Спасите наши души 5 глава


5
Я не мог двигаться, просто стоял там, в коридоре своей квартиры, будто спина приросла к стене.
Рой мух вил гнездо у меня во рту, я слышал их жужжание, слышал, как они летают вокруг, чувствовал как их ворсистые лапки, щекоча, ползают по моим губам, носу, щекам. Мои глаза остекленели, я теперь четко различал все предметы в темноте, будто я жил в ней, я настолько привык к ней. Я чувствовал, как мухи ползали и по ним, по моим влажным и стеклянным глазам, я видел их смутные тени, их неясные движения щекотали поверхность стеклянных шаров, но я не мог закрыть глаза.
Моя квартира была пуста, я знал это, пустота – значит чистота, настолько, что я будто чувствовал эту пустоту. Словно я стоял там, прирастая постепенно к спине стеной, и слышал, как она ползает по стенам, неясным, тусклым, рассеянным светом пасмурного дня, по стенам. Все застыло и превратилось в тихий гул, вибрацию предметов, тихую песню, неясную, в которой непонятно слов, неясна мелодия. Ее не слышно, но она есть, ее не слышат уши, но слышит воздух, кожа и волосы.
Целые миллиарды лет, прошли сквозь меня, я видел сотни ярких брызг лавы. Они разъедали мою кожу, камни завалили меня своей тяжестью, я кричал, стеная от боли, но после даже не мог выбраться и просто оставался охрипший, без движения, изнывающий от жары. Все остывало не меньше сотни лет и только потом, я застыл, покрылся коркой вместе с укрывшими меня камнями, слоями пепла, лавы и магмы. Мы ждали, постепенно остывая, но продолжая вариться в этой агонии, будто она осталась и была частью нас. И только потом, через долгое время я почувствовал слабую вибрацию чего-то приближающегося, а потом и освобождающую прохладу воды, ее мягкие и в то же время жесткие потоки. Они хлестали меня, разрывали на куски, кусочки, осколки, камешки, стирали меня в пыль и мелкие частицы.
Оцепенение отступило, я набрал воздуха в легкие, разгоняя по их углам клубы пыли и дыма. Веки налились свинцом и начали опускаться по гладкому, сухому стеклу, отгоняя назойливых, облепивших его мух иногда защемляя и отрывая тонкие ворсистые конечности. Стена за моей спиной превратилась в один огромный комок пульсирующих вен, спутанных, вросших в меня, соединенных.
Я принялся отрывать ноги от корней, отделять себя от стены, разрывая вены, чувствуя, как самые маленькие с тихим сухим звуком лопаются, а большие растягиваются, словно пружины и рвутся неровными краями. Я стискиваю зубы от боли, закусывая и защемляя последних не переселившихся мух. Стараясь не поскользнуться в лужах крови, я ступил внутрь своей темной комнаты, хватаясь руками за мягкие, вязкие стены.
В углу комнату, у окна сидел Эльвий, должно быть я не заметил, как он вошел вместе со мной. Я видел его сдержанную позу, изящно положенную ногу на ногу, локти на подлокотниках кресла, кисти креплены пальцами между собой, они были похожи на белые струны в этой темноте, на белы клавиши пианино.
- Ох, Эл. Там в коридоре целая кровавая бойня, - проговорил я, будто выбивая из торчащих за спиной трубок – вен капли, струи и мелкие фонтаны крови. – Тебе нужно быть осторожнее, когда будешь уходить.
Я лег на диван, стараясь не замечать, что опутан словно проводами, измазан слизью, кровью, крыльями и дерьмом летающих возле меня мух. Я лег на живот, потому что боялся повредить эту сеть у меня за спиной, я чувствовал, как кровь с нее капает на мой висок и щеку. Я ненадолго прикрыл глаза, чувствуя, как диван обнимает меня, а после посмотрел на своего гостя, про которого не мог забыть, находясь даже в таком состоянии.
На этот раз, у меня плохо получалось разглядеть, в чем он был одет, но я, почему то подумал, что это может быть обычный черный костюм вместе с темной рубашкой, это могло бы быть весьма к месту. Я вдруг подумал. Что забыл что – то. Мне показалось, что он звал меня в театр, а я забыл, совсем начисто. Он так разодет в то время как я, пройдя все стадии эволюции валяюсь здесь, во всем этом несусветном дерьме, со всеми этими органического происхождения трубками и отвратительными мухами. «Театр? Серьезно? Тебе что, сорок лет?», прозвучало у меня в голове, я хотел было возразить, но лишь обессилено повел бровью, по которой ползла муха без крыльев.
- Не слушай его, - отозвался из угла комнаты Эльвий, я слышал его голос очень тихо, но четко, каждое слово. Он слегка поддался вперед, выпрямил спину и в следующее мгновение, за его спиной возвышаясь до потолка, поднялись два огромных крыла. Они были словно сотканы из тени ли из дыма. Я моргнул, они исчезли, он остался прежним. Его синие глаза кажется черными в темноте, но на самом деле я даже не могу разглядеть черт его лица.
- Ого! – я тяжело выдохнул, рассматривая пустое пространство за его спиной, будто что - то еще осталось, и я могу заметить малейшее незаметное движение.- Не удивлюсь, если ты во сне являешься святым или снишься старикам, когда они…
Я закрыл глаза, начал погружаться в холодный, тусклы зеленый свет. Я вижу свои руки, вокруг все бело с налетом зеленого, а мои руки сморщенные, старые, такие худые и совсем сухие как ветки деревьев зимой. В мои руки натыканы иголки, от них протянуты трубки.
- Когда они что? – спрашивает он и я снова смотр на него, вижу, как в его глазах играет тусклый огонек, так, если бы у него перед лицом держали свечу. Но в этой комнате темно, нет свечей.
- Да когда они подыхают, - кинул я раздраженно, даже слегка махнув рукой в сторону сидящего.- Ты случаем не работаешь в больнице? Может, читаешь сказки престарелым, пока они парализованные ищут смысл жизни?
Мой гость мягко улыбнулся, сдержанно, сегодня он был невероятно спокоен, иногда мне казалось, что он даже не дышит.
- Ты забыл, я несовершеннолетний, вряд ли мои родители захотят, что бы я этим занимался.
- Мы что хотели пойти в театр?
- Что?
Я ничего не ответил, только отвернул голову к спинке дивана. Кровь впиталась в плотную обивку, и она поросла травой. Сквозь нитки пробивались ароматные, свежие новорожденные ростки, крохотные стебельки. Я чувствовал это молодой запах, еще такой тонкий, но устойчивый. Я хочу погладить зеленый покров рукой, но пальцы удлинились и корнями вошли в землю, проложили себе путь тоннелями, опускаясь все ниже и ниже, вглубь к воде.
Они пробились сквозь бетон, хрустнули куски краски на потолке соседей снизу и корни, угловатые пальцы - щупальца поползли по потолку, после по стене ниже к водопроводу, опускают свои кончики в раковину заполненную водой и грязной посудой.
Мне показалось, что я лежу в луже, было ужасно сыро и почему - то жарко. Я быстро понял, что снова качаюсь на темных волнах, но они становятся все горячее и горячее, я барахтаюсь в этой воде пытаясь понять, где верх, а где низ, где на самом деле небо, а где вода. Уже становится невыносимо, со спины, мое тело теперь не плавало на поверхности, а погрузилось под воду, в ее доходящую до кипения глубину. Вскоре мне перестало хватать воздуха, я работал обваренными конечностями, как мог, лишь бы выплыть, найти берег, хоть что - ни будь, что не даст сварить из меня бульон. Делая последние рывки, я снова ушел под воду, на этот раз еще глубже и почувствовал сильную боль в спине, которая заставила меня открыть глаза, от чего, наверное, они сварились в одно мгновение, но перед этим я успел увидеть над собой потолок своей квартиры.
Я снова погрузился в темноту, слышал свое хриплое дыхание, руками нащупал паркет под собой. «Ничего не случилось, открой глаза», прозвучало у меня в голове, и я снова взглянул на потолок, осмотрелся вокруг. Все выглядело совершенно обычно, диван светлые красновато - коричневые стены. Мне было ужасно жарко, я сел на полу и увидел на своих ногах ботинки, заметил, что на мне куртка, одежда пропиталась потом и налипла к телу как вторая кожа.
- Придурок! – проговорил я стаскивая с себя обувь и одежду, раздеваясь почти до гола, смахивая со лба капли пота и облегченно выдыхая от того, как воздух ласково омывает прохладй мою спину, грудь и руки.
Обернувшись, я увидел кресло пустым. Может он давно ушел, и я просто не заметил? Или он не мог меня разбудить. Я поднялся на ноги, но тут же едва не упал, в теле скопилась усталость, будто усталость всего человечества, за всю историю. Опираясь плечом о стену, я поплелся в коридор, проверить, закрыл ли Эльвий за собой дверь, хотя без ключей, он бы не смог этого сделать. Все выглядело обычно, небольшой шкаф, пуфик, ковер перед дверью. Я дернул за ручку, дверь была закрыта, наверняка я сам закрыл ее.

Приложенные файлы

  • docx 7920034
    Размер файла: 17 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий