народные промыслы


Россия всегда славилась своими народными промыслами, в некоторых из которых русские мастера достигли небывалых высот.
Упорядоченные народные промыслы могли бы служить не только прославлению России, но и быть надежным источником поступления доходов. Казалось бы, промыслы благополучно существуют: по словам заместителя министра промышленности и торговли РФ Игоря Караваева, изготовление изделий народных художественных промыслов включает в себя 15 видов производств, и им занимается 250 предприятий, расположенных в 64 субъектах Российской Федерации, с общей численностью работающих 30 тысяч человек. Ежегодный объем выпуска изделий народных художественных промыслов составляет около 5 млрд. рублей, из которых около 3% объема производства идет на экспорт.
Но со стороны самих мастеров народных промыслов раздаются прямо противоположные голоса: отрасль переживает большие трудности – более того, целый ряд уникальных производств Россия может полностью потерять.
Под видом всемирно известного оренбургского пухового платка нечистоплотные бизнесмены развернули производство и продажу платков из крашеной шерсти. Им безразлично то, что оренбургские платки должны быть белоснежно-белыми или серыми. В результате доверие и интерес к этому виду народных промыслов в мире теряются. Аналогичным образом, в селе Палех, знаменитом своей лаковой миниатюрой, предприятия стали добавлять больше золотой краски – ведь так "побогаче и поярче" будет. В итоге традиции народного творчества сознательно уничтожаются, и палехские шкатулки превращаются в китч на потребу неопытным туристам. Под видом "гжельского фарфора" продается раскрашенная голубым и белым свинья с бутылкой водки. И такая же история происходит практически со всеми видами народного промысла.
Предлагаются различные меры для их поддержки и сохранения – ведь замечательная продукция российских мастеров являет лицо России. Многие специалисты, задействованные в отрасли, говорят о необходимости создания гильдий мастеров, которые объединили бы все предприятия одного промысла и, самое главное, осуществляли бы надзор за сохранением художественной уникальности и традиций. Они могли бы контролировать художественное качество продукции. Кроме того, гильдия могла бы частично взять на себя борьбу с распространением контрафактной продукции: по словам главного художника Гжельского фарфорового завода Сергея Симонова, "сегодня «гжели» с Украины и из Китая в России в разы больше, чем настоящей!". Примером здесь может служить Дагестан, где создан Комитет по народным художественным промыслам, взявший на себя многие заботы мастеров.
Одной из задач гильдии может стать и защита авторских прав, за которую сейчас сражается Ассоциация художественных промыслов России: в ч. 4 Гражданского кодекса РФ, где собраны соответствующие нормы, народно-художественные промыслы вообще не упомянуты. Поэтому на авторское вознаграждение при продаже изделия, даже настоящего произведения искусства, художник права не имеет – по существующим нормам мастер может рассчитывать лишь на определённый процент от годовой прибыли предприятия, полученной от реализации изделия. Но в большинстве случаев прибыль отсутствует – а значит, и мастер за свой труд ничего не получает.
Вторая необходимая поправка, с точки зрения членов Ассоциации – введение официального запрета на перепродажу и перепрофилирование предприятий народных промыслов. Понятно, что такие предприятия не самые прибыльные, и их легко приспособить для производства популярного сувенирного ширпотреба, чем и пользуются предприимчивые бизнесмены. Так, Россия уже потеряла знаменитый завод в Гусь-Хрустальном: из-за огромных долгов за электричество предприятие, которое уже несколько раз переходило из рук в руки, было окончательно остановлено. Сейчас знаменитый хрусталь делают несколько частных фирм и несколько оставшихся без работы мастеров у себя дома. Такая же судьба постигла знаменитую федоскинскую лаковую миниатюру: фабрика в Федоскино, два или три раза менявшая хозяев, уже давно закрыта, мастера тоже работают по домам, и промысел постепенно умирает.
Распался коллектив дымковских художниц из вятской земли, производивших уникальные рукотворные игрушки. Более 30 мастериц ушли из промысла, многие стали работать в одиночку на дому, сами продавая игрушки через художественные салоны, а то и через продовольственные лавки. Другая часть мастериц вошла во вновь созданное "Региональное отделение промыслов и ремесел", но оказалось, что эта организация, зарабатывая на талантливых мастерах, нисколько не заботилась о развитии их творчества. На сегодняшний день в отделении остались только две игрушечницы, работы которых лишь напоминают дымковские.
В Обращении Всероссийской научно-практической конференции "Народное искусство России. Традиции и современность" к Д.Медведеву и В. Путину прямо говорится о гибели одного за другим народных промыслов: холмогорской резьбы по кости, конаковского фаянса и других.
Загублено в селе Ковернино предприятие «Хохломской художник», где производились знаменитые изделия хохломской росписи. Купивший фабрику новый хозяин перепрофилировал ее в завод пиломатериалов.
С другой стороны, имеют место и процессы, прямо противоположные случившемуся в Ковернино – но с не менее печальными результатами. Например, по словам Виктора Полякова, главного художника ЗАО «Фабрика «Ростовская финифть», предприятие никто не перепрофилировал, наоборот – производство полностью переоснастили, закупив самое современное оборудование. Однако целью производства объявляется не эксклюзивное художественное качество, а прибыль: изделия предназначены в подарки VIP-персонам, и на знаменитых финифтевых эмалях изображаются нефтяные вышки и пишутся рекламные слоганы. Исчезает творчество, художественный поиск – все делается на потребу толстосумам. Как признался мастер, для души художника в этом «технологическом раю» места почти не осталось. Но иначе предприятию не выжить – поэтому задачей гильдии было бы найти оптимальный путь сочетания прибыльности и художественной ценности продукции.
Мешает мастерам народного промысла и отсутствие выхода на западные рынки, в чем государство могло бы им очень помочь, но не помогает: представление продукции за рубежом ограничивается выставками, которые организуются по линии Министерства культуры. При этом заниматься продажей товара в ходе этих выставок запрещено: Минкульт не желает возиться с оформлением специальной документации, – даже лишаясь при этом возможности неплохо заработать. В результате открывается дорога контрафактной продукции, которая широкой рекой течёт за рубеж.
Но помимо чисто художественной ценности, народный промысел может стать мощным «локомотивом» для экономики небогатого района или даже целой области. Ведь на основе центров народных промыслов можно было бы создать туристическо-ярмарочные центры.
К сожалению, государство относится равнодушно к самому, наверное, ценному и подлинному, что есть в России. При таком отношении трудно говорить о воспитании патриотизма, не говоря уже о культуре и художественном вкусе.
Нельзя сказать, чтобы народные избранники и правительство совсем забыли о народных промыслах. В сентябре 2009 г. Минпромторгом РФ была утверждена «Концепция государственной поддержки организаций народных художественных промыслов на период до 2015 года», приняты другие нормативные правовые акты, направленные на поддержку народных художественных промыслов.
Год назад, в апреле 2011 г., состоялись парламентские слушания на тему «Народные художественные промыслы: проблемы сохранения и развития», по итогам которых парламентарии рекомендовали Правительству РФ, правительству Москвы, целому ряду министерств и ведомств выработать меры и предпринять конкретные действия по сохранению и поддержке народных промыслов. Все означенные выше проблемы парламентарии постарались отразить в законопроекте, высказав оптимистические заявления о сохранении и преумножении народных традиций. Но пока перемен не видно.

Приложенные файлы

  • docx 7246164
    Размер файла: 17 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий