Противодействие преступности УМК М.

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧЕРЕЖДЕНИЕ
ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ПРАВОСУДИЯ»
РОСТОВСКИЙ ФИЛИАЛ



кафедра уголовного права


«Проблемы противодействия преступности в Российской Федерации»

учебно-методический комплекс
для магистрантов очной формы обучения
направление подготовки 030900.68, уголовно-правовой профиль
магистерская программа
«Квалификация преступлений и практика назначения наказаний, основы противодействия преступности в Российской Федерации»








Ростов-на-Дону
2012 г.


Авторы:

Перекрестов В.Н.,
профессор кафедры уголовного права
Ростовского филиала ФГБОУ ВПО РАП, кандидат
юридических наук
Серегина Е.В.,
профессор кафедры уголовного права
Ростовского филиала ФГБОУ ВПО РАП, кандидат
юридических наук
Кравцова Е.А.,
соискатель ученой степени кандидата
юридических наук
Рецензенты:
Иванов В.Д.,
профессор кафедры уголовного права
Ростовского филиала ФГБОУ ВПО РАП, доктор
юридических наук, профессор
Двойменный А.В.,
Декан юридического факультета РИЗП к.ю.н., доцент




Учебно-методический комплекс составлен в соответствии с требованиями Федерального государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования по направлению подготовки 030900.68 Юриспруденция (квалификация (степень) «магистр»).
Одобрен на заседании кафедры уголовного права Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российская академии правосудия» Ростовского филиала (протокол №.. от .. 2012 г.).
Утвержден Учебно-методическим советом Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российская академии правосудия» Ростовского филиала (протокол №.. от .. 2012 г.).


© Ростовский филиал,
Российская академия правосудия, 2012
© Перекрестов В.Н., Серегина Е.В., Кравцова Е.А., 2012



СОДЕРЖАНИЕ

1.Введение....4
2. Объем дисциплины и виды учебной работы7
3. Тематический план......7
4. Программа курса... .8
5. Планы аудиторных (практических занятий) занятий10
6. Методические рекомендации по изучению дисциплины и по организации самостоятельной работы магистрантов...25
7. Примерная тематика магистерских диссертаций...40
8. Литература.41
9. Вопросы для подготовки к зачету с оценкой..47
ВВЕДЕНИЕ
«Проблемы противодействия преступности в Российской Федерации» обязательная дисциплина вариативной части профессионального цикла основной образовательной программы магистратуры по направлению подготовки 030900.68 «Юриспруденция».
Данная дисциплина посвящена учению о преступности, ее причинах, борьбе с преступностью и защите от нее. «Проблемы противодействия преступности в Российской Федерации» тесно связаны с науками уголовно-правового цикла, но реже и с психологией, психиатрией, социологией, статистикой, судебной медициной и другими. В последнее время изучение «Проблемы противодействия преступности в Российской Федерации» является элементом профессиональной подготовки юриста, педагога, психолога, предпринимателя, экономиста, эколога, медика и даже архитектора.
Изучение данного курса – необходимая предпосылка профессионального становления будущих юристов.
Содержание курса «Проблемы противодействия преступности в Российской Федерации» способствует активизации мыслительной деятельности магистрантов, учит логически грамотно выражать и обосновывать свою точку зрения, свободно оперировать категориями и понятиями этой дисциплины, решать проблемные ситуации.
Цели изучения дисциплины:
привитие магистрантам более углубленных знаний, касающихся актуальных научных проблем теории и практики противодействия преступности;
выработка у магистрантов практических навыков, необходимых для профессионального выполнения выпускниками служебных обязанностей в сфере профессиональной деятельности;
подготовка магистрантов к самостоятельному, квалифицированному и компетентному решению профессиональных задач.
Задачи изучения дисциплины:
исследование периодизации развития понятия «преступность»; анализ проблем криминологического учения о преступности;
рассмотрение биологической, юридической и социальной сторон преступности;
изучение личности преступника;
исследование механизма формирования преступных наклонностей в микросреде, а также психологии преступления;
выявление причин, обуславливающих преступность;
рассмотрение учения о жертве преступления;
ознакомление с методами виктимологической профилактики преступлений; обозначение проблем предупреждения преступности и развитие навыков профессиональной профилактики преступлений;
анализ российского криминологического законодательства и выявление ошибок и пробелов, влияющих на эффективность борьбы с преступностью;
исследование новых направлений противодействия преступности.
Преподавание курса на основе данной программы рассчитано на 108 часов: 46 ч. из них 10 ч. лекций и 36 ч. практических занятий. Завершается изучение дисциплины принятием зачета с оценкой.
Магистрант должен знать: основные этапы развития учения о преступности; актуальные проблемы криминологического учения о преступности; личность преступника: дискуссионные вопросы; проблема причин преступности; проблемы предупреждения и профилактики преступности; актуальные проблемы законодательства; основную литературу по курсу.
Магистрант должен уметь: прогнозировать тенденции преступности с учетом изменения обстановки в стране и мире; выражать и обосновывать свою позицию по вопросам сущности преступности и воздействия на нее; полученные знания при оценке текущих событий современной политической жизни страны и в мире применять на практике; работать с научной литературой по данной дисциплине; вести дискуссию по проблемам изучаемого курса; подготовить научную работу, составить конспект по избранной теме, рецензировать и оппонировать доклады и рефераты сокурсников.
Магистрант должен иметь представление: о влиянии исторических событий на развитие отечественной и мировой криминологической теории и практики, о роли экономических, социально-политических, нравственных факторов в правовой деятельности; об изменениях в преступности, которые произошли в РФ в последнее десятилетие; о специфике анализа криминологически значимых процессов с позиций системного подхода.
Компетенции, которыми должен обладать магистрант, изучивший дисциплину «Проблемы противодействия преступности в Российской Федерации»:
Общекультурные:
осознанием социальной значимости своей будущей профессии, проявлением нетерпимости к коррупционному поведению, уважительным отношением к праву и закону, обладанием достаточным уровнем профессионального правосознания (ОК-1);
способностью добросовестно исполнять профессиональные обязанности, соблюдать принципы этики юриста (ОК-2);
способностью совершенствовать и развивать свой интеллектуальный и общекультурный уровень (ОК-3);
компетентным использованием на практике приобретенных умений и навыков в организации исследовательских работ, в управлении коллективом (ОК-5).
Профессиональные:
в правоприменительной деятельности:
способностью квалифицированно применять нормативные правовые акты в конкретных сферах юридической деятельности, реализовывать нормы материального и процессуального права в профессиональной деятельности (ПК-2);
в правоохранительной деятельности:
готовностью к выполнению должностных обязанностей по обеспечению законности и правопорядка, безопасности личности, общества, государства (ПК-3);
способностью осуществлять предупреждение правонарушений, выявлять и устранять причины и условия, способствующие их совершению (ПК-5);
способностью выявлять, давать оценку и содействовать пресечению коррупционного поведения (ПК-6);
в экспертно- консультационной деятельности:
способностью квалифицированно толковать нормативные правовые акты (ПК-7);
способностью принимать участие в проведении юридической экспертизы проектов нормативных правовых актов, в том числе в целях выявления в них положений, способствующих созданию условий для проявления коррупции, давать квалифицированные юридические заключения и консультации в конкретных сферах юридической деятельности (ПК-8);
в научно-исследовательской деятельности:
способностью квалифицированно проводить научные исследования в области права (ПК-11).
ОБЪЕМ ДИСЦИПЛИНЫ И ВИДЫ УЧЕБНОЙ РАБОТЫ


Виды учебной работы
(по учебному плану)

Количество зачетных единиц и часов по формам обучения


очная

Зачетные единицы - общая трудоемкость
Всего – 3 з.е – 108 ч.;

Всего аудиторных занятий, из них:
46

Лекции
10

Семинарские (практические) занятия
36

Самостоятельная работа
62

Форма итогового контроля
Зачет с оценкой



ТЕМАТИЧЕСКИЙ ПЛАН

Разделы (темы) дисциплины
Количество часов по видам учебных занятий (по учебному плану)

п/п

Лекции
Семинары (практи-
ческие задания)
С/р

1.
«Периоды развития, научные направления, школы и теории криминологии»
-
2
6

2.
«Актуальные проблемы криминологического учения о преступности»
-
2
6

3.
«Исследование преступности»
2
4
6

4.
«Проблемы теории личности преступника» (интерактивное/активное занятие)
2
6
6

5.
«Воспроизводство преступности в обществе» (интерактивное/активное занятие)
2
4
6

6.
«Криминологическая виктимология» (интерактивное/активное занятие)
-
4
6

7.
«Проблемы противодействия преступности» (интерактивное/активное занятие)
2
4
8

8.
«Криминология закона» (интерактивное/активное занятие)
2
4
6

9.
«Преступность социальных подсистем» (интерактивное/активное занятие)
-
4
6

10.
«Зарубежный опыт противодействия преступности»
-
2
6


ИТОГО:
10
36
62


ПРОГРАММА КУРСА
Тема 1: «Периоды развития, научные направления, школы и теории криминологии»
Периодизация истории криминологии: классический, позитивистский, плюралистический и гуманитарный период. Общая характеристика научных направлений, школ и теорий криминологии. Антропологическая школа криминологии: зарождение и современное состояние, основные идеи и представители. Социологическая школа криминологии: истоки, развитие и основные концепции. Перспективы криминологии.

Тема 2: «Актуальные проблемы криминологического учения о преступности»
Преступность как криминологическая проблема. Многообразие проявлений преступности и их отражение в статистике. Проблема латентной преступности. Мотивационная характеристика, социальная направленность и социально-групповая распространенность преступности. Многогранность феномена преступности. Дискуссионные вопросы понятия и признаков преступности. Статистические данные о преступности в России в ХIХ-ХХI веках и проблемы их оценки. Проблема латентной преступности. Социально-территориальная распространенность преступности в России и проблемы ее изучения. Перспективы преступности в мире и в России.

Тема 3. «Исследование преступности»
Программа криминологического исследования преступности. Методики криминологического исследования преступности. Прогнозирование преступности: виды и методы, отечественный опыт. Использование при изучении преступности статистических методик.

Тема 4: «Проблемы теории личности преступника»
Характеристика основных подходов к изучению личности преступника. Формирование личности преступника. Социально-демографическая характеристика лиц, совершающих преступления в России. Психологические черты личности преступника. Нравственные проблемы. Проблема разработки типологии личности преступника. Мотивация и мотивировка преступных действий.

Тема 5: «Воспроизводство преступности в обществе»
Причинность в криминологии. Общая характеристика криминологической теории причинности. Ситуация, способствующая преступлению. Социальное противоречие как причина преступного поведения. Социально-психологический уровень причинности. Преступность как социальный механизм массовых причин преступлений. Криминологический анализ причинных комплексов.

Тема 6: «Криминологическая виктимология»
Понятие и предмет виктимологии. Криминологическая классификация и типология жертв преступлений. Создание и развитие учения о жертве преступления. Социально-демографическая характеристика жертв преступлений. Социально-психологическая характеристика жертв преступлений. Виктимологическая ситуация: понятие и составляющая механизма преступлений. Виктимологическая профилактика преступлений.

Тема 7: «Проблемы противодействия преступности»
Основные парадигмы к предупреждению преступности. Понятие и цели предупреждения преступности. История законодательного регулирования, теории и практики предупреждения преступлений в России. Современная зарубежная теория и практика предупреждения преступлений. Проблемы совершенствования деятельности по предупреждению преступности на современном этапе. Перспективы предупреждения преступности.

Тема 8: «Криминология закона»
Криминологическое законодательство: структура и потребность систематизации. Проблемы криминализации. Роль криминологической экспертизы в развитии Уголовного законодательства. Проблемы криминологической обоснованности институтов и норм Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации. Проблемы криминологической обоснованности институтов и норм Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации.

Тема 9: «Преступность социальных подсистем»
Преступность среди социальных подсистем. Общая характеристика социальных подсистем. Политическая преступность. Основы экономической преступности. Основы криминотеологии. Основы криминологии массовых коммуникаций. Основы криминальной армалогии.

Тема 10: «Зарубежный опыт противодействия преступности»
Формы международного сотрудничества в борьбе с преступностью. [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. ООН (Совет Безопасности, Генеральная Ассамблея и Международный суд) в борьбе с преступностью.
ПЛАНЫ АУДИТОРНЫХ (ПРАКТИЧЕСКИХ ЗАНЯТИЙ) ЗАНЯТИЙ

Тема 1. «Периоды развития, научные направления, школы и теории криминологии» (2 ч.)
1. Периодизация истории криминологии: классический, позитивистский, плюралистический и гуманитарный период. Общая характеристика научных направлений, школ и теорий криминологии.
2. Антропологическая школа криминологии: зарождение и современное состояние, основные идеи и представители.
3. Социологическая школа криминологии: истоки, развитие и основные концепции.
4. Перспективы криминологии.
Литература
Основная
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] /Под ред. В.Д. Малкова, М.М. Бабаева, С.Я. Лебедева. - М.: Юридический Дом «Юстицинформ», 2011.
Криминология: Учебник /Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, В.В. Лунеева. – 2-е изд. перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2009.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] / Под ред. А.Н. Долговой. – М.: Норма, 2010.*
Дополнительная
Актульные проблемы уголовного права и криминологии: Науч. труды кафедры уголовного права. Вып.1 / Под ред. А.В. Бриллиантова. М.: РАП, 2011.*
Гилинский Я. И. [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] – СПб.: Юридический центр Пресс, 2009.
Емелин С.М. Противодействие со стороны органов внутренних дел преступности в годы Великой Отечественной войны // Военно-юридический журнал. 2009. № 12.
Жалинский А.Э. Уголовное право в ожидании перемен: теоретико-инструментальный анализ. – М.: Проспект, 2009.
Кондратюк Л.В., Овчинский В.С. Криминологическое измерение / Под ред. К.К. Горяинова. – М.: Норма, 2008.
Криминология /Под ред. Дж. Ф. Шели. - СПб.: Нева, 2009.
Лунеев В.В. [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. – М.: Юрайт-Издат, 2011.
Лунеев В.В. Преступность. XX век. Мировые, региональные и российские тенденции. 2-е изд. - М., 2007.
Тенденции преступности в России в начале / под ред. А.М. Смирного. – М., 2009.
Шестаков Д.А. Криминология: Новые подходы к преступлению и преступности: Криминогенные законы и криминологическое законодательство.

Тема 2. «Актуальные проблемы криминологического учения о преступности» (2ч.)
Многогранность феномена преступности. Дискуссионные вопросы понятия и признаков преступности.
Многообразие проявлений преступности и их отражение в статистике.
Статистические данные о преступности в России в ХIХ-ХХI веках и проблемы их оценки.
Проблема латентной преступности.
Мотивационная характеристика, социальная направленность и социально-групповая распространенность преступности.
Социально-территориальная распространенность преступности в России и проблемы ее изучения.
6.Перспективы преступности в мире и в России.
Литература
Основная
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] /Под ред. В.Д. Малкова, М.М. Бабаева, С.Я. Лебедева. - М.: Юридический Дом «Юстицинформ», 2011.
Криминология: Учебник /Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, В.В. Лунеева. – 2-е изд. перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2009.*
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] /Под ред. А.Н. Долговой. – М.: Норма, 2010.*
Дополнительная
Волков Б.С. Детерминистическая природа преступного поведения. - М.: Изд-во РУДН, 2007.
Гаврилов Б.Я. Современная уголовная политика России: цифры и факты. - М.: Велби, Проспект, 2008.
Гилинский Я. И. [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] – СПб.: Юридический центр Пресс, 2009.
Долгова А.И. Тенденции преступности и ее организованности, закон и опыт борьбы с терроризмом. – М.: Российская криминологическая ассоциация, 2007.
Ефименко М. О., Скоморохов Р. В., Шиханов В. Н. [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] – М.: Волтерс Клувер, 2010.
Иншаков С.М. [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. – М.: ЮНИТИ, 2011.
Тенденции преступности в России в начале / под ред. А.М. Смирного. – М., 2009.
Шестаков Д.А. Криминология: Новые подходы к преступлению и преступности: Криминогенные законы и криминологическое законодательство.

Тема 3. «Исследование преступности» (4 ч.)
1. Программа криминологического исследования преступности.
2. Методики криминологического исследования преступности.
3. Прогнозирование преступности: виды и методы, отечественный опыт.
4. Использование при изучении преступности статистических методик.
Литература
Основная
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] /Под ред. В.Д. Малкова, М.М. Бабаева, С.Я. Лебедева. - М.: Юридический Дом «Юстицинформ», 2011.
Криминология: Учебник /Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, В.В. Лунеева. – 2-е изд. перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2009.*
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] /Под ред. А.Н. Долговой. – М.: Норма, 2010.*
Дополнительная
Аванесов Г.А. [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. – М.: ЮНИТИ, 2010.
Аванесов Г.А. [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]– М.: ЮНИТИ, 2011.
Алексеев А.И., Овчинский В.С., Побегайло Э.Ф. Российская уголовная политика: преодоление кризиса. – М.: Норма, 2006.
Долгова А.И. Преступность, ее организованность и криминальное общество. – М.: Российская криминологическая ассоциация, 2007.
Долгова А.И. Тенденции преступности и ее организованности, закон и опыт борьбы с терроризмом. – М.: Российская криминологическая ассоциация, 2007.
Дриль Д.А. Преступност и преступники; Учение о преступности и мерах борьбы с нею / Сост. и предисл. В.С. Овчинского. – М.: ИНФАРМА-М, 2009.*
Кондратюк Л.В., Овчинский В.С. Криминологическое измерение / Под ред. К.К. Горяинова. – М.: Норма, 2008.
Овчинский А.С., Чеботарев С.О. Матрица преступности. – М.: Норма, 2009.
Преступность в России начала ХХI века и реагирование на нее / под ред. С.И. Гринько. – М., 2007.
Серегина Е.В. Криминология: Учеб. пособие. Ростов н/Д: РГУПС, 2009.*

Тема 4. «Проблемы теории личности преступника» (2 ч.)
1. Характеристика основных подходов к изучению личности преступника.
2. Формирование личности преступника.
3.Социально-демографическая характеристика лиц, совершающих преступления в России.
4. Психологические черты личности преступника. Нравственные проблемы.
5.Проблема разработки типологии личности преступника.
6. Мотивация и мотивировка преступных действий.
Литература
Основная
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] /Под ред. В.Д. Малкова, М.М. Бабаева, С.Я. Лебедева. - М.: Юридический Дом «Юстицинформ», 2011.
Криминология: Учебник /Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, В.В. Лунеева. – 2-е изд. перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2009.*
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] /Под ред. А.Н. Долговой. – М.: Норма, 2010.*
Дополнительная
Антонян Ю. М. [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. – М.: Проспект, 2011.*
Антонян Ю.М. Почему люди совершают преступления. Причины преступности. – М.: ИД Камерон, 2006.
Антонян Ю.М., Эминов В.Е. [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. – М.: Норма, 2010.
Беккариа Ч. О преступлениях и наказаниях. – М.: ИНФРА, 2007.
Бурлаков В.Н., Кропачев Н.М. Уголовное право и личность преступника. М.: ИЮФ СПбГУ, 2007.
Дриль Д.А. Преступност и преступники; Учение о преступности и мерах борьбы с нею / Сост. и предисл. В.С. Овчинского. – М.: ИНФАРМА-М, 2009.*
Криминология /Под ред. Дж. Ф. Шели. - СПб.: Нева, 2009.
Кургузкина Е.Б. Учение о личности преступника. - М., 2008.
Лопашенко Н.А. Уголовная политика. – М.: Волтер Клувер, 2009.
Тард Г. [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. – М.: ИНФРА-М, 2010.

Интерактивное/активное занятие (4 ч.)
Форма занятия – работа в малых группах.
Цель введения активных/интерактивных – обеспечение диалогического взаимодействия в совместной деятельности, формирование познавательной мотивации, обеспечение условий развития профессиональной мотивации.
Цель занятия – в результате изучения темы магистранты должны уяснить сущность основных подходов изучения личности преступника; процесс формирования личности преступника; определить психологические черты личности преступника; понять, мотивировку совершения личностью общественно-опасных поступков. В ходе занятия у обучаемых целесообразно сформулировать умение различать выделенные типы личности преступников.
Форма /технология проведения занятия – работа в малых группах. Перед тем как разделить аудиторию на группы, преподаватель объясняет задание:
I часть: Проанализируйте признаки и особенности человека. Определите, какие из них характеризуют индивида как личность: общительность, трудолюбие, плохое зрение, замкнутость, слабая сообразительность, аккуратность, быстрая реакция на внешние обстоятельства, высокая эмоциональная возбудимость, физическое уродство, равнодушие, рассеянность, музыкальная одаренность, невыразительность речи.
Какие из перечисленных признаков могут детерминировать антиобщественное поведение, а какие являются криминологически нейтральными?
II часть: Ознакомьтесь со статистической карточкой на лицо, совершившее преступления (форма № 2) и выделите предусмотренные в ней признаки, относящиеся к криминологической характеристике лиц, совершивших преступления. Классифицируйте эти признаки применительно к структуре личности субъектов, совершивших преступные посягательства, и их типологии.
Определите, какие из перечисленных психофизиологических особенностей преступников относятся к числу факторов, детерминирующих преступность, какие служат благоприятным фоном антиобщественного поведения: унаследованные или приобретенные физические или психические дефекты; физические травмы, полученные в результате несчастного случая или заболевания; патологии, связанные с половыми извращениями, алкоголизмом, наркоманией; низкий интеллектуальный уровень, невежество, наивность; гормональные аномалии, связанные с повышенной сексуальностью, импотенцией.
После окончания работы групп – представить свой ответ аудитории.
По окончании работы групп, представители каждой группы презентуют работу.
Магистранты работают в группе. Магистранты делятся на две небольшие группы. На общее задание отводится 15 минут.
Далее каждая группа представляет свой вариант ответа, который комментируется представителями двух других групп. С помощью направляемой преподавателем дискуссии формулируется правильные варианты
Форма представления студентами конечного результата – заключение.
Дидактическое /техническое оснащение:
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] /Под ред. А.Н. Долговой. – М.: Норма, 2010.*
Антонян Ю. М. [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. – М.: Проспект, 2011.*
Дриль Д.А. Преступност и преступники; Учение о преступности и мерах борьбы с нею / Сост. и предисл. В.С. Овчинского. – М.: ИНФАРМА-М, 2009.*
Статистическая карточка на лицо, совершившее преступления (форма № 2).

Тема 5. «Воспроизводство преступности в обществе» (2 ч.)
1. Причинность в криминологии. Общая характеристика криминологической теории причинности.
2. Социальное противоречие как причина преступного поведения.
3. Социально-психологический уровень причинности.
4. Преступность как социальный механизм массовых причин преступлений.
5. Ситуация, способствующая преступлению.
6. Криминологический анализ причинных комплексов.
Литература
Основная
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] /Под ред. В.Д. Малкова, М.М. Бабаева, С.Я. Лебедева. - М.: Юридический Дом «Юстицинформ», 2011.
Криминология: Учебник /Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, В.В. Лунеева. – 2-е изд. перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2009.*
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] /Под ред. А.Н. Долговой. – М.: Норма, 2010.*
Дополнительная
Долгова А.И. Преступность, ее организованность и криминальное общество. – М.: Российская криминологическая ассоциация, 2007.
Долгова А.И. Тенденции преступности и ее организованности, закон и опыт борьбы с терроризмом. – М.: Российская криминологическая ассоциация, 2007.
Дриль Д.А. Преступност и преступники; Учение о преступности и мерах борьбы с нею / Сост. и предисл. В.С. Овчинского. – М.: ИНФАРМА-М, 2009.*
Корецкий Д. Криминальная армалогия. – М.: Издательская группа АСТ, 2010.*
Кривошеев В.В. Криминализация общества: сущность процесса, российская специфика. – Калининград, 2010.
Криминология /Под ред. Дж. Ф. Шели. - СПб.: Нева, 2009.
Лопашенко Н.А. Уголовная политика. – М.: Волтер Клувер, 2009.
Серегина Е.В. Криминология: Учеб. пособие. Ростов н/Д: РГУПС, 2009.*

Интерактивное/активное занятие (2 ч.)
Форма занятия – работа в малых группах.
Цель введения активных/интерактивных – обеспечение диалогического взаимодействия в совместной деятельности, формирование познавательной мотивации, обеспечение условий развития профессиональной мотивации.
Цель занятия – в результате изучения темы магистранты должны уяснить понятие причинности в криминологии, общую характеристику криминологических теорий причинности; определить различные типы и виды причин преступного поведения; понять, социально-психологические аспекты причинности преступного поведения. В ходе занятия у обучаемых целесообразно сформулировать умение различать ситуации, способствующие преступлению.
Форма /технология проведения занятия – работа в малых группах. Перед тем как разделить аудиторию на группы, преподаватель объясняет задание:
Перцев совершил квартирную кражу. В процессе хищения он был замечен соседями потерпевших. Те вызвали полицию. Перцев был задержан на месте преступления.
По заданию преподавателя определенные магистранты готовятся выступить в роли Перцева, его родственников, свидетелей, потерпевших:
1) подготовьте общий план выявления причин и условий преступления; 2) подготовьте планы допросов и иных следственных действий, которые необходимо провести для изучения предпосылок преступления; 3) в учебной обстановке проведите указанные следственные действия; 4) проанализируйте результаты следственных действий: какие причины и условия удалось установить.
После окончания работы групп – представить свой ответ аудитории.
По окончании работы групп, представители каждой группы презентуют работу.
Магистранты работают в группе. Магистранты делятся на две небольшие группы. На общее задание отводится 15 минут.
Далее каждая группа представляет свой вариант ответа, который комментируется представителями двух других групп. С помощью направляемой преподавателем дискуссии формулируется правильные варианты.
Форма представления студентами конечного результата – заключение.
Дидактическое /техническое оснащение:
Уголовно-процессуальный Кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 № 174 – ФЗ (в ред. от 01.03.12. № 18-ФЗ) // Российская газета от 22.12.2001. № 249.
Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (в ред. ФЗ от 01.03.2012. № 18-ФЗ) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 25. Ст. 2954.
Долгова А.И. Преступность, ее организованность и криминальное общество. – М.: Российская криминологическая ассоциация, 2007.
Долгова А.И. Тенденции преступности и ее организованности, закон и опыт борьбы с терроризмом. – М.: Российская криминологическая ассоциация, 2007.
Дриль Д.А. Преступност и преступники; Учение о преступности и мерах борьбы с нею / Сост. и предисл. В.С. Овчинского. – М.: ИНФАРМА-М, 2009.*

Тема 6. «Криминологическая виктимология» (2 ч.)
1. Понятие и предмет виктимологии.
2. Создание и развитие учения о жертве преступления.
3. Социально-демографическая характеристика жертв преступлений.
4. Социально-психологическая характеристика жертв преступлений.
5. Виктимологическая ситуация: понятие и составляющая механизма преступлений.
6. Виктимологическая профилактика преступлений.
Литература
Основная
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] /Под ред. В.Д. Малкова, М.М. Бабаева, С.Я. Лебедева. - М.: Юридический Дом «Юстицинформ», 2011.
Криминология: Учебник /Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, В.В. Лунеева. – 2-е изд. перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2009.*
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] /Под ред. А.Н. Долговой. – М.: Норма, 2010.*
Дополнительная
Варчук Т.В. Учение о жертве преступления // Юридическая психология. 2008. № 4.
Варчук Т.В., Вишневецкий К.В. Виктимология. – М.: ЮНИТИ, 2010.
Долгова А.И. Преступность, ее организованность и криминальное общество. – М.: Российская криминологическая ассоциация, 2007.
Ефименко М. О., Скоморохов Р. В., Шиханов В. Н. [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] – М.: Волтерс Клувер, 2010.
Жалинский А.Э. Уголовное право в ожидании перемен: теоретико-инструментальный анализ. – М.: Проспект, 2009.
Криминология /Под ред. Дж. Ф. Шели. - СПб.: Нева, 2009.
Кудрявцев В.Н. Борьба мотивов в преступном поведении. – М.: Норма, 2007.
Лопашенко Н.А. Уголовная политика. – М.: Волтер Клувер, 2009.
Ривман Д.В. Криминальная виктимология. – СПб.: Питер, 2009.

Интерактивное/активное занятие (2 ч.)
Форма занятия – работа в малых группах.
Цель введения активных/интерактивных – обеспечение диалогического взаимодействия в совместной деятельности, формирование познавательной мотивации, обеспечение условий развития профессиональной мотивации.
Цель занятия – в результате изучения темы магистранты должны уяснить понятие «виктимология»; ознакомиться с основными теориями о жертве преступления; определить роль жертвы преступления; уяснить понятие «виктимологическая ситуация». В ходе занятия у обучаемых целесообразно сформулировать умение давать характеристику поведению жертвам преступлений.
Форма /технология проведения занятия – работа в малых группах. Перед тем как разделить аудиторию на группы, преподаватель объясняет задание:
какие меры могли бы быть эффективными в отношении краж?
какие меры могли бы быть эффективными в отношении мошенничества?
какие меры могли бы быть эффективными в отношении хулиганства?
После окончания работы групп – представить свой ответ аудитории.
По окончании работы групп, представители каждой группы презентуют работу.
Дидактическое /техническое оснащение:
Варчук Т.В. Учение о жертве преступления // Юридическая психология. 2008. № 4.
Варчук Т.В., Вишневецкий К.В. Виктимология. – М.: ЮНИТИ, 2010.
Криминология: Учебник /Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, В.В. Лунеева. – 2-е изд. перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2009.*

Тема 7. «Проблемы противодействия преступности» (2 ч.)
1. Основные парадигмы к предупреждению преступности.
2. Понятие и цели предупреждения преступности.
3.История законодательного регулирования, теории и практики предупреждения преступлений в России.
4.Современная зарубежная теория и практика предупреждения преступлений.
5.Проблемы совершенствования деятельности по предупреждению преступности на современном этапе.
6. Перспективы предупреждения преступности.
Литература
Основная
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] /Под ред. В.Д. Малкова, М.М. Бабаева, С.Я. Лебедева. - М.: Юридический Дом «Юстицинформ», 2011.
Криминология: Учебник /Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, В.В. Лунеева. – 2-е изд. перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2009.*
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] /Под ред. А.Н. Долговой. – М.: Норма, 2010.*
Дополнительная
Бекмагамбетов А.Б. Совершенствование правовой базы в сфере противодействия транснациональной организованной преступности и торговле людьми // Российский юридический журнал. 2011. № 5.
Гордиенко В.В. Развитие института криминологической и уголовно-правовой экспертизы: теория и практика //Российский следователь. 2005. № 7. – С. 26- 31.
Долгова А.И. Преступность, ее организованность и криминальное общество. – М.: Российская криминологическая ассоциация, 2007.
Дриль Д.А. Преступность и преступники; Учение о преступности и мерах борьбы с нею / Сост. и предисл. В.С. Овчинского. – М.: ИНФАРМА-М, 2009.*
Ефименко М. О., Скоморохов Р. В., Шиханов В. Н. [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] – М.: Волтерс Клувер, 2010.
Жалинский А.Э. Уголовное право в ожидании перемен: теоретико-инструментальный анализ. – М.: Проспект, 2009.
Зарипова Г.А. Противодействие преступлениям в отношении несовершеннолетних // Законность. 2011. № 1.
Зюков А.М. Некоторые аспекты концепции противодействия этнической преступности в Российской Федерации // Миграционное право. 2011. № 1.
Каиржанов Е.И. Причинность в криминологии. Учебное пособие. – Алматы, Университет Кайнар, 2008.
Карпович О.Г. Противодействие налоговым преступлениям по законодательству зарубежных государств. Актуальные вопросы // Налоги. 2010. № 4.
Кикотя В.Я [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] – М.: ЮНИТИ, 2010.
Кобец П.Н. Об актуальности противодействия отдельным видам преступлений путем предупреждения административных правонарушений // Административное право и процесс. 2012. № 1.
Кудрявцев В.Н. Причинность в криминологии (О структуре индивидуального преступного поведения). – М.: ТК Велби, Проспект, 2007.
Кудрявцев В.Н., Эминов В.Е. Причины преступности в России: Криминологический анализ. – М.: Норма, 2007.
Лешков С.Г. Сотрудничество с правоохранительными органами как специальный механизм противодействия организованной преступности (международная практика) // Юридический мир. 2010. № 12.
Омигов В.И. Особенности противодействия преступности несовершеннолетних // Российская юстиция. 2012. № 1.
Оноколов Ю.П. Для противодействия преступности в армии необходим контроль гражданского общества // Военно-юридический журнал. 2011. № 10.
Противодействие преступности в изменяющемся мире: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. / Предисл. В.П. Сальникова. – СПб.: Изд-во Р.Асланова Юридический центр Пресс, 2007.
Серегина Е.В. Криминология: Учеб. пособие. Ростов н/Д: РГУПС, 2009.*
Старков О.В. Предупреждение преступлений: Учеб. пособие. – М.: Юристъ, 2008.
Стрельников К.А. К вопросу о противодействии современной организованной преступности // Российский следователь. 2009. № 6.
Стяжкин Ю.А., Болдырев А.Н. О вопросах уголовно-правового обеспечения противодействия организованной преступности и коррупции // Российский следователь. 2010. № 19.
Тонков Е.Е., Масалытина С.В. Некоторые проблемы политико-правового регулирования в сфере противодействия преступности // Юридический мир. 2008. № 12.
Интерактивное/активное занятие (2 ч.)
Форма занятия – «дискуссия».
Цель введения активных/интерактивных – обеспечение диалогического взаимодействия в совместной деятельности.
Цель занятия – в результате дискуссии магистранты должны уяснить понятие и цели предупреждения преступности; ознакомиться с историей законодательного регулирования предупреждения и противодействия преступности в России и за рубежом; определить роль государства в системе предупреждения и противодействия преступности, перспективы предупреждения и противодействия преступности. В ходе занятия у обучаемых целесообразно сформулировать умение выявлять проблемы противодействия преступности.
Форма /технология проведения занятия – дискуссия.
Магистрантам предлагается ответить на вопрос: «Какие средства и способы наиболее эффективны при предупреждении и противодействии преступности».
Преподаватель управляет дискуссией, его задача помочь аудитории разобраться в том, что юристу нужны сведения о всех средствах и способах предупреждения и противодействия преступности.
Для того чтобы помочь студентам в ответ на заданный вопрос, можно предложить им назвать виды, признаки преступного поведения и проанализировать их на предмет социального и правового значения.
После обсуждения названных обстоятельств, нужно обсудить по каким признакам необходимо относить те или иные проступки к преступлениям.
Магистранты работают в группе. В обсуждении участвуют все магистранты группы. По очереди каждый обучаемый должен назвать один из способов противодействия преступности. После того как все ответы записаны, преподаватель проводит обсуждение каждого ответа. По результатам дискуссии должны остаться только те способы, которые признает и разделяет вся аудитория, а при невозможности полного согласия - большая часть аудитории.
Форма представления студентами конечного результата: в конспектах магистранты под диктовку записывают способы и средства предупреждения и противодействия преступности.
Дидактическое /техническое оснащение:
Дриль Д.А. Преступность и преступники; Учение о преступности и мерах борьбы с нею / Сост. и предисл. В.С. Овчинского. – М.: ИНФАРМА-М, 2009.*
Серегина Е.В. Криминология: Учеб. пособие. Ростов н/Д: РГУПС, 2009.*

Тема 8: «Криминология закона» (2 ч.)
1.Криминологическое законодательство: структура и потребность систематизации.
2.Роль криминологической экспертизы в развитии Уголовного законодательства.
3. Проблемы криминологической обоснованности институтов и норм Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации.
4.Проблемы криминологической обоснованности институтов и норм Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации.
Литература
Основная
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] /Под ред. В.Д. Малкова, М.М. Бабаева, С.Я. Лебедева. - М.: Юридический Дом «Юстицинформ», 2011.
Криминология: Учебник /Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, В.В. Лунеева. – 2-е изд. перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2009. *
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] /Под ред. А.Н. Долговой. – М.: Норма, 2010.*
Дополнительная
Долгова А.И. Преступность, ее организованность и криминальное общество. – М.: Российская криминологическая ассоциация, 2007.
Ефименко М. О., Скоморохов Р. В., Шиханов В. Н. [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] – М.: Волтерс Клувер, 2010.
Жалинский А.Э. Уголовное право в ожидании перемен: теоретико-инструментальный анализ. – М.: Проспект, 2009.
Криминология /Под ред. Дж. Ф. Шели. - СПб.: Нева, 2009.
Кудрявцев В.Н. Причинность в криминологии (О структуре индивидуального преступного поведения). – М.: ТК Велби, Проспект, 2007.
Кудрявцев В.Н., Эминов В.Е. Причины преступности в России: Криминологический анализ. – М.: Норма, 2007.
Российская криминологическая энциклопедия: Преступность и борьба с ней в понятиях и комментариях /Рос. криминологическая ассоциация / Под общ. ред. А. И. Долговой. - М.: НОРМА-ИНФРА-М, 2008.
Шестаков Д.А. Криминология: Новые подходы к преступлению и преступности: Криминогенные законы и криминологическое законодательство.
Интерактивное/активное занятие (2 ч.)
Форма занятия – работа в малых группах.
Цель введения активных/интерактивных – обеспечение диалогического взаимодействия в совместной деятельности, формирование познавательной мотивации, обеспечение условий развития профессиональной мотивации.
Цель занятия – в результате изучения темы магистранты должны ознакомиться с законодательством в сфере противодействия преступности; определить роль криминологической экспертизы в развитии уголовного законодательства; понять, проблемы криминологической обоснованности институтов и норм Общей и Особенной частей УК РФ. В ходе занятия у обучаемых целесообразно сформулировать умение преодолевать пробелы в законодательстве.
Форма /технология проведения занятия – работа в малых группах. Перед тем как разделить аудиторию на группы, преподаватель объясняет задание:
Сопоставьте по жестокости УК РСФСР 1960 г. и УК РФ 1996 г.
После окончания работы групп – представить свой ответ аудитории.
По окончании работы групп, представители каждой группы презентуют работу.
Магистранты работают в группе. Магистранты делятся на две небольшие группы. На общее задание отводится 15 минут.
Далее каждая группа представляет свой вариант ответа, который комментируется представителями двух других групп. С помощью направляемой преподавателем дискуссии формулируется правильные варианты.
Форма представления студентами конечного результата – заключение.
Дидактическое /техническое оснащение:
Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (в ред. ФЗ от 01.03.2012. № 18-ФЗ) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 25. Ст. 2954.
Уголовный Кодекс РСФСР 1960 г. (Утратил силу).


Тема 9: «Преступность социальных подсистем» (2 ч.)
1. Политическая преступность.
2. Основы экономической преступности.
3. Основы криминотеологии.
4. Основы криминологии массовых коммуникаций.
5. Основы криминальной армалогии.

Литература
Основная
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] /Под ред. В.Д. Малкова, М.М. Бабаева, С.Я. Лебедева. - М.: Юридический Дом «Юстицинформ», 2011.
Криминология: Учебник /Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, В.В. Лунеева. – 2-е изд. перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2009.*
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] /Под ред. А.Н. Долговой. – М.: Норма, 2010.*
Дополнительная
Долгова А.И. Преступность, ее организованность и криминальное общество. – М.: Российская криминологическая ассоциация, 2007.
Кабанов П.А. Политическая преступность: сущность, причины, предупреждение. Учебное пособие. – Нижнекамск, Московский гуманитарно-экономический институт, Нижнекамский филиал, 2010.
Крылов А.А. Что такое криминализация экономики и как с ней бороться. – М.: Экономика, 2011.
Ларичев В.Д. Преступность экономической направленности. – М.: Юрлитинформ, 2011
Политическая криминология // Вопросы национальной безопасности в исследования правоведов. Сборник научных трудов / Под ред. Г.Н. Горшенкова. – Сыктывкар, 2010.
Преступность среди социальных подсистем. Новая концепция и отрасли криминологии / Под ред. Д.А. Шестакова. – СПб.: Юридический центр Пресс, 2008.
Смирнов Г.К. Об общей проблеме модернизации государственной политики в области противодействия экономической преступности // Государственная власть и местное самоуправление. 2011. № 2.
Корецкий Д. Криминальная армалогия. – М.: Издательская группа АСТ, 2010.*
Интерактивное/активное занятие (2 ч.)
Форма занятия – работа в малых группах.
Цель введения активных/интерактивных – обеспечение диалогического взаимодействия в совместной деятельности, формирование познавательной мотивации, обеспечение условий развития профессиональной мотивации.
Цель занятия – в результате изучения темы магистранты должны уяснить понятие причинности в криминологии, общую характеристику криминологических теорий причинности; определить различные типы и виды причин преступного поведения; понять, социально-психологические аспекты причинности преступного поведения. В ходе занятия у обучаемых целесообразно сформулировать умение различать ситуации, способствующие преступлению.
Форма /технология проведения занятия – работа в малых группах. Перед тем как разделить аудиторию на группы, преподаватель объясняет задание:
Армалогия - учение об оружии. Подумайте, как это учение помогает профилактировать такие преступления? Назовите преступные деяния, которые довольно часто совершаются с применением оружия (или предметов, используемых в качестве оружия).
После окончания работы групп – представить свой ответ аудитории.
По окончании работы групп, представители каждой группы презентуют работу.
Магистранты работают в группе. Магистранты делятся на две небольшие группы. На общее задание отводится 15 минут.
Далее каждая группа представляет свой вариант ответа, который комментируется представителями двух других групп. С помощью направляемой преподавателем дискуссии формулируется правильные варианты.
Форма представления студентами конечного результата – заключение.
Дидактическое /техническое оснащение:
Федеральный закон Российской Федерации «Об оружии» от 13 декабря 1996 г. № 51 //Собрание законодательства Российской Федерации. 2004. № 27. Ст. 5681.
Корецкий Д. Криминальная армалогия. – М.: Издательская группа АСТ, 2010.*


Тема 10: «Зарубежный опыт противодействия преступности» (2 ч.)
Формы международного сотрудничества в борьбе с преступностью.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
ООН (Совет Безопасности, Генеральная Ассамблея и Международный суд) в борьбе с преступностью
Литература
Основная
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] /Под ред. В.Д. Малкова, М.М. Бабаева, С.Я. Лебедева. - М.: Юридический Дом «Юстицинформ», 2011.
Криминология: Учебник /Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, В.В. Лунеева. – 2-е изд. перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2009.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] /Под ред. А.Н. Долговой. – М.: Норма, 2010.*
Дополнительная
Бекмагамбетов А.Б. Совершенствование правовой базы в сфере противодействия транснациональной организованной преступности и торговле людьми // Российский юридический журнал. 2011. № 5
Грицаев С.А. Правосудие по Римскому статуту Международного уголовного суда. М., 2008.
Иншаков С.М. Зарубежная криминология. - М.: Юриспруденция, 2009.
Каламкарян Р.А. Россия в рамках международного сотрудничества в борьбе с преступностью // Гражданин и право. № 2. 2011.
Костенко Н.И. Международный уголовный суд. М., 2008.
Лешков С.Г. Сотрудничество с правоохранительными органами как специальный механизм противодействия организованной преступности международная практика // Юридический мир. 2010. № 12.
Михайлов Н.Г. Международный уголовный трибунал по бывшей Югославии: компетенция, источники права, основные принципы деятельности. М., 2006
Панов В.П. Сотрудничество государств в борьбе с международными уголовными преступлениями. М., 2009.
Шабалина Ю.В. Правовая регламентация международного сотрудничества в противодействии транснациональной организованной преступности // Российский следователь. 2009. № 21.
Шевырев С.Н. Зарубежный опыт противодействия преступлениям, совершаемым незаконными трудовыми мигрантами // Российский следователь. 2009. № 14.
МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ИЗУЧЕНИЮ ДИСЦИПЛИНЫ И ПО ОРГАНИЗАЦИИ САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ РАБОТЫ МАГИСТРАНТОВ

Большую роль в изучении дисциплины «Проблемы противодействия преступности в Российской Федерации» играет самостоятельная работа магистрантов, которая является неотъемлемой частью образовательного процесса. Объём аудиторных занятий не позволяет преподавателям осветить все разделы и темы, предусмотренные программой (содержание курса) спецкурса. Это требует обязательной самостоятельной работы магистрантов во внеаудиторное время по проработке и изучению таких тем, а также тем, освещённых на лекциях и семинарских (практических занятиях) недостаточно полно и глубоко.
Самостоятельная работа магистрантов в соответствии с учебным планом предусмотрена в объёме 62 часов и должна способствовать более глубокому освоению этого курса. Эта работа должна проводиться с целью: освоения теоретического материала по изучаемой дисциплине, углубления и расширения теоретических знаний; систематизации и закрепления полученных теоретических знаний и практических навыков магистрантов; формирования умений по поиску и использованию нормативной, правовой, справочной и специальной литературы, а также других источников информации; развития познавательных способностей и активности студентов, творческой инициативы, ответственности и организованности; формирования самостоятельности мышления, способностей к саморазвитию, самообразованию, самосовершенствованию и самореализации; развития научно-исследовательских навыков; формирования умения применять полученные знания на практике (профессиональной деятельности).
Самостоятельная работа магистрантов по данному курсу предусматривает подготовку докладов, выступлений.
Для усвоения данной дисциплины магистрантам предлагается ознакомиться с представленными теоретическими материалами:


ТЕМА 1: «Периоды развития, научные направления, школы и теории криминологии»

1. Периодизация истории криминологии: классический, позитивистский, плюралистический и гуманитарный период. Общая характеристика научных направлений, школ и теорий криминологии.
2. Перспективы криминологии.

1. Периодизация истории криминологии: классический, позитивистский, плюралистический и гуманитарный период. Общая характеристика научных направлений, школ и теорий криминологии
Принято считать, что научное осмысление проблемы преступности и противодействия ей приобрело более или менее систематический характер во второй половине XVIII в. Возникновение криминологии как науки, в то время еще не получившей своего названия, связывается с классической школой уголовного права. В развитии криминологии с известной долей условности можно выделить четыре периода. Первый (классический) длился со второй половины XVIII в. приблизительно до последней трети XIX в., второй (позитивистский) охватывает конец XIX-начало XX в., третий (плюралистический) имеет протяженность от начала до середины XX в., четвертый (гуманитарный) - с середины XX в. по настоящее время.
Классический период криминологии непосредственно вытекает из идейного течения Просвещения эпохи перехода от феодализма к капитализму (XVII-XVIII вв.). Он предшествует и затем сопутствует преобразованиям в государственной, общественной и духовной жизни после буржуазно-демократических революций в Европе. В это время наука отходит от господствовавшей прежде теологической трактовки преступления как «духовного падения», рассматривавшегося исключительно в качестве результата действия сверхъестественных сил. Предпринимаются попытки рационального, чисто теоретического объяснения того, почему человек совершает преступление. Разрабатывается значительно более гуманный подход к преступникам, к мерам уголовного наказания и деятельности карательных органов государства. Виднейшими представителями классической криминологии являются Ч. Беккариа (1738-1794) и И. Бентам (1748-1832).
Позитивистский период в качестве своих предпосылок имел, с одной стороны, осязаемый европейским обществом во второй половине XIX столетия рост числа преступлений, с другой - бурное развитие естественных и гуманитарных наук. Возросшей потребности в более глубоком понимании преступности отвечало появление новых методов исследования. В науки, изучавшие человека, внедрялись приемы, заимствованные из точных дисциплин, что, в частности, привело к появлению антропологии, социологии и статистики.
Методологическую основу криминологических учений позитивистского периода составляет философия позитивизма. Возникшая в первой трети XIX в., она стремилась собрать положительный количественно определенный материал о разных сторонах жизни. Позитивизм О. Конта называют философией среднего уровня, поскольку ее автор отрицал необходимость подниматься до мировоззренческих проблем. «Средний уровень», характерный для криминологии конца XIX в., сохраняется и теперь.
Мировоззренческое осмысление философии преступления остается, как правило, за пределами научно-криминологической теории. Некоторые философские идеи по этому поводу скорее можно встретить в философской или в художественной литературе. Одним из корифеев философии преступления признан русский писатель Ф.М. Достоевский. По сравнению с умозрительной наукой классического периода, позитивистская криминология отличается широким использованием статистических и других фактических данных о совершаемых преступлениях и преступниках.
Позитивистская криминология развивается в двух основных направлениях: биологическом и социологическом. Граница между ними со временем несколько размывается, наблюдается взаимопроникновение, выражающееся, в частности, в появлении психологических теорий криминологии.
Биологическое направление - антропологическая (туринская) школа, основоположником которой является Чезаре Ломброзо (1835-1909), - возникло в итальянском городе Турине. Позднее биологическое направление пополнилось рядом теорий, в числе которых выделяются теория опасного состояния, теории различных биологических предрасположений (конституционального, эндокринного, генетического). В криминологических теориях данного направления преступное поведение в значительной мере объясняется различными биологическими особенностями человека, предрасполагающими его к совершению преступления. Не являются исключением и суждения о неустранимости врожденной предрасположенности к преступлению у определенных категорий преступников. Некоторые представители биологического направления предлагали применять к лицам, совершившим преступление, меры хотя и гарантирующие предотвращение опасного поведения, но в принципе не совместимые с элементарной гуманностью.
В разное время отдельные авторы предлагали такие меры, как пожизненная изоляция, кастрация, лишение жизни. Причем в качестве основания для их применения выдвигалось не совершение преступления, а наличие предрасположенности к таковому. Конечно, не все криминологи - приверженцы биологического направления были сторонниками столь жестких предупредительных мер. Иные из них полагали, что поскольку лица с биологической предрасположенностью к преступлению не ответственны за свое поведение, постольку общество должно обращаться с ними так же гуманно, как с тяжелобольными.
Социологическому направлению дала начало уголовно-социологическая школа, которая использовала в качестве идейной основы социологию О. Конта. Видными представителями указанной школы являются М.В. Духовской (Россия), Ф. Лист (Германия), С.В. Познышев (Россия), Э. Ферри (Италия), И. Фойницкий (Россия). Эти ученые выдвинули идею социальной обусловленности преступного поведения, не отрицая, впрочем, в той или иной мере также значения биологических факторов.
Уже в конце XIX в. в криминологии стали применяться методы социологических исследований. Во многих странах исследовалась статистика преступлений и применяемых к преступникам наказаний, изучались данные, характеризующие контингент преступников, предпринимались попытки составить перечень причин преступного поведения, исследовать их сущность и оценить с количественной стороны. Рассмотрение динамических рядов числа преступлений, совершенных в разных странах, и отдельных видов преступлений позволило осуществить первые прогнозы преступности.
На ранних этапах социологическому изучению преступности было присуще стремление охватить как можно большее число факторов, обусловливающих преступления (теория множественности факторов). От одного исследования к другому число этих факторов увеличивалось, удавалось найти все новые и новые обстоятельства, способствующие преступной активности. Для данной теории факторов характерно рассмотрение причин преступлений вне какой-либо концепции, позволяющей выделить наиболее существенные из них.
Плюралистический период развития криминологии характеризуется обилием разноплановых теорий, объясняющих преступность и предлагающих меры противодействия ей. Его отличает более отчетливое, чем это было прежде, стремление к формулированию концептуальных построений. В рамках этого периода могут быть выделены социологическое, биосоциальное, социально-психологическое направления. Часть социологических концепций основывалась при этом собственно на социологии (теории социальной дезорганизации - Э. Дюркгейм, Р. Мертон), конфликта культур (Т. Селлин, Дж. Волд), а часть - на социальной психологии (теории дифференциальной связи - Э. Сатерленд), клеймения (Г. Беккер, Ф. Танненбаум).
Гуманитарный период развития криминологии отличает появление тенденции к защите прав и интересов человека - будь то потерпевший от преступления или сам преступник. В современной криминологии западных стран причины преступного поведения нередко ставятся в прямую зависимость от недостатков общественного устройства, связываются с экономическими, социальными, культурными проблемами. Эта тенденция особенно усилилась после Второй мировой войны. Совершение преступлений объясняется нищетой, безработицей, фактическим неравенством отдельных групп населения. В криминологии усиливается критика властей как за неэффективную политику противодействия преступности, так и за неспособность наладить такое общественное устройство, которое бы непорождало столь массового воспроизводства преступлений, как это происходило в мире после Второй мировой войны.
Применительно к гуманитарному периоду криминологии уместно отметить такие концептуальные подходы, как, например, конфликт культур (Дж. Волд), интеракционизм (Э. Лемерт, Г. Беккер), теория человеческих ценностей (Ф. Фильзер), школа криминогенных подсистем (Д. А. Шестаков), постмодернистская конституциональная криминология (С. Генри, Д. Милованович), интегративная криминология (Г. Берек), аболиционистская криминология (Н.Кристи), миротворческая криминология (Пепински, Брейсвелл).
Криминологи социалистических стран, говоря о преступлениях в капиталистических странах, объясняли их не только перечисленными выше проблемами, но напрямую выводили из самого капиталистического способа производства, присущих ему антагонистических классовых противоречий. Гораздо более осторожный подход можно наблюдать в аналогичных исследованиях, касающихся стран социалистической ориентации.
До середины 70-х годов в работах ученых социалистических стран преступность не связывалась с проблемами, нарастающими во всех областях жизни указанных стран. И лишь во второй половине 70-80-х годов намечаются первые попытки отхода от традиционной схемы сведения причин преступного поведения к «родимым пятнам капитализма». А к концу так называемого периода застоя в работах отдельных криминологов как в Советском Союзе, так и в других социалистических странах наметилась тенденция к объяснению феномена массового совершения преступлений крупномасштабными социальными противоречиями, сформировавшимися внутри самого общества. В последние годы этот реалистический взгляд на преступность становится все более популярным.

2. Перспективы криминологии
При советских порядках принято было отличать марксистскую, или социалистическую, криминологию от криминологии как таковой. Отличия объяснялись тем, что криминология в странах «социалистического лагеря» тщательно увязывала свою теорию с марксизмом-ленинизмом, заявляла о своей партийности и «классовом подходе» к объяснению возникновения преступности, к причинам преступлений и к обоснованию мер борьбы с ними, к рассмотрению немарксистских криминологических учений. Картина преступности длительное время рисовалась таким образом, будто в социалистических странах в этой области все обстояло благополучно, а на Западе - плохо.
С начала 30-х до второй половины 80-х годов в Советском Союзе не публиковались абсолютные числа преступлений и преступников. И хотя в годы «перестройки» текущая статистика появилась в печати, тем не менее до сих пор не опубликованы официальные данные, достаточно полно характеризующие динамику преступности за 30-60-е годы. Следовательно, судить о том, что представляла собой преступность в СССР за указанные годы, можно лишь предположительно.
Научная разработка проблем преступности на протяжении всего советского периода истории сковывалась не только партийными и идеологическими установками, но и фактически осуществляемой государственной политикой, в том числе политикой массового так называемого красного террора, осуществлявшегося советским государством против населения страны. Вполне понятно, что политические силы, проводившие преступную политику, были заинтересованы в сокрытии масштабов, подлинных ее причин и целей. К сожалению, приходится констатировать, что и до сих пор по-прежнему в значительной мере скрыты цифры незаконных репрессий, непрерывно осуществлявшихся с момента Октябрьской революции до середины 50-х годов и очевидно нанесших народу ущерб, превышающий во много раз ущерб от общеуголовной преступности. Грубые нарушения законности, преступные по существу, продолжались и в последующие годы, хотя, разумеется, в заметно меньших масштабах. Сегодня от криминологии ожидается продолжение начатой рядом авторов адекватной научной оценки динамики массового совершения преступлений в Советском Союзе за все время его существования, включая, разумеется, криминологическую оценку «преступлений советской власти» - ленинского и сталинского «красного террора».
Начиная с 60-х годов отечественную криминологию выигрышно отличала достаточно глубокая концептуальная разработка проблем детерминации преступного поведения. В условиях отказа от марксизма как от единственной методологической основы науки о преступности очень желательно не утратить присущей отмеченной склонности к подлинно теоретическому осмыслению криминологических проблем, расширив при этом философскую базу. Хотелось бы, чтобы криминология не только оставалась социологией преступности, но также стала бы философией государственного реагирования на нее.
Криминология и дальше будет изыскивать пути стабилизации преступности, уменьшения ее размеров и опасности. Некоторые наиболее опасные или особо распространенные разновидности преступлений требуют в настоящее время первостепенного внимания. Особенности криминологической ситуации на рубеже двух тысячелетий в стране располагают к появлению новых частных криминологических теорий, посвященных, например, преступлениям, направленным на ослабление государственного единства и территориальной целостности России; организованным преступлениям, включающим в себя такие транснациональные виды преступной деятельности, как незаконный вывоз сырья, наркобизнес, торговля женщинами и детьми; преступлениям в сфере экологии; совершаемым внутри семьи насильственным преступлениям против детей, и др. Дальнейшее развитие получат, по-видимому, такие новые отрасли, как семейная криминология, особенно в активно разрабатываемом на Западе аспекте внутрисемейных преступлений; политическая криминология; экономическая криминология; криминология массовой коммуникации, а также традиционные частные криминологические теории организованных, молодежных и насильственных преступлений. В последние годы заметно возросло внимание зарубежных и отечественных криминологов к проблемам терроризма, коррупционных преступлений, а также серийных сексуально-насильственных преступлений.
От криминологии ожидается дальнейшая разработка идей о реакции общества на преступность. Есть потребность в принципиально новой доктрине, исходящей из осознания факта «провала» института уголовного наказания, оказавшегося не в состоянии оберегать человека как от произвола властей, так и от опасных поступков других членов общества. Наряду с поиском новых институтов, которым предстоит заступить на место уголовной кары, уже сейчас необходима научная разработка всех возможных шагов на пути гуманизации обращения с лицами, совершившими преступление, и повышения уровня цивилизации карательной системы. Процесс возникновения криминологических отраслей на основе выделения в предмете исследования взаимосвязи преступности с иными саморазвивающимися общественными системами, вероятно, будет продолжаться и дальше.
Необходимо продолжать международные криминологические, в том числе сравнительные, исследования, сопоставляющие как имеющуюся в различных странах преступность в целом, так и отдельные ее разновидности. Важно, чтобы в нынешнее сложное для науки время криминология не потеряла своего места в системе юридических наук. Этому способствует то, что в России ее традиционно преподают в юридических вузах. Криминологи должны знать не только основы философии, психологии, статистики, но и дисциплины так называемого «криминального цикла» (уголовное право, уголовный процесс, судебную статистику и т. п.). Криминология не должна отрываться от правового поля, с которым она неразрывно связана. В свое время автор настоящей работы писал, что в качестве научной дисциплины, осмысляющей настоящее и перспективу «взаимоотношений» государства и присущего ему феномена преступности, криминология могла бы стать общетеоретической основой для наук уголовно-правового цикла.
Представляется целесообразным дальнейшее упрочение криминологии среди прочих правовых знаний, развитие ее и в качестве учебной дисциплины в рамках юридического образования, что характерно в целом для европейской, в отличие от американской высшей школы. Сейчас в России приходится сталкиваться с сомнением в необходимости преподавания криминологии будущим юристам, которые, как нам кажется, связаны с излишней меркантилизацией юриспруденции, нацеленностью будущих юристов прежде всего на знание законодательной догматики, с помощью которой предполагается скорый заработок. Желательной перспективой было бы открытие в юридических вузах, там, где для того имеются соответствующие предпосылки, кафедр криминологии, сосредоточивающих в себе преподавание данной дисциплины с судебной статистикой и судебной психологией, а также уголовно-исполнительным правом, которым следовало бы придать более криминологический характер.


ТЕМА 2: «Актуальные проблемы криминологического учения о преступности»

Многогранность феномена преступности. Дискуссионные вопросы понятия и признаков преступности.
Многообразие проявлений преступности и их отражение в статистике.
Проблема латентной преступности.
Мотивационная характеристика, социальная направленность и социально-групповая распространенность преступности.

Многогранность феномена преступности. Дискуссионные вопросы понятия и признаков преступности
Отечественная криминология признает постулат о качественном различии, имеющемся между отдельными преступлениями и преступностью как множественном (массовом) социальном феномене. Такой подход к преступности делает российскую криминологию тем, что она в настоящее время есть, а именно социологией преступности. Развитие же понятия преступности в российской науке происходит в плоскости ответа на вопрос - следует ли сводить преступность как социальный феномен к совокупности (системе) совершаемых в обществе преступлений (традиционная криминология) или же она представляет собой нечто иное (критическая криминология).
Толчком для переосмысления понятия преступности в российской науке стали суждения Э. Дюркгейма о том, что существование преступности - нормальное явление, что она представляет собой некую функцию общества, неотъемлемую его часть и «не только предполагает наличие путей для необходимых перемен, но в некоторых случаях прямо подготавливает эти изменения». В духе «критической криминологии» каждый по-своему в разное время высказались, в частности, Я.И. Гилинский, А.А. Трайнин, Б.Д. Овчинников, Л. И. Спиридонов и др. Так, о преступности говорилось, что это «отклоняющееся поведение, достигшее общественной опасности», «относительно распространенное (массовое), статистически устойчивое социальное явление, разновидность (одна из форм) девиантности, достигшей степени общественной опасности, определяемой законодателем в уголовном законе», «не только совокупность единичных общественно опасных деяний, а социальный процесс, подчиненный общим закономерностям развития социальных явлений», «совокупность не отдельных преступлений, а средах величин, демонстрирующих... устойчивость при стабильности общественной системы», «процесс совершаемости преступлений», «состояние общества, характеризующееся определенными противоречиями в развитии своих составных частей».
Д.А. Шестаков толкует феномен преступности, опираясь на семантический подход, исходя из смысла слова «преступность». Чем отличается преступность конкретного человека от совершаемого им преступления? Преступление - это проявленное вовне деяние, в то время как преступность - внутренняя предрасположенность индивида к совершению преступлений, сформировавшееся у него свойство поступать в определенных ситуациях преступно. До известной степени аналогично дело обстоит в отдельных общественных институтах (семейных отношениях, экономике, политике и т.п.) и в обществе в целом. По его мнению, под преступностью следует понимать свойство человека, социального института, общества отдельной страны глобального общества воспроизводить множество опасных для окружающих людей деяний, проявляющееся во взаимосвязи преступлений и их причин, поддающееся количественной интерпретации и предопределяющее введение уголовно-правовых запретов. Теоретически нельзя исключить существование людей, вовсе не предрасположенных к совершению преступлений, чего нельзя сказать об обществе. Если преступность отдельного человека, в принципе, может равняться нулю, то преступность общества всегда имеет абсолютную величину.
По мнению Д.А. Шестакова, множество совершаемых преступлений и преступность соотносятся как явление и сущность, а причины преступлений выступают как нечто связующее второе с первым. Преступность скрыта, ее невозможно познать простым созерцанием совершаемых и тем более регистрируемых в обществе преступлений. Преступность выражает то главное, что характеризует процесс воспроизводства преступлений, его внутреннюю, глубинную закономерность, представляющую собой частный случай более общей закономерности многовариантного, конфликтного поведения людей, объективно находящихся во взаимных противоречиях друг с другом. Таким образом, преступность - это сама закономерность, в силу которой извечно совершается множество преступлений, а преступления - внешняя форма ее проявления. Вот почему нельзя в строгом смысле слова именовать преступность явлением. Осознание же закономерности преступности для любого, и особенно для развитого демократического, общества открывает новые перспективы для перемен форм противодействия ей, для критического переосмысления уголовно-правового контроля. Г.Л. Касторский связывает некоторую, как он выражается, «заторможенность» отечественных криминологов именно с тем, что они не уловили системной интерпретации преступности как единства множества преступлений и порождающих их социальных факторов.
Признание конструктивности криминологического понимания преступности в качестве свойства общества воспроизводить преступления породило дальнейшую дискуссию как в направлении углубления понимания данного саморазрушительного процесса в целом, так и применительно к отдельным видам преступности: семейная, политическая, экономическая, наказательная и т.д.

Многообразие проявлений преступности и их отражение в статистике
В восьмидесятых годах стало все более преобладать понимание преступности как сложного феномена, который является в виде: а) фактов преступлений, б) лиц, которые совершают преступления, в) преступных формирований, г) жертв преступлений, г) материального и иного вреда от преступлений; д) социальных в широком смысле слова последствий: экономических, экологических, влияющих на духовную жизнь социума и т.п. Например, распространение криминальной культуры, развитие и поддержание норм криминальной среды с их жестокими санкциями и т.д.
Соответственно при изучении преступности как массового явления статистические учеты в России все время корректировались в сторону максимально полного отражения различных проявлений преступности. Например, с 1961 г. был введен статистический учет фактов зарегистрированных преступлений, с 1966 г. - выявленных лиц, совершивших преступления, с 1986 г. - лиц, погибших в результате преступлений. С середины девяностых годов все полнее учитывались данные уже обо всех потерпевших от преступлений. Статистические отчеты содержали сведения и об имущественном ущербе. Позднее стали учитываться число преступлений, совершенных организованными группами, число лиц, совершивших преступления в составе таких групп. В девяностых годах развивалась статистика о выявленных организованных преступных формированиях.
Разумеется, не все поддается статистическому учету, не все пока учитывается в той мере, которая давала бы наиболее полное представление о преступности. Например, одним из последствий преступности являются расширение масштабов не просто теневого, но «черного» рынка товаров и услуг. Каковы эти масштабы? Или отмечается другое последствие - криминализация общественного сознания: либо нарастание примиренческого отношения к преступлениям, оценка их как «нормальной» формы поведения в предлагаемых «ненормальных» обстоятельствах; либо признание в качестве «нормальных» форм реагирования на преступления самосуда, применения не основанного на законе насилия в отношении задержанных преступников, в том числе «выбивания показаний».
Указанные последствия хоть в какой-то мере, но можно установить по системе статистических показателей: росту числа преступлений, совершенных при превышении пределов необходимой обороны, числа фактов принуждения подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля к даче показаний либо эксперта к даче заключения путем применения угроз, шантажа или иных незаконных действий со стороны следователя или лица, производящего дознание и т.д. Но многое остается за рамками уголовной статистики. Она, например, не измеряет ту атмосферу страха среди населения, которая выливается в отказ от посещений театров и других культурных учреждений в вечернее время; тенденцию к стальным дверям и решеткам на окнах в квартирах; формирование у детей недоверия к незнакомым взрослым, которые входят с ними в подъезд и т.п. Хотя, конечно, можно посчитать, например, динамику числа квартир, в которых устанавливаются стальные двери, или которые ставятся под охрану.
При анализе преступности одновременно с ее последствиями принимаются во внимание следующие наиболее явные из них:
число жертв преступления;
размер материального ущерба, включая и упущенную выгоду;
криминальная пораженность различных социальных групп (удельный вес среди них лиц, совершающих и совершавших преступления);
«социальная запущенность» определенной части населения (распространение наркотизма в разных его проявлениях; проституции; безнадзорности и беспризорности, в том числе детей из семей преступников, а также иных негативных социальных отклонений, с которыми взаимосвязана преступность);
криминальная пораженность разных сфер жизнедеятельности (например, отмечается, что в период реформ в России 55% капитала в экономике и 80% голосующих акций перешли в руки преступных кланов. По сведениям самих бизнесменов, 30-50% предпринимателей в середине девяностых годов непосредственно работали на преступные формирования);
степень криминального влияния на государственные структуры и институты гражданского общества, на право, использование последних в интересах преступной деятельности (например, многие преступные группировки в Ростовской области действовали под прикрытием работников правоохранительных органов различного ранга; не оказываются безуспешными усилия лидеров преступной среды по проникновению в высшие эшелоны власти);
расшатывание цивилизованной, защищаемой правом, ценностно-нормативной системы общества, распространение преступной идеологии и психологии;
снижение активности населения в противостоянии преступности и «приспосабливание» к ней определенного числа физических и юридических лиц.
Современная дискретность учета отрицательно влияет на оценку положения дел с преступностью и борьбы с ней. Например, на основе современных статистических учетов нельзя сопоставить хотя бы такие две цифры, как общее число выявленных преступников, привлеченных к уголовной ответственности, и общее число лиц, в отношении которых судами приняты решения (осужденные; оправданные; лица, уголовные дела в отношении которых прекращены судами, направлены на доследование и т.д.).
Все изложенное заставляет выделить для дальнейшего рассмотрения проблему разграничения фактического положения дел с преступностью и его отражения в статистике.

Проблема латентной преступности
У криминологов есть выражение: «преступность статистическая» и «преступность фактическая. А еще они не устают повторять давно сказанные слова: «Есть ложь, есть наглая ложь и есть статистика». Для этого имеются веские основания.
Официальная статистика далеко не полно отражает подлинную распространенность преступлений, значительная их часть остается официально не учтенной или, как принято говорить, латентной. Следует различать неучтенность: 1) преступной государственной политики; 2) вновь возникающих видов преступлений, которые или прямо не предусмотрены уголовным законом, или, если и предусмотрены, в практике применяющих закон органов не признаются в качестве таковых; 3) преступлений, не учтенных в силу невыполнения чиновниками обязанности регистрировать соответствующие заявления; 4) преступлений, о которых не заявлено потерпевшими и свидетелями; 5) скрытых преступлений, известных только самим преступникам.
Преступная политика выражается в преступлениях, совершаемых властями (например, ленинский, гитлеровский, сталинский террор и т. д.). В России массовые репрессии (казни, лишение свободы, ссылки, высылки) не только не повлекли наказания, но даже остаются не зарегистрированными в качестве преступлений.
Законодательство не поспевает за вновь появляющимися видами преступлений, вследствие чего они не учитываются статистикой до введения соответствующих составов в закон. Подобное было с многими видами преступлений, например с такими, как заражение ВИЧ-инфекцией; похищение человека; незаконное помещение в психиатрический стационар; торговля несовершеннолетними; незаконная банковская деятельность; лжепредпринимательство; легализация (отмывание) имущества, приобретенного незаконным путем; незаконное получение кредита; невозвращение из-за границы предметов художественного, исторического и археологического достояния; неправомерные действия при банкротстве; захват заложника; угон воздушного, водного или железнодорожного транспорта; вандализм; нарушение правил обращения с экологически опасными веществами и отходами; нарушение правил безопасности при обращении с биологическими агентами или токсинами; порча земли и т.д. Большинство из перечисленных преступлений и теперь остаются неучтенными.
Обычные предусмотренные законом «устоявшиеся» преступления, о совершении которых правоприменительным органам известно, также далеко не в полной мере попадают в государственную отчетность. Нельзя не заметить, что у российской милиции с советских времен сохранилось пристрастие искусственно создавать видимость снижения числа преступлений, представляя таким образом результаты своей работы по подавлению преступности в «лучшем свете». Тем самым достигается и другая цель: уменьшение нагрузки. В 90-е годы, когда страну захлестнула волна преступлений, милиция сосредоточила внимание на наиболее опасных из них. Выборочный учет преступлений существенно искажает подлинное положение дел.
Латентная часть преступности - это такой «черный ящик», из которого может быть извлечено очень многое уже только при увеличении численности сотрудников правоохранительных органов и оптимизации деятельности правоохранительной системы. Соответственно цифры зарегистрированных проявлений преступлений могут увеличиться пропорционально повышению «пропускной способности» данной системы. Но повышение такой пропускной способности резко меняется крайне редко. И если, например, кривая преступности в каком-то году дает на графике пик, для криминолога это означает, что надо искать причины прежде всего в смене руководства органов внутренних дел, резкой смене политики регистрации преступлений, изменении уголовного закона и т.п.
Часть преступлений остается латентной в связи с тем, что о них в правоприменительные органы ни от потерпевших, ни от свидетелей не поступает сведений. Готовность свидетелей сообщать о ставших им известными случаях нарушения уголовно-правовых запретов находится в зависимости от характера преступления. Путем опроса граждан установлено, что 85% из них готовы сообщить, если им станет известно об убийстве, 36% - о хулиганстве, 2% - незаконном производстве аборта. Обратная пропорция между тяжестью содеянного и готовностью заявить о нем властям объясняется вполне естественным нравственным порицанием доносительства
Определенная доля преступлений остается вообще никому не известной, кроме людей, которые сами их совершают. Рост профессионализма преступников, приток в их ряды (в частности, по причине появившейся безработицы) людей со специальным образованием, интеллектуалов способствует совершенствованию преступных «технологий», надежности сокрытия противоправной деятельности.
О совершении некоторых преступлений не знает никто, в том числе сам преступник. Это преступления по небрежности или при отсутствии осознания нарушения закона.
Преступления различаются по степени их неучтенности: в литературе выделяют от трех до пяти степеней. Исследования показывают, что низкой степенью неучтенности характеризуется убийство, причинение тяжкого вреда здоровью, разбой; средней степенью - изнасилование, мошенничество, вымогательство; высокой - кража, взяточничество, незаконное производство аборта.

Мотивационная характеристика, социальная направленность и социально-групповая распространенность преступности
Анализ мотивационной характеристики преступности - это изучение мотивов и целей преступного поведения. Другими словами, поиск ответов на вопросы: 1) во имя удовлетворения каких потребностей, ради каких интересов принимались решения о преступном поведении? 2) чего при этом добивались преступники, на какие результаты своих деяний они рассчитывали?
Известно, что мотивы и цели не совпадают. Цель лишения жизни конкретного человека может сочетаться с разными мотивами: у одного - с желанием устранить конкурента, у другого - со стремлением на этом заработать (наемное убийство).
Один мотив может сочетаться с разными целями. Например, мотивы самоутверждения человека при сравнении им своего положения с положением владельцев особо крупных состояний способны сочетаться и с целями обогащения за счет таких владельцев, перераспределения их собственности (при вымогательстве, например), с целями унижения владельцев таких состояний (избиение их или их детей), с целями их разорения, лишения их собственности путем поджога или иного уничтожения имущества.
Глубокое исследование мотивационной характеристики преступности позволяет, с одной стороны, получить представление о тех потребностях и интересах, которые лежат в основе преступного поведения, с другой, - выявить круг актуализирующихся в определенный период потребностей и интересов. За такой актуализацией просматривается немало важных социальных обстоятельств: и то, какие потребности и интересы становятся особенно значимыми, и то, что они удовлетворяются именно криминальным путем. Следовательно, в последнем случае подлежит изучению вопрос о том, могли ли они удовлетворяться легально или легко ли было это сделать в рамках закона.
Только в очень общем виде можно судить о мотивации по статистическим данным. При этом важно учитывать именно систему показателей. Значимы данные не только о квалификации деяний, их учитываемых статистикой мотивах, но и о размерах ущерба, вреда, и, например, о характере изымаемого у преступников имущества, его структуре. На рубеже восьмидесятых-девяностых годов в России резко нарастал объем изымавшихся в погашение ущерба ценностей и это давало представление о потребностях, экономической ориентации соответствующих преступников.
В девяностых годах мотивационная характеристика преступности в России изменялась под влиянием, прежде всего, высоких темпов роста числа корыстных преступлений. Их удельный вес увеличился с половины всех зарегистрированных в 1986 г. до более двух третей в последнем десятилетии XX века.
В общем числе зарегистрированных преступлений интенсивно увеличивался удельный вес корыстных и при этом возрастало число преступлений, связанных с завладением собственностью, при совершении которых использовались физическое и психическое насилие. Причем речь шла преимущественно о проявлениях инструментального насилия: оно все чаще использовалось при наличии и корыстной мотивации, и политической, и социальной, иной - как средство решения межличностных, групповых, межнациональных, корпоративных конфликтов.
Отсутствие точной оценки мотивации преступлений препятствует выявлению их причин, в том числе вытекающих из новых социальных реалий.
Социальная направленность преступности изменялась соответственно изменению мотивации.
Социальная направленность преступности характеризует те социальные объекты, защищаемые законом интересы, ценности, которые страдают от преступности, против которых она «действует».
Родовые и видовые объекты преступлений, выделяемые специалистами по уголовному праву и законодателем в Уголовном кодексе не выглядели достаточными и бесспорными при криминологическом подходе. Такой подход требовал, во-первых, укрупнения объектов, во-вторых, учета новых, нетрадиционных критериев классификации: ведь преступность изменяется; в-третьих, практического решения проблем классификации в условиях посягательства сразу на несколько объектов.
Нельзя сказать, что криминологи в процессе группировок преступлений находили нередко иные решения, чем специалисты в области уголовного права. Они вынуждены были искать такие подходы, которые работали бы при проведении конкретных криминологических исследований, помогали в оценке изменений преступности и определении ее дальнейших тенденций.
При этом всегда при криминологическом анализе преступности приводилась система статистических показателей зарегистрированных преступлений и выявленных лиц в разрезе всех глав УК РФ.
При анализе социальной направленности преступности особенно остро возникает необходимость учета изменений законодательства, практики применения различных статей уголовного закона, степени латентности разных преступлений, в том числе зависимой от степени защищенности различных объектов. Например, можно было предположить, что граждане лучше защищают свою собственность, чем это делали государственные и общественные организации, а государство в отдельные периоды не одинаково относилось к защите различных своих интересов.
Например, в начале девяностых годов при оценке изменений социальной направленности преступности обращалось внимание на то, что не соответствовали действительности статистические данные о снижении числа преступлений против политических и трудовых прав граждан (в 1986-1993 гг., по статистике, в 2,7 раза), должностных (почти наполовину) и ряда других.
Преимущественно увеличивалось число зарегистрированных преступлений против человека, его жизни, здоровья, чести, достоинства, прав и законных интересов. Судя по ряду данных, защищенность личности от уголовно наказуемых деяний действительно значительно ухудшилась.
Статистическое изменение структуры преступности не вполне отражает реальные процессы: защита государственных, общественных интересов пострадала не в меньшей, а может быть, и в большей степени. Почти все дела о преступлениях против государственной собственности, хозяйственные, должностные базировались на материалах контрольных органов, а система государственного и общественного контроля, существовавшая ранее, была реформирована,
В настоящее время увеличивался удельный вес преступлений против собственности, государственной безопасности, демократических основ жизнедеятельности человека, формирования и деятельности, государственных и иных институтов. Расширялся спектр фактически совершавшихся деяний, характеризующихся политической мотивацией.
Изучение социально-групповой распространенности преступности позволяет ответить на ряд вопросов, в том числе: 1) какие социальные группы вносят «вклад» в преступность? 2) в чем заключается этот «вклад», какие преступления совершаются представителями разных социальных групп, какие социальные проблемы решаются путем совершения ими преступлений? 3) насколько криминализированы разные социальные группы населения, какая часть представителей таких групп совершает преступления?
Как отмечается в литературе, социальная группа - связующий элемент в системе «общество-группа-личность», через нее индивид включается в общество. Социальная группа определяется в литературе и как «объединение людей, основанное на общем участии их в определенной деятельности, на общности их целей, занятий и т.п., и как относительно автономная совокупность людей, «имеющих общие интересы, ценности, нормы поведения, складывающиеся в рамках исторически определенного общества».
Выделяются так называемые: 1) статистические или «условные» группы (рабочие, служащие и т.п.), где связи членов таких групп опосредованы общим характером их деятельности, норм поведения и т.п., 2) реальные, то есть группы лиц, непосредственно взаимосвязанных друг с другом.
При этом криминолог обязан учитывать в соответствии с решаемыми им задачами принадлежность человека к разным социальным группам: социально-демографическим, социально-экономическим, социально-культурным, социально-политическим, религиозным и т.п., а также его включенность в реальные социальные группы (семья, досуговая группировка, коллектив по месту работы и т.п.)
Принадлежность к социальной группе - это определенные социальные позиции лица, соответствующей им набор социальных ролей, ожиданий, социально-ролевое поведение, стандарты деятельности в ситуациях, характерных для данных групп и многое другое.
Криминологи учитывают разграничение социальных групп на формальные и неформальные. Можно сказать иначе: официальные и неофициальные. Первые выделяются - на основании официально признаваемых обществом критериев, не носящих противоправного характера. Вторые - на основе неофициальных критериев, в том числе связанных с преступной или иной противоправной деятельностью.
Преступная и иная антиобщественная деятельность - это весьма специфические разновидности социальной деятельности людей.
Они способны объединять их субъектов точно так же, как объединяет людей научная деятельность, творческая, производственная и иная. Возникает общность интересов, схожесть образа жизни и многое другое общее. Поэтому криминологи, наряду с общими социальными критериями, использовали специфические, вычленяя группы лиц, живущих на криминальные или иные теневые доходы, проституцией, за счет попрошайничества, отбывающих наказание, без определенного источника дохода. Выделяется также слой деморализованных лиц, среди которых - злоупотребляющие алкоголем, наркотиками и не пренебрегающие никакими «доходами» (собирание пустых бутылок, металлолома, азартные игры, мелкие кражи и т.п.).
Выделение таких групп в конце девяностых годов в России приобретало особую актуальность, так как среди выявлявшихся преступников нарастал удельный вес лиц без постоянного источника дохода, совершавших преступления в состоянии наркотического, токсического опьянения.
В 1997-2001 годах более половины выявлявшихся преступников не имели легального постоянного источника дохода, но надо учитывать, что речь идет только о выявленных, а не обо всех преступниках.
В настоящее время многие из привлекавшихся к уголовной ответственности молодых людей не имеют должного образования и культуры, среди них нередко встречаются просто неграмотные. Сказываются их ориентация преимущественно на деньги, материальные блага, а также готовность использовать для их получения любые средства. Немаловажное значение имеют процессы алкоголизации, наркотизации, игромании.

ТЕМА 3: «исследование ПРЕСТУПНОСТИ»

Программа криминологического исследования
Успех борьбы с преступностью во многом определяется проведением глубоких криминологических исследований наиболее важных компонентов предмета криминологии и использованием результатов таких исследований в практике предупреждения преступлений.
Криминологические исследования представляют собой изучение с использованием достижений науки на основе специально разработанных методов и методик разнообразных социальных, правовых, нравственных, социально-психологических и иных факторов, позитивно или негативно влияющих на преступность, ее причины и условия, личность преступника, предупреждение преступлений.
Информационное обеспечение криминологических исследований включает совокупность следующих элементов: криминологической информации; целенаправленной деятельности по ее собиранию, систематизации, анализу; организационно-технических средств; субъектов этой деятельности.
При этом под криминологической информацией понимаются сведения о преступности, ее причинах и явлениях, с ней связанных, о личности преступника и причинах индивидуального преступного поведения, о предупреждении преступлений и факторах, определяющих его параметры.
Объем и содержание требуемой для проведения криминологических исследований информации определяются исходя из задач, стоящих перед исследователями, из их информационных потребностей. К числу таких потребностей относится отсутствие или недостаток криминологической информации: о состоянии объектов профилактического воздействия; о социальных условиях, влияющих на преступность и профилактическую деятельность; о субъектах профилактики преступлений и принимаемых ими мерах.
Криминологическое исследование обычно начинается с этапа составления его программы и плана. Программа является теоретико-методологической базой осуществляемых исследовательских процедур - сбора, обработки и анализа информации, используемой для получения теоретических выводов и практических рекомендаций. Она строится в виде изложения и обоснования логики и методов исследования криминологического объекта в соответствии с решаемыми задачами.
Непосредственным поводом к проведению криминологического исследования служит реально возникшее противоречие в тех явлениях и процессах, которые представляют криминологический интерес. Реальные жизненные противоречия создают проблемную криминальную ситуацию, требующую дальнейшего разрешения. Постановка научной криминологической проблемы означает выход за пределы изученного в сферу того, что должно быть изучено. Невозможность решить проблему обычным путем и делает необходимым проведение криминологического исследования.
Решение криминологической проблемы направлено на достижение тех или иных целей, среди которых можно назвать повышение эффективности предупреждения отдельных видов преступности, наиболее распространенных форм преступной деятельности, нейтрализацию либо устранение криминогенных факторов, детерминирующих преступность и преступления. Вначале цель исследования, как правило, определяется в самой общей форме, затем уточняется путем проработки соответствующих материалов и литературы. Далее необходимо конкретизировать задачи исследования. Соотношение целей и задач исследования выражается в том, что цели обычно обозначают главный предполагаемый результат исследования, а формулирование задач ориентирует исследователя на способы достижения целей, и поэтому задачи носят, как правило, более частный по отношению к целям характер.
После того как определены и сформулированы цели и задачи, необходимо определить объект и предмет исследования. Объект криминологического исследования включает в себя изучение всей совокупности общественных отношений и жизнедеятельности людей, которые связаны с проводимым криминологическим исследованием. Предметом исследования принято считать ту из сторон объекта, которая непосредственно подлежит изучению. Как правило, это наиболее значимая сторона объекта с точки зрения целей и задач. Так, если при изучении преступности несовершеннолетних объектом являются все общественные отношения и та криминогенная среда, которая порождает этот вид преступности, то предметом исследования будут лишь те группы несовершеннолетних, которые наиболее часто совершают преступления, а также самые существенные характеристики криминогенной среды, питающей этот вид преступности.
Определение объекта и предмета сопровождается разработкой и формулированием рабочих и теоретических гипотез, представляющих собой предположения о тех или иных связях и характеристиках изучаемого криминологического объекта. Важно при этом избежать опасности постановки мнимых либо произвольно придуманных проблем, не отражающих реальной действительности.
Определив цели и задачи, объект и предмет исследования, его временные рамки, следует приступить к подбору и осмысливанию наиболее приемлемых для реальных условий методов и методик исследования. При этом нужно опираться на их достаточность с точки зрения предполагаемого объема получения криминологической информации и ее качественных характеристик. Так, при изучении общественного мнения о состоянии борьбы с преступностью можно ограничиться социологическими выборочными опросами различных социальных групп населения с помощью специальных анкет, проведения интервьюирования, изучения содержания прессы, анализа выступлений и передач на соответствующие темы по радио и телевидению. При изучении насильственных посягательств против личности потребуется несколько иной набор методов и методик. В этом случае важная криминологическая информация может быть получена при помощи статистических методов, анализа материалов расследования и судебного разбирательства данной категории уголовных дел, изучения личных дел осужденных, анкетных опросов как самих преступников, так и лиц из их ближайшего окружения, экспертных опросов и иных методов, применяемых в криминологических исследованиях.
Отдельным элементом программы исследования является описание ожидаемых результатов.
Наряду с программой криминологического исследования разрабатывается его рабочий план. Он предназначен для упорядочения основных этапов исследования в соответствии с его программой, календарными сроками, материальными и людскими затратами, необходимыми для достижения конечных целей исследования.
Организационное и методическое обеспечение криминологического исследования включает создание исследовательской рабочей группы. В связи с этим необходимо решить вопросы выбора типов исполнителей, их численности, степени подготовки и времени использования. Например, для проведения опросов необходимы анкетеры и интервьюеры, имеющие соответствующую подготовку. Задача обеспечения исследования компетентным составом исполнителей становится особенно значимой на этапе поступления первичных данных и их подготовки к обработке. В крупном криминологическом исследовании обычно участвуют различные специалисты: криминологи, социологи, экономисты, психологи, математики, практические работники правоохранительных органов и др. Каждый из них должен знать и понимать общие цели и задачи исследования, быть готовым на высоком качественном уровне выполнить свой объем работы. Для этого рекомендуется проводить их инструктаж, который обычно осуществляют специалисты, разработавшие программу исследования и его общий замысел.
Наиболее ответственным этапом исследования является анализ результатов и обработка эмпирического материала. Главная задача заключительного этапа - анализ и интерпретация полученных данных, обобщение выводов и разработка рекомендаций по совершенствованию или изменению работы изучаемого социального механизма. Особое внимание уделяется обнаружению наиболее характерных связей и тенденций анализируемых явлений и правильному их объяснению.
Криминологическое исследование не должно сводиться к фотографическому отражению изучаемого объекта и его составных частей. Оно должно содержать как обобщенные выводы оценочного характера, так и конкретные практические рекомендации и предложения, направленные на улучшение деятельности соответствующих субъектов, будь то орган внутренних дел, другое правоохранительное учреждение либо иной государственный или общественный институт, в компетенцию которого входит борьба с преступностью и предупреждение правонарушений.

Методики криминологического исследования
Одним из необходимых условий проведения криминологического исследования является использование определенных методов или совокупности методов, с помощью которых изучаются разнообразный конкретные проблемы преступности.
Под методикой в философской литературе понимается способ или средство познания социальной действительности. В узком плане методика - это совокупность технических приемов, способов сбора и анализа информации о преступности, ее причинах и личности преступников, а также о мерах борьбы с нею. Результатом криминологических исследований должны быть практические выводы с рекомендациями, предложениями по повышению эффективности борьбы с преступностью, по составлению программ предупреждения преступности и совершенствованию законодательства и т. п. В связи с этим отдельными учеными в понятие методики включаются и методы разработки таких выводов, предположений и рекомендаций.
Проблемы, изучаемые криминологией, могут быть глубоко и достаточно полно исследованы только на основе диалектики - всеобщего метода познания. Использование основных философских законов и категорий, таких как познаваемость социальных явлений, единство и борьба противоположностей, переход количества в качество, причинность и следствие и т.п., позволяет глубже проникнуть в сущность изучаемых криминологией явлений и процессов.
Диалектика помогает проследить на криминологических объектах взаимосвязь общего, особенного и единичного, необходимого и случайного, причины и следствия. Эти законы диалектики лежат в основе криминологической характеристики структуры преступности, сущности и классификации ее причин, выработки предупредительных мер. Использование диалектического метода в криминологии помогает при изучении личности преступника комплексно анализировать систему его жизнедеятельности и мотивационную сферу.
Однако философия не дает науке криминологии готовых решений тех вопросов, которые она изучает, а только вооружает ее методологией познания для нахождения верных и обоснованных решений. Поясняя это, следует отметить, что исторический подход, будучи важным проявлением диалектического изучения общества, учит нас рассматривать преступность как своеобразную систему, функционирующую в разных исторических условиях, показывает ее изменения на различных этапах общественного развития. В криминологической науке учет исторического развития позитивных и негативных факторов, анализ их характеристик во взаимодействии, а подчас и в противоборстве, совершенно необходимы для познания закономерностей возникновения и изменения как преступности в целом, так и отдельных видов преступлений. В противном случае неизбежны вульгаризация и упрощение, поверхностные и неточные выводы. Так, если оценивать в криминологическом плане сегодняшнюю преступность в стране, ее особенности и тенденции без исторического анализа предпосылок ее изменения, то неизбежно возникнут ошибочные суждения и оценки.
Поэтому не случайно применению в криминологии системного подхода к изучению явлений в последние годы придается все большее значение. По степени глубины познания и масштабности охвата предмета исследования этот подход можно отнести к числу современных всеобщих методов познания.
Системный подход предполагает изучение криминологического объекта как целостного единства с познанием степени и характера взаимосвязи элементов (подсистем), входящих в системное образование. Важнейшее назначение этого подхода заключается в том, что его использование позволяет выявить качественные устойчивые стороны интегрального образования, а не просто зафиксировать механическую совокупность составляющих его компонентов. Достоинством данного подхода является и то, что он позволяет использовать всеобщий метод как отправную точку научного познания, а общенаучные и частнонаучные методы - как способы решения конкретных исследовательских задач.
Примером системы криминологического характера являются причины и условия преступности. Такая система слагается из взаимодействующих подсистем и элементов, представляющих питательную почву для преступности. Ей противостоит система борьбы с преступностью. Обе системы, как криминогенная, так и антикриминогенная, взаимодействуют в соответствии с законом единства и борьбы противоположностей и в свою очередь входят в более общую систему общественных отношений на данном этапе развития общества.
В необходимых случаях системный метод может быть дополнен комплексным подходом к исследованию криминологических проблем.
Комплексность и системность, как методологические принципы социального исследования, хотя и взаимосвязаны, но не тождественны. Системный подход нейтрален по отношению к идеологии и поэтому без каких-либо качественных изменений может использоваться наукой. Комплексный подход отражает социально значимую направленность познания. Он призван обеспечить изучение и осмысление социальной действительности не с формальной или технической стороны, а со стороны содержательной, качественной, идеологической.
При изучении системы воздействия на преступность комплексный подход предполагает решение следующих задач: определение сущности и функционального назначения системы воздействия на преступность; описание суммы образующих ее элементов и их функций; выявление характера взаимосвязи структурных элементов; исследование характера взаимосвязей системы с внешней средой; рассмотрение системы воздействия на преступность в историческом аспекте; оценку реальных возможностей современного общества в противоборстве с преступностью; поиск путей и средств ее преодоления.
Исходя из общенаучного диалектического метода познания социальной действительности, криминология использует для исследования проблем преступности разнообразные частно-научные (специальные) методы. Эти методы довольно многочисленны и в большинстве случаев отнюдь не криминологические. Многие конкретные методы заимствуются из таких наук, как социология, психология, юридические науки, статистика, демография, экономика.
Применение тех или иных методов в любом криминологическом исследовании на различных объектах (трудовой коллектив предприятия, социальная группа, район, город и т. д.) обусловливается главным образом предметом, целями и задачами изучения.
Вместе с тем следует иметь в виду, что в науке нет универсальных методов; каждый метод имеет как положительные стороны, так и недостатки. Поэтому необходимо сочетать методы по принципу подкрепления, дополнительности и взаимоконтроля. Увлечение каким-то одним методом без широкого использования других может привести к ошибочным выводам.
Овладение совокупностью методов и применение их с должным вниманием дела обусловливают получение доброкачественной и полной информации и, следовательно, способствуют повышению обоснованности выводов, рекомендаций и предложений.

ТЕМА 4 «Проблемы теории личности преступника»

1. Характеристика основных подходов к изучению личности преступника.
2. Формирование личности преступника.
3. Мотивация и мотивировка преступных действий.

1. Характеристика основных подходов к изучению личности преступника
Успешное предупреждение преступлений возможно лишь в том случае, если внимание будет сконцентрировано на личности - преступника, поскольку именно личность - носитель причин их совершения. Можно поэтому сказать, что эта личность является основным и важнейшим звеном всего механизма преступного поведения. Те ее особенности, которые порождают такое поведение, должны быть непосредственным объектом предупредительного воздействия. Поэтому проблема личности преступника относится к числу ведущих и вместе с тем наиболее сложных в криминологии.
Личность преступника всегда была одной из центральных, проблем всех наук криминального профиля, и в первую очередь криминологии, история которой свидетельствует, что наиболее острые дискуссии криминологи вели и ведут как раз по поводу личности преступника. В зависимости от социально-исторических условий, требований социальной практики и уровня развития науки по-разному ставился и решался вопрос, что такое личность преступника, есть ли она вообще, в чем ее специфика, какова ее роль в совершении преступления, как воздействовать на нее, чтобы не допустить больше преступных действий. Легко заметить, что все эти вопросы имеют большое практическое значение.
Необходимо учитывать, что даже в такой специфической сфере, как преступление, человек действует в качестве общественного существа. Поэтому к нему надо подходить как к носителю различных форм общественной психологии, приобретенных нравственных, правовых, этических и иных взглядов и ценностей, индивидуально-психологических особенностей. Все это в целом представляет собой источник преступного поведения, его субъективную причину, предопределяет необходимость изучения всей совокупности социологических, психологических, правовых, медицинских (в первую очередь психиатрических) и других аспектов личности преступника.
Личность преступника есть совокупность интегрированных в ней социально значимых негативных свойств, образовавшихся в процессе многообразных и систематических взаимодействий с другими людьми. Эта личность, являющаяся субъектом деятельности, познания и общения, конечно, не исчерпывается только указанными свойствами, которые, к тому же, поддаются коррекции. В то же время социальный характер личности преступника позволяет рассматривать ее как члена общества, социальных групп или иных общностей, как носителя социально типичных черт. Включение преступника в активное и полезное групповое общение выступает в качестве важного условия его исправления.
Сравнительное психологическое изучение личности больших групп преступников и законопослушных граждан показало, что первые отличаются от вторых значительно более высоким уровнем импульсивности, т.е. склонностью действовать по первому побуждению, и агрессивностью, что сочетается у них с высокой чувствительностью и ранимостью в межличностных взаимоотношениях. Из-за этого такие лица чаще применяют насилие в различных конфликтах. Они хуже усвоили требования правовых и нравственных норм, больше отчуждены от общества и его ценностей, от малых социальных групп (семьи, трудовых коллективов и т. д.) и у них плохая социальная приспособляемость. Поэтому для таких лиц характерны сложности при попытках адаптироваться в тех же малых группах.
Такие черты в наибольшей степени присущи тем, кто совершает грабежи, разбойные нападения, изнасилования, убийства или наносит тяжкий вред здоровью, в наименьшей - тем, кто был признан виновным в совершении краж, а еще меньше - лицам, совершающим преступления в сфере экономической деятельности.
Именно указанные признаки в совокупности с антиобщественными взглядами и ориентациями отличают преступников от непреступников, а их сочетание (не обязательно, конечно, всех) у конкретного лица выступает в качестве непосредственной причины совершения преступлений. Вместе с тем нужно учитывать, что они возникают в рамках индивидуального бытия, на базе индивидуального жизненного опыта, а также биологически обусловленных особенностей. Однако такие особенности, равно как и психологические черты, носят как бы нейтральный характер и в зависимости от условий жизни и воспитания наполняются тем или иным содержанием, т. е. приобретают социально полезное или антиобщественное значение. Следовательно, личность представляет собой индивидуальную форму бытия общественных отношений, а личность преступника, как более частное явление, - индивидуальную форму бытия неблагополучных общественных отношений. Это, конечно, не означает, что личность преступника включается только в такие отношения или испытывает лишь негативные влияния.
В равной мере это не означает, что преступное поведение есть лишь результат негативных влияний внешней среды на человека, а он сам в этом как бы не участвует. В преступном поведении отражены и генетически обусловленные задатки и предрасположенности, темперамент, характер и т. д. Внешние условия не напрямую порождают преступное поведение. Они обусловливают внутренний духовный мир, психологию личности, которые, в свою очередь, становятся самостоятельным и активным фактором, опосредующим последующие влияния социальной среды на нее Человек, образно говоря, «выбирает» и усваивает те из них, которые в наибольшей степени соответствуют его психологической природе. Каждый индивид как личность - это продукт не только существующих отношений, но также своего собственного развития и самосознания. Одно и то же по своим объективным признакам общественное положение, будучи по-разному воспринято и оценено личностью, побуждает ее к совершенно различным действиям. Система отношений человека к различным социальным ценностям и сторонам действительности, нормам и институтам, самому себе и своим обязанностям, различным общностям, группам и т. д. зависит, следовательно, как от внешних, так и от внутренних, личностных обстоятельств.
Вот почему недопустимы и социологизация, и психологизация личности преступника. Первое обычно выражается в преувеличении влияния среды на ее формирование и поведение, игнорировании субъективных факторов, психологических свойств, психических состояний и процессов, сведении личности к ее социальным ролям и функциям, положению в системе общественных отношений. Второе - в придании только психологическим факторам решающего значения без учета сформировавшей их социальной среды, тех условий, в которых развивался человек или в которых он действовал. Криминология должна исходить из диалектического единства социального и психологического, их постоянного взаимодействия.

2. Формирование личности преступника
Процесс формирования личности принято рассматривать как социализацию, т.е. процесс наделения личности общественными свойствами, выбора жизненных путей, установления социальных связей, формирования самосознания и системы социальной ориентации, вхождения в социальную среду, приспособления к ней, освоения определенных социальных ролей и функций. В этот период возникают и закрепляются типичные реакции на возникающие жизненные ситуации, наиболее характерные для данного человека предпочтения.
Социализация личности как активный процесс длится не всю жизнь, а лишь период, необходимый для восприятия комплекса норм, ролей, установок и т. д., т. е. на протяжении времени, нужного для становления индивида как личности. Можно выделить первичную социализацию, или социализацию ребенка, и промежуточную, которая знаменует собой переход от юношества к зрелости, т.е. период от 17-18 до 23-25 лет.
Особенно важную роль в формировании личности играет первичная социализация, когда ребенок еще бессознательно усваивает образцы и манеру поведения, типичные реакции старших на те или иные проблемы. Как показывают психологические исследования личности преступников, уже взрослым человек часто воспроизводит в своем поведении то, что запечатлелось в его психике в период детства. Например, он может с помощью грубой силы разрешить конфликт так, как это раньше делали его родители. Можно сказать, что преступное поведение в определенном смысле есть продолжение, следствие первичной социализации, но, конечно, в других формах.
Дефекты первичной, ранней социализации в родительской семье могут иметь криминогенное значение в первую очередь потому, что ребенок еще не усвоил других положительных воздействий, он полностью зависим от старших и совершенно беззащитен перед ними. Поэтому вопросы формирования личности в семье заслуживают исключительного внимания криминологов. Семья - главное звено той причинной цепочки, которая выводит на преступное поведение.
Однако условия жизни ребенка не прямо и не непосредственно определяют его психическое и нравственное развитие. В одних и тех же условиях могут формироваться разные особенности личности, прежде всего из-за того, в каких взаимоотношениях со средой находится человек, какими биологическими чертами он обладает. Средовые влияния воспринимаются в зависимости от того, через какие ранее возникшие психологические свойства ребенка они преломляются.
Криминогенные последствия может иметь и такой недостаток семейного воспитания, когда при отсутствии теплых эмоциональных отношений и целенаправленного нравственного воспитания окружающие заботятся об удовлетворении лишь материальных потребностей ребенка, не приучая его с первых лет жизни к выполнению простейших обязанностей перед окружающими, соблюдению нравственных норм. По существу, здесь проявляется равнодушие к нему.
Неблагоприятное формирование личности продолжается в антиобщественных малых неформальных группах сверстников. Последние, как правило, представляют собой объединение в прошлом отвергнутых семьей детей - и юношей, и девушек. Их сближение в рамках такой группы происходит обычно очень быстро, так как они представляют друг для друга огромную социальную и психологическую ценность. Дело в том, что групповая сплоченность и постоянное общение позволяют им устоять перед обществом, которое воспринимается ими как нечто чуждое и враждебное. Естественно, что некоторые его важные нормы перестают регулировать их поведение.
Таким образом, существование преступных групп, или групп, в которых господствуют отсталые, вредные взгляды и нравы, антиобщественные нормы поведения и которые, в свою очередь, оказывают отрицательное влияние на личность, также обусловлено только социальными причинами. Существование подобных групп неизбежно в той же мере, в какой закономерно существование таких общественных структур, из которых выталкиваются отдельные люди, обрекаемые на отчуждение. Отчужденные же личности обязательно объединяются в свои группы для защиты собственных интересов и взаимной поддержки. Общество всегда их будет осуждать, почти всегда же забывая о том, что само виновато в этом. Конечно, группы отличаются друг от друга и своей сплоченностью, и устойчивостью, и степенью своей общественной опасности, причем не только для среды в целом, но и для отдельных своих же членов.
Влияние группы значительно постольку, поскольку данный человек ценит свое участие в ее жизнедеятельности. Ее члены находятся в повседневном общении, между ними возникает множество отношений, основанных на чувствах, причем их отношения друг к другу и оценки различных социальных фактов, событий, других людей неизбежно выражаются в эмоциональной форме. Группа осуждает или одобряет, радуется или негодует, и потому общие настроения и мнения выступают ее основными социально-психологическими, духовными образованиями. Настроения и мнения, господствующие в группе, неизбежно передаются ее членам.
Совершение преступления является результатом взаимодействия образовавшихся под воздействием неблагоприятных жизненных условий негативных нравственно-психологических свойств личности и внешних объективных обстоятельств, образующих криминогенную ситуацию. На основе неблагоприятных условий нравственного формирования личности создаются предпосылки, рассматриваемые как возможность совершения преступления конкретным лицом. На основе конкретной ситуации сложившаяся у лица криминогенная мотивация реализуется в совершаемом преступлении.
Это положение имеет не только теоретическое, но и практическое значение. Так, правоохранительные органы, осуществляя профилактическую деятельность на обоих указанных уровнях, выявляют условия, отрицательно влияющие на формирование нравственно-психологических свойств личности в семье, учебном или производственном коллективе, бытовом окружении, сфере общения и в других областях социальной жизни, с тем чтобы принять соответствующие меры по их устранению, при необходимости взаимодействовать с другими учреждениями, предприятиями и общественными организациями для оздоровления обстановки и нейтрализации возникших криминогенных ситуаций.

3. Мотивация и мотивировка преступных действий.
Несмотря на огромное значение мотива для понимания человеческого поведения, он еще не привлек к себе должного внимания отечественных психологов. Что касается криминологии, призванной объяснять преступное поведение, то ее познание еще не совсем вышло из круга обыденных представлений, основанных прежде всего на здравом смысле, а не на результатах научных исследований. Юристы полагают, что преступления совершаются главным образом из корысти, мести, ревности, хулиганских побуждений, не очень задумываясь над тем, какие глубинные психологические и внешние социальные реалии они отражают, в чем их субъективный смысл.
Разумеется, указанная цепочка достаточно условна, поскольку основные мотивы, ведущие мотивационные тенденции формируются в том же процессе, в котором возникают черты отчужденности личности и ее тревожность. Отчуждение, начавшееся с отвергания родителями ребенка, порождает тревожность как личностное свойство, а она - мотивы преступного поведения, связанные с «охраной» биологического или (и) социального существования индивида. Социальная дезадаптивность и тревожность в связи с теми или иными событиями в жизни человека или развитием у него психических аномалий могут возрастать. Соответственно большую значимость приобретают и порожденные, обусловленные этими явлениями мотивы.
В целом же мотивы преступного поведения нельзя понять вне связи с прожитой человеком жизнью, с теми влияниями, которым он подвергался и которые определили его личностные особенности. Мы утверждаем, что проблема мотивов - это во многом проблема их происхождения, их обусловленности внешними и внутренними факторами в ходе индивидуальной истории личности. В мотивах как бы воспроизведено, отражено прежде всего содержание раннесемейных отношений, а затем и последующих событий. Отношения и события детства обретают вторую жизнь, новую форму существования и, реализуясь через мотивы в поведении, являются как бы ответом на них, их продолжением или следствием. Если же не связывать мотивы со всей жизнью индивида, то можно прийти к абсурдному выводу: любой мотив возникает мгновенно под воздействием актуальной ситуации. Подобный вывод означал бы также, что мотивы не имеют личностных корней.
Конечно, нет жесткой и однозначной зависимости между условиями жизни и содержанием мотивов, равно как и совершением преступлений. Однако неблагоприятные условия формирования личности оказывают определяющее влияние на дальнейшую жизнедеятельность человека.
Итак, мотивы выражают наиболее важные черты и свойства, потребности и стремления личности. Поэтому обоснованно утверждение, что каковы мотивы, такова и личность, и наоборот, а поэтому они являются наиболее полной и точной ее характеристикой. Это тем более верно, ибо мотивы - это не только то, что побуждает к определенному поведению, но и то, ради чего оно совершается, в чем его внутренний смысл для действующего субъекта («Каждый стоит столько, сколько стоит то, о чем он хлопочет». Марк Аврелий). На это мы обращаем особое внимание потому, что отдельные исследователи под мотивами понимают любые стимулы, в том числе внешние, способные вызвать или активизировать поведение. Для решения вопроса об ответственности, в частности уголовной, человека за свои поступки это чрезвычайно важно, поскольку, рассуждая логически, он не должен отвечать за те действия, причины которых лежат вне его.
Однако содержание мотивов не может быть сведено и к отдельным психическим явлениям (интересам, потребностям, чувствам и т. д.), несмотря на то, что они играют существенную роль в мотивации и очень часто проявляются именно в отдельных мотивах. Например, в насильственном преступном поведении весьма заметна роль эмоций, особенно тех, которые отличаются интенсивностью, яркостью, длительностью. Обычно эмоции отражают в мотивации острые противоречия между личностью и средой, конкретной жизненной ситуацией. Однако простая констатация присутствия гнева, ярости еще далеко не раскрывает содержания мотивов, поскольку она не дает ответа на вопрос, каков субъективный смысл совершаемых действий. Пытаясь понять мотив, нельзя, на наш взгляд, ограничиваться указанием на то, что в момент совершения преступления виновный испытывал сильнейший приступ гнева, хотя эта эмоция оказывает значительное влияние на принятие решения.
Следует допустить, что криминогенное значение имеет недостаточное число, так сказать, немногочисленность мотивов. Основанием для подобного предположения помимо общетеоретических соображений служат и некоторые эмпирические данные о том, что у так называемых общеуголовных преступников (убийц, воров, грабителей, разбойников, хулиганов) по сравнению с законопослушными гражданами заметен уже спектр мотивов и соответственно способов их реализации. Блокирование даже одного из наиболее значимых мотивов при общей скудости их набора вызывает не только психотравмирующие переживания, но и еще большее отчуждение от среды и норм, регулирующих поведение. Все это повышает вероятность совершения преступных действий.
Хотя мотив не может сформироваться без влияния внешних условий, он не является лишь простым передатчиком этих условий, существовавших в различные периоды жизни человека. Испытывая на себе влияние биологических и личностных особенностей, мотив олицетворяет единство объективного - социальной среды, и субъективного - личностных качеств, в которые трансформировались и через которые преломились объективные обстоятельства. В то же время он образует особое личностное свойство, в котором фокусируются ведущие жизненные тенденции личности. Поэтому о мотиве можно сказать, что он и зависим, и автономен.
Подводя некоторые итоги, хотелось бы вновь подчеркнуть, что изучение мотивов преступного поведения, попытка понять его глубинные, неосознаваемые личностью причины продиктованы желанием не оправдать, не защитить преступика, а понять движущие силы преступления, объяснить его и вызываются потребностями цивилизованного правосудия. Одно наказание заслуживает виновный, убивший, например, обидчика, и другое, более суровое, - тот, кто «просто» стрелял по прохожим и убил одного из них. Знание мотивов необходимо и для того, чтобы предметно перевоспитывать конкретного осужденного, помочь ему начать новую жизнь без рецидивов правонарушений.

ТЕМА 5: «Воспроизводство преступности в обществе»

1. Причинность в криминологии. Общая характеристика криминологической теории причинности.
2. Ситуация, способствующая преступлению.
3. Криминологический анализ причинных комплексов.

Причинность в криминологии. Общая характеристика криминологической теории причинности
Проблема причин преступности - самая острая, дискуссионная, можно даже сказать, самая болезненная в криминологии. Объяснительных схем здесь необычайно много - от антропологических и генетических до социологических и психологических. В недавнем советском прошлом она была предельно идеологизирована, поскольку никто не смел высказывать о ней свое мнение - иное, чем этого хотелось властям.
Тем не менее, научные исследования причин преступности в отечественной криминологии ведутся более ста лет. За этот период российским ученым представилась возможность получить результаты, способные пролить свет на весь комплекс весьма сложных криминогенных факторов, систематизировать и оценить их. Данные результаты позволили создать некоторую общую теоретическую концепцию причин преступности, определить общие, наиболее важные и принципиальные подходы к ее предупреждению, разработать конкретные рекомендации по использованию полученных данных в практических целях борьбы с преступностью. Разумеется, к настоящему времени, особенно в последнее десятилетие, российские криминологи сделали немало для исследования причин преступности. Как теоретические выводы, так и методологические пути изучения причин преступности разнятся в соответствии с установками той или иной научной криминологической школы. Правда, российские криминологические школы, в полной мере унаследовавшие советские традиции, мало отличаются друг от друга, особенно по проблемам причин преступности.
Причины преступности обсуждались в советской криминологии еще в 60-х годах прошлого столетия. Тогда сама мысль об их наличии в социалистическом обществе была и новаторской, и смелой, но, по понятным причинам, соображения по этому поводу высказывались самые робкие. Они в основном сводились к двум главным детерминирующим факторам: действию пережитков в сознании людей в силу его отставания от бытия и влиянию капиталистического окружения.
Постепенно наивные и в то же время небезвредные объяснительные схемы преодолевались благодаря усилиям таких видных ученых, как В.Н. Кудрявцев, А.Б. Сахаров, А.М. Яковлев.
В.Н. Кудрявцев определил исходные методологические позиции исследований причин преступности еще в 70-х годах. Он, например, писал, что криминогенные причины обладают всеми общими чертами социальной причинности и, кроме того, отражают определенную специфику антиобщественных явлений. Последнее можно рассматривать как негативный, отрицательный элемент общественной жизни, как известные издержки в функционировании социальной системы. Причины этих издержек, имеющих социальный характер, надо искать в социальных явлениях, а не за пределами общества. Нельзя не согласиться с тем, что поскольку преступность - социальное явление, то ее причины имеют социальный характер. Эти принципиальные положения были развиты В.Н. Кудрявцевым в его последующих трудах.
Можно констатировать четыре основных уровня исследования причин преступности:
на уровне всей преступности - сосредоточение внимания на глобальных экономических, социачьных, психологических и иных противоречиях, на существенных недостатках в деятельности государственных органов и общественных организаций, которые оказывают отрицательное влияние на общество в целом, состояние общественной нравственности, а отсюда на поведение отдельных людей;
на уровне отдельного региона (субъекта федерации или федерального округа), что для такой огромной по территории страны, как Россия, более чем актуально - предупреждение преступности в регионе должно стать одним из стратегических направлений борьбы с преступностью;
на уровне отдельных социальных групп населения - выделение по возрасту, полу, роду занятий и т. д., отдельным сферам жизнедеятельности (в быту, на производстве, в армии и т. д.), отдельным областям народного хозяйства или государственного управления;
на уровне личности и индивидуального поведения - фокусирование научных усилий на познании психологии человека, прибегая к глубинным психологическим (патопсихологическим) и психиатрическим (психопатологическим), комплексным психолого-психиатрическим изысканиям.
В методологических целях следует различать причины существования преступности вообще и причины преступности в данной стране. Первые значительно шире, они связаны со всей историей человечества, неразрывно вписаны в нее и определяют такую очень важную черту преступности, как ее вечность, т. е. то, что она была всегда и навсегда останется. Преступления неистребимы, поскольку в любом обществе и во все времена обязательно окажется человек или группа людей, которые не будут согласны с существующей системой распределения материальных и духовных благ или своим местом в межличностных отношениях, со своим биологическим и (или) социальным статусом. Несогласие следует учитывать в самом широком диапазоне: от размера присваиваемых (получаемых) материальных ценностей до своего фактического положения в межполовых (сексуальных) отношениях. Человек может принимать себя только в определенном качестве, когда не страдает его «Я»-концепция.
Подобные мотивации можно выявить практически в любом преступлении, но в разной степени выраженности и при условии применения адекватных методик, прежде всего психологических. Наиболее ярко они представлены среди корыстных преступлений, особенно крупных хищений, систематических взяток, а также в серийных изнасилованиях и серийных сексуальных убийствах.
Комплекс причин преступности в какой-то стране является сконцентрированным и актуализированным проявлением причин существования преступности в целом, которые действуют не сами по себе, а именно через те, которые криминогенны в данном обществе в данное время. Однако и те, и другие причины в конечном итоге проявляют себя в качестве причин индивидуального преступного поведения.

Ситуация, способствующая преступлению
Криминогенная ситуация - это совокупность конкретных внешних по отношению к человеку обстоятельств, которые в определенный момент жизни способствуют совершению им преступления. Следует избегать ошибки, которую довольно часто допускают средства массовой информации, обозначая этим словосочетанием преступное множество на какой-то момент времени.
Конкретное преступление обычно выступает в качестве результата взаимодействия преступных наклонностей личности и давления со стороны ситуации. С известной степенью условности можно говорить об обратной зависимости между степенью преступных наклонностей личности и уровнем давления со стороны способствующей преступлению ситуации в том смысле, что в меньшей степени склонный к преступлению человек совершает его чаще лишь под давлением неблагоприятных обстоятельств, а лицо с более выраженной готовностью нарушать уголовно-правовые запреты идет на это и при наличии незначительного толчка извне. Привычный преступник ищет подходящую для преступления ситуацию, а иногда и сам создает ее (например, вокзальный вор спаивает вином пассажира с целью облегчить возможность украсть у него чемодан).
Способствующие преступлению ситуации бывают разной продолжительности (длящееся месяцы отсутствие противоугонных средств автомобиля или произошедший в несколько секунд выезд транспортного средства на встречную полосу движения). Они отличаются по интенсивности (например, потеря кошелька с незначительной суммой денег или увольнение с работы, являвшейся единственным источником существования лица, решившегося на корыстное преступление).
Источники способствующих преступлениям ситуаций разнообразны: стихийное бедствие, ставящее в беззащитное положение раненых, престарелых и малолетних; военные действия, например вооруженный конфликт в Чечне, создавший возможность под предлогом межнационального конфликта совершать захваты заложников, похищение людей, убийства мирных жителей, кражи, разбои, изнасилования и т. д.; политический кризис, располагающий к попыткам насильственного захвата власти и попутному совершению обычных уголовных преступлений против личности, собственности и других объектов; финансовые затруднения конкретной семьи, способствующие тому, что кто-либо из ее членов добывает средства к существованию преступным путем; морально травмирующее поведение близких, располагающее к насильственным действиям в отношении них. Жертва преступления в некоторых способствующих преступлению ситуациях играет существенную роль. Изучением взаимосвязи между особенностями личности потерпевшего и преступлением занимается отрасль криминологии, именуемая виктимологией.
Криминогенная ситуация, не являясь непосредственной причиной совершения преступления, занимает как бы промежуточное место между личностью преступника, средой и преступлением. Она предшествует преступлению и является его непременным «спутником». Никакое преступление не может быть совершено, если в реальной действительности для этого нет подходящих условий.
По источникам возникновения криминогенные ситуации можно разделить на заранее создаваемые самим преступником; создаваемые им же, но непреднамеренно (например, путем приведения себя в состояние опьянения); возникшие в результате аморальных и правонарушающих действий других лиц; создаваемые потерпевшими от преступлений; вызванные стихийными силами природы; возникшие по стечению случайных обстоятельств.
Другими основаниями классификации криминогенных ситуаций могут быть: время их возникновения (кратковременные, возникающие в момент совершения преступления, и длительные, возникающие задолго до преступления); пространственная распространенность (общие и локальные); их содержание (проблемные, конфликтные, экстремальные); характер воздействия (провоцирующий, сопутствующий, соблазняющий, разряжающий, затрудняющий).
Любая криминогенная ситуация, будучи по своему содержанию объективной, включает особенности объекта и предмета посягательства, его время и место, климатические и иные условия. Элементами такой ситуации могут быть и обстоятельства, способствующие совершению преступления (например, недостатки в охране объектов собственности, сложности дорожного движения, виктимное поведение потерпевшего и т.п.). Такие обстоятельства выступают в качестве не причин, а условий, способствующих совершению конкретных преступлений.
Будучи объективной, криминогенная ситуация имеет и своеобразный субъективный характер, воспринимается как таковая конкретной личностью. При этом такое восприятие зависит от нравственно-психологических качеств личности, определяющих ее негативное либо позитивное поведение в сложившихся условиях, в конкретной криминогенной ситуации.
Однако следует учитывать, что даже самая неблагоприятная ситуация не обязательно приводит к совершению преступления. Решающее значение, безусловно, принадлежит конкретному человеку с его системой взглядов, наклонностей и стремлений.
Своевременное обнаружение криминогенных ситуаций и принятие мер к их ликвидации имеют важное значение в предупреждении преступлений.

Криминологический анализ причинных комплексов
Совокупность изучаемых явлений предполагает их классификацию. Это упорядочивает знания о предмете, обнаруживает связи между отдельными группами явлений и различия между ними. Иначе говоря, превращает конгломерат полученных данных в определенную систему. Так обстоит дело и с проблемой причин преступности.
Сложный механизм причинной связи в криминологии складывается в результате взаимодействия причин и условий, главных и второстепенных причин, закономерных и случайных событий.
В философской и юридической литературе различают полную и специфическую причины. Под полной причиной имеется в виду совокупность всех обстоятельств, при которых неизбежно наступает данное следствие. То есть это понятие включает не только причину в узком смысле слова (специфическую причину явления), но и все необходимые и достаточные условия. Различие причин и условий относительно, оно имеет значение лишь применительно к конкретным явлениям. В широком смысле условия также являются причинами события, поскольку без них оно не могло бы произойти. Для определения того, что следует отнести к причинам, а что - к условиям, представляется наиболее уместным подход, связанный с рассмотрением устойчивости и изменчивости явлений. Если субъект изменяется, то причина его изменения - «это изменяющееся условие в совокупности относительно устойчивых условий»; напротив, причиной устойчивого состояния является «относительно устойчивое условие в совокупности изменяющихся условий». Другими словами, причина противоположна условиям по своей изменчивости (или, наоборот, устойчивости).
Существуют и другие классификации различных явлений из области причинности (например, долговременные, постоянные и случайные; изменчивые и стабильные; глобальные, местные и региональные причины и условия). Единства мнений по этим вопросам среди криминологов разных школ не существует. Да и в таком единстве («шаблоне»), по-видимому, нет необходимости. Одной из первых попыток классификации преступности была, как известно, концепция факторов преступности. Бесчисленное множество явлений (социальные, психологические, расовые, демографические, климатические и др.), порождающих преступность или связанных с ней, названы и перечислены, но создать корректную систему классификации не удалось. Дело в том, что, во-первых, теория факторов преступности смешивала главное и второстепенное, существенное и несущественное, ведущее и зависимое от него, в том числе причины преступлений и способствующие им условия. А во-вторых, и это главное, упомянутая теория не рассматривала соответствующие факторы в системе, не раскрывала механизма влияния на преступность перечисленных ею обстоятельств.
Отечественные криминологи классифицировали также причины преступности на: а) причины преступности как социального явления в целом; б) причины отдельных видов преступности; в) причины конкретного преступления; г) условия, способствующие совершению преступлений.
Безусловно, все эти точки зрения имеют право на существование, однако они не в полной мере объясняют преступность, тем более в отдельно взятой стране.
На базе значительного опыта проведения криминологических исследований в нашей стране проблему классификации причин преступности (ее детерминации) нужно решать, как нам кажется, следующим образом.
При анализе происхождения любых социальных явлений, в том числе и преступности, мы сталкиваемся с множественностью причин (и множественностью следствий). Полезный метод анализа множественности причин преступности заключается в том, чтобы рассматривать их на разных уровнях. Низший уровень - психологический (индивидуальный). На нем мы изучаем психологические причины совершения преступления конкретными людьми. Общей причиной преступного поведения на индивидуальном уровне является недостаточная социализация личности, т. е. непонимание норм социальной жизни, слабая адаптированность к окружающим условиям.
Чем же вызвана эта недостаточная социализация? Почему появляются неадаптированные личности? Здесь мы уже поднимаемся на второй, более высокий уровень абстракции - социологический. На этом уровне рассматриваются пороки и недостатки общественной системы, т. е. те социальные, экономические, политические и духовные явления, которые вызывают преступность, их взаимосвязь и взаимную обусловленность. Эти явления влияют на формирование личности будущего преступника, мотивацию его поступков и реализацию задуманного.
Еще более высокий уровень - глобальный. Здесь рассматриваются причины негативных явлений в современном мире в целом. В определенном смысле этот уровень можно назвать и философским, ибо только при учете общемировых процессов в целом имеют смысл суждения о природе и причинах преступности в прошлом, настоящем и будущем.

ТЕМА 6: «Криминологическая виктимология»

1. Понятие и предмет виктимологии.
2. Криминологическая классификация и типология жертв преступлений.
3. Виктимологическая профилактика преступлений.

Понятие и предмет виктимологии
Преступность в России растет и становится все более опасной. В обществе происходит негативная «трансформация морали и права ... путем скачкообразного приспособления их к современному аморальному, противоправному и преступному массовому поведению...». «Для современной России неуважение к закону стало нормой, а в некоторых регионах оно стало, без преувеличения, обвальным». Наиболее ярко это проявляется в преступном поведении, но также и в виктимном, в значительной части характеризующемся своеобразной «виктимологической виной».
В современной России у значительной части граждан крайне низок уровень правосознания, что выражается, в частности, в низкой способности осознавать пределы криминальной опасности и необходимости ей противостоять. Множество людей, плохо приспособленных к самозащите, являются носителями потенциальной личностной уязвимости (виктимности), в массе проявлений определяющей виктимизацию общества, которая в России отличается более высоким уровнем, чем в развитых странах.
Ежегодно в нашей стране погибает в результате умышленных преступлений свыше 60 тыс. По коэффициенту убийств Россия далеко опередила большинство стран мира.
Множество людей становятся жертвами преступников. Только официально ежегодно регистрируется более 1,5 млн потерпевших. Преступления стали повседневным явлением. Они не могут не волновать буквально каждого человека и не только волновать, но и держать в страхе: любой может оказаться жертвой насильника, убийцы, вора или мошенника.
Виктимологическая ситуация, сложившаяся в стране, без преувеличения может быть оценена как крайне напряженная, диктующая необходимость создания системы мер, обеспечивающих личную и имущественную безопасность граждан и юридических лиц.
Интерес к жертве, виктимологические идеи имеют длительную историю. Однако возникновение теории жертвы, виктимологии, датируется серединой XX века. Виктимология взяла на себя функцию исследования всех закономерностей, связанных с жертвой преступления. С этого момента проблема жертвы стала, по существу, криминологической, т. е. обращенной в область детерминации конкретного преступления и преступности.
Создание виктимологии связывается с именами Ганса фон Гентига (1888-1974) и Бенджамина Мендельсона (1900-1998). Время рождения виктимологии, очевидно, следует соотнести с 1941 и 1947-1948 гг., когда были опубликованы разработанные ими ее основополагающие положения.
В 1956 г. немецкий криминолог Г. Шульц ввел понятие преступления на почве личных отношений между преступником и жертвой.
Виктимология в буквальном смысле означает «учение о жертве». Эта наука возникла как реализация идеи изучения жертв преступлений и изначально развивалась как направление в криминологии. Однако со временем представления о ней претерпели изменения, определились различные позиции относительно предмета виктимологии и ее научного статуса. Эти позиции сводятся к следующему:
Виктимология - это отрасль криминологии, или частная криминологическая теория, и, следовательно, развивается в ее рамках.
Виктимология - это вспомогательная для уголовного права, уголовного процесса, криминалистики междисциплинарная наука о жертве преступления. Она существует и функционирует параллельно с криминологией.
Виктимология - это общая теория, учение о жертве, имеющее предметом исследования жертву любого происхождения, как криминального, так и не связанного с преступлениями. Виктимология, таким образом, самостоятельная наука, принадлежность которой к юридическим можно признать лишь отчасти. Скорее это наука о безопасности жизнедеятельности человека.
Мы рассматриваем виктимологию как направление в криминологии, но это не значит, что иные подходы к ней не имеют права на существование.
Наряду с общеприменимым в криминологии термином «жертва» криминальная виктимология оперирует обозначающим непосредственную жертву преступления термином «потерпевший» независимо от того, признается ли лицо, пострадавшее от преступления, потерпевшим или нет. Жертвы, поведение которых столь негативно, что исключает возможность их процессуального признания потерпевшими, для виктимологии представляют особый интерес, так как вносят в механизм преступления, как правило, наиболее весомый вклад. Виктимологию, таким образом, интересует не формально-логическое понятие потерпевшего, а его истинная роль.
Соответственно предметом изучения виктимологии являются лица, которым преступлением причинен физический, моральный или материальный вред, в том числе и преступники; их поведение, находившееся в той или иной связи с совершенным преступлением (включая и поведение после него); отношения, которые связывали преступника и жертву до момента совершения преступления; ситуации, в которых произошло причинение вреда. Таким образом, виктимология изучает:
морально-психологические и социальные характеристики жертв преступлений (потерпевших от преступлений), чтобы ответить на вопрос, почему, в силу каких эмоциональных, волевых, моральных качеств, какой социально обусловленной направленности человек оказался потерпевшим;
отношения, связывающие преступника и жертву (потерпевшего), чтобы ответить на вопрос, в какой мере эти отношения значимы для создания предпосылок преступления, как они влияют на завязку преступления, мотивы действий преступника;
ситуации, которые предшествуют преступлению, а также ситуации непосредственно преступления, чтобы ответить на вопрос, как в этих ситуациях во взаимодействии с поведением преступника криминологически значимо проявляется поведение (действие или бездействие) жертвы (потерпевшего);
посткриминальное поведение жертвы (потерпевшего), чтобы ответить на вопрос, что он предпринимает для восстановления своего права, прибегает ли к защите правоохранительных органов, суда, препятствует или способствует им в установлении истины;
систему мероприятий профилактического характера, в которых учитываются и используются защитные возможности как потенциальных жертв, так и реальных потерпевших;
пути, возможности, способы возмещения причиненного преступлением вреда, и в первую очередь физической реабилитации жертвы (потерпевшего).
Виктимология, следовательно, не может ограничиваться изучением потерпевшего от преступления (жертвы) на психологическом уровне, как отдельно взятого индивидуума.
В ее предмет входит и массовая уязвимость, уязвимость отдельных социальных, профессиональных и других групп. Чтобы решать научные, а главное практические, задачи, необходимо знать: каков удельный вес потерпевших от преступлений в общей массе населения; удельный вес отдельных групп населения в массе потерпевших; от каких преступлений и в каких отношениях оказываются потерпевшими различные категории лиц, различающиеся по социальным, морально-психологическим, физическим признакам.
На современном этапе виктимология (именно криминальная (криминологическая) виктимология, поскольку в ином качестве она пока не существует) - это новое научное направление, развивающееся в рамках криминологии. Как таковая она, скорее всего, останется в составе криминологии и в том случае, если получат развитие исследования жертв не криминального происхождения, которые, что вполне возможно, оформятся в самостоятельную научную дисциплину.
Виктимология изучает определенную (связанную с жертвой) часть явлений, имеющих место в сфере причин преступности и условий, способствующих совершению преступлений. Но именно эти явления только в полной их совокупности изучаются криминологией. Таким образом, предмет виктимологии в этой части - элемент предмета криминологии.

Криминологическая классификация и типология жертв преступлений
Центральное, стержневое понятие виктимологии - жертва. Виктимология взяла на себя функцию изучения жертвы преступления (потерпевшего) с тем, чтобы синтезировать и систематизировать разноплановые и разрозненные данные о потерпевшем в единое целое в целях более глубокого и всестороннего понимания причин преступлений и условий, способствующих их совершению. Такая систематизация, в свою очередь, позволит осуществить обобщение полученных данных и сделать выводы о том, что является типичным как для ситуаций, в которых происходит причинение вреда, так и непосредственно для личности потерпевших. Технологически решение этой задачи связано с применением различных по основаниям классификаций потерпевших, учитывающих их субъективные и объективные характеристики.
Большую практическую помощь в познании личности жертв преступлений оказывает разработанная в криминальной виктимологии классификация потерпевших в зависимости от характера преступлений, причинивших вред. В основу этой классификации, как правило, положены составы преступлений, объединенные общим объектом (например, потерпевшие от преступлений против собственности). Вместе с тем проводились исследования потерпевших от конкретных видов преступлений - карманных краж, грабежей и разбойных нападений, мошенничества, изнасилований, убийств. Важное значение имеет также классификация потерпевших в зависимости от особенностей их личности (психофизических, нравственно-психологических, социально-ролевых). С учетом психофизических особенностей выделяются несовершеннолетние, женщины, лица пожилого возраста; нравственно-психологические качества позволяют выделить жертв с отрицательной либо положительной нравственной направленностью; социально-ролевые признаки лежат в основе отнесения к жертвам лиц определенной специальности и рода занятий, а также потерпевших от ранее совершенных преступлений, свидетелей этих преступлений.
Классификация потерпевших по половой принадлежности. Пол нередко играет существенную роль в механизме преступления, поскольку является необходимым условием совершения того или иного преступления. Есть преступления, в которых потерпевшим может быть лицо только определенного пола. Например, потерпевшей от изнасилования или насильственного лесбиянства может быть только женщина, от мужеложества - только лицо мужского пола и т.д. Естественно, при изучении лишь этих категорий преступлений классификация по полу не имеет смысла. Однако в тех случаях, когда дело касается изучения преступлений, в которых потерпевшими могут быть лица обоего пола, такая классификация полезна, поскольку позволяет установить степень и удельный вес виктимности женщин и мужчин применительно к отдельным преступлениям и в целом.
Классификация потерпевших по возрасту. Криминогенная значимость психологических особенностей потерпевших различного возраста особенно заметна как виктимообразующее качество на полюсах возрастных групп - у подростков и пожилых лиц.
Психофизические особенности детского и подросткового возраста - любопытство, жажда приключений, доверчивость, внушаемость, неумение приспосабливаться к условиям, в которых возникает необходимость находиться, беспомощность в конфликтных жизненных ситуациях, наконец (в ряде случаев), физическая слабость - обусловливают повышенную виктимность этой возрастной группы. Эти же качества могут способствовать становлению не только потерпевшего, но и преступника. Практика показывает, что наиболее виктимным среди несовершеннолетних оказываются подростки в возрасте 12-14 лет.
Особенности психофизического порядка определяют и повышенную виктимность лиц пожилого и преклонного возраста. Прежде всего здесь виктимологически проявляется физическая слабость, особенно у женщин, сказываются и определенные болезненные возрастные изменения. Так, преступником могут быть использованы слабая память, снижение половой потенции и др. «Подходы» к потерпевшему преступник находит, ориентируясь на чувство одиночества, например, овдовевшей женщины; возможны и иные варианты, когда действует преступница в расчете на одинокого пожилого мужчину.
Классификация потерпевших по их ролевому статусу. Лица, занимающие определенные должности или занимающиеся определенного рода общественной деятельностью, именно в силу специфики своей работы чаще, чем другие, оказываются потерпевшими от преступления. Так, работники милиции, сторожа, кассиры, инкассаторы, военнослужащие при исполнении обязанностей по караульной службе или патрулированию, т. е. лица, обязанные противодействовать преступнику, рискуют при этом здоровьем и даже жизнью. При нарушениях правил безопасности в таком же положении могут оказаться специалисты опасных профессий. Имеет значение для классификации по ролевому положению и уровень состоятельности потенциальных жертв. Виктимность начинает возрастать по мере превышения среднего уровня доходов. Очень богатым соответствует высокий уровень виктимности, несмотря на значительные меры предосторожности.
Классификация потерпевших в зависимости от их отношения к преступнику. В механизме преступления часто решающую роль играют отношения, в которых находятся жертва и преступник. Это могут быть отношения родственные, супружеские или иные интимные, соседские, товарищеские, дружеские, враждебные, служебные и т. д. Социальные связи определяют как существо конфликтов, приведших к преступлению, так и динамику развития криминологической ситуации. Достаточно указать на так называемую бытовую преступность, в которой наиболее ярко проявляются стабильные отношения между преступником и потерпевшим. Без учета этих отношений невозможно вести эффективную профилактику убийств, причинения телесных повреждений по бытовым мотивам и других бытовых преступлений.
Классификация потерпевших по нравственно-психологическим признакам. В механизме преступления проявляются самые различные нравственно-психологические особенности потерпевших, такие как половая распущенность, склонность к употреблению алкогольных напитков и наркотических веществ, жадность, деспотизм, агрессивность, грубость, трусость, жестокость, мнительность, пассивность, доверчивость, доброта, некритичность, предусмотрительность, моральная устойчивость, рассудительность, тактичность, вежливость, решительность, храбрость хорошая физическая подготовка, физическая слабость и т.д. Все эти качества проявляются в поведении и при определенных обстоятельствах могут способствовать или препятствовать совершению преступления.
Очевидно, помимо нравственно-психологических особенностей потерпевших следует учитывать и различные отклонения от нормального умственного развития. Негативное проявление этих отклонений может заключаться как в агрессивном, так и в пассивном поведении.
Негативные нравственно-психологические качества могут реализоваться в самых различных ситуациях, в том числе и выгодных, с точки зрения потерпевшего, для него самого. Это обстоятельство привело к тому, что в классификацию потерпевших предлагается ввести группу «атипичных» потерпевших, «фальшивой (мнимой) жертвы». Механизм причинения вреда атипичным потерпевшим несколько специфичен. В качестве атипичных потерпевших указываются лица, пострадавшие от преступлений, совершенных ими самими (членовредительство с целью уклонения от военной службы), добровольные потерпевшие (сожительство лица, не достигшего половой зрелости), самоубийцы (при доведении до самоубийства).
Вероятно, атипичных потерпевших нет необходимости выделять в отдельную классификационную группу, так как вошедшие в нее потерпевшие типичны для определенных категорий преступлений и найдут свое место в других классификационных группах (например, преступления особенности отношений, связывающих потерпевшего с преступником и другими причастными к преступлению лицами.
Решение задач профилактического характера в значительной степени зависит от своевременного выявления потенциальных потерпевших от преступлений по их поведению. В этом плане представляется полезной классификация потерпевших по характеру их поведения.
Лица, рискующие оказаться жертвами преступления, ведут себя по-разному: агрессивно или иным провоцирующим образом; пассивно, уступают насилию; проявляют полное непонимание уловок преступников или элементарную неосмотрительность. Их поведение может быть правомерным или, наоборот, правонарушающим и даже преступным, а вклад в механизм преступления как минимальным, так, при определенных обстоятельствах, и решающим. Исходя из их ситуативно ориентированных ролей, в данной классификации выделяются агрессивные, активные, инициативные, пассивные, некритичные и нейтральные потерпевшие. (Детальные характеристики этих классификационных групп с учетом мотивов «виновного» и «невиновного» виктимного поведения раскрываются применительно к виктимологической типологии личности).
Агрессивные потерпевшие. Эту группу составляют потерпевшие, поведение которых заключается в нападении на причинителя вреда или других лиц (агрессивные насильники) или агрессии в иных формах - оскорблении, клевете, издевательстве и т. д. (агрессивные провокаторы).
Агрессивные насильники общего плана. Их агрессивность выражается в нападении, но не имеет жестко ограниченной адресности. По ведущей мотивации это - корыстные, сексуальные, хулиганы, негативные мстители, лица, психически больные, страдающие расстройствами нервной системы.
Избирательно агрессивные насильники. Их агрессия реализуется в нападении на лицо, как правило, стабильно связанное с нападавшим. По ведущей мотивации это - корыстные, сексуальные, семейные деспоты, скандалисты, негативные мстители, лица, психически больные, страдающие расстройствами нервной системы.
Агрессивные провокаторы общего плана. Их агрессивное поведение не связано с физическим насилием и не имеет жесткой адресности. По ведущей мотивации это - хулиганы, негативные мстители, лица, психически больные, страдающие расстройствами нервной системы.
Избирательно агрессивные провокаторы. Их агрессивность реализуется без применения физического насилия и, как правило, направлена на стабильно связанное с потерпевшим лицо. По ведущей мотивации это - семейные деспоты, скандалисты, корыстные, сексуальные, негативные мстители, лица, психически больные, страдающие расстройствами нервной системы.
Активные потерпевшие. В эту группу входят потерпевшие, поведение которых не связано с нападением или толчком в форме конфликтного контакта, но причинение им вреда происходит при их активном содействии: сознательные подстрекатели, неосторожные подстрекатели, сознательные самопричинители, неосторожные самопричинители.
Инициативные потерпевшие. В эту группу входят потерпевшие, поведение которых имеет положительный характер, но приводит к причинению им вреда: инициативные по должности, инициативные по общественному положению, инициативные в силу личностных качеств.
Пассивные потерпевшие. В эту группу входят лица, не оказывающие сопротивления, противодействия преступнику по различным причинам: объективно не способные к сопротивлению (стабильно или временно), объективно способные к сопротивлению.
Некритичные потерпевшие. В эту группу входят лица, демонстрирующие неосмотрительность, неумение правильно оценить жизненные ситуации: с низким образовательным уровнем, низким интеллектом, несовершеннолетние, преклонного возраста, больные, в том числе психически больные, некритичные без очевидных «формализованных» качеств.
Нейтральные потерпевшие. В эту группу входят лица, поведение которых во всех отношениях безупречно: оно не было негативным и никоим образом не вызывало преступные действия; в пределах своих возможностей потерпевший критически осмысливал ситуацию

Виктимологическая профилактика преступлений
В отечественной криминологии предупреждение преступности (профилактика) рассматривается как социальная система, целостный процесс, включающий общесоциальное и специально-криминологическое предупреждение.
На общесоциальном уровне виктимологическое предупреждение преступлений осуществляется за счет мер экономического, политического, идеологического, организационного, правового характера, не имеющих специальным назначением борьбу с преступностью и, в частности, профилактику преступлений.
Однако эти меры (в перспективе) объективно обеспечивают создание условий, снижающих риск совершения преступлений, устраняющих криминогенные и виктимогенные факторы.
Специально-криминологическое предупреждение преступлений включает меры, непосредственно направленные на решение профилактических задач. В сферу применения этих мер попадают не только преступники и лица, от которых можно реально ожидать совершения преступлений, но и жертвы (состоявшиеся и потенциальные), а также обстановка, в которой они формируются в этом своем качестве и, в конечном счете, проявляются (или могут проявиться) как действующие лица ситуаций преступлений.
Это обстоятельство обусловило возникновение и развитие виктимологического предупреждения (виктимологической профилактики) преступлений, которое в отличие от криминологического нацелено преимущественно на предупреждение не преступного, а виктимного (самоопасного) поведения.
Виктимологическое направление криминологической профилактики (виктимологическая профилактика) - это включенная в социальную систему предупреждения преступлений подсистема общесоциальных и специально-криминологических мер, направленных на снижение индивидуальной и массовой виктимности посредством устранения негативных виктимных предрасположений, активизации защитных возможностей потенциальных жертв преступлений и обеспечения их безопасности.
Иными словами, виктимологическая профилактика представляет собой целенаправленное специализированное воздействие на лиц с неправомерным или аморальным поведением, а также на факторы, обусловливающие виктимность, связанную с подобным поведением. В равной мере ее объектом являются факторы и лица, положительное поведение которых тем не менее виктимоопасно для них.
Виктимологическая профилактика органически входит в систему предупредительного воздействия на преступность в той мере, в какой поведение потерпевшего включается в механизм факторов, обусловливающих и способствующих совершению преступлений. Но она имеет свои особенности, что и дает основания рассматривать ее, в известной мере, как самостоятельное направление криминологической профилактики преступлений:
Она имеет свой самостоятельный объект позитивного воздействия - реальных и потенциальных потерпевших от преступлений.
Информационное обеспечение виктимологической профилактики, помимо общих для нее и криминологической профилактики информационных источников, связано с применением специальных схем выявления ее объектов (в частности - специальных виктимологических классификаций).
Методы виктимологической профилактики и формы, в которых она осуществляется, основаны в большей мере на убеждении. Принуждение здесь может быть использовано менее широко, чем по отношению к основному профилактируемому контингенту.
Общая и индивидуальная виктимологическая профилактика осуществляется на основе широкого использования возможностей взаимопомощи, граждан.
Виктимологическая профилактика осуществляется также путем нейтрализации виктимноопасных ситуаций, в которых еще неустановлены возможные причинители вреда и есть основания ориентироваться только на определенные типы потенциальных потерпевших.
Задача виктимологической профилактики - предупреждение так называемых «инверсионных преступлений», в которых происходит смена ролей преступник-жертва путем воздействия на потенциального потерпевшего (в первую очередь инициатора возникновения опасной ситуации).
Специальная виктимологическая профилактика складывается из трех основных компонентов:
Общей виктимологической профилактики, включающей выявление причин преступлений и условий, способствующих их совершению, если они связаны с личностью и поведением потерпевших, устранение этих причин и условий.
Индивидуальной виктимологической профилактики, включающей:
выявление лиц, которые, судя по их поведению или совокупности личностных характеристик, с наибольшей вероятностью могут оказаться жертвами преступников;
организацию в отношении этих лиц мер воспитания, обучения, обеспечения личной безопасности.
неотложной виктимологической профилактики, включающей предотвращения конкретных замышляемых и подготавливаемых преступлений с использованием защитных ресурсов потенциальной жертвы, а также тактических возможностей, возникающих при организации профилактической работы «от потерпевшего».
Предотвращение и пресечение конкретных замышляемых и подготавливаемых преступлений, которое и ранее в большей или меньшей степени связывалось с личностью и поведением потерпевших, за счет более широкого «включения» виктимологических возможностей должно (конечно, не для всех преступлений в равной мере) определенным образом переориентироваться в тактико-методическом отношении на работу «от потерпевшего».
Однако, определяясь относительно объектов виктимологической профилактики, надо исходить не из того, что потерпевшие всегда положительные, а преступники отрицательные, поскольку они располагаются на противоположных полюсах конкретных криминальных ситуаций, а из реального положения вещей. Парадокс виктимологической профилактики состоит в том, что она должна направляться на лиц, которые равно могут стать и преступниками и жертвами. Здесь традиционная криминологическая профилактика смыкается с виктимологической.

ТЕМА 7: «Проблемы прОТИВОДЕЙСТВИЯ Преступности»

1. Основные парадигмы к предупреждению преступности.
2. Понятие и цели предупреждения преступности.
3. Перспективы предупреждения преступности.

1. Основные парадигмы к предупреждению преступности
Имеется потребность в отыскании оптимального пути (парадигмы) реагирования государства на преступность как на свойство общества воспроизводить преступления. Для того чтобы найти этот путь можно использовать модель взаимодействия людей в семье, где, как и в большом обществе, тоже существуют организаторы и организуемые, далеко не всегда желающие вести себя надлежащим, согласованным с общими интересами образом.
В ситуации, когда ребенок капризничает, не внемлет замечаниям, скажем, не вовремя просится гулять, - реакция родителей бывает различной. Ребенок может быть наказан: отшлепан или, скажем, ограничен в свободе передвижений, например, лишен прогулки, что позволяет разрешить конкретную сиюминутную конфликтную ситуацию, но может отрицательно сказаться на дальнейшем развитии наказанного, породив у него обиду, отрицательные чувства к наказавшим его взрослым, а также преподать ему урок применения агрессии как средства преодоления препятствий. Существуют и иные более трудоемкие пути: наладить жизнедеятельность ребенка таким образом, чтобы его потребности разрешались надлежаще и своевременно, или приучить его к самоограничению во имя общих интересов, к участию в труде, например домашнем, взрослых. «Нерепрессивные» средства являются наиболее корректными и в большинстве случаев ведут к сглаживанию проблем, возникающих между ребенком и родителями.
Все встречающиеся в практике пути реагирования на нарушающее семейную стабильность поведение, хотя заслуживают разную моральную оценку и обладают неодинаковой эффективностью, тем не менее, теоретически могут быть употреблены для противодействия преступности. Это, во-первых, привитие людям системы самоограничений (психолого-воспитательная парадигма); во-вторых, последовательное разрешение криминогенных противоречий в обществе (социальная парадигма); в-третьих, репрессия в отношении лиц, совершивших преступление (репрессивная парадигма). К названным следует присовокупить также обеспечение восстановления положения потерпевшего (реститутивная парадигма).
К сожалению, в политике реагирования государства на преступность, несмотря на делающиеся время от времени прогрессивные декларации, используются из указанных средств главным образом худшие, которые сориентированы лишь на тактические, а не на стратегические задачи, решающие, а чаще лишь создающие видимость решения сиюминутных вопросов, таких, как изоляция человека, вызывающего негодование окружающих тем, что он совершил преступление, но не снимающие, а «загоняющие вглубь» решение подлинных проблем преступности.
Репрессия как путь реакции на преступность в большинстве случаев оказывается малорезультативной. Так, лишение человека, совершившего преступление, свободы предотвращает совершение им новых преступлений на срок изоляции его от окружающих, но не корректирует его поведение в дальнейшем. Лучшие умы человечества с брезгливостью относятся к наказанию, считая его неэтичным. Монтескье высказал ставшие знаменитыми слова о том, что «хороший законодатель не столько заботится о наказаниях за преступления, сколько о предупреждении преступлений; он постарается не только карать, сколько улучшать нравы». Тем не менее для России пристрастие к каре остается, увы, типичной чертой. В этом помимо глубоких исторических причин сказывается влияние жестокой репрессивной коммунистической политики (красный террор против миллионов ни в чем не повинных людей, лозунги Ленина о «жесткой руке», «неотвратимости наказания» и т. д.), а также вынужденное участие России в Великой Отечественной войне, а в последние десятилетия - афганская война, вооруженные конфликты на Северном Кавказе и пр.
В России чрезвычайно велика доля населения (15% от числа взрослых), подвергшегося уголовному наказанию в виде лишения свободы. Россия по рассчитанному в 1996 г. на 100 тыс. населения коэффициенту лиц, находящихся в местах лишения свободы (558), заметно превосходила даже известные своей жесткостью США (515), не говоря уже о странах Западной Европы (49-93). В Советском Союзе пристрастие к такому виду наказания, как лишение свободы (которое чрезвычайно часто, особенно в ленинско-сталинские времена, применялось противоправно), было продиктовано не только большевистской политикой нагнетания страха, но также соображениями экономической целесообразности, поскольку заключенные служили той дешевой силой, которая позволяла успешно решать вопросы крупных «строек социализма». Трагическое прошлое, жесткая, а временами немыслимо жестокая политика не могли не сказаться на общественной психологии. Судя по массовым опросам, складывается впечатление, будто большинство населения в России воспринимает информацию о наказании и страданиях наказанного человека с удовлетворением, если не с удовольствием.
Политика реагирования на преступность в России пока фактически не включает в себя заботу о потерпевшем (в плане возмещения ему ущерба, причиненного преступником, оказания психологической и иной помощи), очень слаба профилактическая поддержка государством лиц, освободившихся из мест лишения свободы, а также маргинальных слоев населения, находящихся в сложных жизненных ситуациях, законопослушный выход из которых без помощи со стороны общества весьма затруднителен.
Надо отметить, что новейшие криминологические исследования направлены все чаще на механизм приверженности правилам, а не отклонениям от них, т. е. на изучение не столько причин правонарушений, сколько причин воздержания от их совершения. Согласно результатом эмпирических исследований подчинению социальным нормам содействуют четыре рода общественных связей: привязанность, обязательство, участие и вера. Отношения привязанности, и прежде всего любовь в семье, являются главными факторами, удерживающими от уголовной деятельности. Наряду с вытекающим из любви к близким нежеланием причинить им огорчение, стремление довести до конца принятые на себя обязательства, участие в какой-либо деятельности и представление о греховности того или иного поведения - вот что составляет важнейшие элементы механизма удержания от соблазна нарушить закон, что находит подтверждение в результатах специальных исследований. Наиболее надежным путем контроля над преступностью поэтому оказывается укрепление таких общественных институтов, как семья, школа, организация труда в условиях конкретного рабочего места.
Видный представитель немецкой уголовно-правовой социологии 90-х годов Ф. Фильзер обосновывает мысль о том, что социальная политика может выйти на путь реального уменьшения преступности при условии ориентации на сохранение традиционных духовных и гуманистических ценностей, поддерживая их развитие у населения в противовес сомнительным ценностям, включающим в себя богатство и власть. Этот путь означает «этически связанное развитие личности и общества как процесс воздействия одного на другое».

2. Понятие и цели предупреждения преступности
Осуществляемое государством противодействие преступности исторически - постепенно и не всегда последовательно - претерпевает совершенствование, главным признаком которого выступает гуманизация мер, применяемых к нарушителям уголовного закона, развитие контроля над преступностью сопровождается осознанием уничтожности результатов влияния уголовного наказания на процесс массового воспроизводства в обществе преступлений, появлением не карательных мер реагирования на преступность, связанных, в частности, с социальной, психологической и иной помощью лицам, которые в силу неблагоприятных условий их развития, а также сложившейся ситуации могут совершить преступление либо оказаться жертвой такового. Законодательная регламентация не только репрессивных, но и не репрессивных мер противодействия преступности нуждается в совершенствовании.
В России разработка нормативной основы для некарательной реакции на преступность находится пока в зачаточной стадии. Реформа же уголовного законодательства в значительной мере пошла вопреки исторической тенденции гуманизации, отчего можно ожидать отрицательных социальных последствий.
Реакция государства и общества на преступления и преступность обозначается разными терминами: «предупреждение», «борьба», «управление», «социальный контроль», «противодействие».
Понятие «предупреждение» годится разве что применительно к отдельным преступлениям, но не к их массовому воспроизводству. Да, в некоторых случаях возможно предотвратить преступление, если известно, что таковое готовится, или же, что определенным неблагоприятным образом сложились такие обстоятельства (конфликт между конкретными людьми, угрозы и т. п.), которые нередко приводят к нарушению уголовного закона. Но как можно предупреждать то, что уже есть: процесс воспроизводства преступлений, само свойство общества порождать новые и новые преступления? Слово «борьба» охватывает, пожалуй, лишь одну из сторон реакции общества на преступность - репрессию людей, нарушивших уголовный закон. Во всяком случае от этого термина веет безнадежностью, ибо борьба связана со стремлением к победе, т. е. к уничтожению преступности к «полной ее ликвидации», что является заведомо невыполнимым. Термины же «социальный контроль», «контроль над преступностью», близкие по смыслу к термину «управление преступностью», кажутся нам в большей степени соответствующими обозначаемой ими деятельности государства и общества по отношению к массе преступлений, к лицам, эти преступления совершающим, и к самой преступности общества. Еще более подходящим является термин «противодействие», который ориентирует не столько на владение информацией о преступности (ее созерцание), сколько на активные меры против нее.
Под противодействием преступности в духе сложившихся в мировой криминологии традиций здесь понимается общественный механизм, стимулирующий правопослушность человеческого поведения, ослабление причин совершения преступлений, уменьшение опасности преступности. В разных человеческих общностях противодействие преступности весьма существенно отличается по эффективности и по самим средствам, кладущимся в его основание. Относящиеся к 1970-1975 гг. исследования показали, что наиболее низкий уровень преступного множества наблюдался в странах, которые, несмотря на очень большие различия в социально-политическом, экономическом устройстве и уровне жизни, характеризовались на момент исследования одним общим фактором: неповрежденной системой общественного контроля (Швейцария, Ирландия, ГДР, Болгария, Саудовская Аравия, Алжир, Япония, Непал, Коста-Рика, Перу).
Исторически первоначальной формой социального противодействия преступности, реакции на конкретные преступления как на ее внешнее проявление была кровная месть. Реагирование на преступления в виде кровной мести носило стихийный характер и, следовательно, влекло за собой цепь злодеяний, которые зачастую не могли прекратиться сами собой, без вмешательства извне. Государство отчасти для того, чтобы уменьшить кровопролитие, обусловленное кровной местью, отчасти по другим причинам взяло на себя деятельность по контролю над преступностью.
С самого начала своего существования государство позаимствовало возникший ранее у отдельных людей, родов и племен характер противодействия преступлениям, который сохранился в лице неперспективного и нравственно отталкивающего принципа мести (возмездия, кары, искупления вины) за совершенное деяние, увы, до сих пор. Государственный контроль над преступностью возник именно как карательный институт. Таковым он был тысячелетия назад, таковым в значительной мере остается и сейчас. Однако параллельно развитию прежде всего европейского общества, мораль которого формировалась в значительной мере при участии христианских нравственных ценностей, принцип возмездия теоретически стал подвергаться сомнению.
Со времен классической школы уголовного права, и в частности книги Ч. Беккариа «О преступлениях и наказаниях», в юриспруденции получила развитие идея, воспринятая от французских просветителей, о том, что лучше предотвратить преступление, а не наказывать за него, - идея некарательного предупреждения.
В социалистических государствах в 60-е годы XX в. была сформулирована общесоциальная задача ликвидировать преступность, просуществовавшая в директивных документах до начала 80-х годов. Этой конечной задаче политики реагирования на преступность сопутствовали более или менее прогрессивно, гуманно, в духе Ч. Беккариа сформулированные в уголовном законодательстве социалистических стран цели наказания, ориентированные на исправление, перевоспитание осужденных, предупреждение преступлений. Правда, допущенная нечеткость определения в УК 1960 г. целей наказания позволяла судить о признании законодателем «возмездной», «карающей» природы наказания.
Реальная же судебная практика, в которой преобладал такой суровый вид наказания, как лишение свободы, не согласовывалась даже с провозглашенными в законе целями исправления, перевоспитания предупреждения. В ней проявлялась бесчеловечность коммунистической системы, питавшей пристрастие к устрашению и по существу превращавшей оступившегося человека во врага общества. О потерпевших же система заботилась разве что в смысле удовлетворения их низменных мстительных чувств. Также крайне слаба была социальная работа с лицами, оказавшимися в силу обстоятельств на грани преступления, помощь им в преодолении этих обстоятельств.
Злоупотребление применением лишения свободы, хотя и не в той мере, как это было в сталинские времена, все же обусловливалось соображениями экономического плана: заключенные были дешевой рабочей силой, применявшейся на главных направлениях «социалистического строительства». Чрезмерная суровость репрессивной системы сохраняется и в послесоветское время, причем не только по отношению к взрослым нарушителям уголовного закона, но и к несовершеннолетним. По данным Г. И. Забрянского, в 1996 г. темпы роста числа несовершеннолетних, привлеченных к уголовной ответственности, опережают темпы роста выявленных лиц; темпы роста осужденных опережают темпы роста привлеченных к уголовной ответственности; темпы роста осужденных к лишению свободы опережают темпы роста осужденных.
В 80-х годах, когда провал программы построения в СССР коммунизма как общества, в частности, свободного от преступности, стал очевидным, главный лозунг политики государственного реагирования на преступность был скорректирован, появились формулировки «стабилизировать преступность», «уменьшить темпы роста числа преступлений», «улучшить ее структуру, в том числе за счет сокращения доли наиболее опасных преступлений». Вопрос о ликвидации преступности был снят.
Следует отметить, что адекватная научно обоснованная постановка политических целей в области реагирования на преступность весьма важна. Имеет смысл намечать, очевидно, только такие цели, которые реально достижимы, и браться только за то, что выполнимо. Реальной перспективой для России может выступать построение правового государства в условиях сосуществования с преступностью как с неизбежным злом, предполагающее формирование процесса реагирования на преступность на цивилизованной основе.

3. Перспективы предупреждения преступности
При такой уголовно-правовой политике, которая игнорирует диктуемую временем тенденцию цивилизации отношения к преступности и уменьшению репрессии, Россию, вероятно, ожидает сохранение психологической атмосферы, в которой допустимым является нарушение права человека на жизнь со всеми вытекающими отсюда криминогенными последствиями. Продолжится формирование уголовного «народа в народе». С немалыми сложностями столкнется пенитенциарная система, вынужденная сверхдлительное время удерживать в себе осужденных.
Будет ли в российском обществе хотя бы специалистами понято, что его преступность не есть масса совершенных преступлений и что поэтому чрезвычайная суровость к преступникам не может оказать на нее существенного влияния? Перейдет ли когда-нибудь российская уголовно-правовая политика к принципам возмещения потерпевшему вреда, ресоциализации преступника и удержания его от дальнейших опасных действий? Будет ли в России осознано, сколь велико значение очеловечивания самой государственной реакции на преступления и осуществления стратегии социальной поддержки недостаточно хорошо устроенных людей?
Надо полагать, что в перспективе это неизбежно, поскольку такова логика общественного развития. Неизвестно только, сколь долго ждать. Ведь на пути к «лучшему будущему» возникли, помимо прочего, закрепленные в новом уголовном законодательстве препятствия.
Наряду с коренным изменением принципов УК и целей (функций) наказания, что само по себе необходимо, весьма желательно также разработать систему собственно криминологического законодательства, принять Основы законодательства России о социальных мерах противодействия преступности. Соответственно им - систематизировать, переработать (в идеале кодифицировать) уже имеющийся нормативный материал, а также издать ряд других законов, в частности о предупреждении насилия в семье.

ТЕМА 8: «криминологиЯ законА»

1. Криминологическое законодательство: структура и потребность систематизации.
2. Проблемы криминализации.

1. Криминологическое законодательство: структура и потребность систематизации
Юридическая основа криминологической политики включает в себя нормативные акты, определяющие стратегию противодействия преступности. Как отмечает Е. Каиржанов, закон должен определить условия и порядок программирования противодействия преступности, источники средств и кадрового обеспечения, взаимодействие субъектов, осуществляющих предупреждение преступлений. В Миланском плане действий (принят VII Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями и одобрен резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 40/32 от 29 ноября 1985 г.) предусмотрено, что Организация Объединенных Наций и государства-участники должны укреплять свой потенциал в области проведения исследований и принимать меры по развитию необходимых баз данных, касающихся преступности и уголовного правосудия. В приложении к Миланскому плану действий (Руководящие принципы в области предупреждения преступности и уголовного правосудия в контексте развития и нового международного экономического порядка) противодействие преступности рассматривается как общемировая проблема. При этом государствам рекомендуется свои национальные планы составлять на основе глобального, межсекторального и комплексного или координированного подхода, определяя при этом краткосрочные, среднесрочные и долгосрочные задачи.
Среди стратегических актов России особое место занимают целевые комплексные программы, и в частности Федеральные целевые программы Российской Федерации по усилению борьбы с преступностью на 1999-2000 гг., Федеральные целевые программы «Комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту», Федеральные программы профилактики детской безнадзорности, предупреждения правонарушений среди несовершеннолетних и молодежи. К этому же разделу криминологического законодательства может быть, в частности, отнесен Указ Президента РСФСР «О неотложных организационных мерах по борьбе с преступностью в РСФСР» от 9 ноября 1991 г., которым предусмотрено формирование в городах милиции общественной безопасности, использование возможностей конверсии оборонных предприятий для ее технического оснащения, трудоустройство в милицию на контрактной основе увольняемых из Вооруженных сил и органов государственной безопасности.
Указ Президента РФ «Об организационных мерах по усилению борьбы с преступностью» от 28 апреля 1993 г. устанавливает, что общее руководство Межведомственной комиссией по борьбе с преступностью и коррупцией Совета безопасности РФ осуществляет Президент России. Указ Президента РФ «О борьбе с коррупцией в системе государственной службы» от 4 апреля 1992 г. запрещает служащим государственного аппарата заниматься предпринимательской деятельностью, а также выполнять оплачиваемую работу на условиях совместительства (кроме научной, преподавательской и творческой деятельности). При назначении их на руководящие должности они обязаны декларировать свои доходы, имущество, вклады в банках и ценных бумагах и обязательства финансового характера.
Ресоциализация криминогенных контингентов в настоящий момент имеет в качестве правовой основы Указ Президента РФ «О мерах по предупреждению бродяжничества и попрошайничества» от 2 ноября 1993 г., согласно которому приемники-распределители органов внутренних дел для лиц, задержанных за бродяжничество и попрошайничество, преобразованы в центры социальной реабилитации указанных лиц для оказания им социальной, медицинской и иной помощи. Помещение в центры допускается с санкции прокурора на срок, не превышающий 10 суток. Постановлением Совета Министров РФ «О домах ночного пребывания» от 7 октября 1993 г. предусмотрено, что таковые учреждаются за счет местных бюджетов в пределах ассигнований на социальное обеспечение. Эти учреждения должны оказывать соответствующему контингенту содействие в трудоустройстве, в создании условий для проживания. В домах ночного пребывания устанавливаются милицейские посты. Регламентация этого направления противодействия преступности находит отражение и в некоторых региональных нормативных актах, например в постановлении администрации Нижегородской области «О порядке организации работ по обеспечению занятости населения в случаях возникновения критических ситуаций на рынке труда в отдельных районах области» от 19 июля 1994 г.
Противодействие преступному поведению несовершеннолетних регламентируется значительным числом нормативных актов. К настоящему времени это наиболее разработанный раздел криминологического законодательства (в узком смысле этого термина), его основу составляет Федеральный закон «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» от 24 июня 1999 г. В нем, в частности, определены органы и учреждения системы профилактики: комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав; органы управления социальной защиты населения, органы управления образованием, органы опеки и попечительства, органы по делам молодежи, органы управления здравоохранением, органы службы занятости, органы внутренних дел. В этих органах согласно закону могут создаваться учреждения, осуществляющие отдельные функции по профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних. Законом установлены основные направления деятельности соответствующих органов и учреждений. Данным Законом координация деятельности органов и учреждений системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних возложена на комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав.
Виктимологигеское законодательство отражает мировую тенденцию к созданию правовых гарантий обеспечения прав жертв преступлений, установления перед ними материальной и иной ответственности государства. Этим и другим касающимся прав потерпевших вопросам посвящены нормы международного права. Они закреплены, в частности, в Резолюции ООН «Основные принципы в области правосудия и оказания помощи жертвам преступлений» (1985), Европейской конвенции «О компенсации ущерба жертвам насильственных преступлений» (1983), в Рекомендациях Комитета Министров Европейского Совета «Оказание помощи жертвам преступлений и предотвращение виктимизации» (1987).
В актах международного права предусмотрен доступ потерпевших к механизмам правосудия и скорейшая компенсация за причиненный им ущерб, создание с этой целью национальных фондов (Декларация 1985 г.). Предписано возмещение убытков государством, когда возмещение не может быть обеспечено из других источников для тех, кому в результате умышленных насильственных преступлений был нанесен серьезный урон физическому состоянию или здоровью или которые находились на иждивении погибших в результате такого преступления (Рекомендации 1987 г.). Установлено использование неофициальных механизмов урегулирования споров между лицом, совершившим преступление, и потерпевшим, включая посредничество, арбитраж и суды обычного права или местную практику, с тем чтобы содействовать примирению и предоставлению возмещения жертвам (Декларация 1985 г.).
Статья 52 Конституции РФ говорит о том, что государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба. О возмещении государством ущерба, нанесенного потерпевшему преступлением, говорилось также в ст. 30 Закона РФ о собственности, но этот Закон в настоящее время утратил силу. Распоряжение Президента РФ № 509-рп от 16 сентября 1992 г., в котором идет речь о разработке Положения о порядке возмещения ущерба, нанесенного собственнику преступлением, до сих пор остается невыполненным.
Ряд положений законов об обороте денег (о финансовой, в частности банковской, деятельности, о налогах, коль скоро законодатель установил уголовную ответственность за уклонение от их уплаты) и об обороте других вещей и услуг, особенно часто выступающих в качестве предмета преступления (оружия, наркотических средств, сильнодействующих веществ, их аналогов и прекурсоров; валютных ценностей, нефтепродуктов и иных особо значимых сырьевых ресурсов), также играют криминологическую роль.
Нерепрессивное применение силы к правонарушителям регламентируется в рамках уголовного (в широком смысле слова), административного законодательства, в нормативных актах, регулирующих деятельность силовых ведомств. К данной группе криминологически значимых норм относятся некоторые из норм, регламентирующих обстоятельства, исключающие преступность деяния (необходимую оборону, причинение вреда при задержании лица, совершившего общественно опасное деяние), меры пресечения, применяемые к подозреваемым в совершении преступления, меры безопасности и др.
Криминологическое значение данной группы норм состоит в том, что они устанавливают право - как должностных лиц, так и граждан - на применение при противодействии правонарушающему поведению силы, а также детально регулируют условия реализации этого права. В современных условиях беззащитности перед преступниками простых людей, которым зачастую не приходится рассчитывать на помощь со стороны государства, представляются заслуживающими внимания предложения, направленные на дальнейшую конкретизацию условий правомерности необходимой обороны. Прав С. Ф. Милюков, предлагающий включить в ст. 37 УК РФ положения о допустимости коллективной обороны. Мы со своей стороны предлагали законодательно допустить на общих основаниях также причинение вреда невооруженному нападающему со стороны вооруженного обороняющегося.
Однако большую осторожность следует соблюдать в отношении понятия посягательства, от которого осуществляется оборона. Необходима конкретизация этого понятия, которая бы вопреки по существу занятой С.Ф. Милюковым позиции, исключала проведение упреждающих операций по «уничтожению наиболее опасных банд и прочих преступных группировок, а также отдельных преступников-профессионалов (прежде всего, наемных убийц)». Представляется, что в законе термин «посягательство» должен быть заменен на термин «нападение», в соответствии с тем, как посягательство традиционно трактовалось в сложившейся судебной практике. В противном случае в сегодняшнем мире, сознание которого под влиянием насаждаемой Соединенными Штатами Америки идеологии снова качнулась в сторону бессмысленного «возмездия», можно ожидать очередного взрыва многостороннего насилия, подобно тому, что сейчас творится в Афганистане, Ираке, Палестине, Чечне. Достаточно привести отвратительный пример проведенной в Бразилии в 2001 г. спецоперации по физическому уничтожению групп беспризорных несовершеннолетних, о чем сообщали СМИ.
Приходится сожалеть о том, что решение вопроса о принятии Основ законодательства РФ «О предупреждении преступлений» весьма затянулось, несмотря на то, что проекты данного законодательного акта были разработаны еще в советский период истории. Нельзя не отметить, что раньше, а именно уже в Российской империи, действовал подобный закон, приспособленный к общественным условиям того времени. В настоящее время Государственная Дума работает над законопроектом «Предупреждение насилия в семье»; в стране поставлен вопрос о создании закона, посвященного криминологической экспертизе.

2. Проблемы криминализации
Предметом криминологии принято считать преступность, ее причины, личность преступника и меры предупреждения преступлений. Все преступления перечислены в Уголовном кодексе РФ. Демократический принцип «нет преступления, не указанного в законе» был выработан в жесткой борьбе со средневековым произволом, когда без каких-либо законов, просто по указанию власти (князя, короля, императора и т.д.) заточались в тюрьму или лишались жизни люди, зачастую не совершившие ничего опасного или запрещенного, но неугодные властителям. Как известно, такая практика основательно коснулась и нашей страны, когда в сталинские времена «врагами народа» объявляли многих из тех, чьи действия (разговоры или даже мысли) не подпадали ни под какую статью УК. По этим причинам проблема криминализации, то есть признания тех или иных деяний преступными и наказуемыми, существовала, существует и теперь имеет важное политическое и правовое значение.
Баланс между объективными и субъективными основаниями криминализации сложен и во многом зависит от расстановки политических сил в стране. Стремясь упорядочить этот баланс, сделать его по крайней мере рациональным, многие исследователи разрабатывали принципы криминализации, которых должен придерживаться законодатель.
В человеческом обществе существует огромное разнообразие поступков: добрых и злых, полезных и вредных, открытых и тайных, опасных и не очень, порицаемых и одобряемых обществом. Кто и как должен изучать и «сортировать» этот сложный массив, который к тому же изменчив и во времени, и в пространстве?
Предложения по решению этой весьма непростой научно-практической проблемы формулировались неоднократно. Так появилась не лишенная логики идея привнесения в предмет криминологии исследования аспектов взаимосвязи между поведением людей, преступностью и законодательством с целью своевременной разработки, совершенствования и корректировки криминализации и декриминализации. Эту часть предмета науки предлагается назвать криминологией закона.
Связано это главным образом с необходимостью постоянной предварительной криминологической оценки обоснованности тех или иных проектируемых законодательных новаций.
В связи с этим криминологам надлежит изучать не только преступность, но и значительный массив опасных для общества явлений, деяний для своевременной и обоснованной их систематизации, анализа и отбора для возможной криминализации. Изучая эти явления и деяния, нельзя не считать их преступными, ибо они законом не запрещены. Иначе легко можно размыть правовые грани, строгое соблюдение которых является основой уголовно-правовой регламентации со всеми вытекающими последствиями. Другими словами, в рамках криминологии последовательное и своевременное исследование криминальных «фоновых» явлений следует рассматривать как органическую, но вспомогательную часть криминологической науки, призванную в то же время ориентировать законодателя в процессе разработки и (или) изменения уголовного закона.
Уже более десяти лет находятся в стадии обсуждения проекты федерального закона об обязательной криминологической экспертизе законодательных актов. Без такой экспертизы многие принимаемые законы безнадежно запаздывают, не всегда адекватны и нередко просто входят в явное противоречие с криминологией, кроме того, сами по себе могут представить весьма уязвимую сферу для криминогенности.
Ведущие криминологи многократно вносили как проекты, так и соответствующие предложения по решению этой задачи (Н.Ф. Кузнецова, А.И. Долгова, В.В. Лунеев), однако «воз и ныне там».
Криминологическая экспертиза должна быть результатом постоянного творческого взаимодействия представителей криминологии, уголовного права, уголовного процесса, криминалистики, уголовно-исполнительного права с привлечением необходимых специалистов из других научных отраслей (социологов, экономистов, психологов и др.).
В настоящее время имеются многочисленные экспертные, научно-консультативные советы при комитетах Государственной Думы, Совета Федерации, Администрации Президента, Правительстве, правоохранительных органах и пр., которые проводят безусловно важную и полезную работу. Но действуют они разрозненно, обособленно, не имеют надлежащих полномочий, ресурсного обеспечения, что необходимо прописать в соответствующем федеральном законе, который явился бы основой для постоянной, долгосрочной и эффективной деятельности. Так, не вполне продуманными являются, например, поспешные законодательные новеллы о борьбе с наркотизмом, не говоря уже о серьезных изъянах законодательства, регулирующего рыночную экономику, борьбу с коррупцией и т.п.
Например, уже «вчера» криминологов и коллег по дисциплинам уголовно-правового цикла должна была серьезно волновать проблема соответствующего правового регулирования сферы игорного бизнеса, этого опасного вида потенциально криминогенных фоновых явлений, тесно связанного с организованной преступностью и коррупцией. «Игромания» уже давно превратилась в негативный социально-психологический феномен, выражающийся в относительно распространенном и уже статистически устойчивом игорном увлечении значительной части населения, влекущем подчас необратимые медико-психиатрические (заболевание игроманией) и социальные последствия.
Достаточно сегодня взглянуть на московские улицы, где нередко через каждые 10-50 метров расположены игорные заведения, игровые автоматы, исчисляемые сегодня десятками тысяч, не говоря уже об огромном количестве назойливых рекламных транспарантов, стендов, соблазняющих доверчивых граждан мифической возможностью выигрышей. Криминологов эта проблема не может не тревожить, поскольку игромания, алкоголизм, наркотизм и проституция - родственные явления по своей криминальной сути.
К сожалению, наша страна (как и во многом другом) не делает выводов из зарубежной практики, накопившей за многие десятилетия богатый опыт введения этого опасного явления в разумные социально-правовые рамки (выведение казино и игорных заведений за черту города; строгий контроль за их деятельностью, запрет участвовать в играх несовершеннолетним и др.).
В заключение отметим, что криминология, включая в круг своих интересов вопросы криминализации, не должна, да и не может стать «наукой наук» всего криминального цикла. У каждой правовой дисциплины свои задачи. Но упускать из виду проблему оценки видов социальных поступков с точки зрения их полезности или опасности для общества - недопустимо.


ТЕМА 9: «Криминология социальных подсистем»

1. Преступность среди социальных подсистем.
2. Общая характеристика социальных подсистем.

Преступность среди социальных подсистем
К новой криминологической концепции: преступность - не преступления, преступление - не нарушение уголовного кодекса
Вечная неудача общества в его стремлении взять преступность под контроль во многом объясняется недопониманием ее сущности, соотношением ее с правом и отдельным преступлением.
Право выше человеческих установлений, выше государства и закона. Право связано с достоинством человека. Может быть, в конечном счете оно сводится к неприкосновенному минимуму человеческого достоинства. Закон в лучшем случае лишь ориентируется на право, иногда, но отнюдь не всегда, стремится к нему приблизиться. Закон бывает криминогенным и даже преступным.
Вопреки «конвенциональному» подходу, полагаю, что преступление существует как таковое - независимо от «договоренности о запрете», достигнутой власть предержащими, от закрепления запрета в законе и т. п. Все дело в степени вредоносности поступка для человека. Преступление грубо нарушает право. Круг преступлений очерчен мировыми религиями (Криминологическое понятие преступления). Подлинному противостоит мнимое, т. е. предусмотренное законом, но не опасное для человека деяние. Именно таким путем обретает криминология независимость от диктата власти и закона.
Преступность - есть свойство общества порождать множество опасных для человека деяний (преступное множество). Говоря так, я не только определяю явление преступности, но и предлагаю семантический метод для ее осмысления. Если преступность отдельного человека - это не совершенное им преступление, а нечто другое, то и преступность общества нельзя сводить к преступлениям.
Применение семантического метода позволяет заглянуть в суть свойства, описать его структуру. Тогда преступность предстает нам как воспроизводство преступлений, как единство системного множества преступлений и других социальных подсистем (семьи, политики, экономики, массовой коммуникации, религиозной деятельности и т.д.).

2. Общая характеристика социальных подсистем
С середины 70-х годов XX столетия в советской криминологии возникли отрасли, освещающие взаимосвязь преступного множества с отдельными функциональными общественными системами. Первой была семейная криминология (криминофамилистика), затем по ее подобию стали формироваться политическая криминология, криминопенология, криминология массовой коммуникации, экономическая криминология, криминология религиозной деятельности (криминотеология). Некоторые из этих отраслей (например, семейная криминология, политическая криминология, криминология закона) зародились в Санкт-Петербургской криминологической школе, другие нашей школой активно поддерживаются, о чем свидетельствуют одноименные рубрики, принятые в Трудах Санкт-Петербургского криминологического клуба «Криминология: вчера, сегодня, завтра».
Семейная криминология (криминофамилистика) (Д. А. Шестаков и др.), возникшая в 70-х годах в Санкт-Петербурге, исследует взаимосвязь института семьи и преступности. Она изыскивает возможности сдерживания преступности посредством социальной поддержки (экономической, социальной, психологической, законодательной, законоприменительной и т. д.) института семейных отношений в целом и конкретных семей. Помимо общетеоретических работ в данной отрасли появились достаточно глубокие, в том числе диссертационные, исследования влияния семьи на различные виды преступной активности, в частности на корыстное преступное поведение (Ф. Н. Аббасов).
Во всем мире, особенно в западных странах (М. Штраус, Э. Гондолф и др.), криминологи проявляют чрезвычайную заинтересованность проблемой внутрисемейного насилия. Собственно с теоретической разработки генезиса внутрисемейных насильственных преступлений в Санкт-Петербурге и получила начало семейная криминология. В последнее время исследуются частные аспекты насилия в семье: внутрисемейные насильственные преступления женщин (Е. А. Костыря), в частности убийства матерями своих детей (О. В. Лукичев). В широком контексте изучаются проблемы насильственных преступлений против детей и пожилых членов семьи (С. Л. Сибиряков и др.).
Специалистами семейной криминологии разрабатываются законопроекты о предупреждении преступлений, совершаемых в семье, а также преступлений, обусловленных семейными проблемами.
Политическая криминология исследует закономерности взаимосвязи преступности и политики (П. А. Кабанов и др.). При этом в политике рассматриваются как правоохранительная, так и преступная ее стороны. Анализируется преступная политика, влияние тоталитарной политики на общеуголовную преступность, преступления против основ конституционного строя и безопасности государства, криминологическая политика, а также политические спекуляции проблемой преступности. П.А. Кабановым разработана концепция политической преступности, которая позволяет систематизировать представления о преступности в сфере политики. Этот автор выделяет отдельные виды преступности в сфере политической жизни, а также политической преступности: политический терроризм, международная политическая преступность, тоталитарная преступность, бунтовская преступность, политический бандитизм, политический рэкет, политический вандализм, политическая коррупция, злоупотребления властью, направленные на достижение политических целей.
В связи с нарастанием на рубеже тысячелетий международной политической преступной деятельности в форме агрессивных войн особую актуальность приобретает криминологическое исследование дихотомии: «Терроризм отдельных лиц и негосударственных объединений - государственный террор, осуществляемый в форме внешней агрессии».
Политический террор в форме агрессивных войн на рубеже столетий стал апогеем макропреступности. Именно агрессивные войны, которые осуществлялись сначала в Палестине под предлогами подавления освободительного движения и в Югославии под предлогом оказания помощи хорватам в борьбе против сербов (почему не наоборот?), затем в Афганистане под предлогом борьбы с международным терроризмом, а потом в Ираке и вовсе без какого-либо вразумительного предлога - в нарушение Устава ООН и других международных норм, представляют наибольшую опасность для человека.
Экономическая криминология (В.В. Колесников и др.) изучает криминальную экономику как некое системное антисоциальное образование. В структуре криминальной экономики исследуются две составляющие: криминализированная и нелегальная или собственно криминальная экономика. Криминализированная экономика характеризуется совершением преступлений в рамках и под прикрытием законной предпринимательской деятельности легальными хозяйствующими субъектами. Нелегальная экономика представляет собой вообще запрещенную, социально-деструктивную, паразитирующую в основном на человеческих пороках предпринимательскую деятельность криминальных структур. Это наркобизнес, порнобизнес, торговля прочими исключенными из легального оборота товарами, бизнес на проституции, на захвате заложников и т.п.
Криминология средств массовой информации (Г. Н. Горшенков и др.) соотносит социальный институт массовой коммуникации со всеми составляющими криминологической триады: преступлениями, причинами массового воспроизводства преступлений, контролем преступности. С преступлениями - поскольку ряд квалифицированных составов преступлений сконструирован с помощью введения в них признака «использования средств массовой информации». С причинами массового воспроизводства преступлений - потому, что средства массовой информации способны распространять преступные идеи и способствующие преступности чувства и настроения. Наконец, с контролем преступности - так как гуманное использование средств массовой информации в интересах правового государства в принципе может благотворно воздействовать на умонастроения лиц, склонных к совершению преступлений, способствовать снижению криминогенной конфликтности.
Криминология религиозной деятельности (криминотеология) (Г. Л. Касторский и др.) исследует роль религий, деятельности церквей и сект в качестве регулятора социально полезного (антикриминогенного) и общественно опасного (преступного) поведения.
Криминопенология (О.В. Старков и др.) изучает преступления в процессе исполнения уголовных наказаний, их причины и предупреждение. Представляется, что данная отрасль должна охватить наряду с преступлениями осужденных также преступления администрации уголовно-исполнительных учреждений, а также специфические причины воспроизводства преступлений, коренящиеся в самой уголовно-исполнительной системе: унижение человека самим фактом наказания, «клеймение» его, отчуждение от нормальной социальной жизни, приобщение к тюремной субкультуре и т.д.
Криминология закона (С. Ф. Милюков и др.) нацелена на комплексное изучение не только предупредительных возможностей как уголовных, так и иных законов, но не в меньшей мере их криминогенности и даже преступности. То, что закон бывает криминогенным, общеизвестно, для этого достаточно вспомнить, как запрет на производство абортов вел к увеличению детоубийств или как сухой закон породил организованную преступную деятельность по подпольному распространению спиртных напитков. Закон ощутимо влияет на размеры преступного множества, например, тем, что он плодит обилие мнимых преступлений, подобных уклонению от уплаты налогов. Опираясь же на предложенное выше криминологическое понятие преступления, не столь трудно воспринять парадокс
преступный закон», за которым стоит нормативный акт, противоречащий праву, в частности международно-правовым нормам и принципам. Так, например, преступна принятая Конгрессом США 9 октября 2002 г. резолюция, разрешающая президенту страны развязать агрессию против Ирака без согласия на то Совета Безопасности ООН, т. е. в нарушение норм международного права. Преступны многие положения репрессивного законодательства СССР 30-х годов. Преступны, на наш взгляд, и законы, устанавливающие уголовное наказание в виде смертной казни и тем самым создающие юридическую почву для совершения от имени государства убийств.
Функциональная система уголовной юстиции в реагировании на конфликты не способна ни использовать, ни воспринимать конфликторазрешающие механизмы (реституция, восстановление, посредничество и т. п.). Выражаясь языком К. Сесара, можно сказать, что ей «нужны не только наказания, потому что есть преступления, но и преступления, потому что есть наказания». Обеспечивая свое сохранение, она «заинтересована» в том, чтобы в обществе все время был кто-то наказан. Исторически законодательство развивалось таким образом, что уголовное право слишком многое забрало себе из других правовых отраслей и навязывает гражданам государственное принуждение, зачастую для разрешения тех ситуаций, в которых его применение вовсе не требуется. В зарубежной криминологии речь идет не только о том, чтобы законодательно расширить возможности для применения реституции вместо наказания, но и о том, что система уголовной юстиции в силу своей природы, в частности, в силу привычного карательного настроя судей не способна воспринять альтернативные карательным меры реагирования на преступление. Высказывается идея об учреждении автономной системы восстановительной юстиции.
Криминологическая критика уголовного права будет развиваться, по всей видимости, не только с позиций оценки его эффективности (неэффективности), но и с точки зрения соответствия его институтов общечеловеческим ценностям, возрастающим стандартам гуманизма. Ныне национальные законодательства о реагировании на преступность нуждаются в подлинной реформе, соизмеримой по глубине с реформами конца XVIII - начала XIX столетия, когда человечество освободилось от членовредительских наказаний и квалифицированных видов смертной казни. Существенную роль в развитии научной мысли будет играть взвешивание аргументов «за» и «против» длительных сроков лишения свободы, а также обоснование необходимости полной и окончательной отмены смертной казни в тех странах, где она еще допускается законом.
Таким образом, на наш взгляд, новизна статуса криминологии и одновременно «отношения» ее к уголовному праву в третьем тысячелетии в известной мере будет состоять в том, что она в какой-то своей части станет наукой 1) не о преступлениях, названных так свыше, а о подлинных преступлениях, значительная доля которых совершается властью, в том числе и на «законных основаниях», 2) наукой, нацеленной на ограничение сферы уголовного наказания.

ТЕМА 10: «ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ПРЕСТУПНОСТИ»
1.[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Россия как великая держава и постоянный член Совета Безопасности Организации Объединенных Наций проводит активный внешнеполитический курс по обеспечению целей ООН, заключающийся в:
- поддержании международного мира и безопасности;
- развитии дружественных отношений между нациями;
- осуществлении международного сотрудничества в рамках поощрения и развития уважения к правам человека и основным свободам для всех без различия расы, половой принадлежности, языка и религии;
- подтверждении статуса ООН как центра по согласованию общих намерений государств - членов ООН.
В развитие заявленной экс-президентом Российской Федерации В.В. Путиным ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] тысячелетия 2000 г., [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] Саммита 2005 г.) и Президентом РФ Д.А. Медведевым (Декларация о пяти принципах внешней политики 2008 г.) приверженности России верховенству права Россия направляет свои усилия на обеспечение добросовестного соблюдения государствами - членами ООН международных обязательств независимо от источника их возникновения. Позитив правоприменительной практики Российского государства, как он проявляет себя внутри страны и вовне, позволяет констатировать значимость вклада Российского государства в дело обеспечения международной законности и правопорядка.
Построение миропорядка на основе верховенства права (rule of law), как это предписывается постановлениями [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] тысячелетия 2000 г. и [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] Саммита 2000 г., предусматривает осуществление широкоформатного международного сотрудничества по поддержанию международной законности и правопорядка.
В общих параметрах режима международной законности и правопорядка важное место занимает сотрудничество государств - членов мирового сообщества в борьбе с преступностью.
Действенность мер по пресечению международных преступных актов с юридической точки зрения предопределяется императивным характером такого общепризнанного принципа международного права, как принцип сотрудничества государств. Определяя собой все потенциальные сферы взаимодействия государств на мировой арене, принцип сотрудничества в рамках мер по обеспечению международной законности и правопорядка проявляет себя в форме борьбы с международными преступлениями и преступлениями международного характера.
Юридическими формами организации международного сотрудничества в борьбе с преступностью являются заключение международных договоров по созданию институционно-правовых основ по предупреждению, наказанию, пресечению международных преступных актов и осуществление комплекса мер по практической реализации договорных предписаний в режиме принципа добросовестности.
Конкретизация международно-правовых форм сотрудничества государств в борьбе с преступностью предопределена самой сущностью преступного посягательства на международную законность и правопорядок. При совершении преступления международного характера способом регулятивного воздействия права является принятие практических мер в рамках института выдачи преступников (экстрадиции). Суть мер сводится либо к выдаче преступника запрашивающему государству, либо к судебному преследованию и, соответственно, к наказанию данного лица. Предметом анализа указанных мер является латинское смысловое выражение aut dedere, aut judicare (выдай или суди) и в продолжение его - aut dedere, aut punire (выдай или накажи).
На современном этапе развития международного права институт выдачи преступников, равным образом и институт взаимной помощи по уголовным делам, кодифицирован на уровне ООН в рамках [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] о выдаче ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] Генеральной Ассамблеи ООН 45/116 от 14 декабря 1990 г.) и [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] о взаимной помощи в области уголовного правосудия ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] Генеральной Ассамблеи ООН 45/117 от 14 декабря 1990 г.).
Введение в разряд единого (для всех государств мира) международно-правового акта института выдачи преступников и института взаимной помощи по уголовным делам однозначно свидетельствует об осознании мировым сообществом (в лице ООН) всей значимости поддержания борьбы именно с данными преступными деяниями (речь конкретно идет о преступлениях международного характера) для международной законности и правопорядка. На практическом уровне это достаточно большая группа международных преступных деяний, по факту совершения которых объектом посягательства являются субъективные права ряда близлежащих, сопредельных государств.
Предметно здесь следует говорить о таких международных преступных деяниях, как угон самолетов; захват заложников; преступления против лиц, пользующихся международной защитой; пиратство; контрабанда; распространение наркомании и незаконная торговля наркотиками; подделка денег и ценных бумаг; загрязнение окружающей среды; посягательство на национально-культурное достояние народов; распространение порнографии; столкновения морских судов и неоказание помощи на море; преступления, совершенные на континентальном шельфе; разрыв или повреждение подводного кабеля; незаконное радиовещание. Разумеется, это не полный список всех потенциально возможных преступлений международного характера, которые могут иметь место.
Поступательное развитие человеческой цивилизации параллельно с прогрессом техники и расширением сфер международного сотрудничества порождает возникновение новых преступлений международного характера. И показательным примером здесь выступают компьютерные преступления, которые по предмету посягательства вполне попадают в разряд преступлений международного характера.
Если в отношении преступлений в международном праве мера обычного воздействия со стороны государств-членов мирового сообщества определяется на основе института экстрадиции (в судебном преследовании и, соответственно, наказании совершившего преступное деяние лица, или в его выдаче запрашивающему государству), то применительно к международным преступлениям проблема обеспечения международной законности решается через обращение в органы международного правосудия - суды и трибуналы. И здесь мировое сообщество наработало определенный опыт институционно-правового решения задачи поддержания международной законности и правопорядка.
Впервые попытка создания международного уголовного трибунала была предпринята в 1919 г., когда по факту окончания Первой мировой войны германский император Вильгельм II был призван предстать перед международным уголовным трибуналом. Далее, уже по результатам окончания Второй мировой войны, были созданы и успешно осуществили свою работу Нюрнбергский и Токийский трибуналы. Практическая деятельность ООН в области координации борьбы с международными преступлениями в должной мере показала себя в рамках функционирования Международного уголовного трибунала по бывшей Югославии13LINK \l "sub_1"14*(1)15 (учрежден на основе Резолюции Совета Безопасности ООН 827(1993) от 25 мая 1993 г.) и Международного уголовного трибунала по Руанде (учрежден на основе Резолюции Совета Безопасности ООН 995(1994) от 8 ноября 1994 г.).
При обстоятельствах, когда создание постоянно действующего органа международного уголовного правосудия всегда было важнейшей целью мирового сообщества, принятие (15 июня-17 июля 1998 г.) Римского статута Международного уголовного суда знаменовало собой качественный этап в институционном обустройстве органов уголовной юстиции. По факту выполнения требований [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] Римского статута (сдача на хранение Генеральному секретарю ООН 60-й ратификационной грамоты или документа о принятии, утверждении или присоединения) Статут вступил в силу 1 июля 2002 г. и стал действующим юридическим документом.
Международный уголовный суд был призван играть роль постоянного органа, уполномоченного осуществлять юрисдикцию в отношении лиц, ответственных за самые серьезные преступления, вызывающие озабоченность международного сообщества. В практическом плане Международный уголовный суд осуществляет свою юрисдикцию и реально функционирует на основе [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
В своем качестве постоянного органа международной уголовной юстиции Международный уголовный суд устанавливает отношения с ООН посредством специального соглашения, одобряемого Ассамблеей государств-участников и впоследствии заключаемого Председателем Суда от имени Суда. Местопребыванием Суда является Гаага (Нидерланды).
На институционно-правовом уровне Международный уголовный суд заключает с государством пребывания соглашение о штаб-квартире, одобряемое Ассамблеей государств-участников и впоследствии подписываемое Председателем Суда от имени Суда. При этом, если Суд считает это желательным, он может заседать в любых других местах.
В рамках решения общей задачи по созданию прочных гарантий обеспечения международного правосудия и уважения к нему Международный уголовный суд обладает такой правоспособностью, какая может оказаться необходимой для осуществления его функций и достижения его целей. В этом смысле можно говорить о том, что Суд обладает международной правосубъектностью. В порядке достижения общих целей отправления международного правосудия Международный уголовный суд может осуществлять свои функции и полномочия на территории любого государства-участника и на территории любого другого государства (по специальному соглашению).
При обстоятельствах, когда совершение тягчайших преступлений реально угрожает всеобщему миру, безопасности и благополучию, Международный уголовный суд обеспечивает неотвратимость наказания по всем параметрам международных преступлений. Юрисдикция Международного уголовного суда покрывает собой самые серьезные преступления, вызывающие озабоченность всего международного сообщества. Суд обладает юрисдикцией в отношении следующих преступлений: геноцид; преступления против человечности; военные преступления; агрессия.
В ситуации, когда такое преступление, как международный терроризм13LINK \l "sub_4"14*(4)15, формально не подпадает под юрисдикцию Международного уголовного суда, по своему юридическому составу преступление международного терроризма вполне может стать предметом разбирательства в Международном уголовном суде в рамках состава преступлений против человечности и военных преступлений.
Выполняя свои функции и полномочия в рамках решения общей задачи по отправлению международного правосудия, Международный уголовный суд вступает в определенные договорные отношения с ООН. Таким образом, не будучи юридически органом ООН, Международный уголовный суд координирует всю свою деятельность по обеспечению международной законности и правопорядка с такой универсальной международной организацией (основной целью которой является поддержание международного мира и безопасности, обеспечение прав человека и всестороннее сотрудничество), как ООН. Тем самым еще раз подчеркивается международно-правовая значимость ООН в качестве базового института по осуществлению многоформатного сотрудничества государств, куда, собственно, и входит международное сотрудничество по борьбе с преступностью.
В соответствии с Уставом ООН ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]), [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами, с [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству государств в Европе "государства-участники будут развивать свое сотрудничество друг с другом, как и со всеми государствами, во всех областях в соответствии с целями и принципами Устава ООН". Они будут содействовать международному миру, безопасности и справедливости, "стремиться, развивая свое сотрудничество, повышать благосостояние народов и способствовать претворению в жизнь их чаяний, используя, в частности, выгоды, вытекающие из расширяющегося взаимного ознакомления и из прогресса и достижений в экономической, научной, технической, социальной, культурной и гуманитарной областях".
Сотрудничество государств в борьбе с нарушениями международной законности затрагивает ту область общечеловеческих интересов, где необходимость в предотвращении и борьбе с преступлениями международного характера определяет и совместные действия, и широкое использование международного механизма, прежде всего ООН. Система ООН была создана, в числе прочего, для борьбы с международными преступлениями, такими, как агрессия, чтобы избавить грядущие поколения от бедствий войны, утвердить веру в основные права человека и достоинство личности. ООН - единственная из существующих организаций, обладающая мандатом и международным механизмом, необходимым для оказания странам эффективной помощи в целях предупреждения преступности и борьбы с ней в национальном и международном масштабах.
Первыми актами ООН по борьбе с преступностью можно считать [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] Генеральной Ассамблеи от 11 декабря 1946 г., которая подтвердила принципы статута Нюрнбергского трибунала, нашедшие выражение в приговоре Трибунала, как общепризнанные; [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] Генеральной Ассамблеи ООН от 13 февраля 1946 г. "Выдача и наказание военных преступником и изменников", где сформулирована обязанность выдачи лиц, совершивших преступления, предусмотренная в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] Нюрнбергского трибунала.
Для деятельности ООН по сотрудничеству государств в борьбе с международной преступностью характерны два направления. Первое - борьба с международными преступлениями, второе - борьба с преступлениями международного характера и выработка рекомендаций по предупреждению общеуголовных преступлений и обращению с преступниками.
Вопросы сотрудничества в борьбе с международной преступностью рассматривают и решают органы ООН, такие, как Совет Безопасности, Генеральная Ассамблея и Международный суд.
Особое внимание борьбе с международной преступностью уделяют комитеты Генеральной Ассамблеи и Экономического и Социального Совета (далее - ЭКОСОС), Комитет по правовым вопросам, Комитет по социальным и гуманитарным вопросам, Комиссия по правам человек, Комитет по борьбе с преступностью в Венском филиале ООН и др.
Представленные в этих органах государства рассматривают практически все вопросы сотрудничества в борьбе с преступностью: обеспечение безопасности и охраны дипломатических и консульских представительств и представителей; выработка мер против пыток, незаконной торговли наркотиками; разработка принципов защиты лиц, подвергшихся аресту, минимальных правил обращения с преступниками; рекомендации по борьбе с организованной преступностью и др.
В сфере деятельности ЭКОСОС и Комиссии социального развития находятся также вопросы борьбы против общеуголовной преступности.
Под эгидой ЭКОСОС, кроме Комиссии ООН по правам человека, регулярно, один раз в пять лет, собираются конгрессы ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями. Последний, XII Конгресс ООН по предупреждению преступности в обращении с правонарушителями прошел в Сальвадоре (Бразилия) в апреле 2010 г.
Сама задача достижения единообразия внутреннего законодательства государств - членов ООН в области уголовной юрисдикции в аспекте обеспечения его строгого соответствия нормам международного уголовного права является достаточно многоплановой и уже имеет опыт своего решения в рамках Европейского экономического сообщества (ЕЭС).
Право Европейских сообществ, созданное на основе писаных норм (учредительных документов и в более общем плане посредством законодательного правотворчества органов Европейских сообществ) и неписаных норм (выработанных практикой Суда Европейских сообществ), содействует в широком смысле (lato sensu) процессу гармонизации уголовных систем государств-членов. Прогресс в этом направлении, по мнению ученых, весьма существен. Процесс гармонизации осуществляется трояким путем: во-первых, поддерживается единообразие в правоприменительной сфере; во-вторых, само внутреннее уголовное законодательство подчиняется требованию соответствия общеевропейскому уголовному праву и, наконец, в-третьих, создаются условия для сближения уголовных систем государств - членов Европейских сообществ.
Весь позитивный опыт Европейских сообществ по гармонизации, сближению национальных уголовных систем, обеспечению их строгого соответствия международно-правовым нормам в области уголовной юрисдикции может быть перенесен, с учетом специфики ООН, на общемировой уровень.
В ООН созданы научно-исследовательские институты по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями. Они играют важную роль в разработке эффективных мер борьбы с преступностью и координации деятельности правоохранительных органов в конкретных регионах. В связи с этим следует назвать: научно-исследовательский Институт социальной защиты ООН - ЮНСДРИ (Рим, 1968 г.), рассматриваемый как часть ООН; Институт ООН для стран Азии и Дальнего Востока по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями - ЮНАФЕИ (Токио, 1961 г.); Институт ООН для стран Латинской Америки по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями - ЮНЛАИ (Сан-Хосе, 1975 г.); Институт ООН по предупреждению преступности и борьбе с ней на севере и в центре Европы (Хельсинки, 1982); Центр социальных и криминологических исследований при ООН (Каир, 1972 г.); Отделение по предупреждению преступности и уголовному правосудию Секретариата ООН (1950 г.).
Высокий институционно-правовой уровень научного обеспечения взаимодействия государств в борьбе с преступностью находит свое практическое воплощение в юридических актах, принимаемых на уровне ООН. Регулятивная направленность всех юридических актов ООН ставит своей целью содействие повышению уровня международно-правового сотрудничества в деле пресечения любых преступных деяний, какой бы характер они ни носили и какую бы цель не преследовали.
В принятом XI Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями документе "Содействие сотрудничеству в деле международно-правового обеспечения мер по борьбе с преступностью" прямо ставится задача повышения уровня координации деятельности всех государств и институтов системы ООН в направлении повышения степени противодействия международной преступности во всех ее формах и проявлениях.
Перевод постановлений юридических актов, выработанных и принятых XI Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, в область практических мер предусматривает координацию деятельности в области преступности и уголовного правосудия в рамках системы ООН, особенно региональных и межрегиональных институтов, а также административных органов, подчиняющихся специализированным функциональным комиссиям, таким, как Отдел прав человека (в настоящее время - Центр по правам человека) и Отдел по борьбе с распространением наркотиков. Они обеспечивают координацию технической помощи, оказываемой государствам-членам и региональным институтам в области предупреждения преступности и уголовного правосудия. Все эти задачи решаются в тесном сотрудничестве с правительственными, национальными корреспондентами, меж- и неправительственными органами, научными учреждениями и отдельными экспертами.
Координация деятельности органов ООН в области борьбы с международной преступностью - одна из важнейших функций организации.
ЭКОСОС как один из шести главных органов ООН определяется как самими нормоустанавливающими положениями Устава ООН, так и юридическими актами, принятыми в рамках ЭКОСОС. В соответствии с Резолюцией ЭКОСОС 1979/19 от 9 мая 1979 г. о функциях и долгосрочной программе работы Комитета ООН по предупреждению преступности и борьбе с ней на ЭКОСОС возложена координация деятельности органов ООН и специализированных учреждений, с которыми ЭКОСОС вступил в специальные соглашения. [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] Устава ООН уполномочивает ЭКОСОС согласовывать деятельность специализированных учреждений, хотя уже можно отметить, что работа ряда органов ООН остается вне координации (III Комитет Генеральной Ассамблеи ООН - вопросы культуры, социальные и гуманитарные; VI Комитет - правовые вопросы; специальные комитеты и рабочие группы Генеральной Ассамблеи, например Специальный комитет по международному терроризму, Специальный комитет по наемникам).
ЭКОСОС призван координировать деятельность прежде всего органов специальной компетенции, работающих под руководством Комиссии социального развития, - Комитета по предупреждению преступности и борьбе с ней; Научно-исследовательского института социальной защиты; региональных институтов ЮНАФЕИ, ЮНЛАИ, институтов в Хельсинки (ХЕЮНИ) и Милане, Центра в Каире, национальных корреспондентов. Еще одна группа органов - это функциональные комиссии ЭКОСОС, за исключением Комиссии социального развития: Комиссия по борьбе с распространением наркотических средств и ее подкомиссия по незаконному обороту наркотиков на Ближнем и Среднем Востоке; Комиссия по правам человека и ее подкомиссия по предупреждению дискриминации и защите меньшинств; Комиссия по транснациональным корпорациям; региональные экономические комиссии.
Среди специализированных учреждений ООН, которые занимаются вопросами борьбы с международной преступностью и деятельность которых подлежит координации ЭКОСОС, следует назвать ЮНЕСКО, ВОЗ, МОТ, ИКАО.
Практически вся работа по координации выполняется в Комиссии ООН по предупреждению преступности и борьбе с ней во взаимодействии с сотрудниками Отделения по предупреждению преступности и уголовному правосудию.
Поддержание законности и правопорядка как на международном, так и на внутригосударственном уровне требует четкого разграничения между международными преступлениями, преступлениями международного характера и общеуголовными. Доктрина международного права признает разделение на международные преступления и международные правонарушения (преступления международного характера). Общеуголовные преступления по мере их конвенционной регламентации государствами постепенно входят в категорию международных правонарушений (преступлений международного характера).
Международные преступления имеют место при нарушении основополагающих принципов и иных императивных норм jus cogens, поскольку именно они представляют собой "международные обязательства, столь основополагающие для обеспечения жизненно важных интересов международного сообщества в целом" (Проект статей об ответственности государств, подготовленный Комиссией международного права на ее 52-й сессии (Женева, 10 июля-18 августа 2000 г.; далее - Проект статей о международной ответственности). Выделение в проекте статей обязательств типа erga omnes из всех международных обязательств логически продолжает устоявшуюся международную судебную практику. Так, например, Международный суд ООН в делах о Барселонской компании, о ядерных испытаниях и о дипломатическом и консульском персонале США в Тегеране ясно заявил, что нарушение обязательств erga omnes создает правовой титул по обеспечению выполнения императивных норм международного права со стороны любого члена международного сообщества государств13LINK \l "sub_8"14*(8)15.
Авторы, посвятившие свои работы практике Международного суда, исследовали соотношение понятий международных преступлений, обязательств erga omnes, императивных норм jus cogens, развивая, таким образом, заключение Международного суда. Обязательства erga omnes подлежат защите со стороны всего международного сообщества. Международные преступления со своей стороны связаны с нарушением обязательств, основополагающих для обеспечения жизненно важных интересов международного сообщества в целом, т.е. именно обязательств erga omnes.
Если третье государство вправе выступить в защиту указанных норм, то это, очевидно, является результатом не его статуса в качестве потерпевшего государства, а следствием его членства в международном сообществе. В этом смысле высказываются А. Дж. Хуг, Дж. Гаджа, Р. Аго, Дж. Пальмисано и др. Бывший председатель международного суда Т. Элайес отмечает: "Квалификация международно-противоправного деяния в качестве международного преступления имеет последствие существенно важного значения. Создавая юридическую связь между государством, совершившим международно-противоправное деяние, и не только исключительно потерпевшим государством, но также со всем международным сообществом в целом, международное преступление создает право - как потерпевшего государства, так и любого другого государства - заявлять о необходимости возложения международной ответственности на совершившее международное преступление государство. Далее. Юридические последствия международного преступления не будут ограничены обязанностью совершить репарацию, но повлекут за собой применение также и санкций".
Комиссия международного права ООН в Проекте статей о международной ответственности подтвердила положение о том, что в случае совершения международного преступления (в контексте прав и обязательств по ст. 14 и 15) "любые другие государства", т.е. помимо непосредственно затронутых совершенным международно-противоправным деянием государств, могут выступить в защиту обязательств erga omnes.
Какие же конкретные, легальные с точки зрения науки и практики международного права меры по обеспечению императивных норм jus cogens могут быть приняты, с тем чтобы не допустить (через нарушение норм jus cogens) совершения международного преступления?
Венская конвенция 1969 г. о праве международных договорах в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] предусматривает возможность (на основе обязательной юрисдикции) передачи вопроса о применении норм jus cogens, предусмотренных [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], в компетенцию Международного суда ООН. Т. Элайес в своем выступлении в 1989 г. в Европейском институте права отметил, что установленный в ст. 66 Венской конвенции 1969 г. прецедент может с учетом специфики Проекта статей о международной ответственности быть применим для выяснения юридических последствий различия, сделанного в ст. 19 указанного Проекта, между международными преступлениями и международными правонарушениями государств.
Другой бывший председатель Международного суда ООН - X. Де Аречага заявил о допустимости применения положения об обязательной юрисдикции Международного суда согласно [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] Венской конвенции 1969 г. в контексте установления различия между международными преступлениями и международными правонарушениями государств согласно ст. 19 Проекта статей о международной ответственности. И действительно, поскольку и в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] Венской конвенции, и в ст. 19 Проекта статей о международной ответственности идет речь об императивных нормах международного права, которые принимаются и признаются "международным сообществом в целом", то предложения известных авторитетов науки международного права о применимости процедуры обязательной юрисдикции Международного суда для разрешения возможных споров о норме jus cogens здесь вполне уместны и обоснованны.
В конечном итоге в часть 3 Проекта статей о международной ответственности, посвященную процедуре имплементации международной ответственности и разрешению споров, по аналогии с системой, зафиксированной в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] о праве международных договорах, было включено положение об обязательной юрисдикции Международного суда в сфере международных преступлений.
Международный миропорядок на основе господства права предполагает, что все потенциально возможные споры между государствами, если их нельзя урегулировать другими средствами, согласно [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] Устава ООН, должны быть в обязательном порядке разрешены через обращение в Международный суд. Целостность международно-правовой системы предполагает, что международное сообщество имеет все возможности разрешить спор на основе права и справедливости. Суд не может отказать в вынесении решения за отсутствием или неясностью подлежащей применению нормы права.
Международный суд ООН, таким образом, на основе обязательной юрисдикции может быть тем органом, который в состоянии установить наличие факта нарушения обязательства, основополагающего для обеспечения жизненно важных интересов международного сообщества в целом. Далее встает вопрос, какие меры стоит предпринять в ответ на такое нарушение и каким образом они должны быть имплементированы. Если признать существование юридического интереса у всех государств с целью предоставления защиты обязательства, основополагающего для обеспечения жизненно важных интересов международного сообщества в целом, то тогда возникает следующий вопрос: должно ли это расцениваться как наделение легитимностью любого государства, выступившего в судебном порядке или же посредством нормальных (обычных) процедур, предусмотренных в случае нарушения международного права? Или, что более предпочтительно, надлежит ли наделить международное сообщество и мировую организацию, его представляющую, исключительными правами реагирования на нарушение основополагающих норм права? Институциализация "международного сообщества в целом" в лице ООН позволяет в конечном итоге разрешить наиболее адекватным (с учетом действующих на этот счет юридических предписаний по [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] ООН) путем весь вопрос о принятии коллективных мер - санкций в отношении государства, совершившего международное преступление. В этом смысле высказываются отечественные и зарубежные ученые (Н.А. Ушаков, Я. Синклер, А.Дж. Хуг, Р. Аго).
Проведенное исследование ряда вопросов теории и практики современного международного права позволяет внести коррективы в понятийный аппарат, связанный с международными преступлениями и правонарушениями государств. Тем самым создаются условия для целенаправленного улучшения деятельности ООН по организации сотрудничества государств в области борьбы с международной преступностью. Здесь, как уже отмечалось выше, основным органом, осуществляющим институционно-правовое обеспечение связей между различными специализированными органами системы ООН (в рамках координационных структур ЭКОСОС), является комитет ООН по предупреждению преступности и борьбе с ней.
Комитет (в настоящее время - Комиссия по предупреждению преступности и уголовному правосудию, членами которой являются представители 40 государств) оказывает ЭКОСОС помощь в координации борьбы с преступностью, например, путем подготовки и представления на утверждение органами ООН программ международного сотрудничества. Так, XI Конгресс по предупреждению преступности установил комплекс международно-правовых мер по улучшению работы ООН в сфере предупреждения преступности и уголовного правосудия.
Международное сотрудничество в рамках международных организаций, и прежде всего ООН, осуществляется в следующих направлениях:
- содействие заключению международных договоров и соглашений по борьбе с международной преступностью;
- выработка общих международных стандартов предупреждения преступности, преследования и наказания за совершение международных преступлений, преступлений международного характера;
- выработка рекомендаций по борьбе с общеуголовными преступлениями и консультативная помощь государствам с учетом того, что каждое государство ведет эту борьбу в пределах своей территории в соответствии с собственными социальными и экономическими условиями.
К настоящему времени международное сообщество имеет целую систему международных договоров, подготовленных и заключенных в рамках ООН и других международных организаций. Например, это [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] 1948 г. о предупреждении геноцида и наказании за него, [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] 1965 г. о ликвидации всех форм расовой дискриминации, [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] 1973 г. о пресечении преступления апартеида и наказании за него, [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] 1968 г. о неприменении сроков давности к военным преступлениям и преступлениям против человечности; [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] 1956 г. об упразднении рабства, работорговли и институтов и обычаев, сходных с рабством; [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] 1961 г. о наркотических средствах и др. Кроме того, отдельные положения о преследовании и наказании лиц, виновных в совершении тех или иных преступлений, содержатся в таких универсальных международных соглашениях, как [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] 1982 г. по морскому праву, [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] 1949 г. о защите жертв войны, [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] к ним 1977 г. и др.
Важным направлением совершенствования конвенционного обеспечения международного сотрудничества в борьбе с преступностью является унификация (придание единообразия) международно-правовых актов по регулированию взаимодействия государств - членов мирового сообщества по всем направлениям мер по пресечению международных преступных деяний.
Построение миропорядка на основе верховенства права в условиях существования человечества в новом тысячелетии ставит перед ООН новые задачи в области координации международного сотрудничества в борьбе с преступностью и сфере уголовного правосудия.
В ответ на требования мирового сообщества усилить борьбу с опасной транснациональной преступностью ООН за последнее время приняла ряд конкретных мер как на уровне международного нормотворчества, так и в практическо-организационном плане по установлению правопорядка и укреплению системы международного уголовного правосудия. В рамках своей нормотворческой деятельности ООН приняла [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] по борьбе с организованной преступностью от 15 ноября 2000 г. (вступила в силу 29 сентября 2003 г.), [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] против коррупции от 31 октября 2003 г. (вступила в силу 14 декабря 2005 г.).
Важную, хотя и вспомогательную роль в сотрудничестве государств по борьбе с преступностью играют международные неправительственные и межправительственные организации.
Функции Международного практического межведомственного сотрудничества в области уголовной юстиции выполняет Международная организация уголовной полиции (Интерпол). Учрежденный впервые в 1923 г. как международное объединение руководителей полицейских служб ряда стран, Интерпол в настоящее время стал фактически, как и ООН, универсальной организацией. Из 185 государств - членов ООН 172 страны являются членами Интерпола.
Процесс создания Интерпола в качестве полноправной межправительственной организации с принятием Устава завершился заключением с Французской Республикой специального соглашения о штаб-квартире организации с месторасположением в Лионе.
Структурное построение Интерпола, как свидетельствует анализ его Устава, соединяет специфику решаемых им задач и общие типовые особенности, присущие всем специализированным организациям системы ООН. Согласно [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] Устава, Международная организация уголовной полиции включает в себя Генеральную ассамблею, Исполнительный комитет, Генеральный секретариат, Национальное центральное бюро, советников. Генеральная ассамблея является по Уставу высшим органом организации, осуществляя руководство на основе решений ежегодно проводимых сессий ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]). Исполнительный комитет в качестве административного органа с более узким кругом полномочий и участников созывается в полугодовом режиме ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]).
За более чем восьмидесятилетний срок своей деятельности Интерпол достиг значительных результатов в борьбе с международной преступностью. В ходе проведенной 75-й сессии Генеральной ассамблеи Интерпола (Рио-де-Жанейро, Бразилия, 19-22 сентября 2006 г.) был зафиксирован существенный прогресс в выполнении членами организации уставных обязательств по поддержанию высокого уровня сотрудничества государств в области уголовной юстиции. Положительным признан факт предоставления Интерполу юридического статуса наблюдателя в Генеральной Ассамблее ООН.
Расширение межгосударственного сотрудничества в рамках Программы ООН в области предупреждения преступности и уголовного правосудия исключает возможность дублирования, возникающего в результате нескоординированной деятельности, и является единственной эффективной контрмерой против транснациональной преступности. Прагматическим ответом мирового сообщества на действия преступника должно стать добросовестное соблюдение конвенций по борьбе с международной преступностью, согласование национального законодательства государств и компьютеризация информационных сетей в области борьбы с преступностью и правосудия. И здесь важное нормоустанавливающее значение в плане обеспечения экономической безопасности государств - членов мирового сообщества приобретает принятая на 75-й сессии Генеральной ассамблеи Интерпола резолюция о сотрудничестве с международным банковским сообществом.
В аспекте поддержания международной законности и правопорядка позитивный итог работы 75-й сессии Генеральной ассамблеи Интерпола заключается в принятии резолюции об интенсификации борьбы с международным терроризмом.
Перевод всего наработанного мировым сообществом конвенционного материала по регулированию международного сотрудничества в борьбе с преступностью в область практической его реализации призван содействовать упрочению международной законности и правопорядка.


Примерная тематика магистерских диссертаций
Состояние преступности в России и ее основные тенденции
Криминологическая характеристика преступности в мире.
Криминологические аспекты формирования личности преступника.
Криминологическая характеристика факторов, порождающих преступность.
Криминологическая теория причинности: развитие и перспективы.
Законодательное регулирование контроля преступности.
Концепции предупреждения преступности в России.
Роль средств массовой информации в профилактике преступности.
Криминологическая характеристика заказных и серийных убийств.
Виктимологические аспекты насильственной преступности.
Актуальные проблемы предупреждения семейной преступности.
Криминологический аспект серийных изнасилований.
Современное состояние и тенденции корыстной преступности.
Криминологические проблемы предупреждения корыстно-насильственных преступлений.
Криминологические проблемы борьбы с экономической преступностью.
Проблемы криминологической детерминации рецидивной преступности.
Возникновение, становление и развитие профессиональной преступности.
Организованная преступность: понятие, история, виды, причины, предупреждение.
Проблемы противодействия коррупционной преступности.
Криминологические проблемы политической криминологии.
Проблемы противодействия терроризму.
Противодействие вооруженной преступности.
Криминальный экстремизм: факторы и профилактика.
Криминологическая характеристика преступлений, совершенных по неосторожности.
Криминологические особенности преступности несовершеннолетних.
Женская преступность: ее особенности и предупреждение.
Криминологическая характеристика и предупреждение пьянства и алкоголизма.
Криминологическая характеристика и предупреждение проституции.
Криминологическая характеристика преступности в сфере наркобизнеса.
Криминологическая характеристика и профилактика преступности мигрантов.
Криминологическая характеристика пенитенциарной (в местах лишения свободы) преступности.
Криминологическая характеристика преступности военнослужащих.
Виктимологические аспекты предупреждения преступлений, совершаемых в отношении сотрудников полиции.
Проблемы предупреждения преступности в сфере компьютерных технологий.
Предупреждение преступлений, совершаемых представителями маргинальных социальных групп.
Современная зарубежная практика контроля преступности.
Основные теории причин преступности в зарубежной криминологии.


Литература
Нормативные правовые акты
Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 года (в последней ред. Законов РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008г. №6-ФКЗ, №7-ФКЗ) //Российская газета. 1993. 25 декабря.
Уголовный кодекс Российской Федерации (в ред. ФЗ от 01.03.2012г. №18-ФЗ) // Российская газета. 1996. 18 июня.
Уголовный Кодекс РСФСР 1960 г. (Утратил силу).
Федеральный закон «О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с иностранными государствами» от 19 июля 1998г. № 114-ФЗ //Собрание законодательства РФ. 1998. № 30. Ст. 3610; 2010. № 27. Ст. 3426.
Федеральный закон Российской Федерации «О наркотических средствах и психотропных веществах» от 8 января 1998 г. № 3-ФЗ //Российская газета. 2006. 25 декабря.
Федеральный закон Российской Федерации «О противодействии коррупции» от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ //Российская газета. 2008. 30 декабря.
Федеральный закон Российской Федерации «Об оружии» от 13 декабря 1996 г. № 51 //Собрание законодательства Российской Федерации. 2004. № 27. Ст. 5681.
Федеральный закон Российской Федерации «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» от 24 июня 1999 г. //Собрание законодательства Российской Федерации. 1999. № 26.
Федеральный закон Российской Федерации от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму» //Российская газета. 10 марта. 2006 г.
Федеральный закон Российской Федерации от 7 августа 2001 г. № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем» //Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. № 33.
Закон РФ «О безопасности от 28 декабря 2010 г. №390 //Российская газета. 2010. 29 декабря.
Приказ Генпрокуратуры России от 16.01.2012 № 7 "Об организации работы органов прокуратуры Российской Федерации по противодействию преступности"
Приказ ФТС России от 12.01.2007 № 23 (ред. от 22.03.2012) "Об утверждении Инструкции о порядке приема, регистрации и проверки в таможенных органах Российской Федерации сообщений о преступлениях" (Зарегистрировано в Минюсте России 06.03.2007 N 9035)
Основная
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] /Под ред. В.Д. Малкова, М.М. Бабаева, С.Я. Лебедева. - М.: Юридический Дом «Юстицинформ», 2011.
Криминология: Учебник /Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, В.В. Лунеева. – 2-е изд. перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2009.*
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] /Под ред. А.Н. Долговой. – М.: Норма, 2010.*
Дополнительная литература
Аванесов Г.А. [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. – М.: ЮНИТИ, 2010.
Аванесов Г.А. [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]– М.: ЮНИТИ, 2011.
Актульные проблемы уголовного права и криминологии: Науч. труды кафедры уголовного права. Вып.1 / Под ред. А.В. Бриллиантова. М.: РАП, 2011.*
Алексеев А.И., Овчинский В.С., Побегайло Э.Ф. Российская уголовная политика: преодоление кризиса. – М.: Норма, 2006.
Антонян Ю. М. [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. – М.: Проспект, 2011.*
Антонян Ю.М. Почему люди совершают преступления. Причины преступности. – М.: ИД Камерон, 2006.
Антонян Ю.М., Эминов В.Е. [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. – М.: Норма, 2010.
Беккариа Ч. О преступлениях и наказаниях. – М.: ИНФРА, 2007.
Бурлаков В.Н., Кропачев Н.М. Уголовное право и личность преступника. М.: ИЮФ СПбГУ, 2007.
Варчук Т.В., Вишневецкий К.В. Виктимология. – М.: ЮНИТИ, 2010.
Волков Б.С. Детерминистическая природа преступного поведения. - М.: Изд-во РУДН, 2007.
Гаврилов Б.Я. Современная уголовная политика России: цифры и факты. - М.: Велби, Проспект, 2008.
Гилинский Я. И. [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] – СПб.: Юридический центр Пресс, 2009.
Грицаев С.А. Правосудие по Римскому статуту Международного уголовного суда. М., 2008.
Долгова А.И. Преступность, ее организованность и криминальное общество. – М.: Российская криминологическая ассоциация, 2007.
Долгова А.И. Тенденции преступности и ее организованности, закон и опыт борьбы с терроризмом. – М.: Российская криминологическая ассоциация, 2007.
Дриль Д.А. Преступност и преступники; Учение о преступности и мерах борьбы с нею / Сост. и предисл. В.С. Овчинского. – М.: ИНФАРМА-М, 2009.*
Ефименко М. О., Скоморохов Р. В., Шиханов В. Н. [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] – М.: Волтерс Клувер, 2010.
Жалинский А.Э. Уголовное право в ожидании перемен: теоретико-инструментальный анализ. – М.: Проспект, 2009.
Иншаков С.М. Зарубежная криминология. - М.: Юриспруденция, 2009.
Иншаков С.М. [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. – М.: ЮНИТИ, 2011.
Кабанов П.А. Политическая преступность: сущность, причины, предупреждение. Учебное пособие. – Нижнекамск, Московский гуманитарно-экономический институт, Нижнекамский филиал, 2010.
Каиржанов Е.И. Причинность в криминологии. Учебное пособие. – Алматы, Университет Кайнар, 2008.
Кикотя В.Я [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] – М.: ЮНИТИ, 2010.
Кондратюк Л.В., Овчинский В.С. Криминологическое измерение / Под ред. К.К. Горяинова. – М.: Норма, 2008.
Корецкий Д. Криминальная армалогия. – М.: Издательская группа АСТ, 2010.*
Костенко Н.И. Международный уголовный суд. М., 2008.
Кривошеев В.В. Криминализация общества: сущность процесса, российская специфика. – Калининград, 2010.
Криминология /Под ред. Дж. Ф. Шели. - СПб.: Нева, 2009.
Крылов А.А. Что такое криминализация экономики и как с ней бороться. – М.: Экономика, 2011.
Кудрявцев В.Н. Борьба мотивов в преступном поведении. – М.: Норма, 2007.
Кудрявцев В.Н. Причинность в криминологии (О структуре индивидуального преступного поведения). – М.: ТК Велби, Проспект, 2007.
Кудрявцев В.Н., Эминов В.Е. Причины преступности в России: Криминологический анализ. – М.: Норма, 2007.
Кургузкина Е.Б. Учение о личности преступника. - М., 2008.
Ларичев В.Д. Преступность экономической направленности. – М.: Юрлитинформ, 2011.
Лопашенко Н.А. Уголовная политика. – М.: Волтер Клувер, 2009.
Лунеев В.В. [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. – М.: Юрайт-Издат, 2011.
Лунеев В.В. Преступность. XX век. Мировые, региональные и российские тенденции. 2-е изд. - М., 2007.
Михайлов Н.Г. Международный уголовный трибунал по бывшей Югославии: компетенция, источники права, основные принципы деятельности. М., 2007
Овчинский А.С., Чеботарев С.О. Матрица преступности. – М.: Норма, 2009.
Панов В.П. Сотрудничество государств в борьбе с международными уголовными преступлениями. М., 2009.
Политическая криминология // Вопросы национальной безопасности в исследования правоведов. Сборник научных трудов / Под ред. Г.Н. Горшенкова. – Сыктывкар, 2010.
Преступность в России начала ХХI века и реагирование на нее / под ред. С.И. Гринько. – М., 2007.
Преступность среди социальных подсистем. Новая концепция и отрасли криминологии / Под ред. Д.А. Шестакова. – СПб.: Юридический центр Пресс, 2008.
Противодействие преступности в изменяющемся мире: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. / Предисл. В.П. Сальникова. – СПб.: Изд-во Р.Асланова Юридический центр Пресс, 2007.
Ривман Д.В. Криминальная виктимология. – СПб.: Питер, 2009.
Российская криминологическая энциклопедия: Преступность и борьба с ней в понятиях и комментариях /Рос. криминологическая ассоциация / Под общ. ред. А. И. Долговой. - М.: НОРМА-ИНФРА-М, 2008.
Серегина Е.В. Криминология: Учеб. пособие. Ростов н/Д: РГУПС, 2009.*
Старков О.В. Криминальная субкультура. М.: Волтерс Клувер, 2010.
Старков О.В. Предупреждение преступлений: Учеб. пособие. – М.: Юристъ, 2008.
Тард Г. [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. – М.: ИНФРА-М, 2010.
Тенденции преступности в России в начале / под ред. А.М. Смирного. – М., 2009.
Шестаков Д.А. Криминология: Новые подходы к преступлению и преступности: Криминогенные законы и криминологическое законодательство.
Публикации в периодических и продолжающихся изданиях
Бекмагамбетов А.Б. Совершенствование правовой базы в сфере противодействия транснациональной организованной преступности и торговле людьми // Российский юридический журнал. 2011. № 5.
Варчук Т.В. Учение о жертве преступления // Юридическая психология. 2008. № 4.
Гордиенко В.В. Развитие института криминологической и уголовно-правовой экспертизы: теория и практика //Российский следователь. 2005. № 7. – С. 26- 31.
Емелин С.М. Противодействие со стороны органов внутренних дел преступности в годы Великой Отечественной войны // Военно-юридический журнал. 2009. № 12.
Зарипова Г.А. Противодействие преступлениям в отношении несовершеннолетних // Законность. 2011. № 1.
Зюков А.М. Некоторые аспекты концепции противодействия этнической преступности в Российской Федерации // Миграционное право. 2011. № 1.
Каламкарян Р.А. Россия в рамках международного сотрудничества в борьбе с преступностью // Гражданин и право. № 2. 2011.
Карпович О.Г. Противодействие налоговым преступлениям по законодательству зарубежных государств. Актуальные вопросы // Налоги. 2010. № 4.
Кобец П.Н. Об актуальности противодействия отдельным видам преступлений путем предупреждения административных правонарушений // Административное право и процесс. 2012. № 1.
Лешков С.Г. Сотрудничество с правоохранительными органами как специальный механизм противодействия организованной преступности (международная практика) // Юридический мир. 2010. № 12.
Омигов В.И. Особенности противодействия преступности несовершеннолетних // Российская юстиция. 2012. № 1.
Оноколов Ю.П. Для противодействия преступности в армии необходим контроль гражданского общества // Военно-юридический журнал. 2011. № 10.
Смирнов Г.К. Об общей проблеме модернизации государственной политики в области противодействия экономической преступности // Государственная власть и местное самоуправление. 2011. № 2.
Стрельников К.А. К вопросу о противодействии современной организованной преступности // Российский следователь. 2009. № 6.
Стяжкин Ю.А., Болдырев А.Н. О вопросах уголовно-правового обеспечения противодействия организованной преступности и коррупции // Российский следователь. 2010. № 19.
Тонков Е.Е., Масалытина С.В. Некоторые проблемы политико-правового регулирования в сфере противодействия преступности // Юридический мир. 2008. № 12.
Шабалина Ю.В. Правовая регламентация международного сотрудничества в противодействии транснациональной организованной преступности // Российский следователь. 2009. № 21.
Шевырев С.Н. Зарубежный опыт противодействия преступлениям, совершаемым незаконными трудовыми мигрантами // Российский следователь. 2009. № 14.

Вопросы для подготовки к зачету с оценкой:
История и этапы развития мировой криминологии, основные школы и направления.
Биологическое направление в познании природы преступности.
Социологическое направление в криминологии: основные идеи и представители.
Характеристика научных криминологических школ.
Современные частные криминологические теории.
Преступность как механизм массового воспроизводства преступного поведения.
Соотношение юридического и криминологического определения преступности.
Статистические признаки, характеризующие преступность.
Системный характер преступности, ее структура.
Мотивационная характеристика преступности.
Перспективы преступности в мире и в России.
Латентная преступность: состояние и проблемы выявления.
Практическая значимость криминологических исследований.
Проблемы теории личности преступника.
Сущность проблемы соотношения социального и биологического в личности преступника и преступном поведении.
Социально-демографическая характеристика личности-преступника в современной России.
Биологические детерминанты преступного поведения и концепция ограниченной вменяемости.
Практическое значение криминологической характеристики личности преступника.
Социальные потребности личности и преступное поведение.
Основные подходы к объяснению массового преступного поведения, сложившиеся в российской криминологии.
Анализ криминогенных и антикриминогенных факторов.
Основные криминогенные детерминанты в современной России.
Качественные изменения преступности в России периода перехода к рыночной экономике.
Социальный механизм воспроизводства преступности.
Экономические причины воспроизводства преступности в современной России.
Основные политические причины воспроизводства преступности в современной России.
Криминологический анализ нравственно-психологического причинного комплекса.
Возникновение и развитие виктимологии.
Социально-демографическая и социально-психологическая характеристика жертв преступлений.
Виктимологические факторы и их место в системе факторов преступности.
Основные направления профилактики криминогенной виктимности.
Проблемы планирования предупреждения преступности.
Возможности науки криминологии в предупреждении преступности.
Современные стратегии воздействия на преступность.
Специальная профилактика преступлений: проблемы и перспективы.
Индивидуальное предупреждение преступлений.
Нравственные проблемы борьбы с преступностью.
Правовые проблемы социального контроля преступности.
Уголовно-правовые перспективы криминологии.
Криминологическая оценка изменения правил назначения наказаний по совокупности преступлений.
Историческая тенденция смягчения уголовной репрессии.
Проблема законодательной отмены смертной казни.
Проблемы внедрения криминологических рекомендаций и предложений в практику предупреждения преступности.
Криминологическое законодательство: понятие и структура.
Влияние недостатков законодательной техники на уровень преступности.
Альтернативы уголовному наказанию.
Влияние реформы уголовного законодательства на динамику преступности.
Влияние ошибок и пробелов в уголовно-процессуальном, административном, гражданском, налоговом законодательстве на эффективность борьбы с преступностью.
Криминологическая оценка изменения предусмотренных законом видов и сроков наказания.
Проблема минимизации лишения свободы.
Причины ужесточения уголовной политики.
Понятие криминализации и ее причины.
Понятие и основания декриминализации.
Перспективы противодействия преступности в России.
Понятие и предмет политической криминологии.
Понятие и предмет семейной криминологии.
Понятие и предмет экономической криминологии.
Понятие и предмет криминотеологии.
Основы криминологии массовых коммуникаций.
Основы криминальной армалогии.


 Издания, отмеченные значком *, имеются в фондах библиотеки Ростовского филиала Российской академии правосудия.









13PAGE 15


13PAGE 14215




Заголовок 1 Заголовок 6 Заголовок 8 Заголовок 915

Приложенные файлы

  • doc 7112562
    Размер файла: 744 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий