Проклятие Блэков


Проклятие Блэков
Автор: МАГия
Бета: Maria Zimmermann (1-7 гл.), enotX (с 1 гл.), bibliofil (5-24 гл).
Рейтинг: NC-17
Пейринг: ДМ/ГП/СС (основной)
Жанр: Romance
Отказ: Мир и главные герои принадлежат Дж. К. Роулинг. Ни на что не претендую, выгоды не извлекаю.
Аннотация: Каким все будет, если Гарри изначально окажется сильнее Дамблдора?В каждой аристократической семье есть тайные заклятия, передающиеся из поколения в поколение.
Комментарии: Партнерфик.
Каталог: Школьные истории, Вейлофики
Предупреждения: слэш, насилие/жестокость, ненормативная лексика, OOC, сомнительное согласие, AU
Глава 1. Примечание Первый день занятий шестого курса в Хогвартсе (2 сентября) пришелся на воскресенье. Вот так странно сложилось повествование. Блейз Забини - смуглый, черноволосый красавец. Его мать – очень красивая женщина, славящаяся изменами своему мужу, Лорду Филлипу Забини. Все оставшиеся хоркруксы, кроме змеи Волдеморта, были уничтожены Дамблдором еще на пятом курсе. Кусочки души возвратились к хозяину. Глава 1 Пятилетний мальчик сидел в чулане и прислушивался к звукам, доносящимся со второго этажа. Дадли спал уже около часа, а Мистер и Миссис Дурсль еще переговаривались, готовясь ко сну. Малыш пошевелился, разминая затекшее тело. Привычно настроившись, Гарри прощупал дом. Он чувствовал окружающее его пространство за стенами кладовки. Шершавую поверхность двери, запах пыли ковровых дорожек, рельеф стен, висящих на них фотографий и картинок. В кухне по трубам бежала вода. Ребёнок чувствовал, как пахло средством для мытья посуды, хлебом, смешанными запахами еды и кисловатой прелостью мусорного ведра. Мальчик, казалось, всем телом осязал гладкость перил и ступенек лестницы на второй этаж. Постепенно он начал ощущать все здание, весь этот дом, что был еще горячим от дневной жары. От остывающих поверхностей стен и черепицы на крыше плыло марево, соприкасаясь со свежим воздухом. Повеяло вечерней прохладой улицы. Здесь, в этом доме и жил Гарри, сколько себя помнил. Голоса на втором этаже и сопение кузена становились все отчетливее. У Гарри уже получалось гораздо лучше все ощущать, не то, что три месяца назад, когда сидеть в чулане было так тоскливо. Мальчик помнил тот день, когда впервые ощутил лестницу над чуланом. Казалось, он чувствует каждую пылинку всем телом. Но тут по лестнице с топотом пробежал Дадли, и чувства резко втянулись обратно. Это было странно, как будто Гарри становился все больше и больше, а потом испугался и уменьшился. Неприятно. Стены чулана завертелись, все поплыло, остались только его кости, которые лежали на матрасе. Гарри открыл глаза, тело было на месте, но не чувствовалось. Перед глазами все качалось. Через пять минут все вернулось на свои места, и тело стало вновь его слушаться. К тому времени, он сидел в чулане уже два дня. Прошлым утром ему дали банку с водой, хлеба и подпорченный помидор. Мальчику очень хотелось есть и было безумно одиноко. Этим, совершенно новым для него ощущениям Гарри не удивился. Малыш привык, что не такой как все, уродец, и заперли его из-за очередной странности. Вчера утром тетя Петуния как всегда велела племяннику помочь ей с приготовлением завтрака. Он уже многое мог делать. В этот раз Гарри жарил яичницу, а пузатая баночка с солью, почему-то стояла на холодильнике. Мальчик потянулся, чтобы достать ее, но роста не хватило, и инстинктивно он наступил на воображаемую ступеньку, даже не задумываясь о том, что делает. Мальчик уже взял одной рукой соль, как позади него раздался удивленно-возмущенный вопль дяди Вернона: - Ах ты, уродец мерзкий! Опять занимаешься своими извращениями? От неожиданности Гарри выронил баночку. Подхватить ее он попросту не мог, да и не успел бы. Время замедлилось, и один миг, казалось, растянулся на несколько минут. Вот крышка слетает, и соль начинает высыпаться из баночки. Гарри очень хотел ее поймать, чтобы его не наказывали вновь. И все зависло в воздухе. Летящая соль, крышка и банка. Но момент прошел. Увидев такую возмутительную картину, дядя побагровел и, набрав воздуха в грудь, заорал, пинками, затрещинами загоняя мальчика в чулан. Банка покатилась по полу, запахло подгоревшей яичницей. За дверью слышались крики, что теперь мерзкий мальчишка просидит в чулане не меньше трех дней. На большее время, теперь, когда у Гарри стало получаться помогать по хозяйству, его запирали редко, только если приезжала в гости мерзкая родственница дяди. Когда Гарри был совсем маленький, вокруг него все время что-то летало или двигалось, поэтому его редко выпускали из кладовки, как бы малыш не плакал. А кричать мальчик отучился быстро. Это были лишь безмолвные слезы и тихие всхлипывания. Тетя с ним обращалась по-доброму, по сравнению с дядей. Вот и вчера, через час после неудачной попытки приготовить завтрак, принесла ему воду, хлеб и помидор. Она тоже кричала на него, но никогда не била и подкармливала, периодически. Раньше в чулане постоянно неприятно пахло. Между стенкой и кроватью, на полу стояло ведро с крышкой, чтобы ходить в туалет. Поначалу крышки не было, но тетя любит чистоту и ненавидит неприятные запахи, потому мальчику и выделили крышку для ведра, и пускали раз в два дня в душ. Гарри стало особенно ужасно тогда, когда у него что-то случилось с носом и все запахи вдруг стали чувствоваться гораздо острее. Мальчик мучился несколько дней, а когда эмоции достигли апогея, содержимое "туалета" и запах вдруг пропали. Очистилось не только ведро, но и весь чулан. Пылью не пахло, воздух стал чистым. Так год назад он научился убираться, поначалу вызывая в себе сильные эмоции, а потом, просто пожелав, чтобы грязь исчезла. Теперь мальчик уже всегда использовал эту способность, убираясь в доме. Стоило только тете выйти из комнаты, как какая-нибудь поверхность становилась идеально чистой. Но малыш был осторожен, не убирая всю грязь сразу. Кроме этого у Поттера получалось двигать вещи. Он незаметно передвигал по столу и по воздуху очистки или крошки хлеба в карманы своих безразмерных штанов висевших на нем. То, что внимание к себе привлекать нельзя, мальчик усвоил очень рано, как только вообще что-то начал понимать. Он быстро научился разыгрывать нужные сценки. Если Гарри громко и жалобно кричал, то дядя его легче бил. Может, соседей опасался или ему нравились крики. Свои мысли малыш держал при себе, а понимать, как именно нужно поступать и что говорить, он начал еще в три года. Мальчик иногда слышал, как его родственники, молча, говорят сами с собой. Дядя его боялся, Гарри понял это из мыслей Вернона. Малыш понимал, что чем сильнее дядя пугается, тем суровее будет наказание. Не все мысли были понятны. Иногда они так запутанно думали. Тетя и дядя очень хотели избавиться от Гарри, но одновременно с этим испытывали потребность в присутствии племянника. Когда родственники обнаружили у порога сверток с ребенком, первым их побуждением было отдать мальчика в приют. Лишний рот им был ни к чему, а сестру Петуния никогда не любила. Но стоило только приблизиться к малышу, как отправить его куда-то стало невозможно. Мальчика окружала аура силы и притягательности. Ему хотелось помочь. Такое противоречие здравого смысла и эмоций злило родственников все эти годы. Они ненавидели мальчика, но и выгнать его не могли. Для Гарри их мысли и эмоции были несколько запутаны. А вот у Дадли всегда в голове был порядок. Он четко знал, чего хочет: кушать, играть, спать или же мучить Гарри. К шести годам Поттер мог ощущать не только дом, но и весь квартал. Теперь он не испытывал той скуки и одиночества. Никогда. Мальчик мог, не замечая того, что происходит в доме, ощутить комнаты соседей и их обитателей, услышать их разговоры, почуять, что они готовят на ужин. Теперь Гарри не боялся резких звуков и спокойно мог днем раздвигать мир вокруг с помощью собственных ощущений. Правда зрение у него так и не улучшилось. Когда мальчику было четыре года, тетя заметила, что племянник плохо видит. Поскольку этот факт мешал мальчишке качественно выполнять работу по дому, ему купили очки. Это были самые дешевые очки в магазине, но Гарри был им очень рад. Теперь многое можно было не только почувствовать, но и увидеть, рассмотреть. Оказывается на улице и в доме столько всяких мелочей, которых он раньше не замечал. К семи годам у мальчика все больше стали проявляться его способности. Перед своим седьмым днем рождения Гарри как всегда сидел в чулане и представлял себе, какой красивый торт у него когда-нибудь будет. Было десять вечера. На сегодня его работа по дому была закончена. Все ушли на второй этаж, а мальчик рисовал пальцем на полу у кровати тортик. Пусть он будет не такой огромный, как на день рождения Дадли, а как тот, в магазине, в который родственники взяли с собой мальчика месяц назад, чтобы он помог погрузить покупки в машину. Пыли в кладовке не было, но следы от пальца хорошо ощущались и светились в темноте. От них оставалось свечение, которое проходило через пять или десять минут. От него вообще везде оставались эти следы, а от родственников и соседей таких ярких следов не было. Вокруг их дома в воздухе висел купол светящихся линий, очень похожих на эти яркие пятна, только не кляксы, а веревочки, будто толстая паутина. Мальчик решил, что линии появились из-за него. А он как паук. Правда, момент плетения паутины Поттер вспомнить не мог. И в этой паутине были такие красивые разноцветные линии. Месяц назад он первый раз их увидел в цвете. До этого иногда перед глазами мелькало что-то похожее, но недолго и не так ярко, как сейчас. Теперь зрение как бы переключалось, и все вокруг обретало совсем другие краски. Где-то они были ярче, где-то тусклее. Гарри, скрючившись, лежал на кровати, а голова и рука свисали вниз. Можно было попробовать сплести такую паутинку здесь. Мальчик представил, как плетет паутину и, смотря на исчезающие следы нарисованного торта, решил нарисовать торт светящимися веревочками, может тогда он не будет исчезать. Сначала из руки появлялись не линии, а лучи, вспыхивающие в темноте и такие же разноцветные. Мальчик тихонько хихикал. Один луч заляпал рисунок торта, другой, ярко малиновый, оставил пятно на стене. Может попробовать закрутить эти лучики? Теперь он шевелил пальцами, представляя закрученную нить, двигающуюся из пальцев, и все получилось. Только эта веревочка была не такая яркая, как те вокруг дома. Через час мальчик уже выложил разноцветный торт на полу этими нитями. На концах свечек ярко-красные волокна шевелились как настоящий огонь. Красиво получилось. Заодно Гарри повесил тоненькие гирлянды на стены, как на рождество. Нити хорошо липли или весели в воздухе. Света здесь не было, поэтому мальчик сплел и лампочку. Оставалось все так же темно, но если Гарри смотрел по-другому - лампочка и правда светилась. Дом, растения, люди тоже немного светились, но не так, как нити его паутины. Вот часы в холле начинают бить двенадцать раз. Один, два, три… - Та-дам! - торжественно прошептал Гарри, представляя яркий свет и торт с зажженными свечами. Тут что-то ярко вспыхнуло. Мальчик открыл глаза. В центре комнаты светился шарик лампочки. Он опять зажмурился и вновь открыл глаза. Шарик по-прежнему светился. Может он смотрит по-другому? И тут гирлянды на стенах пропали, а на полу... - Ой! - вскрикнул мальчик и зажал себе рот руками. Гарри замер. Нет, его не услышали. Рядом с кроватью стоял торт, за ним лежала упаковка свечек с ценником, как в магазине, а на полу в семи местах горел огонь, как на рисунке. Гарри переключил зрение и захихикал. Торт стоял точно там, где он его нарисовал, свечки тоже лежали на рисунке, и огоньки горели на нарисованных нитях огня. Лампочка светила тоже по-настоящему. Ее срочно нужно выключить. Особо не задумываясь, Гарри просто представил, что она перестала гореть, и свет погас, только на полу продолжали гореть нарисованные свечи. Вкусно пахло тортом. "Прямо как тот, из магазина", - счастливо подумал мальчик. Он потрогал один из огоньков. - Ш-ш-ш-ш… горячо, - резко отдернув руку, прошипел Гарри. "Но тогда почему пол не горит, он же деревянный". Присмотревшись, Поттер понял, что огонь не касается пола. На полу лежали толстые огненные нити, а на них горел огонь. Разрывая упаковку на свечах, мальчик подумал: "Если на них ценник, значит свечки прямо из того магазина. Торт, наверное, тоже. Видимо, я украл их. Если дядя узнает... Надо будет спрятать потом все под кровать". Но малыш совсем не переживал о том, что торт краденный. Он вообще стал понимать многое, после того как слух и восприятие изменились. Часто Гарри слушал телевизор в этом доме и в домах соседей. Мысли родственников и других людей стали понятнее. На счет воровства и других преступлений он слышал много фильмов, передач и мыслей людей за последний год о том, что настоящий вор не попадается, а те, кто попался - просто неудачники. Правда там, в фильмах грабили банки, но один раз рассказывали и про нападение на магазин. Но это Гарри не понравилось. Там кого-то убили, а потом какая-то женщина плакала. После этого дня рождения проблем с едой не было. Поттер просто представлял, что он хотел бы забрать из магазина или из холодильника, и старался, чтобы этих продуктов или банок в месте исчезновения было много, чтобы никто ничего не заметил. Он потом слышал мысли тети. Петунья думала, что ночью Дадли ходит на кухню и кушает. А на двери кладовки были запоры с другой стороны, теоретически, Гарри выйти не мог. Хотя, на самом деле, он уже полгода как мог отодвинуть в сторону все эти задвижки. А вообще, мальчик уже давно понял, что он - волшебник. И это вовсе не уродство, как говорит дядя. Соседи считают дядю дураком, а тетю недалекой женщиной. Правда он не очень понимал, что значит "недалекая". В доме через один от них, женщина читала дочке книжки перед сном. Так Гарри впервые услышал, что волшебство сказочно и замечательно. Эмми Браун - девочка, живущая через два дома, все время говорила маме, что она хочет стать волшебницей или феей, а миссис Браун смеялась и отвечала, что все может быть. Еще мальчик понял, что все притворяются. Тетя говорила, что любит дядю, хотя сама думала, что он ей надоел. И многие в их квартале так делали. А из мыслей одного парня, работающего в офисе, стало понятно, что если ты хочешь что-то получить, то нужно скрывать свои мысли и чувства. Хотя Гарри это делал давно, теперь он так поступал осознанно. У взрослых часто были очень странные мысли. В основном про деньги, еду и секс. Секса Гарри не понимал. Все соседи, кроме миссис Фиг занимались им. У них были такие странные ощущения при этом. Только миссис Фиг не думала о сексе и другие дети тоже не думали. Но дети постарше уже думали про это. А еще теперь Гарри знал, почему дядя часто бывал зол. Тетя не хотела заниматься сексом, а сам до члена дядя достать не мог из-за большого живота. Иногда Вернону все же удавалось засунуть в тетю член. Тогда были хорошие дни. Он не орал и ходил довольный. Правда иногда дядя куда-то ходил, и там ему сосали член. Эти дни тоже были хорошие. А еще в самом конце улицы жил парень, который трахался с другими парнями. Его все обзывали. Он часто грустил из-за этого, но потом все равно приводил другого парня и засовывал ему в попу свой член. Наверное, все эти дела с сексом были понятны только взрослым. А в этом году, в сентябре предстояло идти в школу, вместе с Дадли. Глава 2. Поттер уже целый год учился в школе Литл Уингинга. Совсем скоро начнутся летние каникулы. Хорошие оценки мальчик в этой школе никогда не получал. Первые несколько дней он пытался, но быстро отбросил все мысли о подобном. Дядя накричал на него и отлупил после первой же хорошей отметки. Мысли родственника давно были открытой книгой для Гарри. Стало понятно - ему не позволят хорошо учиться. Хотя мальчику было все равно. Главное, что он научился читать, и в школе была библиотека, в которой можно было брать книги домой. Теперь большую часть ночи Поттер читал. Выделенная к учебному году лампочка в чулане давно перегорела, но это проблемой не было. Помогали паутинки, которые он уже с легкостью использовал, не только для освещения, но и для защиты от родственников. Еще в декабре, возвращаясь из школы, Гарри наткнулся на кузена с его новыми друзьями. Когда мальчик убегал от них, ему в голову пришла интересная мысль: «Что если натянуть поперек дороги эти невидимые линии». В результате, мальчишки упали, и Гарри удалось убежать от разъяренной компании. С тех пор, дядя или кузен в нужный момент или падали, или промахивались. В то же время, границы Гарри старался не переходить. Ему совсем не хотелось привлекать к себе внимание. Если кто-то падал, под ногами всегда оказывалось что-нибудь. От перемещенной в кладовку еды никогда не оставалось ни запаха, ни мусора. Чтобы родственники не увидели свет, Гарри сплел паутинку, скрывающую его. Каким образом все это получалось, мальчик не понимал. Однако он интуитивно осознавал, какого цвета должны быть линии плетений. С паутинами Гарри продолжил играть и после седьмого дня рождения. Теперь получался не только огонь, но и вода. Вначале мальчик сделал лужу, каким-то образом переключив разбросанные по полу зелено-голубые линии в другое состояние. Быстро убрав ее, Гарри начал постепенно создавать кружку для воды. Он попытался сделать ее не из паутины, а из сплошного света, но ничего не получилось. Зато из паутины кружка вышла очень красивая. Следуя мыслям своего создателя, она постепенно затвердела и стала видимой обычным зрением. Посудина получилась такая же разноцветная, как и линии паутины. Это было первое создание вещи, а не ее перемещение. Экспериментируя, Поттер вовсю задействовал свою буйную фантазию. Теперь не было проблем с ежедневным душем. Вода лилась из светящейся сине-зеленой сетки, подвешенной на уровне лампочки недалеко от кровати. Достигнув пола, поток воды исчезал в серо-зеленом плетении. Импровизированную душевую ограждали невидимые для обычных людей стенки. В гигиенических средствах мальчик не испытывал недостатка, переместив их из магазина, как поступал с едой. Хотя после открывшейся способности к перемещению предметов, Гарри вообще больше не испытывал недостатка в чем-либо. Единственное, что его действительно ограничивало - это внимательные взгляды родственников, которые хоть и понимали, что племянник что-то скрывает, поймать мальчишку не могли. Замки, висящие на чулане стали заедать в нужные для Поттера моменты. Учеба Гарри давалась легко, книги в библиотеке были ему безумно интересны. Однако стало немного труднее с Дадли, у которого появлялись все новые и новые друзья. Они стали помогать в охоте на Гарри. Скрываться от банды кузена было достаточно просто. Мальчик чувствовал их мысли задолго до появления. Но не всегда это удавалось. Иногда не помогали и светящиеся невидимые для других линии. Гарри начал замечать, что после того как дядя его побьет, боль и синяки быстро проходят. В школе ему один раз сломали палец. Мальчик безумно испугался, увидев вывернутый пальчик, и представил, что может по-быстрому все исправить, как будто ничего и не было. И ему удалось. Гарри сам смог вылечить перелом. Все срослось. Сразу. Однажды взлохмаченный малыш сидел за мусорным баком, спрятавшись от шайки кузена, весь грязный, перепачканный кровью, которая текла из разбитого носа. Когда «банда Дадли» скрылась, из-за бака медленно вышел мальчик. Но теперь он был более-менее опрятен, несмотря на поношенную широкую одежду. Крови и грязи не было, они теперь убирались с одежды так же легко, как и мусор в доме родственников. Потом стало весело. Дядя опять побил его на летних каникулах. Все тело было в синяках. Гарри сидел в кладовке и водил пальцем по синякам, оставляя дорожки здоровой чистой кожи. Он даже нарисовал картинку на себе: улыбающуюся рожицу. В восемь лет мальчик познал первое предательство. Хотя про это Поттер уже знал довольно много, ему было чрезвычайно больно. Знать из мыслей и эмоций других и испытать на себе, как оказалось, совсем разные вещи. Во втором классе появились два новых ученика, мальчик и девочка. Гарри с ними подружился. Они были братом и сестрой, близнецами. Их дружба продлилась ровно две недели. Дадли тогда заболел и лежал в больнице, родственникам было не до племянника. Как только кузен вернулся, друзья отвернулись от него. Одноклассники не хотели влезать в проблемы Поттера. А потом вообще считали Гарри странным, поверив рассказам Дадли. Было очень обидно. Уже вечером, как обычно оказавшись запертым в кладовке, малыш плакал в подушку. Единственное, чему мальчик радовался, это тому, что не успел рассказать про те необычные вещи, которые у него получались. Тогда, сопоставив случаи соседей и учителей из школы, Гарри решил больше никому никогда не доверять. Этот год также был примечателен тем, что Поттер решил, во что бы то ни стало выбраться из дома родственников. Гарри понимал, что их отношение к нему, ребенку, не только ненормальное, а даже противоестественное. Учителя постоянно думали про одного мальчика из школы, который приходил на уроки с синяками на лице. В феврале его отправили в приют, а родителей лишили прав. Про приют и этого мальчика учителя думали с такой жалостью, а иногда у одной учительницы мелькали такие жуткие мысли, связанные с насилием и сексом, что вариант с приютом Поттер отмел сразу. Хотя, оказалось, что подставить родственников ничего не стоило. Достаточно было сыграть роль, которую Гарри нередко разыгрывал перед дядей: «бедный, несчастный, избитый, полностью осознавший свою вину, с трудом передвигающийся». Он мог даже не вылечивать особо разноцветные синяки и ссадины, для полноты картины. Гарри хромал, стонал, плакал перед дядей. На его лице могла быть написана мука, он мог кричать или поскуливать напоказ. Личным рекордом мальчика был огромный синяк на предплечье, который не сходил целый месяц, правда, потом, когда это уже стало вызывать вопросы у родственников, пришлось убрать следы с тела. Но все это не подходило для того, чтобы выбраться из этого проклятого дома. Гарри уже знал про законы и опеку над несовершеннолетними. Если сбежит, его быстро заберут в полицию и передадут обратно родственникам. Да и куда бежать. Дети самостоятельно не могут снимать жилье или покупать недвижимость. Тем более для самостоятельной жизни нужны были деньги. За четыре дома от них жил мужчина, работающий в банке. Он все время думал о деньгах. О том, как их заработать, что-то про биржу, форекс, кредиты, вклады, ценные бумаги и многое другое непонятное для Гарри. У этого мужчины был дом и дорогая машина, на которые он заработал самостоятельно. Мысли этого человека Поттер старался читать так часто, насколько это было возможно. Может это даст возможность ему понять, каким образом достать денег. Мальчик пробовал переместить деньги себе, как еду. Это ему удалось, но пропажу денег в кассе магазина заметили сразу. Вызвали полицию, все про это думали, и Гарри понял, что если у него найдут деньги, это будет конец. Пришлось прятать их в стене. Так был сделан тайник, который скрывала паутинка, делающая структуру стены, ровной и незаметной. Испугавшись, мальчик решил повременить с воровством. Через два месяца стали понятны многие термины служащего банка. Гарри научился читать его мысли параллельно с работой над домашними заданиями или работой по дому. Как только сосед приезжал домой, сразу включались его мысли, как некий звуковой фон, второй план сознания мальчика. К десяти годам Поттер знал, к чему следует стремиться для обеспечения себя деньгами. Первое и самое главное правило, которое мальчик определил для себя - это «пассивный доход». Он не собирался каждый день ходить на скучную работу, перебирать бумажки или делать что-то тяжелое. Вот, например, мистер Корнер (тот самый сосед, работающий в банке) собирался через несколько лет уйти с работы и заниматься своими делами, к этому времени сделав несколько больших и выгодных вкладов, проценты с которых обеспечивали бы его на протяжении жизни. Воровать постоянно Гарри тоже не желал. Слишком велик был риск попасться. Оказывается трудно не украсть, а истратить краденое. Если у тебя появляется дом, машина и счет в банке, а работы объясняющей происхождение дохода нет, то начинаются неприятности в лице налоговой и других заинтересованных структур. Гарри понимал, следовало сделать вид, что деньги появляются постепенно. Мальчику понравилась идея, когда человек вкладывает деньги в недвижимость и сдает ее под магазины и жилье. Сам же потом собирает деньги. Вкладывает в счета под проценты и ценные бумаги, приносящие небольшой доход. Но для этого необходимо было иметь эти самые деньги. А значит, первые вклады должны были быть небольшими, и требовалась работа для прикрытия. Но все это можно было сделать только после совершеннолетия, а пока необходимо понять, как прожить это время. К одиннадцати годам Поттер так и не смог решить, куда ему податься. Но жизнь у родственников была вполне приемлема. Били его меньше. Дядя что-то подозревал и опасался племянника. Вот только кузен был непробиваем в своей тупости. Гарри давно мог бы полностью подчинить его себе, но старался избежать огласки. Он понимал, что Дадли сразу же побежит жаловаться родителям. Позже Гарри научился оплетать себя паутиной, которая смягчала удары, когда дядя его бил. Больше костей ему не ломали. Кроме того, половина ударов проходила мимо из-за линий, оплетающих руки и ноги родственника. Дядя и кузен теперь постоянно ходили оплетенные в этой паутине, а Поттеру оставалось подправлять ее раз в неделю, когда интенсивность свечения спадала. Мальчик по-прежнему выполнял много работы по дому. Когда родственники его не видели, уборка превращалась в игру. Поттер прочитал несколько комиксов кузена. Там герои летали, метали глазами лучи, обладали сверхсилой и молниеносной скоростью. Гарри понял. Наверное, его папа и мама были волшебниками, будто из сказки. Мысли тети подтверждали эту теорию. Миссис Дурсль иногда мысленно ругала маму, за то, что она была волшебницей. А еще Петуния ей завидовала. Теперь Гарри знал, что он волшебник. При уборке посуда летала, пыль и грязь исчезали, пылесос работал, правда, недолго. Потом он как-то чихнул и из него повалил дым. После этого Гарри сидел в чулане неделю, даже в школу не ходил. Больше свои сверхсилы к приборам мальчик не применял. Глава 3. В очередной раз жизнь Гарри переменилась незадолго до его одиннадцатого дня рождения. Мальчику пришло письмо. Прочитать послание не удалось, чего и следовало ожидать, дядя отобрал его. Но ребёнок не расстроился. Узнал содержимое письма он из мыслей Петуньи, но вид у мальчика был печальный, как-никак нужно же было порадовать родственников, особенно Дадли. А потом было очень много писем. Так Гарри и узнал о существовании школы волшебников. Именно туда и звали мальчика. Миссис Дурсль прекрасно знала про эту школу, ведь там училась мама Гарри. И где-то там, в волшебном мире, умерли его родители, а не в автокатастрофе, как ему внушали с раннего детства. Хотя про это он знал уже давно. Гарри решил, что в волшебную школу он поедет обязательно. Это был тот самый выход, который он так долго искал. Теперь оставалось придумать, как это реализовать. А письма с совами все прибывали... Решение проблемы и поросячий хвост кузена стали самым лучшим подарком на день рождения мальчика. На торт, подаренный лохматым гигантом Хагридом, Гарри едва ли обратил внимание. Хранитель ключей Хогвартса - той самой школы волшебников, понравился своим простодушием и чистосердечием. Для Гарри мысли полу-великана были просты и понятны. И теперь все его необычные способности объяснялись всего одним словом… Магия. Гарри впал в состояние неописуемого восторга, когда оказался в магической части города. Волшебный, загадочный мир казался необъятным… Словно ветер свободы, вырывающий его из ненавистного дома Дурслей. Здесь не нужно было играть. Это его мир. Наконец, Гарри понял, где его место. Здесь все были магами, все светились, везде была паутина вокруг домов, магические следы, остающиеся после волшебников. Здесь он не был странным. Не был чужым… В этом мире у него даже был счет в банке, а значит, не придется придумывать, как избежать налоговой, если она здесь, конечно, есть. Можно покупать недвижимость, делать вложения. Родители оставили Гарри наследство, позаботились о его будущем, даже после смерти. Тепло и радость вспыхнули в душе, он-то думал, что никогда и никому не был нужен. «А до совершеннолетия я буду учиться в закрытой школе для волшебников. Правда, Хагрид сказал, что на лето школьники уезжают домой к родителям. Но это всего на лето, переживу». До всех денег, лежащих в сейфе Гарри не добрался. Хагрид - огромное, мерзкое чучело, забрал ключ от его сейфа. А ведь Поттер такие планы строил относительно унаследованных средств. Так хотелось получить ключ обратно. Мальчик невинно улыбнулся, сжав зубы. Скрывать эмоции ему не привыкать. А думал в этот момент Хагрид про некого Дамблдора - директора школы волшебников. Путем задавания наводящих вопросов, из мыслей наивного сопровождающего удалось выяснить, что Альбус Дамблдор является его опекуном в магическом мире. «Тетя Петуния тоже мой опекун. Мне уже не нравится этот директор», - подумал Поттер, внимательно слушая добродушную болтовню сопровождающего. Судя по мыслям Хагрида, его специально потащили в некое хранилище, где Гарри должен был видеть, как полу-великан забирает какой-то философский камень. Это было как-то связано с планами директора. А еще великан думал о том, как бы скрыть от директора, читающего мысли, свой поход в Лютный переулок. Хагрид думал, что он будет представлять Гарри и подкинет Дамблдору воспоминания о Дурслях, может это отвлечет директора от других его мыслей. Эта новость совсем не понравилась Поттеру. Конечно, можно было догадаться, что в волшебном мире могут читать мысли. Он же мог. Но если Хагрид считал, что можно подсовывать другие мысли, значит можно обмануть волшебника. Гарри совсем не хотелось, чтобы его планы и тайны были понятны и доступны каждому. «В новой школе, наверняка, есть библиотека. Интересно, они выдают книги на дом? Ах да… Я же там жить буду». За белоснежную сову Поттер простил Хагриду то, что он забрал его ключ от банковского сейфа. В конце концов, это было сделано по приказу директора, а значит, виноват Дамблдор. Хорошо, что великан не умеет читать мысли. Покупка учебников очень обрадовала юного волшебника. Вопросов было очень много, но, по привычке, Гарри старался войти в ожидаемый от него образ и собирать всю требующуюся информацию из мыслей. Одежда, слова и обстановка ассоциировались с фантазийными рассказами. Какой-то дед на улице уронил стопку книг и пока их собирал, вспомнил Мерлина, сполохвоста и гиппогрифа, состоящих в дальнем родстве друг с другом. Образы в голове развеселили ребенка. «Я тоже хочу так ругаться. Магловский слэнг? Фу, как грубо. А вот слизняки и Мерлины - совершенно другое дело». В магазине мадам Малкин Поттер встретил белокурого, чистенького мальчишку. Однако безупречная внешность была обманчива. Блондин все время думал про Слизерин и чистоту крови. А говорил очень странно, растягивая слова. Увидев растрепанного оборвыша, задавака презрительно хмыкнул и начал высокомерно вещать о своем превосходстве над жалкими грязнокровками. Гарри охватило несказанное раздражение. Он видел подобных богатеньких мальчиков в школе Литл Уингинга. Хорошо одеваются, дети обеспеченных родителей, вот и думают, что все им позволено. Поттер посмеялся над словами блондина, и, казалось, мальчик обиделся. Однако это уже не интересовало Гарри. Стоит ли обращать внимание на таких? Все равно его не будут принимать как равного в среде магов-аристократов. Гарри вышел из магазина, представляя, как в своей поношенной одежде он гордо вышагивает в толпе богатеньких ровесников. Мысль была неприятной. Мальчик не заметил, как блондин тоскливо проводил его глазами. Драко Малфой и сам не понимал, почему его так задело пренебрежение этого ничем не примечательного мальчишки, наверняка, грязнокровки. В этом походе за учебниками и школьными принадлежностями Гарри чувствовал себя довольно неловко. Все волшебники тянулись к нему, еще не узнав, не заметив знаменитый шрам. Их свечение, исходящее от тела, их магия притягивались к мальчику. Он ощущал себя магнитом, манящим к себе весь мир, огнем, от которого все вспыхивали, будто сухие листья. Когда же маги узнавали в нем Гарри Поттера, поднимался шум. Все хотели приблизиться и поговорить со знаменитостью, прикоснуться к нему, услышать голос или хотя бы мельком взглянуть на лицо героя с тонкими, правильными чертами лица, нисколько не испорченными шрамом на лбу. В магазине Оливандера, покупая палочку, Гарри узнал, что Дамблдор и здесь подсуетился. Мастеру были отданы указания о том, какую палочку следовало продать мистеру Поттеру. А в крайнем случае, если она совсем не подойдет, то подобрать другую. Рекомендованная палочка, к счастью, хорошо подошла. На нее заранее были навешаны какие-то мощные чары слежения и ограничений, из-за чего она напоминала клубок. Разбираться с этими чарами и с выбором палочки Поттер решил позже, пока не следовало привлекать к себе лишнего внимания. Многое было непонятно с этим вездесущим директором. Палочка для колдовства - это как у крестной феи из сказки о золушке. Интересно, а посох, как у волшебников будет? Вот он как колдонет, а потом взмахнет палочкой и… да, в общем, настоящий волшебник. Хагрид рассказал про факультеты в Хогвартсе. Оказалось, что Слизерин, о котором так много думал блондин в магазине одежды - это название одного из них. А еще выяснилось из мыслей великана, что директор хотел отправить Гарри в Гриффиндор и велел рассказать ему про то, какой ужасный факультет Слизерин. Про темного волшебника, убившего родителей, и про то, что он, оказывается, герой. Ну, это было понятно и из мыслей продавцов и гоблинов. С кем Гарри действительно хотелось бы пообщаться - это с гоблинами. Банковские служащие в волшебном мире. Здесь, наверное, по-другому устроена система вкладов. Нужно будет выяснить. * * * Август прошел весело. Перепуганные родственники выделили мальчику вторую комнату Дадли, заполненную сломанными игрушками. Когда Гарри там прибирался и уничтожил весь этот мусор, поднялся страшный крик. Сколько было слез! Так Поттер обзавелся навесными замками на двери в новой комнате и синяками, мгновенно убранными. Замки Гарри уже давно научился открывать с помощью паутинок, так что он, уже к следующему дню, перенес тайник с деньгами в новую комнату, а с чулана снял всю магическую паутину. На вокзале, последовав примеру других волшебников, Поттер прошел на платформу 9 и 3/4. Это было немного страшно, однако интересно. Стена, через которую проходили дети и их родители, ярко светилась. Паутина была внутри нее и походила скорее на разводы, чем на четкую структуру вокруг дома Дурслей. Но Гарри не стал паниковать, прочитав объяснения в голове рыжеволосой женщины и уточнив у нее сведения, на всякий случай. Уже в поезде Гарри познакомился с сыном этой женщины - Роном Уизли. Из мыслей мальчика Поттер узнал, что директор заплатил миссис Уизли, чтобы вся их семья дружила с ним. Вот это было действительно любопытно. Директор так заботится о нем? Или что-то иное? Почему он думал, что Гарри сам не смог бы подружиться с этими рыжими? Может Дамблдор что-то знает про школу Гарри, в которую он ходил там, на Тисовой улице? Да, там с друзьями у него никогда не складывалось. Появился блондин из магазина мантий. О Боже, какой же он был самодовольный! И мысли его были такие же высокомерные, как и их хозяин. Тут началось самое странное. Уизли и Малфой тянулись своей магией к нему и мысли их были какие-то собственнические. Оба мальчика хотели быть как можно ближе к Гарри Поттеру. Рон думал, что все Малфои - темные маги, а Драко про себя оскорблял всех Уизли и грязнокровок. Гарри разозлился и не стал жать руку блондину. Его несколько удивила боль, которую почувствовал высокомерный мальчик, и сокрушающее торжество рыжего. Создалось впечатление, что за его расположение только что велась битва, и проигравший сильно огорчился. Уже на распределении, сидя под шляпой, Поттер понял, что возможно поторопился, так как шляпа хотела отправить его в Слизерин, а там был очень разозленный блондин, который строил планы мести. Да и директор хотел, чтобы Гарри был в Гриффиндоре. Вот мальчик и уговорил эту странную шляпу отправить его в Гриффиндор. Сидя за столом своего факультета, рассматривая магические потоки большого зала, Гарри заметил, как от директора вытягиваются нити к его голове. Это было странно, как если бы Дамблдор заранее предупредил Поттера о своих намерениях. Старик был силен. Мальчик чуть было не шарахнулся, настолько сильно было намерение прочитать его. Но Гарри быстро взял себя в руки и сосредоточился на том, что говорил Рон, параллельно - вторым слоем, забивая себе голову воспоминаниями о родственниках. Это было, как читать книжку и слушать мысли соседа-банкира. Дамблдор порылся у него в голове и успокоился. Гарри, настроившись, слушал размышления директора. Вот у кого были очень сложные мысли. Дамблдор думал в несколько слоев сразу. - Гарри, Гарри, ты где? – замахал руками Рон. - Что? А… я просто задумался. Поттер с облегчением вздохнул, когда Уизли отвлекся на рассказ Гермионы Грэйнджер - одной из учениц их факультета, о школе, и продолжил сканировать директора, не обращая внимания на пустую болтовню рыжеволосого соседа. Все было сложно. Директор в своих мыслях планировал судьбу многих, и Гарри была отведена роль лишь пешки. Понять мысли Дамблдора было почти невозможно, но Поттер привык к сложностям. Через некоторое время он разберется, что к чему. * * * К концу первого учебного года мальчик уже многое понял. В том числе и то, что идти против директора пока не стоит. А хлопать наивно глазками и изображать невинность Гарри научился уже давно. Да и с чтением мыслей все оказалось иначе, чем он думал. Полностью прочитать Поттера не мог никто. Даже директор не подозревал об этом. Еще одним магом, который читает мысли, оказался профессор Северус Снейп. Гарри долго искал литературу о ментальной магии, а нашел только после Нового года, когда ему директор подарил мантию-невидимку. Наивный человек. Он думал, что Гарри не знает, кто ему сделал этот подарок. Впрочем, Поттер уже понял, что его способности в магии необычны даже здесь, в волшебном мире. Его сила превосходит даже магию директора. Он ведь еще маленький, а все равно может читать его мысли сквозь какие-то щиты и скрывать свое сознание. Мальчик никаких щитов себе не ставил. Гарри просто думал в глубине сознания, а сверху были слои с обычными мыслями об учебе, друзьях. Была еще одна странность, которая отличала Поттера от других магов. К мальчику тянулись волшебники любого возраста. Такое явление можно было наблюдать только по отношению к директору, но не с такой силой как у Гарри. Если Дамблдор проходил мимо студентов школы, их магия слегка реагировала на директора. Это хорошо заметно, если переключать зрение на видение магических потоков. На присутствие Поттера магия студентов реагировала гораздо сильнее. Свечение, исходящее от магов буквально ластилось к мальчику, как домашнее животное к любимому хозяину, пытаясь обратить на себя внимание. Объяснение этому эффекту он так и не нашел даже в библиотеке. Сравнение реакции магии волшебников на себя с дружелюбным животным подало идею приласкать эти сияющие разводы. На «друзьях» экспериментировать не хотелось, а вот на ком-нибудь... можно попробовать. Всплыло сразу две кандидатуры для роли подопытных змей: Снейп и Малфой. Когда они цеплялись к мальчику, их магия азартно звала поиграть, ответить на вызов. Вот Гарри и погладил магию профессора как-то раз на уроке. Лучше бы он этого не делал. Снейп как раз критиковал его зелье и умственные способности. Мальчик дождался конца фразы и приласкал взволнованный свет вокруг профессора несколькими лиловыми магическими потоками. Почему был выбран такой цвет, он и сам не знал. Все пробные действия с линиями силы проходили на интуитивном уровне. По телу мужчины прошла дрожь, лицо, до этого недовольно нахмуренное, окаменело. Черные глаза жадно осмотрели гриффиндорца с ног до головы. И что можно было увидеть в его лохматой шевелюре и закутанной в мантию фигуре? Мальчика окатило чужим возбуждением. Еще никогда он так ярко не ощущал чувства другого человека. Утреннее желание ни в какой мере не могло сравниться с тем, что он испытал сейчас. Казалось, взгляд черных глаз раздевает и ощупывает. Гарри и раньше мог ощущать чувства других людей, но никогда так полно. Мысли профессора вместе с его эмоциями ментально прошлись по телу гриффиндорца. Он ощутил себя голым и… будто бы мужчина провел руками по всему его обнаженному телу. Так сильно хотелось непонятно чего. Кровь прилила к коже. Член стоял. «О, Мерлин, к дементору такие эксперименты. Мерзость какая! Я люблю эти широкие мантии». Снейп был в шоке, хотя хорошо скрывал свои чувства. Его и раньше тянуло к этому растрепанному чудовищу, но после такой реакции на один взгляд зеленых глаз больше скрывать от себя собственные чувства смысла не было. Все, чего он сейчас хотел, это ползать у ног мальчишки и вымаливать хоть немного внимания. Никогда еще магия так не отзывалась на другого волшебника. Видимо сказывалось вампирское наследие. Хорошо еще, что он в третьем поколении, а то было бы сложнее. Надо же, Поттер, похоже, его партнер. «За что судьба так невзлюбила меня?» Мужчина горько посмотрел на взъерошенную макушку и усмехнулся над ловкими движениями мальчика, выхватывающего из воздуха летающую чешую дракона. Герой обсыпал парту пыльцой фей, и теперь все ингредиенты парили в воздухе. - Мистер Поттер, вы в курсе, что после открытия флакона пыльца сохраняет свои свойства в течение трех минут? Отгребите шерсть тестрала от котла… В этот момент действие пыльцы закончилось, и часть висящих в воздухе над котлом ингредиентов посыпалось в незаконченное зелье. Раздался взрыв. Профессор почти успел купировать брызги щитом. Несколько капель все же попало на гриффиндорца. Он тут же взмыл в воздух к потолку. Снейп вздохнул. Слизеринцы смеялись, разглядывая барахтающегося у потолка героя. - Поттер, проветриться решил? – язвительно сказал Малфой. - Заткнись, моль бледная, - закричал Уизли. - Двадцать баллов с Гриффиндора, за оскорбление однокурсника и двадцать, за непроходимую тупость и неспособность прочитать предупреждения, написанные в учебнике, - негромко проговорил Снейп. Раздался еще один взрыв. На этот раз Лонгботтом оказался обляпанным склизкой зеленой субстанцией. - Двадцать баллов с Гриффиндора. Лонгботтом, какого цвета должно быть зелье? - Синего, сэр. Мальчик выглядел жалко. - Эванеско! Акцио Гарри Поттер! – сказал Снейп. Брюнет подлетел к профессору, и тот схватил студента за шкирку. От прикосновения к волосам гриффиндорца по телу мужчины прошла сладкая дрожь. Он чуть не выпустил мальчишку. - Лонгботтом, отнесите Поттера в больничное крыло! – рявкнул мрачный профессор. Бледный, как смерть Невилл подбежал и схватил однокурсника за руку. Гарри от движения перевернулся в воздухе кверху ногами, и мантия с кофтой повисли вниз. В воздухе болтались ноги в штанах и ботинках, дальше шла заправленная рубашка. Профессор побледнел, а из-под одежды донесся смех этого невозможного мальчишки. На пол полетели очки. Лонгботтом поднял их и перевернул друга. В классе все смеялись. Даже друзья героя пытались скрыть улыбки. Показалась смеющаяся голова Поттера. - Хватит тут представление устраивать, выметайтесь! Мыслей профессора Гарри в тот день не заметил, ему было не до этого. Сначала пыльцу просыпал на разложенные ингредиенты, потом и вовсе полетать пришлось. Было весело. С чужой магией эксперименты он решил отложить до тех пор, пока не найдет больше информации об этом. Совсем не хотелось, чтобы на него кто-нибудь накинулся. Гарри теперь часто гулял ночами под мантией-невидимкой. Гермиона ворчала, а Рон завидовал, но никому из них особо не удавалось помешать другу. Директор был в курсе его прогулок, и это полностью соответствовало планам. Старик хитро сверкал очками и улыбался в бороду на жалобы МакГонагалл и Снейпа. Гарри только невинно хлопал глазами. Гермиона несколько раз нажаловалась на его ночные отлучки декану, но поймать с поличным мальчика в мантии-невидимке сложно, да и Рон поссорился из-за этого с девочкой. Все возмущались, а Гарри занимался своими делами, попутно выполняя планы директора по воспитанию храброго и послушного героя. Ни к чему пока привлекать к себе внимание столь сильного волшебника, являющегося его опекуном в магическом мире. Поттер послушно ходил в гости к Хагриду, дружил с «правильными друзьями», вечерами и ночами тайно изучая законы магического мира, этикет и магические науки в библиотеке. Это его мир. Здесь он будет жить так, как захочет, и никто его не остановит. Книга по защите разума нашлась в Запретной секции. Называлась она «Окклюменция и Легилименция. Тайные науки защиты и чтения мыслей». Вот тогда Гарри и понял, что является телепатом, и что это врожденная его особенность. А то, как он скрывает мысли от директора - это продвинутый уровень окклюменции. Если легилимент может закрыть свои мысли щитами от другого легилимента, то от телепата не закроешься – любые щиты бесполезны. Прочитав все рекомендации, стало гораздо проще скрывать мысли и воспоминания. Полностью закрываться Поттер не стал. Это было бы подозрительно, а внимание окружающих было нужно ему меньше всего. Учился гриффиндорец по привычке средне, хотя ответить на любой вопрос преподавателя он мог бы, просто прочитав правильный вариант в мыслях. Заклинания давались легко, без всякой палочки, достаточно было бросить правильный луч или переплетение лучей. Это тоже осталось секретом Поттера. Как оказалось, без палочки колдовать никто не мог, за исключением, пожалуй, директора. Но и он делал это с большим расходом сил и только простейшие заклинания. Дамблдор мог вызвать огонь на руке, мог аппарировать, зажечь свет, левитировать небольшие предметы, создать простейшую иллюзию и все. При этом он не видел магические потоки. А когда появлялась еда на столах в большом зале, это было вовсе не перемещение, а работа домовых эльфов замка. Теперь мальчик смеялся над своей восторженной наивностью первых дней в школе. Сам он ни разу не пробовал переместить такое количество еды одновременно. Все оказалось умело поставленным представлением для детей, не знакомых с магией домовых эльфов. Дети, жившие в магическом мире, снисходительно посматривали на маглорожденых, делая вид, что для них все чудеса, обыденность. Поттер усмехался про себя: «Обыденность, ну разумеется». Выяснил это мальчик уже через неделю после появления в школе, задав наивный вопрос директору: «А как у вас получается переместить еду из кухни в большой зал?», - и получив загадочный ответ, - «Хорошо учись в школе, мой мальчик, и у тебя тоже будут получаться чудеса». Сколько пафоса и какие высокомерные мысли о возможностях беспалочковой магии. Всего несколько действий, которые он мог делать, еще не узнав о волшебном мире. Правда, с магией иллюзий он еще не сталкивался. Ее частично изучали только на последнем курсе. Но у него еще все было впереди. Еще в начале года Гарри понял, что быть обычным человеком или даже магом он не хочет. Мальчику нравились шпионы, ниндзя, удачливые воры и теневые короли, управляющие всем, герои, личность которых никто не знал. Его представления складывались из фильмов, телевизионных передач, сказок, приключенческих романов, комиксов и мыслей различных людей, финансистов, врачей, учителей, а теперь и разных волшебников. На грани восприятия от дома родственников жил военный, который появлялся редко. А когда бывал, то думал про какие-то спецоперации, шпионаж, и борьбу. Боевыми искусствами мальчик тоже хотел заниматься. Но это было невыполнимо. Слишком он был на виду и никто бы не отпустил его в такую секцию. Но в кладовке, с десяти лет, он каждый день растягивал мышцы, качал пресс и отжимался. Многого это не давало, но сколько уж было. Про растяжку Гарри узнал у девушки, живущей неподалеку, да и тот военный тоже ею занимался. В маглловской школе была физкультура. Там тренер показал некоторые физические упражнения. Хотя он и был самым низким мальчиком в классе, зато мог десять раз подтянуться. Недостатка в пробежках с «любящими» родственниками не было. Он хорошо бегал и вовсе не являлся слабаком, несмотря на рост. Но здесь, в магическом мире, не так сильно уделяли внимание физическому развитию детей, как в маглловском. Теперь в Хогвартсе физическую форму Поттеру помогал поддерживать квиддич. Самое забавное, что ловцом ему помог стать Малфой. Как блондин был взбешен этим известием! Поттер - самый юный ловец столетия! Его магия бурлила, но все равно ластилась к сопернику. Это смешило гриффиндорца. Эмоции слизеринца были сильны и чисты. Незамутненная ярость и бешенство. Все это клокотало под маской высокомерного презрения. Доводить Малфоя до потери контроля над собой стало прекрасным развлечением. Они даже пару раз подрались, когда случайно встречались без свиты. Правда, во второй раз их обнаружил Снейп. Отработка и сорок баллов с Гриффиндора, хотя чего еще можно было ожидать от декана Слизерина. И не просто декана, а ненавидящего Поттеров декана. Как же они были довольны, Малфой и Снейп. Отработка у Поттера. Забавно, но со всей своей злостью их магия тянулась к нему гораздо сильнее, чем у других магов. Если магическое свечение студентов просто ластилось, а при соприкосновении терлось о мальчика, то магия Малфоя и Снейпа пропускала в себя и взвивалась словно огонь. Это еще хорошо, что слизеринцы не знают о такой реакции своей магии. Своей яростью они дают доступ к своим силам, во всяком случае, такое ощущение создавалось у мальчика. Казалось, что если бы он захотел, то смог бы еще глубже пробраться в их магию, к самому ядру и подчинить противников себе. Но таких экспериментов Поттер устраивать не собирался. Слишком опасно играть с чужими силами. Вдруг он повредит этим магам? Несмотря на всю их ярость и желание унизить его, Гарри не хотел причинять вред. Действия слизеринцев были мелочными и не доставляли сильного беспокойства, хотя зацепиться колючками с гриффиндорцем любили. К концу учебного года стал понятен и замысел директора. Он воспитывал одноразового героя. Поттеру уже отмерили и года жизни, и определили жену, и куда пойдет наследство после смерти. Стало совершенно точно ясно, что Дамблдор ему не друг. Рона он тоже другом не считал, но и внимание привлекать не собирался. Уизли отличное прикрытие от директора. Рыжик так стремится доказать всем, что он единственный настоящий друг героя, что становилось смешно. Все завидуют Уизли. Грейнджер - дополнение к их дружбе. Девочка любит командовать и поучать. У нее всегда можно попросить помощи в поиске информации в библиотеке. Дружить с Гермионой удобно, выгодно. Друзья служат хорошим буфером между Гарри и директором. Так интересно наблюдать за манипуляциями старика. Гарри даже выполнил замысел Дамблдора о философском камне. А почему бы не исполнить? Так и «добрый» дедушка не нервничает, и весело. Волдеморт, сидевший в голове Квиррела, тоже строил планы. Слушать его мысли было больно, но необходимо. Директор все знал, а философского камня у него никогда не было. Прекрасная комбинация Лорд Дамблдор! Обдуривать директора Поттеру очень нравилось. Он является достойным противником. А еще мальчику доставляло удовольствие препираться с преподавателем зелий. Он такой суровый и все время вспоминает его маму. Профессор Снейп носится со студентами будто наседка, хотя так никто и не думает, кроме директора. Он всех ругает и кричит, постоянно снимает баллы. Но в мыслях все по-другому. Декан Слизерина беспокоится обо всех, а больше всего о Драко Малфое и о нем, Гарри. Драко - его крестник, а Гарри - сын Лили, бывшей когда-то его единственной подругой. Правда, отца профессор ненавидел. Из-за этого общение со Снейпом становилось невозможным. Ненависть профессора к его отцу перевешивала дружеские чувства к матери. Снейп искренне и с удовольствием ненавидел младшего Поттера, но это не мешало ему вытаскивать мальчика из неприятностей. Усилившееся влечение к гриффиндорцу после эксперимента с магией профессора только добавляло перца в их и без того непростые отношения. Любые желания людей уже давно не смущали мальчика. Слишком долго он читал откровенные мысли взрослых людей. Но иногда почему-то гриффиндорец краснел от некоторых образов, появляющихся в голове декана Слизерина, хотя они были невинны, по сравнению с мыслями старшекурсников. Отец Гарри героем никогда не был… У него была шайка, как у Дадли, и они нападали на Снейпа, совсем как кузен с друзьями на него. Только здесь магия. А с помощью нее можно сильно унизить человека. Поэтому профессора Гарри было жалко. Все его крики он пропускал мимо ушей, делая вид, что ему очень страшно. И Снейп доволен и директор счастлив. Только обидно, что этот мужчина дружил с его мамой, испытал на своей шкуре каково это, когда тебя унижают и, несмотря на все это, стремится сделать Гарри больно. Профессор так радуется, когда доводит младшего Поттера. Это обидно. А еще ему нравятся слизеринцы, злобные змеюги. Они знают все о волшебном мире. Они аристократы, с молоком матери впитавшие правила волшебного мира, этикет и финансы. Образ их мыслей ему тоже нравится. Серебристо-зеленые думают. Если взять, например, Рона, то он почти никогда не думает, только плывет в образах и глупых желаниях. Даже сосредоточиться на уроках не может. А слизеринцы везде ищут выгоду, просчитывают свои действия. Не все, конечно, но многие. Гриффиндорцы же были больше похожи на Рона, а такие как Гермиона встречались в основном в Рейвенкло. Из своего факультета Поттеру нравились больше всего близнецы Уизли, с их искренностью, бешеным темпераментом и постоянными проделками. Невилл был тоже включен в список друзей, привлекая преданностью и ясностью мышления. Единственные из школы, кто не привлекал внимания мальчика, были хаффлпаффцы. Они казались мальчику скучными. Гарри ни разу не пожалел о своем выборе факультета. Директор тогда бы что-то заподозрил. Как же герой в Слизерине. А так лиса в курятнике. Следующие четыре курса Поттер активно изучал волшебный мир. Финансы, этикет, законы ну и, конечно, магию. Это приходилось делать, порой, ночами. Все считали его веселым, неохотно учащимся героем. Стремление к учебе мальчик научился скрывать еще в раннем детстве. С выбором друзей Гарри определился вскоре окончательно. Из окружения на факультете ему больше всех нравился Невилл - тихий, спокойный, рассудительный мальчик. Он чистокровный и многое знает, общаться с ним интересно. Иногда, когда «друзья» героя заняты, а Поттер не зарывается в очередную находку из библиотеки, они с Лонгботтомом ведут беседы о волшебном мире… Рон тоже чистокровный, однако воспитание в их семье совсем другое. А предателями крови их назвали не просто так. В прошлом предок Уизли совершил преступление. Там было нарушение каких-то магических законов, которые ударили по нескольким чистокровным семьям, в том числе Малфоям. Точно про эти события никто не знал, а Драко когда ругается, не думает про это - его связывает какой-то обет. Ясно только, что заурядный магический потенциал у Уизли связан с наказанием. Вроде как сама магия отвернулась от этого рода. По поводу Малфоя у Гарри не было определенного мнения. Первые четыре курса то, как они ругались, больше походило на спортивные состязания. Соревнование, кто съязвит лучше. После столкновений оставалось чувство удовлетворения и удовольствие от соперничества. Правда Рон не давал развернуться, вечно лез с заклинаниями или кулаками. Тогда все перерастало в драку. Но даже после того, как лидеры Гриффиндора и Слизерина обменивались проклятиями или ударами, оставалось чувство удовлетворения и иногда восторга, необъяснимой эйфории. Чаще всего именно от Малфоя исходило это упоение дракой и соперничеством. Магия вокруг слизеринца танцевала, заражая Поттера своим азартом. А на пятом курсе все изменилось. Гарри больше не мог сдерживаться, гормоны пели в крови. Хотелось постоянно... Член стоял на уроках, обедах и ночью. Самоудовлетворение уже не спасало. Хотелось большего. Тогда юноша понял, зачем многие старшекурсники ходят с застегнутой мантией – не видно возбуждения. Стычки с Малфоем стали как-то яростнее, злее. Да еще профессор Снейп начал бросаться комментариями не только по поводу умственного развития Гарри, но и внимания к противоположному полу. Отношения с зельеваром еще больше ухудшились. При столкновениях с Драко пропал былой азарт, в мыслях блондина все чаще стала проявляться ярость и…? Да, это была ревность. Та разновидность ревности, которая ужасно злила гриффиндорца. Такую же ревность испытывал Рон, уже доставший парня собственническим чувством, предрассудками и недалекостью. Поттер считал это желанием быть ближе к герою магического мира. Никто не хотел знать именно его, как просто Гарри, всем нужен был спаситель, герой. Тогда же парень осознал, что ему нравятся не только девочки, но и мальчики. И даже больше мальчики, чем девочки. Так и понеслось. Определить того, кто желает залезть к нему в штаны было легко, а того, кто не будет об этом болтать немного сложнее, но возможно. Только вот пойти на сближение трудно, когда все вокруг постоянно следят за каждым твоим шагом. Все случилось с постоянно вертящим перед всеми задницей Симусом Финиганом. Симус уже давно не был девственником. Еще на третьем курсе он переспал со старшекурсником из Хаффлпаффа - Седриком Диггори. Первый раз был катастрофой. В спальне кроме них никого не было. Финиган лежал в одних трусах на кровати, попой кверху. Гарри навалился сверху, потискал немного смеющегося парня, стянул трусы, вставил сухой член в явно не им разработанное отверстие, пару раз дернулся и кончил. Восторг от новых ощущений быстро затух от насмешек Симуса и разочарования, испытываемого первым партнером. - Поттер, ты вломился как гиппогриф, без смазки, хотя бы слюной смазал, скорострел. Мысли его были еще хуже. Финиган уже строил планы о том, как расскажет всем о неспособности героя удовлетворить любовника. Дальше последовало очищающее плетение и голубой луч обливиэйт. После этого случая Гарри долго не решался что-нибудь предпринять, только подглядывал за другими парочками. Нет, девчонки все же его раздражали. Какая романтика, цветочки, шоколадки и прогулки, если хочется просто поиметь кого-нибудь периодически, без всех этих соплей. Другое дело - мальчики, порывистые, страстные, радующиеся любому вниманию. Подглядывать за парнями оказалось познавательно, причем не только в плане секса. Один старшекурсник зажал малолетку и после всего, стер ему память. Лучше бы он этого не делал. Оказалось, что в школе есть оповещающие чары на такие случаи. Тут же прибежала МакГонагалл. Хорошо, что Поттер был в мантии-невидимке. А старшему парню повезло, что он был еще несовершеннолетним и отделался долгими отработками и вызовом родителей к директору. Младшему так ничего и не сказали. Память стерта, скандал никому не нужен. Нужно найти защиту от обливиэйта. Поттеру совсем не хотелось оказаться в подобной ситуации. Его обливиэйт в тот раз не заметили, так как Гарри не пользовался палочкой. Это было странно. Луч такого же цвета, результат тот же, что и с палочкой, а чары остались незамеченными. Кроме того, во время занятий вуайеризмом выяснились многие особенности ощущений пассива. Оказалось, проблема быстрого оргазма была не только у него. Многие мальчики из-за этого не успевали удовлетворить партнера и потом помогали руками или губами. Гарри предпочитал быть сверху, хотя другой вариант тоже был возможен. Тут требовался опытный партнер, которому можно было бы доверять, а такого парень не нашел в Хогвартсе. Да и контроль над любовником ему нравился. Единственное, что теперь напрягало, его низкий рост. Это сильно раздражало. Как доминанта его не воспринимали из-за роста. При поиске любовника парень часто сталкивался с этим. В мучениях одиночества прошло несколько месяцев. Весной он остановился на симпатичном шатене из Хаффлпаффа с четвертого курса. Дэвид Килток – изящный, покорный и молчаливый мальчик. Он не отказывал Гарри и не воспринимал их отношения, как любовь до гроба. Поттер частенько его зажимал в пустых классах, несколько раз даже в нишах коридоров под мантией невидимкой, наложив заглушающие чары. Как только в руках оказывалось обнаженное, стройное, упругое тело мальчика, который податливо двигался навстречу, мысли пропадали. Оставалось только дикое желание взять. Второй раз Поттер, наученный горьким опытом, уже использовал заклинание смазки, подсмотренное у старшекурсников. Без нее неприятно и ему, и партнеру, но все равно заканчивалось это слишком быстро. Гарри не давая себе опомниться, еще дрожа от оргазма опускался на колени, разворачивая любовника к себе и с удовольствием облизывал все, что попадалось на глаза. Аромат кожи мальчиков ему казался гораздо приятнее, чем запах девочек. Наконец, Поттеру пришло в голову воспользоваться приемом капитана слизеринской команды по квиддичу. Маркус Флинт считал квоффлы и снитчи, пытаясь хоть немного отвлечься от возбуждения. Это помогло. Ирония ситуации заключалась в том, что, увлекшись однажды, Гарри забыл поставить защиту на пустой класс и уже вовсю целовался с Дэвидом, когда туда зашли третьекурсники из Гриффиндора. Как зашли, так и сбежали. Он даже среагировать не успел. А через час вся школа гудела от новости, что Поттер гей. Отношения с девочками и до этого как-то не складывались, а после слухов, появившихся в школе, Гарри и вовсе прекратил попытки и полностью переключился на мужской пол. Не то чтобы он сильно волновался, тем более в магическом мире приняты даже однополые браки. Это парень выяснил сразу, как только узнал о своих разносторонних наклонностях. Но он же был мордредовым героем всего магического мира. Новость на следующий же день попала на страницы Ежедневного Пророка. А если это сложить с тем, что Поттера называли лжецом, что мальчик соврал на счет возрождения Волдеморта, то картина получалась не слишком радостной. Его факультету, да и другим требовался только повод для травли. Выбор друга, тайного друга, в очередной раз себя оправдал. Поддерживал Поттера только Невилл. Не явно, скрытно. А Рон картинно выражал неодобрение (раздраженно думая о браке друга с Джинни), так же как и Гермиона, и все остальные. Но Гарри знал, что приставленных к нему друзей после шумихи заставят помириться с ним, а он, разумеется, их простит. Амбридж вовсю свирепствовала в школе, у Снейпа, после того как Гарри влез в его думосбор, вообще невозможно стало учиться. Впрочем, на сексуальную жизнь весь этот хаос особого влияния не оказал. Гарри всегда знал, что именно хочется партнеру. Когда Дэвид настроен на укусы и щипки, когда на нежность, иногда ему нравилось явное доминирование, один раз Поттер даже связывал партнера. Гриффиндорцу было легко прочитать желания любовника, но не было искры. Хотя про это Гарри старался не думать, гормоны помогали. Килток же, однажды почувствовав власть и силу Поттера, больше отказать ему не мог. Вся его магия, внутренняя сущность пела от подчинения столь сильному волшебнику. Любовник готов был сделать все, что угодно для героя магического мира, умудряясь при этом не влюбляться в него. На самом деле, Поттеру нравился Малфой. Но это не было вариантом. Драко не был ни молчаливым, ни покорным. Его требовалось завоевывать, а огласки Гарри не хотел. Хотя Драко тоже нравились мальчики. Да и появившаяся ненависть у слизеринца в последний год не способствовала к налаживанию контакта. Рону нравилась Гермиона. А Грейнджер предпочитала книги. Это было даже смешно. Уизли так краснел и старался привлечь ее внимание, а девушка не замечала все ужимки рыжика, только и знала, что говорить про уроки. Единственное что настораживало Гарри - «друг» постоянно думал о нем, когда занимался самоудовлетворением. Спрашивается: « Какого…?» Есть же девушка, которая нравится. Это раздражало. В эти годы Поттеру легко было обдуривать директора, но с каждым разом все сложнее становилось скрывать свои способности. Его мощь возрастала. Волшебники чувствовали его силу, особенно если герой магического мира злился или радовался. Его чувства разливались в воздухе и становились понятны окружающим. Пик эмоций пришелся на пятый год, когда проявилась сексуальная гиперактивность парня. Тогда-то Гарри и пришлось заниматься окклюменцией в полной мере. В этот же год Дамблдор поручил профессору Снейпу сломать его блок, чтобы открыть канал связи для общения с Волдемортом. Нужно было отдать должное профессору, он сопротивлялся. Так волновался за ненавистного гриффиндорца, да и не особо усердствовал с выполнением поставленной перед ним задачи. А Дамблдор хорош. Шантажировал Снейпа и даже потребовал выполнения долга, который возник, когда директор вытащил профессора из тюрьмы после падения Волдеморта. Только это и заставило Снейпа взяться за уроки «окклюменции». Поттеру эти уроки помогли научиться справляться с эманациями магии, возникающими при сильных эмоциях. Изобразить страдание и подкинуть воспоминания профессору труда не составило. Еще интересной особенностью таких занятий было то, что профессору тоже нравились мужчины. А еще ему нравились зеленые глаза Гарри. Поттер с удовольствием читал это возникающее и подавляемое желание. Парню нравилось изображать невинность. Когда началась шумиха в газетах на счет ориентации героя, профессору стало еще сложнее подавлять в себе эти запретные мысли. Гарри иногда, ну совершенно невинно, провоцировал Снейпа, сознавая свою безнаказанность. Он что-то ронял и поднимал, падал на колени при атаке профессора, приоткрывал и нервно облизывал губы. Было весело. Этот суровый и взрослый мужчина таял как свечка от наивного взгляда изумрудных глаз хитрого мальчишки. Но заниматься окклюменцией с профессором Поттеру уже надоело. От этого начинала болеть голова. Пора было завязывать с дополнительными занятиями. А прекратить все помог сам Снейп. Он оставил свой омут памяти и вышел из кабинета ненадолго. Не то чтобы Гарри что-то не знал о тех воспоминаниях. Когда зельевар их вытаскивал, он подробно думал обо всех событиях, так парень оказался осведомлен и о чудовищных развлечениях Волдеморта, и о подробностях травли профессора в школе его отцом - Джеймсом Поттером, и о несчастном детстве мужчины. После инцидента с думосбором занятия прекратились. Снейп был обижен и уязвлен. Этого Гарри не хотелось. Но лезть с извинениями к нему было рано, заавадит еще. Да и ненавидеть младшего Поттера профессор не переставал никогда, так что особого изменения в их общении не предвиделось. Только в язвительные комментарии добавился пункт о любви героя к своему полу. Но это можно было пережить, все равно все были в курсе. Правда один раз Гарри все же не выдержал язвительных комментариев мужчины и сказал: - Профессор Снейп вы так часто вспоминаете о моих предпочтениях, что это навевает подозрения о вашей заинтересованности. Лучше бы он этого не говорил. Продолжить курс зельеварения помогло только отсутствие директора, и нежелание профессора лишний раз общаться с Амбридж. Перед остальными Поттер разыграл сценку о бедном, несчастном, обиженном и замученном гриффиндорце. Но от отработок увильнуть не удалось, а еще пришлось выслушать часовую лекцию Гермионы о том, что Гарри совсем не заботится о факультете и баллах. Да кому нужны эти баллы? Если бы баллы выдавали в деньгах… а так, баллы его интересуют в последнюю очередь. После исчезновения директора и назначения на эту должность Амбридж, в школе стало совсем «весело». Постоянные отработки с пыточным пером мерзкой розовой жабы раздражали. В этот год Гарри освоил плетения иллюзии. Отвести от себя потоки темной магии при написании строчек на отработке не составило труда. Иллюзия кровавых строчек и несчастное лицо национального героя приводило Долорес Амбридж в восторг. Что только не сделаешь для счастья женщины. «Друзья» так мило ему сочувствовали, а с Невиллом, перед которым он еще после первой отработки развеял иллюзию, Гарри перемигивался. Первого июня в конце пятого курса Гарри, уже возомнивший себя великим манипулятором, крупно облажался. Занятия уже закончились, все готовились к экзаменам по СОВ. Тогда-то и произошли жуткие события в министерстве и смерть крестного. Сириуса Гарри любил. Одно время он даже думал, что будет жить с ним, но быстро понял, что крестный доверчивый и импульсивный человек, который слишком верит Дамблдору. И все же юноша был к нему привязан, как к единственному близкому человеку. Уже потом, разбирая ситуацию, Поттер осознал, что можно было пойти за помощью к Снейпу. Профессор хоть и был обижен на Гарри, но никогда бы не отказал ему. А он, как дурак, хотя и читал о возможности подделки воспоминаний, поддался на провокацию. Как Поттер после смерти Блэка сдал экзамены, оставалось загадкой. Гермиона и Рон, конечно, принялись сразу липнуть к нему с утешениями, но он, пользуясь ситуацией, просто отмахивался от них. Эти события погрузили Гарри в глубокую депрессию. Глава 4. Драко. Он лежал в больничном крыле, яростно сжимая зубы. Все тело болело. Костерост, выпитый по приказу мадам Помфри, не давал уснуть. Почти три часа ночи. Весь замок спит, только Пивз недавно пролетел мимо палаты, горланя какой-то пошлый мотивчик. На помещении стояли заглушающие чары, но дверь была приоткрыта. Пахло зельями. Слезы унижения текли по щекам. Никого не было и можно было позволить себе слабость. Какое унижение он сегодня испытал. Сравнимо было только с событиями этого лета в Малфой-Мэнор, когда ему пришлось отвечать за высокомерие и жажду власти своего отца. Началось это после возрождения Темного Лорда. Основным местом для собраний Повелитель выбрал их дом. Целый год в имении толпились Пожиратели. К Драко постоянно приставали. Однажды четверо в масках зажали его в нише коридора, парень даже пискнуть не успел. Наложили силенцио и лапали за все места. Тогда блондин умудрился вывернуться. Отбежав, невербально отменил заклинание и пригрозил рассказать все отцу. Они посмеялись и на время оставили его в покое, не считая поглаживаний и щипков, когда никто не мог заметить. Все было бы не так ужасно, если бы этим летом отец не поссорился с Беллатрикс. Ревность этой сумасшедшей ведьмы к Повелителю была бесконечна, а Люциус сохранял положение правой руки Лорда и фаворита после возрождения. Ссора была слышна на весь Мэнор. В поместье на тот момент присутствовали только Пожиратели внутреннего круга. Белла любила Лорда, а тот предпочитал Люциуса. Отвечать за это пришлось Драко. Это было проклятие. Очень хитрое и жестокое. Отец узнал об этом последним. В каждом чистокровном роду есть свои фамильные проклятия. Особенно в темных чистокровных семьях. Блэки всегда славились своими любовными проклятиями. Драко даже ничего не заметил, пока все тело не охватило томление, видимо был какой-то период адаптации между произнесением заклинания и началом его действия. Это проклятие сделало из наследника Малфоев идеального наложника. Все умственные функции сохранялись. Только вот отказать он был никому не в силах. Все нюансы он узнал позже, методом «тыка». Началось все в спальне. Тело горело, кожа стала чувствительной, анус пульсировал, член стоял. Парень пытался сам справиться с возникшей проблемой, но ничего не получилось. Выдержал всего час. Не помогали ни пальцы, судорожно, до боли втиснутые в узкое отверстие, ни массирование члена. Малфой уже весь был в смазке. Судорожно накинув домашнюю мантию на голое скользкое тело, юноша пошел искать помощи у отца уже почти ничего не соображая от дикого желания. Мышцы там… сокращались, хотелось подставиться, лишь бы кто-нибудь вставил. В коридоре поджидала тетя Белла и Нотт с Мальсибером. Мужчины похотливо улыбались. - Что ты так долго малыш, мы уже заждались тебя сладенький, – пропела Белла, ухмыляясь. «Ну конечно ждали, в комнату не войти. Отец лично ставил защитные чары. Попался я», - подумал Драко беспомощно. Палочка осталась в комнате. Из приоткрытых губ раздавалось только судорожное дыхание. Кричать почему-то не получалось. Мужчины быстро подошли. Вот их руки, распахнув мантию, уже шарят по обнаженному телу. Он мог только покорно постанывать, подставляясь. - Идите в спальню господа и как следует развлеките нашего сладкого мальчика, не нужно тревожить обитателей дома так поздно. Мутный взгляд юноши скользнул по коридору в надежде на помощь. Из горла шли только покорные стоны. Он никак не мог закричать. Краем глаза Драко заметил, что портреты на стенах не шевелятся, их заморозили. Белла небрежно потрепала яички парня, довольно улыбнулась и ушла. В попу вошел толстый палец, вызвав дрожь удовольствия во всем теле. Руки подтолкнули в правильном направлении. Они что-то похотливо шептали и посмеивались. Один тянул за член второй поддавал пальцем, а Драко послушно шел в указанном направлении. Тогда был его первый раз. До этого Пэнси как-то отсосала ему на вечеринке, но он был настолько пьян, что почти ничего не помнил, только то, что Винсент и Грегори сидели рядом и наблюдали, охраняя, чтобы никто другой не помешал. Тогда он контролировал ситуацию, ну почти контролировал. Но не в этот раз. Их руки были везде, Драко покорно выполнял все прихоти насильников, сосал пальцы ног, члены, облизывал волосатые задницы. Они трахали его всю ночь при этом довольно смеялись и вспоминали отца. А блондин после первого оргазма соображал уже лучше, но сопротивляться все равно не мог. После каждого раза, когда в заднице оказывалась сперма, тело полностью вылечивалось от всех укусов и ран, а анус подтягивался. Этот момент был болезненным. Следующее проникновение было как в первый раз. Только потом Драко понял, что все, кто имел его, не могли это ни с кем обсуждать, даже между собой. На нем тоже было это ограничение. Малфой не смог ни рассказать отцу, ни передать через домовика, ни написать, попросив о помощи. Даже просто остаться с отцом наедине не получалось без веской причины. Лорд постоянно требовал внимания своего фаворита. Постепенно всем Пожирателям во внутреннем круге и нескольким избранным из внешнего стало известно, что наследник Малфоя не может отказать их притязаниям. Белла только злобно улыбалась. Она отключала желание во время совместных трапез и в насмешку выделила ему несколько часов на летние домашние задания. - Мы же не хотим, чтобы наш сладкий мальчик стал плохо учиться в школе, - проворковала тогда Белла. Его в тот момент пускали по кругу пятеро в масках. Долохов, втискиваясь в сжатый пульсирующий проход, бормотал: - Каждый раз как девственник. Белла дорогая, в этот раз ты превзошла себя. Такой нежный птенчик. Раздался негромкий смех нескольких мужчин и болезненный стон юноши. Боль от очередного проникновения проходила быстро, заменяясь диким желанием совокупляться. Так у Драко появились три свободных часа в день. Свободных от дикой жажды, от желания отдаться первому встречному. Но все остальное время он был покорной шлюхой многих пожирателей. Для удобства ему велели надевать мантию в классическом стиле - на голое тело. Пришлось послушаться, скрипя зубами. В случае сопротивления было очень больно. Драко носил мантию, носки и ботинки. Это был кошмар из которого нет выхода. Зажимали везде, даже в коридорах, предварительно наложив на портреты какие-то чары. Тупые домовики, видя, что хозяин не сопротивляется и получает удовольствие, молчали. Как-то его брали прямо в коридоре у стены, рядом с отцовским кабинетом, наложив купол тишины и чары отвлечения внимания. Отец вышел и прошел мимо, ничего не заметив. Драко застонал громче и попытался вырваться, но до Люциуса не донеслось ни звука. Гойл крепко держал свою добычу, продолжая медленно и на удивление нежно брать его, доставляя неимоверное удовольствие. Драко был обнажен, а огромный мужчина полностью одет. Его большое тело опиралось на стену. Хрупкий юноша был повернут лицом к иногда проходящим мимо пожирателям. На бедре лежала рука, медленно насаживающая его на большой член. Толстые согнутые ноги скрытые грубой тканью, по обе стороны шаркали кожу стройных бедер. Вторая рука нежно гладила между ног Драко. Яйца, член, шарила по всему телу, пощипывала розовые соски. Было так унизительно и так хорошо, блондин просто сходил с ума. Постепенно Драко привык к унижению и смирился с тем, что получал удовольствие от ласк и грубости. Некоторые были очень жестоки. Их мальчик старался избегать, насколько это было возможно. А Гойл, как ни странно, оказался очень нежным любовником. В обычной обстановке Драко бы на него не посмотрел, а сейчас частенько скрывался у огромного мужчины в спальне ночами, встречая понимающую улыбку. Когда Лорд Гойл не мог уже вставить в бесконечно алчущий анус Малфоя свой уставший член, он просто засовывал туда палец и нежно ласкал, пока тот не отключится, даже во сне сжимая мышцы сфинктера. Гойл снимал поцелуями слезы и напевал колыбельную, возможно именно это позволило сохранить рассудок. Но Драко не обманывался на счет мужчины. Если бы он захотел спасти Малфоя, то просто мог тогда у кабинета отца не поставить заглушающие чары. Старший Малфой быстро разобрался бы в ситуации. Всех этих тварей хотелось убить. Если бы не Лорд и опасение за жизнь отца… Крестный приходил в конце июля и некоторое время провел с ним. Белла – тварь, отключила желание на время визита Снейпа, зная о проницательности шпиона. В этот день Драко впервые пожалел, что так хорошо научился у Северуса окклюменции. Зельевар даже не пытался прочитать его, будучи уверенным, что крестник закрыт. Как довести до сведения Люциуса свое ужасное положение парню пришло в голову только в середине августа. Драко влетел в кабинет отца в свое свободное от заклятия время. Не отвечая на вопросы, он достал думосбор из шкафа и попытался скинуть в него свои воспоминания. Сначала ничего не получилось, так как парень был сосредоточен на раскрытии тайны проклятия. Старший Малфой с удивлением наблюдал за сыном, который, похоже, был на грани истерики. Драко очистил разум и стал думать о желании самому просмотреть подробности последних полутора месяцев. И все получилось. После этого разверзся хаос. Люциус пошел к Лорду и изложил ситуацию. А суть была такова, что затронута честь рода. Драко не посвящали во все детали, ведь он, предполагаемо, должен был быть в шоке. У мальчиков, как оказалось, даже после снятия этого проклятия, совсем пропадал интерес к девушкам. Но Малфоя это как раз не беспокоило. Отцу он конечно ничего не говорил, но все о своей ориентации юноша выяснил давно. Его привлекали мальчики. А в течение этих полутора месяцев он получал удовольствие, несмотря ни на что. Хотя это было… Он не хотел об этом думать. Удовлетворять четырнадцать мужиков в течение полутора месяцев… почти все из них были просто ужасны. Но физическое состояние все это время у Драко было нормальное. Целебные свойства проклятия поработали на славу. Так же появилась гибкость и выносливость. Хотя, не то чтобы Драко стремился снова использовать обретенную гибкость таким образом... Когда отец узнал, стал носиться с сыном, словно с хрупким старинным сосудом. Сборы Пожирателей в Малфой-Мэноре прекратились. Лорд выбрал другое место. А отец каждый вечер держал его на руках и рассказывал о финансовых делах семьи и о том, как злится Темный Лорд на ближний круг из-за отсутствия фаворита. Все участники за каждый день отсутствия Люциуса собой развлекают Лорда. Отец и сын сидели у камина и было так хорошо. Драко очень любил отца. Все участники издевательств над юношей понесли наказание. Они заплатили за все. Их семьи теперь были вассалами Малфоев. Хотя Креббы и Гойлы и раньше ими были. Всех виновных отец порол кнутом каждый вечер в течение недели. Драко присутствовал при этом наказании. Мужчины были обнажены и распяты у стены. Присутствовали и родственники вассалов. Раны, правда, потом сразу смазывали заживляющим зельем, но шрамы убирать запретили. Беллы вообще не было видно. Она висела где-то в подвалах поместья Лорда. Женщину навещал Сивый, и, как выразился отец, «удовлетворял извращенные желания сумасшедшей». Еще бы, лишение чести наследника древнейшего рода. Малфои наиболее чистокровны из всех Пожирателей. Теперь пришлось расторгнуть помолвку с Пэнси Паркинсон. О чем думал Лорд Паркинсон, участвуя в забавах Беллатрикс, было непонятно. Трахать жениха собственной дочери. Придурок. Но Драко это только радовало. А по условиям искупления он, как жертва, мог в течение полутора месяцев применять к детям участников использованное на нем проклятие, (если с девушками, то пользуясь контрацептивными чарами). Таково было наказание Лорда. Отец сказал, что он дорого продал свою невинность, но было видно, что Люциус сам не верит своим словам. Ценой был вассалитет десяти чистокровных семей. Десяти, так как некоторые из участников принадлежали одной династии. Лестрейнджи (Белла, Рудольфус и Растабан). Остальные – это Нотты, Паркинсоны, Макнейры, Эйвери, Руквуды, Кэрроу, Долоховы, Роули, Мальсиберы, Селвины. У девяти из участников дети учились в Хогвартсе. После снятия проклятия, со всех был взят непреложный обет о неразглашении. Темный Лорд только посмеивался, все это улучшило его настроение. Приближенные цапались из-за доступа к его телу, накладывали проклятия и сами себя подставляли. Для него все это было забавно. А так как отец являлся его фаворитом, то для восстановления чести рода были наказаны все участники развлечения. Все они теперь платили виру за невинность младшего Малфоя. Драко ходил по поместью и ухмылялся. Но по-настоящему расслабиться парень смог только в присутствии крестного. Северус слишком хорошо знал его, чтобы можно было что-то скрыть, если зельевар поставил перед собой цель. Лигилимент мордреддов! Он просто внимательно смотрел на крестника своим черным пронизывающим взглядом и выдавал новую порцию зелья сна без сновидений. Не было разговоров по душам, соплей пузырями и рыданий над поруганной честью. Просто большая часть времени до школы вдруг оказалась занята варкой зелий по заданию Снейпа. Рядом постоянно был то отец, то крестный, и напряжение, державшее его все это жуткое лето, отпустило. Из этой истории вышла еще и личная выгода для самого Драко. Жалобные взгляды и печальное лицо быстро убедили отца повременить с новой помолвкой, теперь уже с мужчиной. Было легко убедить Люциуса, что только мысль о том, что он займет положение младшего в браке, сведет его с ума. Драко бы предпочел подобрать какого-нибудь послушного, младшего, чистокровного мальчика. А впереди шестой курс. Это будет интересно. Отец убеждал Драко, что использовать это проклятие на детях виновных будет столь же ужасно, как и то, что сделали с ним. Но Драко не собирался держать проклятие включенным постоянно. Только в самый ответственный момент и только у определенного парня. Кребб и Гойл в сексуальном плане его не интересовали. Они и так всегда подчинялись. Правда, в этом году многие стали прогибаться. Нотт на пятом курсе здорово доставал, а теперь заглядывает в глаза испуганно и молчит. Хотя его родители, конечно, не могли рассказать о причине изменения их статуса, но о последствиях точно рассказали. А Теодор вообще-то довольно симпатичный. Да если выбирать с кем поразвлечься, то это наверно будут Нотт и Эйвери с его курса, Макнейр, Мальсибер и Селвин с пятого. Можно и Кэрроу. Он конечно с Рейвенкло, четвертого курса, но если будет скучно, можно и его где-нибудь потискать в темной нише, симпатичный шатен, улыбчивый с пухлыми губками. Малфой немного успокоился, перестал всхлипывать. А Поттер ответит за все. Сегодня только второй день учебы, а они уже успели поцапаться. Он так изменился. Стройный, изящный, без очков, нормально оделся, отрастил волосы до середины спины. Как можно было пройти мимо?! Драко читал сплетни Риты Скиттер, но что-то слабо верилось в ее бредни. Какой из этого полукровки владелец Хогвартса? А наследник Мерлина? Не смешите. На Поттера все пялились перед уроком зельеварения, а гриффиндорец стоял, разговаривал о чем-то с друзьями и смеялся. Смех отдавался прямо в позвоночнике блондина веселыми пузырьками. Сила парня возросла еще больше. У него такая красивая, мальчишеская улыбка… Живые, яркие глаза. Без очков это стало заметно. Ну не мог промолчать Малфой при такой идиллии. Да еще эта рыжая предательница крови крутилась вокруг. Вот Драко и высказался, попав под руку гриффиндорцу, да, видно не так уж весел был в тот момент Поттер. Их ругань была обычно больше забавной, а в этот раз – оскорбление главы рода. - Что Малфой решил последовать примеру отца, поработать на Волдеморта? Драко вздрогнул от имени Темного Лорда. Поттер произнес это таким тоном, что стало понятно - ему все известно. Откуда? О нет, грифы ничего не поняли. Зато многие слизеринцы были в курсе положения отца. И кто-то хмыкнул за спиной. А этот… выражение его глаз вдруг изменилось, как будто он пожалел о том, что сказал. Но это было просто невозможно. Потти, конечно, что-то говорил, но унижение было всепоглощающим, и блондин бросился на обидчика, что было не самым умным решением, так как золотой мальчик хоть и был теперь ниже него, но от него веяло силой и руки брюнета были поразительно цепкими. Они упали и покатились. Тут Драко снова не повезло: он неудачно выставил руку, она подвернулась и сломалась. Вот и оказался он теперь в больничном крыле со сломанной рукой, синяками и ссадинами. А проклятый гриффиндорец отделался ушибами и уже давно спал в своей башне. - Сволочь, почему ему всегда все удается. Квиддич. Лорд. И тайную комнату открыл. Даже в турнире трех волшебников участвовал, четвертым. Везде влезет, отпрыск сполоховоста. Мы еще посмотрим, кто кого, - бормотал слизеринец. Глава 5. Малфой ошибся, Поттер вовсе не спал. Он сидел на парапете астрономической башни, свесив одну ногу в пустоту, и вспоминал события лета. На плече его устроилась птица сильно похожая на феникса, только почему-то зеленого цвета - кончики оперения вспыхивали изумрудным огнем. А в руке шипела серебристая маленькая змейка. Этим летом после битвы в Министерстве прошедшей первого июня Гарри был не в себе от потери крестного. Как он сдал экзамены, да еще и так хорошо - остается загадкой. А после разгрома кабинета Дамблдора, тот к нему с расспросами не приставал. Оказавшись у Дурслей в середине июня, Гарри замкнулся в себе. А на приставания родственников отвечал такой агрессией с выплесками магии, что к нему не лезли и вообще сидели очень тихо. Первой мыслью, относящейся к внешнему миру, был голод. Все тело ломило от долгого лежания на кровати. Голова кружилась. В комнате неприятно пахло. Поттер решил переехать. Все достало. Денег было мало. Значит в Гринготс и плевать на Дамблдора. И вообще, ему здесь надоело. Деньги есть, жить здесь он не хочет, и еще раз плевать на Дамблдора. Плевать на Волдеморта и на весь мир. Все как-то резко ускорилось, взорвалось в голове, и тело затопила легкость. Перед глазами плавали темные круги. Через несколько минут парень пришел в себя. Комната плыла, все было размыто. Гарри снял очки и потер глаза. Резкость увеличилась. Проморгавшись, он обнаружил, что в углу висит паутина и даже маленький паук. Недоуменно нахмурившись, он встал и подошел к мутному зеркалу. Так четко Поттер никогда не видел. Даже когда ему однажды наложили кратковременное заклинание хорошего зрения. Оно действовало всего пятнадцать минут и его нельзя было накладывать чаще раза в неделю, во избежание повышения внутричерепного давления. Но и тогда он не видел настолько мелкие детали. Что-то странное творилось с глазами. В зеркале никаких особенностей он не обнаружил, кроме отсутствия очков. Парень посмотрел в окно. Было видно очень далеко. Тут зрение подстроилось и стало видно еще дальше, Гарри задохнулся от того, насколько хорошо было видно мельчайшие детали, листики, дома, черепицу, мусор. Просто невероятно!Первый раз за все время со смерти крестного на его губах заиграла неуверенная улыбка. И все-таки он маг. Сейчас подорвет дом Дурслей взглядом и уйдет отсюда. Взъерошенный парень медленно собрал вещи. Чемодан так и не был разобран. Вещей мало: метла, мантия-неведимка, клетка. Гарри задумчиво провел пальцами по боку неудобной поклажи - чемодан уменьшился. Палочкой летом пользоваться было нельзя, а на беспалочковую магию контроль Министерства не распространялся, если, конечно, это не был мощный выброс темной магии на территории магглов. На магической территории даже на такие выбросы не обращают внимание. Маги испокон веков выбирали для обитания места с повышенной концентрацией магических потоков. Периодически происходит выброс светлой, темной и нейтральной энергии в местах пересечения потоков. Воздух в таких случаях поет от магии. Хогвартс и Министерство Магии можно назвать ярким примером мест высокой концентрации магических потоков разной направленности. Взяв в руки крошечный чемоданчик, парень засунул его в карман штанов, прислушиваясь к себе. Он стал чувствовать магию еще лучше, ее потоки внутри себя и в окружающем мире. Решив проверить способность чувствовать окружающее пространство, Гарри сосредоточился. Он стоял в комнате и мир вокруг него как-то резко разросся. Все ощущалось и виделось вокруг сразу во все стороны и сверху, с очень высокой точки над домом. Голова закружилась. Это было быстрее и дальше чем прежде. Его сила резко возросла. Парень упал на кровать, задыхаясь. Немного полежав и прейдя в себя, Гарри подскочил. «Беспалочковая, невербальная и зрение как у орла, осталось только денег добыть и плевать на Дамблдора», - подумал Поттер и истерически хихикнул, представляя оплеванную директорскую бороду.Мантию-невидимку, уменьшенную клетку и метлу Гарри распихал по карманам, а Хедвиг выпустил полетать.- Найдешь меня завтра, девочка, а пока поохоться, мы меняем место жительства.Сова ухнула и улетела. Быстро осмотрев комнату, он спустился вниз. Родственники обедали. Они испуганно подскочили при появлении племянника. Гарри криво улыбнулся.- Не беспокойтесь, я ухожу и больше не вернусь. Меня, вероятно, будут искать, если вы поднимите шум, к вам заявится целая толпа. Арабелла Фигг - сквиб. Она из семьи волшебников. Ее приставил Дамблдор наблюдать за мной. Можете говорить ей, что я наказан и нахожусь в своей комнате. Им все равно, главное, чтобы я был здесь. А вам все равно где я. Все счастливы. Если повезет, то до сентября никто ни о чем не узнает, а там я уже буду в школе, и вас это не затронет.Поттер молча развернулся и ушел. «Любимые» родственнички только хлопали глазами и не пытались ему как-то помешать.Взмахнув рукой, Гарри вызвал Ночной Рыцарь и добрался до «Дырявого котла». «Интересно, насколько увеличились мои силы? Кажется, я сейчас взлечу».Нужно было проверить, насколько далеко распространялись новые возможности. И еще Гарри чувствовал, что контроль над магией стал даваться сложнее. Повторения истории начала пятого курса не хотелось. Значит, нужно будет потренироваться в контроле при эмоциональных всплесках. А лучше всего это делать когда занимаешься сексом. Не хватало только, чтобы в курсе его оргазмов была вся школа. Тогда на пятом курсе, отдавшись эмоциям, он снес все доспехи в главном холе Хогвартса, там очень удобные ниши для этого дела. Предстоит веселое лето.Мантия-невидимка пригодилась в волшебной части Лондона. Достав из кармана, Поттер надел ее, выходя на магическую улицу, и отправился в Гринготс.Оказавшись перед гоблином, Гарри приподнял капюшон, открывая лицо так, чтобы его было видно только одному гоблину и больше никому, и тихо произнес:- Здравствуйте, сэр. Нельзя ли переговорить с управляющим делами Поттеров.Гоблин удивленно уставился на лицо, плавающее перед ним в воздухе.- Минуточку, мистер Поттер.С управляющим он познакомился еще при первом посещении банка, но пообщаться им так ни разу и не удалось. Все время кто-то был рядом и не давал вставить ни слова. На втором курсе Дамблдор, который торжественно вручил ему ключ. Директор тогда даже в ячейку с ним ездил, правда, зайти не пытался, в отличие от Молли и Артура Уизли на третьем курсе, которые хотели зайти с ним в сейф. А уж их алчные мысли просто… Гоблин прогнал их, предупредив о проклятиях карающих чужаков, которые попытаются проникнуть в сейф без согласия владельца. Чего стоило ему тогда не рассмеяться при вопросе: «Гарри, милый, ты же не против, чтобы мы помогли тебе сориентироваться?». Он тогда ответил предельно вежливо: «Спасибо, миссис Уизли, я сам справлюсь». Вид у четы Уизли был сконфуженный. Та же история повторилась и на четвертом курсе, только уже с Аластором Хмури. Его труднее было отогнать от сейфа. Они с гоблином тогда поругались. На пятом курсе опять был Дамблдор. И вот теперь Гарри предстал перед управляющим в одиночестве, в его кабинете и решил наладить деловые отношения. Оглядываясь, парень просмотрел помещение на магические потоки и плетения. Что интересно, магия гоблина тоже тянулась к нему, как магия людей, но движение ее было иным. Казалось, разноцветное свечение и магическое ядро пытаются резонировать и подстроиться к его потокам, как живое существо пытающееся пообщаться, а не просто погреться у огня. Это было похоже на реакцию профессора Снейпа и Малфоя, только слабее и настороженнее.Как только дверь в кабинет закрылась, все ощущения и звуки отрезало. Особенно сильно это почувствовалось из-за того, что Гарри усилил слух и другие чувства, желая прощупать безопасность банка. О защитных заклятиях гоблинов ходили легенды. Все светилось вокруг от плотно сплетенных линий. На дверях и стенах висела многоуровневая защита.- Здравствуйте, я - Гарри Поттер. Нам так ни разу и не удалось нормально познакомиться. - Здравствуйте, мистер Поттер, - сказал гоблин. – я - Ибрагим Зонденр, управляющий делами Поттеров, а теперь и Блэков. Хорошо, что вы нас посетили. Я еще в июне отправлял вам письмо с просьбой о встрече, для оглашения завещания мистера Блэка. - Я ничего не получал, - растерялся Гарри.«Как я мог упустить этот момент? Видимо директор подсуетился, а потом стал думать про другое. А я расслабился и перестал его более глубоко сканировать. Экзамены, шок от смерти крестного. Либо это было уже после моего отъезда из школы».- Ваш опекун был на оглашении завещания вместо вас, мистер Поттер.«Гоблин себе на уме. Но это же служащий банка. Не будь он изворотливым и хитрым, его бы здесь не было. Выгоды своей не упустит. Всё искупает Кодекс гоблинов, преданность клиенту превыше всего. Так, ладно, я вообще невинный цветочек и не в курсе даже имени опекуна».- Кто опекун?- Альбус Дамблдор.Гарри сжал зубы, чтобы не выдать себя. Как можно было упустить столь важную информацию, будучи телепатом? Обычно он успевал следить за ситуацией.- Опекун забыл рассказать мне об этом, мистер Зондер.- Вы в курсе, что по достижении четырнадцати лет, можно было вступить в права наследования и, получив титул Лорда Поттера стать совершеннолетним? А теперь вам переходит и титул Лорда Блэка.«Дыши Гарри, я спокоен, моя магия спокойна. Вода, вода, ветер, легкий бриз, волны… громить кабинет управляющего не нужно, это не мерзкий бородатый выкидыш сполохвоста, пожиратель лимонных долек. Чтоб ему…»- Нет, я не в курсе, а можно ли сейчас вступить в права?- Да разумеется, мистер Поттер. Для этого следует прочитать формулу вступления и сказать, что вы принимаете обязанности главы рода. При этом все магические силы, которые вы получили в качестве наследия предков, откроются в вас в полном объеме.- Откроются? Скажите, наш разговор конфиденциален?- Да, разумеется, - нахмурился гоблин.- Сегодня со мной происходят странные вещи, мистер Зондер. Я стал хорошо видеть без очков, и увеличилась магическая сила. Гарри решил довериться своему управляющему. О лояльности гоблинов к своим клиентам знали все. Это было их визитной карточкой. Мысли Зондера подтверждали его слова. Гоблины сохраняли секретность даже при сотрудничестве с преступниками. Министерство не имело на этот упрямый народец никакого влияния. - Хмм, интересно. Мистер Поттер позвольте проверить вас? Это не обычная ситуация. Вы проводили сегодня какие-либо ритуалы? Или может быть произносили какие-либо мощные заклинания, перед улучшением зрения? Нет? Хм. Тогда проверим вас на наложенные заклинания и чары.Гоблин с согласия юноши засуетился вокруг него, речитативом произнося заклинания на неизвестном языке. Из мыслей гоблина язык воспринимался как гоблинский. Понятия шли образами. Это было забавно.- Очень интересно, мистер Поттер. Хорошо, что мы произвели проверку перед вступлением в права наследования. Это позволит в полную силу открыть все способности. Видите ли, на вас в юном возрасте было наложено заклинание, ограничивающее способности, закрывающее возможность работать с темной стороной силы и примерно на половину перекрывающее светлую. Вам, должно быть, говорили, что темные волшебники - это плохо. Но дело в том, что в каждом волшебнике есть темная и светлая стороны магического ядра. В каждом! Просто некоторые семьи делают упор на развитие темной стороны магии, некоторые на развитие светлой стороны. Но самые сильные маги всегда были теми, кто развивал в полной мере обе стороны своей магии. Как не может обойтись день без ночи, так и темная магия дополняет светлую. Все зависит от волшебника, от того, куда и как он направляет свои силы. Политика Министерства направлена на ограничение силы волшебников. Поэтому запретили многие темные заклинания. Темные рода часто оказываются сильнее светлых именно потому, что занимаются темной магией, но и светлую не забывают. Гарри ошарашено смотрел, на разошедшегося гоблина. Даже злость, которая всколыхнулась, было, при известии об ограничениях магии пропала от наплыва новой информации. - Да, перед вступлением в права наследования следует снять ограничивающие заклинания. Вы не возражаете? Получив подтверждение, гоблин снова принялся нараспев читать заклинания. Вокруг Гарри вспыхивали коконы энергии, рассыпающиеся искрами. Все продолжалось минут десять. Затем гоблин довольно улыбнулся и присел в кресло.- Качественно вас закрыли, юноша. Кому-то очень не хотелось, чтобы вы раскрыли весь свой огромный потенциал. Видимо в последнее время у вас был сильный стресс, и часть ограничений спала. Как вы себя сейчас чувствуете?- Хорошо…Гарри плыл в пространстве, наполненном магией. Мир вокруг ощущался всей кожей. Сила была везде. Казалось, сейчас он свернет горы.- Это эффект снятия ограничений. Через пять минут станет спокойнее. А через полчаса проведем ритуал принятия наследия. А пока, я думаю, следует проверить вашу родословную. Для чистокровного мага в первом поколении вы слишком сильны. Обычно такая сила бывает у чистокровных магов, принадлежащих древнему роду, периодически разбавляющему свою кровь браками с волшебными народами. Давайте составим ваше полное генеалогическое древо. - Да, конечно.Гарри улыбался, переполненный энергией. Он надрезал палец ритуальным ножом, протянутым гоблином, и капнул на свиток четыре капли крови, следуя указанию управляющего. На ощупь бумага оказалась мягкой и волокнистой, как материя. В течение минуты ничего не происходило, и вдруг свиток стал расширяться и удлиняться. Стало видно, что это вовсе не свиток, а гобелен. На нем появилось изображение Гарри и стало расти дерево, все быстрее и быстрее отделяя ветки. На ветках были изображения людей. Они двигались как картины в Хогвартсе. Наконец сформировалось волшебное генеалогическое древо. Гобелен оказался очень большим. Он занял пространство всей комнаты и все равно заворачивался. Гоблин довольно рыкнул и принялся осматриваться, ловко уменьшив полотно. Тут в его эмоциях прозвучало такое торжество и предвкушение, что Гарри передернулся. Слишком чувствителен он был сейчас. - Очень, очень интересно, мистер Поттер. Ваша мать была чистокровной, с очень богатой родословной, идущей от самого Мерлина.Дыхание юноши перехватило. Это многое объясняло. Все его необычные, даже для магического мира способности. Наследник Мерлина. Это надо же уродиться потомком легендарного волшебника. - Леди Рейвенкло - ваша мать, с рождения носила фамилию Эванс.«Черт побери, Леди Рейвенкло?»- Фамилия Рейвенкло и титул мог передаваться только с принятием магии рода. Миссис Эванс, в девичестве Гранд - ваша бабушка, была сквибом, и соответственно не могла носить фамилию рода, как и многие поколения до нее, хотя де Гранды всегда жили в магическом мире. Ваша мать первая со времени смерти Леди Ровены Рейвенкло, кто полностью принял наследие рода Рейвенкло, но было решено оставить это в тайне, предположительно из-за тяжелой обстановки в стране. Мистер Эванс, ваш дед тоже был сквибом. Он являлся прямым потомком рода Слизеринов, но, как и ваша бабушка, мистер Эванс не смог войти в наследие рода. Кровь не пробудилась. Могу лишь предположить, что брачный союз ваших предков был спланирован, так как в подобные совпадения трудно поверить.Со стороны отца - Джеймса Поттера, вы являетесь потомком Лорда Гриффиндора. Давно не встречал столь богатой родословной. Вступление в права будет интересным. Если вы примите свое наследие полностью… да что об этом говорить, давайте приступим к ритуалу. Когда гоблин начал рассказывать историю о его предках, Поттер уже решил, было, что управляющий придумывает все это на ходу. Ну, как можно столько информации получить от генеалогического древа? Но, вникнув в ход мыслей собеседника, понял, что все это действительно можно рассмотреть на гобелене. Ветки сквибов были отличного от других цвета, полностью принявшие наследие, тоже помечались иначе.Зондер порывшись у себя на столе, откопал пергамент и передал его Гарри. - Вот читайте эту формулу.- Но как?На листе были изображены непонятные значки.- Вы не обучены чтению формул обрядов? Просто присмотритесь, и все станет ясно.Гарри вгляделся в свиток. Интересное ощущение. Символы понятнее не стали, но в голове сформировался поток слов для произнесения, из горла полились тягучие звуки заклинания. Такой странный завораживающий мотив, жесткий и плавный одновременно, как будто все внутри рывками заполняется патокой. Несмотря на прекрасное чувство ритма, голоса у Поттера никогда не было. Теперь же горло как будто не принадлежало хозяину. Все тело охватили легкость и пустота, волнами заполняющаяся невероятной силой. Зеленые глаза, пристально всматривающиеся в странные символы, затуманились. Звуки все лились, вокруг парня вспыхнула пентаграмма. Оказалось, что кресло, в котором он сидит, находится в центре вырезанного на полу рисунка с рунами. Наконец все было произнесено, и Гарри повторил за гоблином слова принятия обязанностей наследуемых родов. Тело было наполнено этой странной энергией с ног до головы, до кончиков волос отросших за эти минуты до талии. Через несколько минут все схлынуло.Гоблин внимательно наблюдал за клиентом. Некоторое время оба молчали. Гарри пытался осмыслить свое состояние.Теперь магия успокоилась, и было проще воспринимать наплыв энергии, как будто тело приспособилось ко всей этой силе. Контроль над магией был потрясающим. Напряжения не осталось совсем. Он как будто породнился со своей силой, окончательно принял её.Гарри откинул длинные волосы с лица, пропустив пряди через пальцы.- Откуда такая волосатость появилась? – удивленно спросил парень хриплым голосом, создавая перед собой зеркальное плетение, совсем забыв про палочку.Гоблин не подал вида, что его удивили возможности парня, но чувства его выдали. Хотя, в конце концов, чего можно было ожидать от наследника легендарных родов. Гарри почувствовав удивление управляющего и уловив его мысли, одернул себя собравшись. Какой прокол, хотя он же теперь вроде как наследник Мерлина и трех основателей… все можно списать на полное принятие наследия. С этой версией несколько не вязался жест, выдающий привычку к беспалочковой магии, но парень отбросил самокопание. Гоблин не станет болтать. - Могу вас обрадовать, - подал голос Зондер. - Ритуал прошел очень хорошо. Вы приняли свое наследие, а насколько полно мы сможем проверить, пройдя к сейфам. Их у вас теперь очень много. Из наиболее известных вам родов, оставивших в наследство сейфы - это Слизерины, Гриффиндоры, Рейвенкло ну и, разумеется, Мерлин. Правда добраться до сейфа Мерлина будет немного сложнее. Сами понимаете, много времени прошло. - Почему много времени, до меня же были другие наследники.- Дело в том, что в каждый из перечисленных сейфов может войти только тот наследник, который в полной мере принял наследие своих предков. До вас никому из наследников не удалось войти ни в один из перечисленных сейфов, кроме сейфа Рейвенкло. В нем бывала ваша мать. Поэтому я и предлагаю для начала посетить эти сейфы, ваших столь знаменитых предков. Всего хранилищ… так сейчас посмотрим… семьдесят одно. Первым, я предлагаю, стоит посетить сейф Мерлина. Если вы попадете в него, то и с многими другими хранилищами проблем быть не должно.- Это сколько же на тележках ездить придется?- Что вы Лорд Слизерин для особенных клиентов - особые средства передвижения, - сухо улыбнулся Зондер, показав острые желтые зубы.Гоблин встал у стены в коридоре и стал постукивать пальцами по камню, что-то бормоча под нос. Магические потоки стали концентрироваться в этих местах. Зрелище и новые ощущения завораживали. Теперь Гарри не только видел и ощущал потоки, он чувствовал каждое их движение, и приходило понимание того, что нужно делать, чтобы переместиться на другие уровни банка. Раньше магические стены не пропускали ощущения, теперь же казалось, что он скользит через плотные плетения и, затрагивая их, получает информацию о том, что можно сделать с нитями силы. Это был новый уровень ощущений, гораздо более глубокий.Гоблин протянул Гарри руку и втянул прямо в стену. Вышли они уже в другом месте, у каких-то сейфов. Здесь защита была не только на стенах и на полу, она висела в воздухе. Каждый шаг проходил через переплетенные магические потоки разных цветов. Красиво. Рядом шли рельсы для гоблинских вагончиков, в которых ездили обычные клиенты. - А почему Лорд Слизерин?- Это теперь ваш старший титул. Некоторое время назад мистер Риддл пытался наследовать титул Лорда Слизерина. Ему это не удалось. Слишком малый процент крови Слизеринов. Побочная ветвь. А фамилия Мерлина находится вне лестницы сословия из-за занимаемого им ранее положения Правителя и отречения от родового титула Лорда во время инициации, но об этом вы сможете прочитать в семейных летописях немного позднее. Титулы следуют в таком порядке: Лорд Слизерин, Лорд Гриффиндор, Лорд Рейвенкло, Лорд Поттер, Лорд Блэк. Есть и другие, младшие титулы, но их обычно не произносят при таком обилии старших. Полный перечень прочитаете потом в документах. Все равно состояния слились со старшими линиями.Они зашли на широкую платформу и стали опускаться вниз по широкому каменному туннелю. Стены блестели влагой. Какое-то время стояла полная тьма. «И чего я у Дурслей сидел прошлым летом? Надо было давно от них уйти, а не слушать Дамблдора».Гарри любил это ощущение не изведанного. Таинственные туннели, комнаты. Сейфы с наследством радовали особо. После поношенной одежды, скудной обстановки Дурслей и общей комнаты в Хогвартсе хотелось иметь свой дом. Зондер что-то говорил про недвижимость. «Хорошо, что я потрудился изучить финансирование в магическом мире. Здесь все не особо отличается от мира магглов, но есть свои нюансы и конечно традиции».Через пять минут, достигнув дна, Зондер снова принялся возиться со стенкой. Гарри с интересом наблюдал за его действиями. Кусок стены был оплетен сложнейшей защитой. Это было похоже на проходную стену платформы 9 и ¾ перемешанную с защитным куполом Хогвартса, но концентрированнее. Они прошли через стену и оказались перед огромным сейфом. Гоблин стал нажимать на кнопочки поворачивать механизм, а затем велел положить руку в выемку и не убирать ее. Ладонь что-то кольнуло, через все тело прошли сканирующие чары, и дверь бесшумно распахнулась. Вспыхнул свет. Гарри оглянулся, на довольно насупившегося управляющего. Зондер согласно кивнул, и Поттер шагнул в помещение. Защита вспыхнула, сканируя парня. Гоблин входить не стал. Гарри вопросительно взглянул на него.- Я здесь вас подожду, Лорд Слизерин.В этом сейфе счастливый наследник провел три часа, зарывшись в обретенные сокровища. По прошествии двух часов, найдя безразмерный сундук, Гарри складывал туда бесценные книги. Здесь была самозаполняющаяся книга с подробным описанием каждого артефакта, но ее нельзя было выносить. Поначалу Поттер не мог прочитать названия большинства книг. Языками он никогда не владел. С будущего года предполагался углубленный курс древних рун в Хогвартсе, но брать его Гарри не собирался. По крайней мере, это не входило в намерения героя магического мира до тех пор, пока растерянному парню не свалилось на голову столь легендарное наследие. Помня особенности запретной секции в Хогвартсе, парень вообще опасался брать книги в руки. Новоявленный Лорд Слизерин решил сначала все обследовать. Просмотрев список артефактов, парень обнаружил браслет-переводчик. Счастью не было предела. Теперь в долгой зубрежке не было необходимости. Надев артефакт, Гарри с трудом удержался, чтобы не шарахнуться. Перед ним появился призрак, только какой-то странный. Все призраки были белыми, однотонными, а этот цветной. Единственный признак, по которому Гарри определил, что это привидение - он был полупрозрачным. Даже аура и потоки были в наличии. Но и они отличались повышенной прозрачностью, по сравнению с живыми существами.Пожилой мужчина с длинными белыми волосами и бородой, в темно-синей мантии с золотыми рунами по краю. На его голове был венец, охватывающий лоб и зубцами уходящий к кромке волос. В центре лба находился синий камень с подвижными огоньками внутри, двигающимися по спирали.- Здравствуйте, молодой человек, давайте знакомиться. Я Мерлин, ваш предок.Гарри застыл с маской удивления на лице. Через минуту ему удалось взять себя в руки.- Здравствуйте, я Гарри Поттер, теперь уже тоже Мерлин и Лорд Слизерин. Там еще несколько титулов… - парень растерянно взмахнул рукой.- Можете звать меня дедом.- Я… хорошо, зовите меня Гарри.«Ме-е-ерлин. Мерлин!» - ошарашено подумал юноша.- Теперь у нас есть полгода, чтобы тебя всему научить. Не удивляйся, я частично в курсе твоих дел. В свое время я был провидцем. Насколько понимаю, тебе дар провидца не передался? Ты ведь менталист?- Да… дедушка, прорицание не самый любимый предмет. Если менталист - это телепат, то да.Гарри уже пришел в себя и просто сиял от счастья. Надо же призрак деда. Пусть и прозрачный, но родственник. Только почему всего на полгода?- Прекрасно. Телепатия - это одна из способностей мага-менталиста. В роду Мерлинов не было менталистов. Видимо эта способность досталось тебе по другой линии. Ну да ладно, все это можно обсудить позже. На исходе жизни у меня было видение о наследнике рода Мерлинов, о тебе Гарри, у которого было тяжелое детство и который станет великим Правителем, объединившим все волшебные народы.Парень застонал. Еще одно пророчество на его голову. Какой еще правитель? Видя вытянувшееся лицо юноши, Мерлин усмехнулся в бороду.- И тогда я провел обряд. Теперь, после твоего вступления в права наследования, я буду призраком в течение полугода, а затем оживут мои портреты в Мерлин-мэноре. Сейчас мой образ привязан ко всем артефактам и драгоценностям, находящимся в этом сейфе.- Мерлин-мэноре?- В родовом замке Четырех Основ. Времени перед очередным поворотом твоей судьбы почти не осталось, поэтому необходимо из артефактов взять хроноворот. Ты знаешь, что это такое?- Да, - обреченно сказал парень, - я уже пользовался таким артефактом. - Эти полгода мы проведем в родовом замке. Тебе многое следует изучить. Еще отсюда можно захватить медальон с моим портретом. Потом, когда мой образ развоплотится и портреты оживут, мы сможем общаться через них.Теперь по подсказке предка, Гарри скидывал в сундук нужные книги.В сейфе было двадцать два хроноворота разных типов (коллекция?), а на одном стеллаже обнаружились несколько десятков наборов идентичных коробочек. В них лежали артефакты, особо приближенных Мерлину слуг. Гарри позабавили надписи на коробочках. Его предок был шутником. Он нумеровал своих приближенных цифрами. Прямо так и было написано «Особо приближенный слуга № 1 – сэр Арчибальд». Это наводило на мысль о Волдеморте с его ближним кругом. Хотя у Дамблдора в его ордене Феникса такая же структура. - Круг приближенных? – весело спросил Поттер.- Да, доверенным лицам я предоставлял в пользование артефакты. Со смертью волшебников, либо по истечении срока службы артефакты возвращались в хранилище. - Хм. А как на счет Камелота. Я думал, что ты жил вместе с Артуром.- Гарри, тогда магического мира не было. Маги жили среди магглов. Но у нас были не наносимые родовые земли, скрытые дома. Это среди магглов я считался наставником Артура, а у магов я был Правителем. Именно я издал указ о разделении магических и маггловских территорий. Чему вас учат на уроках истории? Я знаю, что ты ходишь в магическую школу. Гарри, продолжая собирать указанные книги, ответил:- Историю у нас ведет приведение - профессор Бинс. Все спят на его уроках. Он очень нудно рассказывает, в основном, про гоблинские войны. Я вообще впервые слышу о том, каким образом был отделен магический мир от маггловского. Даже в книгах по истории ничего такого мне не встречалось. Моя однокурсница мисс Грейнджер наверняка рассказала бы столь интересную информацию, если бы это было написано в наших учебниках истории.- Нам многое предстоит изучить, - задумчиво произнес старик. – Возможно, мне предстоит в будущем поработать в вашей школе.- А правда, если приведение может вести историю магии, то почему бы ее не проводить портрету.На это предположение старик только хитро улыбнулся.«Еще один Дамблдор на мою голову».Гарри продолжил складывать книги, с легкостью читая названия. В магическом мире были артефакты переводчики, но они не могли сравниться с этим бесценным сокровищем. Гермиона и Рон с восторгом как-то поведали Поттеру после летних каникул, что они понимали речь местных жителей Египта и даже отвечали им. Правда читать и писать на их языке друзья не могли, хотя единственный человек, сожалеющий об этом, была, конечно, Гермиона. При путешествии в определенную страну либо в группу стран, одевался артефакт-переводчик. Создание такого артефакта являлось достаточно легкой задачей для обученного волшебника. На предмет накладывается заклинание перевода, и вырезаются руны. Эффективность ограничена временем и количеством языков. Максимально на один временный артефакт можно наложить возможность переводить три иностранных языка. Если требовалось больше, приходилось создавать несколько таких артефактов. Артур Уизли, который работал в Министерстве, рассказывал, что дипломаты, налаживающие связи между странами в магическом мире, часто носят целые коллекции различных артефактов. Особенно если учесть то, что при переговорах требовался не только перевод, но и защита от ядов, темных и светлых проклятий и различных чар. В артефакте Мерлина - простом золотом ободке с выгравированными рунами и прозрачными маленькими камнями, скрывалась легенда. Мерлина мифы наделяли различными сверхспособностями, но никто не знал каким образом великий волшебник древности смог достичь таких высот. В руках шокированного Поттера оказались совершенно невероятные вещи. Браслет, стоило его надеть на руку, сразу сжимался до нужного размера. Описание артефакта было странным. Там встречались какие-то непонятные термины, и говорилось о подключении к эманациям и образам ментальных слоев волшебных существ. Носивший браслет маг понимал речь другого человека или волшебного существа, но не животного. Общий смысл был таков, что владелец мог понимать, и говорить, читать и писать на любых языках, если сталкивался с их проявлением. Для понимания подробностей описания артефакта Поттеру не хватало знаний. Запутанные объяснения призрака не особенно помогали. Гарри судорожно сгребал книги в сундук, невольно вспоминая мадам Пинс. Если бы библиотекарь Хогвартса видела, как небрежно Гарри обращается с бесценными фолиантами, ему пришлось бы туго. Не спасла бы и возросшая сила. Поттер сам видел, как сердитая женщина однажды прогнала прочь Дамблдора за поцарапанную обложку. Хотя директор и смеялся при этом. Но сейчас его нетерпеливо подгонял призрачный родственник и приходилось шевелиться. Не смотря на приказные нотки в голосе старика, жаловаться парню даже в голову не приходило. Нашелся человек, хоть и призрак, способный ответить на многочисленные вопросы, которые Гарри не мог задать своим преподавателям в школе.В сундук складывалось все по основам магии, законам магической природы, беспалочковой магии, боевой и лечебной, погодной и стихийной магии, рунам, чарам и, разумеется, зельям. Следуя совету Мерлина, Гарри прихватил так же множество книг по черной магии, с болью вспомнив библиотеку семьи Блэков. Там темных книг было много. Теперь дом принадлежит ему. «Сириус, где ты теперь? Может где-нибудь здесь я найду описание арки? Если бы я тогда не ринулся в Министерство, а пошел бы к Снейпу. Профессор прав я идиот. Хроноворот… как велик соблазн все изменить. Слишком опасно играть со временем. Там был Волдеморт. Мало ли как все изменится, если вернуть крестного. Вдруг Министерство будет захвачено Лордом».В этот год Поттер решил разобраться, наконец, с зельями. Слишком часто профессор Снейп спасал его, чтобы ругаться с мужчиной из-за незнания материала. Да и мысли зельевара давали надежду на налаживание хороших отношений, если постараться. Уж Гарри-то не проведешь показной грубостью, все мысли перед гриффиндорцем как на ладони. Профессор язвит, обзывает, а в мыслях мелькает что-то про глупого мальчишку, завораживающие зеленые глаза и силу, которая переворачивает все нутро профессора. Можно было бы предположить, что Снейп так грубо обращается с Поттером из-за его шпионской деятельности. Но это было не так. Волдеморт наоборот был бы рад, если бы его шпион близко подобрался к Мальчику-который-выжил. Профессор действует из личных соображений. Одного вида гриффиндорца достаточно, чтобы взбесить обычно невозмутимого слизеринского декана.В голове парня крутились мысли о противоречивом профессоре, пока он сновал по хранилищу Мерлина, собирая книги.Зная натуру слизеринцев всегда можно перейти к деловому общению, отбросив лишние эмоции. А если вспомнить, что его ожидает сейф Слизерина, наверняка таящий в себе множество разных рецептов древних зелий… Стать мастером зелий Гарри не грозило, но следовало признать, что многие магические ритуалы и колдомедецина были тесно связаны с этой сложной наукой. Профессора Снейпа в новом учебном году ждал большой сюрприз, в виде решительно настроенного на дружбу Поттера. Гарри захихикал, представив себе, как он бегает за Снейпом по всему Хогвартсу, предлагая дружбу. Рон решит, что Гарри сумасшедший, а директор будет радостно улыбаться. Гермиона начнет проверять спятившего спасителя на заклятия.Призрак Мерлина с умилением наблюдал за наследником, который опустошал книжные стеллажи. В этот день Гарри посетил девять сейфов. Гоблин заверил, что с остальными проблем не будет. В сейфе Рейвенкло обнаружился артефакт, позволяющий усваивать и запоминать единожды прочитанную или услышанную информацию. Вновь появившийся призрак сказал:- Теперь понятно, откуда у тебя наследие менталиста. Только маг, имеющий это родовое умение, может создать такой артефакт. Телепатия тебе передалась от рода Рейвенкло, а способность видеть магические потоки от меня.Гарри удивленно посмотрел на Мерлина.- Дедушка, а как ты понял, что я вижу магические потоки?Призрак тихо рассмеялся.- Ты когда входишь в помещение, видно, по привычке осматриваешь потоки. Не беспокойся, это понятно только для тех, у кого такая же способность. Я хоть и призрак, но тоже вижу потоки. Ты наверняка и заклинания разучиваешь, ориентируясь именно на потоки, а не на фразы. - Да, я вообще-то без палочки колдую. А теперь она и вовсе не нужна. Хотя, на всякий случай, надо не забыть попросить Зондера снять с нее все следящие чары. Меня Министерство этим особо одарило. - Зачем просить кого-то, когда ты сам можешь быстро убрать все ненужные тебе заклинания. Гарри с интересом уставился на призрака и достал палочку из кармана мантии. Они находились в хранилище Рейвенкло. Гоблин остался снаружи и не мог им помешать.- Дам тебе первый урок, внук. Знаешь ли ты что-либо о живом огне?- Нет, ни разу не слышал о таком, - ответил Поттер.- Это легендарный огонь, позволяющий владельцу жить неограниченное количество лет. Обычно он никому не покоряется, живет вольно. Не знаю как в вашем времени, но когда я был жив, то являлся единственным владельцем живого огня. Подробности ты потом прочитаешь в моих дневниках. Пока же я расскажу тебе суть. У тебя наверняка возник вопрос, почему же я умер, если был владельцем живого огня. Все просто. Когда я получил его, то уже находился в завершающей стадии своей жизни. Огонь может обновлять организм волшебника, не достигшего ста лет. После этого, хотя маги и могут прожить до двухсот пятидесяти лет, в организме что-то меняется. Мне было двести четыре года, когда я приобрел живой огонь. А теперь вытяни руку и сосредоточься. Ты теперь хранитель живого огня, это передалось с наследием. Тебя огонь обжигать не будет. Призови его. Гарри вытянул руку и, не размышляя, позвал огонь. На ладони появилось пламя. Дыхание перехватило.- Вот молодец! Не бойся. Теперь проведи палочку через огонь, представляя, что ограничивающие и следящие плетения сгорают, а свойства артефакта не меняются.Парень послушно провел палочкой через огонь, следуя указаниям. Все плетения исчезли. Взмахнув для проверки, парень не вербально создал Патронус. Сохатый пробежался по огромному помещению с сундуками и стеллажами книг, проскакал по большим кучам золота и исчез.- Замечательно, а теперь представь, как огонь охватывает все твое тело, - воодушевленно сказал старик.Гарри послушно исполнил приказание, и все его тело охватил огонь.- Продержи его несколько минут.По телу пробегали потоки силы. Казалось, что каждая частичка тела и магии очищалась. Через пару минут Гарри погасил огонь, и улыбнулся.От двери раздался изумленный вздох. Гоблин расширившимися глазами смотрел на парня, но ничего так и не сказал. Призраки родственников в сейфах были не таким уж редким явлением, но живой огонь…. Волшебные существа хорошо чувствовали магию, Зондер сразу понял, что за пламя охватило Лорда Слизерина. Гарри не обращая внимания на управляющего, продолжил разговор с Мерлином.- Как приятно, спасибо.- На здоровье, Гарри. Почему у тебя такие длинные волосы? Надо бы причесаться. - Они были короткими, после ритуала отросли. - Да такое бывает. Трансфигурируй шнур и расческу, приведи себя в порядок.Через пять минут Гарри продолжил разбираться с наследством.Артефакт памяти и моментального усвоения информации был создан самой Леди Ровеной. Им оказался узкий платиновый браслет с мелкими рунами. Он занял место над браслетом Мерлина, на левой руке. Были и другие интересные вещи. В сейфе Слизерина обнаружился артефакт, скрывающий магический след, потоки магии волшебника. Он полностью перекрывал всю информацию о магии носителя. Это была крохотная сережка, которая заняла место в верхней части уха Поттера, безболезненно пройдя сквозь нежную кожу подростка. Рядом с ней разместилась идентичная по внешнему виду сережка, защищающая от ядов, напитков влияющих на сознание человека, магических воздействий и заклинаний, мутящих разум и память волшебника. Теперь ни вейла, ни вампир, ни сирена не смогли бы воздействовать на сознание юноши. Так же не подействуют теперь и заклинания, стирающие либо читающие память. Серьги сами прокалывали кожу, стоило только поднести их к нужному месту, и впитывали кровь нового владельца, подстраиваясь под него. «Профессор Снейп забыл упомянуть в качестве универсального противоядия артефакт Слизерина», - усмехнулся про себя Поттер. Он теперь мог пить приворотные и веритасерум как обычный сок. Сережек заметно не было. Они выглядели как темные маленькие родинки. Были еще защитные артефакты, но их он сразу надевать не стал. Следовало сначала разобраться с описанием.В сейфе Слизерина Поттер обнаружил наборы идентичных артефактов в которые входили и браслеты памяти Рейвенкло. Гарри по аналогии с сейфом Мерлина предположил, что эти артефакты в свое время служили приближенным Лорда Слизерина. Гарри вышел из сейфа, широко улыбаясь. В голове крутилась картина его первого сейфа Поттеров. Мысленно парень разместил там стеллаж с наборами одинаковых артефактов и большой надписью, «Ближний круг Поттера». Зондер списал странную улыбку юноши на радость от получения наследства. Мерлин спрятался в браслет-переводчик и не показывался.Уже вечером, устав от осмотра наследства, Гарри заинтересовался недвижимостью, следовало найти место обитания. Недвижимости оказалось много. Хогвартс был упомянут в первую очередь, что вызвало истерический смех у парня. «Мордред и Моргана. Хогвартс! Я хозяин Хогварстса! Теперь я могу там хоть на голове ходить, даже если исключат, выгнать все равно не смогут».Гоблин понимающе предложил воды клиенту. Оказывается, школа раньше была родовым замком Гриффиндоров, а теперь Гарри вступил в права владения замком. - Ох, как я там все переставлю – все еще хихикая, пробормотал парень. Был также и замок самого Мерлина, но гоблин предупредил, что переезжать туда сразу не следует. Слишком много времени прошло с того момента, как замок закрылся после смерти владельца. Домовые эльфы заснули и нужно будет туда сходить, распечатать замок, а через неделю прийти снова. К тому времени эльфы проснутся и приведут мэнор в порядок. Почти вся наследуемая недвижимость была живой. Не так как человек. Хотя раньше Гарри читал об этом, но сам не сталкивался. Каждый глава рода в магическом мире имеет необычную связь с волшебной недвижимостью рода. Замки и поместья обладали своей магией. С владельцем они общались посредством образов и интуитивной связи. Хозяин знал, где находятся обитатели дома, где расположены те или иные вещи, имел доступ ко всем помещениям. Волшебные дома могли изменять размер комнат, интерьер для удобства хозяина. Зондер выдал инструкции для подключения связи с домами и замками. Когда новый глава рода вступает на порог дома, он читает определенную магическую формулу. После этого магия дома и охранный контур подключаются к новому хозяину. Управляющий дал формулу подключения с подробными инструкциями. В качестве нового места жительства был рекомендован замок Слизерина и несколько поместий Рейвенкло, находящихся на территории Соединенного Королевства.- Поживем пока в замке Слизеринов, а в Мерлин-мэнор отправимся через неделю. Там используем хроноворот, - тихо сказал невидимый призрак.Теперь во владении юного Лорда Слизерина было множество недвижимости за границей по всему миру. От навалившегося богатства голова шла кругом. В список входил длинный перечень родовых живых домов, несколько замков во Франции и Германии, несколько поместий на островах и побережьях.Большая часть этой недвижимости могла наследоваться только при полном принятии магии рода. Почти все замки и дома стояли запечатанными много веков, скрытые от мира. А от количества цифр на счетах в банке и множества работающих предприятий, фирм, производств, в которые вкладывали деньги управляющие счетами гоблины, для увеличения капитала Гарри впал в ступор. Денег было очень много. Теперь он оказался самым богатым магом Европы. Гарри спокойно выслушал эту новость. Все казалось нереальным. Дедушка Мерлин, богатство, сила, книги артефакты, замки.- Лорд Слизерин, вам необходимо выбрать себе одного управляющего имуществом. Вы стали главой нескольких родов, средствами которых до этого момента управляли разные служащие нашего банка. Все чувства и мысли гоблина были полны надеждой на получение этой должности. Это бы существенно повысило его статус среди управляющих. - Мистер Зондер, можно ли продолжить сотрудничество с вами?- Да, разумеется, Лорд Слизерин.У Гарри мурашки пробежали по позвоночнику, настолько сильна была радость его управляющего, хотя на лице гоблина ничего не отразилось. Зондер думал о том, как заткнет кого-то из его сослуживцев, ранее насмехавшихся над ним. Состояние Поттеров было не слишком велико. Из мыслей гоблина стало ясно, что порывистый отец Джеймс Поттер, в молодости получив наследство после смерти отца, стал спонсировать орден Феникса.«Вот так неожиданно и открываются подробности жизни родителей», - подумал Гарри.Когда Поттер унаследовал состояние Блэков, над Зондером уже меньше смеялись его соперники, но продолжали периодически поддевать. Теперь же после того, как Гарри полностью принял свое наследие, над Зондером никто смеяться не посмеет.«Забавно тут у них. Очень похоже на то, как мы со слизеринцами цапаемся».- Следует так же сказать вам, Лорд Слизерин, что кроме имущества вами унаследованы обязательства перед другими магическими чистокровными родами. Вассалитет. Очень многие темные рода со стороны Мерлина и Слизерина. Светлые семьи со стороны Гриффиндора и Рейвенкло. Но, по сути, вы являетесь Правителем магической Британии. «Какой Правитель? Я неуловимый мститель, великий махинатор, Зорро в конце концов! – с ужасом и изрядной долей юмора заорал про себя Поттер. – Опять куда-то вляпался, а все было так хорошо деньги, артефакты, живая недвижимость».- Гарри не дергайся, я тебе потом все объясню, - весело прозвучал голос Мерлина из медальона на груди юноши.Гоблин подождал момента, пока внимание клиента снова было направлено на него, и продолжил.- Многие подвластные вам рода живут и в других странах Европы. А поскольку вы находитесь в состоянии войны с Темным Лордом, я рекомендую вам провести ритуал принятия наследуемого вассалитета других родов. Хотя, если учесть, что вы теперь глава рода Слизеринов, а Том Риддл относится к побочной ветви, вы как глава рода можете отлучить его от семьи. Он лишится защиты рода и магии рода, либо отлучить его от магии рода. Здесь последствия будут суровее, в сквиба он не превратится, но даже среднестатистического волшебника из мистера Риддла не получится, но при этом он останется в семье. - А почему вы называете его Темным Лордом?- Все гоблины консервативны, Лорд Слизерин. В давние времена волшебник, собравший вокруг себя последователей, и насаждающий преимущества темной магии назывался Темным Лордом. Соответственно и наоборот. Лорда Дамблдора, например, можно назвать Светлым Лордом. А Правители (королевская семья) раньше стремились к поддержанию равновесия. Но это было до того, как прервался королевский род. А для того чтобы стать Правителем, нужно обладать не только сильными магическими способностями, но и получить в вассалитет преобладающее количество родов нашего королевства. Так что, называя мистера Риддла Темным Лордом, я всего лишь отдаю дань старинным традициям. А самопровозглашенный титул «Лорд Волдеморт» и вовсе не имеет никакого веса в иерархии старинных магических родов. Гарри устало потер шрам. Да это многое объясняло. Конечно, Дамблдор не знал обо всем наследии Гарри Поттера, но о некотором, таком как Хогвартс наверняка догадывался. Ходили слухи, что Поттеры - наследники Гриффиндора, но он думал, что это только слухи. - Мистер Риддл для принятия магии Слизеринов приложил большие усилия. Он прибег к услугам гоблинов, при помощи ритуалов отказавшись от магии других родов, которая была в крови мистера Риддла. Это были ритуалы отречения. Существовала большая вероятность, что после этих ритуалов магия Слизеринов развернется в полную силу, и он сможет полностью наследовать все имущество рода Слизеринов и титул. Но этого не произошло, хотя магия Слизеринов действительно стала значительно сильнее в крови Темного Лорда, он так и не смог открыть сейф Слизеринов, и войти в родовой замок. Но мистер Риддл все же получил доступ в одно из поместий Слизеринов. Хотя дом не признал в нем главу рода, мистер Риддл получил возможность жить в этом поместье. Кстати, оно находится на территории Шотландии. Зондер многозначительно посмотрел на Поттера. Гарри благодарно кивнул. Кажется, у него появился союзник.- После всех ритуалов мистер Риддл является вашим достаточно близким родственником, а вы Лорд Слизерин, как глава рода имеете большое влияние на него.- Никакого отречения от рода или магии проводить нельзя, это позор на весь род, - ворчливо проговорил призрак из медальона. – Родственников надо воспитывать. Судя по тому, что рассказал гоблин, ты теперь как глава рода имеешь большое влияние на этого непутевого родственника. Надо же, воевать против главы рода, ума совсем нет.Гарри не стал ничего отвечать, Мерлин, похоже, был не в курсе всех событий. Предстоял разговор с предком.- Ритуал принятия вассалитета сложный?- Не сложнее других. Хочу предупредить, что рассказывая о вассалах ваших родов, я имел в виду полный вассалитет. Кроме него род Мерлина наследовал малый вассалитет, его еще называют частичным. Это сродни подписанию мирного договора. Такие вассалы следуют политике сюзерена, верно служат ему, но не несут повинность как при полном вассалитете. Такую клятву роду Мерлинов дали вампиры, гоблины, перворожденные эльфы, дроу и гномы.«Дроу? Эльфы? Гномы? Я думал, что меня уже ничем не удивишь. Расспрошу потом деда, пора заканчивать на сегодня похождения. Устал уже, а еще новый дом осматривать».Все произошло достаточно обыденно. Опять свиток, заклинание, но ощущения были немного другие. Гарри почувствовал, что из него как будто протянулись струйки энергии и вернулись с отдачей обратно. Он прикрыл глаза, впитывая ощущения, все вокруг светилось.- Теперь я на ежика похож.- Вы видите потоки? – невозмутимо поинтересовался гоблин.- Да, с детства видел.- Эта способность встречалась только в трех родах людей, два из которых уже вымерли. С артефактом Слизерина закрывающим вашу магию, даже я не могу теперь видеть потоки вокруг вас, хотя у гоблинов это является способностью всей расы.- Скажите, а как Дамблдор может видеть через мантию-невидимку, если у него нет способности видения потоков. - Мистер Дамблдор носит очки, которые позволяют видеть через иллюзию и артефакты-невидимки. Родовых колец получается слишком много, предлагаю провести объединение. Перстень Мерлина оставим в первозданном виде. Объединим Слизерин-Гриффиндор-Рейвенкло, и Поттер-Блек. Согласны?- Да конечно, мистер Зондер, - устало произнес Поттер.Последовали заклинания на гоблинском. Это было интересно, Значения слов и в заклинаниях стали частично понятны, вероятно, при помощи артефакта-переводчика. Ясно было так же и то, что это гоблинский язык. Зондер протянул три перстня. Один с гербом Мерлина, второй с крошечными гербами основателей расположенных треугольником вершиной которого служил герб Слизеринов, они были обведены сияющей филигранью каймой. Третьим был перстень с маленькими гербами Поттеров и Блэков, здесь филигрань складывалась в символ бесконечности. Гарри надел перстни. Все тело охватило покалывание и легкость. Юноша, уже не удивляясь, смотрел на разноцветные вихри, кружившие вокруг него. Через минуту все успокоилось.- На этом ритуалы завершены. Поздравляю вас Лорд Слизерин. С этой минуты вы являетесь совершеннолетним волшебником. Документы об этом уже появились в Министерствах Магии нескольких стран. Тех стран, в которых у вас имеется недвижимость. Кстати, филигрань вокруг гербов на перстне обозначает объединение родов. Вы так же можете подписываться и фамилией Мерлин. Полное имя звучит как Гарри Джеймс Мерлин, Лорд Слизерин, Лорд Гриффиндор, Лорд Рейвенкло, Лорд Поттер, Лорд Блэк. Фамилия Слизерин старшая. - Я как провидец в день инициации дара проходил через ритуал отречения от родовых титулов. Осталось лишь первое имя, только оно тебе и досталось, – сказал призрак.«Ну да, а про сейф и недвижимость можно и не вспоминать», - весело подумал парень, услышав печальный вздох из медальона.- Благодарю вас мистер Зондер. Думаю, что в ближайшие дни я наведаюсь к вам снова, - улыбнулся Гарри.Глава 6. За лето Гарри посетил почти все свои владения, но постоянной резиденцией выбрал замок Слизерина. Слизерин-мэнор оказался огромным, но очень уютным. На стене одного из залов занял почетное место гобелен семейного древа предков. Эльфы были вежливы, головами не бились, вели себя очень достойно. Они были одеты в униформу цветов Слизерина и держали себя как истинные слизеринцы, лишнего не говорили, быстро соображали, понимали с полувзгляда и хитро поблескивали глазами. Защита у замка была не хуже, чем в Хогвартсе. Через неделю после принятия наследования, Гарри с призраком с помощью хроноворота отправились почти на полгода назад. Когда пробудились все эльфы в Мерлин-мэноре и замок Четырёх Основ привели в порядок, Поттер переехал туда для обучения. Мерлин обучал наследника многим направлениям магии. Палочкой при этом Гарри совсем не пользовался. Было удобно обучаться у призрака. Он показывал заклинание, и формировалось призрачное плетение, в котором цвета и структура соответствовали настоящему заклинанию, но силы не имели. Спал в эти полгода Поттер мало. Казалось, организм перешел в другой режим работы. Четырех часов в сутки было достаточно для полноценного отдыха. Тогда Гарри порадовался, что в свое время не обошел вниманием этикет и обычаи волшебников. Требования у деда были высокие. На аргумент, что король должен вести себя соответственно своему положению, а не строить из себя нищего оборвыша, Гарри замер и уставился на призрака. - Дедушка, какой король? Когда Зондер упоминал про правление, я думал, что просто займу пост главы Палаты Лордов. - Ты как будто первый раз услышал, что в Соединенном Королевстве форма правления - монархия. Правитель является королем. И не заблуждайся насчет формы правления. У нас абсолютная монархия, а Палата Лордов носит совещательный характер. Ты будущий король. Не сомневайся, при вступлении в права главы рода у тебя оказалось больше вассалов, чем у меня в свое время, да и в силе нет недостатка. Вот посмотри на этот венец и перстень. Это призрачные регалии. У меня они, конечно, не имеют уже силы, скорее что-то вроде портрета, а у тебя они появятся после ритуала коронации. Призрак указал на венец, охватывающий его лоб, и кольцо на среднем пальце левой руки. На перстне был изображен герб. - Это герб истинного Правителя. Песочные часы, перекрещенные с символом бесконечности на фоне Млечного пути. Легенда гласит, что первый истинный Правитель изобрел хроноворот. Призрачными регалии власти назвали потому, что они пропускают сквозь себя все, что угодно. Их невозможно снять. Когда я был жив, мои пальцы проходили через регалии, как сквозь призрак, - с пафосом сказал старик и хитро улыбнулся. – Хотя призрачное заклинание совсем простенькое. Его можно наложить на любой артефакт. По желанию носителя регалии могут стать невидимыми, уплотняться в нужный момент, а могут отображаться даже в анимагической форме. Если у животного нет пальцев, то кольцо превращается в браслет. Про анимагию мы еще поговорим. То, что ты рассказал, просто возмутительно, для превращения существует заклинание. Нужно просто рассчитать, сколько животных форм у тебя имеется. - Сколько форм? Нам профессор МакГонагалл говорила, что форма может быть только одна, - удивленно сказал Гарри. - Видимо, заклинание было со временем утеряно. Но это странно. Им пользовались не только люди, но и все волшебные народы. К середине июля Гарри перенесся обратно в свое время, в тот же миг. Эти полгода, проведенные в Мерлин-мэноре, были очень плодотворны. Они занимались в основном практикой, теорию же дед оставил на потом. Теперь образ деда развоплотился, и картины Мерлина ожили. Было всего пять портретов. Два находились в галерее и кабинете хозяина замка Четырех Основ, два других - в хранилище банка (один из них переехал в кабинет замка Слизерина), и пятый - в медальоне, который теперь Гарри всегда носил с собой. В крышке медальона находились обзорные отверстия для того, чтобы портрет все видел, а его не видел никто. За это время парень сильно изменился. Он отбросил все маски, ранее используемые для сокрытия личности. Теперь это был уверенный в себе аристократ. Гарри немного подрос, нужно было сменить гардероб. Эти полгода Поттер не обращал внимания на такие мелочи, посвятив всего себя обучению. Писем от друзей не было. Видно, Дамблдор еще не отдал указания по налаживанию «дружбы» с национальным героем. Скорее всего, это планировалось на будущий учебный год. Но в этом году Гарри решил больше не скрываться. Просто все надоело. Единственными из всех Уизли, кто ему действительно нравился, были близнецы. Они всегда были искренни. Но рыжие непоседы больше не учились в школе после правления великой и ужасной Амбридж. До своего дня рождения Гарри еще не раз пользовался хроноворотом, читая многочисленные старинные манускрипты. Браслет Рейвенкло очень помогал в усвоении информации. После прочтения множества книг стали понятны принципы колдовства. Почему-то в школе их не объясняли, хотя стало бы легче колдовать, понимая, каким образом все происходит. Постепенно выяснилось, что пределов в беспалочковой магии пока не видно. Все заклинания, которые они учили в школе, да и многие другие, вычитанные в книгах, получались без палочки достаточно легко. К концу июля, тренируясь на свежем воздухе, Поттер стал возводить сложные чары защиты Мерлина, подобные укрывающим замок Четырех Основ. Тот самый сказочный замок Мерлина, упоминающийся во многих легендах магического мира, хранящий в себе секрет равновесия и вечной жизни. С вечной жизнью помогал живой огонь, а равновесию способствовали разнообразные обитатели замка, проживавшие там ранее, и стихии первооснов (огонь, земля, вода и воздух), использованные при строительстве и для оформления. Правда, теперь Мерлин-мэнор был пуст, если не считать домовых эльфов. На улицу свои занятия Гарри перенес после того, как разнес один из залов замка Слизерина темным проклятием. Теперь парень усердно пытался возвести защиту Мерлина вокруг одного из фонтанов парка. Щиты состояли из плетения темных и светлых потоков. Периодически требовалось произнести заклинание, остальное же время Гарри сплетал рисунок, действуя согласно указаниям толстой книги, примостившейся на большом камне. Теперь стало ясно, что способность двигать потоки, из которых Поттер в детстве лепил гирлянды и рисовал торт на день рождения, являлась наследием далеких предков. В библиотеке замка Слизерина Гарри нашел много литературы по темной и светлой магии, зельям. Все книги, которые Поттер забрал из сейфов, переместились в эту библиотеку. Домовой эльф - хранитель библиотеки, теперь ходил все время с платочком и вытирал слезы счастья, негромко, но отчетливо воспевая хвалу новому великому хозяину, достойному наследнику. Впрочем, этот забавный эльф всегда проявлял деликатность, улавливая настроение хозяина и вовремя прекращал свои хвалебные речи, поэтому раздражения не вызывал, только веселье. После начала тренировок с темными заклинаниями стало понятно, о чем говорил Зондер. Выполняя светлое заклинание и его темный аналог, Гарри обрёл чувство равновесия магии. Не у всех светлых заклинаний были аналоги, но в этом очень помогла книга Мерлина по законам магии. Пару раз Гарри устраивал себе отдых от учебы. Ко дню рождения парень решил, наконец, прогуляться по садам замка. Такого разнообразия растений он нигде не видел. Здесь было огромное количество заботливо выращиваемых редких ингредиентов для зелий. Даже декоративные, на первый взгляд, цветы можно было использовать в качестве составляющих редких зелий, о чем с гордостью поведал очередной важный эльф-садовник. Просто рай для зельевара. Хотя чего можно было ожидать от парка Слизерина. Магически были созданы условия для всех этих редчайших растений: от туманов и дождей до тропиков и пустыни. Было интересно идти по саду, когда в одном месте идет дождь, через двадцать шагов туман, а дальше светит солнце. В одном месте даже снег лежал. Ухаживал за садом целый отряд садовых эльфов. В замке вообще все было прекрасно организовано. Почтовая служба эльфов, садовая служба, кладовая служба, кухня, домовая служба, были даже эльфы, разбирающиеся в зельеварении и колдомедицине не только человеческой, но и различных волшебных существ. В огромных подвалах замка находились лаборатории зельеварения и алхимии, прачечная служба и помещения эльфов. «Слизерин здесь развернулся. Сюда бы Снейпа, вот он был бы в восторге». Посещая одно из поместий во Франции, Поттер наткнулся на зеленую птицу феникса. Его перья переливались пламенем, только почему-то зеленым. - Ух ты, красавчик какой. – Гарри с восторгом протянул руку к птице. Феникс пропел и перелетел к нему на плечо. Парень осторожно погладил изумрудные перья птицы. - Я тебе тоже понравился? Получив в ответ переливчатую ноту, отозвавшуюся радостью в душе, юноша улыбнулся. - Тогда давай дружить. Я Гарри. Из медальона, висевшего на груди, раздалось покашливание. Поттер открыл его. - Гарри, ты как владелец живого огня притягиваешь волшебных животных, сущность которых близка к огню. Фениксы, саламандры, огненные драконы... Теперь у тебя два фамилиара. Сова и феникс. Нужно завести еще одного, змею. Это поможет в полной мере овладеть твоими родовыми способностями, - сказал портрет. - Но дедушка, все говорят, что фамилиар должен быть только один, и потом, я не хочу уподобиться Темному Лорду, таскающему с собой огромную змею. Да и змеи - такие болтливые создания. - Гарри, ты сильный волшебник. У сильных может быть несколько фамилиаров. Заведи себе маленькую молчаливую змейку, будешь носить ее на руке. Спорить с Мерлином было невозможно, он всегда выигрывал. С этих пор феникс постоянно был с юношей. Поттер назвал его Салазаром. - Я буду твоим Лордом Слизерином, а ты моим Салазаром, нам только змеи не хватает для полной картины серебряной, и буду я истинным гриффиндорцем, - расхохотался юноша. Как ни странно, Хедвиг нормально восприняла пополнение в семействе. Просто однажды оказалось, что на одном его плече сидит сова, а на другом - феникс. Сова жила в совятне, а фениксу требовалось больше внимания, поэтому он жил в кабинете хозяина. Как-то раз в конце июля Зондер намекнул Гарри, что в его положении одеваться нужно иначе. Стало ясно, что тянуть с покупкой нового гардероба больше нельзя. Фраза гоблина была столь длинной и размытой, а мысли такими резкими, что Поттер чуть не рассмеялся в ответ. С большим трудом сохраняя спокойное лицо, Гарри посетовал на то, что плохо разбирается в тенденциях моды и вообще не любит ходить по магазинам. После этого парень получил рекомендации во французское агентство моды. Так Поттер узнал, что в других европейских странах наряду с людьми вполне свободно живут и другие волшебные народы. Этим модным агентством, находящимся в Париже, управляли высшие эльфы. У него появился собственный стилист - эльф, создавший новый образ. Там Гарри аккуратно подстригли выросшую гриву соответственно его новому положению, то есть до середины спины. Волосы темной шелковистой волной легли на спину. В этом модном агентстве клиенту полностью подбирали гардероб, обувь и аксессуары, учитывая все обстоятельства и пожелания. Когда с ним пообщался стилист, Гарри остался очень доволен. Его никто не собирался отговаривать от маггловской одежды, даже более того, во многих европейских странах мантии не носили вообще, в некоторых странах создавали странную смесь маггловской и магической одежды. Список заказанных вещей был очень велик. В него входила повседневная и специализированная одежда с защитой, например, для приготовления зелий или тренировок, парадная одежда, аксессуары для нее, обувь и вещи для выхода на природу в разных климатических условиях, даже школьная форма для Хогвартса. Все выбранные вещи были с магически зачарованными карманами, климат-контролем, непромокаемыми, самовосстанавливающимися. Они сами подгонялись под нужный размер и в разных местах имели крепления для палочки. Не то чтобы теперь это было актуально для Гарри, хотя юноша по-прежнему везде носил с собой палочку. После вступления Гарри в права наследования в Министерство Магии пришло извещение. Но поскольку по наследству ему перешли дома, находящиеся и в других странах, то письма-извещения направились и в Министерства Магии этих стран. Теперь Гарри мог свободно посещать свою недвижимость, настраивая порт-ключи прямо на территорию своих земель, минуя службу контроля над перемещениями иностранных граждан. А палочку Поттер носил на случай общения с властями. Он помнил, что при посещении Министерства в Лондоне ему пришлось бы проходить проверку палочки на пропускном пункте. Обращать на себя внимание отсутствием палочки Гарри пока не хотел. Газеты и так подняли страшный шум после его вступления в права наследования. Хозяин Хогвартса! Наследник трех основателей и Мерлина! Странно, что писем от директора и Уизли с Грейнджер не было - подозрительно затихли. Наверное дня рождения ждали. Зато поток писем от поклонников поражал воображение. Их стабильно уничтожали эльфы. Стилист доставил одежду в замок на следующий день, лично, и отдал указания нескольким домашним эльфам по подбору одежды, аксессуарам к ней и способам ухода. После обновления гардероба Гарри решил найти змею. Позвав эльфа, он спросил: - Тилки, на территории замка есть змеи? - Да, хозяин Гарри, в замке есть серпентарий. Глаза Поттера округлились. Ну конечно, замок Слизерина без змей, как и без лаборатории зельеварения, невозможен. Выбор пресмыкающихся оказался огромен. Оказалось, что в спячку на время отсутствия хозяина впали не все эльфы. За садом, совятней и серпентарием все это время хорошо ухаживали и даже получали потомство. Змеи были самых разных расцветок, магическими, ядовитыми и безвредными, и обладали разными способностями. Гарри выбрал маленькую серебряную змейку с черными крапинками, которая была в гордом одиночестве, и решил пообщаться. - Привет, почему ты одна? Огромный серпентарий наполнился шипением. Все хотели поговорить с новым хозяином. Гарри рассмеялся, подхватил змейку и вышел на улицу. - Здравствуй, говорящщий. Давно таких как ты, я не видела. А местные змеи глупы, они все просссто не понимают моего величчщия. Я могу плеваться ядом и портить погоду в одном месте. Смешная змейка пыталась рассказать все сразу. Поттер решил начать со знакомства. - Я Гарри. А тебя как зовут? - Шшаасс. - Ты сказала, что давно не видела способных говорить со змеями. Неужели ты живешь так долго, что знала прежнего хозяина? Я думал, что Мерлин не говорил на серпентаго. - Нет, я приползла из другой норы. Там был говорящщий. Но я хотела жить, а его змея всех убивала в гнезде. А здесь есть три змеи, которые знали прежнего хозяина. Они очень старые. Но ты не бери их. Они скучные и не такие красивые, как я. Гарри захихикал. Змея была забавна. - А что ты говорила про то, что можешь портить погоду? - Не просто портить погоду. Для этого мне не хватит силы. Я могу в определенном месте ее испортить. Вот сссмотри. Перед ними над дорожкой пошло марево и постепенно сгустилась тучка. Из нее хлынул ливень, а потом пошел снег. - Я поливала этих сплетниц, не знающих настоящщей жизни. Поттеру очень понравилась эта смешная змейка. - С тобой можно пообщаться, говорящщий, хочешь быть моим хозяином? - Да, ты очень красивая, только мне нужно представить тебя моим птицам. У меня уже есть два фамилиара, сова и феникс. - Салазар, - позвал Гарри. Феникс появился в зеленом пламени и сел на плечо Поттера. - Смотри, я нашел змею, как ты смотришь на то, чтобы она составила нам компанию? Феникс согласно пропел. - Устроит тебя такая компания, Шаас? - Да, Харри. - С совой я тебя позже познакомлю. Надеюсь, ты не будешь кусаться? - Не буду, говорящщий. Теперь Поттер везде ходил со змеей и фениксом. А письма по-прежнему отправлял с Хедвиг. Феникса в качестве почтальона Гарри использовал только в переписке с управляющим. Зондер настолько гордился, что у него повысился статус, а уж когда ему пришло письмо с фениксом… Гарри через несколько дней, посещая банк, восхитился детской радости столь хмурого внешне гоблина. После этого и завязалась переписка через феникса. Дед ничего не слышал о фениксах такой расцветки, а Поттер так и не нашел никакой информации об этом и решил, что какая разница какого цвета птица, главное, что ему нравится, а остальное неважно. Сегодня был его день рождения. Гарри сидел в кабинете и читал личные записи Салазара на серпентаго. Очень интересно описывалось создание школы в замке Хогвартс. Он нашел описания покоев основателей и способы их открыть. Только владелец замка мог войти в любое помещение. Половина Хогвартса после смерти Лорда Гриффиндора была запечатана. Никто, кроме хозяина, не мог войти на скрытую часть замка. Там были большой зал для торжественных приемов и четыре крыла для каждого из основателей. Предполагалось, что вторую половину школы выделят под академию Хогвартс, но это так и не было реализовано. Лорд Слизерин поссорился с другими основателями, а затем была война. В сейфах Гринготса Гарри нашел записи трех основателей. В дневниках Леди Рейвенкло была описана предполагаемая программа для академии, планы, которые так и не были реализованы. Дамблдор не мог войти на скрытую территорию, несмотря на свою должность. Лорда Слизерина очень злила эта возможность Гриффиндора зайти в любое помещение замка. Он писал, что Годрик везде совал свой любопытный нос. Поэтому все комнаты Слизерина и его лаборатория имели пароли на серпентаго. А на портретах были змеи. Попробуй договориться со змеей и рассказать ей, что ты - хозяин. А поскольку Хогвартсу почему-то очень нравился Слизерин, то замок не помогал хозяину войти. Гриффиндор поначалу возмущался, но так как он не смог объяснить, зачем ему нужно было посещать личные комнаты Слизерина, спор прекратился. Гарри посмеивался, читая дневники. Тут его отвлек феникс, который издал трель, привлекая внимание. Появился эльф из почтовой службы замка. Все птицы с письмами отправлялись в совятню. Там их кормили и забирали послания, затем следовала проверка на проклятия, письма сортировались, и до Гарри доходила только корреспонденция от знакомых. Остальные вскрывали эльфы. Сов, несущих вопиллеры, не пропускал охранный контур замка. Они просто вдруг теряли местонахождение адресата и возвращались обратно к пославшему письмо магу. Если послания содержали интересную информацию, то доставлялись Поттеру, а если от поклонников, сжигались. Сейчас пришли взволнованные письма от «друзей». Вероятно, Дамблдор отдал приказ, и все сделали вид, что потеряли героя. Вообще-то никто не знал, где находился Гарри, но о принятии им наследия еще месяц назад трубили все газеты. А тут вдруг потеряли. Так, вот и письмо от Дамблдора, с него сняли заклятие слежения. Забавно. Все равно ему замок не обнаружить. Домовик доложил, что совы Уизли и директора не хотели улетать. Гарри хихикал, читая письмо от Дамблдора. «Гарри, мальчик мой! Мы все тебя потеряли. Письмо с Фоуксом почему-то не отправляется, очень надеюсь, что у тебя все в порядке. Напиши, где ты находишься. Ты же знаешь, что сейчас опасно жить в незащищенном месте. Мы хотели забрать тебя в Нору к Уизли и отметить твой день рождения. Все очень волнуются. После твоего вступления в права наследования Орден Феникса не может попасть в штаб на площади Гриммо, 12. Если ты не против, то мы бы хотели снова там собираться. Ответь скорее, твой любящий директор, Альбус Дамблдор.» Гарри заржал как гиппогриф. - Ооох, не могу, любящий директор. А как способности перекрывать - это пожалуйста. И в рабство к родственникам - это ради безопасности и всеобщего блага. Салазар, это ты не пустил феникса Дамблдора в замок? Птица довольно чирикнула, красуясь, распушила хвост и взмахнула крыльями. - Правильно, нам тут и тебя хватает, красавчик. Фоукс, конечно, симпатяга, но хозяин у него - манипулятор. Зеленый феникс гармонично вписался в шикарную обстановку кабинета Слизерина. Гарри развалился в большом кожаном кресле за столом. На нем были тонкие полусапожки из драконьей кожи, узкие бежевые штаны со шнуровкой по бокам и черная шелковая свободная рубашка с золотыми запонками. Парень неторопливо вскрывал письмо от друзей. Похоже, это послание писали все вместе. Рон, Гермиона, близнецы, Джинни, миссис Уизли. И везде одно и то же: где ты, что случилось, мы тебя потеряли, как так можно, только близнецы пожелали хорошо повеселиться. В письме также было написано в приказном порядке явиться к четырем часам в Нору, что там будут все друзья, орден и Дамблдор. Будет праздник в честь дня рождения. И в конце письма Гермиона приписала поздравления. Гарри взял из ящика в столе гербовый свиток с оттисками символов всех родов и принялся диктовать самопишущему перу письмо для друзей. Гербовой бумагой с защитными заклятиями его обеспечил Зондер. Следовало показать, что теперь им так просто не удастся манипулировать, как всем раньше казалось. Пора выходить в свет. - Здравствуйте, все-все-все! У меня все нормально. Вступил в права наследования и теперь у меня есть свой дом. Он хорошо защищен, так что даже феникс профессора Дамблдора не смог попасть ко мне. День рождения отмечать не могу, я в трауре по причине гибели крестного отца. Увидимся в школе. Гарри. Поттер запечатал конверт гербом Мерлина и переместился в совятню. Аппарации Гарри научился несколько дней назад по книгам из библиотеки и под руководством портрета деда. Разрешения на перемещения у него не было, но поскольку его аппарация была без палочки, то и Министерства опасаться не приходилось. Для хозяина в замке Слизерина была открыта возможность аппарировать. Теперь для тренировки он постоянно перемещался из одного помещения в другое, периодически пугая домовых эльфов. - Хедвиг, привет, девочка. Тебе здесь нравится? Поттер погладил белые перья и покормил сову печеньем, она благодарно прикусила его ухо. - Это письмо нужно отнести в Нору к четырем часам, там как раз все соберутся. Отдай его Гермионе. «Да! Все к четырем соберутся в Норе, значит, можно будет пойти в Хогвартс и принять владение, заодно посетить башню Слизерина. Может, в качестве хозяина я смогу в замке аппарировать». Так как он является владельцем Хогвартса, то имеет полное право жить в покоях основателей. Гарри решил для себя, что будет жить в башне Слизерина, так как уже привык к спокойным цветам и хорошему вкусу предка. Судя по описаниям Хогвартса в дневниках, у Слизерина в подземельях находилась личная лаборатория. Это было замечательно, так как, несмотря на то, что Гарри прочитал несколько книг по зельеварению и даже написал летнее эссе, заняться приготовлением зелий он так и не смог себя заставить. Вокруг было столько всего интересного…, а тут зелья! Травки, корешки и всякая пресмыкающаяся гадость. Поттер хотел пораньше переехать в Хогвартс и освоиться на новом месте. Он вообще оброс вещами и сопровождением: книги, гардероб, артефакты, фамилиары и даже эльфы. Хотя в школе наверняка свои эльфы, которые будут рады ему помочь без ведома директора. Согласно схеме в дневнике Салазара, одна из зачарованных дверей в покоях башни Слизерина вела прямо в лабораторию в подземельях. В крыле располагались гостевые покои, залы, гостиные, аудитории и комнаты для учеников академии. Были и другие интересные двери. Одна из них вела в Большой зал, и еще несколько - на каждый этаж замка. Это было очень удобно. Забавно, но в покоях других основателей таких дверей не было. У Годрика с Салазаром из-за этого были частые ссоры. Секрет создания дверей был описан в книге одного из учеников Мерлина, доставшейся хитрому основателю случайно, и делиться им он не собирался. В замке Слизерина было множество таких дверей. Одна из дверей в Хогвартсе вела в Слизерин-мэнор, но открыть ее можно было только после распечатывания закрытой части Хогвартса. Гарри решил переехать в школу двадцать пятого августа и заняться, наконец, практикой по зельям. Судя по описанию, Годрик мог аппарировать в замке, значит, и для Гарри такая возможность должна быть открыта. Около четырех часов в день своего рождения Лорд Слизерин аппарировал к границе защиты Хогвартса. Быстро дойдя до замка, Гарри вошел в открывшиеся перед ним двери парадного входа и произнес формулу принятия собственности. Все прошло прекрасно, замок был доволен. Директор отсутствовал. Хорвартс показал, что в школе находились только мистер Филч, профессор Снейп и профессор МакГонагалл. Отмахнувшись от появившегося эльфа, Поттер сразу аппарировал на седьмой этаж, только потом сообразив, что даже не задумался о том, можно это сделать или нельзя. Парень весело усмехнулся, радуясь, что успел удрать с первого этажа от привидений, спешивших поприветствовать нового хозяина замка. Сейчас не время разводить церемонии, главная задача - остаться незаметным, насколько это возможно. Гарри быстро пробежал к одному из входов во вторую половину замка, в слизеринское крыло. Его закрывал барельеф со змеями, который открылся после произнесения пароля на серпентаго. - Поражение Гриффа. Поттер, хихикая, влетел на лестницу, ему не хотелось встречаться с преподавателями или смотрителем. Филч сейчас бродил по пятому этажу, а профессор МакГонагалл как раз направлялась к выходу из замка. Было непонятно, то ли она направлялась на место встречи ордена Феникса в Норе, то ли почувствовала ритуал. Теперь в карте мародеров не было нужды. Замок показывал хозяину, кто где находится. Это были интересные ощущения, в голове раздалось ворчание Филча, шаркающего ногами по полу. Можно будет подслушивать разговоры. Сами стены, пол и потолок давали информацию хозяину, а способности, усилившиеся после принятия наследия, позволяли прощупать каждый контур замка насквозь. Хотя у родственников он мог все это сделать без труда, не являясь хозяином, но в магических домах и замках пропустить магию через стены до вхождения в права наследования не получалось. Можно было лишь прощупать коридор впереди или за поворотом. Когда Гарри в первый раз приехал в школу, эта особенность сильно его разочаровала. Замок имел запутанные коридоры и странные двигающиеся лестницы. Было бы удобно посмотреть, как дойти до цели, или подслушать разговоры, ведущиеся в другом конце Хогвартса. Потом в Норе у Уизли проникнуть чувствами сквозь стены тоже не получалось. Мальчик быстро привык. После того как близнецы отдали ему карту мародеров, стало не так обидно. Теперь же казалось, что даже насекомые не могли укрыться от него. Чувствовалась вся территория замка. После того, как вход закрылся, Гарри уже спокойно стал осматривать новые владения. Это был вход в крыло Слизерина. Существовал вход и в центральную закрытую часть, но он располагался на первом этаже. Если воспользоваться им, была вероятность, что нового хозяина заметят. Покои Слизерина располагались в башне. Они были шикарны. Главная гостиная, малая гостиная, обеденный зал, апартаменты для гостей с ванными комнатами, кабинетами и собственными гостиными, роскошная ванная комната, примыкающая к хозяйской спальне, бассейн, кабинет, дуэльный зал, библиотека и даже аудитория для проведения занятий с дверью, выходящей в один из коридоров на третьем этаже общедоступной части замка. Еще выше находилась обзорная площадка, похожая на террасу астрономической башни, только уютнее. Здесь были диваны, кресла и даже камин. Их прикрывали чары от непогоды. Поттер с удовольствием осмотрел проявившуюся вторую половину замка. Это точно будет в завтрашних газетах. Что-то вроде «Сенсация! Мальчик-который-выжил принял во владение Хогвартс. Проявилась вторая половина замка, недоступная со времен основателей». Он задумчиво посмотрел на остальные башни и попросил замок скрыть половину до второго сентября. По крышам пошла рябь. Половина замка вновь была скрыта. Теперь только эльфы и хозяин видели весь Хогвартс. Так лучше. Месяц, оставшийся до начала учебного года, будет спокойным. К башне были прикреплены эльфы, которые все это время следили за порядком в помещениях. Камины в хозяйском кабинете и главной гостиной были связаны с общей сетью, но сейчас доступ к ним получил только хозяин. Никто не смог бы пройти в башню, а вызвать на разговор, не зная адреса, тоже было невозможно. Теперь узнав, куда перемещаться, Гарри собирался аппарировать при переезде прямо в башню. Хотя можно было бы использовать и камин, но с каминами он почему-то не дружил. Все время норовил запнуться или испачкаться. Лучше уж аппарация. После образного общения с замком выяснилось, что директор все же имеет определенные возможности отслеживать студентов, но на Гарри теперь это не распространяется. Директор чувствует, если на территорию школы проникли посторонние или если после отбоя кто-то гуляет по замку, но тотального контроля над каждым студентом не имеет. Хозяина же замок выдавать не собирается. Немного погуляв по закрытой территории и дав несколько указаний эльфам, довольный парень переместился обратно в замок Слизерина. С амулетами защиты Гарри разобрался только к середине августа, когда закончил обследовать все свои сейфы в банке. Было выбрано два артефакта: из сейфа Гриффиндора от темных заклинаний и из сейфа Слизерина от светлых. Такая закономерность веселила. Артефакты прекрасно дополняли друг друга. Можно было взять кулон из сейфа Мерлина, но с тех пор было изобретено множество новых заклинаний, от которых защиты у этого кулона не было. На левой руке добавилось еще два браслета. Они защищали и от непростительных проклятий. Как оказалось, непростительные - это не единственные столь ужасные заклятия, есть сильнее и страшнее. Это Гарри узнал, разбираясь в списке заклинаний, от которых защищают эти амулеты. Он еще долго потом рылся в библиотеке, находя описание этих заклинаний. Непростительные были, оказывается, гуманными проклятиями. Выяснилась еще одна интересная особенность. Если вассал или член семьи бросит в сюзерена, Истинного Правителя, смертельное проклятие, то оно отлетит обратно, либо трансформируясь в другое в виде наказания, либо убивая непослушного вассала. Каким будет наказание, решает сама магия. Стало понятно, почему смертельное проклятие отлетело от него обратно в Волдеморта. Он будущий Правитель и глава рода. Вассальная клятва действует даже на полукровок, если они принимают имя рода. После дня рождения прилетели возмущенные письма от друзей, уговаривающее от Дамблдора, а вопиллер от Молли Уизли улетел обратно. На письма Поттер отвечать не стал. С какой стати он должен оправдываться? С Роном и Гермионой в последний учебный год он почти не общался, несмотря на АД. Дамблдор умный, сам поймет, а миссис Уизли - совершенно невоспитанная женщина. Она чистокровная, а традиции не соблюдает, но это ее проблемы. Подарки в этот год он получил только от близнецов – новинки из их магазина, от Хагрида – кексы, и от Люпина – учебник по защите для будущего учебного года. Оказывается, в этом году защиту опять отдали Ремусу по протекции Дамблдора. Его, как ни странно, поддержал совет попечителей школы. Снейп, должно быть, в ярости. Двадцать четвертого августа пришло письмо со списком учебников и оценками по СОВ. Трансфигурация – Превосходно; Чары – Превосходно; ЗоТИ – Превосходно; Астрономия – Удовлетворительно; Прорицание – Выше ожидаемого; История Магии – Удовлетворительно; УзМС – Превосходно; Травология – Выше ожидаемого; Зельеварение – Превосходно. - Дааааа! Зельеварение превосходно. Даааааааа! Гарри скакал по кабинету, вопя и смеясь. Шаас уползла подальше, а на крики появилось сразу три эльфа. Они хлопнули глазами и исчезли. Портрет Мерлина, висевший напротив письменного стола, улыбался. - Какой же ты еще мальчишка, Гарри. Успокоившись, Поттер свалился в кресло, тяжело дыша и хихикая. Если бы не отсутствие профессора на экзамене, который принимала комиссия из министерства, он бы не получил высшую оценку. - Дедушка, теперь я «осчастливлю» профессора Снейпа своим присутствием на высших зельях. Он никуда от меня не денется, «дружить» будем. Вот куплю учебник и весь прочитаю. Посмотрим, кто кого. С моими артефактами теперь буду сыпать названиями ингредиентов и их особенностями так, что Малфоя заткну. Да, да, да, - пропел парень, танцуя. Мерлин, бывший в курсе всех дел наследника, тихо рассмеялся. Портрет Салазара Слизерина, висевший по соседству, насмешливо фыркнул, он всегда высокомерно молчал. Гарри стал напевать себе под нос, отчаянно фальшивя. На следующий день, быстро организовав переезд (свалив всю работу на эльфов), Поттер отправился закупать вещи к школе по списку, который ему передал эльф из почтовой службы замка. Воспользовавшись камином, он оказался в «Дырявом котле». Особо маскироваться Гарри не стал. За лето его внешний вид претерпел большие изменения. Парень просто связал волосы кожаным шнурком, оделся в европейском стиле: узкие темно-синие штаны, тонкие черные высокие сапоги, черная шелковая рубашка с платиновыми запонками и длинный полуплащ-мантия. Шрам закрыл чарами, и от прежнего Гарри Поттера ничего не осталось, хотя лицо было легко узнаваемо. Но раньше все обращали внимание в первую очередь на шрам и очки, а сейчас их не было. Да и вырос парень немного. Он спокойно прогулялся по магазинам неузнанный. Купил все учебники и четыре книги с новейшими изобретениями в защите, проклятиях, чарах и зельях. Взял несколько каталогов из книжных магазинов, приобрел все для зелий в этом году. Одежду закупать не требовалось, поэтому Гарри, уменьшив покупки, отправился гулять. Народу на улицах было много. Все ринулись закупать школьные принадлежности и учебники. Вдалеке он даже видел Малфоев. Уизли, к счастью, не встретились. Увидев магазин близнецов, Поттер решил зайти. Ассортимент товара стал огромен, и появились два незнакомых продавца. Голоса Уизли были слышны на втором этаже. Пробравшись между шумными детьми, пробующими образцы товара, Гарри оказался рядом с близнецами. Они его не узнали. - Здравствуйте, мистер… - … вас интересует что-то особенное? - Да, меня интересует, почему мои друзья не обнимут меня как следует? – рассмеялся Поттер. - …Гарри? - Не может быть… - … неужели это ты… - …такой красивый… - … аристократ… - … решил навестить нас… - … Ваших покорных слуг… - … Великий Мерлин, Лорд Слизерин… - … Лорд Гриффиндор, Лорд Рейвенкло… - … Лорд Поттер, Лорд Блэк… - … мы недостойны… - … такой чести. Гарри покраснел и рассмеялся. Сердиться на эти рыжие недоразумения он никогда не умел. Вокруг начала собираться толпа, и близнецы, подхватив его под обе руки, потащили в служебные помещения. Парень не успел и глазом моргнуть, как оказалось, что они сидят на кухне и пьют чай. На столе стояло много вазочек с разными конфетами, но в здравом уме никто есть угощения у близнецов не стал бы. - Как же я рад вас видеть, ребята. Вы единственные нормальные люди, не считая Невилла, и ушли из школы. С кем я теперь буду общаться? - Неужели Лорд зазнался… - … и не желает общаться с простыми смертными? - Вы же сами все прекрасно знаете. Я - то нравлюсь всем, то не нравлюсь. Теперь и пошутить не с кем будет. - Неужели наш братец Рон… - … окончательно разругался с тобой? С обеих сторон на плечи легли их руки. - Как он может поругаться окончательно, если Дамблдор никогда ему этого не позволит, а Гермиона всегда верила в доброго дедушку директора. - Так ты всегда знал? - Да, Джордж, я всегда все знал. - Как ты узнал, что я Джордж? - Вы отличаетесь, не знаю, как объяснить. Может, из-за наследия я теперь сильнее все чувствую. «А может потому, что я читаю ваши мысли и вижу способности по магическим потокам». Близнецы переглянулись, ни следа юмора не осталось на их лице. - Как много… - …ты знаешь, Гарри? - Что на самом деле вас интересует, ребята? Что моих «друзей» заставляют общаться со мной из года в год? Или что директор…, а впрочем, какая разница? Вы мне нравитесь. Вы всегда были искренни со мной. - Не считая того… - …что молчали об этом. - Я же понимаю, что вы как между двух огней, другу расскажешь, семью предашь. Можно считать, что вы, ребята, в нейтралитете. - Спасибо, Гарри… - …мы рады, что ты все правильно понимаешь. - Но почему ты продолжал… - … весь этот фарс? - А зачем выдавать себя заведомо более сильному противнику? - Вот даже как… - …спасибо за доверие… - …мы будем молчать. - Я знаю, вы хорошие друзья. А золотое трио Гриффиндора всегда было сказкой, как и многое другое в этом мире. - Когда это ты стал… - …таким циником… - Где веселый гриффиндорец… - …с которым мы познакомились в школе. - Вот попробуй наши новые изобретения… - …и сразу развеселишься. Гарри рассмеялся. - Я пас, ребята. Как бизнес продвигается? - Собираемся открыть филиал магазина… - …вот уже и продавцов подобрали… - …толковые ребята. Погостив у близнецов пару часов, Поттер аппарировал в башню Слизерина в Хогвартс. Пообщавшись с замком, Гарри выяснил, что директор так и не понял, что появился хозяин замка. Эльфы и приведения хоть и обсуждали между собой смену руководства, но никто не пошел докладывать Дамблдору. Хогвартс даже повеселил хозяина, показав движущимися картинками со звуком реакцию директора на газеты после появления документов в Министерстве Магии о вступлении героя магического мира в права наследования. Дамбдор в ярости разбил чайный сервиз. Это было… приятно. Да, наконец-то директор получил по носу. Замок оказался очень умным. Он понимал, что директор является противником хозяина, и понимал все разговоры, ведущиеся на территории. Слизерин-мэнор, например, не обладал столь широким пониманием. Хотя в нем давно никто не жил. Может, просыпается еще. В поезде Поттер решил не ехать. Зачем утруждать себя соблюдением приличий, если сила на его стороне. Директор все равно ничего ему сделать не сможет. Он уже совершеннолетний, к тому же владелец школы, да и воздействовать магически теперь на Гарри стало невозможно с такими артефактами. Глава 7. В оставшиеся дни до занятий Гарри вел переписку с Зондером. Периодически требовалось подписать бумаги. Гоблин постепенно вводил его в курс финансовых дел, учил Лорда Слизерина через переписку, отправляя бумаги, которые следовало изучить. К ним часто прилагались пояснения и инструкции, написанные ровным почерком управляющего. Помимо переписки Поттер занялся-таки зельями, даже один раз использовал хроноворот. Один Гарри читал новый учебник в кабинете, другой в это время варил зелья в лаборатории Слизерина. Первый раз придя в лабораторию и увидев оборудование с большим количеством тонких магических потоков, переплетенных вокруг странных приборов, Гарри решил, что это артефакты. Совсем не хотелось что-либо разрушить, поэтому он скромно перенес свободный стол с котлом в дальний угол от всего этого рая для зельевара и закрылся щитами, защищая не столько себя, сколько оборудование. Но все проходило достаточно мирно. Несколько зелий было испорчено без взрывов. Остальные удались. Гарри со вздохом облегчения встретил первое сентября. Все-таки посвящать свое время зельям - это скучно. Другое дело что-нибудь взрывать, защищать, даже разбираться в финансах, но зелья… здесь взрывы не приветствовались. Первого сентября Лорд Слизерин, закончив читать очередные документы, присланные Зондером, отправил их обратно с Салазаром и вышел через дверь на первый этаж Хогвартса, сливаясь с толпой студентов. Школьная форма прекрасно сидела на юноше. Материал, из которого она была изготовлена, оказался очень приятным на ощупь. Гарри вовремя вспомнил о палочке, про которую позабыл за август. Теперь она была не нужна, но в первый день Гарри решил дозировано шокировать окружающих. В газетах все лето писали про него. Сначала о вхождении в права наследника величайших магических родов, потом о пропаже, а теперь раскопали, что он владелец многочисленной недвижимости за границей и самый богатый маг Европы. Когда Поттер объявился в зале, его сначала не узнали, а потом друзья бросились к нему. От их радостных воплей в голове зазвенело. Весь зал уставился на устроенное представление. Подбежав, Гермиона, Рон и Джинни наткнулись на магический барьер, который Гарри выставил автоматически. Такой он обычно использовал для продвижения в толпе, чтобы не затоптали. Обычным взглядом защиту не было видно. Для других студентов было непонятно, установлен барьер для всех или персонально против «друзей». «Мерлин, сколько неискренней радости. Прямо слезы на глаза наворачиваются от встречи золотого трио». - С чего это такая радость? Не помню, чтобы вы проявляли ее в прошлом году. - Ты чего, дружище, до сих пор обижаешься? – сказал Рон изменившимся с прошлого года голосом. Уизли здорово вырос за лето, и хотя Гарри тоже подрос, рыжий возвышался над брюнетом на целую голову. - Ты что, так и не дашь нам обнять тебя? – с удивлением спросила Гермиона, словно не веря своим глазам. - А с чего нам обниматься, Грейнджер? Помнится, в прошлом году ты стремилась всеми способами доказать окружающим, насколько я никчемен и эгоистичен. Преподаватели не вмешивались в разговор, даже директор молча наблюдал, а от слизеринского стола стал доноситься смех. - Лорд Слизерин принял наследие, золотое трио распалось, - прокричал Теодор Нотт. – Слизерин не станет водиться с гр… магглорожденными и предателями крови. - Нотт, неужели ты за меня теперь решаешь, с кем я буду общаться, а с кем нет? – ехидно спросил Гарри, Большой зал заполнили потоки силы. - Что вы, милорд, я лишь хотел вас поприветствовать, - не менее ехидно ответил Нотт. «Так, кажется все в курсе вассалитета, хотя чего еще было ждать от чистокровок. Ну, раз так, будем играть по правилам». - Для приветствия достаточно было поклона, мистер Нотт. Встали почти все слизеринцы, четверть гриффиндорцев, треть студентов из Рейвенкло и несколько хаффлпаффцев. Все они поклонились. Поклонились также директор, профессор МакГонагалл, которая уже привела первокурсников, профессор Снейп и профессор Синистра. Гарри ответил всем коротким поклоном и уселся за стол. Его окружили растерянные Уизли и Грейнджер. Дед хорошо натаскал его не только в магии, но и в этикете. - Гарри, какой ты стал красивый, - восторженно воскликнула Джинни. - А раньше был страшный? – ухмыльнулся Поттер. Она порозовела от смущения и стала заикаться. Отвлекла Гермиона, которая с ходу принялась читать нотации, и Рон, все время повторяющий: - Дружище, мы тебя потеряли, где ты был, расскажи нам все. Гарри, ты так изменился, мама просто достала наставлениями узнать о тебе побольше. Постепенно все уселись. На вопросы друзей Поттер даже не пытался отвечать, все равно они говорили все хором, а потом Дамблдор начал свою речь, затем пела шляпа, и шло распределение. Гарри делал вид, что все это очень интересно, подмигивал и улыбался Дэвиду с Хаффлпаффа, с которым встречался в конце прошлого года. Обменялся с Малфоем высокомерным взглядом и даже передразнил его горделивую осанку, надменное выражение лица и вздернутый подбородок, шутки ради. На это Малфой поднял бровь и еще больше выпрямился. А «друзьям» Поттер давал односложные ответы. Малфой показательно перестал обращать на него внимание, Дэвид краснел, Джинни хмурилась, а Гермиона насупилась, но свою лекцию продолжила. Рон наконец-то занялся делом - на столах появилась еда. Разговорить Гарри так и не удалось. Дамблдор с интересом поглядывал на него, в скором времени, видимо, ожидалось приглашение на чашечку чая. МакГонагалл раздала расписание старостам. В этом году Рон и Гермиона были старостами Гриффиндора, а старостой школы назначили семикурсника-слизеринца. Рон весь изворчался по этому поводу. - Гарри, ты просто не представляешь, что было, когда ты не пришел на свой день рождения, шум был на всю Нору. Все так тебя ругали, особенно Хмури. - Джинни, замолчи, все нормально, Гарри, не обращай на нее внимания, - сказал Рон. - Как это нормально, все волновались… - завелась опять Гермиона. Поттер только закатил глаза и ухмыльнулся Рону. Это вызвало очередной шквал возмущения Грейнджер и хохот Симуса и Дина. Невилл понимающе улыбнулся. Расписание получено, можно было уходить. Гарри поднялся и быстро направился в сторону стола преподавателей. Рон, Гермиона и Джинни, которые в этот момент говорили, замолкли, но поскольку Гарри пошел не к выходу, а в сторону Дамблдора, то не стали его останавливать. Дойдя до конца факультетских столов, Поттер свернул в сторону. Теперь уже весь зал молча наблюдал за Мальчиком-который-выжил. Подойдя к стене, парень открыл скрытую от посторонних глаз дверь и, в душе насмехаясь над затаившими дыхание студентами и профессорами, быстро исчез, захлопнув створку. После его ухода стена снова стала ровной и неприступной. В зале поднялся шум. Через час Поттер с домовиком отправил записку Рону: «У меня все в порядке, не волнуйтесь. Я буду жить в отдельной комнате. В газетах частично писали правду - Хогвартс теперь принадлежит мне. В Большом зале я не хотел все это обсуждать, не обижайтесь. Увидимся завтра на занятиях. Гарри». Что говорить, записку читали всей гостиной. К утру новость облетела всю школу. «Гарри Поттер живет в хозяйских апартаментах». Только все думали, что его комнаты принадлежали Гриффиндору. Утром перед кабинетом зельеварения Гарри как раз начал рассказывать, что живет в покоях Слизерина и смеяться над реакцией Рона, когда прицепился Малфой. На зельеварение Гарри так и не попал. А слизеринец и вовсе в этот день на занятия не пришел. Поттер не особо и злился на блондина. Без их стычек, ставших уже привычными, было бы скучно. А про то, что Люциус был любовником Волдеморта, Гарри узнал еще до принятия наследия, после гибели крестного. Тогда у него ослабла защита разума. Парень был в шоке и не вспоминал про то видение, пока не увидел сейчас Малфоя. А поскольку связь между Лордом Малфоем и Волдемортом предположительно была принудительной (ну кто по доброй воле пойдет в постель к этому красноглазому монстру), то и афишировать полученные сведения Поттер не собирался, кто же знал, что все слизеринцы в курсе. Хотя этого следовало ожидать. После обеда друзья притащили Гарри в гостиную. Там уже собрался весь факультет. Пришлось «все» рассказывать. О том, например, что теперь он живет в комнатах Слизерина. Родовые кольца не были закрыты чарами. К чему скрывать? Зондер рекомендовал, наоборот, завести себе службу по связям с общественностью, с пресс-секретарем, большим штатом телохранителей и периодически давать интервью, чтобы было легче контролировать политическую ситуацию. Необходимо было привлечь людей на свою сторону. Наследие Мерлина могло этому поспособствовать. - Гарри, это же гербы Мерлина и основателей! Слизерина, Гриффиндора, Рейвенкло. Почему они объединены на тебе? Поттеров и Блэков, это понятно, но… Юноша осторожно вытянул руку из цепкого захвата Гермионы. Шум поднялся жуткий, минут десять все не могли успокоиться. Когда все уставились на него в ожидании ответа, Гарри произнес: - Почему вы так удивились? Об этом летом писали в газетах. Я наследник Мерлина, Гриффиндора, Слизерина, Рейвенкло, Поттеров и Блэков. Невилл сказал в наступившей тишине: - Ты сам знаешь, в газетах часто пишут ложь, особенно Рита Скиттер. А твои титулы и наследство… все это звучит несколько неправдоподобно. Тишина звенела, а потом снова поднялся шум. Пришлось называть свои титулы и отбиваться от вопросов о недвижимости, доходах и богатстве. - Эта информация не подлежит разглашению, где ваше воспитание. В конце концов, это неприлично спрашивать о чужих деньгах и имуществе. - Да ладно тебе, Гарри, здесь все свои, - заорал Симус на всю гостиную. - И, тем не менее, я не собираюсь ни с кем обсуждать семейные дела. - Гарри, но мы же твои друзья, - возмутился Уизли. - Рон, я же не спрашиваю, сколько твой отец зарабатывает, и какое имущество принадлежит вашей семье. И вы будьте деликатны, - строго сказал Поттер, про себя ухмыляясь. Пора было избавляться от образа послушного мальчика, управляемого Дамблдором. - А когда мы сможем посмотреть, где ты живешь? - спросила Гермиона. - Я видела сегодня утром, когда гуляла, что Хогвартс стал больше. Это половина основателей? – звонко поинтересовалась Джинни. - Да, я распечатал половину основателей. С визитами придется повременить. Салазар был помешан на защите. Там напихано столько заклинаний, что даже Годрик не мог попасть к нему в комнаты, хотя и был хозяином замка. Мне нужно будет сначала разобраться в защите, а потом уже приглашать гостей. - А почему ты живешь в комнатах Слизерина, а не Гриффиндора? – кокетливо спросила Джинни. - Ну, наверное, потому, что зеленый очень подходит к моим глазам, - подмигнул ей Поттер. - Эй, ты чего заигрываешь с моей сестрой, - шутливо ткнул его в бок друг. - Ну, Рон, прекрати меня охранять, - недовольно заявила девушка. - Рон такой могучий и суровый старший брат, - рассмеялся Гарри. Хохотали всей гостиной, а Уизли пунцово покраснел и пытался оправдаться. - А заигрываю я с Дэвидом из Хаффлпаффа, ты ведь в курсе, Рон, - невинно улыбаясь, сказал Гарри. Уизли заткнулся, но других это не смутило. Симус стал вопить: - Гарри, позаигрывай лучше со мной! Парни, сидевшие рядом, вцепились в него, не давая наброситься на похорошевшего Поттера. - Симус, ты слишком активен для меня, - со смехом сказал Гарри. Вырваться из цепкой хватки однокурсников позволило время. Пора было идти на ЗоТИ к Люпину. Забавно было смотреть, как недовольство, написанное на лицах гриффиндорцев, сочетается с нетерпением поделиться сплетнями с другими студентами. Приятным разнообразием стало отношение оборотня. Ремус улыбался, он просто был рад видеть Гарри. Мужчина не задавал никаких вопросов после уроков, не высказывался, как-то выделяя его, и вообще урок был интересным. Завтра предстояла практика. Гарри не собирался пользоваться палочкой на уроках, так что шуму завтра будет не меньше. Ночью он по привычке пошел прогуляться по Хогвартсу и засел на Астрономической башне, вспоминая свое лето. Как много всего изменилось за эти несколько месяцев. Глава 8. Утром опять было зельеварение со Слизерином. Они как всегда стояли у кабинета и переругивались с серебристо-зелеными. Гарри прислонился к двери и стал рассказывать о том, в каком шоке он был, узнав, кто его предки, когда появился Малфой. Его пока еще никто не заметил. Блондин достал палочку и произнес заклинание. В это время открылась дверь кабинета. Поттер начал падать, и его подхватил профессор Снейп. В этот момент заклинание достигло Гарри. Отскочив от него и задев руку профессора, отраженное проклятие полетело обратно в Малфоя. Все замерли. Снейп издал полузадушенный звук и во все глаза смотрел на Поттера. Потом он с трудом взял себя в руки и сказал: - Урок отменяется, все свободны. Снейп посмотрел сначала на Малфоя, потом на Поттера и жестом пригласил в кабинет. - Гарри, я позову директора, - прокричала Гермиона и умчалась по коридору. Дверь за ними захлопнулась, и оба слизеринца опустились на колени. Глаза Гарри распахнулись от удивления. - В…вы чего? Видеть перед собой людей, обычно к нему придирающихся, на коленях - было шоком. Единственное о чем Гарри помнил - директора здесь быть не должно, иначе старый манипулятор опять его во что-нибудь втянет. - Хозяин, чем я могу вам услужить? – произнес профессор голосом, источающим покорность. - Простите меня, хозяин, - сказал Малфой. Снейп молчал, только наклонил голову так, что лица видно не было. Гарри хватал ртом воздух. Потом он опомнившись протянул руки коленопреклоненным слизеринцам и аппарировал их к себе в большую гостиную, в башню Слизерина. Здесь их точно никто не достанет и не сможет использовать. - Присаживайтесь в кресла, - сказал Гарри. Он поморщился, так как Снейп и Малфой сели в кресла и снова сползли на колени. Видимо, заклинание не давало им сидеть в его присутствии. Гарри подошел к Малфою и тоже встал на колени. Светловолосая голова была низко опущена. Из глаз блондина закапали слезы. Ситуация вышла из-под контроля. Схватив Драко за подбородок, Поттер спросил: - Малфой, что это было за заклинание? Губы слизеринца дрожали, рот открывался в попытке сказать. В конце концов Малфой выдавил сквозь задушенные рыдания: - Я… Яяяааа… не п-поолучается сказать, хозяяяин. Мысли блондина настолько хаотично мелькали, что было невозможно что-либо понять. Переместившись к профессору, парень попытался у него выяснить, что же произошло. Снейп тоже стоял на коленях, волосы закрывали наклоненное лицо. Гарри осторожно приподнял его голову за подбородок и убрал с лица волосы. Такого выражения лица у профессора Поттер не видел ни разу. Все морщинки разгладились, губы слегка улыбались, а глаза просто-таки светились преданностью. Гарри, увидев такое, понял, что одному не справиться. Вскочив на ноги, парень подбежал к камину и связался с Зондером, быстро обрисовал ситуацию и попросил его прийти вместе с взломщиком проклятий. Можно, конечно, было пойти в больничное крыло, но Гарри не доверял директору, проще самому разобраться с проблемой. Через камин пришли два гоблина. Они поклонились Гарри и один из них направился к коленопреклоненным магам. Специалист по проклятиям достал небольших размеров кристалл на длинной цепочке и бормоча себе под нос диагностирующие заклинания, стал по какой-то сложной, одному ему понятной траектории обходить слизеринцев. Через пять минут он закончил и быстро заговорил с Зондером на гоблинском, обрисовывая ситуацию. Гарри не пытался вникнуть в заковыристые обозначения, зная, что ему сейчас все толково расскажут. Второй гоблин удалился через камин, а Зондер уселся на диван напротив Поттера и задумчиво посмотрел на пострадавших магов. - Ситуация сложилась серьезная, Лорд Слизерин. Плечи профессора слегка вздрогнули, а Малфой бросил на него быстрый взгляд исподлобья и снова опустил глаза к полу. - В вас было брошено фамильное проклятие Блэков. Поскольку мистер Малфой несовершеннолетний, я предлагаю пригласить на обсуждение возникших последствий главу рода Малфоев. Вы, наверное, помните, что Малфои являются вассалами рода Слизеринов. Гарри прочитал в мыслях гоблина, что присутствие Люциуса Малфоя необходимо, и без сомнения в голосе сказал: - Если вы так считаете, мистер Зондер, то я прислушаюсь к вашему мнению. Единственная просьба: не могли бы вы сами пригласить сюда Лорда Малфоя, камин я для него разблокирую. Между нами несколько натянутые отношения. - Да, разумеется. Гоблин подошел к камину и, невербально спустив емкость с летучим порохом, связался с Люциусом. Через пять минут после краткого описания ситуации Лорд Малфой уже стоял в гостиной. Лицо у него было каменное, а в эмоциональном фоне царил ужас. Мужчина был очень испуган за сына. Он глубоко поклонился Гарри. - Здравствуйте, Лорд Слизерин. Гарри наклонил голову в ответ. Церемониться с ним он не собирался. Слишком свежи в памяти были события в Министерстве Магии. - Здравствуйте, Лорд Малфой. Поздоровавшись, они уселись. Люциус внимательно смотрел на сына и Снейпа, а гоблин продолжил. - Как я уже сказал, мистер Драко Малфой бросил в Лорда Слизерина фамильное проклятие Блэков. Люциус застонал и закрыл лицо руками, но быстро взял себя в руки. - Поскольку Лорд Слизерин является сюзереном рода Малфоев, заклинание отразилось, изменившись. Магия вассалитета наказала за нападение на своего сюзерена. Задев Лорда Принца, измененное проклятие отлетело обратно в мистера Малфоя. Поскольку Малфои и Принцы являются вассалами и Мерлинов, и Слизеринов, заклинание создало рабскую зависимость от вас, Лорд Слизерин. Теперь уже стонал от отчаяния Гарри, а Лорд Малфой дикими глазами смотрел на него. - Магия сурово наказывает за попытку подчинения своего сюзерена. А Лорд Принц, хоть и является жертвой в данной ситуации, находится в таком же положении, что и мистер Малфой. - Теперь в газетах начнут писать, что я порабощаю людей, - усмехнулся Гарри. - Что можно сделать? - Разорвать связь невозможно, поскольку она была создана в наказание. Теперь не только мистер Малфой несет наказание. Лорд Малфой находится в частичном подчинении, поскольку, являясь главой рода, допустил подобную ситуацию, не проследив за своим сыном, являющимся несовершеннолетним волшебником. - Но что-то же можно сделать? - Можно преобразовать связь, облегчить ее, заключив брачный союз-триумвират. - Брак, но это же просто… Гарри застыл, хватая ртом воздух. Перед ними появился столик, на котором стоял чай для троих и стаканы с водой. Эльфы позаботились. Парень схватил стакан и стал жадно пить воду. Немного успокоившись, Поттер поднял глаза. Старший Малфой следил за каждым его движением. Гоблин продолжил: - Ситуация для всех тяжелая. Если не будет заключен брак, они не смогут полноценно существовать в обществе. Статус мистера Малфоя и Лорда Принца будет низведен до статуса рабов. В обществе они будут стоять на одной ступени с домовыми эльфами. Если же вы, Лорд Слизерин, решитесь заключить брак, то вам не следует опасаться брачного союза, хотя и понятно, что это несколько неожиданно. «Как мило. Разумеется, не стоит опасаться», - съехидничал про себя Поттер. Получив слабую улыбку от юноши, гоблин продолжил: - Вы будете занимать главенствующее положение в браке, будете старшим супругом. В таком случае ваши мужья смогут вернуть прежнее положение, и их статус даже повысится, с учетом тех обстоятельств, о которых я вам рассказывал в конце июня. Гарри нахмурился. Зондер думал о том, как после ритуала принятия вассалитета рассказал Гарри, что он формально является правителем Соединенного королевства. С пониманием кивнув, парень стал слушать Зондера дальше. - Рабские узы заменятся брачными. Как младшие партнеры они будут подчиняться вашим решениям, но при этом смогут сохранить достаточную свободу действий. Они чистокровны, с прекрасной родословной, дети от такого союза будут очень сильными. У вас множество титулов, которые необходимо передать по наследству… - Подождите, какие дети? Мы же мужчины… Гарри недоуменно смотрел на гоблина, задаваясь вопросом - не спит ли он. Потом вспомнилось, что-то такое было написано в одной из книг школьной библиотеки. Но сейчас парень был в шоке и не мог толком ничего вспомнить. - Мы живем в магическом мире. Здесь давно уже заключаются однополые браки. Мужчины могут выбрать женщину - ведьму, которая выносит ребенка после соответствующего ритуала. В вашем случае ребенок может иметь сразу троих отцов одновременно. А поскольку вассалов у вас много, проблем с поиском ведьмы не возникнет. - Мы совсем не ладим, никогда не ладили… «Похоже, у меня нет реального выбора. Я, конечно, не против Снейпа и Малфоя, стоящих на коленях, но один раз, может два, и лучше всего в романтической обстановке, когда они голые, а я одет. Но не свадьба же. Мне всего шестнадцать. Такое ощущение, что меня поймали. Еще и старший Малфой следит как за добычей. Бесит». Гарри прикрыл глаза рукой, чтобы не видеть этого кошмара на яву. И Малфой, и Снейп нравились парню, но заключать с ними брак…, да и сам гриффиндорец, мягко говоря, раздражал слизеринцев. Он вообще не собирался в ближайшее время жениться! Когда Поттер открыл глаза, перед ним на коленях стоял Лорд Малфой, умоляюще заламывающий руки. - Пожалуйста, милорд, пощадите моего сына и его крестного, умоляю Вас… Люциус схватил его правую руку и поцеловал перстни. Гарри впал в ступор. Это был знак полной покорности, принятый между вассалом и господином. А Малфой все повторял: - Пожалуйста, смилуйтесь, пощадите нашу семью. Мужчина закрыл глаза, его трясло. Гарри призвал успокаивающее и напоил его сначала зельем, затем водой. «Когда мир сошел с ума?» - Вот так, успокойтесь, вы можете сидеть в кресле? А то они не могут. – Гарри кивнул на преклоненных Снейпа и Малфоя. - Да, милорд, - сказал блондин, тяжело перебираясь обратно в кресло. - Зовите меня Гарри. - Для меня честь называть вас по имени, Гарри. Зовите меня Люциусом. - Выбора у нас, по всей видимости, нет. С каждым годом жизнь становится все абсурднее, - пробормотал себе под нос юноша и посмотрел на Люциуса. Мужчина сидел на краю кресла с прямой спиной, совершенно неподвижный и следил за каждым движением и словом Поттера. - Можно вам задать личный вопрос, Лорд Слизерин? - Да, задавайте, мистер Зондер, я всегда могу отказаться на него отвечать, не так ли? Гоблин только усмехнулся, их пикировки нравились обоим. - Кого вы предпочитаете: мужчин или женщин? - О, это совсем не секрет. В середине прошлого учебного года об этом трубили все газеты. Мне нравятся и те, и другие. – Гарри слегка порозовел. Говорить о том, что мужчины все же предпочтительнее, не стоило. Зачем открывать все карты? Потом Поттер понял, что гоблин был в курсе, просто он пытался обрисовать ситуацию и успокоить шестнадцатилетнего подростка. А Люциус про себя постоянно повторял: «Пожалуйста, пусть он согласится, пожалуйста, пожалуйста…» Слышать мольбы этого гордого аристократа было невыносимо. - Я вам помогу с этим. У меня есть несколько книг с колдографиями и подробным описанием всех нюансов доминирования, если вы, конечно, согласны, Гарри, - с дрожью в голосе сказал Люциус. - А что насчет ситуации с Темным Лордом? У вас в доме наверняка проводятся собрания. Как вы понимаете, это меня совсем не устраивает. И парень сразу получил ответ на свой вопрос, прочитав мысли мужчины. Оказалось, что после какого-то летнего происшествия собрания в Малфой-мэноре прекратились и были перенесены в поместье Лорда. «О собраниях в поместье Слизеринов я знаю». - Да, это правда, - произнес блондин. - Но как только я прибуду сегодня в Малфой-мэнор, доступ для всех сразу будет закрыт, и никто, даже Темный Лорд, не сможет пройти через родовую защиту. Наша вассальная преданность теперь полностью принадлежит вам. Гарри встал с дивана, подошел к своим потенциальным супругам, стоящим на коленях у кресел. Он присел на корточки и приподнял подбородок профессора. Снейп покорно посмотрел юноше в глаза. - Сэр, вы можете как-то выразить свою точку зрения на происходящие события? - Я сделаю все, что вам угодно, хозяин. Гарри поднял подбородок блондина левой рукой. - Драко, а ты что скажешь? - Как прикажете, хозяин. Их мысли были полны желания исполнять его приказы. Поттер поднялся, тяжело вздохнул и повернулся к Зондеру. - Хорошо, я согласен, видимо, получить согласие у женихов нет возможности. Все нужно сделать как можно скорее. Как вообще это можно преподнести общественности, сохранив при этом репутацию? «Если я не приложу максимум усилий для сохранения репутации рода, дед будет нудеть до скончания веков о поруганной чести Мерлинов». - Я проведу обряд, скажем, через два часа. Нам потребуются три свидетеля, по одному с каждой стороны, и колдограф. Статьи и колдографии будут обговорены с редакторами, я лично этим займусь, - невозмутимо проговорил гоблин. - Осталось решить, кто будет свидетелями. Люциус, как вы думаете? - Свидетелем Северуса буду я. Драко, насколько я знаю, дружит с Блейзом Забини. Лорд Малфой уже пришел в себя и его лицо вновь обрело невозмутимость. Только подрагивающие пальцы, держащие чашку с чаем, невольно выдавали недавний срыв. - Для себя я, пожалуй, выберу Невилла Лонгботтома, он сдержанный и не станет устраивать истерик, в отличие от остальных. Ну, а колдограф у меня уже есть. Колин Криви будет в восторге. Люциус, пожалуйста, позаботьтесь о внешнем виде женихов, через два часа свадьба. Пожалуй, на верхней террасе. Мы находимся в Хогвартсе в башне Слизерина. Эльфы помогут вам связаться с Забини и принести одежду. Гостевые апартаменты подготовят. Мой дом - ваш дом, Люциус. Камин для вас я открыл. Свидетелей сюда пусть эльфы переносят. Не обманите моих ожиданий. - Благодарю вас за доверие, Гарри, - с поклоном ответил старший Малфой. - Есть еще один важный вопрос, который необходимо обсудить, - подал голос Зондер. – Это касается сложностей, связанных с переходом из одного статуса в другой. Сразу после брачного ритуала ваши супруги придут в себя на несколько часов, но затем их воля снова будет подавлена проклятием. Для закрепления брачного ритуала, вам, Лорд Слизерин, необходимо будет совершить соитие с супругами в доминантной роли. Но есть один нюанс в этой ситуации. Через пять часов после свадебного ритуала у вас появится сильное возбуждение и стремление к завоеванию и подавлению партнеров. От того, как пройдет акт, будет зависеть положение ваших супругов в этом браке. Если вы достаточно хорошо относитесь к супругам и сможете справиться с собой, спокойно совершив слияние, не причиняя физического вреда партнерам, то они станут полностью свободны в своих суждениях. Если же нет… - Физического вреда? – повторил Гарри и вскочил, начиная метаться по залу. – Насколько все серьезно? - При худшем раскладе они будут способны к принятию самостоятельных решений, но возражать вам не смогут совсем. Через пять минут Поттер успокоился. - Ладно, буду разбираться на месте, – сказал парень, отключаясь от мыслей Люциуса. Мужчина откровенно паниковал. Гарри отправил его в Малфой-мэнор и повернулся к гоблину. - С этим разобрались. Теперь о брачном договоре. - Я займусь этим, Лорд Слизерин, не волнуйтесь. - Сегодня мне необходимо будет посетить ячейку Слизерина в банке. Хоть я не слишком силен в традициях волшебного мира, подарки младшим супругам на свадьбу обязательны в любом случае. Остался еще вопрос с обручальными кольцами. - Позвольте обручальные кольца преподнести вам, Лорд Слизерин, в качестве подарка на свадьбу. - Благодарю вас, мистер Зондер. Все это время Драко и Северус покорно стояли на коленях. Их мысли были затуманены. В школе, когда участников утренних событий не нашли, поднялся жуткий переполох. Перерыли весь замок, занятия на сегодня отменили. Теперь же, на обеде в Большом зале было очень шумно. За спиной Блейза Забини, Невилла Лонгботтома и Колина Криви появились эльфы, одетые в костюмы цветов Слизерина, и передали им официального вида письма с множеством гербов. Шум в зале затих. Через несколько минут перед директором тоже образовался эльф и протянул ему конверт. Когда Дамблдор вскрыл свой конверт, трое студентов уже протягивали свои руки к эльфам. Забини молча, Лонгботтом со словами: - Большая честь для меня. А Криви воскликнул: - Вот это да! - и они исчезли. Все повернулись к Дамблдору. Рядом с ним эльфа уже не было. Директор стал быстро читать послание. «Уважаемый Альбус Дамблдор. Обстоятельства вынуждают Лорда Слизерина, мистера Малфоя и профессора Снейпа отсутствовать в течение двух дней в школе. Также для помощи в решении проблемы приглашены мистер Забини, мистер Лонгботтом и мистер Криви, которые появятся уже за ужином сегодня. С уважением, мистер Зондер, управляющий делами Слизеринов». - Прошу внимания! – Голос Дамблдора разнесся по всему залу. - Утренняя ситуация разрешилась. Сохраняйте спокойствие и продолжайте ваш обед, затем рекомендуется пройти в свои гостиные и подготовиться к завтрашнему дню. Все занятия с завтрашнего дня возобновляются, кроме зельеварения, которого не будет в течение двух следующих дней. Информацию о расписании на эти два дня вы получите завтра утром во время завтрака. Все зашумели. Строились разные предположения. Передавались рассказы о том, что произошло утром. Слухи разрастались, как снежный ком. В три часа на террасе башни Слизерина началась церемония заключения магического брака. Гарри был в центре, по бокам стояли женихи, облаченные в белоснежные одежды. Поттер был одет в зеленую с серебром мантию, черные брюки и белоснежную рубашку. Они очень гармонично смотрелись. Снейп выглядел непривычно. Люциус постарался. Черные волосы мужчины переливались в лучах солнца, развеваясь на ветру и создавая шокирующий контраст с белоснежным одеянием. Выражение лица было безмятежным и столь ему не свойственным, что по спине бежали мурашки. Очень хотелось снова увидеть живой уверенный взгляд черных глаз, а не эту безоговорочную покорность и безмятежность. Хотелось прикоснуться к нему, чтобы убедиться, что все это не сон. Драко же был просто ослепителен. Весь сияюще-белый, необыкновенно красивый. На губах Малфоя играла легкая улыбка. Казалось, что это самый счастливый момент его жизни. «Колдографии наверняка получатся, как в журнале «Ведьмополитен». И жили они долго и счастливо…», - подумал Поттер, стараясь не показать свой ужас от отсутствия воли и согласия у женихов. Гарри был натянут, как струна. Он уже во всей красе представлял себе реакцию будущих супругов, а особенно профессора, на вынужденное замужество, да еще и в роли младшего супруга. А если вспомнить отца… Юноша вдохнул сквозь зубы, заставляя себя успокоиться, и сконцентрировал внимание на начинающейся церемонии. Со свидетелями до церемонии Гарри общаться не пришлось. Люциус позаботился о гостях. Рассказал Невиллу, Колину и Блэйзу в общих деталях о свадьбе. О причинах не было сказано ни слова. Проблем не возникло. Даже Колин Криви, который обычно лез везде, не посмел задавать Лорду Малфою какие-либо вопросы. Гоблин выглядел очень торжественно, его просто распирало от собственной важности. Свидетели стояли за спиной каждого жениха и держали коробочки с кольцами. У Невилла Лонгботтома было два кольца. После повторения за гоблином ритуальных слов Гарри надел кольцо сначала на палец Снейпа, затем на палец Малфоя. Так полагалось по ритуалу, сначала старшему. И когда только Зондер успел побеспокоиться об этом? Оба кольца были достаточно массивными. Ободки перевивались змейками, а сверху находился круг с шестью крошечными гербами, выполненными драгоценными камнями и тончайшими линиями платины. Они напоминали паутину с разноцветными каплями дождя, окруженную филигранью, символически объединяющей каждый род. В центре был герб Мерлина, затем, начиная сверху и по часовой стрелке, Слизерина, Гриффиндора, Рейвенкло, Поттеров и Блэков. Работа была настолько тонкой, что можно было рассмотреть мельчайшие детали рисунка, если приглядеться. Перстни несли в себе родовую магию и могли быть использованы в качестве родовой печати. «Наверное, у гоблинов тоже есть хроноворот, иначе не объяснишь появление такой красоты в столь короткое время», - подумал Поттер. Затем ритуальные слова произнес Снейп и надел обручальное кольцо рода Принцев на палец Гарри, следом Малфой произнес слова обряда и надел на тот же палец Поттера обручальное кольцо рода Малфоев. Зондер стал читать заклинание, Гарри протянул левую руку с обручальными кольцами ладонью вверх. Сначала ему на руку легла ладонь Снейпа, затем поверх руки профессора опустилась ладонь Малфоя. Кольца на пальце Гарри соединились в одно, и их запястья обвили потоки энергии. Первым подписал договор Поттер, там были перечислены все титулы и фамилии, это было забавно. Но еще нелепее, на его взгляд, выглядели фамилии его теперь уже супругов: Северус Тобиас Слизерин-Гриффиндор-Рейвенкло-Поттер-Блэк-Мерлин-Снейп Лорд Принц и Драко Люциус Слизерин-Гриффиндор-Рейвенкло-Поттер-Блэк-Мерлин-Малфой. Следующим подписал договор Снейп, потом Малфой и все свидетели. Лица Забини и Невилла были очень удивленными, когда они читали фамилии. Вспышки колдокамеры мелькали постоянно - Колин ловил кадр. Гарри посмотрел в глаза сначала одному супругу, потом другому. Стало понятно, что они пришли в себя. Он облегченно улыбнулся, а потом решил пошутить. Слишком уж отчаянный был момент, чтобы оставаться серьезным. Поттер неожиданно приник спиной к Снейпу, тот инстинктивно обхватил его руками. Гарри осторожно притянул в объятия Малфоя и довольно улыбнулся, сейчас Колин их так снимет, пока новоявленные супруги в растерянности и не успели проявить характер. Вдруг над их головами появился феникс. Он спланировал и сел на плечо Гарри. - Салазар, ну как же можно без тебя, - хмыкнул Гарри. Колин просто сиял от счастья. - Колдография на память, - ехидно пропел Гарри, ухмыльнувшись. Забини с трудом сдерживал смех, у Люциуса дрогнули губы в усмешке, а Драко недоверчиво приподнял бровь. Растерянность супругов длилась недолго. Впрочем, Гарри добился, чего хотел. Драко и Северус немного пришли в себя и обстановка разрядилась. - Мистер Зондер, вы же будете заниматься вопросами публикации статей о свадьбе в прессе. Просмотрите, пожалуйста, колдографии, которые следует отправить в печать. А остальные снимки можно сохранить для семейного альбома, - сказал Гарри, протягивая гоблину колдокамеру, которую он отобрал у Криви. «Я даже не скривился, говоря про семейный альбом. Скиттер права, я - герой». - Колин, не волнуйся, колдокамеру вернут вместе с несколькими колдографиями. Просто, если есть неудачные снимки, их удалят, таковы правила этого мероприятия. Горе-папарацци не посмел возражать, даже когда Гарри, прочитав его мысли, отобрал и запасную шпионскую мини колдокамеру. Дальше следовала праздничная трапеза с изысканными закусками, сложными экзотическими блюдами и многочисленным ассортиментом напитков, быстро организованная эльфами здесь же, на свежем воздухе с прекрасным видом вокруг. За все время ни Северус, ни Драко не сказали ни слова, если не считать сам обряд. Они были подавлены случившимся. Эмоции Снейпа варьировались от ярости и отчаяния до безысходности. У мужчины были планы по разработке экспериментального зелья для больницы Святого Мунго, и другие столь же интересные проекты. Теперь про планы можно забыть. Его личное время будет принадлежать мальчишке, постоянно влипающему в неприятности. Он даже для сбора ингредиентов в выходные должен будет спрашивать разрешение. Северус, как всякий хорошо образованный маг, прекрасно знал, чем грозит нападение вассала на господина, и какие последствия может иметь. Мужчина сомневался, что Поттер приложит хоть сколько-нибудь усилий для облегчения их с Драко положения. Этот брак не является обычным магическим супружеским союзом. Сознание Снейпа циклично воспроизводило недавние события. Все отчетливо сохранилось в памяти, несмотря на отсутствие в тот момент контроля над собой. Унижение, издевательства и насмешки, вот какой представлялась зельевару будущая и, наверняка, очень недолгая совместная жизнь с Поттером. Темный Лорд не простит ошибки своего слуги и шпиона. Смерть будет мучительной. Драко чувствовал себя не лучше. Он всегда не терпел окружения гриффиндорца. Уизли, грязнокровки, Дамблдор. С Поттером они всегда цапались. Иногда дело доходило до драки, но с ним всегда были Кребб и Гойл. Теперь он один и полностью подчинен врагу. Малфой уже почувствовал крепкую хватку парня, когда сразу после свадьбы тот надумал сделать снимок на память. Церемониться с ним явно не собираются. Надеяться на помощь Северуса бесполезно, он находится в таком же положении. Да и сомнительно ожидать помощи от человека, которого насильно втянул в нежеланный брак по глупости. Крестный глупость никогда не переносил. Парень бросил взгляд из-под светлых ресниц на старшего супруга и одернул себя. Не время рефлектировать, здесь находятся посторонние. Как бы ни сложились дальнейшие отношения, показывать слабости на людях - дурной тон. Оба слизеринца надеялись только на гриффиндорские черты характера супруга, ведь теперь они были в полной власти того самого Гарри Поттера, с которым столько лет враждовали. Остальные гости оживленно переговаривались, особенно Гарри с Зондером, который восседал на высоком стуле со ступеньками, больше похожим на трон. Вдруг Драко произнес: - А почему феникс зеленый? – На его лице было написано искреннее недоумение. - Потому что это слизеринский феникс, - сказал Гарри, осторожно поглаживая перья птицы, которая так и сидела у него на плече. Глаза брюнета смеялись. - Ты же гриффиндорец, – хмыкнул Малфой. - Это не мешает быть мне Лордом Слизерином, правда, Салазар? – феникс согласно пропел. - К тому же шляпа очень активно пихала меня в Слизерин на первом курсе, но мы тогда с тобой поссорились, и я решил, что на одном факультете с Малфоем учиться не буду ни за что, - съязвил Поттер. Все расхохотались, только Снейп никак не прореагировал на юмор супруга, а Колин Криви и вовсе сидел с выпученными от шока глазами, неприлично раскрыв рот. - Драко, смирись, это судьба, – выдавил Забини, вытирая глаза. - Да уж… Ты даже не представляешь насколько, - сказал Малфой. - Ну почему же не представляю, я твой свидетель. Когда все разошлись, гоблин на прощание выдал инструкции, что сегодня до двенадцати ночи необходимо завершить ритуал соитием с младшими супругами. - Это послужит закреплению уз и позволит сохранить свободу воли супругов, - сказал Зондер и исчез в пламени камина. Наконец гости ушли, остался только старший Малфой и молодожены. Глава 9. Повисло молчание. Напряжение сгустилось в воздухе настолько, что казалось, стало труднее дышать. Гарри смотрел на них, пытаясь свыкнуться с мыслью, что это его супруги. Он теперь замужем*, и ему как всегда «повезло» с обстоятельствами, повлекшими столь серьезные последствия. Первым на него посмотрел Снейп. Потом Малфой. Их лица напоминали застывшие маски, под которыми таилась буря эмоций, не сулившая спокойной беседы. В мыслях младших супругов царили растерянность и вызов одновременно. Смиряться с судьбой никто из них не собирался. Оба со страхом думали о неизвестном результате предстоящей брачной ночи. Останется ли у них свобода воли в общении со старшим супругом или они будут послушными, безвольными куклами? - Что же ты натворил, Драко? – укоризненно произнес мужчина, переключая внимание на слизеринца. Блондин содрогнулся всем телом, закрыл лицо руками и упав на колени, стал всхлипывать. - П-простите меня… - О нет, только не это! Гарри подлетел к нему и опустился рядом на колени. Он развел руки дрожащего юноши в стороны и спросил: - Ты же можешь встать, да? Взгляд серых глаз сначала был непонимающим и затуманенным, но потом прояснился. - Да, конечно. – Драко покорно встал и переместился в кресло, сопровождаемый Поттером. Слизеринцем овладела апатия. Едва оправившись от летних событий, юноша опять оказался в похожей ситуации, когда от его желаний и воли ничего не зависело. Гриффиндорцы могут быть не менее жестоки, чем Пожиратели Смерти. Только они маскируют издевательства благородными целями. Люциус стоял в стороне и молчал не вмешиваясь. - Давайте сегодня обойдемся без разбора ситуации. Положение тяжелое. Очень хотелось бы закрепить создавшуюся связь без эксцессов, чтобы не было никаких побочных явлений, - серьезно произнес Гарри. - Если кто-нибудь из нас сорвется, это ухудшит ваше положение. Сегодня, независимо от наших желаний, придется закрепить ритуал в постели. Ситуация просто блеск. Не пугайте меня, я и так нервный. Всем следует успокоиться. В руки Поттера переместились три бутылочки с успокаивающим зельем. Он повернулся к своим партнерам и столкнулся с двумя парами ошарашенных глаз. В том, что Поттер сильный маг уже никто не сомневался, но беспалочковое невербальное заклинание предметной аппарации казалось невероятным. Это немного отвлекло всех от тяжелых дум. Гарри вытащил пробку, выпил сам, потом подошел к Снейпу, сидящему в кресле недалеко от Драко, и поднес к его губам откупоренную бутылочку. Тот попытался возразить. - Ч-ш-ш-ш, все хорошо, просто выпейте это успокоительное, сегодня трудный день, - сказал парень, обхватывая пальцами шею мужчины и начиная ее поглаживать. Внутренне Гарри был напряжен в ожидании отрицательной реакции на свои действия. Но он задавил свои эмоции, глубоко запрятав в себя чувство загнанного зверя и желание свободы. Где-то внутри затих протестующий детский голос, говорящий о браке по любви. Все, как ни странно, прошло нормально. Сопротивление Снейпа прекратилось, и он покорно выпил зелье - от неожиданных действий и всех событий этого дня мужчина, был не в себе. - Какой идиот варил это успокоительное, - морщась от неправильного привкуса пробурчал профессор себе под нос. Поттер усмехнулся про себя. Снейп даже в критической ситуации остается мрачной летучей мышью, естественной средой обитания которой является лаборатория зельеварения. Ободренный отсутствием резких реплик, Гарри решил пойти дальше. В конце концов, им сегодня предстоит максимальная физическая близость. Сейчас супруги, по крайней мере, в сознании. Юноша наклонился и осторожно поцеловал мужчину в недовольно поджатые, влажные от зелья губы. Внимательно посмотрев в черные глаза растерянного профессора, Поттер снова невесомо прикоснулся к дрогнувшим губам мужа. Оставив окаменевшего Снейпа, парень подошел к креслу, в котором сидел Малфой и опустился перед ним на корточки. Открыв бутылек, поднес его к губам слизеринца, тот послушно все выпил. - Подаришь мне поцелуй? - Разве ты будешь спрашивать? - Да, - твердо ответил гриффиндорец. Малфой кивнул, и Гарри нежно прикоснулся губами к губам блондина. Драко осторожно лизнул в ответ и отклонился. Гарри почувствовал, как расслабляется Люциус. Мысли старшего Малфоя немного успокоились, наполнились надеждой. Быстро замелькали грандиозные планы и перспективы. Гарри улыбнулся. «Слизеринец и Малфой - это диагноз». - Где мы могли бы поговорить? – поинтересовался Люциус у Поттера. - Пройдемте ко мне в кабинет. Они вышли, оставив Северуса и Драко приходить в себя. - Гарри, вот я принес, то, что обещал. Вы позволите мне дать несколько советов? - Да, о чем речь, Люциус. - Очередность соития следует соблюдать ту же, что и в брачном ритуале, сначала Северус, потом Драко. Оба ваших партнера уже бывали в позиции «снизу». Правда, Северус очень давно, еще в школе. С ним лучше использовать позу лицом друг к другу, так как она предполагает создание большей эмоциональной близости. Можно будет следить за реакцией партнера. Поза лицом вниз будет несколько унизительна для первого раза в такой ситуации, когда вы плохо еще знакомы друг с другом. Если вы, конечно, сможете себя контролировать, так как доминанту больше характерна как раз поза, когда партнер находится лицом вниз. Пожалуйста, не стесняйтесь, мы теперь одна семья. Я сделаю все, чтобы помочь вам. «Мордред и Моргана, Малфой, а то я сам не разберусь в какой позе их…» Щеки Гарри пылали. Раздражение и смущение рвалось на волю, но показывать чувства этому надменному аристократу не хотелось. Даже доброжелательно настроенный мужчина вызывал скорее настороженность, чем непринужденность. - Ситуация еще сложнее, чем вы предполагаете, - продолжил Люциус. - Куда уж больше? - Этим летом на Драко это злополучное проклятие наслала Беллатрикс… У Гарри округлялись глаза, по мере того как Малфой описывал летние события. - Драко думает, что он легко отделался, так как избавился от помолвки, и не пришлось говорить мне, что он предпочитает мальчиков. На самом деле я давно об этом знал и помолвку с Паркинсонами собирался разорвать в ближайшем будущем. Хоть Драко и не признается в этом даже себе, у него психологическая травма. Кошмары каждую ночь, стремление утвердиться, показать свою доминантность. Я боюсь, что из-за последних событий он совсем сломается. Пожалуйста, будьте с ним нежны. Хоть моему сыну и пришлось пройти через… особенность проклятия Блэков такова, что физическое состояние после попадания спермы в организм проклятого каждый раз восстанавливается до начального уровня. Мышцы сфинктера тоже. Он был девственен до этого. Поттер, взяв себя в руки, отстраненно слушал мужчину. Да, веселая предстоит брачная ночь, особенно с учётом его обычной несдержанности. Что же ему нужно будет сделать, чтобы все получилось? - По условиям наказания, назначенного Темным Лордом, лицам, принимавшим участие в летних событиях, Драко мог наложить проклятие Блэков на любого достигшего половой зрелости ребенка из двенадцати родов. Это он и собирался сделать в школе. Я отговаривал сына, но все было бесполезно, он загорелся мщением. Как я предполагаю, когда вы поссорились и упомянули меня, Драко воспринял это как оскорбление чести Малфоев, хотя прямо вы ничего не сказали. Но после летних событий Драко так и не пришел в себя до конца. Поттеру стало стыдно. Из мыслей Люциуса было понятно, что после ссоры слизеринец сразу написал отцу, сообщая подробности их разговора у кабинета зельеварения. - Да уж надо полагать… какой ужас. – Гарри схватился за голову. - Лучшим вариантом была бы поза, когда Драко сидел бы на вас верхом. Это создало бы иллюзию его контроля над ситуацией. Хоть к тому времени они оба будут не в состоянии контролировать порывы угодить вам, но всё же понимание происходящего у Драко и Северуса будет полным. Я знаю, что в данных обстоятельствах предложенная поза будет невозможной для вас, при рвущихся на волю инстинктах доминанта. Но постарайтесь быть если не нежным, то хотя бы не слишком агрессивным. - Да, хорошо, спасибо. Скажите, а это нормально, что я их чувствую? «Чувствую на расстоянии. Раньше такого не было». - Да, при заключении магического брака супруги начинают чувствовать эмоции и настроение друг друга, даже на расстоянии. Они вас тоже чувствуют, хотя вы, как старший в браке, можете перекрыть эмпатический канал частично или полностью. Если частично, то вы будете ощущать их эмоции, а они ваши - нет. С Северусом тоже не все просто. К сожалению, при Темном Лорде в качестве наказания периодически случаются публичные порки, частые «круцио» и другие неприятные моменты. После этого даже просто стоять к кому-либо спиной неуютно, что уж говорить о первом соитии. «Знаем мы ваши «неприятные моменты». Пожиратели Смерти, нападающие на своих из-за спины». - Спасибо вам, Люциус за откровенность. - Не за что. От вас, Гарри теперь многое зависит. С моей стороны вы всегда можете получить помощь. - Нам многое нужно будет обсудить позже. - Да, но сначала необходимо завершить церемонию. В восемь вечера вы начнете чувствовать потребность к соединению. С этим ощущением необходимо свыкнуться. С непривычки, если сразу окажетесь с супругами в одном помещении, вы можете сорваться. Скажем, в девять вечера к вам в спальню придут мужья. Халаты в этой ситуации подойдут, лишние преграды лишь разозлят вас. Обстановку я уже обговорил с эльфами. Ах, да, ещё один важный момент: вы сначала должны будете кончить в Северуса, а потом в Драко, именно семя завершает церемонию. Перерыва на отдых не будет, об этом позаботится магия ритуала. Уже стоя в дверях, старший Малфой обернулся и тихо произнёс: - Я всем сердцем надеюсь, что всё это завершится благополучно. Люциус ушел, и Гарри остался один в кабинете. Уши горели. Такие наставления должен давать отец перед свадьбой. Теперь в этой роли у него оказался Лорд Малфой, ледяной аристократ, с холодными серыми глазами. Драко пытался подражать отцу, но ему это никогда не удавалось в полной мере. Поттеру всегда нравилось доставать младшего Малфоя из его ледяного панциря, а тот с готовностью поддавался на провокации. Видно большую роль сыграла кровь Блэков по линии матери. Блэки тоже аристократический род, но если вспомнить Сириуса или его мать Вальпургу Блэк, то ни о какой холодности речи никогда не шло. Про Беллатрикс лучше не вспоминать вовсе. Поттер с грустью вздохнул, вспомнив крестного, хорошо, что принятое ранее зелье помогло успокоиться. От огромного горящего камина по кабинету распространялось тепло. Тело юноши расслабилось в большом кресле. Он застонал и закрыл лицо руками. Все было просто ужасно. Выбора ему, как всегда, не оставили. Вот только на этот раз удалось исключить из событий Дамблдора. Неизвестно, как директор бы поступил с Малфоем и Снейпом в этой ситуации. Полный контроль над Малфоями наверняка показался бы ему удачным. Да, рассказывать Дамблдору все подробности определенно не стоит. Скажем, что теперь это внутренние дела семьи, не подлежащие разглашению. Все равно Гарри теперь совершеннолетний. - Не волнуйся, у тебя все получится, - неожиданно раздался голос Мерлина. Гарри принес портрет предка из хранилища, теперь он висел в этом кабинете. Поттер слабо улыбнулся и снял с шеи медальон, решив, что в спальню портрет брать не стоит. - Спасибо, дедушка. Парень растер лицо ладонями и взял первую книгу со столика. В ней заботливо была заложена нужная страница. Постаравшись отключиться от внешнего мира, Поттер читал старинный фолиант, где-то на задворках восприятия чувствуя, что у Драко и Северуса прошел момент ясности сознания, и они снова погрузились в состояние покорности. Читая книгу, Гарри все больше ужасался. Магический вассалитет - это не шутка. Его не стоило нарушать, как и непреложный обет. Если за нарушением непреложного обета следовала смерть, то после нападения на сюзерена, в зависимости от тяжести нападения была пара вариантов наказания. Если вассал хотел убить или подчинить сюзерена, то он умирал или становился рабом в зависимости от ситуации, а при других видах ущерба, оказывался в подчинении, когда противиться приказам не мог, но в повседневной жизни оставалась свобода воли. Так что Гарри не первый оказался в такой ситуации (если вспомнить Волдеморта). Такие случаи и раньше встречались, правда, следовавший за этим магический брак был очень редок. Еще реже сюзерен при завершении обряда стремился оставить свободу воли супругу. Прочитав все подробности завершения обряда, Поттер перешел к другим книгам, тут хорошее настроение вернулось. Люциус принес не только стандартное пособие с картинками, но и книгу с методикой доминирования. Парень сразу вспомнил одну семью на Тисовой. Там мужчина любил шлепать жену по попе и все время кричал: - БДСМ детка, БДСМ. Я тебя сейчас отшлепаю, будешь слушаться папочку! Сначала Гарри даже не понял, кого там шлепает сосед, дочь или жену. А как-то раз женщина разозлилась и принялась орать о том, что ей не нравится все это и вовсе это не БДСМ. А уж, какие образы у нее в голове были… Такого ребенку знать не положено. Поэтому некоторое время Гарри думал, что уж сексом он заниматься точно не захочет. А сейчас веселился, листая книгу о доминировании, и это возбуждало. Нет, не причинение боли партнеру, а, например, связывание. «Мир сошел с ума, а я стал извращенцем». Книги оказались очень информативными и подробными. Колдографии двигались и даже стонали. На кабинет почти сразу были наложены заглушающие чары. Деликатный Мерлин ушел с портрета. Слизерин высокомерно и покровительственно улыбался. Возбуждение было мучительным, без возможности справиться с ним. Впереди ждала первая брачная ночь. Поттер успел сходить в банк и побывать в Слизерин-мэноре, перед тем как настало время идти в спальню. Гарри принял душ и одел халат. К восьми часам вечера он уже был в спальне, ожидая начала воздействия ритуала. Желание накатило безудержной, сокрушительной волной. И с каждой минутой становилось все хуже. Тело плавилось, горело, стало трудно дышать, воздуха не хватало. Через пять минут появилось желание что-нибудь разрушить. Накатила безумная ярость, дикое желание разорвать, сломать, причинить боль. Халат улетел в угол, парень стоял посреди комнаты обнаженный. Воздух спальни наполнился животным желанием и агрессией. При этом сознание сохраняло поразительную ясность. Мысли все быстрее проносились в голове, ускоряя свой ход с каждым ударом сердца. «Сейчас сорвусь… защита!» Вокруг мага появился большой светящийся купол, юноша дико закричал, выгнулся, почти достав головой пола, и упал. Тело дрожало, дыхание было частым, загнанным. Но из купола не вылетело ни звука. Весь оставшийся час Гарри провел лежа на полу, пытаясь взять себя в руки. Люциус был прав, постепенно Поттер свыкся с бешенными чувствами, хотя разорвать и трахнуть супругов хотелось очень сильно. Когда Лорд Малфой привел Драко и Северуса в комнату, обнаженный парень сидел на полу, обняв колени руками и уткнувшись в них лбом. Вокруг него по-прежнему сиял защитный купол. Почувствовав, что время настало, Гарри поднял голову. Глаза Люциуса расширились. Зрачки юноши светились зеленым в полумраке. Комнату освещал только огонь камина и свет купола. Малфой что-то спросил, и Гарри снял купол. Стало еще темнее. Взмахнув палочкой, блондин зажег многочисленные свечи. - Спасибо, идите, - хрипло сказал Гарри. Люциус с опаской посмотрел на него и неохотно вышел из комнаты. Запирать дверь Поттер не стал, только наложил заглушающие чары. Самоконтроль стоил Гарри огромных усилий. Оба супруга, столь желанные и такие покорные, стояли и ждали приказов. В этот раз на колени они не падали, видимо Люциус проинструктировал. - Драко, разденься и ложись на кровать с того края, - взмахнув рукой указал парень. Малфой без разговоров быстро повиновался. В свете свечей блеснула его обнаженная кожа, стройное тело с узкими бедрами и пропорционально развитыми плечами. Гарри застонал. Гибкая обнаженная фигура соблазнительно скользнула на кровать. Встав с пола, Поттер позвал: - Северус иди ко мне. Когда мужчина подошел и остановился рядом, его приятный запах окутал хищно раздувающего ноздри юношу. Все чувства Гарри были обострены до предела. Он различал ароматов супругов, слышал биение их сердец, оплел затуманенные сознания своим разумом, проник силой глубоко к магическому ядру каждого. От покорности партнеров парень получал удовольствие, желая еще больше покорить, проникнуть в самый центр их магии, жизненной энергии, тела. - Сними халат, - хрипло прошептал Поттер. Шелковое белое облако скользнуло к ногам мужчины. Северус оказался больше чем на голову выше него. Если Гарри теперь был среднего роста, то Снейп определенно высокий. Руки сами потянулись к этому восхитительному желанному телу. Хотелось схватить его за волосы и резко потянуть вниз, чтобы не смел возвышаться над хозяином. - На кровать, - не владея голосом, рыкнул юноша. Руки не хотели выпускать из плена мужчину. Парень с грацией хищника скользнул за Снейпом и опустился на него сверху лицом к лицу. Да так значительно лучше. Стиснув зубы, чтобы делать все плавно, Гарри приподнялся над партнером, сместился в сторону и стал осторожно ласкать его. Это было мучительно. Кожа, которую хотелось поцарапать, а не так плавно проводить по ней руками. Соски, которые хотелось укусить, но даже облизывать не стал, чтобы не было искушения. Пусть будут руки, только руки. Жилистые красивые ноги, которые оказались на плечах. Тугое кольцо мышц, которое почему-то уже было скользким. Ни единого волоса не было на этом сильном, гибком теле - весь гладкий, очень гладкий. Перед глазами все плыло. Сдерживать себя было практически невозможно, но юноша упорно продолжал разрабатывать скользкий анус. Три пальца, уже три. Головка скользнула в тесноту, и одним движением член пронзил желанное тело. Северус вскрикнул, но остановиться не было никакой возможности. Появившиеся с боку заботливые руки подложили подушку под приподнятые бедра покорного. Гарри зарычал. Руки исчезли. Пришлось остановиться. Инстинкты грозили захватить все, но каким-то чудом в голове еще оставалась доля правильных мыслей. Поттер замер. Две минуты, две долгих минуты он не двигался, пока не почувствовал, что бешенство от вмешательства улеглось. Все это время головка парня упиралась в простату мужчины. От первого мощного толчка Северус снова вскрикнул. Через связь пришло ощущение сильного удовольствия. Отцепив руки от ног партнера, Гарри наклонился, складывая его пополам, и оперся руками на кровать. Больше парень не останавливался, бешенными движениями вбивая в матрас податливое тело Северуса, вытянувшего для упора руки над головой. Мужчина с каждым толчком тихо вскрикивал, вызывая этими звуками ответные животные рыки доминанта, голос которого сейчас совсем не походил на голос всем известного национального героя. Черный мутный взгляд не отрывался от светящихся зеленых глаз Поттера. Все продолжалось совсем не долго. Тело Снейпа прошило судорогой оргазма, черные глаза закрылись, а рот приоткрылся в крике. Сокращающиеся мышцы довели до пика и Гарри. Это было очень ярко. Внутри сжалась пружина энергии и… ничего, только легкая сладкая волна прокатилась по телу. Ужасное чувство незавершенности заставило издать дикий крик разочарования. Он не помнил, как вышел из тела Северуса. В следующий осознанный момент парень уже нависал над Драко. Гарри замер. Блондин покорно лежал на кровати и доверчиво смотрел на него серыми глазами. Не меняя позы, Поттер отвернулся, пытаясь взять себя в руки. Снова рывок, потеря момента… Теперь они оба лежат на кровати, Драко прижался спиной к нему лежа на боку. Гарри снова замер, повернув голову и вцепившись зубами в подушку. Руки непроизвольно стали шарить по податливому телу, плоть упиралась в манящую впадину между ягодицами. Член Малфоя тоже стоял. В этот раз возможности приготовить партнера не было, все стремительно выходило из-под контроля. Поэтому Гарри воспользовался заклинанием, расслабляющим сфинктер. Оно заменяло подготовку, но не слишком растягивало. Осторожность все равно требовалась. Гарри добавил еще смазки, и поднял ногу Драко вверх. Менять позу было опасно потерей контроля. Высокий вскрик супруга и он уже там. Толчок, а нужной реакции не последовало, только тихий покорный вздох и это вызвало разочарованный стон из груди. Яростно схватив подушку, Гарри в мгновение поменял позу, не выходя из партнера. Теперь Драко лежал на спине с подушкой под ягодицами. Его ноги обвивали талию старшего партнера. Толчок… да! Больше останавливаться Гарри не мог. Все пространство вокруг охватила стихия. Толчок и по комнате разлилась магия, еще, и пружина в нем сильнее напряглась, все быстрее и быстрее. Наконец последовал взрыв. Магия затопила все. Волной покатившись по комнате, не задерживаясь пронеслась по замку и охватила озеро, Запретный лес, Хогсмит. Отдышавшись, Гарри поднялся с блондина, опасаясь смотреть в глаза супругам. Оба пришли в себя, хотя еще не отошли от бешенной скачки сумасшедшего соития. Вдруг его обхватили сильные руки Снейпа и прижали к горячему телу. С другой стороны прильнул Драко. Эмоции супругов окутывали Гарри. Расслабленность, удовлетворение, усталость, беспокойство и… нежность Северуса, страх Драко… Но никто, вроде бы, с упреками набрасываться на Поттера не собирался. Значит все хорошо. А выяснить удачно ли прошло соединение можно и завтра, все равно теперь ничего не изменить. Окруженный теплотой и заботливыми руками Гарри погрузился в сон. Через несколько минут уснули и младшие супруги. Когда Гарри проснулся, рядом никого не было. Сначала он подумал, что это ему приснилось, но уже через пару секунд ощутил эмоции партнеров, а потом и их мысли. Они разговаривали с Люциусом, который ночевал в гостевых апартаментах башни Слизерина - на всякий случай. Интересный эффект. Старший Малфой говорил только об эмпатическом канале, но, очевидно, у него все как всегда иначе, чем у других. Хотя Гарри и раньше читал мысли, так что, какая разница, будет читать теперь мысли супругов на расстоянии. «О-о-о, а они почувствовали, что я проснулся и дают время привести себя в порядок. Какая деликатность! Хе-хе-хе, слизеринская деликатность. Звучит бредово». После душа Гарри решил, что не хочет пока вылезать из кровати и начинать новый день. Супруги все равно сами придут, а пока можно и расслабиться. Выйдя из ванной комнаты, парень обнаружил, что эльфы уже перестелили кровать и заправили ее, а из приоткрытого окна в комнату задувает свежий ветерок. Тем лучше. Обнаженный парень остановился у шкафа с одеждой. Сейчас на нем были только перстни и браслеты. Распущенные волосы волной лежали на спине. Ухмыльнувшись своему бесстыдному отражению и особо не заморачиваясь, Поттер натянул шелковые, широкие, зеленые шаровары с серебряными кисточками и растянулся на кровати. Во всем теле чувствовалась легкость. Вчерашний безумный день закончился. Он сделал это, он держал себя в руках. Ни смотря на бешенство, никого не ударил, был осторожен, насколько возможно в той дикой ситуации. Юноша глубоко вдохнул свежий воздух. Эльфы все убрали, не осталось ни оплавившихся свечей, ни разбросанной одежды. Помещение проветрено. Свежесть утра соответствовала легкости настроения. Совсем не хотелось переключаться на новые проблемы, но мысли упорно стремились к оценке ситуации. Он имел право отдохнуть от впечатлений. Вчера Гарри заслужил себе это право. Вызвав заклинанием часы, он обнаружил, что еще раннее утро, восемь часов. Значит, пока время есть. Читая дневники Салазара, Поттер нашел описание темной метки, все особенности нанесения, управления слугами через метку и даже ее снятия. И у Люциуса и у Северуса были эти кошмарные знаки Мрака, символизирующие принадлежность Волдеморту. Этим утром в газетах появится информация об их свадьбе. Значит нужно срочно убирать мужчинам метки. Риддл может со злости и отравить их. А еще подарки. Только подарков сразу три. Люциус теперь вошел в семью, и ему необходима защита. Гарри решил подарить каждому по комплекту артефактов, подобных тому, что носит он сам. «Быстро же у меня растет семья. Сначала Риддл оказался родственником, приблизившим себя с помощью ритуалов. Теперь Снейп и оба Малфоя. Скоро весь цвет серпентария соберу. Хотя нужно радоваться, что это оказались не Уизли, которым оплачивают общение со мной. Кто бы знал, что я предпочитаю породниться с Волдемортом, чем с семейкой Уизли». Пока Поттер размышлял, развалившись на кровати, в комнате появились Драко, Северус и Люциус. Они в растерянности застыли на пороге комнаты, не зная как теперь вести себя с новым главой семьи. Все на что их хватило, это решительно прийти в спальню, устав от ожидания появления юноши. «Да, видимо конструктивного диалога не получится, а значит, наступило время подарков». Гарри на четвереньках переполз по кровати на край и уселся по-турецки. Взмахнув рукой, он создал три кресла, поставив их полукругом недалеко от себя. - Прошу вас, господа, - спокойно сказал Гарри, сделав приглашающий жест рукой. Все трое сделали вид, что все нормально и уселись в кресла. Гарри хихикнул про себя. Так вот что их беспокоит. Его полураздетый вид. Трое официально одетых мужчин, сидящих в креслах и полуобнаженный юноша в пижамных шароварах расположившийся со скрещенными ногами на большой кровати. Хмыкнув, Поттер переместил сразу на себя свободную рубашку изумрудного цвета, идущую в комплект к штанам, на груди и рукавах шла серебряная шнуровка. - Ну вот, теперь я выгляжу как истинный гриффиндорец. Губы дрогнули даже у Снейпа, а Драко так и вовсе расплылся в ехидной улыбке. Мужчины откровенно любовались парнем. Стройная пропорциональная фигура, густая грива волос, яркие зеленые глаза, оказавшиеся большими. За очками раньше этот факт заметен не был. Красивые губы, которые хотелось поцеловать, правильные черты лица. Не давая времени на рассуждения, Гарри тут же переместил три коробки из шкафа подвесив их в воздухе перед замершими в креслах мужчинами, морально настраиваясь на дальнейшие действия. Он не собирался позволить слизеринцам контролировать ситуацию. Следовало действовать решительно и неожиданно. Возобновлять старые отношения не хотелось, а поскольку он сейчас старший, ему и вести партию. Еще в конце лета Поттер понял, что одну из шуток стоит реализовать и создал в сейфе Слизерина свои наборы для приближенных. То, что придется создавать третью сторону, было ясно давно. А раз будет третья сторона, то и ближний круг можно завести. Так у него и появился стеллаж, на котором лежали двадцать девять наборов артефактов. Пятнадцать из них были полностью идентичны его личному набору. Теперь Гарри дарил три комплекта столь неожиданно появившимся родственникам. Снейп и Люциус синхронно подняли брови, не спеша брать в руги неожиданно появившиеся перед ними коробки, а Драко спросил: - Что это Гарри? «Ага, видимо брачная ночь подразумевает переход на обращение по имени». - Это подарки, - лаконично ответил Поттер. – Подарки к вступлению в семью. «Надеюсь, не спросят, кто еще в нашей дружной семье». - В семью? У вас есть еще родственники, Гарри? – спросил Люциус. «Не стоило надеяться». - Да. «Может, отстанут? Хотя все равно узнают». - Вы говорите о своих маггловских родственниках, Гарри? – вкрадчивым голосом спросил Снейп. «Видно почувствовал по каналу мои эмоции, гад». Внимательные темные глаза шпиона цепко наблюдали за парнем. Сопоставив эмоции и мимику лица, мужчина заподозрил подвох. - Мистер Риддл, и Дурсли - прекрасный набор, - честно ответил Поттер, подавив желание скрыться от взгляда профессора. Скрываться от Снейпа в последние годы вошло в привычку. Сколько раз он скрываясь под мантией-невидимкой сдерживая дыхание стоял в коридорах Хогвартса, будучи почти уверенным, что подземельная летучая мышь видит сквозь отцовскую мантию. Если бы не мысли декана Слизерина… - Темный Лорд? – не веря, спросил Драко. - Точно! – весело ответил Гарри. Поняв, что они не отстанут, стал рассказывать историю столь знаменательного родства. Все трое уже держали длинные коробки в руках и внимательно слушали Поттера. - Вы, наверное, слышали, что Том провозглашал себя наследником Слизерина. Ему не удалось получить доступ в родовой замок, но слухи все равно ходили. Риддл относится к побочной ветви, и процент крови Слизеринов не велик, но он провел несколько обрядов у гоблинов в попытке пробудить магию рода и даже провел обряды отказа от крови других родов. Это имело успех в некоторой степени, но получить наследство и титул Тому так и не удалось. Магия не признала в нем главы рода, и в Слизерин-мэнор самопровозглашенный лорд доступа не получил. Но благодаря своим манипуляциям он стал мне достаточно близким родственником, как по крови, так и по магии. Это усугубилось в время ритуала возрождения, когда как вы помните, Люциус, он взял мою кровь. Теперь я глава рода Слизерин. О том какую власть имеет глава рода, вы сами знаете. Так что это, пожалуй, хорошая новость, а не плохая. У троих слизеринцев в голове завертелись комбинации. Пора было отвлечь их, пока не вспомнили про метку. - Ладно, мы отвлеклись от подарков, - сказал Гарри поднимаясь. Это сразу привлекло к нему внимание. - Северус, вы позволите проявить немного фамильярности? – сказал Поттер, скользнув к Снейпу, и бесцеремонно уселся верхом к нему на колени. Зельевар опешил от неожиданной близости юноши. Упругие ягодицы прижались к коленям, бедра с обеих сторон уверенно сжали согнутые ноги гриффиндорца. «Что творит этот дерзкий мальчишка?!» - растерянно подумал профессор, стараясь не показать своей реакции на молодое упругое тело, устроившееся верхом. «Да это точно их отвлекло», - усмехнулся про себя Гарри. И не давая им опомниться, Гарри быстро сказал: - Это поможет разобраться с подарком, так удобнее, открывайте же! Дар речи пропал у всех, а зельевар только и смог, что послушно открыть коробочку. Он еще не знал, как себя вести со старшим супругом, одновременно являющимся его студентом. - Что это за браслеты, и хм…? – растерянно спросил Северус. Драко и Люциус с интересом на них поглядывали, но свои коробочки открывать не спешили. - Можно я буду надевать и рассказывать одновременно? Это браслет переводчик, можно читать, понимать речь и даже говорить на любых других языках. Он из сейфа Мерлина. - О Меерлин! – изумленно прошептал Драко. - Вот именно, - хмыкнул Гарри. – Это браслет памяти Рейвенкло. Позволяет с первого раза запомнить и понять услышанное либо прочитанное. - Гарри… - пораженно пробормотал Северус. «Проняло. Как естественно мы перешли на общение по имени». Поттер, решив воспользоваться ситуацией, быстро поцеловал мужчину в губы и продолжил: - Эта серьга, - он быстро проколол верх уха, не сопротивляющегося мужа сережкой, - скрывающая магию, магический след, потоки, теперь тебя, Северус, нельзя просмотреть. Эта серьга от ядов, зелий влияющих на сознание и любых магических воздействий, влияющих на сознание. Спасает от веритасерума, легилименции, стирания памяти и иллюзии тоже теперь не обманут тебя. Обе серьги из сейфа Слизерина. «Все идет по плану. Стоит закрепить завоеванную позицию». Поцеловав супруга в пораненное ухо, Гарри продолжил: - Браслет Гриффиндора от темной магии, и браслет от светлой магии из сейфа Слизерина. Не пропускают даже непростительные. Там довольно большой список с перечнем заклинаний, посмотрите потом. Если пропустить через браслеты новые заклинания, то они в последствии тоже будут блокироваться. Затем, присев на корточки у кресла Драко, Гарри надел подарки в том же порядке, и нежно поцеловал его в губы, не размыкая рта. Перед Люциусом Поттер тоже не стал тушеваться. Он присел к мужчине на подлокотник кресла и надел все артефакты. - Уж извините, вас, Люциус, целовать не буду, - хихикнул Поттер и смылся на кровать, опять усевшись по-турецки. - Спасибо, Гарри. Оба мужа вдруг оказались рядом с ним на кровати. Его обняли и поцеловали в шею, щеку, ухо, висок, волосы. «Хм, да, вполне устроит такая благодарность. Главное не представлять, что они вместе целуют ниже». - Да, спасибо, твои подарки просто бесценны, - пробормотал Снейп. Поттер смутился. Все подумали, что из-за слов. «Ну да, пусть так дальше думают». Даже после всего произошедшего слышать слова благодарности от этих людей было неожиданно, это перебило все лишние мысли. Юноша ожидал, что на него набросятся с упреками по надуманным поводам. Обычно всегда так и происходило. А тут благодарность. Что-то слабо верится в это. Хотя, они просто еще не пришли в себя. _____________ * Поскольку у Поттера два мужа, я считаю, что он замужем, а не женат. Хотя, в английском языке все равно одно слово. Как не назови, все равно he’s married. (Прим. авт.) Глава 10. Отправив всех в гостиную, Гарри решил переодеться, раз уж все были облачены в официальную одежду. На Люциусе были черные штаны, белая рубашка, темно-серые жилет и мантия. Северус и Драко надели не белую одежду, как вчера, но всего на пару тонов темнее. Северус выбрал светло-серую с белым гамму, а Драко бежевую с белым. Светлым тоном одежды супруги оказывали ему уважение. Он, конечно, читал про свадебные ритуалы и традиции, но не ожидал, что все будет исполняться столь дословно, особенно, если учесть предпочтения Снейпа в цвете. Сам Поттер опять выбрал слизеринскую гамму. Он уже привык к серебристо-зеленым цветам, да и теперь в полном праве носить цвета своего рода. Так что это были черные штаны, белая рубашка и изумрудная мантия с серебряным кантом. Запонки на рубашке были серебряные и повторяли рисунок змеи на родовом гербе. Супругов и Лорда Малфоя Гарри нашел в широком обеденном зале башни Слизерина, этажом ниже. В одной части помещения находился стол с уже расставленными столовыми приборами и посудой, а в другой располагались кресла, диван и столик у камина. Видимо, все хотели есть, но у Гарри были другие планы. Увидев входящего в обеденный зал Поттера, Снейп встал с дивана, остановился у стола и с недовольными интонациями в голосе поинтересовался: - В Большой зал на завтрак и на занятия, видимо, никто не собирается? - У нас два выходных дня, я известил Дамблдора, - сказал Гарри. - Известил, то есть поставил перед фактом? – нахмурился Снейп. Все были не в себе, произошедшие события выбили землю из-под ног. Требовалось опять разрядить обстановку. «Все давно перестало быть нормальным, значит, будем веселиться, заодно проверим, как прошел ритуал, и могут ли они сопротивляться». Гарри быстро подошел к Снейпу и, шалея от своей смелости, обнял мужа за шею. Юноша был значительно ниже. - Давай я тебя сейчас уговаривать буду? – сказал Гарри. - Ну, попробуй, - произнес Северус, поднимая бровь с насмешкой и обнимая юношу за талию. – Гриффиндорская смелость или глупость? Со стороны Драко раздался смешок. Игривая энергия заполнила большое помещение обеденного зала. Ей нельзя было не поддаться. Настроение Поттера тут же отразилось на слизеринцах, веселящими искрами прокатившись по коже каждого. Гарри, не давая времени дотошным мужчинам анализировать обстановку стал тереться носом о шею мужа. - Слизеринская хитрость. Северус, подумай, где я жил этим летом? В замке Слизерина! М-м-м… библиотека Слизерина. М-м-м… лаборатория Слизерина. Воркующий голос парня и тесно прижавшееся упругое тело вызвали недвусмысленную реакцию у мужчины. - Ага, теперь я знаю, что тебя возбуждает! – со смехом отпрыгивая от одного мужа и прячась за другого, прокричал Гарри. И уже из-за спины Драко ехидно добавил: - Так ты поэтому все эти годы занимался зельями? Такие сексуальные формы котлов и колбочек… - Ах ты, наглый мальчишка! Никто не замечал странность происходящего, неестественность поведения слизеринского Декана. Гриффиндорец увлекшись, выпустил свою магию на свободу. Она заразила весельем всех присутствующих. Драко смылся, а в Гарри полетела маленькая молния из палочки Северуса. Поттер поставил щит, не дожидаясь пока заклинание подлетит, и среагируют артефакты. Парень даже не вспомнил про палочку, лежащую в кармане мантии. Люциус отскочил в сторону.Гарри кинулся к нему и спрятался за спиной. - Люциус, спаси меня, Северус молниями кидается. Со стороны стола раздался дикий хохот Драко. Гарри тоже ржал как гиппогриф, вцепившись в талию старшего Малфоя, пытающегося сохранить достойный вид. - Профессор Снейп, вы рады, что в этом году я попал на продвинутое зельеварение с высшим баллом? Мы теперь еще чаще будем видеться, - со смехом произнес Гарри, выглядывая из-за Люциуса. - Я просто счастлив, и куда уж чаще, учитывая обстоятельства. Да и в любом случае, Альбус приказал пускать на занятия всех студентов с оценкой «Выше ожидаемого». - Я тоже в восторге, так и представляю, какие сплетни пойдут по школе, когда вы назначите мне отработку, сэ-э-эр. - Не волнуйтесь, мистер Поттер, теперь ваши отработки будут проходить исключительно у мистера Филча. - Эй, так не честно, месть моя будет ужасна, не забывайте, что я теперь Лорд Слизерин с гриффиндорской смелостью. - Мерлин, спаси Хогвартс, - ехидно сказал Снейп. - Так я и Мерлин, и вы с Драко тоже теперь Мерлины. - Магический мир содрогнется, - произнес старший Малфой, вытаскивая смеющегося парня из-за спины и обнимая его за талию. - Отец, мне начинать ревновать? – ехидно спросил Драко, наклонив голову вбок. - Мерлин упаси, - закатил глаза Люциус. Теперь смеялись уже все. «Первый раз вижу, как смеются старший Малфой и Снейп. Им идет. Снейп, оказывается, симпатичный, когда не хмурится». Гарри был схвачен зельеваром и оттянут за ухо. - Аай! Зато мы теперь знаем, что вчерашний ритуал прошел успешно, и вы полностью обрели свободу воли. Не мучай меня, добрый темный маг, мне еще вам с Люциусом сегодня метку убирать, - скороговоркой выпалил парень. Смех прекратился, все замерли, от осознания произнесенных слов, только Гарри показательно потирал пострадавшее ухо. Его бесцеремонно развернули. - Гарри, ты можешь убрать метку? – недоверчиво спросил Северус. - Ну а чего мы в такую рань сюда пришли? - Время завтрака вообще-то, - тихо пробормотал Драко. Блондин вдруг осознал, что только что произошло – крестный бросил в гриффиндорца проклятие. Ритуал завершился, с лучшим из всех возможных вариантов. Поттер конечно оставался старшим в их браке, и решающее слово было за ним, но в целом из их союза получился вполне обычный магический брак. Тяжесть, давившая все это время, отпустила. Можно было вздохнуть свободно. - Не завтракать? Нет? – Люциус впился взглядом в Гарри. - Завтрак потом. Это больно. Я читал дневники Слизерина, там описан способ хмм… клеймения и как убрать метку. Раздались пораженные вздохи. - Вы бы не смогли прочитать даже с этими артефактами-переводчиками - все на серпентаго. - Этого и следовало ожидать. Мы пытались блокировать, только зелья не действуют, - тоскливо произнес Люциус. - Вы пытались уйти? – удивился Гарри. - Да, - ответил Снейп. – Многие пытались, особенно после возрождения, но не могли избавиться от метки. Она воздействует на сознание, подчиняя, и доставляет дикую боль, если сопротивляешься, отравляет, если Темный Лорд узнает о предательстве. Гарри подвел их к дивану. - Да, про эти особенности я тоже читал. Присаживайтесь. Сам он сел между мужчинами. Они оголили руки. Первым делом Поттер взялся за Снейпа. - Придется потерпеть, - сказал парень, внимательно глядя в глаза мужу. - Давай, я знаю, - нетерпеливо произнес Северус, с надеждой глядя в зеленые глаза. Гарри изменил восприятие, просматривая потоки, а Драко, сидя в кресле напротив, внимательно смотрел на них. - Все тело пронизывает, - пробормотал Поттер и провел пальцем по губам мужчины. Рот Северуса слегка приоткрылся, и сжать челюсти он уже не мог. - Это поможет тебе не прикусить язык, - тихо сказал гриффиндорец. Полились шипящие звуки на серпентаго. Гарри читал длинное заклинание, крепко держа мужа за руку, и мысленными манипуляциями распутывая темно-магические потоки. Сначала мужчина молчал, а потом раздался ужасный крик, по телу начали проходить судороги. Каждую клетку его организма пронзила ослепительная боль. Метка побледнела и исчезла. Когда Северус немного расслабился в его руках, Гарри призвал бутылочки с восстанавливающим, успокаивающим и обезболивающим зельями. Парень быстро принялся вливать все это в приоткрытый рот сползшего на пол мужчины, поглаживая его горло. Через некоторое время спазмы прекратились. Юноша обнимал и укачивал Снейпа, что-то успокаивающе шепча ему на ухо. Черные глаза приоткрылись и сморгнули слезы, которые быстро сцеловали губы мужа. - Ты как? – спросил тихо Гарри. - Жить буду, – хрипло ответил Северус. Он медленно сел на диван, осмотрел чистую кожу и стал подрагивающей рукой опускать рукав рубашки. Гарри быстро помог ему и повернулся к напряженно замершему Люциусу, посмотрев прямо в серебристо-серые глаза. - Готовы? - Да, - сказал бледный мужчина. Процедура повторилась, сначала палец прошелся по губам, потом заклинание на серпентаго. Слезы у блондина текли сильнее, и кричать он стал сразу, не сдерживая себя. В конце они оба оказались на полу. Гарри с силой напоил почти бесчувственного Лорда Малфоя, так же обнимая его, укачивая и даже что-то тихонько напевая. - Вот и все, вот и все. Сейчас блондин не воспринимался как бывший враг или высокомерный аристократ. Это был человек, которому плохо, которому Гарри мог помочь. После последних событий бывшие враги предстали перед ним в другом свете. Нет, он не доверял им, скорее воспринимал как подопечных. Теперь он замужем, пусть такого варианта и не было предусмотрено в его представлениях о семье, просто Гарри как всегда пытался найти что-то хорошее в очередной дикой ситуации. Он не заметил, что за обдумыванием линии поведения невольно где-то потерял чувство загнанности. Жизнь так часто ставила его, в казалось бы, безвыходные ситуации, что парень научился быстро приспосабливаться к новым обстоятельствам. Теперь гриффиндорец и не вспоминал о вчерашних переживаниях. По крайней мере, в этот раз он главный, ну, Гарри надеялся, что это не шутка, и судьба действительно подкинула ему ведущую роль. Реакция остального мира на скоропалительную свадьбу парня не волновала, так же, как реакция своего факультета. Слишком часто весь мир то любил его, то проклинал. Малфой потихоньку пришел в себя. - У вас дольше была метка, да? - Да, - хрипло ответил Люциус. Поттер помог ему устроиться на диване и магией пригладил блондину волосы. Малфой все смотрел на руку и гладил чистую кожу, не веря, что это действительно произошло. Потом он сполз на колени перед парнем и сначала обнял его ноги, а потом схватил руку и поцеловал. Гарри обхватил голову блондина, прижался губами к волосам, потом отпустил и пробормотал: - Пожалуйста, только не вставайте на колени. После вчерашнего это меня пугает. Все улыбнулись, Люциус снова был усажен на диван и постепенно приобретал свой обычный высокомерный вид. Теперь Поттер почувствовал, что его приняли все трое. Хотя Драко был в шоке, но судя по их мыслям, оказалось, что подчинение очень сильному волшебнику считалось привилегией. Все трое думали про его невообразимую, с их точки зрения, силу. «Вот и ладно, главное, что никто не проклинает и на коленях не ползает, за редким исключением». - Хорошо, что мы отложили завтрак, спасибо, Гарри, - сказал Северус. Поттер посмотрел на него и прижался, утыкаясь лицом в плечо. Надо пользоваться возможностью, пока Снейп не опомнился. - Да уж, завтрак, - пробормотал Люциус. Мужчин еще подташнивало. - Через полчаса вам станет лучше, а с учетом зелий может и раньше. Появился эльф с газетами. Гарри взял часть и пересел в кресло. Каждому досталось по экземпляру «Пророка», «Ведьмополитена» и «Придиры». Поттер похвалил эльфа за предусмотрительность и принялся читать «Ежедневный Пророк». - Оперативно сработал Зондер. Колдографии церемонии на первой полосе. «Наследник Мерлина – Гарри Поттер заключил магический брак с двумя мужчинами». - Зондер, это тот гоблин, который проводил церемонию? – спросил Драко. - На удивление приличный заголовок, - сказал Гарри задумчиво. – Да, Драко, это мой управляющий финансами из Гринготса. Все с интересом принялись читать прессу. На первой странице всех газет разместили колдографию объятий. Был пойман момент, когда над ними в пламени появился феникс и сел на плечо Гарри. Это было впечатляюще. Снейп был невозмутим, Гарри радостно улыбался, а у Драко было смущенное лицо. Трио смотрелось очень гармонично. За колдографией следовало стандартное объявление о заключении брака, где были перечислены все титулы и фамилии супругов. Почти весь номер «Ежедневного Пророка» был посвящен свадьбе. Там напечатали множество колдографий церемонии, обмена кольцами и росписей в брачном договоре, как супругов, так и свидетелей. Только на последней странице были фотографии Хогвартса с заголовком «Наследник Мерлина вновь открыл половину замка, исчезнувшую после смерти основателей». В «Придире» была статья, посвященная описанию церемонии тройственного союза, и рассказывалось о наиболее известных триумвиратах в истории. Сказано также было, что дети в таком браке рождаются очень сильными. «Ведьмополитен» под колдографиями свадьбы века, так назвали это событие, разместил огромное количество сплетен, в том числе о разбившейся дружбе золотого трио и появившемся фаворите Невилле Лонгботтоме. Чистокровный мальчик был признан достойной кандидатурой в друзья герою, прекрасно оттеняющей невероятную смелость своей скромностью. - Вовремя ты убрал метку, Гарри, - потирая руку, проговорил Северус. Они с Люциусом понимающе переглянулись. После оглашения их свадьбы долго бы они не протянули. Темный Лорд скор на расправу. - Вот должно быть шум сейчас стоит в Большом зале, - мечтательно потянул Драко. - Да и не только в школе, - сверкнул глазами довольный Люциус. Гарри только закатил глаза. - Интриганы. Он произнес про себя сложное заклинание из высшей магии, вычитанное в книге, написанной Мерлином. Шевеля пальцами, Поттер оплел потоками стену. Все с интересом смотрели на парня. Вдруг одна из стен зала сначала замерцала, потом на ней появилось изображение Большого зала, помещение наполнил голос Дамблдора, призывающий к тишине. Шум стоял страшный. Газеты передавались из рук в руки. В некоторых местах на полу валялась еда. Дамблдор взмахнул палочкой, все стихло. Гарри немного повернул изображение, чтобы было видно весь зал. - Прошу проявлять спокойствие и соблюдать порядок. Новости для всех являются потрясением, но это не повод начинать беспорядки. Директор сел, но заклинание с учеников так и не снял. Дальнейший завтрак в Большом зале происходил в неестественной тишине. Поттер снял плетение. Все молчали. Потом Снейп осторожно поинтересовался: - Гарри, что это за заклинание? Мужчина все лучше начинал понимать, что Поттер, сидящий сейчас перед ними, занимает в браке свое место. Северус по праву считал себя сильным магом, конечно не столь могущественным как Альбус, но в достаточной мере, чтобы претендовать на ведущую роль. Сейчас же, оценив силы парня, понял, что не смог бы в данном случае быть старшим мужем. В магическом однополом браке старшим считается тот, кто более силен магически. Его бесило новое положение, но где-то в глубине души можно было признать, что сила мальчишки вызывает трепет всей его сущности. Что если ненавистный гриффиндорец, вдруг проявит к нему интерес, то он хоть и будет сопротивляться…. - Это «всевидящее око», в наследство от Мерлина досталось. Все снова затихли. Парень так непринужденно сказал это. - Ты… - Драко осекся. - Гарри, вы представляете, какой редкостью обладаете? – спросил Люциус. Поттер поморщился. Обсуждать наследие не хотелось, было множество других срочных вопросов. Он решил сменить тему. Никто возразить не посмел, хотя по глазам собеседников было видно, что к этому разговору они еще вернутся. - После обдумывания ситуации… - И когда только успел, - ехидно вставил Северус, получив недовольный взгляд. - Так вот, вы, по всей видимости, являетесь другом Северуса, - сказал Гарри, смотря на Люциуса, - и теперь мы одна семья. А политике и интригам, у вас, очевидно, стоит поучиться. Нам предстоит сотрудничество. У меня уже есть планы по формированию новой структуры, так называемой третьей стороны, в ближайшем будущем. Она будет состоять из многих последователей Темного Лорда. Посмотрев на удивленные с ноткой скептицизма лица, Поттер продолжил, не дожидаясь реплик. - Я собираюсь попасть на общий сбор Пожирателей, - Гарри глянул на супругов. – Все подчиняются Риддлу через метку, а Темный Лорд будет подчиняться мне, или я лишу его родовой магии. Но он не сможет не подчиниться. Слишком сильная связь образовалась между нами. И на это наложилось его нападение на меня в младенчестве, мое вступление в права наследования и принятие обязанностей главы рода. Я проконсультировался со специалистами. Риддл находится в подчиненном положении и слова против сказать не сможет, или магия его тут же будет наказывать. Он ведь постоянно пытается убить меня, а теперь… В общем, мне просто нужно там появиться и приказать. На собрании избавим всех от метки в обмен на клятву верности, если кто из Пожирателей еще не находится в вассальной зависимости. В вассалитете к нашей семье оказалась практически вся элита магического мира Соединенного Королевства и часть аристократических семей из других стран Европы. При принятии наследия я прошел через обряд принятия кровного вассалитета. По статусу мне формально перешло место Главы Палаты Лордов. Это автоматически делает меня Правителем Соединенного Королевства. Но Зондер говорил, что там какой-то ритуал нужно пройти. Сразу после разборок с Темным Лордом… У собеседников были столь ошеломленные лица, что Гарри прервался. - Что? Я просто называю вещи своими именами. Раньше я называл его вымышленным именем, которое он сам придумал. Но один умный гоблин рассказал, что есть Темный Лорд, есть оплот Света в лице Дамблдора с его орденом Феникса, теперь будет еще и Правитель в моем лице с третьей стороной. Командовать собой я больше не позволю. Директор сделал слишком много ошибок. Ах да, в малом вассалитете находятся гоблины, вампиры, дроу, гномы и перворожденные эльфы. Мужчины смотрели на Поттера, внимательно слушая, даже не пытаясь прервать. Чувствовалось, как до них постепенно доходит вся ситуация. Драко вообще приоткрыл рот от шока. Наконец Гарри обратил внимание, что удивление собеседников было вовсе не оттого, что он назвал Риддла Темным Лордом. Они просто осознали, что вошли в семью потенциального Правителя. - По моим источникам на этой неделе Риддл планировал проводить собрание своих слуг. Так что разберемся с этим, а принятие поста проведем через неделю, я уже обговорил детали со своим управляющим, мистером Зондером. Все подготовлено. Провернуть это нужно быстро. Ну что, вам нравится мой план? - Да, Гарри, - голос Снейпа звучал как-то странно, отрешенно. - Сегодня вторник, четвертое сентября. В воскресенье произведем нападение на Риддла. Двадцатого августа я уже был в поместье, в котором он живет. Если вы не знаете, у меня связь с Томом. Шрам покалывает, когда Лорд собирает Пожирателей. Гриффиндорец потер шрам, вспоминая тот день. Ему стало скучно. Книги надоели. А Лорд как раз собирал своих псов. У него при этом шрам каждый раз покалывало. Вот парень и ринулся искать приключения на свою голову. Гарри не знал, где они собираются, но решил проверить то самое поместье Слизеринов, о котором говорил Зондер. Активировав выданный порт-ключ, Гарри оказался на пороге особняка. Выпустив свою магию, он открыл парадную дверь и оглушил охрану. Быстро произнеся формулу принятия дома, Гарри расслабился. Авантюра удалась. Дом показал ему, где кто находится, и скрыл от обитателей присутствие Поттера. Лорд, не подозревая ни о чем, проводил собрание, мучая очередного слугу «круцио». Охранные чары особняка спокойно пропустили нового хозяина. Осмотрев с помощью мысленной связи весь дом, чтобы можно было в будущем сюда аппарировать, Гарри стер память охране и привел их в себя, незаметно в мантии-невидимке покинув дом. Сумасшедшая вылазка удалась. - Он опрометчиво живет в особняке Слизерина. Пока Лорд не сообразил, что я могу там появиться, надо его навестить. Связь с домом я уже активировал. У Гарри был уверенный голос. Он увлекся пересказом плана, уже проработанного с Зондером, и непроизвольно выпустил магию, не замечая того, как на него смотрят мужчины. Аура силы и власти окутала парня. Ей хотелось подчиниться. Такой мощи не было даже у Волдеморта. Спорить с юношей никто не собирался. Теперь Поттер стал главой семьи. Была только радость от причастности их жизни к судьбе этого сильного мага. Магическое ядро каждого вибрировало в такт движениям потоков юноши. Гарри здесь, с ними, они одна семья. Драко и Северус дрожали от удовольствия. Это был их старший супруг, какая сила! Люциус был счастлив, что удалось так неожиданно выдать замуж Драко и столь удачно. - Вы закрыли Малфой-мэнор? - Да. - Из крестражей…, вы ведь знаете о чем речь? – спросил Гарри. Дождавшись согласных кивков головой, продолжил: - …осталась только Нагини. Дамблдор в течение последнего года уничтожал крестражи. Вы, наверное, заметили изменения в поведении Лорда и в его внешности? Это частички души возвратились к своему хозяину. Встретив непонимающие взгляды, Гарри задумался. Он видел в своих видениях, как изменился Волдеморт. И мысли у него постепенно менялись. Может, он просто скрывал это от своих слуг. - Значит, Темный Лорд просто скрывал это от вас. Может, иллюзию накладывал. Наверняка никто не проверял его внешность. - Да уж, таких самоубийц не нашлось, - пробормотал Люциус. Блондин больше не пытался изображать из себя неприступную ледяную статую. Выражение лица у него менялось, но манеры, прямая спина, вздернутый подбородок - все осталось при нем. И отец, и сын, похоже, в любой ситуации держали себя аристократически высокомерно. Поттер хмыкнул про себя. Не то, что он - длинные волосы растрепаны, вертится в кресле, эмоционально рассказывая планы, лицо подвижно. - Директор пытался мне внушить сказочку, что я являюсь крестражем, поэтому и могу говорить на серпентаго. Вроде как часть души Волдеморта с проклятием передалась мне, вместе с некоторыми способностями. Но все это чушь. Способности передались от моих предков, а насчет темной магии меня гоблины проверили. Душа только моя, родная. Чужого нет ничего, зато были директорские ограничители магии. Он в детстве закрыл мои способности, на три четверти. Все застыли в шоке. - Это могло привести к серьезным последствиям при принятии наследия. Вы могли так и не войти в полную силу, - сказал побледневший Люциус. - Старый маразматик, совсем с ума сошел, - сквозь зубы процедил Снейп. «О-о-о, а директор и Северуса достал», - подумал Поттер, не замечая, что уже и мысленно стал звать мужа по имени. - Да, видимо директору совсем не был нужен сильный маг рядом. Конкуренция. Дамблдор наверняка сказал бы, что это для моего блага, и что перед вступлением в права наследования он обязательно снял бы все ограничения. Но… - Манипулятор, – потянул Драко. Гарри только хмыкнул. - Сколько же идентичных артефактов у вас в сейфах, Гарри? – сменил тему Снейп, задумчиво прокручивая браслеты на руке. - Мерлин и Слизерин обеспечивали ими особо приближенных, так что несколько десятков разных комплектов. Что интересно, артефакты памяти Рейвенкло хранятся в сейфе Слизерина. Хотя первый экземпляр, для себя, я обнаружил именно в сейфе Рейвенкло. Ближний круг, очевидно, был у каждого сильного волшебника. Даже в ордене Феникса Дамблдор завел свой ближний круг. Забавно, не правда ли? На следующий день после встречи с Риддлом выйдут газеты со списками вассалов нашей семьи. В этот же день ранним утром будет собран полный состав Палаты Лордов. Я заявлю права на престол. Повисла тишина. Слушатели обдумывали информацию. - Ну, ты, Гарри, и выдал. Больше не буду тебя называть тупым гриффиндорцем, - с серьезным видом заявил Драко, насмешливо сверкая глазами. В него полетела декоративная подушка. Северус обхватил Гарри руками, когда он, уклоняясь, чуть не свалился на пол. Подушка прилетела обратно. - Ведите себя серьезно. Такие темы обсуждаем…, - строго проговорил Люциус. - Угум, - согласился Гарри и, перемахнув через спинку дивана между мужчинами, послал вторую подушку в Драко. В ответ полетело заклинание, которое чуть не задело Северуса, но он вовремя выставил щит. Теперь уже и мужчины невольно включились в дуэль. Обеденный зал быстро разгромили. Успокоившись, Поттер вызвал домовых эльфов, которые проворно восстановили комнату и накрыли на стол завтрак. - Когда ты все это продумать успел, - спросил Люциус у Гарри. - Еще летом. С Дамблдором сотрудничать я не собираюсь. Орден Феникса доверия не вызывает. Они, конечно, все замечательные, но безоговорочно преданы директору. Хотя наверняка среди них есть шпионы Риддла. - Как минимум двое, кроме меня, - ответил Снейп. «Как хорошо, что я потрудился в свое время изучить этикет. Теперь могу вполне прилично вести себя за столом», - подумал Поттер, поглядывая на собеседников. - Гарри, насколько возросла твоя сила после принятия наследия? – поинтересовался Северус. «Ишь, какой быстрый. А то я слизеринцев не знаю. Но часть информации можно рассказать». - После событий в Министерстве, в конце прошлого учебного года, у меня был шок. Люциус опустил голову, ожидая мести, вспоминая Сириуса Блэка, и то, как пытался забрать у парня пророчество. Гарри сделал вид, что ничего не заметил. - Силы частично высвободились, прорвав ограничения. Потом Зондер окончательно снял Дамблдоровскую заботу о моем благе, провел ритуалы для принятия наследия и вассалитета. А насчет силы, я точно не знаю. Все, что я раньше делал с палочкой, могу теперь делать без нее. Все прекратили есть и напряглись. В головах магов понеслись мысли о том, что даже Дамблдор не был столь силен. Темный Лорд тоже мог выполнять некоторые простейшие заклинания без палочки, но любые…. Любые заклинания из школьной программы…, а мальчик, похоже, знает и куда более серьезные. Это всевидящее око явно из высшей магии. - Давай перемирие заключать? – торжественно сказал Драко. Напряжение схлынуло, Люциус и Снейп пытались сдержать смех. Им с трудом удалось сохранить невозмутимость. А потом Северус глянул на Гарри и вспомнил, что теперь бесполезно скрывать свои эмоции от Поттера. - Разумное предложение, Драко, - спокойно произнес Северус. - Обсудим условия, господа? – усмехнулся Гарри. - И где тот наивный гриффиндорец? Поттер, это точно ты? – спросил Драко. - Хочешь проверить? – улыбнулся Гарри, уворачиваясь от руки, когда Малфой попытался его ущипнуть. Благо он сидел во главе стола, и это было легко сделать, не задевая соседей. Северус сидел по правую руку от Гарри, Драко - по левую, а старший Малфой рядом с сыном. - Вы не будете оскорблять моих родителей и крестного. Вот мое главное и единственное условие перемирия. - А как же ваши друзья, Гарри? Их разве не будете защищать? – удивленно поднимая бровь, спросил Северус. - Они сами могут себя защитить. Это взаимоотношения с другими людьми. Я считаю себя не вправе диктовать вам условия общения. «Особенно с так называемыми друзьями». - Вообще-то ты вправе, Гарри. Не то, чтобы мы были против свободы… просто удивлены, - сказал Драко. Гарри нервно постучал пальцами по столу. - Хорошо, я расскажу вам историю золотого трио, - Гарри поднял глаза на собеседников, все внимательно на него смотрели. – Я не буду говорить о том, откуда появилась эта информация, но еще в начале первого курса я узнал, что Дамблдор заплатил и собирался оплачивать дальше дружбу со мной семье Уизли. Драко подавился и закашлялся, Люциус как-то растерял свой высокомерный вид, а Северус прикрыл глаза. - Я тогда только попал в магический мир, родственники ничего об этом не рассказывали. Мне стало интересно, почему здесь оплачивают друзей, и почему Дамблдор решил, что бесплатно я их не смогу завести. Я подумал, что директор узнал о моей учебе в маггловской школе. Там у меня вышла неприятность с друзьями, но об этом не будем. Гарри рассказывал, вспоминая те дни. В его глазах появилась грусть. Супруги, чувствуя эмоции партнера, не знали, что делать. Они были не настолько близки, чтобы лезть с утешением, да и хотелось рассказ дослушать. Гарри, прочитав их колебания, взял себя в руки и улыбнулся. - Я решил поиграть в друзей. В детстве мне часто приходилось играть в такие игры - говорить то, что хотели услышать родственники, или… - тут он запнулся. «Хотя ладно, Люциус многое рассказал мне - ответим взаимностью». - … кричать так громко, как хотел мой дядя. - Кричать? – удивился Северус. - Кричать?! – воскликнул Драко. Люциус вопросительно посмотрел на Гарри. - Почему, вы думаете, золотой мальчик Дамблдора не побежал к доброму дедушке директору, когда вчера случилась вся эта история? Он отдал меня в рабство родственникам и приставил сквиба-соглядатая - Арабеллу Фигг. Она исправно докладывала директору о том, как «любимые» родственнички морят голодом племянника, держат в кладовке, заставляют работать как домового эльфа и периодически избивают. - По Хогвартсу ходили слухи о том, что ты жил в кладовке, но я думал, что это шутка, – пробормотал шокированный Драко. Есть уже никто даже не пытался. Северус вцепился в стол, а Люциус не веря, с ужасом смотрел на парня, от которого они все теперь зависели. - Поэтому вопросы, связанные с людьми, оказавшимися на коленях и называющими меня «хозяин», я предпочел решать без участия директора. Ему наверняка понравилась бы мысль о роде Малфоев, находящемся в подчинении. Он заставил бы вас шпионить, спонсировать Орден Феникса. Вы сами можете представить последствия. Все содрогнулись. Северус знал об этом не понаслышке. - Продолжая тему игр…, с родственниками я научился играть, а с Уизли, многими гриффиндорцами и директором продолжил. - Но как же? Дамблдор сильный легилимент, - сказал Драко. Гарри хихикнул. И посмотрел Северусу в глаза. - Я врожденный легилимент. Подставлял нужные мысли Дамблдору, блокируясь еще с первого курса. Раздался дружный вздох. Снейп побледнел. Называя себя врожденным легилиментом, Поттер недоговаривал. От легилимента можно защититься, если волшебник хорошо владеет окклюменцией, а телепат способен читать мысли сквозь все блоки. Но юноша пока не собирался открывать свою тайну. - Ты был в курсе, что я по приказу пытался сломать тебе блок? - Первую книгу по ментальной защите я прочитал гораздо раньше, чем начались наши занятия, профессор. Северус вздрогнул, как от удара. Лицо его застыло, скрывая все чувства. Но внутри ему было плохо. Очень больно. От воспоминаний о тех занятиях, о приказах Дамблдора. Гарри накрыл его стиснутые на крышке стола пальцы и тихонько погладил кисть. Рука расслабилась, нервно подрагивая. Парень взял ее и прижал к своей щеке, потом поцеловал ладонь и посмотрел в черные глаза. «Только бы в глаз не получить за наглость. Как девушке руку целую. Наверное, это подчеркивает его положение младшего супруга. Вот попробуй, разберись, как с ними обращаться, но лучше уж сразу себя поставить, а то он заклюет меня со своими преподавательскими замашками», - промелькнули мысли в голове Поттера. - Я не в упрек все это рассказываю. И так понятно, что за всем стоял Дамблдор. Аккуратно опустив руку обратно на стол, Гарри посмотрел на Драко и улыбнулся. - Так я до сих пор с Уизли и играл до начала этого года, а теперь не хочу, надоело. Теперь я вошел в силу и решил прекратить эти пляски. Дамблдор уже распланировал мою свадьбу с Джинни и смерть в борьбе с Волдемортом. А Тетушка Молли разделила между детьми имущество Поттеров и Блэков. Все поморщились, а Драко что-то пробормотал про нищих предателей крови. - Гермиона Грейнджер с первого курса присоединилась к нашей «настоящей дружбе» и исправно на протяжении всех этих лет докладывала доброму дедушке каждый шаг столь несобранного и безответственного героя. Но играть я привык давно. Так они то ссорились со мной, то мирились по приказу Дамблдора. В прошлом году я загулял, вот было раздолье. «Друзья» так приятно игнорировали меня. Драко расхохотался так, что почти сразу потекли слезы. - Золотое трио… Поттер, у тебя все не как у людей. Снейп ухмылялся, а Люциус оценивающе смотрел на Гарри, явно пересматривая свое мнение о парне. - Единственным, кто меня всегда поддерживал, был Невилл Лонгботтом. Он тихий, но всегда правильно понимает ситуацию. Так что его единственного можно назвать моим другом из всего факультета. Хотя раньше были близнецы Уизли. Хорошие ребята, искренние. Правда они в нейтралитете, и семью не предают, и про меня помалкивают. Все остальные то впадали в экстаз от моей великой личности, то проклинали, считая недостойной грязью. А мертвые не могут себя защитить. С моими друзьями вы любезничать не обязаны. Если Драко направо и налево кидается словом «грязнокровка» и лезет в драку, то это скорее недостаток воспитания, - Поттер кинул взгляд в сторону старшего Малфоя. - Но запрещать я вам ничего не собираюсь. В крайнем случае, поскандалим, можно даже подраться. Просто мы только избавились от рабства, - все вздрогнули. - Зачем делать снова что-то похожее? - Драка - это маггловское варварство, - поморщившись, произнес Люциус. - Вы предпочли бы, чтобы я, разозленный, сразился с Драко в магической дуэли? Особенно теперь, когда я вошел в полную силу. Не лучше ли синяк под глазом? – скривился Гарри. - Северусу ты тоже синяки под глаз ставить будешь? Он же преподаватель, - спросил Драко. - Ну, преподаватель он только в учебное время. А потом, вечером мы равны как супруги. Вот тогда и будем выяснять отношения, - хихикнул Гарри, представляя потасовку со Снейпом. – Я буду бить колбы с зельями, а Северус снимет тысячу баллов с Гриффиндора и отправит на отработку с Филчем, предварительно дав по морде. - Да уж, равны, - буркнул под нос Драко. - Когда это меня замечали за избиением студентов? – проворчал Снейп. - А как же банка с тараканами? - Какие тараканы? – с любопытством спросил Драко. Получив в ответ на вопросительный взгляд приподнятую бровь (заодно прочитав в мыслях зельевара, что мужчина не против оглашения истории), Гарри ухмыльнулся. - Северус по приказу директора не очень активно пытался сломать мне ментальный блок, чтобы открылась прямая связь с Лордом. Предварительно он в думосбор скидывал, на всякий случай, воспоминания, которые мне знать не положено. Как-то во время одного из занятий ты, Драко, постучал в дверь, и пока вы разговаривали, я залез в думосбор. Меня выгнали, бросив вслед банкой с тараканами. Я до сих пор в восхищении от вашей сдержанности, сэ-эр. Поттер закатил глаза и прижал руку к сердцу. Снейп схватил его за горло и поцеловал в губы, чтобы заткнуть наглого мальчишку, а когда попытался отстраниться, Гарри обхватил его за плечи и углубил поцелуй. - Кхм-кхм. Эй! Ведите себя прилично! – воскликнул Драко. Они расцепились. Гарри мутными глазами осмотрел стол, нить разговора ускользнула от него. - Гарри, я вас не узнаю, а может, никогда и не знал, - задумчиво проговорил Северус. - Вот и познакомимся, – радостно оскалился Поттер. – Ну что, вы принимаете мое условие перемирия? - Да, - в унисон произнесли Драко и Северус. Все расслабились. После завтрака Гарри утащил Драко в кабинет для разговора, а мужчины остались одни за столом. - Ну, что скажешь, Люциус? - Исключительно удачный союз. А ты как, Север? Как тебе роль младшего супруга? - Ты видел его силу. Честь такому покориться. Нет, ну надо же, столько лет дурить Дамблдора! Учитывая то, что я освободился от влияния Лорда и директора, это просто удача. Да и красив мальчишка, страстен, прислушивается, что еще нужно? - Действительно, что еще нужно, особенно, если учесть то, что старший муж является потенциальным Правителем. По статусу он и не смог бы быть младшим в браке. Кто бы мог подумать, что Драко и ты станете частью триумвирата со столь сильным магом… Мы-то думали в свое время, что Лили Эванс была грязнокровкой, а оказалось, она не хуже нас. В это время в кабинете Гарри шагнул к Малфою и обнял его за талию. Драко сначала удивленно вздохнул, а потом в ответ обвил руками спину мужа. - Ты понимаешь, что я сердит на тебя за проклятие, которым ты хотел одарить меня? – тихо на ухо сказал брюнет. Драко напрягся и попытался вырваться. Гарри не отпустил и стал успокаивающе поглаживать по спине. Он беспокоился о муже после рассказа Люциуса. - Тш-ш-ш, тихо, Драко, все хорошо, тихо. Гарри крепче прижался к парню. Малфой вздохнул и расслабился. - Не беспокойся, все будет хорошо. Просто я хотел, чтобы ты понимал, что от тебя ожидаются какие-то действия в качестве извинений, в мою сторону и в сторону Северуса. Можешь посоветоваться с Люциусом и организовать нам отдых на несколько дней. Что-то вроде свадебного путешествия. Предлагаю заняться этим после завершения всей шумихи. Такое решение позволит тебе с честью выйти из ситуации. Ты согласен? Гарри позволил блондину немного отстраниться, не разрывая объятий. - Да, спасибо, что помог. Ты хорошо справляешься. Я даже представить не мог, что меня ждет в качестве наказания за совершенное. У тебя есть пожелания о месте отдыха? В голове слизеринца крутились мысли о стандартных наказаниях в аристократических семьях в различных случаях. Плети, кнуты, лишение пищи, проживание в закрытой комнате, запрет на выход из дома, на общение. Гарри вздохнул. Что за средневековые замашки. У магглов это называется издевательствами в семье. Уж он-то знает, что такое отношение к близким - это не нормально. - Да, хотелось бы отдохнуть пару дней где-нибудь на побережье или острове. У нас была свадьба, а путешествия пока не предвидится, но на субботу-воскресенье можно исчезнуть, где-нибудь через месяц. Если хочешь, можешь обратиться к Зондеру. У нас очень много недвижимости, в том числе где-то на островах и на побережье. Было бы здорово посмотреть, что там. Я успел осмотреть только европейские дома и родовые владения в других странах. Управляющий выдаст портключи. Но это лишь один из вариантов, решай сам. Гарри провел пальцем по щеке и нежно поцеловал в губы. - Я хотел бы наладить отношения. Хоть мы и давно знакомы, - усмехнулся Поттер, в ответ получив такую же кривую улыбку, - по сути, ничего не знаем друг о друге. Будем знакомиться заново, - пробормотал Гарри, снова крепко обнимая Драко и вдыхая его запах. Столь бесцеремонная близость не позволяла Малфою построить стену отчуждения. Поттер стал старшим супругом. У них уже была первая брачная ночь, хоть и столь безумная. Тогда Драко и не мог проявлять инициативу, но он прекрасно помнил, сколь тяжело далась гриффиндорцу сдержанность. Помнил, как дико горели зеленые глаза в полумраке спальни. Помнил сцепленные зубы, рычание, нежные дрожащие руки и резкие рывки плоти внутри. Помнил, как Гарри вошел в него, своим возбуждением сметая все границы. Укрепилась связь. Яростный оргазм шквалом энергии смыл все ограничения, вернул свободу воли. Такого удовольствия Малфой никогда не испытывал. Когда все тело выворачивает наизнанку, магическое ядро пульсирует в такт сердцу старшего партнера, и ты крутишься в водовороте силы. Есть только одна опора - крепкие объятия мужа. - М-м-м, как вкусно ты пахнешь. Драко фыркнул, ничего не сказав в ответ. «Надо же, даже и не думает сопротивляться. Это радует. Значит все небезнадежно». Глава 11. Выйдя из кабинета, Драко передал отцу приглашение от Поттера на беседу. Они устроились в креслах у камина. - Люциус, мне нужен ваш совет, и я хочу сделать вам деловое предложение. - Внимательно вас слушаю, Гарри. - Как вы уже знаете, в конце этой недели планируются публикации в газетах с перечнем семей, находящихся в вассальной зависимости по отношению к нашей семье. В понедельник я планирую занять пост главы Палаты Лордов. В следующий вторник утром это появится в газетах. Я предлагаю в течение этой недели дискредитировать Руфуса Скримджера, а вам занять пост Министра Магии. Люциус, не меняя выражения лица, внимательно посмотрел на Лорда Слизерина. - Я согласен. - Может, у вас есть какие-нибудь предложения, чем зацепить Скримджера? - Да, он поспособствовал проведению нескольких необоснованных арестов. Присутствуют также махинации с финансами Министерства. Есть копии документов и свидетели. В Азкабан его не посадят, но с поста слетит. Как раз то, что нужно. - С вами приятно работать, Лорд Малфой, - улыбнулся Поттер. - Взаимно, Лорд Слизерин. Надеюсь, заключенное перемирие распространяется и на меня. - Если вы согласны с моим условием, Лорд Малфой. - Разумеется, Лорд Слизерин. - Тогда договорились. Они пожали друг другу руки. - Нужно будет как-то защитить вассалов от гонений. И ещё один важный вопрос, Люциус… относительно событий этого лета. Я полагаю, что наказание для всех участников должен определить Драко, - сказал Поттер. Люциус согласился, и уже через пять минут в кабинет зашел младший Малфой, вызванный эльфом. - Присаживайся, Драко, - сказал Люциус. – Я был вынужден проинформировать Гарри о летних событиях в связи с изменением твоего статуса. Блондин истерически вскрикнул и вскочил на ноги. - Но зачем, отец? Блондин отвернулся и закрыл глаза, его плечи подрагивали. - Драко, успокойся. Как я, по-твоему, должен был оправдываться перед Гарри? Как я мог объяснить, почему ты применил это проклятие к нему? И ты же не думаешь, что теперь возможно ранее назначенное наказание?! Парень сел обратно в кресло и, подняв залитое слезами лицо, посмотрел на отца. - Или ты хочешь рискнуть, изменив своему супругу? – Холодно поинтересовался Люциус. Драко вздрогнул. Он точно не собирался так рисковать своим здоровьем. - Гарри решил, что ты можешь сам определить наказание для участников. - Именно для участников, а не для их детей, - уточнил Поттер. - Есть какие-либо ограничения? – уже успокоившись, спросил Драко. - Могу только посоветовать. Можно использовать заклинание. Я тут вычитал одно проклятие в книге Слизерина… Две пары серых глаз с интересом уставились на собеседника, но тут Драко злобно прищурился. - Вы же решили, что я сам могу определить наказание. Блондин нервничал. - Я тебе ничего не собираюсь навязывать. Это просто вариант. Можно, конечно, устроить массовое изнасилование, но, судя по тому, что им нравятся мальчики…, некоторым такое наказание может даже понравиться. А мы этого совсем не хотим. Можно лишить их на определенное время мужской силы, скажем, на четыре года. Раз в полгода те из них, кто состоит в магическом браке, смогут иметь сношение с супругой для продолжения рода. Драко успокоился и мрачно усмехнулся. - Это то, что надо. - Не завидую я их женам, - произнес Люциус с такими высокомерно тягучими интонациями, что Гарри прыснул, не сдержавшись, а Драко улыбнулся. - На этом и остановимся, - решил Гарри. «Надо бы подтвердить приглашение для Люциуса». - Люциус, я для вас открыл камин и приглашаю оставаться у нас в любое время. Здесь много гостевых апартаментов, выберите себе понравившиеся, они будут вашими. Почувствовав взгляд, Поттер обернулся, оказалось, что в дверях кабинета стоит Северус. Улыбнувшись ему, парень продолжил: - Вас всех наверняка заинтересует местная библиотека. Когда я переехал сюда из замка Слизерина, то прихватил с собой часть книг из сейфов, доставшихся по наследству. Они добавились к библиотеке башни. С артефактом-переводчиком вы сможете прочитать многие из них. Книгами можно пользоваться в любом месте башни, в лаборатории и в классе Слизерина. В остальные места их не вынести без моего согласия. Содержимое библиотеки не сможет прочитать никто посторонний без моего разрешения, разве что только находясь в непосредственной близости от вас и зная нужный язык. Установленная защита может повредить любопытным, будьте осторожны. - Я как раз пришел спросить про библиотеку и лабораторию, - произнес Северус. - Ты сказал, мы сможем прочитать многие книги. Почему не все? – спросил Драко. Люциус с неодобрением посмотрел на сына, Драко ответил ему таким же взглядом, мол, я знаю, о чем спрашиваю. - Салазар почти все свои дневники и книги писал на серпентаго. На многих стоит кровная защита. Ты, Драко, сможешь прочитать книги Блэков. Я знаю, что можно открыть книгу с кровной защитой для другого мага, но при этом будут срабатывать другие защитные заклинания. Вы не сможете рассказать кому-либо о содержании, написать, обучить кого-либо этим знаниям, но сможете сами использовать. Ах, да, и вынести такие книги из библиотеки вы тоже не сможете. Будьте осторожны, некоторые фолианты кусаются, убегают, улетают, ругаются или громко похабно шутят. Обращайтесь к библиотечному эльфу, он в курсе особенностей каждой книги. - Ничего удивительного, - сказал Люциус. – У нас в Малфой-мэноре тоже есть книги с подобной защитой. А насчет особенностей манускриптов, почему-то многие авторы считают подобные изыски забавными, мы уже привыкли. - Давайте проведем экскурсию по территории. Заодно я настрою чары на допуск, а то ни одна дверь вас не пропустит. Слизерин был маньяком относительно безопасности. Хотя, если учесть то, что он пытался не пустить сюда Гриффиндора, несмотря на то, что он являлся тогда хозяином замка, и Салазару это удалось… Все рассмеялись. Гарри притормозил немного, связываясь с замком, настраивая защиту Хогвартса. Теперь Драко и Северус смогут аппарировать в школе. «Потом им скажу. Для Люциуса я не собираюсь открывать такой доступ». Не смотря на то, что Поттер принял родство со старшим Малфоем, он пока настороженно относился к мужчине. Воспоминания о событиях в Министерстве до сих пор тревожили юношу ночными кошмарами, и это несколько осложняло налаживание отношений. Они вышли в пролет к центру башни. Вниз спиралью спускалась лестница. Здесь был ряд одинаковых дверей. - Наверное, стоит повесить обозначения на двери, чтобы вы не путались. Гарри по мере объяснения и настраивания чар стал создавать на дверях таблички с названиями мест назначения. - Эти двери ведут на каждый этаж Хогвартса. Эта в Большой зал. Здесь лаборатория, школьная библиотека, теплица, коридор рядом с выходом на поле для квиддича, больничное крыло, хм… кабинет директора, эти четыре – гостиные факультетов. Неожиданно юноша остановился и задумался. - А эти несколько дверей потом посмотрим, - наконец произнес Поттер. - Куда они ведут? – с любопытством спросил Драко. - Вот эта в замок Слизерина, в главный холл. - Но… здорово, а другие? Малфои и Снейп жадно смотрели на Поттера. - Их я сам сделал, после переезда. Эта ведет в Мерлин-мэнор – замок Четырех Основ. Эта в Косой переулок. С той стороны ее просто нет. Отсюда выйти можно, а войти нельзя. Я просто не люблю камины. - Просто не любишь камины, - как эхо повторил Северус. Гарри хихикнул про себя, зельевар был явно впечатлен. - Замок Четырех Основ. Это тот самый легендарный замок Мерлина? – спросил Люциус, подталкивая рассказать подробности. - Я посетил его летом, чтобы произнести формулу принятия, но для жизни выбрал замок Слизерина. По сравнению с Мерлин-мэнором он такой уютный. Хотя, чего я буду вам рассказывать, давайте лучше сходим туда, погуляем, у нас же экскурсия. «Про полгода обучения у деда им знать совсем не обязательно. Интересно… Северус и Драко почувствовали, что я не договариваю? Можно, конечно, закрыться, но, пожалуй, повременю с этим». Предложение было с удовольствием принято. Пройдя в дверь, все оказались у одних из четырех главных ворот замка Мерлина. Ярко светило солнце, и пели птицы. Впереди возвышался замок. Гарри продолжил рассказ, ведя их по широкой центральной дороге к одному из парадных входов. - Вся территория замка делится на четыре части. Начиная от центра, из середины мэнора проходят ровные линии, разделяющие всю территорию. Сам замок огромный. Его форма похожа на четырехлучевую звезду с усеченными концами. Каждый луч или крыло имеет своё название. Сейчас мы идем к крылу Водопадов. Находясь на территории этого крыла, невозможно увидеть другие части замка: крыло Гроз и Ветров, крыло Ущелье Камнепадов и крыло Вулканов. Вдруг от Северуса стали доноситься странные эмоции, не соответствующие идеалистической картине залитого солнцем сада с фонтанами. Гарри настроился на мысли мужа и ощутил глухую тоску и боль. «У меня так давно никого не было. Целую вечность. А теперь появился муж - мальчик, которого я третировал долгие годы. Гарри так красив, уверен в себе, молод. Я безумец! Зачем ему нужен уродливый профессор, гораздо старше его? Я своими руками загубил все. Если бы я не нападал на мальчика… Да и тогда ему не нужен был бы злобный профессор, Пожиратель Смерти. А ведь есть еще Драко. Может, хоть крестник будет счастлив». Гарри переглянулся с Драко. Блондин тоже почувствовал эмоции мужчины. Показав глазами, чтобы Малфои шли вперед, парень быстро встал прямо перед Северусом, и тот в него врезался. Обняв супруга за талию, Поттер спросил: - Ты чего загрустил? Все же прошло удачно. Или ты против нашего брака? Я понимаю, что это тяжело. Я никогда тебе не нравился, но, может, если мы оба постараемся, то все получится? Северус обнял юношу за плечи и, склонив голову, прижался губами к его растрепанным длинным волосам. - Волосы ты отрастил, теперь твоя лохматость стала во много раз объемнее. Из взъерошенного недоразумения вы превратились во льва с лохматой гривой. Парень замер под рукой, пропускающей сквозь пальцы густые волосы. - Судьба в очередной раз пошутила над нами, Поттер. Вы, я, Драко, брачный союз, разве с вами может быть обыденным хоть что-то? Говорить муж совсем не хотел. Гарри явно прочитал это в его мыслях. Ну, ладно, отложим разговор на потом. А может, он и вовсе не понадобится. Парень немного отклонился назад, заглянув в ничего не выражающее лицо, встал на носочки и поцеловал мужчину. Гарри стал тереться о сжатые губы Северуса. Рот приоткрылся, и поцелуй стал глубже. Так медленно, осторожно, словно разведывая незнакомую территорию противника…. Через некоторое время они отстранились друг от друга. От тоски не осталось и следа. Было удивление, неверие и изо всех сил подавляемая надежда. От мыслей супруга Гарри почти сразу отгородился. Слишком уж интимны они были. - Мы отстали. Пойдем догонять Драко и Люциуса? – весело спросил Гарри. - Пойдемте, неугомонный мальчишка, - проворчал Снейп, но было понятно, что настроение у мужчины значительно улучшилось. Блондины ждали в отдалении. Яркое утреннее солнце освещало видимую часть большого белого замка со странной округло-треугольной архитектурой. Огромное изящное строение ярусами расширялось к земле. Два других прилегающих крыла скрывал туман, который простирался и по саду, огораживая территорию условной границей. Из верхних ярусов выступало множество башен разных размеров. Каскады спускались от вершины к основанию по специальным устьям. Вода текла с ярусов водопадами, создавая радужные эффекты. Между каскадами стелились странные экзотические растения. Казавшиеся хрупкими прозрачные лестницы и мостики создавали сказочную атмосферу. Подойдя к Малфоям, Гарри увидел, что оба заворожённо осматриваются. - Замок похож на кружевную пирамиду с отрезанными углами и вершиной, - спокойно сказал Драко, немного растягивая слова. Тон голоса явно не вязался с восторгом, написанным на лице. - Там что, бассейны на ярусах? – спросил Люциус. - Да, бассейны, фонтаны, водопады, каскады. Все, что можно сделать с водой, - улыбнулся Гарри. – Она зачарованная, снимает усталость, бодрит и в то же время успокаивает. Странный эффект. Искупаешься, и кажется, что заново родился. Столь воздушное впечатление создает только эта часть замка и территории. Остальные совсем другие. Несмотря на то, что по главной дороге можно достаточно быстро дойти от ворот до замка, территория парка, и примыкающего к нему леса, здесь очень большая. Дорога просто зачарована. Дальше, в лиственном смешанном лесу, есть речка и заводь, где можно искупаться. Здесь на каждой из четырех территорий обитают разные животные, иногда забредающие в чужие владения и тогда между ними происходят битвы, но службы мэнора следят за этим. У замка располагалось множество фонтанов, которые соединялись между собой узкими разноуровневыми ручьями, текущими в устьях, выложенных сверкающим разноцветным мрамором светлых оттенков. Центральная широченная дорога ограничивалась огромными, редко посаженными деревьями. Сады вокруг замка были украшены большими водяными скульптурами, внутри которых плавали рыбки разных форм и цветов. Драко протянул руку к одной из фигур, и она спокойно прошла в воду, затронув маленькую рыбку. В воде, текущей всюду, было множество мелких экзотических обитателей. Слышались журчание, легкий шум фонтанов и пение птиц. Молча, осматриваясь, они прошли по широким полупрозрачным ступеням ко входу в замок. Очутившись внутри, мужчины замерли. Магов начало охватывать головокружение, так как по первому впечатлению пола на первом этаже крыла Водопадов не было. На самом деле они очутились на широкой прозрачной площадке, а пола не было только в центре крыла. Центр пронизывал гигантский водопад, который падал через все этажи замка и скрывался в подземельях, где можно было разглядеть подземное озеро, освещенное зеленым светом. Вокруг водопада и пустого пространства спиралью вилась широкая прозрачная лестница, сквозь которую были видны входы в коридоры замка на разных уровнях. С улицы через полупрозрачные стены и растения, располагающиеся на ярусах с внешней стороны крыла, лился свет, причудливыми бликами играя на стенах, лестнице и в воде. От прозрачной лестницы и в глубь замка стены и перекрытия становились все более плотными и менее прозрачными. Казалось, что смотришь сквозь толщу воды, чем дальше, тем меньше видно. Единственным твердым столпом в этом странном месте являлся центр замка. Он был сделан в виде огромного каменного цилиндра, видного на четверть. Остальная территория центральной части замка скрывалась за туманными перегородками, присутствующими и здесь. По бокам каменной центральной части на разных уровнях изредка выступали основательные, широкие балконы. Темный, матовый камень этой твердыни совсем не блестел в лучах солнца. Контраст прозрачности и твердости потрясал. - Удивительное место, - сказал Северус. – Я много где ездил в поисках редких ингредиентов, но подобного никогда не видел. Малфои согласно кивнули, оглядываясь. - Я хочу возродить традицию древности. Раньше здесь жили правители разных волшебных народов. Их элита. Вампиры, эльфы, дроу, гоблины, гномы. Через управляющего уже ведутся переговоры. Можно сказать, что почти закончены. От них всех через Зондера пришли запросы на изменение статуса волшебных народов в Соединенном Королевстве и разрешение на переезд в Мерлин-мэнор. Подались заявки также на восстановление мест волшебных народов в Палате Лордов. Хотя я еще не получил пост главы, - немного растерянно рассказал Гарри. – А в центральной части замка раньше собирался двор. Королевский двор дедушки. Поттера внимательно слушали, не пытаясь как-то прервать, это удивляло Гарри. Он вновь залез по очереди в их мысли. Люциус строил какие-то глобальные планы относительно изменения законов и приравнивания статуса магов и волшебных существ, попутно восхищаясь замком. Северус размышлял о том, где будет основная резиденция их семьи, и не выгонят ли его из спальни в одинокую кровать. Драко, как и его отец, тоже строил глобальные планы. В его голове мелькали какие-то интриги, аристократические фамилии, и королевский двор, где королем был Лорд Слизерин, а Драко и Северус - соправителями. Видимо, блондинчик замечтался. Успокоившись, Гарри повел их к переходу в другую часть замка. Они прошли в огромные двери, скрытые дымкой. Домовых эльфов видно не было, но они заботливо открывали двери перед хозяевами. - Подожди, какого дедушки, - вдруг дошло до Драко. - Мерлина. Он попросил его так называть, - усмехнулся Гарри, забавляясь замедленной реакцией блондина. - Он же умер, - сказал Драко, странно посмотрев на Поттера. - Портрет, Драко, - улыбнулся Гарри. - У вас есть портрет Мерлина? - спросил Северус. - Да. Вы разве не заметили портреты, висевшие у меня в кабинете? Там Слизерин и Мерлин. Надо будет еще Гриффиндора и Леди Рейвенкло повесить, все никак руки не доходят. Хотя, подождите… Гарри открыл медальон, по привычке всегда надеваемый утром. - Дедушка, позволь представить тебе моих супругов. Это Драко и Северус, а это Люциус - Лорд Малфой. Господа, позвольте представить вам Мерлина. От портрета вдруг потек туман и преобразовался в приведение, только не цветное, как раньше, а белое и более прозрачное. - Дедушка, ты все-таки можешь превращаться в привидение. И когда ты собирался мне об этом рассказать? - Гарри, скучно ходить только по портретам. Теперь я и призрак, и портрет одновременно, - улыбнулся хитрый старик. – А раньше сказать я не мог. Не знал, получится ли. Это был один из последних экспериментов. - Вот как ты собрался преподавать историю магии в школе! Малфои и Снейп поклонились. - Здравствуйте, милорд, - сказали они почти хором. - Ваш милорд Гарри, а меня зовите Мерлином. Я был пророком. Вы, наверное, знаете, что мы отрекаемся от титулов и первого имени во время инициализации дара провидца. Но вы не отвлекайтесь, потом как-нибудь пообщаемся. Внук, тебе повезло с супругами, немного позже ты поймешь насколько. - Дед, ты все знал, да? Почему не рассказал? – возмутился юноша. - Знать будущее - слишком тяжелая ноша, мой юный наследник, - печально улыбнулся старик. – На тебя и так слишком много всего навалилось. После этих слов призрак втянулся в медальон, и он захлопнулся. - Вот и познакомились, - сказал Гарри. – Ладно, продолжим. Все отмерли и попытались сделать вид, что ничего особенного не произошло. Только мысли и эмоции их выдавали. Если выражать одним словом, то это было благоговение. Гарри раздраженно поморщился. - Мерлин собирается преподавать историю вместо Бинса? – с интересом спросил Драко. - Да, похоже на то, - ответил Гарри, улыбнувшись. - Директор наверняка будет против, - предупредил Снейп. - А кто его спросит? Дед же Мерлин. У призраков тоже есть какая-то иерархия, он высший. Я читал в дневниках про этот эксперимент, только не думал, что дедушка на себе его применил. Он прикажет другому привидению, и все. Кто будет спорить с Мерлином? И потом, замок принадлежит мне, а дед еще и подождет наверняка, пока я пост в Палате займу, тогда и начнет. - А как он будет историю преподавать? Его же долго не было, - поинтересовался старший Малфой. - У призраков есть свои способы получать информацию. Они не читают книги, просто пролетают через них и считывают информацию. А как портрет он наверняка еще и пообщался с очевидцами событий разных времен. У некоторых от достоверности зубы сведет, - ухмыльнулся Гарри. – С министерскими предписаниями разберемся позже. Люциус предвкушающе улыбнулся. Обстановка другого крыла резко отличалась от предыдущей. - Эта часть замка носит название «крыло Гроз и Ветров», - сказал Гарри. Его голос эхом прозвучал меж стен и ступеней. Расстановка лестниц, пространства пустоты в центре, разбегающихся в стороны коридоров и центральной каменной матовой части были теми же, что и в предыдущем крыле. Только все было сделано из темного мрамора, который зеркально отражал идущих по нему магов. Они приблизились к центральной части и стали смотреть вверх и вниз. На уровне каждого этажа висели тяжелые тучи. По полу гулял ветер, который то дул сильнее, развевая их мантии, то почти затихал. Вдруг из тучи у второго этажа вырвалось несколько молний. Они ударили куда-то в подвальные помещения. В зеркальном мраморе многократно отразились яркие вспышки, прорезав светом эту пасмурную часть замка. Как будто вдали отозвался гром, и запахло дождем. Единственным, кто не шарахнулся от молний, был Гарри. - Мордред и Моргана, Поттер! Мог бы и предупредить, - прорычал Снейп. Его рычание отдалось эхом и несколько секунд гуляло в огромном пространстве. - Тогда вам было бы не так интересно, это же первое впечатление! – ехидно сказал Гарри. Зеленые глаза парня в полумраке казались темнее, в них искрилось веселье. - Да и когда бы я еще увидел всегда столь невозмутимых личностей испуганными, - рассмеялся гриффиндорец. - Ах, ты… - вскричал Драко и бросился к нему. Гарри заливисто захохотал и отбежал за мужчин. Они принялись носиться кругами, а по замку раздавались их вопли, смех и топот. - Дети, - проворчал Северус. - Прекратите вести себя подобно гиппогрифам, - строго сказал Люциус. Драко послушно остановился. Гарри успокоился и повел всех дальше. Выйдя на улицу, они пошли по центральной дороге. Полированные ступени, ведущие на улицу из крыла Гроз и Ветров, были изумрудного цвета со светло-зелёными прожилками. Они ярко сверкали в лучах солнца, выглядывающего из-за туч. - Насколько я понимаю, над замком стоит погодный купол? – спросил Северус. - Да, помимо защиты, купол регулирует и погоду на территории владений. Здесь парк был засажен деревьями. Между ними проходили широкие и узкие дорожки, выложенные странно обработанным мрамором. Он не скользил. Казалось, поверхность дорожек состоит из кристалликов. Верхушки деревьев иногда пригибались от налетевшего ветра. Здесь ярусы замка оказались ровными и гладкими. Они были выложены зеркально отполированными мраморными плитами разных оттенков: синего, зеленого и серого. Единственное, что разбавляло строгие линии, это балконы. Но и они были выполнены просто, без ухищрений. Окна этого крыла идеально отражали окружающий мир. - Посмотрите, окон здесь больше, чем требуется для помещений крыла. На самом деле многие из них открываются для центральной части замка, в которой жил королевский двор людей. Так же и в каждом крыле. Тут в третий ярус зеркальной поверхности мэнора, из тучи, зависшей недалеко от замка, ударила молния. Отразившись от стены, она пронеслась над ними и стала перепрыгивать от одного белого шара светильников, стоящих у центральной дороги, к другому. Негромко грохотнуло. - В жилых помещениях этой части замка грома не слышно. Его слышно только на улице, в центральном холле, обеденных залах и гостиных. В жилых апартаментах, бальных залах и библиотеке всегда тихо. А шары, в которые била молния, когда на улице темнеет, зажигаются белым светом, и из них вылетают маленькие молнии. Они падают, но гаснут, не долетая до земли. Вечером здесь очень красиво. А в крыле Водопадов вечерами подсвечиваются ручьи и фонтаны. Светящаяся вода начинает брызгать, падать и течь с разным ритмом и завихрениями. Раньше здесь именно вечером устраивались балы и приемы. В это время начинаются различные спецэффекты на территории замка. Дальше в лесу в этой части территории бьют родники, маленькими ручьями пронизывая лес. - А что, в каждом крыле есть библиотека? – преувеличенно спокойно спросил Северус. От него повеяло предвкушением. - Да, как я уже говорил, в замке жили правители и элита волшебных народов. Например, в этом крыле обитали вампиры. В библиотеке находятся древние книги их народа, написанные на древнем языке, про магию, свойственную вампирам, про их традиции, хотя они могут использовать и наши заклинания. Но вы, наверное, это и без меня знаете, - пробормотал Гарри, осекшись и посмотрев на Северуса. Люциус, поймав настороженный взгляд Поттера, с недовольством спросил: - Северус, ты что там, в школе, совсем детей запугал? - Я не ребенок! – отрезал Гарри. – Я большой старший муж! Он переглянулся с Драко, и оба заржали. - Ты посмотри на них, - сказал Снейп. – Таких не запугаешь. Они не спят ни днем, ни ночью. Поттера я постоянно по ночам вылавливал, а он все норовит в какую-нибудь авантюру влипнуть. - Зато я вам скучать не даю, профессор, а то совсем бы закоптились над котлами, - весело прозвенел голос гриффиндорца. - Отшлепаю по заднице, Гарри, если будешь хамить, - вкрадчиво проворковал Снейп проникновенным голосом. - Какие у вас пристрастия, сэ-эр. Где вы хотите это сделать? На преподавательском столе в аудитории или в кабинете Дамблдора? – ехидно парировал парень. Люциус с трудом сдерживал смех, а Северус просто застыл от такой наглости. - Поттер, ты когда язвить научился? Во время наших ссор ты всегда нес какую-то чушь, - спросил весело Драко. - Положение послушного директорского мальчика обязывало. И ты теперь такой же Поттер, как и я, - ответил Гарри. Так беззлобно пикируясь, они через улицу перешли на территорию следующего крыла. Пройдя через дымку, все замолчали, осматривая новые красоты. Здесь замок был оформлен в несколько мрачном стиле. Черные стены, острые башни. На ярусах широкие балконы с вычурными перилами. Дорожки были выложены черными и серыми булыжниками. По стенам замка пробегали языки пламени. Фонтаны были огненными. На некоторых камнях хрустел лишайник. Вместо парка были дорожки и островки хвойного леса. Воздух над дорожками был горяч, а ближе к лесу прохладен. - Добро пожаловать в крыло Вулканов. Вечером здесь зажигаются огненные фонтаны, они, конечно, и сейчас горят, но это ничто по сравнению с вечерними огненными танцами. Вдоль главной дороги висят огненные шары, из которых сыплются искры. Раньше здесь жили дроу. - А в крыле водопадов кто жил? – спросил Драко. - Светлые эльфы. - А дроу ведь сейчас почти не осталось, неужели они тоже прислали запрос? – спросил старший Малфой. - На самом деле они большей частью живут в азиатских странах, а из Британии уехали давно, здесь не приемлемое для жизни законодательство. Дальше в лесу есть несколько мест, где бьют горячие гейзеры. Лечебные ванны можно принимать. Есть глубокие и мелкие. Совершенно безопасны для отдыхающих. Они поднялись к огромным дверям, которые распахнулись перед хозяином. - Как вы уже успели заметить, расположение лестниц и коридоров в каждом крыле замка симметрично, – продолжил рассказ Гарри. В центре, в пространстве между спиралеобразной лестницей, подлетали вверх огненные брызги. В подвале крыла бурлил огонь. - А если кто-нибудь туда свалится? - Пламя хозяина не обжигает - это живой огонь. Я спускался в подземелье, в него можно зайти и ничего не будет. А упасть никто не сможет, здесь везде стоит защита. Огонь не причиняет вреда хозяину замка, давшего ему кров, и его гостям. - Живой огонь, - в унисон сказали Люциус и Северус. - Живой? В каком смысле живой? – удивленно спросил Драко. Люциус и Северус недовольно посмотрели на парня. - Он никогда не погаснет. Этот огонь волшебный. Тот, кого примет этот огонь, может вылечиться от любой болезни, просто войдя в него. Пламя выжжет любое проклятие, представляющее опасность для здоровья понравившегося ему волшебника. Стены были везде черные и матовые, выложенные большими неровными камнями. Центральная часть замка на фоне этих стен казалась светлой. Везде развешаны факелы. Высоко на стенах висели щиты с гербами. Все хорошо освещено. И хотя окон было много, казалось, что освещает все пространство именно огонь. - Потрясающе, живой огонь - это легенда, - задумчиво проговорил Люциус. – Он продлевает жизнь, спасает от старости. Такие подробности об этом замке не сохранились в веках. А из легенд следует, что волшебник, имеющий право входить в живой огонь, может жить вечно. - Этот огонь здесь повсюду. Факелы, горящие стены замка и фонтаны. Правда, без меня его никто не сможет затронуть, стоит защита. Без нее огонь погаснет на время при приближении чужих. - Темный Лорд пытался найти этот огонь, но ему так и не удалось. А в одном из его трактатов было написано, что достаточно один раз каждый год купаться в живом пламени, и вечная жизнь вам обеспечена. - Поттер, с тобой всегда все было ненормально. Шел себе спокойно провести урок зельеварения, и вдруг оказалось, что у меня сразу два мужа. Один бессмертный Правитель, другой крестный сын, – сказал Снейп, весело сверкая черными глазами, хотя лицо его было, как всегда, невозмутимо. - Я не Правитель, ну пока, по крайней мере, - безуспешно попытался возразить Гарри. – Ладно, хоть баллы не снимаете. - Что вы там про баллы пробурчали, мистер Слизерин? - Совсем ничего, профессор Слизерин. - Что, Север, будешь с особым удовольствием снимать баллы с Лорда Слизерина, учащегося в Гриффиндоре, - съехидничал старший Малфой. Гарри, насупившись, смотрел, как трое слизеринцев смеются. - Мы еще посмотрим, кто кого, - пробурчал Поттер, чем вызвал еще более сильный смех. - Гарри, не говори так, - вытирая выступившие на глаза слезы, выдавил из себя Драко. – Я то же самое сказал ночью третьего сентября и уже в середине дня стал младшим супругом триумвирата. В четвертое крыло они прошли по переходу в замке. - Это крыло называется «Ущелье Камнепадов». Стоит только взглянуть, и становится понятно название. Здесь раньше жило правительство сразу двух рас: гоблинов и гномов. Такой богатой обстановки, как в этом крыле, я нигде больше не видел. Жилые помещения отделаны драгоценными металлами и мозаиками из разных камней. Здесь вообще камней великое множество. Вся территория крыла, насколько хватало взгляда, была выложена завораживающим орнаментом. На постаментах в пролетах лестниц и в коридорах располагались композиции из камней, которые все время были в движении. Некоторые булыжники в стенах и полу светились. В центре крыла был камнепад. Множество маленьких и больших камней падали вниз под наклоном и, сталкиваясь с невидимыми препятствиями, меняли направление движения. Но при этих отскоках и завихрениях камни почему-то не сталкивались. Слышался тихий шелест. - В этой части замка две библиотеки. Кстати, местные книги могут прочитать только представитель определенной расы и хозяин замка, хотя я могу давать разрешение пользоваться любой библиотекой приближенным, а выносить книги не может никто, кроме хозяина, правда, в определенный момент они сами возвращаются на свое место, так что их ни потерять, ни украсть. Такие чары теперь наложены на все мои книги, даже в школьной библиотеке. Только там их можно носить по территории замка, а возвращаются на место они по окончании учебного года. На улице ко входу в замок вела потрясающей красоты лестница из белых сверкающих камней. В саду все дорожки были разных цветов. Они пошли прогуляться по синей. Цветы в этом саду росли среди камней, даже деревья были окружены каменными кладками, хотя смотрелось это очень естественно. Периодически на ровных газонах встречались груды лежащих разноцветных булыжников разных размеров. - Эти построения из камней вечером начинают шевелиться и летать. По периметру газона и в воздухе они складываются в красивые узоры. Многие из булыжников в темноте светятся в стенах замка этого крыла, на дорожках и в двигающихся композициях. Я как-то решил проверить, можно ли войти на газон, когда камни летают. - Ну, разумеется, как же не проверить, - язвительно сказал Северус. Гарри сверкнул в его сторону столь радостной улыбкой, что мужчина опешил. - Это было здорово. На человека камни не наталкиваются, а если встать в центре газона, то вокруг будут складываться ровные узоры. Дальше в лесу горное озеро. Я не знаю, почему здесь гор не видно. Идешь по лесу, вдруг открывается просвет на горы и небольшое озеро. Очень красиво. Как-нибудь потом погуляем. Хотя воздух в горах прохладный, вода достаточно теплая, можно купаться в любое время. Стены крыла «Ущелье Камнепадов» были выложены из светлых больших камней. Ярусы были приглушенных цветов радуги: белый, нежно желтый, слегка оранжевый, красноватый, очень светлый фиолетовый, синеватый, небесно голубой, светло-зеленый и опять белый. По ярусам вниз с тихим шелестом стекали разноцветные ручейки из мелких камушков нежных цветов. С последнего яруса камни падали и пропадали, не достигая земли. Некоторые из многочисленных окон крыла представляли собой витражи, сложные узоры которых были выложены из стекол преимущественно того оттенка, которым был отделан ярус замка. Все смотрелось очень гармонично, несмотря на обилие оттенков. Перед Гарри появился эльф. Он поклонился и вежливо заговорил: - Здравствуйте, хозяин. Здравствуйте, семья хозяина. Я - Тимми. Уже четыре часа, мы накрыли вам поздний обед на обзорной террасе. Не желаете ли трапезничать? - Спасибо, Тимми, очень вовремя. Довольный эльф еще раз поклонился и пропал. - Наверняка вы уже проголодались, давайте пообедаем, - предложил Гарри. - Хорошая идея, - согласился Люциус. Все согласно кивнули. - Здесь в замке повсюду двери для переходов в другие места, но быстрее будет аппарировать, для хозяина открыта такая возможность. Гарри сосредоточился и попросил замок открыть аппарацию для Северуса и Драко, опять не сказав об этом супругам. Не хотелось давать понять Люциусу, что для него доступ ограничен. - А как же разрешение на аппарацию? – поинтересовался Снейп. - Колдовство без палочки Министерство почему-то не засекает, - пожал плечами Гарри. Все взялись руками за Поттера, и они оказались на широкой круглой террасе. Рядом с парапетом находился небольшой, накрытый на четверых, круглый стол. - Это самое высокое место замка. Здесь раньше проходили балы королевского двора. Смотрите, отсюда видны все четыре крыла, туманные границы заканчиваются на этом уровне. Они минут десять обходили огромную террасу, выложенную светлым шлифованным мрамором. Пол был идеально гладким, но не скользил. - Какие у вас здесь эльфы воспитанные, - сказал Люциус. - Моей заслуги здесь нет. Вы, наверное, вспомнили Добби? Люциус поморщился от неприятных воспоминаний. - Или у вас все эльфы столь бурно выражают свои мысли? – спросил Гарри. - Добби был самым громким эльфом в Малфой-мэноре, - сказал Драко. - Но остальные тоже ведут себя странно и постоянно бьются головами обо что-нибудь, - ровно сказал Люциус. - Можно попробовать отдавать по одному на воспитание местным эльфам, - предложил парень. – У Дитэна прекрасные манеры. Он главный домовик здесь. - Я с радостью приму ваше предложение. Люциус тут же вызвал какого-то эльфа из своего поместья и передал его на попечение появившемуся на зов хозяина Дитэну. После обеда Гарри предложил спуститься в подвал крыла Вулканов и залезть в живой огонь. На него все пораженно уставились. - Ну а чего вы от меня ждали? Что я стану в одиночестве пользоваться всем этим? Мы же теперь одна семья. Считайте, что это очередной подарок. Никто так и не смог ничего сказать в ответ. Эмоции и мысли ясно показывали, что все пребывают в шоке. - Вы, наверное, устали от всех этих событий. Сейчас быстренько в огне искупаемся, и домой отдыхать, - сказал Гарри, взяв за руки растерянных супругов и Люциуса. Переместился Поттер прямо в огонь. Раздались пораженные вздохи. Пламя было повсюду. Они простояли в огне минут пять, после чего Гарри переместил всех теперь уже в большую гостиную башни Слизерина в Хогвартсе. - Ты можешь аппарировать в Хогвартсе? – спросил Драко, сияя блаженной улыбкой. Все залились странным пьяным смехом. - Что с вами? – встревоженно спросил Поттер. Они вели себя явно неадекватно. - Мы опьянели от силы, - растягивая слова больше обычного, сказал Люциус. – Неужели вы этого не чувствуете, милорд? Гарри тихонько подтолкнул каждого к дивану и креслам. - Во мне сила постоянно поет, я привык к этому еще в детстве, а после принятия наследия силы стало еще больше. Я адаптировался в первые два дня. Сейчас чувствую просто бодрость. Гарри смотрел на Северуса и Люциуса. Мелкие морщинки с их лиц исчезли. И вообще, они выглядели значительно моложе, лет на десять. - Похоже, это действует. Вы выглядите немного иначе. - Иначе? – с любопытством спросил Люциус. Он достал палочку из рукава и взмахнул ею, произнеся заклинание. Перед ним появилось гигантское зеркало, а все поверхности зала стали зеркальными. - Отец, ты переборщил, - сказал Драко, оглядывая себя в зеркальный подлокотник кресла. - Похоже, не только здоровье поправилось, но и сила увеличилась, - сказал Северус, рассматривая свое лицо в большом зеркале Люциуса. - Здоровье! Ты посмотри на нас, Север! Мы стали моложе лет на десять! – весело проорал Люциус. «Увидел бы кто сейчас обычно невозмутимого Лорда Малфоя. Волосы растрепались, глаза бешено сверкают, лицо раскраснелось». - Давайте отдохнем немного, – сказал Гарри. – Последние два дня были очень насыщенными. Кстати, замок изменил немного нашу спальню, я это сегодня утром обнаружил. А эльфы перенесли ваши вещи. Появились дополнительные двери, ведущие в два дополнительных кабинета, кухню и две гардеробные. В ванной комнате увеличилась ванная и значительно расширилась душевая. Ванные комнаты есть также в каждом гардеробе. Остальное сами посмотрите. Через двадцать минут все уже пришли в себя и с восторгом осматривали изменившийся интерьер. Оказалось, что кабинет Северуса целиком вместе с вещами переместился в башню. Вещи из спальни старой спальни профессора эльфы перенесли в гардеробную. Кабинет Драко был похож на кабинет Северуса. Его вещи тоже переехали из подземелий и частично из Малфой-мэнора. Опять же эльфы постарались. Снейп радовался, что кухня переместилась вместе с кабинетом. Оказалось, что по утрам он иногда готовил себе кофе или другие напитки и думал, что теперь от этого придется отказаться. Но Гарри знал, что большая часть радости мужа оттого, что его вроде бы никто не собирался выгонять из спальни. Парень давно уже привык к тому, чтобы не показывать знания о секретах людей. Чего только не узнаешь о человеке, читая мысли. В свое время пришлось научиться обращать внимание не на мысли, а на действия людей. За все это время юноша понял, что в голове у любого человека периодически мелькают такие мысли, о которых никто не должен знать. Потом все разбрелись кто куда. Люциус в библиотеку, остальные по кабинетам. А ближе к ночи засыпали все в разное время. Сначала лег спать Драко. Когда Гарри пришел в спальню и обнаружил спящего с краю кровати блондина, он умылся, надел пижаму и лег рядом с ним. А позднее к ним незаметно присоединился Северус. Утром Гарри проснулся от легкого движения за спиной. Парень обнаружил, что лежит в кровати, зажатый с двух сторон горячими телами. Драко уютно свернулся клубочком у него в руках, и их обоих обнимал Северус. Мужчина осторожно, стараясь не разбудить гриффиндорца, провел носом по его шее и вдохнул возбуждающий запах юного мужа. Гарри бедром почувствовал, насколько Северусу нравится обниматься. Поттер обрадовался, что вчера он экспериментировал с ментальной связью, и в данный момент канал был односторонне перекрыт. Супруги его не чувствовали, а Поттер прекрасно ощущал их эмоции. Это позволило сделать вид, что он до сих пор спит, и насладиться осторожными ласками супруга. По телу прокатывались волны удовольствия от почти незаметных прикосновений. Мужчина тяжело вздохнул и осторожно выбрался из кровати. Гарри улыбнулся в светлые волосы Драко. Ему тоже хотелось продолжения, но было еще рано. Им предстояло наладить нормальные отношения. Всё-таки они долгое время не ладили и теперь следует быть осторожным, чтобы не испортить все поспешностью. Глава 12. Пока Северус плескался в ванной, Гарри решил разбудить Драко. Его розовое ушко так притягательно торчало из-под взлохмаченных светлых волос. Прикусив мочку, Поттер пощекотал под одеялом горячий бочок, скрытый пижамой, добившись тем самым недовольного ворчания и появления розовой пятки из-под одеяла. Гарри переполз на другой край кровати и, зафиксировав коленом ноги Драко, чтобы не получить пяткой в зубы, принялся осторожно облизывать симпатичные пальчики и нежную ступню. Послышался стон. Пальцы подогнулись, и нога рывком исчезла под одеялом. Решив не настаивать, Гарри аппарировал в другую ванную для совершения утренних процедур. На завтрак все четверо собрались в обеденном зале. В этот день вышла первая публикация о несправедливых арестах с участием Скримджера. Были напечатаны колдографии бумаг с подписью Министра и интервью свидетелей. В Министерство полетели вопиллеры. Кресло Министра Магии пошатнулось. У эльфов из почтовой службы семьи Слизеринов тоже царила суматоха - в огромных количествах стали приходить подарки на свадьбу. Их все нужно было проверить на проклятия и яды. Подарки переправлялись в Слизерин-мэнор, где после проверки в ответ отсылались благодарственные свитки на гербовой бумаге. Днем все занимались своими делами, хотя, по большому счёту, каждый был занят одним-единственным «делом»: пытался разобраться с мыслями и осознать новое положение. За ужином Гарри объявил, что после более тщательного обдумывания ситуации и во избежание недоразумений после разборок с Темным Лордом он решил принять пост главы Палаты Лордов и провести ритуал коронации в пятницу утром, а не в понедельник. Парень нервно барабанил пальцами по столу. - Гарри, не волнуйся, ты достаточно силен, чтобы стать королем, - сказал Драко. - Все ну просто великолепно. Теперь вместо «Уизли – наш король» будут кричать «Поттер – наш король», - съязвил гриффиндорец. Хохот Драко прокатился по обеденному залу. - Не заблуждайтесь, Гарри, форма правления Соединенного Магического Королевства является не конституционной монархией, как у магглов, а абсолютной. Никто не посмеет вас дразнить, - спокойно заметил Люциус. - А ты не забудь рассказать, Люц, что если в ходе ритуала магия не признает в Гарри истинного короля, то он не только лишится возможности возглавить Палату Лордов или занять в ней хоть какое-то место, но и обесчестит нашу семью. - Северус, прекрати, ты же видишь, что это невозможно. Гарри слишком сильный волшебник. Он самый сильный волшебник в нашем королевстве, а может, и не только в нем. Список вассалов ты видел, что еще, по-твоему, требуется? - Просто не нужно утаивать от будущего Правителя информацию. Он должен все взвесить, прежде чем ввязываться в очередную аферу. - Я в курсе всех деталей, дед и Зондер меня просветили, - вздохнул Поттер. - Завтра четверг, пора на занятия. Два дня так быстро пролетели, - задумчиво сказал Драко. Гарри почувствовал разочарование мужа, смешанное с возбуждением и какой-то безысходностью. Поттер задумался. Нотка возбуждения постоянно скользила в эмоциях блондина. Если Драко хочет близости..., но оставался вопрос, приставать сразу к двум одновременно или по отдельности? Если отдельно, то кто-нибудь может обидеться, а если вместе, он даже не знает, нравятся ли они друг другу, все-таки Снейп - крестный отец Малфоя. Ни Драко, ни Северус друг о друге не думали в этом смысле. Да и слишком сложные раньше у них были отношения, чтобы всем вместе так просто заваливаться на одну кровать для удовлетворения потребностей. Значит, следует разобраться с каждым в отдельности, а потом можно будет и объединиться. В эту ночь все трое будили друг друга кошмарами, пока Северус не принес зелье сна без сновидений. После этого они спокойно проспали до утра. Проснулись супруги почти одновременно, постепенно выплывая из сна от эмоций, приходящих по связи. Они присматривались друг к другу, как дикие животные при разделе территории. Наблюдали за привычками друг друга, стараясь не комментировать, чтобы не наговорить лишнего. На близость пока никто не претендовал, слишком многое стояло между ними – не было доверия. Даже просто ко сну в кровати с другим человеком нужно было привыкнуть, а что уж говорить сразу о двух супругах, неожиданно появившихся в жизни каждого. Триумфальное появление троицы на завтраке в четверг никого не оставило равнодушным. По настоятельным рекомендациям Люциуса Северус несколько изменил стиль одежды. - Для влияния на молодого супруга, являющегося старшим партнером в браке, необходимы хорошая внешность и модная одежда, - высокомерно заметил аристократ. Что можно было сказать в ответ на этот сокрушительный довод Лорда Малфоя? Снейп сам не раз учил студентов своего факультета тонкой науке манипулирования людьми. Так что подарком Люциуса на свадьбу молодоженам был новый гардероб для зельевара и рекомендации по уходу за собой в очень настойчивой форме. Чего стоило только: - Северус, ты на первом курсе даешь своим студентам заклинание для защиты волос и кожи от испарений зелий. Так почему сам пользуешься не им, а гелем для защиты волос? Про кожу и вовсе забыл. Добрался старший Малфой и до зубов друга. - Ты мастер зелий или кто? Неужели трудно сварить зелье, отбеливающее зубы, и эликсир для кожи, который добавляется в ванную? Для меня же ты его варишь. Но Снейпа было не пронять. Единственное, на что он согласился, это заменить защитный гель для волос на заклинание. В ответ на язвительные комментарии Люциуса зельевар ворчал: - Я же не женщина, чтобы всякие притирания использовать. Мою «красоту» ничем не исправить. Можешь оставить свои «комплименты» при себе, Люциус. Но Снейп изменился, несмотря на сопротивление. В четверг утром в Большой зал вошёл высокий, стильно одетый, помолодевший мужчина. Без банальности, конечно, не обошлось. В черный цвет одежды удалось добавить только слизеринские цвета - зеленый и серебряный. Шелковистые волосы и стильный покрой одежды сильно преобразил профессора. Гарри и Драко выглядели не хуже супруга. Студенты и преподаватели собравшиеся на завтрак замерли. Поттер решил, что в дверях зала самое удобное место для оглашения их замужества - не приходилось поворачиваться спиной к преподавателям. Поэтому он притормозил супругов, взяв их за руки и получив два удивленных взгляда, тихо пояснил: - Здесь удобное место для оглашения. Получив согласные кивки, Гарри навел на себя заклинание «сонорус». - Здравствуйте, уважаемые дамы и господа, леди и джентльмены, - уверенно проговорил Поттер. Его голос разнесся на весь Большой зал. Спасибо деду за науку светского общения. - Позвольте представить моих супругов: Северуса Тобиаса Слизерина-Гриффиндора-Рейвенкло-Поттера-Блэка-Мерлина-Снейпа Лорда Принца или профессора Слизерина и Драко Люциуса Слизерина-Гриффиндора-Рейвенкло-Поттера-Блэка-Мерлина-Малфоя или мистера Слизерина. Драко и Северус поклонились. Раздались бурные аплодисменты и крики разного характера. Равнодушным не остался никто. В этом шуме профессор Слизерин, кивнув директору, летящей походкой направился к своему обычному месту за столом преподавателей, а Гарри и Драко - к столам своих факультетов. Почти все слизеринцы получили приказ от родителей вести себя дружелюбно - о вассалитете своего рода и других родов к семье Слизеринов знали все. Поэтому Драко встречали с улыбками на лицах и поздравлениями. Гарри же встретили иначе. Уизли стал кричать о предательстве, Джинни даже не посмотрела в его сторону, а Гермиона, неодобрительно поджав губы, поинтересовалась, как он мог выйти замуж за людей, с которыми столько враждовал. На последок девушка язвительно добавила, что раз Невилл стал его свидетелем, то, наверное, он и является лучшим другом, а вовсе не они с Роном. За истерикой гриффиндорцев с интересом наблюдал весь зал. Колин периодически щелкал колдокамерой. На всё это Гарри с прохладной усмешкой ответил, что поэтому они и не присутствовали на свадьбе - не хотелось превращать торжественное мероприятие в склоку. Потом герой под перекрестными взглядами всех собравшихся отошел в конец стола, от (наконец-то) уже бывших друзей к Невиллу, и, поздоровавшись, принялся за еду. Рон, сотрясаясь от ярости, выкрикнул на весь зал: - Ты даже кривишься теперь так же как Малфой. Поттер проигнорировал бессмысленный выпад Уизли, тихо переговариваясь с Лонгботтомом. Слизеринцы, наблюдая за сценой, только усмехались, а Дамблдор даже не пытался успокоить студентов, он только хитро сверкал очками и улыбался. Ну, и, конечно же, первой парой - ну кто бы мог подумать! - было сдвоенное зельеварение Гриффиндора со Слизерином. Гарри и Драко сели за одну парту. Когда началась практика, Северус стал периодически цеплять старшего супруга, как обычно, но в этот раз у него смеялись глаза, и замечания были скорее саркастическими, чем злобными, хотя другим гриффиндорцам так не показалось. Уже на втором комментарии о «великом» уме и непревзойденных способностях спасителя мира плечи Поттера стали трястись от сдерживаемого смеха. Через пять минут заливистый хохот Гарри и Драко звенел на всю аудиторию. Слизеринцы понимающе улыбались, а гриффиндорцы, кто недоумевал, а кто и злобно поглядывал на эту картину. После двойного «энервейта», в котором захлебнулся смех парней, и показательно злобного рыка зельевара урок продолжился. Снятие двадцати баллов с Гриффиндора вызвало у Гарри только улыбку. Кому нужны баллы, когда в пятницу предстоит коронация, а вскоре после этого встреча с Темным Лордом. За обедом Гарри снова сидел с Невиллом, рядом устроились братья Криви, Майкл Корнер, Симус Финниган и Дин Томас. - Гарри, почему на зельях ты смеялся над оскорблениями профессора Слизерина, - спросил Невилл. - Да какие там оскорбления, это была шутка, Невилл. Ты же чистокровный, наверняка знаешь все особенности магического брака? – спросил Поттер. Все вокруг внимательно слушали разговор. - Да, конечно, но какое отношение это имеет… - Супруги чувствуют эмоции друг друга, он шутил. Это было очень забавно. Все уставились на Поттера. - Снейп шутил, - тупо повторил Симус. - Теперь он Слизерин, как и Гарри, - сказал Майкл Корнер. - Гарри, а правда, что ты старший партнер в браке? - Колин, ты же был на церемонии, почему спрашиваешь? – закатил глаза Гарри. - Ну, я не очень-то разбираюсь в церемониях, - пробормотал Криви. Получив одобрительный кивок Поттера, заговорил Невилл: - Да, Гарри старший, он же первый начал говорить слова обряда, начинает всегда старший. - Но ведь профессор Слизерин старше Гарри, - наивно спросил Денис Криви, устроившийся рядом с братом. - Имелось в виду, старший в браке не по возрасту, а по положению. Профессор Снейп и Малфой к своим добавили фамилии Гарри, - сказал Невилл. - О-о-о… После обеда троих супругов вызвал к себе Дамблдор. Оказалось, что кабинет директора заполнен людьми из Ордена Феникса. Гарри, увидев такую картину, сразу испросил разрешения воспользоваться камином, радуясь, что заранее предусмотрел подобную ситуацию, и договорился с управляющим об организации охранных услуг. Он быстро пригласил на встречу сначала Люциуса, а потом и Зондера, который явился с охраной из пяти гоблинов и шести высших вампиров. Все произошло в течение нескольких минут, пока Северус отвлекал всех пространными разговорами. Когда Дамблдор попытался возмутиться, а орденцы достали палочки, вампиры быстро заслонили собой Слизеринов. Теперь уже все присутствующие, кроме гоблинов держали палочки в руках. Этот невысокий народ имел свою неповторимую магию и колдовал без вспомогательных артефактов, наподобие домовых эльфов. Гарри заявил, что он является владельцем Хогвартса и имеет полное право вызвать личную охрану, своего управляющего и членов семьи на встречу с директором школы, особенно, если учесть присутствие в замке посторонних. И если они сейчас же не опустят палочки, то он отрегулирует защиту Хогвартса таким образом, что нарушители порядка больше не смогут сюда попасть без разрешения хозяина. Дамблдор попытался сгладить ситуацию, успокоил своих сторонников, и все дружно расселись в кресла. Охрана Гарри встала у них за спиной. Директор, улыбаясь, предложил Поттеру чай. Гарри решил, что с такой поддержкой можно и повеселиться. Легкое свечение над чайником указывало на наличие магических примесей. Интересно, что там: Веритасерум или какое-нибудь подавляющее волю зелье? Усилив обоняние, юноша ничего не уловил. Восприятие запахов пришлось сразу привести в обычное состояние. От некоторых мужчин сильно несло немытым телом, от кого-то даже перегаром. Взяв чашку, он протянул ее Северусу. Зельевар, посмотрев на хитро улыбающегося супруга, достал палочку и произнес заклинание. Название компонентов и зелья поплыли в воздухе светящимися буквами. Все увидели, что в чай был добавлен Веритасерум. - Председатель Визенгамота нарушает закон, применяя Веритасерум без санкции и предупреждения ответчика, как нехорошо, директор, - растягивая слова, произнес Люциус. Молли Уизли ахнула и стала громко возмущаться, близнецы жестами показали свое восхищение, Люпин издал возмущенный рык, а Хмури заорал что-то про Пожирателей и предателей, но в поднявшемся шуме было не разобрать. Гарри щелкнул пальцами и звук исчез. - Прошу прощения, дамы и господа, но я пришел на встречу с директором и хотел бы поговорить с ним в спокойной обстановке. Если что-то не нравится, выход вы знаете где, - преувеличенно спокойно произнес Гарри, непроизвольно, от волнения, наполнив кабинет магией. Сила была настолько ошеломительной, что даже Дамблдор не сумел скрыть изумления. Магическое ядро каждого волшебника в кабинете отозвалось на призыв к подчинению сильнейшему. Все замерли, даже Малфои и Снейп. Такой мощи юноши супруги еще не испытывали. Во время завершения соединения, когда магическая волна охватила всю ближайшую территорию, концентрация магии была ниже. Драко часто задышал и принялся успокаивающе поглаживать Гарри по спине. Поттер вздохнул, расслабляясь, и снял заклинание безмолвия с магов. Молчание затянулось. Все пытались прийти в себя. Гарри не выдержал, эта ситуация уже успела надоесть. - Что вы хотели от нас, профессор Дамблдор? – поинтересовался юноша. Директор прочистил горло и начал: - Гарри, мальчик мой, - Драко хихикнул, а Люциус строго посмотрел на сына. – Я хотел узнать, что произошло тем утром, в день вашего исчезновения. И почему в такой спешке был заключен магический брак? Все уставились на Гарри. - Профессор Дамблдор, то, что произошло утром третьего сентября, можно считать семейной ссорой, подробности которой не следует обсуждать вне семьи. Могу только сказать, что впредь мы постараемся перенести семейные разбирательства в наши личные апартаменты и в свободное от занятий время. А что касается поспешности брака, с чего вы так решили? Все было запланировано заранее. Просто в известность решили никого не ставить. Вы ведь знаете, как я не люблю публичности, - и Гарри так очаровательно улыбнулся, что у Хмури свело зубы от невозможности врезать по лицу этому наглому мальчишке. Но какая сила. Никто не посмел возразить Поттеру ни слова. Все, на что оказался способным директор, это поблагодарить за визит и попросить предупреждать об исчезновениях, чтобы никто не волновался. На что Гарри ответил, что их не будет в школе в пятницу, субботу и воскресенье. Свадьба и все такое, знаете ли. Поттер с трудом сдерживался, чтобы не рассмеяться. Спокойствию нисколько не способствовало дикое веселье супругов, ощущаемое через связь. - И еще, сэр. Если соберетесь приглашать нас на встречу, предупреждайте заранее. - Но Гарри, Северус пока еще работает здесь преподавателем, возможно, нам потребуется обсудить школьные дела. - Профессор Дамблдор, поскольку вы пока еще работаете здесь директором, и школа находится в замке, являющимся моей собственностью, вам будет нетрудно заранее известить о планирующемся собрании преподавателей либо как минимум за полчаса перед встречей послать записку профессору Слизерину, заранее предупреждая о встрече и волшебниках, которые будут присутствовать на ней. Соответственно, профессор Слизерин имеет право брать с собой сопровождающих на встречу с вами. Это не противоречит уставу школы. А вы, приглашая на встречу с учениками школы столько посторонних людей, подталкиваете нас к вопросу: зачем эти маги находятся в данный момент здесь? Из кабинета директора они вышли с помпой. Вся группа прошла до ближайшей двери-перехода в Слизеринскую башню, и уже у камина Гарри поблагодарил Люциуса и Зондера с охраной за столь быстрое прибытие и поддержку в трудную минуту. Оставшись одни, они сначала некоторое время смотрели друг на друга, а потом принялись истерично хохотать. - О-ох, Гарри, это надо было видеть, - простонал Драко. А Северус неожиданно крепко обнял парня, глубоко целуя. Гарри застонал от наслаждения. Одна рука мужчины гладила его шею, другая обхватила талию. Сзади прижался Драко и обнял сразу обоих супругов. Блондин стал тереться носом об ухо Гарри. Когда поцелуй прекратился, Поттер подрагивал от возбуждения. Пробормотав что-то про коронацию, покрасневший от смущения парень поспешно вышел из зала, чувствуя, как его преследуют взгляды супругов. Драко, посмотрев на Северуса, сказал: - Как он покраснел, как будто ни разу ни с кем не целовался. - Тем приятнее будет его соблазнять, - усмехнулся Снейп. Гарри тем временем, спрятавшись в кабинете, недоумевал, почему так быстро убежал от супругов, как будто совсем не имел опыта. Покраснел, как хаффлпаффка на первом свидании, а ведь брачная ночь была далеко не скромной. Хотя там он про удовольствие совсем не думал. Тогда Гарри думал, как бы не покалечить супругов, настолько сильна была ярость и дикое желание. А теперь Северус целует его, Драко прижимается сзади, а Гарри все ждет от них каких-нибудь язвительных замечаний и насмешек. Он прислушался к мыслям Северуса и Драко. Как интересно. Их обоих охватил азарт. Сработал инстинкт охотника, когда жертва убегает, ее надо поймать. А это даже неплохо. Пока они его ловят, сами не заметят, как Гарри их окрутит. Поттер раскачивался в кресле, задумчиво улыбаясь. Игра началась. Глава 13. Больше в этот день ни Гарри, ни Драко на занятия так и не пошли. Нужно было подготовиться к коронации: посетить Зондера, обговорить все детали, заказать одежду, то есть навестить своего стилиста во Франции. Малфой напросился его сопровождать. А Снейп отправился учить детей. Его занятия никто не отменял. Управляющий направил прошение о полном сборе Палаты Лордов на завтрашнее утро в связи со вступлением в их ряды нового члена совета. О том, что это Лорд Слизерин, никто не говорил, но многие догадывались после статей о свадьбе с перечислением всех его титулов. Гоблин также подготовил официальные бумаги со списком семей, находящихся в вассальной зависимости к Лорду Слизерину, и упоминанием частичной вассальной зависимости волшебных народов. Управляющий прочитал для Гарри формулу претендента на престол магического Соединенного Королевства Великобритании и Ирландии. Если его притязания обоснованы, то после произнесения ритуальной фразы либо состоится коронация, либо окажется, что правителем он быть не может. Благодаря артефакту Рейвенкло Гарри запомнил все особенности церемонии с первого раза.Мантия и одежда претендента на трон должны были быть темно-синего и черного цветов. Если все пойдет нормально, то на одежде в ходе церемонии появятся символы Правителя, а на лбу и пальце - Призрачные регалии. В таком облачении был запечатлен Мерлин на картинах. У супругов короля тоже должны появиться Призрачные регалии принцев-консортов, как младших супругов короля, состоящих в магическом браке.Наконец настало утро пятницы. Гарри в сопровождении свиты, состоящей из супругов, трех охранников-вампиров и мистера Зондера, прибыл в Министерство Магии. Народу в холле оказалось очень много - к началу рабочего дня прибыли сотрудники. Из огромного камина появлялись все новые люди, которые, только увидев Гарри со свитой, останавливались и не спешили расходиться. Сначала, на пропускном пункте их вообще пускать в сопровождении вампиров отказались. Но после предъявления пропуска, высланного в ответ на запрос о сборе Палаты Лордов, не стали проверять даже палочки, пустили безоговорочно. Цвета одежды Поттера сразу дали понять, что он не простой претендент. По толпе, наполнившей Атриум, волной пошел шепот, слышались удивленные возгласы. Где-то даже мелькнула вспышка колдокамеры.Гарри целенаправленно выпустил свою магию, мягко раздвигая толпу и освобождая для них проход. Их группа торжественно прошла через огромный холл Министерства и скрылась в коридорах. После этого поднялся шум, все обсуждали их появление и значение цветов одежды Лорда Слизерина.Ехать в лифте не пришлось: вход в Палату Лордов находился на первом этаже. Гоблин показывал им дорогу. - Любите вы торжественные появления, Поттер, - съязвил Снейп.- Да, жить не могу без поклонения великому Гарри Поттеру, - хихикнул гриффиндорец.- Прекратите цапаться, сейчас не время, - пробурчал Драко.Маленькая пикировка сняла напряжение. Подойдя к вратам Палаты, все были уже спокойны. Гарри активизировал заклинание показывающее время, было без одной минуты девять. Они пунктуальны. Открыв двери магией, ровно в девять Гарри, Северус и Драко вошли в огромный зал Палаты Лордов. Охрана и гоблин остались снаружи. Драко нес в руках документ со списком вассалов, а Северус – документ-заявление на трон. Поттер, когда узнал, что есть форма заявления на трон, посмеялся над тем, что это похоже на заявление от родителей о разрешении на поход в Хогсмит.Все члены Палаты замолчали при их появлении. Зал был квадратным. Вдоль трех стен размещались трибуны, большая часть которых пустовала. Это были места Лордов волшебных народов, изгнанных из Палаты: вампиров, гоблинов, гномов, эльфов и дроу. Вейлы никогда не входили в совет Лордов из-за своей разобщенности и неспособности контролировать свое притяжение до нахождения партнера. Оборотни были столь же разобщены, как и вейлы, но при этом еще и не имели единой власти, поэтому они тоже были исключением. Все члены Палаты Лордов были в мантиях синего цвета.По центру одной из стен был вход в зал, а напротив него на возвышении находился пустой, вот уже более трехсот лет, трон Правителя. Ниже, по обе стороны находились два кресла Советников - они были заняты. По центру зала на полу располагалась пентаграмма с рунами. Каждый новый член Палаты Лордов проходил через ритуал заявления, и только если древняя магия этого ритуала принимала заявителя, то он занимал свое место. Редко, но случалось, что заявитель был отвергнут. Это являлось большим позором для семьи. После этого отклоненный претендент не мог устроиться на работу в правительственные структуры. В тишине Гарри уверенно прошел по залу и встал в центр пентаграммы лицом к трону. Раздались дружные удивленные вздохи, но никто не посмел прервать ритуал. Это означало, что парень либо займет трон, либо не займет никакого другого места в Палате. Видимо, все ожидали от Лорда Слизерина более скромного ритуала заявления - на место в Палате Лордов. Тогда Гарри встал бы в пентаграмме лицом к ним, почтенным членам Палаты Лордов.Драко и Северус положили документы на соответствующие руны пентаграммы и встали рядом с ними за пределами круга.- Я - Гарри Джеймс Мерлин Лорд Слизерин, Лорд Гриффиндор, Лорд Рейвенкло, Лорд Поттер, Лорд Блэк заявляю права на трон Соединенного Королевства Великобритании и Ирландии, на пост Главы Палаты Лордов…Далее шла длинная ритуальная фраза на древнем языке, которую Поттер произнес по памяти, только приблизительно понимая значение незнакомых слов. Сработал артефакт-переводчик. Нормальному переводу, видимо, мешал ужасный акцент. Но если учесть, что язык давно уже был мертвым, акценту удивляться не приходилось. Но древняя магия откликнулась, не обращая внимания на такие мелочи, как акцент. Гарри окутало яркое свечение, в какой-то момент его совсем не стало видно, а маги прикрыли глаза рукой, настолько ярок был свет. А потом последовал всплеск силы невероятной мощи. Зародившись в центре зала, с каждой секундой разрастаясь и набирая силу, через всё королевство покатилась волна магии, достигая самых отдалённых уголков, накрывая всю страну. Когда свет схлынул, все увидели, что по одеждам теперь уже Правителя змеится золотая вязь рун. А на подоле черных мантий его супругов появились серебряные символы принцев-консортов - вторых лиц в королевстве. Если ритуал успешно завершился, то на нем должны появиться Призрачные регалии, кольцо и венец. Эти символы власти являются знаком того, что трон примет короля. Гарри посмотрел на левую руку. На среднем пальце, рядом с обручальным кольцом, мерцал перстень Правителя. Северус и Драко тоже рассматривали регалии консортов. Головы супругов охватывали обручи из белого золота. В центре лба, в обрамлении металла находился большой прозрачный камень, переливающийся при каждом движении. Значит, все прошло, как положено. Гарри уверенно прошел к трону и занял его, обратив внимание на то, что кресла советников сдвинулись, а на возвышении, рядом с троном короля, появились еще два небольших трона, видимо, для его супругов. Северус и Драко подняли с пола изменившиеся после ритуала документы и отнесли их к поднявшимся с кресел советникам. Все в зале стояли. Когда Гарри сел на трон, по Палате прокатился звон, как от лопнувшей струны. Взорам магов открылось, что на лбу Короля находится венец, одна из двух частей легендарных Призрачных регалий Правителя. В центре лба располагался большой темно-синий прозрачный камень, в котором по спирали закручивались звезды Млечного пути. Оправа была золотой и от камня зубцами уходила до кромки волос. Обруч обхватывал лоб Правителя, уходя под волосы. Второй частью являлся призрачный перстень с королевским гербом, мерцание которого после ритуала коронации уже ослабело, но было достаточным, чтобы привлечь внимание почтенных Лордов.После того, как принцы-консорты отдали документы Советникам и сели по обе стороны от короля, все поклонились в приветствии. Смотрелось это очень торжественно. Снова мелькнуло несколько вспышек, но колдографов видно не было. Вероятно, сработало заклинание. В зале сидели только трое, но так полагалось по ритуалу, поэтому Гарри не дергался. После церемонии как-то изменилось восприятие. Его сила пела. Поттер всем своим естеством ощущал власть над подданными. Но если раньше, еще в прошлом году, это тяготило бы юношу, то сейчас почему-то было очень легко. Создавалось ощущение цельности. Он обрел себя, до конца ощутил свое предназначение.Советник справа стал читать свиток, врученный ему Северусом. Заявление преобразилось в документ «О коронации Гарри Джеймса…». Были зачитаны все его титулы, только в начале, перед именем прибавилось слово «Король». Когда мужчина огласил имена принцев-консортов, назвав их соправителями, все изумленно вздохнули. В королевстве мог быть только один король. То, что магия признала супругов монарха соправителями было невероятно, и даже абсурдно. Само понятие «принц-консорт» подразумевало под собой, что муж или жена Правителя не имеет никакого отношения к управлению королевством. Структура власти, по сути, не изменилась – в королевстве по-прежнему царила абсолютная монархия, только раньше советники короля имели больше власти, чем супруги, а сейчас стало иначе. Мужчина, стоявший слева от трона, принялся зачитывать список родов, находящихся в полной вассальной зависимости по отношению к королевской семье. Это затянулось надолго. После окончания чтения коронационных свитков их забрали супруги короля. Такие документы всегда хранились в сейфах в качестве семейных реликвий. Гарри подал знак присаживаться, и все члены Палаты Лордов расселись по своим местам. Зондер заранее показал несколько обязательных жестов, которыми Правитель обозначал переход от одного действия к другому, например, конец заседания либо переход к обсуждению другого вопроса. Эти жесты использовались не только на собраниях Лордов, но и при дворе короля.Пока все отходили от шока, Гарри успел переговорить со своими советниками. Они оба встали перед троном и, когда Северус представил их, поклонились королю. Первым советником был Лорд Забини, вторым Лорд Нотт. С Ноттом они уже встречались во время битвы в Министерстве. С Забини это была первая встреча. Гарри был знаком только с его сыном Блэйзом, который был свидетелем со стороны Драко на свадебной церемонии. Оказалось, что на сегодняшний вечер был запланирован сбор Палаты Лордов. А поскольку собрание состоялось раньше, разумно было обсудить сейчас все вопросы. Темой сбора должно было быть смещение с поста Министра Магии мистера Скримджера, особенно после вчерашней публикации в газетах, которая раскрыла махинации с подделкой судебных и финансовых документов. Репутация Руфуса Скримджера была окончательно испорчена. Гарри улыбнулся и нашел глазами Люциуса, занимающего одно из мест в Палате Лордов, и внес кандидатуру старшего Малфоя на пост Министра Магии. Уже через час, почти единогласно был назначен новый Министр. Положение Малфоя, которое и до этого было высоким благодаря безупречной родословной, множеству связей и богатству, ещё более упрочилось после того, как его сын вышел замуж за национального героя Гарри Поттера, теперь еще и оказавшегося истинным Правителем. Разумеется, тот факт, что кандидатуру Люциуса предложил сам король, не мог не оказать влияния. Скримджер, присутствующий здесь, ничего не мог поделать. Он, являясь умным человеком, признал поражение без сцен. Ставленник Дамблдора был смещен. Следующим пунктом по плану Поттера было оглашение указа о помиловании своих вассалов за прошлые деяния. Этот момент долго обсуждался сначала с Мерлином, потом с Зондером, Малфоями и Снейпом. Помилование для Пожирателей Смерти…, но продолжать войну, следуя глобальному плану Альбуса Дамблдора, Гарри не собирался. Огласить указ король поручил Лорду Забини, во избежание лишних сплетен, так как Лорд Нотт входил в список помилованных за все прошлые деяния. А род Забини находится в нейтралитете. Последовало долгое чтение с очередным перечислением всех титулов вассалов и публичное заверение Королевской Призрачной печатью (Гарри просто поставил оттиск на свитке перстнем и расписался). Закончилось собрание как раз к обеду. Поттер отвел Нотта в сторону и назначил срочный сбор всех вассалов, носящих темную метку, на пять часов в поместье Малфоев, рекомендовав жен и дочерей оставить дома, взять с собой только мужчин рода, уже достигших пятнадцатилетия и посоветовав каждому взять с собой лечебные зелья. Нотт внимательно посмотрел в глаза Короля, поклонился, давая свое согласие. Гарри вручил ему магически заверенный приказ. При оглашении такого указа посланником сюзерена вассал не может отказаться от встречи - срабатывает магия клятвы. В свитке было не только место и время прибытия, но и повеление о неразглашении. Многие главы призванных родов находились сейчас в Министерстве: кто в Палате Лордов, а кто в отделах на работе. По мере извещения они отсылали сов с письмами и порт-ключами в Хогвартс и другие места для переноса родственников в Малфой-мэнор. Люциус помогал Лорду Нотту, вызывая некоторых через камин прямо в Министерство. Они оккупировали кабинет Министра, даже не дав забрать Скримджеру свои вещи, через секретаря пообещав выслать их с совой. Из Министерства Гарри, Северус и Драко ушли через запасной выход, созданный как раз для таких случаев. Вместе с охраной они аппарировали в Малфой-мэнор. Северус и Драко вели себя тихо, почти не высказывая своего мнения, только поддерживая Гарри. Юноша с благодарностью посмотрел на супругов, за что получил ободряющие улыбки. В словах нужды не было.События ускорялись. По плану Люциус должен был стать Министром гораздо позже. Драко уже связался через камин с Зондером, который сразу после сопровождения Гарри в зал Палаты Лордов ушел по своим делам. Гоблин обещал прибыть через полчаса для подготовки к ритуалу снятия темной метки. Можно было снимать метку с каждого, но народу было слишком много. Гарри решил использовать общий ритуал, но для этого ему требовалась помощь, заклинание читалось двумя магами. При поиске ассистента выбор пал на управляющего, как на надежного помощника, имеющего большой опыт в проведении ритуалов.В половине пятого появились Люциус и Нотт. Они рассказали о проделанной работе. Назначить встречу удалось почти всем главам вассальных родов.- Ваше Величество, не придут только Руквуд, Рудольфус и Растабан Лестрейнжи и Долохов. Они у Темного Лорда, - сказал Люциус.- Гарри, Люциус, мы же договорились, - сказал юный Правитель.Старший Малфой поклонился.- Для меня большая честь называть Вас по имени, Гарри.«Опять что-то с этикетом. Ах да, чести называть короля по имени удостаиваются только приближенные. Это считается знаком королевской милости. С ума сойдешь с этими выкрутасами. Нужно будет последить за тем, что говорю. А то опомниться не успею, как опять во что-нибудь вляпаюсь», - мрачно подумал Гарри.- А Беллатрикс будет?- Да, - ответил Люциус и внимательно посмотрел на короля.Всем было любопытно, что же юноша запланировал, но на завуалированные вопросы никто не получил четкого ответа. Мальчик-который-выжил с невинной улыбкой и большими зелеными глазами превратился в Правителя. Изменились манеры, внешность, сила. Поттер даже на вопросы отвечал теперь в духе, свойственном скорее Дамблдору, чем наивному герою. Как будто летом парень снял одну маску и надел другую. Теперь это был харизматичный лидер. Он увиливал, язвил, мог легко вступить в шуточную потасовку, но в определенный момент даже вопросов не возникало, кто сейчас будет решать, что делать дальше. Концентрация магии, шедшей от Поттера, покоряла, хотя на Северуса и Драко магия мужа действовала по-другому. Она их скорее привлекала, нежели подавляла. Видимо, сказывалась связь. У профессора на лице было написано недовольство, но за многие годы работы шпионом он привык к получению информации окружными путями. Если бы Снейп не мог быстро менять линию поведения, то был бы уже мертв. Сейчас шла большая игра, а пешка оказалась королем. Мужчина не выражал вслух свое недовольство, зная, что Гарри в курсе его эмоций.Зал, в который их привел Малфой, был огромен. В конце помещения стоял трон. И когда только Люциус успел, видимо, еще до коронации. Роскошное кресло представляло собой копию трона в Палате Лордов. Массивное мягкое сидение и спинка темно-синего цвета с золотыми рунами власти. Над спинкой золотом красовался герб Правителя. Подлокотники тоже были золотые, с темно-синими мягкими вставками. Все для удобства короля. Тронов для супругов не было. Такого исхода ритуала никто не ожидал. Обычно должность соправителя у младшего супруга или супруги короля была номинальной. Еще ни разу рядом с троном в Палате Лордов не появлялись другие. Но поскольку магия так решила… Гарри взмахнул рукой, и появились два трона поменьше. Они были черные с серебряной вышивкой и серебряной отделкой.Время подходило. Гарри, Северус и Драко устроились на своих местах. Охраны было не видно, но поместье буквально наводнили вампиры, которых привел Зондер. Гоблины часто для заключения сделок на выезде использовали ночных охотников в качестве охраны.Люциус встречал гостей. Домовые эльфы провожали семьи в зал. По мере того, как они входили, Драко называл фамилии. - Лорд Кребб с сыном, Лорд Гойл с сыном и братом. Сыновей ты знаешь. Лорд МакНейр с сыном и сводным братом. Его брат Джонатан, ровесник сына, учится в Дурмштранге. Лорд Эйвери, с сыном, дядей и племянником.Маги входили в зал, приближались, и те, кто был не в курсе, замирали, поняв, кто сидит на троне. Было интересно наблюдать, как до них доходит, какое положение теперь занимает их сюзерен, Лорд Слизерин, всем известный как Гарри Поттер. Те, кто присутствовал при коронации, просто сразу кланялись и становились на колени. Их дети и другие члены семьи сначала с удивлением оглядывались, а потом следовали примеру главы рода. Старшие вассалы из тех, кто не входит в Палату Лордов, первыми понимали значение венца на лбу юноши и преклоняли колени. Потом они шипели на младших. Наследники тоже оказывались на коленях, еще не понимая, почему. Когда их, также шепотом, просвещали, что перед ними находится не просто Гарри Поттер, Лорд Слизерин, но и коронованный Правитель, глаза парней начинали наполняться ужасом, удивлением и недоумением – в зависимости от умственных способностей. Появились Кэрроу, Роули, Гринграсс, Паркинсон, Нотты. Постепенно зал наполнялся народом, а Гарри напрягся в ожидании Беллатрикс. Драко называл все новые и новые фамилии. Некоторые главы семей пришли с женами, это значило, что у этих женщин есть метки. Поттер не пытался узнать имена всех родственников. Все равно это было неофициальное представление. Почти всех этих людей он ни разу не видел. Даже в видениях, когда Гарри невольно оказывался в голове Волдеморта на собраниях, Пожиратели чаще всего были в масках.Все вели себя тихо. Только прибывающие говорили, но, появившись в зале, где все стояли на коленях, они замолкали и сначала быстро принимали такое же положение, а уже потом пытались понять, в чем же, собственно, дело. Соседи доводили ситуацию до их сведения, почти не слышимым шепотом. Потом поток прекратился. Было удивительно, сколько народу пришло. Гарри ждал Люциуса. Наконец он появился, за ним шла Лестрейндж.Насчет этой безумной у Поттера были сомнения. Ее хотелось просто убить, но парень собирался следовать своему плану, сформированному не без помощи деда. Идея была проста. Войны с него достаточно. Так же, как и безумных планов Дамблдора, в которые эта война входила. Гарри решил все сделать иначе, сломать ход событий кардинально. Это решение далось ему тяжело. Смерти родителей и крестного, смерти других людей. Но он не собирался начинать свое правление с казней и убийств, да и слишком просто это было для некоторых. А насчет Беллатрикс Поттер сомневался не потому, что она вышла из рода Блэков. И Блэки, и Лестрейнджи были вассалами Слизеринов, просто Гарри подозревал её в неадекватности суждений. Женщина спокойно зашла в зал и, увидев коленопреклоненных соратников, тоже сначала хотела встать на колени. Просканировав ее, как и всех входящих в помещение, Гарри понял, что Белле, в отличие от других, Люциус ничего не сказал о причине сбора, он не зачитал Леди Лестрейндж приказ короля. Увидев Поттера, сидящего на троне, она вскрикнула, выхватила палочку и завопила:- Авада кедавра!Глава 14. Никто ничего не успел сделать, только на пути луча появились два вампира-охранника. В ту же секунду Гарри отбросил их магией в сторону. Он почти ожидал этого, смерть ему не грозила в любом случае, магия защитит его от взбунтовавшегося вассала, а были еще и артефакты. Все замерло. Дернулись Драко и Северус, пытаясь прикрыть его, но им не удалось сдвинуться, так же, как и Теодору Нотту. Зеленый луч, долетев до короля, врезался в появившуюся защиту и в несколько раз быстрее отлетел обратно, поменяв свой цвет на темно-фиолетовый. Попав в женщину, он был поглощен ее телом. Белла упала на колени. Ее глаза на миг затуманились и поменяли выражение. Все лицо расслабилось. - Чем могу служить, хозяин? – хрипло спросила Лестрейндж. Все содрогнулись, на лицах волшебников был написан ужас. Гарри освободил от магических пут Драко, Северуса, Теодора Нотта и вампиров. - Добрый вечер, - спокойно произнес Гарри.Вассалы, стоя на коленях, прогнулись, поклонившись.- Добрый вечер, Ваше Величество, - прозвучал нестройный хор голосов. - Кто-нибудь еще желает проявить героизм и напасть на своего сюзерена и короля? Или все осознали ституацию? - Нет! Понятно, Ваше Величество, - вразнобой проговорили маги. У всех головы были опущены. Никто не смел посмотреть в лицо парню, которого столь долго пытались убить.Люциус стоял посреди преклоненных магов и явно не знал, куда ему податься. Поттер взмахнул рукой, и со стороны Драко появилось шикарное кресло слизеринской расцветки. Жестом король пригласил Лорда Малфоя занять почетное место, краем глаза заметив довольную улыбку Драко. По связи прокатились благодарность и радость. Гарри постучал пальцами по золотым изгибам на подлокотнике трона. Ему совсем не хотелось, чтобы маги стояли перед ним на коленях, но этого требовала ситуация. - Белла, отойди от всех туда, - показал Гарри рукой на пустое пространство сбоку от трона, - и палочку прихвати. - Да, хозяин.Женщина подскочила и осмотрелась в поисках палочки. Ей подали искомое, и новообращенная рабыня быстро переместилась в указанное место, на пол. Тут ее плечи стали вздрагивать, из горла донесся вой.- Хозяииииин, яааа… плооохаяааа рабыняяяааа….Гарри вдохнул. Не судьба ему произнести нормально торжественную речь. - Северус, введите всех в курс дела. Юноша встал и направился к воющей вражине. Лучше бы он ее убил. - Вы сегодня получили приказ явиться перед сюзереном. Политическая ситуация изменилась, дамы и господа, - начал Снейп. Гарри присел на корточки рядом с Беллой и вовремя схватил ее за волосы. Женщина собиралась с размаху удариться головой об пол. Запрокинув ей голову, Поттер без жалости посмотрел ей в глаза. - Я запрещаю тебе вредить своему здоровью любым способом. Теперь ты будешь отзываться на имя Белла. Твоей задачей будет помощь по хозяйству и послушание. Я приказываю тебе верой и правдой служить роду Слизеринов. Подчиняться во всем будешь домовому эльфу Дитэну. Дитэн!Возглас короля и хлопок прервал речь Северуса. Гарри подал знак, что все нормально, и продолжил разбирательство.- …издал указ о помиловании всех вассалов королевского рода. Сегодня вам уберут метку…- Здравствуйте, хозяин, - поклонился эльф. - Добрый вечер, Дитэн. Хочу отдать под твое начало рабыню, Беллу. Она принадлежала к семье вассалов нашего рода, но попыталась убить меня. Магия ее наказала, теперь она рабыня. Я запретил ей вредить себе любым способом. Если заслужит наказание, сам решишь, как поступить. При телесных наказаниях обязательно вылечивайте все последствия сразу. Никаких тяжелых физических увечий. Полноценный отдых каждый день. Трехразовое питание. Нормальная одежда. Чтобы никаких наволочек и простыней. Что еще? Ах да, палочка.Парень выхватил из дрожащих рук женщины волшебную палочку и поднялся. Нужно было наложить на нее ограничивающие заклятия, но он ни о чем подобном не читал. Гарри окинул взглядом зал. Все внимательно слушали Северуса.- … требуется лояльность…Поттер перевел взгляд на Драко и снял блоки со связи. На него оглянулись сразу оба мужа, но Снейп не прервался ни на минуту, а Малфой подошел. - Драко, ты знаешь, как накладывать ограничения на палочку?- Да, Гарри. Но отец справится с этим лучше. Вопрос быстро уладили и отправили Беллу с эльфом в Мерлин-мэнор, приказав не выпускать рабыню на публику и давать отчеты о её состоянии каждую неделю в течение месяца.Поттер сел обратно на трон, и Северус замолчал. Затем он тихонько в двух словах сказал, о чем шла речь.- Есть ли такие, кто не согласен подчиняться вассальной клятве, данной моим родам вашими предками? По залу пошла волна возмущения. Этот вопрос был на грани оскорбления чести рода. С другой стороны, каждый из них ждал от Поттера скорее расправы, чем мирной беседы. Теперь, находясь в одном помещении с королем, все поняли, что за магическая волна встряхнула недавно все королевство. А кому, как не им, потомственным аристократам, знать, что может произойти, если какой-нибудь идиот пойдет против истинного Правителя и сюзерена, Беллатрикс стала ярким тому примером.Быстро просканировав магов, Поттер обнаружил сильное недовольство только в одном месте. Оно шло от Лорда МакНейра. И тут же стала ясна причина этого возмущения. У него была травма от темного проклятия. Сильно болело колено. Эх, видно пришло время опробовать живой огонь. Гарри вспомнил рассказы Мерлина о событиях, поспособствовавших появлению живого огня в замке Четырех основ. Огонь принадлежал другому магу, но род вымер, а замок был уничтожен. При таком раскладе, если не находится новый хозяин, предложивший кров, огонь переходит в дикое состояние. Деду повезло, он успел предложить кров, пригласив живой огонь к себе в замок древней формулой, которая считалась утерянной на сегодняшний день. Самое интересное заключается в том, что хозяин замка может вызывать этот огонь в любое место, к себе на руки и тело. Без присутствия владельца огнем не может воспользоваться никто. При попытке жадные до вечной жизни сгорали мгновенно, хотя гостей хозяина замка огонь не трогал, просто затухая в этом месте и загораясь в другом. В Мерлин-мэноре на фонтанах, факелах и любых других местах проявления живого огня в крыле Вулканов стоит защита, не позволяющая другим приближаться к источнику. Сейчас появился повод потренироваться и показать себя перед вассалами. Следовало поднять свой авторитет, чтобы не было поводов к восстанию. «Помнится, Северус думал, что Лорд, набирая сторонников, обещал дать им некоторые способности и знания, но так и не выполнил свои обещания, хотя и привязал столько магов к роду Слизеринов темной меткой. Нет, повышать способности я им не собираюсь, а метку ритуалом уберу - это слишком грубо. Для связи можно использовать что-то, наподобие монеток, через которые собирались члены АД в школе». Гарри очнулся, обнаружив, что все молчат, и никто не мешает его размышлениям, только от супругов доносится нотка веселья. Может, и не надо закрывать канал связи, так они быстрее привыкнут друг к другу. Он и так занимает старшее положение в браке. - Как вы уже поняли, я не собираюсь никого убивать, если меня к этому не вынудить. До этого момента никто не мог поверить, что Гарри Поттер, национальный герой, не будет мстить злобным Пожирателям Смерти. После этих слов сюзерена по залу пронесся общий вздох облегчения. - Поднимитесь.Голос короля властно пронесся по залу. «Эге-гей, а у меня получается. Прямо одним словом внушил трепет, как Снейп на занятиях».- Лорд МакНейр, подойдите. Мужчина, прихрамывая, вышел вперед и в десяти шагах от трона остановился. Гарри вытянул руку ладонью вверх и призвал живой огонь. Он уже делал это в Хогвартсе в своем кабинете. Рядом удивленно вздохнули супруги. Они и Люциус поняли, что за огонь появился на руке у короля. Полный спектр возможностей Поттер использовать не собирался. Достаточно было убрать вредоносные проклятия и вылечить организм. Давать дополнительную силу пока еще Пожирателям было бы неосмотрительно с его стороны.- Не беспокойтесь, все будет хорошо, - глядя в глаза дрожащему от страха мужчине, сказал Правитель.Поттер поднес ладонь с огнем к губам и дунул силой, желая очистить тело вассала от темных проклятий, оздоровить. В зале раздались крики. Струя огня вылетела с ладони парня, и все тело МакНейра охватило пламя. Мужчина застыл. В течение двух минут огонь ласково лизал тело мага, а Гарри другим зрением смотрел, как упрочняются магические потоки и исчезают все следы темных проклятий. Все! Это интересно. Похоже, метка тоже пропала. Огонь уже погас, но все в шоке молчали. «Следовало раньше догадаться. Темная метка тоже вредит здоровью».- Задерите рукав, - спокойно сказал Поттер. МакНейр на огонь реагировал гораздо спокойнее, чем супруги и Люциус, он скорее чувствовал себя бодрым. Мужчина со странной улыбкой вытащил запонку и рванул рукава мантии и рубашки. Метки не было. Гарри переглянулся с Северусом и Драко. - А что, удобный вариант. Они и подлечатся, и от метки избавятся. У многих здесь есть следы от темных проклятий. Что думаете?- Хороший вариант. Одноразовое использование не приведет к бессмертию, но поднимет ваш авторитет. Но это увеличит их силу. С другой стороны, многие из присутствующих побывали в Азкабане, и их здоровье оказалось подорванным, - тихо сказал Северус, внимательно всматриваясь в глаза и прислушиваясь к эмоциям супруга.- Нет, силу не увеличит. Я не стал использовать все возможности огня, - тихо ответил Гарри.- Ты собираешься всех окатить этим огнем или только тех, кто с меткой? – спросил Драко.- Есть какие-либо возражения для первого варианта?- Наоборот, предлагаю использовать огонь на всех. У некоторых парней с моего факультета проблемы с последствиями от темных проклятий. У Нотта и Эйвери точно есть. - Нотт попытался защитить меня от Авады Беллы. Он в любом случае заслуживает награды, - тихо ответил Гарри.По связи прокатилась двойная волна изумления. Чтобы слизеринец спасал Гарри Поттера. Да, он король, но этот факт стал не настолько привычным, чтобы инстинктивно лезть под Аваду, пытаясь защитить сюзерена. Что-то здесь было не так. Эти мысли синхронно появились в головах супругов, рождая сначала недоверие, а затем подозрение. Гарри хмыкнул про себя.«Вот за что мне нравятся слизеринцы - они даже в попытке спасения жизни видят угрозу. Забавно, все логично, и мысли одинаковые появились одновременно».- Лорд МакНейр, отойдите в сторону, - указал рукой направление Поттер.- Как вы, наверное, уже догадались, это был живой огонь. Нет, догадались далеко не все. Взгляды у большинства присутствующих стали совершенно бешеные и голодные. -Тем, кто не понял, что за огонь такой, потом объяснят. Он убрал метку и последствия темного проклятия у Лорда МакНейра. А так как у меня сегодня хорошее настроение, праздничное после коронации, то метку будем убирать не традиционным, болезненным способом, а живым огнем. Послышались благодарственные возгласы. Но стоило зажечь огонь на руке, маги затихли. Гарри глубоко вздохнул и подул на пламя, концентрируясь на силе. Магией полыхнуло на все поместье. Пламя объяло всех стоящих людей, теперь уже у них убирая негативные воздействия темных проклятий, омолаживая. Через две минуты все стихло. Волшебники хватали ртами воздух, глубоко дышали и улыбались. Раздался чей-то изумленный возглас. Гарри всмотрелся, это Теодор несколько потерялся в ощущениях. Лорд Паркинсон подхватил супругу, оседающую на пол.Взмахнув рукой, Поттер создал для всех удобные кресла, силой подтолкнув в них находящихся в прострации людей.Теперь магические потоки вассалов светились ярче. Тут Поттер заметил, что вампиры, исчезнувшие из зала, как только в нём появился живой огонь, теперь вновь появлялись в тенях. Обычным зрением ночных охотников видно не было, но даже тени не могли прикрыть потоки магии, исходящие от них. Значит, они избегали живого огня. Интересно. Встав с трона, парень подал знак всем, чтобы не вставали, подошел к скрытому тенью вампиру и тихо спросил:- Почему вы ушли от живого огня? - Он для нас смертелен, сир, - ответил вампир, появляясь из тени.От магов повеяло сначала удивлением, когда король встал, подошел к стене и заговорил с ней. А когда появилась фигура, полностью закрытая мантией с капюшоном, эмоциональный фон всколыхнулся восхищением. Даже от вампира тянуло удивлением. Мысли его не читались, только чувства.- Странно, дед говорил, что огонь безвреден для любого приглашенного. - Сир, вы не приглашали охрану. История знала несколько случаев столкновения вампиров с диким живым огнем, существующим в свободном состоянии. Если человек прикоснется к такому огню, то получит сильный ожог, может даже потерять руку. Если вампир затронет пламя, то будет гореть до тех пор, пока не обратится в прах.Охранник молча достал нож и отрезал прядь волос, подавая ее королю.- Попробуйте так, Ваше Величество.Гарри принял прядь и провел ее через вызванный огонь. Ничего не случилось. - Теперь на мне, сир, - сказал вампир, откидывая капюшон. Его лицо было обезображено незаживающими ранами. В голову через места разрезов входили рваные серые потоки старого темного проклятия. В зале раздался судорожный вздох. Поттер сосредоточился и поднес руку сначала к волосам охранника. Снова ничего страшного не произошло. Тогда Гарри окатил огнем всю фигуру вампира на один миг, для пробы. Все было нормально. Тогда парень снова применил огонь, на этот раз задержав его на пару минут. Все следы проклятия сгорели. В силу вступила регенерация вампира. Лицо стало гладким и очень красивым. Контраст был поразительный. Наверное, тяжело было такому красавчику ходить с обезображенным лицом.- Спасибо за информацию, можете возвращаться к работе, - тихо сказал король, отдавая прядь волос обратно охраннику и направился обратно к трону, не дожидаясь проявления благодарности.Хорошо, что он предупредил вслух о намерении, а то полыхнул бы на весь зал и убил бы тем самым часть охраны.Поймав взгляд Люциуса, Гарри спросил:- Ну что, когда, по-вашему, нам следует отправляться к Темному Лорду?- Наверное, сегодня, чтобы не потерять фактор внезапности. Сейчас уже полетят совы с вечерним спецвыпуском «Ежедневного Пророка» про вашу коронацию и мое назначение на должность Министра. Там наверняка будет информация и о помиловании ваших вассалов. Темный Лорд обязательно вызовет кого-нибудь. А в случае неудачи переберется в другое место, - сказал Люциус.- У меня несколько минут назад стало шрам покалывать. Сдается мне, что Лорд уже кого-то вызвал. Наверное, почувствовал обрывы связи.Северус и Драко переглянулись и выразили свое согласие с мнением старшего Малфоя. - Через полчаса отправляемся. Вы пока посмотрите тут за всеми, а я пойду с Зондером пообщаюсь. Поднявшись с трона, король подал знак не вставать с мест. Идя на выход, Гарри усмехнулся над совершенно ненормальной для слизеринца улыбке красавчика Нотта и его взъерошенному виду. Проходя мимо, Поттер потрепал парня по волосам. Отдача чуть не заставила застыть на месте. Теперь понятно, почему Теодор решил вдруг спасать его. Парень был давно и безнадежно влюблен. Вечный соперник Малфоя за лидерство на факультете не позволял себе говорить о своей слабости ни одной живой душе. Тут по связи до гриффиндорца дошли две волны яростной ревности от Драко и Северуса.«Ух, ты, вот это да. Это даже мило. Они оба ревнуют». Открыв дверь магией, Гарри развернулся, послал ослепительную улыбку супругам, и скрылся в коридоре. После исчезновения монарха в зале раздался шум голосов слышимый даже за дверью. Все разом заговорили. Улыбка сползла с лица Поттера. Идя по коридору в другой зал, где его ждал Зондер, он ощущал отголоски чужой безнадежной любви и трепета счастья от легкого прикосновения, мимоходом подаренного любимым. Он все это время не замечал парня, по привычке отгораживаясь от всех студентов школы. Слишком многие пытались добиться от героя взаимности. А когда Гарри искал себе любовников, то о слизеринцах думал почему-то в последнюю очередь, хотя серебристо-зеленые с их гибкой и практичной манерой мышления всегда импонировали ему. Неоправданное, но от этого не менее ощутимое чувство вины легло на сердце молодого Короля налетом горечи. Плечи юноши слегка ссутулились.Перед входом в гостиную Поттер стряхнул с себя все лишние эмоции. Сейчас не время, слишком важный момент. Потом можно будет все обдумать. Охрана открыла двери перед королем. Гарри объяснил гоблину, что метки удалось снять живым огнем и в ритуале больше нет необходимости. Зондер довольно улыбнулся и принялся выяснять у Лорда Слизерина дальнейшие планы. Через пять минут были обговорены детали клятвы верности, созданной специально для Темного Лорда, и вероятность приема вассальных клятв от пока неподконтрольных Пожирателей. Было решено взять с собой охрану из вампиров.В голове гоблина крутились мысли о том, что он теперь не только управляющий Короля, но и будет участвовать в победе над Темным Лордом. При сложившихся обстоятельствах риск минимальный, а репутация, положение…, да и тряхнуть стариной, вспомнив последнюю гоблинскую войну, тоже можно. В мыслях управляющего замелькали незнакомые названия проклятий, вперемешку с предвкушением и азартом. В общем, с ним все было ясно. - Собирайте охрану, через пятнадцать минут отправляемся. Гарри прошествовал обратно. При его появлении в компании гоблина и вампиров все встали. Воцарилась звенящая тишина. Гарри уселся на трон и подал знак садиться. Вампиры и Зондер встали вдоль стен.- Дамы и господа, настало время навестить Темного Лорда. Вы ни о чем не беспокойтесь. Пойдем все вместе. Я обо всем позабочусь. Просто не дергайтесь без моего приказа или приказов моих супругов и Министра Малфоя. Свив и уплотнив потоки, Гарри наполнил их силой, создавая большой моток толстой веревки. Теперь следовало решить, куда нацелить портключ. Прочитав про себя заклинание всевидящего ока, парень бросил плетение в боковую стену. Зал наполнили вопли Темного Лорда. Все вскочили с кресел.- Спокойно, это всего лишь заклинание, - громко произнес король. Сбоку раздалось тихое ехидное замечание Драко:- Всего лишь высшая магия.Не обратив внимания на подколку, Гарри всмотрелся в открывшуюся картину.- Рудольфус, Растабан, где Белла? – раздалось громкое шипение Волдеморта.Поттер усмехнулся про себя. Он тоже мог так говорить, на грани серпентаго. - Мы не знаем, мой Лорд, - дрожащим голосом проскулил кто-то из Лестрейнджей.- Круциооо!- Похоже, Лорд уже послал общий вызов, обнаружив, что некоторые не отзываются на призыв, - сказал Северус.Прокрутив изображение всего зала в поместье Слизеринов, Гарри обнаружил достаточно свободного места для перемещения. Хотя Пожирателей было очень много, они все пытались встать подальше от трона Темного Лорда. В результате все стояли очень плотно, образуя достаточно пространства перед троном. - Северус, а что, это похоже на общий сбор, или их должно быть еще больше? – спросил Гарри у мужа.- Да, похоже на общий сбор. Так много Пожирателей в одном месте я не видел даже на прошлом общем сборе. А если учесть, что вассалы сейчас здесь… Видимо, ряды пополнились.Портключи он натренировался делать еще летом. Это было одним из первых заклинаний, которое Гарри выучил, добравшись до книг. Возможно, сказалось многолетнее заключение у родственников, но способность сделать из любого предмета артефакт, переносящий в другое место, давала Гарри чувство свободы. А если учесть, что на аппарацию необходимо было получать разрешение, то возможность создавать портключи была выходом из ситуации. В пределах страны они не контролировались, поскольку далеко не каждый волшебник способен сделать портключ. Заклинание относится к разделу, стоящему на грани между обычной и высшей магией. Аппарировать гораздо проще. Теперь же, имея перед собой подробную картину места, в которое всех нужно было перенести, Гарри зачаровал веревку в портключ и кинул моток ближайшему человеку.- Это портключ. Через десять минут активируется. Господа, по прибытии не двигайтесь с места. На зал будут наложены чары. Затем сразу призывайте палочки обездвиженного противника. С Лордом я сам разберусь. Пока собирались группы, Поттер еще раз внимательно осмотрел весь зал в поместье Слизерина, обратив внимание на змею Лорда. Вспомнив про последний крестраж, Гарри протянул руку, сосредоточился и призвал меч Гриффиндора, однажды уже послуживший ему в борьбе с василиском. Рукоять меча послушно легла в ладонь. Поттер посмотрел на наколдованные часы - оставалась одна минута. Северус, Драко и Люциус последними взялись за оставшийся конец портключа.- Забирайте палочки. Постарайтесь никого не убить, - скомандовал король. – Пять, четыре, три, два, один…Всех затянуло перемещением. Волнения оказались напрасными, все в зале были в один миг обездвижены мощным потоком магии. Единственной, кто дернулся, была змея Лорда, но Гарри без заклинания, сырой магией заморозил ее и снес голову одним ударом меча. Лезвие ударилось о каменный пол зала и отскочило, брызнув кровью на Темного Лорда. Том с яростью смотрел на Поттера, пытаясь без палочки снять с себя заклинание противника, но ничего не получалось. К тому же, пошел откат силы и кусочка души из Нагини - последнего крестража. Заклинание иллюзии слетело с Темного Лорда по движению пальцев Поттера. Риддл больше не выглядел так страшно, как после ритуала возрождения. У него были вполне стандартные, человеческие черты лица. Нос, по крайней мере, был в наличии.Но не время было оценивать внешность Волдеморта. Гарри обернулся, проверяя обстановку, хотя особой необходимости в этом не было. У него в данный момент было усилено восприятие всех органов чувств. Поттер ощущал, кто, где находится в пределах земельных границ поместья, благодаря разуму дома и своему восприятию. Вампиры охватили периметр зала. Двое стояли рядом с ним. Сопровождающие юношу маги находились там, где оказались по прибытии.Все было в порядке, Пожиратели без палочек. Сосредоточившись, Поттер стал проверять охранные заклинания поместья, запечатывая дом так, что никто ни войти, ни выйти не сможет. Затем он присмотрелся к магическим потокам слуг Лорда. Темные пятна меток светились через одежду и нитями тянулись к Риддлу. Огромный зал был переполнен. На остальной территории поместья Пожирателей не было, кроме двоих у входа и двоих у дверей зала. В подземельях находился кто-то, висящий в цепях. После приказа вампиры быстро доставили остальных Пожирателей в зал и разоружили их. Теперь можно разобраться с Темным Лордом. - Здравствуй, Том, - тихо сказал Гарри, но его голос разнесся по залу в звенящей тишине. – Ты так стремился встать во главе рода Слизеринов, что отказался от других родов, чья кровь раньше текла в тебе. Благодаря ритуалам, ты стал близок к своей цели, но не достиг ее. Тогда была жива моя мать. Попытавшись убить меня, ты покусился на жизнь главы своего рода. Магию Слизеринов ты принял в полной мере, усилив кровные узы, тем самым давая клятву верности роду. Тем убийственным проклятием ты нарушил эту клятву, за что и был наказан смертью. Но ты подстраховался на этот случай, а при возрождении насильно взял у меня кровь, что привело к усилению связи между нами. Когда я принял наследие рода, наша связь активировалась в полной мере, подчиняя тебя. Ты теперь не можешь мне противиться, такова расплата за твои деяния. За смерть родителей и крестного я мог бы тебя убить. Но это слишком просто. Ты будешь жить в подчинении. Это, на мой взгляд, для тебя более суровое наказание, чем смерть. Что касается пророчества, за которым ты так охотился, оно было исполнено в тот день, когда ты умер, когда Авада отскочила от меня и прилетела обратно к тебе. После воскрешения пошла другая история. Тогда в отделе Тайн никто даже не обратил внимания на то, что пророчество лежало в секторе уже исполненных. Ты упорно следовал планам манипулятора Дамблдора. Выдержав паузу, оценив эмоции противника и окружающих, Гарри повысил голос.- Война отняла слишком много жизней, чтобы продолжать ее. К тому же, я не хочу начинать свое правление с казней. Если еще кто не понял, сегодня я успешно прошел через ритуал коронации и стал Правителем Соединенного Королевства. Сегодня же я издал указ о помиловании своих вассалов. Те из вас, кто не связан со мной клятвой верности и сегодня принесет присягнет королевскому роду Слизеринов, будет помилован за прошлые деяния. Я собираюсь использовать вашу структуру для создания отрядов королевских Карателей. Их основными задачами будет отлов преступников, создание группы быстрого реагирования, разведки и многое другое. Авроры проходят хорошую подготовку, но явно недостаточную, а ваш размах впечатлил всех, да и репутация для такой структуры подходит. Направим чрезмерную жажду деятельности в полезное для королевства русло.Поттер замолчал, сканируя стоящего перед ним Лорда. Юноша проник в его магические потоки своей силой, добираясь до центра, до магического ядра - средоточия всей магии, одновременно с этим проводя ментальную проверку. Он должен полностью определиться со степенью подвластия Волдеморта.Магия Тома покорно раскрывалась, вибрируя в унисон с проникающими потоками силы главы рода. Столб магического ядра казался обнаженным перед натиском. Держа в «руках» средоточие Темного Лорда, Гарри ощутил единение, уместное скорее в укромном месте с супругами, нежели со злейшим врагом, здесь, в зале с Пожирателями. Все нутро мужчины переворачивало от ненависти до сладкого ужаса, от злобы и желания отомстить до преклонения, от ярости до покорности и… возбуждения?! Поттера передернуло. Риддл выгнулся в концентрированных потоках силы короля. Из приоткрытого рта раздавалось хриплое дыхание. Он никогда в жизни не испытывал такого ощущения принадлежности кому-либо. Сила юноши покорила мужчину до самой глубины. Том мог только дрожать, желая оставаться в руках победителя бесконечно долго. Все получилось, как предсказывал дед. Он предвидел этот момент, еще когда был жив. Теперь остается только следовать планам.- Руководить вами будет по-прежнему мистер Риддл. Только методы кардинально изменятся. Хотя альтернатива такой перспективе есть: смерть либо Азкабан и конфискация имущества, гонения наследников, лишение магии. Вы сами все это знаете. Присутствующие здесь в основном из темных родов. Я собираюсь узаконить темную магию. Также я согласен с тем, что с магглами нам связываться совсем не нужно, но и геноцида не потерплю. Истребление магглов неприемлемо. Забудьте об уничтожении магглов и магглорожденых. Я прочитал исследования Слизерина на эту тему. У всех магглорожденых при подробном изучении их генеалогии неизбежно обнаруживалось родство с магами. Дело в том, что раньше, если в аристократической семье волшебников рождался ребёнок-сквиб, то его подбрасывали магглам. А вероятность того, что у родителей-сквибов ребёнок родится полноценным волшебником, очень высока. Будут созданы специальные программы для адаптации таких детей в магическом мире. Их родители должны подписывать магический договор о неразглашении. Выбор за вами, господа. Я могу представить общественности все как подписание мирного договора между противоборствующими сторонами. Этим объяснится издание указов о помиловании. Мистер Риддл будет объявлен советником короля. Необходимо восстановить доброе имя рода Слизеринов. Глаза Тома больше не светились яростью. Он на удивление быстро пришел в себя и уже просчитывал варианты, обдумывая ситуацию. С последним кусочком души к нему вернулись все чувства, ранее потерянные, а безумие отступило еще раньше. В апреле прошлого учебного года, при редких видениях, Гарри заметил, что образ мышления Лорда изменился – пропало безумие. Оставалось надеяться, что он не ошибся в выборе пути.Гарри облегченно вздохнул. Риддл понял все правильно, для него альтернативы не было. Поттер призвал палочку теперь уже бывшего Темного Лорда из рук охранника. Все вздохнули, кто с облегчением, а кто и обреченно. Это послужило своеобразной точкой отсчета, символом власти над проигравшим.- Том, я запрещаю тебе нападать на меня и любого члена моей семьи. Я запрещаю тебе проявлять какую-либо агрессию сегодня. Темные ресницы опустились, скрывая глаза бывшего Тёмного Лорда. Это было полное поражение. Риддл почувствовал, как магия сковывает его. К Гарри подошёл Зондер и протянул ему красный мешочек и свиток. Парень вопросительно посмотрел на гоблина.- Здесь неснимаемые браслеты. Такие используются в других странах для быстрого вызова колдомедиков, охраны, авроров. Гоблин все продумал, ему не требовалось даже говорить об этом. Просто золото, а не управляющий. - Мистер Зондер, меня восхищает ваша предусмотрительность. Повернувшись к Риддлу, Гарри освободил его от обездвиживающего заклятия. - Что скажешь, Том? – властным голосом спросил глава рода, выпуская магию.Зал заискрился от силы. От Северуса пошло явное недовольство, но отвлекаться было не время. Эпицентром проявления силы стал Темный Лорд. Он не выдержал и упал на колени, но продолжил смотреть в глаза Гарри. - Вы победили, милорд, - сказал Риддл.Его голос был спокоен. Том не позволил себе ни малейшего послабления. Он проиграл с достоинством. Но и в зале никто не решился хоть звуком выдать свою радость. При помощи Зондера Риддл дал клятву, в случае нарушения которой следовала немедленная смерть. Теперь бывший Темный Лорд стал связан магией. Клятва была сложна и продумана. Риддл мог руководить тайной организацией королевских Карателей, но четко описанными способами. Были также поставлены цели и запреты. Гарри понимал, что при отлове преступников и в других подобных мероприятиях возможны жертвы, поэтому не запретил их, но поставил задачу избегать этого любыми возможными способами. Подчинялся Риддл теперь непосредственно Поттеру, а спускать глаз с пусть даже покоренного врага Гарри не собирался. Этот момент не был оговорен с супругами, но парень собирался держать столь опасного мага очень близко к себе. Особенно, если учесть, что ограничения на его магию накладывать никто не собирался. Для руководства такой структурой, как разведка и служба правопорядка, требовались магические способности в полной мере, так же, как и достаточная свобода воли. Тут к Гарри подошел Северус. - Питера Петтигрю нигде не видно. - Том, где Питер? – спокойно спросил Гарри. - Он в виде крысы где-то в подземельях. - Северус, организуй отряд вампиров, у них слух, зрение и обоняние лучше, чем у людей, пусть найдут крысу и приведут сюда. Там еще в подземельях кто-то в цепях висит. - Я с ними схожу. Я уже был здесь, - уверенным тоном проговорил Северус.- Я тоже пойду, - сказал Драко. - Ладно, только возьмите с собой охрану. Вампиры, прекрасно слышавшие весь разговор, тут же разделились. Двадцать вампиров оказалось у двери в один момент.«Быстро работают ребята», - подумал Гарри.Когда группа отправилась на поиски Петтигрю, Поттер стал копаться в мешке с браслетами. Судя по магическим потокам, они разные. Три вида.- Мистер Зондер, расскажите про разновидности браслетов.- И три вида: одни для руководителей, вторые для командиров отрядов, и последние, самые многочисленные, для сотрудников. Снять браслет может только вышестоящий в иерархии. От кого исходит приказ, написанный на пластине, можно понять по цвету. Для вас сделан особенный вариант, с расширенными возможностями. Вы можете снять чей-либо браслет на расстоянии, отправлять сообщения и отслеживать местонахождение каждого. Вызов мага ощущается как покалывание в запястье. Браслеты руководителей можете снять только вы, сир.Браслет короля оказался сделан из золота с бриллиантами. Он был очень красив. - Да, чем-то похоже на метку, - задумчиво сказал Гарри. Парень задрал рукав, приподнял все артефакты на руке и пристроил на запястье связной браслет. - Скоро я буду, как танцовщица экзотических танцев, надевать браслеты на ноги, - пробурчал Правитель.Только потом, по волне веселья, прокатившейся по залу, Гарри понял, что сказал это вслух. Напряженная обстановка разрядилась. Даже у Риддла изменилось выражение глаз, хотя лицо было каменное. Вдруг что-то случилось. По каналу связи от Северуса пришли какие-то странные эмоции, легкая боль и эйфория. Гарри сразу послал запрос дому. Пришла странная картина. В темной комнате на муже лежал тот тип, что висел раньше в цепях. Видимо, Северус решил снять его, и они упали. Но почему такие странные чувства, нужно срочно проверить. Окинув зал взглядом, Поттер попытался решить, что делать с Риддлом и остальными, когда от Драко пришла волна ужаса. Гарри запаниковал.- Всем не двигаться с места, пока я не вернусь, - прокричал он и аппарировал, даже не заметив, что обездвижил абсолютно всех в зале, не только магов, но и вампиров с гоблином.Ранее скованные заклятием Пожиратели теперь не могли пошевелить даже глазами.Глава 15. Предупреждение: смерть второстепенного персонажа.Очутившись в открытой камере подземелья, Поттер сразу наткнулся на толпу вампиров. Он ринулся было подойти к мужу, но его придержали.- Что случилось? Почему они лежат на полу?- Сир, подождите. Здесь в камере оказался потерянный брат нашего Повелителя. Его долго не кормили. Он истощен, поэтому бросился на первого, кто освободил его. Волна ужаса, исходящая от Гарри, прокатилась по всему поместью. Через стены по всему дому разнесся магически усиленный дикий крик короля:- Я сейчас тут всех зааважу!В зале у обездвиженных волшебников глаза наполнились ужасом. Вампиры прикрыли уши ладонями. Гарри вздохнул пару раз и уже спокойнее спросил:- Почему вампира не убрали от Северуса?- Их теперь нельзя расцеплять. Нужно, чтобы Мишель сам прекратил пить кровь. Если насильно отрывать, то вашему супругу порвут горло, не закрыв рану, для него это будет смертельно, так как уже пошла реакция на укус. - Какая реакция?! Я знаю, что вы не обращаете в вампиров укусом. Вы рождаетесь. А ваши супруги проходят через ритуал. - Все так, но… Вы знаете родословную вашего мужа? У него где-то в третьем поколении были родственники вампиры. При укусе сработал механизм защиты, и началось позднее пробуждение наследия. Для него это опасно. Слишком разбавлена кровь вампиров. Только полукровки могут принять наследие, да и то после определенного ритуала, но не в третьем поколении. Для мессира единственный шанс выжить - это чтобы Мишель после прекращения поцелуя дал Его Королевскому Высочеству свою кровь. Но и тогда невозможно гарантировать результат. Гарри снова рванулся к неподвижно лежащим на полу. Но крепкие руки опять обхватили короля.- К ним нельзя приближаться сейчас, сир. Мишель не в себе - пробудились инстинкты охотника. Обычно это легко контролируется, но после столь долгого голода… может разорвать горло.Гарри заметил, что Малфой тоже повис на руках у вампиров. - Драко.Прыгнув к мужу, он обнял рыдающего блондина. - Тихо, тихо, мой хороший, я здесь, теперь все будет в порядке. Тут вампир, лежащий на Северусе, пошевелился и приподнял голову, не отрываясь от шеи мужчины. Один из охранников присел рядом на корточки и спокойно заговорил:- Мишель, ты включил механизм наследия. Дай ему своей крови, он уже на грани. Прошло несколько очень долгих секунд, и раздался чавкающий звук. Вампир оторвался от шеи жертвы начав зализывать рваную рану. Через пару минут на коже не осталось признаков свершившегося. Северус лежал без сознания. Мишель прокусил свое запястье и приложил к его губам Снейпа. Какое-то время казалось, что ничего не получится, но вдруг рот приоткрылся, и губы приникли к ране. - Драко, стой здесь, не подходи, - тихо сказал Гарри.Получив утвердительный кивок от блондина, парень двинулся в сторону уже вменяемого вампира. Наткнувшись на внимательный взгляд поблескивающих в полумраке глаз, он замер. Поттера осмотрели, и в глазах потрепанного кровососа появилось понимание. - Простите, сир, - раздался хриплый голос. – Его кровь запела.Наконец вампир убрал запястье от губ Северуса. Тело мужчины стало изгибаться в судорогах. Гарри подскочил к нему и обхватил торс и голову руками.- Что теперь? – взволнованно спросил Поттер у неподвижно стоящих вампиров.- Теперь только ждать. Если в течение двадцати минут ему хватит сил выдержать изменения, то будет жить. - Сил?- Это очень болезненный процесс, отнимающий большое количество энергии, а поскольку он уже вышел из возраста принятия наследия…Дальше Гарри не слушал. Если Снейпу нужна энергия, то он даст ее своему мужу. Юноша сконцентрировался и представил, что Северус живет, что ему становится лучше, и направил все свое желание жизни и мощь на мужчину. Тело перестало содрогаться. Магия наполнила все помещение. Прошло пять минут, десять, вдруг со стороны Драко раздался крик. Гарри резко обернулся и увидел, как вампиры шарахнулись в стороны от брызг крови. Дикие крики полные боли наполнили камеру. Блондин упал на пол, и стройную фигуру полностью скрыли появившиеся на спине огромные окровавленные крылья. Вдруг они расправились, согнувшись в тесном помещении, и снова сложились. Вампиры, оказавшиеся обрызганными кровью, неподвижно вытянулись вдоль стены. Ноздри хищников жадно ловили притягательный аромат, но они прекрасно держали себя в руках, даже не мысля о нападении на принца-консорта. По полу заскребли длинные когти, отливающие в полумраке серебром. Гарри не знал, что делать: бросаться к Драко или остаться рядом с Северусом. Вдруг тело мужа расслабилось в его руках, Северус издал какой-то задушенный звук и открыл глаза. Умоляюще посмотрев на главного вампира, и передав из рук в руки пришедшего в сознание мужа, Поттер бросился к Драко.Тот уже спокойно лежал на полу. От тела блондина исходило слабое сияние. «Похож на ангела, только весь в крови. Падшего ангела».Гарри осторожно прикоснулся к его плечу.- Драко, ты как?Крылья затрепетали, по всему телу прошла волна дрожи. Малфой подскочил, немного развернув крылья, и уставился на Северуса. Снейп внезапно тоже плавно встал и впился взглядом в Драко. Они не шевелились, только не отрываясь, смотрели друг на друга. - Северус, как чувствуешь себя?Но муж молчал. Зато подал голос вампир.- Обычно такая реакция у нас появляется при нахождении партнера. Теперь в одном из ваших супругов пробудилось наследие вампира, в другом, видимо, вследствие стресса – наследие вейлы. Обе эти расы находят себе одного партнёра на всю жизнь.- Да, я читал про это. У вейлы и у вампира может быть только один партнер. И вы считаете, что…- Реакция у вейлы и у вампира схожа при нахождении партнера. Мне очень жаль, сир.В это время Драко и Северус, приблизившись, замерли, всё так же глядя в глаза друг другу.«Это что же, я теперь третий лишний?»В голове вспыхивали строчки из прочитанных книг. Поттер впервые был не рад прекрасной памяти, появившейся благодаря артефактам. Это был кошмар наяву. «… находят партнера на всю жизнь…». Теперь он им не нужен. «… вампиры очень ревнивы…». Теперь он не сможет прикоснуться к ним. «… вейлы ревностно защищают своего партнера от любых опасностей и безгранично любят всю жизнь…». Гарри вдруг с ужасом понял, что едва обретенная семья рушится. Постоянные подколы Снейпа, гордость и язвительность Малфоя, их заинтересованные взгляды – больше ничего этого не будет. Может, еще есть какая-то надежда, возможно, они не партнеры? Гарри посмотрел на вампиров и попытался прочитать их мысли. Почему-то этого сделать не удалось, но эмоции улавливались ясно – жалость и сочувствие. Надежды это не оставляло. Поттер содрогнулся. Вдруг оба супруга задрожали и издали стон, полный… полный боли. Им почему-то стало плохо. Может быть, им мешает супружеская связь? Все-таки он старший партнер… Мысли супругов не читались, стояла какая-то дымка.«Неужели я встал между ними?»Гарри встряхнулся. Сейчас не время. Придется отложить свои переживания на потом. Оба живы и вроде бы здоровы. Теперь разберемся с Волдемортом. Поттер запретил себе думать о случившемся и отвернулся от супругов. - Давайте разделимся. Часть пойдет со мной обратно в зал, остальные…Парень мысленным взором пробежался по поместью - на первом этаже была подходящая гостиная. Проводив в эту гостиную супругов, так и не оторвавших взгляд друг от друга, Гарри направился в центральный зал поместья, чтобы разобраться, наконец, с Риддлом. Тут он заметил, что один из охранников держит за хвост извивающуюся крысу с металлической лапкой. Вот и Питер появился. Как ему не повезло. Гарри шел по коридору, не замечая, что по щекам струятся слезы. Его глаза горели бешеным зеленым огнем, голова как-то отстраненно, холодно анализировала ситуацию. В зале почему-то все замерли. Посмотрев потоки, он обнаружил, что обездвижил всех. Поттер снял все чары, не ощутив никакого сожаления, от того, что все, даже прибывшие с ним в качестве поддержки волшебники были обездвижены. Парня охватили холод и безразличие. Никто не пошевелился, все замерли в ужасе. Нарываться на неприятности не хотелось никому. Сила, исходящая от короля, просто сбивала с ног. - У меня испортилось настроение. В ваших интересах, чтобы все закончилось быстро. Так, где тут Питер.Гарри выхватил запищавшую крысу из рук вампира и бросил ее на пол. Стоило плетению возвращения облика коснуться грязного, серого тельца грызуна, и вот уже перед ними стоит мерзкий трус, в очередной раз решивший сбежать. Петтигрю, не растерявшись, попытался выкрикнуть смертельное проклятие. Стоявший рядом вампир молниеносно снес ему голову, появившимся непонятно откуда мечом. Петтигрю упал на пол уже мертвым, голова откатилась к мертвой змее Риддла. На этот раз телохранитель не стал дожидаться, пока его обездвижит охраняемый объект, и действовал на пределе скорости. Но Поттер не собирался обвинять вампира в чем-либо. Тот только выполнял свои обязанности. Магии в зале было столько, что казалось, трудно из-за нее шевелиться. Пожиратели дружно взмолились про себя о жизни. Вассалы без метки были рады, что с ними все вопросы решили раньше, хотя на колени упал каждый. На ногах теперь стояли только вампиры, гоблин, король и Люциус.- Не люблю предателей! Все ли согласны дать мне вассальную клятву? Заставлять я никого не собираюсь.Пожиратели задрожали от ужаса. В знак согласия поклонились все, и те, кто уже был в вассалитете, и остальные. Спокойствие сохранили только вампиры, гоблин, сломленный Риддл, готовый принять любую участь, и стоящий в стороне Лорд Малфой. По щекам короля струились слёзы, но в зелёных глазах бушевало такое пламя, что у магов осталось только одно желание - жить. Вдруг над головой Гарри вспыхнуло зеленое пламя, совпадающее по цвету с сиянием глаз. Появился феникс. По залу пролетела успокаивающая песня. - Салазар, ты вовремя, как всегда. Фамилиар успокоил мечущуюся душу. Когти, впившиеся в плечо через одежду, привели в себя. Погладив перья птицы, Поттер снова посмотрел на Пожирателей.Все разрешилось быстро. Клятвы вассалов были даны. Со всех присутствующих магов, даже с Люциуса, были взяты непреложные обеты о неразглашении сегодняшних событий. На руки вассалов надели связные браслеты. Всем вернули палочки и велели ждать указаний.- Ах да, чуть не забыл. Сейчас метку уберем, у остальных. Салазар, успокой меня, а то сожгу всех к мордредовой бабушке. Минут пять на весь зал звучала песня феникса. Успокоились все. Воистину чудодейственные звуки. Поттер даже почувствовал себя счастливым на какие-то мгновения. - Тот, кто уже подвергался воздействию живого огня, отойдите сюда. Все прибывшие с королем быстро отошли в сторону, Том остался на коленях рядом с троном, телами Нагини и Петтигрю, а остальных Поттер без разговоров окатил пламенем. Хорошо, что палочки раздали раньше, не к чему Министерству отслеживать действия секретной правительственной службы. После живого огня все чары слежения, связь с Волдемортом через метки и любые последствия темных проклятий были развеяны. От улыбок Гарри раздраженно передернул плечом. Кресел он наколдовывать не собирался, все равно все стоят на коленях, если что, посидят на полу. Тут их было тысячи полторы, не меньше. И это, не считая тех, кто пришел вместе с ним - элиты темных родов аристократического общества королевства. Присутствовала даже стая оборотней. Их легко можно было определить по энергетике, а при воздействии на двуликих чистой силой, по ощущениям казалось, что они сейчас на брюхе приползут и подставят живот. А вот негатив, шедший от Фенрира, Гарри совсем не понравился.Люциус подошел к нему и протянул платок. Гарри с недоумением посмотрел на мужчину, взяв в руки кусок светлой ткани.- Что случилось, Гарри? - тихо спросил Малфой. - Все потом, - так же тихо ответил парень. Малфой вытащил платок из рук монарха и заботливо вытер мокрые щеки. Гарри молча подошел к трону, окатил его, на всякий случай, живым огнем, спалив все паутинки защитных заклинаний, охватывавшие единственное сидение в этом огромном, полном народа зале, и уселся на него. - Фенрир, подойди сюда, - произнес король.Оборотень быстро скользнул к трону и снова опустился на колени. Несмотря на клятву верности, мысли Сивого были недобрыми, полными мести, и нацелены они были на самого слабого из их триумвирата - на Драко. Гарри обездвижил мерзавца и заклинанием лишил сознания.«Тварь!» - злобно подумал юноша.- Первый и, надеюсь, единственный несогласный, - громко сказал Поттер. – На него помилование распространяться не будет. Тишина звенела. Никому не хотелось привлекать к себе внимание.- Том, здесь есть авроры?- Да, Ваше Величество, один аврор и один сотрудник Министерства из отдела по контролю за магглами, бывший аврор. Позвать?Получив кивок в подтверждение, Риддл властным голосом сказал:- Робардс, Ранкорн, сюда!Мужчины сорвались с мест, быстро подбежали и вновь встали на колени.- Фенрир ведь давно разыскивается? – спросил Поттер.- Да, сир, - ответил Робардс.Гарри встал и наклонившись задрал рукав на руке обездвиженного оборотня. Из его горла полились шипящие звуки. Через несколько минут темная метка вновь появилась на покрасневшей коже. Волны ужаса прокатывались по залу, даже Люциус передернулся. От Тома повеяло насмешкой.- Теперь отволоките его в Аврорат, скажите, я поймал, чтобы вам лишних вопросов не задавали.Через минуту троих в зале уже не было.Поттер посмотрел на группу оборотней и просканировал их. Почти все были в смятении. Радовался только один - противник Фенрира, Гордон Смарт. Он был самым сильным оборотнем после Грейбека и теперь планировал стать альфой их стаи. Это более чем устроило короля. Судя по мыслям этого мужчины, он был противником политики Сивого, считая, что оборотни не должны вмешиваться в войну людей. Встретившись с карими глазами Смарта, Поттер кивнул ему, выражая одобрение. В ответ парень получил торжествующую улыбку. Звериная энергия полилась из крупного брюнета с хищными чертами лица. Оборотни вокруг него сгорбились, опустив взгляд. Никто не собирался бросать вызов.Юноша вынырнул из энергии стаи - это было необычное чувство. У двуликих магия ощущалась совсем по-другому, нежели у людей. Поттер встряхнулся и посмотрел на преклоненного родственничка.«Ну, у меня и семья. Призрак Мерлина, Темный Лорд, два супруга-слизеринца, которые, похоже, любят друг друга, политик-аристократ, тоже слизеринец. А если еще вспомнить про маггла-садиста Вернона Дурсля, тетку и кузена - сквибов, то получается полная картина идеального счастливого семейства».- Все ли Пожиратели находятся в этом зале, или есть еще? – спросил Гарри у Волдеморта.- Все, Ваше Величество, – тихо ответил Риддл, - есть свободные осведомители, их я обычно вызывал отдельно. Гарри задумчиво кивнул. Со шпионской сетью можно разобраться позже.- Теперь ты будешь жить рядом со мной, Том, - как будто сам себе проговорил парень. – Ты не сможешь причинить вред ни мне, ни моим близким. Они пока не в курсе, но я не собираюсь оставлять тебя без контроля, несмотря на все эти клятвы. Сбежать не пытайся, это приказ. Поттер смотрел, как магия, повинуясь его словам, сковывает Риддла.- Эльфы будут в курсе твоего появления. Побудь несколько дней в гостевых апартаментах. В другие комнаты ты войти не сможешь. Еду по заказу доставят домовики, устраивайся. Они могут принести из этого поместья твои вещи, но не артефакты, не книги и не зелья. Если есть что-то, что мне нужно знать, учитывая ситуацию, говори.- Спасибо, сир, вы очень добры. Больше ничего не нужно.Лицо Тома было неподвижно, а эмоции как будто застыли. Он думал о Дамблдоре. Но Гарри сейчас были безразличны мысли Волдеморта. Важным было только то, что прогнозы оправдались - Темный Лорд действительно находится в его подчинении.Вскоре всех распустили по домам с наказом ждать инструкций. Зондер довольно улыбался, он уже успел составить еще один список вассалов, воспользовавшись каким-то специальным свитком и заклинанием.- Люциус, собирайте на завтрашнее утро Палату Лордов. Необходимо срочно ввести законы о равноправии разумных волшебных существ и людей. И вообще, нужно запретить это выражение «волшебные существа» по отношению ко всем разумным волшебным расам. Теперь будет название «волшебные народы», в перечень которых, кроме прочих, будут входить люди, имеющие магические способности, и сквибы. Зондер как исполнительный секретарь откуда-то достал свиток с гербами, и перо застрочило указ. На лице гоблина была жуткая улыбка счастья. «Надо бы и, правда, секретаря завести».Зал был пуст, не считая вампиров, Малфоя, Зондера и Риддла, до сих пор стоящего на коленях. Никого не осталось. - Люциус, продумайте детали закона. Условия работы для оборотней, каким образом все это можно осуществить. Например, они будут иметь один выходной в неделю, а во время полнолуния им можно дать четыре выходных дня. Обязателен прием волчьелычьего зелья. Вы достаточно долго занимаете место в Палате Лордов, продумайте все как следует, относительно особенностей каждой волшебной расы. Если что-то забудем, позже внесем дополнения.Глава 16. Магический мир гудел. Сегодня, в пятницу, вышли совершенно безумные новости. Все читали спецвыпуск «Ежедневного пророка», прилетевшего второй раз за этот день во время ужина. «7 сентября 1996 года. Коронация Его Величества Лорда Слизерина. Лорд Малфой – новый Министр. Помилование вассалов королевского рода.Впервые более чем за триста лет трон страны оказался занят. Король Гарри Джеймс Мерлин Лорд Слизерин, Лорд Гриффиндор, Лорд Рейвенкло, Лорд Поттер, Лорд Блэк, на внеочередном собрании Палаты Лордов успешно прошел через ритуал коронации и занял магический трон Соединенного Королевства Великобритании и Ирландии. На этом же заседании был смещен Руфус Скримджер и на пост Министра Магии назначен Лорд Люциус Малфой. Первым указом короля стало помилование всех вассалов королевского рода, некоторые из которых являются известными Пожирателями Смерти. Как это понимать нам, простым законопослушным гражданам? Ответ на это мы надеемся получить уже завтра. Еще одним удивительным событием является то, что после ритуала рядом с троном Его Величества появилось еще два трона для его супругов. Магия ритуала признала супругов короля соправителями. Это случилось впервые за всю историю нашего королевства. Само понятие «принц-консорт» раньше подразумевало под собой лишь супружество с монархом. Теперь же не смотря на то, что король у нас один, Их королевские Высочества получили доступ к власти, и единственный кто может наложить вето на их указы – это Его Величество. Магический мир приветствует короля и соправителей!Специальный корреспондент, Рита Скиттер».На первой полосе были размещены колдографии коронации. Дальше в номере были интервью с участниками событий и полный список помилованных вассалов короля.На ужине в Хогвартсе разразился скандал. Выступали гриффиндорцы, самодовольные слизеринцы их дразнили. Стол серебристо-зеленых был полупустой, в зале преимущественно находились девушки и младшекурсники. Многие отправились в Малфой-мэнор через порт-ключ и до сих пор не вернулись. На остальных факультетах мнения разделились.- Если Гарри теперь король, то он может править страной, как захочет. Я читала, что в магическом мире нашего Королевства, в отличие от маггловского, абсолютная монархия, а Палата Лордов является совещательным органом. - Гермиона, замолчи, без тебя тошно, - тихо пробурчал рыжеволосый парень. – Столько лет с ним мучились, вытаскивая из всяких неприятностей, а в момент его коронации поссорились. - Рон Биллиус Уизли, я вовсе не об этом говорю.- Герм, не ори на весь зал, и так шум страшный. У меня голова раскалывается, еще ты кричишь, - сказал парень, массируя виски.Вид у него был жалкий. Уизли с тоской смотрел на появившиеся троны, стоящие во главе трех столов: гриффиндорского, слизеринского и преподавательского. По центру преподавательского стола все так же стояло кресло директора. Ни у кого не получилось приблизиться к местам правителей, хотя многие попытались. Всех любопытных легко отталкивало магией.- Что, Рон, теперь тебе плохо? – прокричал Симус. – Как ты критиковал Гарри из-за его замужества. Столько времени примазывался к его успеху, а теперь получил отставку. Золотое трио распалось, и сформировался королевский триумвират. Поттер, Снейп и Малфой. Может, если бы друзья поддерживали нашего героя, то ему не пришлось бы идти к слизеринцам?Уизли подскочил и наткнулся на Дина, который, размахивая газетой, что-то доказывал Невиллу. - Ты сам-то, Симус, много поддерживал Гарри? – проорал Рон.- Уизел, так не вовремя перестал лизать попку золотого мальчика, - донеслось от слизеринского стола. - Вы еще загнетесь в Азкабане, проклятые Пожиратели! - покраснев, кричал Рон. - Ваш спаситель оказался нашим Лордом Слизерином, - в ответ прокричал Блейз Забини и тихо сказал соседям за столом: - сейчас они подумают, что мы пытаемся отнять у них героя.Многие слизеринцы рассмеялись. - Он и Лорд Гриффиндор, - возмутилась Джинни.- А еще и Лорд Рейвенкло. Умеющие думать с нищими предателями крови не общаются и просто с предателями тоже, - с презрением высокомерно сказала Панси Паркинсон, подыгрывая Забини.Дело чуть не дошло до драки, но всех успокоила профессор МакГонагалл рекордным количеством снятых баллов со Слизерина и немногим меньше с Гриффиндора.* * *Гарри сидел на траве в парке Мерлин-мэнора на территории крыла Гроз и Ветров. Сверху грохотнуло. Юноша вцепился в траву. Уже было темно, парк освещали вспышки молний и странных уличных светильников. Как было больно. Он оставил супругов на попечении Люциуса в Хогвартсе. Риддла закрыл в гостевой комнате без палочки, а сам пришел сюда успокоиться. Совсем не хотелось выставлять напоказ свои чувства перед супругами и Люциусом. Они так и продолжали молча смотреть друг на друга. Два мужа, как день и ночь - прекрасно смотрятся вместе. У Драко отросли волосы, такие длинные, ниже талии, он стал очень высоким, почти таким же, как и Северус. Может, дюйма на два ниже. Оба супруга стали выше. Снейп, наверное, около семидесяти шести дюймов (прим. авт.: сто девяносто три сантиметра). Теперь Поттер казался совсем маленьким. Гарри очистил Северуса и Драко магией, не прикасаясь. Белоснежные крылья, длинные платиновые волосы, серебристые когти и стальные глаза. Черные волосы ниже плеч, черные глаза, белые когти и клыки, атласная светлая кожа. Оба в коронационных разорванных одеждах. Оба смотрят в глаза друг другу. Так прекрасны. И пусть он им не нужен, главное, живы и здоровы. Тогда Хогвартс, почувствовав горе хозяина, попытался приободрить парня, посылая картинки Большого зала с переставленными столами и тремя тронами на видном месте. Но это только усугубило отчаяние Гарри. Правитель… власть, зачем все это? Выбрав самый простой вариант из предлагаемых Хогвартсом, юноша сбежал в Мерлин-мэнор.Замок Четырех Основ застонал, магия прокатилась волной отчаяния по всей территории. Парень в королевской одежде сжался на газоне, его плечи содрогались от безмолвных рыданий. Вокруг стали появляться странные личности, но он в своем горе ничего не замечал. Вдруг его приподняли и устроили на руках, обняв. Гарри безразлично поднял голову. Он сидел на коленях у какого-то вампира на том же газоне. Вокруг оказалось очень много вампиров и еще кого-то, видимо, дроу.- Вампиры, сегодня кругом вампиры, - истерически расхохотался Поттер сквозь слезы.Его крепче сжали в объятиях. Очень громко громыхнуло, сверкнула молния, и пошел дождь. А ведь здесь дождя не бывает, погодный купол регулирует влажность, но когда у него в жизни хоть что-то было нормально?Он вовсе не плачет как маленький в плечо какого-то неизвестного кровососа, это все дождь, а другие решили посидеть под дождем рядом. Да еще и дроу тут устроились на траве. Может, он сошел с ума?- П-почему вы сидите на траве? – спросил парень сквозь слезы и дождь.Зеленые глаза неестественно горели. Ему уже было все равно, реальность смазалась.На ухо ему ответил завораживающий низкий голос:- Вы же здесь сидите, Ваше Величество, а мы только составляем компанию. - У вас красивый голос. Кто вы? - Сегодня в ваш замок по договору переехали вампиры и дроу. Я Максимилиан - Повелитель вампиров, а это Вэонэль - Повелитель дроу. - А я Гарри - король. Зовите меня по имени, - сказал парень, снова уткнувшись в плечо вампира.Было так странно и уютно сидеть под дождем со всеми этими вампирами и дроу. Безразличен весь мир.- Для нас большая честь называть вас по имени, сир. Зовите меня Максимилиан, и я рад, что вам понравился мой голос. - Спасибо за оказанную честь, Гарри, зовите меня Вэонэль, - сказал дроу. Все остальные молча сидели и смотрели куда угодно, только не на них.- Гарри, вы расскажете нам, что случилось? – тихо спросил Максимилиан.От его голоса приятное тепло пробежало по позвоночнику. - Почему бы и не рассказать, все равно день просто абсурдный, - так и не подняв головы, сказал Поттер.Вампир приятно пах свежестью. На траве сидел Салазар, упорно не улетая. Он был сухим, несмотря на дождь. Рядом с фениксом лежал меч Гриффиндора, который Гарри так и протаскал с собой весь вечер. Шаас, не высовываясь из рукава, что-то шипела про то, что у хозяина тоже талант портить погоду.- Сегодня утром была коронация, потом я убрал метки всем Пожирателям, ах да, я еще и помиловал вассалов. Люциус Малфой теперь Министр. Темный Лорд больше не командует парадом, официально он будет моим советником. А еще… еще Северуса укусил вампир - моего мужа. Оказалось, что у него в роду были вампиры, в третьем поколении. Ваш брат Мишель укусил. Он потом ушел с охраной и гоблином Зондером. Его не кормили, Северус его снял с цепей, вот он и укусил, - слова парня путались, как и мысли.Гарри снова содрогнулся от беззвучного плача. Нервы не выдержали напряжения последних дней.Через несколько минут, успокоившись, он продолжил рассказ. - Мой муж стал перерождаться, а Мишель дал ему кровь. Тогда в Драко вдруг тоже пробудилось наследие, только вейлы. Крылья, когти, волосы. Они стали неотрывно смотреть друг на друга, когда Северус пришел в себя. Здесь вообще-то не должен идти дождь.Уверенная рука гладила Гарри по спине. Это было хорошо. Стало легче, он не один. Эти странные существа его слушают и ничего не говорят, так даже лучше. Сколько же их здесь? - Там был главный охранник вампир, у него почему-то мысли не читались, у всех них не читались. Он сказал, что Северус и Драко, скорее всего, партнеры. Такое поведение характерно для партнеров. А они подошли друг к другу и смотрели. Если я прикасался к кому-то из супругов, то они начинали дрожать. Больше я их не трогал. Эмоции вампиров были такие…, но мысли почему-то не читались. Странно, - тихо, сумбурно бормотал Поттер во влажную ткань одежды мужчины.Успокаивающе шелестел дождь. Чужие руки крепко держали, не давая разваливаться на части.- Это у нас особенность расы такая. У всех очень развиты ментальные способности, даже у слабых вампиров. То, что вы прочитали их эмоции, почти невероятно. Обычно мы для всех закрыты. Что-то в вашем рассказе не сходится. Если вампир находит партнера, то он не просто смотрит на него. Он идет на сближение. Да и явно спровоцированное пробуждение наследия вашего второго супруга несколько необычно. Третье поколение. То, что ваш муж выжил - это чудо. Ему не должно было хватить энергии для перерождения. Слишком малая доля вампирской крови.- Я вкачал в него энергию. Только не спрашивайте как, просто представил, что он выздоравливает, живет, и направил линии силы от себя к нему.- Хм, это многое объясняет, у меня появилось интересное предположение, но нужно проконсультироваться с вейлой и осмотреть ваших супругов. Возможно, все не так плохо, как вы себе представляете.Гарри поднял голову и посмотрел в черные глаза вампира. Он, наконец, решил рассмотреть его. Красивый брюнет с длинными волосами и тонкими чертами лица, большой. У него на руках парень чувствовал себя ребенком. Дождь прекратился.Поттер лихорадочно улыбнулся. - Спасибо. Вы пойдете со мной? Они в Хогвартсе, в моей башне. И где взять вейлу?- Я знаком с королевой Изабель. Думаю, она согласится. Если вы подождете меня, я к ней перемещусь. Гарри сполз с колен вампира и встал. Все поднялись. Вампир беззвучно исчез. - Извините, что помешал вам этим вечером, - сказал Гарри, обращаясь к Повелителю дроу.- Что вы, Гарри, мы всегда готовы помочь нашему Правителю,- с улыбкой ответил темный эльф. - Почему Правителю, Вэонэль? Вы же сами Повелитель. - Согласно древнему договору мы являемся вашими вассалами, вассалами рода Мерлина. Когда в замке Четырех Основ стали жить вампиры, дроу, эльфы, гномы, гоблины, мы приняли покровительство Мерлина. Когда вы взошли на престол, мы автоматически, каждый из наших народов, признали вас Правителем. Все вампиры и другие перечисленные народы во всем магическом мире признали вас своим королем. После этих слов все присутствующие поклонились юноше. Гарри растерялся. Все становилось еще абсурднее. Во всем мире?- Но как они так быстро узнали? Я ведь только сегодня утром был коронован. Хотя, газеты, наверное…- Дело не в газетах. Нас оповестила магия клятвы верности, данная нашими правителями в свое время. Любой представитель волшебных рас чувствует изменение статуса сюзерена. Это что-то вроде видения. Перед каждым встает изображение сюзерена. Мы видели вас на троне, Ваше Величество. Клятва до сих пор связывает всех нас. Оборотни, сирены и вейлы не входят в этот союз. Они всегда жили разрозненно. Если у вейл, несмотря на разобщенность, есть королева, то оборотни и вовсе живут стаями, не имея никакой централизованной власти, а сирены всегда были сами по себе - свободный народ.«Что-то я расслабился в последние несколько часов. Все говорят со мной как с ребенком, объясняя очевидные вещи. Пора брать себя в руки».Дроу так заболтал Гарри, что он и не заметил, когда вернулся Максимилиа в сопровождении очень красивой, белокурой девушки в длинном платье. - Гарри, позвольте представить вам Изабель - королеву вейл. Белла, это Его Величество Лорд Слизерин.- Очень приятно познакомиться, Изабель, зовите меня Гарри, - улыбнулся парень прекрасной девушке и поцеловал ей руку.Раздался звонкий переливчатый смех. Салаар, издав негромкий курлыкающий звук, вспорхнул на плечо юноши. - Мне тоже приятно с вами познакомиться, Гарри. Какой у вас интересный феникс. Такой окрас очень редок. Вдруг парень замер. Он ощутил волну паники и боли моментально определив, откуда она идёт. Что-то случилось с супругами.- Им плохо, - сказал Гарри, побледнев. Его за обе руки взяли вампир и вейла.- Аппарируйте нас на место, Гарри, - сказал Максимилиан. Они очутились в большой гостиной. Здесь царил бедлам. Носились эльфы, метался взъерошенный Люциус, а на полу корчились в судорогах супруги. Гарри вскрикнул и подбежал к ним, но тут же замер, не зная, что делать.- Прикоснитесь, - сказала вейла.Гарри торопливо протянул руки и коснулся сразу обоих супругов. Они моментально затихли, расслабились и открыли глаза.- Гарри, - сказали оба в унисон, по-прежнему глядя друг на друга.Поттер вопросительно взглянул на вампира и вейлу.- Они заговорили. Люциус, а без меня они говорили?- Гарри, как хорошо, что ты появился. Как только ты пропал, все стало гораздо хуже. С каждой минутой они все больше волновались, а потом упали и начали трястись. Драко и Северус начинали дико кричать, если до них дотрагивались. Они не говорили без тебя.Вампир и вейла переглянулись.- Вы будете осматривать их? – спросил Гарри.- В данный период никто из вампиров или вейл не должен приближаться к ним, это может быть воспринято как угроза, - звонко произнесла девушка. - Гарри, - сказал Максимилиан, - все совсем не так, как вы подумали. Теперь картина сложилась. Вы являетесь партнером Северуса и Драко.Поттер с сомнением посмотрел на вампира.- Но они смотрят друг на друга. - У вас триумвират, Гарри, - сказала Изабель. – Это просто механизм защиты. Максимилиан сказал, что вы давали свою энергию мужу при его перерождении.- Да.- Видимо, силы оказалось слишком много, и она пошла по каналу связи между вами к Драко, что пробудило его наследие. Еще пробуждению наследия вейлы способствовал тот факт, что вы являетесь партнером и Драко. Вейла почувствовал конкурента и пробудился. Встречались случаи даже трех и четырех фиксаций на одном партнере, который в подобных ситуациях всегда оказывался человеком. Последствия этого были печальными.- Он всего на четверть вейла, - сказал Люциус, - и ему еще только шестнадцать.- Значит пробуждение не только вынужденное, но и преждевременное, - задумчиво сказал Максимилиан. – Вампиры и вейлы большие собственники в том, что касается партнеров. В обычной жизни в такой ситуации кто-то из них умер бы. Соперники вступают в бой, сильнейший побеждает. К мнению человека в такой момент не прислушиваются. - В ситуациях, схожих с вашей, магия не позволяет соединиться с партнером до тех пор, пока соперники не спарятся между собой. Бывали случаи заключения союза-триумвирата после того, как потенциальные супруги зафиксировались на одном человеке, но это всегда происходило, только если партнер сильнее претендентов. Тогда он занимал главенствующее положение. У вас уже заключен союз. Раньше, до брака, они наверняка проявляли к вам интерес, но лучше себя контролировали, чем сейчас. Если бы не произошел случай с укусом, вы могли бы за всю жизнь так и не узнать, что являетесь идеальным партнером для этих мужчин.- Вот как, - произнес отстраненно Гарри. Он уже не знал, как реагировать, слишком много всего произошло в последнее время. Изабель перехватила инициативу у вампира, продолжая рассказ: - Теперь им нужно соединиться в вашем присутствии. Сначала один сверху, потом другой. Когда вампир будет доминировать, он укусит, это нормально. После полного соединения сначала между собой, а через некоторое время с вами, они не будут воспринимать друг друга как противников. Каждый примет другого как естественное дополнение, на уровне инстинктов, хотя обычная ревность может присутствовать, и вейлы и вампиры - собственники. До окончательного соединения следует быть особо осторожным, не оказывая предпочтения кому-либо. После сегодняшнего совокупления магия обряда отпустит ваших партнеров, начнется ухаживание, все их внимание будет обращено на вас. Следует помнить, что скорость развития отношений в этот период зависит только от старшего партнера.- Какие ухаживания? Мы же уже заключили брак, даже…, - запнулся растерянный парень.- Ухаживания вампиров и вейл - это не то же самое, что ухаживание людей перед свадьбой. Это заложено в нашей природе: очаровать партнера, доказать, что достойны, уговорить. В обычных парах это делается до заключения брака, а в тройственных союзах вроде вашего - после, так как соединение триумвирата всегда больше похоже на борьбу за выживание, захват власти. Когда волшебные существа приходят в себя после смертельной гонки за лидерство, власть в которой захватил их партнер и после совокупления, просыпается инстинкт ухаживания. Кроме того, соперники начинают переживать, не навредили ли они избраннику.Максимилиан перехватил инициативу. - Ваш супруг стал высшим вампиром. Мы пьем кровь раз в неделю или в две недели. Это зависит от силы вампира. Можно выдержать и месяц, но физическое состояние при этом будет плохим. Если есть пара, то кровь партнера является наиболее предпочтительной. Затем по приоритету следует кровь второго супруга, а потом остальных магов в зависимости от силы магического потенциала. Самая приятная кровь у сильных магов. - Вы, как сильнейший маг и партнер, являетесь огромным искушением, но Лорд Принц всегда сможет держать себя в руках. Если вы не захотите, то пить кровь он у вас не будет. Это не должно пугать. Крови требуется немного. Ощущения будут самые приятные. Все остальное время мы едим обычную пищу, может, только мясо чаще, чем другие. Вампир может также брать кровь у партнера во время соединения, но это скорее для получения удовольствия. Он ее пить не будет, попробует на вкус для полноты ощущений и залижет ранку, даже следа не останется.- Обряд лучше совершить как можно скорее, - сказала Изабель, улыбаясь. – Прикасайтесь к ним во время соединения, это все облегчит. Нам, пожалуй, пора, Максимилиан.- Еще один момент. Когда будете готовы к близости с супругами, вы должны быть сверху. С вейлой проблем не возникнет, они могут быть в любом положении в первый раз, хотя проверка силы партнера будет в любом случае. С вампиром сложнее. Мы по сути своей доминанты и подчиняемся только более сильному партнеру. Придется доказать, что вы сильнее. Лучшим вариантом будет, просто связать партнера, чтобы не было никаких травм. Сегодня при соединении с вейлой он тоже попытается сопротивляться, просто успокойте супруга, а магия обряда его удержит. - Когда будете соединяться с вампиром, на завершающем этапе дайте ему укусить вас в запястье в момент оргазма. После этого связь будет установлена. Когда решитесь завершить соединение, вейлу следует взять первым, а затем вампира. Перерыв между соитием с супругами должен быть не более суток. Окончательное соединение желательно провести в разных помещениях с обездвиживанием партнера, который останется один, во избежание неприятностей. Крайний срок ухаживаний не более двух месяцев, но для них это будет мучительно. От двух недель до месяца - обычный срок, хотя его сокращение только приветствуется. По завершению ухаживаний следует окончательное соединение. На этом, пожалуй, можно закончить.- Спасибо за все, - сказал Гарри, улыбаясь. – Вы воспользуетесь камином или предпочтете аппарировать? - Обращайтесь, Гарри, - улыбаясь, ответил Максимилиан, - лучше камином. Когда гости исчезли, Поттер снова кинулся к супругам. На этот раз он без опасений обнял их, устроившись рядом на полу. - Как хорошо, что вы пришли, Гарри, - проговорил Лорд Малфой с тяжелым вздохом.- Идите отдыхать, Люциус. Сегодня был тяжелый день. О Северусе и Драко я теперь позабочусь.- Я, как вы и просили, назначил на завтра заседание Палаты Лордов на девять утра. О первой форме законопроекта я позабочусь. Утром сюда прибудут советники для получения инструкций, если вы не против.Получив утвердительный кивок, старший Малфой вздохнул с облегчением.- Удачной ночи, Гарри. - Спасибо, Люциус, и вам удачной ночи. - Салазар, лети в кабинет, мы дома и уже все в порядке, и Шаас прихвати с собой. Поттер осторожно обмотал змею вокруг шеи феникса.- Шаас, я пойду спать, а ты побудь с Салазаром.- Хорошо, говорящ-щий, сегодня был беспокойный день. Гарри вызвал эльфа и приказал разбудить утром в шесть.Тут он сообразил, что оставил меч Гриффиндора на газоне в замке Четырех Основ, и захихикал. - Это нервное, не обращайте внимания, просто я оставил на газоне артефакт Гриффиндора. И о чем я думаю в такой момент? «Как будто сам с собой разговариваю».Гарри протянул руку, вызывая меч. Блеснул металл. Он переместил оружие в кабинет предметной аппарацией. Ответа от супругов парень не получил, но по эмоциям можно было судить, что все в порядке, правда, их мысли читать не получалось. Гарри неохотно отстранился и, поднявшись с пола, сказал:- Пойдемте.Они послушно встали, так и не оторвав взгляда друг от друга, хотя это уже не беспокоило Поттера. Драко взмахнул крыльями и снова сложил их на спине. Какие они были белые, так хотелось их потрогать…, но Гарри осторожно подхватил партнеров под руки и направился в спальню. Очутившись, наконец, там, все остановились у кровати. - В ванную нам лезть сейчас будет неудобно. Давайте разденемся, и я наложу очищающие чары. Коронационная одежда супругов превратилась в лохмотья, а его, как не странно, была цела и невредима. Гарри одним заклинанием снял все сразу и с них, и с себя. Хоть у него и не было необходимости раздеваться - сегодня он лишь наблюдатель, но это показалось справедливым по отношению к супругам. Одежда опустилась горкой у стены. У Поттера вырвался восхищенный вздох. Обнаженные тела в полумраке спальни притягивали взгляд. - Как вы прекрасны. Он приблизился к супругам и попытался обнять их за талии. С Северусом это удалось, но вторая рука наткнулась на крылья Драко. Гарри осторожно провел по нежной коже, опустив руку ниже, и обхватил нежные, упругие ягодицы. Послышался вздох.- Пойдемте, устроимся на кровати. Северус и Драко не были возбуждены. Ноздри обоих трепетали. Гарри усадил супругов друг напротив друга, совсем близко, а сам устроился сбоку от них. Крылья Драко свесились с кровати. Двое прекрасных обнажённых мужчин сидели неподвижно, даже не пытаясь проявить инициативу.Пришлось брать ситуацию в свои руки. Ему же разрешили их трогать.Гарри осторожно провел по светлым и темным волосам. - Вы как день и ночь, так красиво. Руки прошлись по скулам, губам, которые сразу приоткрылись, пробежались по плечам и соскам. У Северуса были красные соски, а у Драко розовые. Поттер посмотрел вниз, оба были уже в полной готовности. - Вам нравится. Может, вы прикоснетесь друг к другу? Нет?Реакции на предложение не последовало. Видимо, все придется делать самому.«Первый сверху, наверное, должен быть Северус. Вдруг здесь, как и в брачном ритуале, имеет значение последовательность. Рисковать не будем».Ему сказали только про прикосновения, поэтому целовать Гарри не решался. Он прополз до подушек и положил две друг на друга в центр кровати. - Драко, иди сюда, мой хороший. Вейла послушно лег лицом вниз. Бедра блондина оказались приподняты, но скрыты сложенными крыльями. Стройное тело манило прикоснуться. Гарри осторожно погладил перья. Очищающее! Он забыл. Магия быстро очистила всех троих не только снаружи, но и внутри. Ощутив покалывание у себя в заднем проходе, Поттер улыбнулся.«Немного перестарался».Под острожными прикосновениями крылья раскрылись и разметались по кровати и полу. Гарри охнул. Он думал, что Северуса сейчас сметет с кровати, но вампир быстро и незаметно переместился к нему за спину. Взгляд черных глаз не отрывался от блондина. Поттер приласкал грудь вампира и вернулся к Драко. Как прекрасен был белоснежный ангел с раскинутыми крыльями и приподнятой попкой.- Драко, - выдохнул юноша. Руки Поттера ласкали везде, где могли дотянуться. Вейла подставлялся под прикосновения, судорожно вздыхал и издавал потрясающие звуки, полные наслаждения. Осторожно раздвинув ноги стонущего мужа, Гарри перешел к более откровенным ласкам, периодически оглядываясь на Северуса. Вампир внимательно смотрел на них и не шевелился, только лицо скривилось в гримасе ярости. Показались белоснежные клыки, а почерневшие когти впились в покрывало кровати. Он был по-прежнему возбужден. «Хорошо, что магия держит его. Только разъяренного вампира сейчас не хватало».Поттер постарался не обращать внимания на ярость Северуса.Драко дрожал и извивался под руками партнера. Теперь его бедра поднялись еще выше, спина изогнулась. Гарри про себя произнес заклинание смазки. Розовый анус заблестел. Он осторожно провел пальцем по окружности сжатой дырочки. - Какой ты чувствительный. Анус сократился и запульсировал, палец легко проник внутрь. Гарри осторожно засунул еще один палец и стал ласкать упругие стенки, дразня простату. По телу Драко пробежала дрожь, крылья взмахнули и затрепетали. - Вот так, мой сладкий.Вторая рука гуляла по сливочной коже. Она везде была очень нежная. Под крыльями, на пояснице выступал трогательный белоснежный пух. Гарри остановился, вынул пальцы и передвинулся к Северусу за спину, осторожно подталкивая его вперед.- Подвинься ближе к Драко. Смотри, он уже готов принять тебя. Теперь руки гриффиндорца оплетали тело вампира. Спальню наполнили более низкие стоны. Упругий член заблестел от смазки. - Да, Северус, войди в него.Направлять пришлось самому. Но как только Снейп оказался внутри, бедра мужчины задвигались. Придержав немного вампира, чтобы Драко привык, Гарри просунул руку между ног супругов и стал гладить то одного, то другого. Северус раздвинул шире свои ноги вместе с ногами Драко.«Как они отзывчивы к моим прикосновениям».Гарри сидел на коленях, лаская ритмично двигающуюся пару. Перед лицом раскачивались упругие раздвинутые бедра Северуса. Они были совершенно безволосы. Между приоткрытых ягодиц мужчины виднелся сжимающийся в такт толчкам анус. Гарри задыхался от желания, член стоял колом. Он не удержался и укусил упругую ягодицу. В комнате раздался крик. Тело вампира содрогнулось, он наклонился и вонзил клыки в шею Драко. Волосы белоснежной волной отлетели в сторону, крылья взмахнули.Через пару минут Северус грациозно переместился с блондина за спину Поттера. Гарри осмотрел Драко, следов на шее не осталось, и он был по-прежнему возбужден.Потянув Малфоя на себя, Гарри посадил его на кровати.- Сложи крылья, ангел мой, - на ухо вейле прошептал брюнет.Драко слегка отстранился и осторожно сложил крылья. Они нежно огладили обнаженное, возбужденное тело Гарри, и полностью скрыли Драко от взгляда мужа, судорожно втянувшего воздух сквозь зубы. Мягко подталкивая то одного, то другого супруга Поттер поменял их положение. Теперь в центре кровати с приподнятыми ягодицами лежал Северус, а Драко сидел на коленях за спиной Гарри. Уже не сдерживая себя, Поттер отодвинул темные волосы мужа и облизал его ухо. - М-м-м, как вкусно, ты своим видом с ума меня сводишь.Ласковый шепот заставил вампира содрогнуться. Руки юноши пробежались по бокам, спине и обласкали ягодицы. Черные когти Снейпа располосовали покрывало.- Раздвинь ноги, хороший мой. Вот так.Северус поддавался, реагируя на каждую ласку стонами, рычанием и дрожью в теле. Из приоткрывшихся ягодиц показалась коричневая звездочка ануса. Яички поджались, мужчина снова был возбужден. Смазав мужа заклинанием, Гарри сначала просунул руку между ног и дотронулся пальцами до возбужденного члена. Раздался умопомрачительный стон. Огладив напряженный орган и пройдясь по яичкам, пальцы стали трогать щель между ягодицами. Вверх, вниз, задевая сморщенную дырочку. Остановившись и покружив одним пальцем у отверстия, Гарри осторожно ввел его внутрь. - Какой ты горячий, Северус.Вторая рука гладила изогнувшуюся спину. Из горла вампира донеслось рычание. Сразу вспомнилось предупреждение о том, что при соитии с вампиром приходится доказывать свою силу. Но сейчас магия держала его. Немного растянув попку мужа, Гарри повторил свои действия, переместившись за спину Драко. Он ласкал возбужденного блондина, подталкивал в нужном направлении. Лицо Гарри щекотали мягкие перья сложенных крыльев. Блондин вошел в Северуса. Вампир издал стон-рычание и попытался отползти, но его снова настиг толчок, руки вейлы крепко обхватили бедра мужчины. С невероятной силой цепляясь когтями за матрас, Северус, таща за собой Драко, стал сползать с кровати, но толчки неумолимо настигали вампира. Комнату наполнили отчаянные стоны и рычание. Гарри осторожно гладил обоих. Все трое оказались на полу. Огромные крылья Драко взметнулись в воздухе, поддерживая равновесие.Поттер наклонился и зашептал слова ободрения на ухо Северусу, гладя его грудь, живот. - Потерпи немного, хороший мой, я с тобой. Вот так. Когда рука парня обхватила член вампира, отчаяние пропало из его голоса, осталось только наслаждение. Снейп больше не пытался отползти. Драко ритмично двигался. Светлые волосы колыхались, смешиваясь с темными. Переместившись к ним за спину, Гарри просунул одну руку между сложенными крыльями и ногами супругов и снова обхватил член Северуса. Другой рукой он погладил перья. Крылья снова раскрылись, открывая вид на сокращающиеся мышцы спины, ягодиц и ряд позвонков. Наклонившись, Поттер осторожно провел языком с середины спины до копчика по позвоночнику Драко. Это привело блондина к оргазму. Он, вскрикивая, содрогался, а из розового припухшего ануса вытекала сперма вампира. Вид и чувства супругов были настолько возбуждающими, что Гарри, не прикасаясь к себе, кончил, выплескиваясь на них, судорожно сжимая руку на члене вампира. Ментальная связь сплела их эмоции во едино. Оргазм прошел цепной реакцией, сначала Драко, затем Гарри и Северус. Вокруг обнаженных фигур закрутился вихрь света и магии. Голова Гарри закружилась, и он стал падать, падать…Его подхватили четыре сильные руки и через мгновение уже осторожно положили на располосованную постель, только истерзанное покрывало спланировало на пол. Гарри открыл глаза и улыбнулся. Они пришли в себя. Теперь черные и серебристые глаза внимательно смотрели на него. Чего-то не хватало. Тут он понял. Их формы изменились. Когти втянулись, крыльев не было.- А где твои крылья? – спросил Гарри.Комната еще кружилась вокруг него. В ответ он получил знакомую усмешку. Значит, все нормально.- Втянулись обратно. Они выступают в боевой трансформации. - А твои клыки и когти тоже? - спросил юноша вампира.- Да, Гарри, это тоже боевая трансформация, - глубоким голосом ответил Северус.Они так осторожно держали его под спину и руки, так нежно смотрели, что парень расслабился, и все события этого безумного дня вновь настигли его.«Я чуть не потерял их».Губы задрожали. Он закрыл глаза, пытаясь сдержать вдруг накатившую истерику. С двух сторон к нему прижались обнаженные тела. Чувствуя поддержку, он больше не сдерживался. Всплыла какая-то детская обида, почему всегда ему приходится решать невообразимые для нормальных людей проблемы?! Выходят же маги замуж. Проводят обычную брачную ночь, а у него, как было в жизни все вверх тормашками, так и осталось. Вспомнилось, что сегодня Северус чуть не умер, а Драко так страшно кричал во время трансформации.- Все хорошо, Гарри, все теперь хорошо, - журчал в ухо низкий голос Северуса. - Ты справился, малыш, ну успокойся, у тебя получилось разобраться во всем, ты молодец, - шептал в другое ухо Драко.Его обхватили руками и ногами. Было так хорошо. Теперь они его не бросят. Он нужен своим супругам.- Я думал, что больше не нужен вам. Вы так смотрели друг на друга.- Мы хотели смотреть только на тебя, но магия не давала нам, - тихо сказал Драко, целуя гриффиндорца в волосы.- Этот идиот вампир, там, в подземелье, расстроил тебя, выдав свою версию, которая за неимением мозгов у некоторых тупых кровососов, привела к столь ужасной ситуации, когда ты ушел от нас. Нам было плохо без тебя, Гарри, - выдал Северус. Теперь Поттер и смеялся и плакал одновременно. Северус и Драко переглянулись, улыбнувшись. - Я..., когда…, когда вы стали меняться, а потом выжили…, но вдруг оказалось, что я не нужен. Потом снова нужен. У меня всегда все не как у нормальных людей, - бормотал парень, спрятавшись в переплетении рук супругов.Драко и Северус переглянулись. Похоже, Гарри было все равно, что они теперь не люди. «Отважный малыш все время кого-то спасает», - подумал Северус.«Точно, хочется спрятать его подальше от всех. Ой».«Похоже, у нас телепатическая связь».«И Гарри нас не слышит».«Я думаю, он тоже может так говорить с нами, но не стоит сейчас…».Руки супругов осторожно убрали волосы с лица Гарри.Зеленые заплаканные глаза сонно посмотрели на них.Северус и Драко стали целовать его лицо и оглаживать шею. Поцелуи покрывали нос, скулы, глаза, лоб. Драко даже облизал ему бровь. По комнате зазвенел смех. - Эй, что вы делаете, хватит.- Так-то лучше, - довольно улыбнулся Северус. Драко потрогал венец на лбу мужа. Пальцы прошли через него, как через привидение. «Вот почему они называются «Призрачными регалиями». Интересно, как тогда перстнем он ставил печать на документы?»«Драко, сейчас не время».Гарри уже не мог держать глаза открытыми. Слишком он устал. Промелькнула сонная мысль, что, хотя он голый, супруги не осматривают его тело и вообще очень деликатны и заботливы. - Завтра эльф разбудит меня в шесть. Хотите пойти на сбор Палаты Лордов? Люциус готовит закон о волшебных народах. Я решил, что раз вы изменились, нужно срочно решить этот вопрос. - Спи, малыш, конечно, мы пойдем с тобой, - тихо сказал Драко. - И вовсе я не малыш, - сквозь дрему обиженно пробормотал Гарри.- Спи уже, большой старший муж, - насмешливо и тихо сказал Северус.Через минуту Гарри спал, но улыбка пропала с его лица. Последней эмоцией была обида на то, что теперь, когда супруги стали еще выше, он кажется совсем маленьким. Почему он всегда оказывался ниже, даже если немного подрастал? Так хотелось быть выше, сильнее. Северус и Драко переглянулись.«Нужно узнать новости», - подумал старший мужчина. «Пойдем, сходим к отцу, он наверняка здесь остался», - ответил Драко. Они осторожно отодвинулись от мужа и накрыли его одеялом. Губы спящего юноши задрожали, он жалобно всхлипнул. Вампир и вейла прижались с двух сторон к супругу, успокаивая и гладя по голове.- Тише, тише, маленький, все хорошо, - на ухо прошептал Северус. Через десять минут они, уже одетые в домашние мантии, предоставленные заботливыми эльфами, шли по коридору, направляясь к кабинету Люциуса и некому было наблюдать странное сияние, окутавшее фигуру Мальчика-который-выжил. * * *В одной из гриффиндорских спален мальчиков шестого курса стоял переполох. На кровати под желто-красным пологом лежал связанный парень. Он беззвучно кричал.В гостиной факультета сидел директор школы. Вокруг него собрались студенты разного возраста.- Как уже многие из вас поняли, мистер Уизли преждевременно принял наследие. Столь раннее вхождение сопровождается сильными болевыми ощущениями, но пугаться этого не стоит. Да, мистер Лонгботтом?- Профессор Дамблдор, но разве на семье Уизли не стоит ограничение еще на четыре поколения? Теоретически он не мог принять наследие.- Вы правы, мой мальчик. Но следует помнить, что в каждом правиле есть исключения. Мистер Уизли теперь принял наследие ифрита. Он не является ифритом в полном понимании этого слова, можно сказать, Рон Уизли - полукровка. Кто-нибудь из вас знает, кто такие ифриты? Да, мисс Грейнджер.- Ифриты известны своей силой и хитростью, их называют еще огненными джинами. Огромные крылатые существа которым подчиняется огненная стихия, мужского и женского пола. Предпочитают жить в подземных пещерах. Как и вейлы, хоть и имеют централизованную власть, но живут отдельно от представителей своего народа. Обитают в другом мире. Между нашими мирами в високосный год на пять минут открывается проход, географическое расположение которого переменно. Ифрита можно вызвать в наш мир путем специального ритуала, являющегося запретным. Этот ритуал стоит на границе между темной и светлой магией.- Десять баллов гриффиндору, мисс Грейнджер. Все верно. Аристократические семьи в магическом мире периодически заключают браки с волшебными существами. Когда-то один представитель семьи Уизли заключил брак с ифритом. Кровь огненного джина может спать веками и проявиться в одном из потомков совершенно неожиданно. Это случилось с мистером Уизли сегодня. Можно предположить, что причиной послужило появление партнера мистера Уизли.- Как партнера? Он все время кричал про Гарри! В смысле про Его Величество. Это что же получается, король - партнер Рона?!- Мисс Грейнджер, вы присутствовали при вхождении в наследие мистера Уизли? – спросил директор у взволнованной девушки.- Да, мы собрались у мальчиков, когда Рон закричал. Он постоянно выкрикивал имя Гарри… Его Величества, упал, стал извиваться на кровати. Появились крылья, как у феникса, огненные. Волосы отросли. Когти огромные, черные. Мы его обездвижили, наложили чары безмолвия, так как младшекурсники перепугались. Потом мы искали вас или профессора МакГонагалл, но никак не могли найти. Дамблдор ободряюще улыбнулся. Он сегодня собирал Орден Феникса в поместье профессора МакГонагалл.- Все в порядке, продолжайте. - Через некоторое время Рон затих, крылья исчезли, только волосы остались такими же длинными, в остальном он опять стал похож на себя. Ну, немного фигура и черты лица изменились. - Он такой лапочка теперь, - мечтательно потянула Лаванда Браун.- Замолчи, Лаванда! - разъяренно прошипела Грейнджер.- Девочки, не ссорьтесь - бесполезно. Если Уизли запал на короля, то вам ничего не светит, - весело сказал Финиган.- Все успокойтесь, - остановил ссору Дамблдор. – Итак. Мистер Уизли вошел в наследие. Опасаться его не стоит. Он стал сильнее как маг, но если ифрита не задирать, то нападать он не будет, разве что, защищая своего партнера.- Но как король может быть партнером Уизли, если у него уже есть два супруга? – спросил Невилл.- Дело в том, что джинов не интересуют связи их партнера с другими. Они обычно крадут своего любимого или любимую независимо от желания и наличия у партнера супругов. Ифриты - существа эгоистичные. Детишки с первого по третий курсы смотрели на директора кто с ужасом, а кто и с непониманием.- Студенты с первого по третий курс, отправляйтесь в свои спальни. Вам пора готовиться ко сну, - звучно приказал директор.Дети, выражая свое недовольство, с неохотой удалились из гостиной. Минерва МакГонагалл отправилась проследить за ними, а директор наложил защиту от прослушивания.- Рон украдет Его Величество. Давно пора. Нечего змеям распускать свои грязные руки, - самодовольно проговорила Джинни Уизли.Лонгботтом усмехнулся краем губ. Ну, разумеется, украдет, а Гарри покорно ему позволит. Кто же спорит с больными на голову?- Король сильнее всяких рыжих джинов, - вставил свое слово Томас. - Если потенциальный партнер ифрита оказывается в такой ситуации, у него есть несколько выходов, - продолжил свой рассказ Дамблдор. – Поскольку Его Величество выше мистера Уизли по положению, он может выдать его в качестве младшего супруга замуж за другого, или может принять его предложение и сделать его младшим партнером вне брака. Это не разрушит союз с супругами короля и позволит избавить от страданий мистера Уизли. Но не стоит исключать также варианта, что кто-то умрет. Обычно в такой ситуации ифрит убивает потенциальных соперников. Так делают не только джины, но и другие волшебные существа, например, вейлы или вампиры. Это не считается убийством, так как является естественным процессом борьбы за партнера между соперниками - волшебными существами. Поэтому я категорически запрещаю вам вмешиваться в дела мистера Уизли. Не рекомендую также высказывать какие-либо комментарии. У ифритов очень острый слух. Если он посчитает, что вы нанесли оскорбление его партнеру, то может напасть на вас. Это тоже не будет караться законом. Пока идет борьба за пару, пока маг не связан узами с волшебным существом, вмешиваться в их отношения опасно для жизни. Об этом завтра будет объявлено всей школе. Мистер Уизли теперь будет жить в отдельной комнате. Многие стали ужасаться. Поднялся шум. Тут потянуло гарью. Директор взмахнул палочкой, ограждая детей от дыма и не выпуская их из помещения гостиной.- Будьте тут, я проверю, в чем дело. Источником возгорания оказался вошедший в наследие парень. Он пришел в себя и пытался освободиться от заклинаний. От кровати Уизли остался только обгоревший остов.Директор, недолго думая, окатил водой пылающую фигуру, лежащую на полу в руинах кровати. Ифрит вскрикнул и погас.- Возьмите себя в руки, мой мальчик. Дышите глубже. Дамблдор освободил обнаженного юношу от заклинаний и стал описывать ему перспективы сложившейся ситуации. Через два часа комната была приведена в порядок. А в отдельной спальне, в темноте лежал на кровати огненноволосый гриффиндорец. В его голове крутились планы, не сулящие соперникам ничего хорошего.- Ты будешь моим, малыш, не сомневайся, - пробормотал ифрит и закрыл глаза, сияющие огненными всполохами. Стояла ночь восьмого сентября. Наступили выходные.Глава 17. Утром Гарри нервничал. После заседания Палаты Лордов предстояли пресс-конференция и объявление перемирия.В гостиной собрались Северус, Драко, Люциус, Зондер, Том Риддл, Лорд Бенджамин Нотт и Лорд Филипп Забини.Последние были приглашены, так как являлись Советниками Короля. Их Люциус заранее посвятил в предстоящие планы. Перед отбытием Драко напоил Поттера успокаивающим и укрепляющим зельями, несмотря на протесты. Северус отвлекал Гарри, целовал его в шею, а Драко вливал неприятно пахнущую жидкость супругу в рот. Все присутствующие уставились на эту картину, посмеиваясь, только Риддл держал маску невозмутимости на лице. - Тебе надо расслабиться, герой ты наш, - заговаривал зубы Северус.- Так не честно…, двое на одного м-м-м….Он замолчал, получив глубокий поцелуй от Драко, и расслабился, почувствовав, что супруги вовремя взялись за него. Только теперь Гарри понял, что все это время был напряжен, как пружина.Зондер через камин отправился собирать пресс-конференцию.Пора было выдвигаться. Гарри осмотрел присутствующих. Северус и Драко надели черные с серебром мантии, но не те, в которых были вчера. Ту одежду лишь частично смогли восстановить эльфы, чтобы портные смогли воссоздать её. А его коронационный наряд ночью привели в порядок. Им так шли призрачные венцы. И Снейп, и Малфой с их высокомерием и осанкой как родились в коронах. После перевоплощения они заметно изменились. Если раньше зельевар периодически недовольно хмурился, то теперь лицо было спокойным, в движениях появилась хищная грация, он стал выше и помолодел. Хотя помолодел Северус еще раньше, после живого огня. Его кожа стала более светлой и очень ровной, так и хотелось потрогать. Белоснежные зубы были вполне человеческими. Но и в боевой трансформации клыки вампира были совсем небольшими. Волосы стали длиннее. Все вместе это незаметно преображало мужчину. Вроде бы все тот же Ужас подземелий, но отмытый и приодетый. «Зубы почистил. Хотя, если вспомнить, что у всех вампиров белоснежные зубы, может и не чистил. Просто счастливое стечение обстоятельств. Сами побелели», - весело подумал Поттер.Снейп не стал ослепительно красив, как Драко, скорее выделялся хищной внешностью. Вампир прекрасно оттенял вейлу. Драко тоже изменился. Издалека он походил на отца, но вблизи чертами лица больше напоминал покойную Нарциссу. Кроме того, слизеринец прямо источал сексуальную притягательность. Вейла был стройнее вампира. Его движения завораживали, а венец придавал величия - идеальная царственная особа. Сегодня Поттер проснулся обнаженным в объятиях Северуса и Драко. Эльф разбудил их. Супруги, не стесняясь, встали, накинули домашние мантии на голое тело и подали ему халат цветов рода Слизерина. Гарри закусил губу и, не вылезая из-под одеяла, захватил шелковую ткань, вытягивая из услужливых рук. Совсем не хотелось демонстрировать свою реакцию на обнаженные тела партнеров. Канал связи парень тут же частично перекрыл. Поттер чувствовал их интерес и нежность, но Снейп и Малфой очень вежливо вели себя. Видимо начался процесс ухаживания. Все, что они себе позволили, это поцелуи в виски с обеих сторон, когда Гарри встал.Парень вскрикнул и покачнулся от удивления. Этой ночью он вырос.- Мне кажется или я стал выше? - спросил Гарри, подходя к зеркалу.Утреннее возбуждение надежно скрывали свободные складки халата, хотя запах не скроешь. Ноздри вейлы и вампира подрагивали, жадно от запаха возбужденного партнера. Немного расширились плечи и увеличились ладони, но несильно, ноги стали длиннее. Правда, Северус и Драко все равно были значительно выше.Супруги жадно уставились на стройную ножку, высунувшуюся из-под халата.- Ты осознанно спровоцировал свой рост, Гарри? – спросил Северус, обнимая его со спины за талию.Теперь они оба отражались в большом зеркале.- А разве так можно? – удивился Поттер. – Последнее, что я вчера помню, это…, - тут парень рассмеялся.- Я обиделся на то, что меня назвали малышом. Вы стали еще выше после пробуждения наследия, а я казался совсем маленьким. Эй, нечего смеяться!Драко и Северус пытались сдержать веселье, но смех прорывался, несмотря на титанические усилия. Поттер открыл канал связи, давая ощутить свое хорошее настроение.- И что с одеждой теперь делать? Она, наверное, вся маленькая теперь, - растерянно проговорил парень.- Гарри, ну ты же не в маггловском торговом центре одежду покупал! – воскликнул Драко и ехидно добавил: - И даже не у мадам Малкин. В магическом мире на эксклюзивную дизайнерскую одежду накладывается заклинание, подгоняющее её под нужный размер.- Да, точно, забыл. Теперь мой рост, наверное, дюймов семьдесят (прим. авт.: почти сто семьдесят восемь см), а вы все равно выше меня дюйма на четыре, - пробормотал Поттер, взглянув на Драко, - или шесть, - заключил парень, оценивающе взглянув на Северуса.- Посмотри на свой халат, рукава и длина - все соответствует. После этого юношу подтолкнули к ванной, велев умываться.«Мерлин, какие все заботливые вокруг, куда деваться».«Давай, шевелись, львенок», - прозвучал в голове голос Северуса.«Это что, мы теперь телепатически общаться можем?»«Ага, мы с Севом вчера обнаружили, но ты уже засыпал».- Какой я тебе Сев, наглый мальчишка!Северус выпустил когти и клыки, Драко тоже перешел в боевую форму, крылья порвали домашнюю мантию.Гарри подошел и с интересом потрогал сначала серебряные когти вейлы, потом белоснежные вампира.- Вам теперь все девчонки будут завидовать, такой маникюр, - сказал парень, мечтательно закатывая глаза, и со смехом попытался удрать.Его поймали уже обычными руками и стали щекотать.- Мы сейчас тебе покажем девчонок….Мысли супругов теперь стало невозможно читать, только эмоции чувствовались. Но замена чтения мыслей на возможность телепатического общения его устраивала. Гарри сомневался, что Северус или Драко обрадовались бы, если б узнали, что он читает их мысли. За эти несколько дней общение стало даваться им гораздо легче. Такого раздражения как раньше Гарри вроде бы больше у них не вызывал, присутствовала даже симпатия. Теперь парень стоял и рассматривал партнеров. Драко уже где-то успел обрезать волосы до традиционной длины. Они теперь концами касались нижнего края лопаток. У Северуса волосы были немного короче и собраны в хвост кожаным шнурком. Теперь трое супругов смотрелись очень гармонично: высокие, с отросшими волосами, венцами власти на головах, стильно одетые. Все находящиеся в гостиной обсуждали подробности нового закона, но уже пора было отправляться в Министерство Магии. Перемещаться по каминной сети совсем не хотелось. Гарри всегда вылетал оттуда как грязное чудище и запинался обо что-нибудь. Парень представил себе картину, как он весь из себя, король, чумазый вылетает из камина в атриуме Министерства, смешно совсем не было. Он решил создать портключ. Веревка - это как-то несолидно, да и народу теперь немного. Хотя, чего тут думать? Он же теперь Мерлин. Значит, ему полагается посох, как в маггловских сказках. Усмехнувшись, Поттер взмахнул рукой, сплетая линии силы, и создал высокий посох с большим синим камнем, в котором, как на гербе Правителя, двигались звезды, образуя Млечный путь. Сконцентрировавшись, парень сделал из посоха портключ. Все уставились на него.- Гарри, что это? – с любопытством спросил Драко.- Гарри, ты где взял посох? – поинтересовался Северус.- Это портключ, не люблю камины, а нам уже пора. Я когда с Хагридом первый раз за покупками к школе пошел, думал, волшебникам полагается иметь посох, как в сказках, а тут оказались только волшебные палочки. На лицах всех магов была маска спокойствия, но его было не обмануть. Веселье просто искрило в комнате, даже Риддл оставил свои мрачные мысли и с удивлением смотрел на короля. - Так и возникают легенды, - ухмыльнулся Снейп.- Что? Хватайтесь, время пришло. Это лучше, чем веревка. Веревка совсем несолидно, все-таки в Палату Лордов перемещаемся, а не Волдеморта завоевывать, - ввернул шпильку Поттер, ехидно посмотрев на Темного Лорда, и активировал портключ.- Куда перемещаемся-я? – прозвучал эхом голос Северуса при телепортации.Они оказались в огромном зале Палаты Лордов прямо в центре пентаграммы. Все уже собрались и переговаривались. При неожиданном появлении группы в центре Лорды вскочили на ноги и поклонились. Повисло молчание.- Кхм, Гарри, ты вообще в курсе, что сюда никто не может перемещаться, это же Министерство Магии, - сказал Драко ехидно.Его голос раздался в каждом уголке огромного зала. Здесь была необычно сильная акустика.- Ой, я забыл, - разнесся удивленный возглас короля. – О! Мне пришла в голову гениальная мысль!- Гарри, не надо…, - обреченно простонал Северус.Но парень уже читал про себя заклинание. Разум здания Министерства откликнулся и признал юношу хозяином. Вокруг него вспыхнула магия.- Ну, как я и думал. Оказывается, я здесь хозяин. Ну, знаете, как если в дом приходит глава рода и заявляет свои права. - Я думал, это делается на пороге дома, сир, - спокойно, но с ноткой веселья в голосе, сказал Лорд Забини.- Ну да, Зондер говорил об этом… - Это ты, по всей видимости, тоже забыл, - проворчал Северус. - Да ладно, работает и хорошо. Давайте уже заседание открывать, - сказал Гарри, уверенно направляясь к трону.Король тяжело вздохнул, развалившись на троне. Переругивались все уже полтора часа. Сначала все было нормально. Объявили о перемирии, огласили второй список помилованных вассалов. Риддла назначили Советником по Безопасности Соединенного Королевства. Когда Лорды узнали, что это Волдеморт стоит позади трона, многие в ужасе затихли. Светлые не знали его в лицо. Темные главы родов только усмехнулись. Но когда речь зашла о законе равенства всех волшебных народов, начались дебаты, длящиеся вот уже полтора часа. Тут из воздуха появился феникс Дамблдора. В Палате установилась тишина. Почти сразу появился Салазар и возмущенно чирикнул, усаживаясь на плечо хозяина. Гарри погладил распушенные перья фамилиара. - Успокойся, Салазар, вести переписку через Фоукса удобно. Пусть он носит письма директора. Отвязав письмо, Поттер переместил в руку печенье из пакета, лежавшего в его кабинете, и угостил красного феникса, не забыв и про Салазара.- Спасибо, лети к директору. Если будет ответ, сам пришлю.В зале все с восхищением наблюдали за королем, который общался сразу с двумя фениксами разных цветов. Когда маги поняли, что ничего особенного не происходит, дебаты продолжились. Гарри еще раз вздохнул и распечатал письмо.Дамблдор настойчиво приглашал к себе в кабинет вместе с супругами в связи с необычными событиями, произошедшими вчера вечером в школе. «Директор к себе зовет. Что-то вчера случилось. Как освободимся, сходим», - ответил Поттер на вопросительные взгляды супругов.А спор Лордов относительно нового закона продолжался.Риддл оказался очень полезен. Когда он первый раз наклонился над плечом короля и тихо сказал, кто сейчас выступает и каких взглядов придерживается, Северус и Драко напряглись. Все остальные бросали на них взволнованные взгляды. Гарри успокаивающе улыбнулся супругам. Том хорошо разбирался в политике. Прошло какое-то время прежде, чем окружающие стали спокойно воспринимать их общение. Все члены Палаты Лордов высказывались достаточно дипломатично, пока какой-то пожилой господин не заорал:- Зачем вообще опасным существам давать такую свободу?Риддл тихо на ухо сказал:- Это Лорд Вильгельм МакЛэйн. Светлый род. Он всегда был ярым сторонником Дамблдора и голосовал за то, чтобы магический мир сотрудничал с магглами. Гарри в раздражении стукнул несколько раз посохом по полу. Звук разнесся по всему залу.- Лорд МакЛэйн. Что вы хотели сказать, называя волшебные народы опасными? Вчера мои супруги приняли наследие. Драко в наследие вейлы, а Северус стал высшим вампиром. Вы хотите притеснить права принцев-консортов?Злость короля затопила зал. - Здесь происходит обсуждение закона. У всех вас большой опыт. Мы должны сделать сосуществование всех волшебников комфортным, вне зависимости от того, какого они роста и насколько их магия и физиология отличаются от людских. Другое дело, если кто-то будет убит или против воли обращен, например, в оборотня. Такие случаи нужно расследовать. Люди тоже убивают и совершают преступления. В других странах Европы спокойно живут и сотрудничают с людьми высшие эльфы, вампиры и дроу. У нас их почти не осталось. Это не дело, господа. Мы погрязли в войнах, волшебники умирают, из Королевства изгоняются волшебные народы, с их неповторимой магией и знаниями. Раньше в Палате Лордов были представители всех волшебных народов! Палата Лордов являлась Советом всех волшебных рас. Теперь мы восстановим этот древний обычай. Тут многие из вас говорили о консерватизме и его пользе. Ничего нового мы не привносим, просто восстанавливаем древние традиции. Давайте рассуждать здраво и с уважением относиться друг к другу. Гарри замолчал и через минуту подал знак продолжать обсуждение.Риддл снова наклонился к королю и зашептал:- Сейчас, не считая ваших супругов и меня, в Палате находятся сто двадцать человек. Всего мест - семьсот двадцать. На каждый волшебный народ приходится по сто двадцать представителей, считая Правителя каждого народа и двух Советников. Вы несколько изменили порядок, сир. Теперь, если собрать всех, то в Палату Лордов будут входить семьсот двадцать три мага, включая ваших супругов и меня.Поттер хмыкнул и сформировал кресло для Риддла немного позади трона, так что если сидящий на нем человек немного наклонится, то сможет легко прошептать на ухо королю свое мнение.- Присаживайся, твои комментарии оказались весьма полезны.Это ненадолго прервало дебаты, но возразить никто не посмел. - А почему Лорды в синих мантиях? В Визенгамоте, насколько я помню, были красные и черные цвета мантий, - шепотом спросил Гарри у Риддла.- Синий здесь - это цвет людей. У Правителя всегда мантия была темно-синего цвета, у Лордов - синего. Посмотрите на сектора Палаты. В креслах с черным оформлением заседали вампиры, в зеленом секторе - эльфы, фиолетовый цвет был у дроу, коричневый у гномов, а серый у гоблинов.После проникновенной речи короля все вопросы разрешились быстро. Уже около двенадцати они вышли в атриум Министерства, чтобы дать интервью собравшимся там журналистам. Вампиры и авроры оцепили периметр. Их ждало достаточно просторное место рядом с выходом из коридора. При появлении короля с супругами и Министра сначала воцарилось молчание, и все поклонились, а затем поднялся страшный шум, замелькали вспышки. Гарри осмотрелся, кроме журналистов, вампиров и авроров, здесь никого не было. Сказать что-либо в таком шуме было невозможно. Поттер взмахнул рукой, и на атриум опустилась тишина. - Здравствуйте, дамы и господа. Я не люблю, когда меня перебивают, поэтому использовал заклинание тишины. У вас будет возможность немного позже, после всех объявлений, задать свои вопросы. Гарри ослепительно улыбнулся. - Вчера произошло знаменательное событие. Светлая и темная стороны, столь долго находившиеся в состоянии войны, заключили мир. В связи с этим были изданы два указа о помиловании вассалов королевской семьи. Темная сторона согласилась подписать мирный договор при условии сохранения жизни, гражданских прав и имущества. Сделав паузу и указав на Тома, Поттер продолжил:- Представляю вам мистера Тома Марволо Риддла, со вчерашнего дня являющегося моим Советником по вопросам безопасности. Ранее он был лидером темной стороны. Люди открывали и закрывали рты, не способные держать себя в руках от столь шокирующих новостей. Авроры замерли.Опять замелькали вспышки. - Теперь организация, ранее носившая название «Пожиратели Смерти», расформирована. Больше нет темных меток. Представители темных родов дали клятву верности королевскому роду Слизеринов. Я понимаю – и тёмной, и светлой стороне есть за что мстить друг другу, но было слишком много смертей. Если продолжать войну, магов в нашем королевстве не останется. Хочу сразу предупредить, мстить ни той, ни другой стороне я не позволю! Уже созданы королевские отряды Карателей быстрого реагирования. Любые попытки снова развязать войну будут сурово пресекаться. Я не грожу вам смертью, так как считаю, что жизнь бесценна, но можно жить и без магии и семейного имущества. Сделав небольшую паузу, Поттер продолжил:- Еще одна тема, которую следует затронуть, это права волшебных народов. Термин «волшебные существа» упразднен. Все разумные волшебные народы уравнены в правах с людьми. Вампиры, высшие эльфы, дроу, гномы, гоблины, оборотни, сирены, вейлы и люди теперь в магическом мире Соединенного Королевства обладают равными правами. Различаются некоторые детали в наказаниях за нарушение законов, особенностях совместной работы, проживания разных рас на территории королевства. Изменены также права полукровок, в зависимости от наследственности. От мелькания вспышек у Гарри уже рябило в глазах, но он старался не обращать внимания на неприятные мелочи, всегда сопутствующие общению с прессой. - Разрабатывается процесс интеграции законов волшебных народов с людскими законами. Маги любой расы могут работать и учиться вместе с людьми. Учебные заведения обязаны предоставить соответствующие условия проживания детей разных рас в одном месте. Ущемление прав любого подданного нашего королевства будет сурово караться, согласно букве закона. На этом все. Вопросы?Журналисты, освобожденные от заклинания тишины, закричали все разом. Гарри в таком шуме с трудом уловил один вопрос и снова накинул чары на всех, кроме одного журналиста.- Ваше Величество, если возникнут конфликты с представителем другого народа, куда обращаться?- Это касается Министерской «Службы по надзору за магическими существами», она будет переформирована в «Отдел по урегулированию конфликтов между волшебными народами». В этом отделе будут работать представители всех рас. Туда можно будет обращаться в случаях возникновения каких-либо конфликтов между представителями разных волшебных народов.Он снова снял заклинание. Таким образом было удобно отвечать на вопросы. Гарри выбрал следующий.- Сир, неужели вы простили Того-кого-нельзя-называть. Он же убил ваших родителей.- Теперь его можно называть Советником Риддлом. Что касается того, простил или нет. Мой ответ - нет. Такое нельзя простить. И многим может показаться, что его надо было убить, но смерть - это слишком быстро и легко. Что может быть хуже подчинения врагу? Ведь бывшему Темному Лорду не страшны ни смерть, ни пытки. Полное подчинение в течение долгого времени - таково наказание. Не избежали подобной кары и Пожиратели Смерти. Я считаю, что свою вину эти маги должны отрабатывать, а не сложить лапки и умереть или занимать место в тюрьме, питаясь за счет налогов, собираемых с честных подданных нашего королевства.Вновь получив возможность задавать вопросы, журналисты пытались перекричать друг друга, напирая на авроров. К вампирам они боялись подходить. Понять что-либо было невозможно. Риддл поднял руку, и все испуганно замолчали. Он указал на одного репортера.- Ваше Величество, как получилось, что вы вышли замуж сразу за двоих мужчин? Гарри с улыбкой посмотрел на Северуса и Драко. Опять замелькали вспышки колдокамер. - Я не мог выбрать между ними, пришлось заключать тройственный союз. Послышались вздохи, смешки и комплименты.Том указал на другого репортера. - Сир, а как же моральная сторона вопроса? Профессор Снейп - ваш преподаватель.- Теперь уже профессор Слизерин. Обычно это неприемлемо, когда ученик не может контролировать ситуацию, являясь слишком молодым, несовершеннолетним магом, если преподаватель использует свою власть для вступления в связь. У нас же совершенно другая история. В связь до брака мы не вступали. Тут скорее можно упрекнуть меня, что я, используя свою власть, отхватил сразу двух супругов, - Гарри очаровательно улыбнулся.Теперь люди уже в открытую улыбались и смеялись.Риддл снова указал на очередного репортера.- Каковы ваши дальнейшие планы? - Мне еще два года учиться в школе. А если о ближайших планах, то следует отметить столь знаменательные события, как коронация, назначение нового Министра Магии и заключение мирного договора. Недели через три в выходной проведем бал в замке Четырех Основ, на который мы пригласим… Люциус, а кого мы туда пригласим?- Глав светлых и темных родов с женами и наследниками, Ваше Величество. Правителей волшебных народов со свитой. Ну и избранных представителей прессы, разумеется.- На этом пресс-конференция окончена.Не слушая больше вопросы о личной жизни, коронации и легендарном замке, Гарри протянул посох.Риддл, Люциус, Драко, четыре вампира в тени и Северус схватились за портключ. Всех перенесло в главную гостиную башни Слизерина в Хогвартсе. Советники и управляющий с остальной охраной остались в Министерстве Магии. С запястья на пальцы скользнула Шаас. Змея почти всегда незаметно для других сопровождала его. Гарри стал пропускать ее через пальцы. Это успокаивало. Гладкая кожа серебристой змейки приятно скользила.Драко и Северус стояли и смотрели на супруга. Два вампира незаметно для всех скользнули по комнате, остальные отправились проверять периметр башни. - Северус, Драко, у вас есть планы на ближайшие два часа? – тихо спросил Поттер.- Нет, Гарри, мы открыты для твоих предложений, - ответил за двоих Снейп.- Отлично! Для начала разберемся с директором, а потом я позову стилиста, он снимет с вас мерки. Парень бросил плетение всевидящего ока на стену. Открылся вид на кабинет директора. Все с интересом уставились на открывшуюся картину. За столом сидел Дамблдор, а в кресле… Уизли?- Это что, Уизел? – с недоумением спросил Драко.Парень, сидящий в кабинете директора, лишь отдаленно напоминал Рона Уизли. Он стал красив. Очень красив. Изменились черты лица и фигура, сделав юношу почти неузнаваемым. Директор вздохнул, глотнул чай и заговорил, глядя на насупившегося красноволосого красавчика. Стало понятно, что разговор длится уже некоторое время, а собеседники не могут прийти к согласию.- Рон, мальчик мой, ты должен понимать, что со столь сильным волшебником, как наш король, обычная тактика ифритов не сработает. Ты не сможешь просто забрать его себе, как партнера. У Его Величества есть супруги.- Что? – воскликнул Драко и подошел поближе к мужу, обнимая его за талию.- Забрать? Ифрит? – прищурился вампир, выпуская когти.- Я постараюсь уговорить короля, чтобы он принял тебя в семью, как младшего партнера. Но если ты начнешь действовать необдуманно, то все испортишь, и я не смогу тебе помочь.- Дамблдор нисколько не изменился, - подал голос Риддл, - все так же манипулирует всеми.- Гарри! Младший Малфой выпустил крылья и укутал ими мужа. Снейп успел проскользнуть супругам в объятия, и теперь они трое стояли в пушистом коконе. Поттер рассмеялся.- Драко, успокойся! Дай мне нормально подслушать директора. Ты же хочешь владеть всей информацией?Вейла неохотно сложил крылья, продолжая ревниво обнимать партнера. Вампир не менее жадно обхватил их обоих.- Но профессор Дамблдор, я в своем праве. Они всего лишь супруги, а я ифрит. Я буду сражаться за своего партнера. Никакие Пожиратели, супруги или любовники меня не остановят. - Уизелу конец! – прорычал Драко на ухо Поттеру. Северус согласно хмыкнул, угрожающе прищурив глаза.- Мальчик мой, ты слишком импульсивен. Здесь нельзя действовать нахрапом. Твой партнер - слишком сильный волшебник. И не следует забывать, что ваш род еще в течение четырех поколений не может предъявлять права на партнеров. К тому же существует большая вероятность, что ты сможешь найти себе другого партнера. Законами вашей расы разрешено заключать браки с несколькими партнерами. А у вейл и вампиров партнер может быть лишь один.Волшебники заворожено смотрели на пылающего гриффиндорца. Одежду Рона Уизли прорвали огромные, словно сотканные из пламени крылья. Крылья Драко, между тем, приобрели металлический оттенок. Поттер связался с замком и в ускоренном режиме просмотрел события вчерашнего вечера, произошедшие в башне Гриффиндора. Он застонал и уткнулся в плечо Снейпа.- Что случилось, Гарри? – спросил Северус.- Я попросил замок показать, события вчерашнего вечера. Рон вошел в наследие ифрита. Я его партнер. Что вы знаете об ифритах? То, что рассказал директор, меня совсем не радует. - Члены семьи Уизли не имеют права претендовать на партнерство еще в течение четырех поколений. То, что мистер Уизли вошел в наследие, ничего не меняет, - спокойно сказал Люциус. – Любой представитель волшебного народа, долгое время находясь рядом с вами, будет чувствовать притяжение. Вы очень сильный волшебник, Гарри. Ифриты находят себе партнеров не так, как вейлы или вампиры. Они могут спокойно жить без партнера или подобрать себе другого, если найдут более сильного и красивого. Только в вашем случае это невозможно. Поттер покраснел, пытаясь удержать на лице маску хладнокровия. Этому совсем не способствовал шепот вейлы на ухо.- Да, ты самый красивый, самый сильный, самый вкусный и чудесный. А Снейп, глядя Гарри в глаза, тихо сказал:- Полностью согласен с Драко. Красивый и очень вкусный.Поттер вырвался из объятий и независимо встал в стороне, чувствуя, как наслаждаются его смущением супруги.- Похоже, все из присутствующих знают об особенностях ифритов, - спокойно сказал король. – Нам не следует продолжать этот цирк. Я, наверное, один схожу к директору и все ему объясню.- Нет! – категорично заявил Драко.Через секунду Гарри снова оказался с обеих сторон зажат супругами. На заднем фоне лилась уговаривающая речь директора, перед которым метался Уизли словно сгусток пламени. Пол в кабинете Дамблдора в некоторых местах потемнел от воздействия огня на полированное дерево.- Позвольте узнать, что же вы собираетесь объяснить директору? - холодно спросил Снейп. Тону голоса несколько противоречили бережные объятия вампира.- Мы надеемся, вы не собираетесь мило принять мистера Уизли в нашу дружную семью? – продолжил мужчина.- Ну да, для общей картины только ифрита не хватает! Разумеется, нет! Мне хватит призрака Мерлина в качестве дедушки, Темного Лорда в виде близкого родственника, супругов вейлы и вампира и Министра Магии в качестве свекра. (Прим. авт.: свекор – отец мужа). Про Дурслей я и вспоминать не хочу. Да, может, кто и посчитает, что картина будет более полной с любовником-ифритом, но не я! Я вообще приличный парень. Нечего мне всякие извращения приписывать. Он мне никогда в этом плане не нравился. Больше раздражал. Вы же знаете, все сами видели. То друг, то враг. То, что его лицо стало смазливее, мне безразлично. Выдадим его замуж за кого-нибудь в другой стране королевским указом, если будет наглеть. Он меня достал. - Тш-ш-ш, успокойся, малыш, мы все поняли, - проворковал на ухо Северус.- Ифриты никогда не отказываются от своих партнеров! – прокричал на заднем плане Уизли. – Да, мы можем завести себе нескольких партнеров, но не отказаться от них. Вы же знаете, что это невозможно!Гарри обнаружил, что дрожит от возмущения в объятиях супругов, а его осторожно поглаживают по спине и голове. Он вздохнул и расслабился. Все хорошо.- А давайте не пойдем к директору. Мне надо немного отдохнуть от всех событий. Дамблдору и Уизли я напишу письма с отказом. Да, так и сделаю. Юноша высвободился из объятий и уселся в кресло. Через пять минут все читали вежливые послания на гербовой бумаге. Драко был доволен. Северус, хоть и скрывал свои чувства, тоже. Лорд Малфой веселился. Риддл задумчиво смотрел на всех.Салазар доставил свитки адресатам. В кабинете директора раздался крик:- Что значит, отказывает в притязаниях! Да я даже спрашивать его не собираюсь! Он мой! Вейла и вампир, значит. Всегда знал, что этот поганый подземельный слизень - вампир. Мы еще посмотрим, кто кого!- Мистер Уизли, будьте добры…Поттер снял заклинание со стены, подскочил к камину и связался с французским агентством моды. Уже через десять минут из огня выскочил эльф-стилист, который весело поприветствовал всех и принялся измерять Северуса и Драко, замерших с обреченным видом. Гарри подошел к блондину и легко тронул его за руку.- Драко, выпусти крылья, пожалуйста.- Га-арри, как я могу отказать, когда ты так мило просишь, - ухмыльнулся Малфой, скидывая мантию и расстегивая рубашку.Стилист постоянно что-то говорил, летая вокруг своих жертв. Через двадцать минут мерки были сняты.- Я пойду прогуляюсь, увидимся вечером, - сказал Гарри и вместе с эльфом исчез в зеленом пламени.За ними в тенях скользнуло два охранника, умудрившись переместиться вместе с королем и незаметно поддержать его на выходе из камина.- Пронесся вихрь, и наступило затишье, оставив после себя опустошение, - ровно сказал Снейп.- Северус, да ты поэт, - усмехнулся Драко.- Просто, мистер Слизерин, я, в отличие от некоторых, способен интересоваться не только содержимым штанов симпатичных брюнетов, но и литературой в библиотеке. Парень хихикнул, застегивая рубашку.- У тебя такой высокомерный вид сейчас, как будто ты сам не желаешь залезть в штаны нашего короля. Малфой и Риддл, переглянувшись, вышли из гостиной.Снейп выпустил когти, ставшие вдруг черными, и хищно улыбнулся, сверкнув клыками.- Не желаешь опробовать новые силы? Я знаю, что вейлы очень сильны физически, а мне интересно, подействует ли мой пробудившийся дар гипноза на тебя.- Жертву ищешь, вампир, - улыбнулся блондин, быстро расстегивая только что надетую рубашку. – Мне тоже интересно, подействует ли на тебя притяжение вейл, на Гарри не действует.- Разумеется, не действует, он же твой партнер.Взгляд Северуса с насмешкой прошелся по изменившемуся телу соперника и крестного сына. Драко остался гибким и стройным, несмотря на увеличившийся рост. На фоне Снейпа он смотрелся, как изящная лань рядом с хищником.- Это мне известно. Интересно другое… будешь ли ты реагировать на притяжение.Драко раскрыл крылья и выпустил длинные серебристые когти. - В любом случае не буду, неуч. У меня есть партнер, - хмыкнул Снейп.Они метнулись одновременно. Драко взлетел, пробуя крылья, Северус в размытом прыжке настиг его в воздухе и оба покатились по полу. Белоснежные перья вейлы приобрели металлический отлив, снеся кресла, столик и диван. Вампир был сильнее и быстрее, а Драко компенсировал его силу мощными взмахами крыльев. Во все стороны брызнула кровь, но они не теряли контроля, просто пробовали силы. Прибежали Люциус и Том, появились домовые эльфы. Но клубок тел двигался с такой скоростью, что никто не мог подойти. Люциус, попытавшись, отлетел, скользнув по полу на крови.Телохранители не вмешивались в игры принцев-консортов, незаметно присутствуя в гостиной. Явной угрозы не наблюдалось.Тут появился Гарри, одетый только в штаны из драконьей кожи и босиком. Он прыгнул прямо в этот вихрь. Секунда - и темноволосый юноша летит спиной к стене, отброшенный дерущимися супругами. В следующее мгновение его уже поймали четыре руки. Все замерло. Поттер полулежал на руках окровавленных супругов и хмурился.- Мне и на десять минут нельзя вас оставить? Не успел уйти, как вы тут кровавую бойню устроили!Гарри в раздражении соскочил на пол. - Мы просто решили опробовать новые силы, - сказал Драко.- А мне интересно, почему за десять минут, что вас не было, вы успели почти раздеться? - ледяным тоном спросил Северус, скрестив руки с длинными черными когтями на груди.- Ушел с каким-то цветастым эльфом погулять! – злобно добавил блондин.- Не переводите тему! – возмущенно воскликнул Поттер.Он взмахом руки убрал кровь с супругов и огладил пораненную грудь Драко рукой. Порезы тут же затянулись. Таким же образом были залечены предплечья и щека. - И все же хотелось бы услышать…, - начал Северус, но ему заткнули рот.Гарри заклинанием рассек палец и засунул его в рот супругу. Тот машинально облизал порез и стал посасывать. Раны Снейпа исчезли так же быстро, как и у Драко, а палец Поттера затянулся от слюны вампира.Люциус развалился в криво стоящем кресле с ободранной обивкой и наслаждался шоу. Риддл прислонился к стене в расслабленной позе делая вид, что ему неинтересно происходящее. Вокруг сновали эльфы, быстро приводя гостиную в порядок.- Я, между прочим, пошел покупать нам подарок в виде нового гардероба, соответствующего статусу. Это был наш стилист, если он, конечно, согласится работать на столь бешеную семейку. Я мерил штаны, когда почувствовал странные эмоции, исходящие от вас. Посмотрев в чем дело, увидел жуткую картину! Решили с ума свести своего мужа? У меня что, было мало волнений в последнее время? Дайте отдохнуть хоть пару часов!- Га-а-арри, ты уже закатываешь сцены, как заправская женушка, - насмешливо потянул Драко, взмахнув крыльями.Его глаза горели, тело сияло.- Ах, женушка! И я еще о них беспокоюсь! - Гарри, да подожди ты! – закричал Снейп уже пропавшему супругу. – Вот ведь импульсивный мальчишка! Драко, ты зачем распускаешь язык, когда нужно промолчать?- Северус, - растерянно сказал блондин, – он закрыл канал связи. Я не могу поговорить с ним. А ты можешь?Испугавшись, Драко потух. Крылья поникли.- Два идиота… Нет, я тоже не могу. Закрылся. Обиделся. Может, я что-то путаю, Драко? У нас период ухаживания. Никаких желаний порадовать мужа не ощущаешь?- Я в запале сказал.Драко схватился за голову. - Не дергайся, погуляет и появится. Он умный мальчик, - сказал Северус хмуро. – Никогда не видел его в кожаных вещах.- А еще ты подумай, сын, как извиняться будешь. Он беспокоился, а ты обозвал Гарри, оскорбительно понижая статус старшего супруга. Это же надо так умудриться - женушка. Драко, я разочарован, столько изучать дипломатию и все зря.- Люциус, хоть ты не нагнетай, - сказал Снейп. – Драко, чтобы отвлечься, пойдем на ужин в Большой зал. Даже хорошо, что без Гарри. Разведаем обстановку. Ты среди студентов, а я у преподавателей. - Северус, он аппарировал почти раздетый, - растерянно сказал Драко.Люциус подошел и отвесил звонкую пощечину сыну. - А ну возьми себя в руки! Распустился, как сопливая хаффлпаффка.Драко вызверился, вскинув руки с серебряными когтями, и тут же отпрянул. - Прости, отец. - Драко, если ты не будешь себя контролировать, твое положение станет гораздо хуже. Ты младший в браке из-за необдуманных действий. Нападать на кого-то, при свидетелях, оказаться в положении… - Люциус прервался, посмотрев на Риддла. – Гарри тебя спас. Он ваш старший партнер. Где уважение? Теперь он не просто Гарри Поттер, твой сокурсник, он старший супруг и король. Веди себя достойно соправителя.Северус обхватил вздрагивающие плечи и притянул к себе рыдающего юношу.- Люциус, я в тебя сейчас ступефаем запущу, если будешь ребенка расстраивать.- Кре-естный, - всхлипнул парень, пряча лицо в крепкое плечо мужа. - Северус, еще скажи, что я не прав.- Прав, не прав, какая сейчас разница. Нервы у всех не в порядке. Мы вошли в стадию ухаживаний за партнером. Сам знаешь, все, что с Ним связано - большой шок для нас. Мы еще долго будем притираться друг к другу. Сомневаюсь, что Гарри хотел, чтобы Драко говорил с ним, соблюдая этикет. У нас семья, а не официальный прием в Министерстве. Ну, сказал глупость, так их еще много будет. Мы все трое вспыльчивы. Поссоримся и помиримся. Драко вырос, прошло время, когда ты мог его воспитывать, теперь только Гарри имеет на это право. Только он может сказать, что можно говорить Драко, а что нельзя.- Защитничек мордредов. Крестный муж, - проворчал Люциус.Глава 18. Аппарация внесла Гарри в комнату стилиста. Он заскользил по полу и плюхнулся в кресло. Щеки горели. Эльф сидел, развалившись, и смотрел во всевидящее око. Звучали голоса Драко, Северуса и Люциуса. «Забыл снять заклинание».- Говорил я тебе, сир, что кожа будет смотреться отпадно, а еще сопротивлялся. Мужья оценили, разве что слюни не капали. Поттер, не отрываясь, наблюдал за семьей. Он вскрикнул, когда Люциус ударил Драко и зло прищурился. Взгляд короля не обещал ничего хорошего Министру.«Нужно будет поговорить с Малфоем. Я не позволю бить своего мужа!»Выслушав Северуса, Гарри снял со стены заклинание и наложил Обливиэйт на стилиста.«Ни к чему ему знать семейные секреты, а вампиры дали клятву о неразглашении».Поттер переместил из Хогвартса коронационные одежды свои и своих супругов, чтобы портные могли воспроизвести их. Он заклинанием восстановил мантии. Хогвартским эльфам почему-то не удалось полностью убрать разрывы в ткани, а такие вещи следует сохранить как память. Теперь нужно было обеспечить всех парадными комплектами, на случай торжественного выхода, да и в повседневной одежде, наверняка, от них ожидалось соблюдение традиций. У аристократов было принято носить одежду цветов рода. Как хорошо, что титулов у него много, А если бы был только род Гриффиндора? Пришлось бы носить красное с золотым, хотя бы на официальные мероприятия.Одежда Правителя была черной и темно-синей с отделкой золотыми рунами. А у супругов Правителя - черной с серебром. Поттер решил предложить стилисту постоянную работу со своей семьей. У Гарри не очень получалось подбирать комплекты для выхода, да и не было особого желания этим заниматься. В отличие от Драко, он никогда не стремился иметь в своем гардеробе последние новинки моды. Но теперь положение обязывало.В модном агентстве, через которое Поттер приобрел свой гардероб, работали только перворожденные эльфы. В Великобритании, в отличие от других европейских стран, из-за жесткого законодательства относительно волшебных существ перворожденных эльфов почти не было. Может быть, теперь это изменится.Его стилистом был смешной невысокий светлый эльф с фиолетовой копной волос, неровно подстриженной, открывающей правое ухо, а слева спадающей до талии. Одет он был всегда в маггловскую одежду. Все называли стилиста Алекс, хотя полное имя было Алексиэль. Он проходил обучение в маггловском университете, на дизайнерском отделении, и периодически выпускал свои коллекции на суд зрителей высокой маггловской моды.В волшебном мире у стилиста было несколько магазинов, предлагающих для магов смелые коллекции, но в Британии не было ни одного. Алекс считал британцев слишком консервативными, не способными понять полеты его творческой души. Несмотря на всю экстравагантность, специалистом эльф был отменным. Гарри забавляла его веселая суетливость. За шуточками и рассказами о современной молодежи (Алекс ездил с коллекциями по миру) незаметно пролетало обсуждение гардероба.Поттер как-то спросил, как он объясняет магглам свои острые уши. Все оказалось просто – пластическая хирургия. Только Лаура (Лауриэль – директор фирмы и мать Алекса), ратующая за соблюдение этикета во всем, называла его позором всего эльфийского народа, но на ее ворчание никто не обращал внимания. Сегодня Алекс был одет в шотландский килт, белые гольфы и рубашку. Длинная часть волос у него была собрана в пучок на затылке.- Алекс, отрада глаз моих. У меня к тебе намечается деловое предложение, - сказал Гарри, подстраиваясь под манеру речи щебечущего эльфа. – Я не способен справиться с таким количеством твоих шедевров. Да и моим супругам требуется помощь в подборе одежды и создании приличной прически. Будь нашим постоянным стилистом.- Работать на королевскую семью Туманного Альбиона? Давно пора всех там у вас развеселить.Эльф с радостью согласился работать на Поттера, отпустив на этот счет несколько шуточек. Потом они обсудили одежду в стиле Правителей Британии. Заказано было очень много. Да и на имеющейся уже одежде решено было воспроизвести руны власти, где-то чисто символически, а где-то в полном объеме. Про аксессуары и говорить нечего. Платки, галстуки, ремни, носки и даже нижнее белье будут отмечены королевскими и родовыми гербами. Ради шутки Гарри заказал для супругов носовые платки зеленого цвета с инициалами всех имен и фамилий, выполненными крупными вычурными буквами серебряного цвета, а на другой стороне, в центре, на фоне ночного неба - крупный королевский герб в цвете. На нем даже звезды будут двигаться по спирали. К завтрашнему утру Алекс обещал закончить первую партию. Одежда Драко будет зачарована так, чтобы пропускать его крылья во время боевой трансформации. Все вещи и аксессуары самовосстанавливались в случае повреждений, самоочищались, не мялись и обладали защитой от зелий. Этот вариант Гарри выбрал после сегодняшнего шоу. Вспыльчивые супруги вмиг переведут весь гардероб, если о них не позаботиться. Дерутся, да и зельями увлекаются, что один, что другой. Поттер, заботясь о мелочах, чувствовал свою необходимость. На сердце потеплело, обиды стали забываться. Северус был прав, они с Драко еще не раз поругаются. Это даже хорошо. Было бы ужасно, если бы блондин послушно следовал указаниям. Гарри нравилась порывистость Малфоя. Он открыл канал связи. Сразу налетело волнение супругов, отчаяние Драко и раздражение Северуса, но тут же Гарри окатило двойной волной облегчения. На связь выходить никто не спешил. От Драко повеяло надеждой с острым привкусом сожаления. Почувствовав, что блондин плакал, Поттер решил прервать молчание. «Все хорошо, Драко, не волнуйся».Северус чувствовал, что супруги завели разговор, но самих мыслей не слышал.«Гарри, прости меня, я не хотел тебя оскорблять».Накатило ощущение такого сожаления и отчаяния, что Поттер пожалел о закрытии связи. «Драко, все хорошо. Мы не раз поддевали друг друга. Я рад, что ты не пытаешься вступить в фанклуб Гарри Поттера».Гарри послал по связи волну веселья и нежности. В ответ пришло столько счастья, что Поттер согласился купить какие-то невообразимые шкафы, усердно предлагаемые ему Алексом. «Мы потом поговорим. Вечером у тебя будет возможность обслюнявить мою королевскую особу в приступе радости от встречи».«Буду воспринимать это как предложение, Гарри», - проворковал блондин, окончательно придя в себя. Теперь у обоих парней было хорошее настроение. Северус, направлявшийся к директору, чувствуя, что супруги помирились, забыл о недовольстве, усмехнулся, напугав кучку хаффлпаффцев непроизвольно выпущенными клыками. Вскрикнув от страха, студенты быстро испарились, а профессор стремительной походкой под перешептывания портретов пошел дальше, размышляя о необходимости тренировок трансформации. Гарри зашел в шкаф. Там оказалось несколько комнат с подставками для обуви, вешалками для одежды, куча приспособлений, пуфиков и зеркал. Такие гардеробные он заказал в замок Слизерина, в Хогвартс и в Мерлин-мэнор, договорившись, что в каждом замке будет полный комплект одежды для каждого. С таким огромным счетом в банке королевская семья могла себе это позволить. К чему переезжать каждый раз, когда можно все необходимое завести в каждом доме. Попрощавшись с Алексом, Поттер пообещал ему открыть доступ, предупредить службу безопасности и домовиков о новом жильце. Да, теперь у него была своя служба безопасности. Максимилиан - Повелитель вампиров, успел связаться с Зондером. Охранник, который поторопился сообщить о партнерстве между Северусом и Драко, был наказан, а королевской семье Слизеринов подобрали более компетентную охрану. Проведя часть дня в Париже, Гарри расслабился. Все обиды прошли, жизнь казалась прекрасной. Когда они с Алексом обедали в ресторане, их обнаружил местный фотограф. При виде Короля Британии в компании известного стилиста у него глаза загорелись. Правда, вопросов задать не удалось, Гарри отгородил их магией, но колдокамерой снять «парочку» успели. В пять часов вечера Поттер решил навестить Мерлин-мэнор. Туда уже переехали Повелители и аристократия волшебных народов, следовало прочувствовать обстановку. К тому же необходимо было больше узнать о доминировании над партнером-вампиром и вообще получить более подробную информацию об особенностях их расы. Про вейл и ифритов тоже не помешало бы почитать. Дед рекомендовал несколько книжек, в которых есть описание заклинаний, блокирующих способности ифритов. Найти эти книги можно было в древних библиотеках замка Четырех Основ, и заодно побродить по территории, посмотреть, как там устроились новые жители.Переместившись сразу в библиотеку вампиров, Гарри переключил зрение на просмотр магических потоков. Теперь ему будет видно всех обитателей верхней части крыла Гроз и ветров, даже если вампиры будут в тенях.Через несколько секунд после его появления в библиотеке, заполненной вампирами, вдруг стало почти пусто. Все ушли в тень вместе с книгами. Они незаметно скользили или неподвижно сидели в огромном зале библиотеки, не желая мешать королю. Задумчиво побродив между огромных стеллажей, Гарри понял, что без помощи не обойтись. Он с интересом рассматривал скользящих в тени вампиров. Потоки плотно оплетали их тела, можно было рассмотреть лицо каждого. Тут что-то зашипело с боку, и спиной в его сторону отлетел один из вампиров. Гарри поймал его магией и осторожно поставил на пол удивленного мужчину. Фигура сразу проявилась из тени.- Спасибо, Ваше Величество, позвольте представиться, я граф Уильям Хэй Эррол. Простите за беспокойство, - поклонился вампир.- Здравствуйте, Граф Эррол, ничего страшного. Что это?Гарри подошел к странной шипящей волосатой книге. Из волос торчали иголки.- Энергетическими ударами отбивается. Книга по боевой магии вампиров, - сказал аристократ.Гарри улыбнулся и протянул руку, чтобы почесать волосатый корешок, вспоминая Чудовищную книгу о чудовищах. Ее нужно было погладить по корешку. Он не боялся пораниться, хозяину книги никогда не сопротивлялись. - Вот чудовище, какая забавная. Книга заурчала от почесываний. Вдруг одна из иголок сильно рассекла палец, и манускрипт раскрылся.- Ах ты…! Вот побрею сейчас тебя, - пригрозил парень, собираясь засунуть пострадавший палец в рот, когда поймал голодный взгляд вампира.Тут вдруг почувствовалось напряжение, повисшее в библиотеке. Кровь грозила закапать на пол, когда граф сказал:- Позвольте помочь вам, Ваше Величество.Гарри улыбнулся, представив реакцию Северуса на такое предложение, и вызвал маленький огонек на месте рассечения. Порез тут же затянулся. - Спасибо, но мои супруги были бы против. Как видите, я сам справился.Граф поклонился в ответ и снова исчез в тени. Да, на редкость деликатный народ. Возбуждение разлилось по залу, захотелось уйти в другое место. Найдя с помощью домовика-библиотекаря несколько десятков книг, Гарри уменьшил их и аппарировал в коридор этажом выше.Вообще-то древние манускрипты никто не мог вынести из библиотеки или даже уменьшить. Никто, кроме хозяина замка. Парень с трудом сдержал смех, ощущая удивление вампиров, когда уменьшил груду огромных фолиантов и сложил их в карманы мантии. Сами они с трепетом относились к древней библиотеке, считавшейся утерянной.Теперь король бродил по просторным коридорам замка в поисках подходящего уединенного помещения. Сегодня двери раскрывались перед ним без участия эльфов. Замок был рад появлению хозяина. Он показывал картины появления перворожденных эльфов и гоблинов и их тщательно скрываемый восторг, который они выражали в узком кругу. Это было приятно. Зачем такие большие территории, если никто не будет ими пользоваться? А заселять сюда людей было бы не так интересно. Пройдя в огромные, гостеприимно распахнувшиеся двери, Гарри оказался в тронном зале вампиров. Здесь обнаружились три огромных окна с широкими подоконниками. Раньше гриффиндорец всегда читал книги или учебники где-нибудь на подоконнике, даже в школьной библиотеке. Улыбнувшись, парень выбрал окно подальше от двери и трансфигурировал на поверхности мягкое покрытие, чтобы было удобнее.Достав книги, Поттер сложил одну стопку на пол, а другую разложил по подоконнику и погрузился в чтение.Численность расы оказалась больше, чем думал Поттер. Просто они всегда жили отдельно от других народов или скрывали свою сущность. Данные некоторых книг оказались на удивление свежими, так как самообновлялись.Из текстов стало ясно, что если бы вампиры решили захватить власть в королевстве, то им бы это легко удалось. Но у ночных охотников были свои законы. Они гласили, что править должны другие расы, так как очень давно, когда вампиры захватили власть над несколькими странами, там почти исчезло население, а значит, и жизнь народа оказалось под угрозой. Питаться вампиры могли только кровью магов. С тех пор, если в какой либо из стран их Правителю и аристократии давали убежище, то они присягали на верность королю этой страны. Но люди жили недолго. Гарри забыл, где находится. Он лежал на животе, подложив под грудь созданную подушку, и болтал ногами в воздухе, увлеченно читая самозаполняющуюся историческую летопись и не замечая появившегося легкого шума. Зал постепенно заполнили вампиры.«Многие столетия назад наконец-то был найден выход. Родился ребенок, который стал впоследствии Великим Правителем Магического Королевства. Тогда волшебники жили среди людей, но у них были скрытые от магглов дома и замки. Когда ребенок подрос, приняв наследие пророка, он отрекся от титула, а в возрасте ста сорока трех лет стал истинным Правителем благодаря своей великой магической мощи. И звали его Мерлин. Магу подчинялся живой огонь. Он мог жить столь же долго, как и вампиры. Правитель вампиров от лица всей расы поклялся в верности Правителю людей Мерлину. Этот великий чародей спас волшебников от истребления, издав указ о запрете обсуждения магии с магглами и сокрытии волшебной территории. Осталось неизвестным, почему он умер, имея возможность существовать вечно.Жил Мерлин триста двадцать лет, а затем бесследно исчез. В семьсот девятнадцатом году в начале марта в один миг все, кто жил в замке Четырех Основ, оказались выдворенными на улицу. Ценнейшие артефакты и древние манускрипты остались в замке, более недоступные волшебным расам. Стало ясно, что Правитель умер. В этот же день было произнесено пророчество о том, что через многие века появится Великий Правитель, потомок Мерлина, способный говорить со змеями. На его плече будет сидеть огненная зеленая птица, и замок Четырех Основ вновь раскроет свои объятия для волшебных народов. А до тех пор наступят смутные времена. Но если волшебные народы не дождутся своего истинного Правителя и присягнут на верность другому королю, то ждет их истребление».Гарри застонал и стукнул несколько раз головой о книгу. Она оказалась пыльной. Юноша звонко чихнул, тут же очистил себя от пыли, поправил несуществующие очки (эта привычка при чтении никак не хотела пропадать) и пробормотал под нос:- Опять пророчество на мою голову.Стало тихо. Контраст шума и резкой тишины привлек внимание парня. Он оглянулся и замер.На троне сидел Максимилиан. Весь огромный зал по периметру был заполнен вампирами, видимо, собрался двор. В центре стояла делегация. По резко отличающейся одежде было ясно, что они прибыли из другой страны. Все это промелькнуло в один миг в голове растерявшегося парня. Все смотрели на него.Король сел, свесив ноги с подоконника, и, глядя на Максимилиана, сказал:- Добрый вечер, я вам мешаю?Мужчина встал с трона и поклонился. Его примеру последовали все остальные.- Добрый вечер, Ваше Величество, вы не можете помешать нам. Ваше присутствие украшает наш вечер. Что так удивило вас в книге? Повелитель вампиров не врал, ему было весело, хотя многие другие испытывали кто недовольство, кто раздражение, а большинство - любопытство. Было такое ощущение, что каждый из них держал себя в тисках, не позволяя истинным чувствам вырваться на волю. Гарри вздохнул. - Прочитал об очередном пророчестве про себя.Вампир улыбнулся и подмигнул. Гарри хмыкнул. После того, как он ревел в объятиях этого странного вампира, стеснения не осталось. Первый испуг прошел, и Поттер чувствовал себя совершенно свободно. А все остальные…, на них можно просто не обращать внимание. Они не пристают, а при виде него уходят в тень. То, что сейчас вампиры столпились в зале, так это просто обстоятельства. Пожав плечами, король выбрал другую книгу - про партнерство, и начал ее читать, отклонившись спиной на раму окна. Уходить с насиженного места не хотелось.В этой книге нашлись подробные пояснения, почему маг должен связывать вампира при первом контакте, после установления связи. Парень только углубился в чтение, как его отвлекли возмущенные крики. Поттер прислушался.Сейчас кричал один из гостей, и его поддерживал кто-то из общей массы вампиров, стоящих в зале. Они общались на языке, который артефакт-переводчик определил как древневампирский. Они возмущались, что человечишка смеет присутствовать при встрече Повелителя и посла, пусть он был бы даже трижды королем. Гарри прощупал эмоции вампиров. Те, кто больше всех выступали, были не просто раздражены в данный момент, а весьма заносчивы сами по себе. Многие вампиры были не согласны с выступающими и насмехались над ними либо недоумевали. Максимилиан злился. Возмущающиеся определялись как молодые, их поддерживал один старый вампир. Тут Поттер обиделся. Он же вежливо спросил, не мешает ли. И чего так орать? Гарри соскочил с подоконника.- Кхм, я не понимаю, в чем проблема? Если мешаю, могу уйти, зачем так кричать. Есть же какие-то правила хорошего тона. Я вежливо спросил, Максимилиан сказал, что не мешаю.По залу так сильно всколыхнулся шок, что Поттер в удивлении забыл про обиду. Что он опять не так сказал?Трое мужчин, опустив головы, вышли на свободное пространство и упали на колени. Они быстро расстегнули одежду и оголили плечи. Синхронно встряхнув волосами, вампиры наклонили головы в сторону, подставляя шеи.«Так, про такое я читал. Это знак покорности и смирения, готовности принять волю господина».От вампиров веяло обреченностью. Во что он опять вляпался?Тут, уловив эмоции супруга, по связи проявился Северус.«Гарри, у тебя все нормально?»«Да, но сейчас я занят, поговорим позже…, хотя, если хочешь, можешь переместиться ко мне. Концентрируйся на нашей связи. Аппарировать можешь прямо с места».За спиной Гарри тут же появился Снейп. Руки супруга легли на его плечи защитным жестом. Появление еще одного вампира не понравилось многим. Полыхнуло яростью, гневом, интересом, любопытством и почему-то ревностью. Гарри вскинул глаза, ревновал граф Эррол. - Максимилиан, позвольте представить вам моего мужа Северуса, хотя косвенно вы уже познакомились. Северус вышел и слегка поклонился.- Здравствуйте, Максимилиан.Вампир отвесил ответный более глубокий поклон и сказал:- Здравствуйте, Ваше Королевское Высочество. Мы действительно уже знакомы. Ваше Величество, эти вампиры нарушили один из основных наших законов. Они оскорбили короля, давшего кров и защиту нашей расе. Они оскорбили Истинного Короля, назначенного пророчеством. Их ждет немедленная расплата за содеянное - в течение десяти лет они будут питаться только раз в месяц и прислуживать остальным. Да будет…- Подождите! – испуганно воскликнул Гарри. Вспомнилось прочитанное и рассказанное самим Максимилианом. Для большинства вампиров питание раз в месяц очень мучительно, на грани истощения. А если при этом еще и работать…, после жизни с Дурслями юноша не хотел даже представлять такое.– А можно как-нибудь без этого? Чувствуя удивление, решимость всех в зале и обреченность трех вампиров, Поттер решительно продолжил:- Объясните, почему вы спокойно слушали их речи и не собирались их наказывать, а после того, как я возмутился, решили покарать.- Книги, которые вы читаете, Ваше Величество, написаны на общем вампирском, древний язык не столь распространен, другие расы не знают его. На нем мы говорим, желая сохранить тайны расы. Оскорбление не может быть нанесено, если тот, на кого оно направлено, не понимает смысла произнесенных слов. Мы считали, что вы, Ваше Величество, не знаете нашего древнего языка.- Есть ли варианты наказания?«Должна же быть альтернатива. Что они молчат?» Зал заполнило ожидание. Все молчали. Вампиры чего-то ждали от него. Северус спокойно стоял рядом.«Ладно, будем импровизировать».- Я пришел сюда в надежде спокойно почитать. У меня теперь супруг вампир, необходимо было ознакомиться с традициями вашего народа. Нашел чудесный, огромный подоконник, и что в результате? В любом случае, они меня оскорбили, мне и решать, как с ними поступить. В начале этого страстной тирады все вампиры стали искрить весельем, а теперь резко переключились. Остались удивление, сосредоточенность и настороженность.«Они, похоже, решили, что я сейчас предложу пытать провинившихся бесконечно долго», - подумал Гарри, направляя мысли супругу. «Речь несколько сумбурна, но вы попали в струю. Ничем помочь не могу, мне недостает информации», - ответил Северус. Теперь Гарри веселился, хотя это было совершенно не вовремя. Надо же было так сформулировать фразы, что ночные охотники насторожились.Придвинувшийся ближе муж несколько успокоил его. Все чувства были усилены, и Гарри растворился в приятном аромате супруга. Свежесть, возбуждающий мускус, лимон, сандал, какие-то зелья и присущий только Северусу индивидуальный запах. Успокоившись, парень продолжил свою речь.- Эти двое молоды. Они по дурости вылезли. Этот старший. Максимилиан, вы же разбираетесь в ваших законах, наверняка есть другой выход из этой ситуации. Что-то в его словах убедило вампира.- Искупление, Ваше Величество. Искупление – редкий, бесценный дар, предполагающий возможность восстановить утраченное положение. Если одним словом выразить суть – это служение. «Хорошо, хоть не рабство. И что теперь делать? Ладно, попытаюсь еще раз». - Искупление предполагает выполнение каких-то заданий. А как насчет вашей клятвы моему роду?- Мы подчиняемся политике вашей страны, но в остальном мы свободны, живем по своим законам, просто соблюдаем еще и человеческие. В деталях наша свобода не ограничена. - Детали. Хм. Северусу нужен наставник. Старший вампир подойдет для этих целей. А младшие могли бы тренировать королевскую службу Карателей. Я все равно собирался набирать для них наставников. Ваши младшие наверняка знают больше, чем наши старшие. Тут на колени упал еще один вампир. Взмах волос, и его шея тоже оказалась открытой. Лицо Максимилиана застыло. От него повеяло тоской и надеждой одновременно.- Мишель… - произнес Повелитель. – Ваше Величество, мой брат, напав на вашего супруга, подвергнул его смертельной опасности. Он тоже просит Искупления.- Давно хотел заняться тренировками. Будет моим наставником.По залу разлилось недовольство. Многие жаждали расправы. - Ваше Величество, Ваша мудрость в столь юные годы удивляет. От Северуса донеслось веселье.- Я родился таким, сплошные таланты, а главное - скромность, - съязвил Гарри, расслабляясь. Максимилиан в ответ ухмыльнулся.- Да будет так, - сказал Повелитель вампиров.- Да будет так, - хором повторили за ним стоящие в зале. - Надо позвать Зондера для составления контрактов. Получив согласный кивок Максимилиана, Гарри переместил гербовую бумагу и самопишущее перо. Продиктовав письмо, он запечатал его королевским гербом. - Салазар!Феникс тут же появился, вызвав у большей части присутствующих очередной шок. Видно, до них еще не успели дойти слухи, хотя, многие ведь присутствовали, когда он расклеился в присутствии их Повелителя. Он вопросительно посмотрел на Максимилиана, тот понял удивление юноши с одного взгляда.- Тогда, Ваше Величество, присутствовала только служба безопасности замка, я, Вэонэль и Изабэль. Большинство присутствующих в первый раз видят вашего феникса.«Сколько же у них тут охранников? Хотя чему удивляться, сплошные Правители и аристократия. У большинства охрана из вампиров».Поттер раздраженно дернул плечом от воспоминаний. В последнее время он совсем расслабился. Мерлин говорил, что повышенная эмоциональная чувствительность может присутствовать из-за увеличения магической силы. Организм подстраивается. Скорее бы уже все стабилизировалось. Хорошо хоть вампиры и дроу его ребенком считают. Детям многое прощается. «Дожил, радуюсь, что меня воспринимают как ребенка».Созданное письмо было портключом. Гоблин прибыл через пять минут. Он был просто счастлив. Все время пока составлялись контракты, провинившиеся вампиры стояли на коленях. Когда они и после всех подписей не поднялись, Гарри заволновался и спросил:- Теперь вы можете встать?- Да, Ваше Величество, - хором ответили вампиры. - Тогда вставайте. Считайте, что нанялись на службу. Что вы делаете вне рабочего времени - ваше дело. Вампиры были удивлены и рады тому, как разрешилась ситуация. Если судить по эмоциям, они готовы были преданно служить королю, который позволил избежать унижения и боли, растянувшейся на десятилетие. Такое переключение настроения от презрения к раболепию казалось несколько странным. Хотя, возможно, он просто не понимал всей глубины грозившего им наказания.- Представьтесь, пожалуйста, - обратился парень к вампирам, стоящим покорно опустив головы.- Позвольте мне их представить, Ваше Величество, - сказал появившийся рядом уже знакомый вампир.Максимилиан пристально посмотрел на нахала, потом на Поттера и кивнул. По залу прокатился ропот. Многие недоумевали, когда Уильям успел представиться королю. Интересным было общение расы с другими народами. Между собой вампиры называли друг друга только по имени, а с чужими использовали титулы, если они имелись или имя рода в случае отсутствия титулов. Максимилиан, называя себя только по имени, обозначил тем самым доверие, только Гарри в тот момент его не понял.- Извольте, граф Эррол, - согласился Гарри.- Адалард граф де Вержи де Шалон.Поклонился старший вампир, на миг подняв взгляд на короля. - Сыновья графа де Шалон, Ричард Эдриан, виконт де Вержи, и Сэмюэль Саварик, виконт де Шалон.Поклонились молодые вампиры.- Мишель Роберт Белемский, Лорд Шрусбери.Брат Максимилиана поднял взгляд и поклонился. Гарри склонил голову в ответ.Когда вампирам предоставили выбор места жительства, они дружно сказали, что будут жить с королем. Не похоже, что у них был реальный выбор. Нужно было позднее узнать все подробности Искупления. Максимилиан упомянул об обязательных правилах, по которым искупающий проживает вместе с хозяином. Вызвав эльфа и велев отнести книги в библиотеку, Поттер аппарировал с вампирами и Северусом в Хогвартс, а Зондер портключом отправился к себе.Глава 19. Они оказались в большой гостиной, где сидели Люциус, Драко и Том. Младший Малфой, увидев их, вскочил на ноги, подбежал и обнял Поттера.- Гарри!Блондин страстно впился в губы супруга поцелуем. Осталось только получать удовольствие. А то, что тут вампиры стоят, ну и ладно, все равно охрана постоянно в тенях ходит, одним больше, одним меньше. Поттер запустил пальцы в длинные светлые волосы и страстно ответил на поцелуй. В паху полыхнул костер, а от Северуса по связи накатила ревность и ярость.Вейла затрепетал от соприкосновения тел и языков. Как сладко… Дрожь прошила позвоночник. Гарри отвечает на поцелуй, его руки в волосах… так нежно и властно. Как он вырос. Каждая частичка тела дрожит от удовольствия. Хочется, чтобы руки Гарри никогда его не отпускали.Северус с трудом сдерживал себя. Как смеет вейла целовать Гарри?! И Гарри ему отвечает…. Так хочется разорвать блондина…, но Гарри… партнеру будет от этого плохо. Как больно…. Клыки вампира выдвинулись во рту. Пришлось спрятать пальцы с когтями в складках мантии. Ревность трансформировалась в ослепительную ярость. Если они сейчас не остановятся… вдох, выдох.- Кхм-кхм… мы вообще-то тут не одни, - сказал зельевар сдержанным голосом.Гарри немного отстранился от Драко, которому, кажется, было плевать на посторонних, и сделал шаг назад, не выпуская блондина из объятий. Спиной он толкнулся прямо в грудь Северуса. Сильные руки с черными когтями обхватили обнимающихся парней. Лицом вампир зарылся в волосы Поттера. Гарри отклонил голову и потерся ухом о подбородок мужа. Клык вампира слегка царапнул мочку уха, не прокалывая кожу. Драко покрыл поцелуями открывшееся горло. Как хорошо было в их объятиях. Надежно и возбуждающе одновременно. Сколько нежности и желания.Все, Северус успокоился, нужно прекращать представление, а то никто и не думает отворачиваться. Всем нравится.«Мерлин, даже Волдеморт возбудился».Супруги шарахнулись от него. Гарри хихикнул. Похоже, он направил эту мысль по связи. Надо будет потренироваться, чтобы избежать впредь подобных казусов.- Поттер, что за шуточки, - возмутился Драко.- Зато как холодный душ, и я не специально, - рассмеялся Поттер, совсем не испытывая раскаяния.«Гарри, ты эмпат?» – спросил Северус.Гриффиндорец сделал вид, что ничего не слышал. Мужчина не стал настаивать, решив, что вернется к этому вопросу позже, хотя молчание в данном случае говорило само за себя.- Гарри, тебя никуда нельзя отпускать одного, - уже вслух проворчал Снейп, окончательно пришедший в себя.- Что случилось? - взволнованно спросил Драко у Северуса, с ног до головы оглядывая Поттера. – Ты исчез с ужина, не сказав ни слова, после того, как переговорил с Гарри.- Случилось прибавление к нашей веселой компании. Гарри, расскажи, что произошло, а то я попал лишь к концу представления.Поттер вздохнул и посмотрел на молчаливых вампиров. Мужчины, поймав взгляд короля, встали на колени, единым движением взмахнув волосами и наклонив голову.- Господа, прошу вас, поднимитесь и не вставайте больше на колени. Я и без этого понял вашу готовность к сотрудничеству.Гарри представил вампиров присутствующим в комнате и уселся в кресло у камина, жестом пригласив всех присесть. У него уже появилось «свое кресло», которое никто не занимал, в любом зале - уютное место слева от любого камина, даже в кабинетах супругов. Такое проявление внимания и уважения грело душу. Так непривычно, что кто-то заботится о нем. Парень вздохнул и расслабился, закрыв глаза.Уже через несколько минут Гарри описывал события этого вечера внимательным слушателям, замершим в креслах. От вампиров снова полыхнуло отчаянием и подавленностью, но Поттер уже сделал для них все, что мог. Они теперь являлись инструкторами королевской семьи и ее служб на десять лет. После этого их положение в обществе восстановится. При этом вампиры сохранили возможность строить личную жизнь. Это было лучше десятилетия голодного рабства.- Да-а, Гарри, - растягивая слова сказал Люциус, - скучно с вами не бывает.Почувствовав легкий голод мужа, Северус вызвал эльфа и попросил принести чай и закуски. Гарри благодарно кивнул. Про ужин он совсем забыл.Вампиров определили в гостевые комнаты в крыле Слизерина - закрытой части Хогвартса. Занятия решили проводить через день с половины шестого до половины восьмого. В это время как раз уроки уже заканчивались, а ужин в Большом зале еще не начинался.К десяти часам вечера все разбрелись по комнатам и кабинетам, чтобы завершить свои дела перед сном.Гарри сидел, развалившись в кресле у себя в кабинете, разбирая почту, когда следящие чары оповестили, что в комнату Риддла зашел посторонний. Поттер быстро сплел заклинание всевидящего ока и кинул его на чистый лист бумаги.Кабинет наполнили звуки борьбы - тяжелое дыхание, треск одежды и шипение на грани серпентаго.- Люциуссс.Блондин навалился на Риддла, прижав его всем телом к ковру, лицом вниз. Палочка Малфоя ткнулась в шею распластанного мужчины.Гарри дернулся, не зная, что делать. Риддл без палочки, да и его подопечный. Но Люциус - родственник. Тут Поттер ощутил волнение супругов и их приближение - видимо, почувствовали его панику. Они, похоже, решили в очередной раз спасать Гарри.Парень быстро выставил защитный купол, который пропускал звуки только в его сторону и не давал подойти ближе, чем на пять шагов.Супруги влетели, не постучавшись, и с разбега наткнулись на купол.- Гарри, что случилось?- Поттер, убери защиту.- …Люциус, Мордред и Моргана, что ты делаешь?- Мой Лорд, вы ведь так настойчиво всегда требовали от меня близости.«Со мной все в порядке, если хотите присмотреть за мной, чтобы не волноваться, можете присесть в кресла. Я веду наблюдение», - ответил Поттер супругам.Они послушно присели, не желая уходить. Оба внимательно вслушивались в чувства партнера, наблюдая за каждым движением и мимикой лица.Тем временем старший Малфой одним заклинанием освободил Риддла и себя от одежды.- Люциус… - простонал Том, когда на него опустилось обнаженное тело.Откинув рукой темные волосы мужчины, блондин болезненным укусом впился в его плечо. Прозвучал вскрик и стон. Гарри прошило возбуждением. Как они были красивы - сильные, стройные, обнаженные тела. Блондин и брюнет. Он же не железный. От супругов полыхнуло ревностью, они моментально трансформировались, впиваясь когтями в подлокотники кресел. Раздалось двойное рычание. Крылья Драко расправились в полной боевой трансформации, отливая серебром. Тут Риддл извернулся и оказался сверху. Теперь уже Малфой был прижат лицом к ковру.- Родной мой, соскучился? – прошептал Том, наматывая светлую гриву себе на кулак.Тихие слова мурашками пробежали по спине Поттера. Дыхание сбилось. Северус оскалил клыки.- Гарри, за кем ты наблюдаешь? Почему ты так возбужден? – вскричал Драко.Одной рукой Том зафиксировал руки блондина над головой, другой - оттянул за волосы голову мужчины назад. Люциус застонал, изогнувшись, и покорно приподнял белоснежные округлые ягодицы еще больше прогибаясь.- Мой Ло-о-орд! Пожалуйста…Риддл взял палочку из расслабленной руки блондина и произнес очищающее и смазывающее заклинания, в следующий момент одним движением пронзая любовника. Малфой вскрикнул от резкого вторжения и закусил губу, начиная двигаться.«Похоже у них все по обоюдному согласию. Ладно, теперь можно и взволнованными партнерами заняться».Парень снял защиту и поднялся из кресла. Возбуждение пело в его крови. Ноздри супругов затрепетали, улавливая притягательный аромат. Не успел Гарри выйти из-за стола, как оказался в двойных объятиях.- Все хорошо, не волнуйтесь. Просто мои обязанности порой бывают несколько… непредсказуемы.В него крепко вцепились уже человеческие руки. Тела полностью прижимались с двух сторон, что совсем не способствовало спокойствию. Член стоял колом, пульсируя. Гарри не знал, что делать. Для близости еще рано, но и выдерживать постоянно столь тесный контакт без разрядки невозможно. Получив поцелуй в шею, парень изогнулся, прерывисто дыша. К ягодицам прижимался член Северуса, который слегка согнул ноги, компенсируя разницу в росте, а спереди одуряюще приятно давил орган Драко.Сдержаться было невозможно. Гарри застонал и стал извиваться в поглаживающих, нежных руках, подаваясь бедрами то вперед, то назад. Комнату наполнили стоны и вскрики.«Это Снейп и Малфой. От одной этой мысли можно кончить».- Ахх… да, еще… - простонал Гарри и взорвался.Перед глазами все вспыхнуло, он содрогнулся и закричал. Это привело к оргазмам обоих супругов. Они еще сильнее прижались, плотно сдавливая бедра мужа с двух сторон, дрожа и издавая рычащие стоны. В шею Поттера впились клыки, посылая по всему телу иглы боли и удовольствия. Голова и плечи вспыхивали искрами блаженства. Потом место укуса тщательно зализали. Парень безвольно повис в объятиях. Его бережно отнесли в спальню, быстро раздели в четыре руки и прошлись очищающим заклинанием.Теперь Гарри лежал в кровати, постепенно приходя в себя. Его тело собственнически оплели руки и ноги партнеров, в оба уха дышали довольные слизеринцы.- Быстро вы меня скрутили, - хриплым голосом сказал Гарри, хихикнув.Тела с двух сторон напряглись, в воздухе разлилось ожидание.- Хорошо, хорошо, я сам признаюсь, не пытайте меня.- Да уж, постарайтесь все описать в деталях, Гарри, - угрожающе проворковал Северус на ухо.Поттер только вздохнул. Ну и как он это должен описывать? Да еще в деталях.- Может, обойдемся общей картиной? – стрельнул взглядом из-под ресниц парень. – И вообще, чего вы меня раздели?- Гарри, не увиливай, - возмутился Драко, немного отстраняясь и сверкая серебристыми глазами.- Хм… я почувствовал нарушение периметра комнаты Риддла. Посмотрел, что там…- Продолжай, Гарри, - промурлыкал Северус на ухо.По позвоночнику побежали мурашки. Оба партнера внимательно наблюдали за ним. Гриффиндорец еще раз тяжело вздохнул.- Там оказался Люциус. Он…Поттер покраснел и спрятал лицо в плечо зельевара. По смущению супруги поняли, чем занимались там Лорд Малфой и Риддл.- Ты что, подглядывал? – ехидно спросил Драко.Гарри окатило двойной ревностью. Парень рванулся в объятиях, пытаясь выбраться.- Да вы… да ну вас!Но руки и ноги супругов крепко удержали его на месте.- Ну-ну, тише, просто объясни все, - прошелестел завораживающий голос вампира.- Риддл без палочки все-таки может немного колдовать. Люциус - семья. Я волновался. Сначала было вообще непонятно. Доминирование сильно похоже на насилие. Они же..., я отвечаю за всех. А моя реакция… Ну не железный я. И вообще придется еще раз проверять. Когда последний раз смотрел, Риддл взял палочку Люциуса в руки. Я понимаю, что со всеми клятвами и магической зависимостью Том не сможет причинить никому вреда, но пока не прошло некоторое время, и азарт еще горит в крови всех участников противостояния, стоит присмотреть за столь сильным магом. Особых ограничений клятва на него не наложила. Я велел Риддлу побыть одному в комнате без палочки несколько дней. Люциус при этом присутствовал. Косвенное нарушение приказа. Конечно, я не Малфою это говорил, но… вы сами знаете, сейчас не время для поблажек.- Ну, смотри… - протянул Драко.- Я лучше выйду, вам это видеть не обязательно, - решительно сказал Гарри.- Никуда ты не пойдешь, - ревниво отрезал Северус, покрепче обхватывая партнера.- Вы меня сейчас задушите, - просипел Поттер, с двух сторон сжатый многочисленными конечностями. – Тогда отвернитесь хотя бы!Оба слизеринца синхронно с насмешкой приподняли брови. Да, эти отвернутся - жди. Гарри сплел заклинание и бросил его в стену. Просторную комнату наполнили звуки страсти.- Мой Лорд, еще… - стонал Люциус.Теперь блондин лежал животом на кровати и, охотно подставляясь, изгибался в объятиях любовника.Гарри опять возбудился, как гиппогриф. Это было так запретно. Они втроем увидели то, на что смотреть было нельзя.- М-м-м, какой большой мальчик, - проворковал Северус на ухо.Парень постарался сосредоточиться на деле, что было чрезвычайно трудно, так как супруги, почувствовав, что он возбудился, стали поглаживать его вновь затвердевший член и перебирать яички. Гарри застонал, с трудом концентрируясь. Он повертел заклинание, отыскивая палочку Люциуса, и переместил ее к себе в руку.Затем Поттер снял заклинание со стены и отлевитировал палочку на тумбочку.Тут его подхватили. Не успев охнуть, Гарри оказался стоящим на четвереньках с раздвинутыми ногами. Его напряженный член погрузился в рот блондина, а ягодицы раздвинули уверенные пальцы. Северус потянулся одной рукой и схватил палочку Люциуса. Гарри почувствовал покалывание очищающего заклинания в заднем проходе. Он попытался протестовать, но был быстро успокоен.- Не волнуйся, малыш, - тихо сказал Северус, поглаживая юношу по напрягшейся спине и ягодицам, - мы ничего лишнего себе не позволим, только оближем немного и приласкаем.«Ну да, ничего лишнего-о-о».Ягодицы снова раздвинули, и по анусу скользнул влажный язык Снейпа. Гарри дернулся, глубже погружаясь в горло Драко. Крик чистого удовольствия раздался в спальне. Уже не способный остановиться, парень стал двигаться, то подаваясь назад – навстречу языку вампира, то погружаясь в рот вейлы. Но Северус не позволил себе даже кончиком языка проникнуть в старшего партнера, ему совсем не хотелось случайно нарушить магию обряда, хотя желание утвердить свою власть над партнером было огромным.Вейла и вампир обхватили свои члены, двигая руками синхронно с движениями бедер Поттера. Первым кончил Северус, впиваясь при этом губами в анус юноши и активно двигая языком по кругу. Гарри содрогнулся, еще один крик огласил комнату. Драко последовал за ними, извиваясь и жадно глотая сперму мужа. Умопомрачительные запах и вкус просто сводили вейлу с ума.Потерявшемуся в ощущениях Поттеру опять не дали упасть. Заботливые руки подхватили его и осторожно уложили на кровать. Все, больше он не мог ни говорить, ни думать. Сознание уплывало.Глава 20. На этот раз Гарри проснулся первым. Северус и Драко сладко спали, раскинувшись по кровати, но даже во сне удерживали его. Воспользовавшись волшебной силой, Гарри бесшумно переместился из объятий, оставив вместо себя кокон магии. Партнеры пошевелились, обвиваясь вокруг обманки. Улыбнувшись, парень пошел принять душ. Гарри уже привык к своим длинным волосам. Сейчас они немного спутались, и юноша чуть тряхнув головой посмотрел на обнаженное отражение в зеркале. Тело выглядело совсем иначе, чем в прошлом году. Длинные ноги, гибкая, спортивная фигура. От подростковой угловатости почти ничего не осталось. Гарри хихикнул, вспоминая тела и достоинства супругов. Члены у Северуса и Драко были как на подбор: ровные, вроде бы даже одинаковой длины - где-то семь с половиной дюймов. Член зельевара, правда, был немного толще, чем у блондина. Головка плоти Малфоя была аккуратная, розовая, а у Снейпа красная и больше. Гарри опять хихикнул. От воспоминаний член затвердел и теперь гордо стоял. Юноша приоткрыл рот от удивления.«Мордред и Моргана! Да у меня увеличился не только рост…. Член стал больше…, нет Больше! Раньше он был шесть с половиной дюймов, а теперь, наверное, все восемь!»Ведь, если быть честным с самим собой, он тогда переживал не только из-за роста, но и из-за размеров. Ну, как же, он доминант, а член меньше. Получите! Поттер от шока вслух произнес бытовое измерительное заклинание. Точно, восемь дюймов. В дверь постучали. - Гарри, у тебя все нормально? – спросил Северус.- Да! – ответил Поттер и закрыл канал связи. Парень стал судорожно накладывать защитные заклинания: на дверь запирающее, на помещение – заглушающее и антиаппарационное. Все, теперь сюда никто не войдет. Даже эльфы переместиться не смогут. Дед научил его блокировать магию домовиков. А член так и стоит. «Вчера Северус назвал меня большим мальчиком. Вот что он имел в виду».Гарри потрогал его. Стал толще. Теперь, наверное, как у Снейпа в диаметре. А что, даже красивый. Парень повертелся перед зеркалом. И немного успокоился. Все-таки без очков и с длинными волосами лучше. Проведя расческой по волосам, Гарри понаблюдал, как зубья проходят через Призрачный венец. Мысленно убрал его. Королевские регалии исчезли. Шрам раздражает. Надо попросить Алекса, чтобы снова челку ему подстриг. Гарри снова прикрыл шрам венцом и потрогал его пальцем, ощутив только свою кожу и покалывание магии. Камень на лбу прозрачный, синий с золотыми искорками в нем, двигающимися по спирали. Сквозь кольцо палец тоже прошел, хотя на документах королевский перстень по желанию Правителя оставлял оттиск. На его пальцах, запястьях и даже в ушах множество артефактов, медальон на шее, как у девчонки. Утешало то, что и у супругов был почти такой же набор, как у него. Поттер со вздохом посмотрел вниз, стоит ведь, как кол. Юноша встал под душ, намылился и с удовольствием провел рукой по члену. Да, так даже лучше, даже очень хорошо. Поплыли воспоминания о ритуальных соитиях с супругами. Какие они классные. Как хочется их сейчас. Через пять минут юноша задрожал и кончил под упругими струями душа, сползая на пол. В помещении воздух потрескивал от магии. А член не падал.- Что за черт! Совсем меня довели… завели.Гарри продолжил поглаживать упругую плоть, было приятно. Минут через пятнадцать он снова кончил. А член все стоял.«Может афродизиак подлили? Да нет, артефакты бы нейтрализовали действие. Вот ведь Астрономическая башня! Так… Волдеморт в стрингах. Нет, это только возбуждает - он сейчас красивый, подтянутый такой. Га-а-арри! Ты о чем думаешь? Хагрид в стрингах. Нет, тоже не пойдет, сразу становится интересно, а какой у него размер? Тьфу ты! Ладно, холодный душ…»- А-а-а-а-а…«Точно! Сибилла Трелони в нижнем белье… фу-у-у… гадость. Все настроение с утра испортилось».Поттер высушил себя магией, накинул халат, снял с помещения чары и разблокировал связь. Только теперь дошло, что двойное возбуждение супругов передавалось по узам в одностороннем порядке.«Вот откуда Астрономические башни растут», – усмехнулся парень.В ванной появился эльф.- Хозяин, Ваше Величество, сир, к вам пришел гость. Алексиэль, сир.- Хорошо, я сейчас выйду, и зови меня Гарри.Эльф счастливо всхлипнул и исчез. Поттер не стал одеваться, посмотрев местонахождение стилиста, так в халате на голое тело и аппарировал в гостиную. Пусть Алекс подбирает одежду. Здесь еще никого не было, кроме эльфа и охраны, скрытой в тенях.- Привет, Ваше Величество, - пропел эльф, поклонившись.Алекс подскочил и два раза успел обежать вокруг него перед тем, как Гарри ответил.- Доброе утро, Алекс, свет мой.Настроение достигло отметки превосходно. Этот забавный эльф был то, что нужно этим утром.- Ты давно здесь?- Часа два уже. В полшестого утра прибыл. Твои эльфы переместили меня после разговора через камин.- Ой, прости, забыл вчера настроить его для тебя, - сказал Гарри, взмахивая рукой в сторону камина. – Хорошо, хоть я Зиппи предупредил, что ты придешь.- Зиппи - это мелкий и важный домовик? – смеясь, спросил Алекс.- Точно, это он. - Зиппи выделил мне апартаменты в крыле замка и показал гардеробные комнаты, прилегающие к вашей спальне. Шкафы уже установлены. Гардероб и новый, и старый для всех уже разместили. Осталось только зачаровать остальную одежду мистера Слизерина, чтобы крылья свободно проходили сквозь вещи.- И когда только успел? Тогда пойдем, оденем меня.В гардеробную они вошли через коридор. Стены небольшого зала были покрыты множеством зеркал и разделены на три частично скрытые секции. Шкафы были больше похожи на раздвигающиеся двери, ведущие в другие комнаты. Алекс затащил Гарри в шкаф и защебетал:- Вот смотри, на этой перекладине и этой подставке я буду собирать несколько подходящих комплектов на предстоящий день. Под ними располагаются соответствующие аксессуары и обувь. Эльфам я дам рекомендации. В центре одной из комнат стояла конструкция, которую Гарри как-то видел в магазине мадам Малкин. Низкая длинная полочка на колесиках, а над ней на высоте глаз была перекладина, на которой уже висело три комплекта одежды для него. Эльф продолжал тарахтеть.- Познакомишь меня потом со своим помощником. Я должен быть в курсе предстоящих мероприятий на день.- Как только заведу помощника, так сразу и познакомлю. - Ваше сиятельное Величество. Помощника нужно завести срочно, но осторожно. А то подсунут шпиона, и новости в газетах всегда будут свежие. Если хотите, я могу порекомендовать вам пару своих друзей. Они тоже из Франции, а значит, политически нейтральны. Сколько вам нужно секретарей?- Три человека, разбирающихся в политике и интригах, и один помощник, умеющий проводить ритуалы, составлять контракты и указы.- Обязательно именно людей? – усмехнулся эльф.Гарри уставился на него, а потом рассмеялся.- Нет, не обязательно. А твои друзья кто?- Перворожденные и гномы.Гарри надел школьную форму. На черной мантии с красно-золотым гербом Гриффиндора по подолу шли вышитые золотом руны власти, а на спине находился герб Правителя магической Британии – песочные часы, пересекающиеся с символом бесконечности на фоне ночного неба, где спиралью двигались звезды Млечного пути. Смотрелось потрясающе. Узкие черные брюки сидели идеально. Пряжку пояса украшал тот же герб, что и спину. Рубашка была шелковая, темно-синяя с очень маленькими вышитыми золотом рунами по воротнику. Завершали картину черные начищенные ботинки.- Теперь, после того, как вы оделись, можно поработать с волосами. - Подстриги мне челку, пожалуйста. Эльф прищурил один глаз, задумчиво посмотрев на юношу, и согласно кивнул. Через десять минут Поттер поднялся из кресла, поблагодарив.Волосы Алекс оставил распущенными и закрепил заклинанием. Челка падала на лоб, проходя сквозь Призрачный венец. Зубья и камень частично выглядывали из волос. Смотрелось необычно, но интересно. Парень тряхнул волосами и довольно хмыкнул. Так было привычней. Он запомнил плетение, удерживающее порядок на голове, ему это пригодится. Насмешки над растрепанной шевелюрой достали, а теперь, когда волосы стали длиннее, беспорядок на голове только увеличился. Все электризовалось, путалось, торчало во все стороны. А теперь, даже если подует сильный ветер, волосы обратно лягут в том же порядке, какой был до этого. Очень удобное заклинание.Тут в сопровождении домового эльфа появились Северус и Драко в халатах.- Гарри, а где наша одежда…, здравствуйте, - сказал Драко.- Доброе утро, - улыбнулся Гарри. – Знакомьтесь, это наш стилист Алексиэль, впрочем, вы уже виделись.Эльф поклонился и очаровательно улыбнулся.- Здравствуйте, Ваши Королевские Высочества, можно просто Алекс.- Здравствуйте, - поздоровался Северус и улыбнулся Гарри. – Доброе утро.Видеть Снейпа и Малфоя в белоснежных шелковых халатах в присутствии постороннего было странно. От их вида что-то сжималось в животе Гарри. Драко рассматривал обстановку, искоса поглядывая на мужа, а Северус в открытую осмотрел его, нахмурив брови. Профессор был недоволен, что партнер проснулся раньше и незаметно выскользнул из кровати, а потом еще и не отвечал на вопросы, сидя в ванной. Еще эльф этот так и вьется вокруг. Мальчик постепенно привыкал к новому статусу и отношениям. Его нужно было приручать, как дикое животное. Так долго он травил Поттера, но был прощен. А ведь догадывался, что Гарри - его партнер. Хорошо, что появилась ментальная связь, если бы юноша еще не перекрывал ее периодически, как только начинал нервничать. Хотя это тоже своего рода показатель. Вручив супругов в заботливые руки стилиста, Гарри направился в свой кабинет. - Привет, Салазар. Феникс приветственно пропел. Поттер погладил нежные перышки и покормил его печеньем, приготовленным для таких случаев заботливым домовиком. Хедвиг, сидевшая на каминной полке, недовольно заухала. Поттер рассмеялся и подошел к сове, чтобы уделить ей внимание. - Здравствуй, девочка. Соскучилась? Наверное, письма принесла, красавица?Перья совы были твердыми, по сравнению с огненно-зелёным оперением феникса. Хедвиг с удовольствием захватывала клювом печенье из рук хозяина.К его птицам и змее был приставлен домовик Кимки. Если с Салазаром и Хедвиг было просто - они сам перемещались, то Шаас Гарри все время где-то забывал. То в Мерлин-мэноре, то в замке Слизерина. Кимки находил змею и приносил ее к Гарри.- Здравствуй, Шаасс, пойдем на завтрак?- Я уже ела.- Ну, ты же составишь мне компанию?- С удовольствием, говорящщий, ты такой горячий.Поттер посмотрел на часы, до завтрака еще было время. - Зиппи!Тут же раздался негромкий хлопок. Появившийся домовик склонился в глубоком поклоне.- Здравствуйте, хозяин Гарри, сир.- Здравствуй, приведи ко мне Люциуса и Тома.- Да, хозяин.Парень переместил из спальни палочку Малфоя и достал из ящика стола палочку Риддла. «Интересно, они еще спят или уже проснулись», - хихикнул Гарри про себя. Он совсем не злился на мужчин, просто требовалось напомнить бывшему Темному Лорду, кто в доме хозяин.На столе обнаружились несколько писем. Из Министерства пришло оповещение об открытии ранее запечатанной приемной Правителя. К нему прилагался список кандидатур в личные помощники и секретари, с заверением о проверке их дел министерской службой безопасности. Через пять минут пришли мужчины, за ними скользнула пара охранников. Гарри не стал возражать. Лица мужчин были каменными, а от эмоций веяло напряженностью и опасением. Оба поклонились, в унисон сказав:- Доброе утро, Ваше Величество.- Доброе утро, Люциус, Том.Гарри встал и переместился в кресло у камина, сделав приглашающий жест рукой. Во второй руке короля были зажаты две трофейные палочки.- Вы догадываетесь, зачем я вас пригласил? – спросил Поттер.- Да, Ваше Величество, - опять хором ответили маги, хотя, судя по их мыслям, ничего они не поняли.- Еще в поместье Слизерина я приказал вам, мистер Риддл, побыть несколько дней одному в комнате, без палочки. Вы, Лорд Малфой, присутствовали при этом разговоре. Хотя вы, Том, теперь можете выходить из комнаты для посещения трапез, тем не менее, ограничение на общение и ношение палочки я пока не снимал. И что же я вчера почувствовал? Нарушение периметра. А ваша палочка, Лорд Малфой, и вовсе оказалась в руках мистера Риддла. Как мне это воспринимать? Открытое неповиновение?Блондин и брюнет покраснели, побледнели, а потом и вовсе сползли с кресел на колени.- И еще, Люциус, никогда больше не смейте бить Драко!«Вот Мордред и Моргана, Малфою сейчас плохо станет - аура посерела. Что же все такие нервные? Как он вообще Пожирателем был? А Риддл ничего, держится».- Ваше Величество, простите, - сказал Люциус. Гарри перевел взгляд на Риддла и поднял бровь в ожидании. Тот опустил взгляд в пол и подполз на коленях к королю. Убрав руки за спину, Том наклонился над рукой короля, лежащей на подлокотнике кресла, и осторожно поцеловал перстень главы рода Слизеринов в знак полного повиновения. Гарри затошнило от этого унижения, но по-другому было нельзя. Следовало сразу поставить себя, а то еще начнут думать, что король слишком молод и глуп, раз спускает неуважение. А магия юноши как-то странно отреагировала на провинившихся. Гарри почувствовал, как сила проникает сквозь их тела, требуя подчинения. Магия мужчин, пульсируя, принимает его силу и пропускает глубоко в себя до самого ядра. Это ощущение обладания покорившимися волшебниками смыло отвращение и предубеждения. Поттер осторожно втянул энергию обратно в себя.- Простите, Ваше Величество, - спокойным тихим голосом произнёс Риддл.Парень посмотрел в покорные, с поволокой глаза – сначала в серебристые, потом в синие. - Хорошо, на первый раз будем считать, что вы ошиблись. Магия еще раз полыхнула на мужчин и успокоилась. - Присядьте в кресло, Люциус.Блондин переместился, настороженно посматривая. Том остался на коленях рядом с креслом короля. - С понедельника вы, мистер Риддл, приступаете к своим прямым обязанностям.Гарри задумчиво постучал пальцами по подлокотнику кресла и призвал к себе коробочку из стола. Открыв ее, король стал вытаскивать и надевать артефакты на Тома, подавшего руку по властному жесту юноши.- Это защитные браслеты Гриффиндора и Слизерина от темных и светлых проклятий. Наверняка, есть недовольные сложившейся ситуацией, поэтому мне следует обезопасить своего советника. Это переводчик Мерлина, вы сможете говорить, писать и читать на любых языках. Парень посмотрел на портрет и улыбнулся. Мерлин ответил одобрительным кивком. Гарри достал серьгу и проколол ею верхний край левого уха стоящего на коленях брюнета. Риддл покорно сносил все манипуляции, остатки магии короля еще пели в жилах бывшего Темного Лорда. До Гари донеслась мысль мужчины, что если бы он с самого начала встретил столь сильного господина, то просто покорился бы ему, стараясь приблизиться. Парень поднял взгляд, на него пристально смотрели синие глаза. Стало понятно, что через связь от шрама до Риддла доходят отголоски эмоций короля, а еще мужчина хотел его, хотел покориться своему господину. Гарри с трудом удержал невозмутимое лицо, отгораживаясь щитами от родственника. Картины, появившиеся в голове Тома, были очень откровенными. Победа над противником в мыслях мужчины представлялась совсем в другом ракурсе. «Как хорошо, что Северус и Драко позаботились обо мне вчера, да и сегодня я не скучал в ванной, а то опять бы мучился от возбуждения».Несмотря на это, сидеть стало неуютно, хотелось поправить штаны. В голове раздалось двойное рычание супругов. По связи прилетела ревность. Так забавно ощущать рычание на эмоциональном уровне.«Похоже, теперь будет контролироваться каждая моя эмоция». Недовольства это не приносило, как раз наоборот, Гарри чувствовал, что нужен своим мужчинам. Он послал по связи желание поцеловать их в губы. Настроение было прекрасное.- Это серьга Слизерина, защищающая от ядов, зелий и магических воздействий, влияющих на сознание. С ней не страшны легилименция, Обливиэйт и Веритасерум. «Но не спасет от короля-телепата».Гарри протянул палочку Риддлу.- Можете сесть в кресло.Затем Поттер отлевитировал Малфою палочку и продолжил свою речь:- Я снимаю запрет на посещения и перемещения. Организовать работу Карателей необходимо в кратчайшие сроки. Все разработки и планы по этому поводу находятся у Зондера, свяжитесь с ним завтра. Организуйте сотрудничество с аврорами и невыразимцами. Найдите тренеров по разным профилям, а не только по боевой магии, от шпионажа и борьбы, до этикета и риторики. Учиться будут все, независимо от возраста, положения и занятости. Освобождаются только подростки, учащиеся в школе и других учебных заведениях. Они будут тренироваться летом на каникулах и после окончания учебы. То, что многие работают в разных сферах, нам только на руку, но хотя бы два часа в день пусть выделят на тренировки. - Если у меня возникнет экстренная необходимость послать отряд на выручку кому-либо, я отправлю сообщение вам, мистер Риддл. Если в сообщении будет пометка «срочно», то реакция должна быть в течение нескольких минут. Я буду высылать координаты для аппарации, либо портключ с фениксом. Кодом будет обозначен профиль группы, в зависимости от задачи. Возможно, если потребуются более подробные пояснения, то через минуту после прихода сообщения я свяжусь с вами через нашу связь, будьте добры в этом случае не ставить сильные блоки, во избежание головной боли.«Вашей головной боли».Прошло то время, когда от проникновения в сознание Волдеморта у Гарри раскалывалась голова. Теперь парень с легкостью проскальзывал в мысли родственничка на расстоянии и незаметно для мужчины. Но этого ему знать не нужно.- Ставка Карателей будет размещена в поместье Слизерина. Оттуда были изъяты книги, артефакты и некоторые зелья. Домовики уже навели порядок в поместье. Жить вы будете по-прежнему здесь, мистер Риддл. Постарайтесь возвращаться после работы сразу сюда. Если появятся какие-либо дела, уведомите о них моего помощника, которого я постараюсь завести в течение двух дней. У него тоже будет браслет связи. Вашему имени присвоен код. Мое сообщение будет красного цвета для всех, ваше – фиолетового, для нижестоящих командиров - черного. - И еще, вы так и не высказали свое мнение о сложившейся ситуации. Может быть, вас что-то не устраивает, - холодно поинтересовался Поттер.- Ваше Величество, - осторожно подбирая слова, произнес Риддл, - после восстановления души я несколько изменил свое мнение насчет совершенных мной действий. До создания крестражей я не знал, что этот ритуал способствует безумию. Я был молод и наивен, повелся на манипуляции Дамблдора. Моя вина безгранична. Многие убеждения были искорежены безумием. Маги, поверившие мне, принесшие клятву верности, были обмануты. Я запятнал честь рода Слизеринов, давая обещания от лица члена рода, которые не смог выполнить. Мой долг искупить свою вину.«Знакомая история, опять директор».- Вы очень великодушны, Ваше Величество. На такой исход я бы никогда не смел надеяться. С моей стороны будут приложены все усилия для укрепления репутации рода, сир.«Да он еще и искренне все это говорит. Что ж, это к лучшему. Люциус, похоже, неровно дышит в сторону бывшего Темного Лорда. Кстати, о Леди Малфой…»- Люциус, как погибла ваша жена?- Ваше Величество, вы разве не в курсе? Об этом прошлым летом писали во всех газетах. Год назад ее убил Аластор Грюм. Списали все на самозащиту. Но какое там нападение на аврора, если она интересовалась только тряпками и драгоценностями. Мы так и не узнали, что на самом деле там случилось - средь белого дня в Косом переулке. Свидетели испарились. Наш брак не был идеальным. Договор заключили родители сразу после нашего рождения, но Драко любил мать, это стало для него тяжелым ударом.Поттер пораженно молчал. Он знал, что Грюм - параноик, но не на столько же! - Люциус, его после этого уволили из аврората? - Да, но несколько месяцев назад восстановили, по протекции Дамблдора. - Проведите проверку на пригодность к службе, - мрачно усмехнулся король. - Нужно ли какое-то постановление на допрос аврора с помощью Веритасерума? - Моего будет достаточно, Ваше Величество, - холодно ответил Малфой.От аристократа повеяло болью и мрачным предвкушением. Теперь он сможет отомстить за смерть Нарциссы.«Неприятно, но я и правда ничего не знал».- Неадекватность суждений Грюма мне известна, - поднимаясь с кресла сказал Гарри. - Хорошо, раз мы все уладили, пойдемте завтракать.За длинным столом обеденного зала уже сидели четыре вампира, Зондер на высоком стуле со ступеньками, Алекс, Лорд Филипп Забини и Лорд Бенджамин Нотт. При появлении короля и его спутников все встали и поклонились. Гарри удивленно поднял брови. «Интересно. Советников я не приглашал». - Доброе утро, - поздоровался Поттер, усаживаясь во главу стола. - Доброе утро, Ваше Величество. Гарри с трудом удержался от смеха. Когда гоблин распрямился после приветственного поклона, его голова показалась из-под стола, мебель для Зондера была слишком высокой. Только все уселись, как появились Северус и Драко. Волшебники снова встали и поклонились принцам-консортам. Гарри лишь улыбнулся, наблюдая за всеми. Ему вставать не полагалось по этикету. Вот если бы его супруги были бы женщинами… Поздоровавшись, принцы-консорты устроились на места рядом с королем. Люциус и Риддл сидели со стороны Драко, по левую руку Гарри, а Зондер и Алекс со стороны Северуса. Далее расположились советники и вампиры.Драко сегодня тоже надел школьную форму, украшенную знаками соправителя. Северус смог удовлетворить свою страсть к черным вещам. Только теперь их украшала серебряная вязь рун. На пряжке ремня и на спине был герб Правителей. Из кармана черной рубашки торчал кончик черного платка. Гарри хихикнул про себя. Алекс по сговору теперь в каждый комплект одежды засовывал шуточный вычурный платок с инициалами и огромным королевским гербом, а он наложил на все эти платки сильнейшие чары самовосстановления и возврата владельцу. Теперь их было ни потерять, ни уничтожить, восстановятся даже из пепла. Черный кончик платка мужа - только иллюзия, стоит достать ткань, как цвет станет зеленым.Мантия зельевара была распахнута, а жилета не было вовсе - чувствовалось влияние Алекса. Волосы Северуса и Драко были закреплены таким же заклинанием, как у Гарри. Вокруг головы и от артефактов тянулись тонкие паутинки, вплетающиеся в потоки, окутывающие тела магов. Призрачные регалии ярко светились даже по сравнению с другими артефактами. Поттер перевел взгляд на стилиста.Алекс напоминал райскую птицу. Голубая с зелеными разводами одежда, растрепанные фиолетовые волосы похожие на перья. Артефактов на нем не было. - Ваше Величество, я осмелился пригласить на завтрак советников, - произнес Люциус, настороженно поглядывая на короля. – Нам нужно будет обсудить некоторые вопросы после трапезы.- Разумеется, Люциус, - улыбнулся Поттер.- Тебе выделили комнаты? Я давал распоряжение домовикам, - переключился король на эльфа.- Да, спасибо, Ваше Величество. Я уже устроился в апартаментах, недалеко от виконтов де Вержи и де Шалон, - ответил Алекс.Вампиры старались казаться невозмутимыми, но от них исходило волнение.- Зовите нас по именам, - произнес брат Максимилиана.Они с Повелителем вампиров были очень похожи внешне. Та же утонченность линий, лица, взлет бровей, только глаза разные, у Максимилиана черные, а у его брата - голубые.- Хорошо, Мишель, - ответил Гарри.- Ну что, будем сегодня обедать в Большом зале? – предвкушающее и немного смущенно спросил Поттер у супругов.- Да-а-а… - мечтательно протянул Драко. – Первый выход Твоего Величества в люди, это будет весело. - Гарри, при разговоре с однокурсниками, ты наверняка захочешь, чтобы тебя называли по имени. Но учти тот факт, что это привилегия. Она даруется только особо приближенным. Это традиция магического мира, - серьезно сказал Северус.Поттер невинно улыбнулся. Зельевар нахмурился, а Драко фыркнул.«Что-то Северус оставил свою вампирскую невозмутимость. Поначалу после обращения лицо было каменным, а сейчас все вернулось на свои места. Жгучий, недовольный взгляд черных глаз. Так мне больше нравится».- Вы вчера ужинали в Большом зале? – спросил Гарри, переключая свое внимание на блондина.- О-о-о, это было что-то, - ответил Малфой. – Мы явились в Большой Зал. Представь себе, без тебя. Заходим, и по всему залу раздался звон. Дамблдор встал, поклонился и велел всем последовать его примеру. Слизеринцы и без этого этикет знают, с ними проблем не было, а вот грифы были сильно недовольны, ведь кроме приветственных поклонов, им приходится называть нас «Их Королевские Высочества», - Драко весело рассмеялся. Эта ситуация явно доставляла ему большое удовольствие.- Половина студентов гадала, не убили ли мы тебя, вторая половина пыталась выразить восхищение. - Ну, кто бы мог подумать, - насмешливо вставил Поттер.- К Северусу прилипли преподаватели и Дамблдор, пытаясь разузнать подробности великой битвы с силами зла, - все рассмеялись, а Риддл фыркнул, – и детали коронации. Чего стоил вопрос директора, прозвучавший на весь зал: «Вы куда дели мужа, Ваше Королевское Высочество?» После этого все замолчали и уставились на Северуса.- Я был просто «в восторге». Сказал, что у тебя Королевские дела, являющиеся государственной тайной, - проворчал профессор.- А что творилось, когда Северус аппарировал прямо из зала, после вашего разговора, - закатил глаза Драко. – Все подскочили, раскрыли рты, а потом уставились на меня. Пришлось объявить, что профессора Слизерина вызвал Его Величество, а потом игнорировать вопросы минут пять, прежде чем все успокоились. Плечи Гарри затряслись от беззвучного смеха. - Это еще что! Мне наши рассказали, что через некоторое время после коронации в Большом зале появился трон во главе гриффиндорского стола лицом к преподавателям, там, где ты сидел с Лонгботтомом, братьями Криви, Финиганом и Томасом, когда поругался с Уизли. За обедом Дамблдор объявил, что ты прошел через ритуал коронации, и стал Королем. После этого директора дальше никто не стал слушать. Твой факультет чуть не передрался. Все решали вопрос, кто будет сидеть рядом с королем. Уизела, Грейнджер и мелкую Уизлетту прогнали, заявив, что они сами тебя предали, не поддержав в трудную минуту. МакГонагалл их разнимала. Рыжий ушел только после того, как директор вмешался. Так что с тобой рядом теперь сидят Лонгботтом, оба Криви, Финиган, Томас, Парвати Патил и Лаванда Браун, а потом все остальные. Гриффиндорский стол расширился так, что по обе стороны от трона могут сесть еще два человека, видимо, места для нас с Северусом, если пожелаем присоединиться к тебе за трапезой.Гарри, хихикая, отпил сок, ему было хорошо.- Кресло директора немного изменилось, растеряв половину своего величия. Наши с Северусом троны разместились во главе наших столов. Когда восстановили порядок, и все расселись, директор рассказал им о церемонии приветствия твоей королевской особы и нас с Северусом и соблюдении этикета за столом. Эти правила были объявлены обязательными. Не соблюдение карается суровым наказанием, вплоть до отчисления, так как это можно воспринимать как оскорбление Правителя и принцев-консортов. Все прониклись. - И в чем, по мнению профессора Дамблдора, заключаются эти церемонии? - с интересом спросил Гарри.- Когда ты входишь в Большой зал во время трапезы - все встают и кланяются. Когда ты садишься - все садятся. Ты начинаешь есть - все могут последовать твоему примеру. Уходить из-за стола студентам можно в любое время, но если ты встал из-за стола, то встать должны все оставшиеся. Ты отходишь от стола - все могут снова сесть и продолжить трапезу, - уверенно, немного растягивая слова, рассказывал Драко. – Также директор показал знаки, которыми ты можешь отдать то или иное распоряжение. Например, если ты встаешь, но все должны остаться на местах, или чтобы подданные замолчали. Те знаки, которыми ты пользуешься на заседании в Палате Лордов или при сборе королевского двора… будущем сборе. - Но ведь в Большом зале в перерывах еще делают домашние задания. Они что же и тогда вставать будут? - раздраженно спросил Поттер.- Это касается только трапез, под которые отводится строго определенное время. Когда студент встречает тебя первый раз за день, он должен поклониться, как и любой подданный королевства. Если завяжется разговор, вежливо поздороваться. Обращаться к тебе можно только Ваше Величество или сир, если ты не разрешишь называть тебя по имени. - О-о-о, Мерлин… - простонал Гарри и залпом допил сок.Все внимательно прислушивались к этому разговору, только изредка тихо переговариваясь между собой. Поттер поставил пустой бокал на стол и посмотрел на Северуса. Мужчина расслабленно сидел в кресле и наслаждался рассказом, ему было весело. От него шли такие приятные теплые эмоции, что Гарри захотелось оказаться в объятиях мужа. Но при этом на лице профессора застыла слегка недовольная маска. Северус посмотрел в ответ и едва заметно пулыбнулся уголками губ. - К тебе нельзя прикасаться без разрешения, – продолжил блондин. - За нападение на твою королевскую особу, как физическое, так и словесное, грозит отчисление и штрафы для всей семьи. Но это в том случае, если ты не пострадал, а иначе наказание гораздо суровее. В качестве обязательного предмета ввели этикет. Теперь все за столом должны вести себя строго в соответствии с правилами. На мой взгляд, это даже хорошо. А то многие… магглорожденные ведут себя, как свиньи.- О, Драко, ты следишь за словами, это меня бесконечно радует, - усмехнулся Поттер.- Что не сделаешь для счастья супруга, - съязвил в ответ Малфой.- Этикет - это хорошо. Дед, конечно, занимался моим воспитанием, но вы только представьте себе, чему могли научить мои родственники. Дядя и кузен ведут себя за столом хуже Рона. «Хотя меня и за стол-то редко пускали». Советники с интересом уставились на короля. Все знали, что живых родственников, кроме магглов, у Поттера не осталось, но спрашивать никто не решался.Глава 21. Появился эльф с прессой. Развернув «Пророк», Драко ахнул, Северус нахмурился, а Алекс захихикал. На первой полосе была колдография Гарри с эльфом в ресторане во Франции, а ниже небольшой снимок Рона, вошедшего в наследие. Заголовок поражал воображение: «Его Величество набирает гарем?» Статья под авторством Риты Скитер была столь же абсурдна, как и заголовок. - Бре-ед, - поморщился Гарри. – Скитер достала… напустить авроров на нее, что ли?- Первые камни в конструкции гарема Его Величества - это что-то новое. По крайней мере, звучит веселее, чем Пожиратели Смерти, - с ядом в голосе сказал Северус.- Привыкайте к шумихе вокруг вас, профессор Слизерин, наша новая знаменитость, - протянул Гарри и, смеясь, увернулся от подзатыльника.Дальше следовали статьи о заключении мирного договора между Темной и Светлой сторонами, о назначении Риддла третьим советником короля, о наделении равными гражданскими правами всех волшебных существ и о предупреждении Правителя, о том, что попытки нарушить мир будут караться лишением магии и имущества.- Кстати, Дамблдор уже в курсе, что ты можешь появиться сегодня на обеде. Я его вчера предупредил. В ожидании этого невероятного явления все соберутся немного раньше обычного, - ехидно сказал Снейп.- О-о-о, только не это…. Ну почему всегда я крайний, - обреченно простонал Поттер.- Гарри, ты не крайний, ты - первый, - высокомерно произнёс Драко, но искрящиеся весельем серые глаза сводили на нет весь пафос реплики.- Малфой, неужели ты признал меня первым? Не верю своим ушам! Может, ты признаешь, что и ловец из меня лучший? – со смехом в голосе передразнил пафосный тон слизеринца Гарри.- Не дождешься, Поттер! Но я с удовольствием подарю тебе пойманный снитч.- Ты так романтичен, Драко, - хмыкнул гриффиндорец.Северус с интересом перевернул очередной лист газеты. Сегодня «Ежедневный Пророк» был очень пухлым, с множеством статей и колдографий. Каждый за столом получил по экземпляру газеты. - Да, Гарри, только у тебя так выходит, что интрижки занимают первую полосу, а заключение мира только вторую. - Северус, ты же не веришь написанному. Ну, какие интрижки?! – возмущенно сказал Поттер.- Вас так легко зацепить, Ваше Величество. Учитесь сдерживать свой темперамент, - насмешливо проговорил зельевар.Гарри раздраженно прошипел что-то и достал Шаас из рукава, пропуская ее через пальцы. Риддл закашлялся, скрывая смех. - И все-таки подумай над тем, кому будешь разрешать называть себя по имени. Повторюсь, что это привилегия для особо приближенных, - настойчиво сказал Северус.- Если перевести на гриффиндорский язык, то нечего всяким девицам и смазливым мальчикам называть тебя по имени, Гарри. Многие будут строить тебе глазки. Особенно Уизли. А мы будем ревновать и мстить по-слизерински.- Ревновать? Это так ми-и-ило, Драко, - протянул Поттер и расхохотался.- Что ты смеешься? Помни, что Северус - прекрасный зельевар, да и меня он обучал с детства, - продолжил блондин, не думая смущаться. Снейп едва заметно улыбался, наблюдая за ними из-за газеты.- Гарри, а хотите, я вам орден Мерлина первой степени вручу, за подписание мирного договора? – спросил Люциус.Поттер поперхнулся. От смеха удалось удержаться только гоблину и вампирам. Даже Риддл усмехался, глядя в тарелку.- Очень смешно, - проворчал король. Парень чувствовал удивление и веселье советников. Они не ожидали столь непринужденной атмосферы. - Что ты так удивленно смотришь, Филипп, - сказал Люциус, - Его Величество не любит чопорности, разводимой обычно на Министерских приемах. Жизнь нашего короля столь богата событиями, что при обсуждении оных остается только смеяться, чтобы остаться в здравом рассудке. Вот Гарри вчера превзошел себя - за один день совершил невероятное. Поттер усмехнулся про себя. Лорд Малфой рассуждает так, как будто хорошо знает его, хотя в этот раз мужчина оказался проницателен. - Люциус, нужно организовать бал. Мне необходимо срочно завести помощника. Из Министерства прислали список кандидатов на должности трех секретарей и помощника, но я не хочу выбирать из них. Алекс тут подал идею выбрать сотрудников из других рас. Мне нужен кто-то, разбирающийся в политике, ритуалах, экономике.Зондер заинтересованно сверкнул глазами.- Ваше Величество, позвольте предложить вам на должность личного помощника моего брата. Он, как и любой приличный гоблин, хорошо разбирается в любых ритуалах и клятвах, с легкостью составляет договора, исполнителен, быстро соображает, часто участвовал в дипломатических переговорах, но его так и не оценили по достоинству в банковской структуре. - Хм, прекрасная мысль, мистер Зондер. Приводите его после завтрака ко мне в кабинет, - обрадовался Поттер.- Гарри, а почему трех секретарей? – с интересом спросил Драко.- Одного личного, двух в королевскую приемную Министерства.- Ваше Величество, - подал голос Мишель, - не желаете ли в секретари взять вампиров? Младшие сыновья некоторых родов с удовольствием бы пошли к вам на такую должность. Я знаю нескольких таких. Им от ста пятидесяти до двухсот лет, высшие вампиры, с прекрасной родословной и воспитанием. Их всех обучали вести семейные дела. Все трое из обедневших родов. «Вампиры? Было бы забавно распугивать посетителей. Нечего по всяким пустякам лезть к королю, а кому действительно нужно будет, тот, несмотря ни на что, пройдет. Но напрягает их ментальная защита. Секретарей я предпочел бы читать. Нет, вампиры не подойдут».- Мишель, - язвительно сказал старший вампир, - да вы никак друзей решили пристроить? Они разнесут все Министерство и замок короля со своей неуемной энергией и наглостью. Воспитание… - Адалард, от секретаря не требуется быть закаменевшей, полуторатысячелетней статуей, не способной принимать скорые решения. За столом повисло напряженное молчание. - Вампиров в моём окружении уже и так много, - улыбнулся король. – Повелители дроу, гномов и эльфов при ведении переговоров с мистером Зондером очень настаивали на включении своих подданных в круг моих приближенных. Пожалуй, я выберу секретарей из этих народов, во избежание обид, да и для поддержки закона о равноправии это будет хорошо.Встретившись после завтрака с претендентом на пост личного помощника короля, Гарри остался доволен.Брат управляющего, Вихрам Зондер, вполне устроил юношу. Помощник гоблин определенно сумеет организовать все дела. Поттер тут же поручил ему организовать бал, назначенный на двадцать девятое сентября в Мерлин-мэноре: составить списки, разослать приглашения. Для организации фейерверков Гарри приказал привлечь братьев Уизли.Зондер светился от счастья. С новыми назначениями его семья теперь вошла в элиту королевства. Поттер решил называть управляющего по фамилии, как привык уже, а помощника по имени, чтобы не путаться. Гоблины были согласны.Оставшись один в кабинете, юноша удовлетворенно вздохнул. Он запер дверь заклинаниями и решил спокойно все обдумать, до обеда в Большом зале еще было достаточно времени.Посмотрев на портрет Мерлина, парень вздохнул. - Дедушка, мне все кажется нереальным, как будто все это происходит не со мной. Старик улыбнулся.- Гарри, сейчас все мчится для тебя с бешеной скоростью, но потерпи еще немного, скоро ты освоишься и до конца войдешь в силу, тогда станет легче. - Подожди, что значит, войду в силу? Я же уже принял наследие.- Все верно, но у тебя появились истинные партнеры. При завершении соединения силы супругов возрастают.Юноша обреченно застонал, схватившись за голову.- Дед, но куда уж мне становиться сильнее? Я и так фонтанирую магией. Все так странно стали на меня реагировать. Как-то развеселившись, я устроил шуточную дуэль со своими слизеринцами. Это надо было видеть. Мы разгромили обеденный зал. Снейп и Малфои смеялись! А это постоянное желание магов встать передо мной на колени. Даже если они этого не делают, все как будто стелятся. - Чистокровные маги всегда скрывали свои истинные чувства. Только близкий человек может узнать настроение аристократа, если он получил должное воспитание.Поттер закатил глаза. Ох уж эти старомодные нравы. - Гарри, ты - Истинный Правитель. Волшебники чувствуют в тебе сильного и покоряются, просто пора вспомнить о плетении сокрытия магии. Когда потребуется продемонстрировать свою силу, просто распусти заклинание. Тебе уже пора более полно освоить некоторые своивозможности.- Сокрытие силы, точно. Я просто полагался на амулет, скрывающий потоки и магическую подпись.- Этот амулет не позволяет увидеть магию, но при такой концентрации силы, как у тебя, ее можно почувствовать. Гарри тут же принялся создавать плетение вокруг себя. Если бы в кабинете кто-либо находился, то он бы почувствовал, как пусто вдруг стало в помещении, только что переполненном силой короля. После этого парень тут же снял с себя заклинание. Оно доставляло неудобство, как будто одежда была тесновата и слегка сковывала движения.- Вот и молодец. Ощущения непривычные, но держать все время это плетение на себе нет необходимости, только если ты хочешь скрыть свое присутствие или испытываешь сильные нежелательные эмоции. Неудобство через некоторое время пропадает, - произнес призрак, появившийся из медальона, висевшего на груди юноши. - А теперь поговорим о твоих обязанностях. У тебя очень много вассалов. Они теперь отчисляют тебе часть доходов и несут службу по приказу. Ты обеспечиваешь их безопасность. То, что ты принял за обычное заклинание, под названием «всевидящее око», на самом деле было разработано мной как инструмент для развития определенной способности - видения. Ты видящий, Гарри. Не путай с провидением – это разные вещи. Провидцем был я, мог просматривать вероятности будущего, а ты унаследовал другую способность. Видение – возможность обозревать события, происходящие в реальном времени, на любом расстоянии. Но, как и любой дар, его нужно развивать. Хотя эта возможность имеет определенные ограничения. Настало время просмотреть двадцать первый том моих рукописей. И не сомневайся, если бы у тебя не было этой способности, плетение всевидящего ока просто не сработало бы. Ты, как сюзерен, в случае возникновения у любого из твоих вассалов критической ситуации способной привести к смерти, или к невосполнимым физическим и душевным травмам сможешь это почувствовать. Через всевидящее око можно пройти прямо в нужное место, как через дверь. Если ты держишь око, оно открыто, перестаешь, захлопнется, просто отпускай контроль над плетением. По твоему желанию никто не сможет увидеть или услышать, что именно показывает плетение. Ты совершенно спокойно можешь активировать око при посторонних, все увидят только непонятную дымку и ничего не услышат, если ты этого не захочешь. Оно также при желании определяет координаты. Око значительно лучше аппарации тем, что можно посмотреть, куда ты идешь, либо попасть и вовсе в незнакомое место, просто пожелай мысленно увидеть человека или неизвестную местность, координаты которой тебе известны. Можно искать не человека, а определенную среду, отвечающую ряду условий. Когда прочитаешь двадцать первую рукопись, все станет понятно.Гарри потер переносицу. События, захлестнувшие его с головой, перестали радовать. Парень начал захлебываться в этой бесконечной волне, переворачивающей весь его мир. Сколько у него вассалов? А если у всех сразу что-нибудь случится? - Ну что ты так испугался, все просто. Для народов, находящихся в частичном вассалитете, это будет срабатывать, только если кто-либо из них находится в смертельной опасности. Если почувствуешь опасность для вассала, сразу смотри, что случилось, и посылай туда группу Карателей. И потом, тебе пора научиться распределять обязанности. Ты командуешь, другие делают. Перед королем стоит задача поставить цели и узнать о результатах. Привлекай других магов к решению любых задач. Все будут только рады тебе угодить.Старик на картине привалился к дубу, а призрак, выплывший из амулета, устроился в кресле. Это так странно: разговаривать сразу с двумя Мерлинами.- Если случилось сразу несколько вызовов, требующих твоего внимания одновременно, выставляй несколько плетений ока. Они прекрасно повиснут в воздухе без опоры. Не обязательно направлять их на стену. Но все это применимо в том случае, если ты сам решишь вытаскивать кого-либо из проблем. Для тебя одного слишком много народа. Я создал в свое время модификацию плетения для решения подобного вопроса. Сейчас настало время его изучить. Это вариация всевидящего ока с привязкой на вассалитет к главе рода. В месте размещения службы Карателей оплетешь заклинанием несколько помещений. Там постоянно будут дежурить группы быстрого реагирования. Если что-либо случится с кем-то из наших вассалов, появится изображение происходящего с координатами в углу картины. На место происшествия через изображение двинется группа спасателей, в составе которой будут представители расы жертвы. Если случаев несколько, появляется соответствующее количество изображений. Гарри вздохнул с облегчением. Можно будет свалить все это на Риддла. Прав был дед, когда запретил его убивать. Малфой пусть с Палатой Лордов разбирается, Том с Карателями, а в свободное время они заняты друг другом. Просто идеально. А он еще вообще-то в школе пока учится. Да и с неожиданно появившейся семейной жизнью необходимо свыкнуться. - И еще, в моей практике были случаи психологических травм, как у детей, так и у взрослых. Таким магам может помочь обычное плетение созданное для детей. Этим заклинанием пользуются родители, чтобы ребенок чувствовал их присутствие. При твоей силе это очень поможет жертвам насилия, встретившимся со смертью и просто сильно испуганным детям. Создаешь медальон с королевским гербом, накладываешь на него плетения призрачности, неснимаемости и сущности для обеспечения ощущения твоей магии. - Призрачности, помню такое. Только объясни, для чего оно, там не было описания.- На регалиях власти наложено это заклинание. Раньше маги, носящие такой амулет, считались отмеченными королевской милостью и особой защитой.Парень, следуя словам призрака, создал подвеску, наложив на нее нужные плетения. Получилось симпатично, хотя вполне осязаемо. Гарри вопросительно посмотрел на Мерлина.- Амулет станет призрачным, как только на шее застегнется замочек. Снять его после этого сможешь только ты. Не морщись, это считается большой честью. Маги, носящие такой амулет, чувствуют себя защищенными, это им очень помогает, - строго проговорил старик. - Да, дедушка, - произнес Поттер, закидывая созданный амулет в ящик стола. – А можно ли наложить это заклинание на артефакты? Слишком много на мне браслетов, колец, они цепляются периодически. - Давно пора, это заклинание нейтральное. Оно не повредит плетениям артефактов.Через пять минут все артефакты, находящиеся на теле Поттера стали призрачными. Юноша довольно улыбнулся. Нужно будет на все артефакты в сейфе наложить такое. И о уже используемых тоже забывать не стоит. Гарри видел, как Снейп иногда морщится, потирая запястье.- А теперь пиши прошение в попечительский совет школы с просьбой об освобождении тебя от отработок, домашних заданий и свободном посещении занятий с возможностью приходить и уходить в любое время. По некоторым предметам ты бы мог уже сдать выпускные экзамены. Но посещать занятия все равно стоит. Наработка навыков не повредит. Такое прошение будет показателем твоего хорошего воспитания. Можно было бы написать приказ, но следует уважать своих подданных, и старших магов, даже если ты занимаешь столь высокое положение. Сейчас ты являешься студентом – следует подчиняться правилам.«Точно, если я буду срываться с занятий на заседания Палаты Лордов, собрание Визенгамота или по проблемам вассалов…».- Поскольку ты будешь решать некоторые проблемы гоблинов, гномов, дроу, эльфов и вампиров, представителей этих народов следует включить в отряды Карателей. Здесь тебе пригодится возможность ока указывать координаты неизвестных мест. При достаточных тренировках ты сам научишься по связи определять, в какой точке координат находится любой твой вассал. Волшебные народы живут на территории разных стран, но все являются вассалами. Их правители в свое время давали облегченную вассальную клятву нашему роду. Когда я говорил, что око - это не заклинание, а инструмент, имелось в виду, что скоро ты сможешь обходиться без плетения. Ты будешь видеть все внутренним зрением, как только привыкнешь к этому ощущению, прочувствуешь его. Перемещаться с помощью этой способности можно, не обращая внимания на антиаппарационные барьеры. Хотя и сейчас ты сможешь своей силой просто разорвать их, но тогда это будет заметно и повредит защиту того места, в которое ты переместишься. В оставшееся время до обеда Гарри создал несколько десятков амулетов. Призвать кулон проще, чем создавать его в критической ситуации, а с пространственными перемещениями у него никогда проблем не было. Написав прошение в адрес попечительского совета школы на гербовой бумаге, Поттер запечатал его королевским перстнем и отправил с фениксом к Люциусу. Он же входит в совет попечителей, вот пусть и разбирается с вопросом. Решать это без участия директора было отличным вариантом.Перед обедом супруги зашли к нему в кабинет и устроились в креслах.- Гарри, я еще раз подниму эту тему. Мне показалось, что в прошлый раз ты не воспринял всерьез наши с Драко пожелания. Парень с удивлением заглянул в глаза Северусу.- Вы о чем?- О том, чтобы ты не разрешал называть себя по имени всем подряд. Ты ведь наверняка решил поступить по-своему.Плетение, скрывающее магию, по началу доставляло неприятные ощущения, поэтому сейчас, в своем кабинете Поттер ничем не закрывал силу, и от его веселья комната заискрила от энергии. По телам Северуса и Драко поползли… как будто пузырьки шампанского, пьянящие, захватывающие. «Какая сила. Индикатор настроения. И не дай Мерлин, если он разозлится по-настоящему. Такого, конечно, еще ни разу не было, но…», - подумал зельевар.- Ну, вообще-то я соби