NicolePerry_ Побег в никуда


"Побег в никуда" (в процессе)

Решила попробовать и здесь тоже выложить фик. Буду рада, если кому-то понравитсячасть 1 в вордеНазвание: ПОБЕГ В НИКУДА (GOIN' NOWHERE)АВТОР: Nicole Perry ([email protected])КАТЕГОРИЯ: TR (приключения, роман между Малдером и Скалли) Прим. переводчика - лично я добавила бы еще мифологию и весьма сильный ангст. РЕЙТИНГ: R Прим. переводчика – в дальнейшем имеются и сцены с рейтингом NC-17.ОТКАЗ: Как обычно, должна поблагодарить потрясающего Криса Картера и щедрую компанию «Фокс» за возможность воспользоваться замечательными персонажами, созданными ими и им же принадлежащими – как и любой другой автор, я лишь одалживаю их. И особая благодарность Крису Айзеку за название и Питу Дроджу за музыку, помогавшую мне писать…ПЕРЕВОД: MrsSpookyРЕДАКЦИЯ: hitrost0И несмотря на то, что у этой главы имеется эпилог, это не конец, а только начало огромнейшего фика************************************************** ***************************ЧАСТЬ ПЕРВАЯРейэнн вздохнула и, собрав свои длинные светлые волосы в пучок, закрепила их на макушке. Критически осмотрев треснувшую поверхность пластмассовой столешницы, девушка привычным жестом протерла ее и направилась к кофеварке, чтобы заварить свежую порцию напитка. Выливая остатки старого в раковину, она стала праздно наблюдать за посетителями. Джим МакАллистер, как обычно, сидел один за столиком у заднего выхода, следуя своему ежедневному ритуалу – читал газету и поедал пирог, перед тем как приступить к обязанностям защитника мира и спокойствия этого маленького городка. В отличие от него, остальных клиентов Рейэнн не знала, в чем, впрочем, не было ничего удивительного – закусочная Джейка фактически являлась единственным приличным рестораном в этой отдаленной части Небраски, и большинство посещавших ее людей оказывались здесь проездом.И далеко не в первый раз Рейэнн пожалела о том, что она не одна из них.Не то что бы ее жизнь была так уж ужасна – просто заурядна и однообразна. Ее парень, Люк, служил в армии, заканчивая последний год своего четырехгодичного контракта, и в дни, когда скука становилась особенно нестерпимой, Рейэнн подбадривала себя данным им обещанием того, что они переедут и осядут в каком-нибудь новом месте, ничем не напоминающем то, в котором она провела все девятнадцать лет своей жизни.Грохот, донесшийся с кухни, вырвал девушку из мечтаний о лучшей доле, и она улыбнулась, отлично понимая, с чем опять сражается Лиззи.- Снова перепутал кастрюли? – крикнула Рейэнн, не сумев вовремя сдержать рвущийся наружу смех.- Проклятье, Рей, - раздраженно ответила Лиззи. – Да он не смог бы поставить посуду на место, даже если бы от этого зависела его жизнь.В этот момент пресловутый 'он', а именно муж Лиззи и по совместительству владелец заведения, названного в его честь, вошел в закусочную через заднюю дверь. - Лиззи, остынь, - посоветовал жене Джейк, направляясь к раковине, чтобы помыть руки. – Это всего лишь посуда.- Да, для тебя, - продолжала негодовать женщина. – Не ты же в ней готовишь.После этих слов ухмылка Рейэнн превратилась в улыбку до ушей – очередное утро, такое же, как и все остальные, не без некоторого удовольствия подумала девушка.- Привет, Джейк, - поздоровалась она, быстро засыпая кофе в фильтр и ставя его на место перед тем, как снова включить кофеварку.- И тебе привет, Рей, - дружелюбно улыбаясь девушке, ответил владелец кафе. Джейк был для Рейэнн как отец, хотя по возрасту скорее годился ей в дедушки. – Как дела?Он каждое утро задавал ей один и тот же вопрос и всякий раз получал на него стандартный ответ.- Все отлично.Джейк кивнул.- Я собираюсь сходить в бакалею за молоком.Рейэнн отлично знала, что молоко им вовсе не нужно – это был еще один каждодневный ритуал, к которому она уже давно привыкла. Таким образом Джейк просто хотел выяснить, не появились ли за ночь какие-то новые сплетни, которые можно было бы впоследствии обсудить. Вслух же девушка сказала лишь:- Неплохая идея. Думаю, мы с Лиззи управимся здесь со всем в твое отсутствие. Он снова кивнул и, вытерев руки о потертые джинсы, направился к выходу.- Увидимся позже, - на прощание бросил Джейк.Один из посетителей махнул Рейэнн, и, подойдя к нему, девушка добавила в его чашку кофе и оставила чек, а затем стала обходить остальные столики, принимая заказы и разливая кофе – как и в любое другое подобное утро.Звонок дверного колокольчика провозгласил приход новых клиентов, и Рейэнн обернулась, чтобы взглянуть на них.Идущий первым мужчина придерживал дверь для своей спутницы. Он был высоким, худощавым и носил рубашку с длинными рукавами и джинсы; его взъерошенные волосы торчали в разные стороны, а на бородатом лице отражалась усталость. Свободной рукой незнакомец придерживал женщину, помогая ей подняться по ступенькам. Она казалась почти на фут ниже мужчины, едва доставая ему до плеча, и, как и он, была одета в джинсы, а также выцветший кардиган поверх белой футболки. Ее темные волосы выглядели почти черными на фоне бледной кожи, а взгляд широко распахнутых голубых глаз словно смотрел куда-то вдаль, будучи странно несфокусированным, и когда незнакомка, спотыкаясь, прошла через дверной проем, Рейэнн внезапно осознала, что она слепа.Мужчина осторожно подвел женщину к ближайшему столику, при этом внимательно рассматривая остальных посетителей. Рейэнн показалось, что он немного нервничал, однако поняв, что никто из присутствующих даже не повернулся в их сторону, заметно расслабился. Только устроив свою спутницу на свободный стул, незнакомец уселся сам, после чего потянулся через стол и взял ее руки в свои.Рейэнн приблизилась к ним, сгорая от любопытства, хотя вряд ли бы она смогла объяснить, чем именно оно вызвано. Было в этой паре что-то странное, что-то… необычное, и именно это каким-то непонятным ей самой образом и привлекло внимание девушки.- Доброе утро, - приветствовала она их, доставая блокнот для заказов. – Что желаете?Мужчина посмотрел на свою подругу, которая упорно молчала - ее взгляд по-прежнему оставался неподвижным и будто сосредоточенным на какой-то лишь ей одной видимой точке в пространстве.- Кофе без кофеина, - ответил мужчина. – Омлет и тосты. – Женщина так и не произнесла ни слова. – Лиза? – обратился он к ней. – Что ты хочешь на завтрак?Рейэнн уже начала сомневаться, что незнакомка вообще разговаривает, когда она вдруг тихо произнесла:- Мне, пожалуйста, то же самое и еще апельсиновый сок.Рейэнн кивнула и заправила ручку за ухо.- Сию минуту, - сказала она и развернулась, чтобы пойти на кухню, но тут почувствовала, как слепая женщина осторожно дотронулась до ее руки.- Не могли бы вы… - начала она, медленно и осторожно подбирая слова, словно они давались ей с трудом. – Не могли бы вы показать мне дорогу в уборную? - Конечно. По-прежнему держась за руку Рейэнн, незнакомка медленно поднялась со своего места. Официантка перевела взгляд на мужчину, который согласно кивнул в ответ, после чего повела его подругу к двери в дальнем конце закусочной. Женщина казалась миниатюрной даже по сравнению с Рейэнн, которой прежде никогда не приходило в голову считать себя высокой. Ее прикосновение было легким, почти невесомым, однако уверенным, и девушка старалась как можно осторожнее провести ее среди многочисленных столов. Опустив взгляд, она внезапно поняла, что незнакомка считает шаги, чуть заметно хмуря лоб в предельной концентрации.Приблизившись к уборной, Рейэнн открыла дверь и подвела женщину к ближайшей кабинке, после чего, немного поколебавшись, решила уточнить:- Мне… мне вас подождать?- Нет, - решительно заявила та. – Не беспокойтесь, дальше я сама справлюсь.Рейэнн вернулась обратно и, передав заказ Лиззи, занялась обслуживанием остальных столиков, при этом краем глаза наблюдая за спутником слепой женщины, который, не отрываясь, смотрел на дверь в уборную. Но даже по прошествии довольно длительного времени, когда Лиззи уже дала Рейэнн сигнал, что заказ готов, незнакомка так и не вышла.Ловким, профессиональным движением подхватив тарелки, Рейэнн отнесла мужчине завтрак, и он тут же принялся расставлять еду своей спутницы в определенном порядке, передвинув тарелку и поставив чашку кофе с одной, а стакан сока – с другой стороны. Как только он закончил, дверь уборной открылась, и женщина, наконец, появилась. Рейэнн не могла не заметить, как напрягся мужчина, внимательно следивший за тем, как его подруга медленно передвигается вдоль столиков, и, судя по чуть заметному движению губ, считает шаги. Было более чем очевидно, что он вскочил бы со своего места и бросился к ней при первом признаке того, что она может споткнуться или пойти не в том направлении, однако усилием воли сдерживал себя, оставаясь на месте и терпеливо наблюдая за ее приближением.- Сюда, Лиза, - мягко произнес мужчина, когда она подошла к их столику. Нащупав спинку своего стула, женщина опустилась на него и облегченно вздохнула.Рейэнн стояла чуть поодаль, изо всех сил стараясь казаться занятой, однако эта странная пара заинтриговала ее, и девушка просто не в силах была отвести от них взгляд.- Яичница на девять часов, - начал объяснять мужчина, - а тост – на три. Чашка кофе стоит слева от тарелки, сок – справа. – Женщина кивнула в ответ и потянулась за столовыми приборами. Подцепив кусочек яичницы, она осторожно поднесла вилку ко рту и улыбнулась, явно довольная своим маленьким достижением.- Вкусно, - только и сказала незнакомка, однако Рейэнн заметила, что этого оказалось достаточно, чтобы мужчина окончательно расслабился.Ближе к девяти в закусочной начался обычный для этого часа наплыв посетителей, и Рейэнн пришлось изрядно потрудиться, чтобы успевать выполнять сыпавшиеся на нее со всех сторон заказы. Лишь время от времени ей удавалось украдкой посмотреть на таинственных незнакомцев, и девушка заметила, что они почти не разговаривали между собой, видимо, слишком уставшие даже для простого общения.- Завязывай с этим, - предупредила ее Лиззи, заправляя выбившую прядь седых волос в хвост. - С чем?- Со столь откровенным разглядыванием этой парочки. Это невежливо, - нахмурившись, пожурила пожилая женщина, однако Рейэнн предпочла пропустить ее замечание мимо ушей – что-то в этих людях продолжало приковывать ее внимание. Может, все дело в том, как мужчина смотрел на свою подругу? На его лице при этом отражалась смесь беспокойства, вины, раздражения, однако за всеми этими чувствами скрывалась всепоглощающая нежность, от которой у Рейэнн перехватывало дыхание.Они уже почти заканчивали завтракать, когда это произошло.Рейэнн отлучилась на кухню и именно оттуда услышала звон разбившегося стекла и последовавший за ним резкий женский вскрик. Поспешно вернувшись назад, девушка увидела лужицу апельсинового сока на полу и, подняв глаза, была поражена выражением лица слепой женщины – его исказила гримаса гнева, смущения и чего-то, по мнению Рейэнн, похожего на отвращение. На глаза незнакомки уже наворачивались слезы, готовые пролиться в любой момент, однако мужчина быстро накрыл ее дрожащие руки своими и успокаивающе, но твердо произнес:- Ничего страшного не случилось, Лиза, все хорошо. Это всего лишь стакан сока.Его прикосновение сделало свое дело - женщина немного расслабилась и через какое-то время ответила, запинаясь:- Я… я знаю. Мне жаль… я просто…- Я понимаю, - заверил ее мужчина и, по-прежнему держа свою спутницу за руки, кивком головы подозвал Рейэнн к их столику. – Не могли бы вы принести чек? Дважды просить не пришлось - девушка мгновенно оказалась рядом с ними, протянула мужчине чек и, вынув из-за пояса тряпку, принялась вытирать пятно от сока. Очистив пол, Рейэнн отлучилась в подсобку за метлой и совком, чтобы подмести осколки стекла, а когда вернулась, увидела, что мужчина вынул бумажник и принялся отсчитывать купюры. Официантка заметила, как он переводил взгляд с чека на содержимое кошелька, и неожиданно для себя выпалила:- Не беспокойтесь, это за счет заведения.Мужчина поднял на нее усталые глаза, явно удивленный этим импульсивным заявлением.- У меня есть деньги.- О, я не хотела вас обидеть, простите, - смущенно пролепетала Рейэнн. – Не подумайте, что я делаю это из жалости, просто мне показалось, вы уже давно в пути, так что это меньшее, что я могу для вас сделать.С минуту он молчал, явно борясь с собой, но в конце концов, видимо, решил воспользоваться ее щедростью.- По крайней мере позвольте мне заплатить за стакан.- Нет… я настаиваю. В самом деле… я владею этим заведением и могу себе позволить небольшие расходы. – Рейэнн почувствовала укол совести, когда заметила устремленный на нее взгляд Лиззи, однако добрая женщина не стала опровергать ее слова.- Что ж, спасибо, - поблагодарил мужчина. – Вы очень добры.За все это время его спутница не проронила ни слова, и Рейэнн заметила, что в ее глазах по-прежнему поблескивали непролитые слезы.- Не подскажете, - обратился к официантке мужчина, - какое-нибудь приличное место поблизости, где можно остановиться и немного передохнуть?Девушка кивнула.- Вверх по улице есть неплохая гостиница типа 'постель и завтрак' … вообще-то, это единственное место в городе, которое можно назвать гостиницей, но, думаю, вы останетесь довольны – там чисто и довольно уютно. – Она быстро написала название пансиона на оборотной стороне чека и передала его незнакомцу. – Скажите, что вас послала Рейэнн, и вам дадут хорошую комнату.- Большое спасибо, Рейэнн, - вновь поблагодарил он, и девушка невольно затрепетала от звука его глубокого бархатистого голоса, произносящего ее имя. - Всегда пожалуйста, - ответила она, после чего мужчина помог своей спутнице подняться и повел ее к выходу.***************Пансион оказался именно таким, каким его описывала официантка: чистым, опрятным и тихим. Малдер зарегистрировал их под вымышленными именами, которыми они стали пользоваться лишь совсем недавно, а потому еще не успели к ним привыкнуть – Рик и Лиза Уайлдер. Он сам выбрал их – и если фамилия являлась данью уважения одному из его любимых режиссеров [прим. пер. - Уильям Уайлдер — американский режиссер и сценарист, в продолжение полувека снявший более шестидесяти фильмов и удостоенный семи наград американской киноакадемии, из них шесть Оскаров (1946, 1951, 1961) и один — Приз памяти Ирвинга Дж. Тальберга — «за высокое качество общего творческого вклада в киноискусстве» (1988). Снял такие фильмы, как: 1950 — Бульвар Сансет / Sunset Blvd., 1954 — Сабрина / Sabrina, 1959 — В джазе только девушки / Some Like It Hot, 1960 — Квартира / Apartment, The.], то имена должны были напоминать о героях одного из любимых фильмов [прим. пер. - имеются в виду главные герои фильма «Касабланка» - голливудской романтической кинодрамы 1942 года, поставленной режиссёром Майклом Кёртисом с Хамфри Богартом и Ингрид Бергман в главных ролях – Рик Блейн и Илза Лунд], однако Скалли категорически воспротивилась тому, чтобы ее называли 'Илза'. Она резонно указала на то, что подобное имя меньше всего подходит тому, кто желает остаться незаметным и не привлекать к себе внимания. Так что Малдеру пришлось в очередной раз согласиться с ее логикой, и в конечном итоге они остановились на чуть видоизмененном варианте: Лиза. Вспомнив, как он тогда довольно быстро сдался под напором ее неоспоримых доводов, Фокс изогнул губы в легкой полуулыбке, чувствуя себя при этом довольно странно – давно ему уже не представлялся повод для веселья.Разумеется, они располагали и другими удостоверениями личности с соответствующими им водительскими правами, кредитными картами и паспортами, хранящимися в надежном месте. Федеральное Бюро Расследований требовало от своих агентов, чтобы эти липовые удостоверения всегда были у них под рукой, если в ходе расследования им придется уйти в глубокое подполье или, в случае крайней необходимости, начать новую жизнь. Впрочем, нужно сразу оговориться, что эти фальшивые документы регистрировались и, соответственно, легко отслеживались этой организацией, а потому становились абсолютно бесполезными в подобной критической ситуации.В ситуации, когда они пытались спрятаться от того самого правительства, на которое еще не так давно работали.Малдер тряхнул головой, чтобы избавиться от этих несвоевременных мыслей, и, открыв дверь, помог Скалли зайти внутрь. Она следовала за ним по периметру комнаты, слегка опираясь на его руку, и слушала описание планировки и расстановки мебели. Рассказ не занял у Фокса много времени, так как их номер оказался довольно маленьким. Закончив с объяснениями, он подвел напарницу к кровати, и она села, прислонившись спиной к изголовью и глядя в одну точку чуть ниже его плеча. - Сколько, Малдер? – вдруг спросила Скалли, как всегда используя его настоящее имя, лишь когда они оставались наедине.- Сколько чего? – переспросил он. Малдеру казалось, что никогда прежде ему не доводилось чувствовать такую усталость, как сейчас. Он в изнеможении опустился в кресло напротив кровати и провел рукой по волосам.- Денег, - пояснила она. – Сколько у нас осталось денег?Фокс извлек бумажник из кармана джинсов и быстро пересчитал оставшиеся купюры и монеты.- Сто одиннадцать долларов и пятьдесят три цента, - объявил он, вновь осознав всю серьезность их отнюдь не завидного положения.Видимо, Скалли подумала о том же, о чем и он – Малдер с болью в сердце заметил, как поникли ее плечи. Темные локоны, обрамлявшие ее бледное лицо, придавали ей еще более хрупкий вид, отчего его некогда стойкая и решительная напарница выглядела даже миниатюрнее, чем прежде. Фокс никогда не говорил ей об этом, но он отчаянно скучал по ее ярко-рыжим волосам, прочно ассоциировавшимся у него с ее силой и уверенностью. - Это должно прекратиться, Малдер, - наконец произнесла она. – Так больше не может продолжаться.Уже не впервые он пожалел о том, что не сумел воплотить в жизнь планы, составленные специально для таких вот ситуаций. Они оба отложили часть денег и упаковали чемоданы на случай, если произойдет нечто подобное, однако агенты и представить себе не могли, что ловушка захлопнется так быстро, и, чтобы спастись, им придется бежать без оглядки, не имея возможности воспользоваться заготовленными ресурсами.Малдер в очередной раз проклял дурацкие банковские правила, запрещающие брать больше трехсот долларов в банкомате единовременно. Они сняли по три сотни с ее и его счетов и, кроме этого, еще столько же с кредитки, по счастливой случайности оказавшейся у Малдера в кармане. Девятьсот долларов кажется довольно крупной суммой до тех пор, пока вы не осознаете, что это все, чем вы располагаете, мрачно подумал Фокс.- Еще несколько дней, Скалли, - чересчур уверенно, словно стараясь убедить в этом самого себя, сказал он. – Рано или поздно им придется отказаться от преследования, и тогда мы сможем убраться отсюда. Прочь из этой страны и от этой жизни.- Малдер, - холодно и отрешенно произнесла она, словно констатируя факты, никоим образом их не затрагивающие. – У нас почти не осталось денег, как, впрочем, и времени. Но для тебя пока еще не все потеряно, ты еще можешь вернуться.«Что?» спросил его внутренний голос. «Уйти и оставить тебя? Никогда…» он поклялся себе в этом и ни за что не нарушит данного слова.- О чем ты говоришь? – потребовал Фокс, в душе радуясь тому, что ему удалось сдержаться и не накричать на нее. – Мы с тобой в одинаковом положении. - Малдер… - начала Скалли, и на этот раз в ее словах послышалась усталость и грусть. – Ты не можешь посвятить остаток своей жизни заботе обо мне. Таким образом мы становимся лишь еще более уязвимыми, фактически отдавая себя им в руки.- Скалли… - он поднялся с кресла и, подойдя к кровати, сел рядом с напарницей и притянул ее к себе. – Это ведь только временное явление… взрыв…Однако она отклонила попытку напарника утешить ее, отстранившись от него и тем самым задев его чувства. - Прошло уже три недели, - прошептала Скалли. – Это… не временно. Это реальность, которую тебе нужно принять и смириться с ней. Я… уже… - тут ее голос прервался, и она умолкла, не договорив свою мысль.Принять? Принять тот факт, что Дана Скалли, его остроумная, волевая, уверенная в себе, независимая напарница ослепла в результате их действий? Cмириться с тем, что она просила его оставить ее, чтобы в одиночку справляться со всем, что выпало на ее долю? «Никогда…» вновь мысленно повторил Малдер.- Прекрати! - практически рявкнул он, сам удивившись тому, как резко это прозвучало. – Прекрати говорить подобным образом. Мы вместе, и я ни за что не брошу тебя. – Усилием воли Фокс постарался успокоиться и, взяв ее лицо в ладони, произнес следующие слова уже значительно мягче: – Послушай меня, Скалли. Раньше мы выпутывались и из куда более серьезных переделок… у нас получится и на этот раз. И мы сделаем это вместе.Он вглядывался в ее лицо, отчаянно желая встретиться с ней взглядом. Напрасная надежда – ее глаза по-прежнему смотрели куда-то мимо него, их обычно чистую, ничем не незамутненную синеву теперь затуманивала поволока, лишившая его напарницу зрения и погрузившая ее во тьму. Малдер с трудом вспоминал то, что случилось после потрясшего здание взрыва - лишь полыхавший кругом огонь, оглушительный рев сирен и топот бежавших мимо людей. Каким-то чудом он сумел отыскать в дыму и творившемся вокруг хаосе свою потерявшую сознание напарницу и вынести ее безжизненное тело на улицу, торопясь поскорее избавиться от возможного преследования. Фокс заскочил в первую попавшуюся машину и, сорвавшись с места, устремился прочь из города, стараясь ни о чем не думать и руководствуясь лишь животным инстинктом самосохранения, велевшим ему бежать без оглядки. Он остановился для того, чтобы снять всю доступную наличность с банкомата и снова продолжил путь, зная, что не может позволить себе рисковать.Не может позволить им выследить и поймать их.Не может позволить им найти ее.- А теперь послушай меня, - решительно, но в то же время мягко заявил Малдер. – Я хочу, чтобы ты легла и немного отдохнула, а я пока отыщу телефон и когда вернусь, то тоже попробую поспать. Мы обязательно что-нибудь придумаем, хорошо?Скалли кивнула, и он опять с особой остротой ощутил, какой хрупкой она была. Малдер помог ей откинуть одеяла, после чего надежно укутал ее и погладил по волосам.- Удобно? – уточнил Фокс. - Пока да, - ответила Дана, уже почти засыпая. – Не задерживайся.- Не буду, - заверил ее Малдер. Немного помедлив в дверях, он напоследок окинул взглядом ее укрытую одеялами крошечную фигурку, после чего вышел на залитую утренним солнцем улицу и отправился на поиски ближайшего таксофона. Оставшись один, Фокс наконец дал волю бушующим в нем эмоциям, которые он тщательно скрывал от напарницы – от напускных спокойствия и уверенности не осталось ни следа, и боль, ярость и отчаяние в очередной раз грозили поглотить остатки его самообладания. «Как это могло произойти?» – с ужасом спрашивал себя Фокс. Как вся их жизнь, все, над чем они работали, в одночасье оказалось разрушенным? Ему хотелось отомстить тем, кто сделал это с ними, однако Малдер усилием воли обуздал это желание, понимая, что сейчас ему надо сосредоточиться на решении куда более важных задач, оставив мщение на потом.
***************Скалли услышала, как он вышел из комнаты, и, оставшись одна, почувствовала укол безотчетного страха, но постаралась взять себя в руки и унять панику, изо всех сил вцепившись в подушку. Боже, как же это тяжело… этот новый темный мир, в котором ей теперь приходилось жить, приводил ее в ужас. Это мрачное место было таким пугающе холодным и глубоким, словно бездонный колодец. Никогда прежде Скалли не задумывалась о том, каково это – не видеть того, что ее окружает, и, соответственно, быть не в состоянии определить свое местоположение или направление движения. Ко всему прочему добавлялось еще и гнетущее чувство беспомощности, бесполезности и тотальной зависимости от окружающих. И, пожалуй, за всю свою жизнь Дане еще не доводилось испытывать такого полного, и от того особенно страшного, одиночества.И при этом Скалли даже не могла вспомнить, что именно тогда произошло. Она подобралась так близко… вернее, думала, что находилась практически в шаге от истины, наконец найдя людей, приказавших поместить микрочип в основание ее шеи; тех самых людей, что организовали ее похищение, разрушившее всю ее привычную жизнь. Однако план провалился, и все пошло наперекосяк… но затем внезапно появился Малдер, и на какой-то момент Дане показалось, что все будет в порядке, и на этот раз у них действительно получится найти то, что они так долго искали… найти истину. А после прозвучал взрыв, и последнее, что она увидела, перед тем как потерять сознание, была вспышка яркого света, которая, как выяснилось впоследствии, лишила ее зрения и оставила с этим, порой грозившим поглотить ее, мраком и… Малдером.Когда она пришла в себя некоторое время спустя, он оказался рядом, управляя какой-то незнакомой ей машиной со скоростью, явно превышающей допустимую, и Дана вдруг с особой ясностью осознала, что ее самый глубоко потаенный страх в одночасье превратился в ужасающую реальность.Они спасались бегством, став изгоями, которым не к кому было обратиться за помощью - теперь им оставалось рассчитывать только друг на друга.Скалли давно уже ожидала чего-то подобного, однако всегда полагала, что это произойдет с ними по вине Малдера, как следствие его отчаянного и неутомимого поиска истины.Дана и помыслить не могла, что им придется бежать из-за ее импульсивных, безрассудных действий – но, тем не менее, именно так и случилось.В глубине души она была чрезвычайно рада тому, что Малдер остался с ней, хотя и никогда не говорила ему об этом. Скалли полностью отдавала себе отчет в том, что если бы не он, беспомощность и парализующий страх давно заставили бы ее сдаться. Напарник придавал ей сил, и подчас Дана действительно верила, что, возможно, для них все еще закончится благополучно, и они смогут сбежать от своих преследователей.Но в минуты отчаяния, когда их положение казалось ей особенно шатким, Скалли проклинала себя за то, что своими действиями впутала напарника в эту историю, фактически поставив его вне закона. Для них все кардинально изменилось, возможно, непоправимо, и это была целиком и полностью ее вина, что Малдеру пришлось отказаться от своей прежней жизни, чтобы защитить ее.Дана вспомнила первую ночь после их бегства из Вашингтона, когда он вот так же, как сейчас, оставил ее в номере отеля, а сам отправился за одеждой для них, истратив львиную долю их довольно ограниченной наличности на то, чтобы запастись предметами первой необходимости. Помимо всего прочего, Малдер купил краску для волос, и хотя поначалу она отказывалась воспользоваться ею, но потом все же вынуждена была признать его правоту – им придется сделать все возможное для того, чтобы сбить их врагов со следа. Скалли невольно улыбнулась, на миг представив, как они, должно быть, сейчас выглядят со стороны – видеть напарника она больше не могла, но когда дотрагивалась до его покрытого трехнедельной бородой лица, оно казалось непривычным на ощупь, каким-то странно-чужим. Но даже этого камуфляжа было недостаточно, чтобы помочь им беспрепятственно добраться туда, куда они держали свой путь.Влияние Теневого Правительства распространялось значительно дальше, чем она себе представляла – ловушки могли поджидать бывших агентов на всем протяжении их бесконечного путешествия, состоявшего из вождения по ночам и остановок на сон днем.И вот очередная передышка – они ехали всю ночь, а утром остановились в этом Богом забытом городишке на окраине цивилизации, чтобы немного поспать. В конце концов Скалли постаралась отбросить тревожные мысли и вскоре уже погрузилась в исцеляющие объятия Морфея.****************А Малдер тем временем отыскал таксофон в конце улицы и поспешно набрал нужный номер. Уже через три гудка трубку на другом конце провода сняли, и Фокс не стал тратить время зря, прекрасно зная возможности правительства по отслеживанию телефонных звонков в считанные секунды.- Три-ноль-восемь, пять-пять-пять, четыре-восемь-три-два, - быстро продиктовал он и, не дожидаясь ответа, повесил трубку. Пять невыносимо долгих минут спустя, в течение которых Малдер подозрительно оглядывал всех проходивших мимо кабинки людей, телефон наконец зазвонил.- Алло? – он схватил трубку, не дожидаясь второго звонка.- Привет. – Малдер на мгновение расслабился, услышав голос Байерса. – У вас все хорошо?- Пока да, - ответил Фокс. – Сколько у нас времени?- Пять минут, - сказал Байерс. – Сейчас они заняты тем, что решают, звоню ли я на военную базу в Антарктиде или же в чилийский бар.Малдер слегка улыбнулся.- Что слышно?На этот раз ему ответил Лэнгли:- Ничего хорошего. Полицейская облава до сих пор не снята, и хотя ваши новые удостоверения не засвечены, мы не можем достать соответствующие им паспорта. Кроме того, копы поработали со всеми видевшими вас свидетелями, и, таким образом, собрали ваше исчерпывающее описание. Так что никакие попытки изменения внешности не помогут вам попасть на самолет из Штатов.Дурные новости чуть было не лишили Малдера присутствия духа, тем более, что зная Одиноких Стрелков, он и ни на минуту не усомнился в их правоте.- Не сдавайтесь, - напутствовал его Байерс.- Ни за что, - с уверенностью, которой он вовсе не чувствовал, ответил Малдер.- Она в порядке? – влез в разговор Фрохики, как всегда беспокоящийся за Скалли.- Да… - вздохнув, ответил бывший агент. – Она в порядке.На мгновение на линии воцарилось гробовая тишина, в конечном итоге прерванная Байерсом. - Мы ищем способ, как передать вам наличных денег. Завтра созвонимся?- Непременно, - заверил его Малдер и повесил трубку, чувствуя поднимавшуюся в нем новую волну гнева и раздражения на самого себя от ощущения полнейшей беспомощности. Он ведь поклялся, что приложит все усилия, чтобы защищать Скалли и, тем не менее, в очередной раз подвел ее. Скрипнув зубами и сжав кулаки в бессильной ярости, Малдер постарался взять себя в руки и направить деструктивную, в данный момент, жажду мщения во что-нибудь позитивное, что поможет ему держаться и дальше. Еще немного постояв в телефонной будке, Фокс, в конце концов, совладал со своими эмоциями и решил вернуться обратно в пансион.***************Было уже довольно поздно – утро плавно перетекло в день, который в свою очередь сменился вечером, однако для Скалли теперь существовало лишь одно время суток – ночь, а потому она не воспринимала разницы. Дана собрала волосы в хвост, который, насколько она могла судить, получился довольно кривобоким, но сейчас ее это волновало меньше всего. Малдер вновь отставил ее одну в номере и пошел загружать их вещи в машину, перед тем как отправиться в магазин за необходимыми в дорогу продуктами. Скалли отчетливо осознавала, что как никогда близка к достижению предела своей прочности, и что в отличие от нее, балансирующей на самом краю бездны отчаяния, Малдер уже пересек эту опасную черту.Резкий стук в дверь испугал Дану, вырвав ее из невеселых раздумий, и она инстинктивно потянулась за пистолетом, оставленным напарником на ночном столике. Скалли, разумеется, прекрасно понимала, что ее шансы поразить цель практически равны нулю, однако крепко зажатое в руке оружие дало ей хотя бы иллюзию независимости и помогло немного унять бешеное биение сердца. - Кто там? – спросила она, и ее хриплый шепот прозвучал неожиданно громко в абсолютной тишине комнаты. - Это Рейэнн, - ответили за дверью. – Официантка из закусочной, где вы завтракали сегодня утром, помните?Скалли поначалу заколебалась, но ее обострившийся после потери зрения слух подсказал ей, что голос и в самом деле принадлежит девушке, разливавшей им кофе. Отложив пистолет в сторону, Дана слегка приоткрыла дверь.- Привет, - поздоровалась Рейэнн и, почувствовав напряжение, исходившее от слепой женщины, поспешила объясниться: – Я… я не хотела вас испугать, - запинаясь, пробормотала она. – Я… просто принесла вам кое-что из одежды. Мне показалось, что… возможно… она вам пригодится.Девушка держала перед собой небольшую стопку одежды, и, протянув обе руки, незнакомка принялась медленно ощупывать ее содержимое, состоящее из старых футболок Рейэнн, пары ее штанов и еще нескольких принадлежностей, позаимствованных ею в шкафу старшего брата Томми. На миг девушка почувствовала себя чрезвычайно неловко, решив, что совершила ужасную ошибку, придя сюда, но уже в следующее мгновение на губах миниатюрной женщины заиграла чуть заметная улыбка.- Благодарю вас, - прошептала она. – Большое спасибо.- Не за что, - ответила Рейэнн, вздохнув с облегчением. – Если я еще чем-нибудь могу…- Нет, - решительно прервала ее незнакомка. – Вы и так уже сделали для нас достаточно.- Хорошо… - ответила девушка, испытывая благоговейный трепет перед силой, исходившей от этой женщины. Она была именно такой, какой Рейэнн порой сама мечтала стать – бесстрашной и уверенной в себе. Таинственность незнакомки притягивала ее, и девушке отчаянно хотелось поговорить с ней, узнать ее получше, однако усилием воли она сумела подавить этот порыв и повернулась, чтобы уйти. Не зная, что сказать на прощание, Рейэнн чуть помедлила в дверях и вдруг, резко обернувшись, импульсивно выпалила:- Будьте осторожны, берегите себя.Женщина кивнула и начала закрывать дверь.- Еще раз спасибо, - ответила она, тем самым давая понять, что разговор окончен, и Рейэнн пора уходить.Девушка с минуту смотрела на закрывшуюся прямо у нее перед носом дверь, после чего направилась обратно к машине, по дороге думая о Люке, а вернее о том, что случись в ее жизни нечто подобное, остался бы он с ней, как это сделал спутник слепой женщины? Рейэнн, разумеется, хотелось бы верить в силу его любви, но противный внутренний голос ответил на этот вопрос отрицательно - наверняка мужчин, готовых на такое самопожертвование, можно пересчитать по пальцам.Скалли упаковала подаренную Рейэнн одежду в бумажный пакет, найденный ею под кроватью, после чего села и стала дожидаться возвращения Малдера, который, впрочем, не замедлил вскоре появиться.- Все готово? – спросил он, заходя в комнату.- Да, - не вдаваясь в подробности, ответила Скалли. – Наш ангел-хранитель – официантка из закусочной, где мы завтракали – принесла нам небольшой подарок.Она услышала, как Малдер открыл пакет и принялся перебирать его содержимое, одобрительно вздохнув по окончании этой инспекции, и в этот момент Дана почувствовала особенно сильную волну привязанности к напарнику, любя его за то, что как бы тяжело ему не приходилось, он не бросил ее, продолжая оставаться рядом.- Не стану спорить, эти вещи нам наверняка пригодятся, - наконец сказал Фокс, осторожно беря ее за руку. – Что ж, тогда в путь.В следующий момент она услышала шорох поднимаемой им сумки и, крепко держась за него, позволила ему вести себя к машине. Усевшись на переднее сиденье, Скалли застегнула ремень безопасности и замерла, терпеливо ожидая, когда он заведет мотор.- Куда теперь? – спросила она.- О… мы направляемся в никуда, - ответил Малдер. – По крайней мере, пока. Их автомобиль медленно начал свое плавное движение вдоль по улице, и Скалли откинулась на спинку сиденья, почувствовав себя несколько уверенней, когда напарник нежно коснулся ее руки. Пока… подумала она. Пока они были в относительной безопасности, и Дана даже не пыталась загадывать, что с ними может случиться дальше. Но пока что…Машина постепенно набирала скорость по мере приближения к скоростной трассе, ведущей их в неизвестном направлении.«…ты думаешь, что дьявол побежден,но он встает и продолжает путь,отправившись на поиски твои…»
Пит Дродж"...you think you've got the devil on retreatbut he's back up on his feetand he's looking for you..."Pete Droge
***************Скалли услышала, как он вышел из комнаты, и, оставшись одна, почувствовала укол безотчетного страха, но постаралась взять себя в руки и унять панику, изо всех сил вцепившись в подушку. Боже, как же это тяжело… этот новый темный мир, в котором ей теперь приходилось жить, приводил ее в ужас. Это мрачное место было таким пугающе холодным и глубоким, словно бездонный колодец. Никогда прежде Скалли не задумывалась о том, каково это – не видеть того, что ее окружает, и, соответственно, быть не в состоянии определить свое местоположение или направление движения. Ко всему прочему добавлялось еще и гнетущее чувство беспомощности, бесполезности и тотальной зависимости от окружающих. И, пожалуй, за всю свою жизнь Дане еще не доводилось испытывать такого полного, и от того особенно страшного, одиночества.И при этом Скалли даже не могла вспомнить, что именно тогда произошло. Она подобралась так близко… вернее, думала, что находилась практически в шаге от истины, наконец найдя людей, приказавших поместить микрочип в основание ее шеи; тех самых людей, что организовали ее похищение, разрушившее всю ее привычную жизнь. Однако план провалился, и все пошло наперекосяк… но затем внезапно появился Малдер, и на какой-то момент Дане показалось, что все будет в порядке, и на этот раз у них действительно получится найти то, что они так долго искали… найти истину. А после прозвучал взрыв, и последнее, что она увидела, перед тем как потерять сознание, была вспышка яркого света, которая, как выяснилось впоследствии, лишила ее зрения и оставила с этим, порой грозившим поглотить ее, мраком и… Малдером.Когда она пришла в себя некоторое время спустя, он оказался рядом, управляя какой-то незнакомой ей машиной со скоростью, явно превышающей допустимую, и Дана вдруг с особой ясностью осознала, что ее самый глубоко потаенный страх в одночасье превратился в ужасающую реальность.Они спасались бегством, став изгоями, которым не к кому было обратиться за помощью - теперь им оставалось рассчитывать только друг на друга.Скалли давно уже ожидала чего-то подобного, однако всегда полагала, что это произойдет с ними по вине Малдера, как следствие его отчаянного и неутомимого поиска истины.Дана и помыслить не могла, что им придется бежать из-за ее импульсивных, безрассудных действий – но, тем не менее, именно так и случилось.В глубине души она была чрезвычайно рада тому, что Малдер остался с ней, хотя и никогда не говорила ему об этом. Скалли полностью отдавала себе отчет в том, что если бы не он, беспомощность и парализующий страх давно заставили бы ее сдаться. Напарник придавал ей сил, и подчас Дана действительно верила, что, возможно, для них все еще закончится благополучно, и они смогут сбежать от своих преследователей.Но в минуты отчаяния, когда их положение казалось ей особенно шатким, Скалли проклинала себя за то, что своими действиями впутала напарника в эту историю, фактически поставив его вне закона. Для них все кардинально изменилось, возможно, непоправимо, и это была целиком и полностью ее вина, что Малдеру пришлось отказаться от своей прежней жизни, чтобы защитить ее.Дана вспомнила первую ночь после их бегства из Вашингтона, когда он вот так же, как сейчас, оставил ее в номере отеля, а сам отправился за одеждой для них, истратив львиную долю их довольно ограниченной наличности на то, чтобы запастись предметами первой необходимости. Помимо всего прочего, Малдер купил краску для волос, и хотя поначалу она отказывалась воспользоваться ею, но потом все же вынуждена была признать его правоту – им придется сделать все возможное для того, чтобы сбить их врагов со следа. Скалли невольно улыбнулась, на миг представив, как они, должно быть, сейчас выглядят со стороны – видеть напарника она больше не могла, но когда дотрагивалась до его покрытого трехнедельной бородой лица, оно казалось непривычным на ощупь, каким-то странно-чужим. Но даже этого камуфляжа было недостаточно, чтобы помочь им беспрепятственно добраться туда, куда они держали свой путь.Влияние Теневого Правительства распространялось значительно дальше, чем она себе представляла – ловушки могли поджидать бывших агентов на всем протяжении их бесконечного путешествия, состоявшего из вождения по ночам и остановок на сон днем.И вот очередная передышка – они ехали всю ночь, а утром остановились в этом Богом забытом городишке на окраине цивилизации, чтобы немного поспать. В конце концов Скалли постаралась отбросить тревожные мысли и вскоре уже погрузилась в исцеляющие объятия Морфея.****************А Малдер тем временем отыскал таксофон в конце улицы и поспешно набрал нужный номер. Уже через три гудка трубку на другом конце провода сняли, и Фокс не стал тратить время зря, прекрасно зная возможности правительства по отслеживанию телефонных звонков в считанные секунды.- Три-ноль-восемь, пять-пять-пять, четыре-восемь-три-два, - быстро продиктовал он и, не дожидаясь ответа, повесил трубку. Пять невыносимо долгих минут спустя, в течение которых Малдер подозрительно оглядывал всех проходивших мимо кабинки людей, телефон наконец зазвонил.- Алло? – он схватил трубку, не дожидаясь второго звонка.- Привет. – Малдер на мгновение расслабился, услышав голос Байерса. – У вас все хорошо?- Пока да, - ответил Фокс. – Сколько у нас времени?- Пять минут, - сказал Байерс. – Сейчас они заняты тем, что решают, звоню ли я на военную базу в Антарктиде или же в чилийский бар.Малдер слегка улыбнулся.- Что слышно?На этот раз ему ответил Лэнгли:- Ничего хорошего. Полицейская облава до сих пор не снята, и хотя ваши новые удостоверения не засвечены, мы не можем достать соответствующие им паспорта. Кроме того, копы поработали со всеми видевшими вас свидетелями, и, таким образом, собрали ваше исчерпывающее описание. Так что никакие попытки изменения внешности не помогут вам попасть на самолет из Штатов.Дурные новости чуть было не лишили Малдера присутствия духа, тем более, что зная Одиноких Стрелков, он и ни на минуту не усомнился в их правоте.- Не сдавайтесь, - напутствовал его Байерс.- Ни за что, - с уверенностью, которой он вовсе не чувствовал, ответил Малдер.- Она в порядке? – влез в разговор Фрохики, как всегда беспокоящийся за Скалли.- Да… - вздохнув, ответил бывший агент. – Она в порядке.На мгновение на линии воцарилось гробовая тишина, в конечном итоге прерванная Байерсом. - Мы ищем способ, как передать вам наличных денег. Завтра созвонимся?- Непременно, - заверил его Малдер и повесил трубку, чувствуя поднимавшуюся в нем новую волну гнева и раздражения на самого себя от ощущения полнейшей беспомощности. Он ведь поклялся, что приложит все усилия, чтобы защищать Скалли и, тем не менее, в очередной раз подвел ее. Скрипнув зубами и сжав кулаки в бессильной ярости, Малдер постарался взять себя в руки и направить деструктивную, в данный момент, жажду мщения во что-нибудь позитивное, что поможет ему держаться и дальше. Еще немного постояв в телефонной будке, Фокс, в конце концов, совладал со своими эмоциями и решил вернуться обратно в пансион.***************Было уже довольно поздно – утро плавно перетекло в день, который в свою очередь сменился вечером, однако для Скалли теперь существовало лишь одно время суток – ночь, а потому она не воспринимала разницы. Дана собрала волосы в хвост, который, насколько она могла судить, получился довольно кривобоким, но сейчас ее это волновало меньше всего. Малдер вновь отставил ее одну в номере и пошел загружать их вещи в машину, перед тем как отправиться в магазин за необходимыми в дорогу продуктами. Скалли отчетливо осознавала, что как никогда близка к достижению предела своей прочности, и что в отличие от нее, балансирующей на самом краю бездны отчаяния, Малдер уже пересек эту опасную черту.Резкий стук в дверь испугал Дану, вырвав ее из невеселых раздумий, и она инстинктивно потянулась за пистолетом, оставленным напарником на ночном столике. Скалли, разумеется, прекрасно понимала, что ее шансы поразить цель практически равны нулю, однако крепко зажатое в руке оружие дало ей хотя бы иллюзию независимости и помогло немного унять бешеное биение сердца. - Кто там? – спросила она, и ее хриплый шепот прозвучал неожиданно громко в абсолютной тишине комнаты. - Это Рейэнн, - ответили за дверью. – Официантка из закусочной, где вы завтракали сегодня утром, помните?Скалли поначалу заколебалась, но ее обострившийся после потери зрения слух подсказал ей, что голос и в самом деле принадлежит девушке, разливавшей им кофе. Отложив пистолет в сторону, Дана слегка приоткрыла дверь.- Привет, - поздоровалась Рейэнн и, почувствовав напряжение, исходившее от слепой женщины, поспешила объясниться: – Я… я не хотела вас испугать, - запинаясь, пробормотала она. – Я… просто принесла вам кое-что из одежды. Мне показалось, что… возможно… она вам пригодится.Девушка держала перед собой небольшую стопку одежды, и, протянув обе руки, незнакомка принялась медленно ощупывать ее содержимое, состоящее из старых футболок Рейэнн, пары ее штанов и еще нескольких принадлежностей, позаимствованных ею в шкафу старшего брата Томми. На миг девушка почувствовала себя чрезвычайно неловко, решив, что совершила ужасную ошибку, придя сюда, но уже в следующее мгновение на губах миниатюрной женщины заиграла чуть заметная улыбка.- Благодарю вас, - прошептала она. – Большое спасибо.- Не за что, - ответила Рейэнн, вздохнув с облегчением. – Если я еще чем-нибудь могу…- Нет, - решительно прервала ее незнакомка. – Вы и так уже сделали для нас достаточно.- Хорошо… - ответила девушка, испытывая благоговейный трепет перед силой, исходившей от этой женщины. Она была именно такой, какой Рейэнн порой сама мечтала стать – бесстрашной и уверенной в себе. Таинственность незнакомки притягивала ее, и девушке отчаянно хотелось поговорить с ней, узнать ее получше, однако усилием воли она сумела подавить этот порыв и повернулась, чтобы уйти. Не зная, что сказать на прощание, Рейэнн чуть помедлила в дверях и вдруг, резко обернувшись, импульсивно выпалила:- Будьте осторожны, берегите себя.Женщина кивнула и начала закрывать дверь.- Еще раз спасибо, - ответила она, тем самым давая понять, что разговор окончен, и Рейэнн пора уходить.Девушка с минуту смотрела на закрывшуюся прямо у нее перед носом дверь, после чего направилась обратно к машине, по дороге думая о Люке, а вернее о том, что случись в ее жизни нечто подобное, остался бы он с ней, как это сделал спутник слепой женщины? Рейэнн, разумеется, хотелось бы верить в силу его любви, но противный внутренний голос ответил на этот вопрос отрицательно - наверняка мужчин, готовых на такое самопожертвование, можно пересчитать по пальцам.Скалли упаковала подаренную Рейэнн одежду в бумажный пакет, найденный ею под кроватью, после чего села и стала дожидаться возвращения Малдера, который, впрочем, не замедлил вскоре появиться.- Все готово? – спросил он, заходя в комнату.- Да, - не вдаваясь в подробности, ответила Скалли. – Наш ангел-хранитель – официантка из закусочной, где мы завтракали – принесла нам небольшой подарок.Она услышала, как Малдер открыл пакет и принялся перебирать его содержимое, одобрительно вздохнув по окончании этой инспекции, и в этот момент Дана почувствовала особенно сильную волну привязанности к напарнику, любя его за то, что как бы тяжело ему не приходилось, он не бросил ее, продолжая оставаться рядом.- Не стану спорить, эти вещи нам наверняка пригодятся, - наконец сказал Фокс, осторожно беря ее за руку. – Что ж, тогда в путь.В следующий момент она услышала шорох поднимаемой им сумки и, крепко держась за него, позволила ему вести себя к машине. Усевшись на переднее сиденье, Скалли застегнула ремень безопасности и замерла, терпеливо ожидая, когда он заведет мотор.- Куда теперь? – спросила она.- О… мы направляемся в никуда, - ответил Малдер. – По крайней мере, пока. Их автомобиль медленно начал свое плавное движение вдоль по улице, и Скалли откинулась на спинку сиденья, почувствовав себя несколько уверенней, когда напарник нежно коснулся ее руки. Пока… подумала она. Пока они были в относительной безопасности, и Дана даже не пыталась загадывать, что с ними может случиться дальше. Но пока что…Машина постепенно набирала скорость по мере приближения к скоростной трассе, ведущей их в неизвестном направлении.
«…ты думаешь, что дьявол побежден,но он встает и продолжает путь,отправившись на поиски твои…»
Пит Дродж
"...you think you've got the devil on retreatbut he's back up on his feetand he's looking for you..."Pete Droge
************************************************** ***************************ЭПИЛОГ … все иначе, когда я просыпаюсь и не вижу тебя рядом. В таком случае весь день идет насмарку, а иногда мне даже начинает казаться, что это никогда не закончится. Однако что бы не случилось, помни, что я постоянно думаю о тебе и знаю, что мы всегда будем вместе…- Рейэнн! – окрик Лиззи испугал девушку, и она с виноватым видом поспешила сложить письмо и засунуть его обратно в конверт. Не то чтобы ей нужно было перечитывать написанное на этом скомканном клочке бумаги – к этому моменту Рейэнн уже успела выучить его содержание наизусть – но держа его в руках, она каким-то необъяснимым образом чувствовала себя ближе к Люку. Весточки от него приходили крайне редко, и вероятно, она написала в десять раз больше писем, чем получила, однако Рейэнн не жаловалась, отлично понимая причины этой немногословности - у Люка ведь было гораздо меньше свободного времени, чем у нее.- Стоит достать печенье из духовки прежде, чем оно сгорит, - заметила женщина, и Рейенн бросилась выполнять поручение.- Прости, Лиззи, - извинилась девушка, после чего, выключив газ, надела рукавицы и вынула из духовки противень со сладко пахнущей выпечкой.- По-прежнему хорошие новости? – с улыбкой спросила пожилая женщина, продолжая суетливо сновать по кухне.- Просто отличные, - ответила Рейэнн, вновь с удовольствием вспоминая о Люке. Осталось всего семь месяцев… она полагала, что сможет продержаться это время до его возвращения. И, кроме того, он приедет как раз ко дню ее рождения – просто идеальное время для того, чтобы подарить ей кольцо, уже давно являвшееся предметом многочисленный мечтаний девушки.Продолжая подбадривать себя этими приятными мыслями, Рейэнн вновь отправилась обслуживать столики, подливая кофе всем желающим и заодно собирая чаевые. Звонок дверного колокольчика, возвестивший приход очередного посетителя, заставил девушку поднять голову и посмотреть на него. Вошедший мужчина оказался высоким и сухопарым, с изрядно посеребренными сединой каштановыми волосами и изборожденным морщинами лицом. Он носил легкий плащ с видневшимся под ним деловым костюмом, и хотя в том факте, что в их заведение наведался столь официально выглядящий человек, в общем-то не было ничего из ряда вон выходящего– в конце концов, путешествующие по делам люди нередко останавливались в их кафе – однако встретившись с ним взглядом, Рейэнн судорожно втянула воздух.Его холодные темные глаза на миг вспыхнули зловещим блеском, наведя ее на мысль, что они видели такие вещи, которые она предпочла бы никогда не видеть, и хранили такие секреты, которые она не имела ни малейшего желания узнать. Девушка практически сбежала за стойку, словно стараясь воздвигнуть материальный барьер между собой и пугающим незнакомцем, однако он заметил ее маневр и решительно направился прямиком к ней.- Я ищу шерифа… Джима МакАлистера. В участке мне сказали, что я могу найти его здесь.Словно внезапно лишившись дара речи, Рейэнн ограничилась кивком, а затем также молча указала на шерифа, сидевшего на своем обычном месте за боковым столиком.Мужчина развернулся и подошел к МакАлистеру, который, отложив в сторону газету и отодвинув чашку кофе, предложил незнакомцу занять противоположный стул. Тот сел и, вынув из кармана плаща свое удостоверение, продемонстрировал его шерифу. Они тут же принялись что-то обсуждать, однако Рейэнн находилась слишком далеко от них и поэтому не смогла расслышать ни слова. По-прежнему оставаясь за стойкой, которую она использовала в качестве укрытия, девушка увидела, что странный посетитель достал какой-то конверт и протянул его МакАлистеру, который внимательно изучил его содержимое, а затем отрицательно покачал головой. Тогда мужчина поднялся и, вновь спрятав конверт, пожал шерифу руку.Не успела Рейэнн вздохнуть с облегчением, поняв, что незнакомец собирается уходить, как шериф внезапно махнул ей рукой.- Эй, Рейэнн, не могла бы ты подойти к нам на минутку?Она заметно колебалась, потому что ноги неожиданно отказались ее слушаться.- Рей? – в голосе шерифа послышалось нетерпение, и, зная, что ей не удастся проигнорировать эту просьбу, больше похожую на приказ, девушка нехотя направилась к его столику, все это время отчетливо осознавая, что незнакомец не отрывает от нее своего пронизывающего взгляда.- Вы что-то хотели, шериф?- Да… - успокаивающим, непринужденным тоном ответил МакАлистер. – Этот человек работает на правительство и в данный момент занимается поисками двух беглецов, которые, возможно, наведывались сюда. Сам я их не помню, однако ты находишься здесь целый день, а значит, могла их видеть… в общем, я позвал тебя, чтобы ты взглянула на фотографии этих людей.Рейэнн кивнула МакАлистеру, после чего незнакомец, оказавшийся правительственным агентом, передал ей конверт. Как только она взяла его, у нее внезапно возникло ужасное предчувствие того, что ей абсолютно точно не понравится увиденное.- За что их разыскивают? – пытаясь потянуть время и тем самым хоть немного отсрочить выполнение этой неприятной для нее обязанности, спросила девушка. – Что они сделали?Окинув ее ледяным взглядом, пожилой мужчина ответил:- Похитили государственную собственность и убили несколько федеральных агентов.- Они вооружены и очень опасны, - вставил шериф и, покачав головой, повторил то, что чуть ранее сообщил ему мужчина. – В случае обнаружения стрелять на поражение.- О, - протянула Рейэнн, - тогда я абсолютно уверена, что не смогу вам помочь – никто похожий здесь не появлялся.- Не будьте столь категоричны, сначала взгляните на фотографии, - попросил незнакомец.Поняв, что увильнуть ей все-таки не удастся, Рейэнн нехотя открыла конверт и достала оттуда два снимка. Первый изображал молодого мужчину в темном костюме и галстуке весьма кричащей расцветки, на гладко выбритом лице которого не было ни тени улыбки, однако выразительные карие глаза просто лучились энергией, и с первого взгляда становилось понятно, что их обладатель – человек недюжинного интеллекта. Второй снимок запечатлел молодую женщину с безупречной кожей цвета слоновой кости и яркими рыжими волосами. Она слегка улыбалась в камеру, и эта улыбка затрагивала не только ее чуть изогнутые губы, но и небесно-голубые глаза. Казалось, в их глубинах скрывалась какая-то необычайно интригующая загадка, которую женщина пыталась скрыть от фотографа.- Трудно представить, да? – неожиданно встрял МакАлистер, – по мне так они совсем не похожи на опасных преступников.- Поверьте мне, - ответил ему пожилой мужчина, – все может измениться в одночасье.Рейэнн вынуждена была согласиться с ним, ведь, судя по фотографиям, именно это и произошло с изображенными на них людьми. Разумеется, прошло уже две недели с тех пор, как они побывали здесь, однако ей до сих пор не удалось выкинуть их из головы: то, с какими нежностью и вниманием этот мужчина относился к своей спутнице; то, какой храброй и сильной она была, и особенно то, что они, казалось, даже двигались в унисон, словно между ними существовала какая-то невыраженная, бессловесная связь, причем настолько сильная и глубокая, что даже Рейэнн смогла ощутить ее, хотя провела рядом с ними совсем немного времени.Ей было трудно сопоставить двух полных жизни людей на снимках с изможденными, усталыми путниками, чей столик она тогда обслуживала. Этот старик прав – что-то произошло с этой парой - какое-то невообразимо ужасное событие, полностью перевернувшее их жизни. Возможно, они и были вооружены, однако Рейэнн могла дать руку на отсечение, что никакой опасности для окружающих они не представляли.Каким-то шестым чувством она поняла, что если кому-то и угрожает опасность, то скорее этим несчастным, загнанным людям.Глубоко вздохнув, Рейэнн решительно сунула фотографии обратно в конверт.- Я никого похожего на них не видела, - и глазом не моргнув солгала она, стараясь, однако, не встречаться взглядом с незнакомцем и вместо этого смотря на шерифа.Ничего не ответив, мужчина убрал конверт обратно в карман плаща и вытащил пачку сигарет неизвестной Рейэнн марки. Он зажег сигарету, глубоко затянулся, а затем протянул свободную руку и вдруг резко приподнял девушку за подбородок.- Уверены? – его голос звучал так низко, что походил на змеиное шипение. – Абсолютно уверены?Она подняла на него глаза, чувствуя себя под его испытывающим взглядом как олень, застигнутый светом фар. Облако дыма клубилось у него над головой, и в это момент Рейэнн испытала самый сильный в своей жизни страх, но не за себя, а за ту безымянную пару, которую она никак не могла позабыть. Стараясь не обращать внимания на бешеное биение сердца, девушка практически заставила себя тряхнуть головой, тем самым освободившись из цепкого захвата мужчины.- Уверена.Он какое-то время молча изучал ее лицо, делая затяжку за затяжкой.- Сэр, - донесся до них окрик Лиззи, перегнувшейся через стойку и обращавшейся к незнакомцу, и хотя лицо пожилой женщины выражало суровую решимость, Рейэнн заметила в ее глазах тревогу. – У нас заведение для некурящих.Мужчина перевел на нее взгляд, однако проигнорировал ее замечание, повернувшись обратно к МакАлистеру и Рейэнн. - Благодарю вас, - произнес он и направился прочь, но чуть помедлил на выходе и, снова затянувшись, бросил окурок прямо на пол закусочной. Не отрывая от Рейэнн пристального взгляда, незнакомец затушил его подошвой ботинка и только потом вышел на улицу, демонстративно хлопнув дверью.После его ухода девушка еще какое-то время продолжала стоять на месте, дрожа от испуга, вызванного парализующим присутствием этого жуткого человека. В конце концов она все-таки сумела взять себя в руки и, подойдя к двери, подобрала брошенный окурок бумажным полотенцем и выкинула его в мусорную корзину, мысленно вознеся Богу молитву.«Пожалуйста, Господи… храни их».В этот момент в закусочную ввалилась шумная семья из четырех человек, и Рейэнн вновь погрузилась в привычную суету, раздавая новым посетителям меню и разливая кофе. Однако даже будучи поглощенной работой, она еще очень не скоро смогла выкинуть из головы этого страшного человека и тот зловещий взгляд, которым он наградил ее перед самым своим уходом.
«…встретить вас рад, кто я - знать вы должны, но что сбивает с толку вас так это суть моей игры…»«Rolling Stones»'... pleased to meet you, won't you guess my name?What's puzzling you is the nature of my game...
ПРОЕЗДОМ 1/3**************Открыв мобильный телефон, мужчина набрал нужный номер и в ожидании ответа бросил беглый взгляд на часы. Вызываемый абонент не заставил себя долго ждать – уже на третьем гудке трубку на том конце линии подняли. - Да? – спросил четкий, несмотря на приличное расстояние, голос.- Местонахождение подтверждено – Небраска, - лаконично сообщил мужчина.Возникла короткая пауза, по прошествии которой его невидимый собеседник уточнил:- Принять соответствующие меры?- Да, и немедленно, - приказал мужчина. – Я хочу получать постоянные отчеты о состоянии дел.Не дожидаясь ответа, он нажал на кнопку отбоя и, задвинув антенну, убрал телефон во внутренний карман плаща. В последний раз затянувшись непременной сигаретой, мужчина отбросил окурок и, отойдя от машины, к которой прежде прислонялся, направился через поле к уже готовому ко взлету вертолету.Очевидно, что девчонка-официантка знала гораздо больше, чем рассказала, размышлял он на ходу. Его работа требовала отличного знания людей, и потому мужчина безошибочно определял, когда они пытались что-то утаить - в его обязанности входило распознавать невысказанную правду и в случае необходимости скрывать ее от посторонних глаз, что он, не колеблясь, и делал. К нему обращались как раз тогда, когда нужно было урегулировать ситуацию, вышедшую из-под контроля, любыми, даже самыми грязными, методами – в том числе и с помощью устранения тех, кто стал источником проблемы. Он был настоящим мастером своего дела.***************Он скрылся за дверью… нужно спешить – если поторопишься, то сумеешь перехватить его… проклятье, закрыто, когда он успел запереть дверь? Дальше по коридору должен быть еще один вход – в конце концов, это ведь центр, в него наверняка можно войти другим путем… Но что это за шум кругом – топот бегущих людей позади и голос, что-то отчаянно выкрикивающий…<Скаллиостановисьнеходизанимэтоловушка>Он хватает меня за руку и дергает на себя…<Отпустименятпустименяотпустименяонжеуходит><ПустьидетСкаллинамнеобходимовыбиратьсяотсюда>Отпихиваю его прочь от себя…<ОставьменявпокоеМалдер>С силой толкаю его, так что он спотыкается и падает. Сама не понимаю, как у меня это получилось, да это и неважно – не замедляя шаг, продолжаю бежать… Нельзя позволить этому человеку скрыться – впереди еще одна дверь, и она открыта… Врываюсь внутрь и быстро захлопываю ее за собой… Что это за место? Лаборатория? Именно здесь они это обнаружили? Но куда же он пошел, где же доктор укрылся от меня? Внезапно раздается стук в дверь с другой стороны…<Скаллиоткройчертпобери>Не обращай на него внимания…<ТынеможешьостановитьменяМалдернесейчаснесейчас>Нужно проверить стены, где-то там должен быть потайной выход – я знаю, он где-то здесь… Куда он подевался? И что это за звук?<Обожеобожеобоже>До чего же яркая вспышка, ослепляюще яркая…<Какбольнокакбольнокакбольно>Пронзительно закричав, Скалли вырвалась из тисков очередного кошмара, резко садясь на постели и яростно откидывая в сторону спутавшиеся покрывала. Ее дезориентированный и смущенный разум по-прежнему пребывал в сумеречном состоянии между сном и реальностью, поэтому Дана отнюдь не сразу смогла вспомнить, где находится.<Гдеяэтонемояпостельпочемуздесьтактемно>Она и не осознавала, что задает эти вопросы вслух, не замечая низких протяжных причитаний, вырывающихся из ее горла. Окружающий Скалли со всех сторон непроглядный, всепоглощающий мрак лишь усиливал охватившую ее панику, и ей начало казаться, что она падает, падает в пустоту… И вот, когда страх и отчаяние уже достигли своего апогея, Дана вдруг ощутила прикосновение сильных, надежных рук, которые сжали ее и порывисто притянули к их обладателю, изгоняя темноту прочь. Теплое дыхание коснулось ее щеки, и она услышала успокаивающий, но твердый голос, непрерывно шептавший ей на ухо:- Шшш… Скалли, все хорошо… я здесь… ты в порядке… все будет хорошо…Спустя некоторое время она наконец сумела справиться с дыханием и, медленно расслабившись в объятиях напарника, положила голову ему на плечо, чувствуя, как он мягко поглаживает ее по волосам.Комната надолго погрузилась в глубокую, ничем не нарушаемую, тишину.Немного придя в себя, Скалли выпрямилась и, отстранившись от Малдера, попыталась нашарить отброшенные ею ранее одеяла.- Спасибо, - тихо поблагодарила она.- Не за что, - уверил он ее и, чуть поколебавшись, уточнил: - Ты точно в порядке?- Да, - ответила Скалли и вновь откинулась на подушки, позволив напарнику подоткнуть одеяло и укутать себя. В следующее мгновение, судя по донесшемуся до нее шороху простыней, Малдер устроился на другой половине кровати и дотронулся до ее руки, ненавязчиво напоминая о своем присутствии.С горечью осознав, как давно ей уже не доводилось спать, не просыпаясь от кошмаров каждые пару часов, Дана усилием воли подавила подступающие к глазам непрошеные слезы. Один и тот же сон продолжал преследовать ее, несмотря на все уверения Малдера, что со временем это пройдет. На самом же деле у Скалли порой складывалось ощущение, что с каждым разом становится только хуже, и дело было даже не в самом подсознательном воспроизведении той роковой ночи, а в последующем пробуждении – вот что повергало ее в панический ужас.Потому что какими бы пугающими не были ее сновидения, в них она по-прежнему могла видеть.**************Малдер лежал тихо, стараясь не шевелиться, и прислушивался к ее дыханию, которое постепенно сменилось с прерывистого на спокойное и размеренное, когда Дане вновь удалось заснуть. Он немного расслабился, однако не позволил себе последовать ее примеру, оставаясь настороже на случай, если ее снова будут донимать кошмары.Этот оказался еще хуже всех предыдущих, подсказал ему измученный усталостью разум.Жуткие сны стали неизменной частью их путешествия, и к этому времени Малдер уже успел свыкнуться с ними, практически каждую ночь просыпаясь от криков и судорожных рыданий напарницы. В первый раз, когда это произошло, у него не получилось уговорить Скалли лечь и попытаться снова уснуть, поэтому он сел рядом с ней на кровати, держа ее за руку, пока усталость не взяла свое, даря напарнице столь необходимый ей отдых. После этого случая у Фокса вошло в привычку делить с ней постель в каждом новом, незнакомом месте, и он не без удовольствия осознавал, что его близость действует на Дану успокаивающе, давая ей хотя бы временное убежище от преследующего ее неизбывного ужаса. Внезапно у него возникло особо острое желание защитить лежавшую рядом с ним женщину, за которым тут же последовало не менее сильное ощущение собственной беспомощности. Малдер отчаянно хотел помочь ей пройти через все это - облегчить ее страдания и прогнать пугавших ее демонов прочь. Даже без своей ученой степени в психологии он знал, что с ней происходит – упорный отказ напарницы обсуждать случившееся, ее нежелание поделиться своей болью и отчаянная решимость держать эмоции под строгим контролем, не допуская никаких проявлений слабости, приводили к тому, что по ночам, когда ее разум засыпал, подсознание вступало в свои законные права, выпуская все ее глубоко потаенные страхи на волю.Малдер вынужден был признать, что именно ее, а не его, сила поддерживала их решимость продолжать борьбу. Той первой жуткой ночью после вынужденного бегства из города, когда Скалли проснулась в угнанной им машине и обнаружила свою слепоту, она издала пронзительный крик и так сильно вцепилась в его руку, что он чуть не потерял управление. Полностью осознав случившееся с напарницей, Фокс запаниковал и лишь невероятным усилием воли сумел подавить желание развернуться и рвануть обратно в город, чтобы доставить ее в больницу. Но голос разума возобладал над парализующим страхом и сумел довольно быстро побороть его, ведь даже несмотря на панику Малдер прекрасно отдавал себе отчет в том, что другого шанса сбежать у них не будет. Он принялся рассказывать Дане подробности своего плана, держа ее ладонь и ожидая, когда она успокоится и совладает с собой.Покончив с объяснениями, Фокс спросил, стараясь придать своему голосу как можно больше твердости, чего она хочет. Если бы по какой-либо причине напарница решила вернуться, то он выполнил бы ее желание без всяких колебаний.Однако Скалли, так же, как и он, предпочла рискнуть и воспользоваться представившимся им шансом, будучи уверенной, что опасности, поджидавшие их в пути, вряд ли могут оказаться страшнее демонов, которых они оставляли позади.И с тех самых пор она ни разу не плакала, по крайней мере, перед ним. Скалли была твердой, как скала и прочной, словно сталь, и в отличие от него – неуклюжего и неловкого – всегда вела себя рассудительно и уверенно, точно зная, что ей нужно, и, казалось, пыталась доказать ему, что ее слепота является всего лишь еще одной научной проблемой, которую можно решить с помощью известных ей законов физики и математики.И пока, с болью подумал Малдер, ей это отлично удавалось.***************Когда он проснулся в следующий раз, то не нашел Скалли рядом, и уже было начал паниковать, но тут услышал доносившийся из ванной звук льющейся воды. Вздохнув с облегчением, Малдер вновь опустился на постель и принялся терпеливо дожидаться возвращения напарницы.По прошествии некоторого времени она вышла, переодевшись в джинсы и черную водолазку, приготовленные для нее Малдером перед тем, как они отправились спать. Держа в одной руке расческу, вторую она вытянула перед собой, на ощупь идя по комнате к креслу рядом с обшарпанным столиком. Зная свою напарницу, Фокс даже не думал о том, чтобы предложить ей помощь, и вместо этого просто наблюдал за ее устойчивым прогрессом, в очередной раз поражаясь той грации, с которой она передвигалась - даже сейчас, будучи вынужденной полагаться не на зрение, а на память.В конце концов добравшись до своей цели, Дана опустилась в кресло и принялась расчесывать влажные локоны. Поначалу она действовала довольно неуклюже, но потом приноровилась, и ее движения стали более размеренными.- Доброе утро, Малдер, - приветствовала она его, слегка повернув голову в сторону кровати. - Вообще-то вечер, - машинально поправил он, взглянув на часы. – Сейчас почти половина восьмого. – И чуть помедлив, спросил: - А как ты узнала, что я проснулся?- Во сне ты дышишь по-другому, - пояснила Дана.Еще немного понаблюдав за тем, как она расчесывается, Малдер в конце концов поднялся с постели и направился в ванную, но поравнявшись с напарницей, понял, что ему не померещилось– уже отросшие ярко-рыжие корни ее волос отчетливо выделялись на фоне покрашенных в темный цвет прядей. - Думаю, пришло время смывать эту пробивающуюся рыжину, - мягко поддразнил он.Она нахмурилась в ответ и, отложив расческу, принялась ощупывать голову обеими руками.- Уже так сильно заметно?- Прошло довольно много времени, - напомнил Малдер. – Целых пять недель. – Подойдя к Дане, он пригладил несколько взлохмаченных локонов и добавил: - Займемся этим на следующей остановке.Она неохотно кивнула и вновь взялась за расческу. - Как скажешь. Только на этот раз бери другую марку – последняя, что ты купил, пахла просто отвратительно. – С этими словами Скалли на ощупь стала искать заколку, которой обычно закрепляла волосы в хвост. Она лежала на краю стола слева от Даны, и Малдеру, как всегда, пришлось подавлять порыв облегчить напарнице задачу и самому передать ей эту вещь. Вместо этого он ждал, пока она сама не наткнется на нее, что, в конце концов, и произошло.- Отправляйся в душ, Малдер, - поторопила его Скалли. – Я ужасно проголодалась.Чувствуя себя виноватым за столь пристальное наблюдение за напарницей, он поспешил выполнить ее наказ и ретировался в ванную, плотно закрыв за собой дверь.
*************Когда они шли по улице, Скалли крепко держалась за руку Малдера, вслушиваясь в окружающие ее звуки, которые явно свидетельствовали об оживленности улиц этого городка. Неровное покрытие тротуара, видимо, испытывавшее на себе все капризы здешней погоды, покрывали многочисленные трещины, и Дана старалась ступать как можно осторожнее, чтобы не потерять равновесие и не упасть, одновременно пытаясь приноровиться к размеренному шагу напарника и сконцентрироваться на его голосе, время от времени подсказывающем ей правильное направление движения. Вечер выдался довольно прохладным, и, ощущая легкое дуновение свежего ветерка на своей коже, Скалли в глубине души порадовалась тому, что пошла у Малдера на поводу и накинула куртку.- Рик, - спросила она, на всякий случай воспользовавшись вымышленным именем, - напомни-ка мне, где мы сейчас находимся?- На окраине Корделла, Оклахома, - ответил он.- И как он выглядит? – настаивала Дана.- Так же, как и все остальные подобные городки, - коротко рассмеявшись, добавил Фокс, но тем не менее уступил ее просьбе и начал описывать окрестности: обветшавшие здания с не менее древними вывесками на них перемежались с весьма незначительным количеством современных построек, таких как видеомагазин, который они как раз миновали. – Мы идем по одной из главных улиц, - объяснял Малдер, - слева от нас бакалейная лавка прямо напротив бара под названием «Коптильня».Скалли кивнула, мысленно представляя себе городок, подробно описанный напарником. Внезапно он остановился, и она услышала звук открывающейся двери. - Сюда, - произнес Фокс, и, сильнее сжав его руку, Дана последовала за ним.Зайдя внутрь, она сразу же ощутила характерный для всех маленьких провинциальных магазинчиков застарелый запах, так сильно отличавшийся от чистого кондиционированного воздуха крупных супермаркетов. Малдер был чрезвычайно внимателен к ней, осторожно ведя ее между рядами товаров – в незнакомых местах Скалли всегда приходилось держаться за напарника, так как она по-прежнему упорно отказывалась пользоваться тростью, казавшейся ей символом окончательного поражения перед слепотой. К тому же, как Дана неустанно напоминала ему, в ближайшее время она все равно никуда не собиралась идти без него.Скалли молча шла рядом, пока Малдер наполнял маленькую корзинку необходимыми им товарами, заговаривая только тогда, когда он спрашивал ее мнение о той или иной покупке. Дану глубоко трогали его попытки привлечь ее к принятию всех решений: от того, по какой автостраде им продолжить путь, до выбора еды. Он изо всех сил старался дать ей понять, что несмотря ни на что они по-прежнему остаются равноправными партнерами, и она была чрезвычайно благодарна напарнику за его тактичность и уважение ее чувств.Завернув за угол, Фокс вдруг резко остановился, и Дана инстинктивно поняла, что он, должно быть, рассматривает содержимое полок. Однако время шло, а он так и не сдвинулся с места, продолжая упорно молчать.- Рик? В чем дело? – в конце концов не выдержала она.- Ну… я… ты просила другую краску, но… - растерянно бормотал Малдер.- Что?- Тут такой большой ассортимент, - признался он. – В прошлый раз я просто схватил первую попавшуюся упаковку…но…- Что? – с любопытством снова спросила Скалли.- Ну… - замялся Фокс, - какой цвет ты предпочитаешь: черное дерево, пепельно-коричневый, гранатовый или дубовый? Не говоря уж про бесчисленную серию ‘съедобных’ оттенков – какао, эспрессо, мускатный орех, ревень, лесной орех… - он прекратил перечисление, и, внезапно поняв, что больше не в силах сдерживаться, Скалли начала безудержно смеяться – все началось с глубоких гортанных смешков, постепенно перешедших в полноценный хохот.- Лиза? – смущенно спросил Малдер. – В чем дело?Она бы, безусловно, ответила на его вопрос, если б смогла хотя бы на пару секунд успокоиться и перестать истерически хихикать.Недоумение в его голосе вскоре сменилось на легкое раздражение, когда он снова потребовал у нее ответа:- Что… здесь такого забавного?- Просто… сама мысль о том… что я доверяю тебе… - Скалли замолчала, стараясь успокоиться и совладать с приступом смеха, - человеку, вкус которого даже в галстуках оставляет желать много лучшего, выбрать цвет моих волос…Осознав наконец всю комичность ситуации, Малдер последовал примеру напарницы и, весело рассмеявшись в ответ, притянул ее в свои объятия. Умом Скалли понимала, что их поведение беспечно и легкомысленно, а подобной роскоши они сейчас не могут себя позволить, однако постаралась не обращать внимания на голос разума – было так приятно беззаботно посмеяться над шуткой, пусть и всего лишь на мгновение.В итоге подобрав оптимальный оттенок, они прошли на кассу, и Малдер расплатился за покупки. Скалли в очередной раз мысленно поблагодарила Стрелков, сумевших путем многочисленных манипуляций с какими-то сложными системами, в которых она не разбиралась и не имела ни малейшего желания разбираться, перевести мистеру Рику Уайлдеру тысячу долларов через «Вестерн юнион» без всяких дополнительных условий.Дана последовала за Малдером к выходу, больше, чем когда-либо сгорая от нетерпения что-нибудь перекусить. Обострившееся обоняние играло с ней злую шутку – ей казалось, что изысканные ароматы доносились чуть ли не из всех магазинов, мимо которых они проходили. Где-то на середине следующего квартала Малдер внезапно остановился, и Скалли ощутила, как напряглась его рука, за которую она держалась. - Проклятье! – воскликнул он. – Я оставил вторую сумку на прилавке…- Сходи забери ее, - предложила Дана. – Я подожду тебя здесь.Она чувствовала, что Малдер колеблется, не желая оставлять ее одну в незнакомом месте, хотя он и не стал озвучивать свои опасения вслух.- Ладно… - видимо, решившись, произнес Фокс и подвел ее к ближайшему зданию. – Оставайся тут. Я вернусь через пару секунд.- Со мной все будет в порядке… Рик, - заверила его Скалли и, прислонившись к стене, услышала звук его быстро удалявшихся шагов.Однако несмотря на ее решительные заверения, как только Малдер ушел, она чуть было не поддалась очередному приступу паники, но постаралась взять себя в руки и унять ее. Скалли казалось, что все прохожие разглядывают ее, наблюдают за ней, а потому ощущала себя слабой и уязвимой. Неужели ты не в состоянии, гневно спросили она себя, остаться одна даже на полминуты? Сочтя, что сейчас не самый подходящий момент для того, чтобы копаться в себе в поисках ответа на этот вопрос, Дана опустила глаза, не желая привлекать к себе излишнего внимания окружающих.Время тянулось невыносимо медленно, и по ее ощущениям прошла уже не минута и даже не две, а Малдер все не возвращался. Внезапно она услышала, как кто-то приближается, и, судя по раздававшимся все громче и громче голосам, это были двое молодых мужчин. К ее ужасу, они не прошли мимо, а остановились рядом и обратились прямо к ней.- Привет, малышка, - сказал один из них, - ты потерялась?Скалли не без труда заставила себя ответить.- Нет, спасибо, я в порядке.Звук шагов стал более отчетливым, и Дана инстинктивно отпрянула, еще сильнее вжимаясь в стену.- Что-то по тебе этого не скажешь, - произнес второй мужчина. – Скорее наоборот, кажется, что тебе не помешала бы компания.Скалли отодвинулась еще дальше, словно надеясь исчезнуть внутри здания и таким образом избавиться от навязчивого и бесцеремонного присутствия этих незнакомцев, ненавидя их за то, что они заставляли ее ощущать себя такой слабой и испуганной. Мужчины подошли уже так близко, что Дана почувствовала исходившие от них сигаретный дым и кислый запах пива и сжала кулаки.- Не сегодня, - произнесла она, прикладывая невероятные усилия к тому, чтобы сделать свой голос уверенным и не показать им своего страха. – Я жду друга.- Мы твои друзья, - нагло протянул первый мужчина.- Да… это весьма дружелюбный город, - вторил ему другой. Скалли вновь запаниковала, поняв, что они приблизились к ней вплотную, и уже приготовилась отбиваться, когда неожиданно услышала глухой и обманчиво спокойный голос Малдера.- Леди со мной, - негромко произнес он, однако Скалли отчетливо ощутила повисшее в воздухе напряжение.Малдер взял ее за руку и повел прочь от недовольно ворчавших мужчин, отпускавших им вслед пошлые комментарии.- Ты в порядке? – со страхом и беспокойством в голосе уточнил Фокс. – Извини… я не думал…- Да… все хорошо, - заверила его Дана, стараясь не обращать внимания на по-прежнему испуганно колотящееся сердце.Видимо, ее уверения прозвучали недостаточно убедительно, потому что вместо того, чтобы взять ее за руку, Малдер обнял напарницу за плечи и, крепко прижав к себе, повел дальше по улице.**************- Четыре-ноль-пять, пять-пять-пять, восемь-три-шесть-ноль, - закончив диктовать номер, Малдер повесил трубку и перевел взгляд на стоявшую рядом Скалли, которая облокотилась на телефонную будку и положила руку на серебристую подставку под телефоном. Внешне она казалась абсолютно спокойной, но слегка дрожащие пальцы доказывали обратное.Дурак, дурак, дурак, мысленно обругал себя Малдер, нельзя было оставлять ее одну.Вслух же он не нашел ничего лучшего, как вновь поинтересоваться ее состоянием:- С тобой точно все в порядке?- Да, - бросила она, и проскользнувшее в ее голосе легкое раздражение тут же заставило Фокса пожалеть о заданном вопросе.Последовавшее за ее ответом неловкое молчание прервал телефонный звонок, и Малдер мгновенно схватил трубку.- Привет.- У нас не больше трех минут, - не здороваясь, предупредил его Лэнгли. – Она сейчас с тобой?- Да.- Передай ей трубку.Малдер так и сделал.- Привет, - лаконично поздоровалась Скалли.От внимательного взгляда Фокса не ускользнуло беспокойство, с которым Дана слушала передаваемую ей Стрелками информацию.- Да, уверена, – произнесла Скалли и после короткой паузы добавила: - Нет. Я видела их лишь мельком, но на всех были одинаковые этикетки. – Она вновь замолчала и на этот раз слушала гораздо дольше, чем в первый раз, а затем повторила свое раннее заявление: - Да, я в этом уверена. Проверьте еще раз.Закончив разговор, Скалли передала Малдеру трубку и отодвинулась в сторону, проведя рукой по волосам в столь хорошо знакомом ему жесте, означающем, что она чем-то расстроена. Осознав, что отвлекся, а впустую тратить драгоценное время он не может, Фокс вновь сконцентрировался на разговоре со Стрелками:- Что слышно?- Ничего хорошего, - мрачным напряженным голосом ответил ему Байерс. – Они выследили вас до Небраски.- Что? – услышав его потрясенный возглас, Скалли протянула руку, и Малдер судорожно ухватился за ее ладонь. – Но как?- Точно не знаем, - встрял Фрохики. – Но информация верная – по всему периметру установлено оцепление.Малдер тяжело прислонился к пластиковой стенке. Как такое могло произойти? - спрашивал он себя. Они ведь приняли все меры предосторожности… - Есть какие-нибудь идеи?- Вам нужно сменить стратегию, - вновь напомнил о себе Байерс.– Самое время для того, чтобы спрятаться у всех на виду.- В смысле?- Держитесь подальше от маленьких городков, останавливайтесь только в густонаселенных местах, - пояснил Лэнгли. – И затаитесь на время.Малдер согласно кивнул, принимая их логику. - Я открыт для любых предложений.Спустя мгновение до него вновь донесся голос Байерса.- Есть один подходящий город к северу и один – к югу.Фотографическая память, как всегда, оказалась весьма полезной, позволив Малдеру без труда представить карту штатов и быстро сделать необходимые подсчеты.- Понял. Скоро созвонимся.- Вы получили деньги? – уточнил Фрохики.- Да, но нам потребуется большая сумма, когда мы доберемся до места.- Можешь на нас рассчитывать.На этом Малдер закончил разговор и повесил трубку, прервав соединение как раз в тот момент, когда секундная стрелка на его часах уже завершала третий оборот по циферблату. - Пойдем, Лиза, - обратился он к Скалли, беря ее за руку. – Нам нужно убираться отсюда.- Рик? – обеспокоенно спросила она, - что случилось?Малдер тяжело вздохнул, не зная, как лучше ответить на ее вопрос – ему вовсе не хотелось лишний раз волновать напарницу, но и лгать ей он был не способен. - Они вышли на наш след в Небраске, - в конце концов честно признался Фокс, – поэтому нам придется ненадолго затаиться. – Дана ничего не сказала, но он почувствовал, что она сильнее сжала его руку.Какое-то время Скалли молчала, идя рядом с ним вниз по улице к маленькому кафе в конце квартала, и когда она вновь заговорила, ее голос звучал так слабо, что Малдеру пришлось наклониться, чтобы расслышать ее. - Они ничего не нашли, - прошептала Дана, - словно этого никогда и не существовало.И вновь Малдер ответил не сразу, внимательно и осторожно подбирая слова, прежде чем произнести их вслух:- Но это не так – ты ведь сама это видела.Тень сомнения пробежала по ее лицу.- Знаю… но лишь на мгновение. Что, если я и в самом деле неправильно прочитала этикетки… - пробормотала она и замолчала, не договорив.Что, если… про себя повторил он, и ему совсем не понравился ответ, который ему услужливо подсказал разум.Они наконец приблизились к кафе, и Малдер решил на время отбросить все беспокоящие его мысли, сосредоточившись на том, чтобы помочь напарнице войти внутрь.
ПРОЕЗДОМ 2/3***************Заканчивая завтрак, Тайлер рассеянно теребил в руках золотую звезду офицера полиции, ощущая приятное волнение от прикосновения к этому символу власти, помогавшему ему чувствовать себя более мужественным и уверенным в себе, чем когда-либо прежде. Юноша чрезвычайно гордился обладанием этим значком, и хотя официально он приступал к своим обязанностям только со следующей недели, но уже сейчас воспринимал себя частью чего-то грандиозного. В последнее время Тайлер почти безвылазно сидел в участке просто для того, чтобы проникнуться атмосферой этого места – ему вовсе не хотелось показаться желторотым новичком в свой первый рабочий день.- Тайлер? – услышал он окрик матери из соседней комнаты. – Ты поедешь в город?- Если нужно, - с притворным равнодушием ответил юноша, стараясь скрыть охватившее его предвкушение – поездка в город давала ему отличный повод лишний раз заскочить в участок.- Нам бы не помешало купить стиральный порошок, - последовал ответ.- Хорошо, мам, - произнес он и, подхватив пустую тарелку, отнес ее к раковине. Взяв ключи от машины с подставки у двери, Тайлер чуть помедлил, чтобы надеть бейсболку, и затем вышел во двор.Его сестра Эмили прыгала на скакалке на подъездной дорожке, ее вспотевшее лицо пылало от прилагаемых усилий. Ей едва исполнилось девять, и их разница в возрасте – целых пятнадцать лет – казалась парню настолько существенной, что порой он с трудом мог представить, что когда-то был таким же беззаботным ребенком. - Чем занимаешься, Эм? – полюбопытствовал он, открывая дверь пикапа.- Тренируюсь, - не отрываясь от своего занятия, ответила девочка. Ее завязанные в хвостик волосы взлетали вверх при каждом прыжке.- Ясно, - протянул Тайлер, с серьезным видом наблюдая за столь важным для сестры занятием. – Отлично получается, - уверил ее он.- Спасибо, - запыхавшимся голосом поблагодарила Эмили, прежде чем ее брат завел машину и выехал со двора.***************Скалли беспокойно заерзала на сиденье, пытаясь нащупать ручку, открывающую окно. Найдя ее, она опустила окно еще на несколько дюймов и подставила лицо под ворвавшийся в салон поток свежего воздуха.- Не слишком ветрено? – спросила Дана у напарника.- Ничуть, - заверил ее Малдер, и в его голосе отчетливо слышалась усталость.Они ехали, не останавливаясь, уже много часов, покинув Корделл сразу же после быстрого ужина в местном кафе. Скалли удалось немного поспать в течение ночи, но Малдер оставался за рулем и, естественно, ни на миг не сомкнул глаз. На рассвете они заехали в придорожную забегаловку, где перехватили кофе с пончиками, а затем продолжили неуклонное движение вперед – через всю Оклахому, минуя Арканзас и дальше по дорогам Луизианы. От проделанных за все это время бесчисленных миль пути в памяти Даны остались лишь шум ветра и шорох шин по асфальту, перемежавшиеся с редкими автомобильными гудками проезжавших мимо машин. Длительное сидение на одном месте без возможности выйти и размять ноги утомляло и раздражало Скалли, а при мысли о том, каково сейчас приходится Малдеру, по понятным причинам уставшему гораздо больше нее, она ощущала тревогу за напарника.- Малдер… - позвала она и, чуть поколебавшись, спросила: - может, нам стоит остановиться ненадолго?- Нет, - отрывисто бросил он.Больше Скалли не решилась беспокоить напарника, не желая на него давить, но при этом сильнее, чем когда-либо пожалела о том, что не в состоянии принять у него эстафету управления автомобилем.Видимо сочтя, что ее продолжительное молчание вызвано обидой на его резкий ответ, Малдер решил объясниться.- Просто я хочу попасть туда до заката, чтобы успеть подыскать подходящее место для ночлега.- Далеко еще? – уточнила Дана. – Разве к этому времени мы не должны были уже приехать?- Да, если бы рискнули двигаться по федеральной трассе.Скалли кивнула, надеясь, что он увидит этот жест. Наклонившись к приборной доске, она нащупала магнитолу и, включив радио, стала переключать каналы в надежде наткнуться на что-нибудь более интересное, чем ток-шоу или кантри-музыка, но, к сожалению, Плимут Валиант 74-го года был оснащен приемником, рассчитанным только на частоты AM-диапазона, и поэтому имевшийся в наличии выбор оказался довольно скудным. - В следующий раз, когда мы будем покупать машину, - с покорным вздохом произнесла Дана, признавая свое поражение, - пусть это будет модель с CD-плейером.- Идет, - мягко ответил Фокс, и Скалли показалось, что она уловила тень улыбки в его голосе.***************- Приступаю с понедельника, - гордо объявил облокотившийся на капот Тайлер, демонстрируя свой новый значок. - Круто, - с любопытством разглядывая сияющую металлическую звезду, ответил его друг Луис. – Не могу поверить, что ты все-таки добился своего. Но еще удивительнее то, что тебя действительно приняли.- Эй! – притворно обиженно воскликнул Тайлер, прекрасно зная, что приятель просто дразнит его. – Я это заслужил. По крайней мере мне не придется копаться в старых ржавых двигателях этих корыт на колесах.- Дружище, ты даже не представляешь, что теряешь. – C этими словами Луис взял гаечный ключ и вновь приступил к осмотру ремонтируемой машины.Тайлер обвел взглядом станцию техобслуживания, в которой работал Луис. Она была довольно маленькой и вмещала в себя всего две колонки, крошечную продуктовую лавку и непосредственно гараж, в котором они сейчас и находились. У Тайлера в голове не укладывалось, что его лучший друг детства занимается подобным ремеслом, когда существует столько куда более стоящих, благородных профессий, которым он мог бы себя посвятить.Но с другой стороны, раз Луиса очевидно устраивал такой расклад, то кто он такой, чтобы спорить?- Эй, как насчет выпить чего-нибудь? – предложил Тайлер.- Сейчас? – переспросил Луис, не отрываясь от работы. – А сколько времени?- Чуть больше полудня, - ответил Тайлер. – Да брось, отвлекись хоть ненадолго – давай отпразднуем мои последние вольные деньки.- Ну ладно. Вот только закончу с этим.Тайлер довольно осклабился – Луис всегда легко поддавался на уговоры. - Я мигом, - бросил он и направился к продуктовой лавке, уже предвкушая приятно проведенное время в компании лучшего друга и прохладного пива. Подойдя к холодильнику с напитками, парень принялся рассматривать имеющийся ассортимент и, немного подумав, решил, что раз выпивка будет за счет заведения, то не стоит себе ни в чем отказывать. Он вытащил пару бутылок модного импортного пива и пошел к прилавку, у которого стоял какой-то мужчина, нетерпеливо ожидавший прихода продавца.Когда Тайлер приблизился к кассе, незнакомец повернулся к нему и спросил:- Вы здесь работаете?- Неа, - ответил парень. – Вам что-то нужно?- Я бы хотел наполнить бак, - ответил мужчина.- Не вопрос, - уверил его Тайлер и, зайдя за прилавок, включил насос. – Заплатите по факту.Незнакомец кивнул.- Спасибо, - поблагодарил он и направился обратно к своей машине.Вернувшись в гараж, Тайлер открыл бутылки швейцарским армейским ножом, после чего поставил одну из них на землю рядом с Луисом и с удовольствием отпил из второй, наслаждаясь вкусом прохладного напитка. - Спасибо, братишка, - сказал ему Луис, однако Тайлер не ответил другу, вместо этого подойдя к выходу, чтобы получше рассмотреть мужчину, с которым только что столкнулся у прилавка.Что-то в нем показалось парню смутно знакомым, хотя как бы он ни старался, ему никак не удавалось понять, что же именно. В конце концов, в его внешности не было ничего необычного, и выглядел он в точности так же, как и любой другой, давно находящийся в дороге путешественник, с покрасневшими от бессонницы и усталости глазами. Пожалуй только чересчур исхудавший, но отнюдь не это привлекло внимание Тайлера.А затем он увидел ее, и все встало на свои места.В машине сидела миниатюрная женщина с темными волосами, собранными в хвост. Высунувшись из окна, она что-то сказала своему спутнику, после чего вновь скрылась из виду, однако для Тайлера этого оказалось вполне достаточно, чтобы сложить два и два – он вспомнил виденные им в участке снимки с дополнениями к ним, показывающими возможные варианты изменения внешности, которые могли предпринять преступники.Тайлер замер на месте, оправившись от шока, только когда почувствовал, что бутылка вот-вот выскользнет из его внезапно онемевших пальцев.- Луис! – прошипел он, отчего его друг резко вскинул голову и ударился о капот чинимой машины. - Проклятье, Тайлер… что? – поморщившись от боли, недовольно спросил он. - Иди внутрь, - авторитетным тоном велел ему без пяти минут помощник шерифа, осознавая полноту лежавшей на нем ответственности. – Когда этот парень придет, чтобы расплатиться за бензин, постарайся задержать его. Не позволяй ему уйти.- Почему нет? – недоуменно спросил Луис, и в этот момент Тайлер отчетливо осознал, почему его друг никогда не сможет сделать карьеру в правоохранительных органах.- Потому что он и его спутница в бегах, вот почему, - ответил он, чувствуя мрачное удовлетворение при мысли об остальных заместителях шерифа, которые считают его слишком молодым и неопытным. «Посмотрим, что они скажут», самодовольно думал Тайлер, «когда я помогу поймать двух опасных федеральных преступников, еще даже не успев приступить к своим обязанностям». - А теперь отправляйся на кассу и делай, что я тебе говорю, понятно?Луис по-прежнему выглядел несколько растерянным, однако, поддавшись энтузиазму приятеля, покорно отложил инструменты и пошел исполнять поручение.Тайлер с довольным видом посмотрел ему вслед, а затем не спеша направился к телефону в дальнем конце мастерской, крепко сжимая в руке лежащий в кармане полицейский жетон.***************Малдер нетерпеливо провел рукой по волосам. «Сколько же мне еще ждать сдачу?» недоумевал он. Парнишка в спецовке механика скрылся в подсобке с его пятьюдесятью долларами и до сих пор не вернулся.В очередной раз выглянув в окно, Фокс отыскал глазами Скалли, которая сидела на пассажирском сиденье, опустив голову на боковое стекло. Посмотрев в сторону, он с неудовольствием заметил, что стоявший у таксофона молодой мужчина по-прежнему пристально ее разглядывает. Малдер терпеть не мог, когда люди таращились на его напарницу подобным бесцеремонным образом, словно на экспонат в кунсткамере. И хотя он знал, что она не видит устремленных на нее любопытных взглядов, это вовсе не помогало ему умерить гнев по отношению к праздным зевакам. А этот парень вел себя еще хуже, чем остальные – фактически, он смотрел на нее не отрываясь, словно зачарованный…Вернувшийся в конце концов механик отвлек внимание Малдера от пялящегося на Скалли нахала.- Извините за задержку, мистер, - протянул он, теребя надпись на спецовке, указывающей на то, что ее обладателя зовут Луис. – Итак… у нас тут две содовые, упаковка крекеров и бензин – кстати, а сколько вы долили? Измерительная шкала не работает.- Ровно четырнадцать, - ответил Малдер, внимательно разглядывая парнишку. Он и в самом деле был почти что ребенком - едва ли старше двадцати лет. Его округлое лицо слегка покраснело, словно ему было жарко, и как заметил Малдер, образовавшаяся у него на лбу тоненькая струйка пота медленно стекала за воротник.- Верно, верно, - пробормотал Луис. – Сейчас я все это подсчитаю и верну вам сдачу.Малдер лишь краем уха слушал объяснения механика – инстинкт, которому он привык доверять, и который никогда прежде его не подводил, практически кричал, предупреждая бывшего агента об опасности. Он еще раз окинул окрестности внимательным, изучающим взглядом: парнишка в телефонной будке так и не ушел, продолжая неотрывно смотреть на Скалли. Он что-то сжимал в ладони – нечто неясной формы, отражавшее солнечный свет, и стоило ему чуть повернуть руку, как Малдер наконец сумел разглядеть непонятный предмет. И это открытие заставило его мгновенно похолодеть от страха. - Сдачу оставьте себе, - выкрикнул Фокс. Позабыв про оставленные на прилавке продукты, он поспешно выскочил за дверь и всего в несколько огромных шагов преодолел отделяющее его от машины расстояние.- Рик?? – испуганно воскликнула Скалли, когда он быстро повернул ключ зажигания, заводя мотор. – Что происходит?- Местная полиция, - ответил Малдер, поспешно отъезжая от колонок и выруливая со станции. С угрюмым удовольствием он заметил, что парень на телефоне, этот мальчишка со звездой помощника шерифа, пришел в ярость, увидев их внезапный объезд. Он принялся что-то яростно кричать в трубку и отчаянно жестикулировать. Впрочем, радость от того, что им вовремя удалось скрыться, продлилась недолго. Как только автомобиль вновь выехал на шоссе, Малдер сразу же заметил две быстро приближавшиеся к ним полицейские машины. Он бросил беглый взгляд на напарницу, чтобы убедиться, что ее ремень безопасности пристегнут. Судя по ее прерывистому дыханию и тому, как судорожно она вцепилась в подлокотники, Скалли не хуже него осознавала нависшую над ними опасность. - Держись, - сказал ей Фокс и вдавил педаль газа в пол.***************Временный штаб оперативной группы гудел, словно пчелиный улей, и тем не менее мужчина смог расслышать во всей этой какофонии телефонный звонок, инстинктивно зная, что он предназначается именно для него. Он стоял позади остальных членов команды, рассматривая карту поверх их плеч. Все они были хорошими агентами и верными сторонниками правительства, которому когда-то присягнули на верность, поклявшись защищать его ценою своих жизней. Подобное дело, как мужчина отлично понимал, давалось им нелегко, ведь эти люди ненавидели саму мысль о том, что существуют те, кто может нарушить свою клятву и перейти на сторону сил зла, с которыми когда-то обязались бороться. Им претило устраивать облаву на своих бывших коллег.«Хорошо», размышлял он, зажигая очередную сигарету, «что эти агенты при всем их уме не способны видеть дальше своего носа, а потому их вполне устраивает самое простое объяснение, и они, не раздумывая, принимают на веру все, что им говорят. Они и не догадываются, что являются всего лишь пушечным мясом в войне, о существовании которой даже не подозревают, и их верностью манипулирует не так хорошо знакомое им правительство, а куда более мощная, масштабная сила, руководствующаяся лишь своими собственными интересами…»Как он и ожидал, спустя мгновение к нему приблизился один из молодых полевых агентов.- Сэр, - начал он, - у нас есть подтвержденное опознание подозреваемых.- Далеко? – уточнил мужчина, выдыхая облако дыма.- Двадцать минут по воздуху, - отрапортовал агент. – Вертолет уже готовится к взлету.- Хорошо, - произнес мужчина, растягивая это слово, словно смакуя его. «Возможно», подумал он, «эта нелепая гонка наконец-то закончится. Кто бы мог предположить, что она вообще продлится так долго».Мужчина затушил окурок в ближайшей к нему пепельнице и вышел из здания, щурясь в лучах яркого послеполуденного солнца.**************Тайлер занимал заднее сиденье патрульной машины, уткнувшись лицом в металлическую решетку, разделяющую салон. За рулем сидел Эллис, и парень не мог не радоваться этому обстоятельству - Эллис относился к нему с достаточным уважением, а потому поступил по справедливости и взял его с собой. В конце концов, ведь именно он, Тайлер, опознал беглецов, которым удавалось скрываться от правосудия в течение - ни много ни мало - целых шести недель, а потому как никто другой заслуживал право участвовать в погоне за ними. Парнишка вновь почувствовал прилив гордости и попробовал привлечь внимание Эллиса, отвлекая его от прослушивания полицейской волны.- Как ты думаешь, куда они направляются?На вопрос ответил Деверелл, напарник Эллиса, который, судя по сочившемуся из его голоса ядовитому сарказму, явно счел вопрос новобранца глупым:- Видишь ли, Тайлер, если они так усердно стараются сбежать от представителей власти, то в данный момент им, видимо, абсолютно наплевать на то, куда направиться, лишь бы убраться подальше отсюда. – Деверелл был мужчиной средних лет, обладавшим отнюдь не стройной фигурой – его выпиравший из брюк живот красноречиво говорил о более чем двадцати годах патрулирования на пончиковой диете.Тайлер счел ниже своего достоинства отвечать на подобное язвительное замечание, вместо этого сосредоточившись на видневшейся впереди машине преступников, которая, надо признать, сумела развить довольно неплохую, для такой древней колымаги, скорость. Тайлер предположил, что мужчина, должно быть, старается выжать из своего старенького Плимута Валианта максимум; в конце концов, стрелка на спидометре патрульной машины, которая, очевидно, находилась в куда лучшем состоянии, уже перевалила за восемьдесят.Не отрывая глаз от дороги, Эллис вдруг решил озвучить свою версию.- На его месте я бы постарался как можно скорее свернуть с главной дороги и направился бы в сторону Кисатчи.Тайлер кивнул, молча признавая правоту старшего товарища. Национальный заповедник Кисатчи простирался на севере до округа Сэлин, а на юге – до Гленмора, и на всем своем протяжении был испещрен многочисленными неотмеченными на картах дорогами. С того места, где они сейчас находились – на самой окраине Клоутирвилля – резко свернуть и углубиться в самую чащу леса не составляло никакого труда.- Ну тогда, - заметил Тайлер, - полагаю, нам лучше догнать их до того, как они догадаются именно так и поступить.Эллис промолчал, однако посмотрел на Тайлера в зеркало заднего вида и одобрительно улыбнулся ему. Что-то во взгляде опытного копа заставило парнишку почувствовать себя слегка не в своей тарелке. Он знал Эллиса многие годы – даже время от времени играл с ним в футбол – но никогда прежде не замечал в нем такой сосредоточенности. Казалось, он словно испытывает приятное волнение, даже возбуждение от этой охоты на людей.Эта мысль вызвала у Тайлера внезапный приступ тошноты, однако он подавил ее усилием воли и, встретившись взглядом с Эллисом, постарался улыбнуться в ответ.*************Малдер из последних сил пытался удержать машину, когда ее в очередной раз занесло. Дорога становилась все более извилистой, и Фоксу приходилось использовать сцепление по-максимуму. Патрульные машины постепенно сокращали дистанцию, неумолимо приближаясь, и с каждой секундой рев сирен раздавался все отчетливее.Малдер вновь бросил беглый взгляд на напарницу и заметил, что она испуганно вжалась в сиденье, с силой закусив нижнюю губу. - Как ты? – рискнул спросить он, снова смотря на дорогу.- В порядке. – Слова прозвучали как судорожный вздох, и Фокс скорее догадался о ее ответе, чем действительно расслышал его. – Они догоняют нас, не так ли?Он машинально кивнул и только потом, вспомнив, что она не может увидеть этот жест, озвучил свои мысли:- Да… но еще не все кончено.И в этот момент к преследованию присоединилась третья машина, вызвавшая у Малдера приступ неконтролируемой паники – черный автомобиль с тонированными стеклами, в отличие от патрульных, не имел никаких опознавательных знаков. Внезапно одно из его окон открылось, и Фокс, инстинктивно поняв, что сейчас произойдет, крикнул напарнице:- Пригнись! – В этот момент целая россыпь пуль попала в их машину, вдребезги разбив заднее стекло. Скалли пронзительно закричала и еще сильнее вжалась в сиденье, нагнувшись так, что ее голова оказалась на уровне приборной доски.Убедившись, что напарница не ранена, Малдер крутанул руль, сворачивая с асфальтированного шоссе на более старую боковую дорогу. Она была слишком узкой для интенсивного движения и скорее походила на туристическую тропу, однако они находились не в том положении, чтобы привередничать.Даже не оглядываясь, он знал, что преследующие их машины повторили его опасный маневр. Фокс слышал скрип колес по асфальту, когда они сделали резкий поворот, и мысленно вознес молитву Богу, прибавляя скорость на простиравшемся впереди крутом склоне.***************- Куда он, черт его дери, направляется? – в голосе Деверелла послышалась странная смесь гнева и недоумения. - Как я и говорил, - протянул Эллис, - он надеется скрыться в лесу.Тайлер почувствовал приток адреналина, заставивший его сердце биться сильнее, когда их машина последовала за Валиантом вверх по склону. Он превосходно ориентировался в здешних дорогах, а потому прекрасно представлял, где они сейчас находятся - любой местный мальчишка знал отличные места для поцелуев под луной поблизости – но никогда даже в самом безумном пьяном угаре ему не доводилось гонять здесь на таких бешеных скоростях. Никто в здравом уме не стал бы проделывать подобного.Их автомобиль возглавлял погоню – даже черный седан отстал от них, пристроившись в хвосте к немалому облегчению Тайлера. Когда один из пассажиров таинственной машины открыл огонь по Плимуту, у парнишки душа ушла в пятки – он почему-то не ожидал стрельбы, по крайней мере, такой… прицельной. Валиант достиг вершины холма и начал спуск с другой стороны, где гравитация работала в пользу его преследователей. К тому же, благодаря более мощным моторам и рулевому управлению с усилителем, у их машин имелось неоспоримое преимущество над более старым автомобилем подозреваемых. Они уже оказались так близко, что Тайлер мог без труда разглядеть находившихся внутри людей: мужчина склонился к рулю, словно надеясь одним лишь усилием воли заставить свою тачку двигаться быстрее, а женщина пригнулась так низко к приборной доске, что видна была лишь ее макушка. Когда они сделали очередной виток, Эллис резко крутанул руль, чтобы удержать машину на дороге. И тут-то это и произошло.Расширившимися от ужаса глазами Тайлер наблюдал, словно в замедленной съемке, как автомобиль подозреваемых неожиданно занесло, да так, что шины пронзительно взвизгнули. Машина подпрыгнула, описала в воздухе изящный полукруг и покатилась под откос, пробив ржавый заградительный барьер.Тайлер смутно слышал визг их собственных шин, когда Эллис резко остановил машину – все его внимание сосредоточилось на терпящем аварию Плимуте, который сорвался с дороги и упал в простиравшийся у подножья холма лес. Несколько секунд спустя до слуха юноши донесся оглушительный скрежет металла о камень, и не в первый раз с начала этой погони Тайлер почувствовал подступающую к горлу тошноту.В этот момент перспектива стать помощником шерифа внезапно перестала казаться ему такой уж заманчивой.
ПРОЕЗДОМ 3/3Тишина оглушала. Облизнув пересохшие губы, Скалли попробовала сесть и застонала от вызванной этим легким усилием резкой боли, чувствуя себя так, словно ее пропустили через бетономешалку. Впрочем, одна хорошая новость все же была – судя по ощущениям, ей каким-то чудом удалось ничего не сломать. Стараясь не обращать внимания на непрекращающийся стук в голове, Дана попыталась вспомнить, что произошло, и спустя мгновение ей это удалось.Погоня.Авария.Малдер…Внезапно нахлынувшие воспоминания заставили сердце Скалли тревожно забиться, а гнетущая тишина и беспокойство за напарника побудили заговорить, даже несмотря на то, что слова давались ей с большим трудом: - Рик? – тихим, слабым голосом позвала она. – Рик?… Малдер?Не дождавшись ответа, Скалли испугалась еще сильнее. Дрожащими пальцами нащупав ремень безопасности, она отстегнула его и переместилась на сиденье, отчего машина опасно покачнулась, но в своем нетерпении добраться до напарника Дана этого даже не заметила. Она протянула руки и стала водить ими на ощупь, пока не наткнулась на Малдера, почувствовав мягкую ткань его фланелевой рубашки. Легонько встряхнув его, Скалли вновь позвала:- Малдер… Малдер…Он по-прежнему молчал, и Дана продолжила свой осторожный осмотр, дотронувшись до лица напарника. Его рот оказался слегка приоткрытым, и когда его слабое дыхание коснулось ее ладоней, Скалли немного успокоилась – что бы с ним не случилось, он, по крайней мере, был жив, хотя, очевидно, без сознания. Добравшись до его глаз и почувствовав легкое, как перышко, прикосновение опущенных ресниц, она поняла, что они закрыты. Тогда Скалли переместила руку чуть выше и резко замерла – его лоб покрывало что-то теплое и влажное. Вскоре страшная догадка подтвердилась – стоило ей только поднести пальцы к губам, Дана ощутила на них солоноватый металлический вкус крови. - О, нет… нет… нет… нет… - вне себя от страха, бессвязно лепетала она. – Малдер… пожалуйста… очнись… очнись…Он снова никак не отреагировал на ее мольбы, отчего первоначальная паника сменилась животным ужасом, грозившим поглотить остатки ее самообладания, однако когда Скалли уловила в воздухе стойкий запах бензина и услышала, как горючее капает из пробитого бензобака, она постаралась успокоиться и взять себя в руки.Дана мало что знала об автомобилях, однако отлично разбиралась в спонтанных возгораниях и условиях, при которых они могут возникнуть. А судя по запаху топлива и производимому им звуку, у них оставалось совсем немного времени на то, чтобы выбраться из машины, прежде чем она окажется охваченной пламенем. Ей необходимо вытащить Малдера наружу и как можно скорее.Воодушевленная этой мыслью, Скалли поспешно пересела обратно на пассажирское место, сразу же почувствовав, как машина вновь накренилась под ее весом. Оценив ситуацию, Дана пришла к выводу, что они определенно упали на левый бок, и, соответственно, сторона водителя оказалась внизу. Но вот другой, не менее важный, вопрос продолжал оставаться открытым - а была ли под ними твердая земля? Скалли понятия не имела, как ей это выяснить.Нащупав ручку двери, Дана потянула ее на себя, одновременно налегая на дверцу всем своим весом и тем самым удерживая ее открытой, а затем перевернулась на живот и свесила ноги через край. Она крепко держалась обеими руками за сиденье, пытаясь нащупать землю под собой, однако у нее ничего не вышло. «И что мне делать», на мгновение вновь поддавшись панике, подумала Скалли, «если мы повисли над пропастью и внизу просто нет земли?» Справившись с собой и отбросив эту пугающую мысль, Дана сумела в очередной раз совладать со страхом и, разжав пальцы, прыгнула вниз. Впрочем, ее тревога оказалась напрасной – она упала с совсем небольшой высоты и постаралась удержаться на месте, чтобы не откатиться далеко от машины и не потерять ориентир. Неуклюже поднявшись на негнущихся ногах, она оперлась ладонями на металлический корпус автомобиля и начала медленно обходить его.В конце концов ее усилия увенчались успехом - Дана добралась до двери со стороны водителя и попыталась распахнуть ее. Тщетно. «Заблокирована», в отчаянии подумала она, и уже почти что решила вернуться обратно в салон со своей стороны и попробовать открыть дверцу изнутри, когда еще более сильный, чем прежде, запах бензина заставил ее отказаться от этой идеи - у нее просто может не хватить на это времени...Обмотав кулак рукавом своей водолазки, Скалли ударила им по стеклу, надеясь, что Малдер не поранится осколками еще сильнее, после чего просунула руку внутрь и, немного повозившись с замком, вновь потянула за ручку. На этот раз ей удалось без труда распахнуть дверцу.Лишившись опоры, безжизненное тело Фокса выпало бы из машины, если бы не удерживающий его ремень безопасности, но как только Дана нащупала защелку и отстегнула его, Малдер тут же рухнул на землю у ее ног. Надеясь, что падение поможет ему прийти в себя, Скалли опустилась на колени рядом с поникшей фигурой напарника и, взяв его лицо в ладони, стала прислушиваться к дыханию. Однако никаких изменений не произошло - оно по-прежнему оставалось устойчивым и размеренным, как у спящего или находящегося без сознания человека. Тогда она дотронулась до его шеи, чтобы проверить пульс – он оказался чересчур быстрым, но стабильным, и Дана возблагодарила Бога за это.По ее щекам потекли непрошеные слезы, но она решительно смахнула их, понимая, что сейчас не место и не время для проявления слабости – ей нужно составить хоть какой-то план и как можно скорее. «Убирайся прочь от машины, уходи, уходи, уходи!», кричал ей разум. Встав позади Малдера, Скалли подхватила его за подмышки и попробовала выпрямиться, однако его неподвижное тело оттягивало ей руки даже при том, что она еще не сделала ни единого шага. В конце концов собравшись с силами, Скалли приготовилась начать движение, но тут ее поразила внезапная мысль – учитывая, что некому подсказать ей, куда идти, слишком велик риск того, что описав круг, она вновь вернется к готовой взорваться в любой момент машине. Пытаясь побороть очередной приступ паники, Дана стала судорожно искать выход из этого положения, и внезапно решение пришло в виде… солнечного света. Почувствовав тепло на своей правой щеке, Скалли пришла к выводу, что раз сейчас вторая половина дня, то, значит, она стоит лицом на юг. Иными словами, чтобы не сбиться с пути, ей нужно подставлять солнцу одну и ту же сторону лица. Это открытие придало Дане решимости, и, резко выпрямившись, она потащила Малдера за собой. К сожалению, ее прогресс был мучительно медленным, потому что ей приходилось каждый раз ощупывать землю прежде, чем фактически шагнуть, и при этом она старалась ступать так, чтобы солнце по-прежнему грело правую щеку. Скалли сделала едва ли десяток шагов, когда почувствовала, что может не выдержать тяжелого веса Малдера и уронит его, однако решительно стиснула зубы и продолжила путь.Она не имела ни малейшего представления, как далеко ей удалось отойти от машины, когда оглушительный грохот разорвал тишину, и затем Скалли обдало горячей взрывной волной.Она упала на землю, крича, но не слыша собственного крика, и так и осталась лежать, ожидая окончания серии сотрясающих воздух взрывов.Спустя какое-то время стало относительно тихо, однако Дана по-прежнему слышала рев пламени и ощущала едкий запах дыма. Убедившись, что опасность миновала, она вновь поднялась на ноги и, обхватив напарника, потащила его за собой. Скалли часто спотыкалась, но все же всякий раз удерживалась на ногах и упрямо продолжала идти.И вот, когда силы покинули ее окончательно, солнце вдруг перестало светить. Поначалу ей показалось, что уже наступила ночь, и оно просто село, но протянув руки, она нащупала вокруг себя толстые стволы деревьев, которые, по-видимому, просто-напросто не пропускали солнечный свет сквозь густую листву. Будучи крайне уставшей, и к тому же лишившись единственного ориентира, Дана решила остановиться.Ноги отказались ее держать, и Скалли почти что сползла вдоль ствола ближайшего дерева. Дотянувшись до Малдера, она положила его голову себе на колени и нежно провела рукой по волосам, стараясь не задеть рану на лбу. Мысленно вознеся молитву, Дана стала тихонько шептать его имя, отчаянно надеясь, что он услышит ее и очнется, и стараясь не думать о худшем исходе.***************Тайлер стоял на краю обрыва вместе с остальными помощниками шерифа и двумя мужчинами из машины без опознавательных знаков. Они почти не разговаривали между собой, наблюдая за поднимающимися из долины внизу дымом и огнем. Ближайшие к месту взрыва деревья уже начали загораться, грозя в скором времени превратить локальный пожар во всепоглощающее пламя. Потерпевшая крушение машина была едва заметна, так как оказалась практически скрытой из вида скоплением крупных валунов.За всю свою пока еще недолгую жизнь Тайлеру ни разу не доводилось становиться свидетелем чего-то столь же ужасающего. Он даже не сразу узнал свой собственный голос, когда спросил:- Как думаете, они могли выжить?Эллис, его герой и наставник, повернулся и окинул юношу мрачным взглядом.- У них не было ни единого шанса, - только и сказал он, а затем повторил: - Ни единого.В этот момент к ним подъехал еще один автомобиль, и Тайлер повернулся посмотреть на подоспевшее пополнение. Из машины показались четверо мужчин, однако только один из них привлек внимание парня. Он был высоким и весьма внушительным, хотя и в довольно мрачной и пугающей манере. Очевидно ничуть не обеспокоенный распространяющимся огнем, мужчина держал в руке зажженную сигарету, периодически затягиваясь ею по мере приближения к их маленькой группе.Решительным шагом незнакомец подошел прямо к Эллису.- Что здесь произошло? – кратко осведомился он.Эллис чуть помедлил, прежде чем ответить на этот вопрос, больше похожий на приказ, и Тайлер заметил, как дрожит его верхняя губа под щеточкой усов.- Мы преследовали подозреваемых, пока их машина не потеряла управление и не сорвалась с дороги. Этот парень должно быть сумасшедший, раз решил, что может обогнуть все эти крутые изгибы на такой старой развалюхе, как у него. У них не было ни единого шанса пережить подобное падение.Тайлер ни на минуту не усомнился в словах Эллиса, а потому следующая реплика странного незнакомца стала для него полной неожиданностью.- Немедленно пошлите вниз поисковую группу для тщательного прочесывания местности. Вам известен приказ - при обнаружении беглецов стрелять на поражение.- Но, сэр… - очевидно, что это распоряжение смутило Эллиса не меньше, чем самого Тайлера. – Они ни при каких условиях не могли выжить.- Тщательное прочесывание местности, - ледяным тоном ответил ему мужчина с сигаретой. – Немедленно.Эллис молча кивнул и жестом велел своим людям начинать.**************Малдер беспокойно заворочался. Все болело, и складывалось такое впечатление, что мозг стучал по стенкам черепной коробки, грозя в любой момент вырваться наружу. Фоксу хотелось погрузиться в небытие и таким образом избавиться от страданий, но что-то не давало ему этого сделать – что-то настойчиво взывало к нему…<МалдерМалдерМалдерпожалуйста>… он знал, что не может проигнорировать этот зов. Снова двинувшись, Малдер постарался сбросить с себя сонливость, завладевшую его усталыми телом и разумом, и сосредоточиться на доносящемся до него умоляющем голосе…<пожалуйстапожалуйстаочнисьтынуженмне>… вновь пошевелившись и встряхнув головой, Фокс наконец смог открыть глаза, но не увидел ничего, кроме густых крон деревьев. Он чувствовал, что лежит на твердой земле, покрытой впивавшимися ему в спину мелкими камушками и ветками, и на этот раз действительно услышал обращенные к нему слова, поняв, что они ему не почудились.- Малдер… Малдер… пожалуйста, очнись…- Скалли? – прохрипел он.- Малдер… Малдер?? – в панике затараторила она, судорожно ощупывая его лицо и грудь. Он попробовал сесть, взяв ее руки в свои, чтобы она ненароком не ударила его.- Шшш, Скалли… я здесь, - успокаивающе прошептал Фокс.- О… Малдер! – только и сказала Дана, однако ее цепкий захват, когда она обвила его шею и крепко прижала к себе, говорил сам за себя.Он долго не разрывал объятий, наслаждаясь исходившим от нее теплом, хотя его голова по-прежнему нестерпимо болела, а разум переполняли тысячи вопросов, на которые ему не терпелось получить ответы. И лишь когда Скалли перестала дрожать, он чуть отстранился и приподнял ее за подбородок, чтобы заглянуть ей в лицо.- Скалли? – тихо спросил Малдер. – Что произошло?Он почувствовал новую волну дрожи, прошедшую сквозь ее тело, терпеливо ожидая, пока она успокоится и вернет себе достаточно самообладания, чтобы ответить на вопрос. Прерывисто дыша, Дана начала рассказывать напарнику о том, что, по ее воспоминаниям, с ними случилось, и что она сделала, пока он находился без сознания.Пока Скалли говорила, Малдер воспользовался возможностью как следует рассмотреть напарницу: ее влажные невидящие глаза покраснели и опухли, лицо покрывал слой грязи вперемешку с потом и слезами, а на щеке образовался длинный порез, протянувшийся от уха почти до самого подбородка. Волосы превратились в спутанную массу, напоминавшую воронье гнездо, так как скреплявшая их заколка сползла и держалась теперь лишь на нескольких не выпавших из хвоста прядях. Слушая рассказ Даны, Малдер осторожно расстегнул заколку и сжал ее в ладони.Когда она закончила, он ошарашено огляделся по сторонам. Несмотря на то, что едкий запах дыма, образовавшегося в результате взрыва, был весьма ощутим, они находились достаточно далеко от очага возгорания, и потому опасность сгореть в ближайшее время им определенно не угрожала.Вновь переведя взгляд на напарницу, Малдер долго не мог подобрать слова, которые бы в полной мере отражали переполнявшие его сейчас эмоции.- Скалли, ты… - начал Фокс, судорожно пытаясь сформулировать теснящиеся в голове мысли.- Малдер, не произноси этого вслух. Я бы никогда не оставила тебя, - обрывая его лепетание, решительно и серьезно заявила она. Образовавшийся в горле ком помешал Малдеру ответить, поэтому он молча притянул напарницу в объятия, чувствуя, как она в свою очередь прижалась к нему, словно ища утешения и подтверждения того, что он жив и по-прежнему рядом с ней. Какое-то время они сидели не двигаясь, и Малдер про себя возблагодарил свою удачу, благодаря которой им удалось избежать гибели.Однако радостное воссоединение продлилось недолго – внезапно Фокс услышал приближающиеся шаги и, судя по ее испуганному взгляду, Скалли тоже их услыхала.Взяв ее за руку, Малдер кое-как встал. В голове шумело, и неожиданно нахлынувшая волна головокружения грозила вновь опрокинуть его, однако он решительно справился с ней и сумел удержаться на ногах. - Давай, Скалли, - сказал Фокс, поднимая напарницу. – Надо идти.Она ограничилась кивком, и выражение решимости на ее лице согрело ему сердце, каким-то необъяснимым образом заставив его почувствовать себя сильнее и увереннее.По-прежнему держа ее за руку, Малдер повел Скалли сквозь обступавшие их со всех сторон деревья.***************Мужчина стоял и курил, наблюдая за тем, как поисковая группа прочесывает простиравшийся у подножья холма лес. Пока что они ничего не нашли, и какая-то часть его хотела поверить в то, что разыскиваемая им пара действительно погибла в этой ужасной катастрофе.Однако он слишком хорошо знал этих двоих, в какой-то степени даже лучше, чем самого себя. Потратив немало времени на то, чтобы изучить Малдера и Скалли, мужчина научился понимать стоящие за их действиями мотивы – по крайней мере, частично - и вынужден был признать, что восхищался их настойчивостью в достижении своих целей, которая и побуждала его сейчас продолжать поиски. Такие люди не сдаются легко, борясь до последнего, а потому поверить в их гибель, не удостоверившись в ней, было бы крайне неразумно с его стороны.Мужчина заметил стоящего на краю обрыва мальчишку, который также внимательно следил за разворачивающейся внизу драмой. Он знал, что именно этот юноша опознал беглецов и оповестил местные силы правопорядка, а потому решил воспользоваться случаем и попытаться вытянуть из него как можно больше сведений.Жестом подозвав к себе парня, мужчина рассеянно заметил, с каким беспокойством тот отреагировал на просьбу подойти, но тем не менее покорно приблизился, крепко сжимая в руках золотую звезду помощника шерифа.- Чем могу помочь, сэр?- Мне нужно знать, - тихо начал мужчина, - можете ли вы сообщить мне какую-то информацию о подозреваемых, не упомянутую вами прежде. Что-нибудь еще, что бросилось вам в глаза…- Ну… - заметно колеблясь, протянул юноша, отводя взгляд. – Я не уверен, однако…- Что? – резко потребовал мужчина, даже не пытаясь проявить вежливость и замаскировать свое требование под просьбу.- Дело в женщине, сэр. Я наблюдал за ней на заправке, - нервно переступив с ноги на ногу, парень продолжил: - и думаю… думаю, что она, возможно, слепа. - Благодарю вас, - небрежно бросил мужчина, давая мальчишке понять, что он свободен, и, повернувшись к нему спиной, тут же забыл о его существовании. «Крайне любопытно…» подумал он, «и к тому же как нельзя лучше согласуется с некоторыми другими показаниями очевидцев». Дана Скалли… слепа. Мужчина улыбнулся про себя, внешне никак не выказывая полученного от этих известий удовольствия. Трудно даже вообразить более удачное развитие событий.Зажигая очередную сигарету, он отошел от обрыва, предоставив копам продолжать поисковую операцию без его участия.
В ОДИНОКОМ ОТЕЛЕ 1/12Скалли сидела на кушетке, теребя пальцами потертую обивку и пытаясь вспомнить ее цвет. Она слышала, как Малдер перемещается по кухне, занимаясь приготовлением ужина, и ее обострившееся обоняние вскоре уловило исходивший оттуда пряный аромат вперемешку с резким запахом чеснока, подсказывая Дане, что напарник, видимо, решил сделать какое-то блюдо из макарон. Перед тем, как заняться готовкой, Фокс включил телевизор, призванный составить ей компанию, пока сам он хозяйничал на кухне, однако Дана убавила громкость, предпочитая производимые напарником звуки бессмысленной болтовне героев ситкома.- Не пора смывать, Малдер? – выкрикнула она, чувствуя, что кожа головы уже начала зудеть. И кроме того, Скалли никак не удавалось избавиться от иррационального страха, что проклятая краска каким-то невероятным образом впитается и проникнет ей в мозг. - Еще пару минут, - отозвался он. – Потерпи.- Легко тебе говорить, - пробормотала Дана в ответ, хотя, в сущности, не имела ничего против того, чтобы еще немного подождать – кушетка, на которой она расположилась, была довольно удобной, несмотря на свою дряхлость, а комната с имеющимся в ней камином обогревалась куда лучше, чем кухня.Подходил к концу их третий день пребывания в этой крошечной меблированной квартирке во французском квартале Нового Орлеана. Скалли знала, что Малдера беспокоит столь длительное – по их меркам - пребывание в одном месте, однако сама в глубине души чувствовала облегчение. Дана никогда бы не призналась в этом напарнику, но ее невероятно изматывали постоянные переезды. Ей с большим трудом удавалось привыкнуть к каждому новому месту – одна только необходимость запоминать путь от кровати до ванной становилась для нее серьезным вызовом. А эта квартира, какой бы маленькой и тесной она ни была, по крайней мере начала уже казаться ей знакомой. Здесь имелись всего четыре помещения: спальня, ванная, кухня и гостиная, в которой Скалли сейчас и находилась. Обставлены они были довольно скудно, и в воздухе стоял застарелый запах плесени, однако, благодаря усилиям Малдера, сразу же по приезде занявшегося уборкой, их временное пристанище вскоре стало не только пригодным для проживания, но даже уютным. - Время вышло, - вторгшийся в ее мысли голос напарника заставил Дану подняться c кушетки. Немного помедлив, она вспомнила, в какой стороне находится кухня и направилась туда.Фокс встретил ее на полпути, и она безропотно позволила ему подвести себя к раковине. - Вкусно пахнет, Малдер, - похвалила Скалли его кулинарные таланты. – А я и не подозревала, что ты такой искусный повар.- Ну ты же меня знаешь, - посмеиваясь, ответил он. – У меня всегда припасен козырь в рукаве.Дана склонилась над раковиной, облокотившись на облицованную плиткой столешницу, и Малдер встал прямо позади нее. Она услышала, как он открыл кран, и несколько капель попали ей на лицо, когда Фокс подставил руку, чтобы проверить температуру воды. По-видимому, сочтя ее приемлемой, он осторожно взял голову напарницы в ладони и направил ее под струю.- Ой! – воскликнула Скалли, когда горячая вода попала на чувствительную кожу, и напарник тут же отодвинул ее в сторону.- Слишком горячо? – обеспокоенно уточнил он.- Да, немного, - признала она и вслед за этим услышала тихий скрип поворачиваемого вентиля, когда Малдер принялся вновь регулировать температуру.Вскоре они снова рискнули повторить процесс, и на этот раз Дана с облегчением ощутила исходящее от воды приятное тепло - согревающее, а не обжигающее. - Так лучше? – спросил Фокс, и она слегка кивнула в ответ.- Мммм… намного лучше,- пробормотала Скалли. Сочтя это разрешением продолжать, Малдер принялся смывать краску, аккуратно приподнимая и разделяя пряди ее волос. Уверенные, но в то же время легкие движения его пальцев были удивительно нежными. Струйки воды стекали по ее щекам, и Дана крепко зажмурилась, чтобы краска не попала в глаза и не вызвала еще большего раздражения.Внезапно Скалли услышала, как напарник взял что-то со столешницы, а затем сжал, и она ощутила легкое дуновение в воздухе, прежде чем на ее волосы потекла какая-то холодная жидкость. - Кондиционер, - пояснил Фокс, заметив ее невольную дрожь. Он придвинулся еще ближе к напарнице и принялся мягко втирать жидкость, постепенно вспенивая ее. Его ритмичные круговые поглаживания были такими невероятно расслабляющими, что вскоре Дана почувствовала, что практически тает под его прикосновениями.Прежде Скалли никогда не считала себя человеком, нуждавшимся в физическом контакте с людьми – в отличие от ее сестры Мелиссы, она всегда ревностно охраняла свое личное пространство, не испытывая потребности в мимолетных объятиях даже с членами семьи. А теперь же, как и многое другое в ее жизни, отношение Даны к подобным проявлениям привязанности изменилось. Окружающая ее отныне темнота была такой невероятно пугающей и словно бы изолирующей ее от окружающего мира, что прикосновения стали для нее не просто необходимостью, а жизненной потребностью. Она отчетливо осознавала силу своей зависимости от Малдера, когда зачастую одного лишь касания его руки оказывалось достаточно, чтобы удержать ее на грани безумия и не дать погрузиться в эту зияющую бездну.Отбросив гнетущие мысли, Дана предпочла сосредоточиться на голосе напарника, что-то тихонько напевавшего себе под нос.- Мне кажется, или ты чересчур наслаждаешься этим процессом? - улыбаясь, пожурила она его. – Объясни-ка снова, почему именно мне, а не тебе приходится терпеть эту экзекуцию?- Потому что так уж вышло, что я родился с ничем не примечательной каштановой шевелюрой, а не с ярко-рыжей, - парировал он.- Клоунскими волосами. – Невольно сорвавшаяся с губ фраза напомнила Скалли о полузабытой обидной дразнилке из детства.- Прекрасными волосами, - возразил ей Малдер, и его голос, когда он произнес эти слова, живо напомнил ей об отце, поразив Дану настолько, что она чуть было не пропустила следующую едва слышную фразу напарника. – Я скучаю по ним.- В самом деле? – она резко повернула голову, словно надеясь, что достаточно быстрое движение поможет ей хоть на мгновение увидеть его лицо.- Да, - подтвердил Фокс, - скучаю. А теперь стой смирно, - велел он, вновь наклоняя ее голову и подставляя ее под струи воды, чтобы смыть кондиционер. – Уже почти все.После его слов воцарилась ничем не нарушаемая тишина. Закончив, Малдер отжал воду из волос Даны и передал ей полотенце. Она стала неловко вытирать голову, и, закрыв кран, Фокс повернулся к напарнице, чтобы помочь, однако Скалли отвергла его предложение.- Я справлюсь, - уверенно заявила она. – Ты не мог бы принести мою расческу? И еще свитер.- Конечно, - ответил Малдер, и до Даны донесся звук его шагов, когда он развернулся и вышел, направляясь в спальню. И хотя умом она понимала, что он вскоре вернется, но тем не менее почувствовала внезапную острую боль из-за его отсутствия. «Не будь идиоткой», велела себе Скалли, усилием воли подавив страх. Закрепив полотенце на голове, она стала осторожно продвигаться в сторону гостиной.***************Малдер обнаружил расческу на туалетном столике рядом с кроватью. Подойдя к комоду, он открыл средний ящик и вытащил оттуда несколько вещей, которые Скалли теперь с полным правом могла называть своими. Как только они поселились в этом месте, Фокс отыскал поблизости магазин поношенной одежды и попробовал восполнить все то, что осталось в потерпевшей аварию машине. Отыскав два свитера, он крикнул напарнице: - Какой ты хочешь одеть: серый или зеленый?Малдер пожалел об этих опрометчивых словах в ту же секунду, когда они сорвались с его губ, обругав себя за допущенную бестактность, однако прежде чем у него появилась возможность исправить свою ошибку, Скалли ответила:- Пуловер. - Ее голос звучал обыденно, и он не заметил в нем ни тени обиды. – Тот, что без пуговиц.В очередной раз порадовавшись неиссякаемому терпению напарницы, Фокс запихнул серый кардиган обратно в ящик, задвинул его и, взяв зеленый свитер с V-образным вырезом и расческу, вышел из комнаты. Прежде чем вернуться к Скалли, он сделал по пути короткую остановку на кухне, проверив ужин на плите. Соус был почти готов, поэтому Малдер убавил огонь и пару раз помешал его. Вода в другой кастрюле наконец закипела, так что он добавил в нее макарон и оставил их вариться.Когда Фокс вступил в гостиную, то нашел Дану сидящей перед камином – на его взгляд чересчур близко к огню. Она сняла с головы импровизированную чалму, положив полотенце на колени, и ее волосы торчали во все стороны спутанной темной массой. За это время они довольно сильно отросли и стали несколько длиннее, чем он привык, легко доставая Скалли до плеч.- Вот, держи, - заявил о своем присутствии Малдер, передавая ей пуловер.- Спасибо, - поблагодарила она, вознаграждая теплой улыбкой пустое пространство где-то над его левым плечом и, взяв у него предложенную вещь, одела ее поверх футболки. Малдер прекрасно понимал, почему напарнице так нравится этот свитер - несмотря на больший, чем нужно, размер, он был разношенным, а потому удобным. - Ну, что скажешь? – на этот раз ее улыбка оказалась более точной и почти достигла своей цели, когда Дана чуть повернулась в его сторону и тем самым предоставила Фоксу отличную возможность разглядеть пересекавший ее щеку порез, уже начавший понемногу заживать. – Как получилось?Он протянул руку и взял ее ладонь в свою, радуясь про себя представившемуся шансу увести ее подальше от открытого огня.- По-моему, отлично… дай-ка мне взглянуть поближе. – С этими словами Малдер уселся на кушетке, а Скалли облокотилась на нее спиной, заняв место на полу. Фокс расположил свои длинные ноги по обе стороны ее туловища и, взяв в руки расческу, начал осторожно проводить ею сквозь волосы напарницы, стараясь делать это как можно деликатнее и не рвать спутанные пряди. Дана села ровнее, чтобы предоставить ему лучший доступ, и положила локти Малдеру на колени, слегка поворачивая голову при каждом движении расчески.- Да… вся голова прокрашена, - наконец объявил Фокс. – Ни одного рыжего локона не осталось. – Выяснив это, он уже мог остановиться, однако его рука продолжала действовать словно по своей собственной воле.Ее ответный вздох прозвучал подозрительно похоже на смешок.- Кажется, Малдер, мы нашли для тебя новую профессию - парикмахера - на случай, если ничего лучшего не подвернется.Он коротко рассмеялся, радуясь, что она пребывает в столь хорошем настроении. Ему еще не доводилось видеть ее такой расслабленной и беззаботной с тех пор, как они спешно покинули Вашингтон, и Малдер мысленно поклялся, что сделает все возможное и невозможное для того, чтобы сохранить это хрупкое ощущение безопасности, делавшее напарницу такой спокойной.Сам же Фокс чувствовал себя крайне неуютно от того, что им пришлось задержаться в Луизиане, пусть даже и ненадолго. И хотя поначалу предложенный Одинокими Стрелками Новый Орлеан показался Малдеру идеальным местом, чтобы спрятаться, произошедшая на следующий день катастрофа, чуть было не стоившая им со Скалли жизни, убедила его в обратном. Впрочем, нельзя не признать, что у этой аварии имелись и положительные последствия, но только при условии, что у них получится затаиться – возможно, тогда им удастся убедить Теневых Людей в своей гибели.Когда Малдер и Скалли выбрались из леса рядом с изгибом дороги, им посчастливилось наткнуться на семью туристов, которые возвращались с просмотра местных достопримечательностей и охотно согласились подвести злосчастных путников. Фокс помог напарнице забраться на заднее сиденье джипа Чероки, а затем поведал этим добрым самаритянам придуманную им на ходу историю, объясняющую их весьма непрезентабельный вид, стараясь сделать ее как можно более правдоподобной. Легкая улыбка на миг скользнула по его губам при воспоминании о том, как женщина тут же достала аптечку и принялась обрабатывать их раны. Воспользоваться помощью этих людей, конечно, было рискованно, однако оно того стоило – таким образом беглецам удалось беспрепятственно добраться до ближайшего города, где они приобрели билеты до Нового Орлеана, вздохнув с облегчением, когда обнаружили, что их никто не преследует.Бывшие агенты прибыли в город только с наступлением темноты, оба уставшие до предела. Взяв такси до французского квартала, Малдер, не имевший ни времени, ни сил на тщательный поиск подходящего жилья, выбрал первое увиденное им по дороге место. Обшарпанная надпись на вывеске над центральным входом гласила: «L'Hotel Azur, Pensionne de Famille», и Фокс с удовольствием отметил под ним объявление, сообщавшее о наличии свободного помещения, которое на поверку оказалось маленьким и довольно ветхим на вид двухэтажным гостевым домиком, состоявшим из четырех квартирок – по две сверху и снизу. Управляющий передал Малдеру ключ от пустующего на данный момент номера в обмен на недельную плату, внесенную наличными, и не стал задавать никаких вопросов. Беглецы заняли квартиру на втором этаже с окнами во двор, и хотя она была довольно неряшливой, но тем не менее обеспечивала им необходимое уединение, что вполне устраивало Фокса.- Малдер… - вторгся в его мысли голос Скалли. Тон напарницы сменился с легкомысленного на серьезный, так что он прекратил расчесывать ее волосы и приготовился внимательно слушать.- Да?- Я просто подумала… о своей маме, - немного помедлив, она чуть переместила руки, по-прежнему лежавшие у Малдера на коленях. – Как ты думаешь… как ты думаешь, с ней все в порядке?- Конечно, - поспешил уверить ее Фокс. – То есть, я не сомневаюсь, что она беспокоится о тебе, но…- Нет, я имела в виду другое, - произнесла Дана и затем внезапно затараторила. – Как по-твоему, они не докучают ей? Не запугивают ее, чтобы выведать наше местоположение?Малдер не сразу нашелся с ответом, не зная, что она хочет услышать. Спустившись с кушетки, он сел позади напарницы и притянул ее к себе, окутывая плотным коконом своих рук и ног. - Скалли, - медленно начал он, - я ни в чем не могу быть уверен, однако твоя мама… она очень сильная женщина, которая вполне способна позаботиться о себе – тебе это прекрасно известно. Так что лучшее, что мы можем сделать – это держаться подальше от нее и тем самым не давать им повода донимать ее.Дана кивнула, признавая его правоту, и Малдер почувствовал, что она еще больше расслабилась в его объятиях.- Я знаю… - с грустью произнесла Скалли, и он внезапно осознал, что уже каким-то образом умудрился нарушить недавно данную им самому себе клятву. – Я знаю, что ты прав, и тем не менее это все равно трудно… не так ли?Похоже, она отнюдь не ожидала ответа на свой вопрос, явно носящий риторический характер, поэтому Малдер промолчал, продолжая крепко прижимать напарницу к себе до тех пор, пока не услышал, что вода из кастрюли с макаронами начала убегать, а значит пришло время заняться сервировкой ужина.**************Уолтер Скиннер устало закрыл глаза и принялся массировать переносицу, отодвинув в сторону металлическую дужку очков. Он стал помощником директора Федерального бюро расследований не столько потому, что выбрал подобную стезю, сколько в результате удачного стечения обстоятельств, пройдя все ступени иерархической структуры Бюро при помощи своего острого ума и умения разбираться во внутренней политике, вследствие чего был вознагражден за годы неустанной службы этой зачастую абсолютно неблагодарной должностью. Порой Скиннер точно знал, что рожден для этой работы, однако в иные моменты проклинал свою судьбу и от всей души сожалел о когда-то выбранном жизненном пути.Как, например, сейчас. Вновь открыв глаза, он перевел взгляд на страницу лежащего перед ним документа. Аккуратно отпечатанный отчет информировал его о том, что вероятность гибели агентов Фокса Малдера и Даны Скалли в автомобильной катастрофе в Луизиане составляет тридцать процентов. Разумеется, Скиннер понимал, что приведенные в рапорте статистические данные могут измениться в любой момент, так как расследование обстоятельств аварии продолжалось до сих пор, и тем не менее взрыв и вызванный им пожар проделали отличную работу по уничтожению любых улик, сильно затрудняя проведение дальнейшего анализа.Тридцать процентов. Скиннер изо всех сил старался не терять оптимизма, сосредоточившись на оставшихся семидесяти.Свистящий звук зажженной о коробок спички прервал его раздумья, и помощник директора вновь поднял глаза на стоявшего перед ним мужчину, а затем бросил выразительный взгляд на расположенную у него на столе табличку с надписью 'Не курить'. Впрочем, его гость, как обычно, проигнорировал этот молчаливый укор, и, слегка вздохнув, Скиннер произнес, тщательно подбирая слова:- Мне кажется преждевременным отказываться от дальнейших поисков на основании этого отчета.Мужчина сделал очередную затяжку и только потом удостоил помощника директора ответом.- Я полагал, - начал он, - что вы будете выступать за то, чтобы занятые поисками агенты вновь вернулись к исполнению своих служебных обязанностей.Скиннер спокойно выдержал его взгляд, однако промолчал.- Поиск Малдера и Скалли продолжится, - подвел итог встречи мужчина, - под руководством другой службы. - Какой именно?На этот раз наступила очередь его собеседника хранить молчание, и Скиннер раздраженно сжал зубы. Он до смерти устал от игр и полуправд, устал от роли бумажного тигра, обладавшего лишь формальными атрибутами власти - должностью и офисом - но при этом лишенного реального авторитета. И если уж быть до конца честным с самим собой, устал от постоянно гнетущего его чувства вины.В глубине души Скиннер винил себя за то положение, в каком оказались Малдер и Скалли. Он давно уже знал о проводимых ими неофициальных расследованиях и предпочитал закрывать на них глаза, хотя и осознавал, что ничем хорошим для его агентов это не закончится. Когда обстоятельства того требовали, помощник директора вызывал их к себе на ковер и отчитывал за упорное нежелание следовать установленному Бюро протоколу. Он бесчисленное количество раз предупреждал неугомонную парочку о том, что им не следует пытаться откусить кусок, который будет им не по зубам, и советовал отказаться от дальнейших поисков истины, которую они так настойчиво преследовали. Скиннер построил свою карьеру на том, что знал, когда нужно притвориться слепым, прекрасно понимая, что некоторые вопросы лучше оставить без ответа.Но при этом ему не довелось пережить исчезновение своей собственной сестры, которая так никогда и не вернулась назад; не довелось почувствовать на своей шкуре каково это – потерять три месяца жизни и ничего не помнить об этом времени. Именно поэтому Скиннер закрывал глаза на выходки Малдера и Скалли, предоставляя им максимально возможную поддержку и стараясь защищать их в меру своих возможностей.Однако на этот раз он подвел их, отказавшись всерьез рассматривать как представленные ими доказательства, так и выдвинутые обвинения. Гримаса боли на миг исказила лицо Скиннера при воспоминании о том дне, когда Скалли в последний раз посетила его офис, прося о помощи с настойчивостью, делавшей ее просьбу скорее похожей на мольбу. Мольбу, которую он отверг.Поняв, что ответа на свой вопрос ему все равно не дождаться, Скиннер попробовал сменить тактику и зайти с другой стороны.- Я по-прежнему хотел бы оставаться в курсе развития событий.- Ну, разумеется, - ответил мужчина, небрежно стряхивая пепел на ковер. – Мне и в голову бы не пришло скрывать от вас подобную информацию.С этими издевательскими словами он развернулся и вышел, и Скиннер невольно вздохнул с облегчением, избавившись от присутствия этого человека, который заставлял его чувствовать себя крайне неловко. В основном это объяснялось тем, что помощник директора весьма слабо представлял, чьи интересы представляет этот таинственный курильщик, и к тому же было в нем что-то такое, что накладывало зловещий отпечаток на каждое его слово и действие.Скиннер закрыл отчет, спрашивая себя, что произойдет, если Малдер и Скалли сумели выжить, и что с ними случится, если их обнаружат. Ему невольно пришло на ум, что со всеми имеющимися против них уликами, смерть в этой автокатастрофе стала бы для них благом. Тряхнув головой, он поспешил отбросить эту кощунственную мысль и вновь сосредоточился на работе.
**************В ОДИНОКОМ ОТЕЛЕ 2/11Забирая свой велосипед со стоянки, Чарли посмотрел на часы. Определить, сколько времени, ему всегда удавалось с некоторым трудом – по какой-то непонятной ему самому причине огромные цифры на циферблате сбивали мальчика с толку. Впрочем, он вскоре расшифровал показания стрелок и пришел к выводу, что у него остался еще час или чуть больше до возвращения отца домой. Этого вполне должно было хватить на то, чтобы проверить, на месте ли ангел.Чарли в очередной раз залез в рюкзак, желая убедиться, что его записная книжка по-прежнему надежно скрыта среди школьных учебников. Именно там она и оказалась – затертая и рваная, но при этом содержащая в себе все когда-либо сделанные им заметки и списки. Вздохнув с облегчением, мальчик оседлал велосипед и направился по наводненным людьми улицам прямиком у дому.У Чарли давно уже вошло в привычку фиксировать все свои наблюдения, которые, по его мнению, стоили того, чтобы их запомнить. Когда он был маленьким, бабушка научила его тому, как важно все записывать, и этот урок мальчик усвоил особенно хорошо, с тех пор занося в свой блокнот разнообразные вещи: перечень любимых улиц Нового Орлеана; записи о том, когда открываются и закрываются магазины, которые ему больше всего нравилось посещать; описание событий, казавшихся ему особенно важными, например, когда он впервые самостоятельно поймал рыбу, и, наконец, видения ангелов. Список последних, как думал Чарли по дороге домой, пока являлся самым коротким. Бабушка обычно рассказывала ему на ночь истории об ангелах, которые ходят по земле, скрываясь в человеческом обличье, наблюдают за людьми и делают добрые дела, зачастую остающиеся незамеченными. «Маленькие божественные чудеса», как она их называла, и в память о ней Чарли посвятил свою жизнь тому, чтобы найти ангелов и описать их присутствие.Мальчик заехал за угол, как всегда убедившись, что поблизости нет машин, и увеличил скорость, горя от нетерпения поскорее попасть домой. Мысль о том, что он наконец-то преуспел в достижении своей цели, придавала ему сил.Чарли догадался, что она ангел, как только увидел ее. Он внимательно следил за всем, что происходило в его квартале, и по этой причине раньше других узнал о поселившихся по соседству новых постояльцах гостевого домика. Квартира оставалась вакантной почти месяц, и потому тот факт, что ее наконец заняли, сразу же привлек внимание мальчика, мгновенно почувствовавшего важность этого события. Но имелось и еще кое-что, делавшее его особенно значимым, а именно номер квартиры - третий. Дело в том, что тройка была счастливым числом Чарли, и он делал все, основываясь на этой цифре: чистил зубы три раза в день, выпивал стакан молока за обедом в три больших глотка, трижды подворачивал одеяло на кровати и, натягивая простыни, молился, чтобы монстры не вылезли из шкафов, когда погаснет свет.Он не мог не понять, что грядет что-то грандиозное, ведь, в конце концов, почти три года прошло со смерти его бабушки. Но в любом случае, это год стал волшебным для Чарли, так как ему исполнилось девять, а эта цифра представляла собой сумму трех троек. Впрочем, его десятый день рождения был уже не за горами, и мальчика совсем не вдохновлял этот факт - десятка на три без остатка не делится.Приехав домой, Чарли поставил велосипед под навес на заднем дворе и вошел внутрь, предварительно вытерев ноги о коврик перед входом на кухню. На столе он нашел записку от матери, напоминавшей, что он должен перед ужином вынести мусор и сгрести опавшие листья. Чарли проигнорировал наказ, зная, что если поторопится, то успеет выполнить поручения до ее возвращения.Вытащив блокнот из рюкзака, мальчик поднялся по лестнице в бывшую комнату своей бабушки и открыл дверь. Ему не полагалось сюда заходить, однако в отсутствие взрослых это было вполне безопасно. В комнате по-прежнему витал слабый аромат ее духов – с момента ее смерти здесь практически ничего не изменилось. Мать Чарли время от времени убиралась тут, так что помещение практически сияло чистотой даже по его собственным меркам.Мальчик открыл окно и, выйдя на балкон, ухватился за прилегавшую к стене дома ветку дерева. Быстро перебравшись на ствол, он вскарабкался на верхнюю ветку, которая простиралась почти до старого гостевого домика, и дополз практически до самого ее конца. Внезапно он заметил ангела, и как всегда при виде нее у него перехватило дыхание от волнения.Как можно бесшумнее Чарли достал из-за пазухи блокнот и потянулся в карман за карандашем. Балансируя на одном локте, он обхватил ветку ногами и, открыв нужную страницу, принялся изучать свои записи. Он счел ее ангелом, потому что она всегда была такой тихой, словно внимала голосу самого Господа. Вот уже второй раз Чарли видел ее сидящей на крыше с безмятежным выражением на лице. Эта женщина заселилась в пустующий номер поздно вечером четыре дня назад вместе с высоким бородатым мужчиной, однако сюда она поднималась одна. С ее темными волосами, бледной кожей и голубыми глазами, которые мальчик мог ясно разглядеть со своего насеста, она походила на изображение с витража в правом углу церкви, прилежно посещаемой им каждое воскресенье. Он сидел и наблюдал за ней, пораженный ее спокойной красотой.Время шло, и Чарли вспомнил о до сих пор не выполненных обязанностях по дому, однако ему совсем не хотелось покидать свой пост. Впрочем, вскоре его дилемма разрешилась - женщина поднялась и медленно направилась к двери на внутреннюю лестницу, двигаясь осторожно и держа вытянутые руки перед собой. С первого взгляда на нее Чарли догадался, что она слепа, как старый мистер Коулман, который часто сидел на крыльце его школы. Мальчик терялся в догадках, почему Господь послал на Землю слепого ангела, но, поразмыслив, решил, что причина, должно быть, кроется в том, что подобный изъян делает ее отличным слушателем.Внезапно женщина споткнулась и упала, и до слуха Чарли донесся громкий звук, как при падении какого-то металлического предмета. Он напрягся, испугавшись, что она поранилась, но вскоре облегченно вздохнул, когда женщина поднялась на колени. На ее лице появилось испуганное выражение, и она принялась отчаянно шарить вокруг себя руками, словно что-то ища. Прошло несколько минут, но ей по-прежнему не удавалось найти потерянную вещь, отчего ее движения стали еще более хаотичными, отражая охватившую ее панику. Чарли перевел взгляд на часы, понимая, что уже поздно, и ему необходимо приниматься за работу, однако он не мог проигнорировать ее все возрастающее смятение. Стремительно вернувшись по ветке обратно в бабушкину комнату, мальчик закрыл за собой дверь, спустился по боковой лестнице и выскочил наружу.***************Скалли вновь пошарила рукой по поверхности крыши, и когда ее усилия в очередной раз не увенчались успехом, сделала глубокий вдох, стараясь сдержать навернувшиеся на глаза слезы отчаяния. «Он должен быть где-то здесь», твердила она себе, ища упавший ключ от номера.Уже дважды с тех пор, как они вселились сюда, Дана предпринимала вылазку на крышу старого гостевого домика. Их первый день по прибытии они с Малдером провели вместе и сначала как следует выспались, чтобы восстановить силы после аварии, а потом занялись планированием своих дальнейших действий. На второй день Малдер оставил ее одну и отправился в библиотеку, чтобы провести некоторые изыскания и попробовать решить не дававшую им покоя задачу. Вскоре после его ухода Скалли обошла всю их маленькую квартирку и заскучала, не зная, чем еще себя занять. Не желая ограничивать себя рамками, установленными слепотой, она взяла оставленный Фоксом на столике ключ и отправилась исследовать здание, убедив себя в том, что ей нужно хорошо изучить окрестности, чтобы найти офис управляющего и выход на улицу. Делая осторожные, тщательно просчитанные шаги, Дана постепенно добралась до крохотной двери на черную лестницу, ведущую на крышу.Ей нравилось находиться здесь и вдыхать восхитительные запахи, поднимавшиеся из расположенных внизу ресторанов и представлявшие собой смесь густого аромата кофейных зерен, свежеиспеченного хлеба и приправленного специями супа гомбо [прим.пер. - Блюдо южных штатов - похлебка из стручков бамии (hibiscus esculentus – лат.) с мясом, курицей, крабами, томатами креветками и устрицами, сдобренная специями и травами (базиликом, кайенским перцем и т.п.)]. Она вслушивалась в шум проезжавших мимо машин, разговоры пересекавших дорогу пешеходов и отдаленные гудки сплавлявшихся по реке лодок, а доносившийся до нее каждые пятнадцать минут звон колоколов собора святого Луиса помогал Дане ориентироваться во времени. Свежий, прохладный ветерок обдувал лицо, пока она просто сидела и представляла себе кипящую внизу активность, составлявшую ежедневную рутину этого города. Скалли никогда прежде не бывала здесь иначе, чем по работе, а потому не имела возможности осмотреть многочисленные местные достопримечательности, каждый год привлекавшие сюда сотни туристов. Однако сейчас она почти что могла представить их в своем воображении, собрав целую картину из разрозненных кусочков ощущений, практически атаковавших ее неповрежденные органы чувств. В общем, это был отнюдь не самый скучный способ убить время в ожидании Малдера.Вот и сегодня Дана поднялась сюда, чтобы вновь насладиться своей вылазкой – и, по крайней мере, до сих пор ей это удавалось. Однако возвращаясь назад, Скалли потеряла равновесие, упала и уронила ключ от квартиры. Она испугалась, понимая, что если у нее не получится отыскать его вовремя, ее секрет будет раскрыт, и тогда Малдер наверняка разозлится на ее безрассудную выходку. Эта мысль подстегнула решимость Даны, и она удвоила усилия, будучи уверенной в том, что напарник скоро вернется. Внезапно раздавшийся грохот заставил ее резко прекратить поиски, и Скалли замерла на месте, парализованная донесшимся до нее скрежетом металла о металл. За ним последовала серия лязгающих звуков и, наконец, она услышала негромкие шаги по крыше – кто-то явно приближался к ней. - Леди? – спросил чей-то тихий, едва различимый голос. – Вы в порядке?Дана заколебалась, не зная, как ей себя повести, но потом все же решила, что в данный момент опасность ей не угрожает.- Да, - протянула она, - я просто не могу найти ключ от квартиры.Шаги приблизились, и Скалли напряглась, на всякий случай приготовившись защищаться, а затем услышала легкий шорох.- Вот, - произнес незнакомец, вкладывая ключ ей в ладонь.- Спасибо, - поблагодарила Дана. Любопытство пересилило осторожность, и ей захотелось выяснить личность своего таинственного помощника. – Вы здесь живете?- Неа, - последовал ответ. – Я живу по соседству в обычном доме.По мере того, как страх понемногу отступил, Скалли осознала, что этот голос с мягким, но довольно отчетливым южным акцентом принадлежит ребенку. Убедившись в этом, Дана окончательно расслабилась и, слегка улыбнувшись, спросила:- Как тебя зовут?- Чарльз, - представился мальчик, - но большинство называет меня Чарли.- О, - протянула Скалли, медленно поднимаясь с колен, - ну что ж, Чарли, я рада, что ты оказался поблизости. – И вдруг ее словно осенило. – А как ты поднялся сюда?- По пожарной лестнице, мэм, - ответил Чарли. – Это нетрудно – я часто здесь бывал.Скалли протянула руку, и когда, спустя мгновение, мальчик взял ее в свою, обменялась с ним крепким рукопожатием.- Еще раз спасибо, Чарли, - поблагодарила Дана. – Дальше я сама справлюсь.- Уверены? – Она кивнула в ответ на его робкий вопрос, но прежде чем у нее появилась возможность произнести хотя бы слово, снизу послышался гневный требовательный окрик.- Чарльз! – Голос принадлежал мужчине, и было в нем что-то такое, отчего Скалли похолодела. – Где тебя носит, мальчишка?- Ну ладно, мэм, мне пора, - запинаясь, пробормотал Чарли. Он больше ничего не добавил, и через мгновение до нее донесся звук его шагов по крыше, а затем скрежет металла, когда мальчик стал спускаться по пожарной лестнице.Прислушавшись, Скалли вскоре вновь уловила голос своего нового знакомого, теперь звучащий несколько приглушенно из-за разделявшего их расстояния.- Извини, папа, я потерял счет времени.Оглушительный звук пощечины был настолько громким, что с легкостью достиг крыши. - Тупица, - презрительно протянул мужчина. – А для чего, по-твоему, я дал тебе часы?- Не знаю, папа, извини, - дальнейших слов Скалли уже не смогла расслышать, хотя еще какое-то время оставалась на месте, пытаясь справиться с охватившей ее дрожью. В конце концов взяв себя в руки, Дана сориентировалась и медленно двинулась к выходу на лестницу.*************** Малдер отворил дверь и зашел в квартиру. Было уже поздно, и внутри стояла кромешная тьма, лишь слегка разбавляемая лившимся из окна лунным светом. Нащупав выключатель, Фокс включил свет в гостиной и обнаружил, что она пуста.Он осторожно, чтобы не потревожить напарницу, закрыл дверь и тихо позвал: - Скалли? – Не получив ответа, Малдер не на шутку встревожился. Его сердце учащенно забилось, в то время как ум уже начал перебирать самые пугающие сценарии того, что могло с ней приключиться. Ища Дану, Фокс включил свет на кухне, но не найдя ее и там, решил проверить последнее оставшееся не осмотренным место – спальню.У него ушло некоторое время на то, чтобы нащупать выключатель, и когда ему это удалось, яркий свет потолочной лампы залил комнату, открывая его взору Скалли, свернувшуюся калачиком на кровати. Она не сняла верхнюю одежду - джинсы, теннисные туфли и все тот же мешковатый зеленый свитер, словно намеревалась просто немного отдохнуть перед его приходом, однако сон, видимо, сморил ее – грудь Даны вздымалась и опадала в такт глубокому размеренному дыханию, характерному для крепкого спящего человека. Малдер приблизился к постели, сомневаясь, стоит ли будить напарницу, ведь он знал, как ей необходим полноценный отдых. Немного поколебавшись, он все же сел рядом с ней, и этого движения оказалось вполне достаточно, чтобы разбудить Дану. Она беспокойно заерзала и распахнула глаза. На мгновение на ее лице появилось обеспокоенное выражение, которое, впрочем, тут же сменилось улыбкой, когда Скалли узнала напарника.- Малдер, - сонным голосом пробормотала она, - ты поздно.- Знаю, - признал он, погладив ее по волосам. – Потерял счет времени. – Фокс подсел ближе, и Дана положила руку ему на бедро. – Ты голодна?- Немного, – ответила Скалли, зевая. – Как успехи?Малдер вздохнул.- Весьма скромные. Слишком большой объем информации для изучения.Он вновь провел большую часть дня в библиотеке университета Тюлейн, просматривая медицинские справочники и журналы в надежде наткнуться на упоминание лекарства, которое могло быть частью препарата, виденного Скалли в лаборатории. Ранее они уже сообщили название Одиноким Стрелкам, пробившим его по всем доступным им базам, однако так ничего и не добившимся. Впрочем, эта неудача не сломила решимость Даны, которая, вспомнив приобретенные когда-то в медицинской школе знания, составила из мельком замеченной ею надписи на лабораторных колбах многочисленные комбинации. Вооружившись полученным от нее списком, Малдер отправился в библиотеку для проведения тщательного поиска. Его слова окончательно разбудили Дану, и она села, вновь широко зевнув.- Ты записал какие-нибудь из найденных вариантов? – уточнила она.- Да, несколько. Давай обсудим это за ужином.***************Скалли почувствовала, как Малдер поднялся с постели, и спустя мгновение последовала его примеру, осторожно прощупав пол, прежде чем встать. Она шла, ориентируясь на звук его шагов, а когда он остановился, сделала то же самое и, протянув руку, дотронулась до дверного косяка ванной комнаты.До нее донесся легкий скрип открываемой аптечки.- Малдер… - начала Дана и замолчала, осознавая тщетность своего вопроса, ответ на который ей и так был прекрасно известен. – Оно никуда не делось.- Знаю, - ответил Фокс. – Просто хочу убедиться.Она услышала скрежет металла по стеклу и поняла, что напарник снова выдвинул зеркальный ящичек из его основания.- Ну? – спросила Скалли и, не получив ответа, вошла в ванную и прислонилась спиной к раковине. Стоя настолько близко к Малдеру, насколько позволяли размеры крошечной комнаты, она повторила свой вопрос: - Ну? - Оно на месте.- Дай мне его на минуту. – Дана протянула руки и почувствовала прохладную неровную поверхность металла на своих ладонях. Она осторожно погладила предмет, опасаясь каким-нибудь неловким движением повредить эту хрупкую конструкцию.И хотя Скалли больше не могла видеть его, однако отчетливо помнила, как он выглядит. Украденная ею из лаборатории вещь представляла собой что-то вроде схемной платы – плоской и круглой, размеры которой не превышали половину компакт-диска. Скалли знала, что ее многочисленные выемки имели цветную маркировку, хотя у нее уже не получилось бы с абсолютной точностью воспроизвести в памяти конкретную расцветку. Гребни этих выемок также были помечены, что указывало на наличие определенного умысла, но именно сами выступы имели особое значение для Даны. Эти маленькие борозды располагались по всей поверхности диска в строгом порядке, и каждая имела зазубренный кончик словно для того, чтобы удерживать на месте крошечный предмет, размеры которого в точности совпадали с размерами имплантированного в ее шею чипа. Смутные, полузабытые слова внезапно пришли ей на ум. Микропроцессор… с чрезвычайно сложной и дорогостоящей микролитографией, способный работать с компьютерами, используя мозговые волны через прямое электрохимическое взаимодействие с корой головного мозга… Она интуитивно чувствовала, что этот предмет является ключом к чему-то вроде… нейросети, которая не только собирает информацию, но и искусственно моделирует процессы, происходящие в мозгу подопытных индивидов… Казалось, целая вечность прошла с тех пор, как Скалли отправилась в лабораторию ФБР, чтобы исследовать маленький чип, извлеченный из ее тела, который был настолько хрупким, что разрушился в результате проводимых техником тестов. Но, возможно, эта потеря все же была ненапрасной, ведь в конце концов, подумала Дана, именно она позволила ей так далеко продвинуться.Еще немного подержав в руке плату, Скалли молча передала ее обратно напарнику. Она не представляла особой ценности, размышляла Дана, по крайней мере точно не была чем-то жизненно необходимым, став скорее талисманом, символом, придававшим ей решимости продолжать поиски. Звуки, свидетельствующие о том, что Малдер вновь убрал плату обратно в потайное место, вырвали ее из раздумий. Обычно он постоянно носил эту вещь в кармане, благодаря чему им удалось сохранить ее неповрежденной в произошедшей аварии. Однако металлодетекторы в библиотеке не позволяли Малдеру брать ее с собой, как, впрочем, и пистолет, вынуждая его оставлять оба этих предмета в квартире. Попятившись, Дана коснулась края раковины и столкнула какие-то стоявшие там принадлежности, рассыпавшиеся по облицованному плиткой полу.- О! – раздраженно воскликнула она, досадуя на собственную неуклюжесть.- Скалли? – первоначальное беспокойство в голосе напарника почти сразу же сменилось облегчением. – Ничего страшно, - уверил ее Малдер. – Это всего лишь мой бритвенный набор.Он принялся собирать упавшие предметы и складывать их обратно на столешницу. - Бритвенный набор? Не похоже, что ты в последнее время часто им пользовался. Она почти что слышала улыбку в его голосе, когда Фокс произнес:- Не могу же я позволить себе зарасти, подобно пещерному человеку?- Как скажешь, - в таком же шутливом тоне ответила Дана. – Пойдем есть.
***************В ОДИНОКОМ ОТЕЛЕ 3/12С этого расстояния ресторанный шум был едва слышен, да и тяжелая дверь комнаты обеспечивала относительную тишину. Достав из внутреннего кармана пиджака неизменную пачку «Морли», мужчина вытряхнул из нее сигарету и потянулся за спичечным коробком. Он уж собирался чиркнуть спичкой, но в этот момент его прервал холодный голос, произнесший лишь одно, но при этом весьма многозначительное слово:- Пожалуйста.Этой лаконичной просьбы, как ни странно, оказалось достаточно для того, чтобы Курильщик убрал сигарету обратно в упаковку. Покорно кивнув, он занял предложенный ему стул и принялся внимательно наблюдать за мужчиной, сидевшим в кожаном кресле напротив.Тот был довольно высоким и хорошо сложенным, с решительным и волевым лицом, обрамленным темными волосами. Его смуглая, оливкового оттенка кожа выдавала в нем выходца из страны, омываемой Средиземным морем, в то время как темные, миндалевидной формы глаза делали его похожим на азиата. Мужчина носил черный костюм с рубашкой такого же цвета, и его удивительно худощавые руки виднелись из-под рукавов пиджака. Абсолютное хладнокровие этого человека было пугающим в своей интенсивности – очевидно, что он взвешивал каждое свое движение.Все знали его только по имени, – Кристоф - и, встречаясь с его пристальным взглядом, Курильщик внезапно пожалел о том, что ему так и не удалось зажечь сигарету. - Все идет по плану, - все также холодно произнес Кристоф. – Скоро я смогу предоставить вам интересующую вас информацию.Курильщик кивнул, про себя весьма довольный этими новостями, хотя обстоятельства, при которых он их получал, и оставляли желать лучшего. Идея обратиться за помощью к этому человеку исходила не от него, однако он с должным уважением подчинился приказу, зная, что, по крайней мере, в одном Кристофу нельзя было отказать – он являлся лучшим в своем деле. И, что еще важнее, он и его люди поддавались контролю легче, чем представители ФБР. Иными словами, плюсы от сотрудничества с Кристофом явно перевешивали минусы, поэтому, проглотив свою гордость, Курильщик смирился с тем, что привилегия дергать за ниточки и отдавать приказы на этот раз принадлежит не ему.- Хорошо, - сдержанно ответил он. – Они будут довольны результатом. Время на исходе, и мы больше не можем позволить себе продолжать эту игру.- Я понимаю, - по-прежнему не сводя глаз со своего собеседника, произнес Кристоф. – Заверьте их, что вскоре они получат то, что им нужно.Курильщик поднялся, собираясь уходить, но был остановлен последним вопросом Кристофа. – Каковы наши дальнейшие действия после того, как искомый предмет окажется у нас в руках?- Избавьтесь от них, - спокойно ответил Курильщик и, чуть помедлив у выхода из комнаты, добавил: - Сначала выясните, не была ли информация передана кому-нибудь еще, а потом покончите с ними – и нам все равно, как именно. Просто доведите свою работу до конца.- Считайте, что дело уже сделано.Эхо этих слов продолжало звучать в его голове, когда Курильщик вышел и, закрыв за собой дверь, вновь потянулся за пачкой сигарет.***************Малдер вздохнул и устало помассировал виски, стараясь избавиться от пульсирующей головной боли. Слова, образующие нескончаемую череду терминов, изучать или понимать которые у него не было ни малейшего желания, начали сливаться, превращаясь в одно сплошное мутное пятно. Уже не в первый раз Фокс пожалел о том, что напарницы нет рядом – в отличие от него, она разбиралась во всей этой научной абракадабре, а потому наверняка достигла бы куда лучших результатов, нежели он. Вот уже третий день подряд Малдер проводил в библиотеке, листая страницы множества книг и делая список названий. Весь процесс оказался невероятно долгим и изматывающе трудоемким, однако, как следует все обдумав, напарники пришли к выводу, что Скалли слишком опасно сопровождать его в публичное место. Без нее у Малдера было больше шансов остаться незамеченным, тогда как ее присутствие делало их обнаружение практически неизбежным.Он заставил себя вновь сосредоточиться на странице и, взяв ручку, приготовился время от времени делать заметки. Дилокаин, диломин, дилосин, читал Фокс, бормоча эти названия вслух. Добутамин, долосин, долофин… Вскоре он осознал, что все его усилия ни к чему не ведут – слова по-прежнему сливались, образуя какую-то буквенную мешанину. Малдер понимал, что его внимание, которое он отчаянно пытался сохранить, неизбежно притупляется вследствие усталости. Скалли утверждала, что название препарата на аккуратно промаркированных колбах начиналось с буквы 'д', однако у Фокса были некоторые сомнения на этот счет. Его ранние изыскания не выявили ничего существенного, но тогда Малдер руководствовался более узкими критериями. На этот раз Скалли настояла на том, чтобы он расширил поиски, начав с основ, и составил список всех подходящих лекарств на 'д', которые только смог найти. Она считала, что, образно выражаясь, более широкая сеть позволит им выловить нужную рыбку. Подгоняемый этой довольно хрупкой надеждой, Фокс решительно стиснул зубы и вновь попытался сконцентрироваться – и опять тщетно.Отпихнув в сторону книгу, Малдер потянулся за томом поменьше и мельком глянул на обложку, после чего, открыв помеченную ранее страницу, начал чтение с того места, на котором остановился в прошлый раз.- Помутнение роговой оболочки означает, что на прозрачной ткани глаза образовались рубцы. Существует несколько факторов, которые могут привести к этому состоянию – чаще всего оно является результатом ожога, последствием взрыва, а также интенсивного воздействия яркого света или высокой температуры. В тех редких случаях, когда повреждение не слишком обширно, ткань может регенерироваться сама. Чаще же всего она остается замутненной навсегда. Без необходимой стимуляции, обеспечиваемой роговицей, глазные мышцы быстро начинают атрофироваться.Малдер водил пальцем по строкам, без труда сохраняя содержимое статьи в своей феноменальной памяти. Почти в самом низу колонки кое-что привлекло его внимание, и Фокс остановился, чтобы сделать пометки в блокноте.- Некоторый успех был достигнут в тех случаях, когда лечение начиналось прежде, чем глазные мышцы успели окончательно атрофироваться. Имеется в виду трансплантация роговицы, в процессе которой она замещается донорским материалом. И хотя этот метод является относительно новым, он применяется довольно часто и весьма успешно, в особенности доктором Робертом Бардом – пионером в этой области лазерной хирургии. На этом Малдер закончил чтение и перевел взгляд на часы. Скоро пора уже будет возвращаться, и поэтому ему следовало бы использовать последние оставшиеся минуты с пользой и закончить на сегодня, сверив составленный им список лекарств по справочнику. Немного поколебавшись, Фокс, однако, принял другое решение и поднялся из-за стола, сжимая в руке вырванный из блокнота листок.***************Внезапно программа "учись и работай"[прим. пер. - учеба в университете, график которой позволяет студенту работать на территории университетского городка. При этом колледж или университет помогают студенту в трудоустройстве] начала казаться Карен интересной. Убрав розовый маркер в учебник по психологии, она закрыла его и принялась во все глаза разглядывать приближавшегося к ней мужчину. Девушка поспешно сняла очки в проволочной оправе и положила их на рабочий стол рядом с собой, после чего рассеянно провела рукой по рыжим волосам, надеясь про себя, что мотивы, стоящие за ее действиями, не являлись столь очевидными, как ей самой казалось.Он был самым интригующим мужчиной из всех, что Карен довелось увидеть за семь месяцев работы здесь. Когда ее приняли на эту должность, она с восторгом предвкушала открывавшиеся перед ней перспективы, полагая, что помимо весьма неплохого дохода, получаемого в этой библиотеке математических и естественных наук, у нее останется много свободного времени для учебы, а также возможность встретить достойных ее внимания мужчин, уже заканчивающих свое обучение.Карен действительно встретился с десяток подобных представителей мужского пола, но, к сожалению, все они были весьма далекими от идеала тощими ботаниками с явно завышенной самооценкой. Этого обстоятельства оказалось вполне достаточно, чтобы она пожалела о том, что не выбрала для изучения английский, право или какой-нибудь романтичный предмет, вроде философии или другой гуманитарной науки. Не то чтобы Карен не принимала приглашений на чашечку кофе – в конце концов, должна же девушка время от времени развлекаться – однако никто из появлявшихся в библиотеке парней не вызывал у нее серьезного интереса. До сих пор.В нем было что-то выходящее за рамки ее обычных представлений о недавнем выпускнике колледжа, даже при том, что он носил типичную для большинства из них 'униформу' – оксфордскую рубашку и джинсы. Карен заметила, что его борода была несколько темнее каштановых волос, и при чтении он время от времени щурился - девушка находила довольно забавным то, что из-за какого-то нелепого тщеславия этот мужчина отказывался надевать очки, в которых столь очевидно нуждался. Хотя как следует поразмыслив над этим, Карен пришла к выводу, что на зарплату, которую платят аспирантам, он, видимо, просто не мог их себе позволить. И сейчас столь заинтересовавший девушку таинственный незнакомец решительным шагом направлялся прямиком к ней.- Здравствуйте, - подойдя и вежливо улыбнувшись, начал он. – Не могли бы вы распечатать для меня статью?- Конечно, - ответила Карен, привычным жестом заправляя непослушную рыжую прядь за ухо. Она заметила, как внимательно мужчина проследил за этим ее жестом, и почувствовала, что невольно краснеет под его пристальным взором. – У вас есть номер ссылки?Казалось, незнакомец не расслышал вопрос девушки, продолжая все также неотрывно смотреть на ее волосы, но спустя мгновение он словно очнулся и поспешно отвел взгляд.- Вот, пожалуйста, - ответил мужчина, передавая ей листок бумаги.Карен еще никогда не была так рада ретироваться в заднюю комнату, как в этот момент, отчетливо осознавая, как сильно она им увлеклась. Как же глупо с ее стороны так втюриться в абсолютного незнакомца – в мужчину, которого она всего лишь трижды видела в библиотеке. А ведь она даже не знает его имени! Печально покачав головой, девушка отыскала микрофильм с запрошенной им статьей.Несколько минут спустя она вернулась обратно, неся распечатанные листы. Он по-прежнему стоял у ее рабочего стола, опираясь на локти, и, чуть наклонившись вперед, разглядывал обложку оставленного ею учебника.- Изучаете психологию? – поинтересовался мужчина, когда Карен приблизилась.- Да, - ответила она, про себя удивляясь робости, с которой он задал этот вопрос. – Я уже на третьем курсе.- Судя по всему, это довольно интересный предмет, - заметил мужчина, и девушка кивнула.Ей вовсе не хотелось заканчивать их небольшой обмен любезностями и отпускать его, поэтому она повнимательнее присмотрелась к распечатанной статье, надеясь с ее помощью вовлечь его в более содержательную беседу. - 'Последние достижения в трансплантации роговицы глаза', - прочитала Карен. – 'Основано на изысканиях доктора Роберта Барда, Институт глаза имени Джулиуса Стейна, КУЛА'[прим. пер. - калифорнийский университет в Лос-Анджелесе. Медицинский центр университета [UCLA Medical Center] располагает одной из лучших в стране клиник].Он не клюнул на ее приманку, молча потянувшись за бумагами.- Я не понимаю, - стараясь сохранить легкий, игривый тон, произнесла девушка. – Какова тема вашей диссертации?- Что, простите? – смущенно переспросил он.- Вашей диссертации, - повторила Карен и внезапно пожалела о том, что вообще подняла эту тему, показывая тем самым, как пристально она наблюдала за ним. – Я имела в виду… вы проводите все свое время за изучением этих справочников лекарственных препаратов… а теперь вдруг это… Я не вижу связи.Мужчина посмотрел ей прямо в глаза, и на мгновение в его взгляде промелькнуло нечто странное – темное и в то же время грустное – чему девушка затруднялась дать определение. Но затем он моргнул, и на смену мрачному выражению пришло что-то вроде спокойного смирения. - Просто я занимаюсь двумя разными проектами одновременно, - ответил он, мягко высвобождая листы из ее захвата. – Спасибо за помощь.- Всегда пожалуйста, - произнесла Карен, после чего ей оставалось только смотреть ему вслед, когда он развернулся и вновь направился к своему столу.После его ухода ей волей-неволей пришлось снова взяться за отложенный учебник по психологии и притвориться, что она занимается повторением терминов для теста, в то время как в действительности все ее внимание было приковано к незнакомцу, с головой погрузившемуся в изучение содержимого распечатанной статьи.Вскоре после этого и за три часа до окончания ее смены он покинул библиотеку. С разочарованным вздохом она проводила взглядом его худощавую фигуру, сожалея, что не может последовать за ним, и надеясь, что он вернется на следующий день.
***************Пожилая пара из квартиры напротив как раз выходила, когда Малдер подходил к своей двери. Он отрывисто кивнул им в знак приветствия, стараясь, однако, избегать зрительного контакта. Повернув ключ в замке и зайдя в прихожую, он с удивлением почувствовал густой насыщенный аромат, распространившийся по квартире.Закрыв за собой дверь, Фокс включил свет и позвал напарницу:- Скалли?- Я здесь, - откликнулась она, и, сориентировавшись по ее голосу, он направился прямиком на кухню. Несмотря на то, что, как и в прихожей, здесь тоже было темно, лившееся из окна розоватое сияние заходящего солнца позволило Малдеру разглядеть окружающую его обстановку. Представшее его взору зрелище заставило Фокса резко замереть на пороге.Скалли подошла к кухонному столу, держа в обеих руках стаканы, которые она, очевидно, намеревалась поставить рядом с уже расставленными на нем тарелками. Почувствовав присутствие напарника, Дана повернулась в его сторону и улыбнулась, однако он лишь мельком заметил этот жест: его внимание было приковано к плите позади напарницы. На зажженной конфорке стояла кастрюля, языки пламени под которой поднимались чересчур высоко, а огненные искры грозили в любой момент перескочить на лежащее неподалеку кухонное полотенце.В мгновение ока оказавшись у плиты, Малдер откинул полотенце в сторону и убавил огонь. - Скалли! – Развернувшись лицом к напарнице, резко потребовал Фокс: - Что ты делаешь?- Готовлю ужин, - ответила она, осторожно ставя стаканы на стол. – А в чем дело?- Ты едва не устроила пожар, Скалли. – Боясь сорваться и накричать на нее, Малдер сделал глубокий, успокаивающий вздох и постарался взять себя в руки. – О чем ты, черт побери, думала?Она ответила не сразу.- Я думала, что в состоянии разогреть суп и нарезать бутербродов, - натянуто произнесла Дана.Малдер помедлил, внимательно осматривая кухню: столешница была заставлена многочисленными банками и кружками, а на подносе рядом с раковиной покоилась слегка кривобокая горка бутербродов, однако он лишь мельком скользнул по ним взглядом – его внимание сосредоточилось на других вещах.На консервном ноже, которым она открыла жестяную банку с супом.На ноже, которым она резала хлеб.На огне, теперь уже медленном, который по-прежнему горел на плите.И хотя его перепуганный разум продолжал проигрывать сотни различных сценариев возможных катастрофических последствий ее действий, Малдер усилием воли заставил себя оставаться спокойным и никак не выдать ни своего страха, ни обуревавшего его гнева.- Разумеется, ты в состоянии это сделать, Скалли, но…Она не дала напарнику договорить, резко прервав его:- Не нужно меня опекать, Малдер. Я не ребенок.Эти слова заставили его наконец оторваться от созерцания кухни и действительно посмотреть на Дану. На ней была надета длинная цветастая юбка и одна из его рубашек с закатанными до локтей рукавами, заляпанная чем-то похожим на горчицу – видимо, в процессе готовки. Скалли судорожно сжимала кулаки и, судя по плотно стиснутым зубам и вызывающе вздернутому подбородку, разозлись ничуть не меньше, а может, и сильнее него.Опасаясь возможной вспышки ее гнева, Фокс решил действовать осторожнее.- Я знаю… - начал он, но Дана вновь не дала ему закончить.- Нет, не знаешь. - От ее слов веяло таким ледяным холодом, что Малдер невольно поежился. – Ты не знаешь.- Скалли, пожалуйста. - Он шагнул к напарнице, надеясь, что еще не поздно все исправить. – Пожалуйста, послушай…- Прекрати… прекрати… заткнись! – Она взмахнула руками, словно не хотела позволить ему коснуться себя. – Я больше не желаю этого слышать, Малдер! Ты и понятия не имеешь, каково мне. Ты и представить себе не можешь, через что мне приходится проходить. Он замер на месте, пораженный болью, звучащей в ее словах.- Ты знаешь, Малдер, каково это – не видеть улицы, по которой идешь? Ты знаешь, каково это – чувствовать свою полнейшую беспомощность и полагаться на кого-то другого во всем, с чем раньше всегда справлялась сама? – В своем стремлении оказаться как можно дальше от напарника Скалли отпрянула от него и случайно задела стол, отчего один из стоявших на нем стаканов упал и разбился вдребезги.Этот резкий звук испугал Дану, и она на мгновение замерла, пытаясь определить его источник. В вырвавшемся секунду спустя из ее уст возгласе прозвучало отчаяние, и Фоксу показалось, что напарница находится на грани истерики. - Я ненавижу это состояние! Ты меня слышишь? Ненавижу!Он снова попробовал подойти ближе и, предпринимая еще одну попытку успокоить ее, попытался взять Скалли за руку, однако она опять отшатнулась и сорвалась на крик:- Я ненавижу темноту, ненавижу! - Внезапно Дана дотянулась до столешницы и принялась ощупывать ее. Наткнувшись, наконец, на поднос с бутербродами, она смахнула на пол. – Я ненавижу быть слабой и беспомощной! – На этом Скалли, однако, не успокоилась, в неконтролируемом порыве ярости продолжая сбрасывать на пол все, что попадалось ей под горячую руку. – Ненавижу чувствовать себя уязвимой! Ненавижу все время бояться!И прежде, чем Малдер успел воспрепятствовать ей, она добралась до плиты и спихнула с нее кастрюлю с супом. Когда ее ладонь коснулась раскаленной металлической поверхности, Дана вскрикнула от боли, усугубленной к тому же еще разлетевшимися в разные стороны брызгами кипящей жидкости, когда кастрюля приземлилась у ее ног.- Скалли! – воскликнул Фокс, стараясь достучаться до напарницы сквозь затуманивающую ее разум панику. Он схватил ее за руку, однако она вырвалась и, спотыкаясь, выбежала в гостиную.**************Каким-то образом ей удалось выбраться из кухни до того, как слезы неудержимым потоком хлынули из глаз. Скалли села на пол, прижимая колени к груди и крепко обхватывая их руками. Вырывавшиеся из ее горла рыдания казались Дане слишком громкими в окружающей тишине, и она уткнулась лицом в колени, чтобы хоть как-то приглушить их. Обожженная правая рука неприятно пульсировала, однако Скалли была даже рада боли, которая помогала ей хоть немного сосредоточиться и не погрузиться в пучину отчаяния окончательно.Через какое-то время Дана услышала, что напарник вошел в комнату, но никак не отреагировала на его присутствие. Шаги приближались, пока, наконец, она не почувствовала, что он совсем близко, и в следующее мгновение его рука опустилась ей на плечо.- Скалли, пожалуйста, - умоляюще начал Малдер, однако сквозившее в его голосе беспокойство вновь разожгло уже начинавший понемногу утихать гнев, заставив ее отпрянуть от напарника и сбросить его ладонь.- Отвали от меня! – гневно выкрикнула она.Он ничего не ответил, и Дана уже решила, что своей грубостью сумела оттолкнуть его, однако Малдер явно не желал сдаваться так легко – в следующее мгновение она услышала, что он опустился рядом с ней на ковер, не предпринимая, впрочем, попытки снова дотронуться до нее.- Скалли… мне кажется, ты обожгла руку, - мягко произнес Фокс. – Пожалуйста… позволь мне взглянуть.Его нежные слова действовали на Дану успокаивающе, побуждая ее уступить просьбе напарника, однако по-прежнему клокотавшая внутри нее ярость не позволила ей этого сделать. - Я не хочу, - в перерывах между всхлипываниями сумела выдавить она. – Я больше не хочу, чтобы ты что-нибудь для меня делал.- Скалли…- Я серьезно, Малдер. – Дана села ровнее и провела рукавом рубашки по лицу в тщетной попытке вытереть слезы, однако преуспела лишь в размазывании их по щекам. – Я не хочу, чтобы ты готовил мне еду… выбирал одежду… или делал что-нибудь еще. Я не… я не…Несмотря на все ее попытки взять себя в руки и перестать плакать, Скалли все никак не удавалось успокоиться, отчего ее гнев вскоре уступил место смущению и замешательству. Проигнорировав слабые протесты напарницы, Малдер осторожно взял ее поврежденную руку в свою, и на этот раз она не стала ему препятствовать. Дана невольно вздрогнула, когда его пальцы коснулись обожженной кожи, но в следующее мгновение напарник прижал к ее ладони что-то прохладное и влажное – судя по текстуре ткани, это было кухонное полотенце.- Думаю, ничего страшного, - произнес Фокс, закрепляя импровизированную повязку, - но так будет лучше.Она кивнула, и когда Малдер закончил перевязку, высвободила руку и положила ее обратно на колени. - Спасибо, - чуть слышно произнесла Скалли и, немного помедлив, добавила: - Извини.Фокс вздохнул, и Дана внезапно осознала, насколько близко от нее он сидел – она почти ощутила движение воздуха, вырвавшегося из его легких. - Нет, Скалли, - ответил он, - это мне надо перед тобой извиняться.- За что?- За все, - произнес Малдер, и сквозившая в его голосе печаль тронула Дану до глубины души. – Я подвел тебя, Скалли, и, как мог, старался исправить это. Я… полагаю, мой страх того, что я вновь подведу тебя, заставляет меня быть таким… контролирующим. Просто я не хочу, чтобы с тобой снова что-нибудь случилось.Она слушала напарника в пол-уха, так как все еще продолжала бороться с душившими ее слезами, однако одна его фраза привлекла ее внимание и позволила наконец взять себя в руки. Скалли повернулась к Малдеру лицом и спросила:- Что ты имеешь в виду, говоря, что подвел меня?Поняв, что он не собирается отвечать, она нащупала его ладонь своей неповрежденной и крепко сжала.- Малдер? Почему ты молчишь?- Я говорил о лаборатории, - в конце концов тихо начал он. – Я знал, что это ловушка – тебе нельзя было туда отправляться. Я обещал защищать тебя и не сдержал обещания.- О, Малдер. – Она немного помедлила, подыскивая правильные слова, чтобы разубедить напарника. - Ты вовсе не обязан был защищать меня. Кроме того, ты пытался предостеречь меня и даже направился следом за мной. Я просто… - Ее голос сорвался, и, уныло пожав плечами, она продолжила: - Я вела себя, словно одержимая, будучи абсолютно уверенной в своей правоте. В таком состоянии я не желала слушать никаких разумных доводов: ни твоих, ни чьих-либо еще. Тебе все равно не удалось бы переубедить меня, поэтому прекрати казнить себя - в случившемся со мной нет твоей вины. Я сама во всем виновата.- Но если бы я был тогда с тобой, я бы смог…- Смог что? – Он снова промолчал, поэтому Скалли продолжила: - Ты ничего не мог поделать – я пострадала из-за своей глупости и упрямства. – Дана вновь остановилась, не решаясь озвучить свою самую сокровенную мысль, которую она так долго хранила в тайниках своего разума, однако сегодня все было иначе – словно какая-то невидимая стена между ними наконец разрушилась, и Скалли захотелось рассказать напарнику обо всем, что ее тревожило.- Малдер, - начала она свое признание, - в том взрыве погибли люди – невинные люди – и произошло это в результате моих действий. Возможно, это… возможно, я заслужила то, что получила.- Нет! – яростно зашептал он ей на ухо. – Ты не сделала ничего, чтобы заслужить подобное, Скалли! Не смей даже думать об этом! – Несмотря на убежденность, с которой Фокс произнес эти слова, она все же заметила, что его голос слегка дрожит. – Никто не заслуживает подобного, Скалли… а ты и подавно.- О, Малдер, - вновь прошептала она и, протянув руку, почувствовала влагу на его щеке, с удивлением осознавая, что он плачет.- Разве ты не знаешь… - хриплым, дрожащим шепотом продолжал Фокс, - что если бы я мог… я сделал бы все… отдал бы все… чтобы вернуть тебе зрение… чтобы ты снова почувствовала себя полноценной.Скорбь и почти нестерпимая боль, так явно звучащие в его словах, поразили Скалли, и, желая утешить напарника, она обняла его за шею обеими руками и притянула к себе. Малдер сжал ее в тесном кольце объятий, все его тело буквально сотрясалось от сильнейших рыданий, которые он даже не пытался сдерживать, отчего недавно высохшие слезы вновь начали струиться по ее щекам, хотя на этот раз они были вызваны не гневом, а жалостью и сопереживанием. Прижавшись лбом к его лбу, Скалли внезапно ощутила ошеломляющую потребность быть как можно ближе к напарнику и, поддавшись порыву, она коснулась его губ своими в легком поцелуе.
***************В ОДИНОКОМ ОТЕЛЕ 4/12Скалли резко отстранилась и испуганно замерла, осознав последствия своего импульсивного поступка. Помутневшим от слез взором Малдер вгляделся в ее лицо, и внезапно она напомнила ему фарфоровую куклу, подаренную Саманте на ее седьмой день рождения: такие же темные шелковистые волосы; такая же гладкая белоснежная кожа и словно сделанные из прозрачного голубого стекла глаза, которые отражали лишь внешние образы, не показывая того, что скрывалось в их глубинах.Ее щеки вспыхнули ярким румянцем, и Скалли переместилась в руках Фокса, по-прежнему обнимавших ее. В этот момент Малдера ясно понял, что в напарнице его привлекает не столько ее физическая красота, сколько куда более ценные качества, скрывавшиеся за этим привлекательным фасадом: ее чувствительность, ее сила, ее храбрость, то есть все то, что делало Скалли настоящей, полной жизни женщиной. Качая головой, словно отказываясь верить в произошедшее, Дана положила ладони Фоксу на грудь и, заикаясь, пролепетала:- Малдер, я…я…Не в силах слышать, как она отрицает очевидное, и, не желая позволить ей этого, он наклонил голову и накрыл ее рот своим, упиваясь теплом и податливостью ее мягких губ. Отринув благоразумие, Фокс решил прислушаться к своим чувствам: не дав Дане опомниться, он притянул ее еще ближе и что есть силы прижал к своей груди.***************Ощущение от повторного прикосновения его губ пронзило Скалли, словно электрический разряд, заставив все ее тело трепетать. Ее первой инстинктивной реакцией было отпрянуть от напарника, ведь подобное поведение шло в разрез с протоколом Бюро, в котором четко прописаны правила профессиональной этики. Однако вслед за этой мыслью последовала другая, и Дана вспомнила, что она больше уже не та женщина, что когда-то заучила этот кодекс наизусть и старалась свято следовать ему. Женщина, которая была специальным агентом Даной Скалли, осталась в Вашингтоне шесть недель назад. И хотя Скалли затруднялась дать определение тому, кем она стала теперь, та ее часть, что звалась Лизой Уайлдер, внезапно почувствовала себя так, словно нашла неожиданный приют, убежище от ужаса, преследовавшего ее последние сорок два дня. Поэтому она поцеловала Малдера в ответ, проводя пальцами по коротким волоскам у него на затылке, и, перестав бороться с собой, сдалась его нежному натиску. Поняв, что напарница начала отвечать ему, Фокс углубил поцелуй, стараясь продлить его как можно дольше, одновременно поглаживая ее шею, плечи и спину. Его борода щекотала чувствительную кожу ее лица, в то время как его губы неторопливо двигались поверх ее, и Дана вдруг осознала, что все прежние страхи и сомнения исчезают, растворяются под напором ошеломляющей реальности происходящего с ними. Окончательно подчиняясь ласкам напарника и непривычному ощущению близости к нему, Скалли низко простонала, когда он еще крепче прижал ее к себе.Малдер осторожно провел ладонью по ее ключице, и Скалли невольно вздрогнула, когда ощущения от его прикосновений вновь пронзили ее, словно молния, разжигая огонь в груди. Легкие касания переместились чуть ниже, скользя вдоль глубокого выреза ее рубашки, а затем его пальцы принялись поигрывать с пуговицами. У Даны кружилась голова, и ей казалось, что ее поддерживает лишь сила напарника, его крепкие руки, которые обнимали и притягивали ее к их обладателю.Вскоре она почувствовала, что Малдер начал расстегивать верхнюю пуговку, и резко напряглась, боясь позволить ему продолжать; боясь того, куда это их. Дана убрала руки с его шеи и положила их поверх его ладоней, надеясь, что этой молчаливой просьбы окажется достаточно, чтобы остановить напарника.Он не обманул ее ожиданий и, поняв намек, слегка отстранился, предоставляя Скалли свободное пространство. Склонив голову ему на плечо, она ощутила, как его поверхностное, порывистое дыхание щекочет ей ухо, и поняла, что на него их поцелуи оказали столь же сильное влияние. Осознание этого согрело Дану до глубины души, и она вновь прильнула к напарнику, пряча от его взора пылающее лицо и впервые радуясь своей слепоте, не позволявшей ей заглянуть ему в глаза и узнать его мысли.***************Малдер продолжал прижимать напарницу к себе, легонько укачивая ее, пока она не погрузилась в сон. Осторожно проведя пальцами сквозь густые волосы Даны, он оставил нежный поцелуй на ее щеке, но она никак не отреагировала на это прикосновение, даже не пошевелилась. Вскоре Фокс и сам почувствовал сонливость, однако прогнал ее усилием воли и, не желая ни на секунду выпускать Скалли из объятий, поднялся на ноги и отнес ее в спальню. Аккуратно опустив напарницу на постель, Малдер снял с нее обувь и затем накрыл одеялом.Некоторое время он просто стоял и наблюдал за умиротворенным выражением ее лица, не зная, стоит ли пойти прибраться на кухне или же оставить уборку на утро. В конце концов решив в пользу последнего, Фокс разулся, лег на кровать рядом с Даной и немного нерешительно притянул ее к себе. Его опасения оказались напрасными – Скалли не отстранилась, а наоборот, прижалась к нему сильнее, словно даже во сне что-то влекло ее к нему. Она бессознательно развернулась лицом к напарнику и положила голову ему на плечо, дыша глубоко и размеренно, и под аккомпанемент этой своеобразной колыбельной Малдер вскоре перестал бороться с дремотой и тоже погрузился в крепкий, лишенный сновидений сон. ***************Проснувшись, Скалли сразу же ощутила, что Малдера рядом не было. Она провела рукой по покрывалу, надеясь, что ошиблась, но убедившись в его отсутствии, поначалу почувствовала неконтролируемый приступ паники. Впрочем, донесшиеся из кухни звуки успокоили ее, и Скалли расслабилась. Какое-то время она прислушивалась к производимому напарником шуму, а затем позвала: - Малдер? Буквально в следующую секунду шаги и скрип дверных петель, когда напарник распахнул дверь в спальню, оповестили Дану о его приближении.- Скалли? Ты в порядке? – обеспокоенно спросил Фокс.- Да, - заверила она и вздохнула с облегчением, услышав его голос. – Чем занимаешься?- Навожу чистоту на кухне, - ответил Малдер, и Скалли вспыхнула, вспомнив события предыдущей ночи. - О, - смущенно протянула она и поспешила сменить тему: - Сколько сейчас времени?- Девятый час.- Утра? – удивленно переспросила Дана.- Да, - ответил он. – На этот раз ты проспала всю ночь, ни разу не проснувшись.Она промолчала, лишь слегка кивнула, зная, что он смотрит на нее.- Хочешь кофе? – спросил Малдер, и Скалли вновь утвердительно склонила голову, а затем услышала его удаляющиеся шаги.После ухода напарника она опять откинулась на подушки. Ее ум переполняли противоречивые мысли – с одной стороны Дана чувствовала себя по-настоящему отдохнувшей впервые за последние несколько недель, но в то же время к этому более чем приятному ощущению примешивалась какая-то странная неловкость, дать определение которой она затруднялась.***************Вернувшись, Малдер обнаружил, что Скалли сидит, прислонившись к спинке кровати. Подойдя к напарнице с чашкой кофе в руке, он окинул внимательным взором ее растрепавшиеся во сне волосы, темной спутанной массой обрамлявшие ее бледное лицо и струившиеся по плечам. Фокс сел рядом с Даной и медленно поместил чашку в ее протянутые ладони, наблюдая за тем, как она делает маленький осторожный глоток.- Ну как? – уточнил он и с удовольствием увидел ее ответную улыбку.- Отлично, то, что нужно.- Хорошо. – Не придумав, что еще можно сказать, Малдер предпочел просто сидеть и молча смотреть на напарницу. Какое-то время они оба сохраняли возникшую между ними уютную тишину. Сделав еще пару глотков, Скалли нащупала прикроватный столик и поставила на него чашку, которая оказалась опасно близко к краю. Стараясь предотвратить возможное падение, Малдер немного передвинул ее к центру, при этом от него не ускользнуло хмурое выражение, на миг омрачившее черты напарницы. - Малдер, - начала она и после небольшой паузы добавила: - Насчет прошлой ночи…- Можешь ничего не объяснять, - поспешно перебил Фокс, однако она покачала головой, тем самым прося не прерывать ее, и он покорно подчинился.- Я хочу. – Нащупав край одеяла, Дана принялась нервно теребить его потертую каемку. – Я очень сожалею… о произошедшем. Мне жаль, что я учинила такой беспорядок… а также…- Мне нет. – Малдер и сам удивился той непреклонной уверенности, что прозвучала в его голосе.- Ну а мне жаль, - покраснев от смущения, произнесла Скалли и отвернулась от напарника, чтобы он не мог увидеть ее пылающих щек. – Этого… никогда не должно было произойти. И… я прошу прощения.- Скалли… - Он протянул руки и осторожно накрыл ее ладони своими, чтобы остановить ее нервные движения. – Я хотел… я хотел поцеловать тебя.Она вздохнула, и внезапно на ее лице возникло странное выражение уныния, которого ему никогда не доводилось видеть прежде.- Малдер… я не… я не хочу, чтобы ты жалел меня. Мне невыносима мысль… мне невыносима мысль об этом.- О, Скалли… нет. – Боль в ее голосе разрывала ему сердце, и, желая утешить и разубедить напарницу, Фокс протянул руку и погладил ее по щеке. Дана вздрогнула и попыталась отстраниться, однако он не позволил ей этого, мягко, но настойчиво развернув ее к себе. – Разве ты не знаешь… произошедшее не имеет никакого отношения к жалости. – Скалли ничего на это не ответила, и Малдер расценил ее молчание как знак того, что она готова выслушать его дальнейшие откровения. – Мои чувства к тебе гораздо глубже и сильнее, и так было уже давно – по крайней мере, задолго до того, как мы покинули Вашингтон. Ты бесконечно дорога мне…я даже и не представлял насколько, до… до сих пор. ***************Скалли сидела не шелохнувшись, остро ощущая тепло его прикосновения на своей коже. Она ловила каждое слово напарника, однако успокаивающий тон его голоса не мог ничего поделать с образовавшейся в ее душе пустотой.Малдер помедлил, видимо, рассчитывая на ответ, однако так и не дождался его. Дана услышала, как он глубоко вздохнул, словно набираясь решимости для очередного признания, а затем убрал ладонь с ее лица и взял обе ее руки в свои.- Скалли… ты должна мне верить. Я не могу представить себе жизнь без тебя. Однажды я уже почти потерял тебя и уверен, что второй раз окажется для меня роковым.Навеянный его словами образ из прошлого внезапно возник перед ее мысленным взором, и она вспомнила Малдера таким, каким он был раньше, а точнее, тогда, когда стоял у ее больничной койки. Судя по тому, как нервно Фокс сжимал в кулаке ее золотую цепочку с крестиком, он явно чувствовал себя не в своей тарелке, словно опасаясь ожидавшего его приема и готовя себя к худшему. И когда она встретилась с ним взглядом, то увидела в глубине его усталых, измученных карих глаз странную смесь боли и облегчения.- Скалли. – Чуть слышный шепот напарника вновь вернул Дану в настоящее. – Я здесь, с тобой, потому что таков мой выбор.Горло словно сдавила невидимая рука, помешав ей ответить, а на глаза навернулись непрошеные слезы.- Малдер…- Пожалуйста, Дана, - умоляюще произнес он, и никогда прежде звук ее имени не казался Скалли таким приятным, как в этот момент. – Позволь мне… быть с тобой.Фокс снова потянулся к ней, и на этот раз она с радостью и благодарностью позволила ему обнять себя, наслаждаясь его таким знакомым и в то же время другим, новым прикосновением. Он спрятал лицо у нее на плече и нежно, почти невесомо, коснулся губами шеи, отчего теплая волна удовольствия прошла сквозь все ее тело.****************Скалли продолжала упорно молчать, но ее действия, а именно то, как крепко она прижималась к нему, были красноречивее любых слов, и Малдер беззастенчиво наслаждался ее близостью, упиваясь мягкостью шелковистых прядей ее волос, щекотавших его лицо. Впрочем, через какое-то время этого ему оказалась недостаточно, и, чуть отстранившись, Фокс коснулся губ Даны своими, медленно проведя по их изящному изгибу языком. Больше не колеблясь, она ответила на его ласку и вскоре на смену нежным, неторопливым поцелуям пришли глубокие и страстные.Через несколько долгих минут, показавшихся им обоим целой вечностью, Малдер нехотя отстранился и отпустил напарницу, хотя его пальцы по-прежнему поглаживали ее волосы, а пылающее от возбуждения лицо Скалли находилось всего в паре сантиметров от его собственного. Он прожигал ее взглядом, отчаянно надеясь разглядеть в ее глазах осознанное выражение, однако они оставались все такими же замутненными и несфокусированными, смотря куда угодно, но только не на него. В очередной раз подавив охватившее его разочарование, Малдер коснулся губами лба напарницы и с облегчением заметил вызванную этим жестом легкую улыбку.Она чуть переместилась на постели и похлопала ладонью по покрывалу, таким образом приглашая его присоединиться к ней. Дважды просить не пришлось – Фокс сел рядом с Даной и обвил рукой ее плечи. Она склонила голову ему на грудь, и Малдер положил подбородок ей на макушку, после чего они какое-то время сидели молча, просто наслаждаясь этой новой близостью, так неожиданно возникшей между ними.В конце концов воцарившуюся в комнате мирную тишину нарушило бурчание в животе Скалли, заставившее ее поспешно отодвинуться от напарника и смущенно хихикнуть.- Малдер, - сказала она. – Думаю, пришло время позавтракать.- Полностью поддерживаю, - ответил Фокс. Поднявшись и взяв напарницу за руку, он помог ей спуститься с кровати и повел на кухню.***************Мужчина сидел в окутанной полумраком комнате, смотря на меняющиеся образы на экране телевизора, но фактически не воспринимая их. Он был глубоко в своих мыслях, отчетливо осознавая, что время стремительно утекает.Переведя взгляд на часы, Курильщик зажег очередную сигарету и с удовольствием почувствовал, как никотиновый дым заполняет легкие. Он уже начинал сомневаться в правильности предпринятых ими действий, однако отчетливо понимал, что не в его власти что-либо изменить. И хотя ему было чрезвычайно неприятно это осознавать, контроль над ситуацией уже давно ускользнул из его рук. Именно это обстоятельство раздражало его сильнее всех прочих, ведь Курильщик был из тех людей, что терпеть не могут беспомощность и неспособность самим управлять происходящим вокруг.Телефон зазвонил как нельзя вовремя, своим резким звуком отвлекая мужчину от мрачных размышлений о собственной бесполезности. - Да?- отрывисто бросил он.Звонившего невозможно было не узнать. - Мы близки к достижению цели, и я решил проинформировать вас об этом, - донесся до него из трубки обманчиво-мягкий голос Кристофа.- Насколько близки? – уточнил Курильщик, делая очередную глубокую затяжку.- Объекты обнаружены. Остальное не займет много времени.- Отлично. – Мужчина одобрительно кивнул, довольный услышанным. – Дайте мне знать, когда дело будет сделано.- Разумеется. – На этом Кристоф, не прощаясь, прервал соединение.Мужчина откинулся в кресле, выдувая маленькие колечки дыма. Раздираемый противоречивыми эмоциями, он одновременно радовался наконец-то достигнутому прогрессу и при этом досадовал на то, что оказался лишенным привилегии поучаствовать в финале этой драмы, занимавшей все его мысли последние несколько недель. Однако, несмотря на свое разочарование, Курильщик прекрасно понимал, что ему не следует вмешиваться.Затушив окурок в уже и без того переполненной пепельнице, он переключил канал и вновь погрузился в раздумья.***************Скалли услышала шаги по пожарной лестнице и улыбнулась, узнав эти звуки и того, кто их издавал - даже среди уличного шума она без труда различала осторожную поступь приближавшегося к ней мальчика.- Привет, - поздоровалась Дана, улыбнувшись в его сторону.- Здравствуйте, мэм, - вежливо ответил он. - Помните меня?Скалли кивнула. – Чарли. Живешь по соседству.- Точно, - с явным удовольствием от того, что она не забыла его, подтвердил мальчик. – Не возражаете, если я присяду?Дана покачала головой. - Вовсе нет.Он опустился на крышу рядом с ней, после чего, поерзав, нашел достаточно удобное положение и затих. Какое-то время Чарли сидел молча, и Скалли слышала лишь звук его немного затрудненного дыхания.В конце концов, видимо, определившись с темой для разговора, мальчик вдруг нарушил тишину.- Вы хорошо разбираетесь в дробях?- Да, неплохо, - признала Дана, пытаясь подавить улыбку, вызванную его наивным вопросом.- Я их ненавижу, - заявил мальчик. – Мне нравятся целые вещи.- Мне тоже, - ответила Скалли, и после ее слов между ними вновь воцарилось ничем не нарушаемое молчание.***************Чарли пригляделся и через какое-то время осознал, что с их прошлой встречи в ней что-то изменилось – казалось, она излучала внутренний свет, которого он не замечал прежде. Это обстоятельство лишь усилило досаду мальчика на то, что ему пришлось пропустить один день наблюдений. А произошло это потому, что мама потащила его к дантисту, не обращая внимания на его протесты и настойчивые уверения в том, что ему предстоит сделать много важных дел. И вот теперь Чарли чувствовал себя так, словно упустил что-то действительно важное – нечто, достойное того, чтобы быть записанным.Мальчик все утро набирался смелости задать ей один вопрос, уже давно не дававший ему покоя, но стоило ему вновь увидеть ее, как от его решимости не осталось и следа, поэтому, немного поразмыслив, он предпочел начать с чего-нибудь простого.- Как вас зовут? – полюбопытствовал Чарли.- Лиза, - ответила она после секундного колебания.- Лиза, - медленно повторил мальчик, словно пробуя это имя на вкус. Оно казалось подходящим для ангела, даже при том, что ему не доводилось встречать его в Библии. Вместе с ним училась одна девочка, которую тоже звали Лизой, но Чарли не сомневался, что она отнюдь не ангел – ничего необычного в ней точно не было. А вот в этой Лизе было. – Мне нравится, - в итоге вынес он свой вердикт.- Спасибо, - поблагодарила его собеседница, мягко улыбнувшись Чарли, и этого оказалось достаточно, чтобы утраченная уверенность вновь вернулась к нему. - Лиза, вы ведь не отсюда, не так ли? Женщина судорожно втянула воздух, и мальчик заметил беспокойство, на миг отразившееся на ее лице.- Нет, не отсюда. Я здесь… проездом.Чарли вздохнул с облегчением, поняв, что не ошибся в своих предположениях.- Это хорошо. – Бросив беглый взгляд на часы, он поспешно поднялся, зная, что отец вернется домой с минуты на минуту. – Мне пора, - с сожалением сообщил ей Чарли и добавил: - Я рад… я рад, что вы заехали сюда.На прощание он дотронулся до ее руки, и она ответила на рукопожатие, сказав: - До свидания, Чарли.- До свидания, - вторил ей мальчик и поспешил к пожарной лестнице. Спускаясь по ступеням, он продолжал неотрывно смотреть на нее, отчаянно желая остаться еще хоть ненадолго, но опасаясь наказания за свое отсутствие.***************Скалли сидела на кушетке и слушала новости по телевизору, когда до нее донесся звук поворачиваемого в замке ключа, скрип открываемой двери, а затем шаги вошедшего в квартиру напарника. В результате томительного ожидания возвращения Малдера из библиотеки Дане уже начало казаться, что она ждала его в течение невыносимо долгих дней, хотя умом она понимала, что он провел там никак не больше нескольких часов.- Привет, - позвала Скалли, горя от нетерпения услышать его голос. - И тебе привет, - ответил он, закрывая за собой дверь, и внезапно она уловила сильный сладковатый аромат, несколько приглушавший мускусный запах, который стойко ассоциировался у нее с напарником. Его шаги приблизились, и Дана различила какой-то незнакомый шорох, сопровождавший движения Фокса.- Малдер? – с нескрываемым любопытством спросила она. – Чем это пахнет?Он опустился на кушетку рядом с ней, и непонятный запах стал еще сильнее, практически окутывая ее. Фокс взял ее ладони в свои, и до Даны вновь донесся ранее слышанный ею шуршащий звук, когда напарник вложил ей что-то в руки. Она провела пальцами по гладкой, прохладной на ощупь бумаге, обернутой вокруг длинных тонких стеблей, и в следующее мгновение поняла, что Малдер принес ей букет самых потрясающе пахнущих цветов из всех, что ей когда-либо дарили прежде.- Малдер! – вновь повторила его имя Скалли, довольно улыбаясь, однако в ее голосе явно звучал вопрос.- Это гардении, - мягко пояснил Фокс. – Вообще-то, я хотел купить тебе розы… но эти цветы пахнут гораздо приятнее. Глубоко тронутая этим поступком, Дана почувствовала, как ее сердце болезненно сжалось в груди в ответ на его робкие слова, демонстрирующие внимание и чуткую заботу напарника о ней гораздо лучше, чем любой, даже самый изысканный и дорогой букет. ***************Сидя рядом с напарницей, Фокс упивался прекрасным зрелищем, которое представляло ее лицо, погруженное в пышные бутоны, и тем поразительным контрастом, что создавали пряди ее волос, подобно темному занавесу скрывавшие молочно-белые лепестки. Очевидная радость напарницы согрела его до глубины души и избавила от неуверенности, которую он чувствовал с того самого момента, как зашел в цветочный магазин. Видя ее счастливую улыбку, Малдер понял, что не зря подчинился этому, казавшемуся ему глупым, импульсу, в итоге подарившему ей столько удовольствия.Спустя мгновение Скалли подняла голову и дразняще осведомилась:- Возвращаясь домой, Рик всегда будет приносить Лизе цветы? - Да, если Лизе они нравятся, - в таком же шутливом тоне ответил Малдер.Она наградила его загадочной улыбкой, в которой поразительным образом сочеталась соблазнительность и застенчивость.- Лизе нравится Рик. Очень сильно, - на этот раз абсолютно серьезно заявила Скалли.Ее слова сладчайшей мелодией продолжали звучать в его ушах, когда Малдер наклонился и накрыл ее рот своим, не обращая внимания на цветы, которые он безжалостно смял, притягивая напарницу в свои объятия. Она с готовностью ответила на поцелуй, даря ему чувство умиротворения, мгновенно изгнавшего прочь воспоминания о нескольких ужасно скучных часах, проведенным им в библиотеке. Часах, которые он провел вдали от нее.- Давай сходим поужинать в ресторан, - предложил Фокс, когда нехватка воздуха заставила их оторваться друг от друга.- А стоит? – спросила Дана.Он погладил напарницу по щеке, а затем неторопливо проследил плавный изгиб ее плеча и, проведя пальцами по руке, взял ее ладонь в свою.- Уже темно и улицы переполнены, так что, думаю, мы можем позволить себе этот риск.- Хорошо, - согласилась Скалли с улыбкой, которую он просто обязан был снова поцеловать.
***************В ОДИНОКОМ ОТЕЛЕ 5/12Искусно лавируя в толпе, Люси добралась-таки до бара. Она проклинала второй выпитый ею напиток в «Наполеон Хауз» в течение так называемого 'счастливого часа' , хотя он всего лишь ознаменовал начало очередной нескончаемо длинной ночи – точно такой же, как и все остальные в последнее время.- Эй, как дела? – своеобразно поприветствовала она Томми, который, как всегда, занимал место за стойкой. - Привет, дорогуша, - с сильным южным акцентом ответил он, демонстрируя ей свою фирменную белозубую улыбку, кажущуюся поистине ослепительной на фоне его темной кожи. – Тебе как обычно?- И никак не меньше, - подтвердила Люси и, усевшись на высокий барный стул, принялась дожидаться своей «маргариты». Впрочем, ожидание продлилось совсем недолго, ведь Томми не зря считался мастером своего дела - изготовление заказанного напитка заняло у него всего пару секунд. Люси сделала глубокий глоток и с наслаждением вздохнула. Она прекрасно понимала, что пьет слишком много и с опасной частотой, но для нее это был лучший способ убить время и заодно притупить чувство вины за впустую потраченные дни, которые ускользали от нее, как песок сквозь пальцы... Женщина пассивно потворствовала своим дурным привычкам последние несколько месяцев, прошедших с ее возвращения из Лос-Анджелеса, не в силах справиться с грозившей поглотить ее волной отчаяния. Будучи по профессии писателем, она опубликовала два романа и книгу коротких рассказов, но в последнее время идеи новых произведений начали иссякать, а какой толк от автора, который не может предложить читателям новую историю? Примерно это Люси и сказал ее агент, когда разрывал с ней контракт. Сделав еще один глоток, она окинула ресторан изучающим взглядом. Было уже поздно, и в это время бар «Мистер Би» был до отказа переполнен туристами и местными жителями, жаждущими отведать лучшей кухни во всем Новом Орлеане. Люси окружала широчайшая людская популяция, и ни одному из представителей этой разношерстной толпы не удалось избежать ее оценивающего взора.Она уделила особое внимание сидевшей в углу паре, потому что в них было что-то такое, что выделяло из их общей массы тех, с кем она общалась в последнее время. Они вели себя так, как будто находились наедине, а не в комнате, до отказа набитой людьми. Мужчина обнимал женщину за плечи, крепко прижимая ее к себе, и это прикосновение всколыхнуло в Люси чувства, казавшиеся ей давно похороненными. Незнакомец сказал своей спутнице что-то, заставившее ее весело рассмеяться, и она еще ближе придвинулась к нему, тем самым демонстрируя существующую между ними глубочайшую близость – и именно эта тесная связь возбудила в Люси живейшее любопытство.С удивлением обнаружив, что ее бокал пуст, она заказала вторую порцию, не замечая предупреждающего взгляда Томми, так как продолжала неотрывно смотреть на сидевших за столиком у заднего выхода влюбленных, полностью поглощенных друг другом.- Ты так на них уставилась, словно никогда прежде не видела здесь молодоженов, - заметил Томми, передавая ей вновь наполненный бокал. – Что в них тебя так привлекло?- Ничего особенного, - улыбнувшись, заверила его Люси. – Просто осматриваюсь – ты же знаешь, как это работает.- Точно, - усмехнувшись ей, ответил бармен. – В этом ты профи.Не удостоив Томми ответом и даже не повернувшись в его сторону Люси увидела, как мужчина поднялся из-за стола и, на мгновение сжав руку своей спутницы, направился к туалетам в задней части ресторана. Когда он исчез из вида, Люси вновь перевела взгляд на оставшуюся на месте женщину и только сейчас заметила то, что ускользнуло от нее прежде: незнакомка была слепа, ее большие голубые глаза казались пустыми и невыразительными. Она сидела смирно, терпеливо дожидаясь возвращения своего компаньона, и Люси пришло на ум, что эта пара заметно отличается от прочих виденных ею здесь молодоженов. Внезапно она ощутила так хорошо знакомое ей прежде радостное возбуждение, похожее на наркотическую эйфорию – верный признак того, что ей удалось 'напасть на след' нового сюжета.- Эй, Томми, - позвала она бармена, - смешай-ка мне еще парочку «маргарит».- Куколка, - последовал ответ, - а тебе не кажется, что пора немного притормозить?- Полегче, не наседай, - не осталась в долгу Люси, - у меня тут кое-что наклевывается.Он промолчал, решив, видимо, не лезть не в свое дело, и спустя мгновение поставил перед ней два запотевших бокала с заказанными ею коктейлями. Оставив на стойке свой так и не допитый напиток, она подхватила новые бокалы и направилась к столику, занимаемому слепой женщиной, уверенно прокладывая себе дорогу сквозь толпу посетителей.***************В ожидании возвращения Малдера Скалли вслушивалась в окружающие ее со всех сторон звуки, пытаясь с их помощью составить себе представление об этом месте. Ресторан, как и обещал напарник, оказался переполненным людьми, которые пришли сюда для того, чтобы приятно провести вечер. Играла громкая музыка - нечто среднее между джазом и блюзом - и, судя по всему, исполнялась она вживую расположившимся неподалеку от их столика оркестром. В воздухе витали восхитительные ароматы, представлявшие собой смесь запахов жареной рыбы, пончиков и густого благоухания свежесваренного кофе. В помещении было довольно душно из-за обилия людей, однако Дана не могла вспомнить, когда она в последний раз чувствовала себя такой счастливой. Эта вылазка в город превзошла все ее ожидания – покинуть тесные пределы их квартирки и окунуться в городскую жизнь вместо того, чтобы стараться представить ее со своего насеста на крыше, было приятно, и Скалли внезапно осознала, как сильно ей этого не хватало.Сквозь оживленный гул голосов она внезапно расслышала приближающиеся к ней незнакомые шаги и замерла, не зная, чего ожидать. Спустя мгновение до нее донесся голос, оповестивший Дану о том, что к ее столику подошла какая-то женщина.- «Маргариты», - мелодично, с характерным южным выговором произнесла незнакомка. – Фирменный напиток заведения.Скалли несколько помедлила с ответом.- Мы не заказывали напитков, - произнесла она, опуская голову, чтобы не привлекать излишнего внимания к своей слепоте.- Считайте, что это подарок, - пояснила женщина, и Дана уловила слабый перезвон поставленных на стол бокалов. Она ощутила сильный резкий запах текилы, чуть оттененный солью, и почувствовала соблазн воспользоваться предложением. – Немного традиционной южной гостеприимности.- Спасибо, - поблагодарила Скалли, осторожно потянувшись за коктейлем. Нащупав бокал, она крепко обхватила его и поднесла ко рту, надеясь про себя, что ей удастся не расплескать напиток. Делая маленький глоток, Дана услышала, как щедрая самаритянка без приглашения уселась за столик с противоположной от нее стороны. «Маргарита» оказалась крепкой и прохладной, и, наслаждаясь вкусом, Скалли отпила еще немного, прежде чем опустила бокал.- Неплохо, да? – Дане показалось, что она уловила намек на ухмылку в голосе неизвестной собеседницы и улыбнулась ей.- Да, очень вкусно, - подтвердила Скалли. – Вы здесь работаете?- Нет, - ответила незнакомка, - хотя Томми бы не отказался.- Томми? – озадаченно переспросила Дана.- Бармен, - пояснила женщина и затем добавила: - Он отличный малый – порой с ним довольно весело.Скалли кивнула. Смутная мысль где-то на задворках сознания предостерегала ее, призывая проявить осторожность, ведь разговор с абсолютно незнакомым человеком вряд ли можно счесть мудрым поступком, однако в низком, бархатистом тембре этой женщины было что-то располагавшее к доверию и внушающее чувство безопасности.- Но если вы здесь не работаете, - недоумевала Дана, - то почему принесли мне напитки?- Откровенно говоря, - ответила ее собеседница, - все дело в любопытстве – ничего не могу с собой поделать, когда оно оказывается задетым. Я всегда любила знакомиться с новыми людьми. Пожалуй, некоторые сочтут меня навязчивой, сующей нос не в свое дело, но я предпочитаю называть это природной любознательностью. Так ведь звучит намного лучше, вы не находите?Скалли невольно рассмеялась над этим комментарием – незнакомка хоть и показалась ей немного странной, однако перед ее обаянием было просто невозможно устоять.- Да, так намного лучше, - согласилась она.- Люси, ты опять надоедаешь посетителям? – выкрикнул кто-то с противоположной стороны зала, но прежде, чем у Даны появился шанс произнести хотя бы слово, женщина – судя по всему, та самая Люси – ответила сама:- Не лезь в бутылку, Томми-малыш. Мы с этой леди отлично поладили, ведь так, дорогая?Скалли внезапно охватило странное чувство облегчения, словно то, что бармен узнал эту женщину, делало ее присутствие здесь оправданным.- Да, все в порядке, - подтвердила она достаточно громко, чтобы Томми услышал. – И спасибо за выпивку.- Не за что, - ответил он. – Дайте мне знать, если потребуется добавить.Заметно расслабившись, Скалли сделала еще один глоток под аккомпанемент веселого смеха собеседницы.- Старина Томми добрая душа и, должна сказать, отлично умеет смешивать коктейли. – Немного помедлив, Люси спросила: - Вы ведь не здешняя, не так ли?- Нет, - сказала Дана, - я путешествую.- Хммм… - протянула женщина. – Тогда вы выбрали подходящее место. Медовый месяц?Этот прямой вопрос смутил Скалли, и она опустила голову, стараясь скрыть от собеседницы внезапно вспыхнувшие щеки.- В некотором роде, - пробормотала она.***************Возвращаясь назад, Малдер с некоторым беспокойством заметил, что Скалли за столиком не одна - напротив нее сидела какая-то женщина, одетая в темно-красный свитер и длинную черную юбку, с причудливым ожерельем в виде цепочки с многочисленными талисманами и амулетами, висевшим у нее на шее. Пристальный, изучающий взгляд незнакомки, направленный на его напарницу, лишь усилил тревогу Фокса, заставив его поспешить к Дане. - Лиза? – не замедлил спросить Малдер, усаживаясь на соседний с ней стул. – Ты в порядке?Она кивнула и отпила глоток стоящего перед ней напитка.- Да, - подтвердила Скалли. Уловив в его голосе нотки волнения, она, видимо, решила что одного ее устного заверения недостаточно и положила ладонь ему на бедро. – «Маргарита» за счет заведения, - с улыбкой произнесла Дана, неуклюже передавая напарнику бокал. – Попробуй – очень вкусно.Однако он отказался от предложенного коктейля, поставив его обратно на столик.- Не для меня, - заявил Малдер.- Не для вас? – сидевшую напротив них женщину, казалось, обрадовал его ответ. – Что ж, полагаю, это означает, что мне больше достанется. – С этими словами она, не теряя времени зря, взяла оставленный Фоксом бокал и сделала глубокий глоток, с явным удовольствием смакуя прохладную жидкость.- Не сочтите за грубость, но кто вы такая? – спросил Малдер, изо всех сил стараясь, чтобы в его голосе не слышалось раздражение, вызванное присутствием этой женщины.- Меня зовут Люси Энн, - ответила она и, откинув роскошные длинные волосы за плечо, протянула Фоксу изящную ладонь. – Но для близких друзей и новых знакомых просто Люси.Фокс пожал ее руку, при этом украдкой бросив взгляд на Скалли. Она казалась безмятежной, даже счастливой, и он мгновенно успокоился, поняв, что тревога оказалась ложной. - Рик, - представился Малдер, как всегда воспользовавшись своим вымышленным именем.- Рада познакомиться, Рик, - тепло улыбаясь, произнесла женщина, и он невольно почувствовал на себе воздействие ее чарующего обаяния. Ее дружеские открытые манеры располагали к себе, поощряя отринуть настороженность и недоверие. – Пока вас не было, я как раз знакомилась с вашей женой.Вновь посмотрев на напарницу, Малдер заметил, что ее щеки слегка порозовели. Незаметно для Люси он взял ладонь Даны в свою и легонько сжал, однако ничего не сказал.- Давно вы женаты?- Нет, - ответил Фокс, прекрасно понимая, что их приняли за молодоженов, а значит, надо поддерживать это заблуждение. – Недавно.- Это заметно, - ответила женщина, но при этом окинула его таким мудрым проницательным взглядом, что Малдер почувствовал себя весьма неумелым лгуном.Последовавшее за его ответом неловкое молчание первой нарушила Скалли.- Люси, вы часто здесь ужинаете?- Гораздо чаще, чем мне самой хотелось бы, - сказала та. – Но спустя какое-то время любому человеку смертельно надоедает готовить себе. Рекомендую вам заказать рыбу – она тут просто восхитительна.Дана слегка улыбнулась в сторону Люси, и Малдер не мог не заметить, что напарница искренне наслаждается компанией этой женщины. Безмерно радуясь тому, что впервые за столь долгое время Скалли действительно довольна и счастлива, он сделал глубокий вдох и тоже постарался расслабиться.Пока Люси перечисляла для Даны указанные в меню блюда, Фокс воспользовался возможностью как следует рассмотреть их новую знакомую. Насколько он мог судить, она была довольно миниатюрной женщиной ненамного выше Скалли. Густые темные волосы струились по ее плечам мягкими волнами, а бледно-голубые глаза искрились умом и внутренней силой. Наличие неглубоких морщинок на ее лице позволяло предположить, что ей около сорока лет, однако ее манера вести себя скорее соответствовала двадцатилетней девушке. То, как тактично и мягко она обращалась со Скалли, смягчило сердце Малдера и расположило его к ней, даже несмотря на некоторую неловкость, возникшую в самом начале их знакомства.- Извините за любопытство, - вторгся в мысли Фокса голос Люси. – Дело в том, что я писательница и, как я уже говорила Лизе ранее, от природы любознательна. Вы оба меня заинтриговали – нечасто встретишь здесь людей, похожих на вас.- Похожих на нас? – Скалли первой озвучила вопрос, вертевшийся и у него на языке.- Да, - словно прощупывая почву, протянула Люси. – В вас есть что-то такое, что отличает вас от всех остальных. – Малдер беспокойно заерзал, и, заметив это движение, она поспешила пояснить. – Но не поймите меня превратно – мне нравятся необычные люди.Напарница вновь рассмеялась, и Малдер в очередной раз поразился тому, какой счастливой она казалась.- Хорошо, - произнесла Скалли. – Вы уже ужинали, Люси?- Ну, если подумать, то нет, - ответила женщина. – Если только не считать едой выпитые мною «маргариты».Уловив в голосе напарницы намек, Фокс решил пойти у нее на поводу, хотя и не был уверен, почему.- Не хотите ли присоединиться к нам? – вежливо предложил он, почти надеясь, что женщина откажется.- С удовольствием, - с энтузиазмом ответила она, и Малдер покорно вздохнул про себя, смирившись с неизбежностью.
***************Еда была изысканной, впрочем, как и всегда. Именно поэтому Люси так часто посещала этот ресторан – здешние вкусные и сытные блюда помогала ей как следует подготовиться к следующей за ужином длинной ночи поглощения спиртного. Сидящая напротив нее пара набросилась на свой заказ с жадностью, напомнившей Люси о тех временах, когда она руководствовалась своими чувствами, устремлениями и желаниями, а жизнь ее еще не была подчинена выполнению взятых на себя обязательств и оплате долгов.Что-то в этих людях пробуждало в ней ощущения, которые, как Люси еще недавно казалось, исчезли раз и навсегда. Мужчина вел себя подчеркнуто предупредительно по отношению к своей слепой спутнице – нежность и забота о ней сквозили в каждом его движении, в каждом жесте. Люси внимательно следила за тем, чтобы не сказать чего-нибудь лишнего о состоянии женщины, инстинктивно поняв, что они предпочитают по возможности избегать обсуждения этой темы, хотя ей с большим трудом удавалось игнорировать очевидное – довольно странно было смотреть в столь прекрасные небесно-голубые глаза и видеть, что они безжизненны и невыразительны, словно зеркала, которые способны лишь отражать, не показывая того, что скрыто за ними.Официант принес кофе, и Люси сделала глубокий глоток из своей чашки, хотя и знала, что, несмотря на принятую ею дозу кофеина, она даже близко не подошла к своей обычной норме выпитого, а значит, ночь еще далеко не закончена. Впрочем, эта мысль не помешала ей насладиться густым, насыщенным вкусом и ароматом напитка. Достав из кармана юбки пачку сигарет, Люси потянулась за лежащим на столе коробком.- Не возражаете, если я закурю? – уточнила она, зажигая спичку. Ее новые знакомые одновременно покачали головами, и этот жест заставил Люси невольно улыбнуться; они настолько хорошо чувствовали друг друга, что порой это создавало почти комичный эффект. Эта пара по-прежнему оставалась загадкой для Люси – как бы она ни старалась, но за время их совместного ужина ей так и не удалось вытянуть из них хотя бы мало-мальски стоящую информацию. На самом деле по большей части говорила как раз она, так как выпитые ею коктейли развязали ее и без того довольно болтливый язык. Эти же двое вели себя сдержанно и осторожно, отвечая вопросами на вопросы, и явно не спешили рассказывать ей о себе. Так и не добившись от них ничего путного, Люси решила сменить тактику.- Судя по всему, вы уже давно путешествуете, - как бы между делом вставила она.- Откуда вы знаете? – с любопытством в голосе спросила женщина.- О, уж в этом-то я разбираюсь, - уверенно заявила Люси. – Все дело в вашей энергетике – почувствовать ее для меня не составляет труда. Видите ли, я довольно сильна в искусстве прорицания.- Прорицания? – переспросил мужчина с откровенно скептичным выражением на лице. Почувствовав в его недоверии вызов, Люси потянулась за висевшей у нее на боку черной кожаной сумкой и, вытащив из нее колоду карт, пояснила:- Таро. Как насчет сеанса гадания?- Нет, спасибо, - сказал он, и его спутница тихонько рассмеялась.- Почему нет… Рик? – с улыбкой обратилась она к нему. – Неужели общение с мистером Брукманом так сильно тебе испугало? Мужчина не поддался на ее шутливую провокацию, молча сделав очередной глоток кофе. Так и не дождавшись от него ответа, женщина продолжила, на этот раз обращаясь к писательнице:- Люси, - начала она, - я бы хотела, чтобы вы мне погадали. Думаю… думаю, это будет довольно забавно.Люси улыбнулась ей, хотя и понимала, что это усилие останется незамеченным.- Как пожелаете, дорогая, - проворковала она и, перемешав карты, взяла свою собеседницу за руки и вложила колоду в ее ладони. – Подержите их какое-то время, пусть они пропитаются вашей сущностью. - Женщина кивнула и начала перебирать карты, время от времени возвращая те, что выскальзывали из ее захвата, обратно.***************Малдер не спеша попивал кофе и наблюдал за Скалли, удивляясь про себя тому, как ловко она управляется с колодой. «Видимо», размышлял он, «богатая практика, полученная в длительных перелетах с места на место и многочисленных засадах, в которых нам приходилось участвовать, отточила ее искусство до совершенства». Пару минут спустя Люси легонько дотронулась до руки Скалли, побуждая ее остановиться.- Достаточно, - сказала она, забирая карты. Положив сигарету в пепельницу, Люси еще раз перемешала их сама, а затем разделила колоду пополам и пододвинула ее ближе к Скалли.- Теперь, - инструктировала Люси, раскладывая карты в виде веера изображением вниз, - выберите десять карт – просто слегка коснитесь их.Скалли кивнула и, протянув руки над столом, принялась водить рукой над картами, время от времени касаясь какой-то из них указательным пальцем. Она подошла к выполнению этого заданию с предельной концентрацией, и Малдер невольно улыбнулся той серьезности, с которой напарница отнеслась к тому, что сам он воспринимал всего лишь как игру. На лице их доморощенной предсказательницы застыло схожее выражение, внезапно напомнив Фоксу о сестре Скалли, Мелиссе. Она также верила в гадание по картам Таро, астрологию и тому подобную ерунду, которую, по его мнению, принимали за чистую монету лишь повернутые на мистицизме адепты «Нью-эйджа». Однако именно воспоминание о Мелиссе Скалли помогло Малдеру наконец понять, почему Дану вдруг так воодушевила идея гадания.Когда напарница закончила отбор карт, Люси сложила их и отодвинула в сторону, а потом собрала оставшиеся.- Ну, что ж, начнем, - заявила она, раскладывая карты в определенном порядке. – Вы не спрашивали, но я все же поясню – я собираюсь разложить Кельтский крест. Он дает общее представление о будущем.Когда все было готово, Люси приступила к изучению получившегося расклада, зажигая очередную сигарету для стимулирования умственного процесса.- Что происходит? – нетерпеливо прошептала Скалли на ухо напарнику.- Она читает карты, - ответил он, завороженно наблюдая за карточным узором, искусно сплетенным умелой рукой Люси.- Шшш… - шикнула писательница, призывая их обоих к тишине, и бросила на Малдера укоризненный взгляд. – Мне нужно сосредоточиться – дайте мне минуту.Однако прошло гораздо больше времени, прежде чем она заговорила вновь.- Получается довольно интересная картина.- В хорошем или плохом смысле? – уточнила Скалли, подаваясь вперед, чтобы лучше расслышать ответ.- Зависит от вас. Когда ваш день рождения? – спросила у нее Люси.Чуть поколебавшись, Скалли, тем не менее, назвала истинную дату.- 23 февраля.- Тогда это имеет смысл, - сказала Люси, указывая на одну из карт. – Это вы – Королева Чаш – женщина, окруженная атмосферой тайны, склонная скрывать свои мысли и чувства. – Повернувшись к Малдеру, она вопросительно изогнула бровь и спросила: - Это так?- Абсолютно, - ответил он, заработав от напарницы хлопок по руке.- Вовсе нет, - улыбаясь, запротестовала она. – Продолжайте, Люси.- Ну, это не вся информация о вас, которую раскрывают мне карты. Например, вот эта – Колесница – обозначает вашу жизненную позицию. Она сообщает мне, что вы твердо стоите на ногах, точно зная, что вам нужно и как получить желаемое. У вас есть опыт, мужество, решимость и железная воля, позволяющие вам преодолевать все возникающие на пути препятствия.«Трудно будет подобрать слова, точнее характеризующие Скалли», подумал Малдер, и когда она доверчиво прижалась к нему, обнял ее одной рукой и поцеловал в макушку.А Люси тем временем указала на две другие карты.- Перевернутый Король Чаш олицетворяет как раз те самые препятствия, а следующая карта – перевернутый Верховный Жрец – символизирует влияние прошлого. Обе они вместе… ну, Король указывает на какого-то человека, возможно, делового партнера, которому нельзя доверять – того, кто использует свой интеллект и привилегии ради достижения низменных эгоистичных целей. – Она неодобрительно покачала головой. Вам нужно его остерегаться – обычные способы разрешения ситуации тут не помогут.Малдер перевел взгляд на напарницу и заметил, что она задумчиво кивала и, судя по нахмуренным бровям, вся превратилась в слух, ловя каждое слово Люси.- А это… Девятка Жезлов… - Люси подняла взгляд на Скалли, и Малдер заметил в ее глазах вспышку понимания. – Представляет собой прошлые события. Вам пришлось многое вынести, чтобы оказаться там, где вы сейчас находитесь; пришлось столкнуться с множеством проблем, преград и опасностей. И в дальнейшем вам понадобится все ваше мужество, чтобы продолжить начатое. Сейчас ваша позиция сильна, однако вам следует приготовиться к дальнейшим трудностям. Будьте настороже и постарайтесь не повторять свои прежние ошибки.***************Внезапно Скалли расхотелось продолжать - хотя она не слишком-то доверяла гаданию по картам Таро, высказывания Люси оказались почти сверхъестественно точными. Особенно учитывая то, как мало они с Малдером рассказали о себе и том, что привело их в Новый Орлеан. Стремясь поскорее покончить с этим все более беспокоящим ее сеансом, она поспешно спросила:- Сколько еще карт осталось?- Пять, - ответила Люси, и ее голос утратил прежнюю торжественность. – Вот эти две не сулят вам ничего плохого.- Рыцарь Мечей и Двойка Чаш, - прочитал Малдер. – Что же они означают?Видимо, что-то в его вопросе развеселило Люси, потому что Скалли услышала ее ответный смешок.- Забавно, что вы спрашиваете, - проворковала она. – Рыцарь символизирует мужчину в жизни Лизы – возможно, вас, однако расположение указывает на будущее влияние, так что, вероятно, это кто-то другой. Некто умный, смелый и решительный, способный справляться с возникающими проблемами быстро и эффективно. Он станет сильным союзником на выбранном ею пути.- Сомневаюсь, что речь о тебе, Рик, - поддразнила Скалли, радуясь возможности внести немного легкомысленности в разговор и развеять чересчур серьезное настроение, возникшее после последнего предсказания. – На тебя совсем непохоже.Как она и ожидала, напарник рассмеялся в ответ на шутку, а Люси тем временем продолжила:- Неважно, - сказала она. – А вот эта карта предназначена для вас обоих, вне всяких сомнений. Двойка Чаш символизируют собой близкое, тесное партнерство – отношения равных друг другу людей, построенные на взаимных доверии и поддержке.Скалли улыбнулась и, нащупав руку Малдера под столом, взяла ее в свою, наслаждаясь теплом его прикосновения.- И, наконец, последние три, - уже не столь легким тоном произнесла Люси, вновь привлекая их внимание к себе. – Перевернутая Десятка Мечей обозначает будущее и показывает, что весьма неприятная ситуация грозит стать только хуже; самое худшее еще впереди, так что вам нужно приготовиться к дальнейшим затруднениям.- Каким именно? – с нескрываемым беспокойством спросила Скалли.- Не могу сказать наверняка – как я уже говорила ранее, подобный расклад дает лишь общее представление. – В следующую секунду Дана услышала, как Люси подвинула к ней карту. – Но вот эта называется Справедливость и символизирует ваши страхи и надежды. Именно к этому вы и стремитесь, верно?Чуть подумав, Скалли кивнула, однако промолчала.- Стоять на страже правого дела и пытаться противостоять злу всегда нелегко, - заметила Люси, и Дане послышались нотки восхищения в ее голосе. – Судя по всему, вам удастся преуспеть в достижении своей цели. Ну, и напоследок, Шестерка Мечей. Она говорит о том, что вы стремитесь избежать преследующей вас опасности. Это займет у вас много времени, и не все ваши проблемы будут решены в одночасье, однако я вижу предпосылки к тому, что обстоятельства изменятся к лучшему, и в конечном итоге у вас все получится.После этих слов за столиком надолго воцарилось молчание, в результате нарушенное Люси.- У вас есть вопросы?- Нет, все понятно, - задумчиво протянула Дана, после чего до нее донесся шорох собираемых обратно в колоду карт.- Помните, - посоветовала Люси, - что данный расклад дает лишь общее представление о грядущих событиях - остальное зависит от вас самих.Через пару секунд скрип отодвигаемого стула оповестил Скалли о том, что Люси поднялась из-за стола.- А теперь возвращайтесь домой – уже поздно, я и так слишком долго отнимала у вас время.- Нам до сих пор не принесли чек, - широко зевнув, напомнил ей Малдер.- Забудьте об этом, - велела Люси. – Помните, что я говорила о южном гостеприимстве? – со смехом добавила она. – И, кроме того, я здесь постоянная клиентка с довольно приличным счетом.- Люси…. – попробовала протестовать Скалли, однако умолкла, когда почувствовала, как женщина крепко сжала ее руку. - Я настаиваю, - голосом, не терпящим возражений, заявила их новая знакомая. – Всего доброго, берегите себя, - сказала она на прощание и, быстро поцеловав Дану в щеку, оставила Малдера и Скалли одних.
***************В ОДИНОКОМ ОТЕЛЕ 6/12С тех пор, как они покинули ресторан, Скалли вела себя необычайно тихо, отвечая односложно или вовсе отделываясь кивками. Малдер с уважением отнесся к ее нежеланию разговаривать и в конце концов прекратил расспросы, догадавшись, что она вспоминала устроенный Люси сеанс гадания, обдумывая все, что с ними произошло и что еще ждет их впереди. Больше не пытаясь вторгнуться в мысли напарницы, Фокс молча сидел рядом с ней в такси, держа ее за руку и смотря на мелькавшие мимо автомобили, образующие непрерывный транспортный поток.Скалли заговорила, только когда они оказались примерно на полпути к дому.- Рик… мы так и не обсудили толком то, что ты обнаружил сегодня в библиотеке.- Я не нашел ничего важного, - ответил Малдер. – Все те же самые старые материалы – это вполне может подождать до утра.Дана пожала плечами, а затем наклонилась ближе к нему.- Ничего такого, что стоит обсудить прямо сейчас?Несмотря на характерную для напарницы спокойную сдержанность, с которой она задала этот вопрос, Малдер не мог не уловить нотки нетерпения в ее голосе, словно Скалли пыталась сменить тему и сосредоточиться на вещах, которые направили бы ее мысли в другом направлении. Фокс подчинился ее молчаливой просьбе и, вынув маленькую записную книжку из кармана пиджака, принялся перелистывать страницы. Понизив голос до едва слышного шепота, чтобы скрыть их разговор от водителя, он начал зачитывать составленный им список.Она внимательно вслушивалась в следующие одно за другим названия: доксидан, доксилин, доксициклин, дорафен и всякий раз отрицательно качала головой, тем самым давая напарнику понять, что ни одно из них не апеллирует к ее памяти.- Уверена, что не хочешь отложить это на потом? – обеспокоенно уточнил Малдер, от внимательного взгляда которого не ускользнула усталость Даны.- Сейчас самое время, - решительно заявила она, и, не став спорить с напарницей, он продолжил перечисление: - Д-пенамин, драмокан, дроксомин, дронабинол, дроперидол, д-тироксамин…- Погоди минутку, - вдруг оборвала его Скалли. – Повтори-ка последние названия.Малдер сделал, как она просила, на этот раз выговаривая слова гораздо медленнее:- Дронабинол, дроперидол…- Дроперидол, - эхом отозвалась Дана. – Дроперидол… как насчет аббревиатуры?Задумчиво нахмурившись, Фокс перепроверил свои записи.- Не указано, - ответил он. – У меня записано только, что это разновидность опиата.Скалли рассеянно кивнула, очевидно, глубоко погруженная в свои мысли. Некоторое время спустя она вновь заговорила, тщательно и осторожно взвешивая каждое слово:- Оно ведь может обозначаться аббревиатурой ДПД, как по-твоему?- Ты что-то вспомнила? – не в силах скрыть волнение в голосе спросил он. - Не уверена… - пробормотала Дана и, немного помолчав, добавила: - Однако, думаю, что завтра тебе следует проверить именно это лекарство.Малдер кивнул, а потом, запоздало осознав, что Скалли не в состоянии увидеть этот жест, произнес:- Разумеется.Оставшиеся несколько кварталов они провели в молчании, пока их такси искусно маневрировало в довольно интенсивном, несмотря на поздний час, движении. Когда машина остановилась у дверей гостевого домика, Фокс помог Дане выбраться из салона и, расплатившись с водителем, повел ее вверх по лестнице к их квартире. Скалли крепко держалась за руку Малдера, пока они шли по коридору, ослабив захват только для того, чтобы он мог вставить ключ в замок.Как только дверь открылась, Дана первой вошла в прихожую, чувствуя себя гораздо увереннее в знакомой обстановке. Чуть помедлив на пороге, она сморщила нос, словно принюхиваясь, и сделала глубокий вдох.- Малдер, - обратилась Скалли к напарнику, - чем это пахнет?Фокс закрыл за собой входную дверь и тоже принюхался, однако почувствовал лишь всепоглощающий сладковатый запах гардений, вазу с которыми он поставил на стол перед тем, как они отправились ужинать.- Цветами, - ответил Малдер. – Помнишь?Качая головой, Дана осторожно двинулась вглубь квартиры.- Нет… чем-то еще… это какой-то… пряный запах, словно от дешевого лосьона после бритья. Заметив на лице напарницы непреклонную уверенность, Фокс сделал еще один глубокий вдох и снова его обоняние атаковал сильный аромат, исходивший от роскошного букета.- Я ничего подобного не чувствую, Скалли, - вынужден был признать он.Желая утолить давно уже терзавшую его жажду, Малдер направился на кухню, оставив Дану в гостиной, но вдруг резко развернулся назад, услышав звук падения чего-то тяжелого и последующее за ним приглушенное ругательство. Ворвавшись в комнату, Фокс увидел, что напарница стоит на коленях у кофейного столика рядом с кушеткой. Он поспешил на помощь и, склонившись над Даной, взволнованно воскликнул:- Скалли, ты в порядке?- Да, все нормально, - ответила она, однако воспользовалась протянутой им рукой, чтобы подняться. – Малдер, - понизив голос настолько, что он едва расслышал ее, произнесла Дана, – этот столик здесь не стоял, когда мы уходили – кто-то побывал в квартире в наше отсутствие.Уверенность, с которой она это заявила, заставила Фокса безоговорочно поверить напарнице даже при том, что, на его взгляд, гостиная выглядела в точности так же, как когда они ее покидали.- Оставайся на месте, - прошептал Малдер, поспешно доставая пистолет из кобуры на поясе. Она кивнула, и, поднявшись, Фокс принялся осторожно обходить крошечное помещение. Он проверил каждую комнату, заглянул в каждый шкаф и за каждую дверь, но не обнаружил ничего, что указывало бы на присутствие незваных гостей.Вернувшись к по-прежнему сидевшей на полу рядом с кушеткой напарнице, Малдер вновь наклонился и обнял ее рукой за плечи.- Здесь никого нет, - сообщил он. – Я везде посмотрел.Видимо, это заверение оказалось недостаточно убедительным - судя по выражению лица Скалли, ему не удалось полностью развеять ее тревогу.- Диск у тебя с собой? – вдруг спросила она.Малдер машинально потянулся к карману рубашки, хотя и так ощущал вес этого маленького предмета в том месте, где он касался его груди.- Да, - подтвердил Фокс, - я с ним весь вечер не расставался.- Хорошо, - ответила Дана. Убедившись, что столь тщательно оберегаемая ими вещь никуда не делась, она немного расслабилась и облегченно вздохнула. – Однако здесь определенно кто-то был, - продолжала утверждать Скалли. – Я в этом абсолютно уверена.И вновь Малдер почувствовал беспокойство, вызванное упрямой настойчивостью напарницы. Последние три года он привык полагаться на ее суждения, не доверяя никому, кроме нее, а значит, если она была убеждена, что кто-то проник в квартиру во время их отсутствия, то к ее словам определенно стоило прислушаться.- Утром мы уедем отсюда, - решительно заявил Малдер, ничего больше не добавив.***************Позже этим вечером, уже лежа в постели, Скалли слушала, как Малдер ходит по ванной комнате. Вскоре звук льющейся из крана воды стих, после чего до Даны донесся звук приближающихся шагов, когда напарник вышел и, закрыв за собой дверь, направился в ее сторону. Зайдя в спальню, Малдер открыл ящик комода и принялся рыться в его содержимом, отыскивая подходящую для сна одежду. Скалли по-прежнему ощущала, как ее сердце учащенно бьется в груди – мысль о том, что какой-то неизвестный злоумышленник проник в квартиру, беспокоила ее гораздо сильнее, чем ей хотелось бы признавать. И все же Дана не желала поддаваться страху и покидать это место, когда они, как ей казалось, так близко подобрались к тому, чтобы получить хотя бы частичный ответ на не дававший ей покоя вопрос.- Малдер, я думаю, нам не следует уезжать утром, - в конце концов озвучила она свои соображения. Он чуть помедлил с ответом, видимо, обдумывая сказанное напарницей.- Скалли… если, как ты утверждаешь, здесь кто-то был, нам нельзя медлить с отъездом.- Но ты ведь ничего не обнаружил, - напомнила она. – И не ты ли всегда говорил, что нам лучше всего передвигаться ночью?Ответом ей стал громкий хлопок, с которым напарник задвинул ящик комода.- Да. Так у нас меньше шансов быть замеченными, учитывая, что ночью на улицах гораздо меньше людей. - Так, может, лучше подождать? – продолжала гнуть свое Скалли. Она немного помолчала, тщательно подбирая слова, которые помогли бы ей убедить напарника в своей правоте. – В таком случае утром ты сможешь вернуться в библиотеку и поискать информацию о дроперидоле, а, если успеешь, то и о каких-нибудь других препаратах. Мы уедем завтра вечером.На какое-то время в комнате воцарилось гробовое молчание, и Дана слышала лишь звук дыхания напарника, пока он размышлял над ее предложением.- Не уверен, что нам стоит рисковать, задерживаясь еще на один день, - наконец высказал свои опасения Фокс.- Послушай, Малдер, - снова попыталась урезонить его Скалли. – Если кто-то был здесь, они уже обыскали квартиру и ничего не нашли, а следовательно, вряд ли вернутся. Шаги приблизились, и Дана вдруг почувствовала беспокойство несколько иного толка, не имеющее никакого отношения к возможному вторжению в их квартиру. Ее охватил страх, вызванный близостью напарника, отчего ее сердце вновь начало биться в учащенном ритме, а мысли спутались. Она пребывала в смятении, не зная, как себя вести, а потому следующие слова Малдера не сразу дошли до ее сознания.- Давай спать, - предложил он. – Утро вечера мудренее.Скалли рассеянно кивнула, однако промолчала, досадуя на эту внезапно возникшую и ничем не оправданную нервозность, ведь, по большому счету, ничего из ряда вон выходящего не происходило – последние несколько недель Малдер и так спал в одной с ней постели, напомнила она себе. Но, несмотря на подобные заверения, Дана не могла отделаться от мысли, что сегодня все по-другому, и осознание этого немного пугало ее.Она услышала щелчок выключателя и в следующий момент ощутила, как напарник приподнял одеяло, чтобы лечь рядом с ней. Матрас прогнулся под его весом, когда Фокс опустился на самый дальний от нее край кровати, и Дана затаила дыхание, изо всех сил пытаясь расслабиться, однако потерпела неудачу.Довольно долгое время они лежали, не двигаясь, но в конце концов, Скалли почувствовала, как Малдер придвинулся к ней. Простыни слегка зашуршали, когда он переместил руку, положив ладонь под ее подушку, и Даной снова овладела паника, смешанная с вызванным близостью напарника возбуждением.- Ты не против? – уточнил Малдер, и легкая дрожь в его голосе подсказала Скалли, что, подобно ей, он тоже не знал, как ему следует себя вести.- Нет, все нормально, - ответила она, нервно рассмеявшись.- Что смешного? – недоумевающее спросил он, еще больше сокращая разделяющее их расстояние.- Ничего, - сказала Дана, остро чувствуя исходящее от его тела тепло, буквально обволакивающее ее. – Просто… все иначе, чем прежде, вот и все.Малдер вздохнул и, обняв ее рукой за плечи, притянул Скалли к себе так, что ее щека оказалась прижатой к его скрытой под тканью футболки груди.- Нам потребуется некоторое время, чтобы привыкнуть к переменам, не так ли?Она промолчала, делая глубокий вдох и наслаждаясь его таким знакомым запахом. - Впрочем, времени у нас предостаточно, - мягко добавил Фокс.Небольшая запинка в голосе напарника подсказала Дане, что он намерен сделать еще до того, как она почувствовала прикосновение его пальцев к своему подбородку, приподнимающих и приближающих ее лицо к его. В следующее мгновение Малдер накрыл ее рот своим, и Скалли невольно затрепетала, внезапно осознав, что весь вечер ожидала от него именно этого, а если точнее, то буквально жаждала, чтобы он прикоснулся к ней подобным образом. Она с готовностью ответила на поцелуй, смакуя вкус губ и языка напарника, который передавал этим глубоко интимным способом безмолвное обещание…<всебудетхорошояздесьрядомстобойнесмотряниначто>… и Скалли охотно приняла его, приглушенно застонав от удовольствия и выгибаясь Малдеру навстречу.Слишком скоро, по ее мнению, он отстранился и, напоследок слегка коснувшись ее лба губами, притянул напарницу к себе.- Доброй ночи, Дана, - пробормотал Фокс, щекоча ее ухо своим дыханием.- Доброй ночи, - вторила она ему. По-прежнему прижимаясь щекой к мускулистой груди напарника, Скалли прислушалась к устойчивому ритмичному биению его сердца, и постепенно этот звук убаюкал ее, позволив вскоре погрузиться в глубокий здоровый сон.***************Малдер вошел в библиотеку и поднялся по лестнице, ведущей из маленького фойе на входе к главному залу здания. Проходя через металлодетектор, он миновал очередь из людей, медленно движущихся в противоположном направлении, и направился к смежным помещениям, в которых располагался исследовательский центр, с каждым сделанным шагом все сильнее сомневаясь в правильности принятого ими решения.Этим утром они со Скалли досконально обсудили свои дальнейшие действия. Малдер приготовил для них скромный завтрак, состоящий из яичницы и кофе, во время которого напарники и обговорили, как им следует поступить. Ночь прошла спокойно, без происшествий, и это обстоятельство позволило Скалли еще более горячо утверждать, что все в порядке, и что ее первоначальное предположение о чьем-то вторжении в их квартиру оказалось несколько поспешным. Впрочем, полностью разубедить напарника ей так и не удалось, так как, несмотря на все уверения Даны, он не мог забыть ее взгляд, когда она упорно настаивала на своем. С другой стороны, Малдер не нашел абсолютно никаких доказательств присутствия незваного гостя – ничего из ряда вон выходящего. Замки на двери и окнах находились в идеальном состоянии, не выказывая ни малейших признаков взлома.Так что где-то между второй и третьей чашками кофе Малдер сдался и, позволив напарнице убаюкать его бдительность, согласился отложить их отъезд до вечера. Всю первую половину дня напарники паковали вещи и изучали дорожные карты, пытаясь выбрать оптимальный маршрут и способ передвижения.- Ты хочешь купить новую машину? – сидя на краю кровати, спросила Скалли, пока Фокс складывал рубашку перед тем, как убрать ее в чемодан.- Нет, - ответил он, - у нас нет на это времени. Оставшихся денег недостаточно, а Стрелки вряд ли смогут в достаточно быстрый срок организовать пересылку нужной нам суммы.Потерянная в своих мыслях, Дана ограничилась лишь кивком. В конце концов Скалли, видимо, все же решилась озвучить давно не дававший ей покоя вопрос – ее голос, когда она заговорила, звучал так, словно слова давались ей с трудом.- Малдер… а откуда они берут эти деньги? Наши счета ведь заморожены. – Чуть помедлив, как будто набираясь решимости, Дана спросила: - Они… они краденые?Фокса вовсе не прельщала перспектива объяснять ей происхождение этих средств – он, как и прежде, предпочел бы оставить все как есть, однако Скалли упорствовала в своем желании докопаться до истины. Поняв, что и дальше увиливать у него не получится, Малдер тяжело вздохнул, признавая поражение, и начал свой рассказ:- Мой отец… после его смерти мне досталась приличная сумма денег. Большую часть из них я положил на номерной счет в банке под другим именем. – Заметно поколебавшись, Фокс, тем не менее, продолжил, осторожно подбирая слова: - Я хранил их для… Саманты. Байерс… знает, как получить доступ к этому счету.Вот, наконец, Малдер и выдал свой секрет, так долго скрываемый им от напарницы. По какой-то абсолютно непостижимой причине он не хотел, чтобы она знала правду, однако теперь обратного пути не было.Скалли ничего не ответила. Покорно вздохнув, она рассеянно провела рукой по волосам и, поднявшись с кровати, прошла в гостиную. На мгновение он ощутил соблазн последовать за ней, однако шестое чувство подсказало Малдеру, что ему стоит оставить ее одну и продолжить приготовления к отъезду.Закончив со сборами в спальне, Малдер направился в ванную, намереваясь упаковать туалетные принадлежности, однако, бросив беглый взгляд на часы, изменил свое решение. Вместо этого он все же проследовал за напарницей и обнаружил, что Скалли сидит на кушетке, положив ноги на кофейный столик.- Мне пора, - объявил Фокс, и она кивнула в ответ. – Думаю, это займет максимум пару часов. Я соберу остальные вещи, когда вернусь, и после этого мы сразу же отправимся в путь.- Хорошо, - сказала Дана, - я буду тебя ждать.Он обнял напарницу на прощание, стараясь хоть как-то подбодрить ее и изгнать с ее лица унылое выражение, однако не сильно преуспел.- Будь осторожен, - попросила Скалли, и Малдер нежно провел рукой по ее волосам.- Непременно, - пообещал он и, неохотно выпустив напарницу из объятий, направился к выходу. Он уже почти закрыл за собой дверь, когда неожиданно до него донесся ее едва слышный, даже в абсолютной тишине комнаты, голос:- Спасибо, Малдер.Он понятия не имел, что на это ответить, так как все слова, приходящие ему на ум в данный момент, казались невыразительными. Так и не придумав ничего лучше, Фокс решил сказать то, что обычно произносят в таких случаях, пусть даже этого было, по его собственному мнению, далеко недостаточно:- Не за что.Потерянный в своих мыслях, которые вновь и вновь возвращали его к событиям этого утра, Малдер шел через секцию с необходимыми ему для работы справочниками. Усилием воли взяв себя в руки и сосредоточившись на стоящей перед ним на сегодня задаче, Фокс миновал несколько стеллажей и отыскал интересующий его том. Взяв его с полки, Малдер вздрогнул от неожиданности, когда книга оказалась несколько тяжелее, чем ему поначалу показалось. Он пересек читальный зал и, подойдя к столам в самой отдаленной его части, занял один из свободных. Положив на него справочник и придвинув стул, Малдер поднял взгляд и заметил ту самую рыжую библиотекаршу, что распечатывала для него статью. Она как раз посмотрела в его сторону, и Фокс слегка улыбнулся и кивнул ей в знак приветствия, после чего с головой погрузился в работу.************** Скалли сидела на крыше, подогнув ноги, и наслаждалась свежим утренним ветерком, слегка колебавшим ее распущенные волосы. Она чувствовала усталость – не физическую слабость, а именно эмоциональное истощение, словно ее, подобно какой-нибудь эластичной ленте, растянули до предела возможностей. Пытаясь расслабиться и выкинуть из головы беспокоящие ее мысли, Дана сделала глубокий вдох и, немного поерзав на месте, заняла более удобную позицию.Порой испытываемое ею отчаяние доходило до такой степени, что Скалли почти уже готова была покончить со всем этим безумием, сдавшись властям и надеясь, что ей удастся объяснить полиции причины, стоявшие за теми действиями, в совершении которых ее обвиняют. Таким образом Дана, по крайней мере, избавила бы Малдера от того, что, как она боялась, навечно стало его обязательством по отношению к ней. Однако рациональная ее часть осознавала, что без наличия доказательств, которые могли бы очистить ее имя, на торжество справедливости рассчитывать не стоит – ей попросту не удастся разорвать паутину лжи и обмана, сплетенную безликими и безымянными Теневыми людьми. И в глубине души Скалли прекрасно понимала, что даже правды, вероятно, окажется мало – в конце концов, Дане и прежде доводилось подбираться к ней на расстояние вытянутой руки, но, видимо, недостаточно близко, чтобы заставить остальных поверить.Ее мысли вернулись обратно к Малдеру. Он был ее другом, напарником и самым надежным союзником, а теперь, возможно, даже кем-то большим. Она давно уже осознала, что между ними существует сильная и практически нерушимая связь – ничего подобного прежде Скалли не доводилось испытывать. Почти все три прошедших с момента их знакомства года она провела, безоговорочно полагаясь на его знания и мужество, прислушиваясь к его советам и следуя за ним повсюду в поисках непознанного, в то время как он вел ее, направляя вперед, к неизведанной цели. Дана безоговорочно доверяла напарнику и, вне всякого сомнения, пошла бы для него на все.Однако теперь все было по-другому – их жизни изменились и, возможно, уже никогда не станут прежними, но хуже всего то, что эта роковая перемена произошла в результате ее действий, ее слов, ее неосторожных и опрометчивых поступков. Скалли особенно сильно мучилась от невозможности повернуть время вспять, чтобы попытаться исправить тот урон, что она нанесла их жизням – не только своей, но и Малдера. Дана чувствовала себя бесконечно обязанной ему и не представляла, как ей отплатить напарнику за все, что он для нее сделал.Громкая музыка, донесшаяся из динамиков проезжавшей мимо машины, на миг отвлекла Скалли от невеселых раздумий. Песня показалась ей знакомой, и Дана грустно улыбнулась навеянным ею воспоминаниям. Она подумала об оставленном позади доме, в который ей, вполне вероятно, никогда не доведется вернуться вновь, и эта мысль глухой ноющей болью отозвалась в груди. От ее прежней жизни не осталось ничего, кроме Малдера. Он один способен был понять испытываемое Скалли ощущение отчуждения и неприкаянности, потому что разделял с ней ее одиночество. Думая о напарнике, она почувствовала, как боль начала постепенно отступать. Его сила, передаваемая ей всякий раз, когда он брал ее за руку, чудесным образом помогала Дане восстановить присутствие духа и обрести пошатнувшуюся уверенность. Она завидовала выдержке и выносливости Малдера, его способности переносить любые трудности, и проклинала свои собственные слабости, особенно недавно приобретенную слепоту, которую ненавидела от всей души. Несмотря на то, как отчаянно Скалли нуждалась в напарнике и хотела быть с ним, ее неизбывно преследовал и не давал покоя страх того, что ее присутствие рядом с ним опустошит его, ведь ей нечего дать ему взамен.Внезапно новое направление, которое приняли ее мысли, вновь оказалось нарушенным - на этот раз детским голосом, позвавшим Скалли откуда-то снизу: - Лиза? Вы там?Она испуганно вздрогнула от неожиданности, но, тем не менее, ответила на зов.- Да, - крикнула она, радуясь временной возможности отвлечься. Вскоре до нее донесся громкий лязг, когда пожарная лестница протестующе загрохотала под весом мальчика, а затем куда более мягкий звук приближающихся детских шагов.- Привет, - поздоровался Чарли. – Сегодня я купил новую корзину для моего велосипеда.- В самом деле? – переспросила Дана и улыбнулась, ориентируясь на его голос. –Большую?Чарли со вздохом опустился на крышу рядом с ней. - Достаточную для того, чтобы влезли кое-какие мои вещи. Там имелась одна большего размера, но она стоила двадцать долларов, а у меня было только четырнадцать.- Что ж, - протянула Скалли, - по-моему, большее не всегда означает лучшее.Она практически слышала, как мальчик довольно ухмыльнулся в ответ.- По-моему, тоже.Они еще немного поболтали о том о сем, в основном обсудив волнующие мальчика вопросы, а затем какое-то время сидели в уютной тишине, в результате нарушенной Даной.- Чарли, ты не знаешь, который час?- Сейчас посмотрю, - ответил он, и шорох одежды оповестил Дану о том, что Чарли закатал рукав. – Мммм… около четырех. – Мальчик снова вздохнул, на этот раз с явным сожалением. – Думаю, мне пора. Нужно еще выполнить кое-какие поручения.- Ладно, - произнесла Дана и услышала, как он поднялся, чтобы уйти.- Увидимся завтра, - бросил Чарли на прощание, но она отрицательно покачала головой в ответ.- Нет, - вынуждена была разочаровать его Скалли, - завтра меня уже здесь не будет.Мальчик ответил не сразу, но когда он вновь заговорил, то даже не попытался скрыть своего разочарования.- Ну, полагаю, я должен был догадаться, что рано или поздно вы уедете.- Пока, Чарли, - сказала Дана, протягивая ему руку. Он взял ее в свою и мягко пожал, а затем наклонился и, к величайшему удивлению Скалли, крепко обхватил ее за шею. Она ощутила исходивший от него слабый запах арахисового масла и улыбнулась. Этот импульсивный поступок ребенка тронул ее до глубины души, и она с благодарностью обняла его в ответ.В конце концов он отстранился и прошептал ей на ухо:- Я рад, что встретил вас, Лиза.- Я тоже рада, что встретила тебя, - ответила Скалли, прислушиваясь к его удаляющимся шагам.
***************В ОДИНОКОМ ОТЕЛЕ 7/12Малдер перевернул очередную страницу журнала и быстро просмотрел ее. Он начал с поисков информации о дроперидоле: лекарстве, которое привлекло внимание Скалли накануне вечером, но не нашел ничего сверх того, что уже обнаружил ранее - это был опиат, причем далеко не самый редкий. Тогда Фокс приступил к более глубокому изучению остальных названий в его относительно коротком списке и снова безрезультатно.Подойдя к полкам, Малдер достал очередной том, который был намного толще, а значит, содержал более детализированные сведения, и вновь с головой погрузился в чтение. Именно в этом справочнике он отыскал то, что дало ему наводку на журнал, а точнее, на статью, содержимое которой Фокс в данный момент жадно поглощал.- Дроперидол является опиатом, по своему составу схожим с морфином, однако обладающим гораздо более мощным эффектом. Он использовался во Вьетнаме для того, чтобы контролировать военнопленных, и, возможно, применялся в экспериментах, проводимых нацистами во время Второй мировой войны. – Дальше Малдер пропустил несколько абзацев, прежде чем сделал следующую запись в блокноте.- При введении значительной дозы лекарства в организм, человек впадает в состояние комы, которое можно поддерживать с помощью повторяющихся инъекций. В отличие от многих других опиатов, небольшие дозы данного наркотика почти не оставляют следов в крови, и соответственно, дроперидол обнаруживается только при проведении специализированных анализов, направленных именно на его выявление. Состояние, вызванное воздействием этого препарата, может продолжаться неограниченное время при условии, что тело подключено к какому-то типу системы искусственного жизнеобеспечения. Опасность в подобной ситуации заключается в том, что определить правильную дозу, которая окажется достаточно сильной, чтобы сохранять тело в коматозном состоянии, но при этом не приведет к летальному исходу, довольно сложно.Ручка выскользнула из внезапно онемевших пальцев и, докатившись до края стола, упала на пол, однако Малдер этого даже не заметил. Прочитанное повергло его в шок – он почувствовал подступающую к горлу тошноту и обхватил живот руками в попытке удержать содержимое желудка на месте. В этот момент Фокс с пугающей ясностью осознал, что это лекарство действительно являлось составной частью химического соединения, виденного Скалли в той лаборатории.Составной частью вещества, которым ее накачивали во время похищения.Составной частью вещества, которое чуть было ни стоило ей жизни.Этот препарат перестал поступать в ее кровь лишь после того, как Дану подбросили в отделение интенсивной терапии – проводимые над ней эксперименты, в чем бы они ни заключались, завершились, и похитители попросту избавились от нее, как от отработанного, а потому ненужного им более материала.Осознание этого лишь подлило масла в огонь его гнева, и Малдер в очередной раз поклялся докопаться до истины, приложив все усилия для того, чтобы найти виновных в случившемся с его напарницей и заставить их заплатить.Проведя пальцем по всей длине страницы, Фокс обнаружил список ссылок в самом низу. Подняв с пола ручку, он записал эту информацию и, встав из-за стола, направился к библиотекарше.- Мне нужны копии всех этих статей и как можно скорее, - практически потребовал Малдер, не утруждая себя любезностями. Резкость его тона испугала девушку и привела в замешательство, заставив Фокса немедленно пожалеть о своей грубости. – Это очень важно… пожалуйста, - уже гораздо мягче попросил он.- Конечно, - ответила она, забирая у него вырванный из блокнота лист. – Я быстро.Малдер кивнул, и как только библиотекарша поспешно скрылась в задней комнате, оперся локтями на ее стол и спрятал лицо в ладонях, отчаянно пытаясь направить переполнявший его гнев на что-нибудь продуктивное и не сорваться на ни в чем не повинных людях. К тому времени, когда девушка вернулась со стопкой бумаг в руках, Малдер уже сумел совладать с собой и успокоиться достаточно, чтобы улыбнуться ей и вежливо поблагодарить за помощь.***************Скалли захлопнула за собой дверь на лестничную площадку и, услышав щелчок, осторожно двинулась по коридору. Она шла, ведя ладонью по стене, и, нащупав первую дверь, медленно направилась ко второй. Сунув свободную руку в карман, Дана достала ключ и, немного повозившись в поисках замочной скважины, аккуратно вставила в нее ключ и повернула его. Услышав звук отодвигаемой защелки, Скалли повернула ручку и со вздохом облегчения распахнула входную дверь – ей вновь без особых проблем удалось добраться до квартиры после очередной вылазки. Войдя внутрь, Дана успела сделать всего пару шагов, прежде чем снова почувствовала тот же пряный запах, который насторожил ее прошлым вечером.Запах, напомнивший ей о дешевом лосьоне после бритья.Скалли судорожно втянула воздух, и этот резкий вдох вызвал у нее приступ головокружения. Внезапно возникшая мысль заставила ее сердце пуститься вскачь, и Дана похолодела от страха: кто-то вновь проник в квартиру и, что самое страшное, возможно, до сих пор находился здесь.Стараясь двигаться как можно бесшумнее, Скалли отступила к входной двери и принялась отчаянно шарить по ней ладонью, пытаясь нащупать ручку. Наконец ее усилия увенчались успехом - Дана осторожно повернула ее, открыла дверь и, выйдя в коридор, тихо закрыла ее за собой. Какое-то время Скалли стояла, не двигаясь, пытаясь успокоиться и собраться с мыслями.Четыре часа. Чарли сказал, что сейчас около четырех часов. Малдер же ушел вскоре после трех, а это означает, что он вернется домой никак не раньше, чем через час. Входить же в квартиру в одиночку Скалли боялась, опасаясь, что незваный гость, оставивший после себя запах лосьона, по-прежнему поджидал ее внутри.Стараясь справиться со всевозрастающей паникой, Дана направилась к соседней квартире. Нащупав дверь, она несколько раз громко постучала, но так и не получила ответа. Тогда Скалли медленно двинулась к главной лестнице, ведущей на первый этаж, однако и внизу ей никто не открыл, несмотря на громкий и настойчивый стук в обе двери – насколько Дана могла судить, в квартирах стояла мертвая тишина.«Найди телефон», отчаянно кричал ей разум, «и позвони ему, попроси его о помощи». Скалли с досадой вспомнила, что у них не было телефона, так как они не хотели рисковать заполнением огромного числа бумаг, необходимых для его установки. Тогда Дана неуверенно направилась к выходу на улицу, остановившись, только когда ее пальцы коснулись прохладной и гладкой стеклянной поверхности входной двери. Распахнув ее, Скалли замерла на пороге, будучи ошеломленной атаковавшим ее со всех сторон городским шумом – казалось, тротуары были переполнены непрерывно переговаривающимися между собой людьми, а всего в нескольких ярдах от нее проносился нескончаемый поток машин.Мгновение, показавшееся ей целой вечностью, Скалли думала о том, чтобы попробовать влиться в эту толпу и попытаться отыскать телефон или попросить кого-нибудь о помощи, однако окружающие ее звуки оглушали Дану и, по правде сказать, чрезвычайно пугали, ведь Малдера, на чье успокаивающее присутствие она так привыкла полагаться, не было рядом. Что, если человек, оставивший после себя запах лосьона, стоял снаружи, только и ожидая, когда она покинет здание? Что, если он не один, и среди прохожих ее уже подкарауливают его сообщники? Страх все-таки возобладал над здравым смыслом - Скалли захлопнула дверь и, прислонившись к стене, глубоко вдохнула, стараясь успокоиться и восстановить сбившееся дыхание. «Думай, черт тебя побери, думай», приказывала она себе, и вдруг на нее словно снизошло озарение - внезапно возникшая мысль поразила Дану своей ясностью и очевидностью. Досадуя на себя за то, что не подумала об этом раньше, она развернулась и стала подниматься вверх по лестнице, ступая как можно осторожнее, чтобы не потерять равновесие и не упасть.***************Чарли сгребал листья, рисуя граблями различные узоры и тем самым развлекая себя в процессе этой скучной и монотонной работы. Он понимал, что лишь продлевает это малоприятное занятие, но было что-то успокаивающее в этих плавных движениях, и мальчик умудрялся едва ли не получать удовольствие от процесса, даже несмотря на то, что таким образом растягивал его. Опавшая листва перемещалась с гипнотизирующим шорохом, и Чарли сделал себе мысленную пометку записать в блокноте, что осень, несомненно, является его любимым временем года.Соорудив довольно приличную кучу в одном углу двора, Чарли начал постепенно двигаться в противоположном направлении. Он уже почти закончил с уборкой на второй половине, когда внезапно с соседней крыши донесся голос, позвавший его по имени:- Чарли? Чарли? Ты там?- Да, я здесь, - откликнулся он, быстро совладав с первоначальным удивлением, ведь прежде она никогда его не звала. Мысль о том, что, возможно, она передумала уезжать, вызвала радостную улыбку на лице мальчика.- Ты не мог бы подняться наверх?Отчетливо расслышав беспокойство в ее голосе, Чарли не стал медлить с ответом.- Конечно, - заверил он ее и, отбросив грабли, поспешил к изгороди. Цепляясь за многочисленные сучки на деревянных досках, мальчик быстро вскарабкался на вершину забора и, чуть согнув ноги в коленях, чтобы смягчить приземление, спрыгнул с другой стороны. Он воспользовался рычагом для опускания пожарной лестницы и, не мешкая, поднялся по ней на крышу.Женщина терпеливо ожидала его, однако обычное для нее спокойное выражение, которое мальчик привык видеть на ее лице, исчезло, уступив место нескрываемому волнению.- Чарли… мне нужна твоя помощь… Могу я на тебя рассчитывать?- Конечно, - повторил он, до глубины души польщенный тем, что она обратилась именно к нему. – Вы снова потеряли ключ?- Нет, - резко тряхнув головой, ответила женщина. – Ты знаешь мужчину, с которым я приехала?Чарли кивнул и, запоздало вспомнив, что она не в состоянии увидеть этот жест, произнес:- Да… мужчина с бородой.- Верно, - подтвердила женщина. – Мне нужно, чтобы ты отыскал его… и привел сюда.Мальчик помедлил с ответом.- Ну… хорошо. А где он сейчас?Она глубоко вдохнула и медленно, словно для того, чтобы он лучше запомнил ее слова, пояснила:- В библиотеке… научной библиотеке университета Тюлейн. – Женщина сосредоточенно нахмурилась, и лицо ее приняло еще более обеспокоенное выражение. – Ты знаешь, где это?- Конечно, - гордо заявил Чарли. – Я часто бываю в местном кампусе. - Отлично. – Она кивнула, и мальчик несказанно обрадовался, увидев, как после его слов тревога на ее лице сменилось облегчением. – Далеко она отсюда?Чарли задумался.- Ммм… если на троллейбусе, то где-то с полчаса. Но я смогу домчаться туда на велосипеде за пятнадцать минут, если сокращу путь.Снова кивнув, женщина опустилась на колени перед мальчиком и, положив руки ему на плечи, крепко сжала их. - Это очень важно, понимаешь?То, что ее глаза смотрели куда угодно, но только не на него, сильно нервировало Чарли, однако он сумел сконцентрироваться, найдя в себе силы не обращать внимания на ее странный взгляд.- Да, - просто ответил мальчик.- Его зовут Рик… Рик Уайлдер. Ты должен отыскать его и привести сюда – не мешкая.Чарли больше всего на свете хотел помочь ей, но, вспомнив об отце, которого никто не способен был заставить сделать то, чего ему не хотелось, усомнился в успехе своей миссии.- А что, если он не захочет идти? – озвучил мальчик свои опасения и, еще чуть помедлив, добавил: - Я имею в виду, он меня даже не знает. Вдруг он не поверит, что это важно?- Он… - она резко замолчала, и Чарли заметил, что его слова заставили ее призадуматься. Видимо, придя к какому-то решению, женщина подняла руку и вытащила из-под рубашки цепочку с маленьким золотым крестиком. Немного повозившись с застежкой, она расстегнула ее и, нащупав ладонь Чарли, вложила в нее цепочку. – Передай ему эту вещь, и тогда он поймет, что ты говоришь правду.- Хорошо. – В этот момент Чарли буквально распирало от осознания собственной значимости – никогда прежде никто не просил его об оказании какой-то важной услуги, тем более она. Взяв крестик, он без лишних слов убрал его в передний карман джинсов. – Я все сделаю, обещаю.- Спасибо, - поблагодарила она. – Я рассчитываю на тебя. – Женщина притянула его к себе для быстрого объятия, и мальчик вспыхнул от счастья, в очередной раз осознав, что она выбрала именно его, чтобы помочь ей в трудную минуту, а значит, он должен сделать все от него зависящее и оправдать ее доверие.- Я мигом, - пообещал Чарли и, развернувшись, стремглав бросился к пожарной лестнице. Перескакивая через две ступеньки за раз, он в рекордные сроки достиг земли, не остановившись даже для того, чтобы поднять лестницу. Добежав до сарая, в котором хранился его велосипед, мальчик вытащил его и, успев попутно полюбоваться своей новой корзиной, вскочил в седло и что есть сил погнал в сторону университета.***************Карен перевернула очередную страницу учебника и не смогла сдержать тяжелый вздох. Глава, посвященная когнитивному диссонансу, показавшаяся ей довольно занимательной, когда девушка только начинала чтение час назад, сейчас вызывала у нее лишь невыносимую скуку. Вновь посмотрев на часы, девушка убедилась, что еще нет и четверти пятого, а значит, до конца смены, когда она, наконец, сможет убраться отсюда и выпить прохладного пива, являвшегося предметом ее вожделения с полудня, остается еще почти три часа. Карен снова вздохнула и усилием воли заставила себя сосредоточиться на тексте, однако надолго ее терпения не хватило – вскоре ее блуждающий взгляд остановился на мужчине, сидевшем в самом дальнем углу читального зала. Она несказанно обрадовалась, увидев его сегодня, и некоторое время питала робкую надежду на то, что ей удастся уговорить его присоединиться к ней после работы, однако он повел себя с ней неожиданно резко, и после этого Карен не рискнула флиртовать с ним. Что бы он ни читал, это, очевидно, приковывало его внимание безраздельно, и она могла открыто смотреть на него, не опасаясь, что незнакомец поднимет голову и заметит ее беззастенчивое разглядывание.Резкая трель телефона разорвала тишину и напугала Карен своей неожиданностью – лишь после пары звонков она смогла совладать с собой достаточно для того, чтобы поднять трубку. - Библиотека, - сказала девушка и какое-то время молчала, внимательно слушая человека на другом конце провода. Их почти односторонний разговор, требовавший от нее лишь односложных ответов, продлился недолго, но до крайности расстроил Карен. Она прилежно записала сообщение, однако стоило ей положить трубку, как ее внезапно охватил приступ иррационального гнева.«Мне следовало догадаться», пеняла себя девушка, вставая из-за стола и направляясь к месту, занимаемому тем самым таинственным незнакомцем. Он по-прежнему сидел, будучи глубоко погруженным в содержимое разложенных перед ним статей. Еще одно подтверждение правила, в которое Карен волей-неволей пришлось поверить после всех пережитых ею неудач: все интересные мужчины оказываются либо женатыми, либо геями. - Простите. – Из уважения к библиотечным правилам, а также учитывая предельную концентрацию внимания мужчины на изучаемом им материале, девушка понизила голос до едва слышного шепота. – Вы Рик Уайлдер?Он поднял голову, и в его глазах Карен увидела внезапную вспышку паники, заставившую ее тут же пожалеть об испытываемой ею еще мгновение назад ревности. Немного поколебавшись, мужчина осторожно сказал:- Да… а в чем дело?- У меня для вас сообщение, - ответила девушка, переводя взгляд на клочок бумаги, который она держала в руке. – Ваш домовладелец… мистер Фонтейн, кажется, только что позвонил и сообщил, что произошел несчастный случай – ваша жена доставлена в больницу. При этих словах мужчина резко подскочил с места, опрокинув стул и смахнув на пол стопку бумаг, но, похоже, даже не заметил этого.- Какая больница? Где? – воскликнул он так громко, что остальные студенты наградили возмутителя спокойствия раздраженными взглядами, однако не этот резкий возглас, а выражение его глаз заставило Карен похолодеть: они потемнели от страха и чего-то еще, что показалось ей пугающе похожим на чувство вины.- Баптистская больница, - мгновенно ответила Карен, взволнованная странной реакцией незнакомца. Он схватил ее за руку и так крепко сжал, что она вздрогнула от боли. – Имени святого Джона, - поспешила добавить девушка.- Где она находится? Как далеко отсюда?Карен задумалась, отчаянно пытаясь восстановить в памяти карту города.- У реки, - наконец ответила она. – Примерно десять минут на такси.Отрывисто кивнув, мужчина схватил свой блокнот и засунул его в карман куртки, не обращая ни малейшего внимания на рассыпанные у него под ногами бумаги.- Что случилось? Он сказал, что с ней произошло?- Нет, - ответила Карен, внезапно пожалев о том, что не может сообщить этому человеку больше информации о состоянии его жены. - Он только сказал, что она в отделении скорой помощи.- Спасибо, - отрывисто поблагодарил мужчина и со всех ног бросился к выходу из читального зала, в спешке наскочив на как раз заходившего в помещение студента. Книги, которые тот держал в руках, от удара посыпались на пол, но мужчина даже не замедлил хода, стремглав выскочив за дверь.
***************В ОДИНОКОМ ОТЕЛЕ 8/12Скалли медленно спустилась по лестнице с крыши, ступая предельно осторожно и обеими руками держась за стену по правую сторону от себя. Ее одолевали сомнения по поводу того, стоило ли возлагать такие большие надежды на маленького мальчика, однако Дана утешала себя тем, что он казался довольно умным ребенком, и к тому же она инстинктивно чувствовала, что ему можно доверять. Да и потом, как с горечью осознавала Скалли, в данный момент ей просто не на кого больше рассчитывать. На мгновение ей в голову пришла мысль, что надо было просто попросить его вызвать полицию, но она быстро отмела эту идею, опасаясь, что ее опознают, и тогда последствия этого скоропалительного решения, вполне вероятно, окажутся для нее весьма плачевными.Добравшись до коридора, Скалли чуть помедлила, не зная, что ей следует предпринять дальше. Если мальчик не ошибся в расчетах, то Малдер вернется домой никак не раньше, чем через полчаса. Дану терзали противоречия: она чувствовала себя как никогда уязвимой, оставаясь здесь, но в то же самое время возвращение в квартиру представлялось ей чересчур рискованным. Очередная волна безотчетного страха захлестнула Скалли, стоило ей осознать, насколько легкой мишенью для любого злоумышленника она является.«Вернись в квартиру», велела себе Дана, «и возьми пистолет». В конце концов, придя к подобному решению, она вновь ощутила уверенность в своих силах. Скалли знала, что Малдер оставил оружие на кухонной столешнице, и хотя вряд ли у нее хватило бы мужества выстрелить, но, по крайней мере, она смогла бы использовать пистолет для защиты от посягательств возможного противника. Сделав глубокий успокаивающий вдох, Дана начала осторожно продвигаться вдоль коридорной стены, пока не добралась до входной двери в их квартиру.Повторив довольно трудоемкую процедуру вставки ключа в замочную скважину, Скалли отперла дверь и как можно бесшумнее вошла в прихожую. Напугавший ее прежде незнакомый запах никуда не исчез – Дана невольно задрожала, вновь почувствовав его даже несмотря на распространявшийся по помещению всепоглощающий аромат цветов. Замерев на пороге и внимательно прислушавшись, она старалась уловить любые необычные звуки, например, дыхание кого-нибудь постороннего. Скалли простояла так довольно долго, изо всех сил напрягая свой и без того весьма острый слух, однако так и не услышала ничего подозрительного - в квартире стояла гробовая тишина. Все также осторожно Скалли прошла на кухню и, приблизившись к столешнице, стала водить по ней ладонями, пытаясь отыскать пистолет. Вскоре она добралась до того места, где Малдер обычно оставлял его, и, ничего не обнаружив, решила расширить зону поиска, ощупывая каждый объект, попадавшийся ей под руку. Безрезультатно. И вновь пугающая мысль о том, что кто-то проник в квартиру в ее отсутствие, заставила Скалли похолодеть от ужаса.Кто-то в самом деле побывал здесь и забрал пистолет.И этот кто-то, возможно, до сих пор не ушел. Понимая, что подобные размышления ничем ей не помогут, а скорее, наоборот, лишь усилят и без того сбивавшую ее с толку панику, Скалли постаралась совладать с парализующим страхом и снова внимательно прислушалась, пытаясь уловить любые незнакомые звуки.Ничего – вокруг по-прежнему стояла ничем не нарушаемая тишина.«Может, Малдер уже упаковал пистолет или взял его с собой?» задавалась вопросом Дана, напрягая память, чтобы вспомнить их последний разговор. Возможно, учитывая обстоятельства, Малдер действительно забрал его. Она просила напарника быть осторожным – что, если он в кои-то веки послушал ее и захватил пистолет, спрятав его где-нибудь перед тем, как войти в библиотеку, оснащенную металлодетекторами? Утешая себя подобным образом, Скалли решила все же проявить осторожность и, спустившись вниз, подождать Малдера у входной двери в здание. Находиться у всех на виду было значительно безопаснее, чем оставаться одной в пустой квартире – вряд ли кто-то решился бы напасть на нее при свидетелях. Уже направляясь к выходу, Дана вдруг вспомнила о своем собственном пистолете, которым она, по понятным причинам, больше не пользовалась, однако Малдер продолжал хранить его в качестве запасного полностью заряженным. Скалли знала наверняка, что напарник упаковал его этим утром вместе с остальными их вещами, сумки с которыми стояли в спальне, а значит, она без особого труда сможет его отыскать.Воодушевленная этой новой целью, Дана поспешно, насколько позволяла ей ее слепота, прошла в спальню и почти сразу же обнаружила оставленную Малдером на кровати дорожную сумку. Скалли расстегнула молнию, поморщившись от слишком громкого в абсолютной тишине комнаты звука, неприятно резанувшего по ее напряженным нервам, и начала рыться в аккуратно сложенной напарником стопке одежды. Она быстро нашла то, что искала: пистолет оказался именно там, где она и предполагала – почти на самом верху. Дана вытащила его из сумки, впервые за последнее время чувствуя уверенность в своих силах благодаря столь хорошо знакомому ей ощущению крепко сжатого в ладони пистолета. Прихватив его с собой, Скалли уже гораздо медленнее и аккуратнее направилась обратно в гостиную.Она была на полпути к двери, когда очередная мысль заставила ее помедлить. Подняв пистолет, Дана провела свободной рукой по его рукоятке и нажала на пружину, позволяющую извлечь магазин. Он легко выскользнул в ее ладонь, и Скалли быстро пробежалась по нему пальцами, а затем, на всякий случай, еще раз, не доверяя своим собственным ощущениям. К сожалению, страшная догадка подтвердилась, вызвав у Даны невольную дрожь – магазин оказался абсолютно пустым.- Не это ищете?Неожиданно раздавшийся голос разрезал окружавшую Скалли темноту, поразив ее, подобно физическому удару прямо в грудь, и заставил резко втянуть воздух. За ним последовал звук, напомнивший ей о детстве – как будто мраморные шарики рассыпались по полу и покатились в разные стороны.- Десятимиллиметровые экспансивные пули с серебряным наконечником и выемкой в головной части: точные, надежные и легко контролируемые, с гораздо более высокой степенью проникновения и тормозной способностью, чем стандартные девятимиллиметровые. Отличный выбор.Скалли замерла на месте, парализованная внезапным всепоглощающим ужасом. Низкий зловещий голос говорившего явно принадлежал мужчине, и то, как спокойно и размеренно он произнес эти слова, испугало Дану еще сильнее.- Полагаю, оружие вашего напарника заряжено аналогичными патронами, - продолжил незнакомец. – Разумеется, в его случае магазин вряд ли окажется полным. – Прислушиваясь к его неторопливой речи, Скалли, тем не менее, уловила звук катящейся пули. Резкий громкий хлопок заставил Дану подскочить и вскрикнуть от неожиданности прежде, чем она осознала, что незваный гость всего лишь со всей силы ударил ногой по полу.- Впрочем, даже одна пуля в его пистолете значительно превышает то количество, что имеется в вашем. Так почему бы вам не положить его и не подойти сюда? Нам с вами есть, что обсудить.Скалли не сдвинулась ни на дюйм, словно ноги вдруг отказались ей повиноваться. Она едва слышала голос мужчины из-за оглушительного биения сердца, однако ее разум не переставал отчаянно искать выход из сложившейся ситуации, прикидывая расстояние до двери, и то, есть ли у нее хоть малейший шанс добраться до нее и выскочить в коридор.Но все ее мысли о возможном спасении мгновенно испарились, когда до ее слуха донесся зловещий щелчок затвора.- Даже не думайте об этом. В Смит&Вессоне нет никакой разницы при нажатии на курок между первым и последующим выстрелом. Иными словами, я смогу всадить в вас три пули, прежде чем вы даже найдете дверь. – Чуть помедлив, мужчина вновь заговорил, но напускное спокойствие исчезло из его голоса – теперь в нем отчетливо слышался едва сдерживаемый гнев. – Я не собираюсь повторять дважды - опустите пистолет и идите сюда. Взяв себя в руки железным усилием воли, Скалли согнула заметно дрожащие колени и медленно положила оружие на пол рядом с собой. Затем она выпрямилась, однако не сдвинулась с места, и тогда, раздосадованный ее упрямством, мужчина вновь напомнил о себе, прошипев:- Подойдите, если не хотите, чтобы я заставил вас это сделать.Вознеся молчаливую молитву Богу, Дана решилась и осторожно шагнула вперед.***************Малдер сидел на самом краешке сиденья, нервно теребя дверную ручку, словно в любой момент готов был сорваться с места и выскочить из такси. Ему казалось, что машина еле тащится, все больше увязая в окружающем ее со всех сторон транспортном «болоте». - Далеко еще? – громко спросил он, чтобы водитель мог расслышать его сквозь разделяющую их стеклянную перегородку.- Уже были бы на месте, если бы не час пик, - ответил таксист.Малдер сделал глубокий вдох, стараясь изобразить хотя бы внешнее спокойствие, которого он отнюдь не чувствовал: cердце стучало так сильно, как будто стремилось выскочить из груди, желудок скрутило в тугой узел, а каждый мускул его тела просто звенел от напряжения из-за парализующего тошнотворного страха. Малдер проклинал себя за глупость, за то, что не последовал своим инстинктам и не увез Скалли из этого города с наступлением утра. Они сделали неправильный, возможно, даже роковой для них выбор – определенно, добытая информация, какой бы важной она ни была, не стоила подобного риска. Если со Скалли что-нибудь случилось…Усилием воли Фокс попытался избавиться от пугающих мыслей и сосредоточил внимание на потоке машин, тащившихся мимо со скоростью, которую можно увидеть разве что на замедленно воспроизводимой записи. Скалли… как он ни старался, но она никак не выходила у него из головы. Его разум был словно настроен на одну с ней волну, и каждый ее вдох сильнее, чем когда-либо, казался Малдеру продолжением его собственного. И он знал, чувствовал где-то глубоко внутри, что напарница попала в беду и нуждается в нем. Но, как это уже случалось прежде, он отставал на шаг и в результате опаздывал прийти ей на помощь. Малдер снова глубоко вздохнул, терзаемый одновременно беспокойством за напарницу и угрызениями совести. Несмотря на то, что она утверждала обратное, он продолжал винить себя за их незавидное положение, мучая себя понапрасну мыслями о том, что действуй он умнее и быстрее, они никогда не оказались бы в подобной ситуации. А теперь… Фокс ни за что бы не поверил, что такое возможно, но его сердце забилось еще сильнее, и эта стремительная серия ударов отдавалась у него в мозгу одним единственным словом: <ДанаДанаДанаДанаДанаДана>Малдер отнюдь не считал себя коммуникабельным человеком, легко обзаводящимся новыми друзьями, но в Дане Скалли было что-то такое, что побудило его открыться и безоговорочно довериться ей – он никому прежде так не доверял, за исключением Саманты. Уже во время их первого совместного дела он поведал напарнице то, что не рассказывал никому, и она не подвела его. Наоборот, Скалли осталась с ним и внесла свой вклад в его квест, охотно разделив с ним опасности, связанные с поиском ответов на его вопросы – поиском, которому он посвятил всю свою жизнь.И в процессе она чуть было не поплатилась за это своей жизнью. Эта мысль заставила Малдера поморщиться, словно от физической боли, и он закрыл глаза, вновь на мгновение поддавшись особо острому приступу отчаяния. Постепенно, незаметно для него самого, Скалли стала неотъемлемой его частью, и Малдер понимал, что не может позволить себе потерять ее – он попросту не представлял, что будет без нее делать.Фокс открыл глаза и, оглядевшись по сторонам, постучал в отделявшее его от водителя стекло.- Далеко еще? – с уже нескрываемой паникой в голосе повторил он.- Где-то с полмили, я думаю. Нам нужно доехать до самого конца этой улицы. – Таксист посмотрел в зеркало заднего вида, и Малдер встретился с его озадаченным взглядом. – Не беспокойтесь, я доставлю вас до места.В этот момент такси остановилось позади седана на красный свет, и, не в силах больше выносить это томительное ожидание, Малдер потянулся за бумажником. Вытащив двадцатку, он засунул ее в серебристый поднос под перегородкой. - Спасибо, - крикнул Фокс, поспешно открывая дверь и выбираясь наружу. – Дальше я сам.Он выскочил из машины и стал пересекать дорогу как раз тогда, когда свет светофора сменился на зеленый. Водители машин отчаянно сигналили ему, стараясь объехать его, однако Малдер не обращал на них ни малейшего внимания, перейдя с быстрых шагов на бег. Достигнув тротуара, он со всех ног бросился вперед, расталкивая прохожих и игнорируя их возмущенные возгласы, сосредоточившись на стоящей перед ним цели – ему как можно скорее нужно было добраться до Скалли. ***************- Нет, - рассмеявшись, ответила в трубку Карен, стараясь, однако, не повышать голос и не нарушать библиотечную тишину. – Этого я не говорила. Не беспокойся – я буду там, займи мне место. – И, не попрощавшись со своим собеседником, девушка прервала соединение, чувствуя себе немного виноватой из-за того, что воспользовалась служебным телефоном в личных целях. «Кто из нас не без греха?», задалась она риторическим вопросом и, успокоив свою совесть этой подходящей к случаю библейской цитатой, взяла в руки маркер и снова приступила к изучению на время позабытого учебника. Несколько минут спустя она оторвалась от книги и, подняв глаза, заметила маленького мальчика, бредущего вдоль многочисленных столов и всматривающегося в лица сидевших за ними студентов. В руке он крепко сжимал блокнот и казался немного растерянным, вглядываясь в находившихся в библиотеке людей – на лице его застыло слегка озадаченное выражение, словно он искал кого-то знакомого, но не находил.- Могу я тебе помочь? – изобразив из себя строгую библиотекаршу, обратилась к нему Карен. Мальчик повернулся на звук ее голоса и направился прямиком к ней. Он был одет в потертые джинсы с дыркой на коленке и ветровку поверх футболки с изображением Могучих Рейнджеров[прим. пер. - Детский американский сериал про супергероев, созданный компанией «Saban» в 1993 году на основе японского сериала «Super Sentai Show»]– Карен знала о них, так как ее маленькие кузены были просто без ума от этих супергероев. Он явно запыхался, словно очень торопился добраться сюда, и его взъерошенные светлые волосы торчали в разные стороны.- Возможно, - ответил мальчик, подходя к ней. Он едва доставал до поверхности ее стола, поэтому ему пришлось приподняться на цыпочках и опереться обеими руками на столешницу, чтобы сохранить равновесие. – Я кое-кого здесь ищу.Торжественная серьезность, с которой мальчик произнес эти слова, заставила Карен невольно улыбнуться.- Ну, тогда почему бы тебе не сказать мне, кого ты ищешь, и я посмотрю, что можно сделать.- Я ищу мужчину, которого зовут… – мальчик помедлил и прежде чем продолжить, заглянул в свой блокнот, сверившись с записью на изрядно помятой странице. – Его зовут Рик Уайлдер. Он здесь?Карен удивленно вскинула голову, меньше всего ожидая вновь услышать имя этого человека.- Был, - ответила она, - но уже ушел. Он твой папа?- Нет, - сказал мальчик, по-прежнему не сводя с нее больших и серьезных глаз. – Но мне нужно найти его. Я должен. Вы не знаете, куда он отправился?Карен заколебалась, не зная, стоит ли говорить ему правду, но что-то в его умоляющем взгляде помогло ей одолеть сомнения, и она поведала мальчику то немногое, что ей было известно.- Он поехал в баптистскую больницу имени святого Джона. С его женой произошел несчастный случай.Малыш недоуменно нахмурился.- Кто вам это сказал?- А что? – не в силах сдержать одолевавшее ее любопытство, переспросила Карен.- Это ложь, вот что, - назидательным тоном, явно показывающим, что он не одобряет ее легковерие, заявил мальчик. Затем он развернулся, собираясь уходить, но внезапно, видимо, вспомнил о хороших манерах и, сказав напоследок: «Спасибо», стремглав бросился к выходу, несказанно удивив Карен своей поспешностью.«Дело принимает все более странный оборот», размышляла девушка, думая о том, что, кажется, она уже засиделась на этой работе. Снова взяв в руку маркер, Карен в очередной раз попробовала погрузиться в бездну когнитивного диссонанса, однако вскоре поняла, что не может сосредоточиться – несмотря на все предпринятые ею усилия, ей никак не удавалось выкинуть из головы ни мальчика, ни того мужчину, которого он разыскивал.***************Успев сделать всего несколько маленьких шажков по комнате, Скалли почувствовала, как рука незнакомца схватила и крепко сжала ее предплечье. Невольно поморщившись от боли, Дана услышала какой-то странный скрежет по полу, и в следующее мгновение мужчина с силой толкнул ее назад, отчего она потеряла равновесие и неуклюже упала на внезапно возникший подле нее стул.- Присядьте, агент Скалли, и давайте познакомимся поближе, - издевательски рассмеявшись, произнес незваный гость, и от этого звука волосы у нее на затылке встали дыбом. – Или, может быть, мне стоит называть вас Даной, ведь вы больше не агент, верно?Скалли продолжала хранить упорное молчание, решив не обращать внимания на насмешки и не поддаваться на провокации, не желая становиться пешкой в его игре. Она прислушивалась к шагам незнакомца, отдававшимся гулким эхом в абсолютной тишине квартиры, когда он медленно обходил вокруг ее стула. Мужчина больше ничего не добавил, и какое-то время никто из них не проронил ни слова.- Вы что, язык проглотили? Вы ведь слепая, а не глухая, так что не притворяйтесь – я знаю, что вы меня отлично слышите.Однако Скалли по-прежнему отказывалась говорить и, заставив себя сконцентрироваться на дыхании, стала делать глубокие размеренные вдохи и выдохи. Она сосредоточила все свое внимание на незнакомце, мысленно пытаясь представить, как он выглядит. Мужчина явно был высоким, возможно, даже выше Малдера – об этом Дана судила по тому, откуда раздавался его голос – и говорил с легким акцентом, однако не южным; скорее, похожим на говор жителей восточного побережья: Нью-Йорка или Нью-Джерси.Скалли наконец решила нарушить молчание, опасаясь, что ее дальнейшее нежелание сотрудничать обозлит его и приведет к тому, что он перейдет от слов к делу.- Кто вы? – спросила она, с облегчением осознав, что у нее получилось произнести эти два слова относительно спокойно и не выдать незнакомцу своего страха перед ним.- Ну, - протянул он, - это как раз-таки неважно. Скажем так, что у нас с вами есть общие знакомые.- Вы не коп. – Это прозвучало скорее как утверждение, чем как вопрос - Дана уже знала ответ, однако все равно спросила, надеясь таким образом разговорить мужчину, и, если повезет, получить какие-нибудь сведения, которые ей удастся использовать против него в дальнейшем.- Нет, - вновь рассмеявшись, ответил он, и снова резкий звук его смеха показался Скалли просто оглушительным в тишине комнаты. – Определенно, нет. Моя работа заключается в том, чтобы возвращать людям потерянные ими вещи. А вот тут-то мне и потребуется ваша помощь. Вы ведь поможете мне, не так ли, Дана?Она не ответила, быстро прикидывая в уме, сколько еще ей нужно продержаться: по крайней мере, пятнадцать минут прошло с тех пор, как она послала Чарли на поиски Малдера, а это значит, что всего каких-то четверть часа отделяют ее от возвращения напарника домой.Казалось, мужчина каким-то сверхъестественным образом прочел ее мысли.- Если вы молчите, надеясь на помощь своего напарника, то уверяю вас, что напрасно – боюсь, вашим ожиданиям не суждено сбыться.Услышав эту завуалированную угрозу, Скалли почувствовала себя так, словно ее ударили в грудь, отчего весь воздух покинул ее легкие. Тем не менее, она поспешила взять себя в руки и постаралась ничем не выдать своей реакции на это заявление.- Я хотел подольше побыть с вами наедине, поэтому послал мистера Малдера в небольшое путешествие.Дану вновь окатила очередная ледяная волна страха, и на этот раз она не смогла сдержаться.- Что вы имеете в виду? Что вы с ним сделали? – Голос сорвался, выдав терзавшее ее беспокойство за напарника, и Скалли мысленно обругала себя за это проявление слабости.- Я ничего ему не сделал… пока. – Мужчина разразился издевательским смехом, заставив Дану вспыхнуть от гнева. Она даже немного обрадовалась этой внезапно возникшей эмоции, которая помогла ей хотя бы частично побороть страх, поэтому Скалли изо всех сил старалась ее в себе поддерживать и всячески распалять. – Просто организовал ему небольшую задержку на пути домой. Если хотите знать, то я отправил вашего напарника в больницу, заставив его поверить в то, что с вами произошел несчастный случай, и вы серьезно пострадали.На мгновение ее мысли обратились к Малдеру, и, думая о его тревоге за нее, о панике, которую он наверняка сейчас чувствовал, Скалли жаждала утешить и успокоить напарника, уверив его в том, что с ней все в порядке. Очередная вспышка гнева по отношению к неизвестному злоумышленнику заставила ее загнать эти мысли в дальний уголок сознания, и Скалли велела себе сосредоточиться на непосредственной угрозе.- Чего вы хотите?- О, Дана, полагаю, вам это отлично известно. – Мужчина присел на пол рядом со стулом, и в следующий момент Скалли ощутила, как он медленно провел пальцами вдоль ее щеки. Она резко дернулась в сторону, уворачиваясь от его прикосновения, чем вызвала у мужчины очередной приступ веселья. – Диск, Дана. Вот зачем я здесь.Собрав волю в кулак, Скалли вознесла молитву о том, чтобы голос не подвел ее.- Не понимаю, о чем вы.Она услышала удар еще до того, как физически ощутила его – резкий свистящий порыв воздуха предшествовал оглушительной пощечине. Боль оказалась сильнее, чем Дана могла себе представить - ощущая привкус крови во рту, она не сумела сдержать едва слышный стон.- Неправильный ответ, - все таким же спокойным и ровным голосом ответил мужчина. – Давайте попробуем снова. Я ищу диск, который вы украли из лаборатории. Мне известно, что он находится у вас, и я хочу его получить.Судорожно вцепившись в края стула, Скалли сидела, не шевелясь. Ее молчание привело к очередному удару, на этот раз пришедшемуся на другую щеку.- Не нужно усложнять свое положение, Дана, - снова попробовал убедить ее мужчина. - Вы отдадите мне то, за чем я пришел, и я оставлю вас в покое.«Профессионал», подумала Скалли, стараясь не обращать внимания на жалящую боль от пощечины. Мужчина был настоящим мастером своего дела, а не одним из тех ни на что не годных офисных работников, с которыми им с Малдером доводилось сталкиваться за годы службы в Бюро. В тоне его голоса отчетливо слышалось удовольствие; он явно наслаждался своей работой. Понимание этого заставило Скалли еще больше похолодеть от страха, ведь это означало, что подобного противника ей, весьма вероятно, не удастся перехитрить.Зная, что он ожидает от нее ответа, Дана предложила ему лучший из всех, что она смогла придумать в данной ситуации.- Его здесь нет.- Вот как? – Казалось, эти слова позабавили незнакомца, и он снова провел ладонью по ее щеке. Его пальцы на мгновение замерли под ее подбородком, а затем он резким движением приподнял Скалли голову, чтобы заглянуть ей в лицо. Левая рука, левая рука, отчаянно кричал ей разум, на основании чего Дана сделала вывод, что пистолет незнакомец, должно быть, держит в правой – полезная информация, которая, возможно, пригодится ей в будущем. – И где же он?- Малдер забрал его, - едва слышно ответила она. – Он взял его с собой.- В самом деле? – Мужчина больше ничего не добавил, словно задумавшись над ее словами, и Дана медленно кивнула, позволив себе немного расслабиться, когда он отпустил ее подбородок.И тут, без всякого предупреждения, она ощутила очередной стремительный поток воздуха, за которым последовал сильный удар по голове, отозвавшийся острой болью во всем ее теле. Потеряв равновесие, Скалли успела лишь осознать, что падает, прежде чем ее накрыла головокружительная волна, на какое-то время поглотившая ее сознание.
***************В ОДИНОКОМ ОТЕЛЕ 9/12Малдер сломя голову вбежал в отделение скорой помощи и чуть замедлил шаг, пытаясь справиться со сбившимся дыханием. Не тратя времени, зря он сразу же направился к посту дежурной, который занимала пожилая седоволосая медсестра, как раз заканчивавшая разговор по телефону.- Я бы хотел увидеть одного вашего пациента, - обращаясь к ней, выпалил Фокс, как только женщина повесила трубку.- Имя? – невозмутимо спросила она, словно не замечая, что он практически на грани паники. Судя по виду дежурной, ей так часто приходилось задавать этот вопрос в течение тридцати лет, что более чем очевидное волнение посетителя не произвело на нее ни малейшего впечатления.- Уайлдер, - ответил Малдер. – Лиза Уайлдер.Медсестра принялась сверяться с картами приема больных, переворачивая страницы с агонизирующей медлительностью, надрывавшей Фоксу сердце. Наконец она закончила поиски и подняла на него ничего не выражающий безучастный взгляд.- Сегодня под таким именем никто не поступал, сэр.Малдер помедлил. На миг ему пришло на ум, что, возможно, Скалли доставили сюда под ее настоящим именем, но он тут же отбросил эту мысль. Если Дана проявила достаточно рассудительности, попросив управляющего домом позвонить ему в библиотеку, то она никогда не пошла бы на такой риск. - Вы уверены? – настаивал он, не сомневаясь, что медсестра ошиблась. – Мне позвонили и сказали, что она здесь.- Звонок поступил из больницы? – спросила женщина со скучающим выражением лица, словно этот рутинный разговор с очередным родственником больного уже до смерти ей надоел.- Нет, - признал Фокс, - от… о, неважно. Не могли бы вы перепроверить?И снова она нехотя выполнила его просьбу, копошась с бумагами еще дольше, чем в первый раз.- Нет, я не нахожу никого, зарегистрированного под этим именем.Малдер раздраженно выдохнул.- Ладно… может, кто-нибудь поступил без документов? Есть ли в вашем списке какие-нибудь Джейн Доу?Отчаянно надеясь, что ответ на его вопрос будет отрицательным, а значит, Скалли не доставили в больницу в тяжелом состоянии, не позволившем ей идентифицировать себя, Малдер нетерпеливо ожидал окончания повторной проверки.- Нет, сэр, мне жаль. Вы уверены, что ее привезли сегодня днем?- Да! – Малдер внезапно осознал, что почти выкрикнул это слово, а потому усилием воли заставил себя успокоиться и понизить голос. – Да, мне сообщили об этом совсем недавно.На этот раз медсестра наградила своего собеседника сочувственным взглядом, в котором, однако, сквозила некоторая покровительственность, словно она сомневалась в его умственных способностях.- А вы уверены, что не ошиблись с названием больницы?- Да, уверен! – Все попытки удержать себя в руках и не сорваться оказались напрасными, и Малдер, наконец, дал волю панике. – Мне нужно поговорить с вашим руководством. Немедленно!Медсестра внимательно посмотрела на него и, видимо, поняв, что отделаться от этого настойчивого посетителя не удастся, обратилась к своей молодой помощнице, сидящей за соседним столом.- Приведи, пожалуйста, сестру Бишоп и поскорее.Спеша выполнить строгий наказ своей начальницы, девушка скрылась в задней комнате. - Минутку, сэр, - вновь переводя внимание на Малдера, сказала пожилая медсестра. Он кивнул в ответ.- Спасибо, – отрывисто поблагодарил Фокс и, отойдя от стола, принялся выписывать круги по коридору, давая таким образом выход бурлящей в нем энергии, чтобы хоть немного совладать с сумятицей в мыслях.****************Винсент разглядывал женщину, лежавшую без сознания рядом со стулом. Она была миниатюрной - намного ниже, чем он себе представлял, - и киллер невольно задумался о том, есть ли в Бюро какие-то определенные критерии отбора агентов по росту. Даже если представить, что со зрением у нее все в порядке, ему было весьма непросто поверить в то, что она когда-то являлась сотрудником федерального правительства. Но, строго говоря, Винсент вообще не считал женщин способными справляться с подобной работой и потому скептически относился к любой организации, наделявшей слабый пол такой властью. Он смотрел на ее распростертое на полу тело с довольной улыбкой. Ему было приятно ударить ее рукояткой пистолета, – насилие возбуждало Винсента и делало его работу особенно интересной. Он вспомнил инструкцию, полученную от Кристофа: ‘причастие’ или ‘конфирмация’, на его усмотрение. Оба этих термина применительно к его профессии являлись для Винсента поистине волшебными. Конфирмация означала, что тело подлежит обнаружению, а следовательно, после смерти его необходимо оставить в определенном состоянии. Причастие же, напротив, подразумевало, что тело никогда не должны найти, и в таком случае Винсент был волен поступить с ним, как ему заблагорассудится.Он опустился на колени рядом со своей жертвой и принялся ждать, когда она придет в себя, при этом внимательно разглядывая ее хрупкую фигурку. Женщина носила серый кардиган поверх белой футболки и джинсы; подобная одежда в сочетании с теннисными туфлями делала ее похожей на студентку колледжа, а никак не на федерального агента. Она, безусловно, была привлекательна – гораздо симпатичнее, чем он ожидал. Винсент обычно сталкивался с иными представительницами слабого пола, работавшими в правоохранительных органах: чопорными, сухими и мужеподобными. Хрупкая же красота этой женщины взволновала его, вызвав прилив крови к паху, и Винсент в очередной раз порадовался тому, что это задание досталось именно ему.Впрочем, он почти всегда получал удовольствие от своей работы. Кристоф оказал ему высокую честь, назначив его и тем самым выделив среди коллег. Шеф всегда отбирал только лучших – тех, кто относился к своему делу скорее как к искусству, нежели профессии. Винсенту часто выговаривали за то, что он заходит слишком далеко, действуя не столько в интересах организации, сколько преследуя свои личные цели, однако умение не перегибать палку помогало ему избегать серьезного недовольства босса и оставаться одним из самых ценных сотрудников. Винсент никогда не возвращался с пустыми руками и всегда доводил порученное ему задание до конца. И этот раз тоже не станет исключением.Спустя некоторое время, которое показалось Винсенту целой вечностью, женщина зашевелилась, ощупывая пол вокруг себя в попытке понять, что ее окружает. Затем она попробовала сесть, опираясь на ладони, и, наблюдая за ней, Винсент ждал наиболее подходящего момента для своей следующей атаки.Улучив его, он протянул руку и схватил женщину за рассыпавшиеся по плечам волосы, наслаждаясь ее невольным вскриком. Винсент заметил, что нанесенный им удар оставил огромный синяк вдоль на ее скуле, который уже начал темнеть и распухать, и что-то в этой отметине на ее светлой коже заставило его сердце забиться чаще.- Добро пожаловать назад, - издевательским тоном обратился к женщине Винсент, еще сильнее сжав в кулаке темные пряди. Она ничего не ответила и вообще никак не отреагировала - только учащенное дыхание выдавало ее волнение, и Винсент невольно восхитился проявленным ею самоконтролем. Он по-прежнему держал пистолет в правой руке, щелкая предохранителем – ему нравилось слышать этот звук, усиливающийся за счет царящей в комнате тишины. – Хотите попробовать снова и на этот раз сказать что-нибудь более правдоподобное? Возможно, в таком случае мы с вами даже сумеем поддержать что-то вроде цивилизованной беседы. Мы оба отлично знаем, что Малдер не стал бы брать диск с собой – ни его, ни пистолет он просто не смог бы пронести через металлодетектор в библиотеке. Женщина опять не издала ни звука, и ее упорное раздражающее молчание показалось Винсенту странно эротичным. Ее глаза сосредоточились на одной точке где-то позади него, а их выражение оставалось неизменно пустым и невыразительным - из-за невозможности разглядеть в них страх, который обычно так забавлял его, Винсент начал понемногу злиться.- Дана? Позвольте вам сообщить, что я не собираюсь продолжать эту игру в молчанку. – Свои слова он для наглядности сопроводил рывком, отчего ее голова дернулась в сторону. Его действия произвели желаемый эффект – с губ женщины сорвался тихий беспомощный всхлип боли, и Винсент наконец-то смог насладиться так хорошо знакомым ему ощущением власти над жертвой. Ее рука взметнулась вверх в тщетной попытке освободиться от его захвата, однако он легко оттолкнул ее ладонь свободной рукой. – Покончим с предисловиями – теперь я буду говорить, а вы – слушать.Если бы его спросили, то в данный момент Винсент вряд ли смог бы вспомнить, когда задание казалось ему столь же интересным. Он редко получал заказы, в которых требовалось разобраться с женщинами – большинство имен, фигурировавших в списке Кристофа, принадлежали мужчинам, в 'работе' с которыми были свои сложности. Те немногие женщины, с которыми ему доводилось иметь дело, вели себе совершенно иначе – они обычно заливались слезами, впадая в истерику при малейшем намеке на насилие, тогда как эта… ее храброе упрямство веселило его, и Винсент с нетерпением ожидал момента, когда он, наконец, сумеет сломить ее дух.- У нас с вами не так много времени, так что давайте проведем его продуктивно. – Кардиган на женщине расстегнулся, и под ее белой футболкой Винсент заметил слабые очертания ее нижнего белья. Это зрелище заставило его слегка улыбнуться, и он ткнул пистолетом ей в ключицу. – Выбор за вами: вы можете или усложнить свое положение или же, наоборот, облегчить. – Говоря это, Винсент медленно перемещал оружие вдоль ее тела, дулом прослеживая контуры бюстгальтера. Женщина по-прежнему не издала ни звука, и Винсент готов был поклясться, что она перестала дышать, если бы не ритмичное движение ее грудной клетки. Его пульс мгновенно ускорился, и Винсенту пришлось заставить себя отвлечься от наблюдения за ней и сосредоточиться на задании.Понизив голос до угрожающего шепота, он продолжил свои увещевания:- Вы ведь врач, а значит, прекрасно осведомлены о том, что огнестрельные ранения брюшной полости наиболее болезненные из всех. – И словно в подтверждение своих слов он немного переместил дуло пистолета и уткнул его ей в живот. – В среднем, человек истекает кровью до смерти в течение сорока пяти-шестидесяти минут. В некоторых случаях люди протягивают три часа, но такое случается крайне редко. Я прав, Дана? Прав? – Винсент снова дернул ее за волосы, тем самым добившись от женщины чуть слышного бормотания:- Да…- Я мог бы просто выстрелить вам в живот, после чего мы бы преспокойно стали дожидаться возвращения мистера Малдера. Уверен, что обнаружив вас в таком состоянии, он с готовностью отдаст мне все, о чем я попрошу, лишь бы поскорее доставить вас в больницу. Впрочем, и, думаю, вы со мной согласитесь, это не самая лучшая идея – в отличие от того, что вы, возможно, обо мне думаете, я не люблю устраивать подобный беспорядок. – Подкрепляя свои слова делом, Винсент убрал пистолет от живота своей жертвы, хотя и по-прежнему продолжал крепко держать ее за волосы.Женщина зажмурилась и замерла, из чего Винсент сделал вывод, что она задумалась над его словами. Он не стал ей мешать, ожидая ее решения и внимательно следя за ней. В конце концов она открыла глаза, однако ничего не сказала, и Винсент вновь почувствовал вызванное ее упрямством раздражение.- Время игр закончилось, Дана. Мне надоело заниматься ерундой и упрашивать вас я больше тоже не собираюсь. Так что если вы намерены отдать мне диск, то скажите об этом вслух, иначе я вынужден буду стрелять.Последовала очередная долгая пауза. Винсент смаковал этот напряженный момент, с нетерпением ожидая развязки их молчаливой дуэли, какой бы она ни была.- Хорошо, - в конечно итоге сдалась женщина, произнеся это единственное слово едва слышным шепотом.- Что вы сказали? – переспросил Винсент, наклоняясь ближе к ее уху. – Я не вполне вас расслышал.Она заерзала, пытаясь отодвинуться от него, но безуспешно.- Я отдам вам диск.- О, - протянул Винсент, сполна наслаждаясь своей победой. – Отлично. Но вы должны сказать ‘пожалуйста’. – И словно морального издевательства ему показалось мало, он вновь угрожающе прижал дуло пистолета к животу жертвы, ожидая реакции на свои действия. Она не замедлила последовать – женщина умоляюще произнесла:- … пожалуйста…Винсент понял, что, наконец, достиг своей цели, но так как он принадлежал к породе охотников, которые никогда не устают от преследования выбранной добычи, то не успокоился на достигнутом. - Нет, - продолжил издеваться он, - этого недостаточно. Скажите 'пожалуйста, позвольте мне отдать вам диск'. – Несмотря на все усилия женщины удержать свои эмоции под контролем, Винсент без труда разглядел на ее лице ненависть, страх, а также что-то, по его мнению, напоминавшее отвращение к самой себе, и широко улыбнулся, получая поистине извращенное удовольствие от ее унижения.Когда ему в очередной раз надоело ждать ответа, Винсент снова дернул женщину за волосы, запрокинув ее голову назад и обнажая шею. Проведя стволом пистолета по нежной коже, он услышал, как она резко втянула воздух, и этот звук наполнил его садистским предвкушением – Винсенту показалось, что ему все-таки удалось довести ее до слез.Однако его надеждам не суждено было сбыться – женщина так и не заплакала, хотя он отчетливо слышал, что следующие ее слова, произнесенные сквозь плотно сжатые зубы, дались ей с большим трудом.- Пожалуйста… позвольте мне… отдать вам… диск.- Что ж, Дана, - рассмеявшись, ответил Винсент, - разве я могу отказаться от столь заманчивого предложения. – С этими словами он отпустил ее волосы, но только для того, чтобы схватить за руку. Проворно поднявшись на ноги, Винсент притянул женщину к себе и скомандовал: – Идемте.***************Чарли с опаской вошел в холл больницы и замер на пороге, будучи несколько ошеломленным творившимися вокруг шумом и суетой. Последний раз он приходил сюда навестить бабушку, и вот теперь ее тогдашний образ – маленькой и хрупкой под тонкими больничными покрывалами – возник перед его мысленным взором. Неприятное видение испугало мальчика, и он постарался прогнать его, заменив на более счастливые моменты из детства. Воспоминание о том, что она, как никто другой, обнимала, любила и поощряла его, придало Чарли храбрости, и он уверенно двинулся по коридору, высматривая того, кого ему было поручено отыскать.Мальчик услышал его еще до того, как увидел – громкий голос мужчины звенел от гнева, и Чарли последовал на этот звук. Мужчина стоял у поста дежурной, о чем-то яростно споря с темноволосой медсестрой, немного напомнившей Чарли его мать – не внешностью, а тем, что она явно умела постоять за себя. Несмотря на более чем очевидное волнение своего собеседника, отчаянно жестикулирующего прямо у нее перед носом, женщина оставалась совершенно невозмутимой и отвечала ему тихим успокаивающим голосом, которой, однако, явно не возымел никакого эффекта. Мальчик остановился на некотором расстоянии от взрослых и молча наблюдал за ними, опасаясь прерывать их спор.В конце концов медсестра подошла к своей пожилой коллеге, сидевшей за столом, и сказала ей что-то, чего Чарли не смог четко расслышать. Посовещавшись вполголоса и, видимо, придя к какому-то решению, они обе покинули пост, оставив вместо себя молоденькую девушку, которая смотрела на разбушевавшегося посетителя с беспомощным выражением на лице. Мужчина проводил ушедших медсестер взглядом и, мельком посмотрев на наручные часы, со всей силы ударил кулаком по столу. Выразив таким образом переполнявшие его эмоции, он отошел в сторону и, прислонившись к стене, сделал глубокий успокаивающий вдох.Чарли и сам набрал побольше воздуха в грудь, хотя и по совершенно другим причинам, и быстро преодолел расстояние, отделявшее его от поста дежурной. Он подошел уже достаточно близко, когда мужчина поднял глаза и уставился прямо на него.Какое-то время он молча сверлил Чарли сверкающим от гнева взглядом, отчего мальчик заметно растерялся, не зная, с чего начать. Он несколько раз открывал рот и только с третьей попытки попробовал, наконец, заговорить:- Простите, сэр, - робко обратился к разъяренному мужчине Чарли.- Что? – рявкнул тот. Что-то в его поведении напомнило мальчику об отце, когда тот пребывал в дурном расположении духа, но Чарли подбодрил себя мыслью об обещании, данном женщине с крыши, и заставил себя продолжить.- Я… я вас искал. – Мальчик не спускал с собеседника глаз, боясь еще больше разозлить его, однако мужчина никак не отреагировал, даже не пошевелился, что вновь придало Чарли храбрости. – У меня для вас сообщение.- Что за сообщение? От кого? – На этот раз на лице мужчины появилось выражение, которое Чарли мог бы назвать скептичным, если бы только знал, что данное слово означает.- От Лизы, - ответил он. – Леди… с крыши.Мужчина стремительно ринулся вперед, и мальчик испуганно отпрянул, однако его собеседник всего лишь встал на колени, чтобы таким образом оказаться с ним лицом к лицу. - С крыши… - недоуменно пробормотал он. – Кто ты такой? Откуда ты знаешь Лизу?- Меня зовут Чарли, - представился мальчик, вздохнув с облегчением от того, что мужчина, казалось, готов был выслушать его. – Я живу по соседству. Лиза… она послала меня найти вас. Она сказала, что вы должны как можно скорее вернуться домой.Мужчина ничего на это не ответил, оценивающе смотря на Чарли и словно пытаясь понять, говорит ли он правду. Внезапно вспомнив, что у него есть необходимое доказательство, мальчик засунул руку в карман джинсов и достал цепочку Лизы. - Я не вру, - со всей честностью уверил он мужчину. – Она дала мне это и сказала, что мне необходимо убедить вас вернуться домой.Чарли протянул цепочку мужчине, который взял маленький крестик в свою широкую ладонь и долго вглядывался в этот предмет. Внезапно он крепко сжал его и поднял наполненные слезами благодарности глаза на мальчика.- Спасибо, - прошептал мужчина, и едва Чарли успел кивнуть в ответ, как он уже вскочил на ноги и, мгновенно преодолев расстояние, отделявшее пост дежурной от входной двери, выбежал на улицу.
***************В ОДИНОКОМ ОТЕЛЕ 10/12- Где он?- В ванной, - ответила Скалли, с трудом выговаривая слова из-за переполнявших ее гнева и страха. Незнакомец тащил ее за собой, сжимая ее руку, словно в тисках, и заставляя Дану невольно вздрагивать от вызванной этим безжалостным захватом боли.Ее разум отчаянно метался, поддавшись панике, но она всеми силами пыталась взять себя в руки и выработать хотя бы подобие плана. Скалли нисколько не сомневалась, что этот мужчина намерен убить ее, а заодно и Малдера, как только завладеет искомым диском, и с обреченной уверенностью понимала, что ей вряд ли удастся помешать ему осуществить задуманное. «Только не Малдер, только не Малдер», твердила про себя Дана. Все происходящее является результатом ее необдуманных действий – она создала эту ситуацию, а не Малдер. Скалли мысленно поклялась, что не позволит напарнику расплачиваться за ее грехи, и если ей придется пожертвовать собой, чтобы спасти его, то так тому и быть, но она ни в коем случае не позволит ему погибнуть из-за сделанного ею выбора.Немного подбодрив себя подобным образом, Дана не сопротивлялась, покорно позволив киллеру затащить себя в ванную. Внезапно он отпустил ее руку, и, споткнувшись, Скалли ухватилась за край раковины, чтобы не упасть.- Ладно, Дана, мы на месте. Где он?За резко брошенными словами она уловила едва сдерживаемую ярость и поспешила ответить, опасаясь разозлить его еще сильнее.- В аптечке, - сказала Скалли. – Между зеркалом и задней стенкой. Она склонилась над раковиной, вслушиваясь в знакомый скрип открываемой дверцы ящичка. Пытаясь вынуть стекло, мужчина слегка задел ее, и Скалли отодвинулась, чтобы избежать дальнейшего контакта с ним. Внезапно ее правая рука легла на какой-то прохладный гладкий предмет, и, дважды проведя пальцами по его контурам, она поняла, что случайно наткнулась на бритву Малдера. «Бритва…» мысленно повторила Скалли, постепенно осознавая значимость сделанного ею открытия. Возможно, у нее есть шанс…Не зная наверняка, наблюдает ли киллер за ней, она сосредоточилась на производимых им звуках, явно свидетельствующих о том, что он возится с дверцей ящичка. Скалли замерла, не двигая ни единым мускулом, чтобы ненароком не привлечь к себе внимание, в то время как ее рука начала медленно перемещаться по краю раковины, обнаруживая и отодвигая одну бесполезную вещь за другой: зубная щетка, паста, расческа оказались забракованными, прежде чем она, наконец, нашла то, что искала. Коснувшись твердой картонной поверхности, Дана осторожно ощупала коробку для бритвенных принадлежностей, отчаянно надеясь, что мужчина не заметит ее действий. Отыскав в итоге крышку и приподняв ее, Скалли просунула внутрь пальцы и сразу же ощутила прохладную поверхность острых металлических лезвий – по меньшей мере трех или четырех.Задержав дыхание, она аккуратно вынула одно из них из коробочки и взмолилась про себя, чтобы у нее хватило присутствия духа не выронить его, не столкнуть коробку на пол или каким-то иным способом не оповестить мужчину о своих действиях. Судя по доносящимся до нее звукам, он полностью сосредоточился на том, чтобы добраться до диска, но не зная этого наверняка, Скалли вновь попросила Бога помочь ей остаться незамеченной. Наконец ей удалось прочно ухватить лезвие двумя пальцами, а затем и переместить его так, что оно оказалось у нее в ладони. Крепко держа свой трофей в кулаке, свободной рукой Дана оттянула рукав кофты вниз, делая вид, что она просто судорожно сжимает ткань, а отнюдь не спрятанный под ней смертоносный металл.Мгновение спустя Скалли услышала скрип выдвинутого стекла, сопровождавшийся довольным вздохом мужчины.- Так вот из-за чего весь этот шум, - сказал он, и сердце Даны упало при этих словах, хотя она и ни секунды не сомневалась в том, что ему не составит труда отыскать диск. – По мне так оно того не стоит.Вскоре до слуха Скалли донесся тихий шелест, на основании которого она сделала вывод, что, вероятно, мужчина прячет диск в одежде. Вслед за этим наступила гробовая тишина, и Дана невольно содрогнулась, внезапно осознав, что взгляд мужчины прикован к ней. Еще сильнее сжав пальцы в кулак и стараясь придать голосу уверенность, она вызывающе бросила:- Диск у вас. Теперь убирайтесь отсюда.Мужчина издевательски рассмеялся в ответ, и от этого зловещего звука по спине Скалли пробежал холодок.- О, не так быстро. Думаю, нам определенно стоит подождать возвращения мистера Малдера.И прежде, чем у нее появилась возможность ответить, Скалли почувствовала, что рука мужчины вновь сомкнулась на ее предплечье. Он потянул Дану за собой назад в спальню, и ей не оставалось ничего другого, как только безропотно следовать за ним, замирая от страха. Незнакомец остановился посреди комнаты и вдруг так резко толкнул ее, что она упала, наткнувшись бедром на что-то твердое, но в то же время упругое - спустя мгновение Скалли поняла, что приземлилась на кроватный матрас.- Что вы делаете? – воскликнула она, испытывая отвращение к самой себе за неспособность сдержать сквозивший в ее голосе страх.- Нам же нужно как-то убить время в ожидании, - последовал ответ, и Скалли услышала громкий стук, донесшийся с прикроватного столика, когда мужчина положил на его поверхность что-то довольное тяжелое, судя по звуку – пистолет, а затем уже знакомый шорох одежды оповестил ее о том, что незнакомец снимает куртку. – И кажется, я знаю отличный способ времяпрепровождения.Волна ужаса накрыла Скалли с головой, когда до нее дошло угрожающее значение его слов, и, вновь поддавшись панике, она вскочила с постели и сломя голову бросилась к выходу из комнаты. Ее отчаянный, но не имевший никаких шансов на успех, побег был мгновенно пресечен - мужчина ловко поймал ее, обхватив обеими руками за талию, и хотя Дана прекрасно осознавала, что сопротивление бесполезно, она все равно отбивалась изо всех сил.- Отпустите меня! – крикнула Скалли, однако он лишь рассмеялся в ответ на ее требование. Мужчина без особых усилий приподнял ее, и Дана ощутила, как ее ноги отрываются от пола, а в следующее мгновение она уже приземлилась на кровати, куда он ее бесцеремонно зашвырнул.За время работы в ФБР Скалли довольно часто доводилось бывать в опасных ситуациях, и она преодолевала каждую выпадавшую на ее долю трудность, демонстрируя при этом силу духа, которая порой удивляла ее саму. Но никогда прежде Дана не испытывала такого парализующего страха, как в эту минуту. Внезапно она почувствовала себя пугающе уязвимой, беспомощной и одинокой, однако продолжила бороться, царапаясь и пинаясь, пытаясь отбиться от нападавшего и при этом не потерять крошечный кусочек металла, взятый ею с раковины в ванной.- Нееееееееет! – У нее заложило уши от собственных пронзительно-резких воплей. Скалли кричала во всю мощь своих легких в отчаянной надежде, что кто-нибудь, кто угодно, услышит ее и придет на помощь. Вдруг мужчина крепко схватил за ее предплечья и приподнял с постели - даже не успев понять, что происходит, она впечаталась затылком и спиной в стену. Удар оказался настолько сильным и неожиданным, что Скалли задохнулась и некоторое время судорожно хватала ртом воздух, пытаясь справиться со сбившимся дыханием.Словно в тумане, она медленно сползла по стене - судя по едва осознаваемой ею мягкости одеяла, обратно на кровать. Дана внезапно почувствовала непреодолимую слабость и поняла, что от потери сознания ее отделяет лишь тонкая грань. Что-то тяжелое вжало ее в матрас, и быстро угасающее сознание подсказало Скалли, что это незнакомец лег на нее сверху и накрыл ей рот и нос ладонью, лишая возможности сделать глубокий вдох. Хриплый шепот мужчины, когда он, наконец, заговорил, раздался как будто издалека, хотя Дана явно ощущала его теплое дыхание на своей шее.- Запомни хорошенько, - практически прошипел он, - болтовня меня не возбуждает.Слова зафиксировались в ее мозгу, и Скалли изо всех сил пыталась понять, что они означают, однако эта простейшая в любое другое время задача внезапно оказалась для нее чересчур сложной. Спустя мгновение киллер убрал руку с ее лица, и Дана с облегчением набрала полные легкие воздуха, удивляясь тому, насколько слабыми казались ее конечности. Тем временем мужчина сел, переместив весь свой вес на ее бедра и крепко сжав ее талию коленями. Скалли беспомощно извивалась, тщетно пытаясь столкнуть его с себя и чувствуя, что тело ниже пояса начинает неметь. Не теряя времени зря, незнакомец взялся за края ее кофты и спустил ее вниз по плечам, а затем, положив руки на воротник футболки, резко разорвал тонкий материал. Ткань разошлась в стороны с громким треском, но Дана в полной мере осознала, что произошло, лишь когда прохладный воздух коснулся ее обнаженной кожи.Мужчина громко вздохнул, издав низкий свистящий звук, и Скалли вновь ощутила прикосновение его липких ледяных пальцев, когда он принялся поигрывать с лямками ее бюстгальтера. Она пробовала поднять руки и отпихнуть его, однако эта слабая попытка была пресечена на корню: обхватив оба ее запястья одной рукой, мужчина прижал их к подушке у нее над головой, второй продолжив лапать Дану за грудь. Как ни странно, но в пылу ожесточенной борьбы она умудрилась не выронить лезвие и по-прежнему крепко сжимала его в кулаке, однако теперь возможность воспользоваться этим импровизированным оружием оказалась упущена.Слезы унижения и отчаяния навернулись Скалли на глаза, но она поклялась себе, что не станет плакать и не доставит насильнику удовольствие видеть подобное проявление слабости с ее стороны. Горло жгло от рвущихся наружу криков, и только всепоглощающий страх перед этим мужчиной заставлял Дану сдерживать отчаянную мольбу, которую, не переставая, твердил ее разум…<нетнетнетпожалуйстатольконетактольконетакникогд ап ожалуйстанет>Для Скалли вся эта ситуация походила на затяжной ночной кошмар, от которого ей никак не удавалось проснуться. Ее мир сузился до такой степени, что в нем, казалось, не осталось места ни для чего, кроме этого мужчины: его железной хватки на ее запястьях, обжигающе холодного прикосновения пальцев к коже, удушающей тяжести его тела, вдавливающего ее в матрас, и хриплого дыхания, чересчур громкого в абсолютной тишине комнаты. Время, что она пролежала под ним, не в силах даже пошевелиться, а уж тем более сопротивляться, тянулось для Скалли невыносимо долго, превращаясь в вечность, но тут мужчина внезапно отпустил ее запястья и стал медленно перемещать руки вдоль ее тела. Добравшись до пояса джинсов, он сразу же принялся возиться с застежкой.<нетнетнетостановисьтольконетактольконетакнетост ан овись>Вызванный резким приступом паники приток адреналина пронзил ее тело и побудил Скалли действовать, не раздумывая, руководствуясь охватившим ее ужасом и почти первобытным инстинктом самосохранения. Пока мужчина был занят тем, что пытался расстегнуть ее штаны, Дана нащупала его лицо ладонью. Он вскрикнул от неожиданности, когда она полоснула его зажатым между большим и указательным пальцами лезвием, рассчитав траекторию удара исходя из близости его головы. Ощутив, как металл коснулся незащищенной кожи на шее мужчины, Скалли стиснула зубы и надавила сильнее. Цель оказалась достигнута: липкая теплая кровь хлынула из пореза на его горле, и Дана уронила мгновенно ставшее скользким лезвие. Мужчина взревел от боли и гнева, и Скалли почувствовала, что давление его тела уменьшилось, и он уже не так сильно вдавливает ее в матрас. Не тратя драгоценного времени зря, Дана уперлась ладонями ему в грудь и, одновременно согнув ноги в коленях, резко отпихнула его, сопровождая свои действия не менее яростным криком. Видимо, ей удалось скинуть его не только с себя, но и с кровати, потому что она, наконец, перестала ощущать его вес и в следующее мгновение услышала грохот от падения чего-то тяжелого, сопровождавшийся звуком разбитого стекла.А затем наступила полная тишина.Какое-то время Скалли лежала, не шевелясь и пытаясь успокоить бешеное биение сердца, ошеломленная неожиданным поворотом событий. В конце концов к действию Дану подтолкнуло донесшееся до нее дыхание мужчины - оно было тяжелым и прерывистым, но все же довольно громким, из чего она сделала неутешительный для себя вывод: нанесенная ему рана явно оказалась несмертельной, и он по-прежнему жив, хотя и без сознания. Скалли быстро села и принялась возиться с одеждой, поддавшись несколько иррациональному, в данных обстоятельствах, желанию прикрыть свою наготу. От изорванной в клочья футболки не было никакого проку, но Дана не стала тратить время на то, чтобы снять с себя лоскуты ткани, вместо этого просто запахнув полы кофты. Застегнув, напоследок, джинсы, она поднялась с кровати и осторожно шагнула вперед.Отыскать бессознательное тело мужчины не составило для нее большого труда – он по-прежнему лежал там же, куда она его спихнула, то есть поблизости от кровати. Медленно ощупав пол вокруг него, Скалли наткнулась на деревянные щепки, по-видимому, представлявшие собой обломки ее ночного столика, и пришла к выводу, что мужчина, должно быть, сломал его, когда падал - при этом он, похоже, сильно ударился головой, чем и объяснялся его обморок. В надежде отыскать пистолет, Дана быстро пошарила рукой вокруг тумбочки, однако ее усилия не увенчались успехом. Ее тело сотрясала крупная дрожь, свидетельствующая о том, что у нее начинается шок, но Скалли усилием воли заставила себя сосредоточиться, понимая, что ее время на исходе. Немного успокоив расшатанные нервы, она принялась водить руками по телу мужчины в надежде наткнуться на диск – и снова тщетно. Дана уже было начала паниковать, но вдруг вспомнила о снятой им ранее верхней одежде.Она переступила через него и нетвердой походкой направилась к бюро, на котором и нащупала жесткую ткань его куртки. Быстро обыскав ее, Скалли, к огромному своему облегчению, обнаружила диск в одном из карманов и поспешно переложила его в задний карман джинсов . «Выбирайся отсюда!» побуждал ее разум, и Дана заставила свое тело подчиниться этой команде. Лишь на мгновение она заколебалась, раздумывая над тем, а не стоит ли попытаться отыскать пистолет, но все же решила не рисковать, опасаясь возможных последствий в случае, если мужчина очнется и обнаружит ее.Двигаясь настолько быстро, насколько ей позволяла слепота, Скалли выбралась из спальни и, минуя гостиную, направилась к входной двери. Тихо прикрыв ее за собой, Дана поспешила к лестнице – мысль о скором освобождении от этого кошмара подгоняла ее, придавая сил. В здании стояла какая-то жуткая, почти сверхъестественная тишина, и хотя на своем пути к выходу Скалли стучала в каждую дверь, она не рассчитывала, что ей ответят, и, надо сказать, ее опасения полностью оправдались.Спустя некоторое время, показавшееся измученной и напуганной Дане вечностью, она, наконец, добралась до стеклянной передней двери и потянула за ручку, теперь уже не опасаясь выйти наружу и рискнуть привлечь к себе внимание прохожих, ведь гораздо большая опасность, без сомнения, таилась внутри здания, а не за его пределами. Однако путь к свободе оказался закрыт – несмотря на все усилия Скалли, яростно дергавшей за ручку, дверь не поддавалась. Немного поколебавшись, Дана провела рукой вдоль ее края и наткнулась на странный незнакомый предмет, которого никогда не было там прежде. «Замок», пришло ей на ум, и от жуткого осознания того, что незнакомец каким-то образом сумел превратить этот дом в ловушку для нее, у Скалли пересохло в горле. Теперь это был лишь вопрос времени, прежде чем он очнется…Скалли почувствовала, что волна панического ужаса вновь накрывает ее с головой, грозя поглотить остатки самообладания, но вовремя вспомнила о Чарли, который спускался и поднимался на крышу по пожарной лестнице. Тяжело дыша, Дана поспешно поднялась по ступеням обратно, держась за стену для равновесия, пока, наконец, не добралась до ведущей на крышу двери. Распахнув ее, она преодолела оставшееся расстояние так быстро, как только могла, и вскоре достигла своей цели, почувствовав, как свежий воздух коснулся ее разгоряченного лица.Дверь с грохотом захлопнулась, но Скалли даже не вздрогнула, не обратив ни малейшего внимания на оглушительный звук, ведь все ее мысли были заняты лишь воздвижением как можно большего числа преград между ней и опасным незнакомцем. Она стала медленно продвигаться вдоль края крыши к неисследованному ею участку, откуда обычно доносился лязг лестницы. В результате отчаянного поиска Дана, наконец, нащупала какую-то металлическую конструкцию, которая, по ее предположениям, и представляла собой пожарный спуск. Несмотря на страх перед неизвестностью, Скалли все же решительно взялась за железные перила лестницы и, перекинув ногу через край крыши, к невероятному своему облегчению, нащупала верхнюю ступеньку.Даже не будучи в состоянии видеть, куда ставить ноги, Дана спускалась с удивительной для незрячего человека скоростью. Она двигалась на автопилоте, подгоняемая страхом перед незнакомцем – более чем реальная опасность снова столкнуться с ним пугала ее гораздо сильнее, чем гипотетическая возможность свалиться с лестницы. Но не успела Скалли преодолеть и половину пути, как вдруг услышала, что дверь на крышу резко распахнулась, ударившись о стену с оглушительным грохотом, от которого у Даны мурашки побежали по спине. Понимая, что времени у нее остается все меньше, она стала спускаться еще быстрее.<нетнетнетпожалуйстаБожетольконесноватольконесно ва пожалуйстапожалуйста>Гулкое эхо шагов незнакомца становилось все более отчетливым по мере его приближения, пока Скалли не почувствовала, как лестница затряслась под его весом, когда он вступил на нее. Дана ни на секунду не останавливалась, цепляясь за хрупкую надежду на то, что если ей удастся достичь земли прежде, чем он схватит ее, то она каким-то образом сумеет спастись. И вот, когда Скалли уже начала поддаваться отчаянию из-за казавшегося бесконечным спуска, ее левая нога достигла последней - судя по тому, что правая нащупала под собой лишь воздух - ступени. «Прыгай, прыгай, прыгай», подстегивал ее инстинкт самосохранения, и, прислушавшись к нему, Дана так и поступила.Она приземлилась на корточки, вскрикнув, когда резкая боль пронзила ее подвернувшуюся лодыжку - падение получилось неудачным, даже несмотря на то, что высота оказалась совсем небольшой. Скалли решительно проигнорировала боль и, поднявшись на ноги, заставила себя бежать, хотя и весьма слабо представляла, куда именно – все ее мысли в данный момент были сосредоточены на достижении лишь одной цели: оказаться как можно дальше от лестницы, протестующе скрипевшей под тяжестью стремительно спускавшегося по ней мужчины.Скалли успела сделать всего с десяток неуклюжих шагов, когда услышала, что незнакомец догоняет ее, и издала отчаянный крик, наполненный гневом, страхом и ощущением собственной беспомощности, прежде чем он набросился на нее сзади и повалил на землю. От резкого удара ее голос сорвался, и вот уже она лежала, не в силах даже пошевелиться, пока мужчина вытаскивал диск из заднего кармана ее джинсов.- Тупая !!!!, - выругался он, и его наполненные яростью слова прорезали ее сознание, словно острый нож. – Это послужит тебе уроком – не стоит начинать того, чего не сможешь закончить.
***************В ОДИНОКОМ ОТЕЛЕ 11/12Малдер предпринимал уже третью попытку атаки на безосколочное стекло входной двери здания, когда услышал крик.Услышал ее крик.Услышал отчетливо звучащие в нем страх, боль и муку.Крик оборвался так же резко, как и возник.С сердцем, бьющимся где-то в горле, Малдер сломя голову пронесся мимо пожилой соседской пары и, заворачивая за угол, успел краем уха уловить слова женщины: - Стенли, вызови полицию! Стенли…В мгновение ока оказавшись у боковой стены, Малдер налег всем своим весом на деревянную изгородь, преграждавшую проход с улицы, и одним мощным ударом сломал самодельный замок на калитке. Никого не увидев, Малдер, не медля, обогнул здание и выбежал на задний двор.- Ни шагу дальше.Фокс замер на месте, остановленный не столько произнесенными словами, сколько представшим перед ним зрелищем. Первым делом он заметил кровь и лишь спустя несколько, показавшихся ему бесконечными, секунд оказался способен разглядеть что-то помимо нее.А вернее, кого-то – Малдер увидел совершенно незнакомого ему мужчину, установление личности которого, впрочем, в данный момент волновало бывшего агента меньше всего. Все его внимание без остатка было сосредоточено на том, что незнакомец крепко прижимал к себе Скалли, обхватив ее рукой за плечи и грудь, так что ее ноги едва доставали до земли. В другой руке мужчина держал пистолет, который Малдер без труда опознал как свой собственный. Дуло пистолета упиралось в подбородок Скалли, отчего ей приходилось задирать голову под неудобным углом.Кровь была… везде: у нее на лице и на ладонях, которыми она обхватила державшую ее руку словно бы для того, чтобы сохранить равновесие. Ослепленный паникой разум Малдера далеко не сразу сумел осознать, что напарница не ранена, и вся эта кровь текла из безобразной раны на шее незнакомца – зазубренного пореза, который весьма обильно кровоточил.Подняв взгляд, Малдер внимательнее всмотрелся в мужчину, взявшего его напарницу в заложницы: холодные темные глаза незнакомца были почти такого же цвета, как и его волосы; он был высоким, хорошо сложенным и явно обладал недюжинной силой, прижимая к себе Скалли с такой легкостью, словно она почти ничего не весила. Мужчина всем своим видом демонстрировал пугающее хладнокровие, как будто, несмотря на сложившуюся ситуацию, он все равно полностью контролировал происходящее – рука, крепко державшая рукоятку пистолета, ничуть не дрожала. Внимательно следя за каждым движением Малдера, незнакомец чуть сильнее вдавил дуло в шею Скалли, тем самым предупреждая ее напарника не подходить ближе.Фотографическая память бывшего агента зарегистрировала все эти детали в считанные секунды, после чего все его внимание вновь переключилось на Скалли: пуговицы на ее кофте были застегнуты неправильно, и, заметив торчащие из-под полов связанные лоскуты разорванной футболки, Малдер почувствовал очередной приступ панического страха. Вдоль щеки Скалли тянулся огромный синяк, отчетливо выделявшийся на фоне неестественно бледной кожи, а на лице застыло выражение всепоглощающего ужаса. Никогда прежде за все время их совместной работы Малдер не видел напарницу столь сильно напуганной и от всей души пожелал, что никогда больше и не увидит.Отчаянно пытаясь придумать способ успокоить Скалли, Фокс поднял руки, так что ладони оказались на уровне плеч, и заговорил, стараясь, чтобы его голос звучал спокойно и ровно.- Не делайте глупостей, - тихо произнес он и с некоторым облегчением заметил, что Скалли слегка повернула голову в его сторону. – Я не вооружен. Мы ведь не хотим сделать что-нибудь, о чем впоследствии пожалеем, не так ли?Мужчина не ответил, продолжая буравить Фокса взглядом, и именно Скалли первой нарушила возникшее молчание, прошептав имя напарника низким напряженным голосом:- Малдер… у него диск.Видимо, ее слова вызвали гнев незнакомца, потому что он еще сильнее стиснул ее в своих железных объятиях, заставив Скалли задохнуться от нехватки воздуха. - Тебя никто не спрашивает, - наполненным злобой шепотом прошипел мужчина.Малдеру оставалось лишь беспомощно ожидать, когда незнакомец ослабит хватку - он остерегался предпринимать какие-либо действия из опасения подвергнуть жизнь Скалли еще большему риску. Усилием воли заставив себя говорить ровно и безэмоционально и не выказать обуревавшего его страха за напарницу, Малдер спросил:- Вы получили диск. Чего вы еще хотите?Мужчина слегка скривил губы в мрачной усмешке.- Ответов, агент Малдер. Мне нужны кое-какие ответы.- Хорошо, - медленно протянул Фокс, в то время как разум его лихорадочно работал, ища выход из этой опасной ситуации. – Мы поговорим, о чем захотите, как только вы ее отпустите. – Он сделал осторожный шажок вперед, который, впрочем, не остался незамеченным - мужчина повторил его движение, отступив назад и протащив Скалли за собой, так что носки ее кроссовок прочертили след на посыпанной гравием дорожке.Незнакомец неожиданно рассмеялся, и от этого зловещего звука у Малдера по спине пробежал холодок.- Все не так просто, фэбээровец. Мне прекрасно известно о важности рычагов давления при любых переговорах.Малдер отрывисто кивнул и судорожно сжал кулаки, борясь с инстинктом броситься на мужчину и вытрясти из него душу – подобный безрассудный порыв, безусловно, приведет к роковым последствиям и для Скалли, и для него самого.- Я слушаю.- Кому, кроме вас с Даной, известно об этом диске? Кто еще знает о его существовании?- Никто, - решительно заявил Малдер. – Мы никому о нем не рассказывали, – и глазом не моргнув, солгал он, нисколько не сомневаясь, что этот мужчина ничего не знает ни об Одиноких Стрелках, ни о том, как они связаны с беглыми агентами.- И почему я должен вам верить? – резонно заметил незнакомец, вновь ткнув дулом пистолета в подбородок Скалли.- Потому что все карты у вас в руках, и вам это прекрасно известно, - ответил Малдер, не отводя взгляда и пытаясь таким образом убедить мужчину в своей искренности. – Ложь мне ничем не поможет.Секунды, прошедшие в томительном ожидании ответа, показались Фоксу часами, и вот, наконец, незнакомец медленно кивнул и произнес, растягивая губы в широкой усмешке:- Забавно, но я тебе верю, фэбээровец.- Тогда отпустите ее.- Нет, - заявил мужчина, качая головой так, словно почти сожалел о своем отказе. – Боюсь, что не могу этого сделать – у нас с вашей напарницей есть еще одно незаконченное дельце, не так ли, Дана?При этих словах Малдер перевел взгляд на Скалли, тесно прижатую к широкой груди незнакомца и стоявшую абсолютно неподвижно, если не считать ее дрожащей нижней губы. В этот момент Фокс как никогда прежде пожелал, чтобы напарница могла видеть и прочитать по его глазам то, что он хотел до нее донести с помощью их безмолвного общения, так часто помогавшего им в былые времена.- Но сначала избавимся от главной проблемы, - продолжил мужчина. – Мне жаль, мистер Малдер, но ваши услуги больше не требуются.- И что вы собираетесь делать? Застрелите меня прямо тут, в переулке? – Фокс изо всех сил старался придать голосу уверенность, которой вовсе не чувствовал. – Соседи уже вызвали полицию. Сомневаюсь, что вы захотите иметь дело с подобными осложнениями.Мужчина снова рассмеялся, словно предупреждение Малдера его изрядно позабавило.- К тому времени, когда копы приедут, нас с Даной уже и след простынет. – С этими словами он переместил ствол, убрав его от подбородка Скалли, и вместо этого медленно провел дулом пистолета по ее ушной раковине. – А кроме того, я мог бы пристрелить вас, не сходя с этого места, и дожидаться прибытия полиции с дымящейся пушкой в руках, и все равно оказался бы на свободе в течение следующего часа.Поняв, что самоуверенные слова мужчины - не пустая бравада, и все, скорее всего, произойдет именно так, как он и говорит, Фокс невольно содрогнулся. Он не знал, кем был этот человек и чьи интересы представлял, но чутье подсказывало бывшему агенту, что незнакомец отнюдь не блефует и в самом деле способен выйти сухим из воды. Многочисленные планы спасения Скалли один за другим возникали в мозгу Малдера и тут же отвергались, как слишком рискованные для напарницы. Но будь он проклят, если смирится и ничего не предпримет, чтобы вызволить ее из лап этого мерзавца!- Послушайте, - попытался урезонить мужчину Малдер, - уверен, что мы сумеет решить эту проблему…- Мистер Малдер, - резко оборвал его незнакомец, - все уже решено.Внезапно Скалли издала низкий стон и обмякла в его руках, практически повиснув на нем: ее голова безвольно опустилась на плечо, а колени подогнулись. Мужчина перевел на нее взгляд, чтобы посмотреть, что случилось и, воспользовавшись моментом, Малдер быстро шагнул вперед, чувствуя, как сердце бешено колотится в груди. Пытаясь не дать Скалли упасть, незнакомец вынужден был убрать пистолет от ее лица, и дальше все произошло, как в замедленной съемке…Дана укусила удерживающую ее руку…Мужчина взвыл от боли и невольно ослабил захват…Прозвучавший вслед за этим выстрел оглушительным эхом разнесся по округе…Скалли упала на землю и, свернувшись калачиком, откатилась в сторону…Действуя инстинктивно и не думая о последствиях, Малдер воспользовался предоставленным ему напарницей шансом и бросился на незнакомца. Не обращая внимания на пистолет, он с разбега врезался в своего противника, вложив в удар всю имевшуюся у него силу.Оба мужчины рухнули как подкошенные. Жесткое приземление чуть было не вышибло из Малдера дух, заставив бывшего агента вздрогнуть от резкой боли, однако он все же отчетливо расслышал громкий стук упавшего пистолета и, не тратя времени зря, набросился на врага с кулаками. Его противник дрался, как тигр, блокируя удары Малдера и без особого труда нанося ответные. В пылу борьбы Фокс, тем не менее, сумел краем глаза заметить Скалли, на четвереньках отползавшую к стене здания.- Беги! – прокричал он. К немалому своему облегчению Малдер убедился, что напарницу не задело выстрелом, и теперь отчаянно желал, чтобы она оказалась как можно дальше от опасности. – Уходи отсюда! – В этот момент незнакомец ударил его кулаком в челюсть, и, почувствовав, как рот наполняется кровью, Малдер отвлекся и потерял Скалли из виду. В следующий раз, когда у Фокса появилась возможность посмотреть в ее сторону, напарницы там уже не было, и его тревога за нее немного улеглась.Мужчина пнул его коленом в пах, и, застонав от боли, Малдер попытался отбить атаку. С каждой секундой ему становилось все труднее сопротивляться стремительному натиску противника, дравшегося с грацией и проворством профессионального боксера, и вскоре бывший агент вовсе отказался от нападения и перешел исключительно к защите. Сокрушительные удары сыпались на него с немыслимой скоростью, и вот уже перед глазами у Малдера все поплыло. Кое-как умудрившись нанести точный ответный удар, Фокс услышал хруст сломанной кости, однако даже это не оказало сколько-либо существенного эффекта на незнакомца.Малдер начал ощущать, что его сопротивление постепенно слабеет. Если бы только можно было добраться до пистолета… Но тот оказался абсолютно бесполезным, так как упал слишком далеко, и дотянуться до него не представлялось возможным. Получив очередной удар по голове, Малдер задохнулся – боль была такая, что ему показалось, будто мозг внутри черепной коробки вот-вот взорвется. Незнакомец действовал, словно не знающая усталости машина, и все попытки Фокса бороться на равных оказались тщетными – он отлично понимал, что быстро терял способность сосредоточиться. А если прибавить к этому еще затуманенность зрения и то, что силы покидали его, утекая так же стремительно, как песок сквозь пальцы, то становилось совершенно очевидно, что шансы Малдера выйти победителем из этого поединка были близки к нулю. И все же, несмотря ни на что, одна мысль продолжала пульсировать в его мозгу, поддерживая и не позволяя сдаться… <ДанаДанаДанаДанаДанаДанаДанаДана>Подумав о том, что станет с его напарницей, если он проиграет, Малдер решительно стиснул зубы и взмолился о том, чтобы у него хватило сил одолеть врага.
***************Доползя до стены здания, Скалли облокотилась на нее, чтобы перевести дыхание и успокоить бешеное биение сердца, словно стремившегося выскочить из груди. Горло сжималось от с трудом сдерживаемых слез, однако Дана не позволяла себе ни плакать, ни кричать, хотя ей отчаянно хотелось и того, и другого. Все ее тело сотрясала неконтролируемая дрожь, как будто оно таким образом реагировало на испытываемую ею нерешительность - Скалли терзалась противоречиями, не зная, как ей следует поступить и чем помочь Малдеру. Впрочем, в одном Дана была абсолютно точно уверена – она не могла его оставить. И она этого не сделает, что бы ни произошло.Скалли вслушивалась в звуки ожесточенной борьбы, доносящиеся откуда-то из-за угла, остро осознавая затрудненное дыхание напарника и его приглушенные стоны, время от времени достигавшие ее ушей. Выяснить, кто одерживает верх в схватке, не представлялось возможным, и чем дольше продолжалось ее молчаливое бдение, тем сильнее она поддавалась отчаянию. Малдер явно испытывал боль, и Дана отчетливо слышала это, преисполненная гнева от ощущения собственного бессилия и невозможности хоть что-то предпринять - все, что ей оставалось, это только слушать и беспомощно ждать.Драка, тем временем, продолжалась. Внезапно раздавшийся грохот выстрела заставил Скалли похолодеть от страха – у нее перехватило дыхание, а разум словно оцепенел, бесчисленное количество раз повторяя одно и то же слово:<нетнетнетнетнетнетнетнетнетнетнетнетнетнетнетне т>Следующий выстрел последовал практически сразу же за первым, после чего переулок снова погрузился в относительную тишину. Дана застыла на месте, парализованная ужасом, и изо всех сил напрягла слух, пытаясь уловить хоть что-нибудь… какой угодно звук.<ОМалдернетнетнетнетмнежальмнежаль>Прошло довольно много времени, прежде чем она услышала приближающиеся шаги, несколько приглушенные гравийным покрытием переулка. Дрожащей рукой Скалли ощупала землю рядом с собой и наткнулась на какой-то большой и тяжелый предмет - судя по всему, довольно крупный камень. Она стиснула его в ладонях и прижала к груди, готовая в любой момент, если потребуется, пустить его в ход, хотя и прекрасно осознавала, что оно является довольно слабым средством защиты от пистолета. Впрочем, в данный момент Дана руководствовалась отнюдь не разумом: ее гнев по отношению к незнакомцу достиг наивысшей точки, и все рациональные мысли разом отошли на задний план, уступив место эмоциям, а если точнее, то всего лишь одной из них - всепоглощающему желанию отомстить. Понимая, что другого шанса ей не представится, Скалли сделала глубокий успокаивающий вздох и приготовилась к неизбежному.***************Малдер завернул за угол и сразу же заметил насмерть перепуганную напарницу: она дышала так же учащенно, как и он сам, широко распахнув невидящие глаза в тщетной попытке понять, кто к ней приближается – друг или враг. Чувствуя невероятное облегчение от того, что со Скалли все в порядке, Фокс устремился к ней и, приблизившись, тихим, но переполненным эмоциями голосом, позвал ее по имени:- Дана! Она крепко сжимала в ладони обломок кирпича, подняв руку в защитном жесте; при звуке его голоса Скалли чуть заметно опустила свое «оружие», однако промолчала. Малдер встал на колени рядом с ней и что есть силы обнял, чувствуя, как сотрясающая ее тело дрожь передается и ему. Тогда он еще сильнее прижал ее к себе, стараясь успокоить и убедить в своей реальности. Отчаянно подыскивая подходящие слова утешения и поддержки, Фокс осознал, что все, на что он сейчас способен, это просто без остановки повторять ее имя:- Дана… Дана… Дана…Она не ответила на прикосновения напарника - напряжение по-прежнему сковывало ее, и, спустя мгновение осознав, что Скалли все еще отчаянно цепляется за обломок кирпича, Малдер мягко высвободил его из ее захвата. Взяв напарницу за руку, Фокс поднес ее ладонь к своему лицу, направляя ее пальцы, чтобы она могла ощупать его и таким образом окончательно убедиться, что слух ее не подводит.- Дана… это я, Малдер. Все хорошо… тебе ничего больше не грозит.Скалли немного расслабилась, хотя продолжала дрожать, как осиновый лист. Не отнимая ладони от его лица, она прошептала:- Малдер… я думала… я думала…- Знаю, - ответил он и снова привлек напарницу к себе, пытаясь обнять ее как можно крепче. Откуда-то издалека донесся пронзительный вой сирен, и этот звук напомнил Малдеру о том, что опасность еще не миновала. - Тот мужчина… где…- Он мертв, - лаконично объяснил Фокс, и Скалли понимающе кивнула. Она спрятала лицо у него на груди, и, позволив себе еще немного насладиться ее близостью, Малдер в конце концов неохотно отстранился. – Нам пора уходить, Скалли, - сказал он. – Сюда скоро прибудет полиция.Снова кивнув, она нащупала его ладонь, крепко сжала ее в своей и позволила напарнику помочь ей подняться на ноги. Фокс убрал пистолет в карман куртки и, обняв Дану за талию освободившейся рукой, повел ее к дальнему выходу из переулка.- Малдер? – слабым, едва слышным голосом спросила она. – Диск… он у тебя?Малдер посмотрел на нее, внезапно почувствовав почти непреодолимое желание истерично рассмеяться, пораженный способностью напарницы думать о чем-то подобном после жестокого испытания, которое им лишь чудом удалось пережить, однако сдержался. Ему была прекрасно известна важность этого крошечного кусочка металла, но он, разумеется, и не вспомнил о нем, подгоняемый желанием как можно скорее вернуться к Скалли и убедиться, что с ней все хорошо.- Нет, - ответил Фокс и, развернувшись, повел ее обратно к тому месту, где лежало тело убитого им мужчины. Скалли осталась стоять рядом с напарником, когда он опустился на корточки и принялся осматривать карманы покойника. Найдя диск, Малдер переложил его в свой карман и снова взял Дану за руку. – Готово, - сообщил он, после чего они вновь направились к выходу из переулка.**************Чарли завернул за угол, чувствуя, как ноют мышцы ног, уставшие от длительного прокручивания педалей велосипеда. Он запыхался, выбился из сил и потому отчаянно хотел выпить содовой, на которую у него, к сожалению, не было денег. Вырулив, наконец, на свою улицу, мальчик замедлил ход и с удивлением обнаружил, что его обычно спокойный, если не сказать, почти безжизненный, квартал оказался просто наводнен народом. У обочины дороги стояли несколько полицейских машин, припаркованных под несколько необычными углами, словно их водители полностью пренебрегли обязательными для всех остальных правилами дорожного движения. Довольно многочисленная группа офицеров в форме обходила гостевой домик по периметру, и, остановившись у тротуара, Чарли заметил, что некоторые из этих полицейских держали оружие наизготове.Мальчик опустил подножку велосипеда и, оставив его рядом со своим домом, осторожно приблизился к источнику активности. Поблизости от патрульных машин была припаркована скорая, однако ее сигнальные огни не горели, да и сирена молчала. Чарли подошел как раз вовремя, чтобы заметить, как двое мужчин вышли с заднего двора, неся в руках носилки, на которых лежало что-то, накрытое белой простыней. Благодаря просмотру телевизора, мальчик сразу же понял, что под ней наверняка находится труп, и вздрогнул от отвращения, однако не отвел взгляда от этого малоприятного зрелища. Чарли отчасти даже хотелось, чтобы покрывало спало, и ему удалось разглядеть того, кто под ним скрыт, но в то же время он боялся узнать правду, страшась увидеть знакомое лицо.- Чарлз! – гневный окрик отца испугал Чарли, заставив его поспешно отвернуться от разворачивающейся перед его глазами драмы. – Что ты там делаешь, мальчишка? – Отец стоял на ступеньках их дома, и по его угрожающе нахмуренным кустистым бровям и метавшим молнии глазам без труда можно было сделать вывод, что он явно недоволен сыном.- Ничего, па, просто смотрю.- Живо иди сюда. Я не собираюсь повторять дважды. – Отец нетерпеливо махнул рукой, призывая его пошевеливаться, и Чарли из личного опыта знал, что лучше ему подчиниться. Возвращаясь обратно к дому, он несколько раз бросал взгляды через плечо на гостевой домик, но больше не увидел других носилок с телами, – а вскоре двери скорой закрылись, и машина отъехала от тротуара.Двигаясь теперь гораздо быстрее, чем прежде, Чарли подобрал оставленный им ранее у обочины велосипед и отвез его под навес. Поставив свое транспортное средство внутрь, он осторожно закрыл дверь и опустил задвижку. И хотя мальчик знал, что отец внимательно наблюдает за ним, он, тем не менее, замедлил шаги, чтобы посмотреть на противоположную крышу, где впервые заметил ее всего несколько дней назад. Солнце уже опустилось за горизонт, и в постепенно сгущавшихся вечерних сумерках Чарли увидел первую звезду, чей свет был еще довольно бледен на фоне медленно увядающей лазури небес. Что-то в этой звезде наполнило мальчика покоем и умиротворением и заставило улыбнуться.- Прощай, Лиза, - прошептал Чарли и, отвернувшись, принялся подниматься по ступенькам, ведущим к кухонной двери.*************Резкая телефонная трель разорвала тишину офиса, испугав мужчину настолько, что он чуть было не выронил сигарету, хотя этот звонок отнюдь не являлся для него неожиданностью. - Да? – спросил он, со все возрастающим нетерпением ожидая ответа на другом конце провода.- У меня для вас плохие новости, - донесся до него из трубки холодный, ничего не выражающий голос Кристофа.- Плохие новости? – переспросил Курильщик. После этих слов его радостное предвкушение мгновенно испарилось, и он не спеша зажег очередную сигарету. – Какие именно? Мне казалось, у вас все под контролем.Кристоф чуть помедлил, прежде чем ответить.- Я тоже так считал. Детали случившегося пока еще не ясны, но одно я могу сказать наверняка уже сейчас – нам не удалось вернуть интересующий вас товар.Мужчина сделал глубокую затяжку, стараясь успокоиться и не дать воли своему все возрастающему гневу.- А что насчет другой части задания? Досадные помехи устранены?- Нет, – ответил его собеседник, и мужчине показалось, что это слово гулким эхом отразилось в телефонной трубке. Он промолчал, раздумывая над тем, что провал этой миссии неизбежно повлечет за собой цепь событий, которые, вполне вероятно, будут иметь весьма неприятные последствия.Кристоф поспешил нарушить возникшую напряженную тишину, давая понять, что он и сам прекрасно осознает всю серьезность сложившейся ситуации.- Могу вас заверить, что подобное больше не повторится. Я собираюсь лично возглавить эту операцию.- О, в самом деле? – презрительно скривив губы и вновь затянувшись, спросил мужчина. – И почему я должен поверить, что на этот раз вы добьетесь нужного результата?- Потому что теперь это дело стало для меня личным, - ответил Кристоф и, чуть поколебавшись, добавил: - Погиб один из самых ценных моих людей. Его смерть требует отмщения. - Ясно, - произнес мужчина, сочтя, что это обстоятельство играет ему на руку. – В таком случае считайте, что у вас есть мое разрешение предпринять еще одну попытку.- Спасибо, - поблагодарил Кристоф, и внезапно мужчина осознал, что оказался хозяином положения – пусть и всего лишь на мгновение.- Тем не менее, - заявил он, - учтите, что если вы опять потерпите неудачу, то я не ручаюсь за дальнейшее развитие событий.- Понял вас, - ответил Кристоф и, не добавив больше ни слова, оборвал соединение.Закончив разговор, мужчина еще долго держал трубку в руке, размышляя над новым поворотом в этой стремительно усложняющейся игре. В конце концов он все же опустил трубку на рычаг и, взяв со стола помятую упаковку сигарет, не спеша покинул офис.***************Занимая обтянутое искусственной кожей сиденье рядом с Малдером, Скалли чувствовала сковывающий ее холод, даже несмотря на тепло, исходящее от напарника, который обнимал ее за плечи и крепко прижимал к себе. Дрожь, это побочное явление испытанного ею ранее шока, все никак не желала проходить, и Дана стиснула зубы, пытаясь взять себя в руки и заставить свое тело успокоиться, однако все ее усилия не возымели никакого эффекта. Тогда она постаралась сосредоточиться на Малдере - на его близости, на размеренном биении его сердца, но все равно так и не смогла избавиться от мыслей о ныне покойном незнакомце. Скалли ощущала запах его крови на лице и руках и с пугающей ясностью чувствовала тяжесть его тела, когда он вдавливал ее в матрас – воспоминания о пережитом ею ужасе были настолько свежи в ее памяти, что до сих пор казались реальными. Разумеется, подобное направление мыслей привело лишь к тому, что Дана задрожала еще сильнее, и, видимо, поняв, что напарница нуждается в поддержке, Малдер мягко коснулся губами ее макушки. - Почти приехали, - тихо произнес он, и Скалли кивнула, стараясь сохранять хотя бы внешнее, пусть даже и напускное, спокойствие.Он не ошибся в оценке расстояния, потому что спустя, как ей показалось, всего несколько секунд такси остановилось. Малдер отстранился, и вслед за этим Скалли услышала, как щелкнула дверная ручка, когда он надавил на нее и открыл дверцу машины. Дана продолжала сидеть, не двигаясь с места, пока не почувствовала, как рука напарника накрыла ее ладони и мягко потянула. Нащупав под ногами твердое покрытие тротуара, Скалли начала подниматься с сиденья и вновь ощутила прикосновение Малдера, чья рука на этот раз коснулась ее волос и осторожно направляла, чтобы она не ударилась головой о крышу. Наконец Дана выбралась наружу и встала рядом с напарником, прислушиваясь к шуму, создаваемому спешащими по своим делам людьми. - Сколько? – услышала Скалли вопрос Малдера и последовавший за ним ответ водителя:- Одиннадцать семьдесят пять.Донесшийся до ее слуха шорох оповестил Дану о том, что напарник отсчитывает нужные купюры, и она стала молча ждать, пока он закончит расплачиваться с таксистом.- Вот, - произнес Фокс, - здесь тридцатка. Можете оставить себе сдачу, но при условии, что забудете об этой остановке. Вам все ясно?- Яснее некуда, - ответил водитель, и по нагловатым ноткам в его голосе Скалли заключила, что они отнюдь не первые пассажиры, подкупающие его подобным образом.Шины пронзительно взвизгнули, когда такси резко тронулось, и, вновь почувствовав, как напарник берет ее за руку, Дана покорно поднялась вслед за ним по короткому лестничному пролету, а затем миновала входную дверь в здание. - Как ты? – заботливо уточнил Малдер. - В порядке, - решительно заявила Скалли, надеясь, что голос не выдаст ее истинного состояния. – Мы на месте? Это вокзал?- Да, - ответил Фокс. – Мы уезжаем… но для начала нам нужно привести себя в порядок.Она кивнула, зная, что подтверждать свое согласие словами необязательно, и снова последовала за напарником, ступая еще более осторожно, чем обычно, из-за предательской дрожи в коленках. Вскоре они остановились, и Малдер обратился к ней:- Это ванная комната. Погоди минутку. – Он отпустил ее руку, и, подчинившись напарнику, Скалли замерла на месте. Через мгновение она услышала звук открываемой двери, а еще пару секунд спустя Малдер вернулся и принялся объяснять: - Там пусто. Раковина находится у дальней стены, а туалет - в правом углу. Дверь закрывается на замок, так что запри ее за собой и не открывай никому, кроме меня.- Все понятно, - заверила его Дана и шагнула внутрь. Действуя согласно инструкции напарника, она плотно захлопнула дверь и, нащупав защелку, повернула ее влево, после чего проверила, сработал ли замок. Звук удалявшихся шагов Малдера оповестил Скалли о том, что он тоже отправился умываться, и она опять ощутила, как в ней зарождается вызванный отсутствием напарника безотчетный страх. Впрочем, Дана решительно подавила очередной приступ паники и направилась к раковине, слыша, как ее теннисные туфли скрипят при соприкосновении с гладкой кафельной поверхностью пола.Дойдя до мойки, Дана уперлась в нее ладонями и вздохнула. Она ощущала смертельную усталость - такого состояния раздражительного утомления Скалли не припоминала с самого детства. Когда она была самым младшим ребенком в семье – еще до появления на свет Чарлза – то доводила себя до изнеможения, изо всех сил стараясь ни в чем не уступать старшим брату и сестре. Маленькая Дана пыталась играть с ними в их игры, однако всегда проигрывала, так как не понимала, что от нее требуется, и не обладала нужными для победы навыками. Вот и сейчас Скалли ощущала то же самое расстройство, ту же неспособность состязаться на равных и непонятную изможденность. Смутные полузабытые слова неожиданно всплыли в ее памяти…<Маммалышкахочетспатьзабериееотсюда>Вот что тогда сказала Мелисса, ее плаксивый голосок был наполнен чисто детским пренебрежением к младшим. Мысль о сестре вызвала у Скалли почти физическую боль, напомнив о тяжести ее потери, и она почувствовала, как горячие слезы жгут ей глаза и стекают по щекам. «Только не сейчас, только не сейчас», словно заклинание повторяла про себя Дана и, со всей силы стиснув края раковины, постаралась успокоиться и восстановить хрупкий контроль над своими эмоциями.И лишь убедившись, что ей удалось взять себя в руки достаточно, чтобы не сломаться окончательно, Скалли нащупала кран и, повернув его по часовой стрелке, услышала шум полившейся в мойку воды.
***************В ОДИНОКОМ ОТЕЛЕ 12/12Малдер уже в шестой и, как он надеялся, – последний – раз ополоснул лицо, после чего поднял голову и посмотрел в висевшее над раковиной зеркало. Критически изучив свое отражение, Фокс решил, что дальнейшее умывание не требуется и, закрыв кран, принялся осторожно вытираться. Впрочем, несмотря на все его усилия, стоило шероховатой поверхности дешевого бумажного полотенца дотронуться до его покрытой свежими синяками кожи, как он невольно вздрогнул от вызванной этим прикосновением боли.Закончив, Малдер вновь принялся внимательно осматривать себя: прямо над глазом протянулся довольно уродливый порез, до сих пор немного кровоточащий – пришлось приложить к нему влажное полотенце, чтобы остановить кровь. Нижняя губа оказалась рассеченной в двух местах, однако порезы не так сильно бросались в глаза, как если бы Малдер был гладко выбрит. В остальном же на его лице, пусть и изрядно побаливавшем, не оказалось сколько-либо заметных отметин, и это обстоятельство не могло не радовать бывшего агента.Его груди, впрочем, повезло куда меньше. Задрав порванную и грязную рубашку, Малдер обнаружил под ней целую россыпь иссиня-черных синяков и на мгновение поддался панике, решив, что, возможно, сломал одно или несколько ребер, но, осторожно ощупав их, пришел к выводу, что его опасения напрасны. Но, тем не менее, даже определение «жестоко избитый» применительно к его состоянию оказалось бы преуменьшением, так как простое и естественное движение грудной клетки при каждом вдохе и выходе и то вызывало сильнейшую боль.Малдер заправил рубашку обратно в джинсы и застегнул молнию на ветровке. Куртка была не в столь плачевном состоянии, как ему поначалу показалось, и Фокс сумел без особого труда смыть с нее большую часть грязи с помощью полотенец и мыла. Со штанами же подобный номер не прошел, поэтому Малдер ограничился простым стряхиванием прилипшей к ним грязи.Снова посмотрев на свое отражение, Малдер вдруг с удивлением понял, как сильно изменился за последние семь недель: из зеркала на него смотрел исхудавший бледный мужчина, вокруг глаз которого появились морщинки, которых, насколько Фокс помнил, там прежде не было, и внезапно он с особой остротой осознал, что изменился практически до неузнаваемости. Тряхнув головой, чтобы избавиться от этих непрошеных и несвоевременных мыслей, Малдер вышел и, подойдя к двери с противоположной стороны коридора, постучал.- Лиза? Это я, - позвал он.Дверь открылась, и Скалли появилась на пороге, протянув вперед руку в попытке нащупать напарника. Слегка приподняв голову, чтобы Малдер мог проверить, все ли она отмыла, Дана спросила:- Лучше?Он посмотрел на нее и заметил, что обрамлявшие ее лицо темные пряди волос кое-где были влажными от попавших на них при умывании брызг воды. Скалли проделала основательную и кропотливую работу по удалению даже мельчайших капелек грязи, так что ее кожа просто сияла чистотой и белизной, если, конечно, не считать уродливого темного синяка, протянувшегося вдоль щеки. Напарница избавилась от рваных лоскутов футболки, оставив только серый кардиган, каждая пуговица которого теперь была аккуратно застегнута. Ее джинсы выглядели не намного лучше, чем его собственные, будучи покрытыми впитавшейся грязью, но Малдер сомневался в том, что кто-нибудь станет обращать на это внимание.- Намного лучше, - подтвердил он, и Скалли неуверенно улыбнулась в ответ. Протянув руку, Фокс осторожно провел пальцем вдоль безобразной отметины, столь сильно выделявшейся на фоне ее светлой кожи. – Нужно достать льда, чтобы приложить к синяку, - добавил Малдер, однако Дана отрицательно покачала головой и отстранилась.- Все в порядке, Рик, - повторила она. – Давай поскорее уберемся отсюда.- Именно это мы и собираемся сделать, - ответил он и повел ее к выходу.***************Карл, улыбаясь, ожидал, пока пожилая леди по другую сторону разделительного стекла закончит пересчитывать деньги. Она аккуратно разделяла купюры и клала каждую из них по отдельности на конторку, после чего пригладила образовавшуюся кучку, но, поняв, что данной суммы недостаточно, потянулась в свою огромную сумку за остальными деньгами. Бросив на него беглый взгляд, старушка смущенно улыбнулась, словно бы прося прощения за свою медлительность. - Извини, сынок, еще минутку. - Не спешите, - ответил Карл, улыбка которого стала еще шире, стоило ему услышать столь непривычное в его возрасте обращение. Хотя женщина была лет на двадцать старше него, в свои шестьдесят два года Карл уже давно отвык от того, чтобы кто-то называл его подобным образом. Даже несмотря на то, что его кожа цвета темного шоколада оказалась относительно нетронутой временем, его волосы покрылись паутиной седины еще во времена президентства Кеннеди, а по субъективной оценке самого Карла, это было целую вечность назад.Продолжая терпеливо ждать, он внимательнее всмотрелся в пожилую леди, позволив своим мыслям устремиться в привычном направлении и размышляя о том, почему она выбрала именно этот поезд и куда он доставит ее. «Наверняка у нее целая ватага внуков», подумал Карл, заметив толстый фотоальбом в виде гармошки, который она выложила из сумки в процессе поисков. «Возможно, у нее даже правнуки имеются, и она направляется навестить орущую ораву детишек и погостить у них недельку-другую». Эта мысль заставила его покачать головой, и Карл про себя порадовался тому, что его собственные внуки уже хоть и выросли, но пока еще не решили обзавестись детьми.- Готово, - наконец провозгласила старушка, - здесь вся сумма и моя пенсионная карточка на скидку. Она положила деньги в серебряный поднос под разделительным стеклом, и, взяв предложенные купюры, Карл для верности пересчитал их.- Что ж, - ответил он, - все верно, вот ваш билет. – С этими словами Карл протянул ей конверт, и, благодарно улыбнувшись, старушка засунула его в свою поистине необъятную сумку, после чего туда же отправился и альбом с фотографиями. – Желаю вам приятной поездки, - напоследок пожелал ей кассир.- Спасибо, - ответила пожилая леди, кивнув ему в ответ. – И спасибо за помощь, сынок.Карл осклабился и махнул ей на прощание, когда она покидала очередь. Проводив ее взглядом и убедившись, что старушка благополучно добралась до лестницы, ведущей на дальнюю платформу, он посмотрел на следующих в очереди пассажиров. Веселая улыбка мгновенно сошла с его губ, стоило Карлу увидеть стоявшую перед ним пару – что-то в их облике немедленно привлекло его безраздельное внимание. Это были молодые люди, ненамного старше его собственных внуков, хотя судить о их возрасте по внешности представлялось довольно затруднительным – настолько утомленными и потрепанными они выглядели. Высокий мужчина с серьезным и напряженным выражением лица стоял рядом с миниатюрной женщиной, чьи невидящие глаза, как с грустью заметил Карл, были безжизненны и пусты. Карл долгие годы изучал пассажиров, и мало что ускользало от его умудренного опытом взгляда. А потому он хоть и заметил порезы и синяки, а также то, что рука незнакомки, крепко державшейся за своего спутника, слегка подрагивала, но предпочел проигнорировать сей факт, не сказав ничего, помимо обычных слов приветствия.- Добро пожаловать в «Амтрак». [прим. пер. - национальная корпорация железнодорожных пассажирских перевозок в США] Чем могу служить?- Мне нужно два билета, - заявил мужчина, и Карл кивнул в ответ.- Куда? – спросил он и заметил, как в этот момент женщина чуть подняла голову и повернулась в его сторону.После секундного колебания мужчина сказал:- В Лос-Анджелес.- Хорошо, - ответил Карл и, сверившись с дорожной картой, добавил: - Это трансконтинентальный билет. Вам стоит выбрать «Сансет Лимитед». [прим. пер. - пассажирский поезд, курсирующий между Новым Орлеаном и Лос-Анджелесом]- Он идет до Лос-Анджелеса?- Разумеется, через Техас, Нью-Мексико и Аризону. – С этими словами Карл развернулся и бросил беглый взгляд на висевшее на боковой стене расписание. – Поезд, вчера выехавший из Флориды, прибудет сюда сегодня вечером. Отправление по расписанию в 19:10.Мужчина кивнул и, взяв свою подругу за руку, ответил:- Нас это устраивает.- Какие именно билеты вы намерены приобрести, сэр? – уточнил Карл, и незнакомец снова помедлил с ответом.- В спальный вагон – мы бы хотели путешествовать в уединении.Задумчиво нахмурившись, Карл сверился со списком.- В таком случае обычно требуется заказывать билеты заранее, сэр, поэтому, полагаю, что все места в купе на этом конкретном поезде, вероятно, уже заняты.- Не могли бы вы проверить, пожалуйста?Карл кивнул и принялся вводить нужные команды на клавиатуре. Резкий приступ артрита пронзил его правую руку, однако, как обычно, проигнорировав его, он приступил к проверке списка пассажиров. Карл вовсе не стремился подслушивать, однако краем уха все же уловил, как женщина прошептала своему спутнику:- Рик, нам это не нужно – мы не можем себе этого позволить.- Об этом не беспокойся, - ответил мужчина как раз в тот момент, когда запрашиваемая Карлом информация появилась на экране.- Вам повезло, сэр – у нас остался один свободный спальный вагон в первом классе. Думаю, он прекрасно вам подойдет. В купе имеются две кровати – нижняя является двуспальной – а также отдельная раковина с туалетным столиком и полностью оснащенная отдельная душевая с туалетом.Мужчина благодарно кивнул.- Отлично. Мы берем его.- Хорошо, - протянул Карл, - тогда подождите еще минуту. – Вводя бронь в компьютер, он украдкой бросил несколько любопытных взглядов на необычную пару, спрашивая себя, кто они и от чего бегут. Карл почти полжизни проработал на железной дороге, сменив множество должностей, но если ему не изменяла память, никогда прежде не сталкивался с подобными людьми.- Фамилия? – спросил он и не мог не заметить, что, услышав этот вопрос, мужчина испуганно дернулся, однако промолчал. Карл поспешил пояснить: - Мне нужно знать, на какую фамилию забронировать билеты, сэр.- Стюарт, - последовал ответ. – Мистер и миссис. – И хотя Карл сделал многозначительную паузу перед тем, как продолжить, незнакомец не предложил ему никаких имен. - Регистрируете какой-нибудь багаж, мистер Стюарт? – поинтересовался Карл, и мужчина отрицательно покачал головой.Продолжив печатать, Карл вскоре занес все необходимые данные в компьютер и зачитал высветившуюся внизу экрана стоимость билетов. Мужчина достал из кармана джинсов бумажник и, быстро отсчитав несколько банкнот, просунул их под разделительное стекло. Карл тут же забрал деньги и в силу выработанной за годы работы привычки принялся перепроверять их. По мере подсчета его удивление все возрастало и, закончив, он вопросительно воззрился на незнакомца.- Сэр, - медленно произнес Карл, - вы дали в два раза больше той суммы, что мне нужна. - А мне нужно, - выразительно подчеркнув последнее слово, ответил мужчина, - чтобы вы забыли о том, что мы здесь вообще были.По какой-то не вполне понятной ему самому причине, сердце Карла забилось чуточку быстрее, словно он неожиданно для самого себя оказался втянутым во что-то куда более серьезное, нежели банальная продажа билетов очередным пассажирам. В первый момент он подумывал о том, чтобы отказать незнакомцу в этой странной просьбе, и даже хотел было позвать своего начальника и вместе с ним устроить этому мужчине допрос с пристрастием. Впрочем, возникшие у Карла страхи тут же улеглись, стоило ему перевести взгляд на миниатюрную спутницу незнакомца. Ранимость и уязвимость ее хрупкого облика тронули Карла до глубины души, и он в конечном итоге пришел к выводу, что какие бы причины не вынудили этих молодых людей прятаться, это их дело, и ему не надо вмешиваться и вставать у них на пути.Разрешив, таким образом, свои сомнения в пользу таинственной пары, Карл попробовал было вернуть лишнюю сумму и уже начал совать деньги обратно под разделительное стекло, но мужчина остановил его, отрицательно покачав головой. - Оставьте их себе, - настаивал незнакомец, и в его решительном серьезном взгляде Карл прочел, что он не намерен принять отказ.- Что ж, спасибо, сэр, - как ни в чем не бывало поблагодарил Карл, любезно улыбаясь. – Ваш поезд отправляется от шестой платформы. Желаю вам счастливого пути.Мужчина ничего не ответил, лишь отрывисто кивнул и, забрав билеты, сунул их в карман куртки. Взяв женщину за руку, он повел ее в сторону указанной Карлом платформы, пробираясь сквозь толпу стоявших в очереди людей. Карл продолжал смотреть им вслед, пока они не исчезли из его поля зрения, и только тогда убрал лишнюю сдачу в карман, внезапно вдохновленный идеей купить на нее цветы для жены по дороге домой.
***************Уолтер Скиннер нетерпеливо мерил шагами крошечное пространсто позади своего рабочего стола. Для него подобное состояние нервного возбуждения было совершенно нехарактерно, так как он считал, что при его работе крайне необходимо всегда оставаться хладнокровным и собранным, а потому тщательно культивировал подобный образ. Однако же содержимое лежавших перед ним бумаг лишило его присутствия духа, доведя помощника директора до точки кипения, когда он уже готов был потребовать интересующих его ответов.Внутренняя дверь открылась, и в офис вошел Курильщик, как всегда сопровождаемый неизменным шлейфом зловонного сигаретного дыма.- Зачем вы хотели меня видеть?- Мне нужно объяснение! – Поняв, что повысил голос до такой степени, что его собственным барабанным перепонкам угрожает серьезная опасность, Скиннер взял себя в руки и следующие слова произнес уже гораздо тише: - Я хочу знать, что за всем этим стоит.Мужчина приблизился к столу и мельком глянул на лежащие там документы. Мгновение спустя он сделал очередную затяжку и небрежно пожал плечами.- Как я и говорил, расследование продолжается. Больше мне нечего вам сообщить.- Больше нечего? – не веря своим ушам, переспросил Скиннер. – Здесь говорится, что в Новом Орлеане обнаружен мужчина, в прошлом связанный с организованной преступностью, который был убит двумя пулями из пистолета Смит&Вессон 1076 – стандартного оружия агента ФБР. На циферблате часов убитого обнаружен кровавый отпечаток, как установлено, оставленный не кем иным, как Даной Скалли. Мужчина был найден в переулке позади гостевого дома, на верхнем этаже которого проживали некие мистер и миссис Уайлдер, не назвавшие при вселении своих имен. После этого происшествия они словно растворились в воздухе, но в их квартире также имеются многочисленные отпечатки, принадлежащие Дане Скалли и Фоксу Малдеру. И, наконец, самое интересное: внутри обнаружен служебный револьвер Смит&Вессон, выданный агенту Скалли семь месяцев назад. Впрочем, в последнее время из него не стреляли, а значит, убитый в подворотне мужчина был, скорее всего, застрелен из пистолета Малдера, по-прежнему остающегося при нем.Скиннер помедлил, чтобы перевести дух после столь длинной тирады, и выжидающе посмотрел на Курильщика, который явно не спешил с объяснениями, продолжая как ни в чем не бывало затягиваться сигаретой. Напряженное молчание грозило затянуться на неопределенное время, но тут мужчина, наконец, соизволил ответить:- Блестящее изложение фактов, мистер Скиннер. Не представляю, что я еще могу рассказать вам помимо того, что вы и так уже знаете.- Вы можете рассказать, какого черта здесь происходит, - вновь потребовал Скиннер, наклоняясь ближе к своему собеседнику и полностью игнорируя обволакивавшее его облако едкого дыма. – Я хочу знать, кем был этот убитый мужчина, и что он делал в том переулке. И что еще важнее, я хочу знать, почему об этом инциденте меня поставила в известность местная полиция, а не федеральные агенты.Курильщик окинул Скиннера испытывающим взглядом, от которого у помощника директора мурашки побежали по всему телу, однако он решительно поборол эту слабость и бесстрашно посмотрел в глаза этому жуткому человеку. Некоторое время спустя безымянный мужчина первым нарушил зрительный контакт и направился обратно к выходу. Уже положив ладонь на ручку двери, он вдруг развернулся и, насмешливо приподняв уголки губ, произнес:- Вам предоставляется вся основная информация, которую вам необходимо знать. Большего вам, мистер Скиннер, и не требуется.Скиннер ничего не ответил, молча наблюдая за тем, как таинственный курильщик вышел в коридор и закрыл за собой дверь. Вновь оставшись один после его ухода, помощник директора перевел взгляд на свой заваленный папками рабочий стол и с наполненным бессильной яростью криком одним резким движением смахнул все его содержимое на пол. Стараясь совладать с этой вспышкой гнева и взять свои эмоции под контроль, он зажал пальцами виски и затем, немного успокоившись, включил устройство двусторонней связи.- Холли, зайдите в мой офис… мне понадобится ваша помощь с бумагами.***************С тех пор, как Малдер вышел, Скалли уже в третий раз обошла их купе, привыкая к новому окружению. Помещение представляло собой вытянутый прямоугольник: у дальней стены разместились две кровати, и, как и обещал продавший им билеты кассир, нижняя оказалась значительно шире верхней. Раковина и туалетный столик с небольшим окошком над ним находились в углу с левой стороны; Скалли коснулась пальцами прохладного стекла и ощутила легкую вибрацию движущегося поезда. Отведенное под душ пространство занимало другой угол, и, проходя мимо него, Дана вскользь дотронулась до ручки двери, также запечатлевая в памяти ее расположение. Вдоль правой стены стояли два кресла и маленький, пока еще ничем не заполненный шкафчик.Услышав звук поворачиваемого в замке ключа, Скалли резко развернулась в сторону двери, и Малдер поспешил развеять тревогу напарницы.- Все в порядке, Лиза, - уверил ее он, заходя в купе, и Дана вздохнула с облегчением. В следующее мгновение до нее донесся щелчок закрывшейся за ним двери, а затем шаги оповестили Скалли о приближении напарника.- Куда ты ходил? – полюбопытствовала она.- В вагон-ресторан, - ответил Фокс. Насколько Скалли могла судить, он встал рядом с раковиной и бросил в мойку какой-то предмет, отозвавшийся странным трескучим эхом. - Что это? Что ты делаешь?Малдер не ответил, лишь подошел к ней и осторожно взял за руку. - Иди сюда, - позвал он, и Скалли покорно последовала за ним к стоявшим вдоль стены креслам. Она услышала скрип, когда Малдер опустился в одно из них и притянул напарницу к себе на колени, так что ее спина опиралась на его согнутую левую руку, а ноги свешивались с подлокотника кресла. Затем до слуха Даны вновь донесся непонятный перестук, правда на этот раз несколько приглушенный, и в следующее мгновение Скалли вздрогнула от неожиданности, почувствовав, как что-то холодное и влажное коснулось болезненного синяка на ее левой щеке.- Малдер! – воскликнула она, инстинктивно отпрянув от этого обжигающе холодного ощущения, однако напарник не дал ей сбежать, продолжая крепко удерживать ее за плечи. Теплота его тела обволакивала, и, несмотря на свое смятение, неловкое объятие Малдера подействовало на Скалли успокаивающе.- Это всего лишь лед, - наконец объяснил Фокс, - завернутый в полотенце. Поверь – позже ты будешь мне за это благодарна. – И с этими словами он снова осторожно прижал мягкую прохладную ткань к ее щеке.Скалли вздохнула, в глубине души понимая, что напарник прав, однако все же попыталась вернуть себе хотя бы видимость контроля над ситуацией.- Я могу и сама это сделать, Малдер, - попробовала возразить она.Он какое-то время молчал, словно раздумывая, как лучше ответить на это заявление, но ограничился простым: «Я знаю», и Скалли внезапно пришло на ум, что, возможно, напарник хотел сделать это для нее, даже нуждался в этом. И, может быть, ему было так же приятно обнимать ее, как и ей ощущать его объятия. Осознание этого наполнило Дану умиротворением, и она наконец расслабилась, правой щекой прильнув к плечу Малдера, тогда как он продолжал слегка прижимать лед к другой стороне ее лица.Они довольно долго сидели молча, ничем не нарушая возникшую между ними уютную тишину. Малдер, казалось, инстинктивно знал, когда лед слишком сильно холодил ее кожу, отодвигая его еще до того, как Скалли могла пожаловаться на дискомфорт. Единственным звуком в их купе был отдаленный ритмичный стук колес катящегося по рельсам поезда.Скалли первой нарушила молчание, озвучив внезапно возникшую мысль:- Почему Стюарт, Малдер?- Ты имеешь в виду, почему я сменил имя или почему выбрал именно это?- И то, и другое, полагаю, - ответила Дана.- Джимми Стюарт. В конце концов, он же американская икона [прим. пер. - Джеймс Митланд Стю́арт (англ. James Stewart, в просторечии Джимми Стюарт (англ. Jimmy Stewart), 20 мая 1908 — 2 июля 1997) — американский киноактёр, который за полвека создал обширную галерею «маленьких людей» большой Америки], - тихонько рассмеявшись, ответил Малдер, и Скалли улыбнулась, спиной почувствовав, как этот звук отозвался в его груди. – А насчет смены имени… полиция рано или поздно сложит два и два – возможно, они уже это сделали. Да и управляющий знал нас под фамилией 'Уайлдер', так что мы больше не может ее использовать.Скалли слегка кивнула, соглашаясь с логикой напарника. - В таком случае нам понадобятся новые удостоверения личности.- Да, новые документы и большая сумма денег – у нас почти закончилась наличность. – Малдер чуть переместился, усаживаясь поудобнее, после чего продолжил: - Я собираюсь сойти на следующей остановке завтра утром – позвоню парням и куплю для нас новую одежду и все необходимые принадлежности.- Хорошо, - ответила Скалли и спустя мгновение чуть слышно добавила: - Мы оставили после себя уйму улик.- Что ж… это лишь означает, что теперь им известно, где мы были, - также тихо ответил ей Фокс, - но не то, куда направляемся.Скалли больше ничего не сказала, и на какое-то время в купе вновь воцарилось молчание. Малдер пробовал расслабиться, хотя его нервы были, словно натянутые канаты, ведь он в любой момент ожидал стука в дверь, боясь того, что, несмотря на все предпринятые им меры предосторожности, их все же выследили.Впрочем, его опасения оказались напрасными – ничто не нарушало покой и уединение их со Скалли купе, и по мере того, как поезд удалялся от Нового Орлеана, а никаких следов присутствия полиции не наблюдалось, Малдер стал понемногу успокаиваться, осторожно предположив, что удача в очередной раз оказалась на их стороне. Он чувствовал невероятное, опьяняющее ощущение облегчения от того, что им удалось выбраться из этой последней передряги живыми и относительно невредимыми, и, что самое главное, Скалли была рядом с ним и в безопасности. Малдер мысленно прокрутил в памяти события этого дня, которые потрясли его сильнее, чем он думал возможно. И хотя Скалли мало что рассказала напарнику о том, что произошло в их квартире в его отсутствие, ее более чем очевидный ужас говорил красноречивее любых слов. «Больше никогда», мысленно поклялся себе Малдер, надеясь, что в дальнейшем действительно сможет сдержать это обещание.Завернутый в полотенце лед уже почти растаял, когда Скалли заговорила вновь:- Малдер, я собираюсь лечь спать.- Я тоже, - согласился он и, убрав руку с ее плеч, позволил напарнице подняться. Встав следом за ней, Малдер подошел к раковине, высыпал в нее оставшиеся льдинки, а затем повесил полотенце на край.Когда он развернулся обратно к Скалли, то увидел, что она села на нижнюю кровать, после чего, расшнуровав и скинув кроссовки на пол, приподняла одеяла и забралась под них. Подождав, пока она закончит устраиваться, Малдер щелкнул выключателем и, последовав ее примеру, сбросил свою обувь и лег рядом с напарницей. Постель, хотя и двуспальная, не была слишком широкой, и Фокс втайне порадовался этому обстоятельству. Обняв Скалли, он привлек ее ближе к себе, так что ее спина тесно прижалась к его груди, а голова опустилась в ложбинку чуть пониже его плеча, которую Малдер про себя считал ее законным местом.Он и не заметил, как заснул, а потому чрезвычайно удивился, когда оказался разбужен пронизывающей тело напарницы дрожью. Она вся тряслась, словно осиновый лист на ветру, однако при этом не произносила ни звука, так что Малдер отнюдь не сразу сообразил, что Скалли плачет. Фокс колебался, не зная, стоит ли дать ей понять, что он оказался невольным свидетелем ее слабости, но ее молчаливое страдание разрывало ему сердце, и в конце концов он больше не мог просто молча лежать и делать вид, будто ничего не происходит. Наклонившись ближе к напарнице, Малдер тихо позвал ее по имени:- Дана?Она замерла, и сотрясавшая ее дрожь мгновенно прекратилась. В течение невероятно затянувшегося мгновения Скалли молчала, и Фокс уже начал сожалеть о своих действиях, надеясь только, что он не разозлил ее своим вмешательством. Затем она вдруг развернулась и, прижавшись к напарнику всем телом и спрятав лицо у него на груди, начала плакать в открытую, не скрывая громких протяжных рыданий, заставивших сердце Малдера болезненно сжаться от жалости к ней. Он ни на секунду не выпускал ее из объятий, бормоча ей на ухо нежные слова утешения в попытке остановить, казалось, неиссякаемый поток слез.Его рубашка промокла насквозь к тому времени, когда Дана начала понемногу успокаиваться, и ее рыдания превратились во всхлипывания, чередующиеся с икотой при каждом глубоком вдохе. Наконец она, видимо, достаточно совладала со своими эмоциями и чуть слышно прошептала:- Извини, Малдер.- О, Дана… - Он мягко провел рукой по ее волосам, пригладив чуть растрепавшиеся пряди. – Не говори так… пожалуйста. Тебе не за что передо мной извиняться.- Просто… я не знаю, смогу ли делать это… не думаю, что смогу продолжать.- Делать что? – переспросил Малдер, когда Скалли чуть отодвинулась и положила ладонь ему на грудь.- Это… убегать, прятаться, лгать, – ответила она с таким отчаянием в голосе, которого Малдеру никогда прежде не доводилось от нее слышать. – Не думаю, что смогу вынести еще что-то подобное. Фокс помедлил, мучительно размышляя над тем, что ей сказать, как лучше утешить, однако все, что в данный момент приходило ему на ум, казалось совершенно неподходящим. - Дана… ты не одинока.В ответ Скалли убрала ладонь с груди напарника и, провела ею вдоль всей его руки до тех пор, пока не нащупала его пальцы. Переплетя их со своими, она ответила:- Знаю. И это… это тоже пугает меня. Меня ужасно пугает то, как сильно я нуждаюсь в тебе, Малдер.- Так же, как и я в тебе, Дана… так сильно. – И хотя это были не совсем те слова, что он страстно желал ей сказать, но они, судя по всему, возымели желанный эффект - в следующее мгновение Скалли слегка потянула за их соединенные руки и, поднеся их к губам, оставила на костяшках его пальцев нежный поцелуй, тронувший Малдера до глубины души. Он наклонил голову и, найдя ее губы своими, поцеловал напарницу, таким образом пытаясь убедить ее в искренности своего признания.В конце концов Скалли первая разорвала объятия, отодвинувшись от напарника со вздохом сожаления. Их купе было окутано темнотой, но благодаря слабому свету, лившему из окна, Малдер сумел разглядеть слабый румянец на щеках Даны и улыбнулся, в который раз пораженный ее красотой.- Доброй ночи, Малдер, - пробормотала его напарница, перед тем как снова прижалась к нему.- Доброй ночи, Дана, - ответил он, после чего закрыл глаза и, позволив плавному движению поезда убаюкать его, вскоре вновь погрузился в сон.
«…Я отказывался поверить,в то, что случилось с нами, но правда горька и уныла……И я слышу, как поезд вздыхает и неспешно катит вперед, но я никогда не узнаю, что сулит мне твоя любовь…»"...I refused to believeThis could happen to me and you But it's lonesome and it's hard and it's trueAnd I hear the train sigh And idle down below Why your love is so sweet and whileIs something I'll never know..."Melissa Etheridge
***************В ПОЕЗДЕ (1/10)
«… чтобы достичь конца пути, сила им будет нужна, и там, в тишине, победят они страх любовью, что им дана…» - Cowboy Junkies
Малдер беспокойно заерзал, чувствуя, как сон постепенно покидает его. Впрочем, остатки ночных видений по-прежнему удерживали его в царстве Морфея, цепляясь, словно паутины, в то время как сознание понемногу отвоевывало свои позиции, мало-помалу возвращая в реальность. Широко зевнув, Фокс медленно открыл глаза и внезапно ощутил, как что-то давит на его все еще слишком чувствительные ребра. В купе было довольно темно, так как единственным и довольно слабым источником освещения являлись лучи восходящего солнца, пробивающиеся сквозь оконные шторы. Однако даже этого света оказалось достаточно, чтобы Малдер сумел разглядеть растянувшуюся на нем Скалли. Во сне ее ноги переплелись с его под покрывавшим их обоих спутанным ворохом одеял. Стараясь не разбудить напарницу, Малдер осторожно приподнялся, чтобы заглянуть ей в лицо и увидеть на нем столь редко появляющееся наяву спокойное и умиротворенное выражение. Но тщетно – Скалли уткнулась ему в плечо, и темные пряди ее волос разметались по его груди, скрывая напарницу от любопытного взгляда Малдера. Она крепко сжимала ткань его рубашки, держась за напарника, словно утопающий за спасательный жилет. Видимо, его близость внушала ей ощущение безопасности, потому что Скалли была совершенно расслаблена, дыша глубоко и размеренно. Малдер лежал тихо, позволив себе насладиться редким моментом близости тела напарницы и блаженным осознанием того, что здесь, в его объятиях, ей ничего не грозит. Нежно проведя рукой по ее мягким волосам, он отвел их от ее лица и, аккуратно пригладив, принялся раздумывать над планом дальнейших действий, рассеянно вслушиваясь в громкий перестук колес и мерное, едва слышное дыхание Скалли. Каким бы счастливым и умиротворенным он ни чувствовал себя в уютной тишине этого раннего утра, Малдер ни на минуту не забывал о серьезности того положения, в котором они со Скалли очутились, став для всего мира изгоями, беглецами, которые не могли положиться ни на кого, кроме друг друга.«Никого, - пришло ему на ум. – У нее не осталось никого, кроме тебя».Лежащий на его плечах груз ответственности казался Малдеру непомерно тяжелым, особенно учитывая его страх проявить слабость и подвести напарницу.«Она рассчитывает, что ты обеспечишь ее безопасность».«Она рассчитывает, что ты позаботишься о ней».И хотя Малдер отнюдь не считал себя человеком, верящим в какую-то Высшую Силу, он тем не менее вознес молчаливую молитву, прося дать столь необходимые ему силы для того, чтобы продолжить начатое и не сдаваться.Резкий гудок разорвал тишину и оповестил бывшего агента о том, что поезд приближается к станции. Звук оказался достаточно громким, чтобы разбудить Скалли, которая начала беспокойно ерзать и еще сильнее сжала в кулаке рубашку напарника.- Привет, - прошептал ей на ухо Малдер, не желая повышать голос.- Мммммм, - промычала она в ответ и подняла голову, чтобы протереть заспанные глаза свободной рукой, второй по-прежнему крепко держась за напарника. - Хорошо спала? – все так же тихо поинтересовался Малдер.После долгой паузы она наконец ответила:- Да. А ты?- Нормально, - сказал он. Понимая, что добавить, в сущности, нечего, Малдер замолк и чуть переместился, чтобы привлечь напарницу еще ближе к себе.- Где мы сейчас? – через некоторое время спросила она, по привычке приподнимая голову для того, чтобы прочитать ответ в его глазах.- Точно не знаю, но, полагаю, гудок означает, что мы останавливаемся. Я их всю ночь слышал. - Мммм, - вновь пробормотала Скалли. – Значит, сейчас самое время, чтобы сойти на станцию?- Нет, - произнес Малдер, - еще рано, так что магазины еще не открылись. Думаю, следует подождать следующей остановки.Напарница промолчала, ограничившись кивком, после чего вновь опустила голову ему на грудь и полностью расслабилась.***************Скалли лежала, не шевелясь и стараясь совладать с ощущением дезориентации, грозившим погрузить ее в пучину неконтролируемой паники. На нее нахлынули пугающе яркие воспоминания о тех событиях, что вынудили их с Малдером спешно покинуть город и сесть на этот поезд. Несмотря на все предпринятые ею усилия, Скалли было тяжело освоиться в совершенно незнакомой для нее обстановке их купе, и она отчаянно скучала по их ставшей такой привычной квартирке в Новом Орлеане. Впрочем, хоть ей и пришлось опять приспосабливаться к переменам, Скалли черпала силы в уверенности, что в ее нынешней кочевой жизни существует все же одна постоянная величина - Малдер, который по-прежнему был рядом, и чьи крепкие объятия дарили ей ощущение покоя и безопасности. Глубоко вдохнув, Дана почувствовала уникальный естественный запах его кожи, который смешивался с едва различимыми, слабыми нотками пота и пыли, оставшихся на нем после драки в переулке с посланным за ними убийцей. Близость крепкого, сильного и такого теплого тела напарника помогли Скалли расслабиться и в очередной раз побороть свои страхи. Она издала низкий протяжный вздох, и в то же мгновение руки Малдера прижали ее еще ближе к нему. Его бессознательная потребность защищать ее вызвала у Скалли легкую улыбку, и хотя ее первой реакцией было попросить Малдера отпустить ее, она сделала над собой усилие и поборола порыв. Скалли всегда считала себя независимой и уверенной в себе женщиной, однако сейчас позволила себе эту маленькую слабину - лежать в объятиях напарника было так невероятно приятно и комфортно, что она отнюдь не спешила добровольно отказывать себе в этом наслаждении.- Малдер, - обратилась к нему Дана, - что мы будем делать дальше?- Ну, полагаю, для начала примем душ и затем раздобудем себе что-нибудь на завтрак, - нарочито легкомысленно провозгласил он.- Я не имела в виду в данный момент, - возразила Скалли, зная, что Малдер прекрасно понял, о чем она спрашивала, и потому предчувствовал ее ответ. – Я говорила о том, что мы планируем делать в дальнейшем? Куда мы направляемся?Напарник какое-то время хранил молчание, и Скалли замерла, с ужасом ожидая, когда он, наконец, произнесет слова, которые, возможно, окажутся для нее роковыми. <ЯоставляютебяДанаоставляютебяивозвращаюсьдомой>- Нам нужно перевести игру на наше поле, Скалли. Мы больше не можем позволить себе убегать и прятаться – это слишком опасно для тебя, и потом у нас нет ни единого шанса выиграть, если мы продолжим в том же духе.- И что ты предлагаешь? – спросила Дана, про себя вздохнув с облегчением, когда Малдер сказал «мы». Внезапно ей показалось, что все было, как в старые добрые времена, словно и не произошло с ними этой катастрофы, так трагично изменившей их жизни, и они снова работали вместе, в команде, ломая головы над разгадкой очередного запутанного дела.Малдер снова чуть помедлил, прежде чем продолжил:- Мы перейдем к активным действиям и для начала займемся выяснением того, кто создал этот диск и зачем. Найдем изготовителя и узнаем, кто финансирует его работу.Скалли кивнула, потеревшись щекой по грубоватой ткани рубашки Малдера.- Разумное предложение. Но как мы это осуществим? У нас нет никаких зацепок… и даже доступа к информации.Она почувствовала, как напарник коснулся ее волос за ухом и принялся лениво поигрывать прядями.- Вчера в библиотеке… я нашел кое-какие сведения о дроперидоле.Скалли снова кивнула, но ничего не ответила, молча побуждая Малдера продолжать. - Это опиат, по своим свойствам схожий с морфином, но оказывающий на организм еще более сильный эффект. Он использовался во время Вьетнамской войны на военнопленных и, возможно, применялся нацистами в их экспериментах. – Слова звучали глухо, и Скалли показалось, что Малдер делал над собой усилия, чтобы произнести их вслух. – Думаю… я практически уверен, что этот препарат входил в состав виденного тобой в лаборатории вещества. Он был частью того, что они давали тебе…Его голос становился все тише, и в конце концов Малдер окончательно замолк. Чтобы подбодрить напарника и дать ему сил закончить этот очевидно трудный для него рассказ, Дана нащупала его руку и сжала ее в своей.- Все хорошо, Малдер, - тихо произнесла Скалли, хотя внутри у нее все похолодело от страха перед тем, что она может услышать. – Продолжай. Он кашлянул и, видимо, сумев совладать с собой, выполнил ее просьбу.- Применение этого лекарства способно вызвать у человека кому… и сохранять его в этом состоянии при помощью дополнительных инъекций… в течение продолжительного времени. Думаю… думаю, твои похитители использовали дроперидол с сочетании с чем-то еще… чтобы нейтрализовать тебя, пока они… проделывали с тобой… что бы то ни было.Он вновь замолчал и, потерянные каждый в своих мыслях, напарники еще долго не нарушали воцарившуюся после слов Малдера тишину. В конце концов Скалли нашла в себе силы заговорить первой.- Мы можем… мы можем использовать эту информацию, чтобы отыскать их?Малдер ответил далеко не сразу.- Возможно… для начала можно попытаться установить компании-изготовители этого препарата, а затем их заказчиков. Полагаю, Стрелки нам в этом помогут.Сейчас, когда ее голова покоилась в изгибе его руки, Малдер ясно видел лицо напарницы, выражение которого было спокойным и сдержанным, однако ей не удалось провести его – он прекрасно осознавал, каких усилий Скалли стоит не выдавать бушующих в ней эмоций. Да и весьма ощутимая натянутость в ее голосе, когда Дана наконец ответила, не менее красноречиво свидетельствовала об ее истинном душевном состоянии: - Хорошо. Возможно, у них к тому времени также появятся какие-то сведения и о диске.- Возможно, - согласился Малдер, нежно касаясь губами лба напарницы. – Надежда умирает последней.И тут, словно внезапно осознав, насколько близко друг к другу они находились, Скалли отодвинулась и, убрав руку с его рубашки, откатилась к стене, тем самым создав холодное пустое пространство между ними.- Скалли? – чуть повысив голос, обеспокоенно спросил Малдер. - Что с тобой? - Все нормально, Малдер, - ответила она, и его сердце упало, стоило агенту услышать эту типичную отговорку напарницы. Слишком часто ему доводилось слышать эти слова, свидетельствующие о том, что Скалли вновь отдаляется от него, замыкаясь в себе, и осознание этого, как и прежде, глубоко ранило его.«Отличная работа, Малдер. Какой деликатный подход. Ты выбрал самую подходящую тему для разговора с утра пораньше – теперь-то уж прекрасное настроение обеспечено на весь день», - сыронизировал про себя Фокс.Рассеянно проводя рукой по своим растрепавшимся во сне волосам, Малдер судорожно пытался подыскать какие-нибудь ободряющие слова, но, как назло, красноречие его подвело. Так ничего и не придумав, он осторожно коснулся кончиками пальцев щеки напарницы, и Скалли вздрогнула от неожиданности. - Дана… поговори со мной, пожалуйста.Она не ответила, и боль, причиненная ее молчанием, если такое вообще возможно, оказалась еще сильнее той, что была вызвана ее машинальной дежурной фразой. Малдер пребывал в растерянности, не зная, что ему делать дальше – он подумывал о том, чтобы встать с кровати и покинуть купе, дав напарнице какое-то время побыть одной, однако вскоре отмел эту идею, так как никогда прежде не мог повернуться к Скалли спиной. И этот раз не стал исключением.Не дав себе времени передумать, Малдер снова потянулся к ней, нежно дотрагиваясь до ее лица, и, о чудо, Скалли не отстранилась. А когда она позволила ему беспрепятственно провести ладонью по ее щеке, Фокс глубоко вздохнул, даже не заметив, что задержал дыхание в предвкушении реакции напарницы. Ее кожа была такой мягкой и нежной на ощупь, и, окончательно осмелев, Малдер стал не спеша прочерчивать дорожку вдоль ее шеи вниз до тех пор, пока воротник свитера не помешал ему двигаться дальше.Скалли медленно опустила внезапно отяжелевшие веки, и, сочтя это знаком того, что напарница ничего не имеет против его манипуляций, даже, пожалуй, поощряет их, Малдер продолжил свое нежное исследование ее тела. Его пальцы лениво прослеживали округлые контуры ее грудей, время от времени поигрывая с находящимися между ними пуговицами кардигана. Скалли издала тихий низкий стон, заставив Малдера довольно улыбнуться при мысли, что его действия доставляют ей удовольствие.Наслаждаясь подобным откликом напарницы на его прикосновения, Фокс опустил руку еще ниже и легкими круговыми движениями начал водить ладонью по ее животу. Тонкая полоска гладкой бледной кожи между поясом джинсов и краем свитера оказалась ничем не прикрытой, и когда пальцы напарника коснулись ее, Скалли протестующе хихикнула. Этот звук согрел Малдера до глубины души – он уже и позабыл, когда последний раз слышал ее смех.- Малдер… не надо…Он улыбнулся еще шире и намеренно повторил движение.- Не надо чего, Дана?Его ладонь снова переместилась по ее голому животу, и Скалли начала извиваться, хотя вызванное прикосновением напарника чувство отнюдь нельзя было назвать неприятным. - Не делай этого, Малдер… я тебя предупреждаю.- Вот как? - низким, рокочущим голосом, словно идущим прямо из его груди, спросил Малдер. – Ты предупреждаешь меня? Я это запомню.Скалли пробовала расслабиться и лежать спокойно, сосредоточившись на ощущении ладони напарника на своем теле, однако надолго ее не хватило.- Не надо, - умоляюще произнесла она, не в силах сдержать столь непривычное для нее хихиканье. – Щекотно…И, словно расценив слова напарницы, как руководство к действию, Малдер опустил обе ладони ей на живот, задрал свитер и принялся немилосердно ее щекотать. У Скалли перехватило дыхание от смеха, когда она тщетно пыталась оттолкнуть напарника – казалось, его руки были везде, и, несмотря на все ее старания, у нее никак не получалось остановить эту сладкую муку.Малдер вторил веселому смеху напарницы, и, услышав этот глубокий насыщенный звук, Скалли внезапно осознала, что с радостью вытерпит хоть целую вечность подобной пытки, если напарник и впредь будет таким расслабленным и счастливым.Когда ее силы оказались почти на исходе, Дана попробовала отодвинуться, но Малдер не позволил ей этого сделать, перекатившись и оказываясь сверху. Он всем своим весом прижал напарницу к матрасу, отрезая ей пути к отступлению, и на мгновение Скалли запаниковала, вспомнив схожие события предыдущего дня. Однако, почувствовав, как губы Малдера слегка коснулись ее лба, она вспомнила, где и с кем находится, и вновь беззаботно рассмеялась, про себя удивившись тому ощущению легкомысленной беззаботности, что переполняло ее в этот момент.- Слезь… с меня… Малдер, - в перерывах между почти истеричными смешками сумела кое-как выдавить Скалли, и тут же пожалела о сказанном, когда напарник принялся щекотать ее еще сильнее. Пытаясь совладать со сбившимся дыханием, Дана нащупала плечи Малдера и, уперевшись в них, попыталась сдвинуть его с себя.Ее маневр увенчался успехом – он взял ее ладони в свои и, переплетя их пальцы вместе, прижал напарницу к подушке. В следующее мгновение Скалли удивленно охнула, когда горячие губы Малдера стали прокладывать дорожку из поцелуев по ее шее вверх, пока не достигли ее губ. Дана расслабилась в его объятии, прижимаясь к напарнику всем телом и позволяя ему углубить поцелуй. Его борода щекотала кожу ее щек, и Скалли улыбнулась, не разрывая поцелуя, и ощутила, как Малдер улыбнулся в ответ.Но все хорошее рано или поздно заканчивается, и слишком скоро, по мнению Даны, напарник отстранился и положил голову рядом на подушку, так что его теплое дыхание касалось ее уха. Пытаясь совладать со своим собственным прерывистым дыханием и успокоить бешеное биение сердца, Скалли какое-то время лежала, не шевелясь. Наконец найдя в себе достаточно сил, чтобы произнести хотя бы пару слов, она спросила:- К чему все это?- Можешь считать это чем-то вроде звонка-напоминания, Скалли, - наигранно невинным тоном заявил он. – Разве ты о нем не просила?- Похоже, что просила, - смиренно признала она. С этими словами Скалли наклонилась и крепко поцеловала напарника, надеясь таким образом стереть самодовольную усмешку, которая, как ей было прекрасно известно, сейчас играла на его губах.

***************Малдер шел по проходу, задумчиво смотря на мелькавший за окнами пейзаж. Это была уже третья его прогулка по вагонам, и, бросив быстрый взгляд на часы, Фокс решил, что скоро пора возвращаться к Скалли. Он оставил ее в купе якобы для того, чтобы исследовать поезд и составить представление об их местонахождении в нем, но на самом деле ему просто хотелось дать напарнице немного времени побыть одной, пока она будет принимать душ и переодеваться. Их комната, если ее можно так назвать, была довольно тесной, и Малдер решил, что Скалли вряд ли оценит, если он станет постоянно болтаться у нее под ногами.Все же ему пришлось сделать над собой усилие, чтобы оставить Дану одну, даже ненадолго – все время своей получасовой экскурсии по поезду Малдер никак не мог избавиться от мыслей о напарнице и переключиться на что-нибудь другое. Приблизившись к месту, где главный коридор ответвлялся влево, Малдер ускорил шаги. Никогда еще ему не было так трудно оставить ее, подумал он, вспоминая, как невероятно сильно его возбудил импровизированный сеанс терапии при помощи щекотки. Фокс уже давно признался самому себе, что его невероятно влечет к Дане, и в последнее время ему приходилось прилагать все больше усилий, чтобы совладать со своими телом и разумом, настойчиво требовавшими покончить, наконец, с нерешительностью и перевести отношения с ней на новый, физический, уровень.Однако Малдер решительно подавил эти мысли, остро осознавая, какой уязвимой она стала, ослепнув, и опасаясь сделать какой-нибудь неосторожный, необдуманный шаг и тем самым поставить напарницу в неудобное положение, а может, даже испугать ее. Сунув руку в карман рубашки, Фокс в очередной раз убедился, что диск, ставший символом и напоминанием обо всех ужасах, связанных с похищением Скалли, и впоследствии стоящий ей зрения, по-прежнему на месте. Ей столько довелось пережить… и причем совершенно незаслуженно. Больше всего на свете Малдеру хотелось защитить ее, оградить от всех бед, и если при этом ему придется отказаться от собственного удовольствия, то эту жертву он был более чем готов принести. Будучи полностью потерянный в своих мыслях и не замечая ничего вокруг, Малдер на полном ходу врезался в заворачивавшего за угол пассажира.- Простите! – поспешил извиниться Фокс, смущенно взмахнув рукой. – Мне следует повнимательнее смотреть, куда я иду, особенно в этих узких проходах.- Ничего страшного, - заверил его незнакомец, оказавшийся молодым человеком с копной волос песочного цвета и очками в проволочной оправе, которые в момент столкновения чуть съехали на бок. Поправив их, мужчина добавил: - Надо быть готовым к подобному, если путешествуешь поездом.- Полагаю, что так, - признал Малдер. – Просто обычно я пользуюсь другими средствами передвижения.- Вот как, - добродушно усмехнувшись, заметил незнакомец. – Ну, тогда я постараюсь обходить вас стороной – по крайней мере, до тех пор, пока вы не освоитесь и не научитесь передвигаться по поезду без риска для окружающих.- Неплохая идея, - согласился Малдер и, улыбнувшись в ответ, посторонился, чтобы дать молодому человеку пройти.Фокс поднялся по небольшой лестнице, отделявшей нижнюю часть поезда от верхней, и вскоре оказался перед их со Скалли купе. Опустив взгляд, он обнаружил под дверью небольшой поднос с кофейником, графин с апельсиновым соком, а также двумя чашками и двумя маленькими стаканами. Рядом лежал экземпляр утреннего выпуска «USA Today». Малдер нагнулся и поднял поднос, а затем, как и обещал, трижды постучал.- Рик? – донесся из-за двери приглушенный голос Скалли.- Это я, - ответил он. Дождавшись характерного щелчка, свидетельствующего о том, что напарница отодвинула защелку, Фокс повернул ручку и вошел внутрь. - Похоже, пока меня не было, нам принесли кое-что перекусить, - сообщил он, закрывая за собой дверь и, обернувшись, увидел, что Скалли стоит посредине комнаты с обеспокоенным выражением лица.- Кто-то стучал, но я… я не стала открывать.Подойдя к втиснутому между креслами столику, Малдер аккуратно опустил на него поднос и на мгновение прижал напарницу к себе.- Я рад, что ты этого не сделала, - сказал он, целуя ее в лоб и ощущая исходящий от нее слабый аромат мыла и шампуня. – Чувствуешь себя лучше?Скалли кивнула и, отстранившись, одарила напарника улыбкой, после чего осторожно подошла к кровати, ощупала ее рукой и села.- Немного, - в конце концов ответила она, - но мне бы хотелось переодеться во что-нибудь чистое.- Мне тоже, - признал он, ведь ему, как и Скалли, пришлось после душа надеть ту же самую одежду, что была на нем вчера, а потому Малдер отлично понимал напарницу. – Обещаю, что на следующей остановке мы отправимся за покупками.- И еще, - недовольно проворчала она, - мне позарез нужна расческа, почему-то она не входит в список бесплатно предоставляемых в поезде вещей. – Скалли раздраженно провела рукой сквозь копну влажных темных волос, каскадом спадающих по плечам, и Малдер рассмеялся в ответ.- Поверь мне, Скалли, с ними все в порядке. К тому же мои выглядят ничуть не лучше.- Да, но у тебя нет огромного синяка на щеке. Это замечание заставило Малдера повнимательнее присмотреться к напарнице. Отметина, оставленная пистолетом убийцы, по-прежнему отчетливо выделялась на фоне бледной кожи, однако была уже не столь яркого багрового оттенка, как вчера. - Не знаю, как насчет болезненности, но на вид все не так уж плохо. Похоже, что лед все-таки помог – щека не выглядит такой опухшей, как можно было ожидать, - надеясь подбодрить напарницу, заявил Фокс.Скалли осторожно дотронулась до лица и кончиками пальцев ощупала чувствительное место.- Это хорошо, сегодня она болит уже не так сильно, как вчера, - ответила она и спустя мгновение добавила: – А как твои ребра?- Относительно неплохо. – С этими словами Малдер опустился в кресло и стал наблюдать за тем, как напарница принялась водить руками под кроватью, тщетно пыталась нащупать свои теннисные туфли, которые, как он отчетливо видел, стояли вне ее досягаемости. В конце концов, не в силах больше видеть ее бесплодные усилия, Фокс сдался. - Немного левее, - подсказал он.Скалли переместила ладонь в указанном направлении, и Малдер заметил промелькнувшее на ее лице выражение облегчения, когда ей удалось-таки найти свою неуловимую обувь. - Спасибо, - поблагодарила напарница и, подобрав ближайший кроссовок, принялась надевать его.Обрадовавшись, что его вмешательство не вызвало у Скалли гнева, Малдер тем не менее поспешил сменить тему:- Хочешь кофе?- Да, конечно, - ответила она, и Фокс разлил содержимое кофейника по чашкам, добавив молока для напарницы именно так, как она любила. Подождав, пока Скалли закончит со шнуровкой второго кроссовка, Малдер пересек купе и приблизился к ней.- Вот, - сказал он, протягивая чашку. – Пей осторожно. Дана кивнула и, сделав осторожный глоток горячего напитка, довольно вздохнула.- Ты выяснил, где мы сейчас едем? – спросила она через некоторое время.- Да, - ответил Малдер, возвращаясь к столу, чтобы забрать свою чашку. – Последняя остановка была в Бомонте, Техас, теперь следующая в Хьюстоне. Если верить проводнику, мы прибудем туда примерно в десять, то есть чуть позже, чем через час. – С этими словами он взял газету, развернул ее и принялся изучать заголовки, не спеша потягивая кофе.- Хорошо, - ответила Скалли и, склонив голову набок, какое-то время прислушивалась к издаваемым напарником звукам. – Что ты делаешь, Малдер? – наконец спросила она.Он вздрогнул от неожиданности, застигнутый врасплох, и не сразу нашелся с ответом.- Что я… ммм, просто просматриваю газету.- О, - только и сказала Дана, но расстроенное выражение ее лица заставило Малдера похолодеть. Неловкость момента в очередной раз остро напомнила ему, сколь многого Скалли лишилась, потеряв зрение. «Столько мелочей, которые я воспринимаю как данность, для нее теперь являются недоступными», - с горечью подумал он.Торопясь сменить тему, наводящую их обоих на мрачные мысли, Малдер добавил:- Давай сходим поесть. Ты голодна, Скалли?Она улыбнулась ему, и Фокс понял, что таким образом ему было даровано прощение за очередную оплошность. - Ты даже не представляешь насколько. Далеко отсюда до вагона-ресторана?- Не очень, - ответил он, вновь приблизившись к напарнице и наклонившись, мягко взял ее за руку. – Вы позволите, миссис Стюарт?- Разумеется, - ответила она, позволяя Малдеру подвести себя к двери. Они уже почти выходили, когда Скалли вдруг развернулась и обратилась к нему: - Малдер? Ты возьмешь ее с собой? Газету, я имею в виду. – Она слегка сжала его руку. – Одному из нас надо следить за последними событиями.Он понимал, что за ее дразнящим тоном скрывается тоска по тому, что когда-то было совершенно естественным для нее, и осознание этого заставило его сердце болезненно сжаться, однако Малдер ответил напарнице в том же духе:- Я непременно поделюсь с тобой всеми своими находками и, пожалуй, начну со спортивной колонки. – Скалли рассмеялась, а он тем временем подхватил со столика газету и сунул ее под мышку, чтобы иметь возможность открыть дверь и при этом не отпускать руку напарницы на выходе из купе.
В ПОЕЗДЕ 2/10Плечом прижав трубку к уху, чтобы освободить руки и зажечь очередную сигарету, мужчина спросил:- Какие новости?- Я абсолютно уверен, что они покинули Новый Орлеан не самолетом и не морем, если только не принимать в расчет частные лодки – все чартерные рейсы и пассажирские суда нами тщательно проверены, - донесся до него прохладный невозмутимый голос Кристофа.- Так какие еще варианты у нас остаются?- Автобус, поезд или машина. Мы обратились во все местные прокатные агентства и ничего не обнаружили, хотя и нельзя исключать возможность того, что они купили машину. Впрочем, исходя из ограниченности имеющегося у них времени, поиски в этом направлении представляются неперспективными. Автобус кажется куда более вероятным выбором – за вчерашний день из города в различных направлениях совершено огромное количество рейсов. Однако мы все же рассматриваем и то, что они могли сбежать на поезде.Курильщик кивнул, выдыхая облако дыма в уже и без того пропитанный смогом воздух.- Отлично. Держите меня в курсе происходящего.- Разумеется.- И, - добавил мужчина, выразительно понизив голос, - я рассчитываю, что вы лично займетесь решением этой проблемы, как только установите их местонахождение.- С превеликим удовольствием, - ответил Кристоф, - можете не сомневаться.- Отлично, - повторил Курильщик и, нажав на кнопку отбоя, оборвал звонок. Он сделал очередную затяжку своей неизменной сигаретой и только потом набрал еще один номер на сотовом телефоне. Ответа не пришлось долго ждать – уже после второго гудка невидимый собеседник отозвался:- Да?- Это я. Мне нужно с ним поговорить. – Во время возникшей после этих слов долгой паузы мужчина неторопливо затягивался, и перед его мысленным взором возникла комната в Нью-Йорке, в которой происходили заседания членов Консорциума, каждую минуту каждого дня принимавших судьбоносные решения, затрагивающие жизни огромного числа людей.Включая и его самого.- Вам есть что нам доложить?Резко вырванный из своих раздумий холодным голосом руководителя группы, Курильщик немного растерялся, а потому не сразу нашелся с ответом:- Да. Контроль над ситуацией восстановлен - искомый предмет скоро вновь окажется в наших руках. - Нельзя недооценивать важность успешного выполнения данной операции – ее провал совершенно неприемлем. Надеюсь, вы это понимаете?- Да, - спокойно ответил мужчина, хотя внутри у него все похолодело от страха. – На этот раз никакой ошибки.- И еще, - невозмутимо продолжил его собеседник. – Женщина… может быть по-прежнему полезна для нас.Курильщик вновь затянулся перед тем, как ответить.- Это многое меняет… могу я спросить о причине вашего решения?- Вы будете проинформированы надлежащим образом – по обычным каналам.Мужчина выпустил облако дыма и покорно кивнул.- А что насчет Малдера?Ответ последовал незамедлительно:- Мы в нем не нуждаемся.- Понятно. В таком случае о нем позаботятся. - И помните: мы больше не можем позволить себе никаких ошибок. Как, впрочем, и вы, - напомнил начальник группы и, опустив прощание, повесил трубку.Услышав короткие гудки, свидетельствующие о разрыве соединения, Курильщик сложил сотовый и положил его на стоявший поблизости столик. Судя по подрагивающему огоньку сигареты, котрую он вновь поднес к губам, было отчетливо видно, что его руки слегка дрожат.************** После относительной тишины коридоров Скалли немало удивилась царившему в вагоне-ресторане шуму: ее со всех сторон окружали оживленные голоса пассажиров всех возрастов - детский смех был слышен наряду с разговорами взрослых. Пока они шли по вагону, Дана крепче сжимала руку напарника в своей, стараясь не пропустить ни одного из его объяснений.- Вот подходящее место, - наконец заметил он, останавливаясь, и она встала чуть позади. – Стул слева от тебя, - добавил Малдер, и до слуха Скалли донесся едва слышный скрип отодвигаемого предмета мебели, видимо, приглушенный ковровым покрытием пола. Проведя ладонью по рукаву напарника и нащупав спинку стула, Скалли опустилась на него и только тогда сочла безопасным прервать контакт с Малдером.Он сел напротив нее и, судя по шороху бумаги, положил газету на стол, после чего взял руку напарницы в свою и слегка сжал ее. - Тебе удобно?- Да, - сказала она, пожав его ладонь в ответ, и, отстранившись, принялась ощупывать поверхность стола, чтобы определить расположение тарелки, столовых приборов и бокалов и запечатлеть их в памяти. Вскоре отыскав салфетку, Скалли положила ее на колени, заметив при этом, что она сделана из такого же мягкого материала, как и скатерть. – Здесь довольно мило, - заметила Дана.- Так и есть, - согласился Малдер. – Гораздо уютнее, чем я ожидал. Хочешь, чтобы я зачитал меню?Кивнув в ответ, она принялась слушать, как напарник озвучивает ей список блюд, раздумывая про себя, чего бы ей хотелось больше всего. Несмотря на голод, Скалли внезапно обнаружила, что ей трудно сосредоточиться на перечисляемом наборе разнообразных яств, потому как голос Малдера приковывал к себе все ее внимание без остатка. Дана всегда любила его голос и в былые времена, когда они еще работали вместе, втайне дорожила как произнесенными им словами одобрения и восхищения, так и шутливыми колкостями. Сейчас же голос напарника стал для нее даже важнее, чем прежде, и Скалли еще больше наслаждалась его богатым насыщенным тембром, ведь теперь только благодаря ему она могла судить о чувствах и эмоциях Малдера, угадывая, о чем он думает, без возможности увидеть отражение мыслей в переменчивых выражениях его каре-зеленых глаз.Его глаза… Дана на мгновение закрыла свои собственные, безмолвно сожалея о том, что прежде не была более восприимчивой к силе его пронзительного взгляда. Его глаза принимали насыщенный оттенок зеленого, когда Малдер пытался объяснять ей суть одной из своих невообразимых теорий, их яркий блеск в такие моменты красноречивее любых слов говорил о его неослабевающей страсти к работе. В другое время их цвет скорее напоминал горячий шоколад - как по своему цвету, так и по излучаемому ими теплу, но помимо этого в них отчетливо различалась смесь беспокойства, страха и вины, ставшая неотъемлемой частью характера напарника. У Малдера такие выразительные и, насколько Скалли помнила, чрезвычайно красивые глаза.Она так глубоко задумалась, что невольно вздрогнула от неожиданности, когда напарник позвал ее по имени:- Лиза? В чем дело? Что с тобой?- Все нормально, - поспешила ответить Скалли, для большей убедительности улыбаясь в ту сторону, где, по ее предположению, он должен был сидеть.- На миг я подумал, что ты сейчас потеряешь сознание, - с явным беспокойством в голосе произнес Малдер, и она покачала головой, заверяя его, что ему показалось.- Ну, я не смогу за себя поручиться, если в ближайшее время мы что-нибудь не закажем, - поддразнила она, стараясь разрядить обстановку. – Почему бы тебе не закончить с перечислением блюд и не позвать официанта?Ей удалось добиться желаемого эффекта: Малдер рассмеялся в ответ.- Будь по вашему, - с шутливой галантностью ответил он. – Я скоро вернусь.Скалли услышала, как напарник встал из-за стола и по мере того, как он все дальше удалялся от нее, его шаги постепенно затихли вдали. Спустя мгновение ее накрыла волна панического страха, который теперь всегда возникал, стоило Малдеру уйти даже ненадолго, и ей пришло изрядно потрудиться, чтобы восстановить хотя бы подобие контроля над своими эмоциями. «С тобой все нормально, Дана, - напомнила она себе. - Все в порядке».Сосредоточившись на окружающих ее звуках, издаваемых столовыми приборами, и улавливая краткие обрывки доносящихся отовсюду разговоров, Скалли внезапно различила среди общего шума приближающиеся к ней шаги, причем, судя по ритму, принадлежали они отнюдь не Малдеру. Затем ее ушей достиг скрип отодвигаемого стула, и Дана осознала, что кто-то сел за стол по соседству с ней. По привычке, выработавшейся в бегах, она слегка опустила голову, чтобы не привлекать к себе излишнего внимания.Скалли услышала шорох бумаг, за которым последовал звук расстегиваемой молнии и несколько приглушенный скатертью звук, как будто бы издаваемый брошенными на стол деревянными палочками. Когда поезд внезапно слегка тряхнуло, до Даны донесся слабый стук упавшего на пол предмета, по-видимому, перекатившегося прямо ей под ноги. Мужской голос по соседству с ней тихонько выругался и через мгновение произнес:- Простите, мэм?Скалли замерла, не зная, как ей поступить, но, не добившись от нее реакции на свои слова, мужчина попробовал снова:- Извините, будьте добры подайте мне карандаш.- Ммммм… - Она машинально облокотилась на спинку стула и принялась безуспешно нащупывать ногой искомый предмет.- Мэм? – смущенно спросил ее мужчина, и в следующее мгновение Дана услыхала, что он поднялся со своего места. Порывисто вздохнув, незнакомец вновь заговорил, и на это раз в его голосе отчетливо различались нотки сожаления и до тошноты опротивевшей Скалли жалости: – О… извините, я… я не заметил.- Ничего страшного, - поспешила заверить его она, не делая попыток скрыть охватившее ее раздражение. – Вы что-то уронили?- Карандаш… думаю, он закатился под ваш стол.Приглашающе взмахнув рукой, Дана отодвинулась, чтобы мужчина мог беспрепятственно подобрать утерянную вещь. Его рука слегка задела ее ногу, когда он нагнулся под стол, и до слуха Скалли донесся какой-то скрипучий звук, после чего незнакомец вновь принялся извиняться.- Спасибо, - произнес он. – Мне ужасно неловко, что так получилось...- Всегда пожалуйста, - со смесью нетерпения и смущения ответила она.В этот момент Дана услышала знакомые шаги напарника и облегченно вздохнула, обрадовавшись такому своевременному возвращению Малдера.**************Эллиот положил неуловимый карандаш среди остальных и, откинувшись на стуле, печально покачал головой, сожалея о проявленном им бестактности. «Будь внимательнее», - поругал он себя. «Ты что, не можешь распознать слепую женщину?»Покончив с самобичеваниями, он поднял взгляд и заметил мужчину, подошедшего к столику, за которым сидела слепая незнакомка. Эллиот тут же узнал в нем своего случайного знакомого, чуть ранее сбившего его в коридоре, и, приветливо улыбнувшись, произнес:- Привет.- Привет, - ответил мужчина, отодвигая стул, и, сев напротив своей темноволосой спутницы, взял ее руку в свою. – Вот мы и снова встретились.Эллиот улыбнулся еще шире. Подобные мелочи и делали для него путешествия поездом особенно приятными – они куда больше располагали к общению с попутчиками, чем, например, перелеты на самолетах, где сидящие на соседних местах пассажиры нередко могли и парой слов за весь полет не обмолвиться. - Как говорится, одна встреча – это совпадение, а две – уже судьба. – С этими словами он протянул незнакомцу руку, с некоторым смущением заметив пятно от чернил на пальце. – Эллиот Мастерс.Мужчина обменялся с ним коротким рукопожатием.- Рик Стюарт, - представился он и, указав на сидящую напротив женщину, добавил: - А это моя… жена, Лиза.- Мы уже познакомились, - заметил Эллиот, и Лиза улыбнулась.- Вроде того, - ответила она. – Простите, что так вышло с вашим карандашом.- Ничего, это моя ошибка, - поспешил заверить ее Эллиот. – Мне надо получше присматривать за своими вещами.В этот момент к их столу приблизился официант, и Эллиот отвернулся, чтобы привести в некое подобие порядка бумаги, разбросанные по его собственному столику. Как обычно, они все перемешались, и ему все никак не удавалось найти в этом хаосе набросок, начатый им прошлым вечером. Раздраженно вздохнув, он снова принялся перебирать серию рисунков в поисках нужного, прервав это расстраивающее его занятие лишь для того, чтобы заказать чашку кофе и тост.В конце концов отыскав тот самый лист, Эллиот потянулся за темно-зеленым карандашом и начал прорисовывать им крону дерева в верхнем углу эскиза. Он быстро погрузился в привычную работу, и потому внезапное вмешательство Рика застало его врасплох.- Это потрясающе, - восхищенно заметил его новый знакомый. – Вы изображаете реально существующее место?Приятно удивленный и польщенный похвалой, Эллиот пригляделся к наброску и вынужден был признать, что тот и вправду весьма неплохо получился.- Нет, - ответил он, - хотя мне бы этого очень сильно хотелось.- Рик? – Эллиот без труда различил вопросительные нотки в голосе Лизы, и ее спутник поспешил посвятить ее в разговор.- На рисунке изображен лес – на мой взгляд, он похож на тропические джунгли – с буйной растительностью на фоне ярко-голубого неба и с какой-то экзотической птицей в углу листа.Лиза снова улыбнулась, и Эллиот внезапно осознал, что, несмотря на ее несколько взъерошенный вид и довольно уродливого вида синяк на щеке, составлявший странный контраст с ее бледной кожей, она довольно хороша собой.- Судя по твоему описанию, это красивое место, - заметила Лиза.- Так и есть, - подтвердил Рик.- Спасибо, - поблагодарил Эллиот, довольный комплиментами его работе. – Надеюсь, издателю понравится не меньше, чем вам. – В ответ на вопросительный взгляд Рика, он поспешил пояснить: - Я иллюстратор – в основном, детских книг, но, в принципе, берусь за любую оплачиваемую работу подобного профиля. Этот набросок – часть моей фантазийной серии, которая, собственно, с него и начинается.- Что ж, - произнес Рик, - вы очень талантливы.- Спасибо, - вновь поблагодарил Эллиот, после чего беседа вновь оказалась прерванной официантом, принесшим их завтраки.Попивая свой кофе, Эллиот изподтишка наблюдал а сидевшей по соседству парой и никак не мог сосредоточиться на работе, потому что их общение друг с другом вызывало у него живейший интерес. Он заметил то, как Рик помогал Лизе сориентироваться, подсказывая расположение еды на тарелке, используя числа на циферблате часов в качестве ориентира. Женщина внимательно вслушивалась в его слова, хотя сама говорила мало, и Эллиот невольно поразился тому, с какой легкостью она приступила к завтраку, словно видя то, что лежало перед ней.За время своих многочисленных железнодорожных поездок Эллиот встречал всевозможные типы людей разных профессий и социального положения, однако же что-то в этой паре показалось ему необычайно интригующим. «Ну, - подумал он, - не каждый же день видишь слепую женщину, путешествующую со своим мужем». Но Эллиот прекрасно отдавал себе отчет в том, что дело не только в этом – его внимание приковало то, как Рик говорил с Лизой, тихонько зачитывая ей выдержки из газеты, лежавшей рядом с его тарелкой, время от времени поглядывая на нее и оценивая степень ее заинтересованности, прежде чем перейти от одной статьи к другой. Не менее любопытно было наблюдать и за тем, как она отвечала ему, без труда улавливая скрытые интонации в его голосе, словно бы они умели общаться друг с другом на таком уровне, где имели значение не только и не столько слова, сколько способы их произнесения.Эллиот сделал очередной глоток кофе, предположив, что, возможно, его привлекло в этих двоих то, что они казались счастливыми уже от возможности сидеть здесь вдвоем, как будто даже совместный завтрак был для них каким-то особенным, почти священным действом, которым надо дорожить. Эта мысль напомнила ему о Ребекке: о том, как по воскресным утрам они наслаждались бездельем, лежа на диване с кофе и газетой, и, улыбнувшись этому воспоминанию, Эллиот посмотрел на часы, прикидывая оставшееся до конца пути время. Убедившись в том, что ждать осталось не слишком долго, он развернулся обратно к своим рисункам и вновь приступил к раскрашиванию листьев.*************Помощник директора Уолтер Скиннер отодвинул стул от стола, чувствуя пульсирующую боль в висках, вызванную никак не желавшим проходить раздражением. Выпрямившись в полный рост, он принялся мерить шагами свой офис в попытке избавиться хотя бы от части переполнявшей его нервной энергии.В глубине души Скиннер знал, что что-то не так. Лежавшие перед ним многочисленные отчеты были совершенно бесполезны, причем настолько, что казалось, будто их писали какие-то бестолковые и некомпетентные дилетанты. Помощник директора сильно сомневался в том, что за последние двадцать четыре часа не обнаружилось никакой новой информации касательно местонахождения агентов Фокса Малдера и Даны Скалли. Это просто невозможно… уму непостижимо.В этот момент, словно почувствовав его смятение, в комнату вошел Курильщик, как всегда с неизменной сигаретой в руках, и Скиннеру невольно пришло на ум, а не появился ли этот человек на свет уже с ней, приклеенной к его пальцам. Эта мысль позабавила его, пусть только на мгновение, и помощник директора позволил себе чуть заметно улыбнуться.- Какие новости? – без обиняков обратился к нему мужчина, делая глубокую затяжку.- Почему бы вам мне об этом не рассказать? – с вызовом бросил Скиннер, глядя ему прямо в глаза. – В конце концов, вы, кажется, осведомлены о происходящем куда лучше меня.Мужчина выпустил в воздух облако дыма.- Напротив, мистер Скиннер. Мне нечего добавить к тому, что я прочитал в этих отчетах.Помощник директора приблизился к своему столу и, схватив одну из лежащих там бумаг, выразительно помахал ею перед носом у Курильщика.- Они абсолютно ничего не значат. Вы слышите меня? Ничего.Мужчина промолчал, продолжая невозмутимо затягиваться сигаретой.- Я должен поверить, что со всеми уликами, оставленными в той квартире в Новом Орлеане, и имеющимися в распоряжении Бюро людскими ресурсами, - продолжил Скиннер, - мы так ничего и не нашли: ни новых направлений поиска, ни новых фактов по делу?- Иногда, - флегматично заметил Курильщик, - чтобы чего-то добиться, требуется время.- Время, - повторил Скиннер, - это роскошь, которую я не могу себе позволить. Только не в том случае, когда от этого зависят жизни двоих моих агентов.Мужчина втянул в себя очередную порцию дыма и произнес:- Бывших агентов, мистер Скиннер. Или вы забыли, что Малдер и Скалли являются беглецами от правосудия?На этот раз пришла пора Скиннеру хранить молчание.- Их обнаружат, - уверенно заявил Курильщик.- Но кто? – потребовал помощник директора. – Бюро? Или кто-то другой? Кто-то намеренно изменяет содержимое этих отчетов, удаляя из них всю информацию, которая помогла бы нам выйти на их след.Мужчина улыбнулся, растянув губы настолько, что они превратились в узкую тонкую линию.- Вы делаете чересчур смелые выводы, мистер Скиннер. Я бы на вашем месте был поосторожнее с обвинениями.- Это не мне надо быть осторожным, - пробормотал Скиннер и, в несколько широких шагов преодолев расстояние до двери, резко распахнул ее и вышел в коридор, оставляя Курильщика позади.**************Они уже почти закончили завтракать, когда прозвучал очередной гудок поезда. Малдер бросил беглый взгляд на часы и затем перевел его на Скалли. - Пять минут одиннадцатого, - заметил он. – Точно по расписанию.- Хорошо, - ответила она. – Сколько продлится остановка в Хьюстоне?- Не знаю наверняка, - сказал Фокс. – Надо уточнить у проводника.При этих словах занимавший соседний столик молодой мужчина поднял глаза и посмотрел на напарников поверх своих очков.- Поезда стоит в Хьюстоне почти три часа, - подсказал он. – Это одна из главных пересадочных развязок, и к тому же здесь проиходит дозаправка, которая занимает довольно много времени. Скалли чуть повернулась в его сторону с озадаченным выражением на лице. - Вы, кажется, много чего знаете об этом поезде, Эллиот.Он усмехнулся в ответ.- Об этом и обо всех прочих. Мне приходится много путешествовать по работе, но я боюсь летать. Так что вряд ли в стране остался хоть один поезд, пассажиром которого мне не доводилось побывать.Его слова вызвали у Скалли несколько печальную улыбку.- Я тоже не в восторге от самолетов.- О, родственная душа, - поддразнил ее Эллиот.Вытаскивая из кошелька деньги, чтобы расплатиться за еду, Малдер спросил у их нового знакомого:- Что ж, раз уж вы такой эксперт, Эллиот, может, порекомендуете нам торговый центр неподалеку от станции?Молодой человек кивнул.- Конечно. Здесь в паре минут езды на такси есть большой универмаг. Только убедитесь, что успеете вернуться на станцию как минимум за двадцать минут до отправления поезда.- Понятно, - заверил его Малдер и, поднявшись со стула, подошел к напарнице. – Спасибо за подсказку.- В любое время, - ответил Эллиот, вновь возвращаясь к своим рисункам.Взяв Скалли за руку, Малдер помог ей подняться.- Готова? – заботливо поинтересовался он.- Определенно, - заявила она и, приноровившись к шагу напарника, последовала за ним к выходу из вагона-ресторана.
В ПОЕЗДЕ 3/10Когда они с напарником сошли на перрон, Скалли первым делом обратила внимание на необычную тишину. Она даже не задумывалась над тем, каким привычным стал для нее перестук колес движущегося поезда, пока он не стих. Вслед за этим первоначальным открытием пришло ощущение бодрящего свежего ветра, который оказался куда более сильным, чем Дана ожидала - несмотря на довольно теплый свитер, она невольно задрожала и потерла ладони в попытке согреть их.- Рик, - обратилась Скалли к напарнику, - здесь что, мороз? Ты уверен, что мы в Техасе?Малдер остановился, и когда она поравнялась с ним, до нее донесся его отрывистый смех.- Да, уверен. Но должен тебе напомнить, что сейчас начало ноября, и порой тут даже снег выпадает.Уже ноябрь… эта мысль заставила Дану особо остро осознать, как давно они с Малдером покинули Вашингтон, и она поняла, что потеряла счет времени. Какой-то странный шелест отвлек Скалли от раздумий, и, с любопытством прислушавшись к непонятному звуку, она ощутила, как Малдер что-то вложил ей в руки.- Вот, - произнес он, - надень мою ветровку – в ней тебе будет теплее.- Не нужно, - ответила она, отказываясь от предложенной Малдером вещи, однако он не отступил, и в конце концов Скалли сдалась, накинув на себя легкую плащевку и закатав рукава до более приемлемой длины. Хотя упрямство не позволяло Дане признать очевидное, но куртка и в самом деле оказалась неплохой защитой от пронизывающего ветра.- Спасибо, - в итоге смирив свою гордость, поблагодарила напарника Скалли и почувствовала, как он снова взял ее ладонь в свою.- Всегда пожалуйста, - ответил Малдер.Какое-то время они шли в относительном молчании, нарушаемом только когда Фокс подсказывал Дане, куда ступать. Достигнув перекрестка, они остановились, чтобы поймать такси.Как только напарники уселись в салон подвернувшейся им машины, Дана наконец решилась озвучить долго не дававший ей покоя вопрос:- И какой у нас план?- Доберемся до торгового центра, отыщем телефон и, сделав звонок, займемся покупками. У нас на все про все около двух часов – думаю, этого будет вполне достаточно.Скалли усмехнулась, зная, что Малдер сейчас смотрит на нее, и дразняще осведомилась:- Тебе ведь еще не доводилось ходить со мной за покупками, верно?Рассмеявшись в ответ на ее шутливое замечание, он вновь сжал ее ладонь в своей, и Дана расслабленно прислонилась к плечу напарника, наслаждаясь возможностью хоть ненадолго сменить обстановку.**************Как и обещал Эллиот, дорога до торгового центра не заняла много времени. Малдер помог Скалли выбраться из такси и, расплатившись с водителем, сразу же принялся оглядываться в поисках таксофона. Заметив его рядом со входом в магазин, Фокс прикинул, что воспользоваться им достаточно безопасно, даже несмотря на непрестанно сновавший туда-сюда народ. Придя к такому выводу, бывший агент взял напарницу за руку и повел ее в намеченную сторону, не забывая говорить ей, куда идти, чтобы она могла без труда лавировать в людском потоке.Добравшись до кабинки, Малдер поднял трубку и быстро набрал давно запечатленный в памяти номер. На другом конце провода не заставили себя долго ждать, ответив уже после второго гудка, и, быстро протараторив: «Семь-один-три, пять-пять-пять, восемь-девять-пять-три», Фокс прервал соединение. Терпеливо ожидая ответного звонка, он украдкой бросил взгляд на Дану и с облегчением заметил, что она казалась совершенно спокойной и расслабленной.Когда несколько секунд спустя телефон зазвонил, Малдер мгновенно схватил трубку.- Алло?- Давно тебя не было слышно – мы уже начали за вас беспокоиться.- Нам пришлось туго. А как дела у вас?- Все по-прежнему, - со вздохом ответил Байерс. – Нам не удалось найти сколько-нибудь стоящей информации об интересующем тебя предмете – любая ниточка в конечном итоге заводила нас в тупик.Малдер стиснул зубы от досады.- Неужели совсем ничего?На этот раз в разговор встрял Лэнгли.- Ничего такого, чего ты уже не знал – это и в самом деле своего рода микропроцессорная система, способная считывать информацию, содержащуюся в имплантатах наподобие того, что она обнаружила у себя в шее. Но это все, что нам известно наверняка.- И также не ясно назначение этой платы. Зачем кому-то может понадобиться соединить огромное количество имплантатов в единую систему? В этом нет никакого смысла, - продолжил за приятеля Фрохики.- У нас остается не так много времени, - напомнил Малдер, рассеянно проведя рукой по волосам, – и на поиски, и на этот звонок.- Ты прав по обоим пунктам, - согласился Байерс. – Что от нас требуется?- Три вещи: во-первых, нужно навести справки по препарату под названием дроперидол – кто его производит и в каких сочетаниях. Он может иметь отношение к формуле, замеченной ею в лаборатории. – При этих словах Скалли заметно помрачнела, и Малдер подбадривающе сжал ее руку.- Ясно, - ответил Байерс. – Что еще?- Во-вторых, нам понадобятся новые удостоверения личности – на этот раз на имя Стюартов. И большая сумма денег: у меня осталось всего несколько сотен. - Куда их переправить? – спросил Лэнгли.Малдер сверился с расписанием поезда. - Примерно через 24 часа мы будем проезжать Эль-Пасо. Этого времени будет достаточно, чтобы организовать перевод?- Вполне, - заверил его Байерс. – Ты все получишь. И последнее?Малдер чуть поколебался перед ответом, тщательно формулируя свою следующую просьбу.- Соберите сведения на некоего Роберта Барда.- Весьма распространенное имя, - резонно заметил Лэнгли. – Тебе еще что-нибудь о нем известно?- В настоящее время нет. – Вновь бросив взгляд на напарницу, Малдер убедился в том, что она внимательно следит за разговором, безусловно, ловя каждое сказанное им слово. Ему оставалось только надеяться, что Скалли не слышит ответов Стрелков. – Но интересующий меня человек может оказать неоценимую помощь… в будущем.- Это имеет отношение к ней, не так ли? Кто он, врач? – донесся до него голос Фрохики.- Медаль тебе за сообразительность, - с улыбкой ответил Малдер.- Мы этим займемся, - пообещал Байерс.- Прошло почти пять минут, пора заканчивать звонок, - предупредил Фрохики и после краткой паузы добавил: - Передай ей привет, ладно?- Конечно. Поговорим позже.С этими словами Малдер повесил трубку и, взяв Скалли за руку, повел ее ко входу в торговый центр.***************Здание изнутри показалось Скалли полым – только так она могла объяснить какофонию звуков, отражавшихся от стен и гулким эхом отзывавшихся в ее ушах. К шуму шагов многочисленных посетителей магазина примешивалось отдаленное бренчание игровых автоматов, а воздух наполняли комбинации характерных для забегаловок быстрого питания прогорклых запахов. В помещении играла механическая фоновая музыка, которая была гораздо тише обычного разговора, однако гиперчувствительный слух Скалли без всяких осознанных усилий уловил большую часть заезженной мелодии. - Рик? – спросила Дана, - мне кажется, или это место напоминает затянувшийся ночной кошмар, от которого никак не проснуться?- Мы в типичном для провинции торговом центре, - последовал ответ. – Надеюсь, ты не ожидала что-нибудь наподобие Родео-Драйв [прим. пер. - Родео-Драйв (англ. Rodeo Drive) — улица в районе Беверли-Хиллз, штат Калифорния, США. Наиболее известен небольшой её отрезок между бульваром Уилшир и бульваром Санта-Моника, на котором находится множество магазинов и бутиков известных брендов.] - Нет, - заверила напарника Скалли. – Ведь я же пришла сюда не за изысканным нарядом, а за повседневной одеждой.Войдя за Малдером в какой-то павильон, где музыка хоть и звучала громче, но при этом была куда более модной и мелодичной, чем та, что играла у входа в торговый центр, Дана спросила:- Где мы?- Ммммм… в «The Gap» [прим. пер. - Gap Inc. (произносится Гэп) — американская компания, владелец крупнейшей в мире сети магазинов по продаже одежды. Штаб-квартира компании расположена в Сан-Бруно, Калифорния (США)], - ответил напарник. – Судя по всему, место подходящее – здесь мы наверняка найдем дорожную сумку, чтобы складывать купленные вещи.Согласно кивнув, Скалли пошла рядом с Малдером, лавировавшим по лабиринту многочисленных стеллажей. Некоторое время спустя он остановился, и Дана последовала его примеру.- Надо подобрать тебе какую-нибудь теплую одежду, - заметил Фокс. – Примерь вот это. Он помог напарнице снять ветровку и затем продеть руки в рукава пиджака, который, если судить на ощупь, был сделан из какой-то плотной ткани. Скалли довольно улыбнулась, поняв, что он куда более подходящего размера, чем малдеровская куртка. - Сидит неплохо… а как выглядит? Какого он цвета?- Синего, - ответил Малдер, - и смотрится на тебе отлично. Думаю, мы его возьмем.Дана не отставала от напарника ни на шаг, пока он бродил между рядов, высматривая другие подходящие предметы одежды. В конце концов Малдер подобрал для нее две водолазки, пояснив, что одна из них белого, а другая – серого цвета. - Это только начало, - пообещал Малдер, и Скалли улыбнулась в ответ. За этими тонкими свитерами последовала фланелевая рубашка, которую Фокс описал как «синюю с вкраплениями зеленого и белого», и Дана пожала плечами, доверяя ему сделать выбор.- Рик, - напомнила она напарнику, - было бы неплохо также купить какие-нибудь брюки.Обняв ее рукой за плечи, Малдер повел Скалли в другую часть магазина, и вскоре она услышала скрип вешалок, отодвигаемых напарником в поисках необходимого предмета одежды. - Какой размер? – наконец спросил он. - Ммммм, думаю, четвертый, - после краткого раздумья ответила Дана и мгновение спустя услышала довольный вздох Малдера.- Брюки цвета хаки четвертого размера. Хочешь примерить?Согласно кивнув, Скалли позволила ему отвести себя к примерочным, где напарникам пришлось встать в очередь в ожидании, пока какая-нибудь из кабинок освободится. **************Помощница продавца взмахом руки указала, куда им следует пройти.- Воспользуйтесь комнатой в дальнем конце, - предложила девушка, откинув через плечо свои длинные каштановые волосы.- Спасибо, - поблагодарил Малдер и повел Скалли в указанную сторону. – Сюда, - сказал он напарнице. – Я подожду снаружи.Она кивнула и скрылась за дверью, прижимая к себе выбранные Малдером брюки и белую водолазку. Фокс прислонился к стене и принялся ждать, развлекая себя мыслями о том, чтобы оказаться в примерочной вместе с напарницей. Закрыв глаза, он позволил себе насладиться этой фантазией, однако долго предаваться мечтам ему не довелось - услышав, как Скалли зовет его, Малдеру волей-неволей пришлось вернуться из мира грез на грешную землю.- Рик? – донесся до него голос Даны, и мгновенно уловив в нем нотки беспокойства, он поспешил откликнуться:- Лиза? У тебя все нормально?- Да, - заверила его напарница. – Но… не мог бы ты зайти?Малдер повернул ручку и, открыв дверь, зашел в кабинку. Скалли уже успела переодеться в выбранные вещи, и одного взгляда на нее Фоксу хватило, чтобы понять, в чем заключается причина неуверенности напарницы: дело в том, что в то время как водолазка идеально облегала ее стройную фигуру, штаны заметно провисали на бедрах. Поддев большими пальцами пояс, Дана с расстроенным видом продемонстрировала напарнику, насколько они ей велики.- Похоже, я сильно похудела, - пожаловалась она, скривив губы, словно обиженный ребенок. – Не мог бы ты поискать второй размер?Малдер не сумел сдержать ухмылку – в этих слишком больших брюках и с недовольной гримасой на лице Скалли выглядела просто очаровательно. Не в силах сопротивляться порыву, он захлопнул за собой дверь и, мгновенно преодолев крошечное расстояние между ними, встал вплотную к напарнице. Зацепив пальцами край ее брюк на талии, Фокс резко притянул к себе ошеломленную его действиями Дану и быстро поцеловал в губы.- Не уверен, что они так уж тебе не подходят, - пробормотал он, отпуская ее и не без удовольствия отмечая вызванный его импульсивным поступком яркий румянец на щеках напарницы.- Рик, принеси мне другую пару, - потребовала она, без особого успеха пытаясь изобразить строгое выражение лица.- Иду, иду… - протянул Малдер и, напоследок коснувшись ее лба губами, покинул примерочную.***************«Забавно, - размышляла Скалли, - что за все время нашего вынужденного бегства мы еще ни разу не ходили вместе за покупками». Ей нравилось то, что Малдер не оставил ее позади, как он не единожды делал в прежние времена, и вдвойне приятно было осознавать, что она уже достаточно свыклась со своим физическим дефектом и не являлась для напарника совсем уж досадной помехой. Обзаведясь нужным количеством предметов гардероба и переодевшись в некоторые из своих новых приобретений, Скалли последовала за Малдером, который, наконец, смог заняться подбором одежды для себя. Когда он остановился рядом с какими-то стеллажами, она облокотилась на них и прислушалась к тому, как напарник роется в кипе чего-то, что, по мнению Скалли, представляло собой многочисленные пары джинсов. Проведя ладонью по попавшей ей под руку одежде, Дана удовлетворенно вздохнула, наслаждаясь мягкой текстурой ткани.- Рик? А это что? Свитера?- Да, - ответил он. – Бесконечные штабеля свитеров.Она вновь пробежалась по ним руками, отыскав тот, что показался ей особенно приятным на ощупь.- Какого он цвета?- Коричневого, - отозвался напарник. – Темного, почти шоколадного оттенка.- Мммм, - протянула Скалли и, отложив неустроивший ее свитер, выбрала другой. – А этот?- Зеленый, - сказал Малдер. – Глубокий и насыщенный темно-зеленый цвет.Дана задумчиво закусила губу и после недолгих раздумий взяла описанную напарником вещь с полки. - Мне нравится цвет этого свитера. Думаю, тебе следует купить именно его.- О, ты так полагаешь? – дразняще осведомился напарник, и Скалли улыбнулась в ответ.- Да… я в этом совершенно уверена.- Ну что ж, - с шутливой покорностью ответил он, - кто я такой, чтобы идти наперекор желанию дамы?***************В конце концов, набрав необходимых вещей и переодевшись в еще неоплаченную одежду, напарники встали в очередь на кассу. Малдер держал бирки с покупок в одной руке, а стопку выбранных вещей - в другой, и как только они со Скалли приблизились к прилавку, вывалил перед продавцом их приобретения.- Мы берем все эти вещи, а также те, что на нас надеты, - пояснил он. Молоденький кассир внимательно изучил предъявленные покупателем бирки, после чего Фокс указал на стоявшую у стены огромную коричневую сумку и добавил: - И ее тоже посчитайте.Когда юноша отправился за указанным предметом, Малдер воспользовался его отлучкой, чтобы проверить оставшуюся в кошельке наличность. Общая сумма немного не дотягивала до пяти сотен, и Фоксу оставалось только надеяться, что этого окажется достаточно.- С вас 373 доллара 45 центов, - протянул продавец с характерным южным акцентом, и Малдер вздохнул с облегчением, передавая ему стопку помятых купюр. Ожидая, пока молодой человек отсчитывает сдачу, Фокс почувствовал, как Скалли коснулась его руки.- Это наши последние деньги? – шепотом спросила она.- Не совсем, - честно признал он. – А что?Следующие слова Скалли произнесла еще тише:- Нам еще нужно купить… нижнее белье.Малдер осклабился.- Ты чертовски права. Отправляемся в отдел нижнего белья, миссис Стюарт? Она поддержала его легкомысленный настрой и улыбнулась в ответ.- Да… и затем, может, пообедаем?- Но мы только что позавтракали!- И что…?***************Курильщик медленной и размеренной походкой прошел к своему служебному автомобилю, размышляя о том, что уже много, даже слишком много времени прошло с тех пор, как он последний раз слышал какие-нибудь новости от Кристофа. Это обстоятельство заставляло его слегка нервничать, но мужчина постарался подавить в зародыше столь нехарактерное для него ощущение, ведь это зарождающееся чувство паники являлось неизменным предвестником страха.Все должно было произойти по-другому. Тогда похищение Даны Скалли представлялось просто-таки идеальной возможностью, шансом отвлечь Фокса Малдера от работы над «секретными материалами», грозившей извлечь на свет божий тайны, разоблачение которых привело бы к самым катастрофичным последствиям. Кроме того, она представляла собой отличный образчик для их исследований, потому как могла помочь им достичь таких высот, о которых они прежде и мечтать не смели.Но в результате все пошло наперекосяк. Предпринятый Малдером отчаянный поиск напарницы сыграл в этом определенную, хотя и не решающую роль: в крайнем случае они могли бы убить его, чтобы заткнуть ему рот раз и навсегда, невзирая на опасения Консорциума, что смерть агента сделает из него мученика. В конце концов, это была не такая уж высокая цена за возможность избавиться от этой досадной помехи и в кои-то веки вздохнуть свободно.Главная же проблема заключалась в том, что программа провалилась.После всех долгих приготовлений и тренировок, направленных на то, чтобы тело и разум Скалли реагировали на команды должным образом, эксперимент не удался: несмотря на огромную исследовательскую работу, несмотря на предыдущих испытуемых, принесших свои жизни в жертву этой новой науке, и даже несмотря на то, что имплантат и связанные с ним программы расценивались как сверхнадежные.Поэтому, ничего не добившись, они в конце концов вернули Скалли ту жизнь, которой ее лишили - вернули ее Малдеру и их совместной работе над «секретными материалами».Мужчина изогнул губы в некое подобие мрачной ухмылки, вспомнив все то, что ему удалось почерпнуть сегодня из имевшейся в распоряжении Консорциума информации: оказалось, что, возможно, эксперимент, который поначалу объявили неудавшимся, в конечном итоге мог оказаться успешным.Открыв дверцу машины, Курильщик сел за руль и повернул ключ в зажигании. Он опустил стекло, нажал на кнопку электронного прикуривателя на приборной доске и вытащил очередную сигарету из мятой пачки во внутреннем кармане пальто. Чуть помедлив, чтобы зажечь ее, Курильщик вырулил со стоянки, мысленно анализируя сложившуюся ситуацию.Дана Скалли пожертвовала своей карьерой, своим зрением и чуть было не лишилась жизни в упорных попытках узнать, кто похитил ее и зачем, при этом и не догадываясь, что эти таинственные личности отчаянно желали заполучить ее обратно.Чтобы закончить то, что они некогда начали.Выдохнул в открытое окно облачко дыма, мужчина выехал на проезжую часть, с ловкостью опытного водителя лавируя в потоке машин по дороге к своей унылой квартире. Эксцесс в лаборатории привел к весьма неприятным последствиям, и виновные в этом понесли заслуженное наказание. Ловушка была тщательно разработана и до некоторой степени сработала: приманка оказалась достаточно привлекательной, чтобы заманить Скалли в лабораторию, и, разумеется, слишком подозрительной для Малдера, который должен был непременно последовать за напарницей. Именно ему предназначалось погибнуть при взрыве – его устранение позволило бы им впредь не беспокоиться о его назойливом вмешательстве в их дела.И при таком исходе они могли без труда заполучить его напарницу, одним ударом убив сразу двух зайцев.Тем не менее что-то пошло не так, как планировалось, и обоим агентам удалось сбежать.«Неважно, - подумал Курильщик. – Вскоре эта проблема будет решена».**************- Сколько времени, Рик? – повернувшись лицом к напарнику, спросила Скалли, крепко держась за него.Малдер с некоторым трудом поднял оттянутую тяжелой сумкой руку так, чтобы рукав свитера задрался, и взглянул на часы.- Двенадцать десять, - ответил он. – Нам надо поймать такси и вернуться на станцию.Она кивнула, заправив выбившуюся прядь волос за ухо.- Мы как раз вовремя.- Ну, не совсем – мы же еще не в поезде. - Они остановились на перекрестке, и Фокс осмотрелся по сторонам. Как назло, ни одного такси поблизости не оказалось. – Не вижу такси, возможно, придется его вызывать. – Малдера изрядно удивило их отсутствие в густонаселенном центре Хьюстона. Впрочем, бывший агент пришел к выводу, что все дело, скорее всего, в том, что сейчас обеденное время.Скалли молча стояла рядом, позволяя напарнику принять решение, и немного подумав, он его озвучил:- Давай пройдем еще один квартал – если не встретим такси на следующей улице, тогда вызовем его.- Согласна, - ответила Дана, и когда зажегся зеленый свет, последовала за Фоксом.Как только они перешли через дорогу, Малдер стал пристально вглядываться в разношерстную толпу пешеходов, идущих рядом с ними по тротуару: здесь были как деловые люди, облаченные в строгие костюмы, так и явные туристы, предпочитавшие неформальный стиль одежды. Фокс обратил внимание на мужчину, идущего на некотором расстоянии позади и чуть левее, и озабоченно нахмурился. Что-то в этом человеке показалось бывшему агенту знакомым… Благодаря своей фотографической памяти Малдер без труда восстановил все события этого утра и внезапно осознал, что и в самом деле видел подозрительного незнакомца прежде: в торговом центре, рядом с последним отделом, в котором они со Скалли делали покупки.Как бы невзначай бросив взгляд через плечо, Малдер смог получше рассмотреть мужчину. Одет тот был неприметно, в обычные джинсы и черную спортивную куртку, и ничем не выделялся из толпы, однако что-то в его облике насторожило Фокса, заставив его сердце тревожно забиться.- Пойдем быстрее, Лиза, - пробормотал он, обняв ее рукой за плечи и ускорив шаг.- Рик? – невольно повысив голос, спросила она. – Что-то не так?- Нет, - ответил Фокс, не желая делиться с напарницей своими подозрениями и пугать ее, тем более без достаточно веских на то оснований. – Просто не хочу, чтобы мы отстали от поезда.Одного взгляда на лицо Скалли Малдеру хватило, чтобы понять – ему не удалось одурачить ее, однако она ничего не сказала, молча приноравливаясь к его быстрому шагу.Фокс вновь оглянулся и увидел, что мужчина не отставал, сокращая расстояние между ними с поистине пугающей скоростью. Почувствовав вес заткнутого за пояс новых джинсов пистолета, Малдер немного приободрился и прикинул, как быстро ему удастся вытащить оружие при необходимости, взвешивая свои шансы на случай, если незнакомец и в самом деле представляет собой угрозу.Напарники достигли следующего перекрестка в тот момент, когда свет сменялся с зеленого на желтый. Поблизости по-прежнему не наблюдалось ни одного такси, и Малдеру пришлось принимать молниеносное решение.- Лиза… нам нужно перебежать через дорогу, ты готова?Она кивнула и, решительно поджав губы, крепче схватилась за руку напарника. Он резко рванул вперед, и немного замешкавшаяся поначалу Скалли тем не менее почти сразу же приспособилась к заданному им темпу. Тяжелая сумка больно била Малдера по ноге, однако он едва это замечал, будучи сосредоточенным лишь на том, чтобы не дать Скалли упасть и в то же время не упустить преследовавшего их незнакомца из виду.Напарники достигли противоположной стороны улицы в тот момент, когда свет стал красным. Фокс помог Дане подняться на тротуар и, оглянувшись, к своему ужасу увидел, что мужчина выскочил на дорогу, невзирая на сигнал светофора и протестующие гудки вынужденных объезжать его машин. Получив подтверждение своих худших страхов, Малдер закинул ремень сумки на плечо, чтобы освободить обе руки, в любой момент готовясь достать пистолет. Он ощупал карман джинсов и, убедившись, что диск по-прежнему при нем, быстро вознес про себя краткую молитву.
В ПОЕЗДЕ 4/10Скалли почувствовала, как Малдер сжал ее руку, словно тисками.- Давай, Лиза, - поторопил он, и от едва сдерживаемого страха в его голосе у нее по спине пробежала дрожь. Напарник тянул Скалли за собой, и она как могла пыталась не отставать, концентрируясь на его широких шагах. Дане казалось, что издаваемые случайными прохожими звуки окружали ее, отдаваясь в мозгу, однако усилием воли она заставила себя игнорировать их, не сомневаясь, что Малдер не даст ей натолкнуться на кого-нибудь и упасть. Как обычно позволив напарнику направлять себя, Скалли сосредоточилась на том, чтобы быстро переставлять ноги и стараться не споткнуться.Вдруг они резко повернули за угол, и производимый толпой шум стал заметно тише. Даже воздух здесь был другой: душный и влажный, наполненный резким запахом гниющего мусора. Солнце больше не согревало ей лицо, и Дана догадалась, что Малдер привел ее в переулок, высокие стены домов по обеим сторонам которого не пропускали солнечные лучи. Откуда-то издалека до слуха Скалли донесся капающий звук, как будто вода медленно текла из неисправного крана.Это незнакомое место напугало Дану своей жутковатой, почти сверхъестественной тишиной, особенно по сравнению с сутолокой оживленной городской улицы. Их с Малдером шаги гулким эхом отражались от зданий по мере того, как беглецы углублялись в переулок. Подражая напарнику, Скалли постаралась ступать как можно тише.- Рик? – прошептала она, намеренно понижая голос. – Что происходит?- Шшшш, - последовал ответ, и его явное нежелание что-либо говорить напугало Дану еще сильнее.Вскоре Малдер остановился, и Скалли встала рядом с ним, отмечая про себя, что шум воды здесь раздавался гораздо громче. Она услышала два характерных щелчка поворачиваемой дверной ручки, однако ожидаемого скрипа открывшейся двери не последовало.- Проклятье…Это приглушенное ругательство заставило раздосадованную молчанием напарника Дану дернуть его за рукав куртки и потребовать объяснений.- Рик, скажи, наконец, в чем дело, - прошипела она.- Дверь закрыта, а другого выхода отсюда нет. Идем.Скалли послушно последовала за Малдером в том направлении, откуда они вошли, и капающий звук вновь становился все приглушеннее по мере того, как они приближались к улице.- Сюда, - прошептал напарник и, мягко потянув Дану за руку, подтолкнул ее назад, так что она прижалась к стене, ладонью ощущая ее холодную поверхность.- Пригнись, - также тихо велел Малдер, и, чувствуя бешеное биение сердца, Скалли подчинилась, присев на корточки, однако приготовившись в любой момент вскочить и побежать. Она протянула руку в сторону и дотронулась до гладкой металлической стенки какого-то контейнера. – Мусорный бак, - ответил Фокс на ее незаданный вопрос.Затем он вновь взял ладонь Скалли и опустил ее на стоявшую на земле у их ног дорожную сумку.- Останься здесь, - произнес Малдер на ухо напарнице, и стоило ему отодвинуться, как Дана услышала щелчок затвора.- Рик! – не в силах и дальше сдерживать охватившую ее панику, позвала Скалли. – Куда ты идешь?- Шшшш, - пробормотал он и, наклонившись, коснулся губами ее лба в надежде успокоить и подбодрить Дану, однако его усилия не увенчались особым успехом. – Кажется, за нами хвост…- Что?!- Жди меня здесь… и не беспокойся – никто не подойдет к тебе незамеченным.С этими словами Малдер покинул напарницу, и его шаги становились все тише по мере того, как он удалялся от нее. Скалли осталась сидеть на месте, досадуя на свою беспомощность, из-за которой ей не оставалось ничего другого, кроме как ждать и терзать себя мыслями о том, что Малдер прав и кто-то действительно преследует их.**************Фокс медленно продвигался в том направлении, откуда они со Скалли пришли, держа оружие перед собой. Бросив беглый взгляд через плечо, он убедился, что ни напарницы, ни сумки с вещами не видно из-за края мусорного контейнера. Переулок заканчивался тупиком, упираясь в стену здания, и выйти из него можно было только так же, как и войти - через улицу. В этом, впрочем, имелись и свои преимущества, ведь если незнакомец в самом деле преследовал их, то подкрасться незамеченным ему бы точно не удалось.Успокоив себя этой мыслью, Малдер приготовился к возможной встрече с ним.Достигнув входа в переулок, Фокс прижался спиной к стене и, крепко обхватив пистолет обеими руками, поднял его на уровень плеча. Немного наклонившись вперед, он осторожно заглянул за угол, посмотрев сначала в одну сторону, а потом - в другую.Мужчины и след простыл.Его нигде не было видно.Тогда Малдер опустил оружие и, спрятав его за спиной, шагнул на тротуар, чтобы увеличить угол обзора, однако и при более внимательном осмотре не обнаружил ничего подозрительного – судя по всему, берег был абсолютно чист.Наконец позволив себе немного расслабиться, Малдер убрал пистолет обратно в джинсы и повернул назад, на ходу взвешивая имевшиеся у него альтернативы: либо его первоначальное впечатление оказалось ошибочным, и незнакомец был всего лишь обычным жителем Хьюстона, который настолько опаздывал на намеченную встречу, что не побоялся рискнуть перебежать дорогу на красный свет, либо он действительно гнался за ними.Насквозь пропитанные паранойей инстинкты убеждали Малдера в правильности второго предположения, однако разум резонно подсказывал, что подобный сценарий не имеет смысла: переулок был единственным местом, где они со Скалли могли спрятаться, так что незнакомец ни за что не потерял бы их, если они и в самом деле являлись объектом преследования.Приблизившись к напарнице, Малдер поспешил отделаться от не дававших ему покоя мыслей и, присев рядом с ней, увидел, что ее мертвенно-бледное лицо исказилось от страха.- Рик? - Все в порядке, - заверил он, помогая Скалли подняться. – Похоже, это была ложная тревога. – Почувствовав, что она слегка дрожит, Малдер поспешил обнять ее и тем самым заверить, что ей нечего бояться. – Извини… не хотел тебя напугать.Дана тесно прижалась к напарнику и обвила его руками, спрятав лицо у него на груди. Она долго молчала и когда заговорила, ее голос звучал тихо и приглушенно, потому что Скалли так и не отстранилась.- Ненавижу ощущать себя беспомощной и неспособной хоть чем-то тебе помочь.Малдер не знал, что на это сказать, а потому вместо ответа предпочел коснуться губами ее лба. Наклонившись за сумкой, он наконец произнес:- Все обошлось, а это сейчас самое главное. Давай поскорей уберемся отсюда и вернемся обратно на поезд.**************Уолтер Скиннер был вполне доволен результатом встречи с директором. Несмотря на то, что его просьба о дополнительной рабочей силе все еще рассматривалась, он сумел добиться своей цели – по крайней мере, частично. Требовалось разослать новую серию бюллетеней в полицейские участки по стране, ведь хотя Малдер и Скалли находились в списке разыскиваемых со дня своего исчезновения, Скиннер отлично знал, что по прошествии времени поиски ведутся далеко не так тщательно, как поначалу. Минуло уже два месяца, в течение которых мало что удалось установить, и замдиректора предполагал, что местная полиция больше не расценивала бывших федеральных агентов достойными самого пристального внимания.А в данный момент у Скиннера не оставалось иного выбора, кроме как положиться на добросовестность офицеров правопорядка, потому что благодаря им удалось сделать все самые важные открытия в Новом Орлеане.И, возможно, именно полиция поможет спасти их.С каждым днем Скиннер все сильнее подозревал, что и ресурсы, и персонал Бюро беззастенчиво использовались таинственным Курильщиком и ему подобными теневыми фигурами. Замдиректора всего себя посвятил работе в ФБР и потому весьма болезненно воспринимал тот факт, что внутри этой организации существовали личности, чьи цели не соответствовали его собственным – личности, на которых не распространялись правила, определявшие жизни остальных людей. Впрочем, Скиннер отнюдь не был наивным человеком – он всякого насмотрелся по долгу службы и знал, что заговоры существуют везде. «Только потому, что ты параноик, - раздумывал замдиректора, - не значит, что твои опасения надуманны».Погруженный в свои мысли, Скиннер машинально прошел к лифту и спустился на нем вниз. Преодолев лестничный пролет пешком, он оказался на цокольном этаже и, дойдя до конца коридора, остановился перед ничем не примечательной дверью подвального офиса «Секретных материалов».Скиннер повернул ручку и, толкнув дверь, вошел внутрь. Кабинет, как всегда, представлял собой свалку беспорядочно разложенных папок с делами и различных отчетов. Только привыкший к подобной «системе» хозяин этого помещения заметил бы, что эти залежи хлама располагались не в том порядке, в котором он их оставил: они были тщательно проверены сотрудниками Бюро, надеявшимися найти здесь хоть какие-то подсказки насчет того, куда мог отправиться беглый агент.Скиннер встал посреди офиса и огляделся по сторонам, с удивлением отмечая, что шкафы с «секретными материалами» никуда не делись, и спрашивая себя, почему Курильщик и его дружки до сих пор их не уничтожили.«Возможно, - пришел он к выводу, - они полагают, что Малдер вернется».Внимание Скиннера привлек висевший на стене рядом со столом постер с нечетким изображением НЛО и поистине легендарной фразой «Я хочу верить», ставшей доктриной Малдера, его жизненным кредо и смыслом существования. Внезапно Скиннер осознал, что повторяет эти слова, словно молитву. «Я хочу верить, - подумал он. – Я хочу верить, что вы с агентом Скалли найдетесь».***************Скалли шла рядом с Малдером, крепко держась за его руку и прислушиваясь к шуму вокзала, создаваемому сновавшими туда-сюда пассажирами - как садившимися на поезд, так и сходившими на перроны. Напарник внезапно остановился, и Дана дернула его за рукав, чтобы узнать, в чем дело.- Почему мы встали? - спросила она. - Здесь очередь, - последовал ответ Малдера. – Проводники проверяют дорожные талоны, прежде чем позволить пассажирам сесть на поезд.Затем Скалли услышала шуршание бумаг и предположила, что напарник достал их собственные документы для предъявления проверяющим.- Длинная очередь? – полюбопытствовала она.- Да, приличная.В течение нескольких минут Дана молча следовала за медленно передвигавшимся напарником. Она еще не вполне успокоилась после того, что им пришлось пережить чуть ранее, спрашивая себя, а что, если Малдер был прав в своих подозрениях относительно возможного преследования? В такси по дороге к вокзалу он поведал напарнице обо всем, что видел, и хотя Малдер изо всех сил старался казаться невозмутимым, она уловила нотки страха в его голосе. Невольно задрожав при этом воспоминании, Скалли почувствовала, как напарник обнял ее за плечи, словно заверяя, что он рядом и ей нечего бояться.- Все в порядке, - в ответ на его незаданный вопрос произнесла Дана. – Немного устала, только и всего. – И она не солгала – их маленькая вылазка хоть и оказалась весьма приятной, но в то же время сильно вымотала ее. Скалли до сих пор не могла привыкнуть к тому, сколько дополнительной энергии требуется для того, чтобы передвигаться, не видя дороги. Даже по прошествии столького времени и, несмотря на помощь Малдера, ей все равно приходилось тяжело.Наконец подошла их очередь, и Скалли услышала, как Малдер разговаривал с проводником, пока тот проверял их билеты. Когда напарник стал помогать Дане подниматься по ступеням, до них вдруг донесся чей-то оклик:- Эй, Рик… Лиза… подождите!Узнав голос, принадлежавший Эллиоту – мужчине, которого они с Малдером встретили в вагоне-ресторане этим утром – Скалли невольно улыбнулась. Бьющие через край энергия и энтузиазм их нового знакомого напомнили ей о младшем брате, и Дане стало интересно, как он выглядит.-Помнится, кто-то говорил, что надо вернуться пораньше, - опустив приветствия, шутливо заметил Малдер.Скалли услышала шумное дыхание Эллиота, видимо, бежавшего, чтобы не опоздать.- Да, помню, но в свое оправдание могу сказать, что я только что сошел с поезда. Просто я потерял счет времени и только перед самым отправлением вспомнил, что мне нужно позвонить.Они направлялись по коридору к своим купе, причем Эллиот шел чуть позади, и Скалли оставалось только надеяться, что их медленные шаги не раздражали его. - Видимо, звонок был неотложным, - заметила она, на ходу проводя кончиками пальцев по стене и таким образом подсчитывая про себя количество пройденных дверей в попытке составить в уме карту поезда. Дана услышала третий гудок и спустя мгновение почувствовала толчок, когда состав возобновил движение.- Еще бы, - ответил Эллиот, и по тону его голоса Скалли заключила, что он улыбается. – У Ребекки, моей девушки, сегодня собеседование, а я чуть не забыл пожелать ей удачи.В этот момент они как раз завернули за угол, и Малдер рассмеялся в ответ на пояснение Элиота.- Судя по всему, вы едва избежали крупных неприятностей.Коридор, в который они ступили, оказался слишком узким, и Дана услышала, как сумка чиркает по стене. - Это точно, - заметил Эллиот и после паузы добавил: - Может, мне помочь вам с сумкой?- Я справлюсь, - заверил его Малдер, и Скалли почувствовала себя неловко от осознания того, что если бы ему не приходилось направлять ее, напарник без труда мог бы управиться с их багажом.Стремясь поскорее сменить неудобную тему, она поспешно спросила:- А чем Ребекка занимается?- Бекка фотограф, - с энтузиазмом принялся объяснять Эллиот. – Причем просто потрясающий – она получила диплом магистра изобразительных искусств два года назад и с тех пор сделала множество превосходных фотографий.- И что она обычно снимает? – полюбопытствовал Малдер.- Она зарабатывает на свадьбах и прочих торжествах, но ей не особо нравится фотографировать людей. На сегодняшней встрече Бекка договаривается о том, чтобы сделать серию снимков для музея современного искусства в Санта-Фе – для нее это отличная возможность заявить о себе, даже при том, что это местная выставка.- Местная? – переспросила Скалли. – Вы там живете?Он подтвердил ее догадку, и Дана продолжила:- Не знала, что поезд проезжает через Санта-Фе.- Он и не проезжает, - рассмеявшись, ответил Эллиот. – Чтобы попасть туда, необходимо совершить пересадку на другую ветку – «Дезет Винд». Подобные путешествия, конечно, далеко не самые быстрые, однако благодаря им у меня появляется много времени для рисования, поэтому я не возражаю.Никто из них ничего не добавил, и какое-то время они шли молча, так что в возникшей тишине слышен был лишь звук шагов и мерный перестук колес по рельсам. Немного погодя Эллиот сказал:- Вот я и на месте. – За этими словами последовал скрип открываемой двери и затем: - Может, еще увидимся. До скорого.- До скорого, - эхом вторил ему Малдер, и, также попрощавшись с Эллиотом, Скалли приветливо улыбнулась в его сторону. Дана нащупала рукой еще четыре двери, прежде чем они с Малдером достигли узкой лестницы, ведущей на второй «этаж» поезда. Она последовала за напарником, крепко держась за его свитер и преодолевая по одной ступени за раз. Вскоре они оказались наверху, и Скалли вздохнула с облегчением, стоило им приблизиться к их собственному купе.***************Распахнув дверь, Малдер помог Скалли войти и бросил сумку на пол рядом со столиком. Он наблюдал за тем, как напарница медленно подошла к креслам и, нащупав одно из них, устало опустилась в него. - Как ты? – заботливо спросил Фокс. – Тебе что-нибудь нужно?Она покачала головой и, откинувшись на спинку, закрыла глаза.- Нет, ничего. Я хочу просто немного посидеть.- Неплохая идея, - ответил Малдер. Расстегнув сумку, он начал вытаскивать оттуда приобретенные вещи и складывать некоторые из них на элегантный шкафчик в углу. За все это время Скалли не издала ни звука, и Фокс уже начал серьезно подозревать, что напарница заснула, когда вдруг услышал ее оклик:- Малдер?- Да?- Кто такой Роберт Бард?Неожиданный вопрос заставил Фокса замереть на месте. Как наивно с его стороны было полагать, что раз Скалли до сих пор не поднимала эту тему, то, значит, она не обратила внимания на его завуалированную просьбу к Стрелкам. Что ж, он позволил себе расслабиться и потерять бдительность, так что теперь ему придется расплачиваться за свою беспечность: серьезный тон, которым Скалли задала этот вопрос, явно требовал ответа.Все же Малдер предпринял попытку сорваться с крючка и, осторожно подбирая слова, сказал: - Он… занимается исследованиями. Я наткнулся на его имя, когда проверял названия лекарств в библиотеке.- Исследованиями чего? – Ни тени сонливости не осталось в ее широко распахнутых глазах, и, судя по слегка наклоненной голове, она внимательно вслушивалась в его объяснения. – Он как-то связан с дроперидолом или диском?Малдер повесил последнюю рубашку на вешалку, раздумывая, что сказать Скалли, как поведать ей о своей, вполне возможно, несбыточной мечте. Он не переставал верить в благоприятный исход, даже несмотря на то незавидное положение, в котором они оказались, но не хотел обнадеживать напарницу, особенно, если в конце ее ожидало разочарование.- Малдер?- Ни с тем, ни с другим, - наконец ответил он. Подойдя к Дане, Фокс встал на колени рядом с креслом, так что их лица оказались на одном уровне, и накрыл ее ладони своими. – Он врач, Скалли. Я прочитал о нем в одной из статей.- В какой области? – чуть слышно прошептала она.- Специалист по глазным болезням, - признал Малдер. – Первооткрыватель в данной сфере. Я хочу… я хочу отвезти тебя к нему на прием.Скалли замерла.- Он живет в Лос-Анджелесе, так ведь? Именно поэтому мы туда и направляемся?- Да.Резким движением высвободив руки, Скалли раздраженно провела пальцами по волосам. Тихо вздохнув и словно обмякнув в кресле, она заговорила, и ее тихий голос прозвучал ровно и безэмоционально:- Малдер… ты хватаешься за соломинку. Он ничем не сможет мне помочь.Ее безвольная покорность судьбе распалила его гнев, и Фоксу пришлось сделать над собой усилие, чтобы не накричать на напарницу.- Почему ты так в этом уверена, Скалли?- Почему я в этом уверена? – пораженно воскликнула она, чуть ли не выплевывая каждое слово. – Я слепа, Малдер. Почему тебе так трудно это принять и смириться?- Потому что я не хочу с этим смиряться, - решительно заявил он. – И я не верю, что ты могла так легко сдаться.Он снова попробовал взять ее руку в свою, однако Скалли оттолкнула его и медленно, отчетливо, словно объясняя что-то маленькому ребенку, произнесла:- Это не одно из дел, которое ты можешь раскрыть. Моя слепота реальна и ничто этого не изменит.- Но что, если он сумеет помочь тебе? – умоляющим шепотом спросил Малдер.На краткий миг лицо Даны озарилось надеждой, но тут же вновь помрачнело.- Что, если он не сумеет? – заметила она с печалью в голосе, надрывавшей Фоксу сердце. Он потянулся к ней, и на этот раз Скалли позволила себя обнять, в свою очередь обвив напарника руками за шею и крепко прижимаясь к нему.**************Кристоф слушал собеседника на другом конце телефона, запоминая самые последние инструкции. К тому времени, когда он повесил трубку, в его мозгу уже полным ходом шло формирование новых планов.Тот факт, что теперь они хотели заполучить женщину живой, серьезно все усложнял, однако Кристоф специализировался на преодолении трудностей, тем более, что такой поворот событий делал его работу еще интереснее – а именно это он в ней и ценил.«Жаль, однако, - размышлял Кристоф, – что мне не удастся отомстить за смерть Винсента так, как я намеревался». Он до сих пор не мог поверить, что эти мужчина и женщина сумели справиться с одним из самых ценных его сотрудников. У него это просто в голове не укладывалось.Впрочем, Кристоф был из тех, кто верил в силу удачи, шанса, рока – называйте как угодно. Всю жизнь судьба подкидывала ему весьма странные карты, и он умудрялся извлекать выгоду из каждой. Кристоф никогда не считал себя суеверным, однако понимал, что некоторые его успехи зависели скорее от обстоятельств и правильно выбранного времени, чем от личных качеств. От удачи.По этой причине он не отказывал беглецам в везении, которое помогало им выжить в течение столь длительного времени.Кристоф слишком хорошо знал, что везение рано или поздно заканчивается. **************Скалли сидела напротив Малдера в вагоне-ресторане, апатично ковыряя вилкой еду. Ее аппетит пропал, и, по правде говоря, от запаха пищи Дану уже начинало слегка мутить, однако она сделала над собой усилие, чтобы Малдер не стал беспокоиться о ее здоровье, засыпая ее вопросами о самочувствии.Он и так уже волновался – Скалли слышала это в голосе напарника, но у нее не осталось сил на то, чтобы развеять его страхи. Большую часть дня она провела в глубокой меланхолии, будучи не в силах избавиться от дурного настроения. Дана сказала Малдеру, что хочет прилечь, и он оставил ее одну, отправившись посмотреть телевизор в вагон-гостиную. Однако вместо того, чтобы заснуть, она беспокойно ворочалась на постели, не в силах расслабиться. Несколько часов спустя поезд прибыл в Сан-Антонио, и Малдер вернулся, спрашивая напарницу, не хочет ли она прогуляться в течение двухчасовой остановки. Скалли отказалась, и, предпочтя остаться с ней, Фокс прилег рядом на кровать. Поначалу он пытался разговорить напарницу, однако, несмотря на все предпринятые им усилия, она упорно молчала. В конце концов Малдер сдался, ограничившись тем, что просто обнимал ее до тех пор, пока поезд вновь не тронулся.Только слова напарника о том, что они останутся без ужина, если немедленно не отправятся в вагон-ресторан, помогли Скалли хотя бы ненадолго справиться с депрессией и подняться с кровати. В тот момент еда казалась ей заманчивой, но как только перед нею поставили тарелку с заказом, она пришла к выводу, что ошиблась.Упоминание доктора из Лос-Анджелеса внезапно и поразительно сильно расстроило ее, и Скалли все никак не могла понять почему. Малдер был не единственный, кто рассчитывал на возвращение ее зрения – она и сама верила в это, по крайней мере, в самом начале. Будучи врачом, она обладала довольно широкими познаниями в том, что касалось временной слепоты, и втайне надеялась, что, возможно, взрыв не нанес ее глазам непоправимого вреда. Однако по прошествии времени в ее состоянии не произошло никаких положительных изменений, и тогда Скалли запретила себе мечтать о благополучном исходе, спрятав свои и без того робкие надежды в самом дальнем уголке души.А теперь, услышав, что Малдер цепляется за совершенно призрачный шанс, Дане показалось, что у нее не хватит сил это вынести. Она слишком хорошо знала напарника и понимала, что ему достаточно небольшого поощрения, всего лишь крохотного огонька надежды, чье слабое тепло способно поддерживать в нем решимость бороться даже в самые трудные и мрачные времена. Так было с его поисками сестры, длившимися уже больше двадцати лет, в течение которых Малдер убедил себя, что однажды она найдется, живая и невредимая. Надежды мечтателя, пылкого романтика. Или твердо верящего в свою правоту человека.Однако в глубине души Скалли боялась, что возвращение Саманты было столь же маловероятным, как и восстановление ее зрения.И стоило Дане об этом подумать, как ее сердце холодело от страха.- Лиза? – вторгся в размышления Скалли голос напарника. – Хочешь еще хлеба?- Нет, - ответила она, нащупав тарелку и отодвинув ее в сторону. – Я закончила.Он ничего не ответил, но Скалли знала, что Малдер обеспокоенно смотрит на ее почти нетронутую еду. Он, впрочем, предпочел не озвучивать свои мысли по этому поводу, за что Дана была ему безмерно благодарна.- Что ж, тогда давай уйдем отсюда, - только и сказал напарник, и спустя мгновение Скалли услышала шелест отсчитываемых им купюр.
В ПОЕЗДЕ 5/10Малдер встал со стула и, подойдя к напарнице, взял ее за руку. Она казалась вялой и апатичной всю вторую половину дня, и у него в очередной раз возникло ощущение, что именно он виноват в ее подавленном состоянии. Не стоило говорить ей о том враче, однако Фоксу было чрезвычайно трудно скрывать что-либо от Даны. И, по правде говоря, в глубине души он наделся, что эти новости обнадежат ее, придадут веру в то, что все в конечном итоге уладится. «Возможно, - подумал Малдер, - когда-нибудь так и случится». Та Дана Скалли, что некогда была его напарником в Бюро, как и он сам, работала без устали в попытке найти ответы на свои вопросы. Именно поэтому произошедшие с ней после трагического инцидента перемены так пугали Малдера, ведь ему все чаще начинало казаться, что она сдалась.- Хочешь вернуться обратно в купе, – спросил он, первым нарушив возникшее молчание, – или немного побродить по поезду?- В купе, - ровным, безжизненным голосом ответила Скалли.- Ладно, - согласился Фокс, направившись к выходу.Когда они подошли к двери, она открылась, и в вагон-ресторан зашел Эллиот, неся под мышкой книгу в твердом переплете. Узнав напарников, он дружелюбно помахал им рукой.- Привет, ребята, как ужин?- Отличный, - улыбаясь молодому человеку, ответил Малдер, находя довольно забавным то, что их новый знакомый при каждой встрече излучал веселье и жизнерадостность. Своим примером Эллиот разрушал давно сложившийся у Малдера стереотип об истерзанной душе художника.- Вы сходили с поезда в Сан-Антонио? Это потрясающий город, - заметил Эллиот.- Нет, а вы? – вступила в разговор Скалли, тем самым изрядно удивив напарника. Это была практически первая фраза за последние несколько часов, которую она произнесла по собственной инициативе, и, ожидая ответа Эллиота, Малдер перевел на него взгляд.- Совсем ненадолго, - ответил молодой человек. – Съездил в книжный магазин – буквально на днях вышла одна из книг, над которой я работал все лето. – С этими словами он протянул купленный экземпляр Малдеру, и тот принялся восхищенно рассматривать искусно разукрашенную обложку.- Потрясающе, - заметил бывший агент, - краски просто поражают воображение.Скалли протянула руку и коснулась книги.- О чем она? Это фэнтези?- Нет, - ответил Элиот. – Это своего рода мистическая история, называется «Игра Уэстинга». Автора зовут Эллен Раскин – издатели как раз переиздали собрание ее сочинений и заказали новое оформление для обложек. Несмотря на то, что она написана для юных читателей, в ней содержатся довольно глубокие мысли.Малдер открыл книгу и принялся быстро перелистывать страницы, разглядывая иллюстрации.- Выглядит интересно – они определенно использовали много ваших рисунков.Эллиот довольно осклабился.- Было бы неплохо, если бы они так же много платили мне за них, а то я уже устал быть голодающим художником. – После короткой паузы он добавил: - Не хотите ли оставить книгу себе? – Его заразительная усмешка стала еще шире. – Я даже подпишу ее, если пожелаете.И снова Скалли опередила уже собиравшегося ответить напарника.- Спасибо за подарок. И вы непременно должны ее подписать, - слегка улыбаясь, произнесла она.- Теперь у нас будет собственное свидетельство встречи со знаменитостью, - согласившись с напарницей, шутливо заметил Малдер, передавая Эллиоту книгу. Тот достал из кармана рубашки ручку и витиевато расписался на титульном листе.- Готово, - сказал он, возвращая книгу Малдеру, который тут же убрал ее под мышку. – Возможно, когда-нибудь вы сможете продать свой экземпляр за огромные деньги. – Вновь весело усмехнувшись, Эллиот обошел напарников и сообщил: - А сейчас я собираюсь поужинать – умираю с голода.- До свидания, Эллиот, - произнесла Скалли, вновь оперевшись на руку Малдера. Тот внял ее безмолвному сигналу и повел напарницу к выходу из вагона-ресторана. ****************- Он мне нравится, - заметила Скалли, когда они шли по коридору. – Кажется, он очень приятный молодой человек.- Так и есть, - согласился с ней Малдер. – Однако же я с подозрением отношусь к тем, кто всегда пребывает в хорошем настроении.Дана улыбнулась в ответ, с некоторым удивлением обнаружив, что ее меланхолия, судя по всему, растаяла без следа. - Ты ко всем относишься с подозрением, Рик – это главная и определяющая черта твоего характера.- В самом деле? – Дразнящие нотки в голосе Малдера еще больше способствовали поднятию ее настроения. Порой его чрезмерная забота о ней казалась Скалли немного подавляющей, и потому она особенно ценила такие вот ничем не омрачаемые моменты беззаботного веселья.- Определенно. Но я уже к этому привыкла, не беспокойся.Они продолжили путь к своему купе, однако Скалли вдруг расхотелось прятаться ото всех в этом крохотном и тесном пространстве.- Я передумала возвращаться в комнату. Давай куда-нибудь сходим.Малдер чуть помедлил перед ответом, и Скалли показалось, что она практически слышит, как он обдумывает ее вопрос.- Здесь два вагона-люкс: один располагается на этом уровне и в нем можно посмотреть телевизор, а второй, называемый, кажется, «экскурсионным вагоном», находится выше и представляет собой смотровую площадку - это довольно просторное помещение с множеством окон.- Вот туда мы и отправимся, - заявила Скалли. – Не хочу сидеть перед телевизором.Миновав вслед за напарником еще несколько коридоров, она поднялась на верхний этаж. Там они прошли еще пару метров и остановились, после чего до слуха Скалли донесся звук открываемой двери.- Мы на месте, - провозгласил Малдер.Царившая внутри ничем не нарушаемая тишина изрядно удивила Дану.- Мы здесь одни?- Сейчас, да, - последовал ответ. – Полагаю, большинство пассажиров еще ужинают.Когда напарники приблизились к стене вагона, Скалли осторожно нащупала прохладную металлическую поверхность какого-то длинного цилиндрического объекта, тянувшегося гораздо дальше, чем она могла достать - судя по всему, они стояли рядом с чем-то вроде перил. Вытянув руку вперед, Дана, как и предполагала, дотронулась до стекла, слегка вибрировавшего в такт движению поезда.Пока она таким образом исследовала окружающую обстановку, Малдер молча стоял рядом, и Скалли невольно спросила себя, чем он занят: разглядывает ли вид за окном или обеспокоенно наблюдает за ее движениями? - Рик, что мы сейчас проезжаем?- В основном поля. Не могу сказать, какие именно – уже стемнело.Скалли закрыла глаза, пытаясь представить описанный напарником ландшафт.- Там есть дома?- Нет, насколько я вижу – места здесь довольно глухие. На некотором отдалении, однако, виднеется множество огней – должно быть, это Сан-Антонио.- Ты видишь луну?- Отсюда, нет – возможно, ее удастся разглядеть из окон с другой стороны. Тем не менее небо ясное и буквально усыпано звездами.Слушая его описания, Скалли почувствовала, как ее окутывает приятное ощущение абсолютного покоя и умиротворения. Опустив руку, она нащупала ладонь Малдера и крепко сжала ее. В ответ он придвинулся еще ближе, и Дана положила голову ему на плечо.Некоторое время никто из них не проронил ни слова, пока наконец Скалли не нарушила тишину, позвав напарника по его вымышленному имени, хотя отчаянно желала воспользоваться настоящим.- Рик… извини за то, как я вела себя большую часть дня – тебе пришлось терпеть перепады моего настроения.Малдер глубоко вздохнул.- Я тоже хочу извиниться за то, что неумышленно расстроил тебя, рассказав про того доктора.- Ты меня не расстроил, - заверила Скалли напарника. – Мне просто… мне просто нужно больше времени, чтобы привыкнуть к этой мысли, вот и все.- Я понимаю. – С этими словами Фокс положил свободную руку на плечо Дане и слегка развернул ее к себе. Она почувствовала его внимательный, изучающий взгляд и улыбнулась, чтобы убедить Малдера, что с ней и вправду все хорошо.- Уверена, что там очень красиво, - заметила Скалли, пытаясь направить мысли напарника в другое русло.- Не так, как здесь, - приглушенным голосом произнес он и, взяв ее лицо в ладони, оставил на губах Даны легкий, почти невесомый поцелуй.Ощущая стремительное биение сердца, она привстала на цыпочках и, обняв Малдера за талию для равновесия, поцеловала его в ответ.Спустя мгновение он опустил руки и привлек ее к себе. Какое-то время они стояли, тесно прижавшись друг к другу – Скалли вслушивалась в убаюкивающе равномерное биение его сердца, а Малдер медленно проводил пальцами сквозь волосы напарницы, поглаживая затылок, и от удовольствия, вызванного его прикосновениями и близостью, все ее тело затрепетало.Внезапно возникшая мысль побудила Скалли нарушить уютное молчание.- Рик, у тебя с собой книга Эллиота?- Да, - низким, гортанным голосом ответил он.- Не почитаешь ее мне, когда вернемся в купе?Малдер тихонько рассмеялся и еще сильнее прижал ее к себе.- Это детская книга, Лиза.- И что с того? – усмехнувшись, переспросила она. – Или ты у нас убежденный сторонник элитизма?- Давай обойдемся без навешивания ярлыков, - в тон ей ответил Фокс, вновь беря Дану за руку. – Идем.***************Как только напарники вернулись к себе, Скалли скинула обувь, и, проделав то же самое, Малдер устроился в одном из кресел. Дана уселась ему на колени, и, обняв ее за талию, Фокс привлек ее к себе. Открыв книгу, он положил ее так, что корешок уперся напарнице в живот.- Тебе удобно? – уточнил Малдер, слегка переместившись, чтобы немного ослабить давление.- Все нормально, - заверила его Скалли. Она опустила одну руку на подлокотник, а другую – на бедро напарника, и он ощутил исходящее от ее ладони тепло даже сквозь плотную ткань джинсов.- Тогда начнем, - сказал Фокс, перевернув титульный лист и перейдя непосредственно к первой странице текста. Кашлянув, чтобы прочистить горло, он приступил к чтению и услышал, как Дана довольно вздохнула, плотнее прижимаясь к нему.Солнце садится на западе (как всем хорошо известно), однако Башни Заходящего Солнца были обращены на восток. Странно!Башни Заходящего Солнца были обращены на восток и на самом деле вовсе не походили на башни. Они представляли собой многоквартирный комплекс из стекла и бетона, располагавшийся на берегу озера Мичиган и состоявший из пяти этажей – пяти пустых, незаселенных этажей.Затем, в один прекрасный день (так уж случилось, что он пришелся на 4-е июля) самый необыкновенный из всех возможных курьеров разъезжал по городу и подкладывал письма под двери будущих жильцов этого дома. Все письма были подписаны именем «Барни Норсрап».Курьеру было 62 года, а человека с именем Барни Норсрап не существовало.Малдер читал, переворачивая страницы как можно осторожнее, чтобы их шелест не потревожил Скалли. Она сидела тихо, опустив голову на плечо напарнику, так что волосы у нее на макушке щекотали ему подбородок, и время от времени смешила его своими комментариями прочитанного.Они довольно долго сидели в подобной позе, и Малдер был донельзя доволен и счастлив от того, что сумел доставить Скалли это маленькое удовольствие. Он продолжал чтение под убаюкивающий аккомпанемент стука колес по рельсам, чувствуя, как близость напарницы наполняет его ощущением покоя, безмятежности и полного согласия с окружающим миром.- Как насчет последнего слова? – спросил у Плюма Сэнди. – Я имею в виду, что, как сказал стажер, в этом нет никакого смысла.Юрист продолжил читать последнюю волю Сэмюэля Уэстинга.- Одиннадцатое: бессмысленно, вы говорите? Смерть бессмысленна, но благодаря ей мертвые уступают место живым. Жизнь тоже бессмысленна, если только ты не знаешь, кто ты такой, чего хочешь, и как все устроено в этом мире.- Так же и с игрой. Решение просто, если вы знаете, кого ищете. Но будьте осторожны, наследники! Будьте осторожны!- Некоторые совсем не те, кем представляются, а другие не те, кем кажутся. - Кем бы вы ни были, пришло время отправиться домой.- Господь да благословит вас всех, и помните:- Покупайте бумажную продукцию компании Уэстинга! Когда Малдер перевернул следующую страницу, Скалли вдруг зашевелилась и переместила руку с бедра напарника на его подбородок, тем самым отвлекая от книги. Он замолчал, стоило ей коснуться его губ в жесте, показавшемуся удивленному Фоксу неожиданно соблазнительным.- Я больше не хочу, чтобы ты мне читал, - низким шепотом произнесла она, и от звука ее голоса его охватила невольная дрожь.
Он пробовал что-то ответить внезапно пересохшим ртом, остро ощущая прикосновение Скалли, но смог выдавить лишь одно-единственное слово:- Нет? - Нет, - подтвердила она, медленно качая головой, так что ее рассыпавшиеся по плечам темные волосы засияли в свете стоявшей на столике лампы. Дана переместила ладонь с губ напарника на его лоб и мгновение спустя подняла вторую руку, проведя ими обеими по волосам Фокса, а затем пальцами прочертила дорожки по его щекам. Он сидел, не двигаясь, боясь даже шевельнуться, будучи полностью завороженным этими осторожными ласками и не в силах отвести взгляд от Скалли: от ее затуманенных, широко открытых глаз, что смотрели куда-то поверх его плеча, и возникшего от зарождающегося возбуждения румянца.Ни на секунду не прекращая своих нежных, легких прикосновений, Дана уделила внимание каждому контуру и изгибу лица напарника, со лба переместившись на брови, на чуть заметные морщины вокруг глаз, ощупав пальцами переносицу и, чуть задержавшись на щеках и скулах, дотронулась до ушей. Она провела рукой по сильно отросшей бороде Малдера, поглаживая все еще непривычные на ощупь волоски, что покрывали его рот и подбородок.Касания Скалли были неторопливыми, чувственными и поразительно эротичными. Фокс почувствовал, что его дыхание учащается, однако усилием воли заставил себя не шевелиться, позволяя напарнице запечатлевать в памяти его черты. Судя по нахмуренно сдвинутым бровям и чуть приоткрытым губам, за которыми виднелись безупречно белые зубы, она казалась полностью сосредоточенной на своей задаче.Малдер был заворожен красотой Скалли, ощущением гладкой кожи ее ладоней, скользящих по его лицу. Спустя, как показалось ошеломленному Фоксу, блаженную вечность, Дана наконец закончила свое исследование и, положив руки ему на щеки, привлекла ближе к себе. Внезапно с него словно спало оцепенение, и не в силах больше оставаться пассивным участником процесса соблазнения, Малдер наклонился и, преодолев разделяющие их расстояние, коснулся губ напарницы своими.В этот момент все ее тело словно пронзило электрическим разрядом, и Скалли задрожала в крепких объятиях напарника. В отличие от тех поцелуев, которыми они обменивались у перил в смотровой комнате, этот был более глубоким, исполненным страсти и нескрываемого нетерпения. Он воспламенял и обжигал, заставляя Дану задыхаться от недостатка воздуха, но при этом хотеть большего. Она не менее горячо поцеловала напарника в ответ, пытаясь в этом жадном слиянии губ передать ему все свои мысли, чувства и желания.Звук упавшей на пол книги словно издалека донесся до слуха Скалли, когда Малдер сцепил руки у нее за спиной, резко привлекая ее к себе, и она опустила ладони ему на плечи, вцепившись в его свитер для равновесия. Ее налившиеся, чувствительные к малейшему прикосновению груди остро отреагировали на тесный контакт с телом напарника, и Дана застонала от этого ощущения. Низкий звук, как будто вырвавшийся из самых глубин ее естества, казалось, только сильнее возбудил Малдера, который еще глубже проник языком в ее рот, своей напористостью вынудив Скалли запрокинуть голову.Она вновь застонала, прижимаясь к напарнику еще сильнее и упиваясь исходящим от него теплом, его запахом и близостью, от всей души желая, чтобы этот момент никогда не кончался. Некоторое время спустя Фокс вдруг оторвался от губ Даны, давая ей возможность вдохнуть полной грудью, и переключился на ее шею, прокладывая по ней влажную дорожку из поцелуев. Он слегка прикусил особенно чувствительное местечко у нее под подбородком, и Скалли переместила руки Малдеру на затылок, вплетая пальцы в его волосы и привлекая к себе. Не оставив без внимания и дюйма кожи на шее напарницы, Фокс отодвинул в сторону воротник ее водолазки и медленно провел языком вдоль ключицы.- ДанаДанаДана… - без остановки повторял он, и при звуке его голоса Скалли в очередной раз ощутила, как ее накрывает теплая волна желания.Снова взяв лицо напарника в ладони, Дана приблизила его губы к своим, целуя его с почти свирепой страстностью, которой никогда прежде в себе не замечала. Их языки сплелись, скользя друг по другу, и Скалли была просто ошеломлена вызванным этими ласками головокружением.Одной рукой Малдер по-прежнему решительно прижимал Дану к себе, второй скользя вниз по ее телу. Его пальцы накрыли ее груди, некоторое время поиграв с каждой из них, и эти собственнические прикосновения заставили Скалли довольно вздохнуть. Затем ладонь Фокса опустилась на ее чувствительный к малейшему прикосновению живот, однако она была слишком сильно возбуждена, чтобы испугаться щекотки. А Малдер уже добрался до пояса ее брюк и, лениво проведя по нему пальцами, с решительной напористостью переместил руку ниже. Скалли ощутила, как его ладонь сжала ее промежность, и судорожно вдохнула, когда пальцы напарника оказались на ее ягодицах и еще плотнее прижали ее к нему.Все это время Фокс не отрывался от губ Даны, словно задавшись целью тщательно исследовать ее рот, и внезапно ей показалось, что она больше не сможет этого выносить. Чувствуя себя так, словно еще немного, и она потеряет сознание от интенсивности его ласк, Скалли отстранилась от Малдера и попыталась совладать со сбившимся дыханием. Она опустила подбородок на плечо напарника, ощущая, как его горячее дыхание касается ее уха.- Я хочу тебя, Дана, - хриплым, резким шепотом произнес он.Она не в силах была ответить ему, просто не в состоянии была подыскать нужные слова, которые помогли бы ей выразить свои мысли.**************Скалли молчала, и из-за того, что ее голова по-прежнему покоилась у него на плече, Малдер не имел возможности видеть ее лицо. Ощущая, как все тело Даны сотрясает сильная дрожь, а ее сбившееся, неровное дыхание никак не желает успокаиваться, Фокс внезапно испугался, что зашел слишком далеко.- Дана? – настойчиво позвал он напарницу. – Дана… мне жаль.Услышав беспокойство в его голосе, она наконец подняла голову, и, осторожно дотронувшись до ее подбородка двумя пальцами, Малдер развернул Скалли лицом к себе, заглядывая в ее пустые, невидящие глаза.- Я не… - запинаясь и колеблясь, начал он. – Я не хотел… давить на тебя… пользоваться ситуацией.Видя ее пылающие от возбуждения щеки и взъерошенные волосы, Малдер подумал, что никогда прежде она не выглядела столь же прекрасной. Его вновь вспыхнувшее желание грозило поглотить остатки самообладания, однако, взяв себя в руки, Фокс заставил себя продолжить:- Дана… я очень сильно хочу тебя… сильнее, чем ты можешь представить, но я… не собираюсь подталкивать тебя. – Поддавшись искушению, он вновь коснулся губ напарницы в мягком, нежном поцелуе, однако сдержался, отчаянно сопротивляясь настойчивой потребности своего тела овладеть ею прямо здесь и сейчас. – Я буду ждать тебя, Дана… я буду ждать тебя вечно, если потребуется.При этих словах ее лицо озарилось ленивой мечтательной улыбкой, которая поначалу была лишь неуверенным изгибом губ, однако быстро стала соблазнительной, наполненной тайным смыслом. - Я не хочу ждать, Малдер. Я не…Не дав ей договорить, он наклонился и накрыл ее рот своим, этим поцелуем выражая всю силу не сдерживаемой более страсти. По-прежнему обнимая напарника за шею, Дана приоткрыла губы и, удовлетворенно вздохнув, привлекла его ближе. Внезапно кресло, в котором Малдер сидел, показалось ему слишком тесным – его переполняла всепоглощающая потребность дотрагиваться до Скалли, ласкать ее. По-прежнему не убирая ладони со спины напарницы, второй он уперся в подушку под собой и, немного приподнявшись, опустил их обоих на пол. Дана издала удивленный возглас, но быстро приспособилась к их новому положению, обхватив Фокса руками.Она гладила его по спине, чувствуя, как ее пальцы слегка покалывает от прикосновения к шерстяному свитеру. Разорвав поцелуй, Дана переместила ладони Фоксу на грудь, постепенно опуская их все ниже, пока не добралась до края свитера и, ощутив неожиданный прилив храбрости, потянула за него и вновь накрыла губы напарника своими, без слов сообщая ему о своем желании.Казалось, он отлично ее понял, потому что на мгновение оторвался от нее и когда вновь привлек к себе, Скалли коснулась прохладного хлопка его футболки. Медленно погладив Малдера по плечам, она нащупала кожу его рук там, где заканчивались рукава. Водя ладонями по его предплечьям, Дана ощущала податливо перекатываются под ее пальцами мускулы. Со стремительно бьющимся сердцем она благодарно поцеловала напарника и потянула за край последней преграды, стоявшей между ней и его обнаженным телом.Малдер вновь оторвался от ее губ и, нежно поцеловав Скалли в лоб, наклонился к ее уху, обдавая его своим горячим дыханием.- Дана… ты уверена? – хриплым шепотом спросил он. - Я еще никогда и ни в чем не была так уверена…В ответ на ее чуть слышное признание Фокс начал мучительно медленно ласкать ее лицо губами, и у Даны перехватило дыхание, когда напарник коснулся ее лба, век, щек, а затем снова слился с ней в долгом, глубоком поцелуе.Когда Малдер в очередной раз выпустил Скалли из объятий, она услышала шелест скользившей по его коже футболки. Сидя совершенно неподвижно, Дана буквально ощущала, как кровь стремительно бежит по венам. Она нисколько не сомневалась в правильности всего происходящего, чувствуя отчаянную потребность быть с ним, и зная, что за всю свою жизнь еще ничего не хотела так же сильно. И все же где-то в дальнем уголке ее души жило сомнение в том, а не совершают ли они ошибку, вернее, не ошибается ли Малдер, выбрав ее - особенно сейчас, после всего, что с ней произошло.Дана ясно представляла себе, что если они пересекут эту незримую грань, она никогда уже не сможет отпустить его, нуждаясь в нем так же остро, как в воздухе, и осознание этой простой истины до чертиков ее пугало.Оказавшись в тесном кольце рук напарника и на этот раз прикасаясь к его обнаженной коже, она погладила его по широкой спине, а затем по мускулистой груди. В ответ он привлек Скалли к себе и провел языком по ее ушной раковине, тем самым вновь вызвав в ней неконтролируемую дрожь.- Малдер…- Да…- Ты…?- Что… Он так и не отстранился, обдавая ее кожу влажным дыханием и напрочь лишая способности думать, особенно когда одна его рука лежала у нее на спине, а вторая лениво выписывала круги по груди. Понимая, что от полной потери контроля ее отделяют считанные мгновения, Скалли заставила себя сконцентрироваться и задать не дающий ей покоя вопрос:- Ты… уверен… что я именно та, кого ты хочешь? Даже теперь? После… *************Слова напарницы заставили Малдера резко замереть. Он слегка отодвинулся, чтобы иметь возможность посмотреть на нее, однако она тщательно избегала его испытывающего взгляда, склонив голову так, что волосы скрывали ее лицо из вида. Тогда Фокс поднял руку и, убрав темные локоны в сторону, нежно погладил Дану по щеке. Она представляла собой сногсшибательное зрелище с покрасневшими и припухшими от поцелуев губами и пылающим лицом, однако отражавшийся на нем страх заставил его сердце сжаться от жалости к ней.«Как она может сомневаться во мне? - удивлялся Фокс. – Разве она не знает, что это мне повезло быть рядом с ней?» - Дана… - тихим, но решительным и не допускающим никаких сомнений голосом начал он. – Ты единственная, кого я хочу. Отныне и навсегда… - Для большей убедительности Малдер подкрепил свои слова короткими поцелуями, с радостью замечая, что ее напряжение постепенно ослабевает.- Но, Малдер, я…- Для меня это неважно, Дана. – Он снова привлек ее к себе и зашептал ей на ухо: - Это не имеет значения… тот инцидент не изменил того, что я чувствую к тебе… что я всегда чувствовал к тебе.- Малдер…- Послушай, Дана. – Повторяя недавние действия напарницы, Фокс медленно провел рукой по ее лицу, словно пытаясь запечатлеть в памяти ее черты. – Ты самая невероятная женщина из всех, кого я знаю… самая невероятная из всех, кого я когда-либо знал… Твои глаза имеют изумительный оттенок голубого, и я охотно отдал бы все, что угодно, лишь бы вернуть тебе зрение, но не для себя, Дана, а для тебя - только для тебя.***************Все это время Скалли сидела молча, чувствуя нежные прикосновения его ладони, мягко прослеживающей контуры ее лица, и внимательно прислушивалась к словам напарника – прислушивалась к стоявшими за ними искренними, глубокими эмоциями, от которых его голос слегка подрагивал, становясь более глубоким и выразительным. Она поверила ему, поверила в то, что он говорил правду, и ее слепота действительно не отталкивает его. «Осталось задать еще один вопрос, - подумала Дана. – Всего один…»- Мы в самом деле поступаем правильно, Малдер? - Да… о, да, - хрипло прошептал он в ответ, и его нескрываемое желание заставило Скалли вмиг отбросить все оставшиеся у нее сомнения и расслабиться в объятиях Фокса, вновь принявшегося целовать ее лицо. Вскоре он снова накрыл ее рот своим, заставив Дану застонать от распаляемого его прикосновениями примитивного вожделения. В этот момент она ощутила, что готова к тому, чтобы утвердить над ним свою власть, потребовать то, что принадлежит ей по праву, и в то же время отдать ему всю себя без остатка, разделить с ним все, что у нее есть.Немного отстранившись, Скалли сжала полы своей фланелевой рубашки и, сняв ее через голову, небрежно отбросила в сторону. Затем она дотянулась до пояса брюк и, вытащив заправленную туда водолазку, так же поспешно избавилась и от нее. Последовав, таким образом, примеру напарника и разделавшись со своей верхней одеждой, Дана триумфально улыбнулась, стоило ей услышать, как Фокс судорожно втянул воздух.
***************В ПОЕЗДЕ 6/10 РЕЙТИНГ: NC-17 Малдер не мог оторвать глаз от открывшегося его взору вида бледной кожи Скалли: прямо над простым белым бюстгальтером располагалась россыпь чуть заметных веснушек, и когда он провел по ним рукой, то услышал протяжный вздох напарницы. Еще сильнее возбудившись от этого звука, Фокс повторил свое действие, только на этот раз языком, и, ощутив, как Дана запустила пальцы ему в волосы, продолжил медленно и нежно проводить им вдоль края ее нижнего белья. Ни на секунду не отвлекаясь от своего занятия, Малдер обнял Скалли и принялся расстегивать находившуюся сзади застежку. Разделавшись с ней, он поспешно отбросил в сторону этот предмет одежды, сдерживавший груди напарницы, после чего накрыл их ладонями и начал поглаживать, слыша, как Дана тихонько повторяет его имя, и чувствуя, как напряглись ее соски, превратившиеся в тугие комочки от его ласк. Она низко простонала, и Малдер накрыл ее рот своим, проскальзывая языком внутрь и проводя им вдоль ее зубов.Скалли также не осталась безучастной, выписывая узоры на спине напарника и прослеживая изгиб его позвоночника, тем самым возбуждая его настолько, что он перестал воспринимать окружающий мир, ощущая лишь ее близость, ее тепло, ее прикосновения. Поцелуй Малдера стал еще более неистовым, и она ответила с не меньшим пылом, в свою очередь проникая языком в его рот.Не в силах больше сдерживаться, он вновь опустил Дану на пол, и когда она легла на спину, отчего ее пышные темные волосы спутанными прядями рассыпались по ковру, стал неспешно проводить губами по ее шее вниз, пока не достиг левой груди. Не переставая массировать правую, Фокс взял сосок в рот, упиваясь мягкостью ее кожи, которой он касался щекой. Скалли издавала слабые хныкающие звуки, пока Малдер продолжал свое неторопливое соблазнение, попеременно переключая внимание с одной стороны тела напарницы на другую и поглаживая ее со все возрастающим пылом.***************Она дрожала с головы до ног, чувствуя себя совершенно беспомощной в его объятиях. Ни тени сомнений и колебаний не было в его действиях, когда Малдер решительно привлек Скалли к себе, резко и одновременно нежно проводя руками по ее коже. Каждая новая ласка посылала волны влажного жара в ее лоно и заставляла теснее прижиматься к напарнику, безмолвно его поощряя. Стоило ему оставить в покое ее грудь, как Дана протяжно вздохнула – все ее чувства свелись к ощущению его прикосновений, тогда как тело, казалось, руководствовалось собственными соображениями, охотно отзываясь на каждое новое эротическое поглаживание.Его пальцы спускались все ниже, к поясу ее штанов, и когда Дана низко простонала, разрешая ему продолжать, Фокс недолго повозился с пуговицей, а затем расстегнул молнию на ширинке. Словно враз обессилев, Скалли не шевелилась, предоставляя ему возможность снять с нее джинсы, а затем носки – один за другим – после чего нежно погладить каждую ступню. И хотя движения ладоней напарника действовали на Дану одурманивающе, напрочь лишая ее способности думать, она тем не менее уже скучала по его близости и протянулась к нему сквозь мрак, чтобы вновь ее испытать.Он внял этой безмолвной мольбе и в мгновение ока оказался рядом, снова сжимая Скалли в объятиях и целуя ее везде, куда только мог достать. Она с особой остротой почувствовала исходящее от Малдера тепло, его характерный мускусный запах с легкой примесью пота и, коснувшись груди напарника губами, провела языком вдоль его торса, пробуя его уникальный соленовато-сладкий вкус и упиваясь этим ощущением.***************Когда Скалли принялась осыпать его кожу поцелуями, Малдер издал низкий, наполненный потребностью и желанием стон.- Погоди, - пробормотал он, и она кивнула, позволяя ему немного отстраниться, чтобы избавиться от собственных джинсов и носков. Но стоило Фоксу опять опуститься на пол рядом с напарницей, как Дана тут же вновь принялась медленно и возбуждающе ласкать его спину и грудь, проводя по ним ладонями. Одна из них переместилась на его талию, после чего скользнула ниже, и тут ее движения стали куда менее уверенными, словно Скалли колебалась, не зная, что ей делать дальше.Тогда Малдер взял ее руку в свою и, направив под резинку боксеров, услышал, как она судорожно втянула воздух, нащупав доказательство его более чем очевидного желания. Он вновь коснулся губ напарницы, каждой клеточкой своего тела ощущая ее нежные прикосновения к своей пульсирующей плоти.Желая разделить с Даной испытываемое им удовольствие, Фокс запустил ладонь ей в трусики и погладил скрытые под ними мягкие завитки. Мгновение спустя он скользнул в нее двумя пальцами, к немалому своему удовольствию обнаруживая, что она уже была влажной и более чем готовой для него. Услышав ее приглушенный вскрик, Малдер улыбнулся и поцеловал напарницу, языком повторяя действия своих пальцев. Другой рукой он вновь стал поигрывать с ее сосками, осторожно массируя мягкие округлости грудей и наслаждаясь теми вздохами и стонами, что порождали в Скалли эти интимные ласки.***************Дана не в состоянии была ни думать, ни дышать, ни даже шевелиться, полностью сосредоточившись на захлестывающих ее потоках желания. Она отпустила член Малдера, будучи не способной сконцентрироваться ни на чем, кроме потрясающего ощущения его пальцев, которые медленно двигались внутри нее, всякий раз задевая пульсирующий комочек нервов и делая ее совершенно беспомощной: Малдер словно полностью поглотил ее, подчинив своей воле с помощью этих действий и всепоглощающей, обволакивающей сознание нежности.Внезапно он убрал другую руку с груди напарницы и, потянув за ткань трусиков, стянул их с ее бедер. Стоило ей лишиться этого последнего предмета одежды, как Дану охватили противоречивые эмоции: она одновременно почувствовала себя уязвимой и в то же самое время полностью защищенной. Фокс начал с удвоенной энергией ласкать ее, и она вновь протяжно застонала, отчаянно желая большего и испытывая поистине ошеломляющую потребность в напарнике, которую прежде и вообразить себе не могла. Ей вдруг нестерпимо захотелось услышать звук его насыщенного, глубокого голоса, и она обратилась к нему со словами, которые прозвучали слабо даже по ее собственным меркам:- Малдер… поговори со мной…- Что… что мне сказать…- Мне нужно… слышать твой голос… Фокс наклонился ближе и принялся тихо нашептывать ей на ухо, ни на мгновение не прекращая своих поглаживаний глубоко внутри ее тела и тем самым доводя Дану до такого состояния, что ей всерьез стало казаться, будто она вскоре не выдержит и рассыплется на тысячу осколков от переполнявшего ее наслаждения.- Стоит ли мне сказать, как ты прекрасна?- Да…- Стоит ли мне сказать, как сильно я хочу тебя? Как сильно ты мне нужна?- Да…- Стоит ли мне сказать, как именно я хочу тебя ласкать? Как я мечтаю прикасаться к тебе?- Да….- Вот так… и так…- О-о…***************Последняя ее реакция, походившая скорее на протяжный вздох, чем на связный ответ, окончательно лишила Малдера способности сдерживаться: он принялся еще быстрее двигать пальцами, ощущая, что его стремление доставить удовольствие Скалли оказывается в буквальном смысле слова сильнее потребности в дыхании. Будучи просто опьяненным близостью напарницы и тем, как она извивалась и стонала от его прикосновений, Фокс просто не мог оторвать от нее взгляда: от ее плотно закрытых глаз, опущенных темных ресниц и маленьких капелек пота на лбу, которые он слизнул языком. Малдер продолжал шепотом объяснять ей свои действия, в то время как его пальцы ни разу не сбились с установленного ритма.Догадавшись по ее ярко вспыхнувшим щекам и слегка приоткрытым, словно бы в ожидании поцелуя, губам, что Дана скоро кончит, Фокс охотно ответил на этот безмолвный призыв, погрузив язык в теплые влажные глубины ее рта, и, одновременно нащупав ее клитор, легонько его сжал. В этот момент она громко выкрикнула его имя, так что звук ее голоса, гулким эхом отозвавшись в ушах Малдера, волной прокатился по всему его телу. Крепко держа напарницу в объятиях, пока она дрожала в пароксизмах наслаждения, он невольно поразился продемонстрированному ею безоговорочному доверию к нему и тому, что Скалли позволила себе настолько расслабиться и полностью отдаться ему на милость.Прошло несколько долгих секунд, показавшихся им обоим вечностью, прежде чем она окончательно расслабилась, но Фокс по-прежнему не отстранился и не извлек пальцы из ее лона. Он нежно поцеловал напарницу, покачивая ее и попеременно бормоча ее имя вместе с бесконечным списком всевозможных ласковых слов, которые в состоянии был вспомнить его затуманенный страстью разум.***************Медленно придя в себя, Скалли вновь осознала прикосновения Малдера, крепко обнимавшего ее, и услышала его тихий шепот:- … Дана… милая, родная, ангел…Она удовлетворенно вздохнула и, словно кошка, потерлась головой о его грудь.- Добро пожаловать назад.- Скучал по мне? – слабо пробормотала Скалли.- Я ничего не пропустил, - заявил Малдер, запечатлевая легкий поцелуй на ее щеке.Она протестующе простонала в ответ, когда он наконец убрал руку, и, нащупав его плечи ладонями, уперлась в них для баланса, чтобы усесться напарнику на колени и, вновь тесно прижавшись к нему, избавиться от внезапно охватившего ее чувства потери. Опустив голову на грудь Фоксу, так что ее макушка оказалась у него под подбородком, Дана томно потянулась, скользя вдоль всей длины его тела, и в ответ он обхватил ее за талию, привлекая еще ближе к себе. Твердый эрегированный член Малдера упирался ей в живот сквозь тонкую ткань боксеров, и Скалли призывно подвигала бедрами, с удовольствием ощущая это красноречивое свидетельство его желания.Напарник издал низкий раскатистый стон, и, довольная произведенным эффектом, Дана, улыбаясь, повторила свое соблазнительное движение.- Мммммм, - протянула она. – Так гораздо удобнее, чем на полу. Думаю, что смогу проспать здесь всю ночь.Не добившись от него ответа, Скалли вновь дразняще покрутила бедрами, и на этот раз услышала задыхающийся, будто от недостатка воздуха, шепот Малдера:- Я… я полагаю, тут найдется место и поудобнее…- Правда? – Она слегка прикусила кожу на шее Фокса, упиваясь своей неожиданно приобретенной властью. – И где же это? – C этими словами Дана принялась раскачиваться – агонизирующе медленно, словно не обращая внимания на его бешено колотящееся сердце.- О-о… если ты сейчас же не прекратишь… то мы никогда туда не доберемся.***************Скалли слегка приподняла голову и одарила Малдера такой манящей и в то же время загадочной улыбкой, что ему стало абсолютно неважно, что ее «прицел» оказался слегка сбитым. Боже, как же он хотел эту женщину…С трудом совладав с охватившим его трепетом, Фокс выскользнул из-под Даны и, наклонившись, взял ее на руки. В несколько коротких шагов он достиг кровати и, откинув одеяло, уложил свою драгоценную ношу поверх простыней, после чего избавился от боксеров и снова повернулся лицом к напарнице.Лежа абсолютно неподвижно, с полуприкрытыми глазами и рассыпавшимися по подушкам темными локонами, она являла собой поистине умопомрачительное зрелище, и Малдер замер, упиваясь открывшимся ему видом стройного тела Скалли с его плавными линиями и изгибами. Внезапно у него возникло ощущение, словно чья-то невидимая ладонь сжала его сердце, колотившееся с невиданной прежде силой, а из легких будто выкачали весь воздух, отчего ему приходилось буквально заставлять себя дышать. Если бы можно было, вдруг пришло Малдеру на ум, заставить замереть это мгновение, когда его до краев переполняло сладостное предвкушение, навеки запечатлеть предельную отчетливость этого момента и изысканно-мучительного желания обладать ею...*************** Простыни приятно холодили разгоряченную кожу, однако остудить лихорадочно-возбужденный разум было куда как сложнее. Тело Скалли покалывало везде, где напарник прикасался к ней, при этом остро нуждаясь в большем – нуждаясь в нем с отчаянной, почти болезненной жаждой. Она ощущала, что он находится рядом, около постели, однако не торопится приблизиться к ней, и ее вновь окатила волна подстегиваемого нетерпением желания.- Малдер, - прошептала Дана, - что ты там делаешь?- Смотрю на тебя, - низким, глубоким голосом ответил он.Это признание неожиданно смутило ее.- В комнате… в комнате светло? – запинаясь, спросила Скалли.- Да, лампа рядом с креслом включена. Тебя это беспокоит?Ей казалось, что она может физически чувствовать, как пристальный взгляд напарника скользит по ее телу, не оставляя без внимания ни дюйма ее кожи, проникая вглубь и словно бы завладевая ею. Странно было испытывать это на себе и даже больше того – знать, что он так откровенно и беззастенчиво ее разглядывает, и не иметь возможности ответить ему тем же. В то же самое время что-то в самом факте того, что Малдер хотел смотреть, и в провокационном тоне его голоса заставляло Скалли ощущать себя неоспоримо, невероятно сексуальной и желанной.- Нет… - соблазнительно и маняще промурлыкала она в ответ, пытаясь заглушить неистовый стук сердца. – Если только ты все-таки собираешься предпринять более активные действия… Игривое поддразнивание оказало на Малдера именно такой эффект, как Скалли и рассчитывала - он издал низкий, животный рык и, стремительно опустившись на постель рядом с ней, сжал ее в железных объятиях. При всей своей яростности, неистовости, напористости и почти агрессивности его поцелуи были наполнены нежностью, которую Дана привыкла ассоциировать с прикосновениями напарника. Она не менее страстно поцеловала его в ответ, стремясь не только ощутить, но и попробовать на вкус каждый дюйм его тела, поглаживая Фокса по спине и прижимаясь к нему так сильно, словно стремясь неразрывно слиться с ним в единое целое. Некоторое время спустя оторвавшись от ее рта, он переключился на шею, слегка прикусывая и посасывая нежную кожу. Горячий член напарника, более не стесненный одеждой, уперся ей в бедро, и, задрожав от желания, Дана обхватила его ладонью и принялась поглаживать. ***************Малдер закусил губу, чтобы заглушить рвущийся наружу крик, но, несмотря на все предпринятые им усилия совладать с собой, не мог сдержать низкого стона. Переживая невероятное, никогда прежде не испытанное возбуждение от прикосновений напарницы, он грубо обхватил ее голову руками, зарываясь пальцами в ее волосы, и, прочно удерживая Скалли на месте, резко проскользнул языком ей в рот. Было просто невероятно чувствовать ее гибкое, податливое тело, извивающееся под ним и все сильнее распалявшее его страсть. Невзирая на свой маленький рост и кажущуюся хрупкость, она обнимала его с силой и неистовством, о существовании которых Фокс даже и не подозревал.«Сейчас, сейчас, сейчас», - словно бы подгонял его рассудок, и он попытался сосредоточиться, удержаться на краю, хотя весь мир, казалось, бешено вращался вокруг, а волна сладостных ощущений грозила поглотить его с головой.- О… Малдер…В перерывах между неистовыми поцелуями она кое-как сумела прошептать имя напарника слабым, задыхающимся голосом, и этого оказалось достаточно, чтобы избавить его от остатков сдержанности.- Дана… пожалуйста…По-прежнему не прекращая своих нежных, но уверенных поглаживаний, Скалли выгнулась под ним и, шире раздвинув ноги, стала направлять его член в себя. Она застонала, и Малдер повторил ее движение, не в силах побороть дрожь от соприкосновения с ее влажными завитками. Одним резким, скользящим толчком он проник в нее, порывисто вздохнув, когда его член до самого основания погрузился в тело напарницы.***************Стоило ему стремительно войти в нее, как Дана невольно втянула воздух из-за вспыхнувшей на мгновение боли, которая, впрочем, тут же растворилась в потоке удовольствия, как только член Малдера пронзил ее, буквально вдавливая в матрас. Когда Фокс вновь поцеловал напарницу, она обвила его ногами за талию, устремляясь ему навстречу, и скрестила лодыжки у него за спиной, чтобы прижаться как можно теснее. Сознание будто заволокло плотным туманом наслаждения, отчего Скалли осознавала лишь близость Малдера и исходившее от него тепло, которые внезапно заставили ее почувствовать себя завершенной, цельной, словно она обрела то, чего ей так недоставало, даже не понимая, что прежде была этого лишена. И сейчас, наконец найдя это, Дана ненасытно стремилась к обладанию большим. Несколько секунд Малдер лежал, не шевелясь, не меньше Скалли потрясенный теми эмоциями, что вызвало в них обоих столь долгожданное единение. Затем он начал двигаться – поначалу медленно, но потом со все возрастающей скоростью и интенсивностью, так что все ее тело стало раскачиваться от силы его толчков. Крепко держась за напарника, Дана ощутила, как мускулы его спины перекатываются под ее ладонями в такт с заданным им ритмом, и, чувствуя стремительное приближение повторного оргазма, сжала внутренние мышцы в предвкушении неизбежной кульминации.***************Внутри нее было так приятно - горячо, влажно и тесно, что Фоксу захотелось полностью раствориться в ней, навсегда исчезнуть в этих теплых темных глубинах. Поглощенный подобными мыслями, он продолжил двигаться, на миг отстраняясь, чтобы тут же вернуться, еще глубже проникая в нее со следующим толчком. Все это время Скалли издавала хриплые крики, перемежавшиеся со стонами удовольствия, которые лишь сильнее распаляли его жажду обладания. Ему казалось, что он сходит с ума от желания, остро осознавая каждое ее действие, каждый звук, что она испускала в порыве страсти.Напарники не испытывали ни неловкости, ни колебаний, словно уже давным-давно заучили шаги этого древнего танца, и в какой-то степени так оно и было. Разделить со Скалли подобную близость, соединиться с ней теперь еще и телесно, ведь во всех остальных смыслах они уже и так оказались неразрывно соединены, представлялось Малдеру абсолютно правильным. Этот акт походил на недостающий кусочек паззла, который они пытались собрать в течение нескольких лет, и подобная синхронность представляла собой лишь совершенно естественное физическое продолжение некогда уже свершившегося слияния их разумов и душ.Эти мысли пронеслись в голове Фокса со скоростью звука, и вскоре даже фрагменты связных рассуждений потонули в водовороте чувственных ощущений и эмоций. Малдеру отчаянно захотелось поведать Скалли эти внезапно открывшиеся ему истины, облечь в слова свои страсть, потребность и любовь; объяснить ей подсознательную уверенность в том, что им суждено было обрести друг друга, и каждый день с тех пор, как они пришли в этот мир, был подобен ступеням лестницы, ведущей их к данному моменту. И тем не менее Малдер не мог подыскать нужных слов…***************Не обращая внимания на дрожь и боль в мышцах, возникшую от того, что она слишком крепко цеплялась за напарника, Скалли продолжала из последних сил обнимать его, словно боясь сорваться с края и упасть в бездну, если его не будет рядом. Руки Малдера сжимали ее подобно стальным кольцам, своими прикосновениями обжигая ее и без того разгоряченную кожу. Несмотря на все ускорявшийся темп, его толчки не утратили ни глубины, ни силы, и, наклонив голову, Фокс отчаянно поцеловал Дану. Она слышала его прерывистое дыхание, когда он судорожно хватал ртом воздух, и влажные звуки, производимые их соприкасающимися телами, которые то встречались, то отстранялись друг от друга, чтобы через мгновение соединиться вновь, упиваясь запахом, вкусом и ощущением Малдера, буквально обволакивавшими ее, пока он двигался сверху, вокруг и внутри нее…Плотно зажмурившись, она отчаянно попыталась представить его себе, призывая на помощь как хранящиеся в глубинах ее памяти образы напарника, так и те, что ей доводилось видеть лишь во снах; стараясь вообразить, как он, должно быть, выглядит в этот миг, и то, как смотрит на нее, когда от неминуемого оргазма ее отделяют лишь считанные секунды…***************Малдер все же не потерял надежду найти нужные слова, чувствуя, что просто обязан их произнести.- Дана… Дана… послушай меня…***************Охрипший и скрипучий, словно наждачная бумага, голос напарника дрожал от переполнявших его эмоций, и честно пытаясь осознать то, что он старается до нее донести, Скалли ощутила себя на самом краю...- Я… я слушаю… о-о… - с трудом найдя в себе силы для ответа, произнесла она.***************Он должен был это сказать, причем именно сейчас, прежде чем способность связно выражать свои мысли не отказала ему.- Дана… я люблю тебя… о, Боже… я люблю тебя… ***************Его признание эхом отозвалось во всем ее теле, когда Скалли наконец достигла экстаза, и ее сознание поглотила вспышка настолько мощная и яркая, что казалась почти ощутимой. Чувствуя себя так, словно распадается на тысячу осколков, Дана отчаянно выкрикнула:- Малдер… я… люблю… тебя…****************Протяжно простонав, он позволил себе распрощаться с остатками самоконтроля и тут же последовал за ней, ощущая, как все его тело сотрясается от умопомрачительного оргазма. После Фокс еще долго удерживал напарницу в объятиях в ожидании того, как последние волны схлынут, оставив его совершенно изможденным, но полностью удовлетворенным.
«… Я буду с тобой сегодняИ даже за тысячу миль Я тебя никогда не покинуИ с тобою навеки оставлюЧастицу своей души Частицу жизни своей Охотно тебе вручу Возьми же ее скорей…»Melissa Etheridge
***************В ПОЕЗДЕ 7/10Впоследствии они лежали молча, сплетясь в тесном объятии и стараясь совладать со сбившимся дыханием, которое было единственным звуком, помимо стука колес, нарушавшим царившую в купе тишину. Малдер крепко прижимал к себе Скалли, наслаждаясь ощущением ее обнаженной спины, касавшейся его груди, и тем, как ее попка отлично вписывалась в изгиб его паха. Внезапно легкая дрожь прошла по ее телу, и он повыше подтянул одеяло, прежде чем вновь положил руку ей на живот.- Вряд ли я позволю тебе впредь носить одежду, Скалли, - прошептал Малдер, целуя ее в плечо. – Так приятно чувствовать тебя, когда между нами нет этой преграды.- М-м-м… - пробормотала она и, положив ладони на его руки, придвинулась к напарнику еще ближе. – В таком случае мне будет ужасно холодно.- Уверен, мы что-нибудь придумаем, - ответил Фокс, убирая прядь волос с основания ее шеи. Он провел по ней пальцем, вспоминая, когда впервые коснулся этого места на теле напарницы, и о своих чувствах к ней, которые имелись у него уже тогда. Она довольно вздохнула, и Малдер повторил свое действие, на этот раз губами. – Приятно?- Да… только я подумала о том, каково было бы без бороды.Он сделал вид, что обиделся на ее слова, изобразив недовольный стон.- Умеешь же ты испортить настроение.Рассмеявшись в ответ, Дана перевернулась и, наградив напарника улыбкой, погладила его по щеке.- Я же не сказала, что мне не нравится, Малдер… просто стало любопытно, вот и все.Он пытался выдать какое-нибудь остроумное замечание, однако ее вид внезапно заставил его позабыть все слова. Скалли казалась невероятно привлекательной… и, так или иначе, теперь она принадлежала ему, предпочтя быть с ним. Сама эта мысль заставила его сердце болезненно сжаться в груди.Малдер нежно поцеловал ее в лоб, и Скалли почувствовала, как по спине пробежала приятная дрожь. То, как он дотрагивался до нее, как обнимал и говорил с ней… все это помогало Дане ощущать себя особенной, словно она была сокровищем, которым надо дорожить. И впервые с того рокового взрыва она не думала о себе, как о неполноценной, как если бы какая-то важная ее составляющая отсутствовала. Малдер вернул то, что, как ей казалось, было утрачено навсегда, и эта его способность не переставала поражать ее.Скалли накрыла его губы своими, стараясь передать напарнику испытываемую ею благодарность и показать, насколько она ценит то, что он никогда не воспринимал ее иначе, чем как полностью дееспособную личность, равную ему во все отношениях. Малдер с готовностью ответил на поцелуй, после чего Дана слегка отстранилась и опустила голову ему на грудь. С трудом преодолевая сонливость, хотя все ее тело как будто налилось свинцом от усталости, она заставила себя произнести следующие слова:- Малдер… я действительно подразумевала то, что сказала тогда – я люблю тебя.- О, Дана… - Его теплое дыхание коснулось ее уха. – Я тоже тебя люблю. Очень, очень сильно.Обнадеженная искренностью, что звучала в его словах и ощущалась в крепких объятиях, Скалли наконец позволила себе погрузиться в сон.***************Утром она оказалась разбуженной поцелуем, в котором чувствовался едва различимый прохладный привкус мяты. Губы напарника нежно касались ее губ, когда он чуть слышно прошептал:- Эй, соня… просыпайся…Скалли лениво потянулась, по-прежнему лежа с закрытыми глазами и отчаянно надеясь, что, открыв их, сможет увидеть склонившегося над ней Малдера. Она ответила на поцелуй, наслаждаясь вызванным им ощущением, и протянула руки, чтобы дотронуться до напарника. Без труда разгадав ее намерения, он обнял Дану, к своему удивлению наткнувшуюся не на обнаженную кожу его груди, а на фланелевую рубашку.- Малдер? – невнятным со сна голосом спросила она. – В чем дело? Почему ты уже оделся?Он опустился рядом с ней на кровать, положив голову на подушку, так что его влажные после душа волосы задевали ее лицо. - Потому что собираюсь сойти на станции в город – поезд прибудет в Эль-Пасо через десять минут.- М-м-м… - Она потерлась о его щеку своей, с удовольствием вдыхая исходивший от него запах свежести и чистоты. – Почему ты меня не разбудил?- Ты так мирно спала, - нежно поцеловав ее, пояснил Фокс. – И, кроме того, остановка не займет много времени – всего сорок пять минут. Я управлюсь гораздо быстрее, если ты останешься здесь.При этих словах Скалли слегка нахмурилась, однако эта гримаса ничуть не умалила ее красоты в глазах Малдера. - Ты меня бросаешь?- Ни за что, - клятвенно пообещал напарник, выпрямляясь, чтобы иметь возможность получше ее рассмотреть. Она выглядела совершенно очаровательно, напомнив Фоксу обнаженную темноволосую сирену, закутанную в белоснежные хлопковые простыни, и он почувствовал напряжение в паху, заставившее его всерьез усомниться в том, а так ли уж ему необходимо отправиться в город. – Я одержим тобой, Дана Кэтрин Скалли.Ее губы изогнулись в дразнящей улыбке.- В самом деле?- Да, - честно ответил Малдер. – Отныне и навсегда. – И как и предыдущим вечером поспешил доказать эти заверения поцелуями.Еще ослепительнее улыбнувшись напарнику, Скалли приподняла бровь в своем коронном жесте, который неожиданно приобрел новое, игривое значение. Она нашла его грудь руками и принялась расстегивать пуговицы на рубашке.- Ну, если это действительно так, то, возможно, тебе стоит вернуться обратно в постель и подкрепить свои слова делом. Ее прикосновение еще сильнее возбудило Малдера, и он ощутил почти непреодолимый соблазн сдаться ей на милость, но прозвучавший в этот момент гудок поезда вернул его обратно в реальность, напомнив о стоявшей перед ним задаче.- С превеликим удовольствием, - заверил ее Фокс, - но когда-нибудь мы проголодаемся и по еде, а если я не заберу оставленные для нас Стрелками деньги, нам придется поработать посудомойками, чтобы за нее заплатить.- Тут ты прав, - со вздохом признав правоту напарника, Скалли притянула его для еще одного поцелуя. – Главное не задерживайся. - Не буду, - пообещал он, с готовностью отвечая на поцелуй и спрашивая себя, как ему удастся пережить следующие сорок с небольшим минут вдали от нее. – А ты не открывай дверь никому, кроме меня.Она кивнула и, зевая, вновь откинулась на подушку. Нежно погладив ее по щеке, Малдер поднялся с кровати, застегнул распахнутую рубашку, после чего, взяв со столика пистолет, заправил его за пояс джинсов и накинул куртку. Уже подойдя к выходу из купе, он обернулся и спросил напоследок:- Тебе нужно что-нибудь купить?- Нет…- Ладно. Я быстро, - пообещал Фокс и, бросив последний взгляд на напарницу, закрыл за собой дверь. ***************Эллиот вышел из своего купе, зевая так широко, что у него даже слезы на глаза навернулись. Боже, как же он ненавидел раннее утро, когда весь его мыслительный процесс сводился к тому, чтобы как можно скорее выпить чашку кофе. Не в состоянии думать ни о чем другом, он, едва волоча ноги, поплелся по коридору в сторону вагона-ресторана. - Доброе утро, Эллиот, - поприветствовал его бодрый голос Рика, следовавшего за ним с приветливой улыбкой на лице.- Доброе, - ответил молодой человек, замедлив шаги, чтобы Рик мог без труда его догнать. – Как спалось?Улыбка Рика стала еще шире.- Отлично, а вам?- М-м-м… - Эллиот снова отчаянно зевнул. – Тоже… но я заработался, а потому лег довольно поздно. Думаю, без кофе мне не обойтись. Вы направляетесь завтракать? - Нет, - покачав головой, ответил Рик. – Мне надо съездить в город, уладить кое-какие дела.- Ладно, тогда увидимся позже, - сказал Эллиот, останавливаясь на пересечении двух коридоров, один из которых вел в вагон-ресторан.Рик кивнул.- До скорого, - попрощался он и затем, чуть помедлив, добавил: - О, Эллиот?- Да?- Спасибо за книгу. – Его широкая веселая ухмылка приобрела оттенок хитроватой самоуверенности, и, не дожидаясь ответа, Рик прошел мимо него и направился дальше по коридору. Сбитый с толку этими словами, Эллиот озадаченно посмотрел ему вслед, а затем провел рукой по взъерошенным волосам и пошел своей дорогой.***************Получить посылку от Стрелков в офисе «Федерал Экспресс» оказалось даже проще, чем Малдер поначалу рассчитывал. Она ожидала его в специальном окошке в станционном отделении на имя Рика Стюарта, и проездной билет послужил достаточным удостоверением личности, позволяющим ее забрать. «Очень удобно», - подумал Фокс, открывая упаковку на выходе из вокзала. Внутри, как и было обещано, находились водительские права на имена Рика и Лизы Стюарт. Фотографии представляли собой копии с тех снимков, что они со Скалли сделали в фотомастерской в Огайо около двух месяцев назад, сразу после побега из Вашингтона. Прочитав имевшуюся в этих конкретных удостоверениях информацию о том, что Стюарты являлись жителями Орландо, штат Флорида, Малдер усмехнулся - он ненавидел Флориду. Однако надо отдать Стрелкам должное – они проделали просто фантастическую работу: ламинированное покрытие было поистине безупречным, и, вне всяких сомнений, данные удостоверения выдержат даже самую тщательную проверку.Малдер вытащил из бумажника старые права на имя Рика Уайлдера и заменил их на новые. После нескольких неудачных попыток он все же сумел разорвать жесткую картонку на четыре части, намереваясь выкинуть их в разные мусорные баки по дороге. Положив в карман новое удостоверение Скалли, Фокс напомнил себе уничтожить прежнее, как только вернется на поезд.Выполнив эту часть плана, он сверил данный ему проводником адрес офиса «Вестерн Юнион» с уличным знаком и, сориентировавшись на местности, продолжил свой путь.***************Скалли глубоко вдохнула и усилием воли заставила себя проявить терпение. «Ты знаешь, что она здесь, - напомнила себе Дана, - просто не торопись».В конце концов ее усилия оказались вознаграждены - медленно водя руками по столу, она все-таки нащупала неуловимую расческу и принялась расчесывать мокрые волосы, вздрагивая от боли всякий раз, когда натыкалась на спутанные пряди. Хотя Скалли испытывала весьма сильный соблазн дождаться возвращения Малдера в постели, она тем не менее вынуждена была признать, что принять душ оказалось почти столь же приятно. Вскользь подумав о том, как долго его уже нет, Скалли в очередной раз пожалела, что не имеет часов, на которых о положении стрелок можно судить на ощупь. Она улыбнулась, вспомнив попытку напарника извлечь крышку ее наручных часов, которые были на ней во время побега из Вашингтона, чтобы таким образом предоставить ей возможность узнавать время, касаясь циферблата. Его благие намерения в конечном итоге привели к тому, что он умудрился разбить не только крышку, но и сам механизм, и они не стали тратить деньги на покупку новых. Одевшись и закончив расчесывать волосы, Скалли приступила к кропотливому поиску обуви, запоздало посетовав на то, что не оставила ее в каком-то определенном месте. Она нашла свои кроссовки неподалеку от кресел, в углу, рядом со сбросанной в кучу одеждой, от которой они с Малдером поспешно избавились предыдущим вечером. На мгновение позабыв о них, Дана принялась рыться в этой бесформенной куче, пока не наткнулась на свитер напарника. Она поднесла его к лицу и глубоко вдохнула оставшийся на нем запах, наслаждаясь воспоминаниями о том, что произошло между ней и Малдером несколькими часами ранее.Устыдившись своего поведения, делавшего ее похожей на влюбленную девочку-подростка, Скалли смущенно вспыхнула и поспешила отложить свитер. Она завязала шнурки на теннисных туфлях и, собрав одежду, бросила ее на кровать, после чего заняла себя аккуратным ее складыванием, не без удовольствия обнаружив, как ловко у нее это получается.Когда Дана нащупала джинсы Малдера и попыталась их сложить, то наткнулась на какой-то твердый предмет в заднем кармане и, засунув туда руку, к немалому своему удивлению обнаружила диск. «Хорошо, что мы не сдали джинсы в стирку», - подумала Скалли, переложив маленький круглый предмет в свой собственный карман. Покончив с уборкой, она подошла к одному из кресел и, откинувшись на подушки, принялась ждать возвращения напарника.***************Пэм вновь покосилась на сидевшего на пассажирском сиденье Марти и нахмурилась.- Не понимаю, что ты под этим подразумеваешь, - заявила она. – У тебя было множество возможностей все исправить и помириться с ней.- Слушай, - возразил ее напарник, - она чокнутая. Совершенно невменяемая, буйнопомешанная сумасшедшая. Помнишь Гленн Клоуз из того фильма? Ее героиня явно была списана с Джули, я в этом нисколько не сомневаюсь.Пэм крутанула руль влево, свернув на очередном перекрестке. «И зачем ты только пытаешься что-то доказать?» – раздумывала она, проводя рукой по своим коротким темным волосам. – Ты просто пещерный человек, Марти, - со вздохом ответила девушка, недоумевая, почему вообще пробует достучаться до него, заступаясь за женщину, которую едва знает. – Складывается такое ощущение, что тебе нужна самка, которая, будучи постоянно беременной и прикованной к плите, станет подносить тебе пиво, пока ты смотришь футбольные матчи по вечерам понедельников.- Эй! – возмущенно воскликнул парень. – Это не так. – И после паузы, необходимой, чтобы отхлебнуть кофе, поддразнил: - Меня и дома-то не бывает в понедельник вечером. Я работаю – с тобой, между прочим.- Как мило, - сухо прокомментировала Пэм. – Может, это означает, что Джули повезло.- Стерва.На светофоре загорелся красный, и, затормозив, Пэм повернулась, чтобы заглянуть в глаза напарнику.- Ублюдок, - шутливо бросила она в ответ, и они оба разразились веселым смехом. При всей его чисто мужской самоуверенности, рожденной ложным чувством превосходства, Пэм признавала, что с ним частенько бывало очень весело. А учитывая, как много времени им приходилось проводить вместе, она осознавала, что все могло сложиться гораздо хуже. Люди называли их близнецами Боббси [прим. пер. - две пары близнецов, Берт и Нэн, Фредди и Флосси, персонажи многочисленных книг для детей Лоры Ли Хоуп [Hope, Laura Lee] (псевдоним писателя Э. Стрэтимейера [Stratemeyer, Edward ]), написанных с 1904 по 50-е годы. В переносном значении - два человека, которые думают и поступают одинаково], потому что внешне они и вправду походили на брата и сестру, да и вели себя друг с другом соответственно. За этими их спорами и непринужденным перебрасыванием остротами крылась глубокая, прочная дружба, и Пэм была искренне благодарна судьбе за такого напарника.- Слушай, - не отставал Марти, - то, что ты не можешь удержать мужчину, еще не дает тебе права меня пилить.- О-о… - угрожающе понизив голос, протянула девушка. – Для твоего же собственного блага я бы не советовала тебе углубляться в обсуждение этой темы.Парень усмехнулся. - Ладно, ладно. Давай заключим перемирие. Как насчет еще кофе?Пэм проверила стаканчик, закрепленный в держателе на приборной доске, и обнаружила, что он почти пуст.- Если ты покупаешь.Когда он согласно кивнул, она вновь завернула за угол и припарковалась у тротуара, после чего они одновременно выбрались из машины и направились к продуктовому магазину. По дороге Марти выкинул пустые стаканчики в мусор, ни на секунду не прекращая свой обычный бесконечный монолог, который Пэм по давно сложившейся привычке пропускала мимо ушей, вместо этого думая о брошенном им ранее замечании.Надо признать, что в нем была доля правды. Прошел почти год с тех пор, как она рассталась со Стивом, и, даже осознавая, что стиль ее жизни отнюдь не способствует созданию прочных, серьезных отношений, Пэм все же не верила, что найти подходящего мужчину так уж трудно, тогда как Марти, напротив, кажется, менял подружек чаще, чем нижнее белье. Эта мысль повеселила ее, заставив усмехнуться, и девушка прикусила губу, чтобы ненароком не рассмеяться вслух.В этот момент из магазина с противоположной стороны улицы вышел мужчина, и Пэм окинула его так называемым Беглым Взглядом, от которого, однако, ничто не могло ускользнуть. Незнакомец был высоким, темноволосым, носил бороду и обладал отличной фигурой, выгодно подчеркнутой одеждой. Он не замечал ничего вокруг, будучи целиком и полностью поглощенным содержимым конверта у него в руках. «Симпатичный», - вскользь подумала Пэм, продолжая идти рядом с напарником.- В общем, я сказал ей, что позвоню, но сейчас уже не так в этом уверен, - отрывок из несмолкающей болтовни Марти зарегистрировался в ее мозгу, однако девушка не обратила на его слова никакого внимания. Было в том парне что-то такое, что не давало ей покоя, что-то знакомое…И внезапно она вспомнила оповещение, которое вчера распространили по участку – перед ее мысленным взором ясно предстала фотография и текст под ней. Схватив напарника за руку, чтобы заставить его, наконец, заткнуться, Пэм извлекла пистолет из кобуры и резко развернулась.***************- Полиция! Не с места!Когда эти слова достигли слуха Малдера, он инстинктивно замер, парализованный властностью произнесшего их голоса и стоявшим за ними значением. Казалось, время остановилось, и сам он двигался будто в замедленной съемке, переводя взгляд туда, откуда раздался окрик.Напротив него через улицу стояла женщина-полицейский, которая, крепко обхватив обеими руками направленный прямо на него пистолет, приняла классическую «стрелковую» позу. Ее напарник, коренастый мужчина, как раз доставал свое собственное оружие, а пешеходы на обоих тротуарах застыли, испуганные разворачивающимися перед ними событиями.В течение долгого момента Малдер, не отрываясь, смотрел на женщину, чувствуя, как его переполняют напряжение и паника – видимо, именно такое ощущение возникает у оленя, застигнутого фарами стремительно приближавшейся машины. Он даже не заметил их и теперь корил себя за подобную беспечность, недоумевая по поводу того, как можно было быть таким рассеянным идиотом, позволив себе расслабиться и тем самым допустить роковую ошибку…Но вот, наконец, женщина шагнула в его сторону, и, повинуясь животному инстинкту, приказывавшему ему спасаться, Малдер бросился наутек. - Я сказала: не с места! – летело ему вслед, однако он, не придав значения ее предупреждению, уже несся вперед, лавируя среди зевак. – СТОЯТЬ! Происходящее просто не укладывалось у него в голове… как такое могло случиться?? Он старался бежать быстрее, остро осознавая, что копы не отстают: звук их поспешных шагов звучал все ближе и ближе... Все было так легко… удостоверения, деньги… так легко. Слишком легко.Вообще не представляя, куда направляется, Малдер резко завернул за угол, в отчаянии оглядываясь по сторонам и надеясь найти какое-нибудь, да что там - любое место, где можно спрятаться. У него имелось небольшое преимущество, заключавшееся в том, что хотя час был довольно ранним, улицы уже оказались наводненными людьми, а потому Фокс сомневался, что копы станут стрелять в него с довольно большого расстояния из опасения задеть случайного прохожего. Тем не менее они стремительно сокращали разделявшую их дистанцию, и он понимал, что если не придумает какой-нибудь план, причем быстро, для него все будет кончено.Проигнорировав встречный поток транспорта, Малдер бросился на проезжую часть, слыша, как возмущенные водители принялись ожесточенно сигналить ему, когда он пересекал перекресток. Одна из машин не стала замедлять ход, проносясь мимо и при этом едва не сбив его, и, почувствовав, как сердце стремительно колотится в груди, Фокс осознал, что чудом избежал смерти. Другой автомобиль приближался с пугающей скоростью, и когда Малдер отскочил в сторону, до его слуха донесся пронзительный скрип тормозов и затем звук удара. Достигнув другой стороны улицы, он осмелился бросить быстрый взгляд через плечо и увидел, что этот маневр помог ему выиграть хотя бы немного времени: две машины врезались друг в друга, и хотя авария не казалась серьезной, она, однако, мгновенно создала затор, тем самым замедлив передвижения преследующих его копов.Воспользовавшись этим шансом, Малдер завернул за угол и ринулся в переулок между двумя зданиями, подгоняемый одной-единственной, рожденной паникой, мыслью:<Скаллинемогупозволитьимнайтиеенемогупозволитьэтом услучиться>В конце переулка, где обочина соединялась с улицей, имелось дренажное отверстие, и, вытащив из кармана новое удостоверение напарницы, Фокс выбросил его в темные глубины канализации, отправив следом билет. В данный момент его меньше всего волновало, как ему удастся снова попасть на поезд, если ему вообще посчастливится вернуться на станцию – Малдер сосредоточил всю свою умственную энергию на том, чтобы избавиться от улик, любых ниточек, которые могут вывести на ее след.Выполнив эту задачу, он вновь сорвался с места, задыхаясь от быстрого бега. Фокс метался по улице в попытке отыскать подходящее место, чтобы спрятаться, но, как назло, крупные торговые центры еще не открылись, а больше раствориться в толпе и оторваться от копов было негде. Он слышал, как они кричат ему вслед, приковывая к нему внимание и предупреждая людей, тем самым лишая его возможности затеряться среди них.Малдер свернул на очередном перекрестке, по дороге заглядывая в окна припаркованных у тротуара машин в тщетной надежде на то, что кто-нибудь забыл ключи в зажигании – в тщетной надежде, что ему удастся каким-то чудесным образом выбраться из этой переделки. Снова донесшийся до него окрик женщины-полицейского на этот был наполнен нескрываемым гневом.- СТОЯТЬ! – повторила она.Разумеется и не подумав исполнять ее требование, Малдер добежал до конца квартала, буквально кожей чувствуя, что его догоняют и, завернув за угол, наткнулся на дуло пистолета второго полицейского.- СТОЯТЬ! – заорал он. – Не двигаться, руки вверх!Секунду спустя к ним присоединилась его напарница, и ее следующие слова прозвучали, как приговор, заставив Малдера похолодеть от страха.- Вы арестованы!Он медленно поднял руки, не сводя глаз с нацеленного на него оружия, тогда как его мозг до сих пор отказывался поверить в происходящее, не в состоянии осознать, как такое могло произойти. Пока мужчина-полицейский продолжал держать Фокса на мушке, женщина подтолкнула его дулом своего собственного пистолета.- Лицом к стене, - велела она, и он нехотя подчинился, приложив обе ладони к холодному бетону. В следующее мгновение Малдер услышал звук убираемого в кобуру оружия, а затем безошибочный металлический перезвон наручников, которые женщина вытащила из-за пояса. – Вы имеете право хранить молчание, - провозгласила она, заводя ему руки за спину и надевая на них «браслеты». – Все, что вы скажете, может быть использовано против вас в суде…Пока она продолжала зачитывать ему права Миранды, ее напарник передавал по рации просьбу о подкреплении. Ощущая, как тугие наручники впиваются в кожу, Фокс покорно выпрямился, лишившись способности и желания сопротивляться из-за охвативших его отчаяния и безысходности. Его обыскали, вытащив бумажник, пистолет и конверт с деньгами, который он незадолго до этого забрал из офиса «Вестерн Юнион», и только в этот момент Малдер внезапно осознал, что не взял с собой диск. «Должно быть, я оставил его в поезде», - ошеломленный этим открытием, подумал он и крепко зажмурился, когда его поглотила очередная волна неконтролируемого страха.<ОДанаДанаДананетнетнет>
*************** В ПОЕЗДЕ 8/10 Только услышав третий гудок, Скалли начала паниковать. Она уже достаточно много времени провела в поезде, чтобы знать, что первый из них означает десятиминутное предупреждение, второй – пятиминутное, а третий непосредственно предшествует отправлению со станции. И в самом деле, мгновение спустя Дана ощутила сотрясающую вибрацию вновь заведенного двигателя, когда состав тронулся с места и покатился по рельсам. «Не волнуйся, - твердила она себе, пытаясь успокоиться. - Он, вероятнее всего, просто решил немного побродить по коридорам в одиночестве». Впрочем, Скалли тут же отказалась от этой утешительной мысли, зная, что Малдер не стал бы нигде задерживаться, чтобы не волновать ее. И все же ее разум отказывался поверить в то, что поезд мог отбыть без него, и Дана продолжила терпеливо ждать, сидя в кресле с подоткнутыми под себя ногами – ждать, когда напарник постучит в дверь. Но этого так и не произошло. Осознав, что поездка продолжается уже целых пять минут, Скалли стряхнула с себя оцепенение, поднялась и, приблизившись к двери, стала нащупывать кнопку вызова проводника. Когда ее поиски увенчались успехом, она трижды нажала на нее, чувствуя, как по спине пробежал ледяной холодок страха. *************** Дверь в его офис открыл один из новичков, и Рассел Хэккет оторвал взгляд от изучаемых бумаг. - Его доставили, сэр, - доложил молодой коп. Расти [[прим. пер. - Расти (Rusty) переводится как ржавый] кивнул и, поднявшись на ноги, провел рукой по торчащим в разные стороны рыжим волосам, цвет которых и послужил источником его прозвища. Взяв документы с собой, он последовал за парнишкой через весь участок, на нижний этаж, где располагались камеры для задержанных. Будучи шефом полиции Эль-Пасо, штат Техас, Расти Хэккет в основном имел дело с постоянным потоком буйных пропойц, время от времени – с незаконными эмигрантами и совсем уж редко – с убийцами. За семнадцать лет в правоохранительных органах, шесть из них в качестве шефа, ему ни разу не доводилось сталкиваться с задержанием федерального преступника. «Все когда-нибудь случается в первый раз», - подумал он. Расти приблизился к самой дальней камере и кивком головы поприветствовал стоявших на страже двоих офицеров. Один из них открыл внешнюю дверь, пропуская Расти внутрь, и как только она закрылась за ним, он еще некоторое время стоял, замерев, и внимательно наблюдал за расположившимся на койке человеком. Даже при том, что мужчина сидел, Расти без труда определил, что тот высок и довольно худощав для своего роста. Заключенный носил короткую бороду, а его каштановые волосы, явно нуждавшиеся в стрижке, падали ему на лоб и закрывали уши. В целом, сходство с имевшейся в его деле фотографией было весьма условным, если не считать выражения глаз. Мужчина поднял голову и пронзил незваного гостя острым, испытывающим взглядом – именно таким, какой смотрел на Расти с того снимка, что он держал в руке. Для него это послужило веским доказательством – даже более весомым, чем отпечатки пальцев – что человек в камере и в самом деле является Фоксом Уильямом Малдером. *************** Некоторое время спустя до Скалли донесся стук в дверь купе, а затем жизнерадостный женский голос спросил: - Есть кто-нибудь? Соблюдая осторожность, Дана не спешила открывать, уточнив: - Вы проводница? - Да, - заверила ее женщина. – Меня зовут Шейла. Могу я вам чем-то помочь? Немного поколебавшись, Скалли в конце концов медленно отворила дверь и услышала, как Шейла удивленно втянула воздух. - Все в порядке, мэм? – спросила она. - Мой… мой муж еще не вернулся. Я… опасаюсь, что он мог отстать от поезда. Смущение проводницы было почти ощутимым. - Вы уверены? Возможно, он просто где-то задержался по пути в ваше купе. Скалли отрицательно покачала головой. - Нет, я так не думаю. Это… это на него не похоже. - Ну, такое не раз случалось прежде, особенно на столь коротких остановках, - сообщила Шейла, тихонько рассмеявшись. – Не сомневаюсь, что если он и вправду отстал от поезда, то уже сообщил об этом на станции в Эль-Пасо. Я могу проверить, если хотите. - Это было бы чудесно, - ответила Дана, ухватившись за эту надежду, как утопающий за соломинку. – Если он в самом деле опоздал, то что тогда? - Ну, - протянула Шейла, - вам проще всего дождаться его на следующей остановке. По этому маршруту позже вечером пойдет другой поезд – он сядет на него, и таким образом вы и встретитесь. «Не так уж и трудно, - сказала себе Скалли. – Ты справишься». Вслух же она ответила: - Отлично. Не могли бы вы уточнить, действительно ли все так и произошло? - Конечно, - заверила ее проводница. – Я скоро вернусь. Услышав звук удалявшихся шагов, Скалли закрыла дверь и прислонилась к ней со вздохом облегчения, от всей души надеясь, что предложенное проводницей объяснение отсутствия Малдера и в самом деле окажется верным. **************** - Я хочу позвонить, - потребовал Малдер, не сводя взгляда с рыжеволосого офицера. - Не могу вам этого позволить, - с характерным южным акцентом протянул тот. Судя по прикрепленному к его униформе значку, он принадлежал к высшим чинам, возможно, даже был здесь главным, и у Малдера зародилась слабая надежда на то, что ему удастся с ним договориться. - Я знаю свои права, - возразил бывший агент, изо всех сил стараясь сохранять хладнокровие. – У меня есть право на один телефонный звонок и на адвоката. Коп взмахнул зажатой в руке кипой бумаг и покачал головой. - Это дело федерального значения, а потому находится вне моей юрисдикция как шефа местной полиции. – Он зачитал выдержку из текста на верхнем листе: – Беглецу не разрешается говорить ни с кем, помимо сотрудников правоохранительных органов. Телефонные звонки и прочие контакты строго запрещаются. – Офицер помедлил, водя пальцем по странице, а затем продолжил: - Здесь еще много чего говорится, но суть сводится к тому, что нам просто полагается держать вас под стражей, пока сюда не заявятся федералы. Малдер ничего на это не ответил, судорожно обдумывая услышанное. Он не особо рассчитывал на то, что они позволят ему воспользоваться телефоном, и в любом случае это вряд ли бы оказалось хорошей идеей, как бы ему ни хотелось позвонить Стрелкам и каким-то образом предупредить их о том, что произошло. Шеф наблюдал за ним сквозь прутья решетки с выражением, весьма похожим на любопытство. - У тебя большие неприятности, парень, – наконец изрек он и, чуть помедлив, добавил: - Надеюсь, ты это осознаешь. «Ты и понятия не имеешь», - мрачно подумал Малдер, чувствуя, как желудок сжимается от напряжения. Коп провел рукой по своим коротко стриженым волосам. - Они запретили мне вас допрашивать, да, по правде говоря, мне не очень-то и хотелось, но при этом задали вопрос, на который я не в состоянии ответить, а потому переадресую его вам. Ни один мускул на лице Малдера не дрогнул, и он по-прежнему не произнес ни слова. - Где она? Где девушка? – и после краткой паузы: - Что с ней случилось? Невероятным усилием воли Фокс заставил себя не отводить взгляд, сдерживая готовый вырваться наружу крик и не выдавая переполнявшего его ужаса от того, что он этого не знает и что ему необходимо вернуться за ней – прямо сейчас, сию минуту. <ДанаДанаДанаДанаДанаДана> Ответом шефу стало гробовое молчание. *************** Услышав повторный стук, Скалли подскочила с постели и быстро приблизилась к двери. - Шейла? – позвала она, надеясь, что правильно запомнила имя проводницы. - Да, - ответила та, и, открыв ей, Дана слегка запыхавшимся голосом спросила: - Он на станции? Женщина чуть помедлила с ответом, и, уже догадавшись о том, что ей предстоит услышать, Скалли распрощалась со своими робкими надеждами. - Нет. По крайней мере, насколько нам известно – никто не обращался к дежурному в Эль-Пасо. При этих словах Дана почувствовала, как ее понемногу начинают охватывать отчаяние и безысходность, однако сумела взять себя в руки. - О… ну, тогда спасибо за проверку. - Могу я еще что-нибудь для вас сделать? – голос Шейлы был наполнен беспокойством, и Скалли без труда заключила, что оно в большей степени продиктовано ее слепотой. – Уведомить кого-нибудь? - Нет, нет… - натянуто улыбнувшись, покачала головой Дана. – Все в порядке… я встречаюсь со своей матерью в… - она помедлила, мучительно вспоминая зачитанное Малдером название города по пути следования поезда. – В Туксоне. Я встречаюсь с ней в Туксоне. А до той поры я как-нибудь продержусь. Шейла молчала, и на мгновение Скалли поддалась панике, решив, что ее обман был слишком уж очевидным. - Тогда ладно, - наконец ответила женщина. – Если вы уверены… - Я… да, можете мне поверить. - Хорошо. – Проводница явно колебалась, но, к счастью, не стала ни на чем настаивать. – Просто позвоните, если вам что-нибудь понадобится – я дежурю до конца дня. - Спасибо, непременно, - поблагодарила Скалли. Захлопнув за Шейлой дверь, она вернулась обратно к кровати и буквально рухнула на нее, не в силах больше справляться с переполнявшим ее страхом. ************** Мужчина продолжал упорно хранить молчание, и, поняв, что на ответ рассчитывать не приходится, Расти равнодушно пожал плечами. - Неважно. Они и сами это выяснят. Беглец наконец отвернулся от него и, откинувшись на койке, сложил руки на груди. «Вот и поговорили», - пришло на ум Расти, почувствовавшим себя, как на приеме у начальника: ему как будто дали понять, что аудиенция окончена и он может быть свободен. Шеф развернулся к двери, бросив напоследок взгляд на заключенного. Было что-то в его позе, в том, как его тело оставалось напряженным даже в состоянии покоя, отчего у Расти возникло какое-то смутное ощущение тревоги. Казалось, мужчина походил на плотно сжатую пружину, готовую резко распрямиться в любой момент. Он не выказывал ни враждебности, ни ярости, с которыми Расти привык иметь дело, когда сталкивался с более несдержанными узниками, и при всем при этом не выглядел смирившимся со своим положением, не демонстрируя никаких признаков неуверенности и отчаяния. «Сосредоточен, - подумал Расти. – Парень полностью, предельно сосредоточен». Эта мысль почему-то вызвала у него иррациональный приступ страха, а потому он испытал облегчение, ступив в коридор и оставив таинственного федерального беглеца позади. - Все нормально? – спросил начальника один из дежуривших офицеров, и тот кивнул в ответ. - Да, порядок. – Вновь сверившись с бумагами, полученными по факсу из Вашингтона, Расти обратился к охранникам: – Он в вашем полном распоряжении. Позаботьтесь о нем, как положено. – И после паузы добавил: - Будьте осторожны. С ним надо держать ухо востро. Когда молодые офицеры кивнули, давая понять, что им понятен приказ, шеф резко развернулся и направился обратно в свой офис. *************** - Да мне все равно – позвоните им снова! – орал Скиннер в телефонную трубку. – Надеюсь, я понятно объясняю – никто не может видеть Малдера или говорить с ним, пока я туда не приеду! – Он дождался ответа своего собеседника и затем повесил трубку. В этот момент дверь приоткрылась, и в кабинет заглянула Холли. - Сэр, ваша машина готова. - Уже спускаюсь, - бросил Скиннер, и, кивнув, она вернулась на свое рабочее место. Замдиректора окинул взглядом стол, чтобы убедиться, что не забыл ничего важного. Заметив один нужный ему документ, он подобрал его и положил в портфель. Спустя столько времени… Получив тот судьбоносный звонок, Скиннер застыл на месте, пораженный и неспособный поверить в то, что Фокса Малдера все-таки нашли – его арестовали двое патрульных ни где-нибудь, а в Эль-Пасо, штат Техас. После предпринятой на него охоты, продолжавшейся почти два месяца, он наконец оказался пойманным, но отнюдь не благодаря слаженным и искусным следственным действиям, а исключительно по воле случая. Малдера нашли. Одного. Скиннер практически выбежал из офиса, чувствуя, как его затягивает круговорот противоречивых, сбивающих с толку мыслей и эмоций. Они не обнаружили никаких следов Даны Скалли; Малдера поймали посреди города, и огромное количество патрульных было отправлено прочесывать улицы в поисках его пропавшей напарницы, однако все они вернулись с пустыми руками. Так где же она? Когда Малдера обыскали, при нем не обнаружилось ничего, что указывало бы на ее возможное местонахождение, и, насколько Скиннеру было известно, бывший агент продолжал хранить упорное молчание. Что с ней случилось? Замдиректора подозревал, что ответ крылся в том месте, откуда Малдер начал свою роковую вылазку в город. Возможно, она пряталась в каком-то мотеле, размышлял он, хотя и понимал, что к настоящему моменту все подобные заведения уже тщательно проверили в поисках женщины по фамилии Стюарт – фальшивое удостоверение именно на это имя нашли у Малдера. Разумеется, они могли разделиться. Впрочем, Скиннер отверг эту мысль сразу же, как только она его посетила, по двум причинам: во-первых, если ему что-то и было известно о Дане Скалли наверняка, так это то, что она никогда не оставила бы напарника, по крайней мере, не по своей воле, и, во-вторых, согласно дошедшим до него слухам, она ослепла в результате того взрыва. Так что эту вероятность можно было смело исключить. Скиннер достиг первого этажа и, выйдя из здания, быстро спустился по ступеням. Как Холли и обещала, машина уже его дожидалась, так что он, не мешкая, забрался в салон, приказав водителю пренебречь скоростными ограничениями по пути в аэропорт. По слишком многим причинам, некоторым из которых он даже затруднился бы дать определение, Уолтер Скиннер сильно спешил. **************** Эллиот держал набросок в вытянутой руке и критически его рассматривал. «Надо добавить больше оранжевого цвета», - в конце концов решил он и, снова взявшись за карандаш, продолжил рисование. Полностью погрузившись в работу, молодой человек резко вздрогнул от неожиданности, услышав стук в дверь, отчего карандаш скользнул по бумаге, оставляя на ней ярко-оранжевую полосу. Тихо выругавшись, Эллиот направился к двери и, распахнув ее, замер на пороге. - Лиза! Что вы здесь делаете? Как вы нашли мое купе? - Вниз по лестнице, четвертое слева, - ровным, спокойным голосом произнесла она. – Не уделите мне минуту своего времени? - Конечно, - поспешно ответил Эллиот, делая шаг в сторону, чтобы позволить ей войти. Когда она ступила внутрь, он перевел взгляд в коридор и к своему удивлению не обнаружил позади нее Рика. – В чем дело? Лиза не ответила, медленно двигаясь по купе, и, немного запоздало осознав, что она ищет, куда можно сесть в этой незнакомой ей комнате, Эллиот взял ее за руку и подвел к креслу. - Спасибо, - поблагодарила Лиза, откинувшись на подушки. Молодой человек вернулся к входу в купе и закрыл дверь, после чего опустился в соседнее кресло и принялся ожидать объяснений, внимательно наблюдая за своей гостьей: на ее лице застыло потерянное выражение, и она некоторое время сидела молча, нервно теребя ткань джинсов. Когда тишина затянулась и стала давить ему на нервы, он решился ее нарушить, осторожно спросив: - Лиза? Что случилось? – И чуть помедлив, уточнил: - Где Рик? При упоминании имени мужа Лиза выпрямилась и, заправив за ухо прядь волос, сказала: - Эллиот, мне нужна ваша помощь. - Какая именно? – озадаченно спросил он. - Рик… он… он отстал от поезда. Молодой человек облегченно вздохнул и улыбнулся. - Ничего страшного, - заверил он ее. – Такое часто случается. Вы просто встретитесь на следующей остановке, вот и все. При этих словах Лиза заметно помрачнела и отрицательно покачала головой. - Вы не понимаете. Рик, он… он никак не мог опоздать на поезд по чистой случайности. Все… было иначе. Эллиот вгляделся в ее лицо, пытаясь понять, что она имеет в виду. У него просто в голове не укладывалось, что Лиза подразумевает то, что, по его мнению, она подразумевала – он никогда еще не видел столь очевидно влюбленную пару. И в то же время… Эллиот не мог игнорировать багровый синяк на ее щеке, который был уже не таким ярким, как в тот день, когда они впервые встретились, однако оставался довольно заметным. Трудно было поверить, что Рик способен на подобную жестокость, но Эллиот понимал, что делать далеко идущие выводы касательно малознакомого человека по меньшей мере наивно – чужая душа, как известно, потемки. Осторожно подбирая слова, он спросил: - Он… по-вашему, он… оставил вас? Намеренно? Эллиот увидел, как на лице Лизы промелькнуло мрачное выражение – смесь сомнения, паники и отчаяния, которое, впрочем, исчезло так же быстро, как и появилось. А затем она вскинула голову, упрямо сжав челюсти, и процедила сквозь плотно сжатые зубы: - Рик никогда бы не оставил меня одну. Никогда. – Немного помедлив, Лиза поднялась на ноги и добавила: - Извините, мне не следовало вас беспокоить. Это была неудачная идея. - Нет, нет! – поспешно воскликнул Эллиот и, взяв ее за руку, усадил обратно в кресло. – Лиза, мне жаль. Я… я ничего такого не имел в виду. Я… я просто должен был спросить. *************** Прозвучавшие в его голосе серьезность и искренность успокоили Скалли, и она вновь заняла свое место, убеждая себя не волноваться. «Не паникуй, - твердила она себе. - Паника тебе ничем не поможет». - Я знаю, - произнесла Дана вслух, с облегчением осознав, что ее голос не дрожит. – Простите, я слишком остро отреагировала. В комнате опять воцарилось молчание, и Скалли догадалась, что Эллиот обдумывает сказанное. - Так, - медленно и размеренно начал он некоторое время спустя, - если вы не считаете, что Рик оставил вас намеренно или отстал от поезда по чистой случайности, то, значит, подразумеваете, что с ним что-то случилось. Скалли кивнула, не сомневаясь, что он заметит этот жест. - Могу я спросить, почему вы пришли к такому выводу? – спросил Эллиот и после паузы уточнил: - Я имею в виду, что на вашем месте не стал бы сразу предполагать худшее. Дана провела рукой по волосам, пытаясь привести мысли в порядок и решить, что ему рассказать. «Ровно столько, чтобы он помог тебе сойти с поезда, - подсказал ей внутренний голос. – Не больше». - Мне бы не хотелось вдаваться в подробности, - уклончиво начала она. – Мы с Риком… есть люди, которые нас ищут. Опасные люди. И если… - сердце болезненно кольнуло, однако Скалли заставила себя продолжить: - Если они нашли Рика… у него… у него большие неприятности. - Почему бы вам не обратиться в полицию? Очередной трудный вопрос. Дана отчаянно старалась придумать какой-то более-менее подходящий ответ, но в результате решила сказать ему правду: - Не могу. Полиция тоже нас ищет. - Как насчет… как насчет ваших родителей? Услышав это наивное предложение, Скалли не знала, плакать ей или смеяться. Если бы все было так легко… - Эллиот, я… я просто не могу. Вы должны мне поверить. Это просто… просто невозможно, по крайней мере сейчас. Если у Рика неприятности, подобный звонок только все усложнит. Эллиот издал тяжелый вздох. - Тогда чего вы хотите от меня, Лиза? *************** - Помогите мне сойти с поезда, - ответила она таким тоном, словно объясняя ему нечто само собой разумеющееся. Помассировав виски, как будто у него начиналась головная боль, Эллиот уточнил: - А что потом? - Отведите меня в отель, подальше от вокзала. - И что вы собираетесь делать дальше? Выражение ее лица яснее любых слов поведало Эллиоту, что она понятия об этом не имела, хотя и пыталась спрятать свою неуверенность за напускной бравадой. - Ну… я что-нибудь придумаю. Мне просто нужно оказаться подальше отсюда – рано или поздно они выяснят, что Рик ехал на этом поезде. И я ничем не смогу ему помочь, если они найдут меня здесь. «Этого просто не может быть, - подумал Эллиот. – Это не происходит на самом деле». Однако самовнушение не помогло: Лиза по-прежнему сидела напротив него - хрупкая маленькая фигура во фланелевой рубашке и джинсах. Т