1 Arianking Империя рабов Просто пытки

Империя рабов (просто пытки)
http://ficbook.net/readfic/2020434 Автор: arianking (http://ficbook.net/authors/765086) Фэндом: Ориджиналы Рейтинг: NC-21 Жанры: Ангст, Драма, Повседневность, Даркфик, PWP Предупреждения: BDSM, Насилие, Нецензурная лексика, Underage, Кинк Размер: Макси, 135 страниц Кол-во частей: 23 Статус: заморожен Описание: Рабский Дом-2. Жизнь братьев-хозяев и их рабов в формате лайфстайл, подробно и с деталями. Интерактив в группе ВК - https://vk.com/empire_of_slaves Публикация на других ресурсах: Только после уведомления автора и его согласия Примечания автора: В рассказе много жести, пыток, различные направления и только молодые пацаны. Первая часть рассказа Империя рабов (просто пытки) заморожена. Здесь вы найдете минимум художественности и максимум пыток. Для любителей полноценных историй со всеми составляющими - читайте Империю рабов (Новая эра) http://ficbook.net/readfic/2354419. Вторая часть является логическим продолжением, но может быть и самостоятельной.

Глава 1. Порабощение
********************************************************************** Ищу группу активных единомышленников (поклонников рассказа) для возможного его продолжения. Интересно - напиши в ЛС тут или ВК - https://vk.com/arianking ********************************************************************** ********************************************************************** Братья садились в машину, когда заметили, как их одногруппник Вася устало плёлся к остановке. Пацаны уже несколько дней поглядывали на парня: им нравилось его тело, характер и поведение. Вася был парнем из села, неискушённый столичным распутством, тихий, робкий, но чертовски красивый. Он вырос в многодетной семье без отца, поэтому все трудности быта лежали на нем, что сказалось на развитой спортивной фигуре. Ему было 18, как и всем студентам, но выглядел парень максимум на 16-17 лет, высокий, худой. Словом, идеал... Те, кто за ним наблюдал, наоборот, привыкли к лоску и разврату. Дети крутого папика, в своём провинциальном городке они делали что хотели и как хотели с любым. Артём младший брат, но в свои 18 он уже получил много опыта в садизме, так как никогда не сдерживал и не скрывал страсть к жестокости... Владу было 19 лет, брутальный самец, который любит много и долго трахать, а также просто поведен на дисциплине. Оба брата уже не первый год увлекались садо-мазо, все красивые парни их маленького городишки побывали в руках этих мучителей, даже те, кто этого не хотел, но отказать "хозяевам города" было нельзя. Теперь братья приехали на учёбу в столицу. Чтобы детишкам было полегче, отец купил им собственный дом, машину и сказал, чтобы те себе ни в чём не отказывали, взяв в руки золотые карточки Visa. Словом, пацаны жили как хотели и делали, что нравится. Но самостоятельная жизнь их всё равно напрягала: застилать кровати, мыть посуду, убираться... Конечно, можно было нанять горничную, но пацаны придумали вариант получше... Вася шёл к остановке, его общага находилась в 40 минутах езды на автобусе от универа. Парень чудом попал в столичный университет, как ребёнок из многодетной семьи, по льготе на бюджет. Но он не был готов к такой жизни, он выделялся, как по уровню обеспеченности, которой просто не было, так и по психологии: запуганный щенок в шумном месте. Братья решили, что этот пацан должен стать их личным постоянным чмошником, таким, о котором они мечтали у себя дома, но не могли иметь рабом на 24 часа без табу и компромиссов. Особо эта идея радовала Артёма, который всю жизнь мечтал о собственном безотказном лохе, над которым можно было бы ставить любые эксперименты и практиковаться в любых пытках и издевательствах. ********************************************************************** Ищу группу активных единомышленников (поклонников рассказа) для возможного его продолжения. Интересно - напиши в ЛС тут или ВК - https://vk.com/arianking ********************************************************************** ********************************************************************** Братья подъехали к идущему Васе, и Артём предложил подвезти сокурсника к общаге. Когда жертва села в машину, пацан с добрым лицом позвал её к себе домой, объясняя тем, что братья хотят познакомиться со своим одногруппником, выпить пива и просто развлечься. Вася, не заподозрив ничего странного, согласился. Порабощение Вася впервые ехал в такой крутой тачке. Его тело просто утопало в кожаном кресле. В душе промелькнула мысль, какие классные пацаны, пригласили его к себе домой. Когда БМВ подъехал к особняку, гость вообще обомлел: дом был просто обалденным, с большим двором и высоким трёхметровым забором. Это Ваш дом? тихо спросил Вася друзей. Артём повернулся и сказал, что это батя купил им для учёбы. Парень никогда не видел такой красоты, какая была внутри. Он жил в небольшой обваливающейся хате вместе с шестью братьями и сестрами, мамой и бабушкой. У него никогда не было не то что своей комнаты, даже собственного шкафа. Вася окинул взглядом ребят. Дом, машина, как же здорово они живут, подумал селянин. Влад достал из холодильника ледяное пиво и сел с братом на кожаный диван. Артём, с улыбкой на лице, предложил гостю тоже сесть. Началась беседа обо всём. В основном говорил Артём, который был явно активнее всех. Про таких говорят, "у него моторчик в одном месте". Влад лишь иногда вставлял колкие фразочки, а Вася робко выдавливал из себя одинокие слова, и те в ответ на вопросы пацанов. Изрядно захмелев после нескольких бутылок пива, Артём что-то шепнул на ухо брату, и они вместе засмеялись. Пьяный Вася испуганно подумал, что пацаны смеются над ним. Ведь он не был так одет как эти двое: фирменные джинсы, кроссовки; ...ухоженные тела. Обо всём этом Вася мог только мечтать в своём селе. Неожиданно для себя парень выдал фразу, что он понимает ребят, им стыдно ходить с таким, как он, что у него нет модных джинсов и кроссовок, потому что не на что купить, и что денег, которые присылает мать, едва хватает на общагу и покушать. Артём, развалившись в кресле, закинул ноги на стол, так что его кроссовки едва не касались Васиной бутылки пива, и улыбчиво посмотрел на запуганного щенка. А хочешь, я подарю тебе свои джинсы и кроссовки? спросил Артём. Мы ведь одинакового роста. А ты потом рассчитаешься. Васе, конечно, очень хотелось выглядеть так же, как эти крутые парни, чтобы девчонки заглядывались и на него тоже, но это очень дорогой подарок, и он никогда не сможет вернуть им столько денег. Артём уловил смущение парня и, улыбаясь, сказал, что им с братом не нужны его деньги. Ты просто хорошо попроси меня, сказал Артём, подвинув ногой бутылку с пивом к Васе. Ты бери пей пиво, не стесняйся. Вася взял бутылку, едва не зацепив рукой кроссовку младшего из братьев. В разговор вмешался Влад. Он понял намёки садиста и решил поддержать разговор. Ты ведь хочешь носить такие же джинсы и кроссовки? начал давить Влад. Вася кивнул головой. Ну так попроси Тёмку, и он подарит тебе их, у нас много шмоток. Только хорошо попроси... Пацаны засмеялись, а Вася не понимал о чем речь. Влад обнял брата за плечо, Артём подвинул ближе к Васе ногу, лежащую на столе. Смотри, эти кроссовки почти новые и подойдут тебе по размеру, продолжил Артём. Вася выдавил из себя только пару слов, что-то типа: "Артём, подари мне их". Братья заржали, сказав ему, что он плохо просит. И тут Младший предложил опуститься Васе на колени и громко, внятно произнести свою просьбу. Гость обомлел и замер с широко открытыми глазами. Ну чё ты смотришь? голос Влада стал злее. Тебе надо просто встать на колени и громко попросить Тёмыча подарить тебе кроссы. И всё, ты будешь ходить в них! Вася, помедлив несколько секунд, начал медленно спускаться на пол, он встал на колени, сгорбился и прошептал что-то себе под нос. Влад снова заорал, что не так, нужно стоять ровно, говорить громко и красиво. Артём в это время достал телефон и начал снимать. Вася повторил, как того хотели пацаны, после чего Артём грубо сунул кросс прямо в рот щенку, так, что немного разбил губу и оттуда пошла кровь. Артём приказал целовать Вася повиновался. Щенок почти минуту целовал кроссовку, а пацаны смеялись, наблюдали и снимали. Когда Артёму надоело, он опустил ногу и, повернувшись к брату, сказал: "Чмошник подходит". Пацаны громко засмеялись. Они снова подобрели и сказали Васе сесть на диван. Нормально поработал, начал говорить весёлый Влад. Ты заслужил самое крутое пиво, а не эту мочу. Тёмка, принесёшь? Младший пошёл на кухню и принес оттуда уже открытую жестянку с чешским пивом. Отвечаю, ты такого ещё не пил, улыбнулся Артём и протянул Васе...
Примечание к части
********************************************************************** Ищу группу активных единомышленников (поклонников рассказа) для возможного его продолжения. Интересно - напиши в ЛС тут или ВК - https://vk.com/arianking ********************************************************************** **********************************************************************
Глава 1.1. Первая пытка
********************************************************************** Ищу группу активных единомышленников (поклонников рассказа) для возможного его продолжения. Интересно - напиши в ЛС тут или ВК - https://vk.com/arianking ********************************************************************** ********************************************************************** Когда щенок открыл глаза он не увидел ничего, вокруг была кромешная тьма. Веяло холодом. Положение его было необычным он чувствовал, что был подвешен за руки и от этого суставы зверски ныли. Вася что-то крикнул, но ответа не последовало. Тогда он попытался освободиться и только теперь понял, что связан, точнее, зафиксирован: руки были оттянуты к потолку, из-за звона железа, парень понял, что прикован цепью. А ноги его широко стояли на холодном полу, но их распирала какая-то палка, не давая сдвинуть и встать более удобно. Вася стал кричать, но ничего не помогало, только глухое эхо большой комнаты отвечало ему. Так продолжалось минут 20, которые парень принял за несколько часов. Вася пытался вспомнить, что произошло, но всё казалось как в тумане. Вдруг он услышал скрежет двери, шаги и лязг металла уже здесь, рядом. Включилась яркая лампа, которая заставила щенка сильно зажмуриться, из его глаз потекли слезы от света. Ну ты и дрых, сука! голос подходящего Артёма был совсем другим. Младший держал в руках милицейскую дубинку и похлопывал ею по своей ладони. Я же тебе всего кроху клофелина сыпанул, а ты отключился, будто всю упаковку выжрал. Артём, что со мной? испуганно спросил Вася, но Младший не обращал внимания. Скажи, пидар, ты любишь свою семью? Мамку? Братишек? Отвечай, тварь! Вася молча кивнул головой. Артём достал телефон и начал читать всякие подробности, от имён и адреса до разных малоизвестных данных, например о приводе младшего брата Васи в полицию. Короче, чмошник, в подвал вошёл Влад, мы знаем о тебе всё. Если ты будешь быковать твой мелкий братишка пойдет на зону, всех твоих сестёр оттрахают бомжи, а ещё всё село узнает, что ты пидар и лох. Интересно, как твоей мамке после этого будет житься там? Ты хочешь этого? Нет, пожалуйста! Что вы хотите? Я всё сделаю, умоляю! Конечно, сделаешь, рассмеялся Артём. Но для начала урок... Артём подошёл к Васе и с размаху ударил дубинкой парня в живот. Вася крикнул, закашлял, но не успел опомниться, как дубинка пролетела между его ног и хрустнула по яйцам. Щенок взревел и начал дёргаться, лихорадочно пытаясь сжать ноги, но у него ничего не получалось. Вася крутился на цепи, ревел, кричал, умолял, а Артём продолжал бить разными способами: то боковиной дубинки по почкам, то остриём прямо в "солнышко", то снова по яйцам. Садист бил молча жертва кричала и молила; а Влад стоял немного в стороне и за всем наблюдал с улыбкой, снимая происходящее на телефон. Через несколько минут Артёму надоела дубинка, и он откинул её в сторону. В ход пошли кулаки и ноги. Младший бил жёстко, сильно и профессионально. Лицо он не трогал, следов не оставлял, но доставлял жертве адские мучения. Когда Вася окончательно скис, Артём остановился, похлопал щенка рукой по мокрым от пота и слёз щекам и направился к выходу. Ты пока отдохни и выучи первый урок, а мы скоро вернёмся. Братья громко заржали и с грохотом закрыли железную дверь. Свет снова погас. Тело болело, мышцы дрожали от страха и напряжения, а все мысли в голове перемешались... Первые шаги Прошло около часа, но для Васи это время снова показалось вечностью. Парень уже не чувствовал своего тела, болело всё, а руки просто исчезли. Ещё бы немного и обморок поглотил бы его. Но тут визгнула дверь, и снова зажёгся яркий свет. Это немного привело в чувство жертву. ********************************************************************** Ищу группу активных единомышленников (поклонников рассказа) для возможного его продолжения. Интересно - напиши в ЛС тут или ВК - https://vk.com/arianking ********************************************************************** ********************************************************************** Ну что, лошок, отдохнул? подходя, язвительно произнёс Артём и без причины влепил сильную пощёчину. Сейчас я тебя сниму с цепи, и ты моментально опустишься на колени. Теперь это твоя основная поза. Затупишь получишь пизды в два раза больше, чем прошлый раз. Усвоил? Вася только кивнул головой и моментально упал на пол, Артём отстегнул цепь от манжетов. Пересиливая боль и судороги во всём теле, щенок быстро встал на колени и испуганно посмотрел на Младшего, который с гордым и надменным видом стоял перед ним. Рубашка Артёма была расстёгнута, и обнажённый мускулистый живот почти прикасался к лицу щенка. Артём взял голову жертвы и силой прижал к своему паху. Это самое важное для тебя, чмо. Садист сильно ударил коленом в живот, и щенок повалился на спину. Пацан встал ногой на грудь и стал харкать прямо в лицо жертвы, заставляя широко раскрыть рот и ловить свои слюни. У Васи это плохо получалось, потому всё лицо быстро измазалось в харче. Такой вид понравился Младшему, к тому же его отвлёк приход старшего брата. Артём приказал щенку подняться и раздеться. Вася сделал это очень быстро, не задавая лишних вопросов, и уже через минуту стоял полностью голый. Да, Тёмыч, мы не ошиблись, хорошая чмошка попалась, довольный Влад потянул пиво из банки. Артём отошёл в дальний угол комнаты, и только сейчас Вася заметил, что вокруг него было множество всяких разных вещей и приспособлений: с потолка и со стен свисали цепи, по центру стоял стол, а недалеко от него гинекологическое кресло, у стен находились два длинных стеллажа, на которых аккуратно были выложены различные страшные инструменты по типу щипцов, иголок, жгутов и т.д. Дальняя стена комнаты была украшена огромным количеством плетей, кнутов, розг, которые также аккуратно висели на крючках. У правой от входа стены, в дальнем углу, было что-то похожее на душевой поддон, возле которого валялся шланг. Там же, у правой стены, стояла низкая клетка, в которую с большим трудом, согнувшись несколько раз, мог поместиться человек. Всё это повергло Васю в ужас и шок, у него рефлекторно открылся рот и пересохло в горле. Да, сука, да! Артём был очень радостным. Всё, что ты видишь для тебя. Каждая плеть испробует твое пидорское тело, на каждой цепи ты повесишь. Пацаны громко заржали. Это немного отвлекло лоха, и он не заметил как Влад, смеясь, подошел к нему и со всей силы кулаком стукнул в "солнышко". Удар был такой силы, что селянин скрутился вдвое, и ему показалось, что рука пацана прорвала его тело и вышла насквозь. Вася начал задыхаться, в глазах потемнело, голова стала покруживаться. Хилый, блядь! Влад крепко держал лоха за челюсть, пока тот бился в агонии. Ну ничего, пару недель тренировок и я тебя научу выносливости! Васе дали отдышаться, после чего Артём приказал опуститься на колени, развести их на ширину плеч, так чтобы яйца и член свободно болтались, а нога пацанов без проблем проходила к ним, в случае желания поболбастить; спина должна была быть ровной, а руки лоху завели за голову. Получилась очень красивая поза, при которой были открыты все участки пидорского тела. Артём стал ходить вокруг лоха и начал рассказывать. Теперь, сука, запоминай правила. Я повторяю только один раз, потом за каждую ошибку будешь получать невъебезной пизды. Это понятно? Вася только кивнул головой. Это твоя поза ожидания, в ней ты должен находиться перед нами всегда, если не занят делом. Сидеть, стоять, лежать - нельзя. Теперь ты наш раб и полностью принадлежишь мне и Владу... Повтори! Я ваш раб, прошептал Вася. Если произнесёшь своё имя отрежу яйца, без лишних слов. Теперь тебя зовут чмо, пидар, лох, терпила и любыми другими подобными словами. В доме ты будешь всегда голый, вступился Влад. И служить нам ты будешь по своей воле, чмо. Артём близко подошёл к рабу и присел рядом с ним на корточки. Пацан крепко схватил раба за левый сосок и стал выкручивать, впиваясь кончиком ногтя. Вася стонал громче и громче, но не менял позы и не опускал рук. Плохая новость для тебя: мы садисты, Артём говорил это с огромным вдохновением и радостью, тогда как у раба текли слёзы по щекам и он стонал сквозь зубы. И я обещаю тебе много боли, страданий, пыток и неудобств на все 24 часа каждого дня в году. Ты спросишь, почему, младший вскочил на ноги и отбежал в дальний угол комнаты, по всему было видно, что его прёт. Просто нам нравится мучать таких лохов, как ты. Мне нравятся твои крики, слёзы, просьбы, а главное твоя полная беспомощность и покорность. Ведь ты сам всё это будешь терпеть добровольно! Тёмыч снова подбежал к лоху и грубо схватил того за волосы, оттягивая голову назад. Когда раб стал уже падать и вся тяжесть тела была на волосах, что доставило не меньше страданий, чем скрученный сосок, Младший резко потянул жертву в обратную сторону, ставя парня в прежнюю позу. Всё это время Вася, качаясь, как ветка на ветру, скулил, но не решался расцепить свои руки за головой. Артём отпустил голову и струсил с ладони клок вырванных волос раба. Видишь, ты стоишь и терпишь. А почему? Почему я спрашиваю? заорал пацан в лицо жертве. Я раб... Громче! Я раб! Ты терпила, вмешался Влад. Пацан подошёл к рабу и сел перед ним на корточки. Влад был более спокойным, но не менее жёстким, чем его брат. Ты будешь делать всё, что мы тебе прикажем, сука. Больно, страшно, неприятно, стыдно нам похуй! Затупишь хоть на секунду наказание будет в 5 раз жёстче. Артёму показалось всё скучным, и он без предупреждения и повода со всей дури влепил рабу сзади по яйцам. Его кроссовка подскочила кверху вместе с не ожидавшим этого лохом. Чмошник повалился вперёд прямо к ногам старшего брата, взвывая от боли и дёргаясь на полу. Артёму такое зрелище понравилось, он улыбнулся и отошёл снова в сторону. Уже через минуту раб стоял в прежней позе, а Влад продолжил. Теперь я расскажу тебе, почему ты будешь всё это покорно терпеть. Пацан встал и отошёл на несколько шагов, потому что Младший уже подкрался к рабу сзади с толстым кнутом. Артём снова со всей дури влепил кнутом между ног раба, и орудие попало точно по яйцам, задев член терпилы. Раб снова плюхнулся на пол и стал вопить ещё сильнее, на его яйцах появился отчётливый след от удара. На этот раз лоху понадобилось больше времени и, поднявшись, он продолжал тихонько плакать, а всё его тело дрожало от страха, боли и холода. У тебя есть две сестры и трое братьев, продолжил Влад, будто бы ничего не произошло. Твоя непокорность приведёт к тому, что все они пострадают. Ваш дом случайно сгорит, может быть с кем-то из них, кого-то выебут, кого-то отправят на зону и сделают петухами. Ты же любишь свою семью, а, Васенька? В несвойственной для себя манере, Влад наклонился перед рабом и потрепал того за щеку в стиле Младшего. Раб что-то невнятно прошептал, не открывая глаз. У жертвы уже была истерика, всё лицо было измазано в слезах, соплях и слюнях, но раб из последних сил стоял в позе, как того требовали его мучители. И запомни: сбежишь мы тебя рано или поздно найдём, попытаешься сдохнуть твоё место займет младший братик. Даня, верно? Влад язвил и насмехался. Сколько ему, 14? Охуенно, я люблю малолеток. Если, сука, не дай бог, тебе в голову придёт сделать чё-то нам ты пойми, мы не сами всё мутим. Даже если твой вариант сработает и ты нас, ну... замочишь, наши кореша разъебут твою семейку. Сечёшь, урод? Артём был истеричен, он схватил раба за скулы и стал трепать в стороны, потому что жертва уже почти отключалась, это привело лоха в чувство, и тот тихо ответил, что всё понял. У тебя есть только один вариант, падла: терпеть всё и выполнять любой наш приказ. А теперь о плюсах, Влад вернулся к своему серьёзному виду и стал похаживать рядом с жертвой, скрестив руки на своей мощной груди. Убивать и калечить мы тебя не будем. Зачем нам раб-инвалид? пацаны заржали, неугомонный Артём не мог, чтобы не врезать рабу хотя бы подзатыльника. Всё, что будем делать ты сможешь выносить. Говорят, к боли привыкают, ты нам докажешь, насколько это правда. Братья снова заржали, а в адрес раба полетели новые подзатыльники, пощёчины и пендели. Чтобы ты не сдох, мы будем тебя хорошо кормить, лечить, будешь носить дорогие шмотки мы же обещали! И снова дружный хохот, но раб, похоже, этого уже не слышал: по его виду, он уплыл в туман. Тогда Артём встал спереди, расстегнул ширинку и достал свой не самый большой, но толстый член. Секунда и в лицо лоха ударила горячая струя мочи. Это мгновенно привело раба в чувство: во-первых, от неожиданности, а во-вторых, от того, что Младший целил прямо в рот. Артём прикрикивал, чтоб лох открыл рот и сглатывал мочу, но у того это плохо получалось. Когда брат облегчился, он не стал засовывать свой член в рот жертве, а просто побил им лоха по щекам, струшивая, таким образом, последние капли с хуя. Раб стоял не двигаясь. Артём застегнулся и вытер руки об волосы чмошника. Братья снова заржали, а Влад продолжил... На самом деле, у тебя будет отличная жизнь! В универе мы всё порешаем, ходить ты туда будешь, но это не важно, ты там будешь чисто как наша шестёрка. Безопасность и заботу... эти слова брат специально выделил, мы тебе обеспечим. На улице ты будешь нормальным пацаном, более того, нам с Тёмкой по приколу, когда наш раб чморит других лохов, так что готовься падла. Путешествовать будешь с нами везде. Ты в Малайзии был? Неет, ты, чмо, даже в Сочи не ездил. А с нами поедешь... Так что охуенная жизнь тебя ждёт, сосунок... Ну и ебать мы тебя будем когда, где, как и сколько захотим, добавил Влад. А тебе не-не, тварь, нельзя. И чтоб ты не тянулся к своему хуйку, скоро узнаешь, какое лекарство мы тебе прописали! Очередной гогот. Артём с силой прыгнул на плечи рабу, заставляя того упасть лицом к ногам Влада, а старший поднял в этот момент свою кроссовоку и приказал лизать подошву. Артём, сидя на спине раба, плевал рядом, Влад подошвой размазывал харчу и давал слизывать лоху. Когда пацаны наигрались, чмошнику приказали встать во весь рост, держа руки всё там же за головой. Влад встал спереди, Артём сзади лоха. Сейчас ты отдохнёшь и отдуплишь всё, что тебе сказали. Через час мы поедем прогуляемся. На последнем слове Влада, пацаны одновременно со всей силы ударили лоха: Влад в живот, а Тёмыч в почки. Сбоку это выглядело очень эффектно: в первую секунду раб повалился вперёд, от удара в "солнышко", но уже через мгновение по инерции поплыл назад, от удара в спину. Когда пацаны убрали кулаки, жертва рухнула на пол, задыхаясь и корчась от боли в почках. Мы это называем "волнорез", выходя из подвала, кинул Артём.
Примечание к части
********************************************************************** Ищу группу активных единомышленников (поклонников рассказа) для возможного его продолжения. Интересно - напиши в ЛС тут или ВК - https://vk.com/arianking ********************************************************************** **********************************************************************
Глава 2. Домашние развлечения
********************************************************************** Ищу группу активных единомышленников (поклонников рассказа) для возможного его продолжения. Интересно - напиши в ЛС тут или ВК - https://vk.com/arianking ********************************************************************** ********************************************************************** У Васи уже больше 30 минут не проходила икота, она была следствием сильного нервного стресса и всего пережитого. Чмошник лежал, свернувшись калачиком от холода, на небольшом куске тряпки у одной из стен подвала. Братья, уходя, не выключили свет, специально давая лоху возможность рассмотреть все инструменты и станки для пыток, что там находились. Вдруг грюкнула дверь, и в подвале появился один мучитель. Раб судорожно стал жаться к стене, как заметил на себе разъярённый взгляд Артёма. Ну вот, блядь, ты и лоханулся, пацан сильно стукнул носком кросса в живот раба. Я говорил тебе, что за тупости и ошибки ты будешь очень жестоко наказан? Говорил или нет? Да... Да, хозяин! Лох повторил. В нашем присутствии в какой позе чмо должно находиться, если не занято делом? И только сейчас Вася понял, что должен стоять на коленях с руками за головой. Раб мгновенно вскочил и занял нужную позу. Удовлетворённый Артём ощутимо пнул раба по яйцам, так что тот взвизгнул, но устоял. За ошибки ты будешь выпорот, но не сейчас, а после поездки. Пока что нельзя портить твою свежую шкурку. Пошли за мной. Голый и босой раб молча последовал за пацаном. Они поднялись по бетонным ступенькам и очутились в доме. Влад сидел в гостиной, развалившись на диване с бутылкой пива, он пощёлкивал кедровые орехи и не обращал внимания на раба. Оба брата переоделись. На Владе была белая майка и короткие, выше колена, светло-серые шорты. Пацан далеко вытянул свои босые ноги и смотрел кино. Артём тоже сменил одежду: его белые шорты были длиннее, кроссы надевались на босу ногу, а сверху красовалась розовая футболка с регланом. Младший плюхнулся на кресло рядом с братом, а раб поспешно опустился на колени и занял свою позу перед ними. Поедем ближе к часу, не отрываясь заявил Влад. Раб украдкой посмотрел на часы - было около 11 ночи. У тебя, чмошник, есть выбор: или мы тебя пиздим и развлекаемся, или смотрим кино, а ты очень старательно лижешь нам ноги. Выбирай... Ноги... господин. Вася не спорил, он уже понял, что с братьями шутить бесполезно. Новоиспечённый раб опустился на четвереньки, подполз к ногам Влада и только хотел прикоснуться губами к ступне Старшего, как тот на секунду оторвался от орехов и зло сказал петуху: Я тебе помогу, раб, открой рот! порция харчков господина вместе с кашицей из недожёванных орехов заполнила рот лоха. Попробуй только проглотить их, сука! Смакуй вкус как от лучшего коньяка, лошара! Иди вон Тёмычу потницу лижи... ********************************************************************** Ищу группу активных единомышленников (поклонников рассказа) для возможного его продолжения. Интересно - напиши в ЛС тут или ВК - https://vk.com/arianking ********************************************************************** ********************************************************************** Раб быстро переполз к Младшему, не проглатывая харчи Влада, и начал снимать с пацана кроссы. Во рту лох чувствовал терпкий аромат и вязкость, ему не нравилось его положение, но он понимал, что другого выхода у него нет. Как только лох прикоснулся к кроссовке Артёма, тот вскрикнул и несильно ударил носком прямо в нос раба, отчего в левой ноздре появилась капелька крови. Куда прёшь, тварь! Лапами не трогать! Зубами, сука! Но прежде Артём приказал рабу встать на четвереньки и приподнять голову. Слюна постоянно добавлялась во рту, и щёки раба уже раздулись как у хомяка. Чмошник встал в нужную позу, а Младший начал подошвами ездить по лицу раба, потом добавил вторую ногу и получилось такое себе упражнение для пресса пацана: Артём двигал ногами на весу и ему это нравилось. Для раба это было не столько мучительно, сколько неприятно и унизительно. Сбоку это выглядело довольно красиво, для ценителей темы: два молодых красавца, в лёгкой одежде, сидели на диване, один щёлкал орехи, а другой пил пиво и качал пресс. В ногах у них стояло что-то внешне похожее на человека, но абсолютно раздавленное, зачморённое и запуганное. Хотя ради справедливости стоит добавить, что вид раба тоже вызывал восхищение: худое жилистое тело с бронзовым равномерным оттенком от загара на торсе, бицепсы, рельефно обрисовывающие его руки и длинные ноги, лишённые лишней массы. К слову, ноги имеют свою особенную красоту: в них не должно быть жира и лишнего объёма, перекаченные икры тоже портят картину. У лоха Васи в этом плане всё выглядело идеально: длинные, тонкие, но с видимым мышечным рельефом ноги прикасались коленями к полу, а пальцы на ступнях были загнуты. Артём ёрзал подошвами по лицу, и это заставляло раба шататься в такт ногам хозяина. С задней позиции можно было заметить, как колыхались яйца чмошника, а если обойти его правее, то и член раба выскакивал из-за бедра. Вначале Артём двигал ногами медленно и слабо, но под конец стал просто бить лоха подошвами. Тот, молча, немного постанывая, терпел игры хозяина, но такая прыть Младшего разболтала гениталии раба очень и очень сильно. Сложно сказать, кто устал сильнее: пацан, довольно сильно напрягший свой пресс или же раб, у которого всё лицо стало красным помидором, но в итоге Тёмыч выдохся и повалил ноги на пол. Блядь, Артём! Ты ему все ебало разбил, смотри сколько ссадин! возмутился Влад. Как теперь ехать? Не боись, братишка, мы же пидара в больничку везём, а не на концерт. Там такое никого не удивит. Лох стоял, не двигаясь и всё больше раздувая щёки. Его лицо и в правду было полностью красным, где-то виднелась ссадина, где-то даже выступила кровь. Артём снова поднял ноги и пяткой заставил лоха наклонить голову так, что рот оказался направлен к полу. После этого хозяин раздвинул ноги и резко ударил обеими кроссовками по щекам раба. Всё содержимое изо рта лоха выплеснулось на пол. Влад снова возмутился, так как его замутило от вязкой лужицы, похожей на блевотину. А вот Младшего это наоборот развеселило, он заставил лоха наклониться и медленно слизать всё, вымыв ламинат своим языком. В первые пару секунд Вася медлил, так как он чувствовал, что его самого вот-вот стошнит, но "волшебный пендель" Артёма пяткой по голове, склонил его прямо к луже, и язык сам стал работать. Брезгливый Влад, возмущаясь встал и ушёл на второй этаж, а Младший веселился, купая раба в грязи. Когда раб начисто вылизал лужицу, пацан стал харкать на разные расстояния, заставляя лоха ползать на четвереньках и слизывать его плевки с пола. Комната была большая, харча у Артёма не заканчивалась. Хозяин смеялся и веселился как малый ребёнок, а лох без сопротивлений делал всё. Минут через пять Тёмычу это надоело, и он отправил раба в туалет вымыть пасть с ополаскивателем. Лоху выделили отдельный флакон с гигиеническим средством, которым он должен был пользоваться постоянно, чтобы из его рта был только приятный запах. Чмошнику понадобилось всего пару минут, после чего он снова стоял в позе ожидания перед своим младшим хозяином. Теперь аккуратно, зубами, развязываешь кросс и нежно снимаешь его. Раб начал выполнять приказ, но из-за отсутствия практики и страха, у него долгое время ничего не получалось. Лоха спасло то, что Младший отвёкся на экшн-сцену фильма и тем самым дал рабу несколько лишних секунд. Наконец, чмошник смог уцепиться зубами за шнурок и быстро развязал узел. Дальше он не знал что делать: хозяин до этого запретил прикасаться к своей обуви руками, а как снять ботинок зубами раб не знал. Чё пялишься, тварь? Нежно, лапами снял и отставил в сторону, когда раб оголил ногу пацана, последовали новые указания. Ебанная тварь, всему учить тебя надо! Берёшь ногу в лапы и начинаешь работать языком. И так, сука, нежно-нежно, чтоб я кайфовал. Артём подставил нижнюю часть ступни, и раб впервые прикоснулся языком к ноге хозяина. Плюсом братьев было то, что они любили чистоту и носили новую одежду, поэтому и нога Артёма не имела запаха и грязи. Немного влажная кожа ступни не вызывала отвращения, просто это было непривычно для раба. Поначалу он делал неуклюжие движения головой, но когда хозяин снова крикнул, что надо работать ещё и языком, лох стал стараться изо всех сил. Не прошло и пяти минут, как Младший, развалившись в мягком кресле, кайфовал и постанывал точно так же как раб несколько минут назад, когда по его лицу тёрлись кроссы хозяина. Только стоны Артёма были радостными, у него зашкаливало терпение от удовольствия и кайфа, раб быстро научился качеству: стал лизать сверху-вниз то кончиком, то всей плоскостью языка, одновременно теребя своим инструментом в стороны, это вызывало у хозяина лёгкую щекотку и тот не сдерживал смеха. Если бы посмотреть на эту сцену со стороны, да так, чтобы закрыть чем-то раба, можно было подумать, что Младший обкурился или сошел с ума. Пацан рычал, смеялся, судорожно выламывался всем телом от сладкой неги, у него даже выступили слезы на глазах - редкое зрелище, плачущий господин. А всё из-за того, что Тёмыч жутко боялся щекотки, но это была для него приятная пытка. Что касается лоха, то он не просто выполнял приказ Артёма, а более чем ответственно делал свою работу. Чмошник освоился сразу: начал высасывать каждый палец хозяина, брал в рот два пальца хозяина и засовывал язык между ними, щекоча до безумия; по приказу Артёма чмошник стал иногда покусывать зубами ногу, делая такой массаж; лизал не только ступню, но и поднимался до колена, целуя и вылизывая икры и голень ноги. Словом, со стороны можно было сказать, что раб профессионально занимается футом уже не первый год. Артёму тоже так показалось, и он схватил лоха за челюсть своей железной рукой. Ты чё, падла, уже не первый раз ноги лижешь? Да, хозяин... Артём заржал, как ишак, а Влад в эту минуту вернулся в комнату. Во те новость, а ну пизди давай подробно всё как было? Раб вернулся в свою классическую позу и стал рассказывать. Меня с восьмого класса чморили двое одноклассников. Заставляли им сосать, лизать, выполнять все работы. И чё делал? Ну, домашку за них писал, книги носил, всякие поручения мелкие. Потом они забрали меня с собой в техникум, там мы жили в отдельной комнате, ну я тоже всё делал: убирал, стирал, еду готовил. Они тебя ебали? Только в рот, они говорили, что пацаны, а не пидары и в жопу не ебут. Мне приходилось работать там на заводе по ночам фуры мы грузили, а пацаны потом все деньги у меня отбирали. Ахуеть, лох! хихикнул Влад. Пиздили? Не сильно, только когда я их злил. В это время застучали часы, оповещая, что настала полночь. Артём приказал рабу пойти в душ и привести себя в порядок. Рабу разрешили посещать душ и туалет только на первом этаже, а вот санузлы в комнате хозяев он обязан только мыть. Поэтому раб отправился в глубь дома. Пацаны остались в гостиной и что-то живо обсуждали из поведанного лохом. На самом деле ни Влад, ни Артём не могли допустить, что выбранный ими лох уже имеет опыт рабства. Вот почему он не скулил и не просил его отпустить в самом начале, а быстро и покорно принял всё, что диктовали ему братья. Рабу потребовалось около 15 минут, чтобы помыться и побрить всё своё тело от волос. Уже через мгновение после этого он стоял посреди комнаты перед братьями в классической позе чистый и без единой волосинки везде, кроме головы. С тела чмошника каплями стекала вода, так как полотенца ему никто не дал. В доме было не холодно, тёплые полы приятно согревали босые ноги, но всё же свежая вода заставила кожу раба покрыться мурашками. Мошонка и член лоха стянулись до неприличных размеров и вызвали приступ смеха у Артёма. Вообще гениталии Васи лоха не выделялись красотой, по сравнению с его почти идеальным от природы телом, член раба был небольшим всего 15 см, а в спокойном состоянии вообще плохо просматривался. Головка всегда была открыта, а залупой природа обделила это тело (говорить об обрезании даже и не приходиться чистая русская натура, вообще не похожая на еврея). Яйца получали на один бал больше: не самые крупные, зато отвисшие и подвижные. Другие месяцами оттягивают своим рабам яйца, Вася лох пришёл к пацанам уже готовым. Владу, наверное, стало жалко чмошника, который морщился от влаги и хозяин заставил того упасть на пол и отжиматься. Как и следовало ожидать, раб оказался не слабаком и легко отжал 30 раз, но Влад и не думал его останавливать. Следующий десяток дался труднее, а уже до 50 раб дошёл с очень большим скрипом. Хозяин только сидел и наблюдал за чмошником, у которого теперь вместо душевой воды на спине выступили капли пота. Не обращая внимания на раба, Влад ушёл наверх, а чмошник, утомленный физ v упражнениями, упал лицом на пол и стал тяжело дышать. Однако ему не удалось полежать и 30 секунд, как сзади тихо к нему подкрался Младший. Пацан неожиданно прыгнул на спину рабу и стал трамплинить на нем. Также неожиданно Артём соскочил и пинками заставил лоха перевернуться на спину. Хозяин снова запрыгнул на тело, ударив пятками в солнечное сплетение, и стал танцевать на груди раба что-то среднее между твистом и чечёткой. Раб покорно лежал и только иногда издавал хриплые стоны, если пятка хозяина сильно больно впивалась в живот. Артём был настоящим чертёнком, полной противоположностью Влада, он и двух минут не мог усидеть на месте, и обожал слушать, как стонут его жертвы. Наверное, такая музыка не надоела бы ему никогда. Будь у него такая возможность, он бы приковал одного или двух лохов в спальне и спал бы под их несмолкаемые всю ночь крики, которые бы его не будили, а наоборот, служили бы снотворным средством. Хотя, на самом деле, такая возможность у него была. Скорее, брат служил его тормозом. Более трезвый и спокойный Влад тоже был не прочь поиграть с жертвой, но не переводил это в маниакальность. Смотря со стороны, это реально напоминало танцы чертей на жаровне. Во-первых, внешне Артём напоминал "хвостатого" :), во-вторых, его движения были красивыми и впечатляющими. В этой сцене не хватало только спецэффектов в виде выскакивающих языков пламени из-за спины чертёнка. Остановил всё это адское пиршество Влад, появившийся на лестнице со второго этажа. Тёма, блядь, реально как ребёнок. Нам уже ехать пора, одевайся иди! Весёлый Артём без ответа побежал по лестнице. Стоит сказать несколько слов о взаимоотношениях братьев. Несмотря на холеричность Младшего, его жестокость и отсутствие тормозов, он полностью подчинялся Владу. Хотя старший не пытался нарочито командовать и задрачивать брата, но любое его слово было законом для Артёма. Что касается отношений, то пацаны не были любовниками и не занимались сексом, но спали вместе. Вторая спальня служила прикрытием для родителей и гостей, братья же предпочитали жить вместе и делать всё вместе, как неразделённые сиамские близнецы. Несмотря на печаль ситуации, можно было смело утверждать, что рабу повезло с хозяевами во всём. Это не те сельские одноклассники, которые тупо чморили его. Это реально крутые, имеющие большие возможности пацаны. Взять хотя бы их текущую поездку, но о ней позже. Пока что даже самого раба, который поднимался и кряхтел от танцев Артёма, поразил вид старшего брата. Высокий, спортивный пацан с жёстким взглядом, одетый в модную дорогую одежду, не спеша спускался по лестнице к нему. Раб встал в классическую позу и чувствовал себя настоящим ничтожеством перед этим божеством. Ещё не прошло и суток, как Вася стал вещью пацанов, но он уже ловил себя на мысли, что влюбляется во Влада. Это его пугало, он пытался не думать и отгонял мысли, но внутреннее чувство настаивало на своем. Артёма же лох ещё не полностью, но уже начинал ненавидеть. Влад приблизился вплотную к рабу. На пацане были белые с желтыми обводками кроссовки и светло-синие джинсы. Сверху красовалась короткая кожаная куртка, из-под которой выглядывала стильная белая футболка. Вся одежда дышала чистотой и показывала статус её владельца: дорогая, брендовая, новая это был идеальный образ крутого мачо. На лестнице показался Артём. Этот щуплый, по сравнению с братом-атлантом, пацан не имел такого шарма. Он натянул на себя обычные спортивные брюки и серую толстовку и был доволен этим. В руках у Младшего была купа одежды, которую он грубо швырнул в лицо рабу. На, одевайся, падла. Я же обещал тебе модные шмотки. Под общий хохот братьев раб натянул на себя всё, что дал Артём. Хозяин, по-видимому, усердно выбирал одежду, потому что все вещи показывали глупость того, кто это планирует носить. Трусы-боксеры достались рабу с Микки Маусом, неизвестно откуда у Артёма было нижнее бельё для учеников младшей школы, но лох натянул их без вопросов. Вместо мощных и красивых кроссовок рабу достались истоптанные чёрные кеды Тёмыча, а джинсы были порваны в нескольких местах. Самая простая футболка, на которой тоже красовались мультяшные герои, выделялась большим пятном от кофе прямо на груди. Надев на себя все это раб стал посмешищем для Младшего, а Влад только покачал головой и пошёл в гараж. И, сосунок, не успокаивался Артём, идя вместе с рабом к машине, сейчас мы едем в людное место. Вздумаешь выкинуть какой-то крендель, я тебе яйца оторву и заставлю сожрать. Всосал? Раб только кивнул и полез в машину на заднее сиденье.
Примечание к части
********************************************************************** Ищу группу активных единомышленников (поклонников рассказа) для возможного его продолжения. Интересно - напиши в ЛС тут или ВК - https://vk.com/arianking ********************************************************************** **********************************************************************
Глава 3. Больница. Первые испытания
Volkswagen Touareg большая и мощная машина. Это был подарок отца к совершеннолетию Влада, поэтому Старший носился с авто как со своим ребёнком и никогда никого не пускал за руль. Артём же привык ездить на пассажирском переднем сиденье, но на этот раз изменил традициям и полез назад за рабом. Пинками и подзатыльниками Младший указал место рабу на полу и объяснил, что лохам не положено ездить на кожаных сидениях, их место валяться в ногах. Артём усадил чмошника на пол и наклонил спиной на дверцу, а сам умостился сверху на сиденье. Ноги хозяина топтали тело раба. Хозяин приказал рабу спрятать свои руки сзади, а сам встал правой ногой на член и яйца лоха, левую же ногу опустил на грудь. Дорога до больницы по ночному городу занимала минут 20 езды. Как только Влад выехал из гаража, Младший сразу же больно надавил рабу на пах и скомандовал открыть пасть. Лох повиновался, и мгновенно во рту терпилы оказалась левая кроссовока хозяина. Широкая обувь плохо влазила в рот, поэтому Артём отдал приказ снять с него ботинок и начал засовывать босую ногу почти в самое горло. Как только у раба начинались рвотные позывы, хозяин резко и больно давил второй ногой на яйца и тем самым снимал спазм в горле у раба. Тёмыч, если этот пидор заблюет мне машину, я заставлю тебя мыть всё собственноручно! Владу не понравились развлечения брата, поэтому Артём перестал доводить чмошника до рвоты, но не успокоился. Приготовившись заранее, Младший достал из кармана брюк чёрный железный зажим для бумаги и покрутил им перед глазами раба. Правильное использование такого зажима на сосках, но у пацана была другая идея. Артём защемил рабу зажимом нос, так что тот мог дышать только ртом, и начал совать свою ногу. Хозяин не доводил раба до тошноты, но перекрывал ступнёй весь рот так, что раб не мог схватить ни капли воздуха. Артёму нравились конвульсии раба, которые начинались где-то через 30-40 секунд без воздуха. В глазах раба читался страх, из них текли слёзы, и он по-настоящему бился в судорогах, когда терял на собой контроль и уже не мог сидеть. В какой-то момент Младший вынимал ногу, давая секунд 20 отдышаться и начинал пытку снова. Более того, мучитель не просто перекрывал кислород жертве, он ещё заставлял терпилу щекотать его пальцы языком, облизывать их и иначе грозился не вытащить ногу. Раб, страдая от нехватки воздуха, из последних сил шевелил языком. Один раз Артём не рассчитал и довёл свою жертву до отключки, лох потерял сознание. Младший ничуть не испугался, а просто вынул ногу, давая проход воздуху, и влепил сильную пощёчину рабу, от которой тот мгновенно очнулся. Чтобы привести терпилу в порядок, Артём заставил того выглянуть в окно и дышать свежим воздухом на ходу. Как только голова лоха оказалась на улице, хозяин плотно прикрыл стекло, не давая рабу вернуть голову в салон. Чмошник стоял в очень неудобной позе и дышал свежим воздухом, а Младший в это время колотил его под дых сильно не сильно, сильно не сильно. Один раз Артём так приложился, что раб поплыл вниз, пришлось открыть стекло и дать терпиле упасть на пол. Владу это надоело, и он вмешался. Тёма! Мы везём пидара на обследование, нам нужно знать его показатели, а ты чё творишь? У него кардиограмма теперь будет невъебезная, что Алик в ней поймёт? Спокуха, братишка, отозвался Артём, у лоха будут показатели "в нагрузке", как у космонавта. Если они не покажут ничего страшного, то и в спокойном виде он будет здоров. Владу определённо не нравилось, что делает брат, но он не стал дальше спорить. Но и Артём не стал жестить, а уложил раба на спину на пол, сам встал на него ногами и стал просто харкать тому в лицо. Забавы добавляли маневры машины, от этого трудно было угадать движение слюны и лицо раба полностью измазалось в харче, хотя большую часть чмошник всё-таки проглотил. Младший кинул рабу тряпку, чтоб тот обтёрся, когда машина въехала в ворота больницы скорой помощи. Пока Влад звонил другу-врачу, Младший давал лоху последние указания. Сейчас, сука, ты пройдёшь все обследования, как космонавт. Нам надо знать насколько здорово твоё сердце и нет ли у тебя всякой хуйни, по типу гепатита или спида. Чтоб, падла, я порол тебя, а ты не сдох у меня на цепи. Ты сделаешь всё, что скажут врачи, без вопросов. Алик наш друг, он врач и знает про тебя-еблана, а вот все остальные нет, поэтому не пиздеть при чужих и вести себя обычно. Всосал, урод? Раб ответил, что всё понял, в этот момент в окно постучал Алик. Это был молодой врач, лет 25, кавказской национальности. Он с любопытством вглядывался через стекло, пытаясь, наконец, увидеть раба. Первым вышел Влад, который радостно обнял врача и немного отвёл того в сторону. Они перекинулись парой слов. Именно Старший первым познакомился с Аликом, еще когда они жили в своём городишке. Друзья нашли друг друга в социальной сети, в одной из закрытых групп, и поняли, что имеют одинаковые пристрастия. А когда братья перебрались жить в столицу, так вообще стали встречаться, даже провели несколько совместных сессий, но всё это было не то: раб по своей воле не сильно нравился, особенно Артёму. Поэтому Алик был в курсе планов друзей, ещё когда те только планировали зачморить Васю-лоха. Артём появился вторым, он также с радостью поприветствовал товарища, но врач окончательно измотался ждать появления главного героя, а пацаны, наоборот, держали интригу. Наконец, Артём подошёл к машине, открыл дверцу и что-то тихо рявкнул рабу. Через секунду Вася уже стоял на улице, неуютно переминаясь с ноги на ногу, лох с непривычки не знал как себя вести. Пацаны, особенно Влад, также были напряжены, они боялись чтобы раб не выкинул никаких фокусов, всё-таки это был первый его выход в публичное место в новом статусе. Но Вася и не думал сопротивляться. Оценив ситуацию, Алик скомандовал идти внутрь. Доктор уже не первый год работал в больнице скорой помощи, вначале он проходил там интернатуру, а после стал дипломированным врачом-урологом, даже имел собственный кабинет в приёмном отделении. Все четверо парней вошли в кабинет, и Алик закрыл его на ключ изнутри. Доктор кинул взгляд на Влада, и тот молча кивнул, разрешая своему другу заняться рабом. Сразу же после этого последовала увесистая оплеуха по шее, так что раб просто впечатался в стену. Раздевайся! Алик стал свирепым, его ноздри пыхтели и дёргались, а между ног показался приличный бугорок. Лох мгновенно скинул с себя всю одежду и упал на колени в нужную позу. Врач хмыкнул и за волосы поднял раба, заставив того широко расставить ноги. Красивое голое тело впечатлило доктора, и тот стал грубо лапать жертву, истекая слюной и горячо дыша в лицо терпиле. Алик больно крутил соски, сжимал ягодицы, надел перчатки и стал расширять очко, загоняя туда палец. Последняя процедура доставила особые трудности лоху, так как до этого ещё никто не терзал его анус. Да он целка! Можно я его распечатаю? Алик, мы же обсуждали, недовольно шикнул Влад. Это наше чмо, а не шлюха. Ебать его будем только мы с братом. Для чего тогда мы привезли его к тебе на обследование? Чтоб выяснить его чистоту и больше никем другим не пачкать. Ладно, ладно... Раба поставили раком, и доктор начал осмотр. Алик совсем не церемонился с лохом и делал всё специально грубо и жёстко. Вначале было обследовано очко и ноги, потом врач осмотрел член и яйца это была его специальность, всё-таки он уролог-венеролог. Под конец руки кавказца ощупали каждый участок тела, простучали печень, почки, лёгкие. Финалом стало обследование ротовой полости. Ну что скажу... протянул Алик, вглядываясь в глаза раба, который стоял во весь рост, потупив взгляд в пол. Внешне абсолютно здоров. Даже зубы идеальные! Вы же в курсе, как раньше рабов покупали? По зубам! откликнулся Артём, разглядывая анатомический атлас. Да, и у твоего раба нет ни одной пломбы. Так что, это чмо любую пытку выдержит? - Артём интересовался самым важным для себя. Ну погоди, Тёма, это только внешний осмотр. Сейчас, пидор, я возьму у тебя много крови на все анализы, а потом пойдёшь на томографию, узи всех органов и экг. Вот тогда и узнаем его предел прочности. Алик достал из шкафа большой шприц с толстой иглой и ухмыльнулся. Рабу было приказано лечь на койку, так как врач планировал выдоить у него очень много крови. Самый обычный анализ доктор превратил в своеобразную пытку. Вместо одного укола для забора, Алик вонзал иглу в раба 5 раз, и каждый из них был по-своему болезненным. Собрав около 30 мл красной жидкости, врач улыбнулся и разлил всё по колбам. Дальше всё было скучно. Алик приказал рабу одеться и повёл его по разным этажам: на томографию, рентгены, узи, экг, к окулисту, лору, невропатологу и остальным врачам. Короче, раба обследовали так, как ни одного простого человека. Пока всё это происходило, братья скучали и даже заснули, Артём на кушетке для осмотра, а Влад в докторском кресле. Уже под утро, около 4 часов, весёлый Алик вернулся со своим "пациентом". Пацаны! разбудил доктор братьев. Всё! Остались только несколько анализов на гепатит, вич, они будут через несколько дней. В остальном чмо абсолютно здоровое, никаких патологий вообще. Доктор ему приписывает круглосуточные нагрузки без отдыха и много жести. Заебись! Артём вскочил с кушетки, просто как коршун подлетел к рабу и врезал тому кулаком в лицо. Никто не ожидал этого, а прежде всего раб, который отлетел от сильного удара и больно стукнулся головой об дверь. Изо рта лоха вытекла струйка крови. Младшему этого показалось мало, и со словами "Наконец-то!", он стал вонзать свой железный кулак в живот раба. Влад, как ни в чём не бывало, открыл только один глаз и продолжал спать. Алик с раскрытым ртом следил за движениями кулака и кряхтеньем раба, доктор то и дело облизывал губы языком в своей похоти. Артём! наконец не выдержал Алик. Ну ты ещё наиграешься с пидаром, дай мне, а? Тёмыч соскочил с раба, и тот медленно поехал к полу. Друган, блядь, я пол дня ждал, чтоб этого терпилу начать ебать по полной. О, кстати! Надо щас его выебать... Тёма!.. хриплый бас Влада заставил брата остановиться. Ебать будем дома, не дразни Алика. А ты, доктор боль, давай, как обещал, свои медицинские пытки нам покажи. Отпиздить лоха всегда можно, дай жару и новизны. Влад прохрипел и перевернулся на бок дальше спать. Такое поведение ярко описывало нордический характер и крутизну старшего брата. Он не дрожал от похоти и, с хладнокровным расчётом, управлял ситуацией, чётко зная, что и когда должно произойти. Артём в этом плане был куда примитивнее и глупее, зато интереснее. Сейчас, дорогой! Алик снова жадно облизнулся. Сейчас я покажу вам, как медицина может стать пыткой... кавказец подошёл к рабу и поднял того под руки. Эй, Вася, сам очнёшься или укол сделать? Тёмыч хихикнул и сказал, что лоха в реале зовут Вася и это не имя нарицательное для него. Доктор велел раздеться, голый раб уже через секунду стоял в классической позе. Орать будет? Алик обратился к Артёму, на что тот отрицательно затряс головой. Точно? Заорешь, пидар, моли Аллаха всё отрежу, что есть у тебя! И глаз выколю! А его как, привязывать или терпеть сам будет? Ну, блядь, Алик, я его ещё не пытал! с досадой в голосе произнес Младший. Лох послушный, старается вроде. Пусть терпит! Тогда, пидар, задача тебе будет максимум! Доктор велел лоху подняться на ноги и широко их расставить, грудь выпрямить, спину выгнуть, а руки так и держать за головой. Картина получилась потрясающая такую Ван Гог и Дали, со всеми их сюрреалистическими фантазиями, не нарисовали бы. Алик взял жгут и стал крепко связывать им яйца. Я ж чморить лоха буду не просто так, пацаны. Я ж вам сейчас кучу полезной инфы расскажу. Например, ты знаешь, Артём? что если туго связать лоху яйца, как я сейчас, то через 20 минут шлепок по ним будет, как сильный удар. А если так оставить их на пару часов, когда они посинеют, то обычный щелчок станет больнее самого сильного удара ногой в обычном варианте. Артёму понравились инструкции товарища, а Алик с лекторским тоном продолжал. Правда, если оставить жгут надолго у пидара всё испортиться и больше никогда не встанет. Да похуй! А у яиц чувствительность останется? Артём с полной серьезностью отнесся к лекции, Алик кивнул. Зашибись! Тогда вяжи! И ещё, Артём, болбаст охуенная вещь, но всегда следи, чтоб у яиц не запутались семенные канатики тогда только на операцию пидара везти надо будет. И не порви канатики, если грузы начнёшь вешать. В остальном, пацанам яйца даны, чтоб вырабатывать спермак, которым они кормят пидаров, а у лохов это самая болезненная зона. С последними словами Алик очень сильно дёрнул жгут, затягивая тот по максимуму, и так, что терпеливый лох не смог смолчать и завопил сквозь зубы, но не крикнул. Чего орёшь, пидар? Через 5 минут хуже будет... Алик хлопнул ладонью по яйцам, и раб просто загнулся, поменяв позу на "раком". Артём, знаешь, что такое простагландины? Это те вещества в крови, которые вырабатывают боль, а их гасит адреналин. Если их становится очень много у пидара может случиться инфаркт или ещё другие проблемы. Так что пытай его с паузами. Алик, блядь, я вот сплю и точно как на лекции в универе, в беседу снова вмешался Влад. Где перформанс? Кавказец улыбнулся и достал из шкафа большой шприц и несколько ампул. Я называю это "адской смесью", продолжил поучения Алик. Витаминчик, АТФ-ка и ещё кое-что. Артём, тебе когда-нибудь делали укол В6-В12? О дааааа, болючий он сука! Моя смесь раз в пять больнее, но это тоже витаминчики, так что пидар совместит свою пользу с нашим удовольствием. Куда бы уколоть? Алик задумался, держа самую большую открытую иглу перед лицом раба. В хуй! выпалил Артём. Нет... давай в ключицу: Понимаешь, пидар, укол в ягодицу самый простой там минимум нервных рецепторов. С этими словами доктор медленно ввел иглу в тело, потом вынул, как художник запрокинул голову на другой бок, и снова уколол почти на всю длину иглы. Раб закусил губу. Когда Алик стал медленно впускать "адскую смесь" в тело, глаза лоха начали увеличиваться и оттуда мгновенно потекли слёзы, а всё тело стало проседать. Терпила со всей силы сцепил руки на затылке и замычал. Это разбудило Влада, который с интересом разглядывал мучения своей вещи. Алик слил только часть раствора и вынул иглу. Как тебе, пидар? Раб молчал, кусая губу, и плакал. Артёму не понравилось это, и он боковиной кулака сильно стукнул по тому месту, куда врач только что ввёл лекарство. Лох не вытерпел и заорал. Это было рефлекторно сильная боль вырвала крик из горла. Таким же рефлекторным был и удар Алика под дых рабу, отчего тот загнулся и стал падать на пол. Артём остановил это, схватив терпилу за волосы, и, преодолевая его сопротивление, вернул раба в прямую позу. Будешь орать буду делать ещё больнее! шикнул Алик. - Хорошо, что это больница и тут люди кричат, бывает... Тебе Алик вопрос задал, чмо! Отвечать надо! Артём стал хлестать раба по щекам, отчего голова того качалась то в одну, то в другую сторону. Ну! Больно... выдавил из себя раб. Я тебе так скажу, тут в действие вмешался Влад, который уже проснулся и подошёл к месту пытки, закидывая себе в рот арахис в шоколаде. Раб должен постоянно чувствовать боль, тогда он послушный и покорный. Верно, Тёмыч? Сто процентов, братишка! Алик разрешил лоху отдышаться и продолжил. На этот раз доктор уколол в противоположную ключицу, но так, что игла упёрлась прямо в кость. Сам этот факт уже был очень неприятным, но терпимым. А вот когда пошла струя с лекарством, терпила снова стал мычать и опускаться всё ниже и ниже в коленях. Артём хотел было поднять раба, но Алик сказал, что сейчас тот в обратную сторону полезет. Доктор вынул иглу и вонзил её в подмышку жертвы и раб, действительно, стал подниматься от той же боли. Тело раба начало дрожать, покрылось потом, а всё лицо было измазано слезами и слюной. Особо красиво играли мышцы рук, ведь те у терпилы были сцеплены за головой, что выделяло мышечный рельеф, а каждый укол заставлял эти бугорки напрягаться до максимума. Последним шагом был укол под вторую подмышку. Теперь у него немного поболят руки. Минут 10 сильно, а потом ещё день будут просто ныть. Как вы там говорили: раб должен всегда чувствовать боль? Каждое движение руки для него будет болезненным, младший одобрительно похлопал Алика по плечу. Вот смотри, Артём, сейчас пидару надо дать 5 минут на отдых. Во-первых, как я говорил, это понизит уровень гормонов в крови и спасёт от сердечных проблем, а во-вторых, каждая пытка уводит пидара от реальности, чем дальше тем бессознательнее он становится. А разве это кайф пытать тело, которое уже ничего не воспринимает, просто в бреду? Ни фига! Пусть отдыхает, тварь! Младший брат с силой пнул раба в живот, и тот повалился на спину. А это опасно, Артём, продолжал умничать Алик. Он же не каскадёр, падает хуёво. Перелом копчика и нет у тебя пидара. Точнее он есть, но зачем тебе инвалид? Зануда! Я пытаюсь объяснить тебе правила, чтоб ты пидара подольше мог использовать, обиделся доктор. Да ладно, Алик, это же Тёмыч. Влад во всей этой суете надыбал на подоконнике чайник и уже заварил себе кофе. Младший возмутился и сказал, что он не станет пить кофе, сделанный братом, это задача раба. И чё, делая кофе, он не отдыхает разве? выяснял Артём. Почему, кофе можно, даже лучше, чем просто лежня. Это переключает мозг на другую работу и быстрее отрезвляет пидара. Зануда! Пацаны расселись по всему кабинету, кто на кушетке, кто на стуле и кресле, а голый раб суетился и делал им кофе. В ящике стола доктора Влад нашёл пачку печенья и начал ею хрустеть. Ты гусеница, Влад, возмутился Алик. Нифига! Мне надо мышечную массу поддерживать, отрезал старший брат. Когда лох сделал всем кофе, Артём приказал тому стать подстилкой для своих ног. На некоторое время пацаны переключились в разговоре на разные темы и выглядели как трое обычных друзей. Если бы не одно но: голое тело на полу, которое постоянно несильно дубасил ногами Артём. Время вышло! радостно воскликнул Младший, когда все допили кофе. Он на пятках вскочил на рабе, станцевав свой очередной твист, что оставило новые две ссадины на теле жертвы. Вот проломишь ему ребро или раздавишь селезёнку... Уууу... завопил Артём. Что, у? В тебе сколько киллограмм? Ну 60. А есть места в скелете, которые при 10 кг ломаются. Зануда! Артём вёл себя по-детски и пинками подгонял раба в центр комнаты для продолжения пыток. Подведя к месту казни, терпилу вернули в красивую позу. Алик был прав, после отдыха глаза чмошника светились трезвее и он был адекватнее, то есть свежее. А доктор не уставал учить окружающих. Боль бывает разного вида: пульсирующая, ноющая, точечная, объёмная... Вот витаминчики это объёмная боль. Она кстати легче переносится, чем точечная. А сейчас, пидар, мы будем тебя жалить. Для начала кавказец достал две иглы без шприцов, они, как всегда, были толстыми, а не теми, что используют для простых пациентов. Врач подошёл к рабу и стал сильно мять правый сосок. Для тебя, Артём. Соски это кожа и проколы или зажимы на их основание совсем не болезненны. Другое дело самые кончики там зажим почти сразу становится адом. А вот это я знаю, хихикнул Артём. Супер! Только помни: 20 минут максимум, иначе некроз и проблемы начнутся. Как итог отрежут соски пидару и ты лишишься такого ценного места для своих игр. То же касается и проколов. Кстати пытки сосков абсолютно безопасная штука. Ну, кроме некроза при зажимах и заражения инфекцией при проколах, но если стерильно и по уму ноль опасности и максимум ощущений. Алик, какого хуя ты не пошёл в преподы? У тебя это нудно выходит, как положено университетскому мудиле, Влад сидел в кресле, закинув ноги на стол. А я читаю лекции иногда старшекурсникам, которые приходят к нам на кафедру. Влад! сострил Артем. Не перебивай, я записую! Продолжайте, Склифасовский... Раб всё это время стоял не двигаясь в своей позе и мысленно благодарил Алика за его нудность, ведь вся эта болтовня давала терпиле лишние несколько минут относительно спокойной жизни. Так вот, продолжил доктор, большинство как делает: берёт иглу и горизонтально прокалывает сосок. Страшно, но не ощутимо. А как делаю я? Ты доктор боль, ты всё делаешь пиздато, буркнул Влад, потирая свой член через брюки. И вообще, кто к тебе лечиться ходит, мазохисты? Я добрый доктор, Влад. Я пытаю только пидаров. В общем, я беру иглу, сжимаю сосок двумя пальцами. Сильно. И ввожу иглу в самый центр, медленно, можно проворачивать туда-сюда, туда-сюда. Алик держал лоха левой ладонью за сосок, а правой рукой втыкал туда иглу. В этот раз раб не мычал, он скулил и намного быстрее проседал вниз. Доктор не запрещал терпиле падать на колени, а просто наклонялся за ним, продолжая медленно продвигать иглу вглубь. Если вставить быстро потеряем весь букет ощущений пидара, учил Алик. А так для него каждый микрон это чистилище. И вот мы доходим до финала, когда игла начинает упираться в кость. Именно здесь соединительные ткани снабжены большим количеством нейронов. И что это значит, Артём? Ээээ, много простагландинов? Когда Алик дошёл до кости, лох свалился на колени и стал наклоняться к полу, но доктор крепкой кавказской рукой держал жертву и делал своё дело. Учишься, Артём! Для лучшего эффекта мы немного вытянем и снова вставим, вытянем и снова вставим... Лох стал хрипло и тихо орать. К достоинствам или же, наоборот, недостаткам терпилы можно было отнести его полнейшее послушание и подчинение. Даже такая боль, которая требовала крика во всё горло, перебарывалась лохом, и он прежде думал о приказе господ: не орать, а уже потом о своих ощущениях. Поэтому хрипло-сиплое шипение-скуление вырывалось изо рта чмошника. Но когда Алик увлёкся и стал очень быстро колотить иглой назад-вперед, терпила сдался и заскулил довольно сильно. Очередной удар под дых от врача, а сразу следом прицельный пинок мощным носком прямо под нижнюю челюсть от Артёма, вернули рабу покорность и повалили его на пол на спину. Заткнись! шикнул Алик. Артём, наступика-ка ему на рот. Младший всегда был готов: ко всему что связано с пытками и чмором. Если бы ему сказали, Артём, выучи лекцию по греческому праву он послал бы далеко, даже того, кто предложил бы ему много денег за это. А вот мучения вдохновляли пацана, он расцветал, менялся на глазах и получал невообразимый кайф от этого. Артём бесцеремонно водрузил свою кроссовку на губы чмошника и с силой придавил. Когда он понял, что это мало помогает, то быстро прыгнул за голову лоха и всунул тому сверху носок обуви. Немного поковыряв во рту терпилы, Младший улыбчиво кивнул Алику, что отверстие запечатано. Доктор сразу же продолжил свои дела. Оставив правый сосок с воткнутой туда иглой, кавказец достал ещё одну такую же и стал втыкать её в левый, правда, с меньшей жестокостью. Со стороны левого соска расположено сердце, пояснял док, поэтому и прессинга на эту сторону лучше давать меньше. Хотя это не сильно спасло лоха, потому что игла была вонзена полностью до самой кости. Из иголки вытекла кровь, и капля плюхнулась на кожу мученика. Раб уже не орал, а только прерывисто мычал и постанывал. То ли ему стало менее ощутимо, то ли силы закончились, но былая прыть терпилы испарилась. Теперь поднимаем пидара на ноги... Алик за волосы установил раба в стоячее положение, и начинаем заниматься другими вещами. А когда захочется просто делаем так: пыть! Под этот "пыть" врач жестко нажал пальцем на одну из игл, и та впилась в тело, "царапая" остриём кость. Раб снова заорал, Артём уже рукой прикрыл лоху рот, а док начал делать "пыть-пыть", стуча пальцами по обеим иголкам и выбивая разные мотивы. Влад понял, что в этот раз без него не обойтись, так как градус повысился. Старший бедром оттолкнул Артёма и цепко обхватил правой ладонью рот раба, а левой своей рукой заломал назад руку раба, обездвиживая того таким образом. Алик сразу усёк намёк: обездвиженный и молчаливый раб. Иголки стали вонзаться ещё сильнее. Пацаны так игрались минут 5, под конец Алик уже выбивал у раба музыку, например, "Имперский марш" из "Звездных войн". Док жал лох стонал, после нужной паузы док жал снова, а когда и сразу два раза подряд. Таким образом, получалась музыка, в ритме из стонов раба. Артём, сбоку, хохотал так, что его живот чуть не лопался, Влад тёрся набухшим членом о ягодицы раба, а доктор садистничал, постоянно облизывая губы языком. И только у терпилы дрожали колени, грудь дергалась в непрерывистом дыхании, а из глаз брызгали ручьи слёз.
Глава 3.1. Больница. Еще чуть-чуть
Первым всё надоело Владу, тот кинул лоха, и жертва согнулась в три погибели. Далее док вытащил иглы и стал жёстко мять соски лоха. Раб орал, когда доктор вдавливал свой палец в сосок, как кнопку в лифте, но, похоже, пацаны уже не боялись криков, так как настало утро и в больнице стало шумно. Владу понравилось, что делает друг, и он взял терпилу в свои руки. Приказав рабу смотреть прямо в глаза, Влад положил свои огромные и мощные пальцы на соски и стал вдавливать их внутрь, делая круговые движения. Травмированные соски болели настолько, что лох впервые стал пятиться назад, но хозяин не отпускал. Раб дошёл до двери и упёрся в неё спиной, а Влад зверел и жал сильнее, он смотрел на раба диким взглядом. Это был совсем другой Старший, никакой выдержки и спокойствия. Чмошник затяжно скулил, как чайник, но пацана это только возбуждало. Остановила Влада смачная капля слюны, которая вывалилась из незакрывающегося рта терпилы и упала прямо на руку хозяина. Брезгливый Влад с омерзением посмотрел на эту тягучую жидкость. Пожалуйста... протяжно прошептал раб. А? Что? прямо в лицо гаркнул Влад. Умоляю, хватит... снова прошептал раб. Уральски ебеня! - восхитился Артём. Братишка, ты впервые заставил лоха говорить и просить! Ты супер садист! Ты, хуйло, думаешь мы играемся? А? злой Влад колотил раб затылком об дверь. Привыкай, теперь это твоя постоянная жизнь. Хозяин сильно стукнул раба в плечи, забыв, что у того и там болевая зона после уколов. Терпила только квакнул и скатился вниз на пол. Впервые раб закрыл лицо руками и жалобно заплакал, несильно похлипывая. Отдых 10 минут, скомандовал Алик. Надо в туалет. Кавказец хотел было выходить, как Артём его остановил и снова возмутился. Зачем идти в сортир, если вот он есть живой под ногами. Алик обрадовался такому предложению и сразу достал свой член. Как и положено, рождённому в горах, достоинство доктора было просто огромным. Прости, дружище, ты не будешь совать лоху в рот. Ссы в стакан, равнодушно заметил Старший. Недовольный Алик послушался, он немного надулся, но сделал, как было велено. Вырисовывалась такая картина, что док хоть и был другом пацанов, но всё-таки ходил под ними, не сильно, но Влад его чморил, пусть и морально. Вот так всегда... бубнел Алик. Док взял литровую банку и нассал туда половину. Украсил он это смачным харчком и протянул рабу, который всё ещё сидел, закрывая лицо руками и плача. Отрезвляющий пинок по рёбрам от Артёма, вернул лоха на землю. Тот сразу встал на колени и взял в руки банку. Мутно-жёлтая жидкость, сверху которой плавал прозрачный комок слизи, дурно пахла. Артём новыми пинками заставил лоха поднести банку к губам и сделать глоток. Терпила скривился и зажмурил глаза, после того как выпил. Глянь, не нравится, хихикнул Младший. Пей до дна! Пей до дна! Раб снова поднёс банку ко рту и начал было пить, как вдруг скрутился к полу, уронил тару и сблевал всё напол. Суука! этот комментарий мог быть только от чистоплотного Влада, который поспешил отвернуться к окну. Ахуеть! Я ждал этого! ровно наоборот отреагировал Младший. Артём схватил раба за волосы и стал тыкать в пол, заставляя слизывать всё, что там было. Из-за того, что раб ничего не ел уже сутки, из него вылилась только выпитая моча, слюни и немного желчи. Куда хуже была бы блевотная кашица от еды. Раб лизал пол и снова блевал, лизал и блевал. Влад забился в дальний угол комнаты и занял себя чем-то, чтобы не смотреть на эту сцену. Алик тоже отошёл и наблюдал издалека. И только Артём влез на спину к рабу и тыкал того в пол, наслаждаясь процедурой. В конце концов, рвота прекратилась и раб начисто вылизал весь пол. Продолжим или хватит? поинтересовался Алик. У меня смена скоро заканчивается. Хочу ещё! однозначно заявил Артём, Влад одобрительно махнул головой. Ну, пидар, сейчас будем тебя жечь, хмыкнул док. После всего пережитого раб уже был не такой свежий, но всё-таки нормально воспринимал всё происходящее, а значит продолжать фестиваль медицинских пыток можно было без проблем. Это уксусная кислота. В неумелых руках она оставляет шрамы и опасна, в моих руках она становится инструментом адской боли, но без последствий. Раба надо зафиксировать он не вытерпит. Влад достал из кармана ментовские браслеты и сцепил лоху руки за спиной. Терпилу положили на пол на спину, из-за рук немного выпятился его живот. Старший встал вверху, сильно наступив ботинком чуть ниже шеи раба, а его братец впился носком в яйца. Уже одна такая поза доставляла терпиле много проблем, но благодаря ей он не мог пошевелиться. Любое движение тазом отрывало рабу яйца, а верхняя часть тела была прибита к полу весом Влада намертво. То что будет дальше очень больно, комментировал Алик. Поэтому мы берем пачку ваты, засовываем её в рот пидара и заклеиваем всё это пластырем. Отлично! Теперь, пидар, попробуй поорать. Артём хихикнул, у Влада блеснули глаза. Док взял флакон с кислотой, взял ватный тампон и смочил. Кавказец, как бы вытер от пыли пупок лоха. Первые пару секунд ничего не происходило, но потом, внезапно, терпила замычал, его пресс на животе напрягся до безумия, а спина прогнулась вверх. Раб орал сквозь кляп сильно, насколько мог, слёзы лились ручьём. Представь, что ты сейчас держишь зажигалку прямо в пупке пидара, пояснил док Артёму. Такие же ощущения. Ахуеть! Сильная боль минут десять, слабая боль сутки. Но если переборщить: шрамы, водянки, некроз тканей... Алик снова смочил ватный тампон в кислоте и не сильно давя провёл длинную полоску вдоль рёбер жертвы. Док успел сделать такую же полоску и на другой стороне за 2 секунды до того, как терпила стал крутить плечами и рёбрами в истерике, он мотал головой из стороны в сторону, а сквозь его мычание понималось слово "ох!". Он загнётся, пожалел Влад. Поверь, парировал доктор, человеческий организм очень мощная штука. Будете давать немного отдыха, хорошо кормить, таблетки, которые я выпишу, и запаса этого пидара даже в таком жёстком режиме хватит года на два. А если будете щадить... до пенсии дотянет. Фууу! Артём скривил мину, как пятиклассник. Я не представляю его в 30 лет. У меня тогда снова будет молодой раб. Чмошник не слышал этого разговора, он мычал, рычал, извивался, плакал. Есть такое выражение "как уж на сковородке", внешне сейчас всё выглядело именно так. На рёбрах показались две ярко-красные полоски, как от хороших розог. Один мой знакомый, продолжал доктор-садист, с помощью кислоты наказывал своего сына за дрочку. Он брал хуй своего пятнадцатилетнего пацана и смазывал кислотой, как мы сейчас. Во-первых, дико больно, лучше всякой порки. Во-вторых, 3-5 дней пацан не то что дрочить, просто прикасаться к своему отростку не мог. Док с этими словами обмазал член лоха кислотой несколькими полосками по всей длине. По его команде братья отпустили терпилу, и тот забился в таких конвульсиях, которые сложно себе представить: раб крутился на полу, подгинал колени к животу, дергался и мотал головой со всей дури. Звуки были не менее истошными, если бы не кляп его бы слышали на 9 этаже больницы. Эта пытка сделало лицо лоха не просто красным, а черным, вокруг глаз появилась бордово-синяя окантовка от постоянных слёз. Голос охрип, это было ясно даже с кляпом. Лох хрипел так, как Давид Феррер, играя в теннис сильно усталым. Так, типа, он теперь не сможет дрочить? Будет больно? уточнял Артём, врач молча и весело кивал. Понятно... язвительно протянул Младший, однозначно уже продумывая обязательную дрочку для своего раба. Терпила мучался ещё минут двадцать, а потом начал потихоньку успокаиваться. Пацаны вначале с интересом наблюдали, но потом это надоело, и они пошли снова пить кофе. Остался только Артём. Этот маньяк был родом из ада, ведь там вечные муки без перерывов на обед и сон. Так и Младший, пока раб стонал и плакал, ему ни на секунду не надоедало того изматывать. Пацан не просто смотрел, а постоянно пинал раба, то и дело пытаясь носком попасть в травмированные соски или проехаться подошвой по красной полосе на рёбрах. Когда обессиленный раб почти затих, мучитель пару раз потёр своей подошвой по красно-сизому члену, имитируя дрочку, и терпила взвыл от боли с новой силой. Точно! Эта фраза была как открытие, после которой Артём побежал в подпрыжку к пацанам пить кофе. А там разворачивалась интересная беседа. Да, круто повеселились, вздыхал доктор. Вам хорошо, будете гнобить этого пидара в любую секунду. Алик, так кто тебе мешает лоха завести? серьёзно говорил Влад. Да ну, блядь, где я его возьму и где буду держать? Погоди, найти мы тебе поможем, держать ты же один живешь? На цепь посадил и иди себе на работу, а вечером еби сколько хочешь. Ну, не знаю, я пока не решился... К тому же ты знаешь, я люблю 14-15-летних пидаров. Да хоть 10-летних! вмешался Артём. Мы сказали найдем, за базар отвечаем! Чмошник понемногу приходил в себя, начал ровно дышать, уже не ревел и не дёргался. Слушай, Алик, а если эту кислоту на головку ему? Сдохнет? Не унимался садист Младший. Нет, орать будет сильнее и это травматично. Хотя небольшими точками можешь наносить, но если намажешь, также как я, залупу реально подохнет. Раб, кряхтя, поднялся и встал на колени в свою положенную позу. Единственное что, только руки из-за наручников он не смог заложить за голову. Такая самоотверженность терпилы заставила подофигеть всех троих. Нет, он просто нереальный лох, буркнул недовольный Влад. А может мазохист? улыбнулся Алик. Влад приказал Младшему вытащить кляп и снять браслеты. Брат всё сделал, но следующий шаг раба ещё больше удивил всех. Чмошник сразу же бросился к столу и упал к ногам Влада, начал их целовать и причитать мольбы. Пожалуйста, господин, умоляю, больше не надо сегодня... Прошу вас... Завтра я всё стерплю, только не... Влад грубо схватил раба за волосы и оторвал его голову от своих ног. Скажем, и сегодня будешь терпеть, тварь. Твоё мнение здесь никого не ебёт. Пиздуй на место! Раб повиновался, и на четвереньках задом отполз в центр комнаты, и встал в классическую позу. Его член "сиял" сине-фиолетовыми цветами; яйца, к слову, всё это время были перевязанными и тоже хорошенько посинели. На рёбрах красовались красные полосы, а лицо туда было страшно смотреть: чёрное, опухшее и зарёванное. Дополняли картину соски, которые также опухли и покраснели. Влад, дожёвывая печеньку, кинул взгляд на раба и обратился к Алику. Говоришь, он выдержит такой жесткач ежедневно? Должен, здоровье у него супер. Но вы привозите мне его на обследование. Если будете так же жестить каждые два месяца, если станете жалеть раз в полгода можно. Хуй ему в жопу, а не жалость! Эй, падла, а ну давай отжимайся! завопил Младший. Раб мгновенно упал и начал отжиматься от пола. Но это давалось ему с очень и очень большим трудом. Во-первых, он настолько устал от пыток, что не мог шевелиться, во-вторых, каждый жим к полу заставлял его стонать и плакать. Садюга! улыбнулся Алик. У него плечи от уколов болят, не забыл? Плюс он членом об пол бьётся, не лучше дрочки по ощущениям. Харе, лошара! прервал новую пытку Влад. Забейся в дальний угол отдыхать, падла. Эти слова показались рабу чем-то неземным, а Влад снова стал для него божеством. Терпила переполз за шкаф, так что пацаны видели только его ноги, и лёг на бок. Я хотел ещё поиграть с катетером и его очком, грустно заметил Алик. Фигня всё это, пытаясь умничать заявил Артём. Катетер хрень, просто неприятно и ничего особенного. Теперь так, пацаны, я вам собрал немного лекарств и инструментов. Ну там свою "адскую смесь", адреналин, эпинефрин, жгут вон на яйцах, и ещё несколько положил, наборы игл, баллон кислорода. В общем, будет чем откачать и чем попытать. А за это спасибо! сказал Влад. Я тут подумал, некрасиво нам тебя оставлять так. Можешь выебать лоха, но только в рот и только в презике. И я в жопу одновременно! обрадовался Младший. Нет! отрезал Влад. Тёмыч, очко распечатывать надо так, чтоб лох всё прочувствовал, ощутил. Раз в жизни его невинности лишают, бля. И не ты это будешь. Да ну тебя... гандон... Последнее слово Артём произнес почти шёпотом, но Влад его услышал и резко притянул брата к своему лицу. Ты чё быкуешь, мелкий? На место лоха захотел? озверел Влад. Нет, Влад, я пошутил, извини... Алик широко раскрыл глаза, а его челюсть упала на стол. Он не мог представить себе, что у братьев такие расклады. Лох этого не видел и слышал обрывками, поэтому не особо то и понял что к чему. Когда всё устаканилось, Алик позвал раба, и тот через секунду стоял возле ног. Кавказец натянул презерватив на свой огромный член и встал во весь рост перед лохом. Смазка мгновенно запачкала резинку, но Алик не спешил. Вначале он гладил раба по волосам, потом по рукам, выщупывая у того мышцы, потом спустился к рёбрам и красным полоскам. Всё это время член дока бился о щёки и глаза пидара. Наконец, наигравшись, Алик молниеносно загнал все свои 23 см в рот, но также быстро и вытащил. Раб просто не смог принять полную длину. Точнее член зашёл "по самые гланды", но рвотный рефлекс его вытолкнул назад. Кавказцу пришлось удовлетвориться половинкой. Трахал он не долго, но из-за неполного объёма заставил раба сжать губы и ебал навылет, проскальзывая каждый раз по губам и немного цепляя зубы. Ровно через минуту док кончил. Мутная сперма стала биться в презервативе, но не могла ворваться в рот раба. Жидкости было очень много: так, что она стала вытекать из резинки. Довольный Алик плюхнулся на стул, а раб остался неподвижно стоять, ожидая нового приказа. Всё, домой! скомандовал Влад. Алик улетел в небо, он кайфовал и улыбался. Раба за это время одели, он помыл посуду и собрал весь мусор, что гости набросали. К тому моменту Алик вернулся на землю. Спасибо, пацаны! Я бы ещё... Харе! грюкнул Влад. Заведи себе лоха и еби в любые дыры. Ладно, ладно. Короче так. Сегодня пидара больше не пытать, завтра лучше тоже не сильно жестить. Вот тут я расписал, какие таблетки ему и как давать. Здесь ноотропы, витамины, седативные. Пока привыкнет хватит. Чё значит завтра не жестить? А пороть можно? уточнял свои нюансы Младший-садист. Пороть нужно всегда, отрезал доктор. Порка не пытка, а дисциплинарный допинг. Хе, это ты просто не знаешь, как я порю... Артём гордо закинул голову вверх. На самый конец Алик сделал рабу два укола, чтоб тот отошёл от ночной пытки, и попрощался с братьями. Пацаны и их вещь, которая несла вещи, подаренные доктором, пошли к машине. Меньше суток назад Вася был, хоть и бедным, но свободным человеком. Теперь же он стал собственностью и игрушкой двух пацанов, таких же, как и он сам. Хотя нет, не таких пацаны были крутыми, а он прирожденным лохом...
Глава 3.2. Больница. Наконец, этот ад закончился, но начался новый
Вся ночь братьев прошла в больнице. Как только Артём и раб залезли в машину оба уснули: лох на полу, под ногами Младшего, а пацан откинулся на кожаное кресло. Не спал только Влад, он вообще спал мало по жизни. Ему вполне хватало 3-4 часов, 5-6 было идеально. А вот Младший оказался соней и любил подрыхнуть и по 12 часов, хотя больше 7-8 брат ему не давал спать. Пассажиры заснули, водитель включил себе драйвовый бит и тронулся с места. Разбудила Артёма непонятная тишина: он мило спал в машине, которая легонько подскакивала на кочках отечественных дорог, а тут была сплошная тишина. Младший открыл один глаз, осмотрелся по сторонам и не узнал местность. Тут он сразу вспомнил, что под ним раб, и с криками "э-э-э-э" стал бить чмошника пятками. Рабу хватило пары ударов, чтоб проснуться. Пиздуй на улицу, узнай где Влад и где мы, скомандовал пацан, а сам сильнее зажался в кресло, холодно ночью всё-таки. Раб выбежал, огляделся и увидел Старшего в нескольких метрах, возле входа в здание. Сбоку горела вывеска "Hotel". Мы возле гостиницы, хозяин, а господин Влад пошёл внутрь, отчитался раб. Ладно, залезай назад. Раб послушно юркнул в салон, на пол, и обнял ноги Артёма. Маньяк не стал долго церемониться и начал выкручивать рабу ухо, больно сжимая мочку. По сравнению с больничными пытками это была шутка, и лох стойко её терпел. Для Артёма же это принцип он не мог сидеть спокойно, чтобы не доставлять рабу хоть каких-то проблем. Троица оказалась ровно в противоположной стороне от своего дома. Влад решил поехать в их любимый с Артёмом загородный отель. Пацаны, не обременённые финансами и временем, бывали здесь достаточно часто: отличное место для игры в покер с друзьями, тут же они пару раз чморили "заказных" лохов, красиво и обслуживают с душой. Изюминкой этого места был лес, в который можно было добратья пешком за 5 минут, а если въехать туда на машине, то уже через 10 минут ты оказывался в такой глуши, где и волки не бегают. Влад решил отоспаться, а потом продолжить играться с лохом. Раб этого конечно не знал, но в расписании Старшего был хороший чмор и минимум жести. Терпила на это, безусловно, скажет "спасибо", а вот Артём будет крайне недоволен. Но мнение Младшего не особо заботило вожака стаи. Выполнив все формальности за несколько минут, Влад вернулся к машине, постучал в окно и скомандовал выходить. Пацаны всегда снимали один и тот же домик: самый дальний к лесу, где мало соседей-постояльцев. Эй, тварь, машину водить умеешь? - Влад обратился к рабу. Да, хозяин, но я никогда не ездил в таких крутых джи... Захлопнись, садись за руль. Влад сел на пассажирское место, а сонный Артём мгновенно проснулся, но не мог сказать ни слова, так как на его памяти это был первый случай, когда брат кого-то пускает к вождению своего "Турика", как ласково называл машину Влад. Братишка, а нафига? Изумленно и вполголоса выдавил из себя Артём, не понимая таких действий. Захотелось! Он наш лох или только твоя игрушка для пыток? Я иногда напиться хочу, пусть учиться водить. Влад определённо испытывал какие-то чувства к своему рабу. В принципе, если бы исключить Артёма и представить Васю рабом только Влада жизнь чмошника была бы почти идеальной: забота, опека, защита, содержание, много секса и минимум жести, только за провинности. Но Младший был в этой схеме как раз той "занозой в заднице", которая не давала идеалу стать реальностью. Раб встрепенулся и забыл про все свои ночные мучения, в нём снова появились силы. Он залез на водительское место и почувствовал кайф, ради которого мог простить Владу всю ту боль и страдания в больнице. Поймет только водитель, человек, который любит машины. Сидеть за рулем классного дорого авто, в то время, как ты ездил на всяких "тракторах" и "ижах" это неописуемое удовольствие. Раб забылся и просто улетел в негу, начал поглаживать руль и панель приборов, откинулся на спинку сидения и почти закрыл глаза. К жизни его вернул жёсткий тумак Влада в челюсть. Какого хуя дрочишься? Заводи и едь вон туда... Хозяин объяснил рабу, как заводится этот суперкар, где что переключается и что не надо вдавливать педаль в пол, создавая впечатление, что ты вместо колёс бежишь своими ногами по асфальту. В этой машине всё делалось с легкого дуновения и прикосновения. Первые попытки раба были неудачными, он никак не мог сдвинуться с места: машина дёргалась и глохла. Но ещё пара тумаков заставила чмошника освоить принцип "сцепление-газ" и Турик медленно бесшумно покатился по насыпной дорожке. У раба болело всё тело, но он прижимался к массажной накидке и немного кайфовал. Влад это заметил и снова влепил удар в челюсть. Ты тут, падла, на курорте? Нет, простите, хозяин, я... Отдыхаем мы, а ты чмо, которое всегда служит для нашего комфорта, злился Влад. У рабов нет отпуска и выходных. Сквозь всю напыщенность и строгость Старшего просматривалась его доброта. Да, он был сильно поведён на дисциплине, хотел, чтоб раб всё делал с полумысли и всегда идеально, проступки наказывал безжалостно, но не перегибал палку. Это как раз и есть идеальный крутой пацан он не даёт расслабиться и влезть себе на шею, но знает меру во всём. Братец его смотрелся как избалованный родителями холерик. Права есть, мудила? Нет, хозяин, я в селе у нас ездил, там все без прав, оправдывался раб. Похуй, на днях купим. Будешь меня возить. Только ты пойми, урод, если вдруг ты поцарапаешь мой Турик, я не говорю про ДТП, я тебя лично закопаю в ад. И это будут не шалости Артёма. Осознал? раб молча кивнул. Так что старайся ездить нормально, чмо. Домик состоял из прихожей, большой гостиной, которая сплеталась с кухней и двух спален. Со стороны леса был выход на огромную веранду. Раб видел такие картинки только по телевизору: дорогая мебель, идеальная чистота, красивый дизайн. И теперь он Вася-лох стоял в этом раю. Раб осматривался в шоке, для пацанов же такая жизнь была нормой. Влад прошёл прямо в спальню и бахнулся на кровать. После чего недовольно вздохнул и крикнул к себе раба. Чмошник уже через секунду стоял у ног хозяина. Ну ты же дупло безмозглое, недовольно говорил Влад. Я хотел дать тебе шанс немного расслабиться с нами, но ты, еблан, тупишь. А за тупость что надо делать? Раб секунду помолчал, не понимая что должен сказать, но потом догадался. Наказывать, хозяин. Именно! Вот честно, не хотел, но разве я могу оставить проступки безнаказанными? Простите, хозяин... Прощение заслуживается болью, тварь. Влад не унимался. Артём, услышав такие расклады, вбежал в комнату, довольный тем, что будет продолжение его любимого занятия. Ошибка раба была в том, что он забыл раздеться. Как выяснилось это железное правило: рабу даётся 60 секунд на то, чтобы он, переступив порог, скинул с себя всю одежду и упал на колени, а дальше начал раздевать хозяев. Так раб должен вести себя всегда, и зимой, и летом, дома. Но так как отельный домик можно приравнять к их временному жилью тут ведь нет посторонних глаз, значит и на данный момент раб должен был уже пару минут как бегать голым. Лох ступил... просто от того, что ещё не знал этого правила. Но хозяина это мало волновало, дескать, мог бы и сам додуматься. Вещи раба складываются в прихожей, уточнял Влад. Складываются аккуратно, а не раскидываются и комкаются. Дисциплина, сука, идеальная дисциплина. Раб за мгновение скинул с себя всё, что было, и упал в классической позе перед Владом. Тёмыч, ебани лоха по яйцам. Не зря же мы их перевязывали... Это тебе за тупость, тварь, Артём радостно блеснул глазами и уже приблизился к рабу, показушно крутя правой стопой, как футболист, разминая её перед ударом. Погоди! Ебальник ему чем-то забей, ты же помнишь о болезненности перевязанных яиц. Нехуй ему тут орать на весь отель. В домике не было ничего подходящего, поэтому пришлось затолкать рабу его же трусы в рот. Печальные и уже наполнившиеся слезами глаза лоха покорно смотрели на хозяев. А сейчас, хуевка, мы выучим с тобой новую позу... Артём радовался и издевался. Это поза для болбаста, в неё ты будешь становиться каждый раз перед ударом по яйцам. Руки за голову, спину ровно, ноги шире... шире я сказал! А теперь приседай, ещё, ещё... Выполнив всё, раб оказался в очень неудобной для себя и идеальной для своего мучителя позе. Всё его тело было полностью раскрыто, а яйца являлись центром событий. Их легко можно было достать и сзади, и спереди, и рукой, и ногой, и плёткой. Достаточно много неудобств доставляли согнутые ноги так стоять долго было нереально. Раб не сидел на корточках и не стоял, угол был градусов 40, что вынуждало его напрягать мышцы бедра и взваливать на них всю тяжесть тела. Пока Влад щёлкал пультом по телевизору, ища себе интересный канал, Артём ходил вокруг раба, который дрожал от страха предстоящего удара и от усталости стоять в такой позе. Наконец, садист остановился и легонько зацепил раба краем носка за яйца. Тот "укнул", Артём хихикнул. Потом пацан размахнулся и со всей дури влепил рабу носком в яйца. Раб громко заорал даже через кляп и отлетел спиной на кровать Влада, чмошник зацепил своим телом Старшего, упал на того, но Влад небрежно скинул тело на пол. Лох мычал, фыркал, ревел и крутился на полу минут 5. Реально вкусный удар, - порадовался Артём. Так долго у меня ещё ни одно чмо не канючилось. Хватит, Тёмыч, развяжи ему шары. Наказание он получил. Пацаны дали рабу минут 10 на стоны и плач, тот всё это время валялся на полу, сгибаясь в разные позы. Наконец, терпила успокоился и встал в нужную позу у кровати Влада, его яйца побагровели. Ты понял урок, еблан? спросил Влад. Делай всё и даже больше, чем можешь. Услужливость и сообразительность спасут тебя от лишних наказаний. Приказано на 100% выполни на 105%, если я ещё не знаю, что этого захочу ты уже должен быть готовым это делать. А всё почему? Потому что я ваш раб, голос раба был хриплым, тихим и забитым. То понятно, но ты здесь для того, чтобы я постоянно кайфовал. Мне приятно ты в безопасности, мне никак ты в напряге, я недоволен тебе пиздец. Ясно? Да, хозяин. Простите, хозяин, я буду стараться... Обувь... раб снова в растерянности посмотрел на Влада, а тот, зверея стукнул носком прямо в зубы раба. Кроссы с меня снимай, уебок! Тебе чё, понравилось по яйцам получать??? Раб кинулся к кроссовке, быстро снял её и стал целовать ногу Влада через белый носок. Хозяин отдёрнул и подставил второй кросс. Дальше лох раздел Артёма. И помни: обувь раб должен снимать с хозяев сразу, как только принял нужный вид, после входа в дом. Дальше чмошника направили сделать горячую ванну для Влада. Когда всё было готово, лох сам словил себя на мысли, что ждёт с нетерпением момента, чтобы прикоснуться к телу своего старшего хозяина и начать того мыть. От этого его член стал набухать и сразу же заболел. Но Влад мылся сам и не позвал раба. Пока Старший наслаждался в горячей воде, Артём полулёжа сидел на кровати, свесив ноги к полу, а лох их старательно вылизывал. Младший устал, поэтому особо не гнобил чмошника, но редко всё-таки поднимал вторую ногу и бил пяткой по травмированным соскам, чтобы напомнить рабу, что он не на курорте. Претензий к футу у Артёма не было раб почти идеально вылизывал ноги. Так продолжалось минут 15, пока не появился Влад. Перевязанный узким полотенцем, Старший хлюпал босыми ногами по полу, а с него капала вода. Чмошник впервые увидел своего хозяина голым и на секунду обомлел от красоты торса Влада. Член раба самостоятельно встал. О, братишка, гляди ты возбудил лоха! Артём закатился в смехе. Может пусть подрочит себе? Ты достал со своими пытками! Иди купайся! Артём хихикнул и пошёл под душ, он не требовал горячую ванну, как его брат. Младший хотел было забрать с собой раба этот хозяин был не прочь, чтоб лох его мыл, но Влад отрезал. Лох сейчас мне будет сосать, холодно заявил Влад. Артём ещё больше расплылся в улыбке и ушёл в ванную. Старший развалился на большой кровати и подозвал к себе лоха. Грязному рабу было запрещено влезать на матрас, поэтому он должен был обслуживать хозяина сбоку, стоя на полу. Влад закрыл глаза и жестом показал начинать. Чмошник с дрожью в руках, но не от страха, а от возбуждения, раскрыл полотенце и, наконец, увидел член своего кумира. 19 см с большими яйцами и красивой обнажённой головкой. Раб медленно прикоснулся губами к члену, Влад одобрительно застонал. Лох нежно лизнул член, потом поднялся выше и поцеловал сосок. Хозяин ещё раз застонал и это был звук наслаждения, а не злости. Поэтому раб обхватил сосок хозяина губами и тихонечко всосал его, теребя по кончику языком. Дальше чмошник спустился к рёбрам красавца и стал самым кончиком длинно облизывать их до самой подмышки. Владу всё нравилось, его тело подсыхало и покрывалось мурашками от действий раба. Закончив с ребрами, чмошник спустился ниже к пупку и влез туда языком. Он стал подсасывать, дуть, облизывать пупок. А всё потому что, на удивление, именно эта точка оказалась самой чувствительной у хозяина. Влад начал быстрее дышать, а мышцы на его прессе и бёдрах сводило сладкими судорогами. Видя, что член хозяина уже стоит как Эйфелева башня на всю высоту, лох попытался заглотить его на всю длину, но не смог. Поэтому рабу пришлось облизывать его, обхватывая губами и поднимаясь в самый верх, одновременно делая сильный всос воздуха. После нескольких таких движений, раб занялся головкой, целовал её, ласкал кончиком языка, обсасывал, как девушка мороженое. И вдруг горяча струя брызнула на лицо рабу, попав прямо в глаз. От этого лох стал хуже видеть, но хозяин взял ситуацию в свои руки и жёстко насадил раба на свой кол, помогая руками подниматься вверх-вниз. Много, очень много спермы потекло-разбрызгалось в нёбо раба. Жидкости было столько, что раб не успевал на весу всю сглатывать и небольшие капельки, вперемешку со слюной, вытекали изо рта и падали на тело хозяина. Спермы было "пол-литра", а всё из-за того, что Влад долго терпел, пока проходили игрища с рабом. Как только закончился "обстрел", раб вытащил член хозяина изо рта и языком облизал свои губы, он помог себе пальцами, сняв капли с ресниц и щеки, и слизал их тоже. Раб ещё со времён школьных пацанов был приучен сглатывать всю сперму до последней капли. Он начал очищать лобок хозяина от капель, аккуратно вылизывая всё вокруг. Обстрелы Влада были такими, что сперма находилась даже на его рёбрах. И раб пошёл по второму кругу целовать бока любимого хозяина. Это длилось недолго, как Влад резко повернулся, перевернулся, вскочил на ноги и оказался сверху раба. Хозяин сидел на коленях на краю кровати, а голова раба была прижата его тазом к постели. Влад схватил раба за волосы и со свирепым рыком начал двигать тазом, уже самостоятельно ебя чмошку своим железным колом на ту глубину и в ту часть рта терпилы, куда хотел хозяин. Такая дрочка тоже не была долгой, и уже через минуту Влад кончил. Хозяин встал на локти на кровати, не вытаскивая члена изо рта раба, просто отдыхая. Кубики пресса быстро мелькали перед глазами чмошника, Влад кайфовал, но и чмошнику было не менее приятно: его не мучают и ебёт его тот, кого он боготворит. Отдых продлился минуты три, Влад не вынимал член изо рта и тот не спадал. Хозяин снова задвигался и также жёстко стал драть свою вещь то на вылет, то на всю глубину. Фрикций понадобилось намного больше, минут пять хозяин драл раба силой трения до того как слил в очередной раз. Спермы оказалось совсем мало. Кончив, Влад перебрался на кровать и завалился на спину, пытаясь отдышаться от "тройного прыжка". Раб тихо сидел у кромки кровати, почавкивая спермой господина. Жидкость была сладковатого вкуса, без резкого запаха и вполне приятная, словом, она нравилась рабу, как мороженое. Слижи! Влад приказал, и лох моментально кинулся к головке хозяина. Он старательно выдоил последние капельки из раскрытой уретры, раб так искусно влезал туда языком, что Влад мог бы кончить ещё раз, если бы имел чем. Всё... вали нахуй... Грубо, но раб понял, что это благодарная жесткость от его владельца. Он уселся у той же кромки кровати и смотрел на Влада, который кайфовал, закрыв глаза. Красивый, спортивный, добрый, жёсткий, любимый... Да, это определённо была любовь, ради которой раб был готов на любые мучения. Кстати, о последнем. Рабу не так долго удалось помечтать в тишине, как из ванной вышел Артём. Этот щуплый, точнее сбитый малолетка, оценил взглядом комнату, хмыкнул себе под нос и пальцем поманил раба за собой в гостиную. Влад, по-видимому, отключился. Артём стоял по центру, раб перед ним на коленях. Пацан потрусил головой, и с его взъерошенных жёлтых волос на чмошника упали сотни капель. На, освежись! Так... чтобы мне с тобой сделать, сука... Артём оглядывался по сторонам, он не привык ебать лохов в рот просто так. Это же маньяк, которому крайне необходим был аккомпанемент. Наконец, пацан увидел подходящий инструмент... На серванте у свечей лежала зажигалка, раб мгновенно её принёс. Хочешь получить пять ударов по связанным яйцам? Нет, хозяин... раб обомлел, он помнил недавний удар, от которого 10 минут корчился на полу. Тогда сейчас ты будешь сосать, руки за голову и терпи. Отпустишь руки буду пиздить яйца, не вытерпишь буду пиздить яйца. Всосало сало? Да, хозяин... И не ори! Влад спит. Разбудишь брата... ну ты понял... Артём спустил свои штаны до колен, и прямо перед носом раба оказался небольшой по размерам, около 14 см, уже набухший член пацана. Вначале Младший пару раз стукнул лоха по щекам, как бы проверяя свою боевую готовность, а потом стал водить мокрой головкой по губам. Раб пару раз пытался ухватить её губами, но Артём отклонялся, ему нравилась эта игра, как малому ребёнку. Наконец, он вставил член в рот. Из-за своих скромных размеров, Младшему повезло он мог ебать раба на полную длину. Процесс пошёл... И только сейчас раб понял, что его ждёт. Лох стоял, как и было приказано, на коленях с руками за головой, так что его рёбра были оголены и открыты. Садист держал жертву левой рукой за затылок, работая тазом, а правую руку с зажигалкой опустил вниз. Чирк кремня и вспыхнуло пламя, которое ужалило терпилу в бок. Раб замычал и от неожиданности немного дернулся в сторону, но устоял. Спустя секунд 10 Артём снова черканул зажигалкой и снова обжог лоха. Так повторялось много раз. В конце концов, Младший прицелился под самую подмышку жертвы и чирканул огонь. На этот раз Артём не собирался гасить пламя, и оно жалило раба уже несколько секунд. Терпила завопил сильнее и сильнее, и в этот момент Артём стал обильно кончать чмошнику в рот, выронив зажигалку на пол. Пацан специально достал свой член и обильно залил лицо лоха. Сперма стекала по лбу, делала узкие линии на щеках, висела на ресницах раба, которого всё ещё мучал ожог от зажигалки. Заставив слизать последние капли, Артём плюхнулся на пол с довольным видом. Пацан достал из брюк мобилку и стал лёжа фоткать свою вещь: крупно лицо в спермаке, общий план с израненным телом, отдельно синие яйца и член. Потом хозяин приказал негромко рассказать пидару кто тот такой, а сам включил видео. Раб пару минут говорил, какое он чмо, подстилка и просто вещь своих хозяев, что с ним можно делать всё, что захотят пацаны и т.д. Всё это время раб стоял не меняя позы, а сперма тем временем, высыхала и стягивала кожу лица, делая белые бороздки на нем. Классная киношка получилась. Слышь, чмырь, а если я это в интернет выкину? У тебя много корешей сидит в соцсетях? Пожалуйста, не надо... раб испугался не на шутку. Это ж они и мамке твоей покажут и братишек твоих начнут ебать. Ведь их старшой пидор такой ахунный! Знач и малявы тоже должны хорошо сосать, а? Умоляю... Давай так... Я тебя пизжу по яйцам. Если ты не падаешь и сосёшь мне, а я кончаю я не выкладываю. Если не кончаю или ты падаешь выкладываю. Честно? Да, хозяин. У раба ком встал в горле, он ещё ни разу не мог устоять после ударов Младшего в пах. Готов? Артём ухмыльнулся и без лишних слов отправил свой носок в яйца раба. Терпила завопил, согнулся почти до пола и чуть не расцепил руки, но через секунду поднялся и взял дрожащими губами член мучителя в рот. Скулы раба сводило, дыхание забивалось, тело дрожало, но он старался сосать, подлизывая член хозяина, а пацан остервенело долбил жертву по максимуму. Постепенно боль у раба утихала, а Младший всё никак не мог кончить. Тогда пацан снова взял зажигалку и чирканул её уже с другой стороны. Огонь вонзился в правую подмышку, раб завопил, и горячая струя Артёма брызнула в горло. Младший плюхнулся на пол. Раб кривился и ревел, а на его губах тянулась сперма пацана. Оближи! раб кинулся высасывать последние капли из уретры мучителя. Ну я же пацан. Сказал не выложу, всё не ссы, не увидит твоя мамка сыночка-пидара. Хехе... Дальше Артём приказал рабу снять с себя одежду и аккуратно уложить её возле кровати. Старший уже укутался под одеяло и крепко спал. Но до одежды пацан сказал рабу взять его на руки и отнести уложить в кровать. Такое мог придумать только малолетний ребёнок. Лох взял своего хозяина на руки, тот влепил ему удар в нос за грубость, и раб понес Артёма в спальню. Благо раб был сильным, а его хозяин не таким уж и тяжелым. Чмошник уложил Артёма под одеяло и отметил для себя, что братья спят вместе на одной кровати, когда есть вторая спальня в домике. Под конец рабу было приказано пойти в ванную другой комнаты и помыться, привести себя в порядок, а потом лечь спать на полу, уткнувшись носом и губами в кроссовки Артёма. Раб всё выполнил, и троица затихла во сне...
Глава 4. Загородный отдых. Пытка в лесу
Пацаны заснули около 8 утра и провалялись в постели до позднего вечера. Несколько раз братья просыпались и заставляли лоха отхлёбывать мочу прямо в кровати. В общем, пробуждение настало ближе к ночи. Первым проснулся Влад, ему захотелось есть. Он встал, посмотрел на брата, а потом обнаружил раба, крепко спящего и пускающего слюни на ботинок Артёма. Старший пошёл заниматься своими делами, навестил Турика. Прошло минут 30, как Влад вернулся. Раб и младший господин спали. Пацан тихо подошёл к рабу, присел на корточки и начал говорить нежным голосом. Вась! Вася! Вставай... Раб вначале молчал и спал, пацан толкнул пару раз лоха в плечо и повторил свои нежные фразы. Уууу, не хочу, ещё чуть-чуть... Если бы раб знал, что он сейчас говорит... Но Влада это не разозлило, а, наоборот, рассмешило. Хозяин поднял ладонь и смачно шлёпнул ею на ребро чмошника именно там, где были ожоги от зажигалки. Это мгновенно пробудило раба, тот подскочил, пару секунд оглядывался по сторонам, а потом резко встал в позу прямо перед сидящим хозяином. Получилось так, что член раба был довольно близко к лицу Влада, сантиметрах в 20, ведь тот сидел склонившись на корточках. Приве-ет! заискивающе шепнул Влад и с силой схватил в руку болтающийся член раба. Здравствуйте, хозяин! заикался испуганный лох. Тёмыч, вставай! Я лоха пиздить буду! Влад крикнул громко и это разбудило Младшего. Однако тот соня плохо реагировал на призывы к подъёму, если бы не факт, что сейчас планируются побои раба. Артём открыл глаза и увидел, что брат реально тянет терпилу за член, а тот морщиться от боли. Это мгновенно пробудило садиста, он соскочил с постели и стал одеваться. За что? допытывался Артём. Влад улыбнулся и отпустил раба, выходя из спальни. Шутка! кинул Старший. Недовольный Артём уже не стал ложиться. Он пошёл в ванну, чтобы умыться, и крикнул к себе раба. Эй, тварь, сюда давай! Новое правило, сука. Каждое утро, а сейчас я проснулся это утро, я начинаю с болбаста. Как только я встал с кровати, ты, уебок, принимаешь позу болбаста и стоишь так, пока я не пошлю нахуй. А я буду пиздить, когда захочу или не захочу. И мне похуй, что твоя поза неудобная! Раб мгновенно встал, выставив яйца в открытую для любых истязаний, а Младший начал чистить зубы. Пацан, мотая зубной щёткой, подошёл к рабу и врезал тому между ног. Раб вскрикнул, свалился, а садист вернулся к раковине полоскать рот. Выйдя из ванной, Артём увидел раба, готового к новому болбасту, но не обратил на того никакого внимания и пошёл к тумбочке брать мобильный. Раб стоял, не шевелясь и не видя хозяина. Артём нарочито выглянул в окно, потянулся, несколько раз покрутил торсом, типа гимнастики, специально ожидая, пока ноги раба устанут как можно больше. Лох не двигался и из-за долгого бездеяния немного расслабился он не видел пацана со спины. И в эту секунду на него сзади обрушился очередной удар. Крик, падение, рёв, слёзы. Хватит на седня, пиздуй на кухню! Раб вначале полз, а потом поднялся и, похрамывая, поплёлся на кухню. Там уже пил кофе Влад. Чмошник, кривясь от боли, встал на колени, ожидая приказа. В этот момент на кухню, как ураган, заскочил Артём. Пацан без раздумий зафутболил по яйцам раба и, тот снова свалился на пол лицом вниз. Младший, не замечая этого, сел на стул. Где мой кофе, раб? злился Младший. Чмошник снова со стонами встал на четвереньки и пополз к кофемашине, подставил чашку. Раб не поднимался на ноги и левой рукой держал себя за яйца. Также, на коленях, он дополз до стола и поставил чашку перед Артёмом. А чё, прикольно, восхитился Младший. - Пусть он так всегда по дому ходит! Я ему ещё наколенники с шипами одену! Тёмыч, отъебись от раба! У тебя он сдохнет в понедельник уже. Артём гигикнул и сделал глоток. Раб стоял, как и положено, с руками за головой, на коленях, прямо возле Младшего. Садист взял раба за волосы и оттянул голову назад, а другой рукой поднял чашку кофе и медленно стал выливать кипяток прямо на шею и грудь терпилы. Горячий, две ложки сахара, пол чашки воды... А эти помои сам выпьешь! Кожа раба моментально покраснела. Ко всем имеющимся болям добавился ещё и термический ожог от кипятка на груди. Очень неприятное, долго ноющее ощущение. Артём заставил раба вылизать начисто весь пол, где пролился кофе, сварить новый и отправил того обмыться. Через две минуты раб стоял мокрый посреди гостиной и ждал приказов, которые последовали незамедлительно. Влад скомандовал одеться и принести пиццу, которая продавалась в кафешке на въезде в отель. Когда раб побежал натягивать на себя вещи, он узнал о новом правиле. Оказывается пидару запрещено носить трусы, только брюки на голое тело. И так всегда, кроме некоторых особенных случаев. Натянув джинсы, футболку и кеды на босу ногу, лох именно побежал в кафе. Уже больше суток раб ничего не ел и пил только мочу господ во время сна. Запахи пиццы, которую он принёс братьям, заставили ныть и урчать его желудок. Звуки были настолько сильными, что Влад хотел было оторвать и дать кусок еды чмошнику, но тут вызвался Младший. Стой! Не! Я сам, я сам его покормлю! Артём велел лоху принести из кухни миску, которую начал наполнять "едой". Пацан брал кусок пиццы, съедал всю верхушку с мясом, оливками и остальными вкусностями, а потом разжёвывал тесто и выплёвывал его в миску. Когда там набралось достаточно "жёвок", садист пару раз собрал всю имеющуюся у него харчу и ляпнул ею в самый центр блюда. Но и это было ещё не всё. Артём достал член и нассал в еду ровно столько, чтобы жёвки стали жижей. Размешав всё это ложкой и сплюнув ещё пару раз, хозяин кинул это на пол перед лохом и приказал жрать. Э-э! Без рук, тварь, ты чмо, лакай, как пёс. Раба подташнивало не столько от мочи и жёвок, сколько от вида и констистенции блюда, но он очень хотел есть и не мог ослушаться хозяина. Раб наклонился и стал лакать. Вязкая, тягучая масса цеплялась за его язык, клеилась к губам, а моча била в нос, но раб ел. Артём окликнул раба, тот поднял голову, от чего Влад закашлялся и отвернулся. Нос, щёки, рот всё было измазано в светло-жёлтую массу, напоминающую по виду детский понос. В отличие от брезгливого брата, Артём с радостью рассматривал лоха и даже сфоткал это на телефон. Дальше всё было относительно спокойно. Братья уселись смотреть киношку, а чмошник расположился в ногах, занимаясь то одними, то другими ступнями. Спокойный Влад гонял лоха на кухню за едой или за чаем. Другое дело Артём этот егоза не мог посмотреть и 30 минут фильма, чтобы не "ужалить" свою вещь. Но все эти щипки, шлепки, удары были детской шалостью, по сравнению с тем, что лох уже переносил, но они просто напоминали ему о том, кто он такой или что он такое. Ночь пронеслась быстро. Как только начало светать, братья собрались и сели в машину. Как и прошлый раз, руль достался рабу. Артёму это не давало покоя, и он пообещал, что отомстит рабу за это в ближайшие пару часов. Компания направилась в лес. Отъехав метров на 100 от трассы, Влад приказал остановиться и выйти. В считанные секунды лох оказался голым, стоя у капота Турека. Хозяин забрал вещи в салон, сам сел за руль и дал газу, подгоняя бампером чмошника вперёд. Голый и босой раб понял, что отнего требуется: бежать перед машиной, освещая дорогу своим членом. Было прохладно, не так, чтобы замёрзнуть и заболеть, но зябко. Ещё роса, которая не делала воздух мягче. Но мурашки на теле были не единственной бедой. Вася хоть и был сельским, но всё-таки бегать босиком по рыхлой земле, на которой попадались то колючки, то острые камни, он не привык. Выбирать дорогу лучше раб не мог, потому что Турек гнал его на пределе, и приходилось ступать в первую же точку. Дополняло картину ещё и то, что бежать раб должен был не так, как физиологически привык любой человек. Во-первых, мы бегаем в одежде, которая фиксирует болтающиеся части тела. Во-вторых, при беге туловище наклоняется вперёд, перенося центр тяжести и задавая инерцию по ходу. Раб бежал голым, а значит его яйца и член сильно болтались из стороны в сторону. А если ещё учесть все пытки, которые сделали гениталии раба опухлыми, такая физкультура была ну просто очень жёсткой пыткой. Фактически каждый шаг удар яиц в одну сторону боль, шаг удар боль. На этом фоне камни под ногами казались мелочью. Но и это ещё была не вся затея "добренького" Влада. Рабу было приказано бежать в любимой позе хозяев: с руками за головой. Таким образом, чмошник не мог перераспределить правильно центр тяжести и бежал как медведь. Собственно, проблемы раба никого не интересовали. Братьям было тепло и уютно в салоне, кондиционер добавлял комфорта, музыка поднимала настроение, а вид зачморённого тела впереди тонизировал даже спокойного брата. Спереди всё выглядело тоже очень пикантно. Большая чёрная машина ехала с нормальной скоростью по ухабам, качаясь из стороны в сторону, а прямо перед ней бежал голый, но красивый внешне пацан. Его поза и движения вызывали смех, его избитое тело с ссадинами заставляло или ужаснуться всех сожалеющих или встрепенуться всех обожающих пытки, а его лицо из глаз текли слезы, губы дрожали, а само выражение показывало его полную ничтожность, хотя внешние черты были не то что симпатичными, а даже красивыми. Но лох есть лох он бежал, он рыдал, он стонал от бьющихся яиц, а машина ехала. Это ралли продолжалось метров 600. Компания оказалась уже довольно далеко от цивилизации, простые люди сюда не заходили, даже грибники. Дорога сужалась. Они пробежали-проехали сквозь довольно неудобный участок и упёрлись в тупик из деревьев. По бокам был небольшой обрыв, машина туда съехать могла, а вот назад не выехала бы. Поэтому Влад затормозил, лох на секунду прислонился к дереву от усталости, но как только Старший вышел из салона чмошник моментально повалился на колени прямо на сосновые иголки и шишки. Он взвизгнул, но не встал. Помог ему Артём, который по своему обыкновению, шумно выскочил из Турека и сразу же влепил пендель по яйцам лоха, от чего тот свалился на спину. Боль охватила яйца, зато колени больше не стояли на колкостях. Сразу за деревьями виднелось небольшое озерцо с очень маленькой полянкой идеальное место, чтобы гнобить раба: вокруг всё было закрыто зарослями, вода есть, сосны с иглами и шишками, другие деревья, кусты... Пацаны упали на землю прямо перед прохладной водой. Солнце уже начинало припекать. Влад послал раба за пивом, и тот принёс несколько бутылок. Взяв по одной, остальные братья кинули в воду охлаждаться. Влажный берег запачкал кроссы пацанов, под себя они подстелили полотенца, а вот обувь пострадала. Господа не должны сталкиваться с подобными проблемами, поэтому рабу было приказано моментально вычистить дорогущие ботинки до блеска. Основой была грязь, вперемешку с илом, лиственная шелуха. Не ужасно, но довольно неприятно хрустело на зубах. Когда всё от шнурков до подошвы блестело как новое, неугомонный Артём схватил раба за сосок и с силой притянул к себе. Чмошник упал на спину между братьями, Младший влез на того коленками и сильно врезал лоху в зубы. Тёмыч, блядь! Мне нахуй не нужен Шура беззубый, разозлился Влад. Пусть вначале соберёт всё, что нужно домой, потом забивать начнёшь. Артём вздохнул, нарочито погладил пидара по волосам и снова стукнул в нос. Такие побои раб мог терпеть весь день, ведь он понимал, что Младший может разойтись куда сильнее. Артём недовольно встал и, вцепившись как краб в соски лоха, поднял того на ноги. Говорить о том, что чмошник заскулил уже лишнее. Его скуление уже никого не цепляло и не удивляло. Садист, не снижая хватки цепких пальцев, стукнул раба коленом в пах. От очередного 100500 удара, терпила скрутился и заорал. Каждый новый удар по яйцам давался ему всё труднее. Младший на этот раз не стал ждать, пока раб очухается, и стал колотить носками в рёбра и спину, приказывая вставать. Кое-как жертва поднялась, но из-за жутко ноющих яиц на постоянной основе, раб ходил теперь с растопыренными ногами немного присев, как пингвин. Первым делом чмошника заставили собирать разные шишки. Лох бегал по округе и сносил раскрытые, закрытые, большие и маленькие шишки. То, что чмошник колол себе ноги, не волновало никого, даже его самого яйца ныли сильнее. После кучи шишек раб отправился на поиски розог. Влад проинструктировал раба, какие нужны ветки, и тот побежал. Эта задача далась ему не так легко. Лох убегал довольно далеко и никак не мог найти нормальные розги. Он приносил Влад ломал, лох показывал Влад выкидывал. Артём в этот период развлекался в своем стиле: каждый раз, как чмошник прибегал к берегу, Артём брал сосновую иголку и втыкал её куда-нибудь, но в основном в соски, хотя досталось даже языку. Так, за несколько десятков забегов, Младший исколол всё тело раба, местами до крови. Наконец, 5 хороших розог были найдены. Сочные упругие ветки, одна довольно толстая, другая очень тонкая, как шнур, ещё три стандартного типа, но разной длины. Как и ожидалось, Артём схватил одну из них и начал стегать лоха, но Влад прекратил это безобразие, сказав, что всё должно быть в рамках, порка ещё не началась. Но пару ярких полос Младшему удалось оставить на спине раба, а чмошнику получилось прочувствовать, какая порка его ждёт. Недалеко от берега Артём увидал заросли крапивы и захотел использовать и этот природный инструмент боли. Рабу было приказано нарвать руками 10 веток и принести к ногам Младшего. Раб понимал, что сделать это он может только изжалив всё своё тело. Чмошник упал на колени перед Владом и обхватил ноги хозяина. Умоляю вас, хозяин, только не крапива, пожалуйста! Влад свысока смотрел на свою вещь с омерзением. Проси Тёмыча. Раб переполз к ногам садиста, хотя и понимал, что этот не пощадит. Ладно, я отменю крапиву, но с условием, Артём ехидно расплылся в улыбке. 20 ударов по яйцам. Я... я не смогу, господин... я не выдержу... раб заревел, так смачно и так чистосердечно. Ну, значит, крапива... Выбор у тебя есть... Лох, продолжая громко реветь, поплёлся к кустам. Артём пошёл следом и включил видеокамеру. Раб осторожно подошёл к зарослям и хотел сорвать крайний стебель, но в этот момент он получил очень сильный пинок в зад и просто влетел в крапиву. Лох начал орать, перекинулся на спину, обжалив себя и там. Артём тихо хихикал, чтоб не испортить запись, потому что вопли раба были очень сочными, такими же как и сама картина. Вырвавшись из этого плена, раб был весь в красных пятнах, повсюду. Но крапива не успела обжалить его очень сильно до водянок. Пузыри стали появляться только на предплечьях, именно на них раб опирался, когда вставал. Я передумал! заявил весёлый Артём. Не надо рвать, заходи внутрь! В одном месте раб уже успел сделать вмятину, там где упал, но заросли тянулись далеко и были выше колена раба. Садист подогнал жертву, и тот босыми ногами вступил в кусты. Сотни мелких ворсинок крапивы выделили сок, жаля кожу терпилы. Артём гнал раба глубже, заставляя наступать на всё новые и новые кусты. Смятые стебли жалили подошву, а десятки других, по бокам, агрессивно обжигали икры, голень, колени. Раб стонал и причитал "ай-яй". Артём всё снимал на телефон и не переставая смеялся. Когда садисту просто ходьба надоела, он приказал рабу закинуть руки за голову и встать лицом к нему. Таак, сука. А теперь приседай ещё, ещё. И давай головкой к тому стеблю. Ближе! Младший заставил раба тереться членом о стебель крапивы. Неизвестно, мог ли раб умереть от болевого шока, но от обезвоживания легко, потому что за сутки из его глаз вылилось уже ведро слёз. Именно поэтому он ни разу за всё это время не ходил в туалет. В общем, терпила ревел, но выполнял все приказы. Я те, падла, обещал отомстить? Артём чувствовал себя богом. Меня брат никогда за руль не пускал, а тебя гандона сразу. Теперь, тварь, яйцами! Лох стал тереться яйцами о другой куст крапивы. Садист достал свой член и стал надрачивать. А хочешь, я оставлю тебя здесь спать? Пожалуйста... Умоляю... Голос раба был настолько жалосливым и ничтожным, что Артём под его звуки просто выстрелил спермой вперёд. Хозяин довольно кончил. Рабу пришлось всё-таки сорвать руками несколько веток, от чего волдыри начали появляться и на ладонях. Терпила сложил пекучее растение у ног садиста. Артём продолжал себе надрачивать, рассматривая тело раба: на его ногах не было ни одного живого места, от пальцев до бёдер всё горело и пылало, грудь, спина и рёбра с руками также светились красными пятнами. Чмошник плакал, хлюпая носом. Хозяин приказал опуститься коленями прямо в сорванную крапиву, а сам вставил свой член в рот терпиле. Раб издал истошный стон от нового жжения, а садист в этот момент кончил в горло пидара. Вылизав дочиста член Младшего, раб побежал от пинков к берегу. Влад, когда увидел раба, выругался жёстким матом, ведь лоху предстояла порка. На что Артём смеясь ответил, что сейчас терпила искупнётся, освежится и будет как новенький. Тёмыч, морской ебень ты! злился Влад. Я планирую распечатать этого лоха, понимаешь распечатать. Но я не некрофил и ебать бездыханное тело не буду. Он мне нужен в сознании. Теперь пусть отдыхает чмошник. И не дай бог ты снова его убивать начнёшь... Влад кинул пустую бутылку от пива и пошёл к машине. По ходу он в приказном порядке велел Артёму "прочистить суку" для ебли. Старший откинулся на водительском сиденье, врубил музыку и закрыл глаза. Раб неподвижно стоял на берегу в классической позе. Холодный ветер обдувал его тело, уменьшая жжение крапивы и вообще понижая болезненность всего тела. Но Артёма такой отдых терпилы не устраивал, он дал пару подзатыльников и велел опуститься на четвереньки. Младший влез на спину своей игрушки, уселся в районе крестца и свесил свои ноги на плечи раба. Хлопнув ладонью по жопе, он приказал ползти к багажнику Турика. Раб начал осторожно двигаться вперед, чтоб его наездник не упал, а пацан бил кулаками в рёбра, подошвами по ушам и щекам, заставляя ползти быстрее. Садист мешал рабу как мог: криками, хлопками, подпрыгивал на нём, но главное залазил кроссами прямо в глаза раба, не сильно, но ощутимо буцая носками по лицу. Раб из-за этого не всегда видел дорогу. Когда закончилась береговая насыпь, лох ступил на лесной мусор: листья, ветки, иголки, шишки, жёлуди, камни всё это больно впивалось в колени, ведь чмошник ступал не просто, а вдавливал свои ноги в землю с двойной силой из-за пассажира, но раб полз. Я сейчас выйду и кому-то дам пизды, донёсся голос Старшего. Да чего ты, братишка! поспешил ответить Артём. Я же не трогаю лоха, просто физнагрузки, пока крапива проходит. Мы вообще за клизмой приехали... Влад сплюнул и повернулся на бок ему хотелось спать. Довольный победой Артём со всей силы бахнул раба обеими кулаками по рёбрам и тут же шепнул: не орать, брат спит. Лох только хрюкнул и дополз до багажника. Дальше началось представление от Младшего. Он не хотел слазить со своей лошади, но не доставал до всей глубины багажника. Артём поставил терпилу очком к машине, сильно обхватил ногами лицо раба и наклонился через спину. Чтобы не упасть, пацану пришлось сильно вдавить свои ноги в раба, перенеся туда тяжесть. Левый кросс хозяина был во рту пидара и уже вот-вот мог сломать передние зубы, правым Артём зацепил нос и угрожал лоху сломать и его. Младший возился долго, лежать было неудобно, поэтому он возил ногами по лицу раба. Наконец, Артём достал пятилитровую баклажку, кусок шланга сантиметров на 20 и моток скотча. Пацан скомандовал ехать к берегу. Раб уже не чувствовал коленей. Вы когда-нибудь стояли на коленях, просто на твёрдой поверхности? Само это уже больно и противно, а тут ноги терпилы были поцарапаны ездой, до этого обжалены крапивой, а теперь с огромной силой из-за Артёма вдавливались в сухую рыхлую землю, в комочки. Пока хозяин рылся в машине, раб тихо скулил, но не орал, чтоб не разбудить Влада, от боли в коленях, а теперь он их даже не чувствовал. Ну, чё тупим? По яйцам давно не получал? Артём бил пустой флягой по голове чмошника. Те, кто стоял, знают, что самая сильная боль в момент поднятия с колен, в случае раба передвижения ноги. Лох сдвинул ногу, поднял колено, тихо вскрикнул от этого, но ему ведь нужно было ещё дойти назад до берега, наступая на эти же колени. Терпила снова пустился в плач, каждый шаг давался ему с диким стоном, а идти надо было шагов 50. Словом, рабу досталась очередная пытка, как Старший и не приказывал дать тому отдохнуть. Дойдя до берега, Артём слез, раба всего трясло, он рыдал. А ну, встань, заценю... Сука! Влад меня убьёт! Младший сам испугался, что произнёс эту фразу при рабе, но бояться было чего: колени чмошника были истёрты в кровь, там чуть ли не виднелось мясо. Артём быстро послал раба за аптечкой, чтобы обработать раны. Тот не побежал, а похромал, приседая к земле. Вначале Артём вылил весь флакон перекиси на колени, чтобы смыть грязь и песок. Потом пацан взял бинт и стал им обтирать остатки. Садист не церемонился и грубо возил по ранам чмошника, тот сидел, вытянув ноги и скулил про себя. Когда мусора не осталось, Младший открыл банку со спиртом и тупо линул на колено. Раб заорал, Артём заткнул рукой рот, дал в дыхалку, чтоб пидар не шумел, а задыхался, и оглянулся в сторону брата. Тот стоял рядом и был просто в бешенстве. Старший велел облить спиртом второе колено, Артём так и сделал, на этот раз не закрывая рот раба, а дав ему наораться. Влад разрешил рабу лечь на спину, а сам жёстко схватил своего брата-садиста за шею и повёл в лес. По пути Старший остановился возле Турика и достал что-то из бардачка. Впервые после сна, терпила лежал на спине, его никто не прессовал и он отдыхал в расслаблении. Всё тело болело, он даже не смог сказать где: всё. Очаги пульсирующей боли и жар были в коленях, яйца сильно ныли, всё тело жгло и ломало от побоев и крапивы. Но раб был счастлив отдыху. На его удивление это была ни минута и не две, а где-то минут 10, может 7. Под конец чмошник даже закрыл глаза, но тут же услышал возвращающихся братьев. Теперь так походишь! Ты заебал меня. Влад гремел на Артёма. Вид Младшего мог повергнуть в шок любого: где делась улыбка с его лица, королевская осанка и тот блеск в глазах? Никаких следов на нём не было, неизвестно что делал Влад: пиздил или ебал, но садист не был похож сам на себя. А между ног, через спортивные брюки просматривался какой-то бугорок и это был не стояк. В руках у Влада был маленький ключик, похожий на те, что закрывают замки от поясов верности. Лох не знал как ему себя вести: по правилам он сейчас должен бы стоять в классической позе, но он не мог даже подняться. Тем не менее раб стал судорожно вставать, пытаясь принять положенную позу. Подойдя в плотную к рабу, Влад рукой показал оставаться тому в лежачем положении. Артём стоял поодали и наблюдал за всем насупившись. Сейчас так, сука, хорошенько мне отсосёшь и поедем домой. И там я прослежу, чтобы пару дней никаких пыток, чтоб ты очухался. Спасибо, хозяин... Раб прошептал эти слова, и не от того, что у него не было сил или он не мог говорить, просто у терпилы встал комок в горле. Он снова почувствовал сильную любовь, благодарность или привязанность к своему хозяину. Раб с удовольствием взял член Влада в рот. Опёршись руками сзади о землю, чмошник сел, а пацан встал над ним, держа одной рукой затылок своей вещи, а другой волосы, чтобы задавать темп и направление. Раб старался сосать, брал на всю длину, хоть от этого у него и наворачивались слёзы, ласкал головку губами и языком, закидывал член за щеку, облизывал весь ствол, держа во рту. Лох старался, как мог, и это было откровенно видно. Так он выражал свою благодарность и любовь к хозяину. Влад обильно кончил, часть попала в рот и раб проглотил, а конечные залпы ударяли в лицо терпилы. Отстрелявшись, Влад, не отпуская волосы, прижал лицо раба к своей мошонке. Хозяин быстро дышал, вбирая много чистого свежего воздуха в лёгкие, а раб грелся у члена. Я люблю вас... я люблю вас, хозяин! Влад надменно сверху посмотрел на раба и улыбнулся. Мне не нужна твоя любовь, ты вещь. Я буду делать всё, что вы прикажете. Я вытерплю всё, что вы захотите... Это и так понятно... Оближи! Прижавшись, раб испачкал пацана спермой со своего лица. Лох быстро обработал языком кожу, когда он полез к зоне пупка и начал вылизывать капельки там, член хозяина проснулся снова и упёрся в подбородок раба. Чмошник без указаний снова взял хуй в рот и стал сосать нежно и не быстро. Он заглатывал член на всю длину, а потом, сильно сжав губы, снимался с него. То же самое он делал, когда "надевался". Лох работал качественно и умело, но не быстро. Влад уже не держал его, он поставил руки на свои бедра и с улыбкой смотрел на свою вещь. После минуты таких ласк, пацан схватил раба за уши и сам начал двигать тазом. Хозяин снова обильно кончил, слив всё в рот. Высосав последние капли, раб отпустил член. Спасибо, хозяин... На базе ещё поработаешь. Влад добродушно похлопал раба по щеке и пошёл к машине. Пацан не отвечал на ласки и заискивания раба, но тот понимал, что Владу всё это нравится, но ласки не его стиль. И чмошнику нравился такой брутальный образ своего господина.
Глава 4.1. Загородный отдых. Распечатка раба
********************************************************************** Ищу группу активных единомышленников (поклонников рассказа) для возможного его продолжения. Интересно - напиши в ЛС тут или ВК - https://vk.com/arianking ********************************************************************** ********************************************************************** Пересиливая боль, особенно в коленях в момент подъёма, раб встал и поплёлся к машине. Влад уже постелил плед на заднем сиденье и велел рабу садиться на него, чтобы не испачкать сидения. На берегу остались собранные рабом розги и шишки, и за ними пришлось бежать Артёму. Младший без возмущений принёс всё и сел спереди. Слышишь, сука! уже в пути Влад обратился к рабу. А из еды, что ты любишь? Я не знаю, хозяин... Артём недоумённо посмотрел на брата, но не сказал ни слова. А дома вы чем питаетесь? Картошкой... Ещё? С луком... А ещё? Разными овощами... А мясо вы что, не едите? Очень редко, хозяин... Пиздец какой-то... Всю дорогу Влад расспрашивал лоха, как живёт его семья, когда встают, чем занимаются, удивлялся тому, как обрабатывают огород и как купаются, поливаясь из ведра в большом корыте. Для Влада это всё было как программа на Дискавери, в которой он участвует. Уже перед въездом на турбазу, машина остановилась. Не цепляй его! Влад грюкнул на Артёма, а сам пошёл в магазин. Минут через 10 хозяин вернулся с огромным полным пакетом. Он поставил тот в багажник, но запах курицы-гриль сразу же разнёсся по всему салону. Сидеть на жопе будешь, пока колени восстановятся. Уже на кухне Старший сам готовил еду. Артёма не было. Влад взял миску, из которой лох утром хлебал блевотину, и сделал в ней быструю овсянку с маслом, солью. Он протянул это рабу, который сидел у его ног, упёршись спиной в стену. Хозяин кинул большой кусок сырокопчёной колбасы и помидор. Ешь давай, ты 100% такого ещё не пробовал... Правда, хозяин! давясь едой отвечал раб. Не пизди, а то подавишься! рявкнул Влад. Если кормлю это не значит, что ты для меня что-то значишь. Мне всего лишь надо, чтобы ты быстро восстановился для новых игр... Влад поставил на пол, рядом с чмошником, большой стакан молока и ушёл к телевизору. Нажрёшься, прополощи рот ноги лизать будешь! уже выходя добавил пацан. Раб ел недолго, он не хотел заставлять своего хозяина ждать. Влад смотрел телевизор, Артём сидел рядом и молчал. Лох действительно впервые в жизни ел сырокопчёную колбасу, она показалась ему чем-то фантастическим, особенно с голодухи. К тому же Влад сделал кашу, вкусную, тёплую, с маслом, с помидором. Чмошник жевал, а у него от мыслей вставал член он хотел скорее прикоснуться к своему кумиру, он был готов даже на израненных коленях ползать, если тот прикажет. Закончив с едой, чмошник вымыл миску и стакан, выполоскал рот, как было приказано, и хромая побежал в комнату. Раб остановился возле Влада и посмотрел тому в глаза, ожидая приказов. Пацан щёлкал семечки. Вначале раб был послан за чашкой кофе, а когда принёс получил новый приказ. Встань на мостик, открой ебло и подползи ко мне. Хозяин отдал приказ вообще не смотря в сторону пидара, который не понял, как ему нужно встать. Это разозлило Влада, тому пришлось объяснять про четвереньки пузом вверх. Раб встал и приблизился к самым перилам дивана. Рот терпилы был прямо под левой рукой пацана, а грудь изображала из себя журнальный столик. Влад отхлебнул напиток и не раздумывая поставил горячую чашку рабу между сосков, отчего тот немного хрюкнул, но устоял. Дальше хозяин продолжил смотреть кино и щёлкать семки, а шелуху сбрасывал в рот раба, приказав тому ничего не глотать. Получилась такая себе живая урна-стол. Артём сидел по другую сторону дивана и искоса с аппетитом поглядывал на изувеченные яйца и ноги раба. Так продолжалось минут 15: хозяин пил кофе по глотку, щёлкал семена и заполнял рот чмошника. Рабу было более чем неудобно. Во-первых, сама поза не позволяла выстоять так долго: руки начали ныть, ноги от напряжения мышц подрагивали, поясница болела, даже дыхание срывалось, иногда хотелось вздохнуть на полную грудь, но раб не мог из-за чашки, иначе бы та упала. Те, кто бывал у стоматолога без слюноотсоса, знают каково это сидеть с открытым ртом, запрокинув голову: слюна начинает скатываться по горлу и дико щекотать его, от этого спирает дыхание, ты начинаешь задыхаться, а горло невыносимо чешется до спазмов, наконец, рефлекторные поддергивания кадыком дают проход небольшой струйке слюны, и так до следующего раза, что наступает очень быстро. Вот и раб стоял и постоянно захлёбывался, задыхался, у него текли слёзы от этого и все мысли были сконцентрированы на горле. Ведь одно неверное движение и слюна попадет в трохею и начнётся кашель, от которого с лоха полетит на пол чашка, всё содержимое его пасти вывалиться наружу, да и он сам может не удержаться в позе стола. Хозяин видел мучения жертвы, но не придавал этому значения, пока рот чмошника не наполнился до краев шелухой. Выплюнуть в туалет! Чмошник мгновенно подскочил на ноги и выполнил приказ. Через минуту он уже снова стоял в том же положении, правда, уже без чашки. Зато на нём лежал пульт ДУ от телевизора. Так продолжалось минут 40, пока хозяин не опустошил пакет с семечками до конца. Выплюнув очередную порцию шелухи, раб закончил с урнами и подставками и принялся лизать ноги хозяина. Это было по душе лоху, он выполнял свою работу тщательно и с энтузиазмом. Влад, как и обещал, не ставил лоха на колени, а разрешил тому ласкать свои ступни и икры, лежа на боку. Когда нужно было пощекотать подошвы раб ложился на спину, потом снова поворачивался на бок. Сбоку всё выглядело так, что Влад вообще не замечал пидара, будто его ноги просто стоят на полу, а всё что происходит абсолютно формально. Артём всё это время не сидел на месте: он убегал, прибегал, снова убегал и не говорил ни слова. ********************************************************************** Ищу группу активных единомышленников (поклонников рассказа) для возможного его продолжения. Интересно - напиши в ЛС тут или ВК - https://vk.com/arianking ********************************************************************** ********************************************************************** Кино закончилось, каждый сантиметр ног господина был облизан рабом не менее 5 раз. Влад встал, потянулся и кинул взгляд на свою вещь, которая сидела на полу и клипала глазами на хозяина. Ну что, пидар, живой? Да, хозяин! бодро ответил раб. Ведь он поел, а фут был для него почти что отдыхом. Ну тогда время пришло... Тёмыч! Младший вошёл в комнату. Сейчас, наконец, прочисть мою суку. И давай без своих выебонов! Артём хотел было возмутиться, что-то сказать, но потом машинально прикоснулся к своему члену и так и не выдавил из себя даже слова. А ты, чмо, Влад посмотрел на раба, сделаешь всё, что захочет брат. Только, Тёмыч, без жести. Ладно, ладно, профильтрую и не обижу, буркнул Артём и толкнул раба в шею к ванной. Как долго Артём ждал этого момента. Он больно вцепился ладонью в плечо раба, так что тот аж присел к полу, и повёл в ванну. Зайдя внутрь, Младший прижал раба плечами к стене и начал сильно, но не быстро вонзать свой кулак в пресс терпилы. Не ори! Это не жесть! Кулак садиста был не большим, но сила удара великой. Пацан долго, несколько минут, обрабатывал зону от дыхалки до лобка и обратно, несколько раз врезал по соскам. Чмошник молча сносил побои. Насытившись хоть немного, Артём тумаками загнал раба в ванну и приказал наклониться раком. Пацан открутил душёвую насадку от шланга. Сейчас я тебя выебу, погоди... Не переставая пинать, толкать, бить раба, Младший приказал тому раздвинуть ягодицы руками, а сам вогнал шланг в очко сантиметров на 5. Раб сильно замычал, но не заорал. Артём потрепал шлангом в жопе терпилы и вынул его. Лизни! Шланг был испачкан в говно, и садист заставил раба лизнуть своё же дерьмо языком. Чмошник повиновался, но его чуть не вырвало всем, что он съел на кухне. Харе, а то пасть вонять начнёт. Владу такое не нравится... Артём обмыл шланг и вогнал в жопу раба его заново. Хозяин не церемонился и не пытался смягчить ощущения лоха, наоборот, он всё делал умышленно жёстко, рвано, чтоб доставить терпиле как можно больше страданий. Всунул-вынул, всунул-вынул так Артём поигрался несколько раз, заставив раба почувствовать будто его ебёт ребёнок лет 13, ведь толщина шланга была не больше 2 см. Зато вглубь Артём вогнал инструмент уже на 10 см. Когда ему надоело дрочить пидара, пацан включил холодную воду на всю силу, не давая шлангу вывалиться, и обжигающая струя под давлением ударила раба в кишечник. Раб присел от новых ощущений и стремительно заполняющегося живота. Не дай бог обосрёшься тут всё сожрёшь, и Влад не поможет. Терпи, чмо! Хозяин залил в пидара много воды, так что плоский, даже впавший от голода живот раба начал выпячиваться вперёд. Закончив, Младший в своей манере, подгоняя, избивая и оскорбляя, погнал раба к унитазу. Пацан не остался в уборной, а приказал рабу ещё два раза промыться самостоятельно, принять душ и прийти в спальню. Чистый снаружи и внутри, раб прибежал в спальню к младшему хозяину и остолбенел: Артём лежал голый на кровати, а на члене пацана красовался пластиковый пояс верности с железным замком. Лох никогда в жизни не видел такого и не знал что это, ведь у него дома не было интернета. Чё пялишься? Это всё из-за тебя, падла. Я тебе клянусь, что ты заплатишь мне за эту хуйню. Ты сдыхать у меня будешь от боли, но не сдохнешь, тварь! Сюда давай! Раб залез на кровать, а пацан схватил того за волосы и силой ткнул лицом в свои яйца. Сосать не будешь, значит яйца лижи! Раб даже забыл, что стоит на раненых коленях, потому что кровать была мягкой. Он начал старательно ласкать своим языком мошонку Младшего, у того член мгновенно стал подниматься, но пластик не давал ему вырваться. Это стало болезненным для Артёма, и тот ногой оттолкнул раба от себя, несильно похлопывая по собственному члену, чтобы тот поскорее упал. Вот же дыра ебанная! Тогда очко лижи! Пацан поставил раба на четвереньки, сам запрокинул свои ноги на плечи терпилы и расслабил очко. Лох дотронулся кончиком языка розовой кожи хозяина, лизнул первый раз, потом второй, третий. Артём снова схватил за волосы и просто вбил раба носом себе в зад. Глубже! Активнее! Старательнее! Чмошник освоился и стал работать уверенней. Он лизал очко пацана по всей ширине, наклонялся, чтобы облизать боковинки, доходил языком до складки на яйцах и снова возвращался к очку, засовывая туда язык так глубоко, насколько мог. Что было интересно грязи и неприятных ощущений у себя во рту раб не почувствовал. Артём стонал, колотил пятками по спине чмошника от удовольствия и наслаждался. Процедура длилась минут 10, после чего пацан насытился и ногой боданул пидара в ребро так, что тот повалился на бок. Артём, перебирая ногами, столкнул раба на пол, отчего тот с грохотом упал, больно стукнувшись о паркет. На этот шум пришёл Влад, проконтролировать, не жестит ли его брат. Ты кончил? спросил Влад у Артёма. Ага, как же, с тобой кончишь... Вид члена братишки вызвал улыбку и Старшего, и тот кинул ему ключ от пояса. Радостный Артём быстро снял нахлобышку и стал потирать свой член, переходя в дрочку. Пошли, чмо, сейчас я тебя распечатаю... Влад забрал раба и повёл в гостиную, оставив брата дрочить на постели. Раб понимал, что его ждёт. Он сильно боялся этого, так как помнил размеры члена своего любимого хозяина, но был готов, так как для Влада чмошник мог вытерпеть всё. А если это в кайф господину, значит раб должен. Руки самца сильно обхватили талию раба сзади. Лох стоял в классической позе, запрокинув руки за голову, только на ногах, так как хозяин обещал щадить его колени. Влад был сзади, он положил свой подбородок на плечо чмошника и тяжело быстро дышал тому в ухо. Раб впервые почувствовал едкий запах от хозяина, он понял, что хладнокровный и выдержанный Старший, наконец, дал себе волю и поднял планку возбуждения до максимума. Твёрдый, пылающий кол вдавился в ягодицу лоха. Вот тебе совет: чтобы боль была не такой сильной не сжимай сфинктер, расслабься и терпи. Руки Влада жёстко ездили по рёбрам раба, пальцы захватывали и щипали соски, опускались до самого таза и вдавливались в мошонку терпилы. Хозяин просто наслаждался своим владением, ощупывал каждый сантиметр тела. Влад толкнул пидара в спину, давая понять, что надо нагнуться, и лох встал раком. Пацан достал что-то, и в очке раба стало холодно, смазка покрыла розовую плоть. Руки снова стали ласкать тело, хотя это было больше месиво теста. Становилось очевидно ясно, что раб нравится хозяину, его тело вызывает прилив крови к голове владельца. Ладони начали гладить спину, опустились к пояснице. Влад хрипел, тяжело дыша, но рабу становилось приятно, он расслабился и даже закрыл глаза, а от прикосновения больших мужских рук, по коже чмошника бегали мурашки. Открытая головка хозяина мягко массировала между ягодиц. Аааааа! Дикий вопль лоха разорвал комнату, потому что пацан неожиданно и сильно вогнал свой огромный и широкий член прямо внутрь своей жертвы. Глаза перестали видеть, резкая боль пронеслась по ногам, оттуда в живот и до груди. Терпиле показалось, будто что-то раскалённое до адской температуры находится у него внутри. Дышать стало легче, зрение вернулось, но боль сконцентрировалась в одном месте в очке. Жопа страшно ныла, это была тянущая и ноющая боль. Влад не двигался, он вошёл только наполовину и дал рабу прочувствовать ВСЁ что тот только мог. Руки хозяина цепко держались за талию раба, который уже ревел и дрожал. Владелец несильно двинулся вперёд, и это вызвало новый стон жертвы. Пацан остановился, потерпел секунду и снова двинулся вперёд, но уже значительно сильнее. Из лоха вырвался крик, а член хозяина уже был почти полностью внутри. На ободках показалась кровь, а когда Влад подался назад, красной жидкости стало ещё больше. Ты как тропический фрукт: упругий, жёсткий и приятный. Пацан шепнул это на ухо терпиле, который уже лежал брюхом на столе. Хозяин, вгоняя свой член, дотолкал раба туда, и, действительно, так было удобнее лох воткнулся носом в стол, руками схватился за боковины и лежал не шевелясь. Двигал его Влад. Пацан озверел и начал быстро, жёстко и сильно ебать свою вещь. Его член скользил то наружу, то внутрь, яйца шлёпали по ягодицам. Раб стал чувствовать, что теряет сознание, боль сменилась на жжение, а концентрация рассеялась. Зверство Влада увеличивалось, он бил сильнее, сам рычал и кричал на чмошника, его ногти впивались в кожу и царапали её. Так продолжалось несколько минут, после чего Влад вышел из раба. Отошёл на шаг в сторону, а тело на столе окисло вниз не упало, но ноги сильно подкосились. Член и очко были красные и измазаны кровью. Хозяин снова подбежал к жертве, схватил её за ягодицы и поднял на прежний уровень. Член мгновенно оказался внутри, а рука хозяина потянула волосы жертвы на себя, выгибая шею раба назад. Из поднявшегося лица ручьём текли слёзы, рабу было больно, и он не мог терпеть, особенно то, что его хозяин делал всё жёстко. Ещё три минуты звериного секса и Старший выгнулся назад, расправив свои огромные плечи, а внутренности раба заполнились горячей жидкостью. Кончал Влад долго, много и с рёвом. Это был уже не тот спокойный нордический образ умного брата, это был похотливый зверь. Слив всё, что нужно было, пацан рукой дёрнул раба за плечо и повалил того на пол с громким звуком бьющихся костей. Кинг Конг шёл по комнате, с его члена стекали кровь и сперма. Влад зашёл в спальню, где Артём под эти звуки обкончал постель. Старший тяжело дышал и безумно посмотрел в глаза брата. Да! Я именно этого хотел! Идём! Старший махнул, и Артём с детской радостью подпрыгнул на кровати, отчего его полуопавший член сделал фигуру "высшего пилотажа" к пупку, а потом к яйцам, побежал за братом. Раб лежал, согнувшись на полу, и рыдал, его кулаки были сжаты, а из очка струились всё те же кровь и сперма. Хозяин ногой пнул раба в лицо, заставляя смотреть на себя, и жестом указал подниматься. Движения рабу давались с трудом, он ревел, когда вставал. Артём с неописуемым восторгом наблюдал за картиной, его член уже трескался от твёрдости и похоти. Артём за волосы наклонил раба к своему члену и всунул его в рот. Старший в это время снова вошёл сзади. Вопль лоха от новой боли, которая поражает разорванное очко, обдала звуковой волной член Младшего. От этих вибраций Артём мгновенно начал кончать, перемешивая во рту чмошника слюни и сперму. Влад в это время долбил сзади. Старший имел желание кончить ещё раз. Первую минуту всё было жёстко как и раньше, но когда Артём слился в раба, Старший тоже поутих. Влад начал двигаться медленнее, даже нежнее, причиняя рабскому порванному очку не такие мучения. Младший в это время стоял во весь рост перед скрюченным пидаром и заставлял обчищать свой член, а после этого просто теребил того за уши. Но так было не долго, буквально через пару минут член садиста вырос снова, а всё от того, что он просто поднял голову терпилы и пристально смотрел в его зарёванные глаза и дрожащие губы. Ещё один раз Артёму захотелось кончить. Раб был оседлан с обеих сторон снова. Глянув на брата, Младший, как бы молча, попросил "озвучки", и Влад "включился". Зверь начал снова жёстко и грубо двигаться внутри жертвы, раб стал мычать, обдувая звуками член Артёма. Этого садисту показалось мало, и он снова маякнул брату. Чтобы ужесточить свои действия, Старший принялся ебать на выход он полностью вытаскивал член и вгонял снова, его головка приятно тёрлась о сжатые ягодицы и проникала внутрь, а жертва от таких телодвижений начала орать сильнее. Моментально Артём "потёк". На этот раз было куда меньше спермы, но рту чмошника хватило. С виду раб был уже без сознания и всё выполнял машинально, но выполнял. Старшему потребовалось на 1,5 минуты больше, и он тоже повторно влился в жертву. Как только всё закончилось, Влад толкнул раба вперёд, и тот плюхнулся на живот без сознания. Он уже не рыдал, единственное, что указывало на его жизнь сильная дрожь во всём теле, почти что судороги. Пацаны тоже развалились на полу. Это был прайд на отдыхе. Все устали, все тяжело и быстро дышали, только двоих "львов" отличало то, что на лицах у них было блаженство, а их жертва корчилась от боли, унижения и горечи. Эй, сука, ползи сюда! Влад лежал на полу, закрыв глаза и широко раскинув ноги. Подождав секунд 10 и поняв, что ничего не происходит, пацан открыл глаза и приподнялся на локте. Ты чё, охуела, тварь разъебанная? Я, кажется, тебя позвал! Раб с большим трудом поднял голову и подполз к хозяину. Вычисть всё до блеска, и Тёмычу потом тоже! Приказав, пацан снова бахнулся на пол и закрыл глаза. Рабу ничего не оставалось, как приняться лизать языком гениталии своего мучителя. Член Влада был в подсохшей сперме вперемешку с кровью. Грязно было и на лобке, и на бёдрах, и даже на икрах ног хозяина. Раб вылизал всё. Помня про любовь чмошника к Старшему, можно было бы предположить, что он начнёт целовать и лизать пупок, бока, яйца хозяина, но раб ограничился чисткой и пополз к Артёму. Младший сразу же отреагировал на это, согнув ноги в коленях и подставив для обработки свое очко, ведь его член был вычищен ещё во время секса. Раб уже привычно полез языком в промежность Артёма, как пацан напрягся и смачно перднул чмошнику прямо на язык. Струя тёплого противного воздуха влетела в рот, а потом в лёгкие раба. Младшего это развеселило не на шутку, и он постарался повторить сделанное, но вместо этого смог только расширить свой анус, давая рабу возможность ещё глубже залезть туда языком. Получив удовольствие, пацаны скомандовали рабу ползти в угол за диван и не попадаться им на глаза, пока не позовут. Чмошник свернулся калачом, прижав ноги к животу, и постанывал от каждого вздоха, потому что его анус пульсировал ноющей болью, а жар отдавался в ноги. А братья вместе пошли в ванную. Артём и Влад были в хорошем настроении, Старший подобрел, Младший был счастлив, что ему разрешили кончить, наконец. Поэтому между братьями снова вспыхнула искра. Они мыли друг друга, игрались в воде (Артём очень любил такие забавы, но Влад шёл на них неохотно не по-взрослому это как-то), целовались. Раб валялся на полу, изнывая от боли и обиды, и слышал все эти звуки, хохот, шутки. Чмошнику было не столько больно в очке, сколько в душе. Он почему-то ощутил, что совсем не важен для Влада, которого боготворил, пацан так жёстоко себя с ним вёл, как младший садист. Хозяева вышли из ванной, быстро собрались и ушли, не сказав ни слова своему лоху.
Примечание к части
********************************************************************** Ищу группу активных единомышленников (поклонников рассказа) для возможного его продолжения. Интересно - напиши в ЛС тут или ВК - https://vk.com/arianking ********************************************************************** **********************************************************************
Глава 5. Он решился на побег...
Турик стоял на обочине, и мимо него проносились машины, гудели фуры. Братья сидели в придорожном кафе, недалеко от турбазы. Им очень нравилась эта забегаловка: во-первых, вкусно и сытно кормят, во-вторых, хороший интерьер и удобные места, можно было спрятаться от лишних ушей, ну а самое главное в этом кафе был очень и очень симпатичный официант, как раз в их вкусе. Ну что, братишка, говорил Артём, набив полный рот, фестиваль ебли начат? Да, я не жалею, что ждал столько времени, улыбнулся Влад, разрезая отбивную. Я пидора так же, как этот кусок мяса... Кстати, это твой самый долгий раз. Твоя терпелка там не лопнула? Артём смеялся и колотил вилкой по тарелке, накалывая кусочки бефстроганов. А помнишь, как ты и часу не вытерпел, когда мы первого лоха завезли? Да, тогда мне нужно было срочно слить, я же не мазохист... Нет, братишка, ты именно мазо. Хочешь, ударю? Влад посмотрел исподлобья, не восприняв шутку, а Младший поспешил оправдаться. Ну если тебе в кайф, когда яйца ломают и ноют от желания это разве не мазо? Разговор перебил официант, принеся десерт. Братья снова засмотрелись на этого работника общепита, и каждый думал о своем. Артём представлял, как будет бить пацанчика и слышать его крики при пытках. Младшему так и хотелось всадить иглу под ноготь и заставить так бегать голым по всему кафе. Влад думал, как бы он порвал очко этому красавчику с узким тазом, а официант просто принёс два блюда и поспешил убраться. Эй! окрикнул его Артём. Подскажи, дружище. У вас тут в округе что интересного есть? Пацанам нравился голос официанта, он был скрипучим с бархатинкой, а сам красавчик низкорослым и худым. Лицо выдавало его быдловатость, уличность или сельскость, а движения говорили о покорном и услужливом характере. Артём умышленно, но незаметно, толкнул чайник, и тот разлетелся вдребезги на полу. Официант мгновенно припал к ногам Младшего, отчего у того ком встал в горле и в паху. Ой, извини, я заплачу... Получив новую дозу впечатлений, пацаны отправились домой, к своему лоху. Уже в машине они закончили разговор. Давай развлечёмся как раньше? предложил Артём. И пидор пусть с нами будет и пусть тоже всё делает. Хочешь дать ему почувствовать вкус крови? ухмыльнулся брат, ведя машину. Я за! Подъехав к домику, пацаны сразу почуяли неладное дверь была приоткрыта. Они вошли внутрь, окликнули раба, осмотрели весь дом и никого не нашли. Вот тварь! Влад открыл шкаф и обнаружил, что лоховской одежды там нет. Подожди, подожди! крикнул Артём. Я смотрел Шерлока, дай я... Что мы имеем? Одежды нет, значит он оделся и ушёл сам... Здесь есть только одна дорога в город прямая и по трассе, но он терпила, а не идиот, и точно не пойдет по ней. Можно побежать через лес, но там за ним поле. Сейчас уже октябрь, значит посевов нет и затеряться он не сможет. Нам надо спрятаться на поле, и мы его легко увидим, как он вылезет. Бежать он будет часа полтора. Вот нас уже час не было, пока доедем самое время, успеваем. Влад стоял, опёршись об стенку, и молча хлопал в ладоши, показывая, что удивлён и восхищён дедукцией брата. Пацаны сели в Турик и поехали на место, предложенное Артёмом. Хозяева спрятались вначале поля, где ещё были заросли: машину там видно плохо, а им открыт полный обзор. Артём ошибся только со временем лоху понадобилось значительно больше времени, ведь он шёл медленно с вывернутым очком. Первым чмошника заметил Влад, он сразу врезал по газу, и машина рванула в сторону раба. Лох, увидев, что его вычислили, попытался бежать, но скорости были неравными, и уже через 30 секунд Артём сидел верхом на рабе и с удовольствием того избивал. "Добрый" Влад наступил кроссовкой на член и яйца раба, которые ещё не зажили полностью, отчего терпила заорал во всю глотку. Я тебя жалел, тварь, даже симпатизировал, равнодушно к крикам говорил Влад. - Но теперь я буду тебя чморить не меньше Тёминого. Пацан с силой надавил на яйца, лох хрипло заорал. Боль, боль, боль будет сопровождать тебя круглосуточно. Раба пинками перевернули на живот, надели браслеты на руки и ноги. На джинсах в районе очка у чмошника виднелась кровь рана до сих пор не заживала. И ебать я тебя буду по рваному очку. Хотел подождать пару дней, чтобы снизить страдания, но теперь нихуя не будет. Простите меня! Простите меня! раб испугано шептал в землю. Мы тебе обещали наказание, вмешался Артём, за всякие фокусы? Обещали или нет? Да, господин, плакал раб. Готовься! В домике рабу впервые на шею надели строгий ошейник, который почти не давал пространства, чтобы не колоться и не царапать кожу. Руки и ноги раба также получили оковы. Пидара приковали цепью к самой толстой трубе в ванной, а руки завели за спину. Братья начали пиздить терпилу ногами, Влад был не менее активным, чем Артём, и оставил достаточно ссадин на теле раба. Сейчас мы уедем на пару дней, а ты, сука, будешь сидеть тут без еды, вода вон в умывальнике. Я не достану... За такую дерзость раб получил увесистую пощёчину, от которой вмиг треснула губа. Да мне похуй! Нет, братишка, погоди! вмешался Артём. Я ему дам воды... С ехидным смехом Младший достал литровую банку и нассал туда половину, смачно харкнув. Дополни! Влад взял банку в свои руки и доссал до полна, тоже оставив плевок на поверхности светло-жёлтой жидкости. Вот! Артём поставил банку на пол рядом с рабом. Хотя нет, ты же можешь орать, когда мы уедем. Придётся ебальник забить. Артём не нашёл ничего, кроме как свои и братские грязные носки и трусы, которые они скинули перед купанием, и всунул всё это в рот раба. Хотя тоже нет... тебя надо напоить... Младший взял толстую резиновую жёлтую перчатку, что лежала за раковиной, и засунул трусы с носками в банку. Эти мокрые вещи садист всунул в рот раба и заклеил его скотчем. Посасывай постепенно, тебе на 2 дня нужно этот напиток растянуть, урод! Артём хмыкнул, стукнул раба по яйцам, но не сильно, добавил пяткой по боку и закончил ударом кулака в нос. Раб валялся на полу туалета, полностью скованный, с мокрым кляпом во рту, и ревел. Что можно рассказать о героях? Каждый из них владел какими-то личными особенностями, но все трое были красивы внешне, молоды и здоровы. Раб всю свою жизнь прожил в селе, в бедности и постоянном напряжении. Он привык к физическим трудностям, был закален эмоционально, ведь выдержать семью из шести человек не так уж и легко. Лоху приходилось зарабатывать с 14 лет, чтобы хоть как-то помогать матери. А когда одноклассники сделали его своим чмошником нагрузка увеличилась вдвое: он работал для семьи и пахал на своих господ, одновременно удовлетворяя их сексуально. Конечно, там не было такой жести, потому что не было Артёма. Ну сосал, ну давали пизды иногда, приходилось работать много физически на заводе и спать мало, но чтоб такой треш для чмошника это новинка. Тем не менее, отличное сельское здоровье помогает ему терпеть всё, что происходит. Влад. Этот персонаж интересен своей рассудительностью и адекватностью. Ему тоже иногда рвёт крышу, но он человечен, хоть и старается не проявлять этого, ведь крутой пацан должен быть пацанистым... Его руки большие и сильные, могут сделать что угодно, но под ними можно закрыть глаза и спокойно висеть на ниточке над обрывом. А всё потому что у Влада всегда есть "план Б", он не любит неожиданностей. Доводя до грани Старший прежде пару раз проверит, а потом толкнёт. Пацан любит жёсткий секс, не щадит своих жертв, но точно также помогает им восстановится, и не столько от жалости, сколько от чувства потребительства: скорее восстановишься скорее снова будешь жертвой. Любимчик публики Артём пустышка. Это эффектный надутый воздушный шар яркого цвета. Он привлекает к себе внимание каждого, но вот взять в руки его осмелятся единицы: ведь никто не захочет портить свой имидж и становится "ребёнком с шариком в руках". Младший опасен своей фантазией, которая бурлит в его жилах и недрах аксонов и дендритов. Ему однозначно нельзя доверять. В отличие от брата Артём допускает ошибки, подведя к пропасти и уронив, он просто скажет "oops" и пойдёт искать новую игрушку. Проблемы Младшего в нём самом: некая психологическая травма детства, может даже подсознательная, развила в нём огромный комплекс неполноценности, неуверенности и ничтожности. Богатые и заботливые родители сразу же направили сыночка к психологу, и работа специалиста помогла. Счастливый отец щедро наградил врача и даже не заметил, что его сын стал зеркальным: свою трусость он превратил в рисованный героизм (он герой там, где нет для него опасности и есть брат-хранитель); своё чувство вины он сделал маниакальной требовательностью и может придраться даже к снегу за то, что тот белый; свою боль трансформировал в жестокость. В сексе Артём столкнулся с тем, что он не может возбуждаться, а главное не может кончать, если не чувствует боли и страданий жертвы. Сколько бы Младший не дрочил или не трахал, пока он не слышит крик, пока он не увидит судороги и не прочувствует мурашки на своей коже он не кончит. Этот образ можно описывать долго, с него можно писать учебники по психиатрии и бестселлеры для народа. Он прикольный и одновременно отвратительный, он крутой и жалкий, но он запоминающийся. Почему же так? Что стало причиной всех этих неприятностей парня? У любой загадки всегда есть ответ... А ответ довольно печален. Детская психотравма сделала малыша маньяком и ненавидящим жизнь. Ещё когда отец был простым ментом и честно боролся с преступностью, его враги банда недоносков выкрала младшего сына и издевалась над тем долго и безжалостно. Его не убивали, не калечили, а именно пытали. Особенно активным был самый младший пацан лет 16 ночевал и жил с жертвой, охранял её, а с этим и мучал ежеминутно. Не обошлось и без круговой, маленького Артёмку через члены семи участников банды и помногу раз для каждого. Ребёнок не смог забыть всего пережитого, но он смог абстрагироваться и перевернуть ситуацию зеркально: слёзы он отдаёт другим, ничтожными он делает тех, с кем общается, самоутверждается он только когда кто-то лишается чести. Такой вот он, сложный персонаж этот Артём... Может быть, его стоит и пожалеть, а не ругать?.. Раб стоял на коленях в своей классической позе, спиной к братьям, что сидели на диване, и лицом к большой плазме. Братьев не было 3 дня, вместо обещанных двух. Раба оставили в туалете, связанным, с кляпом из трусов и носков в моче, лежащим прямо под унитазом. Чмошник не ел 3 дня, но человек может выдержать намного больше. Живот болел, в глазах темнело. С другой стороны, его никто не мучал: он мог спать и отдыхать всё это время. Ссадины сходили, яйца стухали, очко заживало. Проблема была в воде. Артём засунул рабу в рот трусы, замоченные в своей моче, а та, как известно, благодаря соли, вызывает дикую жажду. Да и 3 дня без воды любой человек протянет с трудом, хоть и выживет, но будет очень слаб какие там уже пытки после этого? Поэтому умный Влад вернулся, перед уходом, к рабу. В руках хозяина был длинный тонкий шланг, такие в самогонке используют. Пацан первым делом стеганул пару раз по телу и потом прицельно по лицу раба. Длинные красные полосы появились на ребре и щеке пидара. После этого Влад отклеил скотч и всунул шланг в рот пидара, а второй конец закинул в унитаз. Я не хочу, чтоб ты сдох от жажды, тварь. Захочешь пить хлебай из унитаза. За 3 дня раб обильно обоссался и к приходу братьев лежал в хорошей луже своей же мочи. Он пил от голода и ссал под себя, потом снова пил, снова ссал. Вонь в туалете стояла страшная... Но теперь пидар стоял напротив телевизора. Артём достал флешку и подключил её к плазме, видео запустилось. Привет, чмошник! в кадре был голос Младшего, который снимал на телефон природу из окна Турика. Мы едем в гости! Наверное, ты скучаешь там? Вначале лох не понимал в чём дело и с трудом смотрел видео, так как очень хотел есть. Пацаны, приехав, только слили ему, пару раз каждый, в рот, и кроме спермы раб больше ничего не ел. Но позднее терпила стал понимать, что снимает Артём, он узнал местность это была дорога перед его селом. Неет, пожалуйста! раб протяжно застонал. Следующий кадр показывал длинный заброшенный барак. Лох узнал в нём старую свиноферму, он со своими бывшими хозяевами-одноклассниками там часто бывал. А теперь камера скользила по его стенам и опустилась вниз. Там стоял малолетний пацан, в шортах и простой перепачканной футболке. Он был в позе, как жертвы талибов: на коленях, с руками за спиной и непрозрачным мешком на голове. Кто-то снимал всё на видео, а кто-то, в маске футбольных ультрас, подошёл к пацанёнку и с силой ударил того ногой в грудь. Малой повалился на спину, и садист стал его избивать ногами: больно, сильно и быстро. Пацанёнок кричал, визжал, крутился как мог, но не мог закрыться от ударов. Нееет! Не надо, только не Даня!!! Чмошник упал на пятки и наклонился грудью вперёд, рыдая изо всех сил. Он узнал в малом своего 14-летнего брата Данила. Артём подошёл к рабу и поднял за волосы голову. Смотри всё, сука! Малого продолжали избивать, с него уже слетел мешок, и раб увидел искажённое от боли лицо Даньки. Оператор специально подошёл ближе и показал крупно малого, тот орал и ревел, но не понимал, что с ним происходит. Избиение продолжалось пару минут. Раб смотрел и сам орал, но вполголоса, от боли за своего братишку, а Артём не давал опустить голову. Выключите, я не могу, пожалуйста! Смотри всё, тварь! спокойно повторил слова брата Влад. Избивающий, им был Артём это понятно любому, принялся за свой любимый орган яйца. Он стал бить, пинать и больно отдавливать их малому. Тот ещё сильнее орал, корчился и ревел. Крики были такими реалистичными... Раб почувствовал, как у Артёма от зрелища встал член и упёрся ему в спину. Мы же тебе обещали, что за твои ошибки будут отвечать они? очень спокойно и холодно спросил Влад. Обещали или нет? стукнул коленом в спину и повторил вопрос Артём. Да... А теперь самое интересное! вскрикнул Младший и устремил взгляд лоха на телевизор. Малой уже стоял на коленях и ревел что есть духу. А садист стоял перед ним с оголённым боевым членом, прямо у губ. У раба глаза расширились до максимума, а сердце заколотилось. Неужели братья выебали Даню? Но в этот момент Влад выключил телевизор. Это был Старший во всём своем облике. В отличие от Артёма, он любил морально чморить людей. И вот рабу не показали, был ли его брат выебан или нет, лох должен был мучиться и постоянно об этом думать. Он же не спросит об этом у Данила. Разве это не пытка? Повернись! скомандовал Влад. Ты сбежал, мы обещали в этом случае наказать твою семью и сдержали своё слово. Но это был только первый твой проступок. За следующий наказание будет намного серьёзнее. Что с Данилом? Неожиданно раб осмелился перебить хозяина и задать вопрос. За такую дерзость Артём, стоявший рядом, влепил кулаком в нос чмошнику, потом ещё раз. Он живой, но ему очень плохо. Он поправится... Вы его... не унимался раб, за что получил уже носком в дых. Этого тебе знать не нужно. Но его очко осталось девственным. Пока что... Ты же не хочешь, чтобы его выебали сразу несколько пацанов? Раб моментально вспомнил, как "распечатывали" его, и боль охватила очко. Он понимал, что Данька мог и не выдержать такого, особенно если насильников будет несколько. Раб поднял глаза на Влада. Хозяин, умоляю вас, я буду делать всё! Я заслуживаю наказание любое. Только... не трогайте Даньку... Артём внутренней стороной стопы, где та соединялась с голенью, сильно ударил раба по почкам с размаху. Потом сразу же Младший перепрыгнул на бьющую правую ногу и сделал тоже самое левой, но уже попав в живот. Раб качнулся назад, а потом быстро скрутился вперёд. Терпи... хмыкнул Артём. Это "волнорез"... Раба покормили, но не сильно. Наедаться после голода нельзя. Но это уже была не та щедрость Влада с колбасой и помидорами, это была блевотина от Артёма. После еды пацаны ещё по разу трахнули чмошника в рот. Младший хотел было войти в очко, но Влад запретил им сейчас ехать надо, пусть лох пока чувствует себя нормально. На дворе стоял поздний вечер. Все трое сели в машину и поехали в сторону города.
Глава 6. Нестандартные развлечения в супермаркете
Сейчас, пидор, мы едем в Metro, пояснял Артём лоху, который опять валялся у него на полу и лизал ноги. Ты знаешь, что такое Metro? Это супер для тех, кто любит покупать ночью. Сейчас там никого нет и только мы... И наш кореш за пультом... Приключения чмошника начались сразу на парковке. Поставив машину в дальнем тёмном углу, пацаны надели кепки, чтоб сверху на камерах их лица было сложно различить. Первым же приказом для раба стало обползти Турик на коленях и облизать каждую его шину. Вокруг никого не было. Пока раб ползал, Артём снимал видео, а Влад набрал кого-то и, говоря по мобильному, помахал в ближайшую камеру наблюдения. Когда лох закончил с облизыванием, его также на четвереньках погнали ко входу в супер. Пацаны шли сзади и подгоняли раба пенделями: Влад целился в очко, а Артём, конечно же, в яйца. Правда, били они не сильно, для своего стиля, очень даже слабо, просто, чтоб лох помнил кто он. Перед автоматическими дверями терпиле разрешили подняться и обтруситься. Внутрь компания зашла, как нормальные пацаны. Пройдя охрану и завернув в отдел хозтоваров, где их не видели ни кассы, ни вход, пацаны снова пнули лоха в спину и заставили опуститься на четвереньки. Чмошник прополз так пару метров, но пацанов это не прикольнуло. Влад набрал друга, который был в охране, и в офисе следил за камерами наблюдения, т.е. видел абсолютно всё, что сейчас происходит там, на площади магазина. Точнее друзей у них было двое, и оба они работали за пультом охраны Metro. Рабу приказали скинуть с себя всю одежду. Голый лох встал во весь рост посреди стеллажей большого магазина. В стиле Джеймса Бонда или Джейсона Борна, Влад говорил по телефону и получал указания от товарища: туда не идти, там прошёл покупатель, за тем стеллажом стоит консультант, сейчас можно пробежать по широкой площади в другой отсек магазина. Так пацаны развлекались минут 30. Раба постоянно шпиняли, заставляли ползать на четвереньках. В отделе хозтоваров Артём бил пидора лопатой, вилами, другими подручными средствами. В отделе спиртных напитков Артём взял бутылку коньяка и приказал лоху насаживаться на неё, поставив на пол. Зрелище было более чем аппетитным: раб широко раздвинул ноги и пытался попасть очком на бутылку, а как попадал впускал её себе вглубь сантиметра на 3-4. Но даже от такой малой глубины он корчился от боли и неприятных ощущений. Его яйца и член в этот момент красиво болтались спереди. Артём не мог, чтобы, пусть и не сильно, но не пинать по ним. Чтобы потом не было проблем с бутылкой рабу приказали облизать и обсосать её после "секса" с ней. В отделе посуды Младший просто истыкал тело раба двумя вилками, которые взял со стеллажей. В мясном отделе раба ждал сибирский холод. Его вогнали туда голым, а кто был знает какая там температура, и заставили бегать вокруг центрального стеллажа, чтоб согревался. Так раб намотал кругов 10. Хорошо, что мясной отдел был скрыт от остальных дверями. Это дало возможность не только позаниматься бегом, но и немного отпиздить раба просто так, и делал это Влад. В довершение, Артём принес несколько кубиков сухого льда из рыбного отдела, который был рядом, и засунул их в очко рабу. Обжигающий холод стянул анус терпилы. Развлечение братьям понравилось очень сильно, а их друзья сверху были просто ошеломлены. Нет, они знали о проделках Артёма и Влада, но стать частью всего этого... Как сказал Саня, один из охранников, они обкончали с напарником себе трусы от неожиданности увиденного. Хорошо, что в супере продавалось нижнее белье. Охранники водили пацанов по магазину, в котором были всего парочка покупателей, и те в других отделах, и парочка консультантов, ведь с 23-30 в магазине пересменка и наступает "мёртвое время". Наигравшись вдоволь, раба погнали в отдел одежды. Проблема была в том, что тот находится в самом центре магазинной площади. Поэтому где-то лоху приходилось идти на корточках, а где-то, как в отделе спортинвентаря, и вовсе ползти по-пластунски по полу. Артём и тут нашёл себе развлечение. Проход был метров 10 в длину. Хозяин шёл сзади, раб полз спереди. Ему было приказано передвигаться с широко расставленными ногами, отчего головка члена немного вылазила из-за яиц и тянулась по полу, как половая тряпка. Артём становился носком кросса на член раба, тот, двигаясь вперёд, оттягивал залупу, пацан в этот момент со всей силы наступал на оставшуюся у него под ногой кожицу, причиняя рабу боль, и перемещался на другую ногу, делая шаг. Так было на каждом метре. Но, несмотря на боль, которую причинял садист (хотя залупа не самое чувствительное место), член раба отвердел из-за постоянного трения головки о кроссовку хозяина. Пацаны ржали и комментировали, что пидару нравится так дрочить... Добравшись до секции одежды, лоха загнали в примерочную кабинку, а братья пошли набирать одежду. Пацаны не обманули лоха, когда говорили, что он будет носить классные шмотки: Reebok, Adidas, Autentic, куча других брендов оказались на вешалке в примерочной. Покупали всё: от нескольких пар кроссовок и кедов, джинсов до футболок, толстовок и кенгуряшек. Влад подобрал рабу стильную осеннюю кожанку, а Артём красивый чёрно-белый спортивный костюм. Чмошник такую одежду раньше видел только по телевизору и на картинках, а теперь он сам примерял её. Несмотря на все издевательства над ним, у раба немного вспыхнули глаза, и он с жадностью надевал всё. Что нравилось "боссам" падало в тележку, что не подходило откидывалось в сторону. Так рабу набрали "полный бак". Но оделся он в свои старые шмотки, т.к. за купленный товар надо было ещё рассчитаться. Под самый конец пацаны прошлись по продуктам и набрали разных вкусностей: от шоколада до фруктов. Влад специально выбрал самую большую ветку бананов с длинными плодами. Артём взял пакет больших картофелин, размером с кулак. Рабу предстояло всё это везти. Оплатив и упаковав покупки в Турик, пацаны вернулись к друзьям-охранникам. Те, нарушая все стандарты, впустили их к себе в подсобку вместе с рабом. Охуеть, Влад! Я кончал без рук!!! делился Саня. Это реальный чмошник. А можно... Нет! отрезал Влад. Ебём его только мы. Но вы можете его попиздить немного и почморить, улыбнулся Артём. Моментально на раба обрушился шквал ударов с двух сторон: били оба охранника, забыв про свои рабочие места. Второй, которого звали Костя, сделал подсечку, и терпила грохнулся на пол. В ход пошли ноги. Эээ, я сказал попиздить, а не забить... возмутился Артём. Охранники лупили раба ногами, наклонялись и вбивали кулаки в пресс лоха то по очереди, то вместе. Терпила не закрывался и не орал, он только хрипло постанывал, но и агрессоры не убивали его. Насытившись, Костя и Саня стали захаркивать лицо раба, целились они в открытый рот, но не всё туда попадало. Глаза, щёки, лоб были измазаны пенистой слюной. Ахуенно! подытожил Саня. Раба послали обмыться, а четверо друзей стали говорить о своих личных делах. Влад вынул и отдал Косте пачку денег. Не известно за что, но по виду там было тысяч 15 рублей. Когда раб вернулся, Сане захотелось, чтоб тот обцеловал и облизал его ноги, как тот делал с Туриком. Разрешив другу такое веселье под конец, братья уехали...
Глава 7. Охота на новеньких. Ловим
Машина неслась по трассе, музон ревел в динамиках. Влад был доволен развлекухой в супермаркете. Артём копался в телефоне, рассматривая карту гугл, а у него под ногами, как и обычно, валялся чмошник и лизал тому подошвы. Тут в 20 км есть село самое большое. Там точно будут! рассуждал Артём, общаясь то ли с Владом, то ли с телефоном. Эй, пидар, Влад окликнул раба, танцевать умеешь? Нет, господин... Что, ты никогда на дискотеках не был? Нет, господин... Лошара, вмешался Артём и больно стукнул пяткой в грудь свою подстилку. На въезде в село Турик остановился, и Влад свинтил передние и задние номера. Пацаны подъехали к местному кафе, откуда доносилась музыка и там тусила вся местная молодежь. Машину поставили немного вдалеке, и втроём прошли внутрь. Всего было человек 15 пацанов и девчонок. Кто-то кучковался, кто-то сидел вдвоём. Компания села в углу, сделала заказ и стала наблюдать... Мне вон те нравятся, кивнул Артём на двух отдельно сидящих пацанов. Неплохо... но тут и выбирать не из кого. Только они. Не брать же тех жирных... С другой стороны сидели ещё три пацана, и двое из них были круглые, как шары. Нет, сало нафиг, а третий вроде ничего, глянь... Артём рассматривал худого пацана, рядом с жирными. Нет, у него ебло сильно жёсткое, отрезал Влад. Берём тех двоих... Первая пара, что понравилась Младшему, была одобрена коллегиально. Раб только сидел, молчал и водил глазами, то на хозяев, то на парней, о которых говорили. Лоху разрешили сидеть рядом с собой за столом, и это было впервые, когда он видел своих хозяев на равноценном уровне, а не снизу с колен. Чмошник молчал, его несколько раз гоняли к бару: за пивом, за снеками, снова за пивом... Пацаны, о которых шла речь, были с виду старше братьев, но совсем немного. Одному можно было дать лет 20, другому максимум 19. Оба худые, спортивные. Первый был коротко подстрижен "под машинку", а второй красовался роскошным чёрным стоячим волосом. Первый был ниже, но коренастее, и был одет в чёрные шорты и майку, которая открывала его каченые руки и отличный пресс. Второй казался худее, выше, но тоже не был хиляком. Серые джинсы в дырку и летняя рубашка покрывали его тело. Но одежда указывала на то, что их благосостояние не самое высокое: они не ездят на собственном авто и не живут за трёхметровыми заборами в коттеджах идеальный вариант для пацанов. Братья пили пиво, поглядывая на своих жертв. Я беру себе низкого, заявил Артём. У меня уже стоит на него. Пидар, сегодня ты почувствуешь себя с другой стороны баррикад, ухмыльнулся Влад. Раб не понял аллегории, на что хозяин шепнул, что все они сельские быдло. Ждать было не скучно, время короталось за разглядыванием тел двух красавцев. Влад снова окинул взглядом пацана, заценил его плечи и улыбнулся в сторону своего щуплого братца. Справишься? Он не одуванчик... А мне чмошник поможет. Правда? Да, господин... прошептал лох. Второй пацан доставался Владу. Нельзя было сказать, что он хуже... он был выше и гламурнее и тоже красавчик. Так что братья остались довольны своим выбором и снова погнали лоха за чипсами. Через минут 20 парни за соседним столиком допили пиво, засуетились и начали собираться. Заметив это, наша троица быстро вышла из кафе и отошла к машине. Братьям повезло, оба пацана шли вместе, больше никто к ним не присоединился, и разделяться Артёму с Владом не было нужды. Пацаны шли в сторону братьев, метров через 50 повернули на небольшую улочку, которая уходила к яру. Братьям повезло ещё раз, потому что друзья не зашли в дом где-то здесь, а направились через яр в другую часть села. Местность, по которой они шли, была темная, фонарные столбы стояли на расстоянии 100 метров и освещали только небольшой кусок под собой. Остальное время приходилось шагать в темноте, но у друзей были фонарики, поэтому братья легко не упускали их из виду. Когда жертвы спустились в самую глубь яра и оказались в тёмном пятне между двумя фонарями, рёв мотора Турика немного напряг их и заставил оглянуться. Машина с выключенными фарами подъехала к друзьям, и оттуда выглянул, а потом вышел Артём. Привет! Мы тут заблудились. В город не сюда же ехать надо, да? Не, вам назад, заговорил низкий и начал показывать, как вернуться и куда выехать потом. Влад за это время вышел из машины и оказался рядом. Их было уже четверо. Влад встал возле своей жертвы, а Артём возле своей. Ха, сенкс, а то мы заблудились. Мы мажоры! улыбнулся Младший. Последняя фраза была паролем. Только Артём её произнёс, как оба брата одновременно врезали по яйцам своим жертвам. Друзья не ожидали этого и не могли защититься. Оба пацана с криком рухнули на землю, а братья, как коршуны оказались у них на спинах, защёлкивая железные браслеты сзади на руках. Высокий попытался закричать, но Влад быстро его перевернул лицом вверх и ударил в дыхалку, отчего крик превратился в рыбью тишину и только рот судорожно хватал воздух. Молчи, если хочешь жить! Артём шикнул в лицо своей жертвы и ударил кулаком в нос. Раб смотрел на всё с открытым ртом, он не ожидал такого. Братья погрузили свою добычу в машину сзади, как брёвна. Высокий пытался сопротивляться, но Влад его снова успокоил, а низкий оказался трусом и полностью подчинился. Низкого кинули на пол, высокого на сиденья. Рабу приказали сесть на живот высокого и поставить ноги на низкого. Лох ощутил себя Артёмом, когда тот держит его на полу. Чмошник пару раз стукнул пяткой по телу низкого, отчего тот застонал. Братья не стали гнобить лоха. Влад только посмотрел в зеркало и улыбнулся. Что, уже начал играться? спросил Старший свою вещь. Простите... раб запнулся и не знал, говорить ему дальше при этих пацанах или нет. ...хозяин, добавил Влад. Простите, хозяин. Пленники, особенно высокий, с удивлением посмотрели на раба. Высокий пытался говорить, просил отпустить их, обещал не жаловаться и всё забыть... Ещё слово, тварь, и я отрежу тебе яйца, засуну их в рот и так заставлю молчать. Чтобы показать серьёзность своих намерений, Артём, повернулся с переднего сиденья и просто воткнул через одежду нож в бедро высокого. Лезвие вошло на 2 см, но пленник заорал больше от испуга, а не боли. Жертвы утихли, боясь новых порезов. Из раны потекла кровь. Артём кинул рабу кусок тряпки, чтоб закрыть рану и не пачкать салон, а потом приказал забрать всё, что есть в карманах у пацанов. Обыск дал большой урожай: 3 мобилки, деньги, сигареты, зажигалки... но самое главное, пидар достал из брюк ребят студенческие билеты. Раб всё передал Артёму. Младший посмотрел фамилию, взял из бардачка планшет и открыл какую-то базу данных. Витёк!.. Виктор Агафонов! низкий пленник ответил. Живёшь с родителями? Отца не раз привлекали за пьяный дебош? Хм, работает только мать бухгалтером в магазине? Нет, она уже уволилась... попытался оправдаться пленник. Михаил Черняев... ууу брат есть? Да ещё какой боевой? На зоне за изнасилование коротает? Ещё петухом не сделали? Пленники лежали испуганные: Артём рассказывал им о них же самих много информации, пока машина ехала. В ваших интересах не дергаться и не сопротивляться. Тогда у вас есть шанс остаться живыми... хотя будет очень больно... Зачем? Кто вы? не успокаивался высокий. Эй, сука, вмешался Влад, обращаясь к рабу, - врежь ему, и посильнее. Раб сразу же выполнил приказ. Во-первых, он не хотел злить хозяина, а во-вторых, ему самому это нравилось и хотелось. Звук от него бей и не жалей. Да, хозяин... Машина ехала минут 40, последние 15 по каким-то ухабам и кочкам. Раб посмотрел в окно и увидел только деревья и лес вокруг. Была кромешная тьма, ночь, хотя уже немного светало, но до рассвета ещё было далеко. Пленники лежали молча, просто боялись. Низкий тот вообще сдался сразу и покорился ногам раба. Высокий пытался дергаться и что-то говорить, но его усмирил лох. Артём продолжал рассматривать находки и в телефоне низкого нашёл его фотки. Зацени, братишка... Появилось солнце, на улице уже можно было немного видеть. Лох узнал место они снова были в лесу, где его жгли крапивой. Машина остановилась. Ну что, пидары, кто из вас боится боли? Артём с насмешкой спросил у пленников. Кто признается пожалеем... Я боюсь... отозвался нижний с пола. Я так и знал! Младший обрадовался и скрутил победный кулак. Этот лох, а тебе братишка достанется "бунтарь". Хехе, ну усмиряй... Пленников вытянули наружу и кинули на землю как брёвна. Мы в жопе мира, продолжал Артём. Ты, конечно, можешь попытаться сбежать... Но мы догоним! Несильные удары ногами обрушились на низкого Витька. Ты можешь орать во всё горло, но тебя здесь никто не услышит. Поэтому, лучше терпи и, может быть, не сдохнешь от пыток... Жертв поставили на ноги, и Младший подошёл к ним с ножом. Миша машинально сжался и сделал шаг назад он помнил тот молчаливый удар в бедро, которое ещё кровоточило. Что сейчас будет резать насильник? Артём, холодным лезвием, прикоснулся к щеке своей жертвы [Витька] и вдавил его в кожу, но не режа её. Нож скользнул ниже, и футболка была разрезана одним взмахом. Остриё ужалило в грудь и на этот раз сделало рану, по красивому телу потекла струйка крови. Ещё один укол и снова кровь. Пленник что-то лепетал, просил не делать, но садист его не слышал. Пожалуйста, не надо,.. не надо,.. давай я отсосу тебе, я могу хорошо... Слышишь, Тёмыч, а твой избранник пидар, ухмыльнулся брат. Чё, пидар, да? заорал Артём. Витёк только кивнул головой. Нормально, значит разъебём тебе больше, чем евротоннель под Ламаншем... Младший со всей силы ударил кулаком в живот, Витёк только хрюкнул и полетел назад. Артём отдал нож рабу и приказал раздеть их, срезав всю одежду. Братья пошли к Турику и начали доставать оттуда разные инструменты и принадлежности, а лох в это время быстро оголил высокого, пока Витёк поднимался после удара. Миша пытался сопротивляться, пятился назад, на что Влад приказал рабу "врезать пленнику столько раз, сколько надо", если тот не будет слушаться... Двое взрослых голых испуганных пацанов стояли посреди леса и дрожали от утренней росы и страха. Раб видел это уже со стороны и у него было какое-то двоякое чувство: совсем недавно так стоял и дрожал он. Значит так, суки... Артём ходил вокруг двух пленников. Вы здесь, потому что мы любим пытать и чморить таких как вы. Одному повезёт, а другой будет забит почти до смерти. Вам будет больно, обоим, очень сильно... но тот, кто будет слушаться и терпеть получит меньше. Артём с пол-оборота врезал по яйцам высокому, и тот с криком повалился на землю. То же произошло и с Витьком, который плюхнулся лицом в почву от резкого удара, ведь руки были скованы за спиной. Встать! Бегом! заорал Влад и начал пинать пленников. Быстрее поднялся Витёк. Ты лузер! Артём отвесил пощёчину Мише. И, как я обещал, не старающийся будет получать больше. С этими словами Артём снова врезал по яйцам высокому. Тот квакнул и второй раз завалился на землю. А тебе будет полегче, с язвительной улыбкой добавил Младший, обращаясь к Витьку. Пока что легче... Отойдя от боли в яйцах, Миша поднялся и неожиданно побежал. Он решил бороться за себя. Братья только рассмеялись, т.к. они понимали, что тут далеко убежать невозможно. Лох минут 20 бежал перед машиной прошлый раз, и то до трассы было ещё ой как далеко. Они могли даже выебать Витька и только потом пойти искать высокого, он бы не смог скрыться. Но Влад не стал ждать и приказал своему рабу кинуться в погоню. Эй, тварь, догони и верни беглеца. Нужно пиздь. Раб моментально кинулся вдогонку. На этот раз он был относительно здоров, на ногах кроссовки, в кафешке поел и морально зарядился глумлением над пленниками. Лох за минуту догнал Мишу и решил сам над ним поглумиться, хозяин же разрешил. Высокий бежал медленно, из-за того что босые ноги уже были избиты до крови, а скованные сзади руки не давали возможности развить скорость. Раб с разбегу прыгнул на пленника и повалил того на землю. Миша не мог опереться руками при падении, и поэтому удар для него оказался очень и очень жёстким, он проехался подбородком по земле, отчего на том моментально появилась огромная ссадина с кровью. Зачем? Зачем ты это делаешь? Ты же сам у них кто? вопил Миша. Давай вместе сбежим! Раб несколько раз ударил беглеца кулаком в челюсть, и тот умолк. Они мои хозяева, я их раб. Лох встал и больно потянул Мишу за наручники, браслеты впивались в руки, разрывая кожу. Впервые за время своего рабства чмошник ощутил какую-то радость и даже гордость за себя. Ведь он вёл пленника впереди и постоянно пинал того по яйцам и по икрам с бёдрами. Теперь раб понимал Артёма, почему тот так часто его бьёт и мучает. Миша шёл, свесив голову на грудь, он сдался. Братья в это время вовсю развлекались с Витьком. Влад его дрессировал, заставляя прыгать, бегать, лазить на четвереньках, жрать землю с харчками. Голый пленник ходил на корточках с руками за головой, а Младший лупил того ногами: низкий шёл, Артём подходил с боку и со всей дури лупил по почкам, яйцам и даже по лицу, жертва падала и снова поднималась. По всему было видно, что Витек старается, что он трус и уже стал настоящей покорной жертвой. О! Наш беглец пришёл! обрадовался Влад и сходу въехал Мише в лицо кулаком. За это тебя ждут реальные пытки и даже увечья. А твой друг пострадает меньше. Артём, чтобы убедиться в покорности и послушании своего нового раба, приказал Витьку на четвереньках подползти к другу и взять у того в рот. Миша стал сопротивляться, но Васе приказали взять его сзади и держать. Лох с удовольствием выполнил приказ, до хруста заломав руки сопротивляющегося. Витёк подполз и схватил член бывшего друга, на что тот ответил ударом ноги в член низкого. Витёк свалился, но его подняли быстро, не давая отдышаться. Низкому приказали снова ползти к члену. Миша сопротивлялся, как мог, и махал ногами. Витёк пытался преодолеть эту преграду и постоянно получал ногами друга то по зубам, то в грудь. Эта драка нравилась братьям, Артём угорал, Влад улыбался. Наконец, Старший подошёл и молча ударил Мишу в дых, тот сразу же затих. Возьми в рот его член и жуй, сильно... Команду Влада Витёк выполнил быстро. Низкий схватил полувставший член друга и больно его прикусил. Миша заорал. Сильнее! Или ты хочешь на его место? орал Артём. Витёк прижал зубами член друга так, что хрип вырвался из груди мученика, а во рту низкого показалась кровь. Влад ударил Витька под дых, и тот повалился на спину. Член высокого был прокушен, из него сочилась кровь. Миша рыдал, но продолжал дёргаться. А сейчас мы будем тебя пороть... с огромным желанием произнес Артём. Пока братья приковывали пленника к ветке дерева (для этого им пришлось раскрыть браслеты, что сразу же привело к хаотичным ударам и размахиванию свободными руками Миши, но пацаны быстро его успокоили классическими ударами в дых), раб в это время бегал по лесу и искал подходящие розги. Вася уже был опытен и знал, какие прутья нужны его хозяевам. Поэтому он быстро и с первой попытки собрал 5 инструментов для порки. Вернувшись на берег, раб увидел подцепленного за руки к верху раба. Миша висел на верёвке, которая была перекинута через толстую ветку и уходила к Турику. Машина натянула трос, и тот оторвал пленника от земли, позволяя ему лишь кончиками пальцев касаться почвы. Красивое спортивное длинное тело дёргалось на весу, а перед ним стояли двое садистов и бывший друг Витёк, который ползал на четвереньках.
Глава 7.1. Охота на новеньких. Кому-то здесь не повезет...
Удары посыпались с двух сторон: Влад порол Мишу, а Артём Витька. Пацаны били сильно, иногда с оттяжкой, что просто разрывало кожу. Миша дёргался изо всех сил, но не мог никак увернуться, его грудь почти мгновенно покрылась красными полосами, появились рубцы и капли крови. Влад продолжал пороть, специально целясь в уже имеющиеся следы, чтобы боль была вдвое сильнее. Жертва уже не орала, она истошно хрипела. Приводили в чувство высокого редкие удары прямо по соскам от них он вскрикивал с новой силой. Влад менял прутья: длинным и тонким делал засечки на теле, разрывая кожу, а толстым и упругим уже разбивал имеющиеся раны. Тело Миши было выпорото от горла до колен, и только член оставался не тронутым. Не потому что Влад жалел гениталии жертвы, просто на те у него были другие планы. Раб стоял с широко раскрытыми глазами, его самого так не пороли, а видеть это со стороны вообще было потрясающе. Член лоха стал колом. Он бы и сам не отказался взять розги в руку. Что нравится? Влад заметил своего возбуждённого раба. Подойди. Когда чмошник подошёл, хозяин со всей силы врезал тому по рёбрам. Раб вскрикнул, наклонился вперёд, но не оторвал руки от головы. Тонкая красная линия вспыхнула как светофор по всему боку и ушла на спину к лопатке. В конце, из-за захлёста кончика прута, рана была самой сильной. Нравится? раб отрицательно помахал головой, корчась от боли. А у них десятки таких. В это же время младший развлекался с Витьком. Низкий был хоть и немного подкаченнее своего друга, но боялся боли куда сильнее, его терпимость была почти нулевой. Когда Артём начал пороть, низкий так жутко заорал, что Младший почти сразу кончил себе в штаны. Пришлось остановиться, позвать раба, чтоб тот всё вылизал, заменить белье... Пока садист возился с собой, его брат уже вовсю разделал Мишу. От одного увиденного Витёк просто побледнел. Пожалуйста, умоляю не надо... я всё могу сделать, только не бейте... Не слушая мольбы, Младший так врезал по лопаткам своей жертвы, что лицо того исказилось в жуткой гримасе, а сам он заорал громче друга. Ещё и ещё одна розга ложились на спину низкого. Артём был физически слабее брата, поэтому с первых ударов рассечь тело до крови у него не получалось, но рубцы покрывали кожу один за другим. Когда братья устали и решили отдохнуть, тела их жертв были похожи на мясной фарш: фиолетовые и красно-сизые полосы, взбухшая кожа, капли крови. Оба пленника дрожали и рыдали. Витёк, дергаясь при порке, кончил в друга; а Миша кроме страданий, что приходились на его грудь также орал от боли в порванном очке, которое просто боксировал Витёк, пытаясь укрыться от жгучих ударов розг. Не имея сил стоять, Витёк просто скатился по спине друга на землю и уткнулся лицом в очко Миши. Эй, сука, ссать хочешь? обратился Артём к рабу. Немного, хозяин... Давай обоссы этому терпиле спину... Раб быстро встал над Витьком, и горячая струя ударила в спину жертвы. Тот снова истошно заорал: во-первых, моча была тёплой, что обжигало открытые раны, а во-вторых солёной, что сильно раздражало и щипало мясо. Конечно, это не самая страшная пытка из всех тех, что его ждали, но для трусливого Витька она была просто мукой. Пленник всё глубже зарывался носом между ягодиц друга, что безумно смешило Младшего. Кончить хочешь? неожиданно спросил Влад своего раба. Да, хозяин... Дрочи ему на спину... Впервые за всё время рабства Васе-лоху разрешили кончить. До этого он пару раз сливал без рук во время своих пыток, но тут всё было по-настоящему. Да и член после пыток доктора уже зажил, и яйца стухли. Раб схватил свой инструмент и стал просто безумно дрочить. Меньше чем за минуту начался обстрел спины Витька. Спермы было так много, что даже Влад мог позавидовать. Раб кончал долго, ощущая огромный кайф от воздержания, увиденных пыток и доброты своих хозяев. Лоху даже разрешили помыть свой член во рту Витька. Правда чисткой это назвать было сложно, т.к. от постоянного рёва слюна стала тягучей и только ещё больше измазала гениталии раба. Тому пришлось идти к озеру и очищаться. А теперь, пидор, твой звёздный час. Обработай спину этого урода. Но если нам не понравится сам будешь таким же, как и они. Артём с ехидством протянул лоху настоящий хлыст с жёсткой ручкой и длинным, сужающимся к концу, языком. Раба это не смутило, наоборот, его член снова встал и он с остервенением ударил Мишу по спине. Затихающий пленник снова заорал. Но удар не вышел, братьев это смешило, а раб попробовал ещё раз, и снова получилось как-то не так: основание совсем слабо ложилось на спину, а кончик путался. Тогда до раба дошло, что надо сделать пару шагов назад для лучшего размаха и поменять угол удара. Третья попытка оказалась более чем успешной: из груди пленника вырвалась боль, а чистая спина получила первую настоящую травму. Более того, конец завернулся по ребру и рассёк грудь. Чмошник услышал одобрительные возгласы хозяев и ударил снова. Он вошёл во вкус и бил со всей силы так, что Миша стал уже задыхаться от боли и давиться слезами. Раб менял угол и позицию, обрабатывая не только правые рёбра, но и спину, и левую часть жертвы. Пацаны были в восторге. Несколько ударов достались и Витьку, валявшемуся в ногах. Когда братья насмотрелись, а спина и рёбра Миши были полностью изуродованы хлыстом, Влад отвязал трос от Турика и высокий просто рухнул на землю, как мешок картошки. Он был почти без сознания, поэтому ему дали возможность отдыхать. Пришла очередь Витька... Низкого поставили на четвереньки, нацепили железный браслет на яйца и привязали верёвку к ушку в манжете, которую потом перекинули через ветку. С другой стороны верёвку держал раб. Артём показал лоху знак, и тот натянул верёвку, отчего жопа и яйца Витька подались вверх, а лицо уткнулось в землю. Братья встали с двух сторон с тонкими розгами. Витёк что-то причитал, просил, молил, но его никто не слушал. Первые удары пришлись на бёдра, низкий скулил, но он не знал, какой коронный номер его ждёт впереди. Хлесткая розга Артёма упала на яйца пленника, и Витёк просто врылся зубами в землю, его глаза стали как блюдца. Через мгновение розга Влада снова обожгла яйца с другой стороны. Пацаны с наслаждением пороли лоха по бёдрам и яйцам, Витёк просто жрал землю от боли, а рабу приходилось иногда даже виснуть на верёвке, чтоб пленник не соскочил вниз. 10 минут показались низкому вечностью. Под конец оба пленника грязные и избитые валялись на земле и рыдали, дёргаясь в судорогах. Продолжать братьям было неинтересно, т.к. пленники почти отключились и им нужен бы отдых. Поэтому пацаны велели рабу принести пакет из машины и по-быстрому организовать пикник. Уже через несколько минут лох на четвереньках был столом, на нём красовались различные продукты и напитки. Братья сидели полулёжа по обе стороны от живой подставки и завтракали. Влад подкармливал раба объедками: то кусочек сыра в рот засунет, то огрызок яблока, а иногда и хорошую конфету. Артём же в это время щипал чмошнику соски, которые были прямо по курсу, засовывал в ноздри обёртки и пинал носком по яйцам от скуки. Насытившись, пацаны решили покормить и пленников, придать им силы. Но самим готовить еду им было лень, поэтому под чётким руководством валяющегося на солнце Артёма, поваром был раб. Взяв тарелку, он стал нажёвывать туда разные продукты: от колбасы и хлеба до шоколада и бананов. Получалась жуткая смесь. Зато лоху удавалось забирать все вкусноты и соки себе, а пленникам выплёвывать только остатки. Потом он добавил в тарелку несколько горстей земли. Артём нассал в стакан и разбавил всё это. Раб тщательно размешал завтрак вилкой, получилась отвратительная смесь по виду, вкусу и запаху. Добавили несколько мелких камней, о которые легко можно было сломать зубы. В довершение Артём нахаркал сколько мог. Влад как всегда не участвовал в этом, потому что его только от вида завтрака тошнило. А вот довольный Артём принес две тарелки пленникам и кинул их перед носами. Садист приказал есть и заявил, кто последним опустошит тарелку будет очень больно наказан. Зная, что пацан не шутит, пленники стали хлебать. Миша несколько раз срыгивал то, что брал в рот, но продолжал снова. Витёк был менее брезгливым, приученным к сперме и харчкам, и съел быстрее. Миша дожёвывал со слезами на глазах. Мой любимый пидар оказался быстрее! радовался Артём. А ты, урод, будешь наказан! Но вначале подарок пидару... Младший поставил Витька на четвереньки, принёс самый большой и длинный зелёный банан и с разгону, без смазки вогнал его полностью в очко низкому. Того хоть и трахали раньше, но такая жесть ему оказалась не по плечу. Он снова взвыл. Правда на этом пытка завершилась, а банан остался в очке. Более страшное испытание ожидало Мишу... Рабу приказали собрать побольше хвороста для костра, и пока тот выполнял задание, братья связали скотчем руки, а потом также и ноги Миши. После Влад сделал "ручку", как обычно делают на ящиках в магазине, из скотча между ногами и руками высокого, а ещё через мгновение Мишу начали поднимать вверх. Руки выворачивались, суставы хрустели, а тело отрывалось от земли. Пленник уже даже не кричал он тихо стонал от изнеможения. Его подвесили на высоте около 50-60 сантиметров, жертва пошатывалась на ветру, а ближе всего к земле свисали член и яйца. Витьку было приказано вырыть небольшую ямку прямо под членом бывшего друга, и тот мгновенно выполнил приказ, раздирая пальцы рук об сухую землю. Раб принёс дрова; Влад, со знанием дела, уложил те в выкопанное углубление и начал разводить костер. Первые языки пламени обдали жаром свисающий член Миши; и тот мгновенно ожил, задёргался, начал умолять не делать этого. А братья молча подкладывали сухие ветки в костёр, давая возможность тому становиться всё сильнее и больше. Вначале гениталии Миши просто коптились в дыму, но с разгоранием костра, жар становился всё сильнее, и в какой-то момент языки пламени стали почти доставать до очень маленького, втянувшегося члена жертвы. Высокий орал и дёргался изо всех сил, но этим только ещё больше выкручивал себе суставы. Его лицо обезобразилось до неузнаваемости. Раб смотрел на это без страха, даже с интересом, у него самого член стоял колом. Видя такое, Артём в тихую взял небольшую ветку, разогрел её конец в костре и ужалил раскалённым концом член лоха. Раб вскрикнул, на кожице остался отпечаток. Ну как? съехидничал Артём. Больно, господин. Не пизди, тому чмошнику больнее. Костёр постепенно угасал, член Миши обуглился, покраснел и стал выглядеть очень неприятно. Пленник дрожал и дёргался в судорогах уже бессознательно. Трахни его в рот! Неожиданно приказал Артём своему рабу. Лох повиновался и уже через секунду стоял перед жертвой. Миша был не в себе, поэтому рабу пришлось силой разжимать челюсти жертвы и буквально впихивать туда свой член, голову высокого раб держал на весу за волосы. Дальше братья стали свидетелями того, как их раб остервенело выебал пленника в рот. Оказывается, не такой он и лох, каким казался. Владу это понравилось, и он одобрительно похлопал своего раба по щеке. Витьку было приказано вычистить член раба. Пока низкий это делал, со рта Миши на землю начала вытекать вся оставленная рабом внутри сперма вместе со слюнью. Любитель грязи Артём мгновенно сориентировался и приказал своему псу Витьку поцеловать бывшего друга в губы и вычистить у того всю ротовую полость. Низкий без сопротивлений принялся исполнять приказ. Со стороны всё это выглядело печально: два друга детства, один висел без сознания с обжаренным животом и членом, а другой, в это время, высасывал у него слюнь, сперму и всё что было во рту, стоя на четвереньках снизу, с бананом в очке, словно псиных хвост. Что ещё могло быть унизительнее и ужаснее для двух спортивных красавцев? Мучители брезгливо смотрели на послушание Витька, особенно всё это впечатляло раба, который стоял в своей классической позе с широко раскрытыми глазами и отвисшей челюстью. Понравилось? Влад обратился к рабу, напоминая про слив в рот Мише. Да, хозяин! Спасибо, хозяин! Видишь, уебок, Артём обратился к занятому работой Витьку, мы заботимся о своей собственности. Дальше последовал удар под дых низкому, от которого тот упал на бок. Пленнику было приказано прополоскать свою пасть в озере, после чего начался великий трах. Влад трахал раба сзади, как животное. Лох скрипел, очко хоть и зажило, но инструмент Старшего его снова вмиг порвал. Хотя пацану на это было наплевать. Артём в это же время расположился у воды и поставил Витька на четвереньки перед собой. Пленник старательно сосал Младшему, пока тот выламывал ему пальцы на руках. Потом всё поменялось: Влад разлёгся на песке и раб старательно вылизывал член и яйца хозяина, а Младший, тем временем, заменил банан в очке низкого на свой член. Пленник стоял, опёршись руками о дерево, а Младший, не останавливаясь, щипал и рвал израненную от порки кожу на спине жертвы, от чего тот истошно вопил и дёргался. Артём от таких криков благополучно кончил и отшвырнул Витька рыдать на землю. Довольный садист побежал в озеро купаться. Довольные братья загорали на солнце, раб стоял у них в изголовье в своей классической позе и обсыхал ему тоже позволили побултыхаться в воде. Миша пришёл в себя и негромко стонал, продолжая висеть над землей. А Витёк рыдал и дрожал недалеко в зарослях крапивы, тех, куда за несколько дней до того Артём гонял раба. Эй, пёс, ползи сюда бегом! крикнул Артём, и Витёк мгновенно очутился перед садистом. В общем, сука, у тебя есть выбор. Сейчас мы тебя разделаем как твоего дружка и оставим тут, или ты поедешь вместе с нами, как моя домашняя игрушка, навсегда. Выбирай. Я поеду с вами... Витёк посмотрел на изувеченного друга и тихо прошептал, повесив голову. Хех, но я же не сказал, что дома тебе будет хорошо. Может останешься? ухмыльнулся садист. Низкий покачал головой, на что Артём приказал рабу погнать пленника к воде и проследить, чтоб тот тщательно отмылся и не запачкал салон машины. Эй, чмошник, окрикнул Влад своего раба. И ты там пожёстче с этой псиной, можешь поразвлекаться, я разрешаю. Вася мгновенно пнул низкого ногой в зад, отчего тот пополз ещё быстрее. На озере раб развлекался с Витьком, как хотел: ставил в разные унизительные позы при мытье, толкал, шпынял, бил, даже топил, наступая ногой на голову пленника в воде. Однако больше всего пацанов поразило катание. Вася поставил пса на четвереньки, залез тому на спину, заставляя орать от рассечённых ран, и приказал ползти тупо в воду. Получилось так, что раб сидел верхом, а пленник полностью был под водой, мгновениями высовывая нос наружу, во время отлива, и снова оказывался под водой. Братьев поразили находчивость и смелость раба, отчего у Артёма тут же родилась идея. Слушай, братишка, а давай заведём себе гарем и пусть этот лох будет над ними надзирателем? Через пару минут Вася привёл чистого пса к своим хозяевам. Рабу приказали собрать все вещи в машину, а Витька погнали собирать камни. Артём бесцеремонно срезал верёвку, на которой висел Миша, и тот с шумом повалился на землю, прямо в пепел костра. Садист освободил руки и ноги жертвы, но Миша не двигался, т.к. не имел никаких сил. Он с трудом пребывал в сознании. Груда камней была сложена прямо перед пленником. Артём приказал рабу сесть на Мишу сверху, чтоб тот не дёргался, взял его руку и положил на камни. Затем садист принёс молоток, наступил на запястье мученика и ударил по среднему пальцу со всей силы. Миша завопил. Следующий удар пришёлся по указательному пальцу... Фаланги трещали все по очереди. В довершении несколько ударов обрушились на ладонь жертвы, полностью переломав всю кисть Миши. То же самое ждало и левую руку... Дальше Артём взял заготовленный кусок доски, размером с лист А4 и весом около 1,5 кг. Рабу было приказано раздвинуть ноги мученика и сесть тому на поясницу. Садист носком наступил на яйца, оттянув мошонку по максимуму, под низ подложил доску и без жалости вогнал толстый гвоздь прямо насквозь. Миша заорал, и задёргался в судорогах, и снова отключился. Но Артёма это не остановило, и второй гвоздь вошёл в мошонку и доску. Пленник был полностью изуродован. Витёк с ужасом смотрел, во что превратился его бывший друг. Минут через 10 Артём подошёл к жертве и стал ссать прямо в лицо. Влага пробудила Мишу, и садист тут же схватил его за кисти рук, причиняя новую адскую боль, и по земле потянул к берегу. Миша хрипел, у него изо рта шла пена: доска травмировала яйца, обожженный живот тёрся о землю, а кисти рук крутил Артём. Садист кинул отработанное мясо в воду на берегу. Уезжая, он решил оставить Мишу с водой, когда тот захочет пить. И это была не жалость или помощь, а холодный расчёт мучителя. Ведь в таком состоянии на земле Миша погибнет очень быстро, у него нет ни единого шанса добраться до трассы. Зато находясь в воде и подпитываясь ею, жертва протянет немного дольше, а значит, и её страдания продлятся тоже дольше. Когда всё было готово к отъезду, Артём вернулся к Мише и со всего размаху ударил того носком кроссовки в лицо. Потом второй, третий раз подошвой, пяткой. Нос был поломан точно, вылетели передние зубы; наверное, сломалась челюсть и был выбит глаз. Но это уже никого не волновало. В машине рабу позволили сесть сзади на сиденье, а Витька положили ему под ноги. Довольны были все, кроме Витька, который трясся от страха того, что его самого ждёт дальше.
Глава 8. Начало Империи
Братьев больше недели не было дома, поэтому, первым делом, они занялись личными делами. Влад пошёл к друзьям, а Артём "ушёл" в интернет. Ваське было поручено убраться в доме, чем раб и занимался. А вот игрушка младшего Витёк обрёл своё новое жилище. Пленника за вытянутые руки прикрепили к крюку в стене подвала, он стоял буквально на двух пальцах ног, а узкие холодные наручники впивались в кости. Каждое движение, каждое подёргивание Витька заставляло браслеты автоматически сужаться, а выстоять в такой позе без движений долго нереально. Голый пёс был один в тёмном и холодном подвале, он пытался кричать, плакал, стонал, но всё было бесполезно. На самом же деле Артём наблюдал за своей игрушкой с помощью инфракрасной веб-камеры, которая отлично показывала жертву даже в темноте. Младший занимался своими делами, а их у него было множество: и в соцсетях порядок навести, и в онлайн-игре "ферму полить", и новые киношки на вечер скачать, и одновременно он следил за своей игрушкой. Васька пылесосил в комнате Влада, он работал с особым усердием и не оттого, что боялся, а просто ему хотелось этого. Член раба болтался, также как шланг от пылесоса: вперёд-назад, влево-вправо. Настроение у раба было отличное, т.к. он подслушал разговор хозяев в машине и понял, что его ждёт "повышение". Отныне он должен следить за Витьком: кормить, мыть, выгуливать и может с тем немного развлекаться. К тому же Васька и сам понял, что теперь основная злость Артёма будет вымещаться не на него, и от этого телу стало гораздо легче. Единственное чего он не понял, так это что такое гарем? Под конец братья перестали называть гаремом и придумали новое Империя. Артём пробегал по коридору к лестнице и по ходу стукнул раба по яйцам, как обычно, но это уже был не тот сильный и злой пинок, Васька почти не заметил его и продолжил работать. Младший суетился, бегал, печатал что-то на принтере, он даже не спускался в подвал к своей игрушке. К слову, Витёк уже почти помер там, простояв больше 2 часов в напряжении с отдавленными руками. В этот момент вернулся Влад. Ну что, как успехи? поинтересовался старший. Уже почти полный набор, ещё парочку выберу... А ты псину снял с крюка? Нет, ехидно ответил Артём, пусть корчится... Идиот! У него уже руки отсохли, там же кровь не поступает! Чмошник! окликнул Васю Артём. Пойдёшь сейчас в подвал, снимешь нашу псину с крюка. Потом объясни ему, как с нами следует себя вести. Всё понял, пидор? И да, будь с ним по строже, а не то за него будешь отрабатывать! добавил Старший. Вася, обрадовавшись такому раскладу событий, побежал в подвал. На самом деле, с появлением дома нового раба он начал замечать в себе жестокие и садистские мысли, ему нравилось думать, что на его месте теперь будет другой чмошник, а сам он займет такое же положение, как и братья. Спустившись в подвал и включив свет, Вася, вопреки ожиданиям, не услышал крики и не увидел никаких движений. Пёс, прикреплённый к стене подвала, почти потерял сознание, был весь мокрый, от потери контроля над мышцами он описался под себя и даже не мог встать на пальцы они скользили по влажному полу. Как только руки пса были освобождены от железного плена, его молодое и обессиленное тело упало на пол, прямо в лужу мочи. Вот лох недоделанный, подумал Вася, теперь его ещё и отмывать придётся. Руки Витька, действительно, были изувечены до невозможности: там, где врезались браслеты, виднелось мясо, поблизости кожа была сильно содрана, а сами кисти имели тёмно-фиолетовый оттенок. Если бы пёс провисел так ещё полчаса его ждала бы гангрена и ампутация обеих рук, а так, только жуткие раны и дикая боль в течение ближайших суток, при каждом шевелении, хотя бы одним пальцем. Постепенно Витёк очнулся. Васька пинками погнал того в дальний угол подвала, где была "душевая": тупо слив для воды и шланг, подключенный к холодной трубе. Витёк еле полз, пытаясь не двигать руками, он что-то бубнел себе под нос, упрашивая своего надзирателя помочь ему. Сильная струя ударила в торс пса, и тот сжался от холода и давления воды. Васька шпынял чмошника, заставляя того крутиться и подставлять все участки тела. Когда вода пролетала мимо рук, Витёк каждый раз вскрикивал, но с горем пополам он помылся. А теперь пиздуй мочу свою вытирай! скомандовал Васька и кинул псу тряпку. Я... я не могу, у меня руки не двигаются... И что мне теперь за тебя мыть эту дрянь? Ртом будешь чистить. Ну, пожалуйста, ну ты же должен меня понимать, они же тебя тоже мучают! Витёк без сил упал на колени и разрыдался, как грудничок. Ваську это задело, он хоть и пытался показать свою крутость, но в душе жалел пса. Ну давай я тебе отсосу! предложил чмошник. Мне нельзя без разрешения, отрезал Васька. Лады, я сам вытру, но за это ты заплатишь болбастом. Два удара... нет, три... нет, пять! Пёс только кивнул головой, продолжая тихо плакать. Васька взял тряпку, вымыл пол и довольный вернулся за оплатой. Пацаны в это время наблюдали за всем из гостиной. На большой плазме, развалившись на диване и щёлкая семки, братья смотрели "кино" со звуком. Влад был несказанно рад и горд за Ваську, это же его личный раб всё-таки. Артёму понравился поворот с болбастом, ведь ему нравится всё, что причиняет боль. Давай вставай в позу для болбаста! скомандовал Васька. Пёс не знал как это, пришлось объяснить. Кстати, это и было обучение, ведь пацаны приказали ввести чмошника в курс дела. Установив жертву как надо, Васька без задержек влепил сильный удар голой ногой прямо между ног Витька. Пёс с криком повалился на пол, страданий добавило ещё и то, что руки чмошника всё также были травмированы, а при падении он инстинктивно опёрся ими о пол. И неизвестно, что оказалось ужаснее: боль в яйцах или ударившая иглой по всем нервным сплетениям боль из кистей. Артём от такого просто запищал в восторге. Будь он там, на месте, точно развлекался бы, наступая кроссами на кисти своего пса. Но Младшему сейчас куда интереснее было смотреть на деятельность Васьки. А сам раб, наконец, ощутил и понял Артёма, почему тот постоянно измывался над его яйцами и болбастил. Член Васьки мгновенно окреп и встал колом, а внутри пронеслось какое-то чувство сладкой неги, кайф. Рабу ни капельки не было жалко рыдающего Витька, наоборот, он скорее хотел дать второй пинок, поэтому не позволил псу долго разлёживаться и поднял того в исходное положение. Второй удар тоже не заставил себя ждать, и чмошник мгновенно оказался на полу. Рука Васьки сама по себе потянулась к члену, Влад мгновенно нахмурился, но раб вовремя удержался. Было видно, как он терпит, он сжал свои руки в кулаки и стал пинать валяющегося Витька. На третий раз Ваське захотелось немного поиграться. Он вернул пса в позу, а сам зашёл со спины. Витёк ничего не видел и съёжившись ждал каждую секунду, но Васька отвлёкся и рассматривал кандалы, что висели на стене. Пёс стоял уже полминуты и инстинктивно расслабился, как вдруг неожиданный удар сзади подкинул его к потолку, после чего Витёк полетел прямо лицом в пол. Из-за больных рук удар получился очень сильным, губа Витька вмиг закровоточила, а на подбородке появилась ссадина. Васька сам дико испугался, понимая, что такого ему никто не разрешал. Он задёргался и стал помогать псу подняться, вытирая кровь. Про остальные два удара было забыто. Когда чмошник успокоился, Васька начал рассказывать тому основные правила: как стоять, как говорить, что и когда делать, что можно и т.д. Но теперь надзиратель был добр, как никогда, и даже не пинал пса, просто выдавая нужную информацию. Васька сам боялся и уже даже смирился с тем, что получит наказание за самодеятельность. Пацанам эти лекции уже были неинтересны, поэтому Влад начал дрочить, а Младший убежал к себе в комнату. Вскоре наверх поднялся и Васька. Вид раба был как у нашкодившего котёнка. Он мигом упал на колени и стал лепетать, что совершил ошибку и готов быть наказан, что извиняется и всё такое. Влад выслушал и приказал принести из подвала длинную плеть. Когда раб выполнил и стоял в ожидании удара, Старший обошёл того сбоку, замахнулся и со всей своей силы хлестанул по груди. Глаза Васьки выкатились наружу, из них брызнули слёзы, дыхание спёрло от такой мощи удара. Плеть легла на грудь, обняла ребра и укусила своим кончиком поясницу. Хозяин мастерски оттянул плётку, что ещё больше травмировало кожу раба. У Васьки потемнело в глазах, и он качнулся вперёд, потом назад, его кинуло в жар, потом в холод, мгновенно выступил пот. Раб прикусил себе нижнюю губу, чтоб не заорать во всю глотку от боли. Будем считать, что ты получил своё наказание, спокойно заявил Влад. Но это в первый и последний раз ты отделываешься так легко. Да, простите, хозяин, еле выдавил из себя Васька. Вау! Что за фейхуа я тут пропустил??? вниз по лестнице сбежал возбужденный Артём. Да так, по мелочам воспитываю... За болбаст. Артём облизнулся, посмотрев на широкий ярко-красный рубец на теле Васьки. Влад приказал рабу подползти и слизать всю сперму с пола, что осталась после его дрочки, а также вычистить свой член. Это заняло несколько минут и дало возможность Ваське успокоиться. После чего его ждал большой сюрприз. Василий! Начал было Артём. Уже одно это слово ввело раба в замешательство. Во-первых, по имени хозяева не называли его с самого первого дня; а во-вторых, сам факт такого обращения уже не мог обещать ничего хорошего. Но раб ошибся.... Василий, продолжил Младший. Мы с Владом оценили, как ты обращался с псиной и решили повысить тебя. У нас будет своя Империя рабов. Будут всякие: малые, старые, толстые, худые, чтоб новый чмошник на каждый день. А ты станешь нашим надзирателем. Мы же тебе можем доверять? вмешался Влад. Да... да. Хозяин, конечно, я всё сделаю... По плану у нас будет подземный замок боли, продолжал возбужденно Артём. Рабы будут жить там вечно! Но копать его снаружи нельзя заметят, вопросы, улики. Поэтому мы решили делать это как шахтёры. Артём рассмеялся в своем стиле и неожиданно пнул Ваську по яйцам. Ну не мог Младший без этого. Раб только согнулся вперёд на мгновение и вернулся в классическую позу. И ты не думай, что тебя чморить перестанем! веселился садист. Просто на твою шкурку меньше времени останется. Так вот, для начала будут четыре раба, которые станут копать тоннель из подвала в сторону сада. Когда они продвинутся завезём ещё несколько чмошников. Ну как тебе идея? Идея супер, господин! Васька сразу же представил себя с плетью в руке, и перед ним стоят четверо молодых пацанов так же, как он сейчас: голые, на коленях и в позе ожидания. От промелькнувшей мысли его член мгновенно встал. Братья это заметили. Влада такое просто позабавило, и тот ухмыльнулся, поняв, в чём дело, а Артёму это дало повод снова въехать по яйцам раба, но на этот раз со всей дури. Васька с возгласом повалился на пол, корчась от боли, Влад помотал головой и отвернулся, а Младший бегал перед рабом, как туземец вокруг Кука. Тёмыч! лениво протянул Влад. Ну давай уже своих кандидатов показывай! Младший было кинул рабу флешку, но селянин не особо сильно разбирался в современной технике и не знал куда её вставлять. Артёму пришлось подняться с кресла, и это не прошло бесследным. Младший взял флешку, вставил в USB-вход, а потом с кулаками накинулся на раба. В садисте накопилось много энергии, ведь он с утра никого не чморил. Минут пять продолжалось избиение, именно избиение, потому что раб не имел права не то что отвечать, но даже защищаться, он тупо был боксёрской грушей. Спасало лишь то, что Артём это не Влад и сила его ударов в разы слабее. Закончилось всё тем, что Младший поднял за ухо тело и подвёл к телевизору, показывая пальцем, где какой вход и за что отвечает. Отвесив смачный подзатыльник, садист поставил раба рядом также смотреть презентацию. На экране загорелась первая картинка, точнее фото. Дмитрий Лесков, 17 лет, начал Артём. Попал в базу из-за трёх случаев насилия над ним. Спокойный и тихий, воспитанник детдома Московской области. Первая заявка была в 14 лет, вторая и третья в 15. Сейчас, уверен, это уже хорошая давалка. Сам часто бегает с интерната, типа не выдерживает. Взять его не составит проблем. Раб только сейчас понял, что за презентацию требовал Влад и чем весь день занимался Младший. Получается, Артём выискивал лохов по базе полиции и те, что понравятся братьям будут похищены для их Империи. В груди Васьки как-то зажгло горячим, ему самому всё это начинало жутко нравиться. А Младший тем временем продолжал. Максим Семашко, 19 лет. Проходил по базе вместе с прошлым лохом, был его главным задротом. Сейчас уже вышел из детдома, но остаётся под наблюдением полиции из-за своего жёсткого нрава. По характеристике девиант. Илья Торчков, Подмосковье, 18 лет. Знатная давалка ещё с 14, полиция его ловила шкетом, когда он трахался за бабки. Мазик, довольно скользкий, за бабло готов на всё. Родители есть, но живёт отдельно и не общается с ними. Владислав Селезнев, 18, Москва. Живёт с матерью, но той на него наплевать, она пьёт. Поэтому его задрочили старшие пацаны и сейчас активно сдают любому, кто хочет трахаться за бабки. Полнейший лох, без воли и проблем для нас. Артём Зайцев, 18 лет, Подмосковье. Живёт в приёмной семье, где его не особо-то и ценят, парень с детства рос на улице. В 15 его по-жёсткому опустили пацаны с его же района, с тех пор он числится, как шлюха для всех желающих. Постоянно доставляет немало хлопот полиции, поэтому если исчезнет менты скажут нам заочное спасибо. Денис Чапко, 19, Москва, рос в хорошей семье, но, когда родители узнали о его гулянках, а точнее о том, что он пидор, отказались от него полностью. Сейчас снимает квартиру, работает по разным местам и нередко подрабатывает телом. Не нужен никому, а нам пойдет. Сергей Минаков, 16 лет, из деревушки под Москвой. Родители типичные алкоголики, парень зарабатывает себе на жизнь сам. Вроде его ещё не опускали, но характер у него ещё тот. Поэтому и числится в базе. Тебе Влад конкретно будет интересно сломать этого лошка, отвечаю! Андрей Лисицын, Химки, 18. Живет с дядей, родителей нет. Ещё с детства приучен обслуживать, его дядя тот ещё садист. Причём сейчас у него не очень с деньгами, а работать старый педофил не хочет, вот и ищет способ сдать "воспитанника" повыгодней. Менты постоянно сидят на хвосте, но пацан терпила, и не сдаёт своего воспитателя. У Васьки пересохло в горле, а на члене появилась смазка только от одной мысли, что все эти пацаны могут подчиняться ему. От возбуждения раб начал несильно дрожать. Эй, чмош, обратился Влад к своей вещи, тебе кто нравится? Я... я не-незнаю, господин. Они все офигенные! Согласен, Тёмыч знает толк в пацанах, но нам нужны всего четверо, остальных привезём позже. Выбери одного для себя. Васька с огромным удивлением посмотрел на Влада. Пацан предлагает ему выбрать раба для себя? Что пялишься, блядь! Трахаться тебе никто не разрешит, а вот упражняться в чморе со своим лохом сколько угодно, без отрыва его от основной работы. Выбирай! Васька неуверенно тыкнул пальцем на Минакова, загорелого сельского пацана. Что на молодых потянуло? съехидничал Артём. Простите, хозяин, просто... Чмош, а ты не боишься, что он тебе пизды даст? поддержал сарказм Влад. Он ведь не хиляк. И станешь ты под ним шестерить. Разве не весело? Я и так могу под ним быть, если вы прикажете, грустно ответил Васька. Владу такой ответ очень понравился, и он добродушно похлопал своего раба по щеке, сказав, что выбор принимается. Я предлагаю взять ещё вот этих двоих, серьёзно продолжил обсуждение Артём, указывая на Лескова и Семашко. Они вместе жили в интернате, теперь мы их сведём. Хилый будет счастлив снова быть рядом со своим насильником. А может, сделаем наоборот! Младший фонтанировал идеями, было видно, что он в своей тарелке. Чмошник для копки не супер, зато второй, смотри, за двоих работать будет у нас. Ну... Влад задумался. Этот Семашко сразу не сдастся, с ним будет интересно поиграть. А хилого за кампанию? Ну ок, пусть будут. Тогда я возьму еще Селезнева. Хватит нам двух революционеров, пусть будет тихий лох на пару хилому. Таким нехитрым способом были выбраны жертвы для новой Империи рабов братьев. Каждый получил, что хотел, даже Васька был счастлив. На самом деле в действиях пацанов была весомая логика, идея Влада. Если Васька станет надзирателем у него появятся шансы подставить пацанов. Например, освободить всех рабов ночью и устроить восстание Спартака. Ведь он будет иметь прямой доступ к подвалу и всем его обитателям. И вот чтобы такого не случилось, у раба должен быть прямой интерес и зависимость от ситуации. Но Васька над таким не задумывался, он был просто счастлив, что у него появится, пусть не полностью, но собственный чмошник. Влад... Жалобно и заискивающе протянул Младший. Брат знал, что это тон просьбы, и уже закатил глаза под лоб. Что, Тёмыч, на этот раз? Давай возьмём ещё пятого лоха! Не для копки, для меня... Ты чё, вообще сдурел? У тебя вон псина сидит в подвале, что уже не интересна? Ваське жутко нравились взаимоотношения между братьями. Фактически, Артём был таким же рабом Старшего, и если тот прикажет сосать Младший выполнит. Но Влад уважал брата и не трогал, хотя разница в положении явно чувствовалась. И Васька каким-то боком приравнивал себя к Артёму. Для него был только один авторитет и хозяин Влад, для которого раб согласился бы на всё. Поэтому все ссоры между братьями, особенно когда Влад "наезжал" на Младшего, жутко нравились рабу, он стоял в своей классической позе на коленях, с руками за головой, и с весельем наблюдал за пацанами. Посмотри! продолжал Артём, показывая на телевизоре фото нового пацана. Евгений Петухов, просто петух, 17 лет, а на вид все 14. Воспитывается в интернате, гроза полиции Московской области. Постоянно в бегах, на нём кражи, вечные разборки, хулиганство. Короче, он реально буйный. Я влюбился в этого лоха. Давай возьмём. Для меня, чтоб был личной сучкой. Он же буйный, какая из него сучка? Хотя... Во-во, я его сломаю. Давай! Петух реально был симпатичным, молодым, жилистым и явно подходил под вкусы Младшего. Ну да, пидарок суперский, оценил Влад. Ладно, бери. А можно мы его первым привезём. Ну, пожалуйста, братишка, пожалуйста-пожалуйста! Артём включил свою детскую наивность, перед которой Старший никогда не мог устоять. И на этот раз всё подействовало. Братья решили завтра же отправиться на охоту за петухом.
Глава 9. Неожиданный поворот
Однако Младшему ночью не спалось, он ворочался в постели, ходил на кухню, но петух всё время стоял перед глазами. Так бывает, когда находишь именно то, что очень долго искал. Артём внутренне ощущал, что Петухов создан для него, какой там сон? Наконец, садист не выдержал и отправился в подвал, где уже вторые сутки жил пёс. Стояла глубокая ночь, Витёк спал у стены на подстилке, прикованный цепью за железный ошейник к стене. Его руки понемногу восстанавливались. Пленник из-за глубокого сна не услышал, как вошёл Младший, и продолжал сладко спать, наслаждаясь покоем. Но это был бы не Младший, если бы с ходу не придумал себе развлечение, болезненное для своей жертвы. Садист грубо и со всей силы наступил левой ногой на запястье пса, от чего тот моментально проснулся и заорал во всю глотку. Тут же правая нога пацана врезалась в скулу жертвы. Ты чё орёшь, падла? Ночь на дворе! Подвал был сказочным местом, точнее страшно сказочным. В нём находились сотни различных инструментов и приспособлений для пыток, всё было оборудовано до мелочей. Поэтому Младшему не пришлось долго ломать голову над развлечением. Он взял пса за ошейник и подвесил на цепь, спускавшуюся с потолка. Пара нехитрых движений и цепь поползла вверх, заставляя жертву вытягиваться во весь рост. Когда Витёк уже был почти повешен и еле хватал воздух ртом, а его шейные позвонки растянулись до уровня "вот сейчас сломаюсь", Артём успокоился. Псина находилась в очень неудобном для себя положении, но идеальном для садиста. Младший отвлёкся от пленника и подошёл к стене, рассматривая её, именно там, где по плану рабы должны начинать копать и делать вход в подземный Замок Боли братьев. Артём замечтался окончательно о том, как всё будет, сколько там будет дёргающихся и кричащих голых тел и что все они будут подвластны ему... Наконец, вернувшись в реальность, пацан обернулся и увидел перед собой только одно голое тело Витька. Садист решил совсем немного ослабить цепь и на пару сантиметров опустил раба. Но это была не доброта, а холодный расчёт только для того, чтоб пёс не свернул себе шею, когда будет орать. А орать он будет... Артём взял с холодного железного стола обыкновенные плоскогубцы и приблизился к лоху. Молча, без эмоций, потому что сон его уже начинал разбирать, садист раскрыл зубцы и словил между них кончик правого соска жертвы. Ещё мгновение и подвальное эхо разразилось звонким криком Витька. У Младшего аж уши заложило, а сам он проснулся от шума, но ни на секунду не ослабил хватку, а, наоборот, стал проворачивать плоскогубцы, будто бы ввинчивает гайку. Пёс дёргался, хрипел, но ничего не мог поделать. Вся правая половина торса мученика мгновенно покраснела, а основание соска стало фиолетовым. Артём отпустил. Жертва истерично хватала воздух, рыдала и дёргалась в конвульсиях. Но пауза была недолгой, и плоскогубцы снова впились в сосок, в его кончик, ведь там самое болезненное место. Схвати Артём основание или кожу на рёбрах, груди было бы больно, но не настолько. Сейчас же у Витька стрелы били из глаз, давление распирало голову, а колючий ток пронизывал каждую клетку до пальцев ног. Младший игрался с псом, как настоящий маньяк: ни одной эмоции, ни одного слова, только холодный взгляд и движения, что причиняли страдания мученику. Насладившись криком и слезами по полной, садист откинул инструмент к столу, а цепь жертвы спустил так, что пёс упал на пол, на колени. Тут же Артём достал свой член, поиграл пару секунд им перед лицом раба, избивая головкой щёки, глаза, нос и губы, а потом грубо и яростно вогнал по самые яйца. Орудие Младшего было не столь велико, чтоб причинить неудобства Витьку, поэтому тот на автомате, как опытный пососунчик, стал работать ртом, языком, губами, не переставая при этом рыдать. Но Младшему этого было мало, ведь кончить он мог только в момент сильной боли жертвы, поэтому садист со всей силы ударил коленом в измученный сосок пса, от чего тот громко захрипел с членом во рту, пуская слюни наружу, а пацан в эту секунду обильно слился. Спермы было так много, что она, словно пена из брандспойта, лилась изо рта Витька на грудь, яйца насильника, пол. Закончив извержения, Младший упал назад, сев напротив раба, и стал тяжело дышать, ловя кайф. Витёк в этот момент рыдал, булькал спермой во рту и дрожал от недавней пытки. Скоро у тебя здесь появятся подружки, пидар. Напоследок ухмыльнулся Младший и довольный поплёлся спать. Утро наступило быстро. Васька, как всегда, проснулся первым. В этот раз, кстати, он спал на полу рядом с кроватью Влада в комнате пацана. Это было что-то новенькое. Если всю прошлую неделю троица жила в мотеле и ютилась в одной комнате, то теперь раб был наедине со своим кумиром. Настроение у Васьки было просто суперское, поэтому он с улыбкой подскочил, потянулся и полез к ноге хозяина, что торчала из-под одеяла. Игриво лизнув ступню, отчего Влад во сне застонал и что-то буркнул, раб улыбнулся и повторил. Хозяин оттянул ногу. Тогда Васька полез под одеяло и стал щекотать языком яйца пацана и целовать его член. От такого проснётся любой. Влад открыл глаза и тоже улыбнулся. Если посмотреть сверху можно было бы представить идеальную супружескую пару. Всё, разбудил, хватит! со своей неизменной строгостью рявкнул Влад. Пиздуй за кофе. Васька вприпрыжку поскакал на кухню к кофемашине делать бодрящий напиток любимому хозяину, а Влад, тем временем, повернулся на бок и снова уснул. Аромат кофе бил прямо в нос пацану, это был настоящий дорогой напиток, а не жжённая подделка, поэтому пробуждающий запах мгновенно заполнил всю комнату. Раб стоял на коленях перед лицом господина и держал кружку обеими руками. Васька просто шалил. Он мог словом разбудить Влада, но ему хотелось поиграться, как котёнку. Наконец, кофе пробился прямо в мозг пацана, и тот открыл глаза. Ты сволочь! Не даёшь мне спать! Голос Влада был шутливым, поэтому рабу бояться было нечего, и он улыбнулся в ответ. Поставив чашку на тумбочку, Васька побежал в соседнюю спальню, где сопел Артём. Здесь он вёл себя не так игриво и весело, а просто выполнял свои обязанности. Раб заметил оголённый участок тела Младшего, не укрытый одеялом, и принялся его лизать. Влажный горячий язык и щекотка пробудили садиста почти мгновенно. Как только тот открыл глаза, Васька отпрыгнул в сторону и занял положенную ему позу для болбаста. У-у-у... я не выспался... Нахуй иди со своими яйцами! Завтра тут будет уже моя личная сучка ими трусить, раб не понимал приказа и продолжал стоять. Ну чё тупишь, еблан? Пиздуй мне за кофем, не хочу я тебя бить... День начинался просто изумительно для раба! Вместо слёз и сжатых кулаков от побитых яиц, как это было каждое утро, он вполне нормальный готовит кофе. Его настроение поднялось ещё выше, и он почти танцуя принёс чашку Артёму. Ты чё выебуешься? заметил всё это Артём. Простите, хозяин, я больше не буду... Раб упал на колени и низко склонился перед Младшим. Обычно такие ситуации заканчивались очередным пинком или ударом, но на этот раз Ваську спас Влад. Чмо-ош! крикнул сонный любимый хозяин, и раб сломя голову побежал к нему. Где мои джинсы? Они на улице, хозяин, сохнут. Я их вчера постирал, хозяин. Ладно, ладно, тяни сюда. Васька жадно посмотрел на оголённые ноги хозяина. Он бы с радостью сейчас припал губами к волосам на них, лизал бы ступни и просто валялся под Владом, но надо было бежать во двор. На кухне "золушка" суетилась и готовила еду братьям. Влад ел тосты с земляничным джемом, а Младший ждал свой омлет с сосисками. Влад, а давай найдём чмошника-повара? не унимался Артём. Да ты уже затрахал, маньячина! Давай ещё найдем раба-подстилку, раба-лампу и раба-стол. Дай тебе волю, ты бы всё заменил на этих рабов. Младший с широкой улыбкой и раскрытыми глазами весело кивал в подтверждение слов брата. Тёмыч, иногда мне кажется, что тебя точно надо в психушку упрятать, вздохнул Старший. А там рабы есть? Решил шуткой отделаться Артём, на что брат недовольно покачал головой. После завтрака пацаны занялись своими делами, а Васька поел сам, покормил пса и получил совсем немного личного времени, чтобы помыться, побриться и привести себя в порядок. Влад копался в машине, доливая масло и обхаживая свою ценность. Раб после всех манипуляций мог бы затеряться где-то в доме и минут десять побыть там, отдыхая, но он прибежал во двор к Владу и плюхнулся в лёгкую позу прямо перед Туриком. Васька, как преданный пёс, следил за каждым движением Влада, не сводя глаз. Наконец, в один момент, когда пацан проходил мимо раба, тот неожиданно обхватил ногу хозяина и заставил остановиться. Хозяин, я люблю вас! выпалил раб. Ты чего, охуел! взорвался поначалу Влад, взбешённый тем, что его остановили и так фамильярно повелись. Простите, господин, насупившись и моментально вскочив в позу классики пробубнел раб. Влад отошёл к салону, что-то кинул в бардачок, потом посмотрел на раба. Пацан сел, опёршись спиной о колесо Турика, и ласково позвал к себе лошка. Иди сюда, дурило. Васька мгновенно, одним прыжком, оказался рядом. Из-за того что Влад сидел, даже почти лежал, раб стал выше него и смотрел сверху. Старший своей железной рукой схватил Ваську за затылок и повалил к себе на живот. Раб ни секунды не сопротивлялся, наоборот, у него потемнело в глазах от такого исхода. Никогда раньше Влад не делал подобного, не позволял рабу вот так просто лежать на себе. Был бы Васька котом, он бы сейчас мурлыкал громче всех. Значит, любишь, говоришь? Да, хозяин, очень сильно. А если выпорю? Порите! А если яйца отрежу? Режьте! Что, совсем ничего не боишься? Если вы скажете я готов на всё, хозяин. Совсем на всё! Да, это серьёзный диагноз. Влад ухмыльнулся и потрепал волосы Васьки, а тот, как кот, начал гладиться головой о живот пацана. Знаете, а вы мне снились, совсем осмелел раб. Да ну, и как же, картошку копал? Ну почему вы сразу так! Раб надулся, погрустнел, как ребёнок. Влад обхватил свою вещь за шею и стал игриво душить, прикасаясь щекой к щеке Васьки, отчего тот обомлел. Хозяин давно уже понял своего лоха и попросту играл с его чувствами, дразнился, прикасаясь и возбуждая. Наверное, у вас в селе не знают, что такое сарказм. Шутливо прошептал Влад и повернул голову так, что его губы оказались всего в сантиметре от губ раба. Васькины глаза расширились, а дыхание замедлилось, было слышно, как колотиться его сердце. Но Влад оставался невозмутимым, только широкая добрая улыбка блеснула перед рабом. В эту секунду "летящей походкой он вышел из мая" Артём выскочил во двор и окаменел, увидев такую эротическую сцену. Фейхуа на фейхоа, мать вашу! Вот вы творите! Младший мгновенно забежал в дом, то ли он засмущался, то ли обиделся или разозлился, но это вызвало смех у обоих лежащих. В эту секунду они вели себя, словно друзья-любовники, а не раб и господин. Хозяин, разрешите мне... Васька сполз с живота Влада и направился к ногам, волосы на голени безумно возбуждали раба, и он припал губами к ним, вдыхая запах любимой кожи. Раб стал целовать и лизать правую ногу Влада, а тот сидел и не двигался, только с улыбкой наблюдал за всем, что происходит. Пацану было явно в кайф получить вот такой оборот событий: влюбленный раб, готовый на всё и пищащий от ног своего господина. А давай лучше не так... Влад перевалился на газон, что был в полуметре от машины и разлёгся там. Сделай мне массаж, как умеешь. Раб не владел этим искусством, но не мог отказываться и начал мять пальцами спину хозяина. Он очень нежно гладил и сдавливал мышцы Влада от поясницы до плечей. Сильнее, ты чего там боишься или совсем ослаб в рабстве? Васька стал мять сильнее, потом ещё сильнее и, в конце концов, услышал стон наслаждения от своего любимого. 10 минут массажа пролетели как секунда, Васька никак не мог насытиться прикосновениями к телу Влада. Ахуенно! Теперь ты будешь делать мне массаж всегда. Влад перевернулся на спину и приказал мять его грудные мышцы. Он усадил раба на себя сверху, прямо себе на пах, отчего Васька аж взвизгнул, когда член пацана упёрся в его тело. Хочешь? Спросил Влад и кивнул себе на пах. Раб закусил губу от счастья и с остервенением затряс головой. Через мгновение уже Васька лежал на траве, пузом вниз, а его любимый вгонял свои 19 см в очко раба. И не важно, что эта процедура всё ещё была болезненной для Васьки, он сжимал кулаки на траве от боли в очке и радости в душе. Влад в это время работал, как локомотив, долбя свою вещь, иногда на вылет. Ну вы ещё на Красной площади потрахайтесь! Голос Артёма донёсся из окна второго этажа. Младший явно следил за парочкой, но тем было пофиг. Вот так за одно утро многое изменилось. Ни Влад, ни сам Васька уже не могли отрицать того, что отношения между ними перешли на новый уровень. Это был не тот формат чмошник-слуга, Васька любил до безумия, а Влад ему отвечал, хоть и сдержанно. Только учти, под самый конец сказал Влад. Это ничего не меняет, ты раб и когда надо, дам пизды, жалеть не стану. Да, хозяин, я готов! Тёмыч, всыпь ему на пять копеек, удаляясь в дом крикнул Влад. Младшего просить дважды о наказаниях никогда не нужно было. Уже через секунду садист стоял перед рабом и орал на того. Ноги шире, руки, спину прямее! Удар в живот вонзился больно, за ним кросс проехался по яйцам, уже на земле Младший остриём носка пинал раба по всем мягким частям тела, особо целясь в солнечное сплетение. Лох кряхтел, вскрикивал, но покорно терпел всё, как плату за тёплые моменты с Владом.
Глава 10. Первый урожай рабов. Петух
Турик нёсся по трассе в один из городов области, где последний раз был замечен петух. Камни хрустели под колёсами, вокруг всё мелькало и быстро сменялось. В салоне, в отличие от улицы, стояла комфортная температура и Васька кайфовал. Только сейчас, с пацанами, раб узнал, что любит дороги и ему нравится путешествовать. Дома, в большой семье, он мог только ходить в школу, работать и заниматься хозяйством. Даже в областном центре бывал пару раз за всю жизнь. Теперь же, всего за неделю, раб проехал столько километров, сколько за 5 лет не наматывал. Васька сидел, прикрыв глаза, и наслаждался шумом дороги и лёгким покачиванием салона. Играла музыка, Smoke on the water Deep Purple, даже орала на весь салон, а раб кайфовал. И плевать ему было на то, что он теперь всегда голый, побитый и несвободный. Он кайфовал в эту минуту. Поиски петуха начались с того города, где полиция отмечала его в последний раз. Опытные братья решили проехаться по всем точкам, где собираются бегуны и беспризорники, ведь именно там должен тусить и петух. Первые три "злачные" места оказались пустыми, и нужного чмошника там не было, хотя Артём дважды срывался в желании взять того или этого беспризорника, но Старший всё контролировал. Наконец, братья подъехали к четвёртому месту сбора сирот и беглецов. Там было сразу несколько групп, а ещё дальше, видимо, находилось их логово. Дождавшись, пока двое пойдут в город, Влад послал Ваську узнать у тех, знакомы ли они с Петуховым и не знают ли где тот. Да, Женька на рынке должен быть, он там целыми днями пропадает. Сказала девчонка лет 19, после того как Васька убедил её с другом в своих добрых намерениях. И похитители направились на местный рынок. Пацаны сразу же нашли ближайшее кафе и окопались там, потягивая кофе с пиццей, а раба послали прочёсывать местность в поисках петуха. Рынок был небольшой, всего три ряда, поэтому заблудиться там сложно. К тому же Васька сам сельский и такая местность для него, как вода для рыбы. Буквально за 20 минут раб примчался к хозяевам, которые только начали есть пиццу, и доложил: объект найден, находится на заднем дворе с грузчиками, то ли бухает, то ли помогает. Рабу вручили телефон и сказали вести наблюдение, как петух соберётся идти с рынка вызвать их. Влад дал своему любимчику немного денег, типа для прикрытия, но по факту из жалости, чтоб Васька тоже купил себе чего-нибудь поесть. И начались шпионские игры. Васька представлял себя Итоном Хантом, своим любимым героем из кино, просто других фильмов раб у себя в селе не видел. Он незаметно, как ему казалось, ходил вокруг да около, покупал себе яблоки, даже банан один купил, сок, и наблюдал. Наконец, Петухов попрощался с мужиками и пошёл с рынка. Раб доложил тотчас же, и за малолеткой установилась слежка. Петухов купил себе мороженое и расшагивал, как конкретный пацан, довольный и гордый, видимо сегодня у него был хороший заработок на рынке. Выбрав момент, когда пацан оказался на тихой одинокой улочке, Влад ударил по газу, и дорогой джип сравнялся с беспризорником. Ты Женька Петухов? выглянул из машины Артём. А ты кто такой? грубо отрезал пацан. У нас малява от твоего бати для тебя, садись. Отец Петухова мотал срок на зоне уже 8 лет, мать давно умерла, поэтому пацана и направили в детдом. Но батю петух уважал и жутко обрадовался, он без сомнений прыгнул в Турик. На, бери вот. Артём обернулся с переднего сиденья, типа протягивая письмо, но сам держал в ладони баллончик со слезоточивым газом. Ничего не подозревающий Петухов с открытым ртом ждал письма, но вместо того ему в глаза брызнула жгучая струя. А-а-а, что за чёрт! Пацан схватился за лицо, но в эту секунду на него накинулся Васька и стал заламывать руки за спину. Петухов орал, брыкался, но из-за неожиданности, слепоты и жжения в глазах все его сопротивления были бесполезными. Младший только клацнул браслеты на руках жертвы, когда Васька их свел вместе. Дальше петуху дали возможность подняться, а прямой удар Артёма кулаком в нос впечатал голову пленника в сиденье. Машина уже неслась и приближалась к выезду из городка. Что вам, нахуй, надо от меня??? Петухов орал и дёргался, как мог, оскорблял всех и каждого, брыкался ногами. Младший не стал придумывать ничего нового, а использовал свой проверенный трюк, и тупо вонзил остриё ножа в бедро жертвы. Петухов заорал от боли и испуга во всю глотку, но было уже поздно машина неслась по трассе и никто ничего не слышал. Заткнись и сиди или порежу сейчас всего! Грозно приказал Артём и, в подтверждение своих слов, ткнул ножом через футболку в левую грудь. Петух уже не орал, а заскулил и вжался в кожаное кресло, как испуганный щенок. Его глаза, понемногу, начинали видеть, слёзы отступали. Крутой и надменный малолетка превратился в забитого и испуганного лошка с красными глазами. Турик свернул в лес и проехал метров 500 вглубь посадки. Васька грубо вытянул жертву из салона, и моментально на неё обрушился увесистый удар в скулу со стороны Влада. Петух повалился на землю, а сзади его уже садакнул Младший по почкам. Влад, своими руками, как клещами, ухватился за футболку на предплечьях, больно сжимая тело жертвы, и поставил того на ноги. Мгновение и удар в печень отбросил петуха прямо в руки Артёма, что стоял сзади. Младший обхватил шею жертвы, а Влад стал тактично наносить удары в торс. Каждый раз был как конец света для петуха. Влад бил профессионально, сильно, но безопасно, выбирая самые болезненные точки, например, на рёбрах, подмышками. Петух орал и рыдал, даже не сопротивляясь. Его кинули на землю, и в ход пошли кроссы Младшего. Влад подустал, ему надоело, да и он выполнил главную задачу. Теперь Артём наслаждался и утверждал свою власть над жертвой. Садист бил не сильно, но больно и долго, задрачивая петуха, а тот орал так, что уши закладывало. Бить в торс надо аккуратно, можешь сломать рёбра, если сила хорошая, начал было учить Ваську Старший. Лучше выбирать мягкие ткани и знать болезненные точки, они есть везде на теле. Даже слабое давление на них хуже удара ногой в никуда. Давай покажу! Влад шустро вцепился в ключицу Васьки, там, где та соединяется с шеей и не сильно надавил, но раб ахнул и моментально присел от боли. Чувствуешь? Да, хозяин, бо-ольно! Старший не спешил отпускать, только уменьшал, а потом снова увеличивал силу нажатий, отчего Васька кряхтел, а на его глазах выступили слёзы. Важна не сила, а умение. Влад наслаждался со своей вещью, тогда как Артём уже полностью загнал петуха под плинтус. Младший приказывал тому жрать землю со своими харчками, и чмошник всё делал почти идеально. Встать! Разделся, бегом! Влад неожиданно подошёл к новичку и заорал на того. Петух вскочил и неуверенно стал стягивать с себя футболку. Пацан подогнал пинком, и уже через секунду петух стоял голый, без брюк и обуви. Его тело всё было в ссадинах и синяках, загорелое, шоколадное, грязное и с кровоподтёками. Член от страха сморщился, но был вполне крупных размеров, а яйца висячими. Лицо же бывшего крутяка полностью преобразилось в послушную запуганную сучку. Ебли? грубо спросил Влад, петух отрицательно помотал головой. А сам? ответ был положительным. Влад одной рукой кинул чмошника на капот джипа, натянул през на свой член и без лишних шарканий "с разбегу" вогнал его в петуха. Жертва заорала так, что стёкла в Турике чуть не повылетали, а крик стал воем на луну. Артём смотрел на всё со стороны с изумлением, шоком и возмущением. Влад забрал его игрушку! Но самец поступил так, как и положено, первым распечатав лоха, утвердив свою власть в доме и выкинув почти безжизненное тело прямо под ноги младшего брата. Петух полностью сдался, он жалко скулил и дрожал, из его очка вытекала струйка крови. Ваське это в душе тоже не понравилось, но он не позволял себе ревновать или злиться, ведь не ему судить и указывать господину. Что? Влад посмотрел на брата. Я ему быстро всё показал и разъяснил. Теперь это твоя игрушка, полностью ручная. Артём ничего не ответил, надулся и сел в машину. Петуху приказали залезть и расположиться на полу заднего сиденья так, что он лицом упирался в дальнюю дверь и был сложен "вчетверо", сидя на коленях и обхватывая их руками. Васька сел рядом, поглядывая на аппетитную голую спину колесом, с сильно выделяющимся от худобы позвоночником. Рабу тоже очень хотелось кончить, хотя бы в рот этому лошку, но он знал своё место.
Глава 11. Петух на дрессировке
Любовь бежит от тех, кто гонится за нею, а тем, кто прочь бежит, кидается на шею. С сайта http://www.inpearls.ru/ Много лет назад такую мудрость изрёк гений Шекспир, но это утверждение верно и поныне. Казалось бы, casus belli был у Васьки, но он поступил ровным счётом наоборот сдался. И сдался почему? Потому что влюбился, притом в кого, того кто его мучал, причинял боль и ни секунды не отвечал взаимностью. Влад получил такой себе нежданчик и растаял сам. Подобный casus belli был и у петуха, но с первых же минут этот малолетка засунул свой язык далеко и глубоко, полностью покорившись. Но тут всему виной стали страх и трусость. Перед тем, как вернуться домой с добычей, пацаны заехали в странное место гаражный кооператив на окраине столицы. Их блестящий Турик явно выделялся среди всей прочей рухляди, что стояла там. Место было до жути неприятным и опасным, но Влад знал куда рулил. Подъехав к нужному боксу, Старший взял с собой Ваську и пошёл внутрь. Артём сидел довольный, молотя зубами жвачку, а петух на своем полу просто растворился. Эй, петушара, ты живой там? грюкнул Младший. Да... трусливо ответил пленник, не шевелясь. Что за, нахуй, да? Ладно, дома тебя будем учить манерам. Сосать будешь? лох молчал. Или тебя перед этим пиздить придётся? Буду... А лизать яйца? Буду... А жрать говно? не унимался Младший. Здесь петух затаился и долго не отвечал. Да поифг, всё равно пиздить буду. Артём разразился в злостном смехе, косясь на свою игрушку. И тут садиста осенила гениальная мысль! Он достал из бардачка тонкую длинную верёвку и выскочил из машины. Оказавшись вмиг перед задней дверью, где сидел петух, Младший открыл её и наклонился через спину лоха, грубо и больно схватив того за яйца. Петух, увидев свет улицы, даже не дёрнулся сбежать или как-то сопротивляться, наоборот, он ещё сильнее вжался костьми в пол Турика. Садист оттянул яйца, обмотал их пару раз и завязал узел. Потом он пролез по сидению до дальней двери и накрутил в натяг верёвку на дверную ручку там. Под конец Артём налепил кусок широкого скотча на рот пленника и, хихикая, вернулся на своё переднее место. Пацану было нереально весело, а сама идея его вдохновляла. Запуганный петух сидел, не шевелясь, боясь очередных побоев. Прошло несколько минут и изнутри показались Влад с Васькой. Раб нёс какую-то коробку и положил ту в багажник. Влад заметил хитрый и игривый взгляд брата, зная, что он значит. Что ты уже придумал, Тёмыч? Ща, секунду, погоди. Васька закончил с коробкой и спокойно подошёл к своей двери, намереваясь сесть в машину. Он уверенно и с силой дёрнул её, и тут раздалось глухое мычание петуха, яйца которого рванулись вслед за верёвкой, привязанной к дверной ручке. Лох стал пятиться назад, чтобы хоть как-то ослабить натяжение, а Васька, долго не понимающий в чём дело, всё тянул и тянул дверь на себя, пытаясь влезть внутрь. Артём угорал и истерически смеялся, сидя впереди. Влад только немного улыбнулся, но оценил задумку брата. Последним всё понял Васька и посмотрел на своего любимого хозяина. Ну что пялишься? Влезай уже, не жалей, только не оторви пидору яйца. Приказ Влада был выполнен: Васька ещё раз дёрнул дверь вперёд, петух ещё сильнее замычал и пополз, как рак, назад, а старший раб втиснулся через небольшую щёлку в двери. Младший просто сползал с кресла, радуясь своей сообразительности, и только петух снова разрыдался от боли и унижения. Эй, петух! веселился Артём. Слушай анекдот, короче. Звонит лох в полицию и кричит: меня насилуют, скорее приезжайте!!! Мент ему отвечает: куда? А лох такой: уже в жопу, всё, пиздец. Мент: я спрашиваю, куда ехать-то! Пленнику было не до анекдотов, он продолжал рыдать, а Младший всё не унимался. Садист схватил верёвку за середину и потянул к себе, зацепив её за коробку передач. Теперь, каждый раз, как Влад переключал скорость, петух скулил от натяжения в яйцах. Артём приказал Ваське содрать скотч со рта жертвы, чтобы было "послышнее", и радовался каждому стону своей личной игрушки. Петух хотел было подняться один раз, но Васька сильно огрел того кулаком по пояснице, за что получил одобрение от Младшего. Так вся кампания доехала до дома. Дом братьев, а точнее дворец, стоял немного поодаль от остальных в посёлке, это была самая новая постройка прямо на берегу реки. К тому же территория находилась на возвышенности, а вокруг всё ограждал трёхметровый забор, поэтому заглянуть и узнать, что происходит внутри можно было разве что со спутника ЦРУ или "пролетая над гнездом кукушки". Так что волноваться пацанам было не о чем, и Артём, сразу как приехали, вытолкал своего раба наружу, поставил на четвереньки и со смачными пинками погнал осматривать весь двор и сад. Петух совершенно не сопротивлялся, только рыдал и что-то там просил, но покорно полз туда, куда указывал пинок. А здесь вот у нас бассейн. Ты любишь купаться, петушара? веселился Младший. Да пофиг, пошли покажу твою душевую. Садист ударами по бокам и яйцам довёл свою сучку до заднего выхода из дома, где была небольшая терраса, а рядом стоял кирпичный сарай. Вот здесь ты будешь мыться, падла, даже зимой! Младший ехидно заржал и схватил поливочный шланг, направляя ледяную струю на петуха. Когда ему это надоело, садист плюхнулся на мокрую спину игрушки и погнал того в дом. В гостиной Влад кайфовал от фута для усталых ног. Петух удивился, когда увидел Ваську в таком же положении, как сам: голого, на коленях и вылизывающего ноги Старшего, а Васька не подал виду и продолжал усердно работать. Внимание! захлопал в ладоши Артём. Начинается суд! Обвиняемый Евгений Петухов... Женечка... Он же петух, он же лох, он же моя личная сучка. Главный судья Владислав, прокурор я! Петух стоял в центре комнаты на коленях, его голова висела на плечах, он был полностью сломлен. Васька же, наоборот, блистал радостью, хоть и был также голым и сидел в ногах у Влада. Петух первый раз был взят полицией в 13 лет вместе с бандой подростков за ограбление киоска. Обвиняемый лично крушил витрины и стекла. Кроме того, его 4 раза ловили в супермаркетах за кражей мелких товаров. А сколько раз не поймали, а, подонок? Я спрашиваю, сколько? Много... очень тихо ответил петух и также тихо разревелся, просто дёргая плечами. У этой гниды 16 приводов в полицию за хулиганство и драки. Я прошу суд обратить внимание на цифру 16!!! А вот ещё интересный факт. В характеристике интернатовского психолога записано: жестокий, любит издеваться над более слабыми детьми. Есть пометка, что эта тварь сломала руку малому пацану, а другому выбила зубы. И вот я спрашиваю у суда: заслуживает ли такой обвиняемый наказания? Однозначно! подыграл Влад. Можно ли его отпускать на волю, или он должен быть в рабстве и постоянном чморе, чтобы не издевался над другими? Я призываю вас, господа присяжные и заседатели, наказать этого преступника по всей строгости закона! Артём играл свою роль, как в театре. Влад с Васькой только переглядывались и ржали, а петух всё ниже и ниже склонялся к полу, всё сильнее и сильнее рыдая. Суд считает, начал Влад, свою роль, что обвиняемому не место на воле. Суд приговаривает Евгения Петухова к пожизненному рабству с любыми пытками и мучениями, которые придумает для него его владелец Артём. А также суд назначает петуху начальные 200 розог за все прошлые преступления и по 50 розог за каждый раз при попытке сопротивления наказанию. Обвиняемый, вам ясен приговор? Артём резко схватил петуха за волосы и поднял голову кверху, трепля в стороны с требованием отвечать. Да, ясно... проревел пленник. Кто ты теперь? не успокаивался Артём. Я раб... Младший наотмашь ударил петуха в лицо, и тот полетел на пол. Жалкое зрелище было теперь: красивый молодой пацан стал полным лохом, а ведь ещё утром он гордо вышагивал по рынку, жуя мороженное. А теперь сюрприз! заявил Влад и велел Ваське принести небольшую упаковку из той коробки, что они забирали по пути домой. Что, ты их таки купил? восхитился Артём. Влад достал блестящий железный ошейник, внутри которого был небольшой чёрный шар. Младший подогнал петуха пинками к брату, и тот защёлкнул ошейник на теле пленника. Снять не получится, его сделали профессионалы, имеющие плантации рабов и знающие толк в таких вещах, Влад похлопал петуха по мокрым от слёз щекам. Это ошейник-шокер. Принцип его очень простой: по периметру дома установлены маячки, приблизишься к забору меньше чем на 2 метра и тебя долбанет током до без сознания, а у нас включиться тревога. Заорёшь громче положенного тебя долбанет током, тут есть анализатор звука. В доме ори здесь стоят глушаки, а на улице нет. Также тут имеется gps, который поможет нам вычислить тебя за 5 минут, если попытаешься сбежать. Ясно всё? Артём не дал петуху ни секунды на ответ и сразу же ударил кулаком в лицо, с требованием отвечать. Лох сказал, что всё уяснил. Давай я тебе покажу, встань... Скомандовал Влад и тут же нажал кнопку на пульте ДУ. Шея петуха вывернулась, тело затряслось, и он с криком упал на пол, дёргаясь от электрических разрядов. Васька с открытым ртом смотрел за всем. Я поставил заряд минимум, а так у тебя будет всегда стоять максимум. Так что даже не пробуй! пояснил Влад. Наконец, настал тот момент, когда петуха передали во власть Васьки. Старший раб должен был помыть, побрить и научить всему лоха. Эй, чмош! Ты его там попрессуй, но только без следов. Старший подмигнул Ваське, и тот безумно счастливый погнал петуха первым делом в подвал. Слышал, мне хозяин приказал тебя пытать, - восхищался Васька. Не надо, пожалуйста, ну скажи им, что всё сделал. Я не хочу!!! истерил петух. Ты дурак! Здесь везде видеокамеры, они даже сейчас могут за нами следить! Васька заломил руку чмошника так, что та аж хрустнула, а петух заорал и выгнулся. А-ай, больно!.. Но ты же тоже... Да, да я раб, но я любимый раб, а вы чмошники для развлекухи. Пинком под яйца Васька вогнал раба в подвал, где тот сразу увидел пса, сидящего у стены на цепи. Надзиратель решил показать свою крутизну новенькому и подошёл к Витьку. Ты чё, сука, вообще страх потерял? Я вошёл в комнату, ты как должен стоять, падла? Васька влепил пощёчину псу, и тот мгновенно подскочил на колени. Вот, петух, учись это поза ожидания, в ней ты должен стоять всегда, когда рядом есть хозяин. Если что делаешь нет, но как закончил сразу в неё. Никакого сидеть, стоять на ногах, лежать только так. Хоть весь день простой. Хозяева очень строго наказывают, если затупишь. Усёк? Пёс, голос! Васька повернулся к Витьку и заставил того лаять, высовывать язык, крутить задом, будто тот виляет хвостом. Потом резко врезал псу по яйцам, и тот свалился на пол, кряхтя. Васька подскочил к петуху и тоже садакнул его ногой в грудь. Ты, лошара, чё-то не понял? Васька пинал раба пятками по телу. Я сказал, в позе ожидания ты должен стоять всегда! Поднимайся, поднимайся! Шквал ударов не прекращался, петух с воплями ползал по полу и снова громко разревелся. Круто! Я сам заставил первого лоха плакать! восхитился собой Васька и продолжил. Ну чё, падла, тупишь! Становись в позу! Петух с трудом поднялся и встал точно также как пёс. Картина была просто шикарная: в подвале, напичканном всякими страхами и цепями, находились трое голых молодых пацанов. Двое из них стояли на коленях, с широко расставленными ногами и руками за головой, а третий, бегал вокруг них, болтая своим вставшим членом. Вот так стоять всегда! Васька присел на корточки перед петухом и вмазал тому пощёчину. Хозяева бьют сильнее, так что бойся! Надзиратель зашёл сзади петуха, встал тому на икры ног всем своим весом, а потом впился пальцами в те болевые точки, что утром показал ему Влад на плечах, где шея соединяется с ключицей. Петух заорал и присел к полу. Васька отпустил, помедлил секунду и нажал ещё сильнее. Петух заверещал и склонился к полу, опёршись ладонями об него. А ну вернул руки на место, падла! громыхал Васька, избивая коленями спину своей жертвы. Бо-о-ольно! ревел петух. А ты терпи! Вон, смотри, ты в подвале пыток. Не будешь терпеть хозяева тебя привяжут и сделают ещё больнее. Правду говорю, пёс? Да... угрюмо ответил Витёк. Васька в два шага подбежал к псу и со всей дури садакнул того где-то между печенью и мочевым пузырём, так что пленник лишь квакнул и повалился лицом вперёд. Что за да, падла! Как надо отвечать? новые удары ногами обрушились на Витька. Да, хозяин, правду! пытался закончить экзекуцию пёс. Я тебе не хозяин, твой хозяин господин Артём. А я... Васька задумался на секунду. Я сэр! Понял? Да, сэр! И запомни! довольный Васька и гордый за себя вернулся к петуху, который уже стоял в позе. И ты запомни: когда есть хозяева вы их вещи, а когда их нет я главный над вами, и называть меня Сэр! Иначе дам пизды. Ясно? Да, сэр! повторил петух после пощёчины. Так вот, продолжил обучение Васька. К хозяевам обращаться только на вы, господин, или хозяин и всегда так отвечать. Извиняться, благодарить, просить только так. Они очень строгие! И всегда терпи любые пытки и избиения. Вытерпишь - закончатся быстро, а если начнёшь сопротивляться тебя привяжут и могут часами пытать. Особенно господин Артём любит это, он твой личный хозяин. Васька снова запрыгнул на петуха сзади и надавил, что есть мочи, поднимая своё тело и перенося груз на пальцы, что впивались в пленника. Петух заорал во всё горло, у него закружилась голова, и он чуть не потерял сознание, но сцепил руки за головой и выстоял. Молодец! спрыгнул Васька, потирая свои руки, как после выполненной работы. Вот пытка и закончилась, а так бы я тебя привязал и ещё долго мучал. Сэр расплылся в злостной улыбке. Он с каждой минутой становился более жестоким. Вирус садизма от Артёма передавался ему в полной мере. Неожиданно Васька заметил капельку смазки на спине петуха и прикусил себе губу, в страхе. Это он, когда давил, тёрся своим членом о спину пленника и даже сам не заметил, как у него вышла смазка. Дальше надзиратель рассказал петуху все правила поведения и погнал того купаться и бриться.
Глава 11.1. Приговор суда - исполнить!
Васька втолкнул в комнату петуха и следом вбежал в гостиную сам. Раб моментально обомлел и не знал, что ему делать дальше: четыре пары пацанских глаз смотрели на двух голых рабов. Васька не знал: прятаться ему или опускаться на колени. Сквозь дым сигарет он не мог различить, кто в доме, но чётко понимал, что рядом с Владом и Артёмом сидят ещё двое пацанов. Чё застыл, лошара? Рёв Влада вернул раба к жизни, и тот мгновенно упал на пол в классическую позу и стукнул по ногам петуха, который расположился рядом. Ахуеть, Влад! Вот это житуха! Только сейчас по голосу Васька понял, что двое незнакомцев это охранники из супермаркета. Костя встал и подошёл к рабам. А новенький ништяковый. Сосёт хорошо, а Тёмка? С этими словами Костя стал хлестать петуха ладонью по щекам, мять тому уши, крутить нос, а потом пальцем грубо залез в рот. Он стал водить по зубам, рассматривая их, как делали купцы на рынке рабов, оценивая товар и его здоровье по целостности ротовой полости. Петух стоял молча и не сопротивлялся, он старался не смотреть на мучителя и отводил глаза в сторону, а те у него до краёв наполнились слезами. Малолетка всё ещё не мог смириться со всем этим, оно было для него крайне унизительным, но он молчал и покорялся, потому что боялся, что его снова будут бить. Я не пробовал ещё, равнодушно ответил Артём, как он сосёт. Да вы гоните! возмутился Саня. Я бы на вашем месте их сутками трахал, а потом снова и опять. Особенно мелкого. А у вас он отдыхает... Заметив слёзы и стыд в глазах раба, Влад приказал петуху выйти на центр комнаты и начать трясти своим членом, без рук, рассказывая какой тот чмошник и сучка. Каждое слово у малолетки выдавливалось с большим трудом и с ужасной гримасой, а уже через пару минут он разрыдался во весь голос. Пацанов всё это только рассмешило ещё больше. Хозяева вернулись за стол: до прихода рабов они играли в покер, а теперь продолжили. Свои вещи братья поставили рядом с собой на колени, с открытыми ртами и руками, сложенными "лодочкой". Васька стоял между Владом и Костей, а петух рядом с Артёмом и Саней. Пацаны играли и курили, а пепел сигарет скидывали в рот рабам, туда же они и схаркивали. Не каждый раз получалось попасть точно в цель, поэтому постепенно лица чмошников заполнялись тягучей слюной. В руки же скидывали бычки. Причём до этого их тушили прямо о члены рабов. У Васьки член стоял, и было удобно и комфортно гасить сигарету, а вот петушиный осколок от страха и стыда спрятался в самую глубь, и это бесило Саню, который курил больше всех, но он нашёл яйца жертвы... Игра в покер долгое занятие, у рабов уже затекли ноги и дико болели колени от стояния часами, но хозяева так увлеклись игрой, что стали почти не замечать свои пепельницы. Васька стоял смирно, только сопел часто, а петух кряхтел и скулил, за что получал подзатыльники от обоих своих владельцев. Где-то через часа три у Сани закончились фишки, и он вылетел из игры. Чтобы не скучать, пацан взял обоих рабов, за что те ему сказали огромное спасибо, но они не знали, какую пытку им, особенно Ваське, придумал "освободитель". Саня решил показать свою крутизну перед друзьями и, типа оттого что засиделся, стал отжиматься. Только делал он это не как обычно. Пацан положил Ваську на пол, на спину, а сам встал кроссами прямо на живот раба. Ваське пришлось максимально напрячь свой слабенький пресс и не ослаблять его очень долго, иначе остриё носков Сани просто врезалось в кишечник и не давало дышать рабу, особенно сильное давление было, когда "спортсмен" опускался к полу. Петуху было не легче. Саня положил малолетку под себя так, что лицо раба оказалось прямо под пахом пацана, а на раскинутые руки жертвы поставил свои кулаки. Каждый раз, когда Саня опускался к полу, его член и яйца, пусть и в брюках (а на нём были спортивки, которые позволяли ощутить контуры гениталий пацана) ложились в рот малолетки. В это же время, кулаки отжимающегося просто раздавливали ладони мелкого, как гвозди руки Иисуса. Саня оказался не хиляком и отжимался долго, без счёта, но вытянул раз 40. Его друзья с интересом наблюдали за перфомансом. Но самое смешное случилось в конце, когда пацан уже обессиленный упал на рабов и пролежал так минут пять. После этого Саня поднялся, уставший, но гордый, а на его штанах оказалось огромное мокрое пятно. Сука, ты завафлил моего раба! заорал Артём. Пацан засмущался, прикрылся руками, начал что-то бубнеть. На самом деле, он кончил ещё когда отжимался. Соприкосновение со ртом петуха его возбудило до такой степени, что даже без миньета пацан смог слить. Влад послал гостя вместе с Васькой в ванну, чтоб тот постирал брюки Сани, а самому пацану дал любые подходящие джинсы из гардероба. Саня оголился ещё по пути в ванну. Кросы он тупо скинул и швырнул, где попало, а потом стянул и брюки. Пацан оказался полностью голым, т.к. футболку снял ещё когда отжимался. По коридору шли двое абсолютно голых пацанов. Васька покосился на член Сани, и его глаза полезли на лоб. Худощавый и низкорослый пацан имел достоинство больше чем у Влада, его член был с виду на 22-23 см, широкий, мясистый, темно-красный с прожилками. Чего вставился? Я бы тебя выебал на всю длину, если бы твой хозяин разрешил. Давай я хоть обоссу тебя! Васька влез в ванну, встал на колени и раскрыл рот. Горячая струя ударила ему в лицо. Пацан дурачился, обливал раба со всех сторон и пытался попадать в рот, приказывая глотать всё. Мочи было много, Васька промок основательно. Под конец ему в рот попал смачный харчок, которым пацан завершил действие. А тем временем из игры вылетел Артём. Младший вышел из-за стола и уселся на своего раба прямо по центру комнаты, поставив того на четвереньки и свесив ноги с шеи. Получилось так, что пятками Артём наступал на руки петуха, но уже с тыльной стороны. В этот день ладони малолетки стали самым любимым местом для издевательств. Артём сидел и наблюдал за тем, как двое других играют на хедз-апе, а сам больно крутил пятками на ладонях и постоянно отвешивал смачную пощёчину по лицу своего стула. У петуха разбилась губа, его щёки покраснели, а Младший просто не замечал игрушки, наблюдая за тем, как Костя обчищает Влада в игре, раз за разом. Наконец, игра закончилась. Все пацаны собрались в гостиной. Выиграл Костя, он, довольный, сидел и смотрел на всех свысока. Петух, ты знаешь, зачем пришли пацаны? Влад обратился к рабу. Нет, господин... А ты забыл про приговор суда? Пацаны тут чтобы его исполнить. 200 плетей помнишь? Нет, хозяин, пожалуйста! Умоляю! Не бейте! Я буду хорошим! Только не бейте! Петух кинулся в ноги к Владу, обхватил их и стал целовать кроссы, крича во всё горло. В отличии от Васьки, этот лошок плохо переносил боль, был трусливым и нетерпеливым, порка его пугала до смерти, и он был готов на всё, лишь бы его не били и не мучали. Пацаны просто угорали с раба. Слышь, петух, а будешь мне яйца лизать 3 часа без перерыва? задрачивал Костя. Да! А очко глубоко так подлижешь? Да! А говно сожрёшь, а то я срать хочу? Да! Пацаны ржали, даже Васька, и только петух рыдал. А давай так: ты всё это сделаешь Костяну и мы тебя ещё выпорем? насмехался Артём. Не-ет! Ну, пожалуйста! Я буду послушным! Очень послушным! Самым послушным! Конечно будешь! веселился Артём. А пизды всё-равно получишь! Влад своей рукой-клешнёй больно схватил петуха за ухо так, что тот аж присел к полу, и в таком виде повёл лоха в подвал. Ебать-колотить! ахнул Саня. Тут ещё один! Витёк, увидев входящих хозяев, моментально встал в позу и сжался от страха. Его уже не смущали даже чужие пацаны. Забей, это просто мясо, отрезал Артём. Младший подошёл к псу и с ноги врезал тому в лицо. Пиздуй в угол, чтоб мы тебя не видели, пидар! Витёк, с окровавленным носом, пополз в угол, насколько позволяла его цепь на ошейнике, и реально сжался, обхватив себя за ноги. На пол капали кровяные бульбочки. Влад в это время надел манжеты на тонкие руки петуха и подцепил малолетку к потолку. На ноги жертвы Васька шустро накинул небольшие колодки, чтоб те не сжимались вместе, и петух пополз вверх. Его суставы начали хрустеть, а кости растягиваться. Жертва стала верещать и дёргаться, но движения только усиливали боль. Влад крутил цепь, пока полностью не оторвал лоха от пола. Кто не знает, с непривычки это очень больно и тяжело оказаться в таком висячем положении. Каждая новая минута становиться ещё более сложной и невыносимой. Лох орал во всё горло, но это было только начало. Первым пороть стал Влад. Пацан выбрал длинную и толстую плеть. Такое орудие не столько обжигало кожу, сколько било её, словно огромный удлинённый кулак. Здесь нужно было место, чтобы хорошенько замахнуться, и сила мышц руки для мощного удара. Опытный Влад недаром выбрал этот инструмент. Пожалить кожу успеет ещё и Артём, а сейчас кости петуха звенели от каждого удара, внутренние органы отрывались, а тело покрывалось синяками и ушибами. Влад не трогал поясницу, старался попадать по рёбрам ближе к шее, лопаткам; спереди обрабатывал живот; и очень серьёзно бёдра с ягодицами. Петух раскачивался из стороны в сторону, как маятник. Он орал без отдыха, так что у всех уже начала болеть голова, а сам лошок охрип. Растяжения мышц ему были обеспечены на 100%. Васька стоял немного сбоку и вслух отсчитывал удары. Несколько раз конец плётки ложился на член и яйца жертвы, отчего петух почти терял сознание от боли. Так получилось и сейчас. Влад замахнулся, рванул рукой, и плеть легла на правую ягодицу, бедро и кончиком зацепила яйца терпилы. Тридцать! выкрикнул Васька, пытаясь переорать вопли петуха. Малолетка с шумом вдохнул на полные лёгкие, но не заорал, как ожидалось, а начал потихоньку выпускать воздух, а его глаза быстро помутнели. Влад бросил плётку и опустил раба ногами на пол. Колени лоха подкосились, и тот продолжал висеть, не имея сил даже подняться. Пацаны дали петуху 10 минут отдыха, Ваську погнали за пивом в дом, а сами уселись кто где: кто на пыточном столе, кто на стуле с дыркой, и только Артём принялся колотить пса. Младший не жалел Витька, бил того ногами по лицу, гонял пинками по полу, на всю длину цепи и снова бил. Витёк уже превратился в настоящую собаку, он не поднимался на ноги, ползал на четвереньках, скулил и только закрывался передними лапами от очередного полёта носка садиста. Все веселились и давали Мадшему советы. Это я так разогреваюсь, шутил Артём. Когда время истекло и петух постепенно очнулся, мучители вернулись к нему. Пришла очередь Артёма. Пацан выбрал тонкую розгу, такие после сильного удара оставляют хороший рубец на коже буквально через минуту. Для этой розги особая физическая мощь не нужна, что вполне устраивало Младшего. Он, как шпажист, зашёл спереди петуха, откинул назад левую руку, а правую с розгой отвёл в сторону. Глаза малолетки блестели ужасом и страхом, он уже не орал, а только мотал головой в стороны и что-то тихо и непонятно шептал. Розга засвистела в воздухе и легла на грудь, в аккурат под сосками терпилы. Артём при ударе повернулся на одной ноге на 180° и оказался лицом к пацанам. Младший безумно улыбнулся друзьям, а петух в этот момент выдал истошный крик на всю свою грудь. Тонкая красная полоска стала на глазах меняться. Прошло несколько секунд, и новый удар лёг чуть выше, потом ещё один чуть ниже, потом ещё и ещё один. Петух дёргался, орал, цепи звенели. Его тело покрылось мелкой испариной. Младший с особым усердием обрабатывал живот. Если грудь много пороть нельзя: сердце, лёгкие; то живот вытерпит любые побои. От солнечного сплетения и до гениталий, десятки розог ложились одна за другой. Под самый конец Младший занялся членом. Он беспощадно бил прямо по гениталиям. Удары были не столько болезненными: т.к. яйца скрывались между ног, а центр тяжести падал на бока, а не середину но страху от этого было не меньше. Артём порол минут 15 и наслаждался каждой секундой. Костя и Саня уже дрочили вовсю. Сто! выкрикнул возбужденный Васька. Ему тоже хотелось дрочить, член раба стоял колом, но сам чмош был в классической позе и руки никак не могли даже коснуться головки, всё сильнее от страсти охватывая большую голову. Усталый Младший отбросил розгу и упал на пол. Такие физические испытания для него были сложными, но приятными. Петух уже не знал, как ему рыдать и что делать, он просто ревел во всё горло. Всё тело спереди, от шеи до ног, было покрыто красными полосами, превращающимися в рубцы. С каждой минутой это выглядело всё ужаснее. Но петуху отдыхать не дали, пусть он уже и дрожал весь, а ноги его не слушались и он постоянно падал, вися на цепи, но Костя и Саня взяли простые плети и расположились со спины. Один, два, три, четыре... пятнадцать, шестнадцать! Васька считал быстро, потому что пацаны пороли беспощадно и шустро. Петух уже не орал, он тупо повис на руках и хрипел, а его глаза покрылись туманом. Стоп! Стоп! Это уже не интересно! Скомандовал Влад. Лоха опустили на пол, как мешок картошки. Костя и Саня взяли терпилу за руки и ноги и закинули на пыточный стол, словно мясную тушу. Холод металлической обшивки и дикая боль от прикосновения рубцов на груди со столешницей пробудили петуха, и тот снова зарыдал. Васька закрепил руки и ноги мученика, так что тот оказался распластанным на столе. Пацаны снова взяли плети и стали пороть уже лежащего терпилу. Артём в этот момент подскочил к своей игрушке и всунул свой член в рот. Младшему было плевать, что петух обильно пускает слюни, он просто вдавил свой член в рот и стал энергично ебать кусок мяса. От хрипов жертвы, свиста плетей и десятков красных полос, что возникали на спине лоха, Артём идеально кончил и взревел, как бык-осеменитель. Но пыточному мясу уже было всё равно, петух отключился. Пацаны отвесили двухсотый удар и сами упали на пол от кайфа. И тут Влад шокировал гостей. Ладно, пацаны, берите того пса и разъебите его во все щели! Моментально Костя и Саня соскочили с пола и через секунду уже трахали Витька с обеих сторон. Стоит ли говорить, что значит попасться в руки двух молодых возбужденных и агрессивных самцов? Саня вонзил свои 22 см в очко пса, отчего тот взвыл, будто на луну. Костя хлестал по щекам и ебал в рот. Влад только рассмеялся от увиденного, забрал Ваську и ушёл к себе в комнату, трахать свою личную игрушку там.
Глава 12. Жнива
Гости ушли уже поздно ночью. До этого Костя и Саня часа три терзали Витька. Влад разрешил им затрахать пса "до смерти" и пацаны развлекались, пока сами не свалились с ног. Артёму с ними было не интересно, т.к. охранники только и знали, что ебать свою жертву с минутными перерывами, тупо меняясь местами: то Костя всаживает псу в рот, а Саня рвёт очко своим огромным членом, то Саня загоняет 22 см, упираясь в гланды, а Костя пытается приспособить свой небольшой инструмент к раздолбанной дыре Витька. Никаких пыток, фантазии, никакого чмора, только секс, секс и секс. Поэтому Младшему в подвале было скучно. Он пытался немного помучать петуха, но тоже понял, что у того никаких сил, и кайфа это садисту не принесет. В общем, Тёмка пошёл разрабатывать план похищения четверых лохов для копки тоннеля. Влад, тем временем, кувыркался с Васькой в своей комнате. Это уже был не тот грубый трах, а настоящий секс со всеми тонкостями. Самец был не менее ненасытен, чем пацаны в подвале, но он не рвал и не терзал свою игрушку, хотя работал грубо и без внимания к желаниям чмошника. Глубокой ночью все стали собираться в гостиной. Гости едва держались на ногах, зато Влад и Артём были бодрыми. Видя, что друзья вряд ли дойдут домой сами, Влад сделал очередной неожиданный поступок, уже второй за текущий день. Чмош, сейчас возьмёшь Турик и отвезёшь Костю и Саню домой. Челюсть Артёма так и упала вниз сама собой. Старший настолько любил свой Фольксваген, что даже младшему брату не позволял садиться за руль, а тут рабу разрешает мять водительское кресло. Артём не подал виду, но затаил обиду. Васька же выполнил приказ хозяина идеально: нигде не задержался и привёз машину в полной сохранности. На самом деле это был грандиозный поступок для каждого: Артём жутко обиделся на брата, что тот больше доверяет рабу, чем ему, Влад решился оторвать от себя частичку личного в виде Турика и поделиться им с рабом, а Васька ощутил огромный кайф, не только от вождения такой крутой тачки, но и от чувств, которые он получил вместе с доверием хозяина. Дома Васька сразу же отправился в подвал, где валялись два полумёртвых тела. Ему предстояло обработать раны, помыть и накормить рабов ведь это его обязанность, как надзирателя, и такая работа ему очень нравилась. Васька пнул ногой петуха, и тот приоткрыл глаза. Поднимайся, будем твои раны обмывать. Да, сэр! Слушаюсь, сэр! Голос Сэра звучал грозно, а малолетка не забыл приказ Васьки и называл того, как и положено. Надзиратель открыл большой флакон со спиртом и уже поднёс к рабу. Не надо, пожалуйста! заблеял петух. Оно же печь будет, снова больно... Малолетка расплакался, а Васька только посмотрел на него исподлобья и равнодушно буркнул в ответ: Терпи. И привыкай к боли, ты же раб. Сэр безжалостно линул спирт на грудь раба, и тот заорал от жжения. Васька взял ватку и стал стирать кровь, грязь, пот и всё, что было на теле. Петух орал, у него снова появились силы после отдыха, и он мог верещать, как резаный. Надзирателю такое нравилось, и он как можно дольше обтирал терпилу, лил побольше спирта и жестил, как мог. Закончив с этим, сэр пинками погнал раба под душ. Холодная и мощная струя воды обожгла тело уже по-новому, и петух снова заверещал, прикрываясь руками и крутясь на месте. Васька игрался и наслаждался. Дальше была очередь Витька. Пёс выглядел не лучше малолетки, он валялся на полу весь обхарканный и залитый спермой. На теле не было живого места, везде ссадины и синяки. Лицо было разбито и опухло, а очко вывернуто, и из него вытекали кровь со спермой вперемешку. С этим чмошником Васька был не таким добрым и просто добивал уже полуубитого. Надзиратель грубо пинал, тёр со всей силы и временами отвешивал довольно ощутимые пощёчины псу. Витёк сжимался всё больше и даже не пытался сопротивляться, он только скулил и умолял не бить его, но Ваське всё это нравилось больше и больше. Апофеозом всего стал момент, когда сэр без церемоний вогнал шланг, сантиметров на 5, в очко пса. Витёк снова заорал во всю мощь, ведь анус болел даже от дуновения. А что? Помыть же надо? усмехнулся в ответ Васька. Витёк полностью зашугался и вздрагивал от каждого движения надзирателя. Он рыдал и скулил, но кому это было важно? Как только сэр закончил процедуры, пёс на четвереньках убежал к своей подстилке и вжался в стену, косясь на Ваську. Сэр чувствовал себя богом среди двух лохов. Он встал в полный рост, потянулся, вздохнул на полную грудь, потом подошёл к петуху и пнул того в грудь, в самые рубцы малолетка заверещал. Надзиратель медленным шагом подошел к Витьку, который с испугом ещё больше вжался в стенку, и стукнул своей босой ногой в живот пёс заскулил. Васька поставил руки в боки и блаженно улыбнулся, поглядывая то на одного, то на другого чмыря. Лохи! К ногам! Целовать! Неожиданно заорал сэр, и двое чмошников с разных сторон ринулись к нему и начали истерично чмокать ступни своего надзирателя. Васька скрестил руки на груди и гордо закинул голову вверх. Так он стоял и наслаждался минут пять, а рабы безостановочно целовали его ноги. Влад заметил это у себя на мониторе и улыбнулся, оценив креатив своей игрушки, что сейчас играется с другими вещами. Под конец Васька кинул рабам объедки пищи с господского стола. К слову, сам сэр кормился также как и Влад с Артёмом. Конечно не вместе с ними за столом, но хозяин разрешал ему есть всё то же, что и сам, но не злоупотреблять деликатесами. Рабам же на этот раз досталась всякая дрянь, хотя чмошники и такому были рады. Следующий день прошёл без особых событий: рабы сидели в подвале и приходили в себя после пыток, Васька занимался домом и бытом, а братья отдыхали. Артём до самого обеда валялся в постели, заставляя раба приносить ему завтрак и полдник прямо к кровати. Влад же с самого утра куда-то уехал. Это был "деловой перец", который вёл свою игру, никого не посвящая в детали. Более интересные события начались на следующее утро. Вечером, до этого, пацаны проработали детальный план по похищению лохов и с рассветом приступили к его реализации. В списке были четверо: Селезнев, Семашко, Лесков и Минаков. Те четыре пацана, которых братья вместе определили себе в рабы. Все, кроме Минакова, жили в городе, и собрать их было дело техники и нескольких часов, а вот избранник Васьки (как помним, Влад разрешил своему любимому чмошу выбрать личного раба для развлечений) находился в области. Поэтому, прикинув, пацаны решили, что справятся со всеми за один день. Начали с городских. Первым оказался Семашко тот буйный и девиантный пацан, который чморил в детдоме Лескова. Сейчас этот лох работал на стройке рядом с окружной. Выезд был намечен на 5 утра не зря: как раз к 6 все строители подтягивались к месту работы и Семашко тоже. Возводили очередной супермаркет, так что место было пустынным. Мужики группами или по отдельности шли пешком. Путь по трассе был долгим, поэтому многие пробирались сквозь посадку. Пацаны начали следить за Семашко ещё от общаги, где тот жил. Подгадав хороший момент, братья, как и прошлый раз, использовали приманку. Васька подбежал к Семашко и сказал, что того ищут спонсоры из детдома, типа ему, как выпускнику, квартиру должны дать. Раб поездил по ушам лоха, и тот согласился сесть в машину к "спонсорам". Только внутри пленник понял, что это подстава, но было уже поздно: слезоточивый газ, наручники, кляп, нож в бедро... Хотя на Семашко это не подействовало, и он продолжал брыкаться, даже лбом стукнул Ваську так, что у раба нос потёк кровью. Пришлось идти на крайние меры и вколоть пленнику сибазон с димедролом лох моментально отключился. Да, это вам не петух, дрессировать будем долго... Хихикнул Влад и ударил по газу. Следующим в списке стал давний знакомый Семашко по детдому Димка Лесков. С этим сиротой получилось всё ещё проще: Артём позвонил на мобилку пацану и сказал, что те же "спонсоры" привезли гуманитарку детдому, а Лескову поручила Светлана Михайловна (директор) помочь с разгрузкой. Пацан вышел, сел в машину и... оказался на полу Турика, прямо верхом на Семашко. Димка жутко испугался и даже не пытался рыпаться. Он вообще думал, что Семашко убили, потому что тот лежал и не шевелился. На очереди был Селезнев. Артём снова набрал номер телефона. Ты Влад? грубо спросил Младший в мобилку. Я тебя заказывал недавно, хочу, сегодня чтоб ты мне снова отсосал. Прямо сейчас, плачу в три раза больше. Проститут пытался отказаться, но Артём пригрозил, что расскажет его сутенёрам о том, что предлагал тройную плату, а лох оставил пацанов без таких денег. Этот довод сработал, и Селезнев ровно через 30 минут стоял там, где ему приказали. Проститут также сдался без боя. Дома пленников погнали сразу в подвал, а Семашко пришлось тащить Владу на своих плечах, т.к. лох всё ещё спал, как убитый. В подвале новые рабы офигели на первой же секунде. Прямо у входа валялся петух, его грудь вызывала ужас своим видом, а сам голый пацан шокировал. В дальнем углу у стены было приковано ещё одно тело пёс, который мгновенно при входе хозяев вскочил в положенную позу. Селезнев и Лесков ступили внутрь и увидели взрослого пацана, такого же, как и они, полностью голого, всего в ссадинах и синяках и с разбитым лицом, при всём при этом пацан стоял в непонятной для них позе на коленях, закованный в цепи, и дрожал от страха. А сама атмосфера подвала с его инструментами и цепями тоже впечатляла. Пленников толкнули в спину, и те вошли внутрь. Без малейшего сопротивления, полностью запуганные и согласные на всё. Влад скинул грузное тело Семашко на пол и сильно пнул в бок, в отместку, что пришлось его тащить. Всех рабов заковали в кандалы. Семашко досталось больше всего: ему надели кандалы на руки, а ноги скрепили тонкими колодками, так что пленник не мог сделать даже шагу. В довершение Артём взял короткую цепь и сомкнул кандалы на руках с колодками на ногах, получилось, что ноги раба были выгнуты к спине. В таком состоянии даже самый буйный не смог бы сделать ровным счетом ничего. "Любимому" рабу Влад надел самый толстый железный ошейник с очень короткой цепью от стены и кляп в рот. Всех пленников развели по сторонам, чтоб те не могли никак дотянуться друг к другу. Под самый конец Артём обошёл круговую, типа осматривая рабов, и каждому въехал носком то в грудь, то в почки, то между ног. Младший выходил, а все, кроме спящего Семашко, скулили от боли и страха. Рабовладельцы направились за своей последней жертвой, любимцем Васьки Сергеем Минаковым, живущим в пригороде. Пацана нашли дома вместе с бухим отцом. Мужик валялся во дворе и спорил с псом в будке, даже орал на того. Можно было бы подумать, что собака нашкодила и пьяница её ругает, но речь шла о политике и мужик яро доказывал свою позицию. В дом снова запустили Ваську в качестве приманки. Чмош сам предложил идею, как житель села: Минакова позвали помочь в копке колодца за солидные деньги. Пацан, конечно же, согласился и быстро собрался. Когда жертва залезла в машину там её и обработали. Тут обошлось без снотворного, но Минаков брыкался не меньше своего буйного друга по несчастью. Артём заявил Ваське, что это его раб и пусть чмош сам успокаивает того. Ваське ничего не оставалось, как постоянно лупить Минакова. Каждые 5-10 минут Серёжка восставал вновь и получал очередной удар то в лицо, то в живот, то по яйцам. Дорога от села жертвы домой составляла около двух часов. Но уже на полпути братьев ждала неожиданность. Минаков потихоньку начал сдавать позиции революционера, как вдруг Артём заметил на обочине пацана, едущего на велосипеде. Влад, братишка, глянь! проводил взглядом велосипедиста Младший, когда Турик промчался вперёд. Ты видел, какое у него тело? Оно же ахуенное! А ебло видел реальный лох! Давай возьмём, ну давай, Влад! Влад! Влад! Артём верещал, как пятилетний ребёнок "хочу конфету!" Влад долго молчал, но потом ему надоело. Ты меня достал. У тебя и так полный подвал рабов. Куда этого? Ну пусть пока в клетке посидит! Ты же видел его красава, реальный! Я хочу! Чмош, что скажешь ты? поинтересовался Влад. Да, пацан классный. А разве можно вот так просто на улице забрать? Нам можно всё! отрезал Артём и стал снова дёргать брата за рукав. Машина остановилась в лесополосе. Уже начинало темнеть. Подождём здесь. Если проедет возьмём, если свернул в прошлое село тебе не повезло, Тёмыч. Пацаны стояли минут 5, а Младший всё трещал о том, какой этот велосипедист классный. Наконец, жертва показалась в заднем зеркале. Вон, вон он! Артём заистерил и стал биться в кресле, будто в экстазе, только от одного вида пацанчика. Навскидку тому было лет 16, может 17. Красивое спортивное тело, загорелое. Артём так верещал от того, что будущий раб ехал без футболки, в одних шортах цвета хаки. Ноги пацана тоже сияли красотой: вероятно, из-за частой езды на велосипеде, икры были накачаны, а бёдра упругими. Лицо жертвы, действительно, показывало слабость его характера. Пацан, ничего не подозревая, проехал мимо джипа, стоящего на обочине, и через пару секунд Влад двинулся с места. Поравнявшись с ездоком, Старший резко свернул вправо и просто снёс велосипедиста, тот свалился на землю с криком. Пацаны остановились, выскочили. Жертва сидела на гравии и тёрла рассечённую ногу. Извини, извини нас! притворился Артём. Ты как, целый? Встать можешь? Да вроде номально, голос велосипедиста был грубым и басистым. Вы чего, набухались там? К этому моменту подоспел Влад, а Васька выглядывал из машины. Братья на пару врезали жертве в торс, свой любимый "волнорез". Пацан от неожиданности повалился на землю. Влад огромным кулаком ударил пленника в лицо, потом ещё и ещё раз. Лоха перевернули, надели браслеты и закинули в машину, к Ваське и Минакову. Похищенный, конечно же, сопротивлялся, но Васька снова начал долбить уже новую жертву.
Глава 13. Привыкай быть рабом!
Су-уки! Семашко, тот что самый буйный и здоровый, орал во всё горло и дёргался, пытаясь хоть как-то освободиться. Но все попытки только усложняли положение пленника: браслеты стягивались всё сильнее, а силы покидали. Другие жертвы сидели тихо, в их глазах виднелся страх и непонятка. Не дергайся, ты ничего не изменишь, обречённо сказал Витёк с другого конца подвала. Да вы все ахуели. Ты вообще пидар какой-то! Что здесь твориться? Я не пидар, я раб... И вы все тоже. Эти пацаны шизанутые садисты, они похищают людей для пыток и развлечений. Но выхода нет. Семашко единственный был скован по рукам и ногам и валялся носом в пол, без возможности подняться. Другие два новичка удерживались цепью от стены, что была прищёлкнута к наручникам за спиной. Они могли даже встать и постоять, сделать полшага в сторону. Но их ситуация осложнялась тем, что звенья цепи были здоровые и тяжёлые, а соединителем выступал большой навесной замок, так что держать руки на весу было тяжело и больно браслеты врезались в кости, под весом груды железа. Поэтому им было удобнее сидеть или лежать. "Деды" имели преимущество: у каждого из них была подстилка на полу, а у Витька самая длинная цепь, прикованная к мощному и широкому ошейнику. Он, как реальный пёс, мог немного ползать. Петух также был закован в ошейник, но у малолетки ещё висели небольшие кандалы на руках. Что с нами будет? тихо спросил Селезнев мальчик по вызову. Не знаю... будут бить, чморить, трахать. Тот что младше садист, любит пытки, самые жестокие. Есть ещё третий он типа их раб, но какой-то особенный. Вроде надзирателя за нами. Они его тоже чморят, но не так сильно. Я их убью, если ко мне сунутся! не унимался Семашко. Максим, а ты меня не узнал? вдруг подал голос Лесков. Буйный повернулся в сторону лоха, насколько мог, и только сейчас того увидел. И ты здесь, педрила? Ну тебя, ладно, они правильно взяли, ты лох конкретный. Нет! Это ты меня делал лохом! назревал скандал в стане рабов. Больше никто и никогда меня не чморил, только ты! Я и сейчас тебя выебу, если появится шанс, Семашко снова стал крутиться и вырываться. Из всех молчал только петух. Он сидел, прислонившись спиной к стене, насупившись и тихо наблюдал. Лучше делайте, что они говорят. Так хоть бить будут меньше, Витёк пытался советовать "новым друзьям". Они всё равно своего добьются, но зато вы не дадите младшему пытать вас ещё больше. В этот момент грюкнула дверь, и в подвал по очереди влетели ещё два пленника. Складывалось впечатление, что им дали хороший пинок под зад каждому, с таким ускорением они появились внутри. Привет, рабы! Встречайте новеньких! усмехнулся Артём. Влад, заломав руки велосипедисту, отвёл того в правый дальний угол, где стояла железная клетка, и впихнул пленника в неё. Будешь сидеть здесь, пока мы не придумаем, что с тобой делать дальше. Жертва молчала и не сопротивлялась. Лох оказался на четвереньках, потому что только так можно было находиться в этой клетке. Места не было вообще, даже чтоб вытянуть руку или ногу. Рабу суждено было часами сидеть не двигаясь, согнувшись вчетверо, и его проблемы не волновали вообще никого. Вы, уроды! Какого хуя здесь творится! орал Семашко, истерично дёргая руками и пытаясь перевернуться, хотя бы на бок. О! Мой любимый бычара... Артём расплылся в ехидной улыбке и не сильно, но ощутимо, наотмашь, въехал ногой по лицу раба. Я знал, что с тобой будет весело. Васька в это время стоял и держал офигевшего Минакова. Новый раб потерял дар речи от всего что видел: четверо пацанов сидят на цепях, двое из них вскочили и встали на колени в непонятные для него позы, абсолютно голые и все избитые. Почему они так делают? Вокруг была куча всяких страшных инструментов. А хозяева вели себя пугающе. Новичка приковали спиной к колонне. В подвале всё было эргономично: даже колонны, что подпирали потолок, использовались в качестве стоек, к которым крепили рабов. Одна колонна была сделана в виде креста: сверху брус для рук, а ниже косой для ног. Причём на уровне очка висел огромный резиновый фаллос. Вопрос был только, как туда вешали рабов? Самый реальный вариант по согласию, но кто полезет на этот ужас добровольно? А теперь давайте знакомиться, лошьё, Артём в своем деловитом стиле стал вышагивать по центру, перед всеми пленниками. Я господин Артём, мой брат господин Влад; а вы все - наши вещи;.. это наш главный чмошник. Младший похлопал Ваську по щеке и жестом приказал раздеваться. Ему никто не разрешал нарушать правила. Чмош стал быстро скидывать одежду и через пару секунд стоял такой же голый и на коленях, как и "деды". Для нас он тоже раб, мы его зовём чмош, а вы будете обращаться "Сэр", Васька стоял довольный и с улыбкой на лице. От него зависит ваше благополучие, ведь именно чмош будет вас кормить, ухаживать. Захочет отпиздит, захочет придумает жалобу, и мы отпиздим. Верно, чмош? Так точно, хозяин! чеканно выпалил Васька. Да вы тут все чокнутые дебилы! пробурчал Семашко. Владу это не понравилось, и Старший кинул своему любимому чмошу зажигалку, сказав только одно слово: "Нога". Васька всё понял и за два шага был возле бычары. Надзиратель сдёрнул джинсу до колена и чиркнул зажигалкой, пламя коснулось кожи на голени. Семашко заорал от неожиданности. А-а-а-а! Су-уки! Бля-яди! Запахло палёными волосами, а на ноге быстро появилось красное пятно. А это моя личная сучка, продолжил Артём, подходя к петуху. Он будет жить в доме и выполнять все мои желания. Правда, петушара? Да, хозяин! Я буду очень послушным, хозяин! Самым послушным! Петух залепетал, боясь, что и его сейчас начнут пытать, но Младшему было не до того. А вон там, продолжил Артём, пёс или просто мясо. Что мы с тобой можем делать, а, падла? Всё, что захотите, хозяин! также старательно отчеканил Витёк. Конкретнее, пёс! Можете пытать, бить, ебать, хозяин, и вообще всё! Учитесь, рабы! А теперь про вас... Артём стал многозначительно обходить каждого. Он взял в руки кнут и, как настоящий рабовладелец (впрочем, он и был настоящим), неспешно прогуливался вдоль своего живого товара. Вы нам нужны не для секса и не для пыток. Это плюс для вас. Вы четверо сюда привезены для работы. Будете пахать сутками, но зато останетесь целыми, получите нормальную еду, а не такую, как эти ублюдки. Младший подошёл к Минакову и рукояткой плети поднял голову того за подбородок. Что скажешь, тварь? Минаков молчал и с ненавистью смотрел в глаза без страха и сомнений. Такая дуэль взглядов продлилась секунд 10, после чего садист вмазал сильную пощёчину и пошёл дальше. Свои имена забудьте навсегда. Ты понял, Максимка? Артём пнул ногой Семашко, тот уже не возмущался, а только молча сопел. Теперь у вас будут новые клички. Ты, Максимка, отныне бычара. Ты, Сережёнька Минаков, будешь вафелом. Проститутка станет слизняком. А ты... бедняжка, опущенец детдомовский, отныне и навсегда чушок. Запомнил? Как тебя зовут? Чушок... очень тихо произнес Лесков и сразу же получил пощёчину. Петух, скажи этому уроду, как нужно правильно отвечать. Раб всегда должен добавлять слова "Хозяин" или "Господин" в конце, хозяин, старался малолетка. Вот видишь, падла. Разве можно наказывать такого милаша, как петух? А тебя нужно! Артём впился ногтями в кончики сосков Лескова-чушка, и тот завопил от боли и страха, машинально схватив своими руками ладони садиста. Глаза Младшего налились кровью, и он коленом въехал в грудь раба, отчего тот перекатился через спину и больно стукнулся затылком о каменный пол. Никогда, слышишь, никогда не прикасайся ко мне своими чмошными лапами! Артём стал стегать кнутом валяющегося на полу Лескова, а раб только крутился по сторонам и орал. Кнут рассёк одежду в паре мест, ещё в нескольких выступила кровь через ткань. Харе, Артём! буркнул Влад. Ты так забьёшь лоха, а кто работать будет? Старший, к слову, удобно устроился почти у входной двери. Влад поставил Ваську на четвереньки задницей к стене, а сам сел на своего чмошника, свесив ноги с плеч. Получилось живое кресло со спинкой в виде стены. Так Влад сидел и наблюдал за представлением своего младшего братишки, грызя сухари. Встать! Артём снял наручники с чушка и пинком поддал того на центр. Раздевайся, живо! Раб повиновался, он только успел потереть свои запястья и сразу же скинул с себя всю одежду. Ноги шире! Руки за голову! Спину ровно! Присесть! Младший командовал и не сильно кончиком хлыста бил раба, дрессируя того. Когда чушок занял нужную позу для болбаста, Младший повернулся к остальным пленникам и в роли учителя серьёзно продолжил обучение. Это поза № 2, для болбаста. В ней рабы стоят всегда, если я хочу отпиздить их по яйцам. У кого-то будут возражения? Младший подошёл к Минакову и ткнул рукояткой кнута того в бок? Раб только молча отвернулся. Артёма это взбесило, но он сдержался и отправился к слизняку. Ты запомнил, тварь? Да... хозяин... Чушок уже кряхтел от того, что больше одной минуты на согнутых коленях стоять тяжело, особенно не тренированному, а этот лох был хиляком. Младший вернулся к экспонату и со всей дури въехал ногой по яйцам. Чушок с криком свалился на пол, а все остальные с ужасом смотрели на это. Я могу делать всё что захочу и когда захочу! С каким-то остервенением произнёс Артём и сильно стеганул кнутом по уже голым рёбрам раба. Большая красная полоска с кровью появилась на теле жертвы. Подождав, пока раб придёт в себя, садист погнал того к петуху и поставил на колени перед малолеткой. Взял в рот и соси! А ты сука мелкая, если кончишь без разрешения будешь наказан. Чушок, уже боясь очередного удара кнутом и кряхтя от уж имеющихся побоев, схватил совсем мелкий член петуха. Облизав его, чмошник заставил хуй быстро подняться, хотя и в таком положении это было всего-то 14 см. Артём схватил нижнего за голову и вырвал член изо рта, оттянув за волосы назад. На лице чушка оказалось много слюней. Давно сосал последний раз? спросил Младший. Да хозяин, ещё Максиму... Артём отскочил и с размаху стеганул раба по спине. Вскрикнули сразу оба и чушок, и петух. Второго тоже задел кончик кнута. Максим? бесился Артём и избивал лоха ногами. Максим? Чушок упал на пол, стал кричать и только закрывал лицо руками. Садист так вошёл в раж, что Владу пришлось встать и в прямом смысле оттянуть брата от жертвы. Тёмыч, это рабочая лошадка, спокойно произнёс Влад. Иди пизди своего пса. Влад отобрал кнут и дальше всё пошло более спокойно. Чушок начал старательно сосать петуху, малолетка сдерживался и ждал приказа. Когда Артём увидел по глазам своего раба, что тот уже вот-вот сольёт, он приказал "вытянуть член и обстрелять всё ебало этого чмошника". На удивление, у петуха спермы было много: лицо, глаза, волосы, грудь чушка залились белой жидкостью. Что, вспомнил детство? Или бык тебе всё в рот сливал? Вспомнил, хозяин... - на глазах пидора появились слёзы. Довольный Артём отогнал чушка к стенке, надел на руки кандалы и за них приковал к цепи. Лох встал в классическую позу и уже трое рабов в подвале были голыми, полностью покорными и стояли в позе ожидания. Пришла очередь слизняка. Тут, я так понимаю, сосать заставлять бесполезно? ухмыльнулся Младший. Ты это и так каждый день делал. Значит будем дрессировать. Садист выгнал очередного лоха на центр и заставил раздеться догола. Для Селезнева быть голым также не было проблемой он уже привык к тому, что его видели десятки и сотни глаз. Лежать! Стоять! Хуем в пол! Жопой сел! Мордой в пол! Артём командовал, а раб быстро всё исполнял. За каждую секунду промедления тот получал ногой по яйцам, а позже плетью. Когда садисту это надоело, он заставил раба сесть на пол, очень широко расставив колени, а потом опуститься на локти. Раб оказался на своеобразных четвереньках. Артём достал свой член и поссал дорожкой метра три. Давай,чмо, ползи и слизывай всё, но так, чтоб хуй от пола не отрывался. Увижу, хоть на миллиметр поднимется отрежу его, нафиг. Слизняк в очень неудобной для себя позе стал слизывать мочу хозяина с пола и двигаться вперёд. Чтобы не отрывался его член, лох должен был не переставлять ноги, а просто переволакивать их, царапая об пол. Садист устроился сзади и, как судья в бейсболе, следящий за питчером, не отводил глаз от члена раба. Пацан так и хотел, чтоб лох ошибся, но слизняк всё выполнил очень дисциплинировано. Ахуенчик! Старательный, значит, говоришь? Младший похлопал по щеке раба, который после выполнения приказа сам занял позу ожидания. Будешь моим любимчиком, хихикнул Артём и пнул раба в спину к стене с цепью. Кандалы защёлкнулись на руках слизняка, и Младший с аппетитом посмотрел на Минакова, что уже устал стоять по струнке у колонны. Пленник был прикован за горло ошейник у стены вытягивал его по максимуму, так как вафел-Минаков имел не самый высокий рост, а обруч рассчитывался хотя бы на 180 см. Руки раба в наручниках зацепили просто за крюк над головой, и пленник так простоял уже около 2 часов. Наконец, пришла его очередь, и Младший приблизился вплотную. Ну что, падла, сам покоришься или будем ломать? Минаков продолжал молчать. Артём освободил с цепи своего сучонка петуха и дал тому нож, приказав срезать с непокорного пленника всю одежду. Малолетка выполнил приказ, как и думалось, быстро и старательно. Вафел, когда его одежда кусками падала на пол, начал плакать от стыда и безысходности, но всё ещё молчал. Артём подошёл к уже голому рабу и грубо схватил того за аппетитный пресс, потом облапал груди, опустился к ягодицам, бёдрам. Всё это время Младший пристально смотрел в глаза жертвы, а Минаков всё сильнее и сильнее раскисал. Садист ущипнул сосок и скрутил его, отчего раб вскрикнул и отвернулся в сторону. Слёзы текли с него ручьём даже по груди. Артёма всё это только заводило. Значит, не хочешь по-хорошему? Ладно... Младший прошёлся к стене с инструментами для порки и снял оттуда среднюю по толщине розгу. Такое орудие не рассекало кожу, но било больно и ощутимо, было достаточно грузным для спортивного торса раба. Артём провёл кончиком розги от носа до члена лоха и с размаху влепил первый удар по животу. Вафел только сцепил зубы и зашевелил скулами. Садист ударил ещё раз, и ещё, и ещё... Раб терпел, даже не издавая ни одного звука. Пиздец ты смелый! улыбнулся Влад издалека, всё также сидя на своём живом диване. Но нафига, скажи? Рано или поздно ты сдашься, начнёшь орать. Артём не обращал внимания на брата и порол. После 50 ударов, когда вафел уже стал вскрикивать, но всё ещё терпел, Тёмка откинул розгу, т.к. устал сам. Вла-ад... заискивающе протянул Младший. Дурак ты, Тёмыч, улыбнулся Старший. Нафига потеть? Пацан слез с Васьки и взял два железных зажима. Он подошёл к вафелу и аккуратно надел первый на самый край соска. Зубцы зажима мгновенно разрезали кожу, и лох по-настоящему вскрикнул, начав дёргаться. Влад точно также надел второй зажим, что заставило Минакова снова заорать. Пока пацан отходил в сторону, прошло пару минут, а для мученика они показались вечностью. Он уже рыдал со звуком и дёргал головой из стороны в сторону. Влад подошёл, натягивая боксёрскую перчатку на правую руку. Ну, ты не надумал покориться? Не-ет! крича от боли, ответил вафел. Ладно... Влад неспеша натянул рукавицу, улыбнулся и сильно, точно ударил прямо в правый зажим, заставляя железный инструмент просто впечататься в грудь жертвы. Вафел заорал во всё горло истерически и закинул голову назад на колонну. Не передумал? повторил вопрос Влад. Раб молчал, но уже полностью обмяк и его тело тряслось от рёва. Пацан отвёл руку, и новый удар, но уже в левый сосок, заставил лоха захрипеть от боли. Зажимы, понятное дело, слетели на пол, а соски кровоточили. Влад свободной левой рукой взялся за правый сосок и стал его мять. Лох снова завопил. Пацану это нравилось, он наслаждался и игрался с рабом. Артём с интересом наблюдал, а под конец всунул свой член в рот петуху и стал долбить того. Влад стал повторять процедуру, надев первый зажим на правый сосок. От этого вафел просто повесился на ошейнике, его ноги подкосились. Когда пацан уже открыл второй инструмент боли, раб произнёс тихие слова. Хватит, пожалуйста... О! Ты надумал покориться? Вафел тихо плакал и молча кивал головой. Влад снял первый зажим, похлопал по соску и отцепил раба от колонны. Чмошник рухнул на четвереньки, рыдая и ёжась от боли и судорог. В позу! холодно скомандовал Старший. Вафел кое-как поднялся и встал на колени, его тело было сгорбленным, а взгляд упирался в пол. В глаза смотри! Кто ты? Я... раб... прошептал Минаков. Громче! Я раб! вскрикнул лох. И как тебя зовут? тут уже вмешался Артём. Вафел... Минаков снова разрыдался, а его голова упала на грудь. Ничего, привыкай быть рабом... Старший по-отечески похлопал вафела по щеке. Минакова приковали к стене, он продолжал рыдать, но уже не столько от боли он был вполне терпеливым, сколько от стыда и унижений. И вот пришёл самый интересный момент... Влад подошёл к Семашко, наклонился и улыбнулся тому прямо в лицо. Привет! Пацан не спрашивал того, готов ли он покориться, а просто всунул в рот шарик-кляп, снял цепь, соединяющую руки и ноги и поднял пленника. Семашко дёргался, пытался вырываться, но не особо сильно. Он был напуган всем увиденным. Влад подогнал раба на центр и зацепил наручники за цепь с потолка. Руки быка стали потихоньку заламываться, а цепь подтягивалась вверх. Лицо раба шло вниз, очко становилось всё доступнее, а спина выгибалась. Когда Семашко начал стонать от заломленных конечностей, Влад прекратил подъем. Без лишних слов, Старший взял резиновый фаллос средней величины и подошёл к лицу жертвы. Глаза быка стали очень большими, он мотал головой, как бы не хотя этого, но его никто не слушал. Влад обошёл сзади, плюнул на игрушку и с силой вогнал в очко на всю глубину. Бычара завопил насколько мог и насколько позволял его кляп. Голос в крике сорвался на писк и хрипоту, а лох мгновенно разрыдался. Влад с особым удовольствием прокрутил пару раз фаллос, как шуруп и вытащил. На резине были говно и кровь. Тебе нравиться, а бычок? ехидно спросил Влад. Отвечай! Семашко завертел головой. Эй, чушок, а тебе нравилось, когда он тебя ебал? Нет, хозяин... Вот видишь, бычара, твоему пидорку тоже было плохо, но ты же его не жалел? Влад заново вогнал фаллос по максимуму и снова вызвал крики и истерику у раба. От всего этого Артём, наконец, кончил в петуха. Пацаны забрали свои игрушки Ваську и малолетку и вышли из подвала, оставив быка так и стоять в раскорячке с дилдо в очке.
Глава 14. Адский клуб. Мрачная сцена
Комната была мрачной, вся оббитая мягкой тканью алого цвета, что вызывало страх и напряжение. Свет пробивался из двух углов, совсем тусклый и печальный. Где-то 5 на 5, может 6 на 6 такие размеры помещения. По центру стоял столб, железный, широкий, абсолютно чёрный и гладкий. На нём имелись всякие петли и шпалы для фиксации жертв, а внизу была приварена статичная колодка для ног. Попади сюда и у тебя не останется ни единого шанса выбраться. Играла музыка, в противоположность всему окружающему это был легкий инструментал. Звук доносился очень тихо, просто чтоб заполнять пространство. Но больше всего это пространство заполняли истошные крики раба, который был прикован к железному столбу. С виду лет 25-28, парень бомжеватого вида ну не интеллигент, может из села тощий и высокий. Этот несчастный был весь в крови. Его ноги жестоко и беспощадно сжимали колодки, те что снизу, руки к верху оттягивала железная цепь, вокруг шеи имелся жгут, что прижимал тело к столбу. Мученик не мог не то что вырваться, даже пошевелиться. Не важно, как звали раба, уже не важно, потому что с виду было ясно, что он нежилец. Вместо одного глаза было пустое углубление, губы опухли до носа (это выражение, которое так часто используют родители, здесь воплотилось в реальность), торс исписанный следами от кнута и хлыста, именно от них, а не от розги или плети, т.к. хлыст имеет своеобразные ранения, но эти следы показывали, что пороли раба уже давно вчера, возможно, и пороли без малейшей капли жалости: много и очень сильно. Однако были вещи и пострашнее, что делались с пленником в данный момент. Вместе с жертвой в комнате находились ещё двое людей домины. Один был высоким и полностью одет в кожу. Другой намного старше, ниже ростом, с большим животом голый торс ярко показывал это, и большой лысиной. На доминах были надеты маски: у высокого сплошная на всё лицо, а у старого по типу Зорро, только на глазах. Длинный дрочил в сторонке в то время, как старый подошёл к рабу, взял нож и сделал глубокий надрез на левом бедре. Мученик заорал, но от постоянного крика его голос осип, да и силы были на исходе, поэтому из горла вырвался только лёгкий звук. Что, гандон, хочешь уже сдохнуть? Ещё рано... Последнее слово старик протянул с особым наслаждением и под него вставил свой небольшой, но толстый член прямо в рану раба. Кровь потекла по ноге садиста, а член обдало жаром, отчего тот застонал в наслаждении. Раб же захрипел и конвульсивно задёргал ногой. Домин стал дёргаться тоже, но в других фрикциях: он жёстко трахал дырку и смотрел в глаза жертвы. Член выскакивал, тот вставлял его снова и снова. Комната наполнилась запахом крови, чесночно-медный привкус появился на губах. Жертва дёргалась, насколько могла, и что-то лепетала, умоляла, но всё это лишь ещё больше возбуждало садиста и член того крепчал. Трах продолжался больше 10 минут, раб постепенно терял все силы и уже стал отключаться. Кровь продолжала стекать ручьём, заполнив пол алой лужицей. Старик кончил и зарычал, как тигр, сделав последний удар членом настолько сильно, что сам почувствовал боль. Отцепи собаку! Скомандовал садист, и второй домин щёлкнул карабин в другом углу комнаты. Там сидел ещё один раб, но полностью целый и живой. Он был во всех атрибутах догплея: кожаные лапы на руках, наколенники, хвост в очке, собачий ошейник. Дог-раб быстро на четвереньках приполз к хозяину и встал на колени в позу типа собака на двух лапах, подогнув руки-передние лапы вперёд и выставив язык, он послушно смотрел на своего хозяина. Старик всунул свой грязный член в рот дог-раба, и тот начал старательно его вымывать от крови и спермы. Дальше были яйца и кровь на ноге, туфлях. Дог-раб вылизал всё, хоть и перепачкался сам. Рук у него не было, поэтому вытереться не мог, и снова встал в позу собаки на двух лапах. Хороший пёсик! Как-то ласково произнес старик, но дальше его действия были совсем не ласковыми. Домин взял нож большой и острый, с блестящим лезвием и схватил изувеченного раба за член. Садист оттянул плоть и махом ножа отрезал стручок жертвы. Из раны хлынул ещё один фонтан крови, а сам раб очнулся и заорал насколько мог, но тут же вырубился, уронив голову себе на грудь. На вот, пожуй вкусняшку! Старик хихикнул и кинул дог-рабу отрезанный член. Тот взвизгнул и схватил лакомство. Раб стал грызть отрубок точно так же, как реальные собаки жуют мясные хрящи. Вкусно? Гав! ответил дог-пёс. Ладно, пора кончать этого гандона. Уже два дня с ним возимся. Садист опять поднял нож и с лёгкостью сделал разрез от бока до бока сквозь весь живот изувеченного раба. Кишки мгновенно вывалились наружу, а изо рта жертвы потекла кровь. Домин взял нож за рукоятку покрепче и вогнал его на всю длину в район солнечного сплетения и с надрывом поронул вниз, делая крест порезами. Внутренности убитого показались и стали выплюхиваться по очереди. Рука садиста испачкалась в кровь по локоть. А-арррр! Всё, готов, гандонище! Старик плюнул на вспоротое брюхо и отошёл в сторону. Он снял с себя маску и вытер чистой рукой пот со лба. Господин Сивый? Как развлеклись сегодня? Старик, которого звали Сивый, шёл по мраморному полу просторного холла. Свет ярко бил в глаза, вокруг всё было шикарное и блестело золотом. К садисту подскочил молодой парень менеджер заведения, судя по всему, и очень услужливо задал свой вопрос с наигранной улыбкой. Менеджер был из числа профессиональных простиутов-хамелеонов: трусливый, беспринципный и готовый на всё, чтобы угодить клиенту. Он аж приседал, разговаривая с Сивым. Рядом со стариком шагал тот второй Длинный домин. Ему было лет 30, с виду качок, наверное, телохранитель. Он вёл на поводке дог-раба, что полз на четвереньках и совершенно ничего и никого не смущался. Да, просто отлично, лапочка. Приберите там за мной. Я напачкал... Старик хрипло засмеялся и вышел сквозь автоматические двери. Его спутники последовали рядом. *** Алло! Влад сонно ответил на телефонный звонок, потягиваясь ещё в кровати. Владислав, здравствуйте! Вы должны через полтора часа подъехать на парковку ресторана "Ванкувер". А вы кто? И откуда узнали мой номер? Приезжайте один, без брата и своих рабов, собеседник сдержано хихикнул в трубку. Что? Влад испугался и мгновенно соскочил с кровати. Да не волнуйтесь вы так! Мы знаем про ваш подвал и восьмерых животных, что вы там держите. - Но... Я же сказал не волнуйтесь, всё нормально. Я не из спецслужб, те сами к вам приедут, а не будут приглашать в ресторан, собеседник снова хихикнул. Мы ждем вас самого через один час и тридцать минут, ресторан "Ванкувер". Звонивший повторил приказ и отключился. Влад не на шутку испугался и сглотнул слюну. Васька стоял в позе ожидания и недоуменно смотрел на хозяина. Раб понимал, что появились проблемы, но не знал какие именно. Хотя Влад тоже не знал. В голове Старшего не укладывалось: откуда звонивший знал про семерых рабов? Ладно, про Ваську он как-то мог узнать. Как-то... Но такие подробности... В общем, пацану было совсем не весело, он быстро принял душ, выпил кофе, ничего не ел и томился в ожидании назначенного часа, чтобы побыстрее поехать и всё узнать.
Глава 14.1. Адский клуб. В это время дома...
********************************************************************** Ищу группу активных единомышленников (поклонников рассказа) для возможного его продолжения. Интересно - напиши в ЛС тут или ВК - https://vk.com/arianking ********************************************************************** ********************************************************************** Старший ушёл, ничего не говоря ни Артёму, ни Ваське. А вот у Младшего всё складывалось просто отлично. Ночь прошла хорошо, рядом спала его новая игрушка петух. Пока что Артём не решился спускать малолетку с привязи, поэтому петушара ночевал на коротком поводке, закреплённом к ошейнику и стенке. Ну мало ли что, вдруг раб захотел бы ночью задушить хозяина... Это Васька уже проверенный, а петух "на карантине". Тем не менее, уехав один, Влад оставил Ваську в распоряжение брату, и раб, сразу как проводил хозяина, отправился в комнату садиста и занял позу ожидания. Артём и петух ещё спали. Ваське пришлось так простоять минут 20, и раб выполнял всё честно, не левача. Первым открыл глаза Младший. Воу! А ты что тут делаешь? Господин Влад уехал, хозяин, пояснил Васька. А-а-а! Ну, правильно, теперь ты мой. Глаза открыл петух. Малолетка испугался, посмотрел влево, вправо и соскочил, приняв нужную позу рядом с Васькой. Зрелище было просто потрясающим и завораживающим. Пацан лежал в кровати и мялся в ней, как девчонка: то потягиваясь, то переворачиваясь с боку на бок ему никак не хотелось вставать. В это время двое голых рабов стояли рядом. Один Васька красивый, атлетичный и с виду понятно, что выдрессированный. Другой петух молодой, щуплый и дико напуганный от непривычки. К тому же грудь петуха всё ещё была покрыта следами от жестокой порки. Рубцы почти сошли, но кожа оставалась грубой и рельефной, не такой, как должна быть у 16-летнего пацана. Отцепи мою сучку и научи его делать вкусный кофе. И пусть он сам его сварит. А я пока посплю... И это... не понравится кофе выпорю, слыш, петушара? Да, хозяин. Я всё сделаю, хозяин... Малолетка лепетал в страхе, было аж противно от его услужливости: "сделаю всё, только не бейте". Васька с гордым видом, как главный, забрал петуха и по пути на кухню постоянно давал тому подзатыльники. Сэру нравилось, как мелкий сжимает плечи, морщит лоб и обижено бормочет что-то типа: "ну не надо". Кофе был готов и стоял на тумбочке пацана, а рядом стояли два раба, на полу, на коленях. Артём, наконец, встал, снова потянулся и пошёл умываться. Эй, петух, а ты, типа, ничего не забыл? Младший остановился, поставил руки в боки и грозно посмотрел на малолетку. Тот снова задрожал, начал бегать глазами по сторонам и не понимал. Болбаст! Васька шепнул "коллеге", и тот вскочил в позу № 2, раскорячившись для ударов по яйцам. Нет, ну мне чё тебя с самого утра наказывать? Буркнул Артём и ушел в ванну. В глазах петуха появились слёзы: он так старался, но снова будет наказание. Младший вышел с щёткой во рту и с размаху въехал между ног малолетки. Довольный пацан пошёл дальше заниматься сангигиеной, а рабчёнок свалился с криком на пол. Возвращайся снова в позу! Опять шепнул Васька через секунд 30, и петух со стонами стал подниматься. Яйца ныли, колени ломили от стояния уже несколько минут. Наконец, Младший вышел довольный, мокрый от душа и весёлый. Хуяк! С такой приговоркой Артём снова въехал носком по яйцам своей игрушки и надменно встал над валяющимся на полу петухом, заложив руки на груди. Пацан демонстративно ждал, пока малолетка вернётся в позу и, как только тот поднялся ударил ещё раз. Трёх ударов ему посчиталось достаточно. Феее! Кофе холодный! Петушара, а ну вали делай новый самостоятельно, а ты чмош мне пока яйца полижешь... Не прошло и часу, как плантатор-рабовладелец спустился в подвал. Все рабы спокойно сидели на своих цепях у стены, и только бык-Семашко стоял по центру комнаты в раскорячке и с дилдо в очке. Вечером, когда Васька пришёл кормить животных, он подставил под грудь быка "козла" сваренную стойку, с виду напоминавшую спортивный снаряд "козёл". Без этой штуковины раб точно бы свалился без сил и выломал себе руки, он ведь стоял с заломленными сзади вверх руками, что тянулись на цепи к потолку. Благодаря "козлу", быку удалось хоть немного поспать-подремать, но его грудь получила серьёзные увечья: "козёл" имел не такую широкую поверхность, как снаряд в школах, а всего лишь узкую железную рельсу, не более 10 см в толщине. Поэтому на груди раба образовалась длиннющая полоса-синяк от долгого и неудобного лежания в такой позе. Но, перефразируя известную поговорку: проблемы раба хозяина не волнуют. ********************************************************************** Ищу группу активных единомышленников (поклонников рассказа) для возможного его продолжения. Интересно - напиши в ЛС тут или ВК - https://vk.com/arianking ********************************************************************** ********************************************************************** Артём вскочил в подвал со своей свитой: Васькой и петухом. Рабы, подъём!.. Хуяк! Последняя приговорка означала, что кто-то получил по яйцам, и этим кто-то был бычара, ведь он так смачно стоял в нужной позе, а его яйца просто сами просили: "ну, ударь нас!", и садист с удовольствием это сделал. Семашко заревел от боли и стыда. К слову, вход в подвал был не простым, а чертовски продуманным умным Владом. Вверху стояла обыкновенная железная дверь с замком, что защёлкивался снаружи. После того, как ты спустился по ступеням была ещё одна дверь, более мощная и на электронном замке. Миновать её можно было, только если знаешь верный код из 5 цифр. Сделано это не зря. Ведь, войди Васька к рабам, допустим, те устроили саботаж и как-то освободились из оков. Тогда рабы бьют Сэра и забирают его ключ. А дальше просто выход наружу. Электронный замок лишал их возможности взять физический ключ, им надо было выпытывать у надзирателя код. Но и на этот случай у Влада имелось решение. Васька был проинструктирован: в случае подобных катаклизмов сказать рабам код в обратном порядке. Ввод таких 5 цифр вызывает тревогу и оповещает хозяев наверху, т.е. включает "ревун" и восстание рабов подавляется всё там же, в подвале, а дверь клинит и открыть её можно лишь снаружи. Код знали всего трое, и Васька очень гордился таким доверием к себе. Эй, падлы, сегодня начинаем работать! Артём просто танцевал вокруг своих вещей, пиная то одного, то другого. Больше всех доставалось, конечно же, Витьку. Ведь это мясо, которое можно было пиздить без страха, а вот рабы-рабочие нужны полностью здоровыми. Как твое имя? Артём схватил раба за подбородок. Я чушок, господин. Пра-авильно, умница... хвалю... Младший чуть не целовал опущенца, благосклонно поглаживая того по голове. А раб стоял в позе, весь в напряге и страхе. А ты кто? Слизняк, хозяин. А ты? Вафел... Минаков ответил с дрожью в голосе, он не мог привыкнуть к своему новому статусу. А теперь устроим перекличку, твари. Громко и по кругу называемся все. Живо! Пёс, хозяин! Вафел, хозяин! Чушок, хозяин! Слизняк, хозяин! Бык ответить не мог, т.к. кляп мешал, и наступила секундная пауза. Эй, раб, а тебе понравилось сидеть в клетке? Выйти не хочется? крикнул Младший велосипедисту. Хочется... хозяин... лох сделал долгую паузу, и было видно, что он больше других стесняется и не может считать себя рабом. Ну так, какого хуёчка ты молчал на перекличке? Ты кто? Мудило, хозяин... грубый бархатистый голос раба раздавался с эхом издалека, было слышно, как он запинается в слезах. Ладно, мудило, чуть позже выпущу из клетки. Терпи! Артём подошёл к быку и с размаху шлёпнул того по голой ягодице. Семашко занервничал и заёрзал. Садист схватился за дилдо и стал активно трахать им лоха. Бык взревел снова. Через минуту пацан стоял уже перед лицом терпилы, потирая своим членом сквозь шорты по носу пленника. Ты раб? У быка на глаза навернулись слёзы, но он кивнул головой. Докажи! Артём подвёл к раскоряченному лоху чушка и вынул у того кляп изо рта. Соси ему и соси хорошо, чтоб кончил, - приказал хозяин. Не-ет, пожалуйста... запротестовал бык. Артём жестом показал чушку вернуться на место, а сам обошёл непокорного раба, вынул дилдо и вернулся на место. Пацан левой рукой сжал скулы быка и вогнал грязный, весь в дерьме и крови фаллос, на всю длину в рот терпилы. Бык закашлялся и начал судорожно срыгивать, но блевать было нечем. Большой дилдо перекрыл чмошнику воздух, и тот бился в страхе и ужасе, вместе со стыдом. Артём держал резиновую игрушку во рту жертвы больше минуты. Уже всё было залито слюнями, а раб был готов не только сосать, но и лизать, что угодно. Тогда садист медленно стал вытаскивать фаллос. Я не люблю слово "нет". Мои рабы всё делают с первого раза. Ты понял? Да, хозяин! истерично заорал бычара. Чушок снова оказался рядом и вставил свой отросток в рот бывшего товарища по детдому. Семашко пытался не смотреть на своего насильника. Раньше всё было наоборот: чушок ползал на коленях и ревел, а крутой пацан трахал того в рот. Он никогда не мог поверить, что этот лох сможет засунуть свои 14 см ему. А вот сам чушок, кроме страха испытывал ещё и радость мщения. Постепенно он осмелел и стал реально ебать быка. Младшего это всё только забавляло, и он постоянно подбадривал чушка. Кончай ему на ебало! Чтоб долго сохло. Быка окончательно сломали. Когда-то крутой красавчик стоял голый в раскорячку, с обдроченным лицом и пульсирующим раздолбанным очком. Он рыдал вслух. Ты признаёшь, что ты раб? Да, хозяин! у быка была уже истерика. Ты клянёшься выполнять любой приказ без задержек? Да, хозяин! Сейчас я сниму твои браслеты, и не дай бог ты что-то учудишь буду резать твои яйца по кусочку долго и больно. Всосал? Да, хозяин! Васька приготовил шокер и встал неподалеку. Младший снял быка с цепи, а потом и освободил руки от браслетов. Лох упал на пол в позу, как и все. Артём выбрал мощные кандалы и надел быку на руки спереди. На шее щёлкнул самый широкий железный и холодный ошейник. Раба снова перекинули через местного "козла", и в его жопу вонзилась новая игрушка. Это был крупный металлический расширитель. Артём крутанул раз, и бык застонал; ещё раз, и тот заскулил; после третьего раза раб заорал, но лежал на подставке и терпел. Больно? Да, хозяин! Сильно? Очень больно, хозяин! Я открыл его совсем немного, падла. Если станешь меня бесить буду постоянно расширять, пока не разорву твои кишки. Ты всё понял, раб? Да хозяин! Семашко просто ревел. Быка скинули на пол, а на подставке очутился чушок. Всё повторилось снова. Раб также верещал от расширителя. Но самое интересное получилось в конце. Пацан взял тонкую цепь, сантиметров 60 в длину, и пристегнул к двум расширителям рабов, соединив тех вместе. Теперь, голубки, вы всегда будете очень близко друг к другу. Артём рассмеялся в своем зловещем стиле, а два раба отныне всё могли делать только сообща. Даже лечь могли вдвоём цепи просто не хватало. Со второй парой хозяин сделал тоже самое: слизняк и вафел соединились надолго. Рабов всё больше и больше лишали свободы, даже там, где её у них почти не было. Быка с чушком приковали к стене и приказали отдыхать. А вы, уёбки, сейчас начнёте работать! Артём показал место в стене, дал земляной бур, лопату и кучу строительных мешков. Рабам было приказано долбить тоннель по указанным параметрам. И шахтёры пошли копать. Кандалы и расширители с цепями жутко мешали, но выбора у лохов не было. Ещё больше мешало то, что сзади встал Младший и стегал свои игрушки плетью. Стегал сильно, подгоняя в работе. Всё! Мне надоело! Остаёшься тут, чмошник, и следи, чтоб работали хорошо. Никакого отдыха! Артём наградил Ваську плетью, словно переходящим знаменем, и тот сразу же стал пороть копальщиков. А мы с петухом пойдём развлекаться, хихикнул Младший и удалился. Плевать, что рабов не кормили и не поили, их сразу заставили работать. Васька кайфовал от своей роли надзирателя и от души хлестал рабов. Больше всего доставалось вафелу, ведь тот считался личным рабом Сэра. Ваське нравился крупный торс личного раба, и он исписывал того полосами повсюду: на плечах, рёбрах, пояснице. Для ударов повод не нужен. Активнее, твари! громыхал Сэр и стегал. Чё возитесь, как мыши? и снова стегал. Позже надзиратель взялся за ноги лохов, и там он прилагал двойную силу, так что следы становились серьёзными. Рабы вскрикивали, но старались работать. Так начался новый этап в Империи рабов братьев.
Примечание к части
********************************************************************** Ищу группу активных единомышленников (поклонников рассказа) для возможного его продолжения. Интересно - напиши в ЛС тут или ВК - https://vk.com/arianking ********************************************************************** **********************************************************************
Глава 14.2. Адский клуб. Знакомство
Важный и статный мужчина, про таких говорят сразу он руководитель, сидел и ел куриные крылышки гриль руками с большим аппетитом и наслаждением. Рядом стоял пацанёнок лет 15: молодой, стройный, худой, с симпатичным лицом, но по нему сразу было заметно, что он раб. Пацанёнок хоть и был в одежде: узкие джинсовые шорты чуть ниже колена, футболка без рукавов, кеды, но его выдавали ошейник красивый, лощёный, из дорогой кожи со стразами и рабская покорность. Малолетка стоял, не ворохнувшись, рядом со своим господином, с идеальной осанкой, но опущенной головой. Глаза раба упирались в пол, он ни разу не поднял их выше стола, не говоря уже о том, чтобы посмотреть в лицо хозяину. Пацанёнок держал салфетки, которыми вытирался важный человек. Место было роскошное веранда большого элитного дома. Вдали, за каскадом кустов и цветов, виднелся огромный бассейн, с другой стороны была беседка, качели, шашлычная. Забор, наверное, возвышался метра на 4. Мужчина аппетитно грыз свои крылышки и надменно, но по-доброму, поглядывал на гостя. Влад также сидел за столом, но ничего не ел. Он только стучал пальцами по стакану с соком, который, временами, отпивал. Да ты расслабься, Владик. Можно я буду называть тебя Владиком? Да... Тебя здесь никто не обидит и не съест. Или ты боишься оказаться на его месте? Важный человек больно стукнул пацанёнка в живот, тот лишь немного согнулся, скривился, но не подал виду. Ты для меня уже старый... К нам в Клуб просятся десятки шалапаев, но я выбираю сам. Ты должен гордиться, что мы обратили внимание на вас с братом. Но как? пытался, наконец, выяснить Влад. Как мы узнали про ваш подвал? Ты молодой, Владик, очень наивный... Те, кому надо, знают всё. Или ты думаешь, что у меня нет ваших переписок в интернете? Где вы, как бы, обсуждаете с друзьями фантазии, как бы анонимно всё про рабов? Но я-то знаю, что твои фантазии реальны... Мужчина подавился, закашлялся и раб тут же начал нежно хлопать того по спине. Это Максимка, мой любимец, - похвастался, наконец, хозяин дома и продолжил. - Или ты думаешь, у нас нет ваших телефонных разговоров? И труп того... Миша, кажется... в лесу... тоже никто не нашел? Влад сидел с большими глазами и открытым ртом, боясь даже пошевелиться о нем знали всё! А ваши проделки дома? Когда мне принесли отчет, я долго восхищался, говорил: ну вот же они наше молодое продолжение. Твой брат дурачок, он не руководитель, но садизма ему не занимать... У мужчины повело шею судорогой, пацанёнок сразу же кинул салфетку, забежал со спины и стал очень нежно разминать мышцы своего господина. Вот она старость... Давняя афганская контузия, черт её побери. Но Максимка меня спасает... А разве он был таким с детства? Покажи Владику... Рабчёнок быстро повернулся спиной и задрал футболку. Вся кожа от шеи и до самой поясницы, рёбра были в шрамах от кнута. Зато теперь посмотри на это чудо... А давай зажжём свечку, Максимка... Пацанёнок едва заметно сменился в лице, но очень быстро спустил шорты до колен и схватил со стола зажигалку. Раб чиркнул и поднёс огонь прямо к своей залупе. Его руки дрожали, но зажигалка приблизилась к члену и пламя вонзилось в нежную кожицу. Глаза моментально наполнились слезами, дыхание участилось, пресс и все мускулы на теле напряглись до невозможности, рука с зажигалкой подёргивалась, но пацанёнок отважно жарил себя сам, затаив дыхание. Хватит... абсолютно равнодушно и скучно скомандовал мужчина. Рабчёнок кинул зажигалку на стол, натянул шорты и встал в позу с салфеткой, будто ничего и не было. Только мокрые глаза, красные щёки и периодические судороги по всему телу выдавали его. Сейчас в штанах у него творился ад, но раб покорно и терпеливо стоял, не подавая виду. Вот добренькие кричат: жалко, как можно! Садизм отвратителен, как можно получать наслаждение от страданий тех, кто зависит от тебя? Вот сейчас Максимке плохо, а мне хорошо... Но эти добренькие сами творят столько садизма, что даже огонь на члене моего малыша с этим не сравниться. Что ты получаешь взамен, а Максимка? Господин меня защищает, раб впервые подал голос, но тот у него дрожал и срывался, воспитывает, кормит, учит. Когда я вырасту, он даст мне важную работу и жизнь... Умница, мой мальчик... Он терпелив и станет человеком, настоящим человеком. А не каким-то отбросом с зарплатой в два доллара типа кондуктора или продавца в киоске. Они ведь тоже рабы системы, но слабаки и трусы. У меня здесь таких полно: не смог терпеть будь отбросом, вещью и мучайся постоянно до смерти. Умеешь быть, как Максимка станешь настоящим человеком. Но садисты мы все! Только добренькие не признают этого, а дай им шанс... они замучают Максимку похлеще меня и тебя. Правильно это когда осознанно, когда ты умеешь управлять своими качествами, а не бежишь от них и потом делаешь всё то же, но не понимая этого... Иди, мой мальчик, позаботься об ожоге. Рабчёнок мгновенно убежал, и на веранде остались только Влад и хозяин дома. Ты спросишь к чему это я всё? Да... я люблю поговорить... Но так мало достойных собеседников, умных и правильных. Вот ты до сих пор боишься. А почему? Я... Тссс... Не надо оправданий. Я тебе скажу зачем ты здесь. Тебе хочется самому делится своими чувствами. Рабу этого не расскажешь он материал для удовольствий. И на улице не похвастаешься. Да и друзья тебя не поймут. Даже те, кто в теме. Ведь чмор и бдсм любят очень многие, очень. Но все они кто? Клоуны. А настоящих ценителей реального садизма мало. Я долго думал про вас. Вы самые необычные в моем списке. Ты не садист, нет; тебе не нравится ощущать боль раба. Ты не знаешь как это, как она выглядит, как она пахнет и какая на вкус. Это как чукче рассказывать про манго. Можно описывать долго, но реальный вкус этого сочного плода ему не познать у себя там глубоко в снегах. Даже если привезут в тундру манго это будет консервация или сухая заморозка. А вот твой брат садист настоящий. Что он творит, его фантазия, его запал нескончаемый. Но он дурачок... и поэтому с ним рядом ты. Он садист, а ты его предохранитель. Он чувства, а ты его мозг. Самые необычные у меня. Да! На веранду вышел мужчина лет 40, в костюме. С виду топ-менеджер, и что-то шепнул на ухо хозяину. Извини, Владик, работа, надо ответить... Важный мужчина взял телефон и начал говорить с кем-то. Влад понял лишь одно они обсуждали детали перевозки товара через границу. Товаром были рабы. Хозяин долго спорил по цене, рассказывая, что такой товар и у него в стране заберут сразу же, что ему накладно отдавать за границу, оформлять дипломатический коридор и всё в таком духе. Звучали суммы в 300 тысяч, мелькала цифра в 500. Влад сидел и тихо офигевал. Прости, Владик. Работа требует моего вмешательства... Да, ты всё правильно понял... я продаю рабов. Важным, очень важным людям. Ты думаешь, только у тебя в подвале сидят животные? Уууу, как ты наивен. Ты думаешь, чем человек могущественнее, тем он добрее? Ты думаешь, меня бы давно арестовали и отправили на электрический стул или на пожизненное? Но нет, вот тут, хозяин показал пальцем на свою голову, вся ценность. Все, кто может меня убрать или посадить пользуются моими услугами. Даже там, далеко, они тоже любят русских мальчиков. Только бразильцы могут с нами конкурировать... так повелось... Ты даже не представляешь сколько малышей сидят в подвалах великих людей. А ты включишь телевизор и никогда не подумаешь, что вчера вечером его руки заставляли страдать мальчонку. Он тебе так честно расскажет про заботу о пенсионерах или помощь больным, что какие там рабы! Но это особая каста, а сколько тех, кто приходит просто берёт на раз? Хочешь просто попользовать, хочешь полный пакет. Всё решает только цена... Деньги правят миром, только деньги. Тут прибежал Максимка и встал, как и прежде, рядом с хозяином. Вот его возьми. Зачем он всё это терпит? Деньги! Сейчас одеваю, кормлю. Потом получит капитал, работу, протекцию. Всё решают деньги, Владик... К чему вы мне всё это рассказываете? Мне нужны такие люди, как вы с братом. Даже не для работы, для общения, для членства в нашем Клубе. Я ценитель, понимаешь? А захочешь можете работать. С твоей головой и братским садизмом... Здесь ты сможешь всё! Как вы там говорили своим жертвам: вы можете всё? Нет, у меня вы сможете всё. Хочешь, завтра выведу тебя на президента. Любого! Личная встреча. Но зачем они тебе? Сейчас. А вот, когда ты станешь маститым... такие связи... Вот это и есть жизнь! Понимаешь? Ты приходишь в Клуб, и туда приходит Он. И не за деньги ты получаешь помощь, не за то, что женился на его дочери. А за то, что вы единомышленники и имеете общий секрет. Мне надо, чтобы ты привёл к нам своего брата. Мы любим развлечения, а он сможет нам показать настоящее шоу. Раба сделаем любого и не одного. Но ты должен быть рядом с ним всегда! Он у тебя дурачок... он мастер боли, но ты его голова. Влад начинал понемногу привыкать и смелеть. Он взял даже бутерброд с икрой. Ведь голоден был пацан, утром аппетита не было. А теперь у него носился ураган в душе. Он понимал реальные возможности и перспективы, понимал, куда его пускают и к кому, но изо всех сил старался не выдать свою юношескую наивность и радость. А сейчас я тебе покажу наш Клуб. Пошли... Хозяин долго водил пацана по этому тайному заведению, показывал множество рабов. Но самым уникальным для Влада стал мост мучеников, как его называли в Клубе. Каждый член Клуба проходил по этому мосту, следуя в Зал встреч. Это был небольшой коридор между внешней частью и внутренней. Простая дверь, за которой находился шок: шесть рабов, по три с каждой стороны, были прикованы к стене стоя. Пол, длиной метров 6, состоял из узких качающихся белых плит-клавиш, по типу понтонов. От каждой плиты шёл тонкий трос в обе стороны и крепился к яйцам двух рабов. Когда никого не было рабы просто стояли с привязанными тросами, но стоило человеку ступить на плиту, как та проваливалась на несколько сантиметров вниз, натягивала трос и это фактически отрывала яйца рабу. Нет, всё было рассчитано гениально никаких увечий, натяжение было до максимума, но без вариантов повреждений семенных канатиков мучеников. Человек шёл, ступая на первую, вторую, третью плиты... и заставляя орать первую, потом вторую, потом третью пару рабов. Создавалась мелодия из криков и стонов. Кто-то мог остановиться на плите, наблюдая за мучениями, кто-то проходил быстро. Эта инсталляция была создана для красоты и демонстрации могущества Клуба. Всего 24 раба обслуживали её. Все молодые и подобранные один под одного. Их меняли раз в 6 часов, давая отдохнуть перед завтрашней сменой, и всё начиналось сначала. Я хочу, чтобы вы у нас работали, но не тороплю вас. Приходите, будьте просто участниками. Пусть твой брат покажет нам шоу, уже на выходе говорил Хозяин. И да, вы там копаете себе бункер брось эти глупости. Загони экскаватор, построй быстро и легко, а потом развлекайся там с животными. И не бойся никого: все, кто может вас наказать все у нас. Но и дружи с головой, сохраняй адекватную таинственность. Я жду вас! Состояние Влада можно было передать простыми словами он был в ахуе. Весь его мир рухнул в одночасье. С одной стороны его распирало счастье от доступа в такое место. С другой жизнь начала казаться такой примитивной и скучной, ведь все принципы, правила, законы разрушились на его глазах. Мост мучеников как такое вообще может быть? Но пацан видел всё своими глазами и даже ходил по полу, заставляя пленников вопить и рыдать. Всё это не укладывалось в голове Старшего. Он не поехал домой, купил бутылку рома и поплелся куда-то в парк, сидеть в одиночестве и приходить в себя.
Глава 15. Суматоха
Йаа-хууу! Артём сидел на полу в гостиной, скрестив ноги под собой. Рядом с ним стоял бумажный пакет, заполненный грецкими орехами. Пацан брал один орех, целился и кидал. Иногда раздавался звук удара о железо, иногда просто "бульк", но чаще всего орехи хрустели об пол. В этот раз Младший попал по железу, и отсюда было столько радости. Впереди, метрах в двух от садиста стоял петух. Точнее раб был раскорячен в позе, будто он сейчас будет отжиматься от пола: спина ровная, ноги вытянутые и прямые руки, упёртые в пол. Красивая поза, если тело молодое, худое и имеет свои контуры. У петуха было именно так. К тому же член раба, под силой притяжения, тянуло вниз, и он немного выглядывал из-за бедра. С виду не страшно, только если не учитывать тот факт, что стоять в такой позе лоху пришлось уже минут 15. А он не был мегаспортивным, мышцы от напряжения уже ныли, даже пресс сводило, босые ноги подло скользили по ламинату, что заставляло напрягаться ещё сильнее, чтобы их удерживать и возвращать на место, шея болела. Но самое главное, на полу была высокая горящая свеча, которая не давала чмошнику прогнуть спину даже на несколько сантиметров. Петух же выступал своеобразной подставкой. Садист поставил на него три миски разного размера, одна была наполнена водой до краёв, что ещё больше осложняло задачу раба резкое движение и вода выплёскивалась. А две другие пусты. Суть этой инсталляции заключалась в том, что Артёмка играл в только что выдуманную игру. Мешок грецких орехов, три миски и расстояние в два метра. Пацан брал "мяч", целился и бросал его в "лунку". Фишка была не только в размерах мисок, но и в степени сложности. Попасть в воду легко, но это 1 очко. Если расплескается вода уже -1. А вот попасть в пустую железную миску проблема, ведь орех из неё по инерции летит дальше. А если это очень маленькая центральная миска так вообще почти нереально. Зато это 5 очков! Пацан кидал, раб после каждого броска выкрикивал счёт. Младший был большим ребёнком, и такие забавы его веселили от души. Особенно, если при этом кому-то было больно или неприятно. У петуха уже дрожали руки и ноги, и он вот-вот должен был свалиться на пол от бессилия. Когда счёт стал -25 Артёму играть надоело, свеча уже немного сгорела и стала короче. Десять отжиманий, чмо! И свечу не загаси давай! Раб попытался выполнить приказ, для этого надо было опуститься всего на 10 сантиметров. Те кто тренируется, знают, что жим в полсилы куда сложнее полного оборота. И рабу было не столько сложно наклониться к самому огню, что обжигал живот, сколько сгибать и выпрямлять руки. Он весь дрожал, сильно, будто турбулентный самолёт или инвалид с ДЦП. Садиста всё это смешило до истерики. Раб в судорогах смог сделать всего 3 жима и непроизвольно, потеряв координацию, свалился прямо на горящую свечу. А-а-а! Лошара! Петух почти сразу стал подниматься, но руки его реально не слушались. Это были уже не судороги, а просто паралич. Он двигался и дёргался очень забавно, отчего Артём просто катался по полу, а раб бултыхался на мокром полу. *** Длиннее, пидарасы! Васька сидел на стуле, далеко вытянув свои длинные ноги, а окольцованная парочка чушка и быка ползала перед ним на полу и старательно вылизывала. Сэру нравилось, когда рабы одновременно начинали вести языками от внешней стороны ступни (там у Васьки было щекотное место) и не отрывались до самого бедра, заканчивая процесс смачным поцелуем-присоской. В этот раз так не получилось, и рассерженный Сэр долбанул кулаком в ухо быка. Ещё пару дней назад за такое бык переломал бы кости своему обидчику, но сейчас он досадно потупил взгляд в пол и пробубнел: "простите, сэр". Влад запрещал своему рабу секс, но фут, игры и развлечения под табу не подпадали. Поэтому Васька творил со своими "подчиненными" всё, что ему в голову приходило. Ещё раз! Голос Сэра был грубый, надменный и безжалостный. Рабы, ползая на четвереньках, моментально припали языками к ступням и потянулись вверх каждый к своему бедру. Васька расплылся в улыбке и кайфовал. В это время двое других лохов слизняк и вафел упорно долбали стену и старались не обращать на себя внимания, чтобы Васька снова не стал их стегать плетью. Тела этой парочки сзади были исписаны красными полосами, было даже несколько рубцов. Рабы уже выкопали два полных мешка штукатурки и земли и сейчас заполняли третий. Они были перепачканы потом и пылью, отчего выглядели просто отвратительно. А Васька продолжал кайфовать. Вафел! Сэр неожиданно и громко окликнул работягу, и тот должен был мгновенно повернуться и упасть в позу на колени. Лох так и сделал, но его "напарник" недопонял, и от этого оба заорали от боли в очке. Васька стал похож на Артёма и расхохотался от того, что два лоха упали на пол, кривясь от боли и расставляя пошире ноги. Пошли поссали! Сели отдохнули 5 минут! Сэр командовал, а два ноголиза не отрывались ни на секунду. Теперь рабы старались над другими любимыми местами Васьки. Этот селянин сам того не знал всю жизнь, что смог выяснить буквально за пару часов, проведённых в подвале вместе с рабами. Бык залез языком под колено снизу и старательно работал там. У Васьки аж судорога ногу сводила от кайфа, когда лох прикасался языком в том месте. Второй раб чушок вылизывал внутреннюю часть бедра, прямо перед членом и яйцами, но к гениталиям не прикасался. Сэру не хватало только бутылки пива и бейсболки, чтобы была картина "самый чёткий пацан чморит двух конченых лохов". Васька сидел и только мечтал, как он будет гнобить этих животных завтра, послезавтра, через неделю... В этот момент в подвал ворвался Артём. Васька с испугу соскочил со стула и плюхнулся в позу рядом с теми, кого только что чморил сам. Ого! Развлекаешься, сучка? Простите, хозяин... Да похуй, следи, чтоб работали, и делай что хочешь. А мне нужен новенький. Петушара сдох, пойдет на замену... Да не ссы, живой валяется, просто устал... Артём злобно рассмеялся и вытянул за ухо мудилу из клетки. Тот с трудом поднялся на ноги, похрамывая от онемения и долгого нахождения без движений. Младший кинул Ваське браслеты с уздой, и надзиратель быстро подпрыгнул к рабу сзади. Сэр защёлкнул наручники за спиной мудилы, а ещё одно колечко на цепи протянул к яйцам раба. Вышло так, что мудила не мог особо руками шевелить, иначе отрывал себе яйца. Это чтоб ты не надумал выкинуть чего наверху, пидар! Садист пинками погнал свою очередную жертву в дом. Ну чё уставились, падлы! Васька схватил плеть и стал пороть всех, без разбора. Вы лохи работать, вы к ногам, языками меня веселите. Всё это время только один раб был в покое пёс. Он тихо сидел на своей цепи и почти не дышал, чтоб ни Артём, ни Васька про него не вспомнили. Всё почти мгновенно вернулось на свои места: вафел и слизняк взялись за лопаты и бур, а Сэр развалился на стуле, вокруг которого ползала парочка чмошников. Васька закинул руки за голову, поднял лохов, приказал тем облизывать свои подмышки и рёбра, сам закрыл глаза и кайфовал. Его член просто взрывался, оттуда постоянно сочилась смазка, но надзиратель терпеливо не трогал отросток. *** В это время Влад, бухой в пень, шаркая ногами, плыл по набережной. Нет, он не был в воде, просто назвать это походкой было нельзя. Пацан общался с инопланетными существами и жителями мордора, что выглядывали из воды. У него перед глазами постоянно появлялись то максимка, который жёг свой член зажигалкой САМ, то мост из рабов. И пацан понимал всё больше, что его детские шалости, даже пытки Артёма это просто шалости... Эй, пацан! Влада кто-то окликнул. Ты чё, совсем в нереале? Подошли двое гопников, лет по 25-27, лысые, в спортивках. Один обнял Влада, другой подпёр плечом. Первый залез в карман пацана и стал там шарить; второй просто вёл, чтобы прохожие не обратили внимания, и был готов стукнуть в печень, если Влад начнёт сопротивляться. Но мажору всё было пофиг, он почти ничего не понимал. Первый достал из кармана айфон и нагло стал рассматривать прямо перед Владом, после чего положил мобилу к себе. Слушай, пацан, ты совсем плохой. Идём, мы тебе поможем... Гопник с ехидством шепнул Владу на ухо и повёл того в пустую часть парка. Вдалеке там стоял какой-то долгострой идеальное место для преступлений и извращений. Гопники затолкнули Влада вовнутрь, отчего тот сразу же упал на пол, споткнувшись об порог. Первый дерзко ботинком поддел пьяное тело и перевернул на спину. Воры стали обыскивать пацана: забрали кошелёк, нашли ключи, документы, сорвали цепочку, браслет... Второй решил присвоить себе куртку и приподнял Влада, отчего тот лицом упёрся в пах первого. Гопники гигикнули и, закончив с вещами, присели на корточки перед пьяным. Ну чё, детка, сделаешь нам хорошо? Первый хмыкнул и харкнул прямо в лицо Влада. Потом он встал, расстегнул ширинку и стал ссать на пацана. Далее гопники оттянули жертву к колонне, что стояла посреди комнаты. Владу не нужно было даже связывать руки, он тупо сидел с закаченными под небо глазами. Ушлёпок конченный. Первый вплотную приблизился к пацану и прикоснулся своим вставшим членом к губам мажора. *** Сейчас, пидар, я буду тебя ебать в рот, Младший уложил мудило на стол, на спину и готовился вогнать свои несколько сантиметров тому в рот. Твоя задача работать хорошо и терпеть. Быстрее кончу быстрее тебе станет легче. Усёк? Да... хозяин... И не дай бог ты меня укусишь. Я вырву тебе все зубы и отрежу яйца. Ясно? Петуха Артём поставил между ног мудилы и приказал взять яйца того в кулак и немного оттянуть вверх. Садист ведь не мог нормально потрахаться, ему это не приносило радости. Только истерики и крики от боли могли заставить мозг выработать нужные гормоны и дать команду к осеменению. Поэтому Младший медленно и с издёвкой вставил свой член в рот раба, для которого уже сам этот процесс был пыткой. У мудилы сразу же потекли слёзы из глаз, но он повиновался. Артём взял толстую розгу и стал потихоньку себя разгонять, медленно двигая членом во рту. Губы сожми! Работай на подсосе! учил садист. Раб старался, как мог. Член Артёма понемногу отвердевал, но этого было недостаточно. Младший поднял розгу и несильно хлопнул ею по яйцам мудилы в стакане, точнее кулаке петуха. Жертва застонала, но продолжила сосать. Через минуту садист повторил удар, но сделал это сильнее. Раб заёрзал, застонал сильнее, но продолжал сосать. Ещё минуту спустя Артём дважды стукнул розгой и уже довольно сильно. Это вызвало горловой крик у раба, он начал вырываться, сжимать ноги, но Младший крепко держал жертву за плечи, а петух за яйца. Последний удар был самым сильным, что заставило мудило протяжно и долго выть, дёргая головой из стороны в сторону. Такой кайф страданий дал садисту импульс, и его спермак полился в глотку мученика. Счастливый Артём капал остатками уже на засопливленное лицо мудилы, а сам понемногу скатывался на пол. Иди сюда! скомандовал он блаженным голосом петуху, и тот вмиг оказался мордой перед членом. Отполируй! Лох схватил член хозяина в рот и стал обсасывать так старательно, что у Младшего встало снова. Он схватил петуха за уши и стал надрачивать снова и снова. Потом садист поднялся на ноги, не останавливая петушиный процесс, взял розгу и со всей дури, что только была в его слабых ручонках, хряснул ею по красивому подкаченному и загорелому животу мудилы. Раб вскрикнул, точнее, протяжно завизжал, а пацан кончил в рот петуха. Дважды довольный Артём распластался на полу гостиной. Вафел и слизняк работали уже из последних сил. Часов 7 они выгребали землю с небольшими 5-минутными перерывами. А покормить рабов Васька так и забыл. Он и сам не ел уже с утра, ему так понравилось кайфовать от языков чмошников. Рабы валились от усталости и голода. Наконец надзиратель пошёл поел сам и принёс 3 пачки овсянки рабам. Он взял ведро, высыпал туда всю кашу и тупо залил холодной водой. Сэр дал крупе 10 минут настояться. Всё это время голодные рабы просто таращились на пищу, а Васька ухмылялся с них. Ну что, все жрать хотят? Да, сэр! хором ответили лохи. Тогда поиграем в гонки. Надзиратель заржал, взял ведро и поставил его по центру комнаты. Рабов разместил по разным углам, парами на цепях. Дальше чмошникам было приказано сделать все точно, а любая ошибка оставляла их без еды до самого утра. Рабы должны были подняться с позы, потереться задницами друг о друга, и так, чтоб их члены сексуально болтались, потом по очереди взять в рот с заглотом друг у друга на пару секунд, и только после этого опуститься на четвереньки, и так подползти к ведру. Подняв плеть, как стартовый пистолет, Васька с силой ударил ею пса, и это означало гонка началась. Четыре голых голодных и испачканных пацана стали творить всё, что приказал Сэр. От одного только вида всего этого можно было задохнуться со смеху, что Васька и делал. Особенно его смешил бык: пацан с таким телом, реально крутой и мощный, делал всё, как последний слизняк, и ему некогда было плакать или стыдиться он хотел есть до обморока. Пара быка и чушка оказалась проворнее. Вполне логично, ведь они не долбали землю 8 часов подряд. Когда 4 четвероногих существа с цепями в жопах побежали к ведру это была кульминация. Лохи сбили себе колени в кровь, спеша к пище. Первая голова, которая окунулась внутрь, была быка. Чмошник стал не просто есть, а заглатывать в себя. Фишка в том, что в узкое ведро мог поместиться только один едок, и поэтому вафел со слизняком оказались в очереди. Подождав секунду, вафел за волосы вытащил быка и сам окунулся в кашу. Ему удалось схватить всего пару раз, как бык с силой вытащил врага и сам снова полез за добавкой. Вафел не остановился и начал драться, оттягивая быка в сторону, он душил здорового, а тот кулаком бил в челюсть. Пользуясь моментом, слизняк нырнул в ведро и стал жадно жрать. Единственный кто оставался голодным был чушок. Он попытался что-то сказать слизняку, но тот с ведёрным эхом послал его на хуй и продолжал насыщаться. Драка между быком и вафелом не прекращалась. Точнее они не столько избивали друг друга, сколько валялись на полу и душились. От очередного поворота ведро опрокинулось вместе со слизняком. Несколько капель вытекли на пол, и чушок мигом стал их слизывать с пыльного бетона. В итоге победил бык, который был не таким уставшим, да и более сильным. Вафел с разбитым лицом остался валяться на полу, а бычара снова забрал у слизняка корыто и стал уже руками выгребать остатки каши. Все рабы измазались в клейком ужине вперемешку с пылью. Васька стоял недалеко и ржал до одури. Наконец, ему это надоело, да и ведро стало пустым, и он рявкнул. Смирно! Четверо лохов моментально заняли свои позы. По бороде каждого стекала густая слизь от геркулеса. Каша была в волосах, на глазах, на груди. Вафел знатно получил от быка, его лицо украсили сразу три синяка, а бычара заимел ссадину на плече. И только чушок почти не испачкался во всей этой вакханалии и не был побит. Ну что, нажрались? Да, сэр!.. Нет, сэр... Последние слова были от чушка, который произнёс их очень тихо и потупил взгляд в пол. Вы так хотите всегда жрать, суки? продолжал рычать Васька. Ладно бычара, он всех вас выебет одной рукой. А вы пидары куда лезли? Что ума нет договориться и поделиться? Вы гниды должны теперь всё делать вместе. Васька взял розгу и стал стегать быка везде, где попадал. Доставалось и вафелу, который и без того был весь исполосован, но бык получил больше всех. Вы команда, падлы. Чушок вообще не жрал. Ты, скотина бычья, теперь работать не сможешь, блядь желудок ещё не болит? Сейчас будет. Сэр лупил рабов уже не только розгой, но и кулаками, хотя не по лицу. Васька принёс небольшой тазик и ногой толкнул его к быку. Сейчас, чмо, ты всё вырыгаешь назад. Бегом! Или тебе помочь? Раб испугался и вначале не понял, что и как ему делать. Но пинки и крики Сэра заставили его додуматься засунуть два пальца в рот, и тягучая слизь полилась обратно из лоха. Таз постепенно наполнился, в комнате появился неприятный запах. Все сморщились, Васька даже отошёл на пару шагов назад. Сейчас, гнида, обратился он к вафелу, ты возьмёшь эти миски и разделишь всю гадость на четверых. Вам с быком меньше, тем лохам больше. Дрожащими руками вафел стал раскладывать блевотину по 4 глубоким мискам. Чмошники то и дело срыгивали воздух от всего, что происходило. Даже надзирателя тошнило, но и нравилось всё это. Сделав 4 порции, рабы стали жрать. Под крики Сэра и его пинки они с трудом стали прикасаться языками к густой массе. Если бы не голод, вокруг всё было бы облёвано, а так выходили только газы и немного слюней. Рвали все четверо, но жрали. Когда в тарелках не осталось ничего, чушок чуть не потерял сознания. И если вы хотите жрать по-нормальному, твари, вы должны договариваться и делать всё вместе. Урок ясен? Да, сэр! Чмошники качались в полуобмороке, вафел до сих пор срыгивал. Единственный, кто так и оставался голодным, был пёс. Васька приковал две пары к стене за их анальные цепи, давая чмошникам отдых, а сам пошёл за едой для Витька. *** Первый гопник валялся лицом в землю весь в крови. У него были выбиты зубы, раздроблен нос, со лба тёк кровяной ручей. У второго бедолаги ладонь левой руки была почти насквозь пробита камнем и, наверное, переломаны рёбра, потому что он валялся на боку, скрученный, и тяжело дышал, почти задыхаясь. Но Влад не успокаивался, он стоял над первым и озверело лупил того в бока ногами, ломая и ему рёбра. Последний удар был особо зверским прямым носком кросса прямо в ухо. Такое бесследно точно не проходит, и гопника ждала или глухота, или что-то ещё худшее. Пацан всё время сплёвывал. Он забрал свои вещи и ушёл с места. От алкоголя не осталось и следа. Адреналин это чудодейственный гормон. Когда гопник засунул свой член в рот Влада, пацан очнулся и приоткрыл глаза. Увидев, а потом почувствовав жирную сосиску в себе и поняв, что происходит, он мгновенно стал трезвым и в два счёта уложил насильников на землю. После чего зверству Старшего не было предела. Он шёл и всё также продолжал сплёвывать, постоянно. Влад не мог понять, как ему это всё расценивать: стал ли он теперь опущенцем или это произошло бы только после выхода спермы гопоты в него. Пацан утешал себя, что это не считается, что он вовремя успел дать отпор. Но рот самопроизвольно выбрасывал из себя слюну, а ощущения были какими-то непонятными. Не помогала даже жвачка.
***
Первая часть рассказа Империя рабов (просто пытки) заморожена. Здесь вы найдете минимум художественности и максимум пыток. Для любителей полноценных историй со всеми составляющими - читайте Империю рабов (Новая эра) http://ficbook.net/readfic/2354419. Вторая часть является логическим продолжением, но может быть и самостоятельной.

Не забудьте оставить свой отзыв: [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]


Приложенные файлы

  • doc 7339099
    Размер файла: 740 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий