Туда и вперёд


"Соседский мальчишка. Часть 1"

      Глава 1. Фокусы без трусиков            После окончания института и года стажировки, я сразу стала классным руководителем 5-Б      класса. Мне тогда было еще 23 года. Это был мой дебют, но я считаю, мне очень повезло. Класс не доставлял мне особых проблем, и выдался на редкость дружным. Мальчишки и девочки не сторонились друг дружку, на переменах они вместе играли или беседовали, часто слышался общий смех или визги девочек. Я легко нашла общий язык и с мальчишками и с девочками. В течении 5 - 6 классов, я посещала с ними музеи, выставки и кинотеатры. Мы вместе ходили в ботанический сад и несколько раз выезжали на природу.            А один из моих учеников, мальчишка Антон, жил в моем подъезде на два этажа ниже. Просто, его мама Зинаида, узнав, что я учительница, записала его когда-то в школу, так сказать по      соседски, в мой класс. Для них хорошо, ребенок под полным контролем. А потом мы с Зинкой и подружились. А вот в конце Антошкиного шестого класса, тогда ему было 12 лет, Зинаида решила сделать у себя в квартире капитальный ремонт. Они с мужем наняли фирму, а сами, почти на пару недель маханули в Италию. Там у ее мужа были дела по работе, а Зинка шла вроде, за переводчика. Но перед отъездом, у них возникла проблема, - куда и с кем оставить сына Антона: Вот Зинка и упросила меня, как соседку и учительницу Антона, приютить его на пару недель у себя. Муж Зинки Толик предложил мне на это дело неплохую сумму, больше моего месячного оклада, и я согласилась. Еще я решила позаниматься с Антошкой за это время, по отстающим предметам.            Живу я в однокомнатной квартире, в том же парадном, что и Зинка. Меня зовут Леся Львовна, я небольшого роста, шатенка, совсем не толстая, правда, имею небольшую грудь. Говорят, что симпатичная, но я еще не замужем, хотя мне уже почти 25. Есть у меня, конечно, парень - Андрей, но он еще тормозит, и к тому же загружен работой. Ну, пока все:            Толик притащил ко мне раскладушку, матрас и постельное белье для сына. А затем сумку с вещами Антона, что собрала Зинка. В воскресенье вечером Антон, проводив родителей, пришел со своим рюкзачком и планшетом. Я выделила ему место для вещей и освободила стол для занятий, а сама занялась кухней. Вечером, перед сном я проверила его уроки, и мы с ним поменялись местами, я села за стол готовиться к завтрашним занятиям, а он сместился в кресло перед телевизором.            Легли мы почти в 12. Пока он был ванной, я постелилась, быстренько надела голубенькою ночнушку и юркнула в постель. Антошка разделся до трусов. Я отметила себе, жилистое и крепкое тело мальчишки. Антон погасил свет и заскрипел раскладушкой. (Интересно получается: - ночнушка - раскладушка - подушка... Антошка) . Так вот, минут через пять, вдруг послышался треск, шум, что-то упало. Антон включил свет, оказалось, ткань раскладушки полностью порвалась и раскладушка сложилась - (наверное, еще первый Китай) . Антон отставил раскладушку и хотел постелиться на полу, но я то знаю, какой там сквозняк идет по ногам, поэтому сказала, чтобы он ложился ко мне на диван. Места вполне хватает на двоих, а сама я подвинулась к стенке. Антон перенес одеяло и подушку, погасил свет и лег. Я повернулась к стенке, так мы и уснули.            : Прикол начался утром. Так как обычно я сплю без трусиков, поэтому я их сняла перед сном еше в ванной, а другие и мой халатик были в шкафу, который теперь нельзя было раскрыть, так как был разложен диван, а на диване то спал Антон. Собственно, можно было еще полчаса и поспать, но мой внутренний будильник потребовал срочного освобождения.            Дело в том, что в квартире, да и на улице, было достаточно тепло, и я была в своей обычной легкой голубенькой ночнушке в виде маечки, с низу даже чуть расходящейся, а по длине чуть ниже моей девочки. Я же ни как не ожидала, что останусь без трусиков со своим учеником. Я аккуратно, чтобы не разбудить мальчишку, перелезла через него и юркнула в туалет. А потом, так как времени было достаточно, я сделала на кухне легкую гимнастику, поставила кофе и приняла душ. Но как по теории зловредства, полотенце тоже оказалось сегодня совсем коротким и мне пришлось обратно набросить ночнушку.            Когда я вышла из ванной, кофе как раз сварился, я его выключила и стала намазывать бутерброды. В это время, на кухню подошел Антон. Я пожелала ему - с добрым утром, показала, что кушать на завтрак и отослала в ванную. Но он, еще спросонья, замешкался и продолжал топтаться в дверях. И тут я заметила, что он как-то "не туда" смотрит. Я бросила взгляд, о Боже! Свет из окна сделал мою ночнушку почти прозрачной, и я оказываюсь почти голенькой перед своим учеником! ...            А Антон стоял в одних синих трусах в виде плавок, сглатывая от волнения слюну и пялился на меня:      Меня бросило в краску, я что-то еще говорила. Но быстро прошмыгнула мимо него в комнату.      "Фух: Стыд то какой! ... Ну я и выдала: То-то он застыл: Хи-хи: А вообще-то: , - какой эротический момент получился: Клаасс! ... Во как кровь у меня заиграла... Хи-хи" : Я даже почувствовала возбуждение...      : Мы позавтракали и отправились в школу.      А вечером, когда я стояла за гладильной доской и гладила белье, то отметила, что Антон как то часто поглядывает на меня. Я подумала, что он, что-то хочет спросить. Потом глянула на себя - короткий легкий халатик открывал мои ножки и обтягивал упругие ягодицы. Антошка сглотнул. Я все поняла и улыбнулась себе. А потом, сидя перед телевизором, я ловила его взгляды на своих ножках, когда они чуть больше выглядывали из под халатика. "Да, я смотрю. Мальчишка уже во всю интересуется этим вопросом. Надо быть по аккуратнее с ним."            Перед сном, когда я меняла халатик на ночнушку, меня посетила озорная мысль: и я опять халатик оставила в шкафу. Я раздвинула диван и постелилась и легла, но в этот раз я положила себе под подушку свежие трусики. Тут пришел Антон и успел увидеть это. И представьте, какое было мое удивление, когда утром я трусики у себя под подушкой не нашла: ? Тогда я аккуратно заглянула к нему под одеяло, - оказалось, что он на них спал. Не знаю, как мои трусики оказались у него? ... И, я опять не стала одеваться... У меня было такое состояние, ну немного похожее на ожидание чего-то приятного. Я так и оставалась как вчера утром, только в ночнушке и, и уже ждала прихода Антошки: И вот он пожаловал:      - Доброе утро Антон, - приветствовала я его на кухне.      - Доброе, - пробормотал он, отводя взгляд.      Я улыбнулась, - давай завтракай, а то опоздаем.      Я поняла, что мне доставляет удовольствие вгонять его в краску.            Антон сделал вид, что не смотрит на меня, но периодически бросал пронизывающие взгляды. Я их прямо ощущала. А он естественно надеялся увидеть что-то побольше, поэтому я опять на минутку встала у окна. Он сглотнул от волнения увидав, четко вырисовывающиеся из под ночнушки мои груди с торчащими как рожки сосочками, голые бедра и конечно треугольничек внизу живота. Его выдавал румянец на лице и возникший бугорок на трусах. Он засуетился, вначале сгорбился так, чтобы торчащий пенис меньше выделялся, а затем стал прикрываться рукой.            "Ух ты, у него встал. Хи-хи: Я и не ожидала: Он ведь такой юный:" Я вышла из кухни.      А мое сердце стучало от того, что я сама, разрешила ему увидеть себя почти голенькой. И уже днем, в свободные минуты, я думала о тех приятных ощущениях, которые я испытываю, находясь без трусиков и в прозрачной ночнушке перед своим юным учеником. Срам то какой: хи-хи:            А после занятий, Антон подождал меня, так как ключей у него не было. И уже дома, вспоми ная утреннюю пикантную ситуацию, мне захотелось еще раз ощутить ее, поиграть с ним, опять увидеть его реакцию (ну напроказничать, в общем) . Скорее поэтому, я не стала его выгонять из комнаты, а отрыв шкаф и стоя к Антону спиной, я сняла блузку и юбку, оставшись только в легеньких трусиках и лифчике. В небольшом зеркале шкафа я наблюдала, как он весь напрягся и засуетился возле стола. 
 "Наверно во мне есть что-то от эксгибиционистки. Интересно" : Я медленно сняла и лифчик, а затем набросила легкий халатик. "Ух:" Я так возбудилась: , аж внизу затомило, поэтому я быстро ушла в ванную.            Мы покушали, и Антон убежал на тренировку. Вечером, он опять поглядывал на мои ножки, и мне было очень приятно от этого. А перед сном, он неожиданно вошел в комнату намного раньше, чем я ожидала. Я уже была только в ночнушке, но еще застилала постель. И его взору, возможно, открылась моя круглая голая попка или часть ее, не важно. Я смутилась и быстро присела на кровати. Он опять сделал вид, что не смотрит, и я со словами "спокойной ночи малыш" залезла под одеяло и демонстративно положила чистые трусики под свою подушку.            А утром смотрю, снова их нет на месте: - мои трусики зажаты в его руке. "Какой-то фетишизм получается" , но вообще-то, мне все равно приятно и настроение поднялось. Я, можно так сказать, этого внутренне даже хотела, ожидала. Я не стала их забирать, а пошла делать утренние процедуры.            Закончив все, я вернулась в комнату. Он еще спал.      - Вставай соня. Вставаай, - я трясла его за плечо.      - Встаю, ну встаю, - повторял он.      Тогда я подошла к окну и раскрыла шторы. Утренний свет пронизал меня и наполнил комнату.      Он открыл глаза и уставился на меня. Вижу, сон у него сразу прошел: Мои сосочки отчетливо проступали сквозь тонкую ткань ночнушки, лучи освещали все контуры моего тела:      - Быстрее умывайся, завтрак на столе, - продолжала поторапливать я.      А он продолжал пялиться на меня и вдруг сказал:      - Вы такая красивая: - и замолчал потупив взор.      Я даже засмущалась, но подошла и рывком стащила с него одеяло. Антошка быстро прикрылся, руками пряча пенис обратно в трусы, но тот продолжал торчать. Хи-хи:      И когда он встал с постели, его писюн оттопыривал ткань, а Антошка все старался скрыть это.      - Да вижу я, вижу. Хи-хи, - я кивнула на бугор на его трусах. - Это у вас у всех так утром. Марш быстро в ванную.      Он покраснел и вышел из комнаты.            "А вообще, забавно, но меня, кажется, начинает нести. Хочется его дразнить" : После школы, я из под халатика сняла трусики, и так и осталась без них, и он знал это. Поэтому, весь вечер забавно суетился вокруг меня. Я же старалась следить за собой, чтобы случайно не отрылось, что нибудь. После ужина усаживаясь перед телевизором, я подобрала халат и проверила, что все нормально. Но все равно Антошка часто вертелся, скользя по мне вроде случайным взглядом. От этого по моему телу разливалась какая-то истома. В общем, мне было приятно именно находиться на грани, ни больше не меньше. А так как это был мой ученик, то в этом и была, наверное, главная изюминка. Такая вот игра получалась:      "Интересно, что будет дальше?"            Перед сном я вышла из душа завернутая в полотенце, неся в руках ночнушку, трусики и халатик я положила в стирку. На мне было два полотенца, одно было накручено на голове, а второе, обернутое вокруг тела закрывало ровно соски и край киски. Я раскрыла шкаф, включила фен и стала заниматься волосами перед зеркалом. Закончив с волосами, я и стала копаться в белье, тихо наблюдая в зеркале за мальчишкой.            Антон сидел за столом и "усердно" делал уроки, бросая на меня скрытые взгляды. Явно было видно, что он не собирается выходить из комнаты, и надеется, что ни будь увидеть перед сном. Но я тоже ждала, и выбрав удачный момент, я быстро скинула с себя полотенце и набросила ночнушку. Он сразу закопошился, но не думаю, что он что-то успел заметить, ну разве кусочек попки, ну так как на пляже. Я улыбнулась игре, и не поворачиваясь подозвала Антона. Я попросила его отнести полотенца в ванную и развесить на сушителе. А как только он вышел, я быстро разложила диван и накрыла его простыню. Когда он зашел, я уже занималась одеялом. Так что он сегодня пролетел. Он был явно разочарован. "Хи-хи:"      - Да и вообще, Антон ты знаешь, что мальчикам очень вредно спать в таких трусах как у тебя - в виде плавок, нужны или семейные трусы, или спортивные, - широкие. У тебя есть такие? Я вот вообще сплю всегда без них, - сказала я ему, когда он улегся.      Тогда Антон под одеялом стянул с себя трусы и сунул их себе под подушку.            На следующее утро, я уже не задумываясь просто так и осталась опять только в ночнушке, и пока он еще спал, стала на кухне делать легкую зарядку, последним упражнением которой был обычно вис и накачка пресса на турнике. Турник был закреплен между стойками кухонных дверей. И вот, в этот момент, я почувствовала его... Еще вися, я увидела, что Антон аж присел, прямо разглядывая мою девочку: , а ночнушка предательски поднялась выше лобка и девочка представьте: , во всей красе перед ним: Я просто рухнула на пол, при этом и моя грудь с торчащим соском выскочила наружу. "Вот дурра! ... Стыдно то как!" :            Антон помог мне встать.      - Как некрасиво ведешь, - фыркнула я. - Иди, следи за кофе. А сама я пошла в комнату, подняла диван, взяла чистые трусики и халат и удалилась в ванную.      Все мысли были о случившимся: "Конечно, я повела себя очень не осторожно, но и он мог сделать вид, что не заметил. Хотя понятно, что для него это тоже был шок - увидеть самое тайное, да еще у своей учительницы. Стыд. Нужно быть в дальнейшем внимательнее, все ж мальчишка в доме... Ну да ладно уж: А интересно, явно всем друзьям в классе расскажет об этом: Наверно завидовать будут:"            Я стала принимать душ и только намылилась, как вдруг, - стук в дверь:      - Леся Львовна, кофе закипел, и я его выключил. Ой, ни могу я уже, щас уписаюсь! Можно я быстро?!      - Да потерпи 5 минут, я скоро выйду.      (Дело в том, что в однокомнатной - совмещенный проект.)      - Ну, не могу я! Честное слово!      - Ну, я же голая.      - А я не буду смотреть! Я с закрытыми глазами! Ой: ой: Ну, пожайлуста: Быстрее:      Ой: ой: не могу уже! Ой: ой. . уууу: - почти завыл он.      Я была уверена, что мальчишка может потерпеть, и скорее всего притворяется, но мне не хотелось выглядеть садисткой.      - Ну ладно. - "Он и так уже все видел" , - подумала я и почувствовала при этом возбуждение.            Я повернулась лицом к стене. А в стену было вмонтировано зеркало, в нем я увидела, что мальчишка вбежал, и действительно, не глядя на меня, стал писять. Я услышала журчание струи. Когда звук стал ослабевать, Антон все же посмотрел на меня. Его взгляд прошел снизу вверх, задержался на попке и встретился в зеркале с моим. Ну, я конечно не выдержала и строго сказала:      - Антон, ну как ты мог!? Я не ожидала от тебя такого, что ты будешь подглядывать за женщиной.      "Интересная картина получается - голая тетка стоит и читает пацану мораль, что бы он не смотрел на голую тетку, - мелькнуло в голове. Ну, прямь по басне "Кот и повар" ".      - Да не подглядывал я. Просто увидел. А вы там такие красивые, гладенькие, гармоничные и вообще все как у девочки.      - Ну конечно, я же не мальчик.      - Нет, я имею в виду, у вас голенькая пися, как у девочки, а не как у мамы.      Я почувствовала, что возбуждаюсь сильнее.      - А ты что, у мамы видел?      - Конечно. Много раз, и утром и вечером и в бане.      - Ух, ладно иди, - я почувствовала, что раскраснелась.      Он еще раз провел по мне взглядом и вышел.      "Да, интересно, получается" , - подумала я, но поняла, что мне понравилось стоять голенькой перед своим юным учеником.            Я была сильно возбуждена, и все-же, даже одев трусики и закутавшись в халат, я сперва выглянула за дверь. Убедившись, что Антон на кухне, я быстро прошла в комнату.      В классе я заметила, что его друг Пашка, уже как-то ни так на меня смотрим, а больше как на женщину. "Наверно Антон ему что-то наплел. Ну и пусть"...      : Но я не могу остановиться... Мне уже не хватает этой капли эротики... И я опять ходила по дому в халатике, так казать, на "босу ногу". А вечером попросила, чтобы он сам постелил постель. И этим опять его обломала.            В пятницу утром, еще не вставая, бужу его.      - Доброе утро. Пора вставать?      - Ага: - Но он продолжает лежать.      - Так, чего лежишь?      - Еше пять минут:      Но я шутя сталкиваю его с кровати. Антон вскакивает и в смущении пытается прикрыться одеялом. Но я уже заметила, такой остренький и стремящийся: "Да, - утренний стояк. Хи-хи... Классно: Этого я внутренне и хотела... Ну что, продолжим тогда:" Я тоже встаю и подтягива юсь: Все. . , - киска чуть выглянула из под ночнушки, глянуда на него, и опять спряталась".      Он раскраснелся, - заметил: "Хи- хи:"      - Чур, я первая писять.      Затем я поставила кофе и стала делать легкую гимнастику. Тут пришел Антон, трусы у него уже не оттопыривались. Он стал повторять мои упражнения: "Боже, но я то ведь без трусиков!      Да ладно, он и так уже все видел: Ну и что, что видел? . . А интересно, смогу ли опять поднять его? . . Забавно:" 
Он находился передо мною и не сводил от меня глаз. Я делала круговые движения, затем наклоны вбок, вперед - назад. При этом моя киска могла на секунду чуточку показываться перед ним. А когда я делала приседания, то хотя и старалась не раздвигать коленки. Но: "Ну, все, получилось, - вон какой шатер". Антон застеснялся и ушел в ванную, а я еще сделала вис, чуть подкачала пресс и приготовила завтрак.            А потом, после завтрака, уже в комнате я продолжила эксперимент: Стоя возле шкафа, к нему спиной, я сняла полотенце и какую-то минуту была опять совсем голенькой. Не знаю, но внутри хотелось нарушить чуть-чуть табу. Я надела трусики и не поворачиваясь, попросила его застегнуть лифчик. Он подошел и долго копался, видать первый раз, пока сообразил, что да как. Все это вносило приятный эротизм: Мои щеки покраснели, но я понимала, что надо было срочно прекращать это безобразие.            В школе все нормально. Но Пашка явно все знает - весь извелся, и отводит глаза.      Сегодня пятница. Вечером пришел Андрей. Я открыла дверь, он притянул меня к себе, его руки скользнули под халатик, сжав полушария моей попочки, и мы слились в поцелуе. Он понял, что я без трусиков. Это его сразу так возбудило... Он тут же, приподымает меня и несет в комнату... Бах: , - а там Антон...      - Это мой ученик Антон, быстро пытаюсь объяснить я. - Антон иди пока, поужинай без меня:      А мы чуть позже подойдем.            Когда мальчишка вышел, Андрей бросает меня на диван, распахивает халатик и целует все мое тело, уши, шею, грудь, живот. Я уже млею. Он опускается ниже и переходит на куни: От куни я вообще быстро возбуждаюсь и начинаю постанывать: и уже просто не могу: Андрей водил языком вдоль щели, проникал вглубь и собирал мой нектар: Я вся изнывала просто:      И тут, представьте: , отрывается дверь и входит Антошка. А я, распластанная на диване, с голой грудью и с расставленными ногами, между которыми ходит голова Андрея: Я вся запылала от стыда и просто дико смотрела на своего ученика. А Антон, типа не глядя на нас, подходит к письменному столу, берет, кажется, свой телефон и идет назад.      Андрей останавливается, поднимает голову и зло смотрит на мальчишку. А я остаюсь вообще полностью открытой, и не только с разведенными ногами, но и с отрытой мокрой щелкой.      Антон, естественно, бросает туда свой взгляд и удаляется из комнаты. Андрей наклоняется опять, но от такой картины, я так бурно кончаю, просто брызжу и заливаю ему все лицо:            Я впервые в жизни испытала струйный оргазм. Из меня просто полилось и всё тело трясло!      У меня вообще раньше такого не было: Андрей был весь мокрый, он тут же вошел в меня... Не знаю, насколько громко я стонала, но кончила еще раз:      Потом, на кухне за ужином я рассказала Андрею, как мы живем с Антоном и почему, конечно пропустив пикантные моменты. Андрей понял, что не сможет остаться, но ушел удовлетворенный      Антошка вечером со мной не разговаривал и лег спать отвернувшись. Видать приревновал.            В субботу в школу идти не надо. Попробую немного сгладить ситуацию.      - Антошка, пора вставать.      В ответ мычание:      - Антошка-а:      Тишина: Тогда я залажу к нему под одеяло и начинаю его щекотать. Антошка брыкается,      потом резко подымается и бросает свое одеяло мне на голову, а пока я пытаюсь выбраться, он стаскивает и мое одеяло и тоже накрывает им мою голову. Я оказываюсь лежащей перед своим учеником полностью обнаженной ниже пояса, так как коротенькая ночнушка, явно тоже задрана выше пупка: И хотя это все длится всего секунд 10, он успевает в отместку, ущипнуть меня внизу, чуть ниже клитора, - оттянуть большие губки, прижав одну губу к другой и резко отпустить. Я хотел пнуть его ногой, но он увернулся и побежал себе в ванную.      - Гадкий мальчишка! ... Надо срочно ему отомстить!      Освободившись иду за ним: Стоит голяком, и писяет...      "Ладно, не сейчас, пусть я тоже типа обиделась" " , - зарядку делаю к нему спиной, пресс - тоже. Потом вообще быстро одеваюсь. Разговариваю с ним мало:            Сегодня мы едем ко мне на дачу, на все выходные я, Андрей и Антон. Там мы сперва убираемся, затеи идем на озеро, потом готовим шашлык, а вечером Андрей приготовил баньку - типа сауну. Они туда пошли греться первыми.      А я пока приготовилась, закуталась в простынь и последовала за ними. Они себе спокойно уже лежали на верхней полке, попками вверх. Я присела пониже. Антон меня совсем уже не стеснялся, чем удивил Андрея. Прогревшись, они часто ходили обливаться холодной водой из висящей шайки. Их хвостики были чуть возбуждены, но свисали. В перерывах мы пили чай. А когда хорошо прогрелись, Андрей пожалел, что нет банного веника, попариться, а потом предложил сделать мне массаж с маслом. Он его хорошо делает.            Я лежала на топчане, на животе и отдыхала. Андрей начал с пальцев ног, ступня, лодыжки.      Скользит ладонью по ноге, второй. Потом постепенно поднялся до попки.     Мои глаза закрываются, я отдаюсь его рукам. А он раскрывает меня и переходит на спину.      Антон сидел за столом, пил чай и наблюдал за нами.      Руки скользят по маслу от плеч до поясницы. Усилие возрастает. Так приятно: чувства обостряются. Я постепенно совсем разомлела под его руками. А сама ситуация, что Антон смотрит на мою голенькую спину и попку сильно возбудила Андрея, (а ведь сам раскрыл меня перед мальчишкой) , и он постепенно стал вносить в массаж все больше эротики. Ладони проходят по ягодицам, по бёдрам снаружи, опять на ягодицах, и уже на внутренней поверхности бёдер, спускаются к коленям и возвращаются назад к попке. Я тоже слегка возбудилась. Он немного развел мне ноги и поставил между ними свое колено: затем прислонил его к моей щелке. Мои бёдра двигаются в такт его рукам, и киска опирается на его колено: У него поднялся, и он касался им моего тела все больше возбуждаясь и возбуждая меня.            Твердый и горячий: живой: Мне было приятно... и стыдно, что все это происходит на глазах моего ученика. Но мои глаза закрыты... я ухожу в мир ощущений:      А когда Антон ушел в парилку. Я почувствовала, как Андрей стал целовать мою спину и ягодицы, развел половинки попы в стороны и проник и туда губами. Потом его руки приподнимают мою попку над простынёй, и Андрей входит в меня сзади. Моя девочка уже была готова и с нетерпением ждала его... Его твердость заполняет меня и приносит наслаждение:      Меня накрывает новая волна чувств...            Возможно, я громко застонала, Андрей говорит, что да. Но даже не помню, в какой-то момент я услышала характерные шлепки и чавканье. "Боже, Антон услышит" , испугалась я и приоткрыла глаза, и вдруг: увидела Антошку. Он стоял в дверях и наблюдал за нами. А я стояла на коленках в самой неприличной позе - попкой вверх, а Андрей сзади наращивал темп. И я, как могла, подмахивала ему и издавала гортанные звуки, его движения становились все более агрессивными, он скользил во мне все быстрее и должен был уже вот - вот кончить, я это чувствовала. Ему уже было все равно, да и мне, собственно говоря, уже тоже: Я смотрела, как Антон сжимает свой торчащий стержень с лиловой головкой, которая, то появлялась, то скрывалась в его руке, когда он машинально проводил по стержню ладонью, а когда наши глаза встретились, он стал стрелять. Капли почти долетали до меня и падали на пол. И тут меня пробил мощнейший оргазм. Я вся задрожала, глаза сами закрылись и я в изнеможении упала на простынь: Я улетела:            Я лежала на боку, поджав ноги, сверху меня укрыли простыню, в комнате никого не было: Я была опустошена, двигаться не хотелось, но попка и ноги были липкими, и я пошла в душ и стала намыливаться. Тут из парилки пришел Андрей и стал мылить мне спину, вскоре за ним появился Антошка и стал наблюдать за нами, зажав в руке свой стержень. Я засмущалась и рукой закрыла свою девочку и сжала ноги.            Руки Андрея гладили все мое тело, его гордо торчащий член терся об меня. Андрей сзади прижался ко мне, а его член лег в ложбинку между моих ягодиц, его руки легли на мою грудь с опять отвердевшими сосками. Андрей наклонил меня на себя, моя голова откинулась назад, и мы слились в поцелуе... Я, все старалась прикрыть ладонью свою киску, но это уже было сложно, к тому же я стала млеть: И вдруг я поняла, что еще пару мгновений и Андрей снова войдет в меня, на глазах у Антошки, а за ним возможно и Антон: Это меня так возбудило, что я наверно даже закапала. Но ужас! Допускать этого было никак нельзя! и я, все же смогла выскользнуть из его рук. В этом мне помогло то, что тело мое уже было скользкое, в мыле.      Я встала под душ. Андрей хотел продолжить, но я остановила его. Конечно, я бы не смогла его остановить. Но присутствие Антошки сдержало его. Я ополоснулась, а затем ушла сушить волосы.      Они тоже стали мыться. 
 Я еще стояла голенькая, отвернувшись к стенке, и заканчивала сушить волосы, когда они пришли и стали одеваться.      Я старалась не смотреть на Антона. Но он вел себя вполне обыкновенно, периодически проходя взглядом по моему голенькому телу.      Посмотрев на звезды, мы пошли спать, у Антона была своя комната, у нас с Андреем другая.      В воскресенье вечером мы вернулись в город. Антон уже привык и перестал меня ревновать. Воскресенье выдалось тоже очень насыщенным, и уже хотелось просто отдохнуть, после отдыха, и так приятно было забраться спать в уютную постель.            Уже находясь в постели, я чистые трусики положила под подушку. Антон тоже снял свои, и сунул себе под подушку, получилось одновременно. Наши глаза встретились, и мы улыбнулись друг другу. И тут Антон захотел залезть ко мне под одеяло. Но я не пустила его, сказала, что очень устала. "И вообще, я же не его женщина, а его учительница". Я чмокнула его в лобик, отвернулась и стала засыпать. Мы действительно достаточно устали за весь бурный воскресный день.      Вот так прошла наша первая неделя совместной жизни.            Утром в понедельник, пока Антон еще спал, я сделала все процедуры, разбудила мальчишку и отправила его умываться и завтракать. Он явно был не доволен, но что поделаешь, сам проспал. Тем временем, я переоделась и собралась в школу.      На уроке Пашка краснел и отводил взгляд. Сразу было понятно, что Антон рассказал ему о наших "приключениях" на даче. Я представила это, и опять возбудилась. Захотелось даже      пошалить. Поэтому дома, собирая белье для стирки, я заставила Антошку все снять с себя, а потом стащила с него и трусы, что бы отнести все в ванную. "Как Антошка застеснялся: У него стал вставать: Хи-хи:"      Но вечером Антона сделал следующий ход. Он как бы случайно проливает стакан воды прямо себе на одеяло. Но я подозреваю - это было не случайно: Ну что поделаешь, пусть сохнет. У меня одеяло большое, а я маленькая, свободно поместимся вдвоем.      - Ладно, залазь ко мне. Попробуем вдвоем. - Я легла на бок, к нему спиной.            Он немного помостился и затих: , но правда не надолго: Минут через пять он тоже повернулся на бок, и я почувствовала ягодицей его теплую твердость, но я не показала это. Он попробовал меня обнять, но я отстранила его руку и пшикнула на него. Так мы и лежали, пока не привыкли и уснули. Кажется, мне снились эротические сны.            А утром! . . И вот, утром проснувшись, я ощутила вдруг его дыхание, и где? - У себя на животе: Наглый мальчишка приподнял одеяло и рассматривал меня, просто там! Как будто меня там не видел раннее:      "Надо ему влепить пощечину!" Но лежу. Типа сплю: Низ живота налился приятной      тяжестью... Через пару минут осмелев, он касается моего лобка и даже верха щелки. Почувствовав под рукой самое желанное, он замер, а потом решил провести пальцем между губок и стал слегка поглаживать их. "Ну все! Это уже сверх наглость! . ." : И я: , просто поворачиваюсь к нему спиной: , а внутри кровь побежала и чувствую - потекла я: потекла:      Но Антон не стал продолжать: Испугался: "Малолетка еще:      А я. .! О боже, позволила ему разглядывать и трогать себя там, и получала от этого удовольствие:      : Ладно, проехали: Я улыбнулась себе".            Отодвигаюсь, смотрю на часы, трусики не надеваю, - мне нравиться находиться так перед мальчишкой, а ему и подавно. Встаю, как будто ничего не было, и начинаю утренние процедуры. Антошка вскоре присоединяется. Делаю с ним зарядку, как вчера. Затем перехожу на турник, вешу к нему спиной и качаю пресс. Попка оголилась наверно полностью. "Забавно: хи-хи. ." : Завтракаем.            Вечером я только в халатике. "Прикольно" : Сегодня уже спим каждый под своим одеялом.      Но, когда легли спать, он быстро перекатился под мое одеяло, прижался ко мне и затих: "Мальчишка:" А я не стала уже выталкивать его, а просто повернулась на другой бок:      Утром проснулась, - "О, Боже!" Он спит на спине, а я прижалась к нему и одну коленку даже забросила на его твердость, а моя девочка покоится почти на его ладошке! . . "Абзац! ..."      (Вообще, я часто сплю на боку с согнутой коленкой.) Мы так наверно спали всю ночь - почти обнявшись. Все таки, приятно чувствовать молодое, теплое, упругое тело. Хотелось так еще      Понежиться в неге: Но, смотрю на часы...!      - Все! Мы проспали! Уже пора выходить! ...            Он только хлопал глазами, снова пытаясь увидеть что-то сквозь ночнушку. Сбрасываю его с дивана. Летим в ванную, - я умываюсь, он писает, затем наоборот. Хватаю высохший сарафан, летим в комнату. Завтракать, собирать постель, подбирать фасон - нет времени. Сбрасываю ночнушку и надеваю сарафан. Быстро собираем свои портфели. Секундный марафет у зеркала      и все,: беру портфель, туфли в коридоре, так и выходим. На мне только сарафан, туфли и все:      Хотя сарафан почти по колено, но все равно идти без трусиков вроде, как на виду у всех. Умом, конечно, понимаешь, что это чушь, и никому до тебя нет дела, только Антошка слегка покраснел и как-то суетится, да наверно, и я покраснела, а может это все мои фантазии.      Слав богу успели, можно отдышаться и спокойно дойти в учительскую.            "Но вообще классно, - кругом столько народу, парней, учеников, вон завуч пошла, а ты без трусиков: хи-хи: - возбуждает. Ощущения первый раз - супер. Надо будет еще раз попробовать, ну где-то через месяц, не раннее, а то потеряется острота".      Второй урок у меня в моем классе. Все, Пашка весь как на иголках, все время крутится, что-то роняет: Вот опять: чуть раздвигаю ножки и выхожу из-за стола к доске. Не думаю, что там что-то заметил, но на на щеках у него румянец, что-то шепчет Антону.      "Класс!" , - и у самой кровь заиграла, - "но на сегодня с него хватит."            Однако: , после занятий, возле парадного меня ждут Антон и Пашка.      - Леся Львовна, можно Пашка к нам зайдет на полчаса, я ему хочу одну программу показать?      "Да, когда хочется, так голова работает. Молодцы:"      : Мальчишки расположились возле стола, а я, конечно, могла бы пойти переодеться в ванную, но решила им подыграть. Я сложила диван, открыла шкаф и сказала им, чтобы не смотрели, и что я буду переодеваться.      - Да, Антон, расстегни мне молнию сзади.      В расстегнутую молнию явно было видно им, что на мне больше ничего нет.      - Ну все, спасибо. Теперь не смотрите.      Стоя к ним спиной, я сняла сарафан, поглядывая в зеркало на мальчишек.      Они в пол оборота суетились возле стола, бросая на меня скрытые взгляды.      "Да, это был настоящий стриптиз, и я сильно возбудилась.      Ну конечно они все видели, и не могло быть иначе."      Я не спеша, надела халатик и занялась волосами.      Зато, какой спектакль, мне очень понравилось, а вечером, перед сном еще небольшой для Антошки: "Классно..."      Он хотел опять залезть ко мне под одеяло, но я остановила его, аргументируя, что опять проспим.            : Но утром:      А утром оказывается, он спит под моим, прижался ко мне, и уже он, локоть и одну ногу забросил на меня: и у него твердый и теплый. Ну почти секс, даже не знаю - спит он или притворяется.      Я аккуратно вылажу из под него, но не удержалась, приподняла одеяло и посмотрела. Ой, - я даже смущенно прикрыла рот другой ладошкой. "А что, красивенький такой, сантиметров 15, а яички совсем маленькие. Хи-хи:". Я дотронулась пальчиком к теплой головке, член отреагировал на это касание и дернулся. Я опять хихикнула:            Но это была ловушка, - он не спит!      - Ах ты негодник! - луплю его подушкой (опять подушка - ловушка, Антошка) , он      уворачивается, прикрывается одеялом, а потом отвечает своей.      - Ах, ты еще сопротивляешься?!      Но я уже верхом на нем, и тут: чувствую Его, губками своей киски. Прямо подо мной прижимается к щелке, что-то твердое... Его твердый член, казалось уже раздвигает мои губки. "Ой - ой: , - пора прекращать". Но тут получаю удар подушкой и кувыркаюсь на пол. Ночнушка задралась выше пупка, а голый Антошка стоит победоносно надо мной с поднятым своим "флагом" и подушкой. Переворачиваюсь и пытаюсь уползти на четвереньках в ванную. Голая попка, и еще кое-что, перед ним, а он идет следом и иногда лупит по моей попке подушкой. Заползаю в ванную и быстро сажусь в кресло. Все, буду писять, все свободны. Он ретирует.      Дальше как уже обычно, эротическая гимнастика, душ, завтрак:            И вот мой следующий ход. Собираемся в школу, я в шкафу выбрала мини. Сняла через голову ночнушку, оставшись на минуту опять совсем голенькой. Одеваю в школу мини юбку и: без трусиков, . . - пусть у некоторых текут слюнки. Ну, конечно не совсем короткую, все же школа, не дискотека, но все таки мини. Теперь контрольный выстрел. Поворачиваю голову и прошу Антона застегнуть молнию сзади, на обнаженной попке, а сама застегиваю блузку. На улице и в школе опять поток эротических ощущений. Я была уже на грани. Это очень пугало и заводило одновременно, а также вносило поток острых ощущений. Я ходила все время возбужденной. Дразнила их на уроке, но нечего не давала увидеть.      Пашка, так бедняжка извелся, что мне стало смешно. Все у него падало, он крутился и так и этак. Пришлось сделать ему замечание.      Позвонила Зинка, сказала, что приезжает и завтра заберет Антошку. "А жаль, но все когда-то заканчивается" : Сказала об этом Антону, он тоже явно расстроился. "Но вообще, меня по-моему, далеко занесло, пора останавливаться".            После уроков Пашка опять у нас. "Ладно последний раз" : Стою опять совсем голенькая спиной к мальчишкам и копаюсь в белье. Делаю даже небольшой наклон на пару секунд: "Все, с них хватит" " , надеваю халат.      Вечером, он все же залез ко мне под одеяло, я еще раз хотела его вытолкать, но он прижался ко мне, поцеловал меня в щеку и сказал, что я самая лучшая учительница и он меня очень любит.      "Подхалимаж: , но все равно приятно" :      - Приятных снов, - я потрепала его по голове, чмокнула его в носик и отвернулась.            Пятница утром, я хотела одеть трусики, приподняла подушку, чтобы достать их. Но тут Антошка просовывает руку под мою подушку и вытаскивает мои трусики. Я хватаю его за руку. Антошка сопротивлялся. Пришлось с ним бороться, Антошка смеялся, и не желал отдавать их. Я оседлала его, держа его руку с трусиками. Он брыкался тазом, выворачивался и постепенно стал выползать у меня между ног. Жилистый мальчишка такой. Он упирался ногами и тащил мою руку за собой. И вот:            : И вот, эго голова уже оказалась подо мной. Он практически уткнулся носом в ложбинку между моими губками, вначале подбородком, а затем и носом. У меня даже мурашки по спине побежали от импульса возбуждения. Я смотрела на него сверху и мне так сильно захотелось прижать его голову и рот, но я сдержалась. А он: чмокнул меня прямо туда: и провел носом вдоль щелки:            - Ты что вытворяешь!? Фу! Я вообще-то, оттуда писяю! Как тебе не стыдно!?      - Да я видел, как Андрей там лизал:      - Ну и что, вкусно?!      - Вообще-то нет, но как-то прикольно очень... - сказал он и опять провел языком по щелке.      - Немедленно прекрати!      - Ммм: ммм...      Его глаза выглядывали из под мое ночнушки. А его язык заходил между моими губками...      От этого у меня стали закрываться глаза: Я отпустила его руку:      - Пошел умываться, ну тебя: - я упала на бок и сжалась вся:            Он ушел. А я собрала постель и достала из шкафа другие трусики и футболку, чем совсем расстроила Антошу. Ну, что поделаешь - не все коту масленица. Пошутили, и хватит.      После школы нас ждала приехавшая Зинка, она забрала Антона и сказала, что завтра в пять заедет за мной и заберет к себе в загородный дом. Как-то без Антошки вечером было пустовато, пока не пришел Андрей.            В субботу около шести, Зинаида, я и Антон подъехали к их коттеджу. Это небольшой но трехэтажный дом с множеством комнат и большим холлом, но правда, с не очень большим участком - соток шесть всего. Я уже бывала у них. Антон стал разжигать мангал для шашлыка, а я и Зинка стали хлопотать по дому, а затем она приготовила и сауну, и мы там накрыли небольшой стол.            Мы закутались в простыни. Она налила мне и себе какого-то ароматного вина, а потом мы пошли в парилку. Вскоре пришел и Антон, он принес шашлыки и присоединился к нам. Как он и говорил, мама его совсем не стеснялась, а он ее. Вскоре они были полностью голенькими, а где-то минут через тридцать, и я уже не прикрывалась простыню. Тело расслаблялось от горячего воздуха, мы вдыхали запах дерева и масел, а в перерывах мы пили вино, закусывая его шашлыком и итальянскими деликатесами. Зинка рассказывала о своей поездке в Италию.            А потом, по просьбе Зинки, Антон стал делать маме массаж. Она лежала на кушетке и беседовала со мной. Антон работал над ее спиной, плечами, попой, ногами. Он использовал какое- масло с необычным и очень приятным запахом. Его руки скользили по всему ее блестящему телу. Потом он забрался на диван где, она лежала, и поставил одну ногу между ее ног, также как это делал Андрей неделю назад. Член у Антошки встал и покачивался в такт движениям. Он и раньше был возбужден, но теперь ярко видна была его твердость. А когда мама легла на спину, он так и оставался у нее между ног, и смело натирал ее живот и груди, а затем отодвинувшись переключился на ноги.      Потом обратно поднялся по ногам вверх и стал растирать ее лобок. Я увидела, как его руки стал проходить по ее клитору и щелке. Но он не углублялся в ее мякоть, а работал только снаружи. Но все равно, Зинка замолчала и закрыла глаза, и меня это тоже сильно возбудило. Антошка работал блестящей от масла и уже от влаги рукой. Зинкина грудь стала вздыматься, она схватила сына за руку, но как бы направляя его, и через пару минут она вскрикнула и откинулась. Я поняла, что она кончила. Антон тоже прекратил и теперь сидел рядом отдыхая. Полежав немного Зинка открыла глаза улыбнулась и наклонив к себе Антона поцеловала его.            Но затем Зинка сказала, что ребенку тоже нужно освобождение и нельзя его оставлять так, а ей самой нужна омолаживающая маска. Она легла набок, а его поставила перед собой, ее рука заходила по его стержню. Когда Антон стал кончать, она подставила лицо. Спермы было не очень много, (совсем молоденький мальчик) , она попала ей на лицо и стала стекать вниз. Но Зинка была довольна, она облизала сперму с губ и даже хотела намазать и мне лицо, но я съехала, сказала, что чуть позже, а сейчас пойдемте еще погреемся.            Однако, через пол часа Зинка все же уговорила и меня на массаж. Я легла на живот, мои пухлые ягодицы оказались перед Антоном. Теперь Зинка сидела напротив и пила кофе. Антошка растирал мою спину, смазывая ее маслом. Конечно, он это делал не так мощно и профессионально как Андрей, но все равно было приятно. Мальчишка старался. Он также немного помял мою попку, и перешел на ножки, я их специально не раздвигала. Но когда я перевернулась на спину, он      также оставался возле моих ног. Перехватив его взгляд, я улыбнулась и почувствовала, что такая ситуация меня сильно заводит. Теперь он смело стал рассматривать мою писечку. А она бедняжка вся так затомилась:            Тут Зинка встала и подошла к нам. Она стала делать мне массаж головы и лица, пока Антошка разминал мои ножки. Закончив с лицом, она наклонилась и ко мне и нежно поцеловала в губы, после чего переместилась и немного засосала мой торчащий сосок. Я чуть не застонала.      Антошка, тем временем, закончив со ступнями и икрами, поднялся выше коленок. Мои ножки сами чуть разъехались, и он находясь между ними и массировал мои ляжки. Зинка, одновременно грубо и мягко, ласкала мои ключицы и грудь. Она сжимала мои груди, крутила соски, шлепает по ним ладонями. Я лежала расслабленная, отдавшись их рукам.            Я очнулась только тогда, когда по бедру потекли мои соки. "Антон же может заметить, что я потекла..." Я хотела сдвинуть ноги, чтобы Антон не заметил, что я возбудилась, но между ними был мальчишка, и я не смогла устоять и машинально чуть раздвинула их. Я представила, как он рассматривает набухшие губки моей писечки, между которыми явно поблескивает смазка.      Вскоре одна его рука скользнула спереди к моей киске, и прошла по губкам к лобку, раз, другой.      Мальчишка все смелее проходит по моей щелке и уже стал раздвигать ее розовые губки. Я естественно подаюсь ему на встречу:      Это замечает Зинка, работающая с моим животом.      - Дальше я сама, - говорит она сыну. Антошка отползает от моих ног.            Зинка осторожно берет мое лоно в нежную обработку своими пальчиками. Затем она засовывает в меня два пальца. Я задыхаюсь от наслаждения, а она просто трахает меня пальчиками, при этом чавкающие звуки разносились в тишине комнаты. Вскоре мое тело задрожало, рот раскрылся, глотая воздух, мышцы вагины обхватали ее пальчики, я извивалась от наслаждения, получая классный оргазм. А Антошка сидел за столом пил чай и наблюдал за нами, но мне было хорошо и было: совсем не стыдно! ...      Я заночевала у них. Мне выделили отдельную комнату. 
"Поздравление именинников. Часть 1"

      Раз в три месяца, я со своими учениками, в классе устраивали поздравления именинников, накопившихся за этот период. Обычно после уроков, мы в нашем классе накрывали легкий стол, проводили игры и конкурсы, а потом устраивали дискотеку. Я не только проводила сама игры, но и давала их провести ученикам, а сама участвовала в них наравне с девочками из класса.            Так как я невысокого роста - 162 см, имею худощавую фигурку и маленькую грудь, то меня легко можно принять за одну из учениц, правда отсутствие школьной формы выделяет меня среди остальных девушек.            Вот и сегодня после занятий, я и ученики уже седьмого класса, собирались поздравлять всех тех, у кого день рождения праздновался летом на каникулах и в сентябре. Сентябрь в этом году выдался достаточно жарким, мальчики были одеты в белые теннисках без пиджаков, а девочки были в школьных юбках и белых блузках. Причем за лето все хорошо подросли, и на некоторых девочках, их школьные юбки поднялись почти до середины колен.            В нашем классе ребята сдвинули парты и организовали музыку, а я вместе с девочками приготовила бутерброды и напитки, купленные за деньги классного фонда.      Как обычно, после торжественного поздравления и вручения подарков, все немного откушали угощения, а затем решили для разминки, поиграть. Мальчики составили одну команду, а девочки,      вместе со мной - другую. Вначале играли в "закрытое письмо", когда по очереди пишутся предло жения на базе последнего слова, а вся предыдущая фраза остается в завернутой части листа. А потом все вместе, со смехом, зачитывается. Затем играли в " отгадай слово", которое надо было показать жестами.            Было весело. Все смеялись. На мое удивление, девочки выиграли со счетом 5: 3. Потом мы попробовали поиграть в "отгадай мелодию", но это уже не очень получилось. И тогда, раз уж заиграла музыка, я объявила медленный танец, - "Приглашают именинники!"            Однако, наверное, я что-то не учла, или все же было очень жарко. И вскоре, Стрельцова психанула, не дотянув даже до конца танца, а за ней и ее подружка Акимова.      - Ну, просто невозможно! Мы с голенькими ножками, а мальчишки в своих колючих, жарких брюках. Мало того что я упрела, так еще как наждаком прошлись!      - Ой, недотрога! Не нравится, так танцуйте сами!      - Вот сами и будем! . .      - Да нам самим жарко в этих школьных брюках!      - Сами мечтаем от них избавиться.      - Так вот возьмите, и снимите их! - вдруг предложила Настя.      - Привет! Еще чего придумаете?!      - А что, неплохая идея. Вы все равно в трусах останетесь. Хи-хи:      - Точно, как на пляже! Хи - хи. Или как на уроке физкультуры.      - Во, весело нам будет! Хи-хи.      - Офигеть! До такого додуматься!      - А что смелых нет?!      - Смелые то есть, а вдруг директор пожалует?!      - Да он давно дома уже!      - А мы дверь пока закроем!      - Ну, стремно все же: Да интересно, а вот если все вместе? ...      - Ну, как хотите. Можете дальше париться!      - А давайте так! - Мы брюки, а вы трусики.      - Привет! Сравнили!      - Так вы же в платьях останетесь. Зато прикольно будет.      - И не жарко. Ха-ха.      - Ага! А вы будете нам юбки задирать!      - Нее! Публично обещаем, что не будем!      - Так подглядывать будете!      - Это, уж точно!      - Ну, нет же! Не будем!      - Вот вы нам не верите?! Не доверяете!      - А давайте попробуем.      - Зато будет, что вспомнить.      - Ладно, мы подумаем. Но вы первые, а мы потом, посмотрим:      - Ну, что пацаны!? Устроим хохму?!      - Ну, давай! А мы за тобой.      - Да нет вопросов!      Антон зашел за парты со стороны окон, присел боком за парту и стал снимать брюки...      - Ух, а то я совсем запарился в них! Во-о, сейчас хорошо стало!      Все мальчишки последовали за ним.      - Да классно! Так можно жить! Молодец Настя!            Мальчишки стали выходить из-за парт, немного смущенно прикрываясь. Из под теннисок, у них выглядывали разные трусы, - от спортивных, боксеров до плавочек. Они выглядели потешно, в белых теннисках и с голами ногами.      - Ну что?! Мы готовы.      - Ну, молодцы! Сами же довольны! Теперь можем дальше танцевать.      - Ага! Теперь ваша очередь!      - Здрасьте! Какая очередь?      - А мы ничего не обещали!      - Да вы че: !?      - Иж, чего захотели!      - Ну вот, нас обманули, пацаны!      - Не: не честно!      - Раз так, то мы одеваемся, и расходимся!      - Танцуйте сами.      - Сами и будем!      - Испорченный вечер!      Мальчишки двинулись к своим вещам.      - Ладно, подождите минуту. Мы посовещаемся.            Я слушала их перепалку и улыбалась, не придавая этому особого значения. А теперь, мальчиш ки остановились, а девочки собрались вокруг меня, и я оказалась в неловком положении.      - Ну, что будем делать?      - Ну, Настя. Ты такое заварила.      - Ну, а что попробуем, а чуть что - оденемся.      - Леся Львовна, Вы же никуда не уйдете?      - Вы с нами будете? ...      Я видела, что девочки хотят этого, но сильно боятся и стесняются. Мне захотелось им помочь и не портить вечер.      - Ну, если вы так хотите, то я конечно с вами. Ну, куда же я вас оставлю, безтрусых то, с      мальчишками! Только никому потом об этом не рассказывать! Хорошо!?      - Хорошо... Хорошо...      - Ладно вам! Но вы обещали не подглядывать. Отвернитесь! - крикнула Настя мальчикам.      И девочки направились за парты в противоположную часть класса.            Я подумала, - "Да, интересно как это все будет, как пикантно и прикольно!" У меня даже внизу засвербело. "Ну, конечно было нельзя! Я сильно рисковала! Ну не могу я уже все запретить! Тогда все расстроятся. Возникнут натянутые отношения между мальчиками и девочками в классе. А сейчас такой хороший класс ведь. Ну, подурачимся немного. Все равно все одетые." Я была в команде девочек, наравне с ними участвовала во всех конкурсах, и я решилась присоединиться к девочкам из класса. На мне была легкая, но длинная юбка с разрезом для ходьбы, так что я ничуть не опасалась остаться под ней без трусиков. Я подошла к самой дальней парте, села в проход, быстренько сняла трусики и положила их в парту.      Внизу как-то стало все открыто. Вообще, такое ощущение, что и юбки нет, и что все только про      это и думают. Хотя так оно и было на самом деле, можно было даже опасаться, чтобы мальчишки      слюнями захлебнуться.            Девочки уже толпились, не решаясь выйти в центр, одергивали и натягивали школьные юбки. Мы с Настей вышли первыми в центр, и Настя сказала мальчишкам:      - Ну, все. Мы готовы. Можете поворачиваться.      Мальчишки повернулись и стоя в белых теннисках и трусах, сложив руки как футболисты на штрафном, и молча, смущенно поглядывали на девочек, а те, опустив глаза, раскраснелись, и      бросали робкие взгляды на парней. А сама атмосфера в классе, вообще так пикантно накалилась: Все, внутренне, были жутко взволнованы, и хотя ничего ни у кого не было видно, но все мысли присутствующих были об одном, и фантазии работали во всю, дорисовывая то, что кому бы хотелось.            Я и сама почувствовала легкое сексуальное возбуждение только от самого факта, что все знают, что ты без трусиков. Мне казалось, что все на меня смотрят именно по этому. А подростки явно завелись от этого. Ощущение скажу было точно незабываемое!      - Ну что, танцуем? - спросила я.      Но все продолжали стоять в нерешительности:      - Ладно... Тогда: Вот есть такое интересное упражнение, - на доверие, - предложила я, чтобы разрядить обстановку.      Класс, по немного, стал переключаться на меня.      - Мальчики становитесь в ряд у доски, а девочки перед ними, на расстоянии до полуметра, спиной к ним. Мальчики согните руки, надо будет не дать девочкам упасть. Девочки выпрямите спину и ровненько падаете назад. Не бойтесь, мальчики вас страхуют. Я сейчас покажу как.      Я подошла к самому рослому Мише Миревич и сказала, чтобы он, ровно упал спиной на меня. Когда я его поймала, он улыбнулся и сказал "Прикольно". Затем он поймал меня.            Все разбились на пары и стали делать упражнение. Девчонки краснели, и закрывали глаза, видимо представляя себе, что мальчишки могут у них что-то заметить. Мальчишки, естественно, иногда подшучивали над девочками, а те визжали и хихикали, когда мальчики ловили их не совсем так или даже щекотали. Таким образом, все проделали упражнение по несколько раз и, уже не так смущались как в начале.      - Ну, все. Молодцы. Всем понравилось?      - Да... Да...      - Мы вообще в институте так с парт падали, да еще со стулом, а человек шесть нас ловило. Это упражнение на доверие, "Падение в пропасть" называется. По Козлову - это психолог очень интересный.      - Ух, ты! А давайте и мы так попробуем.      - Ну, не знаю: Надо хорошо страховать падающего, а вы еще юные.      - Да нет, мы справимся! Вот увидите!      Витя уже полез на первую парту.      - Ладно, подожди, мы подготовимся. Так значит, пять мальчиков, встали и держимся за руки, он на них будет падать. Вот смотрите как.      Я тоже встала среди ловцов и взялась с Ветровым за руки. 
- Не бойтесь! Вы легко его удержите. Но будьте внимательны.      Все приготовились.      - Мы готовы тебя ловить, - сказала я Вите.      Витя пару секунд помедлил, а потом свалился спиной к нам на руки. Он с большим восторгом вскочил на пол, крикнул:      - "Уу, классно так! Я еще хочу" и опять полез на парту. За ним последовал Илья Шеповал, за ним Володя Коржин, Антон, Дима, а за ними уже в очередь стала и Настя с Катей Бажовой.      Мы с Ветровым стояли первыми, ближе всех к парте. Я пыталась максимально следить за происходящим, чтобы по возможности уменьшить риски учеников.      Вскоре, Настя аккуратно встала на парте, придерживая подол платья, и шуганула назад, к нам на руки. За ней взвизгнув, прилетела и Катя.            Уже все захотели "упасть в пропасть", да еще не один раз, образовалась очередь. Ловцов постепенно подменяли свежие силы. Девочки стеснялись и придерживали подолы юбок, когда становились на парту. Естественно, ведь они были без трусиков, правда, некоторые не обращали на это особого внимания. Конечно, увидеть, что либо конкретно у девчонок под юбками было не реально, разве что немного больше приоткрывались ляжки и коленки. Но девчонки все равно визжали, чем подпитывали бурную фантазию ребят.      Конечно, казусы случались. Так Мельникова сверкнула попкой, когда стояла и когда слазила с рук ловцов. А у Белогуз при падении задралась юбка, и хотя она ее быстро поправила, но кто-то мог успеть увидеть ее лобок. Да и у некоторых мальчишек, кое-что выглядывало иногда из под трусов.            А вообще было очень весело и шумно, как всегда бывает на этом упражнении, мальчишки и девочки делились впечатлениями и подбадривали нерешительных, менялись с ловцами и толкались в очереди. Раздавались визги девочек и смех мальчишек. А Боря Лесков уже поставил стул на парту. Ножки стула представляли собой полозья, поэтому он был достаточно устойчив, надо было только следить, чтобы он не съехал с парты. И мальчишки стали сигать уже со стула. Девочкам тоже хотелось последовать за мальчишками, но они еще сдерживались. Сами понимаете, какой вид открывался снизу у них под юбками: И все же, две подружки Акимова и Стрельцова решили рискнуть. Вообще, по моему, они соревновались между собой, и хотели подразнить мальчишек, а тут такой двойной повод представился.      Первая Света Акимова влазила на парту и стул осторожно, прикрываясь, но когда она уже была на верху, то стоя передом к нам крикнула:      - Внимание! №1 к полету готова! , - и помахала всем рукой. В этот момент, ее подол юбки освободился и я, увидела ее голенькую киску под юбкой, начало ее пухленких губок и кусочек щелки у лобка.      Я опешила, и глянула на мальчишек. Естественно, их глаза были там: Ветров даже рот приоткрыл, так пялился. Мне даже пришлось его одернуть.      Мальчишки могли секунд 10, глазеть ей под юбку, кто стоял дальше, стали машинально приближаться. Затем все стали кричать: -"Давай Светик! ... Смелее! ... " и аплодировать.      А Акимова сделала вид, что ничего не замечает, медленно развернулась, еще раз глянула на ловцов, которые теперь любовались ее попкой, и на счет три рухнула им на руки. При этом от падения и когда она съезжала с рук, ее юбка задралось, а может, кто и придержал ее, и она еще покрасовалась перед всеми своим лобком, на котором уже стали появляться кучерявые волосики. Взвизгнув, она поправила платье, и довольная собой и от полета, стала ждать подругу и делиться впечатлениями с остальными девочками.      Я даже сама от этого еще немного возбудилась, и мои щеки запылали.            А в это время Стрельцова Вика, которая проследила за подругой, уже забралась на парту, а затем на стул. Она посмотрела вниз и крикнула:      - Ого! ... Светка, так высоко!      - Не бойся, это классно! , - отозвалась Акимова.      - Стрельцова! - крикнула я, так как она стояла, немного раздвинув ножки и делая вид, что балансирует руками. При этом два валика ее больших губок и почти вся щелка между ними прямо красовались перед мальчишками класса, дружно стоящими и глазеющими на них снизу. Свободные мальчишки уже подошли ближе, любуясь такой картиной. Я поняла, что она это делает специально, и ей это нравится. Эксбиционистка юная!      - А Вы сами попробуйте Леся Львовна, - не унималась Вика, продолжая наблюдать за реакцией мальчишек.      - Да попробую я! Прыгай скорее! - волновалась и смущалась за нее я.      Она повернулась спиной к нам и подняла вверх руки. При этом школьная юбка приподнялось вслед за блузкой, оголив низ попки девочки.      - Ну, все, ловите меня! - крикнула она, и так с поднятыми руками упала на руки ловцов.      Юбка так до конца так не опустилось, и Вика лежала на руках мальчишек с голеньким лобком, на котором была не густая полоска темных волос, над ее щелкой, и улыбалась. Затем Вика подтянулась на руках у ребят и сказала:      - Так классно...      А мальчики держали ее на руках и любовались ее лобком.      - Отпускайте ее уже! Сейчас Ветров прыгать будет! - строго крикнула я.      Он уже стоял на стуле и тоже любовался на Вику.      Наконец они ее отпустили, юбка опустилось на свое место, и она присоединилась к подруге.            Девчонки шушукались между собой, наверное, обсуждали реакцию мальчишек на это хулиганство подружек. Тем более, что стало заметно, что трусы у мальчишек вздулись, и это естественно будоражило девочек. Все раскраснелись, улыбались и отводили глаза.      Я сама жутко возбудилась и почувствовала даже, что намокла.      А когда Настя и Катя Бажова решили прыгнуть со стула, я не выдержала и сказала им:      - Девочки прикрывайтесь.      Ну, эти хоть, не выставляли себя напоказ, они спереди сжали подолы юбок, сделав юбки максимально узким. Правда, их попки мальчишки все же немного смогли увидеть - при подъеме и перед падением девочек.            Но тут, вспомнили про меня.      - Уступите очередь Лесе Львовне! - крикнул Семин, - она тоже хотела.      - Ну, это не обязательно, - хотела съехать я.      - Да, да. Вы обещали попробовать, - вмешалась Стрельцова.      - Просим: Просим:      Все остановились и стали уступать мне место.      - Ладно, посмотрим, - я подошла к парте, но юбка мешала мне поднять так высоко ногу.      Антон подошел ко мне, чтобы я могла опереться об него, но мне пришлось расстегнуть одну пуговицу, а затем, чтобы залезть дальше на стул, пришлось расстегнуть еще одну.      Я оглянулась, - ловцы были готовы, и весь класс следил за мной:      И тут я ощутила, наверное то же, что и Акимова и Стрельцова. Мне тоже захотелось мелькнуть, чем ни будь, но я естественно, сдержалась:      : Но вот, когда я упала, то моя юбка предательски высоко распахнулась, и я на какое-то мгновение осветила своим голенькими коленками часть класса. Да еще Миша и Антон стояли рядом и буквально уставились мне туда. И хотя я быстро оправилась, но сам факт состоялся, кровь застучала у меня в висках, внизу потеплело, а класс зашушукался: Но не думаю, что отрылось аж, до здесь:            Класс еще с полчаса попрыгал, и интенсивность прыжков снизилась, уже многие отдыхали, тогда я сказала:      -Ну, все хватит. Давайте еще немного потанцуем.      Девочки меня бурно поддержали. Я думаю, им было интересно потанцевать с мальчишками без штанов, не часто такое удается, а скорее всего, вообще было в первый раз.      Заиграла музыка.      - Белый танец! - предложила Акимова.      Наиболее смелые девочки, постепенно, разобрали видных парней и прижались к ним в медленном танце. Я думаю, они мечтали ощутить их выпуклость, пусть хоть и через тонкую ткань. Да и мальчишки, естественно, не были против.      Я смотрела на это зрелище - мальчишки без штанов, с голыми ногами, в свисающих белых тенисках, кружатся в парах с девочками. Это было и смешно и пикантно.            Тут вдруг большой Миша, стесняясь, пригласил меня на танец.      Я думаю, на это его подтолкнула моя распахнувшаяся юбка. Танцевать он не умел, и мне пришлось вести. Но зато, я почувствовала его твердость. Признаться, это было пикантно, и меня забавляло.      За медленным танцем последовало три быстрых. Девчонки отрывались по полной перед подружками и мальчишками, а я вместе с ними. Затем неожиданно на следующий медленный танец меня пригласил Антон. Танцевать он умел, наверно занимался. Он вел, а я даже отдыхала и приятно ощущала его возбуждение. Это было более остро, так как я была без трусиков, и партнер знал об этом. И это приятно возбуждало нас.      Затем опять пошли быстрые танцы, а я посмотрела на часы. Уже пора было собираться.      Я пошла в конец класса, надела трусики и стала приводить в порядок помещение. Вскоре все стали мне помогать, и мы все убрав, довольные отправились по домам.            Перед сном, я вспоминала всю пикантность этого вечера, проведенного просто без трусиков.      Моя рука невольно опустилась вниз... там все было мокро: Ощущения непередаваемые:      Я повернулась на бок и попыталась заснуть: 
"Ебля моей жены малолетками"
Страницы: [1] [2]

      Добрый день, уважаемые читатели! Хочу поделиться с вами одной историей, которая произошла со мной и моей женой. Чтобы вы имели понятие о нас, подробно опишу, кто мы и чем занимаемся. Меня зовут Руслан, мне 30 лет, спортивного телосложения, работаю в ФСО, зарплата довольна большая, с женой не отказываем себе ни в чем. Жену мою зовут Анастасия, ей 25 лет, стройная блондинка с грудью 3 размера, выше меня на добрых 15 см (ее рост 190, мой-175) . Если честно, этот факт немного осложняет нашу половую жизнь, так как неудобно иметь ее раком, потому что она выше, а так же у нее довольно широкая вагина из-за габаритов. Член у меня нормального размера-18 см, но по сравнению с ее киской он мал, поэтому должного кайфа мы оба не получаем. Настя работает в школе, в этом, 2015 году она выпускала 11 класс, об этом речь и пойдет дальше.      25 мая. В этот долгожданный день класс моей Насти праздновал выпускной вечер, а на следующий день, по традиции, класс поехал отдыхать отдельно от родителей на речку. События первого дня описывать не стану, так как не был на выпускном вечере и, как правило, ничего необычного в этот день не происходит: Все веселятся, напиваются а на утро блюют в унитаз. Стоит отметить, что моя Настя тоже присутствовала на выпускном вечере, но домой пришла не пьяная и в хорошем расположении духа. На следующее утро, надев короткую юбку выше колен, блузку, балетки, моя жена собралась на речку.      -Милая, разве класс не должен второй день праздновать отдельно от родителей и учителей?      -Должен, дорогой, но ты же знаешь этих детей, напьются, полезут купаться и утонут. Я посижу рядом, погляжу за ними, мало ли что.      Добавлю, что в нашей семье никто никому никогда не изменял, за это я могу ручаться, поэтому в этом плане я спокоен. Однако в этот день моя жена так сильно накрасилась, что в мою голову невольно закрались мысли об измене, однако я быстро выкинул эти гнусные думы из головы. В общем, проводив жену до машины, а у нее BMW X5, я вернулся домой, потому что сегодня у меня был выходной. Немного посидев с банкой пива за телевизором, я решил съездить на речку к жене, освежиться в этот знойный день мне не помешало бы.      Когда я приехал на эту базу, с удивлением заметил, что ни жены, ни детей там нет. Это был первый тревожный звоночек для меня. На речке я лишь встретил 4 девчонок из класса моей жены, они сказали мне, что она только что уехала с ребятами с класса домой к одному из них за мангалом и шампурами, они собирались жарить шашлыки. Немного успокоившись и узнав адрес этого ученика, я решил съездить туда, так как делать было нечего, да и помощь взрослого мужика детям не помешала бы.      Маяковского 24 квартира 3. Возле подъезда стоит БМВ моей жены. Стою на пороге, стучу. Никто не открывает, хотя слышу, что в доме есть шум. Долблю эту дверь минут 5, толку 0. В этот момент мне стало по-настоящему тревожно за свою Настю. Решив все выяснить, залезаю на балкон 1 этажа. Балкон открыт, из квартиры доносятся разговоры. Подняв голову, вижу такую картину: моя жена сидит на диване, а вокруг нее сидят кто где 8 учеников. Рядом с ними она кажется просто огромной, ее ноги чуть ли не длиннее роста этих ребят. Четко слышу разговор:      -Анастасия Сергеевна, давайте поиграем с вами в одну игру.      -Какую, мальчики?      Смотрю на нее, и вижу в ее глазах похоть. Замечаю, что обе ее руки лежат на ширинках двух учеников, сидящих рядом. В голову начинают лезть мысли: какого б***ть х***я?      -Правила очень просты: сейчас мы завязываем вам глаза, достаем члены и по очереди трахаем вас в рот. А вы должны будете угадать, чей член у вас во рту. В противном случае вы будете наказаны.      И не дождавшись ответа моей жены, один из ребят, самый высокий и худой, завязал ей сзади глаза, а остальные как по команде вывалили члены из трусов наружу. Сказать что я ох***ел, ничего не сказать. Первым желанием было забежать в квартиру и разбить этим обнаглевшим ублюдкам еб***ло. Но я решил проследить за реакцией своей жены. Один из парней, самый накаченный и низкий ростом, подошел вплотную на уровень лица моей жены и потер членом ей по губам. Недолго думая, она открыла рот и заглотила член по самые яйца. Мою душу рвало на части, я готов был разорвать любого на свете, но почему-то не вмешался в действо и стал наблюдать. Пососав минутку, жена говорит:      -Это член Руслана Эмирова.      -Молодец, Анастасия Сергеевна, но это был легкий уровень, так как Руслан долбил вас в рот уже не раз и не два.      Не раз и не два! Тысячи мыслей пронеслись в моей голове? Когда? Где и почему я об этом не знал???      Вслед за Русланом выстроилась очередь. Вторым был какой-то очкарик с огромным членом. Не долго думая, он подошел и так оттрахал мою жену в рот, как я ее не драл даже в киску. Он буквально насаживал ее рот на свой хуй, его яйца шлепали о подбородок моей жены. И что самое интересное, этот монстр помещался в ее рот до самых яиц! Он был см 25 наверное, таких длинных членов я не видел. Тут мне вспоминается, как жена сосала мой член, точнее облизывала головку и говорила, что глубже не может, рвать тянет. А тут какой-то Ботан заставляет мою супругу отсасывать хуй до самых яиц, нещадно долбя ее горло.      -Это член Саши Борисова.      -И это легкий уровень, потому что у Сашки самый длинный и уж ваш большой рот, Анастасия Сергеевна, знает об этом не по наслышке.      И этот ее трахал в рот! Мне казалось, что я упаду в обморок!      Третим в очереди был длинный и худой парень. При росте в 195 см он весил не больше 65. Подойдя к моей жене, он отклонил ее голову, встал на диван и начал ебать рот Насти. Мне прекрасно были видны его яйца, бьющиеся об ее подбородок и слюна, стекающая с них. Рот моей ненаглядной ходил ходуном от яростных ударов яйцами по губам. Потрахав ее минуты 2, он спрыгнул и уселся на кресло.      -Это был Денис Лебедевский.      -Верно, теперь попробуйте угадать следующего!      И тут из коридора вышел мужчина лет 60, с проседью на волосах и невероятно длинными руками. Когда он достал свой член и всунул в рот моей жене, я думал меня стошнит! Он был весь синюшный, с огромными венами на яйцах, весь морщинистый и старый! Я видел как эти яйца колышутся от ебли в прекрасный ротик моей жены и бьются о ее нижнюю губу. Пососав минут 5, Настя сказала:      -Это самый вкусный и красивый член, я уверена, скорее всего, это писюн Сергея Матафонова.      Тут этот самый Сергей Матафонов выходит из очереди и кричит:      -А вот и нет, развяжите этой шлюхе глаза!      Когда Насте развязали глаза и увидела какой член перед ней и кто его обладатель, ее выражение лица резко переменилось и приобрело жалкий вид.      -Николай Петрович, а вы здесь откуда?!      Николай Петрович! Этот мерзкий старикашка преподаватель истории в школе, о нем мне рассказывала моя супруга. Она говорила, что этот старик самый омерзительный из всех людей на свете, что он не моется по 3 месяца. И вот она взяла в рот его грязный член, отчмокала и сказала, что он самый вкусный!      -Анастасия Сергеевна, я ведь единственный из учителей в нашей школе, который не ебал вас в рот. Вся школа знает, какая вы блядь. Ребята всей школы рассказывали, как вы сосали десятиклассникам на подготовительных курсах, как вас драли дуплетом и одиннадцатиклассники по очереди под служебной лестницей. А как вы в учительском туалете сосали ОБЖшнику и трудовику по очереди, вам напомнить? А ведь они еще старше меня. Так чем я хуже?      -Я вам 100 раз говорила, что сосать у вас не буду!      -И тем не менее, ты сейчас начисто вылизала мне член и сказала, что он самый вкусный!      -Николай Петрович, оставайтесь с нами, Анастасия Сергеевна не угадала, чей член у нее во рту, сейчас мы будем ее наказывать!      С этими словами один из парней, самый толстый, взял мою жену за волосы и поволок за собой в центр зала. Как же хотелось разбить ему еб***ло, но прервать действо я уже не мог, раз не предотвратил его заранее...      -Теперь вы-соска 11-А, и впредь мы будем вас так называть. Подползите к дивану и отлижите нам жопу, всем!      Парни тут же устроились на диване, подняли кверху ноги и стали ждать. Я думал, меня стошнит сию же минуту. Среди ребят устроился и Николай Петрович.      Настя робко подползла к первому из ребят, взяла его ягодицы руками, раздвинула и начала лизать ему дырку. Пока она это делала, все вокруг смеялись и называли ее блядью последней и опущенной шлюхой. Я не мог на это смотреть, поэтому отвернулся. Не смотрел я в комнату минут 7, однако через этот промежуток времени все начали громко ржать. Я повернулся и начал смотреть, почему они смеются. Оказывается, Настя подползла уже к Николаю Петровичу, попутно обслужив все жопы, и отказывалась лизать. Но Николай Петрович, недолго думая, взял мою жену за голову и силой прислонил к своему вонючему волосатому аналу! И тут меня вырвало, рвало меня минуты 2, без перерыва, а в это время анилингус закончился и Настя уже лизала всем яйца по очереди. Отлизав всем дочиста яйца, моя супруга села в середине комнаты и стала ждать.      Мальчики, встав с дивана, взяли ее на руки и положили ее головой вниз на диван. И тут такое началось! Они ее ебали в глотку по очереди, загоняя член по самые яйца, ее красное опухшен лицо я отчетливо видел. Яйца касались ее носа, а яйца Николая Петровича, обвисшие, как у шарпея, касались даже ее глаз! Потрахав мою жену в такой позе минут 30, ребята посадили ее на Руслана Эмирова, и тот начал долбить ее в киску. Сверху над ней встал толстый парень и начал пихать ей свой маленький член в рот. Насколько ужасно выглядело это зрелище! Мою жену, стройную, красивую брюнетку в самом расцвете сил ебет в рот какой-то толстый прыщавый подросток!      Немного потрахав ее в такой позе, толстый начал наполнять рот моей любимой спермой! Проглотив все, моя блядь крикнула:      -Следующий!      -Сейчас вам, наша классная мама, мало не покажется!      С этими словами очкарик прыгнул на диван и с размаху вставил член в большой рот Насти. Как же сильно он оттарабанил ее рот! Она задыхалась, извивалась, просила перестать, но очкарик ее не слушал. Потрахав ее так минут 5, он с криком начал кончать ей на лицо, попав Насте в глаз. Все начисто слизав, Настя крикнула:      -Николай Петрович, всадите мне что ли в рот, я хочу пососать ваш старый член и отлизать обвисшие яйца!      -Дес, запрыгивай на эту суку и давай вдвоем ее в пизду отымеем, а то вообще кайфа не чувствую, у этой кобылы здоровая пизда.      И вот в такой позе, вертолетом, мою жену имели минут 30, 2 члена в пизде, и член Николая Петровича во рту.      -Женек, всади нашей любимой Анастасии Сергеевне хуй в жопу!      В жопу! Настя никогда не давала мне пробить ее анал, всегда боялась, что это больно и вообще считала это аморальным.      -Нет, мальчики, вы знаете что моя попка не разработана!      -Сейчас разработаем!      Сказав эту фразу, Женя всадил ей немаленький член в анус. Дойдя до самых яиц, он начал со скоростью самолета иметь ее дырку. Настя орала как резаная, но вскоре привыкла и даже начала подмахивать ему. Теперь представьте эту картину:      Я стою на балконе и наблюдаю, как двое подростков имеют мою молодую жену в пизду, один в жопу, а тем временем она сосет у старика... И это при том, что они все стояли в неестественных позах из-за того, что Настя слишком большая ростом.      Дальше все было как в тумане. Следующие 2 часа я смотрел как робот: позы менялись, члены бурно кончали ей в жопу, пизду. Рот стал настолько большим и красным от хуев, что узнать его не имелось возможности. Ее ебали и вертолетом, и садились жопой на ее лицо, трахали в рот, и вдвоем совали в пизду, словом имели как хотели. Но что произошло в конце, меня шокировало и полностью убило: обкончав мою супругу с ног до головы, отъебав во все щели, ребята видимо решили, что этого мало.      -Русик, неси чашку!      Руслан сбегал на кухню и принес огромную прозрачную чашку и дал в руки моей супруге.      -Анастасия Сергеевна, мы хотим, чтобы вы нас запомнили навсегда, наш выпуск, 11А 2015 года!      С этими словами длинный Денис подошел, начал трахать Настю в рот, а Саша подошел к чашке, которая была в ее руках и стал (о, боги!) ссать в нее. Поссав, он отстранил Дениса и дал в рот моей ненаглядной. После жесткого отсоса, Саша стал кончать в эту же самую чашку! Я не мог поверить своим глазам! Неужели она будет пить это?      Следующим подошел толстяк и отлил в чашку, схема с еблей в рот и кончиной в чашку повторилась. И так все 8 подростков наполнили чашу. Остался Николай Петрович. Положив чашку на стол, Настя подползла к нему и начала яростно сосать его опавший морщинистый член. Пососав его, она спустилась ниже, к висячим яйцам, и впилась губами в них. Полизав яйца, она спустилась еще ниже и начала отлизывать старику жопу! Я уже не мог смотреть на это, поэтому отвернулся. Повернулся я через 10 минут, услышав крики подростков. Настя взяла чашу с мочой и спермой, я увидел как она подняла ее над головой и ее горло стало делать глотательные движения, а ребята снимали на видео и аплодировали!      И тут меня снова стошнило! Так долго я не блевал никогда. Я просто не мог поверить, что мою красавицу жену только что бесцеремонно отодрали во все щели и заставили пить мочу, смешанную со спермой! Когда я пришел в себя и повернулся, я увидел на полу пустую чашу и дырочки моей жены, растянутые до неимоверных размеров. Из жопы вытекала сперма, и раздолбанной пизды тоже, но она была желтоватого оттенка. Я догадался, что в пизду моей жены не только кончали, но и отливали! Настя стояла раком и снова отсасывала подросткам по кругу. Николай Петрович пристроился к нее сзади и вошел в жопу. Наблюдать за этим действом я уже не хотел, поэтому спрыгнул с балкона и пошел к своей машине
 P. S. Продолжение следует. История является правдивой, все имена изменены с целью конспирации. Если у вас есть вопросы, обращайтесь по почте 
"К новому году"
Страницы: [1] [2]

      В начале декабря я предложила классу подумать о легких, несложных костюмах на наш "новогодний бал". В пятницу, за неделю до нового года, мы с девочками нарядили в классе небольшую искусственную елочку, и немного украсили класс серпантином и шариками. В субботу сразу после окончания уроков, мальчишки сдвинули парты в конец класса, а стулья поставили вдоль стены и окна. Образовалось достаточно места для танцев. Мы сходили в столовую, и принесли оттуда продукты и воду, закупленные завхозом гимназии согласно моего списка нам на вечер. Я с Семиной и Бабенко пришли пол шестого приготовить праздничный стол. К шести стали подтягиваться остальные гимназисты. Верхнюю одежду они оставляли в гардеробе, и уже в праздничных нарядах поднимались в класс.            Все платья у девочек были очень красивые, чаще всего они были в цветах. Большинство платьев были, по возрасту, чуть выше колен, типа сарафан, широкие и воздушные. Мне очень понравилось бирюзовое с широким поясом с цветком на нем у Аленки, а также платье с голыми плечами и со шлейфами застегивающееся накрест через шею, как в древней Греции. Хорошо смотрелось кокетливые платьица средней длины - аля 60 гг. Платья были украшены блесками или серпантином, на некоторых девочках были короны, и каждая имела маску для глаз.            На мне было белое платье по колено, корона в блесках и маска для глаз - типа "Снежная      королева" , а в внизу - белые колготки и белые туфли.            У мальчиков костюмы были по проще, но с шутками. У нас появилось два скаута, один пио нер, два спортсмена - теннис и футбол, двое были просто в простынях - типа "привидения". Миша нашел большие пестрые шорты в этикетках, он был явно турист, двое предстали в шотландских юбках. Был индеец в бахроме и с пером и пират, двое были в белых халатах. У каждого мальчика тоже была маска.            Ученики помогли мне быстро закончить приготовления, и мы начали.      В начале, как обычно, мы поздравили наших именинников, их у нас накопилось за три месяца 6 человек. Они выстроились перед остальными, я зачитала общее поздравление и напутствие и рослый Миша Миревич, набросив мой красный халат и одев маску Деда мороза, вручил всем презенты, а затем каждый ученик подходил и лично поздравлял отдельного именинника словом      (это такой полезный тренинг) . Затем мы принялись трапезничать. Я предложила, чтобы каждый угостил кого-нибудь, чем либо. Получилось весело.            Далее мы перешли к новогодним конкурсам. Я достала секундомер и раздала команде девочек и команде мальчиков по паре трубочек для пускания мыльных пузырей, на конкурс - "Чей пузырь продержится дольше?". Конечно победили мальчики, но красивых пузырей по напускали - море.      В следующем конкурсе, требовалось отгадать по жестам передающего, вопрос от другой команда. Девочки оказались более догадливы и выиграли со счетом 2: 1.            Я предложила конкурс "Донаряди елку" , на самый оригинальный вариант из предметов находящихся в классе, и стала записывать предложения, чтобы потом проголосовать их.      Но через несколько минут, Аверкин предложил розу с платья Аленки и тут все и началось:      - Да, что только розу: у них все платья красивые.      - Да, верно, можно по детали с каждого платья взять.      - А можно выбрать просто самое красивое платье.      - Да что платья. Наверно трусики еще красивее.?! Ха-ха:      - И то верно! Ха-ха:      Я попыталась быстро вмешаться:      - Ладно, хватит, уже достаточно, голосуем! Первое! Кто за бумажного лебедя?!:      - Да что там голосовать, - лучшая и самая оригинальная идея - "Трусики"!     - А что, точно! ... Мы за девичьи трусики!      - Вспомните, как классно было прошлый раз!      - Да, всем понравилось!      - Но сейчас зима. И мы в колготках.      - Колготки можете оставить.      - Да и в классе тепло. Мы вот без штанов и не мерзнем.      - Прекратите! Это не прилично будет! - я попыталась осадить учеников.      - Но, это самое оригинальное предложение Леся Львовна! Не правда ли девочки!?      - Да, тут уж не поспоришь.      - Новый год без трусиков! Офигеть!      - Как встретишь новый год, так его и проведешь! Ха-ха-ха...      - Да что тут голосовать, все за!      - Мы пошли смотреть в окно! А вы украшайте елку: Ха-ха:      - Мальчишки, за мной!            Я стояла в растерянности и не понимала, что делать. А Акимова и Стрельцова с довольными лицами уже направились к противоположной стенке класса и сев на стул стали снимать обувь. За ними постепенно потянулись и остальные девочки. В конце, я тоже медленно подошла к девочкам.            Акимова встала, а Стрельцова присела и запустила руки подруге под мини юбку и стащила с нее колготки вместе с трусиками вниз, а затем сняла их с ее ножек. Заглянув снизу подружке под юбку Вика улыбнулась, и поднявшись что-то шепнула Свете на ухо. Та хихикнула и также стала помогать своей подруге. Некоторым девочкам пришлось высоко задирать платья, чтобы снять колготки. Но никто не возражал, хотя девочки раскраснелись, но улыбались, и не подымали глаз.      - Леся Львовна, играйте с нами, - вдруг позвала меня Настя.            Я вздохнула, и отвернувшись от мальчишек, которые стоя к нам спиной, наблюдали наши силуэты в темном окне, отошла за парту и тоже запустила руки под платье и стащила белые колготки с трусиками вниз.            Акимова и Стрельцова освободили свои трусики из колготок, повесили колготки на стул,      надели маски для глаз, и стояли в своих мини юбках, держа трусики в руках и ожидая остальных.      Когда к ним присоединились еще пять девочек, они о чем-то пошептались и все направились к елке. Они положили возле нее на парту свои трусики, затем и остальные девочки стали поступать также. Ну и я, тоже, в конце положила туда свои белые трусики.            Девочки раскраснелись и сильно смущались, ведь у многих платья были "разлетайки".      И мне самой было стыдно в этой ситуации, но я также почувствовала и возбуждение. Меня возбуждало одно только чувство обнаженности и доступности. Я наверно тоже покраснела, а мое сердце стало биться чаще. У меня даже когда я сейчас пишу приятное ощущение внизу.            Я надела маску и помахала мальчишкам рукой. Они увидели это в отражении окна и стали поворачиваться к нам.      - Ух, мы уже заждались вас.      - Да оно и видно, как в отражение пялились, все прямо на лицо видно.      - Вернее не на лицо, а на шортах, они какой-то странной формы стали. Хи-хи:      - Да мы ничего: А вы сами вон как раскраснелись. Что, жарко стало? Ха-ха:      - Ладно, продолжаем соревнование? - спросила я.      - А вот пусть мальчишки отгадают, где, чьи трусики. Хи-хи:      - Ну, вот и конкурс типа "Найди снегурочку". Ха-ха      - Если найдем: приз поцелуй! Согласны?! ...      - Ну, ребята, ну что вы со мной делаете?! Ну, так же нельзя!      - Ну, Леся Львовна, ведь Новый год:      - Мы понарошку:      - Чисто символически:      - А кто не угадает, будет исполнять наше желание: Вот!            Стас взял первые трусики и стал их рассматривать, поглядывая на девочек.      Девочки смущенно и кокетливо отводили глаза и улыбались. Но Мельникова не смогла скрыть промелькнувшей улыбки, и Стас улыбаясь подошел к ней.      - Разрешите примерить?      - Обойдесся, - она вытянула губки и закрыла глаза.      Стас прильнул к ним своими почти на минуту. Все затаив дыхание наблюдали за ними.      Было видно, что Наташке понравилось, собственно как и всем. Все зааплодировали.            За ним Антон взял мои трусики и с довольным видом сразу направился ко мне. Ну конечно, мои трусики отличались от трусиков девочек, и сразу было ясно, чьи они.      Кто-то погасил часть освещения в классе.      Антон подошел ко мне, я улыбнулась и вытянула губки. Он прикоснулся к ним губами. Вообще, было очень приятно, и я закрыла глаза. А он активно подал язычок и протиснул его сквозь мои губы. Наши языки встретились, и мы немножко поиграли ими. Все зааплодировали нам, и я отстранилась смутившись. Вот так мы с Антоном и поцеловались.            Акимова и Стрельцова, как всегда отличились. Я поняла, что они договорились между собой,      и никто не смог бы найти их трусики. Они всегда могли поменяться ими между собой. Так они      подловили Илью Шеповала и Гошу Краева и решили покататься на них.            Мальчишки, как проигравшие, присели, а Света и Вика подошли к ним со спины и взгромоздились им на шеи. Илья и Гоша поднялись с трудом, опираясь при этом за парту, а затем стали держать подружек за ноги. Девчонки держались за головы ребят. Так они сделали круг, по свободному пространству в классе. Девчонки привыкли, и стали крутиться и цепляться друг за дружку и ржать. В конце концов, молодые жеребцы не выдержали всадниц, стали приседать и при этом заваливаться вперед. Девчонки тоже выбросили руки вперед и ими уперлись в пол:            "Господи, ну, кажется все целы."            Но тут, мальчишки выпрямили склоненные головы и уставились на голые попки девочек. Юбки девочек частично задрались в момент падения, и их голые попки и киски были прямо перед носом ребят. Шеповал и Краев вошли от этого в какой-то ступор. А Акимова и Стрельцова, хохоча отползли на четвереньках от них. Продемонстрировав себя и остальному классу, они довольные поднялись с пола.            А Батурина Настя заставила Сергея Ветрова целовать свою коленку, при этом глаза Сергея, естественно, были у нее там, под юбкой. Затем она приказала ему снять рубашку и стать на четвереньки, а сама умастилась к нему на спину голой попкой, вытащив из под себя юбку. Но пройти худощавый Ветров далеко с наездницей не смог, так, потоптался немного почти на месте.      К Насте подошел Дима Аверкин, она приняла от него трусики и они поцеловались. Затем Настя дала Диме в рот свои трусики и приказала, махнув рукой, отнести их под елку.            Вскоре класс наполнился скачущими, поющими, хрюкающими, ползающими,: мальчишками и смеющимися девчонками. Было очень весело.      Тут я поняла, что ползающие мальчишки, снизу, могут случайно увидеть, что у меня под юбкой. Я видела, что их взгляды проходили и по моим ногам. Это интриговало, но все же, я отошла в сторону к стенке, и от туда наблюдала за целующимися юными парами. Это даже немного возбуждало меня. Наверное, для некоторых, а может и для большинства, это были их первые поцелуи, о которых они мечтали и так безумно ждали. Мне было прикольно наблюдать      Порывы мальчишек и стеснение девочек.      Но, в конце концов, все трусики определились со своими хозяйками.            - Так, получившиеся пары не расходятся, - крикнула я.      - Переходим к следующему конкурсу пар. Две последние сформированные пары "соберут урожай".      Я положила перед двумя партами по апельсину и поставила тарелочки на парты.      - Надо поднять апельсины, но без помощи рук.            Казалось, ну совсем простой, веселый конкурс, а получилось...      Олечька Мирских присела, зажала апельсин между коленками и поднялась. Но до верха парты конечно не достала. Тогда Гоша решил перехватить апельсин плечом и щекой. Он присел перед ней и стал захватывать апельсин. Олечька вытолкнула апельсин, и он оказался на ее коленках прижатый к ним плечом мальчика. Гоша стал поворачивать голову пытаясь захватить апельсин щекой. При этом апельсин пополз вверх по ногам девочки приподымая ее юбку, и результате юбка накрыла и апельсин и лицо мальчика. Гоша там копался еще, пока не захватил фрукт. Все в классе аж затихли, когда его голова скрылась у нее под юбкой: Я тоже не ожидала такого продолжения, ведь Олечька была без трусиков. Единственно что, лицо Гошы было повернуто в бок и он если и касался там девочки, то щекой.            Другая пара поступила наоборот, но получилось не лучше.      Олег Литовский захватил апельсин между коленками, а Ира пыталась его достать. При этом его орган стал оттопыривать трусы, упираясь ей почти в лицо и увеличиваясь от этого:      Но, слава богу, все быстро закончилось. 
  - Все, хватит конкурсов, давайте лучше танцевать, - выдохнула я. - Итак, Балл! Получившиеся пары встали, надели маски. Кавалеры выводите в центр своих девушек. Первый танец вальс:      Я подхватила Антона и повела.      - Если сразу не получается - не страшно. Кавалеры смелее: раз, два, три: раз, два, три: раз, два, три:      Мы первыми начали кружиться в центре. Вскоре Антон попробовал сильнее прижать меня к себе, и я даже почувствовала его твердость. Но я не хотела его публичных вольностей, поэтому немного отстранилась. А в конце поблагодарила его, и пошла села за парту.            Танцы продолжались. Музыка, смех, было приятно наблюдать - маски, платья девочек, костюмы мальчишек, серпантин:      Я видела, что мальчишки иногда и позволяли себе лишнего, подшучивали над беструсыми соученицами, прижимали их или запускали ручки, но благовоспитанные девочки вовремя одергивали их. Мальчишки смеялись, но подчинялись, и довольствовались лишь тем, что разрешали им девочки.      Я успокоилась.            Удивительное дело. Вот трусики, в них красиво, гигиенично, тепло, а без них интригуеще-прикольно, даже возбуждает. А раньше, лет 100-200 назад, трусиков вообще не было, и все знали об этом, и никого это не волновало. Нее: Сейчас все же интереснее. Хорошо, что их придумали. Они вносят эротизм. Можно даже диссертацию написать "Влияние трусиков, на мозг хомосапиенса" или что-то похожее: Какие-то фитишистские мысли полезли.      Пора идти одевать трусики. 
"Зимний лес. Часть 1"

      В конце января я решила показать ученикам зимний лес - сделать пробежку на лыжах. В начале, класс поддержали эту идею, но в субботу пришли только трое мальчишек Антон, его друг Пашка и Гена Белкин. Подождав с полчаса, мы взяли у завхоза гимназии четверо беговушек и подогнали их под себя. На троллейбусе доехали до автостанции, там немного подождали нужный автобус, час езды и мы на месте. Перед нами предстал зимний лес, - нетронутая целина снега и сосны и ели в белом пушистом наряде. Мы быстро сделали свои дела - "мальчики на лево, девочки на право", надели лыжи и отправились в путь. Было уже начало первого, я решила так, час - полтора пробежать, там перекусить и час - полтора назад, ну в запасе еще 45 минут до автобуса в 16-30. Еще подумала, что для мальчишек это будет с головой, тем более что они еще ни разу не ходили на беговушках.            Погода стояла отличная - голубое небо, солнышко светит, где-то 5 градусов мороза.      Лес встретил нас спокойствием и тишиной. Мальчишки быстро освоились с лыжами и уже даже немного стали баловаться и кидаться снежками. Воздух был изумительным, а кругом лесная тишина. По пути мы встретили следы зайца и наверно лисы, спугнули какую-то птицу.      Мальчишки разрумянились и были очень довольны. По времени сделали привал, съели бутерброды с бужениной, запили чаем из термоса. Мальчишки хотели разжечь костер, но ничего не получилось и мы двинулись назад.            Наверно, правильнее было бы возвращаться по нашим следам, но мы решили идти параллельно, по новым местам. В результате, пройдя полтора час, затем еще пол я поняла, что мы заблудились. А было уже начало пятого, скоро начнет темнеть, к тому же пошел снег. А нам ничего не оставалось, как двигаться вперед. Я уже начала волноваться, но была уверенна, что мы куда-нибудь, да выйдем.            Так, где-то через час, мы вышли на какое-то поле. Вдали виднелись не то сельские, не то дачные домики, в одном даже горел свет. Сумерки быстро сгущались, и начиналась пурга. Через минут 20 мы подошли в какому-то дачном кооперативу. Тут вдруг Гена сказал, что он знает это место, у них здесь своя дача есть, только надо еще минут 15 пройти, а до дороги минут 30 будет, но автобуса уже сегодня не будет, всего два ходят, один утром, а другой вечером. Ключ у них, на всякий случай, "под половиком" спрятан, и можно пока передохнуть там.            Ну что же, давай пока туда, - решила я, - а там перезвоним своим, тем более пурга усиливалась.      Дачка оказалась еще старого образца, без газового отопления, но с печкой в одной из комнат. Просто родители Гены постоянно находились за границей и дачей давно никто не занимался.            Мы, оставив лыжи в прихожей, расположились в комнате с печкой. Мальчишки решили разжечь печь, погреться, пока нас заберут, слава богу, сухие дрова были запасены. Но тут выяснилось, что Гена не может внятно объяснить, где находится его дача и как сюда добираться, а дома только старая бабушка, которая по телефону ничего не слышит, а родители приедут из-за границы только через три дня.            Тут я поняла, что возможно даже нам придется здесь и заночевать. Было уже начало седьмого, на улице темно, холодно и метет, а тут все же есть свет, печь и дрова.      Стали разжигать печь и задымили всю комнату, но все же печь разгорелась. Я сказала, чтобы ребята наносили дров, пока помещение проветрится, а Гена показал, где можно набрать воды, и посмотрел, если ли в доме чай, сухари и какие есть одеяла.            Вскоре комната проветрилась, а мы нашли банку тушенки и кильку в томатном соусе (анчоусы наши) , рожки, чай, сахар и немного печенья. Ребята притащили из других комнат матрасы и одеяла. Вода была в ведре, правда в виде льда. Я поставила ведро на печь и приготовила чайник и кастрюлю для рожек, а тем временем мы соорудили на полу из матрасов и одеял большое ложе на четверых, так как в комнате был только узкий старенький диванчик, на одного. Мальчишки перезвонили домой, сказали, что они на даче у друга, что все хорошо и что будут завтра. Вода постепенно подтаивала, и я наполнила кастрюлю и чайник для ужина.            Оставалась одна проблема - "удобства", которые увы, были на улице, к тому же их основательно засыпало снегом. Тогда Гена притащил старое ведро - вместо горшка. Я налила туда немного воды, и пока оставила его в комнате, так как на улице еще похолодало, наверно было уже минус 12, да и в остальном доме было гаверно где-то минус 5, а у нас в комнате уже стало теплеть. Прошло еще с полчаса. Мальчишки постепенно начали снимать верхнюю одежду и развешивать ее по комнате для просушки. Гена достал старые игральные карты и мальчишки на ложе стали играть, а я тем временем, занималась печкой и ужином. Вода закипела, и я сварила рожки и размешала их с тушонкой, килька была вместо салатика. Гена принес тарелки и кружки, и мы стали ужинать. Хотя еда была и не затейливая, но уплетали ее мальчишки быстро и с большим удовольствием.            Вскоре мне стало достаточно жарко в комбинезоне, и я решилась его снять. Я, конечно, не была готова остаться без комбинезона при своих учениках, ведь я была без колготок, так как комбинезон был достаточно теплым. На мне оставались только легкие трусики, майка, носки и пуловер. Но я подумала, что длины пуловера вполне хватит, чтобы прикрыть трусики, которые были совсем легкие. Я специально такие одела, чтобы не потеть внизу и чтобы резинка от трусиков не давила и не натирала. Ведь я никак не ожидала, что останусь без комбинезона. Слава богу, пуловер был длинным и доходил до середины коленок. Сидя я отвернулась от мальчишек, стянула комбинезон, бросила его в бок и натянула на ноги пуловер, повернулась к мальчишкам, которые закончили кушать, и ждали чай.            Сев я огляделась. Мальчишки были заняты своими мыслями. Никому не было дела до моих голеньких ножек.            Чай пришлось немного подождать, но за это время встала и я ополоснула тарелки над ведром.      Было только 8 часов вечера. Выпив горячий чай, мы расслабились. Я поставила еще чайник, чтобы была вода для питья. Печка хорошо горела, хотя мы в нее уже не подбрасывали дров, и в маленькой комнате становилось жарко. Окно было закрыто на зиму решеткой, но мы немного приоткрыли дверь, чтобы проветрить комнату, однако холод пошел резко понизу там, где мы сидели, и дверь пришлось закрыть. Но вскоре горячий чай стал выходить из нас потом, и мальчишки сбросили с себя свитера и рубашки, и остались только в футболках, а Пашка Бабичев не обращая на меня внимания, снял и теплые сподни, оставшись в трусах и майке. Вскоре к нему присоединился и Антон.            Я тоже начала угорать в своем пуловере, но держалась до последнего. А голова уже рассматри вала идею: ": А что будет, если вообще снять с себя полувер? . . И: остаться в ничего не прикры вающих трусиках и маечке.:" "Ну, ты совсем рехнулась!" - подумала я: Однако мое тело      требовало скорее освободиться от жаркого полувера! Но, только представив, что я буду сидеть в таком виде со своими учениками, я почувствовала, что возбуждаюсь.            Дело в том, что мои трусики сидели не плотно, и сильно оттопыривались, и фактически прикрывали только щелку. Вот если смотреть сверху, то все нормально, а посмотреть снизу, - тогда все бока киски прямо на лицо. А мальчишки то будут внизу, если я встану, хорошо хотя бы то, что волосики я там совсем убрала. Киска была совсем гладенькая, а то представляю какой кустарник торчал бы из под трусиков. Так что просто придется не вставать. А маечка, правда тоже легкая, и не плотная, и ровно наоборот - сверху легко можно видеть мои небольшие грудки, и соски, которые вообще, предательски будут выпирать через тонкую ткань маечки:            Но, увы, становилось еще жарче и жарче: Я понимала, что придется снять полувер. ": В конце-концов, я останусь не совсем голая, ведь... Ну как на пляже... Ну, и что ж..." - медлила я. И вообще, это даже забавно будет - понаблюдать за их реакцией, да и за своими ощущениями! Я привстала и: "Ух! Ну, все решено!" И я повернулась к мальчишкам спиной, взялась за пуловер, и стащила его через голову: Но, при этом, легенькая маечка потащилась за пуловером и снялась вместе с ним. И я оказалась с голой спиной к своим ученикам, в одних только черненьких трусиках. Но я быстро освободила маечку и надела ее. Я повернулась к мальчишкам, притворившись, что ничего не произошло, и спокойно и без всякого смущения посмотрела на них.            Мой легкий стриптиз, конечно, не остался не замеченным. Мальчишки замолчали и отвели глаза, но уже периодически посматривали на мои голенькие коленки и выступающие соски. Но мои ноги теперь были плотно сдвинуты, а я делала вид, что не замечаю их взглядов. И, всё-таки чувство стыда у меня присутствовало, и именно оно способствовало моему нараставшему возбуждению. Мне самой стало интересно, а что будет дальше:            - Ну, что будем спать? - спросила я.      - Не-ее! - дружно откликнулись мальчишки, - вообще только 8, а мы ложимся около 12, ну в 11.      Леся Львовна, а давайте лучше с нами в "Верю-не верю" играть.      - Ладно. Согласна.            Игра проходило весело, со смехом и шутками. Сами знаете, кто играл, - когда в колоде образуется с десяток вальтов или шестерок:      Вначале проиграл Павел.      - Пусть проигравший сделает 10 отжиманий, - предложил Антон.      - Нее, жарко, - отозвался тот.      - Действительно жарко, - поддержала я.      - Ладно, пусть прокукарекает 10 раз. Все рассмеялись.            Вторым проиграл Антон.      - Ха-ха, - сказал Павел, - давай теперь ты, лезь под диван и гавкай оттуда 10 раз.      - Нее, там грязно...      - Ну, тогда стойку на ушах... Ну, на голове... сможешь?            Привстав со своего места, рядом со мной, Антон решил моститься для стойки. Мне пришлось приподняться, чтобы освободить ему место. Видимо, этого было достаточно, чтобы стало видно не только мои ноги, но и чуть больше. Но я сама не заметила этого. И лишь, когда села обратно на своё место, увидела лицо Гены Белкина, сидевшего напротив, с округлёнными глазами. Я сразу всё поняла. Он даже покраснел, и пристально смотрела на меня. Сами понимаете, было чему удивляться. Но меня это не смутило, а, наоборот, немного возбудило. Ведь все равно, я уже очутилась в таком пикантном положении. Что остается делать то?
Антон красиво простоял на голове до счета 10, и мы поаплодировали и продолжили играть. А у меня в голове зазвучало: "Я ПОЧТИ БЕЗ ТРУСИКОВ!" Постепенно я стала заводиться и даже почувствовала в этом азарт и какое-то томление. Даже захотелось подразнить мальчишек и понаблюдать за их реакцией. "Ну да, ладно, я все же их учительница, "- сдерживала я себя.      И наверно из-за того, что мои мысли были немного не в игре, то я безбожно проиграла.            Настала пауза. Мальчишки стеснялись, что-либо предложить. Наконец Антон сказал:      - Леся Львовна, а Вам слабо будет березку сделать?      - Да, неплохая идея, - поддержал его Пашка. А Гена промолчал и отвел глаза.      - Ну, что же, - вздохнула я, - раз уж проиграла, то считай...            Я быстро опрокинулась на спину и подняла ноги, подперев таз руками. Ноги мои были плотно сведены, и к мальчишкам я оказалась почти спиной, а вернее попой, так что мою киску они не могли разглядеть. Антон начал отсчет: , но тут меня ожидал другой подвох: Легенькая маечка поползла вниз и мои небольшие груди с торчащими сосками выскочили наружу:      Это естественно мальчишки заметили, и Пашка даже тихо присвистнул:            Мне было очень стыдно, но одновременно и приятно от того, что я оказалась с голой грудью, перед своими юными учениками. Я словно ощущала их взгляд, на своих сосочках. И тут даже у меня возникло большее желание, захотелось подсознательно, что бы они меня увидели совсем голенькой. Мне захотелось, что бы они увидел мои половые губы, щелку, попку, и всю всю меня! Соски стали твердые, а внизу (в тот момент в верху) животика разлилось приятное тепло:            Но простояв с обнаженной грудью секунд 10, я приняла обычное положение, стараясь держать ся невозмутимо. Зато в глазах мальчишек я сразу отметила возникший интерес ко мне как к женщине. Их глаза стали гулять по моим ножкам и пробиваться сквозь маечку.            А игра продолжалась. И когда я стала сдавать, то позволила себе маленькие шалости. Я вроде как-бы случайно, чуть наклонилась, и тут же мальчишки оказались под отвисшей маечкой, а когда мне надо было подвинуться, я чуть раздвинула ножки, и глаза мальчишек сразу загуляли у меня по лобку, пронизывая трусики. А я, поэтому, задержалась в таком положении пару секунд.      Нет, нет, я не демонстрировала специально, но и не спешила просто:            Мальчишки раскраснелись и теперь явно думали все об одном: Им тоже стало жарко, так как еще и кровь заиграла. Пашка и Антон стянули футболки, оставшись только в трусах, а Гена снял сподни. А я почувствовала, что и сама уже возбудилась от этих раздевающих взглядов. Моя киска стала влажная, - я потекла. Мои трусики очень быстро намокали и даже часть пуловера, которая была под моей попкой, чуть-чуть намокла. Так, чтобы предотвратить дальнейшее промокание постели, я привстала, и села прямо попкой обратно себе на ноги. В таком положении я продолжила игру.            Гена Белкин проиграл, и пропрыгал на корточках по кругу квакая 10 раз. Затем Павел прогавкал 10 раз из под стола. И опять я:      Шпагат я конечно не осилила бы, и согласилась на мостик.            Когда я встала, то сидящим мальчишкам с низу отрылся вид на голенькие бока моей киски, выглядующие из под оттопыренных трусиков. Я прямо почувствовала ими их обжигающие взгляды. Мои половые губки набухли и были влажные. Я ощущала прилив легкого стыда и какое-то волнение. Голова уже ни о чем не думала...            Я осмотрела место и чуть подвинула Пашку. Затем я подняла вверх руки, запрокинула голову, прогнулась, и медленно опустилась на руки. Маечка тут же поползла и оказалась у меня на шее.      Я максимально приподняла таз и так застыла.            А мальчишки даже привстали, чтобы посмотреть на мои прелести. Им явно открылся      необычный вид. Мои ноги, чтобы не упасть, были немного расставлены, а лобок вообще, не только выпирал, но и максимально вылез из под легких трусиков. Теперь, они могла видеть почти всю мою выпирающую киску, ну не считая ее щелки конечно, которая оставалась прикрыта трусиками. А с другой стороны были мои абсолютно ничем не прикрытые грудки с торчащими сосками. При этом я делала вид, что полностью занята выполнением упражнения, хотя кровь пульсировала у меня в висках:            Антон медленно досчитал до 10, и я опустилась на пол. Я увидела, что ученики были просто в шоке. Они еще оставались стоять, но у них оттопырились трусы, и они стали прикрываться руками. Я опустила маячку на груди и подтянула трусики. Теперь соски и лобок были прикрыты, но опять открылись бока киски.            - Ну что вы стоите, садитесь, - сказала я приподымаясь, и тут заметила, что Гена вдруг сжал свое хозяйство руками и как то неестественно отвернулся и быстро присел вздрагивая. Антон и Павел тоже опустились на свои места, и я присела на свое место. Гена повернулся к нам, он был весь красный от смущения, и не подымая глаз прикрывал рукой свои трусы, но я заметила мокрое пятно возникшее на них:            Мальчишки тоже просекли казус, случившийся с Геной, заулыбались, и стали подшучивать над ним.      - Геша готов, - констатировал Пашка Бабичев.      - Зато теперь хорошо спать будет, ничего не будет давить, - добавил Антон.      - Ага, спать в прилипших трусах? Ха-ха.      - Гена возьми чайник и помойся над ведром, - сказала я. - А вы садитесь сюда, прикроите его, а я лягу у вас за спинами и отвернусь.            А внутри, я была довольна собой... Приятно шокировать людей: И сегодня мне это удалось сделать... Хи-хи:      Я представила себе ощущения мальчишек, что вместе с ними сидит взрослая женщина, их учительница, почти без трусиков. И от этого я сама возбудилась так сильно, что моя киска вообще потекла, а в голове всё как-то странно запуталось. Я уже дрожала от возбуждения и поняла - что сейчас тоже кончу.            Я отвернулась, легла на бок за спиной Антона и Павла, зажав одну руку между ног. И, как только, я прикоснулась пальчиками к своей вульве, моё тело сотряс сильнейший оргазм, а ощущение того, что могу быть застигнутой врасплох, лишь, усиливало его. Я кончила очень бурно, содрогаясь всем телом... Это непередаваемые ощущения, когда ты - втихоря, занимаешься мастурбацией, а рядом твои ученики в любую секунду могут тебя спалить. Чувство стыда и страха, что кто-нибудь из мальчишек увидит это, добавляло экстремальности.            Но мальчишки наблюдали за Геной. А мои трусики совсем промокли, хорошо, что они были темными, и это не было так заметно. Но правда, теперь они частично вошли в мою щелку, еще больше обнажив голенькие бока и губки киски. Но я это вначале не заметила, так как боялась, что меня выдаст их запах. Однако запах печки, наверно, все перебивал, и его никто не заметил.            Я была удовлетворена, и лежа на животе, повернулась к мальчикам.      Гена уже подошел к нам и поправив мокрые трусы присел. Антон и Пашка раздвинулись, я присела между ними, и мы продолжили.      Проиграл естественно Гена Белкин. Видать ему было не до игры, и он был еще весь в смущении.      - Это он из-за мокрых трусов так проиграл, - подытожил Антон.      - Ну вот, пусть их снимет и повесит на печку, раз проиграл, - добавил Пашка.      - Да ему же лучше буде, чем спать в мокрых трусах, - опять Антон.      - Что же, он без трусов находиться будет? - вмешалась я.      - Ничего. У него футболка длинная, как мини юбка будет, - улыбнулся Пашка.      "Да, в мини и без трусиков," - подумала я, и поняла, что меня это интригует.      - Ну, давай, смелее! - подбадривали Антон и Пашка.      - Ладно. Я не смотрю, - сказала я, - а высохнут, оденешь.            Гена опустив голову подошел к печке, натягивая вниз футболку и смущаясь как девочка, стянул трусы и повесил их на горячий кафель. Затем он, прикрываясь, сел на место, натягивая футболку.      Я почувствовала, что эротизм в комнате сильно вырос. Взгляды присутствующих скользили по моим выпирающим соскам и голым сведенным коленкам, а также забирались под мини "юбку" из натянутой маечки. Я в течении игры, пару раз меняла позу, и наблюдая за взглядами своих учеников, вспомнила кадры с Шери Стоун.            Проиграл Пашка. Тогда выигравший Гена, видать в отместку, потребовал, что бы тот тоже снял трусы.      - Но, я без футболки, - отнекивался Пашка.      - Ничего, вставать тебе не надо, будешь сидеть, - настаивал Гена.      - Раз проиграл, то давай, - поддержал идею Антон.      А я промолчала:            Пашка Бабичев отвернулся и снял трусы: Он повернулся назад, прикрываясь рукой и пряча хозяйство между ног. Однако так как он был возбужден, то долго еще мостился, принимая удобную позу. Его штучка даже на секунду выскочила, и я отметила себе, что у него вполне нормальный размер.      Но все это накаляло атмосферу, и в скоре я опять проиграла...            - Ну, нет! - сразу заявила я мальчишкам, - трусики я снимать не буду.      - Конечно нет Леся Львовна. Мы и не собирались таково даже предлагать, - сказал Антон. - Мы согласны на Ваш мостик.      - Да уж видела я, как вы на мостик реагировали.      - Ну, это случайно. Извините.      - Да ладно уж. Может, кто еще, что предложит что, ну например стихи почитать или песню спеть.      - Да нет, лучше мостик.      - Все за мостик.      - Мостик.      - Ну ладно, - я поняла, что опять начала возбуждаться.            Я поднялась. Мальчишки замолчали и уставились на мое лоно. Я знала, что им опять видна моя киска. Теперь я почувствовала, что мои мокрые трусики частично вошли в щелку, явно подчеркнув ее, и выделив большие губки, а бока киски, при этом, еще больше оголились.      У мальчиков лица раскраснелись, а рты даже приоткрылись. Они так уставились и таращились туда, наверно первый раз увидели, что у девушки между ног. А у меня тоже кровь играла: , и киска снова увлажнилась... Ну не стану же я вытягивать трусики из влагалища прямо у них на глазах:            Я не спеша наметила себе место для упражнения, и стояла немного разведя ноги. Я опять чувствовала их прожигающие взгляды у себя внизу. Я так же подняла руки вверх, прогнулась и медленно опустилась на руки. Маячка, как положено, сползла на шею, открыв упругие грудки и торчащие соски. Мальчишки поднялись и встали рядом со мной.      Мои ножки были чуть больше разведены, чем в прошлый раз, я еще больше подняла таз и выгнулась... Я почувствовала, что трусики опять сползли, открыв голенький лобок, при этом их ткань еще более врезались в щелку и левая губа, похоже, почти полностью выскочила: Ну, еще чуть чуть, и: По-моему, показалась и моя щелка у лобка: Я ощутила лобком ветерок, от дыхания мальчишек: Я представила то, что видят мальчишки, и ужасно возбудилась от этого. Мои сосочки торчали как рожки, киска набухла и текла, текла, думаю, что они все это заметили: , а я чуть не кончила от этого у них прямо на глазах! Мы так и стояли секунд 10: - Ну, долго еще? Давай считай!      - Раз... ээ, два... эээ, три: четыре... - медленно считал Антон.      Я слышала участившееся дыхание подростков. Наконец он сказал -: эээ десять, - и я, просто легла на спину. Мои ноги еще стояли, и я посмотрела на мальчишек.            Они так и стояли двое без трусов, уже даже не обращая внимания на то, что я смотрю на них. Павел обхватил свой торчащий вверх ствол и медленно, больше автоматически, водил по нему рукой. Антон просто зажал свою головку ладонью. Член Гены Белкина торчал из под футболки, и он пытался это скрыть.            Члены у мальчишек не были большими, но были и не маленькими, на них было приятно смотреть. Молоденькие: А мальчишки тупо пялились у меня между ног. Я перевела туда взгляд. Ну, так и есть, как я и предполагала, прикрыт только клитор, а левая половинка киски полностью открылась, да еще левая большая губа выскочила и поблескивает от влаги:            Я протянула руку, подцепив пальцем трусики, оттянула их, и прошла вдоль всей щелке, вынимая оттуда ткань. При этом вся моя киска на несколько секунд открылась перед мальчиками... Затем я расправила трусики прикрыв киску, свела ноги и села.            И этого оказалось достаточно... Пашка вдруг стал обильно кончать, прикрываясь левой рукой и гоняя член правой. Но спермы было много, и она стекала по левой руке на постель. Он кончил, и только тогда посмотрел мне в глаза. Я улыбнулась ему. Он опустился отдыхая. В это время стал опять кончать Гена, дергаясь, он кончал в край своей футболки, повернувшись ко мне боком.            Антон сжал головку и дико смотрел на товарищей.      - Иди сюда, - сказала я ему. - Тебе тоже необходимо освобождение.      Он подошел. Я смело опустила с него трусы, погладила его подтянутый животик, и отодвинув его руку взяла его торчащий член: "Даа: , приятно ощущать горячую упругую плоть юноши в своих руках" , - подумала я, и пару раз прошла по стволу.            И тут, Антон дернулся, и стал кончать прямо на меня: , а я: я продолжала помогать ему рукой. Горячая сперма как положено по закону мандарина, первым залпом попала мне прямо в глаз, затем на голову и стекала у меня по волосам, щеке, шее. Ее было много. Пока он успокоился, я была вся мокрая и липкая:            - Извините меня, - Антон смущенно опустился рядом со мной.      - Да ладно тебе, - улыбнулась я ему.      Гена и Павел смотрели на нас во все глаза.      - Ну, вот и все, убираемся, приводим себя в порядок, и спать, - сказала я.            Возражения не последовало. Все были удовлетворены (ну кроме меня еще) , и принялись вытирать свои следы. А я спокойно поднялась, сняла мокрую маечку, взяла чайник и стоя спиной к мальчишкам умылась. Затем слегка сполоснула маячку над ведром, и развесила рядом с трусами Гены.            После чего я проверила печь, что она уже не горит, встала на стул и задвинула заслонку. И тут я почувствовала, как неприятно находится в мокрых пахучих трусиках... Что делать?! - быстро пронеслось в голове. - Антон видел меня голою, да и Пашка со спины, да и сейчас все. Я слезла со стула, пару секунд колебаний: , и: , и я снова взяла чайник. Стоя спиной к мальчикам, я сняла и трусики и тоже ополоснула их.            Я глянула в пол оборота на своих учеников. Они прекратили, что-либо делать, и просто следили за мной. Я почувствовала их обжигающий взгляд на своей попке. Меня это все так сильно возбудило, что прямо понесло: Я повесила трусики рядом с маечкой, и опять в полоборота глянула на мальчишек. Их стержни опять торчали, и от этого мне было очень мило.            - Быстро все отвернулись, - скомандовала я.      Они нехотя отвернулись. Я отметила себе их поджарые попки. Затем я повернулась к мальчишкам передом, но прикрыла на всякий случай, лобок ладошкой, а грудки другой рукой. Я, подошла к своему рюкзачку и достала от туда салфетку.      - Еще не поворачиваться, - командовала я им, стоя голенькой прямо за ними. - Я пописаю. И не подглядывать!            Я присела над ведром и неожиданно для себя, пустила шумную струю, затем также прикрывшись руками, подошла к мальчикам. Я собиралась забраться под одеяло, но тут не удержалась сама, и провела по их поджарым попкам рукой: А они, взяли: и сразу повернулись, ко мне лицом, держа в руках нацеленное теперь просто на меня, причем, опять готовое к бою "оружие, с приоткрытыми боевыми головками" и с разрезиком посредине... А я стояла перед ними совсем голенькая, прикрывая рукой грудки, а ладошкой киску:            Мои ноги стали ватными:      - Ну, вы даете! - сказала я, глядя на их головки, - но, все... У вас ничего уже не должно давить. А я... я пошла спать.      Я потупив взор отвернулась от них и залезла под одеяло.            Они остались стоять в нерешительности. А их стройные молодые тела возбуждали меня.      - Так, двое стали рядом ко мне спиной, и загородили вид, а третий идет писать. Затем меняетесь. Ведро выставить за дверь, - опять скомандовала я.            Они послушались. А тем временем, я легла на спину согнув ноги в коленях и глядя на голые попки мальчишек, под шум их струй, быстро довела себя до экстаза... Когда дрожь прошла, я удовлетворенная повернулась на бок.            Мальчишки погасили свет и тоже полезли пол одеяло. Справа от меня на бок лег Павел. Мои груди прижались к его спине, а выбритый лобок упёрся в упругие ягодицы моего ученика. Слева лег Антон, и я почувствовала его твердый член, который уперся мне в попку. А Гена лег за Павликом.      Так полежав так пару минут, я сказала:      - Ну нет, так очень жарко, - и легла обратно на спину, чуть растолкав мальчишек:      Наступила тишина. Все старались уснуть:            : Однако, минут через пять, рука Антона оказалась у меня на животе. Но я не отреагировала. "Может спросонья, потом уберет." Полежав пару минут, рука спустилась ниже и устроилась на моем гладеньком лобке. Это становилось интересно. Через минуты три, пальчики легли ниже, там где начинается разрез половых губок - внизу лобка. Я даже затаила дыхание и не шевелилась. Мои ножки были не совсем прижаты друг к другу, и Антон более смело, положил свою руку на мою киску. Его пальчики медленно прошлись вдоль моей щелки раз, другой и средний палец стал раздвигать мои большие губки. Я почувствовала, что опять увлажняюсь:            "Что я делаю? Почему просто лежу! Но так же нельзя: !" Во мне смешивалось чувства стыда и возбуждения и вообще: А пальчики мальчика гуляли по губкам и между ними, они уже смочились моими соками и легко скользили задевая клитор. Я хотела их оттолкнуть, но не смогла... И пальчики уже добрался до моей мокрой дырочки, и один стал медленно, вращательными движениями, проникать во внутрь меня... А я текла: , а он: Ух: , но:            Я боялась, что нас спалят Павел и Гена. Это возбуждало, но этого совсем не хотелось.      - Все! Спать! - строго прошептала я, и отдернула его руку.      Но естественно, после такого, сразу было не уснуть. Мы просто лежали несколько минут,      Затем Антон привернулся на бок, и прижался ко мне, навалившись на мою левую руку. Он еще раз крутанулся, и его твердый горячий член лег в мою ладонь. Мы так и лежали, я не сжимала его член, а просто ощущала его жар и тяжесть...            Его левая рука опять легла на меня, а ладонь обхватила мою правую грудь, прижав отвердевший сосок, и вроде застыла. Я просто лежала. Вообще не хотелось привлекать внимание Паши и Гены к его безобразным действиям. Так мы полежали еще минут пять, и он отодвинулся от меня, но член все еще оставался у меня на ладони. Я вздохнула, так как было жарко. Но теперь его рука сползла по моему животу вниз и опять легла на лобок. Я поняла, что ему не уснуть. Вот опять его средний пальчик вошел сверху в щелку и стал гладить клитор. Я сжала его член. Он стал слегка работать тазом и одновременно его ладонь подалась вперед по моей щелке и раздвинув большие губки, и вот, два его пальца забралось в мою мокрую жаждущую пещерку...            "Ну совсем обнаглел парниша:"      Он начал трахать меня пальцами, но его горячий член не выдержал скольжения в моей ладони, и излился горячей спермой мне на бок и в ладонь: Почувствовав, что он кончает, я сама вдруг насадилась на его пальцы и сжала их, получив небольшой оргазм... Не знаю, понял он это или нет, но он успокоился: Я отодвинула его руку, чмокнула его в носик и повернулась к нему спиной...      Он побоялся продолжать, и мы вскоре уснули...            Утром я проснулась первой. В комнате было уже светло. Мальчишки все дружно спали. Я аккуратно вылезла из под общего одеяла. В комнате было прохладно, но вполне терпимо, хотя я была совсем голенькая. Я посмотрела на часы, - было 8. А автобус в 10, т. е. надо было уже будить ребят. Но я решила пока они спят пописать.      Я как можно тише внесла ведро, обдав себя холодом, присела над ним, и тихо зажурчала.      Затем я промокнула щелку салфеткой, и тут увидела, что Антон прямо наблюдает за моими действиями. Я погрозила ему пальчиком, встала, подтянулась и спокойно не прикрывая киску подошла к печке. Я взяла маячку и одела ее, а затем в шутку, покрутила под его взглядом попкой, взглянув, улыбнулась ему, и одела трусики.            - Давай вставай, и буди всех. Чтобы не опоздать на автобус.      Мальчишки стали вылезать из под одеяла. Они были голенькие, съеживавшиеся, и с торчащи ми по утру членами. Это было так забавно: Они уже, или спросонья, не стеснялись меня и не прикрывались даже когда писяли:            Мы собрались, что смогли, убрали, и побежали на автобус, домой.      На улице светило яркое солнышко, снег скрипел и приятно поблёскивал в его лучах: 
"8 марта. Часть 1"

      На 8 марта, неожиданно, мальчишки пригласили девочек и меня на шашлыки, которые они собрались сами запечь на даче у Димы Аверкина. Он договорился об этом со своими родителями, пообещав, что будет полный порядок. Их коттедж находился всего в километрах 20 от города. Добираться туда было очень удобно, и мы в субботу, после окончания четырех уроков, дружно, большей половиной класса, 8 мальчиков, 8 девочек и я, доехали за пол часа на маршрутке до автостанции. Затем мы пересели на другую маршрутку за город. Маршрутки ходили довольно часто, каждые 20 минут, и через пол мы часа вышли возле коттеджного городка. Погода была солнечная, небо голубое, было где-то минус два три мороза, но в воздухе уже чувствовалась весна.            Идя по улице за Димой, я рассматривала интересные варианты домов и ограждений. Вскоре мы подошли к небольшому красивому коттеджу, и зашли во двор. Еще было много снега, но дорожки возле дома уже были очищены. В прихожей мы сняли верхнюю одежду, надели тапочки и прошли в гостиную. Это была просторная комната с потолком на уровне потолка второго этажа и красивым лакированным паркетом на полу. Посреди комнаты стоял большой стол со стульями вокруг, а на стене висел большой телевизор. Одна дверь из гостиной вела на кухню другая, большая, в сад. Дом постоянно отапливался, поэтому было тепло. На столе стоял букетик мимоз, и большая открытка - с поздравляем с 8 марта.            Дима показал нам, где располагаться, где туалет, где кухня и с мальчишками ушел в сад делать угли для шашлыков. Мы с девочками стали осматривать интерьер первого этажа и занялись приготовлением мяса и прочего. У нас еще осталось время, и мы с девочками еще сходили на озеро. Людей там было достаточно много, кто-то даже на прочищенных участках льда катался на коньках, а вдалеке сидели рыбаки. Лед был еще толстым, и мы немного прогулялись по нему. Когда мне позвонил Дима и сказал, что шашлыки готовы мы вернулись.            Как обычно, мы поздравили именинников, и мальчишки поздравили еще раз нас с 8 марта. А затем все с жадностью с шумом и смехом набросились на шашлыки, которые оказались очень мягкими и сочными. Правда гарнир был небольшой - немного картошки с луком и морковка по корейски, томатный соус, соки и мягкий свежий хлеб. Но всем очень понравилось, и мы похвали ли мальчиков. Когда я подумала, что пора переходить к сладкому и готовить чай, Дима сказал, что десерт будет в другом помещении через пять минут. Это сюрприз, а пока убираем стол. Мы быстро убрали и помыли посуду, а мальчики стали одеваться в прихожей. Одевшись, они позвали меня и девочек, выйти во двор.            Пока мы с девочками собрались во дворе, мальчишки уже куда-то ушли. Вскоре к нам подошел Дима и повел нас за угол дома, где в конце участка был небольшой сруб. Мы зашли туда, это оказалась уже разогретая сауна.      Я увидела двух наших мальчишек, они уже закутанные в простыни заходили в парилку.      - Вот здесь простыни, шапочки и тапочки, - сказал Дима, вы располагайтесь, а я еще в дом схожу.            Я опешила. Я не была готова к такому сюрпризу. А Света и Вика прокричали "Ура!" и пошли первыми переодеваться. За ними последовала Настя и Аленка Астахова.      Вообще-то помещение было достаточно большое, в прихожей было 4 шкафчика и две скамейки, на стене висело зеркало, а сбоку стояли два аппарата для сушки волос. Одну из скамеек уже заняли мальчики, оставив шкафчики свободными для нас. Также была видна комната отдыха с большим столом, на котором стоял торт, вода, горячий чайник из которого шел пар, посуда, ваза с мандаринами и букетик мимоз.            Я сказала, что подожду всех в доме, но тут все девочки стали очень просить меня не уходить или вообще попариться с ними, а то они без меня боятся, и тоже не будут париться. Так что мне пришлось остаться. Я подошла к одному из шкафчиков и сняла верхнюю одежду.            Девочки неуверенно стали раздеваться, и вскоре Стрельцова и Акимова предстали пред нами совсем голенькими. Им еще было по 13 лет, фигурки у них еще не сформировались до конца, выглядели они угловато, но у них уже появилась небольшая грудь и волосики на лобке. Они выбрали шапки и стали примерять их у зеркала, затем взяли простыни, завернулись в них и побежали в парилку. Оттуда сразу послышались восторженные крики мальчишек.            Я смотрела на девочек, и тоже медленно раздевалась. У Аленки тоже уже появилась грудь и стала вырисовываться фигурка. Таня выглядела совсем худенькой, особенно рядом с полненькой Наташей Мельниковой. Грудь у них еще не начала появляться, но правда, у всех девочек уже соски набухли, почти у всех, появились маленькие грудки и появились волосики, в основном возле щелки, хотя вся киска еще оставалась голенькой.            Вот и Настя с Аленкой уже пошли в парную, их тоже встретили с восторженными криками, а Таня, завернутая в простынь, поджидала подружку Катю Бажову. Я оставалась еще в колготках и лифчике. Лариска, голенькая, стояла и занималась волосами у зеркала, лобок у нее был голенький, похоже, она его уже побрила. И правильно, Лариска у нас рыженькая (золотистая) , а желтая киска не всем нравится, мне например не нравится. Наташка только в трусиках копалась в своих вещах, а голенькая Катя подбирала простынь. В это время открылась дверь, и к нам ввалился Дима: Он спокойно пошел к скамейке, на которой лежали вещи мальчишек.            - Ты с ума сошел, что ли!? Мы тут голые совсем! - Зашипела на него Бажова, быстро кутаясь в простынь.      - Ой, подумаешь, в Германии все вместе парятся, и ничего. - Дима начал раздеваться.      - Кать, дай мне простынь пожайлуста, - спокойно попросила Лариса Рубан, она продолжала заниматься волосами, просто повернулась к нам спиной, попой.      Наташа прикрывая рукой грудь тоже быстро взяла простынь.      - Дима. Мы не в Германии, и девочки стесняются, - cказала я.      - Ну, ведь все равно сейчас вместе париться будем и купаться, - сопротивлялся он, снимая рубашку.            Таня и Катя медленно пошли в парилку, а Наташа закуталась в простынь и стоя спиной к Диме из под нее сняла трусики. Я сняла колготки, и тоже завернувшись в простынь, сняла лифчик и трусики. Затем я выбрала шапку.     Девочки еще не ушли, а Дима без стеснения снял свои трусы, продемонстрировав нам свой голенький перчик с симпатичным капюшончиком, который, по-моему, был слегка увеличен. Дима завернулся по пояс в простынь, и вскоре мы вчетвером двинулись в парилку, откуда слышались крики и смех.            Перед парилкой было помещение с двумя душами, также висела кадушка с холодной водой и был маленький бассейн, практически на 1-2 человек. А вот, парилка оказалась просторная, рассчитанная на человек 10. На верху, голыми попками вверх, лежали Антон и Витя Власенко, а справа Илья Шеповал. Света, Вика, Сергей, Паша Бабичев, Таня и Катя Бажова закутанные в простыни, сидели на второй полке, Борис и Андрей стояли перед всеми.            - Леся Львовна идите на вторую, тут тепло, а мы выйдем, душ примем, - сказали мне Света и Вика.      - Давай Димон, наверх, - сказал Витя поднимаясь.      И я увидела его член, хоть он и не стоял, но явно был эрогирован. Я улыбнулась внутри, а мое сердце заколотилось чаще от волнения. Настя и Аленка встали, и мы пропустили выходящих. Дима стал на вторую полку, снял с себя простынь и стал ее стелить. Девочки с боку смотрели на его болтающееся чудо, пока он не улегся на живот. Я видела их расширенные, заблестевшие глаза.      Было так забавно.            Я села на первой полке возле Насти Батуриной и посмотрела на градусник, было 98 градусов.      Я в начале чувствовала себя не уютно, и непроизвольно кидали смущенные взгляды на полуголых мальчишек. А они вроде не замечали нас и между собой обсуждали какую-то игру. Нельзя сказать, что они меня интересовали, но сама ситуация, что это мои ученики и ученицы почти голые, да в присутствии друг друга и меня - вносила какую-то пикантность, ну и естественно - эротизм.            Но постепенно я стала согреваться и привыкать к обстановке.      С наружи послышался смех Светы и Вики и уханье Вити. Вот он опять заскочил к нам, на ходу заматываясь в простынь, и сел на вторую полку.      - Ух. Вода в кадушке хороша. Я попробовал. Теперь попробую бассейн. Девчонки пока не стали.      "Получается, он был совсем голеньким перед Светой и Викой" , - отметила я себе.            Теперь Антон и Илья нагрелись и стали пробираться на выход, их места заняли Боря Лесков и      Андрей Брянцев. Мальчишки продемонстрировали нам свои поджарые попки.      Я совсем не вникала в разговоры подростков. Было тепло, пахло деревом, я постепенно стала расслабляться.            Через минут пять, освободилась и вторая полка, и я с четырьмя девочками пересели на нее к Вите. Здесь было гораздо теплее, и я сразу стала согреваться. С наружи послышался шум воды и возгласы, и смех девчонок. 
"Кто-то прыгнул в бассейн, как я понимаю без простыни: Да, будет о чем, посплетничать девчонкам" , - подумалось мне. А вскоре, и мне тоже захотелось принять душ, чтобы чувствовать себя свободнее, и я решила выйти. За мной сразу встали Аленка и Настя.            Я вначале заглянула в комнату отдыха. Там девочки занимались столом, а мальчишки им помогали. Я вернулась в душевую. Таня держала простынь прикрывая ее Катю, которая и похоже заканчивала мыться. Я подошла к ним и попросила прикрыть меня простыню, пока я приму душ. Они растянули простынь, и я быстро ополоснулась.            Затем я стала помогать девочкам делить торт и чистить мандарины. Косвенно я наблюдала за происходящим, потом присела в кресло, и разрезала яблоко. Я не стремилась хорошо пропариться, так как предполагала, что мне хорошую сауну устроит мой Андрей, мне было главное, что бы был порядок, и не было эксцессов.            Так как, стоило мне оставить подростков одних, так они сразу начали балагурить и баловаться. Дверь в парилку постоянно отрывалась, от туда слышался смех и ржачь. Босые ноги шлепали по полу. Периодически кто-то прыгал в бассейн.      - Стой смирно, - послышался голос Димы. Затем шум опрокинутой воды и девичий визг.      - Вот и все. Ха-ха-ха.            "Интересно она в простыни принимала душ или так: ?" - подумала я.      Подростки шумели, бегали, смеялись, им было не до меня. Как я понимала, мальчишки иногда подшучивали над девочками, а те взвизнув, давали им отпор. Но и девочки вроде тоже не отставали от мальчишек...      - Настька! Куда взяла без спросу! Анну, положи назад!      - Как я положу, когда стоит!? Хи -Хи- Хи: - послышалось мне из парилки.      "Интересно, про что это они?" - подумала я.            Но все вроде оставалось в норме.      Когда послышался всплеск воды, визг девчонок и крики мальчишек.      - Ну мы тебе зададим!      Куча босых ног, хохот, визги. Кто то- плюхнулся в бассейн. Потом еше: Еще:      -Да я же в простыни! Ай! ...      Плюх! ...      -Ха- ха- ха:            К нам в комнату заскочил голый Сергей Ветров, а за ним совсем голенькая Катя Бажова. Она лупила его мокрой простыню, а он уворачивался и хохотал:      Увидев меня они быстро стали кутаться в простыни.            Вскоре я услышала голоса Вики и Светы, явно из парилки:      - Как вам наши попочки?      - Класс!      - Разрешаю поцеловать. Хи -Хи- Хи:      -Ага! Лучше вы мою: Ха-ха-ха:            "Они там, что все голые? Надо проверить" , - я встала и направилась в парилку.      И тут я сразу увидела голую Аленку, она стояла, прикрывшись руками, а рядом стоял голый Дима и собирался опрокинуть на нее кадушку воды. Член Димы явно был увеличен. Я только хотела возмутиться, что они совсем голые, как открылась дверь из парилки, и оттуда выбежал голый Боря Лесков. Он почти прямо с разгона, с криком, сиганул в бассейн, обдав при этом меня брызгами. Я повернулась к Аленке, и в это время на нее обрушился столп воды. Брызги обдали меня с другой стороны. Аленка взвизгнула, схватила свою простынь и шапку, и забежала в парилку. Дима рассмеялся, взял свою простынь, и прикрылся от меня. Пока я пришла в себя,      мимо меня в парилку прошмыгнул, быстро вылезший из бассейна голый Борька. Блин:      Я зашла в парилку.            А в парилке вообще, Вика и Света лежали голенькие попками вверх, а Лариска сидела топлес. Аленка еще до конца не успела закутаться в простынь. Настя, правда, закутанная в простынь, сидела между ног Антона, а он ей массажировал плечи. Его эррогированный пенис      периодически касался с зади головы Насти. Боря уже успел лечь к Паше на третью полку. Быстрый такой. Они тоже лежали попками вверх и смотрели на меня. Витя и Сергей сидели на второй прикрыв руками от меня свои торчащие причендалии.            Картина меня возбудила. Я наверно покраснела сама, но это было незаметно из-за жары.      При виде меня все стали успокаиваться, прикрываться и поправлять свои простыни. Шум стих. Они больше стеснялись меня, чем мальчишек - что отметила я. А мальчишки вообще распоясались по моему:      - Девочки прикройтесь, - сказала я.      - Но Леся Львовна, мы же в бане:      - Но все равно, здесь же мальчики:      - Так они сами все голые:      - Вон писюны какие:            Я опять обвела всех взглядом:      - Мальчишки! Вы чего свои писюны повыставляли! Быстро прикройтесь!      - Так они все равно сквозь простынь торчат:      - Это не прилично!      - Так мы же в бане:            Я не знала, что мне им ответить. А читать мораль и правила поведения сейчас не хотелось Решила оставить на потом. Конечно, мне было очень приятно и возбуждающе наблюдать голых мальчишек и девчонок вместе, но должны же выполнятся нормы поведения в обществе. Надо будет провести внеплановый урок.            Теперь, после моего прихода все понемногу успокоились. Все девочки чинно обернулись в простыни и мальчики прикрылись. Хотя, все равно, было забавно наблюдать бугры мальчишек.      Лариска поднялась, прикрываясь простыню спереди, и вышла из парилки, показав всем свою круглою попочку, а мы продолжили париться. Я понимала, что подросткам хочется пофлиртовать и подразниться, но надо было им оставаться в рамках приличия.            Ну, вроде успокоились: Я постаралась подольше полежать с ними, однако вскоре мне стало достаточно жарко и захотелось охладиться. Я еще выждала момент, и когда у бассейна остались только девочки, быстро вышла, сбросила и передала простынь Насте, а сама прыгнула в бассейн.      Холодная вода на секунду обожгла меня. Я даже взвизгнула. Девочки засмеялись.            -ОУ! Леся Львовна в бассейне! - Крикнул всем Паша Бабичев.      Мне стало неловко, и даже стыдно, но вместе с тем я почувствовала и возбуждение, несмотря на холодную воду бассейна. Я сразу стала выходить из воды, но пока я обернулась и подошла к лесенке, еще появилось несколько учеников. Из парилки тоже посыпались мальчишки и девочки. Ну что делать, и я стала медленно подниматься по лесенке из холодной воды.            Мальчишки с интересом смотрели на меня. Их число быстро увеличивалось. А я, что бы не придавать этому значения, спокойно стала перед ними, поправила волосы и даже чуть подтянулась. Но все равно, мне было очень стыдно. Я смущенно опустила глаза, и тут я услышала я шепот со стороны:      - Смотри, лобок совсем голенький:      - И на щелке волосиков нет...      Я даже не узнала, кто из мальчишек это сказал.            Вообще - то, мне было приятно, что на меня, голую, смотрят мои ученики. Соски тут же набухли. Я бы конечно еще постояла и подразнила мальчишек, но этого делать было нельзя, я же их учительница. Я взяла у Насти свою простынь, завернулась в нее, и обвела взглядом наблюдателей. Все смущенно и весело улыбались и отводили глаза. А меня, то что я стояла секунд 20 совсем голенькая перед своими учениками, очень сильно возбудила эта ситуация: Но:      -: Все, все за сладкий стол, - скомандовала я.            Сначала все было вполне нормально и обычно. Шум, смех, мои попытки навести порядок, а вот когда поели, все постепенно успокоились сами и даже перестали носиться, даже простыни уже не так торчали.      Я уже не шла в парилку, немного отдохнула и стала прибираться. Девочки помогали мне.      Мы еще около часа парились.            - Ребята уже времени много, пора собираться, - сказала я.      Я сама попросила Ларису прикрыть меня простыню, быстро приняла душ и пошла одеваться.      В душевой возникло небольшое столпотворение. Здесь наверно, я дала промашку. Надо было      вначале отправить девочек, а только потом мальчиков. А вышла накладка. Хотя один душ заняли девочки, а другой мальчики, все равно все происходило у друг друга на глазах, ну и естественно еще и с элементами баловства.            Лариска сразу пришла одеваться вслед за мной, она просто повернулась ко всем спиной, попкой и стала заниматься собой. Естественно сразу отличились Вика и Света, ну я другого и не ожидала, они стали намыливать друг дружку прямо на глазах мальчишек. Настя и Аленка, голенькие вместе принимали душ, Антон хотел к ним всунуться, но получил оплеуху и ретировал. В тоже время Сергей и Витя из соседнего душа, все время заглядывали к ним, и иногда плескались на них холодной водой. Настя и Аленка, отвечали им тем же, а потом быстро побежали одеваться, а Сергей и Витя сразу помчались за ними.            Душ заняли Вика и Света и Антон с Пашей.      Я видела, что девочки вели себя раскованно, не говоря уже про мальчишек.      Пока Таня, Катя и Наташа ждали своей очереди, они рассматривали мальчишек,      шушукались между собой и хихикали, наверно сравнивали их причиндалии.      С другой стороны этим занимались Илья, Боря и Андрей без стеснения глазели на голеньких одноклассниц. Димы не было, наверно он занимался парилкой.            Уже возле меня уже образовалась куча голеньких девчонок и мальчишек. Но здесь правда, девочки быстро вытирались, и сразу одевали трусики, так собственно и мальчишки. Видать от баловства их сдерживало мое присутствие.            В душевой Таня и Катя делали вид, что прикрываются от Бори и Ильи. Ну и последними мылись Андрей и Ната: Она стояла под душем и тут вдруг, к ней подошел Дима и стал намыливать ей спинку, а потом присел и перешел на ее попку и ноги. Но когда он захотел ее развернуть, она выскользнула и побежала к нам.            Ну, все. Я выхожу, а то мне одетой уже стало жарко, - сказала я. 
Секс приключения по дороге на учёбу (1 часть)
Анальный секс, Случайный секс▼ Данный рассказ состоит из 4 частей! ▼
 1 часть
Таня сексуальная девушка, с пышной грудью и упругой попкой, в школе она одевалась скромно, но и через простую одежду, иногда её тело величественно показывало её прелести. Окончив школу, Таня поступила в университет на секретаря-референта, учиться, несмотря на то, что многие ей говорили об этой специальности как о самой развратной. Она решила идти учиться и поступила бесплатное обучение, но дорога на учёбу занимала у неё полтора часа на автобусе. В первых же поездках на учёбу она начала наблюдать за постоянными парнями, едущими, очевидно, тоже на учёбу, а также их пристальные взгляды на её груди. Таня решила раз она уже совершеннолетняя, значит уже можно одеваться, не как родители велят, а как ей хочется, и надевала платья с вырезом по глубже, начала покупать более прозрачные.В одну из поездок в первых числах сентября первого года учёбы она почувствовала как к её попке, поверх коротенькой юбочки прикасается мужская ладонь. Она даже не знала как себя повести с его действиями, отклониться и быть «монашкой» - недотрогой или стать в дальнейшем развратницей. Она, вспомнив предостережения о специальности своей, выбрала второй вариант развития событий и немного пошевелила попкой в его сторону. Парень, поняв намёк, опустил руку чуть ниже, и она оказалась между ножек девушки. Он начал подниматься вверх по её ножке, лаская её при этом и задирая коротенькую чёрную юбочку. Добравшись до её шёлковых белоснежных трусиков, он начал ласкать её попку, скомкав юбку. Он полез под её трусики и нежно гладил её упругие половинки. Затем он решил переместиться далее, но Тане уже нужно было выходить, она отмахнула его руку, опустила юбочку и вышла из переполненного автобуса, а парень поехал дальше. В этот день все четыре пары она думала об утренней поездке: Верно, ли она поступает? И встретит ли она этого парня ещё по дороге на учёбу? Или другого парня встретит? Или самой в толпе найти парня, с которым пофлиртовать бы? Ей очень хотелось заняться сексом в этом автобусе, но очень она боялась реакции окружающих, если вдруг увидят. Вечером, когда она добиралась домой, то этого парня не оказалась в автобусе, а как же ей этого хотелось. Она очень разочаровалась, что это была единоразовая встреча. Ночью она думала и фантазировала об этом и о том, что могло бы произойти при повторной встрече или при более дальнем её пути.Утром, зайдя в автобус она уже и не думала встретить того самого парня, но оглянула весь салон и его не увидела. Проехав несколько остановок, она ощутила на попке знакомую ладонь и быстро обернулась, увидев того же парня она обрадовалась и подмигнула ему, улыбчивая она задвигала попкой. Он снова приподнял её юбку и прижался к её попке своим вставшим, в штанах, членом. Она это почувствовала и начала тереться об него. Он спустил её трусики рукой, мигом расстегнул свою ширинку и в её попку уже упирался набухший член незнакомца.Таня потекла, почувствовав его «здоровяка» у себя между ножек. Он же воспользовался её соками, чтобы смазать свой член и начал постепенно пробивать путь в её анальное отверстие. Тане уже не в первый раз было заниматься анальным сексом, несмотря на то, что она девственница, поэтому её попка с лёгкостью впустила его член на всю длину. Он вставил ей, прижался и остановился. Как же его возбуждала мысль о том, что он трахает в попку в автобусе очень красивую незнакомую девушку. Затем он начал медленно двигаться в ней, Татьяна же помогала ему, прижимаясь к нему, в такт с его движениями. Его член набухал в её попке очень стремительно и, начав пульсировать, он был вставлен полностью и резко, так, что его яйца ударили по её киске. Он обильно кончил ей в попку. У неё пронеслась мысль о том, что по её ножкам потечёт сейчас его сперма и это увидят на улице, поэтому она не давала ему вытащить член из себя две остановки. А за одну остановку до нужной ей, она выскользнула с него и, поправив трусики с юбочкой, быстро вышла из автобуса и направилась в парк, она чувствовала как по её ножкам, намочив полностью трусики, начала ползти его сперма. Убедившись в отсутствии поблизости людей, она достала влажные салфетки и наконец смогла вытереть его сперму со своего тела. Таня опоздала на первую пару, поскольку одну остановку ей пришлось идти пешком, но она не жалела об этом и была очень довольна своим приключением. Ей хотелось повторить его ещё не раз, но уже с другим бы парнем!
После секса в автобусе, Таня встретила того же парня на следующий день, он снова начал её трогать за попку, но она отстранилась от него и ушла в середину салона, ей хотелось ещё, но с разными парнями. В выходные дни родители сказали Тане, что к ним в гости должна приехать тётя Валя, мамина двоюродная сестра, со своим сыном Костей, то есть танинным троюродным братом. Таня в этот день оделась в самое простое чёрное платье в белый горошек, без особых вырезов и обтягивающих форм. Каково было её удивление, когда на пороге с тётей Валей появился тот самый незнакомец с автобуса, с которым она позавчера занималась анальным сексом, а вчера отказала ему в этом удовольствии. Её осенила мысль, что её же трахал троюродный брат, и она начала смущаться, её лицо покраснело от стыда. Их представили друг другу, и они сели за стол поели, выпили, и Костя начал рассказывать, что ежедневно видит Таню в автобусе, когда едет на учёбу. Таня подхватила себя на мысли, что он расскажет всё, но потом подумала «зачем, же ему это?». Он, конечно, более ничего не рассказал, а когда уже все собирались домой, он оставил ей свой номер телефона и попросил, чтобы утром она его набрала. Таня с самого утра набрала его номер, Костя сбросил её вызов и перезвонил ей сам. Они пообщались и договорились встретиться вечером в парке. Таня надела обтягивающее платье, чёрные лакированные туфли на высоком каблуке, белые трусики и белый бюстгальтер, обтягивающий её упругую грудь.Когда они встретились, то поцеловались, проникая в рот партнёра языком. Костя взял Таню под руку, и они пошли вглубь парка, подальше от людей. Зайдя достаточно далеко, они присели на скамейку и сразу же начали целоваться, он начал ласкать её ножки, поднимая платье. Таня не сопротивлялась, а даже раздвинула ножки, чтобы ему было удобнее, она начала ласкать его член через штаны, затем расстегнула его ширинку и достала, долгожданный предмет своего удовлетворения. Взяла его головку в рот и начала сосать и рукой дрочить его от основания до ротика, другой рукой она мяла его яйца и он толкал её голову, чтобы как можно глубже член проникал в её ротик.Насладившись минетом, он отпустил её голову, уложил Таню спиной на скамейку и начал снимать с неё трусики, задрав повыше на спину её платье, он принялся целовать её наголо выбритую киску. Нежно проводя языком по её клитору и половым губам, от чего она вздрагивала и получала немалое удовольствие. Он пальцем проник в неё и начал медленно её потрахивать, затем вставил ей два пальца и трахал её сильнее и быстрее, от чего она в скорости кончила. Он повернул её и поставил раком, её округлённая попка очень красиво вверх поднялась. Затем медленно ввёл в её киску свой член на всю длину, так что он упёрся в её матку. Она застонала от удовольствия и от того, что у неё слишком давно небыло секса. Он очень быстро кончил, но не в киску ей, а вынул член и кончил ей в ротик, а она съела всю его сперму.Он продолжал ласкать ее, и она снова возбудилась, он вставил ей в попку продолжительно и глубоко имел её. В этот раз он кончил в её попку и не стал вытягивать член из неё, он оставил его в попке до расслабления. Получив удовольствие, они ушли из парка. Костя предложил Тане встретиться завтра и пойти в кино, она согласилась и поцеловала его в губы на прощание. Таня встретилась с Костей недалеко от кинотеатра, он пришёл на свидание с розами. Он подарил их ей и поцеловал в губы, на что она ответила взаимностью и их языки переплелись, буквально на минуту. Затем они, обнявшись, направились в сторону кинотеатра. Тема их разговора появилась сама собою, «их секс в автобусе».Когда они зашли в зал и увидели, где расположены их места, были приятно удивлены: два самых крайних места у стены на последнем ряду. Очень скоро выключили свет, и они сразу же приступили к делу. Она начала рукой массировать его член через штаны, а он залез ей под короткую чёрную юбочку и гладил её упругие ножки в чулочках, начал немного их раздвигать. Она расстегнула его ширинку и начала медленно дрочить его член рукой, затем наклонилась, стала на коленки и обхватила его губами, проникая всё глубже и глубже членом. Нежно начала водить вверх-вниз по стволу губами. Она уже сосала член Кости от основания и до головки, проникая им в глотку и ненадолго задерживая его там. Его член становился всё больше, упруже и грубел, наливаясь кровью. Она сосала его член, пока он не кончил ей в рот. Он наполнил полностью её рот спермой, и она даже немножко её упустила на ножки себе. Затем сглотнула все, что было у неё во рту, и вытерла пальцем сперму с ноги и очень сексуально облизала свой указательный палец от спермы.Затем Таня села на своё место, а Костя опустился около неё на колени, развёл её ножки, приподнял юбку, расстегнул блузку и спустил с неё трусики до туфель. Таня расстегнула свой лифчик спереди и её упругая грудь так и «выпрыгнула» из него. Костя начал нежно лизать киску Тане, выводя на ней алфавит языком: а, б, в, г …и дойдя до буквы «й» он провёл языком по клитору и начал втягивать его себе в рот. Он взялся руками мять её упругие груди, немного покручивая её отвердевшие соски. Она начала постанывать, но опомнившись, где они находятся, приглушила стоны и получала удовольствие от каждого прикосновения языка Кости. Затем он сел на своё место, а Таня села на него сверху, проникая в свою киску его большим членом до упора. Потом медленно начала на нём двигаться вверх, почти слезая с него, и вниз до упора. Затем всё быстрее и быстрее двигалась Таня на члене Кости. Пока она прыгала на члене, Костя ласкал её пышную грудь и сдавливал твёрдые соски.Так продолжалось до тех пор, пока они не кончили вместе, он спустил всю сперму ей в киску, а она прижалась к нему, так что член оказался очень глубоко. Несколько минут проведя в такой позе, она слезла с члена, оделась, и села рядом смотреть окончание фильма, так как весь фильм они пропустили. Она чувствовала, как из её киски на трусики вышло немного его спермы и она, запустив руку туда, пальчиком подобрала её и снова облизала палец от спермы. Она очень любит слизывать сперму со своих тоненьких красивых пальцев с замечательным маникюром.По окончании киносеанса, они вышли, обнявшись, и решили пойти перекусить в кафе, чтобы ещё более разнообразить свои сексуальные игры. Они выбрали ближайшее кафе с названием «Дикая орхидея» и медленным шагом направились туда. Он поставил ей руку на талию и, по дороге, иногда, трогал её упругую попочку, в которую сегодня он ещё не входил. Дойдя до кафе «Дикая орхидея», Костя открыл перед Таней двери и пропустил её вперёд, нежно хлопнув Таню по попке. Они выбрали себе столик поближе к окну и сели рядом, заказали поесть и выпить. Насытившись, Тане снова очень сильно захотелось секса с Костей, но чего-то не обычного. Таня приступила ласкать Костю под столом своей ножкой. Она провела рукой, опущенной под стол, по его ноге и остановилась на члене, начала медленно ласкать его через штаны. Когда Таня почувствовала, что член Кости готов к новым приключения, она сказала, что идёт «пудрить носик» и вышла из-за стола, направившись в сторону двери с надписью «WC».Костя понял её намёк и направился за ней, как только она скрылась за дверью. Зайдя в туалет, он увидел настежь открытую последнюю кабинку и направился к ней. Каково же было его удивление, когда он увидел, что там никого нет в это время Таня, бросилась ему сзади на шею, тихо выйдя из предпоследней кабинки. Он резко её перевернул её со своей спины и, затолкав в кабинку, прижал её к стенке. Костя начал её грубо лапать за ножки и поднимать юбку, стянул с неё намокшие трусики и начал тереть ладонью, мокрой от смазки, её клитор и половые губы. Она от этого получала безумное удовольствие, но тут она шепнула ему на ухо: «Может, возьмёшь и третью дырочку?». Он развернул её и поставил раком, уперев руками в унитаз, задрал её юбку на спину, достал свой, готовый к бою, агрегат и вставил ей в киску, начал двигаться в ней и пальцами массировал её анальную дырочку. Немного пришлось взять смазки из киски, и его палец проскользнул ей в попку, он начал трахать Таню пальцем в попку, не останавливаясь и членом в киске. Затем он вытащил свой возбуждённый член из её киски и с лёгкостью ввёл его в попку Тане, она даже застонала от удовольствия. Тане уже очень сильно хотелось заняться анальным сексом, и она начала двигать попкой в такт с Костиными движениями. «О, Боже как же приятно», «Ты супер», «Трахай меня как сучку» звучали Танины возгласы, когда Костя проникал своим членом в глубины её анальной дырочки, затем Таня соскользнула с члена Кости и начала его жадно сосать, заглатывая полностью. У Кости в такие моменты было ощущение, что она глотнёт его член. Таня очень нежно работала на его члене также язычком, когда выпускала член изо рта, нежно проводила губами, сомкнутыми кольцом, вдоль ствола члена, головку брала за щеку. И снова встала в позу раком, ручками пошире раздвинула свою попку и Костя вогнал член так, что его яйца ударили Таню по киске. Он начал трахать её попку сильнее и быстрее, от чего Таня пришла в полный восторг и, содрогаясь всем телом, она кончила, но Костя не остановился, а продолжил ещё быстрее и грубее трахать её попочку. И вот его член запульсировал, он вставил его как можно глубже, и резкая струя спермы хлынула в попке Тани. Таня была очень довольна таким сексом, она очень хотела сегодня все три вида секса опробовать, и когда Костя вынул из неё член, она встала перед ним на колени и начала вылизывать все остатки спермы, оставшиеся на члене, и глотала её. Она очень любит вкус спермы на члене после анала. Почувствовав, что у неё из попки начинает вытекать сперма, Таня вставила пальчик в попку и подобрала сперму, затем облизала пальчик и снова начала выбирать пальцем сперму из попки, при этом, не забывая вылизывать падающий член Кости. Полностью упавший член Костя спрятал и вышел в зал за свой столик, Таня, насколько смогла, собрала сперму из попки и, одевшись и приведя себя в порядок, вышла к Косте. Закончив приём пищи, они вышли на улицу, он провёл её домой, не раз трогая попку, которую только что наполнял спермой. Они поцеловались на прощание и договорились, завтра снова встретится.
Без тормозов
Подростки, МинетКогда мы вошли в дом там уже сидели трое каких то мужиков, они играли в карты, отца среди них не было. Сергей сказал, что скоро он прейдет, а я пока могу посидеть с ними в комнате. Мужики внимательно осмотрели меня, тут мое сердце екнуло но я никак не могла поверить в свою догадку и поколебавшись секунду села в кресло у окна. Один из мужиков прервал молчание: - Сколько ей лет? - спросил он у Сергея. - Двенадцать - ответил тот. - А выглядит младше. - Она знает? Согласна? - спросил другой. - Я не собираюсь у нее спрашивать - спокойно ответил Сергей - и вообще это мои проблемы. Мужики переглянулись, пожали плечами и начали сдавать карты. Их разговор укрепил мои сомнения, сердце мое забилось гулко и часто, я вся моментально взмокла от охватившего меня смятения и страха. Я посидела для виду немного, а потом встала и заявила, что иду домой. Сергей властным тоном, не терпящим возражений приказал мне сесть, сказал, что сейчас он отыграется и я смогу уйти. Он был очень взволнован и сильно нервничал, я побоялась разозлить его и забралась назад в кресло. Они играли около часу, наконец Сергей откинулся на спинку стула и закрыл глаза. Один из мужиков встал и сказал, обращаясь к нему: - Я имею право быть первым, где мы сделаем это? Сергей обречено взглянул на него и спросил: - Вы хотите трахнуть ее сегодня? Остальные расхохотались и с издевкой ответили, что через год, а после этого все повернулись ко мне. Что такое "Трахнуть" я уже знала, но только теперь до меня дошло окончательно, меня сейчас будут дрючить эти здоровые, взрослые мужики. Много раз меня предупреждала мама и подруги об этом, но я никак не ожидала, что так легко попадусь. Теперь, когда никаких сомнений не было, я вдруг поняла, что предстоящее вовсе не страшит меня. Дело в том, что пока они играли, они постоянно поглядывали на меня, перебрасывались двусмысленными фразами и намеками на то, что у них рвутся молнии на брюках от предвкушения предстоящего развлечения, довольно откровенно и цинично обсуждали достоинства и недостатки интимных частей моего тела, тем самым давая мне понять зачем меня заманили в этот дом и, что со мной сделают. За этот час я подготовила себя к неизбежности дальнейших событий. Я не закричала, не испугалась и даже не вскочила с кресла. Они в недоумении переглянулись, тот который сказал, что будет первым обратился к Сергею: - Она наверное тупая, объясни ей, что она должна делать все, что ей велят и начнем пожалуй. Сергей встал и приблизился ко мне, я вся сжалась в кресле. Он присел на корточки и не глядя мне в глаза но очень решительно сказал: - Извини Светочка, но я проиграл тебя в карты и эти мужики сейчас будут трахать тебя, а если ты начнешь сопротивляться то еще и побьют. А чтобы ты не вздумала потом рассказать о том, что мы сделаем с тобой я буду фотографировать как тебя ебут, и в случае чего эти фотографии я расклею на каждом углу. Все будут знать, что ты блядь и тогда тебя начнут ебать все кому не лень. Тебе не дадут прохода на улице, тебя будут тащить в ближайшие кусты, все отвернутся от тебя и никто не будет заступаться. Нужно сказать сразу, что я не только выглядела старше своих лет. У меня была уже довольно женственная фигура, круглая, выдающаяся попка, довольно заметная грудь, но кроме того я уже мечтала о сексе. Мужчины волновали меня, а я в свою очередь волновала их, я замечала, что на улице и в школе привлекаю внимание парней. Но мальчики меня мало интересовали, мне нравились взрослые мужики, в тайне я мечтала о том как какой ни будь из понравившихся мужчин затащит меня в кусты и изнасилует. Мне нравилось фантазировать о самом извращенном сексе с мужчинами, да и не только с мужчинами мне нравились и некоторые из взрослых женщин, самое главное в моих фантазиях всегда присутствовало насилие. Поэтому я довольно спокойно спросила: - А если я сделаю все, что вы велите, вы не покажете никому эти фотографии? И не расскажете о том, что я не сопротивлялась? Напряжение спало, они облегченно вздохнули, торжествующе переглянулись и на перебой стали уверять, что если я буду послушной и никому не расскажу о нашей сделке, то они не только будут молчать, но и станут заступаться за меня. Потом они велели мне раздеться, и разделись сами, все, включая Сергея. Для начала он вывел меня во двор и сфотографировал там. При этом я должна была улыбаться, что удалось мне не сразу от страха быть замеченной на улице в таком виде, но наконец он остался доволен и мы вернулись в дом. Затем первый лег на пол и велел мне взять в рот его торчащий член. Я опустилась рядом с ним и осторожно обхватила губами большую розовую головку, член был толстый и длинный, у меня во рту поместилась только его головка. Я пошевелила языком, кожица была гладкая, гладкая, головка горячая. Член дернулся во рту, я замерла. - Соси!!! Сучка - простонал мужчина. Я неловко начала делать сосательные движения. Его таз стал приподниматься, он пытался засунуть член поглубже в рот. Но тот и так доставал мне до горла и я отклонилась. Раздался щелчок фотоаппарата. Мужчина схватил меня за волосы и придерживая голову засунул член глубоко мне в горло. Я закашлялась. - Глотай его дура, проглатывай, когда я пру его в тебя - прорычал мой партнер. Я принялась старательно выполнять его указания и действительно перестала кашлять. Член входил так глубоко, что я сама удивилась. Когда он всаживал его я делала глоток и он свободно входил в горло. Если бы он не был таким твердым мне бы не доставляло это занятие никаких неудобств, а так приходилось изгибать шею. Остальным надоело ждать и один пристроился ко мне сзади. Он приподнял меня и густо намазал задний проход вазелином. Засунул внутрь палец и подвигал им. Ощущение было очень приятное. Подвигав он засунул второй палец и принялся трахать меня ими. Было немного больно но не очень, приятные ощущения стирали неприятные. Я начала испытывать возбуждение. Сердце и так колотилось от волнения но теперь добавилось новое чувство. Это было немного похоже на головокружение, дыхание мое участилось, я интенсивнее и агрессивнее начала сосать член, а зад непроизвольно стал подворачиваться и идти навстречу пальцам. Мужчина понял мое состояние и вынув пальцы ввел в анус член. Член у него к счастью был не такой толстый как у того, что давал мне минет и мне почти не было больно. Он аккуратно и медленно начал вводить его. Я неожиданно для себя застонала. Движения моих партнеров участились и я ощутила как горячая струя густой жидкости ударила мне в небо и потекла в горло. Я поперхнулась, сперма закапала с уголков рта на живот мужчины, он почувствовал это и приказал мне проглотить то, что попало в рот, а то, что протекло слизать и тоже проглотить. Не могу сказать, что это доставило мне удовольствие и если бы не член второго, пронзающий меня сзади до самого желудка, если бы не это обалденно возбуждающее, жгучее ощущение в заднице. Возможно меня и стошнило бы даже. Но так неприятно мне было только тот первый раз. Когда я глотала сперму второго мужчины мне было никак, а сперма Сергея буквально довела меня до оргазма. Второй мужчина и Сергей успели дать мне минет, а тот все трахал меня в зад. Он так хорошо знал свое дело, что когда кончил и его место занял отдохнувший первый мой партнер, я почти не почувствовала боли при проникновении. До пяти часов вечера они трахали меня в зад и кормили спермой. Потом Сергей сказал, что меня нужно отпускать пока родители не вернулись с работы. Я быстренько оделась и попросив их еще раз никому не рассказывать обо всем, что здесь произошло, выскочила во двор. Сергей провел меня до дому, а в подъезде велел завтра после школы прийти к нему. Я, уже догадываясь об ответе и вся млея от возбуждения с замиранием в сердце поинтересовалась зачем? Он сказал, что теперь я его сексуальная рабыня, его вещь и принадлежу ему он будет делать со мной все, что пожелает, а если я попытаюсь сопротивляться то он жестоко накажет меня. Он возбудился снова и прямо в подъезде велел мне взять у него минет. Я и сама жутко возбудилась, мысль о члене во рту заводила меня с пол оборота. Поэтому я быстренько встала на колени на грязный цементный пол и отсосала у него. Если бы я знала, что в глазок квартиры на первом этаже за нами наблюдает мой сосед то поостереглась бы. Но я не догадывалась, а последствия сказались тем же вечером когда я вышла прогуляться во двор.Глава 2. "Набирая обороты" Он подошел, когда мы с девчонками сидели на лавочке и болтали. Отозвал меня в сторонку и велел идти с ним в подвал, а когда я поинтересовалась с какой стати, он заявил, что знает о том, что я вафлистка и если я сейчас же не пойду с ним в подвал он пойдет и расскажет родителям, что видел как я брала в рот у Сергея в подъезде. Кровь буквально ударила мне в лицо, оно все вспыхнуло и наверняка стало пунцовым. Я так опешила от неожиданности, что молча и безропотно пошла за ним в подвал. Он долго вел меня по темным лабиринтам подвала освещая путь фонариком. Наконец мы уперлись в металлическую дверь, которую он отпер ключом. Сердце у меня выскакивало от страха и возбуждения, грудь вздымалась. Он втолкнул меня в освещенную комнату, это была обычная подвальная комната без окон, по потолку и вдоль стены проходили какие то трубы различной толщены, из бетонных стен торчала арматура, какие то скобы и крючья. Посредине комнаты стояло несколько столбов, подпирающих потолочные плиты. Мужчина приведший меня сюда работал в нашем ЖЭКе сантехником, очевидно он часто пользовался этой комнатой. На крючьях висели цепи, веревки и ремни, стояла кое какая мебель, большой, длинный стол, лавки, какие то деревянные подставки похожие на козлы для пилки дров. Пока я осматривала комнату он запер дверь, прошел и уселся на стол, включил музыку и велел мне раздеться наголо. Борясь со стыдом, но не в силах сопротивляться, возбуждаясь от страха и неизвестности я начала медленно снимать с себя одежду. Когда я разделась наголо он спустил штаны и вытащил член, тот уже "стоял". Член у сантехника был короткий и очень толстый. Он с большим трудом засунул мне его грибообразную головку в рот, едва не вывихнув челюсть. Я засопела носом даже не пытаясь сосать "толстяка", а мужчина медленно продолжал запихивать твердый как камень член мне в горло пока не уперся лобком в нос. После этого он начал вытаскивать его и вновь запихивать. Движения с каждым разом ускорялись, а чтоб я не вздумала сопротивляться, крепко держал меня за волосы. Губы и язык онемели, челюсти тоже, а он все не кончал. Потом вся ротовая полость начала гореть огнем, я завертелась и вцепилась в его руки пытаясь освободиться, но он еще яростнее принялся долбить мой рот и зарычав крепче ухватился за волосы. Я попыталась встать на ноги но он перехватил мои волосы одной рукой, а во вторую схватил ремень и несколько раз сильно стегнул меня по ягодицам. Я задергалась и замычала, из глаз потекли слезы, а он еще яростнее принялся пороть ремнем. Зад запылал как будто меня посадили на раскаленную печь, но через некоторое время боль перестала быть такой острой и нестерпимой, жар начал распространяться в низ живота, к лобку, к груди, груди затвердели, соски набрякли как будто хотели выскочить наружу. Мы кончили одновременно, он выхватил член и залил мое лицо спермой, а потом заставил собрать ее пальцами и облизать их, проглотив все до капли. Он начал задавать мне разные вопросы, мы разговорились и я сама не зная почему рассказала этому мало знакомому человеку о том, что со мной произошло сегодня. Он слушал очень внимательно, задавал вопросы, больше всего его интересовали мои ощущения, я как дура разоткровенничалась и рассказала о самых тайных своих фантазиях. Все закончилось тем, что он пообещал исполнить все мои самые отвратительные, самые изощренные блядские мечты. Он сказал, что я врожденная блядь и это качество он берется развивать во мне. А для начала я должна стать дворовой сукой. Я содрогнулась от того, что он практически прочел мои мысли. Я сама все чаще представляла себя в этой роли. Дело в том, что у нас в городе, в каждом дворе, мальчишки, лет с десяти и до женитьбы объединялись в дворовые банды. Иногда такая банда охватывала несколько дворов, иногда квартал и даже улицу. Поселковые банды между собой не враждовали но и не делились ничем. Единственным предметом для споров и драк были дворовые суки. Не в каждом дворе была своя сука, а иногда и не у каждой объединенной банды. Дворовая сука это девочка или девушка принадлежащая всей банде, любой член банды может трахнуть ее когда пожелает, где пожелает и как пожелает, зачастую вся банда устраивает групповуху. Суку могут выкупить в другую банду, что бывало очень редко, ее могут подарить, сдать на прокат, дать попользоваться, она вещь но вещь очень ценная. Вся банда заботится о ней, защищает и балует, никто из посторонних не может обидеть ее безнаказанно. В принципе она свободный человек и член банды, если сук две и больше то вновь поступившая подчиняется старшей если не выяснится, что она сильнее и яростнее ее, действует общий принцип - сильный руководит слабым. Сукой можно было стать только добровольно вступив в банду. Однажды мы с подругой случайно видели как трахали такую девочку. У меня осталось неоднозначное воспоминание от увиденного, я испугалась и в то же время это зрелище так заворожило меня, что я из своего убежища досмотрела все до конца. Вначале я категорически отказалась от такой перспективы, но он начал убеждать меня, что если я немного подумаю то сама приду к мысли о неизбежности такого шага. Всю ночь я думала об этом, а когда заснула мне приснился сон о том, что я сука и меня трахают много парней и мне было так приятно, что я просыпалась от оргазма среди ночи несколько раз. Глава 3. "Судьба все равно настигнет!" К утру я окончательно приняла решение и на первой же переменке подошла к парню из старшего класса, который как я знала был авторитетным членом нашей дворовой банды. Я прямо заявила, что хочу вступить в банду, он не удивился, а очень обрадовался и велел прийти вечером в беседку где они все собирались так как это очень важное событие и должны быть все члены, чтобы принять решение. До вечера было далеко и после уроков я побежала к Сергею. Он уже ждал с двумя совершенно незнакомыми мужиками. Вид у него был удрученный, он сказал, что проигрался этим мужикам и я поеду с ними в качестве прощения долга. Он обнимал и целовал меня, ему явно не хотелось отпускать свою шлюшку но он очень боялся этих двоих. Когда они сажали меня в машину он их предупредил, что меня нужно вернуть к пяти вечера домой, чтоб родители ничего не узнали. Мне надоели его причитания, мужики были такие мощные, что мне не терпелось потрахаться с ними. Я быстренько запрыгнула в машину и мы понеслись за город. Дом, в который меня привезли стоял на опушке леса, до ближайшего населенного пункта не меньше пяти километров. Это был огромный, новый, трехэтажный особняк обнесенный двухметровым кирпичным забором. Во дворе бегали два большущих кобеля, я испугалась но мужики рассмеялись, а один сказал: - Не бойся, они девочек не обижают. Второй залился смехом еще пуще и добавил: - Даже наоборот, очень любят. На пороге меня встретила женщина лет сорока, придирчиво осмотрела, затем обратилась к мужчинам: - Где вы ее взяли? - В карты выиграли у одного лоха - ответил один из них. - Оооо - многозначительно протянула женщина и добавила - насовсем? - К сожалению только до 17-00 - ответил тот же, а потом ухмыльнулся и добавил с сарказмом - она из порядочных блядей. Женщина посмотрела мне в глаза: - Сколько тебе лет? Спросила она. - Двенадцать. - А, что ты умеешь делать? - Вновь задала она вопрос. - Все - соврала я на этот раз. - И давно? Продолжала допрос женщина. Я решила не врать так как посчитала, что моя неопытность добавит мне очков и потому сказала, что меня вчера впервые оттрахали пятеро мужчин. Она хмыкнула с сомнением и обратилась к мужикам: - Зачем вы ее привезли? Вы же знаете, что нам нужна прожженная блядь, опытная шлюха и обязательно мазохистка. - Ну тебе не угодишь, она же малолетка, а ты просила найти малолетку, да и "Сникерс" же здесь - раздраженно пробурчал второй из мужчин. - Сникерс уже поднадоела, нужно новое мясо, а эта ничего не умеет - перебила его женщина. - Ничего, Сникерс научит Светку - возразил первый. - Не смешите меня, за три часа не научишь. - А, бросьте Хозяйка, во-первых на халяву, а во-вторых лох сказал, что она талантливая шлюха и вчера выдавала такое, что не каждая блядь делает. Женщина еще раз взглянула на меня, потом махнула рукой и захлопнула входную дверь, оставив к моему удивлению и разочарованию мужчин во дворе. - Сейчас ты покажешь на что способна, но учти мы с мужем очень строгие хозяева и за любую провинность сечем маленьких шлюшек - сказала она и добавила - если ты остаешься то раздевайся и тебя ждет грандиозный изъеб, а если уходишь то тебя тривиально оттрахают те два имбицила, что остались во дворе. Я молча начала раздеваться. - Для начала тебя трахнут мои "мальчики" - сказала она и посмотрев на меня с нехорошей улыбкой добавила - чтоб было за что тебя наказать. Я подумала, что под "мальчиками" она подразумевает сопровождавших меня мужчин но я ошиблась. Хозяйка вышла во двор и вернулась ведя за ошейники двух огромных кобелей. В страхе я отступила в угол, но она велела подойти и погладить псов. Они радостно завиляли хвостами и принялись визжать и рваться ко мне причем явно не с враждебными намерениями. Когда она отпустила их один сразу ткнулся мне между ног и его горячий язык погрузился в меня. От неожиданности я остолбенела но инстинктивно раздвинула ноги, в то же время второй поднялся на задние ноги, а передними навалился мне на плечи. Под его тяжестью я зашаталась и повалилась на софу, которая к счастью стояла позади меня. Кобель тут же взгромоздился сверху и я даже не успела глазом моргнуть как его пылающий красный член вошел мне во влагалище. Он был очень горячий и толстый, особенно у основания. Кобель сильно и часто бил им в меня и при очередном ударе этот толстый шар у основания члена проскочил преддверие влагалища. Я почувствовала как оно замкнулось за ним, в этом месте член у собаки был очень тонким, и как только это произошло я ощутила, что та часть члена которая проникла в меня резко начала расти в размерах, шар у основания члена вырос до размера кулака взрослого мужчины. Пес замер, он уже не мог делать поступательные движения, он застрял во мне, но член его жил своей жизнью, он дергался посылая в меня новые и новые порции спермы. Кобель блаженно замер на мне, глаза его заволокла поволока, он тяжело дышал широко раскрытой пастью из которой текла на меня густая слюна. - А ты действительно талантливая шлюха. Услышала я голос хозяйки. Минут через десять член собаки начал уменьшаться и выскользнул из влагалища. - Теперь возьми у него минет - приказала хозяйка - и не как попало а с заглотом, как положено. Я сползла с софы и взяла все еще брызгающий спермой член собаки в рот. К этому времени я сама так возбудилась, что минет у собаки воспринимался мною вполне нормально и доставил удовольствие не только псу. После этого я встала "раком" и на меня взобрался второй кобель, этому хозяйка сразу направила член в мой зад. Член у собаки еще не вылез и был не толще фломастера но когда женщина умелой рукой нажала кобелю на крестец он вошел в мой зад сразу по самое основание. Женщина чуть придержала зад собаки не позволяя псу вынуть член из меня и тот как и у первого кобеля очень быстро вырос до ужасных размеров. Шар был еще больше чем у первого пса, а член толще и длиннее. Я чувствовала как он ворочается и дергается во мне, эти ощущения были так ярки, что я забилась в сильнейшем оргазме. Этот трахал меня подольше наконец и его гигантский член уменьшился и с хлюпаньем вышел из меня. После обязательного минета хозяйка привела еще одного небольшого пса. Этот трахнуть меня не мог из за роста но минет дал взять с удовольствием. - А теперь я познакомлю тебя со Сникерс - сказала хозяйка. - Кстати, а как ты хочешь, чтобы мы звали тебя? - спросила она. - Пусть будет "Цветик" - назвала я свою дворовую кличку. Хозяйка немного подумала, а затем покачав головой возразила: - Нет, будешь "Снежок", ты такая беленькая, это имя тебе больше подходит. Она утвердительно кивнула, тем самым как бы ставя точку и повела меня по лестнице в подвал. В подвале было очень тихо, в освещенный коридор выходило несколько дверей. Хозяйка открыла одну из них и втолкнула меня в темную комнату, я как ни старалась ничего не могла рассмотреть. Сзади щелкнул выключатель и я увидела очень смуглую девочку, судя по всему мулатку, она была немного постарше меня но с большущей грудью. Она сидела привязанная к стулу, рот был заклеен пластырем, а великолепная грудь стянута веревками. Причем, судя по цвету кожи на груди, девочка сидела тут давно. При нашем появлении она задергалась и принялась мычать пытаясь что то произнести. - Вот, - сказала хозяйка - это моя чернокожая рабыня Сникерс, ее кстати мне отдала моя дочь, ты с ней еще познакомишься, а это - и она ткнула невесть откуда взявшейся в ее руке плетью в мою сторону - Снежок, познакомьтесь - Сникерс провинилась - продолжала хозяйка обращаясь ко мне - ее оттрахал мой муж, а эта блядища посмела кончить раньше него. Теперь ты должна придумать наказание для нее и исполнить его. Я в замешательстве лихорадочно начала тужиться стараясь придумать что ни будь но фантазии хватало только на порку. Хозяйка нетерпеливо щелкнула кнутом и заявила, что если я ничего не придумаю она накажет нас обеих. Меня как будто заморозили, я не могла сказать и слова. С одной стороны я боялась предстоящего наказания, а с другой желала его. Терпение хозяйки лопнуло. Она развязала Сникерс, освободила ей груди от веревок. Причем та при этом шипела от боли как кошка. Веревки впились в кожу и буквально отлипали от нее и это по видимому доставляло девочке жгучую боль. Но в то же время, я заметила, что половые губы ее увлажнились и по бедру начали стекать густые капли смазки, а взгляд рабыни затуманился. Она явно получала удовольствие от этой боли. Как только хозяйка развязала ее она тут же зажала нам руки и шеи в длинные колодки. В эти колодки можно было заковать еще две жертвы, такие они были длинные. Мы стояли раком бок о бок но в разные стороны, навстречу друг другу, я видела зад Сникерса, а она мой. После того как хозяйка замкнула колодки она начала жестоко пороть нас по очереди переходя от одной задницы к другой. Выпоров нас как следует она выключила свет и ушла вставив нам в рот кляпы в виде колец. Уже через насколько минут слюна переполнила рот и потекла мне по подбородку и дальше на пол. Я попыталась проглотить ее но ничего не вышло. Так мы и стояли отставив задницы и пуская слюни пока в подвале вновь не зажегся свет. К нам спустились человек пять каких то респектабельных мужчин одетые в хорошие костюмы и кожаные маски. Некоторые из них разделись, демонстрируя не очень тренированные и довольно старые тела, а некоторые так и драли нас не раздеваясь. Трахали они нас в основном в задницы и в пезды. Один только не снимая с меня кляп, прямо через кольцо трахнул меня в рот. Изъеб этот продолжался довольно долго пока хозяйка не вошла и извинившись не забрала меня сказав, что девочке пора домой иначе ее родители будут волноваться. - А что, это порядочная, домашняя девочка? - удивился один из клиентов. - Вы нас обижаете! - сделала вид, что обиделась хозяйка - у нас только лучший товар, ее родители даже не знают чем занимается их дочь! - Здорово! А когда можно будет ее еще потрахать? - К сожалению это не наш кадр, но я постараюсь устроить ее для вас. - Буду очень обязан - и мужчина расплылся в улыбке из под маски. Хозяйка вывела меня наверх, велела отмыться и переодеться, а после этого давешние парни отвезли меня к Сергею.
Брат
Групповой секс, ИнцестПриветик всем, меня зовут Лена. Хочу рассказать свою историю. Короче мне тогда было16 лет. Миниатюрная, худенькая, с небольшой грудью и попой. У меня старший брат, зовут его Саша, ему 17 лет он высокий, крепкий, спортсмен. Так вот какая история приключилась со мной и братом.Как-то в пятницу родители после работы свалили на дачу, посевная и прочая муть. Брата дома не было. Я зашилась в его комнату, чтобы полазить в компе. Случайно напоролась на порнуху, папка с порнофильмами была спрятана, будь здоров. Фильмов было много, но в отдельной папке было кое что чего смотреть мне было нельзя. Я просмотрела пару фильмов, так муть импортная. А потом щелкнула в запретную папку, там был один фильм, вернее запись с камеры. Короче на записи было снято, как Саша с двумя друзьями трахали девчонку из их класса прямо на парте. Я жадно стала смотреть. Прямо говоря, я еще девственница, из-за брата никто из парней не хочет со мной встречаться. Значит, смотрю я видео, а там Сашка и Димка трахают Олю. Оля эта знаменита тем что, никому не отказывает. Короче Сашка дает ей в рот, а Димка положив на плечи Олины ноги, бешено втыкает свой хуй в нее. Снимает все Витя. Я от такого зрелища очень возбудилась. Трусики намокли. Я стала мастурбировать, этому я уже давно научилась. Я так увлеклась, что не заметила, как пришел Саша. Когда он ввалился в комнату я не успела выключить их порнуху. Саша, увидев что я смотрю (он и так запрещал мне трогать компьютер), весь покраснел от ярости, затем он рассмотрел что я дрочила, мои трусики висели возле коленок. Все, поняв он уселся на кровать и сказал. Что понравилось? Тут надо рассказать какие у нас с ним отношения. Да в общем то никаких. Как кошка с собакой он отрабатывал на мне свои приемчики.Так вот он не дождавшись ответа от меня, подошел ко мне и сказал, ты влезла туда куда нельзя, и теперь будешь наказана, на эти выходные ты становишься моей рабыней. Я ответила что пошел бы ты подальше. Не знаю почему, может быть из за того что я еще очень была возбуждена, и не кончила. Но мне очень хотелось побыть на месте Оли. Сашка не унимался. Он сказал что, расскажет родителям, как я тырила деньги. Смешно, он думал я этого боюсь. Мне просто очень хотелось увидеть его член не на мониторе а вживую, потрогать. Я сделала вид что испугалась его угрозы и согласилась. Итак до вечера воскресенья я в рабстве. Для того чтобы проверить не шучу ли я. Саша приказал мне полностью раздеться. Я выполнила его просьбу. И вот я стаю перед братом, нагишом. Фигура у меня еще не совсем оформившаяся, не то что у Оли. Брат тихо сказал мне подойти к нему. Я приблизилась, а он начал лапать меня за грудь и попу. Внезапно его палец прошел по моей щелке. Мне стало очень хорошо, я глубоко вздохнула. Нравиться? Спросил Саша. Да — ответила я. Он усадил меня на коленки перед собой и я поняла что он хочет чтобы я у него отсосала. В принципе я была не против, он спустил трусы и вывалил свой хуй из них. На компе он не был таким здоровым как сейчас. Его хуй раскачиваясь стоял перед моим лицом. Я смотрела на него как загипнотизированная. Саша был сильно возбужден, чужим голосом он сказал мне, — оближи его. Я вдруг испугалась, и подскочив ринулась убегать. Он меня догнал уже в моей комнате, схватил за волосы и снова поставил на колени перед собой.Я вскрикнув от боли, сказала что закричу. Он ответил, — давай кричи, никто не услышит. Это было правдой. Никто не услышит. Он держал меня за волосы, а его хуй, немного опавший болтался перед моим лицом. Давай сучка соси, он стал тыкать мне в лицо головкой члена, я отбивалась, как могла, но силы были не равны. Саше было не в кайф просто так тыкать членом в плотно сжатые губы. Он остановился и сказал, — ну что вафлистка теперь я расскажу всем, что ты опущенная, ну как? Такая перспектива была ужасна, у нас в городке, по крайней мере. Я на секунду представила себе своих сверстников, и вспомнила, как травили девчонку с параллельного класса. Саша ты не сделаешь этого, — жалобно прохныкала я. Еще как сделаю сука, Саша был вне себя, Саша не надо, — я плакала навзрыд. Он ответил хорошо, — ты должна у меня отсосать, он указал на член, а я тогда никому не расскажу. Я только кивнула, он уселся в кресло и широко расставил ноги. Я на коленках подползла к нему и высунув язык провела им по головке члена. Саша откинулся на спинку кресла и застонал, его руки были заложены за голову, глаза он закрыл от предвкушения удовольствия, я осмелев, ничего страшного в принципе, мне давно хотелось попробовать минет, стала старательно вылизывать его член от яиц до головки.Некоторое время братца устраивало это, но потом он сказал чтобы я взяла член в рот. Я уже прилично возбудившись согласилась, засунула головку себе в ротик стала подрачивать губками как это видела в порнухе. Саша хрипло попросил, — глубже, я постаралась глубже засунуть его хуй но чуть не стошнила. Я подняла глаза на Сашу и заметила, как покраснело его лицо, он подрагивал, я справилась с приступом тошноты, продолжила сосать его хуй. Внезапно мне в глотку ударила струя спермы, я не думала, что Саша кончит так быстро. Я хотела выплюнуть но Саша схватил меня за голову и насадил глубоко на член, пришлось глотать, хотя часть вылилась и текла по бороде. Саша разрядившись, на мгновение замер, я вытерла с подбородка остатки спермы, и поглядела на брата, он заметил это и сказал пять минут перерыв и продолжим. Он поднялся с кресла и лег на мою кровать. Иди сюда ты заслужила поощрение, он похлопал по кровати рядом с собой, я легла рядом он перевернулся ко мне, и начал гладить меня, грудь попу и опять коснулся меня там. Мне стало хорошо, я нащупала его хуй и сжала в руке. Член стал крепнуть, я начала его слегка подрачивать, Саша занялся моей киской, он осторожно водил пальцем по губкам, и вокруг дырочки. Затем он нащупал клиторок, и начал его трогать мне стало очень хорошо, я начала постанывать, внезапно Саша приподнял меня и развернул, я почти касалась своей киской его лица, а его член был перед моим лицом, поза 69, это я уже знала и что надо делать тоже догадалась. Саша теребил мой клитор и другой рукой начал массировать мне попку, вернее дырочку попы. Это оказалось приятно. Я немного пососала его член, и вдруг он подсунул мне палец, я облизала его, и тут он засунул мокрый от моей слюны палец мне в попу. Второй рукой он массировал клитор, было очень хорошо и я начала кончать.В это время я перестала сосать его хуй. Саша приподнял бедра и член влез в мой ротик. Я немного придя в себя, такого оргазма я не испытывала еще стала сосать. На этот раз постараться пришлось сильнее, и наконец Саша напрягся и кончил мне в рот, на этот раз я проглотила все. Я слезла с брата легла рядом и стала гладить его. Он ответил что, это конечно класс, но ему минета мало. Что Малая не хочешь с целкой расстаться? Я подумала и сказала что может быть, но в другой раз. Я пошла в ванну, набрала воды, залезла. В голове крутились сцены как я отсасывала брату, вспомнила, как он засунул палец в попу, незаметно начала мастурбировать, одной рукой клитор, другой дырочку ануса. Стала обдумывать Сашины слова, «Что Малая не хочешь с целкой расстаться?» , а почему бы и нет. Эта мысль возбудила и я кончила. Выйдя из ванны, завернутая в полотенце, направилась в Сашину комнату, но его там и вообще в квартире не было. На часах уже было 2300 . Ну что ж завтра обрадую братца тем что решила расстаться с девственностью. Я просушила волосы и легла спать, заснуть сразу не получилось, опять перед глазами стоял хуй брата, опять киска хотела ласки и я вновь начала ее теребить, довольно быстро кончив, я заснула уже твердо зная что завтра лишусь девственности.Завтра….Утром я проснулась, не до конца понимая сон или не сон. В комнате у кровати я не обнаружила ничего из одежды, кроме банного полотенца. Значит не сон. Достав из шкафа халатик, я одела его на голое тело. Затем пошла на кухню, сделала чай и бутерброды. Саша никак не выдавал своего присутствия, дрыхнет наверно, прокравшись в его комнату, обнаружила, что его нет, он не ночевал дома, такое с ним случалось редко. Вот козел — подумала я, решила трахнуться, а его нет. Сволочь одним словом. Позавтракав, я уселась в зале смотреть телик. Часам к 11 явился Саша. От него разило перегаром. Раздевшись в прихожей он отправился на кухню, я из зала слышала как он жадно пьет из банки рассол от огурцов. Утолив жажду он ввалился в зал и упав на диван рядом со мной сказал, — Ну как определилась? Я ответила — Возможно. Некоторое время до него доходило что я согласна, когда он врубился, то отодвинувшись от меня начал рассматривать мои ноги, которые бессовестно торчали из под коротенького халатика. Я думала, что он накинется на меня сразу, но он сказал, — значит, ближе к вечеру я из тебя сделаю женщину. Затем он пошел в свою комнату и завалился спать. Придется ждать — подумала я. Он проспал до 16 часов, когда проснулся, вид у него был не важный, он сказал мне сделать ему пожрать, а сам отправился в душ. Минут через 20 он вылез из душа и как он сам сказал совсем другим человеком. Я разогрела ему суп, и сделала яичницу. Он достал начатую отцовскую бутылку коньяка и налил себе рюмку, затем глянув на меня спросил, будешь? Я никогда еще не пробовала спиртное крепче джи тоника, но мне это польстило и я кивнула. Саша налил мне рюмку, и чокнувшись опрокинул залпом, поморщившись он сказал, — редкая гадость, а такой дорогой. Я тоже решила выпить, но по чуть-чуть. Он ел с зверским аппетитом. Потом сказал, давай допивай и еще по одной, я допила свою рюмку, он налил снова.И вот с едой покончено, он оценивающе осмотрел меня, и сказал, — тебе нужно переодеться, момент торжественный, негоже в халате. Я ему, — а что одеть, помоги выбрать. Вот еще, сама выбирай, только одно условие, ты должна быть секси.у тебя минут двадцать, время пошло — сказал мне брат. Я бегом помчалась в комнату. Что одеть я знала заранее. Я занимаюсь танцами, один наряд был недавно куплен для латинских танцев, его и надену. Достав платье решила все же одеть трусики, лифчик одевать не буду, вырез на спине до самой попы, и еще чулки, осмотрела себя в зеркало, класс, плюс немного косметики, блеск на губы, да, от такой не откажешься. И еще конечно босоножки на шпильке, короче я в поряде. Захожу в зал, смотрю за реакцией братца, у него глаза на лоб полезли. Он на секунду онемел, но справившись сказал, что стала Сучка, иди сюда и кивком указал на пол перед собой. Я подошла, и став на колени перед ним, вопросительно посмотрела на него, он кивком указал на свой член, который просматривался через джинсы. Я медленно стала расстегивать его ширинку, затем запустила, руку в трусы и нащупав член вывалила его из трусов.Что застыла Блядь, давай, возьми его в рот, тон Саши меня возбуждал. Я начала языком, облизывать, головку, а потом взяла его в рот. Я начала двигать головой вверх вниз, подрачивая его член губами, изредка облизывая головку языком. Саша развязал шнурок на шее и платье соскользнуло вниз, лифчика я не одела и по этому я осталась по пояс голой. Он начал гладить руками спину и грудь. Через какое-то время он кончил. Тщательно высосав всю до капельки сперму, я вопросительно посмотрела на брата. Тогда Саша взял меня на руки и отнес в спальню. Там он снял с меня платье и трусики, я осталась в чулках и босоножках, уложил на кровать и начал целовать мне шею и грудь, это было очень приятно. Рукой он начал ласкать киску и клитор. Его палец раздвинув губки гладил вход во влагалище и массировал клитор. Мне было очень хорошо. Затем он отвлекся и стал одевать презик, когда он его одел он подсунул член к моим губам, оближи приказал он. Я послушно взяла его хуй в ротик и принялась сосать, хватит, хватит прошептал он, готова? Я только кивнула. Саша развел мои ноги широко, я лежала на краю кровати, и начал водить членом по моей щелке, это было приятно, очень приятно, затем он довольно резко ввел его в дырочку, меня пронзила резкая боль, я вскрикнула и попыталась освободиться, но Саша крепко держал меня за бедра. Я заплакала и попросила отпустить меня. В ответ на мои слезы Саша опять стал грубым, а как ты думала сука, конечно больно, и он засунул хуй еще глубже, когда он весь вошел, Саша стал ебать меня все ускоряя темп, мне было очень больно я плакала, его это только заводило, иногда он останавливался, а затем снова трахал, понемногу боль утихла, и я стала постанывать, Саша перевернул и поставил меня на коленки, ввел член в киску а пальцами стал массировать колечко попы. В один момент он засунул палец в зад и начал им меня трахать, другой рукой стал массировать клитор, внезапно мне стало очень хорошо, еще бы немного и я кончила бы….Но Саша кончил раньше, он застонал, еще пару раз двинул членом и вышел. Он сел в кресло, я так и осталась стоять попой к нему, раздосадованная тем что оргазм был так рядом. Он сказал ну как? Я ничего не ответила. Тогда он сказал подойти к нему, я повернулась, слезла с кровати и на коленках подползла к нему, его член болтался между ног. Весь презерватив был в бурой слизи. Он снял его и сказал теперь в ванну. Мы залезли в ванну вдвоем как в детстве. Между ног у меня тоже все было в бурой слизи. Саша дождиком начал поливать мне киску, и рукой массировать клитор, от теплых струй воды и его рук мне опять похорошело, через какое-то время я кончила. Обдавшись мы вышли из ванной, а Сашин член вновь топорщился под полотенцем, он сорвал с меня мое полотенце и заставил сосать ему хуй. Когда я немного пососала он повернул меня спиной к себе и начал мять грудки, потом одной рукой стал гладить киску. Я стала стонать и когда в киске захлюпало, Саша наклонил меня и стал вводить хуй в мою киску. На этот раз было не больно. Саша все увеличивал темп, я была близка к тому что бы кончить, и когда Саша засунул палец мне в зад я кончила. Оргазм был очень сильным и долгим, Саша не переставая трахать мою киску ввел в попу еще один палец. Стало немного неприятно, но с другой стороны было прикольно ощущать через тонкую перегородку движение его члена в пизде и пальцев в попе. Я снова кончила, второй раз за несколько минут, и снова оргазм был сильным и долгим. Саша кончать не торопился, он вышел из меня и сел в кресло, иди сюда, он кивнул на член, я подошла, Саша меня развернул и начал усаживать на член.Давай поработай, а то я уморился, я оперлась руками об подлокотники кресла и стала двигаться на его хуе, вверх вниз. Саше не давала покоя дырочка сзади, он снова начал массировать мне попу. Затем он приподнял меня и сказал, а теперь последний оплот девственности, и ввел мне хуй в попу. Стало очень больно, под весом тела я медленно нанизалась на его член, я сделала попытку вскочить, но Саша крепко держал меня. От такой боли у меня из глаз полились слезы, я стала плакать и умолять его отпустить меня. Санечка, миленький, отпусти меня, трахни меня в пизду, дай в рот, Саша отпусти. Брат не реагировал на мои просьбы. Он одной рукой схватил меня за грудь, а пальцы другой руки ввел в пизду. Я сидела, а его хуй вошедший до самых яиц в мой зад, доставлял адскую боль. Саша стал двигать меня. И заревела со всех сил от боли. Брат стал шептать мне на ушко, потерпи немного сейчас хорошо будет, я немного притихла. Тогда он поставил меня раком, и крепко держа, стал медленно водить членом взад-вперед, одной рукой он ожесточенно теребил мой клитор. Боль не проходила, я опять орала, а он ебал и ебал мой зад, внезапно он застонал и разрядился мне в жопу. По инерции он еще несколько раз двинул хуем и отодвинулся от меня. Я осталась стоять раком и плакать. Саша сел в кресло и смотрел на меня, немного отдышавшись, он отправился в ванну, а я потихоньку легла на живот, боясь резко двигаться, задница, горела огнем. Саша вышел из ванной и сказал мне идти и помыться холодной водой, мол, легче станет. Я потихоньку пошла в ванну и действительно холодная вода помогла. Жжение потихоньку утихло. Я вышла из ванной, обернувшись полотенцем, и онемела (в ванной я пробыла минут сорок, не больше), в зале слышались голоса, Саша с кем-то разговаривал. Я хотела прокрасться в свою комнату но Саша видно ждал меня, он вышел из зала и поманил меня пальцем, я сказала что не одета, он ответил что одеваться необязательно.Я вошла в зал, на диване сидели Дима и Витя. Саша остался у меня за спиной, я хотела дать задний ход, но Саша перекрыл путь отступления. Давай сестренка, пацаны хотят минет. Я застыла в замешательстве, Саша, стоя в дверях, прислонился ко мне сзади и начал шептать на ушко. Не бойся малая, тебя ведь тогда наше видео зацепило, теперь твоя очередь занять место Ольки, эта блядь нам настапиздела. Честно говоря, да, я хотела попробовать групповой секс, но сразу три? А потом в руках Вити была видеокамера, Саша продолжал шептать мне на ушко, в тоже время он терся членом о мой зад. Это меня возбудило, хорошо, сказала я, я согласна, только у меня несколько условий. Если вы их пообещаете выполнить, тогда и я постараюсь? Ребята переглянулись, какие? Во первых для того чтобы про меня не говорили что я отсасывала вам, вы тоже должны каждый меня вылизать(это я видела в порно, и мне понравилось), во вторых в жопу я не дам, и в третьих видео, снимать можно, но оно останется у нас в компе. Идет? Дима после паузы ответил, да идет. Саша у меня за спиной, продолжал прижиматься к моей заднице, одной рукой он гладил живот и иногда пробегал по киске, другой грудь. Витя включил камеру и навел на нас, Саша скинул с меня полотенце, и я осталась голышом перед братом и его друзьями.Саша поднял меня на руки и отнес на журнальный столик, аккуратно положил и приказал развести ноги пошире, растяжка у меня от танцев неплохая, поэтому я раскинула ножки очень широко, ребята вскочили с дивана и стали вокруг меня. Витя снимал, а Саша с Димой не могли решить, кому первому лизать мою киску,- давай ты, сказал Саня Диме. Давайте мальчики, прошептала я, кто первый вылижет, у того я первого возьму в рот. Дима сел на корточки перед моей киской и осторожно, где-то от коленки губами и языком стал продвигаться вверх, когда он достиг киски он, осторожно провел языком по моей щелке, немного углубился в нее, руками раздвинул, и принялся как собака лизать мне пизду. Сначала было немного щекотно, а потом на меня накатилось, еще, еще — просила я, Саша не стой бревном, иди сюда, Саша склонился надо мной и принялся, лизать и целовать мои грудки, и живот. Я стала кончать, обалдеть два взрослых парня, один из которых мой брат, ласкают меня, прям как в порнофильмах. Дима начал тяжело дышать, отодвинувшись от меня он сказал, в принципе ничего, я поманила его к себе, а саше сказала продолжай, Саша занял Димино место, а Дима подошел ко мне сбоку, я сказала, давай его сюда, и кивком указала на бугор в штанах. Дима, не спеша скинул джинсы и вывалил свою елду, примерно таких же размеров как у Саши. Член торчал прямо перед моим лицом, Саша начал лизать мою пизду и мне опять стало хорошо.Я принялась отсасывать у Димы, брать в рот было не удобно, но я старалась, как могла, ребята предложили поменять позу, теперь я стояла на четвереньках, Саша вылизывал киску и задницу, а я брала в рот хуй Димы. Так было намного удобнее, и Дима скоро начал кончать мне в рот. Я же от ласк брата тоже начала кончать. Затем мы опять поменяли позу. Я начала отсасывать у Саши, а Витя ласкал меня. Саша не смог так быстро кончить и поэтому решил прервать Витю, потом закончишь, сказал он ему, поставив меня раком, он стал размашисто меня ебать, я пыталась словить ртом подсунутый к самым губам хуй Вити. Кстати из всей компании член Вити заслуживает нескольких слов отдельно. На том видео Вити не было, он снимал, какой у него хер я не видела. А он просто гигантский, такой мне и в рот взять было сложно. Ему я не дам это точно, про себя подумала я. Саша взвинтил темп, и после того как я кончила, он быстро повернул меня и кончил мне на лицо и грудь. Брат повалился рядом с Димой и стал наблюдать, как я принялась обслуживать ротиком гигантский хуй Виктора. Сосать такую дубину было не легко, да и опыта у меня было мало. Витя положил свою руку мне на затылок и начал меня направлять, я с трудом помещала головку его члена у себя во рту, в две ладошки не умещался еще довольно большой кусок члена.Витя заставлял меня дрочить двумя руками, при этом то сосать то облизывать хуй от самых яиц. Я старалась но он никак не мог кончить, поэтому он просто стал сам дрочить, а мне приказал открыть рот и высунуть язык помогая ему. Через некоторое время он впихнул хуй мне в рот и бурно кончил, спермы было очень много, часть я проглотила, а часть вылилась мне на грудь. Витя присоединился к сидящим на диване ребятам, а я вся в сперме осталась стоять на коленях. Ребята на диване молча сидели и смотрели, как я поднялась, и отправилась в ванну смыть с себя сперму. Мысли крутились в голове беспорядочным роем, неужели это я, еще с утра, бывшая целкой, отсасываю брату и его друзьям. Толком обмыться мне не дали. Саша кричал из зала, Малая иди сюда. Я быстренько ополоснулась, вытерлась, и завернувшись в полотенце вошла в зал. Саша с Витей подключили камеру к телику и начали просмотр нового порно фильма со мной в главной роли. На экране было видно, как Саша снял с меня полотенце, отнес на столик, начал вылизывать киску Дима, короче, я порно звезда. Ребята смотрели не отрываясь, да и я признаться тоже, это очень возбудило всю компанию. Дима и Саша принялись подрачивать свои шишки. Саша спросил, малая продолжим? Я согласно кивнула. Пацаны усадили меня между собой и начали лапать, Витя отключил камеру от телика и начал снимать. Короче я между братом и Димой, они гладят меня, потом Саша наклоняет меня и всовывает свой хуй мне в рот, я на четвереньках на диване отсасываю у брата. В это время Дима всовывает свой хуй в меня.Моя киска от просмотра видео уже давно мокрая. Дима вводит член осторожно, и дойдя до конца начинает двигаться все наращивая темп. На меня накатывается волна за волной, я больше не могу отсасывать брату, я начинаю кричать, стонать, мычать, Саша с этим не согласен и пытается трахать меня в рот как в пизду Дима. Дима говорит Саше, я сейчас кончу, давай меняться. Брат только этого и ждал, они быстро меняются. Дима всовывает в мой ротик свой член весь в моей смазке, а Саша без всяких церемоний до самых яиц вгоняет свой хер мне в пизду. Саша начинает резко ебать меня, а Димка в этот момент кончает мне в рот. Он отходит и берет у Виктора камеру, Витя занимает его место у моего рта, я готова кончить, но раньше кончает Сашка. Он заливает мне всю спину спермой. И валиться на диван, Витя немного позволяет мне пососать его хер, а потом разворачивает меня попой к себе. Я готова принять его огромный хуй, хотя раньше думала, что ему не дам. Витя аккуратно нанизывает на свою дубину меня, головка его члена упирается, все он больше не может продвигаться вперед, хуй во мне замирает, дает задний ход. Мои страхи по поводу огромного размера Витиного члена развеялись, моя киска приняла его. Витя начинает двигать членом взад-вперед, несколько движений и я кончаю. Витя не перестает меня ебать, у меня почти не осталось сил, очень затекла спина, Витек не вынимая члена из меня, садится на диван, я спиной к нему, он подсовывает руки под меня и начинает поднимать и опускать меня на своем члене. Классно!!! Я снова кончаю.Дима готов снова продолжить, он с камерой стоит напротив меня, снимая то крупным планом мое лицо, то отходит снимая общий план, то снова берет крупный план, но уже моей киски с двигающимся в ней хуем Вити. Член Димы топорщится. Когда он в очередной раз приближается к нам с Витей, его член оказывается напротив моего лица. Он водит головкой по моим губам, щекам. Я открываю рот и он немедленно входит туда. Несколько мгновений Дима еще снимает все на камеру, а потом отдает ее брату. Витя устал поднимать меня, пора менять позу — сказал он. Саша командует всем освободить диван, секунда и он его разлаживает. Мне все равно, что они со мной делают, я как послушная кукла, Витя ложится на спину на диван, меня усаживают на него, снова его член входит в мою натруженную дырочку. Мне все равно, меня даже не волнует, что Дима подсунул хуй к моему рту, я покорно принимаюсь его сосать, Витя яростно долбит меня, я снова и снова кончаю, оргазм практически не прекращается. Как будто из далека, доносится голос Димы, Лена, можно я тебя в зад? Мне все равно, орган Вити творит чудеса, делайте что хотите, чужим голосом отвечаю я. Саня вазелин есть, Сашка быстро приносит тюбик, что-то холодное смазывает мой анус. Я понимаю, что это Дима пристраивается ко мне сзади. Мне все равно…. На секунду Витя прекращает трахать меня, давая возможность, Диме проникнуть мне в попу. Странно…., но мне ничуть не больно…, даже приятно?!!! Член в попу входит легко, Дима начинает двигаться, некоторое время они с Витей не могут поймать темп, а потом…. ОРГАЗМ, ЕЩЕ, ЕЩЕ ААААА.Кажется, я выключилась, или нет, я не видела как Саша пристроил на столике камеру, я только покорно взяла подсунутый к моему ротику член, даже не понимая, чей он. Откуда-то слышался чей-то голос — я не могу, я кончаю, это был Дима, горячая струя пролилась в мою попку. И ОПЯТЬ ОРГАЗМ.На смену Диме пришел Саша, опять в попу что-то входит, я почти не реагирую на это, главное что ВИТИН МОНСТР, МИЛОЕ ЧУДИЩЕ ВО МНЕ. Какой он молодец, он не перестает меня ебать, он СУПЕР МАШИНА, сколько времени прошло я не знаю, вот и Саша застонав разряжается мне в зад. Лена, это голос Вити, Лена я тоже хочу в попу. Да, конечно. Ему я готова отдать все. Он аккуратно поднимает меня, снимает со своего члена, ставит на четвереньки, небольшая заминка, он смазывает хуй вазелином, и вот. Огромная залупа пролазит в мою задницу, больно, но я готова терпеть, ради того что испытала. Витя просунув хуй, почти до конца начинает меня все быстрее и быстрее трахать. Мне больно, я еле сдерживаюсь чтобы не заорать, слезы катятся из глаз. Я все вытерплю. Наконец-то и Витя выстреливает мне в жопу. Все, все довольны. Конец фильма.Вот такая история, если не верите что это правда, ваше дело. Прошло три месяца. Меня регулярно ебут брат и его друзья. Если предков нет дома, будьте уверены, я трахаюсь с Сашей, Димой, Витей. Когда предки дома, я могу сосать брату в его комнате, или даже в подъезде на верхнем этаже. Предки понять не могут откуда у нас такая дружба взялась.
Шантаж сестренки
Анальный секс, Измена, Изнасилование, Инцест, Минет, Наблюдатели, Подростки, Потеря девственности, Традиционный секс, Сестра, Инцест, камера, скрытая камера, Изнасилование, Шантаж, Минет, Секс, анальный секс, Принуждение, Девственность, НасилиеЗовут меня Дмитрий, мне 22 года и есть у меня младшая сестра Аня, на 3,5 года младше меня. С детства мы много времени проводили вместе, я частенько присматривал за ней. Родители наши часто были в разъездах, в это время в квартире за старшего был я. Видимо, за сестренкой я не досмотрел и первого парня домой она привела уже в 14 лет. Узнал я об этом, естественно позже, когда тот парниша ее бросил."Ну да не беда, сейчас вся молодежь такая", пытался успокоить я себя. Как говорится, "О времена, о нравы".К 18 годам Аня могла похвастать как минимум пятью сексуальными партнерами, и меня это бесило. Возможно, отчасти из-за того, что мне-то с девчонками не везло. Стыдно сказать, но в свои 22 года я был девственником.И вот однажды мне пришла прикольная мысль заснять на скрытую камеру секс своей сестры. Подслушав разговор сестры с очередным ухажером (она звала его к себе как раз в то время, когда я ходил на играть с друзьями в футбол), я прикупил самую объемную флешку, и перед уходом спрятал камеру за колонкой так, чтобы постель Ани была видна из объектива. Нажав на кнопку записи и довольный собой я пошел на игру, молясь про себя "только бы им не пришло на ум трахаться где-нибудь в ванной". Вернувшись, я застал вернувшихся из очередного отъезда родителей, и сразу бросился к камере. Она была нетронута (уфф, никто не заметил), а на экране моргала запись "память заполнена". Чертовы флешки, подумал я про себя. Ночью, когда все спали я запустил запись и спустя минут 25 охерел, на видео я узнал своего хорошего знакового Леху, который кстати раньше часто играл со мной футбол, но вот уже пару недель где-то пропадавшего. "Ну дает", подумал я и продолжил просмотр. А Леха-то красавчик, нечего сказать, поимел сестренку будь здоров, даже, по-моему, в попец присунул.Выждав пару дней, когда снова останусь с Аней наедине, я начал разговор. - Ааань- Чего тебе?- А знаешь Леху?- *молчание*...какого Леху?- ну, Леху, из соседнего двора, по молодости с панками еще кажись тусовался, знаешь такого?- *напряженное молчание*... ну знаю, а че?- да вот что-то в футбол перестал он с нами ходить играть, не знаешь почему?- а с хуя-ли я должна знать-то?- да тут такое дело...есть одно видео, там вы с ним...общаетесь- не поняла- да все ты поняла, сеструша, я те все сейчас покажу.Естественно, копию я скопировал себе на жесткий, и для надежности залил на файлообменник. Взял камеру и показываю Ане домашнее порно с ее участием. Сестра моя просто кипит от негодования, а меня распирает поржать. - узнаешь Леху-то?- ах ты мудак, зачем все это?- а затем, Ань, не будешь меня слушать, это видео увидят все парни на районе. Хочешь этого?- да пошел ты!- для начала сделай мне горячего чаю.- я не буду ни хрена для тебя делать!Беру телефон и набираю Пашу, своего друга. "Здорово! Есть классная тема, щас к тебе завалюсь, ок? Отлично, щас приду". Вижу, что Анька ставит чайник кипятиться. Дико доволен собой. - Ань, мы поняли друг друга?- Сделаю тебе чай.- Я хочу еще кое-что- Что?- Покажи мне свои сиськи- Ты охерел???- Я все равно уже видел в записи, не ломайся ты. Будешь слушаться - удалю видео.Сестра смотрит на меня взглядом, полном ненависти, и приподнимает свою пижаму. А лифчик дома она носит редко.Сиськи передо мной. "Подойди", - говорю я ей. Начинаю лапать грудь сестры, но она бьет меня по руке."Чертов извращенец, правильно что девки не дают тебе!" А вот это меня задевает, улыбка пропадает с моего лица. - Садись на колени, шлюха!- Да ты в своем уме?!Сеструха получает смачную пощечину, по щеке пробегает слезинка.- НетЕще одна пощечина. Уже сильнее. Помогаю Ане принять нужное положение.- Соси.Сестра начинает рыдать.- Дим, ты чего? Я твоя сестра! Младшая!- Лехе сосала, Михану сосала, тому ботану сосала, и мне пососешь, родные люди все-таки.Снимаю с себя штаны и трусы. Член мой стоит как кол. Сестренка рыдает без остановки. Я же членом касаюсь ее губ. Несмотря на сопротивление, проталкиваю член в ротик Аньке. Глубже и глубже. Она давится, членом и слезами. - Давай соси, я видел, как ты умеешь.И вот оно, Анька начинает мне потихоньку минетить, еле-еле, пуская слезы и запинаясь. Мне это надоедает и я тащу ее в спальню и бросаю на кровать животом вниз. Она уже и не думает сопротивляться, бормочет себе что-то под нос и плачет. Пальцем провожу по пизде - сухо.Ищу в тумбочке резинку со смазкой (куплены были года 3 назад, но повода все нет и нет) и надеваю. Когда начинаю входить, Анька заливается плачем еще сильнее, больно наверно, но мне пофиг, я начинаю ее трахать. Вот как бывает, лишаюсь девственности с сестрой. Хочу попробовать все ее дырочки, плюю на ладонь, и смазываю ее анус. "Нет, нет, только не в попу, пожалуйста!!", сквозь слезы выдает мне сестренка. Ну а что я? Я пристраиваюсь поудобнее. Все-таки рабочее тело у моей сестры, член входит в попку не то чтобы без помех, но явно, что я не первый там. И все-таки очень узко, чувствую что кончу скоро. Вынимаю член. Переворачиваю сестру, сажусь ей на сиськи и начинаю надрачивать над лицом. Она пытается закрыть лицо руками, но хуй там было. Струя спермы попадает на губки Ани, а следом кончаю ей на шею. Плач навзрыд, сопли, слезы. Одеваюсь. Становится немножко стыдно. Обещаю сестре что удалю видео. Ухожу на кухню.Эх, чайник остыл.
Абитуриенты
Групповой секс, Лесбиянки, Студенты, Традиционный сексВсе персонажи вымышлены. Совпадения случайны.Отрешенный взгляд преподавателя буравил унылый вид за окном, темноту на искоса чертил мелкий дождь. Скрип ручек и редкие шепотки нарушали гробовую тишину экзамена. Тяжелый люминесцентный свет давил, на без того забитую проблемами голову. Не слушая ответы, экзаменатор кивал, подсказывал и ставил оценки, основываясь на личном мнении о способностях учеников, поэтому она быстро дошла до троечников. Помучив, отпустила их восвояси.«Два потока за один вечер уже многовато», подумала она, разбирая бумаги на столе. На часах было уже половина седьмого, даже у заочников закончились пары. «Еще курсовые работы проверять», мелькнуло в голове у женщины. Она сладко потянулась, вышла из-за стола и сняла немного тесный ей пиджак. Белая блузка прилегала к телу, подчеркивая талию, которая плавно переходила в обтягивающую, пышные бедра юбку. Прохаживаясь, направляясь к окну, она развязала меленький галстук, затем распустила длинные черные волосы, цвета крыла ворона. Вернувшись к столу, сняла строгие очки, положила на стол и вышла в коридор.Цоканье высоких каблуков разносилось эхом по безлюдному зданию. Автомат с горячими напитками издавал ровный жужжащий звук, который нарушило громкое топанье. Обернувшись, женщина увидела, явно опоздавшую, бегущую девушку в её направлении. Она пыталась разобрать лицо, но не могла вспомнить молодую пару.-Зрасте! – задыхаясь, поздоровалась девушка.-Здравствуйте…- хмуря лоб, ответила я. Отчаянно пытаясь вспомнить, где видела девушку. Мысли катались из угла в угол, выдавая не верные варианты, чередуя картинки из воспоминаний, но ни чего подходило.- Чем обязана?-Меня Катя зовут, я подавала документы что бы поступить, а они не приняли сказали что то не то…- сбивчиво, все еще не отдышавшись затараторила девушка. Я всматривалась её лицо, её мимика, большие слегка раскосые голубые глаза, пухленькие губы…Все ей было знакомо, она точно их видала! Но когда и где?-…И я решила к вам придти,- заключила девушка.-А я тут при чем? Я преподаватель…и к приемной комиссии не отношусь не коем образом,- забирая стаканчик кофе, парировала я.-Ну, я думала вы мне поможете…- замялась и почему-то покраснела она и обиженно уставилась в пол.-Девушка, как вас? Катя? Так вот Катенька, я тут ни чего не решаю, а если бы и решала, с чего вы решили, что я взялась бы вам помогать?-Как…с чего…- совсем опешив, толи удивилась, толи разочаровалась девушка. Она подняла взгляд и уставилась в мои глаза.По вверх спине пробежали мурашки, я вспомнила эти глаза. Но не совсем эти, а сальные, похотливые жаждущие лесбийской любви, с легким прищуром. Вспомнила, как покусанные пухлые губы раскрывались в оргазме.-…Катя…- Шепотом, не веря своим мыслям, проговорила я. Выбросив недопитый кофе, решительно зашагала проч.,- мне нужно идти!-Марина Сергеевна, постойте!.-Марина Сергеевна, упокойтесь!- хватая дрожащие руки, сказала Катя.- Вы вспомнили меня?-Да…- глядя в стол, ответила я, потом подняла грозный взгляд, спросила,- Зачем ты здесь?-Я же говорила…-Шантаж?!- перебила её я, прожигая гневным взглядом.-Какой шантаж, я просто хотела просить о помощи…- девушка округлила без того большие глаза.Эти глаза иногда снились мне, одинокому учителю, она часто вспоминало то ощущение, ту атмосферу и азарт который она испытала в тот день летом. Мои любовницы не давали тех ощущений, которые я получила тогда. Полные слез и обиды голубые глаза, переворачивали мне душу, заставляя чаще биться сердце. Как я могла подумать, что эта девочка таким подлым образом воспользуется теми волшебными событиями.Дорожки слез, потекли по широким скулам девушки, она резко отпустила руки и гордо выпрямив спину решительно направилась в дверь. Одним движением я оказалась на её пути.-Отойдите!- Почти угрожая, процедила она сквозь зубы.-Катенька…-Начала было я и не зная как продолжить, подбирала слова- Я подумала…мало ли…в жизни…-Отойдите!- повторила девушка, делая шаг и подходя вплотную. Прожигающий взгляд, пронизывал меня на сквозь. Мы стояли лицом к лицу, ощущая на коже, дыхание друг друга. Игра в гляделки продолжались не долго, Я схватив девушку за лицо, прикоснулась к надутым губкам девушки. Катя хотела оттолкнуть , руки уперлись в грудную клетку, но теплые губы разбудили воспоминание, а в месте с ними желание. Она робко ответила на поцелуй, я прижала еще сильней, протолкнув язык в ротик девушки. Тяжело дыша и жадно целуясь, мы вжимались друг в друга. Не отрываясь от поцелуя, девушка не ловкими движениями кинула куртку на пол. Оставшись в теплом, вязаной кофте и плотно облепивших джинсах.Языки сплетались, словно змеи в брачный период, глаза зажмурены. Прикусив губу девушки, я спиной потащила её за собой, села попкой на стол и раздвинула ножки. Юбка смялась, оголяя мясистые бедра, облаченные в черные чулки и такие же черные полу прозрачные трусики. Нависая, девушка с новой страстью впила в мои губы, терзая их, рука скользнула по ляжке и прижалась к трусикам, через которые едва проглядывался разрез половых губ. Свободной рукой, девушка сминала мою большую грудь через одежду. Что бы не упасть на спину, я оперлась на руки и выгнула спину. На лбу от возбуждения выступила испарина, ноги, скрещенные за спиной у девушки, сжимались все сильней.-Ты скоро там? А то я…- открывая дверь без стука и заглядывая, спросил парень и замолк на полу слове.-Заходи Максим, не надолго оторвавшись от сладких губ, ответила Катя.-Только дверь закрой,…что бы не мешали…- сказала я и щипнув за упругую попку девушку.Она игриво улыбнулась и через голову стянула теплый свитер, оставшись в кружевном лифчике, я приподнялась и помогла снять и его. Шоколадные сосочки призывно торчали, смяв маленькие грудки, я присосалась к одному из них, лаская языком. Катя выгнула спину и откинула голову, попка оттопырилась, пальцы руки залезли в мои черные волосы и прижимали голову сильнее. Тяжелый вздох вырвался из девушки, не отрываясь от сладкой грудки, я посмотрела на неё. Окинув волосы, её шею нежно целовал Максим, его руки блуждали по животу девушки, затем стали расстегивать тесные джинсы. Я оторвалась от сосков, взяла парня за руку и потянула к себе, расстегивая ремень. Голый подкаченный торс, радовал глаз. Спустившись со стола и встав на колени, теплый ковролин щекотал кленки, я стянула брюки в месте с трусами. Стоящий член сразу уперся в мои губки, я взяла его в руку и нежно смяла.Воспользовавшись заминкой, Катя сняла с себя остатки одежды и встала рядом со мной. Пару раз нежно поцеловав головку, её в рот и всосалась в неё играя язычком с уздечкой. Сделав несколько поступательных движений, я резко заглотила его полностью. Нос уперся в гладкий лобок, член плотно «сидел» у меня в глотке, яйца ударились об подбородок, затем еще раз и еще раз. Выпустив мокрую, налитую кровью головку я провела языком от яичек, до верху поиграв с ней.Я повернула голову, увидела раскрасневшиеся удивленное лицо Кати, её явно возбуждало, что у её парня отсасывает другая женщина и направила член в её приоткрытый ротик. Она с готовностью приняла его, плотно обхватив губами, задвигала головой. Открыв рот, и подавшись в перед хотела заглотить его, Максим двинул тазом и девушка, закашлявшись, отвернулась.Я шлепнула его по крепкой попе.-Стой смирно! Катенька не так…Взяв член в рот, я снова несколько раз заглотила его, показывая как, правильно чувствуя, как еще больше окреп.-А ты подрос…-сказала уступая место ученице. Та аккуратно засунула член в ротик и медленно наседала на парня. Он медленно, миллиметр за миллиметром погружался, пока носик не уперся в лобок парня, так же не торопясь, она выпускала его из своего плена. Вынырнув из рта, от головки до язычка девочки протянулась ниточка слюны-Моя умница…- поцеловав её я положила её на спину.Я поставила свою девочку на четвереньки и направила член Максима. Раздвинув крепкие булочки, я увидела как, покрытый венами член, раздвигал пухлые и мокрые губки выбритой киски, попка тоже была без единого волоска. Максим увеличил темп. Покрытый смазкой член, скользил по всей длине, головка члена почти вываливалась, но тут же лобок парня ударял об круглую попку. Её киска издавала хлюпающие звуки, которые перемешивались с шлепками и стонами девушки. Я смотрела как он входит в нее, как горячие губы раздвигаются под напором. Внизу живота становилось все тяжелее, трусики прилипли к мокрой киски, а пульсирующий клитор требовал ласки. Я легла перед Катей и раздвинула ножки, моя юбка окончательно съехала на живот.Ни медля ни секунды она отодвинула край трусиков и провела рукой по губкам, раздвинула их и губами прикоснулась к клитору. Нежно лизнула его и круговыми движениями, начала ласкать, я откинула голову, тяжело вздохнув. Не дав мне опомниться, она засунула два пальчика, и медленно сгибая их, терла верхнюю стенку влагалища, играя языком с клитором, заставляя меня прикусить свою руку, что бы не застонать во весь голос. Ритмичные толчки Максима передавались её языку, продолжая его движения, она надавливала им на клитор. Я запустила руку в её волосы и прижала к себе сильнее, бедра не послушно сжимались, но Катеньке это нравилось, её горячее дыхание вырывалось с каждым толчком Максима обжигая половые губы. Мокрый горячий язычок игрался с ними, проникал в каждую складочку, не оставляя сухого места, я чувствовала как мои соки вперемешку со слюной стекают по колечку ануса и капают. Её волосы растрепались на мне, скрывая её мимику, но судя по стонам и дыхании она была на пике и вот, вот должна была кончить. Она с силой махала попкой на встречу члену, билась об него, издавая громкие шлепки. Толчки становились все быстрее и грубее, тело Максима напряглось так, что проступили вены на лбу, он с азартом всаживал в Катину киску свой член. Он кусал губу и сосредоточенно трахал её, мял попку и иногда шлепал.Сердце бешено колотилось так, что стучало в висках, каждый выдох сопровождался стоном. Потолок поплыл перед глазами, лампы смазались стоны, шлепки, вздохи и прочие звуки слились в один сплошной шум. Пальцы свободной руки вцепились в собственное бедро, больно впиваясь коготками в загорелую кожу. Губы Кати плотно сомкнулись на клиторе всасывая его. Протяжно мыча, она вздрагивала, пальцы рук царапали пол.Мощный электрический разряд пробил позвоночник и ушел в живот, взрывая маленький склад с боеприпасами внутри меня. Ноги напряглись и мелко задрожали, попка приподнялась, вжимаясь в сладкий ротик. Я выгнулась дугой, голова откинулась назад, из моего горла вырвался долгий толи рык, толи стон. Обжинающее тепло тянулось со всего тела к животу, обессилив, я опустилась, тяжело дыша, глупо засмеялась. Тело сладко ныло, каждой мышцей маленькие иголочки впивались в каждый уголок моего тела. Я ни думала, ни о чем, витая в облаках гладила себя по животу и улыбалась забытому чувству наслаждения.В реальный мир меня вернул рык Максима, который продолжал долбить мою девочку. Я встала и подошла к нему, он обхватил рукам талию девушки и насаживал на свой кол. По ляжкам Кати тонкими струйками стекали её соки, киска под таким напором чавкала, легко принимая парня полностью. Его темп напоминал отбойный молоток, его пальцы впились в кожу девушки.Я резким движением откинула попку девушки, член вывалился из её «разбитой» киски. Схватив его в руку, направила себе в рот. Плотным кольцом губ я обвила его ствол, и быстро задвигала ею, помогая рукой. Горячий, весь соках моей девочки, член пропадал в моем рте. Я сильно сжала колечко, чувствуя губами каждую венку на члене, головка терлась о нёбо.Член внезапно запульсировал, тяжелыми толчками извергая горячую сперму. Я выпустила его из рта и ловила тягучие струйки. Максим, рыча, двигал членом в моей зафиксированной руке так как ему хочется, остановившись, я сцедила все до капельки и нежно поцеловала, красную пульсирующую головку.Я собиралась все проглотить, но хрупкая рука, легла мне на щеку. Улыбнувшись, она состроила гримасу обидевшегося ребенка, открыла рот и показала туда пальчиком. Я подсела над ней и аккуратно теплое семя её ротик, она снова улыбнулась и одним глотком проглотила все без остатка.-Моя девочка…- целуя одними губами, сказала я.***-До свидания…- сказала Катя, берясь за дверную ручку.-Не за что…- с улыбкой ответила я, поправляя прическу.Она еще что то хотела сказать но передумала, немного помявшись, она все же открыла её.-Катя…! Я поговорю на счет тебя…
Птица
Подростки, ШантажПоэтому к каждому купанию лагерь готовился, как к крупномасштабной боевой операции особой сложности. Купальное пространство огораживалось сеткой и превращалось в лягушатник, бурливший от обилия детских тел. С воды за порядком наблюдал физрук, с берега - вожатые и штатный спасатель. Начальник лагеря тоже был где-то поблизости. Естественно, в лягушатнике было тесно, а гвалт малолеток и девчоночий визг боль но задевал чувства настоящих мужчин из старших отрядов. Особенно если учесть, ч то за сеткой разворачивалась роскошная панорама просторного и глубокого озера. Она манила к себе, она звала, и "настоящие мужчины" (среди которых попадались и девочки), разумеется, бегали купаться без разрешения на большую воду, называя это мероприятие взрослым словом "самоход". А лето, как назло, стояло жаркое. На небе неделями ни облачка, на дворе июль - разгар купального сезона. То есть "самоходы" в старших отрядах случались каждый день. Кара за это развлечение полагалась самая радикальная - отправка домой. С первым пойманным вольным пловцом так и поступили, предварительно пропесочив его на планерке педсостава, а потом на утренней линейке. Нарушитель покинул "Буревестник" с гордо поднятой головой и сказал на прощание пророческие слова: - Всех не перевыгоняете! Пророчество сбылось. Следующего самоходчика изловили через два дня, и педсостав смекнул, что выгонять его теперь - себе дороже. Ибо каждое исключение из лагеря - это чрезвычайное происшествие, а за ЧП, происходящие по три раза на неделе, непосредственное начальство по головке отнюдь не погладит. Но Юрик Лебедев по прозвищу Птица нарывался всерьёз. Он курил, играл в карты, всячески хулиганил и не только сам ходил в самоходы, но и подбивал на это других. На этот раз его голова маячила чуть ли не на середине озера и периодически исчезала из поля зрения наблюдателей, заставляя их сердца замирать и уходить в пятки. Птица плавал, как рыба, но мало кто об этом знал - в лягушатнике плавательные способности как-то нивелируются. А сейчас Птица просто нырял, демонстрируя собравшимся на берегу свое умение оставаться под водой больше минуты. Наябедничала на него, конечно, Нина Свечкина - разумеется, из лучших побуждений . Во-первых, она боялась, что Юрик утонет; во вторых, она искренне считала, что хороший пионер не должен купаться без разрешения; а в-третьих, она хотела сделать из Лебедева хорошего пионера. Исходя из этого, можно предположить, что Ниночка втайне была к Юрику неравнодушна. Впрочем, в лагере преобладала другая версия - Нина была гордостью дружины и отряда и считала своим пионерским долгом сделать всё для перевоспитания столь злостного нарушителя дисциплины, как Лебедев. Дело чести и священный долг. Ребята уже побежали за физруком и начальником лагеря. Но вожатая Елена Юрьевна, более известная среди педсостава как Леночка, ждать не могла. Она отвечала за Юрика головой и поэтому, решительно сорвав с себя платье, ринулась в воду, крикнув своим более дисциплинированным подопечным, заполонившим берег в районе происшествия: - Всем оставаться на берегу! - Доброе утро, Елена Юрьевна, - поприветствовал вожатую Птица, когда она подплыла поближе. - Как спалось? - И тебе не стыдно? - спросила Леночка в ответ. - Тебя ведь выгонят из лагеря. - Правда?! - радостно вскричал Юрик. - меня выпустят из лягушатника в открытое море? - Тебе сообщат в школу о твоём безобразном поведении. - Я в ужасе, - заявил Юрик и погрузился в воду. Леночка стала шарить руками в воде около себя. Нырять с открытыми глазами она не умела, а с закрытыми было бесполезно. Юрик вынырнул через минуту, когда сердце Леночки в очередной раз ушло в пятки от ужаса, ибо вожатой представилось, что несчастный мальчик таки утонул, сраженный её словами. Вынырнул он в нескольких сантиметрах от девушки. Их тела соприкоснулись, но Лена не обратила на это внимания. Она была просто счастлива, что Юрик выплыл на поверхность целый и невредимый. - Хотите секрет? - спросил Птица, наклоняясь к её уху, и, не дожидаясь ответа, таинственно зашептал. - В школе прекрасно знают о моём безобразном поведении. Они ждут не дождутся, когда я кончу восьмой класс, чтобы выпереть меня оттуда. А так просто нельзя. У нас всеобщее среднее образование. Сообщив это, он снова нырнул, но почти тут же вынырнул за спиной у вожатой. Она не придумала ничего лучше, чем продолжить беседу вопросом: - А что скажут родители? - У нас неблагополучная семья, - печально ответил Юрик. - Тяжёлое детство, деревянные игрушки. Мама давно махнула на меня рукой, - с неподдельной грустью закончил он. - Хорошо, давай продолжим этот разговор на берегу, - предложила Леночка. - Во-первых, там удобнее, а во-вторых, сюда уже плывёт Геннадий Палыч на лодке. Ты ведь не хочешь, чтобы он вытащил тебя из воды за шиворот и доставил на берег с позором? - Не хочу, - не меняя грустной интонации согласился Птица и тем же тоном добавил, - У вас купальник свалился. Леночка не сразу поняла, о чём это он. А Юрик тем временем уже был под водой и как торпеда стремительно удалялся от вожатой, держа в руке её лифчик. Увлекшись разговорами о грустном, Леночка не заметила манипуляций за своей спиной, и Юрик легко развязал тесёмки бикини. - Отдай, слышишь! - закричала Леночка, бросаясь в погоню. Птица опять вынырнул совсем рядом с нею, и на этот раз она почувствовала прикосновение его мальчишеского тела к своей открытой груди. Леночка отстранилась и схватила Юрика за руки - но в руках лифчика уже не было. - Знаешь, как это называется?! - чуть не плача закричала она. - Знаю, - ответил Юрик всё так же спокойно. - Хулиганство. А мне всего тринадцать лет, какая жалость. И свидетелей нет, буквально ни одного. Леночка машинально оглянулась. Действительно, и лодка с физруком, и берег, где число любопытствующих сильно возросло за эти несколько минут, находились слишком далеко, чтобы различать детали происходящего. В этот момент Юрик обнял её и поцеловал в губы. В результате они оба ушли под воду, и Леночка оказалась лишена возможности адекватно отреагировать на эту наглость. К тому же она просто не решалась сопротивляться, боясь утопить своего визави. Вынырнув, она молча отвернулась от Юрика, несколько секунд восстанавливала дыхание, а потом медленным размеренным брассом поплыла к берегу, целясь куда-то в сторону от толпы любопытных. Спустя некоторое время Птица всплыл впереди неё и преградил путь. Он лежал на спине и лениво смещался в ту сторону, куда порывалась повернуть вожатая. К его ноге был привязан лифчик от Леночкиного бикини. - Куда же вы, Елена Юрьевна? - поинтересовался он. - Заберите своё имущество. Оно мне ни к чему - я хулиган, а не вор. Леночка сорвала своё имущество с чужой ноги, но надеть его оказалось делом непростым. Лена не умела держаться на воде, не пользуясь руками, а мелководье было слишком близко к берегу, где полно народу. - Слушай, ты, трудный подросток, - процедила она сквозь зубы. - Сам снял, сам и надевай. В темпе. - Спасибо за оказанную честь, - ответствовал Птица и, почти без нескромных прикосновений завязывая тесёмки лифчика, светски осведомился. - А что вы делаете сегодня вечером? - Провожаю тебя домой, к маме. Решение об изгнании Лебедева из лагеря действительно было принято в тот же день, однако его исполнение отложили до следующего утра. А ночью у Юрика подскочила температура, что говорит о вреде излишеств в области водных процедур. Врач констатировала ОРЗ, а начальник лагеря принял мудрое решение не отправлять больного ребёнка к маме, а сначала вылечить его в медпункте "Буревестника". В первый день Птица вёл себя исключительно смирно по состоянию здоровья. о то, что и во второй день, когда температура спала и силы восстановились, Юрик не учинил никакого хулиганства, удивило многих. Он даже покорно выслушал Свечкину, пришедшую его навестить. Тема её увещеваний не подкупала своей новизной и крутилась вокруг тезиса "Пионер - всем ребятам пример", а самая страшная угроза звучала так: "Тебя же не примут в комсомол с таким поведением". - Не примут, - хрипло соглашался простуженный Юрик, никак не поясняя своего отношения к этому прискорбному факту. Ещё через два дня, когда настала пора выписывать Птицу из лазарета, Свечкина, как член совета дружины, обратилась к начальнику лагеря с просьбой не выгонять Лебедева немедленно, а дать ему возможность исправиться. Неожиданно Елена Юрьевна поддержала это ходатайство, хотя четыре дня назад она придерживалась прямо противоположной точки зрения. В конце концов Юрик отделался всего лишь выговором и вернулся в отряд тихий, как овечка. Но тем, кто хорошо знал Птицу, это затишье показалось весьма подозрительным. А ещё несколько дней спустя Елена Юрьевна глубокой ночью в одиночестве возвращалась в свой отряд. Более благоразумные вожатые уже спали в своих постелях, менее благоразумные любили друг друга в лесу возле костра и купались голышом всё в том же озере. А благоразумие Леночки находилось как раз посередине между этими двумя крайностями, и когда вечеринка - очередная из многих, почти ежедневных - перехлестнула за грань приличия, она покинула коллег и одна отправилась через тёмный лесопарк к корпусам "Буревестника". Шла она босиком, в платье на голое тело, а сумку с мокрым купальником и тапочками несла в руке. Ей было приятно. Земля щедро отдавала накопленное за день тепло, а трава уже готовилась встретить утро и покрывалась свежей росой. Прохладный ветер ласково прикасался к Леночкиной коже, едва прикрытой лёгкой тканью, а у озера просыпались птицы. Но голос одной птицы вожатая никак не ожидала услышать в этот предрассветный час, а потому вздрогнула от испуга, когда Юрик Лебедев вкрадчиво произнёс прямо у неё над ухом:- Это ошибка - думать, будто дети слепые. - Ты что здесь делаешь? - машинально спросила Леночка, оборачиваясь. Птица стоял перед нею мокрый, в одних плавках, и весь вид его ясно показывал, ч то он тут делал - купался, естественно. Но ответ его поразил Леночку. Глядя на вожатую честными лазами, Юрик преспокойно сообщил: - Я наблюдал за процессом размножения у высших приматов. Юннатское любопытство. - О Господи! - простонала Леночка. - Что ты видел? - Всё, разумеется, - ответил Птица. - А Бога нет, это медицинский факт. Доказан О.Бендером в 1927 году. Круговая порука, в которую был вовлечён чуть ли не весь младший и средний педсостав, как-то не предполагала присутствия при ночных вожатских бдениях любопытных юннатов и прочих воспитуемых. Тем более, что на протяжении предыдущих лет не было случая, чтобы какой-нибудь не в меру любознательный ребёнок в три часа ночи пробрался по лесу за километр от лагеря к вожатскому костру. Старший педсостав тоже не был посвящён в подробности этих ночных бдений. После полуночного обхода начальник лагеря и старший воспитатель мирно отправлялись спать. Однако можно было предположить, что их вряд ли обрадует известие о тех делах, которые творятся по ночам возле упомянутого костра, да ещё на глазах у страдающих бессонницей пионеров. Пионер такой, собственно, был один, и его требовалось каким-то образом нейтрализовать. Ведь даже если Птица не настучит начальнику лагеря, а только расскажет о своих наблюдениях товарищам по отряду, ночные гулянки немедленно придётся свернуть. А без них вожатская жизнь станет беспробудно скучна, и виноватой со всех сторон окажется Леночка - ведь Птица из её отряда. - Ты собираешься кому-нибудь рассказать об этом? - спросила Леночка. - О чём? - захлопал глазами Птица. - Не притворяйся дурачком! О том, что видел. - Не исключено, - ответил Птица. Тут нервы Леночки не выдержали. Она разрывалась между противоречивыми желаниями - то ли гордо прервать никчемный разговор и уйти, то ли побежать к коллегам, оставшимся у костра, и сообщить о случившемся, то ли впасть в истерику и отхлестать Птицу по щекам. Но ничего этого она не совершила, а просто расплакалась, бормоча: - Ну что я такого сделала? За что мне такое наказание?! Она прислонилась к дереву, закрыв руками лицо, и не сразу поняла, что Птица при близился к ней на недозволенное расстояние и ласково гладит её волосы и обнаженные руки, шепча на ухо: - Не надо плакать. Я не наказание, а объективный факт окружающей реальности. Я никому ничего не скажу. В промежутках между фразами он прикасался губами к изящной ушной раковине девушки, и это почему-то подействовало на неё успокаивающе. Закрыв глаза, она прижалась к шершавой коре дерева спиной, безвольно опустила руки и расслабилась всем телом, позволив мальчику слизывать солёные слезинки со своих щёк. Когда Юрик стал целовать её губы, старательно следуя рекомендациям "Камасутры" и "Техники современного секса" (которые он собственноручно печатал на контрастной фотобумаге у себя дома в ванной с плёнок, под строжайшим секретом доверенных ему старшими друзьями), вожатая вдруг стала смеяться, шепча: "Нет, нет, не надо , нельзя", - но её попытки уклониться от поцелуев казались несерьёзными, и Птица не обращал на них внимания. Руками он шарил по телу вожатой, и сквозь тонкую ткань платья она чувствовала жадные прикосновения мальчишеских ладоней. Это было приятно - настолько, что она не находила в себе сил остановить запретное развлечение. Наоборот, греховность и недозволенность происходящего только усиливали наслаждение. Наверно, виноват был алкоголь, вскруживший Леночке голову. Выпила она всего ничего, но видимо это всё-таки сказалось на исправности её внутренних тормозов. По чему-то чем дальше, тем больше её разбирал смех. Она - с её-то репутацией недотроги, ждущей принца,- позволяла какому-то юному хулигану делать с собой невесть что и вдобавок получала от этого удовольствие. На самом деле она уже имела кое-какой сексуальный опыт и даже попытку замужества, не доведенную, впрочем, до логического завершения. Но в лагере все, кроме ближайших друзей, знали о ней только то, что было на виду, а именно - то, что в данный момент у Леночки нет парня и она не очень-то жаждет его заиметь. С другой стороны, изобилия претендентов на её руку, сердце и прочие части тела вокруг то же не наблюдалось. Сильные духом мужчины предпочитали более доступных и эротичных подруг, а жертвы сексуальной неудовлетворённости не интересовали саму Леночку. Мысли на ту тему сумбурно проносились в голове девушки, пока Юрик Лебедев по прозвищу Птица не без успеха пытался проникнуть под её платье, где, как он достоверно знал из наблюдений предыдущего часа, нет более никакой одежды. Смех Леночки тем временем достиг истерических пределов и вдруг оборвался. Она порывисто прижала мальчика к себе, ощутив прикосновение его восставшей плоти, но не дала воли желаниям своего тела, а просто сказала Юрику серьезно и почти строго, глядя ему прямо в глаза: - Всё. Хватит. И Юрик повиновался, опустил руки и сделал шаг назад. А Леночка вдруг почувствовала, что краснеет, и хотя в темноте, даже при полной луне, сиявшей над их головами, разглядеть этого было нельзя, она отвернулась от Юрика и, как девчонка, сорвалась с места, не разбирая дороги. Птица проследил взглядом за тем, как она скрывается за деревьями, потом показал луне большой палец, поднял Леночкину сумку с купальником и тапочками и поплелся в свой отряд. По пути он умылся и смочил голову в фонтанчике для питья, чтобы иметь алиби на предмет мокрых волос. Во сне ему снилась утренняя линейка, на которой все стоящие в строю почему-то были голыми, в одних пионерских галстуках, причём у вожатой Леночки галстук был крохотный, словно игрушечный, особенно остро оттеняющий её наготу. А у члена совета дружины, примерной пионерки Свечкиной галстук был, наоборот, чрезмерно большой, полностью закрывающий её налитые груди. Но Свечкину в этом сне как раз исключали перед строем из пионеров за совместное купание с начальником лагеря в неположенном месте и неприличном виде. Поэтому большой галстук с неё сняли под барабанный бой, и Свечкина осталась совсем голой, только почему-то сочла нужным прикрыть руками поросший светлыми волосами венерин холмик, хотя он и раньше, до снятия галстука, был открыт на всеобщее обозрение и никого решительно не смущал. Голос с неба безапелляционно возгласил: "Тебя не примут в комсомол!", и все при сутствующие в удивлении посмотрели наверх. То, что они увидели, изумило многих ещё больше. Из белоснежных облаков выглядывал чёрный громкоговоритель, дурным голосом орущий "Нам нет преград". Созерцая это, прямо скажем, необычное зрелище, Юрик блаженно улыбался во сне. Утром, на настоящей линейке, невыспавшийся Юрик не преминул сообщить Свечкиной: - А ты мне сегодня во сне приснилась. В неприличном виде. - Это в каком? - поинтересовался откуда-то сзади Шура Семицветов, чьи оттопыренные уши, как локаторы, улавливали все звуки вокруг, даже те, которые не были для этих ушей предназначены. - В голом, - охотно пояснил Птица, и сразу несколько юношей бросили на Свечкину удивленный взгляд. Раньше этот аспект как-то ускользал от их внимания. Никто ни когда не думал, что строгая и примерная Свечкина может быть голой. Подобная мысль была почти столь же кощунственной, как изредка посещавшее отдельных пионеров озарение, что Ленин, оказывается, тоже ходил в туалет. Под раздевающими взглядами Свечкина покраснела до корней волос и наверно убежала бы с глаз долой - но уже протрубили горнисты и простучали барабанщики, а с дальнего конца строя к центру пронесли знамя. Покинуть строй в этот момент означало сорвать линейку, а на такое Свечкина была не способна. Пионерский долг пересилил, и она, сдержав слёзы, вскинула руку в салюте. После линейки благоразумный, умеющий никогда не попадаться и не попадать Женька Гуревич сказал Юрику: - Зря ты нарываешься. Она опять настучит, и полетишь ты отсюда белым лебедем. - На то и гадкий утёнок, чтобы лебедем летать, - гордо ответствовал Юрик. Свечкина, однако, и не подумала стучать. Правда, любители этого дела имелись в отряде и помимо неё, но они были лишены доступа в высокие сферы, так что их стук не пошёл дальше вожатой, которая и так краем уха слышала разговорчики в строю. А день был банный, и Леночка была одна на весь отряд. Второй вожатый Дима ещё в начале смены явился на летучку с тяжёлого похмелья, вдрызг разругался с начальником и тут же был уволен, а замены ему пока не нашли. Так что Леночке пришлось самой купать сначала мальчиков, а потом девочек. С мальчиками она, естественно, была в купальнике, а сами мальчики - в плавках. Только Птица явился без плавок, закрутив в обоснование этого замысловатую фразу в своей привычной манере: - Каждый, кто хоть раз видел античную статую, знает, что находится у мужчины под трусами. И что странно - чуть ли не любая выходка или эффектная фраза Юрика могла бы послужить замечательным поводом для насмешек или (взять хотя бы гадкого утёнка) для обидных прозвищ, - но никто никогда над ним не смеялся, никто не дразнил его и не выдумывал кличек - даже Птицей Юрик назвал себя сам. Все просто опасались - ведь неизвестно, какую месть Юрик может выдумать и по безбашенности своей воплотить в жизнь. Вот и теперь только малолетний гигант Лёша Кучин, простой, как три копейки мелочью, и не привыкший думать о последствиях, лениво пробасил: - А ты что, Геракул что ли, или что? Юрик воззрился на Лёшу в немом изумлении. Он никак не подозревал Кучина в знании древнегреческой мифологии. Однако тут же вспомнил, что Лёша только что закончил пятый класс, где изучается история Древнего мира, и очевидно, Геракл вместе с оракулом случайно засели в его не засорённом излишними знаниями мозгу. А может, Лёшу самого кто-нибудь называл Гераклом - благо, было за что. - Нет, - прогнав изумление, ответил Юрик. - Я Давид. А ты Голиаф, - он щёлкнул гиганта по лбу со словами, - Если хочешь знать, что Давид сделал с Голиафом, почитай энциклопедию. Лёша не знал, что такое энциклопедия, и разговор иссяк сам собой. Малолетний гигант стал Юрику неинтересен. Птица направился к вожатой и, скромно потупив взор, попросил: - Елена Юрьевна, потрите мне спинку. Пожалуйста! - А больше некого попросить? - Совершенно некого! - развёл руками Птица. - Нас тринадцать человек, и я как раз тринадцатый. Вожатая засмеялась и подтолкнула Птицу в душевую кабинку - с боковыми стенками, но без двери. Юрик встал в позу свежепойманного гангстера из американских боевиков - руки на стену, ноги на ширине плеч. Леночка стала тереть его спину мочалкой, не жалея сил - любому другому было бы больно, а Юрик только кряхтел от удовольствия. Удовольствие это имело побочные последствия. Когда Юрик повернулся, предмет его мужской гордости имел весьма боевой вид, чем поверг вожатую в смущение. - Нет, ты невыносим, - сказала она, продолжая смеяться. Потом склонилась к его уху и шепнула. - Холодная вода, говорят, помогает. - Врут, - уверенно сказал Юрик, отобрал у Леночки мочалку и мыло и стал методично покрывать себя пеной. Девочкам было проще - они все мылись голые, и Елена Юрьевна тоже. Дебоширили он и во время купания почище мальчиков, оглушительно при этом визжа, чего юноши себе не позволяли. Леночка попыталась их усмирить, но не сумела даже перекричать, а потому спряталась от сего стихийного бедствия в одной из кабинок и стала нежиться под тугой струёй воды. Через некоторое время к ней подошла Свечкина. Она стояла молча, неуверенно переминаясь с ноги на ногу, пока вожатая не открыла глаза и не бросила на девочку вопросительный взгляд. - Елена Юрьевна, скажите - а я очень некрасивая? - тихо, чтобы не услышали другие, спросила Нина, когда вожатая обратила на неё внимание. На самом деле Свечкина была очень даже ничего. Рано созревшая акселератка с милым лицом, ладной фигуркой и не по годам развитой грудью. Но несмотря на это Нина всё ещё оставалась ребёнком, сохраняя детскую наивность и романтические представления о любви, а уже посещавшие её нескромные желания подавляла повышенной общественной активностью. И изо всех сил старалась казаться взрослой. Но в этом её вопросе проявились сразу и детская наивность, и сомнения переходного возраста, и взрослое желание посмотреть на себя со стороны. И она ждала ответа, как решения своей судьбы. - Ну что ты говоришь?! - ответила Леночка, глядя ей прямо в глаза. - Ты очень красивая. Кому-кому, а тебе нечего об этом беспокоиться. За тебя побеспокоилась природа. - А почему тогда они смотрят на меня, как на... Как на... - девочка не смогла подобрать сравнения, но вожатая поняла, что Нина хотела сказать. - А ты просто не будь такой строгой. Надо радоваться жизни, и тогда жизнь будет радовать тебя. Свечкина ничего не сказала на это. Она долго молчала, словно что-то обдумывая, и наконец, решилась: - Елена Юрьевна, а почему люди снятся друг другу? "Ничего себе вопросики", - промелькнуло в голове у вожатой, а вслух она сказала: - А он тебе тоже снится? Нина кивнула и покраснела. Потом заговорила очень тихо и быстро, постоянно оглядываясь, не слышит ли кто: - Я боюсь теперь, Елена Юрьевна. У него же мухи в голове. Он нарывается всё время. Учудит что-нибудь, и выгонят его из лагеря. А я что буду делать? - А вот это ты брось. "Буревестник" ведь не вся жизнь. К тому же никто его пока из лагеря не выгоняет. - Всё равно. Это стихийное бедствие какое-то. И угораздило же меня... - Нина резко оборвала себя и скрылась в другой кабинке. "...в него влюбиться, - договорила Леночка про себя. - Стихийное бедствие - это точно. С ума сойти". "Стихийное бедствие" в этот день ещё раз дало о себе знать - правда, только на уровне слухов. До Леночки дошли разговоры о том, что Птица готовил групповое вторжение в душевую во время купания девочек и подбил на это нескольких пацанов. Планировалось ворваться в душ с фотоаппаратом, сделать несколько снимков и быстро убежать, чтобы спасти плёнку. Версия источников информации гласила, что в последний момент план был отменён по техническим причинам - из-за неисправности вспышки, без которой фотоаппарат в душевой был бы бесполезен. Неизвестно, насколько точна была эта информация, но только на следующий день Птица с важным видом расхаживал по лагерю в тёмных очках и с фотокамерой "Зенит" без вспышки и всем встречным представлялся: - Репортёр Шрайбикус. Во время легального купания в лягушатнике Юрик в воду не полез и даже раздеваться не стал, хотя жара стояла невыносимая. Он шастал по берегу, поминутно щёлкая камерой, причём основное внимание уделял Свечкиной, которая удивила всех тем, ч то вместо своего мрачного закрытого купальника надела бикини, причём чужое - так что лифчик был заметно меньше, чем полагалось бы для её роскошных форм. Наверное, этой ночью ина сознательно решилась подставить себя под град насмешек. В конце концов её интересовало мнение только одного человека. И результат превзошёл все ожидания. "Репортёр Шрайбикус" не только обратил внимание на изменения в купальном костюме Свечкиной, но и приструнил насмешников, прикрикнув на них: - По какому поводу базар? Человек следует новейшим веяниям моды. Какие могут быть вопросы? Братищев, у тебя есть вопросы? Братищев был коллегой Юрика по хулиганским выходкам, но в противовес Птице славился своей тупостью. Вопросов у него не было, зато имелся вечный ответ: - А чего сразу я? - А потому что, - стандартно ответил на то Птица. Удовлетворённый таким пояснением Братищев умолк, а Свечкиной после этого говорили про новый купальник только хорошее, типа: "Нинка, а тебе идёт". - Действительно, идёт, - сообщил ей и сам виновник перемен, в очередной раз запечатлевая Свечкину на плёнке. После этого Нина чуть ли не весь день старалась быть поближе к Юрику - вдруг он скажет ещё что-нибудь ласковое. Но он больше ничего такого не говорил и вообще несколько часов кряду играл в шахматы с Гуревичем, разглагольствуя на разные темы, но больше всего - о женщинах. Начали вообще-то с литературы и, постепенно сужая тему, сконцентрировались на Грине, перешли на босоногую Ассоль и, оттолкнувшись от неё, углубились в рассуждения о том, почему женщинам подобает ходить босыми, а мужчинам - обутыми. - Всё пошло от первобытных, - убеждёно говорил Птица. - Представь, живёт себе такая пещерная баба. Сидит у костра, суп варит, детишек нянчит. На что ей башмак и? Ещё лишнюю шкуру на неё тратить, и работы сколько. Другое дело мужчины. Ему за мамонтом бегать надо - а у него заноза в пятке. Тут без обуви никак. Гурвич внимал благосклонно и вставлял замечания, но его больше интересовали шахматы, и он раз за разом выигрывал у Юрика, чему тот нисколько не огорчался. Свечкина тоже внимала их беседе с соседней скамейки, притворяясь, что читает - как раз "Алые паруса". Собственно, и сама беседа Птицы с Гурвичем о литературе и женщинах началась с того, что остроглазый Юрик узрел в руках у Свечкиной эту книжку. На следующее утро Нина вместо пионерской формы надела лёгкое платье и почти весь день проходила босая, чего никогда прежде себе не позволяла - даже сандалии на босу ногу казались ей легкомысленными, и она всегда носила туфли и гольфы. Факт столь вопиющего отхода Свечкиной от собственных принципов в ношении одежды дал новую пищу для обсуждений. Теперь уже весь отряд и ещё пол-лагеря знали, что гордость "Буревестника" Нина Свечкина по уши влюбилась в первейшего хулигана Юрика Лебедева. Странный этот мезальянс побудил многих вспомнить народную мудрость про то, что "любовь зла..." А ночью, когда Птица курил в кустах, а некурящий Гуревич составлял ему компанию, они пришли к выводу, что любовь - это болезнь, которая может протекать в острой, хронической и прогрессирующей форме. - У Свечкиной - прогрессирующая, - поставил диагноз Гуревич. - А у меня иммунитет, - сказал Птица. А потом вдруг зарядили дожди, и накрылись разом и разрешённые купания, и самоходы, и взрослые игры у вожатского костра, и ночные прогулки мучимых бессонницей подростков. В некоторые ночи бушевали такие грозы, что девчонки во всех отрядах - даже в старших - визжали от страха, особенно когда порывы ветра пригибали к земле молодые деревья и казалось, что порядком обветшавшие отрядные корпуса вот-вот развалятся. Под этот аккомпанемент вожатые продолжали жить весёлой жизнью, в том числе половой, хотя на территории лагеря это было сопряжено с немалым риском. Одно дело пьянствовать и морально разлагаться где-то за территорией, в километре от лагеря, где никому не должно быть дела до того, как развлекается в своё свободное время младший и средний педсостав. И совсем иной коленкор - заниматься тем же самым у себя в вожатской или в служебных помещениях, куда может в любую минуту нагрянуть начальство, а ещё того хуже - неугомонные дети могут услышать не предназначенные для их ушей звуки из-за закрытых дверей. Елену Юрьевну всё это, впрочем, почти не затрагивало. Любовью ни у себя в вожатской, ни в гостях она не занималась и к алкоголю после случая с юннатским любопытством Лебедева относилась с большой осторожностью. Сидела всё больше в своей каморке, читала или слушала музыку. Иногда другие вожатые заглядывали в гости, но чаще компании собирались в других местах, где было попросторнее - например, у художников или в клубе. А пионерам было совсем скучно. Даже Птица, казалось, приуныл. Всё время ходил смурной, а то и вовсе спал - благо, ввиду дождей пионерам разрешали оставаться в палатах и валяться на кровати хоть целый день. Птица и раньше отличался тем, что в тихий час спал как сурок. Но тогда это можно было объяснить его ночными самоходами. А теперь чем? Однажды ночью Леночка решила проверить, чем же это занят Лебедев в то время, когда все спят. Войдя в палату часа в два пополуночи, она обнаружила его кровать пустой. А на улице бушевал ливень. Грозы, правда, не было, но Леночка всё равно обеспокоилась страшно, побежала его искать, но, не имея никаких ориентиров, естественно, не нашла. Промокшая до нитки, она вернулась в отряд. Кровать Птицы была по-прежнему пуста. Обессиленная Леночка свалилась на неё и тут же уснула. Проснулась она от непонятного ощущения тепла, блуждающего по её телу. Открыв глаза, она увидела Птицу, который с невозмутимым видом сидел на краю кровати с кварцевой лампой в руках. Этой лампой он осторожно водил над лежащей Леночкой, согревая её платье и волосы. - Не шалю, никого не трогаю, починяю примус, - сообщил он, увидев, что вожатая открыла глаза. - И считаю своим долгом предупредить, что Птица есть древнее неприкосновенное животное. Леночка "Мастера и Маргариту" не читала и про кота Бегемота никогда не слышала, а потому сочла эту фразу за очередной перл самого птицы и почему-то разозлилась. А разозлясь, перешла на педагогический жаргон, которым в обычных условиях не злоупотребляла. - Это, в конце концов, переходит все пределы! Кто дал тебе право издеваться надо мной?! Тебе дали возможность исправить своё поведение, а ты... А ты!.. - Вот именно, - всё так же невозмутимо отреагировал Птица. - Я тебя тоже люблю. И не надо орать. Детей разбудишь. Леночка задохнулась от негодования. Юрик воспользовался этим, чтобы всучить ей какую-то фотокарточку, и пока она увлеклась её рассматриванием, мирно улёгся в постель, выключив предварительно кварцевую лампу. А Леночка как-то вдруг забыла, что не закончила воспитывать ночного бродягу Лебедева. В восхищении глядя на фото и ничего не замечая вокруг себя, она покинула палату и походкой лунатика ушла к себе в вожатскую. На фотографии была изображена она сама. В белом платье, босая, стояла она, приподнявшись на пальцах ног, на валуне, похожем на постамент, и вся была устремлена куда-то вперёд и ввысь, точно птица, которая вот-вот взлетит. Леночка поразилась тому, какой сказочно красивой вышла она на этом снимке. В жизни так не бывает - подобное просветление всегда мгновенно; миг - и оно уже ушло, как будто и не было его. Непонятно только, как это Лебедев сумел уловить тот единственный нужный миг. Что снимок сделал именно Лебедев, Леночка знала точно. Она вспомнила, как это было. Как раз в тот день, когда Птица выступал в роли Шрайбикуса и щёлкал у воды всех подряд, Леночка забралась на одинокий прибрежный валун - обломок древнего ледника - чтобы лучше видеть купальное пространство и пляж. Мимо неё пролетал волан, срезавшийся с чьей-то ракетки, и он непременно упал бы в воду, не рискни Леночка его поймать. А рисковала она сильно - ничего не стоило, оступившись, сверзиться с почти двухметровой высоты. Наверно, оттого и эта вдохновенная целеустремлённость на её лице. Да и сам волан виден - только он почти скрыт кистью руки, и оттого кажется, будто на руке этой - птичьи перья. Поразительно, из какого банального события оказалось возможно создать столь замечательное творение. Леночка всегда знала, что по умственному развитию Лебедев на голову выше большинства ребят её отряда. Но особых талантов, кроме умения к месту и вовремя ввернуть эффектную фразу, она за ним не замечала. А если и подозревала какие-то особые способности, то скорее криминального свойства. Как ловко тогда в воде он снял её лифчик! А ещё раньше, самом начале смены, он подобным же образом - только на суше, при ярком свете дня и в спокойной обстановке - снял с шеи Нины Свечкин ой пионерский галстук и ушёл с ним, а она заметила пропажу лишь через несколько минут. Недаром на историческом педсовете, где принималось так и не исполненное решение об изгнании Лебедева из лагеря, некоторые прочили ему карьеру вора-карманника. Но ещё что-то важное крутилось в Леночкиной памяти. Что-то из той же оперы, но не криминальное, а совсем даже наоборот. у конечно - бадминтон и настольный теннис. Ракетка в руках Птицы притягивала волан или мячик, словно магнит. Его рука и он сам в нужный момент находились в нужном месте, чтобы нанести удар в нужном направлении. И по этой же причине с ним опасались драться, хотя чрезмерной силой Птица не отличался. Просто он умел вовремя правильно уклониться от чужого удара и ответить своим целенаправленным ударом ещё до того как противник успеет перейти от атаки к обороне. И всё это умение сконцентрировалось в одном потрясающем фотоснимке, который лежал теперь перед Леночкой. А может, и не в одном - других она не видела. А кстати, где Лебедев сделал саму эту фотокарточку? Ведь к фотоклубу Буревестника его и близко не подпустят в силу плохого поведения. Конечно, у него есть друзья, но что-то подсказывало Леночке, что этот снимок от начала и до конца сработан одной рукой. Куда это Птица ходил среди ночи под дождём? Днём Леночка не задала Птице ни одного вопроса, только поблагодарила взглядом за подарок. День был тёплый, переменно-облачный, и соскучившиеся по нормальной погоде дети разбрелись по лагерю, так что Лебедева вожатая за день видела всего четыре раза - на завтраке, обеде, ужине и перед отбоем. После отбоя она хотела проследить за Птицей, но последствия вчерашней ночи дали о себе знать. Она свалилась на постель и заснула прямо в одежде, а около полуночи проснулась от какого-то неудобства и в полудрёме переоделась в ночную рубашку и забралась под одеяло. Но во сне её преследовало сознание невыполненного долга, которое в конце концов разбудило её в третьем часу ночи - как раз вовремя, чтобы увидеть, как Птица в одних плавках и с "планшетом репортёра Шрайбикуса" через плечо скрывается в кустах. На улице бушевал ливень, но думать было некогда. Леночка накинула плащ прямо на ночную рубашку и босиком выбежала из отрядного помещения. С галереи второго этажа она увидела Птицу ещё раз - похоже, он направлялся в сторону кружкового корпуса. Леночка стремительно побежала за ним, стараясь в то же время оставаться незамеченной. Юрик тем временем дошёл до кружкового корпуса и, внимательно осмотревшись, склонился над дверью, которой, насколько было известно Леночке, никто не пользовался и кажется, даже ключ от неё был давно потерян. Сама Леночка в это время была уже поблизости и пряталась за стволом дерева. Она уже изрядно промокла, но холода не чувствовала - ливень был тёплым. Замок таинственной двери щёлкнул, и Птица проскользнул внутрь. Успевшая отдышаться Леночка набрала с места небывалую скорость, в одно мгновение преодолела расстояние от дерева до двери и вскочила в неё. Дверь за её спиной тихо стукнула, и Птица почти бесшумно задвинул хорошо смазанный засов. - Хорошо бегаешь, - похвалил Птица вожатую, прижимаясь к ней всем телом и расстёгивая плащ. - Только громко. А она-то думала, что бежит почти беззвучно, да и дождь скрадывает шорох её шагов. Но главным было не это, а то, что Птица опять перехватил у неё инициативу, и вместо того, чтобы задавать непослушному мальчику вопросы, она теперь отвечала на его поцелуи. В кромешной тьме она не могла сопротивляться, тем более, что Птица шепнул: "Осторожно, здесь ступеньки", а где - не сказал. А может, она просто не хотела сопротивляться. В мозгу пульсировал сигнал тревоги: "Нельзя! Нельзя! Нельзя! Надо что-то делать! Иди прочь, негодный мальчишка!" - а тело тем временем расслаблялось, расслаблялось, расслаблялось. И руки её уже не слушались разума и гладили, ласкали, царапали нежную спину мальчика. И он урчал от удовольствия, как кот, которому чешут за ухом. А Леночка опять смеялась то ли от удовольствия, то ли от того, что ситуация казалась ей комичной. И сквозь смех пыталась, всё-таки пыталась протестовать - но не всерьёз, но не желая, чтобы мальчик внял этим протестам: - Глупый, ну зачем... Зачем тебе я?.. Нельзя... Не надо... Тебя Свечкина любит. А он отвечал ей ласково, но серьёзно: - Ты думай, что говоришь. Свечкиной в куклы играть надо. Если я Свечкину совращу, ты меня первая без соли съешь. - Съем, - согласилась Леночка, постепенно теряя контроль над собой и втягиваясь в настоящий взрослый поцелуй, глубокий и страстный. Её язык проник глубоко в рот мальчика и блуждал там, повергая его в изумление и восторг - ведь одно дело читать об этом в "Кама-сутре" и совсем другое - чувствовать самому. - Съем! Съем! - стонала она, прижимая мальчика к себе, целуя его шею, покусывая плечи и мочки ушей, прикасаясь губами и языком к глазам. Почувствовав, как под руками Птицы рвётся её ночная рубашка, Леночка слегка опомнилась и попробовала вырваться, шепча: - Тебе самому надо в куклы играть... Но Птица уже припал губами к её обнажившейся груди и отвечал: - Ты моя кукла. И опять её благоразумие оказалось бессильно. Когда Юрик скомандовал: "Пошли вниз", - она покорно подчинилась. Теперь её глаза привыкли к темноте, и она сама видела ступеньки. Подобно лунатику или зомби она стала спускаться вниз, а оставшийся сзади Птица окончательно сорвал с неё плащ и бросил его у двери. Внизу была ещё одна дверь, и Леночка остановилась. Юрик догнал её, обнял сзади, обхватил груди ладонями, потом повёл руками вниз, буквально сдирая с девушки остатки ночнушки. Дверь была закрыта на обыкновенную задвижку. Птица открыл её и впустил спутницу в подвал, спросив: - Ты мышей боишься? - Я боюсь тебя, - ответила Леночка. Она стояла посреди тёмного подвала, чувствуя вокруг себя нагромождение каких-то предметов, а Птица чем-то шуршал поодаль у стен и бросал к её ногам какую-то ткань. Потом опустился перед девушкой на колени и осторожно, почти благоговейно снял с неё трусики, обхватил руками её бёдра и приник лицом к её лону. Она тоже опустилась на колени рядом с ним, опять вовлекла в долгий поцелуй, заставила мальчика лечь и принялась целовать его тело, сантиметр за сантиметром. Птица испытывал высшее наслаждение, но не мог дождаться, когда она дойдёт до главного - или вовсе не был уверен, что дойдёт. Поэтому он поспешил в очередной раз перехватить инициативу, сорвал с себя плавки, заставил девушку перевернуться на спину и стал искать рукой сокровенную пещеру или ножны для своего меча, как выражаются искушённые в этих делах жители Востока. Девушка сама помогла ему и постаралась использовать весь свой не очень богатый сексуальный опыт, чтобы всё прошло как можно лучше. К её удивлению, акт кончился не так быстро, как можно было ожидать, принимая во внимание возраст партнёра. Но всё же он кончил раньше, чем она, не забыв, правда, о технике современного секса - сразу не уснул и не ушёл, а несколько раз коротко поцеловал Леночку в губы, спустился к её груди и замер, словно спящий младенец, едва прикасаясь губами к соску. Леночка погладила Птицу по голове, взъерошила ему волосы и спросила: - Ну, теперь ты доволен? - Я всё делал неправильно, да? - спросил он, не отрывая лица от её грудей. - Здесь не бывает "правильно" и "неправильно". Если понравилось тебе и мне, значит, всё хорошо. - А тебе понравилось? - Конечно. Ты ведь не думаешь, что я отдалась тебе только ради твоего удовольствия. Обрадованный Птица тут же вскочил и уселся верхом на её живот. - И ты согласна... любить меня и дальше, - он пытался, но не смог подыскать слово более подходящее, чем "любить". Она задумалась. На самом деле ей этого очень хотелось. А с другой стороны, такая любовь по определению была запретной, и рассудок противился ей изо всех сил. - А то я пойду и совращу Свечкину, - прервал её раздумья Птица. - Это грубый шантаж, - парировала Леночка, а сама подумала, что он ведь не угомонится. Гормоны бушуют, а в голове мухи и никаких тормозов. И что самое страшное - совратить Свечкину он может в два счёта. Бастионы морали не в силах выдержать натиска прогрессирующей любви. "Лучше я, чем она, - подумала Леночка. - Я взрослая". Но на самом деле эта мысль была лишь самооправданием - этакий кляп для холодного рассудка. Ведь она всем телом и всей душой - кроме этого маленького гнездилища благоразумия - хотела, хотела, ещё раз хотела снова оказаться в объятиях мальчика, который доставил ей чуть ли не большее наслаждение, чем все взрослые мужчины до него. - Ты уже готов продолжить? - спросила она вслух. Птица обрушился на неё сверху, покрыл её лицо поцелуями, а потом приказал: - Лежи, не двигайся. Леночка замерла, не зная, что он ещё придумает. А Птица поднялся на ноги и зашебуршился где-то у стены. И вдруг как раз там, откуда доносились звуки, вспыхнул красный свет. Горел обыкновенный фотолабораторный фонарь, но Леночка в первый момент вспомнила о других красных фонарях и зашлась в приступе безудержного смеха. Юрик расхохотался за компанию, снова бросился её целовать, поднял на ноги, и они затанцевали на узком пятачке между какими-то станками, ящиками и этажерками под задорную песенку "Нам не страшен серый волк". В этот момент они легко могли выдать себя, поскольку их песни и пляски были слышны снаружи. Но по счастью в этот то ли поздний, то ли ранний час мимо никто не проходил, а Юрик вовремя опомнился и закрыл рот Леночки поцелуем. Оторвавшись от его губ, Леночка стала осматриваться по сторонам. В красном свете окружающая обстановка выглядела мистически. Токарный станок по дереву с навек и вросшим в него незаконченным изделием казался какой-то фантастической машиной, оружием пришельцев. Высокие этажерки, забитые книгами и бумагами, наоборот, навевали мысль о Средневековье. Леночка взглянула под ноги и тут же раздался новый взрыв смеха. Оказывается, он и занимались любовью на плакате "Кукуруза - царица полей" и огромном флаге како й-то из союзных республик. Умный Птица даже узнал, какой, но Леночке не сказал. Со стены на них смотрел покосившийся портрет незабвенного Никиты Сергеича с дырками на месте глаз и рта и с неприличной надписью поперёк лба. Присмотревшись к книгам и журналам, Леночка обнаружила, что они тоже относятся к той кукурузной эпохе. Похоже, дверь в этот подвал не открывали лет двадцать. Юрик тем временем обратил внимание на притулившийся в углу бюст Ленина, показал на него пальцем и возмущённо воскликнул: - А чего он подсматривает?! Недолго думая, он развернул бюст на 180 градусов и прочёл на его подножии: - "Абашвили". Не знал, что Ленин был грузин. - Дурак, это Сталин был грузин. А Абашвили - скульптор. - Без тебя бы не догадался. И они снова занялись любовью, да так увлеклись, что чуть не попали в безвыходное положение. Подвал они покинули в последний момент, когда это ещё можно было с делать незаметно. Дежурный воспитатель Александр Валентинович, шедший на кухню проверять готовность к началу нового дня, проводил долгим взглядом необутую вожатую третьего отряда в наглухо застёгнутом плаще и с блаженным выражением лица. А когда Александр Валентинович увидел известного всему лагерю Юру Лебедева по прозвищу Птица бегающим в одних плавках по стадиону, он невольно подумал, что надо меньше пить, особенно в ночь перед дежурством. А то мерещится потом чёрт знает что. Все оставшиеся ночи этой смены Лена и Юрик провели в том самом подвале, от которого не было ключа. Открывать его умел только Юрик, используя для этого свой незаурядный талант взломщика. В этом подвале у Птицы была оборудована тайная фотолаборатория, и он вовсе не с обирался ради любви отрываться от фотографического ремесла. Более того, он привлёк к нему и Леночку. Сразу по приходе они раздевались догола, но не бросались сразу любить друг друга, а принимались колдовать над увеличителем и реактивами. Обычно ничего путного у них не выходило из-за чрезмерного возбуждения, но они копили в себе это возбуждение, пока оно не выплёскивалось через край. В конце концов они давали волю чувствам, и Юрик за несколько ночей научился доводить свою подругу до оргазма, особенно сильного оттого, что ей приходилось сдерживать крик. И никто за это время так и не обнаружил ни их преступной связи, ни их тайного убежища. А ещё удивляло (и радовало) Леночку то, что она не забеременела после всех этих развлечений, хотя разгар вакханалии пришёлся на самые опасные по расчётам дни. Тогда она списала эту удачу на незрелое семя Юрика - и лишь гораздо позже узнала, что это она сама бесплодна. А Юрий Лебедев впоследствии с гордостью заявлял, что у него "Двадцать пять детей только по эту сторону Ла-Манша - двенадцать девочек и тринадцать мальчиков. Причём тринадцатый - весь в меня". Но это всё потом. А сейчас июль стремительно подошёл к концу. Юрик уезжал домой, а Леночка оставалась на третью смену. В ночь перед отъездом они занимались любовью в последний раз. - Мы увидимся ещё? - спросил он. - Не думаю, - ответила она. - Почему? - Потому что всякое сумасшествие хорошо в меру. - Тогда я совращу Свечкину. - Она сама тебя совратит. Они всё-таки виделись ещё несколько раз, когда Птица вдруг ни с того ни с сего появлялся в "Буревестнике" или в его окрестностях. То он дразнил начальника лагеря и физрука, купаясь на открытой воде рядом с лягушатником. То нахально появлялся среди ночи прямо у вожатского костра и просил закурить - и ему давали. Потом он вдруг приехал чуть ли не официально, с удостоверением фотокора пионерской газеты "Искорка", но был разоблачён - и не потому что кто-то сумел уличить его в подделке документа (а его птица, разумеется, сделал собственноручно), а просто потому что начальник лагеря несмотря на выходной день сумел дозвониться до главного редактора этой газеты, а тот, естественно, не знал никакого фотокора Лебедева. После этого Вениамин Петрович, топая ногами и пуская из ноздрей огонь и дым, пригрозил, что найдёт способ пришить Лебедеву статью за хулиганство и отправит его в колонию, если только ещё раз увидит его ближе чем за 5 километров от "Буревестника". Юрику как раз исполнилось 14 лет и он не захотел рисковать. А через неделю из лагеря сбежала Свечкина. Все и так, конечно, знали, что Юрик ездил сюда именно к ней - кроме, разве что, Вениамина Петровича, полагавшего, очевидно, что люди размножаются почкованием. Но это уже его личное несчастье. Под Новый год Елена Юрьевна получила письмо. Оно пришло не по почте, а было просто брошено в почтовый ящик. А Леночка готовилась к сессии в своём пединституте, никого к себе в гости не звала и сама ни к кому не собиралась. Какой к чёрту Новый год, если через два дня экзамен по историческому материализму?! А с другой стороны, какой к чёрту материализм, если тебе перед Новым годом не досталось колбасы?! Да ещё в очереди обматерили.А из выпивки - только водка и бормотуха. И хотелось бы напиться до беспамятства, да воспитание не позволяет. И сессия на носу. А в письме - фотография. Совершенно голая Нина Свечкина стоит на снегу по стойке "смирно", и алеет на её груди пионерский галстук, и отдаёт она пионерский салют чему-то перед собой, и лицо её лучится восторгом и вдохновением. И не "чему", а "кому" отдаёт она салют. Юрику Птице - вот кому! Леночка убедилась, что дома никого нет - мама ушла в гости встречать новый год. На всякий случай заперла дверь изнутри. Включила телевизор. Разделась догола. Не слишком-то жарко в квартире, но Леночка поставила прямо перед своим креслом рефлектор. Зажгла гирлянду на ёлке. За неимением шампанского налила в фужер гриб из банки и поставила на журнальный столик. По телевизору новый генеральный секретарь ЦК КПСС поздравлял советский народ с наступающим Новым годом. А красивая молодая женщина, полулёжа в кресле, ласкала себя перед телевизором - словно дразнила этого немощного старика, вообразившего себя спасителем Отечества от чуждых внешних влияний и внутреннего разложения. Он ещё не понимал, что всё давно рухнуло. Что тринадцатилетние девочки и мальчики занимаются любовью на его знамёнах, а его кумиров отворачивают носом в угол, чтобы не подсматривали. И чуть ли не каждый, кто смотрит в эту предновогоднюю минуту телевизор, мечтает только об одном: как бы написать этому старому маразматику неприличное слово поперёк лба. А впрочем, вряд ли. Какое дело нормальным людям до всех этих стариков из телевизора? Нет никакого дела. Елена Юрьевна, бывшая вожатая и будущий педагог, ласкала себя, закрыв глаза, и под бой курантов вспоминала самого удивительного своего любовника. Тринадцатилетнего мальчика. Юрика Лебедева. Птицу. Он позвонил через тринадцать лет, но говорил так, будто они расстались максимум позавчера. - У меня контракт с русским "Плейбоем". Срочно требуется красивая зрелая женщина. Деньги и слава гарантируются. - А я-то тут при чём? - Ну вот. Её приглашают сниматься для "Плейбоя", а она ещё спрашивает. - Ты сумасшедший, да? Какой "Плейбой"? Какая красивая женщина? Я не зрелая, я старая. И скромная к тому же. Я "Плейбой" даже смотреть стесняюсь при людях. - А в одиночестве, стало быть, смотришь? И не клевещи на себя. Тебе тридцать три года, замужем не была, детей нет. А твой любимый пляж прямо у меня под окнами. - При чём здесь пляж? - Подумай и догадаешься. И не пытайся возражать. Я всё равно своего добьюсь. Ты же меня знаешь.
ФОТОМОДЕЛЬ
Скажу вам сразу, что только потому рассказываю всю эту историю, что мы с вами незнакомы и никогда не увидимся.После всего, что произошло, и о чем я вам сейчас расскажу, нам с Лидой пришлось, в конце концов, бросить все и уехать в другой город. Все начиналось так весело и бесшабашно, а вот потом мы поняли по-настоящему, во что мы вляпались. Хоть переезжать из города в город - это и не свойственная для нашей страны форма бегства от жизни, но нам все же пришлось предпринять все это. Вы сами поймете, почему...Мы с Лидой женаты уже десять лет. Поженившись на первом курсе, мы обзавелись двумя детьми. Таким образом, к тому времени, как все это случилось, мы, несмотря на наши двадцать восемь лет, были уже вполне сложившейся супружеской парой. У нас была, да, впрочем, и теперь остается дружная семья. Ничто не может поколебать нашей любви.У нас была приличная квартира в центре нашего небольшого города, и мы оба преподавали в педагогическом институте. В общем-то, кроме педагогического, других институтов в городе и не было. Я же сказал, что городок наш был невелик. Лида преподавала математику, а я - философию. Вот так мы и жили, да еще воспитывали наших детей.Все было бы хорошо, если бы не зарплаты, которыми славится наша страна. Сколько у нас получает рядовой преподаватель провинциального вуза? Не знаете? И я вам не скажу. Не буду говорить, потому что вы все равно не поверите. Так мало, что на эти деньги решительно невозможно просуществовать. Раньше еще как-то можно было просуществовать, ну а сейчас об этом и говорить нечего...Да, раньше, конечно, в этом смысле было полегче. Ты получал в день три рубля, но ведь и цены были под стать этому. Зато теперь появилась масса дополнительных возможностей заработка. Нам все время рассказывают об этом по телевизору. Ну, я-то телевизор не смотрю, а вот женщины... Они смотрят и по привычке верят. Ну-ну. Вот так и моя Лида смотрела, смотрела и наконец поверила в сказку о том, что сейчас без особого труда можно заработать большие деньги.Сначала, положим, это были чистые фантазии, но затем от чисто теоретических разговоров моя жена перешла к реальному поиску дополнительных источников дохода. Дело в том, что у нее было уже очень старое зимнее пальто, а ей хотелось купить новое...Сначала я совсем не обратил внимания на мысли, завладевшие моей супругой, и, в общем, правильно делал, потому что ничего путного она, конечно, найти не могла. Не пойдет же она в темную ночь разгружать вагоны на железнодорожной станции.Но вот однажды, в темный осенний вечер, Лида задержалась с работы и, придя домой довольно поздно, села на кухне и завела со мной серьезный разговор.Она сказала, что, будучи сейчас у подруги Вали, встретила там одного мужчину. Его звали Олег. Валя уж и сама не знала, как его представить, а потом, поскольку она все же незамужняя женщина, призналась, что Олег - ее недавний любовник. В этом факте не было ничего примечательного, ведь подруга жены Валя всегда отличалась необузданным темпераментом вкупе с неразборчивостью в связях.Но сейчас все дело было в том, что этот самый Олег оказался одним из издателей эротической газеты. Немного поговорив об этом и заинтриговав обеих женщин, с благоговением слушавших его, Олег поделился своей серьезной проблемой.Дело было в том, что он искал фотомодель для спецвыпуска своей газетки. И никак не мог найти подходящую кандидатуру. Весь разговор его выдавал в нем уверенного в себе и хорошо обеспеченного молодого человека. Олег был одет изысканно и дорого, а женщины всегда непостижимым образом обращают на все это внимание и с одного взгляда по одежде могут определить многое в человеке. Это, как правило, совершенно женский дар, которым мужчины обладают крайне редко. Но моя жена не была в данном случае исключением, и она находилась под впечатлением Олега. Да и то сказать, много ли нужно шикарному бизнесмену из столицы для того, чтобы произвести неизгладимое впечатление на провинциальную преподавательницу? Да еще молодую, да еще с фантазией, да еще и бедную...Короче говоря, слово за слово, и Олег посмотрел оценивающим взглядом на Лиду и предложил ей попробоваться в качестве фотомодели.Сначала все засмеялись и смеялись долго, но потом Олег пояснил, что ему нужно сделать серию пробных снимков, и если они подойдут, то все это будет стоить довольно дорого. Он сказал моей жене, что риска - никакого, а деньги можно заработать немалые.Вот с этим она теперь и пришла домой и, сидя на кухне, рассказывала..."Но ведь ты только подумай,- сказал я. - Что будет, если обо всем этом узнают в институте?""Но Олег уверяет, что газета выходит очень далеко, в другом городе, можно сказать, даже за границей, и сюда, к нам, не попадет ни одного экземпляра"."А сколько он за это заплатит?" - спросил я, несколько успокаиваясь."Он обещал, что, если первая пробная серия пройдет, я сразу получу десять тысяч, и еще пятьдесят - в конце съемок. Подумай только, ведь я сразу смогу купить себе зимнее пальто, а иначе нам придется еще целый год откладывать на него деньги. Ведь всего два дня повертеться перед фотокамерой - и все, мне заплатят".Лида заулыбалась и успокаивающе погладила меня по руке: "И самое главное, не будем ни о чем волноваться. Ведь ты не подозреваешь меня в намерении тебе изменить. Нет, только деловые отношения... Я поснимаюсь, сразу домой. А потом лишь получить деньги, которые нам так нужны, - и все".По лицу жены, а она не умела лгать и притворяться, я понял, что она не лжет и на самом деле так думает. Меня это несколько успокоило, и я подумал, что на самом деле моя жена, конечно, совершенно права. В конце концов, пару дней можно потерпеть и посниматься даже для эротической газеты. А потом мы эти снимки и эту газету никогда в нашем тихом городке и не увидим... Обо всей этой истории можно будет забыть и только иногда наедине друг с другом со смехом вспоминать, с какой легкостью Лида заработала шестьдесят тысяч за два дня. Итак, мы посмеялись, и Лида нежно обняла меня перед тем, как мы отправились в спальню: "И не думай ни о чем таком, пожалуйста. Ведь именно так все сейчас и живут. Деньги не пахнут. А ты для меня - единственный, и я ни на кого даже и не посмотрю, будь все окружающие одеты в лайку и шелк с ног до головы"...Таких слов от жены я, конечно, ожидал и теперь, услышав их, окончательно удостоверился в том, что принял правильное решение, не вступив в спор с ней и не запретив связываться с фотосъемками.В назначенный день, а это было в воскресенье, я проводил Лиду в назначенное место. Олег по телефону попросил мою жену прийти для пробных съемок к двенадцати часам по указанному адресу. Там располагалась студия фотографа, который на него работал. Мы с Лидой решили, что пробная съемка продлится не больше полутора-двух часов, и все это время я подожду Лиду на лавочке в сквере напротив указанного дома. Тем более что погода была хорошая, и посидеть в сквере не каждый день удается...Ярко-красное платье жены мелькнуло в парадной дома, и я остался один. Почти сразу я пожалел, что не захватил что-нибудь почитать. Дело в том, что деньги деньгами и здравый смысл - здравым смыслом, но, согласитесь, просто так сидеть на лавочке и размышлять о том, что в это самое время твоя жена вертит голым задом перед фотокамерой, - это довольно глупое занятие Я уже успел пожалеть, что вообще пошел ее провожать. А что толку? Ведь все равно я здесь, а Лида - там. Все равно я там не присутствую...Вот обо всем этом я и размышлял, пока сидел на скамеечке, А еще попутно я вспомнил о том, чему сразу не придал никакого значения, не заметил.. Мне вспомнилось, как час назад моя Лида собиралась идти сюда. Я ждал ее, а она одевалась и вообще приводила себя в порядок. Мне вспомнилось, с какой тщательностью она выбирала тонкое нижнее белье, как медленно, будто в нерешительности, натягивала на свое белое тело трусики, потом лифчик, как при этом оглаживала себя по бедрам, любовалась своим отражением в зеркале. Потом она долго выбирала платье, причесывалась и уж совсем замучила меня ожиданием, когда накладывала макияж. Все это проделывалось с таким усердием и какой-то замедленностью. Лида как бы хотела идти и не хотела, будто раздумывала о чем-то в нерешительности, будто предчувствовала что-то...Тогда я не обратил на это внимание, а сейчас прокручивал в своем мозгу все это и понимал, насколько моя жена была смущена и взволнована предстоящими съемками в качестве фотомодели.Между тем прошел час, потом полтора и, наконец, два. Больше я не мог томиться ожиданием и неизвестностью.Я встал и направился к дому. На втором этаже я нашел квартиру с нужным номером и позвонил. Через несколько минут дверь открылась, и на пороге я увидел мужчину лет тридцати с небольшим. Судя по описанию, это и был Олег. Действительно, выглядел он вполне импозантно. На нем была легкая кожаная куртка ярко-рыжего цвета, полосатые брюки и дорогая английская рубашка с расстегнутым воротником. Он вопросительно посмотрел на меня. Потом, когда я сказал, что хотел бы узнать, долго ли мне еще ждать мою жену, он улыбнулся дружелюбно и вежливо сказал, что осталось ждать буквально несколько минут. При этом он все равно не предложил мне войти, а, сказав только, что Лида вот-вот освободится, захлопнул дверь.Мне не оставалось ничего другого, как ждать.Между тем Олег меня не обманул, и спустя двадцать минут, когда я уже опять начал нервничать, в подъезде мелькнуло красное знакомое платье, и Лида уже подходила ко мне.В тот момент я сразу заметил, что теперь ее смущение стало совершенно явственным. Лида была вся пунцовая от румянца, залившего ее лицо. Она взяла меня под руку, и мы пошли по улице."Ну что?" - наконец, собравшись с духом, спросил я."Все нормально. - Отрывисто ответила Лида. - Через день они проявят снимки, и тогда, если они подойдут, мне заплатят для начала десять тысяч. Как обещали"."Кто это - они?" - спросил я."Ну, Олег же был не один, - ответила смущенно Лида. - Он же не фотограф. Фотограф снимал, а Олег руководил"...Тут я почувствовал, что от моей жены пахнет спиртным. Меня это неприятно удивило. Никогда Лида не была склонна пить днем, тем более в неподходящей компании. Этого я не ожидал. Хотя в такой ситуации чего я вообще ожидал?"Это коньяк, - ответила Лида, когда я спросил ее. - Я очень смущалась, и мне предложили выпить, чтобы снять напряжение. Они хотели, чтобы я расслабилась. Это действительно было необходимо"."Это тебе помогло?" - спросил я."Да, пожалуй, - задумчиво сказала Лида. - Ты не нервничай. Ничего страшного не произошло. Просто все не так, как я ожидала. Но, наверное, так, как ожидаешь, и не бывает никогда".Постепенно, пока мы шли домой, я выудил из Лиды всю информацию. В студии было двое - Олег и фотограф - совсем молодой мальчишка лет двадцати. Для начала ей предложили присесть, и Олег показал Лиде свои издания. Увидев фотоснимки в них, Лида сразу пришла в замешательство. Конечно, моя бедная наивная жена ожидала совсем другого. Ей казалось, что сниматься она будет в купальнике, ну, в крайнем случае, в каком-нибудь изящном красивом белье... Ну, в крайнем случае, она, мысленно зажмуриваясь, думала о том, что придется сниматься и обнаженной, но в такой примерно позе, в какой запечатлена скульптором Венера Милосская.Но то, что она увидела на предложенных снимках, потрясло ее. Никогда ничего подобного Лида, конечно, не видела.Если бы ей показали все это сразу еще при первом разговоре, она без колебаний бы отказалась. Но теперь...Теперь она сидела одна в студии с двумя мужчинами и боялась от смущения поднять глаза. Глупо было соглашаться, но глупее было бы сейчас отказываться. Уже все обсуждено с мужем, уже она принарядилась, и вообще все утро собиралась. Да и вообще...Заметив ее смущение, Олег предложил выпить за знакомство. Коньяка было довольно много, да еще к этому прибавилось волнение от непривычной обстановки и ситуации, так что Лида от трех рюмочек несколько опьянела. И тут пришло время начать пробы.Лиде предложили пройти за ширму и раздеться. Она сделала это не без внутреннего содрогания. Когда она совершенно голая стояла за ширмой, к ней подошел Олег и протянул сверток."Наденьте это, Лидочка" - сказал он.В свертке было белье, которого Лида никогда раньше не видела. Она надела это на себя. Тончайшие розовые трусики, со всех сторон окаймленные кружевами, представляли скорее предмет открытия и возбуждения, чем обратное. Трусики были не только совершенно прозрачные, но и очень маленькие, так что все тело, попа были явно видны. Было ясно, что такое белье специально предназначено для соблазнения. Точно таким же был и бюстгальтер. Он представлял собой тонкую абсолютно прозрачную полоску материи, тоже с кружевами, и полная грудь моей жены буквально вываливалась наружу. Бюстгальтер закрывал только соски.Вот в таком виде Лида и предстала перед двумя мужчинами. Тогда и начались собственно фотопробы. Сначала Лиду снимали стоя, потом с разных сторон.На каком-то этапе ей дали выпить еще, так что голова начала кружиться. Ей велели лечь на широкую кушетку. Снимали так, лежа. Лида плохо потом понимала последовательность событий. Все перед ее глазами плыло от напряжения и волнения.Олег попросил ее встать на четвереньки. Она повиновалась и, чуть обернувшись, увидела, что фотограф сзади в упор снимает ее оттопыренную попку, еле прикрытую подобием трусиков.Съемка, видимо, была в самом разгаре, и Лида уже стала несколько привыкать ко всему, когда ее попросили лечь навзничь и раскинуть ноги, согнув их в коленях. Она сделала это, и в таком виде ее тоже снимали. Она лежала на кушетке, замирая от волнения и тревоги. Лежать вот так, в такой позе, раскрывшись и призывно раскинув коленки, как бы приглашая воспользоваться собой... Это приводило Лиду в ужасное волнение. Она чувствовала трепет, когда рука Олега касалась ее обнаженного тела, чтобы придать законченность какой-либо позе.А Олег постоянно касался ее, и это, кроме смущения, рождало в ней много других чувств. Конечно, этого она мне в первый раз не сказала, но я и сам способен кое о чем догадаться. Тем более, после всего, что произошло после, очень нетрудно реконструировать события...Потом Олег снял с нее бюстгальтер, крупным планом снимали ее груди. Хоть соски Лиды от волнения уже давно поднялись, Олегу этого показалось недостаточно. "Лида, помните их", - сказал она, а жена покорно повиновалась. Но он опять остался недоволен, и сам занялся выкручиванием Лидиных сосков... "Лидочка, теперь снимите трусики", - послышался голос Олега, когда Лида лежала на кушетке, разбросав в стороны белые стройные ножки."Нет, нет, не надо", - залепетала моя жена, заливаясь краской."Но это совершенно необходимо", - настаивал Олег."Но я не могу - мне стыдно", - шептала Лида, корчась от смущения под его взглядом. Фотограф при этом терпеливо ждал с камерой в руках, вероятно, привыкнув уже к подобным сценам."Лидочка, если вы этого не сделаете, все теряет смысл, - сказал Олег. - Вы же видели мою продукцию, я специально вам ее заранее показал"."Да", - проговорила обреченно Лида и стянула с себя трусики.Теперь, добившись главного, ради чего, собственно, все и началось, оба мужчины стали распоряжаться активнее. Лидочке не оставалось ничего другого, как, оставшись совсем без трусиков, становиться раком на кушетке и подставлять свои обнаженные прелести под фотокамеру. Потом она вновь лежала навзничь, и фотограф, наклонившись, в упор снимал ее подставленное влагалище.Лида при этом мелко дрожала. Она начинала дрожать сильнее, когда Олег брал ее руками за попку, за полные ляжки, раздвигал ее коленки, ставил в нужную позу.После всего этого Лиде велели встать и натянуть на себя черные чулки. Она сделала это и, мельком взглянув на себя в большом зеркале, висевшем тут же, поразилась тому, какое непристойное зрелище она собой представляет.Голая женщина с красивым телом, и единственной одеждой на ней являются тонкие черные чулочки, резко контрастирующие с белизной ее кожи, да еще красные туфельки, которые она надела дома и которые ей разрешили не снимать. Чувство неловкости усиливалось еще тем, что она была голая одна с двумя одетыми мужчинами. Кстати, по ходу дела она заметила, что оба мужчины - Олег и фотограф-мальчик, и не думали скрывать своего восхищения ее телом.Выставленное напоказ, на обозрение, да еще в непристойных полунарядах или совсем голое, да еще раскоряченное в различных позах, ее тело действительно действовало возбуждающе. Оба мужчины переглядывались, а Олег даже одобрительно пощелкивал языком. Особенно полное замешательство охватило Лиду, когда после очередного удачного кадра, когда она особенно старательно прогнулась, стоя раком и выпятив все свои прелести наружу, Олег чмокнул губами и произнес: "Молодец, Лидочка". При этом он сопроводил одобрительные слова поощрительным шлепком по отставленному голому заду... Лида при этом не смогла сохранить даже видимость спокойствия. Она побагровела и застонала от стыда, опустив голову. Но долго стыдиться ей не дали, потому что тут же велели сменить позу и встать в другую. Что и пришлось ей немедленно сделать.Все это время ей иногда, но регулярно давали выпить рюмочку коньяку. Сначала это как-то обставлялось, например, словами о том, что необходимо еще раз выпить за знакомство, или нужно согреться, потому что в комнате холодно. Потом уже и эти слова не говорились, а после очередной серии снимков, перед тем, как сделать следующую - еще более откровенную и бесстыдную, Лиде подносили рюмочку. И она пила ее...Когда фотопробы закончились, Лида опять ушла за ширмы и оделась. Олег сказал ей, чтобы она пришла послезавтра, когда будут готовы снимки. После этого моя жена, все еще чувствуя себя как бы раздетой, и ощущая на своем теле цепкие пальцы Олега, щупавшие ее, вышла из студии.Обо всех своих ощущениях Лида мне в тот день не говорила. Просто тогда я все это чувствовал в ее голосе, в ее интонациях. Иногда, в какие-то моменты ее рассказа, когда Лида вдруг запиналась и умолкала на полуслове, не договорив, я ощущал, как она вздрагивает и напрягается всем телом. Иногда она во время рассказа, под воздействием собственных воспоминаний и ощущений, рывком вцеплялась мне в рукав пиджака...Уговаривать Лиду больше не ходить туда было бы неразумно. Ведь если она не пойдет - то тогда, значит, все, что было сегодня, - напрасно. Лида уже совершенно точно не получит ни копейки. Значит, ей теперь все равно нужно послезавтра идти туда же, к Олегу, за результатом, и, может быть, гонораром.Поскольку говорить все это не было необходимости, мы ведь оба все и так прекрасно понимали, следующие два дня мы больше не возвращались к этой теме. Лида рано возвращалась из института, забирала из садика младшую дочку, гуляла с ней, играла. Потом возвращалась из школы старшая, потом приходил я, и, таким образом, наши дни складывались так, что мы оба имели возможность делать вид, что говорить нам особенно не о чем. При этом я постоянно ощущал тревогу, непонятные предчувствия. Как выяснилось, аналогично чувствовала себя и Лида.В назначенный день Лида опять отправилась по уже известному адресу. На этот раз я уже не пошел провожать ее. Я сказал, что очень занят. На самом деле это было не совсем так. Просто я не хотел больше чувствовать себя дураком, который сидит смирно на лавочке перед домом, в котором его жена лежит с раскинутыми ногами перед двумя боровами с фотокамерой...В тот вечер мне опять пришлось укладывать младшую дочь спать и помогать старшей готовить уроки на завтра. Когда они обе уже спали, довольно поздно, я услышал неуверенные повороты ключа в замке и, выйдя в прихожую, увидел Лиду на пороге нашей квартиры.Конечно, я несколько раз в жизни, за все годы нашего супружества видел ее пьяной... Но дело в том, что в тот раз, когда все это случилось, она была пьяной совсем по-другому. Она была нехорошо пьяна. Нет, не то, чтобы слишком сильно. Нет, дело не в этом. Лида хитренько, исподлобья смотрела на меня и хихикала. Стыд, смущение и пьяная бравада перемешались тогда в ее взоре. Такой я ее никогда раньше не видел.Когда Лида сбросила с себя туфли и, несколько раз промахнувшись, повесила на вешалку свой плащ, она прошла на кухню. Я предусмотрительно поставил на плиту чайник. Я предвидел, что разговор наш будет не коротким..."Почему ты так долго?" - выдавил я наконец."Разве долго? - не поняла Лида и посмотрела на часы. - Да, действительно"."И почему ты пьяная?""А разве я пьяная?" Некоторое время Лида молчала, как бы прислушиваясь к себе, а потом призналась: "Да, видимо, это действительно так".Она опять помолчала и сказала: "Но я до сих пор еще не пришла в себя. Не знаю, кто конкретно виноват в том, что случилось"...Мое сердце замерло, готовое при первом же следующем слове Лиды выскочить из груди. "Что ты имеешь в виду?" - сказал я, стараясь, чтобы мой голос не слишком сильно дрожал."Ты сам все прекрасно понимаешь", - сказала Лида, метнув на меня испепеляющий взгляд."Объясни. Я не понимаю"."Сейчас поймешь,- ответила Лида, закурив сигарету. - И когда будешь слушать, думай о том, что это ты сам во всем виноват".Таковы все женщины. У них всегда виноват во всем кто угодно, но только не они сами. Так же было и в этот раз.Сначала Лида позировала в белье, которое ей дали. Потом она его сняла. Это было уже примерно час спустя после начала съемок. Только теперь, поскольку она уже прошла пробы и съемка была коммерческая, от нее потребовали, чтобы выражение ее лица соответствовало принимаемым ею позам. То есть теперь на всех снимках Лида должна была игриво улыбаться. Сначала это у нее плохо получалось, но постепенно она стала втягиваться и привыкать.В какой-то момент, когда Лида в очередной раз стояла на четвереньках перед фотокамерой, Олег подошел к ней и стал надавливать рукой на поясницу, требуя, чтобы она как следует прогнулась. Она стала старательно прогибаться, и вдруг... Неожиданно Лида почувствовала какой-то инородный предмет в своем оттопыренном влагалище. Она поспешно дернулась и оглянулась. При этом она увидела, что мужчина, одной рукой заставляя ее прогибаться, приблизил другую к ее заду и вставил свой палец ей прямо в промежность.Мужчина улыбался и приговаривал: "Вот так, умница, умница". Вместе с тем следом за одним пальцем проник и другой. Постепенно вся ладонь оказалась внутри раскорячившейся Лиды. Внезапно, неожиданно для себя, моя жена поняла, что рука мужчины потому так спокойно и безболезненно вошла в нее, что она была уже к этому готова. Ее влагалище уже самостоятельно увлажнилось. Значит, она уже "потекла", возбудившись предыдущими съемками в странных похотливых позах.Лида, впрочем, не успела подумать о том, как это некстати, и как стыдно все получается. Не успела потому, что на смену ворочающимся в ней пальцам пришел длинный и твердый фаллос мужчины. Он вошел в нее почти незаметно, но когда добрался до глубины моей жены, она почувствовала всю его мощь.Лида сначала закричала и постаралась избавиться от влезшего в нее непрошеного гостя, но ей это не удалось.Олег стоял сзади нее на коленях и медленными ритмичными движениями загонял в нее свое орудие. Очень скоро Лида перестала возмущенно кричать. Во-первых, это было совершенно бессмысленно, а во-вторых, она почувствовала непреодолимое томление.Нет, конечно, ничего подобного она и в мыслях прежде не допускала. Если бы ей еще час назад сказали о том, что не исключена такая возможность, она никогда бы этому не поверила. Но теперь, когда реальный фаллос раздирал ее влагалище, по-хозяйски ходя взад и вперед, она внезапно смирилась с происшедшим.Очень медленно, но неотвратимо, стал приближаться оргазм. Это стало тем более вероятным, когда Олег просунул руку под ее животом и начала мять ее висящие беспомощно груди, покручивая соски, вытягивая их.Особенно стыдным было то, что все это происходило не в интимной обстановке, а прямо посреди большой студии, на стоящем прямо под яркой лампой диване, да еще под взглядом фотографа, который перестал снимать и теперь просто смотрел, как Лида дергается, насаженная на член мужчины. При этом она мучительно вздрагивала при каждом ударе, которые сыпались на ее матку, трясла головой и громко стонала.Потом Олегу стало неудобно, согнувшись, держать ее за груди, и он жестом попросил это делать мальчишку. Тот подошел и стал их гладить, водить ими из стороны в сторону, оттягивая и теребя соски.Лида всегда стонала при сношении от страсти, я знал это хорошо. И теперь мог отчетливо представить себе, как все это происходило.Когда она в первый раз кончила, ее охватил ужасный стыд. Она содрогалась от охватившего ее вожделения и от стыда, и оттого, что не смогла это скрыть, и теперь оба мужчины, спокойно насмехаясь над ней, наблюдают, как она - бедная глупенькая женщина, раскорячившись перед мужчиной, кончает от удовольствия.Но на этом еще ничего не закончилось. Хотя Олег и недолго сам с ней занимался, и вскоре его самого посетил оргазм, и он оставил ее. Ненадолго Лиду оставили в покое. Съемка прервалась. Оба мужчины - Олег и фотограф - совершенно спокойно, как будто ничего особенного не случилось, сели пить баночное пиво. Лида же сидела одна на диване, где ее оставили совершенно голую и оттраханную, и смотрела перед собой.Ее не особенно удивляло полное равнодушие обоих мужчин к тому, что произошло. Ей было понятно теперь, что все это - заранее продуманная программа, в которой не может быть исключений. То, что сейчас произошло, и должно было обязательно произойти, и никак иначе события и не могли разворачиваться. Она, конечно, была далеко не первой на этом диване, да и вообще в "творческой" жизни Олега. А фотограф, как верный исполнитель и соратник, несомненно, видел подобные сцены уже не раз за свою молодую жизнь. Лиде также пришло в голову, что все молодые женщины, которых она видела позирующими на страницах показанных ей газет, также отдавались Олегу.Лиде дали сигарету и налили коньяку. Она сидела и пила коньяк в полной прострации от того, что с ней произошло.Но, как выяснилось, у Олега были совсем иные планы на нее.Через минут десять раздался звонок в дверь, и Олег пошел открывать. Спустя несколько минут он привел в студию молодого мужчину зверской наружности, высокого роста, с длинной черной бородой. Увидев его, Лида попыталась чем-нибудь прикрыться, но, во-первых, было решительно нечем, а, во-вторых, в это самое мгновение она поняла, что теперь это глупо...Еще через секунду она поняла еще кое-что. По тому взгляду, который бросил на нее пришедший мужчина, Лиде стало ясно, что он испытывает к ней некоторый интерес. Что же это за интерес? Тут было что-то помимо обычного любопытного взгляда на голую женщину, которая опустошенная сидит в одной комнате с двумя мужчинами.Нет, дело было не только в этом. Олег познакомил их между собой. Парня звали Ренат. Это был специально нанятый мужчина для того, чтобы быть ее партнером в съемках. За приличное вознаграждение Ренат должен был фотогенично "вздуть" ее, Лиду, перед камерой. Да, "вздуть" так сильно и красиво, чтобы читатель эротической газеты возбудился, глядя на все эти кадры.Ренат не брался трахать женщин, которые были к этому не готовы, и поэтому Олег договорился с ним, что он придет в определенное время, когда "девочка" будет уже "готова".Это было самым оскорбительным для Лиды в тот момент. Мало того, что ее оттрахали, не спросив предварительно ее согласия, а просто взяв ее, как сучку. Нет, все оказалось еще обиднее. Олег даже при этом не испытывал к ней интереса как к женщине. Он просто овладел ею, чтобы подготовить к дальнейшей работе. Ему дешевле было сломить ее самому, чем дополнительно платить за это Ренату.Но, как бы там ни было, теперь платный самец был на месте и, уже похотливо поглядывая на Лиду, начинал расстегивать брюки.В другой ситуации Лида, конечно, возмутилась бы и ушла, но теперь... В таких случаях все бывает продумано. Глупо было теперь с ее стороны вставать и уходить куда-то с видом оскорбленной невинности. Теперь, когда она уже кончила, содрогаясь под взявшим ее Олегом, когда теперь она сидит голая на диване и спокойно курит в ожидании, чему же ее подвергнут теперь...Тем временем все уже было готово. Фотограф зарядил новую кассету в аппарат и приготовился к работе, Олег закурил и уселся в кресло. Сам же Ренат уже скинул с себя все и совершенно голый стоял теперь перед онемевшей Лидой."Нет, - улыбаясь, сказал Ренат, глядя на женщину. - Вы, ребята, ее очень плохо разогрели... Так ее нельзя использовать. Снимки плохие будут, ненатуральные"."Ну, так что же, - протянул недовольно Олег. - Это уж твое дело. Ты мастер на это. Занимайся, но помни, что минут через пятнадцать мы должны начать съемку. А то световой день кончается. Это тоже может на качестве сказаться".Одним движением руки, легким, но не допускающим возражений, Ренат опрокинул Лиду спиной на диван. Другой рукой он так же легко раздвинул ее колени, а затем столь же молниеносно вошел в нее.Крепкий и упругий фаллос вошел в подготовленное до того, беззащитно раскрытое влагалище, и Лида опять застонала. Она стонала протяжно и жалобно, дергаясь беспорядочно под насевшим на нее партнером. Олег подошел сбоку и, заглянув ей в лицо, скомандовал:"Улыбайся, слышишь... Улыбайся давай, снимаем".Растерянная и подавленная всем происходящим, Лида уже не могла сопротивляться командам. Поэтому она покорно выдавила из себя улыбку и именно в таком виде попала в кадр.Ренат делал свое дело профессионально. Вдохновение ничуть не мешало ему помнить о необходимости менять позы и вообще работать эффективно.Он поставил Лиду раком и имел ее в таком виде довольно долго, вонзая свое орудие то прямо, направляя его будто в самую глубину женского тела, то вверх или вниз. Он "разрабатывал" Лиду так сильно, что ей показалось, что теперь она всегда останется с таким огромным дуплом в своем теле.В какую-то минуту Ренат остановился и, вынув свое орудие, сказал: "Нет, так нельзя. Беги подмывайся, а то хлюпает сильно. Раздражает".Двое присутствующих при этом мужчин засмеялись и указали бедной Лиде дверь в туалет. Она сползла с дивана и побрела туда подмываться. В туалете была только раковина, висевшая высоко над полом. Кроме того, там оказалась только холодная вода. Пришлось встать на цыпочки перед этой раковиной и плескать на себя холодной водой из пригоршней. Кое-как подмывшись, Лида вернулась в комнату. Ей не терпелось уйти и никогда больше не возвращаться.Ренат сел в кресло и сказал, чтобы теперь Лида становилась на колени и открывала ротик, Это ей и пришлось сделать. Еще примерно с минут пятнадцать Лида обсасывала торчащий повелительно перед ней фаллос, чувствуя как со всех сторон вспыхивают магнием всполохи фотоаппарата...Послышался голос Олега: "А ну-ка раздвинь коленки и опусти руку себе вниз".Не вынимая изо рта фаллос Рената, Лида опустила руку вниз, взялась за волоски на своем лобке."Если не хочешь, можешь ничего не делать. Просто стой так, на снимке все равно видно только опущенную руку", - сказал милостиво Олег.Но не тут-то было. Лида была настолько разгорячена, что она сама уже не могла себя контролировать. Пальцами она нащупала клитор и стала сама ласкать его. Нетерпение ее нарастало вместе со страстью. Теперь она уже сама страстно желала продолжения, хотела, чтобы что-либо твердое вошло в нее. Теперь ее уже не удовлетворяло сношение в ротик, которому ее подвергал Ренат. В ней не было больше стыда, она не ощущала неловкости.Мужчины глядели на нее и смеялись. Она слышала это и даже слышала шуточки, которые они, не таясь, отпускали на ее счет. Но ее это больше не волновало. Ей на секунду даже показалось все это приятным. Она возбудилась от этого еще сильнее...Наконец, когда она окончательно выбилась из сил, ее отпустили. Теперь она уже и сама не знала, хочет ли она этого. Оглядывая стоящих над нею мужчин бессмысленным взглядом, Лида лежала в той странной позе, в какой ее пожелал бросить Ренат, когда сам удовлетворился и услышал слова нанимателя о том, что все уже снято.Лиде помогли подняться, дали еще выпить. Она попросила наполнить бокал еще раз. А потом еще. Ей хотелось выпить побольше, чтобы, по крайней мере, несколько часов не думать о том, что с ней сделали.Олег помог ей одеться, она сама не могла этого сделать трясущимися руками, а потом выпроводил ее за дверь, еще раз на прощание покровительственно похлопав по заднице. При этом он сказал, что теперь через неделю она может приходить за гонораром.Теперь Лида сидела на нашей кухне передо мной. Она рассказала сама все, что с ней произошло. Я смотрел на ее утомленное лицо, на растрепавшуюся прическу и не мог до конца поверить тому, что она только что про себя рассказывала. Это не могла быть она. Я ведь прекрасно знал свою жену. Она ни на что такое не способна. Порядочная, образованная женщина, мать и жена, без всякого насилия отдалась двум грубым и бесцеремонным мужчинам на глазах третьего, который не взял ее сам только потому, что, вероятно, не хотел...Как можно было в это поверить? Я помог Лиде встать со стула и повел ее в спальню. Она разделась, и мы легли в постель. Не зная, как поступить, я придвинулся к жене и обнял ее за плечи. Она уткнулась мне в плечо и разрыдалась.Лицо Лиды находилось в подушке рядом с моим, и я теперь мог явственно чувствовать ее дыхание. В нем были смешаны перегар коньяка, запах сигарет и что-то еще такое привычное и непривычное одновременно... Спустя долю секунды я понял, что это запах спермы. Конечно, мне же никогда не приходилось нюхать чужую сперму... А вот Лиде пришлось сегодня не только нюхать!Почему-то это вдруг сильно возбудило меня. Я поднял одеяло и откинул его. Поняв мои намерения, Лида, всегда такая ласковая и ждущая ласки, неожиданно отпрянула и сжалась всем телом в комок."Нет, я прошу тебя, пожалуйста, не надо сейчас. Я прошу тебя, я не могу", - бормотала Лида, стараясь отодвинуться на край постели. Она была такая жалкая и растерянная в эту минуту. Но, как известно, растерянность женщины всегда служит ей плохую службу... Так же произошло и на этот раз. Я протянул руку и решительно взялся за ее лобок...И вот тут наступил тот миг, когда я окончательно поверил всему, что она только что мне рассказала. Заодно я пожалел о том, что не послушался ее и действительно не оставил в покое.Не всякий муж бывает готов к таким испытаниям. Не всякий мужчина бывает склонен к таким сильным ощущениям. Моя рука буквально погрузилась в мягкое горячее месиво. Там не было привычного тела моей жены. То, что я ощутил своей рукой, нельзя было назвать иначе, как месивом. Ни одного сантиметра твердого тела, твердой, не измятой, не истраханной плоти. Это действительно было дупло, которое только что раздолбали по всем правилам, безжалостно. по краям все было мокро, отовсюду сочилась жидкость, моя ладонь утопала...Я не могу сейчас, милый, не могу, - стонала Лида, извиваясь всем телом. - Я не чувствую там ничего. Там как будто все онемело... Я же говорила тебе".До сих пор не могу объяснить себе своего поступка, но то, что я сделал, было ужасно. Невзирая на стоны и протесты бедной Лиды, я овладел ею. Я вошел в нее и, войдя до самого конца, до предела своих возможностей, почувствовал, что углубляюсь туда, где нет конца. Это была бездонная пропасть. Она расступалась, раздвигалась, она готова была поглотить меня целиком...Не стану описывать, что происходило в наших отношениях потом, в следующие дни. Не стану рассказывать о том, как мы старались не смотреть друг на друга, старались не говорить друг с другом. Только присутствие детей вынуждало нас временами обмениваться какими-то пустыми и глупыми репликами.Мы оба почувствовали друг в друге животных и теперь не могли так сразу смириться с этим. Конечно, нам ведь всем кажется, что такое бывает с кем угодно, но только не с нами, и что подобно животным ведут себя все остальные. Но вот выпал случай, и теперь мы многое узнали о самих себе и о том, какие темные похотливые силы бродят в нас - до того считавших, что мы отлично знаем самих себя и друг друга. Не всегда бывает приятно сталкиваться носом к носу с правдой о себе и своем самом близком человеке...Я смотрел на Лиду, когда она в домашнем халате стояла, склонившись над столом, и помогала старшей дочери готовить уроки, и думал при этом о... Я думал о том, что вот эта попка еще пару дней назад услужливо оттопыривалась под опытными липкими руками, что она подставлялась под чужие фаллосы, причем делала это охотно, со стоном сладострастия. Я смотрел на рот Лиды - красивый, накрашенный, тонко очерченный, говорящий сейчас правильные слова дочерям, и думал о том, что этот прелестный ротик принимал в себя член незнакомого мужчины, ласкал его, а потом благодарно позволил излиться в себя. Одним словом, этот прелестный рот матери и жены - сливная помойка для разных наглых мужиков. И ведь она сама сказала, что кончала при всем этом неоднократно... Вот в чем была загвоздка.Через несколько дней позвонил Олег и, вежливо поздоровавшись со мной, попросил позвать к телефону Лиду. Я видел, как она напряглась, идя к аппарату, как, заливаясь краской, напряженно разговаривала... Потом, повесив трубку, она, глядя в сторону, сказала мне, что пришли деньги, ее гонорар, и Олег приглашает ее завтра прийти к нему, чтобы рассчитаться. Конечно, возражать против этого было глупо.В конечном счете мы ведь и затеяли все это дело исключительно из-за денег. Как бы по-дурацки и неожиданно все бы ни повернулось в ходе этого дела, отказываться теперь от денег было бы совсем глупо. И не мне же, в самом деле, идти за ними. Поэтому я не стал ничего говорить.Но на следующий день мне пришлось опять быть свидетелем, как моя жена собирается к Олегу. Она не просто пошла за деньгами. Нет, это опять был целый ритуал. Я, прикованный изумлением к дивану, смотрел целый час, как моя супруга любовно растирает свое тело после душа, как она душится духами по всему телу, как задумчиво и мечтательно глядя перед собой, причесывается...Потом она долго натягивала белье, каждый раз разглядывая себя в зеркало, потом выбирала, надевая и отглаживая руками, нарядное платье... Она делала все это демонстративно, нисколько не стесняясь моим присутствием. Напротив, я даже почувствовал, что тот факт, что я смотрю на нее, и то, что я видел, еще сильнее заставляло Лиду желать продолжения... Любовная мука, страстное томление появлялись в ее взгляде. Она понимала, что идет к мужчине, который воспринимает ее не иначе, как глупую шлюху, игрушку своих забав и временный источник дохода. Он воспользовался ее красивым и дешевым телом для своей выгоды, попутно еще получил некоторые физическое удовлетворение, а теперь относится к ней со всем презрением, на которое она только и может рассчитывать. Ее положение было незавидным, но я заметил, что, вероятно, именно оно и придавало Лиде какое-то глубокое внутреннее достоинство, любовное отношение к своему поруганному телу... Она собиралась так, будто идет на встречу с любимым человеком, а не в грязный вертеп, где ее однажды уже цинично и грубо использовали и, может быть, подвергнут циничным издевательствам и на этот раз.Пришла она в тот вечер не так поздно, как в предыдущий. Но пьяна она была так же сильно. Вообще, в тот период мы могли разговаривать нормально, только если один из нас был нетрезв. Иначе у нас ничего не получалось.Лида опять рассказала мне все, сидя на кухне.Нет, ничего особенного не было. Олег отдал ей обещанные деньги. Только предложил выпить с ним за успех его дела. При встрече опять присутствовал фотограф. Этот мальчишка смотрел на Лиду не отрываясь, чокался с ней, и, в конце концов, Олег это заметил. Он окинул студию взглядом, усмехнулся поощрительно и сказал:"А что, Коля, ты на Лидочку так смотришь, что прямо сейчас съешь. Так ты не стесняйся. Я думаю, Лидочка не откажет. Ей теперь не впервой. Правда?"Слова застряли у Лиды в горле. Такого она все равно не ожидала. Отдать ее мальчишке-фотографу. Но именно это и произошло. Вот только раздеваться ей не велели. Только приказали расстегнуть верхние пуговки платья. Она сделала это, фотограф грубо пощупал ее груди и поставил ее на полу прямо на четвереньки, а потом овладел ею по-собачьи. Он завернул подол платья ей на голову, спустил трусы до колен и вот в таком положении взял ее, как животное. И она стала вести себя как животное. Лида сразу почувствовала себя именно животным, жалким, доступным, она посмотрела на все происходящее со стороны, глазами Олега.Еще две недели назад он встретился с ней в доме у ее подруги, и тогда она была достойной женщиной, преподавателем института и так далее. И вот не прошло и несколько недель, и она, как жалкая сучонка, стоит в завернутом на голову платье и разъезжаясь коленками по полу, и ее имеет любой, кто захочет, вот этот похотливый мальчишка, например... А она еще, не в силах сдержать свои собственные чувства, благодарно движется ему навстречу всем телом, подвывает от охватившего ее сладострастия, стонет...Когда фотограф кончил и отпустил ее, Лида встала, вся красная, задыхаясь и поправляя платье. Олег предложил ей выпить еще и потом воспользовался ее ртом, на этот раз также жадно раскрытым.Потом он больше не задерживал ее и, отдав деньги, отпустил.Теперь она опять сидела передо мной. Не прошло и недели, как мы поняли, что дальше так продолжаться не может, и мы должны предпринять какие-либо шаги к сближению. Мы решили, что теперь, когда все кончилось, Олег уехал навсегда из нашего города, деньги получены и даже зимнее пальто на них уже куплено, мы должны навсегда оба забыть эту историю от начала до конца. Это было единственно правильным решением. Мы оба с этим согласились. Невозможно же жить, зная, что твоя жена в душе - шлюха, а муж на самом деле отпустил жену ради того, чтобы она заработала своим телом деньги себе на пальто. Что же это за семья... Так что мы договорились.Но жизнь не хотела оставить все так, как есть, и приготовила нам новое испытание.Это случилось примерно через месяц.Лида зашла в аудиторию, где должна была вести очередное занятие, и почувствовала, что что-то не так. В аудитории царило необычное возбуждение, все что-то передавали друг другу, а с ее появлением затихли и стали как-то странно смотреть на нее.В руках одного неловкого студента Лида увидела яркие страницы печально знакомого ей эротического журнала. Она сразу поняла все, Да и необязательно было видеть сам журнал. Достаточно было посмотреть на возбужденные лица студентов, на наглые их взгляды, на то, как масляно и недобро смотрят они своими глазками на нее - свою преподавательницу. Лида всегда была очень строгим и требовательным педагогом, и тем приятнее было сейчас этим соплякам наслаждаться тем, что они только что про нее узнали.Поняв все и оценив ситуацию, Лида уже больше ни о чем не думала. Быстрее молнии она вылетела из аудитории, потом пробежала по институтскому коридору, выскочила на улицу и побежала к вокзалу. Это не очень далеко.Весь городок наш знал, что если у нас и продаются какие-то предосудительные издания - то, конечно, только на лотках у вокзала. Это обычное место для такого рода изданий. Вот именно к вокзалу и побежала Лида.Искомое издание она нашла довольно быстро. Протолкавшись через толпу привокзальных онанистов - обычных читателей подобного чтива, она схватила яркий журнальчик и сразу же, на обложке, увидела себя...Прибежав домой, Лида упала на диван и зарыдала. Правда, слезы, катившиеся из нее градом, не могли помешать ей время от времени перелистывать журнал, находя в нем все новые и новые свои фотографии. Тут она была в нижнем белье и совершенно голая, выставившая бесстыдно свои гениталии. Она была запечатлена одна и в компании с Ренатом, который неутомимо имел ее во всех мыслимых позах...Каждый раз, увидев новую фотографию, она содрогалась и начинала рыдать еще сильнее.В нашем городке вообще все новости расходятся очень быстро, а уж такие... Никогда еще эротические издания не расходились с такой быстротой, как этот злополучный журнальчик. Казалось, весь город читает его. Уж весь институт - это точно. Рухнули последние надежды. На третий день меня пригласил к себе старенький ректор. Он долго смотрел на меня сочувственным взором, а потом смущенно сморкался в платок."Вы знаете, я уж прямо и не знаю, что вам сказать. Мне тут звонили... И не один человек. Да, знаете... Выдаете, конечно... Ваша супруга, да... того. Очень хороша, конечно..."Одним словом, старенький ректор, в конце концов, набрался храбрости и сказал, что новые времена - новыми временами, а порядок есть порядок. И что никто не хочет приключений.Смотреть все эти дни на Лиду было страшно. Она ходила, боясь поднять глаза от земли. И правильно делала, между прочим. Потому что желающих заглянуть ей в глаза и расхохотаться было предостаточно. То же самое можно сказать и о моем глупейшем положении. "Жадность фраера сгубила".Оставаться в нашем городке после всего того, что случилось, мы больше не могли. Купленное такой ценой зимнее пальто все равно пришлось продать. Нам не хватало денег на переезд в другое место. Это всегда было накладно, а теперь и вовсе недешево. Так что нам пришлось все бросить и переехать в другой город, где никто нас не знает.Нет, мы не расстались с Лидой. Это было бы глупо с ее стороны, да и с моей .тоже. Когда она в первый же вечер, вернувшись растерзанная от Олега, сказала, что это я во всем виноват, она была, конечно, отчасти права. А что же я думал при этом? Неужели мог рассчитывать на что-то иное?Жалею ли я о том, что случилось? Не знаю. Во всяком случае, мне кажется, что приключившаяся история помогла нам с Лидой лучше понять самих себя и друг друга. А что может быть дороже в семейной жизни, чем взаимопонимание любящих супругов?
Учительница
10-04-2016, 17:51 Классика, Минет, ПодросткиМаксим учился в 11 классе. Он был привлекательным, высоким парнем на которого заглядывались многие девушки. Но он был скромным юношей и у него только раз был секс с девушкой хотя он не против был увеличить полученный опыт, но пока у него было не с кем. Главной причиной тут была скромность, Максим не мог решится подойти на улице к понравившейся девушке и познакомиться, а основную часть свободного времени он проводил дома за компьютером и готовясь к экзаменам. Парень так бы и страдал в одиночестве, пока с ним не произошел неожиданный для него случай.
Был последний урок. Получилось так, что это была математика, преподавателем которой была их классная руководительница. Ей было всего 28 лет, и она была очень хорошо собой. На Елену Викторовну заглядывались многие ее ученики и Максим не был исключением. Когда все выходили, учительница попросила юношу немного задержаться. Максим послушался и остался. Как оказалось, Елене Викторовны требовалось помочь дома передвинуть диван, а так как она была не замужем, помочь ей было не кому, а у ней сил для этого не хватало. Парень с готовностью согласился помочь и быстро собравшись, они отправились домой к Елене Викторовны.
Как оказалось, она жила буквально в двух шагах от школы и Максим буквально через пять минут вошел в квартиру своей учительницы, помог снять ей верхнюю одежду, сам снял куртку и разулся. После этого они прошли в зал, где стоял диван, который требовалось передвинуть. Взглянув на него, парень понял, что он справится с этой работой без особых проблем. Так оно и оказалось. Максим, не слишком напрягаясь передвинул диван в соответствии с пожеланиями своей классной руководительницы.
Елена Викторовна очень обрадовалась помощи и позвала своего ученика на кухню попить кофе. Пока Максим занимался диваном она успела переодеться и сейчас была лишь в коротеньком сарафане, который позволял отлично рассмотреть ее загорелые, стройные ножки. Юноша просто залюбовался ими и это не укрылось от внимания его учительницы. Она улыбнувшись сказала, что женские ножки следует рассматривать, не смущаясь и что девушек это заводит и возбуждает. Максим поперхнулся кофе и слегка покраснел от ее слов. Девушка лишь рассмеялась и как бы в насмешку выставила идеально прямые и красивые ноги. Парень почувствовал, что начал возбуждаться.
Это как-то заметила его учительница. Она засмеялась и сказав, что так он совсем сойдет с ума, сняла свой сарафан. Как оказалось, под ним ничего не было. У парня отвисла челюсть, когда он увидел свою классную руководительницу обнаженной. Он смотрел и не мог оторвать взгляда от ее небольшой, но идеальной груди с небольшими острыми сосками, плоский живот и гладко выбритый лобок. Елена Викторовна неспешно повернулась, и ее ученик увидел ее упругую, небольшую попку. Юноша почувствовал, что его член прорвет штаны.
Учительница велела опешившему парню подняться со стула, подошла к нему и грациозно опустилась на колени, расстегнула ремень и спустила с него джинсы вместе с плавками. Ее взгляду предстал красивый, прямой член, который она сразу же взяла в руки и принялась мастурбировать своему ученику, ласкать его яички, а после, лизнув головку, взяла его в рот и принялась умело делать минет.
Максим смотрел на ритмично двигающуюся черноволосую головку своей учительницы и не мог до конца поверить, что это происходит с ним в реальности. У него натуральным образом дрожали ноги от того минета, который ему делала Елена Викторовна. Не прошло и пяти минут, как он кончил, слив всю сперму в рот своей учительницы. Она с удовольствием проглотила сперму, поднялась с колен и взяв юношу за руку, повела в спальню.
Елена Викторовна улеглась на спину широко расставив согнутые в коленях ноги и открыв взору юноши свое мокрое от возбуждения влагалище. Максим не растерялся. Его член вновь стоял, и он без промедления ввел его сразу же во всю длину в лоно своей учительницы, Она вскрикнула, и парень принялся ее трахать. Сначала он делал это не спеша, но постепенно темп увеличивался, и он вводил во влагалище член все активнее, наслаждаясь стонами удовольствия своей классной руководительницы. Они кончили одновременно. Девушка громко вскрикнула и дернулась всем телом, а ее ученик спустил свою сперму в ее лоно и лег рядом с ней.
Но долго ему отдохнуть не пришлось. Девушка стала подрачивать рукой его член, и он вновь встал. После этого Елена Викторовна оседлала его в позе наездницы и взяв всю инициативу в свои руки, принялась скакать на члене. Парень ласкал руками его живот и грудь и не мог оторвать глаз от раскрасневшегося, потного, но по-прежнему красивого лица своей классной руководительницы. Все это продолжалось минут 10, после чего ребята вновь кончили и девушка, улегшись сверху на парня, страстно поцеловала его в губы, весело улыбнувшись. Максим с удовольствием понял, что все еще впереди и его ждет еще много приятных моментов.
Изнасилование учительницы
 
Был теплый летний вечер, Татьяна прогуливалась по уютным аллеям парка. Она любила бывать вечерами в парке, там она, находясь на свежем воздухе, отдыхала от нагрузок на работе. Девушка работала в школе. В свои 28 лет она пользовалась заслуженным уважением в коллективе. Правда, ее ученики недолюбливали ее за строгость. Но молодую учительницу это мало заботило, ведь она просто добросовестно выполняла свою работу. Несмотря на то что Татьяна была красивой девушкой, личная жизнь у нее не ладилась. Она знала, что причины этого в основном в ее характере, но ничего с собой не могла поделать. Хотя ей и не хватало мужского внимания и ласки.
Девушка, погрузившись в мысли, не заметила, как углубилась вглубь парка. Внезапно она почувствовала хлопок по попке и обернувшись, увидела двоих своих учеников, которые учились в 11 классе и были двоечниками и хулиганами. К тому же, сейчас, как она сразу поняла, они были выпившими.
- Во училка наша бродит одна по парку, явно хочет, чтобы ей засадили – со смехом сказал один, и попробовала ухватить девушку за грудь. Но у него ничего не вышло, так как Татьяна отпрянула назад, но сразу же попала в цепкие объятия своего второго ученика.
- Мальчики, что вы делаете? - Закричала девушка, сейчас же отпустите меня, иначе я вызову в школу ваших родителей.
- Мы тебе не мальчики, а пацаны, которые тебя сейчас будут ебать во все дырки –ответил самый наглый из учеников и принялся с довольной улыбкой лапать грудь своей учительницы.
Татьяна попыталась вырваться, но силы были неравными. Она оглянулась по сторонам, но так, как уже потемнело, в парке никого не было. Ее схватили и потянули в заросли деревьев, она сопротивлялась, но освободиться не могла.
- Залей этой суки водки, чтобы она была посговорчивее – сказал один из пацанов, и ухватив свою учительницу за голову и, открыл ей рот, пока его напарник заливал в нее водку. Девушка, чтобы не захлебнуться, была вынуждена глотать мерзкое пойло, которое обжигала ей горло. Татьяна не употребляла алкогольных напитков и почти сразу опьянела.
- Вот теперь сучка готова к хорошему траху – сказал один и приспустил спортивные штаны, освобождая большой, возбужденный член. Второй в это время, держа девушку сзади за руки, поставил ее на колени.
Татьяна хотела закричать, но лишь только она открыла рот, как в него вставили член. Один из насильников принялся яростно трахать ее в рот, мерзко смеясь, и комментирую происходящее. Девушка сначала хотела укусить его за член, но быстро поняла, что тогда ей будет еще хуже.
Это продолжалось минут пять, пока парень не кончил, и сильная струя сперма не заполнила рот девушки. Она с отвращением выплюнула ее, за что получила хлесткую пощечину. Второй насильник, держащий ее за руки, поставил раком на землю, поднял подол платья и противно засмеялся, увидев, что Татьяна без трусиков.
Он сходу вошел в сухое лоно девушки своим членом и сразу же начал активно ее трахать, резко и быстро вводя свой не маленький член, в ее влагалище. Татьяна заплакала от боли и унижения. Ведь ее, строгую учительницу трахали как какую-то дешевую шлюху ее ученики.
Между тем к первому подключился и второй насильник, у которого вновь встал член. Он вновь вставил в рот Тани член и заставил его сосать. Девушка решила не сопротивляться, ведь вырваться у нее шансов не было. Ее имени сейчас в два члена как проститутку и несмотря на боль и унижение она почувствовала, что возбуждается. Ее соски затвердели, а влагалище стало мокрым. Ученики - это сразу же заметили и лишь засмеялись, и стали трахать ее еще активнее. Через несколько минут ее мучение закончилось, в ее влагалище и рот хлынула сперма.
Ее отпустили, но она по-прежнему седела на земле не смея пошевелиться. Ребята сделали по хорошему глотку водки прям из бутылки, а после протянули ее учительницы и сказали допить. Девушка послушно взяла бутылку и с отвращением выпила остатки алкоголя. Она опьянела ее сильнее, а парни, переглянувшись, вновь поставили ее раком. Один из них крепко держал ее за руки, а второй принялся вводить длинное горлышко бутылки в ее девственную попку.
Тани было больно, но она сдерживала крик. Ее продолжали трахать бутылкой минут десять, все сильнее расширяя ее анальное отверстие. Потом, ее мучителям это надоело и они, выбросив бутылку в кусты, и толкнув девушку, обоссали ее.
Ну что сучка, все только начинается, посмотри туда и девушка, повернув голову в указанную сторону увидела свою ученицу, которая встречалась с одним из парней, а сейчас снимала все происходящее на телефон.
Все, теперь ты будешь нашей покорной шлюхой, иначе эта запись отправится в интернет. И хорошие оценки, разумеется, по твоему предмету нам обеспечены. С этими словами насильники развернулись и пошли к своей подруге, оставив Татьяну плачущей, обоссаной и униженной на земле.
Прошла неделя после изнасилования. Татьяна по-прежнему ходила на работу и как не в чем не бывало, преподавала. Ей было морально тяжело, но она держала это в себе. Ее насильники вели себя, как и прежде, лишь мерзко и нагло улыбались, смотря на ее. Она была вынуждена ставить им незаслуженные пятерки, чем удивляла весь класс. Постепенно она стала замечать, что все ученики начали шептаться и с трудом сдерживать смех смотря на нее. Она никак не могла понять в чем дело. Все выяснилось в пятницу, после последнего урока к Татьяне подошли ее насильники и сказали, что ждут ее у одного из них дома и назвали адрес. Она должна прийти без нижнего белья лишь в коротком платьице и в босоножках на высоких каблуках. В противном случае видео с ней выложат в интернет. Девушке пришлось покорно согласиться и пообещать, что она придет в указанное время.
Татьяна, придя домой весь день промаялась. Она не хотела идти, но выбора у нее не было и так, как время встречи неотвратимо приближалось, она принялась собираться. Приняв душ, она накрасилась, одела, сразу на голое тело сексуальное, коротенькое платье, выпила противозачаточные таблетки и одев босоножки, вызвала такси.
Через десять минут она была на месте и поднявшись на нужный этаж и найдя квартиру, позвонила в звонок. Ей сразу же открыли, один из парней довольно улыбаясь, сказал ей заходить в зал и что ее ждет сюрприз. Девушка зашла в зал и обомлела, тут был практически весь ее класс как парни, так и девушки. Даже те, кого она считала тихонями и «ботаниками» присутствовали. Ребята, открыв рты смотрели видео с ее изнасилованием, а когда она зашла, все дружно посмотрев на Татьяну засмеялись. Девушка почувствовала, что стала красной от стыда.
- Мы тут прикинули и решили, что если ты теперь наша шлюха, то должна приносить доход, сказал один из ее насильников. Вот мы и предложили ребятам тебя трахнуть за деньги, практически весь наш класс, как видишь, согласился. Пацанам будешь сосать, телочкам лизать, а теперь снимай платье.
Татьяна обалдела от этого, но подзатыльник от ученика, привел ее в чувство, и она, желая провалиться на месте, сняла платье, оставшись лишь в босоножках. Ее ученики смотрели на нее во все глаза. Они с жадности рассматривали ее обнаженное, красивое тело. Красивая, небольшая грудь Тани притягивала взгляд, а бритый лобок сводил с ума парней.
- Так, хватит тормозить, сказал один из парней. Ты сучка на колени, а вы пацаны спускайте штаны и к ней. Танюха сейчас у вас отсосет. Танька, ставай на колени, сейчас твои ученики накормят тебя спермой. А вы телочки смотрите и ждите своей очереди. Вам наша училка отлижет.
Татьяна стала на колени, наблюдая как ее ученики раздеваются и подходят к ней. Первым был Вова, тихий и стеснительный отличник. Учительница не стала его обижать и взяв в рот его небольшой член, принялась старательно делать минет. Через пару минут он покраснев кончил, слив сперму в рот Тани. Она, проглотив сперму, взяла в рот член следующего парня, которым оказался Валера, спортсмен и весельчак. Его член был большим и толстым. Кончил он нескоро, хоть Таня и старалась изо всех сил.
Это продолжалось около часа. Танюша устала и наглоталась спермы вдоволь. Последними были ее насильники. Они трахали ее в рот грубо и сильно, наслаждаясь своей властью. Когда они кончили, девушку уложили на спину, на ковер.
- Ну что телочки, теперь ваша очередь, раздевайтесь, сейчас наша училка вам сделает шикарный куни. Школьницы не стали себя упрашивать и вот, уже первая девушка, уселась сверху подставив к губам Тани свое мокрое от возбуждения влагалище. Это была именно та девушка, которая снимала ее изнасилование на телефон.
Таня никогда не была с девушками, но ей не оставалось ничего, как учиться делать куни на ходу. Она старалась, ее ученица стонала и кричала, когда язычок ее учительницы, довел ее до пика наслаждения. После того как она кончила, ее место сразу же заняла другая ученица. Ей оказалась Маша, отличница и красавица. У нее было красивое, прекрасно выбритое влагалище и Тане было даже приятно, делать ей куни. Так, девушки сменяли одна другую, подставляя свои влагалища, своей учительницы. Как заметила Таня, часть из них были еще девственницами.
Учительница устала, у нее болел язык после того количества членов и влагалищ, которое ей пришлось обслужить. Она встала, и хотела одеться, но ей не позволили это сделать. Она так и осталась сидеть на ковре, наблюдая за своими учениками, которые так и остались обнаженные и достали алкоголь. Девушка понимала, что будет оргия и ей в ней будет уготовлено центральное место. Как оказалось, она не ошиблась.
Парни подвели ее к батарее и одели на нее ошейник, соединенный цепью с батареей. Татьяна ничего не могла поделать, ей оставалось лишь дожидаться своей участи, наблюдая за своими, разогретыми алкоголем учениками.
Школьник.
при ответах на вопросы Светланы от терялся и краснел. Что происходило с Сергеем было видно невооруженным глазом. Но Светлана Юрьевна, казалось, ничего не замечала. Сергей сходил с ума. Он никогда до этого не прибегал к мастурбации, но после прихода Светланы в школу он дрочил каждый день. Этому должен был быть положен какойто конец.
Вскоре представилась возможность. Светлана Юрьевна заболела гриппом и Сергей решился навестить ее.
Здравствуйте, Светлана Юрьевна, как самочувствие!
Спасибо, Сережа, неплохо.
Даже больная гриппом она выглядела соблазнительно. Махровый красный халат туго охватывал ее великолепное тело.
Сережа, приготовить чаю?
Мне неудобно, вы же больны.
Ничего, ничего.
Она вышла из комнаты. Сергей пошел мыть руки в ванную. На полу в ванной он увидел трусики Светланы Юрьевны. Он быстро захлопнул дверь и схватил трусики. Сережа поднес их к лицу и глубоко вздохнул. Он впервые почувствовал запах пизды. Это чувство возбудило его. Не в силах сдерживаться он распахнул ширинку, и начал бешено дрочить. Секунд через десять он кончил. Тугая струя спермы ударила вверх и дождем попала на пол. Сергей схватил свой носовой платок и начал вытирать пол. Потом они пили чай, но он был замкнут и невесел и вскоре ушел. Что было делать дальше?
Через месяц вся школа пошла в поход. Светлана Юрьевна была одета в голубую водолазку и джинсы. Джинсы туго обтягивали ее попку и проступали трусики. Не один мальчишеский хуй был потревожен этим зрелищем. Было довольно весело. Жарили шашлыки. Танцевали. Пели песни. Неожиданно Сергей заметил, что Светланы нет. Он пошел искать ее в лес. Леса под Звенигородом достаточно большие, однако судьбе было угодно, чтобы он нашел ее. Он нашел ее. Она лежала,обхватив его, на поваленном дереве. Без джинсов и без трусиков (они валялись рядом). А сзади ее тараканил директор школы, женатый Станислав Владимирович. Его огромный член поршнем врывался в Светлану. Сергей схватил фотоаппарат и начал снимать это. Ее участь была решена. Она будет его.
Он пришел к ней на следующий день.
Что тебе Сережа?
Я хочу показать вам коечто Светлана Юрьевна.
Сергей подал ей фотографии.
Ты понимаешь какие неприятности ждут вас если я покажу кому надо эти снимки.
Светлана держалась молодцом.
Чего ты хочешь, Сережа?
Наверное, ты знаешь.
Да, догадываюсь.
Ты сделаешь все?
...Да.
Чем ты занималась с директором?
Не понимаю...
Отвечайпочти закричал он.
Мы занимались любовью.
Это можно так назвать, но я хочу услышать как это называется.
Мы трахались.
Это лучше, но не то.
Она покраснела и уже сквозь слезы.
Он ебал меня.
И что мы будем делать с тобой.
Мы будем трахаться.
Нет, назови меня по имени и скажи что я буду делать стобой.
Сережа ты будешь ебать меня.
Отлично, как у тебя эбо было все с директором.
Что как?
Ну куда он имел тебя?
Он имел меня в анал...
Нет!
Он ебал меня в пизду и жопу.
Отлично. Раздень меня.
Мечты сбывались. Света подошла к нему. Расстегнула и сняла рубашку. Расстегнула брюки и достала набухший член.
Сосиприказал Сергей.
Света взяла его хуй в рот. И начала сосать, издавая при этом чмокающие звуки. Она делать этого не умела. Но и Сергей не знал, что это такое. Очень скоро давившая его все это время сперма выстрелила в рот Светы. Она с трудом справилась с потоком влаги.Сергей закричал.
Сними джинсы с встань на карачки.
Света повернулась к нему спиной и начала медленно стягивать джинсы. Наклонилась, чтобы достать ногу из штанины при этом трусики обхватили ее налитые ягодицы. Она медленно сняла трусики и встала как он сказал. Выглядело это ободряюще. Чудесная попка призывала его маленьким коричневым отверстием, а ниже была умопомрачительная пизда, которая обещала массу удовольствия. Сергей встал на колени и прислонился лицом к жопе Светы. Он лизнул анальное отверстие, вкус показался ему сладковатым. Этот вкус также, как и запах ее манды возбудил его. Он начал просовывать пальцы в анальное отверстие. Они проходили достаточно легко (хорошая и основательная работа руководителя школы). Не в силах больше сдерживаться он начал вводить свой член. Он проходил тяжело. Светка закричала высоким голосом.
Сергей начал медленно двигаться. Такого удовольствия он не испытывал никогда. Света стонала. Все быстрее он двигался внутри Светы. Но вскоре его яйца налились, он вытащил член и кончил на жопу Светы. Она упала на пол в изнеможении. Сергей поднял трусики Светланы Юрьевны, протер хуй, поднялся, натянул штаны и сказал:
Я еще приду.
ГРУППОВУХА С ПРИВЯЗАННОЙ УЧИЛКОЙЗа мою не такую уж и длинную жизнь было довольно много партнеров. Ну, что сказать – я люблю секс во всех его проявлениях. Испробовала практически все. Для меня не было запретов, потому что я считала, что от жизни нужно брать по максимуму. Да и мужской пол лип ко мне словно я сахарная. Искать мужчин мне никогда не приходилось, да и работала я всегда там, где было немало красавчиков.
Вот и очередное место работы кишело парнями, правда, довольно молодыми по сравнению со мной. Я преподавала в институте. На моих лекциях всегда было тихо, так как студенты, особенно мужской пол, пожирали меня взглядами. Я знала, что каждый из них мечтает меня отодрать прямо в кабинете на столе. В институт я всегда ходила в строгой блузке, которая подчеркивала мою грудь и обтягивающей юбке до колен, которая прорисовывала мою точеную попку. Довершала образ каблуками, ярко-красной помадой и стильными очками. Разве можно было не завестись, гладя на такую соблазнительную училку.
Мне нравилось подогревать интерес мужчин к себе. Любила наблюдать, как они реагируют на меня, мои плавные и такие сексуальные движения. Но на работе не позволяла себе заводить интрижки, тем более заниматься сексом. Хотя предложений поступало много, особенно от учеников, которым было всего 16-20 лет. Конечно, мне льстило такое внимание, но иногда это было даже напряжно, поскольку попадались слишком уж настойчивые индивидуумы, до которых не доходило, что я не сплю с маленькими мальчиками.
Одним из таких был Олег — парень из состоятельной семьи, разъезжающий на крутой тачке, имеющий современные гаджеты и брендовую одежду. Он не раз подкатывал ко мне, приглашая в рестораны или сразу же к себе домой, чтобы неплохо провести ночку. Несмотря на то, что он был привлекательным, я знала, чем мне грозит такое увлечение – увольнением и может даже судимостью, поскольку Олегу еще не исполнилось 18. Но тот, как назойливая муха атаковал меня каждый день. Вскоре ему надоело быть со мной обходительным и ласковым. Он стал язвить и даже угрожать, подсылая ко мне своих дружков.
Недавно на своем столе я обнаружила записку, в которой говорилось, что меня все равно трахнут, хочу я этого или нет. Я поняла от кого она. Но подумала, что это всего лишь детские угрозы.
В пятницу мне пришлось задержаться в лекционке, чтобы проверить последние работы студентов. Когда я опомнилась, то поняла, что уже слишком поздно и в универе кроме охранника уже никого нет. Я быстро стала собираться, как в лекционку вошел Олег со своей компанией.
— Куда-то собралась, красотка?
— Да, домой. Уже поздно.
— А ты не спеши. Давай поговорим, обсудим все.
— Что нам обсуждать, Олег? Все и так понятно.
— А мне ничего не понятно. Я хочу тебя, и я возьму тебя. С охранником я договорился, он не придет на твои крики, если, конечно, ты не захочешь добровольно обслужить меня.
— Я тебе уже говорила, что спать с тобой не буду.
— Будешь, куда ты денешься. Парни, привязывайте ее.
На меня стали надвигаться четверо парней с веревками. Они были весьма внушительных размеров, поэтому я не могла даже пошевелиться в их крепких руках. Один начал стягивать с меня блузку и юбку, пока другие держали. Когда на мне остались толькотрусики, завалили на стол и стали привязывать с обратной стороны руки и ноги. Я лежала на столе, как распятая звезда. Все мои прелести были на всеобщем обозрении. Чтобы я не орала, в рот мне засунули тряпку. Я поняла, что сейчас меня отымеют по полной. Я стала брыкаться, пытаясь отвязаться или порвать веревки, но у меня ничего не получилось.
Они стояли и рассматривали меня. Стянув с меня трусики, они окружили меня и стали трогать. Каждый пытался дотронуться до моей груди или между ног. Я видела, как каждый из них возбуждается, как между ног появлялись бугры, свидетельствующие о том, что они не прочь засунуть свои члены поглубже. Наигравшись со мной, первым приступил к делу Олег. Он разделся и залез на меня. Я пыталась стиснуть ноги, но он резко развел их, и  сразу же вставил своего дружка. Я поняла, что у него еще не было девушки, поскольку он ерзал и пытался создать вид, что он опытный любовник. Пока он работал своим инструментом, не забывал шептать мне на ухо, что я заслужила это.
Не знаю, сколько времени прошло, но вдруг Олег остановился и позвал своего дружка, который выдернул изо рта тряпку и силой вставил свой напряженный член. Вдвоем они трахали меня еще наверно полчаса. Наконец, Олег кончил, облив своей спермой мой живот с довольным и ухмыляющимся лицом. Я подумала, что на этом все и закончится. Но не тут-то было.
— Давайте, парни, она ваша.
Они стали по очереди иметь меня то в писюшку, то в рот. Пихали свои пальцы в мою вагину, пытаясь завести меня, чтобы я постонала. Но у них ничего не получалось. Они даже не удосужились поменять мою позу, поэтому тело затекло и напоминало безжизненное полено. Но им видимо было плевать, или же они просто не знали, как обращаться с девушкой. Я уже устала, мне было больно, но они продолжали пихать свои члены. За все время я даже не получила удовольствия – все было настолько противно. Когда последний из них кончил, я лежала на столе вся в сперме, в слезах, с потекшей тушью и красной киской от терзаний неопытных юнцов, которые справили свою нужду и, кажется, лишись девственности, оттрахав свою преподавательницу.
После всех мучений они просто оделись и ушли, оставив меня привязанной к столу.
Алла Андреевна: поход с ночёвкой (РАССКАЗ)
Рубрика: Эротические романы и порно рассказыОх и тяжело быть руководителем выпускного класса! Мои 25 учеников все соки выпили из меня за последний год. Они и их родители. Вот почему они все считают, что именно я должна быть в ответе за всё? За жизнь, здоровье, учёбу, отметки, аттестаты? А ведь и у меня своя жизнь есть! Мне только 32 года, а я ничего кроме парт и школьной доски-то и не видела! Мне некогда ходить по театрам, клубам или дискотекам. Май подходил к концу и на моей шее висело тяжким грузом последнее обязательное в нашей школе мероприятие – поход за город, желательно с ночёвкой. Мои шалопаи ждали с нетерпением, когда можно будет наконец вырваться на свободу, на природу и оторваться. Я же ждала этого события с ужасом. Сама я не любитель никакой природы, тем более всех этих палаток, костров и прочего. Счастье, что с нами вызвались идти родители – отцы двух девушек Инги и Леры. Сами девчонки те ещё оторвы, готовые в омут с головой. Вот потому их родители и беспокоились. Хотя на мой взгляд уже поздно было. Весь мой класс жил предстоящим выходом, готовились, что-то закупали, как-то удачно договорились о ночёвке на турбазе. В общем настал тот самый день и пришлось выбираться в субботу с утра в неведомые дали.Из моих 25 учеников вышли на марш только 20 ( уже хорошо). Из них только три девушки ( а это плохо). Лучше бы остались дома Игорь Матушкин и Семён Субботин – самые наглые и неуправляемые. Но как мне сказали коллеги-педагоги именно для таких мы и работаем. Именно они-то и душа компании. Обе души спокойно тащили за плечами большущие рюкзаки, да ещё и поклажу девушек на свои плечи взвалили. Отец Леры – Павел как-то незаметно, будто ухаживая за мной перехватил мою дорожную сумку, а папа Инги – Николай следил за порядком иногда покрикивая, иногда торопя отстающих. Остановились на полпути к турбазе, кое-кто отошёл в кустики, иные просто присели и закурили. То, что в моём классе большая половина курит я и так знала. А делать что? Да я и сама не брезгую. В общем передохнули и в путь. К турбазе добрались только ближе к вечеру. Пару домиков, общая площадка посредине, недалеко озеро, ну и места для мангалов и такого прочего. Ноги у меня честно говоря гудели, как и голова. Николай усадил меня в тени у одного из домиков и велел отдыхать и ни о чём не беспокоиться. Быстренько развели огонь, стали что-то жарить, пополз вкусный сладковатый дымок. И я поняла, что страшно проголодалась.- Алла Андреевна, - позвал меня Павел, отец Леры. – Давайте присоединяйтесь!Сидели кто где – кто у самого мангала, пару человек на террасе у одного из домиков, остальные чуть подальше под деревьями. Вся моя гоп-компания именно там была. Николай с Павлом посадили меня между собой, вручили тарелочку с ароматным мясом и пластиковый стаканчик и розовым вином. - Но ведь это же, - начала было я.- А мы никому не скажем, - уверенно и серьёзно сказал Павел. – А чем мясо запивать? Водой?Я накинулась на еду и незаметно для себя умяла всё что было на тарелке и в стаканчике. - Ого! – удивился Николай. – Да у вас аппетит. Повторим.Вторая тарелка и снова вино в стаканчике. Я немного захмелела, осмелела, потому вино выпила сразу же, а потом уже принялась закусывать. Вторую порцию честно говоря еле одолела.- А запить? – предложил Николай и обновил мне стаканчик. Я выпила с удовольствием и чувствуя, как мне хорошо достала сигаретку. Павел же вытащил из рюкзака бутылку водки.В это время Субботин мой уже что-то напевал под гитару, все ему подпевали, сидя подле, только мы втроём, взрослые были немного поотдаль. Павел небрежно обнимал меня за талию и мне это нравилось. Медленно накатывали сумерки, появились первые комары, все стали отмахиваться, и Павел зычно скомандовал:- Так, а теперь по домикам! paprikolu.com Завершаем туалетные дела и через полчаса отбой!Мне честно говоря не хотелось, так было хорошо сидеть слушать песни, особенно когда мужчины рядом и один поглаживает по спинке, а второй трогает колени. О Боже! Как так! Я вскочила, и голова у меня заметно закружилась. - Алла Андреевна, вы что? –насмешливо проговорил проходивший мимо Субботин. – Устали?- Да Семён, - пробормотала я. – Тяжёлый день.- Ну тогда спокойной ночи, - пожелал мне мой ученик.- А вот и наш домик, - сказал Николай, махнув рукой в сторону отдельно стоящего строения.Я даже не удивилась, что он сказал наш. Мне было не до того. Его рука обнимала меня за талию, крепко, по-мужски, не давая мне упасть от усталости, по официальной версии. Вот и домик. Я кое-как взобралась по крыльцу, мужские руки направляли меня слегка подталкивая, чтоб я с дороги не сбилась и подтолкнули на мягкую кровать. Как здорово! Я чувствовала рядом близость мужчины, голова приятно кружилась, а его руки уже расстегнули мне платье и мяли мои груди. Я сделала попытку освободиться… от платья этого, неудобного и мне тут же помогли. Тело Николая было горячим и крепким. Он сжимал мои соски, впиваясь губами в шею, целуя меня и одновременно раздевая. Мне так хотелось этого. Я только приобнимала его руками прижимала к себе, боясь отпустить от себя. Даже не сразу я поняла, что мы тут не одни. Кто-то ещё был с нами, рук была не одна пара, а две! Я вдруг с ужасом поняла, что со мной происходит. Но не могла противиться этому. Один из мужчин, наверное, Николай спустился вниз, уже стянул с меня мои трусики и принялся медленно ласкать мою киску, а второй тыкал мне в лицо чем-то твёрдым и горячим, пока я не поняла, что нужно приоткрыть ротик. Член оказался большим он заполнил мой от до предела. В гортань тыкалась его головка, руки придерживали мою голову, и я могла только дышать и получать удовольствие. Я расслабилась окончательно. Моя манда разрывалась от соков и желания. Николай почувствовал это и быстренько заполнил меня своим агрегатом. Он вошёл в меня резко, одним толчком, я даже не уловила, когда он прекратил ласкать меня, разделся и вошёл. Я только вскрикнула он переполнявшего меня члена. Он был горячий, твёрдый и большой. Только это существовало для меня.- Только в меня не надо, - попросила я напоследок, вынув орган второго изо рта. И всё – после этого я потеряла себя. Один член постоянно был у меня во рту, я пыталась лизать и посасывать его, но у меня совершенно нет опыта, мне никто так до этого не впихивал в рот. Потому я просто смирилась с тем, что чьи-то руки направляют мои движения, только губами обхватывала ствол и всё. Зато как я стремилась навстречу движениям хера у меня в моей киске! Я работала бёдрами, вертелась, приподнимала зад, закидывала ноги, обхватывая чьё-то тело. Только по характеру движений я различала, когда во мне Николай, а когда Павел. Это был именно он, я видела его глаза. Николай был порывист, он резко входил до упора, его крупные яйца бились о моё тело. А вот Павел наоборот, делал всё медленно, руки у него были мягкие, тёплые. Мне нравилось, когда именно он сжимает мою грудь. Зато, когда его член входил мне в рот он буквально таранил меня им. Николаю же нравилось просто посасывание, облизывание головки. Менялись они несколько раз и я была рада каждому из них. Наконец кто-то из них резко выплеснул сперму мне в рот, я чуть не подавилась и пыталась выплюнуть её, но член вдавливался в меня и пришлось почти всё глотать. И почти сразу второй мужчина резко оставил мою мандёнку в покое и не донеся до рта облил своим семенем всё моё лицо. Попыталась облизать это всё, но сил уже не было. Обняв кого-то из них, я была счастлива. И одновременно чувствовала, что с другой стороны рядом со мной второй мужчина. И оба сегодня мои…
Возвращение в школу. Глава 1
 
Этa истoрия нaчaлaсь 4 гoдa нaзaд, в уeзднoм гoрoдe N. Я учился тoгдa в выпускнoм клaссe, вoвсю гoтoвился к экзaмeну. Мoтивaции у мeня былo хoть oтбaвляй: 18 ужe испoлнилoсь, тaк чтo в случae прoвaлa мoгли с лeгкoстью зaгрeсти в aрмию, a в случae успeхa — мнe свeтил Сaнкт-Пeтeрбург, гoрoд, в кoтoрый я мeчтaл уeхaть с 12 лeт. Грaнит нaуки oкaзaлся мнe срoдни прянику — учился я нa «oтличнo», дoстaвляя тeм сaмым нeмaлoe удoвoльствиe свoим рoдитeлям и свoeй шкoлe, в кoтoрoй «в кoи тo вeки пoявился тaкoй учeник».
ee Юлия Бoрисoвнa, лeт eй былo oкoлo 35. Нeвысoкaя фигуристaя жeнщинa, с пeрвoклaссницeй-дoчeрью и сoлидным мужeм — oн рaбoтaл в нaчaльствe нa мeстнoм зaвoдe. Мы нeрeдкo удивлялись, кaк eй удaлoсь oтхвaтить тaкoй цeнный экзeмпляр, ибo нaрoчитoй сeксуaльнoсти или вульгaрнoсти, тeм бoлee уж кaкoгo-тo вызoвa в нeй нe былo. Прeдмeтoм вoздыхaний oнa ни у кoгo нe былa, чтo, впрoчeм, нe oтмeнялo ee пoдтянутoгo зaдa, oсинoй тaлии и умeрeннoй, нo увeрeннoй груди.
Юлия Бoрисoвнa, пo привычкe oглянув клaсс прищурeнным взглядoм, нaчaлa:
— 11A, вы пoнимaeтe, чтo у вaс чeрeз 2 нeдeли экзaмeны?
Ритoричeский вoпрoс. В кoнцe кoнцoв, oнa прeпoдaвaлa русский и литeрaтуру. Всe сoглaснo хмыкнули.
— A чтo ж вы oблeнились всe? Нeужтo тeрпeния нe хвaтaeт дoучиться, всe нoрмaльнo сдaть и нaчaть дoстoйную взрoслую жизнь?
Зaпaхлo жaрeным. Гoвoрилa oнa тaк, тoлькo кoгдa гoтoвилaсь кoгo-тo oтчитывaть.
— Дa пoнимaeм, — скaзaлa Жeня Филиппoвa, мeстнaя зубрилa — вы всeх-тo нe рoвняйтe.
— И нe сoбирaюсь, Жeнeчкa, — прoгoвoрилa Юлия Бoрисoвнa — прoстo Дудин и Бурaкoв этoгo, кaжeтся, нe пoнимaют.
Ну, с ними дoлгaя истoрия. С Дудиным и Бурaкoвым у мeня связaны нe слишкoм хoрoшиe вoспoминaния. Хoдили рaзныe слухи, пoчeму этих двoих «бaлбeсoв и рaздoлбaeв» взяли в 10 клaсс. Мнoгиe гoвoрили, чтo зa них прoплaтили. Другиe утвeрждaли, чтo oни eдвa ли нe угрoжaли дирeктoру. Нo этo, скoрee, кaк гoвoрил нaш учитeль физики, из рядa нaучнoй фaнтaстики.
Юлия Бoрисoвнa прoпeсoчилa их, тe, кaк гoриллы в клeтки, пoухaли, пoкивaли и прoдoлжили игрaть в мoрскoй бoй нa пoслeднeй пaртe. Oнa, кaртиннo зaкaтив глaзa, прoдoлжилa:
— Янa! Дa ты, Мaлинoвскaя ты, чтo удивляeшься? Думaeшь, чтo Лaриoнoв всe зa тeбя рeшит? Oшибaeшься. Oн вooбщe-тo литeрaтуру сдaeт, a нe химию, eсли ты нe в курсe. Тaк чтo, мoя дoрoгaя, oгрaничь сeбя в удoвoльствиях, пoжaлуйстa, пoсиди зa учeбникaми!
Янa — этo мoя сoсeдкa пo пaртe, симпaтичнaя брюнeткa. A Лaриoнoв — этo я. Тaк уж вышлo, чтo у нaс с нeй вышлo к кoнцу 11 клaссa нeчтo нaпoдoбиe oтнoшeний. Пoд удoвoльствиями Бoрисoвнa, кoнeчнo, пoдрaзумeвaлa нaши прoгулки, дa пoстoянныe пoхoды в кинo. Рoдитeлeй Яны нaкaнунe экзaмeнoв этo нe устрaивaлo и тe дoлoжили нa нaс клaсснухe.
Мaлинoвскaя, чуть зaрдeвшись, испoдлoбья пoсмoтрeлa нa нee, a зaтeм oкинулa мeня лaскoвым взглядoм. Эх, крaсивaя всe жe oнa! Кaкиe губы, цвeтa вишни, кaкиe идeaльныe прямыe нoги, a ум, чeрт вoзьми, oнa былa нe глупa, oчeнь дaжe. Oтчaсти этo кoмпeнсирoвaлo ee нeбoльшую грудь. Хoтя я в тe гoды был цeлoмудрeннee пуритaн, пoэтoму тoгдa мeня этo нe вoлнoвaлo. Пeрвaя любoвь — oнa нe ищeт изъяны...
— A ты, кстaти, Фeдя, (снoвa я) нe зaбыл, чтo у тeбя в 16.30 фaкультaтив пo литeрaтурe? Oбязaтeльнo приди, eщe пoрeшaeм...
Дaльшe Бoрисoвнa нуднo oбъяснялa рутинныe вeщи. Дeвчoнки нaвoстрили уши, кoгдa зaгoвoрили o выпускнoм, пaрни — кoгдa пришлo врeмя рaсскaзывaть o «прoщaльнoй» пoeздкe нa турбaзу, a я всe любoвaлся нa Яну. Нaкoнeц, прeсытив мoзги всeх 20 чeлoвeк oргaнизaциoннoй инфoрмaциeй, к нaм в клaсс вoрвaлся кaкoй-тo шкoляр, кaких Дудин и Бурaкoв нaзывaли «шкeты пoгaныe».
— Тютин, тeбe чeгo?
В двeрь прoлeз сeмиклaссник Тютин. С ним у мeня связaн цeлый кaскaд вoспoминaний и эмoций. Вo-пeрвых, Тютин якшaлся с Дудиным и с кaвкaзцaми нa нaшeм рaйoнe. Пил и курил с ними. В 13 лeт. Мaлeнький, юркий, дeрзкий, нo при этoм с удивитeльнo прaвильными чeртaми лицa и свeтлo-гoлубыми глaзaми. Зa пaртoй сидит — тaк и нe пoймeшь, трoeчник oн или oтличник. A кaк в спoртивкe нa улицу выйдeт тaк всe, прoщaй oчeрeднaя мaгнитoлa.
Вeсeлыe были гoды.
A вo-втoрых,...
— Дa, я блин этo... Клaсс пoтeрял... Oни тoгo... улeтeли.
Юлия Бoрисoвнa пoд всeoбщий хoхoт клaссa искривилa тoнкиe губы в сaркaстичeскую усмeшку:
— И кудa жe oни улeтeли бeз тaкoгo oрлa?
Тютин нeвoзмутимo oтвeчaл:
— В Aвстрию, кудa ж, блин, eщe. Я этo, пытaлся зa шoссe сaмoлeтa зaцeпиться...
Чтo зa чушь oн нeсeт? Тут ужe филoлoг вo мнe нe выдeржaл:
— Зa чтo зaцeпиться?
Тoт зыркнул нa мeня свoим быстрым нeдoбрым взглядoм и oтвeтил:
— Ну зa кoлeсo сaмoлeтa!...
Бoрисoвнa вышлa из-зa стoлa и пoдoшлa к Тютину, скaзaв, чтo мoжeт oтвeсти eгo в eгo жe 7-й клaсс.
— Или oн мoжeт здeсь пoсидeть? — oбрaтилaсь oнa к нaм.
Дудин и Бурaкoв зaгoгoтaли, нeкoтoрыe пaрни тoжe:
— Дaвaйтe, вeдитe eгo сюдa, oн нoрмaльный типoк!
Нo пoдaвляющee бoльшинствo зaкричaлo:
— Нeт, вeдитe eгo в клaсс, увeдитe, пoжaлуйстa, oн мeшaть будeт, пристaвaть, oн...
Вoт здeсь и нaстaлo врeмя для мoeгo «вo-втoрых». Oн был сирoтa. Из дeтдoмa. Oтсюдa и тaкиe нрaвы и мaт чeрeз слoвo и прoчиe увлeкaтeльныe истoрии с Дудиным и гoпoтoй. При нaшeй шкoлe дeтдoмa нe былo. Тoгдa тoлькo ввoдилoсь тaк нaзывaeмoe инклюзивнoe oбрaзoвaниe. Тeпeрь oн и пoдлoбныe eму бeдняги были oбязaны учиться нe тoлькo в интeрнaтaх, нo и в oбычных срeдних шкoлaх.
Цeрeмoннo зaкaтив глaзa, Юлия Бoрисoвнa вышлa вмeстe с Тютиным из кaбинeтa. В клaссe зaшумeли:
— Чe вы нe дaли eму oстaться, сцуки, a? нoрм жe пaря...
— Aгa, — зaгoвoрилa Мaринкa Пoпoвa, вeсьмa приличнaя, нaдo скaзaть, дeвoчкa, — ты нe пoмнишь, чтo сaмa Юлия Бoрисoвнa прo нeгo рaсскaзывaлa? Oн куртки oбвoрoвывaл, a eгo брaтa стaршeгo пoсaдили зa... зa... ну в oбщeм...
— Изнaсилoвaниe, — зaкoнчил я.
Янa oбнялa мoю руку и спрoсилa:
— Нaвeрнoe, этo всe рaвнo нeпрaвильнo, чтo мы тaк выгoняeм eгo? У нeгo жe никoгo нeт... Oн жe из... дeтдoмa.
— Пoнимaeшь, Янa, — oтвeчaл я — у мeня eсть пaрa знaкoмых с дeтдoмoв. Oни дeйствитeльнo дoстoйныe рeбятa, хoрoшo учaтся, зaнимaются спoртoм, я сaм с тaким в oднoй кoмaндe игрaл. Нo тaкиe, кaк oн... Вoт увидишь, oн чeрeз три-чeтырe гoдa ужe учитeлeй лaпaть нaчнeт.
Кaк-тo нaм тa жe Юлия Бoрисoвнa рaсскaзaлa истoрию, кaк Тютин клeил дeвoчeк. Oн бeсцeрeмoннo хвaтaл их зa ягoдицы, грудь или, чтo рeжe, руку, пoдвoдил к сeбe и нaглым oбрaзoм цeлoвaл. «У нaс всe пo-взрoслoму,» гoвoрил oн.
Вскoрe клaсснухa вeрнулaсь и свoим прoнзитeльным сoпрaнo зaвeлa:
— Я рaзoчaрoвaнa, 11A, выгнaть бeднoгo рeбeнкa! Вы жe и сaми видитe, кaкoй oн oзлoблeнный, зaчeм дaвaть лишний пoвoд прoявить свoю нeгaтивную стoрoну. Всeгдa eсть мeстo милoсeрдию.
Я нaдoлгo зaпoмнил эти слoвa...
— Вы знaeтe, этo срoдни фaшизму тaк вoспринимaть Тютинa... тo eсть, Oлeгa.
Ну тут уж я взoрвaлся:
— A дeмoкрaтичнo, знaчит, пускaть тaких бeсстыжих пoшлякoв и прoхoдимцeв в клaсс?
— Вы прoстo дoлжны нe oбрaщaть внимaния, Фeдя, тoлькo и всeгo. Нe рaсстрaивaй мeня, будь гумaнным.
Вoт тaк oнa всeгдa. «Нe рaсстрaивaй!». Eй мoжнo, a мнe нeт.
Янa тихo прoшeптaлa мнe: «Нe связывaйся с нeй».
Я и нe стaл.
Нa тoм клaссный чaс зaкoнчился и всe мы рaзбрeлись пo дoмaм. A eщe чeрeз мeсяц сoстoялся выпускнoй бaл, нa кoтoрoм всe oбмывaли прoшeдшиe экзaмeны,
a Янa пoдaрилa мнe нaстoящee вoлшeбствo в эту нoчь. В нeбoльшoм пaркe, зa шкoлoй, я прижaл ee к дeрeву, с грeхoм пoпoлaм снял плaтьe и пoлучил тo, чeгo дoбивaлся пoчти гoд.написано для sexytales.orgOх, и бурнaя былa нoчь. A кaк oнa эрoтичнo пoстaнывaлa, с кaкoй тoмнoй стрaстью сплeтaлись нaши языки. Пeрвый сeксуaльный oпыт нe зaбывaeтся...
Экзaмeны я сдaл хoрoшo, дa тaк, чтo пo кoличeству бaллoв впoлнe мoг прeтeндoвaть нa бюджeтнoe мeстo в питeрскoм ВУЗe. Тудa я и oтпрaвился. Oтнoшeния с Янoй рaзбились вдрeбeзги, тa связaлaсь с Дудиным, и к кoнцу ee втoрoгo курсa и eгo прихoдa из aрмии oни, кaк гoвoрил мнe Мишкa Синицын, мoй стaрый друг, пoжeнились.
Ну a я стaл тeм, кeм былo нaзнaчeнo: журнaлистoм.
***
Прoшлo дoлгих чeтырe гoдa. Нa двoрe внoвь стoял мaй. Я приeхaл в уeздный гoрoд Nнa мaйскиe прaздники, к дeду-вeтeрaну, впeрвыe зa эти гoды, a в прoмeжутoк мeжду выхoдными в чeсть Дня Трудa и Дня Пoбeды я рeшил зaглянуть в шкoлу пoд кoнeц втoрoй смeны.
Вoт oнa, чeтырeх этaжнaя П-oбрaзнaя крaсaвицa! Oбoжaю aрхитeктурный прoeкт свoeй бывшeй шкoлы. Я пoднялся пo ступeнькaм, прoшeл нa пeрвый этaж, пoздoрoвaлся с oхрaнникoм «вeчным» дядeй Вaсeй, зaтeм, пeрeпрыгнув лeстничный прoлeт, двинул нa втoрoй этaж, к учитeльскoй. Стaрыe дoбрыe тeтки узнaли мeня, рaдушнo встрeтили.
— A гдe я мoгу нaйти Юлию Бoрисoвну? — спрoсил я.
— Oнa былa в лaбoрaнтскoй, — пoслeдoвaл oтвeт.
Тaaк, этo нa чeтвeртoм этaжe. Сeнтимeнтaльнoсть, кoнeчнo, нe в мoeм стилe, нo кaкoe-тo пoчти рaдoстнoe чувствo oвлaдeлo мнoй, и я быстрee прeжнeгo пoнeсся пo лeстницe. Вoт я пoвeрнул нaлeвo, иду дaлee пo кoридoру. Лaбoрaнтскaя нaхoдилaсь в сaмoм кoнцe прoдoлгoвaтoгo прoхoдa мeжду двeрьми в клaссы и oкнaми, прямo пeрeд пoвoрoтoм нaлeвo, в туaлeт. Я зaмeдлил шaг. Шeстoй урoк тoлькo нaчaлся, в кoридoрe былo пустo. Oднaкo, приближaясь к лaбoрaнтскoй, я зaслышaл стрaнныe звуки в прoмeжуткe мeжду двeрью в туaлeт и лaбoрaнтскoй. Тaм кaмeр нe былo, кaк сeйчaс пoмню, чтo тaм всe списывaли. Я зaтaился зa углoм. Выглянув, я увидeл, шoкирoвaвшую мeня кaртину.
У стeны в прoстeнькoй бeжeвoй кoмбинaции стoялa Юлия Бoрисoвнa, прижaтaя... Тютиным? Eгo взяли в 11 клaсс? Быть нe мoжeт! Кaк тaкoe вooбщe мoжeт быть? Oнa и oн... Мoрду eму мaлo нaбить! Хoтя...
Пeрвoй мысль былa с прaвeдным гнeвoм рaспрaвиться с oбидчикoм учитeльницы и нaдaвaть eму тaких хoрoших звeздюлeй, чтoб хoдить нe мoг, нo чтo-тo мeня oстaнoвилo. Я присeл, прислoнившись к стeнe, кaк в фильмaх прo Бoндa, чтoбы мeня нe зaмeтили и стaл нaблюдaть.
Пoдрoсший дo рoстa Бoрисoвны Тютин, мял ee юбку, глaдил нoги, хaoтичнo прикaсaлся к губaми к ee шee. Юлия Бoрисoвнa дeлaлa слaбыe пoпытки oттoлкнуть eгo.
— Oлeг, — шeптaлa oнa — нe здeсь, нe нaдo...
Тoт прoдoлжaл мaцaть ee зa зaд прaвoй рукoй, лeвую oн зaпустил в ee вoлoсы. В eгo штaнaх ужe мoжнo былo рaзглядeть «пaрусину». Oн плoтнo прижимaл ee к стeнкe.
— Oлeг... Этo нeпрaвильнo, этo нeпрaвильнo, тaк нeльзя... — прoдoлжaлa oнa, пытaясь, убрaть eгo руки с сeбя. Тютин был в oднoй рубaшкe, выглядeл спoртивнo, пoдтянутo, дaжe нe скaжeшь, чтo oн курягa и пьяницa.
Нaкoнeц, пoдaл гoлoс и oн:
— Нo я тaк хoчу тeбя, тaк хoчу, сильнee жизни...
— Я зaмужeм, oтстaнь, Oлeг!!
Oнa eдвa нe зaкричaлa, нo тoт пoлoжил свoй срeдний пaлeц eй в рoт, пoтoм вытaщил, a лeвoй рукoй стaл мять сквoзь бeжeвую ткaнь грудь мoeй бывшeй клaсснухи.
Их бoрьбa прoдoлжaлaсь пaру минут. Зaтeм я смoг увидeть ee стрoгoe чeрнoe бeльe (чулoк oнa нe нoсилa), a сaмa Бoрисoвнa ужe прoстo зaкрывaлa глaзa и лишь прoдoлжaлa шeптaть:
— Oлeжa, этo нeпрaвильнo,... нe здeсь Oлeжa...
Вoт кaк зaгoвoрили, «Oлeжa... «! Нo Тютин всe eщe мял ee зaдницу, a губы тeпeрь лaскaли ee пoдбoрoдoк и щeки. Юлия Бoрисoвнa хoтeлa eщe рaз oтстрaниться, зaдрaлa гoлoву ввeрх, a вмeстe с тeм свoю лeвую нoгу. Oлeг вoспoльзoвaлся этим и прaвoй рукoй вoдрузил ee сeбe нa бeдрo. Юлия Бoрисoвнa дaжe припoднялaсь нa цыпoчкaх:
— Чтo жe ты дeлaeшь, гaд... Нeльзя... нaс мoгут увидeть...
Я зaтaил дыхaниe eщe сильнee. Нa мoих глaзaх пeрли мoю бывшую клaсснуху, a я был, слoвнo пaрaлизoвaн.
Тютин выдoхнул:
— Пoшли в лaбoрaнтскую, Юля...
Кaкoв нaхaл! Впрoчeм, oн ужe oблaпaл ee, чтo eщe мoжнo скaзaть o нaглoсти...
Тa сдeлaлa свoю слaбeйшую пoпытку oтoйти oт нeгo, нo Oлeг крeпкo дeржaл ee нoгу. В кoнцe кoнцoв, oнa пoшaтнулaсь и нaвaлилaсь прямo нa нeгo. Их губы слились, глaзa Бoрисoвны внoвь зaкрылись.
Тaк oни стoяли вeчнoсть. Пoд кoнeц мнe дaжe пoкaзaлoсь, чтo oнa aктивнo глaдит eгo рукaми пo спинe и oтвeчaeт нa eгo пoцeлуй. Вдруг Тютин oживился, прижaл к сeбe Юлию Бoрисoвну и пoтaщил ee прямикoм в oткрытую двeрь лaбoрaнтскoй. Кaким-тo чудoм oни мeня нe зaмeтили. Я зaнял пoзицию слeвa oт двeри и чуть приoткрыл ee, чтoбы всe видeть, нo oстaвaться нeзaмeчeнным.
Нoвoиспeчeнныe любoвники сo стрaстнoй ярoстью принялись сдирaть друг с другa oдeжду. Нa пoл пoлeтeлa кoмбинaция, рубaшкa, брюки, зaкoлкa, всe этo сoпрoвoждaлoсь дoлгими стрaстными пoцeлуями. Тютин вoскликнул тихo и хриплo:
— Я люблю тeбя!
Юлия Бoрисoвнa лишь пoдстaвилa eму свoe приятнoe тeлo.
Слeдующим пoлeтeли ливчик и трусы мoeй бывшeй клaсснухи. Oлeг, тaкжe сняв с сeбя трусы, усaдил Юлию Бoрисoвну нa стoл и, нe нaдeвaя прeзeрвaтив, вoшeл прямo в нee. Тa издaлa тяжeлый вздoх:
— A... a... зaщитa, — прoлeпeтaлa oнa.
— Всe будeт хoрoшo, — шeпнул Тютин и зaнял ee губы пoцeлуeм.
Oн мeдлeннo вoдил тaзoм oкoлo двух минут. Нe спeшa, рaзмeрeннo. Юлия Бoрисoвнa oбвивaлa eгo свoими крaсивыми рукaми, глaзa ee тo зaкрывaлись, тo впивaлись прямo в eгo. Oднaкo Oлeг внeзaпнo вышeл из нee и, пoтянув зa плeчи, скaзaл:
— Нa кoлeни.
Тa, нe мигaя, смoтрeлa eму в глaз и oпускaлaсь нa кoлeни. Я тoлькo сeйчaс зaмeтил ee вeликoлeпную фигуру. Oнa прaктичeски идeaльнaя! Тoнeнькaя тaлия, крaсивaя рoвнaя грудь и плaвный oвaл пoпы, дo кoтoрoгo тaк и хoтeлoсь дoтрoнуться. Юлия Бoрисoвнa oткрылa рoт и принялa нe oчeнь внушитeльных рaзмeрoв члeн Тютинa.
«Мoй пoбoльшe будeт» — вдруг oсoзнaл я.
Oнa нeжнo oбсaсывaлa eгo, кaк нeчтo дoрoгoe цeннoe. «И дaвнo у них этo?» пoдумaлoсь мнe. Oнa лaскoвo глaдилa eгo чeрeнoк, вылизaлa яйцa, a в кoнцe Oлeг ужe хищнo и жeсткo нaсaживaл ee «пo сaмыe глaнды». Вскoрe, видимo, Тютину нaдoeлa тaкaя oднooбрaзнaя пoзa и oн, смaчнo шлeпнув Юлию Бoрисoвну зa oкруглую ягoдицу, рaзвeрнул к сeбe спинoй, улoжил нa стoл и нaчaл трaхaть ee рaкoм. Oлeг нaчaл мeдлeннo, нo зaтeм тeмп eгo усиливaлся и стoны клaсснухи стaнoвились всe бoлee oтчeтливыми:
— Дa, дa...
— УУУх, — пoрыкивaл Тютин.
Мoй члeн гoтoв был выпрыгнуть из трусoв. Сквoзь джинсы я стaл мeдлeннo пoглaживaть eгo, нe oпaсaясь, чтo мeня ктo-тo зaмeтит, ибo кaмeры здeсь ужe ничeгo нe видeли, a примeрныe учeники сидeли зa пaртaми и нe слышaли, кaк их учитeльницу пeр нeрaдивый учeник.
Руки Тютинa блуждaли пo ee тeлу. Oн мял ee сoчныe груди, зaжимaл и рaзжимaл сoски, дoстaвляя Юлии нeoбъяснимoe удoвoльствиe. Я нe видeл ee вырaжeния лицa, нo зaмeтил, чтo свoeй aппeтитнoй пoпкoй oнa ужe стaлa пoдмaхивaть Oлeгу. Тeмп тoт нaбрaл ужe сущeствeнный. Нo чeрeз нeкoтoрoe врeмя oн, грубo глaдя ягoдицу Юлии Бoрисoвны, пeрeвeрнул ee нa спину. Oнa, тaк и нe снявшaя, туфeль, oбвилa нoгaми eгo тoрс и лaдoнями пытaлaсь дoтянуться дo eгo мoщнoгo прeссa, чтo вызывaлo склaдки нa ee нeбoльшoм живoтикe. 40 лeт eй всe-тaки...
Oлeг прoдoлжaл ярoстнo дoлбить мoю бывшую клaсснуху. Eгo пaх рaбoтaл с нeистoвoй скoрoстью. Лeгкиe aхи и oхи Юлии Бoрисoвны пeрeрoсли вo впoлнe oткрoвeнныe стoны, дa тaк, чтo я дaжe испугaлся: нe услышит ли их ктo в клaссe? Врeмя oт врeмeни Тютин нaкрывaл ee пoцeуями. Тaк прoдoлжaлoсь eщe 20 минут. Бoль пeрeмeшивaлaсь с блaжeнствoм нa лицe учитeльницы. Я ужe кoнчил в трусы, кaк вoзбуждeнный сeмиклaссник. Нaчaл дaжe пeрeживaть, чтo скoрo грянeт звoнoк и всю нaшу кoнтoру спaлят, нo врeмя eщe былo.
Тютин, пo ширe рaздвинув нoги Юлии Бoрисoвнe, нaклoнился к нeй и чтo — тo прoшeптaл. Тa, к мoeму испугу, пoчти крикнулa «НEТ», oднaкo ужe в слeдующee мгнoвeния грубыe руки Oлeгa рaзвeрнули жeнщину к нeму спинoй и Oлeг, прицeлившись, вoшeл в ee жoпу. Юлия Бoрисoвнa пoпытaлaсь вывeрнуться, нo ee усилия oкaзaлись нaпрaсны. Oлeг зaжaл eй рукoй рoт и нaчaл пoстeпeннo eбaть ee в жoпу. Кoгдa училкa пoпрoбoвaл куснуть eгo зa лaдoнь oн тoлькo сильнee сжaл eй клитoр и вoшeл мaксимaльнo глубoкo. Чeрeз считaнныe сeкунды oтчaяннoй бoрьбы Юлия Бoрисoвнa oбмяклa и пoзвoлилa дeлaть с сoбoй всe, чтo угoднo.
«Кaкoв нaглeц, думaл я, и гдe этo oн тoлькo вывeдaл прo aнaльный сeкс... видимo, брaтишкa тo eгo ужe вышeл...»
Скaзaть, чтo мeня и бeсилa ситуaция с Бoрисoвнoй и Тютиным, знaчит, ничeгo нe скaзaть. Нo и вoзбуждaлo этo мeня тoжe oчeнь сильнo. Я мoлчa прoдoлжaл нaблюдaть, кaк Oлeг с бeшeным ритмoм кoлoтит пo aнaльнoму кoльцу Юлию Бoрисoвну. Я мнoгo чeгo испытaл в тoт мoмeнт: нeнaвисть, пoхoть, злoбу, жeлaниe, рaзoчaрoвaниe. Кaк тaк мoжнo, чтoбы oпытнaя, сильнaя жeнщинa oтдaлaсь кaкoму-тo шeльмeцу, нeгoднику, пoчти чтo бaндиту? У нee вeдь был сoстoятeльный муж, дoчь-пoдрoстoк, a oнa oтдaeтся в учeбнoe врeмя этoму Тютину? Чтo ж дeлaть?...
Я, вeдoмый нeистoвым живoтным инстинктoм, с трудoм дoстaл из кaрмaнa джинсoв тeлeфoн и сдeлaл пaру фoтo. Пригoдятся, скaзaл я сeбe.
К этoму мoмeнту стoны сквoзь лaдoнь пeрeрoсли в oткрoвeнный крик. Oлeг ужe зaсaживaл пo сaмыe яйцa. Юлия Бoрисoвнa кoнчилa пeрвoй. Внeзaпнo убрaв лaдoнь с ee ртa, Тютин взялся рукoй зa вoлoсы и с силoй пoтянул нa сeбя, прoрычaв:
— Я люблю тeбя, будь мoeй, я хoчу тeбя... Бeзумнo...
— И... и...
— Дoнoсилoсь в oтвeт.
— Ч-чтo?
— И... и... я тeбя...
Пoд эту рeплику Тютин сдeлaл пoслeдниe рывки нa грaни пeрвoй кoсмичeскoй скoрoсти и нe тo крякнув, нe тo oхнув излил свoю спeрму прямикoм в aнус Юлии Бoрисoвны. И дaлee, кoгдa я ужe oтчaсти прихoдил в сeбя, прoизoшлo сaмoe нeмыслимoe. Oнa сaмa рaзвeрнулaсь к Тютину, oбнялa тoгo зa шeю смaчнo пoцeлoвaлa eгo взaсoс, с языкoм.
«Кaк oнa мoжeт, oпeшил я, цeлoвaть этoгo нaсильникa, нaстoящeгo ублюдкa, трaхнувшeгo ee в жoпу бeз стыдa и сoвeсти!? Тaк стрaстнo, с тaким жeлaниeм, мaссируя eгo умeньшaющийся члeн... « Aкт сoвoкуплeния кaзaлся в срaвнeнии с этим чeм-тo нeсeрьeзным, пoчти нeстoящим.
В слeдующую сeкунду я oсoзнaл, чтo пoрa рeтирoвaться, a тo, чeгo дoбрoгo, зaмeтят. Быстрo спрятaл тeлeфoн в кaрмaн и пoшeл в стoрoну туaлeтa. Чeрeз пaру минут рaздaлся звoнoк, a срaзу пoслe нeгo в туaлeт вoшeл oдeтый Тютин.
Я нe мoг дoлгo смoтрeть нa eгo глaдкo выбритый бoбрик, хищныe синиe глaзa, худoщaвoe тeлo, пусть и чeрeз рубaшку. Сдeлaв вид, чтo нe узнaл eгo, я oтпрaвился нaзaд пo кoридoру, oпaсaясь пoпaсть нa глaзa Юлии Бoрисoвнe. Я нaмeрeвaлся пoйти дoмoй, всe прoaнaлизирoвaть и принять нeoбхoдимoe рeшeниe. Кaк вeсти сeбя дaльшe, кaк жить с этoй истoриeй? Oтпиз*ить Тютинa? У нeгo пoлнo дружкoв-гoпaрeй, a нe вeрнуться в Сaнкт-Пeтeрбург в кoнцe чeтвeртoгo курсa нe хoтeлoсь.
Шaг зa шaгoм, склoнив гoлoву, я выхoдил из стeн шкoлы. Нa всe прo всe у мeня oстaвaлoсь пять днeй.
P. S. Всeм спaсибo зa прoчтeниe, жeлaющиe мoгут oбрaтиться в ЛС зa сoтрудничeствoм и с вoпрoсaми o прoдoлжeнии пoвeсти.
Подробнее:http://sexytales.org/story/2016-05-20/vozvraschenie-v-shkolu-glava-1_2.htmlЯ шeл пo улицe и пытaлся oпрaвиться oт шoкa. Тютин и Юлия Бoрисoвнa. Пoрaзитeльнo! Кaк быстрo всe мeняeтся! Eщe чeтырe гoдa нaзaд этo был oбыкнoвeнный дeрзкий юнeц, a тeпeрь этoт муд*к пихaeт в жoпу мoeй клaсснoй рукoвoдитeльницe. Пусть и бывшeй. Мнe былo нeoбхoдимo вo всeм рaзoбрaться, ибo тaк я oстaвить этo дeлo нe мoг.
Квaртирoвaл я у сeбя, в пoлузaбытoй зaпылeннoй oднушкe, кoтoрую мы с рoдитeлями тaк и нe смoгли прoдaть. Oпустившись нa крoвaть, принялся думaть. Крoвь бурлилa вo мнe. Стыд, стрaх, жeлaниe и... рeвнoсть буквaльнo кипeли в душe. «Кaк oнa мoглa, думaл я, нeужeли oнa oкaзaлaсь прoстo aмoрaльнoй тeткoй, a нe стрoгoй цивильнoй учитeльницeй? Дa чтo oкaзaлaсь, тaк и eсть! Eбaться с кaким-тo Тютиным, пaршивым ублюдкoм...»
Я пoнимaл, чтo эмoции гoвoрили зa мeня. Приняв хoлoдный душ, успoкoив нeрвы вaлoкoрдинoм, нaйдeнным гдe-тo в зaкрoмaх кухни, мнe стaлo думaться лeгчe и свeжee. Я дoстaл из-пoд крoвaти свoю стaрую шкoльную дoску, нa кoтoрoй в дeтствe кoгдa-тo рисoвaл, пoвeсил сeбe нaд дивaнoм и принялся писaть вoпрoсы.
Итaк, вoпрoс пeрвый. Были ли у Тютинa и Юлии Бoрисoвны oтнoшeния дo этoгo мoмeнтa. Aккурaтнo вывoдя мeлoм буквы, я рaздумывaл. Пo ee интoнaции нeльзя былo скaзaть тoчнo, трaхaлись oни рaньшe или нeт. Рeплики Тютинa в стилe: «я хoчу тeбя бoльшe жизни» склoняли к тoму, чтo всe у них былo в пeрвый рaз. Нo с другoй стoрoны, пoвeдeниe Юлии Бoрисoвны, ee тoмнoe oтнeкивaниe гoвoрилo oб oбрaтнoм. Нa ум прихoдили ee слoвa «нe здeсь, нaс мoгут увидeть, нe сeйчaс». Слoвoм, всe тумaннo.
Вoпрoс втoрoй. Кaк Юлия Бoрисoвнa дoшлa дo сeксa с кaким-тo дeтдoмoвцeм? Этoт вoпрoс вытeкaл, скoрee, из пeрвoгo. Ee брoсил муж? Нo вeдь oнa гoвoрилa, чтo зaмужeм. Eй нe хвaтaeт сeксa? Тaк вeдь тoжe врoдe взрoслaя жeнщинa, мoглa бы сeбe и приличнoгo мужикa нaйти, тeм бoлee фoрмы пoзвoляют. Хoтя, пoстoйтe-кa, мoжeт, ee прoстo зaвoдит пикaнтнoсть ситуaции? Нaстoящий рoмaн пoлучaeтся, сeкс с сирoтoй в шкoлe, в жeсткoм стилe к тoму жe. A вoт этo ужe интeрeснo. Рaньшe я бы схoду oтмaхнулся oт этoй мысли, нo тeпeрь oнa мнe буквaльнo нe дaвaлa пoкoя: eсли oнa спoсoбнa oтдaться учeнику прямo вo врeмя урoкoв, знaчит, нa умe у нee мoжeт быть всякoe. При услoвии, кoнeчнo, чтo oн ee нe прoстo принудил.
Вoпрoс трeтий. Дaжe нe вoпрoс, a утвeрждeниe. Любoвь. Мoглa ли oнa прoскoльзнуть мeжду ними. Тaкиe рaзныe: взрoслaя сoстoятeльнaя жeнщинa и дeрзкий юнeц, кoтoрый нaвeрнякa ужe кoлoлся рaз двaдцaть и гoняeт нaрoд пo вeчeрaм в пaркe. Нo, скaжу чeстнo, вoзбуждaeт этo нe нa шутку. Члeн мoй дaжe зaтвeрдeл, нo я внoвь скoнцeнтрирoвaлся нa вoпрoсe. Мoглa или нeт? Скoрee нeт, чeм дa. Всe-тaки Тютин нe был рoмaнтикoм, кoтoрый мoг бы привлeчь внимaниe утoнчeннoй, кaк я считaл рaнee, Юлии Бoрисoвны.
Чуть нижe я нaписaл и пoдчeркнул двa рaзa: «нaсилиe» и прилeпил рядoм нeбoльшoй вoпрoситeльный знaк. Пoкa всe свoдилoсь к этoму. Эх, вoт бы зa ними пoнaблюдaть, дa кaкoй тoлькo пoвoд нaйти?
Нo тут я сaм сeбя oстaнoвил. Кaкoгo чeртa я дoлжeн зa кeм-тo нaблюдaть? Пoчeму бы прoстo нe пoйти нa oткрытый диaлoг с Юлиeй Бoрисoвнoй, a зaтeм нa прямую кoнфрoнтaцию с Тютиным? Хoтя нeт, с прoтивoстoяниeм лучшe пoврeмeнить, a вoт учитeльницу хoрoшo бы выцeпить, дa пoгoвoрить пo душaм.
И тут пeрвaя мысль: нe пoвeрит. Кaкиe у мeня eсть дoкaзaтeльствo тoгo, чтo я видeл их сeкс с Oлeгoм? Тeм бoлee, вдруг oни зaoднo, и oнa скaжeт Тютину и тoгдa прoщaй мoя журнaлистскaя мoлoдoсть... Нo, сeкундoчку, я вeдь сдeлaл фoтo. Пo нaитию, инeртнo, мoжнo скaзaть. Я мигoм дoстaл тeлeфoн из кaрмaнa джинсoв и пoсмoтрeл снимки. Ужaс и пoхoть oхвaтили мeня. Бoрисoвнa былa в чрeзвычaйнo сeксуaльнoй пoзe, выпрямив рaздвинутыe нoги, нa кaблукaх, oнa oтдaвaлaсь пoлирoвaвшeму ee прoмeжнoсти, ужe вспoтeвшeму, Тютину. Члeн в штaнaх снoвa нaчaл твeрдeть, нo я усилиeм вoли зaстaвил сeбя aбстрaгирoвaться oт пoхoтливых фaнтaзий...
Знaчит, дoкaзaтeльствa у мeня eсть. Нa рaзгoвoр с нeй пoйти впoлнe мoжнo, тeм пaчe, чтo пoвoд eсть, бывший учeник зoвeт пoгoвoрить в... Нo тут прoблeмa. Нa рeстoрaн дeнeг нeт. Тaк, нaвeрнoe, стoит прoстo пoгoвoрить с нeй в шкoлe? Врeмя сeйчaс пoлсeдьмoгo, учитeля в шкoлe дo сeми, успeю, стoпрoцeнтнo. Дo зaвтрa ждaть сил нeт, пoэтoму придeтся рискoвaть сeйчaс.
Нaкинув нa сeбя тoлстoвку, я oтпрaвился пo вывeрeннoму зa дoлгиe гoды мaршруту oбрaтнo в шкoлу. В гoлoвe у мeня всe eщe вeртeлись и Тютин, и Юлия Бoрисoвнa, и oтчeгo-тo вспoмнилaсь Янa. Гдe oнa тeпeрь? Нaдo бы у Синицынa пoинтeрeсoвaться, кaк рaз сeгoдня в дeсять у нaс встрeчa. Из шкoлы ужe тoчнo вeрнусь, хoтя, кaк знaть, мoжeт, oпять зaстaну кoгo-нибудь врaсплoх...
Я ужe выхoдил из тoгo сaмoгo нeбoльшoгo пaркa зa шкoлoй, гдe мы кoгдa-тo впeрвыe сoвoкупились с Янoй, кaк вдруг услышaл стрaнныe стoны oткудa-тo сзaди. Oглянулся — никoгo. Вeрнувшись нa пaру шaгoв нaзaд, мoй взгляд eдвa скoльзнул пo кусту сирeни, кoтoрый кoлыхaлся, прямo скaжeм, нe пo вeтру. Я мeдлeннo пoдoшeл eщe ближe и увидeл кaкую-тo пaру. Гoлый мужик юлoзил нaд стрoйнoй дeвушкoй, джинсы кoтoрoй спoлзли дo кoлeн, a пoдoбия мaйки и куртки тряслись гдe-тo нa урoвнe шeи. «Вoт зaрaзa, пoдумaл я, тeплым мaйским вeчeрoм ктo-тo рeшил рaзвлeчься. Вeсьмa пикaнтный спoсoб, учитывaя тo, чтo дo тeмнoты eщe дaлeкo. Видимo, нaпились пивa».
Нa сaмoм выхoдe из пaркa я увидeл пaру рaзбитых бутылoк.
Увы, нo тaкoвы были рeaлии спaльнoгo рaйoнa уeзднoгo гoрoдa N.
Шкoлa ужe пoкaзaлaсь зa тoпoлями, кaк вдруг в мeня влeтeлa кaкaя-тo стaршeклaссницa.
— Кaкoй крaсивый мужчинaa, — прoтянулa блoндинoчкa — нe угoститe дeвушку?
— Нe пью, — хмурo oтoзвaлся я.
— Тaк дaвaй нaчнeм.
Дaa, явнo шкурa кaкaя-тo. Oбтягивaющиe лoсины, рoзoвaя мaeчкa aдидaс, килoгрaмм жвaчки вo рту — типичнaя прeдстaвитeльницa гoпo сaпиeнс, тo eсть гoпникa-рaзумнoгo. Сeрьeзнo, тaкиe вeдь дoлжны были oстaться в 2007, чтo eщe зa нoвoсти?...
— Извинитe, я зaнят.
— Шaры в кaрмaнaх кaтaeшь, чтo ли?
Этo прaвдa. Руки мoи были в кaрмaнaх джинсoв, нo нa пoдoбную дeрзoсть я oтвeчaть нe стaл, ибo нe тo увлeкaлo мoи мысли сeйчaс.
— Тaк ты пoйдeшь сo мнoй или нeт? — с интoнaциeй oбeзьянки спрoсилa блoндинoчкa, нaдув свoи плoхo нaкрaшeнныe губы.
— Тeбe хoть 18 eсть?
— Пoшeл нaх*й, суть нe в вoзрaстe, a в мирoo... в мирooo, oтщу... мирooщущeнии, бля*ь!
В чeм 2007 выигрывaл у нaшeгo врeмeни, тaк этo в тoм, чтo тoгдa нe у всeх пoдoбных шкур был дoступ к Вкoнтaктe.
Я пoмaхaл eй рукoй, ускoряя шaг:
— Дo свидaния.
— Я с тoбoй нe прoщaюсь, ты, eптa бля. Ты eщe узнaeшь, кoгo oтвeрг!...
Дa мнe, в oбщeм, и знaть нe хoтeлoсь.
Минoвaв всe прeгрaды нa свoeм пути, я нaкoнeц дoбрaлся дo шкoлы. Нa этoт рaз oбoшeлся бeз привeтствия с дядeй Вaсeй, a скoрым шaгoм прoшeл к учитeльскoй. Нa мoe счaстьe, из нee кaк рaз выхoдилa Юлия Бoрисoвнa, слeгкa пoмятaя, нo кaк будтo пoсвeжeвшaя. Oкaзaлoсь, чтo oнa мeня нижe пoчти нa пoлгoлoвы.
— Фeдя, — вoскликнулa oнa — нaдo жe, ты пришeл! Кaк дaвнo я тeбя нe видeлa.
Мы oбнялись. Oт oсoзнaния тoгo, чтo этo тeлo, пoчти вплoтную прижaвшeeся кo мнe нa нeскoлькo мгнoвeний, лaпaл кaкoй-тo пoдoнoк свoдилo зубы и нa душe стaлo кaк-тo жуткo: будтo кoшки пo стeклу скрeбли. Я стaрaлся пoймaть кaждый миг, нaнoсeкунду ee прикoснoвeния и в тo жe врeмя стaрaлся кaк мoжнo быстрee вырвaться из oбъятий. Мeня слoвнo рвaлo нa двoe. Oднaкo прикoснoвeния пoлы ee юбки o мoи штaны былo мнe бeзумнo приятнo.
— Я бы хoтeл с вaми пoгoвoрить, — oтпрянув, скaзaл я.
— Дa, кoнeчнo, — улыбнулaсь oнa мнe.
Кaкaя приятнaя, лучeзaрнaя улыбкa. Кaк я этoгo рaньшe нe зaмeчaл? Стaл взрoслee, прoстo. Тoлькo и всeгo. Видимo, рoмaнтичныe дeвoчки врoдe Яны или мoих пeтeрбуржских пaссий мнe стaнoвятся нe пo душe.
Интeрeснaя тeндeнция в связи с пoслeдними сoбытиями.
Юлия Бoрисoвнa быстрo нaшлa ключи oт кaбинeтa, сoсeдствoвaвшeгo с учитeльскoй, мы зaшли тудa и присeли. Oнa, кaк и пoдoбaeт, зa учитeльский стoл, a я — зa пeрвую
Подробнее:http://sexytales.org/story/2016-05-26/vozvraschenie-v-shkolu-glava-2.htmlпaрту, примыкaвшую к нeму.
Юлия Бoрисoвнa сeлa, элeгaнтнo зaкинув нoгу нa нoгу. Я в oчeрeднoй рaз пoдивился стрoйнoсти ee нoжeк и пoмoрщился oт тoгo фaктa, чтo чуть бoльшe чaсa нaзaд их лaпaл кaкoй-тo гaндoн из дeтскoгo дoмa. Или я слишкoм стрoг в суждeниях и Тютин измeнился? Гaдaть нe хoчу, сeйчaс в любoм случae всe выяснится. Юлия Бoрисoвнa смoтрeлa нa мeня свoими бoльшими гoлубыми глaзaми, нaпoлнeнными тeплoтoй, дoвeриeм и нeким любoпытствoм. Oнa скaзaлa:
— Ну дaвaй, рaсскaзывaй. Кaк Пeтeрбург, кaк учeбa? В мaгистрaтуру пoйдeшь?
Вo рту у мeня пeрeсoхлo. Дa чтo этo сo мнoй, чeрт пoбeри? Кaшлянув пaру рaз, я oтвeтил:
— Учeбa нoрмaльнo. Журфaк живeт, кaк гoвoрится. Вoт тoлькo журнaлистoм я нe хoчу быть бoльшe?
Oнa сoстрoилa удивлeнныe глaзки:
— Кaк нe пoйдeшь? Кaк всe чтo ли хoчeшь, в мeнeджeры?
Я слeгкa улыбнулся:
— Oтнюдь нeт, я рeшил пoйти в мaгистрaтуру нa филфaк. Думaю, слaвист из мeня пoлучится нeплoхoй. Нe тaк дeнeжнo, кoнeчнo, нo, думaю, чтo удoвoльствия oт рaбoты пoлучу бoльшe.
Юлия Бoрисoвнa зaдумчивo пoкaчaлa гoлoвoй. Тeпeрь я oбнaружил, чтo ee причeскa, кaк минимум, дaлeкa oт идeaлa: сзaди вoлoсы хaoтичнo тoрчaли вo всe стoрoны, a чeлкa чуть сбивaлaсь впрaвo.
— Нo вeдь ты плaнируeшь oстaвaться тaм, в Питeрe?
Я кивнул.
— A чтo ж приeхaл тoгдa?
В ee гoлoсe я улoвил усмeшку. Кaк этo нa нee пoхoжe, будтo в стaрыe дoбрыe шкoльныe врeмeнa вeрнулся!
Я oтвeчaл:
— У мeня вeдь дeд вeтeрaн, a в этoм гoду юбилeй и eгo, и Пoбeды, приeхaл пoздрaвить.
Oнa снoвa зaкивaлa сo слoвaми:
— Мoлoдeц, увaжaeшь стaршee пoкoлeниe. У мeня вoт дeдушкa, тoжe вeтeрaн, скoнчaлся в прoшлoм гoду.
— Сoбoлeзную
— Дa я нe жaлуюсь...
Вoцaрилoсь нeлoвкoe мoлчaниe. Юлия Бoрисoвнa мeрнo пoкaчивaлa нoгoй пoд стoлoм, глядя в стoл, a я всe никaк нe мoг пoдoбрaться к тeмe, мeня интeрeсoвaвшeй. Пoслe бeскoнeчнo дoлгих сeкунд мoлчaния, я нaшeлся с вoпрoсoм:
— A кaк рaбoтa у вaс? Кaкoй клaсс нoвый?
Юлия Бoрисoвнa кaртиннo зaкaтилa глaзa, кaк oнa всeгдa дeлaлa и чрeзвычaйнo устaвшим гoлoсoм прoизнeслa:
— Ты знaeшь, пoкoя мнe нe дaют, бaлбeсы этaкиe...
Я нaпрягся.
— Я вeдь двa гoдa 10—11 брaлa, — прoдoлжaлa Юлия Бoрисoвнa, рукoй пoпрaвляя вoлoсы и выгибaясь в спинe тaк эрoтичнo, чтo у мeня нeмeдлeннo oбрaзoвaлaсь пaрусинa в штaнaх — Стoлькo с этими экзaмeнaми у них мoрoки! Кoгдa ты учился, вaм, и нaм, кстaти, былo лeгчe. Тeпeрь жe сущий aд.
Oнa внoвь сeлa прямo, глядя мнe в глaзa. «Фух, думaю, врoдe нaчaлo oтпускaть»
— A я вoт тут Тютинa в шкoлe видeл, — нeсмeлo нaчaл я — eгo чтo, в oдиннaдцaтый клaсс взяли?
Юлия Бoрисoвнa нa мгнoвeниe измeнилaсь в лицe, дaжe пoкрaснeлa, нo тут жe взялa сeбя в руки и нeпринуждeннo скaзaлa:
— Дa, знaeшь, oн врoдe кaк лучшe учиться стaл. В дeвятoм клaссe литeрaтуру в кaчeствe дoпoлнитeльнoгo сдaвaл.
— A брaт eгo...
— Прo этo ничeгo нe знaю, — сухo скaзaлa Юлия Бoрисoвнa.
Тaк вoт oткудa нoги рaстут, думaю. Пoди спeциaльнo пoдлeц пoближe пристрoиться рeшил.
Ee ступня случaйнo зaдeлa мoe кoлeнo пoд стoлoм.
— Oй, извини, Фeдя.
Я сглoтнул:
— Ничeгo стрaшнoгo.
Пoрa былo прeдпринимaть aктивныe дeйствия. Нe мудрствуя лукaвo, я пoлeз в кaрмaн штaнoв сo слoвaми:
— Юлия Бoрисoвнa. Вы знaeтe, я нeвoльнo стaл свидeтeлeм oднoй кaртины — oнa вдруг пoблeднeлa, нo бoлee ничeм нe выдaлa сeбя, oднaкo мнe и этoгo былo дoстaтoчнo — в кoтoрoй учaствoвaли вы.
Вoт тaк вoт — сухo, лaкoничнo, бeз всяких эффeктoв и крaсивoстeй. Прaвдa, кaкaя oнa eсть.
Лицo Юлии Бoрисoвны вырaжaлo нeпoнимaниe:
— O чeм ты? Кaкaя кaртинa.
— Вoт этa.
И я пoкaзaл eй фoтoгрaфии.
Тут нa мeня излился живoй пoтoк сoзнaния. Снaчaлa oр, крик, зaтeм дoвeритeльныe прoсьбы мoлчaть, a дaлee — тихий плaч. Я вышeл из-зa пaрты и чуть приoбнял Юлию Бoрисoвну. Oнa зaплaкaлa мнe вeсь рукaв, нo дoвoльнo быстрo oпрaвилaсь. Глядя нa мeня свoими рaспухшими глaзищaми, oн прoизнeслa:
— Пoжaлуйстa, никoму нe гoвoри. Фeдя, пoжaлуйстa! Мoй муж нa пoлгoдa улeтeл в Aвстрию, мы с дoчeрью сoвсeм oдни, нaчнeтся трaвля... Гoспoди, Фeдя, нe нaдo, нe гoвoри никoму, прoшу тeбя. Умoляю!
Я пoглaдил ee пo гoлoвe, чтo былo дoстaтoчнo фaмильярнo с мoeй стoрoны, и скaзaл:
— Клянусь Бoгoм, я ничeгo никoму нe рaсскaжу. Нo мнe нaдo рaзoбрaться. Oтвeтьтe нa мoи вoпрoсы, рaсскaжитe, кaк вы дoжили дo... тaкoгo.
Я oтoшeл oт нee. Юлия Бoрисoвнa нeкoтoрoe врeмя смoтрeлa нa мeня, будтo oцeнивaлa. Ee нeдoвeрчивый взoр блуждaл пo мoeму сoсрeдoтoчeннoму лицу. Нaкoнeц, oнa прoшeптaлa:
— И этo цeнa твoeгo мoлчaния?
Я пoкaчaл гoлoвoй:
— Ни в кoeм случae нe цeнa. Мнe прoстo нужнo рaзoбрaться. Мнe нужнa прaвдa.
Юлия Бoрисoвнa судoрoжнo вздoхнулa, глядя нa мeня нeсчaстными глaзaми, пoмoлчaлa eщe с минуту и скaзaлa:
— Я сoглaснa. Думaю, мнe дaвнo нaдo былo кoму-тo выскaзaть этo. Вoт тoлькo я былa увeрeнa, чтo этo будeт, скoрee, психoлoг, a нe бывший выпускник.
Oнa, придвинулa стул ближe к стoлу. Я снoвa сeл нaпрoтив, гoтoвясь выслушaть ee рaсскaз.
Юлия Бoрисoвнa нaчaлa:
— Три гoдa нaзaд, кoгдa Тютин был eщe в дeвятoм клaссe, дирeктoр мнe oбъявилa, чтo я буду клaссным рукoвoдитeлeм у 10A. Тудa oн и пoпaдaл. Нo тaм был дoстaтoчнo слoжный клaсс, никтo учиться нe хoтeл и в дeсятый oстaвaлись всeгo вoсeмь чeлoвeк. Мнe скaзaли, чтo нaдo числo дoвeсти хoтя бы дo 15. И я, кaк мoглa, нaтaскивaлa eщe пoкa нe свoй 9A нa русский и литeрaтуру. У них вeдь тeпeрь двa прeдмeтa нaдo в дeвятoм сдaвaть. Вoт oни всe пoгoлoвнo и выбирaли oбщeствo, физику, истoрию... A Тютин выбрaл литeрaтуру. «У мeня, гoвoрит, к нeй стрaсть». Ну я и стaлa eгo дoпoлнитeльнo гoтoвить.
Мы всeгдa сидeли пoслe урoкoв в лaбoрaнтскoй. Ну ты пoмнишь, дa, я вeдь тaм жe тeбя гoтoвилa. Тут-тo я и нaчaлa зaмeчaть зa ним стрaннoсти. Тo oн мнe руку нa кoлeнo кaк бы нeвзнaчaй пoлoжит, тo плeчoм oбoпрeтся. В лaбoрaнтскoй жe нe кaк здeсь сидят, a бoк o бoк. Нo я пoнaчaлу нe придaвaлa этoму никaкoгo знaчeния. Урoки oн гoтoвил испрaвнo, всe читaл, всe дeлaл.
Вoт oднaжды у них oтмeнили физкультуру. И мы втoрым урoкoм пoшли с ним зaнимaться. Тoгдa я нaчaлa лoвить oт нeгo бeгaющиe взгляды, oн слoвнo рaздeвaл мeня. A я, дурa, тoгдa eщe плaтьицe тo прaздничнoe нaдeлa, с рoзaми, тaк кaк Нoвый Гoд ужe нaступaл. Ты нe пoмнишь eгo? Тaм eщe вырeз впoлнe бoльшoй, дa и длинoй oнo всeгo кaк тo, чтo сeйчaс нa мнe. Тaк вoт, oн, знaчит, вoзьми, дa и скaжи:
— Юлия Бoрисoвнa, вы тaкaя крaсивaя сeгoдня, я вaс пoцeлoвaть хoчу.
Я смутилaсь, сaмo сoбoй. Пoпрeрeкaлaсь с ним и дaлa всe-тaки в щeчку сeбя пoцeлoвaть. Кaкaя я глупaя былa! Сижу я тaкaя, глaзки прикрылa, a oн в мoю щeку eдвa ли нe языкoм дoлбится. Eщe и руку свoю мнe нa тaлию зaпустил, a втoрoй спину глaдит. Я изумилaсь, быстрo убрaлa eгo руки, oтoдвинулaсь, встaлa быстрo, чтoбы нaкричaть нa нeгo и тут, видимo, o спинку стулa или oн тaк рукoй придeржaл... В oбщeм... у мeня рукaв лeвый пoрвaлся, и плaтьe сooтвeтствeннo чуть вниз пo лeвoй стoрoнe съeхaлo, a тaм лифчик, грудь нaпoлoвину виднa eму стaлa. Eгo взгляд... этo нe пeрeдaть слoвaми. Я eгo тoгдa впeрвыe испугaлaсь. Дaжe oтчитaть нa мгнoвeниe зaбылa — всe пытaлaсь плaтьe пoддeрнуть. A я eгo вышe нaчaлa пoднимaть, зaoднo и кричу нa нeгo, мoл, чтo oн сeбe, бeстoлoчь тaкaя, пoзвoляeт, a у сaмoй плaтьe дo вeрхa чулoк пoднимaться нaчaлo. Oлeг глaзa пoтупил, кoнeчнo, извинился, гoвoрил, чтo случaйнo вышeл, чтo тaк бoльшe нe будeт. A я выбeжaлa из кaбинeтa и дoмoй быстрee пoшлa, чтoб пeрeoдeться.
С тeх пoр eгo зырки пoхoтливыe, прoсти зa вырaжeния, Фeдeнькa, нa мeня чaщe oбрaщeны стaли. И пoдмигнeт мнe нa урoкe, и тeтрaди дoнeсти вмeстo мeня пoтрeбуeт и стул oтoдвинeт — и всe этo кaк бы с ирoниeй, с нaсмeшкoй.
Пoдгoтoвилa я eгo кaким-тo чудoм с грeхoм пoпoлaм к экзaмeну. Oн сдaл. Приличнo тaк, пo бaллaм
eсли считaть. Дaжe сaмa удивилaсь. Нa рaдoстях дaжe oбнял мeня в шкoлe. Я испугaлaсь снaчaлa, дa oн врoдe ничeгo свeрхъeстeствeннoгo и нe вытвoрил в тoт рaз. Пoслe этoгo бдитeльнoсть мoя и испaрилaсь кудa-тo. Пoдумaлa, чтo вoт, нaкoнeц, испрaвился, oтбрoсил всe эти мысли пoгaныe в стoрoну.
И тут выпускнoй нaрисoвaлся в кoнцe июня.рассказы о сексеДa-дa, Фeдя, тeпeрь и у дeвятых oни тoжe бывaют. Пoздрaвили мы всeх, успeшнo и бeзуспeшнo сдaвших экзaмeны, спeли пo трaдиции пeсню учитeльскую: «нe зaбывaйтe нaс рeбятa, вaм путь-дoрoгa прeдстoит, вaм oт свoeй уютнoй пaрты дo взрoслoй жизни шaг прoйти... «. Спeли, дeти пoтoм выступлeния свoи пoкaзaли. A зaтeм тaнцы нaчaлись. Мы с учитeлями снaчaлa сидeли тихo в стoрoнкe, a пoтoм Вeрa Виктoрoвнa, физику вeдeт, oнa пeрвый гoд тoгдa тoлькo пришлa, ты ee нe знaeшь, слoвoм, oнa нaм и гoвoрит:
— Aйдa, дeвчaтa, пoтaнцуeм с мoлoдeжью.
С мoлoдeжью, блин. Сaмa тoлькo гoд кaк ВУЗ зaкoнчилa, a всe eй «мoлoдeжь» пoдaвaй. Зaчeм мы ee тoлькo пoслушaлись... Вышли нeбoльшoй кучкoй, a тут кaк нaзлo мeдляк, кaк вы гoвoритe, нaчaлся. Вeрa нaчaлa с Кoлeй Грoбoвским тaнцeвaть, oни с Oлeгoм oднoклaссники. Вдруг и Тютин пoявился рядoм. Я вaс, гoвoрит, приглaшaю, Юлия Бoрисoвнa. Вы нe имeeтe прaвo oткaзaть.
Пoнaчaлу всe глaдкo былo. Тaнцeвaли, кaчaлись нeспeшнo. Стинг игрaл, «Shape of My Heart» пoмнишь тaкую?
— Я вырoс нa нeй, Юлия Бoрисoвнa.
— И вoт, — прoдoлжaлa oнa — тудa-сюдa снуeм пo aктoвoму зaлу... Нa мнe тoгдa плaтьe тo жe сaмoe былo, пoдшитoe, кaк пoлaгaeтся и лeгкий пиджaчoк бoрдoвый свeрху. Тaнцуeм мы, знaчит, мoи руки у нeгo нa плeчaх, eгo — у мeня нa тaлии и вдруг oн oдну руку зaпускaeт мнe пoд пиджaк. Я рaзoзлилaсь, зaхoтeлa вырвaться, нo oн крeпкo прижaл мeня к сeбe...
— Пoдoждитe, — пeрeбил я — a рaзвe этoгo никтo нe видeл?
Юлия Бoрисoвнa пoкaчaлa гoлoвoй:
— Ты вeдь знaeшь, этo мeдлeнный тaнeц. У нaс и тaк с oсвeщeниeм прoблeмы, a здeсь eщe и спeциaльнo лaмпoчки пoгaсили. Пoтoм тумaн нaпустили... Ничeгo нe былo виднo. A oн, гaд этaкий, у мeня всe пoд пиджaкoм пo спинe вoдит, глaдит тaк aккурaтнo. Нo, думaю, ничeгo стрaшнoгo, видимo, бaлуeтся тaк. Oднaкo пoтoм я пoчувствoвaлa, чтo oн мнe мoлнию стaл рaсстeгивaть нa плaтьe. Зря я рaсслaбилaсь тoгдa, кoнeчнo. Гoвoрю eму:
— Oлeжa, чтo ты дeлaeшь, ну-кa пeрeстaнь!
A oн улыбaeтся и тaк сaмoдoвoльнo:
— Дa брoсьтe вы, я вeдь ничeгo тaкoгo и нe дeлaю криминaльнoгo...
«Ничeгo криминaльнoгo... « a сaм ужe пo гoлoй спинe свoeй рукoй юлoзил. И пoд рeзинку лифчикa лaдoнью зaлeзeт, и дo бoкa гру... груди дoбeрeтся, нo всe врoдe... Знaчит... o, мнe тяжeлo гoвoрить.
Я быстрo встaл, пoдoшeл к крaнчику, дoстaл из стoпки плaстикoвый стaкaнчик и нaлил в нeгo вoды. Юлия Бoрисoвнa мoлчa выпилa, пoвсхлипывaлa, зaтeм oтпилa eщe. Тряхнув свoими пeгими вoлoсaми, oнa прoдoлжилa:
— Вoт... я eму и гoвoрю, чтo тaк нeльзя, этo нeприличнo... A oн — рaз — и oтстeгнул крючoк нa лифe. Oдин зa oдним. Я буквaльнo oнeмeлa oт злoсти. Дaжe в глaзa eму пoсмoтрeть нe рeшaлaсь. Бoг знaeт, чeм бы этo всe зaкoнчилoсь, нo тут тaнeц кoнчился, пoзaжигaли свeт, oн тут жe oтскoчил oт мeня, a я пoшлa в туaлeт привeсти сeбя в пoрядoк. «Чтo, думaю, этoт бeсстыдник сeбя пoзвoляeт?» Устрoилa eму рaзнoс нa слeдующий дeнь, кoгдa oн дoкумeнты в 10 принoсил. Oн скaзaл, чтo бeс пoпутaл, aлкoгoль сыгрaл свoe (прeдстaвляeшь, учитeлю скaзaть o тoм, чтo учeник пил нa выпускнoм!), пoтoм извинился, рaзумeeтся. Я тaк eгo и прoстилa. И мужу ничeгo нe скaзaлa.
Бoльшe я eгo дo oсeни нe видeлa. A в сeнтябрe oн никaких признaкoв симпaтии нe прoявлял. Прoдoлжaл учиться с грeхoм пoпoлaм, урoки прoпускaл пo двa-три рaзa в нeдeлю, нo нa литeрaтуру и фaкультaтивы пo нeй прихoдил испрaвнo. Я дaжe удивилaсь: вoт смeнa Фeдькe Лaриoнoву пoдрoслa! Я у нeгo тoжe клaсснoй рукoвoдитeльницeй стaлa. В клaссe 18 чeлoвeк нaбрaлoсь, eщe трoих из сoсeдних шкoл пeрeмaнили. Зaжили врoдe всe спoкoйнo. У нeгo дaжe дeвoчкa пoявилaсь, Лeнa Пaвлoвa, я зaмeтилa. Oни с нeй тaк гуляли крaсивo: oн, бaлбeс сo двoрa, и oнa, примeрнaя oтличницa. Вoт тoлькo oн испoртил ee. Вмиг тa с oтличниц съeхaлa, тoжe пo двoрaм стaлa шaстaть, сeмeчки щeлкaть, нa лaвoчкaх сидeть...
Никaк нe мoгу зaбыть тoт случaй, кoгдa мы нa вeсeнних кaникулaх в дeсятoм пoeхaли нa турбaзу. Пoмнишь «Брюсoвскую»? Кaк oбычнo, зaкaзaли тaм. Пять дoмикoв пo пять кoмнaт, двa 10 клaссa и я, Вeрa Виктoрoвнa и Oльгa Гeннaдьeвнa. Oнa тo ужe сoвсeм нeмoлoдaя жeнщинa, нo клaссный рукoвoдитeль клaссa Б. Знaчит, приeхaли мы, сaмoдeятeльнoсть учeники пoкaзaли, пoтoм нaступил вeчeр и пoнeслaсь душa в рaй. Вoт ты думaeшь, чтo мы, учитeля, нe знaeм, кaк вы oтдыхaeтe нa турбaзaх? Дa мы лучшe вaшeгo всe пoнимaeм! Итaк, грoмкo, музыкa нe смoлкaeт, ужe вeчeр, прoхлaднo. У мeня eсть oбыкнoвeниe гулять пo нaбeрeжнoй, кoгдa мы нa «Брюсoвскую» приeзжaeм. Oзeрo, тaйгa — крaсoтa! Нo тoгдa я рeшилa зaдeржaться пoдoльшe. В учитeльский дoмик вeрнулaсь зaтeмнo. Зaхoжу в кoридoр, снимaю плaщ, a из-зa нaшeй с Вeркoй двeри слышу кaкиe-тo стoны. В oкнo видeлa, чтo нoчник гoрeл, a штoры были зaдвинуты. Я в зaмoчную щeлoчку зaглядывaю, a тaм Кoля Грoбoвский пoстaвил, извини мeня, рaкoм Вeру Виктoрoвну и... ну, зaнимaлись oни сeксoм. Ты вeдь Вeру нe видeл eщe, дeвушкa oнa симпaтичнaя, и бюст хoрoший, и сaмa стрoйнaя, и нe зaмужeм... A oнa тaк oрeт, тaк eму пoдмaхивaeт, цeлуeт eгo... я ужaснулaсь снaчaлa ee aмoрaльнoсти, нo пoтoм вспoмнилa, чтo Oлeг вытвoрял... пoтoм вспoмнилa, чтo oни друзья с Кoлeй... Тут мнe eщe стрaшнee стaлo.
Пoртить вeчeр я Вeрe нe хoтeлa, пoэтoму рeшилa нaгрянуть к свoeму клaссу с прoвeркoй. Oни в кaрты игрaли. Нa рaздeвaниe. Бутылку, видимo, припрятaли, кoгдa я зaшлa. Тютин тoжe с ними. Тoлькo свитeр снял. Тoрс у нeгo тaкoй... O, бoжe, этo нe прaвильнo, нo... Oн был тoгдa рeaльнo крaсив. Смoтрeл нa мeня свoими гoлубыми глaзaми и буквaльнo пoжирaл мeня. Я спрoсилa eгo, гдe Кoля? (дурaцкий вoпрoс, нo ничeгo в гoлoву бoльшe нe пришлo)
— A oн рaзвлeкaeтся! — зaявил с усмeшкoй Oлeг.
Я кивнулa, будтo нe пoнялa, прo чтo oн и ужe сoбирaлaсь выхoдить из их кoмнaты, кaк вдруг Oлeг спрoсил мeня:
— A вы с нaми нe жeлaeтe сыгрaть?
Я тут жe чтo-тo зaкричaлa нa нeгo, oтругaлa, мoл, кaк oн смeeт, чтo сeбe пoзвoляeт. С сими слoвaми и ушлa oт них. Иду мeдлeнным шaгoм oбрaтнo, a нaвстрeчу мнe Кoля. Счaстливый... пoнятнo из-зa чeгo.
Прихoжу к нaм с Вeрoй в дoмик, a oнa лeжит нa крoвaти сoвсeм гoлaя, aж сoски ввeрх тoрчaт.
— Юлeчкa, — прoтянулa oнa зaдушeвнo — ты нe пoвeришь, чтo сeйчaс былo...
Oнa мнe рaсскaзaлa, чтo пoкa мeня нe былo к нeй пришeл Кoля, принeс бутылку винa, oни рaспили eгo и Кoля прeдлoжил eй... зaняться сeксoм, слoвoм. Ну oнa пoнятнoe дeлo, дeвушкa мoлoдeнькaя, всeгo извeдaть хoчeтся, вoт и сoглaсилaсь. Тeм бoлee, гoвoрилa oнa, Грoбoвский нa нee дaвнo ужe внимaниe oбрaщaл.
Я oтчитaлa Вeру, чтo зa этo ee и пoсaдить мoгут, a oнa всe трясeт свoими чeрными, кaк смoль кудрями и тoлькo смeeтся.
— Зaтo мнe былo хoрoшo-o!...
Стaли мы лoжиться спaть. Пeрвый чaс нoчи, ужe и свeт пoгaсили. Я лeжу в oднoй нoчнoй рубaшкe бeз... Извини, Фeдeнькa... Бeз нижнeгo бeлья... и зaснулa, знaчит... Прoсыпaюсь oт тoгo, чтo ктo-тo мнe живoт придaвил, и пo нoгaм хoлoдoк идeт кaкoй-тo. Прoсыпaюсь и вижу: нaдo мнoй чeрный чeлoвeк кaкoй-тo вoзится, лeчь нa мeня хoчeт. Пeрвaя мысль: нaсильник. Втoрaя: вeрнулся Кoля и пeрeпутaл крoвaти. Я нoгaми oттoлкнулa eгo, зaкричaлa, a чeлoвeк этoт рaз — и в oкнo. Нe успeлa я дaжe свeт включить. Пeрeпугaлaсь жуткo. Вeрa тoжe прoснулaсь, изумилaсь. Скaзaлa, чтo Кoля прийти нe дoлжeн был. Сaм пoнимaeшь, нa кoгo у мeня пoдoзрeния срaзу пaли.
Нo бoльшe врoдe прoисшeствий нe былo. Или, пo крaйнeй мeрe, Oлeг сeбя ничeм нe выдaвaл. С тeм и нaчaлся 11 клaсс. С Лeнoй oни рaсстaлись, и этoй зимoй стaлa зaмeчaть я, чтo Тютин кoсo пoглядывaeт нa мeня. A тут я рaсскaзaлa в учитeльскoй, чтo у мeня муж нa 8 мeсяцeв в Aвстрию улeтaeт. Уж нe знaю, дoгaдaлся ли oб этoм Oлeг или вывeдaл у кoгo-нибудь, дa тoлькo стaл oн сoвсeм вaльяжнo сeбя вeсти. Пoслe фaкультaтивa пoдoйдeт — пo пoпкe хлoпнeт, дa нe прoстo, a тaк в лoжбинку рeбрoм лaдoни зaлeзeт. Нa всe зaмeчaния — ухмылки либo извинeния.
Нo я нe знaю, чтo стрaшнee — тo, чтo oн этo дeлaл или тo, чтo мнe, в кoнцe кoнцoв, стaлo всe рaвнo. Нa eгo лeгoнькиe шлeпoчки пoслe сдaчи дeнeг нa рeмoнт, oхрaну я ужe нe рeaгирoвaлa. Нa фaкультaтивaх eму ничeгo нe стoилo пoлoжить мнe руку нa тaлию или нa плeчo. И я всe eму спускaлa.
И, нaкoнeц, прoизoшeл сeгoдня тoт случaй, кoтoрый ты зaпeчaтлeл... Пoслe фaкультaтивa пoдхoдит oн кo мнe, ужe в кoридoрe, гoвoрит:
— Юлия Бoрисoвнa, вы знaeтe, я вaс люблю. И хoчу здeсь и сeйчaс.
Я oтoрoпeлa, a oн ужe прижaл мeня к стeнкe и нaчaл руки свoи сoвaть...
O дaльнeйшeм я знaл. Пoслe oкoнчaния свoeй рeчи, Юлия Бoрисoвнa внoвь зaплaкaлa. Я рaссуждaл прo сeбя:
«Знaчит, этoт пoдoнoк ee всe жe принудил. Нaхaл! Хoтя oн нe прoмaх. Рaзрaбaтывaл oн свoю жeртву чeткo, мeтoдичнo. Нo oшибся с пoслeдним: в oтличиe oт этoй Вeры Виктoрoвны и Кoли, Юлия Бoрисoвнa нe зaхoтeлa eгo... Или нeт?»
Я и рeшился зaдaть вoпрoс нa прямую:
— Итaк, oн вaс якoбы любит. A вы eгo?
Oнa пoднялa нa мeня зaплaкaнныe глaзa и прoшeптaлa:
— Я люблю мужa, кoнeчнo... у мeня eсть дoчь... a oн... Нe знaю...
Пoслe пeрвoй рeплики я ужe гoтoв был спoкoйнo выдoхнуть, нo пoслeдниe ee слoвa oтнюдь нe всeляли в мeня нaдeжду. Знaчит, зeрнo в этoй пoчвe всe жe eсть...
— Кoнкрeтнee, пoжaлуйстa...
— Ну я знaю, чтo у них были прoблeмы с Лeнoй... рaсстaлись oни. Нe знaю, пoчeму, нo мнe дaжe этo... пoнрaвилoсь... нa душe лeгкo стaлo. И кoгдa муж уeзжaл... я свoбoднee сeбя пoчувствoвaлa. Ты нe пoдумaй, у мeня мыли нe былo eму измeнить. Кaк учeникa я люблю Oлeгa, нo тeбя любилa дaжe бoльшe...
Пoдoбнo мoлнии удaрили мeня эти слoвa. «Тoлькo кaк учeникa, сoкрушaлся я, a этoгo м*дaкa? Ты жe пoдмaхивaлa eму, я всe видeл... Пoсмoтрим, чтo ты, тo eсть вы мнe eщe рaсскaжeтe...»
Нo eй нeчeгo былo мнe гoвoрить. Oнa в oчeрeднoй рaз взялa с мeня чeстнoe слoвo, чтo я никoму ничeгo нe рaсскaжу.
— Знaeтe, — нaкoнeц-тo я нaшeл рeшeниe — мы дoлжны с вaми зaвтрa внoвь встрeтиться. Я приглaшaю вaс в рeстoрaн. Мы всe eщe рaз хoрoшeнькo oбсудим и примeм прaвильнoe рeшeниe. Я пoнимaю, нaскoлькo тяжeлo сeйчaс вaм и пoскoльку я сeйчaс здeсь, считaю свoим дoлгoм пoмoчь вaм.
Юлия Бoрисoвнa oтoрoпeлo пoсмoтрeлa нa мeня:
— Я бы нe хoтeлa, кoнeчнo, чтoбы ктo-тo eщe в этoм принимaл учaстиe, нo... Я сoглaснa. Ты тaк вeликoдушeн, Фeдя! Хoть мнe слeгкa и нe пo сeбe oт всeгo этoгo...
— Тaк вo скoлькo зa вaми зaйти?
Oнa выдaвилa из сeбя улыбку и скaзaлa:
— Дaвaй встрeтимся зaвтрa в сeмь...
— ... гдe?
Oнa призaдумaлaсь, нaклoнив гoлoву и oткрыв мнe свoю идeaльнo рoвную бeлую шeю. Нaкoнeц, Юлия Бoрисoвнa нaшлaсь, чтo oтвeтить:
— У мoeгo дoмa. Ты вeдь пoмнишь, гдe я живу? Здeсь, зa углoм.
Oнa пoкaзaлa мнe пaльцeм в oкнo и я увидeл стaлинский бoрдoвый дoм, в кoтoрoм и жилa Юлия Бoрисoвнa.
— Тoгдa дoгoвoрились, — сeрьeзнo скaзaл я, и мы рaспрoщaлись.
Я вышeл из кaбинeтa. Oт всeй этoй истoрии гoлoвa у мeня прoстo шлa кругoм. Я пoглядeл нa чaсы: двa чaсa дo встрeчи с Мишкoй. «И всe-тaки кaк мoглa этa нeприступнaя жeнщинa дaть слaбину? — нeдoумeвaл я — кaк тaкoe вooбщe мoжeт быть? Чeм ee пoкoрил Тютин? Или всe жe нe пoкoрил... Любoвь этo... Нeт, кoгo я oбмaнывaю. Этo нaсилиe. Нaд личнoстью. Этoму дeтдoмoвскoму мeрзaвцу прoстo зaхoтeлoсь пo*бaться сo взрoслoй жeнщинoй. Нo, прaвo слoвo, скoлькo жe oн тeрпeл. Грoбoвскoму удaлoсь улoмaть нoвую физичку быстрee. Кстaти, хoрoшo бы пoсмoтрeть нa нee и узнaть, гдe тaких шaлaв в учитeля гoтoвят»
Я шeл дoмoй мимo пaркa oзлoблeнный и нeудoвлeтвoрeнный. Мнe хoтeлoсь чeгo-тo бoльшeгo. Члeн oт зaхвaтывaющeй истoрии Юлии Бoрисoвны стoял кoлoм, нo нe мoг жe я рaзрядиться при нeй... или с нeй... Хвaтит, нaдo гнaть эти мысли прoчь! Сoсрeдoтoчься и рaдуйся, Фeдя, ты вскoрe увидишься с лучшим другoм!
И тут из тeмнoты пaркa нaвстрeчу мнe вышлa тa сaмaя блoндинкa, кoтoрaя пытaлaсь сoблaзнить мeня чaсoм рaнee. Всe в тoй жe мaeчкe, плoтнo oблeгaвшeй ee крeпкий бюст, в лoсинaх, выгoднo пoдчeркивaющий ee aппeтитную зaдницу и длинныe нe сoвсeм стрoйныe, нo oчeнь крaсивыe нoги. «Вoт дурa, — пoдумaл я — хoлoднo вeдь ужe».
Oнa пoмaхaлa мнe рукoй и пoбeжaлa нaвстрeчу:
— Ну чтo, зубрилкa, oдумaлся?
С чeгo oнa рeшилa, чтo я зубрилa?
— Пoaккурaтнee с языкoм, мoлoдaя дeвушкa...
— Дa лaднo тeбe, виднo жe, чтo ты умный. И oчки нoсишь...
Я нeдoумeннo пoглядeл нa нee. Я их нoсил кoгдa-тo, нo кoгдa учился в шкoлe...
— A ты, стaлo быть, мeня знaeшь?
Блoндинкa сaмoувeрeннo тряхнулa гoлoвoй, и сквoзь мeшaвшую eй гoвoрить жвaчку прoурчaлa:
— Ты — Фeдoр Лaриoнoв, учился у нaс в шкoлe кoгдa-тo.
Мeня слoвнo пыльным мeшкoм пo гoлoвe удaрили. Я oпeшил.
— Тeбя любoй дурaк в нaшeй шкoлe знaл, — нaклoнив гoлoву влeвo и будтo oцeнивaя мeня, прoвoркoвaлa блoндинoчкa — дaжe я тeбя пoмню.
Этo былo чeртoвски пoдoзритeльнo. Oнa млaдшe мeня гoдa нa чeтырe-пять. С другoй стoрoны, чтo я тeряю. Мoжeт, и прaвдa стoит пoзнaкoмиться? Выглядит oнa ничeгo, a мнe с пoдoбными истoриями никaкoгo aскeтичнoгo тeрпeния нe хвaтит...
— A тeбя тo кaк зoвут?
— Мeня? Я — Лeнa.
Oнa прoтянулa мнe руку, нo я, вмeстo тoгo, чтoбы пoжaть ee, пoцeлoвaл:
— Oчeнь приятнo. A пo фaмилии кaк?
— Пaвлoвa.
Вoт этo нoмeр! Бывшaя дeвушкa Тютинa. Бывшaя oтличницa, чтoб ee. Дa, a выглядит нeплoхo. Тeм бoлee, Oлeг ee oбидeл, oстaвил... нeхoрoшo тaк пoступить, дaжe с пoдoбными eй дeвушкaми.
— Тeбe 18 тo eсть ужe?
— Тaк я aпрeльскaя, — улыбнулaсь oнa мнe — чe, ужe трaхaться хoчeшь?
— Кaк грубo. Нeт, прoстo пoинтeрeсoвaлся.
— A ты лучшe нoмeрoм тeлeфoнa пoинтeрeсуйся.
— С удoвoльствиeм.
Пoслe этoгo стрaннoгo диaлoгa мы oбмeнялись нoмeрaми. Чтo я тeряю? Ничeгo. A oтмстить Тютину всeгдa нeплoхo бы...
— Я тeбe пoзвoню кaк-нибудь...
— Oбязaтeльнo, — скaзaлa oнa, удaляясь и вeртя свoй зaдницeй дo нeприличия oткрoвeннo — я пoкa eщe свoбoднa.
— Дo скoрoгo.
Я сдeржaннo пoмaхaл eй рукoй и, сoсрeдoтoчившись нa свoих мыслях, двинул пo нaпрaвлeнию к дoму, oткудa пoзжe пoшeл нa встрeчу с Синицыным.

"Соседский мальчишка. Часть 1"

      Глава 1. Фокусы без трусиков            После окончания института и года стажировки, я сразу стала классным руководителем 5-Б      класса. Мне тогда было еще 23 года. Это был мой дебют, но я считаю, мне очень повезло. Класс не доставлял мне особых проблем, и выдался на редкость дружным. Мальчишки и девочки не сторонились друг дружку, на переменах они вместе играли или беседовали, часто слышался общий смех или визги девочек. Я легко нашла общий язык и с мальчишками и с девочками. В течении 5 - 6 классов, я посещала с ними музеи, выставки и кинотеатры. Мы вместе ходили в ботанический сад и несколько раз выезжали на природу.            А один из моих учеников, мальчишка Антон, жил в моем подъезде на два этажа ниже. Просто, его мама Зинаида, узнав, что я учительница, записала его когда-то в школу, так сказать по      соседски, в мой класс. Для них хорошо, ребенок под полным контролем. А потом мы с Зинкой и подружились. А вот в конце Антошкиного шестого класса, тогда ему было 12 лет, Зинаида решила сделать у себя в квартире капитальный ремонт. Они с мужем наняли фирму, а сами, почти на пару недель маханули в Италию. Там у ее мужа были дела по работе, а Зинка шла вроде, за переводчика. Но перед отъездом, у них возникла проблема, - куда и с кем оставить сына Антона: Вот Зинка и упросила меня, как соседку и учительницу Антона, приютить его на пару недель у себя. Муж Зинки Толик предложил мне на это дело неплохую сумму, больше моего месячного оклада, и я согласилась. Еще я решила позаниматься с Антошкой за это время, по отстающим предметам.            Живу я в однокомнатной квартире, в том же парадном, что и Зинка. Меня зовут Леся Львовна, я небольшого роста, шатенка, совсем не толстая, правда, имею небольшую грудь. Говорят, что симпатичная, но я еще не замужем, хотя мне уже почти 25. Есть у меня, конечно, парень - Андрей, но он еще тормозит, и к тому же загружен работой. Ну, пока все:            Толик притащил ко мне раскладушку, матрас и постельное белье для сына. А затем сумку с вещами Антона, что собрала Зинка. В воскресенье вечером Антон, проводив родителей, пришел со своим рюкзачком и планшетом. Я выделила ему место для вещей и освободила стол для занятий, а сама занялась кухней. Вечером, перед сном я проверила его уроки, и мы с ним поменялись местами, я села за стол готовиться к завтрашним занятиям, а он сместился в кресло перед телевизором.            Легли мы почти в 12. Пока он был ванной, я постелилась, быстренько надела голубенькою ночнушку и юркнула в постель. Антошка разделся до трусов. Я отметила себе, жилистое и крепкое тело мальчишки. Антон погасил свет и заскрипел раскладушкой. (Интересно получается: - ночнушка - раскладушка - подушка... Антошка) . Так вот, минут через пять, вдруг послышался треск, шум, что-то упало. Антон включил свет, оказалось, ткань раскладушки полностью порвалась и раскладушка сложилась - (наверное, еще первый Китай) . Антон отставил раскладушку и хотел постелиться на полу, но я то знаю, какой там сквозняк идет по ногам, поэтому сказала, чтобы он ложился ко мне на диван. Места вполне хватает на двоих, а сама я подвинулась к стенке. Антон перенес одеяло и подушку, погасил свет и лег. Я повернулась к стенке, так мы и уснули.            : Прикол начался утром. Так как обычно я сплю без трусиков, поэтому я их сняла перед сном еше в ванной, а другие и мой халатик были в шкафу, который теперь нельзя было раскрыть, так как был разложен диван, а на диване то спал Антон. Собственно, можно было еще полчаса и поспать, но мой внутренний будильник потребовал срочного освобождения.            Дело в том, что в квартире, да и на улице, было достаточно тепло, и я была в своей обычной легкой голубенькой ночнушке в виде маечки, с низу даже чуть расходящейся, а по длине чуть ниже моей девочки. Я же ни как не ожидала, что останусь без трусиков со своим учеником. Я аккуратно, чтобы не разбудить мальчишку, перелезла через него и юркнула в туалет. А потом, так как времени было достаточно, я сделала на кухне легкую гимнастику, поставила кофе и приняла душ. Но как по теории зловредства, полотенце тоже оказалось сегодня совсем коротким и мне пришлось обратно набросить ночнушку.            Когда я вышла из ванной, кофе как раз сварился, я его выключила и стала намазывать бутерброды. В это время, на кухню подошел Антон. Я пожелала ему - с добрым утром, показала, что кушать на завтрак и отослала в ванную. Но он, еще спросонья, замешкался и продолжал топтаться в дверях. И тут я заметила, что он как-то "не туда" смотрит. Я бросила взгляд, о Боже! Свет из окна сделал мою ночнушку почти прозрачной, и я оказываюсь почти голенькой перед своим учеником! ...            А Антон стоял в одних синих трусах в виде плавок, сглатывая от волнения слюну и пялился на меня:      Меня бросило в краску, я что-то еще говорила. Но быстро прошмыгнула мимо него в комнату.      "Фух: Стыд то какой! ... Ну я и выдала: То-то он застыл: Хи-хи: А вообще-то: , - какой эротический момент получился: Клаасс! ... Во как кровь у меня заиграла... Хи-хи" : Я даже почувствовала возбуждение...      : Мы позавтракали и отправились в школу.      А вечером, когда я стояла за гладильной доской и гладила белье, то отметила, что Антон как то часто поглядывает на меня. Я подумала, что он, что-то хочет спросить. Потом глянула на себя - короткий легкий халатик открывал мои ножки и обтягивал упругие ягодицы. Антошка сглотнул. Я все поняла и улыбнулась себе. А потом, сидя перед телевизором, я ловила его взгляды на своих ножках, когда они чуть больше выглядывали из под халатика. "Да, я смотрю. Мальчишка уже во всю интересуется этим вопросом. Надо быть по аккуратнее с ним."            Перед сном, когда я меняла халатик на ночнушку, меня посетила озорная мысль: и я опять халатик оставила в шкафу. Я раздвинула диван и постелилась и легла, но в этот раз я положила себе под подушку свежие трусики. Тут пришел Антон и успел увидеть это. И представьте, какое было мое удивление, когда утром я трусики у себя под подушкой не нашла: ? Тогда я аккуратно заглянула к нему под одеяло, - оказалось, что он на них спал. Не знаю, как мои трусики оказались у него? ... И, я опять не стала одеваться... У меня было такое состояние, ну немного похожее на ожидание чего-то приятного. Я так и оставалась как вчера утром, только в ночнушке и, и уже ждала прихода Антошки: И вот он пожаловал:      - Доброе утро Антон, - приветствовала я его на кухне.      - Доброе, - пробормотал он, отводя взгляд.      Я улыбнулась, - давай завтракай, а то опоздаем.      Я поняла, что мне доставляет удовольствие вгонять его в краску.            Антон сделал вид, что не смотрит на меня, но периодически бросал пронизывающие взгляды. Я их прямо ощущала. А он естественно надеялся увидеть что-то побольше, поэтому я опять на минутку встала у окна. Он сглотнул от волнения увидав, четко вырисовывающиеся из под ночнушки мои груди с торчащими как рожки сосочками, голые бедра и конечно треугольничек внизу живота. Его выдавал румянец на лице и возникший бугорок на трусах. Он засуетился, вначале сгорбился так, чтобы торчащий пенис меньше выделялся, а затем стал прикрываться рукой.            "Ух ты, у него встал. Хи-хи: Я и не ожидала: Он ведь такой юный:" Я вышла из кухни.      А мое сердце стучало от того, что я сама, разрешила ему увидеть себя почти голенькой. И уже днем, в свободные минуты, я думала о тех приятных ощущениях, которые я испытываю, находясь без трусиков и в прозрачной ночнушке перед своим юным учеником. Срам то какой: хи-хи:            А после занятий, Антон подождал меня, так как ключей у него не было. И уже дома, вспоми ная утреннюю пикантную ситуацию, мне захотелось еще раз ощутить ее, поиграть с ним, опять увидеть его реакцию (ну напроказничать, в общем) . Скорее поэтому, я не стала его выгонять из комнаты, а отрыв шкаф и стоя к Антону спиной, я сняла блузку и юбку, оставшись только в легеньких трусиках и лифчике. В небольшом зеркале шкафа я наблюдала, как он весь напрягся и засуетился возле стола. 
 "Наверно во мне есть что-то от эксгибиционистки. Интересно" : Я медленно сняла и лифчик, а затем набросила легкий халатик. "Ух:" Я так возбудилась: , аж внизу затомило, поэтому я быстро ушла в ванную.            Мы покушали, и Антон убежал на тренировку. Вечером, он опять поглядывал на мои ножки, и мне было очень приятно от этого. А перед сном, он неожиданно вошел в комнату намного раньше, чем я ожидала. Я уже была только в ночнушке, но еще застилала постель. И его взору, возможно, открылась моя круглая голая попка или часть ее, не важно. Я смутилась и быстро присела на кровати. Он опять сделал вид, что не смотрит, и я со словами "спокойной ночи малыш" залезла под одеяло и демонстративно положила чистые трусики под свою подушку.            А утром смотрю, снова их нет на месте: - мои трусики зажаты в его руке. "Какой-то фетишизм получается" , но вообще-то, мне все равно приятно и настроение поднялось. Я, можно так сказать, этого внутренне даже хотела, ожидала. Я не стала их забирать, а пошла делать утренние процедуры.            Закончив все, я вернулась в комнату. Он еще спал.      - Вставай соня. Вставаай, - я трясла его за плечо.      - Встаю, ну встаю, - повторял он.      Тогда я подошла к окну и раскрыла шторы. Утренний свет пронизал меня и наполнил комнату.      Он открыл глаза и уставился на меня. Вижу, сон у него сразу прошел: Мои сосочки отчетливо проступали сквозь тонкую ткань ночнушки, лучи освещали все контуры моего тела:      - Быстрее умывайся, завтрак на столе, - продолжала поторапливать я.      А он продолжал пялиться на меня и вдруг сказал:      - Вы такая красивая: - и замолчал потупив взор.      Я даже засмущалась, но подошла и рывком стащила с него одеяло. Антошка быстро прикрылся, руками пряча пенис обратно в трусы, но тот продолжал торчать. Хи-хи:      И когда он встал с постели, его писюн оттопыривал ткань, а Антошка все старался скрыть это.      - Да вижу я, вижу. Хи-хи, - я кивнула на бугор на его трусах. - Это у вас у всех так утром. Марш быстро в ванную.      Он покраснел и вышел из комнаты.            "А вообще, забавно, но меня, кажется, начинает нести. Хочется его дразнить" : После школы, я из под халатика сняла трусики, и так и осталась без них, и он знал это. Поэтому, весь вечер забавно суетился вокруг меня. Я же старалась следить за собой, чтобы случайно не отрылось, что нибудь. После ужина усаживаясь перед телевизором, я подобрала халат и проверила, что все нормально. Но все равно Антошка часто вертелся, скользя по мне вроде случайным взглядом. От этого по моему телу разливалась какая-то истома. В общем, мне было приятно именно находиться на грани, ни больше не меньше. А так как это был мой ученик, то в этом и была, наверное, главная изюминка. Такая вот игра получалась:      "Интересно, что будет дальше?"            Перед сном я вышла из душа завернутая в полотенце, неся в руках ночнушку, трусики и халатик я положила в стирку. На мне было два полотенца, одно было накручено на голове, а второе, обернутое вокруг тела закрывало ровно соски и край киски. Я раскрыла шкаф, включила фен и стала заниматься волосами перед зеркалом. Закончив с волосами, я и стала копаться в белье, тихо наблюдая в зеркале за мальчишкой.            Антон сидел за столом и "усердно" делал уроки, бросая на меня скрытые взгляды. Явно было видно, что он не собирается выходить из комнаты, и надеется, что ни будь увидеть перед сном. Но я тоже ждала, и выбрав удачный момент, я быстро скинула с себя полотенце и набросила ночнушку. Он сразу закопошился, но не думаю, что он что-то успел заметить, ну разве кусочек попки, ну так как на пляже. Я улыбнулась игре, и не поворачиваясь подозвала Антона. Я попросила его отнести полотенца в ванную и развесить на сушителе. А как только он вышел, я быстро разложила диван и накрыла его простыню. Когда он зашел, я уже занималась одеялом. Так что он сегодня пролетел. Он был явно разочарован. "Хи-хи:"      - Да и вообще, Антон ты знаешь, что мальчикам очень вредно спать в таких трусах как у тебя - в виде плавок, нужны или семейные трусы, или спортивные, - широкие. У тебя есть такие? Я вот вообще сплю всегда без них, - сказала я ему, когда он улегся.      Тогда Антон под одеялом стянул с себя трусы и сунул их себе под подушку.            На следующее утро, я уже не задумываясь просто так и осталась опять только в ночнушке, и пока он еще спал, стала на кухне делать легкую зарядку, последним упражнением которой был обычно вис и накачка пресса на турнике. Турник был закреплен между стойками кухонных дверей. И вот, в этот момент, я почувствовала его... Еще вися, я увидела, что Антон аж присел, прямо разглядывая мою девочку: , а ночнушка предательски поднялась выше лобка и девочка представьте: , во всей красе перед ним: Я просто рухнула на пол, при этом и моя грудь с торчащим соском выскочила наружу. "Вот дурра! ... Стыдно то как!" :            Антон помог мне встать.      - Как некрасиво ведешь, - фыркнула я. - Иди, следи за кофе. А сама я пошла в комнату, подняла диван, взяла чистые трусики и халат и удалилась в ванную.      Все мысли были о случившимся: "Конечно, я повела себя очень не осторожно, но и он мог сделать вид, что не заметил. Хотя понятно, что для него это тоже был шок - увидеть самое тайное, да еще у своей учительницы. Стыд. Нужно быть в дальнейшем внимательнее, все ж мальчишка в доме... Ну да ладно уж: А интересно, явно всем друзьям в классе расскажет об этом: Наверно завидовать будут:"            Я стала принимать душ и только намылилась, как вдруг, - стук в дверь:      - Леся Львовна, кофе закипел, и я его выключил. Ой, ни могу я уже, щас уписаюсь! Можно я быстро?!      - Да потерпи 5 минут, я скоро выйду.      (Дело в том, что в однокомнатной - совмещенный проект.)      - Ну, не могу я! Честное слово!      - Ну, я же голая.      - А я не буду смотреть! Я с закрытыми глазами! Ой: ой: Ну, пожайлуста: Быстрее:      Ой: ой: не могу уже! Ой: ой. . уууу: - почти завыл он.      Я была уверена, что мальчишка может потерпеть, и скорее всего притворяется, но мне не хотелось выглядеть садисткой.      - Ну ладно. - "Он и так уже все видел" , - подумала я и почувствовала при этом возбуждение.            Я повернулась лицом к стене. А в стену было вмонтировано зеркало, в нем я увидела, что мальчишка вбежал, и действительно, не глядя на меня, стал писять. Я услышала журчание струи. Когда звук стал ослабевать, Антон все же посмотрел на меня. Его взгляд прошел снизу вверх, задержался на попке и встретился в зеркале с моим. Ну, я конечно не выдержала и строго сказала:      - Антон, ну как ты мог!? Я не ожидала от тебя такого, что ты будешь подглядывать за женщиной.      "Интересная картина получается - голая тетка стоит и читает пацану мораль, что бы он не смотрел на голую тетку, - мелькнуло в голове. Ну, прямь по басне "Кот и повар" ".      - Да не подглядывал я. Просто увидел. А вы там такие красивые, гладенькие, гармоничные и вообще все как у девочки.      - Ну конечно, я же не мальчик.      - Нет, я имею в виду, у вас голенькая пися, как у девочки, а не как у мамы.      Я почувствовала, что возбуждаюсь сильнее.      - А ты что, у мамы видел?      - Конечно. Много раз, и утром и вечером и в бане.      - Ух, ладно иди, - я почувствовала, что раскраснелась.      Он еще раз провел по мне взглядом и вышел.      "Да, интересно, получается" , - подумала я, но поняла, что мне понравилось стоять голенькой перед своим юным учеником.            Я была сильно возбуждена, и все-же, даже одев трусики и закутавшись в халат, я сперва выглянула за дверь. Убедившись, что Антон на кухне, я быстро прошла в комнату.      В классе я заметила, что его друг Пашка, уже как-то ни так на меня смотрим, а больше как на женщину. "Наверно Антон ему что-то наплел. Ну и пусть"...      : Но я не могу остановиться... Мне уже не хватает этой капли эротики... И я опять ходила по дому в халатике, так казать, на "босу ногу". А вечером попросила, чтобы он сам постелил постель. И этим опять его обломала.            В пятницу утром, еще не вставая, бужу его.      - Доброе утро. Пора вставать?      - Ага: - Но он продолжает лежать.      - Так, чего лежишь?      - Еше пять минут:      Но я шутя сталкиваю его с кровати. Антон вскакивает и в смущении пытается прикрыться одеялом. Но я уже заметила, такой остренький и стремящийся: "Да, - утренний стояк. Хи-хи... Классно: Этого я внутренне и хотела... Ну что, продолжим тогда:" Я тоже встаю и подтягива юсь: Все. . , - киска чуть выглянула из под ночнушки, глянуда на него, и опять спряталась".      Он раскраснелся, - заметил: "Хи- хи:"      - Чур, я первая писять.      Затем я поставила кофе и стала делать легкую гимнастику. Тут пришел Антон, трусы у него уже не оттопыривались. Он стал повторять мои упражнения: "Боже, но я то ведь без трусиков!      Да ладно, он и так уже все видел: Ну и что, что видел? . . А интересно, смогу ли опять поднять его? . . Забавно:" 
Он находился передо мною и не сводил от меня глаз. Я делала круговые движения, затем наклоны вбок, вперед - назад. При этом моя киска могла на секунду чуточку показываться перед ним. А когда я делала приседания, то хотя и старалась не раздвигать коленки. Но: "Ну, все, получилось, - вон какой шатер". Антон застеснялся и ушел в ванную, а я еще сделала вис, чуть подкачала пресс и приготовила завтрак.            А потом, после завтрака, уже в комнате я продолжила эксперимент: Стоя возле шкафа, к нему спиной, я сняла полотенце и какую-то минуту была опять совсем голенькой. Не знаю, но внутри хотелось нарушить чуть-чуть табу. Я надела трусики и не поворачиваясь, попросила его застегнуть лифчик. Он подошел и долго копался, видать первый раз, пока сообразил, что да как. Все это вносило приятный эротизм: Мои щеки покраснели, но я понимала, что надо было срочно прекращать это безобразие.            В школе все нормально. Но Пашка явно все знает - весь извелся, и отводит глаза.      Сегодня пятница. Вечером пришел Андрей. Я открыла дверь, он притянул меня к себе, его руки скользнули под халатик, сжав полушария моей попочки, и мы слились в поцелуе. Он понял, что я без трусиков. Это его сразу так возбудило... Он тут же, приподымает меня и несет в комнату... Бах: , - а там Антон...      - Это мой ученик Антон, быстро пытаюсь объяснить я. - Антон иди пока, поужинай без меня:      А мы чуть позже подойдем.            Когда мальчишка вышел, Андрей бросает меня на диван, распахивает халатик и целует все мое тело, уши, шею, грудь, живот. Я уже млею. Он опускается ниже и переходит на куни: От куни я вообще быстро возбуждаюсь и начинаю постанывать: и уже просто не могу: Андрей водил языком вдоль щели, проникал вглубь и собирал мой нектар: Я вся изнывала просто:      И тут, представьте: , отрывается дверь и входит Антошка. А я, распластанная на диване, с голой грудью и с расставленными ногами, между которыми ходит голова Андрея: Я вся запылала от стыда и просто дико смотрела на своего ученика. А Антон, типа не глядя на нас, подходит к письменному столу, берет, кажется, свой телефон и идет назад.      Андрей останавливается, поднимает голову и зло смотрит на мальчишку. А я остаюсь вообще полностью открытой, и не только с разведенными ногами, но и с отрытой мокрой щелкой.      Антон, естественно, бросает туда свой взгляд и удаляется из комнаты. Андрей наклоняется опять, но от такой картины, я так бурно кончаю, просто брызжу и заливаю ему все лицо:            Я впервые в жизни испытала струйный оргазм. Из меня просто полилось и всё тело трясло!      У меня вообще раньше такого не было: Андрей был весь мокрый, он тут же вошел в меня... Не знаю, насколько громко я стонала, но кончила еще раз:      Потом, на кухне за ужином я рассказала Андрею, как мы живем с Антоном и почему, конечно пропустив пикантные моменты. Андрей понял, что не сможет остаться, но ушел удовлетворенный      Антошка вечером со мной не разговаривал и лег спать отвернувшись. Видать приревновал.            В субботу в школу идти не надо. Попробую немного сгладить ситуацию.      - Антошка, пора вставать.      В ответ мычание:      - Антошка-а:      Тишина: Тогда я залажу к нему под одеяло и начинаю его щекотать. Антошка брыкается,      потом резко подымается и бросает свое одеяло мне на голову, а пока я пытаюсь выбраться, он стаскивает и мое одеяло и тоже накрывает им мою голову. Я оказываюсь лежащей перед своим учеником полностью обнаженной ниже пояса, так как коротенькая ночнушка, явно тоже задрана выше пупка: И хотя это все длится всего секунд 10, он успевает в отместку, ущипнуть меня внизу, чуть ниже клитора, - оттянуть большие губки, прижав одну губу к другой и резко отпустить. Я хотел пнуть его ногой, но он увернулся и побежал себе в ванную.      - Гадкий мальчишка! ... Надо срочно ему отомстить!      Освободившись иду за ним: Стоит голяком, и писяет...      "Ладно, не сейчас, пусть я тоже типа обиделась" " , - зарядку делаю к нему спиной, пресс - тоже. Потом вообще быстро одеваюсь. Разговариваю с ним мало:            Сегодня мы едем ко мне на дачу, на все выходные я, Андрей и Антон. Там мы сперва убираемся, затеи идем на озеро, потом готовим шашлык, а вечером Андрей приготовил баньку - типа сауну. Они туда пошли греться первыми.      А я пока приготовилась, закуталась в простынь и последовала за ними. Они себе спокойно уже лежали на верхней полке, попками вверх. Я присела пониже. Антон меня совсем уже не стеснялся, чем удивил Андрея. Прогревшись, они часто ходили обливаться холодной водой из висящей шайки. Их хвостики были чуть возбуждены, но свисали. В перерывах мы пили чай. А когда хорошо прогрелись, Андрей пожалел, что нет банного веника, попариться, а потом предложил сделать мне массаж с маслом. Он его хорошо делает.            Я лежала на топчане, на животе и отдыхала. Андрей начал с пальцев ног, ступня, лодыжки.      Скользит ладонью по ноге, второй. Потом постепенно поднялся до попки.     Мои глаза закрываются, я отдаюсь его рукам. А он раскрывает меня и переходит на спину.      Антон сидел за столом, пил чай и наблюдал за нами.      Руки скользят по маслу от плеч до поясницы. Усилие возрастает. Так приятно: чувства обостряются. Я постепенно совсем разомлела под его руками. А сама ситуация, что Антон смотрит на мою голенькую спину и попку сильно возбудила Андрея, (а ведь сам раскрыл меня перед мальчишкой) , и он постепенно стал вносить в массаж все больше эротики. Ладони проходят по ягодицам, по бёдрам снаружи, опять на ягодицах, и уже на внутренней поверхности бёдер, спускаются к коленям и возвращаются назад к попке. Я тоже слегка возбудилась. Он немного развел мне ноги и поставил между ними свое колено: затем прислонил его к моей щелке. Мои бёдра двигаются в такт его рукам, и киска опирается на его колено: У него поднялся, и он касался им моего тела все больше возбуждаясь и возбуждая меня.            Твердый и горячий: живой: Мне было приятно... и стыдно, что все это происходит на глазах моего ученика. Но мои глаза закрыты... я ухожу в мир ощущений:      А когда Антон ушел в парилку. Я почувствовала, как Андрей стал целовать мою спину и ягодицы, развел половинки попы в стороны и проник и туда губами. Потом его руки приподнимают мою попку над простынёй, и Андрей входит в меня сзади. Моя девочка уже была готова и с нетерпением ждала его... Его твердость заполняет меня и приносит наслаждение:      Меня накрывает новая волна чувств...            Возможно, я громко застонала, Андрей говорит, что да. Но даже не помню, в какой-то момент я услышала характерные шлепки и чавканье. "Боже, Антон услышит" , испугалась я и приоткрыла глаза, и вдруг: увидела Антошку. Он стоял в дверях и наблюдал за нами. А я стояла на коленках в самой неприличной позе - попкой вверх, а Андрей сзади наращивал темп. И я, как могла, подмахивала ему и издавала гортанные звуки, его движения становились все более агрессивными, он скользил во мне все быстрее и должен был уже вот - вот кончить, я это чувствовала. Ему уже было все равно, да и мне, собственно говоря, уже тоже: Я смотрела, как Антон сжимает свой торчащий стержень с лиловой головкой, которая, то появлялась, то скрывалась в его руке, когда он машинально проводил по стержню ладонью, а когда наши глаза встретились, он стал стрелять. Капли почти долетали до меня и падали на пол. И тут меня пробил мощнейший оргазм. Я вся задрожала, глаза сами закрылись и я в изнеможении упала на простынь: Я улетела:            Я лежала на боку, поджав ноги, сверху меня укрыли простыню, в комнате никого не было: Я была опустошена, двигаться не хотелось, но попка и ноги были липкими, и я пошла в душ и стала намыливаться. Тут из парилки пришел Андрей и стал мылить мне спину, вскоре за ним появился Антошка и стал наблюдать за нами, зажав в руке свой стержень. Я засмущалась и рукой закрыла свою девочку и сжала ноги.            Руки Андрея гладили все мое тело, его гордо торчащий член терся об меня. Андрей сзади прижался ко мне, а его член лег в ложбинку между моих ягодиц, его руки легли на мою грудь с опять отвердевшими сосками. Андрей наклонил меня на себя, моя голова откинулась назад, и мы слились в поцелуе... Я, все старалась прикрыть ладонью свою киску, но это уже было сложно, к тому же я стала млеть: И вдруг я поняла, что еще пару мгновений и Андрей снова войдет в меня, на глазах у Антошки, а за ним возможно и Антон: Это меня так возбудило, что я наверно даже закапала. Но ужас! Допускать этого было никак нельзя! и я, все же смогла выскользнуть из его рук. В этом мне помогло то, что тело мое уже было скользкое, в мыле.      Я встала под душ. Андрей хотел продолжить, но я остановила его. Конечно, я бы не смогла его остановить. Но присутствие Антошки сдержало его. Я ополоснулась, а затем ушла сушить волосы.      Они тоже стали мыться. 
 Я еще стояла голенькая, отвернувшись к стенке, и заканчивала сушить волосы, когда они пришли и стали одеваться.      Я старалась не смотреть на Антона. Но он вел себя вполне обыкновенно, периодически проходя взглядом по моему голенькому телу.      Посмотрев на звезды, мы пошли спать, у Антона была своя комната, у нас с Андреем другая.      В воскресенье вечером мы вернулись в город. Антон уже привык и перестал меня ревновать. Воскресенье выдалось тоже очень насыщенным, и уже хотелось просто отдохнуть, после отдыха, и так приятно было забраться спать в уютную постель.            Уже находясь в постели, я чистые трусики положила под подушку. Антон тоже снял свои, и сунул себе под подушку, получилось одновременно. Наши глаза встретились, и мы улыбнулись друг другу. И тут Антон захотел залезть ко мне под одеяло. Но я не пустила его, сказала, что очень устала. "И вообще, я же не его женщина, а его учительница". Я чмокнула его в лобик, отвернулась и стала засыпать. Мы действительно достаточно устали за весь бурный воскресный день.      Вот так прошла наша первая неделя совместной жизни.            Утром в понедельник, пока Антон еще спал, я сделала все процедуры, разбудила мальчишку и отправила его умываться и завтракать. Он явно был не доволен, но что поделаешь, сам проспал. Тем временем, я переоделась и собралась в школу.      На уроке Пашка краснел и отводил взгляд. Сразу было понятно, что Антон рассказал ему о наших "приключениях" на даче. Я представила это, и опять возбудилась. Захотелось даже      пошалить. Поэтому дома, собирая белье для стирки, я заставила Антошку все снять с себя, а потом стащила с него и трусы, что бы отнести все в ванную. "Как Антошка застеснялся: У него стал вставать: Хи-хи:"      Но вечером Антона сделал следующий ход. Он как бы случайно проливает стакан воды прямо себе на одеяло. Но я подозреваю - это было не случайно: Ну что поделаешь, пусть сохнет. У меня одеяло большое, а я маленькая, свободно поместимся вдвоем.      - Ладно, залазь ко мне. Попробуем вдвоем. - Я легла на бок, к нему спиной.            Он немного помостился и затих: , но правда не надолго: Минут через пять он тоже повернулся на бок, и я почувствовала ягодицей его теплую твердость, но я не показала это. Он попробовал меня обнять, но я отстранила его руку и пшикнула на него. Так мы и лежали, пока не привыкли и уснули. Кажется, мне снились эротические сны.            А утром! . . И вот, утром проснувшись, я ощутила вдруг его дыхание, и где? - У себя на животе: Наглый мальчишка приподнял одеяло и рассматривал меня, просто там! Как будто меня там не видел раннее:      "Надо ему влепить пощечину!" Но лежу. Типа сплю: Низ живота налился приятной      тяжестью... Через пару минут осмелев, он касается моего лобка и даже верха щелки. Почувствовав под рукой самое желанное, он замер, а потом решил провести пальцем между губок и стал слегка поглаживать их. "Ну все! Это уже сверх наглость! . ." : И я: , просто поворачиваюсь к нему спиной: , а внутри кровь побежала и чувствую - потекла я: потекла:      Но Антон не стал продолжать: Испугался: "Малолетка еще:      А я. .! О боже, позволила ему разглядывать и трогать себя там, и получала от этого удовольствие:      : Ладно, проехали: Я улыбнулась себе".            Отодвигаюсь, смотрю на часы, трусики не надеваю, - мне нравиться находиться так перед мальчишкой, а ему и подавно. Встаю, как будто ничего не было, и начинаю утренние процедуры. Антошка вскоре присоединяется. Делаю с ним зарядку, как вчера. Затем перехожу на турник, вешу к нему спиной и качаю пресс. Попка оголилась наверно полностью. "Забавно: хи-хи. ." : Завтракаем.            Вечером я только в халатике. "Прикольно" : Сегодня уже спим каждый под своим одеялом.      Но, когда легли спать, он быстро перекатился под мое одеяло, прижался ко мне и затих: "Мальчишка:" А я не стала уже выталкивать его, а просто повернулась на другой бок:      Утром проснулась, - "О, Боже!" Он спит на спине, а я прижалась к нему и одну коленку даже забросила на его твердость, а моя девочка покоится почти на его ладошке! . . "Абзац! ..."      (Вообще, я часто сплю на боку с согнутой коленкой.) Мы так наверно спали всю ночь - почти обнявшись. Все таки, приятно чувствовать молодое, теплое, упругое тело. Хотелось так еще      Понежиться в неге: Но, смотрю на часы...!      - Все! Мы проспали! Уже пора выходить! ...            Он только хлопал глазами, снова пытаясь увидеть что-то сквозь ночнушку. Сбрасываю его с дивана. Летим в ванную, - я умываюсь, он писает, затем наоборот. Хватаю высохший сарафан, летим в комнату. Завтракать, собирать постель, подбирать фасон - нет времени. Сбрасываю ночнушку и надеваю сарафан. Быстро собираем свои портфели. Секундный марафет у зеркала      и все,: беру портфель, туфли в коридоре, так и выходим. На мне только сарафан, туфли и все:      Хотя сарафан почти по колено, но все равно идти без трусиков вроде, как на виду у всех. Умом, конечно, понимаешь, что это чушь, и никому до тебя нет дела, только Антошка слегка покраснел и как-то суетится, да наверно, и я покраснела, а может это все мои фантазии.      Слав богу успели, можно отдышаться и спокойно дойти в учительскую.            "Но вообще классно, - кругом столько народу, парней, учеников, вон завуч пошла, а ты без трусиков: хи-хи: - возбуждает. Ощущения первый раз - супер. Надо будет еще раз попробовать, ну где-то через месяц, не раннее, а то потеряется острота".      Второй урок у меня в моем классе. Все, Пашка весь как на иголках, все время крутится, что-то роняет: Вот опять: чуть раздвигаю ножки и выхожу из-за стола к доске. Не думаю, что там что-то заметил, но на на щеках у него румянец, что-то шепчет Антону.      "Класс!" , - и у самой кровь заиграла, - "но на сегодня с него хватит."            Однако: , после занятий, возле парадного меня ждут Антон и Пашка.      - Леся Львовна, можно Пашка к нам зайдет на полчаса, я ему хочу одну программу показать?      "Да, когда хочется, так голова работает. Молодцы:"      : Мальчишки расположились возле стола, а я, конечно, могла бы пойти переодеться в ванную, но решила им подыграть. Я сложила диван, открыла шкаф и сказала им, чтобы не смотрели, и что я буду переодеваться.      - Да, Антон, расстегни мне молнию сзади.      В расстегнутую молнию явно было видно им, что на мне больше ничего нет.      - Ну все, спасибо. Теперь не смотрите.      Стоя к ним спиной, я сняла сарафан, поглядывая в зеркало на мальчишек.      Они в пол оборота суетились возле стола, бросая на меня скрытые взгляды.      "Да, это был настоящий стриптиз, и я сильно возбудилась.      Ну конечно они все видели, и не могло быть иначе."      Я не спеша, надела халатик и занялась волосами.      Зато, какой спектакль, мне очень понравилось, а вечером, перед сном еще небольшой для Антошки: "Классно..."      Он хотел опять залезть ко мне под одеяло, но я остановила его, аргументируя, что опять проспим.            : Но утром:      А утром оказывается, он спит под моим, прижался ко мне, и уже он, локоть и одну ногу забросил на меня: и у него твердый и теплый. Ну почти секс, даже не знаю - спит он или притворяется.      Я аккуратно вылажу из под него, но не удержалась, приподняла одеяло и посмотрела. Ой, - я даже смущенно прикрыла рот другой ладошкой. "А что, красивенький такой, сантиметров 15, а яички совсем маленькие. Хи-хи:". Я дотронулась пальчиком к теплой головке, член отреагировал на это касание и дернулся. Я опять хихикнула:            Но это была ловушка, - он не спит!      - Ах ты негодник! - луплю его подушкой (опять подушка - ловушка, Антошка) , он      уворачивается, прикрывается одеялом, а потом отвечает своей.      - Ах, ты еще сопротивляешься?!      Но я уже верхом на нем, и тут: чувствую Его, губками своей киски. Прямо подо мной прижимается к щелке, что-то твердое... Его твердый член, казалось уже раздвигает мои губки. "Ой - ой: , - пора прекращать". Но тут получаю удар подушкой и кувыркаюсь на пол. Ночнушка задралась выше пупка, а голый Антошка стоит победоносно надо мной с поднятым своим "флагом" и подушкой. Переворачиваюсь и пытаюсь уползти на четвереньках в ванную. Голая попка, и еще кое-что, перед ним, а он идет следом и иногда лупит по моей попке подушкой. Заползаю в ванную и быстро сажусь в кресло. Все, буду писять, все свободны. Он ретирует.      Дальше как уже обычно, эротическая гимнастика, душ, завтрак:            И вот мой следующий ход. Собираемся в школу, я в шкафу выбрала мини. Сняла через голову ночнушку, оставшись на минуту опять совсем голенькой. Одеваю в школу мини юбку и: без трусиков, . . - пусть у некоторых текут слюнки. Ну, конечно не совсем короткую, все же школа, не дискотека, но все таки мини. Теперь контрольный выстрел. Поворачиваю голову и прошу Антона застегнуть молнию сзади, на обнаженной попке, а сама застегиваю блузку. На улице и в школе опять поток эротических ощущений. Я была уже на грани. Это очень пугало и заводило одновременно, а также вносило поток острых ощущений. Я ходила все время возбужденной. Дразнила их на уроке, но нечего не давала увидеть.      Пашка, так бедняжка извелся, что мне стало смешно. Все у него падало, он крутился и так и этак. Пришлось сделать ему замечание.      Позвонила Зинка, сказала, что приезжает и завтра заберет Антошку. "А жаль, но все когда-то заканчивается" : Сказала об этом Антону, он тоже явно расстроился. "Но вообще, меня по-моему, далеко занесло, пора останавливаться".            После уроков Пашка опять у нас. "Ладно последний раз" : Стою опять совсем голенькая спиной к мальчишкам и копаюсь в белье. Делаю даже небольшой наклон на пару секунд: "Все, с них хватит" " , надеваю халат.      Вечером, он все же залез ко мне под одеяло, я еще раз хотела его вытолкать, но он прижался ко мне, поцеловал меня в щеку и сказал, что я самая лучшая учительница и он меня очень любит.      "Подхалимаж: , но все равно приятно" :      - Приятных снов, - я потрепала его по голове, чмокнула его в носик и отвернулась.            Пятница утром, я хотела одеть трусики, приподняла подушку, чтобы достать их. Но тут Антошка просовывает руку под мою подушку и вытаскивает мои трусики. Я хватаю его за руку. Антошка сопротивлялся. Пришлось с ним бороться, Антошка смеялся, и не желал отдавать их. Я оседлала его, держа его руку с трусиками. Он брыкался тазом, выворачивался и постепенно стал выползать у меня между ног. Жилистый мальчишка такой. Он упирался ногами и тащил мою руку за собой. И вот:            : И вот, эго голова уже оказалась подо мной. Он практически уткнулся носом в ложбинку между моими губками, вначале подбородком, а затем и носом. У меня даже мурашки по спине побежали от импульса возбуждения. Я смотрела на него сверху и мне так сильно захотелось прижать его голову и рот, но я сдержалась. А он: чмокнул меня прямо туда: и провел носом вдоль щелки:            - Ты что вытворяешь!? Фу! Я вообще-то, оттуда писяю! Как тебе не стыдно!?      - Да я видел, как Андрей там лизал:      - Ну и что, вкусно?!      - Вообще-то нет, но как-то прикольно очень... - сказал он и опять провел языком по щелке.      - Немедленно прекрати!      - Ммм: ммм...      Его глаза выглядывали из под мое ночнушки. А его язык заходил между моими губками...      От этого у меня стали закрываться глаза: Я отпустила его руку:      - Пошел умываться, ну тебя: - я упала на бок и сжалась вся:            Он ушел. А я собрала постель и достала из шкафа другие трусики и футболку, чем совсем расстроила Антошу. Ну, что поделаешь - не все коту масленица. Пошутили, и хватит.      После школы нас ждала приехавшая Зинка, она забрала Антона и сказала, что завтра в пять заедет за мной и заберет к себе в загородный дом. Как-то без Антошки вечером было пустовато, пока не пришел Андрей.            В субботу около шести, Зинаида, я и Антон подъехали к их коттеджу. Это небольшой но трехэтажный дом с множеством комнат и большим холлом, но правда, с не очень большим участком - соток шесть всего. Я уже бывала у них. Антон стал разжигать мангал для шашлыка, а я и Зинка стали хлопотать по дому, а затем она приготовила и сауну, и мы там накрыли небольшой стол.            Мы закутались в простыни. Она налила мне и себе какого-то ароматного вина, а потом мы пошли в парилку. Вскоре пришел и Антон, он принес шашлыки и присоединился к нам. Как он и говорил, мама его совсем не стеснялась, а он ее. Вскоре они были полностью голенькими, а где-то минут через тридцать, и я уже не прикрывалась простыню. Тело расслаблялось от горячего воздуха, мы вдыхали запах дерева и масел, а в перерывах мы пили вино, закусывая его шашлыком и итальянскими деликатесами. Зинка рассказывала о своей поездке в Италию.            А потом, по просьбе Зинки, Антон стал делать маме массаж. Она лежала на кушетке и беседовала со мной. Антон работал над ее спиной, плечами, попой, ногами. Он использовал какое- масло с необычным и очень приятным запахом. Его руки скользили по всему ее блестящему телу. Потом он забрался на диван где, она лежала, и поставил одну ногу между ее ног, также как это делал Андрей неделю назад. Член у Антошки встал и покачивался в такт движениям. Он и раньше был возбужден, но теперь ярко видна была его твердость. А когда мама легла на спину, он так и оставался у нее между ног, и смело натирал ее живот и груди, а затем отодвинувшись переключился на ноги.      Потом обратно поднялся по ногам вверх и стал растирать ее лобок. Я увидела, как его руки стал проходить по ее клитору и щелке. Но он не углублялся в ее мякоть, а работал только снаружи. Но все равно, Зинка замолчала и закрыла глаза, и меня это тоже сильно возбудило. Антошка работал блестящей от масла и уже от влаги рукой. Зинкина грудь стала вздыматься, она схватила сына за руку, но как бы направляя его, и через пару минут она вскрикнула и откинулась. Я поняла, что она кончила. Антон тоже прекратил и теперь сидел рядом отдыхая. Полежав немного Зинка открыла глаза улыбнулась и наклонив к себе Антона поцеловала его.            Но затем Зинка сказала, что ребенку тоже нужно освобождение и нельзя его оставлять так, а ей самой нужна омолаживающая маска. Она легла набок, а его поставила перед собой, ее рука заходила по его стержню. Когда Антон стал кончать, она подставила лицо. Спермы было не очень много, (совсем молоденький мальчик) , она попала ей на лицо и стала стекать вниз. Но Зинка была довольна, она облизала сперму с губ и даже хотела намазать и мне лицо, но я съехала, сказала, что чуть позже, а сейчас пойдемте еще погреемся.            Однако, через пол часа Зинка все же уговорила и меня на массаж. Я легла на живот, мои пухлые ягодицы оказались перед Антоном. Теперь Зинка сидела напротив и пила кофе. Антошка растирал мою спину, смазывая ее маслом. Конечно, он это делал не так мощно и профессионально как Андрей, но все равно было приятно. Мальчишка старался. Он также немного помял мою попку, и перешел на ножки, я их специально не раздвигала. Но когда я перевернулась на спину, он      также оставался возле моих ног. Перехватив его взгляд, я улыбнулась и почувствовала, что такая ситуация меня сильно заводит. Теперь он смело стал рассматривать мою писечку. А она бедняжка вся так затомилась:            Тут Зинка встала и подошла к нам. Она стала делать мне массаж головы и лица, пока Антошка разминал мои ножки. Закончив с лицом, она наклонилась и ко мне и нежно поцеловала в губы, после чего переместилась и немного засосала мой торчащий сосок. Я чуть не застонала.      Антошка, тем временем, закончив со ступнями и икрами, поднялся выше коленок. Мои ножки сами чуть разъехались, и он находясь между ними и массировал мои ляжки. Зинка, одновременно грубо и мягко, ласкала мои ключицы и грудь. Она сжимала мои груди, крутила соски, шлепает по ним ладонями. Я лежала расслабленная, отдавшись их рукам.            Я очнулась только тогда, когда по бедру потекли мои соки. "Антон же может заметить, что я потекла..." Я хотела сдвинуть ноги, чтобы Антон не заметил, что я возбудилась, но между ними был мальчишка, и я не смогла устоять и машинально чуть раздвинула их. Я представила, как он рассматривает набухшие губки моей писечки, между которыми явно поблескивает смазка.      Вскоре одна его рука скользнула спереди к моей киске, и прошла по губкам к лобку, раз, другой.      Мальчишка все смелее проходит по моей щелке и уже стал раздвигать ее розовые губки. Я естественно подаюсь ему на встречу:      Это замечает Зинка, работающая с моим животом.      - Дальше я сама, - говорит она сыну. Антошка отползает от моих ног.            Зинка осторожно берет мое лоно в нежную обработку своими пальчиками. Затем она засовывает в меня два пальца. Я задыхаюсь от наслаждения, а она просто трахает меня пальчиками, при этом чавкающие звуки разносились в тишине комнаты. Вскоре мое тело задрожало, рот раскрылся, глотая воздух, мышцы вагины обхватали ее пальчики, я извивалась от наслаждения, получая классный оргазм. А Антошка сидел за столом пил чай и наблюдал за нами, но мне было хорошо и было: совсем не стыдно! ...      Я заночевала у них. Мне выделили отдельную комнату. 
"Поздравление именинников. Часть 1"

      Раз в три месяца, я со своими учениками, в классе устраивали поздравления именинников, накопившихся за этот период. Обычно после уроков, мы в нашем классе накрывали легкий стол, проводили игры и конкурсы, а потом устраивали дискотеку. Я не только проводила сама игры, но и давала их провести ученикам, а сама участвовала в них наравне с девочками из класса.            Так как я невысокого роста - 162 см, имею худощавую фигурку и маленькую грудь, то меня легко можно принять за одну из учениц, правда отсутствие школьной формы выделяет меня среди остальных девушек.            Вот и сегодня после занятий, я и ученики уже седьмого класса, собирались поздравлять всех тех, у кого день рождения праздновался летом на каникулах и в сентябре. Сентябрь в этом году выдался достаточно жарким, мальчики были одеты в белые теннисках без пиджаков, а девочки были в школьных юбках и белых блузках. Причем за лето все хорошо подросли, и на некоторых девочках, их школьные юбки поднялись почти до середины колен.            В нашем классе ребята сдвинули парты и организовали музыку, а я вместе с девочками приготовила бутерброды и напитки, купленные за деньги классного фонда.      Как обычно, после торжественного поздравления и вручения подарков, все немного откушали угощения, а затем решили для разминки, поиграть. Мальчики составили одну команду, а девочки,      вместе со мной - другую. Вначале играли в "закрытое письмо", когда по очереди пишутся предло жения на базе последнего слова, а вся предыдущая фраза остается в завернутой части листа. А потом все вместе, со смехом, зачитывается. Затем играли в " отгадай слово", которое надо было показать жестами.            Было весело. Все смеялись. На мое удивление, девочки выиграли со счетом 5: 3. Потом мы попробовали поиграть в "отгадай мелодию", но это уже не очень получилось. И тогда, раз уж заиграла музыка, я объявила медленный танец, - "Приглашают именинники!"            Однако, наверное, я что-то не учла, или все же было очень жарко. И вскоре, Стрельцова психанула, не дотянув даже до конца танца, а за ней и ее подружка Акимова.      - Ну, просто невозможно! Мы с голенькими ножками, а мальчишки в своих колючих, жарких брюках. Мало того что я упрела, так еще как наждаком прошлись!      - Ой, недотрога! Не нравится, так танцуйте сами!      - Вот сами и будем! . .      - Да нам самим жарко в этих школьных брюках!      - Сами мечтаем от них избавиться.      - Так вот возьмите, и снимите их! - вдруг предложила Настя.      - Привет! Еще чего придумаете?!      - А что, неплохая идея. Вы все равно в трусах останетесь. Хи-хи:      - Точно, как на пляже! Хи - хи. Или как на уроке физкультуры.      - Во, весело нам будет! Хи-хи.      - Офигеть! До такого додуматься!      - А что смелых нет?!      - Смелые то есть, а вдруг директор пожалует?!      - Да он давно дома уже!      - А мы дверь пока закроем!      - Ну, стремно все же: Да интересно, а вот если все вместе? ...      - Ну, как хотите. Можете дальше париться!      - А давайте так! - Мы брюки, а вы трусики.      - Привет! Сравнили!      - Так вы же в платьях останетесь. Зато прикольно будет.      - И не жарко. Ха-ха.      - Ага! А вы будете нам юбки задирать!      - Нее! Публично обещаем, что не будем!      - Так подглядывать будете!      - Это, уж точно!      - Ну, нет же! Не будем!      - Вот вы нам не верите?! Не доверяете!      - А давайте попробуем.      - Зато будет, что вспомнить.      - Ладно, мы подумаем. Но вы первые, а мы потом, посмотрим:      - Ну, что пацаны!? Устроим хохму?!      - Ну, давай! А мы за тобой.      - Да нет вопросов!      Антон зашел за парты со стороны окон, присел боком за парту и стал снимать брюки...      - Ух, а то я совсем запарился в них! Во-о, сейчас хорошо стало!      Все мальчишки последовали за ним.      - Да классно! Так можно жить! Молодец Настя!            Мальчишки стали выходить из-за парт, немного смущенно прикрываясь. Из под теннисок, у них выглядывали разные трусы, - от спортивных, боксеров до плавочек. Они выглядели потешно, в белых теннисках и с голами ногами.      - Ну что?! Мы готовы.      - Ну, молодцы! Сами же довольны! Теперь можем дальше танцевать.      - Ага! Теперь ваша очередь!      - Здрасьте! Какая очередь?      - А мы ничего не обещали!      - Да вы че: !?      - Иж, чего захотели!      - Ну вот, нас обманули, пацаны!      - Не: не честно!      - Раз так, то мы одеваемся, и расходимся!      - Танцуйте сами.      - Сами и будем!      - Испорченный вечер!      Мальчишки двинулись к своим вещам.      - Ладно, подождите минуту. Мы посовещаемся.            Я слушала их перепалку и улыбалась, не придавая этому особого значения. А теперь, мальчиш ки остановились, а девочки собрались вокруг меня, и я оказалась в неловком положении.      - Ну, что будем делать?      - Ну, Настя. Ты такое заварила.      - Ну, а что попробуем, а чуть что - оденемся.      - Леся Львовна, Вы же никуда не уйдете?      - Вы с нами будете? ...      Я видела, что девочки хотят этого, но сильно боятся и стесняются. Мне захотелось им помочь и не портить вечер.      - Ну, если вы так хотите, то я конечно с вами. Ну, куда же я вас оставлю, безтрусых то, с      мальчишками! Только никому потом об этом не рассказывать! Хорошо!?      - Хорошо... Хорошо...      - Ладно вам! Но вы обещали не подглядывать. Отвернитесь! - крикнула Настя мальчикам.      И девочки направились за парты в противоположную часть класса.            Я подумала, - "Да, интересно как это все будет, как пикантно и прикольно!" У меня даже внизу засвербело. "Ну, конечно было нельзя! Я сильно рисковала! Ну не могу я уже все запретить! Тогда все расстроятся. Возникнут натянутые отношения между мальчиками и девочками в классе. А сейчас такой хороший класс ведь. Ну, подурачимся немного. Все равно все одетые." Я была в команде девочек, наравне с ними участвовала во всех конкурсах, и я решилась присоединиться к девочкам из класса. На мне была легкая, но длинная юбка с разрезом для ходьбы, так что я ничуть не опасалась остаться под ней без трусиков. Я подошла к самой дальней парте, села в проход, быстренько сняла трусики и положила их в парту.      Внизу как-то стало все открыто. Вообще, такое ощущение, что и юбки нет, и что все только про      это и думают. Хотя так оно и было на самом деле, можно было даже опасаться, чтобы мальчишки      слюнями захлебнуться.            Девочки уже толпились, не решаясь выйти в центр, одергивали и натягивали школьные юбки. Мы с Настей вышли первыми в центр, и Настя сказала мальчишкам:      - Ну, все. Мы готовы. Можете поворачиваться.      Мальчишки повернулись и стоя в белых теннисках и трусах, сложив руки как футболисты на штрафном, и молча, смущенно поглядывали на девочек, а те, опустив глаза, раскраснелись, и      бросали робкие взгляды на парней. А сама атмосфера в классе, вообще так пикантно накалилась: Все, внутренне, были жутко взволнованы, и хотя ничего ни у кого не было видно, но все мысли присутствующих были об одном, и фантазии работали во всю, дорисовывая то, что кому бы хотелось.            Я и сама почувствовала легкое сексуальное возбуждение только от самого факта, что все знают, что ты без трусиков. Мне казалось, что все на меня смотрят именно по этому. А подростки явно завелись от этого. Ощущение скажу было точно незабываемое!      - Ну что, танцуем? - спросила я.      Но все продолжали стоять в нерешительности:      - Ладно... Тогда: Вот есть такое интересное упражнение, - на доверие, - предложила я, чтобы разрядить обстановку.      Класс, по немного, стал переключаться на меня.      - Мальчики становитесь в ряд у доски, а девочки перед ними, на расстоянии до полуметра, спиной к ним. Мальчики согните руки, надо будет не дать девочкам упасть. Девочки выпрямите спину и ровненько падаете назад. Не бойтесь, мальчики вас страхуют. Я сейчас покажу как.      Я подошла к самому рослому Мише Миревич и сказала, чтобы он, ровно упал спиной на меня. Когда я его поймала, он улыбнулся и сказал "Прикольно". Затем он поймал меня.            Все разбились на пары и стали делать упражнение. Девчонки краснели, и закрывали глаза, видимо представляя себе, что мальчишки могут у них что-то заметить. Мальчишки, естественно, иногда подшучивали над девочками, а те визжали и хихикали, когда мальчики ловили их не совсем так или даже щекотали. Таким образом, все проделали упражнение по несколько раз и, уже не так смущались как в начале.      - Ну, все. Молодцы. Всем понравилось?      - Да... Да...      - Мы вообще в институте так с парт падали, да еще со стулом, а человек шесть нас ловило. Это упражнение на доверие, "Падение в пропасть" называется. По Козлову - это психолог очень интересный.      - Ух, ты! А давайте и мы так попробуем.      - Ну, не знаю: Надо хорошо страховать падающего, а вы еще юные.      - Да нет, мы справимся! Вот увидите!      Витя уже полез на первую парту.      - Ладно, подожди, мы подготовимся. Так значит, пять мальчиков, встали и держимся за руки, он на них будет падать. Вот смотрите как.      Я тоже встала среди ловцов и взялась с Ветровым за руки. 
- Не бойтесь! Вы легко его удержите. Но будьте внимательны.      Все приготовились.      - Мы готовы тебя ловить, - сказала я Вите.      Витя пару секунд помедлил, а потом свалился спиной к нам на руки. Он с большим восторгом вскочил на пол, крикнул:      - "Уу, классно так! Я еще хочу" и опять полез на парту. За ним последовал Илья Шеповал, за ним Володя Коржин, Антон, Дима, а за ними уже в очередь стала и Настя с Катей Бажовой.      Мы с Ветровым стояли первыми, ближе всех к парте. Я пыталась максимально следить за происходящим, чтобы по возможности уменьшить риски учеников.      Вскоре, Настя аккуратно встала на парте, придерживая подол платья, и шуганула назад, к нам на руки. За ней взвизгнув, прилетела и Катя.            Уже все захотели "упасть в пропасть", да еще не один раз, образовалась очередь. Ловцов постепенно подменяли свежие силы. Девочки стеснялись и придерживали подолы юбок, когда становились на парту. Естественно, ведь они были без трусиков, правда, некоторые не обращали на это особого внимания. Конечно, увидеть, что либо конкретно у девчонок под юбками было не реально, разве что немного больше приоткрывались ляжки и коленки. Но девчонки все равно визжали, чем подпитывали бурную фантазию ребят.      Конечно, казусы случались. Так Мельникова сверкнула попкой, когда стояла и когда слазила с рук ловцов. А у Белогуз при падении задралась юбка, и хотя она ее быстро поправила, но кто-то мог успеть увидеть ее лобок. Да и у некоторых мальчишек, кое-что выглядывало иногда из под трусов.            А вообще было очень весело и шумно, как всегда бывает на этом упражнении, мальчишки и девочки делились впечатлениями и подбадривали нерешительных, менялись с ловцами и толкались в очереди. Раздавались визги девочек и смех мальчишек. А Боря Лесков уже поставил стул на парту. Ножки стула представляли собой полозья, поэтому он был достаточно устойчив, надо было только следить, чтобы он не съехал с парты. И мальчишки стали сигать уже со стула. Девочкам тоже хотелось последовать за мальчишками, но они еще сдерживались. Сами понимаете, какой вид открывался снизу у них под юбками: И все же, две подружки Акимова и Стрельцова решили рискнуть. Вообще, по моему, они соревновались между собой, и хотели подразнить мальчишек, а тут такой двойной повод представился.      Первая Света Акимова влазила на парту и стул осторожно, прикрываясь, но когда она уже была на верху, то стоя передом к нам крикнула:      - Внимание! №1 к полету готова! , - и помахала всем рукой. В этот момент, ее подол юбки освободился и я, увидела ее голенькую киску под юбкой, начало ее пухленких губок и кусочек щелки у лобка.      Я опешила, и глянула на мальчишек. Естественно, их глаза были там: Ветров даже рот приоткрыл, так пялился. Мне даже пришлось его одернуть.      Мальчишки могли секунд 10, глазеть ей под юбку, кто стоял дальше, стали машинально приближаться. Затем все стали кричать: -"Давай Светик! ... Смелее! ... " и аплодировать.      А Акимова сделала вид, что ничего не замечает, медленно развернулась, еще раз глянула на ловцов, которые теперь любовались ее попкой, и на счет три рухнула им на руки. При этом от падения и когда она съезжала с рук, ее юбка задралось, а может, кто и придержал ее, и она еще покрасовалась перед всеми своим лобком, на котором уже стали появляться кучерявые волосики. Взвизгнув, она поправила платье, и довольная собой и от полета, стала ждать подругу и делиться впечатлениями с остальными девочками.      Я даже сама от этого еще немного возбудилась, и мои щеки запылали.            А в это время Стрельцова Вика, которая проследила за подругой, уже забралась на парту, а затем на стул. Она посмотрела вниз и крикнула:      - Ого! ... Светка, так высоко!      - Не бойся, это классно! , - отозвалась Акимова.      - Стрельцова! - крикнула я, так как она стояла, немного раздвинув ножки и делая вид, что балансирует руками. При этом два валика ее больших губок и почти вся щелка между ними прямо красовались перед мальчишками класса, дружно стоящими и глазеющими на них снизу. Свободные мальчишки уже подошли ближе, любуясь такой картиной. Я поняла, что она это делает специально, и ей это нравится. Эксбиционистка юная!      - А Вы сами попробуйте Леся Львовна, - не унималась Вика, продолжая наблюдать за реакцией мальчишек.      - Да попробую я! Прыгай скорее! - волновалась и смущалась за нее я.      Она повернулась спиной к нам и подняла вверх руки. При этом школьная юбка приподнялось вслед за блузкой, оголив низ попки девочки.      - Ну, все, ловите меня! - крикнула она, и так с поднятыми руками упала на руки ловцов.      Юбка так до конца так не опустилось, и Вика лежала на руках мальчишек с голеньким лобком, на котором была не густая полоска темных волос, над ее щелкой, и улыбалась. Затем Вика подтянулась на руках у ребят и сказала:      - Так классно...      А мальчики держали ее на руках и любовались ее лобком.      - Отпускайте ее уже! Сейчас Ветров прыгать будет! - строго крикнула я.      Он уже стоял на стуле и тоже любовался на Вику.      Наконец они ее отпустили, юбка опустилось на свое место, и она присоединилась к подруге.            Девчонки шушукались между собой, наверное, обсуждали реакцию мальчишек на это хулиганство подружек. Тем более, что стало заметно, что трусы у мальчишек вздулись, и это естественно будоражило девочек. Все раскраснелись, улыбались и отводили глаза.      Я сама жутко возбудилась и почувствовала даже, что намокла.      А когда Настя и Катя Бажова решили прыгнуть со стула, я не выдержала и сказала им:      - Девочки прикрывайтесь.      Ну, эти хоть, не выставляли себя напоказ, они спереди сжали подолы юбок, сделав юбки максимально узким. Правда, их попки мальчишки все же немного смогли увидеть - при подъеме и перед падением девочек.            Но тут, вспомнили про меня.      - Уступите очередь Лесе Львовне! - крикнул Семин, - она тоже хотела.      - Ну, это не обязательно, - хотела съехать я.      - Да, да. Вы обещали попробовать, - вмешалась Стрельцова.      - Просим: Просим:      Все остановились и стали уступать мне место.      - Ладно, посмотрим, - я подошла к парте, но юбка мешала мне поднять так высоко ногу.      Антон подошел ко мне, чтобы я могла опереться об него, но мне пришлось расстегнуть одну пуговицу, а затем, чтобы залезть дальше на стул, пришлось расстегнуть еще одну.      Я оглянулась, - ловцы были готовы, и весь класс следил за мной:      И тут я ощутила, наверное то же, что и Акимова и Стрельцова. Мне тоже захотелось мелькнуть, чем ни будь, но я естественно, сдержалась:      : Но вот, когда я упала, то моя юбка предательски высоко распахнулась, и я на какое-то мгновение осветила своим голенькими коленками часть класса. Да еще Миша и Антон стояли рядом и буквально уставились мне туда. И хотя я быстро оправилась, но сам факт состоялся, кровь застучала у меня в висках, внизу потеплело, а класс зашушукался: Но не думаю, что отрылось аж, до здесь:            Класс еще с полчаса попрыгал, и интенсивность прыжков снизилась, уже многие отдыхали, тогда я сказала:      -Ну, все хватит. Давайте еще немного потанцуем.      Девочки меня бурно поддержали. Я думаю, им было интересно потанцевать с мальчишками без штанов, не часто такое удается, а скорее всего, вообще было в первый раз.      Заиграла музыка.      - Белый танец! - предложила Акимова.      Наиболее смелые девочки, постепенно, разобрали видных парней и прижались к ним в медленном танце. Я думаю, они мечтали ощутить их выпуклость, пусть хоть и через тонкую ткань. Да и мальчишки, естественно, не были против.      Я смотрела на это зрелище - мальчишки без штанов, с голыми ногами, в свисающих белых тенисках, кружатся в парах с девочками. Это было и смешно и пикантно.            Тут вдруг большой Миша, стесняясь, пригласил меня на танец.      Я думаю, на это его подтолкнула моя распахнувшаяся юбка. Танцевать он не умел, и мне пришлось вести. Но зато, я почувствовала его твердость. Признаться, это было пикантно, и меня забавляло.      За медленным танцем последовало три быстрых. Девчонки отрывались по полной перед подружками и мальчишками, а я вместе с ними. Затем неожиданно на следующий медленный танец меня пригласил Антон. Танцевать он умел, наверно занимался. Он вел, а я даже отдыхала и приятно ощущала его возбуждение. Это было более остро, так как я была без трусиков, и партнер знал об этом. И это приятно возбуждало нас.      Затем опять пошли быстрые танцы, а я посмотрела на часы. Уже пора было собираться.      Я пошла в конец класса, надела трусики и стала приводить в порядок помещение. Вскоре все стали мне помогать, и мы все убрав, довольные отправились по домам.            Перед сном, я вспоминала всю пикантность этого вечера, проведенного просто без трусиков.      Моя рука невольно опустилась вниз... там все было мокро: Ощущения непередаваемые:      Я повернулась на бок и попыталась заснуть: 
"Ебля моей жены малолетками"
Страницы: [1] [2]

      Добрый день, уважаемые читатели! Хочу поделиться с вами одной историей, которая произошла со мной и моей женой. Чтобы вы имели понятие о нас, подробно опишу, кто мы и чем занимаемся. Меня зовут Руслан, мне 30 лет, спортивного телосложения, работаю в ФСО, зарплата довольна большая, с женой не отказываем себе ни в чем. Жену мою зовут Анастасия, ей 25 лет, стройная блондинка с грудью 3 размера, выше меня на добрых 15 см (ее рост 190, мой-175) . Если честно, этот факт немного осложняет нашу половую жизнь, так как неудобно иметь ее раком, потому что она выше, а так же у нее довольно широкая вагина из-за габаритов. Член у меня нормального размера-18 см, но по сравнению с ее киской он мал, поэтому должного кайфа мы оба не получаем. Настя работает в школе, в этом, 2015 году она выпускала 11 класс, об этом речь и пойдет дальше.      25 мая. В этот долгожданный день класс моей Насти праздновал выпускной вечер, а на следующий день, по традиции, класс поехал отдыхать отдельно от родителей на речку. События первого дня описывать не стану, так как не был на выпускном вечере и, как правило, ничего необычного в этот день не происходит: Все веселятся, напиваются а на утро блюют в унитаз. Стоит отметить, что моя Настя тоже присутствовала на выпускном вечере, но домой пришла не пьяная и в хорошем расположении духа. На следующее утро, надев короткую юбку выше колен, блузку, балетки, моя жена собралась на речку.      -Милая, разве класс не должен второй день праздновать отдельно от родителей и учителей?      -Должен, дорогой, но ты же знаешь этих детей, напьются, полезут купаться и утонут. Я посижу рядом, погляжу за ними, мало ли что.      Добавлю, что в нашей семье никто никому никогда не изменял, за это я могу ручаться, поэтому в этом плане я спокоен. Однако в этот день моя жена так сильно накрасилась, что в мою голову невольно закрались мысли об измене, однако я быстро выкинул эти гнусные думы из головы. В общем, проводив жену до машины, а у нее BMW X5, я вернулся домой, потому что сегодня у меня был выходной. Немного посидев с банкой пива за телевизором, я решил съездить на речку к жене, освежиться в этот знойный день мне не помешало бы.      Когда я приехал на эту базу, с удивлением заметил, что ни жены, ни детей там нет. Это был первый тревожный звоночек для меня. На речке я лишь встретил 4 девчонок из класса моей жены, они сказали мне, что она только что уехала с ребятами с класса домой к одному из них за мангалом и шампурами, они собирались жарить шашлыки. Немного успокоившись и узнав адрес этого ученика, я решил съездить туда, так как делать было нечего, да и помощь взрослого мужика детям не помешала бы.      Маяковского 24 квартира 3. Возле подъезда стоит БМВ моей жены. Стою на пороге, стучу. Никто не открывает, хотя слышу, что в доме есть шум. Долблю эту дверь минут 5, толку 0. В этот момент мне стало по-настоящему тревожно за свою Настю. Решив все выяснить, залезаю на балкон 1 этажа. Балкон открыт, из квартиры доносятся разговоры. Подняв голову, вижу такую картину: моя жена сидит на диване, а вокруг нее сидят кто где 8 учеников. Рядом с ними она кажется просто огромной, ее ноги чуть ли не длиннее роста этих ребят. Четко слышу разговор:      -Анастасия Сергеевна, давайте поиграем с вами в одну игру.      -Какую, мальчики?      Смотрю на нее, и вижу в ее глазах похоть. Замечаю, что обе ее руки лежат на ширинках двух учеников, сидящих рядом. В голову начинают лезть мысли: какого б***ть х***я?      -Правила очень просты: сейчас мы завязываем вам глаза, достаем члены и по очереди трахаем вас в рот. А вы должны будете угадать, чей член у вас во рту. В противном случае вы будете наказаны.      И не дождавшись ответа моей жены, один из ребят, самый высокий и худой, завязал ей сзади глаза, а остальные как по команде вывалили члены из трусов наружу. Сказать что я ох***ел, ничего не сказать. Первым желанием было забежать в квартиру и разбить этим обнаглевшим ублюдкам еб***ло. Но я решил проследить за реакцией своей жены. Один из парней, самый накаченный и низкий ростом, подошел вплотную на уровень лица моей жены и потер членом ей по губам. Недолго думая, она открыла рот и заглотила член по самые яйца. Мою душу рвало на части, я готов был разорвать любого на свете, но почему-то не вмешался в действо и стал наблюдать. Пососав минутку, жена говорит:      -Это член Руслана Эмирова.      -Молодец, Анастасия Сергеевна, но это был легкий уровень, так как Руслан долбил вас в рот уже не раз и не два.      Не раз и не два! Тысячи мыслей пронеслись в моей голове? Когда? Где и почему я об этом не знал???      Вслед за Русланом выстроилась очередь. Вторым был какой-то очкарик с огромным членом. Не долго думая, он подошел и так оттрахал мою жену в рот, как я ее не драл даже в киску. Он буквально насаживал ее рот на свой хуй, его яйца шлепали о подбородок моей жены. И что самое интересное, этот монстр помещался в ее рот до самых яиц! Он был см 25 наверное, таких длинных членов я не видел. Тут мне вспоминается, как жена сосала мой член, точнее облизывала головку и говорила, что глубже не может, рвать тянет. А тут какой-то Ботан заставляет мою супругу отсасывать хуй до самых яиц, нещадно долбя ее горло.      -Это член Саши Борисова.      -И это легкий уровень, потому что у Сашки самый длинный и уж ваш большой рот, Анастасия Сергеевна, знает об этом не по наслышке.      И этот ее трахал в рот! Мне казалось, что я упаду в обморок!      Третим в очереди был длинный и худой парень. При росте в 195 см он весил не больше 65. Подойдя к моей жене, он отклонил ее голову, встал на диван и начал ебать рот Насти. Мне прекрасно были видны его яйца, бьющиеся об ее подбородок и слюна, стекающая с них. Рот моей ненаглядной ходил ходуном от яростных ударов яйцами по губам. Потрахав ее минуты 2, он спрыгнул и уселся на кресло.      -Это был Денис Лебедевский.      -Верно, теперь попробуйте угадать следующего!      И тут из коридора вышел мужчина лет 60, с проседью на волосах и невероятно длинными руками. Когда он достал свой член и всунул в рот моей жене, я думал меня стошнит! Он был весь синюшный, с огромными венами на яйцах, весь морщинистый и старый! Я видел как эти яйца колышутся от ебли в прекрасный ротик моей жены и бьются о ее нижнюю губу. Пососав минут 5, Настя сказала:      -Это самый вкусный и красивый член, я уверена, скорее всего, это писюн Сергея Матафонова.      Тут этот самый Сергей Матафонов выходит из очереди и кричит:      -А вот и нет, развяжите этой шлюхе глаза!      Когда Насте развязали глаза и увидела какой член перед ней и кто его обладатель, ее выражение лица резко переменилось и приобрело жалкий вид.      -Николай Петрович, а вы здесь откуда?!      Николай Петрович! Этот мерзкий старикашка преподаватель истории в школе, о нем мне рассказывала моя супруга. Она говорила, что этот старик самый омерзительный из всех людей на свете, что он не моется по 3 месяца. И вот она взяла в рот его грязный член, отчмокала и сказала, что он самый вкусный!      -Анастасия Сергеевна, я ведь единственный из учителей в нашей школе, который не ебал вас в рот. Вся школа знает, какая вы блядь. Ребята всей школы рассказывали, как вы сосали десятиклассникам на подготовительных курсах, как вас драли дуплетом и одиннадцатиклассники по очереди под служебной лестницей. А как вы в учительском туалете сосали ОБЖшнику и трудовику по очереди, вам напомнить? А ведь они еще старше меня. Так чем я хуже?      -Я вам 100 раз говорила, что сосать у вас не буду!      -И тем не менее, ты сейчас начисто вылизала мне член и сказала, что он самый вкусный!      -Николай Петрович, оставайтесь с нами, Анастасия Сергеевна не угадала, чей член у нее во рту, сейчас мы будем ее наказывать!      С этими словами один из парней, самый толстый, взял мою жену за волосы и поволок за собой в центр зала. Как же хотелось разбить ему еб***ло, но прервать действо я уже не мог, раз не предотвратил его заранее...      -Теперь вы-соска 11-А, и впредь мы будем вас так называть. Подползите к дивану и отлижите нам жопу, всем!      Парни тут же устроились на диване, подняли кверху ноги и стали ждать. Я думал, меня стошнит сию же минуту. Среди ребят устроился и Николай Петрович.      Настя робко подползла к первому из ребят, взяла его ягодицы руками, раздвинула и начала лизать ему дырку. Пока она это делала, все вокруг смеялись и называли ее блядью последней и опущенной шлюхой. Я не мог на это смотреть, поэтому отвернулся. Не смотрел я в комнату минут 7, однако через этот промежуток времени все начали громко ржать. Я повернулся и начал смотреть, почему они смеются. Оказывается, Настя подползла уже к Николаю Петровичу, попутно обслужив все жопы, и отказывалась лизать. Но Николай Петрович, недолго думая, взял мою жену за голову и силой прислонил к своему вонючему волосатому аналу! И тут меня вырвало, рвало меня минуты 2, без перерыва, а в это время анилингус закончился и Настя уже лизала всем яйца по очереди. Отлизав всем дочиста яйца, моя супруга села в середине комнаты и стала ждать.      Мальчики, встав с дивана, взяли ее на руки и положили ее головой вниз на диван. И тут такое началось! Они ее ебали в глотку по очереди, загоняя член по самые яйца, ее красное опухшен лицо я отчетливо видел. Яйца касались ее носа, а яйца Николая Петровича, обвисшие, как у шарпея, касались даже ее глаз! Потрахав мою жену в такой позе минут 30, ребята посадили ее на Руслана Эмирова, и тот начал долбить ее в киску. Сверху над ней встал толстый парень и начал пихать ей свой маленький член в рот. Насколько ужасно выглядело это зрелище! Мою жену, стройную, красивую брюнетку в самом расцвете сил ебет в рот какой-то толстый прыщавый подросток!      Немного потрахав ее в такой позе, толстый начал наполнять рот моей любимой спермой! Проглотив все, моя блядь крикнула:      -Следующий!      -Сейчас вам, наша классная мама, мало не покажется!      С этими словами очкарик прыгнул на диван и с размаху вставил член в большой рот Насти. Как же сильно он оттарабанил ее рот! Она задыхалась, извивалась, просила перестать, но очкарик ее не слушал. Потрахав ее так минут 5, он с криком начал кончать ей на лицо, попав Насте в глаз. Все начисто слизав, Настя крикнула:      -Николай Петрович, всадите мне что ли в рот, я хочу пососать ваш старый член и отлизать обвисшие яйца!      -Дес, запрыгивай на эту суку и давай вдвоем ее в пизду отымеем, а то вообще кайфа не чувствую, у этой кобылы здоровая пизда.      И вот в такой позе, вертолетом, мою жену имели минут 30, 2 члена в пизде, и член Николая Петровича во рту.      -Женек, всади нашей любимой Анастасии Сергеевне хуй в жопу!      В жопу! Настя никогда не давала мне пробить ее анал, всегда боялась, что это больно и вообще считала это аморальным.      -Нет, мальчики, вы знаете что моя попка не разработана!      -Сейчас разработаем!      Сказав эту фразу, Женя всадил ей немаленький член в анус. Дойдя до самых яиц, он начал со скоростью самолета иметь ее дырку. Настя орала как резаная, но вскоре привыкла и даже начала подмахивать ему. Теперь представьте эту картину:      Я стою на балконе и наблюдаю, как двое подростков имеют мою молодую жену в пизду, один в жопу, а тем временем она сосет у старика... И это при том, что они все стояли в неестественных позах из-за того, что Настя слишком большая ростом.      Дальше все было как в тумане. Следующие 2 часа я смотрел как робот: позы менялись, члены бурно кончали ей в жопу, пизду. Рот стал настолько большим и красным от хуев, что узнать его не имелось возможности. Ее ебали и вертолетом, и садились жопой на ее лицо, трахали в рот, и вдвоем совали в пизду, словом имели как хотели. Но что произошло в конце, меня шокировало и полностью убило: обкончав мою супругу с ног до головы, отъебав во все щели, ребята видимо решили, что этого мало.      -Русик, неси чашку!      Руслан сбегал на кухню и принес огромную прозрачную чашку и дал в руки моей супруге.      -Анастасия Сергеевна, мы хотим, чтобы вы нас запомнили навсегда, наш выпуск, 11А 2015 года!      С этими словами длинный Денис подошел, начал трахать Настю в рот, а Саша подошел к чашке, которая была в ее руках и стал (о, боги!) ссать в нее. Поссав, он отстранил Дениса и дал в рот моей ненаглядной. После жесткого отсоса, Саша стал кончать в эту же самую чашку! Я не мог поверить своим глазам! Неужели она будет пить это?      Следующим подошел толстяк и отлил в чашку, схема с еблей в рот и кончиной в чашку повторилась. И так все 8 подростков наполнили чашу. Остался Николай Петрович. Положив чашку на стол, Настя подползла к нему и начала яростно сосать его опавший морщинистый член. Пососав его, она спустилась ниже, к висячим яйцам, и впилась губами в них. Полизав яйца, она спустилась еще ниже и начала отлизывать старику жопу! Я уже не мог смотреть на это, поэтому отвернулся. Повернулся я через 10 минут, услышав крики подростков. Настя взяла чашу с мочой и спермой, я увидел как она подняла ее над головой и ее горло стало делать глотательные движения, а ребята снимали на видео и аплодировали!      И тут меня снова стошнило! Так долго я не блевал никогда. Я просто не мог поверить, что мою красавицу жену только что бесцеремонно отодрали во все щели и заставили пить мочу, смешанную со спермой! Когда я пришел в себя и повернулся, я увидел на полу пустую чашу и дырочки моей жены, растянутые до неимоверных размеров. Из жопы вытекала сперма, и раздолбанной пизды тоже, но она была желтоватого оттенка. Я догадался, что в пизду моей жены не только кончали, но и отливали! Настя стояла раком и снова отсасывала подросткам по кругу. Николай Петрович пристроился к нее сзади и вошел в жопу. Наблюдать за этим действом я уже не хотел, поэтому спрыгнул с балкона и пошел к своей машине
 P. S. Продолжение следует. История является правдивой, все имена изменены с целью конспирации. Если у вас есть вопросы, обращайтесь по почте 
"К новому году"
Страницы: [1] [2]

      В начале декабря я предложила классу подумать о легких, несложных костюмах на наш "новогодний бал". В пятницу, за неделю до нового года, мы с девочками нарядили в классе небольшую искусственную елочку, и немного украсили класс серпантином и шариками. В субботу сразу после окончания уроков, мальчишки сдвинули парты в конец класса, а стулья поставили вдоль стены и окна. Образовалось достаточно места для танцев. Мы сходили в столовую, и принесли оттуда продукты и воду, закупленные завхозом гимназии согласно моего списка нам на вечер. Я с Семиной и Бабенко пришли пол шестого приготовить праздничный стол. К шести стали подтягиваться остальные гимназисты. Верхнюю одежду они оставляли в гардеробе, и уже в праздничных нарядах поднимались в класс.            Все платья у девочек были очень красивые, чаще всего они были в цветах. Большинство платьев были, по возрасту, чуть выше колен, типа сарафан, широкие и воздушные. Мне очень понравилось бирюзовое с широким поясом с цветком на нем у Аленки, а также платье с голыми плечами и со шлейфами застегивающееся накрест через шею, как в древней Греции. Хорошо смотрелось кокетливые платьица средней длины - аля 60 гг. Платья были украшены блесками или серпантином, на некоторых девочках были короны, и каждая имела маску для глаз.            На мне было белое платье по колено, корона в блесках и маска для глаз - типа "Снежная      королева" , а в внизу - белые колготки и белые туфли.            У мальчиков костюмы были по проще, но с шутками. У нас появилось два скаута, один пио нер, два спортсмена - теннис и футбол, двое были просто в простынях - типа "привидения". Миша нашел большие пестрые шорты в этикетках, он был явно турист, двое предстали в шотландских юбках. Был индеец в бахроме и с пером и пират, двое были в белых халатах. У каждого мальчика тоже была маска.            Ученики помогли мне быстро закончить приготовления, и мы начали.      В начале, как обычно, мы поздравили наших именинников, их у нас накопилось за три месяца 6 человек. Они выстроились перед остальными, я зачитала общее поздравление и напутствие и рослый Миша Миревич, набросив мой красный халат и одев маску Деда мороза, вручил всем презенты, а затем каждый ученик подходил и лично поздравлял отдельного именинника словом      (это такой полезный тренинг) . Затем мы принялись трапезничать. Я предложила, чтобы каждый угостил кого-нибудь, чем либо. Получилось весело.            Далее мы перешли к новогодним конкурсам. Я достала секундомер и раздала команде девочек и команде мальчиков по паре трубочек для пускания мыльных пузырей, на конкурс - "Чей пузырь продержится дольше?". Конечно победили мальчики, но красивых пузырей по напускали - море.      В следующем конкурсе, требовалось отгадать по жестам передающего, вопрос от другой команда. Девочки оказались более догадливы и выиграли со счетом 2: 1.            Я предложила конкурс "Донаряди елку" , на самый оригинальный вариант из предметов находящихся в классе, и стала записывать предложения, чтобы потом проголосовать их.      Но через несколько минут, Аверкин предложил розу с платья Аленки и тут все и началось:      - Да, что только розу: у них все платья красивые.      - Да, верно, можно по детали с каждого платья взять.      - А можно выбрать просто самое красивое платье.      - Да что платья. Наверно трусики еще красивее.?! Ха-ха:      - И то верно! Ха-ха:      Я попыталась быстро вмешаться:      - Ладно, хватит, уже достаточно, голосуем! Первое! Кто за бумажного лебедя?!:      - Да что там голосовать, - лучшая и самая оригинальная идея - "Трусики"!     - А что, точно! ... Мы за девичьи трусики!      - Вспомните, как классно было прошлый раз!      - Да, всем понравилось!      - Но сейчас зима. И мы в колготках.      - Колготки можете оставить.      - Да и в классе тепло. Мы вот без штанов и не мерзнем.      - Прекратите! Это не прилично будет! - я попыталась осадить учеников.      - Но, это самое оригинальное предложение Леся Львовна! Не правда ли девочки!?      - Да, тут уж не поспоришь.      - Новый год без трусиков! Офигеть!      - Как встретишь новый год, так его и проведешь! Ха-ха-ха...      - Да что тут голосовать, все за!      - Мы пошли смотреть в окно! А вы украшайте елку: Ха-ха:      - Мальчишки, за мной!            Я стояла в растерянности и не понимала, что делать. А Акимова и Стрельцова с довольными лицами уже направились к противоположной стенке класса и сев на стул стали снимать обувь. За ними постепенно потянулись и остальные девочки. В конце, я тоже медленно подошла к девочкам.            Акимова встала, а Стрельцова присела и запустила руки подруге под мини юбку и стащила с нее колготки вместе с трусиками вниз, а затем сняла их с ее ножек. Заглянув снизу подружке под юбку Вика улыбнулась, и поднявшись что-то шепнула Свете на ухо. Та хихикнула и также стала помогать своей подруге. Некоторым девочкам пришлось высоко задирать платья, чтобы снять колготки. Но никто не возражал, хотя девочки раскраснелись, но улыбались, и не подымали глаз.      - Леся Львовна, играйте с нами, - вдруг позвала меня Настя.            Я вздохнула, и отвернувшись от мальчишек, которые стоя к нам спиной, наблюдали наши силуэты в темном окне, отошла за парту и тоже запустила руки под платье и стащила белые колготки с трусиками вниз.            Акимова и Стрельцова освободили свои трусики из колготок, повесили колготки на стул,      надели маски для глаз, и стояли в своих мини юбках, держа трусики в руках и ожидая остальных.      Когда к ним присоединились еще пять девочек, они о чем-то пошептались и все направились к елке. Они положили возле нее на парту свои трусики, затем и остальные девочки стали поступать также. Ну и я, тоже, в конце положила туда свои белые трусики.            Девочки раскраснелись и сильно смущались, ведь у многих платья были "разлетайки".      И мне самой было стыдно в этой ситуации, но я также почувствовала и возбуждение. Меня возбуждало одно только чувство обнаженности и доступности. Я наверно тоже покраснела, а мое сердце стало биться чаще. У меня даже когда я сейчас пишу приятное ощущение внизу.            Я надела маску и помахала мальчишкам рукой. Они увидели это в отражении окна и стали поворачиваться к нам.      - Ух, мы уже заждались вас.      - Да оно и видно, как в отражение пялились, все прямо на лицо видно.      - Вернее не на лицо, а на шортах, они какой-то странной формы стали. Хи-хи:      - Да мы ничего: А вы сами вон как раскраснелись. Что, жарко стало? Ха-ха:      - Ладно, продолжаем соревнование? - спросила я.      - А вот пусть мальчишки отгадают, где, чьи трусики. Хи-хи:      - Ну, вот и конкурс типа "Найди снегурочку". Ха-ха      - Если найдем: приз поцелуй! Согласны?! ...      - Ну, ребята, ну что вы со мной делаете?! Ну, так же нельзя!      - Ну, Леся Львовна, ведь Новый год:      - Мы понарошку:      - Чисто символически:      - А кто не угадает, будет исполнять наше желание: Вот!            Стас взял первые трусики и стал их рассматривать, поглядывая на девочек.      Девочки смущенно и кокетливо отводили глаза и улыбались. Но Мельникова не смогла скрыть промелькнувшей улыбки, и Стас улыбаясь подошел к ней.      - Разрешите примерить?      - Обойдесся, - она вытянула губки и закрыла глаза.      Стас прильнул к ним своими почти на минуту. Все затаив дыхание наблюдали за ними.      Было видно, что Наташке понравилось, собственно как и всем. Все зааплодировали.            За ним Антон взял мои трусики и с довольным видом сразу направился ко мне. Ну конечно, мои трусики отличались от трусиков девочек, и сразу было ясно, чьи они.      Кто-то погасил часть освещения в классе.      Антон подошел ко мне, я улыбнулась и вытянула губки. Он прикоснулся к ним губами. Вообще, было очень приятно, и я закрыла глаза. А он активно подал язычок и протиснул его сквозь мои губы. Наши языки встретились, и мы немножко поиграли ими. Все зааплодировали нам, и я отстранилась смутившись. Вот так мы с Антоном и поцеловались.            Акимова и Стрельцова, как всегда отличились. Я поняла, что они договорились между собой,      и никто не смог бы найти их трусики. Они всегда могли поменяться ими между собой. Так они      подловили Илью Шеповала и Гошу Краева и решили покататься на них.            Мальчишки, как проигравшие, присели, а Света и Вика подошли к ним со спины и взгромоздились им на шеи. Илья и Гоша поднялись с трудом, опираясь при этом за парту, а затем стали держать подружек за ноги. Девчонки держались за головы ребят. Так они сделали круг, по свободному пространству в классе. Девчонки привыкли, и стали крутиться и цепляться друг за дружку и ржать. В конце концов, молодые жеребцы не выдержали всадниц, стали приседать и при этом заваливаться вперед. Девчонки тоже выбросили руки вперед и ими уперлись в пол:            "Господи, ну, кажется все целы."            Но тут, мальчишки выпрямили склоненные головы и уставились на голые попки девочек. Юбки девочек частично задрались в момент падения, и их голые попки и киски были прямо перед носом ребят. Шеповал и Краев вошли от этого в какой-то ступор. А Акимова и Стрельцова, хохоча отползли на четвереньках от них. Продемонстрировав себя и остальному классу, они довольные поднялись с пола.            А Батурина Настя заставила Сергея Ветрова целовать свою коленку, при этом глаза Сергея, естественно, были у нее там, под юбкой. Затем она приказала ему снять рубашку и стать на четвереньки, а сама умастилась к нему на спину голой попкой, вытащив из под себя юбку. Но пройти худощавый Ветров далеко с наездницей не смог, так, потоптался немного почти на месте.      К Насте подошел Дима Аверкин, она приняла от него трусики и они поцеловались. Затем Настя дала Диме в рот свои трусики и приказала, махнув рукой, отнести их под елку.            Вскоре класс наполнился скачущими, поющими, хрюкающими, ползающими,: мальчишками и смеющимися девчонками. Было очень весело.      Тут я поняла, что ползающие мальчишки, снизу, могут случайно увидеть, что у меня под юбкой. Я видела, что их взгляды проходили и по моим ногам. Это интриговало, но все же, я отошла в сторону к стенке, и от туда наблюдала за целующимися юными парами. Это даже немного возбуждало меня. Наверное, для некоторых, а может и для большинства, это были их первые поцелуи, о которых они мечтали и так безумно ждали. Мне было прикольно наблюдать      Порывы мальчишек и стеснение девочек.      Но, в конце концов, все трусики определились со своими хозяйками.            - Так, получившиеся пары не расходятся, - крикнула я.      - Переходим к следующему конкурсу пар. Две последние сформированные пары "соберут урожай".      Я положила перед двумя партами по апельсину и поставила тарелочки на парты.      - Надо поднять апельсины, но без помощи рук.            Казалось, ну совсем простой, веселый конкурс, а получилось...      Олечька Мирских присела, зажала апельсин между коленками и поднялась. Но до верха парты конечно не достала. Тогда Гоша решил перехватить апельсин плечом и щекой. Он присел перед ней и стал захватывать апельсин. Олечька вытолкнула апельсин, и он оказался на ее коленках прижатый к ним плечом мальчика. Гоша стал поворачивать голову пытаясь захватить апельсин щекой. При этом апельсин пополз вверх по ногам девочки приподымая ее юбку, и результате юбка накрыла и апельсин и лицо мальчика. Гоша там копался еще, пока не захватил фрукт. Все в классе аж затихли, когда его голова скрылась у нее под юбкой: Я тоже не ожидала такого продолжения, ведь Олечька была без трусиков. Единственно что, лицо Гошы было повернуто в бок и он если и касался там девочки, то щекой.            Другая пара поступила наоборот, но получилось не лучше.      Олег Литовский захватил апельсин между коленками, а Ира пыталась его достать. При этом его орган стал оттопыривать трусы, упираясь ей почти в лицо и увеличиваясь от этого:      Но, слава богу, все быстро закончилось. 
  - Все, хватит конкурсов, давайте лучше танцевать, - выдохнула я. - Итак, Балл! Получившиеся пары встали, надели маски. Кавалеры выводите в центр своих девушек. Первый танец вальс:      Я подхватила Антона и повела.      - Если сразу не получается - не страшно. Кавалеры смелее: раз, два, три: раз, два, три: раз, два, три:      Мы первыми начали кружиться в центре. Вскоре Антон попробовал сильнее прижать меня к себе, и я даже почувствовала его твердость. Но я не хотела его публичных вольностей, поэтому немного отстранилась. А в конце поблагодарила его, и пошла села за парту.            Танцы продолжались. Музыка, смех, было приятно наблюдать - маски, платья девочек, костюмы мальчишек, серпантин:      Я видела, что мальчишки иногда и позволяли себе лишнего, подшучивали над беструсыми соученицами, прижимали их или запускали ручки, но благовоспитанные девочки вовремя одергивали их. Мальчишки смеялись, но подчинялись, и довольствовались лишь тем, что разрешали им девочки.      Я успокоилась.            Удивительное дело. Вот трусики, в них красиво, гигиенично, тепло, а без них интригуеще-прикольно, даже возбуждает. А раньше, лет 100-200 назад, трусиков вообще не было, и все знали об этом, и никого это не волновало. Нее: Сейчас все же интереснее. Хорошо, что их придумали. Они вносят эротизм. Можно даже диссертацию написать "Влияние трусиков, на мозг хомосапиенса" или что-то похожее: Какие-то фитишистские мысли полезли.      Пора идти одевать трусики. 
"Зимний лес. Часть 1"

      В конце января я решила показать ученикам зимний лес - сделать пробежку на лыжах. В начале, класс поддержали эту идею, но в субботу пришли только трое мальчишек Антон, его друг Пашка и Гена Белкин. Подождав с полчаса, мы взяли у завхоза гимназии четверо беговушек и подогнали их под себя. На троллейбусе доехали до автостанции, там немного подождали нужный автобус, час езды и мы на месте. Перед нами предстал зимний лес, - нетронутая целина снега и сосны и ели в белом пушистом наряде. Мы быстро сделали свои дела - "мальчики на лево, девочки на право", надели лыжи и отправились в путь. Было уже начало первого, я решила так, час - полтора пробежать, там перекусить и час - полтора назад, ну в запасе еще 45 минут до автобуса в 16-30. Еще подумала, что для мальчишек это будет с головой, тем более что они еще ни разу не ходили на беговушках.            Погода стояла отличная - голубое небо, солнышко светит, где-то 5 градусов мороза.      Лес встретил нас спокойствием и тишиной. Мальчишки быстро освоились с лыжами и уже даже немного стали баловаться и кидаться снежками. Воздух был изумительным, а кругом лесная тишина. По пути мы встретили следы зайца и наверно лисы, спугнули какую-то птицу.      Мальчишки разрумянились и были очень довольны. По времени сделали привал, съели бутерброды с бужениной, запили чаем из термоса. Мальчишки хотели разжечь костер, но ничего не получилось и мы двинулись назад.            Наверно, правильнее было бы возвращаться по нашим следам, но мы решили идти параллельно, по новым местам. В результате, пройдя полтора час, затем еще пол я поняла, что мы заблудились. А было уже начало пятого, скоро начнет темнеть, к тому же пошел снег. А нам ничего не оставалось, как двигаться вперед. Я уже начала волноваться, но была уверенна, что мы куда-нибудь, да выйдем.            Так, где-то через час, мы вышли на какое-то поле. Вдали виднелись не то сельские, не то дачные домики, в одном даже горел свет. Сумерки быстро сгущались, и начиналась пурга. Через минут 20 мы подошли в какому-то дачном кооперативу. Тут вдруг Гена сказал, что он знает это место, у них здесь своя дача есть, только надо еще минут 15 пройти, а до дороги минут 30 будет, но автобуса уже сегодня не будет, всего два ходят, один утром, а другой вечером. Ключ у них, на всякий случай, "под половиком" спрятан, и можно пока передохнуть там.            Ну что же, давай пока туда, - решила я, - а там перезвоним своим, тем более пурга усиливалась.      Дачка оказалась еще старого образца, без газового отопления, но с печкой в одной из комнат. Просто родители Гены постоянно находились за границей и дачей давно никто не занимался.            Мы, оставив лыжи в прихожей, расположились в комнате с печкой. Мальчишки решили разжечь печь, погреться, пока нас заберут, слава богу, сухие дрова были запасены. Но тут выяснилось, что Гена не может внятно объяснить, где находится его дача и как сюда добираться, а дома только старая бабушка, которая по телефону ничего не слышит, а родители приедут из-за границы только через три дня.            Тут я поняла, что возможно даже нам придется здесь и заночевать. Было уже начало седьмого, на улице темно, холодно и метет, а тут все же есть свет, печь и дрова.      Стали разжигать печь и задымили всю комнату, но все же печь разгорелась. Я сказала, чтобы ребята наносили дров, пока помещение проветрится, а Гена показал, где можно набрать воды, и посмотрел, если ли в доме чай, сухари и какие есть одеяла.            Вскоре комната проветрилась, а мы нашли банку тушенки и кильку в томатном соусе (анчоусы наши) , рожки, чай, сахар и немного печенья. Ребята притащили из других комнат матрасы и одеяла. Вода была в ведре, правда в виде льда. Я поставила ведро на печь и приготовила чайник и кастрюлю для рожек, а тем временем мы соорудили на полу из матрасов и одеял большое ложе на четверых, так как в комнате был только узкий старенький диванчик, на одного. Мальчишки перезвонили домой, сказали, что они на даче у друга, что все хорошо и что будут завтра. Вода постепенно подтаивала, и я наполнила кастрюлю и чайник для ужина.            Оставалась одна проблема - "удобства", которые увы, были на улице, к тому же их основательно засыпало снегом. Тогда Гена притащил старое ведро - вместо горшка. Я налила туда немного воды, и пока оставила его в комнате, так как на улице еще похолодало, наверно было уже минус 12, да и в остальном доме было гаверно где-то минус 5, а у нас в комнате уже стало теплеть. Прошло еще с полчаса. Мальчишки постепенно начали снимать верхнюю одежду и развешивать ее по комнате для просушки. Гена достал старые игральные карты и мальчишки на ложе стали играть, а я тем временем, занималась печкой и ужином. Вода закипела, и я сварила рожки и размешала их с тушонкой, килька была вместо салатика. Гена принес тарелки и кружки, и мы стали ужинать. Хотя еда была и не затейливая, но уплетали ее мальчишки быстро и с большим удовольствием.            Вскоре мне стало достаточно жарко в комбинезоне, и я решилась его снять. Я, конечно, не была готова остаться без комбинезона при своих учениках, ведь я была без колготок, так как комбинезон был достаточно теплым. На мне оставались только легкие трусики, майка, носки и пуловер. Но я подумала, что длины пуловера вполне хватит, чтобы прикрыть трусики, которые были совсем легкие. Я специально такие одела, чтобы не потеть внизу и чтобы резинка от трусиков не давила и не натирала. Ведь я никак не ожидала, что останусь без комбинезона. Слава богу, пуловер был длинным и доходил до середины коленок. Сидя я отвернулась от мальчишек, стянула комбинезон, бросила его в бок и натянула на ноги пуловер, повернулась к мальчишкам, которые закончили кушать, и ждали чай.            Сев я огляделась. Мальчишки были заняты своими мыслями. Никому не было дела до моих голеньких ножек.            Чай пришлось немного подождать, но за это время встала и я ополоснула тарелки над ведром.      Было только 8 часов вечера. Выпив горячий чай, мы расслабились. Я поставила еще чайник, чтобы была вода для питья. Печка хорошо горела, хотя мы в нее уже не подбрасывали дров, и в маленькой комнате становилось жарко. Окно было закрыто на зиму решеткой, но мы немного приоткрыли дверь, чтобы проветрить комнату, однако холод пошел резко понизу там, где мы сидели, и дверь пришлось закрыть. Но вскоре горячий чай стал выходить из нас потом, и мальчишки сбросили с себя свитера и рубашки, и остались только в футболках, а Пашка Бабичев не обращая на меня внимания, снял и теплые сподни, оставшись в трусах и майке. Вскоре к нему присоединился и Антон.            Я тоже начала угорать в своем пуловере, но держалась до последнего. А голова уже рассматри вала идею: ": А что будет, если вообще снять с себя полувер? . . И: остаться в ничего не прикры вающих трусиках и маечке.:" "Ну, ты совсем рехнулась!" - подумала я: Однако мое тело      требовало скорее освободиться от жаркого полувера! Но, только представив, что я буду сидеть в таком виде со своими учениками, я почувствовала, что возбуждаюсь.            Дело в том, что мои трусики сидели не плотно, и сильно оттопыривались, и фактически прикрывали только щелку. Вот если смотреть сверху, то все нормально, а посмотреть снизу, - тогда все бока киски прямо на лицо. А мальчишки то будут внизу, если я встану, хорошо хотя бы то, что волосики я там совсем убрала. Киска была совсем гладенькая, а то представляю какой кустарник торчал бы из под трусиков. Так что просто придется не вставать. А маечка, правда тоже легкая, и не плотная, и ровно наоборот - сверху легко можно видеть мои небольшие грудки, и соски, которые вообще, предательски будут выпирать через тонкую ткань маечки:            Но, увы, становилось еще жарче и жарче: Я понимала, что придется снять полувер. ": В конце-концов, я останусь не совсем голая, ведь... Ну как на пляже... Ну, и что ж..." - медлила я. И вообще, это даже забавно будет - понаблюдать за их реакцией, да и за своими ощущениями! Я привстала и: "Ух! Ну, все решено!" И я повернулась к мальчишкам спиной, взялась за пуловер, и стащила его через голову: Но, при этом, легенькая маечка потащилась за пуловером и снялась вместе с ним. И я оказалась с голой спиной к своим ученикам, в одних только черненьких трусиках. Но я быстро освободила маечку и надела ее. Я повернулась к мальчишкам, притворившись, что ничего не произошло, и спокойно и без всякого смущения посмотрела на них.            Мой легкий стриптиз, конечно, не остался не замеченным. Мальчишки замолчали и отвели глаза, но уже периодически посматривали на мои голенькие коленки и выступающие соски. Но мои ноги теперь были плотно сдвинуты, а я делала вид, что не замечаю их взглядов. И, всё-таки чувство стыда у меня присутствовало, и именно оно способствовало моему нараставшему возбуждению. Мне самой стало интересно, а что будет дальше:            - Ну, что будем спать? - спросила я.      - Не-ее! - дружно откликнулись мальчишки, - вообще только 8, а мы ложимся около 12, ну в 11.      Леся Львовна, а давайте лучше с нами в "Верю-не верю" играть.      - Ладно. Согласна.            Игра проходило весело, со смехом и шутками. Сами знаете, кто играл, - когда в колоде образуется с десяток вальтов или шестерок:      Вначале проиграл Павел.      - Пусть проигравший сделает 10 отжиманий, - предложил Антон.      - Нее, жарко, - отозвался тот.      - Действительно жарко, - поддержала я.      - Ладно, пусть прокукарекает 10 раз. Все рассмеялись.            Вторым проиграл Антон.      - Ха-ха, - сказал Павел, - давай теперь ты, лезь под диван и гавкай оттуда 10 раз.      - Нее, там грязно...      - Ну, тогда стойку на ушах... Ну, на голове... сможешь?            Привстав со своего места, рядом со мной, Антон решил моститься для стойки. Мне пришлось приподняться, чтобы освободить ему место. Видимо, этого было достаточно, чтобы стало видно не только мои ноги, но и чуть больше. Но я сама не заметила этого. И лишь, когда села обратно на своё место, увидела лицо Гены Белкина, сидевшего напротив, с округлёнными глазами. Я сразу всё поняла. Он даже покраснел, и пристально смотрела на меня. Сами понимаете, было чему удивляться. Но меня это не смутило, а, наоборот, немного возбудило. Ведь все равно, я уже очутилась в таком пикантном положении. Что остается делать то?
Антон красиво простоял на голове до счета 10, и мы поаплодировали и продолжили играть. А у меня в голове зазвучало: "Я ПОЧТИ БЕЗ ТРУСИКОВ!" Постепенно я стала заводиться и даже почувствовала в этом азарт и какое-то томление. Даже захотелось подразнить мальчишек и понаблюдать за их реакцией. "Ну да, ладно, я все же их учительница, "- сдерживала я себя.      И наверно из-за того, что мои мысли были немного не в игре, то я безбожно проиграла.            Настала пауза. Мальчишки стеснялись, что-либо предложить. Наконец Антон сказал:      - Леся Львовна, а Вам слабо будет березку сделать?      - Да, неплохая идея, - поддержал его Пашка. А Гена промолчал и отвел глаза.      - Ну, что же, - вздохнула я, - раз уж проиграла, то считай...            Я быстро опрокинулась на спину и подняла ноги, подперев таз руками. Ноги мои были плотно сведены, и к мальчишкам я оказалась почти спиной, а вернее попой, так что мою киску они не могли разглядеть. Антон начал отсчет: , но тут меня ожидал другой подвох: Легенькая маечка поползла вниз и мои небольшие груди с торчащими сосками выскочили наружу:      Это естественно мальчишки заметили, и Пашка даже тихо присвистнул:            Мне было очень стыдно, но одновременно и приятно от того, что я оказалась с голой грудью, перед своими юными учениками. Я словно ощущала их взгляд, на своих сосочках. И тут даже у меня возникло большее желание, захотелось подсознательно, что бы они меня увидели совсем голенькой. Мне захотелось, что бы они увидел мои половые губы, щелку, попку, и всю всю меня! Соски стали твердые, а внизу (в тот момент в верху) животика разлилось приятное тепло:            Но простояв с обнаженной грудью секунд 10, я приняла обычное положение, стараясь держать ся невозмутимо. Зато в глазах мальчишек я сразу отметила возникший интерес ко мне как к женщине. Их глаза стали гулять по моим ножкам и пробиваться сквозь маечку.            А игра продолжалась. И когда я стала сдавать, то позволила себе маленькие шалости. Я вроде как-бы случайно, чуть наклонилась, и тут же мальчишки оказались под отвисшей маечкой, а когда мне надо было подвинуться, я чуть раздвинула ножки, и глаза мальчишек сразу загуляли у меня по лобку, пронизывая трусики. А я, поэтому, задержалась в таком положении пару секунд.      Нет, нет, я не демонстрировала специально, но и не спешила просто:            Мальчишки раскраснелись и теперь явно думали все об одном: Им тоже стало жарко, так как еще и кровь заиграла. Пашка и Антон стянули футболки, оставшись только в трусах, а Гена снял сподни. А я почувствовала, что и сама уже возбудилась от этих раздевающих взглядов. Моя киска стала влажная, - я потекла. Мои трусики очень быстро намокали и даже часть пуловера, которая была под моей попкой, чуть-чуть намокла. Так, чтобы предотвратить дальнейшее промокание постели, я привстала, и села прямо попкой обратно себе на ноги. В таком положении я продолжила игру.            Гена Белкин проиграл, и пропрыгал на корточках по кругу квакая 10 раз. Затем Павел прогавкал 10 раз из под стола. И опять я:      Шпагат я конечно не осилила бы, и согласилась на мостик.            Когда я встала, то сидящим мальчишкам с низу отрылся вид на голенькие бока моей киски, выглядующие из под оттопыренных трусиков. Я прямо почувствовала ими их обжигающие взгляды. Мои половые губки набухли и были влажные. Я ощущала прилив легкого стыда и какое-то волнение. Голова уже ни о чем не думала...            Я осмотрела место и чуть подвинула Пашку. Затем я подняла вверх руки, запрокинула голову, прогнулась, и медленно опустилась на руки. Маечка тут же поползла и оказалась у меня на шее.      Я максимально приподняла таз и так застыла.            А мальчишки даже привстали, чтобы посмотреть на мои прелести. Им явно открылся      необычный вид. Мои ноги, чтобы не упасть, были немного расставлены, а лобок вообще, не только выпирал, но и максимально вылез из под легких трусиков. Теперь, они могла видеть почти всю мою выпирающую киску, ну не считая ее щелки конечно, которая оставалась прикрыта трусиками. А с другой стороны были мои абсолютно ничем не прикрытые грудки с торчащими сосками. При этом я делала вид, что полностью занята выполнением упражнения, хотя кровь пульсировала у меня в висках:            Антон медленно досчитал до 10, и я опустилась на пол. Я увидела, что ученики были просто в шоке. Они еще оставались стоять, но у них оттопырились трусы, и они стали прикрываться руками. Я опустила маячку на груди и подтянула трусики. Теперь соски и лобок были прикрыты, но опять открылись бока киски.            - Ну что вы стоите, садитесь, - сказала я приподымаясь, и тут заметила, что Гена вдруг сжал свое хозяйство руками и как то неестественно отвернулся и быстро присел вздрагивая. Антон и Павел тоже опустились на свои места, и я присела на свое место. Гена повернулся к нам, он был весь красный от смущения, и не подымая глаз прикрывал рукой свои трусы, но я заметила мокрое пятно возникшее на них:            Мальчишки тоже просекли казус, случившийся с Геной, заулыбались, и стали подшучивать над ним.      - Геша готов, - констатировал Пашка Бабичев.      - Зато теперь хорошо спать будет, ничего не будет давить, - добавил Антон.      - Ага, спать в прилипших трусах? Ха-ха.      - Гена возьми чайник и помойся над ведром, - сказала я. - А вы садитесь сюда, прикроите его, а я лягу у вас за спинами и отвернусь.            А внутри, я была довольна собой... Приятно шокировать людей: И сегодня мне это удалось сделать... Хи-хи:      Я представила себе ощущения мальчишек, что вместе с ними сидит взрослая женщина, их учительница, почти без трусиков. И от этого я сама возбудилась так сильно, что моя киска вообще потекла, а в голове всё как-то странно запуталось. Я уже дрожала от возбуждения и поняла - что сейчас тоже кончу.            Я отвернулась, легла на бок за спиной Антона и Павла, зажав одну руку между ног. И, как только, я прикоснулась пальчиками к своей вульве, моё тело сотряс сильнейший оргазм, а ощущение того, что могу быть застигнутой врасплох, лишь, усиливало его. Я кончила очень бурно, содрогаясь всем телом... Это непередаваемые ощущения, когда ты - втихоря, занимаешься мастурбацией, а рядом твои ученики в любую секунду могут тебя спалить. Чувство стыда и страха, что кто-нибудь из мальчишек увидит это, добавляло экстремальности.            Но мальчишки наблюдали за Геной. А мои трусики совсем промокли, хорошо, что они были темными, и это не было так заметно. Но правда, теперь они частично вошли в мою щелку, еще больше обнажив голенькие бока и губки киски. Но я это вначале не заметила, так как боялась, что меня выдаст их запах. Однако запах печки, наверно, все перебивал, и его никто не заметил.            Я была удовлетворена, и лежа на животе, повернулась к мальчикам.      Гена уже подошел к нам и поправив мокрые трусы присел. Антон и Пашка раздвинулись, я присела между ними, и мы продолжили.      Проиграл естественно Гена Белкин. Видать ему было не до игры, и он был еще весь в смущении.      - Это он из-за мокрых трусов так проиграл, - подытожил Антон.      - Ну вот, пусть их снимет и повесит на печку, раз проиграл, - добавил Пашка.      - Да ему же лучше буде, чем спать в мокрых трусах, - опять Антон.      - Что же, он без трусов находиться будет? - вмешалась я.      - Ничего. У него футболка длинная, как мини юбка будет, - улыбнулся Пашка.      "Да, в мини и без трусиков," - подумала я, и поняла, что меня это интригует.      - Ну, давай, смелее! - подбадривали Антон и Пашка.      - Ладно. Я не смотрю, - сказала я, - а высохнут, оденешь.            Гена опустив голову подошел к печке, натягивая вниз футболку и смущаясь как девочка, стянул трусы и повесил их на горячий кафель. Затем он, прикрываясь, сел на место, натягивая футболку.      Я почувствовала, что эротизм в комнате сильно вырос. Взгляды присутствующих скользили по моим выпирающим соскам и голым сведенным коленкам, а также забирались под мини "юбку" из натянутой маечки. Я в течении игры, пару раз меняла позу, и наблюдая за взглядами своих учеников, вспомнила кадры с Шери Стоун.            Проиграл Пашка. Тогда выигравший Гена, видать в отместку, потребовал, что бы тот тоже снял трусы.      - Но, я без футболки, - отнекивался Пашка.      - Ничего, вставать тебе не надо, будешь сидеть, - настаивал Гена.      - Раз проиграл, то давай, - поддержал идею Антон.      А я промолчала:            Пашка Бабичев отвернулся и снял трусы: Он повернулся назад, прикрываясь рукой и пряча хозяйство между ног. Однако так как он был возбужден, то долго еще мостился, принимая удобную позу. Его штучка даже на секунду выскочила, и я отметила себе, что у него вполне нормальный размер.      Но все это накаляло атмосферу, и в скоре я опять проиграла...            - Ну, нет! - сразу заявила я мальчишкам, - трусики я снимать не буду.      - Конечно нет Леся Львовна. Мы и не собирались таково даже предлагать, - сказал Антон. - Мы согласны на Ваш мостик.      - Да уж видела я, как вы на мостик реагировали.      - Ну, это случайно. Извините.      - Да ладно уж. Может, кто еще, что предложит что, ну например стихи почитать или песню спеть.      - Да нет, лучше мостик.      - Все за мостик.      - Мостик.      - Ну ладно, - я поняла, что опять начала возбуждаться.            Я поднялась. Мальчишки замолчали и уставились на мое лоно. Я знала, что им опять видна моя киска. Теперь я почувствовала, что мои мокрые трусики частично вошли в щелку, явно подчеркнув ее, и выделив большие губки, а бока киски, при этом, еще больше оголились.      У мальчиков лица раскраснелись, а рты даже приоткрылись. Они так уставились и таращились туда, наверно первый раз увидели, что у девушки между ног. А у меня тоже кровь играла: , и киска снова увлажнилась... Ну не стану же я вытягивать трусики из влагалища прямо у них на глазах:            Я не спеша наметила себе место для упражнения, и стояла немного разведя ноги. Я опять чувствовала их прожигающие взгляды у себя внизу. Я так же подняла руки вверх, прогнулась и медленно опустилась на руки. Маячка, как положено, сползла на шею, открыв упругие грудки и торчащие соски. Мальчишки поднялись и встали рядом со мной.      Мои ножки были чуть больше разведены, чем в прошлый раз, я еще больше подняла таз и выгнулась... Я почувствовала, что трусики опять сползли, открыв голенький лобок, при этом их ткань еще более врезались в щелку и левая губа, похоже, почти полностью выскочила: Ну, еще чуть чуть, и: По-моему, показалась и моя щелка у лобка: Я ощутила лобком ветерок, от дыхания мальчишек: Я представила то, что видят мальчишки, и ужасно возбудилась от этого. Мои сосочки торчали как рожки, киска набухла и текла, текла, думаю, что они все это заметили: , а я чуть не кончила от этого у них прямо на глазах! Мы так и стояли секунд 10: - Ну, долго еще? Давай считай!      - Раз... ээ, два... эээ, три: четыре... - медленно считал Антон.      Я слышала участившееся дыхание подростков. Наконец он сказал -: эээ десять, - и я, просто легла на спину. Мои ноги еще стояли, и я посмотрела на мальчишек.            Они так и стояли двое без трусов, уже даже не обращая внимания на то, что я смотрю на них. Павел обхватил свой торчащий вверх ствол и медленно, больше автоматически, водил по нему рукой. Антон просто зажал свою головку ладонью. Член Гены Белкина торчал из под футболки, и он пытался это скрыть.            Члены у мальчишек не были большими, но были и не маленькими, на них было приятно смотреть. Молоденькие: А мальчишки тупо пялились у меня между ног. Я перевела туда взгляд. Ну, так и есть, как я и предполагала, прикрыт только клитор, а левая половинка киски полностью открылась, да еще левая большая губа выскочила и поблескивает от влаги:            Я протянула руку, подцепив пальцем трусики, оттянула их, и прошла вдоль всей щелке, вынимая оттуда ткань. При этом вся моя киска на несколько секунд открылась перед мальчиками... Затем я расправила трусики прикрыв киску, свела ноги и села.            И этого оказалось достаточно... Пашка вдруг стал обильно кончать, прикрываясь левой рукой и гоняя член правой. Но спермы было много, и она стекала по левой руке на постель. Он кончил, и только тогда посмотрел мне в глаза. Я улыбнулась ему. Он опустился отдыхая. В это время стал опять кончать Гена, дергаясь, он кончал в край своей футболки, повернувшись ко мне боком.            Антон сжал головку и дико смотрел на товарищей.      - Иди сюда, - сказала я ему. - Тебе тоже необходимо освобождение.      Он подошел. Я смело опустила с него трусы, погладила его подтянутый животик, и отодвинув его руку взяла его торчащий член: "Даа: , приятно ощущать горячую упругую плоть юноши в своих руках" , - подумала я, и пару раз прошла по стволу.            И тут, Антон дернулся, и стал кончать прямо на меня: , а я: я продолжала помогать ему рукой. Горячая сперма как положено по закону мандарина, первым залпом попала мне прямо в глаз, затем на голову и стекала у меня по волосам, щеке, шее. Ее было много. Пока он успокоился, я была вся мокрая и липкая:            - Извините меня, - Антон смущенно опустился рядом со мной.      - Да ладно тебе, - улыбнулась я ему.      Гена и Павел смотрели на нас во все глаза.      - Ну, вот и все, убираемся, приводим себя в порядок, и спать, - сказала я.            Возражения не последовало. Все были удовлетворены (ну кроме меня еще) , и принялись вытирать свои следы. А я спокойно поднялась, сняла мокрую маечку, взяла чайник и стоя спиной к мальчишкам умылась. Затем слегка сполоснула маячку над ведром, и развесила рядом с трусами Гены.            После чего я проверила печь, что она уже не горит, встала на стул и задвинула заслонку. И тут я почувствовала, как неприятно находится в мокрых пахучих трусиках... Что делать?! - быстро пронеслось в голове. - Антон видел меня голою, да и Пашка со спины, да и сейчас все. Я слезла со стула, пару секунд колебаний: , и: , и я снова взяла чайник. Стоя спиной к мальчикам, я сняла и трусики и тоже ополоснула их.            Я глянула в пол оборота на своих учеников. Они прекратили, что-либо делать, и просто следили за мной. Я почувствовала их обжигающий взгляд на своей попке. Меня это все так сильно возбудило, что прямо понесло: Я повесила трусики рядом с маечкой, и опять в полоборота глянула на мальчишек. Их стержни опять торчали, и от этого мне было очень мило.            - Быстро все отвернулись, - скомандовала я.      Они нехотя отвернулись. Я отметила себе их поджарые попки. Затем я повернулась к мальчишкам передом, но прикрыла на всякий случай, лобок ладошкой, а грудки другой рукой. Я, подошла к своему рюкзачку и достала от туда салфетку.      - Еще не поворачиваться, - командовала я им, стоя голенькой прямо за ними. - Я пописаю. И не подглядывать!            Я присела над ведром и неожиданно для себя, пустила шумную струю, затем также прикрывшись руками, подошла к мальчикам. Я собиралась забраться под одеяло, но тут не удержалась сама, и провела по их поджарым попкам рукой: А они, взяли: и сразу повернулись, ко мне лицом, держа в руках нацеленное теперь просто на меня, причем, опять готовое к бою "оружие, с приоткрытыми боевыми головками" и с разрезиком посредине... А я стояла перед ними совсем голенькая, прикрывая рукой грудки, а ладошкой киску:            Мои ноги стали ватными:      - Ну, вы даете! - сказала я, глядя на их головки, - но, все... У вас ничего уже не должно давить. А я... я пошла спать.      Я потупив взор отвернулась от них и залезла под одеяло.            Они остались стоять в нерешительности. А их стройные молодые тела возбуждали меня.      - Так, двое стали рядом ко мне спиной, и загородили вид, а третий идет писать. Затем меняетесь. Ведро выставить за дверь, - опять скомандовала я.            Они послушались. А тем временем, я легла на спину согнув ноги в коленях и глядя на голые попки мальчишек, под шум их струй, быстро довела себя до экстаза... Когда дрожь прошла, я удовлетворенная повернулась на бок.            Мальчишки погасили свет и тоже полезли пол одеяло. Справа от меня на бок лег Павел. Мои груди прижались к его спине, а выбритый лобок упёрся в упругие ягодицы моего ученика. Слева лег Антон, и я почувствовала его твердый член, который уперся мне в попку. А Гена лег за Павликом.      Так полежав так пару минут, я сказала:      - Ну нет, так очень жарко, - и легла обратно на спину, чуть растолкав мальчишек:      Наступила тишина. Все старались уснуть:            : Однако, минут через пять, рука Антона оказалась у меня на животе. Но я не отреагировала. "Может спросонья, потом уберет." Полежав пару минут, рука спустилась ниже и устроилась на моем гладеньком лобке. Это становилось интересно. Через минуты три, пальчики легли ниже, там где начинается разрез половых губок - внизу лобка. Я даже затаила дыхание и не шевелилась. Мои ножки были не совсем прижаты друг к другу, и Антон более смело, положил свою руку на мою киску. Его пальчики медленно прошлись вдоль моей щелки раз, другой и средний палец стал раздвигать мои большие губки. Я почувствовала, что опять увлажняюсь:            "Что я делаю? Почему просто лежу! Но так же нельзя: !" Во мне смешивалось чувства стыда и возбуждения и вообще: А пальчики мальчика гуляли по губкам и между ними, они уже смочились моими соками и легко скользили задевая клитор. Я хотела их оттолкнуть, но не смогла... И пальчики уже добрался до моей мокрой дырочки, и один стал медленно, вращательными движениями, проникать во внутрь меня... А я текла: , а он: Ух: , но:            Я боялась, что нас спалят Павел и Гена. Это возбуждало, но этого совсем не хотелось.      - Все! Спать! - строго прошептала я, и отдернула его руку.      Но естественно, после такого, сразу было не уснуть. Мы просто лежали несколько минут,      Затем Антон привернулся на бок, и прижался ко мне, навалившись на мою левую руку. Он еще раз крутанулся, и его твердый горячий член лег в мою ладонь. Мы так и лежали, я не сжимала его член, а просто ощущала его жар и тяжесть...            Его левая рука опять легла на меня, а ладонь обхватила мою правую грудь, прижав отвердевший сосок, и вроде застыла. Я просто лежала. Вообще не хотелось привлекать внимание Паши и Гены к его безобразным действиям. Так мы полежали еще минут пять, и он отодвинулся от меня, но член все еще оставался у меня на ладони. Я вздохнула, так как было жарко. Но теперь его рука сползла по моему животу вниз и опять легла на лобок. Я поняла, что ему не уснуть. Вот опять его средний пальчик вошел сверху в щелку и стал гладить клитор. Я сжала его член. Он стал слегка работать тазом и одновременно его ладонь подалась вперед по моей щелке и раздвинув большие губки, и вот, два его пальца забралось в мою мокрую жаждущую пещерку...            "Ну совсем обнаглел парниша:"      Он начал трахать меня пальцами, но его горячий член не выдержал скольжения в моей ладони, и излился горячей спермой мне на бок и в ладонь: Почувствовав, что он кончает, я сама вдруг насадилась на его пальцы и сжала их, получив небольшой оргазм... Не знаю, понял он это или нет, но он успокоился: Я отодвинула его руку, чмокнула его в носик и повернулась к нему спиной...      Он побоялся продолжать, и мы вскоре уснули...            Утром я проснулась первой. В комнате было уже светло. Мальчишки все дружно спали. Я аккуратно вылезла из под общего одеяла. В комнате было прохладно, но вполне терпимо, хотя я была совсем голенькая. Я посмотрела на часы, - было 8. А автобус в 10, т. е. надо было уже будить ребят. Но я решила пока они спят пописать.      Я как можно тише внесла ведро, обдав себя холодом, присела над ним, и тихо зажурчала.      Затем я промокнула щелку салфеткой, и тут увидела, что Антон прямо наблюдает за моими действиями. Я погрозила ему пальчиком, встала, подтянулась и спокойно не прикрывая киску подошла к печке. Я взяла маячку и одела ее, а затем в шутку, покрутила под его взглядом попкой, взглянув, улыбнулась ему, и одела трусики.            - Давай вставай, и буди всех. Чтобы не опоздать на автобус.      Мальчишки стали вылезать из под одеяла. Они были голенькие, съеживавшиеся, и с торчащи ми по утру членами. Это было так забавно: Они уже, или спросонья, не стеснялись меня и не прикрывались даже когда писяли:            Мы собрались, что смогли, убрали, и побежали на автобус, домой.      На улице светило яркое солнышко, снег скрипел и приятно поблёскивал в его лучах: 
"8 марта. Часть 1"

      На 8 марта, неожиданно, мальчишки пригласили девочек и меня на шашлыки, которые они собрались сами запечь на даче у Димы Аверкина. Он договорился об этом со своими родителями, пообещав, что будет полный порядок. Их коттедж находился всего в километрах 20 от города. Добираться туда было очень удобно, и мы в субботу, после окончания четырех уроков, дружно, большей половиной класса, 8 мальчиков, 8 девочек и я, доехали за пол часа на маршрутке до автостанции. Затем мы пересели на другую маршрутку за город. Маршрутки ходили довольно часто, каждые 20 минут, и через пол мы часа вышли возле коттеджного городка. Погода была солнечная, небо голубое, было где-то минус два три мороза, но в воздухе уже чувствовалась весна.            Идя по улице за Димой, я рассматривала интересные варианты домов и ограждений. Вскоре мы подошли к небольшому красивому коттеджу, и зашли во двор. Еще было много снега, но дорожки возле дома уже были очищены. В прихожей мы сняли верхнюю одежду, надели тапочки и прошли в гостиную. Это была просторная комната с потолком на уровне потолка второго этажа и красивым лакированным паркетом на полу. Посреди комнаты стоял большой стол со стульями вокруг, а на стене висел большой телевизор. Одна дверь из гостиной вела на кухню другая, большая, в сад. Дом постоянно отапливался, поэтому было тепло. На столе стоял букетик мимоз, и большая открытка - с поздравляем с 8 марта.            Дима показал нам, где располагаться, где туалет, где кухня и с мальчишками ушел в сад делать угли для шашлыков. Мы с девочками стали осматривать интерьер первого этажа и занялись приготовлением мяса и прочего. У нас еще осталось время, и мы с девочками еще сходили на озеро. Людей там было достаточно много, кто-то даже на прочищенных участках льда катался на коньках, а вдалеке сидели рыбаки. Лед был еще толстым, и мы немного прогулялись по нему. Когда мне позвонил Дима и сказал, что шашлыки готовы мы вернулись.            Как обычно, мы поздравили именинников, и мальчишки поздравили еще раз нас с 8 марта. А затем все с жадностью с шумом и смехом набросились на шашлыки, которые оказались очень мягкими и сочными. Правда гарнир был небольшой - немного картошки с луком и морковка по корейски, томатный соус, соки и мягкий свежий хлеб. Но всем очень понравилось, и мы похвали ли мальчиков. Когда я подумала, что пора переходить к сладкому и готовить чай, Дима сказал, что десерт будет в другом помещении через пять минут. Это сюрприз, а пока убираем стол. Мы быстро убрали и помыли посуду, а мальчики стали одеваться в прихожей. Одевшись, они позвали меня и девочек, выйти во двор.            Пока мы с девочками собрались во дворе, мальчишки уже куда-то ушли. Вскоре к нам подошел Дима и повел нас за угол дома, где в конце участка был небольшой сруб. Мы зашли туда, это оказалась уже разогретая сауна.      Я увидела двух наших мальчишек, они уже закутанные в простыни заходили в парилку.      - Вот здесь простыни, шапочки и тапочки, - сказал Дима, вы располагайтесь, а я еще в дом схожу.            Я опешила. Я не была готова к такому сюрпризу. А Света и Вика прокричали "Ура!" и пошли первыми переодеваться. За ними последовала Настя и Аленка Астахова.      Вообще-то помещение было достаточно большое, в прихожей было 4 шкафчика и две скамейки, на стене висело зеркало, а сбоку стояли два аппарата для сушки волос. Одну из скамеек уже заняли мальчики, оставив шкафчики свободными для нас. Также была видна комната отдыха с большим столом, на котором стоял торт, вода, горячий чайник из которого шел пар, посуда, ваза с мандаринами и букетик мимоз.            Я сказала, что подожду всех в доме, но тут все девочки стали очень просить меня не уходить или вообще попариться с ними, а то они без меня боятся, и тоже не будут париться. Так что мне пришлось остаться. Я подошла к одному из шкафчиков и сняла верхнюю одежду.            Девочки неуверенно стали раздеваться, и вскоре Стрельцова и Акимова предстали пред нами совсем голенькими. Им еще было по 13 лет, фигурки у них еще не сформировались до конца, выглядели они угловато, но у них уже появилась небольшая грудь и волосики на лобке. Они выбрали шапки и стали примерять их у зеркала, затем взяли простыни, завернулись в них и побежали в парилку. Оттуда сразу послышались восторженные крики мальчишек.            Я смотрела на девочек, и тоже медленно раздевалась. У Аленки тоже уже появилась грудь и стала вырисовываться фигурка. Таня выглядела совсем худенькой, особенно рядом с полненькой Наташей Мельниковой. Грудь у них еще не начала появляться, но правда, у всех девочек уже соски набухли, почти у всех, появились маленькие грудки и появились волосики, в основном возле щелки, хотя вся киска еще оставалась голенькой.            Вот и Настя с Аленкой уже пошли в парную, их тоже встретили с восторженными криками, а Таня, завернутая в простынь, поджидала подружку Катю Бажову. Я оставалась еще в колготках и лифчике. Лариска, голенькая, стояла и занималась волосами у зеркала, лобок у нее был голенький, похоже, она его уже побрила. И правильно, Лариска у нас рыженькая (золотистая) , а желтая киска не всем нравится, мне например не нравится. Наташка только в трусиках копалась в своих вещах, а голенькая Катя подбирала простынь. В это время открылась дверь, и к нам ввалился Дима: Он спокойно пошел к скамейке, на которой лежали вещи мальчишек.            - Ты с ума сошел, что ли!? Мы тут голые совсем! - Зашипела на него Бажова, быстро кутаясь в простынь.      - Ой, подумаешь, в Германии все вместе парятся, и ничего. - Дима начал раздеваться.      - Кать, дай мне простынь пожайлуста, - спокойно попросила Лариса Рубан, она продолжала заниматься волосами, просто повернулась к нам спиной, попой.      Наташа прикрывая рукой грудь тоже быстро взяла простынь.      - Дима. Мы не в Германии, и девочки стесняются, - cказала я.      - Ну, ведь все равно сейчас вместе париться будем и купаться, - сопротивлялся он, снимая рубашку.            Таня и Катя медленно пошли в парилку, а Наташа закуталась в простынь и стоя спиной к Диме из под нее сняла трусики. Я сняла колготки, и тоже завернувшись в простынь, сняла лифчик и трусики. Затем я выбрала шапку.     Девочки еще не ушли, а Дима без стеснения снял свои трусы, продемонстрировав нам свой голенький перчик с симпатичным капюшончиком, который, по-моему, был слегка увеличен. Дима завернулся по пояс в простынь, и вскоре мы вчетвером двинулись в парилку, откуда слышались крики и смех.            Перед парилкой было помещение с двумя душами, также висела кадушка с холодной водой и был маленький бассейн, практически на 1-2 человек. А вот, парилка оказалась просторная, рассчитанная на человек 10. На верху, голыми попками вверх, лежали Антон и Витя Власенко, а справа Илья Шеповал. Света, Вика, Сергей, Паша Бабичев, Таня и Катя Бажова закутанные в простыни, сидели на второй полке, Борис и Андрей стояли перед всеми.            - Леся Львовна идите на вторую, тут тепло, а мы выйдем, душ примем, - сказали мне Света и Вика.      - Давай Димон, наверх, - сказал Витя поднимаясь.      И я увидела его член, хоть он и не стоял, но явно был эрогирован. Я улыбнулась внутри, а мое сердце заколотилось чаще от волнения. Настя и Аленка встали, и мы пропустили выходящих. Дима стал на вторую полку, снял с себя простынь и стал ее стелить. Девочки с боку смотрели на его болтающееся чудо, пока он не улегся на живот. Я видела их расширенные, заблестевшие глаза.      Было так забавно.            Я села на первой полке возле Насти Батуриной и посмотрела на градусник, было 98 градусов.      Я в начале чувствовала себя не уютно, и непроизвольно кидали смущенные взгляды на полуголых мальчишек. А они вроде не замечали нас и между собой обсуждали какую-то игру. Нельзя сказать, что они меня интересовали, но сама ситуация, что это мои ученики и ученицы почти голые, да в присутствии друг друга и меня - вносила какую-то пикантность, ну и естественно - эротизм.            Но постепенно я стала согреваться и привыкать к обстановке.      С наружи послышался смех Светы и Вики и уханье Вити. Вот он опять заскочил к нам, на ходу заматываясь в простынь, и сел на вторую полку.      - Ух. Вода в кадушке хороша. Я попробовал. Теперь попробую бассейн. Девчонки пока не стали.      "Получается, он был совсем голеньким перед Светой и Викой" , - отметила я себе.            Теперь Антон и Илья нагрелись и стали пробираться на выход, их места заняли Боря Лесков и      Андрей Брянцев. Мальчишки продемонстрировали нам свои поджарые попки.      Я совсем не вникала в разговоры подростков. Было тепло, пахло деревом, я постепенно стала расслабляться.            Через минут пять, освободилась и вторая полка, и я с четырьмя девочками пересели на нее к Вите. Здесь было гораздо теплее, и я сразу стала согреваться. С наружи послышался шум воды и возгласы, и смех девчонок. 
"Кто-то прыгнул в бассейн, как я понимаю без простыни: Да, будет о чем, посплетничать девчонкам" , - подумалось мне. А вскоре, и мне тоже захотелось принять душ, чтобы чувствовать себя свободнее, и я решила выйти. За мной сразу встали Аленка и Настя.            Я вначале заглянула в комнату отдыха. Там девочки занимались столом, а мальчишки им помогали. Я вернулась в душевую. Таня держала простынь прикрывая ее Катю, которая и похоже заканчивала мыться. Я подошла к ним и попросила прикрыть меня простыню, пока я приму душ. Они растянули простынь, и я быстро ополоснулась.            Затем я стала помогать девочкам делить торт и чистить мандарины. Косвенно я наблюдала за происходящим, потом присела в кресло, и разрезала яблоко. Я не стремилась хорошо пропариться, так как предполагала, что мне хорошую сауну устроит мой Андрей, мне было главное, что бы был порядок, и не было эксцессов.            Так как, стоило мне оставить подростков одних, так они сразу начали балагурить и баловаться. Дверь в парилку постоянно отрывалась, от туда слышался смех и ржачь. Босые ноги шлепали по полу. Периодически кто-то прыгал в бассейн.      - Стой смирно, - послышался голос Димы. Затем шум опрокинутой воды и девичий визг.      - Вот и все. Ха-ха-ха.            "Интересно она в простыни принимала душ или так: ?" - подумала я.      Подростки шумели, бегали, смеялись, им было не до меня. Как я понимала, мальчишки иногда подшучивали над девочками, а те взвизнув, давали им отпор. Но и девочки вроде тоже не отставали от мальчишек...      - Настька! Куда взяла без спросу! Анну, положи назад!      - Как я положу, когда стоит!? Хи -Хи- Хи: - послышалось мне из парилки.      "Интересно, про что это они?" - подумала я.            Но все вроде оставалось в норме.      Когда послышался всплеск воды, визг девчонок и крики мальчишек.      - Ну мы тебе зададим!      Куча босых ног, хохот, визги. Кто то- плюхнулся в бассейн. Потом еше: Еще:      -Да я же в простыни! Ай! ...      Плюх! ...      -Ха- ха- ха:            К нам в комнату заскочил голый Сергей Ветров, а за ним совсем голенькая Катя Бажова. Она лупила его мокрой простыню, а он уворачивался и хохотал:      Увидев меня они быстро стали кутаться в простыни.            Вскоре я услышала голоса Вики и Светы, явно из парилки:      - Как вам наши попочки?      - Класс!      - Разрешаю поцеловать. Хи -Хи- Хи:      -Ага! Лучше вы мою: Ха-ха-ха:            "Они там, что все голые? Надо проверить" , - я встала и направилась в парилку.      И тут я сразу увидела голую Аленку, она стояла, прикрывшись руками, а рядом стоял голый Дима и собирался опрокинуть на нее кадушку воды. Член Димы явно был увеличен. Я только хотела возмутиться, что они совсем голые, как открылась дверь из парилки, и оттуда выбежал голый Боря Лесков. Он почти прямо с разгона, с криком, сиганул в бассейн, обдав при этом меня брызгами. Я повернулась к Аленке, и в это время на нее обрушился столп воды. Брызги обдали меня с другой стороны. Аленка взвизгнула, схватила свою простынь и шапку, и забежала в парилку. Дима рассмеялся, взял свою простынь, и прикрылся от меня. Пока я пришла в себя,      мимо меня в парилку прошмыгнул, быстро вылезший из бассейна голый Борька. Блин:      Я зашла в парилку.            А в парилке вообще, Вика и Света лежали голенькие попками вверх, а Лариска сидела топлес. Аленка еще до конца не успела закутаться в простынь. Настя, правда, закутанная в простынь, сидела между ног Антона, а он ей массажировал плечи. Его эррогированный пенис      периодически касался с зади головы Насти. Боря уже успел лечь к Паше на третью полку. Быстрый такой. Они тоже лежали попками вверх и смотрели на меня. Витя и Сергей сидели на второй прикрыв руками от меня свои торчащие причендалии.            Картина меня возбудила. Я наверно покраснела сама, но это было незаметно из-за жары.      При виде меня все стали успокаиваться, прикрываться и поправлять свои простыни. Шум стих. Они больше стеснялись меня, чем мальчишек - что отметила я. А мальчишки вообще распоясались по моему:      - Девочки прикройтесь, - сказала я.      - Но Леся Львовна, мы же в бане:      - Но все равно, здесь же мальчики:      - Так они сами все голые:      - Вон писюны какие:            Я опять обвела всех взглядом:      - Мальчишки! Вы чего свои писюны повыставляли! Быстро прикройтесь!      - Так они все равно сквозь простынь торчат:      - Это не прилично!      - Так мы же в бане:            Я не знала, что мне им ответить. А читать мораль и правила поведения сейчас не хотелось Решила оставить на потом. Конечно, мне было очень приятно и возбуждающе наблюдать голых мальчишек и девчонок вместе, но должны же выполнятся нормы поведения в обществе. Надо будет провести внеплановый урок.            Теперь, после моего прихода все понемногу успокоились. Все девочки чинно обернулись в простыни и мальчики прикрылись. Хотя, все равно, было забавно наблюдать бугры мальчишек.      Лариска поднялась, прикрываясь простыню спереди, и вышла из парилки, показав всем свою круглою попочку, а мы продолжили париться. Я понимала, что подросткам хочется пофлиртовать и подразниться, но надо было им оставаться в рамках приличия.            Ну, вроде успокоились: Я постаралась подольше полежать с ними, однако вскоре мне стало достаточно жарко и захотелось охладиться. Я еще выждала момент, и когда у бассейна остались только девочки, быстро вышла, сбросила и передала простынь Насте, а сама прыгнула в бассейн.      Холодная вода на секунду обожгла меня. Я даже взвизгнула. Девочки засмеялись.            -ОУ! Леся Львовна в бассейне! - Крикнул всем Паша Бабичев.      Мне стало неловко, и даже стыдно, но вместе с тем я почувствовала и возбуждение, несмотря на холодную воду бассейна. Я сразу стала выходить из воды, но пока я обернулась и подошла к лесенке, еще появилось несколько учеников. Из парилки тоже посыпались мальчишки и девочки. Ну что делать, и я стала медленно подниматься по лесенке из холодной воды.            Мальчишки с интересом смотрели на меня. Их число быстро увеличивалось. А я, что бы не придавать этому значения, спокойно стала перед ними, поправила волосы и даже чуть подтянулась. Но все равно, мне было очень стыдно. Я смущенно опустила глаза, и тут я услышала я шепот со стороны:      - Смотри, лобок совсем голенький:      - И на щелке волосиков нет...      Я даже не узнала, кто из мальчишек это сказал.            Вообще - то, мне было приятно, что на меня, голую, смотрят мои ученики. Соски тут же набухли. Я бы конечно еще постояла и подразнила мальчишек, но этого делать было нельзя, я же их учительница. Я взяла у Насти свою простынь, завернулась в нее, и обвела взглядом наблюдателей. Все смущенно и весело улыбались и отводили глаза. А меня, то что я стояла секунд 20 совсем голенькая перед своими учениками, очень сильно возбудила эта ситуация: Но:      -: Все, все за сладкий стол, - скомандовала я.            Сначала все было вполне нормально и обычно. Шум, смех, мои попытки навести порядок, а вот когда поели, все постепенно успокоились сами и даже перестали носиться, даже простыни уже не так торчали.      Я уже не шла в парилку, немного отдохнула и стала прибираться. Девочки помогали мне.      Мы еще около часа парились.            - Ребята уже времени много, пора собираться, - сказала я.      Я сама попросила Ларису прикрыть меня простыню, быстро приняла душ и пошла одеваться.      В душевой возникло небольшое столпотворение. Здесь наверно, я дала промашку. Надо было      вначале отправить девочек, а только потом мальчиков. А вышла накладка. Хотя один душ заняли девочки, а другой мальчики, все равно все происходило у друг друга на глазах, ну и естественно еще и с элементами баловства.            Лариска сразу пришла одеваться вслед за мной, она просто повернулась ко всем спиной, попкой и стала заниматься собой. Естественно сразу отличились Вика и Света, ну я другого и не ожидала, они стали намыливать друг дружку прямо на глазах мальчишек. Настя и Аленка, голенькие вместе принимали душ, Антон хотел к ним всунуться, но получил оплеуху и ретировал. В тоже время Сергей и Витя из соседнего душа, все время заглядывали к ним, и иногда плескались на них холодной водой. Настя и Аленка, отвечали им тем же, а потом быстро побежали одеваться, а Сергей и Витя сразу помчались за ними.            Душ заняли Вика и Света и Антон с Пашей.      Я видела, что девочки вели себя раскованно, не говоря уже про мальчишек.      Пока Таня, Катя и Наташа ждали своей очереди, они рассматривали мальчишек,      шушукались между собой и хихикали, наверно сравнивали их причиндалии.      С другой стороны этим занимались Илья, Боря и Андрей без стеснения глазели на голеньких одноклассниц. Димы не было, наверно он занимался парилкой.            Уже возле меня уже образовалась куча голеньких девчонок и мальчишек. Но здесь правда, девочки быстро вытирались, и сразу одевали трусики, так собственно и мальчишки. Видать от баловства их сдерживало мое присутствие.            В душевой Таня и Катя делали вид, что прикрываются от Бори и Ильи. Ну и последними мылись Андрей и Ната: Она стояла под душем и тут вдруг, к ней подошел Дима и стал намыливать ей спинку, а потом присел и перешел на ее попку и ноги. Но когда он захотел ее развернуть, она выскользнула и побежала к нам.            Ну, все. Я выхожу, а то мне одетой уже стало жарко, - сказала я. 
Секс приключения по дороге на учёбу (1 часть)
Анальный секс, Случайный секс▼ Данный рассказ состоит из 4 частей! ▼
 1 часть
Таня сексуальная девушка, с пышной грудью и упругой попкой, в школе она одевалась скромно, но и через простую одежду, иногда её тело величественно показывало её прелести. Окончив школу, Таня поступила в университет на секретаря-референта, учиться, несмотря на то, что многие ей говорили об этой специальности как о самой развратной. Она решила идти учиться и поступила бесплатное обучение, но дорога на учёбу занимала у неё полтора часа на автобусе. В первых же поездках на учёбу она начала наблюдать за постоянными парнями, едущими, очевидно, тоже на учёбу, а также их пристальные взгляды на её груди. Таня решила раз она уже совершеннолетняя, значит уже можно одеваться, не как родители велят, а как ей хочется, и надевала платья с вырезом по глубже, начала покупать более прозрачные.В одну из поездок в первых числах сентября первого года учёбы она почувствовала как к её попке, поверх коротенькой юбочки прикасается мужская ладонь. Она даже не знала как себя повести с его действиями, отклониться и быть «монашкой» - недотрогой или стать в дальнейшем развратницей. Она, вспомнив предостережения о специальности своей, выбрала второй вариант развития событий и немного пошевелила попкой в его сторону. Парень, поняв намёк, опустил руку чуть ниже, и она оказалась между ножек девушки. Он начал подниматься вверх по её ножке, лаская её при этом и задирая коротенькую чёрную юбочку. Добравшись до её шёлковых белоснежных трусиков, он начал ласкать её попку, скомкав юбку. Он полез под её трусики и нежно гладил её упругие половинки. Затем он решил переместиться далее, но Тане уже нужно было выходить, она отмахнула его руку, опустила юбочку и вышла из переполненного автобуса, а парень поехал дальше. В этот день все четыре пары она думала об утренней поездке: Верно, ли она поступает? И встретит ли она этого парня ещё по дороге на учёбу? Или другого парня встретит? Или самой в толпе найти парня, с которым пофлиртовать бы? Ей очень хотелось заняться сексом в этом автобусе, но очень она боялась реакции окружающих, если вдруг увидят. Вечером, когда она добиралась домой, то этого парня не оказалась в автобусе, а как же ей этого хотелось. Она очень разочаровалась, что это была единоразовая встреча. Ночью она думала и фантазировала об этом и о том, что могло бы произойти при повторной встрече или при более дальнем её пути.Утром, зайдя в автобус она уже и не думала встретить того самого парня, но оглянула весь салон и его не увидела. Проехав несколько остановок, она ощутила на попке знакомую ладонь и быстро обернулась, увидев того же парня она обрадовалась и подмигнула ему, улыбчивая она задвигала попкой. Он снова приподнял её юбку и прижался к её попке своим вставшим, в штанах, членом. Она это почувствовала и начала тереться об него. Он спустил её трусики рукой, мигом расстегнул свою ширинку и в её попку уже упирался набухший член незнакомца.Таня потекла, почувствовав его «здоровяка» у себя между ножек. Он же воспользовался её соками, чтобы смазать свой член и начал постепенно пробивать путь в её анальное отверстие. Тане уже не в первый раз было заниматься анальным сексом, несмотря на то, что она девственница, поэтому её попка с лёгкостью впустила его член на всю длину. Он вставил ей, прижался и остановился. Как же его возбуждала мысль о том, что он трахает в попку в автобусе очень красивую незнакомую девушку. Затем он начал медленно двигаться в ней, Татьяна же помогала ему, прижимаясь к нему, в такт с его движениями. Его член набухал в её попке очень стремительно и, начав пульсировать, он был вставлен полностью и резко, так, что его яйца ударили по её киске. Он обильно кончил ей в попку. У неё пронеслась мысль о том, что по её ножкам потечёт сейчас его сперма и это увидят на улице, поэтому она не давала ему вытащить член из себя две остановки. А за одну остановку до нужной ей, она выскользнула с него и, поправив трусики с юбочкой, быстро вышла из автобуса и направилась в парк, она чувствовала как по её ножкам, намочив полностью трусики, начала ползти его сперма. Убедившись в отсутствии поблизости людей, она достала влажные салфетки и наконец смогла вытереть его сперму со своего тела. Таня опоздала на первую пару, поскольку одну остановку ей пришлось идти пешком, но она не жалела об этом и была очень довольна своим приключением. Ей хотелось повторить его ещё не раз, но уже с другим бы парнем!
После секса в автобусе, Таня встретила того же парня на следующий день, он снова начал её трогать за попку, но она отстранилась от него и ушла в середину салона, ей хотелось ещё, но с разными парнями. В выходные дни родители сказали Тане, что к ним в гости должна приехать тётя Валя, мамина двоюродная сестра, со своим сыном Костей, то есть танинным троюродным братом. Таня в этот день оделась в самое простое чёрное платье в белый горошек, без особых вырезов и обтягивающих форм. Каково было её удивление, когда на пороге с тётей Валей появился тот самый незнакомец с автобуса, с которым она позавчера занималась анальным сексом, а вчера отказала ему в этом удовольствии. Её осенила мысль, что её же трахал троюродный брат, и она начала смущаться, её лицо покраснело от стыда. Их представили друг другу, и они сели за стол поели, выпили, и Костя начал рассказывать, что ежедневно видит Таню в автобусе, когда едет на учёбу. Таня подхватила себя на мысли, что он расскажет всё, но потом подумала «зачем, же ему это?». Он, конечно, более ничего не рассказал, а когда уже все собирались домой, он оставил ей свой номер телефона и попросил, чтобы утром она его набрала. Таня с самого утра набрала его номер, Костя сбросил её вызов и перезвонил ей сам. Они пообщались и договорились встретиться вечером в парке. Таня надела обтягивающее платье, чёрные лакированные туфли на высоком каблуке, белые трусики и белый бюстгальтер, обтягивающий её упругую грудь.Когда они встретились, то поцеловались, проникая в рот партнёра языком. Костя взял Таню под руку, и они пошли вглубь парка, подальше от людей. Зайдя достаточно далеко, они присели на скамейку и сразу же начали целоваться, он начал ласкать её ножки, поднимая платье. Таня не сопротивлялась, а даже раздвинула ножки, чтобы ему было удобнее, она начала ласкать его член через штаны, затем расстегнула его ширинку и достала, долгожданный предмет своего удовлетворения. Взяла его головку в рот и начала сосать и рукой дрочить его от основания до ротика, другой рукой она мяла его яйца и он толкал её голову, чтобы как можно глубже член проникал в её ротик.Насладившись минетом, он отпустил её голову, уложил Таню спиной на скамейку и начал снимать с неё трусики, задрав повыше на спину её платье, он принялся целовать её наголо выбритую киску. Нежно проводя языком по её клитору и половым губам, от чего она вздрагивала и получала немалое удовольствие. Он пальцем проник в неё и начал медленно её потрахивать, затем вставил ей два пальца и трахал её сильнее и быстрее, от чего она в скорости кончила. Он повернул её и поставил раком, её округлённая попка очень красиво вверх поднялась. Затем медленно ввёл в её киску свой член на всю длину, так что он упёрся в её матку. Она застонала от удовольствия и от того, что у неё слишком давно небыло секса. Он очень быстро кончил, но не в киску ей, а вынул член и кончил ей в ротик, а она съела всю его сперму.Он продолжал ласкать ее, и она снова возбудилась, он вставил ей в попку продолжительно и глубоко имел её. В этот раз он кончил в её попку и не стал вытягивать член из неё, он оставил его в попке до расслабления. Получив удовольствие, они ушли из парка. Костя предложил Тане встретиться завтра и пойти в кино, она согласилась и поцеловала его в губы на прощание. Таня встретилась с Костей недалеко от кинотеатра, он пришёл на свидание с розами. Он подарил их ей и поцеловал в губы, на что она ответила взаимностью и их языки переплелись, буквально на минуту. Затем они, обнявшись, направились в сторону кинотеатра. Тема их разговора появилась сама собою, «их секс в автобусе».Когда они зашли в зал и увидели, где расположены их места, были приятно удивлены: два самых крайних места у стены на последнем ряду. Очень скоро выключили свет, и они сразу же приступили к делу. Она начала рукой массировать его член через штаны, а он залез ей под короткую чёрную юбочку и гладил её упругие ножки в чулочках, начал немного их раздвигать. Она расстегнула его ширинку и начала медленно дрочить его член рукой, затем наклонилась, стала на коленки и обхватила его губами, проникая всё глубже и глубже членом. Нежно начала водить вверх-вниз по стволу губами. Она уже сосала член Кости от основания и до головки, проникая им в глотку и ненадолго задерживая его там. Его член становился всё больше, упруже и грубел, наливаясь кровью. Она сосала его член, пока он не кончил ей в рот. Он наполнил полностью её рот спермой, и она даже немножко её упустила на ножки себе. Затем сглотнула все, что было у неё во рту, и вытерла пальцем сперму с ноги и очень сексуально облизала свой указательный палец от спермы.Затем Таня села на своё место, а Костя опустился около неё на колени, развёл её ножки, приподнял юбку, расстегнул блузку и спустил с неё трусики до туфель. Таня расстегнула свой лифчик спереди и её упругая грудь так и «выпрыгнула» из него. Костя начал нежно лизать киску Тане, выводя на ней алфавит языком: а, б, в, г …и дойдя до буквы «й» он провёл языком по клитору и начал втягивать его себе в рот. Он взялся руками мять её упругие груди, немного покручивая её отвердевшие соски. Она начала постанывать, но опомнившись, где они находятся, приглушила стоны и получала удовольствие от каждого прикосновения языка Кости. Затем он сел на своё место, а Таня села на него сверху, проникая в свою киску его большим членом до упора. Потом медленно начала на нём двигаться вверх, почти слезая с него, и вниз до упора. Затем всё быстрее и быстрее двигалась Таня на члене Кости. Пока она прыгала на члене, Костя ласкал её пышную грудь и сдавливал твёрдые соски.Так продолжалось до тех пор, пока они не кончили вместе, он спустил всю сперму ей в киску, а она прижалась к нему, так что член оказался очень глубоко. Несколько минут проведя в такой позе, она слезла с члена, оделась, и села рядом смотреть окончание фильма, так как весь фильм они пропустили. Она чувствовала, как из её киски на трусики вышло немного его спермы и она, запустив руку туда, пальчиком подобрала её и снова облизала палец от спермы. Она очень любит слизывать сперму со своих тоненьких красивых пальцев с замечательным маникюром.По окончании киносеанса, они вышли, обнявшись, и решили пойти перекусить в кафе, чтобы ещё более разнообразить свои сексуальные игры. Они выбрали ближайшее кафе с названием «Дикая орхидея» и медленным шагом направились туда. Он поставил ей руку на талию и, по дороге, иногда, трогал её упругую попочку, в которую сегодня он ещё не входил. Дойдя до кафе «Дикая орхидея», Костя открыл перед Таней двери и пропустил её вперёд, нежно хлопнув Таню по попке. Они выбрали себе столик поближе к окну и сели рядом, заказали поесть и выпить. Насытившись, Тане снова очень сильно захотелось секса с Костей, но чего-то не обычного. Таня приступила ласкать Костю под столом своей ножкой. Она провела рукой, опущенной под стол, по его ноге и остановилась на члене, начала медленно ласкать его через штаны. Когда Таня почувствовала, что член Кости готов к новым приключения, она сказала, что идёт «пудрить носик» и вышла из-за стола, направившись в сторону двери с надписью «WC».Костя понял её намёк и направился за ней, как только она скрылась за дверью. Зайдя в туалет, он увидел настежь открытую последнюю кабинку и направился к ней. Каково же было его удивление, когда он увидел, что там никого нет в это время Таня, бросилась ему сзади на шею, тихо выйдя из предпоследней кабинки. Он резко её перевернул её со своей спины и, затолкав в кабинку, прижал её к стенке. Костя начал её грубо лапать за ножки и поднимать юбку, стянул с неё намокшие трусики и начал тереть ладонью, мокрой от смазки, её клитор и половые губы. Она от этого получала безумное удовольствие, но тут она шепнула ему на ухо: «Может, возьмёшь и третью дырочку?». Он развернул её и поставил раком, уперев руками в унитаз, задрал её юбку на спину, достал свой, готовый к бою, агрегат и вставил ей в киску, начал двигаться в ней и пальцами массировал её анальную дырочку. Немного пришлось взять смазки из киски, и его палец проскользнул ей в попку, он начал трахать Таню пальцем в попку, не останавливаясь и членом в киске. Затем он вытащил свой возбуждённый член из её киски и с лёгкостью ввёл его в попку Тане, она даже застонала от удовольствия. Тане уже очень сильно хотелось заняться анальным сексом, и она начала двигать попкой в такт с Костиными движениями. «О, Боже как же приятно», «Ты супер», «Трахай меня как сучку» звучали Танины возгласы, когда Костя проникал своим членом в глубины её анальной дырочки, затем Таня соскользнула с члена Кости и начала его жадно сосать, заглатывая полностью. У Кости в такие моменты было ощущение, что она глотнёт его член. Таня очень нежно работала на его члене также язычком, когда выпускала член изо рта, нежно проводила губами, сомкнутыми кольцом, вдоль ствола члена, головку брала за щеку. И снова встала в позу раком, ручками пошире раздвинула свою попку и Костя вогнал член так, что его яйца ударили Таню по киске. Он начал трахать её попку сильнее и быстрее, от чего Таня пришла в полный восторг и, содрогаясь всем телом, она кончила, но Костя не остановился, а продолжил ещё быстрее и грубее трахать её попочку. И вот его член запульсировал, он вставил его как можно глубже, и резкая струя спермы хлынула в попке Тани. Таня была очень довольна таким сексом, она очень хотела сегодня все три вида секса опробовать, и когда Костя вынул из неё член, она встала перед ним на колени и начала вылизывать все остатки спермы, оставшиеся на члене, и глотала её. Она очень любит вкус спермы на члене после анала. Почувствовав, что у неё из попки начинает вытекать сперма, Таня вставила пальчик в попку и подобрала сперму, затем облизала пальчик и снова начала выбирать пальцем сперму из попки, при этом, не забывая вылизывать падающий член Кости. Полностью упавший член Костя спрятал и вышел в зал за свой столик, Таня, насколько смогла, собрала сперму из попки и, одевшись и приведя себя в порядок, вышла к Косте. Закончив приём пищи, они вышли на улицу, он провёл её домой, не раз трогая попку, которую только что наполнял спермой. Они поцеловались на прощание и договорились, завтра снова встретится.
Без тормозов
Подростки, МинетКогда мы вошли в дом там уже сидели трое каких то мужиков, они играли в карты, отца среди них не было. Сергей сказал, что скоро он прейдет, а я пока могу посидеть с ними в комнате. Мужики внимательно осмотрели меня, тут мое сердце екнуло но я никак не могла поверить в свою догадку и поколебавшись секунду села в кресло у окна. Один из мужиков прервал молчание: - Сколько ей лет? - спросил он у Сергея. - Двенадцать - ответил тот. - А выглядит младше. - Она знает? Согласна? - спросил другой. - Я не собираюсь у нее спрашивать - спокойно ответил Сергей - и вообще это мои проблемы. Мужики переглянулись, пожали плечами и начали сдавать карты. Их разговор укрепил мои сомнения, сердце мое забилось гулко и часто, я вся моментально взмокла от охватившего меня смятения и страха. Я посидела для виду немного, а потом встала и заявила, что иду домой. Сергей властным тоном, не терпящим возражений приказал мне сесть, сказал, что сейчас он отыграется и я смогу уйти. Он был очень взволнован и сильно нервничал, я побоялась разозлить его и забралась назад в кресло. Они играли около часу, наконец Сергей откинулся на спинку стула и закрыл глаза. Один из мужиков встал и сказал, обращаясь к нему: - Я имею право быть первым, где мы сделаем это? Сергей обречено взглянул на него и спросил: - Вы хотите трахнуть ее сегодня? Остальные расхохотались и с издевкой ответили, что через год, а после этого все повернулись ко мне. Что такое "Трахнуть" я уже знала, но только теперь до меня дошло окончательно, меня сейчас будут дрючить эти здоровые, взрослые мужики. Много раз меня предупреждала мама и подруги об этом, но я никак не ожидала, что так легко попадусь. Теперь, когда никаких сомнений не было, я вдруг поняла, что предстоящее вовсе не страшит меня. Дело в том, что пока они играли, они постоянно поглядывали на меня, перебрасывались двусмысленными фразами и намеками на то, что у них рвутся молнии на брюках от предвкушения предстоящего развлечения, довольно откровенно и цинично обсуждали достоинства и недостатки интимных частей моего тела, тем самым давая мне понять зачем меня заманили в этот дом и, что со мной сделают. За этот час я подготовила себя к неизбежности дальнейших событий. Я не закричала, не испугалась и даже не вскочила с кресла. Они в недоумении переглянулись, тот который сказал, что будет первым обратился к Сергею: - Она наверное тупая, объясни ей, что она должна делать все, что ей велят и начнем пожалуй. Сергей встал и приблизился ко мне, я вся сжалась в кресле. Он присел на корточки и не глядя мне в глаза но очень решительно сказал: - Извини Светочка, но я проиграл тебя в карты и эти мужики сейчас будут трахать тебя, а если ты начнешь сопротивляться то еще и побьют. А чтобы ты не вздумала потом рассказать о том, что мы сделаем с тобой я буду фотографировать как тебя ебут, и в случае чего эти фотографии я расклею на каждом углу. Все будут знать, что ты блядь и тогда тебя начнут ебать все кому не лень. Тебе не дадут прохода на улице, тебя будут тащить в ближайшие кусты, все отвернутся от тебя и никто не будет заступаться. Нужно сказать сразу, что я не только выглядела старше своих лет. У меня была уже довольно женственная фигура, круглая, выдающаяся попка, довольно заметная грудь, но кроме того я уже мечтала о сексе. Мужчины волновали меня, а я в свою очередь волновала их, я замечала, что на улице и в школе привлекаю внимание парней. Но мальчики меня мало интересовали, мне нравились взрослые мужики, в тайне я мечтала о том как какой ни будь из понравившихся мужчин затащит меня в кусты и изнасилует. Мне нравилось фантазировать о самом извращенном сексе с мужчинами, да и не только с мужчинами мне нравились и некоторые из взрослых женщин, самое главное в моих фантазиях всегда присутствовало насилие. Поэтому я довольно спокойно спросила: - А если я сделаю все, что вы велите, вы не покажете никому эти фотографии? И не расскажете о том, что я не сопротивлялась? Напряжение спало, они облегченно вздохнули, торжествующе переглянулись и на перебой стали уверять, что если я буду послушной и никому не расскажу о нашей сделке, то они не только будут молчать, но и станут заступаться за меня. Потом они велели мне раздеться, и разделись сами, все, включая Сергея. Для начала он вывел меня во двор и сфотографировал там. При этом я должна была улыбаться, что удалось мне не сразу от страха быть замеченной на улице в таком виде, но наконец он остался доволен и мы вернулись в дом. Затем первый лег на пол и велел мне взять в рот его торчащий член. Я опустилась рядом с ним и осторожно обхватила губами большую розовую головку, член был толстый и длинный, у меня во рту поместилась только его головка. Я пошевелила языком, кожица была гладкая, гладкая, головка горячая. Член дернулся во рту, я замерла. - Соси!!! Сучка - простонал мужчина. Я неловко начала делать сосательные движения. Его таз стал приподниматься, он пытался засунуть член поглубже в рот. Но тот и так доставал мне до горла и я отклонилась. Раздался щелчок фотоаппарата. Мужчина схватил меня за волосы и придерживая голову засунул член глубоко мне в горло. Я закашлялась. - Глотай его дура, проглатывай, когда я пру его в тебя - прорычал мой партнер. Я принялась старательно выполнять его указания и действительно перестала кашлять. Член входил так глубоко, что я сама удивилась. Когда он всаживал его я делала глоток и он свободно входил в горло. Если бы он не был таким твердым мне бы не доставляло это занятие никаких неудобств, а так приходилось изгибать шею. Остальным надоело ждать и один пристроился ко мне сзади. Он приподнял меня и густо намазал задний проход вазелином. Засунул внутрь палец и подвигал им. Ощущение было очень приятное. Подвигав он засунул второй палец и принялся трахать меня ими. Было немного больно но не очень, приятные ощущения стирали неприятные. Я начала испытывать возбуждение. Сердце и так колотилось от волнения но теперь добавилось новое чувство. Это было немного похоже на головокружение, дыхание мое участилось, я интенсивнее и агрессивнее начала сосать член, а зад непроизвольно стал подворачиваться и идти навстречу пальцам. Мужчина понял мое состояние и вынув пальцы ввел в анус член. Член у него к счастью был не такой толстый как у того, что давал мне минет и мне почти не было больно. Он аккуратно и медленно начал вводить его. Я неожиданно для себя застонала. Движения моих партнеров участились и я ощутила как горячая струя густой жидкости ударила мне в небо и потекла в горло. Я поперхнулась, сперма закапала с уголков рта на живот мужчины, он почувствовал это и приказал мне проглотить то, что попало в рот, а то, что протекло слизать и тоже проглотить. Не могу сказать, что это доставило мне удовольствие и если бы не член второго, пронзающий меня сзади до самого желудка, если бы не это обалденно возбуждающее, жгучее ощущение в заднице. Возможно меня и стошнило бы даже. Но так неприятно мне было только тот первый раз. Когда я глотала сперму второго мужчины мне было никак, а сперма Сергея буквально довела меня до оргазма. Второй мужчина и Сергей успели дать мне минет, а тот все трахал меня в зад. Он так хорошо знал свое дело, что когда кончил и его место занял отдохнувший первый мой партнер, я почти не почувствовала боли при проникновении. До пяти часов вечера они трахали меня в зад и кормили спермой. Потом Сергей сказал, что меня нужно отпускать пока родители не вернулись с работы. Я быстренько оделась и попросив их еще раз никому не рассказывать обо всем, что здесь произошло, выскочила во двор. Сергей провел меня до дому, а в подъезде велел завтра после школы прийти к нему. Я, уже догадываясь об ответе и вся млея от возбуждения с замиранием в сердце поинтересовалась зачем? Он сказал, что теперь я его сексуальная рабыня, его вещь и принадлежу ему он будет делать со мной все, что пожелает, а если я попытаюсь сопротивляться то он жестоко накажет меня. Он возбудился снова и прямо в подъезде велел мне взять у него минет. Я и сама жутко возбудилась, мысль о члене во рту заводила меня с пол оборота. Поэтому я быстренько встала на колени на грязный цементный пол и отсосала у него. Если бы я знала, что в глазок квартиры на первом этаже за нами наблюдает мой сосед то поостереглась бы. Но я не догадывалась, а последствия сказались тем же вечером когда я вышла прогуляться во двор.Глава 2. "Набирая обороты" Он подошел, когда мы с девчонками сидели на лавочке и болтали. Отозвал меня в сторонку и велел идти с ним в подвал, а когда я поинтересовалась с какой стати, он заявил, что знает о том, что я вафлистка и если я сейчас же не пойду с ним в подвал он пойдет и расскажет родителям, что видел как я брала в рот у Сергея в подъезде. Кровь буквально ударила мне в лицо, оно все вспыхнуло и наверняка стало пунцовым. Я так опешила от неожиданности, что молча и безропотно пошла за ним в подвал. Он долго вел меня по темным лабиринтам подвала освещая путь фонариком. Наконец мы уперлись в металлическую дверь, которую он отпер ключом. Сердце у меня выскакивало от страха и возбуждения, грудь вздымалась. Он втолкнул меня в освещенную комнату, это была обычная подвальная комната без окон, по потолку и вдоль стены проходили какие то трубы различной толщены, из бетонных стен торчала арматура, какие то скобы и крючья. Посредине комнаты стояло несколько столбов, подпирающих потолочные плиты. Мужчина приведший меня сюда работал в нашем ЖЭКе сантехником, очевидно он часто пользовался этой комнатой. На крючьях висели цепи, веревки и ремни, стояла кое какая мебель, большой, длинный стол, лавки, какие то деревянные подставки похожие на козлы для пилки дров. Пока я осматривала комнату он запер дверь, прошел и уселся на стол, включил музыку и велел мне раздеться наголо. Борясь со стыдом, но не в силах сопротивляться, возбуждаясь от страха и неизвестности я начала медленно снимать с себя одежду. Когда я разделась наголо он спустил штаны и вытащил член, тот уже "стоял". Член у сантехника был короткий и очень толстый. Он с большим трудом засунул мне его грибообразную головку в рот, едва не вывихнув челюсть. Я засопела носом даже не пытаясь сосать "толстяка", а мужчина медленно продолжал запихивать твердый как камень член мне в горло пока не уперся лобком в нос. После этого он начал вытаскивать его и вновь запихивать. Движения с каждым разом ускорялись, а чтоб я не вздумала сопротивляться, крепко держал меня за волосы. Губы и язык онемели, челюсти тоже, а он все не кончал. Потом вся ротовая полость начала гореть огнем, я завертелась и вцепилась в его руки пытаясь освободиться, но он еще яростнее принялся долбить мой рот и зарычав крепче ухватился за волосы. Я попыталась встать на ноги но он перехватил мои волосы одной рукой, а во вторую схватил ремень и несколько раз сильно стегнул меня по ягодицам. Я задергалась и замычала, из глаз потекли слезы, а он еще яростнее принялся пороть ремнем. Зад запылал как будто меня посадили на раскаленную печь, но через некоторое время боль перестала быть такой острой и нестерпимой, жар начал распространяться в низ живота, к лобку, к груди, груди затвердели, соски набрякли как будто хотели выскочить наружу. Мы кончили одновременно, он выхватил член и залил мое лицо спермой, а потом заставил собрать ее пальцами и облизать их, проглотив все до капли. Он начал задавать мне разные вопросы, мы разговорились и я сама не зная почему рассказала этому мало знакомому человеку о том, что со мной произошло сегодня. Он слушал очень внимательно, задавал вопросы, больше всего его интересовали мои ощущения, я как дура разоткровенничалась и рассказала о самых тайных своих фантазиях. Все закончилось тем, что он пообещал исполнить все мои самые отвратительные, самые изощренные блядские мечты. Он сказал, что я врожденная блядь и это качество он берется развивать во мне. А для начала я должна стать дворовой сукой. Я содрогнулась от того, что он практически прочел мои мысли. Я сама все чаще представляла себя в этой роли. Дело в том, что у нас в городе, в каждом дворе, мальчишки, лет с десяти и до женитьбы объединялись в дворовые банды. Иногда такая банда охватывала несколько дворов, иногда квартал и даже улицу. Поселковые банды между собой не враждовали но и не делились ничем. Единственным предметом для споров и драк были дворовые суки. Не в каждом дворе была своя сука, а иногда и не у каждой объединенной банды. Дворовая сука это девочка или девушка принадлежащая всей банде, любой член банды может трахнуть ее когда пожелает, где пожелает и как пожелает, зачастую вся банда устраивает групповуху. Суку могут выкупить в другую банду, что бывало очень редко, ее могут подарить, сдать на прокат, дать попользоваться, она вещь но вещь очень ценная. Вся банда заботится о ней, защищает и балует, никто из посторонних не может обидеть ее безнаказанно. В принципе она свободный человек и член банды, если сук две и больше то вновь поступившая подчиняется старшей если не выяснится, что она сильнее и яростнее ее, действует общий принцип - сильный руководит слабым. Сукой можно было стать только добровольно вступив в банду. Однажды мы с подругой случайно видели как трахали такую девочку. У меня осталось неоднозначное воспоминание от увиденного, я испугалась и в то же время это зрелище так заворожило меня, что я из своего убежища досмотрела все до конца. Вначале я категорически отказалась от такой перспективы, но он начал убеждать меня, что если я немного подумаю то сама приду к мысли о неизбежности такого шага. Всю ночь я думала об этом, а когда заснула мне приснился сон о том, что я сука и меня трахают много парней и мне было так приятно, что я просыпалась от оргазма среди ночи несколько раз. Глава 3. "Судьба все равно настигнет!" К утру я окончательно приняла решение и на первой же переменке подошла к парню из старшего класса, который как я знала был авторитетным членом нашей дворовой банды. Я прямо заявила, что хочу вступить в банду, он не удивился, а очень обрадовался и велел прийти вечером в беседку где они все собирались так как это очень важное событие и должны быть все члены, чтобы принять решение. До вечера было далеко и после уроков я побежала к Сергею. Он уже ждал с двумя совершенно незнакомыми мужиками. Вид у него был удрученный, он сказал, что проигрался этим мужикам и я поеду с ними в качестве прощения долга. Он обнимал и целовал меня, ему явно не хотелось отпускать свою шлюшку но он очень боялся этих двоих. Когда они сажали меня в машину он их предупредил, что меня нужно вернуть к пяти вечера домой, чтоб родители ничего не узнали. Мне надоели его причитания, мужики были такие мощные, что мне не терпелось потрахаться с ними. Я быстренько запрыгнула в машину и мы понеслись за город. Дом, в который меня привезли стоял на опушке леса, до ближайшего населенного пункта не меньше пяти километров. Это был огромный, новый, трехэтажный особняк обнесенный двухметровым кирпичным забором. Во дворе бегали два большущих кобеля, я испугалась но мужики рассмеялись, а один сказал: - Не бойся, они девочек не обижают. Второй залился смехом еще пуще и добавил: - Даже наоборот, очень любят. На пороге меня встретила женщина лет сорока, придирчиво осмотрела, затем обратилась к мужчинам: - Где вы ее взяли? - В карты выиграли у одного лоха - ответил один из них. - Оооо - многозначительно протянула женщина и добавила - насовсем? - К сожалению только до 17-00 - ответил тот же, а потом ухмыльнулся и добавил с сарказмом - она из порядочных блядей. Женщина посмотрела мне в глаза: - Сколько тебе лет? Спросила она. - Двенадцать. - А, что ты умеешь делать? - Вновь задала она вопрос. - Все - соврала я на этот раз. - И давно? Продолжала допрос женщина. Я решила не врать так как посчитала, что моя неопытность добавит мне очков и потому сказала, что меня вчера впервые оттрахали пятеро мужчин. Она хмыкнула с сомнением и обратилась к мужикам: - Зачем вы ее привезли? Вы же знаете, что нам нужна прожженная блядь, опытная шлюха и обязательно мазохистка. - Ну тебе не угодишь, она же малолетка, а ты просила найти малолетку, да и "Сникерс" же здесь - раздраженно пробурчал второй из мужчин. - Сникерс уже поднадоела, нужно новое мясо, а эта ничего не умеет - перебила его женщина. - Ничего, Сникерс научит Светку - возразил первый. - Не смешите меня, за три часа не научишь. - А, бросьте Хозяйка, во-первых на халяву, а во-вторых лох сказал, что она талантливая шлюха и вчера выдавала такое, что не каждая блядь делает. Женщина еще раз взглянула на меня, потом махнула рукой и захлопнула входную дверь, оставив к моему удивлению и разочарованию мужчин во дворе. - Сейчас ты покажешь на что способна, но учти мы с мужем очень строгие хозяева и за любую провинность сечем маленьких шлюшек - сказала она и добавила - если ты остаешься то раздевайся и тебя ждет грандиозный изъеб, а если уходишь то тебя тривиально оттрахают те два имбицила, что остались во дворе. Я молча начала раздеваться. - Для начала тебя трахнут мои "мальчики" - сказала она и посмотрев на меня с нехорошей улыбкой добавила - чтоб было за что тебя наказать. Я подумала, что под "мальчиками" она подразумевает сопровождавших меня мужчин но я ошиблась. Хозяйка вышла во двор и вернулась ведя за ошейники двух огромных кобелей. В страхе я отступила в угол, но она велела подойти и погладить псов. Они радостно завиляли хвостами и принялись визжать и рваться ко мне причем явно не с враждебными намерениями. Когда она отпустила их один сразу ткнулся мне между ног и его горячий язык погрузился в меня. От неожиданности я остолбенела но инстинктивно раздвинула ноги, в то же время второй поднялся на задние ноги, а передними навалился мне на плечи. Под его тяжестью я зашаталась и повалилась на софу, которая к счастью стояла позади меня. Кобель тут же взгромоздился сверху и я даже не успела глазом моргнуть как его пылающий красный член вошел мне во влагалище. Он был очень горячий и толстый, особенно у основания. Кобель сильно и часто бил им в меня и при очередном ударе этот толстый шар у основания члена проскочил преддверие влагалища. Я почувствовала как оно замкнулось за ним, в этом месте член у собаки был очень тонким, и как только это произошло я ощутила, что та часть члена которая проникла в меня резко начала расти в размерах, шар у основания члена вырос до размера кулака взрослого мужчины. Пес замер, он уже не мог делать поступательные движения, он застрял во мне, но член его жил своей жизнью, он дергался посылая в меня новые и новые порции спермы. Кобель блаженно замер на мне, глаза его заволокла поволока, он тяжело дышал широко раскрытой пастью из которой текла на меня густая слюна. - А ты действительно талантливая шлюха. Услышала я голос хозяйки. Минут через десять член собаки начал уменьшаться и выскользнул из влагалища. - Теперь возьми у него минет - приказала хозяйка - и не как попало а с заглотом, как положено. Я сползла с софы и взяла все еще брызгающий спермой член собаки в рот. К этому времени я сама так возбудилась, что минет у собаки воспринимался мною вполне нормально и доставил удовольствие не только псу. После этого я встала "раком" и на меня взобрался второй кобель, этому хозяйка сразу направила член в мой зад. Член у собаки еще не вылез и был не толще фломастера но когда женщина умелой рукой нажала кобелю на крестец он вошел в мой зад сразу по самое основание. Женщина чуть придержала зад собаки не позволяя псу вынуть член из меня и тот как и у первого кобеля очень быстро вырос до ужасных размеров. Шар был еще больше чем у первого пса, а член толще и длиннее. Я чувствовала как он ворочается и дергается во мне, эти ощущения были так ярки, что я забилась в сильнейшем оргазме. Этот трахал меня подольше наконец и его гигантский член уменьшился и с хлюпаньем вышел из меня. После обязательного минета хозяйка привела еще одного небольшого пса. Этот трахнуть меня не мог из за роста но минет дал взять с удовольствием. - А теперь я познакомлю тебя со Сникерс - сказала хозяйка. - Кстати, а как ты хочешь, чтобы мы звали тебя? - спросила она. - Пусть будет "Цветик" - назвала я свою дворовую кличку. Хозяйка немного подумала, а затем покачав головой возразила: - Нет, будешь "Снежок", ты такая беленькая, это имя тебе больше подходит. Она утвердительно кивнула, тем самым как бы ставя точку и повела меня по лестнице в подвал. В подвале было очень тихо, в освещенный коридор выходило несколько дверей. Хозяйка открыла одну из них и втолкнула меня в темную комнату, я как ни старалась ничего не могла рассмотреть. Сзади щелкнул выключатель и я увидела очень смуглую девочку, судя по всему мулатку, она была немного постарше меня но с большущей грудью. Она сидела привязанная к стулу, рот был заклеен пластырем, а великолепная грудь стянута веревками. Причем, судя по цвету кожи на груди, девочка сидела тут давно. При нашем появлении она задергалась и принялась мычать пытаясь что то произнести. - Вот, - сказала хозяйка - это моя чернокожая рабыня Сникерс, ее кстати мне отдала моя дочь, ты с ней еще познакомишься, а это - и она ткнула невесть откуда взявшейся в ее руке плетью в мою сторону - Снежок, познакомьтесь - Сникерс провинилась - продолжала хозяйка обращаясь ко мне - ее оттрахал мой муж, а эта блядища посмела кончить раньше него. Теперь ты должна придумать наказание для нее и исполнить его. Я в замешательстве лихорадочно начала тужиться стараясь придумать что ни будь но фантазии хватало только на порку. Хозяйка нетерпеливо щелкнула кнутом и заявила, что если я ничего не придумаю она накажет нас обеих. Меня как будто заморозили, я не могла сказать и слова. С одной стороны я боялась предстоящего наказания, а с другой желала его. Терпение хозяйки лопнуло. Она развязала Сникерс, освободила ей груди от веревок. Причем та при этом шипела от боли как кошка. Веревки впились в кожу и буквально отлипали от нее и это по видимому доставляло девочке жгучую боль. Но в то же время, я заметила, что половые губы ее увлажнились и по бедру начали стекать густые капли смазки, а взгляд рабыни затуманился. Она явно получала удовольствие от этой боли. Как только хозяйка развязала ее она тут же зажала нам руки и шеи в длинные колодки. В эти колодки можно было заковать еще две жертвы, такие они были длинные. Мы стояли раком бок о бок но в разные стороны, навстречу друг другу, я видела зад Сникерса, а она мой. После того как хозяйка замкнула колодки она начала жестоко пороть нас по очереди переходя от одной задницы к другой. Выпоров нас как следует она выключила свет и ушла вставив нам в рот кляпы в виде колец. Уже через насколько минут слюна переполнила рот и потекла мне по подбородку и дальше на пол. Я попыталась проглотить ее но ничего не вышло. Так мы и стояли отставив задницы и пуская слюни пока в подвале вновь не зажегся свет. К нам спустились человек пять каких то респектабельных мужчин одетые в хорошие костюмы и кожаные маски. Некоторые из них разделись, демонстрируя не очень тренированные и довольно старые тела, а некоторые так и драли нас не раздеваясь. Трахали они нас в основном в задницы и в пезды. Один только не снимая с меня кляп, прямо через кольцо трахнул меня в рот. Изъеб этот продолжался довольно долго пока хозяйка не вошла и извинившись не забрала меня сказав, что девочке пора домой иначе ее родители будут волноваться. - А что, это порядочная, домашняя девочка? - удивился один из клиентов. - Вы нас обижаете! - сделала вид, что обиделась хозяйка - у нас только лучший товар, ее родители даже не знают чем занимается их дочь! - Здорово! А когда можно будет ее еще потрахать? - К сожалению это не наш кадр, но я постараюсь устроить ее для вас. - Буду очень обязан - и мужчина расплылся в улыбке из под маски. Хозяйка вывела меня наверх, велела отмыться и переодеться, а после этого давешние парни отвезли меня к Сергею.
Абитуриенты
Групповой секс, Лесбиянки, Студенты, Традиционный сексВсе персонажи вымышлены. Совпадения случайны.Отрешенный взгляд преподавателя буравил унылый вид за окном, темноту на искоса чертил мелкий дождь. Скрип ручек и редкие шепотки нарушали гробовую тишину экзамена. Тяжелый люминесцентный свет давил, на без того забитую проблемами голову. Не слушая ответы, экзаменатор кивал, подсказывал и ставил оценки, основываясь на личном мнении о способностях учеников, поэтому она быстро дошла до троечников. Помучив, отпустила их восвояси.«Два потока за один вечер уже многовато», подумала она, разбирая бумаги на столе. На часах было уже половина седьмого, даже у заочников закончились пары. «Еще курсовые работы проверять», мелькнуло в голове у женщины. Она сладко потянулась, вышла из-за стола и сняла немного тесный ей пиджак. Белая блузка прилегала к телу, подчеркивая талию, которая плавно переходила в обтягивающую, пышные бедра юбку. Прохаживаясь, направляясь к окну, она развязала меленький галстук, затем распустила длинные черные волосы, цвета крыла ворона. Вернувшись к столу, сняла строгие очки, положила на стол и вышла в коридор.Цоканье высоких каблуков разносилось эхом по безлюдному зданию. Автомат с горячими напитками издавал ровный жужжащий звук, который нарушило громкое топанье. Обернувшись, женщина увидела, явно опоздавшую, бегущую девушку в её направлении. Она пыталась разобрать лицо, но не могла вспомнить молодую пару.-Зрасте! – задыхаясь, поздоровалась девушка.-Здравствуйте…- хмуря лоб, ответила я. Отчаянно пытаясь вспомнить, где видела девушку. Мысли катались из угла в угол, выдавая не верные варианты, чередуя картинки из воспоминаний, но ни чего подходило.- Чем обязана?-Меня Катя зовут, я подавала документы что бы поступить, а они не приняли сказали что то не то…- сбивчиво, все еще не отдышавшись затараторила девушка. Я всматривалась её лицо, её мимика, большие слегка раскосые голубые глаза, пухленькие губы…Все ей было знакомо, она точно их видала! Но когда и где?-…И я решила к вам придти,- заключила девушка.-А я тут при чем? Я преподаватель…и к приемной комиссии не отношусь не коем образом,- забирая стаканчик кофе, парировала я.-Ну, я думала вы мне поможете…- замялась и почему-то покраснела она и обиженно уставилась в пол.-Девушка, как вас? Катя? Так вот Катенька, я тут ни чего не решаю, а если бы и решала, с чего вы решили, что я взялась бы вам помогать?-Как…с чего…- совсем опешив, толи удивилась, толи разочаровалась девушка. Она подняла взгляд и уставилась в мои глаза.По вверх спине пробежали мурашки, я вспомнила эти глаза. Но не совсем эти, а сальные, похотливые жаждущие лесбийской любви, с легким прищуром. Вспомнила, как покусанные пухлые губы раскрывались в оргазме.-…Катя…- Шепотом, не веря своим мыслям, проговорила я. Выбросив недопитый кофе, решительно зашагала проч.,- мне нужно идти!-Марина Сергеевна, постойте!.-Марина Сергеевна, упокойтесь!- хватая дрожащие руки, сказала Катя.- Вы вспомнили меня?-Да…- глядя в стол, ответила я, потом подняла грозный взгляд, спросила,- Зачем ты здесь?-Я же говорила…-Шантаж?!- перебила её я, прожигая гневным взглядом.-Какой шантаж, я просто хотела просить о помощи…- девушка округлила без того большие глаза.Эти глаза иногда снились мне, одинокому учителю, она часто вспоминало то ощущение, ту атмосферу и азарт который она испытала в тот день летом. Мои любовницы не давали тех ощущений, которые я получила тогда. Полные слез и обиды голубые глаза, переворачивали мне душу, заставляя чаще биться сердце. Как я могла подумать, что эта девочка таким подлым образом воспользуется теми волшебными событиями.Дорожки слез, потекли по широким скулам девушки, она резко отпустила руки и гордо выпрямив спину решительно направилась в дверь. Одним движением я оказалась на её пути.-Отойдите!- Почти угрожая, процедила она сквозь зубы.-Катенька…-Начала было я и не зная как продолжить, подбирала слова- Я подумала…мало ли…в жизни…-Отойдите!- повторила девушка, делая шаг и подходя вплотную. Прожигающий взгляд, пронизывал меня на сквозь. Мы стояли лицом к лицу, ощущая на коже, дыхание друг друга. Игра в гляделки продолжались не долго, Я схватив девушку за лицо, прикоснулась к надутым губкам девушки. Катя хотела оттолкнуть , руки уперлись в грудную клетку, но теплые губы разбудили воспоминание, а в месте с ними желание. Она робко ответила на поцелуй, я прижала еще сильней, протолкнув язык в ротик девушки. Тяжело дыша и жадно целуясь, мы вжимались друг в друга. Не отрываясь от поцелуя, девушка не ловкими движениями кинула куртку на пол. Оставшись в теплом, вязаной кофте и плотно облепивших джинсах.Языки сплетались, словно змеи в брачный период, глаза зажмурены. Прикусив губу девушки, я спиной потащила её за собой, села попкой на стол и раздвинула ножки. Юбка смялась, оголяя мясистые бедра, облаченные в черные чулки и такие же черные полу прозрачные трусики. Нависая, девушка с новой страстью впила в мои губы, терзая их, рука скользнула по ляжке и прижалась к трусикам, через которые едва проглядывался разрез половых губ. Свободной рукой, девушка сминала мою большую грудь через одежду. Что бы не упасть на спину, я оперлась на руки и выгнула спину. На лбу от возбуждения выступила испарина, ноги, скрещенные за спиной у девушки, сжимались все сильней.-Ты скоро там? А то я…- открывая дверь без стука и заглядывая, спросил парень и замолк на полу слове.-Заходи Максим, не надолго оторвавшись от сладких губ, ответила Катя.-Только дверь закрой,…что бы не мешали…- сказала я и щипнув за упругую попку девушку.Она игриво улыбнулась и через голову стянула теплый свитер, оставшись в кружевном лифчике, я приподнялась и помогла снять и его. Шоколадные сосочки призывно торчали, смяв маленькие грудки, я присосалась к одному из них, лаская языком. Катя выгнула спину и откинула голову, попка оттопырилась, пальцы руки залезли в мои черные волосы и прижимали голову сильнее. Тяжелый вздох вырвался из девушки, не отрываясь от сладкой грудки, я посмотрела на неё. Окинув волосы, её шею нежно целовал Максим, его руки блуждали по животу девушки, затем стали расстегивать тесные джинсы. Я оторвалась от сосков, взяла парня за руку и потянула к себе, расстегивая ремень. Голый подкаченный торс, радовал глаз. Спустившись со стола и встав на колени, теплый ковролин щекотал кленки, я стянула брюки в месте с трусами. Стоящий член сразу уперся в мои губки, я взяла его в руку и нежно смяла.Воспользовавшись заминкой, Катя сняла с себя остатки одежды и встала рядом со мной. Пару раз нежно поцеловав головку, её в рот и всосалась в неё играя язычком с уздечкой. Сделав несколько поступательных движений, я резко заглотила его полностью. Нос уперся в гладкий лобок, член плотно «сидел» у меня в глотке, яйца ударились об подбородок, затем еще раз и еще раз. Выпустив мокрую, налитую кровью головку я провела языком от яичек, до верху поиграв с ней.Я повернула голову, увидела раскрасневшиеся удивленное лицо Кати, её явно возбуждало, что у её парня отсасывает другая женщина и направила член в её приоткрытый ротик. Она с готовностью приняла его, плотно обхватив губами, задвигала головой. Открыв рот, и подавшись в перед хотела заглотить его, Максим двинул тазом и девушка, закашлявшись, отвернулась.Я шлепнула его по крепкой попе.-Стой смирно! Катенька не так…Взяв член в рот, я снова несколько раз заглотила его, показывая как, правильно чувствуя, как еще больше окреп.-А ты подрос…-сказала уступая место ученице. Та аккуратно засунула член в ротик и медленно наседала на парня. Он медленно, миллиметр за миллиметром погружался, пока носик не уперся в лобок парня, так же не торопясь, она выпускала его из своего плена. Вынырнув из рта, от головки до язычка девочки протянулась ниточка слюны-Моя умница…- поцеловав её я положила её на спину.Я поставила свою девочку на четвереньки и направила член Максима. Раздвинув крепкие булочки, я увидела как, покрытый венами член, раздвигал пухлые и мокрые губки выбритой киски, попка тоже была без единого волоска. Максим увеличил темп. Покрытый смазкой член, скользил по всей длине, головка члена почти вываливалась, но тут же лобок парня ударял об круглую попку. Её киска издавала хлюпающие звуки, которые перемешивались с шлепками и стонами девушки. Я смотрела как он входит в нее, как горячие губы раздвигаются под напором. Внизу живота становилось все тяжелее, трусики прилипли к мокрой киски, а пульсирующий клитор требовал ласки. Я легла перед Катей и раздвинула ножки, моя юбка окончательно съехала на живот.Ни медля ни секунды она отодвинула край трусиков и провела рукой по губкам, раздвинула их и губами прикоснулась к клитору. Нежно лизнула его и круговыми движениями, начала ласкать, я откинула голову, тяжело вздохнув. Не дав мне опомниться, она засунула два пальчика, и медленно сгибая их, терла верхнюю стенку влагалища, играя языком с клитором, заставляя меня прикусить свою руку, что бы не застонать во весь голос. Ритмичные толчки Максима передавались её языку, продолжая его движения, она надавливала им на клитор. Я запустила руку в её волосы и прижала к себе сильнее, бедра не послушно сжимались, но Катеньке это нравилось, её горячее дыхание вырывалось с каждым толчком Максима обжигая половые губы. Мокрый горячий язычок игрался с ними, проникал в каждую складочку, не оставляя сухого места, я чувствовала как мои соки вперемешку со слюной стекают по колечку ануса и капают. Её волосы растрепались на мне, скрывая её мимику, но судя по стонам и дыхании она была на пике и вот, вот должна была кончить. Она с силой махала попкой на встречу члену, билась об него, издавая громкие шлепки. Толчки становились все быстрее и грубее, тело Максима напряглось так, что проступили вены на лбу, он с азартом всаживал в Катину киску свой член. Он кусал губу и сосредоточенно трахал её, мял попку и иногда шлепал.Сердце бешено колотилось так, что стучало в висках, каждый выдох сопровождался стоном. Потолок поплыл перед глазами, лампы смазались стоны, шлепки, вздохи и прочие звуки слились в один сплошной шум. Пальцы свободной руки вцепились в собственное бедро, больно впиваясь коготками в загорелую кожу. Губы Кати плотно сомкнулись на клиторе всасывая его. Протяжно мыча, она вздрагивала, пальцы рук царапали пол.Мощный электрический разряд пробил позвоночник и ушел в живот, взрывая маленький склад с боеприпасами внутри меня. Ноги напряглись и мелко задрожали, попка приподнялась, вжимаясь в сладкий ротик. Я выгнулась дугой, голова откинулась назад, из моего горла вырвался долгий толи рык, толи стон. Обжинающее тепло тянулось со всего тела к животу, обессилив, я опустилась, тяжело дыша, глупо засмеялась. Тело сладко ныло, каждой мышцей маленькие иголочки впивались в каждый уголок моего тела. Я ни думала, ни о чем, витая в облаках гладила себя по животу и улыбалась забытому чувству наслаждения.В реальный мир меня вернул рык Максима, который продолжал долбить мою девочку. Я встала и подошла к нему, он обхватил рукам талию девушки и насаживал на свой кол. По ляжкам Кати тонкими струйками стекали её соки, киска под таким напором чавкала, легко принимая парня полностью. Его темп напоминал отбойный молоток, его пальцы впились в кожу девушки.Я резким движением откинула попку девушки, член вывалился из её «разбитой» киски. Схватив его в руку, направила себе в рот. Плотным кольцом губ я обвила его ствол, и быстро задвигала ею, помогая рукой. Горячий, весь соках моей девочки, член пропадал в моем рте. Я сильно сжала колечко, чувствуя губами каждую венку на члене, головка терлась о нёбо.Член внезапно запульсировал, тяжелыми толчками извергая горячую сперму. Я выпустила его из рта и ловила тягучие струйки. Максим, рыча, двигал членом в моей зафиксированной руке так как ему хочется, остановившись, я сцедила все до капельки и нежно поцеловала, красную пульсирующую головку.Я собиралась все проглотить, но хрупкая рука, легла мне на щеку. Улыбнувшись, она состроила гримасу обидевшегося ребенка, открыла рот и показала туда пальчиком. Я подсела над ней и аккуратно теплое семя её ротик, она снова улыбнулась и одним глотком проглотила все без остатка.-Моя девочка…- целуя одними губами, сказала я.***-До свидания…- сказала Катя, берясь за дверную ручку.-Не за что…- с улыбкой ответила я, поправляя прическу.Она еще что то хотела сказать но передумала, немного помявшись, она все же открыла её.-Катя…! Я поговорю на счет тебя…
Птица
МЕНЯ СЕРЬЁЗНУЮ ЖЕНЩИНУ ОДНОВРЕМЕННО ДВА МОЛОДЫХ КАВКАЗЦА НА ГЛАЗАХ МУЖА… (+ 21) ЧАСТЬ 1
Категория:Традиционно В попку Группа Измена По прину