Несущий свет

Название: Несущий свет
Автор: Илатан
Бета: Kuzura
Артер:: ДавыдоФФ
Идейный вдохновитель: Ли Шеннон Кристи
Пейринг: Артур/Мерлин; Мерлин/Артур
Жанр: слэш, романс, фэнтези.
Рейтинг: NC-17
Саммари: Волей обстоятельств Мерлин оказывается в магической стране, где время течет не так, как в нашем мире. Получив новые способности и став боевым магом, Мерлин возвращается и понимает, что прошел год, и теперь перед ним стоит сложная задача - возродить их отношения с Артуром, влиться в новую жизнь Камелота... и в очередной раз спасти молодого короля от врагов и интриг в борьбе за власть.
Предупреждение: AU, ООС персонажей.

Мерлин не спал почти всю ночь. Мягкая перина и присутствие рядом такого теплого, обворожительного в своем спящем состоянии принца кого угодно могли бы заставить нежиться в постели - но только не юного мага. Его одолевало беспокойство, он просто не мог сомкнуть глаз, раздумывая, как избавиться от троллихи, уже успевшей под видом прекрасной леди Катрины обмануть всех вокруг, особенно короля. Утер чуть ли не носил свою новую возлюбленную на руках, и даже не стал слушать Гаюса, который попытался раскрыть королю глаза на происходящее. Мерлин сразу говорил придворному лекарю, что эта затея не принесет плодов. Так оно и вышло: Утер рассердился, и Гаюсу пришлось прекратить попытку.
Разговор с Артуром тоже ничем хорошим не закончился. Этого и следовало ожидать на самом деле. Ведь несмотря на то, что они делили постель, являясь любовниками, своей тайны Мерлин так раскрыть и не посмел. Хотя сердце сильно желало этого, он прекрасно понимал, что не время, принц еще не готов такое услышать. К тому же маг не хотел потерять расположение Артура, его ласку и заботу, не хотел увидеть, как в родных глазах вскипает ярость и боль от осознания, что ему лгали те самые губы, которые принц привык целовать.
Поэтому Мерлин лишь попробовал сообщить о грозящей опасности в лице ЛжеКатрины, но свои слова ничем доказать не мог, а Артур посчитал, что у Мерлина слишком разыгралось воображение. Что ж, маг не собирался сдаваться и искал способ вывести троллиху на чистую воду – Гаюс уже занялся приготовлением зелья, по своим вкусовым свойствам идентичного тому, что принимала троллиха, чтобы выглядеть человеком. Оставалось лишь подменить бутылочки, и вскоре все узрят истинную сущность «красивой» леди.
- Мерлин? – Артур открыл глаза и притянул слугу к себе. – Ты опять проснулся раньше меня Интересно, когда-нибудь будет по-другому?
- Не думаю, - улыбнулся юноша, целуя своего принца в губы. – Скорее земля перевернется, чем ты встанешь с первыми петухами.
- Мы в замке, здесь нет петухов, - усмехнулся Пендрагон, скользя рукой вниз, по пояснице Мерлина, чувствуя, как под его пальцами по коже бегут мурашки. – Впрочем, меня все вполне устраивает, ведь я знаю, что мой день всегда начинается с тебя.
- Как ты без меня жил раньше? Непостижимо, - заметил юноша и в ответ запустил руку в светлые пряди на голове Артура, наслаждаясь их мягкостью. Запах мяты, исходивший от волос принца, заставил Мерлина вспомнить о принятой перед сном совместной ванне.
– Просто не жизнь, а мучение.
- Ты мне поговори тут еще, язык-то длинный и такой умелый - голос Артура стал резче, почти сразу, правда, сменяясь похотливыми интонациями. Мерлин уже привык к такому командному тону, и ему даже нравилось подчиняться тому, кто изначально был физически сильнее, ощущать себя под защитой. Эмрис не считал себя слабым, ведь в нем жила иная сила - магия, перед которой любой меч бесполезен. Но все же в Артуре он видел лидера, будущего короля, того, кто способен принять и признать магию в королевстве, мудро править Камелотом, прославиться в веках. И еще Мерлин знал о том, что он связан единой судьбой с принцем. И ее не изменить. Никому. Такова воля мироздания.
- Хоть это ты признаешь, - Мерлин не дал Артуру ответить что-то еще и накрыл его губы своими, завлекая в дурманящий поцелуй, сразу разгорячивший чресла, заставивший обоих забыть о том, что кроме них еще кто-то существует.
- О, Мерлин - принц подмял юношу под себя, распаляясь страстью. Сонный, недавно проснувшийся слуга с взъерошенными темными волосами возбудил мгновенно, не дав разуму вступить в свои права над телом. Артур целовал сочные губы, скользил языком по ушной раковине, заставляя постанывающего Мерлина раздвинуть ноги в немом предложении себя. Артур, сколько ни думал, никак не мог понять, как может этот парень сочетать в себе невинность и жгучую притягательную сексуальность. Мерлин мог измениться в один миг, и его синие глаза от возбуждения, охватывающего все тело, становились темнее, поражая своей яркостью и глубиной.

Артур вошел в любовника, продолжая смотреть в его лицо, впитывая родные черты, возносясь на вершину удовольствия с каждым толчком внутрь.
Кому нужны другие, когда рядом есть Мерлин? Преданный, улыбчивый, наивный и просто – самый забавный слуга, какие только бывают на свете. Хотя Артур лукавил, ведь он давно не считал Мерлина слугой, признав в нем друга, а позже поняв, что испытывает влечение к нему. Принц не принуждал Мерлина к любовной связи. Поцеловав однажды и получив не отпор, а ответ на поцелуй, Артур в дальнейшем не видел в глазах юноши сожаления и грусти о принятом решении стать любовником принца.
Им было комфортно вместе, наслаждение от сексуальных утех сочеталось со словесными пикировками, приносящими радость для души, наполняя дни беззаботным весельем. Одно лишь тревожило Артура: что он как наследник престола, не может открыто показывать свои чувства к Мерлину, к слуге. Если бы Утер узнал об этих отношениях, он, скорее всего, приказал казнить Мерлина, и даже принц не смог бы спасти его от такой участи.
- Артур - маг застонал и еще крепче обнял своего принца, утопая в волнах оргазма, накрывшего его с головой.

Мерлин заправлял кровать, весело напевая одну из своих любимых мелодий и радуясь солнечным зайчикам, что игриво отражались от начищенных доспехов, стоявших в углу комнаты. Настроение после утреннего секса было приподнятым, поцелуи Артура все еще горели на его теле, напоминая о том, каким разным может быть его принц: то страстным и нежным, то ворчливым и капризным.
Эмрис не успел развить дальше свои мысли, потому что в комнату как ураган ворвался сам Артур. На его лице отражалось сильное беспокойство.
- Тебе надо бежать из города! Король приказал арестовать тебя!
- Что? – Мерлин застыл с простыней в руках, не понимая, о чем это сейчас принц. - Бежать? Зачем?
– Катрина обвинила тебя в краже ее герба.
- Но ты же понимаешь, что я его не крал! – Мерлин надеялся, что Артур не поверил в эту чушь.
- Еще бы, тебе он точно ни к чему. Но у нас нет времени разбираться, зачем Катрине понадобилось это делать, тебе надо уходить, и быстро!
- А я говорил тебе, что она тролль, и делает это специально, чтобы меня подставить! - маг не хотел бежать, как последний трус и вор. Самое время образумить принца и открыть ему глаза на очевидное.
- Мерлин, мы уже это обсуждали - устало произнес Артур, думая сейчас лишь о том, как не дать страже схватить своего слугу.
- Но это правда, поверь мне. Я ее видел в этом жутком виде своими глазами!
- Мне все равно, - Артур стоял на своем. – Тебе надо уходить из Камелота. И сейчас!
В дверь покоев уже стали ломиться стражники.
- Сир, откройте! – донеслось из коридора.
- Иди же! - в голубых глазах принца застыла мольба. Он боялся за Мерлина, ведь знал, на что способен отец. Он начал подумывать о том, что с леди Катриной явно что-то не ладно. Тролль она или нет, но слишком уж быстро король попал под ее влияние. И сейчас лучше держаться от нее подальше: видимо, она решила начать с его слуги неспроста.
Но времени собирать кусочки головоломки у него не было. Мерлин в опасности.
– Ты слышишь, иди! – уже выкрикнул Артур, не контролируя голос, готовый сорваться от переполнявших его эмоций.
Маг смотрел на своего принца и не решался бежать. Все же он понимал, что ему действительно лучше сейчас покинуть замок, иначе он погубит не только себя, но и весь Камелот, отдав его в алчные руки троллихи. Подавив желание остаться, Мерлин стремительно скрылся за дверью, ведущей в комнаты для слуг, не оглянувшись на застывшего в волнении Артура, который напряженно смотрел ему вслед.

После того, как Утер отдал приказ найти и схватить слугу принца, поднялись ужасные шум и неразбериха, но за пределами нижнего города их не было слышно.
- Гаюс, что мне делать? – Мерлин схватил сумку у лекаря. Он понимал, что ему надо срочно уходить: его найдут здесь рано или поздно.
- Слушай меня внимательно, - мужчина взял юношу за плечи. – Углубись в лес, но не слишком далеко. Создай иллюзию того, что ты направился на север: разведи там костер, оставь что-нибудь из своих вещей – а сам иди в другую сторону. Придется переночевать за пределами замка, так лучше. Тебя будут искать еще ночь, а потом перестанут – я верю, что Артур сможет пресечь эти попытки.
- Но как же? Принца нельзя оставлять без помощи, что же с Катриной делать, я же должен подменить бутылочки с ее зельем? – Эмрис говорил быстро, постоянно оглядываясь: стражники могли появиться в любой момент.
- Мерлин, - Гаюс отвечал спокойным голосом, вселяя надежду. – Я хоть и стар, но еще способен на многое. Доверься мне. Я позабочусь об этом. А ты найди способ вернуться так, чтобы никто не заметил этого. Знаю, ты придумаешь что-нибудь. Я положил магическую книгу, немного еды и теплое одеяло. А теперь иди!
Эмрис стоял, сжимая потертую кожаную сумку, все еще не решаясь уйти, хотя он прекрасно понимал, что это придется сделать именно сейчас.
- Хорошо, Гаюс, я сделаю так, как ты говоришь. Защити Артура, я вернусь, как можно быстрее
- Да, мой мальчик, - кивнул лекарь.
Мерлин последний раз оглянулся на башни замка и побежал к лесной полосе, моля высшие силы о том, чтобы с Артуром ничего не случилось за время его отсутствия.


Кое-как придав небольшой поляне вид чьего-то привала и оставив один из своих платков на поваленном дереве, Мерлин поспешил найти себе прибежище на ночь. Разводить огонь, конечно же, было опасно, поэтому маг хотел хотя бы укрыться от промозглого ночного ветра, который пробирался сквозь одежду.
В конце концов Мерлин решил, что еловые ветки отлично подойдут в качестве мягкой подстилки. Разложив их на земле, он прислонился спиной к стволу дерева и завернулся в одеяло, пахнущее травами Гаюса. Измученный сегодняшними переживаниями, он мгновенно уснул, утонув в темноте мира, сотканного из сновидений.

Артур же в эту ночь не спал, встревоженный думами о Мерлине. Где сейчас этот мальчишка? Что с ним? Нашел ли он приют на ночь и не мерзнет ли? Пендрагон стоял у окна, смотрел на полную луну и теребил в руках один из платков Мерлина, лаская ткань подушечками пальцев и вспоминая свои прикосновения к тонкой, нежной шее. Принц знал, что сейчас Мерлину нельзя возвращаться в Камелот, подвергая тем самым свою жизнь опасности, но глупое сердце не слушало разумные доводы, и Артур тихо шептал в пустоту, доверяя лишь ветру свои слова:
- Только вернись, прошу тебя, Мерлин Вернись


- И кто тут у нас?! Щенок! Вставай! – Мерлин проснулся от грубого пинка в поясницу. Резко вскочив, он заметил окруживших его людей. Разбойники? Не похоже, судя по богатой одежде. Но и на благородные эти упитанные рожи совсем не походили.
Один из мужчин сплюнул себе под ноги.
- А парниша ничего. Правда, щуплый, куда такого девать? Он же помрет, не выдержав на судне и неделю!
- Уймись, Готар! я решаю здесь, а не ты.
Мерлин обернулся: позади него стоял высокий человек в длинном красном плаще и с повязкой на лбу такого же цвета. Вожак?
- Что вам надо? – бросил Эмрис, раздумывая, что ему предпринять.
- А вот это я тебе не скажу, - хищно ухмыльнулся «красный плащ» и дал знак одному из своих людей. Это было последнее, что увидел и услышал маг, прежде чем погрузиться в полную темень. Удар пришелся по голове.

- Отлично, а теперь привяжите его к коню, – отдал приказ Кротмар.
- Капитан, здесь у него в сумке книга!
- И что?! – Кротмар обернулся. – Она ценная?
- Ну, вроде нет - верзила крутил книгу в руках. – Застежки из простой меди, никаких драгоценных украшений, вообще ничего Впрочем, продать все равно можно.
- Я позже посмотрю. Запихни ее обратно, может, пригодится, – Кротмар обвел глазами своих людей. – Коней напоили? Тогда в путь, надо до заката достигнуть моря. А там уже поплывем в родной Макловиум!
Пираты довольно зашумели, уже успев соскучиться по морской качке и соленому привкусу на губах. Набеги прошли успешно, награбить удалось вдоволь – вернутся теперь не с пустыми руками, а как короли.


Мерлин очнулся от боли в суставах, крепкие веревки обивали его тело, в горле першило, нестерпимо хотелось пить. Юноша с трудом разлепил веки и сразу стал щуриться: яркий солнечный свет ударил по глазам. Где это он? Соленый морской воздух. Шум волн. Качка. Неужели он на корабле? Эмрис встряхнул головой и оглянулся. Все так и есть: палуба, снующие туда-сюда люди в яркой одежде, запах пота, поскрипывание снастей. Берега не видно.
- Очнулся? Хиляк ты этакий! – по насмешливому тону Мерлин узнал одного из похитителей – кажется, его звали Готар. Тупой ублюдок с уродливым носом и алчными глазами. – Не понимаю, зачем ты нам сдался? Я бы вообще отправил тебя за борт, но Кротмар настоял, а он здесь главный, – злобно ухмыльнувшись, Готар отошел, а потом вернулся с полным ведром воды. – Ты, наверное, хочешь пить, не так ли? Держи, – и вылив содержимое ведра Мерлину на голову, пират дико заржал. – Я сегодня очень добр.
- Что происходит? – Кротмар появился, держа в руках книгу. Мерлин в ужасе узнал в ней свою. И судя по лицу вожака, он уже догадался, кого пленил. – Готар, я бы не рекомендовал тебе уж слишком приближаться к этому монстру во плоти. Он владеет магией. Заткни ему рот и завяжи глаза! Резче!
Золотой блеск в синих глазах – и Готар отлетел в сторону. Сзади на мага сразу же набросилось еще четверо. Они вставили ему кляп в рот, а на голову надели вонючий мешок, пропахший тухлой рыбой. Эмриса стало подташнивать, но сознание не торопилось его покидать, да и пираты еще не додумались снова оглушить его. Необходимо было что-то придумать как можно скорее, иначе в ближайшем будущем ему грозила если не смерть, то вечный плен или еще что похуже.
Маг сконцентрировался. Призвав всю свою мощь, не имея шанса произносить заклинание вслух, он раз за разом проговаривал его про себя, взывая к магической силе морских просторов, ища покровителя среди волн и соленых брызг, обрушивающихся на борта корабля. Время замедлило свой бег, Мерлин перестал слышать ругань вокруг себя – он словно погрузился в некое состояние транса и молился только об одном: чтобы его старания не пропали даром и ему удалось вытащить себя из этой передряги. Даже в этот момент он думал об Артуре: тот ждет его возвращения, надеется. Мерлин не мог вот так покинуть принца, которому каждый день, каждый миг отдавал всего себя, доверяя и любя всем сердцем.
Воздуха катастрофически не хватало. Они что, решили все-таки задушить его? И правда, Мерлин ощутил, как на горло легли чьи-то руки, сдавливая, пытаясь сломать позвонки. Почему они просто не убьют его ножом? Или думают, что против мага это бесполезно? Мысли стали путаться в голове. Перед глазами замелькали цветные пятна. Качка усилилась, поднялся ветер. Эмрис держался, что есть сил, и вновь и вновь взывал к помощи, не понимая, на что или на кого он рассчитывает, но, не собираясь вот так покидать этот мир!

Кротмар в ужасе смотрел, как вокруг его корабля волны начинают закручиваться в спираль, и судно медленно затягивает в смертельный водоворот. Небо окрасилось в черно-синий цвет, хлынул дождь, пронизывая своим холодом и еще больше усиливая страх. Смотря на привязанного к мачте на мальчишку, которого пытался задушить Готар, Кротмар понимал, что они не успевают.
- Да отруби ты ему голову уже! – закричал он в приступе паники и отшвырнул магическую книгу, которую до сих пор прижимал к себе, словно она могла спасти его. – Иначе мы погибнем!
Судно шатало так, что передвигаться по палубе оказалось невозможным, попытавшиеся это сделать уже были за бортом. Готар, хоть и услышал приказ вожака, не спешил подчиниться. Он вряд ли бы сумел вытащить висевший в ножнах клинок: слишком боялся, что эти несколько секунд дадут преимущество магу, устроившему для них такой ад. Поэтому Готар продолжал сжимать горло мальчишки, надеясь довести начатое до конца, сломать шею, разом покончив с ним.
Засверкали молнии.
Раскаты грома оглушали и заставляли еще больше замирать в оцепенении от ужаса.
Кротмар прижался к лестнице и, продолжая смотреть в сторону мага и Готара, слепо ждал, когда все закончится, и небо вновь прояснится. Но его надеждам на благополучный исход не суждено было осуществиться. Среди морских волн он вдруг увидел самого Повелителя Вод, того, которого опасался каждый моряк. Мак Лир Мананнан на огромном коне, черная грива которого развевалась по ветру, а глаза горели потусторонним красным светом, парил над волнами, приближаясь к кораблю. Появление этого всадника означало лишь одно: корабль обречен, и им уже не спастись. Кротмар в отчаянии проклял себя за то, что решил взять с собой этого мальчишку.
Мак Лир лишь протянул ладонь, и Готар с диким криком упал навзничь и обратился в пену. От моряка осталась лишь одежда. Кротмар задрожал, скрючился у перил, прикрыл голову руками, боясь, что сейчас и его постигнет та же участь. Но Повелитель Вод даже не взглянул в его сторону – он на своем коне приблизился к Мерлину, уже умирающему от нехватки воздуха. Веревки, связывающие тело, опали, Мак Лир сорвал мешок с головы Мерлина, и, подняв юношу к себе на коня, покинул тонущее судно, что погибало в темных пучинах морских глубин.
Кротмар, сжав защитный амулет в ладони, в отчаянии смотрел вслед всаднику, прощаясь с этим миром навсегда.
Вода поглотила корабль, не оставив в живых никого.
Такова участь тех, кто хоть раз пытается разгневать Повелителя Вод – Мак Лира, могущественного колдуна.

Запах яблок. Прикосновение к лицу теплого ветерка.
Мерлин открыл глаза и удивленно огляделся. Он был одет в белую длинную рубаху до пят и лежал в прекрасном саду, где высокие раскидистые деревья явно не знали, что в году существуют циклы, сменяющие друг друга. Одни яблони пышно цвели яркими белыми цветками, ветви других нагибались под тяжестью плодов, а третьи только покрывались мелкими листочками. Вокруг росли лилии, а мелкие эльфы перелетали с одного цветка на другой, распевая прекрасные песни.
- Где это я? Неужели я умер? – спросил вслух Эмрис.
- Не совсем, - прощебетал тонкий голосок. – Ты во владениях Мак Лира, нашего повелителя, - крошеный эльф с прозрачным сосудом в руках подлетел ближе. – Встань и увидишь, что находишься в Яблочном имении.
- А где ваш господин? – Мерлин поднялся, чувствуя, как легко он ступает по мягкой траве, на кончиках которой застыла роса, поблескивающая радужным светом. Приятное покалывание прокатилось по ступням.
- Он сам найдет тебя.
Юноша кивнул и решил прогуляться по магическим владениям. Про великого чародея и страну Вечной Юности он слышал из легенд, а про Мак Лира читал во многих книгах. Тогда Мерлин не знал, верить ли всему этому и поэтому, оказавшись вдруг здесь, он испытывал благоговение и в тоже время страх – не за себя, а за то, что потревожил такого могущественного колдуна, как Маннанан Мак Лир.
Внезапно Мерлин остановился, ощутив чье-то присутствие. На миг его даже оглушило – магия, словно кокон, окутала тело. Мерлин прикрыл глаза, наслаждаясь ровными потоками, проникающими ему сквозь кожу, наполняющими все его существо сладкой негой.
- Ты долго спал, Эмрис.
Маг открыл глаза и увидел перед собой молодого человека в длинном черном балахоне. Тот сидел, прислонившись спиной к стволу яблони, ловил зеркалом зайчиков и играл с маленькими котятами, резвившимися перед ним. Длинные волосы белым потоком ниспадали на плечи. Увидев его лицо, Мерлин заметно удивился.
- Простите Мак Лир, я просто думал, что
Маннанан поднял голову, и Мерлин разглядел смеющиеся зеленые глаза.
- Ты думал, что я должен выглядеть стариком с длинной бородой и сединами, а говорить низким громогласным голосом? – колдун усмехнулся. - Я тебя разочаровал?
- Совсем нет, - поспешно ответил Мерлин, смущаясь. – Признаться, я вообще не верил, что ты существуешь.
- А ты забавный, - Мак Лир опустил зеркало и сделал приглашающий жест. – Присаживайся.
Когда маг уселся рядом, тот продолжил:
– Знаешь, почему я тебя спас? Меня завлекла могущественная сила, что есть в тебе. Но я вижу, что она еще до конца не пробудилась, потому хочу помочь тебе раскрыть свой потенциал.
- Зачем тебе это нужно? – не понимал Мерлин, слегка опешивший после этих слов. – Я не понимаю
Белые лепестки с яблони слишком медленно опускались вокруг них, переворачивались в воздухе несколько раз, поблескивая серебром. Эмрис невольно следил за ними, а потом, спохватываясь, вновь обращал свой взгляд на Мак Лира, сидящего с хитрой улыбкой на губах. Такое красивое, божественное лицо без малейшего изъяна. Лишь глаза на этом молодом лице выдавали создание иного, неземного уровня: в них виднелась могущественная сила, сверкали магические холодные всполохи.
- Ты должен мне, вот и все, что я сейчас могу тебе сказать. Поэтому ты останешься здесь, в моих владениях, до тех пор, пока я сам не захочу отпустить тебя.
Мерлин стал серьезным. Он не хотел перечить Повелителю Вод, но так же помнил о долге перед Артуром и понимал, что не может оставить того одного без магии.
- Мак Лир, позволь сказать?
- Слушаю. – Мананнан повернулся и внимательно посмотрел на мага. – Говори.
- Я признателен тебе за спасение. Знаю, без твоей помощи я сейчас уже был бы мертв – но и ты меня пойми! Я ведь не ради себя стремился выжить любой ценой, а ради человека, которому предан сердцем и душой! Он для меня все, и я поклялся быть рядом и помочь ему стать великим королем. Он не сможет без меня - В голосе Мерлина было столько мольбы, таилось столько чувства, что воздух заискрился золотым. Мак Лир не смог скрыть удивления от творившейся магии.
- Эмрис, тебе нужно остаться здесь даже не ради себя, а как раз ради своего принца. Доверься мне, я чувствую, что так надо. Ты должен открыть в себе новые грани, стать сильнее, только так ты сможешь противостоять грозящей опасности и тем врагам, что хотят уничтожить твое королевство.
- Что ты знаешь? Скажи же мне! – маг вскочил встревоженный. – Ты ведь видишь будущее?
- Только одно из его ответвлений. Оно многогранно, и не существует одного пути. Тебе ли не знать, - покачал головой колдун и сам поднялся, с его балахона посыпались звезды. Падая на землю, они образовывали водяное зеркало. – Вот, сам взгляни, что будет, если ты вернешься сейчас, имея те силы, что при тебе. Я не скрываю правды.
Мерлин присел на колени и стал вглядываться в гладкую поверхность. Через мгновение на ней появились образы, один за другим: башни Камелота, развевающиеся флаги, рыцари, очень много рыцарей, все в огне. Злая, колдующая Моргана с ненавистью в глазах. Жестокий рыцарь командует черной армией. Реки крови. Стоны раненых. И умирающие – их слишком много. Вот он сам рядом с Артуром, поддерживает его, помогает скрыться. Они бегут из Камелота в леса с горсткой выживших, все еще надеясь победить, выиграть в этой войне. Ведь Артур никогда не сдается. И Мерлин понимает это. И верит в общую судьбу, великую и прекрасную, в расцвет Альбиона. Но вновь битва, и они терпят поражение. На этот раз Артур тяжело ранен и погибает от отравленной стрелы, а Мерлин, даже раскрыв свою силу перед принцем, уже не может спасти его. Страшный стон. Крик боли от потери любимого - это его собственный крик, разбивающий сердце на тысячи осколков. Магия, разрывая сознание, выходит из-под контроля и уничтожает все вокруг!
Эмрис, тяжело дыша, оторвался от зачарованного водяного зеркала.
- Нет! Этого не будет! – закричал он, пот катился по лицу, искаженному болью. Мерлин осел на землю, провел руками по щекам. – Мак Лир, ведь этого не будет, правда?
- Я не знаю. Но думаю, что возможность такого слишком велика, поэтому я не могу допустить, чтобы ты сейчас вернулся.
- А как же Артур, он же все равно может погибнуть без меня?!
- На все воля Высших Сил, Эмрис. А теперь, поднимайся и иди за мной. Я покажу тебе место твоего обучения.
- Но сколько я проведу здесь времени?
- Ну, - Мананнан задумался. – Все будет зависеть от того, насколько ты способный ученик.
- Я все быстро схватываю! – воскликнул Мерлин. - И память у меня хорошая. Любое заклинание выучу!
- А как насчет мускулов? Ты хорошо владеешь клинком? – усмехнулся колдун.
- А? – не понял маг. – О чем ты?
Мак Лир остановился. Достал из ножен меч и бросил его Мерлину.
- Лови!
Тот успел поймать меч за рукоять, но чуть не упал – оружие оказалось неимоверно тяжелым. Даже Артур не пользовался таким, он любил более легкое оружие, обеспечивающее хорошую маневренность и быстроту движений в битве.
- Зачем он мне? Я думал, ты хочешь раскрыть мои магические таланты.
- Молодежь такая наивная, - покачал головой Мак Лир. – Идем, Эмрис, скоро ты познаешь всю сущность выбранного тобой пути.
Решив больше не задавать вопросов, Мерлин двинулся вслед за колдуном, путаясь в длинной рубашке и ругаясь на свою неуклюжесть.

- Давай же, Эмрис! Сильнее! Вот так! А теперь отклонись вправо! Так. И еще. Держи спину прямее! – Мак Лир сам обучал Мерлина, и эта муштра была еще хуже, чем тренировки с Артуром. Тело не просто ломило от напряжения – хотелось выть от боли в суставах, мышцах и даже костях, которые казалось, вот-вот сломаются, и ему придет конец.
Мерлину выдали легкую кольчугу, но как сказал Мананнан, она лишь на первое время, чтобы сразу не покалечиться, да и повысить выносливость. А вот потом придется обходиться и вовсе без нее, потому что боевые маги, по словам Мак Лира, считают выше своего достоинства использовать любую материальную защиту, кроме выбранного ими оружия. Но это уже был следующий этап в обучении, а пока Эмрису предстояло познать все азы воинского искусства.
Держа в руке тяжелый меч, юноша еле передвигал ноги в свободных, не сковывающих движений коричневых штанах и удобных кожаных сапогах.
На песчаной площадке пыль висела в воздухе, мешая дышать. Мак Лир же чувствовал себя превосходно. В черном облегающем костюме, с длинными белыми волосами, перехваченными на лбу серебряным обручем, он выглядел потрясающе. И ни капли усталости на идеальном лице. Мерлин откровенно ему завидовал.
В очередной раз споткнувшись и выронив из рук меч, юноша громко произнес:
- Я не смогу стать воином, я слишком слаб для этого! Это все бесполезно! – маг опустился на колени и опустил голову. – Ты теряешь время со мной!
- Ты так считаешь? – Мак Лир подошел ближе. – Тогда может быть, ты хочешь смерти своему принцу?
- Нет! – выкрикнул Мерлин, гневно взглянув на чародея. – Я люблю его больше жизни!
- Тогда соберись и встань с колен, Эмрис. И чтобы я больше не видел твоей слабости. Ты можешь постигнуть вершины мастерства, я помогу тебе в этом. Поверь в себя.
В зеленых глазах Мак Лира маг увидел столько силы, неимоверной и оглушительной, что устыдился своих слов. Решимость проснулась в нем. И, вспомнив лицо Артура, Мерлин поклялся, что больше не станет вести, как эгоист.
Подняв с песка оружие, юноша удобнее ухватился за рукоять и, встав в боевую стойку, кивнул со словами:
- Может, продолжим?
Столь изменившееся в один миг лицо мага, наполненное чувством нарастающей силы, заставило Мананнана почувствовать, что он не ошибся в выборе ученика.
- Тогда смотри внимательнее, Эмрис


Солнце светило все так же ярко, как и в первый день. Облака плыли по розовато-голубому небу. Яблоневый сад наполнялся дивной музыкой и запахами лета, весны. Иногда в воздухе вдруг веяло осенью, и так хотелось увидеть снег, искрящий и прохладный.
Мерлин не знал, сколько времени прошло. В этой стране оно текло несколько иначе, и Мак Лир никогда не отвечал на подобные вопросы, хотя Эмрис очень беспокоился. Маг боялся, что в Камелоте в эти самые минуты, пока он постигает новое, происходит что-то плохое, и Артур нуждается в нем, а Мерлин – преданный и верный слуга, не может быть рядом, чтобы спасти, уберечь от вражеской стрелы.
- Эмрис, пора. – Мак Лир появился, как всегда, неслышно. Сегодня он надел голубую мантию, золотые нити шли по краям богатой одежды. Чародей держал в руках сверток. – Это тебе.
Мерлин развернул его и увидел то, что не ожидал увидеть еще долго.
- Неужели? Но - он ошарашено смотрел на стоящего перед ним Мак Лира.
- Ты ведь уже готов, я знаю.
- Мое сердце говорит мне – да, готов. Но я боюсь тебя посрамить, учитель. – Эмрис гладил приятную на ощупь ткань, льнущую к коже, словно она была живой. Темно-фиолетовый цвет мантии гипнотизировал.
- Оставь свои страхи и тогда ты познаешь истинную суть вещей.


Он вступил в пещеру, двигаясь в направлении огненных вспышек. Мерлин не стал творить из света шар-проводник. Ему нравилось идти в темноте, так он чувствовал какое-то единение с потусторонним, магическим миром. Иногда он слышал какие-то стоны, неясные шорохи, и чем дальше он шел, тем холоднее становилось вокруг. Подаренная Мананнаном мантия сидела на нем как влитая, Мерлин надел ее поверх кожаного доспеха, который сделал сам. Подумать только – он теперь воин? Артур бы точно пришел в ужас, да и не поверил бы никогда, что такое возможно. Маг усмехнулся. А вообще интересно увидеть реакцию принца.
Юноша и сам не знал, как смог так быстро обучиться воинскому искусству. С каждой тренировкой он все больше входил во вкус. Мерлину доставляло удовольствие осознавать, что с помощью особой техники боевого искусства без оружия, которой научил его Мак Лир, он сможет легко справиться с врагами, намного превосходящими его по комплекции.
Еще Мерлин отметил, что в этой магической стране все шло не так, как в его мире. Если к окружающим его чудесам и переменам он сумел привыкнуть быстро, то вот к тому, что и с ним начнет происходить нечто непонятное – смог не сразу. К примеру, его волосы стали расти очень быстро: весь измотанный, он ложился спать, а на утро уже просыпался обладателем густой шевелюры до плеч. Первое время Мерлин пытался избавиться от слишком длинных волос – но стоило только срезать их, как на другой день пряди становились еще длиннее. Потому Мерлин перестал как-то задумываться над этой проблемой, и решил их просто не трогать. Растут – ну и пусть, ему-то какое дело. Вскоре он смог привыкнуть к тяжести длинных черных волос, доходивших ему до пояса. Вон, у Мак Лира вообще была коса чуть ли не до колен и совершенно ему не мешала.
Мерлин не любил убирать волосы, хотя эльфы, забавно хихикая, частенько заплетали ему маленькие косички, пока он спал. Но маг всегда расплетал волосы, считая, что это уж совсем по-женски. Сегодня он просто перехватил их медным обручем, чтобы не лезли в глаза, ведь он не знал, что предстоит ему на обряде инициации в боевые маги.
Когда длинный туннель вывел его на открытую площадку, Мерлин не поверил своим глазам – повсюду лежали белые хлопья снега, пол и стены были ледяными, а все пространство занимала каменная круглая плита, заросшая по краям вечнозеленой растительностью. Видимо, она служила чем-то вроде тренировочной арены, потому что в центре нее расположился Мак Лир и еще одиннадцать магов в длинных черных балахонах. В руках каждый держал по мечу.
- Подойди и встань сюда! – произнес Мак Лир тихо, но его слова слышались отчетливо, эхом отражаясь от полупрозрачных ледяных стен. Эмрис занял указанное ему место.
– А теперь, слушай внимательно. Сейчас у тебя нет собственного меча, того, что может дать только магия. Он появляется из света, из желания самого хозяина, он связан со струнами твоей души. Только ты сможешь создать его для себя. Но стоит приложить усилия, чтобы магическое оружие явилось тебе. Скажу одно – борись, Эмрис!
Произнеся это, Мак Лир растворился в воздухе, оставив после себя аромат лилий. На Мерлина со всех сторон двинулись маги, пытаясь пронзить насквозь своими мечами.
Такого поворота Мерлин, конечно же, не ожидал. Один против одиннадцати? Да уж, вот это переплет. И Мерлин даже не сомневался, что эти люди не шутят: они действительно настроены его убить, и не остановят лезвие меча, если он вдруг споткнется или замешкается. А магию для борьбы использовать нельзя, ведь это испытание на ловкость, он должен показать, чему научился как воин. И как в этом хаосе он может сосредоточиться, чтобы призвать свой меч? Ситуация в корне не устраивала Мерлина, но выбора не оставалось. Потому он просто уворачивался от направленных на него мечей, двигаясь, словно ураган, сквозь людей, умеющих убивать и хотевших его крови. Эмрис видел их мысли, ощущал эмоции, наполнявшие их разумы. Кем бы ни были эти маги, они подчинялись Мак Лиру безоговорочно и готовы были отдать жизнь, выполняя отданный приказ.
- Так просто вы меня не возьмете! – выкрикнул Мерлин, быстрым движением ноги выбивая из рук одного тяжелый меч. Маг, скривившись от боли в руке, упал на колени, а Эмрис быстро занялся следующим. Вертясь и нанося удары, он стал напевать заклинание о призыве своего меча, сплетая разнообразные слова, ища выход для своей силы. Концентрация отняла часть внимания, и Мерлин все-таки напоролся на лезвие справа. Оно попало по предплечью, озарив вспышкой боли. Но маг терпел – нельзя давать слабину, иначе он проиграет этот бой, а значит и проиграет в борьбе за будущее Камелота и его правителя. Нельзя сдаваться. Только не сейчас!
Слова. Образы. Они большим роем кружили в его мыслях, сталкиваясь и создавая единый поток, чтобы сорваться с кончика языка, обрести в нотках властного голоса новую жизнь, заставить заклинание лететь в пространстве и творить магию. Воздух вокруг сгустился. Движения магов замедлились. Снег повалил большими хлопьями вперемешку с мелкими льдинками, больно ударяющими по лицу. Мерлин чувствовал, как в нем открывается второе дыхание, поэтому он просто остановился на короткий миг, зная, что сейчас никто не сможет причинить ему вред. Его глаза стали золотыми, волосы развевались за спиной, украшенные сверкающим снегом. Мерлин вытянул правую руку вперед, чувствуя, как по ней прошла дрожь. Затем кожа от ладони до предплечья стала покрываться неведомыми ему светящимися символами.
Маг стоял в центре вихря, окруженный теми, кто желал его смерти, и ждал, когда он сможет крепко сжать рукоять собственного меча. Последнее слово в запутанном сплетении заклинания он уже выкрикнул, вложив в него всю свою страсть и желание.

Мананнан все это время наблюдал за своим учеником. И в момент, когда тот взял в руки меч, предназначенный ему, чародей довольно улыбнулся. Теперь уже можно и не смотреть дальше, Эмрис быстро справится с этими никчемными магами, которых Мак Лир нашел в разных частях света. Они поклонялись злу – так пускай теперь познают цену своему решению. Мерлину придется убить их, таково испытание – первая кровь должна пролиться.

Мерлин стоял над трупами тех, чья кровь уже пропитала зеленую траву в круге. Он не жалел о содеянном убийстве, в душе ничто не напряглось. Мерлин рассматривал меч, лезвие которого оставалось девственно чистым, словно это не оно всего несколько мгновений назад с наслаждением впивалось в тела своих жертв. Маг заметил, что меч впитывает в себя кровь, и ему это не нравилось, но и ужасным почему-то не казалось. Скорее он считал, что магическое оружие имеет право делать, что хочет. А может, это просто был еще один ритуал, ведь именно сегодня Мерлин впервые убил кого-то, и не ради забавы – он интуитивно знал, что это были плохие люди, в них жило зло, и потому не переживал о сделанном.
- Эмрис, как ты назовешь свой меч? – Мак Лир приблизился, как тень. – Ты уже знаешь имя?
- Я назову его Несущий свет, - негромко ответил Мерлин, не оборачиваясь. – Я считаю, что в злые души мой меч будет нести именного свет. Покидая этот мир, они обязательно обретут истинный смысл своих поступков.
- Ты настолько разбираешься в людях, что сможешь отличить добро от зла?
- Я постараюсь.
- Да будет так, и пусть твое сердце всегда взаимодействует с разумом. Из тебя получился отличный воин, Мерлин
Юноша обернулся.
- Я удивлен – ты впервые зовешь меня не Эмрис. Почему?
- Просто я готов отпустить тебя в мир, где ты привык к другому имени, - улыбнулся Мананнан, и от мага и не укрылась грусть в его глазах.
- Поверь, я бы остался здесь с тобой, чтобы познавать новое, но
- Ты стремишься к своему принцу. Знаю. А я не хочу силой удерживать тебя здесь. – Мак Лир вытащил из складок голубой мантии руку, снял с большого пальца золотое кольцо. – Возьми его, как память обо мне.
Мерлин принял дар, несколько смутившись, но быстро взял себя в руки.
- Спасибо, Мак Лир. Ты дал мне многое. И я перед тобой в вечном долгу. Я уже не боюсь открыться перед Артуром. Думаю, он должен знать, какой силой я обладаю.
- Мерлин, - чародей близко наклонился к лицу юноши, - ты теперь обладаешь двойной силой. И тебе многое предстоит еще испытать. Я только буду надеяться, что твой Артур поймет, как сильно надо тобой дорожить.
Закончив говорить, Мананнан крепко поцеловал мага в губы. Эмрис от удивления распахнул глаза, а затем покачнулся – земля ушла у него из-под ног, и все окрасилось в небесно-синий свет.
Берег моря.
Небольшие волны набегали на каменистый берег. По мокрому песку, шустро перебирая лапами, полз краб. Мерлин стоял, все еще чувствуя на губах прощальный поцелуй Повелителя Вод, шелковистое прикосновение серебристых волос к щекам, и бережно сжимал в руке золотое кольцо.
Очнувшись, маг надел кольцо, поправил перевязь с мечом, плотнее закутался в фиолетовый плащ, надвинул капюшон и двинулся по тропе, которая обязательно должна вывести его в Камелот, где, Мерлин надеялся, его все еще ждал Артур Пендрагон.


***
Гаюс беспокоился. И не зря. Мерлин не вернулся ни утром, ни днем. Он вообще никак не давал о себе знать. И это было слишком подозрительно – что-то случилось с мальчишкой. Лекарь валился с ног от усталости, но он не мог подвести Мерлина - ему придется избавиться от троллихи самому. Бутылочки Гаюс уже подменил. И теперь ожидал свадебной церемонии, на которой ему вместо Мерлина придется произносить тайное заклинание, чтобы разрушить чары и явить истинное лицо Катрины. Гаюс в спешке листал толстый фолиант, испещренный пометками на полях, старинными рунами и таинственными знаками.
Погруженный в изучение текстов, он не на шутку перепугался, когда дверь в комнаты резко распахнулась, и разгневанный Артур ворвался словно ураган, в одной белой рубашке, и неумело надетых штанах.
- Гаюс! Мерлин не возвращался еще? Скажи же!
Лекарь быстро поднялся, закрывая спиной лежащую на столе книгу.
- Нет, сир. И как он мог, ведь его ищут повсюду и схватят, едва он появится.
- Вряд ли, - покачал головой принц и опустился на скамью. – Отец уже и думать забыл о нем. Он весь поглощен Катриной. Просто впал в детство. Нет, я конечно рад, что он влюбился, но такую спешку с женитьбой я считаю излишней.
- Тут я согласен с вами, - ответил Гаюс.
- Впрочем, я не в праве что-то сделать. Он просто отказывается меня слушать. – Артур задумчиво посмотрел на носки своих сапог. – Если увидишь Мерлина, дай мне знать.
- Обязательно, - кивнул Гаюс.
- Хорошо А мне придется найти кого-нибудь, кто почистит мне камзол.
Когда принц ушел, Гаюс тяжело вздохнул. Артуру не удалось скрыть волнение за Мерлина. В его глазах отчетливо виднелась тревога.
Лекарь продолжил чтение, понимая, что времени остается совсем мало.

Довольная улыбка Катрины. Утер, чувствующий себя самым счастливым человеком на свете. Несколько скучающая Моргана. Но девушкам всегда должны нравиться свадьбы, поэтому она переговаривалась со стоящими рядом леди, и смеялась над их комментариями из вежливости.

Артур, бледный и грустный, старался скрыть волнение, но ему это плохо удавалось. Он постоянно теребил кольцо матери на указательном пальце и поглядывал на дверь, надеясь увидеть там лишь одного человека, того, чей образ не давал уснуть всю ночь. Мерлин все еще не дал о себе знать.
Гаюс тоже не находил места в тревоге. Он ждал, что юный маг появится и все снова случится благополучно и ему, старику, не придется самому выпутываться из этой ситуации, и спасать все королевство. Не в его же годы! А Мерлин как в воду канул. Вот уже корона должна скоро опуститься на голову ЛжеКатрины Лекарь отошел в сторонку, и стал произносить шепотом заклинание, пробуя слова на вкус, снова вспоминая каково это – ощущать в себе древнюю силу. Магия с неохотой вновь просыпалась в нем, не желала освобождаться из плена сознания, ведь ее когда-то насильно заставили спрятаться, покрыться лживой пылью небытия. Выбора не было. Сейчас или никогда. Гаюс повторял снова и снова, видя, что ничего не происходит, и троллиха еще не явила всем свою настоящую внешность. Мужчина не сдавался, он просто не мог этого сделать, поэтому лишь стал громче произносить магические слова. Стоит только поверить в себя. В свои силы. В дар, что есть в нем от рождения.
Вскоре Гаюс ощутил покалывание, прошедшее по всему телу, и стало так легко дышать, и мир вокруг вдруг ослепил яркими красками. Заклинание приобрело свою истинную форму и начало действовать. Лекарь посмотрел в сторону Катрины. Та вдруг пошатнулась и вся покрылась пятнами. Схватив корону, она бросилась из залы, стуча каблуками. Утер кинулся за ней. Артур с Морганой тоже. Ошарашенные придворные остались стоять на месте, не понимая, что происходит с нареченной королевой.
Гаюс последовал за ними, решив, что сейчас ему точно нужно контролировать ситуацию.
Догнав всех, он был так же шокирован, как и Артур с Морганой. Троллиха стала самой собой, испуская жуткое зловоние. Лекаря даже замутило.
- Отец, она тролль! – кричал Артур, пытаясь не подходить слишком близко от отвращения. – Ты не видишь?!
Моргана прикрыла рукавом платья нос и рот и недоуменно смотрела на короля, не понимающего, что происходит вокруг.
- Артур, прекрати оскорблять мою любимую! Ты совсем обнаглел!
- Любимую? – ошарашено произнес принц. – Я чего-то видимо не понимаю, но отец, ты в своем уме? Перед тобой даже не женщина!
- Прекратить! – рыкнул Утер и потянулся к рукояти меча. – Не заставляй меня принимать поспешных решений. Следи за своим языком!
Король подошел к троллихе, взял ее за руку:
- Не слушай их, дорогая, я с ними потом разберусь. Пойдем в мои покои.
Троллиха, похрюкивая, кивнула.

Артур с Морганой переглянулись, к ним подошел Гаюс. Все трое смотрели вслед удалившейся парочке.
- Утер зачарован, – подвел итог Гаюс.
- И что делать-то? – Артур стоял в полнейшей растерянности.
Моргана все еще не пришла в себя от шока.
- Будем искать выход из положения. Мне необходимо подумать, - ответил на это Гаюс и удалился.

Дракон совершенно не ожидал увидеть в своей пещере старого лекаря.
- Может, мне факел слепит глаза, но ты ли это Гаюс? – Килгара удивился и подвинулся ближе.
- Я, совершенно точно.
- Куда ты дел мальчишку? – поинтересовался дракон.
- Долгая история... Сейчас речь о другом. Ты должен мне помочь!
- Я? С чего бы это вдруг? Если с Мерлином мне было интересно торговаться, то с тобой точно нет. Хотя - дракон на мгновение замолк, прикрыв глаза и будто к чему-то прислушиваясь, а потом продолжил: - Чувствую, ты вновь пробудил в себе силы. Балуешься древней религией? А как же давний зарок перед Утером не возвращать себе магию?
- Не время думать об этом, - махнул рукой мужчина. – Тут Камелот спасать нужно. Утера очаровала троллиха! Он даже женился на ней!
Дракон захохотал так, что даже камни посыпались с потолка.
- Тр...троллиха, говоришь? Женился?! Вот это новость так новость! Просто шикарная! Спасибо, повеселил на славу, а то в этой пещере я скоро совсем забуду, что такое смеяться. Ну и что ты ко мне-то пришел?
- Помоги расколдовать его. Я перерыл все книги, но не нашел ответа, что мне делать.
- Оставь все как есть, - спокойно произнес Килгара.
- Не могу.
- Ладно Мерлин, он ради своего принца обычно печется, а ты-то чего? Не понимаю. Утер заслужил себе жизнь в зловонии.
Гаюс стал еще серьезнее.
- Я не знаю, где Мерлин, он еще не вернулся. Но я не могу его подвести – и делаю все это именно ради мальчика. Пойми же, наконец!
- Эмрис пропал? – дракон вдруг собрался и даже изменился в лице. – Подожди-ка. Сейчас проверим. – Он умолк, а когда заговорил вновь, Гаюс даже испугался его безжизненного тона:
- Его нет ни в Камелоте, ни в окрестностях. Я не чувствую присутствия мага.
Сердце лекаря сжалось от боли.
- Неужели он?..
- Мертв? – дракон покачал головой. – Этого я точно не могу сказать. Но я верю в то, что у Мерлина великая судьба, я говорил ему об этом. Поэтому не теряй надежды А с Утером, я могу помочь, но тебе придется поклясться, что ты – либо Мерлин – освободите меня, когда я попрошу об этом.
Гаюс заколебался: принимать такое сложное решение сейчас слишком опасно. Мысли в голове стали путаться. Как же поступить? Мерлин где же ты со своей интуицией?
Взвесив все за и против, Гаюс все же сделал отчаянный шаг.
- Хорошо. Мне придется пойти на такое соглашение с тобой, Килгара.
- Клянешься, значит?
- Клянусь.
- Тогда ладно. Утера можно расколдовать лишь одним способом – заставить пережить такие сильные эмоции, что вызвали бы у него слезы.
- Сложная задача, - покачал головой мужчина. – Я даже не знаю как
- Убей Артура.
- Что? - Опешил Гаюс. – Ты свихнулся?!
- Да на время, старый ты идиот. Уже совсем что ли?
- Ааа - Гаюс стал рыться в памяти, раздумывая, какое ядовитое зелье применить и какое противоядие после дать принцу. – Все, я понял. Но ты уверен, что это сработает?
- Если не сработает, то наше соглашение по поводу моего освобождения потеряет силу.


- Гаюс, теперь я знаю, почему Мерлин такой сумасшедший! Он этого у тебя набрался! – шокированный Артур стоял посреди бардака, устроенного им за время побега своего слуги. Он будто специально не хотел ничего трогать, чтобы потом, когда Мерлин вернется и увидит царящий в покоях принца хаос, выслушать от него тысячу причитаний. – Нет, я не могу на такое пойти!
- Сир, вы должны, только так с вашего отца падут чары. Вашу смерть он не примет, так как любит вас больше жизни. Уж поверьте, я знаю. Он может не показывать своих чувств, но вы для него все.
- Но - Артур колебался. – А вдруг ты не успеешь дать мне противоядие, и что тогда? Я хладным трупом стану в реальности.
- Я буду держать все под контролем. Доверьтесь мне. – Гаюс достал из кармашка маленькие бутылочки. – Вот. Одна с ядом, другая с противоядием. Выпейте сейчас вот из этой.
Принц нехотя взял в руку яд, затем посмотрел на лекаря.
- Ты же понимаешь, что я не хочу вот так умереть – не дождавшись Мерлина и не устроив ему знатную взбучку?
- Понимаю, сир.
Артур выдохнул и сел на кровать.
- Хорошо, пусть так.
Когда принц перестал дышать, Гаюс как можно быстрее послал за королем. Утер влетел в покои как ошпаренный, с болью в глазах и неверием в то, о чем ему сообщили.
- Нет! Не может быть! Артур! – король бросился к постели сына и стал трясти того, как тряпичную куклу, будто надеясь оживить этим.
За королем примчалась троллиха, одетая в шикарное белое платье и увешанная с головы до пят россыпью драгоценных камней.
- Отстань от него. Он мертв, слышишь? Не трогай его, - приобняла она Утера. – Прекрати.
Гаюсу оставалось лишь наблюдать и не пропустить ответственный момент, решающий все. Он замер у изголовья.
Утер рыдал у постели сына, казалось, он почти впал в безумие. Вдруг король ощутил зловоние, исходившее от троллихи. Это мгновенно его отрезвило.
- Кто ты?! Отойди от меня! – оттолкнул он страшилище перед собой. – Стража! Убить ее!
Началась потасовка. Троллиха отбивалась от людей короля, а Гаюс, не мешкая, вылил содержимое бутылочки в рот Артура. Очнувшись, принц схватил меч и бросился на троллиху, пытаясь проткнуть ее мечом. Но тут появился слуга троллихи и стал колдовать – принц споткнулся на ровном месте и упал, а Утер, явно еще не конца пришедший в себя, замер у стены и словно завороженный смотрел на происходящее.
Гаюсу пришлось вмешаться: он подобрал меч с пола и пронзил им зазевавшегося слугу троллихи. Тот кричал от боли, падая на каменный пол, извиваясь в конвульсиях и хрипя. Король, не ожидавший такой прыти от своего лекаря, совсем побледнел. Артур тем временем сумел подняться и отрубить мощным ударом меча троллихе голову. Противная слизь хлынула из тела мощным потоком, заставив всех в комнате отшатнуться в ужасе и омерзении.
- Все кончено, - Гаюс подошел к Артуру. – Она мертва.
- Это точно. Отец, - обернулся принц, - я пытался тебе сказать, что не одобряю выбор королевы, но ты не хотел меня слушать.
Утера начало подташнивать. Ничего не сказав, он выбежал в коридор.

Прошел месяц с того момента, как троллиху вывели на чистую воду. Король еще долго не мог спать в своей постели – его одолевали до того жуткие воспоминания, что становилось дурно. Гаюс прописал ему специальную настойку из мяты, чтобы хоть как-то заставить дурной запах исчезнуть, но Утер все равно жаловался.
Все вновь пошло своим чередом, правда, только с виду. Мерлин так и не появился. Поначалу Артур злился и негодовал, срывая свой гнев на окружающих. Потом он перестал общаться с кем-либо. Отец его не понимал, считая, что слугу можно просто заменить и не устраивать из этого такой трагедии. Гаюс же часами просиживал у себя, обложившись всевозможными свитками и книгами. В них лекарь надеялся найти хоть малейшую подсказку на то, как узнать нынешнее местоположение мага?
Поиски Мерлина в окрестностях Камелота не приносили результатов, хотя Артур каждое утро высылал отряды в разные стороны королевства, да и сам часами прочесывал леса. Но все без толку. Принц похудел, так как практически ничего не ел. Ему силой приходилось впихивать в себя еду для того, чтобы хватало сил садиться на коня и держать в руках оружие. Он изматывал себя, но не терял надежды обнаружить своего Мерлина, найти его следы, хоть что-то. Поездка в Эалдор тоже оказалось напрасной – там его не видели уже давно. Хунит всерьез забеспокоилась. Но она не чувствовала, что с ее сыном случилось что-то плохое. Мерлин жив, говорило материнское сердце. И Артур обязательно его найдет, нельзя терять надежды. Именно так Хунит и сказала принцу.
Артура подбодрили ее слова, и он продолжил искать Мерлина еще упорнее. По ночам он бредил, ему снились их жаркие ночи, полные любви и ласковых слов. Просыпаясь на рассвете, чувствуя лишь холод вокруг, разминая затекшие за ночь конечности, принц понимал, что он не говорил Мерлину многое из того, что должен был. Как глупец скрывал свои истинные чувства, храня их глубоко в себе. И душа ныла от боли, и никак не вытащить было острые иглы, что вонзались с каждым днем все глубже и глубже в его сердце.
Артур носил платок своего возлюбленного на шее, как талисман в нелегком пути. Он не желал смиряться с исчезновением того, кто единственный находился с ним рядом не из-за выгоды или воинского долга, а потому что хотел этого сам. Мерлин мог одним взглядом принести свет в мрачный испорченный день, простым прикосновением снять усталость, а поцелуем вознести до небес, заставить разум и сердце верить в то, что все будет хорошо.
Пробираясь сквозь заросли, Артур, изможденный месяцами поисков, думал, что надолго его не хватит. Без поддержки и верного дружеского слова он не чувствовал в себе силы преодолевать трудности и стремиться к чему-то.
- Ваше Высочество, не пора ли нам все же повернуть обратно к замку? – сэр Леон решился заговорить с ним, несмотря на хмурое выражение лица принца.
- В город? – устало произнес Артур и оглянулся назад, будто впервые заметив своих людей, уставших и побледневших от долгого пути без сна. – Ты прав. Вам нужен отдых.
- И вам тоже, сир.
Пендрагон криво усмехнулся.
Он не хотел отдыхать – да он вообще ничего не хотел, кроме как прижать к себе Мерлина, долго любить его и никогда не отпускать ни на шаг!


***
- Гаюс, этот мальчишка так и не появлялся? – король сидел в своих покоях за завтраком. Он давно уже перестал злиться из-за отсутствия сына и лишь угрюмо смотрел на окружающих.
- Об Артуре ничего не слышно, - покачал головой лекарь.
- И все из-за какого-то слуги! Я ничего не понимаю Скажи, что такого особенного в этом Мерлине, что Артур повсюду его ищет?
- Не могу сказать, Ваше Величество, что знаю, - Гаюс осторожно подбирал слова. – Возможно, Артур доверяет ему.
Раздался громкий стук в дверь.
- Да? – Утер приподнялся. – Что случилось?
- Ваше Величество, у ворот замка рыцарь, и он хочет видеть вас.
- Кто таков?
- Не назвался, - ответил стражник. – Он ждет. И говорит, что все скажет только лично вам.
- Хорошо, я сейчас буду, - кивнул король. – Проводите его в тронную залу. Гаюс, пойдешь со мной.
Лекарь кивнул: в отсутствии Артура и Мерлина он отвечал за благополучие Камелота. Это было странно, но в то же время волнительно.

Утер рассматривал стоящего перед ним невысокого рыцаря.
- Сними шлем, покажи свое лицо. И назовись уже, в конце концов!
Рыцарь медленно снял железную перчатку и кинул ее к ногам короля.
- Ты это серьезно? – Утер усмехнулся. – Ты проиграешь, учти. Я принимаю твой вызов.
Гаюс хотел было остановить короля, он ощутил в стоящем перед ними незнакомце сильную угрозу. По телу побежали мурашки, предвещающие нечто плохое.
Когда рыцарь снял шлем, и по плечам посыпались светлые кудри, все вокруг ахнули. Утер пришел в замешательство.
- Женщина?!
- Да. Я Моргауза. И ты сразишься со мной, Утер Пендрагон, так как уже согласился.
Гаюс чувствовал, что этот бой надо остановить, а интуиция еще никогда его не подводила.
- Сир, откажитесь! – шепнул он королю. – Не стоит недооценивать ее силы.
Утер сжал челюсть и злобно произнес:
- Вот еще! Я не разбрасываюсь словами, – и, повысив голос, произнес: – Пусть будет так. Бой состоится завтра утром.
Моргауза кивнула и с торжествующей улыбкой на устах удалилась из залы. Моргана, все это время наблюдавшая за девушкой, ощутила некое чувство узнавания. Будто она раньше видела эту воительницу – но это было невозможно!

- Вам не стоит с ней сражаться, - Гаюс наблюдал, как Утер в оружейной выбирает себе подходящий меч. Он все еще надеялся отговорить своего правителя от такого неосмотрительного шага. – Есть что-то в ней подозрительное.
- Что? Тебе не ясны ее помыслы? – усмехнулся король. – Она хочет меня убить, я это по ее глазам видел. Я не собираюсь показывать трусость, тем более перед женщиной. Посмотрим на ее искусство боя. Мне даже любопытно.
- Но сир Может, стоит хотя бы дождаться вашего сына
- Хватит, Гаюс! Твои причитания меня нервируют. Звучит так, будто я уже дряхлый старик и ни на что не способен.
- Я такого не говорил, - Гаюс видел, что Утер слишком упрям и его не переубедить. К сожалению. – Просто не стоит недооценивать эту женщину.
- Сам знаю. Бой уже через несколько часов, и не будем больше спорить. Он состоится. И точка. – Мужчина вытащил сверкающий меч, ощутил идеальный баланс, и, выбрав оружие для сражения, решительно кивнул.
Гаюс тяжело вздохнул. Утер в своем упрямстве превосходил даже Артура, с которым Мерлину было не соскучиться. Воспоминание о юноше вновь заставило лекаря предаться грустным размышлениям: где же сейчас юный маг, и жив ли он еще? Тяжесть на сердце не давала спокойно спать по ночам, и Гаюс до утра просиживал за чтением книг, забытых за ненадобностью, утративших свою яркость под пылью лет – и вновь и вновь повторял шепотом слова древней религии, разгадывая витиеватые руны.

Удар. Еще один. Толпа ликовала. Король находился в отличной форме. Рыцари в красных плащах вскидывали мечи вверх, восхищаясь своим правителем. Солнце, сегодня по-особенному яркое, гуляло мелкими зайчиками по гладким доспехам, вылизывая лезвия мечей, сходящихся в ритме воинского танца.
- Может, сдашься? Я пощажу твою жизнь, – ухмыльнулся Утер, радуясь своему превосходству.
- Ни за что! – ответила Моргауза, тяжело дыша. Она понимала, что король Камелота все еще очень силен, и просто так его не победить. Но с ней была магия. Ее сила и ее жизнь. А Утер будет гореть в аду за свои грехи против таких как она, наделенных даром чародейства.
Мужчина решил, что бой пора заканчивать - все-таки перед ним стояла женщина, нужно проявить благородство.
Гаюс с беспокойством следил за происходящим на ристалище. Хотя Утер побеждал, радоваться лекарь не спешил – поединок еще не закончился. И не зря он так думал. Стоило королю чуть замешкаться, расслабившись и почувствовав свою близкую победу, как Моргауза ускорила натиск. У нее словно открылось второе дыхание, движения стали быстрее, и король почти сразу пропустил несколько выпадов.
Зрители замерли.
Повисла тишина, нарушаемая лишь звоном мечей и тяжелым дыханием соперников.
Гаюс вытер выступивший пот со лба. В горле пересохло, голова кружилась от недостатка воздуха. Но сейчас лекарь не мог думать о себе – он следил за Утером, заметно оседавшим под ударами воительницы. Что же это такое? Откуда такая перемена – ведь Моргауза проигрывала? Старый чародей закрыл глаза, сосредоточившись, исследуя фигуру незнакомки, подмечая внутренним зрением каждое ее движение. И вот оно – на поясе у Моргазы висел амулет, при помощи чар подпитывающий свою хозяйку новыми силами. Именно поэтому она не нуждалась в отдыхе.
Открыв глаза, Гаюс стал шептать нестройные слова заклинания, направив разрушительную мощь на пояс колдуньи, повторяя его вновь и вновь. Лекарь надеялся, что этого хватит, и король сможет исправить ситуацию, переломить ход битвы. А если нет, то придется ему немного помочь. Совсем чуть-чуть.

Моргауза не сразу поняла, почему вдруг сила перестала циркулировать в теле при помощи заговоренного амулета – а когда догадалась, что кто-то обрушил на нее сеть заклинаний, было уже поздно. Пошатнувшись, колдунья упала, и к ее шее мгновенно был приставлен острый клинок.
Утер сорвал с себя шлем и зло крикнул:
- Сдаешься?!
- Да, - сглотнула Моргауза. Ее загнали в угол. Что ж, убить Утера не удалось, но она хотя бы попыталась. Кто же знал, что в подчинении короля все еще есть маг? Это никак не укладывалось в голове колдуньи. Ведь такой расклад просто невозможен! Несколько ошарашенная произошедшим, Моргауза совершенно не сопротивлялась, когда ее схватили стражники и увели в темницу. Она всенепременно отыщет разгадку странному происшествию.

- Колдунья?! Ты уверен, Гаюс?
Лекарь кивнул.
- Да, она использовала зачарованный пояс, поэтому не уставала в ходе поединка.
- А я собирался было уже отпустить глупую женщину, что посмела бросить мне вызов. Хотел для устрашения продержать в темнице несколько дней и только, но теперь - Утер помрачнел. – Я отдам приказ – казнить колдунью на рассвете.

Моргана украдкой пробралась к Моргаузе.
Увидев воительницу, сидящую на соломенной подстилке и отрешенно смотрящую в стену, сердце королевской воспитанницы защемило от жалости.
- Привет, я леди Моргана, я принесла тебе немного еды, - девушка поставила тарелку на пол.
- Моргана? – воительница, услышав девушку, сразу очнулась и, поднявшись, подошла к решетке. – Я рада тебя видеть. Спасибо за доброту.
- Я Подумала, что так будет правильно. И хотела сказать, что считаю несправедливым, что тебя посадили сюда. – Моргана говорила, что думала, хотя и совсем не понимала, почему испытывает такие нежные чувства к незнакомке.
- Не тревожься обо мне - Моргауза внимательно рассматривала стоящую перед собой леди, словно наслаждалась ее красотой. – Но ты так бледна, и вид у тебя уставший, почему?
- Я плохо сплю по ночам - грусть в голосе Морганы не укрылась от колдуньи.
- Понятно. Тогда позволь мне принести дар за твою заботу обо мне. – Моргауза сняла с руки широкий браслет. – Держи, мне он достался от матери. Этот браслет целительный.
- Но - Моргана хотела отказаться. – Я не могу. Он ведь очень важен для тебя. Оставь себе.
- Возьми. Прошу.
И глядя в прекрасные глаза стоящей перед ней женщины, Моргана не смогла сказать «нет». А лишь протянула руку.
Моргауза улыбнулась и надела украшение на тонкое запястье.
- Надеюсь, ты будешь помнить обо мне лишь хорошее.
- Спасибо, - тихо произнесла Моргана, все еще чувствуя тепло пальцев воительницы. – Я не хочу, чтобы тебя казнили. Я постараюсь уговорить Утера отпустить тебя!
- Не волнуйся обо мне, - покачала головой Моргауза.- А теперь иди. Спокойных снов.

Узнав о побеге колдуньи из темницы, Гаюс совсем не удивился – он ждал этого. Другое дело, что он не стал вмешиваться, не зная, как ему поступить и стоит ли останавливать Моргаузу. Он еще до конца не понял, кто такая эта колдунья? Лекарь размышлял о произошедшем всю ночь и даже теперь, когда шел к покоям леди Морганы.
Постучавшись и получив разрешение войти, Гаюс застал девушку в отличном настроении.
- Вы выглядите сегодня на удивление выспавшейся.
- Так и есть, - счастливо улыбнулась Моргана. – Я отлично спала. Просто самой не верится. Думаю, мне больше не понадобится снотворное зелье.
- Вы уверены? – Гаюс удивленно поднял бровь, а затем заметил на запястье девушки медный браслет с рунами древней религии. Он был весь пропитан магией. – Какое замечательное украшение, миледи.
- Да, Гаюс, - кивнула Моргана. – Ничего не нужно. А это мне подарили. Он прекрасен, правда?
- Да, конечно. Я пойду, с вашего разрешения

Придя в свои комнаты, закрыв дверь и прислонившись к ней спиной, старый чародей вдруг понял, кто такая Моргауза. Он сам когда-то спас девочку от неминуемой гибели – и вот теперь она стала жрицей древней религии. Моргауза была очень сильной, и, похоже, она нашла свою сводную сестру – Моргану. Камелот ждет много опасностей.
«Мерлин, мальчик мой, где ты, когда так нужен?», по щекам мужчины покатились слезы. Он не был готов принять на себя всю ответственность. За короля. За Артура, не находящего себе места без любимого. За все королевство.
Тем более, он ведь так стар для подобных битв. Ведь правда?
Гаюс знал, что напрасно обманывает себя. Вселенная решила проверить старого лекаря на прочность, вплетя в его судьбу еще один жизненный поворот.

Артур вернулся в Камелот спустя несколько месяцев. Он надеялся увидеть Мерлина, ждущего его у ворот, сказать ему: «Где ты был?! Я скучал!» - а потом долго шептать слова любви в своих покоях, покрывая поцелуями нежную кожу. Любить и ласкать до тех пор, пока не устанет тело, а разум не накроет волна тепла и сладкой слабости.
Но Мерлин его не встретил. Его не было нигде. И каменная крепость отдавала холодом, который наполнял сознание страхом, заставляя Артура чувствовать себя обреченным на вечные страдания.
Это не был кошмарный сон – настоящее черным туманом окутало принца.

Артур проигнорировал отца, приказавшего зайти к нему. Принц сразу пошел к Гаюсу, узнать, нет ли новостей о Мерлине. Вдруг все же что-то удалось выяснить? Напрасно. В глазах лекаря Пендрагон видел отражение боли, живущей и в его сердце.
Они молчали. Слова для обоих сейчас были излишни. Артур ушел, не зная, как ему найти силы жить дальше.
В Камелоте наступила осень.
Гаюс ничего не мог поделать с тем, что Моргана отдалилась от остальных и вела затворный образ жизни. Впрочем, как и Артур, которого Утер решил женить. Король хотел развеять тем самым тоску сына, пригласил на пир многих знатных девушек. Но принц сказал свое веское: Нет! – и в его голосе звучала такая холодная сталь, что Утер не стал перечить сыну. Свадьбу так и не сыграли.
В короле с того момента будто надломилось что-то внутри. Он стал замкнутым и целыми днями просиживал в своих покоях или подолгу гулял в королевском саду в одиночестве. Государственные дела Утер перекладывал на своих советников, а те приставали к Гаюсу – просили его поговорить с правителем, вернуть ему здравомыслие, а в противном случае требовали, чтоб принц заменил отца, взяв власть в свои руки.
Лекарь пытался и не раз. Но Утер словно отгородился стеной ото всех и посылал Гаюса куда подальше, а разговоры с Артуром ни к чему путному не приводили. Он не был готов принять корону. С исчезновения Мерлина прошло больше полугода, а Артур все еще надеялся на его возвращение, вздрагивая по ночам от скрипа половиц, думая, что это явился его слуга.
Гаюс не знал, что ему предпринять. Королевство находилось на грани распада – Камелот могли застать врасплох враги и легко захватить в отсутствии лидера.

Спустившись в подземелье к дракону, Гаюс надеялся, что тот хоть что-то, да придумает.
- Вы без Мерлина ничего не можете, - лишь усмехнулся Килгара. - Печально. Ты ведь чародей, и умный, к тому уже.
- Я не знаю, как мне убедить принца вернуться к нормальной жизни.
- Ха! Нормальной она у него точно уже не будет, потому что без помощи своего мага Артур не сможет стать Великим правителем. Я уже чувствую, как тучи зла сгущаются над Камелотом.
- Знаю. Но что же делать? – Гаюс вставил факел в крепление на стене. – Может, ты найдешь ответ?
- Я уже тебе его сказал – нужен Мерлин.
- Мальчик ведь пропал! – выкрикнул Гаюс. – Ты сам говорил, что нигде не чувствуешь его присутствия.
- Но это не значит, что он умер. Слушай, чародей, есть лишь один шанс: ты освобождаешь меня, а я даю слово, что отправлюсь на его поиски. И если Мерлин жив, я найду его. Только тебе все же придется что-то сделать с Артуром, потому что его сила нам еще понадобится. Поговори с парнем, как говорил бы с сыном. Донеси до его сердца нужные слова.
Гаюс задумался, взвешивая все за и против и уже прекрасно понимая, что отпустит дракона. Ему больше не на кого было надеяться. А еще лекарь дал слово, что сделает это, когда Килгара попросит. Значит, время пришло.
- Хорошо, пусть так. Я хочу верить, что ты будешь искать Мерлина, а не собираешься уничтожить Камелот.
- Я думал об этом, признаюсь, - дракон медленно подбирал слова. – Но сейчас все изменилось. Мне не принесут успокоения эти разрушения, тем более не я один хочу сравнять замок с землей
- О ком ты? Ты знаешь, кто несет это зло?
- Скажу одно: убей Моргану, пока не поздно.
- Что? Моргану? – удивился Гаюс. – Но почему? Как она здесь замешана?
- Лучше сейчас, чем потом. Ты же знаешь о ее магии.
- Нет, я не буду этого делать, - голос лекаря задрожал от напряжения.
- Я тебя предупредил, - ответил дракон. – А теперь тащи сюда меч, ищи заклинание и руби треклятую цепь, что приковала меня к этой скале!

Дракон сдержал слово и не стал мстить Камелоту за свое заточение. Он улетел в ночи, скрывшись за темными облаками, а Гаюс стоял, глядя ему вслед, и размышлял над словами Килгары. Убить Моргану? Но почему? Неужели она поддалась влиянию тьмы? Придется наблюдать за девушкой внимательнее. Но это потом – сейчас необходимо привести Артура в чувство, заставить его ощутить ответственность перед жителями своего королевства.

- Гаюс, ты можешь от меня отстать? - принц лежал на постели, уставившись в потолок. – Я не настроен разговаривать.
- Послушай меня сейчас внимательно! – Гаюс отбросил церемониальный тон. Подошел и присел на кровать принца. – Артур, мальчик мой, я знаю, что творится в твоем сердце, и поверь, не собираюсь как-то досаждать тебе. Но жизнь идет своим чередом, пойми же это. Да, Мерлин пропал, его сейчас здесь нет. Но подумай, что бы он сказал тебе, увидев, что ты делаешь с собой, как разрушаешь собственное будущее. Я уверен, Мерлин не обрадовался бы такому. Он, постоянно говорящий, каким великим королем ты будешь, если только поверишь в себя. И что ты делаешь? Предаешь Мерлина, лежа в постели, предаваясь меланхолии, как старый чурбан! Прекрати уже страдать и оглянись вокруг – твои люди ждут от тебя поддержки и верят в твои силы. Ты им нужен сейчас как никогда!
Артур медленно поднялся и сел, взглянув на лекаря как-то странно, по-новому. Потом тихо произнес:
- Гаюс Ты сейчас говорил совсем как Мерлин Я такой тупица! – Пендрагон покачал головой. – Прости меня
- Ничего, Ваше Высочество. Извините за резкость, - Гаюс сам не ожидал от себя такого напора, но зато он дал нужный эффект – принц начал приходить в чувство.
- Не стоит, ты прав. Просто мне так тяжело без него
- Верю, - кивнул лекарь. – Мне его тоже сильно не хватает. Но я уверен, что Мерлин все еще жив и обязательно вернется.


Ночной воздух освежал разгоряченное от скачки лицо. Моргана оставила лошадь у ручья, а сама стала пробираться через рощицу к небольшой хижине. Она уже знала эту дорогу наизусть, за столько-то месяцев! Здесь Моргана обучалась колдовству у своей, как оказалось, сводной сестры. Та поведала девушке историю о том, как Утер уничтожил всю семью тогда еще маленькой Моргаузы, и лишь ей одной удалось выжить. И колдунья поклялась отомстить за смерть своих близких. Моргана, с детства видевшая расправу над магами и презиравшая такую жестокость, даже еще не зная о своем собственном даре, была готова поддерживать Моргаузу во всем. Девушка не сомневалась: узнай Утер о том, что его воспитанница – колдунья, сразу бы приказал сжечь ее на костре.
- Сестра, - Моргауза приветливо встретила девушку. – Ну как, все отлично? Утер все так же плох?
- Он-то да, - ухмыльнулась Моргана. – Но вот Артур, он теперь руководит вместо отца, и этим доставляет нам неудобства.
- Не волнуйся, скоро он будет так занят, так занят - колдунья засмеялась. – Очень сложно воевать на два фронта.
- О чем ты? – заинтересовалась Моргана, садясь на скамью и скидывая дорожный плащ.
- Сейчас войска Ценреда, правителя соседних земель, идут на Камелот в полном боевом облачении. Я обо всем с ним договорилась.
- Но как? – округлила глаза девушка, не понимая, как Моргаузе удалось убедить Ценреда напасть на Камелот, справедливо считавшийся неприступным.
- Все просто – я сказала, что у нас есть свой человек внутри замка.
- Ты имеешь в виду меня, я так полагаю, - догадалась Моргана. – И что мне нужно сделать?
- Ничего сложного. Лишь пробудить мертвых в склепе – я уже все подготовила. Вот. – Моргауза достала из сундука заговоренный ветвистый жезл. – С помощью него ты, когда придет время, все сделаешь правильно. И тогда Артуру Пендрагону будет совсем тяжко. Мы с легкостью захватим замок.
- А как же Ценред? Что ты ему пообещала? Он же захочет получить корону.
- Перебьется, - фыркнула Моргауза. – Пока он нам нужен, он живет, а потом
- Ясно, я все поняла, - Моргана ухмыльнулась. – Жду не дождусь, когда Камелот падет!

***
Гаюс готовил снотворное зелье для Артура – того мучили кошмары по ночам. Он все еще ждал возвращения Мерлина, а ведь прошло уже так много времени. Принц хоть и старался держаться при свете дня, не показывая свою слабость, но лекарь видел, как ему нелегко приходится, поэтому сам предложил свои услуги – стал приносить лекарства Артуру каждый вечер. Перед сном.
Было еще одно, что тревожило Гаюса – действия Морганы. Девушка определенно что-то затевала. В этом он смог убедиться, обнаружив, что кто-то подмешивает в вино короля яд, изготовленный весьма искусно, с магической помощью. Предотвратить убийство Утера лекарь сумел. Но рассказать Артуру о подлости названной сестры Гаюс не мог, боясь выдать, таким образом, и свою причастность к магии. Если он это сделает, то все старания уберечь принца станут напрасными, а Мерлин бы никогда не позволил себе так поступить. Поэтому лекарь молчал, надеясь, что сможет справиться самостоятельно. Он много времени проводил за чтением древних фолиантов, заучивая сложные заклинания. От них тело то бросало в жар, то била холодная дрожь – настолько сильными были произносимые шепотом строчки. Случалось, Гаюс хотел все бросить и отступить с выбранного пути, но потом он вспоминал лицо Мерлина, когда тот уходил, и его слова: «Защити Артура, я вернусь, как можно быстрее» - и вновь находил в себе силы для борьбы. Гаюс не мог предать доверие мальчика, которого любил как своего собственного сына.

***
- Артур, очнись, ты меня слышишь? Я здесь, - Мерлин облегченно улыбнулся ему. – Наконец, ты пришел в себя.
- Ты вернулся? – неверяще спросил юноша. Яркий свет заливал все вокруг, и он видел напротив себя лишь родное лицо, черты которого на всю жизнь врезались в память. – Ты рядом.
- Вернулся? Я был всегда с тобой. И как я могу оставить тебя? Ты ведь знаешь, мой долг защищать тебя
- Мерлин, я - Артур не успел закончить фразу. Хотелось сказать так много, но вдруг ему стало тяжело дышать, голова закружилась, лицо Мерлина исчезло, черный туман заполонил все вокруг. – Нет! Не уходи!– закричал он в отчаянье, размахивая руками, пытаясь разогнать окутавшую его тьму.
Сердце пульсировало от боли, а тело наполнила тяжесть. Жуткое чувство потери обрушилось на Артура.
Резко открыв глаза, принц отчаянно вздохнул. Это снова кошмар. И снится он постоянно, вот уже который месяц. Артур поднялся, подошел к столу. Налил себе из кувшина холодной воды и добавил туда лекарство из пузырька, оставленного Гаюсом. Снотворное действовало, но лишь на несколько часов, и совсем не прогоняло жуткие сны. Видеть Мерлина и терять его раз за разом – слишком жестоко, невыносимо. Это просто добивало и так практически потерявшего силы принца. Он притворялся перед своими людьми, понимая, что не может положиться на больного отца. Пришло время взять на себя бремя власти и забыть о прежних привычках. И перестать ждать, что кто-то придет и сделает все за него, примет нужное решение. Нет, теперь Артур не мог быть просто заносчивым и самовлюбленным принцем. Он понимал это и принимал, но все навалилось на него в одночасье – исчезновение Мерлина, неспособность отца управлять Камелотом Мироздание, видно, решило проверить будущего короля на прочность. Что ж – Артур сжал в руках кубок – он сдаваться уж точно не собирался. Выпив лекарство, принц направился обратно в постель, чтобы хоть пару часов до рассвета успеть поспать, не думая ни о чем.

- Еще мощнее! Давайте же! Что вы как сонные мухи?! – Артур вел тренировку, не щадя никого. – Сэр Роберт, чего вы там такое вытанцовываете с мечом? Это не дама, потому держите его крепче и двигайтесь резче. Вот так, смотрите на меня. – Принц сделал несколько выпадов, ударил по соломенному чучелу, установленному на шесте. – Ясно теперь?
Молодой рыцарь кивнул и повторил за Артуром.
- Так лучше, - довольно произнес Пендрагон. Он хотел было уже доверить продолжение тренировки сэру Леону, как услышал позади себя знакомый голос.
- А ты все такой же строгий.
Артур обернулся и не поверил своим глазам:
- Ланселот! Какими судьбами?
Мужчины крепко обнялись, как старые друзья.
- Узнал, что происходит в Камелоте – и вот я здесь. Хоть я и не рыцарь, но решил, что тебе не помешает еще один способный мечник.
- Хм, подожди - принц замялся. Он не ожидал увидеть этого умелого воина снова. – Сэр Леон, я отойду, займитесь подготовкой сами.
Рыцарь кивнул, а Артур дал знак Ланселоту следовать за ним.
Они поднялись на крепостную стену. Принц прислонился к холодным камням спиной и сказал:
- Я рад, что ты вернулся. Правда.
- Так что, примешь меня? – спросил Ланселот, смотря в голубые глаза Артура.
- Еще спрашиваешь Конечно.
- Отлично, - улыбнулся воин, а потом осторожно поинтересовался: - Король действительно так плох, как все говорят?
- Боюсь, что да, - вздохнул Артур. – В этом есть и моя вина. Я вел себя как эгоист, и вот к чему это привело
- О чем ты? – не понял мужчина. – Что случилось?
Артур молчал, думая, как сообщить другу, что Мерлин пропал из Камелота. И вот уже год никто не знает, где он и что с ним.
По побледневшему лицу принца Ланселот понял, что что-то здесь не так.
- Артур, скажи мне, пожалуйста. Ты ведь знаешь, я не болтун.
- Понимаешь Мерлин он Его нет. – Пендрагон посмотрел на Ланселота так, что тот пошатнулся - столько боли было в этом взгляде.
- Как? Что с ним случилось? Он же
- Ланс, я вообще ничего о нем не знаю, где он, как он, да жив ли он еще вообще, черт подери?! – выкрикнул Артур в отчаянии и замолк, боясь, что сорвется и заплачет. Он не мог позволить себе слез в присутствии кого-то. Это тайна. Только его.
Но ведь Ланс – он не чужой, он друг Мерлина и его тоже.
- Расскажешь мне все. Только не здесь, пойдем, - Ланселот увел принца с крепостной стены.

В покоях Артура стало уютнее, Ланселот затопил камин, пока принц рассказывал о том, что произошло за все это время. Мужчина внимательно слушал, и не понимал – что же такое случилось с Мерлином за пределами замка, если он не смог вернуться.
- Я при своих людях кажусь сильным, но когда остаюсь один, вновь вспоминаю о нем. И знаешь, мне хочется то крушить все вокруг, то, наоборот, не двигаться и забыться. – Артур отпил еще эля из кубка. – Слишком тяжело без - голос сорвался.
- Без него Понимаю, – произнес Ланселот. - Но ты не теряешь надежды, я же вижу. И это главное. Я тоже не верю, что он мертв.
- Спасибо, - искренне ответил Артур. – Хорошо, что ты теперь здесь.


Ланселот нашел Гаюса в тех же комнатах, что тот занимал раньше, и был очень удивлен: старый лекарь сильно изменился, будто помолодел лет на десять. Прямая спина, одежда более яркая и не такая свободная, как раньше.
- Гаюс? – мужчина остановился в дверях.
- Ланселот? - чародей не поверил своим глазам. – Не ожидал тебя увидеть, признаюсь честно. Но я рад. – Он быстро поднялся и тепло обнял вошедшего.
- Слышал про Мерлина, - перешел сразу к делу Ланселот. – Скажи, что происходит? Здесь замешаны темные силы, я прав?
- Не знаю, не знаю, - покачал головой лекарь. – Я пытаюсь в отсутствии Мерлина оградить принца от опасности, но боюсь, вскоре что-то плохое все же случится.
- О чем ты?
- Моргана – колдунья, и она, похоже, что-то затевает против Камелота.
- Нам надо остановить ее, - встревожился Ланселот. – Ты не говорил Артуру о ней, ведь так?
- А ты как думаешь?
- Значит, нет, - мужчина присел за стол. – И я понимаю, кажется, почему. Он не готов узнать о магии, тем более от нас. Но кто-то же должен указать ему на зло. Эх Мерлину стоило давно рассказать принцу о своем даре
- Он боялся, что Артур отвернется от него, - покачал головой лекарь.
- Вот в такую реакцию я точно никогда не поверю.
- Я тоже, - кивнул Гаюс. – Хорошо, что ты теперь будешь рядом. Постарайся защитить Артура – боюсь, он тоже под угрозой. Не знаю, что Моргана может еще выкинуть. Она уже пыталась убить короля – вдруг теперь решит переключиться на его сына.
- Я понимаю, - Ланселот решительно поднялся. - Положись на меня. И держи меня в курсе всего, что происходит, пожалуйста.
- Да, так и поступим. - Гаюс поежился. Его слега качнуло в сторону, по телу пробежал холодок. Угроза шла из соседних земель, он это чувствовал.
- Гаюс, тебе нехорошо? – Ланселот оказался рядом, обеспокоенно поддержав лекаря под локоть.
- У нас осталось мало времени, - чародей прикрыл глаза. – Битва за Камелот уже скоро.


***
Мерлин никогда не был в этих краях, но шел уверено. Внутреннее чутье подсказывало, куда нужно двигаться – будто вела незримая сила вперед, к Камелоту, к Артуру. Сколько же прошло времени, пока маг находился во владениях Мак Лира? Он не знал ответа на свой вопрос. Главное, чтобы Мерлин не опоздал. Артур ведь жив и ждет его Хотелось в это верить.
Наступили сумерки, еще по-весеннему холодные, но уже не такие промозглые, как зимой. Ночлег Эмрис решил устроить у небольшого дуба, корни которого вздымались из-под земли и образовывали неплохое убежище. Мерлин кое-как устроился, укрывшись плащом и положив меч справа от себя. Он надеялся хоть немного поспать и набраться сил – дорога все же сильно изматывала. Стоило только закрыть глаза – и маг сразу провалился в царство сновидений.
В этом мире не было спасения от кошмаров, от жутких видений, которые сразу обрушивались на сознание.
Стоны. Крики раненых. Запах крови. Черный день, ужасающий в своей жестокости Мерлин видел, что преимущество на стороне врага - и искал глазами Мордреда, выросшего из мальчишки в поистине безжалостного темного колдуна. И почему они с Артуром тогда спасли его от казни? Зачем?
Натыкаясь на трупы и уклоняясь от вражеских мечей, маг бежал туда, где все еще отражал атаки неприятеля его король, тот, кого Мерлин поклялся защищать до конца жизни, до последнего вздоха. Главное, не опоздать, успеть Эмрис тяжело дышал, он сам был ранен, но это волновало сейчас меньше всего. Маг слышал, как Артур кричит «За Камелот!», обрушиваясь на воинов вокруг себя. Отчего их так много – гораздо больше, чем рыцарей?! И почему я так бессилен? Вопросы роем кружили в мыслях Мерлина, пока он, отбрасывая от себя очередным заклинанием закованного в броню врага, еще на несколько шагов приближался к Артуру. Из-за того, что его магия оказалась не так всесильна, как он думал раньше, Эмрису хотелось кричать в припадке ярости.
Когда Мерлин наконец пробился к своему королю, туда, где все утопало в крови, то увидел Артура, уверенно улыбающегося, стоящего как победитель, с Экскалибуром в руках. Захотелось облегченно вздохнуть. Все кончено – они справились. Они смогли. Вместе. Но в этот миг на губах короля появилась кровь. Он осел на землю. Мерлин в ужасе увидел, что из спины Артура торчала стрела. Нет. Невозможно. Этого не должно было случиться! Маг бросился к королю. В припадке безумия он пытался спасти любимого от надвигающихся хищных лап смерти, уже накрывшей все вокруг. Но что он мог против нее, раненый и истекающий кровью, вместе с которой из него уходила и магияНо все же Мерлин произносил одно целительное заклинание за другим, отдавая всего себя, не теряя надежды на спасение Артура. А тот будто знал, что это конец. С трудом он открыл глаза и посмотрел на своего мага.
- Мерлин ни один человек не стоит твоих слез
Эмрис не мог остановить рыдания, завладевшие всем его существом, не мог принять такой финал их истории.
- Артур, нет! Должен же быть способ! Ты должен жить!
- Такова судьба, - уже тише произнес король. – Но я рад, что ты был со мной все это время
Он замолчал и закрыл глаза уже навсегда. И маг осознал, что бывает ночь при свете дня

Проснувшись в холодном поту, Мерлин часто задышал, хватая ртом утренний свежий воздух и не понимая, где он находится. Голова жутко раскалывалась. Перед глазами все еще стояли картины из кошмара, где Артур умер, и даже магия не в силах была его спасти.
Найдя неподалеку ручей, Мерлин умылся, стараясь изгнать из своей памяти сцены из сна. Получалось плохо. Даже не став завтракать, маг накинул плащ, застегнул ремень и, взяв меч, двинулся вперед. Нужно было как можно быстрее оказаться в Камелоте и не тратить время даже на сон, потому как практика показала – спать ему нельзя.
К середине дня, двигаясь по незнакомой тропе и обходя деревушки, попадающиеся на пути, Мерлин понял, что до его королевства осталось еще несколько суток пути. На лошади было бы значительнее быстрее, но он не хотел привлекать внимание, покупая ее у какого-нибудь фермера или кузнеца. Поэтому юноша лишь ускорил шаг, сворачивая с протоптанной дороги в чащобу, чтобы сократить путь.
Мерлин шел вперед - пробираясь через поваленные деревья, обходя заболоченные места, совершенно не думая о существах, что могут здесь обитать.
Солнце уже клонилось к горизонту, когда Эмрис ощутил магическую вибрацию немного севернее от того места, где он находился. «Что за?» - подумал про себя маг и решил свернуть с выбранного направления и проверить источник древней силы.
Мерлин спустился с небольшого пригорка и увидел перед собой строение из камня, напоминавшее заброшенный склеп. Что это чье-то захоронение, маг не сомневался – но кто там покоился и сколько лет? Пройдясь вокруг каменного сооружения, Эмрис нашел вход. Дверь отсутствовала, но не потому что давно сгнила – здесь ее просто не было изначально. Создававший склеп знал, что магия в данном случае будет надежнее. Мерлин сам не понимал, откуда ему пришло это знание, скорее он мыслил интуитивно – и, входя внутрь, он заранее был уверен, что злом здесь и не пахнет. Древние заклятья лишь обдали его легким ветерком, словно знали, что маг пришел с миром.
Гробницу, стоявшую посередине, не украшали богатые каменья, зато она была целиком из золота. Мерлин медленно провел рукой по надгробной плите. Его притягивала какая-то сила, хотелось заглянуть внутрь, но зачем? Чтобы увидеть останки? Сокровища? Эмриса это никогда не интересовало, и мародером он становиться не собирался. Но что-то было здесь, загадочное и наполненное древней силой. Слишком древней, о такой Мерлин даже не читал, но она заставляла сердце стучать быстрее. Глаза мага засветились золотом, и в следующее мгновение плита пришла движение, открывая взору содержимое гробницы. Тело давно превратилось в прах, как Мерлин и думал. Среди пыли времен он нашел серебряную шкатулку. Интересное, что в там?
Не успел маг открыть ее, как откуда-то сверху на него налетел кто-то огромный и попытался когтями оцарапать ему лицо. Мерлин сбросил с себя это черное нечто, оказавшееся птицей с большим клювом и горящими красным глазами. Довольно крупный ворон, подумал Мерлин, движением руки останавливая еще одну попытку нападения. Ворон остался прижатым к стене, а юноша вернулся к рассматриванию шкатулки.
- Чтоб тебя – услышал он голос. И с удивлением подняв голову, понял, что эти слова произнес связанный заклинанием ворон.
- Разговариваешь Значит, магическое создание. Скажи, кто здесь покоится?
- Тот, перед чьей силой преклонялись маги всего мира.
- Как его звали?
- Тертуллиан Солнценосный.
- Ого. Прости, но его имя стерлось по прошествии стольких веков. Даже Владыка Моря Мак Лир вряд ли слышал о таком парне. – Мерлин усмехнулся.
- Невежда, - пробурчал ворон.
- Ладно, у меня нет времени с тобой болтать. Хоть я и не пойму, откуда ты тут взялся и как остался жив, сейчас мне нет до этого дела. – Эмрис открыл шкатулку. Там оказались кольцо и браслет, испещренные неизвестными ему письменами и наполненные огромной силой.
Свое любопытство Мерлин так и не смог усмирить, хоть и пытался – Мак Лир ругался по этому поводу постоянно. И вот сейчас маг стоит в непонятном склепе с вещами-амулетами, явно принадлежавшими сильному колдуну, и разговаривает с птицей. И все его любопытство! А ведь Мерлину надо спешить к Артуру, а не исследовать магические захоронения.
- Я был обращен в камень учениками Тертуллиана. Они решили сделать из меня вечного стража души своего учителя, чтобы при опасности я дал отпор тем, кто решит сунуться сюда, нарушая покой умершего. А ты вошел в склеп и коснулся гробницы, тем самым оживив меня.
- И такое бывает, - спокойно ответил Эмрис, захлопывая шкатулку и кладя ее на место. – Но мне пора. И да – не пытайся снова кинуться на меня, – юноша снял магический захват с ворона и тот упал на плиты. – Я ухожу.
Ворон, не ожидавший такого поворота событий, закричал вдогонку:
- Что, ты не собираешься забирать с собой шкатулку?! Да ты спятил! Впервые вижу мага, отказывающегося от приобретения защитных артефактов.
Мерлин, не оборачиваясь, бросил:
- Мне это не нужно, – и вышел из склепа.
- Эй, подожди! – птица нагнала Мерлина, поднимавшегося по склону.
- Чего тебе?
- Куда ты так спешишь?
- Не твое дело, знаешь ли, - Мерлин не хотел больше отвлекаться. – Возвращайся обратно в свой склеп.
- А вот это вряд ли получится. Ты пробудил меня, но не убил – теперь тебе придется терпеть меня рядом.
- Что?! – маг резко остановился. – Мне твоя компания не нужна. Лети, куда хочешь.
- Хорошо, лечу за тобой, – ворон приземлился на ветку ближайшего дерева.
Мерлин понял, что так просто от птицы не избавится.
- Как знаешь. Но смотри – если ты мне будешь надоедать, я воспользуюсь своей силой по назначению.
- Ага, - ворон кивнул. – Все ясно Эмрис.
- Откуда ты знаешь мое имя? – удивился юноша.
- Я еще и не столько знаю Кстати, меня зовут Рич.
- Ты всегда так много болтаешь? - поинтересовался Мерлин.
- Дай-ка подумать Да.
- Высшие силы, за что мне это? - закатил глаза маг и пошел дальше.
- Я тебе еще пригожусь, понял! Ты не пожалеешь - ворон полетел за Мерлином, продолжая говорить – магу предстояло выслушать долгий рассказ про прежнюю жизнь Рича.

Языки костра лизали сухие веточки, легкий ветерок колыхал дым. Мерлин знал, что не сможет уснуть: во-первых, он все еще помнил тот жуткий кошмар про смерть Артура, а во-вторых, ворон без умолку болтал, удобно устроившись рядом с магом. И что это за птица такая – привязалась к нему, как к своему новому хозяину! Вот только вежливости ее точно никто не учил.
- Эмрис, ты так и не рассказал мне, куда мы идем?
- Слушай, а ты спишь когда-нибудь? – Мерлин не хотел сейчас разговаривать о цели своего пути.
- Иногда, но за столько веков я выспался на славу, и теперь полон сил.
- Понятно. Но помолчи хоть немного! Ты полдня не закрываешь свой клюв, я столько наслушался, что был бы летописцем – уже смог бы написать целую книгу.
- Так я ж не специально, просто хочу, чтобы ты знал обо мне все.
- А ты спросил, нужно ли мне это? – Мерлин смотрел на огонь, шевеля веткой угольки.
- а ты прав, - ответил после некоторого молчания Рич. – Я думал лишь о себе, прости Понимаешь, сейчас я чувствую себя неуютно: моим предназначением было служить Тертуллиану, и я считал, что с ним и умру. Но судьба распорядилась иначе Эмрис, а ты веришь в судьбу?
Мерлин только усмехнулся. Судьба. Она вела его всю жизнь и заключалась лишь в одном – быть с Артуром, сопровождать будущего короля на пути к величию. А ведь маг не сразу принял свое предназначение. Отправляясь в Камелот, он еще не знал, что его ждет встреча с принцем Артуром, с великим драконом... И такая простая до этого жизнь сразу изменится. Каким беспечным и наивным он тогда был.
- Судьба – моя госпожа, Рич и я ее слуга, - произнес маг и посмотрел на птицу долгим взглядом. Ворон увидел в этих синих глазах то, что не могли передать никакие слова. Юноша, сидящий перед ним, был наделен такой силой, что мог заставить весь мир содрогнуться, умереть и возродиться заново. По иссиня-черным перьям прошла магическая волна, ворон склонил голову и тихо, но уверенно сказал:
- Повелевай мной, господин
- Рич, - Мерлин улыбнулся и дотронулся до птицы. – Ты не должен кому-то прислуживать
- Но я хочу! Я чувствую, что мне это нужно, – ворон встрепенулся. – Позволь мне служить тебе!
- Может, ты лучше будешь моим другом? А? – предложил маг.
- Другом? – удивился ворон. - А каково это? Я не знаю, как
- О, ты быстро научишься, - засмеялся Мерлин.

***

- Слышишь? Где-то впереди нехилая заварушка, - налетавшись всласть, Рич теперь сидел на плече у Мерлина.
- Да – звон оружия.
- Мы как – обойдем или же?..
- Идем прямо, справа и слева болото, знаешь ли, - спокойно ответил Мерлин. – И я еще подумаю, доставать ли мне свой меч Тем более, я специально пошел по этому пути, здесь недалеко знакомая мне деревенька, надо выяснить последние новости.
Когда Мерлин с Ричем вышли на поляну, они увидели следующую картину: человек десять атаковали одного мужчину – кто дубинками, кто с кинжалами, некоторые наиболее чудовищные по своей наружности держали в руках мечи.
Эмрис поморщился. Какой-то сброд. По виду разбойники. Но что им нужно от парня? Обратив взор на защищавшегося молодого человека, Мерлин все понял. Тот был из благородных, хоть и одет в видавшую виды дорожную одежду – но его отточенные воинские движения и украшение на цепочке, болтавшееся на шее, сказали магу о многом.
- Интересно, что не поделили? – Рич наблюдал за боем.
- Без понятия, но, по-моему, поединок должен быть честным, - Мерлин заметил, как один из разбойников зарядил арбалет и стал целиться в рыцаря. Маг произнес заклинание, поджигая оружие в руках верзилы. – Вот так лучше. А теперь можно и подраться. – И, доставая меч из ножен, ринулся в самую гущу потасовки. Ворон взлетел с плеча Эмриса – он тоже не собирался оставаться простым наблюдателем – и бросился на ближайшего разбойника, пытаясь размозжить его голову своим клювом.

Гавэйн знал, что эти типы так просто не отстанут – еще бы, он выиграл в кости всю долю, доставшуюся им при дележе награбленного. А что – это же игра, ну подумаешь, немного сжульничал! Чего тут такого, будто они сами такого никогда не делали. Гавэйн в первой же партии заметил, как разбойники обманывали его. Идиоты.
Теперь эта банда нагнала его в лесу, решив вернуть свои деньги. Как же некрасиво – нападать с самого утра, выспаться после попойки не дали как следует. Впрочем, даже с больной головой Гавэйн помнил, как правильно держать меч. И сейчас он кружил на месте, отражая выпад за выпадом, отправляя одного противника за другим на порог к смерти. Типа, нацелившего на него арбалет, он краем глаза успел заметить, но чувствовал, что не успевает увернуться или хотя бы закрыться чьим-нибудь телом. Вот же влип! Да еще волосы от пота намокли и падали на глаза, закрывая обзор – но уж очень нравилась Гавэйну его прическа (хотя будем честными, она нравилась многочисленным любовникам и любовницам парня), поэтому он не отрезал волосы. Многие женщины завидовали ему и не стеснялись говорить об этом вслух.
Стрела не успела вылететь – арбалет вспыхнул огнем в руках разбойника. Вот это да! Гавэйн отправил очередного придурка к праотцам, другого приложил об дерево – что ж, осталось еще несколько. Появления парня в фиолетовой мантии и с огромным мечом, двигающегося, как пантера, воин совсем не ожидал. Вдобавок откуда-то взялся черный ворон и с жутким карканьем напал на одного из оставшихся противников. Ладно, разберемся, - подумал Гавэйн, разворачиваясь и вонзая меч в незащищенную грудь разбойника, оказавшегося таким нерасторопным.
Гавэйн вытер меч об одежду одного из лежащих на земле и выпрямился. Темноволосый юноша перед ним стоял совершенно спокойно, будто не дрался, как зверь, пару минут назад. Безделушки в его длинных волосах (обалдеть, какие роскошные!) поблескивали на вышедшем из облаков солнце. И если бы воин не видел парня в действии, разящим холодным лезвием одного врага за другим, его мог бы обмануть внешний вид незнакомца. Тот казался хрупким и несколько женственным, может, из-за волос или из-за чувственных пухлых губ. Но когда Гавэйн увидел его взгляд – наполненный мужской силой, то понял, что это обманчивое впечатление.
- Спасибо, за помощь. Меня Гавэйн зовут, а тебя? – воин протянул руку.
- Мерлин, - ответил юноша и пожал ладонь. – Рад знакомству.
- Признаться, ты меня удивил. Скажи, поджог арбалета – твоих рук дело? – Гавэйн следил за реакцией Мерлина, но тот оставался невозмутим.
- Да. И что?
- Знаешь, я конечно, нездешний, но, как я понял, в Камелоте запрещена магия.
- Ты имеешь что-то против? – Мерлин сложил руки на груди.
- Я? О, нет, - воин наклонился и принялся вытаскивать край своего плаща из-под трупа. – Мне лично все равно, я равнодушен к магии. И не стукач, болтать языком не буду. Да и вообще – ты спас меня от той стрелы. Разбойник обязательно бы выстрелил – и лежал бы я сейчас мертвецом. А это в мои планы уж точно не входит! – Гавэйн засмеялся. - Я у тебя теперь в долгу.
- Пустое, - покачал головой Мерлин. – Если расскажешь мне о новостях в королевстве, считай, мы в расчете.
- Ну Начать с того, что войска Ценреда прошли здесь несколько дней назад, еще до моего прибытия, и шли они на Камелот
- Что? – Мерлин встрепенулся. Гавэйн заметил, как тот заволновался.
- Война началась.
- А что Утер Пендрагон? Артур?
- Как я слышал, Утер совсем плох, а принц Артур заправляет вместо отца и справлялся неплохо. Но теперь у него проблема посерьезнее, сам понимаешь.
- Камелот неприступен, - произнес маг, успокоившись. – Его так просто не взять.
- О, так ты бывал там?
- Да, и мне пора туда вернуться. – Мерлин знал, что ему нужно спешить.
- Эй, постой, - крикнул Гавэйн. – Слушай, я пойду с тобой. Во-первых, я тебе должен и даже не думай, что отделаешься от меня. А во-вторых, там мой меч будет нужнее, чем вот так - мужчина обвел руками поляну, где лежали убитые.
Тут Рич, до этого молчавший, открыл свой клюв:
- В друзья к Эмрису набиваешься?! Я тебя насквозь вижу! И ты думаешь, мы так легко станем тебе доверять?
- Вот это птица! – воскликнул обалдевший Гавэйн. – Мерлин, как ты ее заставил говорить?
- Он? Меня? Да ты вообще из какой дыры, приятель? Я - магическое создание из таких древних эпох, что тебе даже и не снились! – Рич стал кружить вокруг рыцаря. - И я ворон, а не какая-то там птица!
- Хорошо-хорошо, ворон, я ни на что не претендую, просто хочу пойти с вами.
Мерлин решил, что Рич слишком возбужден, и не дал ему продолжить:
- Успокойся и прекрати наматывать круги вокруг Гавэйна. Я не против его компании. Но мы идем сейчас же. Нельзя терять время!
- Хорошо, я уже готов, - мужчина подхватил свою дорожную сумку. – Успел собраться, пока ворон тут возмущался.
- Знаешь, ты мне не нравишься - ответил на это Рич. - Эмрис, я полечу вперед – не хотелось бы нарваться на засаду.
Когда ворон скрылся за верхушками деревьев, Мерлин сказал:
- Ты быстро привыкнешь к его болтовне, уж поверь мне.
- Не сомневаюсь, - кивнул Гавэйн.
Они двинулись вперед.
Воин поначалу хотел расспросить Мерлина, что происходит и почему тот так стремится в замок, где магию считают злом и истребляют на корню, но решил, что сейчас вряд ли получит ответы на свои вопросы. По крайней мере, ему не доводилось слышать, что маги умеют так виртуозно управляться с мечом. Дело было даже не в воинском мастерстве, а в том, с какой скоростью тот двигался – будто парил над землей, останавливая время и успевая предвидеть направленные на него удары. Магия.
А еще Мерлин поражал своей удивительной внешностью, за которой скрывалась загадочная личность. Даже чересчур загадочная, пугающая и одновременно пробуждающая желание узнать о маге все.
Гавэйн понял одно - врагом Мерлина он становиться уж точно не хотел бы.
Им все же пришлось сделать привал: как бы Мерлин не стремился в Камелот, в ночи они могут нарваться на какой-нибудь пост, идущий позади армии как защитный отряд – а разборка с хорошо обученными воинами задержит их и надолго.
Маг вызвался дежурить первым, предоставив возможность Гавэйну отоспаться и настояв, чтобы Рич оставался с воином. Он обходил лагерь вокруг, размышляя, как там сейчас Артур? Отражает ли уже нападение на замок? Или только готовится к битве?
«Мерлин» - этот голос, вдруг зазвучавший в его голове, Эмрис не забыл бы никогда. Дракон!
Юноша развернулся и направился быстрым шагом к открытому пространству, немного севернее от того места, где они остановились.
Увидев снижающегося ящера, маг ощутил легкое беспокойство – и в то же время радость.
- Мерлин, а ты заметно изменился Боевой маг? Вот так сюрприз! Я даже не хочу знать, кто бы твоим учителем, - сказал дракон после того, как приземлился. – Я догадывался, что ты не в нашем мире, но прямо скажу, сомневался, что ты вернешься оттуда.
- Хм, а ты на свободе, - ответил Мерлин. – И не хочешь меня сжечь?
- Много воды утекло, пока ты отсутствовал, и я уже по-другому смотрю на происходящее
- Сколько меня не было? – напрягся маг. Этот вопрос волновал его давно.
- Чуть больше года.
- Так много? А для меня прошло всего пара месяцев - покачал головой Эмрис. – Но я ведь не опоздал, скажи мне? Битва еще не началась? Артур жив?
- Не могу сказать точно, чародей. Я был далеко отсюда, в тех местах, где магией пропитано все живое, и за нее не отправляют на костер. Но вот ощутил твое присутствие и понял, что ты вернулся в Камелот. Я должен сообщить тебе кое-что.
- Что же?
- За всем этим стоят темные силы. Ценред лишь пешка, и самое прямое отношение к происходящему имеет Моргана.
- Леди Моргана? Не может быть.
- Уж поверь. Она – корень зла, ее магия направлена на убийство. Я говорил Гаюсу, что колдунью нужно уничтожить. Как видно, он меня не послушал.
- Я, наверное, когда-то отреагировал бы на твои слова так же, как Гаюс. Но не сейчас. Я понимаю, чья жизнь и судьба на кону.
- Да, ты действительно говоришь иначе. И мне нравится твой наряд – фиолетовые тона Они напоминают мне прошлое, когда в Камелоте царила Древняя магия. Мерлин, ты вернешь то время? Покажешь Артуру свою силу? - в голосе дракона послышались нотки надежды.
Юноша взглянул на него из-под челки и улыбнулся:
- Я здесь именно для этого.
- Тогда поспеши к замку, маг, Артуру ты сейчас очень нужен! - дракон взлетел и скрылся в ночном небе.
Мерлин стоял некоторое время, размышляя над словами старого знакомого. Он начал понимать, что самое трудное еще впереди.
А главное – как отреагирует Артур? Не забыл ли его за все это время? Проклинал ли – или же волновался о нем? Примет ли его магию? А то, что он стал воином? Как принц воспримет, что теперь Мерлин не сможет быть лишь слугой, способным только подавать завтрак в постель да начищать доспехи?
Светало.
Начинался новый день, и маг кожей почувствовал, что где-то там, за холмами, куда он стремился всем сердцем, уже пролилась первая кровь.

- Быстрее, - торопил всех Мерлин, крадясь вдоль стен Камелота, уже частично охваченного вражеским огнем. Катапульты Ценреда не прекращали свою работу. – Действие скрывающего заклинания скоро закончится, и нас смогут обнаружить – вокруг замка очень мощная темная энергия, королю Ценреду определенно помогает какой-то колдун.
- Ты уверен, что здесь есть тайный проход? – Гавэйн прикрывал тылы, оглядываясь по сторонам.
- Да, - маг двигался бесшумно, ворон летел за ним следом. – Вот это место, - Мерлин наклонился и с помощью меча очистил от земли небольшой участок под ногами. Под ней показалась тяжелая плита. Юноша коснулся ее рукой, и камень медленно отошел в сторону, открывая ведущую в глубину лестницу.
- Ух, ты, - присвистнул воин. – Надеюсь, ты знаешь дорогу. А то я наслышан, как в подобных коридорах можно плутать несколько лет, так и не найдя выхода. Там все устроено, как лабиринт. Слухи правдивы?
- Отчасти Разберемся, - Эмрис сотворил небольшой шар из света и, пустив его перед собой в темноту, стал спускаться. – Держись за мной. И не отставай.
- Ни на шаг, - пообещал Гавэйн, заставляя себя не думать о предстоящем пути в неизвестное. Не любил он замкнутые пространства.
Плита за скользнувшими в проход путниками закрылась.

Мерлин шел уверенным шагом, не задумываясь на развилках. Гавэйн едва поспевал за юношей – потолки здесь были слишком низкими, приходилось пригибаться. Ворон летел слегка впереди. Он хорошо видел в темноте и не нуждался в освещении.
Они двигались молча, даже Рич не проронил ни слова. Но в какой-то момент маг резко остановился, так что Гавэйн налетел на него с разбегу.
- Извини, - проронил мужчина, но Мерлин не отреагировал. Он стоял как вкопанный и молчал. Ворон первым подал голос:
- Эмрис, это магия мертвых, клянусь Солнечным диском! И она совсем близко.
- Да, - медленно произнес Мерлин и развернулся лицом к Гавэйну. – Я ощутил ее в полной мере.
Даже при слабом свете воин заметил, как изменилось лицо мага: его покрыла бледность, а в глазах разгорались золотые всполохи. Гавэйну стало не по себе, пересохло в горле. Мужчина покрепче ухватил рукоять своего меча.
- И что это значит? – решился он все же спросить.
- Пробуждены темные силы, а значит, Камелот в большой беде. Я знаю, где источник и сейчас пойду туда, чтобы уничтожить его. Гавэйн, держись правой стороны. Не бойся, осталось несколько поворотов, и ты выйдешь в одну из комнат, где хранят запасы воды. Там лестница, она выведет тебя во внутренний замковый двор. А дальше Мы еще встретимся. – Мерлин похлопал воина по спине и улыбнулся одними уголками губ. Гавэйн, который хотел было возразить и сказать, что идет с магом, сразу успокоился и не стал перечить.
- Хорошо, но будь осторожен.
- Я за ним присмотрю, - бросил Рич и полетел дальше по проходу.
- Вот видишь, какой у меня защитник есть, - усмехнулся Мерлин. – Я оставляю тебе свет – шар будет гореть, пока ты не выйдешь, а потом погаснет. Удачи!
- И тебе, - шепнул Гавэйн вслед магу, с какой-то тоской смотря на скрывающийся во тьме фиолетовый силуэт. Похоже, маг видел в темноте лучше кошки.

Сколько же их? Моргана уже перестала удивляться появляющимся из-под земли скелетам – наверное, те, кто был захоронен здесь, в замковом склепе, каким-то образом копировали себя, и вместо одного скелета из каждой усыпальницы появлялись то два, а то и четыре. Жезл, полученный от Моргаузы, стоял в центре залы и светился голубым светом, а в вершине его разветвления, на кончиках, метались огоньки синего пламени, искрясь и натыкаясь друг на друга в невообразимом вихре смерти.
Теперь рыцари Камелота не смогут защититься как следует, и люди Ценреда вслед за нижним городом возьмут и саму крепость. Моргана торжествующе усмехнулась, уже смакуя предстоящий триумф победы.
- Миледи, вы играете с огнем, - голос принадлежал мужчине.
Девушка резко обернулась и увидела стоящего у колонны человека с тяжелым даже на вид мечом в руках. Его лицо скрывал капюшон странной фиолетовой мантии.
- Кто ты? – со злостью спросила колдунья, в любой момент готовая произнести заклинание, что отправляет в вечный сон.
- Боюсь, ты удивишься. Но я здесь не затем, чтобы говорить о себе. Я пришел уничтожить этот жезл, при помощи которого ты хочешь погубить замок и королевство. И как ты могла, Камелот ведь и твой дом?
- Был когда-то, пока я не узнала, что обладаю магией. А за такой дар здесь убивают! Утер не пожалел бы даже меня! - огрызнулась Моргана, гадая, кто этот человек и откуда он столько знает про нее.
- Да, но ты своими действиями только еще лучше доказываешь королю, что магия – зло. А ведь у тебя был выбор. Ты приняла темную сторону, Моргана.
- Я не могла иначе! – кто же это? Голос такой знакомый, но в то же время чужой. Звучит холодно, но без ненависти.
- Ты врешь сама себе.
- Хватит! – Моргане надоело это слушать. – Сейчас ты умрешь!
Но не успела колдунья воспользоваться силой, как ей на голову рухнули перекрытия. Пришлось оградить себя от падающих камней, метнувшись в сторону – реакция не подвела ее. Но как? Он даже ничего не сказал! Не шелохнулся!
Тяжело дыша, Моргана смотрела в сторону человека - мага, что стало теперь очевидно – все так же неподвижно стоящего у колонны.
Колдунью вдруг охватила сильная дрожь, по телу прошла волна ужаса, такого всепоглощающего, что ноги отказывались слушаться. Она с трудом поднялась.
- Ну что ты! Сражайся, борись за свой лживый мир, в котором живешь, - спокойно сказал незнакомец, приближаясь к ней и к жезлу за ее спиной. – Или, может, ты все же вернешься к свету?
Он издевался! Насмехался над ней, ведь знал - пути назад уже нет.
Моргану крутило и выворачивало. От мага шла энергия света и добра, мощная, проникающая внутрь, причиняющая ей боль лишь потому, что девушка насквозь была пропитана темнотой. Месяц за месяцем, обучаясь силе у Моргаузы, она совершала грязные поступки, пачкала руки в крови невинных и своих врагов, забирала у других магов частички души, перед тем как отправить их на тот свет.
- Прекрати! Не делай этого! Н-е-е-ет! – закричала Моргана и закрыла лицо руками, борясь со смертельными волнами света. Она против своей воли, словно загипнотизированная, смотрела на мага, не зная, как – как ей освободиться от невидимых пут, связавших ее! А тот медленно уничтожал колдунью, прекрасно понимая, что еще чуть-чуть – и она уже не сможет сбежать. Моргана воззвала к сестре, единственному человеку, который смог бы сейчас ей помочь.
«Спаси!» - кричало все ее существо.


Найдя залу, где творилась черная магия, Мерлин увидел колдунью – Моргана стояла, радуясь содеянному. Боги, как же она изменилась! Сколько зла впитала в себя ее душа. Признаться, Эмрис не был готов к сражению с девушкой – он ведь помнил ее милой и отзывчивой, прекрасной и лучезарной, всегда заботившейся о людях вокруг себя. Что с ней стало?
Жезл, вибрирующий и испускающий пламя потустороннего мира, Мерлин заметил сразу. От него шла жуткая энергия уничтожения. У мага вмиг закружилась голова, сила начала медленно пропадать. Необходимо было избавиться от опасной штуки как можно быстрее. Но сначала Моргана – она преграждала путь к жезлу. Мерлин направил всю свою светлую магию на поглощение сознания колдуньи. Девушка не выдержала такого напора и упала на пол. Неожиданно жезл заискрился еще ярче и послал в сторону мага мощный заряд синего пламени. Сосредоточенный, Эмрис на сразу понял, что случилось - ему пришлось резко разорвать контакт с Морганой и закрыться от удара лезвием меча, борясь с обрушившейся на него силой.
Тем временем девушка смогла подняться и покинуть залу, держась за стены. Мерлину ничего не оставалось, как стоять на месте и сдерживать выплески зла. Догнать Моргану он физически не мог. Несущий свет оказался прочным и впитывал в себя все зло, но маг понимал: держать оружие долго он не в состоянии.
- Рич! – крикнул он. – Жезл! Уничтожь его основание! – Эмрис откуда-то был уверен, что магическая птица способна на это.
Ворон метнулся как тень, минуя синее пламя, и пока Мерлин сдерживал атаку, Рич при помощи клюва смог уронить жезл и одним ударом расколоть его на две части. Пламя с глухим шипением погасло. Маг опустил меч и подошел к ворону.
- Отличная работа!
- Колдунья сбежала, - произнес Рич.
- Она уже далеко, но мы еще поквитаемся. Главное, теперь ожившие мертвецы нам не страшны. И рыцарям не надо беспокоиться о нападении сзади.
- Ты прав. Ну что, поспешим к тем, кто сражается наверху? – ворон взлетел к потолку.
- Пойдем, немного разомнемся, - Мерлин подмигнул Ричу. Возвращать на место слетевший с головы капюшон он не стал.


Когда скелет перед ним вдруг развалился на части, а меч вывалился из костяной руки, Артур понял, что магия перестала управлять этим злом. Наконец-то! Теперь рыцари смогут вновь вернуться к баррикадам и помочь тем, кто защищал от вражеской армии главные ворота.

Принц бросился на помощь своим людям, раз за разом отражая удары противников. Раненое бедро чертовски болело. Вдруг Пендрагон увидел слева от себя незнакомую фигуру в странных фиолетовых одеждах, с огромным длинным мечом (сам он таким не пользовался, слишком тяжел на подъем). Длина волос не обманула Артура – это был мужчина, о чем говорили и отточенные, уверенные движения, и разворот плеч. Незнакомец, несущий смерть врагам Камелота, повернулся боком – и Артур на несколько секунд замешкался, чуть было не пропустив удар бросившегося на него воина. Такой знакомый профиль! Мерлин? Принц зажмурился и отвернулся. Наверное, сказывалась боль от раны, искажала его сознание. Биться, до конца, за Камелот! Вот, что сейчас важно, а не странные видения. Не думать об этом, не вспоминать боль от потери, что намеревалась вновь вырваться наружу и затопить собой все остальные чувства. Удар! Напасть. Уйти от захвата, парировать. Уклониться от летящих с небес стрел. Стоны умирающих шумели в ушах.
Рыцари Камелота держались отлично – в войске Ценреда началась паника, воины стали боязливо двигаться назад. Вскоре прозвучал сигнал к отступлению, и враги бросились врассыпную. Артур отдал приказ оставаться на месте и не гнаться за побежденными. Лучше заняться ранеными, которые лежали повсюду, моля о помощи.
- Сэр Леон, проследи за всем, - махнул рукой принц.
- Вам помочь? – рыцарь хотел было подойти ближе, чтобы подставить свое плечо.
- Не стоит. Я сам, - ответил Артур и, опираясь на меч, направился к донжону, стараясь не особо заметно прихрамывать. Гаюс потом посмотрит его раны, сейчас это не так важно. У лекаря и так много работы.
- Вам сейчас не помешал бы слуга, милорд, - прозвучали слова за спиной.
Артура сковал страх, грудь сдавило от нахлынувшей боли. Теперь ему еще и слышался голос Мерлина. Видимо, стоило попросить у Гаюса настойку посильнее, с каждым днем становилось все хуже. Принц развернулся, чтобы отослать еще одного из своих людей прочь – он не желал никому показывать, что не ладит с головой.
- Все в порядке. Я - и замер с открытым ртом, судорожно пытаясь вздохнуть, чтобы прогнать видение перед собой – этого ведь не может быть. Невозможно, такого не бывает! Потому что стоящий пред ним юноша в фиолетовых одеяниях, он явно ненастоящий, ведь так?
Родные, любимые черты и эти синие глаза, что каждую ночь Артур видел в своих снах. Они сейчас смотрели на принца и разрушали маску, скрывавшую его истинные чувства последние несколько месяцев
- Артур - Мерлин улыбнулся и, быстрыми шагами приблизившись, обнял – крепко, но бережно, словно боясь причинить боль. Принц не двигался. Он совершенно не понимал, что происходит, но уткнувшись носом в шею юноши, ощутил знакомый аромат – цветка ванили и волнующей корицы.
- Это действительно ты?! Правда, ты не призрак?! – словно обезумевший, бормотал Артур, отодвинувшись и пожирая взглядом Мерлина. – И я не спятил?
- Это я, и ты не спятил, - засмеялся Мерлин. – Могу поклясться в этом.
Артур все еще не мог прийти в себя.
- Но где ты был? - вопрос, произносимый тысячи раз – самому себе, в пустоту, во сне, в ночи – сейчас наконец-то сорвался с губ, чтобы быть услышанным тем, кому он всегда предназначался.
- Я все расскажу тебе, но не сейчас, - просто сказал Эмрис, стараясь не выдать, как дрожал его голос. Артур ждал его! Не забыл! И в его голубых глазах светилась радость. Но это сейчас. А какова будет его реакция, когда он узнает о магии?
- Когда же? И что с тобой такое? На кого ты похож? Почему у тебя меч? Я не понимаю, - Артур впервые нахмурился. Осознав, что Мерлин действительно вернулся, он немного пришел в себя и теперь начал подмечать все изменения в друге.
- Мерлин! Мерлин, ты жив? Слава богам! А я изрядно успел покрошить этих придурков! – довольный Гавэйн, весь в крови – как видно, чужой – подскочил к магу.
- Кто это? – Артур уставился на незнакомца, ощутив прилив неосознанного гнева. – Откуда он?
- Это Гавэйн, - представил воина Мерлин. - Я встретил его по пути сюда. Он не из Камелота, но сражается за десятерых.
- Ага, это обо мне, - улыбнулся мужчина, эффектным жестом убирая упавшие на лицо волосы.
- Гавэйн, перед тобой наследный принц Камелота – Артур Пендрагон.
- Ваше высочество, - воин слегка наклонился вперед. – Что ж, я не буду вам мешать. Увидимся, Мерлин! Жрать охота вообще-то!
- Ну, кухню ты найдешь, думаю, - Мерлину нравился задорный нрав Гавэйна.
- А то как же! - крикнул, уже убегая, мужчина.
- Он хоть и благородного происхождения, но манерам не обучен, - объяснил невежество мужчины Эмрис.
Гавэйн ушел. Артур, не отрываясь, смотрел на Мерлина – мгновенно бросалось в глаза, насколько уверенно тот держится. Столько всего хотелось узнать и понять, а разум отказывался собирать разрозненные обрывки информации в одну картинку.
- Идем, - кивнул юноша, приобнимая принца. - Я тебе помогу. Держись за меня.
Артур молча подчинился, вспомнив о раненой ноге.
Принц совсем не обратил внимания на черного ворона, все это время с интересом наблюдавшего за ними.

Они находились в одном из залов замка, где обычно проходили королевские советы.
- Похоже, ты ранен сильнее, чем я думал, - покачал головой Мерлин. Опустившись на одно колено, он рассматривал поврежденное мечом бедро. – Рана глубокая, если туда попала инфекция
- А ты все так же много болтаешь, как и раньше, - заметил Артур, все это время наблюдавший за юношей.
- А ты все так же себя не щадишь, – в тоне Мерлина прозвучала укоризна.
- Я защищал Камелот! И это всего лишь царапина! – сразу взвился принц.
- Не двигайся, - шикнул на него Эмрис. – Надо бы сначала промыть рану - Он поднял голову и замолчал: Артур смотрел на него одурманивающим взглядом, с теплом и нежностью. Ласкал одними лишь глазами, демонстрируя, что разговоры о всяких болячках его сейчас совершенно не волнуют.
Маг поднялся и выпрямился:
– Артур, я должен - Мерлин не успел сказать то, что намеревался. В залу, как ураган, ворвался Гаюс, держа в руках сумку с лекарствами и перевязочным материалом.
- Ваше высочество, я слышал, что вы ранены, мне сказал сэр Леон - лекарь вмиг оказался у стула, где сидел Пендрагон. Он даже не заметил, что в зале есть еще кто-то, так был обеспокоен состоянием принца. - Давайте, я посмотрю
- Не нужно, Гаюс, – отмахнулся Артур. – Мерлин уже это сделал.
- Мерлин? - не понял Гаюс. Видимо, молодому человеку еще и по голове досталось, раз он бредит. – Милорд, как это понимать?
Артур указал глазами на застывшего справа от него человека. Гаюс развернулся и обомлел. Перед ним стоял его мальчик – его Мерлин!
- Ты здесь - прошептал старый чародей. По его лицу потекли слезы счастья. – И это не сон
Юноша улыбнулся. Как же он скучал по Гаюсу, заменившему ему отца и давшему так много знаний о мире магии!
После того, как Гаюс с Мерлином обнялись, лекарь задал тот же вопрос, что и Артур до этого:
- Где же ты был все это время?
Эмрис сразу стал серьезным. Его синие глаза опасно заблестели.
- Это долгая история. Позже я обязательно расскажу все подробности, если мне, конечно, представится случай
- О чем ты? – Гаюс напрягся, Артур в нетерпении поддался вперед.
- Пока я скажу одно: в то место, куда меня забросила судьба, я определенно должен был попасть. Я вернулся, чтобы изменить мрачное будущее Камелота, которое видел.
- Что за странные речи ты ведешь? – принц почувствовал смутную тревогу.
- Артур, - Мерлин понимал, что ему придется рано или поздно раскрыть себя. Было лучше сделать это именно сейчас. - Ты ведь отметил мои изменения, и не только внешние – я не просто стал воином. Теперь я более силен и в том, о чем тебе стоило знать давно
- Признаться, я все еще не доверяю своим глазам, - покачал головой Артур. – И мне до сих пор кажется, что это не ты сражался там, у ворот. Ты двигался, словно вихрь, и держал этот огромный меч, как игрушку И я даже допускаю, что ты смог обучиться владению оружием, но, Мерлин, ты никогда так не разговаривал и не вел себя - принц пытался подобрать нужное слово, - в общем, я имею ввиду, ты держишься иначе, и я начинаю задумываться, не порабощен ли ты магией?
Гаюса передернуло. Он понял, что сейчас произойдет неминуемое, как раскаты грома после вспыхнувшей молнии.
Лицо Мерлина потемнело – слова принца били по самому больному, подобно удару хлыста. Если раньше Эмрис спокойно сносил эту несправедливость, то сейчас, обретя внутренний стержень воина и боевого мага, он не собирался мириться с таким положением вещей.
- Порабощен магией? – юноша лишь хмыкнул и подошел к принцу вплотную. – Смотри внимательнее.
Артуру стало не по себе – такой холод сквозил в голосе Мерлина. Теплая ладонь легла на раненое бедро принца, и в следующий момент он увидел, как в глазах слуги синее море затопило жидкое золото. Лицо Мерлина было буквально в нескольких сантиметрах от его! Артур и забыл, оказывается, каково это – терять разум от близости своего любовника. Тело сразу откликнулось страстным призывом, но лишь на миг, потом Мерлин убрал руку, отступил назад – и очарование ушло, вместе с болью в ноге. Пендрагон посмотрел на рану – и замер: ее не было, не осталось даже шрама. Неверие и осознание самого страшного ворвались в израненную душу, вихрем перед глазами пронеслись все неудачи и напасти, связанные с магией. В сердце вонзились тысячи стрел – и пущены они были тем, кого Артур считал самым близким человеком, единственным достойным его любви. «Предан предан предан» - шумел настойчивый голос в голове.
Мерлин стоял напротив, не говоря ни слова, такой прекрасный и, в то же время, опасный из-за силы, которая жила в нем. Артур знал, что магии нельзя научиться – с ней рождаются. Значит, все это время он любил того, кого не должен был. Принц со злостью сжал подлокотники стула.
- Почему, Мерлин, почему, я тебя спрашиваю, ты не признался мне, что маг?!
- А ты как думаешь? Ты бы выгнал меня из Камелота! Решил бы, что лучше уж так – чем видеть, как меня сжигают на костре и думать, что столько времени делил постель с магом.
Гаюс стоял в стороне, понимая, что для этих двоих просто перестал существовать. И главное, сейчас его никто слушать не будет.
- И поэтому ты сбежал – чтобы вернуться таким, как ты стал? Я не знаю, где ты был и с кем! Магия – это зло, разрушающее душу, – Артур злился. Мерлин не рассказал ему правды, не доверился, лгал. Это выбивало почву из-под ног.
- Таким мыслям тебя научил отец, - Эмрис осознавал, что после раскрытия своей тайны будет трудно, но чтоб настолько? – И это лишь один из путей! Магию можно обратить в добро и спасти множество жизней
- Не говори ерунды! – яростно выкрикнул принц, вскакивая на ноги. – Магия заставляла тебя врать мне, прикидываться простачком, улыбчивым деревенским парнем. А я верил тебе!
- Я не прикидывался, я и был таким. Поначалу. Чуть позже я узнал, что моя судьба – это защищать тебя, помочь тебе стать великим королем.
- Защищать меня? Мерлин, кого ты хочешь насмешить?
- Артур, я много раз пользовался магией у тебя за спиной и убивал врагов с помощью нее. Помнишь колдунью Нимуэ? А Софию, заколдовавшую тебя? И я делал это потому, что знал – я не могу иначе. Либо дать тебе умереть, либо использовать свой дар – для меня выбор всегда был очевиден.
Эмрис говорил твердым голосом, держа в себе эмоции, чтобы не показать, как он зависим от Артура. Слова того, кто дорог, не просто причиняли боль, они словно резали изнутри. Нельзя! Мерлин не должен выдать себя, от его действий зависит будущее и жизнь Артура. А маг поклялся, что не даст видению из кошмарного сна обрести реальность. Даже если при этом он потеряет расположение принца, разорвет образовавшуюся между ними связь – Эмрис не покинет Артура, будет с ним до конца.
- Я я.. не могу доверять тебе после всего этого, - покачал Артур головой. – И повторюсь, твое долгое отсутствие вселяет в меня еще больше сомнений. Я не знаю тебя, Мерлин.
Эмрис догадывался, что Артур разочаруется в нем – он понимал, на что шел, решив сказать о своей силе Почему же тогда так давит изнутри и хочется все крушить кругом? А потом опуститься на каменный пол и плакать?
- Ясно. Поступай, как хочешь, – Мерлин старался не показать своих истинных чувств. Их нужно похоронить глубоко в сердце. – Наши отношения оставим в прошлом. Есть дела поважнее. – маг отошел в центр зала, остановился, посмотрел на гобелены, висевшие на стенах:
– Пока шла битва, я через тайный ход пробрался в подземелья замка и там ощутил, что темная магия проникла внутрь крепости
- Скелеты, - догадался Гаюс, решивший, наконец, принять участие в разговоре.
- Да, - кивнул Мерлин. – Я нашел склеп. И Моргану.
- Моргану? – принц сейчас был не в том состоянии, чтобы сообразить, к чему клонит Мерлин. – Она что там делала?
Эмрис молча уставился на Артура, как бы говоря взглядом: «А ты подумай хорошенько».
- Боюсь, я знаю, о чем говорит Мерлин, - лекарь устало опустился на один из стульев. – Ваше Высочество, вам пора узнать, Моргана – колдунья. Именно она пробудила скелетов. С помощью Моргаузы, как я полагаю.
- Моргаузы? – настала очередь мага заинтересоваться.
- Да. Она была здесь, бросила вызов Утеру и собиралась его убить. Но я помешал ей, а потом она сбежала. Моргана помогла ей это сделать.
- Кажется, я понимаю, у кого Моргана набралась такой жестокости – они объединили свои силы. Каким-то образом еще и короля Ценреда на свою сторону переманили. Пообещали ему трон Камелота? Ценред глуп. Неимоверно. – Мерлин увлеченно размышлял вслух.
- Думаю, так, - Гаюс тоже задумался.
Артур ошарашено стоял и смотрел на этих двоих, спокойно разговаривающих о магии и вещах, о которых принц слышал-то впервые! Он все еще не пришел в себя после предательства Мерлина – а теперь узнает, что Моргана, с детства знакомая, почти сестра, оказалась колдуньей и решила разрушить Камелот.
Артуру нужно было побыть одному. Он не хотел больше все это слушать. Было только одно желание – уйти отсюда, из залы, где его мир перевернулся, чтобы никогда больше не стать прежним. Решительным шагом принц направился прочь.

Мерлин с тоской посмотрел ему вслед.
- Дай ему время, мой мальчик. Просто дай время - произнес Гаюс.
- Не поможет, - вздохнул Мерлин. – И я сам виноват, что не открылся раньше
- Когда человек любит, он все прощает и понимает, уж поверь мне.
- Любит? – Мерлин горько усмехнулся. – Артур? Меня? Ты явно выдаешь желаемое за действительное, Гаюс
- В противном случае, стал бы он искать тебя несколько месяцев, не щадя ни себя, ни своих людей?
- О чем ты? – неужели Артур испытывает к нему нечто большее, чем простую привязанность?
- Да ты бы видел его! Он осунулся и похудел, я всерьез боялся за его жизнь. Потом еще Утер слег, Моргана пыталась отравить его. Мне пришлось несладко в твое отсутствие. И признаюсь, мою магию с трудом удалось разбудить.
- Пока я учился новому, ты вспоминал старое? – Эмрис позволил себе улыбнуться. Он был по-настоящему благодарен лекарю и не хотел, чтобы тот видел его отчаянье. – Спасибо, Гаюс, что был рядом с Артуром весь этот год.
- Я ведь тебе пообещал, мальчик мой
Черный ворон слетел с потолочной балки, где сидел до этого, и приземлился на плечо Мерлина.
- Слушай, Эмрис, не переживай. Принц, конечно, тугодум, но и до него дойдет, что ты делаешь все ради него! Вот увидишь!
- Это еще кто? – опешил Гаюс, рассматривая птицу.
- Познакомься – это Рич, ворон, принадлежавший раньше какому-то магу по имени Тертуллиан
- Никому я не принадлежал! И не какому-то, а Тертуллиану Солнценосному!
На лице Гаюса отобразилось непонимание.
- Эээ не слышал о таком.
- Да что такое?! – взвился Рич. – В этом королевстве все, что ли, невежды?!

***

Артур несся на своем скакуне, ветер бил в лицо. Но даже эта бешеная скачка совершенно не спасала, не помогала изгнать из мыслей осознание того, что счастье от вернувшегося Мерлина сменилось разочарованием и болью. Все это время его обманывали. И кто? Человек, которому принц доверил бы свою жизнь, не раздумывая, и сам бросился бы под меч, только чтобы любимый жил. И что делать дальше с этой правдой, пониманием того, что прошлое не вернешь? Теперь надо было не только привыкать к реалиям настоящего, но еще и думать, как воевать с темными колдунами. Молодого человека сейчас совсем не волновала реакция на магию Мерлина отца, уже начавшего возвращаться из своих болезненных снов. Что-то подсказывало Артуру – Мерлин, ставший настолько сильным, непреклонным и независимым, сможет изменить теперь все в Камелоте. Если захочет. И не посчитается с ним, с наследным принцем? Нет. Артур крепче ухватил поводья, вспомнив синие глаза юноши. Хоть тот и изменился, но в его взгляде все также читалась преданность своему господину. Мерлин будет служить и дальше, но не как раньше – иначе, руководствуясь собственной силой и разумом.
Пендрагон запутался.
Как ему вести себя с тем, кого он так сильно любил, кому одновременно хотел и не мог признаться в своих истинных чувствах? Артур не знал, какую линию поведения ему сейчас избрать и все глубже погружался в пучину сомнений. Ответственность за королевство лежала на его плечах. И сердце подсказывало ему, что спасение Камелота в магии. Без Мерлина невозможно оградить город и государство от врагов, наделенных смертоносными силами. С ними не сможет справиться обычное оружие.
Артур резко остановился и развернул коня обратно к замку. Он твердо решил, что ради благополучия своих людей и спокойного будущего, он примет помощь мага. И будь, что будет.
Правда, это не значило, что он принял нового Мерлина. Слишком тяжело после стольких месяцев разлуки узнать, что тебя постоянно обманывали, пользуясь твоей слепотой. Мерлин, Моргана, Гаюс
Пендрагон боялся, что после всего этого на сердце останется незатягивающаяся рана.

Ланселот встретил его у ворот, чрезвычайно обеспокоенный.
- Артур, где ты был? Я уже собирался вместе с сэром Леоном ехать за тобой. В лесах небезопасно. Ты мог нарваться на отряды Ценреда. Что произошло? На тебе лица нет!
Принц спешился и повел коня во двор.
- А ты не в курсе?
- Нет, говори же.
- Мерлин вернулся. Он теперь в Камелоте.
- Он жив? – мужчина радостно улыбнулся. Артур кивнул, передавая поводья подбежавшему конюху.
- Так это же здорово, разве нет?
- Ланс, все не так просто. Меня долгое время дурачили, как будто я не достоин был знать правду. Мерлин владеет магией. И я узнаю об этом только сейчас. Мне и так не сладко, а тут еще и это. Я и хотел бы радоваться, да словно в спину кинжал вонзили. Неужели Мерлин думает, что я выдал бы его? - Ланселот молчал и не хотел смотреть в глаза принцу. Догадка едко просочилась в разум Артура. – Только не говори, что ты был в курсе?
- Понимаешь я знал. Помнишь, когда я убил то чудовище? Это не потому, что я такой храбрый и способный – просто Мерлин с помощью магии помог мне
Артур слушал и не верил. Злость настойчивыми молоточками стучала в висках, воздействуя на только недавно вернувшееся самообладание. Вокруг столько лжи.
- Ясно, поговорим позже, - бросил он и направился по ступенькам в свои покои.
Ланселот ощущал свою вину, но вместе с тем, понимал, что Артур рано или поздно примет Мерлина. Мужчина видел, как принц не находил места от переживаний и изводил себя. Этих двоих связывали такие крепкие узы, что ничто не способно их разорвать.

Артур старался избегать Мерлина – не мог часто видеть его, в груди отдавалось болью, и злость вскипала внутри. Принц, конечно, понимал, что разговора не избежать. Но в тоже время задевало то, что Мерлин и не искал общения с ним. Часто Пендрагон видел мага с этим новым рыцарем из ниоткуда – Гавэйном. Позже к ним присоединился Ланс, и они стали таскаться повсюду втроем. Слуги по всему замку шептались, обсуждая Мерлина: оруженосцы, конюхи, прачки – да весь люд, куда не плюнь – говорил лишь о том, каким вернулся Мерлин.
Принц навестил отца, заметив, что тот уже не так слаб – силы возвращались к королю день за днем. А на душе у Артура все равно было неспокойно. Хоть Камелот немного и оправился после нашествия Ценреда, страх еще жил в душах людей. Они понимали, что враг может вернуться и повторить неудавшуюся осаду.
- Можно к вам, Ваше Высочество? – Гаюс отворил дверь. Артур сидел за столом, пытаясь заставить себя читать донесения, жалобы и другие важные документы, что принесли ему сегодня, не успели первые солнечные лучи проникнуть в комнату. Принц все равно не спал – просто не мог. И постель сейчас, с прибытием Мерлина, казалась еще более большой и холодной, чем раньше.
- Конечно, Гаюс, ты что-то хотел?
- Простите, - лекарь подошел ближе. – Возможно, это не мое дело, и вы не хотите это обсуждать. Но я все же скажу то, что считаю нужным.
- Я слушал тебя всегда и сейчас готов выслушать, - голубые глаза внимательно изучали Гаюса. – Продолжай.
- Это по поводу Мерлина - осторожно начал чародей. Он заметил, как мгновенно напрягся Артур. – Нет, я не стану оправдываться, я скрывал его секрет. Но я знал, что не имею права рассказывать его. Вы ведь должны это понять. И я считаю, что вы можете дать Мерлину шанс, мальчик докажет, что остался верен вам
- Он лгал мне, - перебил Артур, – тем самым уже предал меня один раз. И могу ли я доверять тому, кто вернулся неизвестно откуда таким таким непохожим на себя? – голос принца заставил Гаюса поежиться от несуществующего холода. – Я не верю тому, кого не могу принять. Это не мой Мерлин! – юноша резко встал и подошел к окну.
- Милорд, ведь вы так на самом деле не думаете, - тихо произнес лекарь. – Я считаю, вам стоит с ним поговорить. Узнать, что заставило Мерлина так измениться.
- А ты знаешь? Он тебе рассказывал? – повернулся Артур. Гаюс отметил про себя, что принц хочет получить ответы слишком сильно и не может скрыть своего желания.
- Лишь часть. Его схватили работорговцы, отвезли на судно, а узнав, что он маг – хотели убить. Впрочем, не обладай этим даром, он стал бы просто игрушкой или чьим-то рабом. Такое хуже смерти.
Артура бросило в дрожь при одной мысли о том, что пришлось пережить Мерлину.
- И как он спасся?
- Его спас владыка Моря – Мак Лир. Услышал магический призыв и унес в свои владения. Взамен за спасение Мерлину пришлось остаться. Именно владыка обучил его воинскому искусству, - Артур молчал, обдумывая услышанное. – Но Мерлин не вдавался в подробности, он даже это мне поведал с неохотой. И знаете, он старается не показывать, но я вижу – ему тяжело было рассказать вам. Не вините мальчика, что он не раскрыл свою тайну до исчезновения. Он просто боялся, что вы не поймете, и не хотел увидеть, как вы отворачиваетесь от него
- Это меня и ранит больше всего, - устало произнес Артур, садясь на постель и запуская руку в светлые волосы на голове. – Я думал, между нами нет тайн.
- Артур, - Гаюс подошел и присел рядом, – вы принц, а он был для всех лишь вашим слугой.
- Для меня он был другом и даже больше – Пендрагон осекся, несколько смутившись. Он не желал обсуждать совсем уж личное.
- Понимаю. Но ведь Мерлин знал о разделяющей вас границе, да и сейчас чувствует, что она никуда не делась. Только теперь он, как бы ни стремился вас защитить, находиться в статусе слуги не намерен. Это ясно и без его признания. Сейчас Мерлин думает и действует как воин, а прежде всего, как маг.
- И как мне поступить сейчас? Я не вижу выхода. – Артур теперь еще больше злился на себя и на мир за то, что его любви мешал титул. – Законы королевства направлены против магии. Я знаю, что ради спасения Камелота должен все изменить, иначе зло не победить. Но мой отец, он ведь не поймет и не пойдет на это. А король он.
- Давай взглянем правде в лицо, Артур, – Гаюс знал, что сейчас нужно услышать молодому принцу, всего за какой-то год научившемуся править королевством. - Утер давно уже отошел от дел. Он действительно не в состоянии понять в полной мере, что Камелоту теперь нужны союзники, знающие толк в магии. Но вы осознаете всю опасность. И ведь, поразмыслив, вы уже не раз пожалели о том, что приравняли магию Мерлина к «злу, разрушающему душу», я прав?
Пендрагон молчал. Он в волнении крутил кольцо на указательном пальце, чувствуя, как сказанное лекарем точно бьет в цель. И он пошел бы сейчас против слова отца, если б пришлось. Тот не прав в своей ненависти к магии, которая действительно может приносить свет в души надеющихся на спасение.
- Я поговорю с Мерлином, Гаюс, - уверенно сказал Артур. – Я вел себя, как неразумный ребенок. Признаю.
Старый чародей лишь кивнул, радуясь, что смог подтолкнуть принца принять верное решение.


***

Найти Мерлина, когда он был нужен, оказалось делом не из легких. Пришлось спросить у того лохматого парня, которого Артур обнаружил активно фехтующим на мечах с Ланселотом.
- Эй, как там тебя, Гавэйн? Подойди, – принц не собирался церемониться с малознакомым воином.
Мужчина хмыкнул и, вонзив меч в мягкую землю, приблизился.
- Ваше Высочество...
- Где Мерлин? – перешел сразу к делу Пендрагон.
- Там, где он обычно в это время и бывает. Недалеко от замка, на скалистых холмах.
- Что он там делает?
- Тренируется.
- В одиночку?
- Говорит, что так привык, - пожал плечами Гавэйн.
- Я понял. Что ж, спасибо, – Пендрагон перевел взгляд на стоящего за воином мужчину. – И смотри осторожнее, Ланс хорошо владеет обеими руками. Опасайся коварных ударов сбоку, он в этом мастер.
- Вот спасибо, Артур, удружил! Выдал противнику мои секреты, - засмеялся Ланселот.
- Тебе полезно, - позволил себе улыбнуться принц и пошел к воротам.
Гавэйн вытащил меч из земли.
- Как думаешь, они найдут общий язык?
- Ага. Только сначала подерутся, а потом уже договорятся, если не при помощи слов, то как-нибудь иначе
- Ланс, да ты еще тот извращенец, - присвистнул Гавэйн. – Впрочем, я тоже парень не промах.
- Я всего лишь сказал, а ты сам уже что-то себе додумал. Давай, показывай, какой ты.
- Тогда смотри, я тебя уделаю! Тем более, зная твои сильные стороны и приемы, – воин поднял меч.
- О, зря надеешься, что это тебе поможет, - Ланселот ринулся в атаку.

***
Рич сидел на каменистой гряде и смотрел, как маг двигается, вонзая Несущий свет в несуществующего врага. Удар. Еще один. Разворот. Ветер на этих высотах постоянно менял направление, с теплого южно-восточного на северный. Он играл с длинными прядями Мерлина, заставляя серебряные украшения, вплетенные в волосы, издавать что-то наподобие мелодии, грустной, зовущей, одинокой – а потом резко вцеплялся в длинные полы фиолетовой мантии. И солнце пробуждало идущие по краям одежды узоры, они переливались и испускали искры.
Ворону, вот уже вторую неделю ежедневно наблюдавшему за тренировками мага, надоело постоянно видеть сквозящую в воинском танце ярость напополам с болью. А еще Рич не мог больше замечать в глазах своего нового хозяина мертвящую тоску. От нее хотелось упасть в самую глубокую пропасть, чтоб уж не мучиться. Эмрис совсем впал в хандру. По мнению ворона, это состояние могло плачевно сказаться на магии. Нельзя до такого себя доводить. Маг практически не спал, кошмары снились ему каждую ночь. Рич ничего не спрашивал, но чувствовал, что здесь замешано что-то темное, в чем он никак не сможет помочь.
Когда Рич заметил поднимавшего по камням рыцаря в красном плаще, он облегченно подумал: «Наконец-то дождались» - и, взлетев, унесся ввысь, оставляя Мерлина с Артуром наедине.


Эмрис следил за тем, как на лезвии его меча пляшут блики солнца. Ветер приносил с собой свежесть и запахи пробуждающейся после зимы природы. Тренировка помогала Мерлину расслабиться и хоть на несколько мгновений отбросить мрачные мысли, унять печаль и убрать из тела тяжесть. Услышав шаги позади себя, маг обернулся, откинув длинные прядки с глаз.
- Артур? Зачем ты здесь? - он совсем не ожидал, что принц захочет его видеть, да так, что придет сюда.
Принц не решился подойти ближе и замер, рассматривая воина перед собой. Высокий, прекрасный, внушающий трепет. Артур не знал, что больше всего волновало его во внешности теперешнего Мерлина: эта гордая осанка, руки, способные владеть таким потрясающим мечом или же длинные волосы, струящимся потоком ниспадавшие юноше на плечи. Он не выглядел из-за них женственнее, но стал казаться опасным и неприступным. И отдаленным? От него? Нет. Артур обратил свой взор к глазам, с синевой которых небо даже и не думало соперничать, обреченное на проигрыш. В них читалась тоска, и – принц готов был поклясться – тщательно скрываемая нежность. Рыцарь заставил себя оставаться на месте, не поддаваясь желанию броситься к Мерлину, впустить его в свои объятья – и не отпускать, чтобы ни происходило вокруг.
- Я пришел к тебе, чтобы поговорить, - решился сказать Артур.
- О чем?
- О - принц хотел произнести «о нас», но не смог. – О сложившейся ситуации.
- И? - Мерлин стоял в ожидании.
- Я принимаю твою помощь в борьбе против темной магии. Другого пути, чтобы спасти Камелот, у меня нет.
- Мудрое решение, милорд, - Эмрис не двигался.
Они смотрели друг на друга. Молчание затягивалось. Артур не знал, что же еще сказать, чтобы стереть с лица любимого холодную маску неприступности.
- Мерлин, я Знаешь, я хочу извиниться за свои слова. Магия не всегда зло. Все зависит от человека, наделенного этой силой. Признаю, что не должен был так глупо себя вести.
- Хорошо, что вы поняли это, - маг не изменился в лице. – Я готов привести Камелот к светлому будущему, избавить его от врагов. И буду служить верно, как и прежде.
Мерлин не хотел оставаться слугой Артура, но в этом случае – лучше делать вид, стиснув зубы, проглатывая обиду и боль. Он все же являлся слугой в глазах принца и всего королевства. Эмрис ненавидел себя сейчас. Потому что раньше он мог быть с Артуром в качестве простого слуги, не думать ни о чем, кроме как о защите принца, дарить свою любовь и преданность и не ожидать отдачи. Но вместе с внешними изменениями стало другим и мировоззрение. Мерлин прекрасно понимал причину: иначе тело и душа не приняли бы ту возросшую силу, которой одарил его Мак Лир. Здесь нужна была твердость духа, самоуважение, решимость идти на все для достижения цели. И гордость, в конце концов. Именно она не позволяла мириться с прежней ролью.
- Не надо так, - приглушенно ответил Пендрагон, заставив себя сдвинуться с места. – Я не заслуживаю от тебя такого отношения. Что еще мне сделать, чтобы заставить тебя понять, что те слова были сказаны в запале? На меня все обрушилось слишком резко.
Артур медленно подходил все ближе к Мерлину.
- Я понял это. Что вам не понравилось в моем ответе? – Эмрис продолжал гнуть выбранную линию поведения.
- Для начала, твой напускной уважительный тон, - Артур достал из ножен меч. – Зачем ты это делаешь?
- Так положено, разве нет? – Мерлин оставался спокоен.
Принц остановился от него в нескольких шагах.
- Тебя же всего передергивает, когда ты говоришь этим тоном. Я не дурак, Мерлин.
- А что мне остается?
- Принять мой вызов! – Артур принял боевую позу. Эмрис удивленно посмотрел на него. Не дожидаясь ответа, принц ринулся вперед, делая выпад.
Маг уклонился, подставив меч.
- Хочешь сразиться со мной? Уверен?
- Определенно, - кивнул принц, продолжая напирать. Мечи противников встретились, зазвенел металл.
- Что ж, давай, - Мерлин, казалось, воодушевился.
И вскоре Артур смог в полной мере испытать на себе воинские навыки Мерлина в полной мере. Пендрагон поначалу пытался подловить того на ошибке, обманным движением заставить потерять бдительность, а потом накрыть лавиной мощных ударов – но быстро понял, что эта тактика не сработает. Мерлин поражал не только умением двигаться слишком быстро, но и тем, что дышал абсолютно ровно, в отличие от принца, уже порядком выдохшегося с начала поединка. Мерлин экономил силы каким-то необычным способом. Артур определенно завидовал ему сейчас. Однако – проигрывать совсем не хотелось.
- Мерлин знаешь ты силен! – признался Артур. – Но все же
- тебя учили убивать с рождения? Я помню, - усмехнулся маг, нанося очередной удар.
- Ха! Да, кое-что совсем не меняется например, твой острый на слова язык! – принц отпрыгнул назад, лезвие меча Мерлина резануло воздух.
Два воина так увлеклись, что не заметили, как опасно приблизились к обрыву.
- Вот видишь, все же ты знаешь меня, - ответил Мерлин и хотел повторить попытку атаки, но обратил внимание, что Артур вдруг пошатнулся. Нога принца угодила в небольшую ямку, и он упал бы пропасть, чернеющую внизу – но Мерлин выронил меч и обеими руками ухватил Артура за плечи, потянув на себя.
Оба рухнули на землю. Артур обнаружил себя лежащим на маге. И в этот момент он увидел страх в глазах Мерлина. Это был страх за его, Артура, жизнь. Неужели? Значит, он все еще небезразличен этому гордецу.
- Спасибо, - прошептал Пендрагон и наклонился вперед, чтобы ощутить вкус губ, которые он так давно не целовал.
Артур теперь был слишком близко, нависал над ним, такой красивый, ослепляющий, как солнце. Эмрис замер, его вдруг целиком наполнили сладостные воспоминания из прошлого. Долгие ночи вдвоем, смятые простыни Страстные и томные вздохи зазвучали в его ушах. Мерлин прикрыл глаза. Он буквально жаждал, чтобы Артур прикоснулся к нему своим жарким ртом, даря ласку.
Пендрагон не хотел быть осторожным. Принц просто делал, что считал нужным – целовал того, кого любил. И Мерлин, он стал таким податливым и мягким в его руках. Словно все вернулось на свои места, и не было этого жуткого года, когда ночи превращались в самое мучительное время. Целовать. Прижимать к себе. Обнажив грудь Мерлина и развязав его шейный платок, Артур покрывал поцелуями все такую же нежную, как и раньше, кожу. Рукой спустившись ниже, принц развязал ставшие тесными портки мага и обхватил его твердый член, стал сжимать, властно, уверенно, как привык. Внезапно все изменилось. Артур вообще не понял, что произошло, но он сам вдруг оказался под юношей, прижатый к твердой земле. Длинные волосы мага упали принцу на лицо. Мерлин стал раздевать Артура, быстро, четкими движениями. Принц не мешал ему. Он еще никогда не видел у Мерлина таких глаз – в темно-синем пламени переливались золотые искры. Пендрагон даже пришел в некоторое замешательство, но ощутив неведомую доселе ласку умелых пальцев, что дарил ему любовник, принц просто потонул в экстазе И только когда Мерлин властно раздвинул его ноги, Артур очнулся, выныривая из потока страсти. Это же неправильно. Не так все должно быть. Это Мерлин сейчас должен стонать и изгибаться, моля о том, чтобы Артур вошел в него, а не наоборот! И все внутренне существо принца воспротивилось в один миг. Он резко оттолкнул от себя мага.
- Ты чего творишь?!
Мерлин, с растрепанными волосами, опасно красивый в своей наготе, захлопал ресницами, сверкая золотом зрачков. Он посмотрел на Артура, а потом прикрыл глаза на несколько секунд, схватившись за голову.
- Прости. Я не понимаю, что на меня нашло. – Мерлин едва бросил на него взгляд, вернувший себе синеву. Поднявшись, он быстро натянул портки, схватил свою мантию, взял меч и быстро побежал по тропе вниз.
Артур все это время сидел неподвижно, обхватив колени руками и не пытаясь как-то остановить Мерлина.
Его сковала какая-то неизвестная ему сила.
Вскоре ветер, ставший намного прохладнее, заставил принца поежиться. Холод обретал свою власть над обнаженным телом. Артур не знал, сколько он вот так просидел, не меняя позы. Лишь по лучам заходящего солнца он понял, что близилась ночь.
Только возвращаясь по дороге к замку, Пендрагон понял, что постоянно шептал там, на холме, лишь одно: «Не уходи»
***

- Что, ты довольна, Моргауза?! План провалился, а твоя дорогая сестрица еле выкарабкалась из лап смерти. Я вообще удивлен, как ей удалось сбежать из замка. И за все это время ты даже не заикнулась о том, что оказалась в проигрыше. Не я, замечу, именно ты! Сначала надо было убедиться, что Моргана справится с порученным ей делом!
Ценред был зол. Нет, король пребывал в бешенстве. Он доверился этой женщине, пленившей его своей красотой и могуществом, поддался на ее басни о захвате Камелота. Да, как же! - теперь они зализывают раны в одном из его приграничных замков, а войско разбило лагерь в соседних деревнях и устраивает пьянки. Дисциплина катилась по наклонной.
- Заткнись, Ценред! - спокойным, но властным голосом ответила на пылкую речь короля Моргауза. Отложив один из фолиантов, что читала, в сторону, она поднялась из большого кресла, стоящего у очага. – Я эти несколько недель время зря не тратила, да будет тебе известно. Пойдем со мной в темницы, покажу тебе кое-что.
- Надеюсь, это что-то стоящее, - Ценред не доверял колдунье.
- Ты вскоре поймешь, насколько – усмехнулась Моргауза. На несколько секунд ее лицо скривила гримаса боли. Мужчина заметил, что в последнее время колдунья передвигалась как-то медленно и скованно, да и постоянная бледность ее лица не укрылась от Ценреда. – Идем. И возьми с собой одного из своих воинов.
- Зачем?
Но Моргауза уже скрылась за дверью, проигнорировав его вопрос. Ценред постарался не потерять последние остатки самообладания.

Жрица древней религии умела приносить жертвы темным богам, истязать и доводить пленника до почти незримых конвульсий от сковывающей тело боли – но сейчас Моргаузе это было совсем не нужно. Она сама так сказала королю, когда тот спустился в пропахший дымом от горящих факелов каземат.
- Может, объяснишься? – Ценред с отвращением смотрел на полуголого, покрытого шрамами невысокого человека, цепями прикованного к стене. Его голову обвивали желтоватые ветви странных растений. – К чему это все?
- Позже сейчас ни звука, - сипло приказала ему Моргауза, и, обхватив ладонями голову пленника, стала шептать слова на неизвестном Ценреду языке.
Мужчина не любил смотреть, как колдует Моргауза. Ему становилось жутковато от понимания того, что сам он тоже не застрахован от магии и что в один из дней колдунья может применить свои смертоносные силы и по отношению к нему.
Голос Моргаузы вдруг стал громче, она произносила слова все быстрее и быстрее. Прикованный человек стал кричать, оглушая и вселяя в сердце страх. Колдунью затрясло, но она продолжала свое непонятное действо. Ценред отошел на несколько шагов назад, к двери, где стоял один из его людей, расширивший от ужаса глаза.
- Будь ты проклята! – пленник издал душераздирающий крик и мгновенно обмяк, повиснув на цепях. Моргауза опустила руки и, развернувшись к Ценреду, обратила на него свой взор.
- Готово! – удовлетворенно произнесла она.
Король всегда боялся этих огненных глаз.
- Что что ты сделала? Он мертв?
- Скажем так, он на грани жизни и смерти. Хотя да – считай, что мертв, потому что его тело поддерживают лишь мои силы.
- Ну и? – Ценред ничего не понимал. – Какой нам с него прок?
- Я тебе покажу, - Моргауза поманила к себе воина из-за спины короля. – Подойди сюда - тот опасливо медлил. – Иди же!
- Делай, как говорят! – рявкнул Ценред.
Мужчина приблизился. Колдунья взяла его за руку, затем отпустила.
- А теперь что? – недоумевал король.
Моргауза медленно вытащила меч из ножен воина перед собой, и, не успел тот как-то среагировать, резко вонзила лезвие ему в живот.
- Эй! – Ценред хотел возмутиться, как заметил, что из раны не течет кровь. Воин не падал замертво на пол, он стоял, уставившись на меч в руке Моргаузы. – Это как? Ничего не понимаю
Чудом выживший мужчина осматривал свой живот, поражаясь, как быстро затянулся глубокий разрез.
Моргауза пояснила:
- Этот пленник, бывший когда-то темным друидом, сейчас являет собой нечто вроде сосуда, куда я смогла поместить часть своей магии. Его душа порабощена мной, и стоит мне взять обратно отданную ему на время для поддержания жизни в теле силу, он умрет. Тогда потеряет свою неуязвимость и твой воин, которого я коснулась.
- Удивительно, - только и смог сказать Ценред. – Теперь до меня теперь дошло, к чему ты клонишь. Армия бессмертных воинов. Даже рыцари будут Камелота тут бессильны.
- Ты все еще считаешь, что я осталась в проигрыше? – улыбнулась Моргауза, вскидывая подбородок и пытаясь скрыть от короля, как ей сложно стоять на ногах. Заклинание отнимало слишком много сил.
- Приношу свои извинения, - голова мужчины уже была целиком занята предстоящим успешным захватом Камелота.
- Тогда поторапливайся, собирай войско. Я же не буду касаться каждого, нужно произнести специальное заклинание, и я смогу сделать это только один раз. Так что все воины должны присутствовать .
- Понял, будет сделано!

После ухода Ценреда колдунья со стоном опустилась на каменный пол. Сжимая кисти рук в замок, стискивая зубы, она пыталась не закричать от боли, переполнявшей все ее существо.
Моргауза решилась на это не ради Ценреда, бывшего всего лишь пешкой в ее руках. Моргана – вот та, кого она любила и берегла. И Камелотом будет править достойная королева! Для достижения своей цели Моргауза могла стерпеть любые страдания.

***

После произошедшего на холмах, Артур и Мерлин так и не решились поговорить, старательно делая вид, что ничего не было, и все осталось по-прежнему.
Гаюс старался не вмешиваться в их отношения, а Гавэйн с Ланселотом делали ставки, когда же принц с магом перестанут валять дурака.
Один только Рич не думал сидеть, сложа крылья. Он не для того оставил парней наедине, чтобы позже узнать, что ситуация совсем не изменилась.
- Эмрис, я не пойму, Артур что, снова наговорил тебе гадостей? Или это ты все прикидываешься бесчувственным чурбаном? – ворон вот уже битый час доставал мага, который лежал на кровати, уставившись в потолок. - Эй, ну скажи же, а то я полечу разбираться с принцем, и уж ему достанется от меня!
- Уймись, - тихо ответил Мерлин. Все еще не до конца разобравшись в себе, он до сих пор вспоминал свою грубость и неожиданный напор. Почему? Что на него нашло? Ведь он никогда не доминировал, не чувствовал в себе желания брать верх в постельных баталиях, подчинять. Но все это внезапно охватило не только его тело, но и мозг, не дав времени сообразить, с чего вдруг?
- И не подумаю, - Рич подобрался к подушке и легонько ткнул мага в плечо. – Я ведь переживаю. Скажи, Артур обидел тебя, да?
- Скорее, это я его - с грустью поделился Мерлин, поворачивая голову и смотря на черную птицу.
- Ты? Как же?
- Сложно объяснить, но это так И самое главное, я не понимаю, что со мной происходит. Почему я так поступил? И еще, странно, но часть меня не считает, что я был не прав.
- Ты запутался, - констатировал Рич. - Но ведь если вы любите друг друга, то вскоре разберетесь во всем
- Если бы все было так просто, - вздохнул Мерлин. - Если Артур и любил меня, чего я не знаю, то в любом случае он любил другого меня. Вернувшийся я - для него незнакомец, вряд ли такой человек, как он, сможет принять нового меня.
- Глупости, - фыркнул ворон. – Сильные чувства справятся с любыми трудностями. И ты слишком несправедлив к себе. Ведь ты хочешь быть рядом с принцем, и не только как верный друг и маг, но еще и как возлюбленный. Только тогда ты счастлив.
Мерлин удивлено посмотрел на Рича.
- И ты понял все это за такое короткое время?
- Не зря вороны признаны мудрыми птицами, - гордо произнес тот.
- А может у меня все на лице написано? – предположил юноша.
- Ха, - ворон взлетел и уселся на оконную раму. – Если бы ты видел свое отражение, то сразу отмел такую возможность. Ты умеешь хорошо скрывать свои эмоции, этого не отнять. Мак Лир хорошо тебя обучил.
- Так как же ты все заметил? – Мерлин сел.
- Я магическая птица и чувствую своего хозяина, если поклялся быть ему преданным до смерти.
- Ясно.
- Но в данном случае и без моих способностей все ясно. Я видел глаза принца. Он сильно нуждается в тебе, Эмрис, что бы ты там себе ни надумал. Обидел ты его или нет, вам стоит поговорить об этом. И все наладится, вот увидишь.
Маг обдумывал сказанное Ричем. Он все еще не знал, как вернуть то доверие, что связывало его и Артура раньше, возродить тепло и нежность, изгнать из слов и поступков холод.
Мерлин понимал, что это все плата за возможность обладать тем могуществом, что наделил его Мак Лир. Он не мог позволить себе ошибиться, сделать неверный шаг. Поэтому Эмрис научился контролировать свои эмоции, ведь от этого зависела жизнь тех, кого он хотел защитить. Вот только Артур был его слабостью, в присутствии принца не всегда удавалось действовать разумно. С другой стороны, Пендрагон являлся тем, ради кого Мерлин стремился жить – тем, ради кого он был готов на все. Уберечь. Защитить. Всегда находиться рядом, чтобы прикрыть спину.
В дверь громко постучали.
- Да? – вынырнул из своих мыслей маг.
- Мерлин, извини, что мешаю отдыхать, - Гаюс был взволнован, – но там вернулся патруль. И у них срочные новости. Артур собирает совет.
- Что случилось? – Эмрис поднялся, решительно взял меч. Ворон опустился ему на плечо.
- Вроде как, армия Ценреда вновь движется к Камелоту!
- Идем быстрее, - Мерлин знал, что враги так просто не сдадутся. – Я должен услышать каждое слово воинов из патруля.


- Их тысячи, Ваше Высочество, и они определенно снова собираются напасть на нас, - рыцарь докладывал, держась за раненое плечо и еле стоя на ногах.
- Почему ты вернулся один? Что с остальными? – спросил Артур, предчувствуя что-то плохое.
- Это самое страшное. Мы подошли к ним слишком близко, и нас обнаружили. А дальше все было, словно один жуткий кошмар. Они превосходили нас числом, но дело не в этом. Я сражался вместе с сэром Патриком, мы с ним одновременно набросились на воинов Ценреда. Наши клинки, вонзившись, прошли сквозь тела врагов. И и - рыцарь запнулся, – и в следующее мгновение мы поняли, что воинам все равно! Они и не умирали от нанесенных им ран! Убит сэр Патрик, он замешкался, не ожидав такого. Я успел уклониться от ответного удара. И я мне удалось сбежать. Простите, - рыцарь склонил голову. – Я оставил там своих бросил их
- Тебе не за что извиняться, сэр Уильям, - заметил Артур, все еще пребывая в шоке от принесенных новостей. Что же это творится? – Ты сделал все правильно, теперь мы знаем, что воины Ценреда неуязвимы.
Рыцарь кивнул.
- Гаюс, займись им, - приказал Артур и молча обвел глазами своих рыцарей и приближенных. - Что думаете?
Никто не решался заговорить первым, не зная, что и сказать в такой ситуации.
- Тебе стоит задать этот вопрос магу, - заметил Ланселот.
Принц напрягся. Он все еще скованно держался рядом с Мерлином, вспоминая его сверкающие золотом глаза, жаркие губы и чувство полного подчинения, захватившее его на какое-то мгновение и чуть не заставившее умолять о продолжении
- Мерлин?
Полы фиолетовой мантии колыхнулись, маг, все это время стоявший позади принца, вышел вперед. Статный, красивый, длинные волосы перехвачены серебряным обручем. Сидящий на его плече ворон сверкнул красными глазами, заставив собравшихся испытать смешанные чувства одновременно страха и восхищения.
- Здесь задействована темная магия, очень сильная, связанная с некромантией.
- Некромантией? – спросил сэр Леон.
- Мир мертвых весьма могущественен, если знать, как подчинить себе его силу, - ответил Мерлин.
Рыцари ахнули. Сэр Леон сжал рукоять меча.
- Потому воинов Ценреда и не смогло убить оружие, - пояснил Эмрис. – Здесь наложено сильное заклятье.
- Ты можешь снять его? – поинтересовался Пендрагон.
Мерлин задумчиво ответил:
- Чтобы понять это, мне надо лично увидеть заколдованных воинов.
- Ты имеешь в виду - принц догадался, к чему клонил юноша.
- Да, мне придется отправиться на разведку, - кивнул Мерлин.
Артур похолодел.
- Это опасно, ты же слышал – оружие против них бессильно!
- И что? – развернулся Мерлин и посмотрел принцу в глаза. – Вы забываете, милорд, у меня есть магия. К тому же, я не собираюсь сражаться со всей армией
- Эй, я с тобой! - воскликнул Гавэйн.
- Я тем более, - отозвался Ланселот.
- Друзья, - Мерлин посмотрел на них. – Не стоит. Поверьте, вам лучше остаться в замке, иначе я буду думать еще и о том, как защитить вас.
- Но, Мерлин, тебе не помешает наша помощь, - не унимался Гавэйн.
- Я не хочу видеть вашу смерть, - Эмрис сказал это таким тоном, что рыцарь сразу умолк. – Я отправляюсь немедленно. Ваше Высочество, - маг сделал легкий поклон и направился к дверям.
Артур смотрел ему вслед, заставляя себя стоять на месте и не думать о том, как не хочется отпускать Мерлина в логово врага. Ведь к нему вернулся воин, а не прежний неуклюжий мальчишка. Да что лукавить, тот мальчишка обладал магией и всегда мог постоять за себя.
Принц знал, что сейчас он должен заботиться о своих подданных.
Необходимо подготовить людей к новой битве.
- Сэр Леон, что там насчет восстановленных укреплений нижнего города? Сэр Дэвид, доложите о
Не думать, только не думать о том, что Мерлин в эти минуты покидает замок, отправляясь на встречу со злом. Один. Без него

***
Мерлин нашел их быстро. Как не найти – эта темная энергия властвовала вокруг, затопив собой каждую частичку земли.
- Они там! – ворону не надо было предупреждать его, маг и так уже заметил небольшой отряд, расположившийся на видном месте. Они совсем не заботились о маскировке, вели себя беспечно, и по вполне ясной причине – если тебе не страшно оружие, то кто сможет убить тебя?
- Вижу, - Мерлин плотнее обхватил рукоять меча, и, вытянув руку вперед, собрал магию в одно целое, направил ее невидимой волной в сторону воинов. Они должны были онеметь, впасть в состояние полной беспомощности и умереть от страха. Но этого не случилось. Люди, сидевшие у костра, просто ничего не ощутили. Не шелохнулись. Эмрис начал посылать направленные на уничтожение заклинания, одно за другим, уже и не думая оставаться в тени. К моменту, когда один из воинов загорелся, превратившись в двигающийся шар, Мерлина успели окружить. Он смотрел во все глаза на то, как полыхающий парень оставался спокоен, не чувствуя боли. Невероятно! Огонь медленно потухал, а обожженная кожа становилась белой.
- Только не это! Не может быть! - Мерлин не хотел, чтобы его подозрения на сей счет оказались правдой.
- Эмрис, надо уходить! – над головой кружил ворон. – Ты же видишь, что бессилен! Здесь мощные чары!
- Я еще и воин, если ты забыл, и не отступлю так просто! - Мерлин приготовился к сражению, попутно соображая, какое еще заклинание использовать.
- Дурень! – Рич видел, как плотно сжималось кольцо врагов вокруг мага. – Меч против них бесполезен, ты же слышал!
- Да что ты?! – Эмрис ринулся в атаку первым. – Сейчас посмотрим!
Несущий свет наносил воинам тяжелые раны, что сразу начинали шипеть и гноиться, дымясь. Мерлин усмехнулся. Значит, не ошибся. Оружие, сотворенное при помощи магии и силы души, могло нанести этим бессмертным раны, которые и не думали заживать.
И все же воинов было слишком много. Мерлина успели несколько раз задеть клинком, а кто-то даже изловчился и проткнул ему плечо. Чтоб их! Но когда противники увидели своих собратьев, стонущих от нанесенных увечий, и поняли, что в руках у мага не обычное, безвредное для них оружие, то слегка охладили пыл.
- Эмрис! Нет! – крикнул Рич. Он понимал, что маг все равно проигрывает, один против такого многочисленного отряда он долго не продержится. Ворон видел, как из нанесенных Мерлину ран вытекала кровь. Силы стремительно покидали юношу, и он не мог тратить их на то, чтобы залечить себя – Несущий свет наносил воинам Ценреда смертельные ранения, но при этом отбирал у своего владельца слишком много магической энергии.
– Что ж! Ты меня вынудил, маг! – ворон завис высоко над его головой, расправил крылья и стал испускать красное сияние, которое вскоре охватило и сражающегося Мерлина.
Эмрис знал, что надолго его не хватит, и пытался найти выход из положения. Он начал понимать, что допустил ошибку, так близко подпустив к себе противников. Нужно было быть готовым к тому, что магия не сработает вообще. Несущий свет немного выручил его, но сил теперь почти не осталось. Мерлин тяжело дышал, лезвие магического меча горело голубым пламенем, а враги продолжали наседать. Когда его внезапно охватил красный вихрь, отбросив врагов в стороны, Эмрис окончательно впал в ступор, хотя и распознал мгновенно теплую энергетику Рича. «Вот это ворон! Вызвал ветер перемещения! – подумал Мерлин, прежде чем сознание окончательно его покинуло.

Ночь вступила в свои права, накрыв замок звездным небом.
Артур шел из оружейной, когда к нему подбежал один из стражей.
- Ваше Высочество, быстрее Там, там
- Что такое? Говори яснее! – Пендрагон злился, когда его воины не могли нормально доложить обстановку.
- Я как раз делал обход и вдруг увидел огромный вихрь, появившийся в центре двора. Он светился красным! Это точно магия! Я сразу побежал докладывать вам
- Предупреди рыцарей, - крикнул Артур, бегом направляясь во двор и на ходу вынимая меч.
- Будет сделано!
Когда принц оказался на месте, то никакого вихря не увидел, зато на брусчатке кто-то лежал. Артур осторожно стал подходить ближе, как вдруг заметил блеск меча. Вмиг узнав клинок, он кинулся к телу.
Мерлин был весь в крови – она пропитала его одежду, волосы. Лицо покрыла мертвенная бледность.
- Очнись, что с тобой?! – Пендрагон опустился на колени, боясь прикоснуться к юноше, выглядевшему сейчас слишком беспомощно. Зачем? Зачем он отпустил его?! Нельзя было разрешать Мерлину в одиночку покидать Камелот! Артур проклинал себя, чувствуя, как телом завладевает холод. Цепко. Быстро.
- Ну же, принц, поторопись! Ему нужна помощь! – с трудом произнес ворон, все это время находившийся возле мага.
Артур был наслышан о способностях магической птицы, но ему ни разу еще не приходилось становиться свидетелем ее речи.
- Что произошло?!
- Их было слишком много Магия против них бессильна! – лишь сказал Рич. – Я еле успел вытащить его оттуда.
- Так мне стоит поблагодарить тебя? - принц аккуратно обхватил Мерлина и поднял.
- Возможно. Но это позже, Пендрагон, сейчас тебе нужно позаботиться об Эмрисе.
Подбежавшие рыцари заметили окровавленного Мерлина на руках Артура и в замешательстве остановились. Один из них бросился было помочь, но принц мотнул головой:
- Я сам! Лучше предупредите Гаюса!

***
Хотелось пить. Сильно. Мерлин открыл глаза и попытался понять, где он. Ярко-золотой балдахин? Спальня Артура. Он лежал в широкой постели и медленно осознавал, как, оказывается, скучал по ее мягкости.
- Ты очнулся? – спросил голос.
- Артур - юноша повернул голову и сделал попытку приподняться.
- Эй, даже не думай, - принц помешал ему. - Ты еще до конца не поправился.
- И долго я вот так?
- Три дня. Гаюс сказал, что ты был сильно истощен.
- Ясно. Что произошло за это время? Что Ценред?
Артур помрачнел.
- Его армия у стен замка. Они готовятся к штурму.
- Воинов Ценреда не убить даже при помощи магии, – произнес юноша. Мерлин понимал, что шансов у них нет, но как объяснить это принцу? – Будет не сражение, а кровавое месиво Подумай, а стоит ли начинать его?
- Нет! Я так просто не сдам им замок! Ты должен меня понять, Мерлин! – Пендрагон вскочил со стула. В голубых глазах полыхала ярость.
- Должен. И понимаю, - кивнул маг, все же садясь на постели. – И именно поэтому говорю это сейчас. Лучше проиграть одно сражение, но выиграть в войне!
- Ты, наверное, бредишь! – принц не верил своим ушам.
- Хотел бы, - покачал головой Мерлин. – Да ситуация не позволяет
Воцарилось молчание.
- Тогда объясни мне, - произнес Артур. - Если это магия, хоть и очень сильная, почему ты не можешь ей противостоять? Если наложено заклятье, разве его нельзя снять?
- Правильно мыслите. Да только во время боя с теми воинами до меня дошло, почему на них не действует ни одно мое заклинание. Здесь надо убить либо саму колдунью, либо того несчастного, которого она использует в качестве сосуда для хранения темных сил, связанных с миром смерти. Некроманты тщательно выбирают своих жертв, чтобы значительно усилить заклинание.
- Значит, вот оно что Мне понятны твои мотивы, - Пендрагону стало не по себе. Он даже и не мог представить всю ту чудовищную силу, которой владела колдунья. Но даже после того, что принц узнал, он не собирался терять надежды. – Я уважаю твое мнение, но Камелот – мой дом, и лучше достойно умереть за него, чем позорно бежать!
- Хорошо подумай, Артур, я вернулся не для того, чтобы увидеть твою смерть! Лучше отступить сейчас, зато потом полностью сокрушить врагов! - Эмрис знал, что гордость Артура не позволяет ему мыслить разумно. Откинув напускной уважительный тон, маг пытался достучаться до принца.
Лицо Пендрагона потемнело от гнева.
- Я не трус! И, может, тебе пора признать, что ты вернулся поздно и уже ничем мне не поможешь! Твоя магия бессильна здесь и сейчас! Но это не значит, что я должен сразу согласиться оставить Камелот захватчикам! Я не ты! – резко бросил Артур, одновременно понимая, как больно могут ранить Мерлина его слова.
- Что ж, - маг откинулся на подушки. Он чувствовал себя отвергнутым и даже уже не пытался защитить свою душу от летящих в нее ледяных стрел, посланных принцем четко в цель. – Если тебе так станет легче, тогда признаю, что я не могу пока уничтожить заклятье. Но это не помешает мне сражаться рядом с тобой до последнего вздоха. И не думай, что я позволю тебе умереть раньше меня, – серые глаза Эмриса потемнели, заставив Артура ощутить, как пропасть между ними увеличилась. Сжав кулаки и ничего не ответив, Пендрагон ушел.
Мерлин поднялся, раны на его теле стремительно заживали. Легкий толчок внутренней магии – и ни осталось даже царапины.
Эмрис быстро оделся, подхватил со спинки стула свою мантию, вновь принявшую безукоризненный внешний вид – на ткани не осталось ни следа, будто не она была испорчена острыми клинками и пропитана кровью.
Мерлин заметил, что с его волос кто-то снял украшения. Они небольшой горкой лежали на столе. Юноша задумчиво взял одно из них. Артуру не стоит знать о тех кошмарах, что продолжали мучить мага, даже когда он находился в беспамятстве.
Мерлин крепко сжал заколку в кулаке – что бы ни произошло в дальнейшем, он не отдаст принца в объятия смерти.
- Пока я дышу, Артур, ты будешь жить. Клянусь!




Камелот полыхал в огне.
Как Мерлин и думал, они не смогли долго продержаться против неуязвимых воинов. Артур видел, как враги врываются в ворота замка, оставляя после себя трупы его рыцарей. Принц испытал на себе, каково это - осознавать, что твой меч бессилен против намеревающегося убить тебя воина. Мирным жителям он давно уже приказал спасаться через потайные ходы, уходить как можно дальше от замка, в дальние деревни. С ними пришлось отправить несколько групп рыцарей в качестве охраны. Остальные остались в замке, чтобы отдать свою жизнь за Камелот. И видя, как армия Ценреда беспощадно уничтожает его людей, Артур начал понимать, что, возможно, был не прав в разговоре с Мерлином. Кстати, где же он? Принц поискал мага взглядом.
Повсюду слышались крики умирающих и ликующие вопли бессмертных воинов, наконец пробравшихся внутрь крепости.
Да что же это он? Надо уходить отсюда. Если Артур сейчас погибнет, это будет только на руку Ценреду и Моргаузе с Морганой. Идиотская гордость. Сейчас принц понимал, что хотел донести до него Мерлин.
Пендрагон бросился наверх, к отцу, но столкнулся с ним еще на лестнице - король спускался в полном боевом облачении.
- Куда вы? Вам нельзя!
- Я им так просто не сдамся! Я король! – Утер вытащил меч.
Появился Гаюс.
- Я не смог его остановить, милорд!
- Теперь уже все равно. Идите к потайному ходу. Я найду Мерлина и догоню вас.
- Артур, я остаюсь! – решительно произнес Утер. – А ты уходи.
- Что? – опешил принц. – Даже не думайте, отец, я вас не оставлю!
Внизу у лестницы появились вражеские воины и хотели уже броситься на Артура, стоящего ко входу спиной, но тут голубой клинок поразил сзади сначала одного, а потом другого.
- Мерлин! – выкрикнул принц. – Где ты был?
- Неважно. Артур, сэр Леон и остальные рыцари уже выводят уцелевших. Нам тоже пора!
Король быстро спустился и навис над Эмрисом, приставив клинок к его шее.
- Нет, отец! – закричал Артур.
Утер, не обращая внимания на сына, произнес:
- А ты изменился, маг! Взгляд стал другим.
- Вы хотите убить меня? Не время для личных разборок, - заметил Мерлин, не делая попыток обезоружить стоящего перед собой. – Замок захвачен.
- Пока я лежал, прикованный к постели недугом, я видел много снов, в одном из них мне явилась моя жена, моя Игрейн. И я вспомнил, почему ненавидел магию и всех, кто ею владеет. А потом ненависть моя ушла, оставив осознание того, что у меня есть сын. И ты ведь не знаешь, как он страдал все это время, что тебя не было в Камелоте! И я думал про себя: «Почему? Из-за мальчишки, из-за какого-то слуги!» А я его отец – ничего не мог сделать, чтобы вернуть сыну улыбку. И вот ты все же соизволил оказаться здесь вновь, да еще и не побоялся открыто заявить всем, что являешься магом. Когда я узнал, ощутил такой гнев, что порывался самолично убить тебя!
- И что же мешает вам сделать это сейчас? – спросил Мерлин.
- Скажи спасибо Гаюсу, он рассказал мне, как ты спасал моего сына от смерти множество раз, – король опустил меч. – Уведи Артура отсюда и пообещай мне, что всегда будешь защищать его!
Мерлин кивнул, чувствуя, что Утеру нелегко было доверить ему своего сына.
- Обещаю.
- Не подведи!
- Отец, к чему такие слова? – недоумевал принц.
Утер развернулся, чтобы ответить, но в этот момент у подножия лестницы появилось несколько воинов с окровавленными мечами.
Мерлин отшвырнул их магией к стене.
- Бежим! Моя магия не задержит их надолго.
Все кинулись к тайному проходу. В коридорах замка было пусто. Они быстро нашли лестницу, ведущую в подземелье. Преследователи настигали их. Мерлин бежал последним.
- Я прикрою! Спускайтесь.
Гаюс взял факел и шагнул в темноту первым. Утер медлил. Топот ног приближался.
- Отец, иди же! – Артур не собирался оставлять Мерлина здесь одного. – Мы пойдем следом.
- Идите оба! Остаюсь я!– рявкнул король. – Я приказываю!
- Нет!
- Не перечь! По этим туннелям они нас быстро догонят. Я дам вам время уйти.
- Отец! Так нельзя– Артур не хотел мириться с подобным исходом. Ведь можно придумать что-то еще.
Утер переглянулся с Мерлином, и маг все понял. Король желал видеть своего сына не только живым, но и на троне Камелота. Эмрис схватил принца за руку.
- Артур! Уходим! – маг создал светящийся шар.
Принц понимал, что нет времени на колебания. Уйти? Нет. И все же да. Уйти сейчас, принять жертву отца, чтобы позже вернуть законную власть.
Сердце разрывалось от боли, и если бы не теплая рука Мерлина, крепко сжимающая его ладонь, вряд ли бы молодой Пендрагон подчинился королевской воле.
Артуру навсегда врезался в память прощальный теплый взгляд отца и его слова:
- Твоя судьба покажет тебе твой путь Доверься ей.

Утер увел преследователей по другому тоннелю, где достойно принял свою смерть. Нет, не от мечей.
Устроив обвал перекрытий, король забрал с собой на тот свет еще и своих врагов.
***

Им удалось уйти на значительное расстояние, углубившись в леса. Мерлин вел Артура к месту, где договорился встретиться с выжившими рыцарями. Рич по просьбе мага должен был сопровождать Гавэйна с Ланселотом и других оставшихся в живых.
Светало.
Гаюс шел чуть впереди, через его плечо была перекинута сумка, куда он успел положить несколько нужных книг и лекарственных зелий. Лишь малая часть, но и они могут пригодиться.
Артур за всю дорогу не проронил ни слова. Маг понимал, как тому тяжело, но у них не было времени предаваться грустным мыслям. Мерлин задумался над тем, что делать дальше. Мощные темные чары неуязвимости просто невозможно поддерживать слишком долго. Скорее всего, через пару дней колдунье придется остановиться, если она не собирается принести в жертву своему повелителю еще и себя. Значит, не все потеряно. Мерлин не собирался позволить Моргане или кому бы то ни было еще править Камелотом. Судьба не ошибается – и именно Артуру предначертано стать великим королем всего Альбиона.
Эмрис оглянулся назад. Принц шел, полностью погрузившись в свои мысли, его лицо было сосредоточено. И, конечно, Артур не собирался делиться своими переживаниями с магом.
И все же Мерлин остановился.
- Артур, Утер сделал свой выбор. Он хотел защитить тебя, понимал, что если ты, его сын и наследник, останешься в живых, то вернешься и отомстишь за его смерть.
Туманная дымка стелилась по земле, кружа вокруг их ног.
Гаюс обернулся и хотел спросить, почему они остановились, но сразу все понял. Артуру действительно нужно было поговорить с Мерлином наедине. Лекарь решил не мешать и двинулся дальше.
Пендрагон посмотрел на Мерлина.
- Ты стараешься проявить сочувствие, я понимаю. Но знаешь, твои слова не вернут мне отца.
- Да, не вернут, - кивнул маг. – Я просто хотел сказать тем самым, что верю в тебя и всегда верил. И ты, несомненно, будешь достойным королем.
- Мерлин, мой отец погиб, а я сбежал! Хотя не должен был делать этого! Зачем? Зачем ты не позволил мне остаться там, вместе с ним? – принц говорил тихо, но отчаянье и боль чувствовались в его голосе. В глазах застыли невыплаканные слезы.
Эмрис сжал губы. Злость проснулась в нем. На Моргану, на Моргаузу, на всех тех, кто посмел причинить Артуру – человеку, которого он любил – такие страдания.
Мерлин приблизился к принцу и твердым голосом произнес:
- Моя судьба – быть рядом с тобой, не позволить тебе умереть. И даже если ты возненавидишь меня теперь, после случившегося, я не отступлю. Утер совершил много злодеяний против магов. Все гонения, убийства – его руки были по локоть в крови невинных. Но я все равно никогда не смог бы убить его, потому что он твой отец. И чтобы ни происходило, Утер любил тебя и дорожил твоей жизнью больше, чем своей. В конце концов, он доверился мне, иначе не отпустил бы тебя со мной.
- Какой из меня получится король, если я проиграл в битве, позволив врагам захватить сердце королевства? – спросил Артур, все еще чувствуя себя отвратительно беспомощным, что не укрылось от Мерлина.
- Прекрати это! Приди в себя. – Эмрис схватил принца за плечи и встряхнул. - Ты не из тех, кто так просто сдается. И если ты еще раз впадешь в уныние, я обязательно буду рядом, чтобы вправить тебе мозги на место. И я не посмотрю на твою корону. Запомни это.
- Мерлин Знаешь, ты ведь единственный человек на свете, который понимает меня. - Артур распахнул глаза, вдруг осознав кое-что. Это не Мерлин изменился, а просто принц сам никогда не замечал, насколько правильные вещи тот говорил. Раньше, когда Артур не хотел слышать и принимать слова своего слуги всерьез, Мерлин прекращал попытки и замолкал. Но то время осталось в прошлом. Они оба теперь словно избавились от «других себя», мешающих жить и слушать веления сердца. Принц наконец-то увидел в синих глазах любовь и понял, что Мерлин не говорит вслух о своих чувствах к нему лишь потому, что боится услышать в ответ «нет». – И прости меня за мою грубость в замке. Твоя поддержка и помощь нужна мне сейчас, как никогда. А ты ведь даже после всего, что тебе пришлось выслушать от меня, остался Не понимаю
- Глупый, - голос мага потеплел. Артур вдруг стал так искренен с ним, а сопротивляться его очарованию было просто невозможно. Ледяная стена между ними пала сама собой. Проигранная битва. Смерть Утера. Мерлин не думал, что такие горестные события могут послужить примирению, что они с Артуром начнут говорить на равных. – Мне надоело играть в «господина-слугу», я сказал тогда, что думал. Твоя жизнь мне дороже своей. И это никогда не изменится.
- Не говори так! – Артур крепко обнял Мерлина, прижавшись лбом к плечу. – Ты дорог мне! И я давно не считаю тебя слугой. Я проклинаю свою трусость, что не позволила мне открыться перед отцом. Все боялся, что гнев короля будет слишком жесток, и я потеряю тебя
Мерлин будто онемел. Он стоял неподвижно, чувствуя дыхание принца у себя на шее, слушал и не верил тому, что слышал. Это всего лишь плод его фантазии, насмешка подсознания. Руки Артура гладили его длинные волосы, нежно касаясь, заставляя дрожать от нахлынувших ощущений.
Туман рассеялся. Лучи солнца скользнули по листьям, побежали по доспехам, кольчуге, прошлись по лезвиям мечей обоих воинов, которые молча стояли, прижимаясь друг к другу, не чувствуя течения времени.
Священный момент нарушил треск сучьев неподалеку.
- Кто-то идет! – Мерлин очнулся первым и вытащил меч.
- Гаюс? Он ведь был тут. Надеюсь, с ним все в порядке. - Артур последовал его примеру. Оба приготовились отражать нападение неизвестных.
- Наконец-то мы нашли вас, - послышался голос Ланселота. Вскоре он и Гавэйн вышли из-за раскинувших свои зеленые ветви елей. – И то только благодаря Ричу.
Мерлин расслабился. Артур убрал меч.
Ворон обрушился на мага сверху, приземляясь на плечо.
- Признайся, скучал же ты по мне, Эмрис. Наверняка!
- Где Гаюс? – спросил Мерлин.
- Он нашел какой-то чахлый куст в низине и сейчас с каким-то сумасшедшим упорством выкапывает его из земли, - засмеялся Гавэйн.
- А где остальные рыцари? – поинтересовался Артур, подходя ближе.
- До них где-то день пути. Мы вернулись за вами. Что воины Ценреда? Они преследуют вас? – забеспокоился Ланс.
- Нет, я не чувствую их поблизости. Скорее всего, они сейчас ликуют и празднуют победу, напиваясь в городе.
- Это нам на руку, - заметил Гавэйн.
- Что ж, идемте. Я рад, что вы живы, - Ланселот крепко обнял сначала мага, потом принца. Гавэйн хлопнул Мерлина по плечу, но не решился повторить за другом, поймав предостерегающий взгляд Артура.
- Эй, вы там долго стоять будете? – появился Гаюс, перепачканный сырой землей, но довольный и улыбающийся. Из сумки торчали ветки. – Если хотим прийти в лагерь до темноты, нам лучше поторопиться.

***
Результатами битвы не все остались довольны.
Моргауза, отдавшая значительную часть своего здоровья и силы, теперь была прикована к постели, ее мучили жуткие кошмары и ночью, и при свете дня. Моргана не отходила ни на шаг от постели сестры. Она могла только представить, что пришлось пережить Моргаузе, пока та поддерживала чары неуязвимости для воинов. Ценред злился из-за того, что Артур сбежал, а преследовать его никто не стал – все занялись разбоем, грабежами и пьянством. Даже войдя в главный зал замка и опустившись на трон, Ценред не ощутил торжества, лишь горькое послевкусие. Ведь пока Артур жил, именно он являлся законным правителем Камелота. Моргана не стала пока разрушать иллюзии короля, считающего захваченное государство своим. Ценред оставался жив только потому, что у них была одна цель – скорейшая смерть Артура Пендрагона. Колдунья это прекрасно понимала. А после будет легко расправиться с ненужным болваном и стать королевой.
Таким образом, трон Камелота пустовал, все еще не обретя законного правителя.

***

Выживших оказалось больше, чем Артур предполагал. Сэр Леон отлично справился с ролью командира в его отсутствие.
Но их все равно слишком мало, чтобы выстоять против тысячной армии Ценреда, даже если уже и лишенной своей неуязвимости. Мерлин сказал, что чары колдуньи, скорее всего, иссякают или уже иссякли.
- Где же искать помощи?
- Разговариваешь сам с собой? – рядом на поваленное дерево опустился Мерлин, держа в руке миску супа. – Возьми. Ты ничего не ел уже давно, а тебе надо быть сейчас сильным как никогда.
- Спасибо, - кивнул принц. – Да вот не знаю, что и делать дальше
- И не надо знать, - добавил Эмрис, заметив непонимание на лице Артура. – Ты сам только что сказал, что нужна помощь. Значит, мы найдем союзников.
- И где? – принц рассеянно водил ложкой по краям миски. – Король Стефан поддерживал дружеские отношения лишь с отцом, да и только когда это было выгодно ему. Король Байярд вообще мог бы объединиться с Ценредом против Камелота, если б не боялся получить удар в спину.
- А как же королевство Лионесс?
Пендрагон чуть не выронил миску из рук. Поставив ее на землю, он произнес:
- Мерлин, не время для шуток!
- Я совершенно серьезен.
- Ты понимаешь, о чем ты говоришь?! Лионесс – место, где магия не только разрешена, но и практически властвует. Тебе это известно. Мой отец не смог пойти на него войной лишь потому, что земли королевства окружены защитными барьерами. Я слышал, что граница между Камелотом и Лионессом, когда к ней приближаешься, загорается красным светом. Это предупреждение для врагов, желающих смерти магам.
Мерлин улыбнулся.
- Наверняка этим тебя в детстве пугали?
- Тебе смешно, Мерлин. А мне нет.
- Нисколько.
- Тогда наш разговор бесполезен.
- Вовсе нет. Просто ты забываешь одну важную деталь. Камелот захвачен темными магами. А Лионесс не то королевство, которое захочет вторжения в свои земли. Рано или поздно это произойдет – если не Ценред, то Моргана захочет усиления власти. Не думаю, что какой-то барьер их защитит в таком случае.
- К чему ты клонишь? – недоумевал принц.
- Мы направимся к ним и расскажем о том, что произошло в Камелоте. Обрисуем всю ситуацию. Попросим о союзе для борьбы
Артур закатил глаза.
- Ох, Мерлин, ты слишком приукрашаешь наши возможности. Даже если нам и удастся пройти сквозь барьер и не умереть от рук магов, то в самой столице Лионесса нас все равно прикончат. И рта раскрыть не успеем.
- А у нас есть выбор? – Мерлин поднялся. – Ладно, ты пока подумай над моим предложением. У меня есть одно важное дело.
Артур хотел было выяснить, какое дело, но так и не сделал этого. Лучше уж он сросит позже. От Мерлина можно ожидать чего угодно, с его-то странными причудами, ставшими теперь еще более внезапными. Вот взять хотя бы Рича, который сразу полетел за магом, стоило тому куда-то отойти. Откуда Мерлин притащил этого говорящего ворона?
Артур посмотрел на суп. Что ж, поесть действительно не мешает. Но не одному же.
- Эй, что вы там обсуждаете? – и, подняв миску, принц направился к рыцарям.

***
- Рассказывай, куда мы идем, - спросил Рич.
- К озеру, - спокойно ответил Мерлин.
- Зачем? – удивился ворон. – Ты хочешь искупаться? Холодновато, несмотря на то, что скоро лето. Простудишься, кто тебя лечить будет?
- Я как-то оставил там нечто важное. И раз уж случилось, что мы оказались поблизости, я думаю, сейчас именно тот момент, чтобы я забрал его.
- Его? Ох, мне становится все любопытнее.
Несколько часов пути, и перед магом и вороном открылся прекрасный вид на водную гладь, освещенную серебряным светом «ночного солнца».
Эмрис остановился.
- И что дальше? – спросил Рич.
Маг подошел к воде, опустился на колени и вытянул руку вперед, коснувшись ладонью водной глади. Легкая рябь прошла по озеру, и золотая дорожка света быстро унеслась вперед, стремясь к центру.
Мерлин ждал.
Через некоторое время поднялся сильный ветер, озеро стало неспокойно бурлить, испуская пар.
Когда над поверхностью вознесся сверкающий меч с горящими по лезвию письменами, Рич ахнул, а Эмрис поднял уже обе руки и призвал оружие к себе. Сразу стихнул ветер, вода успокоилась.
И когда в ладонь мага легла рукоять меча, он произнес:
- Вот Экскалибур, закаленный магией дракона. Я знал, что когда-нибудь еще увижу его.
- Он прекрасен! – восторженно заметил ворон. – Но что ты будешь с ним делать? Ведь у тебя уже есть Несущий свет.
- Я и не собираюсь им владеть, его могуществом может пользоваться только истинный правитель – в нужных руках этот меч способен показать все свои потрясающие возможности. Я уверен, с ним Артур обязательно приведет нас к победе!
Рич смотрел на мага, говорящего об Артуре с таким восхищением, и все больше убеждался – Мерлин был послан Пендрагону самим провидением.

Они не сразу вернулись к Артуру и остальным. До рассвета оставалось несколько часов.
Маг обошел лагерь вокруг, что-то высматривая.
- Что мы ищем? – не понимал Рич.
- Камень.
- Камень? – ворон решил, что Эмрису пора отдохнуть. – Что за камень?
- Большой.
- Ну если подумать - Рич напряг память. – Я вроде видел такой неподалеку.
- Да? Показывай дорогу.
Рич летел впереди, вспоминая место.
- О, вот и он. Вижу.
Мерлин вышел на небольшой холм. Первая молодая трава щедро покрывала все вокруг. На возвышенности в окружении нескольких камней поменьше лежал внушительный валун. Он доходил магу до пояса.
- Подойдет, - кивнул юноша.
- Для чего подойдет? – Рич все еще оставался в недоумении.
Мерлин не ответил. Достал завернутый в плащ Экскалибур, освободил его от ткани. Направив меч острием вниз, целясь в сердцевину валуна, произнес тягучее, но короткое заклинание. Меч легко погрузился в камень на половину лезвия. Посыпались мелкие искры.
- Отлично.
- Я все еще не понимаю, что ты задумал, Эмрис. Даже мне, с моими умными мозгами, не додуматься.
- Долго объяснять, - махнул рукой Мерлин и пошел в сторону лагеря. – Спать чего-то хочется
- Вот-вот, тебе надо беречь себя! – Рич полетел следом.

***

Принцу не спалось. Мерлин неизвестно где пропадал всю ночь, да к тому же спокойно уснуть не давали мысли о будущем Камелота. Что же делать? Ведь все верят в него, в особенности Мерлин. И почему он так предан, откуда эта уверенность, что из Артура выйдет достойный правитель?
Перевернувшись на другой бок, юноша устало вздохнул. Неужели Мерлин говорил серьезно? Отправиться в Лионесс? Да это же практически самоубийство. С чего вдруг им станут помогать маги? Впрочем, если действительно хорошенько подумать, то Артур не находил больше вариантов в сложившейся ситуации. Его рыцарей слишком мало, чтобы отвоевать Камелот обратно. А надеяться только на магию Мерлина – бессмысленно. Но все равно идея заполучить в союзники воинов-магов Лионесса казалась совсем безнадежной.
За час до рассвета глаза Пендрагона закрылись, и он, наконец-то, заснул. И не заметил, как вернулся Мерлин и лег рядом, заботливо укрыв его плащом.

- Мерлин! Куда ты меня ведешь? И вообще, почему ты меня не разбудил и позволил проспать до полудня? Не время мне отлеживаться! – Артур злился, шагая через лес. Когда он очнулся от слепящих лучей солнца, вокруг никого не было, лишь Мерлин сидел рядом и разговаривал с Ричем о плывущих по небу облаках – и принц не понимал, куда все делись.
- Туда, где нас ждут. Точнее, твоего прихода.
- Ничего не понимаю, - пробурчал Пендрагон. – Что ты снова задумал? И, кстати, где ты пропадал всю ночь?
- У магов свои секреты, - улыбнулся Эмрис.
- О, пожалуйста, избавь меня от этой напускной таинственности, - отмахнулся Артур. – Рич, может, ты будешь более словоохотливым?
Ворон, сидевший на плече у мага, нахохлился:
- Неа.
- Здесь зреет заговор, я чувствую, - заметил Пендрагон.
- Успокойся, мы уже почти на месте, - Мерлин стал подниматься по крутой тропинке, обходя высокие кусты.
Когда они оказались на вершине холма, Артуру открылась следующая картина. Его рыцари сгрудились возле большого камня, и кто-то из них, кажется, сэр Персиваль, пытался вытащить из него что-то. Приглядевшись, принц заметил рукоять меча. Простой народ с интересом наблюдал за попытками рыцарей.
- Ничего себе! – Артур стал подходить ближе. Когда его заметили, все разом отступили, явно смутившись.
- Мерлин, он намертво врос в этот камень! – воскликнул Гавэйн. - Я пытался несколько раз!
- И на что ты надеялся? – улыбнулся маг. – Меч сможет вытащить только тот, кто рожден повелевать
- Так, а теперь поподробнее - обратился к Мерлину Артур. – Потому что я не пойму, что здесь происходит и как меч попал туда?
- Много веков назад, когда на этих землях правила магия, произошла великая война между Тьмой и Светом. На стороне Света был могущественный король-воин Брит, обладающий магическим даром. Много достойных людей полегло с обеих сторон, и никто не одержал вверх – столь сильны оказались и те, и другие. В последней битве Брит, смертельно раненный, вонзил свой меч в камень. Он надеялся, что в будущем найдется тот, кто сможет подчинить себе силу, хранящуюся в его оружии. Брит был чист сердцем и понимал, что такой человек родится нескоро.
Артур стоял, раскрыв рот.
- Эээ Что-то я не слышал о такой истории. Впрочем, тебе виднее, признаю. Но мы-то зачем здесь? Полюбоваться?
Мерлин сложил руки на груди.
- Вообще-то, Артур, ты должен попробовать вытащить его.
- Я? Как-то даже не знаю, мне посмеяться или сказать, что ты сошел с ума - Пендрагон обвел глазами собравшихся, на их лицах застыло ожидание. – Вы что, всерьез считаете, что у меня получится?
- Если кто и может, то только ты, - кивнул Ланселот.
Артур наклонился к Мерлину и прошептал:
- Ты хочешь меня опозорить перед всеми моими людьми. Кто пойдет за мной после такого? Остатки моей армии разбегутся.
- Артур, тебе стоит поверить в себя. Это не простой меч, но наделенный разумом. Как только ты коснешься его, он либо почувствует твою нерешительность и навсегда останется в камне – либо ты дашь ему понять, что готов биться за Камелот до конца. Тебе выбирать: доказать себе и всем, что ты достоин носить корону, или же отступить, показав слабость.
- Ты загнал меня в угол, Мерлин! – Артур постарался собраться с мыслями. – Хорошо. Раз я доверился магии, поздно уже что-то менять.
Принц развернулся и, подойдя к ближе к валуну, ухватился за торчащую рукоять. На поляне воцарилась тишина, даже птицы умолкли.
У Артура вспотели ладони. Волнение, страх, сомнение – все чувства разом обрушились на него. Стало так сложно выбрать из них те самые, что должны были в данный момент управлять его существом. Закрыв глаза, юноша постарался сосредоточиться. Он понимал, что меч не поддастся так легко. Здесь мало просто захотеть им обладать – нужно показать, что принц достоин стать одним целым с магическим оружием. Перед Артуром пронеслись картинки воспоминаний, образы из прошлого. В голове зазвучали последние слова отца: «Твоя судьба покажет тебе твой путь Доверься ей!» Судьба Его судьба. Пендрагон вдруг увидел перед собой синие глаза Мерлина, его чарующую улыбку и все понял. Мерлин – тот, кто ведет его, словно слепого, убирает с пути препятствия. Маг верит в принца, а значит, всегда будет рядом. И нельзя сейчас дать слабину, ведь после смерти отца Артур принял на себя ответственность за людей, за Камелот. Самое время показать, что он готов на все ради светлого будущего.
Рукоять меча нагрелась.
Ветер стремительно обрушился на Артура.
Мерлин, стоящий позади, сделал знак остальным не двигаться и смотреть. Маг чувствовал, практически видел протянувшуюся духовную нить между разумами Артура и Экскалибура. Происходило мощное, внушающее трепет слияние. И если б Эмрис до сих пор не любил принца, то сейчас обязательно бы отдал ему свое сердце. От Пендрагона исходило столько властной силы, что хотелось преклонить колени и не вставать, пока тот не позволит.
- За любовь к Камелоту! – выкрикнул Артур, потянув за рукоять. За спиной принца развевался алый плащ, в глазах полыхало голубое пламя. Клинок засветился золотым, и через мгновение освобожденное острие смотрело в ясное небо. Порывы ветра стали стихать.
Пендрагон опустился на колени, рассматривая меч, пытаясь прочесть на нем древние руны.
Мерлин понял, что пора и ему исполнить свою роль в этом действии.
Он достал из мешка богато украшенную, сверкающую рубинами на солнце корону и, подойдя со спины, надел ее Артуру на голову со словами:
- Да здравствует истинный король Камелота - Артур Пендрагон!
Артур выпрямился, словно еще не совсем понимая, что сейчас произошло. Только раздавшееся со всех сторон громкое «Да здравствует король!» заставило его ощутить всю тяжесть бремени правителя, что легла на него вместе с короной.
- Ты не один, Артур! Всегда помни о том, что я рядом, - шепнул Мерлин, будто прочитав мысли Пендрагона.
- Вместе мы победим, - кивнул Артур. – Я знаю это.
И маг с королем обменялись теплыми взглядами.

***
У большого костра собрались самые верные рыцари Камелота.
Ланселот и Гавэйн принимали поздравления – они получили от Артура рыцарское звание, поэтому улыбка не сходила с их довольных лиц весь вечер.
- Что ты решил? – спросил Мерлин у Артура.
- Я принял единственно правильное решение и надеюсь, что меня поддержат остальные, - король поднялся, и разговоры стихли. Друзья! Верные соратники и те, кто присоединился к нам в этой битве, не испугавшись темного колдовства. Вы, наверное, уже много раз спрашивали себя за последние дни, что же будет дальше? Какую политику я изберу? Я отвечу, рассеяв ваши сомнения. Несмотря на то что замок захватили при помощи магии, я не стану повторять ошибок своего отца. Я понял, что магию в правильных руках можно обратить во благо. Мерлин – вот человек, который открыл мне глаза на истину, не побоявшись стать изгоем, - Эмрис удивленно вскинул голову. - Благодаря дару, данному ему от рождения, я сейчас здесь, с вами, жив и полон сил, чтобы вернуть мир в ваши дома! И именно Мерлин предложил мне отправиться в Лионесс – государство за магическим барьером, чтобы найти там союзников в борьбе против Морганы и Ценреда. Я долго размышлял, прежде чем согласиться, но сейчас считаю, что это наш шанс, если мы хотим победить в войне. И я спрашиваю вас здесь и сейчас, кто со мной?!
- Мы с вами, милорд!
- Да здравствует король Артур!
- Ваше величество, мы за вами, куда угодно!
Лес наполнился торжествующими криками.
Стало ясно, что на рассвете они выдвинутся к границе с Лионессом.

Звезды щедро усыпали небосвод.
Мерлин нашел Артура вдали от шумного лагеря. Пендрагон стоял, прислонившись спиной к стволу дерева, и смотрел на луну.
- Ты ушел, чтобы побыть один? – спросил маг, всматриваясь в усталое лицо. – Я помешал? Мне уйти?
- Нет, - остановил юношу король. – Останься. Прошу.
- Я надеялся, что ты скажешь это - Мерлин не мог устоять, когда Артур с такой нежной мольбой смотрел на него.
- Мерлин Я соскучился, - Пендрагон притянул мага к себе и поцеловал. Настойчиво. Проявляя силу. Эмрис ответил на поцелуй, чувствуя, как он изголодался по прикосновениям любимого. После того случая на холмах он боялся, что Артур больше никогда к нему не притронется.
Покрывая поцелуями лицо мага, король будто бы просыпался от вечного сна, заставившего его так долго прятать свои чувства.
- Ты прекрасен Знай это, - шептал он, отстегивая заколку на фиолетовой мантии. Ткань беззвучно упала на землю. Пальцы Артура скользнули под рубашку, стараясь добраться до нежной кожи. Без шрамов.
В свете луны длинные волосы Мерлина делали его похожим на сказочное лесное создание.
- Артур - Эмрис получал истинное удовольствие, когда Артур гладил его волосы по всей длине, накручивал длинные прядки на пальцы, слегка оттягивая. Это возбуждало, кружило голову. Мерлин знал, что таким образом рано или поздно он потеряет контроль. И он не хотел спугнуть Артура своим напором. Пусть сегодняшняя ночь послужит примирением между их телами. Уступить под натиском сильных рук частично, но самому в то же время обрести власть над Артуром, заставить его постанывать и шептать имя Мерлина снова и снова.
Легкие поцелуи сменились игривыми покусываниями, страсть захватила обоих. Одежда не сковывала больше движений. Неровная кора дуба впивалась в оголенную спину Артура, пока Мерлин обводил горячим языком ореолы его сосков. Медленно. Сводя с ума.
Пендрагон вскоре понял, что Мерлин поработил его. Тело не хотело подчиняться его желаниям, оно жаждало лишь прикосновений мага. А тот не спешил, словно издеваясь. Удовольствие волнами накатывало на Артура, когда Мерлин опустился на колени, взял в рот его член и стал посасывать. Артур тяжело дышал, ноги подкашивались от слабости. Это было слишком горячо – он кончил, испытав окрыляющее чувство свободы. Когда Мерлин поднялся с колен, Пендрагон увидел эти пугающе манящие золотые искорки в его глазах и в ту же секунду понял, что именно должно произойти. И король чувствовал, что не сможет сопротивляться больше.
- Артур Позволь, я не могу сдерживать оно сильнее меня.
Гордость? Пендрагон забыл, что это такое. Любовь была сильнее. Артур хотел исполнять все желания того, кто владел не только его сердцем, но и телом.
В тот раз, после возвращения Мерлина, на холмах, между ними еще возвышалась ледяная стена, и страсть просто разбилась об нее, разрушив начинавшуюся связь тел. Артур, не ожидавший, что Мерлин захочет вдруг стать главным и вести в танце любви, оттолкнул от себя, как он тогда считал, «незнакомца». Но то ощущение давно стерлось. Сейчас ему на смену пришло желание принять в себя любимого, стать с ним единым целым.
- Не жди. Просто возьми меня, идиот! – улыбнулся Пендрагон.
- Ты не пожалеешь! Клянусь – выдохнул Эмрис, почти не соображая, что происходило с ним. Магия вырывалась наружу. «Владеть! Любить! Вонзаться!»
Артур уже сам жаждал того момента, когда Мерлин настойчиво войдет в него, и ощутив сильный толчок, король понял, что быть снизу ему нравилось даже больше. Вот только Мерлину знать его мысли совсем необязательно.
Золотой свет окутал их тела, сплетенные в ритме любви.
Эмрис, сам того не ведая, передал любимому частичку своей магии.

***

В пути в Лионесс Артур заметил, что сны Мерлина неспокойны. Он что-то шептал, словно в забытьи, при этом красивое лицо искажала гримаса боли, слезы катились по щекам. Тогда король прижимал к себе любимого, пытаясь прогнать кошмар, успокоить своим теплом. Маг не говорил, что его мучает по ночам, а Артур не спрашивал. Вдруг он доставит тем самым Мерлину еще большее беспокойство?
Через несколько дней они оказались около светящегося красным светом барьера. Граница. По прозрачной поверхности бегали мелкие искорки.
- Осторожнее, Мерлин! – забеспокоился Артур, видя, как юноша стал подходить ближе к барьеру.
- Не волнуйся - произнес маг, протянул руку и жар лизнул его ладонь. – Легче легкого. Как я и думал.
- А? Что такое? – спросил король.
- Ерунда, вот что! Правильно, Эмрис? – ворон сидел на плече у мага.
Мерлин кивнул.
- Сейчас я сниму его на то время, пока мы все не пересечем границу.
- Давай.
Маг запел, чарующе, обволакивая своим чуть хрипловатым голосом. Облеченный в песню, язык древних, незнакомый никому из присутствующих, кроме разве что Гаюса, заставил Артура затрепетать. Он не знал, что Мерлин умеет петь, да еще так прекрасно.
Красное свечение задрожало и прекратилось.
Когда мелодия стихла, юноша обернулся.
- Готово.
- Мерлин, а ты колыбельные не поешь, случаем? – спросил Гавэйн и сразу получил локтем в бок от Ланселота. Артур подавил смешок.
- Отличная работа, Мерлин. Вперед! – Пендрагон дал знак рыцарям.
Маг забрался на одну из лошадей, что рыцари смогли раздобыть, и произнес:
- Что ж, теперь либо нас ждет смерть, либо мы обретем то, что искали.
- И это должно подбодрить? – спросил Артур, прежде чем пришпорить коня.
- Нет. Просто надо здраво мыслить и не надеяться на чудо.
- Пока ты со мной, я верю в чудеса, - серьезно сказал король. – Помни об этом.

***

Незримый барьер остался давно позади, хвойный лес закончился, и вскоре рыцари двигались по широкому полю, приближаясь к видневшимся вдали строениям.
- Как думаешь, нас сразу начнут атаковать? Или подождут, пока мы пройдем вглубь королевства? – поинтересовался Ланс у Гавэйна.
- Ты про магов? Если они есть в этой деревеньке, надо ожидать чего угодно, а то кто их знает. Я доверяю Мерлину. Он бы не стал просто так предлагать Артуру столь опрометчивый план, если б уже чего-то не придумал.
- Скорее всего, так и есть, – кивнул рыцарь. – И все же, у тебя нет ощущения, что за нами кто-то наблюдает? У меня прям мурашки по спине
- Да, неприятно, но чего ты хотел? Мы нарушили барьер и идем по их землям. Маги явно давно уже знают, сколько нас, и теперь следят, - беспечно ответил на это Гавэйн.
- И ты спокоен?
- А что мне раньше времени напрягаться? Вот начнется заварушка, тогда я себя покажу.
- О, ты снова за свое, - засмеялся Ланселот. – Только бы покрасоваться!
- Это у меня с рождения, - пожал плечами рыцарь и подмигнул мужчине.
- Эй, смотрите! Там! - закричал кто-то из воинов, указывая вверх.
Гавэйн с Ланселотом подняли головы и замерли. В небе парил, махая огромными крыльями, черный дракон.
Отовсюду послышалось:
- Дракон!
- Настоящий!
- Действительно дракон!
Рыцари прекратили движение по знаку короля.
- Мерлин, а разве драконы не вымерли? – спросил Артур, не зная, что делать. То ли доставать меч, то ли подождать, пока маг не подтвердит необходимость этого.
- Я знаю одного, и он утверждал, что последний в своем роду, - Мерлин вглядывался в летящее магическое создание. - Видимо, он ошибался Или же недоговаривал, и второе, я думаю, вернее.
- Неважно, - отмахнулся Пендрагон. - Что делать сейчас? Он приближается
- Не двигаться. Предоставь это мне! - Эмрис соскочил с коня и направился быстрым шагом вперед. Затем резко остановился, развернулся, и, описав рукой полукруг над головой, накрыл защитным полем рыцарей.
- Это остановит его от нападения на вас! - крикнул Мерлин.
- А как же ты? – встревожился Артур.
На лице мага скользнула снисходительная улыбка. Он ничего не ответил, но король понял – когда дело касается магии, лучше не вмешиваться.
Дракон стал снижаться, и все с удивлением заметили на нем всадника. Мужчина держал спину прямо, гордо. Мерлину понял, что он управлял драконом на мысленном уровне. Восхитительно! Мощнейшая связь между драконом и всадником поражала.
Когда дракон приземлился, сложив крылья, мужчина легко спрыгнул на землю и встал рядом. Высокий, темноволосый, лет сорока пяти, с черными, как смоль, бородой и усами. Темно-синяя куртка с символами на груди, штаны ей в тон, в руках уменьшенная копия обычного арбалета. От оружия шли потоки магической энергии. Мерлин ощутил трепет – перед ним стоял сильный маг, он внушал уважение. Но не страх.
Мак Лир как-то поведал о существовании магов, обладающих семейным даром, что передается от отца к сыну. Они общались с драконами на особом древнем языке, показывая свою власть.
Их взгляды скрестились, изучая друг друга. Первым заговорил повелитель драконов:
- Кто вы и почему вторглись в Лионесс? Это расценивать как нападение? Тогда вы или слишком самоуверенны или глупы, - мужчина обвел взглядом стоящих позади Мерлина рыцарей. - Ваше войско немногочисленно, и я заметил раненых. Не думаю, что один маг способен справиться с отрядами магов Лионесса даже при очень большом желании.
- Да, мы пересекли границу, но нас вынудили на это. Думаю, не стоит говорить, что мы из соседнего королевства, Камелота. Вы это уже наверняка поняли...
- Камелот, - хмыкнул мужчина. – Я узнал герб. Наверное, Пендрагон использовал изображение дракона как символ победы над магией. Он думал, что истребил их всех, - голос мага стал жестче. - Мне довелось бывать в тех землях много лет назад, и я еле спасся от Утера тогда. Ты не можешь знать, мальчик, каково это, терять друзей, одного за другим, и понимать, что ты не можешь ничего сделать. Многие погибли в те ужасные годы Великой Чистки!
- «Мальчик» испытал на себе всю тягость дара, который нужно скрывать, чтобы не быть преданным костру, - ответил на это Мерлин, смотря в карие глаза напротив.
- Тогда почему ты сопровождаешь войско Пендрагона? Только отсутствие короля Утера среди рыцарей и наличие мага в рядах остановило меня от мгновенной атаки на вас. Именно поэтому вы пока живы.
Лорд Балинор, главный защитник Лионесса, командир охранного отряда «Стремительные тени», не стал произносить истинную причину – его заинтересовал длинноволосый парень, от которого струилась невиданная доселе магия. Она была похожа на силу жрецов древней религии и все же несколько отличалась, своеобразно сочетая в себе различные элементы природных стихий. Балинор мог читать мысли более слабых магов – те ставили слишком непрочные барьеры-заклинания – но в голову стоящего перед ним юноши соваться вообще не стоило. Попытки могли закончиться не только простой неудачей, но и чем похуже. Еще лорд с любопытством рассматривал сидящего на плече мага черного ворона. Тот смотрел слишком пристально, будто слушал и понимал разговор.
- Теперь король – Артур Пендрагон, сын Утера, - Мерлин заметил, что мужчина что-то недоговаривает. Впрочем, он имел на это полное право. - И Артур понимает, что магия – не зло, а опасность кроется в тех, кто встал на темную сторону и использует свой дар в целях наживы. Одна из колдуний обратилась к некромантии для захвата Камелота. Мы здесь потому, что вынуждены искать союзников.
- Союзников? – сомнение читалось в глазах Балинора. – Лионесс и Камелот? Я могу дать тебе отличный совет: скажи своему королю, чтобы поворачивал обратно. Идти дальше бессмысленно.
- Это почему же? – Мерлин не собирался менять своих решений, ведь на кону стояло будущее Камелота.
- Поверь мне, у вас нет шансов.
- Так думаете только вы.
- Эмрис, что ты с ним церемонишься? Нашелся тоже мне, противник. Подумаешь, на драконе летает! Выпендреж! – Рич не смог больше молчать.
- Эмрис?! Не может быть! – услышав истинное имя Мерлина в мире магии, Балинор похолодел.
- Неужели тот самый? Из пророчества? – вырвалось у него.
Мерлин вопросительно посмотрел на мужчину, ожидая разъяснений.
- Скажи, почему этот говорящий ворон так тебя назвал? – спросил Балинор, немного совладав с эмоциями.
- Под этим именем меня знают друиды. Пророчество? Не слышал о нем, - пожал плечами Мерлин. – Моя судьба – быть с Артуром и вести его королевство к величию.
Лорд застыл в нерешительности. В Лионессе каждый маг с детских лет знал пророчество наизусть. Его читали как молитву, каждый день утром и вечером. В нем говорилось о великом маге-воине по имени Эмрис, который, став королем Лионесса, объединит под своим началом других магов и приведет к расцвету магии. Об эре Эмриса будут складывать легенды. Именно по этой причине в королевстве не было короля уже несколько столетий. Всем управляли девять старейшин, самых сильных и умных. Если и находился среди магов тот, кто считал себя достойным носить корону, наплевав на пророчество, то он быстро заканчивал свои дни на плахе. Подчинить себе столько разумов, от рождения наделенных силой, просто невозможно, если только маги добровольно не откроют свои сознания. А на такое способен, исходя из пророчества, лишь Эмрис.
Еще в пророчестве упоминалось о мече, сотворенном при помощи божественных сил. Клинок, сотканный из света и обращенный в металл, он горел голубым пламенем, разя врага. Балинор не видел оружия юноши, мешали длинные полы фиолетового плаща. Может, простое совпадение? Вряд ли стоящий перед ним и есть будущий король Лионесса. И все же Есть только один верный способ это узнать. Привести мага в замок, и пускай старейшины сами решают.
- Хорошо, я пропущу вас к столице. Только небольшой отряд, ваша армия, хоть она и немногочисленна, не должна появляться возле ворот города.
- Я сообщу об этом королю, - кивнул Мерлин, и, развернувшись, направился к Артуру и остальным.
- О чем вы разговаривали? - Пендрагон давно спешился и в нетерпении крутил в руке поводья.
Мерлин подошел ближе и, проведя ладонью по мягким ноздрям лошади, сказал:
- Он позволит нам проехать дальше, но, как ты понимаешь, лишь нескольким.
- Ясно. Возьмем с собой Ланса, Леона, Персиваля и - Пендрагон задумался.
- И Гавэйна, – подсказал ему маг.
- Да, и Гавэйна, - с неохотой согласился король. Хоть ему и не особо нравился рыцарь своими вечными подкатываниями ко всему, что движется, но Артур признавал в нем сильного противника, особенно в сражении на мечах.
- Про меня не забудьте, - произнес Гаюс.
- Когда ты научился так бесшумно подкрадываться? Да еще со спины? – удивился Артур.
- Практика, - пожал плечами старый чародей. – Мерлин, что еще сказал тебе повелитель драконов? Думаешь, это ловушка?
- Кто знает, надо быть готовыми ко всему. Потому что он, только услышав мое второе имя – Рич болтливый же у нас
- Подумаешь Что, тебя по имени уже нельзя называть? - пробурчал ворон.
Мерлин не обратил внимания на ворона и продолжил начатое:
- сразу изменил решение. Стал говорить про какое-то пророчество, связанное с Эмрисом. Думаю, он ошибается на этот счет. Но все же хочет присмотреться ко мне. Кстати, Гаюс, из его слов я понял, что он раньше жил в Камелоте.
- Серьезно? – заинтересовался лекарь. – Я, к сожалению, отсюда плохо вижу его лицо, но я знавал многих повелителей драконов в те времена. Однако все они были убиты, как и сами драконы.
- Но черный дракон и всадник точно не плод нашего коллективного воображения, - заметил Мерлин.
- Это точно. Такая громадина. Как с картинки сошел. И, Мерлин, позже ты мне расскажешь про своего знакомого дракона, - король вставил ногу в стремя.
- Всенепременно, - улыбнулся Эмрис.
- Предупрежу рыцарей о наших планах, и можем двигаться, - сообщил Артур и развернул коня. – А ты передай этому лионессцу, что мы согласны. Пускай показывает нам дорогу.
- Мерлин, я присмотрюсь к повелителю драконов, как представится возможность, - кивнул Гаюс и направился к своей лошади.


Армия Камелота разбила лагерь.
Вскоре небольшой отряд отделился от нее и направился вслед за летящим в небе драконом к столице Лионесса – Мессии.
Всю дорогу до города Мерлин испытывал на себе какое-то странное воздействие. Кто-то настойчиво пытался копаться в его голове. Сначала юноша просто игнорировал попытки - он понимал, что в стране, где маги составляют большую часть населения, такое нормально. Им все равно не удастся проникнуть в его сознание, а Мерлин не скрывал своего нахождения в королевстве, хотя мог.
Но вот когда на него началась полноценная атака многих тысяч магов одновременно, Эмрис решил прекратить это, и при помощи всего одного слова-посыла: «Тишина!» - начисто прервал какие-либо попытки.
Несколько сотен магов после такого энергетического ответа потеряли сознание. Остальные тысячи либо впали в ступор, либо бросились пить настойки от мигрени, либо занялись медитацией с целью прогнать из своего разума даже эхо столь сильного голоса. И не один из них не решился еще раз попытаться изучить мага, ступившего на их земли.


Лорд Балинор не мог себе даже и представить, что пока он встречал войско Пендрагона и общался с подозрительным магом, в столице творились судьбоносные вещи.
Совет старейшин был оповещен, что в главном зале, на портрете, передававшемся из поколения в поколение, наконец-то четко проступило лицо мага-короля Эмриса.
И теперь они столпились у портрета, все еще ошеломленные.
- Я не могу в это поверить! – лорд Саймон смотрел на картину, пытаясь совладать с эмоциями. – Мы видим его! И теперь сможем узнать, когда он появится!
- Какие глаза! У меня стойкое ощущение, что он смотрит мне в душу, - передернул плечами маг с длинной бородой.
- Непривычно. Я думал, он будет старше, - заметил стоявший позади остальных старейшин Сергил, стараясь не показать, как взволновали его проступившие черты Эмриса.
- Да что ты понимаешь, Сергил! Ах, какой же он красавчик! – колдунья Сирена прильнула к портрету ближе всех и теперь вздыхала каждую минуту.
- А ты снова за свое. От тебя другого и не ожидалось, - ответил на это Сергил. Он знал девушку слишком хорошо, чтобы воспринимать ее слова всерьез. – Только дай тебе волю, ни одного смазливого лица не пропустишь.
- Да ты просто завидуешь тем счастливчикам, кого я выбирала в качестве любовников, - надула губы Сирена.
- Начинается Да кому ты нужна такая? У меня не настолько дурной вкус! - закатил глаза Сергил.
- Уймитесь! Снова ваши перепалки, да в такой момент. Постыдились бы! – прикрикнул на них мужчина в длинной белой мантии с изображением орла на груди.
Сказав: «Простите, Лорд Орфеус» - маг с колдуньей умолкли, и все снова обратили взоры на портрет. Кто бы мог подумать, что они на своем веку увидят, как выглядит сам великий Эмрис.
Сколько себя помнил каждый, фигура мага-короля на картине в главной зале Совета всегда оставалась в тени. И лишь совсем недавно, где-то с месяц назад, стали появляться отдельные части портрета. Постепенно краски отвоевывали себе пространство у темных пятен, с каждым днем все больше наполняя полотно жизнью.
- Кстати, – прервал тишину высокий юноша в зеленом камзоле, Стрэнк. Это был один из воинов-магов, ставший старейшиной только год назад. – Что там с тем магом? От лорда Балинора нет известий? Он ведь отправился проверить, кто посмел нарушить барьер.
- Пока нет, но мы, без сомнения, заинтересованы, – ответил лорд Орфеус. – В разум нарушителя не пробиться. Невозможно узнать, кто он и каковы его мотивы
- Даже вам?! – удивленно воскликнул Стрэнк.
- Даже мне. Нам остается только ждать. Лорд Балинор не зря выбран главным защитником Лионесса, он сумеет разобраться с этим магом.


Перед воротами в город, черный дракон приземлился, поджидая отряд. Балинор сказал что-то дракону и тот улетел прочь.
Когда рыцари приблизились, мужчина произнес:
- Следуйте за мной. Лошадей оставьте страже, с ними ничего не случится. Мы не пойдем по главной улице. Здесь есть специальный проход в замок.
Гаюс, ехавший чуть позади, обомлел – он смог разглядеть лицо незнакомца. Не может быть. Лекарь быстро накинул на голову капюшон, надеясь, что Балинор не успел его увидеть. Хотя за столько маг наверняка уже и забыл о его существовании. Но Гаюс ведь узнал повелителя драконов. Чародей думал, что Балинор давно мертв. Разве мог тот оставить свою возлюбленную – Хунит, мать Мерлина?
Ничего не понимая, Гаюс решил пока не делать поспешных выводов.

Они шли по длинному коридору, где стены светились в темноте, заменяя факелы. Артур тихо спросил у идущего рядом Мерлина:
- Чувствуешь опасность?
- Нет. Но здесь такое сильное скопление магии Стоит мне расслабиться, и я потеряю контроль.
- Признаюсь, мне не по себе. Против магов мой меч бессилен - покачал головой Артур.
- Экскалибур? Ты еще не знаешь, на что он действительно способен, когда владельцу угрожает опасность. И ведь рядом есть я.
- Да уж, без тебя я бы точно не пошел просить помощи у Лионесса, я не настолько безумен - король не успел договорить, они подошли к полупрозрачным дверям из хрусталя.
- Мы на месте, - произнес Балинор. – Дальше лестница, которая ведет к главному залу. Там заседает Совет Старейшин. Вас позовут после того, как я сообщу о вашем прибытии.
Двери бесшумно растворились. Путники увидели винтовую лестницу, уходящую вверх.
- Мы подождем, - кивнул Мерлин, проходя и вставая около резной деревянной колонны. Балинор, чувствуя себя под взглядом мага слишком неуютно, поспешил покинуть их отряд.
Рич сидел на плече у Мерлина и молчал, насупившись. Лишь после того, как лионессец ушел, ворон произнес:
- Хм, как-то с гостеприимством у них плоховато. Нам даже не предложили чего-нибудь выпить или поесть!
- Потерпишь, Рич, я же терплю, - отозвался на это Гавэйн. – У меня есть сухарик, хочешь?
Ворон демонстративно отвернулся.
- Только не говори потом, что я не предлагал, - усмехнулся рыцарь.

Еще перед въездом в город Мерлин накинул капюшон, скрывающий лицо, и теперь он ощущал, что за ним кто-то наблюдает. Холод не покидал тело. Использовать против него такую мощную магию мог только очень отважный чародей. Эмрис это оценил, но в ответ ничего не предпринял.

- Балинор привел его, точнее их. С магом еще несколько рыцарей! - увидел Саймон в волшебной чаше, установленной на круглом столе.
- Дай-ка посмотреть, - оттолкнула мужчину Сирена. – Ох, прямо цветник. Только вот тот маг в красном одеянии староват.
- Это ты как определила? Он же в балахоне с капюшоном, - удивился Саймон.
- Глупый вопрос, будто ты не умеешь раздевать взглядом - улыбнулась девушка.
- Фу А тебе не противно? Все же старческое тело.
- Дурень! Я только лицо посмотрела!
- Отойдите! – властно велел лорд Орфеус. – Вы не на того смотрите. Старый чародей мне не интересен. Вот этот, в фиолетовой мантии Чувствую, он специально скрывает лицо. Так - мужчина замер, напряженно вглядываясь. – Мантия! Через нее не пробиться, она как защитное покрывало. Я впервые вижу такую магию! И этот человек хочет нам ее показать, будто знает, что мы будем пытаться увидеть его лицо.
- Да какая разница, как он выглядит? – Сергил сидел на стуле, даже не пытаясь подойти к чаше. – Не все ли равно?
- Здесь важны глаза, а не внешность! Не забывай, в них вся сила. Увидев глаза, сразу понимаешь, какого уровня перед тобой маг. Ты же знаешь
- Знаю, - кивнул Сергил и перевел взгляд на портрет. Ему внушали страх эти синие, с золотыми всполохами глаза. Молодого старейшину сейчас совсем не интересовали нарушители барьера. Он все думал, как может король, выглядевший таким юным, иметь столь пронзительно-властный взгляд.
- Лорд Орфеус, - за разговором маги не сразу заметили, как Балинор вошел и приблизился. – Я привел их.
- Так. Расскажи, кто они и откуда?
- Из соседнего королевства, Камелота.
- Из того самого, где магов убивают? - не сдержался от восклицания Стрэнк.
- Да, - Балинор смотрел на Орфеуса. – Я не стал убивать их как раз потому, что тоже удивился. С молодым королем Пендрагоном, сыном моего старого врага Утера путешествует маг. И именно он привел рыцарей к нам.
- Любопытно, - задумчиво произнес Орфеус. – Что еще?
- Как бы сказать, - замялся Балинор. – Вы все уже, думаю, пытались проникнуть в сознание этого мага, - старейшины закивали. – Так вот, я рассчитывал, что когда наши взгляды встретятся, у меня получится подчинить его разум, но
- Ты видел его глаза?! – перебил повелителя драконов Саймон.
Лорд Орфеус и остальные с нетерпением ждали, что скажет Балинор дальше.
- Да, но я ничего не смог сделать. Словно туман скрыл от меня все его мысли. И у меня отпало желание пытаться прорваться сквозь завесу. Это опасно, клянусь! А потом я - Балинор думал, как сообщить магам об имени, услышанном из клюва ворона. Он поднял глаза выше и замер – с портрета на него смотрел тот самый маг, которого повелитель драконов видел всего минуту назад.
- Он! – мужчина указал трясущейся рукой на картину. – Он!..
- Да. Это Эмрис. Мы еще не успели сообщить остальным, что король-маг явил нам свой лик. Свершилось! Правда, чудесно? – защебетала Сирена. – Только не думала, что он так тебя испугает По-моему, он прекрасен.
Балинор прикрыл лицо руками.
- Невероятно!
- Да, мы тоже в восхищении. Но давай позже об этом, ты что-то хотел сказать о маге из Камелота - Сергил поднялся, вдруг заинтересовавшись.
- Э Эм Эмрис здесь, - дрожащими губами произнес Балинор.
- На портрете он. Мы знаем.
- Нет! - покачал головой мужчина, повысив голос и, наконец, переборов оцепенение. - Когда я говорю, что Эмрис здесь, я имею в виду, что он действительно здесь, среди нас! В замке!
- Ничего не понимаю. У меня начинается мигрень, - старейшина с белой бородой потер виски.
- Ты там с дракона случаем не падал? – усмехнулся Стрэнк.
- Лорд Балинор, объяснитесь! – твердым голосом потребовал лорд Орфеус.
- Тот маг, что прибыл с королем Камелота, и есть Эмрис! Вот о чем я!
Повисло молчание. На лицах старейшин отразилось сразу несколько эмоций: от удивления до неверия.
Второе победило. Стрэнк не смог сдержать смеха. Сирена хихикнула в ладошку. Остальные старейшины безмолвствовали.
- Балинор, ты не бредишь? У тебя, наверное, просто шок от явления Эмриса на портрете! Или приезжий маг хорошенько промыл тебе мозги? – предположил лорд Орфеус. – Ступай, приведи этих людей.
- У меня не шок, старейшина! Хорошо же, вы сейчас сами все увидите. И хочу вас предупредить – не смотрите ему в глаза слишком долго! – повелитель драконов развернулся и быстрыми шагами направился прочь из залы.
- Одинокий человек, что с него взять. Все с драконами да драконами, вот и сошел с ума, - пожал плечами Саймон.
Маги сели за стол.
Сергил занял свое место у окна и вновь посмотрел на портрет. Их привычная жизнь слишком быстро стала приобретать непредсказуемый характер.


- Старейшины вас ждут, - Мерлин заметил, что лионессец старался не смотреть в его сторону.
- Тогда ведите нас. Артур? – обернулся маг в сторону короля.
И они стали подниматься по лестнице.

Оказавшись в круглой зале, Мерлин сразу заметил висящий на стене портрет. С холста на него смотрел смотрел он сам! Что здесь происходит вообще?! Юноша медленно сжал рукоять меча, скрытого плащом. Может быть, это какой-то хитрый план магов, что сейчас с любопытством разглядывают вошедших. Проверяют его реакцию? Если что, Мерлин готов защитить своих друзей. Любой ценой. Эти девять магов и повелитель драконов испытают на себе его гнев. Рич ощутил, как напрягся Эмрис и вскоре тоже заметил портрет. Его вообще было сложно не увидеть – картина, освещенная золотым сиянием, притягивала взгляд.
Рядом с Мерлином ахнул Артур, остальные рыцари также стояли, пораженные и обескураженные.
- Что за - начал король, но Эмрис остановил его, тронув за руку.
- Значит, вы из Камелота. Я лорд Орфеус, один из старейшин Лионесса. Что же заставило вас нарушить наш барьер?
- Мы были вынуждены это сделать, - произнес Мерлин. – Нам нужны союзники в борьбе против темных колдуний. Поэтому мы пришли к вам.
- Союзники? С чего ты решил, маг, что мы станем помогать королевству, которое десятилетиями истребляло нам подобных?
- Это в прошлом! – вмешался Артур. – Теперь в Камелоте все будет иначе. Я, Артур Пендрагон, как законный правитель готов поклясться, что приложу к этому все усилия. Но из-за того, что воинов моего врага наделили с помощью темного колдовства неуязвимостью, от моей армии осталось лишь несколько тысяч рыцарей. Одними своими силами я не справлюсь.
- В любом случае, почему мы должны согласиться на такой союз? – продолжил лорд Орфеус, мельком взглянув на юного короля. Старейшина отметил магический меч у него на поясе. – Какая нам с того выгода?
Мерлин ответил за Пендрагона.
- Ваш барьер колдуньи снимут так же легко, как это сделал я. И они придут сюда, в Лионесс. Тогда ваше мирное королевство узнает, что такое видеть кровь своих близких, умирающих у вас на руках, и слышать предсмертные стоны людей, которых уже ничем не спасти.
Стрэнк, самый молодой из старейшин, вскочил в ярости:
- Да кто ты такой, чтобы приходить сюда, да еще говорить нам это. Ты даже скрываешь свое лицо! Трус! Ты жалок!
Артур вытащил Экскалибур, сделав движение в сторону мага.
- Нет! Он того не стоит! – остановил короля Мерлин.
- Но он назвал тебя трусом!
- Меня это не волнует.
- Так-то вы хотите помощи от нас, - усмехнулся Сергил, вставая из-за стола и подходя ближе. – Молодой король слишком импульсивен, и его маг со своим острым языком не лучше. Может, нам стоит вас убить здесь и сейчас каким-нибудь простеньким заклинанием? – старейшина блефовал, но продолжал расслабленно улыбаться. Он хотел вывести стоящего перед ним загадочного человека на эмоции.
- Можете попробовать, - Мерлин откинул полу плаща и вытащил Несущий свет, вмиг засиявший голубым пламенем. - Но не советую, по одной простой причине. Вы умрете первыми.
Сергил застыл. От меча исходила такая мощь, что задрожали колени.
- Кто ты? – еле выдавил он. – И что это за оружие?
Стрэнк обнажил свой меч и выбежал вперед, прикрывая старейшину.
- Ты хочешь узнать имя того, кто лишит тебя жизни? – спокойно произнес Эмрис. – А про мой меч тебе стоит знать лишь одно – он убивает.
- Маг, прекрати угрожать нам! - воскликнул Орфеус. – Ты ведь пришел не за этим, разве не так?
- Так, но вам не стоит даже думать о том, чтобы напасть на меня и моих друзей.
- Да перед вами же Эмрис! Я видел его лицо! И меч, разве не сказано про него в пророчестве? – Балинор встал между старейшинами и рыцарями.
- Ты снова за свое. Что за пророчество? - Мерлин опустил клинок.
- Смотри, маг, ты видишь тот портрет. Ты не мог не узнать на нем себя, верно? – повелитель драконов решил уже открыть правду для всех. Ему надоело стоять в стороне. - По глазам твоих друзей я понял, что и они в замешательстве.
- Я посчитал это ловушкой, - ответил Мерлин. – Да я и сейчас так считаю, иначе бы не обнажил меч.
- Да не ловушка это! Именно сегодня портрет, который раньше скрывал лицо короля-мага в тени, наконец явил нам его черты. Если вкратце, то согласно пророчеству его будут звать Эмрис. Появившись, он подчинит всех магов королевства. И да настанет Эра расцвета!
Стоявшие у самой двери рыцари находились в недоумении.
- Ты что-нибудь понимаешь? – спросил сэр Персиваль.
- Нет, - пожал печами сэр Леон. - А ты?
- Вот и я также.
Артур шепнул Мерлину:
- Его слова кажутся сущим бредом, если честно.
- Что, разве я не могу стать королем? Это задевает твою гордость?
- Тоже мне, нашел время острить Делать что будем? Вон, смотри, эти старейшины тоже забеспокоились, столпились. Наверняка обсуждают, как нас прикончить.
- Не думаю, - Эмрис отчего-то поверил в искренность повелителя драконов. Мерлин чувствовал, что тот не врет. А он всегда доверял своей интуиции. – Хорошо, возможно, я действительно ваш будущий король. Что, если я не согласен? - повысил он голос, обращаясь к старейшинам.
- Чтобы понять, правда ли ты тот, о ком говорит пророчество, мы должны увидеть твои глаза, – сказал лорд Орфеус. – Под капюшоном ты сейчас можешь принять облик любого, даже самого Эмриса, но твои глаза все равно выдадут в тебе самозванца.
- Да он это! – Балинор уже устал доказывать свою правоту.
- Тебя могли околдовать, - хмыкнул Стрэнк.
- Разве трус на такое способен? – усмехнулся Мерлин. - Что ж, смотрите, - и откинул с головы капюшон. На старейшин был обращен взгляд темно-синих глаз, в котором читался вызов. Маги сразу попали под влияние этой синевы, уводящей их мысли куда-то далеко, в другие миры.
Из рук Стрэнка выпал меч, лорд Орфеус схватился за амулет, Саймон хлопнулся в обморок, Сирена расплылась в улыбке и дрожащей рукой поправила выбившийся из прически локон волос.
На Сергила в мгновение ока обрушился целый каскад чувств. Он обомлел, не зная – то ли выразить слова восхищения, готовые сорваться с уст, то ли пасть на колени, ожидая позволения подняться.
- Эмрис - беззвучно произнесли его губы, и он склонил голову в знак полного подчинения. Остальные старейшины последовали его примеру.
В зале воцарилась тишина. Мерлин постепенно понимал, что все происходящее действительно не обман. Он ощутил, как разумы присутствующих магов вдруг открылись для его внутреннего взора, хотя для этого не было задействовано ни одного заклинания.
- А что, Эмрис, тебе пойдет корона, - заявил через некоторое время Рич, довольно взмахнув крыльями, – а я буду возлежать на фиолетовой бархатной подушке в окружении десятков слуг-магов.
- Я так понимаю, - произнес Мерлин. – Что союз между Камелотом и Лионессом – дело уже решенное?
Лорд Орфеус очухался первым.
- Конечно, Эмрис. Мы займемся приготовлениями, наберем лучших воинов для тебя. Управимся за неделю.
- Я готов отправиться с вами! – заявил Стрэнк. – И прошу, простите мне мою грубость Я ведь не знал, что вы наш будущий король я - молодой старейшина боялся смотреть Мерлину в глаза.
- Я все же не ваш король, - заметил маг. – Мне неважно, что там говорит пророчество. Я лишь хочу спасти Камелот от власти темных колдуний, и если вы согласны оказать нам помощь
- Ты должен принять корону, мой мальчик, - вдруг в разговор вмешался старый чародей, откидывая с лица капюшон.
- Почему это, Гаюс? Ты же знаешь, у меня другая судьба, - попытался возразить Мерлин.
- Твоя судьба быть королем Лионесса. Объединившись с Артуром, вы станете непобедимы. Вы оба наделены лидерскими качествами: ты лучший среди магов, Артур – среди рыцарей. В вашем союзе великая сила. Ты и сам это прекрасно понимаешь.
- Он прав, Эмрис, - согласился ворон. – Дело говорит.
Мерлин посмотрел на Артура. Что тот думал обо всем этом? Не разрушит ли произошедшее их отношения? Но в голубых глазах он нашел то, что искал. «Я всегда с тобой, Мерлин» - говорили они. - «Какое бы решение ты ни принял».
Маг тепло улыбнулся.
- Гаюс, Рич! Вы совсем не щадите меня. Давайте мы поговорим об этом позже, сейчас надо думать о предстоящей битве.
- Хорошо-хорошо, - кивнул лекарь. – Но прежде, не мешало бы нам поспать.
- И в самом деле, - Эмрис повернулся к Пендрагону. – Что с твоими людьми?
- Конечно, - опомнился Артур. – Леон, Персиваль, возвращайтесь обратно в лагерь. Передайте, что с нами все в порядке.
- С ними отправят обозы с провизией и всем нужным, - лорд Орфеус был сама любезность. – А вас мы проводим в лучшие комнаты.
- Вот и отлично, а то у меня вновь разболелась спина, - лекарь направился к дверям.
Балинор, недолго думая, последовал за ним. Пока Гаюс разговаривал с Мерлином, он вглядывался в знакомые черты лица чародея. Неужели глаза не обманывали, и это действительно его старый друг? А ведь повелитель драконов думал, что тот погиб – Утер не щадил никого.
Когда отряд Камелота ушел, и за магом в фиолетовой мантии закрылись двери, совет старейшин смог наконец-то выплеснуть все эмоции, обратить их в слова. Они просидели несколько часов: обсуждали Эмриса, его глаза, рассказывали о мыслях, что посетили старейшин, когда маг коснулся их разумов, смаковали каждую деталь. И все сходились в одном: представший перед ними юноша с длинными волосами действительно будущий король Эмрис, рожденный править Лионессом.

***

- Гаюс, постой! – Балинор догнал спускающего по лестнице лекаря. – Ты что, не узнал меня?
- Узнал и сильно удивился - объяснил мужчина, продолжая идти. - Я считал тебя погибшим.
- Мне чудом удалось выжить, я был сильно ранен. И тоже думал, что ты в ином мире. Ведь Утер убивал всех, кто имел хоть какое-то отношение к магии. Не пойму, как получилось, что тебя миновала эта участь?
Чародей остановился и, развернувшись, посмотрел на повелителя драконов холодным взглядом:
- Пришлось отказаться от своей веры, спрятать свои знания настолько глубоко, что даже пытки каленым железом не смогли явить их на свет.
- Прости, я не хотел напоминать, - поспешил сказать Балинор. – Но почему ты говоришь так тихо?
- Не хочу, чтобы Мерлин знал, что мы с тобой знакомы, - пояснил Гаюс и, видя, что маг с королем спускаются вниз, добавил:
- Поговорим позже. Наедине.
Балинор не мог разгадать ход мыслей Гаюса, но чародей явно что-то скрывал от него.
Эмрис с королем Пендрагоном прошли мимо, занятые разговором. Мужчина смотрел им вслед и не понимал – почему так хочется, чтобы маг обернулся и позвал его с собой? Из-за чего в груди поселилась странная ноющая боль? Повелитель драконов вспомнил Эалдор, прекрасные глаза Хунит и ее прощальные поцелуи. Его друзья помогли раненому Балинору скрыться. А после, очнувшись после недели лихорадочного бреда, он узнал страшную новость: от Эалдора осталось одно пепелище, а всех жителей, подозревая в колдовстве или пособничестве ему, убили люди Утера Пендрагона. Балинору некуда было возвращаться, и он даже не мог похоронить свою любимую. Пепел от их сожжённого дома развеяло по ветру.

Собирать отряды желающих отправиться в Камелот Мерлин доверил Гаюсу, со строгим наказом – предупреждать людей, что они, возможно, идут на смерть. Но Мерлин зря допускал возможность, что кого-то это остановит. Узнав о том, что сам Эмрис теперь с ними, боевые маги без колебаний вступали в ряды новобранцев, собирающихся на войну.
Старый чародей был занят всю неделю, поэтому пересечься с Балинором ему так и не удалось. Повелитель драконов тоже не сидел, сложа руки. Он по поручениям совета Старейшин летал на драконе в отдаленные города по всему королевству и сообщал жителям, что пророчество, наконец, начало претворяться в жизнь.


- Коронация?! – Мерлин поднялся из широкого кресла, стоящего в зале Советов. Здесь в последние несколько дней он проводил большую часть времени. – Сейчас не до этого, Орфеус, вам не кажется?
- Но ведь все признают вашу власть И стоит соблюсти формальности. Церемонию проведем накануне отъезда в земли Камелота.
- Маги под впечатлением этого так называемого пророчества, - спокойно сказал юноша, глядя в глаза старейшины и понимая, что должен кое-что прояснить. – Я хочу, чтобы маги шли за мной не потому, что так сказано где-то там, в пророчестве. А из-за того, что они доверяют мне свои жизни, чувствуют во мне лидера. Зачем мне фальшивая корона?
- Так ведь они уже вам доверяют, - заверил мага Орфеус. – Разве вы не видите?
- Они чувствуют страх перед моей магией, силу которой им не дано превзойти. Лишь в бою я докажу и им, и себе, какой из меня король. Только действуя заодно, мы сможем скрепить наши разумы узами, что неспособны будут разрушить никакие хитрости темного врага.
- Я не совсем понимаю, но если вы так считаете, Эмрис, то я не буду настаивать.
- Орфеус, посмотри на Артура, - привел пример Мерлин. - Вот, настоящий король, рожденный повелевать. Его рыцари сражались бок о бок с ним до самого конца. Камелот, охваченный огнем, боль от ран и потерь, слезы – они все это пережили и не кинулись в бега, хотя знали, что оружие бессильно против черного колдовства. Они остались, чтобы не посрамить своего командира.
- Лионессцы тоже пойдут за вами куда угодно. Вы убедитесь сами, и уже очень скоро, - сказал Орфеус. Лорд видел, что Эмрис еще сомневается, думает, стоит ли принять власть над целым королевством.
- Будет видно, а пока таково мое решение - кивнул Мерлин. – Перейдем к делам насущным. Остальные старейшины оповещены, что мы выступаем на рассвете следующего дня?
- Да, они заканчивают последние приготовления в своих отрядах.
- Отлично, тогда ты можешь идти. Я побуду один.
- Как изволите, Эмрис. Не буду мешать, - и лорд Орфеус покинул залу.
Мерлин подошел к магическому портрету. Изображенный на полотнище силами древней религии Эмрис, король Лионесса, был уверенным в себе, властным, внушающим трепет.
Неужели он на самом деле такой в жизни? Юноша не верил в это. Он и подумать не мог, что все настолько изменится, когда он вернется из владений Мак Лира. И он будет стоять здесь, в зале замка столицы Лионесса, и не знать, как правильно реагировать на происходящее с ним. Пророчество? Оно и есть судьба? Гаюс так считал. Мерлин хотел в него верить, на самом деле, но Люди в Лионессе ведь совсем не знают, какой он на самом деле, что и ему, способному подчинять разумы многих, что-то неподвластно. Например, эти жуткие сны-видения Именно видения, Мерлин чувствовал, что каждую ночь ему снится будущее. Их совместное будущее с Артуром. И это финал, к которому ведет судьба? Кому нужно такое пророчество, если после всего, что они смогут достигнуть вместе, оба короля обречены погибнуть в страданиях?
Маг не хотел расстраивать Артура, скрывал от него, о чем были сны. Делал вид, что просто не может уснуть из-за предстоящей битвы. И знал же ведь, смотря в понимающие все глаза любимого, что его так просто не обмануть. Но молчал. Мешал страх, что если озвучить эти картины, дать им при помощи голоса вторгнуться в этот мир, то тогда уже ничего не спасти.
Эмрис сжал руку в кулак. Вдруг кольцо, подаренное Мак Лиром, стало нагреваться, потом засветилось бело-голубым. Яркая вспышка, сорвавшись с кольца, устремилась к висевшей на стене картине, где был изображен цветущий вишневый сад – и, рассыпавшись мелкими искрами, погасла.
Мерлин ошеломленно уставился на ставшую «живой» картину, ощутил дуновение теплого ветерка и аромат цветков вишни. В центре появилась фигура человека в бледно-зеленом одеянии. Он медленно шел, касаясь зеленых ветвей. Длинные белые волосы, заплетенные в косы, знакомая поступь
- Мананнан - произнес шепотом маг, все еще не веря своим глазам.
- Эмрис, я так и знал, что мне все же придется навестить тебя
- Но как? Мы далеко от моря!
- Кольцо, что я тебе дал, сработало как проводник, - улыбнулся Повелитель вод.
- Ясно, - Мерлин потрогал кольцо, от которого шло приятное тепло. – Почему ты здесь?
- Он еще спрашивает! Невероятно! - Мак Лир приблизился к самому краю картины. – А кто здесь предается плохим мыслям? Да ты уже заживо похоронил себя! Это непростительно для мага, что носит священный меч и обладает великой силой. И тебе совсем не совестно? Мне, твоему наставнику, даже пришлось отлучиться из имения.
- Объясни, Мак Лир, что я делаю не так? Я действительно запутался.
- Ты не запутался, ты топчешь свою волю. Сам. А воля у мага должна быть на первом месте. Из нее он черпает силы, что ведут его вперед несмотря ни на что. Ответственность давит, понимаю. Но ведь я тебе не раз говорил, что ты творец своей судьбы. И никто другой. Вот взял бы и хорошенько врезал тебе, да не могу! – Повелитель вод пристально смотрел в синие глаза Мерлина, и разорвать образовавшийся между ними контакт маг не смел.
- Но мои видения - начал было Эмрис.
- Что твои видения? Я знаю, что ты хочешь спросить. Видишь ли ты будущее? Отвечу: да. Но прежде чем ты опять займешься самобичеванием, я еще кое-что скажу. Помнишь те образы в зеркале, что я показывал тебе в нашу первую встречу? – Мерлин кивнул, сердце его стучало в груди, как сумасшедшее. – Что я тогда сказал?
- Что будущее многогранно и не существует одного пути
- Вот именно.
- Но ведь ты поэтому и оставил меня у себя, решив обучить силе – чтобы я смог избавить Артура от того, что видел тогда Что вижу сейчас каждую ночь во снах! – Мерлин вдруг сорвался на крик, потеряв контроль над собой, чего не случалось с ним очень давно.
- Мерлин, приди в себя! Подумай хорошенько, почему ты видишь эти сны? И что ты сделал, чтобы изменить их? Ты сомневаешься в себе, в окружающих, не хочешь принять неизбежное. Пойми, пока ты не начнешь использовать всю силу, которой я тебя наделил, ты не сможешь спасти Артура!
Эмриса затрясло. Страх. Гнев. Печаль. Боль. Он согнулся пополам, пытаясь превозмочь обрушившийся на него удар энергии. Тело охватила какая-то странная лихорадка, словно мага кинули в ледяную воду, и неведомые силы тянули его ко дну. Воздух! Ему нужен воздух, чтобы дышать! Откуда-то издалека доносился спокойный, но настойчивый голос Мак Лира:
- Борись, Эмрис! Борись с самим собой. Открой в себе силы, чтобы изгнать страх, сомнения – все, что мешает тебе жить!
В голове стоял такой невыносимый шум, что Мерлин решил: за ним пришли демоны. Или сам Владыка тьмы. И теперь они хотели забрать его душу к себе.
Неужели он так слаб и действительно позволит, чтобы кто-то решал его судьбу за него? Какой толк от него, если он не в силах защитить тех, кого любит? Он ведь должен сопротивляться, плыть против течения, как думал все то время, что жил во владениях Мак Лира. Он не давал себе поблажек, мечтая лишь о том, чтобы вернуться к Артуру и не дать сбыться увиденному в волшебном зеркале. А теперь он почти поддался! Глупец! Из-за сновидений решил, что это конец и все решено? Мак Лир прав во всем, как же он прав!
После возвращения в Камелот Мерлин делал вид, что стал мудрее и сильнее, когда внутри на самом деле царил холод, и лед сковывал тайные знания. Сейчас он дал трещину, стал таять.
Эмрис открыл глаза и понял, что стоял на четвереньках. Под ним был холодный мраморный пол.
- Тебе лучше? – спросил Мак Лир, давно присевший на траву и наслаждавшийся солнцем.
Медленно поднявшись, убрав волосы с лица и стерев с щек предательские слезы, Мерлин выпрямился и произнес:
- Прости меня, учитель. Я изгнал из сердца сомнение, и моя истинная сила открылась мне.
- Другого ответа я и не ждал, - Мак Лир встал, расправив складки на мантии. – Теперь мне пора, я и так задержался в этом мире. До встречи, Эмрис - Повелитель вод исчез, а яркая вспышка, вновь озарив комнату, сорвалась с картины и пропала в кольце. Металл вновь стал холодным.
В дверь постучали, затем вошел Гаюс:
- Мерлин, Артур просил тебе передать, что у него все готово. Он доволен теми воинами из Лионесса, что выявили желание присоединиться к его армии.
- Хорошо, а как отряды боевых магов?
- Готовы к бою. Им понравилась моя идея насчет одинаковых для всех фиолетовых плащей с вышитым на них парящим черным вороном.
- Гаюс, ты решил стать придворным костюмером? – улыбнулся Мерлин. – Что это за плащи такие? Я не в курсе.
- Они не совсем простые, с магическими защитными свойствами. Не нужно будет применять заклинание, чтобы отразить атаку воинов Ценреда. Сберегут от мечей и стрел.
- Что ж, я думаю, так маги смогут действовать быстрее Я оценил, - похвалил чародея Эмрис.
Гаюс подошел ближе, обеспокоенно всматриваясь в лицо мага.
- Ты сам как? Выглядишь уставшим.
- Плохо спал. Только не волнуйся за меня.
- Предлагать травяной ромашковый чай я не стану. Тебе лучше просто пойти и выспаться. И это мой хороший совет, - дотронулся до плеча юноши Гаюс.
- Спасибо. Может, стоит пару часов провести в постели - Мерлин ощутил, как глаза сами по себе стали закрываться.
- Правильно, я попрошу, чтобы тебя никто не беспокоил. Пойдем, пройдусь с тобой до твоих покоев.
Зал советов опустел, только аромат вишневых цветков все еще витал повсюду

***
Гаюс спешил. Солнечные лучи робко коснулись горизонта – рассвет. Чародей знал, что все девять отрядов боевых магов под командованием старейшин уже присоединились к армии Артура за чертой города. Мерлин увел их полчаса назад. Гаюс остался, чтобы кое-что закончить здесь, в Мессии – а именно, разговор с Балинором.
Повелитель драконов ждал его на специальной каменной площадке, расположенной на одной из башен замка, где огромный черный дракон разминал свои крылья, чтобы отправиться на битву за Камелот.
- Я начал думать, что ты так и не придешь, - Балинор заметил вошедшего чародея.
- Это было бы подло с моей стороны, вот так уйти. Кто знает, что ждет нас в этой битве, а я уже не молод
- Но зато стал еще мудрее, ведь так? – мужчина приблизился, на ходу застегивая ремень с мечом.
- Да. Ты прав. Ошибки, которые я допустил в молодости, меня многому научили. Но сейчас речь не обо мне Я пришел спросить: почему ты не вернулся за Хунит, раз выжил?
Балинор стиснул зубы от накатившей боли и гнева.
- Не вернулся?! Я был там, среди пепла, видел сгоревшие тела и вдыхал еще не выветрившийся запах крови. Утер убил ее! Ни в чем неповинную и самую добрую девушку на свете! Хунит Мое сердце осталось там, где стоял наш дом. Я ушел с болью в душе, зная, что люди Пендрагона рыщут в округе.
- Как? Ты все это время считал ее погибшей? – удивленно спросил Гаюс. – Но
- О чем ты? Что ты хочешь сказать?! – повелитель драконов замер.
- Балинор, она жива! Твоя Хунит!
- Как? – мужчина бросился вперед, схватил Гаюса за плечи. – Ты же не врешь? Ты говоришь правду? Так ведь?!
- Да! Только успокойся! – чародей отстранился. – Ты мне кости сломаешь!
- Но как? – повторил Балинор и убрал руки.
- Да, на деревню действительно был налет, убили всех, кого нашли. Но Хунит после того, как тебе помогли скрыться, отправилась в Камелот, чтобы сообщить мне об этом. Узнав, что я на пыточном столе в подвалах замка, Хунит растерялась. Думала – или отправиться обратно в Эалдор, или же остаться в Камелоте. В итоге она побоялась идти домой, нашла приют у одной семьи. А через несколько недель меня освободили и позволили вернуться к себе в покои, Утер оставил меня в живых на должности придворного лекаря. Тогда именно Хунит, узнавшая о моих ранах, ухаживала за мной, пока я не окреп. А после мы вместе отправились в Эалдор и узнали о том, что случилось. Пытались найти тебя. Но если и были те, кто знал твое местоположение, они, скорее всего, к тому времени уже сбежали в другие земли. Я предлагал Хунит вернуться со мной в Камелот, но она твердо решила остаться в Эалдоре, где чудом уцелевшие жители отстраивали деревню. Я спросил, почему она хочет этого. Хунит ответила: «Если он жив, то обязательно вернется!» Она всегда ждала тебя, друг мой, думаю, ждет и сейчас.
По лицу Балинора телки слезы, рыдания сотрясали его тело. Он плакал и от счастья, и от боли, представив, что пришлось перенести его любимой за все эти долгие годы.
Гаюс стоял, не двигаясь. Он прекрасно понимал, что узнать такое после стольких лет – непросто, совсем непросто.
- Но есть кое-что еще - продолжил он, когда Балинор вытер слезы и выпрямился, вспоминая о своем статусе. – Я считаю, ты должен знать. Это именно та причина, из-за которой я не открыл глаза на наше знакомство Мерлину.
- Говори.
- Ты пропал, а несколько месяцев спустя я узнал, что у Хунит родился мальчик – твой сын, Балинор.
- У меня есть сын? – повелитель драконов ощутил, как земля уходит из-под ног. – Я не знаю, каково быть отцом! Но подожди-ка, - в его голову закрались подозрения. – Ведь мальчик, если он мой сын, скорее всего, унаследовал магический дар. А жить с ним непросто. Постоянно скрывать
- Да, – кивнул Гаюс. – Но Хунит воспитала сына как следует. Когда он вырос, Хунит отправила его ко мне, зная, что простым земледельцем мальчик уж точно не будет, с таким-то даром.
- В Камелот? Но ведь там запрещена магия! Что с моим сыном сейчас? Как он? – обеспокоился Балинор. Эмоции не поддавались контролю. Почувствовав, как взволнован его хозяин, дракон позади них шумно захлопал крыльями.
- А теперь собственно то, о чем я не могу промолчать,- продолжил Гаюс. – Твой сын, мальчик, который пришел ко мне и стал колдовать при первой же нашей встрече. Он - чародей запнулся, - светящиеся золотом глаза, легкая улыбка, игривый взгляд из-под черной челки навсегда остались у меня в памяти. Такое ощущение, что это произошло всего несколько дней назад И ведь он даже не знает, что ты жив, Балинор
- Я хочу его видеть, Гаюс! Где он сейчас? Что с ним? Не томи меня.
- Ты уже видел его. Он похож на Хунит, и у него твое упрямство да, - заметил чародей, смотря куда-то в сторону и хитро улыбаясь.
- Гаюс, я начинаю впадать в бешенство! – мужчина сжал кулаки. – Ты говоришь загадками. Где я мог его видеть?!
- Прости, у нас же так мало времени. – Гаюс стал серьезным. - Хунит назвала его Мерлин.
- Мерлин? Не хочешь же ты сказать что Этот маг из пророчества и есть мой сын?! Эмрис?
- Все именно так. И знаешь, я считаю, тебе решать - говорить Мерлину правду или нет.
Балинор пытался переварить обрушивавшуюся на него, как снег на голову, информацию. Хунит жива. У них есть сын. И это Мерлин, будущий король Лионесса! Невероятно! Новости оглушали. Теперь мужчина понимал, почему им овладела тоска по Хунит в день встречи с Мерлином. Родственные узы, они сильные. А значит, Балинор может сделать кое-что прямо сейчас.
- Мерлин - прошептал повелитель драконов, прикрыв глаза. Открыв свой разум, он послал словесное сообщение на расстоянии, наполнил его своими чувствами. – Сын мой
За городом Мерлин, восседавший на черном жеребце, в гриву которого были вплетены мелкие колокольчики, вздрогнул, услышав мысленный призыв Балинора. Он не ставил барьеров, знал, что обычным магам все равно не пробиться к нему и без них. Но сейчас Потрясение охватило его. Мерлин увидел перед собой лицо матери, ее добрые глаза и понимающую улыбку и понял, почему именно этому человеку удалось дотронуться до его разума. Тепло разливалось по телу
- Отец, - прошептал маг, не зная, как реагировать на то, что он узнал. У него был отец – Балинор. Не зря Мерлин еще при встрече ощутил силу повелителя драконов и так восхитился им. Теперь, с такой поддержкой, Эмрис стал еще сильнее. Они победят. Вместе. И после битвы он сможет утонуть в теплых объятьях и услышать, как бьется сердце его родного отца.
«Спасибо, отец. Я рад, что ты со мной» - ответил Мерлин мысленным сигналом, передавая еще и частичку своей любви.
- Он знает, - Балинор открыл глаза, улыбнувшись Гаюсу. – Теперь он знает
- Тогда в путь! – чародей направился к дракону. – Только привяжи меня ремнями покрепче к его спине. И скажи, этот ящер меня не сожрет, если я схвачусь за одну из его чешуек?
Балинор рассмеялся:
- Не посмеет Уж я позабочусь.
Черный дракон взмыл в небеса, неся на себе двух всадников.


Отряды боевых магов выдвинулись первыми. Мерлин вел их к границе. Их задачей было принять на себя основную магическую атаку, позволив рыцарям действовать более свободно.
За ними шла армия Пендрагона, где объединились воины Лионесса и Камелота. Артур распределил войско, разбив на несколько частей, и назначил командирами Леона, Персиваля, Гавэйна и Ланселота.




Моргауза, ослабевшая от внутренних ран, что нанесла ей некромантия, с трудом передвигалась по замку.
- Где Моргана? От нее до сих пор нет вестей? – ворвался Ценред в залу, где колдунья как раз смотрела в большое зеркало, прислоненное к стене. – Она должна была уже сообщить местоположение Пендрагона! Ведь заверяла меня, что создаст свои «патрули смерти» из темных друидов и вмиг отыщет его!
- Терпение - Моргауза провела ладонью перед зеркалом. – Смотри лучше сюда.
Поверхность колыхнулась. Вскоре перед колдуньей и королем предстала следующая картина: многочисленные всадники в темно-фиолетовых плащах двигались по лесу, впереди на иссиня-черном коне ехал длинноволосый юноша с прямой спиной. На его плече сидел ворон.
Моргауза в ужасе отшатнулась. Картинка пропала.
- Н-е-е-е-т! – закрывшись руками, колдунья осела на пол. – Эмрис! Он здесь! Ценред, он вместе с Артуром! Отряды магов идут на Камелот, и за ними тысячи воинов Пендрагона.
- Так значит, началось! Отлично! – король потер руками в предвкушении битвы. – Магом пускай занимается Моргана, а я расправлюсь с Пендрагоном!
Когда Ценред ушел, Моргауза, еле поднявшись, двинулась в сторону лестницы, ведущей на смотровую площадку на северной башне. Необходимо было использовать те силы, что у нее еще остались.
Например, создать защитный купол над замком.

***

Леса вблизи Камелота патрулировались темными магами.
«Я чувствую поблизости зло», - Эмрис общался со старейшинами при помощи мысленной связи. – «Приготовьтесь отражать атаку!»
«Они заметили нас, и их много», - Сергил напряженно вглядывался в лесную чащу.
«Значит, мы возьмем их на себя, чтобы армия Артура могла пройти дальше, к замку. Дайте знак магам равномерно распределиться!»
«Будет сделано», - мысленный ответ от всех старейшин.
И тишина. Все замерло вокруг. Птицы и другие лесные обитатели попрятались, чувствуя, что скоро начнется битва.
Мерлин чувствовал ее. Моргану, преисполненную ненависти и злобы, людей, что пошли вслед за ней. Они были здесь, желавшие крови. Несчастные, отмеченные тьмой.
Когда перед одним из боевых магов Лионесса вдруг появился светящийся зеленым шар, превратился в длинную веревку, а затем обвил шею воина и начал душить, Мерлин увидел их, выступивших из-за деревьев. Они возникли как призраки. Друиды в черных капюшонах.
Начался хаос. Две волны, фиолетовая и черная, столкнулись друг с другом, смешавшись. Свет и тьма вступили в схватку. Мощная энергия обрушилась на лес. Магические атаки посыпались с обеих сторон. Заклинания наталкивались на защитные барьеры.
- Пошел! – выкрикнул Эмрис, ударив коня в бока. Прорываясь сквозь ряды друидов, разрубая их мечом и отсекая головы, маг мчался вперед. Он искал Моргану. Капюшон давно слетел с головы, и встречный ветер развевал длинные волосы. Рич летел следом, избегая пылающих световых шаров.
Когда конь выбежал из леса, оставив позади сражающихся, Мерлин увидел колдунью. Белый кобыла под ней била копытом о землю. Моргана была одна. Поджидала именно его, здесь, зная, что он тоже стремится сразиться с ней.
При виде мага глаза колдуньи расширились. Мерлин задел ее самолюбие – он, бывший слуга Артура, провел ее. Злость обрушилась с ужасающей силой, придав Моргане еще больший стимул. Теперь она не просто хотела убить какого-то незнакомого мага – но жаждала всей своей черной душой именно его, Мерлина, смерти.
Эмрис спешился, держа в руке Несущий свет.
- Готова к смерти?
- Это стоит спросить у тебя, Мерлин! – прошипела девушка, спрыгивая на землю и вынимая притороченный к седлу меч.
- Неправильный ответ, - маг пошел в атаку первым. Мечи встретились, и тут Моргана поняла свою ошибку. Ее клинок сломался от первого же удара Несущего свет.
- Ах ты - колдунья отскочила в сторону и, выставив руку вперед, направила на него заклинание. – Умри!
Легко уйдя от смертельного луча, Мерлин произнес:
- Твоя слабость в твоей ненависти. Подчинись мне! – маг выставил перед собой меч. Сиявший до этого голубым, клинок начал теперь переливаться радужным светом. Моргана похолодела, ее объял страх. Знакомое наваждение нашло на нее, обрушилось, притягивая к земле. Ноги задрожали, тело словно сковали цепями.
Краем глаза Моргана увидела, что войско Пендрагона – алое море плащей с золотыми всполохами – направилось к замку. Артур скакал во главе своей армии.
Девушка не собиралась так просто сдаваться. Она сначала убьет этого глупца Мерлина, а затем и Артура. Заставит их обоих истекать кровью и молить о пощаде. Артур ни за что не сядет на трон Камелота! Моргана этого не допустит!
Злобный смех колдуньи заставил Мерлина напрячься. Все вроде шло по плану, и силы Морганы сковала энергия его меча. Но случилось непредвиденное.
Девушка выпрямилась и злобно прошипела:
- Думал, что меня так просто подчинить? С последней нашей встречи я тоже кое-чему научилась. Ради мести я пошла на это.
Колдунья разорвала платье на груди – и магу открылась зловещая кровоточащая пентаграмма, начавшая светиться красным.
- О, мой повелитель, прими мое тело, сделай его своим сосудом! Призываю тебя!
Мерлин ринулся было остановить этот ритуал – но не успел вонзить Несущий свет в сердце колдуньи, натолкнулся на стену, помешавшую ему. Потратив драгоценные секунды на это препятствие, Мерлин лишь смог увидеть, как душа Морганы унеслась в подземный мир. Пентаграмма ярко горела, причиняя невыносимую боль глазам.
На небе сгустились темно-серые тучи. Земля задрожала и вздыбилась. По ней пошли трещины.
- Эмрис, она призвала Темного Владыку! – в ужасе выкрикнул ворон. – Он уже в ее теле!
- Да, вижу, - стиснул зубы Мерлин. – Что ж, придется сразиться с ним.
- Что?! Ты погибнешь!
- У меня нет выбора, Рич! – Мерлин опустил голову, закрыл глаза. Он молился, призывая свет богов и прося дать ему сил.
- Я возьму и твою душу, Эмрис, - зловещий голос, уже не принадлежавший Моргане, донесся до мага.
- Попробуй, и ты узнаешь, что такое поражение! – выставил перед собой меч Мерлин.
В руке колдуньи возник пылающий огнем клинок. Ее лицо искривила усмешка, а зрачки глаз объяло красное пламя.
- Что ж, ничтожный, ты скоро покоришься мне. Ты умрешь с моим именем на устах!
- Не дождешься!
И они сошлись в поединке, исход которого не был предсказан ни в одной из книг.

***

Воины Лионесса и Камелота натолкнулись у стен замка на защитный купол, что поставила Моргауза, и никак не могли начать осаду крепости.
- Что за ерунда? - выругался Гавэйн. – Ценред трус.
- Маги остались в лесах, - покачал головой Ланселот. – Артур, что делать? Может, нам привести нескольких? Они наверняка смогут снять эту штуку.
- Нет, – отрезал король. – Это слишком опасно. Ты видел черных друидов. Стоит им пальцем шевельнуть, и ты умрешь.
- Смотрите, дракон! – закричал кто-то из рыцарей.
- Это Балинор с Гаюсом! Точно! – присмотрелся Персиваль.
Черный дракон приземлился неподалеку. Вскоре Гаюс предстал перед королем.
- Чтоб я еще сел на это животное! Я чуть душу праотцам не отдал!
Артур улыбнулся при виде ворчавшего лекаря, а потом его осенило.
- Ланс, вот тебе и маг, получай! Гаюс, магия мешает нам начать осаду замка. Скажи, ты сможешь снять эту защиту?
- Сейчас я переведу дух, - кивнул чародей. – А там посмотрим. Вообще-то, я именно поэтому и сказал Балинору снижаться. Мы с ним сразу заметили защитный купол.
- Купол? – заинтересовался Артур.
- Да. Замок накрыт своеобразным куполом. То есть сверху, на драконе, например, туда тоже не проникнуть.
- Понятно. Тогда действуй.
Гаюс кивнул. Затем вышел вперед и погрузился в самую суть сплетенного колдуньей заклинания, пытаясь нащупать основание. Так он сможет убрать купол совсем.
Балинор ощутил, что чародею нужна помощь, и присоединился к нему.
Артур, стоявший позади, с волнением наблюдал за магами, стараясь даже не дышать.
Вибрация холодной магии прошла по телу Гаюса. Моргауза. Это она. Но как же слаб ее внутренний огонь. Колдунья была на грани смерти и использовала свои последние силы на поддержание купола. Гаюс и Балинор усилили натиск, ворвавшись смерчем в сознание колдуньи, разрушая кокон заклинания. Давя. Сильнее. Еще сильнее. Зная, что вот-вот ее силы иссякнут совсем. И Моргаузу накроет собственная тьма, которая уже близко. Рядом. Дышит в затылок.
На площадке северной башни, упав на спину, Моргауза услышала, как на незримых крыльях к ней приближается Смерть.
Перед тем, как уйти в небытие, колдунья успела понять, что Моргана полностью отдала себя Темному Владыке.
- Пусть так Сестра, пусть все будет так, как ты хочешь Прощай
Гаюс и Балинор одновременно повернулись к Артуру.
- Путь свободен, милорд.
- Спасибо. А теперь мы покажем настоящую воинскую доблесть! – Пендрагон вскочил на коня. – Вперед! За любовь к Камелоту!
- За Камелот! – армия подхватила клич короля и ринулась в атаку.

Ценреду, стоявшему на крепостной стене, уже не терпелось обагрить свой меч кровью Пендрагона.

***

Отражать удары с каждой секундой становилось все сложнее.
Мерлин прихрамывал, получив глубокую рану в бедро, двигался из-за этого слишком медленно. Порой он не успевал среагировать как надо, что чуть не стоило ему жизни. Кровотечение Эмрис смог остановить, но вот затянуть рану не удалось. Она была нанесена темным, пылающим смертоносным пламенем мечом, что держала в руках Моргана. Точнее Владыка, завладевший телом колдуньи.
- Эмрис, ты же все равно проиграешь, сдайся! Зачем терпеть боль? – он насмехался над магом.
- Я же сказал тебе: не дождешься! Память отшибло? – Мерлин откинул волосы назад.
- Хватит! Мне надоели эти игры! Прими же смерть от моей руки! – Владыка обрушился на юношу, нанося удар за ударом. Мерлин понял, он долго под таким напором не выдержит. Рука, державшая меч, слабела, внутренние силы уходили слишком быстро. Плохо дело.
- Держись, Эмрис! Я иду! – ворон обрушился на врага сверху, клювом вонзившись в горло плененной Морганы. Хлынула кровь. Владыка закричал, но не от боли – от ярости!
- Прочь! – он сжал птицу в кулаке и отшвырнул в сторону. Отвлекся, всего на миг, но
Мерлин слышал, как затрещали, ломаясь, кости ворона. Рич дал ему шанс, и сейчас нельзя было им не воспользоваться.
Раненое бедро пронзила острая боль, но она придала еще больше стремления убить стоящего перед собой врага. Качнувшись вперед, маг направил Несущий свет в самый центр пентаграммы. Нечеловеческий крик разнесся по округе. Молнии засверкали в темном небе.
Эмрис пронзил сердце. Душа колдуньи давно была в ином мире, здесь осталась только оболочка.
Мерлин провернул лезвие меча и начал напевать заклинание. Глаза его засветились золотым. Эмрис управлял магией меча, и с каждым словом древней религии мощь Темного Владыки угасала. Меч врага перестал испускать пламя и стал стремительно ржаветь, на глазах превращаясь в пыль, которую ветер сразу уносил прочь. Тело Морганы покрылось жуткими волдырями, вены вздулись.
Владыка в последней попытке убить мага обхватили дрожащими пальцами горло Мерлина, сдавливая шейные позвонки.
Песня юноши оборвалась, но он продолжил хрипло шептать заклинание, свободной рукой пытаясь ослабить нечеловеческую хватку.
Голубой свет клинка становился ярче, а пентаграмма начала блекнуть. Мерлину не хватало воздуха, на грани своих сил он смог закончить длинное заклинание. И сразу душившие мага пальцы разжались, а тело колдуньи упало к его ногам.
Темный Владыка покинул Моргану, высосав из нее все жизненные соки.
Эмрис вытащил из трупа меч, впитавший в себя кровь, и опустился на колени.
- Моргана, просто ты выбрала не тот путь. Мне жаль - маг вспомнил смеющееся лицо девушки, дни в Камелоте, когда королевская воспитанница возилась с котятами во дворе. Тогда тьма еще не коснулась ее сердца. Мерлин хотел запомнить Моргану такой: доброй, с улыбкой на устах, играющей с милыми невинными созданиями.
Тяжело поднявшись, Эмрис подошел к лежащему ворону. Бережно взял Рича в ладони, коснулся его перьев губами.
- Не время умирать, - тихо произнес он и подул на птицу. Ворона охватило мерцание. Он зашевелился и, открыв один глаз, сказал:
- Быть твоим другом, Эмрис, слишком опасно для жизни. Будь я твоим слугой, вряд ли бы кинулся на самого Темного Владыку, знаешь ли
- Ты храбрый, Рич. И без тебя я бы точно не справился. Спасибо.
- Пустяки! Просто мне бы Артур из-за тебя голову бы точно оторвал!
Мерлин позволил себе улыбнуться, но потом посмотрел в сторону замка, где послышались крики: «За Камелот!»
- Началось Мы нужны там, Рич.
- Знаю, но ты еле на ногах стоишь, - заметил ворон, забираясь магу на плечо.
- Ты прав, но когда мне это мешало? - маг оглянулся в сторону леса, откуда появились отряды боевых магов. Заметив Эмриса, они сразу направились в его сторону.
Бедро теперь не просто ныло, оно горело огнем. Темный сгусток магии, проникший через рану, двигался к сердцу мага.
Юноша увидел, как горизонт качнулся в сторону, а земля вдруг оказалась перед глазами. Черная паутина окутала его сознание.

***
На осаждающих лили кипящее масло, вниз летели камни, дождь из стрел обильно косил ряды рыцарей у стен.
- Надо открыть ворота! – крикнул сэр Леон. – Мы несем слишком большие потери. И все зря!
Артур сам видел это. Король прекрасно знал, что Камелот неприступен. Простым штурмом его не возьмешь. Балинор на драконе слишком заметен, он здесь не помощник. Повелитель драконов и так поливал огнем воинов Ценреда.
- Гавэйн! Ланс! - король позвал к себе рыцарей. Когда те оказались возле него, Артур приказал:
- Знаете, где тайный ход?
- Да, - кивнул Гавэйн. – Мне Мерлин показывал.
- Хорошо, идите. Но будьте осторожны, там наверняка поставили ловушку, чтобы не дать нам проникнуть в замок таким образом. Откройте ворота, парни! Я верю в вас!
- Не подведем! – широко улыбнулся Ланселот.
И рыцари бегом ринулись выполнять приказ своего командира.
Волнение за Мерлина не покидало Артура даже в разгаре битвы. Не было ни одной секунды, когда он не думал о том, как сейчас его любимый. Не видя Мерлина рядом с собой, Пендрагон чувствовал себя неуютно, каким-то потерянным, слишком нервным. Маг – его талисман и надежда. Во всем.
Крепко сжав поводья, Артур заставил себя взбодриться. Нельзя раскисать. Не время для этого.


***

- Ты точно уверен, что нам здесь нужно поворачивать? – Ланс шел позади рыцаря по темному подземному ходу.
- Да, я на память никогда не жаловался, - бросил Гавэйн. Он держал в руке факел, освещая путь. – Осталось совсем немного. Вот. Нам сюда.
Показались ступени, ведущие к окованной железом двери.
- А теперь нам придется применить силу, чтобы открыть ее! – заметил он.
- А зачем? – Ланс взялся за кольцо на двери. – Смотри, она не заперта.
- Это тебе не кажется подозрительным? – насторожился рыцарь.
- Кажется - Ланселот первым вошел в просторный холл и сразу же замер на месте – на него из темноты двигалось что-то огромное и жутко зловонное. Несколько пар сверкающих красных глаз внушали ужас.
Факел Гавэйна осветил стены, и рыцари увидели, что жуткое чудовище перед ними – это большой паук.
- Он определенно здесь не для украшения! – крикнул Ланселот, бросаясь в сторону от монстра, открывшего свою пасть и двинувшегося на рыцарей.
- Надо избавиться от него! – Гавэйн ринулся на животное, вонзая меч в его тушу. Паук взревел и сжал мужчину в своих лапах.
Ланселот поспешил помочь другу, понимая – если он помедлит, то Гавэйну сейчас откусят голову.
Подняв факел с пола, рыцарь размахнулся и, прицелившись, кинул в паука. Огонь попал в глаза чудовищу, и Ланс, воспользовавшись его замешательством, забежал за спину и прыгнул на него сверху. Оседлав паука, рыцарь начал наносить мощные удары мечом. Хлынула вязкая темная кровь. Лапищи разжались, освобождая Гавэйна, и монстр в последнем порыве ярости шарахнулся в стену. Ланселот успел вовремя соскочить, иначе быть ему придавленным тяжелым телом.
Паук был мертв.
Гавэйн поднялся и, оглядев друга, хмыкнул:
- А ты даже бываешь круче меня.
- А ты думал, - Ланселот хлопнул рыцаря по плечу. - Ты в порядке? Тогда идем. Артур ждет.
- Ага, - кивнул Гавэйн.

***

Когда рыцари Камелота и воины-лионессцы смогли получить доступ внутрь крепости, ход битвы переломился. Артур ворвался внутрь, как ураган, во главе своей армии. Убивая находившихся на его пути захватчиков, он искал взглядом короля Ценреда, посмевшего связаться с темной магией, решившего, что может так просто смешать с грязью имя Пендрагонов.
Но Артур нигде не видел того, чью жизнь он собирался сегодня отнять. Прячется, как крыса? Затем король понял, что его соперник может находиться только в одном месте.
Двери в главный зал были распахнуты настежь. Пендрагон медленно вошел, смотря на Ценреда, нагло рассевшегося в королевском троне.
- Наконец-то, - мужчина в черном кожаном костюме резко вскочил и вытащил два острых меча из ножен за спиной. – Я уже начал скучать.
- Ценред, тебе придется либо умереть, либо сдаться. Твой выбор?
- Я выбираю свой вариант - отправить тебя к твоему папочке! – откровенно насмехался Ценред.
Артур не собирался вестись на провокации, держал под контролем свой гнев.
- Было предложено - Пендрагон ринулся в атаку.
Завязался поединок, из которого только один из королей мог выйти победителем.
Экскалибур в руке Артура жил своей жизнью, легко отражая удары сразу двух мечей врага. Пендрагон снова ощутил завладевающее разумом единение с оружием. Меч словно подсказывал ему, как нужно отклониться, куда нанести следующий выпад, с какой силой выполнить тот или иной замах. Это делало бой захватывающим и наполняло его остротой.
В середине схватки Ценред заметил, что Артур практически не устал, когда он сам дышал с трудом.
- Что за колдовство?! – выкрикнул мужчина, отступая назад. – Ты дерешься не по правилам!
- Это сила, дарованная мне по праву, - Пендрагон обрушил на Ценреда очередной каскад ударов, при этом выбив один из мечей у того из руки.
- Ты врешь, ублюдок! – злость вскипела в Ценреде, в надежде на свою скорость он подался вперед, думая вонзить клинок под ребра Артура. Это была его самая большая ошибка.
Пендрагон легко ушел от нацеленного в него острия, и, метнувшись вправо, опустил меч на шею Ценреда.
Хлынула кровь, и голова короля-захватчика покатилась по каменному полу.
- Все кончено, - произнес Артур, с закрытыми глазами касаясь лбом рукояти меча.
Руны на Экскалибуре сверкнули золотым и погасли.

***

Узнав о гибели своего короля, воины Ценреда частью бросились в бега, частью сдались на милость победителя.
Слушая доклады о числе погибших и раненых, Артур всерьез забеспокоился – битва закончилась, а Мерлин так и не появился в замке.
- Что с отрядами боевых магов? Где Мерлин? – спросил он у Балинора. Тот по просьбе короля слетал в сторону лесной полосы, где происходила битва светлых темных сил.
На лице Повелителя Драконов лежала тень.
- Маги понесли много потерь, но все же смогли уничтожить всех друидов. Не осталось ни одного темного колдуна. А Мерлин он - Балинор не знал, как сообщить королю, что узнал и увидел сам совсем недавно.
- Говори же! – Артур сердцем чувствовал неладное. – Он жив?!
- Жив, - поспешно ответил мужчина. – Но магам никак не удается привести его в сознание.
- Что случилось?
- Как мне сказали, Темный Владыка завладел телом Морганы, и Эмрису пришлось сразиться с ним. Он не мог допустить, чтобы эта темная мощь обрушилась на вас, милорд. Мерлину удалось победить в неравной схватке, но Владыка ранил его темным мечом. Такие раны смертельны, не важно, куда их нанести. Если бы Мерлин не обладал особой силой, он умер бы мгновенно. Но он продолжил сражаться до самого конца, пока не уничтожил тело колдуньи, захваченное Владыкой.
- Я должен видеть его! – крикнул Артур, бросаясь к конюшням.
- Постойте, - Балинор догнал короля. – Старейшины решили перенести Мерлина с помощью круга девяти в Мессию. В Лионессе, где магией пропитано практически все, у юноши будет больше шансов
- И что? Значит, я направляюсь в Лионесс. Без Мерлина – я никто! – в небесно-голубых глазах Артура разверзлась бездна отчаяния, хотя он и сдерживал слезы, эту ненужную сейчас никому слабость.
- Милорд, - коснулся руки Пендрагона Балинор. - Я понимаю и разделяю ваши чувства
- Ты?
- Да. Только недавно я узнал, что Мерлин - мой сын. И я не хочу потерять его, когда только обрел.
- Значит, ты со мной?
Повелитель драконов кивнул.
- Только позвольте предложить вам полететь на драконе – так мы быстрее достигнем Мессии.
- Ты прав, - согласился Артур. – Подготовься. Я сейчас отдам приказы своим рыцарям и вернусь.


***


- Лорд Орфеус, может быть, нам стоит попробовать еще тот Семирадужный ритуал? – предложила Сирена.
- Нет. Не поможет, - покачал головой маг. – Так просто нам не вытянуть темную силу. Здесь нужно что-то иное
- А продержится ли Эмрис, пока мы тут раздумываем? – подал голос один из Старейшин. – Сколько еще нужно тьме, чтобы поглотить его сознание полностью?
- Я не хочу даже думать о таком исходе! – взорвался Сергил. – Эмрис сильный маг, в конце концов, он наш будущий король!
- Тише, мы все здесь переживаем, - нахмурился Стрэнк. – Этот странный ворон, он сейчас не отходит от Эмриса и как-то сдерживает распространение темной магии. Удивительно.
- Это птица времен древней религии, она существовала еще до возникновения нашего королевства. И если магия ворона способна такое, нам стоит только благодарить богов, - Орфеус устало вздохнул. – А вот мы бесполезны и не знаем, как помочь Эмрису.
- Это угнетает, - застонал Саймон. – Надо испробовать все, что можно.
Тут двери в зал советов распахнулись с громким грохотом, и Артур стремительно приблизился к Старейшинам.
- Что с Мерлином? Где он?! Я должен быть с ним!
Маги вскочили со своих мест.
- Пендрагон! Но разве тебе не стоит сейчас быть со своими подданными? – спросил Сергил.
- Не выводи меня из себя, маг! – пригрозил Артур. – Без Мерлина не будет и Камелота. И меня тоже!
Лорд Орфеус заметил, что руны на лезвие меча короля стали светится то золотым, то голубым.
- Это знак, - прошептал он. – Сергил, уймись. Пойдемте, Ваше Величество, я проведу вас к Эмрису.
Когда Старейшина и Артур ушли, Сирена не удержалась и высказала все, что думала:
- Ты просто невозможен, Сергил! Да как у тебя язык вообще повернулся сказать Пендрагону такое?
- Что тебя снова не устраивает? – маг с недоумением посмотрел на колдунью.
- А до тебя не доходит? Ты не заметил, что Артур с Эмрисом любят друг друга? Да ты просто не знаешь, что значит любить, иначе подумал бы, прежде чем что-то сказать! – в гневе Сирена была прекрасна. Ее зеленые глаза сверкали, рыжие волосы разметались по плечам, личико разрумянилось.
- Я.. просто - Сергил впервые не знал, что ответить девушке на ее слова. Она ведь была права, а он действительно глупец и слепец. Неужели все, кроме него, поняли, что за сильная связь существует между Эмрисом и Пендрагоном? – Простите меня, – маг развернулся и направился прочь.

***

И снова это поле, которое уже тонуло в крови Смерть, она словно злобно смеялась, забирая жизни одну за другой. Мерлин пробивался через вражеских воинов, понимая, что где-то там ждет его король, его Артур, и нуждается в помощи. В его магии и защите. Вперед. Только вперед. Что же это за крики в голове? Нечеловеческие, словно демоны звали его к себе. Мерлин пошатнулся – воины вокруг него потеряли очертания и исчезли. Ноги вдруг сковал холод, он не мог двигаться. Несущий свет в его руке покрылся льдом.
И тут Мерлин увидел Артура. Солнце осветило фигуру короля на холме. Он сражался, но враги все наступали, а Пендрагон был совершенно один. Никто не спешил ему на помощь. Никто не мог прикрыть ему спину. Маг застонал, пытаясь выбраться из невидимого плена, сделать хоть шаг в сторону Артура. Добраться, доползти, встать спина к спине и быть рядом до самого конца. Нельзя же вот так просто оставаться в стороне. Но тело не слушалось. Мерлин мог только стоять и смотреть, как его королю, его возлюбленному вонзают в тело острые клинки.
«Не-е-е-т!» - Мерлин понял, что это его крик, наполненный болью, вырвался из горла. Маг понесся вперед. Туда, где истекая кровью, умирал правитель Камелота.
Находясь в темном кошмарном забытьи, Мерлин переживал этот момент раз за разом, по кругу. И с каждым повторением сна жизненная сила покидала его тело.

- Он здесь? – спросил Артур, ступая на мягкую зеленую траву. – Это мне снится? Целый сад под крышей?
- Мы создали это место специально, тут есть множество растений, которые не водятся в лесу, да и вообще в природе. Здесь наибольшая концентрация магии, поэтому именно сюда мы принесли Эмриса.
Перейдя по навесному мостику через круглое спокойное озеро с зелеными кувшинками, Артур увидел Мерлина. Он лежал, утопая в белых розах.
- Какой ты бледный, - Артур опустился у ложа, покрывая поцелуями лицо мага.
Ворон устроился на раненом бедре. Король не тревожил птицу, Рич находился в трансе.
- Он помогает сдержать натиск зла, - объяснил Орфеус.
- Вы делаете что-нибудь? Он же просто не может умереть! Он сильный! – Пендрагон провел ладонью по волосам Мерлина, коснулся лба, скул.
- Мы не сдаемся, но не знаем, как вернуть Эмриса к жизни, навсегда изгнать темноту
- Но вы ведь маги! – не понимал Артур. – Неужели не знаете способа?
- К сожалению - развел руками Орфеус.
Артур видел, как тяжело дышит Мерлин, как мелкие бисеринки пота вступают на лбу. Ему было больно, он переживал что-то слишком жуткое. Пендрагон не мог просто сидеть и ничего не делать.
Взяв руку мага в свои ладони, король крепко сжал ее.
- Я останусь здесь, - сказал он Старейшине.
- Хорошо, я пойду к остальным, - кивнул тот.
Медленно текли минуты, а Артур сидел возле Мерлина, чувствуя, как сам умирает вместе с ним.
- Как же тебя спасти? - шептал он. - Не покидай меня, слышишь? Я с тобой! Так и будет – мы ведь как единое целое. Без тебя нет меня. Молю тебя, вернись к свету, ко мне
Кольцо на большом пальце правой руки Мерлина засветилось, заставив Артура вздрогнуть.
- Что это?
Радужный свет вырвался из украшения и, достигнув глади озера, растворился в нем. Из воды вдруг появилась фигура высокого человека с длинными белыми волосам. Он был молод и прекрасен собой. Артур замер, смотря как тот приближается.
- Кто ты?
- Мананнан Мак Лир, Повелитель Вод.
- Тот самый
- Да. Я учил Эмриса всему, что он знает, - Мак Лир подошел к лежащему магу.
- Ты пришел, чтобы помочь ему?
- Конечно.
- А почему только сейчас?
- Потому что это стало возможным, - произнес Мак Лир. – Я не мог пробиться, даже при помощи кольца. Эмрис так далек, он поглощен тьмой. Но ты своими чувствами смог пошатнуть расставленные барьеры. Я воспользовался этим шансом.
Артур ощутил трепет в груди. От Мак Лира исходило божественное сияние, дарующее тепло.
- Ты спасешь его?
- Я нет. Здесь нужен ты. Я лишь помогу тебе. Возьми Эмриса за руку, закрой глаза и настройся на него, стань с ним единым целым. Ты ведь хочешь, чтобы он жил?
- Да! – юноша сделал все так, как ему сказал Мананнан. Вскоре он стал погружаться во тьму. Но Артур не боялся, ведь знал, что где-то там его ждет Мерлин.

Почему же тогда сложно двигаться? Мерлин был весь в крови своих врагов и все шел вперед, зная, что Артура надо спасти, защитить. А сил совсем не осталось. Несущий свет не светился, голубое сияние померкло. Маг ощутил, как что-то в нем оборвалось. Где-то внутри. Сердце пронзила острая боль, на глаза упала белая пелена. Вот так? Прямо сейчас он уйдет из мира, где все еще сражается его король? Не может быть. Медленно оседая, Мерлин опустился на колени. Дрожали руки, кончики пальцев охватывал холод. Смерть. Она уже коснулась его, увидев слабость мага. Да, он слаб. Именно сейчас. Но отдать себя в лапы небытия, оставив Артура – это ведь предательство. Такое нельзя простить. Невозможно Артур Он не простит Мысли смешались, Эмрис падал на спину, закрыв глаза, уже не слыша ничего вокруг И в этот момент чьи-то сильные руки подхватили его, не дав коснуться земли.
- Мерлин! Мерлин! Очнись! Ты нужен мне! – теплый и такой родной голос настиг мага, когда он был готов уйти в манящую тьму.
- Артур? – прошептали его губы, прежде чем Мерлин смог открыть глаза и увидеть перед собой встревоженное лицо короля. – Прости, я как мог, спешил к тебе... правда.
- Ты успел, Мерлин. Успел. – Артур крепко обнял мага, сдерживая слезы. – А я убил своего врага. Мы победили в этой битве. Вместе.
Оглянувшись, Эмрис увидел, как рыцари в алых плащах бродят по полю в поиске выживших.
- Я боялся, что опоздаю - улыбнулся маг. Закрыв глаза, он увидел перед собой свет.
А затем, когда вновь открыл их, удивился. Мерлин лежал на небольшом возвышении среди белых роз, Артур же на коленях сидел возле него, держа за руку. Он спал. Позади него стоял Мак Лир.
- Что случилось? – спросил Мерлин.
- Тьма почти унесла твою душу, но Пендрагон спас тебя. Если бы не ваша любовь, даже я не смог бы справиться с магией Темного Владыки.
- Значит, опасность миновала?
- Да. И теперь мне пора
- Подожди. Скажи, Мак Лир, будущее из моих кошмаров – оно ведь тоже отступило?
- Теперь я могу с уверенностью сказать, что да – это ответвление вы с Артуром миновали Сила любвиПризнаться, я сам не ожидал, что у вас получится.
- То есть, ты хочешь сказать, что обманывал меня все это время?
- Я хочу лишь сказать, чтобы ты помнил – судьбу изменить нельзя, а вот будущее можно.
- То есть? Ты меня запутал, - напрягся Эмрис.
- Подумай, твоя судьба – быть с Артуром. И только ты решаешь, какое будущее вас ждет
- Если так рассуждать, то да Я понял.
- До встречи, - улыбнулся Повелитель Вод. – Береги себя и своего короля, он действительно предан тебе.
Мак Лир рассыпался мелкими жемчужными каплями, скатившимися в озеро. Шар света поднялся из воды и втянулся в кольцо на пальце Мерлина.
Рич завозился на бедре мага и очнулся.
- Эмрис! – радостно завопил он, разбудив короля. – Твоя рана Она затянулась. Даже шрама нет!
Артур приподнялся, выныривая из сна-транса.
- Мерлин - он увидел родную улыбку и потерял дар речи. Так красив был сейчас юноша.
Маг коснулся светлых волос на голове короля.
- Спасибо, Артур. За все, что ты сделал для меня.
Пендрагон поддался вперед, заключил Мерлина в объятья и вовлек в страстный поцелуй, словно проверяя, что любимый действительно живой, здесь, с ним, и все происходящее реальность.
Рич понял, что он тут лишний и полетел из магической залы.

Эпилог

Мерлина короновали, он стал первым королем в истории Лионесса. После битвы с Темным Владыкой, его популярность среди жителей только возросла. Ворону Ричу тоже досталась слава – на темно-фиолетовом гербе Лионесса появился его профиль.
Эмрис оставил Совет Старейшин под предлогом, что большую часть времени жить он все же будет в Камелоте, с которым Лионесс заключил торговый и воинский союз. Начался обмен опытом между королевствами. Камелот разросся – земли Ценреда отошли к нему. Маги, до этого скрывавшиеся в отдаленных деревнях, теперь могли не опасаться, что их отправят на костер, страшные времена канули в прошлое. Узнав, что король Лионесса, боевой маг Эмрис живет в замке Пендрагонов, многие шли туда, чтобы выразить ему свое почтение.

***
- Так, кто согласен с этим предложением, пожалуйста, поднимите руку вверх, - лорд Орфеус обвел взглядом старейшин. – Воздержавшихся нет. Отлично. Осталось только заверить печатью и направить документ в Камелот вместе с Балинором.
- Вы думаете, Эмрис с Пендрагоном пойдут на такое? – засомневался Саймон.
- По-моему, это самый разумный шаг. Мы успокоим жителей, а то находятся недовольные, что их король живет в другом королевстве.
- И они правы в своем возмущении, - заметил Стрэнк. – Где это видано?
- Именно поэтому мы и составили такой документ, - пояснил Орфеус.
- Если они оба подпишут, тогда долгое пребывание Эмриса в Камелоте станет обоснованным.
- Ах, они обязаны! – всплеснула руками Сирена, мечтательно вздохнув. – Это же будет замечательно!
- Это мы с вами понимаем, а вот они - произнес Сергил. – И вообще, как-то я должен был загладить свою вину перед Пендрагоном!
- Признаться, я от тебя не ожидала. Отличная идея, – Сирена приблизилась к магу, говоря совершено серьезно, без намека на подтрунивание. И не успел Сергил ответить, колдунья приподнялась на носочках и поцеловала его в губы. – Вот тебе награда!
Сергил, не ожидавший такого поворота, сказал немного резко, стараясь скрыть смущение:
- А это явно лишнее! Что ты ко мне прилипла?
- Какой ты вредный! Неблагодарный! Чтоб я еще к тебе подошла!
- Да больно надо, тоже мне красавица нашлась...
- Что?! Да ты на себя посмотри
Старейшины стали поспешно покидать залу. Лорд Орфеус свернул бумажный документ в свиток и тоже направился к выходу.

***

Гаюс нашел двух королей на тренировочной площадке. Те сражались на мечах, а Рич деловито комментировал выпады противников.
- Милорды, - обратился к ним чародей. – Прервитесь на минуту.
- Что такое? – Мерлин опустил меч.
- Ну вот, а я только начал побеждать - разочарованно протянул Артур.
Они подошли к Гаюсу.
- Значит, Балинор прилетал с посланием из Лионесса. Вот оно.
- Надо подписать очередной приказ? – спросил Эмрис. – Ради этого ты прервал нас?
- Нет, здесь послание к вам обоим, поэтому я счел необходимым, чтобы вы сразу получили и прочли его.
- Что ж, давай, сделаем это быстрее, - Артур взял из рук Гаюса свиток, сорвал печать и стал вчитываться в строчки. По тому, как вытянулось его лицо, Мерлин заподозрил неладное.
- Что там? Читай вслух!
- сим документом мы, нижеподписавшиеся, согласны на то, чтобы между Лионессом и Камелотом кроме торгового и воинского союза заключить еще и - Пендрагон запнулся, все еще не веря, что это кто-то мог написать.
- И?
- заключить еще и династический брак между королем Лионесса Мерлином Эмрисом и королем Камелота Артуром Пендрагоном.
- Ты шутишь что ли? – Мерлин выхватил бумагу.
- Нет, сам взгляни.
- Они серьезно? – не понимал маг.
- Ловко придумано, - заявил Рич. – Мне нравится
- А что вас смущает? – поинтересовался Гаюс, до этого молча наблюдавший за разыгравшейся перед ним сценой. – Старейшины просто отстаивают интересы королевства. Раз ты, Мерлин, не желаешь постоянно находиться в Месссии на принадлежащем тебе по праву троне, то у тебя должны быть веские на это причины. То, что твоя судьба – Артур, для жителей Лионесса звучит как-то неубедительно, пойми. А вот если король соседнего королевства выступает в качестве твоего супруга, это меняет абсолютно все.
Эмрис теперь тоже видел разумность этого предложения, но ведь не один он здесь решает.
- Я согласен подписать Династический брак – мудрый ход. Вот только - Мерлин взглянул на Пендрагона. - А ты, Артур, что думаешь? Все-таки брак с мужчиной Для Камелота это будет в новинку.
- Когда ты так смотришь на меня, я готов спрыгнуть с обрыва, - засмеялся Артур. А потом произнес уже серьезным тоном: - Не сомневайся во мне, Мерлин. Если ты хочешь, я подпишу
- А ты? Ты сам хочешь?
- Да я и без этой бумажки уже давно твой, какая мне разница. Официально, так официально. Все-таки король Камелота именно я, значит, мое решение непреклонно. И моим подданным придется принять наш брак, в любом случае.
- Артур - Мерлин не знал, что ответить на такие искренние слова. С тех пор, как он очнулся в саду среди белых роз, увидев рядом с собой любимого, он каждую ночь засыпал счастливый, и сны ему снились только приятные. Все плохое отступало прочь, если с ним был Артур. – Ты определенно знаешь, что ты - мое слабое место.
- Может, я в чем-то и уступаю тебе, но приятно осознавать, что я тот, перед кем ты капитулируешь, если дело касается любви.
- Посмотрим, кто в спальне первым сдаст свои позиции, - усмехнулся Мерлин. Он знал, что Артуру нравится подчиняться, когда дело касается постели. И все же голубоглазый король имел над его душой сильную власть - здесь Мерлин давно признал себя побежденным. Как можно уйти от поражения, если сердце не подчиняется разуму?
- Значит, я пойду, растоплю воск, чтобы поставить королевскую печать на документ, да - сообщил Гаюс, откашлявшись. – Рич, а ты мне поможешь.
- Да-да Ох, как я люблю свадьбы - ворон полетел вслед за Гаюсом, думая, как его судьба благосклонна к нему. Он смог встретить великого мага Эмриса, чтобы после стольких лет узнать – самая сильная магия не сокрыта в тайных амулетах, не покоится на дне океанов, а живет в таком прекрасном и вечном чувстве, как любовь.

Конец



15

Приложенные файлы

  • doc 6169520
    Размер файла: 735 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий