Неделя сыропустная. Проповеди (37) и текст службы на ц.-сл. (русскими буквами) с переводом


Неделя сыропустная. Воспоминание Адамова изгнания.
Прощеное воскресенье

Рим., 112 зач., XIII, 11 - XIV, 4. Мф., 17 зач., VI, 14-21 .

Никифоръ, митр. Кіевскій ( 1121 г.). Поученіе въ недлю сыропустную, въ церкви, ко игуменамъ, и ко всему іерейскому и діаконскому чину, и къ мірскимъ людемъ
Митр. Никанор (Клементьевский). Слово въ Недлю сыропустную. Нощь прейде, а день приблнжися: отложимъ убо дла темная, и облечемся во оружіе свта (Рим. XIII, 12).
Митр. Никанор (Клементьевский). Слово въ Недлю сыропустную. Нын ближайшее намъ спасеніе: нощь убо прейде, а день приближися: отложимъ убо дла темная и облечемся во оружіе свта.
Митр. Никанор (Клементьевский). Слово въ Недлю сыропустную. О пост. Отъ всякаго древа, еже въ раи, снси: отъ древа же, еже разумти доброе и лукавое, не снсте отъ него (Быт. II, 16, 17).
Свт. Иннокентий Херсонский. Слово в неделю сыропустную
Свт. Иннокентий Херсонский. Слово в неделю сыропустную, огласительное
Св. праведный Иоанн Кронштадтский. Слово в Неделю сыропустную (1)
Св. праведный Иоанн Кронштадтский. Слово в Неделю сыропустную (2)
Св. праведный Иоанн Кронштадтский. Поучение в Неделю сыропустную
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года
Архиепископ Серафим (Соболев). Слово на Прощеное воскресенье. О покаянии, как цели всей нашей жизни
Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий). Слово в Неделю сыропустную. «Прииде пост – мати целомудрия». 1952 г.
Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий). Слово на вечерне Недели сыропустной. 1952 г.
Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий). Слово на вечерне Недели сыропустной. 1959 г.
Архиепископ Аверкий (Таушев). Прощаем ли мы и то ли прощаем, что нужно? К началу Великого поста
Архимандрит Кирилл (Павлов). Слово на Прощеное воскресенье. О прощении обид
Святейший патриарх Московский и всея Руси Пимен (Извеков). Слово в Прощеное воскресенье
Митрополит Сурожский Антоний. Прощенное воскресенье, вечерня. 1975 г.
Митрополит Сурожский Антоний. Прощенное воскресенье. 1980 г.
Митрополит Сурожский Антоний. Прощенное воскресенье. 1986 г.
Архимандрит Иоанн (Крестьянкин). Слово в Неделю сыропустную, воспоминание Адамова изгнания
Архимандрит Иоанн (Крестьянкин). Поучение в Прощеное воскресенье
Архимандрит Иоанн (Крестьянкин). Слово за чином прощения
Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Слово в Прощеное воскресенье 17 февраля 1991 года
Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Из слова в Прощеное воскресенье в Богоявленском патриаршем соборе 28 февраля 1993 года
Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Послание архипастырям, пастырям и всем верным чадам Русской Православной Церкви в связи с началом спасительных дней Великого поста 28 февраля 1993 года
Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Из слова в Успенском соборе Кремля 28 февраля 1993 года
Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Слово в связи с началом Святого и Великого поста 25 февраля 1996 года
Митрополит Владимир (Иким). Слово в Прощеное воскресенье
Митр. Владимир (Сабодан). Беседа на воспоминание об изгнании Адама из Рая (Прощеное воскресенье)
Протоиерей Андрей Ткачев
Протоиерей Вячеслав Резников. Проповедь в Прощенное воскресенье
Протоирей Димитрий Смирнов. Проповедь на Прощеное воскресенье
Проповедь в Прощеное воскресенье. О лицемерном доброделании
Протоиерей Александр Андриевский. Проповедь в Прощеное воскресение
Священник Сергий Свешников. Прощеное воскресенье
Евлогий, еп. Сумский и Ахтырский. Проповедь в Прощеное воскресенье
Воспоминание Адамова изгнания из рая. Текст службы с переводом

Апостол дня (Рим.13:11-14; 14:1-4)
11 Так [поступайте], зная время, что наступил уже час пробудиться нам от сна. Ибо ныне ближе к нам спасение, нежели когда мы уверовали.
12 Ночь прошла, а день приблизился: итак отвергнем дела тьмы и облечемся в оружия света.
13 Как днем, будем вести себя благочинно, не [предаваясь] ни пированиям и пьянству, ни сладострастию и распутству, ни ссорам и зависти;
14 но облекитесь в Господа нашего Иисуса Христа, и попечения о плоти не превращайте в похоти.
1 Немощного в вере принимайте без споров о мнениях.
2 Ибо иной уверен, [что можно] есть все, а немощный ест овощи.
3 Кто ест, не уничижай того, кто не ест; и кто не ест, не осуждай того, кто ест, потому что Бог принял его.
4 Кто ты, осуждающий чужого раба? Перед своим Господом стоит он, или падает. И будет восставлен, ибо силен Бог восставить его.

Евангелие дня (Матф.6:14-21)
14 Ибо если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный,
15 а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших.
16 Также, когда поститесь, не будьте унылы, как лицемеры, ибо они принимают на себя мрачные лица, чтобы показаться людям постящимися. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою.
17 А ты, когда постишься, помажь голову твою и умой лице твое,
18 чтобы явиться постящимся не пред людьми, но пред Отцом твоим, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно.
19 Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут,
20 но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут,
21 ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше.


Никифоръ, митр. Кіевскій ( 1121 г.)
Поученіе въ недлю сыропустную, въ церкви, ко игуменамъ, и ко всему іерейскому и діаконскому чину, и къ мірскимъ людемъ
Много поученій, о любимцы мои и возлюбленныя чада о Христ, мн надлежало бы предлагать вамъ языкомъ моимъ, чтобы водою его напоить добрую и плодоносную землю, разумю души ваши. Но не данъ мн даръ языковъ, о которомъ свидтельствуетъ божественный Павелъ и посредствомъ котораго я могъ творить порученное мн: оттого я стою посреди васъ безгласенъ и совершенно безмолвенъ. А такъ какъ нын потребно поученіе по случаю наступающихъ дней св. великаго поста: то я разсудилъ предложить вамъ поученіе чрезъ писаніе. Ибо время, возлюбленные (мои), совершая постоянно свое теченіе, привело насъ, наконецъ, къ симъ пречистымъ днямъ великаго поста и предъ дверьми его поставило. Пріимемъ наступающіе дни съ радостію и вмст съ пророкомъ возопіемъ: пріидите, возрадуемся Господеви, воскликнемъ Богу, Спасителю нашему, предваримъ лице Его во исповданіи; восплачемся предъ Господемъ, сотворшимъ насъ: яко Той есть Богъ нашъ, и мы людіе пажити Его и овцы руки Его (Псал. 94, 1-2. 6-7). Никто да не будетъ лишенъ добраго пнія, никто да не будетъ дряхлъ, но вс будемъ тихи и свтлы: о грхахъ только будемъ печальны; если здсь будемъ сокрушаться о нихъ, то посл получимъ воздаяніе. Пусть никто не думаетъ безъ сокрушенія очистить свои грхи и безъ поста омыть свои скверны. Очистилъ тебя Христосъ крещеніемъ и омылъ твои скверны, а ты опять осквернился грхами? Опять замаралъ себя? Опять загноились струпья злобы твоей? Прослезись же, восплачи горько, воздохни; потерпи на земл всякое страданіе; бдніе, неяденіе; покажи крпкую молитву и милостыню къ нищимъ; отпусти должникамъ долги; а если это невозможно, то отпусти, по крайней мр, большой ростъ, который, подобно змію, сндаетъ убогихъ. Если же ты постишься и между тмъ съ брата берешь ростъ: то нтъ теб никакой пользы. Ты считаешь себя постящимся, а вкушаешь мясо, не мясо овцы или другихъ животныхъ, а плоть брата твоего, закалая его злымъ ножемъ лихоиманія, неправедной мзды, тяжкаго роста. Смирись предъ лицемъ Бога, смирившагося ради тебя даже до зрака рабія. Прости обиды всмъ, оскорбившимъ тебя, отпусти имъ все, что имешь на нихъ, чтобы самому имть отпущеніе грховъ, дабы чиста была твоя молитва. Въ противномъ случа если будешь молиться, то это напрасный трудъ: изъ устъ злаго человка Богъ молитвъ не принимаетъ. Не мое это слово, но слово Христа и Бога, Который не принимаетъ отъ такого человка дара, принесеннаго въ церковь, если предварительно онъ не помирится съ братомъ. Сегодня особенно, по заповди Его, мы должны прощать ближнимъ согршенія: Аще бо, сказалъ Онъ, отпущаете человкомъ согршенія ихъ, отпуститъ и вамъ Отецъ вашъ небесный, аще ли не отпущаете человкомъ согршенія ихъ, ни Отецъ вашъ отпуститъ согршеній вашихъ. Если такъ потрудишься въ пост, какъ научаетъ тебя слово (Божіе), то сподобишься пть съ Давидомъ: растерзалъ еси вретище мое и препоясалъ мя еси веселіемъ, яко да поетъ Теб слава моя, и не умилюся. Вретище это знакъ покаянія; ради поста и воздержанія Богъ раздираетъ нашу грховную одежду и препоясуетъ насъ веселіемъ невинности, и тогда мы поемъ Ему во слав, т. е. въ чистой совсти, во слав, которую, говорится, имлъ Адамъ до паденія. Однемся въ это прекрасное вретище, да препояшемся въ веселіе; потрудимся, да прославимся, да внчаемся: трудъ раждаетъ славу, дла приносятъ внцы, какъ и Господь сказалъ: въ терпніи вашемъ стяжите души ваша (Лук. 21, 19). Потерпимъ и сохранимъ налагаемыя на насъ отъ духовныхъ отцевъ епитиміи. Не устыдимся объявить грхи наши, чтобы не остаться намъ не исцленными, чтобы, вмсто срама временнаго, не подвергнуться вчному осужденію и посрамленію предъ избранными ангелами Божіими и всми людьми; ибо вс мы предстанемъ предъ судилищемъ Христовымъ и коегождо дло огнь искуситъ. Умолимъ Судію прежде осужденія, убоимся страшныхъ мукъ. Богъ не лжетъ, не усомнимся въ этомъ. Послушаемъ Павла, великой трубы Христовой, какъ онъ сегодня учитъ насъ: нын ближайшее намъ спасеніе, нежели егда вровахомъ. Нощь прейде, а день приближися. Отложимъ убо дла темная и облечемся во оружіе свта. Яко во дни, благообразно да ходимъ: не козлогласованіи и піянствы, не любодяніи и студодяніи, не рвеніемъ и завистію; но облецытеся Господемъ нашимъ Іисусомъ Христомъ и плоти угодія не творите въ похотехъ (Дян. Ап. нед. сыроп.). Ночь это жизнь гршниковъ, не думающихъ о дн суда, не думающихъ о свт приблизившагося дня спасенія. Возлюбимъ же этотъ свтъ, какъ сыны свта, какъ днемъ, будемъ вести себя благочинно. Отложимъ дла тьмы и облечемся во оружіе свта, отгоняя всякую злобу отъ душъ нашихъ и насаждая въ нихъ всякую добродтель: ибо недостаточно только отстать отъ зла, необходимо еще творить добро: уклонися отъ зла, говоритъ Давидъ, и сотвори благо. Не могу здсь оставить безъ зазрнія нкоторыхъ, которые, не внимая Божественному ученію христопроповдника апостола, дерзаютъ утверждать, будто не творятъ никакого зла чрезъ свое пьянство. Между тмъ они чрезвычайно много длаютъ грховъ, постоянно пьянствуя и посрамляя себя. Послушайте апостола, называющаго пьянство матерью всякой злобы, всякой нечистоты и блуда: а ты говоришь, якобы нимало не согршаешь, предаваясь пьянству? Пьянство есть вольный бсъ, пьянство есть дщерь діавола, пьянство есть смерть уму. А погубившій умъ хуже скота: ибо скоты не губятъ своего разума, а словесные за ничто продаютъ полученный отъ Бога разумъ, какъ Исавъ продалъ первенство. Пьяница подобенъ мертвецу, подобенъ помшанному, безчувственному; онъ отъ всхъ достоинъ смха и поруганія, подобно Сампсону, остриженному наложницею и поруганному отъ иноплеменниковъ. Къ этимъ и подобнымъ имъ людямъ относятся пророческія слова Исаіи: мертвіи живота не имутъ видти, ни врачеве могутъ воскресити. Подъ мертвыми онъ разуметъ умершихъ въ пьянств, а подъ врачами учителей, которые ничего не могутъ пособить имъ, пока не отстанутъ они отъ пьянства. Все это сказалъ я не для того, чтобы посрамить своихъ, да не будетъ! я ихъ отъ души люблю; но чтобы отогнать отъ нихъ на постное время такое зло, каково пьянство; Господь помогаетъ намъ въ этомъ. Се нын, возлюбленные, время благопріятное! се нын день спасенія! Пришла весна душъ нашихъ! Нын бсы боятся; нын князь міра сего, видя насъ, гнвается и скрежещетъ зубами; нын ангельскія силы радуются, нын апостолы и вс лики праведныхъ веселятся; скажу боле, и Самъ Богъ радуется о нашемъ покаяніи, не хотя нашей смерти, но ожидая обращенія. Поэтому умоляю васъ, приготовимся въ сему наступающему времени и проведемъ его, какъ дулжно; а если не дождемъ его, ибо смерть не иметъ срока, то лучше, если умремъ, имя благое въ рукахъ. Станемъ единодушно вс на брань противъ врага, силою Святаго Духа; ибо оружіе нашего врага совсмъ истреблено, силу его совсмъ уничтожилъ Господь, вознесшійся на крест. Дерзайте вс: на подвигъ этотъ вы вооружены крещеніемъ во Христа. Чтобы противостоять кознямъ діавола, облецытеся во вся оружія Божія, какъ наставляетъ божественный Павелъ: Препояшите чресла свои истиною, одньтесь въ броню правды, обуйте ноги во уготованіе благовствованія мира, возьмите щитъ вры, защищающій отъ всхъ огненныхъ стрлъ лукаваго, возьмите также шлемъ спасенія и мечъ духовный слово Божіе, и тогда смло противоборствуйте врагу-діаволу. Если облечемся въ эти оружія и ополчимся противъ врага: то посчемъ его мечемъ духовнымъ и, одержавъ побду, получимъ чистый покой, достигнемъ свтлаго дня истинной Пасхи, неосужденно причастимся честнаго тла и крови Господней въ настоящей жизни, а въ будущей насладимся вчныхъ благъ и созерцанія Святой и Богоначальной Троицы, въ трехъ лицахъ воспваемой и во единомъ Божеств покланяемой, въ разлученіи не разлучно разлучаемой и въ совокупленіи не разливаемой, которой подобаетъ всякая слава, честь и поклоненіе, нын и присно и во вки вковъ. Аминь.
Печатается по изданію: Историческая христоматія, для изученія исторіи русской церковной проповди, съ общей характеристикой періодовъ ея, съ біографическими свденіями о замчательнйшихъ проповдникахъ русскихъ (съ XI-XVIII в. включительно) и съ указаніемъ отличительныхъ чертъ проповдничества каждаго изъ нихъ. / Сост. Свящ. М. А. Поторжинскій, преподаватель Кіевской духовной Семинаріи. – Кіевъ: Типографія Г. Т. Корчакъ-Новицкаго, 1879. – С. 67-70.

Митр. Никанор (Клементьевский)
Слово въ Недлю сыропустную
Нощь прейде, а день приблнжися: отложимъ убо дла темная, и облечемся во оружіе свта (Рим. XIII, 12).
Произнесено въ1832 году, Февраля 21-ю.
Сіи слова взяты изъ чтеннаго нын посланія Апостола Павла къ Римлянамъ.
Чтобы предметъ нравственный приблизить къ общему понятію, Апостолъ къ изображенію сего предмета беретъ слова, извстныя въ обыкновенной жизни. Состояніе язычества онъ называетъ нощію, а состояніе христіанства днемъ, пороки длами темными, а добродтель оружіемъ свта. Слова иносказательныя, но понятныя!
Поелику слово Апостольское читалось не напрасно, и не безъ цли: то обратимъ вниманіе на ту цль, для которой Церковь узаконила читать нын это слово Апостольское, на то отношеніе, какое имютъ слова Апостольскія къ настоящему днюдню, которымъ оканчивается такъ называемая въ церковныхъ книгахъ недля сырная. Здравомыслящій христіанинъ ви 325 дитъ ясно, что означаетъ ночь п день, н что разумется подъ ддами темными и подъ оружіемъ свта. Время, проведенное въ удовлетвореніи чувственности, есть ночь-, время, опредленное для умерщвленія плоти и укрощенія страстей, есть день. Пресыщеніе плоти и упоеніе чувствъ, сопровождаемое омраченіемъ разсудка, продолжительныя игры и увеселенія, преслдуемыя изнуреніемъ силъ п разстройствомъ здоровья, забавы, по суду міра невинныя, но по слову Божію суетныя и тщетныя суть дла темная; поившіе, хожденіе въ храмъ Божій, молитва, упражненіе въ слов Божіемъ, милостыня, плачъ и сокрушеніе о грхахъ сутъ оружіе свта.
Господствущій обычай, конечно, не будетъ доволенъ тмъ, что его называютъ дломъ темнымъ. Чтожъ длать! Истина сильне обычая. ІІусть размыслятъ? Откуда пришелъ онъ къ намъ? Отъ родителей. Откуда взяли родители? Отъ ддовъ и праддовъ. Идя путемъ симъ дале дойдемъ наконецъ до той черты, за которою слдуетъ тьма язычества. И здсь-то увидимъ, что празднество прошедшихъ и настоящаго дней перешло къ намъ отъ народа нехристіанскаго, и по истин, есть дло темное.
Какъ ночь уже проходитъ: то нтъ надобностп напоминать боле о ничтожности длъ темныхъ. Поеліку же приближается разсвтъ дня христіанскаго: то гораздо полезне будетъ если размыслимъ объ оружіи свта, именно о пост.
Постъ есть двоякій, духовный п тлесный. Первый состоитъ въ воздержаніи отъ страстей, а послдній, въ воздержаніи отъ брашенъ. Оба сіи поста имютъ между собою связь, подобную въ нкоторомъ отно- - 326 - шенін той связи, какую j сманиваемъ между тломъ и душею. И поелику душа превосходне тла; то и постъ духовный ваяше тлеснаго. Тло есть орудіе души; равно и постъ тлесный есть пособіе къ подвигу поста духовнаго. ІГосему-то св. Церковь и заповдуетъ намъ поститься тлссп, поститься и духовк. Въ первомъ пост смиримъ тло, а въ другомъ молитвами и слезами взыщемъ Господа; первымъ очистимъ плоть, а вторымъ душу; въ первомъ воздержимся отъ сндсй, а во второмъ отъ всякія страсти.
Одинъ чувственный постъ безъ духовнаго есть то же, что образъ безъ жизни, скорлупа безъ зерна. Воздерживаться отъ вкусныхъ яствъ и сладкаго питія, и не воздерживаться отъ гнва, зависти, лжи и пересудовъ, значитъ поститься изъ страха осужденія. Отказывать себ въ чувственныхъ удовольствіяхъ, и не запрещать мыслямъ и желаніямъ бродить прежними путями, значитъ поститься изъ одного стыда. Оставить забавы и увеселенія, п не покидать пристрастія къ онымъ, значитъ поститься изъ одного приличія. Не схщевшо поста Азъ мэтрахъ, глаголетъ Господь чрезъ Пророка (Исаіи LVIIT, 5). IIиже аще слячвши яко серпъ выю твою, и вретище и пепелъ поете лети, ниже тако наречете постъ пріятенъ. Чрево тощее съ сердцемъ, исполненнымъ зависти и злобы, лице постное съ Іушою любодйною, слова въ устахъ покаянныя при мысляхъ разсянныхъ какое могутъ доставить спасеніе изнуренному постнику? Елей благодатнаго утшенія не вливается въ душу полную нечистотъ; и лучъ свта духовнаго не проницаетъ сердца ожесточеннаго. Во время ношенія надобно очищать душу слезами ежечаснаго раскаянія, и смягчать сердце дятельнымъ 327 размышленіемъ о лобви нашего Спасителя къ намъ гршнымъ. Истинный постъ, вшаетъ Церковь, есть устраненіе отъ зла, воздержаніе языка, укрощеніе гнва, отверженіе похотей, клеветы, лжи и клятвопреступленія. Воздержаніе отъ сего есть истинный постъ.
Видите, братія, сколь важенъ и дйствителенъ постъ внутренній, духовный. Но онъ не можетъ быть исполненъ безъ соблюденія поста наружнаго, тлеснаго. Какъ? Неужели воздержаніе отъ возбраненныхъ Цер- ковію яствъ способствуетъ къ воздержанію отъ страстей? Неужели сухояденіе, простая и неприправлен- ная ничмъ пища можетъ воспрепятствовать дйствію злыхъ привычекъ и наклонностей? Неужели истощеніе силъ тлесныхъ можетъ послужить къ просвщенію ума и очищенію сердца? Такъ точно. Чтобы воспрепятствовать злому растенію расти боле и дале, надобно прекратить орошеніе его водою. И чтобы уменьшить и совсмъ потушить распространяющееся пла- мя, надобно отнять у огня пищугорючее вещество. Подобнымъ образомъ, чтобы укротить и обуздать волненіе страстей, имющихъ свое сдалище въ нашей плоти, надобно оставить употребленіе тхъ предметовъ, коими возбуждаются страсти. Напримръ: чмъ бы ты потушилъ пламень любви преступной? Пресыщеніемъ плоти? Нтъ. Ты приложишь къ огню порохъ. Упоеніемъ лп чувствъ? Нтъ! Ты вольешь въ пламень масло. Въ семъ случа, если есть какое средство самое дйствительное, то постъп постъ самый строгій и продолжительный. Какъ бы ты избавился отъ нечистыхъ мыслей и нечистыхъ желаній? Чтеніемъ, дломъ? Средство полезное, но въ семъ случа мало дйствительное. Окончишь чтеніе, окончишь тру- ды; rr мысли опять къ теб возвращаются; но примись за сухоядпіе: тогда съ истощеніемъ вождлева- ющеіг силы исчезнутъ неминуемо преступныя п мысли, н желанія.
Говорятъ, что постъ тлесный есть учрежденіе человческое. Лтъ, святая Церковь назначила времена поста п опредлила образъ поста, по заповди о пост, данной отъ Нога. Что заповдалъ Онъ первымъ людямъ? И заповди Господь Богъ Адаму глаголя: отъ древа еже- разу лиши доброе и лукавое, не снсте отъ него (Быт. i 1, 1(і). Что значитъ пе снсте? Воздержаніе отъ запрещенныхъ плодовъ, т. е. постъ тлесный. Сію первую Боясію заповдь утвердилъ собственнымъ Своимъ примромъ Іисусъ Христосъ, пос- тнвся дпеіі иетыредесять и нощііі четыредесять (Мат. IV, 2). Сему примру послдовали Его ученики, пробывшіе въ пощеніяхъ многажды (2 Кор. XI, 27). Ботъ происхожденіе поста, его утвержденіе и освященіе- Какъ же говорить, что постъ человческое учрежденіе?
Говорятъ, что постъ состоитъ не въ качеств, а въ количеств. Откуда взяли такое понятіе, н въ такомъ выраженіи? Его нтъ у насъ въ нашемъ православномъ ученіи. Очевидно, опо передано наставниками иной вры. Постъ въ количеств не есть постъ, въ собственномъ смысл сего слова. Умренность въ употребленіи пищи и питія есть христіанская добродтель; но умренность пе постъ, всегдашняя обязанность, а не особенный подвигъ. Церковь запрещаетъ во дни поста пищу и . по качеству, и по количеству, не позволяя не только пресыщенія, но и насыщенія самою постною пищею, дабы совершенно воздержать насъ отъ пагубныхъ страстей. Хотите ли - 329 очистить душу, какъ должно, какъ хочетъ очистить ее въ васъ Церковь? Слушайтесь Церкви, не вдаваясь въ мечтанія и суемудріе, служащія только къ огражденію недобрыхъ навыковъ и грховныхъ страстей.
Говорятъ, что нашъ постъ труденъ по образу лощенія, и вреденъ для здоровья по свойству пищи. Труденъ, разв только для изнженныхъ сластолюбцевъ. Для тхъ, кои воспитаны въ страх Божіемъ и ис пріобрли вредныхъ привычекъ къ лакомымъ сцдятъ, онъ легокъ и удобенъ. На вредъ поста могутъ жаловаться разв только т, кои разстроены здоровьемъ, хотя и въ этомъ случа постъ находятъ нужнымъ не рдко и врачи. Но Церковь и не налагаетъ на насъ такого бремена, какого понести не въ силахъ. Можешь поститься отъ утра до вечера? Постись. Не можешь? Употребляй пищу въ день два раза, только постную, простую и легкую. Пища простая не вкусна; но здорова. Нтъ и не было примра, чтобы хлбъ и вода довели кого до гроба. Начало житія челоеча, говоритъ Премудрый, хлбъ и вода (Сир. XXIX, 24).
Говорятъ.... недовольно; возраженій всхъ на счетъ поста намъ не перепутать. Окончимъ нашу бесду молитвою: Господи! Прости намъ согршенія наши и введи во святый постъ здравыми и бодрыми. Отыми отъ насъ духъ праздности, унынія, празднословія, и даждь намъ духъ цломудрія, смиренія, терпнія и любви. Аминь.

Митр. Никанор (Клементьевский)
Слово въ Недлю сыропустную
Нын ближайшее намъ спасеніе: нощь убо прейде, а день приближися: отложимъ убо дла темная и облечемся во оружіе свта.
Произнесено Февраля 9, 1861 года.
Завтра придетъ къ намъ, Христіане, дорогой гость, и мы должны сртить его съ веселіемъ духа, въ трезвости ума и сердца. Это св. великій постъ.
Св. Церковь указываетъ намъ на время поста въ ^теиномъ нын Апостол: нын ближайшее нашъ спасеніе: нощь убо прейде, а денъ приближися; отложимъ убо дла темная и облечемся во оружіе свта. Мысль, съ которою Церковь примняетъ слова Апостола къ настоящему дню, понятна. Какъ провели мы прошедшіе дни, которые даны намъ Церковію на приготовленіе къ подвигамъ поста, дни, въ которые требовалось отъ насъ боле вниманія къ самимъ себ, боле умренности въ пищ и питіи, боле воздержанія въ удовольствіяхъ и забавахъ? Не обратили ли нкоторыхъ дней въ ночь, длая въ нихъ дла, помрачающія разумъ, заглушающія гласъ совсти и удаляющія свтъ благодати 331 Христовой? Если не для всхъ насъ, по крайней мр, для многихъ, проводящихъ сырную седмицу по обычаямъ міра, врно и правильно называетъ Церковь прошедшіе дни нощію,нощь убо прейде.
Св. Церковь уподобляетъ св. постъ дню: приближися день, а подвиги поста всеоружію свтаи облечемся во оружіе свта. Подобная мысль Церкви заключается и здсь, въ атомъ уподобленіи. Какъ при свт солнца ходимъ мы чинно, не претыкаясь и не сбиваясь съ пути, такъ и во дни поста ходимъ благоговйно предъ Богомъ, воздерживаясь отъ запрещенныхъ сндей и удовольствій, и уклоняясь отъ всхъ мірскихъ забавъ. Пе пріятно ли это Богу? Не спасительно ли для нашей души? Не способствуетъ ли къ укрпленію силъ тлесныхъ и умноженію нашего здравія?
Обратимъ, братія, вниманіе наше на важность, потребность и пользу поста.
Знаете ли, Христіане, что постъ составлялъ условіе блаженства, для котораго созданъ человкъ? Онъ заповданъ былъ еще въ раю: отъ древа, еже разумніи доброе и лукавое, не снсте отъ него. Слышите заповдь, которую если бы человкъ исполнилъ, былъ бы на- всегда блаженъ. Многое ли заключало запрещеніе? Не сть плодовъ одного древа въ раю,и только! Но сколько скорбей, несчастій и бдствій произошло въ человчеств отъ нарушенія заповди!
Со Бременъ Мо%сея постъ утверждается яснымъ закономъ, и является во многихъ примрахъ, въ различныхъ случаяхъ, иъ ученіи пророковъ. Нужно ли приступить кь важнымъ какимъ предпріятіямъ?употребляли постъ. Такъ Мо%сей для пріятія закона, по повелнію Божію, взошелъ на гору Синайскую м йіь та- 332 j/o цетыредссяіпь дней и чепіредеслть нощей: хлба не яде, ни воды пи. Пророкъ Даніилъ, приготовляясь къ принятію важнйшихъ откровеній Божіихъ, наложилъ на себя ноетъ. Дохъ ліще мое ко Госнову Богу, еже взысканіи молитвы и прошенія въ пост и во вретища и петл. И среди этого поста открыто ему время пришествія Мессіи. Нужно ли предотвратить опасность и бдствіе?употребляли постъ. Такъ Мо%сей, когда но сошествіи съ горы Синайской, увидлъ, что народъ израильскій поклонялся златому тельцу, ходатайствовалъ за него предъ Богомъ, постясь сорокъ дней и сорокъ ночей. Когда Моавнтяие и Аммонитяне съ великими силами напали на царство Іудейское, тогда устрашенный царь Іосафатъ съ молитвою обратился къ Богу и наложилъ постъ на всю Іудею. Скорбь ли какая тяготила? употребляли постъ. Іона#анъ, узнавъ о покушеніи Саула на жизнь Давида, не лде хлба въ день втораго мсяца, яко сокрушися о Давид. Давидъ, возбужденный пророкомъ НаФаномъ къ раскаянію, не хотлъ принимать никакой пищи.
Но что всего важне, потребность поста ограждена ученіемъ Господа Іисуса и Его Апостоловъ и освящена ихъ примромъ. Когда приступилъ Іисусъ Христосъ къ великому длу служенія спасенію рода человческаго? Тогда какъ совершилъ четыредесятидневный постъ въ пустын. И какъ Апостолы удостоились сошествія на нихъ Духа Святаго?пребывая въ пост и молитв.
Видя такіе примры и опыты важности и благотворности поста, судите, братія, съ какимъ усердіемъ должны мы встртить постъ и съ какою радостію вступить на поприще духовнаго очищенія. Мене ли постъ потребенъ для насъ нмъ для, Пророковъ и Апостоловъ? 333 Мы прогнвали Бога своими грхами: чмъ умилостивить Его по примру царя-пророка, какъ не постомъ и слезными раскаяніемъ? Мы имемъ нужду въ общеніи съ Господомъ въ таинств причащенія, но какъ вкусимъ плоти и крови Его, не приготовясь къ тому по примру Могсея постомъ и молитвою?Намъ надобно праздновать пасху, спострадать врою Христу и войдти въ торжество воскресенія Его: какъ мы совершимъ все это, не искоренивъ своихъ страстей, не умертвивъ своихъ желаній подвигами поста и не очистивъ совсти исповдію? Кто какъ не думай о пост, но безъ него нельзя обойдтись ни въраюсреди блаженства, ни вн раявъ несчастіи, ни во дни радости, ни во дни скорби и стованія. Праведны ли мы, святы ли? Нтъ!И сл- довательно всегда имемъ нужду въ покаяніи. Здоровы ли душею и сердцемъ? Нтъ!И слдовательно всегда имемъ нужду во врачеваніи. Какое же первое врачевство можетъ быть употреблено съ пользою и успхомъ? воздержаніе, лишенія, обузданіе чувственности, постъ.
Что несетъ къ намъ съ собою постъ?Простую постную пищу для плоти, которая столь пристрастна къ сндямъ и искусственнымъ сладостямъ, что, кажется, и жить не можетъ безъ нихъ. Но что же длать? Вспомнимъ, возлюбленные, чмъ Богъ опредлилъ питаться человку по сотвореніи его? И рече: говоритъ слово Божіе, Богъ: се дохъ вамъ всякую траву сменную сющую смя, еже есть верху земли всея; и всякое древо, еже имамъ въ себ плодъ смепе сменного, вамъ будетъ въ сндь (Быт. 1, 24). Божественное разршеніеупотреблять въ пищу животныхъ, послдовало уже посл потопа; а до сего времени благочестивые праотцы- 334 питались одними сменами п плодами земными. И что же? Вредна ли была для нихъ такая пища? Но они жили по искольку столтій. Не мы, не духъ нашъ, а плоть и живущій въ нашей плоти грхъ скучаетъ постною пищею,ему, ему противенъ постъ.
Что еще несетъ къ намъ онъ? Продолжительныя молитвы. Что же? Будемъ ли роптать? Имемъ ли право жаловаться? Не съ радостію ли, напротивъ, должны вступить въ подвигъ? Ибо что есть молитва? Она есть возношеніе ума и сердца къ Богу, есть бесда съ Нимъ. Ею мы привлекаемъ къ себ милость Божію, испрашиваемъ отпущеніе грховъ, тяготящихъ душу и преграждающихъ намъ путь къ небесному царствію. Такая молитва не должна ли быть сладостна для насъ, сколько бы продожительна ни была? Апостолъ заповдуетъ врующимъ непрестанно молиться, не только въ церкви, но и на всякомъ мст, при всякомъ занятіи и случа,- а мы утомляемся, скучаемъ молитвою, продолжающеюся дватри часа: не искушеніе ли это нашей изнженной и лнивой плоти?
Укрпимъ, братія, укрпимъ духъ нашъ противъ плоти, да не устрашаетъ пасъ постъ. Сртимъ его съ пламеннымъ усердіемъ, какъ врача, идущаго къ намъ съ спасительнымъ врачевствомъ; съ благоразумною ревностію вступимъ въ подвигъ поста,въ подвигъ душевнаго очищенія. Во всхъ насъ поселился грхъ, живетъ и дйствуетъ безпрестанно: чмъ, какими способами и средствами изгонимъ его изъ себя?Сей родъ кипимъ же можешь изьіти, токмо молитвою и постомъ. Аминь.

Митр. Никанор (Клементьевский)
Слово въ Недлю сыропустную. О пост
Отъ всякаго древа, еже въ раи, снси: отъ древа же, еже разумти доброе и лукавое, не снсте отъ него (Быт. II, 16, 17).
Произнесено Февраля 23, 1845 года.
Ботъ и великій постъ уже предъ нами! Немного времена остается для наслажденій нашему чувственному человку. Пройдетъ ночь, и св. Церковь возгласитъ: пріиде постъ, маніи цломудрія, обличитель грховъ, проповдникъ покаянія, жительство ангеловъ м спасеніе человковъ (стх. на ут. въ Понед.).
Нельзя не встртить съ радостію такого дивнаго гостя. Онъ идетъ съ проповдію покаянія и несетъ для насъ врачевство противъ недуговъ душевныхъ и тлесныхъ. Какъ встртимъ его и съ чмъ? Древніе встрчали постъ, облекшись во вретище п посыпавъ главу свою пепломъ; а мы встртимъ его съ сыновнимъ послушаніемъ Церкви, съ смиреніемъ въ сердц и молитвою къ Богу.
Чтобы ближе и короче ознакомиться съ постителемъ 336 я предложу вашему усердному вниманію поучительное слово о важности и святости поста, о его сил и дйствіи.
Кто установилъ постъ? Не человкъэто немощное существо, но Творецъ человка премудрый н всеблагій Богъ. Онъ, создавъ человка по образу ц подобію Своему, тотчасъ далъ заповдь: отъ всякаго древа ежа съ рай, спдгю снси: отъ древа жв ежа разумніи доброе н лукавое не снсте отъ него. Эта заповдь, по ученію св. Отецъ .Церкви, обязывала человка къ высочайшему воздержанію посту. Дли чего установленъ постъ?Дабы служилъ оградою невинности отъ нападеній врага со стороны невоздержанія. Дабы былъ средствомъ къ усовершенствованію дарованныхъ отъ Бога умственныхъ п нравственныхъ силъ и способствовалъ къ очищенію я какъ бы одухотворенію тла, для обезсмертенія его. Но человкъ не соблюлъ заповди, нарушивъ постъ, палъ: что же длаетъ Всемогущій Богъ, заповдаете ему поститься? Не измняя Своей любвп къ человку, Онъ обращаетъ то средство, которое долженствовало предохранять его отъ паденія въ спасительный способъ врачеванія. Тотъ же самый постъ, который обезпечивалъ душевное и тлесное здравіе человка въ раю, длается врачевствомъ для души и тла. Такимъ образомъ первая заповдь о пост измнилась только въ предмет, но осталась навсегда въ своей спасительной сил. И нын въ приложеніи къ нашему посту дйствуетъкакъ коренное начало поста.
Со времена Ме%сея заповдь о пост подтверждается яснымъ закономъ и проповдуется въ ученіиПроро- ковъ. Нужно ли было приступить къ какимъ чрез- 3 3 7 - вычайнымъ предпріятіямъ? Употребляли постъ. Такъ Мо%сей, для принятія закона, по повелнію Господніе, взошелъ нагору Синайскую, м б тамо четыредесять дней м четьыредесять нощей, пи хлба яде, ни воды пи. Нужно ли было приготовиться къ принятію какихъ важнйшихъ откровеній? Употребляли постъ. Такъ Пророкъ Даніилъ, готовясь къ принятію важнйшихъ откровеній, облекся во вретище и постился. Постигало ли какое народное бдствіе? Употребляли постъ. Такъ Царь Давидъ и вс бывшіе съ нимъ, услышавъ о смерти Саула и На#ана и пораженіи Израильтянъ на горахъ Гелвуйскихъ, раздраша ризы свая, плаката и постишася до вечера. Требовалось ли раскаяніе во грхахъ? Употребляли постъ. Такъ Царь Ахавъ, услышавъ упреки и угрозы отъ пророка Иліи по случаю убіенія Наву#ея, растерзавъ ризы своя, постился.
Итакъ вотъ первая заповдь, развитая въ примрахъ; б о т ъ примры, олицетворяющіе заповдь. Эти примры прошли чрезъ многія тысящелтія и не потеряли одна- коже своего таинственнаго вліянія на человка. И нын есть усердные послдователи Могсея въ подвигахъ поста и молитвы, и нын есть ревностные подражатели Давида, въ слезномъ раскаяніи въ своихъ грхахъ; и нын есть чадолюбивыя матери, нжные супруги, врные друзья, которые, оплакивая смерть близкихъ своему сердцу, не только прибгаютъ съ молитвою къ Богу, но и налагаютъ на себя добровольный постъ; и для чего? дабы постъ споспшествовалъ молитв возноситься скоре и удобне къ престолу милосердія Божія.
Въ ученіи Христовомъ нтъ особой положительной заповди о пост; да и нужно ли было повторять то, что пришло въ законную силу? Въ пришествіе Хри- 22 - 338 схово на землю постъ уже былъ въ большомъ употребленіи. Спаситель освятилъ постъ и подтвердилъ своимъ Божественнымъ примромъ, носитеся четыредесять дней u четыредесять нощей сп пустын. И для кого же Онъ постился? Ие для себя: ибо Онъ, какъ безгршный, не имлъ нужды въ пост, какъ во оружіи противъ грха; но для насъ, дабы мы послдовали Его примру. Онъ постился не для очищенія себя, ибо былъ весг> чистота и святость; но въ примръ намъ, нечистымъ и гршнымъ. Судите же посл сего, не достойна ли нашего полнаго уваженія паша четыредесятница, которая учреждена Церковно на основаніи примра сорокадневнаго поста Христова? Не святъ ли нашъ постъ святостію поста Его? И не великъ ли нашъ постъ величіемъ также поста Его?
Св. постъ, будучи правильно употребляемъ, дйствуетъ сперва на тло, облегчая его отъ тяжести и грубости плоти, потомъ на душу, приводя наклонности ея въ стройный порядокъ, наконецъ на духъ, доставляя ему свободу и господство надъ чувственностію. Такимъ образомъ нашъ внутренній человкъ, который для поста бываетъ рабомъ вншняго человка., становится во время поста владыкою я перестаетъ раболпствовать чувственнымъ пожеланіямъ. Не думайте, что это одна только мечта. Если будете поститься, какъ должно, постомъ духовнымъ и тлеснымъ, то увидите это на своемъ собственномъ опыт. Вы рядите умиреніе всхъ тлесныхъ чувствъ; замтите прекращеніе яростныхъ дйствій той или другой страсти; услышите голосъ пробужденной совсти; ощутите тишину я спокойствіе въ сердц; убдитесь въ просвщеніи вашихъ мыслей и улучшеніи вашихъ 339 чувствованій; словомъ; вы испытаете большія перемны во всемъ существ вашемъ. Скажете, что вс эти качества мы можемъ имть и безъ поста, храня только воздержаніе. Нтъ однимъ воздержаніемъ нельзя довольствоваться. Конечно, гд постъ, тамъ и воздержаніе, но не наоборотъ. Воздержаніе служитъ къ сохраненію здравія, а постъ руководствуетъ къ покаянію и къ умилостивленію Бога. Воздержаніе потребно всегда, а постъ назначается временно. Первое есть правило благоразумія, а послдній заповдь. Свойство воздержанія умренность во всякомъ род пищи и питія, а принадлежность поста количество, качество и время въ принятіи опредленной Церковно пищи. Видите, какъ наше воздержаніе далеко не то, что постъ, и въ дл покаянія оно весьма недостаточно. Чтобы очистить себя отъ грховъ въ той мр чистоты, которая требуется предъ принятіемъ св. Христовыхъ Тайнъ, необходимо требуется сугубый постъ, тлесный и духовный. Св. мужи, Мо%сей, Давидъ, Илія были несравненно воздержне насъ, но и они, чтобы удостоиться общенія съ Богомъ, всегда постились. Св. Апостолы были несравненно совершенне насъ; но и они въ ожиданіи сошествія Св. Духа не ограничивались однимъ воздержаніемъ, но пребывали въ пост и молитв. Смотря на такихъ великихъ постниковъ кто скажетъ, что постъ ему не нуженъ? Разв тотъ, кто не сознаетъ нужды въ умерщвленіи своихъ страстей.
Молю Бога, да благопоспшитъ Онъ намъ всмъ начать и провестъ Св. Четыредесятницу въ душевномъ здравіи, въ пост, молитв и покаяніи, да совершитъ Онъ свою силу въ нашихъ немощахъ! Аминь.
(Избранныя слова и речи Высокопреосвященнейшаго Никанора, Митрополита Новгородскаго, с. Петербургскаго, Эстляндскаго и Финляндскаго. Т.1. Слова на Святую Четыредесятницу и на дни недельные)

Свт. Иннокентий Херсонский
Слово в неделю сыропустную

Так [поступайте], зная время, что наступил уже час пробудиться нам от сна. Ибо ныне ближе к нам спасение, нежели когда мы уверовали. Ночь прошла, а день приблизился: итак отвергнем дела тьмы и облечемся в оружия света.
(Рим. 13, 11-12)
Этими поучительными словами апостола Павла Святая Церковь напутствует нас, братья мои, на поприще святого и Великого поста. Между прочими побуждениями к покаянию во грехах наших, она указывает и на большую удобность к тому для нас в продолжение наступающих святых дней. В самом деле, хотя спасение наше никогда не далеко от нас, но с наступлением Святой Четыредесятницы дело спасения до того приближается к каждому, что, можно сказать, невольно и неотступно требует себе места в душе и сердце. Подлинно, время Великого поста во всех отношениях должно сравнивать с прекрасным днем для веры и благочестия: равно как седмицу, ныне оканчивающуюся, со всех сторон нельзя не уподобить темной, бурной и хладной ночи. Каких дел тьмы не совершается повсюду в продолжение этой седмицы! Сколько душ волею и неволею низвергается в пропасть греховную! Сколько людей, которым всю жизнь приходится оплакивать несколько минут нынешнего безумного веселия! Из самых осторожных и бдительных над собою и своими деяниями, немногие могут похвалиться тем, что в течение прошедших дней они не потерпели никакого ущерба в чистоте сердечной и спокойствии своей совести.
Но благодарение Господу: ночь прошла, а день приблизился (Рим. 13,12)! Нынешний вечер положит конец соблазнам и опасностям душевным, завтра мы проснемся уже в другой стихии и как бы в другом мире. С одним появлением святого поста все примет новый, лучший вид: и люди, и вещи, и одушевленное, и самое бездушное. Как после потопа Ноева хляби зла заключатся сами собою, и явится суша. Есть уже к чему пристать впавшим в море житейских сует и соблазнов! Есть уже, на чем утвердиться самым расслабленным от плотоугодия стопам и коленам, ибо Церковь не может уступить миру в усердии. Если он, злохитрый, употребляя все средства сводить нас с ума, брать в плен страстей без сражения, то Святая Церковь еще более найдет способов образумить нас и пленить навсегда в сладкое послушание веры и любви, которая есть Христос. Мы нечисты и осквернены похотями греховными: у престола благодати, в храмах, заструится множество свежих источников для нашего духовного омовения. Мы покрыты язвами и струпьями: у матери нашей Церкви готовы для нас все пластыри и повязки целебные. Мы голодны духом: она учредит такую трапезу, которая могла бы напитать самих Ангелов. При таком обилии средств духовных самый невнимательный к своей душе принужден будет сознаться и сказать, что ныне, в продолжение святого поста, ближайшее к нам спасение, нежели во все прочие дни, ибо со дня завтрашнего сам мир с его соблазнами, гонимый видимо и невидимо силою святого поста и молитв церковных, удалится от нас, сокроется, потеряет силу ослеплять и влечь в ад.
Не будем же, возлюбленные, и мы хладны и невнимательны к своему спасению, воспользуемся драгоценным временем поста для уврачевания душ и сердец наших от яда греховного; дадим матери нашей Святой Церкви действовать над нами во спасение наше, как она знает и может; отвратим очи и сердце от всего, что питало в нас похоть плоти и гордость житейскую, вникнем прилежно в свою жизнь и совесть, и поспешим сойти с того пути, который явно ведет в пропасть адскую. Сделаем все это, братья мои, для вечного блага душ наших! Ибо не напрасно апостол Христов восклицает: наступил уже час пробудиться нам от сна (Рим. 13,11). Время пробудиться всем нам от нечувствия душевного и подумать, где мы и что с нами, куда идем и что ожидает нас. Время уже потому, что нет почти ни одного греха, который не был бы содеян нами в том или другом виде. Какая из способностей наших не употреблена во зло, не унижена и не осквернена страстями? Чем еще будем раздражать Господа и Спасителя нашего? На что пустимся и что еще употребим для вечной погибели нашей? Какому кумиру суеты не кланялись мы до земли стократно? Если посмотреть на нас очами и не пророка, то давно можно сказать, что от ног до главы нет в нас целости. Самая чаша греха с ее мнимою, скоропреходящею сладостью и с ее действительным смертоносным ядом уже видимо оскудела для нас. Еще ли будем наполнять ее снова и отравлять ею все существо свое?
Час уже нам от сна пробудиться! Вначале, когда мы были неопытны, еще сколько-нибудь извинительно было гоняться нам, подобно малым детям, за призраками суеты земной и воображать, что на стропотных распутьях греха ожидают нас одни утехи и радости. Теперь, после стольких горьких опытов, совершенное безумие было бы позволять врагу нашему обманывать нас снова. Ибо что приобрели мы в удалении от Бога? Что доставил нам мир с его многообразною похотью? - Предположений, замыслов, надежд, обещаний была бездна, а на деле оказалось все суета сует. У большей части из нас беззаконная жизнь отняла и то, что имели они от природы и благоприятных обстоятельств, некоторые из грешников, по-видимому, еще высятся и цветут, но как вял и безжизнен этот цвет несчастный, как ощутительно веет от него тлением и пагубою! Снаружи, вокруг этих, так называемых, счастливцев мира почести, богатство, довольство и утехи, а внутри - спросите о том их самих - внутри пусто и хладно, мертво и отвратительно: совесть обличает, сердце тоскует, душа болит, само тело, видимо, страдает и просит пощады от яда греховного. И после этого мы еще будем гоняться за нашею тенью, еще будем ловить ветер, еще строить на воздухе, еще пить яд потому только, что он сладок?
Час уже нам от сна пробудиться! Время образумиться и пожалеть нам матерь свою, Святую Церковь, которая доселе болела сердцем от нашего забвения ее святых уставов и от нашей жизни нечистой; время вспомнить и пожалеть нам Ангела Хранителя нашего, который с того времени, как мы начали помнить себя и действовать, с плачем ходит за нами по дебрям страстей и беззаконий, не видя нашего исправления; время устыдиться и пожалеть нам Самого Спасителя нашего, Который с утра до вечера ежедневно простирает к нам с Креста руки и до сих пор не может привлечь нас к Своему сердцу; время, время, братья мои, сжалиться нам над самими собою и обрадовать покаянием нашим небо и землю, Ангелов и всех добрых людей, которые скорбели и скорбят о нашем развращении, молились и молятся, да не погибнем во грехах наших! Час уже нам от сна пробудиться! Ибо ужели до конца жизни оставаться нам в плену страстей, греха и диавола? Ужели ждать нам, чтобы под стопами нашими разверзлась, наконец, бездна адская и поглотила нас навеки? Ах, братья мои, она разверзется однажды и, может быть, весьма скоро, если не перестанем прогневлять Господа грехами нашими, но что будет тогда с нами? Вспомните богача евангельского, вспомните пламень гееннский, поставьте себя мысленно в положение этого несчастного и судите, в каком безумии виновен тот, кто, имея, как мы теперь, всю возможность избегнуть жребия столь ужасного, будет продолжать идти прямо к бездне адской? - Итак, час всем нам от сна пробудиться! Аминь.

Свт. Иннокентий Херсонский.
Слово в неделю сыропустную, огласительное
Встань, спящий, и воскресни из мертвых, и осветит тебя Христос
(Еф. 5,14)
По милосердию Господа, мы опять у поприща святого поста и покаяния! Некоторые из нас, кто вместе с нами в прошедшем году приступали к исповеди и святой трапезе, восхищенные Ангелом смерти, стоят теперь перед престолом правды Божией, а мы стоим все еще перед престолом милосердия! За ними или перед ними двери чертога Царского уже затворились, а перед нами еще отверсты! Их жребий, может быть, уже решен невозвратно, а наш - еще в собственных руках наших! Возблагодарим же Господа, не погубившего нас с беззаконьями нашими, и снова дарующего нам все средства к покаянию!
Как и чем возблагодарим? - Неукоснительным и верным употреблением этих самых средств к своему спасению. Говоря таким образом, мы не предполагаем, братья, что кто-либо из вас проводил прежние Святые Четыредесятницы вовсе не по-христиански, тем более что кто-либо из вас намеренно удалялся Святых Таинств Церкви, - напротив, мы полагаем, что каждый из вас каждый год притекал к святому алтарю для принятия отпущения грехов и для таинственного соединения с Господом и Спасителем своим через причащение Тела и Крови Его; думаем даже, что все это каждый раз не оставалось бесплодным для души и оставляло благотворный след во всей вашей жизни... Но, братья мои, несмотря на все это, позвольте предложить вам теперь один вопрос: многократно приходя во врачебницу духовную и проходя весь курс врачевания сердечного, многократно выходя из храма Божия, по-видимому, оправданными и исцеленными, - чувствовали ли вы, хотя бы единожды, совершенное здравие душевное? И если чувствовали, то долго ли продолжалось это драгоценное чувство?.. И здесь мы не предполагаем, чтобы вы после семидневного говения и воздержания вдруг сделались совершенно безгрешными (это святой удел тех, которые уже разрешились от уз плоти и крови), - но вы должны были после того быть как можно свободнее от греха; в вас подобало произойти решительной перемене к лучшему; свету благодати надлежало в вашей душе быть подобно солнцу утреннему, восходить выше и выше, разогнать все облака заблуждений, иссушить все протоки чувственности, чтобы, наконец, произвести полный день Боговедения и благочестия. Так ли было с вами? - Замечали ли вы в себе после подвига поста и покаяния постоянное удаление от мира и приближение к Богу, ослабление и исчезновение прежних худых навыков и вступление на их место обычаев благих и христианских? Не трудно отвечать на сей вопрос, если все это в вас происходило и происходит. Человек, выздоровевший от тяжкой болезни, не затруднится сказать, здоров ли он. Даже начавший только выздоравливать тотчас скажет, что он выздоравливает. А из нас, братья, не правда ли, что для многих весьма трудно отвечать на вопрос: оздравели ли они духом и совестью? Многие, напротив, принуждены с горестью сознаться, подобно древним израильтянам, что в них происходит противное: ждем мира, а ничего доброго нет, - времени исцеления, и вот ужасы (Иер. 8,15). Перед каждым лощением, исповедью и причащением мы надеялись получить через них здравие душевное, и принимали эти Таинства с радостью, между тем доныне остаемся теми же, что были прежде; души наши холодны к добру и наклонны ко злу; прежние страсти во всей прежней и, нередко, большей силе; совесть с теми же язвами, сердце с тою же тяжестью; весь внутренний человек наш еще мертв или крайне расслаблен. Ждем мира, а ничего доброго нет, - времени исцеления, и вот ужасы (Иер. 8,15).
Что же это значит? Разве нет бальзама в Галааде? разве нет там врача? Отчего же нет исцеления дщери народа моего? (Иер. 8, 22) - вопрошал некогда пророк, видя продолжение болезненного состояния народа израильского. Подобным образом вопросим, братья, вас и мы, имея в виду до сих пор продолжающуюся неисцеленность душ ваших. Разве нет бальзама в нашем духовном Галааде? Разве нет там врача? (Иер. 8, 22) Ужели вся немощная врачующая рука Божия сократилась и Таинства Святой Церкви потеряли свою силу? Или пастыри Церкви, изрекая вам прощение, изрекали его не от сердца? Нет! Прощенное здесь не вспомянется и там, если только вы сами не оживите его повторением прежних грехов! Или Спаситель, преподавая вам Тело и Кровь, преподавал чуждые, а не Свои собственные? Нет, Он не откажется от Своего Тела и Своей Крови, если только вы умели сохранить этот дар... Множество людей, подобных вам, еще тягчайших грешников, пользуясь теми же самыми средствами, успели омыться от всех нечистот греховных, уврачеваться совершенно от проказы адской, сделались святыми, богоугодными и теперь приготовляются в мире окончить земное поприще свое или уже наслаждаются благодатью помилования в Царстве Славы, а вы, братья, пользуясь столько раз теми же самыми средствами, остаетесь доселе на одре духовной смерти или влачите жалкие остатки жизни духовной в узах греха! Что это значит?..
Не то ли самое, братья, на что жаловался некогда тот же пророк, взирая на отчаянное состояние Вавилона? - "Вавилон, - говорил он, - падает; день суда и казни его близок, неизбежен". Но кто виною? Вавилону ли недоставало средств к отвращению бедствия? У него ли не было врачевства и повязок на рану? И они все употреблены, но без пользы: врачевали мы Вавилон, но не исцелился (Иер. 51,9). Так, может быть, братья, о нас давно вещают перед престолом правды Божией Ангелы Хранители наши: "Твоя премудрость, Господи, приставила нас блюсти души и тела их, руководить и подкреплять их на пути к небу. Сам зришь, опущено ли нами что-либо, могущее просветить их ум, возбудить и согреть их сердце, удержать стопы их на пути к погибели? Но что могут сделать для них все средства ко спасению, все наши усилия и попечения, когда они или отвергают их с гордостью, или употребляют с тщанием" - врачевали мы Вавилон, но не исцелился (Иер. 51, 9). Не исцелился потому, что возлюбил свою греховную рану, непрестанно растравляет ее новыми беззакониями, решился жить и умереть во грехах своих.
В самом деле, братья, как употребляем мы врачевства духовные, как приступаем к самому решительному из них - к исповеди и Святому Причастию? Приступаем, почти все, как к средству временному, а не как к мере решительной; смотрим на Святейшее Таинство как на обряд благочестивый, полезный в некоторых отношениях, а не как на Таинство пакибытия, которое должно переродит нас совершенно на всю жизнь. А поэтому и приступаем, хотя с приготовлением, но поверхностным, не проникающим до глубины нашего духа, до корня зла, в нас живущего - приемлем Тело и Кровь Христову, хотя с благоговением, но нисколько не помышляя о тех чрезвычайных действиях, которым подобает произойти в нас, отходим от престола благодати с благими мыслями, но отнюдь не с твердою решимостью измениться в своей жизни совершенно; кратко: говеем, исповедуемся, причащаемся во оставление грехов прошедших, не думая об оставлении греховного поведения в будущем, - в жизнь благую, вечную, на небе, не помышляя о жизни добродетельной во времени, на земле. Можно ли ожидать решительного исцеления навсегда, когда вовсе и не думают об этом исцелении?
Но так поступают еще лучшие из нас. Что сказать о прочих исповедниках и причастниках? Оставление на несколько дней обыкновенных дел и занятий, хождение в продолжение этого времени в церковь; потом несколько минут, употребленных на исповедь; потом несколько минут на причащение; затем - несколько благочестивых мыслей и сердечных вздохов - вот все говение, вся жертва Богу! А потом? - Немедленное возвращение к прежним делам, опять тот же род жизни, опять прежние забавы, те же греховные утехи, то же служение страстям самым постыдным: скажите сами, чего ожидать после такого, можно сказать, мимолетного говения? Разве мимолетных же плодов; и они точно бывают: несколько животных спасается в это время от заклания, несколько худых привычек остается на время без удовлетворения; уста не произносят прежних срамных слов; взоры не блуждают несколько времени по прелестям мира, само сердце, не подавляемое заботами, начинает биться покойнее. Но потом зло, на время стесненное, еще более раскрывается и свирепеет; с поверхностно покаявшимися бывает то же, что с больными после превратного врачевания: болезнь ожесточается более и более!..
Сами чувствуете, братья, что я не переиначиваю вещей, не увеличиваю нашей вины, а изображаю дело как есть. Для чего изображаю? - Для того, что теперь снова открывается курс врачевания духовного. Если пойдем безрассудно прежним путем, то достигнем и цели прежней, то есть никакой не достигнем. Опять раны совести закроются на время с тем, чтобы после раскрыться еще больше, опять сложим тяжесть грехов, чтобы потом поникнуть под нею еще глубже. Что же, наконец, выйдет из такого образа действования? - То, что мы, врачуясь всю жизнь, наконец, умрем во грехах наших. И для иных это несчастие еще, может быть, не так близко: они будут иметь несколько Четыредесятниц для уврачевания души своей, а для некоторых суд уже написан (см. Пс. 149, 9) и Судия стоит у дверей (Иак. 5,9). Я хочу сказать, братья, что как ни ограничено число нас, теперь здесь находящихся, но, без сомнения, есть между нами такие, для которых наступающая Четыредесятница наступает в последний раз. Кто эти, обреченные жертвы смерти? Может быть, ты, слушатель, наименее теперь думающий об этом, может быть, я, возвещающий тебе эту грозную, но спасительную для всех нас истину...
Итак, братья, соединимся все ныне в искреннем желании своего спасения - вступим каждый в святое поприще покаяния так, как бы оно отверзалось перед ним в первый и последний раз. И оно точно будет для нас первым и последним, коль скоро мы в продолжение его изменимся совершенно и оставим навсегда нашу греховную жизнь. Ибо сколько бы кто прежде ни каялся, но если не исцелился до сих пор душою, то он исцелится теперь в первый раз. А кто получит здравие, тому, если не потеряет его, не нужно будет получать его в другой раз, а только хранить и укреплять его.
Господи и Владыко живота нашего! Врач душ и телес наших! Ты, Который снова отверз перед нами недостойными дверь покаяния! Сам изведи нас всемощною десницею Твоею из Египта духовного рабства и введи в пустыню святого поста! Что бы ни ожидало нас в этой пустыне, мы предаем Тебе души и сердца наши. Руководи нас столпом облачным или огненным, питай манною или напояй мерою - только введи нас в Ханаан небесной чистоты и богоподобия! Аминь.

Опубликовано: Сочинения (полное собрание). Шесть томов. СПб, 1908.
Святитель Иннокентий, архиепископ Херсонский и Таврический (в миру Иван Алексеевич Борисов) (1800 - 1857) - ректор Киевской духовной академии, профессор богословия; член Российской академии (1836); член Святейшего Синода с 26 августа 1856 года, знаменитый русский богослов и церковный оратор, прозванный в свое время "Русским Златоустом".
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]

Св. праведный Иоанн Кронштадтский
Слово в Неделю сыропустную (1)
Когда поститесь, не будьте унылы, как лицемеры, ибо они
принимают на себя мрачные лица, чтобы показаться лю-
дям постящимися.
(Мф. 6:16).
В настоящее время весьма мало таких людей, которые по лицемерию захотели бы казаться другим во время поста великими постниками – с тем, чтобы заслужить себе от людей славу. Всего скорее найдутся теперь люди, которые ни быть, ни казаться не хотят постниками, потому что пост почитают для себя делом бесполезным и излишним, а казаться другим постниками – делом глупым и смешным. Но, при этих крайностях, есть без сомнения между христианами такие, которые держатся златой средины, и не уклоняясь ни направо, ни налево, идут путем поста прямо и ровно, как истинные постники, постящиеся постом приятным, благоугодным Господеви.
С завтрашнего дня наступает Великая четыредесятница, или Великий пост, – время истинно доро- [32] гое для людей, умеющих поститься, как должно в духе христианском. Чтобы это время послужило нам к душевной пользе и спасению, побеседуем ныне о необходимости и пользе поста.
Нужен ли пост, т.е. воздержание не только от известных снедей, употребляемых не в пост, но и воздержание от употребления их в большом количестве? Нужен ли пост, как воздержание от удовольствий грубой чувственности? Нужен ли пост, как воздержание от беспорядочных мыслей и движений сердца и неодобрительных поступков? – А хочешь ли ты, возлюбленный, наследовать блаженную вечность, или Царство Небесное, которое также несомненно существует, как несомненно то, что мы живем теперь на земле, потому что в этом уверяет нас Сам воплотившийся Бог-Слово, Его пророки, апостолы и все угодники Его? Как не хотеть! Там, по верному и непреложному слову Божию, живут во веки веков праведность и мир и радость во Святом Духе, там Бог, там духи блаженные, там люди праведные; а на земле – в продолжение немногим более семидесяти лет почти только и видишь грехи, смятения и бедствия – везде. Если хочешь, то ты непременно должен поститься: так как плоть и кровь не могут наследовать Царствия Божия, потому что Царствие Божие не пища и питие. Плоть и кровь, пища и питие, как вещи грубые, стихийные, земные, должны остаться на земле и подвергнуться общей участи тел земных – тлению. На небе нет и не может быть места для грубой плоти и крови потому именно, что там – небо, а не земля, что существа тамошнего мира имеют свойства совсем отличные от свойств людей, живущих в похотях мира, свойства духовные, светоносные. Говорить ли тебе о Самом Боге, Отце блаженных обитателей неба? Он есть Дух чистейший, Который гнушается, как скверной, делами [33] плотскими, выходящими из границ закона, умеренности и приличия. Не имать Дух Мой пребывати в человецех сих во век, сказал Он об людях, которые оскорбляли Его своей привязанностсью к чувственным удовольствиям. Почему? Зане, говорить, суть плоть, потому что они – грубая плоть, кусок земли, в которой нет ничего духовного, сродного Мне. Смотри же, и о нас Он тоже теперь говорит: не имать Дух Моя пребывати в человецех сих, потому что они – дебелая кость, в которой не может почивать Дух Мой, так как в ней живет грех, нечистота, а Я – праведен и свят. Говорить ли о духах сотворенных? Это – вторые светы о Богу, которые также будучи чужды всякой вещественности,чисты и святы, могут принять в свое блаженное сообщество лишь тех, которые сбрасывают с себя иго плотского рабства и, живя на земле, думают о небе, не служат прихотям своей плоти, зная, что она истлеет со временем в земле. Говорить ли о святых Божиих человеках, перешедших с тленной земли в вечные обители неба? Это – земные ангелы, которые то пощением и бдением, то подвигами мученичества и разными добродетелями возвысились над соей плотью, соделали свою природу столь досточтимой, что тела многих из них, причастившиеся божественной благодати, стали выше общей участи своего вещественного, т.е. тления. Они знали, что тело наше есть построенный рукой искусного Художника дом, в котором живет только на время существо небесного происхождения, имеющее чрез непродолжительное время покинуть земную хижину и воспарить в свое место, и потому жили не для тела, а для души. Да, чтобы соделать наше существование блаженнейшим, Господу угодно было поселить нас в этом мире только на короткий срок. С тем, чтобы, наслаждаясь на земле и с земли созерцанием вещественных творений Бо-[34] жиих небесных и земных, – их красоты, правильности, стройности и разнообразного, неисчислимого множества, – полюбили Творца их, возжелали соединения с Ним – Начальной Красотой – и делами святости и любви заслужили здесь это вечное единение.
Он как бы так говорит каждому человеку, живущему здесь и созерцающему Его творения: «Посмотри, как Мои творения необъятны, но и вместе с тем как стройны и прекрасны. Посмотри на себя, как ты мал и незаметен в Моем творении, а Я обещаю тебе – ничтожному – в удел небо с его беспредельностью, с его вечностью. Я обещаю тебе его на известных условиях; а ты знаешь, что Я – Истина, и лгать не могу; что же ты не стараешься выполнить этих условий, зачем ты льнешь к земле, да еще так сильно, что тебя никак не оторвешь от нее? Ужели ты не хочешь придти ко Мне затем, чтобы в соединении со Мною – Творцом всего что ты видишь, – получать вечное удовольствие от познания и созерцания Моих неисчислимых творений, а больше всего – быть блаженным во Мне, Источнике блаженства для всех разумных созданий? Как тебе не воспарить душой к небу, не удаляться от плотских похотей, восстающих на душу, не брать верха над своей грехолюбивой плотью, которая тянет тебя к земле, и со временем непременно ляжет в нее, как глыба земли? Что тебе за польза от лакомой пищи и напитков, как тебе не стыдно обременять себя ими? Зачем ты отдаешь себя во власть чувственности? Или тебе это приятно? Смотри: мнимая сладость твоих удовольствий есть опасная приманка плоти, через которую она легко берет перевес над твоей душой и не дает тебе возможности думать о небе и стремиться туда. Бойся той приманки. Как муха в меду, увязнешь ты в ней и останешься на смерть». [35]
Нужен ли пост как воздержание от беспорядочных мыслей и движений сердца и неодобрительных поступков? Если ты согласен, что Бог есть Законодатель твой и праведный Судия, Который знает, как наказывать нарушителей Своих законов, если совесть твоя говорит тебе, что душа твоя – не в своем чине – нарушала не раз порядок нравственной жизни, выходила из повиновения законам Творца, то ты необходимо должен согласиться, что тебе надобно восстановить порядок твоей нравственной жизни, привести свои мысли в правильный строй из беспорядочного брожения туда и сюда, заставить сердце оторваться от недостойных предметов, к которым оно, по твоей невнимательности и оплошности, прильнуло так сильно, что забыло о первом предмете своей любви – Боге; вести себя так, чтобы твои поступки не стыдно было выставить и на суд твоей совести и суд людей и Божий.
Ты знаешь, что мерзость господу и помысел неправедный, что Бог просит Себе твоего сердца, которые ты отдал на волю страстей, что не приселится к Нему всяк лукавнуяй и нечистый. Если хочешь быть с Богом, если хочешь быть вечно благополучным, то ты должен согласиться, что тебе надобно попоститься душой своей, собрать свой ум, помышления исправить, мысли очистить, место рубища дел неправедных украсить себя драгоценной одеждой добрых дел. Телесный пост установлен для того, чтобы легче было поститься душе.
Следует ли еще после этого говорить о пользе поста, так как сказавши о необходимости его, мы указали, частью, и на его пользу? Он усмиряет нашу грешную, прихотливую плоть, освобождает из-под ее тяжести душу, сообщая ей как бы крылья для свободного парения к нему; дает место действию благодати Божией. Кто постится свободно и правильно, [36] тот знает, как душа бывает легка и светла во время поста; тогда легко идут в голову и мысли добрые, и сердце бывает чище, нежнее, сострадательнее, – мы ощущаем стремление к делам добрым; является сокрушение о грехах, душа начинает чувствовать гибельность своего положения и начинает сокрушаться о грехах. А когда мы не постимся, когда мысли в беспорядке, чувство не обуздано и воля позволяет себе все, – тогда редко увидишь в человеке спасительную перемену, тогда он мертв по своей душе, все силы ее действуют по неверному направлению; главная цель действования, цель жизни, выпускается из виду; является множество частных целей, почти столько, сколько есть у каждого человека страстей или прихотей. В душе происходит странная работа, следствием которой бывает, по-видимому, какое-то созидание: видишь материалы для строения, начало, середину и конец дела, а на самое деле концом всего выходит – ничто. Душа идет сама против себя, против собственного спасения, всеми силами: и умом и волей и чувством. Кто постится по-христиански, разумно, свободно, тот, по неложному обещанию Господа, удостаивается воздаяния за свой подвиг от Отца Небесного. Отец твой, сказал Спаситель истинному постнику, видящий тайное, воздаст тебе явно. А воздаяние это, без сомнения, всегда бывает щедрое, истинно отеческое, служащее к самой существенной нашей пользе.
Братия! Познаем, что тело наше есть храм Духа Святого, что мы не свои, а Божии, потому что куплены ценою Крови Сына Божия. Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святого Духа, Которого имеете вы от Бога, и вы не свои? Ибо вы куплены (дорогою) ценою. Уважим свою природу, возвышенную до причастия Божественного естества; будем вкушать и пить столько, сколько нужно для поддержания [37] жизни и для крепости наших сил; не отдадим ее во власть страстей нечистых, сделаем ее святыней, на которую и самим не стыдно было бы посмотреть, и в которой Бог узнавал бы дело рук Своих. Доселе мы грешили и предавались удовольствиям грубой чувственности: поживем хотя теперь целомудренно и свято. Мы были доныне далеко от Бога по своим делам плотским: хотя теперь приближимся к Нему, узнаем, сколь Он благ. Посмотри, ОН дает нам вкушать Свою Плоть и Кровь. Если ты убежден, что сам по себе, без Бога, ты не больше, как нечистый тлен, прах, грешник, чуждый благодатной жизни, то ты поймешь, как велико благодеяние Господа, питающего нас Своими Плотью. Он есть Источник жизни всех тварей и хочет поселить в тебе, через соединение с Ним в таинстве причащения, Свою жизнь, Свои совершенства, Свой мир, Свое блаженство, и сделать тебя вечно живым. Будем держать всегда в уме, что душа наша должна стремиться к богоподобному совершенству, к дорогой свободе духа, и что она не может достигнуть этого совершенства, если мы будем оземленять ее делами плотскими, оковывать ее телесными и тяжелыми цепями вещества.
Господь да поможет нам встретить пост с радостью. Аминь.

Св. праведный Иоанн Кронштадтский
Слово в Неделю сыропустную (2)
Если вы будете прощать людям согрешения их,
То простит и вам Отец ваш Небесный.
(Мф. 6,14).
Нынешнее воскресенье называется в православном народе русском Прощеным воскресеньем от доброго и благочестивого обычая прощаться друг с другом, то есть просить прощения друг у друга пред Великим постом и говением. А обычай этот вошел, в силу от повеления Спасителя, заповедующего нам в нынешнем Евангелии прощать согрешения друг другу, если желаем, чтобы и нам простил грехи Отец небесный, Которого мы без числа огорчаем и прогневляем всякий день и час.
Повторим еще Евангелие, которое было читано сегодня: рече Господь: если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный, а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших. Также, когда поститесь, не будьте унылы, как лицемеры, ибо они принимают на себя мрачные лица, чтобы показаться людям постящимися. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою. А ты, когда постишься, помажь голову твою и умой лице твое, чтобы явиться постящимся не пред людьми, но пред Отцом твоим, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно. Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут, но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут, ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше (Мф. 6, 14-21). Этими словами оканчивается Евангелие нынешнего воскресного дня.
Поскольку с завтрашнего дня наступает Великий пост, и мы все, по христианскому обычаю, собираемся сбросить с себя тяжкое бремя грехов, и так как это свержение с себя греховного бремени требует некоторого самоотвержения с нашей стороны, и некоторого благоискусства, то Господь и научает нас, что именно требуется от нас самих, чтобы грехи наши нам были прощены все, без остатка, – или чем мы должны поступиться со своей стороны, так как Господь Бог, со своей стороны, всегда готов миловать и спасать кающихся грешников; именно, Он говорит, что от нас требуется простота и непамятозлобие, безгневие, забвение обид, дружелюбие, любовь к врагам. Спасение твое в твоих руках, в твоей власти, человек. Будешь прощать другим обиды, погрешности, докуки, попрошайство; и тебе прощены будут твои грехи, и ты со своими докуками и частыми прошениями у Бога, не отойдешь никогда от Него тощим, и будешь сподобляться от Него великих и богатых милостей. Ты простишь не многие грехи ближнему, сравнительно с твоими грехами перед Богом, а тебе Бог простит бесчисленные прегрешения; ты простишь сто динариев, а тебе Господь простить тьму талантов. Но какое злопамятство часто обладает людьми! Тогда как Господь требует от нас немногого – прощения и забвения обид ближних, которые, как капли в море, в сравнении с нашими грехами перед Богом, и требует для нашей же пользы, и желая нас же приучить к кротости, незлобию, терпению, смиренномудрию, братолюбию, снисходительности, миролюбию, – а между тем мы выходим из себя, предъявляем свои права, нарушенные ближними, возжигаем в себе и ближнем пламя вражды, и таким образом, безумно и дерзко отталкиваем от себя спасающую нас десницу Божию, прилагаем грехи к грехам, и сами стремглав бросаемся в погибель. Великое благо, великая добродетель – незлобие пред Богом и людьми: оно покрывает множество грехов. В Ветхом Завете были особенно возлюблены и прославлены Богом за эту добродетель: Авель, Авраам, Исаак, Иаков, Моисей, Давид Богоотец, царь и пророк и многие другие; а в Новом Завете бесчисленные праведники, подражавшие кроткому и смиренному Господу и Богу и Спасу нашему Иисусу Христу, глаголющему в Евангелии всем нам: научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем: и обрящете покой душам вашим (Мф. 11, 29). Итак, не будем слушаться диавола, научающего нас питать зло на ближнего, а будем в простоте сердца прощать обиды, причиняемые ближними тоже по наущению врага. Никто да не мыслит зла друг на друга; никто да не увлекается злой подозрительностью касательно ближнего; ибо это прелесть врага нашего спасения, всемерно усиливающегося разрушить в нас союз любви и братства и насадить демонскую вражду и неприязнь. Будем помнить заповедь Спасителя: заповедь новую даю вам, да любите друг друга (Ин. 13, 34), и слова апостола Павла: любяй бо друга закон исполни. И так, исполнение закона любы есть (Рим. 13, 8 и 10).
Далее Господь научает нас нелицемерному посту, и говорит, чтобы мы вступали на поприще поста не с унылыми, а с добрыми лицами, как истинные и верные воины Христовы, выступавшие на борьбу с грехом и многострастною плотью своею, при помощи и содействии всемощной благодати Христовой, и перед лицом Отца Небесного, у Которого готова награда всем, истинно подвизающимся против прелести греховной. Помажь голову твою, говорит Спаситель, и лице твое умой; помажь голову, то есть елеем милостыни умасти душу твою, и елеем чистоты лице души умой, и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно (Мф. 6, 17-18).
Далее, Господь научает нас отрешать свои сердца от земных сокровищ и от земных пристрастий, и побуждает желать и искать сокровищ небесных, во-первых, потому что души наши – небесного происхождения и бессмертны, а земные блага, как грубые, тленные и преходящие, не достойны нас, сотворенных и искупленных кровью Сына Божия для наслаждения духовными и вечными благами, – а во-вторых, потому что, прилепляясь сердцами к земным благам, мы чрез то и их делаем земными, грубыми, низкими, страстными, и себя – неспособными любить Бога и ближнего, – тогда как в любви состоит главная цель и обязанность нашей жизни. Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают, и крадут; но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляет, и где воры не подкапывают, и не крадут. Ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше. Св. Иоанн Златоуст витийствует об этом так: большой для тебя вред, если ты прилепишься к земному, будешь рабом вместо свободного, отпадешь от небесного, не в состоянии будешь помыслить о горнем, а только о деньгах, о процентах, о долгах, о прибытках и гнусных корчемствах. Что может быть бедственнее сего? Такой человек впадает в рабство тягчайшее рабства всякого раба, и, что всего гибельнее, произвольно отвергает благородство и свободу, свойственные человеку. Сколько ни беседуй с тобою, но ты, имея ум, пригвожденный к богатству, не можешь услышать ничего полезного и необходимого для тебя... ибо где сокровище твое, там и сердце твое... Но если положишь сокровище посредством милостыни – на небе, то не только сподобишься за это небесных почестей, но еще и здесь получишь награду, возносясь на небо, помышляя и заботясь о небесном. Ибо очевидно, что ты туда же перенесешь и ум свой, куда положишь свое сокровище; и напротив, ты будешь испытывать совершенно противное, когда свое сокровище положишь на земле (Толкование на Евангелие от Матфея) .
Итак, приложим к сердцу учение нашего Спасителя, предложенное нам в нынешнем Евангелии касательно прощения обид, касательно богоугодного поста и отрешения сердца нашего от земных сокровищ, и любви к благам небесным, нетленным. Постараемся, скажу словами Златоустаго, приготовить самих себя к отшествию отсюда. Ибо хотя день всеобщей кончины еще не настал, но конец каждого, и старца и юноши, уже находится при дверях...
Итак, пока имеем время, предуготовим себе дерзновение пред Богом; запасем елея с изобилием, перенесем все на небо, дабы нам в свое время, и когда особенно будем иметь нужду, всем сим насладиться, благодатью и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, Коему слава и держава и ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Св. праведный Иоанн Кронштадтский
Слово в Неделю сыропустную (2)
Ибо если вы будете прощать людям согрешения их,
то простит и вам Отец ваш Небесный,
а если не будете прощать людям согрешения их,
то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших.
(Мф. 6, 14-15).
Нынешнее воскресенье называется в просторечии прощеным воскресеньем, потому что сегодня положено читать Евангелие, заповедующее нам прощать согрешения против нас ближних, чтобы и нам простил Отец наш Небесный бесчисленные наши согрешения. Вследствие этого, с древних времен между благочестивыми христианами ведется обычай в нынешний день, да и во всю сырную седмицу, просить друг у друга прощения, в чем кто погрешил один против другого. Обычай прекрасный, истинно христианский, потому что кто же из нас не погрешает против ближнего своего или словом или делом, или помышлением; и испрашивание прощения у другого доказывает нашу веру в Евангелие, наше смирение, незлобие и миролюбие; напротив не желание просить прощения у тех, против кого мы действительно виноваты, показывает в нежелающем примирения маловерие, гордость, самомнение, памятозлобие, непокорность Евангелию, противление Богу, согласие с диаволом. А мы все чада Отца Небесного по благодати, члены Христа Бога, члены единого тела Церкви, которая есть тело Его, и члены друг другу; Бог есть любовь (1Ин 4, 8): и более всех всесожжений и жертв требует от нас любви взаимной, любви, которая долготерпит, милосердствует, не завидует, не превозносится, не гордится, не безчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит и никогда не перестает (1Кор. 13, 4-8). Весь закон Божий состоит в двух словах: люби Бога и ближнего. Между тем сердце человеческое крайне самолюбиво, нетерпеливо, своенравно, зло и злопамятно: оно готово сердиться на ближнего не только за прямое зло, но и за мнимое, не только за обидное слово, но и за неприятное, или правдивое, резкое, – даже за взгляд, показавшийся недобрым, или двусмысленным, лукавым, гордым, едва не сердится даже за самые помышления ближнего, которые оно воображает в ближнем. Сердцеведец Господь так говорит о сердце человеческом: из сердца исходят злые помыслы, прелюбодеяния, любодеяния, убийства, кражи, лихоимство, злоба, коварство, непотребство, завистливое око, богохульство, гордость, безумство (Мк. 7, 21-22).
Но против сильного недуга, должны быть и средства сильные; великой злобе человеческой противопоставлена бесконечная благость и всемощная благодать Божия: при помощи ее удобно побеждать всякое зло и в себе и в других, – кротостью, незлобием, уступчивостью, терпением и долготерпением. Я говорю вам, вещает Спаситель, не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую; и кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду (Мф. 5, 39-40) За прощение грехов ближним обещано нам прощение грехов Отцом Небесным, помилование на страшном суде, – вечное блаженство: милостивые помилованы будут (Мф. 5, 8). А непримиримой злобе угрожаете праведный суд Божий и вечная мука. Выслушайте одну повесть, из которой видно, как Бог наказывает еще здесь людей злобных и непримиримых между собою. В Киево-Печерской лавре, в древние времена были два инока, то есть монаха, священник Тит и диакон Евагрий. Живши несколько лет дружелюбно между собою, они из за чего-то возымели потом вражду и ненависть друг к другу; взаимная злоба продолжалась весьма долго; и они, не примирившись между собою, дерзали приносить бескровную жертву Богу. Сколько братья не советовали им, чтобы отложили гнев и жили между собою в мире и согласии, но все было напрасно. Однажды священник Тит тяжко разболелся. Отчаявшись в жизни, он начал горько плакать о своем согрешении, и послал к недругу своему просить прощения; но Евагрий не хотел и слышать о том, и начал жестоко проклинать его. Братья, соболезнуя о таком тяжком заблуждении, насильно привлекли его к умирающему. Тит, увидев врага своего, с помощью других встал с одра, и пал пред ним, слезно умоляя простить его; но Евагрий был так бесчеловечен, что отвернулся от него и с остервенением воскликнул: ни в сей, ни в будущей жизни не хочу примириться с ним! Он вырвался из рук братии, и пал на землю. Иноки хотели поднять его, но как изумились, увидев его мертвым и столько охладевшим, как бы он умер задолго перед этим! Их изумление умножилось еще более, когда священник Тит, в то же самое время, встал с одра болезни здоровым, как бы никогда и не был болен. В ужасе, от столь необыкновенного происшествия, они окружили Тита и один за другим спрашивали: что значит это? Он отвечал: будучи в тяжкой болезни, доколе я, грешный, сердился на брата моего, видел Ангелов от меня отступивших и плачущих о погибели души моей, а нечистых духов радующихся – вот причина, почему я более всего желал примириться с ним. Но как скоро привели его сюда, и я поклонился ему, а он начал проклинать меня: я увидел, что один грозный Ангел поразил его пламенным копьем, и несчастный повергся мертвым на землю; а мне тот же Ангел – подал руку, и восстановил от одра болезни. Иноки оплакали лютую смерть Евагрия, и с того времени более прежнего начали блюстись, чтобы никогда солнце не зашло во гневе их.
Братья и сестры! Памятозлобие есть порок ужаснейший, и сколько мерзок перед Богом, столько пагубен и в обществе. Мы созданы по образу и подобию Божию: кротость и незлобие должны быть нашими свойствами неизменными; ибо и Бог всегда с нами поступает по Своей кротости; долготерпит и прощает нам без числа. И мы должны прощать. А памятозлобивый не имеет в себе образа и подобия Божия: он более зверь, нежели человек. Аминь.

(Святой праведный Иоанн Кронштадский. Собрание сочинений в 6-ти томах. Том 4. Полный годичный круг слов, поучений и бесед. – Киев: «Оранта», 2006. – 560 с.)
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]

Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года
"Если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный; а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших". Какой простой и подручный способ спасения! Прощаются тебе согрешения под условием прощения прегрешений против тебя ближнего твоего. Сам, значит, ты в своих руках. Переломи себя и от немирных чувств к брату перейди к искренно мирным, - и все тут. Прощеный день, какой это великий небесный день Божий! Когда бы все мы как должно пользовались им, то нынешний день из христианских обществ делал бы райские общества, и земля сливалась бы с небом.

Архиепископ Серафим (Соболев)
Слово на Прощеное воскресенье
О покаянии, как цели всей нашей жизни
Некогда книжники и фарисеи осуждали Господа и упрекали Его за то, что Он ест и пьет с мытарями и грешниками. На это Спаситель сказал: Не приидох бо призвати праведники, но грешники на покаяние (Мф. 9:13). Из этих слов Христа видно, что целью Его пришествия в мир было наше покаяние. Но если это покаяние было целью пришествия Иисуса Христа в мир, то ясно, что и мы должны считать целью всей своей жизни, всех своих трудов, наше покаяние.
Это понятно, ибо только через покаяние Господь дарует нам самое великое небесное сокровище: возрождающую благодать Святого Духа, которую мы получаем в Таинстве Миропомазания при святом Крещении. А эта благодать в нас есть источник божественного ведения. Она помогает нам отличать добро от зла. Она указывает нам истинный путь ко спасению для единения со Христом. Она сообщает все познания, необходимые нам для временной счастливой жизни и для жизни будущей. Вот почему св. Иоанн Богослов, имея ввиду благодать Миропомазания, получаемую при св. Крещении, сказал: И вы помазание имате от Святаго, и весте вся и не требуете, да кто учит вы; но яко то само помазание учит вы о всем (1Ин. 2:20,27). Эта благодать есть ничто иное, как божественная сила, которая помогает нам на самом деле отрекаться от сатаны и всех его дел греха и страстей, жить по заповедям Божиим и через то предвкушать еще здесь будущее блаженство Небесного Царствия Христова. Вот почему другой великий апостол, Павел, назвал сию благодать залогом (обручением), или частью будущего наследия неизреченного вечного блаженства рая (2Кор. 1:22; 5:5).
Ясно, что и покаяние, и благодать суть два необходимых для спасения блага, ибо без покаяния нельзя получить возрождающей благодати при святом Крещении, почему апостол Петр, на вопрос слушателей его первой миссионерской и мировой проповеди: Что сотворим? сказал: Покайтеся, и да крестится кииждо вас во имя Иисуса Христа во оставление грехов: и приимете дар Святаго Духа (Деян. 2:38). И насколько велико бывает в нас покаяние, настолько велика бывает у нас в ее дивных действиях благодать Святаго Духа.
Мы знаем с вами, возлюбленные, как велико было покаяние св. Марии Египетской. Но смотрите, какую же благодать она имела от Бога. Когда преподобный Зосима ожидал Марию у Иордана со Святыми Дарами, чтобы причастить ее, и недоумевал, как она подойдет к нему с другого берега реки, то увидел, что она подобно Иисусу Христу пошла по воде, как по суше, и таким образом перешла Иордан. Когда преподобный Зосима попросил Марию помолиться за весь мир, то она, вознося горячие молитвы к Богу, поднялась на воздух. Этим поразительным чудом Господь показал преп. Зосиме, что молитва великой праведницы о сохранении и спасении мира принята Богом. Не знал, и до сих пор не знает мир, что он сохраняется от гибели благодатью немногих великих праведников. Так некогда Господь хранил мир молитвами одного Своего угодника – преподобного Марка Фраческого. Так хранил Господь от гибели мир молитвами двух преподобных Своих – Макария Великого и Макария Александрийского, ибо слишком велик был их подвиг покаяния; велика была и их благодать.
Дивный угодник Божий св. Серафим не имел тяжких грехов. Он испытывал только неизбежную мысленную брань от нечистых духов. И когда однажды ему предложено было занять место настоятеля одной из выдающихся у нас в России обителей, с возведением его в сан архимандрита, преп. Серафим отказался от этого весьма почетного назначения. Тогда в нем возникла жестокая борьба от тщеславного помысла. И что же сделал великий избранник Божий? За одни только тщеславные помыслы он начал каяться как за великие, тяжкие грехи. Он стал на камень, и с воздетыми к небу руками простоял на нем три года, молясь молитвой мытаря: Боже, милостив буди мне грешному. В течение всего этого времени он питался только одною травою и пил одну только воду. Так поразительно было его покаяние. Но настолько же поразительна была у него и благодать в ее дивных проявлениях. Подобно Спасителю, он одним своим словом исцелял всевозможные недуги людей. Он также молился однажды в воздухе об исцелении безнадежно больного отрока. А сестры Дивеевской обители видели, как он, направляясь к своей пустыньке, шел сзади них по воздуху выше аршина от земли. Лицо его блистало после Св. Причастия божественным светом и в особенности тогда, когда св. Серафим беседовал о благодати Святого Духа с Мотовиловым. В этом свете душа преп. Серафима вышла из тела, и Ангелы возносили его душу к престолу Святой Троицы.
Однако, если мы не будем иметь истинной любви к ближним, то наше покаяние не будет принято Богом и возрождающая благодать Святаго Духа не возгорится в нас и не только никогда не будет проявляться, как она проявлялась в жизни препп. Марии Египетской и Серафима Саровского, но совсем не будет действовать в нас. Свет ее погаснет, и мы не войдем в Небесный чертог Христа, нашего Спасителя. Эту истину раскрыл Господь в Своей притче о десяти девах. Юродивые девы не имели в своих светильниках елея, т.е. они не имели любви, и свет благодати, данный им при Крещении, погас, почему они оказались вне Небесного чертога своего Жениха. Эту истину показал нам Господь и в Своей притче о милосердном царе и безжалостном заимодавце.
Святая Церковь, как чадолюбивая наша мать, всегда заботится о нас. Она опасается, как бы Господь не отверг нашего покаяния. Поэтому перед самим наступлением дней Великого поста обращается к нам за литургией со словами Иисуса Христа: Аще бо отпущаете человеком согрешения их, отпустит и вам Отец ваш Небесный: аще ли не отпущаете человeком согрешения их, ни Отец ваш отпустит вам согрешений ваших (Мф. 6:14-15).
Поэтому будем стремиться к тому, чтобы подвиг нашего покаяния поста и молитвы, не был лишен в очах Божиих своих благотворных плодов, чтобы нам достойно причаститься Св. Христовых Таин и навеки соединиться со Христом в Его Небесном Царствии. Для этого пусть неизменным спутником нашего покаяния будет всегда наша искренняя любовь к ближним.
Правда, мы знаем, что распятый благоразумный разбойник через один час своего покаяния вошел в рай, хотя вся его земная жизнь отличалась жестокостью, вплоть до убийства. Но церковное предание свидетельствует, что во время бегства святого Семейства во Египет, на него напала шайка разбойников. Разбойники хотели убить святую Семью, но атаман, пораженный неземною красотою Богомладенца, остановил их от страшного преступления. За это Пречистая Матерь сказала ему: «Сей Младенец в свое время воздаст тебе за твою милость и любовь к Нему». Этим атаманом и оказался благоразумный разбойник. Впрочем и на кресте он явил сострадание и любовь ко Христу, ибо унимал другого разбойника от злословия Божественного Страдальца, почему и сказал: Помяни мя, Господи, егда приидеши во царствии Си. За это он услышал от Христа такие слова: Днесь со Мною будеши в раи (Лк. 23:39-43).
Из жизнеописания преп. Таисии мы также знаем, что и она во едином часе своего покаяния вошла в рай. Но тоже самое церковное предание сообщает нам, что до своей развратной жизни она все свои огромные богатства расточила бедным и построила странноприимный дом для иноков. Она отличалась изумительной красотой, и, сделавшись добровольно нищей, под влиянием тяжких условий жизни, стала блудницей. Однако же Господь милосердный не допустил гибели Таисии ради прежде явленной ею любви к ближним. Он внушил великому из святых Своих угодников Иоанну Колову пойти к Таисии и призвать ее к покаянию. Повинуясь Святому Духу, преп. Иоанн Колов, придя к Таисии, такую возбудил в душе ее огненную решимость исправиться, что она тут же оставила все нажитые блудом богатства и все в мире, и попросила преп. Иоанна сейчас же увести ее в один из монастырей, в котором она могла бы покаянием искупить свои тяжкие грехи. Св. Иоанн исполнил ее просьбу и отправился с нею из города в пустыню. На дороге их застала ночь. Он сделал из песка возглавие и велел ей немного уснуть, чтобы рано утром опять продолжать путь. Удалившись на некоторое от нее расстояние, он хотел также почить, но вдруг увидел, что божественный свет облистал все небо, и в этом свете Ангелы возносили душу Таисии к престолу Божиему. Преп. Иоанн подошел к ней и нашел ее уже умершею.
Вот какое великое спасительное значение имеет глубина покаяния. Вот как скоро иногда Господь принимает души за решимость переменить жизнь и удостаивает их Своего Небесного Царствия.
Нашему великому русскому народу искони была присуща истинная любовь к ближним, ее он обнаруживал всегда, а в особенности перед Великим постом в день Прощеного воскресенья. Тогда русские православные люди стремились от всего своего сердца ко взаимному примирению, причем прощали всех своих врагов и даже тех из них, которые их обидели; они даже первыми испрашивали у них себе прощения, не дожидаясь в деле примирения почина с их стороны.
Вы, мои милые дети плоть от плоти, кость от кости, и кровь от крови русского народа. Поэтому и вашим сердцам также присуща истинная и великая любовь к ближним. Эта любовь побуждает вас всегда и неизменно во множестве стекаться в свой русский храм в Прощеное воскресенье для присутствия на прощальном обряде, чтобы здесь испросить друг у друга прощения и простить каждого, кто вас оскорбил. Да укрепит Господь вас в сей христианской любви, в стремлении к взаимному примирению. Сделайте и ныне то, что вы делали всегда в сей день. Зная, что без любви нет покаяния, нет и благодати, испросите друг у друга прощение и даже у тех, которые вас оскорбили.
Но прежде чем вы это сделаете, я должен сие сделать по отношению к вам, как ваш архипастырь. Поэтому прошу вас, ради Христа, простить меня во всех моих согрешениях, которые я совершил против вас или мыслью или чувством, или волею или неволею, или словом или делом. Со своей стороны прощаю вас за все против меня содеянные вами грехи и призываю на вас, мои милые дети, возлюбленные о Христе, благословение Божие. Аминь.
Произнесено в русской церкви св. великомученицы Параскевы г. Софии
18 февраля/3 марта 1946 г.
© Девический монастырь «Покров Пресвятыя Богородицы», Княжево – София.
Источник: Православна беседа, русская версия
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]

Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий)
Слово в Неделю сыропустную. «Прииде пост – мати целомудрия»
О как верно называют священные песнопения пост матерью целомудрия, ибо ничто не располагает так к нарушению целомудрия, как объедение и пьянство.
Но не только об одном половом целомудрии говорим мы, восхваляя пост: есть и другая форма целомудрия – целомудрие духовное. Это чистота сердца, и к этой цели – к чистоте сердца и располагает нас пост.
Я знаю, конечно, что не всегда можете достать постную пищу, какую хотелось бы. Что скажу я по этому поводу? Скажу, что важно не только то, что будет входить в ваши уста, а еще гораздо более важно ваше духовное настроение, ваше отношение к посту. Ибо если не имеете постной пищи и принуждены есть все, что можете иметь, то не осудит вас за это Бог.
Но если будете относиться с пренебрежением к посту, если не будет у вас намерения и желания поститься, будете Богом осуждены, ибо ценит Бог не только добрые дела наши, но и все наши добрые намерения. Он смотрит в сердце ваше, и если видит скорбь о том, что не можете поститься, то скорбь эту вменяет в подлинный и истинный пост.
Почему должны мы с великим благоговением относиться к посту?
Прежде всего потому, что пост установлен Самим Господом нашим Иисусом Христом, а если Он установил, то значит, это важно, это свято; надо это чтить всем сердцем, надо соблюдать слова Его.
Однажды Господа Иисуса Христа упрекнули фарисеи и книжники, что ученики Его не постятся. Они сочли это за нарушение закона и указали на это Христу, а Господь ответил им: "Могут ли печалиться сыны чертога брачного, когда с ними жених? – Доколе с ними жених, не могут поститься. – Но придут дни, когда отнимется у них жених, и тогда будут поститься" (Мф. 9, 15).
Он установил, следовательно, пост для апостолов Своих, но что повелено апостолам, то повелено всем нам. И подал нам Господь Иисус Христос великий пример поста, когда в пустыне Иудейской постился тяжелым сорокадневным постом. И святые апостолы Его соблюдали посты. Читаем в Деяниях Апостольских, что апостолы возлагали руки на хиротонисуемых ими во пресвитеров только после поста – они готовились к рукоположению во пресвитеров постом и молитвой.
Те, кто не хочет поститься, кто презирает пост, лицемерно говорят: "Разве пищей угождаем мы Богу? Надо угождать Ему не пищей, а добрыми делами". Но добрых дел они также не делают, как и не соблюдают пост. Они указывают на слова Господа Иисуса Христа: "Не то, что входит в уста, а то, что исходит из уст, оскверняет человека". Но разве об осквернении говорим мы, когда предлагаем соблюдать пост? Конечно, нет. Эти слова Господь сказал тогда же, когда укоряли Его фарисеи; когда сказал, что ученики Его будут поститься, когда отнимется у них жених. Эти слова сказаны только для того, чтобы обличить суемудрие фарисеев и книжников, которые придавали огромное значение омовению рук перед пищей. Он сказал, что ничто нечистое, входящее в уста вместе с пищей, а следовательно и нечистота от неумытых рук не может осквернить человека. Ибо все в процессе пищеварения очищается: доброе, полезное усвояется, а ненужное и худое извергается вон, и таким образом очищается всякая пища.
Те лицемеры, которые пытаются словами Священного Писания оправдать свое отрицательное отношение к посту, те сектанты, которые отвергают пост, лютеране, отрицающие его, постящиеся не так, как повелевает Церковь, а только два-три дня в году соблюдающие пост – все они в оправдание себе приводят не только эти слова Христовы, которые я только что разъяснил вам, но приводят и слова святого апостола Павла: "Немощного в вере принимайте без споров о мнениях. Ибо иной уверен, что можно есть все, а немощный ест овощи. Кто ест, не уничижай того, кто не ест, и кто не ест, не осуждай того, кто ест, потому что Бог принял его. Кто ты, осуждающий чужого раба? Перед своим Господом стоит он, или падает. И будет восставлен, ибо силен Бог восставить его" (Римл. 14, 1-4).
Вот эти слова святого Павла ошибочно считают отрицанием поста. Говорят, что апостол Павел не придавал значения посту. Верно ли это? Совершенно неверно, ибо из книги Деяний Апостольских знаем мы, что апостол Павел сам соблюдал пост. Когда находился он в бедственном плавании в Рим, тогда была зима, и читаем: "Но как прошло довольно времени, и плавание было уже опасно, потому что и пост уже прошел, то Павел советовал, говоря им: мужи! я вижу, что плавание будет с затруднениями и с большим вредом не только для груза и корабля, но и для нашей жизни" (Деян. 27, 9-10).
Видите, он говорил о посте, что пост уже прошел. Какой пост? Зимний пост – Рождественский или Филиппов пост. Значит, из этих слов апостола можно знать и утверждать, что в древнее апостольское время соблюдался пост Рождественский.
А что Павел сам постился, об этом найдем немало указаний в его посланиях, так, в Послании к коринфянам, когда говорит апостол о том, сколько бед и страданий испытал он в своей проповеди о Христе, когда говорит, что много раз бывал подвергаем ударам, три раза терпел кораблекрушение, много раз бывал в различных опасностях, в труде и в изнурении, часто в бдении, в голоде и жажде, часто в посте, на стуже и в наготе (2 Кор. 11, 27). Кто же смеет сказать, что апостол не постился? Кто смеет слова его толковать как отрицание поста, как делают сектанты и лютеране?
Итак, пост не только был установлен Самим Господом Иисусом Христом, но соблюдался и самими святыми апостолами, и с их времени Церковь Христова соблюдала посты.
Каково же значение, какова сила поста? О как оно огромно, как оно важно! Уже в Ветхом Завете в книге пророка Ионы читаем мы, что Господь Бог ссудил на полное истребление огромный, великий и славный город Ниневию, древний город. Но до исполнения приговора над Ниневией Он послал туда пророка Иону, чтобы возвестить о том жителям Ниневии и призвать их к покаянию. И что же? – Ниневитяне были потрясены проповедью Ионы, они сразу одумались, сразу покаялись, сразу решили изменить свою греховную жизнь. И сам царь Ниневийский повелел всем жителям провести трехдневный пост, повелел, чтобы даже вся скотина постилась три дня. Оделся он сам во вретище и посыпал пеплом главу, и весь народ разодрал одежды свои, покрылся вретищем и три дня постился полным и совершенным постом. И что же? За этот пост, за глубокое покаяние помиловал Господь Ниневию и отменил страшный приговор Свой над нею.
Видите, великий город постом и молитвой спасся от истребления. Так и каждый отдельный человек может спастись постом и покаянием, ибо пост как нельзя более располагает к покаянию. Когда сядем за стол, на котором скудная постная пища, то вспомним, для чего это – для покаяния, для покаяния в наших многих грехах.
Теперь, как знаете вы сами, над нашим постом многие смеются, теперь пост отвергнут и забыт миллионами русских людей. А было ли так в старину? О нет, о нет! Тогда было совсем иначе: тогда весь народ постился во все посты, в среды и пятницы; тогда древние русские благочестивые цари подавали народу пример, не пропуская ни одного богослужения, соблюдая строго все посты. Тогда детям с самых малых лет внушали необходимость поста и, наставляемые таким добрым наставлением, относились они с великим уважением к посту и от младых ногтей приучались поститься.
Теперь не так, совсем не так. Но надо, чтобы хоть в нашей христианской общине, в малом стаде Христовом, сохранилось это глубокое уважение к посту, чтобы хоть мы постились, подавая пример тем, кто пост отвергает. Ибо люди, видя нас постящимися и кающимися, призадумаются и остановятся на своем пути и увидят, что наш пост, что наше послушание Христу, установившему пост, установившему покаяние, совсем не так смешон, как казалось им. Может быть, увидят и поймут они все глубокое значение поста.
Те, кто не хочет поститься, встречают пост с раздражением и неудовольствием. А я напомню вам, что Господь наш Иисус Христос, когда ученики Его не могли исцелить бесноватого отрока и спросили, почему не могли исцелить, сказал им: "Сей же род изгоняется только молитвою и постом" (Мф. 17, 21). Видите ли силу поста: он изгоняет бесов; бесы бегут от поста, бесы ненавидят пост. Неужели же среди нас есть кто-нибудь, кто возненавидел бы пост, уподобясь самим бесам? Да не будет, да не будет! Да возлюбим святой пост, да увидим огромную силу, могучую защиту его против всех искушений бесовских. да поверим глубоко, что пост есть мать целомудрия, не только прямого полового целомудрия, но и целомудрия духовного.
Те из вас, кто усердно читает жития святых, знает, каким непостижимым для нас постом постились во множестве все преподобные отцы и жены. Они постились постом постоянным, для них не было скоромных дней. Очень многие вкушали только хлеб и воду, и больше ничего. Это, может быть, покажется вам опасным: как так, только хлеб и вода, а где же витамины? Великие преподобные никогда не слышали о витаминах, и тем не менее в таком тяжелом посте жили до ста лет и более, ибо благодать Божия поддерживала их тело гораздо могущественнее, чем наши изысканные яства. Они часто разрушают наше здоровье, служат причиной многих желудочных и кишечных заболеваний, часто вызывают головные боли, подагру. Болезней этих совсем не знали те преподобные, которые жили всегда в тяжелом, суровом посте. Итак, да не сомневается никто, что пост, с Богом проводимый, не повредит, а напротив, даст крепость и телу, и духу.
Не можете вы всегда поститься, как постились преподобные, но хотя бы соблюдать пост, установленный Церковью, вы можете, вы должны, вы просто обязаны. Если вы отвергнете это обязательство, то горе вам. Господь наш Иисус Христос, как слышали вы в Евангельском чтении, повелел не так поститься, как постились фарисеи: напоказ людям, омрачая лица свои во время поста, чтобы видели их люди омраченными, удрученными постом и восхваляли их. Не так, не так велел Господь нам поститься: Он повелел нам скрывать свой пост, не поститься пред людьми, а поститься пред Богом только, пред людьми же являться со светлым радостным лицом, помазав голову, просветлив очи свои. За такой пост, известный только Богу, благословит нас Христос.
Да пребудет же благодать над всеми вами, в сердца которых вошли сегодня слова мои, и да получите вы воздаяние не от людей, а от Бога за вашу верность велениям Церкви, за верность посту. И не только поэтому важен пост: огромное значение его в том, что он есть школа воздержания. Когда научаетесь вы воздерживаться от запрещенной в пост пищи, тогда вы закаляете волю свою, тогда приучаетесь вы к воздержанию. А разве мало того, от чего должны вы воздерживаться, разве мало таких дел, на которые должны положить запрет?
И вот, если постясь, привыкнете обуздывать свое ненасытное чрево, от этого будет простой переход к тому, чтобы научиться обуздывать и все свои похоти и все веления плоти, от которых исходит большинство грехов. Всякому великому делу нелегко научиться, требуется долгое и усиленное упражнение в этом деле. И вот именно в течение всего поста Церковь Святая учит нас приобретать привычку обуздывать свое чрево, а это научит нас тому, как обуздывать похоти. А от похотей плоти, воюющей на духа, исходит большинство наших грехов.
2 марта 1952 г.
(Лука (Войно-Ясенецкий), архиеп. Проповеди)

Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий)
Слово на вечерне Недели сыропустной
Аще ли не отпущаете человеком согрешения их, ни Отец ваш отпустит вам согрешений ваших (Мф. 6, 15).
О какие это простые, какие вместе с тем глубоко, глубоко правильные слова! Какая глубокая правда в них!
Ну скажите, если человек так ненавидит обидчика своего, что никак не хочет простить его, то заслуживает ли он прощения от Бога? О нет, конечно, нет.
Господь и Бог наш Иисус Христос, Кровью Своей пречистой искупивший грехи всех людей, искупил и грех обидчика твоего. А ты, окаянный, не хочешь простить, когда Сам Христос простил. О как это страшно!
Господь и Бог наш сказал в другой раз: "Аще убо принесеши дар твой ко олтари и ту помянеши, яко брат твой имать нечто на тя: остави ту дар твой пред олтарем, и шед прежде смирися с братом твоим..." (Мф. 5, 23-24).
А ныне даром ко алтарю прежде всего является молитва наша, и вот Господь говорит, что если вспомнишь, что имеешь нечто против твоего ближнего, что обижен ты им, или не хочет он простить греха твоего, – уйди, не смей молиться, оставь дар твой и пойди примирись с братом твоим.
О как это справедливо! О сколько великой Божией правды в этом!
Для всякого монаха слово "прости" должно быть самым привычным и самым обязательным словом. На все обвинения, на все укоры, на все обиды и оскорбления должен он всегда отвечать: прости, прости меня, брат мой.
Глубоко и низко кланяясь, должен он говорить это слово, чистое и святое слово. И знаем из житий святых, что было много таких монахов, на которых взводили незаслуженно тягчайшие обвинения, и они не оправдывались, а только низко кланялись и говорили:
– Простите меня, братия мои!
Что же это значит, что с таким трудом произносит это чистое, святое слово язык наш? Почему не поворачивается язык наш сказать: прости, прости меня?
Сам диавол удерживает, сам диавол не позволяет сказать это святое и чистое слово, ибо знает прекрасно, какую огромную силу имеет оно. Ведь мы молимся ежедневно в молитве Господней: и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим, – так, как мы, и Ты оставь, а если не оставляем, и ты не оставь.
С ужасом услышал я, что среди вас нашлась несчастная женщина, которая никогда не молится этой молитвой Богу, потому что в ней эти слова: она не хочет оставить, никогда не прощает своих обид, потому предпочитает совсем никогда не произносить этой молитвы, завещанной нам Самим Господом Иисусом Христом.
А велик гнев Божий на тех, кто не прощает ближним своим. Есть немало примеров этого в житиях святых, только один пример приведу вам.
Недавно мы праздновали память святого мученика Никифора. Это был простой мирянин. Он был в большой сердечной дружбе со священником Саприкием. Но как это иногда бывает, диавол разрушил эту братскую любовь и посеял ненависть в сердце Саприкия и, сколько потом ни просил Никифор:
– Брат мой, прости меня! –
Неотступно ходил и просил:
– Прости, прости! –
Саприкий не прощал.
И вот настало время мучений Саприкия. Его долго истязали и мучили, потом повели за город, чтобы там отрубить ему голову. Видел все это Никифор. Он бежал вслед за Саприкием и воинами, ведшими его, и умолял:
– Отче Саприкие! Прости меня!
А Саприкий молчал, Саприкий не прощал, таил зло в сердце своем. И вот, когда уже должны были отрубить ему голову, он вдруг поднял руки и сказал:
– Не убивайте, не убивайте! Я отрекусь от Христа!
И отрекся, окаянный... И сохранил свою мерзкую жизнь. А вместо него Никифор, исповедуя веру во Христа, тут же был усечен мечом.
О как это страшно – не прощать ближним нашим прегрешений их!
Разве знаем мы, что творится в сердце их? Может быть, они слезно каются пред Богом в той обиде, которую причинили нам, а мы, не желая ничего знать, грубо и безжалостно отказываем им в прощении.
У всякого из нас есть много грехов. Все мы не раз наносим обиды ближним своим; и установлено, чтобы в нынешний вечер недели сыропустной взаимно испрашивали мы прощения друг у друга во всех прегрешениях.
Все вы покайтесь, все простите прегрешения ближним вашим, а в первую очередь простите меня. Благословите, отцы и братия, и простите мне, грешному, елико согреших во днешний день и во вся дни живота моего.
Испрашивая друг у друга прощения, в первую очередь должны подойти ко мне, прося прощения, те, которых поставил Господь пастырями вашими, а потом уже и все вы, паства моя, чада мои, Богом мне данные.
2 марта 1952 г.
(Лука (Войно-Ясенецкий), архиеп. Проповеди)

Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий)
Слово на вечерне Недели сыропустной
Каждый год в этот святой вечер Прощеного воскресенья бывает большая радость воем добрым христианам и нам, пастырям вашим, ибо приходите вы в великом множестве, чтобы вдохнуть полной грудью Божественное благоухание важнейших и вместе с тем простейших слов Христовых: "если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный, а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших" (Мф. 6, 14-15).
Когда некий книжник спросил Господа Иисуса Христа, какая заповедь наибольшая в Законе, Он ответил ему: "возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя..." (Мф. 22, 37-39).
Итак, заповеди о всецелой любви к Богу и близким нашим составляют сущность всего Закона Христова, и если не исполняем их, если не прощаем людям согрешений их против нас, то не заслуживаем названия христиан и подобны язычникам, которые только любящих их любят, а согрешающих против них ненавидят.
Все вы, братья и сестры мои, хотите быть близкими Спасителю нашему Иисусу Христу и сознаете безмерную важность закона любви и взаимного прощения друг друга и в святой вечер Прощеного воскресенья приходите в храмы Божии, чтобы видимым обрядом испрошения прощения друг у друга исполнить основной закон Христов о взаимной любви. Да благословит вас Бог за это доброе и чистое стремление душ и сердец ваших.
Но не должен ли я напомнить вам, что у добрых христиан, помимо прощения людям их согрешений против нас, существуют и другие обязанности, о которых говорит нам Апостол Павел в своих посланиях к Римлянам и Галатам.
В первом из них читаем: "Мы, сильные, должны сносить немощи бессильных и не себе угождать" (Римл. 15, 1).
Много немощей у ближних наших, причиняющих нам неприятности и затруднения. Много среди них очень надоедливых, назойливых и болтливых; много имеющих неприятные и даже отвратительные болезни; много лгунов и клеветников, и лежит на нас как на сильных духом и сердцем, по милости Божией, обязанность сносить их немощи.
А в послании к Галатам читаем святые слова Апостола Павла: "Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов" (Гал. 6, 2).
Все вы знаете, как велики и тяжелы бремена и тяготы очень многих ближних наших. Будем же не только прощать людям согрешения их против нас, но и терпеть немощи бессильных, а не себе угождать, стараясь отделаться от них.
Будем также помогать, чем можем, ближним нашим в несении нередко тяжкого бремени жизни их – и таким образом исполним закон Христов.
Исполним же святой и спасительный обряд взаимного испрошения прощения друг у друга. И первый я прошу у вас, Богом данной мне паствы моей:
– Благословите мя, отцы святии и братия, и простите ми грешному, елика согреших в сей день и во вся дни живота моего: словом, делом, помышлением и всеми моими чувствы.
1959 г.
(Лука (Войно-Ясенецкий), архиеп. Проповеди. Т.2)

Архиепископ Аверкий (Таушев)
Прощаем ли мы и то ли прощаем, что нужно?
К началу Великого поста
«Аще отпущаете человеком согрешения их,
отпустит и вам Отец ваш Небесный:
аще ли не отпущаете человеком согрешения их,
ни Отец ваш отпустит вам согрешений ваших.»
(Мф. 6:14-15).
Великий пост! И начиная Великий пост, св. Церковь, еще накануне его, с вечера, в так называемую Неделю Сыропустную, или в просторечии «Прощеное воскресение» призывает всех нас «отпустить», то есть «простить» друг другу «согрешения». И установлен для этого на приходах в конце воскресной вечерни весьма трогательный нарочитый обряд прощения.
Что мы должны прощать друг другу? Какие «согрешения»?
Вполне понятно: взаимные грехи друг против друга.
Это ясно уже из того, что эти слова Господа приводятся в Евангелии непосредственно после изложения Молитвы Господней «Отче наш», как бы в развитие и пояснение слов этой молитвы: « и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим» (Мф. 6:12).
Прося Господа Великим постом, во время нашего покаянного подвига, о прощении наших собственных грехов, мы должны прежде всего от всего сердца, как учит св. Церковь, простить друг другу наши взаимные грехи друг против друга, то есть: личные обиды, неправды и оскорбления, нанесенные друг другу, все то личное зло, которое люди намеренно или ненамеренно, вольно или невольно причиняют друг другу.
И это так понятно, так разумно и справедливо!
Если мы просим Бога быть снисходительным к нашим грехам и неправдам, коими мы наносим Ему, нашему любящему Отцу, обиды и оскорбления, то так естественно требовать и от нас, чтобы и мы показали снисходительность и любовь по отношению к нашим ближним, и этим бы доказали, что заслуживаем, по закону Высшей Божественной Правды, такого же снисхождения, такого же всепрощения. Тем более, что, как Сам Господь нас убеждает, грехи наших ближних против нас так же ничтожны, по сравнению с нашими грехами против Бога, как ничтожна сумма в 100 динариев по сравнение с огромной суммой в 10.000 талантов (см. евангельскую притчу о праведном заимодавце и немилосердном должнике в Еванг. от Матфея 18:23-35).
«Прости сам и будешь прощен!» так выразительно поясняет это наш великий отечественный подвижник и наставник христианского благочестия Еп. Феофан, и умиленно восклицает: «Прощеный день какой это великий небесный день Божий!»
Но пользуются ли этим великим днем современные православные христиане?
И пользуются ли им искренно и по-настоящему?
Увы! Глубоко закоренела во зле природа современного «культурного» человека, безмерно высоко ставящего себя свое самолюбие.
Для этого греховного самолюбия, которое многие теперь почитают какой-то «добродетелью», нет ничего тяжелее, как самого себя признать в чем-нибудь виновным и прощать других.
И вот современный человек, даже христианин и христианин православный, готов «прощать» другим людям все что угодно, но только не личные обиды и оскорбления, ему лично нанесенные.
И в данном случае таком первостепенной важности вопросе духовной жизни христианина как и во многом другом в наше лукавое время, совершен подлог, диавольски-хитрая подтасовка понятий, губительное извращение евангельского учения!
Нам дано право прощать грехи наших ближних против нас, и даже вменяется это в долг, но вовсе не дается права прощать все их грехи вообще.
Такое право и власть принадлежит только одному Богу!
Мы, например, знаем, как учит нас Слово Божие устами Самого Господа Иисуса Христа, Самой Любви Воплощенной, относиться к такому человеку, который «Церковь преслушает»: «Буди тебе, якоже язычник и мытарь» (Мф. 18:17), то есть: «не только не прощай такому человеку, который явно идет против Церкви (разумеется истинной Церкви!), но не имей с ним никакого общения, как с отверженным!»
Полная противоположность тому, чему учит в наши дни столь модный теперь мнимо-христианский «экуменизм», который оказывается любвеобильнее Самого Бога!
Но ведь это сказал не кто-либо иной, как Сам Господь Иисус Христос, Божественный Спаситель наш, слово Которого непреложно, свято и непогрешимо. Как же игнорировать эти Его слова?!
Не менее строги поэтому к таким людям, возстающим против учения нашей св. веры и Церкви, и св. Апостолы. Они не только не повелевают их «прощать», а наоборот: проповедуют полную к ним непримиримость.
«Кто не любит Господа Иисуса Христа, да будет анафема, маран-афа» (да будет отлучен до пришествия Господа) (1Кор. 16:22).
Вот где твердое основание той «анафемы», которая провозглашается во всех православных кафедральных храмах в первую Неделю Великого поста, именуемую «Неделей Православия». И не симптоматично ли, что в наше время этот древний весьма поучительный «Чин Православия» редко где совершается, или совершается в более или менее урезанном виде из страха перед врагами нашей веры и Церкви или из человекоугодия и личных корыстных соображений, дабы с кем-нибудь не испортить отношений и чего-то не потерять?
И не только не учит Слово Божие прощать таким людям, которые возстают против нашей веры и Церкви, а учит нас даже «не сообщаться с тем, кто, называясь братом (то есть: христианином), остается блудником, или лихоимцем, или идолослужителем, или злоречивым, или пьяницей, или хищником с таким даже и не есть вместе» (1Кор. 5:11).
Блудодея-кровосмесника, появившегося в Коринфской христианской общине, св. Апостол Павел не только не запретил «осуждать», а наоборот: «повелел предать его сатане во измождение плоти»(1Кор. 5:5) и простил его не раньше, чем он принес искреннее покаяние и отстал, конечно, от своего греха.
«Измите злаго от вас самех!» (Извергните развращенного из среды вас!), так учит Слово Божие, а вовсе не полному неосуждению и всепрощению, как это лукаво лжемудрствуют современные мудрецы, желающие спутать в сознании людей Добро и Зло и сделать их безразличными к тому и другому.
Запрещается Евангелием осуждение ближнего со злым чувством против него, осуждение, проистекающее из недобрых, греховных побуждений, но никак не различение Добра и Зла в ближнем, безпристрастная оценка, суждение о нем.
Это последнее, как мы видели выше, не только не запрещается, а даже повелевается Словом Божиим, дабы мы сами не сделались равнодушными к Добру и Злу.
Нигде и никогда Господь не учил нас примиряться со Злом, а наоборот: учил нас всегда полной непримиримости ко Злу, говоря даже, что Он «пришел принести не мир, но меч»(Мф. 10:34).
«Живи в мире с врагами, но врагами своими, а не врагами Божиими», так учит нас в согласии со Словом Божиим и св. Церковь устами своего верного служителя и духоносного мужа.
Нам велено прощать своих личных врагов, но не врагов Божиих, не врагов нашей веры и Церкви, не служителей и сеятелей всякого зла и неправды всякого нечестия.
А что мы видим в жизни, особенно в наше время век всяких лукавых извращений?
Безпощадную злобу и полную непримиримость к своим личным врагам и обидчикам и полное «любвеобильности» снисхождение ко всем остальным людям, если только они «меня лично» не трогают, хотя бы они были даже величайшими преступниками, хулителями и поносителями нашей св. веры и Церкви и явными богоборцами.
Как часто приходится теперь встречаться с таким безобразно-уродливым явлением, которому уж никак не место среди людей, именующих себя «христианами!», когда жестоко мстят тем, кого считают своими личными врагами (хотя бы они в действительности даже и не были таковыми!), но, под благовидным предлогом неосуждения и христианского всепрощения, весьма охотно прощают и даже «с любовью» прикрывают самые тяжкие преступления против Бога, против совести, против веры и Церкви и христианской нравственности тех людей, с которыми находятся в личных добрых и дружественных отношениях, от которых зависят или от которых надеются получить что-либо какие-нибудь блага или выгоды.
Но разве это христианская любовь?
И не обманывают ли такие люди и самих себя и других?
В переживаемое нами время есть еще одна важная причина никоим образом не поддаваться бешено ведущейся сейчас пропаганде этой мнимо-христианской любви и всепрощения мира со всеми, без всякого разбора.
Этот «мир», эта мнимая христианская любовь и всепрощение ко всем, без всякого исключения, так нужны в наши дни слугам грядущего Антихриста, с необыкновенной энергией и напористостью подготовляющих сейчас благоприятные условия в мiре для его скорейшего воцарения.
Им нужно устранить все препятствия для явления своего властелина, и в этих именно видах смешать в сознании людей понятия Добра и Зла, всех между собой «примирить» и «объединить».
Вот почему особенно богопротивно и преступно прощать в наше время всякое предательство в отношении нашей св. веры и Церкви до тех пор, разумеется, пока преступник, повинный в таком предательстве, не принесет искреннего и несомненного для нас покаяния.
Иначе мы сами подвергнемся страшному осуждению Божию вместе с таким преступником, как укрывающие его преступление и потворствующие его преступной деятельности.
Не напрасно ведь сказал великий отец Церкви (св. Григорий Богослов), что даже одним «молчанием», то есть замалчиванием зла, «предается Бог».
Храни нас Бог от такого Иудина предательства!
Вот почему так опасно всякое ложное истолкование понятия о христианском всепрощении!
Итак, будем в великий день всепрощения, установленный св. Церковью перед Великим постом, и во всех других случаях жизни нашей от всего сердца прощать нашим ближним все их грехи против нас, не злобствуя и не помышляя о мщении, а прощение всех остальных их грехов предоставим Нелицеприятному Судии Богу, ведущему сокровенная!
Источник: Архиепископ Аверкий (Таушев). Современность в свете Слова Божия.
Слова и речи. Том 2 (1961 – 1968 гг.).
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]

Архимандрит Кирилл (Павлов)
Слово на Прощеное воскресенье. О прощении обид
Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!
Возлюбленные о Господе братия и сестры, с завтрашнего дня мы вступаем в великий подвиг святого поста. Чем и как лучше всего начать этот великий подвиг? Святая Церковь напутствует нас на святое поприще поста и покаяния евангельскою заповедью о примирении со всеми братиями нашими во Христе Иисусе, об отпущении и прощении им всех согрешений их пред нами. Аще бо отпущаете человеком согрешения их, отпустит и вам Отец ваш Небесный, говорит Сам Господь в чтенном ныне Евангелии, аще ли не отпущаете человеком согрешения их, ни Отец ваш отпустит вам согрешений ваших (Мф. 6:14,15). Это первое и необходимое условие примирения нашего с Богом, очищения и оправдания от грехов.
Без этого всесердечного примирения со всеми, без этого погашения взаимных огорчений и вражды нельзя приступить к Господу, нельзя и начинать самого поприща поста и покаяния. Почему? Потому, во-первых, что Сам Господь Бог наш есть Бог мира, а не нестроения (см.: 1Кор. 14:33). Как же можно явиться пред лице Его тому, кто в сердце питает вражду и злобу, кто не имеет мира, любви и святыни со всеми? Мир имейте и святыню со всеми, без чего никто не увидит Господа (ср.: Евр. 12:14).
Во-вторых, потому, что Царство Божие светлое общество сынов Божиих. Святое семейство Отца Небесного есть царство мира, любви и единодушия, царство благости, милосердия, кротости, смирения и долготерпения; может ли принадлежать к нему тот, кто таит в сердце своем огорчение, досаду и злопамятство на брата своего, кто не имеет единодушия и мира со своими ближними сонаследниками этого Царства? Мир есть высшее благо, которое Господь Иисус Христос завещал как драгоценное наследие Своим ученикам, когда отходил от них на страдание: Мир оставляю вам, мир Мой даю вам (Ин. 14:27). Мир есть высшее счастье, которое Он прежде всего преподал друзьям Своим, приветствуя их по Своем Воскресении из мертвых, став посреди их и глаголя им: Мир вам! (Ин. 20:19).
Кто лишает себя этого духовного сокровища враждою и злопамятством, тот лишает себя и вечного наследия Царства Божия, которое Господь завещал любящим Его.
Мир есть благодатный дар Духа Святаго, и потому присутствие или отсутствие его в сердце человека свидетельствует о том, кто обитает в нем: Дух ли Божий, или дух лукавый. И как сей последний есть по преимуществу дух злобы и вражды, то и место человеку, питающему злобу и недоброжелательство к брату своему, не в Царстве мира, а со всеми духами отверженными.
Очевидно, что без искреннего всесердечного примирения со всеми братиями нашими во Христе благодатное поприще святого поста пройдет для нас бесплодно, хотя бы и старались мы провести пост по правилам церковного Устава. Что пользы будет от поста, когда мы, строго воздерживаясь от пищи телесной, своим гневом и строптивостью съедаем души и сердца своих ближних; когда, боясь осквернить уста какою-нибудь запрещенной снедью, не боимся, однако, того, что из этих же уст продолжают исходить, как смрадный дым из печи, слова осуждения, клеветы и злословия, насмешки язвительные, полные заразы и соблазна душевного.
Не таковаго поста Аз избрах, – говорит Господь через пророка Исаию, – но разрешите всякий союз неправды, отымите лукавства от душ ваших, престаните от лукавств ваших, научитеся добро творити (ср.: Ис. 58:6; 1:16-17). Не только никакой пост, но и самый мученический подвиг не заменит истинной любви к ближнему, той любви, которая долготерпит, милосердствует, не завидует, не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не раздражается, не мыслит зла, но всех любит и всё терпит (ср.: 1Кор. 13:4-7).
Если мы будем приходить в храм на молитву не с примиренным сердцем, то что тогда мы услышим от Господа? Когда стоите на молитве, прощайте, если чту имеете на кого, дабы и Отец ваш Небесный простил вам согрешения ваши (Мк. 11:25).
Иначе, что пользы от молитвы, когда теми же устами, которыми прославляем Господа, проклинаем своего брата, когда называем Бога своим Отцом, а ближних наших, которых Отец Небесный назвал Своими чадами, злословим, ненавидим и смущаем злопамятством? Что пользы в молитве, когда по внешности себя смиряем, называя последними, а внутренне говорим, подобно фарисею: Не таков, как прочие люди, хищницы, прелюбодеи или же как сей мытарь (ср.: Лк. 18:11); когда устами произносим молитву преподобного Ефрема Сирина: Даруй ми <Господи> зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего, а на деле ставим себя неумолимыми судьями всех и всего, замечаем сучок в глазу брата своего, не замечая бревна в своем глазу?
О таких молитвенниках Господь давно уже сказал чрез Пророка: Приближаются ко Мне люди сии устами своими и устами своими почитают Меня, сердце же их далеко отстоит от Меня, напрасно почитают Меня (ср.: Ис. 29:13). И Сам в Святом Евангелии Своем изрек: Не всякий, говорящий Мне: «Господи! Господи!», войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного (Мф. 7: 21).
Что пользы, наконец, если мы будем и каяться пред Престолом Божиим, испрашивая прощение своих грехов, но с ожесточенным сердцем, сами не простив ближнему и не примирившись с ним? Если вы будете прощать людям согрешения их, – говорит Господь, – то простит и вам Отец ваш Небесный, а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш Небесный не простит вам согрешений ваших (ср.: Мф. 6:14-15). Что пользы от покаяния, когда некоторые падают ниц в храме, прося прощения грехов, а выйдя из храма, готовы преследовать ближних своих, устами приносят покаяние, а в сердце таят злобу и мщение? Просят прощения у Господа, не смирив своей гордости, не поправ своего самолюбия и тщеславия и не испросив прощения у оскорбленного брата своего!
Кто хочет, чтобы раскаяние его было принято как благоприятная Богу жертва, тот должен не только простить согрешения ближнему своему от всего сердца, так, чтобы и не вспоминать их, но должен еще постараться расположить и ближнего сего к такому же прощению, сделать его из врага своим братом, единодушным и единомысленным с собою. Без этого сколько бы на исповеди ни разрешал нас духовник, связанный враждою дух наш не разрешится и Отец Небесный не отпустит нам нашего согрешения.
Господь говорит: Если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой пред жертвенником, и пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой (Мф. 5:23-24).
Если мы дерзнем приступить к Таинству Святого Причащения, к Жертве, которая принесена преимущественно по любви Единородного Сына Божия к человеческому роду, без истинной любви друг ко другу, то не будет ли это оскорблением высочайшей любви Божией? Имея дух злобы, мщения, вражды к ближним, мы попираем Святыню и Кровь Господа вменяем ни во что.
Дорогие братия и сестры, древние христиане имели добрый и благочестивый обычай в настоящее, Прощеное, воскресенье испрашивать друг у друга прощения. Последуем сему доброму обычаю по зову нашей матери Церкви и мы и попросим прощения друг у друга, особенно же у тех, кого чем-либо оскорбили. По немощи нашей природы, по обстоятельствам жизни в наших условиях, неизбежны столкновения, огорчения, а потому и постараемся чрез взаимное прощение смягчить наши души и взаимные отношения.
Некогда в Киево-Печерской обители жили два инока, связанные тесными узами взаимной любви и дружбы. По зависти диавола эта дружба между ними пропала, а воцарилась взамен ее такая вражда и ненависть, что они и смотреть не хотели друг на друга: в церкви один другого не кадили, а проходили мимо.
Но вот один из них, пресвитер Тит, тяжко заболел и, чувствуя приближение смерти, через посланных стал просить прощения у своего брата диакона Евагрия, однако тот ничего не хотел слышать. Тогда его насильно привели к постели умирающего. Тит приподнялся с постели и сказал: «Прости меня, брат мой, может быть, чем-нибудь я как человек оскорбил тебя». Но Евагрий отвечал: «Не прощу тебя ни в сей, ни в Будущей Жизни». И с этими словами он упал замертво, причем братия не смогли даже ни согнуть рук его, ни выпрямить рта, так скоро тело его одеревенело. Тит же тотчас встал здоровым. И на вопрос братии, как это событие произошло, ответил, что когда Евагрий сказал такие слова, то Ангел Господень поразил несчастного, а его, Тита, поднял с одра болезни.
Итак, дорогие братия и сестры, простим всем от всего сердца нашего и с примиренным сердцем вступим в поприще святого поста, прося оставления согрешений наших у Господа. Будем при этом всегда помнить слова святого апостола Павла: Если возможно с вашей стороны, будьте в мире со всеми людьми и Бог любви и мира будет с вами (Рим. 12:18; 2Кор. 13:11). Аминь.
1963 г.
Источник: Архимандрит Кирилл (Павлов). Время покаяния. Москва, 2000.

Святейший патриарх Московский и всея Руси Пимен (Извеков)
Слово в Прощеное воскресенье
Во имя Отца и Сына и Святого Духа!
Настало время, дорогие братья и сестры, когда Святая Церковь вновь призывает нас к покаянию и спасению. «Постящеся, братия, телесне, постимся и духовно» – есть такие слова в одной из великопостных стихир.
Мы привыкли считать пост телесный наиболее важным делом и совершаем его с особым усердием в дни Святой Четыредесятницы, однако телесный пост-это нечто подсобное, способствующее посту духовному, а самое основное – это пост духовный.
Что такое пост? Как надо поститься? В чем заключается духовное пощение?
Святая Церковь с особой заботой и задолго до Святой Четыредесятницы начинает подготавливать нас к духовному посту, предлагая нашему вниманию разные Евангельские примеры. Так, она предлагала нам Евангельское повествование «О Закхее». Очень трогательно было слышать, как этот, малый ростом человек влез на дерево для того, чтобы увидеть Христа Спасителя, Божественного Учителя, грядущего. И Божественный Учитель подошел и сказал: «Закхей, слезь, ибо Мне надлежит быть у тебя в доме» (Лк. 19, 5).
Это пример того, дорогие братья и сестры, что Господь никого не оставляет Своею милостию, если человек желает видеть у себя, в своем доме (а у нас таким домом является наше сердце) Божественного Спасителя и Господа. Так же, как Закхею, и каждому из нас Он скажет: «Мне надлежит быть у тебя в доме».
Далее, в следующий воскресный день, Святая Церковь предлагала нашему вниманию Евангельское повествование «О мытаре и фарисее». Ознакомившись с этим Евангельским примером, нам становится совершенно ясно, что оправданным из храма Божия выходит тот человек, кто с сокрушением и смирением стоит у входа в храм, не считая себя достойным войти в него, кто, подобно мытарю, бил себя в перси и одно только говорил: Боже, милостив буди мне, грешнику! (Лк. 18, 13). И отошел из храма сей оправданным.
А фарисей? Он, кажется, много сказал хорошего. Что он постится два раза в неделю, что он приносит десятину в храм Но фарисей сказал такие слова: Благодарю Тебя, Боже, что я не таков, как прочие люди или как вот этот мытарь. Вот за это осуждение и за превозношение, за гордыню Господь его и не оправдал.
В следующий воскресный день Святая Церковь предлагает нашему вниманию очень назидательное повествование «О блудном сыне». Смысл этого повествования заключается в том, что, когда юнейший сын вернулся к своему отцу, после того, как расточил все свое имение, живя блудно, отец принял его с любовью в свои объятия. Он дал ему самые лучшие одежды и обувь, надел на его палец драгоценный перстень и устроил пир, радуясь возвращению сына. Но это было, дорогие братья и сестры, возвращение с покаянием, ибо этот, меньший сын сказал: «Пойду к отцу моему и скажу ему: отче! я согрешил против Неба и пред тобою и уже не достоин называться сыном твоим; прими меня в число наемников твоих» (Лк. 15, 18, 19). Здесь, в этой притче, показано, что Господь любвеобильно раскрывает Свои объятия всем, кто искренне раскаивается и приходит с покаянием к своему Небесному Отцу.
Это все такие глубокие, назидательные примеры. И еще Евангельское повествование, которое мы слышали сегодня. О чем в нем говорится? О всепрощении, о прощении прегрешений: «Если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный, а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших» (Мф. 6, 14).
Мы собираемся в прощеный день в святые храмы для того, чтобы испросить друг у друга прощения в наших согрешениях и нанесенных друг другу обидах.
Нужно обратить внимание на ту молитву, которую дал нам Господь Иисус Христос и которая всем нам очень хорошо знакома. Это молитва «Отче наш». Ведь что там сказано? Какими словами молимся мы? «И остави нам долги наша,– просим мы,– как и мы оставляем должником нашим». К таким мыслям и зовет нас Святая Церковь и желает она, чтобы мы взошли на высоту духовного совершенства. Но так ли бывает у нас в жизни, дорогие братья и сестры?
В Святом Евангелии сказано о том, как надо поститься. «Когда поститесь, не будьте унылы, как лицемеры, ибо они принимают на себя мрачные лица, чтобы показаться людям постящимися. Истинно говорю вам, – говорит Господь, – что они уже получают награду свою. А ты, когда постишься, помажь голову твою и умой лицо твое, чтобы явиться постящимся не пред людьми, но пред Отцом твоим, Который втайне. И Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно» (Мф. 6, 16-18). Вот такие слова есть в Святом Евангелии о том, как надо поститься.
Сказано также в Святом Евангелии о молитве, о том, как надо молиться. «Когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне. И Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно». И Господь в той же, 6-й главе Евангелия от Матфея преподает пример, как надо молиться: молитву «Отче наш». И Он говорит, что не будьте многоглаголивы, как язычники, а молитесь так: «Отче наш, Иже еси на небесех! да святится Имя Твое; да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя, яко на Небеси и на земли; хлеб наш насущный даждь нам днесь; и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим» (Мф. 6, 9-12).
Вот на эти слова хочу обратить ваше внимание: «И да будет воля Твоя, яко на Небеси и на земли». Эти слова, несомненно, имеют; дорогие братья и сестры, глубокое значение. Есть очень много святоотеческих творений, которые говорят и учат тому, как жить по воле Божией. Великое дело и признак духовного совершенства, когда человек-христианин воспитывает себя так, что во всех жизненных обстоятельствах, что бы с ним ни случилось, он всегда во всем видит волю Божию. Вот так праведный Иов, как известно вам, когда его постигло несчастье и он лишился всего, сказал: «Господь дал, Господь и взял (как угодно было Господу, так и сделалось), да будет имя Господне благословенно» (Иов. 1, 21). Подобное видение воли Божией во всем происходящем – удел духовно совершенных людей. К этому необходимо стремиться каждому христианину, и каждый человек должен сознавать, что все совершающееся в жизни совершается по воле Божией.
Есть и еще Евангельские указания, очень полезные для каждого из нас. Например, об осуждении. «Не судите, да не судимы будете»,-говорит Святое Евангелие. И «каким судом судите, таким будете судимы; какою мерою мерите, такою и вам будут мерить» (Мф. 7, 1, 2). Человек, склонный к осуждению ближнего, в Святом Евангелии называется лицемером: «Лицемер, вынь прежде бревно из твоего глаза и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего» (Мф. 7, 5). К сожалению, эта привычка осуждать иногда превращается в порок.
Мы часто любим судить и осуждать нашего ближнего. Как избавиться от этого? Преподобный Ефрем Сирин молится: «Господи Даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего» Дорогие братья и сестры, надо научиться видеть свои собственные прегрешения. И таким, как говорят теперь, самоанализом заниматься всегда в продолжение своей жизни, ежедневно. И естественно, тот человек, который увидит свои собственные пороки и грехи, уже не будет в состоянии осуждать своего ближнего.
Зрение прегрешений не во власти только самого человека. Преподобный Ефрем молится, просит, чтобы Господь даровал ему эту способность – зреть свои согрешения. Это не просто. И каждый человек должен трудиться, должен постоянно и всегда совершенствовать себя духовно. Ведь подумайте, что у нас получается. Человек наделен способностями анализировать, смотреть, разглядывать детально все, что угодно: предметы искусства, все то, что интересует человеческий глаз и человеческий ум. Часто человек в течение продолжительного времени что-то исследует, что-то детально изучает и многое узнает о внешнем мире. Но вот, когда дело касается изучения самого себя, человек почему-то оказывается неспособным. А если он не видит своих собственных грехов, то он даже и не знает, в чем ему каяться.
И поэтому часто он приходит на исповедь и не знает, что говорить перед Крестом и Евангелием. Это оттого, что человек не знает самого себя, не знает своих пороков и не знает своих беззаконий. У такого человека порок осуждения своего ближнего превращается в хронический, и эта душевная язва разрастается все больше и больше и препятствует зрению своих грехов.
Святые отцы учат нас обязательно ежедневно, в какой-то отрезок времени, просматривать свою жизнь и все свои поступки за прошедший день. Обыкновенно очень хорошо и правильно совершать это, когда день уже закончился и когда наступило время отходить ко сну. И вот здесь необходимо спросить себя: что в этот день сделано нами хорошего, а что сделано дурного и порочного? И это надо делать неукоснительно, каждый день.
Вот тогда мы приучимся к духовному самоанализу, приучимся видеть свои согрешения. А если мы будем видеть свои согрешения, то мы, несомненно, не будем осуждать нашего ближнего. «Не судите, – сказал Господь, – да не судимы будете. Имже бо судом судите, судят вам. И в нюже меру мерите, возмерится вам» (Мф. 7, 1, 2). Эти слова никогда не следует забывать.
Есть святые отцы, которые учат следующему: когда ты видишь согрешающего брата, считай его больным. Ибо грех – это тоже болезнь. Говорят они также, что никогда не бывает, чтобы отпускали больного человека без оказания ему помощи. Таким образом, считая согрешающего брата больным духовно, мы прежде всего постараемся помочь ему исправиться.
Итак, мы с вами можем сказанное подытожить. Пост – это обязательное прощение друг другу наших прегрешений. Пост – это сугубая молитва. Пост – это стремление к добродетели. «Дух же целомудрия, смиренномудрия, терпения и любве даруй ми, рабу Твоему»,– так молится преподобный Ефрем. Очень часто эта молитва читается в дни Великого поста. И читается она не случайно, читается потому, что мы должны ее слова усвоить для себя, для своего собственного руководства. И ею молиться и, благодаря молитве, приобретать добродетели, что также является необходимостью в дни Святой Четыредесятницы.
Вот так и в нынешний день, собравшись в святой храм, мы, дорогие братья и сестры, от всего сердца, искренне простим друг другу прегрешения, забудем всякие обиды, забудем всякие поношения, которые часто бывают у нас в жизни.
И, заканчивая свое слово, я, дорогие братья и сестры, обращаюсь к вам и прошу вас простить мне за совершенное мною словом, делом и помышлением и всеми моими чувствами.
Да укрепит Господь нас всех на постный подвиг, дарует силы для несения великопостных подвигов и молитв. Аминь.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]

Митрополит Сурожский Антоний
Прощенное воскресенье, вечерня
1975 г.
Сегодня Церковь вспоминает изгнание Адама из рая. Заключились двери райские; осиротел человеческий род, на земле мы ходим в потемках естественной жизни, где еле брезжит свет Христов. Родина наша небесная где-то далеко от нас, и, как изгнанники, мы тоскуем – тоскуем по той радости, о которой все изгнанники земли думают, когда вспоминают потерянное отечество, и все мы, когда думаем о том, что когда-то было: чистое, светлое, что погибло из-за наших грехов, из-за нашей сердечной помраченности.
И вот Адамов плач в течение тысячелетий и тысячелетий возносится к небу; плачет сиротный Адам в лице каждого своего сына, каждой дочери своей, плачет и зовет Бога своего вернуть его в первобытную радость, вернуть ему дружбу Свою и вернуть ему любовь Свою. А Бог никогда ни любви Своей, ни дружбы Своей не отымал от нас, только мы далеко от Него ушли, потеряли чуткость сердца, не слышим уже Божественного гласа, не чуем уже близости Господней. Христос пришел на землю, наш Бог жил среди нас, и люди встречали Его на дорогах, в городах и селах, слышали Его слова, видели Его лик, загорались сердцем и просвещались умом от Его учения, и все-таки до конца не сумели Его узнать. И Сын Божий, Который по Своей любви к нам стал Сыном Человеческим, отвергнутый людьми, умер вне града, вне человеческого стана. Но не поколебалась Божия любовь; смертью победил Господь смерть, нас Он освободил от вечного проклятия, нам Он дал уже теперь приобщиться в какой-то мере вечной жизни. А вечная жизнь – это Сам Бог; Божественная любовь – это Он.
И вот в начале Великого Поста, сегодня, как каждый год, мы вспоминаем свое сиротство и вспоминаем о потерянной родине своей, об отчем доме. И снова, и снова мы собираемся в путь, чтобы духом загореться, чтобы сердцем очиститься, чтобы просветлеть умом и чтобы вернуться к нашему Богу и Отцу. Но совершается это в каждом из нас в отдельности, а вместе с тем – всеми нами сообща, как в старые времена, когда люди покидали страну, которая стала местом порабощения, и уходили в неведомые им края обрести свободу. Так и мы должны оторваться от того, что делает нас рабами, уйти из плена, чтобы когда-то обрести ту свободу чад Божиих, которая является нашим призванием и должна стать нашим достоянием.
И как люди во времена давние собирались в такой путь вместе, как бы в складчину, собирая свою немощь, чтобы из этой немощи, из товарищества, из взаимной преданности выросла какая-то сила, как тогда, собираемся и мы теперь в путь. Тогда они обозревали порой неизвестных им людей, вглядывались в новые лица: что у них было общего? Только одно – то, что все отрекались от рабства, хотели свободы и все они поняли, что к свободе из рабства может вывести только единство примирившихся людей. Древний Израиль сорок лет скитался в пустыне, прежде чем достиг обетованной земли. Никто бы не выжил в этой страстной пустыне, если бы каждый не заботился о каждом, если бы каждый не думал о каждом, если бы судьба каждого не была ответственностью всех и судьба всех не воспринималась каждым как его собственная ответственность.
Так и мы должны теперь собираться воедино и идти в путь. И мы должны осознать, что нам надо вырваться из многого для того, чтобы быть свободными; нам надо осознать, что только спаянные, соединенные друг со другом любовью, жалостью, милосердием, состраданием можем мы этого достичь. И поэтому на грани Великого поста мы становимся перед образом Христа Спасителя и Божией Матери и просим Их прощения и Их напутственного благословения. Христос был убит детьми Адама, и мы являемся такими же детьми того же нашего праотца. Мы просим Христа нас спасти и благословить – но чьи руки пригвоздили Его ко кресту, чья ненависть отвергла Его, как не ненависть, как не руки предков наших по человечеству? И мы должны просить Христа о прощении и о благословении, с тем чтобы Его крест стал нашим спасением, чтобы ранами Его мы исцелели, чтобы, познав крестную любовь Господню, в благодарность мы нашли в себе силы принести Ему всю жизнь свою, всю любовь свою.
И у Божией Матери должны мы просить прощения: ведь Сын Ее погиб от наших грехов, не только от греха ветхого Адама, не только от греха живших до нас людей; и в наши дни Он так же погиб бы, потому что мы так же слепы и так же греховны, как Его современники. И вот мы взываем к Божией Матери; сколько веры нужно для того, чтобы к Ней обратиться за помощью и пощадой! Разве каждая наша молитва к Ней не значит: Мати, моими грехами убит, погиб жестокой смертью Твой Сын – прости! Если Ты простишь – никто меня не осудит... И вот с этой молитвой изо дня в день, а сегодня вечером особенно, предстоим мы перед Богородицей: Прости нам, о, Мати Христа, Спасителя нашего, погибшего от наших грехов...
И каждый каждого да вспомнит; да простит каждый всех, не только здесь присутствующих, но тех, которых он не может больше застичь своей мольбой о прощении. Многие оскорбленные, раненные нами уже отошли в вечный покой; теперь на их сердце не остается злобы или горечи; теперь они стоят перед лицом Божиим, теперь они поняли, как мы все слабы и слепы и как мы раним друг друга, не желая того, сколько бы злобы мы ни вкладывали в злые наши слова и поступки; теперь они в Царстве Любви, в том Царстве, где все знают, что кроме любви, ничего нет ни на небе, ни на земле достойного Бога и достойного людей. Обратимся к ним в молитве от сердца и попросим простить нас и благословить, чтобы и нам, еще на земле, или позже – когда душа будет отлучаться от тела – мирно отойти в Царство вечного покоя, живого, трепетного покоя торжествующей любви. Вспомним тех, которые прошли через нашу жизнь, ранили нас и были нами ранены; простим тем, кто ранил нашу душу, смял нашу жизнь, обессмыслил иногда самые светлые наши мысли и убил самые живые наши порывы. Простим и попросим их, которых уже вблизи нет, простить нас. Пусть Господь донесет до их сердец нашу мольбу миром, который только Он может дать, который мир не может ни дать, ни отнять; пусть Господь этим Божественным миром утешит и исцелит их души и наши души.
И оглянемся вокруг себя, и дадим друг другу прощение, и примем друг от друга прощение, с тем чтобы вступить теперь в этот путь от земли к Небу, от рабства в свободу, чтобы не идти нам с тяжелыми кандалами на руках и на ногах, а ступать легкой поступью за Христом, куда бы Он ни пошел: в пустыню ли на искушение, в народ ли для проявления любви проповедью истины и чудом Своей ласки. Пойдем, если нужно, и в страстной Гефсиманский сад, пройдем и дальше, когда придет время разлучения тела и души, в тайну смерти, не как побежденные, а как Христовы. Дай нам Господь всем теперь получить мир от Господа, мир от Матери Божией, мир от усопших, мир от живых, и это мы можем получить от них, если мы им дадим мир и любовь. Аминь.
(Митрополит Сурожский Антоний. Триодь постная (Проповеди))

Митрополит Сурожский Антоний
Прощенное воскресенье
17 февраля 1980 г.
Почему это люди – все мы и множество других людей – приходят в Церковь, присоединяются к Церкви Христа? Не потому ли, что это место, куда все могут прийти с уверенностью, что они любимы, что они будут приняты как братья и сестры, как дети или как родители: с лаской, с благоговением, с заботливостью... Мы любимы Богом, и Церковь – это то место, где Бог нас встречает Своей любовью и лаской, Своей спасительной заботой; место, где никто не лишний, где каждый желанный, где нет чужих, где все, по слову Апостола, свои и Богу, и людям.
Приходят люди разные. Говоря образно, одни из нас приходят во всей силе, во всей славе духовной зрелости и здравия; другие приходят, как дети, не затронутые, не запятнанные злом и грехом, только порой им раненые. Но приходят и люди, как, вероятно, большинство из нас, которые прошли через жизнь и которых эта жизнь ранила: слепые, которые больше не видят света Божия, сияющего, искрящегося на всем, сияющего на каждом человеке и из каждого человека; слепые, которым видимое закрыло зрение на невидимое, для которых мир стал узок и темен, как тюрьма, и которые в Церковь приходят потому, что в ней раскрывается простор, глубина, ширина, в ней есть свет, в ней есть жизнь. Приходят люди, которых жизнь изувечила, приходят люди, которые изветшали во внешнем мире, которые уже клонятся к земле, в которых как будто уже только теплится вечная жизнь.
И все мы встречаемся в Церкви, потому что каждый из нас услышал, что здесь есть жизнь, здесь есть надежда, здесь торжествует Божия любовь. Каждый из нас любим, и поэтому каждый из нас спасен: потому что любовь Божия крепче смерти, крепче греха, крепче зла. Любовь Божия – жизнь для нас; и каждый из нас услышал, что эта любовь Божия познана и людьми и что, хоть несовершенно, не всегда всем сердцем (потому что все мы – раненые, все мы – больные, все мы – увечные), однако и мы друг друга умеем любить, жалеть, терпеть, прощать. Мы пришли сюда потому, что услышали, что есть жизнь и что здесь бьет ключом источник жизни...
А сейчас мы идем по-новому к другой, более славной, более дивной цели. От Евангелистов, Апостолов, святых, от Церкви, друг от друга мы услышали, что близится день славы Божией, близится день Воскресения, близится день, у которого не будет ночи... И все мы сейчас готовы вступить в корабль, который унесет нас к вечным берегам... Церковь сравнивается и в Писании, и в сочинениях Отцов, и в песнях церковных с кораблем, который нас уносит в вечность. На корабле будет тесно, будет множество нас; одни будут радовать всех своей невинностью и чистотой, другие – невинные, чистые – будут наше сердце ранить при виде того, что с ними сделал чужой грех, человеческая жестокость, безумие... Еще другие будут стоять, как великаны духа, вдохновляя нас на этом пути; это те святые, память которых мы будем совершать из недели в неделю по воскресным дням и каждый день; святые, которые нам показывают, как жить, раскрывают нам величие подвига, открывают нам, как мы можем раскрыться Божественной благодати и чем мы можем стать: какая красота, какое величие может в нас просиять во славу Божию, во спасение ближнего, в радость вечную Ангелов...
Иные же вступают на этот путь греховными, еще не очищенными, еще больными грехом, еще ранеными. С какой жалостью, с какой лаской, с каким трепетом должны мы к ним относиться!.. А другие в этот корабль вступают уже обветшалыми, потерявшими как бы надежду на собственные силы, надеясь только на поддержку другого, на заботливость, на ласку, на жалость. О тех Апостол Павел сказал: Вы, сильные, несите немощи слабых. – И в другом месте: Друг друга тяготы носите, тяжесть взаимную несите, и так вы исполните закон Христов...
Все мы принадлежим к тому или другому разряду, и все мы нуждаемся друг во друге на этом пути. Сейчас от покаянных недель самоисследования, исповеди, самоосуждения и покаяния мы вступаем в недели, когда раскрывается перед нами сила Божия, когда Церковь перед нами разверзает пути Божии, когда нам видно, как действует Бог, как Его благодать может человека преобразить, сделать новой тварью... Какой ценой это совершается Богом? Крестом, ужасом Гефсиманского сада, распятием, Богооставленностью, сошествием во ад: вот мера Божественной любви и торжества Божия...
Примем друг друга лаской, любовью, все друг другу простим! Мы будем петь сегодня вечером воскресный канон: Возлюбим друг друга, рцем друг другу “Братья” и всем простим все Воскресением... Потому что не простить – это остаться во тьме, когда мы стремимся к свету, не простить – это остаться рабом греха, когда мы ищем свободы, не простить – это сохранить вольной волей в себе семя смерти и жало смерти, когда мы ищем, желаем воскресения, молим о нем, стремимся к нему... Простим же друг другу все, все, чем мы друг другу досадили, чем мы друг друга оскорбили, унизили, все, что мы сделали, совершили безумно, в помрачении ума, в безумии сердца, в нетрезвом колебании воли, в бунте плоти – все простим друг другу и начнем этот путь.
Этот путь нелегок, на этом пути мы будем неверны своему желанию сердечному, своему собственному устремлению, не будем верны ни Богу, ни самому лучшему, что в нас есть; но вспомним слова Серафима Саровского, что важно начало и конец пути. Начало – это наше теперешнее покаяние, это наша открытость друг ко другу, это наша готовность быть друг другу своими, а не чужими, друг друга тяготы носить, любить друг друга ценой страдания, боли, креста; конец – это радость встречи Пасхи Господней, встречи Воскресения, вступления в Царство Божие, в вечность, в торжество и победу.
А на пути – будем друг друга поддерживать; те, кто крепче, поддерживать немощных, но все, все, все без остатка терпеть друг друга, нести друг друга, как носили, как поддерживали друг друга израильтяне, когда вышли из Египта в землю обетованную – когда стариков несли, больных поддерживали, раненых укрепляли, детей на руках несли, крепких призывали на помощь. Вот так будем идти из недели в неделю к Пасхе Христовой, и тогда с какой радостью мы сможем друг друга обнять, поцеловать не льстивым поцелуем Иуды, а радостным пасхальным поцелуем, и сказать, что воскрес Христос, что побеждена смерть, что ночь пришла к концу, что воссиял новый день, вечный уже теперь для нас. И какая будет радость этой встречи! Прольем кровь, примем дух, начнем жить во имя Христово и во имя друг друга; и пусть сила Божия, которая в немощи совершается, сделает невозможное возможным и из нас, земных, сделает детей Царства Божия: АМИНЬ, да будет, да будет это в каждом, для каждого из нас, для всех нас!
И теперь я хочу просить всех – и вас, здесь присутствующих, и через вас – тех, которые не здесь, которых нет по немощи, по лени, по забывчивости, по старости, простить мне, что я, которому поручил Господь о вас заботиться день и ночь и молитвой, и любовью, и каждой силой души и тела, так мало это делаю, так неверен своему призванию! ПРОСТИТЕ, и через это откройте и мне путь к прощению Божию, и если сил хватит, если я сумею покаяться, очиститься, обновиться – и я послужу вам с верностью, к которой меня призвал Господь и которую я постоянно так греховно, так зло, так безответственно нарушаю... Простите меня, и простим друг друга, и откроем друг другу объятия сердца, назовем друг друга братьями и сестрами и вступим в этот путь к Воскресению, к новой жизни, когда мы станем живыми силой и жизнью Живого Бога. Аминь еще раз. Да будет, да будет! Аминь!
(Митрополит Сурожский Антоний. Триодь постная (Проповеди))

Митрополит Сурожский Антоний
Прощенное воскресенье
1986 г.
Из “земли чуждей” мы сейчас пускаемся в путь в страну славы, на встречу с Живым Богом как дети Его Царства. И этот храм наш сейчас являет нам образно картину нашего положения: мы стоим в полумраке и видим Святое Святых Бога, Его собственную область, алтарь, залитый светом Славы. Мы знаем, что Христос принес свет в мир, что Он – Свет, а мы – дети Света. И вот теперь мы устремляемся из тьмы в полумрак, и из полумрака – в блистающую славу нетварного Божественного Света.
Во всяком путешествии, когда мы только что покинули обжитое место, мы еще полны прежних привычных чувств, воспоминаний, впечатлений; а потом они постепенно бледнеют, пока в нас не останется ничего, кроме устремленности к цели нашего пути.
Вот почему на первой неделе Поста читается покаянный канон святого Андрея Критского: в последний раз мы задумываемся о себе; в последний раз мы отрясаем пыль со своих ног; в последний раз мы вспоминаем о неправде прежних лет.
И прежде чем приступить к Торжеству Православия, когда мы вспоминаем, что Бог победил, что Он пришел и принес правду в мир, принес жизнь, и жизнь с преизбытком, и радость, и любовь, мы в последний раз обращаемся на самих себя и к другим, чтобы испросить друг у друга прощение: освободи меня от уз, которые сплетены моим недостоинством и которые сковывают меня; от уз, которые сплетены из греховных дел и из греховного небрежения, того, что мы сделали другим, и того, чего мы не сделали и что могло бы принести столько радости, столько надежды и явить, что мы достойны Божией веры в нас.
Поэтому в течение наступающей недели оглянемся на себя в последний раз, взглянем друг на друга и примиримся. Мир, примирение не означают, что проблем не стало: Христос пришел в мир, чтобы примирить его с Собою, и в Себе – с Богом; и мы знаем, какой ценой Он за это заплатил. Беспомощным, уязвимым, беззащитным Он отдал Себя нам, говоря: Делайте со Мной что захотите; и когда вы совершите последнее зло – узрите, что Моя любовь не поколебалась; она была радостью, и она была пронзающей болью, но это всегда только любовь...
Это пример, которому мы можем, которому мы должны следовать, если хотим быть Христовыми. Прощение наступает в момент, когда мы говорим друг другу: Я знаю, как ты хрупок, как глубоко ты ранишь меня, и потому, что я ранен, потому, что я жертва – иногда виновная, а иногда безвинная – я могу, из глубины боли и страдания, стыда, а подчас и отчаяния, повернуться к Богу и сказать: Господи, прости! Он, она не знает, что делает! Если бы только он знал, как ранят его слова, если бы она только знала, сколько разрушения она вносит в мою жизнь, они не сделали бы этого. Но он слеп, он не созрел, он хрупок; и я принимаю его, я понесу его или ее, как добрый пастырь несет погибшую овцу; потому что все мы – погибшие овцы стада Христова. Или же я понесу его, ее, их, как Христос нес крест: до смерти включительно, до любви распятой, когда нам дана вся власть простить, потому что мы согласились простить все, что бы с нами ни сделали.
И вот вступим в Пост, как идут из густой тьмы в рассеивающийся полумрак, из полумрака в свет, с радостью и светом в сердце, отрясая прах земли с ног, сбрасывая все путы, держащие нас в плену: в плену у жадности, в плену у зависти, страха, ненависти, ревности, в плену взаимного непонимания, сосредоточенности на себе – потому что мы живем пленниками самих себя, тогда как мы призваны Богом быть свободными.
И тогда мы увидим, что шаг за шагом мы движемся как бы через необъятное море, прочь от берегов мглы и сумрака к Божественному свету. На пути мы встретим Распятие; и в конце пути придет день, и мы будем предстоять перед Божественной любовью в ее трагическом совершенстве, прежде чем она настигнет нас неизреченной славой и радостью. Сначала – Страсти, сначала – Крест, а потом чудо Воскресения. Мы должны войти и в то, и в другое: войти в страсти Христовы вместе с Ним, и вместе с Ним войти в великий покой и ослепительный свет Воскресения.
Себе я прошу у вас прощения за все, что я должен был сделать и не сделал, за то, как я нескладно делаю вещи, и за многие, многие вещи, которые следует сделать и которые остаются несделанными.
Но давайте поддерживать друг друга на этом пути взаимным прощением, любовью и помнить, что на трудном пути, в момент кризиса очень часто нам протягивает руку человек, от которого мы не ожидали ничего доброго, которого мы считали чужим или даже врагом: случается, что он увидит нашу нужду и отзовется на нее. Давайте поэтому раскроем свои сердца и глаза и будем готовы увидеть и отозваться.
Подойдем теперь сначала к иконе Христа, нашего Бога и нашего Спасителя, Который дорогой ценой за-платил за власть простить; и обратимся к Матери Божией, Которая отдала Своего Единородного Сына за наше спасение; если Она простит – кто нам откажет в прощении? А затем обратимся друг ко другу.
А пока мы подходим, мы будем слышать уже не покаянное пение, но как бы настигающую нас еще издали песнь Воскресения, которая станет громче на полпути, когда придет время поклонения Кресту, а потом заполнит весь этот храм – и весь мир! – в ночь, когда воскрес Христос, одержав победу. Аминь.
(Митрополит Сурожский Антоний. Триодь постная (Проповеди))

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин)
Слово в Неделю сыропустную, воспоминание Адамова изгнания
Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!
Быстротечная река времени стремительным потоком несется в вечность. И только Святая Церковь и праздники Божии на какое-то мгновение приостанавливают это движение, как бы отсчитывая время. И вся наша жизнь от рождения до исхода из нее отражается в этом годичном круге, напоминает и зовет: "Познай себя, всмотрись в себя, человече. Кто ты, как живешь и что ждет тебя впереди? Ведь и ты вместе с этим потоком времени несешься к безвремению, к вечности". И так каждый день, каждый год.
И давно ли впервые ныне раздался в Церкви вопль истомившегося во грехах человеческого сердца: "Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче!" И встрепенулись сердца – повеяло постом. Но вот уже промелькнули подготовительные недели к покаянному поприщу Великого поста, когда:
– фарисей и мытарь были зеркалом для душ наших; – гласом блудного сына взывали мы с вами к Небесному Отцу, осмысливая и свое отпадение от истины, и уход в страну далече: "Боже, согреших на небо и пред Тобою, сотвори мя яко единаго от наемник Твоих";
И вот сегодня уже последний день в преддверии Великого поста. В этот день вспоминает Церковь страшную трагедию, свершившуюся с человечеством на заре его истории – изгнание его в лице общего нам всем праотца Адама от лица Божия, изгнание Адама из рая.
Юдоль плача и печали – земля приняла изгнанника, чтобы по заповеди Божией израстить преступнику волчцы и терния, чтобы в поте лица снесть ему хлеб свой, чтобы в боли, слезах и печали родить и вскармливать детей своих, чтобы пожать все горькие плоды своего преслушания Отцу Небесному.
Плакал Адам по изгнании своем, седе "прямо рая", плакал, вспоминая, кем он был, и чем обладал, и Кого лишился. И по Адаме первом все человечество по сей день плачет и воздыхает о неуловимом теперь призраке счастья. А мир весь, издерганный и усталый, плачет от беспутия, от того, что обнажена душа, что бесцельна и безрадостна жизнь. И ничто не может наполнить нашу жизнь так, чтобы почувствовал вполне человек безоговорочную полноту действительного, а не призрачного счастья, ибо она, эта полнота, только в Боге.
Но мы – изгнанники. Рай далеко, и чем дальше живет человечество от времени падения, тем туманнее в нем становится прекрасный образ рая, тем глубже боль и страдание человечества и тем больше стирается образ и подобие Божие в душе человека. И погиб бы мир давно, если бы не второй Адам – Христос, вновь отверзший заключенный рай и давший человеку возможность в него вернуться.
И мы все несем сейчас на себе тугу и тяжесть жизни изгнанника. Но и мы же те, кто живет жизнью Церкви,
Пройдет всего несколько часов, и все мы с вами с изумлением заметим, что вокруг нас и в нас что-то изменится; произойдет нечто, что наложит на все печать особой сосредоточенности и внимания. Это настанет святой Великий пост. И мы вместе с Церковью от призыва к покаянию должны будем перейти к самим покаянным трудам, к делу покаяния.
Святая Мать-Церковь восприняла заповедь Господа о цельбоносном посте, прозвучавшую еще в ветхозаветные времена к народу Божию через пророка Иоиля: "...обратитесь ко Мне всем сердцем своим в посте, плаче и рыдании... назначьте пост... созовите... старцев..." и всех жителей в дом Господа " ...да восплачут священники, служители Господни, и говорят: "пощади, Господи, народ Твой, не предай наследия Твоего на поругание..." (Иоил.2,12,15,16,17).
Поприщем Великого сорокадневного поста начал путь Своего подвига второй Адам – Иисус Христос, чтобы Своей Божественной любовью к падшему человеку вновь открыть заключенный рай и указать путь, по которому человек может в него вернуться.
Святое Евангелие свидетельствует: "...Иисус возведен был Духом в пустыню... и, постившись сорок дней и сорок ночей, напоследок взалкал" (Мф.4,1-2). И приступил к Нему диавол, искушая Его. Велика дерзость и слепота темной силы. Преуспев в искушении человека в раю, она
Постом и молитвой принимает христианин силу Духа от Господа на борьбу с врагом; постом и молитвой получает он дар рассуждения и ум Христов; пост и молитва возжигают свет, рассеивающий тьму греховной жизни, ибо "... свет во тьме светит, и тьма его не объят" (Ин.1,5).
А человек своим произволением избирает путь посреди тли и нетления, избирает доброе или злое. И если грехом преслушания Богу вошли в жизнь горе, страдание и смерть, то только послушанием, постом и молитвой – этой нашей живой жертвой любви к Богу – возвращается в жизнь свет высшей правды, мир и радость. И это, дорогие мои, есть рай уже на земле.
Но любовь к Богу на земле по заповеди Божией является только любовью к людям. Сердце христианина может согреваться и гореть только двуединой любовью и к Богу, и к людям одновременно. Если же наше сердце черство и жестоко по отношению к брату – к человеку, то омраченное неприязнью, холодностью, жестокостью, оно становится равнодушным или лицемерным и к Богу. И рай, который мог быть так близко – в сердце нашем, уходит, тускнеет, и грех нелюбви рождает преслушание, самость и самолюбие.
Но как любить грешника, как любить нелюбовного к нам, как любить врага? И Господь приходит на помощь.
Этой молитвой Господь говорит нам: посмотри на себя,
– ведь ты и есть тот самый должник, которому надо оставить долг;
– это ты и есть тот самый грешник;
– это ты нелюбовный – любишь по выбору;
– это ты – чей-то враг: ты кого-то обидел, кого-то презрел, кого-то уничижил.
Это ты сам нуждаешься в прощении, сам нуждаешься в снисходительной любви.
И звучат слова сегодняшнего Евангелия: "...если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный; а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших" (Мф.6,14-15). Простите всем всё и вся, и прощены будете. Простите, и спасены будете, и наследуете рай.
А сейчас же за этими словами Господа о прощении звучат и другие слова: "Не судите, да не судимы будете" (Мф.7,1). И в этих словах Господь указывает кратчайший и вернейший путь ко спасению, открывающий перед нами врата Царствия Небесного. Господь указывает на то, без чего все наши подвиги и усилия в жизни вообще и на поприще Великого поста в частности будут тщетны. И этот путь один – путь любви к людям, начинающийся с неосуждения.
"Не судите, да не судимы будете..." Господь пришел в первом Своем пришествии не судить мир, но спасти. Он пришел открыть миру заключенный для него рай. А весь суд Бог отдал Сыну Своему во втором пришествии, а пока "...милость превозносится над судом" (Иак.2,13).
Теперь еще время милости Божией. Бог нас еще милует, а мы судим, а мы рядим. Мы, ничтоже сумняся,
И вдумайтесь, дорогие мои, ведь наш суд, как и суд вражий, уже распространяется и на Самого Спасителя. Согрешил человек пред Богом, пред людьми, мы – свидетели тому. Но мы не видели, как он каялся, и мы не слышали, как над головой грешника прозвучали утешительные слова иерея: "...властию мне данною, прощаю и разрешаю все грехи твои, во имя Отца и Сына и Святаго Духа". Милость Божия уже стерла рукописание грехов, а мы все еще продолжаем помнить и судить. Но это уже суд не над человеком, но над Богом, помиловавшим и простившим.
Так, мы погибаем судом. Ведь где суд, там нет любви. Одна любовь способна на всякое время быть адвокатом, и только любовь прикрывает наготу брата своего.
А мы судим! И этот суд оборачивается для нас приговором нам же, и он звучит: "Суд бо без милости не сотворшему милости" (Иак.2,13)! И рай не может принять нас, ибо нет в нас любви. Где нет любви – там нет спасения.
Сегодня, начиная подвиг Великого поста, начнем же, други наши, решать два главнейших духовных урока: не судить и не соблазнять! А чтобы нам укорениться в спасительном блаженном неосуждении, положить начало этому подвигу с первых же великопостных дней, надо нам учиться видеть, судить и осуждать только самого себя – того единственного человека, которого мы знаем подлинно, всесторонне и глубоко. Вот где суд без милости будет во спасение, ибо этот единственный суд приведет нас в разум истины. Он дарует нам зрение той пропасти, на краю которой мы стоим и которую изрываем своими грехами,
"Днесь весна душам!" Святой Великий пост при дверех. Им да прозябнет семя нашего покаяния и молитвы и даст спасительный плод воскрешения душ в Боге.
Чадо Божие!
"Да постится ум твой от суетных помышлений;
да постится воля твоя от злого хотения;
да постятся очи твои от худого видения;
да постятся уши твои от скверных песней и шептаний клеветнических;
да постится язык твой от клеветы, осуждения, лжи, лести и сквернословия;
да постятся руки твои от биения и хищения чужого добра;
да постятся ноги твои от хождения на злое дело".
Вот это и есть христианский пост, которого ждет от нас Господь.
Войдем же, други наши, в Великий пост, встанем на поприще его подвигов – покаяния, воздержания и смирения – и утвердимся в них, чтобы, получив прощение, встретить Воскресение Христово, Святую Пасху – райское сияние на земле. Аминь.
28 февраля (13 марта) 1994 года

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин)
Поучение в Прощеное воскресенье
Не отврати лица Твоего от отрока Твоего, яко скорблю, скоро услыши мя! (Пс. 68:18)
Такими проникнутыми сыновней скорбью словами, возлюбленные о Господе отцы, братия и сестры, Святая Церковь сегодня за вечерним богослужением обращается к Богу. И каждый из здесь стоящих, несомненно, пережил в своем сердце эти слова как свое личное обращение к Богу.
Не отврати Твоего лица, милосердный Господи, от нас! просим мы. Но эту милость Божию мы должны заслужить. По зову нашей Православной Церкви мы собрались в этот святой вечер в храме, чтобы накануне Великого поста испросить себе благословение Божие на достойное вступление на поприще усиленных молитв и покаяния.
Собрались для того, чтобы по установленному в древние времена священному обычаю, поклонившись друг другу из глубины наших сердец, простить взаимные обиды и согрешения.
Это необходимо нам, если мы хотим жить с Господом, и находясь на земле, и переселившись в жизнь вечную. Мы все желаем себе вечного спасения. Но это возможно только в том случае, если не будет в нашем сердце обид; не будет взаимного озлобления друг на друга, взаимного осуждения, неприязни. Возможно только тогда, когда в сердце нашем будет мир это драгоценное священное благо, которое дарует нам Христос Спаситель.
Но для этого, как вы все хорошо знаете нужно и простить тех, кто нас обидел, и испросить себе прощение у тех, кого мы вольно или невольно обидели. Иначе напрасны будут все наши труды в предстоящем посту. Не примет Господь наших многочисленных земных поклонов, если в сердце нашем будут продолжать жить обиды на брата, зло и недоброжелательность к ближним.
Не услышит Господь и наших слезных молений и воздыханий к Нему о помиловании нас, если не коснутся нашего сознания слова Спасителя:
если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный.
(Мф. 6:14)
Господь говорит: прощай! тогда и ты будешь иметь право просить себе прощения. Господь говорит: не обижай, а люби своего ближнего! А как часто мы любим только некоторых из тех, кто окружает нас, а иногда и никого не любим! Видим в людях только их недостатки и безжалостно осуждаем.
А ведь мы должны любить друг друга потому, что эта любовь, по слову Христа, отличительный признак истинных христиан:
По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою.
(Ин. 13:35)
Сегодняшний день, дорогие, это день проверки нашей духовной зрелости, день нашей строгой самопроверки способны ли мы следовать за Христом, выполняя все Его повеления? Многие из нас из собственного жизненного опыта хорошо знают, что простить гораздо легче чем самому испросить прощение у того, кого чем-либо обидел. Тут гордость наша мешает нам признать себя виновным.
Многие верующие любят этот святой вечер. С радостью спешат в церковь, чтобы участвовать в чине прощения. Но все ли отчетливо представляют себе, какую ответственность мы берем на себя? Ибо, к сожалению, нередко этот трогательный чин у некоторых из нас носит оттенок формального исполнения взаимного прощения.
Подошли друг ко другу, произнесли: «Прости меня!» и даже с улыбкой поцеловались, а в сердце при этом ничего не изменилось. Затаенная обида, недоброжелательство так и остались. Не этого, дорогие, ждет от нас Господь. Он ждет, что в этот святой вечер откроются наши сердца для искренней взаимной любви. Ждет, что, победив с помощью Божией в себе гордость, мы обретем в себе силу и с чистым сердцем и открытой душой подойдем к обиженному нами и скажем: «Прости меня Бога ради!»
Ждет, что мы вырвем из своих сердец и взаимное озлобление, и взаимное осуждение, и все то, что оскверняет нас и отдаляет нас от Бога.
А способны ли мы простить именно так, как этого требует Правда Божия?
Знайте, что не нужно Богу наше лицемерие. Богу нужна наша готовность никого, кроме себя самих, не осуждать, всех любить и всем прощать. Нужна наша решимость в наступающем уже завтра посту сложить с себя накопленные нами, возможно долгими годами, грехи.
Если с таким настроением мы сегодня пришли сюда, тогда мы можем присоединить свои голоса к звукам церковного хора и всей силой своих духовных возможностей вопиять к Богу: «Не отврати лица Твоего от отрока Твоего Я Твой, Господи! И прошу Тебя: скоро услыши мя!»
Но прежде чем испрашивать прощение друг у друга, мы должны просить прощения у Господа за то, что платили Ему черствой неблагодарностью и за Его голгофские страдания, и за Его крестную смерть, которые Он перенес ради искупления наших грехов. За то, что так мало у нас любви к Нему.
Должны просить прощения у Матери Божией за то, что ради нашего спасения Ее Сын был распят на Кресте. А мы своими грехами все продолжаем распинать Его, нанося раны и Ее материнскому сердцу...
Должны простить не только здесь присутствующих, но и находящихся в данный момент далеко от нас, и тех, кои уже отошли в вечность. Сами должны простить и попросить и их простить нас. А Господь донесет до их сердец мир, который может дать только Он. И этот мир (взаимного прощения) исцелит и их, и наши души.
Дай нам, Господи, сегодня почувствовать Твой благодатный мир, который дается только при условии искреннего и сердечного взаимного прощения.
Не отврати лица Твоего
Молитвенно-скорбный дух слышится в этом дивном обращении грешной души к Богу. И наши души скорбят. Ведь мы собираемся в дни Великого поста очистить свою душу от всего греховного. Но как много в нас всего того, что отдаляет нас от Бога!
И все же Боже милостивый, «не отврати лица Твоего»! Мы хотя и очень грешные, но мы любим Тебя, стремимся к Тебе! Мы немощны и телом, и духом, и потому «скоро услыши нас!»
Человек состоит из тела и души, поэтому и наступающий завтра Великий пост у нас должен быть двояким. Для тела воздержание от скоромной пищи, а для души воздержание не только от худых дел, но и от худых мыслей и желаний.
Каждый из нас со всей строгостью пусть просмотрит прожитую жизнь. Пусть сердце наше затрепещет от сознания своей греховности и воззовет:
Милостиве, помилуй мя, падшего!
Сегодняшнему дню предшествовали три подготовительные седмицы, в песнопениях и молитвословиях которых раскрывалось перед нами учение Церкви о важности покаяния.
Мы должны вступить в пост в таком нашем душевном состоянии, при котором все люди, с которыми мы будем встречаться, были бы нам милы и дороги, как братья.
А для этого прежде всего каждый рассмотри самого себя со всей строгостью, со всей беспощадностью справедливого собственного суда. И ты поймешь, что сам-то ты ой как далек от жизни по евангельским заветам и не имеешь никакого права ни обижаться на кого-либо, ни ссориться, ни тем более кого-то обижать. Так торопись же скорее в этот день, специально установленный Святой Церковью для очищения твоей совести, со всеми примириться. Возымей намерение впредь никого не обижать и ни на кого не обижаться.
Ты собираешься в Великом посту коленопреклоненно и, быть может, даже со слезами просить Господа простить тебя... Прости сперва сам!
И в заключение и я от лица братии прошу вас ради Господа: простите нам все, чем мы обидели или огорчили вас! От имени всей братии нашей святой обители, также у всех вас, как прихожан, так и паломников, ближних и дальних, прошу прощения, елико согрешили пред вами словом, делом, помышлением и всеми нашими чувствами душевными и телесными. Благодатию своею Бог простит и помилует всех нас. Аминь.
Источник: Архимандрит Иоанн (Крестьянкин). Проповеди.
Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь.
М.: Отчий дом, 2010.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин)
Слово за чином прощения
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
По милости Божией, возлюбленные братия нашего монастыря, и все наши постоянные прихожане, и приезжие паломники, мы опять с вами стоим «при дверех» Святой Четыредесятницы. И собрались здесь в этот святой вечер за трогательным чином взаимного прощения. Завтра, как все вы хорошо знаете, начинается Великий пост. Время благодатного и спасительного делания, особых усиленных трудов для того, чтобы нам духовно обновиться и в чистоте сердца встретить и прославить Светлое Христово Воскресение.
Но нельзя вступать в этот труд, не примирившись друг с другом.
Великий пост это время наших усиленных молитв, в которых мы будем просить Бога, чтобы Он принял наше покаяние и простил бы наши грехи. Будем умолять Господа, чтобы Он Своей милостью укрепил наши слабые силы на пути к вечной жизни. В эти дни спасительной Четыредесятницы мы будем искать себе прощения в грехах, которых у всех нас, к сожалению, великое множество. Тут и явные наши грехи, совершенные нами на глазах окружающих, и грехи тайные, проявляемые в наших мыслях и намерениях и ведомые одному только Богу. В эти великопостные дни мы будем слезно молить, настойчиво просить Бога простить нас.
Но мы, дорогие мои, должны заслужить того, чтобы Господь услышал эти наши молитвы, чтобы дошли до Его слуха стенания нашей души. А для этого прежде всего мы должны научиться сами прощать наших ближних.
Этого от нас требует правосудие Божие. Об этом нам напоминает закон правды Божией. А он так прост:
Если не будете прощать людям их согрешения против вас, то и Отец ваш Небесный не простит вам ваших согрешений (ср. Мф. 6:15).
Какой мерой мерите вы, такой и вам будет отмерено (ср. Мф. 7:2).
Суд без милости для не оказавшего милости (ср. Иак. 2:13).
Бог, дорогие мои, милосердный, но и справедливый, и правосудный. Значит, перед тем как просить Бога простить нас, мы сами должны простить своих ближних, согрешивших против нас. И если мы этого не сделаем, то, как бы глубоко и искренне ни было покаяние, не простит нас Господь. Чтобы этого не случилось с нами, мы должны научиться прощать так, чтобы не затаилась в нас обида. Правда Божия требует от нас, чтобы мы вырвали из глубины своих сердец даже следы когда-то причиненной нам обиды, чтобы никогда не всплывали в нашей памяти горькие воспоминания и недобрые чувства к нашим обидчикам. Иначе как мы посмеем рассчитывать на то, что Бог нас, без конца в течение нашей жизни оскорбляющих Его, простит и примет в Свое Небесное Царство.
Но вот именно это по-настоящему простить своего ближнего для многих из нас является самым трудным моментом в нашем духовном делании. Мы способны раскаяться в тяжких своих, страшных грехах; способны, поборов в себе стыд, открыть перед духовником на исповеди гнойные раны своей души. А вот от всего сердца искренне и с любовию простить человека, нас обидевшего, это для многих из нас самый трудный подвиг. А не совершить его, други мои, нельзя! Вступая на путь поста, мы должны выполнить свой христианский долг: испросить прощения у ближних за свои обиды, которые мы, быть может, нанесли кому-то, и от всего сердца простить всех, кто когда-либо обидел нас. Повторяю: для некоторых это сделать трудно. Трудно, но необходимо! Но зато тот из нас, кто научился этому нелегкому делу, кто способен поклониться своему ближнему, прося прощения, и сам из глубины сердца прощает всех, тот по слову святителя Григория Нисского имеет дерзновение сказать на своей молитве Господу:
Отец мой Небесный, я исполнил то, что Ты мне велишь сделать. Исполни и Ты, что Ты обещаешь сделать. Я простил все согрешения и обиды и, прибегая к Тебе в покаянии своем, жду, что и Ты, согласно Своему обещанию, простишь мне бесчисленные мои согрешения.
Но не забывайте, что такое дерзновение может иметь только тот, кто сам прощает. Ведь именно для того, чтобы взаимно простить друг друга, мы и собрались здесь сегодня. А поэтому проверьте себя, дорогие мои, готовы ли мы именно так, как требует этого Правда Божия, совершить этот трогательный чин взаимного прощения?
Не будут ли наши взаимные поклоны и взаимные слова всего лишь формальным выполнением заведенного еще древней Церковью обряда? Бойтесь, дорогие мои, этого холода сердечного, бойтесь своей неискренности! Не забывайте, что завтра мы должны приступить к подвигу великого делания очищения души и сердца от грехов. В Царстве Небесном увидят Бога только чистые сердцем. Так не загрязняйте своего сердца неискренностью! Только что за богослужением мы слышали великий прокимен, и, несомненно, каждый из нас молился в тайне своего сердца:
Не отврати лица Твоего от отрока Твоего, яко скорблю, скоро услыши мя. Вонми души моей и избави ю.
Молитвенно-скорбным духом проникнуто это дивное прошение, обращение нашей души к Богу. Оно должно быть созвучно нашему внутреннему состоянию накануне вступления в Великий пост.
И еще за три недели до этого дня, начиная с Недели о мытаре и фарисее, Церковь огласила наш слух глубоким по содержанию песнопением: «Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче». Эти слова должны с мольбой вырываться из души нашей. «Господи, открой мне двери покаяния!»
Ты открой мне дверь покаяния потому, что сам я настолько грешен, что не способен это сделать для себя. Я, осквернив себя грехами, так прочно закрыл эти двери, что теперь без Твоей, Господи, помощи не могу их открыть. Душа моя стремится к чистоте, к правде
Утренюет бо дух мой ко храму святому Твоему Но храм носяй телесный весь осквернен.
Ввиду скверны нашего тела мы не можем открыть этих дверей сами. Мы просим Господа настойчиво, много раз
И вот наша молитва услышана: завтра откроется перед нами эта дверь покаяния, мы переступим порог этой двери и завтра уже будем там, где Господь ждет нас с нашим покаянием. И Он окажет нам и помощь в этом покаянном подвиге. Мы просим далее:
но яко щедр очисти благоутробною Твоею милостию
Хотя мы и очень ленивы в делах спасения собственной своей души, мы не должны забывать, что в жизнь будущего века войдут только чистые, кроткие, милостивые. И наша душа должна быть подобна живой, бегущей воде, которая смывает грязь нашего сердца слезами раскаяния. Научитесь «мытаревой молитве»! Как глубока и совершенна эта краткая молитва: «Боже, милостив буди мне грешному!» Она чужда духу гордыни и самопревозношния. Это молитва глубокой надежды на то, что Господь не оттолкнет грешника и даст ему силы отойти от жизни, полной греха, и начать новую, богоугодную жизнь.
Молитва мытаря шла от сокрушенного сердца и не была отвергнута Богом. Мытарь сознал свою греховность, свое недостоинство и потому смиренно молился. Вот и нам, дорогие, надо понять, что нами совершено множество тяжких, лютых грехов. Сознать, ужаснуться своего поведения. И тогда из нашей груди, подобно Давиду, вырвется вопль:
Помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей.
Подумаем, дорогие, а что еще мешает нам самим открыть двери покаяния? В молитве святого Ефрема Сирина, которую мы уже начали читать за нашими богослужениями и будем читать весь пост, есть замечательные слова:
даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего
К сожалению, вот эта способность видеть свои прегрешения редко бывает в нас, и это, несомненно, является главным препятствием к открытию дверей. Тот, кто не чувствует своих грехов, начинает замечать грехи других людей и впадает в тяжкий грех осуждения. Поэтому и просит преподобный Ефрем Сирин: даруй мне видеть мои собственные грехи и не грешить осуждением ближнего. Это, дорогие мои, надо нам хорошо понять и не просто творить поклоны, но сознавать, с какой просьбой мы обращаемся к Богу.
Нам необходимо научиться постоянно анализировать свои собственные поступки и мысли. Надо знать свои пороки и грехи. Это сознание побудит нас просить у Бога помощи в деле покаяния. Только сознание своей греховности поможет нам изменить свою жизнь, если до сих пор мы находились в нераскаянности. Пусть из сердца нашего изольется молитва:
Отче щедрый, не отврати Твоего лица от нас, хотя и грешных, но все же любящих Тебя и стремящихся к Тебе! Мы скорбим о своих согрешениях, своих падениях, мы немощны и слабы. Скоро услыши нас, с покаянными слезами, с сокрушенным и смиренным сердцем обращающихся к Тебе, будь милостив к нам.
Святая Церковь пробуждает нас от греховного сна, вразумляет, ободряет, чтобы нам достойно совершить спасительный пост, исповедать свои грехи и приобщиться Святых Христовых Таин в радость вечной жизни. Дорожите, дорогие мои, долготерпением Божиим. Благодарите за то, что даровал Он нам еще раз вступить в святую Четыредесятницу. Но не забывайте о правосудии Божием. Да не случится с нами беда по нашему неразумию. Не откладывайте своего покаяния и исправления, чтобы не услышать нам горькие слова скорби Божией о нас:
Отойдите от Мене, вси делающие беззаконие!
Не забывайте, что спасается не тот, кто только по имени христианин, а тот, кто трудится над спасением своей души. Святая Церковь хочет, чтобы каждый из нас постоянно занимался самоанализом. Тогда он видит греховность. Такой самоанализ, несомненно, приведет его к покаянию, позовет к покаянным слезам. А покаянные слезы это самые дорогие для нас слезы, те слезы, о которых в Евангелии сказано: «Блаженны плачущие, ибо они утешатся» (Мф. 5:4). За такими покаянными слезами обычно следует утешение и радость.
А теперь, преподав вам соответствующее нынешнему дню краткое назидание, от всего сердца, наполненного искренней к вам любовию, наши духовные чада, желаю вам уйти сегодня из храма с миром в душе от сознания того, что нет у нас ни на кого обид. Пусть спокойно и радостно будет в наших сердцах. И с этим миром в душе мы, по милости Божией, начнем завтра великопостный подвиг.
3 (16) марта 1986 года
Источник: Архимандрит Иоанн (Крестьянкин). Проповеди.
Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь.
М.: Отчий дом, 2010.

Патриарх Московский и всея Руси АЛЕКСИЙ II
Слово в Прощеное воскресенье 17 февраля 1991 года
Дорогие мои!
Вновь мы пришли к спасительным дням Великого поста. Давно уже отцы Церкви назвали Святую Четыредесятницу "духовной весной". И поистине - время духовного пробуждения и обновления приходит к нам в эту пору года.
Ту духовную бодрость, что стяжали мы в прошлый пост и Пасху, мы мало-помалу растрачивали. Вновь возвращались к нам наши прежние немощи, вновь суета житейских попечений потихоньку закрывала своей завесой наше духовное небо. И вновь нам казалось, что можно безбедно и удобно служить двум господам - и Богу нашему, и своим страстям. Вновь мы заключали странное, неестественное, но столь привычное перемирие с нашими грехами.
И вот уже начала скучать душа, начала беспокоиться о своем исподволь подкравшемся нездоровье. И хотела бы душа вновь воспрянуть и вновь вести свою духовную брань - а решимости нет, и какое-то недолжное "смирение" перед грехом отнимает силы.
И потому так спасительны для души эти дни покаяния - ибо призывается она к своему первоначальному состоянию, на поприще духовного подвига и труда. И как для человека, который долгое время был лишен движения и труда, радостно вновь исполнять тяжелую, но полезную работу - так и душа, застоявшаяся в привычных получувствах, в глубине своей радуется открывшемуся простору.
И, очнувшись, услышав призыв Господа своего, душа вопиет к Нему: "Боже мой! Не забуди меня! Не остави меня! Найди меня! Исцели меня!" Помянух Бога и возвеселихся,- восклицает псалмопевец (Пс. 76, 4).
В покаянии человек обретает себя, ибо научается отделять себя от своих дел и грехов. В покаянии человек как бы говорит Богу: то, что я делал - это не есть я сам. Ты знаешь мои грехи, Господи, вот я исповедую их пред Тобою, но Ты же и видишь, что мне самому стыдно называть их "моими". Они уже не "мои", Господи, и я уже не "их". Я хочу быть другим, Боже мой, и я знаю, что Ты - и только Ты - в силах очистить меня. И больше всего я хочу быть просто Твоим, Господи, сыном. Пусть блудным сыном - но не отринутым. Я хочу быть Твоим, о Господи, рабом - пусть пришедшим в последний час, но все же не изгнанным от Твоего лица.
В эти дни Святой Четыредесятницы, в дни, которые особо и всецело посвящены Богу, человеку легче вспомнить то, что он сам также есть Божие имение. Вы куплены дорогою ценою (1 Кор. 6, 20). Через пост, через вызволение от пут мирских греховных влечений мы из горького плена своеволия входим в радость благого послушания Христова.
Ибо ради чего пост? Ради того, чтобы мы учились жить уже не нашей жизнью, но жизнью совершенно Божественной. Пост нам дан для того, чтобы мы освободили в себе место для принятия Распятого и Воскресшего Христа. Так и говорит об этом святитель Иоанн Златоуст: "Ради чего в самом деле пост? Он - вместо креста: мы получили большее, отдаем меньшее... Не будем тяготиться трудностию поста: все же пост не то, что Распятие на Кресте. Кто не страдает вместе с Иисусом, тот не знает Иисуса; кто уклоняется от поста, тот забывает о Кресте". Это поистине так, ибо пост - это искание воли Божией. Но там, где человек исполняет волю Бога, он распинает свою ветхую волю. И одно невозможно без другого, как и говорит нам об этом Господь через Своего пророка Исаию: если ты удержишь ногу твою... от исполнения прихотей твоих... то будешь иметь радость в Господе (Ис. 58, 13-14). И для того Вседержитель разъясняет пророку, какой пост ведет ко спасению. Вот пост, который Я избрал: разреши оковы неправды, развяжи узы ярма, и угнетенных отпусти на свободу... раздели с голодным хлеб твой, и скитающихся бедных введи в дом; когда увидишь нагого, одень его... Тогда... исцеление твое скоро возрастет... тогда ты воззовешь, и Господь услышит; возопиешь, и Он скажет: "вот Я!" (Ис. 58, 6-9).
Вот и пояснение слов Златоуста, сравнивающих пост с крестом. Как на Кресте Спаситель даровал Себя нам, грешным, так и мы, удерживаясь от зла и от гнева, живя в братолюбии, даруем себя нашим ближним. И потому нельзя нам вступить в пост, не явив на деле, а не на словах наше братолюбие. Прежде чем мы обратимся к Богу со словами покаяния, надлежит нам примириться с окружающими...
Этот шаг требует немалой решимости и твердости. Нам надлежит с усилием исторгнуть из своего сердца плевелы злопамятности и раздражительности, гнева и человеконебрежения. Нам надо простить друг друга!
Знаем ведь мы, что Господь запретил нам приходить к алтарю, если мы не примирились с нашим ближним. И знаем мы, что Господь обещает судить нас тем судом, каким мы сами судим остальных. И как же нам избежать осуждения? - умилостивить наш собственный суд над нашими ближними.
Возлюбленные! Господь ждет от нас прощения и милости. Он ждет, чтобы мы простили нашим ближним для того, чтоб и Он смог бы помиловать нас. Наши обиды друг на друга не должны войти вместе с нами в Великий пост. Со дерзновением сможем мы молиться словами Молитвы Господней: остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим только тогда, когда простим своим ближним.
Потому на пороге Великого поста наше первое "прости" мы должны сказать людям, нашим ближним; и лишь затем мы сможем поднять глаза к Нему и сказать, обращаясь к Отцу нашему Небесному: "Прости".
И вот, отцы, братья и сестры, умоляю вас: простите меня, дорогие мои! Простите меня, возлюбленные мои! Простите меня, чада мои!

Патриарх Московский и всея Руси АЛЕКСИЙ II
Из слова в Прощеное воскресенье в Богоявленском патриаршем соборе
28 февраля 1993 года
Мы с вами, дорогие братья и сестры, на пороге Великого поста. Это время особое, когда каждому из нас нужно оглянуться на пройденный им жизненный путь, проверить себя в свете заповедей Христовых и, осознав свои грехи, принести покаяние. Ведь не случайно в молитве преподобного Ефрема Сирина есть такие слова: "Ей, Господи Царю, даруй ми зрети моя прегрешения".
Мы просим Господа помочь нам увидеть наши грехи, увидеть для того, чтобы осознать их и покаяться.
Святая Церковь в течение нескольких недель готовила нас к достойному вступлению на поприще Великого поста. Евангельскими чтениями этих недель она звала нас к смирению, напоминая евангельскую притчу о мытаре и фарисее. Закончил Господь эту притчу словами: всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится (Лк. 18, 14). И этот мытарь, который молился, не смея поднять очей своих к небу и, бия себя в грудь, говорил: Боже! будь милостив ко мне грешнику! (Лк. 18, 13) - ушел более оправданным, чем фарисей.
В следующую неделю Святая Церковь предлагала нам евангельское чтение о блудном сыне и звала нас, как блудных детей Небесного Отца, вернуться в дом Отчий с теми словами, с которыми пришел к своему отцу блудный сын: отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим (Лк. 15, 21).
Еще через неделю Святая Церковь в евангельском чтении напоминала нам слова Спасителя о Страшном Суде: алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня; был странником, и не приняли Меня; был наг, и не одели Меня; болен и в темнице, и не посетили Меня (Мф. 25, 42-43). Господь спрашивает с нас добрые дела - дела христианской жизни. Это то сокровище, о котором говорилось в сегодняшнем евангельском чтении: сокровище на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут, ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше (Мф. 6, 20-21).
Добрые дела от нас никто не отнимет, все же остальное, чему мы часто чрезмерно уделяем внимание, есть преходящее, временное, и ничего этого мы не возьмем с собой в вечность.
Вступая в Великий пост, Святая Церковь зовет нас примириться друг с другом, простить обиды, огорчения, которые нанесли нам наши ближние, и, в свою очередь, попросить прощения у тех, кого мы делом, словом, мыслью обидели, огорчили. В сегодняшнем утреннем евангельском чтении Господь ясно говорит: если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный, а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших (Мф. 6, 14-15). Это условие повторяется и в Молитве Господней: остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим (Мф. 6, 12). Обещая Господу простить своим ближним обиды и огорчения, мы просим, чтобы Господь простил нам наши собственные согрешения.
Необходимо осознать, что время поста дается для нашего духовного пробуждения, для того, чтобы душа сняла с себя ту тяжесть греховную, которую ежечасно, каждый день мы умножаем своими грехами. От того, как пройдем мы спасительное поприще Великого поста, будет зависеть и та особая радость духовная, которую переживает сердце христианина в светлую пасхальную ночь.
Время, в которое мы живем, неспокойное, многие люди потеряли душевный мир, терпимость друг к другу. Умножились озлобленность, нетерпимость, вражда. Многим приходится переносить жизненные трудности. Но, перенося трудности, нужно помогать друг другу. Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов (Гал. 6, 2). А помогая друг другу, мы будем украшаться добрыми делами и созидать то сокровище, которое с нами пойдет за порог вечности. Никто не знает, сколько Господь даст каждому из нас прожить на земле. Жизнь человека в руках Божиих. Для кого-то, вероятно, этот Великий пост будет последним, кто-то, быть может, не доживет до Светлого Христова Воскресения. Многим Господь даст еще не один Великий пост прожить и не одну Пасху Христову встретить, однако каждый из нас должен быть всегда готовым к завершению жизненного пути.
В наше время, когда многие люди, далекие в прошлом от Церкви и от веры, осознают, что необходимо вернуться к духовным и нравственным ценностям, необходимо вернуться к вере в Бога, каждый из нас примером своей жизни должен призывать людей к вере в Господа: так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного (Мф. 5, 16). О вере должна свидетельствовать наша жизнь. Принося Господу слезное, сердечное покаяние, мы должны принести также плоды покаяния, то есть исправлять греховный путь своей жизни и строить его по заповедям Господним.
И вот сегодня мы должны сделать первый шаг в направлении покаяния, чтобы войти в Великий пост примиренными. Каждый должен вспомнить, кого и чем он обидел и огорчил. И ни к чему, подходя к незнакомым нам людям, формально просить у них прощения. Мы должны просить прощения у тех, кого мы действительно обидели и огорчили, кого осуждали, кому досадили. Тогда с дерзновением сможем мы молиться словами Молитвы Господней: остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим. В течение Великого поста мы должны просить прощения у Господа и за свои грехи, и за грехи народа нашего, в прошлом отступившего от Бога и разрушавшего святыни.
Прошу и меня простить, если я не всегда откликался на нужды, скорби, печали, с которыми архипастыри, пастыри и благочестивые верующие приходили ко мне, не всегда мы, может быть, согрели приходящих теплотою сердца в минуту их жизненных испытаний и трудностей. Простите, если я вольно или невольно обидел или огорчил кого-нибудь в моем нелегком, многотрудном патриаршем служении. Простите.

Патриарх Московский и всея Руси АЛЕКСИЙ II
Послание архипастырям, пастырям и всем верным чадам Русской Православной Церкви в связи с началом спасительных дней Великого поста 28 февраля 1993 года
Возлюбленные во Христе Преосвященные архипастыри, досточтимые пастыри, всечестные иноки и инокини, дорогие братья и сестры!
Ныне наступает время покаяния. Наступают по-особому любимые всяким православным христианином великопостные дни, когда Святая Церковь зовет нас к воздержанию, к трезвению, к деланию добра, к сугубой молитве, к размышлению о самих себе, к плачу о грехах наших.
Именно сейчас, когда вступаем мы в Великий пост, с особой силой отзываются в наших сердцах слова Господа: покайтесь и веруйте в Евангелие (Мк. 1, 15); покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное (Мф. 4, 17).
Недавно, в дни празднования шестисотлетнего юбилея блаженной кончины Преподобного Сергия Радонежского, Церковь призвала к всенародному покаянию, которое люди должны принести после долгих лет богоотступничества.
Сегодня же я обращаюсь к вам, наипаче думая о тех, кто недавно пришел в ограду Матери-Церкви и кому надобно во всей полноте познать ее учение и традиции.
Господь близко (Флп. 4, 5). Каждый день, каждый час жизни нашей мы должны быть готовы встретить Его, чтобы дать отчет о содеянном. Вот почему сегодня нам надобно отвергнуть всякий грех, всякую неправду, всякий компромисс с собственной совестью.
Спаситель наш желает, чтобы мы были нравственно совершенны (Мф. 5, 48). Но никакими усилиями, никакими подвигами своими не может человек достичь совершенства без Бога. Наши грехи превыше наших добродетелей, и спасение собственными силами нам невозможно (Мф. 19, 26). Нам, но не Богу нашему, Который Своей милостью прощает множество наших грехов и делает нас способными к праведной и святой жизни, к вхождению в Его вечное Царство. Каждому из нас есть, в чем каяться перед Господом.
На нас - множество личных грехов - ежедневных, ежечасных, совершенных делом, словом и помышлением, волею и неволею, разумом и неразумием. Мы виновны в небрежении о родной нашей Православной Церкви, в забвении молитвы и благочестия, в нерадении о духовном просвещении нашего народа, о спасении ближних наших. Мы пребываем в духовном расслаблении в тот самый час, когда нашего слова и дела ждут миллионы духовно мятущихся людей.
Мы каемся за тех из нас, кто недостаточно твердо стоял за веру в годы гонений, проявлял малодушие и даже, не дай Бог, потворствовал гонителям, попиравшим Церковь Божию, приносившим тяжкие страдания и смерть христианам. Сегодня, когда вокруг нас разлилось море страдания, мы виноваты перед каждым страждущим в том, что не всегда согревали его теплом нашего сердца, не всегда жертвовали собой ради его блага.
Народ наш, некогда благочестивый и верный Господу, потерял способность различать духов, утратил нравственные ориентиры. Леность и греховная гордыня, увлечение безнравственными зрелищами и культом насилия, аморальный климат в политике и экономике поработили многих из нас. Подвергается разрушению семья - основа многовекового уклада народной жизни, основа его благоденствия, через которую передавались от поколения к поколению дух благочестия и нравственное начало.
В спорах о будущем государств, в которых мы живем, в поисках путей управления ими многие из нас ожесточились, потеряли терпимость, стали унижать и оскорблять друг друга, упиваясь собственной мнимой правотой. Мы допустили, что во многих местах, где еще недавно царили мир и согласие, ныне льется кровь. Народы восстают на народы, государства - на государства. Все больше и больше людей становятся на путь разбоя, грабежа и прочих преступлений.
Забота о хлебе насущном превратилась у нас в стяжание богатства любыми средствами и любой ценой. Люди, страждущие от нищеты и лишений, вопиют о помощи, а те, кто мог бы поделиться куском хлеба, лишь усугубляют их страдания.
Любой человек грешен перед лицом Божиим. Но больше всего вины лежит на нас, собратья мои - архипастыри и пастыри. Мы должны будем на Страшном Суде ответить за паству свою. И мы несем на себе бремя ее грехов, бремя осуждения за то, что не всегда были добрым примером для подражания, не всегда достойно научали пасомых наших.
С плачем о грехах наших, с надеждой на милость Божию возопиим к Нему: "Прости нас, Милосердный Господи!"
Чистосердечно простим и мы всем, кто делом, словом или помышлением согрешил перед нами. И да помилует их милосердный Господь!
Будем молиться о смягчении ожесточившихся сердец, о тех, кто хулит Святую Церковь нашу и возводит хулу на ее архипастырей, пастырей и верных чад, самоотверженным подвигом которых, с помощью Божией, Церковь совершала свое свидетельство и служение в трагические для нее послереволюционные десятилетия.
Горе тому из нас, кто, войдя в Церковь через Святое Крещение, отречется от Матери-Церкви, не понесет ее Креста, не приложит своих усилий к тому, чтобы исправлять ошибки, ослаблять неправду других членов Церкви. Уход от Церкви неизбежно превращается в измену Христу, хотя бы мы в сердце своем и сохранили веру в Него. Надо иметь мужество нести Крест Церкви...
Всей Церковью нашей, всем народом нашим будем просить Бога о прощении. Будем каяться перед Ним, открывая грехи свои нашим духовникам, как заповедует это делать Святая Церковь.
Будем помнить, что истинное покаяние совершается не перед лицом людской толпы, не напоказ, не ради того, чтобы показаться людям постящимися и кающимися, ибо так делали осужденные Христом фарисеи.
Истинное покаяние - это не только признание своего греха. Это и твердая вера в то, что все грехи, о которых мы искренне сожалеем и к которым не желаем возвращаться, Господь нам прощает. И одновременно покаяние - это начало новой жизни.
Итак, покайтесь и обратитесь, чтобы загладились грехи ваши, да придут времена отрады от лица Господа (Деян. 3, 19-20).
В день Сыропустной Недели - Прощеного воскресенья я обращаюсь к каждому из вас, возлюбленные о Господе Владыки, отцы, братья и сестры, со слезной просьбой простить меня за все, чем многократно согрешил перед вами.
Господь, благодатию и щедротами Своего человеколюбия, да простит и помилует всех вас.
Прошу ваших святых молитв обо мне, недостойном, о том, чтобы Господь укрепил меня в настоящем поприще поста и в возложенном на меня многотрудном служении Его Святой Церкви. Благодать Господа нашего Иисуса Христа со всеми вами. Аминь. (Рим. 16, 24).

Патриарх Московский и всея Руси АЛЕКСИЙ II
Из слова в Успенском соборе Кремля
28 февраля 1993 года
Поздравляю вас, дорогие братья и сестры, с днем памяти святителя Ермогена, Патриарха Всероссийского, память которого выпадает на первую седмицу Великого поста и потому переносится на нынешний воскресный день. Всех вас поздравляю и с началом Великого поста. В сегодняшнем апостольском чтении говорилось: ночь прошла, а день приблизился: итак отвергнем дела тьмы и облечемся в оружия света (Рим. 13, 12). Святые отцы называют время поста весной духовной. Как весной пробуждается природа, так и душа человеческая должна благодатью Божией обновиться в покаянии, в исправлении, в делании добрых дел. Молитвенно желаю всем вам пройти спасительное время Великого поста с пользой для души вашей, принести идущее от сердца покаяние, отложить раздражительность и нетерпимость, умножить любовь Христову, причащаясь святых Христовых Таин, чтобы Господь сподобил всех нас радостно встретить светлый день Воскресения Христова.
Я обратился с Посланием к архипастырям, пастырям, монашествующим и верующим, ко всем гражданам нашего Отечества с призывом в Великом посту принести покаяние, одуматься, начать строить свою жизнь на основах мира, доброжелательства, взаимопонимания и любви Христовой. Будем надеяться, что слово Патриарха дойдет до сердец тех, кто сегодня озлоблен, кто не хочет друг в друге видеть брата и сестру.
Всех вас поздравляю с наступающим Великим постом, желаю пройти это спасительное время с пользой для души, в покаянии, приблизившись к Господу Богу жизнью своей, чтобы всем нам дожить до светлого дня Христова Воскресения.

Патриарх Московский и всея Руси АЛЕКСИЙ II
Слово в связи с началом Святого и Великого поста
25 февраля 1996 года
Дорогие братья и сестры!
Святая Церковь вновь вводит нас в благодатные дни Великого поста. Наступает время покаяния - время, когда каждый православный христианин призван заглянуть в глубь своей души, дабы увидеть бездну собственных прегрешений и воззвать ко Господу в молитве о прощении.
Всякий день, всякий час нашей жизни мы нарушаем волю Божию и подчас не замечаем, как порок постепенно разъедает наши души. Даже если грех приносит призрачное удовлетворение и удовольствие, со временем мы понимаем: он разрушителен для нас самих, он убийствен для нас. Святой праведный Иоанн Кронштадтский пишет, обращаясь к падшему человеку: "Вернись к Отцу твоему, несчастный; далеко зашел ты; в этой дали нет ничего, кроме вечной смерти... Как бесплодную смоковницу, давно бы тебя надобно было срубить и бросить в огонь; между тем ты все еще стоишь. Вернись - Святая Церковь ждет тебя. Ты давно забыл ее, свою любящую мать. А между тем она болит о тебе, как о чаде своем..."
Из личных грехов складываются грехи всего общества, всего народа, оскверняющие различные стороны нашей жизни. И когда мы ропщем на судьбу, на несовершенство окружающего мира, на неправедные действия ближних, нам полезно вспомнить: а не сами ли мы несем часть вины за все это? Не наши ли грехи, не наше ли примирение со злом становится причиной бед, поражающих и всю страну?
Отвечая на этот вопрос, нам нужно разбудить собственную совесть, услышать ее голос. "Душе моя, душе моя, востани, что спиши? Воспряни убо, да пощадит тя Христос Бог, везде сый и вся исполняяй" - так поется в одном из великопостных песнопений. Осознание собственной греховности, покаяние, стремление исправиться должно наполнить наши сердца во дни Великого поста.
Святой пророк Ездра молился Господу от лица ветхозаветного народа: после всего, постигшего нас за худые дела наши и за великую вину нашу... неужели мы опять будем нарушать заповеди Твои? (1 Езд. 9, 13-14). Так и каждый из нас, видя свои прегрешения, должен просить прощения у Господа и, получив это прощение, принести достойный плод добродетельной жизни. Тогда из покаяния и исправления каждого человека сложится и покаяние всенародное.
Великий пост - это особая пора, в которую Церковь призывает нас устраниться от мирской суеты и оглянуться на собственную жизнь, дабы сделать ее лучше.
Этому способствует великопостное богослужение, в котором сильны покаянные мотивы, пение по большей части уступает место чтению, а весь строй молитвы наводит человека на углубленное, строго трезвенное общение с Богом - Творцом, Искупителем и Судией нашим.
Перед началом поста, в Прощеное воскресенье, мы просим прощения друг у друга, дабы войти в покаянное время очищенными от вражды, обид, злопамятства. В первые дни Святой Четыредесятницы в храмах наших вечером читается замечательный по духовной глубине Великий покаянный канон святого преподобного Андрея Критского. "Тайная сердца моего исповедах Тебе, Судии моему; виждь мое смирение, виждь и скорбь мою, и вонми суду моему ныне, и Сам мя помилуй, яко благоутробен, Отцев Боже",- благоговейно внимая этим и другим словам Великого канона, мы начинаем постный подвиг.
В течение поста Церковь советует каждому христианину исповедоваться и причащаться Тела и Крови Христовых, которые есть пища духовная, таинственная основа религиозной жизни человека. Призываю всех православных людей последовать этому совету, дабы сохранить или восстановить связь с Господом и Его Святой Церковью.
Воздержание от скоромной пищи, предписываемое ныне христианам, очищает не только тело, но и разум и душу. Оно воссоздает в нас чистоту сердца, без которой нельзя узреть Бога, и просветление помыслов. Весь двадцативековой опыт Православия свидетельствует об этом, и сегодня мы видим, как следование данному опыту хранит человека от бурь житейского моря, от греха и порока.
Великий пост - это пора, когда нам нужно усилить молитву, чаще участвовать сердцем и умом в богослужении. Призываю вас и к этому, ибо двери святых храмов всегда открыты для вас. Даже если прежде вы были далеки от богослужебной жизни, войдите в нее, в дом Божий сейчас, во святое время поста, дабы обновиться и возродиться духовно.
Во Святую Четыредесятницу нам надлежит иметь особо мирные, доброжелательные отношения со своими ближними в семье и на работе - не ссориться, не держать ни на кого зла, прощать все, чем согрешают против нас люди. Время поста, как никакое другое, надо посвятить делам милосердия, заботе обо всех, кто испытывает страдания, труду на благо окружающих нас людей. Все это - немаловажная часть постного подвига, нравственно очищающего жизнь и каждой личности и всего народа. Ибо, сделав доброе ближнему и отказавшись от воздаяния злом за зло, мы полагаем преграду разрушительным стихиям и преображаем окружающий мир.
А ведь именно смирение, прощение и добрые дела - это то, чего так не хватает нынешнему обществу. И если нынешний Великий пост послужит каждому из нас поворотной точкой от греха к добродетели, от вражды к примирению, от богоотступничества к участию в благодатной жизни Церкви, то и страна в целом преодолеет духовный кризис и ее жизнь изменится к лучшему. Такое изменение коснется и политики, и хозяйства, и отношений между людьми, народами, различными человеческими сообществами.
Во времена исторически переломные и трудные, в условиях размытости перспектив дальнейшего социального и политического пути кто как не христиане призваны дать образец духовной стойкости и долготерпения - в вере, надежде и любви, в сердечном смирении и духовной мудрости! Этого примера ждут многие в нашем мире, но этого примера мы и сами должны стать достойными.
К глубокой скорби нашей, возникла проблема, которая печалит сегодня весь православный мир,- проблема отношения Сестры нашей - Святой Константинопольской Церкви к Автокефальной Поместной Русской Православной Церкви, проблема усугубления и без того тяжелого для православного верующего человека положения наших братьев и сестер в Эстонии. Будем же молиться о вразумлении гордых и восстановлении братских отношений во всей полноте Вселенского Православия.
Подстерегающие не имеющих прочной духовной основы людей безнравственность и жестокость кровопролитной брани привели к пленению двух православных священников, отца Анатолия и отца Сергия, и я прошу всех верующих сугубо молиться о их здравии и освобождении.
Один из святых отцов сказал: "Если хочешь, чтобы молитва твоя долетела к Богу, то дай ей два крыла - пост и милостыню". Обратим же, дорогие братья и сестры, лица наши и взоры ко Господу с покаянной молитвой. Попросим друг у друга прощения. Вместе с иерархами и пастырями Церкви всем православным народом нашим войдем в поприще Святого и Великого поста, дабы духовно приуготовиться к Страстной седмице - воспоминанию страданий Господа нашего Иисуса Христа - и к светлому празднику Воскресения Христова.

Митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир (Иким)
Слово в Прощеное воскресенье
Щадите друг друга, да пощадит вас Господь.
Преподобный Антоний Великий.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!
Возлюбленные о Господе братья и сестры!
Святые дни Великого поста для христианина подобны плаванию к светлому берегу, на котором ждет нас Воскресший Спаситель. Мы призваны омыться покаянными слезами, укрепить мышцы душ своих подвигом воздержания и молитвы, чтобы в чистоте и силе встретить торжество торжеств Пасху Христову. Но может ли достичь желанной цели пловец с камнем на шее? Каким бы выносливым и закаленным он ни был, тяжелый груз неминуемо увлечет его на темное дно. Такой же тяжестью, не позволяющей нам даже надеяться на приближение к Божественному свету, является для нас гнев и обида на ближнего. Вот почему с древнейших времен христиане на пороге Великого поста со слезами просили прощение друг у друга. Богоугодный обычай этот восприняла Церковь Русская, в Прощеное Воскресенье питающая сердца сынов и дочерей Своих сладостью примирения. «С людьми мирись, а с грехами бранись», такая пословица недаром сложена благочестивыми предками нашими.
Жгуч гнев, горька обида. Смрадным дымом застилают эти низкие чувства человеческую душу, отравляя каждое ее движение, делая ее недоступной для Божественной благодати. Такая душа делается чужой Господу, в ней могут обитать только гнусные бесы и тщетны обращения ее к Всевышнему; по слову преподобного Исаака Сирина, «быть злопамятным и молиться значит то же, что сеять на море и ждать жатвы».
Светлые Ангелы плачут, а сатана торжествует, когда между людьми разрывается святой союз любви. Родные и друзья, еще недавно наслаждавшиеся взаимным общением, бывшие один для другого опорой и радостью, и вот они же выкрикивают бранные слова, копят злобу, смотрят друг на друга с ненавистью. Какая мрачная картина, какая чудовищная потеха для врага рода человеческого!
Любовь все переносит (1Кор. 13:7), говорит святой апостол Павел. А мы горды и тщеславны, наше изнеженное самолюбивое «я» не желает переносить малейших уколов. Сгоряча сказанное ближним слово, неосторожный намек, просто подозрение или лживая сплетня и слабую искру раздуваем мы в пожар негодования, любую песчинку превращаем в гору гнева, если считаем себя оскорбленными. И в то же время мы не помним, что сами ежечасно, ежеминутно оскорбляем Небесного Отца. В нас вложен пречистый образ Божий. Предаваясь нечистым мыслям, мы оплевываем святыню, каждый наш грех это ком грязи, пятнающий святой образ Господа. Если бы Творец судил нас тем судом, каким мы судим ближних, каждый из нас давным-давно оказался бы на дне преисподней. Мы не стоим и временной жизни, а Вселюбящий Бог призывает нас к блаженной вечности, за одну слезинку покаяния готов Всемогущий простить нам тягчайшие оскорбления Имени Его. Но наше немилосердие заграждает нам путь к Милосердию Небесному.
Если и ближний тяжко согрешает против тебя что тогда? За него, как и за тебя, распят на кресте Сын Божий, и, проникаясь к ближнему ненавистью, мы попираем любовь Господню. Покрыть чужие грехи это высший род милостыни. Пусть нам причинили зло но вспомним, сколько ран мы сами нанесли людям на кривом своем пути, сколько обид и горя причинили, каким соблазном для других были наши слова и поступки. Себе мы привыкли прощать все, унижаем и искушаем людей как бы мимоходом, подчас сами того не замечая, но сколько свидетельств против себя услышим мы на Страшном Суде Господнем, когда все тайное станет явным. И не оправдаться нам в Судный час, если ныне останемся мы глухи к слову Милосердного Спасителя: если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный (Мф. 6:14).
Церковь Христова есть сообщество людей, прощенных Богом. Первородный грех, эта оковывающая человеческие души короста древней порчи, расплавлена Пречистой Кровью Спасителя, омыта водами святого Крещения. Принося покаяние, мы освобождаемся и от собственных грехов всю громаду их принял на Себя Сын Человеческий, все их искупил за нас Крестной смертью Своей. И к нам, выкупленным из рабства смерти и аду столь дорогой ценой, обращается Спаситель с призывом: любите друг друга и да будете сынами Отца вашего Небесного (Мф. 5:45).
Разжечь чадное пламя вражды легко, потушить его трудно. Стоит поддаться раздражению и злой бес гнева внедряется в души, лукаво преувеличивая нанесенную нам обиду, доводя мгновенную вспышку неприязни до упорной ненависти, превращая ее в страсть. Как преодолеть это душепагубное состояние? Преподобный Максим Исповедник учит:
Если случилось тебе искушение со стороны брата, и огорчение довело тебя до ненависти, не давай победить себя ненавистью, а сам победи ее любовию. Победить же можешь следующим образом: истинно молясь о нем Богу, приемля приносимое от брата извинение или сам его тем предупреждая, поставляя себя самого виновником случившегося и долготерпя, покуда не пройдет сия туча.
Урок Божественного Милосердия явил нам Иисус Христос, молившийся за своих убийц: Отче! прости им, ибо не знают, что делают (Лк. 23:34). Но разве мы, называющие себя христианами, не ведаем, как духовно слепые богоубийцы-иудеи, что творим?
Мы призваны к любви и вот, не умея прощать и просить прощение, мы умерщвляем свои души и души ближних своих. Неужели не понятно, что питающий ненависть к брату духовный самоубийца, а соблазняющий другого на ненависть к себе убийца его души.
Как милосердие Господа нашего Иисуса Христа не имеет границ, так же и христианин не должен законнически скупо отмеривать прощение ближнему своему. Когда Апостол Петр, воспитанный на ветхозаветных установлениях, спросил: Господи! сколько раз прощать брату моему, согрешающему против меня? до семи ли раз? Спаситель ответствовал: не до семи, но до седмижды семидесяти раз (Мф. 18:21-22), то есть всегда.
Тяжело, кажется нам, прощать, но еще труднее просить прощение. Порою горько обидев человека, мы и не чувствуем своей вины, фарисейски кичась своей «праведностью», видим «сучок в его глазу», не замечая «бревна в собственном оке».
Если кто-то расстраивается, печалится или плачет из-за нас а мы не чувствуем за собой вины, все равно мы должны покаяться пред этим человеком. Значит, был в нас некий скрытый грех, опечаливший ближнего, и не кичиться мы должны своей невиновностью, а утешить того, кто страдает из-за нас. Глубоко засевшая в нас диавольская гордыня шепчет нам, что, попросив прощение, мы «унизим себя», «уроним свое достоинство». Но нам ли, ничтожным грешникам, бояться унижения, когда Сын Божий ради нас терпел насмешки и поругания, плевки и побои, подвергся позорной казни? А мы ради души ближнего не хотим просить у него прощения. Нет! не такова любовь христианская. Обидев человека, мы должны не просто обратиться к нему с холодным «извините!» если понадобится, то и со слезами, на коленях должны мы испросить его прощение, да снизойдет мир в его страдающую из-за нас душу.
Могут спросить: как быть, если ближний упорно отвергает все попытки к примирению? Искренне примиримся с ним сами в душе своей, будем молиться за него, будем изыскивать средства к тому, чтобы он принял чистосердечное наше покаяние и Господь поможет нам обратить вражду в любовь.
В большинстве случаев нанесенные нам обиды есть следствие нашей гордыни. Любовью и смирением мы можем обезоружить тех, кто хочет причинить нам зло. «Ничто так не удерживает обижающих, как кроткое терпение обижаемых», говорит Святитель Иоанн Златоуст.
Дорогие во Христе братья и сестры!
Ради стяжания Милости Божией готовимся мы ныне вступить на поприще Великого поста. Но чтобы воздержание и молитвы наши стали угодны Господу, соблюдем же заповеданное в Священном Писании: если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твои (Мф. 5:23-24).
Прежде всего мир должен воцариться в вашей семье в домашней церкви вашей. Где ярче всего расцвести любви христианской, как не между самыми родными и близкими? Именно здесь надлежит особенно бережно хранить святость нежных чувств: почтение к родителям, супружеское согласие, заботу о детях. На Святой Руси в Прощеное воскресенье старшие члены семьи просили прощение даже у малых детей, и ребенок серьезно отпускал грехи против себя седому отцу своему, и так родители собственным примером учили смирению детей.
Чувства обиды и гнева мучительны для самого человека, они лишают его покоя и радости, отравляют ему жизнь, калечат его душу. Этот тяжкий духовный недуг может привести и к телесным болезням. Врачи заметили, что заболевания раком чаше всего поражают людей раздражительных, копящих в себе тяжелые обиды. И это естественно, ибо корень всякой болезни грех; порча души отражается на здоровье тела. Для такого больного недуг есть «смирительная рубаха» на его грехах.
Но как безмятежен и светел становится тот, кто ни к кому не питает зла, кто находится в мире со всеми людьми. Умеющий каяться и прощать знает эту чудесную сладость примирения с людьми а значит, и с Вселюбящим Господом, обетовавшим: Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими (Мф. 5: 9). Аминь.
Источник: Митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир (Иким).
Врата покаяния. 1998 г.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]

Митр. Владимир (Сабодан)
Беседа на воспоминание об изгнании Адама из Рая (Прощеное воскресенье)
Все мы хорошо помним библейское повествование о блаженной жизни наших праотцов в Раю, о наущении диаволом Евы нарушить заповедь Господнюю не есть плода от дре­ва познания добра и зла, о нарушении Адамом и Евой этой заповеди, и о том, какие бы­ли после этого последствия.
Человечество, с момента потери райского блаженства, пройдет длинными и скорбны­ми путями через много тысячелетий, пока исполнится Божий обет и придет долгождан­ный Искупитель, который опять откроет райские врата. Можно сказать, что пост, время воздержания и ограничения, является схематическим повторением этого пути, который мы проходим ежегодно в ожидании Светлого и спасительного Христова Воскресения Пасхи Христовой и пасхи нашей, которая открыла и нам райские врата вечной жизни.
Создание человека стало вершиной Божественного творческого процесса. Человек, имеющий тело и душу, которая создана по образу и подобию Божиему, явился венцом творения, посредником между видимым и невидимым мирами. Создав человека, Бог вводит его в Рай сад, «насажденный в Эдеме, на востоке». Рай был отдан во владе­ние человеку, который жил в полной гармонии с природой: он понимал язык зверей, и они слушались его. Человек имел настолько проницательный ум, что овладевал сутью вещей и мог давать названия и имена созданиям Божиим. Лицо Адама, по высказыва­ниям святых отцов, светилось «сиянием славы», он имел в себе Духа Божиего, Который наставлял его и учил.
Бог позволил человеку употреблять плоды от всех райских деревьев, в том числе и от древа жизни, которое дарило бессмертие. Лишь плоды одного древа познания доб­ра и зла запретил вкушать Господь, предупредив, что «познать зло» означает во­брать его в себя и отпасть от блаженства и бессмертия. Эта заповедь первого поста, первого воздержания, была дана человеку как испытание, как воспитание в человеке послушания своему Творцу. А впрочем, свободу человека Господь не ограничивал. Ему было дано право самостоятельного выбора между добром и злом, хотя Бог и подсказы­вал, каким должен быть выбор, предупреждая о последствиях грехопадения. Однако че­ловек не выдержал этого испытания, и в конечном итоге испытание на возвращение в Рай стало всей его будущей жизнью, которая отныне имела свой конец.
Так и сегодня, избирая зло, человек отпадает от жизни и «умирает смертию»; избрав добро, он совершенствуется и достигает наивысшей цели своего существования. А цель человеческого бытия, по учению святых отцов, «обожение», уподобление Богу, усы­новление Ему, соединение с Ним и спасение.
Уподобление Богу, обожение невозможны без Бога. И выражением наибольшей гордо­сти является сопротивление Богу и стремление стать равным Ему. Первым, кто изъявил такую безумную гордыню, задумав стать равным Богу, был диавол. Он же, из зависти к нашим праотцам, соблазнил их тем самым, что низвергло его с неба в пропасть гор­достью, обманчивой самодостаточностью, желанием жить без Бога, самому стать бо­гом.
Последствия грехопадения были катастрофическими для первого человека. Он не толь­ко лишился блаженства и Рая изменилось и исказилось все его естество. Человек по­сле грехопадения стал глухим и слепым по отношению к тем благам, от которых он от­пал. А кроме того, он стал смертным, тленным и ограниченным. Вместо божественного и нетленного знания, он воспринял знание телесное. Грех затмил его духовные глаза, а вместо этого открылись глаза телесные, когда человек, потеряв детскую простоту, уви­дел, что он наг, и устыдился этому. В жизнь человека вошли болезни, страдания и скор­би. Он стал смертным.
Пребывание человека в Раю сделалось невозможным и нетерпимым. Превратившись из духовного в телесного, он уже не мог стерпеть присутствия Бога и начал прятаться от Него. Как результат двери Рая закрылись за ним. Перед нищими и беспомощными Адамом и Евой открылся длинный тернистый путь жизни без Бога, в воспоминаниях о потерянном блаженстве и в ожидании обещанного Спасителя.
В воскресенье, накануне Великого поста, Церковь вспоминает изгнание Адама, в кото­ром все человечество, нарушив одну заповедь Божию, лишилось всех благ. Однако в этот день Церковь утешает нас и пасхальными песнопениями, напоминая о втором Ада­ме Христе, Который открыл нам райские врата и даровал новый плод Свою Плоть и Кровь, причащаясь которых, мы опять входим в радость Господа нашего. Поэтому пусть воспоминание о потерянном нашими праотцами Рае и надежда на предстоящее Воскресение и жизнь вечную в Господе вдохновляют нас на достойное несение нашего жизненного креста и предоставят нам всем силы, чтобы надлежащим образом пройти Великий пост. Аминь.
2005 г.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]

Прот. Андрей Ткачев
Последняя неделю перед Великим постом посвящена к главному образу приготовления к посту. Приготовление заключается в прощении, потому что все остальное оказывается бесполезным, если прощение не совершилось и человек сохранил в себе обиду, злобу со всеми дочерьми этих главных страстей.
В Евангелии мы слышим молитву, образец всех молитв «Отче наш». И там из всех моральных заповедей, из всех вещей, касающихся нашего общежития, религиозной практики, вспоминается только о прощении обид и долгов. Очевидно, это самое главное для человека. Это самое главное и вместе самое тяжелое. В молитве «Отче наш» не говорится о посте, о милостыне, не говорится о других вещах. Говорится о самом главном. О причащении там говорится, потому что «хлеб наш насущный даждь нам днесь» можно понимать не только, как хлеб на столе, но главным образом как хлеб на престоле, хлеб, прелагаемый в Тело Христово силою Духа Святого. Говорится о прощении. Говорится о самом необходимом, без чего жить нельзя, а жить нельзя без прощения. Иначе накапливаемая в человеке энергия злобы порвет его на части изнутри, как рвется на части изнутри глубоководная рыба, вытащенная на землю. Сила внутреннего давления у нее гораздо больше, чем сила внешнего давления, и ее просто разрывает на части. Так разрывается на части человеческое сердце от обид, от затаенной злобы, от желания мстить, но не умения отомстить, от всех этих переполняющих человека злых эмоций в первую очередь умирает сам человека. Поэтому, вступая в пост, необходимо нам в очередной раз просить прощения. Лучше всего это делать так, как перед смертью. Когда мы будем умирать, тогда, я надеюсь, смертный страх заставит нас просить прощения независимо от того, кто больше виноват. Пока нам ничего не угрожает, мы склонны вести некий подсчет, кто больше кого обидел, кто меньше, кто кому больше, кто кому меньше, кто первый начал, а кто второй продолжил и т.д. Ну что я буду у него просить прощения, если он, например, младше меня. Или почему я у него первый, если он меня 5 раз обидел, а я его только 2 раза. И т.д., и т.д. Т.е. такие подсчеты могут иметь место у человека всегда. Я надеюсь, что пришедшая смерть сотрет, как стирает с доски преподаватель мокрой тряпкой написанное учеником, сотрет эту шелуху. Человек скажет: «простите меня, простите меня все, родные, далекие, близкие, живые, мертвые, небо, земля, ангелы, люди – простите меня все – чтобы Бог меня простил.
Вот с таким настроением очевидно нужно вступать и в Великий пост, не подсчитывая, не калькулируя кто кому больше должен, кто кого сильнее обидел, кто совершил нечто повторяемое, а кто однократно совершил что-то кому-то. Вот это все нужно сбрасывать с себя, как ненужный груз.
Если мы будем уметь это делать, если мы будем учиться это делать и научимся когда-нибудь это делать, то мы будем святые люди. Даже если мы поститься не сможем, а научимся только прощать, все равно мы будем святые люди. Оскорбил и вас, и вы забыли тут же. Обидели вас случайно, или вольно или невольно, и вы простили тут же, и это будет подлинная простота души и подлинное незлобие, которое будет также удивительно, как жизнь ангела между людьми. Если бы ангелы жили среди нас видимо, мы бы удивлялись, как они живут, как они думают, как они говорят, о чем они думают, как они ведут себя. Они бы вели себя совершенно не походим образом на нас. И мы бы удивлялись им, какие интересные они существа, какие у них другие мысли в голове и вообще как они общаются по-другому. И таким же ангелов был бы человек, который умеет прощать. Это, конечно, не значит, что нужно обижать его на каждом шагу. Нет. Но это было бы удивительно, когда человек подлинно святой умеет преодолевать, переступать через препятствия на дороге, идти дальше, забывая то, что было.
К сожалению, я знаю, что многие из нас имеют очень слабую память, например, на прочитанные книги. А что ты читал последний раз, например? Такой человек будет долго вспоминать. Или что интересного ты слышал за прошедшую неделю духовного. Тоже может человек задуматься на долго и непонятно, что он тебе скажет в ответ. Но некоторые чрезвычайно памятливы на какое-то обидное слово, которое было сказано им, может быть, лет 5 назад. «А вот ты помнишь, - говорит жена мужу, или муж жене, или брат брату, или сестра сестре, - помнить, как ты. Вот мы возвращались оттуда, и ты мне сказала, что я там то-то и то-то?», а прошло уже лет 8. Есть такое в людях, и я уверен, что и в нас это есть. Я не скажу, что во всех это есть, но в ком-то есть, в ком-то нету. В ком нет, тот счастливый человек, а в ком есть, тот змей, и конечно, он несчастливый человек, потому что у него сердце злое и имеет великолепную память на все, что было в жизни нехорошего. Хорошего, может быть, человек и не помнит совсем, и скорее всего не помнить, потому что если ты это помнить, то ты другого не помнишь.
И вот все это, братья и сестры, делает нас чудовищами и извращает нас изнутри. И очень бы хотелось, чтобы человек приобрел склероз на чужие обиды и на свои добрые дела. Когда обижается человек? Когда он считает, что он много доброго сделал, а в ответ не получил адекватного добра. Говорит: «ну как ты можешь? Я же столько тебе сделал, а ты, понимаешь, не платишь мне той же монетой?» Вот тебе и обида. Вот тебе и горькая обида. Вот тебе и злопамятство. Вот тебе и шепот за спиной. Если ты не забудешь свои добрые дела, значит, ты будешь неизбежно обижаться. Ты будешь считать, что тебе не додали, недомерили, не возблагодарили. Вот одна из причин житейских всяких обид.
Потом мы, конечно же, склонны прощать себя и склонны увеличивать стекло в отношении чужых грехов. Помните слова, в отношении слово Божие говорит, что надо полюбить ближнего, как себя самого. В частности, если уж на то пошло, себе самому мы прощаем много. Мы говорим: «ну ладно, но так получилось. Над дальше жить». Точно также нужно и к ближнему относиться. Раз ты себе прощаешь много всякого каждый день: «Я знаю, что я неправильно поступил. Нужно было по-другому поступить. Ну ладно. Ну ладно» - и забыл, простил себе грех. «Ну ладно, что я буду вешать себя из-за этого?» А почему ты ближнего ты вешаешь за это, почему ты душишь человека, почему ты не прощаешь также легко эти все ошибки, как прощает их себе? Полюби его, как себя самого. Себе прощаешь тысячи вещей разных, говоришь: «Ну потом исправлюсь». Ну пусть он тоже потом исправится. Дай ему такую возможность. Не требуй от него сегодня святости, которой у него еще пока что нет. И много всяких таких есть ньюансов. Оно вроде бы просто все: ну прости его, и все, а оно не просто, потому что если пожар идет, то нужно сначала локализовать источник пожара. Загорелся утюг у бабы, забывала она в ванне, на тряпке утюг поставила и пошла снимать кастрюлю с плиты, и утюг там, понимаешь, воспламенил эту глаженную тряпку, так нужно сначала утюг из сети выключить, потом это все тушить. Пока оно не устранено, пожар будет распространяться. Также и в войне. Отсеки от человека продовольствие, от воюющей армии, отсеки ее от тылов, она быстро истощит свои силы. Также и со страстями. Отсеки от страстей подпитку, и они начнут угасать. Например, не интересуйся ничем, что тебя не касается. И тут же начнет у тебя лишаться пищи твоя празднословная душа. Твой любопытный ум постепенно начнет поститься, поскольку у него не будет празднословной информации. И ты не будешь осуждать, болтать, вникать в чужое. Вот тебе уже и уменьшение греха. Или начни, например, отсекать, выковыривать, допустим, из себя свои собственные грехи и недостатки. Как только ты займешься этим серьезно, у тебя сразу пропадет интерес к чужим грехам. Чужими грехами интересуется только те, только те, кто своими грехами не занимается. Кто не знает о своих грехах и не видал их никогда, сколько их, только тот и может, в принципе, интересоваться чужыми грехами. Будет Великий пост. Дай Бог, чтобы он был хорошим для всех нас.

Протоиерей Вячеслав Резников
Проповедь в Прощенное воскресенье
Февраль 25 2012
О правильном настрое на пост
(Мф. 6, 14-21)
(Рим. 13, 11 14, 4)
Молитва для Бога. Но милостыня и пост тоже заповеданы Богом. Поэтому, «когда постишься, помажь голову твою и умой лице твое, чтобы явиться постящимся не пред людьми, но пред Отцом твоим, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно».
Но как поститься втайне, если Шестьдесят девятое Апостольское правило гласит: «Аще кто епископ или пресвитер, или диакон, или иподиакон, или чтец, или певец, не постится во святую четыредесятницу пред Пасхою, или в среду, или в пяток, кроме препятствия немощи телесныя, да будет извержен. Аще же мирянин: да будет отлучен»?
Но дело в том, что «немощь телесная» у каждого своя. И степень строгости поста каждый выбирает по силе, испытав себя своей совестью. Никто, кроме тебя самого, не знает, где у тебя кончается немощь и начинается прихоть. Как однажды некий епископ спросил у старцев Иоанна и Варсонофия: «Я в постные дни ем один раз в день, и только хлеб и воду. Правильный ли мой пост»? Ему ответили: «Испытай себя: если это не мешает тебе выполнять твоих обязанностей, и если ты не окрадываешься тщеславием, то пост твой правильный».
Предметом тайны при общецерковном посте должно быть, если постишься строже, чем другие. Но и при самом строгом и тайном посте, кто даже совсем «не ест», смотри, «не осуждай того, кто ест», чтобы не потерять всех своих трудов. А тем более «кто ест», кто еще не решился ввести пост в свою жизнь, и ты «не уничижай того, кто не ест». Не придумывай никаких «научных» отговорок, не считай себя выше заповедей о пище. И тогда у тебя будет надежда хоть как-то продвигаться вперед.
Ну а если сошлись за одним столом, то лучше избегать разговоров о том, кто что ест, а кто не ест, и есть ли, например, в хлебе, который на столе, скоромные включения?
Пост, как и всякое христианское делание, требует свободного, творческого подхода, в духе любви к Богу и к ближнему. Например, в субботы и в недели Великого поста уставом разрешается вино. Но вот с нами за столом человек, которому нельзя ни капли. Что же? Пусть и не пьет, это его проблемы, а мы будем? Любовь не так рассуждает. Любовь говорит устами Апостола Павла: лучше вообще «не пить вина и не делать ничего такого, от чего брат твой претыкается, или соблазняется, или изнемогает» (Рим. 14, 21).
И еще сегодня мы слышали о том, без чего не получится никакой подвиг, и без чего даже молитва не будет услышана. «Если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный; а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших». И сегодня вечером, перед самым началом поста, в храмах совершается чин прощения. Это всегда проходит очень торжественно и умилительно. Но вот мы у всех в храме попросили прощенья; у знакомых и незнакомых; у тех, кому ничего плохого не сделали, и кто нам ничего такого не сделал. А между тем, у каждого есть один-единственный человек, перед кем действительно серьезно виноват. И вот у него-то мы прощенья не попросим! И сразу все торжественное, красивое и умилительное станет обыкновенной показухой. Спасительное время Великого поста начнется ложью.
И в заключение Господь говорит: «Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют, и где воры подкапывают и крадут; но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют, и где воры не подкапывают и не крадут». А людская похвала, удивление и уважение, это тоже сокровище, собранное на земле, которое тоже можно потерять в один миг. Только оступись в чем-то малом, и вся твоя великая слава рухнет. Потому что люди, хотя и удивляются чужому благочестию, и вроде бы уважают его, но еще больше любят, когда падает благочестивый человек, потому что это снимает с них моральную обязанность трудиться и подражать ему.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]

Прот. Димитрий Смирнов
Проповедь на Прощеное воскресенье
Продолжительность: 34 мин. 35 сек.
Воскресная проповедь о прощении 17 марта 2013 года
Мы находимся в преддверии Великого поста, и поэтому Святая Церковь предлагает нашему вниманию и чтение о посте. Но так получилось, что когда отцы Церкви устанавливали чтения на каждый день, то начало этого чтения о посте предварили четыре с половиной строчки, где говорится о том, что «если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный, а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших» (Мф. 6, 14-15). И наши предки, которым трудно было вместить в себя этот текст, всё внимание уделили этим словам о прощении. И поэтому в народе это воскресение, когда читается это Евангелие, стало называться Прощёным. Есть древний обычай в монастырях, когда братья-монахи или сёстры-монахини вообще каждый вечер, отправляясь ко сну, испрашивают друг у друга прощения. Потому что живут тесно в монастыре, всё время соприкасаются по разным послушаниям, возраст, характер у всех разный; воспитание, образование и время пребывания в монастыре тоже у всех разное, поэтому между ними возникают всякие коллизии. Взрослые в этом смысле мало чем отличаются от детей, только дети ещё постоянно дерутся. А взрослые говорят друг другу всякие колкости. А так и те и другие постоянно жалуются друг на друга, каждый ищет своего, каждый хочет манипулировать с помощью начальства. Как дитя: если папа – «нет», он к маме, если мама – «нет», тогда – к бабушке, пока не находит того, кто наконец скажет «да». Так же и у взрослых: хочет добиться – старается. Если прямым путём не получается, идёт косым, если ему кто-то препятствует, старается его оклеветать, для того чтобы добиться своего. Так что это всё давно известно, очень понятно и противно в своей пошлости. Ничего нового тут нет, так было и тысячу лет назад, и две тысячи, и три. Так было всегда, и так всегда будет, только ещё более ужасно и мерзко.
Единственное, что этому может противостоять, – это Слово Божие, и то при условии, если человек его воспримет. Потому что большинство людей, по замечательной русской пословице, изображают из себя стену, в которую кидают горох. Горох отскакивает с таким шумом и падает вниз, и ни для стены нет никакого изменения, потому что это же не шрапнелью стрелять, ни для самого гороха. Такое некоторое бессмысленное упражнение. Но всё-таки есть очень небольшая часть людей, о которых Христос сказал: «Не бойся, малое стадо». Это те люди, у которых это семя, эта горошина попадает всё-таки в сердце. Видимо, в этой стене есть какие-то бреши. И тогда даёт росток. А если там ещё есть какое-то количество земли, то возникают и плоды, может быть, стручок появится, а на нём вырастет ещё штук семь-восемь горошин. Собственно, для этого и происходит сеяние. Но в основном это, конечно, абсолютно бесполезная вещь.
Давайте начнём с этих слов. Четыре с половиной строчки. Неужели Господь такой, как мы? То есть ставит какие-то условия? Как некоторые безумные родители говорят: «Если получишь пятёрку, получишь мопед, на котором расшибёшься, а мы тебя будем в Институте Склифосовского потом посещать». Нет, конечно, Господь не таков. Просто Господь старается говорить на языке, который был бы понятен человеку. А так как люди всё время друг друга обижают, а некоторые иногда просят прощения, а ещё более некоторые иногда даже прощают, то Господь этот образ использует, чтобы нам понять этот механизм. Господь нам, конечно, никаких условий не ставит. Он просто повествует через евангелиста Матфея, как это происходит. Если человек кого-то не прощает, что происходит или уже произошло с этим человеком? Это значит, его сердце не способно простить, его сердце окаменело. А что это значит? Что Господь тогда его не может простить. Это значит, что Господь не может, даже если бы Он захотел, войти насильно в окаменелое сердце. Как происходит прощение от Бога? Вот сегодня несколько десятков человек приходили на Исповедь. Конечно, люди исповедуются перед священником, но всё-таки покаяние-то человек приносит Богу. И даже обращение священника перед Исповедью всегда таково: «Вот, чадо, Христос невидимо стоит, приемля исповедание твоё». Человек исповедуется перед Христом, поэтому Исповедь всегда заканчивается тем, что человек целует крест и Евангелие. Крест – в знак того, что он является христианином, а Евангелие – в знак того, что он согласен с тем, что там написано, и приемлет это своим сердцем. И что же Бог хочет от человека? Чтобы человек имел сердце, способное на милость.
Конечно, быть милостивым страшно невыгодно, потому что всегда найдутся люди, которые захотят жить за твой счёт, если ты добр. Это такой способ эффективный: не надо ни работать, ни учиться, ни ладить с начальством. Проси, милостивых людей достаточно. Любой нищий в Москве зарабатывает больше, чем половина из нас. Конечно, тоже надо стоять, бывает, на холоде, не все же в метро устроятся, там тоже за место люди сражаются. Но, по крайней мере, есть возможность как-то прожить, ничего не делая, только стоять и ждать, пока тебе подадут. Но это не является препятствием к тому, чтобы нам становиться людьми и сострадательными, и добрыми. В одном памятнике апостольского времени конца I – начала II века, в «Учении двенадцати апостолов», что по-гречески звучит «Дидахе», сказано: «Прежде чем подать милостыню, пусть она вспотеет в твоей руке». То есть незачем направо и налево раздавать милостыню, нужно смотреть: кому, когда, при каких условиях, не будет ли это на вред. При известной опытности очень легко, ну, или не очень легко, но всё-таки можно отличить профессионала от того, кто действительно нуждается.
Но речь не об этом. Это я в сторону, потому что всегда такой вопрос возникает. Ведь желающих жить за счёт других хотя и меньше, чем тех, которые хотят работать, но их становится всё больше и больше, тем более в нашем большом городе, куда, собственно, стекаются и деньги, и те, кто желает другого человека обобрать, они тоже сюда специально стекаются. Где есть чем поживиться, там и те, кто хочет поживиться.
Почему Господь условием Своего прощения ставит то, чтобы прощали и мы? И не только в этом тексте, есть ещё другое: когда человек собирается молиться, Господь требует, чтобы он простил всем, на кого он что-то имеет. Потому что каждая молитва – это есть суд Божий. Если ты что-то просишь у Бога, ты должен стараться быть перед Ним чистым. Если совесть твоя говорит, что ты не совсем в этом преуспел, то никакой надежды у тебя не будет. От чего это зависит? От того, что всё, что происходит с человеком (я имею в виду благодатные изменения), происходит только по Божественной благодати. А если человек перед Богом лукавит, тогда это лукавство является препятствием для благодати Божией, и человек ничего не получает. Получается одно лицемерие.
Для абсолютного большинства людей, которые приходят на Исповедь, этот обряд является сплошным лицемерием. Почему? Потому что никогда никакого покаяния в этих словах или в этих бумажках с перечислением грехов, которые человек пишет, не было и нет. А есть сплошное лицемерие. Даже если человек пишет, что он согрешает гордостью, тщеславием, осуждением, превозношением, ещё какими-то грехами, он не собирается и даже никогда не имел намерения это в себе каким-то образом изживать. Наоборот, он хочет, чтобы он был таким, каков он есть, а все бы его просто любили, уважали, а если будут ещё и деньги давать – вообще отлично. Вот, к сожалению, это так. Надо это увидеть и это признать. Только тогда будет шаг.
Преподобный Симеон Новый Богослов жил очень давно. Нынче у нас уже третье тысячелетие, и от него уже начался тринадцатый год. А он жил в начале второго тысячелетия, в XI веке. Жил более тысячи ста лет тому назад, можете себе представить? В то время, когда не было никакого Русского государства, и вообще были только дикие славянские племена. Нам даже трудно представить, что это было за время, потому что люди были дикие
(В храме раздаётся звонок мобильного телефона – прим. ред.).
Ну, как те, которые знают, что, входя в церковь, нужно вообще выключить мобильный телефон. Есть такие дикари, которые не умеют им пользоваться. Бывает такое? Бывает. И так будет и до конца века. Обязательно. Если сам не можешь прочитать инструкцию, надо найти человека, который тебя этому научит, так тупо: пум-пум, надо делать так. Потом отрепетировать, потратить на это пятнадцать минут. Но мы живём в дикое время.
И вот преподобный Симеон говорил: «Священник на Исповеди, возлагая на тебя руки, говорит: “Прощаю и разрешаю от всех грехов, а Бог и не прощает и не разрешает”». Почему? А потому что нельзя заставить благодать Божию прийти к человеку и очистить его сердце. Это невозможно. Бог Сам должен пожелать и направить благодать Свою в сердце грешника. Но для этого должно быть покаяние. А его нет. А некоторые удивляются: «А что это я десять лет одно и то же говорю, а со мной ничего не происходит?» Ну а как может произойти? Должно быть движение сердца человека навстречу Богу.
И вот одно из этих условий – это милостивое сердце, поэтому это очень важное дело. Нам нужно всем над этим поразмышлять.
А вторая часть относится уже непосредственно к посту. «когда поститесь, не будьте унылы, как лицемеры» (Мф. 6, 16) – опять речь идёт о лицемерии.
Потому что каждый из нас начиная с малолетства вот увидите мальчика трёх лет на улице, спросите у него: «Ты хороший мальчик?» Он скажет: «Хороший». – «А ты маму слушаешься?» – «Нет». – «Скажи, а если мальчик не слушается маму, такой мальчик хороший?» – «Нет». – «А тогда что же ты говоришь, что ты хороший?» И он замолчит, потому что понимает, что что-то тут не состыковывается. Потому что каждый ребёночек хочет быть хорошим. Но хочет быть хорошим, а если для этого нужно слушаться – это нет, он палец о палец не ударит. Он лучше будет лицемерить, потому что лицемерие дешевле выходит. Как жить за счёт других – это легче выходит. Чем самому – лучше как-то так устроиться.
«Не будьте унылы, как лицемеры, ибо они принимают на себя мрачные лица, чтобы показаться людям постящимися. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою». (Мф. 6, 16). В чём же эта награда? Награда, что люди его хвалят: «Вот он постится, молодец». А он такой довольный, что его похвалили. Потому что для абсолютного большинства людей похвала от людей – она очень важна, а что думает об этом Бог, то вообще не интересует никого. А Бог на самом деле видит. А вот люди порой нет, люди больше доверяют всяким бумагам, с печатью особенно.
«А ты, когда постишься, помажь голову твою и умой лице твое, чтобы явиться постящимся не пред людьми, но пред Отцом твоим, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно» (Мф. 6, 17-18). Дело в том, что лицемерие перед людьми – это наше обычное состояние. Всегда хотим выглядеть получше. Сейчас даже возникло (это из американских фильмов идёт) такое вроде как приветствие: «Ах, как ты хорошо выглядишь!» И уже человек доволен. Не тот, кто ты есть на самом деле, последняя сволочь, а главное, как ты выглядишь. А ты выглядишь добрым таким, порядочным человеком, очень симпатичным. Совершенно не важно, что тебе девяносто восемь лет, главное, как ты выглядишь. Можно натянуть, накрасить, главное – создать видимость. Но для Бога-то видимость – это совершенно не интересно, Он видит всё: и что происходит в каждой клетке нашего организма, и что происходит у нас в голове, какие у нас мысли – всё, вплоть до того, что Бог видит, ученик списал задание или сделал его сам. Для Бога известно всё. И поэтому для Бога лицемерие – это самое отвратительное зрелище, которое Он наблюдает, глядя на нас. Я думаю, каждый из вас сталкивался с таким явлением, когда ты смотришь на человека, а он, прямо глядя тебе в глаза, врёт. Как это неприятно! И даже как-то его в этом убеждать, что ты это видишь, даже не хочется. Просто хочется от этого человека держаться подальше. И так же в детях наших, и в мужьях и в жёнах, и в родственниках и друзьях больше всего нам самим противно – это лживое лицемерие. Потому что за этим идёт уже дальше и предательство, и корысть и так далее. Это как бы преддверие того, что может в дальнейшем случиться. И случается. Вот так же и для Господа Бога. Поэтому так часто звучит это слово «лицемерие».
И третье, что Господь говорит нам в этом чтении, которые мы сегодня произнесли в храмах наших. «Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут, но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут, ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше». (Мф. 6, 19-21). Это правда. Что для человека является сокровищем? Это то, что он любит и боится потерять. Сокровище – это вообще происходит от однокоренного с ним слова «скрывать». «Сокровище» от того, что «сокрыто». Что люди стараются хранить в своём сердце. Я помню, когда ещё был мальчиком, как-то с мамой шёл, и на заборе написано большими буквами: «Саша + Маша = любовь». Я прочитал вслух, а мама говорит: «Ты знаешь, вообще настоящие чувства, они всегда в тайне сердца содержатся. Если кто-то пишет на заборе «Саша + Маша = любовь», в этом никакой любви нет. И не было. И этот человек даже не понимает, что такое любовь. Потому что, когда есть любовь, этим совершенно не хочется делиться». И вот то же самое и с деньгами: если денег мало, человек легко поделится, если денег много – очень с большим скрипом, если денег совсем много, то скорее всего совсем ничего не получится, как в притче «О богатом и Лазаре». И вот Господь говорит... Опять же для чего? Если сильный (не важно, физически, или денежно, или имеющий какую-то должность), который может помочь человеку, но этого не делает, то этим его сердце ожесточается, оно становится равнодушным. И вот в это равнодушное сердце не может прийти благодать Божия, чтобы такого человека спасти. Поэтому очень важно, чтобы каждый из нас, кто хочет (потому что я допускаю, кое-кто из нас, наверное, хотел бы быть христианином), он должен себя на это понуждать. Потому что все люди грешные, грешный человек любит только себя, и все его стремления обращены на себя. И другого человека он воспринимает только так: что бы мне с него поиметь. Христианин наоборот: как бы мне помочь тому и тому, но так помочь, чтобы ему было не во вред; потому что услужливый дурак хуже врага. Это русская пословица. А ещё говорят: «медвежья услуга». И ещё говорят: «Заставь дурака Богу молиться, он и лоб расшибёт». А нужно ли это Богу? Нет. Богу совсем не это нужно. Богу нужно всех нас спасти. Причём не насильно, а только тех, кто хочет. А тот, кто хочет, он будет своё сердце постоянно упражнять в милосердии. Древние христиане, которые жили ещё до Симеона Нового Богослова, в начале жизни христианской, они когда предпринимали пост, то понимали, что семейный бюджет от этого увеличился (у нас сейчас наоборот, постная пища, рыба дороже мяса, такого никогда не было, сейчас всё наоборот), и сэкономленные деньги тратили на то, чтобы давать неимущим. То есть у поста помимо телесной части была ещё часть духовная, то есть упражнялись ещё и в милосердии. Это нужно тоже помнить и знать, что наши предки, благочестивые христиане, об этом думали.
Поэтому сегодняшнее Евангелие, которое святые Отцы выбрали для чтения сегодняшнего дня, и оно читается всегда в последнее воскресенье перед Великим постом, предлагает нам задуматься и о собственном сердце, милостивое ли оно или жёсткое; о посте, нет ли в нём лицемерия и какой-то показухи; и третье – думать о том сокровище духовном, которое мы, наша душа, возьмёт с собой в Жизнь Вечную. Потому что всё материальное богатство останется здесь, поэтому его собирать, особенно в каких-то больших количествах, нет никакого смысла. Абсолютно. И тот, кто думает о том, что это, мол, детям моим, – как правило, для детей это очень вредно, потому что они это не заработали, их это очень развращает, убивает и препятствует им войти в Царствие Божие. Поэтому те люди из богатых, которые думают о душе своих детей, они им даром это всё не дают, а заставляют пройти весь обычный путь. Вот даже английская королевская семья. Если у нас каждая мамаша старается мальчика от армии сохранить, они мальчиков не только не сохраняют, а посылают их на войну, туда, где стреляют, чтобы они почувствовали, что такое жизнь, что такое смерть, что такое опасность, что такое товарищество. Заботятся о том, чтобы некоторые качества души были обязательно воспитаны. Конечно, там их и сохраняют, и особое им там место, но тем не менее. То есть вот эта забота о его духовном состоянии, она присутствует обязательно, хотя кто по деньгам сравнится с английской королевой. Так что вот чему учит сегодняшнее Евангелие. Поэтому этот очередной пост, который мы предпринимаем, он может для нас пройти так же бесполезно, как и пост, который был до того или в прошлом году. А может, наоборот, принести пользу. И от кого это зависит? Исключительно от каждого из нас.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]

Проповедь в Прощеное воскресенье. О лицемерном доброделании
Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.
Наступил Прощеный день, братья и сестры, знаковый, выпукло прочерченный в нашем литургическом году настолько, что многие люди посторонние понятия не имеют о каких-то наших праздниках и событиях, а Прощеное воскресенье знают. Действительно, день общего обновления есть, при всей условности нашего прощения, необычайно благодатное событие. Сегодня мы заканчиваем, братья и сестры, подготовительные недели, завтра начинается первая, самая тяжелая, седмица Великого поста самая тяжелая потому, что Страстная, хотя, казалось бы, тяжелее, но там настолько близки события Пасхи, что всё ими затмевается и пост идет уже достаточно легко. А вот первая неделя действительно сложна, да еще и углублена каноном Андрея Критского, который дает тему покаяние необычайно выпукло и пробирает душу хорошо.
Обычно в этот день в своих размышлениях я иду по пути наиболее фундаментальному, базовому, связанному с изгнанием Адама, по сути события которого названа неделя, потому что корень всех проблем наших растет отсюда. Каждый год я пытаюсь осмыслить это явление, но сегодня мне хотелось бы подойти к более частным проблемам, изложенным в сегодняшнем евангельском чтении, которое мы с вами только что, надеюсь, внимательно прослушали. Там говорится о вопросах не таких общих, как Адамово изгнание, но очень принципиальных о способах нашего поста. Каковы же они? Во-первых, мы не вкушаем мясной и молочной пищи, с удвоенной силой на картошку с капустой налегаем, а во-вторых, пытаемся каяться вот то основное, чему воздержание от мяса и молока призвано немножечко помочь. Постом мы причащаемся чаще. Три раза не причастился во время Великого поста кто ты такой вообще? Чаще причащаешься чаще исповедуешься, и покаянное состояние становится лейтмотивом всей Четыредесятницы, лейтмотивом спасительным для нас, каким бы поверхностным наше покаяние ни было: хоть какое-то движение в стоячем болоте души прекрасно.
В сегодняшнем чтении именно тема покаяния и прощения поставлена Господом очень явственно. Я бы сформулировал эту тему как тему о лицемерии. В Евангелии так и говорится: не будьте унылы, как лицемеры (Мф. 6, 16), и эта тема у нас получает достаточно сложное истолкование и сложное осмысление. Ну, казалось бы, на первый взгляд, что непонятного: лицемер? так нет ему прощения, подлежит он геенне огненной! Но такие выводы можно сделать только при поверхностном прочтении, а вот более глубокое всё усложняет. То ли у Юлия Шрейдера, то ли у Сергея Аверинцева звучит такая мысль: лицемерие это дань греха добродетели. Во всей силе такой подход реализован у католиков. Хрестоматийной идеологемы мы, конечно, в рафинированном официальном виде нигде не найдем, но подтекстно у них так или иначе проговаривается одна мысль: что плохого, если мера греха, мера порока соблюдает некоторые приличия? Ведь что такое лицемерие? Это, если применять обывательскую терминологию, «мера лица» когда ты делаешь хорошую мину при плохой игре. Когда ты страшно жаден до денег, а делаешь физиономию, что деньги тебя не волнуют. Когда ты страшно завистлив, а строишь из себя ровного ко всем человека. «Что в этом плохого?» вопрошают условные католики. Вам что, хотелось бы больше рычания и мата слышать? Или при этом внутреннем мате, который есть, давайте хоть внешне выражаться более-менее благочестиво? Раз и маленькая, но все же дань порока добродетели есть, то пусть хоть такая будет. Потому что внешние формы проще соблюсти. Душу переделать это с ума сойти, а вот внешний антураж обеспечить раз плюнуть. Мы, православные, такой подход всячески бичуем. Ярко это сказывается при сопоставлении западного общества и российского: в нашем метро, на нашем рынке обложат, как следует, сразу на место поставят и расскажут о тебе такое, чего ты и сам о себе не знал, а в Швейцарии или Норвегии где-нибудь реверанс сделают. Сначала мы приходим в дикий восторг, когда принимаем это за чистую монету, а потом, когда разбираемся, что это то самое лицемерие, вот тогда Но давайте подумаем: если собрать на нашем рынке одних только православных разве там более культурно будет? Конечно, нет. А вот за рампой внешних приличий вроде бы спокойнее жить. Еще у Конфуция на этом всё было построено: этикет, правила поведения определяли у него всё. Мы своей православной русской душой этого совершенно не приемлем и вроде как от этого лицемерия почти свободны. В метро спустись мрак на лицах полный и никакого лицемерия: всю правду тебе скажут совершенно искренне.
Однако рассудим трезво – разве в нашей православной среде есть формы вычурного лицемерия? И ответим со всей ответственностью, что у нас всё немного по-другому. Кто из нас начнет показывать на людях, как он постится, как молится, сколько на четочку берет поклонов за вечер?.. Это в нашей среде совсем не принято. Правда, стоит сделать поправочку на исторические реалии: недавнее столетие дало пример тяжелого отношения к верующим людям со стороны светского мира, и этот пример, конечно, сделал определенную коррекцию теперь в голову никому не придет, что веру нужно выставлять напоказ и это будет как-то почитаться, котироваться. На самом деле, количество поклонов не котируется в обществе совершенно. Поэтому, на первый взгляд, можно было бы сказать, что мы с вами к речению Господню, которое слышали в Евангелии, совершенно непричастны, что оно не про нас. Но если опять копнем глубже в свою душу, обретем те же проблемы, только на другом, более скрытом уровне, и обнаружим, что лицемерие у нас тоже есть, но в более тяжелой форме. Проявляется оно, например, когда мы делаем добрые дела. Ну, бывает: подарочек кому-то подарим, облагодетельствуем так или иначе и непременно ждем благодарности. Конечно, не берем случай, когда мать дочку вырастила, а потом та ее в дом престарелых сдала это, конечно пример нехарактерный, и мало, слава Богу, у нас таких дочерей. Но дьявол в мелочах, как вы знаете. Когда подарочек какой сделали, с детишками чужими разок посидели ждем тут же отклика. И если не дождемся пиши пропало, осуждение у нас в избытке. Спрашивается для чего же мы тогда эти добрые дела делаем? Ведь это та же коммерция, только на нравственной почве.
Помажь голову твою и умой лице твое, сказано в сегодняшнем Евангелии, чтобы явиться постящимся не пред людьми, но пред Отцом твоим, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно (Мф. 6,17–18). Если мы посмотрим на свою жизнь дробно, в ее частных проявлениях, то много чего такого увидим. Нам саднит, если вдруг кто-то наших добрых дел не ценит, поэтому стараемся их делать появнее, в чем и повинны страшно. Перед нами Великий пост, когда мы встанем лицом к лицу с этими добрыми делами и вопросом для кого делаем их?.. А для кого мы приходим в храм? Не затеваем ли такую же тяжбу с Богом? Не только с нашими родственниками, но, подспудно, и с Самим Богом?.. «Вот мы здесь, перед Тобой, посмотри на нас, вот наши добрые дела, а вот мы попостились дня три. А если Ты этого не заметил всё, никакого настроения, никакой мотивации». Заблуждения души нашей в таких тонкостях и в лицемерии, которое отнюдь неявно (на самом деле, как нация, как народ мы очень правдивы), на глубинном уровне всё равно проявляются. И поэтому вопрос о добрых делах и о покаянии, о прощении, которое должны мы дарить всем и вся, не ожидая прощения для себя, столь важен. Всё пространство Святой Четыредесятницы к ответу на него направлено. «Кормлю я вас, а вы тут ходите, неблагодарные» одно слово может обратить доброе дело в дым. Поэтому попытаемся немножечко отрешиться от своей прагматики что уж говорить, она довольно естественна и по-человечески понятна, но не к ней мы все же призваны. Будем помнить, что в это Святое время призваны мы к самому высокому. Оно тяжело и порой кажется недостижимым, но мы христиане, мы православные и обязаны делать всё возможное и невозможное для достижения того, что заповедовал нам Христос. Об этом давайте помолимся сегодня за нашей Божественной Литургией в преддверии первой седмицы Великого поста. Аминь.
17 марта 2013 г.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]

Протоиерей Александр Андриевский
Проповедь в Прощеное воскресение
Каждый год перед Велики постом принято испрашивать друг у друга прощения. Кто-то сегодня будет делать это впервые, для кого-то это стало уже настолько привычно, что носит элемент формализма. Тем не менее, чин прощения не пустой обряд, не дань традиции. В Евангелии, которое читалось сегодня за Литургией, Христос говорит, что если не отпустите своим ближним их согрешения, то и Отец Небесный не отпустит вам, согрешений ваших. Это значит, что если мы вступим в пост не простив от сердца наших ближних, то бесполезны все наши постные подвиги, бесполезны и молитвы наши. Не будет нам прощения от Господа. Простить не значит объявить плохого человека хорошим. Когда мы прощаем, то уподобляемся Богу, который посылает дождь на грешных и праведных, и повелевает светить солнцу и на благочестивых и нечестивых. Также и мы должны относиться ко всем людям ровно и одинаково дружелюбно, даже если кто-то является нашим врагом или просто нам неприятен. Это нелегко. И в связи с этим мне вспоминаются слова апостола Павла: «Друг друга тяготы носите и так исполните закон Христов». Что греха таить, все мы друга для друга бываем, чаще всего не столько братьями и сестрами, сколько «ходячими искушениями». Как часто мы бываем в тягость друг другу. У каждого есть склонность ко греху или просто неприятные черты характера, которыми мы раздражаем своих ближних. Один природы ленив, другой постоянно ворчит, третий имеет привычку вмешиваться в чужие дела и т.д. и т.д. И вот апостол говорит, что, только нося тяготы друг друга – терпя, покрывая любовью, прощая чужие недостатки и слабости, мы и исполняем закон Христов. И сегодня, вступая в подвиг Великого поста, мне хочется пожелать всем нам уподобиться древним израильтянам, когда они уходили из египетского рабства в землю обетованную. Стариков и младенцев они несли на руках, сильные поддерживали слабых. Только если мы так будем проходить Великий пост, мы сможем выйти из рабства греху. Только если мы будем соучаствовать в скорбях Господа, которого мы своими грехами пригвоздили ко кресту, и который по прежнему продолжает терпеть и прощать нас, только тогда мы сможем достойно встретить Пасху и войти в радость воскресшего Господа. А теперь я хочу от своего лица и от всего духовенства нашего храма попросить у Вас прощения за то, что, будучи поставленными на служение народу Божию, мы часто оказываемся недостойными своего призвания, за нашу не достаточную молитвенность, за малую любовь к Вам. И прошу Вашей поддержки, понимания и молитвы. Простите нас грешных
Храм свв. бессер Космы и Дамиана, Набережные Челны
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]

Священник Сергий Свешников
Прощеное воскресенье
Евангелие от Матфея гл. 6:
14Ибо если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный, 15а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших.
***
Завтра мы вступаем во святые дни Великого поста, и Церковь призывает нас в покаянии и смирении сердца просить друг у друга прощения. Мы вступаем во святые место и время. Во времена Закона народ Божий ежегодно совершал паломничество во Святой Град Иерусалим и, войдя в Храм Божий, приносил очистительную жертву. В подготовительный период перед началом Великого поста в церковных песнопениях мы слышим удивительные слова: «Аще забуду тебе, Иерусалиме, забвена буди десница моя» (Пс. 136). Настало время и нам вспомнить о Небесном Иерусалименашем Отечестве. Настало время и нам направить наш путь ко Святому Граду и, войдя в Храм Духа, принести Богу жертву живую, достойный плод покаяния.
Великий постэто и есть наш путь к Богу. Постэто не оздоровительная диета древних крестьян и не социально-экономическая необходимость для первобытных людей, у которых к весне кончаются запасы продовольствия. Постэто Таинство нашей земной жизни. Постэто оставление позади всего земногосвоих волов, своих полей, мирских привязанностей (Лк. 14:18-20)и осознание духовной реальности: мылишь «странники и пришельцы на земле» (Евр. 11:13), и наше истинное призвание есть не к тленному и преходящему, но к Божественному и вечному. Постэто воспоминание о нашем невоздержании, о том, как мы променяли Бога на миску похлёбки (Быт. 25:29-34), вообразив, что в ней найдём то, чего должны искать в одном только Боге (ср. Быт. 3:6).
Не удовлетворившись щедрыми плодами Едемского сада, Адам должен теперь в поте лица возделать пустыню своей души, оросить её покаянными слезами и получить лишь волчцы и терние (Быт. 3:17-18). Потеряв сладость рая, Адам должен теперь вкусить горечь поста, чтобы вернуться в Отчий дом уже не только образом Божиим, но и подобием. Постэто не наказание за преступление, но спасительное лекарство, помогающее исцелить греховную болезнь и избавиться от страстной зависимости.
Семьдесят дней длиться время Постной Триоди от Недели мытаря и фарисея до Великой субботы, напоминая нам о семидесяти годах, проведенных Израилем в Вавилонском плене (Иер. 25:11). Забыв истинного Бога и поклонившись чужим идолам, еврейский народ принес покаяние и слезами оросил пустыню своей души уже на реках Вавилонских (Пс. 136:1), вспоминая славу Иерусалима, как некогда Адам вспоминал сладость утерянного рая.
Сорок дней Великого поста от Прощеного воскресенья до Страстной седмицы должны напомнить нам о сорокалетнем шествовании древнего Израиля по пустыне, прежде чем сподобился он увидеть Землю Обетованную (Числа 32:13). Так и мы должны пересечь бесплодную пустыню нашей засохшей души на пути к Святой ПасхеБожию обетованию нам. Как и древний Израиль в пустыне (Исход 16:35), мы должны научиться уповать не на себя, а всецелона Бога, питающего нас Своими Дарами. Мы должны оторваться от чрезмерной заботы о телесном, от всепоглощающей привязанности к своим житницам (Исх. 16:3), и дерзнуть отправиться в мёртвую пустыню, где бессильны человеческие усилия, и где единственная пищаэто Божий хлеб с неба (Исх. 16:4) и единственное питиеэто Божия вода из камня (Исх. 17:6).
Постэто наш путь к Богу, наша жертва; и, как всякая жертва, он должен быть принесен чистыми руками и сокрушенным и смиренным сердцем (Псалом 50:19). Спаситель, поучая приносящих ветхозаветные жертвы евреев, говорил, что человек, принесший жертву ко Святому Алтарю, не примирившись прежде с ближними, должен был оставить свой дар, простить и испросить прощения, и только потом приступить ко Святыне (Мф. 5:22-24). Насколько же более усердно заповедям Христовым должны следовать мы, приобщающиеся Жертве новозаветной! Сегодня, в последний день перед началом Великого поста, Святая Церковь призывает своих чад вступить на покаянный путь ко Святыне, прежде смиренно испросив друг у друга прощения и примирившись с ближними, предвосхитив ликующее пасхальное лобзание покаянным лобзанием Прощеного воскресенья.
Только чистым сердцем можно принести благоприятную жертву Богу, только через смиренное прощение возможно покаяние. Без прощения же возможно лишь окаменелое перечисление грехов, вычитанных из молитвослова. Только тот, кто сам умеет прощать, умеет принять прощение от людей и от Бога.
Прощениеэто не поиск оправданий действий другого. Поиск или измышление оправданийэто осуждение, прикрытое поиском «смягчающих вину обстоятельств». Такой человек и для своих грехов выискивает оправдания, уверенный в своей правоте и не умея принять Божия прощения и исцеления: меня не научили, меня не воспитали, он первый начал, она сама такая Виноваты родители, учителя, соседи, государствовсе, только не я. И просить прощения мне не за что; ведь если я в чём и согрешил, то только потому, что иначе не мог Так думает духовнобольной человек.
Прощениеэто смиренное осознание того, что по нашим грехам мы заслужили худшего и самой смерти, а Тот, Кого мы неустанно оплевываем и распинаем своими грехами, «ничего худого не сделал» (Лк. 23:41). Лекаство, исцеляющее наши греховные болячки, может быть горьким, а процедурыболезненными, но в смирении возблагодарим Бога за Его спасительное попечение о нас. Не оставляет нас Отец Небесный, погибающих в пучине наших беззаконий (Молитва 1-я ко Святому Причащению, Василия Великого), но подает спасение, и призывает к покаянию, и ожидает обращения. Будем же благодарно принимать Его святое врачевство, смиренно прощать, покаянно просить прощения и творить добро.
***
После отпуста вечерни совершается Чин прощения:
На солею выносятся и полагаются на аналоях напрестольный Крест, иконы Спасителя и Богородицы. Настоятель творит земные поклоны перед ними и целует их. Затем он обращается к присутствующим с поучением о христианском проведении поста и испрашивает прощения грехов у причта и народа, говоря: «Благословите мя, отцы святии и братия, и простите ми, грешному, елика согреших в сей день и во вся дни живота моего словом, делом, помышлением и всеми моими чувствы». Сказав это, он земно кланяется народу. Все отвечают ему земным поклоном и говорят: «Бог простит тя, отче честный. Прости и нас, грешных, и благослови». На это служащий священник (как правило, настоятель) отвечает: «Благодатию Своею Бог да простит и помилует всех нас». Затем настоятель берет напрестольный Крест. Все священнослужители в порядке старшинства прикладываются к иконам на аналое, подходят к настоятелю, целуют Крест и лобызаются с настоятелем и друг с другом в рамена (плечи), взаимно испрашивая прощения. За ними идут миряне, прикладываются ко Кресту, целуют иконы, которые обычно держат священнослужители, и испрашивают прощения у причта и друг у друга. В Типиконе ничего не сказано о пении каких-либо песнопений во время чина прощения. Краткое указание: «И целуем святыя и честныя иконы» предусматривает совершение этого обряда в молчании. Во время чина прощения в некоторых храмах принято петь «Покаяния отверзи ми двери», «На реках Вавилонских» и др., а также стихиры Пасхи, заканчивая словами: «И тако возопиим».
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]

Евлогий, еп. Сумский и Ахтырский
Проповедь в Прощеное воскресенье
Если вы не прощаете от сердца брату своему согрешения его, не простит и вам Отец ваш Небесный. Сегодня, дорогие мои братья и сестры, такими словами обращается к нам Христос Спаситель через священное Евангелие. Нам, готовящимся войти в святую великую Четыредесятницу для того, чтобы очистить душу и сердце свое от греховных наслоений, от всего того злого, что есть в нашем сознании, в нашей природе, в нашем естестве. Господь говорит о необходимости прощения. Эти слова Нагорной проповеди сказаны были после того, как Господь научил Своих учеников молится и дал им образец молитвы, в которое есть такие слова: «и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим». В этих словах мы просим Господа, чтобы Господь меня простил в такую меру, в какую я сам прощаю человеку, который согрешил против меня. Так научил нас молиться Господь. Он не просто учит нас молиться о том, чтобы Господь простил нам наши согрешения, но учит нас просить Бога, чтобы Бог простил наши согрешения, как я прощаю человеку, которые сделал мне что-то обидное, больное, неприятное, человеку, который согрешил против меня, человеку, к которому я испытываю неприязнь, ненависть, или он ко мне испытывает. Без этого прощения, говорит Господь, не может быть правильной духовной жизни. Без этого прощения нет христианства в нашем сердце. Без этого нет христианства в нашей жизни. И в наступающее поприще святого Великого поста Господь вновь и вновь напоминает об этом. Сегодня, в Прощеное воскресенье, Господь учит нас прощению. Господь учит нас прощать. Если кто из нас от сердца не простить брату согрешений нас, его согрешений, говорит Спаситель мира, не простит и вам Отец ваш Небесный. И мы должны прощать не только один раз в году, в Прощеное воскресенье, а мы должны прощать во все дни жизни нашей. Но в Прощеное воскресенье об этом сугубо напоминается. Потому что пост без милости, без прощения, без милосердия, является пустой формальностью, которая в очах Божиих и для нашей бессмертной души не имеет никакой ценности. И в эти дни мы часто будет вспоминать слова прп. Ефрема Сирина, который сказал: «если ты, человек, от сердца не прощаешь брату своему его согрешений против тебя, то не утруждай себя постом и молитвой. Бог не услышит тебя». Как важно, чтобы сегодня эти слова вошли в наше сознание. Как важно, чтобы мы руководствовались всегда этими словами, чтобы мы умели понуждать себя к прощению, потому что без этого прощения страдает наша бессмертная душа. И не только наши отношения с ближним являются проблематичными, но это сказывается и на наши отношения с Богом. «Не прощаешь ты, - говорит Христос, - не простит и тебя Отец Небесный».
И сегодня, когда мы готовимся вступить в первую седмицу святого Великого поста, пусть каждый в себе, в сердце своем, увидит неприязненное отношение к кому-либо из ближних. Если это есть в нашем сердце, пусть постарается примириться с ближним своим не на словах только, а на самом деле. Чтобы в сердце своем не было ни на кого злобы, печали. Очень часто здесь необходим подвиг, необходим труд. Легко сказать: «Бог простит, и я прощаю», А если в сердце остается печать злобы, ненависти, то Господь не примет нашу молитву. И потому мы с вами должны заботиться о том, чтобы сердце наше стало чистым от этих неприязненных взаимоотношений и научилось прощать. И здесь очень важное дело имеет молитва, потому что когда ум сознает, что нужно простить, но сердце уму не подчиняется, тогда слезно обратиться к Богу со словами: «Господи, я хочу простить, я осознаю, что нужно простить, но сердце мое каменное не прощает. Помоги мне, Господи». Если слезно мы обратимся к Христу, дорогие мои, тут же помощь Божия приходит, и оттаивает тогда наше сердце, и тогда Господь подает нам возможность полюбить всякого человека, любого человека, каким бы он ни был и в каких отношениях с нами он не состоял.
Итак, Христос обращается к нам сегодня, каждый день, во все дни жизни нашей: «Если каждый из вас не простит от сердца брату своему согрешений его, не простит и вам Отец ваш Небесный». Простим вся воскресением, дорогие мои, простим ради бессмерной души нашей, простим ради Христа, кто нас обидел чем-либо или оскорбил, чем бы ни страдало наше сердце, наша жизнь, чтобы свободна была наша душа от этих чувств, чтобы не осуждено мы могли восходить по лествице добродетелей и молитвы и неосужденно обращаться к Богу: «и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим». Аминь
Дорогие братья и сестры, сердечно поздравляю вас с Прощеным воскресеньем, а с заговением на Великий пост. Сегодня вечером всех вас приглашаю для совершения вечерни и чина прощения, для того чтобы мы друг друга простили и благословили на подвиг святого Великого поста. Кто имеет возможность в эти дни, в первую седмицу Великого поста, приходите каждый день в храм. Кто работает с утра, обязательно вечером приходите, читается канон покаянный Андрея Критского. Подвиг поста – это подвиг молитвы, и постараемся усугубить свои молитвы. А затем весь Великий пост совершать свое молитвенное правило. Молитву Иисусову творить, даже если ты на рабочем месте находишься. Не можешь прийти в храм, каждый час по одной молитве Иисусовой произнеси Но произноси от души, от сердца, исполненного покаяния, страха Божия, сокрушения и любви к Богу. И эта молитва заменит вам то, что вы не смогли посетить храм в первую половину дня. Все эти дни приходите в храм Божий, чтобы напитать свою душу псалмопениями и насытить душу, чтобы наш пост был нашей лествицей к небеси. Пусть, дорогие мои, Господь всех вас благословит на подвиг святого Великого поста. Да сохранит вас Христос Бог наш Своею благодатию, и щедротами, человеколюбием всегда, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Воспоминание Адамова изгнания из рая. Текст службы с переводом
На вечерне
На «Господи воззвах», глас 6:
Создaтель мой Господь, пeрсть от земли приeм мя, живоноснымъ дуновeнием вдушив оживи, и почте на земли начaльствующа видимыми всеми, и ангелом купножител. Сатанa же льстивый, сосyд мия употребив, снедию прельсти, и Божия слaвы разлучи, и преисподнейшей смeрти предаде в зeмлю: но яко Владыка и Благоутробен, пaки воззови.
Создатель мой Господь, Ты, взяв земную пыль, оживляющим дуновением вдохнул в меня жизнь и доверил на Земле быть повелителем всех видимых творений и сожителя Ангелам. Коварный же сатана, употребив как инструмент, змея, соблазнил меня пищей и разлучил с Божьей славой и устроил так, чтобы я смертью сошёл в глубочайшие места Земли*, но, так как Ты Всевышний и милосердный**, призови меня вновь к Себе!
*Т.е. в глубину земли, ад.
**Т.е. можешь и хочешь по Своей доброте изменить сложившийся порядок вещей, сломить моего врага: «Боже! сокруши зубы их в устах их; разбей, Господи, челюсти львов!» (Пс.57:7).

Одeжды Боготкaнныя совлекохся окаянный, Твое Божeственное повеление преслyшав Господи, советомъ врага, и смоковным листвиемъ, и кожными ризами ныне облекохся: потом бо осуждeн бых хлеб трyдный снести: тeрние же и волчeц мне принести, земля проклята бысть. Но в последняя лета воплотивыйся от Девы, воззвaв мя введи пaки в рaй.
Я, несчастный, сорвал с себя Богом сотканную одежду, не послушав, Господи, по совету врага Твоего божественного указания, и листьями инжира и одеждами из кожи теперь наряжен: вот, в поте лица осуждён был есть скудный хлеб, обречена же и земля проклятием колючки и сорняки приносить мне*. Но в последние времена, Воплотившийся от Девы, призвав меня, введи снова в рай!

Раю всечеcтный, краснейшая доброто, Богоздaнное селeние, весeлие некончaемое и наслаждeние, слaво правеных, пророков красото, и святых жилище, шyмом листвий твоих Содетеля всех моли, врата отвeрсти ми, яже преступлeнием затворих, и сподобитися Дрeва животнаго прияти, и рaдости, еяже прeжде в тебе насладихся.
Драгоценный рай, совершеннейшая красота, Богом созданное селение, непрестанная радость и наслаждение, похвала праведных, отрада пророков и жилище святых, шумом твоих листьев* умоляй Создателя всех открыть мне врата, которые я закрыл преступлением, и удостоить меня приобщения к Древу жизни** и радости, которой я прежде в тебе наслаждался!
*Здесь использован поэтический приём побуждения к молитве Богу неодушевленного предмета сада, однако, заметим, что Дух Святой наполняет Собою всё – «Святым Духом всяка душа живится» и есть источник жизни для любого творенья, поэтому и в Ветхом Завете находим подобные слова: «кровь брата твоего Авеля вопиет ко Мне от земли»(Быт.4:10-11 – выделено ред.).
**Здесь под древом жизни понимается таинство Причащения.
Адaм изгнaн бысть из рая преслушaнием, и слaдости извeржен, жeнскими глаголы прельщeнный, и нaг седит, села, увы мне, прямо рыдaя. Темже потщимся вси врeмя подъяти поста, послyшающе евангельских предaний: да сими благоугодни бывше Христу, рая жилище пaки восприимем.
Изгнанный из рая за непослушание Адам, выкинутый из селения наслаждения, обманутый словами жены, сидит нагой против этого места, скорбя: «Горе мне!» Поэтому постараемся осилить всё время поста, слушаясь преданий Евангелия, и посредством этого станем угодными Христу, и получим снова райское жилище!
Слава: Седе Адaмъ прямо рая, и свою наготу рыдaя плaкаше: увы мне, прeлестию лукaвою увещaнну бывшу и окрaдену и слaвы удалeну! Увы мне, простотою нaгу, ныне же недоуменну! Но о раю, ктом твоея слaдости не наслаждyся: ктому не узрю Господа и Бога моего и Создaтеля: в зeмлю бо пойду, от неяже и взят бых. Милоcтиве Щeдрый, вопію Ти: помилуй мя пaдшаго.
Сел Адам напротив рая и так, скорбя, оплакивает свою наготу*: «Горе мне, поверившему обману лжеца, и ограбленному, и отверженному славы! Горе мне, в простоте обнажённому, а теперь недоумевающему! Но, о рай, больше я не наслажусь твоей роскошью, больше не увижу Господа и Бога моего и Создателя, ведь я пойду в землю, из которой и был взят**. Милостивый, Сострадательный, громко кричу к Тебе: Помилуй меня падшего!»
*Т.е. отчуждение.
**«Смертью умрёшь И вернёшься ты в землю, из которой был взят, потому что ты пыль и вновь станешь пылью» (Быт.4:19).
И ныне, Богородичен гласа.
На литии. Слава, глас 6:
Солнце лучы скры, луна со звездaми в кровь преложися, горы ужасошася, холми вострепетaша, егда рaй заключися. Исходя Адaм рукaма бия в лице, глаголаше: Милоcтиве, помилуй мя пaдшаго.
Солнце спрятало лучи, а луна со звёздами превратились в кровь*, горы затряслись, пошатнулись холмы, когда был закрыт рай. Выходя из него, Адам заслонял лицо руками и восклицал: «Милостивый, помилуй меня, падшего!»
И ныне, Богородичен:

Тaинственно воспевaем Тя Богородице Марие, явилася бо еси пртол великаго Царя, сень всесвятaя, небес ширшая, херувимская колесница, вышшая же Серафимов, чертог слaвы: из Тебe бо пройде воплотивыйся всех Бог. Того моли спастися душaм нaшым.
Мы таинственно воспеваем тебя, Богородица Мария: вот Ты явилась престолом Великого Царя, святым храмом, более просторной, чем Небо, как бы колесницей, составленной из Херувимов, более высокой, чем Серафимы, палатой Царя славы*, ведь из Тебя, воплотившись, произошел Бог всех. Моли Его о спасении наших душ!
Богородица сравнивается с престолом Бога, а также с колесницей Херувимов (Дан.7:9; Пс.17:11): как предвечный Бог почивал на символическом престоле или ездил на колеснице – для нашего человеческого понимания земных символах царства и могущества – так и после Боговоплощения Пречистая Дева, удерживая Богомладенца, в реальности уподобилась престолу Бога или Его колеснице. А прежде этого смогла вместить Его в Свою утробу, как человека, и вот у Неё получилось то, что не в состоянии сделать Небеса – вместить невместимого Бога – Она стала более просторной, чем Небеса, выше, чем высшие ангельские чины – Серафимы, палатой (т.е. жилищем) Царя славы.
На стиховне,
Слава: Изгнaн бысть Адaм из рая снедию, темже и седя прямо сего рыдaше, стеня умилительным глaсом, и глаголаше: увы мне, что пострадaх окаянный аз: едину зaповедь преступих Владычню, и благих всяческих лишихся! Раю святейший, мене рaди насаждeнный быв, и Евы рaди затворeнный, моли теби сотворшаго, и мене создaвшаго, яко да твоих цветов исполнюся! Темже и к нему Спас: Моему создaнию не хощу погибнути, но хощу сему спастися, и в познaние истины приити, яко грядyщаго ко Мне не изгоняю вон.
Адам изгнан из рая из-за пищи, и поэтому, сидя напротив него, сетовал, жалостливым голосом рыдая, и так говорил: «Горе мне, что же я наделал, несчастный! Нарушил единственную заповедь Владыки и лишился всевозможных благ! Прекраснейший сад, насажденный для меня и закрытый из-за Евы, умоляй Сотворившего тебя и Создавшего меня Бога, чтобы мне насытиться красотой твоих цветов!» Вот и ему Спаситель отвечает: «Не хочу, чтобы погибло Моё создание, но желаю ему спастись и придти к познанию истины*, ведь Я приходящего ко Мне не выгоню вон!»
*1Тим.2:4. «Это хорошо и угодно Богу, нашему Спасителю, который хочет, чтобы все люди были спасены и пришли к познанию истины».
На утрене
Канон. Творение Христофора Протосингкрита. Глас 6
Песнь 1
Гряди душе моя стрaстная, плaчи твоя деяния днeсь, поминaющи пeрвое обнажeние во Едeме, имже изгнaна еси от слaдости, и непрестaнныя рaдости.
Стремись, истощённая страстями моя душа, оплакать твои дела, вспоминая в этот день, как в Эдеме в первый раз обокрали тебя до нитки*, из-за чего изгнанницей ты пребываешь по сей день из места наслаждения и непрестанной радости.
* Быт.3
От многаго благоутробия и щедрот, Создaтелю твaри, и Творче всех, от пeрсти оживив мя прeжде, заповедал еси пети Тя со ангелы Твоими.
Ты, всего творения Создатель и Творец, по великому Твоему милосердию и состраданию меня, землю, ранее оживил*, заповедал мне воспевать Тебя с Твоими Ангелами.
*Быт.2:7. «Создал Господь Бог человека из пыли земной, вдохнул в его ноздри дыхание жизни, и человек ожил».
Рaди богaтства благости, Ты садиши Создaтелю и Господи, рaйскую слaдость во Едeме, повелевaя ми наслаждaтися крaсных и слaдких, и немимотекyщих плодов.
По богатству доброты Ты, Создатель и Господь, разбиваешь сад райского наслаждения в Эдеме, предоставляя мне наслаждаться прекрасными и приятными, и не оскудевающими плодами.*
*Быт.2:8-9;16-17. «В Эдеме, на востоке, Господь Бог насадил сад Господь Бог вырастил там всевозможные деревья, приятные взору и с хорошими плодами Господь Бог дал человеку такой наказ: «Ты можешь есть плоды любого дерева в этом саду, не ешь только плоды с дерева познания добра и зла. »
Слaва: Увы мне душе моя окаянная, сyщих во Едeме наслаждaтися прияла еси влaсть от Бога, не ясти же ведения плода повелена была еси: вскyю преступила еси закон Божий?
Горе мне, душа моя достойная жалости, ведь ты получила от Бога власть наслаждаться всем, что в Эдеме и обязана не есть плод познания добра и зла, зачем же ты нарушила Божий закон?!

И ныне, Богородичен: Богородительнице Дево, яко Адaмова дщи по роду, по благодaти же Христу Богу Родительница, мене изгнaннаго от Едeма, ныне воззови.
Дева, Бога носившая во чреве! Ты – дочь Адама по происхождению, а по благодати  Родительница Христу Богу, меня, изгнанного из Эдема ранее, сейчас восстанови!

Песнь 3
µмий льстивый некогда чeсти моeй позавидев, пошепта лeстию Еве во уши, от неяже аз прельстився изгнaн бых, увы мне, от лика жизни.
Позавидовал когда-то моей чести лживый змей, нашептал ложь в Евины уши, и я – изгнанник теперь из хора жизни, обманутый из-за неё, о горе мне!

Рyку простeр дeрзостно, вкусих дрeва разyмнаго, егоже повеле мне Бог никaкоже причаститися, и Божeственныя слaвы отвeржен бых горце.
Дерзко протянув руку, я съел плод древа познания, к которому мне повелел Бог совершенно не касаться, и вот, бедственно отвергнут я от божественной славы!
Слaва: Увы мне стрaстная моя душе, кaко не познaла еси прeлести? Кaко не ощутила еси льщeния, и зaвисти врaжия? Но помрачилася еси умом, и преступила еси зaповедь Создaтеля твоего.
Горе мне, покалеченная излишествами моя душа! Как же ты не распознала коварства? Как ты не ощутила обмана и зависти врага, но помрачилась умом и нарушила заповедь твоего Создателя?!

Богородичен: Уповaние и покров мой Чиcтая, обнажeние дрeвле покрывшая, едина, пaдшаго Адaма, Рожcтвом Твоим Чиcтая, в нетление пaки облецы мя.
Надежда и покров мой, Чистая, единственная покрывшая древнюю наготу падшего Адама, Рождённым от Тебя Христом, Чистая, снова одень меня в безсмертие!
Седален, глас 4:
Изгнaн бысть Адaм от рaйския слaдости, снедию горькою в невоздержaнии зaповеди не сохрани Владычни, и осудися делати зeмлю, от неяже взят бысть сaм: потом же многим ясти хлеб свой. Темже мы возлюбим воздержaние, да не вне рая возрыдaим, якоже он, но в него внидем.
Адам был изгнан из сладостного рая горькой пищей, по невоздержанию не сохранив заповеди Владыки, и был осуждён возделывать землю, от которой сам был взят, и со многим потом есть свой хлеб*. Поэтому давайте любить воздержание, чтобы нам не плакать горько вне рая, как он (Адам), а войти в него (рай)!
* Быт.3:19. « и в поте лица добывать свой хлеб».

Слaва: Ныне врeмя добродетелей явися, и при двeрех Судия, не скорбим: но приидите постящеся принесeм слeзы, умилeние и милcтыню, зовyще: согрешихом пaче песка морскaго: но ослaби всем всех Свободителю, да восприимем нетленный венeц.
Сейчас – настало время добродетелей и Судия – в дверях*, не будем тосковать, но давайте поститься! Принесём слёзы, сокрушение и милостыню, говоря: «Грехов наших больше, чем морского песка, но всем нам дай послабление, Искупитель всех, и получим нетленный венец»!
*Лк.12:42-47, притча о неправедном управляющем, которого наказывает внезапно вернувшийся хозяин.

И ныне, Богородичен: Не умолчим никогда Богородице, силы Твоя глаголати недостойнии: аще бо Ты не бы предстояла молящи, кто бы нaс избaвил от толиких бед, кто же бы сохранил до ныне свободны? Не остyпимъ Владычице, от Тебe: Твоя бо рабы спасaеши присно от всяких лютых.
Мы, недостойные, никогда не прекратим рассказывать о Твоем, Богородица, могуществе: ведь если бы Ты не защищала нас Своими молитвами, кто бы избавил нас от стольких бед, кто бы сохранил нас свободными до сих пор?! Не отступим от Тебя, Владычица, Ты же всегда спасаешь Твоих рабов от всяких бедствий!

Песнь 4
Чeсти сподобихся аз стрaстный, от Тебe Владыки во Едeме: увы мне, кaко прельстився, и диaволом позавидевся овeржен бых от лица Твоего?
Я, испытывающий болезнь души, в Эдеме удостоился от Тебя – Владыки, чести; И как же я был обманут, о горе мне, подвергся зависти дьявола, отвержен был от Твоего лица*!
*Потому-то все пророки и праведники, жившие до Христа просили всегда «И буди светлость Господа Бога нашего на нас»(Молитва Моисея, раба Божия, Пс.89:17); «Не отрини мене от лица Твоего и Духа Твоего Святаго»(Пс.50:13), «Знаменася на нас свет лица Твоего, Господи.»(Пс.4:7) и др.

Мене рыдaйте ангельстии чинове, рая доброты, и садов тaмошнее благолепие, прельстившагося злополyчно, и Бога отвeргшагося.
Плачьте обо мне, полки Ангелов, в заблуждение введённого злополучно и отступившего от Бога, и со мной оплакивайте красоты рая и тамошнее великолепие!

Лyже блажeнный, сaдове Богосаждeннии, рая красото, ныне мне слeзы проливaйте, от листов, якоже от очию, обнажeннем и стрaннем слaвы Божия.
Чрезвычайно приятный луг, Богом раскинутые сады, красота рая, пролейте сейчас обо мне, нагом и лишённом Божьей славы, слёзы с листьев, как из глаз!

Слaва: Не ктому вижу тебе, ни наслаждaюся преслaдкия твоея и Божeственныя светлости, всечестный раю: нaг бо повергохся в зeмлю, прогневая сотворшаго.
Больше я не увижу Тебя, более всех драгоценный для меня рай, не наслажусь твоим приятным и божественным сиянием: ведь я, прогневав Создателя, нагим повержен на землю!

Богородичен: Святaя Владычице, отвeрзшая рая врата всем верным, яже Адaм заключи преступлeнием иногда, врата милоcти мне отвeрзи.
Святая Владычица, открывшая всем верным райские двери*, которые некогда Адам затворил преступлением, открой и мне двери милости!
*Рождением Спасителя. « пламенный мечь обращается вспять, и херувим отступает от древа жизни, и я наслаждаюсь жизнью в раю.» (1 Стихира на Господи Воззвах службы Навечерия Рождества Христова)

Песнь 5
Позавидев дрeвле мне врaг, в раи благополyчна жития человеконенавистник, в видении мия мне запят, и слaвы присносyщныя стрaнна мя показа.
В древности позавидовал человеконенавистник-враг моей счастливой жизни в раю, под видом змея обманул меня и выставил меня чужим для вечной славы.

Рыдaю и плaчу душeю, и очесем ищу множєства слeз прилагaти, егда воззрю и познaю мою наготу, юже имех от преступлeния.
Плачу навзрыд душой и стараюсь выжать из моих глаз множество слёз, когда смотрю и узнаю мою наготу, которую я приобрёл из-за преступления.

Слaва: От земли создан бых рукою Божиею, пaки же возвратитися в зeмлю аз стрaстный слышах: кто мене не восплaчет, отриновeннаго от Бога, и Едeмомъ ад изменившаго?
Я создан Божьей рукой из земли, и вот, о возвращении в землю я снова, несчастный, услышал*, кто же обо мне не заплачет, отвергнутым от Бога и променявшем Эдем на ад?!
*Быт.3:19. «И вернёшься ты в землю, из которой был взят: ты пыль и вновь обратишься в пыль».

Богородичен: Чертог слaвы Тя тaйный вси возвещaем вернии, Богородительнице всенепорочная. Темже молю Тя Чистая: испaдшаго мя чертога рaйска, свойственна сотвори.
Все мы, верные, провозглашаем Тебя, всенепорочная Божия Родительница, таинственной Палатой славы Бога*. Поэтому молю Тебя, Чистая: «Сделай меня, падшего, достойным райских дворцов!»
*Той самой, которую видел пророк Иезекииль (Иез.9:1).

Песнь 6
Одeждею мя облeкл еси Боготкaнною Спасе, во Едeме, яко благоутробен: аз же Твою преступих зaповедь, веровав льстивому, и нaг видехся окаянный.
Будучи Милосердным, Ты облёк меня, Спаситель, в Эдеме, сотканной Богом одеждой, а я поверил губителю, пренебрёг Твоей заповедью, и вот, достойный жалости, обворован.

Душе всестрaстная моя, удалилася еси от Бога, невнимaнием Твоим рaйскаго лишилася еси наслаждeния, от ангел разлучилася еси, во тлю ввелaся еси: о падeния!
Болезненная моя душа, удалилась ты от Бога, по твоему невниманию лишилась райского наслаждения, разлучилась с Ангелами, брошена в погибель: какое падение!

Слaва: Помилуй, ущeдри Вседержителю Боже, Твоею руку творeние, не прeзри мене, молюся, Боже, отлучившаго себе самаго от лика ангел Твоих.
Помилуй, пожалей, Боже Вседержитель, творение Твоих рук, молюсь Тебе Доброму, не пренебреги мной, самого себя отлучившего от собрания Твоих Ангелов!

Богородичен: Марие Богозвaнная, Госпожe всяческих, яко рождшая Господа Царя всех и Избaвителя, пленeна мя сyща от рaйския слaвы, воззови.
Мария, призванная Богом Госпожа всего, как родившая Господа, всех Царя и Искупителя, меня, ограждённого от райской славы, восстанови!

Кондaкъ, глас 6: Премyдрости настaвниче, смысла Подaтелю, немyдрых Наказaтелю, и нищих Защитителю, утверди, вразуми сeрдце мое Владыко: Ты дaждь ми слово, Отчее Слово, сe бо устне мои не возбраню, во еже звaти Тебе: Милоcтиве, помилуй мя пaдшаго.
Премудрости наставник, Податель разума, Учитель неразумных и Защитник нищих, Владыка, утверди, вразуми моё сердце. Ты, Отчее Слово, дай мне слово и вот, я не упущу возможности звать Тебя: «Милостивый, помилуй меня, падшего!»

Икос: Седе Адaм тогда и плaкася, прямо слaдости рая, рукaма бия лице, и глаголаше: Милоcтиве, помилуй мя пaдшаго.
Сел Адам тогда напротив рая сладостного и заплакал, заслоняя лицо руками, говорил: «Милостивый, помилуй меня, падшего!»

Видев Адaм ангела изринувша, и затворивша Божeственнаго сaда двeрь, воздохнyв вельми, и глагола: Милоcтиве, помилуй мя пaдшаго.
Увидев Адам ангела, прогнавшего его, и закрывшего дверь божественного сада, вздохнул громко и сказал: «Милостивый, помилуй меня, падшего!»

Споболи раю стяжaтелю обнищaвшему, и шyмом Твоих листвий умоли Содетеля, да не затворит тя: Милоcтиве, помилуй мя пaдшаго.
Сострадай, о рай, обнищавшему твоему владельцу, и шумом твоих листьев умоли Создателя не закрывать тебя: «Милостивый, помилуй меня, падшего!»

Раю вседобродетельный, всесвятый, всебогaтый, Адaма рaди насаждeнный, и рaди Евы заключeнный, умоли Бога о пaдшем: Милоcтиве, помилуй мя пaдшаго.
Всесовершенный сад, всех святее, всех богаче, ради Адама посаженный и закрытый из-за Евы, умоли Бога о мне падшем: «Милостивый, помилуй меня, падшего!»

Синаксарь
Стихи: Мир с родоначальники горько да восплачет:
Снедию сладкою падший с падшими.
В сей день воспоминание творим от райския пищи испадения первозданного Адама, еже Божественнии святии отцы наши прежде святыя Четыредесятницы вчиниша: якоже теми показую ще вельми, елика постная лечьба человеческому естетству полезная, и елико паки еже от лакомства и непослушания гнусно. Оставльше убо отцы, яже по части в мире, сими бывшая повествовати безчисленна суща, первозданного Адама предлагают, елико зло пост рада, от еже нив мале поститися, отонуду и нашому приведе естетству, яве предпоказующе. И якоже перове в человецех Божие заповедание поста доброе, еже не сохранив он: но чреву покорься, паче же прелестнику змию Евою, не токмо Бог не бысть, но и смерть привлече, и пагубу всему роду подаде. Пищи убо ради перваго Адама, Господь дней постися четыредесять, и послушлив бысть: егоже ради и настоящая святая Четыредесятница святыми апостолы умислися, да еже не сохранив он пост рада, погубив нетление, сохранивше мы восприимем постом. Инако же, якоже и предрекохом, намерение святых сие есть, да яже из начала даже до конца дела бывшая Богом, вкратце объимут. Елма же всех по нам вимовно пресуплене и от пищи испадение Адамово: по сему слову сие нене предлагают, пам'ять нам творящым, онаго да убежим, паче же невоздержанию во всем да не ревнуем. В шестый убо день Адам создася рукою Божиею, почтен быв и образом, вдуновлением. И взем заповідь, абие даже до шестаго часа в раи поживе: таже преступив сию, остуду изгнася. Евреин убо Филон сто, рече, лет Адаму в раи сотворити: друзки же, седмь дней или лет глаголют, чести ради седмаго числа. И яко в шестый час руце простер, и плода коснуся: яви и новый Адам Христос, в шестый час и день длани простер на Кресте, онаго исцеляя пагубу. Посреде же тли и нетления создан бысть, да еже изберет произволением, оно и притяжет. Бе же убо мощно Богу и безгрішна сего сотворити: н ода будет и того произволение исправление. Сего ради закон дает всех убо касатися садов, сего же ни: негли от всех розданий Божественныя силы бываемое познание помишляти: а еже о естестве Божии, никакоже. Еже убо и Богослов Григорий, любопремудрствуяй, древесем быти, мысли Божественней: садом же, Боговидению. Сиречь, повеле [глаголет] Бог Адаму о всех убо иных стихиах и качествах пещися, и помышляти умом, и прославляти Бога оттуда: сия бо истинно пища, негли же и о своем естестве, о Бозе убо, кто же естеством, и где, и како все от не сущаго приведе, никакоже искати. Он же другая убо оставль, яже о Бозе наипаче испытуяй бяше, и онаго естество опаснее изведоваяй: яко убо еще несовершен сый, и препрост, и младенец, в сицевая испаде, сатане Евою мечтание ему вложившу обожения. Великий же и Божественный Златоуст, сугубу некую силу древу оному имети глаголет: и на земли глаголет раю бытии, и умну ему, и чувственну лбопремудрствует, якоже бе Адам: и оба посреде тли и нетления: вкупе и Писание солюдая: и ниже паки пребываяй при писмени. Глаголют же нецыи, древу оному преслушания бытии смоковнице: зане познавшее абие наготу, листивие оный употребившее покрышася. Сего ради Христос, яко вину бывшу сию преслушания, прокля: имать бо некое и ко греху уподобление. Первое убо, еже услаждающее таже еже от листивия жестокое, и прилепляющееся млеком. Суть же, иже и древо оно со Евою Адама беседу и разум, умыслиша не добре. Преступив убо и смертною облекся плотию, и клятву взем изгнан бысть рая: и пламенному оружию сего врата повелено бысть хранити. Сей же прямо седя плакаше, коликих благ лишися, за еже не поститися ко времени: и из онаго весть род оному равных приобщися, дондеже создавый нас, наше помиловав естество, погибаемое сатаною, от Девы Святыя рождся и изрядне пожив, путь нам показав, сопротивными оному, рекше, постом и смирением, стояние приведе. Вся убо сия богоноснии отцы представити хотящее, всею Триодию прежде убо ветхая предлагают: ихже первое создание: и от пищи испадение адамово, егоже ныне памятьтворим: таже и прочими Моисейскими и пророческими, и вящши Давидскими словесы, и некая тогда от благодати прилагающее. Таже по чину и яже Новаго Завета: ихже первое есть Благовещение, смотрением Божиим неизглаголанным во святей Четыредесятнице присно обретаемо: Лазарем же и цветоносием, и святою великою седмицею священным прочитаемым Евангелием: самым же святым и спасительным страстем Христовым по тоику певаемым. Таже и воскресением, и прочими даже до сошествия Святаго Духа священным Деянием прочитаемым, како проповедь бысть, и святых всех СОБРа: деяния бо воскресение извествуют чудес ради. Понеже убо за еже ни единою Адаму поститися, толика пострадахом, предлагается ныне сего воспоминание, во входе святыя Четыредесятницы: да поминающее елико зло, еже не поститися введе, потщимся пост радостнее подъяти и сохранити. Якоже убое гоже погреши адам [сиречь обожения], мы тем получим, рыдающе и постящееся и смиряющеся, дондеже нас Бог посетит: сих бо кроме неудобь приятии еже погубихом. Ведомо же буди, яко десятина есть, сия святая и великая Четыредесятница, всего лета. Понеже бо от лености присно поститися, и от злых упразднитися не хочем, яко некую жатву душам сию апостоли, и Божественнии отцы предаша: яко елика убо всем летом безместная содеяхом: ныне сокрушаеми, и постом смиряеми очистим: юже и хранити должни есмы опаснейше. Но убо и прочыя три святых апостол глаголю, Богородицы, и Рождества Христова: к четырем бо лета временном, и Четыредесятницу Божественнии апостоли издаша, сию вящше почетшее святых ради страстей, и яко Христос сию постся и прославися и Моисей четыредесять дней постився закон прият: и Илия сам: и Даниил, и елицы искуснии у Бога. И яко добро есть пост, показует от сопротивнаго Адам. За сию убо вину Адамово изгнание зде святыми отцы умыслися. Неизреченным Твоим благоутробием Христе Боже наш, пищи райския нас сподоби, и помилуй, яко Един Человеколюбец, аминь.
Песнь 7
Владычествуяй всеми веки Господи, создaвый мя волею Твоeю, завидена мя льстивым мием иногда, и тебе прогневавшаго Спасе, не прeзри Боже, но воззови мя.
Владычествующий над временем, Господи, по Своей воле создавший меня, испытавшего когда-то зависть лживого дракона и прогневавшего Тебя, Спаситель, не пренебреги, Боже, но вновь меня к Себе призови!

Стyдными одеян одeждами, увы мне, вместо одеяния светозaрнаго, плaчу моея погибели, Спасе, и верою вопию Ти благий: не прeзри Боже, но воззови мя.
Одетый в мерзкую одежду, горе мне, вместо одежды лучезарной, я оплакиваю, Спаситель, свою погибель и с верою взываю к Тебе Доброму: «Не пренебреги мною, Боже, но вновь к Себе призови!»

Слaва: Уязви змий вселукaвый всю мою дyшу лукaвно, рaйския же слaдости изгнaна сотвори: но о благосeрде Спасе, не прeзри яко Бог, но воззови мя.
Богородичен: Изранил всю мою душу зловредный змей из зависти, и сделал изгнанником от райского наслаждения, но не пренебреги мною, добросердечный Спаситель, а, будучи Богом, призови к Себе!

Богородичен: Молeбное мое молeние Всенепорочная приими милоcтию Твоeю, и прощeние прегрешeний дaждь ми Чиcтая, рыдaньми вопиющему прилежно: не прeзри Благая, но воззови мя.
Всенепорочная, прими мою молитвенную просьбу, со свойственным Тебе сочувствием и подай мне, Чистая, прощение согрешений, усердно плачущему навзрыд: «Не пренебреги, Благая, но к спасению меня призови!»

Песнь 8
Дарми многообрaзными дрeвле, почeл еси руку Твоею дело, Едине Человеколюбче: мий же лютый свистaниемъ прельсти, увы мне, настоящих благ обнажив.
Ты в древности разнообразными дарами с почётом наградил творение Твоих рук, единственный любящий людей, страшный же дракон своим шипением заворожил меня, – горе мне,– лишив меня благ.

Вскyю совета горькаго послyшала еси, и Божeственнаго повеления была еси преслyшна? Увы мне смирeнная душе, Бога оскорбившая: егоже присно слaвити учинeна еси со ангелы!
Зачем же ты послушала горький совет, и была непослушной божественному повелению?! Горе мне, бедная душа, оскорбившая Бога, а ведь ты была поставлена с Ангелами непрестанно прославлять Его!

Благословим Отца и Сына и Святaго Духа Господа.
Гадом и зверем Владычица бывши, гaду душетленному кaко собеседовала еси, советника приимши яко прaваго, льстиваго? О твоего прельщeния, душе моя всестрaстная!
Бывши хозяином пресмыкающихся и зверей, как же ты беседовала с душегубцем змеем, взяв в советчики лжеца, как будто правдивого?! Какое же твоё помрачение, злосчастнейшая моя душа!

Богородичен: Светоносное селeние Тя Божия воплощeния, воспевaем Марие Богоблагодaтная: темже мя люте омрачeнна страстьми, просвети светом милоcти, Надeжде ненадeжных.
Тебя, Богоблагодатная Мария, мы воспеваем как лучезарную палату Божия воплощения, поэтому меня, крайне омрачённого пристрастиями, просвети светом Твоей милости, Надежда безнадёжных!

Песнь 9
Слaдок вкyс плод рaзума во Едeме яви ми ся насыщшемуся снеди, в жeлчь же бысть конeц его. Увы мне душе стрaстная, кaко невоздержaние тя рaйскаго ядeния стрaнна сотвори?
Сладким для меня был на вкус плод познания в Эдеме, насытившемуся этой пищей, но как жёлчь оказался исход дела. Горе мне, болезненная душа! Вот так невоздержание сделало тебя чужой для райского жилища!

Боже всех, милоcти Господи, на мое смирeние благоутробне призри, и не далeче посли мя Божeственнаго Едeма, яко да зря доброты, отoнyдуже испадох, потщyся пaки рыдaньми восприяти яже погубих.
Боже всех, Господин милости, по доброте сердечной взгляни на моё унижение, и не отсылай меня далеко от божественного Эдема, чтобы, видя красоту, от которой отпал, я вновь поспешил приобрести рыданьями то, чего лишился.

Рыдaю, стеню и плaчу, херувимы с плaменным орyжием зря, Едeма вход стрещи повеленныя, всем престyпником, увы! Непристyпный, аще не Ты невозбрaнен Спасе той сотвориши ми.
Сетую и плачу навзрыд, видя Херувимов с пламенным мечом, поставленных охранять от всех преступников вход в Эдем недоступным*, горе мне, если только Ты, Спаситель, не разрешишь мне войти!
*Быт.3:24.

Слaва: Дерзaю множеству милоcти Твоея Христе Спасе, и Божeственных рeбр Твоих крови, еюже освятил еси естество человеческое, отвeрзл же еси врата Тебе служaщым райская блаже, прeжде заключеная Адaму.
Смело надеюсь на множество Твоей милости, Христос Спаситель, и на кровь из Твоих Божественных рёбер*, которой Ты освятил природу смертных, и открыл, Добрый, Твоим служителям райские двери, закрытые прежде для Адама!
*Ин.6:53. «Иисус сказал им: «Говорю вам истинную правду: если не будете есть плоть Сына человеческого и не будете пить Его кровь, не получите жизни.» Ин.19:34. «Но всё же один из воинов ударил Его копьём в бок, и тотчас потекла кровь и вода».

Богородичен: Жизни Двeре непроходимая, умная, Дево Богородице безневестная, райская врата заключеная ми прeжде отвeрзи Твоими молитвами, яко да слaвлю Тя по Бозе мою помощницу, и держaвное прибежище.
Непроходимая и невещественная Дверь Жизни, Дева Богородица, не познавшая замужества! Закрытые для меня прежде райские двери, открой Твоими молитвами, и славлю Тебя, первую после Бога мою Помощницу и могущественную Покровительницу.

Экзапостиларий
Зaповедь Твою, Господи, преслyшав окаянный, и обнажeн Твоея слaвы, студа исполнихся, увы мне! И слaдости изриновeн есмь рaйския благоутробне. Милоcтиве, помилуй лишившася праведно благости твоея.
Господи, не послушав Твоей заповеди и тем самым лишившись Твоей славы, горе мне, я, несчастный, опозорился! О, Добросердечный Господь, отвергнут я райского наслаждения! Милостивый, помилуй справедливо лишённого Твоей благости!

Богородичен: Изгнaна бывша Господи рая пeрвее снедию дрeва, ввeл еси пaки Крестом и страстию Твоeю Спасе и Боже мой, имже нaс утверди пост совершити чистолепно, и Божeственному востaнию поклонитися, пaсце спасительней, Тя рождшия молитвами.
Господи, изгнанных прежде из рая за употребление плода от древа, Ты, Спаситель и Бог мой, снова ввёл туда Твоими страданиями и Крестом. Им и нас укрепи по ходатайствам Тебя Родившей, пост пройти как подобает в чистоте и поклониться Божественному Воскресению – спасительной Пасхе!

На хвалите стихиры, глас 5:
Глас 5: Увы мне, Адaм рыдaнием возопи, якw мий и жена Божeственнаго дерзновeния изринуша мя: и рaйския слaдости, дрeва снедь отчужди. Увы мне, не терплю прочее поношeния: иногда цaрь сый земных всех создaний Божиих, ныне пленник явихся от единаго беззаконнаго совета: и иногда слaвою безсмeртия облечeн сый, умерщвлeния кожу яко смeртный окаянно обношу. Увы мне, кого рыдaний содейственника сотворю? Но Ты Человеколюбче, от земли создaвый мя, во благоутробие оболкийся, работы врaжия свободи, и спаси мя.
«Горе мне! – Вскрикнул Адам навзрыд, – вот, змей и жена отторгли меня от возможности легко и просто обращаться к Богу и проба от райского древа лишила меня наслаждения. Горе мне, не вынести мне более позора! Я, когда-то царь всех земных созданий Божиих, теперь – пленник от одного совета нарушить закон; и, одетый ранее славою бессмертия, жалко, как смертный, изнашиваю кожу умерщвления*. Горе мне, кого привлеку к состраданию своему плачу?! Но Ты, любящий людей, создавший меня из земли, облеченный милосердием, от рабства врагу освободи, и спаси меня**!»
*Быт.3:21. «Господь Бог сделал одежду из кож и одел человека и его жену». Святые отцы понимают этот стих так: Господь одел человека и его жену не только в одежду из кож зверей, так как они познали свою наготу и стали страдать от холода и зноя, как и все, подверженные смерти, но и дал им то дебелое, плотяное тело, какое есть у всех нас. Господь Иисус Христос, будучи без греха, обладал таким телом, которым обладали наши прародители до грехопадения. Именно оно позволило пройти Ему сквозь гробные стены (Мф.28:1-7) и сквозь двери и стены Сионской горницы (Ин.20), оно сияло неизреченным светом, хотя и было истинным человеческим телом (Ин.20:24-29; 21:1-14).
**Евр.2:15. «Он, подобно им, стал сопричастен человеческой плоти и крови, чтобы Своей смертью лишить силы того, у кого есть власть причинить смерть, то есть дьявола, и освободить их, потому что из страха смерти они всю жизнь были в рабстве». (выд.ред.)

Стих: Исповемся Тебе Господа всем сердцем моим.
Поприще добродетелей отвeрзеся, хотящии страдaльчествовати внидите, препоясавшеся добрым поста подвигом: законно бо страдaльчествующии, праведно венчaются. И восприимше всеoрyжие Креста, врагу сопротивимся, яко стену нерушимую имyще веру, и яко щит молитву, и шлeм милостыню, вместо меча пост, иже отсекaет от сeрдца всю злобу творяй сия, истинный приимет венeц от Всецаря Христа в дeнь сyдный.
Открыта дорога добродетелей, войдите, желающие состязаться, вооружившись для доброго подвига поста: потому что законно состязающиеся справедливо награждаются. И, взяв совершенное оружие Креста, сопротивляемся врагу! Как нерушимую стену, имея веру и, как щит – молитву, и милостыню – как шлем, вместо же меча – пост, который отсекает от сердца всякую злобу*. Поступающий так получит истинный венец от всех Царя Христа в судный день.
*Прем.5:17-19 «Он возьмёт всеоружие ревность Свою, и тварь вооружит к отмщению врагам; облечётся в броню вправду, и возложит на себя шлем нелицемерный суд; возьмёт непобедимый щит святость; строгий гнев он изострит, как меч». Гал.6:14-17 «Так стойте неколебимо, опоясав себя истиной и облекшись в панцирь праведностию Пусть обувью вашей будет готовность нести Радостную Весть о мире. И, кроме того, крепко держите в руках щит веры им вы погасите все раскалённые стрелы Злодея (дьявола). Возьмите ещё шлем спасения и меч Духа, то есть Слово Бога.»

Стих: Возвеселюся и возрадуюся о Тебе.
Глас 6: Адaм из рая отгонится, пищи причастився, яко преслyшник: Моисeй Боговидец бысть, постом очи душевныя очистив. Темже рая жителие быти возжелевше, изменимся от неполeзныя пищи, и Бога зрети желaюще, моисeйскую четверицу десятиц постимся, молитвою и молeнием чисто терпяще: утолим душевныя страсти, отженeм плотския сласти, лeгцы к горнему шeствию прeйдем, идеже ангельстии лицы немолчными глaсы нераздельную воспевaют Троицу, зрети недоуменную доброту и Владычню. Тaмо сподоби нaс Сыне Божий Жизнодaвче на Тя надеющихся, ликовaти со ангельскими воинствы, рождшия Тя Матере Христе молитвами, и апостол, и мученик, и преподобных.
Адам, попробовав еды, изгнан из рая, как ослушник; Моисей же увидел Бога, очистив постом глаза души. Поэтому, желая стать жителями рая, воздержимся от не приносящей пользы пищи; и стремясь созерцать Бога, попостимся, как Моисей четыре декады дней, без порока предаваясь молитве и прошениям; успокоим пристрастия души, прогоним излишества тела, отправимся в путешествие наверх лёгкими, туда, где хоры Ангелов неумолкающими голосами воспевают нераздельную Троицу, чтобы и нам созерцать неописуемую красоту Владыки (Бога). Там удостой нас, Сын Божий, Податель жизни Христос, по молитвам родившей Тебя Матери и апостолов, и мучеников, и преподобных, на Тебя надеющихся, ликовать с воинствами Ангелов!

Стих: Воскресни Господи Боже мой, дда вознесется рука Твоя:
Приспе врeмя, духовных подвигов начaло, на дeмоны победа, всеoрyжное воздержaніе, ангельское благолепие, к Богу дерзновeние: тем бо Моисeй бысть Зиждителю собеседник, и глaс невидимо в слyх прият. Господи, тем сподоби и нaс поклонитися Твоим страстeм, и святому воскресению, яко Человеколюбец.
Наступило время, начало духовных подвигов, победа над демонами, воздержание, облечённое в полное вооружение, красота ангелов, смелое обращение к Богу: ведь, благодаря ему, Моисей сделался собеседником Создателя и Его голос таинственно воспринял слухом, поэтому, любящий людей Господь, удостой и нас поклониться Твоим страданиям и святому воскресению!
Слава, тойже. И ныне. Преблагословeнна еси Богородице Дево:

 Стихира понедельника 1-й седмицы Великого поста.
 Рим. 14:17.
 1 Кор 15:50.
 Рим. 14:17.
 Быт. 6:3.
 1 Пет. 2:11.
 Ср. Притч. 15:26.
 Пс. 5:5.
 Мф. 6:4.
 1 Кор. 6:19-20.
 Христофор – патриций и проконсул митиленский, первотаибник двора, известен был в 12 веке по строгой жизни, как и по образованности.
 Синаксарь - поучительный рассказ о празднуемом событии.












Приложенные файлы

  • doc 7252363
    Размер файла: 734 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий