Караульные лжи_Cheshirra

Название: Караульные лжи

Автор: Cheshirra Рейтинг: R Пейринг: СС/ГГ Жанр: ангст, hurt/comfort Дисклаймер: Все герои принадлежат Дж. Роулинг. Саммари: Скука – вот величайшее наказание для привыкшего к загадкам разума. Кто знает, на что решился бы Северус Снейп, чтобы избавиться от нее, если бы однажды в его жизнь не ворвался Гарри Поттер. С ветром, кровью, паникой и Гермионой Грейнджер, безвольно обвисшей в его руках
Предупреждения: ненормативная лексика – редко, но метко
Размер: макси Статус: закончен
ПРИМЕЧАНИЕ: Все герои, задействованные в сценах сексуального содержания, вымышленные и достигли возраста 18 лет.

Глава 1 Разделение факультетов. Задумывались ли вы над тем, каким чувством юмора надо обладать, чтобы доверить Шляпе вершить судьбы детей? Что она, в сущности, знает? Магический предмет, в который противоестественным образом затянуло части души каждого из Основателей. Волан-де-Морт, конечно же, не был первым, кто создал крестраж, однако он обладал одним несомненным талантом – умением связывать казалось бы не зависящие друг от друга факты. Именно он догадался о великой тайне Шляпы и заставил ту поделиться знаниями. Не будь этой глупой процедуры, Северус, может быть, сидел бы за столом рядом с Лили Поттер и история навсегда изменила свой ход. Но Шляпа видела лишь то, что лежало на поверхности –отчаянное желание не ударить в грязь лицом перед подругой, стыд и злость за поношенную и грязную одежду и попытку спрятать синяк под глазом – последний подарок папаши-алкоголика - Слизерин! Не то чтобы он не любил свой факультет. Любил. Научился любить. И качества, когда-то случайно выдвинувшиеся на первый план, стали его натурой. За семь лет учебы он принял и понял правила факультета, сделав их своим девизом: не верь никому, добивайся желаемого, добивай слабого. А потом ее не стало. Чего стоили все эти принципы, если ее больше не было? Чего стоила вся его жизнь теперь, кода Лили не стало? И словно мало было боли – именно он был виноват в ее смерти. Он научился с этим жить. Нашел новую цель и упивался своей ненавистью ко всему свету допьяна. Он возвел ненависть в ранг искусства, он ее боготворил, потому что она была единственным спасением. Но и это прошло – Дамблдор умер, Волан-де-Морт умер, мальчишка с годами растерял схожесть с Поттером и все больше походил на Лили и внезапно ненавидеть оказалось некого – все оставили его впокое. И когда ушла ненависть, он обнаружил, что Лили больше нет. До сих пор она жила в его душе и он так привык к этой боли, что перестал ее замечать. И упустил момент, когда и боли не стало. Лили оказалась увлечением детства, первой любовью подростка – сильной, горячей и оставившей после себя лишь пепел. Что было делать? Как существовать? Жизнь внезапно оказалась пуста и лишена смысла. Он был стареющим и одиноким нелюдимом и дальнейшие перспективы казались весьма и весьма удручающими – закончить свою жизнь, пытаясь вдолбить в головы тупых учеников хоть крупицу знаний. Все бы так и было, если бы не Поттер. Он ворвался в его жизнь – и гостиную заодно – вместе с ветром, кровью и паникой в зеленых глазах. И Грейнджер – девчонка обвисла на руках у молодого аврора, слипшиеся сосульками каштановые волосы свисали с ее откинутой, безвольной головы. Простая маггловская одежда – джинсы и водолазка – разодраны в клочья и кровь, кровь, кровь – везде. - Помогите мне. – Поттер застыл в дверях, уставившись на него с сумасшедшим блеском в глазах. Голос был еле слышен – хриплый, сорванный. - Что с ней? – Северус привычно взмахнул палочкой, освобождая стол от бумаг, Поттер тяжело прошагал внутрь и сгрузил тело ведьмы на стол. Кровь закапала на пол, стекая по ее руке. - Сектумсемпра плюс Что-то еще - Мальчишка кулем свалился в кресло, в глазах стояли слезы. - Что именно, мистер Поттер? – С ангельским терпением переспросил зельевар, разрывая на девчонке остатки одежды, чтобы оценить повреждения. Живого места на ней и впрямь не осталось, удивительно как она вообще еще жива. - Я не знаю! Темное заклятье! – С рыданием проскулил Гарри. – Я пытался Пытался остановить кровь, но ничего не помогает! Колдомедики сказали, что ничего не смогут сделать – вы же знаете, темная магия под строжайшим запретом! - А мне должно быть наплевать на запреты? – фыркнул Северус, пробуя на Грейнджер контрзаклятье от сектумсемпры. Оно помогало, но так слабо, что они явно не успеют. - Вы единственный, кто вообще хоть что-то знает о темных искусствах. – Просто ответил Поттер. – Северус пожалуйста, она не должна погибнуть. Это же Гермиона! Да, это была Гермиона. Самая умная ведьма своего столетия, хотя он сказал бы – самая занудная. Северус снова посмотрел на ее раны. - Что вы готовы сделать, мистер Поттер, ради ее спасения? - Все, что угодно - Не забудьте этого. – Ответил зельевар и взмахнул палочкой, призывая из кладовой несколько зелий. Все они были запрещенными, однако ученическая кладовая – не то место, которое интересует комиссию по расследованию случаев использования темной магии. Аккуратно смешав их в чаше, он добавил пару капель своей крови, несколько заклинаний и буквально влил часть этого ведьме в податливое горло. Остальное, зачерпнув руками, стал размазывать по ее телу, аккуратно соединяя порезы и разрывы. - Вы умеете использовать Вулнера Санентур? - Конечно. – Гарри подошел ближе, из глаз так и не ушел страх за подругу, но он хотя бы смог взять себя в руки. - Где вы нашли ее? - Мы проверяли заброшенный стадион на окраине Лондона - Руки у мальчишки дрожали, однако заклинание он использовал верно – видно, не раз приходилось нарушать запреты Министерства. Грейнджер стала выглядеть лучше – самые ужасные рваные порезы затянулись, оставив после себя только розовые уродливые линии на белой коже. – Этого не должно было случиться - Темные маги не имеют привычки разбегаться перед аврорами, даже если те носят имя Гарри Поттер. – Сухо бросил он, переворачивая Грейнджер на живот и проводя руками по почти целой спине. Девчонка боролась до конца – не повернулась спиной Не зря – позвоночник так легко, как ребра, он бы не вырастил. – Скажите мне одну вещь, мистер Поттер. Где были ВЫ в то время как ее разделывали на куски? Лицо у мальчишки закаменело, губы сжались в тонкую полоску, похожую на лезвие, глаза полыхнули зеленым огнем. - Я проверял другой конец стадиона. И аппарировал к Гермионе в ту же секунду, как получил сигнал. – Предельно четко выговаривая слова, ответил Поттер, однако Северус только скривился. Оставить Грейнджер одну уже было достаточным поводом для его презрения. Спустя час они наконец закончили – к тому времени под столом зельевара собралась целая лужа крови, медленно густея. Кровавые отпечатки их подошв веером расходились от стола. Он переправил девчонку в свою спальню, пожертвовав белоснежными простынями. Долго и тщательно выплетал заклинание кокона, погрузив ее в сон и только после этого закрыл дверь и повернулся к сидевшему в кресле Поттеру. Хотя сидевшему - не то слово. Он растекся по поверхности словно тряпка. Явные признаки магического истощения. И, вероятно, чувство вины. - Прекратите трястись, ничего с вашей Грейнджер не случится. - Брезгливо бросил Снейп, проходя мимо мальчишки и взмахом палочки собирая остатки крови девушки в большую бутыль. Крепко заткнул ее пробкой, законсервировал и поставил в сейф. Пусть для заклятий она уже и не годится, но существуют сотни способов использования человеческой крови. - Зачем вам ее кровь? - хрипло спросил Гарри. Снейп усмехнулся. Сначала он бросается к нему за помощью, а потом начинает подозревать в смертных грехах. - Затем что, по вашему же утверждению, я темный маг, мистер Поттер. - Пожал он плечами. - Разве не все мы пьем по утрам кровь девственниц? Гарри не ответил, устало откинув голову на спинку кресла. Глаза смотрели в пустоту. Северус насмешливо вздернул бровь. Надо же, Поттер научился распознавать иронию. Перестав обращать внимание на мальчишку, он принялся за уборку порядком разгромленного кабинета, чувствуя, как силы прибывают с каждым шагом. Несмотря на усталость, он ощущал невероятный подъем сил, какого не было с тех пор, как Волан-де-Морт был уничтожен. А всего-то стоило увидеть в своей жизни новую цель. Едва Поттер вломился к нему в двери, он понял - вот он, шанс, которого он ждал столько лет! Возможность, которую нельзя упустить... - Когда она придет в себя? - Поттер, видно, сумел вытянуть из палочки часть магии, потому что смотрелся гораздо бодрее. Снейп скривился. - Это вам не чудодейственная пилюля, Поттер. Она очнется, когда организм достаточно восстановится. День, неделя - я понятия не имею. Чудо уже то, что вы успели принести ее живой. - Но я могу забрать ее? - с тревогой всматриваясь в зельевара спросил Гарри. - Боитесь, что в аврорате спросят где же труп? - нехорошо оскалился Северус, получая истинное удовольствие от мучений мальчишки. - А это уже ваши проблемы, Золотой мальчик. - Не называйте меня так! - выкрикнул Гарри, вскакивая. - На вашем месте я бы поспешил найти тех, кто сделал это с нашей драгоценной Грейнджер. - Перебил Северус, не обратив на вспышку гнева никакого внимания. - Возможно, тогда никто не будет спрашивать каким же это образом она осталась в живых. Судя по виду, Поттеру хотелось дать ему достойную отповедь, но он никогда не был на это способен. Поэтому только одарил Северуса фирменным взглядом, отработанным на стажерах в аврорате и без слов вышел. В полнейшей тишине Северус окинул критическим взглядом гостиную, проверяя не оставил ли где улик и прошел в спальню. Грейнджер висела в нескольких сантиметрах от кровати, кожа нехорошего синюшного оттенка была покрыта коркой засохшей крови и испещрена уродливыми розовато-багровыми шрамами. Грязные, слипшиеся волосы клубком змей едва уловимо шевелились вокруг лица. Впрочем, даже сейчас она была красива. Тонкие черты лица, длинные кости, изящные лодыжки, красивой формы грудь - может быть, слишком маленькая конечно, но и девчонка была худа. Возможно, шрамы как раз сыграют ему на руку. Гермиона приходила в себя долго, мучительно, то проваливаясь еще глубже в забытье, то ненадолго приходя в сознание. Шрамы болели как свежие раны и все ее тело была сплошная боль. Она не могла сбежать от нее, не могла пошевелить даже пальцем, повернуть голову, открыть глаза. Единственное, что ей удавалось в полной мере - вспомнить как все случилось. Она дошла в своих воспоминаниях до того момента, как Гарри аппарировал к ней - вспомнила его горестный крик, теплые руки, причинявшие невыносимые страдания израненому телу, а потом была темнота. И теперь вокруг нее была тьма, она окутывала ее мягким пухом, успокаивала, давала небольшую передышку от боли. Не зная сколько пробыла в забытьи, в какой-то момент она начала различать контуры предметов все яснее, пока однажды, не открыв глаза, не увидела вокруг себя комнату. Секунду прислушавшись к себе, Гермиона поняла, что боль стала терпимой и смогла, наконец, оглядеться. Скосив глаза, она обвела взглядом голые каменные стены и тяжелую люстру, с горевшими в ней заговоренными свечами. В какой-то миг паника захлестнула ее - неужели Гарри не спас ее, неужели они в плену?! Но затем тьма, отступившая было вновь окутала ее, даря покой и Гермиона закрыла глаза. Нет. Нет, она явно не в плену. В следующий раз ведьма пришла в себя от холода. Не ощущая до сих пор ничего, кроме мягкого тепла тьмы, она вздрогнула от порыва холодного воздуха и открыла глаза. - Ну наконец-то. Я уж думал, вы никогда не очнетесь. - Снейп. Гермиона впилась в него настороженным взглядом. Она не видела его лет пять или семь, наверное. С того момента, как он впервые открыл глаза в Мунго. Спустя три месяца после победы. Тогда она, Гарри и Рон со спокойной совестью оставили зельевара на попечение колдомедиков и зажили своей жизнью. Она вспоминала о Снейпе лишь пару раз, походя и безо всякой приязни. Несмотря на то, что всегда защищала его, Гермиона не ощущала к этому мрачному, неприятному человеку ни малейшей симпатии. Снейп был для нее слишком груб, надменен, полон неизвестных граней - типичный слизеринец в самом плохом смысле этого слова. И она ни на минуту не поверила в его героическое самопожертвование. Северус Снейп пытался выжить между двух огней - в это она верила. Он был последним, кого она ожидала увидеть. - Как вы себя чувствуете, мисс Грейнджер? - спросил он, всматриваясь в ее лицо. Глаза были такими, какими она их помнила – холодными, расчетливыми. Сам Снейп выглядел лучше, чем тогда, по крайней мере исчезла болезненная желтизна кожи и нездоровая худоба. Он выглядел как человек, живущий спокойной, размеренной жизнью. Гермиона издала хриплый давящийся смешок - единственное, что удалось сделать. - Полагаю, достаточно хорошо. - Решил зельевар. - Все будет гораздо хуже, когда я сниму стазис, однако кричать не советую. Готовы? Она не успела ответить - Снейп взмахнул палочкой и ведьма плавно опустилась на кровать. Тут же адская боль, мучившая ее недавно вернулась сторицей. Гермиона застонала, но любое движение приносило еще большую боль и она застыла, делая частые короткие вдохи сквозь стиснутые зубы и с ненавистью смотря на на зельевара. Тот не обратил на это никакого внимания, лицо оставалось бесстрастным, словно маска - что всегда бесило ее. - Терпите, Грейнджер. Если уж у вас хватило глупости идти в одиночку, то эта боль вами полностью заслужена. - Отходя к столу и производя странные манипуляции с многочисленными сосудами непрозрачного стекла, бросил он. «Гарри. Значит, он притащил ее к Снейпу». - Подумала Гермиона, несколько успокоившись. – «А это значит, что лечение, скорее всего, было черномагическим». Но эта мысль не вызвала в ней отторжения. Гермиона давно перестала делить мир на белое и черное, найдя между ними множество полутонов, хотя Снейп, безусловно, относился к исключительно черному. - Как давно... Я здесь? - сумела спросить она с некоторой передышкой. Безумно хотелось просто отключиться, но Снейп не был благосклонен. Он наконец отмерил все нужные пропорции и подошел к ней. Опустился рядом, аккуратно, но равнодушно приподнял ей голову, чтобы удобнее было пить. - Что это? - Не задавайте вопросов, иначе я стану накладывать заклятие немоты. - Отрезал Снейп, вливая зелье ей в горло. Гермиона послушно глотала, ненавидя свою вынужденную беспомощность. Отставив пустую бутылочку на стол, зельевар встал и, не сказав больше ни слова, вышел. Гермиона осталась одна. Зелье явно не было обезболивающим, как и снотворным - она промучилась долгое время, пока, наконец, сон не сморил ее. На следующий день она сумела пошевелить рукой. Еще через неделю - неуверенно, покачиваясь на слабых ногах, встать и дойти до гостиной, где обнаружила Снейпа. Тот ничего не сказал, хотя ее явно заметил. Чувствуя, как силы покидают ее, Гермиона добралась до дивана и рухнула вниз. - Послезавтра вас заберет Поттер. - Короткая фраза, не более чем дань необходимости. Все время, проведенное у Снейпа, их взаимодействие сводилось именно к этому. Он не разговаривал с ней - лишь приказывал, не прикасался без явной причины и едва та пропадала сразу уходил. Доведенная до бешенства таким отношением, Гермиона фыркнула. - Хотите от меня избавиться? - Раз уж вы смогли устоять на ногах, значит, мое наблюдение более не требуется. - Ровно ответил Снейп, не повернув головы. Гермиона едва не плюнула с досады. Отвратительный человек. Ей безумно хотелось поговорить хоть с кем-нибудь, после долгого времени вынужденного молчания. Зельевар не разрешал ей читать, не позволял пользоваться палочкой и не впускал Гарри - она начинала сходить с ума от этой вынужденной изоляции. - Я хотела сказать вам "спасибо" за то, что вы сделали. - Попробовала она зайти с другой стороны. Спустя пару секунд мучительного молчания с его стороны, Снейп внезапно повернулся на стуле лицом к ней. Лицо по-прежнему напоминало маску. - Я слушаю. - Что? - опешила Гермиона, не ожидавшая на самом деле, что ей удастся его разговорить. - А... Ну... Спасибо вам. Что спасли меня. Чуть приподняв брови, Снейп кивнул, словно она верно ответила на вопрос. - Не стоит благодарностей. И снова отвернулся к столу, продолжив что-то писать. Вот и вся беседа. Гермиона некоторое время молчала, злясь на зельевара и размышляя почему любая попытка заговорить с ним была такой изматывающей. Уже в сумерках скрип пера прервался и ведьма вынырнула из дремоты, в которую погрузилась. Зельевар взмахом палочки заставил вспыхнуть свечи и пересел в кресло. - Вы голодны? Если она и была голодна, то все равно не смогла бы есть в его присутствии. А уходить обратно в спальню ужасно не хотелось. - Нет. Снейп ничего не сказал и, подхватив подлетевшую по воздуху книгу, углубился в чтение. Гермиона вытерпела совсем недолго. - Хотя бы почитайте мне! - воскликнула она, жадно всматриваясь в кожаную обложку книги и жалея что не владеет легиллименцией. - Нет. - Пожалуйста! - Мисс Грейнджер, я вам не нянька-сиделка. Замолчите или я вас заставлю. Он никогда не шел на компромисс. Никогда не давал ей ни единого шанса. И Гермиона знала, что он выполнит обещание. Поэтому единственное, что ей оставалось - вслушиваться в шелест страниц.

Глава 2 Гарри был бледен, худ, но без видимых повреждений и у ведьмы отлегло от сердца, когда она увидела его. Обняв друга, она оперлась на его плечо, и, уже почти шагнув в камин, повернулась к стоявшему в дверях спальни Снейпу. - Спасибо вам. Стоило ли ожидать, что он ответит? Сумрачный взгляд профессора зельеварения не выражал эмоций. - Мерлин, как я рада оказаться здесь! - воскликнула Гермиона, падая на стул в кухне на Гриммо. Джинни кинулась к ней, чуть не повалив на пол. - И я рада тебя видеть, Джин. - Никогда, никогда больше так меня не пугай! - всхлипнула та, отрываясь от подруги. - Я чуть не поседела! - Все в порядке... - ощущая явную нехватку воздуха от повисшей на ней девушки, выдавила Гермиона. - Ну, не плачь... - Джин, хватит, ты ее задушишь. - Гарри попытался оттащить жену, но ему это не удалось. Смирившись, Гермиона обмякла в объятиях подруги, втайне радуясь этому контакту. За время, проведенное у Снейпа, она совсем одичала. К вечеру на Гриммо собралось столько народу, что, казалось кухня треснет по швам. Спустившуюся вниз Гермиону (ладно, принесенную вниз, поскольку такие перемещения были ей не под силу) обступили со всех сторон, хлопая по плечам и обнимая безо всякой меры. Она улыбалась, сцепив зубы так крепко, что даже питбуль бы позавидовал. Буквально полчаса назад она, наконец, решилась посмотреть на себя в зеркало и пришла в ужас. Шрамы, шрамы, шрамы - розовые, багровые, похожие на ползающих под ее кожей бугристых червей. Даже она, которая никогда не придавала внешности особого значения, напугалась своего отражения. Смотря на себя неверящими глазами, Гермиона провела пальцами по обезображенной коже, испытывая глупое желание разрыдаться как девчонка. - Ты жива. - Нуждаясь в твердом слове, пусть даже и своем собственном, громко сказала она. - Жива. А это неважно. Никто не будет любить тебя меньше только потому, что у тебя есть парочка шрамов. И все-таки неизбывное, какое-то слишком женское желание быть красивой видимо, не совсем из нее выбили в аврорате - пришлось довольно долго просидеть в ванне прежде чем наконец она смогла успокоиться и заставить себя выйти к Гарри. Он виновато посмотрел на нее - теперь он всегда смотрел с таким выражением, явно испытывая вину за то, что оставил ее одну. Она уже начинала уставать от этого. - Я ни в чем тебя не виню, это была твоя работа. - Снова повторила Гермиона, когда он нес ее по ступенькам. Сказала это скорее чтобы отвлечь себя от неловкости - она не привыкла чувствовать себя такой беспомощной. Но силы к ней еще не вернулись и мышцы были словно чужие, не подчиняясь, подводя. Впрочем, теперь, сидя в глубоком кресле возле камина на кухне и слушая привычные шутки друзей, она несколько расслабилась. Никто не смотрел на нее с ужасом - сидевшие здесь видели и не такое. Тихо плавая на волнах радостного чувства непринужденного общения, которого ей так не хватало, Гермиона прикрыла глаза. Снейп, наверное, сейчас сидит в одиночестве у холодного камина и тихо спивается. Пока она у него "гостила" он не выпил ни капли, но Гермиона была слишком хорошим аврором, чтобы не заметить задвинутую за стол бутылку огневиски. Початую. - Тебя проводить наверх? - Рон наклонился к ней, отвлекшись от разговора с Джорджем. Гермиона, на секунду запнувшись, кивнула. Ее гордость выдержит еще одну переноску. Но завтра она спустится с этой чертовой лестницы самостоятельно! Уже засыпая, она снова подумала о Снейпе. У ведьмы было смутное чувство недосказанности по отношению к нему - словно она не отблагодарила его в достаточной мере. Одного спасибо мало, когда на кону целая жизнь. Впрочем, ей больше нечего было предложить ему - ни достаточного количества денег (интересно, во сколько бы обошлась ее жизнь?), ни чего-либо ценного у Гермионы не было, а пустословия он не примет. Утром, едва не скатившись с лестницы и выслушав много нелицеприятного от Гарри, вовремя подхватившего ее, Гермиона снова оказалась в кресле у камина, теперь уже под бдительным присмотром готовящей завтрак Джинни. - Я никуда не сбегу. - Буркнула недовольная ведьма, наткнувшись на очередной предостерегающий взгляд подруги. Ее бил озноб и все мышцы словно сводило судорогами, отчего хотелось лезть на стенку. - Тебе нельзя было вставать. - Покачала головой Джинни, энергично, как Молли, перемещаясь по кухне. - Ты еще слишком слаба. - Я две недели провалялась в кровати, я достаточно окрепла, чтобы осилить пару шагов. - Огрызнулась Гермиона, недовольная результатами своей эпопеи. То ли Снейп что-то напутал, то ли раны были настолько серьезны, но предательская слабость не оставляла ее и девушка чувствовала себя старухой. - Может, стоит вызвать Снейпа? - словно услышав ее мысли, задумчиво проговорила Джинни. Слова у нее редко расходились с делом - спустя полчаса, несмотря на все протесты и угрозы Гермионы, Гарри сидел у камина, голова его скрылась за языками пламени. Впрочем, безрезультатно. Снейп то ли не хотел их видеть, то ли и впрямь его не было на месте - он не откликался. - Он бы не отпустил меня, если бы думал, что мне еще нужна помощь. - Гермиона приняла от Джинни чашку какао и с наслаждением вдохнула аромат. Вот что ей было нужно. Всего лишь горячий напиток и полчаса покоя. - Я оформил тебе внеплановый отпуск. - Секунду понаблюдав за ней, вдруг сказал Гарри. - Поживешь пару недель у нас, наберешься сил, а потом посмотрим. - Я не собираюсь бросать работу! - верно угадав недосказанное, возмутилась Гермиона, чуть приподнимаясь на руках из глубокого кресла. - Гарри! - Я не хочу еще раз гадать выживешь ты или нет. - Ответил он, усаживаясь за стол. Джинни поставила перед ним еще одну кружку и полную тарелку яичницы с беконом. - Герм, существует множество других работ... - И других напарников. - Отрезала ведьма. - Гарри, я не брошу это. Я все сказала. Видимо, у всех троих - Рона, Гермионы и Гарри - было что-то не в порядке с головой, раз ни один из них после Победы не нашел работу поспокойнее. Они с Гарри решили стать мракоборцами, Рон отправился с Биллом приручать драконов - не самые спокойные занятия. Рон вскоре получил обширные ожоги, которые до сих пор заживали, она вот теперь похожа на упыря, и только Гарри по-прежнему отделывается царапинами, словно его мать продолжает защищать его и теперь. Три дня Гермиона провалялась в постели, скрипя зубами от злости, но не решаясь больше вставать - при любом усилии ее бросало в пот и конечности тряслись, как у алкоголика. Гарри неизменно пытался связаться со Снейпом, однако тот не отвечал. - Как ты объяснил мое выздоровление в аврорате? - покосившись на утреннюю газету, которую ей недавно зачитывала Джинни, спросила ведьма у Гарри. Тот сидел у ее кровати, пытаясь в очередной раз завести разговор об увольнении. - В Пророке уже объявили о моей смерти... - Заклинание от Сектумсемпры не является темномагическим. - Пожал плечами Гарри. - Я сказал, что применил его. - Только его? - подозрительно осведомилась Гермиона, наблюдая как краснеет друг. Определенно, без черной магии тут не обошлось, как она и подозревала. - Гарри? - Если бы все было так просто, я бы не стал подключать Снейпа. - Наконец ответил друг. - Прости, Герм, это я виноват, нельзя было оставлять тебя одну... - Ты до конца жизни будешь это вспоминать? - разозлилась Гермиона, приподнимаясь на локтях, чтобы посмотреть на парня. - Прекрати это. Я серьезно. Я тебя не виню и мое мнение, черт возьми, должно хоть что-то значить для тебя! Гарри промолчал, отвернувшись от нее и в комнате некоторое время царила тишина, нарушаемая лишь бьющими о стекло дождевыми каплями. Август выдался холодным и дождливым, в старом доме, несмотря на пылающие камины, было сыро - что, вероятно, тоже оказало свое действие на ее выздоровление. После пыток Лестрейндж у нее всегда ныли кости в такую погоду. - Тебя ведь отказались лечить в Мунго. Я не знал что делать, поэтому обратился к Снейпу. Я... Он единственный, кто мог тебе помочь. - Ты правильно сделал. - Это черная магия. Так вот что его тревожило. Гермиона тихонько вздохнула. Да, при нынешней ситуации опасно было даже думать об этом, не то что использовать. А ведь Гарри есть что терять - Джинни беременна, если его обман раскроется... - Снейп не станет болтать. Он сам чудом избежал Азкабана. - Как можно спокойнее ответила она - И если ты сам будешь молчать, то никто и никогда ничего не узнает. Хотела бы она с такой же легкостью убедить в этом и себя. Но страх уже поселился внутри нее и произошло это гораздо раньше, чем Гермиона начала бояться не вещей, а мыслей. На самом деле, она привыкла бояться - с первого курса она испытывала страх за Гарри, проваленные экзамены тоже снились ей в кошмарах, но это были вещи. Реальные вещи, которых боится человек с чистой совестью. Теперь она страшилась другого. Тьмы внутри себя, ненайденных ответов. Становится ли маг темным, если позволяет темной магии твориться? Сможет ли она сказать "нет" самой себе, если дело зайдет слишком далеко? И не переступила ли она уже эту черту? Гермиона даже не удивилась, когда спустя пару дней в дверь дома на Гриммо постучали. Когда Джинни открыла - сама Гермиона как раз стояла на пороге кухни, прислонившись к косяку - на пороге стоял невысокий, с небольшими залысинами человечек. Человеком его назвать у Гермионы язык не повернулся - весь он был какой-то слишком субтильный и обтекаемый, взгляд то и дело сползал с него на что-то другое. "Невыразимец" - подумала Гермиона, внутренне сжимаясь. Внешне, впрочем, она осталась неподвижна. - Джордж Сноуби. - чуть кивнул он ведьме, посмотрев через плечо Джинни. Та обернулась, глаза были виноватыми. Гермиона отлично знала, что ради нее друзья пойдут на что угодно, но тащить их за собой - последнее, чего ей хотелось. Поэтому она указала подбородком на двери кабинета. - Проходите туда. Я сейчас. Пожав плечами, он прошел в комнату. Гарри оборудовал себе кабинет в гардеробной - комнате по размерам вполне приличной. По крайней мере для перенаселенного Лондона. - Я с тобой... - Начала было Джинни, но Гермиона покачала головой, по стенке пробираясь на другой конец холла. - Брось. Это необходимая процедура. - Могли бы и подождать пока ты поправишься. - Рассердилась Джинни, скрестив руки на груди и с таким возмущением глядя на дверь, за которой скрылся Сноуби, словно это он напал на ее подругу. Гермиона не стала одергивать ее. Процедура извлечения воспоминаний была стандартной - это правда. После каждого происшествия, связанного с применением силы против агента или самими агентом следовало долгое разбирательство и аврорат хотел быть уверен, что их сотрудники не "злоупотребляют своим положением"... Любое ее сопротивление будет воспринято как сокрытие информации, а при нынешней параноидальной подозрительности министра это прямой путь в Азкабан. Спина, несмотря на то, что была липкой от пота, покрылась мурашками. Сказать, что Гермиона боялась - значило не сказать ничего. И реальных причин вроде бы не было. Она не применяла темную магию на месте происшествия. Более того, в этом случае как раз она была пострадавшей, но... Как любой хороший аврор, она чувствовала ложь. И эта ложь сейчас сидела в ней, таилась от Гермионы под сотней масок. Что изменилось? Что произошло? "В конце концов с невыразимцем все закончится быстро"- подумала ведьма, открывая дверь в кабинет. Круглая металлическая ручка проскользнула у нее в ладони, мокрой от пота. - "Еще никому не удавалось скрыть что-то от таких, как он". Она захлопнула за собой дверь, смотря на сидевшего в кресле мужчину с надеждой и страхом одновременно. - Начинайте уже, Джордж. Тот не пошевелился - он смотрел как Гермиона, цепляясь за все подвернувшиеся выступы, добралась до соседнего кресла и упала туда уже совершенно без сил. - Я предпочел бы получить официально оформленное разрешение, мисс Грейнджер. - наконец, невыразимец достал из старомодного чемодана стопку документов. Гермиона едва не вырвала их у него и не порвала в клочья. Она хотела, чтобы все решилось. Чтобы прекратилась эта ужасная, давящая неизвестность. Но вместо этого она взяла в руки предложенное перо и размашисто расписалась в согласии на извлечение. Если Сноуби и удивило, что методичная и правильная Гермиона Грейнджер не стала читать документ, он ничего не сказал. С того времени, как они сделали первый шаг на том стадионе и до прибытия Гарри - ее голова, мысли и чувства в распоряжении аврората. Почему же тогда ощущение лжи только усилилось? Невыразимец аккуратно собрал все бумаги и убрал их в чемодан. Водянистые, блекло-голубые глаза равнодушно остановились на Гермионе. - Расслабьтесь, мисс Грейнджер. Она честно постаралась. Всегда старалась, искренне полагая эту процедуру полезной для следствия. Но еще ни разу не было так больно. Вероятно, сказался ее подспудный страх или попытка защитить Гарри или ее состояние вообще – Гермиона почувствовала чужой разум, словно сотней игл пробивающийся через ее сознание и все в ней невольно взбунтовалось против этого вторжения. - Не сопротивляйтесь! – почти испуганный, но упрямый голос невыразимца. Заклинание уже действовало, он не сумеет остановиться. Все-таки есть смысл в том, чтобы брать воспоминания «по горячим следам» Не так долго, не так мучительно больно Гермиона, скрючившись от боли, сползла на пол, стараясь снять собственную защиту. Незачем, незачем! Наконец, Сноулби добрался до нужных воспоминаний и стало немного легче – разрешение делало свое дело. Гермиона часто, неглубоко дышала, боясь, что очередной ее вдох вызовет к жизни новую волну боли. Она стояла рядом со Сноуби – в основании грязной, забросанной шприцами и окурками лестницы. Взгляд выхватывал то одно, то другое – все остальное терялось в зыбком, неустойчивом мареве. Вот она делает шаг – невыразимец идет следом. Темнота вокруг них словно сгустилась, нос улавливает знакомый, острый запах. Он почти виден в неподвижном черном воздухе – красно-оранжевый, похожий на пламя. Темная магия. Словно ведомая чужой волей она ускорила шаги, по-прежнему видя только то, что считала важным гермиона-из-памяти: ступени, разрушенные края, кусок арматуры (только бы не упасть, только бы не упасть), кровь на стене. Кровавый отпечаток ладони был виден особенно четко – смазанный, словно тот, кто его оставил, упал. Стертые красные следы – и снова она больше похожа на ищейку, идя по запаху, целеустремленно, быстро. Нужно позвать Гарри? Нет, нет, они услышат, ты не успеешь Трое. Мантии – черные, бесформенные, но фигуры высокие, все трое гораздо выше нее. Ты вляпалась, Гермиона, вляпалась Неясный силуэт на полу – не до него сейчас, их слишком много – внезапно пошевелился, отвлекая внимание Гермионы, и в ту же секунду пришла боль: - Сектумсемпра! - Редуцио! Кусок стены обваливается, все заволокло пылью со странным красным оттенком. - Аврор Грейнджер, приказываю вам - Мерлин, что на ее руках, кровь? Кто держит ее палочку? Почему так больно? – Бросить палочки! - Сектумсемпра! – второе проклятие на нее одну, как она вообще жива осталась? - Гермиона!!! Затем, видимо, сознание ее покинуло – наступила темнота. Назад – легче и быстрее. Спустя секунду невыразимец стоял у ее кресла, не пытаясь, впрочем, поднять Гермиону с пола, где она заходилась кашлем, отхаркивая призрачную кровь. Наконец, сознание и реальность пришли в относительное соответствие и она села, все еще не совсем уверенная на котором свете находится. - Жертву Нашли? - Он был уже мертв. – Равнодушно ответил Сноуби. – Мисс Грейнджер, вы не применяли никаких ментальных заклинаний перед вызовом? - Они запрещены. – Отрезала Гермиона, садясь в кресло. Она была мокрая как мышь и ее трясло. То ли от слабости, то ли от облегчения – она не сделала ничего плохого. Ничего темного. Так почему же невыразимец продолжает допрашивать ее? - И все же? - Нет, не применяла! А все дальнейшие вопросы задавайте с разрешения начальника аврората! – огрызнулась она, закрывая глаза. Ложь, снова ложь – рядом с ней, внутри нее, но где? Что еще она не заметила, что упустила? Сноуби неуверенно пожевал губами, соотнося степень своих полномочий и сложившуюся ситуацию и в конце концов кивнул. Воспоминания у него, смотреть и пересматривать их можно сколько угодно. Подделать их она не могла – никто не может, да и он бы заметил фальшь, а значит, все в порядке. Не ищи черную кошку в темной комнате. Кошки нет, пока нет света. Тьмы нет. - Вам нужно будет составить рапорт. - На всякий случай напомнил он, уже открывая двери. Гермиона слабо кивнула. Само собой. Вдруг они что-то упустили? Или она попытается солгать? После ухода невыразимца ведьма наконец расслабилась. Самое страшное позади. Можно было успокоиться. Однако что-то не давало ей сделать этого в полной мере. Что-то было не так. Хотя, вполне возможно, что это из-за Снейпа. Она не привыкла лгать - пусть даже ради собственного спасения. Решив так, Гермиона вытянула ноги к трещавшему поленьями камину. Этот не был подключен к каминной сети - огонь в нем не только грел, но и обжигал. - Гарри, что случилось с теми тремя? - спросила Гермиона, когда тем же вечером они собрались за кухонным столом. Джинни поморщилась - не любила когда они обсуждали дела за едой. - Понятия не имею. - Огорошил ее друг. - Когда я вернулся туда, их уже не было. - Думаешь, у них был сообщник? - встревожилась Гермиона. - Мы ведь накладывали антиаппарационный барьер... - Если и так, нас это уже не касается. Дело взяла другая группа. - Пожал плечами Гарри, набрасываясь на еду. - Но как скоро ты обнаружил исчезновение? - допытывалась ведьма, проигнорировав его слова. Парень со вздохом отложил вилку. - Если я тебе отвечу, ты успокоишься? - Может быть. - Я через портал отнес тебя в Мунго, затем бросился в Хогвартс - к Снейпу. Пробыл у него часа два. Потом аппарировал в аврорат, чтобы взять третью группу и вместе с ними вернулся туда. - Но что произошло, когда ты аппарировал ко мне? Когда получил сигнал? - что-то не давало ей во всей этой истории покоя и Гермиона продолжала настаивать, хотя видела уже, что друг начинает терять терпение. - Я применил порошок тьмы раньше, чем успел их разглядеть. Мне нужно было вытащить тебя. - Вилка сердито звякнула о тарелку. - Помню только, что я видел двоих. Может быть, третий уже сбежал или я его просто не заметил. Не знаю. Что тебя беспокоит, Герм? Если бы она сама это знала! Гермиона виновато пожала плечами. - Видимо, это просто привычка. Прости, не будем больше об этом. Остаток ужина прошел в тишине - едва ли не первый раз, когда к вечеру не подтягивался никто из многочисленной родни или друзей. Сразу после этого Гермиона ушла к себе - весь путь от кухни до собственной спальни занял у нее около получаса, однако даже это было уже достижением. Покосившись на пустые книжные полки - Гарри, не иначе как следуя указаниям Снейпа, запретил ей читать - и прямо таки ощущая как чешутся глаза, она подобралась к подоконнику и уселась на него, подтянув колени к подбородку. Ночь вступала в свои права, окрасив все в синий и черный. Даже дождевые капли казались осколками сапфиров.

Глава 3 Открыв глаза следующим утром, Гермиона подумала, что, должно быть, чем-то провинилась перед Мерлином, раз он заставляет ее проходить через это. Мало того, что она не может смотреть на себя в зеркало, так еще и проклятая слабость не отпускала ее. Если бы она хотя бы могла читать, вынужденное бездействие уже не казалось бы таким ужасным испытанием. Книги. Гермиона боготворила их, поклонялась им. Целые миры, вселенные - и все это можно найти в библиотеке. Столько информации... Она не решалась попросить Джинни или Гарри почитать ей - это выглядело бы жалко. Она и так корила себя за ту минутную слабость, когда попросила об этом Снейпа. - Герм? - Джинни. Гермиона даже не оглянулась на нее, продолжая смотреть в стену, раздраженная и обиженная на весь мир. - Тебе помочь спуститься? - Нет. - Может, принести тебе завтрак сюда? - уже суше спросила не наделенная терпением Гарри Джинни. - Нет. Дверь закрылась, оставляя Гермиону в одиночестве, что она ненавидела еще больше. Хотя зачастую люди думали иначе, девушка любила находиться в компании. Просто она всегда предпочитала оставаться немного в стороне от непосредственного общения. В те же моменты, когда она все-таки решалась высказать свое мнение, все обычно смотрели на нее с недоумением или неодобрением. Слишком серьезная для пустых бесед, она не умела говорить смешные глупости и даже среди друзей считалась занудой - хотя, безусловно, те ее любили. Дверь ее комнаты снова скрипнула, открываясь. - Я же сказала, что не хочу спускаться! - раздраженно повернулась Гермиона. На пороге стоял Снейп. Его высокая фигура выделялась на фоне дверного проема. Впрочем, недолго - спокойно закрыв за собой дверь, зельевар прошел к ее кровати и встал у изголовья. Ведьма, которая все это время молча следила за ним со смятением в глазах, недовольно села, прислонившись к стене. - Как я вижу, силы все-таки не совсем вас покинули, - Отметил мужчина, садясь рядом с ней. Эта простота, с которой он не замечал ее недовольства, привела Гермиону в еще большее замешательство. - Гарри зря позвал вас, - наконец, сказала она, отводя глаза. Смотреть Снейпу в глаза было выше ее сил - непроницаемые, полные той тьмы, от которой нет защиты. - Вы так считаете? - иронично отозвался зельевар, доставая палочку. - Вы можете ходить, мисс Грейнджер? "Что делает Гарри?" - с ужасом подумала Гермиона - "Если только кто-то узнает, что Снейп был у них в доме, все ниточки тут же свяжутся в один узел" - Могу. - Продемонстрируйте, - голосом, в котором эмоций не было ни на грош, потребовал он. Внутри у Гермионы все взбунтовалось против такого откровенного приказа. - Я же сказала, ваша помощь не требуется, - отрезала она, одновременно понимая, что полностью беспомощна - что она может сделать? Сбежать? Да ее черепаха обгонит! Устроить истерику? Она не какая-нибудь инфантильная девица. "Впрочем, пять минут назад ты сорвалась на Джинни, и тебя это ничуть не смутило" - со стыдом подумала Гермиона, уже готовая смириться и выполнить требования Снейпа. В конце концов, он не виноват в том, что не нравится ей. А она должна быть благодарна за спасение... - Отвернитесь, - потребовала она, потянувшись за халатом. Еще не хватало, вышагивать под его издевательским взглядом в одной ночнушке. - Я видел вас голой, мисс Грейнджер. Гермиона яростно дернула на себя зацепившийся за стул халат. В этом человеке нет ни грамма приличия или хотя бы жалости к ней. Нормальный человек не стал бы напоминать о таких вещах - но только не Снейп. Для него это ничего не значило. - Убедились? - с вызовом спросила она, сделав пару шагов до ночного столика и вцепившись в него двумя руками. - Сядьте обратно, мисс Грейнджер, - словно и не заметив ее недовольства, кивнул Снейп. Ведьма вернулась обратно, с облегчением опустившись на кровать, - Как ваши шрамы? - Заживают, - Равнодушно ответила она. Шрамы, шрамы... Что с ними сделается? Они никуда не исчезнут, а это единственное, что имело значение. - Даже те, что воспалились на бедре? Чертов шпион. Все-то он замечает. - Мне просто нужно меньше двигаться, - ощущая себя идиоткой под его взглядом, сказала Гермиона, уставившись в потолок. Шрам на внешней стороне бедра воспалился, когда она упала на эту ногу вчера, пытаясь унять боль от вторжения невыразимца. Возможно, стоило сразу сказать об этом Снейпу... - Показывайте, - в голосе его впервые промелькнули эмоции - обреченное понимание человеческой глупости и усталое осознание необходимости. - Вы могли бы просто сказать Гарри как меня лечить, - задетая за живое его явным нежеланием возиться с ней, буркнула Гермиона, заворачивая халат и ночнушку и стараясь не думать о том, что в другое время она умерла бы от стыда. Уродливый, похожий на молнию с множеством ответвлений шрам при свете дня выглядел еще более мерзко - покрасневшая кожа вспухла еще больше, кое-где сочилась сукровица. Чуть сощурив глаза, Снейп осторожно прикоснулся пальцами рядом со шрамом. Гермиона вздрогнула - руки у него были холодными, особенно по сравнению с ее горячей, воспаленной кожей. - Больно? - Н-нет, - несколько нервно ответила девушка. Боги, даже в кошмарах она не могла себе представить, что он из отравителей переквалифицируется в целители. И уж, тем более, что она будет задирать юбку перед Снейпом. Зельевар достал из воздуха саквояж и, открыв его, извлек наружу небольшую коробочку. - Будете смазывать каждые два часа. И умерьте уже свою активность, я не для того вас спасал, чтобы вы умерли от открывшихся ран, - сунув ей в руки коробочку, мужчина встал. - До встречи, мисс Грейнджер. Гермиона подняла глаза к потолку и помолилась всем богам, чтобы его слова не были пророческими. Она не хотела видеть Северуса Снейпа. Он был ей неприятен - как человек - и она откровенно говоря побаивалась его, не зная чего ожидать от бывшего Пожирателя. Северус прикрыл за собой двери и наткнулся взглядом на Поттера. Тот сидел на верхней ступеньке лестницы, явно опасаясь оставлять любимую подругу наедине с ним. - Я откусил ей голову, мистер Поттер, - ядовито прокомментировал он, спускаясь по ступеням мимо мальчишки. - Она в порядке? - тот, конечно, потащился следом. Северус на секунду задумался перед ответом. Была ли Гермиона здорова? Определенно, нет. К тому же она была зла - на Снейпа, надо полагать - и смущена - опять же его персоной. И в какой-то мере это было лучшее, чего он мог ждать. - Нет, мистер Поттер, она не "в порядке", - презрительно отозвался Северус, без разрешения открывая дверь в поттеровский кабинет и великодушно пропуская следом его хозяина. - Она еще долго будет "не в порядке" если вы позволите всяким министерским крысам и дальше третировать ее. - Меня не было рядом. - Хмуро отозвался Гарри, заметавшись по кабинету и сшибая на пути стулья. Снейп уселся в самое удобное кресло и дотянулся до бутылки с огденским, стоявшей на камине. - Заметьте, снова не было. Кто вас учил так хранить алкоголь, Поттер? Или вы предпочитаете теплое? - осуждение в его голосе перемежалось с издевкой - комбинация, к которой Гарри привык за много лет. - Я не пью, - отрезал Гарри. - Я отдам вам эту бутылку целиком, только скажите мне что делать дальше! - Поттер, Поттер... - вздохнул Северус. Мальчишка никогда не научится терпению. И ему доставляло странное удовольствие доводить его. - Ваша бутылка мне не нужна. И что делать вы должны решать сами - взрослые люди, знаете ли, обычно так решают проблемы. - Тогда что вам нужно? - все-таки дошло, наконец. Задал-таки правильный вопрос. Северус выпрямился в кресле, чуть наклонившись вперед - к мальчишке, застывшему перед ним в тревожном ожидании. - Мне нужна Гермиона, мистер Поттер. На лице у Гарри одна эмоция сменяла другую - легкая неверящая улыбка, нахмуренные брови, вспыхнувшие гневом глаза, недоуменно округлившийся рот. - Но зачем?! - Северус терпеливо подождал пару секунд, но, видимо, это было единственное, на что способен мозг мальчишки. - Не ваше дело, мистер Поттер, - отрезал он, откинувшись обратно в кресло. - Я высказал свое требование. Вы можете, конечно, отказаться. - И что будет если я откажусь? - с подозрительностью, граничащей с маниакальностью, спросил Гарри. Руки сжались в кулаки, словно он собирался наброситься на зельевара. - Ну, возможно тогда может неожиданно объявиться труп Пожирателя, исчезнувший со стадиона. Поверьте мне, эта находка заставит сильно задуматься Аврорат, - нехорошо улыбнулся Северус, с удовлетворением наблюдая, как тает решимость Золотого мальчика. Теперь Гарри смотрел на него с беспомощным гневом. - Это если забыть о том, что вы дали мне обещание, нарушить которое бесчестно с вашей стороны. Разве жизнь подруги не стоит этого? - Снейп помолчал пару секунд, давая этой мысли угнездиться в мозгу у Поттера. - Ну так что, мистер Поттер? Как вам такая сделка? - Я же не могу просто взять и отдать вам Гермиону! Она живой человек! - последняя попытка, он был сломлен - окончательно и бесповоротно. Северус позволил себе расслабиться и улыбнуться уже добрее - насколько умел. - А вам и не нужно. Просто не мешайте. Мне нужен беспрепятственный доступ в ваш дом - только и всего. - И как вы себе это представляете? - фыркнул Гарри. - Все знают, что мы ненавидим друг друга. - Так покажите им, что вы, наконец, повзрослели, - потерял терпение Снейп, вставая. Разговор становился бессмысленным, нужно было уходить и дать мальчишке время. - Я зайду на ужин, мистер Поттер, до скорой встречи. Бесшумно открылась и закрылась вечно скрипевшая дверь. Гарри закрыл ладонями лицо в попытке избавиться от кошмара. Что он наделал? Что он наделал... Как ни странно, Джинни была не против очередного визита Снейпа. - Если Гермиона спустит на него все свое недовольство, нам будет только легче, - с расчетливой злостью (видимо, не простила еще подруге утреннюю грубость) сказала она, гремя котлами. - К тому же, пока он здесь, мне за нее спокойнее. В прошлый раз мы не могли дозваться Снейпа почти неделю - не хочу, чтобы он пропал снова, не сказав как ее лечить. Гарри не стал спорить. Он чувствовал себя мухой, попавшей в сети к большому и очень голодному пауку. В голове были одни вопросы. Зачем Снейпу Гермиона? Он всегда презирал ее, "мисс Всезнайка" еще не самое ужасное прозвище, которое из-за зельевара распространилось по всему Хогвартсу. Она, безусловно, очень умна, но вряд ли обладает способностями, недоступными самому Снейпу. Что ему нужно? И действительно ли он знает где находится один из пропавших Пожирателей? Что такого ужасного могло там случиться? Пару раз Гарри порывался отправиться к Снейпу и отказаться от сделки. Пусть выдаст своего Пожирателя, в конце концов, для Гермионы это была самозащита - если она и сделала что-то... Но другой возникший вопрос останавливал его от опрометчивого шага. А что если Гермиона действительно что-то сделала? Гарри не хотел думать о подруге плохо, но их было трое, а она одна. Разве он сам не сделал бы что угодно, чтобы спасти собственную жизнь? Или жизнь Гермионы? Почему тогда невыразимец не обнаружил ничего подозрительного в воспоминаниях подруги? Гарри очень не хотелось думать, что Снейп покопался у нее в голове. Он не сомневался, что зельевар был способен скрыть правду от кого угодно, но зачем? Зачем все это? Причины он не находил. Когда Гермиона спустилась вечером вниз - не без помощи Гарри, который поддерживал ее за талию - на кухне уже собрались Джинни и Джордж, Кингсли по праву старшего занял стул в изголовье стола. Клубы дыма от его трубки складывались в причудливые формы и лениво поднимались к потолку, зависая там зеленоватым туманом. - Рада видеть вас не за министерским столом, - обняла его Гермиона. - Я тоже был бы рад никогда за ним не сидеть, - полушутливо ответил Кингсли, помогая ведьме сесть рядом на свободный стул. - Как ты себя чувствуешь? Я читал рапорт Гарри - чудо, что ты выжила... - Уже лучше, - соврала Гермиона. Жаловаться и впрямь было не на что - она жива и выздоравливает. А рассказывать Кингсли о собственных параноидальных страхах значит обеспечить себе билет в отдел Тайн. Или в Мунго - смотря в какую сторону повернутся мысли заместителя министра Магии. - Мы ждем кого-то еще? - обратилась она к Джинни, заметив рядом с собой еще одну тарелку. Та сделала вид, что не услышала - вероятно, все еще обижена. Чувствуя себя виноватой и задетой одновременно, Гермиона повернулась к Гарри, кидавшему беспокойные взгляды на камин. - Гарри? На его счастье, ответить он не успел - камин полыхнул зеленым и оттуда шагнул Снейп. Ни грамма пыли или золы к его мантии не прилипло - или не было видно на неизменной черной мантии. Гермиона поперхнулась невысказанным вопросом. Мало ей было Снейпа утром. Зачем Гарри его пригласил? Однако друг упорно избегал ее вопросительного взгляда. - Северус. - Кингсли, - подчеркнуто нейтральные приветствия, которыми обменялись Кингсли и Снейп можно было занести в книгу рекордов Гиннеса как самые дипломатичные. Стало ясно для кого предназначалась еще одна тарелка - зельевар опустился на стул рядом с Гермионой. Она смотрела куда угодно, только не в его сторону, разрываясь между чувством благодарности и неприязнью. - Как вы себя чувствуете, мисс Грейнджер? - уж лучше бы она на него посмотрела. От тихого вопроса над самым ухом (неожиданное проявление такта от Снейпа?) Гермиону бросило в жар. Дело было не в том, что он вторгался в ее личное пространство, хотя права на это не имел, а в том, что он уже не оставил от ее комфортной зоны камня на камне. Ей так и хотелось отсесть подальше, чтобы не чувствовать рядом с собой его давящее присутствие. - Уже лучше, спасибо, - повторила Гермиона сквозь зубы то же самое, что говорила Кингсли. Однако Снейп был не из тех, кто задает вопросы, не слушая ответы. - Вы спали днем? - словно не замечая ее откровенного нежелания разговаривать, продолжил он. "Игнорируй его". - Гарри, передай мне, пожалуйста, суп, - попросила ведьма, одаряя друга свирепым взглядом. Тот, однако, не посмотрел в ее сторону. Джинни закатила глаза к потолку и встала, руководя половником. - Профессор, раз уж вы согласились заняться Гермионой, не могли бы вы оставить нам рекомендации? - вопрос был не самый удачный, он заставил Кингсли удивленно поднять глаза от тарелки и вскинуть брови. Однако Джинни надо было отдать должное - она хотя бы попыталась преодолеть воцарившуюся за столом неловкость. Гермиона подумала, что это, наверное, самый ужасный день в ее жизни. Мало того, что все говорили о ней, как о какой-то вещи, так еще и делали вид, будто это нормально - Снейп, сидевший за их столом... - В этом нет необходимости, - Северус как ни в чем не бывало продолжил есть, несмотря на то, что стук его ложки был единственным за столом. Все остальные были слишком заняты тем, что посылали друг другу угрожающие-вопросительные-предупреждающие взгляды. - С сегодняшнего дня я буду приходить ежедневно - пока мисс Грейнджер не поправится. Мистер Поттер любезно дал мне доступ к камину. - Правда?! - не выдержала Гермиона, уставившись на Гарри. Тот, кинув странный взгляд на Снейпа, кивнул. - Абсолютно. Профессор Снейп единственный целитель, у которого имеются необходимые... навыки... для твоего лечения. "Навыки! Теперь так называют темную магию?" - подумала Гермиона, пытаясь понять что движет Гарри. Она прекрасно знала, что они не выносят друг друга - хотя и откровенная ненависть перешла в последнее время на стадию усталой нелюбви. - Не думал, что все еще есть опасность... - обеспокоенно вмешался Кингсли, переводя взгляд с одного на другого. - Мисс Грейнджер подверглась действию темного заклинания. В таких делах всегда лучше перестраховаться, - Снейп, спокойный как скала. - Может быть, поговорим о чем-то кроме меня? - напряженно спросила Гермиона, не желая, чтобы ее обсуждали и прикидывая насколько меньше придется терпеть Снейпа, если она смирится и позволит ему наблюдать ее. И будет лежать - днями и ночами. Воцарилось неловкое молчание, которое нарушил Джордж, до сих пор не издавший ни звука. Гермиона даже вздрогнула, услышав его голос - после смерти Фреда его брат редко участвовал в беседах. С нового изобретения "заводика Уизли" разговор плавно перетек на обсуждение чисто семейных проблем рыжего клана - а это могло тянуться бесконечно. Гермиона участия в разговоре привычно не принимала, Снейп тоже молчал, хотя на этот раз его молчание никого не заботило - их компания давно привыкла к некоторому количеству бирюков в своем кругу. Ведьма украдкой покосилась на Снейпа - посмотреть на выражение его лица, когда все дружно начали ругать "задницу Перси" (привычное занятие везде, где присутствует хоть один Уизли) - и наткнулась на его прямой изучающий взгляд. От неожиданности вздрогнув всем телом, она, не задумываясь, ответила ему тем же. Зря. Зельевар ее взгляда и не заметил, продолжая рассматривать, словно диковинный экспонат в музее. Впрочем, о чем он в этот момент думал, осталось загадкой, поскольку выражение лица сохранялось совершенно невозмутимое. Следуя за чувством протеста, которое мгновенно поднималось в Гермионе при виде Снейпа, она изучающе наклонила голову. Если бы она увлекалась рисованием портретов, то поместила бы зельевара на фоне городских трущоб шестнадцатого века. Поразительная несовременность его рельефного, с резко очерченными крупными чертами лица одновременно и отталкивала и притягивала взгляд. - Нашли что-то интересное? - холодная любезность, ничего больше, но она залилась краской, как маленький ребенок, застигнутый на месте преступления. Резко отвернувшись к своей тарелке, Гермиона выдохнула. Она всего лишь хотела показать насколько бесцеремонно его поведение, почему все опять получилось не так? - А вы? - спустя пару секунд она все же решилась на ответную колкость, хотя зельевар ответил вполне серьезно: - У вас анемия, мисс Грейнджер. И, вероятно, головные боли. "Мучительно. Вот то слово, которое в полной мере описывает любой контакт со Снейпом" - решила Гермиона, пытаясь решить как отреагировать на это замечание. Было бы гораздо лучше, если бы она все еще была его ученицей - тогда бы чувство такта и справедливости не позволило ей думать о преподавателе плохо и одновременно удержало бы их на приличном расстоянии друг от друга. Теперь от дистанции не осталось и следа - тем более, после того, как он "видел ее голой" (и Гермиона никак не могла заставить себя забыть об этом). Ведьма пыталась увидеть в нем человека, но картина все время получалась крайне нелицеприятная, хотя, казалось бы, ее спасение стоит того, чтобы попытаться увидеть плюсы. Однако общество Снейпа утомляло Гермиону. Она никак не могла найти почву, на которой их общение стало бы более-менее устойчивым, и он совсем ей в этом не помогал. - И что вы посоветуете, доктор? - язвительность всегда была спасительным кругом, если ничего другого не оставалось. - Пойти наверх и выспаться. - Очень неожиданно, - фыркнула Гермиона. Единственным плюсом в общении со Снейпом было то, что он, казалось, вовсе не обращал внимания на ее шрамы. Взгляды всех остальных то и дело задерживались на видных из-под футболки уродливых змеях, он же ни разу не опустил глаз от ее лица. "Правильно, он имел счастье смотреть на них неделями, пока я не пришла в себя, что ему теперь любоваться?" - Я не претендую на оригинальность, мисс Грейнджер, - холодно ответил Снейп, поднимаясь из-за стола и аккуратно, но твердо заставляя подняться ее, держа за локоть. Чувствуя, что всеобщее внимание сосредоточилось на них, Гермиона не стала протестовать, послушно покинув кухню. - Меня вовсе не нужно держать, я могу идти сама, - не слишком, впрочем уверенно (позорно растянуться на полу под носом Снейпа ей хотелось еще меньше) сказала Гермиона. Зельевар легко качнул головой, отклоняя это возражение и помогая ей подняться по ступеням. - Вам будет легче, если обопретесь на меня, - его рука скользнула Гермионе на талию, не оставляя другого выбора. Второй рукой Снейп придерживал ее за запястье. Чувствуя себя крайне неловко из-за его вынужденной близости, девушка сцепила зубы, стараясь идти самостоятельно. Видел это Снейп или нет неизвестно, но, по крайней мере, он ничего не сказал. Дойдя до кровати, Гермиона с облегчением опустилась на постель, чувствуя, как пот сбегает по спине. Мерлин, будет ли она вообще когда-нибудь нормально ходить? - Почему мне нельзя читать? - Снейп, считая, видимо, что на этом его миссия закончена, молча направился к дверям. Вопрос Гермионы заставил его остановиться. После секундного размышления зельевар достал из кармана небольшой блокнот и подал ей. - Что это? - Гермиона осторожно взяла в руки небольшую книжицу. Коричневая обложка была на ощупь шероховатой и теплой. - Моя записная книжка? - ВАША? - хмыкнула ведьма - сама мысль о том, что у него может быть такая вещица была смешна. - По-вашему, я не умею писать? - голос стал холоднее на пару градусов. - Откройте, мисс Грейнджер. Нехорошее подозрение заставило Гермиону поднять на него глаза. - Уверены? Все-таки это ваше... - в последнюю очередь она хотела бы узнать о Снейпе что-нибудь слишком личное. Но тот, очевидно, не придавал этому такого значения. На лице отобразилось нетерпение: - Открывайте. Тихонько вздохнув, Гермиона открыла книжицу. В первую секунду все было как обычно - записи велись стремительным, с сильным нажимом почерком, неизменно черными чернилами. Но едва Гермиона чуть прищурила глаза, чтобы разобрать написанное, как голова взорвалась дикой болью. Вскрикнув, девушка выронила книжку, закрывая глаза руками и чувствуя на них влагу. Кровь? Но это оказались слезы - из ее глаз бежали слезы, и она ничего не могла с этим поделать. - Что со мной? - когда боль немного утихла и ведьма смогла увидеть спокойно стоявшего рядом Снейпа, спросила ведьма. - Последствия, мисс Грейнджер. Волна страха накрыла Гермиону. - И...И я никогда больше не смогу читать? - дрожь в ее голосе выдавала подступившую панику. - Я не знаю, мисс Грейнджер, - Северус все-таки сказал то, что думал, а не то что она хотела услышать. Гермиона смотрела на него с ужасом и надеждой одновременно, и он знал как много для нее значит возможность читать. - Мы узнаем это только когда вы полностью восстановитесь. Она открыла рот - хотела что-то сказать, но передумала и уставилась остановившимся взглядом на собственные колени. Северус подобрал записную книжку и вышел. Уже спускаясь по лестнице, он слышал, как Кингсли и Джордж прощаются с Поттерами и вошел на кухню, когда камин уже остывал. - Выпьете чего-нибудь? - Джинни убирала со стола и не заметила предостерегающего взгляда Поттера, который тот кинул на нее. Северус усмехнулся этой попытке спровадить его побыстрее и в упор посмотрел на мальчишку: - Я думаю, мы с Гарри лучше поговорим в кабинете. Там есть все, что нужно. - Обещайте, что ничего плохого с ней не случится! - потребовал Поттер, едва они закрыли за собой двери. Северус чуть наклонил голову, размышляя может ли считаться злом то, что он собирался сделать с Гермионой и, в конце концов, кивнул. - Даже и в мыслях не было, мистер Поттер. Гарри подозрительно покосился на зельевара, но тот только, чуть прищурившись, улыбался. Улыбка получалась ужасно самодовольной и едкой - чего он и ожидал от Снейпа. - Тогда... Тогда у меня будет к вам еще одна просьба, - Вышло как-то просительно, но Гарри и впрямь был в том положении, когда выбирать не приходится. - Вылечите ее. Я знаю, вы можете. - Это входило в мои планы, - пожал плечами Северус. - Ну, вы решитесь, наконец, произнести это вслух? Гермиона моя? Гарри выдохнул, пытаясь побороть чувство вины. Он не сделает ей ничего плохого. - А если Гермиона сама не захочет помогать вам? Северус нетерпеливо закатил глаза. Мальчишка никак не мог решиться, хотя он создал ему все условия. - Это уже ее дело. Никто не будет заставлять Гермиону делать то, что она не захочет. Поттер, вы не диким зверям ее отдаете. Ну же. Да или нет? Чувствуя, что совершает непоправимое, парень кивнул. - Да. Северус некоторое время наслаждался чувством победы - тем более, что у мальчишки был вид побитой собаки – прямо-таки ощущая ее в воздухе. Затем одернул себя - выполнена только самая легкая часть плана. В случае с Гермионой шантаж не поможет, она для этого слишком умна. Придется придумать что-то другое и это будет действительно сложно. Наконец-то.

Глава 4 Следующий день для Гермионы начался ближе к обеду. Принять горькие факты оказалось для нее слишком сложно. Заснув только под утро, она спустилась вниз с опухшими от слез глазами и первым, кого увидела, был Снейп, сидевший на диване в гостиной. - Вы решили к нам переехать? - это была откровенная грубость, которой он не заслужил, но ей хотелось причинить кому-нибудь боль и зельевар подходил на эту роль лучше всего. Заметив Гермиону, он встал и, несмотря на ее недовольство, довел ее до дивана, усадив рядом. - Либо так, либо вы переезжаете ко мне. Какой вариант вас больше устроит? - С какой стати я должна жить у вас? - буркнула она, потянувшись за лежавшем на столике Пророком. Наученная горьким опытом, читать даже не пыталась, но запах типографской краски приносил ей успокоение. - Вы всегда такая злая по утрам или это персонально мое приветствие? - подняв на нее взгляд от лежавшего на его коленях пергамента поинтересовался Северус. Гермиона поджала губы, отбросив в сторону газету. Что толку если она не может прочесть ни строчки? Заслужил ли Снейп ее злость? Разве что только в кармическом смысле. До сих пор он не сказал в ее адрес ни одной колкости, которыми так славился в годы учебы Гермионы. Это ее и радовало и напрягало одновременно. - Простите. Я просто... - она не стала договаривать, потому что правда звучала слишком мелочно, он и так все знал. В тишине гостиной подаренные Молли часы тикали особенно громко. Стрелка Джинни показывала "Целитель" (видимо, очередная консультация по беременности), а Гарри "на работе". Они оставили Снейпа одного в доме? Поразительная доверчивость. - Ваше состояние требует постоянного наблюдения, в то время как мистер Поттер и мисс Уизли - намеренно или случайно он назвал Джинни старым именем - даже не знают на что смотреть, - так и не дождавшись от Гермионы продолжения разговора, Северус решил возобновить его сам. - Поэтому я здесь. Не думайте, что мне это доставляет особенную радость. Он остался из-за нее? Гермиона виновато опустила глаза. Вряд ли, учитывая их отношения с Гарри, Снейпу рады в этом доме, но все они готовы мириться с таким положением дел ради нее. А она ведет себя как последняя стерва. - Простите, - в очередной раз извинилась она - На самом деле я очень благодарна вам, правда. Я постараюсь не срываться на вас... - У вас не получится, - равнодушно ответил Снейп, складывая пергамент и засовывая его в конверт. Прилетевшие из кабинета Гарри чернила и перо едва не пролились Гермионе на макушку. Она машинально попыталась разобрать адрес получателя и голова снова взорвалась болью. Когда спустя некоторое время ведьма смогла смотреть на мир осмысленными глазами, конверта в руках у Снейпа уже не было. - Любопытство наказуемо, мисс Грейнджер. - Идите к Мерлину, - прошипела она, откидываясь на спинку дивана и закрывая глаза в ожидании когда черные круги перестанут мелькать у нее перед носом. - А вот это уже больше похоже на правду, чем все ваши "извините", - с легкой усмешкой отозвался Северус, наблюдая за ней. Поразительная стойкость для выпускницы Гриффиндора, каждый из которых был готов пожертвовать жизнью ради другого, но ужасно любил жалеть себя. Он не ошибся в ней. - Вам нравится, когда вас ненавидят? - когда Гермиона снова открыла глаза, мир казался немного расплывчатым, но в целом реальным. Она села поудобнее, мысленно махнув рукой на такт и субординацию, которые Снейпа явно не волновали. Он на удивление спокойно воспринимал ее нападения. - А вы меня ненавидите? И задавал неудобные вопросы, вводя ее в замешательство. Гермиона чуть нахмурилась, пытаясь понять шутит зельевар или нет. Однако на его лице ничего нельзя было прочесть. - Я? Э... Нет. Нет, - покопавшись в себе, ненависти она действительно не обнаружила. Как, впрочем, и симпатии. Вероятно, ответ Снейпа удовлетворил, потому что оставшееся до ужина время они просидели в полном молчании. В какой-то момент он призвал откуда-то книгу, заставив Гермиону втайне истекать слюной. Не желая смотреть на это, ведьма закрыла глаза, но продолжала вслушиваться в шелест страниц. Вернувшаяся из Мунго Джинни застала их в полнейшей тишине - что немало ее удивило. После ужина все повторилось с точностью до прозвучавшего диалога. С неизменной, хоть и холодной учтивостью Снейп проводил ее в комнату, и, не сказав ни слова, закрыл за собой дверь. Гермиона вскоре привыкла к такому распорядку - сидеть в одиночестве в своей комнате было невыносимо - она спускалась вниз, помогая Джинни чем сумеет. К обеду неизменно появлялся Снейп - спокойная невозмутимость которого стала вскоре для всех привычна, а ее раздражала до зубовного скрежета. - Вы могли бы сказать хоть какую-нибудь гадость? - требовала она, раз за разом по приказу Снейпа пытаясь пройти по прямой от края до края гостиной. - Почему в этом доме только я должна чувствовать себя бездушной скотиной? - Я не бью больных и беспомощных, мисс Грейнджер, - равнодушно отзывался Снейп, закапывая ей в глаза очередную дрянь и Гермиона радовалась что хотя бы не нужно ее пить. За ту неделю, что Снейп уже провел у них она выпила несметное количество его "экспериментов" - улучшения были, но скорее вопреки, чем благодаря. - Но вы можете говорить что хотите. - И вы это стерпите? - засомневалась Гермиона, которой ужасно хотелось сорвать свой страх и вынужденное бездействие хоть на ком-нибудь. - Я же терпел до сих пор, - впрочем, тон его намекал на то, что это не будет длиться бесконечно. - Вы вообще хоть что-нибудь чувствуете? - спрашивала она, неизменно натыкаясь на непробиваемое равнодушие зельевара. Иногда ей хотелось просто взять и потрясти его за воротник, чтобы Снейп ожил. Гермиона неожиданно обнаружила, что была бы рада тому прежнему, злобному и язвительному зельевару. Этот ее хоть и не прогонял, когда она садилась в гостиную, чтобы не оставаться наедине с самой собой, но и компании явно не составлял. Впрочем, спустя две недели их уединение нарушил неожиданный посетитель. - Здравствуй, Гермиона, - Кингсли, опираясь на черную, узловатую трость прошел мимо нее к сидевшему в кресле у камина мужчине. Ведьма ощутила запах сандала и пряностей - привычный аромат для мистера Бруствера. - Снейп. Тот поднял глаза от книги. - Нам нужно поговорить. Гермиона ожидала отказа, насмешки, но зельевар только едва кивнул и встал. Как только за двумя мужчинами закрылась дверь кабинета Гарри, Гермиона подобралась поближе, пребывая в недоумении. Что могло заместителю Министра понадобиться от бывшего Пожирателя? - Только не новые обвинения... - пробормотала она себе под нос, опускаясь на ближайшую ступеньку лестницы и вытягивая дрожащие ноги. Конечно, это было маловероятно - Гарри бы рассказал ей, если бы что-то готовилось. Он до сих пор рассказывал ей обо всех делах, с которыми пришлось столкнуться за день. Происходило это обычно за ужином, к вящему неудовольствию Джинни, но Гермионе было совестно отнимать у четы Поттеров еще и вечер. К тому же после ужина Снейп неизменно помогал ей добраться до спальни - и вырваться из его железной хватки она бы точно не сумела. На дверь, видимо, наложили полог тишины, потому что из замочной скважины не доносилось ни звука. Гермиона с тоской вспомнила свою палочку - Снейп конфисковал ее, когда она тайком попыталась применить заклинание. - Как вы с вашими куриными мозгами сумели дожить до своих лет! - впервые, наверное, выйдя из себя прошипел он, убирая ее палочку в карман. - Не вздумайте применять магию, а не то всю жизнь проведете в больничной палате! - Ведьма вздрогнула, когда дверь за мужчиной со стуком захлопнулась, чувствуя как побежали по спине мурашки. Она не хотела бы признаваться в этом даже самой себе, но ей это нравилось. Нравилось видеть такого Снейпа - не холодную статую, с которой она имела дело обычно. - Тебе точно голову повредили, - пробормотала Гермиона, тряхнув головой, чтобы изгнать эти воспоминания. Не желая, чтобы ее застигли подслушивающей - безуспешно, к тому же - она перебралась на кухню, в любимое кресло у камина. Джинни сновала по дому - с тех пор, как ей пришлось бросить полеты на метле из-за беременности (по этому поводу разразился грандиозный семейный скандал) она превратилась в настоящего монстра уборки. Единственное место, куда не добралась энергия Джинни была комната Гермионы. Около шести из камина вышел Гарри, кинул на нее торопливый предупреждающий взгляд и прямиком прошел в кабинет. Изнывавшая от нетерпения Гермиона раздраженно фыркнула и снова подперла подбородок рукой, задумчиво глядя в огонь. В голове ее роились тысячи предположений и ни одно не казалось достаточно верным. Вероятно, она все-таки заснула в этом кресле, согревшись теплом огня, потому что проснулась от того, что Гарри тронул ее за плечо. Вздрогнув, Гермиона открыла глаза и осоловело уставилась на друга. - Гарри? - немного хрипло выдохнула она, приподнимаясь в кресле. - Что, что такое? - Уже первый час, - пожал он плечами. Лицо было уставшее - под глазами залегли темные круги. - Давай я помогу тебе подняться к себе. - А где Снейп? - вырвалось у Гермионы. - Они уже ушли, - пояснил парень, помогая ей подняться и придерживая за локоть. Она вскинула брови, неприятно для самой себя задетая тем, что Снейп, как оказалось, про нее и не вспомнил. "Ты же сама хотела, чтобы он оставил тебя в покое" - Что происходит? - Ничего хорошего, - мрачно ответил Гарри, пока они поднимались по ступеням. - Еще одно убийство. Точнее, жертвоприношение. - Как у нас? - в горле почему-то пересохло и Гермиона прислонилась к стене, чтобы перевести дух. Друг кивнул. - Девушку нашла полиция маглов, данные передали Кингсли, но когда мы прибыли на место все уже убрали. - То есть мы ни за что не можем зацепиться, - перефразировала Гермиона, снова начиная свой путь по лестнице. - Что в таком случае вам понадобилось от Снейпа? - Он знает о темной магии больше нас, - пожал плечами Гарри, открывая двери ее спальни. - Я предложил его в качестве...эээ.... консультанта. - А ты уверен, что этот "консультант" не играет за две команды? - скривилась девушка, садясь на кровать. - Прецеденты были, знаешь ли. - В таком случае он хотя бы будет у нас на виду, - странно спокойный, Гарри улыбнулся. - Ты же всегда его защищала, Герм... Гермиона передернула плечами, не желая отвечать на эту провокацию. - Я хочу помочь. - Даже не думай об этом, - предупредил Гарри, ретируясь к двери. - Этим делом и так занимаются лучшие люди, включая меня. Не влезай в это. Спокойной ночи, Герм. - Трус, - пробормотала Гермиона, оставшись в одиночестве. И что он думает, она будет сидеть здесь как мышь в норе? Впрочем, сделать она могла немного. Без палочки, без возможности выйти на улицу - Джинни, зная характер подруги, наложила на дверь заклинание - ей оставалось только смиренно ждать новостей, которые каждый вечер приносил Гарри. Гермиона подозревала, что рассказывал ей он не все, жалея здоровье подруги. Она по-прежнему часами сидела в гостиной, хотя и злилась на саму себя - Снейп не появлялся, (и судя по рассказам Гарри не скоро еще появится) консультант по Темным Искусствам оказался более чем необходим в каждом расследуемом деле. Как они только раньше без него жили? Когда на шестой день зельевар все же появился, она была так удивлена собственной радостью, что не сразу смогла что-то сказать, лишь молча оглядывая Снейпа с ног до головы. Тот застыл в дверях гостиной, в свою очередь рассматривая ее. - Вы выглядите лучше. - Не вашими стараниями, - хмурясь, отрезала Гермиона. Она. Рада. Снейпу. Что, черт возьми, происходит? - А вы гораздо хуже. Он и правда выглядел уставшим, если не сказать измотанным, хотя и более живым, чем когда она общалась с ним в прошлый раз. - Не знал, что вас волнует моя внешность, - хмыкнул Северус, подходя ближе и с удовольствием наблюдая, как глаза девушки гневно вспыхивают. Вот она вздернула подбородок - верный признак того, что грядет гневная отповедь. - Это констатация факта, а не беспокойство. Похоже, общение с толпой авроров не идет вам на пользу? Не боитесь дразнить спящую собаку? - Я смотрю, вы подготовили целую речь к моему приходу... Долго репетировали? - Северус сел рядом, заставив Гермиону подвинуться и достал из кармана палочку. Есть только один вечер, за который нужно успеть слишком многое. Не стоит тратить его на препирательства, хотя они и доставляли ему некоторое удовольствие. - Вы пьете зелья, которые я оставил? - Пью, - Хмуро ответила ведьма, привычно закрывая глаза, пока он осматривал шрамы на ее лице. Смотреть в глаза Снейпу, находящемуся так близко, было выше ее сил. - Если я задам вам вопрос, вы на него ответите? - Вы ведь все равно его зададите, - Резонно заметил он, отпуская ее и убирая палочку в рукав. - Пройдитесь по прямой. Гермиона послушно встала. - Где нашли вторую жертву? - В лондонском метро. В одном из эвакуационных тоннелей, - Северус скептически наблюдал за ее попыткой идти прямо, сосредоточенным лицом. Нет, улучшения определенно были, однако не в той степени, на которую он рассчитывал. Гермионе надоело без толку топтать ковер и она присела на подлокотник кресла. - И давно она там пролежала? - Если я отвечу, это удовлетворит ваше любопытство? - тоном, говорившим о том, что его терпение на исходе, спросил Снейп. Гермиона вздернула подбородок: - Это не любопытство, а профессиональный интерес. - Значит, нет, - констатировал он, вставая. - Тогда вам лучше вытрясти ответы из Поттера. До встречи, мисс Грейнджер. Я занесу на днях новые зелья. Ей так и хотелось чем-нибудь кинуть в закрывшуюся за Снейпом дверь. Вместо этого Гермиона встала и поплелась к себе в спальню. - К Мерлину в задницу... - бормотала она себе под нос, выуживая из шкафа самые свободные джинсы. Просторная футболка Гарри нашлась в сушилке. - Я сама все узнаю и пусть только попробуют остановить меня... Если бы она могла оглянуться и спросить себя в чем, собственно, причина нетерпения, то не смогла бы ответить. В целом Гермионе нечем было занять себя - она целыми днями только и делала что думала. Строила догадки и сама же их разбивала. Это дело стало ее спасением от самой себя. И она никак не могла избавиться от ощущения, что, увидев мертвую девушку или по крайней мере место преступления сможет, наконец, понять что же не дает ей покоя в собственных воспоминаниях. Возможно, она что-то знает или видела - ведь она единственная, кто рассмотрел тех убийц. А ее оставляют сидеть взаперти как старый хлам. Главная проблема всех магов в том, что даже запирая двери, они забывают об окнах. Гермиона рывком подняла раму на кухне, кинула опасливый взгляд под окно. Высоковато, конечно, но бывало и хуже. Главное - не пытаться ничего читать. Первой на землю полетела изящная, покрытая лаком, с вычурной серебряной рукоятью трость. Она украла ее из чулана, куда Гарри сбросил когда-то все вещи Блэков, найденные в доме. Следом вывалилась Гермиона - неловко, не удержавшись на слабых руках. Из сиреневых кустов под окнами раздалось приглушенное ругательство, затрещали ветки, а затем на тротуар у дома вышла худая, встрепанная девушка в одежде, явно большой ей размера на три, и заковыляла, тяжело опираясь на трость, в сторону станции метро.

Глава 5 Когда они свернули в очередной коридор отдела Тайн, стало ощутимо холоднее. От стен шел слабый, но хорошо заметный пар и Северус, весьма комфортно чувствовавший себя в слизеринских подземельях, презрительно покосился на заместителя министра, у которого даже темные губы побелели. - Вы можете подождать снаружи. Кингсли раздраженно поморщился. - И оставить вас одного с трупом? Министр этого не оценит. - Ну, это не мои проблемы. - Они могут в любой момент стать твоими, - пригрозил Кингсли, уставший уже от хамства бывшего шпиона. Он и забыл каково это - находиться рядом с Северусом Снейпом. Его выносил разве что Дамблдор, да и то только потому, что Снейп был тому обязан. И теперь вот Гарри Поттер решил испытать судьбу и подружиться с зельеваром. Интересно, надолго ли хватит его терпения? Нет, Кингсли определенно видел плюсы внезапного появления Снейпа в аврорате. Гарри был прав, настаивая на этом. Только вот эти плюсы уже почти не окупали мерзкий характер и поразительный эгоизм слизеринского декана. Тем временем они достигли собственно точки назначения и, толкнув широкие двери, вошли в морг. Морг отдела Тайн почти не отличался от маггловского - разве что температура в нем была ниже, дабы предотвратить самопроизвольное скапливание магической энергии. Для этих же целей вокруг тел были установлены магические барьеры - по крайней мере Кингсли хотелось надеяться на эту причину. Он старался не влезать слишком глубоко в дела отдела Тайн, который пережил не один десяток министров без каких-либо изменений. Нужное им тело находилось в дальнем конце помещения. Они со Снейпом зашагали между рядами покойников, мерцающие синим барьеры едва слышно потрескивали, когда они мимо них проходили. Кингсли не сразу понял, что рядом с "их" телом кто-то стоит. Невысокая фигура сразу показалась ему знакомой, вызвав нехорошие опасения, которые тут же подтвердились, едва посетительница подала голос. - Кто-нибудь может объяснить мне что это такое? - раздраженно ткнув пальцем в слегка прозрачное тело девушки, Гермиона помахала ладонью, превратив его в облако разноцветных искр, которые тут же собрались обратно. На лице ведьмы читалось праведное негодование и направлено оно было исключительно на заместителя министра. Снейпа она проигнорировала. - Это, мисс Грейнджер, овеществленное воспоминание маггловского патологоанатома, - вздохнул Бруствер, в очередной раз удивляясь тому, в какую фурию превращалась всегда корректная и вежливая Гермиона, едва усматривала небрежность в работе. - Воспоминание? - менторским тоном повторила ведьма, словно пробуя на вкус нечто очень мерзкое. - А куда вы дели тело?! - К тому времени, как авроры добрались в морг, труп уже кремировали, - ядовито, в одном тоне выражая все, что он думает об аврорах вставил Снейп и, не обращая больше на них внимания, наклонился над подобием трупа. Грейнджер, Грейнджер... Единственным выходом, который он видел (и который безумно хотелось воплотить в жизнь) было оглушить и связать ее, оставив так до самого выздоровления. К сожалению, такое решение проблемы на глазах заместителя министра вызвало бы ненужные вопросы. Гермиона гневно сдвинула брови: - Я так и знала, что нельзя было отдавать это дело другой команде. Что мы можем сделать с этим? - она махнула рукой в сторону стола. - Это же фикция! Ни один суд не примет такие доказательства, даже если мы и сможем что-то найти! Она была так возмущена, что не смогла продолжить тираду, чем и воспользовался Кингсли, подумав, что девушку явно выпестовала МакГонагалл, которая тоже отлично умела заставить человека почувствовать себя дураком. Можно было, конечно, отправить ее обратно на Гриммо - и так и следовало сделать - но она действительно была нужна здесь. Гермиона была, пожалуй, самым дотошным аврором, какого он встречал. - Я верю в то, что вы сумеете с этим справиться, мисс Грейнджер, - через силу улыбнулся Кингсли, мечтая оказаться где-нибудь подальше от этих двоих. - В любом случае ничего другого у нас нет. Ведьма прожгла его напоследок гневным взглядом и повернулась к столу, опираясь на трость. Видимо, она уже успела осмотреть его - взгляд был рассеянным. Бруствер заметил стоявший поблизости стул - явно уже заставила какого-то бедолагу тащить его в этот морозильник. - Вы уверены, что уже достаточно окрепли, чтобы заняться этим делом? - Как она лежала, когда вы ее нашли? - проигнорировала вопрос Гермиона, кинув предупреждающий взгляд на Снейпа, равнодушно осматривающего мертвую девушку. Взгляд его скользил по ее голому, уже начавшему разлагаться телу, изредка задерживаясь на глубоких порезах на шее и лодыжках. Ей стало не по себе от этого совершенно обыденного осмотра. Сколько таких трупов он уже видел? Или, может быть, будучи Пожирателем, видел и не такое? Сама Гермиона до сих пор не привыкла к мертвецам. Ей стоило больших усилий заставить себя войти в морг в одиночестве. Выдохнув облачко пара, ведьма повернулась к Кингсли, уже немного примирившись с мыслью, что настоящего тела она так и не увидит. - Не лежала. Висела, - неожиданно подал голос Снейп. Они вздрогнули, разом оглянувшись на него. - С чего вы взяли? Северус одарил Кингсли очередным презрительным взглядом и перевел глаза на Гермиону, словно ожидая, что она сама ответит на этот вопрос. Та непонимающе моргнула, чувствуя, что начинает снова теряться в его глазах и посмотрела на девушку. Вывод был очевиден - странно, что она сама до этого не додумалась. - Крысы, - кашлянув, ответила она. - Они уже растащили бы тело по косточкам, но этого не произошло. А на шее опоясывающий след от ожога. - На месте не было веревки, - перебил ее Кингсли. - И труп лежал на земле. Я видел фотографии. Они снова уставились на воспоминание, мерцавшее над столом, пока до каждого доходил один единственный вывод. - Нужно поговорить с людьми, может быть, кто-то видел что-нибудь странное... - не совсем уверенная что, собственно, она имеет ввиду, протянула Гермиона, садясь на стул. Хоть ее и трясло от холода, он же странным образом придавал ей сил, иначе она давно бы уже лежала рядом. - Сутулого типа с веревкой через плечо? - фыркнул Северус. - Как минимум, - отрезала не настроенная на многословие ведьма, с тоской представляя сколько еще придется пройти пешком, чтобы очутиться, наконец, дома. Когда эти двое, наконец, уже отсюда уйдут, чтобы она смогла не опозорившись добраться до выхода? - Не думаю, что это случайный прохожий, - Кингсли кивнул в такт своим мыслям. - Скорее уж, это соответствует твоей, Гермиона, теории. И мы вполне могли бы навести шороху, чтобы выманить убийцу наружу. - Убийц, - вдвоем со Снейпом поправили они, заставив Бруствера поморщиться. Тот хотел было их одернуть, но затем просто махнул рукой и раздраженно обратился к Снейпу: - Ты можешь сказать о теле еще что-нибудь? Подверглась она темной магии или нет? - Без тела? - Северус вскинул бровь. - Кингсли, я похож на чертову Трелони? - Ну хоть что-нибудь? - По своей специальности - нет, - с тайным глумлением в голосе ответил Северус, проигнорировав возмущенный взгляд Гермионы. Если он и был с ней сдержан, это не означает, что он будет таким со всеми остальными. Гермиона подумала, что если Снейп будет продолжать трепать нервы заместителю министра, у того лопнет терпение и он избавится от зельевара. Поспешно вмешавшись, она пресекла начинавшуюся перепалку: - Мистер Бруствер, я думаю, мы сможем узнать достаточно и без вашего... консультанта. Кингсли поджал губы, переводя взгляд со Снейпа на Гермиону, стоявших по разные стороны стола. Эти двое явно не испытывали в обществе друг друга такого дискомфорта, какой обычно появлялся, едва зельевар входил в помещение. Гарри в очередной раз был прав, настаивая на переводе Снейпа в отдел Гермионы... Почтовый вестник - сложенное в виде птицы письмо - скользнуло к Кингсли из полумрака, в котором царила вся остальная часть помещения. Привычным жестом поймав вестника в руку, он развернул пергамент, вчитываясь в строки. - Мне уже полчаса как нужно быть на шестом этаже. Гермиона, ты с нами? Та отрицательно помотала головой: - Я еще осмотрю ее, может быть, что-то замечу... - Я, пожалуй, тоже останусь, - отозвался Северус, не сдвинувшись с места, чем заслужил сразу два недовольных взгляда. - Я не могу оставить тебя... - начал Кингсли, обреченно вступая в очередной спор с зельеваром. Сколько он уже их выдержал и сколько еще предстоит, если только быстро от него не избавиться. - Полагаю, мисс Грейнджер пользуется достаточным доверием Министра? - злобно отозвался Снейп, которого бесила маниакальная подозрительность авроров. - Идите, Бруствер, я не причиню зла вашей протеже. Проще было оставить его впокое, чем зарабатывать себе головную боль. К тому же мысль о том, чтобы избавиться от Снейпа хоть на пару часов раньше манила Кингсли к себе. Поэтому он ушел, оставив зельевара на попечение Гермионы, чувствуя от этого непозволительное облегчение. Едва двери за ним захлопнулись, Северус перевел тяжелый взгляд на Гермиону: - Что вы тут делаете, мисс Грейнджер? - Сижу, - угрюмо отозвалась она, почти утыкаясь носом в воспоминание, но чувствуя при этом только запах нержавеющей стали и антисептика, которым обрабатывались столы. Фикция, да и только. Все равно, что пытаться найти убийцу по фотографии трупа. Если бы они хотя бы взяли патологоанатома и позволили ей влезть к нему в голову - от этого и то было бы больше толку. Гермиона осеклась, тут же отругав себя. Непозволительно думать об этом. Чтение мыслей вне закона. Аврор она или кто? Нельзя нарушать закон только потому, что он вдруг стал мешать. Так и до Волан-де-Морта легко докатиться. И все-таки эта мысль, видимо, отразилась у нее на лице, потому что Снейп усмехнулся. - Я знаю лучший способ добыть информацию. К вашему величайшему сожалению - незаконный... Впрочем, вам следует только попроси... - НЕТ, - Она резко выпрямилась, забыв о мертвой девушке между ними. - Даже не думайте об этом. Иначе я собственноручно предам вас суду и выступлю свидетелем! Северус, прищурившись, склонил голову, рассматривая ведьму и решая насколько она серьезна. С Грейнджер было сложнее, чем с Поттером. Она не давала себе поблажек, за которые он мог бы уцепиться. - Странно видеть такой яростный протест от человека, недавно сбежавшего из дома, нарушив все запреты, - протянул он, возвращая ее к теме, с которой начал. - Не сравнивайте, - огрызнулась Гермиона, все еще кипя от возмущения, в том числе и на себя. - Это нарушение прав личности! Свобода мысли - краеугольный камень учения Мерлина... - Г.А.В.Н.Э.? - спустя минуту лаконично поинтересовался Северус, вспомнив почившее детище Грейнджер-студентки. Та кинула на него уничтожающий взгляд и подхватила трость, намереваясь попросту сбежать от издевок. Снейп ей этого не позволил, перехватил за талию, заставляя часть веса перенести на него и не обращая ни малейшего внимания на сопротивление. - Полно, мисс Грейнджер. Я думал, эти бредни давно выветрились из вашей головы. - Отпустите меня, - сквозь зубы процедила Гермиона, прикидывая какие будут последствия, если она стукнет его тростью. - Я не собираюсь общаться с человеком, в котором нет ни капли уважения к другим! - Ну почему же, я уважал нескольких, - когда они вышли из морга, ей все же пришлось прекратить сопротивление, на что он и рассчитывал. Больше, чем ошибиться на экзамене, Гермиона боялась только одного - выглядеть глупо. - Кого? - не удержалась она, хотя дала себе зарок не разговаривать со Снейпом. Впрочем, это сложно было сделать, находясь в буквальном смысле слова в его руках. Разговор хоть помогал об этом не думать. Северус помедлил с ответом, а затем все же сказал правду: - Лили Эванс. Гермиона едва ощутимо дернулась - видимо, не ожидая такой откровенности и промолчала. Судя по покрасневшим ушам она уже жалела, что не смогла удержаться от вопроса. - Короткий же у вас список, - справившись с непослушным голосом, который отказывался служить ей, Гермиона заставила себя пошутить. Зачем она в это лезет, разве ей интересна жизнь Снейпа? Нет и еще раз нет. От него самого и от его жизни лучше держаться подальше. Они шагнули в лифт и Снейп нажал кнопку первого этажа. В тишине маленькой, стремительно едущей вниз кабины Гермионе стало совсем не по себе. Она странно чувствовала себя рядом со Снейпом, прижатая к его боку и едва доставая ему до плеча. От его мантии пахло полынью. - Кто вам сказал, что он полный? - И в нем есть кто-нибудь живой? - снова не удержалась она. - Есть, - тоном, означавшим, что больше он не ничего не скажет, ответил Северус, выходя в вестибюль первого этажа и входя в первый свободный камин. Гермиона все больше опиралась на него - видно было, что эта небольшая эскапада далась ей с трудом и нужно было вернуть ее Поттеру. - Нам нужно к метро. - Вам нужно лечь. С ее поразительным равнодушием к собственному организму она долго не протянет. Северус почти силой втащил ее в камин и, крикнув «Гриммо, двенадцать!», прижал Грейнджер к себе. Как это ни странно, в доме не было никакого переполоха. Гарри еще не вернулся с работы, Джинни при их появлении только вскинула брови, продолжив сидеть на коврике у камина в позе лотоса. - Я так и знала, что вы ее найдете, – индифферентно заметила она снова закрывая глаза. – Где вас нашел мой вестник? - Нигде, – коротко ответил Северус, протаскивая Грейнджер следом за собой. На этот раз Джинни все же встала, давая им пройти в коридор. - Тогда я рада, что вы нашли ее сами. Герм? - Все в порядке, Джинни, – недовольно ответила Гермиона, бросая попытки вырваться из снейповой хватки. – Со мной все впорядке - С головой у вас не все в порядке, – резко заметил Снейп, решая, волочить девчонку в спальню или бросить ее в гостиной. Второе было ближе, к тому же Кингсли в любую минуту мог вызвать его. Он усадил Гермиону на диван и взмахнул палочкой, призывая из ее комнаты склянки с зельями. - Вы не слушаете меня. Нам НУЖНО к метро, – ведьма попыталась заглянуть ему в глаза, но он был слишком занят, чтобы ответить на этот поразительный, в общем-то, факт. Смешав зелья в нужных пропорциях, Северус сунул ей кружку. - Нет, мисс Грейнджер, это вы, похоже, не понимаете. Вы больны. Даже если вы чувствуете себя лучше, это не означает, что все хорошо. Темное проклятие, которое вам досталось, не уходит, оставив после себя только слабость, – ему хотелось взять ее за плечи и трясти, пока она, наконец, не поймет всю серьезность ситуации. Весь его план под угрозой, если только Грейнджер не начнет заботиться о себе. Или он не проследит за этим. – Оно живет в вас и проснуться может в любой момент. В момент вашей наибольшей слабости, вы понимаете? – голос его понижался с каждым словом, однако Гермиона только вздернула подбородок, сверкнув на него глазами. - Я понимаю только то, что если мы не начнем действовать, кто-нибудь еще умрет. И для меня это важнее, чем все остальное! – воскликнула она, смотря на него снизу вверх и Северус неожиданно понял, что встать она не может. Сил нет. – Вам, может, и наплевать на это, но слава Мерлину, я все еще сама распоряжаюсь своей жизнью! - Хорошо, – перебил он, усаживаясь в кресло с ее тростью в руках. – Если вы так этого хотите – пожалуйста. Вперед, мисс Грейнджер, на подвиги. Гермиона осеклась, окинув его подозрительным взглядом. Выражение у зельевара было самое что ни на есть ехидное. Впрочем, оно у него всегда такое. Махнув рукой на сидевшего напротив мужчину, она ухватилась за подлокотник и попыталась встать. Но дрожащие от слабости ноги отказались ее держать и Гермиона тяжело осела обратно. Мысли в голове крутились как-то слишком тяжело, неохотно. Впрочем, одна до нее все же дошла. - Что вы сделали? – чувствуя, как слабость распространяется от ног все выше по телу, испуганно спросила ведьма. Сосредоточиться взглядом на Снейпе оказалось неожиданно сложно – взгляд все время уплывал куда-то дальше. До нее донесся удовлетворенный смешок, после чего наступила темнота. Северус еще минуту сидел неподвижно, наблюдая за спящей Гермионой. После такой выходки она и близко его к себе не подпустит, но другого выхода он не видел. Сегодня вечером он должен думать о деле, а не о том, чтобы Грейнджер в очередной раз не сбежала. Со вздохом подхватив ее на руки, он начал подниматься по ступеням наверх. Все шло совсем не так, как он планировал. Гермиона оказалась не такой, какой он ее помнил – послушной и безответной. Студенткой она ни разу не ответила на его колкости, предпочитая просто уходить, теперь же, казалось, совершенно его не боялась. Он не рассчитывал на это. Не знал как теперь повести себя правильно – и потому делал одну ошибку за другой. Он думал – стоит лишь умерить свой сарказм, как она потянется к нему. Она, несомненно, потянулась – выбрав его в качестве груши для битья, чего он стерпеть не мог. И вот результат. Он положил Гермиону на постель и накрыл ее одеялом, отказавшись от мысли раздеть ее. Хватит с него на сегодня грехов. Джинни, когда он прошел мимо нее, сочувственно вздохнула. - Она всегда такая. Упрямая, – пояснила она, когда Северу уже шагнул в камин. – Я знала, что рано или поздно она сбежит. Гарри знал. А он, видимо, один оставался в неведении и Северусу это совершенно не понравилось. Поттер нашелся на стадионе. Сидел на пустых скамьях для болельщиков, потягивая колу в одноразовом стаканчике. Снейп, у которого и крошки во рту не было с самого утра, сглотнул и в раздражении поинтересовался: - Отдыхаете, Поттер? - Размышляю. - Мне нужно, чтобы вы заставили свою подругу сидеть тихо, – решив, что с Поттером нужно говорить предельно понятно, дабы он снова не начал додумывать что попало, Северус сразу перешел к делу. – Сегодня она сбежала из дома ради того, чтобы посмотреть на труп. И я не знаю где она побывала до этого. Гарри усмехнулся. - А я все гадал, когда же она потеряет терпение. - Это не смешно, мистер Поттер, – отрезал Снейп, садясь рядом. – Она мешает. Она - Она делает не то, что приказываете ей вы, – Гарри хмыкнул, видимо, довольный, что Гермиона противится зельевару, но тот шутки не оценил и, недобро сверкнув глазами, приблизил лицо к Поттеру. Предельно четко разделяя слова, он тихо произнес: - У вас долг, мистер Поттер. Вы помните об этом? - Я уже говорил вам, что не командую Гермионой! – воскликнул Гарри, гневно сжав кулаки. Стаканчик с колой полетел вниз по ступеням, расплескивая свое содержимое. – Вы не можете требовать от меня - Я могу требовать от вас все, что угодно, – отрезал Северус. – Но, к счастью для вас, не прошу ничего невозможного. - Если бы вы сказали мне сидеть неподвижно, я бы это сделал, но я не могу приказывать Гермионе! - Тогда найдите того, кто сможет, – пожал плечами Северус. – Я ведь не просто так спрашивал вас, Поттер, на что вы готовы пойти. И вы ответили Напомните-ка? - «Все, что угодно», - убито ответил Гарри, не смотря на него. Плечи у него сгорбились. – Но я не думал, что это означает пожизненное рабство. - Ну, если бы вы могли отдать мне мисс Грейнджер на блюдечке, ваш долг был бы уже исполнен, – равнодушно ответил Снейп, плотнее запахивая мантию от пронизывающего ветра. Серые тучи, ползущие по небу, то и дело приносили капли дождя. Поттер выбрал не самое лучшее место для размышлений. – Но вы не можете – не таким путем, который нужен мне И именно поэтому я прошу всего лишь ОКАЗЫВАТЬ СОДЕЙСТВИЕ! – гаркнул Северус, надеясь, что на этот раз донес свою мысль до мозгов Поттера. – Ваши мозги могут принять эту мысль или мне повторить еще раз? Гарри угрюмо кивнул. - Я поговорю с ней. Но Не могу ничего обещать. Пару минут они сидели в молчании, затем Поттер покосился на него: - Вы хотели еще о чем-то «попросить» меня? – неприкрытый сарказм в его голосе заставил Северуса усмехнуться. - На самом деле да. Расскажите мне, что это за «теория мисс Грейнджер»? Гарри неожиданно улыбнулся и это задело Северуса гораздо сильнее, чем его ирония. Насколько они с Грейнджер близки? Он чувствовал связь между ними прямо-таки физически. Если бы Поттер не был таким идиотом, Снейп бы подумал, что эти двое – любовники. Но мальчишка был слишком прост для этого, он был влюблен в девчонку Уизли и не замечал никого другого. - Благодаря ей Гермиона стала руководителем группы. И скоро получила бы должность начальника отдела. Гермиона полагала, что вместо поиска улик и дотошного следования за каждым имеющимся следом необходимо просто заставить преступника Начать самому искать улики. Она говорила, что единственный из всех, кто знает как произошло преступление и где искать улики это преступник. И если заставить его думать, что он что-то упустил - Он сам вернется на место преступления и выдаст себя, – подытожил Северус, который всегда действовал этим путем, только вот никто не давал ему за это никаких регалий. Чаще всего его просто называли «лживым ублюдком». Видимо, Гермиона смогла подать это под нужным соусом? - Передайте мисс Грейнджер, я займусь этим, – Северус встал. Время кончилось, нужно было действовать. – И прекратите уже сидеть как истукан. Сюда они точно не вернутся. - С чего вы взяли? - С того, что надо гнать стадо в строго определенном направлении, а не ждать у моря погоды, – презрительно отозвался Снейп, взмахивая палочкой и аппарируя.

ГЛАВА 6 Гермиона со стоном открыла глаза, прикрывая их ладонью. Голова пульсировала болью, словно она целый день пила. Пару минут она пролежала неподвижно, вспоминая как дошла до такого состояния и ругала Снейпа последними словами, получая от этого прямо таки физическое удовольствие. Когда, наконец, эпитеты для зельевара закончились, она попыталась открыть глаза. - Ненавижу - Пополам со стоном выдавила ведьма, пробираясь в туалет и открывая холодную воду. Та немного помогла – глаза больше не резало от света, головная боль словно бы отступила. Он ее опоил! Чертов Снейп ее опоил! Не став даже менять оставшуюся с вечера одежду, она максимально быстро спустилась вниз и огляделась в поисках зельевара. Того не было, зато нашелся Гарри, заполнявший очередной рапорт в кабинете. Впрочем, к ее возмущению он оказался странно равнодушен. - Если бы я знал, что ты собираешься сделать, то усыпил бы тебя сам. - Что?! – она даже поморщилась от собственного жалкого писка, залпом выпив гордо отвергнутый стакан воды, предложенный другом раньше. – Гарри!!! - Герм, тебе повезло, что ты вообще жива, ты понимаешь?! – парень, видимо, был и впрямь зол на нее. – Я всем рисковал ради тебя, а ты хочешь пустить все это прахом! Она угрюмо промолчала, уместившись в кресле у камина вместе с ногами и уткнувшись подбородком в колени. На самом деле Гермиона могла бы ответить на этот упрек. Кто-то убивает людей на улицах Лондона, невинных людей, а они пекутся о ее здоровье! Глупости, да и только. Но она слишком ценила дружбу Гарри, чтобы ответить ему таким образом. - Я хочу увидеть Снейпа. Гарри вздохнул. Видимо, они так и остались при своих мнениях. Ну, он честно попытался – Снейпу не в чем его упрекнуть. - Он вместе с аврорами прочесывает ветки метро. - Зачем? - вскинула голову Гермиона. Друг помолчал, дописывая строчку на пергаменте и повернулся к ней лицом. - Распускает слухи. Мы решили воспользоваться твоей теорией. Помимо воли улыбка у нее растянулась до ушей. - Ты ему рассказал? Гарри кивнул. - Снейп тебе не враг, Гермиона. Он не меньше тебя хочет поймать преступников. Она только молча закатила глаза к потолку. Не враг. Но и нравиться ей он не обязан! Особенно при его методах! - Я хочу участвовать. Друг вздохнул, явно пытаясь придумать как заставить ее сидеть на месте, но оба прекрасно знали, что затея это бесполезная. - Обещай мне, что сразу вернешься сюда, едва почувствуешь слабость. - Слово ведьмы! – радостно согласилась Гермиона, прикидывая, проживут ли цветы в ее квартире еще пару недель без нее. – Только закинь меня домой, пожалуйста? Ненадолго. Гарри со вздохом поднялся. Очередным «домом» для Гермионы явилась съемная комната в самых трущобах Лондона, вызывавшая стойкое отвращение у всех, кроме самой хозяйки. На последнем этаже, с протекающим потолком, тараканами и полным набором неадекватных соседей. Сама Гермиона называла это «погружением в среду», начитавшись маггловских книжек. Каждый раз, как она аппарировала к себе, они нервничали до тех пор, пока ведьма на следующее утро не появлялась на работе. - Когда-нибудь это выйдет тебе боком, – с отвращением разглядывая очередные мокрые разводы на полу и потолке прямо посреди единственной комнаты, сообщил ей Гарри. Гермиона только передернула плечами. Гарри предпочитал сначала ловить (с шумом, драками и попеременным успехом), а потом допрашивать. Она же сначала узнавала всю подноготную и только потом действовала. Чему немало помогали осведомители, просто отказывавшиеся появляться в более подходящих для жизни одинокой девушки местах. На самом деле, здесь она скорее бывала, чем жила – большую часть времени проводя на Гриммо, что более чем устраивало и ее и Гарри. Окинув подозрительным взглядом квартиру и не найдя ничего предосудительного, Гермиона скорбно осмотрела сухие остовы, оставшиеся от пары цветков в горшках и привычно сбросила их в мусорную корзину. - Я же не заставляю тебя здесь жить, – ответила она другу, скрываясь в ванной, чтобы переодеться в собственные вещи. - Да ни за что на свете! - Кстати, сегодня я ночую здесь, – сообщила Гермиона из-за дверей, натягивая свитер и шипя, когда он задевал шрамы. - Нет. - Да. Спорить было бесполезно – и Гарри знал это не хуже нее. Они вышли из дома, направившись прямиком к метро – Гермиона отказалась от трости, опираясь на руку друга. Северус почти не удивился, заметив как Поттер и Грейнджер выходят из вагона на станции, рядом с которой убили девушку. Мальчишка тащил ее под руку с хмурым видом, в то время как Грейнджер что-то ему втолковывала. Как он и предполагал, мальчишка в очередной раз спасовал под натиском подруги. При виде Снейпа, спокойно ожидавшего, пока они подойдут ближе, Гермиону прямо таки затрясло от гнева. Однако устроить скандал при свидетелях значило окончательно обрушить свою репутацию в аврорате, поэтому она только вздернула подбородок и прошла мимо – туда, где все еще была растянула желтая полицейская лента. В узком тоннеле было влажно, а эхо от ее шагов разносилось далеко вперед. Толпа полицейских плюс не меньшее количество авроров практически ничего не оставили от остатков воспоминаний, которые она могла бы, постаравшись, вытащить из каменных стен. Место преступления было освещено лучше - синеватый свет магловских фонарей не оставлял даже намека на тень, хотя разглядывать было особенно нечего. На полу виднелись несколько пятен крови – почти незаметные, если бы не таблички с номерами от которых она, впрочем, поспешно отвела глаза. Похоже, авроры оставили все как было. Несколько крыс прыснули в разные стороны при ее появлении, но Гермиона не боялась их, только проводив взглядом. В этом тупике было суше – вероятно, из-за вентиляции, решетку которой она заметила на потолке. Гермиона попыталась представить себе как все произошло. Даже если предположить, что девушку убили здесь – веревку, к примеру, перекинули через вентиляционную решетку, прутья которой были достаточно широкими, но КАК заманить в такое место молодую девушку? Станция достаточно людная, силой тут ничего не решить – кто-нибудь бы заметил - Магия, мисс Грейнджер, – Снейп появился за ее спиной, словно привидение. Гермиона заставила себя проигнорировать его присутствие и не оборачиваться. Однако зельевар, словно не замечая этого, встал рядом, касаясь рукавом мантии ее руки. – Я просмотрел камеры. Кристина Парсонс сама пришла сюда. А следом за ней спустя полчаса пришли трое. - И лиц, конечно, никто не видел, – не сдержалась ведьма, скептически хмыкнув. - Ну почему же, – огорошил ее Снейп. – Видели. Проблема только в том, что никто из этих троих не мог быть в это время в метро. - Оборотное зелье? - Возможно, – голос зельевара был спокоен и странно-беззаботен. Ее это взбесило окончательно. - Для вас это всего лишь игра, так? – в упор посмотрев на Снейпа, спросила Гермиона. Тот лишь слегка наклонил голову с легкой улыбкой на лице. – Все эти убийства, вообще вся работа в аврорате! - Прошу напомнить, мисс Грейнджер, – вкрадчиво заметил Северус – Что это не я напросился в консультанты. А уж винить меня за то, что я не воспринимаю любое преступление как личное оскорбление и вовсе глупо. Гермиона секунду ошарашено смотрела на него, пытаясь понять говорит он это серьезно или в очередной раз издевается. - То есть я, по-вашему, вижу это именно так? - Тогда назовите мне другую причину рисковать здоровьем ради мертвецов? – предложил он. Ведьма закатила глаза. - Не начинайте. Я не собираюсь ничего вам доказывать, вы явно не тот, перед кем стоит раскрывать душу, не находите? - Мерлин упаси, – с усмешкой отозвался Северус. Весь этот диалог откровенно забавлял его, учитывая, что он верно оценил ее мотивы. Гермиона не любила людей – она была слишком умна для этого, однако гордости, доходящей порой до тщеславия, ей было не занимать. И какое оскорбление – совершить что-то подобное перед ее носом, да еще и уйти безнаказанным! Заставить ее признать правду было бы уже половиной победы. Предвкушение этого заставило побежать мурашки по его спине и Северус с трудом удержался от того, чтобы не прижать упрямую ведьму к стене и не решить все вопросы без слов – она уже достаточно была зла на него, чтобы ответить на поцелуй. Возможно, даже Нет, нет – он достаточно ошибался с ней. После такого девчонка может и вовсе сбежать от него – от стыда или гордости. С легким сожалением Северус отказался от этой идеи и поднял руки в знак примирения: - Каковы бы ни были наши мотивы, мисс Грейнджер, цель одна. Так может быть, зароем топор войны и будем работать вместе? Гермиона, которая уже начинала чувствовать себя не в своей тарелке от оценивающего взгляда Снейпа, еще больше напряглась от такой резкой перемены. Он выглядел как волк, с неохотой натянувший поношенную шкуру овцы. Ей вдруг захотелось, чтобы кто-то еще был рядом – кто угодно. - С условием, что вы не будете препятствовать моим перемещениям, – отрезала она, желая поскорее закончить эту беседу и выйти на воздух. - Я обещаю, – с отвращением от собственной покладистости ядовито бросил Северус. – Если вы соглашаетесь работать вместе. - Не заметила за вами подобного желания вчера, – еще более ядовито прокомментировала Гермиона, скрестив руки на груди. - Я раскаялся, – тоном, намекающим на прямо противоположное произнес Северус, смотря ей прямо в глаза. Девчонка попыталась ответить тем же, но не смогла – как и всегда – и отвела взгляд. После этого любые ее возражения звучали уже слишком неубедительно, чтобы он воспринял их всерьез. Настроение у зельевара значительно улучшилось. Гермиона могла говорить что угодно, но важно было лишь то, как реагировало ее тело – а оно никогда не врало. Поттер за время их отсутствия уже успел отбыть в неизвестном направлении и Гермионе ничего не оставалось, кроме как и дальше терпеть общество Снейпа: ни один из авроров не захотел к ним присоединиться. - Не ожидала, что вы решите воспользоваться моей схемой - неохотно призналась она, наметанным взглядом определяя авроров, замаскированных под простых прохожих. - Не ожидал, что гриффиндорка прибегнет к обману, – парировал Снейп. – Хотя это приятная неожиданность. Ведьма поморщилась, не желая, чтобы ее успехи рассматривали в таком ключе. - Ваши преданные собачки уже пустили слух, что авроры нашли улики. В ближайшие дни мышеловка захлопнется. В этот момент они вышли на улицу, окунувшись в целую какофонию звуков и Гермиона не успела накинуться на Снейпа. Лавируя в толпе, они устремились в один из переулков, чтобы аппарировать. Не слушая ее возражений, Северус трансгрессировал на Гриммо, где Джинни устроила очередную генеральную уборку. - Не трясите пепел на чистый пол! – рявкнула рыжая ведьма, выглядывая из кладовки и окидывая их предостерегающим взглядом. Виновато потупив глаза, Гермиона вдоль стены скользнула к выходу из кухни. Северус двинулся следом, прекрасно зная, что за их спинами остались грязные следы от ботинок. В гостиной Гермиона с огромным облегчением упала в кресло, чувствуя, что еще немного и Снейпу пришлось бы тащить ее на себе. - Ну и стоило это того? - А что вы предлагаете, сидеть в этой норе, пока рак на горе свистнет? – не сдержалась ведьма. Она чувствовала подступающую панику, но усталость и дела помогали ее контролировать. Однако Снейп все испортил – своим брюзжанием, ироничным тоном, полным непониманием. Гермиона старательно гнала мысли о том, что никогда больше не сможет пользоваться магией, не сможет читать – хуже, чем просто маггла. Зельевару, казалось, и вовсе не было до этого дела. Он с такой же отзывчивостью мог лечить ее тумбочку. Ведьма сделала несколько глубоких вдохов, отгоняя эти мысли. Она справится. Она сильная. И когда найдет того ублюдка, который сделал это с ней Зеленая вспышка и волна жара. Дикий, полный боли крик. Короткое воспоминание всколыхнулось в ее голове, заставив вздрогнуть. Гермиона неуверенно попыталась приложить этот кусочек к уже имеющимся воспоминаниям. Что-то было не так. Неправильно. Кричала она? Или нет? - Вам плохо? – Северус, наблюдавший за ведьмой все это время, насторожился, увидев испуг на ее лице. – Мисс Грейнджер? Мерлин ее побери, она что думает, он не знает каково это – быть беспомощным? Да он несколько месяцев валялся в МУНГО, не способный даже в туалет сходить! Оклик зельевара заставил Гермиону открыть глаза и посмотреть на него мутным, отвлеченным взглядом. Спустя секунду все снова было в порядке – перед ним сидела готовая к обороне и нападению ведьма, раздраженно притоптывавшая ногой. - Скажите мне честно, я когда-нибудь смогу пользоваться магией? Читать? – наклонившись к нему, Гермиона попыталась заглянуть Северусу в глаза. Он сдержался – она задавала эти вопросы по пять раз на дню – и вместо ответа сунул ей восстанавливающее зелье. - Пейте, мисс Грейнджер. - Когда я в прошлый раз выпила зелье из ваших рук, то заснула через три секунды, – без особой злобы, констатируя факт, сказала Гермиона, не принимая флакон. Северус раздраженно поставил зелье на столик и сел в соседнее кресло. - Вы можете просто делать что велено или навсегда убраться из мира магии. Выбирайте. Неохотно смирившись, ведьма выпила содержимое флакона. Как и всегда – без изменений. От вспышки гнева зельевара спас Кингсли, голова которого появилась в языках пламени. - Снейп! – Не обратив на ведьму никакого внимания, возмутился он.- Где тебя носит? Так Гермиона снова осталась одна. С досадой представляя чем сейчас занимаются авроры, девушка поднялась к себе, не желая чтобы ее кто-нибудь видел. Вечером она вернется к себе на квартиру, а пока следовало дождаться Гарри и узнать у него последние новости. Снейп мог что угодно говорить о сотрудничестве – она не верила ему ни на грамм. Измерив шагами комнату девушка все-таки легла на кровать, проклиная собственную беспомощность и сама не заметила, как заснула. Проснулась, словно от толчка, посреди ночи – слабый отсвет уличного фонаря давал разглядеть очертания предметов в комнате. С минуту полежав и убедившись, что уже не заснет, Гермиона тихо встала и вышла в коридор. Дом тонул в темноте. Осторожно наступая на скрипящие ступени, ведьма прошла на кухню, собираясь налить себе воды. Старые выпуски Пророка стопкой лежали у потухшего камина, вызвав у нее приступ острой зависти. Неуверенно поставив стакан на стол, ведьма шагнула ближе, смотря в пол рядом с газетами. Может быть, все-таки - На вашем месте я не рисковал бы головой. Снейп! Подскочив от неожиданности, она обернулась. Зельевар стоял у входа в подвал, откуда проникал слабый свет. Неизменную мантию сменили брюки и рубашка с задранными до локтей рукавами. - Вы что, переехали сюда? – возмутилась Гермиона, подходя ближе. - Можно и так сказать, – хмыкнул Северус. В темноте ему было плохо видно Гермиону, но он уже научился предугадывать ее поступки и потому предложил раньше, чем она спросила: – Раз уж вы маетесь от безделья, могу дать вам работу. И, не дожидаясь ответа – а зачем, если и так все ясно? – он спустился обратно в лабораторию. Гермиона неохотно пошла следом. Делала она это исключительно из любопытства. В подвале на столах вовсю кипели три котла. Пар, поднимавшийся к потолку, каплями влаги оседал на стенах. Снейп проверил все три, убедился, что все в порядке и повернулся к ней. - Вы совсем не спите? – задала очередной вопрос Гермиона, подходя ближе. Зельевар вроде был настроен миролюбиво, раз согласился пустить ее в святая святых. Не то чтобы она собиралась вести с ним долгие беседы, за последнее время Снейпа в ее жизни было слишком много. Просто никого другого тоже рядом не было. Каким-то образом возле ведьмы всегда оказывался именно Снейп – Гермиону это злило и привлекало одновременно. - Сплю, – пожал плечами Северус, передавая девушке свертки с ингредиентами. – Отнесите это обратно в кладовую. Когда она вернулась, зельевар уже полностью сосредоточился на подготовке ингредиентов и не обратил на нее никакого внимания. Не зная чем себя занять, Гермиона уселась на стул. - Если хотите знать, моя комната рядом с вашей, – так невозмутимо, словно ей и вправду нужно было это знать, неожиданно бросил Снейп. Ведьма подозрительно сощурила глаза, уловив в голосе зельевара намек на издевку. - И я ложусь спать только под утро. Гермиона растерянно моргнула, не зная как реагировать на эти реплики. Он над ней издевается? - Зачем вы мне это говорите? – наконец недоуменно спросила она. Закончив нарезать корень асфоделя, Северус покосился на девушку. Вид у той был изрядно огорошенный. - Я всего лишь отвечаю на ваши вопросы, мисс Грейнджер. Если он точно так же отвечал на все вопросы Волан-де-Морта, то понятно, почему его так никто и не раскрыл. Недовольно фыркнув, Гермиона подтащила стул ближе. - Если хотите, чтобы я ушла, скажите это прямо. - Разве я просил вас уйти? – вкрадчиво поинтересовался Снейп, кинув на нее странный взгляд, от которого Гермиона и вовсе пожалела, что вышла из комнаты. Ситуация была слишком странной. Ночь, они вдвоем в лаборатории Гарри, задают друг другу вопросы, на которые ни один не собирается отвечать. Почему она до сих пор не ушла? - Не думаю, что вам приятно мое общество, – решив идти напролом ответила Гермиона, внимательно наблюдая за зельеваром. Тот был сосредоточен на ингредиентах, ни разу не сбившись, однако губы неожиданно дрогнули в подобии улыбки. - А вам так этого хочется? Мерлин побери, почему ему все ее слова надо выворачивать наизнанку?! Чувствуя, как против воли краснеют уши – и ведь ни грамма правды не было в его словах! – ведьма скрестила руки на груди. - Мне хочется, чтобы вы прекратили увиливать и говорили прямо. Северус вздохнул, потушив огонь над котлом и повернулся к девушке. Та смотрела исподлобья – настороженно и воинственно. - Ох уж эти гриффиндорцы, лишь бы только правду и резать. А как же беседа, мисс Грейнджер? Тонкое искусство плетения фраз? – вкрадчиво поинтересовался он, подходя к ведьме вплотную. Та явно напряглась. Наслаждаясь эффектом, Северус наклонился к самому лицу Гермионы, позволив себе рассматривать ее так пристально, как ему давно хотелось. Сама ведьма, казалось превратилась в камень – жили только глаза, в которых плескалась настороженность и недоумение. – М? Гермиона только сейчас поняла, что он ждал от нее ответа. До сих пор она словно загипнотизированная лягушка боялась даже пошевелиться, чувствуя дыхание зельевара на своей коже. От Снейпа пахло травами и мускусом – сочетание, от которого у нее участился пульс. Эта сторона зельевара была ей незнакома и Гермиона была совершенно уверена, что могла бы обойтись из без этих знаний. Теперь же единственное, чего ей хотелось – чтобы он, наконец, перестал над ней издеваться и отошел подальше – чтобы она могла снова забыть, что зельевар вообще-то мужчина. И Мерлин побери, он видел ее голой!!! Эта мысль вывела ее из ступора. Резко оттолкнув Снейпа, Гермиона вскочила со стула и обошла стол – так, чтобы создать между ними ощутимую преграду. Снейп скептически приподнял бровь. - Никогда не думал, что гриффиндорцы настолько трусливы. - Нет, я просто обрываю бессмысленный разговор, – голосом, более высоким, чем обычно у нее был, ответила ведьма. – А вам пора заняться вторым котлом. Северус хмыкнул, однако настаивать не стал – девчонка выглядела слишком испуганной, а этого он не хотел. - Идите уже спать, мисс Грейнджер. Я знаю много неудобных вопросов и не в том настроении, чтобы их беречь. – Вздохнул он, отходя к котлу и освобождая ей путь к выходу. Плюнув на гордость, Гермиона стрелой вынеслась из лаборатории, в два скачка преодолела лестницу и только на кухне, залпом выпив стакан воды, удивленно уставилась на свое отражение в стеклянных дверцах буфета. Что вообще произошло? И только добравшись до своей комнаты и рухнув на кровать, она вспомнила, что так и не спросила о расследовании. Даже в голову не пришло – и все из-за Снейпа, решившего проявить неожиданную любезность. И ведь он даже не дотронулся до нее! Просто задал несколько вопросов и подошел немного ближе. А она уже повела себя как впервые встретившая мужчину монашка. Злобно фыркнув, Гермиона взбила кулаком подушку. Ничего удивительного. Снейп – это Снейп. Мрачный, скользкий, ядовитый со всех сторон тип. Видеть в нем еще и мужчину – привлекательного мужчину! – было уже слишком. Все равно что заставить кошку ходить на двух лапах. Скорее всего, у него и в мыслях не было ничего такого, просто ночь и уединенность сделали свое дело. Вот и все. Стоило остаться и вытрясти из него всю информацию по делу, а не сбегать словно подросток. Все еще пребывая в смятении, ведьма проворочалась до самого утра и только с рассветом смогла заснуть – когда ночное происшествие показалось и вовсе смешным.

ГЛАВА 7 Когда затихли шаги молодой ведьмы, Северус позволил себе усмехнуться. Ребенок, совершеннейший. Нет, он знал, конечно, что Гермиона Грейнджер не из разряда коварных соблазнительниц, на которых пробы ставить негде, но не ожидал, что она окажется настолько Неопытной? Это в его планы не входило. Начиная эту историю, он заранее предполагал, что она будет достаточно разумна и опытна, чтобы оценить свое положение. Последнее, чего ему хотелось – иметь за спиной оскорбленную в романтических чувствах гриффиндорку. - Если уж решили оккупировать мой дом, могли бы вести себя и потише, – Поттер появился в дверях, когда Северус уже законсервировал зелья и собирался подняться с себе, чтобы проспать положенные четыре часа. Пижамные штаны виднелись из-под наспех накинутой мантии. - Что вас не устраивает, Поттер? – недовольно осведомился зельевар, протискиваясь мимо парня и поднимаясь наверх. Тот устремился следом. – Варю зелья для вашей драгоценной Грейнджер. - Меня не устраивают ваши полуночные встречи, после которых Гермиона хлопает дверями. Джин беременна, – парировал Гарри, ничуть не смущаясь равнодушием Снейпа. Северус хотел было ответить в привычной язвительной манере, но передумал. - Скажите-ка мне, Поттер, мисс Грейнджер с кем-нибудь встречается? Гарри, открывший было рот, чтобы сказать традиционное «не лезьте не в свое дело», неожиданно передумал. События, разворачивающиеся в последнее время вокруг этих двоих, изрядно потрепали ему нервы и теперь он непрочь был за это отомстить. - Возможно. - Что значит «возможно»? – недовольно поинтересовался Северус, уже поднимающийся по лестнице, вследствие чего их беседа перешла на суфлерский шепот. – Да или нет? - Она встречается с кем-то на своей квартире, но я ни разу его не видел, – пояснил Гарри, наслаждаясь видом потерявшего дар речи Снейпа. - Своей квартире? – вычленил из длинного списка самый важный вопрос Снейп. – У нее есть своя квартира? - Ну не думаете же вы, что мы до сих пор живем вместе? – резонно заметил Гарри и открыл дверь в свою спальню. – Спокойной ночи, профессор. Северус остался стоять на площадке второго этажа. Мерлин побери, как он должен был об этом узнать, если все это время Гермиона неизменно ночевала здесь? И что будет, если она вдруг захочет перебраться обратно? Вряд ли ведьма пустит его с собой. Некий мифический поклонник внезапно вызвал у Снейпа приступ острой злобы. За прошедший месяц он как-то привык считать Гермиону своей – пусть та пока об этом и не знала. Следовало разобраться с этим как можно быстрее. Интересно, встречалась ли она со своим поклонником после ранения? Как он смотрел на ее шрамы? В любом случае ночевала ведьма только здесь – уж ее отсутствие он бы заметил. Сон как рукой сняло – застыв на секунду у дверей Гермионы, Северус прошел к себе, набросил мантию и аппарировал от крыльца Поттеров. Один Мерлин знал куда он отправился. Утром Гермиона первым делом отправилась в Министерство. Ни Снейпа, ни Гарри (хотя последний мог бы ее дождаться или хотя бы разбудить, чтобы взять с собой, как бы ни было это унизительно для нее) в доме уже не было, Джинни еще спала и ничего не помешало ведьме тихо выскользнуть в парадные двери. В последний момент она прихватила свою палочку – на всякий случай. Сегодня поход в Министерство дался ей проще, чем вчера – может быть, свое дело сделало зелье, которое она нашла на тумбочке у кровати. С некоторым беспокойством вспомнив ночной разговор со Снейпом, Гермиона выпила его. Он не спит ночами из-за нее? Зная Снейпа, он бы посоветовал ей снять розовые очки. Кто она такая, чтобы Северус Снейп шел на такие жертвы ради ведьмы? Гермиона вошла в кабинет Гарри, запретив себе даже думать об этом. - У вас получилось? Гарри, видимо, ожидал чего-то подобного. Вздохнув, он запечатал дверь заклинанием и кивнул Гермионе на кресло. - Еще рано говорить. - То есть нет, – заключила девушка разочарованно. С самого начала это расследование пошло наперекосяк. Сначала его перекидывают от одной группы к другой (не говоря уже о том, что изначально не нужно было его у нее забирать), потом упускают тело второй жертвы - Но вы хотя бы поговорили с полицейским, который ее нашел? - Снейп с Роджерсом отправились к нему утром. Гермиона представила себе полного, маленького Роджерса, которого и в аврорате то держали лишь за то, что он заставлял забыть об осторожности и отъявленных преступников и Снейпа, рядом с которым даже невиновные начинали в себе сомневаться. Катастрофа. - Я отправил Роджерса, а Кингсли настоял на Снейпе, – хмуро отозвался Гарри, заметив выражение ее лица. – Не смотри на меня так, мы пошли тебе навстречу и запустили этот слух об уликах, двадцать авроров под прикрытием работали целый день впустую! - Мне?! – возмутилась Гермиона, мгновенно вспыхивая. От расправы Гарри спас только появившийся в дверях аврор. Ведьма одарила обоих гневным взглядом и вышла. Неизвестно еще добудут ли Снейп и Роджерс какие-то сведения, а она не могла сидеть сложа руки. Поймав машину, ведьма села на заднее сиденье кэба, с трудом впихнув следом дурацкую трость. - Хейгейт. Вряд ли таксист этому обрадовался. Трудно было найти более неблагополучный район в Лондоне. - Я заплачу вдвойне, если довезете до самого дома, – пообещала Гермиона, понимая, что другого выхода у нее нет. Нащупав пальцами палочку в кармане, она пообещала себе, что попробует сначала что-нибудь простое, а не примется сразу за трансгрессию. Таксист все же не стал довозить ее до дома, ограничившись началом квартала. Раздраженно хлопнув дверью, ведьма вышла под моросящий дождь, тяжело опираясь на трость. Внимание прохожих она не привлекла по той простой причине, что их не было. С наступлением дня район словно вымирал, поэтому она спокойно дошла до дома, срезав путь через заросшую детскую площадку, перешла дорогу, мазнув взглядом по затопленному подземному переходу, и поднялась к себе, никем не замеченная. Гарри мог говорить что угодно об этом доме, но ей здесь было хорошо. Войдя в квартиру, ведьма с облегчением упала на старый скрипучий диван и закрыла глаза. Сегодня она останется здесь. Пусть эта квартира не отвечает представлениям магов о комфорте, зато никто не будет ломиться к ней через камин – его попросту тут не было – а охранные заклинания отлично защищают от магглов. Хотя и их в этом крыле было немного. Гермиона знала своих соседей – это было первое, что она узнала, когда сюда переехала. Маг, занимающийся изготовлением дури для гоблинов с одной стороны и нищий полусумасшедший сквиб, существующий на пособие, которое ему выплачивало Министерство Магии. То ли жертва бесконтрольного выброса магии, то ли чьей-то неудачной шутки. Снизу донесся звук бьющегося стекла и визгливый смех. Ах да, и проститутка, специализирующаяся исключительно на магах. Такая вот компания. Если бы Живоглот был еще жив Гермиона сжала зубы, отгоняя эту мысль. Она, конечно, не думала, что кот будет жить вечно, ведь взяла его уже старым. Однако его смерть все равно стала для нее неожиданностью. С тех пор она так и не завела домашнее животное – даже сову, чтобы писать письма, пользовалась патронусами. Ладно, хватит валяться, она не для того сюда пришла. Гермиона заставила себя подняться и пройти в кухню. На изрезанном ножами столе лежала целая гора пергаментов и запечатанных писем – все, что за время ее отсутствия принесли патронусы. Она сдвинула в сторону конверты, пропечатанные официальной печатью Министерства и выудила замызганный, явно притащенный не патронусом пергамент. Даже не разворачивая, можно было понять кто его автор. - Фу. На шнурке, связывавшем свиток, были видны следы зубов. - Не мог придумать ничего лучше. Когда она впервые встретила его на улице, Драко был похож на бомжа – кем, собственно говоря, и являлся. Теперь он имел свою квартиру, постоянную работу и личного инспектора. Гермиону. Поскольку она отказалась дать ему свой ключ от квартиры, а патронуса он создать не мог, зато отлично наловчился в анимагии, Драко решил вопрос писем кардинально, притаскивая их в зубах. Быстро перевернув пергамент исписанной стороной вниз, ведьма написала несколько строк, затем свернула его в трубку и пропихнула в вентиляцию. Там Драко точно найдет. Может быть, это было неправильно и противозаконно – использовать Малфоя в качестве личного осведомителя, ничего не делая с его способом зарабатывать себе на жизнь, однако только благодаря этому она раскрыла столько дел. После чего, насвистывая под нос, Гермиона убралась в квартире – впервые за несколько месяцев. Пару раз она порывалась использовать палочку, однако каждый раз страх возвращения боли останавливал ее. Шрамы еще болели – особенно тот, что был на бедре. Шипя сквозь зубы, она влезла в ванну, всыпав туда почти все запасы успокаивающих раздражение трав. Горячая вода сначала обожгла кожу, затем позволив ей расслабиться. Откинув голову на бортик ванны, ведьма выдохнула и позволила себе улыбнуться, представляя как Снейп и Роджерс пытаются выведать у молодого полицейского что-то новое. Она пойдет другим путем. Гарри бы этого не одобрил, конечно, но Скребущий звук из кухни заставил ее вздрогнуть от омерзения. - Я в ванне, сейчас выйду! – крикнула Гермиона, с кряхтением выползая из горячей еще воды и заматываясь в полотенце. Когда она вышла на кухню, Драко уже поставил чайник и рылся на полках в поисках чая. Старая футболка и растянутые спортивные штаны, которые девушка специально хранила для таких случаев, висели на нем как на вешалке, одновременно придавая какую-то женственную обаятельность. Не в последнюю очередь ради этого развлечения она и не покупала для Драко нормальную одежду. - По какой помойке ты шарился на этот раз? – тихо спросила она, решившись все-таки привлечь внимание. Парень обернулся, открыв рот, чтобы сказать очередную свою глупую колкость и застыл, расширившимися глазами смотря на ее шрамы. Гермиона сглотнула, скрещивая руки на груди. – Не смотри так, я уверена, об этом писали в Пророке. - Они забыли напечатать фотографию, – не очень уверенно улыбнулся Драко, подходя ближе. На худом бледном лице не осталось и следа лоска. Короткие белые волосы стояли торчком, давно не зная геля. Чайник засвистел, закипая, но он не обратил на него никакого внимания. – Больно? - Наслаждаюсь каждой минутой, – неловко ответила девушка, проходя мимо и выключая чайник. – Прекрати так смотреть, все в порядке. И я все еще могу уложить тебя на обе лопатки. - Не сомневаюсь, – хмыкнул Драко, заливая заварочный чайник кипятком и выплескивая в раковину. После чего уже заварил чай. – Но если ты хотела поговорить об этом, то я понятия не имею. Подавив разочарование, ведьма отрицательно покачала головой. - Нет. С этим я разберусь сама. Мне нужно, чтобы ты узнал о запрещенных обрядах, проводившихся в последнее время в Лондоне. Они сели за стол, причем Драко развалился сразу на двух стульях, сложив на один ноги. Взгляд его то и дело касался ее шрамов и Гермиона чувствовала себя словно лабораторная мышь. Она уже пожалела, что не натянула свитер с горлом, хотя это вряд ли бы помогло – учитывая шрамы на ее лице. - Тебе энциклопедию составить? – хмыкнул блондин. – Или предложишь что-то более реальное? - Темные обряды. С жертвоприношениями. Кто делал, – не очень надеясь на успех уточнила Гермиона. – Или кто мог бы такой провести? - Я мог бы, – пожал плечами Драко, болтая ложкой в чае. – У тебя есть хоть какая-нибудь еда или ты святым духом питаешься? - Уж прости, не было времени подготовиться к твоему приходу. Думаешь я не помню, как ты упал в обморок при виде крови? – Ведьма встала и, пошарив в холодильнике, достала сахарницу. - Другого места не нашла? Грейнджер, ты просишь невозможного. - Я не прошу, – отрезала Гермиона. – Или ты выясняешь все, что можно за последние три недели или я внезапно узнаю, что в лавке травника на углу Четвертой и Кросс-роуд на самом деле торгуют запрещенными зельями! Секунду они сверлили друг друга глазами, но этот разговор повторялся почти каждый раз и оба знали его исход. Драко скривился и встал. - Я не знаю, когда смогу что-то узнать. Пришлю письмо. - Буду ждать, – выдохнула девушка, оставаясь сидеть и ожидая пока Драко трансформируется обратно в мышь. Однако тот почему-то медлил. Мазнув взглядом по кухне, он покосился на нее. - Я рад, что ты вернулась, Грейнджер. - Еще бы, кто тогда будет защищать тебя от Пожирателей? – только когда ушел Драко, пробормотала ведьма, вставая и перемещаясь в гостиную. Там она скинула полотенце, взяв в руки коробочку с мазью. За окном уже смеркалось, однако она не стала включать свет, наслаждаясь одиночеством. Она любила бывать у Гарри, однако там всегда было шумно. Сегодня ей хотелось тишины. Хотелось почитать хорошую книгу, потренироваться в трансфигурации И ничего из этого теперь не было доступно. Настроение у нее, и без того испорченное реакцией Драко, окончательно упало. Закусив губу, ведьма осторожно прошлась пальцами по бедру. Некстати вспомнилось, как то же самое делал Снейп – с методичностью и полным отсутствием каких-либо чувств. И, тем не менее, она до сих пор помнила ощущение его пальцев на коже. - Бред, – злобно прошептала Гермиона в темноту, втирая мазь. Резкие движения причиняли боль, но заставили забыть о глупых мыслях. - Вот бы он поиздевался, если бы знал, о чем ты думаешь! Говорить с самой собой было странно, но все же лучше, чем сидеть в одиночестве. После ухода Драко Гермионе было не по себе. Она не сможет оказать и малейшего сопротивления, если он вдруг решит отомстить за шантаж. И хотя она не думала, что Малфой на самом деле даже подумает об этом, но сам факт собственной беспомощности выбивал ее из колеи. В доме Гарри ведьма чувствовала защиту. Здесь же, в наполненной сумеречными тенями квартире, можно было полагаться только на себя. Ведьма внезапно пожалела, что не вернулась на Гриммо. Пусть там невозможно остаться одной, но, по крайней мере, безопасно. - А если ты никогда не сможешь пользоваться магией? – Гермиона заставила себя встать и включить свет – везде. Темнота вдруг стала для нее угрозой. – Так и будешь жить с Гарри? Схватив с полки маггловскую книжку, она уселась на диван, подтянув колени к подбородку и раскрыла книгу на середине. Взгляд перебегал с пальцев, держащих края, на голографическую дешевую закладку, не решаясь обратиться к тексту. Гермиона слишком хорошо помнила боль, которая пришла, когда она попыталась прочитать Снейповскую записную книжку. Такси вызывать бесполезно, аппарировать попросту опасно. Попробовать создать патронуса? Она представила себе содержание письма - «Гарри, забери меня, мне страшно» – и фыркнула. Гроза Пожирателей, Гермиона Грейнджер. Нет, ей нужно остаться здесь. Пересилить себя, не поддаваться панике. Вполне понятно, что она чувствует себя беззащитной без магии, в этом нет ничего странного. Гермиона видела магов после битвы за Хогвартс. Некоторые еще долго не могли создать даже простейшее заклинание – и все они с этим справились. И она сможет. Только вот что же она такого сделала, чтобы настолько истощить себя? Снова эти вопросы. Гермиона уже не верила самой себе. Она помнила что было тогда, на стадионе Или нет? Она применяла стандартные атакующие заклинания, ничего из того, что могло так истощить ее. И против нее было использовано хоть и запрещенное, но понятное заклинание. Почему же теперь, спустя месяц после нападения, она все еще больна? Что-то подсказывало ей, что Снейп знал ответы на эти вопросы. Стук в дверь заставил Гермиону подскочить на диване. В первую секунду она даже не поняла что происходит. Затем годы работы в аврорате взяли свое – она схватила почти бесполезную палочку, тихо и осторожно подошла к двери. Снова стук, уже громче и нетерпеливее. Решившись, наконец, посмотреть в глазок, ведьма подумала, что это был последний раз, когда она показывала Гарри свою квартиру. Понимая, что незваный гость никуда не уйдет и рискует привлечь внимание соседей, она открыла. Снейп, кивнув, молча вошел внутрь. Гермиона с неудовольствием проследила как он осматривает каждый угол в ее доме – последовательно и быстро. Заперев двери, она пошла следом, скрестив руки на груди. Помяни черта. - Вы, мисс Грейнджер, самое глупое и безрассудное существо, которое мне доводилось встречать. – Северус встал у окна, дернув жалюзи так, что те задребезжали, грозя рухнуть ему на голову. Убедившись, что видно с улицы его не будет, он повернулся к ведьме. Та стояла, опершись о стену, глядя на него со смесью возмущения, злости и потаенной радости. Впрочем, последнее испарилось после его слов. – Я вам не нянька и не ищейка, чтобы бегать за глупой девицей по всему городу! – от злости у него даже щека дернулась. До самого вечера Северус таскался с Роджерсом по Лондону, потому что единственного свидетеля уволили из полицейского участка за пьянство. Тот, видимо, решил отметить это дело, потому что качество питейных заведений успешно перешло в количество – они сумели выловить его лишь в десятом баре, в совершенно невменяемом состоянии. До ночи провозились, вытаскивая нужную информацию, а, вернувшись к Поттеру, он узнает, что девчонка в очередной раз решила вильнуть хвостом и с утра еще не появлялась! - Тогда зачем вы со мной нянчитесь и ищете? – резонно спросила Гермиона. На самом деле, она была рада видеть Снейпа лишь первые две секунды. Затем он вновь напомнил о своем паршивом характере и все вопросы, которые она хотела ему задать, вылетели у нее из головы. Северус прожег ее взглядом, впервые не зная что ответить. Девчонка выглядела уставшей, но здоровой и его собственные страхи внезапно показались ему глупостью – особенно после того, как он никого, кроме нее, в квартире не нашел. С минуту они оба молчали, причем Гермиона смотрела куда угодно, только не на зельевара, а затем и вовсе, обреченно вздохнув, скрылась на кухне. Послышался гул воды в кране и треск зажегшегося на плите газа. В этот момент Северус окончательно передумал возвращать ее к Поттеру. Она не собиралась его выгонять. - У меня нет еды. - Закажем. - Вряд ли кто-то поедет в Хейгейт посреди ночи, – хмыкнула ведьма, садясь на стул. Снейп вошел в кухню и сел напротив, снова рассматривая девушку. Гермиона зябко повела плечами. Она привыкла к прямому взгляду зельевара еще с Хогвартса, но чувствовать себя его единственным объектом - Значит, заставим, – пожал плечами Северус. Поттер, наверное, вне себя – он-то ожидал, что Гермиона вернется на Гриммо. - Это незаконно, – не протестуя, а скорее выдавая факт сказала она, пытаясь примириться с абсурдностью ситуации. Что ему здесь нужно? Почему он не уходит? Почему она его не выгонит? - Арестуйте меня, - фыркнул Снейп, подтаскивая второй стул и складывая на него ноги. Гермиона поджала губы, чтобы не улыбнуться этому сходству. Вот откуда у Драко – вышколенного аристократа – такая привычка. - Мне нужно спрашивать или вы сами расскажете как все прошло со свидетелем? – уже наливая чай в кружки, спросила она. Северус помянул недобрым словом пресловутого «свидетеля». - Он нашел ее на полу. Рядом никого не было. Веревки, впрочем, тоже. - Во сколько это было? – деловито спросила Гермиона, с облегчением ступая на знакомую и удобную тему расследования. Пить чай со Снейпом – при том, что на стол из воздуха периодически падали галеты и шоколадные батончики – было слишком утомительно. Он, казалось, понятия не имел что такое обычная беседа, предпочитая молча сверлить ее взглядом. - Около полуночи неделю назад. Но девица пролежала там недолго – иначе крысы бы до нее добрались. - То есть тот, кто это сделал, сначала убил девушку, затем вернулся через пару дней, обрезал веревку и снова ушел? – недоуменно подытожила ведьма, хрустя галетой. Снейп к еде не притронулся. – Какой в этом смысл? - Забрать то, что могло указать на преступника? – предположил Северус, размышляя что ему делать когда чай закончится. Грейнджер не походила на внезапно воспылавшую любовью дурочку, скорее уж на смирившуюся с неизбежным. Это, конечно, тоже было неплохо, хотя и подозрительно. Он готовился к отпору и тому, что ведьма попросту не откроет двери. А она, видимо, задалась целью выведать у него все о расследовании. - Или просто забрать что-то, что можно взять только после смерти? А вот это уже становилось интересным. Взгляд у Гермионы блеснул догадкой. - Что вы знаете о музее магической истории, профессор? Снейп знал только то, что ничем хорошим это не обернется. Предположение подтвердилось, когда девушка, соскочив со стула, метнулась сначала за вещами, а затем в ванную, крикнув уже оттуда: - Сбросьте патронуса Гарри! Северус, призвав на помощь все свое терпение, дождался пока она выйдет уже в джинсах и кофте. Волшебная палочка заткнута в карман. - Не хотите объясниться? - Подождите, дайте мне прочувствовать момент - попросила Гермиона, наслаждаясь раздраженно-любопытным лицом Снейпа. И только когда он уже готов был вытрясти из нее все ответы, сжалилась. – Не удивлена, что вы не в курсе. Эта информация была только для внутреннего пользования в отделе Тайн. Два месяца назад в Британском музее было совершено ограбление. Когда начали составлять список украденного выяснилось, что неизвестные проникли и в магическую часть музея тоже. - Опустим вопрос откуда вы в курсе информации «для отдела Тайн». Что они украли? - в раздражении от того, что приходится выуживать из ведьмы информацию, спросил Северус, вставая. Если единственный вариант их нормального общения – это расследование убийства, что ж, он готов и на это. - Один из экспонатов – веревка, на которой была повешена Элизабет Сотерн. - Веревка повешенной ведьмы? – уточнил Снейп. - Действительной ведьмы, – добавила Гермиона со значением. Глаза ее торжествующе горели. – Именно тогда магам пришлось отделять мир магов от мира магглов. - Это было в семнадцатом веке, какое отношение это имеет к нам? – Северус вместе с ведьмой вышел из дома и направился к одному из переулков. При их появлении группка бомжей, греющих руки над горящим мусорным баком, разразилась бранью. Гермиона, проходя мимо них, старалась держаться поближе к зельевару. Ночь была холодной – у нее изо рта вырывались клубы пара. - Считается, что она прокляла потомков судей. Хотя лично я в это не верю. Честно говоря, до сих пор я думала, что это всего лишь символ. - Такие вещи никогда не являются тем, чем кажутся, – мрачно бросил Снейп, поворачиваясь к девушке и подавая ей руку. Они зашли за дом, укрывшись в тенях сгоревшего деревянного забора. – Нам стоит узнать об этом подробнее Не успела Гермиона задать очередной вопрос, как ее затянуло аппарацией и выкинуло на дороге у ворот Хогвартса. - Я и забыла, что вы все еще преподаете, – заметила она, когда железные решетки дрогнули и со скрипом открылись. Замок горел тысячами огней и ведьма невольно залюбовалась зрелищем. – Как вы объясняете свое отсутствие? - Я не преподаю, – отрезал Северус, оглядываясь через плечо. – Вы идете? Гермиона поспешила догнать мага. Они прошли в замок через башню Пуффендуя, причем у ведьмы было сильное подозрение, что о существовании этой двери не знает даже МакГонагалл. - Тогда почему вы до сих пор живете в замке? - Грейнджер, еще один вопрос и я запечатаю вам рот заклинанием, – предупредил Северус, раздраженно покосившись на нее. Ведьма тяжело дышала, однако старалась не отставать. Они прошли по пустым темным коридорам, миновав мерцающие магические завесы к крылу преподавателей и начали спускаться в подземелья. Гермиона шла по замку, пытаясь избавиться от чувства дежавю. Она, несомненно, любила Хогвартс, но последний раз была здесь как раз во время битвы. Не слишком приятные воспоминания. Резкий рывок за шиворот выдернул ее из прошлого. - Если вы попадете под мое защитное заклинание, никакие зелья вам уже точно не помогут, смотрите куда идете! – прорычал Снейп, в последнюю секунду удержав ведьму. Гермиона застыла, рассматривая проход в боковой коридор с опаской. Зельевар выпустил воротник ее куртки из рук и, одарив недобрым взглядом, взмахнул палочкой. – Теперь можете пройти. - А если бы это был ученик? – укорила девушка, проходя следом за магом. В темноте она чувствовала себя неуютно и с облегчением вздохнула, когда Снейп открыл дверь и они вошли в его гостиную. Огонь в камине, словно почуяв хозяина, тут же разгорелся. Светильники на стенах осветили знакомую ей комнату. - Ученики Хогвартса могут за себя постоять, уверяю вас, – ядовито бросил Северус, проходя прямиком к книжному шкафу и пробегая пальцами по корешкам книг. - Что вы ищете? – пропустив эту колкость мимо ушей, спросила Гермиона, садясь на диван. - У меня в свое время был свой интерес к столь памятным вещам, – наконец найдя нужную книгу, Снейп выхватил ее с полки и уселся рядом с ведьмой. Та подвинулась к самому краю, явно разрываясь между желанием сунуть нос в книгу и опасениями за собственное здоровье. Пару минут Гермиона слышала только шелест переворачиваемых страниц. Рассеянно уставившись в языки пламени, она с такой силой сжала зубы, что услышала их скрип. Что толку от нее? Зачем нужно было тащить ее с собой – сидеть на диване как кукла-марионетка? Ей хотелось действовать, вопреки обычному стремлению все просчитывать. Возможно потому, что это теперь был единственный доступный способ быть полезной. Раньше все обращались к ней, как к источнику информации – никто в аврорате не умел добывать ее лучше Гермионы. Что будет теперь? - Сущность магического артефакта можно распознать лишь при непосредственном воздействии. Если артефакт является искусственно созданным, его свойства будут проявляться исключительно при взаимодействии с магом - И что это нам дает? – устало спросила ведьма, не смотря на Снейпа. Однако тот словно не слышал ее, продолжив. - При стихийном образовании артефакта имеют значения условия его создания и вид магической энергии, используемой при этом Это можно пропустить Энергия, освобождающаяся в момент смерти мага, имеет наибольший потенциал. При насильственной смерти происходит Гермиона даже зажмурилась, слушая голос зельевара, боясь неосторожным вздохом спугнуть наваждение. Ей не верилось, что это происходит на самом деле. По коже, поднимаясь от кончиков пальцев ног, дружным строем маршировали мурашки. В глазах защипало. Он ей читал. Читал. Для нее. -происходит выброс некротической энергии, используемый темными магами для создания наиболее сильных артефактов. Говоря о стихийных артефактах, таковыми могут являться любые объекты, ставшие причиной смерти мага. Наша веревка, похоже, из этих - Хмыкнул Снейп, поднимая глаза на ведьму. Та сидела, обхватив руками колени, зажмурив глаза из уголков которых ручьем лились слезы. Мерлин побери, да что опять он сделал не так?! – Мисс Грейнджер, вы будете рыдать или слушать? – не зная как вести себя с такой Гермионой, с заметной растерянностью поинтересовался Северус. Однако девчонка с такой силой замотала головой, что узел на затылке рассыпался и лицо скрылось за массой кудрей. Честно говоря, ему так стало спокойнее. - Читайте, прошу вас! - Тогда прекратите разводить сырость, я не выношу этого! – бросил зельевар, возвращаясь к книге. Нашел в оглавлении список артефактов. – Как я и думал, веревка Сотерн, артефакт создан стихийно, благодаря посмертной энергии Элизабет. С тысяча семьсот пятьдесят третьего хранится в Британском музее, в восьмисотом перенесен в магическую его часть. Из известных его свойств – выявлять магов среди обычных людей. Не слишком-то страшно Зачем он мог понадобиться? Я и без веревки могу сказать где магл, а где маг. Услышав скрытый вопрос в голосе зельевара, Гермиона поспешно вытерла слезы. Внутри нее словно взорвалась бомба, лишив на время самоконтроля. И причиной тому был не подозревающей о своей роли зельевар, с недовольным опасением смотрящий сейчас на ведьму. С последний полувсхлипом втянув в себя воздух, она, все еще находясь под прикрытием собственной гривы волос, хрипло ответила: - Возможно, мы зря ищем убийцу среди магов? - И оборотное зелье принял магл? – скептически отозвался Снейп. В голосе Гермионы еще чувствовалась дрожь, но хотя бы рыдать она перестала, что, впрочем, не сильно его успокоило. - Почему бы и нет? - А первая жертва? Его никто не вешал. - Тогда, возможно, нам стоит завтра посмотреть и на него? - Он умер от потери крови. Его закололи, – равнодушно отозвался Снейп, вставая с дивана. Он уже успел осмотреть второй труп – без особых результатов. – Я дам вам одеяло и подушку, спать будете на диване. Оборвав таким образом разговор, он скрылся в спальне, откуда через минуту вылетели одеяло и подушка. Не сразу поняв, что зельевар из своей комнаты больше не покажется, Гермиона нерешительно встала у закрытой двери, даже не зная толком что хочет сказать. Как много для нее значило то, что он прочитал ей короткий отрывок текста? Поднимет насмех и будет прав. Однако узел в груди распускаться не желал, заставляя стоять у дверей его спальни. - Что еще, Грейнджер? – либо Снейп видел сквозь двери, либо услышал ее шаги. Гермиона испуганно сделала шаг назад. Зельевар стоял в проходе в брюках и уже наполовину расстегнутой рубашке. На лице и волосах поблескивают капли воды, воротник рубашки тоже намок. - Я - голос ей отказал, а на глаза снова начали наворачиваться слезы, поэтому, пока он не успел их увидеть, она порывисто обняла мужчину, уткнувшись носом ему в грудь. – Спасибо. Теперь главное – отвернуться прежде, чем он успеет увидеть новый виток ее истерики. Поспешное бегство на диван может и выглядело смешно со стороны, однако было единственным вариантом. Ничком упав на покрывало, Гермиона даже дышать перестала, прислушиваясь. Сердце колотилось, в ушах шумела кровь. Скрип закрывшейся двери и неясный шум уже за ней – девушка перевела дыхание, укладываясь уже удобнее. На губах заиграла робкая улыбка.


Глава 8 Северус заставил себя максимально спокойно закрыть дверь и только тогда выдохнул. Нет, никогда он не поймет что нужно женщинам. Сначала она рыдает, потом благодарит – и что в итоге? Продвинулся он хоть куда-нибудь или она так и видит в нем вечно брюзжащего зельевара? Может быть, стоило удержать ее? Обнять? Поцеловать? Нет, нет Северус дошел до кровати и, сбросив остатки одежды, рухнул на постель. У него от девчонки мигрень начиналась. Ни грамма сексуальности в ее порыве не было – в том-то и проблема. Он чувствовал себя великовозрастным папашей. Может, плюнуть на всю эту игру и просто выложить карты на стол? С ее рациональным умом и гипертрофированным чувством долга Гермиона точно согласится. Но ему не хотелось однажды проснуться с кинжалом в груди или того хуже – терпеть ее постоянное презрение. Северус достаточно знал о несчастливых семьях, чтобы опасаться этого. Нет, это крайняя мера, последняя Мигрень все-таки началась. Исподволь, постепенно головная боль усилилась, распялив его на кровати, слово мотылька на свету. Ближе к утру Снейп сдался, прошел мимо свесившейся с дивана Грейнджер в лабораторию, где залпом выпил последнее зелье. Наполовину уже разбавленное, оно мало помогло, однако у него просто не было времени варить новое. Так что утро он застал в препаршивейшем настроении. Злой на весь мир и Грейнджер как причину всех бед в частности. - Выпейте это. Гермиона сонно разлепила глаза, не сразу вспомнив где она находится и увидела перед собой склянку с зельем. И Снейпа, в раздражении нависшего над ней. - Хватит прохлаждаться, мисс Грейнджер. Не вы ли вчера хотели посмотреть на второй труп? – кинув ей куртку и кофту, Северус сел на освободившееся кресло и, нетерпеливо постукивая пальцами по столу, поторопил ведьму: - Быстрее, Грейнджер, прекратите уже закрываться от меня, словно стыдливая девственница. Гермиона, неловко пытавшаяся прикрыть голые ноги, вспыхнула. - Знаю, знаю «Я тысячу раз видел вас голой» Я могу сохранить хоть каплю самоуважения?! - Вы его растеряли, когда из-за собственной глупости лежали на этом столе словно разделанная туша, – отрезал Северус, приходя в еще более паршивое настроение от собственного поведения. Тупая боль в затылке ни на минуту не уходила, заставляя его вымещать раздражение на единственном доступном объекте. - Боже - простонала Гермиона, протискивая голову в узкое горло свитера. Наэлектризованные волосы встали дыбом. – Ненавижу вас. Чем вы занимались целую ночь? Варили зелье злобности? Она еще не успела даже толком проснуться, как ее уже оскорбили, обхамили и это и пяти минут не прошло! И тем не менее ее порция лекарства перед ней. Гермиона выпила его одним глотком. Чувство признательности и даже некоторой симпатии, которое она испытывала к зельевару, засыпая, вновь всколыхнулось в ней, вступив в отчаянное противоборство с утренней злостью. Самый противоречивый человек, которого она когда-либо встречала. В морг они прибыли, держась на почтительном расстоянии друг от друга, причем Гермиона все время косилась на Снейпа, пытаясь угадать причину, по которой она не угодила ему на этот раз. Неужели его так разозлили ее объятия? Гарри встретил их у лифта – вероятно, Снейп уже успел послать ему патронуса. - Ты вчера не вернулась домой - пока они шли по длинным коридорам невзначай заметил он. Снейп ушел вперед, видимо, считая выше своего достоинства общение с ними. Гермиона только пожала плечами. У нее не было никакого настроения рассказывать обо всем другу. – Как и Снейп. - Мы нашли кое-какие зацепки Я скажу, когда буду уверена, – немногословно отозвалась она, прожигая взглядом спину зельевара. Что-то подсказывало ей, что он не одобрил бы рассказа о совместно проведенной ночи. В морге Снейп уже успел снять покрывало с молодого мужчины. - Высокий, двадцать пять лет, худой - стараясь отогнать мысль о том, что жертва одного с ней возраста, проговорила Гермиона. При каждом слове из ее рта вырывались облачка пара. – Рана на левой половине груди - Вы так и будете выдавать данные, как энциклопедия? – оборвал ее Снейп, склонившись над трупом и методично осматривая его шею. Ничего не найдя, он обошел стол и осмотрел ноги в поисках следов от веревок. - Я буду делать то, что сочту нужным, – огрызнулась Гермиона, порядком выведенная из себя нападками зельевара. Ей хотелось взять палку и хорошенько огреть его по голове, чтобы вставить какие-то винтики на свое место. – Не вижу никаких следов от виселицы. - Виселицы? – Гарри. - Ни одного следа заклинания также нет, – кивнул Северус. В холодном воздухе головная боль стала как будто меньше, позволяя смотреть на мир более осмысленно. – Его просто зарезали. Очень Магловский способ. - И не маггловское средство, - перебил Гарри, с неудовольствием заметив, как Гермиона и Снейп переглянулись с пониманием в глазах – хотя минуту назад даже смотреть друг на друга не хотели. – В ране был найден кинжал, уходил все глубже – отдел Тайн его сразу конфисковал, так что не думаю, что все было так просто - Нужно забрать его у них, я хочу взглянуть, – Гермиона подняла глаза на друга, зная, что ему выдадут что угодно безо всяких вопросов. Однако тот неожиданно отвел взгляд. - Вряд ли я смогу это сделать... – пробормотал он. Но прежде, чем ведьма успела выяснить в чем же собственно дело, вмешался Снейп. - Он имеет ввиду, что вы больше не сможете заниматься этим делом, Грейнджер. Гарри одарил свирепым взглядом зельевара, однако промолчал, отказываясь смотреть на Гермиону. Та нахмурилась, переводя взгляд с одного на другого. - Ты говорил, что это дело передали другой группе, но я же вышла на работу. И позавчера Кингсли не сказал ничего против... Гарри? - У нас произошли некоторые изменения с тех пор, как ты заболела, – наконец, неловко ответил друг. Палочка в его руках выпустила пару искр, выдавая волнение – Нашу группу расформировали и я теперь Работаю с Дином и Майклом Томасами. Гермиона даже онемела на секунду. Ее исключили из группы? За что?! - Дело не в этом, а в том, что мы не знали, как скоро ты поправишься. – Вздохнул Гарри в ответ на ее вопрос. – Герм, правда, я сам узнал об этом только вчера Я прислал тебе патронуса, между прочим, – с некоторой обидой закончил парень. - К черту патронуса, ты должен был сам сказать мне! – разъярилась Гермиона, подхватывая трость и направляясь к выходу. Ну она устроит Кингсли! Как будто непонятно, где тело закопано! Сначала он дает добро на ее «подсадных уток», а когда дело не выгорело – нашел козла, то бишь козу отпущения! Нужно же министру знать на кого спускать собак! Когда шаги ведьмы затихли вдалеке, Гарри повернулся к Снейпу. - Довольны? Теперь она меня ненавидит. - Не сгущайте краски, - Северус задернул на трупе простыню и восстановил защитный экран. – В конце концов, она скажет вам спасибо. - Когда? – нервно спросил Гарри, взлохмачивая волосы руками. Очки у него съехали набок. – Когда вы говорили о содействии, я не думал, что речь идет о том, чтобы сделать Гермиону несчастной. - Разве? – поднял одну бровь маг – А, по-моему, она выглядела очень Деятельной. Не обращая больше на мальчишку внимания, Северус двинулся к выходу, желая посмотреть как Грейнджер разносит кабинет Бруствера. Гарри остался стоять в одиночестве, скрипя зубами от злости. Если только Гермиона узнает обо всем, она никогда ему этого не простит. Впрочем, если продолжить выполнять указания Снейпа, она тоже его возненавидит. Если уже этого не сделала. Хорош друг – позволил расформировать их группу и даже слова не сказал. Северус едва успел перехватить Грейнджер у выхода. Судя по размашистой походке и гневно подскакивающим кудряшкам, разговор вышел не слишком позитивным. Подхватив ее под руку, он вытащил ведьму на улицу и тут же аппарировал. - Отпустите меня! – вопль запоздал. Гермиона со злостью дернула руку, обнаружив, что они стоят в зоне аппарации у британского музея. – Мерлин побери, вы не можете просто оставить меня впокое?! Меня только что практически уволили! - И с кем тогда вы останетесь? – скептически отозвался Северус, таща ее за собой. Гермиона поплелась следом, не решившись устроить скандал на полной туристов улице. Кинсли оказался тверд в своем желании перевести единственную девушку в аврорате на «более спокойную работу» по его выражению. Не помогла ни гневная отповедь, ни смиренные просьбы. - Утром вы были рады от меня избавиться, а теперь не хотите расставаться? – уколола ведьма, одновременно понимая, что все происходит снова. Она злится, Снейп подставляется, стоически вынося ее нападки. - Мисс Грейнджер, если бы я хотел от вас избавиться Два билета, пожалуйста. Полный круг, - расплачиваясь на кассе, Северус все еще держал ее под локоть, хотя ведьма уже не сопротивлялась. – Я бы просто выгнал вас. - То есть вы так радушие по утрам проявляете? – они прошли через один зал, второй, свернули на лестницу и оказались перед еще одним билетером. Этот сидел за старинной конторкой, едва доставая ногами до пола. Серая бугристая кожа и вытянутые уши выдали гоблина. Очереди здесь не было. Гоблин посмотрел на их билеты и взмахнул палочкой, открывая двери. Северус вошел первым. Музей магической истории на самом деле был ни чем иным, как хранилищем весьма опасных или же редких вещей. Не все из них были магическими, однако когда она пыталась попасть сюда в прошлый раз, пришлось просить разрешение у самого министра Магии. Безуспешно, впрочем. То, что Снейп обошелся маггловскими билетами заставило Гермиону забыть о споре. - Вы ведь уже были здесь. - Был, - кивнул зельевар, идя вдоль выставленных под стеклом образцов. Привычка давать ответы, на которые приходилось задавать еще больше вопросов, была в длинном списке того, что Гермиону в Снейпе раздражало. - Но это невозможно, – едва поспевая за стремительными шагами мага, возразила девушка. Ее руку он так и не отпустил, отчего она чувствовала себя не то маленьким ребенком, не то заключенной. – Сюда не пускают никого, кроме сотрудников аврората и отдела Тайн. Северус, наконец, добрался до нужного экспоната и остановился, предоставляя Грейнджер самой делать выводы. Прикованный к стене позвякивающими цепями, перед ними висел небольшой кинжал. В неверном утреннем свете его лезвие казалось покрытым ржавчиной. - Что это? – спросила Гермиона, наклоняясь ближе в попытке рассмотреть странную вещицу. Все произошло в доли секунды. Кинжал внезапно рванулся к ней, метя точно в горло, опешившая Гермиона застыла на месте, воспринимая все словно в замедленной съемке, Снейп с силой дернул ее на себя и вдвоем они повалились на пол. Воздух со свистом вышел у ведьмы из легких. Кинжал разочарованно зазвенел на цепях. - Вот именно поэтому, - послышалось из-под Гермионы. Она поняла, что лежит на зельеваре – тот обхватил ее поперек груди, вторая рука перехватывала живот, защищая. – Сюда никого и не пускают. Гермиона неловко встала, так рванувшись из его рук, словно у него был второй кинжал. Уже более осторожно она рассмотрела грозное оружие издалека. - Кинжал Салазара Слизерина, – с удовольствием наблюдая за вытянувшимся лицом ведьмы, сказал Северус. Гермиона промолчала, ожидая продолжения. А отчасти еще и потому, что чувствовала себя неловко, сначала упав на Снейпа, а затем еще и отдавив ему своими локтями все почки. Мерлин, ну почем она никогда не была как Парвати? Изящное создание, которая даже падала красиво! - Не менее хитрый, чем его хозяин. Иногда я думаю, что это и вовсе крестраж. - Только Гарри не говорите, – хмыкнула она. – Что у него на лезвии? Они оба всмотрелись в блики света на кинжале. Рукоятка черной кожи с едва различимой гардой переходила в тонкое, узкое лезвие. - Похоже на ржавчину, – наконец, с неуверенностью человека, знающего верный ответ, но не желающего его признавать, предположила ведьма. Скептическое хмыканье Снейпа заставило ее признать: - Ладно, кровь. Похоже на кровь. Свежую засохшую кровь. Учитывая, где мы были до этого, вы действительно считаете, что кинжал, прикованный цепями к стене, мог убить человека на стадионе? - Вы мне скажите. Северус убедился, что Гермиона больше не сует нос ко всему, что видит и неторопливо пошел вдоль витрин, ощущая, как каждый шаг отзывается болью в затылке. Большинство экспонатов покоились под запыленными стеклами, которые никто не протирал уже, наверное, сотню лет. Лишь некоторые были протерты – либо безопасные, либо попросту пустые. В темном зале не было окон – единственным освещением являлись светильники под потолком, но он и без того видел, что количество артефактов заметно убавилось. - Как по мне, так это невозможно. Почему не предположить, что его «просто прирезали» - как вы вчера выразились, – Гермиона осторожно отошла от кинжала, не поворачиваясь к нему спиной. Ее не покидало мерзкое ощущение, что он за ней наблюдает и она предпочла держаться поближе к Снейпу. По длинному залу ходило эхо, отражаясь от мраморных стен. – Здесь все экспонаты такие? - Сюда списывают артефакты, которые нельзя применить хоть как-нибудь, – маг подошел ближе, рассматривая табличку с названием. – Здесь лежала веревка. А вот здесь - он одним пальцем поднял тяжелую деревянную крышку, открыв обитую синим бархатом нишу. – Первый снитч. Хотя, есть вероятность, что он просто сгнил от старости Кинжал Слизерина, кстати, тоже пропал. - Вот же он, - чувствуя, что перестает понимать происходящее, махнула рукой Гермиона. Снейп выглядел как человек, проводящий здесь много времени. Слишком много, чтобы быть обычным посетителем. - Его нашли. - Вы можете говорить понятнее?! - разозлилась она, не настроенная на терпеливое выуживание информации. Северус на секунду прикрыл глаза. Голова снова начинала болеть и не в последнюю очередь от Грейнджер, упорно не желающей понимать факты. - Мы нашли его в жертве, мисс Грейнджер. Он Питался. Чтобы заново приковать кинжал, понадобились усилия шестерых авроров и целого отряда из отдела Тайн. Гермиона покосилась на творение Слизерина с еще большим отвращением. - Получается, второе жертвоприношение не удалось? - Получается, – наклонил голову Северус, терпеливо выжидая, пока ведьма просчитает все варианты. - Наверное, сложно было забраться сюда и украсть такой.. . неуправляемый экспонат, – наконец, задумчиво отозвалась Гермиона, усаживаясь на скамью, стоявшую у дальней, свободной от экспонатов стены. Снейп уселся рядом, чувствуя тепло ее тела и откровенно этим наслаждаясь. Девчонка всегда вела себя с ним настороженно, забывая об этом лишь когда увлекалась расследованием. Только в эти моменты к ней можно было подобраться поближе. Поэтому зельевар прислонился спиной к холодной стене и закрыл глаза. - Полагаю, похитителям были известны определенные специфичные свойства всех артефактов. Все они были использованы когда-то для убийства. Все содержат массу некротической энергии Ладно, стоп. Веревку Сотерн я еще понимаю. Но кинжал! – Гермиона растерянно повернулась к Снейпу. – Он чуть меня не прикончил, как же они его контролировали? - А он реагирует только на маггловскую кровь, – пожал плечами Северус, не открывая глаз. Он знал, что это прозвучало обидно для нее. – Если вам будет легче, он среагировал не только на вас, но и на меня. - То есть похитители – чистокровные маги, – с заметным презрением выплюнула Гермиона. – И почему я не удивляюсь? Но почему именно этот кинжал? Именно им убили жертву, именно на веревку Сотерн повесили девушку? Что в них такого? К чему все это? - Мерлин побери, вы ничуть не изменились со школы - простонал Северус, обхватив руками голову, в которую при каждом все более громком вопросе Гермионы словно ударяли молотком. – Почему вы не можете как все нормальные люди задавать по одному вопросу? Еще нет и одиннадцати, а он уже десять раз успел пожалеть, что ввязался в эту авантюру с Грейнджер и десять раз – утвердиться в своем решении. Эта девица сведет его в могилу. - Зато теперь я могу заставить людей отвечать! – мстительно наклонившись к самому уху зельевара, ответила Гермиона, которой надоели нападки. Снейп дернулся, поморщившись. - Не удивлен, что вы пошли в авроры. - Я пошла не ради этого. - А для чего тогда? – неожиданно заинтересовался маг, сжимая виски. Если бы не Грейнджер, он бы остался здесь на весь день – темная комната, тихая, как раз для него. Но продолжать сидеть вместе с девчонкой просто глупо. И отпустить еще глупее – она явно влезет в очередные неприятности. Внимательно наблюдавшая за гримасой Снейпа Гермиона неожиданно положила руку ему на плечо. Северус так удивился этому жесту, что застыл на месте, боясь пошевелиться. - Я уже говорила, но вы не верите. Я хотела помогать людям. Как вам сейчас. Сжав зубы, чтобы не пискнуть от страха, Гермиона чуть нажала на плечо Снейпа, заставляя его наклониться к ней. Она и сама не знала что заставляет ее делать это. Северус Снейп не тот, кто позволяет к себе приближаться. Его личное пространство охватывало метра два в диаметре и внутренний голос в ней кричал от ужаса и восторга одновременно, когда ведьма поняла, что позволил ей такую вольность. - Что вы делаете? – настороженно отозвался мужчина. Она подняла глаза к потолку, призывая на помощь Мерлина. - Помогаю вам. Расслабьтесь. Вы это умеете? Легко сказать. Северус усилием воли заставил себя подчиниться ее слабому натиску. Гермиона подвинулась так, чтобы его голова легла ей на колени и запустила руки ему в волосы, заставив дернуться. - Что вы делаете? - Просто закройте глаза. Я не сделаю вам хуже, – посоветовала она, сжимая в руках пряди черных волос. Они оказались жесткими и упругими – неподатливыми, как их хозяин. Не веря, что она это делает, Гермиона слегка потянула за волосы, тут же отпустив и продолжила массаж, мгновенно отыскивая нужные точки. Зельевар молчал, хотя ведьма каждую секунду ждала, что тот вырвется и скажет очередную едкую фразочку, после которой они точно разругаются. Видимо, мигрень его окончательно доконала – подумала она, ощущая как плечи Снейпа расслабляются под ее руками. Когда девушка перешла к глазам, он снова напрягся, но Гермиона уже знала что делать, снова слегка дернув его за волосы. С Живоглотом этот фокус работал, с зельеваром, видимо, тоже. - Если мы сейчас не закончим как нужно, боль вернется снова, вы же этого не хотите? Единственное, чего Северус хотел в данный момент – чтобы она никогда не останавливалась, но женские пальцы рядом с его глазами вызывали у него нехорошие ассоциации. Белла тоже любила поиграть с жертвами, когда Волан-де-Морт ей это разрешал. Любимое ее развлечение - держать его веки, пока кто-нибудь закапывал в глаза галлюциногенные капли. Его же изобретения, кстати говоря! Поэтому, несмотря на сопротивление девушки, Северус встал, отойдя от нее на пару шагов и удивленно застыл. Боль вроде бы ушла. Не совсем, конечно – где-то в глубине его головы она все еще пульсировала, но После стольких лет мучений Гермиона справилась, просто запустив руки ему в голову? - На вашем месте я бы пошла домой, задернула шторы и заблокировала камин, – ведьма тоже встала, слегка разочарованная такой концовкой, однако гордая выражением лица Снейпа. – Встретимся завтра. - Как у вас получилось? – вместо благодарности нахмурился Северус, перехватывая Гермиону за локоть, когда она попыталась пройти мимо него к выходу. Она раздраженно вздохнула, даже не пытаясь вырваться. - Джинни в начале беременности страдала от мигреней. Я хотела ей чем-то помочь. Без магии и таблеток. Его лечили массажем для беременных?! - Профессор? Впрочем, какая разница, если это помогло? Снейп отпустил ведьму, через силу выдавив: - Спасибо. - Это моя благодарность за вчерашнее, – неловко отшутилась Гермиона, не зная как реагировать на благодарности зельевара. – Но если вдруг понадобится еще раз, просто скажите. Они оба знали, что он никогда в своей слабости не признается. Пару секунд постояв в тишине под внимательно-удивленным взглядом Снейпа, гриффиндорка, кашлянув, сделала шаг к дверям и, не встретив сопротивления, вышла из музея. Лишь усевшись в такси, позволила себе нормально дышать и сжала в кулак дрожащие руки. Ей до сих пор не верилось, что все это происходило на самом деле. И последнее, в чем хотелось бы признаться самой себе – что хочется вновь почувствовать тяжесть его головы на коленях, как скользят руки по напряженным плечам, прохладу волос. Если бы Рон это видел, он бы сказал, что у нее явные «мозгошмыги». *** - Мистер Поттер, когда мы говорили об отстранении мисс Грейнджер от оперативной работы вчера, вы почему-то претензий не имели, с чего вдруг они появились сегодня? – Кингсли посмотрел на Гарри с явной иронией, потому что оба знали в чем была причина. Заместитель министра как раз восстанавливал с помощью магии разорванные документы, когда Гарри сей процесс нарушил. - Я знаю Гермиону, Кингсли. – Покачал головой парень. – Она этого так не оставит. И дело продолжит. Ты тоже это знаешь. Бруствер рассеянно кивнул, взмахивая палочкой. Разлетевшиеся по всей комнате бумаги снова сложились в одну стопку. Даже лишившись магии, Грейнджер сумела свой гнев выразить, оставив его разбираться с перепутанными документами, что для такой бюрократической машины как зам.министра было смерти подобно. Посадить ее сейчас сюда и пусть бы разбирала все, что натворила - Иногда мне кажется, что мы ей слишком потакаем. Ты помнишь, я вообще не хотел брать женщин в аврорат. После Тонкс Оба замолчали, вспоминая Люпина и Тонкс, погибших в один день. - Но как было запретить? – Кингсли без особой надежды на успех просмотрел пачку бумаг и с отвращением ее отодвинул, снова посмотрев на Гарри. – Тем более с ее талантами - И вот куда они ее привели. – Мрачно отозвался Гарри, уже не уверенный кто кого уговаривает Гермиону в авроры вернуть. – Кингли, я не против твоего решения, но Гермиона не успокоится, пока те, кто сделал это с ней, не будут в Азкабане. - Гарри, я просто не могу! – темнокожий маг покосился на закрытую дверь кабинета и на всякий случай наложил полог тишины. – Не могу. Приказ поступил от Министра Магии. Его нельзя оспорить. - С какой стати министру так печься о безопасности Гермионы? – недоуменно заметил Поттер, вскидывая брови. - Не знаю, Гарри. С этим делом вообще все непросто, – вздохнул Кингсли, усаживаясь в кресло рядом с парнем. – Твой отчет и ваши с Гермионой воспоминания в аврорат так и не вернули – они конфискованы отделом Тайн. Невыразимцы молчат как рыбы и я вообще сомневаюсь, что даже они что-то знают. Сноуби попытался было покопаться в этом, так на следующий же день отстранен и переведен в отделение во Франции. - Да я на десять раз пересмотрел наши воспоминания, там нет ни единой зацепки! – Гарри вскочил, нервно прошелся по кабинету, затем вновь повернулся к терпеливо молчащему Брустверу. – При чем тут вообще отдел Тайн? - Судя по тому, что я услышал от Гермионы, были задействованы артефакты большой силы. - А она-то откуда об этом знает? - Ну, это же Гермиона, – Хмыкнул Кингсли, с легкой иронией смотря на Гарри. – Она всегда в курсе событий. Это ее Талант.

Глава 9 Уже в такси Гермиона, наконец, смогла собраться с мыслями и обдумать то, что случилось. Слишком много странного происходило вокруг зельевара – даже с учетом того факта, что он бывший Пожиратель. Во-первых: кинжал. Откуда Снейп знал о нем? Даже Гарри не догадывался о том, куда дели страшную находку после того, как она уплыла в руки отдела Тайн. А Снейп знал – иначе не привел бы ее в музей. Более того, знал даже, где все это время хранилась веревка Сотерн. И, наконец, свободно прошел в зал – не предъявляя никаких разрешений, печатей министра магии и прочих бюрократических изысканий, которые встали перед самой Гермионой когда она в свое время пыталась получить сюда доступ. - И какой же мы делаем вывод? – кусая губу, задумчиво пробормотала ведьма. - Остановите на Уайтхолл! Как бы там ни было, необходимо было срочно переговорить с Гарри. Он должен знать, что Снейп что-то от них скрывает. Она начинала подозревать, что в этом деле запутано гораздо больше нитей, чем они сначала предполагали. Попав в Министерство через общественный вход, Гермиона спустилась в аврорат в поисках друга, но застала там лишь переполох. - Новое убийство! – пояснила ей пробегающая мимо секретарша Дольски. Глаза у девицы были совершенно круглыми и в чем-то совиными. – В пригороде, у Фэрхема! Да уж, с таким количеством трупов они в последний раз сталкивались только при Волан-де-Морте. Проклиная собственную неспособность колдовать, Гермиона бросилась к камину и, схватив горсть летучего пороха, бросила в огонь. - НОРА! Чихающую и грязную, ее вышвырнуло на кухне Уизли, где Молли как раз готовила обед. При виде ведьмы, она всплеснула руками – вышедшие из-под контроля ножи и ложки полетели на пол со страшным грохотом. - Гермиона, детка, что случилось?! - Миссис Уизли, мне срочно нужен Джордж! - Он в сарае, опять экспериментирует - растерянно отозвалась женщина, провожая взглядом девушку. – Что ни день, то бедлам, право слово Джорджа Гермиона нашла бы и без подсказок – по периодическому грохоту взрывов, доносившемуся из сарая. Опасливо и быстро заглянув в двери, она позвала одного из многочисленных Уизли. - Джордж! Это Гермиона, выйди на минутку! Спустя пару минут тот вышел на улицу – не менее закопченный, чем сама ведьма. - Привет Гермиона! – сжав ее в медвежьих объятиях, он вдохновенными штрихами нарисовал раздраженно вырывающейся девушке кошачий нос с усами из сажи и, наконец, поставил на землю. – Вот. Почти как было? - Только в тот раз усы были настоящие! – буркнула Гермиона, вырвавшись. – Мне срочно нужна твоя помощь. Можешь аппарировать меня до Фэрхема? Я Я пока не могу использовать магию, а мне СРОЧНО нужно. Джордж одарил ее задумчивым взглядом, затем пожал плечами и достал из кармана палочку. - Не вопрос. Гарри, кстати, уже там - Не сомневаюсь, – коротко бросила ведьма, цепляясь за руку друга. – А ты откуда знааааа.. Лучше бы она молчала. Иногда задавать вопросы – это худшее, что можно придумать. Когда тошнота прошла и в глазах перестало двоиться, Гермиона огляделась. - Ты в порядке? – Джордж аккуратно придерживал ее за плечи. – Прости, моя аппарация не совсем удается - Я вижу - простонала ведьма, мечтая только чтобы он ушел и она смогла наклониться и избавиться от завтрака. Они стояли в переулке за мусорными баками, между двумя коттеджами, каменная стена одного из которых сейчас холодила ей спину. - Гарри закинул Джинни к нам, прежде чем отправиться сюда, так что я в курсе происходящего, – подхватив ее под локоть, Джордж повел Гермиону к выходу из переулка. – Тебе нужно к пляжу. Тело нашли там. Поблагодарив парня, Гермиона торопливо зашагала к пляжу, не обращая внимания на расстилающиеся вокруг красоты сельской Англии. Пасторальные домики и булыжную мостовую сменили дома победнее и дорога вскоре стала галечной, затем сменилась песком пополам с камнями – он хрустел под ногами, оседал, мешая идти. Ее путь шел вдоль берега, однако пробраться на него возможности не было – слишком крутой обрыв мешал девушке спуститься. Гермиона остановилась на самом краю, напрягая зрение. Спустя минуту серый берег с набегающими на него свинцовыми волнами словно подернулся дымкой и, когда она рассеялась, ведьма увидела на пляже группу магов в красных аврорских мантиях. На песке лежало тело – ей было плохо видно из-за расстояния и Гермиона досадливо оглядела пляж в поисках способа спуститься. Наконец, пройдя еще несколько десятков метров, она почти скатилась вниз по насыпи, цепляясь за корни деревьев. Гарри ее приходу совсем не удивился. - Я уже собирался отправить кого-нибудь за тобой, - подходя к ведьме и не давая ей подойти ближе, он накинул на плечи Гермионы аврорскую мантию – ветер то и дело доносил до них мельчайшие брызги разбивающихся о берег волн. Она кивнула, пытаясь собрать в пучок волосы. Как бы это ни странно звучало, больше всего на свете ведьма любила именно эти моменты – начало дела, когда еще все шансы на руках, все улики не тронуты. Когда все зависело только от нее самой. - А как же Кингсли? – недовольно спросила Гермиона, через плечо друга рассматривая суетящихся авроров. Никого из отдела Тайн не было видно, что уже само по себе хорошо. - Он знает, что ты лучше всех собираешь данные, - уклончиво ответил Гарри, и ведьма поняла, что с заместителем министра вопрос еще совсем не решен. – И я в любом случае не допущу тебя до расследования. Ты нужна нам, чтобы собрать улики. Гермиона подняла глаза на друга, наконец, совладав с волосами и завернув их в пучок. Гарри выглядел одновременно виновато и отчаянно. Вот что интересно, Снейп рассказал ему об их догадках? - Все так плохо? Парень кивнул и положил руку ей на локоть, останавливая. - Герм Тебе лучше подготовиться. Она вскинула брови - за годы работы видела немало - С нее сняли кожу, - Гарри запнулся, словно даже говорить об этом не мог, затем упрямо мотнул головой, стряхивая с волос соленые капли. – И, видимо, сбросили в воду. Прилив принес ее сюда - Ты думаешь, это те же - тревожно начала Гермиона, но Гарри вместо ответа просто шагнул в сторону, открывая, что было за его спиной. Ведьма зажала рот руками, пытаясь совладать с собственным организмом и, дыша глубоко и часто, вгляделась слезящимися глазами в то, что когда-то было человеком. Соленая вода, рыбы, а затем и мелкие грызуны мало оставили им. Авроры наложили защитный контур – он потрескивал синими искрами – и теперь кропотливо выплетали положенные заклинания, стараясь не смотреть на тело. Длинные каштановые волосы сказали Гермионе о том, что это была женщина – девушка, скорее всего, судя по розовым прядкам. Не выдержав, она отвернулась к Гарри. - Как такое возможно? Нет, кто на такое способен? Тот мрачно кивнул: - Ты скажешь, что я параноик, но - Пожиратели? – прошептала Гермиона, покосившись на остальных. Стало ощутимо холоднее или ей показалось? – Но зачем? Волан-де-Морт мертв. Лестрейндж мертва. Остальные либо в Азкабане, либо также мертвы. К чему столько убийств? И с чего ты взял - Герм, да посмотри на нее! – вспылил Гарри, привлекая внимание авроров, и уже тише обратился к подруге: - Три убийства, одно за другим, все – крайне жестокие, кровавые и отлично продуманные! Сколько мы уже без толку возимся? Я не удивлюсь, если мы выясним, что тут тоже замешан какой-то артефакт, потому что я не знаю ни маггловского, ни магического способа так снять кожу с человека, чтобы даже уши остались целы! В глубине души Гермиона была с ним полностью согласна, разве что в очередное восстание Пожирателей ей верилось с трудом. Ей захотелось, чтобы Снейп оказался здесь – он как никто другой умел справляться с критическими ситуациями. - Я отправил ему сову в Хогвартс, - ответил Гарри в ответ на ее вопрос. – Честно говоря, сначала тоже надеялся, что это убийство и два прошлых никак не связаны, но... - Как ее обнаружили? – дожидаясь, пока авроры закончат с консервацией, ведьма решила разобраться с другими вопросами. - Наши в магловском отделе прослушивали полицейские частоты, мы, правда, еще не успели зачистить им память, так только, подправили что могли заклинанием забывчивости. Нужны невыразимцы, чтобы применить обливиэйт - рассказывая, Гарри пинал гальку, стараясь не смотреть на суетящихся вокруг тела авроров. – Я вызвал их одновременно со Снейпом, но никто до сих пор не прибыл. - Давай-ка сходи в местное полицейское управление, - заметив, что лицо друга при взгляде на тело снова начинает приобретать зеленоватый оттенок, решила ведьма. – Раз они нашли ее, может, смогут сказать что-то стоящее Пока невыразимцы спохватятся, мы успеем узнать все, что нужно. - Если вдруг появится начальство, никакой самодеятельности, просто собери улики и отправь их в аврорат, - не стал спорить парень. Видно, ему и самому не хотелось оставаться на продуваемом всеми ветрами пляже. – Не ищи неприятности, Герм С нетерпением дождавшись пока он аппарирует, она шагнула к мертвой девушке. Без магии, конечно, мало что можно сделать – раньше она бы проверила последние использованные заклинания, или и вовсе влезла в мертвое сознание. Но от ее возможностей ничего не осталось Вдохнув поглубже, Гермиона заставила потесниться авроров и села на корточки перед трупом. - Сколько у нас времени до следующего прилива? - Меньше двух часов, - кто-то подсунул ей под руку пакеты для улик, потрескивающие тем же силовым защитным полем. - Значит, поторопимся - пробормотала она, заставляя себя обратить внимание на тело. Заместитель министра (в ту пору, когда еще не думал о политике) не зря говорил, что дотошности Гермионы позавидовали бы и нюхлеры. И она этим гордилась. Невыразимцы подоспели одновременно со Снейпом – аппарировали с разницей в несколько секунд, когда прилив грозил окончательно разрушить их место преступления, унеся тело с собой. Еще раз убедившись, что ничего не пропустила, девушка поднялась с колен, с ощутимой болью вставая на затекшие ноги. Не до конца заживший шрам на бедре тоже дал о себе знать, впрочем, ей не было до этого никакого дела. - Где вы были? – хмуро поинтересовалась ведьма у зельевара, когда он подошел ближе. - Не сразу получил сову, - пожал он плечами. По невозмутимому лицу нельзя было ничего прочитать, но у Гермионы не было желания играть в игры. Все ее догадки относительно Снейпа грозили вот-вот вырваться в обвинительном монологе. И этот факт не прибавлял настроения. - Нужно поговорить, - она двинулась к невыразимцам, стараясь не выпускать из поля зрения бывшего шпиона. Самым паршивым в этой ситуации была ее собственная беспомощность. Он вылечил ее – пошел на огромный риск, возможно даже изъял какие-то воспоминания (хоть ей и не хотелось в это верить). Ведьма не желала признаваться в этом даже самой себе, но главной причиной, по которой она до сих пор не задавала никаких вопросов, был ее страх. Она боялась саму себя, того, что могла бы сделать, борясь за жизнь. Она знала, что могла бы. Но сделала ли? Пока Снейп молчал, а она не задавала вопросов, надежда еще была. Как только она начнет обвинять его, смысла в молчании больше не будет. Однако зельевар, казалось, совершенно не был обеспокоен ее тоном. Спокойно кивнув, он принялся выплетать заклинания над телом. Она не могла бы поручиться, но некоторые из них явно были на грани темной магии. - Неужели история с Пожирателями вас ничему не научила? – раздав указания невыразимцам и отправив остальных обратно в аврорат, она встала рядом. – Вы продолжаете пользоваться магией на грани дозволенного. - Мисс Грейнджер, ваше вольное поведение в музее не дает вам права командовать, - Северус едва сдержался, чтобы не сказать большего. И дело было даже не в том, что она со своим зазнайством лезла куда не надо. Дождавшись, пока ведьма уйдет из музея, он и не подумал следовать ее советам, однако это была хорошая возможность поработать без того, чтобы одним глазом следить за Грейнджер. Если бы совы умели разговаривать, Поттеровская явно выболтала бы все его секреты. Знаменитое совиное заклинание, позволяющее им найти адресатов в любой точке мира давало пернатым тварям возможность пробираться куда угодно. В итоге поработать ему не дали и более того, новое убийство ясно говорило о том, что ситуация находится под контролем гораздо меньше, чем он предполагал. А теперь еще и у Поттера хватило ума все-таки втиснуть девчонку в это дело, хотя он столько времени убил, чтобы надавить на министра! - Ваш статус героя войны не дает вам права нарушать законы, - парировала Гермиона, уязвленная его ответом. Северус прикрыл глаза. Терпение его подошло к концу. В мгновение ока развернувшись к ведьме, он наклонился к самому ее уху. Девчонка вздрогнула, но не отступила, хотя стояла напряженная, как струна. Дорого бы он заплатил, если бы она могла колдовать - Вы действительно хотите поговорить о законности некоторых заклинаний, мисс Грейнджер? – почти прорычал он ей в ухо. – Потому что я тоже могу многое сказать по этому поводу Гермионе показалось, что она сейчас упадет – ощущение падения было таким явным, что она даже посмотрела под ноги, чтобы убедиться, что по-прежнему стоит на ногах. В горле у нее пересохло. Он знает. Он знает! Паника накрыла ее с головой, хотя причины этому она не видела. Или не помнила. Вцепившись в мантию зельевара, ведьма заглянула ему в лицо. Чуть прищурившись, Северус ответил на ее взгляд. Этот молчаливый допрос длился не более двух секунд. Гермиона проиграла. - Что вы знаете? – выдавила она. – Что вы со мной сделали?! Снейп не успел ответить. - Какого Мерлина, Гермиона?! – они вздрогнули, осознавая, что все это время не замечали никого и ничего вокруг. Слегка усмехнувшись, Северус взял девушку за руки, отцепляя ее пальцы от мантии и повернулся к Поттеру и не подумав отпустить ведьму. Гарри спешил к ним, смотря почему-то исключительно на подругу, хотя взгляд то и дело опускался к их сцепленным пальцам. - Прилив уже начался, убирайте ее в кокон и аппарируем! – добравшись до них, Поттер нетерпеливо подхватил Гермиону под локоть. Северус позволил ему оттащить девчонку. Пусть потрепыхается еще немного. Он может заняться ей и после окончания этого дела. Ввиду неспособности к магии, ведьма могла только наблюдать как Гарри вместе с невыразимцами опутывает тело защитным коконом и отправляет через специальный порт-ключ. Ее все еще потрясывало. Она догадывалась о том, что сделала. Слишком чисты были ее воспоминания, слишком правильны. Но услышать об этом от Снейпа Мозг ее лихорадочно искал выход из положения. До сих пор он не шантажировал ее, но кто может поручиться, что этого не случится впредь? И что, Моргана побери, ему от нее нужно? - Аппарируешь со мной, я отправлю тебя к Джинни - Гарри все еще держал ее под локоть, бросая непонятные, жалостливо-виноватые взгляды. – Ты плохо выглядишь, Герм Что Снейп тебе наговорил? Виновник беспокойства тем временем трансгрессировал вместе с невыразимцами. На пляже остались только двое авроров из группы Гарри, нетерпеливо переминающихся на дороге, и они сами. Океанские волны уже лизали им подошвы и Гермиона нетерпеливо показала на палочку. - Может, поговорим об этом в более подходящем месте? И даже не думай, что я стану сидеть дома, пока вы будете работать! Гарри, никто лучше меня с этим не справится! Вздохнув, парень поднял палочку. Когда они появились в аврорате, там уже развилась бурная деятельность. - Бруствер со Снейпом в морге. Пытаются вытащить из жертвы все, что возможно, - бросил через плечо Дин Томас. – Я пока займусь собранными уликами, а вам лучше отправиться туда. - Лучше, если я сделаю это один, - перебил открывшую было рот Гермиону Гарри. – Не подставляй меня. Кингсли может и совсем тебя уволить за нарушение приказа. - Хорошо, я отправлюсь с Томасом, - нетерпеливо цокнув языком, ведьма вытолкала друга к лифтам и, мрачная, отправилась в хранилище. Гарри был прав, но ее бесила эта ситуация. Что она может сделать с уликами? Томас слишком следует букве закона, чтобы позволить ей свободно рыться в них. Возможно, есть больше смысла в том, чтобы потрясти Драко? Однако уже сев в такси, она снова передумала. Собственная память не давала Гермионе покоя. Авроры уже сняли охрану со стадиона, поэтому она свободно прошла внутрь. Тоннель, ведущий к раздевалкам притягивал взгляд и ведьма зашагала туда. Может, если она снова окажется там, где все случилось, воспоминания и вернутся к ней? Все было как тогда, когда Сноуби пришел на Гриммо. Она шла по темному коридору, стараясь ступать как можно тише. Где-то вдалеке осыпалась с шумом штукатурка и Гермиона, вздрогнув, едва уняла скакнувшее к горлу сердце. Прислонившись к стене, она перевела дыхание, унимая пульс и позволяя глазам привыкнуть к темноте. На самом деле, в коридоре не было так уж темно – их короткая схватка принесла большие разрушения. Часть стены обвалилась, открывая обширное пространство под трибунами, заваленное всяческим мусором. Потолок так же кое-где пострадал и чем дальше она шла, тем заметнее были повреждения. От раздевалки и вовсе мало что осталось – искореженные куски металла вместо шкафчиков, из зияющих дыр в стене торчат стальные прутьея и копоть, копоть, копоть – везде, словно тут прошелся огненный смерч. Ведьма осторожно пробралась на середину комнаты, растерянно оглядываясь. Она не помнила. Не было даже эмоций, которые испытывал бы любой, вернувшись в место, где его чуть не убили. Ничего не было. Являлось ли это следствием перенесенного шока или того, что Сноуби практически вырвал из нее эти воспоминания или все-таки ее провалы в памяти – дело рук Снейпа? Она не знала, она ни в чем не была уже уверена. А единственный, кто мог ответить на все вопросы, сам был настолько полон загадок, что начинала кружиться голова. Гермиона уже окончательно перестала понимать кто в их истории хороший, а кто плохой. Иногда ей так этого не хватало – идти по жизни с твердой уверенностью в том, что ты на стороне добра. Она еще помнила это ощущение, но после победы над Волан-де-Мортом оно становилось все призрачнее. Еще немного постояв в бывшей раздевалке, она вышла со стадиона и двинулась к дороге. Со Снейпом сейчас Кингсли, а значит, у нее есть возможность потянуть за еще один кончик нити этого клубка. Драко. Малфой явно использовал ее квартиру как временное убежище – войдя внутрь, Гермиона почувствовала резкий запах мокрой шерсти и еще более выразительный – перегара. Недовольно нахмурившись, она прошла прямиком на кухню. Хорек спал поперек стола, удивительным образом извернувшись среди батареи пустых и только начатых бутылок со спиртным. На полу валялись коробки из под китайской лапши, использованные салфетки, на некоторых из них явно были видны следы маленьких, но острых зубов и когтей. - Ах ты мелкий паразит - бросив пакет с едой на пол, ведьма схватила кувшин для молока, наполнила его водой и, пока начавший шевелиться хорек не успел очнуться, выплеснула все прямо на него. Пустые бутылки и истошно завизжавшего зверька снесло на пол, где салфетки и всплыли в огромной растекающейся по линолеуму луже. – А ну превращайся обратно, пока я тебя не прибила! Спустя секунду посреди лужи живописно растянулся совершенно голый непрестанно кашляющий Драко. Гермиона презрительно фыркнула и бросила ему кухонное полотенце. - Чтобы через три минуты этого бардака я не видела! С этими словами она из кухни вышла. Сил на скандал у ведьмы уже не осталось, единственное, чего она хотела – это покоя и нормальной еды. В последний раз ела она вчера вечером, да и то, скорее перехватила что успела. Приняв душ и приведя голову в порядок, Гермиона натянула домашние штаны, набросила сверху один из безразмерных свитеров Молли, которые та вязала для Рона, а он уже сплавлял всем, кто не успел сбежать и вернулась обратно на кухню. Драко к этому времени уже успел устранить все следы попойки, кроме мерзкого запаха. Она пару минут полюбовалась жарящим яичницу потомком лорда и уселась за стол. - Выяснил что-нибудь? Драко молча поставил перед ней шкварчащую сковороду, вручил вилку, кусок хлеба, рядом на стол плюхнулась кружка свежезаваренного чая. - Может, тебя домохозяйкой нанять? – невнятно спросила ведьма. Дуя и обжигаясь, она отхватила огромный кусок от яичницы и затолкала в рот полкуска хлеба. - Тебя никто не учил этикету? – с четко дозированным (чтобы не дай Мерлин она не приняла это всерьез) отвращением поинтересовался слизеринец, смотря на поспешно запивающую все чаем девушку. - Посмотрела бы я на тебя - огрызнулась Гермиона. – Сутки не ев скакать по всей Англии Ты что-нибудь узнал? - Может быть, - пожал плечами Драко. - Подробней, - коротко распорядилась девушка. Парень сел рядом, брезгливо вытерев салфеткой еще влажный стул. - Сколько было арестов Пожирателей или их семей за последние годы? – издалека начал Малфой. Соединив указательные пальцы, он уперся ими в подбородок и, прищурившись, посмотрел на нее. Гермиона знала, что он видит – исполосованное шрамами лицо, синяки под глазами и болезненную худобу. Она прямо таки физически чувствовала, как он ее оценивает. - За три года около пяти, - отставив в сторону еду, она повторила позу Драко. – При чем тут это? - При том, что было бы гораздо больше, если бы некто – назовем его так – не избавлялся тем или иным способом от жаждущих мести детей Пожирателей, - слизеринец приподнял брови, словно предлагая самой додумать недосказанное. Гермиона задумчиво отправила в рот стянутый со сковороды кусок бекона. – Я понятия не имею кто это, но слухи ходят давно. И многие мои знакомые исчезли. - Их убили? – дотошно уточнила ведьма, но парень отрицательно замотал головой. - Нет. Ну, по крайней мере, не всех. По большей части они были переправлены за границу, кое-кто обзавелся новым именем и при встрече делает вид, что меня не знает. Все они – выросшие дети Пожирателей. Когда Поттер убил Волан-де-Морта и началась вся эта резня им было лет по двенадцать-четырнадцать. - И мы отправили их родителей в Азкабан - начиная понимать, прошептала Гермиона, невидяще уставившись на стол. – А что стало с ними? - То же, что и со мной, - фыркнул Драко. – Те, кто уже мог наследовать поборолись за титулы, остальных выкинули как котят, имущество конфисковали, кого-то забрали родственники, остальные отправились в приюты. Министерство, знаешь ли, не особо задумывалось над их судьбой. - И теперь они выросли. Выросли в ненависти к министерству и магическому сообществу Гермиона не могла поверить в то, что они это допустили. Почему никто никогда не задумывался о семьях Пожирателей? О детях? Тех маленьких, ни на что не способных детях, которые сегодня стали вполне сильными магами. Сколько же их, Моргана побери?! За окном уже стемнело. Драко включил свет, убрал посуду, налил ей еще чая. - Среди этих детей были потомки древних родов? - Конечно, - как само собой разумеющееся ухмыльнулся Малфой. – Почти все они чистокровные, большая часть, правда, обедневшие барончики, но были и маркизы и графы тоже - Можешь составить мне список чистокровных последователей Волан-де-Морта, у которых остались несовершеннолетние дети? – перебила его Гермиона, вставая и начиная метаться по квартире. Мало того что они так бездарно прохлопали лучших из лучших, так еще и позволили непонятно кому вершить правосудие! Где эти дети сейчас и на что они способны? Ей становилось дурно от одной только мысли о том, что они могут столкнуться с новым Темным Лордом. Драко прилежно писал, склонившись над куском бумаги. Видеть его таким Серьезным было странно для нее, но, похоже, он напуган не меньше, чем сама ведьма. В отличие от многих, Драко и не помышлял о мести. Нет, наверное поначалу такие мысли у него и были, но война слишком многое отняла у него, чтобы он хотел к ней вернуться. А эти дети Они и не видели войны! Жили с родителями, любили их всей душой и знать не знали, что однажды к ним в дверь постучатся авроры. В аккуратно написанном списке было не много фамилий. - Я знал далеко не всех, - предупредил ее Малфой. - Мы почти не общались, так что Она, даже не попытавшись прочитать, выдернула бумажку у него из рук и сунула в карман, тут же направившись к дверям. - Спасибо, Драко. - Гермиона! – ведьма застыла спиной к парню, уже взявшись за ручку двери. – Обещай, что если это они, вы дадите им шанс. Прошу тебя. Ничего не ответив, она вышла из квартиры. В горле стояла горечь. Второй шанс. Будет ли у нее возможность?

Глава 10 Когда она, наконец, сможет снова пользоваться магией, первым ее заклинанием будет аппарация! – думала Гермиона, шагая через темные переулки на более освещенную Лаунж-стрит, где был хоть какой-то шанс поймать такси. Она неимоверно уже устала, не помогли ни еда, ни горячий душ. Хотелось упасть лицом в подушку и проспать неделю. И одновременно она была слишком взбудоражена, чтобы это осуществить. Если Малфой прав, то у них появилась хоть какая-то зацепка. Гарри должен знать об этом. Время, время, время! Оно всегда работает против них. В случае Гермионы это было особенно актуально – пока остальные в мгновение ока перемещались по Англии, она тащилась в такси, которое застряло в вечерних пробках Лондона. Впервые она возненавидела этот город и упрямое нежелание Джинни завести мобильный телефон. Он бы, конечно, долго не протянул – по неизвестным причинам рядом с магами вся техника выходила из строя – но на один звонок его бы хватило! Вряд ли Гарри сейчас на Гриммо – проще доехать сразу до министерства. С этим новым убийством они теперь не успокоятся. Поздним вечером в Министерстве Магии уже никого не было. Гермиона прошла через пустой холл, слыша эхо своих шагов, в одиночестве спустилась на лифте в аврорат. Свет там еще горел, что вселило в нее некоторую надежду. Впрочем, это вполне мог быть и дежурный. Она не ошиблась. Почти все сотрудники аврората были подняты по тревоге после третьего убийства и хотя большинство сейчас отправились по домам, братья Томас, Гарри, Кингсли, даже парочка невыразимцев, лица которых она так и не смогла увидеть, сидели в главном зале. Видимо, окопались они здесь уже давно – стулья и кресла расставлены как попало и как удобно – Кингсли сидит у камина, Гарри и Дин – за столом, низко склонившись над чем-то, чего она не видела, невыразимцы пристроились в самом дальнем от камина углу, теряясь в тенях. Майкл стоял у окна, прислонившись лбом к стеклу. На ее появление все отреагировали по-разному, но она только коротко кивнула на собравшегося высказать свое мнение Кингсли: - Подождите меня выгонять. Я могу помочь. Листок с фамилиями опустился перед Гарри. - Читай. - Что это? – Друг, прищурившись, поднес список поближе к свече на столе. - Это Пожиратели, после смерти которых остались несовершеннолетние дети, - устало пояснила Гермиона, падая на ближайший стул. Сколько она не принимала зелье? С утра? Неудивительно, что ей так плохо - Скажи мне, Кингсли, вы ведете хоть какой-то учет потомкам приспешников Волан-де-Морта? - Только пока на них распространяется Дозор, - ответил тот, вставая и через плечо Гарри читая содержимое списка. - Может, просветите и меня? – недовольно спросила ведьма, чувствуя себя уязвленной. Мерлин побери, давно пора было уже привыкнуть и смириться – кто сказал, что магия к ней вообще вернется, как и способность читать?! – Гарри? Покосившись на Кингсли и дождавшись его кивка, он зачитал ей целую вереницу фамилий. Большинство из них ведьма знала лично, присутствуя на суде, о некоторых только слышала. - Что это нам дает? – Дин непонимающе вскинул брови. – Они все либо мертвы, либо в Азкабане - Зато их дети живы и очень недовольны политикой Министерства, - коротко бросила Гермиона, с завистью смотря на кресло Кингсли у камина. – Мы уже знаем, что в этих убийствах замешаны чистокровные. Я видела маски – и они очень сильно были похожи на маски Пожирателей. А еще я знаю, что за последние годы было очень много попыток мести со стороны нищих, потерявших родителей и выброшенных на улицу потомков Пожирателей. - Если бы их было так много, как ты говоришь, все Министерство подняли бы на уши, а я ничего такого не знаю, - Кингсли недоверчиво вскинул бровь. Гермиона удовлетворенно кивнула. - А ты и не узнаешь. Некто – и я понятия не имею кто – ни разу не довел дело до суда. Как сказал мой информатор, все эти бунтовщики исчезали в неизвестном направлении вскоре после своего преступления. Или попытки преступления. Наш неизвестный работает на опережение, насколько я могу судить. - Что за бред? – Майкл подошел ближе, видно было, что он также, как и все, устал и на взводе. – Мы бы знали! Дозор следит за использованием палочек несовершеннолетними - Дозор отслеживает только официально зарегистрированные палочки - неожиданно вмешался молчавший до сих пор Гарри. Судя по его лицу, сбивчивые объяснения подруги не вызвали у него недоверия. – Если маг использует чужую или вовсе беспалочковую магию, мы ничего не почувствуем. - Откуда эти дети могут взять палочки? – не успокаивался Майкл. – Министерство ведет строгий учет, в Великобритании всего два мастера, которые способны их изготовить! - Зато у Пожирателей их было по нескольку штук. Вспомни, сколько мы нашли у Ноттов? Ящик, не меньше! – Дин вскочил, заметавшись вокруг стола. – И кто поручится, что мы изъяли все? - Кто поручится, что, отправленные во Францию или США, эти дети не нашли себе новых покровителей? – добавила Гермиона. - Все равно это неправдоподобно, - Кингсли покачал головой, забытая на столе карта Лондона свернулась в трубку с негромким шелестом. – Даже если, предположим, все это правда. Все эти убийства – дело рук не одного ребенка. Да и вообще не ребенка. - Со дня смерти Волан-де-Морта прошло достаточно времени, чтобы дети стали совершеннолетними взрослыми магами, - вставила ведьма, начиная уже раздражаться от недоверия окружающих. - Да, но в любом случае – если они раскиданы по разным странам, а некоторые и вовсе исчезли, как они смогли объединиться? - О, Мерлинова борода! – уже почти взвыла гриффиндорка – Да очнитесь вы! Министерство не контролирует черный рынок! Вы следите только за теми, кто и так на виду! Я была во втором мире, Кингсли! Я видела тех, кто годами живет в Лютном переулке, знаю, как работает их оповещение! Да если Волан-де-Морт сейчас войдет в эту дверь они узнают об этом через минуту! А вы спрашиваете – как они нашли друг друга?! Дети Пожирателей?! Вы же сами постарались запихнуть их в Хогвартс, так неужели они там не познакомились, даже если до этого друг друга не знали? В воцарившемся молчании она раздраженно побарабанила пальцами по столу, чувствуя, как возвращается та, прежняя дрожь бессилия. Только не сейчас. У нее не было времени на слабость, слишком многое поставлено на карту! - Предлагаю, в отсутствие других идей, проверить местоположение всех отпрысков этих фамилий, - Гарри взмахнул палочкой, доставая из воздуха еще один пергамент, и разорвал его на четыре части. – Чтобы было быстрее, отправимся сразу в четыре команды, - пояснил он, заметив их недоуменные взгляды. – Я и Гермиона, Дин и Майкл, Тобиас и Пресли, нужно их вызвать, кстати - Я пойду с Северусом, - откликнулся Кингсли, создавая патронусов для второй группы. Сотканная из воздуха птичка заглотила короткую записку и прошла прямо сквозь стену. - А где он сам? – вяло поинтересовалась ведьма, с ужасом представляя, что придется опять куда-то идти. - В морге, - Кингсли прошел мимо нее, взяв со стола свой список фамилий, и направился к лифтам – Пытается разговорить мертвецов. Она понадеялась, что это было просто метафорой. Уж Гермиона-то хорошо знала, что мертвецы умеют разговаривать. - Лучше начать с отдела регистраций, - Гарри тоже поднялся, подойдя к ней, однако его подруга даже не сделала попытки встать. - Тебе лучше пойти вместе с Кингсли Я Мне нужно, чтобы Северус дал мне порцию зелья. Явно недовольный такой перспективой, друг застыл возле нее, словно не решаясь что-то сказать. Затем, смиряясь, прикрыл глаза и кивнул. - Если ты плохо себя чувствуешь - Мне станет лучше, - перебила его Гермиона. – Ну, иди же! Кингсли отправился в морг, ты должен перехватить его по дороге. - Герм - Гарри, не время для задушевных разговоров, быстрее! – гаркнула ведьма, отворачиваясь от друга. Спустя пару секунд дверь хлопнула, загудел лифт и она, наконец, осталась в одиночестве, позволив себе упасть головой на скрещенные руки. Как приятно было просто остаться в тишине и закрыть глаза Не чувствовать себя не то предательницей, не то заговорщицей. Однако спустя еще минуту лифт задребезжал снова и пришлось сесть ровно. - Даже удивительно, как это вы вообще вспомнили о собственном здоровье, когда Магический мир в опасности - раздалось позади издевательское. Она мгновенно узнала Снейпа с его привычкой растягивать слова в моменты, когда он начинал злословить. За спиной раздались мягкие шаги, и на стол опустилась очередная склянка с зельем. Гермиона в раздражении покосилась на нее и, вздохнув, выпила залпом, передернувшись от мерзкого вкуса. Ее бросило в жар, затем в холод и, наконец, отпустило – мышцы начали приходить в свое обычное рабочее состояние. - Я все больше склоняюсь к мысли, что вас надо запереть где-нибудь до полного выздоровления, - замечая эти перемены, прокомментировал Северус, по-прежнему стоя у ведьмы за спиной. Это доставляло ему странное удовольствие. - Как хорошо, что вы не имеете надо мной никакой власти, - съязвила Гермиона, поворачиваясь к нему. Снейп предпочел не отвечать на эту откровенную глупость. – Нужно поговорить. - Если вы все о том же - начал зельевар, вспоминая их утренний разговор, но девушка его перебила, мотнув головой. - Нет! Сейчас есть вещи поважнее. Сядете вы уже или нет?! – чувствуя себя подавленной нависающим над ней мужчиной, она ткнула пальцем в ближайший стул. Снейп вскинул одну бровь, но, пожав плечами, сел, снова обратив на нее внимательный, пробирающий до печенок, взгляд. Гермиона подумала, что предпочла бы вести этот разговор при дневном свете, в полном составе ордена Феникса. Полутьма пустого зала и их одиночество мешали мыслить здраво. Северус Снейп всегда смущал ее своим присутствием, заставляя делать вещи, о которых потом можно было только жалеть. - Как ваши шрамы, мисс Грейнджер? Невинный, в общем-то, вопрос, заставил мурашки побежать у нее по телу – руки и ноги покрылись гусиной кожей. К Мерлину в задницу, не может она в такой момент думать о его пальцах! Разозлившись на саму себя, Гермиона скрестила руки на груди. - Я достала список Пожирателей, после ареста которых остались несовершеннолетние дети. Северус склонил голову на бок, заинтересовавшись. - И я знаю, что некоторые из этих детей пытались мстить за родителей. Знаю и то, что до Министерства эти случаи не дошли. - Тогда откуда вам знать, что они были? – пожав плечами, спросил Северус. Ведьма поморщилась: - Бросьте Главное – знать, где искать. Меня интересует другой вопрос. Кто был тем благодетелем, который спас юных мстителей от Азкабана? Они смерили друг друга изучающими взглядами, словно испытывая силу воли. - Мало ли найдется альтруистов, желающих положить голову на плаху малолетних преступников? – невозмутимо ответил Снейп, на что Гермиона скептически хмыкнула. - Уж в чем, а в альтруизме я вас никогда не подозревала. Тем более, что некоторые из этих детей пропали без вести, что вряд ли говорит о добром сердце благодетеля. И, тем не менее, это ведь вы. Умная девочка. Хотя и наивная. Нужно было собрать всех, раскрыть его тайны при толпе народа – тогда от этого был бы толк. Но ведь ты уже не можешь этого сделать, правда? Тебе слишком понравилось быть Единственной. - Я все думала, зачем вы ввязались в это, - не дождавшись от зельевара реакции, Гермиона продолжила. – Спасли меня, ладно, но зачем стали помогать Министерству, почему вас так заинтересовало наше дело, что вы носитесь со мной, как с писаной торбой? А потом узнала об этих детях и Все встало на свои места. Попытка спасти очередного отпрыска Пожирателей Спустя минуту мучительного молчания, за которую Гермиона извела себе все нервы, зельевар криво ухмыльнулся и кивнул. Она ожидала чего угодно – что он будет отпираться до последнего, обрушит на нее всю свою язвительность, ярость Но он не сделал ничего. Он только смотрел на нее с иронией в глазах, словно спрашивая: «И что теперь, ведьмочка? Что ты собираешься делать дальше?». - Но зачем?! – наверное, самый дурацкий вопрос из всех. Зачем ты спасаешь этих детей, Северус? Черт побери, как же мало ты, оказывается, его знаешь! - Уж никак не из-за высоких моральных принципов, - фыркнул маг. - Кто бы сомневался! – бросила гриффиндорка. – Мало вам было Гарри? Зачем нужно было продолжать это? Северус вздохнул, сжимая виски. У него снова начинала болеть голова. Только теперь она уже вряд ли прикоснется к нему по доброй воле. Или перестанет задавать свои бесконечные вопросы - Пойдемте, мисс Грейнджер. Он подал ей руку, но Гермиона ее проигнорировала. Вдвоем они спустились этажом ниже, перешли в другое крыло и остановились у дверей в отдел Тайн. Покосившись на ведьму, Северус слегка качнул головой, словно убеждая себя в том, что это будет правильно и толкнул дверь. Та без скрипа отворилась. - Молчите. Девушка поджала губы. Как будто она только и делает, что болтает! Хотя тысячи вопросов уже крутились у нее в голове. Они прошли по узкому, выложенному черными зеркалами коридору, перейдя в зал, знакомый ей по прошлому посещению – круглый амфитеатр с десятком дверей. В почти полной темноте, разрываемой только светом палочки зельевара, они добрались до крайней справа двери и уверенно вошли внутрь. Снова – коридор, третья справа, лестница, переход Становилось все холоднее – наверняка они спустились уже гораздо ниже, чем пролегало даже Лондонское метро. Гермиона поежилась и тут же упрекнула себя за этот жест слабости. И все же, ей было неуютно в полном одиночестве рядом с молчаливым Снейпом, посреди всего этого пустынного лабиринта. Наконец, он открыл еще одну дверь и они вошли в просторный кабинет. Вдоль всех четырех стен стояли стеллажи, доверху заполненные картонными папками. Посреди всего этого стоял стол и стул – даже на вид они были скорее орудиями пытки, чем созданными для удобства. Гермиона оглянулась на вошедшего следом мага. Тот кивнул ей на один из стеллажей. - Посмотрите. Не очень уверенная, что ей хочется это делать, она протянула руку, наугад выуживая папку из целого ряда точно таких же. К уголку была аккуратно приколота фотография ребенка лет десяти от роду – светловолосая девочка, на худом личике застыло упрямое выражение. - Акация Нотт - прочитала Гермиона в свете загоревшихся едва они вошли светильников. – Нотт? Это же - Младшая дочь Пожирателя, - подтвердил Северус. – Фото сделано недавно, кстати. Во время войны ей было пять. Слишком мала, чтобы открыто заявлять о себе, не находите? - Вы Вы что, следите за всеми?! – она даже заикаться начала, однако зельевар покачал головой, устраиваясь на стуле. - Я похож на самоубийцу? Нет, хотя в архивах хранятся дела на все семьи Пожирателей. Их собирали до меня. Я занимаюсь только потенциально опасными. - И что вы с ними делаете? – спросила Гермиона, ставя папку на место и подавляя желание вытереть руку о джинсы. Все это было мерзко. Да, она считала, что Министерство не установило должный контроль над некоторыми из членов семей Пожирателей, но речь шла об открытом контроле, не вот так – тайно, скрывая ото всех - Ем на завтрак, - невозмутимо ответил Северус, заработав гневный взгляд гриффиндорки. – Мисс Грейнджер, я не маньяк и не убийца (по крайней мере, теперь), моя задача – не допустить новой войны. Министр прекрасно понимает что будет, если общество узнает хотя бы о половине того, что эти дети натворили в своей наивной ненависти. А теперь представьте, если аврорат примется расследовать каждое такое дело? Очередная охота на ведьм нам обеспечена, а министр этого не хочет. - Он хочет прочно сидеть на своем стуле, - желчно ответила ведьма, все еще не зная как к этому относиться. Снейп не стал спорить. - И это тоже. А я не хочу новой войны. - До сих пор не могу поверить, что вы работаете на Министерство - покачала головой Гермиона, подходя ближе. Северус, внимательно за ней наблюдая, пожал плечами и встал. - А вы знаете кого-то еще, кто вхож на обе стороны? С этой точки зрения личность Северуса Снейпа и впрямь была идеальной кандидатурой. - Но зачем было скрывать? – задала она мучающий ее вопрос. Подойдя к ведьме, Северус взял ее за локоть и усадил на стул, опершись руками о стол по обе стороны от нее. Гермиона подняла голову, не желая уступать зельевару. - Что знает один – знает и другой. Это ведь отдел Тайн, мисс Грейнджер, даже его сотрудники не видели друг друга в лицо, - рассматривая ее лицо при неверном свете магических огней, Северус в который раз подумал, а не послать ли все его планы к Моргане? Девчонка умна и красива, но ему нужен кто-то, кто не будет каждую минуту будить в нем маньяка. Впрочем, уже поздно что-либо менять. Ты попалась, Гермиона Попалась. – Именно поэтому я предпочел бы, чтобы вы не распространялись на мой счет за пределами этого кабинета. Она возмущенно фыркнула. - Я и не собиралась! - Полагаю, Нерушимый обет с вас брать тем более не стоит? – хмыкнул Северус. Гермиона откровенно забавляла его упорным нежеланием видеть между ними напряжение. Даже сейчас, когда он был явно слишком близко, она с непроницаемым лицом сидела и смотрела ему в глаза, не пытаясь отодвинуться. Лишь трепетавшие ноздри, да жилка на шее, бьющаяся в такт его собственному пульсу говорили о том, что она тоже чувствует это. - У меня есть еще один вопрос, - Гермиона, в панике ища способ разрядить накалявшуюся обстановку, отвернулась. Теперь Снейп стоял у нее за спиной и еще неизвестно что было хуже. По крайней мере, она больше не чувствовала на себе этот внимательный, тягучий, словно патока, взгляд, которым он смотрел на нее, даже не пытаясь скрывать. Какая-то часть ее мозга, самая разумная, надо полагать, билась в истерике и кричала «Спасайся!», но все, на что она была способна это продолжать разговор. - Какой? - Воспоминания, которые ты забрал у меня - Гермиона ненавидела себя за эту хрипотцу в голосе, за похожее на напряженную струну тело. Словно то, что происходило с ней, было с кем-то другим. Не могла Гермиона Грейнджер растекаться лужицей перед Северусом Снейпом. Это ненормально. Это неправильно. – Я кого-то видела? Из твоих подопечных? Поэтому ты Тонкие пальцы, которые снились ей ночами, едва уловимо коснулись спины, прошлись вдоль позвоночника, отсчитывая каждую косточку, и сомкнулись на талии. Ее уже откровенно трясло – от страха, жажды его прикосновений, недоверия. Мир внезапно сузился только до этой комнаты, затерянной в подвалах Министерства. И ничего больше не существовало. - Северус Он рывком развернул ее к себе, поднял, усаживая на стол, пальцы сжались на бедрах, причиняя боль. Взгляд больше не был томным – глаза напоминали тлеющие угли, бездонные черные дыры, в которых потерялась ее душа. Миг, в который ни один из них не мог пошевелиться. Затем струна лопнула. Гермиона притянула мага к себе, с шумом вдыхая воздух, когда он без грамма жалости прошелся руками про ее спине, задирая водолазку, касаясь шрамов. С какой-то дикой радостью чувствуя эти болезненные прикосновения, она прошлась губами по шее зельевара, укусив его в плечо, словно ставя свое клеймо. С каждым его прикосновением жажда в ней возрастала. Дело было не в сексе – в радости ощущений. С тех пор, как ее чуть не убили, никто не прикасался к ней, кроме Северуса – тело Гермионы словно табу, обходили стороной. Джинсы полетели в сторону вместе с нижним бельем – быстрее, быстрее Чувствуя, что сходит с ума, Гермиона прижалась к мужчине, переплетая его руки со своими, вжимая в себя - Северус В их прикосновениях не было нежности. Слепая жажда с ее стороны и жестокое, свирепое желание с его. Чем быстрее становился их темп, тем сильнее боль от впившихся в незажившие шрамы пальцев, но Гермионе было плевать на это. Каждая толика этой боли была наслаждением для ее тела, доказывала, что она жива, что кто-то еще может желать ее настолько сильно Когда в голове у нее взорвались тысячи фейерверков, это было похоже на маленькую смерть. Она на секунду даже подумала было, что это правда – Гермиона Грейнджер мертва. Затем ощущения стали понемногу возвращаться к ведьме. Она обнаружила себя лежа на столе, по-прежнему сжимая руками мокрую от пота мужскую спину. Голова Снейпа покоилась у нее на груди и не было понятно, чье сердце бьется настолько громко.

ГЛАВА 11 Предупреждение! Возможна ненормативная лексика! Прийти в себя оказалось сложнее, чем она ожидала. Полутьма и тишина помещения, голова Северуса на ее груди. Только звук их постепенно приходящего в норму дыхания не давал Гермионе забыть, что это не сон, не фантазия – все пугающе реально. Хотя ей очень хотелось, открыть глаза и обнаружить, что ничего не было. Впервые в жизни гриффиндорке захотелось спрятаться от самой себя. Она Что она сделала? Переспала Нет, тут это не подходит, скорее уж оттрахала – самое подходящее, учитывая как быстро и грубо все произошло – Снейпа?! Или это он ее В голове все плыло и мысли откровенно не желали сосредотачиваться ни на чем, кроме волнами накатывающей паники. Северус ощутил, как напряглось ее тело и встал, одним движением палочки приведя себя в порядок. Затем повернулся к ведьме, неловко обводившей взглядом комнату, сидя на его столе. Голые ноги все еще раздвинуты в стороны, на белой коже даже в темноте видны воспаленные, покрасневшие шрамы. Тот, что на бедре и вовсе разошелся – тонкая струйка крови добиралась до колена гриффиндорки и стекала по лодыжке. Он с чувством вины с примесью удовлетворения заметил кровавый отпечаток своей ладони на нежной коже. Гермиона проследила за его взглядом и тихо охнула, попытавшись сползти со стола, но он взмахнул палочкой, убирая кровь, и подошел ближе. Девчонка сразу напряглась, попытавшись отстраниться, ни лице ее застыла растерянность. Может быть, стоило ее как-то подготовить Хотя бы поцеловать, но он в тот момент не был способен думать – она буквальным образом сводила его с ума. Впрочем, протеста в процессе он не заметил, поэтому изнасилованием это считать тоже нельзя - Посмотри на меня. Тихий голос Снейпа, стоявшего вплотную к ней, подействовал как наждачная бумага, покрыв кожу мурашками. Гермиона сглотнула, пытаясь заставить себя поднять на него глаза. Но лучше бы им сейчас друг на друга не смотреть. Лучше бы вообще оказаться на разных континентах. Он, видимо, понял ее состояние, потому что молча взмахнул палочкой и джинсы оказались у девушки в руках. Сам зельевар отошел в сторону. Гермиона поспешно натянула грубую ткань на ноги, даже не чувствуя боли от потревоженных шрамов. Внутри у нее такая буря, что до телесных повреждений и вовсе нет дела. Приведя одежду в относительный порядок и почувствовав себя более защищенной, она соскочила со стола. Северус обернулся от шкафов, держа в руках четыре папки. Точно. Они же собирались проверить отпрысков Пожирателей. Сейчас это показалось настолько неуместным, что Гермиона не сдержала истерический смешок, заработав фирменную вскинутую бровь от зельевара. - У меня есть успокоительное, если тебе нужно, - суховато предложил он. Мерлин, все было дико сейчас! Они не могут, не должны так разговаривать после того, как Она так и не подобрала подходящего слова. Ей хотелось остаться одной и нормально все обдумать. А не делать вид, что для нее это в порядке вещей, что все нормально и сейчас она только залижет раны и снова пойдет в бой. - Я в порядке, - постаравшись скопировать его тон, Гермиона заставила себя подойти ближе. Может быть, тактика Снейпа не так уж и плоха. Делать вид, что ничего не было, пока разум и тело не перестанут бороться друг с другом. – Это дела тех, кого мы должны найти? - Это не правда, - спокойно ответил Северус, заработав ее гневный взгляд, и указал подбородком на ее ногу. По джинсам уже расползлось кровавое пятно и продолжало увеличиваться. - Сделай что-нибудь, - сдалась Гермиона. Видимо, ее эмоции достигли того пика, после которого мозг уже просто отказывается их воспринимать. Снова покорно усевшись на стул, она уже осторожно стянула джинсы, радуясь, что Снейп не попробовал ей в этом помочь, и отстраненно наблюдала, как он заживляет раны. - Вернешься на Гриммо и смажешь все бальзамом, который я давал. И не забудь выпить зелье. - Как только мы найдем их, - ведьма потрясла папками, снова натягивая джинсы. «Я подумаю об этом завтра» - так, кажется, говорила Скарлетт? Он поборолся с желанием снова ее усыпить и молча подхватил со стола свою палочку, направляясь к дверям. - Тогда нам лучше поспешить. Гермиона явно предпочла страусиную тактику. Не самый плохой вариант, если подумать, по крайней мере, она не обвиняет во всем его, иначе Поттер снял бы с него скальп. Если ей нужно время, чтобы осознать произошедшее – пусть. Он подождет. В конце концов, деваться ей теперь некуда. Удовлетворенный этой мыслью, он чуть улыбнулся. Ты попалась, Гермиона. Попалась. Молчаливые и тихие, они вышли из Министерства, тут же аппарировали на последнее записанное место пребывания Флоры Уайтхолл. Десятилетняя девочка на фото наверняка изменилась, но новых снимков у Снейпа не было. Гермиона с подозрением обозрела явно заброшенный дом на краю Манчестера. На ее взгляд, он того и гляди рухнет. Построенный в викторианском стиле, когда-то дом явно знавал лучшие времена. Даже при первом взгляде – через ограду и деревья – это было видно. - Сомневаюсь, что она все еще здесь - пробормотала ведьма себе под нос, пока Снейп пытался открыть заржавевшие ворота. – Такое ощущение, что их не открывали лет тридцать. Металл со скрежетом подался под напором мужчины, одна из створок отошла в сторону. - Полгода назад, во время последней проверки, девчонка была здесь и не помышляла ни о чем, кроме лишнего куска хлеба, - тихо ответил Снейп, пока они шли через заросшую сорняком тропинку к дому. Луна, уже стоявшая в зените, заливала все бледным светом, отчего тени становились еще чернее. - Это дом ее родителей? – Гермиона усилием воли заставила себя сосредоточиться на работе. Так было намного проще. Было что-то еще, что не давало ей покоя, но она никак не могла понять что. - Это ее дом, - поправил он. Они поднялись по каменным, раскрошившимся ступеням и постучали. Было дико стоять посреди ночи возле заброшенного дома и при этом стучать в дверь. Однако им, неожиданно, открыли. Девочка – худой подросток лет тринадцати, хотя на деле ей должно быть пятнадцать, светлые редкие волосы собраны в хвост, одета в магловские джинсы и футболку, все очень грязны. - Мастер? – Гермиона не сразу поняла, что та обращалась к зельевару и удивленно покосилась на Снейпа. С каких это пор он стал Мастером? Еще больше она удивилась, увидев Снейпа. Кто бы мог подумать, что человек может так измениться за две секунды! Сейчас перед ней стоял совершенно другой мужчина – ниже, чем Северус, шире в плечах, с тяжелой шапкой седых волос, в строгом костюме-тройке. Похож на Фаджа, если бы тому вздумалось пройтись по сироткам, только котелка не хватает. Этот Фадж любезностью того не обладал. Не отвечая на приветствие, он прошел мимо девочки в дом, Гермиона виновато протиснулась следом, не зная как себя вести. - Ты здесь одна? «Фадж» остановился посреди гостиной, в которой явно жили – лестница на второй этаж была заколочена. - Как всегда. Флора на удивление спокойно восприняла бесцеремонность Мастера и кивнула на Гермиону: - Кто это? - Слышала что-нибудь о последних убийствах? – проигнорировав ее вопрос, спросил Снейп. Та кивнула, поежившись. В доме было холодно и темно – лишь на столе в гостиной горела тусклая масляная лампа. Гермиона осталась стоять в коридоре, прислонившись к периллам – отличный обзор на площадку второго этажа и кухню. Как ни странно усталой она себя совсем не чувствовала и с досадой подумала, что дело далеко не в принятом недавно зелье. - Знаешь, кто может это сделать? - Думаете, кто-то из нас? – догадалась Флора. – Я Я не общалась ни с кем давно. - Врешь. Констатация факта. Даже ее пробрало, столько было холода в голосе. Неудивительно, что девочка побледнела, став похожей на привидение. - Я знаю, что к тебе приходили. Предлагали помощь в обмен на услуги магического характера - Но я отказала им! – теперь уже откровенно испуганная Флора попятилась к двери, хотя Снейп не сделал ни шага в ее сторону. Гермиона силой заставила себя остаться на месте и не вмешиваться. – Я отказала! Правда! Вы не можете наказать меня за это!.. - Кто это был, Флора? – голос у зельевара был по-прежнему спокоен. – Тебе лучше сказать мне, иначе я могу подумать, что ты решила вернуться к прежней жизни. - Я не знаю! – прохныкала девочка, размазав по щекам пару слезинок – Их было трое, все под масками! Они сказали, что знали моего отца! Я отказалась помогать им и они ушли, а через день меня попытались проклясть! Почему вы думаете, я живу тут как мышь?! Рассказ, видимо, Снейпа удовлетворил, потому что он кивнул и, поинтересовавшись уже совершенно будничным тоном, не нужно ли ей чего из вещей или еды, дал девчонке галеон и направился к выходу, поманив за собой Гермиону. Та вышла следом. Прежняя внешность вернулась к магу только спустя две аппарации. Едва разглядев знакомый профиль, ведьма приступила к допросу. - Почему ты изменил внешность? - Потому что не хочу, чтобы каждая собака знала кто я такой. - Эта девочка, зачем к ней приходили? – они шли по парку напротив Гриммо, явно направляясь именно туда. – Кто это был? Почему она боится тебя? Северус вздохнул. Снова в своем репертуаре. - Эта, как ты выразилась, девочка, лучший артефактор в Англии. - Никогда о ней не слышала, - усомнилась Гермиона. - И не услышишь. Артефакты слишком специфичные, все завязаны на кровь, такая уж у них семейная традиция. Отец был на побегушках у Волан-де-Морта, потому что выхода другого не было, мать покончила с собой, когда узнала, а ребенок рос под надзором Темного лорда. О ней многие знали. После войны магию на крови запретили, Флора с этим не согласилась. - И что ты сделал? – не уверенная, хочет ли услышать ответ, она все же спросила. - Показал оборотную сторону монеты, - туманно ответил Северус, не вдаваясь в подробности. Они как раз подошли к Гриммо, все окна были темны – Гарри не было, Джинни давно спала. Тихо, едва скрипнув входной дверью, они вошли внутрь. В почти полной темноте Гермионе неожиданно вспомнилось ощущение мужских рук на своей спине и она поспешила отойти подальше, поспешно пройдя на кухню и зажгла свечу. - Куда теперь? - Я отправляюсь к Ноттам, а ты – остаешься здесь. Секунду она надеялась, что он рассмеется и скажет, что это шутка. Но Северус Снейп никогда не шутил. - Нет! – восклицание получилось слишком громким и Гермиона тут же перешла на суфлерский шепот – будить беременную подругу ей не хотелось. – И не думай, я не останусь! Мерлин, Северус! Ты обещал! Разве не твои были слова о сотрудничестве? - Ты хочешь просто влезть в каждую дырку или заинтересована в том, чтобы дело раскрыть? – тихо ответил Северус, посчитав шепот ниже своего достоинства. – Здесь Крэбб, Гойл и Нотт, - он потряс папками - Ты действительно хочешь, чтобы они тебя видели? Как бы ей ни хотелось возразить, это было не так. - Я знаю эти семьи с детства, Гермиона, - заметив, что ведьма уже не собирается протестовать, Северус подошел ближе. – Они привыкли ко мне, смирились, многие до сих пор считают, что я был шпионом у Дамблдора, а не Волан-де-Морта. Брать с собой тебя, все равно, что тащить на веревке труп. Сравнение ее не порадовало. Уже смирившись с ролью часового, Гермиона вздохнула и спросила: - Как ты объяснишь все Кингсли? Он приказал не отпускать тебя одного. - Утром я зайду за тобой и мы вместе отправимся в аврорат, - пообещал Снейп – А пока выпей зелье и смажь шрамы. Тон вышел командирски-заботливым и каким-то слишком личным – у ведьмы от этих слов вспыхнули уши, хорошо еще, что было темно. Она промолчала и лишь закрыв за магом дверь, позволила себе закрыть глаза и тихонько съехать по стенке на холодный пол. - Ну и что это было? – свет вспыхнул, слепя глаза, девушка зажмурилась, пытаясь нащупать ручку двери, чтобы опереться на нее и встать, но удалось это далеко не сразу. В залитом ярким светом коридоре на лестничной площадке стояла Джинни. Одетая в просторную, до пола, ночнушку, явно позаимствованную у матери, с распущенными по плечам волосами, внушительным животом и грозным взглядом, она очень напоминала Молли. Гермиона, наконец, встала, однако ответить на вопрос все равно не смогла и потому просто передернула плечами и отправилась в свою комнату. Джинни, все еще хмуря брови, последовала за ней. - Герм, не игнорируй меня. Почему я просыпаюсь среди ночи и вижу вас двоих, шепчущихся, словно заговорщики? Потому что они и есть заговорщики. Самые что ни на есть. Она скрывает от Министерства правду о Северусе Снейпе, он скрывает ее воспоминания. А теперь они еще и любовники. Осознание этого факта далось слишком тяжело – Гермиона обхватила себя за плечи в попытке сдержать нервную дрожь, и, не обращая больше внимания на Джинни, закрыла за собой дверь. В ее спальне все было как раньше – вещи на стуле, не застеленная кровать, на которую она рухнула, надеясь, что сон принесет облегчение. Они любовники. О нет, нет, это было уже слишком. Как вообще такое могло произойти с ней? С девушкой, которая всегда исключительно разумно подходила к выбору партнера?! Сначала Рон (впрочем, его можно списать на ошибку молодости и играющие гормоны), потом Дин – магл, понятия не имеющий о том, кто она такая, не требующий от Гермионы Грейнджер абсолютно ничего, затем Питер – подающий надежды сотрудник отдела связи с магглами, положительный со всех сторон. Как в этот список попал Снейп?! Она же Мерлин, да она даже не считает его привлекательным! С каких пор ее потянуло на «мужчин постарше»?! - Это случайность, случайность, случайность - закрыв руками уши, отчаянно зашептала ведьма. Было бы хорошо в это поверить. Так будет лучше – для всех. Он ей не нравится, он стар для нее, у него слишком много проблем, у нее тоже. Просто ей давно не хватало чужих прикосновений, он этим воспользовался – вот и все. Ничего подобного больше не повторится. Ничего не повторится. Затвердив эту мысль, Гермиона несколько успокоилась и обнаружила, что лежит головой к окну, а ноги покоятся на подушке. Видимо, в расстройстве чувств она сделала не один круг по кровати. Сон к ведьме не шел и она, внимательно прислушавшись к тишине в коридоре, решилась все же выйти на кухню. Джинни не добившись от нее ни слова, ушла спать. Схватив по пути склянку с зельем, гриффиндорка спустилась вниз. С тихим щелчком светильники на стенах загорелись теплым, рассеянным светом. Часы показывали половину четвертого утра – скоро начнет светать. Папка на краю стола привлекла ее внимание и она подошла ближе, бросив на нее рассеянный взгляд. «Флора Уайтхолл». Осознание было похоже на удар по голове – чувствуя, что ноги ее не держат, Гермиона рухнула на ближайший стул, таращась на надпись и боясь даже моргнуть. Она читает. ЧИТАЕТ. Черт побери, она читает!!! С тихим воскликом ведьма вцепилась в папку, раз за разом перечитывая короткий заголовок. Сердце колотилось как бешеное. В голове шумело, но никакой боли не было. Вот что не давало ей покоя, вот что за беспокойство сидело внутри! Там, у Снейпа, она прочитала такой же заголовок, прочитала и не заметила, слишком увлеченная содержимым папки! На душе стало так легко, что впору пуститься в пляс. Она и сама не понимала, насколько сильно ее угнетала эта неопределенность, страх перед неизвестной болезнью Возможность навсегда потерять способность читать Снейп был прав – постепенно все прошло само собой. Когда в седьмом часу утра Джинни вошла на кухню, ее непутевая подруга спала, положив голову на картонную папку. Руки сжимали ее край, как величайшую ценность. - Совсем с ума сошла - покачала головой рыжая, направляясь к плите. Возможно, толика зависти в этом заявлении тоже присутствовала – она устала уже от всеобщего к ней пренебрежения. Нет, конечно, они ее любили, заботились, но Джинни привыкла всегда быть в центре происходящего, а сейчас ее оттеснили на периферию. И ей это не нравилось.

ГЛАВА 12 - Она просидела здесь все это время? – раздраженный голос Северуса Снейпа ввинтился в сон Гермионы, вырвав ее из полудремы в мгновение ока. Нервно дернувшись, она подскочила на стуле, обнаружив, что по-прежнему сжимает в руках личное дело девочки. В кухне стоял утренний полумрак – за окном хмурое небо не пропускало ни единого солнечного луча. Снейп и Джинни стояли у камина, причем было видно, что подруга пытается не пропустить зельевара внутрь – тот стоял на самой границе огня, весь в пепле и вид имел весьма злобный. При виде него у Гермионы все внутри сжалось. Сердце выписало кульбит и заколотилось со страшной силой. Черт возьми, как же они все усложнили. - Джинни! – негромко позвала гриффиндорка, - пропусти его Та одарила подругу негодующим взглядом. - Не раньше, чем вы объясните мне что тут происходит. Однако Северус уже прошел мимо нее, направляясь к Гермионе. Глаза его тревожно осматривали каждый сантиметр ее тела, отмечая и край воспалившегося шрама на горле и темные круги под глазами и смятенный, смущенный взгляд. Случившееся ночью явно казалось ей полнейшим абсурдом. В глаза она не смотрела, а на щеках зажглись красные пятна, при виде которых ему захотелось все повторить. - Что вы узнали? – Гермионе под его внимательным взглядом стало еще хуже. Чтобы хоть как-то отгородиться от зельевара, она встала, обняв руками папку, и уставилась куда-то в переносицу Снейпа с отчаянным желанием все забыть. - Не здесь, - коротко ответил Снейп. Джинни за его спиной чуть не задохнулась от гнева. – Миссис Поттер, я не желаю отвечать еще и за вас тоже. Меньше знаешь - крепче спишь. - Я вполне способна позаботиться о себе! – словно раскаленное масло на сковородке зашипела Джинни. - Джин, пожалуйста! – поморщилась Гермиона. От такого пробуждения у нее разболелась голова. – Мистер Снейп - Нам пора на собрание, - перебил он ее. Ведьма покорно кивнула. - Мне нужно сходить в душ. Лопатками чувствуя его взгляд и поражаясь абсурдности ситуации, Гермиона отправилась к себе. Да, душ должен помочь. Уже поднимаясь по ступенькам, она вспомнила, что так и не рассказала ему: - Я читала. Сегодня утром. Невозможно было сказать рад он этому факту или сожалел об упущенной возможности контролировать ее. Гермиона не позволила себе простоять под горячими струями, сколько хотела, но, по крайней мере, перестала чувствовать себя будто в плохом кино. Заклинанием попытавшись высушить волосы, но добившись только тупой ноющей боли в висках, Гермиона потянулась за полотенцем и застыла, рассматривая себя в зеркало. Что Снейп нашел в ней? – неожиданная горечь этой мысли удивила ее. Все ее тело было в шрамах – иногда едва видных, иногда – уродливых. Словно наспех сшитая из лоскутов кукла – она никогда больше не привлечет восхищенный мужской взгляд. Кроме него. И это пугало, потому что быть объектом вожделения Северуса Снейпа В этом было что-то неправильное, ненормальное. Она не хотела этого. Не хотела Его. Тряхнув головой, ведьма завернулась в полотенце и, полная отвращения к самой себе, вышла в спальню. Словно издеваясь над ней, зельевар сидел на ее кровати, вертя в руках баночку из-под крема. Гермиона остановилась как вкопанная. Под его взглядом она чувствовала себя голой. - Что вы здесь делаете? Он приподнял одну бровь, словно предлагая самой оценить всю глупость этого вопроса. - Тебе нужно обработать шрамы - Я справлюсь! Северус вздохнул. Терпение, только терпение. - Я не собираюсь набрасываться на тебя, Гермиона. Если ты не хочешь этого - Не хочу! – воинственно вскинув подбородок, перебила она. - Я подожду, - пожал плечами Снейп, и, пока она снова не перебила его, добавил: - А пока сними чертово полотенце и иди сюда. У тебя кровь на бедре. Чувствуя, как ее начинает колотить нервная дрожь, она неохотно приблизилась и, зажмурившись, сбросила полотенце. Мерлин, дай ей сил. - Только не вздумайте сказать, что уже видели меня голой! – сдавленно потребовала она, мечтая умереть от стыда. Северус едва слышно фыркнул, наблюдая за этой картиной. На самом деле, в этом было что-то волнующее – иметь полное право смотреть на нее, разглядывать, в то время как она делала вид, что ничего этого не существует. Хотя, у них и впрямь слишком много дел, чтобы позволить себе такие игры. Он аккуратно достал из кармана склянку с зельем и, вытряхнув немного на руку, осторожно размазал по разошедшемуся на бедре шраму. Она ощутимо вздрогнула, но не пошевелилась. - Вулнера Санентур! – речитативом прочитав заклинание, Северус дождался, пока порез снова срастется и только тогда смазал образовавшийся рубец заживляющей мазью. С остальными шрамами проблем не возникло – некоторые были едва видны. Когда он добрался до ее горла, ощутив бешено бьющуюся жилку на шее, Гермиона выдохнула: - Этого больше не будет. Нечего ждать. Снейп позволил себе ухмыльнуться – глаза она так и не открыла и вся ситуация в целом его забавляла. - Посмотрим - Нет. Он не стал спорить, накинув на нее покрывало и отошел в сторону. - Одевайся, Гермиона. - Выйди! Ее жалкая попытка снова начать обращаться к нему официально показалась сейчас совершенно глупой и ведьма сдалась. Она думала, что он будет возражать, но дверь за спиной тихо скрипнула и закрылась и девушка наконец смогла расслабиться, торопливо и аккуратно натягивая одежду. Джинни поджидала зельевара на лестнице. Хмуро проследив, откуда он вышел, она скрестила руки на груди и преградила ему путь. - Ну и? Как это понимать? - Не помню, чтобы давал вам разрешение меня допрашивать, - раздраженно отозвался Северус, прикидывая как бы убрать с дороги Уизли не потревожив ее ребенка. Если она родит на этой лестнице, Поттер наплюет на все их договоренности. - Вы спите с ней? – вопрос даже звучал дико, и Джинни потребовались немалые усилия, чтобы его выговорить. - Не ваше дело, миссис Поттер, - рыкнул Снейп, неуловимым движением заставляя ее качнуться влево и просачиваясь в образовавшуюся щель. Однако для Джинни и так все было ясно. - Если бы я спросила вас об этом раньше, вы бы высмеяли меня, - печально отозвалась она ему в спину. Северус на секунду застыл, а затем продолжил спускаться. Хлопнула дверь спальни, мимо промчалась Гермиона, заматывая шарф на шее и держа в руках свою неизменную сумку. Министерство в восьмом часу утра только начинало работу. Аврорат, у которого вообще не было постоянного расписания, как раз выпускал из своих дверей направляющихся с ночного дежурства магов и впускал тех, кому было чем заняться в такую рань. Чувствуя волнение от того, что ей придется снова лгать, Гермиона нервно теребила в руках сумку, пока они шли по коридорам. Инструктаж Снейпа перед дверями Министерства до сих пор звучал у нее в голове: - Ты все время была рядом со мной. Нотт. Кребб. Гойл. У Ноттов все чисто – их младшего сына сделали сквибом еще во времена Темного Лорда. С тех пор магия не восстановилась, - отрывисто надиктовывал Снейп, склонив к ней голову. Гермиона уткнулась взглядом ему в плечо, стараясь не думать о том, что ее может постигнуть та же судьба. – Двое близнецов Гойла слишком малы – им всего восемь, живут в приюте. Я позаботился о том, чтобы они не вспомнили ничего из своего детства. Конечно, это аврорату знать не обязательно Ей хотелось закричать. Зачем он ей это рассказывает, зачем выдает тайны, о которых она ничего не желает знать? Но Гермиона молчала. Она вообще не шевелилась, похожая на застывшую статую – бледная, едва дышащая. - Крэббов я не нашел. Ни старшего, ни младшего сына нет в поместье, в приюте тоже никого. И кто-то стер память персоналу – они не вспомнили Эльфиаса Крэбба, дела на него тоже нет - Ты же говорил, что следишь за «потенциально опасными»? – Гермиона скрестила руки на груди, заставляя зельевара сделать шаг назад. Он это заметил – губы дрогнули в насмешливой улыбке – но ничего не сказал. – Неужели Крэбб таковым не считался? - Старший слишком труслив, чтобы выступать против режима, - пожал плечами Северус. – Младшему было восемь, когда Волан-де-Морт пал, следовательно, сейчас пятнадцать Он учился на пятом курсе, я за ним ничего не замечал - Так вот для чего ты живешь в Хогвартсе? Словно серый кардинал? – ядовито перебила ведьма. Однако для Северуса Снейпа это не было оскорблением. Скорее, констатацией факта. Он кивнул, продолжив как ни в чем ни бывало: - Но в этом году на учебу не приехал – я проверил. Если бы не вся эта история с трупами, то заметил бы его отсутствие раньше Если бы не история с ней. Это из-за нее он почти не появляется в Хогвартсе. - Так что, мы знаем первое имя в списке преступников? – недоверчиво уточнила Гермиона. Ей хотелось поскорее закончить этот разговор – проходившие мимо люди могли быть как магглами, так и магами, поскольку Снейп настоял на том, чтобы добираться в Министерство через гостевой вход. Теперь они стояли на улице под непрерывно моросящим дождем у всех на виду. – Но понятия не имеем где его искать? - Ну, возможно остальным повезло больше, - Северус кивнул ей на вход в телефонную будку, и ведьма с неохотой втиснулась туда. Он зашел следом. - Нельзя было воспользоваться камином? – окрысилась на него Гермиона, когда будка поехала вниз, и она осталась в абсолютной темноте слишком близко со Снейпом. И больше почувствовала, чем увидела, как он вздохнул. - За нами следили, Гермиона. От самого дома. Я хотел проверить. - Проверил? – все еще нервничая из-за того, что он был непозволительно близко, она все же спросила тише. - Это невыразимцы. Ничего страшного. Дверца открылась, выпуская их в просторный холл Министерства. Охранник и не подумал задержать их, когда Снейп, не останавливаясь, свернул в боковой коридор, минуя длинную очередь для обязательной проверки палочек. По мнению Гермионы, страшиться было чего. Когда за тобой начинают следить невыразимцы, это значит, что твои дела совсем плохи. И то, что сейчас она общалась с одним из них, нисколько не умаляло серьезности ситуации. - Это всего лишь означает, что они не подозревают о моей работе, - наткнувшись на ее взгляд, пояснил Северус. – Ты все запомнила? Ведьма скрипнула зубами. Ей не нравилось это. Решительно не нравилось. - Я только надеюсь, твоя история не слишком отличается от реальной, - предупредила она, прежде чем шагнуть в лифт, который понес их к аврорату. Снейп ничего не ответил. Врать почти не пришлось – зельевар взял на себя весь рассказ, ограничиваясь сухими фактами, которые девушка уже знала. Каким-то образом он умудрился ни разу не упомянуть ее имени, ни у кого не вызвав при этом подозрений. Только Гарри один раз кинул на нее вопросительный взгляд, словно прося подтвердить сказанное, и, когда Гермиона кивнула, снова весь обратился в слух. У остальных сложилась похожая ситуация – в каждой группе несколько фамилий отсутствовало, что вызвало гнев Кингсли, который метался от окна к камину, вытаптывая дорожку в пушистом ковре. - Как это вообще могло случиться, что мы не знаем ничего об этих детях?! – бушевал он, в то время как один из невыразимцев, лица которого она по-прежнему не могла разглядеть, методично набрасывал на пергамент все, что они узнали. Список пропавших детей оказался на удивление длинным и Гермионе не терпелось добраться до Снейповских папок. Зельевар карты раскрывать явно не собирался и молчал, наблюдая за невыразимцами. Она прямо чувствовала, как крутятся шестеренки в его голове, составляя новый план. И ведьма была намерена стать его частью. - Нужно узнать где они. Свяжитесь с МакГонагалл, пусть скажет, кто из паршивцев учился в Хогвартсе, может быть, кто-то знает их друзей? – раздавал указания заместитель министра. – Проверьте палочки, восстановите Дозор! - Это запрещено - попытался заикнуться Дин. - Запрещено с живых людей кожу снимать, - перебил его Кингсли. – А с Дозором я решу, Визенгамот не станет возражать Группы те же, давайте, шевелитесь! Когда кабинет опустел, они со Снейпом молча двинулись в сторону его кабинета. - Неужели никто до сих пор не заметил вас? – тихо поинтересовалась Гермиона, когда они проходили через Атриум, мимо невыразимцев, сосредоточенно спешивших по своим делам. - Вы видите мое лицо только потому, что знаете, что оно именно мое, - Северус хмыкнул, кивая на очередного невыразимца, который проходил мимо него. – Вы не видите его, но я вижу, потому что знаю. Это, кстати, Долиш. Она резко остановилась, неверяще уставившись на мага. - Неправда! Северус скептически изогнул бровь. - Я тебе когда-нибудь врал? - Ты никогда не говорил всей правды. - Ну, это не одно и то же. Они продолжили путь, но теперь Гермиона настороженно вглядывалась в каждого, кто проходил мимо них. Ей вдруг стало очень неуютно в самом сердце Министерства Магии. - Сколько же Пожирателей я видела, сама того не подозревая? – наконец, спустившись в последний, ведущий к его кабинету коридор, спросила она, сама не зная, желает ли узнать ответ. - Поменялись только маски, Гермиона, - просто ответил Снейп, пропуская ее вперед. - Здесь все дети Пожирателей? – кивнув на ряды папок, девушка пошла вдоль полок, проводя рукой по корешкам и не решаясь выбрать. Казалось невероятным – не испытывать боли, читать. - И не только. Все, кто был замечен в применении темной магии или связан с ней, - Северус остановился позади нее, наблюдая. Ведьма остановилась, рука перестала перебирать бумажные листы. - И я тоже есть здесь? – наконец, пересилив себя, спросила она. Сердце билось где-то в горле, мешая говорить. Другого времени узнать ответы может и не случиться. Нельзя позволить себе быть трусихой. Мучительно долгую минуту она ожидала своего приговора. Но когда, наконец, он ответил, облегчения это не принесло. Тихие, слишком интимные слова. - Нет, тебя здесь нет. Она обязана была, обязана узнать правду. Хоть бы и для самой себя – чтобы спокойно спать по ночам. И хотя где-то в глубине души Гермиона давно знала ответ, до сих пор она позволяла глупой надежде закрывать себе глаза. Но не сегодня. - Почему? - Потому что я так хочу. Все-таки она сделала что-то в тот день. Применила Темную магию. И только прихотью стоявшего за спиной мужчины до сих пор жива и не в Азкабане. Отвратительное, мерзкое чувство беспомощности и липкого страха. - Что я сделала? Вместо ответа Северус протянул руку и вытащил с полки над ее головой две папки. - Дело старшего Крэбба и его сына. Посмотри, может, найдешь что-нибудь - А ты? - А я займусь остальными - невнятно ответил зельевар, скрываясь за стеллажами. Слышался шорох пергамента и его шаги, стол постепенно заполнялся просмотренными делами. Гермиона достала ручку и блокнот, записывая все фамилии и адреса, которые могли бы им помочь. - Мы могли бы поделиться этой информацией с остальными, - почти не надеясь на ответ, предложила она, потирая глаза. – Дело пошло бы быстрее. - Исключено, - послышался короткий ответ. - Но мне ты не боишься их показывать - Потому что ты ничего не расскажешь, - фыркнул Снейп. Гермиона не видела его, слышала только, как маг ходит где-то в другом конце кабинета. Его слова подняли в ней волну гнева. - Почему? – брошенная на стол ручка с глухим звуком прокатилась по столешнице. – Потому что ты поймал меня, словно муху на крючок? Забрал мои воспоминания и используешь их, когда сочтешь нужным? Нельзя бесконечно манипулировать одним и тем же, Северус! Я не кукла-марионетка! Рано или поздно невыразимцы разберутся, что в извлеченных нитях что-то неправильно и придут с вопросами! Что мне делать тогда? - Не разберутся - послышалось спокойное. Ее даже затрясло от такого равнодушия. Совершенно непробиваемый человек! - Почему? – устало сжимая переносицу, спросила Гермиона. - Потому что ни воспоминаний, ни рапорта, ни дела на тебя больше нет. Кто бы сомневался. - Когда начнется суд над этими, - она хлопнула очередной папкой по столу – детьми, неизбежно возникнут вопросы. Сомневаюсь, что ты закроешь меня своей спиной, Северус. Нельзя постоянно жить во лжи и надеяться, что это сойдет тебе с рук. Послышались шаги и он, наконец, появился из-за стеллажей, хмуро глядя на ведьму. - Кому ты говоришь это, девочка? Гермиона упрямо вздернула подбородок. - Я не хочу жить как ты. Я не умею и не буду, Северус. Поэтому прекрати шантажировать меня. Оставь меня в покое! Секунду они непримиримо смотрели друг другу в глаза, а затем Снейп тихо усмехнулся: - Хорошо, не буду. Гермиона опешила. Она рассчитывала на продолжение борьбы, на то, что придется едва ли не силой вырывать из него обещание, но так просто? Что-то было не так. Недоверчиво вскинутые брови говорили сами за себя. - Не буду? И все? - А что тебе еще нужно, женщина?! – тоном, говорящим, что его терпение на исходе, спросил Снейп, подходя ближе и собирая с пола разбросанные листы. - Гарантии! – возмутилась она. – Верни мне воспоминания! - Нет. - Почему?! - Потому что у меня их нет, - просто ответил он. – Я уже говорил тебе. Я все уничтожил. Она вскочила с острым желанием что-нибудь разбить. Гермиона не верила ему. Такой, как Снейп, никогда бы не избавился от единственной возможности для шантажа. Однако он спокойно смотрел ей в глаза и врал. - Бумаги можно найти. Омут памяти – тоже, - наконец, терпеливо, словно маленькому ребенку пояснил маг. – Моя голова – единственное место, куда никому не удавалось пробраться. Поэтому если ты хочешь гарантий, тебе придется довольствоваться моим словом. - Словом двойного шпиона? – выплюнула ведьма с презрением. – Ты смеешься? - Словом человека, который спас тебе жизнь. И продолжает спасать, - жестко перебил ее Снейп. Собранные листы упали на стол. – Не думаешь, что пора перестать видеть во мне врага? Тем более, после того, как - Молчи! – вскрикнула Гермиона, вскидывая руку. Мерлин, ну почему все так сложно? Ей казалось, что вокруг нее словно смыкается кокон, паучьи сети И каждый вопрос, каждый ответ на него только делают еще хуже. Можно ли доверять человеку, кто всю свою жизнь только и делал, что лгал и плел интриги? Тонкая паутина недомолвок, оговорок, полуправды и белых пятен – вот во что превратилась ее жизнь с появлением в ней Северуса Снейпа. И даже получая ответы, она непостижимым образом только увязала все глубже и глубже. И единственное, чего ей хотелось – вынырнуть из этого омута. – Если я спрошу, ты скажешь мне правду? Северус? Мучительно долгую минуту он смотрел ей в глаза, слегка наклонив голову, словно решая – стоит ли оно того? Затем едва заметно кивнул. - Ты обещал не шантажировать меня больше - тщательно подбирая слова, заговорила Гермиона, уставившись взглядом в пол. Тот был испещрен царапинами от ножек стола. – Но что, если я решу рассказать о тебе? Гарри? Кингсли? Что тогда? - Желаешь знать, не потяну ли я тебя за собой? – язвительно отозвался Северус, наблюдая за ведьмой. И неожиданно ухмыльнулся. – Гермиона, единственная вещь, которую ты можешь рассказать обо мне, уже известна Министру. Это с его подачи я работаю здесь. Как и остальные Пожиратели. А все остальное в первую очередь отразится на тебе. Поэтому нет, я не собираюсь ничего рассказывать о тебе. Незачем. Он улыбнулся, рассматривая ее растерянность, словно любуясь делом своих рук, и взял последний листок, что лежал перед Гермионой. - Пойдем, нам еще нужно многое проверить. Полагаю, можно взять с собой Поттера Гермиона была рада даже тому, что больше не придется оставаться наедине со Снейпом. Поспешно подхватив сумку, она вышла следом за зельеваром.


Глава 13 - Магия к тебе еще не вернулась? – словно мимоходом спросил Снейп, когда Гермиона нагнала его в коридоре. - Нет, - ответила она, вспоминая, как пыталась утром высушить волосы заклинанием. Они остановились в портальном зале Министерства. - У вас еще остались те жетоны отряда Дамлдора? Лучше было даже не спрашивать, откуда он знал о них. Вздохнув, ведьма вытащила из кармана галеон и вложила в раскрытую ладонь зельевара. - С чего вдруг ты решил взять на подмогу Гарри? Северус взмахнул палочкой, отправляя ее другу сообщение. Гермиона смотрела за этим с жаждой утопающего в пустыне. Она любила магию. Скучала по ней. - Как только закончим с этим делом – займемся твоим, - оглядывая порталы в поисках нужного, Снейп подхватил ее под локоть, уводя за собой. - Ты не ответил! – вырвалась она. - Я подумал над твоими словами. Гермиона шагнула в портал. Их выбросило на Гриммо, где к этому времени уже метался Гарри. Бегло просмотрев их данные, он вычеркнул не меньше половины адресов. - Бесполезно, там мы уже были. Кто-то позаботился о том, чтобы об этих детях даже родная мать не вспомнила Гермиона покосилась на Снейпа, однако он, перехватив ее взгляд, отрицательно мотнул головой. У нее отлегло от сердца – по крайней мере, можно было надеяться, что они не разгребают сейчас последствия его ошибок. Возможно, стоило подключить к расследованию еще одного бывшего Пожирателя? - Гарри, займись остальными адресами, - вложив ему в руку галеон, ведьма подтолкнула друга к камину. – Встретимся через три часа в аврорате. - А ты? – напряженно вглядываясь ей в глаза, спросил парень. Гермиона чуть покраснела. - А у меня свои источники. Когда он скрылся в языках пламени, Снейп, прищурившись, поинтересовался: - Ну и что это за источники? Уж не те ли, с которыми ты регулярно встречаешься на своей квартире? Она, на секунду задумавшись, кивнула. Скрывать Драко больше не имело смысла – не хотелось терять время, оставляя Снейпа здесь, тащиться в Хейгейт на такси, потом обратно Больше всего ведьму беспокоил тот факт, что они до сих пор не знают целей заговорщиков. К чему все эти жертвы, ради чего? Использование артефактов, причем в последнем случае даже непонятно каких – зачем? И это подгоняло ее, заставляло нервничать все сильнее. У Гермионы было мерзкое ощущение, что они вот-вот опоздают. Случится что-то непоправимое. Поэтому она заранее смирилась с неизбежной встречей Снейпа и Малфоя и очередным вторжением зельевара в ее жизнь. В конце концов, он ведь обещал ее не шантажировать? - Нам нужно ко мне домой, - попросила она. Северус кивнул. В доме, по причине раннего времени, было тихо. Все ночные жители еще не проснулись, остальные были на работе. Гермиона открыла дверь ключом, попутно отметив, что защитный магический барьер истощился и больше не работает. Ее дом перестал быть крепостью. На этот раз на столе не было конвертов – есть предел времени, до которого мир еще помнит о тебе. Ты оплачиваешь квитанции, переписываешься с людьми, а потом раз! И ничего этого больше нет. Она пошарила в столе, выудила оттуда клочок пергамента и шариковую ручку и накорябала пару строк, внутренне наслаждаясь самой возможностью читать и перечитывать собственные слова. Влезла на стул у вентиляционной трубы. - Что ты делаешь? – Снейп все это время стоял, прислонившись к косяку на входе в кухню. Гермиона не ответила. Пропихнув бумагу в узкое отверстие решетки, она слезла со стула и повернулась к магу. - Нам придется подождать. Если хочешь, ты можешь пока проверить другие варианты. Уверена, в тех папках была не вся информация - Никак не пойму, это признак доверия или попытка от меня избавиться? – заинтересованно наклонил голову Северус. Гермиона, скрестив руки на груди, пожала плечами, проходя мимо него в гостиную. - Понимай, как хочешь. Впрочем, Снейп ее предложение не принял. Опустившись на диван рядом с ведьмой, он пару минут наблюдал, как она осторожно и нерешительно перелистывает страницы валявшейся на диване книги, а затем, аккуратно ее забрав, сделал встречное предложение: - Вытащи палочку. Хочу понять, насколько все плохо. - Не думаю, что это хорошая идея - проворчала Гермиона, но все же послушалась и взмахнула палочкой: - Люмос! Комната озарилась одной единственной слабой вспышкой. - Ну, по крайней мере, ты уже не катаешься по полу, воя от боли, - прагматично заметил Северус, глядя на вытирающую глаза Гермиону. Ощущения были похожи на те, что бывают, если резать лук. - Это минимальные затраты! – огрызнулась девушка, в раздражении отбрасывая палочку на диван. – А что будет, если я попытаюсь применить тот же Патронус? Какой я после этого Аврор? - А ты еще хочешь им оставаться? – в свою очередь спросил Снейп, внимательно за ней наблюдая. Гермиона одарила его злобно-возмущенным взглядом. - Конечно хочу! Дальнейшую тираду прервал грохот вывалившейся решетки вентиляции. Они бросились на кухню, успев застать трансформацию хорька в молодого человека. Стараясь не смотреть на Снейпа, Гермиона бросила абсолютно голому Драко его одежду, однако тот не обратил никакого внимания на упавшие под ноги тряпки, вытаращив глаза на Снейпа. - Какого Мерлина, Грейнджер?! - Вот именно? – оба мужчины повернулись к ней и она почувствовала себя мышью под взглядом двух удавов. - Ты обещала, что никто не узнает! - Гермиона, ты хоть понимаешь куда вляпалась?! – вторили они друг другу. Вместо ответа ведьма отправилась ставить чайник. Когда не знаешь, что сказать – займи руки. - Драко, вот уж не ожидал, что ты окажешься на крючке у авроров - послышалось за спиной. - Уж кто бы говорил! – вызверился слизеринец. Гермиона, не оборачиваясь, достала чашки и чай, влезла в пустой холодильник, надеясь найти хоть что-то съедобное. – Сами то? - Ты не показывался мне на глаза два года, Драко! Два. Проклятых. Года. Не желаешь объясниться? - Не заметил в вас особой радости от встречи, профессор - ядовито отбросил обвинения Малфой. - Я был бы рад знать, что ты хотя бы жив, - процедил Северус, разрываясь между желанием убить паршивца, обнять его же и устроить допрос этим двоим. - Давайте вы выясните свои семейные дела потом? – вмешалась Гермиона, усаживаясь за стол и указывая на дымящиеся паром кружки. Мужчины неохотно подчинились и сели. – Драко, поверь, я не стала бы вмешивать в это дело тебя, но время не терпит - Ты могла бы хоть предупредить? – все еще недовольно отозвался парень, взмахивая палочкой. На стол брякнулась пачка печенья и тут же подверглась растерзанию со стороны трех голодных магов. - Чтобы ты и вовсе не появился? – отрезала Гермиона, выкладывая на стол список с фамилиями пропавших отпрысков Пожирателей. – Нам нужно, чтобы ты попытался их найти. Или хотя бы узнал что с ними стало. Парень недовольно взял список, пробежавшись по нему глазами. - Никого из них не знаю - Поэтому я и прошу попытаться - Да, и что мне за это будет? Конфиденциальность?! – издевательски выплюнул Малфой, откидываясь на стуле. - Что ты хочешь? - Оправдания! - Я не могу. - Я думаю, мистера Малфоя вполне удовлетворит, если его дело внезапно исчезнет из аврората - вкрадчиво вклинился в их перепалку Снейп. Драко недоверчиво хмыкнул. - Каким же это образом? - Поверь мне, он может, - подтвердила ведьма, мысленно обещая себе разобраться со Снейпом, как только младший Малфой уйдет. Отдать дело! Это означает лишить ее всех рычагов давления! Все еще неуверенный, слизеринец покосился на нее и предложил: - Ты отдаешь мне дело. На руки. Я обещаю попытаться - Нет, - равнодушный ответ Снейпа заставил Гермиону поморщиться. – Ты находишь нам хотя бы одного из всего этого списка. А я отдаю тебе папку. С минуту они мерили друг друга недоверчивыми взглядами, Драко сдался первым. - Ладно, - поднял руки он. – Я обещаю. - Тогда не смею вас задерживать, мистер Малфой, - тоном, словно они все еще учились в Хогвартсе, отпустил Снейп. Драко встал и неожиданно фыркнул, глядя на Гермиону: - Что, прикидываешь чем это выльется для тебя? А я говорил – привычка к шантажу до добра не доводит! - Пошел вон, Драко! – окрысилась Гермиона. Одежда упала на пол, хорек вспрыгнул на кухонный гарнитур и скользнул в вентиляцию. Ведьма со вздохом установила решетку на место и повернулась к Снейпу. Он смотрел на нее так, словно впервые видел. - Вот уж не ожидал от тебя - Ой, вот только не нужно строить святую невинность! – разозлилась она. – Ты никогда не слышал об информаторах? - Слышал, - кивнул Снейп, едва заметно ухмыльнувшись. – Но до сих пор не думал, что ты на это способна. В тебе открывается все больше новых граней, Гермиона И я бы сказал, что эти грани не на светлой стороне Как долго ты работаешь с мальчишкой? Как далеко зашла? Она упала на стул и, зажмурившись, с силой потерла глаза кулаками. - Это вовсе не означает, что я плохая. Не думай, что знаешь меня. Есть разница между тобой и мной. Я делаю все это из лучших побуждений. - А я? – издевательски уточнил Северус. Гермиона открыла глаза и уставилась на него, словно прикидывая – высказать все или оставить на потом? - Поехали в морг, - наконец, попросила она, вставая. – Драко вряд ли появится сегодня. В министерском морге они очутились ближе к обеду – самое тихое время. В помещении никого не было, даже столы были почти пусты. Тело последней жертвы под стазисом лежало рядом с двумя другими. Гермиона заинтересованно оглядела мужчину – первую жертву, погибшего в ее дежурство. От незаживающих следов порезов на всем теле ей стало дурно. Справившись с собой, она перешла к последней девушке. Рядом, на небольшой подставке, лежали все ее вещи – заколки для волос, пирсинг, искусственная розовая прядь... - Как думаешь, зачем им все это нужно? – чувствуя взгляд зельевара на своей спине, Гермиона повернулась к нему. – Три артефакта. Кровь. Кожа. Душа. Скажи мне, что я ошибаюсь. Ему бы очень этого хотелось, но картина и впрямь складывалась нелицеприятная. На лице у ведьмы застыл страх, все они боялись высказать это вслух, но Вдруг был еще один крестраж? - Я знаю, это похоже на заклинание, с которым столкнулся Поттер на четвертом курсе - осторожно подбирая слова, ответил зельевар, подходя ближе. На этот раз Гермиона не отстранилась и он осторожно обнял ее одной рукой, прижимая к себе. Неуверенно и неловко тонкие женские руки обвили его спину, словно ища спасения. – Но это не оно. Нужна кровь врага, кость родственника А эти жертвы никак не связаны. - Они связаны артефактами, - глухо проговорила Гермиона ему в сюртук. – В которых больше силы, чем мы можем себе представить И министр собрал в самом центре министерства половину Пожирателей! - Они ни при чем. - Ты уверен? – скептически отозвалась ведьма, высвобождаясь из рук Снейпа и обхватывая себя за плечи. – Они однажды уже были с ним! - Думаешь, я снова встану на сторону Волан-де-Морта? – провокационный вопрос повис в воздухе. Гермиона раздраженно отмахнулась. - Ты знаешь о чем я, Северус! - Да или нет? – настаивал он, внимательно наблюдая за ее реакцией. - Нет! – рявкнула гриффиндорка. Вспыхнувший на щеках злой румянец быстро потух в почти минусовой температуре. – Доволен? Он был доволен. Спустя час они снова собрались в аврорате, чтобы выслушать неутешительные новости от Гарри. Ни одна зацепка так ни к чему и не привела. Никто ничего «не запомнил». Гермиону это доводило до белого каления. - Разве нет способа пробиться через Обливиэйт? – Дин, в порыве раздражения взлохматив волосы, повернулся к невыразимцам. Те синхронно помотали головой. - Разве что вы не хотите воспользоваться темной магией, - нехорошие подозрения в голосе человека без лица заставили Дина замолчать и постараться слиться со стеной. - Никто не собирается ее использовать, - прервал Кингсли. – На вашем месте я бы поискал другой способ, кроме того, чтобы запугивать моих сотрудников! - Может быть, есть и другой путь - неуверенно вычерчивая на оставшейся от китайского обеда салфетке, Гермиона оглядела собравшихся. – Я Я полагаю, что Волан-де-Морт снова собирает силы для ритуала возрождения - Это невозможно - начал было Гарри, но осекся под взглядом Кингсли. Тот внимательно слушал ведьму. - Мне тоже не хочется в это верить, Гарри Но пока нет других версий, мы должны принять эту, - виновато пожав руку друга, девушка продолжила: - Таким образом, у них уже есть кожа и душа. Веревка Сотерн вытягивает душу, недавно мы выловили еще одну жертву, а кинжал с кровью удалось перехватить. Что остается? - Магия, - спустя минуту озвучил Кингсли в полной тишине. – Им нужна магия. Это не ритуал возрождения, это обретение магии! Наткнувшись на их недоуменные взгляды, он вскочил со стула, лихорадочно сбросил со стола все бумаги и взмахнул палочкой. В центр рухнул тяжеленный, оббитый покрытым ржавчиной железом толстый фолиант. Прикрыв нос и рот, чтобы не надышаться пылью, Гермиона склонилась над ним. - История магии Я ее читала, что вы хотите тут найти? - Откройте главу о Седрике Умалишенном и все поймете, - не дожидаясь пока она откроет нужную страницу, Кингсли сам раскрыл книгу, торопливо листая толстые страницы. – Вот! Читайте Семь человек столпились над столом, напряженно всматриваясь в неразборчивый почерк. Возможно, если бы профессор Биннс не был таким занудным, они бы догадались обо всем гораздо раньше. Но историю магии в Хогвартсе преподавали из рук вон плохо, а вечный контракт (никто ведь и подумать не мог, что Биннс вернется преподавать даже с того света!) сослужил плохую службу, не давая уволить призрачного преподавателя. Сама Гермиона читала историю магии, но лишь походя, «для легкого чтения», в современном варианте. Этот же фолиант явно хранился где-то в закромах Министерства Магии не один век. Первым продрался через неразборчивый, рукописный текст Гарри. - «Создатель первого и последнего преобразователя магииродился сквибом, однако в семье потомственных магов» - забормотал он хрипло. – «вместе с братом, Ульрихом Когтевраном». Тот самый Когтевран? - Предок Кандиды, - кивнул Кингсли, поторопив: - Читай дальше. - «занимался поиском способа возвращения магических способностей и природой магии, в 943 году » - продолжил Поттер, единолично завладев книгой. Остальные расселись по своим местам. В комнате повисла напряженная тишина. – «объявил о создании механизма обращения, испытание которого привело к необратимым последствиям. Седрик потерял разум и провел остаток жизни в башне, куда разрешалось заходить только его брату. После эксперимента было запрещено использовать искусственные накопители магии и проводить исследования в области регенерации магии Доподлинно неизвестно в чем именно состоял эксперимент братьев Когтевран, однако сохранился черновик чертежа созданного механизма, для которого требовались части души и крови, а также отданные чувства» Что еще за «отданные чувства»? - Эмоции, Гарри, - прошептала Гермиона. – Самые сильные из которых – боль. Они сняли с нее кожу не для того, чтобы ее использовать Все, сидящие в их тесном кругу, неконтролируемо поежились. - Правильно ли я понимаю, - тоном, настоятельно требующим опровергнуть его слова, уточнил Дин, обводя всех неверящим взглядом. – Какой-то сквиб желает повторить опыт этого Седрика? Он собрал вокруг шайку отщепенцев, с помощью которых собирает необходимые Ингредиенты? Вы серьезно? Думаете, у него реально это может получиться? - Неважно получится у него или нет, - с силой сжав переносицу, вмешался Кингсли. – Он уже убил троих и убьет еще, потому что кровь ему получить не удалось вероятно, имеет смысл не столько сама кровь, сколько способ ее добычи, иначе использовали бы любую дворнягу в подворотне - Но нам все же лучше успеть до завершения механизма, - меланхолично высказался Северус. Гермиона вздрогнула, совершенно забыв о его существовании. Как только они пришли в зал, зельевар занял место в кресле в самом темном углу за ее спиной и с тех пор молчал. – Если вы, конечно, не желаете проверить успехи последователя чокнутого Седрика. - Министерство ведет учет сквибов? – спросила Гермиона и услышала в ответ скептическое фырканье. - Зачем? - Вы не там ищете! – перебил Гарри. – Кингсли, у кого еще мог быть доступ к этой истории про Седрика? В новой версии книги ничего подобного нет - Да у любого с фамильной библиотекой - отозвался заместитель министра, махнув рукой. - То есть мы опять возвращаемся к чистокровным, - подвела итог Гермиона. Они сидели третий час и, честно говоря, сил у нее уже не было. Хотелось спать, а еще больше – чтобы все это, наконец, закончилось. – И теперь список уже не ограничится Пожирателями - Он ограничится сквибами, - поправил ее Снейп, вставая и подходя к столу. Руки опустились на спинку ее кресла. – Вряд ли можно утаить такое шило в родословной, нужно поднять древа всех семей, достаточно старых и богатых, чтобы иметь у себя родовые библиотеки - Разве что вы готовы пройти с рейдами по всем чистокровным семьям, - фыркнул Гарри. Кингсли в ответ только скривился, словно от больного зуба. Видимо, представил себе реакцию магического сообщества, когда авроры начнут врываться в дома уважаемых магов и требовать предъявить сквибов. - Мне не нужно еще одно движение за права сквибов, - ожидаемо отказался он, нервно оттягивая воротник мантии. – Или чистокровных! Министр не даст разрешения - Тогда что вы предлагаете? - Выставить охрану у Британского музея и ждать, пока ловушка захлопнется, - словно лакомую косточку – собакам – кинул Снейп. Гермиона, вскинув брови, повернулась к нему. – Есть только один артефакт, способный сохранять энергию крови и питаться ей. Им не удастся найти другого. А значит - Они вернутся, - хором закончили Гарри и Дин. - Полагаю, на этом мы и решим, - закончил заседание Кингсли. – Я отправлю охрану к музею, Гарри, Дин – вы идете первыми, нельзя заявляться всей толпой Захватите мантию-невидимку. Все остальные – встречаемся завтра утром. Будьте готовы в любой момент. Уже в портальном зале Гермиона перехватила Снейпа за рукав, притягивая его в сторону выхода для посетителей. Зельевар вскинул брови, но не стал противиться. Они вышли в вечерний Лондон. Похолодало – холодный воздух оставлял капли пара на окнах витрин, сверкавших, как новогодние елки. Некоторые магазины уже начали готовиться к Хэллоуину. Даже в столь позднее время, когда уже совсем стемнело, на улице были толпы людей. Они лавировали между ними, стараясь не отрываться друг от друга слишком далеко. - Куда мы? Гермиона пожала плечами и подняла воротник куртки, обмотав его шарфом. - Не знаю. Я просто хочу пройтись. Снейп притянул ее за локоть ближе к себе. Она чувствовала тепло его тела даже через теплое пальто, которое, впрочем, выглядело так же, как обычный сюртук. Северус Снейп явно не любил излишних новшеств. Чувствовала тонкие, сильные пальцы на предплечье. Гарри, будь он здесь, точно начал бы расспрашивать. Рон тоже. Но никого из них теперь не было рядом. Только Снейп. Но он молчал. Вряд ли ему были интересны ее переживания. А Гермиона прямо таки физически чувствовала, что задыхается. Это дело с самого начала покалечило ее, а теперь ведьму преследовал страх. Есть границы, которые нельзя пересекать. Есть причины, по которым они до сих пор ничего не знают о природе своих способностей. Волан-де-Морт подошел близко – это искалечило его, изуродовало, убило. Она боялась появления чудовища большего, чем они до сих пор могли представить. Боялась алчного, азартного взгляда Снейпа, и больше всего боялась саму себя и своих желаний, в которых не могла признаться. - Как думаешь, он клюнет на приманку? – стараясь вынырнуть из омута собственных страхов и желаний, спросила девушка. Они вышли за пределы торговых районов и теперь на улицах было совсем безлюдно. Даже фонари горели через раз. - У него нет выбора. - Ты собираешься участвовать в допросе? Северус фыркнул. - Не будет никакого допроса, Гермиона - То есть? – она остановилась, заставляя мужчину посмотреть себе в глаза. Облачка пара от их дыхания поднимались вверх. – Северус, хватит загадок! - Они все равно упустят вора, пусть даже сам Кингсли засядет в засаду, - пожал плечами, словно само собой разумеющееся, Снейп. – Или ты думаешь, наш умнейший сквиб не предусмотрел такого варианта? - Зачем тогда было вообще говорить о ловушке?! – воскликнула Гермиона. – Это не игра! - Как раз потому, что игра, - отрезал мужчина, заставляя ее идти дальше. Теперь они шли быстрее – Гермиона злилась и нервничала, Снейп стремился закончить разговор. – Если бы мы этого не сделали, он бы что-то заподозрил. А если бы я всех предупредил – все выглядело бы неправдоподобно! - Неправдоподобно для чего? – прорычала ведьма, чувствуя, что еще немного, и она начнет трясти зельевара как тузик грелку. - Я поставил отслеживающее заклинание на все артефакты в музее, - словно речь шла о пятичасовом чае, походя ответил маг, взбегая по ступеням дома на Гриммо. Потерявшая дар речи Гермиона молча последовала за ним. Джинни уже спала – в доме было темно и тихо. В последнее время у них вошло в привычку возвращаться ночью. Вдвоем они поднялись по скрипучей лестнице. - У тебя всегда есть свой план, так? – с горечью спросила гриффиндорка, чувствуя себя предательницей и жалея, что начала расспросы. - Иначе я давно был бы мертв, - хмыкнул Северус, с иронией глядя на молодую ведьму. Надо же, столько времени провести с ним, и так удивляться. Гермионе было совсем не до смеха: - Нельзя так использовать людей, Северус! – гневным шепотом прошипела она. Они застыли на площадке второго этажа, словно два вора в ночи. – Это не пустые марионетки, это чужие жизни! Если Гарри или кто-либо еще пострадает из-за твоих секретов - А ты лицемерка, знаешь? – не остался в долгу Снейп. Склонившись к ведьме, он издевательски прошептал ей в лицо: - Скрываешь свои махинации с Малфоем, балуешься с ментальной магией О да, я знаю! Я достаточно видел в твоей голове, поверь мне. А для друзей по-прежнему остаешься невинным борцом за великие идеалы, так? - Ты обещал не - отшатнулась она. Но маг только раздраженно перебил: - Я не шантажирую тебя, я лишь прошу не лгать самой себе! Я, по крайней мере, принимаю себя таким, какой есть И тебя, кстати, тоже. А теперь, если мы закончили с пустыми обвинениями, я пойду спать. Спокойной ночи, Гермиона. Тихо скрипнула дверь и она осталась совершенно одна. С трясущимися руками и гневными слезами на глазах. Зло утерев их рукой, ведьма хотела было хлопнуть своей дверью, но вовремя вспомнила о Джинни. Пришлось аккуратно щелкнуть затвором и только после этого шваркнуть ногой о спинку кровати: - Ублюдок! Не то чтобы ей сильно полегчало, но боль притупила остальные чувства. Продолжая костерить Снейпа, Гермиона на одной ноге проскакала в ванную и злобно уставилась на свое отражение. Она не знала, кого сейчас ненавидела больше – Снейпа, в очередной раз вывернувшего ее слова наизнанку, или себя, потому что он, черт возьми, тысячу раз прав и потому что даже после этого ей хотелось почувствовать его руки на своем теле. Уже лежа в кровати, она продолжала размышлять об этом парадоксе. Да, он злил ее. Злил так, что Гермиона грозила заработать себе нервный тик. Но она не ненавидела его. Должна была. Но не ненавидела. Снейп – самый двуличный из всех, кого ведьма до сих пор встречала. Точнее, в его случае, вы могли так и не узнать истинного лица за бесконечным количеством масок. И, тем не менее, по-своему он был с ней честен, хотя никогда не говорил всей правды. Мог ли кто-нибудь похвастаться таким? Да, Снейп был жесток, даже безжалостен, особенно в отношении Гермионы, срывая с нее маски, от которых она не желала избавляться. Но это и привлекало ее. Никто не знал Гермиону такой, какой знал ее Снейп. Никто не принял бы ее такой. Было что-то порочно-притягательное в том, чтобы делить с ним свою тайну. Опасное. И именно поэтому ей лучше держаться от него подальше. Кто знает, не очередная ли это игра? И не окажется ли Гермиона Грейнджер только отданной для гамбита пешкой? Она всегда считала глупостью все эти любовные бредни – страдать, не спать ночами, бродить по дому или сидеть на подоконнике, упиваясь собственными чувствами. Гермиона Грейнджер, в то время, как ее соседки по комнате в Хогвартсе переживали все это, не спала ночами по совсем другим, однако не более прозаичным причинам. Она спасала магический мир. Ну, или Гарри Поттера, что в чем-то было одним и тем же. Очевидно, теперь настала ее очередь сходить с ума от любви. И тот факт, что она не признавала этого, ничего не менял. В половине четвертого утра, отчаявшись уснуть, она спустилась на кухню, чтобы добыть себе бутерброд, мысленно обещая себе, что этого больше не повторится. Однако на кухне уже кто-то был. Этот «кто-то» стоял на стуле перед холодильником, скрываясь за открытой дверцей, и сосредоточенно чем-то хрустел. - Ну, а у тебя какие причины бродить ночами? – устало осведомилась Гермиона, усаживаясь за стол. Джинни, вздрогнув, едва не свалилась со стула. - Уже утро, - на стол брякнулась банка с горчицей, вяленое мясо, корнишоны и арахисовая паста. – Будешь? - Давай - согласилась ведьма. Пару минут она наблюдала, как Джинни, мастерски орудуя ножом, делает бутерброд, в котором сочетались все ингредиенты. – Это вообще съедобно? Рыжая равнодушно пожала плечами и тяжело села на соседний стул. - Мерлин, скорей бы уже это закончилось - с жадностью запуская зубы в бутерброд, невнятно пробурчала она. – Я ем, словно все мои братья, вместе взятые Гермиона, которая весьма осторожно откусила кусочек от своего бутерброда, обнаружила, что вкус весьма неплох и смирилась с поеданием еды для беременных. Может быть, если она растолстеет, Снейп сам от нее откажется и ее мучения закончатся. - Когда тебе рожать? - Еще два месяца!!! – прорычала подруга, сверкнув глазами. Пожалуй, не стоило задавать этот вопрос. – Ну скажи, я похожа на бегемота? - Ты из-за голода встала? – поспешно перевела тему Гермиона. - Нет - мрачно ответила Джинни. Едва начавшее светлеть небо еще не освещало комнату, и белая огромная ночнушка на ней была единственным, что было отчетливо видно. – Кошмар приснился. С тех пор, как вы с Гарри занялись этим делом, он почти не ночует дома, а мне каждый раз снится, что его убили или похитили, или Тот-Кого-Нельзя-Называть опять жив - Он мертв, - пожалуй, слишком резко и громко возразила Гермиона. С отвращением услышав в своем голосе испуг, она уже спокойнее продолжила: - Это дело Не связано с ним. Поверь мне. - Это должно меня успокоить? Они замолчали. Вопрос был риторическим. - Ну, я-то понятно, а вот ты почему шарахаешься ночами? – решив сменить тему, поинтересовалась Джинни. Ее подруга только виновато пожала плечами. - Захотела перекусить - Ага. Как же. Гермиона Грейнджер, поборница здорового питания и зеленой еды, - саркастичная улыбка на лице Джинни переросла в выжидающую. – Рассказывай. Это из-за Снейпа? Гермиона едва не поперхнулась последним куском хлеба, тайком стащенном с разделочной доски. Второй бутерброд в нее не лез уже, но отщипывать по кусочкам вполне годилось. - Тише ты! – зашипела она, инстинктивно пригибаясь и бросая вороватый взгляд в холл. Однако было еще слишком темно, что бы что-то увидеть. - Он сегодня здесь? – удивилась Джинни. Впрочем, задавать вопросы ей это не помешало. Лишь чуть приглушила голос. – Тогда почему ты не с ним? – и, глядя на помрачневшее лицо подруги, уточнила: - Не пойми меня неправильно, я не толкаю тебя к нему, но мне хотелось бы знать причину Как на зло, ни одну из причин нельзя была назвать, не раскрывая собственную ложь. - Потому что это Снейп! – кипятясь, буркнула ведьма, блуждая взглядом по кухне, лишь бы не встречаться с Джинни взглядом. – Разве этого не достаточно?! - Ну, должно было бы, - философски ответила миссис Поттер, с некоторым ехидством наблюдая за нервными метаниями лучшей ученицы Хогвартса. – По крайней мере, для всех остальных так и было. - Для кого это – остальных? – тоном начинающего маньяка уточнила Гермиона и тут же натолкнулась на торжествующий блеск карих глаз. - Ревнуешь! – с изумленным смехом охнула Джинни. - Это просто логичный вопрос - промямлила Грейнджер, понимая уже, что подругу не переубедить. – Прекрати! Сейчас же! С трудом взяв под контроль то и дело прорывающееся хихиканье, Джинни сочувственно потрепала подругу за руку. - Прости Но, возвращаясь к нашему разговору Тебя ведь это не остановило. Так что поздно прикрываться репутацией Снейпа. О чем ты вообще думала? Гермиона вспомнила прошлую ночь и поняла, что она вообще не думала. Все разумные мысли вылетели у нее из головы с первым прикосновением. Пробормотав невнятное ругательство, она уткнулась лбом в столешницу и закрыла голову руками. - Герм? - Отстань Пару секунд отвращение к Снейпу боролись в Джинни с любовью к Гермионе. Вторая все же победила и она, погладив подругу по всколоченным волосам, тихонько сказала: - Я рада, что нашелся человек, с которым ты теряешь контроль. - Терять контроль – это плохо! – выкрикнула Гермиона в спину удаляющейся миссис Поттер. – Если ты не знала, люди после этого попадают в Азкабан! Умудренная жизнью Джинни не обратила на ее выкрик никакого внимания. Настроение у нее явно улучшилось – судя по бодрости шага. Гермиона оценивающим взглядом окинула кухню, мечтая разбить что-нибудь тяжелое, но смирила себя и мрачно поплелась следом за подругой – разговор не принес прояснения, а спать ей все же хотелось

Глава 14 Поспать удалось всего пару часов – потом ее разбудил будильник. Вялая и сонная, ведьма спустилась вниз, обнаружив там Снейпа, который уже приканчивал третью чашку кофе. Вид у него, несмотря на то, что лег он явно раньше нее, был не лучше. Ему-то что помешало выспаться? Гермиона понадеялась, что зельевар не ждал ее полночи и уж тем более не слышал ее разговора с Джинни. Как и ожидалось, в эту ночь ничего не произошло. Гарри и Дин ушли отсыпаться, их сменили два невыразимца (как ни старалась, Гермиона так и не смогла понять, кто скрывается за масками. Ее не покидало мерзкое ощущение, что это может быть один из Пожирателей, а она вот так, запросто, с ними разговаривает), а они со Снейпом вновь вернулись на Гриммо. Кингсли на возмущение ведьмы только развел руками: - А что ты хочешь? Чтобы я отправил сторожить Снейпа? Это все равно, что пустить лису в курятник. Вероятно, он был не в курсе, что эта лиса давно уже в курятнике поселилась. Тонкая и подчас запутанная система управления в Министерстве сбивала Гермиону с толку. Впрочем, сидеть под дверями музея надобности действительно не было – просто ведьма терпеть не могла вынужденное безделье. Ей от него хотелось лезть на стенку еще со времен, когда лишнее движение причиняло адскую боль. И при этом неизвестно, сколько еще придется ждать! - Может быть, мистер Малфой поможет подтолкнуть нашего сквиба к решительным действиям? – Снейп, видимо, думал так же, потому что едва они отошли от Министерства на приличное расстояние, свернул в первый же переулок и мгновенно аппарировал. Гермиона вцепилась в мага, чувствуя от этого непозволительное удовольствие, от чего ее настроение испортилось еще больше. - Что мне сделать, чтобы ты перестала от меня шарахаться? – вздохнул Северус, когда ведьма отшатнулась от него, едва они приземлились. Гермиона нервно передернула плечами: - Я не шарахаюсь. Я просто не желаю повторения того, что было вчера. Снейп на секунду остановился, затем проложил подниматься по лестнице. Только когда они вошли в квартиру и закрыли за собой двери, он перехватил Гермиону за плечи, заставляя смотреть на себя: - Возникает странная ситуация, когда я не делаю ничего, что могло бы заставить тебя так думать, но ты при этом продолжаешь сопротивляться неизвестно чему еще более яростно. Поправь меня, если это не так, но ты протестуешь слишком сильно для той, кто не хочет продолжения. Гермиона закусила губу, отказываясь смотреть на мужчину. Его пальцы обжигали ей кожу даже сквозь куртку, она чувствовала его присутствие всем своим существом – возможно, он и прав, но согласиться с этим – значит признать, что их связь не случайная ошибка. К такому она была не готова. Они прождали Малфоя до самого вечера и лишь когда стемнело, снова аппарировали на Гриммо. Джинни, уже привычная к ночным посещениям, даже не проснулась. Так прошло три дня. Гермиона чувствовала все возрастающее напряжение – на собрании у Кингсли все были на взводе, то и дело срываясь на крик, дома было не лучше – вынужденное бездействие выводило ведьму из себя, да к тому же оставляло слишком много времени для размышлений о том, о чем она думать не хотела. - Я боюсь вставать между вами, - ехидно прокомментировала Джинни, когда они втроем случайно пересеклись в холле. Зельевар выходил из лаборатории, Гермиона шла на кухню, а Джинни – в гостиную. – Так и кажется, что меня изжарит. - Миссис Уизли, вам что, не хватает собственной личной жизни? – недовольно поинтересовался Северус, у которого настроение падало с каждым днем все ниже и ниже. Нет, дело было не в гуляющем на свободе преступнике (на это, честно сказать, ему было наплевать, разве что подопечных своих вызволить), а в ведьме, которая упорно старалась держаться от него на расстоянии. Гермиона откровенно шарахалась, боялась его, а он не знал, что еще сказать или сделать, чтобы она перестала. Минутная слабость дала такие последствия, с которыми он понятия не имел, как справиться. Единственным выходом, который видел мужчина, было огреть ее по голове, утащить в спальню и держать там, пока все винтики в ее мозгах не встанут на нужные места. Но этот вариант пришлось отвергнуть из опасения сделать еще хуже. Не дай Мерлин, она вообще сбежит, и что тогда делать? Поэтому он не делал ничего в надежде, что она успокоится и снова даст ему шанс подойти ближе. Принуждать ведьму силой или шантажом Северус не хотел – да и бесполезно. Искать другую – тоже. Во-первых, найти замену Гермионе Грейнджер не так-то просто. Во-вторых, он хотел именно ее. Не похожую, не другую. Ее. Гермиона, которая даже посерела от слов подруги, что-то прошипела и скрылась в лаборатории, чтобы появиться оттуда уже глубокой ночью. Дом тонул в темноте и тишине и она, чутко прислушавшись, с облегчением начала подниматься к себе. Возле дверей зельевара застыла, убеждая себя пройти мимо. Черт возьми, какого лешего вообще происходит? Она чувствовала себя так, будто ее накачали наркотиками, а потом отняли, и сейчас у ведьмы была откровенная ломка. Она хотела Снейпа – безумно, до дрожи в коленях – но от этого он не становился для нее более привлекательным. А Гермиона Грейнджер никогда не шла на поводу у собственных инстинктов – для чего тогда они наделены мозгами, если не для того, чтобы управлять гормонами? Вот и сейчас она пройдет мимо. Уже прошла. Гриффиндорка упрямо вскинула подбородок и закрыла за собой дверь своей спальни, чувствуя себя абсолютно несчастной. Чтобы как-то отвлечься, она достала волшебную палочку. Практиковаться ночами за эти трое суток вошло у нее в привычку – отвлекало, давало желанную усталость и позволяло очистить голову от глупых мыслей. Получалось все лучше и лучше – теперь Люмос давался ей без труда, хотя до привычной яркости еще было далеко. Гермиона уже могла произнести простые, малоемкие заклинания вроде левитации или толчковых, без того, чтобы рухнуть в обморок и ее это радовало. Ведьма ненавидела чувствовать себя зависимой от других, беспомощной – чувство, с которым она познакомилась слишком близко за последнее время. Снейпу девушка ничего не говорила, постаравшись свести контакты с ним к необходимому минимуму. Уже под утро она положила палочку на прикроватный столик и рухнула в кровать, даже не раздевшись. Разбудила ее внезапная боль в бедре. Слабо соображая спросонья, Гермиона зашарила по ноге, опасаясь, что шрам вновь разошелся, но это оказался всего лишь раскалившийся галеон, который она сунула в карман джинсов. Поспешно выудив его оттуда, ведьма прочитала короткое сообщение и подскочила на кровати. «Есть информация. Приходи одна. Драко» Так. Так, надо подумать. Она уже однажды вышла из этого дома незамеченной, сможет и еще раз. Нужно только Продумать все как следует Ее не удивило требование слизеринца – вполне ожидаемо, учитывая их отношения со Снейпом. Последний, конечно, разозлится, но если они получат информацию, это будет уже не важно Водосточная труба находилась как раз возле ее окна. Проходить через весь дом Гермиона не хотела, рискуя наткнуться на Снейпа, поэтому, обреченно зажмурив глаза, перевалилась через узкий подоконник и уцепилась руками за железную трубу. Та была мокрой от моросящего дождя и скользкой, но джинсовая куртка пока что успешно с этим справлялась. Теперь главное – не смотреть вниз. Гермиона, сжав зубы, перехватила трубу покрепче и перекинула одну ногу через подоконник. Это оказалось не так-то просто – одной ногой она до трубы не доставала, а вторую перекидывать боялась, чтобы не остаться совсем без опоры. - Ладно, Герм - сквозь зубы прошипела ведьма. – Решайся Она проскользила около метра, ссадив ладони, прежде чем уцепилась, как мартышка, всем телом за свою хлипкую опору. Дальше – легче. Добравшись до земли, Гермиона выскочила через заднюю калитку в соседний переулок, добралась до метро и через полчаса уже стояла у своих дверей. Пару минут она рылась в сумке, выискивая ключи, потом, наконец, вошла. Северус проснулся около шести – спустился в лабораторию, спугнув Джинни, которая как раз доедала банку арахисовой пасты. Но добраться до котлов не успел – Поттер вывалился из камина, весь в черной копоти, только стекла очков, наскоро протертые рукавом мантии, поблескивают: - Мы его потеряли! - Что?! – рявкнула Джинни, напугав обоих. Северус же только удовлетворенно усмехнулся и звучно хрустнул пальцами. - Прекрасно. Не то чтобы Поттер с пониманием отнесся к правде. Когда выяснилось, что он попусту не спал ночами и рисковал собственной жизнью, пытаясь поймать вора ненависть в его голосе можно было черпать ложками. Как хорошо, что Снейпу всегда было наплевать на чувства Золотого мальчика. Внутри него поднималось хорошо знакомое по военному времени чувство – дрожь предвкушения, опасности и адреналина. - Мисс Уизли, - намеренно игнорируя новую фамилию Джинни, попросил зельевар, - Разбудите мисс Грейнджер, ситуация не терпит отлагательств. Поттер, я надеюсь, вы овладели парной трансгрессией? Не хотелось бы, чтобы вас расщепило где-нибудь по дороге Оповестите остальных, через пять минут они должны быть здесь. Тем временем Джинни спустилась вниз. На бледном лице отражалось искреннее недоумение. - Ее нет в доме. - Что? – ровным голосом переспросил Северус. - Я все обыскала - взволнованно ответила рыжая, прижимая руки к огромному животу в защитной реакции. – Может, она ушла - Миссис Поттер, если бы она куда и ушла, то только под моим присмотром! – прорычал Северус, отталкивая с дороги младшую Уизли и устремляясь в комнаты Гермионы. Там было пуста – кровать не разобрана, но измята, окно нараспашку – ветер гулял по спальне, на полу собралась изрядная лужа воды. Он по пояс высунулся из окна, оглядывая газон внизу. Перевел взгляд на водосточную трубу, на которой трепетал на ветру клок шелкового бирюзового шарфика – непременный атрибут в гардеробе Гермионы с тех пор, как она поправилась. Джинни понятливо вжалась в стену, давая зельевару беспрепятственно промчаться мимо. Гермионе казалось, что рядом с ее головой бьют в барабаны – непрерывно, с удовольствием и даже не без ритма. Звук вбуравливался в уши, отзываясь болью в затылке, а когда она попыталась открыть глаза, стало еще хуже. - Поднимите ее Ее резко дернули за руки, поднимая на ноги. Они не держали ведьму – кто-то подошел сзади, обхватил за предплечья, заставляя стоять прямо. Видела Гермиона тоже плохо – было темно, она стояла в единственном пятачке света, все остальное терялось в тенях. - Надо же, а я и не надеялся, что все окажется так просто, - прозвучало глумливо и восхищенно. Глаза постепенно привыкали к скудному освещению, Гермиона различила перед собой чей-то силуэт. Голос был ей не знаком, да и сложно узнать что-то, когда голова готова взорваться от боли. – Но ты попалась в простейшую ловушку У нас все готово? - Еще нет, но кровь скоро будет А это уже женский голос – единственное, что Гермиона сумела различить. Вокруг было шумно – шум был непрерывный, ритмичный, заглушающий все прочие звуки. Непонятно только – это шумит у нее в голове или снаружи? - Кто вы? – ведьма и не думала, что еще сможет говорить, но вопрос вырвался сам, продрался через пересохшее горло. Здесь было очень жарко. Жарко и душно - Началось - раздалось скучающее впереди. Послышались шаги, и на свет вышел мужчина. Молодой, лет тридцати, в нелепой маггловской одежде – синих шортах и гавайской рубахе. На запястье полыхала метка. Все-таки Пожиратель Гермиона подняла голову выше, пользуясь тем, что ее тюремщик ослабил хватку. Худощавое телосложение, невысокий рост, короткие светлые – насколько она могла судить – волосы. Высокий лоб и рельефные скулы сильно выделялись на худом до безобразия лице – щеки ввалились, впадины темнели на висках, а глаза за мощными надбровными дугами терялись в тени. На тонких высохших губах играла ухмылка. Она не знала его, даже представить не могла кто-то это. – Только очухаются и сразу – кто вы? Какая разница, кроха? Тебе все равно недолго осталось Хотя Он круто развернулся, побарабанив пальцами по лбу. - Хотя, как раз ты, может, и поживешь. Знаешь, если бы не твои дружки, я уже давно бы все закончил! – он рванулся к ней, щелкнул зубами у самой шеи – ведьма дернулась, невольно вскрикнула, но держали крепко. Мужчина мерзко, приторно захихикал. Пальцы прошлись по ее горлу, тронули подбородок. – Интересно, шрамы останутся? Заодно и это проверимТы, дорогуша, послужишь - На благо науки? – не сдержалась Гермиона. Ей опротивело слушать его, опротивело висеть как тряпке, ее тошнило от боли, комната волнообразно качалась перед глазами. - На мое благо, дурочка, - почти ласково прозвучал ответ. – Бросьте ее, дайте воды, мне нужно, чтобы девчонка продержалась до эксперимента! Ее грубо откинули в сторону – ведьма ударилась о стену, услышала грохот сапог по полу и скрип закрывшейся двери. С минуту лежала, борясь с тошнотой и пытаясь вспомнить, как здесь оказалось. Думалось плохо – в красноватом неверном свете все казалось нереальным. Дверь снова открылась и в лицо ударила волна ледяной воды. Вскрикнула, захлебываясь, кашляя, жадно глотая, а когда огляделась, вокруг снова было пусто. Холодная вода привела ее в чувство – Гермиона села, прислонилась спиной к горячей стене. Больше всего комната походила на кладовку – не больше пары метров в длину и ширину, пол, стены – все бетонное, с заплатами ржавых железных пластинам. И дверь, больше похожая на люк. Сверху горела лампа, какие загораются при аварии – влитая в потолок, не достанешь Боль понемногу утихла – ведьма нащупала огромную шишку на затылке, но если не трогать, то можно терпеть. Воспоминания возвращались с трудом – помнила, как подходила к дверям, как заходила внутрь Дальше все обрывалось. Гермиона откашлялась – чтобы услышать хоть чей-то голос в этой тишине. Ей пока не было страшно – не случилось еще ничего, что нужно было бы бояться. Было беспокойство, ноющее в животе ожидание неизвестности и сожаление, что не взяла с собой Снейпа – с ним бы они так просто не справились. А теперь искать ее бесполезно – знали, что магию лучше не использовать, стукнули по голове и украли, как последнюю магглу. Губы снова пересохли – было жарко, как в аду. Даже стены накалились – Гермиона отползла на середину комнаты, легла на пол. Пол был прохладнее, по нему гулял ветерок. Когда снова раздался шум, она почти отключилась. Мерный перестук, словно Метро! Девушка подскочила, оглядываясь. Точно, решетка вентиляции в углу – оттуда тянуло сухим ветром, и шум шел оттуда же. Прислушавшись, можно было различить характерные звуки движущегося поезда. Внезапная радость сменилась угрюмым пониманием – толку от этой информации было ноль. Без палочки (хоть бы не сломали!) она ничего не могла. И с ней, честно говоря, не особо. Она не знала, сколько просидела в ожидании. Беспокойство сменилось сонным отупением, а оно – нетерпеливым ожиданием. Ну скорее уже, что вы там возитесь! Хоть бы и эксперимент, она согласна, только выпустите, только дайте Возможность Когда двери открылись снова, Гермиона резко вскочила, кинувшись вперед. Ее тут же оттолкнули, приложили о стену, заворачивая руки, хотя она и не думала сопротивляться, повели вперед. - Сосуд не повредите! – голос парня в гавайской рубахе раздавался словно издалека и впереди. Они прошагали через длинный коридор (сорок пять шагов), свернули направо, видимо, прошли над линией метро – слышно было, как грохочут поезда внизу - и спустились еще ниже. Она видела только пол – железный, иногда бетонный, да жалкие огрызки стен краем глаза. С ней никто не разговаривал, не отвечал на вопросы. Гермиона злилась, но спрашивать продолжала, пользуясь тем, что ее, видимо, бить запретили. Знать бы еще, за что такое благоволение? Наконец, они вышли в какое-то помещение – чувствовалось, что оно больше, эхо поднималось к потолку – и ее отпустили. Ведьма со стоном выпрямилась, потирая затекшую шею и оглядываясь. Станция – заброшенная или так и не достроенная. Они стояли на рельсах, а впереди Масштабы были поистине поражающие. До самого потолка высились леса, опутывающие нечто, что с большой натяжкой можно было назвать батискафом – огромный, стоявший на распорках железный шар в три человеческих роста. Иллюминаторы светились зеленым – что-то происходило там, внутри. Вдоль одного бока приклеилась лестница, выводя на ровную площадку сверху. Парень в гавайке стоял там, что-то крича суетившимся внизу людям – Гермиона видела множество проводов и странных аппаратов. - Пошла! Вот теперь ей стало определенно страшно. Она уперлась каблуками, но ее протащили, не обращая внимания на сопротивление, вздернули по лестнице – перед глазами мелькнул иллюминатор. Изнутри, в странном желеобразном составе медленно поднимались пузырьки воздуха. Ведьма молчала – от ужаса язык отнялся, даже закричать сил не было. Стоит вскрикнуть – и остатки сопротивления будут сломлены. Поэтому они балансировали на краю лестницы молча – она и этот сумасшедший, встрепанный, влажные волосы прилипли к вискам, а в глазах – безумное, обрекающее упрямство. - Пойдем, кроха, не сопротивляйся, все равно не выйдет - шипел он, упираясь ногами в лестницу, вытягивая ее на площадку. Гермиона лягалась, кусалась, но серьезного сопротивления оказать не могла. Наверху неожиданно оказалась кушетка и странного вида прибор – два жгута отходили в разные стороны от пустой колбы, которая потрескивала синими искрами. Они стояли рядом с открытым люком, из которого вылетали зеленоватые пузырьки воздуха. Ее дернули вверх, едва не вырвав руку из сустава – все это молча, с закушенной от боли губой – перехватили за пояс. Чудом извернувшись, ведьма выгнулась дугой и вцепилась гавайцу в ухо – раздался дикий крик, а на губах соленая влага. - Ах ты сука! – ее швырнули на пол, она едва сумела увернуться и не ухнуть в это жуткое жерло. Привстала, опираясь на руки, с ненавистью глядя на мучителей – гаваец был уже не один, наверх забралась женщина. Сухощавая, в мантии и с короткой стрижкой, смотрит на нее с явным презрением. - Давай я ее петрификусом - НЕТ!!! – гаваец с воплем перегородил ей дорогу, отвесил звучную оплеуху. – Никакой магии! Никакой магии!!! Пока они орали друг на друга, Гермиона судорожно искала пути к отступлению, но лестница была только одна, а высота к прыжкам не располагала. - Ну что, прыгнешь сама или придется заталкивать? – ласково поинтересовался гаваец, разобравшись с напарницей. Та угрюмо застыла у лестницы, прожигая ведьму ненавидящим взглядом. - Не боишься, что сам туда попадешь? – прохрипела Гермиона. Вставать она не стала – опора на четыре конечности была более надежна, хоть и приближала ее к котлу. Она почти не надеялась уже на помощь – если ее притащили сюда, значит, кровь добыли. Снейп ошибся, был еще один артефакт или другой способ. А теперь за его ошибку, за его игры поплатится она. Хотя сейчас девушка была готова вытерпеть какие угодно пытки, лишь бы снова его увидеть. Казалось невероятным, неправильным, что ее жизнь оборвется вот так Глупо. - Прыгай, ведьма, - еще более ласково прошипел мужчина, подходя ближе. Прокушенное ухо кровоточило, рубашка намокла от крови, но его это, видимо, не волновало. – А иначе Внезапным выпадом он схватил ее за волосы – ведьма взвыла, впервые за долгое время, дернула его за ноги. Они упали, сцепившись как две собаки, покатились по площадке. Гермиона била куда попадется и чем придется, слабо понимая, что вообще делает. Но в конце концов ее снова приложили затылком об пол и мир поглотила тьма. Очнулась от того, что ног коснулось что-то липкое – открыла глаза, едва соображая. Двое держали ее за руки – боль в вывернутых плечах была неимоверная – опуская в чертов шар. Ноги уже коснулись жидкости – словно живая, та цеплялась за ботинки, карабкалась выше. Пронзительно вскрикнув, Гермиона задергалась, раскачиваясь, уперлась коленями в бортики. - Черт вас дери, бросайте ее!!! – истошный вопль совпал с каким-то шумом внизу. Ведьма вскинула голову, но в этот момент ее отпустили – она ухнула вниз, мгновенно погружаясь, словно в желе. Воздух вытолкнуло из легких, но вдохнуть было нечем – непонятная дрянь изнутри казалась желто-зеленой, светящейся, словно люминесцентный фонарь и густой – даже пошевелиться было сложно, не говоря уже о том, чтобы вынырнуть. Она только погружалась глубже, чувствуя, что задыхается. Последнее, что Гермиона помнила – темное окошко иллюминатора перед глазами. Затем мир взорвался яркой белой вспышкой и распался на кусочки.

ГЛАВА 15 - Герм, Герм!!! – голоса доносились словно издалека. Назойливые, словно комары, не давали ей покоя. Гермиона плыла в белом свете и единственное, чего ей хотелось – чтобы ее оставили в покое. – ГЕРМ!!! Особенно громкий вопль разбил ее уютный мирок на мелкие осколки. Гермиона открыла глаза, отчаянно пытаясь вдохнуть, и одну страшную секунду думала, что у нее не получится. Затем воздух дошел до легких – ведьма села, судорожно кашляя, отхаркивая желто-зеленые сгустки, покрытая слизью с ног до головы, барахтаясь в ней. Через дыру в ее могиле внезапно протиснулись чьи-то руки, схватили ее, вытаскивая, выволакивая наружу. Перед глазами все плыло, но, вроде бы, она не умерла. - Северус? – между судорожными вдохами выговорила она. Картинка, наконец, прояснилась - ведьма увидела склонившегося над ней Гарри. Лицо у того было перепуганное и счастливое одновременно. - Да здесь он, здесь - выдохнул друг с облегчением, прижимая ее к себе. Гермиона заорала – руки ей все-таки вывихнули. Тут же она была опущена на пол, колдомедики примчались по взмаху палочки, закрыли своими тушами весь обзор, подняли на левитирующих, несмотря на протесты. – Я потом тебе все расскажу! Ведьма не согласилась – выдала пару ласковых, отгоняя колдомедиков. - Еще раз тронете меня – и я заору! Вряд ли угроза была действенной, скорее, сработало другое – к их тесному кружку подошел Снейп. Никогда еще Гермиона не была так рада его видеть. Маг был измотан, мантия в нескольких местах порвана и в грязи, а волосы растрепались, как у Гарри, но, вроде бы, невредим. - Почему вы так долго? – едва не плача от облегчения, девушка позволила колдомедикам снова уложить себя на носилки. Северус едва заметно усмехнулся. Глаза – тревожные, напряженные – осматривали ее, замечая каждую царапину. - Уносите ее, - кивнул он колдомедикам и те мгновенно послушались. Гермиона не спорила – она закрыла глаза и позволила мерному покачиванию носилок себя убаюкать. В Мунго она пролежала недолго – привезли ее вечером, а утром она уже разъяренным тигром носилась по палате, требуя одежду. Гарри зашел после обеда – с пакетом вещей. - Отдам, только если пообещаешь не бежать сразу в аврорат, - предупредил он. Ведьма неохотно кивнула. - Ну, может, расскажешь, что там произошло? – поинтересовалась она, спрятавшись за ширмой. – Я так понимаю, вы нашли нас по кинжалу? - Э Нет - друг замялся и Гермиона тут же высунула голову из-за занавески. Точно. Покраснел и мнется, словно школьник. - Я вчера чуть не погибла, - напомнила она сурово. – Не думаешь, что хуже уже не будет? - Давай, ты задашь этот вопрос Снейпу? – взмолился молодой аврор. - А при чем тут Снейп? - ГЕРМ! Она сделала себе заметку и задала другой вопрос: - Ладно, тогда хотя бы расскажи что произошло. - Кингсли на конференции все тебе расскажет! Ты, кстати, приглашена. Официально. - О нет! – простонала девушка, натягивая водолазку и выходя из-за ширмы. Она отлично знала, что это значит. Либо выговор, либо награда. И то и другое – честь сомнительная, особенно после ее глупого пленения. Они вместе вышли из палаты, и Гарри аккуратно аппарировал ее на Гриммо, напоследок предупредив: - Зайду за тобой в два часа. Будь готова. Ведьма мрачно вошла в дом. Джинни не было, зато был Снейп – он ждал ее, облокотившись на лестницу, с таким видом, будто стоит уже все утро. Возможно, так оно и было. Гермиона преувеличенно аккуратно закрыла дверь. Неохотно повернулась к нему лицом. - Прежде, чем ты начнешь на меня орать. Прости. Вскинутая бровь. - Надо было предупредить тебя, - неохотно признала ведьма, подходя ближе. – Но я - Грейнджер! Вернулась! – Драко, вальяжно шаркая домашними тапочками, придерживая полотенце на бедрах, вышел из кухни, салютуя ей жареной сосиской. У Гермионы потемнело в глазах. - Ты жив?! Честно признаться, она думала, что тело слизеринца уже обгладывают рыбы. - Не твоими стараниями, - ехидно заметил Драко, приглаживая мокрые волосы. - Меня из-за тебя чуть не убили! – взвыла Гермиона. - Мы нашли его в соседней с твоей камерой, - спокойный голос Снейпа помешал скандалу. Они оба повернулись к нему. – Уже после того, как все закончилось Гермиона вспомнила ради чего, собственно, она собиралась все же появиться на конференции: - Расскажи мне. - И мне, - вставил Драко, ретируясь обратно на кухню. Они прошли следом – там было тепло, камин пылал, плита раскалилась, на сковороде шкварчали сосиски и ведьма почувствовала зверский голод. Оттеснив блондина, она нагребла полную тарелку еды и уселась за стол напротив Снейпа. Тот следил за их перебранкой с усталым, но смирившимся видом. - Ну? Что случилось, когда меня Похитили? – слово ей не нравилось, но менее постыдной замены Гермиона не нашла. - Это, кстати, было большой удачей, - вставил Драко, усаживаясь рядом и утаскивая у нее с тарелки кусок картошки. – Хрен бы вы их нашли, если бы они не позарились на такую приманку. - Это был Нотт, - устало перебил Северус. Рассказывать не хотелось – это значило признать, что он промахнулся, ошибся. Но он не хотел, чтобы Гермиона обо всем узнала от Кингсли. – Старший сын. - Погоди, - ведьма застыла, на лице отобразилась напряженная работа мысли. – Тот Нотт? Ты же говорил, что проверял его - А еще я сказал, что его лишили магии еще во времена Волан-де-Морта, - поморщился Северус, недовольный собой. – Мы тогда не знали об обретении магии, я не вспомнил об этом потом. Лишившись сил, он сошел с ума – долго скитался по Европе, искал способы все вернуть - И он чистокровный. С огромными семейными архивами, - с легкой завистью добавил Драко. Снейп кивнул. – Я как-то гостил у Тэда... Пока его - Мы не выявили его, потому что он не был сквибом, - кивая сама себе, продолжила мысль Гермиона. – Он маг без способностей, как я. - В любом случае он был очень зол, - скривившись от этого напоминания, зельевар встал, отошел к окну. – На Темного лорда, на Министерство, на магов вообще. Возможно, это и свело его с первыми сторонниками – детьми, которыми легко управлять, которых изгнали, как его самого. А дальше можно догадаться и так – он нашел Историю магии, разобрался в рецепте. Начал экспериментировать Надо отдать ему должное, он никогда ничего не испытывал на себе – всегда только на свибах. Это, кстати, еще одна причина, по которой он искал детей Пожирателей – многих из них Министерство наказало отлучением от способностей. - Он их убивал?! – со страхом прошептала Гермиона, вцепившись в вилку. В теплой, уютной кухне, ей вдруг стало холодно. - Скорее, они сами погибали, - покачал головой маг. – Недоработки рецепта, не та консистенция Насколько я знаю, до сих пор он не задействовал артефакты, они были последней надеждой. Результат ты видела и сама. - Но зачем ему я? – вскрикнула ведьма. – Если бы обретение силы прошло удачно, она осталась бы во мне! Я была нужна, чтобы удостовериться в действенности рецепта - Нет, - Северус снова отрицательно покачал головой. – Ты была лишь сосудом, оболочкой – мертвой, но достаточно сохранившейся, чтобы он мог забрать у тебя силу. Сосиска попала не в то горло, Гермиона закашлялась, осознавая, что вполне могла сейчас плавать в том киселе дохлой тушкой. «Не повредите сосуд!» - Ему попросту не хватило времени. Мы появились как раз к началу. Северус передернул плечами, вспоминая, как увидел ее лицо – в глубине странного железного котла, неживую. - Не совсем, - мрачно поправила Гермиона. - А по мне, так очень вовремя! – странно подмигнув, Драко отсалютовал ей сосиской, брызнув вокруг жиром, и откинулся на стуле с довольным видом. Полотенце почти сползло с него и ведьма поморщилась: - Приведи себя в порядок. А меня почти убили, к твоему сведению. Как вы нас нашли? – она снова повернулась к Снейпу. Тот за стол не садился – стоял, скрестив руки на груди, опираясь на каминную полку с таким видом, словно проглотил лимон. - Какая разница? – Драко все же подтянул полотенце, покосившись на крестного. – Я рад, что Нотта в процессе прихлопнули - Что?! – поперхнулась Гермиона. – Вы убили его?! - Он сам себя убил, - с явным удовольствием хмыкнул Северус. На самом деле, он был даже рад такому исходу, потому что доказательств трех убийств у них не было, а тела остальных так и не были найдены. Вменить ублюдку можно было только похищение сотрудника аврората, что смертью не каралось. К сожалению. - Не удержался, когда я опрокинул чан с зельем и навернулся с лесов. А внизу как раз рычаг подъемника Прямо в сердце, какая жалость. Чего-чего, а жалости в голосе невыразимца не было точно. Гермиону передернуло. В голове мелькнуло сожаление – столько информации потеряно! Хотя, может, и к лучшему, что она никому не достанется. Ей не хотелось бы думать, что где-то в закоулках отдела Тайн этот эксперимент может быть повторен - Через полчаса заявится Поттер, - прервал ее размышления Снейп. – Тебя, - он ткнул палочкой в Драко, - тут быть не должно, а тебе, – в Гермиону – нужно привести себя в порядок. - Да, мастер, - язвительно отозвался блондин, но все-таки встал. Ведьма осталась сидеть на месте. Им нужно было поговорить – без вставляющего свои комментарии Драко. Северус тоже не пошевелился. Когда мальчишка скрылся из кухни, она повернулась к зельевару и тяжело вздохнула, глядя на его непроницаемое лицо. - Ты в бешенстве. - Нет, - Северус пожал плечами, внимательно наблюдая за девушкой. У нее было такое ощущение, словно он физически дотрагивался до нее – настолько тяжелым был его взгляд. По спине против воли побежали мурашки. - А я бы злилась, - снова вздохнула Гермиона, виновато сцепив руки в замок и рассматривая собственные ногти. – Нужно было предупредить тебя - Зачем? – последовал холодный вопрос. Она вздрогнула и виновато опустила плечи. Что можно сказать, когда она и сама не знала ответа? - Тебе нужно определиться с желаниями, Гермиона, - Северус отошел от камина, направляясь в холл и силой заставляя себя увеличивать между ними дистанцию. Все его существо восставало против этого, но вчерашняя катастрофа ясно показала, что его методы не работают. Ничего из того, что он может использовать, не заставит ее быть рядом. Только не Гермиону. Только не гриффиндорку – необходимо признать, что с гриффиндорскими женщинами тактика Слизерина не работала. – Пока ты не признаёшь между нами только вынужденное и навязанное партнерство. И в таком свете у меня нет права злиться на тебя. Ведьма осталась в кухне одна – ей было абсолютно все равно, в каком виде застанет ее Гарри. Ровно в два часа они втроем – она, Снейп и Гарри Поттер – аппарировали в министерство. Гарри словно случайно оказывался всегда между ней и зельеваром, являясь буфером для арктического холода с обеих сторон. Вероятно, это и послужило причиной того, что сама конференция (а ведь Гермиона даже выступила с небольшой речью!) слилась в один сплошной поток лиц и гул голосов. Поразительно было слушать объяснения Кингсли, когда даже в таком состоянии она находила в его речи удивительно много недоговорок. Словно по волшебству, никто не упомянул о многочисленных сторонниках Нотта – где они сейчас? Вокруг кого сплотились на этот раз? Не упоминали и о Драко Малфое, а сама Гермиона была «похищена во время отработки одной из версий убийства». Курам на смех. Вся информация, все их ответы были добыты от тетки Нотта – той самой, что забрала к себе лишенного магии парня и едва не убила саму Гермиону. По словам Кингсли, Присцилле Нотт еще предстояло выдержать не один допрос. В общем, конференция оставила после себя больше вопросов, чем ответов и их поисками они будут заниматься еще долго. Если, конечно, отдел Тайн не попробует выцарапать из рук аврората и Нотт тоже. Впрочем, Кингсли был готов перегрызть горло любому, кто попробует забрать у них законные лавры победителей. - Пусть только попробуют ко мне сунуться, - ворчал он тем же вечером, сидя на диване в гостиной Поттеров. Кроме него в доме собрались практически все участники этой «охоты» (как метко выразился Джордж), плюс семейство Уизли. Даже Снейп пришел – хотя и с опозданием. Его появление было встречено, словно само собой разумеющееся: Гарри тут же подал магу бокал с огневиски, Джинни пересела к мужу на колени, освобождая место на диване рядом с Гермионой. Все это не прекращая оживленной дискуссии вокруг возможного наказания для Нотт. По негласному уговору, никто не задавал вопросов о ходе расследования. Аврорам еще предстоит много головной боли, но сегодня они просто отмечали успешно завершившееся дело. Как и много раз до этого – Гермиона любила эти вечеринки у Поттеров, когда можно было расслабиться и порадоваться, что они все еще присутствуют в полном составе. Раньше любила. Диван рядом с ней прогнулся и, хотя Снейп не задел ее даже краем сюртука, ведьма буквально каждой частичкой тела чувствовала его присутствие. Казалось, ее правая сторона внезапно стала на десять градусов теплее. - Чем вы теперь займетесь, Снейп? – благодушно поинтересовался Кингсли. – Не скучно будет снова вернуться в Хогвартс? - Скучать мне вряд ли придется, - раздался над ухом Гермионы насмешливый баритон. Гарри фыркнул, делая большой глоток сливочного пива: - Да уж, в Хогвартсе скучать не приходилось - А не хотите продолжить? – Кингсли, очевидно, спрашивал не просто так и Гермиона прикрыла глаза, понимая, к чему он клонит и внутренне поражаясь глубине лжи, в которой завяз бывший декан Слизерина. – Я мог бы выбить вам официальную ставку консультанта Снейп, казалось, на секунду задумался и она не выдержала, вскинула на него глаза. Он смотрел на нее. Мягкий изучающий взгляд встретился с ее – возмущенным, погасив его в одно мгновение. - Благодарю, но убийств с меня хватило, - ответил Северус. На окружающих напала эпидемия кашля от откровенной двусмысленности этой фразы. Гермиона выдохнула, едва не уткнувшись ему в плечо от облегчения. При желании Снейп, конечно, получит у аврората любые сведения, но уж она постарается, чтобы это произошло не без борьбы. Впрочем, в случае Снейпа отсутствие ожидаемой пакости нервировало едва ли не больше. Неужто он так и смирится со смертью Нотта, с тем, что Присцилла уплыла у него из рук, а потомки Пожирателей разбежались по свету? Ведьма была полна решимости найти ответы на все свои вопросы. Поэтому, едва появилась возможность, она перехватила мага за локоть и отвела в сторону. - Ты же не думаешь, что меня удовлетворит это смехотворное объяснение? – Гермиона кивнула в сторону Кингсли, лениво попивавшего кофе. Вечеринка подходила к концу, Джинни уже проводила свое семейство, остался только заместитель министра и братья Томас. Она отлично их видела в залитой светом гостиной, в то время как они со Снейпом находились в тени, укрываясь за лестницей. - Как я могу, - иронично отозвался Северус, опираясь плечом о стену и насмешливо наклоняя голову, словно изучая ее. – Чего ты хочешь? - Правды! – возмущенно ответила гриффиндорка. – ВСЕЙ правды, Северус. Он с минуту молча смотрел ей в глаза, словно решая, стоит ли оно того. - Именно это желание завело тебя слишком далеко и едва не убило. Не считаешь, что пора завязывать? Гермиона сжала губы и отрицательно мотнула головой, продолжая выжидающе смотреть на мага. В полумраке глаза Снейпа, казалось, вообще не имели дна, словно черные провалы, впитывая любые блики света. Она неожиданно поймала себя на мысли, что хотела бы хоть раз посмотреть в них при ярком свете – когда видно мельчайшие морщинки в уголках глаз, а беспощадное солнце не оставляет и намека на тайну. Хотела бы иметь возможность провести рукой по его щеке, дотронуться до горячей, нагретой лучами коже. Открыто. Без тайн. Без лжи. Но это, очевидно, не их случай. - Это никогда не попадет ни в один отчет и останется только в твоей голове, - предупредил Снейп. Она с готовностью кивнула. Наконец, пожав плечами, он кивнул: - Хорошо. Пойдем. Только Гарри видел, как они аппарировали – прямо с крыльца Гриммо. Молодой аврор, нахмурившись, наблюдал, как пара прошла мимо гостиной к выходу, видел из окна, как Гермиона обняла Снейпа. Если бы она хоть раз улыбнулась – он бы оставил все как есть. Снейп так Снейп, в конце концов, это малая цена за ее жизнь. Но Гермиона не улыбалась. Кабинет Снейпа был завален папками с делами – было видно, что некоторые из них совсем новые, тонкие, состоящие из одного-двух листов. Гермиона застыла посреди этого хаоса, не решаясь протянуть руку и что-нибудь взять. Ей овладело волнение и тревожное предвкушение. - Это дела сторонников Нотта? – когда он закрыл дверь и запечатал ее заклинанием, спросила ведьма. Северус кивнул, хотя она не могла этого видеть – стоя позади нее, он замечал напряженную линию ее плеч и нервно вытянутую шею. – Где они сейчас? - Пока в подземельях отдела Тайн, - он аккуратно обошел ее и присел на корточки, чтобы собрать часть дел в одну папку. Гермиона вцепилась заледеневшими пальцами в спинку стула. Вот значит как. Конечно, неужели она и правда могла поверить, что кто-то мог сбежать от Северуса Снейпа? - И что ты собираешься с ними делать? Он пожал плечами. Не хотелось называть ни один из вариантов. Половина из этих детей должна умереть – Северус не чувствовал в себе ни желания ни готовности стать нянькой для доброго десятка озлобленных черных магов со склонностью к массовой истерии. Остальным придется измениться. Принудительное изменение памяти тоже не несет в себе ничего доброго и вечного. Но все это – только после того, как невыразимцы вытащат из них всю имеющуюся информацию. Он устало прислонился лбом к прохладному боку стола. - Не стоит задавать вопросы, на которые ты хочешь знать ответы, – заметив, что Гермиона по-прежнему требовательно смотрит на него, добавил маг. - Что будет с Драко? – продолжила допрос ведьма, подходя ближе. Снейп казался уставшим – или это тени так ложились в скудном освещении его кабинета? В данный момент он не выглядел ни опасным, ни загадочным – просто измученный работой и бессонницей мужчина, который изо всех сил старается «держать лицо». - То же, что и всегда, - последовал короткий ответ. Плюнув на все, Северус сел прямо на пол, прислонившись спиной к столу, и с облегчением закрыл глаза. Сотни образов тут же замелькали в измученном легиллименцией мозгу. – Я уничтожил его дело, если ты об этом. Мальчик не опасен и относительно безвреден. Ему было откровенно наплевать сейчас на причину беспокойства Гермионы. - Он незарегистрированный анимаг и варит запрещенные зелья, - взвесив все «за» и «против», сказала ведьма. - Он не Пожиратель, - последовал равнодушный ответ. - Это все, что имеет для тебя значение? – фыркнула Гермиона разочарованно. Снейп кивнул. - Это моя работа, если помнишь. Ему тоже пришлось об этом вспомнить – острый угол картонной папки уперся в бок, напоминая о себе. Они замолчали. Гермиона смотрела, как маг собирает дела, аккуратно складывая их на столе. Она знала, что может открыть любое, но делать этого не хотела. Почем знать, может быть, она найдет в конце лишь аккуратные надписи «Устранен. Слишком опасен». Она не была готова сейчас столкнуться с этим. На самом деле, у ведьмы на языке вертелся еще один вопрос, задать который, значило дать Снейпу слишком много поводов для шантажа. Хотя он ни разу не попытался манипулировать ей, этот дамоклов меч по-прежнему висел над ее головой и она понимала, что никогда не избавится от него. Они слишком многое знают друг о друге, чтобы разойтись в разные стороны и никогда больше не встречаться. Иногда она жалела, что не может все забыть. Жалела, что вообще узнала такого Снейпа. Насколько было бы проще, сумей она забыть, что он одним словом может лишить ее всего – карьеры, друзей, даже жизни, пожалуй. Может быть, тогда у них был бы шанс. - Гермиона? Оклик Северуса застал ее у самой двери. Но Гермиона не остановилась.

Глава 16 Когда утром Гермиона не пришла на работу, Гарри забеспокоился. Кингсли пропадал на допросе Нотт, лучшие дознаватели засели там же, а потому в аврорате царила тишь и благодать. Авроры сонными мухами бросили по отделу, пописывали левой рукой отчеты и резались в плюй-камни. Многие и вовсе не пришли – а потому отсутствие Гермионы никого, кроме Гарри, не взволновало. Промаявшись до обеда (мысль о том, что она со Снейпом одновременно останавливала его и злила неимоверно), он все же написал зельевару, отправив тому сову. Ответ пришел почти мгновенно – в лице самого Снейпа, объявившегося в аврорате, как ангел мщения – все присутствующие моментально изобразили бурную деятельность, хотя самому магу на них было абсолютно наплевать. - Вы не держите своего слова, Снейп, - обвинительно ткнув пальцем в зельевара, начал Гарри. - Вы обещали мне, что ей ничего не угрожает. - Уже нет, - пожал плечами Северус, подходя к столу Гермионы и перебирая ее бумаги. - Она чуть не погибла! – рявкнул Поттер, провожая взглядом последнего коллегу. Время было обеденное и авроры, пользуясь этим, разбежались по делам. – И снова пропала! - Вы валерьянку не пробовали пить? – недоуменно покосившись на мальчишку, Северус сел в кресло ведьмы и открыл ящик ее стола, изучая его содержимое. Искомого не оказалось и там, что заставило зельевара занервничать. Подозрения, что он все-таки знает, где пропадает Гермиона Грейнджер, перешли в уверенность. – Помогает. - Все это происходит из-за вас, - на тон тише продолжил Гарри, подъезжая на стуле к Снейпу и раздраженно задвигая ящик, едва не прихлопнув магу руки. – Что вы крутите? Чего вы добиваетесь? Я заплатил, вам нужна была Гермиона – вы ее получили, так будьте добры - Нужна. Была. Гермиона? Тяжело упавшие слова создали небольшой вакуум вокруг их компании. Гермиона, с гневно раздувающимися ноздрями, уперев руки в бока, стояла позади Гарри. В нехорошей тишине парень виновато втянул голову в плечи, не решаясь обернуться. - Получили? – продолжила цитату Гермиона дрожащим от гнева голосом, уже обращаясь исключительно к Снейпу. Тот молчал, скрестив руки на груди и угрюмо откинувшись на спинку кресла. – И что же дальше? Северус? Что будешь делать дальше со своей игрушкой? Маг поморщился: - Не утрируй... Ведьма со свистом втянула воздух сквозь зубы. Внутри у нее словно рождалась черная дыра, затягивая в себя внутренности ведьмы. Нужна была? Получил? Первый шок от услышанного прошел и теперь в душе поднималось свирепое желание рвать и крушить все подряд. Ей до смерти надоели тайны Снейпа и знать, что есть еще одна, в которой замешан ее лучший друг и, видимо, она сама Моргана побери, ну почему всегда, во всех его тайнах замешана она?! - Правду, - безапелляционным тоном потребовала ведьма, ткнув пальцем в открытую дверь кабинета Гарри. – Оба. Сейчас же. - Не думаю, что ты можешь - начал Северус, но гриффиндорка перебила его взмахом руки. Пальцы заметно дрожали. - Тогда уходи и не показывайся мне на глаза. Никогда больше. Что-то в ее голосе подсказывало, что ведьма так и сделает – даже Гарри это понял и, виновато ссутулившись, проскользнул в собственный кабинет. За ним медленно, словно делая одолжение прошел Снейп. Гермиона вошла следом, не отказав себе в удовольствии звучно хлопнуть дверью. - Ну? – сухо поторопила она, - Кто начнет первым? - Я, пожалуй - покосившись на зельевара, сдался Гарри. Его рассказ много времени не занял – большую часть отняло покаяние. Гермиона с каждым словом хмурилась все больше, но на Снейпа не смотрела – что о многом говорило. Когда парень выдохся, продолжая смотреть на подругу с видом побитой собаки, она медленно прошла вдоль его стола, сбрасывая оттуда подворачивающиеся под руку предметы. Гарри не препятствовал – только вздрагивал, когда что-нибудь особенно дорогое и хрупкое разбивалось вдребезги. - Я правильно понимаю? – тоном, говорящим, что противоречить ей было бы последним, что они сделают в этой жизни, сказала девушка, усаживаясь в кресло. – Ты за моей спиной продал меня этому Иуде Не удосужившись даже узнать цену? И более того, скрывал от меня этот факт? - Иуда спас тебе жизнь, - не выдержал Северус. Гермиона выглядела так, словно была в шаге от того, чтобы уничтожить Поттера Авадой Кедаврой. – Если уж мы заговорили о фактах. - И как? – тут же повернулась к нему ведьма. Глаза вспыхнули лихорадочным, безумным блеском. На губах застыла кривая ухмылка. Карандаш в ее руках с сухим щелчком переломился пополам. – Плата тебя устроила? Мог бы сразу сказать, «мисс Грейнджер, взамен хочу кончить на ваши коленки, не соблаговолите ли раздвинуть ноги?!». Неужто я бы отказала спасителю?! Гермиона закрыла рот дрожащей рукой и отвернулась к окну. Дыхание перехватывало от смеси бешенства, обиды, разочарования и больше всего – усталости. Как же она устала от всего этого Не хотелось видеть ни Гарри, ни тем более Снейпа. Голос ее, возвышавшийся от слова к слову, оборвался на самой высокой ноте. Гарри обреченно прикрыл глаза. - Все было не так, - устало отозвался Северус. Ее разочарование, бессильный гнев, выливающийся в оскорбительные и гадкие слова били по нему хуже Круцио. - А как? – вспыхнула ведьма – Ты ведь добился желаемого, трахнул меня, я только не понимаю, к чему, к чему было все остальное?! Или – хо-хо! – я оказалась еще и на редкость удачным источником информации? Совместить приятное с полезным, так сказать? - Гермиона - Гарри попытался урезонить разбушевавшуюся подругу, но она только дернула щекой, не оборачиваясь на парня. - Ну так что, Северус? Желаешь высказать собственную версию или я все передала верно? - Ты ведь уже все решила, - пожал он плечами, отказываясь смотреть на нее. – Виновен по всем статьям. Перейдем к наказаниям? Гермиона секунду смотрела на него, стараясь поймать взгляд, а затем устало махнула рукой: - Живи, как хочешь, Северус. Быть тобой – уже достаточное наказание. А ты – не вздумай подходить ко мне, понял?! Когда она вышла, мужчины дождались, пока по коридору затихнут шаги и переглянулись: - Ваш болтливый язык, Поттер - вздохнул Северус, вставая. - Ваши замашки манипулятора, - не остался в долгу Гарри. – Гермиона не тот человек, от которого нужно что-то скрывать. Она ненавидит тайны! Снейп застыл на пороге, напряженные плечи вздрогнули, словно от смеха: - Плохо же вы ее знаете, Поттер. Очень плохо. Очевидно, они оба не слишком хорошо знали ее. Гермиона исчезла. На этот раз – надолго. Заметили не сразу – Гарри мучился чувством вины, строчил отчеты и редко вылезал из собственного кабинета. Поздняя осень всегда означала затишье в работе авроров, а потому на вызовы он почти не выходил, предоставляя работу другим отделам. Стол Гермионы освобождался постепенно – сначала схлынула текущая документация, перестала приходить новая почта. Затем исчезли папки с отчетами. Следом в неизвестность отправились незаконченные дела (совсем тонкая папка). Периодически на краю стола появлялась кружка с кофе, карликовый кактус рядом с ней радовал окружающих бурным цветением, а это значило, что ведьма все же появляется в аврорате – и Гарри был спокоен. После того, что произошло, ему достаточно было знать, что подруга жива и здорова. Затем и кружка исчезла. А через день на место Гермионы пришел стажер. - Какого Мерлина, Кингсли?! – Гарри ворвался в кабинет заместителя министра и начальника аврората и припечатал руками стол. – Почему вы Где Гермиона?! - Это я вас должен спросить, где она, - тот удивленно развел руками. – Мисс Грейнджер уже месяц не появлялась на рабочем месте. - То есть как это? – опешил Поттер, неосознанно отступая на шаг. - Она написала заявление на отпуск без содержания, - Кингсли растерянно огляделся в поисках оного, но смирился с бесполезностью попыток найти одну бумажку в горе других и вздохнул, сжав руками переносицу: - А позавчера пришло вот это Он все же выудил официальный даже на вид конверт из горы отчетов и формуляров и протянул молодому аврору. Тот расширившимися глазами уставился на мелкие, четкие буквы – почерк Гермионы. - Уволилась?! – пораженно пробормотал парень. – Уво Но - А я говорил, что аврорат не место для молодых мисс, - проворчал утешающее Кингсли, хотя ему явно тоже было не по себе. – Что лишнее тому подтверждение. - Но это бред какой-то! – воскликнул Гарри, перечитывая официальное заявление. – Вы проверяли его? Заклятия? - Мистер Поттер, я понятия не имею, какая кошка между вами пробежала, - пророкотал Кингсли, - Но это не повод устраивать истерики! Гермиона взрослая, самостоятельная молодая девушка. Ей, благодаря Снейпу, ничего теперь не угрожает, новых дел она не брала и, честно говоря, после произошедшего, я ничуть не удивляюсь такому решению! Я принял его. И вы – примите. Гарри принимать отказался. С конвертом в руке отправился к ней на квартиру, но и там нашел только подтверждение – Гермиона и вправду решила сбежать. Комнаты были пусты, на столешнице в кухне лежал изгрызенный чьими-то мелкими зубами лист пергамента, на котором тем же почерком была написана всего одна строчка: «Ты свободен. Беги». - Поверить не могу, - пожаловался парень жене тем же вечером. Джинни с видом умудренной матери (хотя до этого события оставался еще месяц) кивнула, поворошив его волосы, но Гарри уклонился от этой ласки: - Как она могла? Мы же Я виноват - Она вернется, - успокоила его Джинни. – Помнишь, как они с Роном расставались? - Нет, - вздохнул парень, - Не теперь. Это другое Ты видела ее со Снейпом? Рыжая поджала губы. Увиденное ей не слишком понравилось. - Думаешь, она из-за него ушла? - Думаю, что мы не знаем и половины того, что между ними было, - глухо ответил Гарри, утыкаясь носом в живот жены и зажмуриваясь в попытке забыть сегодняшний день. – И виноват в этом я. Я свел их вместе. - Ты ее спасал, – тихонько забравшись руками мужу под воротник рубашки, Джинни провела пальцами по напряженным мышцам, вызвав вздох виноватого удовольствия. - Не Не только, - Гарри сжал зубы. Вероятно, пришло время раскрывать карты. И перед Джинни в том числе. – Он попросил Назначил плату за ее спасение. Сказал, что Гермиона Нужна ему. - Нужна? – недоумевающе переспросила девушка, опираясь локтем на кровать и подпирая ладонью щеку. Рыжие волосы свесились вниз сплошным водопадом. - Я цитировал, - грустно усмехнулся парень. – И большего не добился. - И ты согласился, - утвердительно, с нехорошим оттенком грядущего скандала, сказала Джинни. - Я бы на что угодно согласился, - Гарри отвернулся от жены, подавив детское желание забраться под подушку от всех проблем. – А он обещал, что не причинит ей зла, если я позволю ему Быть ближе к Гермионе. - Ты преуспел, - едко заметила рыжая спустя пару минут гнетущего молчания. - Джин - Нет, - гневно отбросив его руку, девушка спиной вперед сползла с кровати, поддерживая огромный живот, и встала в дверном проеме, вызывающе скрестив руки на внушительной груди. – Гарри Поттер! Ты врал мне с самого начала! И обидел не только Гермиону, но и мать своего будущего ребенка! А теперь лежишь и ноешь, вместо того, чтобы что-то делать! - Что я могу?! – воскликнул виноватый со всех сторон Золотой мальчик. Никогда еще его жена против него не бунтовала. - Исправь все! – прорычала Джинни. – Или, клянусь, ты узнаешь меня с совершенно новой стороны! И она тебе не понравится. Возможно, дело дошло бы и до демонстрации, но разговор прервала сова. Неохотно отвлекаясь от скандала с мужем, Джинни прошлепала босыми ногами по полу и открыла окно, впуская птицу. Гарри подхватил из ее лап короткое послание. *** Встреча двух сторон происходила на нейтральной территории. - Поттер, - выругался Снейп вместо приветствия, проходя в бывшую квартиру Гермионы следом за молодым аврором. - Снейп, - ответил взаимностью Гарри, лопатками ощущая недобрый взгляд. – Полагаю, в половине второго ночи у вас был веский повод вытащить меня из постели. Северус закрыл дверь, запечатал ее заклинанием и наставил палочку на Поттера: - Полагаю, - передразнил он, - Место нашей встречи говорит само за себя. Где Гермиона, Поттер? - Гермиона сбежала, - угрюмо бросил Гарри, падая на диван и яростно растирая слипающиеся глаза руками. – И вы виноваты в этом не в последнюю очередь! Северус опешил. - Мистер Поттер, вы, часом, не бредите? Это из-за вашего болтливого языка она все узнала, – нехорошо уточнил он, со скрипом отодвигая стул и нависая над диваном. Гарри открыл глаза и моргнул. - Нет. Выглядел Золотой мальчик весьма потрепанно – красные от недосыпа глаза, легкий запах алкоголя, мятая аврорская мантия. Видно, натянул то, что лежало ближе всего или вовсе еще не успел раздеться. - Единственная причина, это ваше упорное нежелание говорить правду. - Меня не интересуют причины! – взревел Северус. – Найдите ее, Поттер! - Чтобы вы снова плели свои сети? – фыркнул Гарри, на всякий случай открывая глаза и принимая вертикальное положение. В его голове родился план. На счет его гениальности можно было бы поспорить, но, он был единственным. – Нет уж. На этот раз все будет на моих условиях. - И каких же? – скептически уточнил зельевар, успокаиваясь. Шантаж – это уже была его стихия. Не Поттеру с ним тягаться. - Вы расскажете Гермионе правду, - выдержав паузу, объявил Гарри. В квартире воцарилась полнейшая тишина. – Потому что я, может, и идиот - Может? – скептически уточнил Снейп. - Но даже я понимаю, что никто не стал бы разводить такую интригу ради того, чтобы просто переспать с девушкой, - просто закончил парень. - Чтоб вы понимали, - фыркнул Северус, опираясь спиной на спинку дивана. На самом деле, он даже не мог найти в себе злости на Поттера. Ситуация была настолько абсурдна, что невольно закрадывалось подозрение – а не спит ли он? - А еще - Гарри все же встал, дабы иметь возможность быстро среагировать, если вдруг ситуация выйдет из-под контроля. – У меня есть хорошие связи в отделе Тайн. Аккуратно, чтобы не разбить, он вытащил из-за пазухи хрупкий стеклянный шар, предъявляя его зельевару. Сиреневые и синие всполохи кружились внутри хрупкого сосуда, словно призраки. И в каком-то смысле так оно и было. - Поэтому сейчас вы согласитесь на эти условия, - торжествующе заметив, как изменилось лицо Снейпа, едва он увидел его маленькую находку, Гарри аккуратно спрятал ее обратно. – И расскажете ей, как все было НА САМОМ ДЕЛЕ. - Вы все равно не знаете, что за пророчество находится внутри, - с трудом справившись с шоком, Северус отыскал в глубине себя почти потерянную сегодня маску равнодушия и нацепил ее, как последнее спасение. Щенок! Да что он понимает! - Зато знаю, что оно касается Гермионы, - пожал плечами Гарри. – На табличке было написано. Рядом с вашим именем. - И что? – выплюнул с ненавистью Снейп. – Если я не захочу рассказывать ей? Вы можете уничтожить этот бесполезный шар - Тогда вы никогда больше не увидите Гермиону, - просто ответил Золотой мальчик, которому очень хотелось отомстить на всю вынужденную ложь, что пришлось сказать и сделать по вине Снейпа. – Вы ведь истратили всю ее кровь, когда искали Нотта, я прав? Северус скрипнул зубами от злости и беспомощного гнева. Будь проклят тот день, когда он связался с гриффиндорцами. Поистине, защищая своих, они бывают хуже слизеринцев - Я напишу вам, как что-нибудь выясню, - с трудом удержавшись от издевательского похлопывания по плечу (все же чувство самосохранения еще не совсем покинуло его), Гарри протиснулся мимо Снейпа в коридор и уже оттуда добавил: - А вам пока лучше подумать над своей эпитафией.

Глава 17 Пока Англию заливало осенними дождями, изредка перемежающимися мокрым, мгновенно превращающимся в кашу снегом, Австралия вовсю готовилась к лету. Ранняя и жаркая весна выгнала остатки промозглой зимы из всех уголков страны, затопив их теплым, еще нежным солнышком. Гермиона, довольно щурясь, поставила запотевший стакан на столик и откинулась в плетеном кресле с блаженным, но слегка виноватым вздохом. Утреннее солнце как раз подбиралось к ее веранде, не оставив и намека на тень, но свежий ветер успешно скрадывал растущую температуру и ведьма продолжала лениво потягивать колу, охлаждая ее заклинанием. В паре метров от нее на периллах беседки растянулся огромный черный книззл. Он изредка приоткрывал один глаз, чтобы убедиться, что хозяйка по-прежнему на месте и в полном порядке, и снова погружался в ту же приятную дрему, в которой пребывало все окружающее пространство. Гермиона поменяла позу, вытянув ноги и устроив их на ближайшем стуле. Кожа уже покрылась легким загаром, обещая через пару недель сделать из нее курицу-гриль, но белые нитки шрамов стали только заметнее, заставив ее поморщиться. Словно причудливый, но жуткий узор, они покрывали все доступное для загара тело. Первое время ведьма стеснялась ходить в открытых вещах, но потом махнула рукой. Вот и сегодня на ней было ровно столько одежды, чтобы это не сочли неприличным – короткие шорты, открывающий пупок топ и солнечные очки, съехавшие на кончик загорелого носа. - Ладно, - Гермиона отставила бокал подальше и потянулась к толстой тетради, шелестевшей страницами на краю стола. Удобно устроила ее на голых коленях: - Продолжим Продолжить не получилось – предупреждающее рычание книззла заставило ведьму вздрогнуть и тревожно вскинуть глаза. По петляющей между деревьями тропинке шли двое. Невысокий худой парень, очки которого поблескивали на солнце и высокий, закутанный во все черное мужчина. Их темные макушки нещадно выжаривало разошедшееся солнце. Глаза Гермионы, выдавая охватившую ее панику, забегали в поисках спасения, но бежать с открытой всем ветрам беседки было некуда. И ее уже заметили. Ведьма, угрюмо насупившись, следила за приближением странной парочки. На лице у заметившего ее Гарри читалось откровенное облегчение. На лице у Снейпа – мрачное удовлетворение. Он выглядел комично под этим палящим солнцем, васильковым небом – в этом полном красок и света мире. Мужчины приблизились, заходя в тень от крыши, и остановились перед девушкой. Она почувствовала себя крайне неуютно, оставаясь сидеть в кресле, когда сверху ее обступили аврор и бывший Пожиратель с весьма недобрыми взглядами. - Я же говорил, - удовлетворенно заключил Гарри. – Что она будет здесь. Снейп угрюмо кивнул. Слегка наклонив голову, он рассматривал ведьму, словно диковинный экспонат в музее. Темные глаза медленно прошлись от кончиков пальцев до макушки Гермионы, заставив ее пунцово покраснеть и порадоваться, что раскрытая тетрадь закрывает хотя бы часть обнаженных ног. - Ты изменилась, - сказал Снейп тоном, который ясно говорил, что изменения эти не в лучшую сторону. - Расстояние и время очень хорошо лечит любые раны, - Гермиона упрямо осталась сидеть, хотя мелькнувшая надежда на то, что они уберутся, несолоно хлебавши уже растворилась под взглядом зельевара, от которого у нее связались узлом и трижды перекрутились все внутренности. – Что вам нужно? - Мне – чтобы моя подруга вернулась в Англию, а жена, наконец, пустила обратно в кровать, - с долей самоиронии ответил Гарри. Поискав взглядом стул и не найдя его, он просто уселся на ступени и почесал за ухом кота. Тот лениво полоснул его когтями и стек на пол, демонстративно запрыгнув Гермионе на колени. - Люцифер! – восхитилась девушка. - Защитник ты мой - Почему тебя все время тянет на уродов? – не выдержал Северус. Гермиона одарила его пристальным взглядом и задумалась: - Даже не знаю Они ко мне Притягиваются. Непрозрачный намек был понятен даже коту. Они внезапно вспомнили, ради чего, собственно, здесь собрались и Гарри под настойчивым взглядом Снейпа с неохотой поднялся со ступенек, направляясь в дом: - Надеюсь, у тебя есть кондиционер? Отлично. Хлопнула дверь, оставляя их наедине. - Может быть, поговорим в более прохладном месте? – недовольно оттянув ворот шерстяного сюртука, который уже насквозь пропитался потом, Северус трансфигурировал кресло из цветочного горшка и аккуратно сел. - Не вижу смысла, - пожала плечами Гермиона, отказываясь смотреть на зельевара и откровенно тяготясь его присутствием. Насколько проще все было, пока его не было рядом. Она могла спокойно размышлять, утверждаясь в мысли, что приняла правильное решение, могла не мучиться от бессонницы, вспоминая его прикосновения и не задаваться вопросом – почему? Когда он сидел настолько близко, мысли в голове путались. Сердце заходилось в стуке, а теплый майский денек казался адской сковородкой. - В чем именно? – уточнил Северус, сдаваясь под натиском австралийской погоды и снимая сюртук. Ветер тут же прополоскал прилипшую к телу рубашку, подарив почти райское блаженство. - Во всем, - досадливо отозвалась девушка. – В вашем приезде. В этом разговоре На стол, поддерживаемый тонкими пальцами, аккуратно лег стеклянный шар. Под ярким солнцем он должен был просвечивать насквозь, но на деле не пропускал через себя ни лучика света. - Что это? – опасливо наклонившись вперед, спросила Гермиона. Прикасаться к шару она не спешила, узнав сосуд для пророчества. - Ты хотела правды, - пожал плечами Северус. – Я хочу, чтобы ты вернулась. - И зачем мне возвращаться? – фыркнула обиженно ведьма, падая обратно в кресло. К пророчеству она так и не притронулась. – Ты получил свою плату. Мы в расчете. - Мне нужно было не это, - поморщился маг. – Возьми и посмотри. - Нет уж, спасибо, - огрызнулась девушка, концом палочки толкнув стеклянный шар так, что он скатился прямо в руки мужчине. – Я в это не верю. - В Поттера ты тоже не верила? – иронично уточнил Северус. - Если бы не это псевдопророчество, родители Гарри до сих пор были бы живы! – отрезала Гермиона, нервно взмахнув руками. Люцифер недовольно заурчал, призывая хозяйку с порядку. – Поэтому - Но в итоге все решилось так, как и было предсказано, - с нажимом перебил ее Снейп. – Пророчество есть и не важно, веришь ты в него или нет Я – верю. - И о чем же оно? – спустя пару минут молчаливого противоборства взглядами, Гермиона сдалась. - О тебе и обо мне. Она вскинула на него расширившиеся от удивления глаза. - Его создала Трелони, когда впервые увидела тебя, - неохотно выдавливая из себя слова, начал Северус. – Меня она, кстати, ненавидела, поэтому о пророчестве я узнал только, когда начал работать на Министерство. - Что в нем? – охрипшим от волнения голосом спросила Гермиона. Теплое весеннее утро словно выцвело, истончившись до серых красок. - Дитя, - коротко ответил Снейп. Она с безмолвным, но оттого не менее выразительным удивлением уставилась на него. - Что? Казалось, еще немного и Гермиона рухнет в обморок. На побледневшем лице паника боролась с удивлением и каким-то детским смущением. Задавив в корне улыбку, Северус задумчиво крутанул шар на столе, заставив его брызнуть сиреневыми бликами. - Ребенок, который мы могли бы принести в этот мир. Ребенок, который положит начало величайшему магическому роду. - А, - выдохнула, наконец, ведьма и залпом опрокинула в себя остатки теплой колы. Руки у нее все еще подрагивали. – Вот где собака зарыта. Я тебя разочарую, Северус, но тот единственный раз не привел к беременности, а другого, уж извини, не будет. Найди себе другую кандидатку, я же знаю, в пророчестве всегда есть второе дно - Да пропади оно пропадом, это пророчество! – рявкнул Снейп, в раздражении ударив ладонью по столу. Хрупкий стеклянный шар дрогнул на краю и в следующую секунду раздался тихий, но отчетливый звон осколков. Они синхронно склонились над ними, со смесью злости и удовлетворения. – Я пытаюсь объяснить тебе, ради чего все это начиналось - Слизерин, - презрительно бросила Гермиона, вставая с намерением уйти в дом и пару часов прореветь под одеялом. В ту же секунду невербальное «Петрификус тоталус» ударило между лопаток, обездвижив ее. С чувством глубочайшего удовлетворения Северус аккуратно спрятал палочку в рукав и подошел к ведьме. - Ты можешь обвинять меня во всех смертных грехах, - тихо сказал он ей в макушку, осторожно, словно и она могла разбиться, прижимая к себе. – Но я никогда в жизни не стал бы спать с женщиной, если бы не хотел ее. И ты не можешь отрицать, - он аккуратно собрал ее волосы в кулак, слегка потянув вниз, чтобы горящие гневом ореховые глаза смотрели прямо на него. – Что тоже хочешь меня. Я нарушил ради тебя столько законов, что хватит на десять пожизненных в Азкабане, Гермиона. Я прилетел сюда на чертовом самолете в десяти тысячах километров над землей (что само по себе ненормально) вместе с Поттером (что заслуживает отдельного памятника) только ради того, чтобы ты узнала правду. На какие еще жертвы мне нужно пойти, чтобы до тебя, наконец, дошло, что дело давно не в ребенке? Он немного опасливо поднял ее подбородок, не зная, чего ожидать от этой ведьмы и замер. Крупные слезы градом катились по щекам девушки, сбегали по шее и впитывались в ворот топика, оставляя за собой проторенные влажные дорожки. - Ты Мерлинов проклятый шантажист, - прорыдала Гермиона, едва он снял заклинание, откровенно испугавшись такой реакции. - Прости, - растерянно отозвался Северус, неуверенно притягивая девушку к себе. Она уткнулась ему в плечо, продолжая всхлипывать. Рубашка тут же намокла. - Северус, честное слово, я не могу так больше, - заикаясь от рыданий, Гермиона стукнула его кулаком по груди, но вроде бы, всерьез не вырывалась, и он прижал ее крепче, прижимая к груди. – Я устала от тебя, Северус, я Твои вечные тайны и паршивый характер - Прости, - еще раз повторил он, закрывая глаза и молясь всем богам, чтобы ее слова означали прощение, а не наоборот. – Я больше никогда - Ты будешь, Северус! – всхлипнула Гермиона с отчаянием. Тонкие девичьи руки обхватили его за пояс. – Ты всегда, черт тебя побери, будешь что-то скрывать Он не знал, что на это ответить. Она была права – она была тысячу раз права. - А я ненавижу тайны, - шмыгнула носом ведьма, пытаясь отстраниться. Он не дал, он точно знал, что если только отпустит ее сейчас – и одним Петрификусом дело не ограничится. Но последнее заявление его насмешило: - И ты именно поэтому согласилась на работу в отделе Тайн? Гермиона настороженно замерла. Он чувствовал, как бьется ее сердце, отдаваясь стуком у него в груди. - Откуда ты знаешь? Ну, хоть рыдать перестала. - Потому что месяц назад ты пришла к нам именно оттуда, - пожал он плечами. – Я искал на твоем столе конверт с официальным предложением, а его там уже не было. - Ты хотел забрать его? – не поверила Гермиона, все-таки делая шаг назад. Тыльной стороной руки она вытерла оставшиеся слезы и огляделась в поисках палочки. Под ногами хрустнули стеклянные осколки. – Зачем? - Даже работа в аврорате безопаснее той, что тебе предложили, - досадливо поморщился маг. – Поверь мне. Я знаю. Как знаю и то, что ты на нее согласилась. - Не говори Гарри, - попросила она, оглянувшись на стеклянные двери. Поттера на кухне не было – видимо, он скрылся в зале, где во всю мощь работал кондиционер. Они замолчали, смотря, как Люцифер, медленно перебирая короткими пушистыми лапами, подходит к Снейпу и тщательно обнюхивает его туфли. Маг застыл, не решаясь даже переступить с ноги на ногу. Он отлично видел кровь на руке Поттера. - Ты не могла бы - Нет, - мстительно отказалась убирать кота девушка. - Мне уже можно выходить? – окно ее спальни на втором этаже открылось, являя голову Гарри. – Вы все свои вопросы решили? Северус закатил глаза: - Что за идиот - Он мой друг, - холодновато ответила Гермиона и все-таки перехватила кота поперек толстого пуза. Суровый книззл утробно замурлыкал, тыкаясь лбом в ее подбородок. - Возвращайся, - наблюдая за этим священнодействием, попросил Северус. Ему до смешного хотелось быть этим котом. Иметь право в любой момент обнимать ее. Чувствовать ее рядом. Слышать ее голос. От желания кружилась голова и потели руки – а у он всегда гордился своей выдержкой. Эта девушка всю его жизнь перевернула с ног на голову. То, что начиналось как игра, как способ найти хоть какой-то смысл в потерянной жизни превратилось в прятки от самого себя. Северус и сам не мог сказать, когда точно перестал верить собственным заверениям: «Последняя попытка, после нее ты бросишь эту глупую затею». Не бросил – не смог. Только как сказать об этом ей? Так, чтобы она поняла, что именно с ним происходит? Потому что петь дифирамбы Снейп был не готов, а в двух словах правда не умещалась. - Нет, - покачала головой Гермиона. Мир качнулся у него под ногами. Книззл в воем выкарабкался у ведьмы из рук и сбежал в дом. - Ты не можешь - может, он и хрипел, может, кричал, возможно, он вообще не сказал ни слова – Северус не слышал. Во всей вселенной для него остался только ее голос и ее глаза, смотрящие на него с испугом и одновременно – с решительностью. Гермиона, с тревогой замечая расширившиеся зрачки зельевара, потянулась к нему. Гарри, вольготно развалившись на диване в гостиной, услышал только испуганный вопль подруги. Аврорская привычка дала о себе знать – через секунду он уже стоял на крыльце с палочкой на изготовку. - Что у вас?! - Я не знаю, - ведьма со стоном попыталась приподнять Снейпа за плечи, но не сумела и устроилась на полу сама, положив голову зельевара себе на колени. – Я Он вдруг покачнулся И упал - Сам? – недоверчиво уточнил Поттер, подходя ближе и убеждаясь, что его бывший профессор зельеварения еще дышит. – Чтобы свалить Снейпа с ног, нужно не меньше десятка авроров, Гермиона - Дай мне палочку, - прошипела ведьма, требовательно протянув руку. Он поспешно подал ей требуемое, схватив со стола. Подруга выглядела растерянной и встревоженной – первые три секунды. Потом диагностическое заклинание выявило причину и Гарри, не сдержавшись, захохотал. - Болван, - буркнула Гермиона, смотря на друга со смущенной улыбкой. – Лучше помоги мне и левитируй Северуса на диван. Да осторожнее, там стол..ик Был. Со вздохом поднявшись с колен, она поплелась следом, пытаясь вспомнить, как лечат тепловой удар. Снейп очнулся буквально через минуту. И первым что увидел, был Поттер с пульверизатором. На лице у мальчишки застыло придурковатое выражение ехидной заботы. - Еще раз нажмете на курок, и это будет последнее, что вы сделали в этой жизни, - предупредил Снейп, вытирая воду с лица и принимая сидячее положение. Голова тут же снова закружилась, заставив его порадоваться, что завтрак маг пропустил. - Как ты? За спиной Поттера обнаружилась Гермиона – присела на краешек кресла, вся устремившись к нему. На губах играла виноватая улыбка. - Прекрасно, - проворчал Северус, закрывая глаза, чтобы этого не видеть. Если и был в его жизни больший позор, он его не помнил. Всегда мечтал упасть в обморок перед девушкой. - Я нашла нужное заклинание, - тихонько проговорила Гермиона, делая Гарри свирепые глаза и отнимая пульверизатор. Парень неохотно поднялся с колен и убрался на кухню, где и загремел холодильником. – Тебе скоро станет полегче. - Полегче мне станет, если ты вернешься в Лондон, - огрызнулся Северус, подставляя лицо под кондиционер. Тот работал на полную мощность, даже волосы шевелились от ветра. – Гермиона, что еще ты от меня хочешь? Я здесь, рядом с тобой, выставил себя идиотом, что еще тебе от меня нужно? У меня нет ни сил, ни желания разгадывать загадки в этом пекле. Я не спал больше суток, я устал, зол и только что получил тепловой удар. Он замолчал, жалея, что вообще открывал рот. Она говорила, что у него паскудный характер. Она была права, конечно, но девушек так не возвращают. Покосившись в сторону кухни и убедившись, что никаких поползновений оттуда не предвидится, Гермиона осторожно приблизилась к магу и положила прохладную руку ему на лоб. На лице Снейпа отразилось абсолютное блаженство. - Я вернусь, - пообещала девушка, покорно садясь к нему на колени, когда Северус потянул ее к себе. Тихонько вздохнув от удовольствия, когда он провел пальцами вдоль позвоночника, она уткнулась носом в шею мужчине, перехватывая его руки. Пальцы сплелись – теперь их вряд ли что-то смогло расцепить. – Рано или поздно – обещаю. Но, что бы вы с Гарри ни думали, я не сбегала из Лондона. Я ехала в Австралию. И не уеду, пока не найду ответы, за которыми сюда приехала. Он позволил ей забраться руками под рубашку, сдержав стон, когда прохладные ладони коснулись живота. Жаркое дыхание девушки обжигало шею. Горячие губы прошлись вдоль бьющейся в истерике жилки, зубы чуть прикусили кожу на ключице. - Это задание от отдела Тайн? Он почувствовал, как изогнулись в улыбке ее губы и вздрогнул, когда зазвенела, укатившись под диван, пряжка ремня. Моргана побери, там ведь Поттер, она же не собирается Заклинание и правда действовало – Северус уже не чувствовал себя больным. Теперь у него темнело в глазах по другим причинам. Гермиона поудобнее устроилась у него на коленях, обхватив бедрами бока, и улыбнулась, чуть лукаво прищурившись: - Может быть. За это он ее и любил.
КОНЕЦ



15

Приложенные файлы

  • doc 5091434
    Размер файла: 713 kB Загрузок: 1

Добавить комментарий