Решённые мною задачи с экзамена Д.О. Тузова 2017


Первые две задачи – мои, эталон решения. Это экзамен 2017 года.
Задача 1
Во II в. н.э. Флавий купил на рынке раба у Клавдия, который, будучи подвластным сыном Марка, передал последнему вырученные от продажи деньги. Через десять месяцев выяснилось, что купленный раб на момент покупки являлся собственностью Тита, а кроме того, имел склонность к побегам, пытался сбежать и от Флавия, но был им пойман.
Не дожидаясь претензий со стороны Тита, Флавий, ссылаясь на ненадлежащее исполнение Клавдием своего обязательства (передача чужого раба), потребовал от Марка возместить ему уплаченную цену в двойном размере. Марк ответил отказом, заявив, что: 1) об изложенных обстоятельствах Клавдий на момент продажи не знал, т.к. сам приобрёл раба у третьего лица за неделю до этого; 2) он, Марк, за дела своего подвластного не отвечает.
1) Какое, по Вашему мнению, основание ответственности продавца имелось в виду Флавием? 2) Обоснованно ли его требование? 3) Может ли он заявить иные требования и если да, то какие? 4) Обоснованны ли возражения Марка? 5) Изменится ли решение, если со дня покупки раба прошло более года, и если да, то как?Прежде всего, следует дать правовую квалификацию исходных отношения сторон, выявить правовое значение приведённых в задаче обстоятельств. Из условий казуса следует, что Флавий на рынке купил у Клавдия раба за деньги, то есть между сторонами было согласовано условие о товаре (merx) и условие о цене (pretium). Это позволяет сделать вывод, что между ними был заключён договор купли-продажи (emptio vinditio). Это неформальный консенсуальный контракт доброй совести, в силу которого, одна сторона – покупатель (emptor) обязуется уплатить другой стороне – продавцу (venditor) определённую сумму денег в качестве цены, а продавец, в свою очередь, обязуется предоставить в обмен определённую вещь в спокойное и окончательное владение. Но через 10 месяцев выяснилось, что данный раб является собственностью Тита, а также имеет существенный недостаток – склонность к побегам. После выяснения вышеуказанных обстоятельств, Флавий, не дожидаясь отсуждения данной вещи Титом (evictio), потребовал у Марка (домовладыки Клавдия, которому тот передал деньги) возместить ему уплаченную цену в двойном размере, однако получил отказ.
Для начала, необходимо понять, мог ли Флавий вообще требовать возмещения уплаченной цены в двойном размере за ненадлежащее исполнение Клавдием своего обязательства (передача чужого раба)? Для ответа на этот вопрос, будет нелишним указать
обязанности продавца, по договору купли-продажи:
1) передать покупателю вещь – совершается передача путём traditio, без разницы, манципируемая это вещь или нет (в нашем случае вещь была передана);
2) сохранять вещь – с момента заключения договора и до момента передачи вещи продавец за неё отвечает по всем формам вины (с момента заключения договора и до передачи вещь была, как мы можем догадаться, сохранена);
3) передать плоды (плодов с раба по условиям задачи не было);
4) обеспечить спокойное и окончательное владение вещью;
Можно предположить, что Флавием имелось в виду именно это основание ответственности продавца. Хоть из условий задачи мы можем увидеть, что его основная претензия заключалась в продаже чужого раба, что можно квалифицировать как передача товара плохо качества. Но не будем забывать о размере возмещения, которое он требует, а именно уплаченную цену за раба в двойном размере, но вернёмся к этому чуть позже. Для того чтобы понять, входило ли в обязанности продавца продать своего, а не чужого раба, необходимо вспомнить тот факт, что договор купли-продажи порождает чисто обязательственный эффект, он не производит вещного эффекта, ибо вещного права, непосредственной юридической связи с вещью, простой обязательственный договор не устанавливает. Юридическая связь покупателя с вещью опосредована фигурой продавца, поскольку договор купли-продажи связывает лицо с лицом, а не лицо с вещью. Таким образом, можно сделать вывод, что в обязанности продавца по договору купли продажи не входило перенести право собственности на вещь, он обязан лишь предоставить спокойное и окончательное владение вещью и совсем не обязательно сам должен быть собственником, можно было продать и чужого раба. Но в данной задаче не указано, что вещь была отнята у Фидия Титом петиторным иском (виндикация, залоговый иск). Она также продолжает находиться в его владении, оно не было нарушено, следовательно, продавец выполняет своё обязательство по обеспечению спокойного и окончательного владения, и Фидий не вправе требовать возмещения ему уплаченной цены в двойном размере. Из этого можно сделать вывод, что его требование не обосновано. Может возникнуть вопрос, почему именно в двойном? Не будем забывать, что существовал такой институт, как особая стипуляция – двойная (duplae), или тройная (triplae), или четверная (quadruplae). Её размер зависел от воли сторон, а если они не приходили к соглашению, то от обыкновений, действующих в данной местности. Стороны параллельно с договором купли-продажи заключали такую стипуляцию, согласно которой продавец обещал двойную (тройную, четверную) сумму стоимости вещи, если она будет на правомерных основаниях изъята у покупателя. Постепенно такое условие становится обычным условием договора купли-продажи. Однако если стороны прямо предусматривали в договоре, продавец мог быть освобождён от этой обязанности. Тогда должен был быть специальный пакт о том, что продавец не давал гарантии против эвикции (evictio). Но не будем забывать, что Флавий может заявить иные требования. Для того чтобы определиться какие, укажем ещё одну обязанность продавца по договору купли-продажи.
5) передать товар определённого качества;
По общему правилу, покупатель мог осматривать вещь на предмет наличия дефектов, и если он соглашается принять вещь, то он брал риски на себя. Но если покупатель не знал о каком-либо дефекте, то в определённых случаях продавец отвечал за качество товара. Было бы уместно указать эти случаи:
1) если продавец умалчивал об известных ему недостатках (о таком в задаче не сказано);
2) если продавец прямо заявлял о том, что у вещи есть то или иное качество, а положение дел не соответствует заявлению продавца (о таком в задаче не сказано);
3) товар имеет такой дефект, который исключает возможность нормального пользования вещью (по условиям задачи раб вполне пригоден, хоть и посредственно бегает);
4) в случаях заключения договора на рынках в отношении рабов или вьючного скота продавец нёс повышенную ответственность, введённую курульными эдилами (нельзя не упомянуть о важности времени, указанном в задаче – II в.н.э., ведь именно к этому времени уже была введена указанная выше повышенная ответственность). Продавцы рабов или вьючных животных должны были объявлять обо всех известных им скрытых недостатках:
1) о болезнях;
2) о наличии ноксальной ответственности;
3 ) о склонности к побегам.
Если продавец не предупредил, хотя и не знал, то нёс ответственность перед покупателем всё равно (объективная ответственность вне зависимости от наличия вины).
При неисполнении указанной выше обязанности, покупатель мог предъявить следующие иски:
- actio redhibitoria. Это иск о возврате. Цель иска – возврат уплаченной покупной цены за товар, при этом покупатель обязуется вернуть дефектный товар продавцу. Данный иск мог быть предъявлен в течение 6 месяцев после покупки (не подходит нам, так как прошло 10 месяцев);
- actio quanti minoris. «Иск о том, насколько меньше». Цель иска – уменьшение покупной цены, то есть возврат покупателю части покупной цены. Такой иск мог быть предъявлен в течение года (по условиям задачи прошло 10 месяцев, подходит).
Исходя из вышесказанного, можем сделать вывод, что тот факт, что был передан чужой раб, не является основанием для возмещения Флавию каких либо денежных средств, а вот тот факт, что проданная вещь имеет существенный недостаток (склонность к побегам) является основанием для предъявления Флавием actio quanti minoris продавцу, с целью уменьшить покупную цену раба и вернуть некоторую часть уплаченных денег. Теперь необходимо выяснить, обоснованны ли возращения Марка. Первое возражение, в котором он делает акцент на то, что Клавдий не знал о нахождении раба в собственности третьего лица (Тита) на момент продажи, я думаю, можно поменять на новое требование, которое может заявить Флавий, а именно продажа вещи с существенным недостатком (склонность к побегам). Если мы поменяем его на новое, то первое возращение Марка необоснованно, выше подробно написано почему. Если же не меняем, то возражение, конечно же, обоснованно, ведь Клавдий и не должен был знать о том, что раб чужой, для него главное, как уже говорилось выше, исполнить свои обязанности по договору купли-продажи. Второе возражение, в котором он делает акцент на то, что не отвечает за своего подвластного, необходимо разобрать более подробно. Это мы можем сделать, ответив на вопрос: кто будет нести ответственность перед Флавием за продажу некачественной вещи? По общему правилу, ответственность за продажу некачественной вещи несёт продавец, в нашем случае – Клавдий. Именно поэтому Флавий может предъявить против Клавдия actio quanti minoris, из-за чего у последнего возникнет цивильное обязательство вернуть Флавию разницу между уплаченной ранее стоимостью раба и новой, уменьшенной. Но сразу возникает проблема, нам известно, что у подвластных сыновей во II в.н.э. не было своего имущества, все выгоды, получаемые ими, шли в собственность домовладыки, поэтому иск против него был бесперспективен. Конечно, позже подвластные сыновья могли получить военный пекулий или стать persona sui iuris, а если бы речь шла о посклассическом (особенно о Юстиниановском) праве, то он вполне мог бы иметь своё имущество, которым и отвечал бы по цивильным обязательствам. Но во II в н.э. такого ещё не было. Может возникнуть вопрос: раз у подвластного сына нет имущества, то деньги вернуть не получится? Изначально в римском праве так и было, сделки подвластного, с точки зрения цивильного права, обязывали только его самого, а домовладыку – нет. Однако же претором были введены actiones adiecticiae qualitatis с целью защиты интересов кредиторов, которые вступали в сделки с подвластными. Ответственным по таким сделкам домовладыка мог быть только в тех пределах, в которых он имел хоть какое-то отношение к сделке, например, как в нашем случае – получение обогащения. Интересно было бы отметить, что actiones adiecticiae qualitatis относились к искам с перестановкой субъектов. Они представляли собой не что иное, как адаптацию уже существовавших типичных исков (из договоров, совершённых подвластными) путём перестановки (транспозиции) субъектов. Это происходило так. В интенции указывался тот, кто совершил сделку, т.е. подвластный сын и его контрагент. В кондемнации же вместо подвластного указывался домовладыка, который вызывался в суд в качестве ответчика и против которого должно было быть вынесено решение. При этом иск de in rem verso имел ту особенность, что в его форме кондемнация была с верхним пределом суммы присуждения – condemnatio cum taxatione, которым являлся размер потупившего в имущество домовладыки от сделки подвластного. Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что Флавий может получить разницу между прошлой стоимостью раба и новой, предъявив против Марка actio de in rem verso. Потому что в данном случае, мы можем говорить о ситуации, когда контрагент подвластного сына заключил с ним договор без разрешения (в задаче не указано, что Марк давал разрешение) господина, в таком случае господин нёс ответственность по обязательствам из этого договора лишь в объёме обогащения, поступившего в его имущество, что мы и можем видеть в данной задаче. Следовательно, можно сделать вывод, что оба возражения Марка необоснованны.
Если со дня покупки прошло более года, то решение, конечно же, изменится. Флавий станет собственником раба по давности владения и уже может не бояться эвикции. Но он также не сможет предъявить Клавидию actio quanti minoris и что-либо взыскать с Марка по actio de in rem verso, потому что срок предъявления actio quanti minoris (1 год) уже пройдёт. Может возникнуть вопрос относительно добросовестности Флавия в данном случае. Как он может стать собственником по давности владения, если знает, что владеет чужой вещью и, следовательно, является недобросовестным владельцем. Ответ очень прост. По римскому праву добросовестный владелец это незаконный владелец, в момент приобретения не имевший оснований предполагать неправомерность своего завладения (D.41.1.48.1). Римское право исходило из той посылки, что имеющиеся при приобретении владения его характеристики образуют незыблемое юридическое состояние, и оно не изменяется с наступлением тех обстоятельств, которые, если бы они существовали налицо при приобретении владения, не дали бы возможность возникнуть этому юридическому положению. Это означает, что ни добросовестное владение не может произвольно превратиться в недобросовестное, ни недобросовестное в добросовестное, а также что открыто приобретённое владение не становится тайным впоследствии (D.41.2.6) (D.41.2.40.2).
Таким образом, можно сделать вывод из вышесказанного и ответить на вопросы задачи. 1) По моему мнению, основание ответственности продавца, которое имелось в виду Флавием – это обязанность продавца обеспечить спокойное и окончательное владение вещью (этот вывод был сделан из размера требуемой Флавием суммы компенсации). Или, если не думать и просто исходить из условий задачи, - это обязанность продавца передать товар определённого качества. 2) Требование Флавия необоснованно, потому что продавец обеспечил (на момент задачи) ему спокойное и окончательное владение вещью. Или, если брать второй вариант, в обязанности продавца не входит передать вещь в собственность, она может быть и чужой. 3) Да, Флавий может предъявить actio quanti minoris, потому что у проданной вещи есть существенный недостаток – склонность к побегам, но так как делать это будет бесперспективно, то лучшим решением будет предъявить против Марка actio de in rem verso 4) Возражения Марка необоснованны, потому что не важно, знал ли Клавдий на момент продажи об указанном выше недостатке или нет, он в течение года несёт ответственность за скрытые дефекты вещи при продаже. Также мы не можем забывать, что домовладыка нёс ответственность по обязательствам подвластных, из указанного в задаче договора (emptio venditio), в размере обогащения, поступившего в его имущество, а обогащение поступило и обязательство есть. 5) Если после покупки раба прошло более года, решение, конечно же, изменится, Флавий станет собственником раба, но не сможет предъявить против Марка actio de in rem verso.Задача 2
В середине III в н.э. Тиберий, получив взаймы у Ливия 2500 денариев, заложил ему свой участок. Через месяц он продал этот участок Валерию. Ливий, не получив от Тиберия суммы долга, обратился с иском к Валерию с целью обращения взыскания на участок. Валерий возражал против иска: во-первых, при приобретении участка он ничего не знал о залоге, во-вторых, с момента покупки прошло три года, и никто к нему с претензиями не обращался.
При рассмотрении спора выяснилось, что на участок, оцениваемый в 3000 денариев, претендовали также Фабий и Максим – кредиторы Тиберия по заёмным обязательствам на сумму 1000 денариев каждое. При этом оказалось, что право требования Фабия возникло ранее, чем долг Тиберия в пользу Ливия, и было обеспечено ипотекой того же имения, установленной через неделю после установления ипотеки в пользу Ливия. Право же требования Максима, возникшее раньше двух других, не было обеспечено. Какого-либо иного имущества у Тиберия не было.
1) Какой иск был предъявлен Ливием? 2 )Обоснованны ли возражения Валерия? 3) Могут ли быть удовлетворены требования кредиторов, в каком порядке и размере? 4) Изменится ли решение, если ко времени продажи имения, но после установления на него обеих ипотек Тиберий был признан расточителем?
Прежде всего, следует дать правовую квалификацию исходных отношения сторон, выявить правовое значение приведённых в задаче обстоятельств. Из условий казуса следует, что Тиберий получил у Ливия взаймы 2500 денариев, заложив ему свой участок. Это позволяет сделать вывод, что между сторонами сложились правоотношения из договора займа (mutuum). Также нельзя забывать, что основное обязательство должника по возвращению денег было обеспечено ипотечным залогом (hypotheca). Через месяц Тиберий продал данный участок Валерию, это позволяет сделать вывод, что между ними был заключён договор купли-продажи (emptio venditio). Не получив от Тиберия суммы долга, Ливий обратился с вещным ипотечным иском (actio hypothecaria in rem) к Валерию с целью обращения взыскания на участок. Необходимо также указать на важность времени, в которое происходят действия задачи – середина III в.н.э (классический период). А, как нам известно, именно в классический период в римском праве был создан общий иск для всех тех случаев, когда по договору сторон залог был установлен в форме ипотеки, то есть с сохранением, как собственности, так и владения заложенной вещью у должника. Именно это позволяет нам при решении задачи использовать, уже выше упомянутый, actio hypothecaria in rem, или другое его название actio quasi Serviana.
При дальнейшем решении задачи может возникнуть вопрос, перешло ли обременение залогом участка вместе с его продажей новому хозяину? Мы сможем ответить на него, вспомнив одну из особенностей залогового права, а именно - право следования (ius sequelae), которое говорит, что право следования залога сохраняется вне зависимости от перехода вещи. То есть, кому бы вещь ни передавалась, залог следовал за вещью, таким образом, кредитор мог реализовать своё право требования даже после перехода вещи к третьему лицу.
Исходя из всего вышесказанного, мы можем сделать вывод, что вещь при продаже не освободилась от залога, и при неполучении от должника суммы долга, кредитор мог обратиться с вещным ипотечным иском (actio hypothecaria in rem) к новому владельцу вещи и обратить на участок взыскание.
Необходимо проанализировать возражения Валерия против указанного выше иска. Данное лицо заявляет, что оно при приобретении участка ничего не знало о залоге, а после покупки прошло три года. Но это не имеет совершенно никакой разницы. Не зависимо от того, знает покупатель при покупке вещи или нет, что она заложена, залог всё равно переходит вместе с вещью. Второе возражение Валерия также необоснованно. Тот факт, что ему никто не предъявлял претензий в течение трёх лет, не освобождает участок от обременения залогом. Вероятно, Валерий хочет сделать акцент на то, что за три года он стал собственником участка по давности владения (usucapio) и право залога на данную вещь прекратилось. Однако вопрос о том, прекращалось ли право залога с прекращением права собственности на вещь у её прежнего собственника вследствие узукапии её другим лицом, не вполне ясен. В некоторых учебниках (например в нашем УМК) говорится, что узукапия прекращает залог, что это признавалось римскими юристами. Однако существуют и другие фрагменты, из которых следует противоположное решение. Некоторые авторы на основании этих фрагментов делают общий и однозначный вывод о том, что узукапия не прекращала залог (например, известный курс римского права итальянского романиста Паскуале Вочи, причём автор даёт ссылку в подтверждение своего вывода на целых шесть фрагментов римских источников). И нельзя забывать, что в условии задачи сказано, что Тиберий продал Валерию свой земельный участок, значит, право собственности тоже перешло. Исходя из вышесказанного, можем сделать вывод, что требования Валерия необоснованны.
Теперь необходимо определить, могут ли быть удовлетворены требования остальных кредиторов, если да, то в каком порядке это будет происходить? Сразу же возникает вопрос: кому отдать приоритет при последующем разделе заложенного имущества? Дать ответ на него поможет следующая особенность залогового права - право преимущества (ius praelationis) – её смысл заключается в том, что залоговый кредитор вправе удовлетворить свои требования преимущественно перед любыми иными кредиторами. Именно поэтому сначала будут удовлетворены требования Ливия и Фабия. Если же на одну вещь есть залог в пользу нескольких кредиторов, то право преимущества в таком случае будет иметь тот кредитор, в отношении которого залог установлен раньше (prior tempore – potior iure). Из вышесказанного можно сделать вывод, что требования Максима будут удовлетворены лишь в том случае, если после продажи и раздела участка между Ливием и Фабием останется какая-либо сумма, которая перейдёт в собственность Тиберия. Путём несложных математических расчётов (3000-2500-1000=-500), мы можем сделать вывод, что после раздела имущества залоговыми кредиторами ничего не останется. А так, как в условии задачи сказано, что иного имущества у Тиберия нет, то значит, и нет имущества, которое может быть использовано в качестве погашения долга Максиму, но это и не удивительно, ведь его право требования ничем не было обеспечено. Чего нельзя сказать о двух других кредиторах, право требования, которых было обеспечено ипотечным залогом. В каком порядке делить вырученные деньги уже было сказано выше: преимущество у того кредитора, в отношении которого залог установлен раньше. Из условий задачи можно сделать вывод, что это Ливий, он получит 2500 денариев, остальные 500 получит Фабий.
Однако же может возникнуть вопрос: что же делать Валерию, который заплатил деньги за участок, а его отняли. Ответ прост. В процессе решения задачи, мы пришли к выводу, что между Тиберием и Валерием был заключён договор купли-продажи. А одной из обязанностей продавца по данному договору является обеспечение спокойного и окончательного владения вещью. Вещь у Валерия забрали, значит, продавец не выполнил одно из главных своих обязательств. В случае если покупатель купил вещь и третье лицо её отсуживает по петиторному иску (виндикация, залоговый иск), то продавец несёт ответственность за эвикцию (evictio) вещи. У покупателя есть возможность предъявить ему личный обязательственный иск из договора купли-продажи actio empti. Может возникнуть вопрос, на какую сумму может претендовать Валерий? Не будем забывать, что существовал такой институт, как особая стипуляция – двойная (duplae), или тройная (triplae), или четверная (quadruplae). Её размер зависел от воли сторон, а если они не приходили к соглашению, то от обыкновений, действующих в данной местности. Стороны параллельно с договором купли-продажи заключали такую стипуляцию, согласно которой продавец обещал двойную (тройную, четверную) сумму стоимости вещи, если она будет на правомерных основаниях изъята у покупателя. Постепенно такое условие становится обычным условием договора купли-продажи. Однако если стороны прямо предусматривали в договоре, продавец мог быть освобождён от этой обязанности. Тогда должен был быть специальный пакт о том, что продавец не давал гарантии против эвикции (evictio). Однако даже если было соглашение об освобождении от ответственности продавца за эвикцию(evictio), он всё равно её нес, если знал, что вещь будет отнята у продавца. Из условий задачи можно сделать вывод, что Тиберий, конечно же, это знал. Таким образом, Валерий может предъявить против Тиберия actio empti (или condictio certae pecuniae, как альтернативный вариант), размер выплат ему будет зависеть от размера заключённой между ними стипуляции, но обычно речь шла о stipulatio duplae.
Если ко времени продажи имения, но после установления на него обеих ипотек Тиберий был признан расточителем, решение изменится лишь отчасти. Как мне кажется, в вопросе не дописано «и Валерий не будет об этом знать», потому что иначе данное условие не имеет особого смысла. Допустим, что я прав.
На земельный участок будет обращено взыскание в любом случае, независимо от того, будет ли признан Тиберий расточителем или нет, потому что ипотечный иск – вещный (actio hypothecaria in rem). И не зависит от того, перешла вещь кому-либо другому, или её собственник был признан расточителем, взыскание на участок будет обращено в любом случае, о чём неоднократно говорилось выше. Однако же интересна ситуация, при которой расточитель продаст поместье без санкции попечителя, и сделка будет признана недействительной, так как одной из причин недействительности сделок как раз является признание продавца расточителем. Это сделает невозможным возникновение правовых последствий сделки, следовательно, Валерий не сможет предъявить против Тиберия actio empti, ибо сделка недействительна. И единственное, что ему останется, это предъявить condictio certae pecuniae попечителю Тиберия для возвращения отданных ему за отнятый земельный участок денег. Может возникнуть вопрос: почему с попечителя, а не с Тиберия, ведь именно второму были переданы деньги. Ответ прост: переданная сумма перешла в имущество Тиберия, но им, как раз-таки, управляет попечитель, с которого и можно взыскать деньги.
Таким образом, можно сделать вывод из вышесказанного и ответить на вопросы задачи: 1) Ливием будет предъявлен actio hypothecaria in rem (другое название actio quasi Serviana); 2) Возражения Валерия не обоснованы, выше написано почему; 3) Требования кредиторов могут быть удовлетворены, но не всех, Максим не получит ничего. Сначала Ливий получит 2500 денариев, после него Фабию достанется 500 денариев; 4) Решение изменится лишь в части правоотношений между Тиберием и Валерием, последний не сможет предъявить actio empti, ввиду недействительности сделки, он сможет предъявить лишь condictio certae pecuniae против попечителя Тиберия. Но на судьбу поместья признание Тиберия расточителем после установления ипотеки никак не повлияет.
Задача с допсы у Д.О. Тузова, решение моё, прислали неожиданно за 30 минут до окончания экза с просьбой помочь, решил очень быстро. Не эталон.

Привет, я постараюсь, уже подзабыл многое за месяц, вторая задача проще, давай с неё, за достоверность ответов не могу ручаться.2 задача1) Да, обязательства из совершённых Павлом и Гаем сделок возникли, это личные обязательства подвластных сыновей, по которым отвечает патерфамилиас, но надо помнить, что по сделкам подвластных сыновей патерфамилиас отвечает только по искам actiones adjecticiae qualitatis, то есть, претензии к нему могут быть предъявлены, исходя из условий данной задачи, только в размере лавки и пекулия, которые он дал подвластным сыновьям. Да, конечно может, но только в размере лавки и пекулия и только по искам actiones adjecticiae qualitatis.2) кредиторы по сделкам павла могли преъявить иск к домовладыке actio tributoria в размере 50 денариев, 20 денариев они не получали.
3) сторонние кредиторы могут предъявить к Гаю actio de peculio и взыскать 20*4 =80 денариев из 120, 20 из которых сначала, до раздела между кредиторами, пойдут на уплату долга отцу. Также они могли предъявить домовладыке actio tributoria, это иск, по которому взыскивали сумму долга не с пекулия, а с торгового предприятия, но тогда бы они получили намного меньше, четыре кредитора и отец были бы равными получателями суммы раздела торговой лавки, каждый из них, то есть кредиторы и отец, получили бы по 50/5=10 денариев. Мы рассматриваем одну лавку, а не две, потому что товар закупался для одной из лавок.
ДОПОЛНИ ТЕОРИЕЙ, Я ПИШУ КРАТКО, ПРОСТО ИЗ ГОЛОВЫ
4) написал выше, по 10 денариев получит каждый из кредиторов, actio tributoria один из исков, которые могут предъявить каждый из сторонних кредиторов5) более предпочтительный способ защиты интересов был назван выше, это actio de peculio, он лучше, потому что предъявление “иска о пекулии” часто было выгоднее даже в отношении торгового предприятия, поскольку такой иск, во исключение из общего правила о невозможности многократного предъявления иска, имеющего тождественные предмет и основания требования, мог быть предъявлен вторично тем же истцом в том случае, если удовлетворение по ранее предъявленному иску было получено не в полном объеме.22 Кроме того, по “иску о разделе” (actio tributoria) взыскание могло быть обращено только на входящее в состав пекулия торговое предприятие,23 однако общая стоимость пекулия могла быть гораздо больше.24 Кроме того, при предъявлении “иска о разделе” (actio tributoria) кредитор мог требовать раздела лишь стоимости имущества того торгового предприятия, в связи с деятельностью которого возник долг в его пользу. Таким образом, если в составе пекулия были два разных предприятия, то разделу подлежала лишь стоимость одного из них, в связи с деятельностью которого возникло обязательство в пользу данного кредитора.25 Вдобавок, после удовлетворения “иска о разделе” (actio tributoria) на получившего удовлетворение своих требований кредитора возлагалась обязанность провести пропорциональное перераспределение полученного им в пользу других кредиторов того же предприятия, если таковые обнаружатся в будущем.26
тогда сначала отцу достанутся 20 денариев из 120, и по 20 четырём кредиторам
1 задача сложная, я знал, как её решать в январе, там про обман что-то, попробую решить, мб попаду.1) Юр квалификацией действию Луция такова, что он совершил обман (dolus) Это умышленное противозаконное введение в заблуждение. Оно может состоять в сообщении ложных сведений, либо в умолчании об истинных сведениях в ситуации, когда по воззрениям оборота о них требовалось сказать. Квалификация отношениям сторон такова, что между Луцием и Мевием была заключена стипуляция (stipulatio). Требования Мевия подележит удовлетворению, потому что он был обманут, он бы не купил это поместье по завышенной цене, если бы знал действительно существующий порядок дел, знал бы, что в этих угодьях не водится дичь. Иск, который Мевий может предъявить против Луция - actio doli - Это иск об обмане, по которому потерпевший может возместить убытки, которые понёс из-за обмана, то есть вернуть сумму уплаченную за поместье сверх его реальной стоимости. Потому что из условий задачи явно видно, что продавец Луций сообщил сведения, которые не были правдой, то есть он при продаже обманул покупателя.2) Особенности этого средства таковы, что потерпевший возмещает убытки понесённые из-за покупки. Для Луция это будет иметь серьёзные последствия, так как DOLUS (обман) - это деликт, то иск – инфамирующий, то есть присуждение по такому иску было связано с infamia для Луция.
3) Мевию всё равно бы пришлось уплатить сумму, которая была уговорена при заключении стипуляции, потому что стипуляция абстрактна, она не зависит от каузы, потом он мог бы вернуть уплаченные деньги кондикционным иском о неосновательном обогащении. 4) ответы на поставленные вопросы изменятся, Мевию не придётся платить Луцию деньги если он ещё не уплатил обещанную сумму, а Луций предъявил бы ему иск об оплате, потому что договор купли-продажи зависит от каузы и Мевию надо было бы просто вставить эксцепцию о том, что его обманули и он не должен платить за поместье всю оговоренную сумму.
Я не помню уже, но попробуй написать, что есть иски штрафные это как раз actio doli, а есть реиперсекуторные, им являются actio redhibirodia. Это иск о возврате. Цель иска – возврат уплаченной покупной цены за товар, при этом покупатель обязуется вернуть дефектный товар продавцу. Данный иск мог быть предъявлен в течение 6 месяцев после покупки.Он предъявлялся в тех случаях, когда продавец прямо заявлял о том, что у вещи есть то или иное качество или отсутствует тот или иной недостаток, а положение дел не соответствует заявлению продавца.Сюда не включались случаи простого расхваливания товара («это вино – лучшее вино в мире»), и такие заявления не имеют юридического значения. В нашей задаче мы не видим расхваливания, а видим прямое заявление, что в данном поместье водится дичь
5) честно, не помню, что там было во 2 веке до нашей эры, с собой нет ничего по римскому праву. думаю, что решение изменится, потому что данная ответственность во 2 веке до н.э ещё не была введена, получается, что Мевий останется с купленным поместьем, и куплено оно будет за реальную его цену, то есть по actio doli ему будут возвращены деньги, уплаченные сверх, но поместье всё равно останется у него. ЭТО ЧИСТО НАУГАД, Я НЕ ПОМНЮ 2 ВЕК ДО Н.Э. ну думаю. Тузов не просто так указал эту дату, наверное, что то должно измениться.
Допса у Д.О. Тузова, другой вариант. Ситуация с решением та же. Не эталон.
имел средство защиты - эксцепция о том, что он не получил деньги, иск сервия всё равно поделижт удовлетворению, потому что была заключены стипуляция, она абстрактна, поэтому несмотря даже не то, что деньги не были переданы, они должны быть уплачены
после уплаты денег, потерпевший может их вернуть кондикционным иском о неосновательном обогащении, но обещание по стипуляции он обязан выполнить
ответы если была бы расписка изменятся, потому что расписка не стипуляция и вообще саму расписку можно истребовать кондикционным иском как несоновательное обогащение, и если иск не на основании стипуляции будет ,а на основании расписки, тогда эксцепция будет действовать и платить не придётся.
разница будет в том, что стипуляция АБСТРАКТНА и по ней придётся платить в любом случае, даже если деньги не были получены, потом придётся возвращать их посредством кондикционного иска, а договор займа зависит от каузы, он не абстарктен, и если деньги не были переданы, то требовать их нельзя, потерпевший может защититься эксцепцией
то есть при стипуляции надо доказать, что были стипуляция, а при договоре займа лишь то, что деньги были переданы, при стипуляции передачу денег доказывать не надо
насчёт cautio, она вообще не имеет значения, шла лишь как доказательство, самое главное, что стипуляция была заключена, так что её значение не велико
Иск из стипуляции носил название condictio и шёл на определённое количество денег (certa pecunia)/ Затем образуется и общий иск, actio ex stipulatu, направленный к совершению определённых или неопределённых действий..это про иск
убери строчку ВРЕМЯ НЕ УКАЗАНОтам указано – Адриан
Комиссия у Новикова А.А. Решение хорошее, был предупреждён заранее, что будут просить помощи.

1 задача
Поскольку в задаче не определён исторический период, за основу берем период правления Юстиниана. Между Сеем и Тицием был заключен договор ссуды, как сказано в условии задачи, по которому ссудодатель передаёт другой стороне индивидуально-определенную вещь (лошадь) во временное безвозмездное пользование с обязательством второй стороны вернуть по окончании пользования ту же вещь в целостности и сохранности. Т.е. Тиций выступает в этих отношениях ссудодателем, а Сей ссудополучателем. Поскольку договор ссуды заключался в интересах ссудодателя (в нашем случае, в интересах Сея), на него возлагалась строгая ответственность: он отвечал не только за виновное причинение вреда переданной по договору вещи, но и за грубую (culpa lata) и незначительную небрежность (culpa levis). Т.е. Сей должен был относиться к лошади не так, как он сам относится к своим вещам, а как хороший хозяин : не допускать невнимательности, непредусмотрительности, беззаботности. Если же ссудополучатель по натуре своей человек небрежный и относится к вещам невнимательно, то в отношении вещи, взятой в ссуду он должен проявлять повышенную заботу, иначе будет признан виновным в причинении вреда взятой в пользование вещи. Ссылка Сея на то, что лошадь погибла в результате непреодолимой силы неуместна, ведь именно из-за его рассеянности она сбежала из сарая и оказалась на горе. Таким образом, требования Тиция правомерны ,и Сей должен вернуть такую же лошадь либо уплатить Тицию её стоимость, которую тот назовёт под присягой.
Однако, если бы лошадь была передана Тицием Сею по договору хранения, то ответ задачи бы изменился. Т.к. договор хранения заключается в интересах поклажедателя. Здесь действовал принцип: «custodiam non praestat» , который означал, что поскольку покалажеприниматель не извлекал никакой выгоды из вещи, переданной ему на хранение, он был вправе ограничиваться более элементарными мерами, хранить вещь, как обыкновенный средний хозяин. Ответственность он нёс только за умышленное причинение вреда вещи и culpa lata, но не отвечал за culpa levis ( а именно лёгкая вина присутствует в нашем случае). К тому же Тиций знал о рассеянности своего друга («небрежный друг» как называет таких поклажепринимателей Гай в своих институциях). Следовательно, если бы лошадь была передана по договору depositum, то Сей не нёс бы ответственности за смерть лошади. Но если бы лошадь была передана не по простому договору хранения, а по договору «горестной поклажи» (depositum miserabile), который заключался в случае пожара, наводнения, землетрясения т.п. происшествий, то поклажеприниматель, взяв ший вещь в поклажу при обыкновенных обстоятельствах, отвечал in simplum, т.е. в одинарном размере причиняемого им ущерба поклажедателю, то при нявший вещь в поклажу во время мятежа, пожара, кораблекрушения и т.д. — отвечал в двойном размере. Таким образом, ни в каком легкомыслии или незнании людей упрекать поклажедателя в этом случае нельзя. С другой стороны, тем тяжелее веролом ство поклажепринимателя, не возвращающего вещь, отданную ему вследст вие крайней необходимости (crescit perfidiae crimen, возрастает вина веро ломства). Естественно, что для поклажепринимателя была установлена в этих случаях повышенная ответственность. И тогда Сей должен был вернуть Тицию 2 лошади, либо двойную стоимость каждой из них, названную Тицием под присягой.
2 задачаВ результате событий собственником лошади будет Неридий. Потому что право собственности по римскому праву передаётся в момент traditio, а не в момент заключения договора или передачи денег. После того, как Марк, после того, как взял эту лошадь у Неридия в безвозмездное пользование до востребования (precarium) и отдал её Луцию, он не только не передал право собственности Луцию по заключённому ранее договору купли-продажи, но и совершил кражу (furtum). Неридий на законных основаниях может виндицировать свою лошадь обратно. Конечно, в задаче не указано время, значит, мы должны рассматривать задачу в эпоху Юстиниана. А, как нам известно, в это время право собственности на вещь передавалось с передачей денежных средств, но во-первых, в задаче не указано, кому первому были переданы средства, допустим, что Луцию, но даже если так, передача права собственности в момент передачи денежных средств по греческому принципу всё равно остаётся под вопросом. Ведь тот фрагмент Институций Юстиниана (I. 2, 1, 41), из которого мы делаем вывод о подтверждении рассматриваемого греческого принципа юстиниановским правом, с одной стороны, связывает переход права собственности с уплатой покупателем цены или иным удовлетворением им продавца (путем предоставления личных гарантий или установления залога в обеспечение своего обязательства), а с другой - указывает, что если продавец доверяет покупателю, то вещь тут же становится его (покупателя) собственностью. Как считают исследователи, это последнее положение по сути выхолащивает сам исходный (греческий) принцип. В общем, о юстиниановском праве наши сведения в этой области очень фрагментарны.

Приложенные файлы

  • docx 4211785
    Размер файла: 709 kB Загрузок: 3

Добавить комментарий