происшествие в пещере


Название: Происшествие в пещере
Автор: brainstorm1001
Переводчик: Adelinde
Разрешение на перевод: получено
Ссылка на оригинал: The cave incident
Бета: opheliozz
Пейринг: ЛВ/ГП
Рейтинг: R
Тип: слеш
Жанр: драма, юмор, романс
Размер: макси
Статус: закончен
Дисклаймер: ни переводчик, ни автор не претендуют на вселенную ГП.
Аннотация: через три года после проигранной битвы за Хогвартс Лорд Волдеморт пытается отомстить. К несчастью, он никогда не учился на собственных ошибках, и вновь недооценивает невероятную удачу Гарри.
Предупреждение: гремучая смесь из драмы, ангста и комедии! Несколько сцен насилия в последующих главах.
Обсуждение
Отредактировано Adelinde (26.08.2012 01:51)
И пусть в её словах ни капли правды
Она... божественно права.
+32
ПрофильЛСE-mail
220.10.2011 18:32
Adelinde
Сокровище Форума
Adelinde
Должность: ПЕРЕВОДЧИК Слизеринского Форума!
Сообщений: 143
Уважение: + +5476
Позитив: +77
Пол: Женский
Награды: Самый уважаемый в 2011-2012ггПереводчик 2011-2012Автор/переводчик самого комментируемого фика 2011-2012гг
Именная тема: Награды
Провел на форуме:
15 дней 15 часов
Зарегистрирован: 08.12.2010
Последний визит:
25.10.2013 22:17
1. Ночной кошмар
Он стоял в огромном зале, окруженный своими смертельными врагами, и они смотрели на него сотнями испуганных, злых глаз, словно на загнанное в угол животное. Поттер, этот Мальчик-Который-Выжил, средоточие его ненависти и боли, тот, кому предназначено было победить, тот, кто уничтожил его драгоценные хоркруксы, осколки души Лорда Волдеморта, тот, кто сейчас стоял на противоположной стороне их маленькой "арены" и смел так непочтительно разговаривать с ним.
- Но прежде чем ты попытаешься убить меня, я дам тебе шанс обдумать свои действия... Обдумать и попытаться раскаяться в них, Риддл...
- Что это?
Именно эта фраза Поттера изумила его тогда больше всего. Он ощутил, как тает в ярости его самоконтроль. Но этого мальчишку, казалось, его ярость совсем не пугала.
- Это твой последний шанс. Последний, перед тем как ты покинешь этот мир... я видел, что станет с тобой... Будь мужчиной... Попытайся... Попытайся хоть немного раскаяться...
- Ты смеешь?.. - в бешенстве прошипел он.
- Да, я смею, - ответил Поттер, - потому что последний план Дамблдора ударил не по мне, а по тебе, Риддл.
Рука, в которой он держал Старшую Палочку, дрожала, и он изо всех сил пытался сдержать рвущиеся с языка два заветных слова. Еще рано. Но он знал - нужный момент скоро настанет. Остались считанные секунды. Он видел, как крепко Поттер сжал собственную палочку.
- Твоя палочка не работает так, как надо, ведь ты убил не того человека. Старшая Палочка никогда не принадлежала Северусу Снейпу, потому что он не побеждал Дамблдора.
О чем он говорит? Поттер ошибается. Снейп убил Дамблдора, разве это не сделало его владельцем Старшей Палочки?
- Он убил...
- Ты меня вообще слушаешь? Снейп не побеждал Дамблдора! Смерть директора была спланирована ими! Дамблдор рассчитывал умереть непобежденным и стать последним хозяином Старшей Палочки! Так было задумано: вместе с владельцем должна была сгинуть сила Палочки!
Как же он ненавидит эту убежденность Поттера! Он - единственный, кто разобрался во всем этом. Как же он жаждет увидеть лицо этого щенка, искаженное ужасом, раз уж ему не удалось увидеть такое выражение на лице почившего Дамблдора.
- В таком случае, Поттер, считай, что Дамблдор передал палочку мне! - его голос дрожал от злобного удовлетворения. - Я выкрал ее из его могилы! Отнял без его на то желания! Теперь эта сила – моя!
Но мальчишка и на это лишь спокойно покачал головой, в его глазах совершенно не было страха. И теперь он понял. Это не Поттер, а он, Лорд Волдеморт, должен бояться. Он вдруг осознал, что слова, только что произнесенные им вслух - ложь. Старшая Палочка не принадлежала ему, настолько была очевидна тщетность его проклятий во время битвы.
- Ты так и не понял, Риддл? Недостаточно просто владеть палочкой! Держать ее, использовать, это не делает ее твоей. Ты слушал Олливандера?.. Палочка сама выбирает волшебника... Старшая Палочка признала своего нового хозяина до того, как умер Дамблдор, кого-то, кто ни разу не коснулся ее. Новый хозяин забрал палочку вопреки воле Дамблдора, так и не поняв того, что он сделал, или того, что самая опасная палочка теперь принадлежит ему...
Его грудь поднималась и опускалась в судорожном вздохе, он должен был проклясть Поттера, не позволить страху завладеть собой. Время закончить все это, но ему нужен был ответ на последний вопрос...
- Настоящий хозяин Старшей Палочки - Драко Малфой.
Потрясение, охватившее его, было настолько велико, что наверняка отразилось на лице. Он быстро совладал с собой. Он в безопасности. Поттер не сможет победить его, а Драко... ха... Этот мальчишка не сможет его убить, так чего бояться?
- Но какое это имеет значение, - мягко ответил он. - Даже если ты прав, Поттер, это ничего не меняет между нами. У тебя больше нет палочки с пером феникса. Исход этого поединка будет зависеть лишь от наших способностей... а после того, как я убью тебя, придет очередь и Драко Малфоя...
Но несносный мальчишка вновь покачал головой, слишком спокойно и беззаботно.
Страх начал возвращаться к нему.
- Но ты опоздал, - ответил Поттер. - Упустил свой шанс. Я сделал это первым. Неделю назад я победил Драко и забрал у него палочку.
Его сердце пропустило удар. Он явно ощутил, как замерло в груди. Возможность собственной смерти сомкнула холодные руки на горле. Он не мог вздохнуть. Где-то на периферии сознания он увидел, как подрагивает в руке Поттера палочка Малфоя. Теперь он узнал ее.
- И все это возвращает нас к другому, да? - прошептал мальчишка. - Знает ли Палочка в твоих руках, что я одержал победу над ее хозяином? Потому что если да... я истинный хозяин Старшей Палочки.
Красный луч внезапно пронзил зачарованное небо над ними, и край ослепительно яркого солнца появился над подоконником ближайшего окна. Свет от него ударил им обоим в лицо. Он был ослеплен, пришло время умереть...
Волдеморт проснулся как от толчка, покрытый потом, дрожащий от холода. Он быстро коснулся своей тощей груди костлявыми пальцами, желая услышать собственное сердцебиение. Полностью убедившись в том, что проснулся от кошмара, он откинулся на мокрые подушки и устало прикрыл глаза. Стерев с безволосых бровей липкий пот, он вспомнил о величайшем поражении в своей жизни. Он вспомнил, как установил барьер, отразивший такое любимое Поттером обезоруживающие заклинание. Несмотря на то, что Старшая Палочка настойчиво сопротивлялась его воле, он сумел ее удержать. А потом он схватил какую-то отчаянно вопившую девчонку из толпы и потянул ее к выходу из Большого Зала, прикрываясь ее телом как щитом. Он вспомнил пронзительный крик Поттера, и как в зале вновь началась борьба, как каждый встречный старался проклясть его, или, по крайней мере, отомстить, загораживая путь... А он не мог убить их, ни одного из них; никогда раньше он не чувствовал себя таким уязвимым… Промелькнувшая зеленая вспышка - он не видел лица того, кто использовал это заклинание – оборвала жизнь девчонки, которая служила ему щитом, и он отшвырнул ее в сторону, как ненужную ношу, сам выпрыгивая в ближайшее окно, надеясь улететь.
Он выжил… едва. Благодаря Поттеру. Если бы мальчишка держал свой рот закрытым, Лорд Волдеморт совершил бы свою самую ужасную и последнюю в жизни ошибку. Он чувствовал себя обязанным.
Волдеморт мучительно застонал и спрятал лицо в ладонях.
- Как же сильно я тебя ненавижу, Гарри Поттер! Прошло больше двух лет, а мне до сих пор снятся эти невыносимые кошмары...
Он схватил свою любимую тисовую палочку и положил ее под подушку. К Старшей Палочке он ни разу не прикоснулся еще со времен той битвы - именно она стала причиной его столь позорного поражения. Ему придется однажды пересилить себя, если он хочет стать ее хозяином. Он проиграл из-за собственных заблуждений и из-за невероятной удачи Поттера – совсем не потому что мальчишка владел какой-то особой силой или навыками.
Но пришло время покончить с непоколебимой фортуной Поттера, все это и так надолго затянулось и не может продолжаться вечно. Тем более с ним, Лордом Волдемортом, сильнейшим магом.
Было невыносимо вспоминать о столь продолжительном бездействии, и каждый раз, когда он думал об этом, он начинал ненавидеть мальчишку еще сильнее. Тем не менее, статистическую вероятность еще никто не отменял, и Поттер точно не выживет, если… нет… когда он нападет в следующий раз.
Он потер усталые глаза.
- Ты поставил меня на колени, Поттер, и я ненавижу тебя за это, - прорычал он. – Ненавижу за то, что ты уничтожил мою армию, планы, бессмертие – всю мою жизнь – все, что хоть что-то для меня значило. Но больше всего ненавижу тебя за то, что ты заставил меня почувствовать себя слабым. Все это время я анализировал свои ошибки, изучал, размышлял, скрываясь от тебя, но все это очень скоро изменится. И я заставлю тебя сполна заплатить за все!
Он прошипел несколько слов на парселтанге и схватил с прикроватной тумбочки книгу. Открыв ее на помеченной странице, он, подавив отвращение, погрузился в изучение Сказок Барда Бидля.
Отредактировано Adelinde (25.10.2011 17:59)
И пусть в её словах ни капли правды
Она... божественно права.
+38
ПрофильЛСE-mail
321.10.2011 16:19
Adelinde
Сокровище Форума
Adelinde
Должность: ПЕРЕВОДЧИК Слизеринского Форума!
Сообщений: 143
Уважение: + +5476
Позитив: +77
Пол: Женский
Награды: Самый уважаемый в 2011-2012ггПереводчик 2011-2012Автор/переводчик самого комментируемого фика 2011-2012гг
Именная тема: Награды
Провел на форуме:
15 дней 15 часов
Зарегистрирован: 08.12.2010
Последний визит:
25.10.2013 22:17
2. Что за дьявольская ночь!
- Эй, милашка, как говоришь, тебя зовут?
Блондинка томно вздохнула и села на стуле так, что все присутствующие в баре смогли лицезреть ее красивые длинные ноги, а вместе с ними и красные кружевные трусики, выглядывающие из-под обтягивающей юбки. Но молодой человек, к которому она обращалась, не обратил на её прелести ни малейшего внимания. Он навалился на стол, одной рукой подпирая голову, а другой прикрывая зевок. Очевидно, его сознание полностью поглотил наркотический эффект алкоголя.
Девушка наклонилась ближе и пихнула его в плечо.
- Эй!
Под стеклами старомодных очков утомленно открылись зеленые глаза.
- Твоё имя? – настойчиво повторила она.
Тот лишь тихо захихикал в ответ, тем самым только усилив её раздражение. Потом смешок повторился, и, наконец, парень разразился таким громким хохотом, что даже стоявший поодаль бармен посмотрел на него с замешательством.
- Что смешного, четырехглазка? Раз не можешь сказать своё имя, так хотя бы угости меня выпивкой или поделись виски из своего стакана, - насмешливо прохрипела она, встряхнув светлой гривой.
- Обожаю магглов, - усмехнулся молодой человек, переборов свой смех. – Они не знают моего имени.
- А ты возомнил себя поп-звездой? И что такое маггл?
Когда он засмеялся вновь, девушка провела языком по своим полным, блестящим от помады губам и подмигнула парочке симпатичных парней, которые сидели за следующим столиком и явно старались привлечь её внимание.
- Отсоси.
Она резко подняла голову и, повернувшись к ещё одному мужчине, послала ему обольстительный взгляд.
- Я Гарри Поттер, Барби, - тихо ответил парень в очках и очень серьёзно добавил:
- И скоро я должен буду встретиться с ублюдком, который решил положить конец моему существованию, так что я буду весьма признателен, если завтра ты вспомнишь мое имя.
Блондинка быстро перевела на него полный досады взгляд.
- Ты ждешь здесь приятеля? Я думала, ты собираешься составить мне компанию!
Гарри не смог подавить смешок. Борясь с тошнотворными позывами, он поднялся на ноги и вложил в её ладонь серебряную монетку, а потом кивнул на другого парня.
- Пойди и купи ему стакан выпивки. Или пару стаканов… Проведи приятный вечер за мой счет. Ты не обязана из-за меня быть в одиночестве.
Девушка быстро изучила монету, а потом свое отражение в стакане, стараясь понять, что не так с её внешностью, ведь её потенциальный клиент собирался уходить. Тем временем Гарри натянул на себя теплый пуловер, прихватил со стола бутылку с виски и шатающейся походкой направился к выходу, не обращая внимания на её озадаченный взгляд.
Выйдя из публичного дома, Гарри глотнул обжигающей горло жидкости. И он стоял здесь – Спаситель Магического мира – в полном одиночестве на пустой улице, полной подобных заведений. Гарри вовсе не был бездомным, хоть и выглядел так, словно только что вылез из ближайшей помойки. Он поморщился, подумав, что с большим воодушевлением жил бы на улице, чем в мрачном доме на Гриммуальд Плейс, полном призраков прошлого. Но на самом деле всё было не так уж и плохо. Как ни странно, еще были люди, которые восхищались им, которые всегда воспринимали его как своего лучшего друга (он улыбнулся, вспоминая лица Рона и Гермионы) и которые продолжали заботиться о нем, хотя в этом больше не было необходимости (члены Ордена). Но в большинстве своём волшебный мир презирал его. Вообще-то ему повезло, что сейчас он может вот так бесцельно бродить по улицам вместо того, чтобы сидеть в Азкабане и периодически подкармливать дементоров своими эмоциями и воспоминаниями, которые он так старается забыть.
Гарри желал, чтобы либо он, либо Волдеморт умер бы той ночью. Его бы устроил любой финал, но только не тот, которым закончилась битва за Хогвартс. Каждую ночь в своих снах он переживал этот момент снова и снова. Но самой ужасной была сцена, когда Волдеморт понял, что ему не победить, и схватил Джинни за руку, прикрываясь ей как щитом от проклятий. Гарри помнил, как сорвал горло, пытаясь приказать всем не атаковать, но никто не послушал. Он не мог отвести взгляда от зеленой вспышки, пронзившей девушку. Тогда он умирал вместе с ней. Гарри видел, как Волдеморт отшвырнул безжизненное тело в сторону и выпрыгнул в окно, но это его уже не волновало. Он видел перед собой лишь лицо того, кто послал в Джинни проклятие. Случайно или нет, но в тот момент ему не до чего не было дела. После всех страданий и лишений, которые пережил Гарри, он просто не мог с этим смириться. Он помнил, как нацелил на незнакомца палочку и проклял его, почто доведя до сумасшествия. И уже не важно, кто его остановил и как, к тому моменту в нём осталась лишь пустота. И когда Гарри задавали вопросы и обвиняли потом в предательстве, в смене стороны, его сознание пребывало в оцепенении.
Он сделал еще один большой глоток виски. Оно отлично помогало.
Гарри знал, что есть несколько причин, по которым ему позволяют разгуливать на свободе. Первая: Волдеморт жив. И поэтому нужно было сосуществовать с «героем» в мире. Они так и не смогли доказать, что он сменил сторону, чего Гарри конечно же не делал, кроме того, согласно пророчеству он был единственным, кто сможет победить Темного Лорда. Вторая: у него было очень много друзей среди членов Ордена, которые, защищая его, не побоялись бы выступить против министерских служащих. Третья: Визенгамот был слишком загружен делами Пожирателей Смерти. И они очень не хотели причислять к ним своего «спасителя».
Еще один глоток виски.
Гарри шел медленно, шатаясь, потом остановился и поднял лицо вверх. Шел снег. Что за мирная картина – падающие с ночного неба и серебрящиеся в свете фонарей снежинки оседали на его лицо и, превращаясь в маленькие капли, стекали со щек. Казалось, что он плачет. Но все свои слезы Гарри выплакал очень давно.
Он на самом деле не понимал, почему его прозвали падшим героем. На самом деле он всего лишь пытался спасти тех, кого любил, но потерял почти всех, и сейчас ему надоела эта постоянная борьба, он не хотел продолжать. И если именно это делает из него падшего героя, что ж, возможно, так оно и есть. Волдеморт значительно облегчил ему жизнь, ведь он исчез Мерлин знает куда. Но Гарри это как раз устраивало. Он хотел остаться один, с этой пустотой в душе, тем местом, которое должна была занять Джинни. Гермиона и Рон до сих пор стараются вернуть его или хотя бы сделать немного счастливее, но как можно спасти того, кто не хочет быть спасенным? Гарри очень любил их, но они не смогут заполнить эту пустую нишу в его жизни. Зато алкоголю и проституткам это отлично удавалось, правда, только по вечерам.
Каждое утро было отвратительно. Поэтому сегодня, когда он получил во время завтрака письмо, его переполнило своего рода облегчение. В совершенно обычном на вид конверте Гарри нашел кусочек пожелтевшего пергамента.
«Давай закончим это сегодня, Поттер. Надеюсь, ты придешь один.
Настойчиво советую тебе не разочаровывать меня по этому поводу.
Этот пергамент является порт-ключом, который автоматически активируется в полночь.
Попрощайся с «друзьями».
Лорд Волдеморт»
Гарри, конечно же, не рассказал об этом друзьям. За него опять согласится кто-то умереть? Нет уж! Он написал им письмо. Объяснил сложившуюся ситуацию, но не сказал, где его можно найти. Так будет лучше, по крайней мере, он надеялся на это. Гарри больше не желал видеть их страданий.
Он слегка покачнулся и, глубоко вздохнув, продолжил свой путь. Сейчас он был очень пьян. Но так даже лучше. Похоже, ему удастся позабавить Волдеморта или, по крайней мере, позволить убить себя побыстрее. У Гарри не было времени на то, чтобы составить план или хотя бы приблизительную стратегию, но это его особо и не беспокоило. Он просто придет туда и сразится с человеком, который и так почти уничтожил его. Волдеморт прав – это должно закончиться сейчас.
Отвлекшись, Гарри потер лоб.
Кстати, который час?
После нескольких неудачных попыток он все-таки сумел достать из брюк часы и сфокусировать на них рассредоточенный взгляд.
Черт возьми! Двадцать минут первого. Волдеморт, должно быть, с ума сходит от бешенства.
Гарри рассмеялся и с полным безразличием достал из заднего кармана маленькую бумажку. Как только его пальцы коснулись пергамента, неведомая сила ощутимо дернула его за живот. Прежде чем он успел опомниться, ноги уже оторвало от земли, а сам он увяз в ревущем потоке ветра и расплывчатых цветов.
Гарри приземлился с громким хлопком и, не удержав равновесия, упал на колени, разорвав на них джинсы. Но больше его волновала бутылка, не выдержавшая столкновения с землей – и она разбилась, расплескав вокруг себя остатки виски.
- Проклятье! – борясь с тошнотой, выругался Гарри. Он попытался подняться на ноги, чтобы осмотреться, но прежде чем поднял голову, в поле его видимости показалась пара черных туфель.
- Ты сильно припозднился, Гарри Поттер, - издевательски протянул холодный голос, едва скрывая ярость от столь долгого и вынужденного ожидания.
Гарри открыл было рот, собираясь ответить на приветствие врага, но его желудок не пожелал больше выносить подобного издевательства, так что вместо вразумительного ответа Поттера вырвало на начищенную до блеска обувь и черную шелковую мантию.
В неестественной тишине Гарри поднял голову и насмешливо посмотрел на знакомое змееподобное лицо, прямо в горящие яростью кроваво-красные глаза.
- Привет, Риддл. Давненько не виделись, да?
Отредактировано Adelinde (25.10.2011 18:02)
И пусть в её словах ни капли правды
Она... божественно права.
+39
ПрофильЛСE-mail
423.10.2011 22:09
Adelinde
Сокровище Форума
Adelinde
Должность: ПЕРЕВОДЧИК Слизеринского Форума!
Сообщений: 143
Уважение: + +5476
Позитив: +77
Пол: Женский
Награды: Самый уважаемый в 2011-2012ггПереводчик 2011-2012Автор/переводчик самого комментируемого фика 2011-2012гг
Именная тема: Награды
Провел на форуме:
15 дней 15 часов
Зарегистрирован: 08.12.2010
Последний визит:
25.10.2013 22:17
3. В пещере
- Поттер! – прошипел Волдеморт. Незамысловатым движением длинных пальцев он заставил магию очистить его мантию и туфли от дурно пахнущей желчи и отступил на несколько шагов назад.
- Наверное, я должен извиниться, но я не стану… - Гарри икнул и вытер рот рукавом. С каждой минутой распространения алкоголя в его крови сознание затуманивалось все сильнее. Он понял, что должен что-нибудь сделать до того, как отключится, поэтому начал ощупывать одежду в поисках палочки.
- Где, черт возьми… ик… как там ее… моя палочка? – бессвязно бормотал Гарри, хлопая себя по карманам.
- Что это еще за шутки, Поттер? – угрожающе прошептал Темный Лорд, пристально рассматривая мальчишку. Ситуация развивалась явно не по тому сценарию, на который рассчитывал Волдеморт. Но, впрочем, это его не удивило – с этим щенком никогда ничего не шло по плану. На этот раз Лорд решил действовать осторожнее и не использовать проклятия сразу. Неожиданно его ноздрей достиг едкий, сладковатый запах, и он, скосив глаза в сторону, увидел возле своего врага осколки стекла. Волдеморту понадобилась всего секунда, чтобы понять, в чем дело. Он разразился холодным безумным смехом и не мог остановиться целую минуту.
- Ты пьян, - со смешком заметил он. – Очень пьян, Поттер... Ты все для меня упростил, ты в курсе?
- Так что? – пробормотал Гарри, когда, наконец, нашел свою – или точнее, старую палочку Драко в своих джинсах.
Волдеморт приподнял верхнюю губу и фыркнул. Внезапный порыв ветра заставил его легкую черную мантию затрепетать вокруг длинного и тощего тела.
- Все эти жалкие подхалимы должны видеть тебя в этот момент. Как я убиваю тебя, словно какого-то неудачника, каким ты по сути и являешься, стоя передо мной на коленях.
Вернув на лицо пренебрежительное выражение, Гарри сумел встать на ноги. И даже поднять палочку.
- Во-первых, Риддл… ик… во-первых, ты должен знать, что у меня уже давно нет жалких подхалимов. Об этом знает каждый, кто читает Ежедневный Пророк. Но ты – как всегда исключение, да? Во-вторых, я никогда не сдаюсь, и я буду… ик… сражаться с тобой.
Волдеморт снова рассмеялся, поигрывая волшебной палочкой.
- Пьяный и одинокий, Поттер? Оглянись. Ты видишь хоть кого-нибудь, спешащего тебе на помощь?
Оторвавшись, наконец, от багровых глаз, Гарри быстро осмотрел местность, краем сознания удивившись тому, что не понимает, где находится. Здесь не было зданий, вообще ничего не было – лишь высокие белые скалы, уходящие вершинами в ночное небо. Это место очень напоминает пустынный карьер, подумал он. Гарри ощутил легкий страх, но выпитый виски быстро справился с неуместным чувством.
- Мне не нужна ничья помощь! – прорычал он, направляя палочку на свою личную немезиду.
Темный Лорд терпеливо ждал, не желая, чтобы его поспешность и на этот раз обернулась провалом.
Но Гарри не собирался больше ждать ни секунды.
- Expedarmus! – решительно выкрикнул он – и замялся, когда ничего не произошло.
Холодный смех Волдеморта эхом отразился от каменных скал.
- Я хотел сказать… ик… Expelarismus! - завопил Гарри, покраснев от стыда.
И снова ничего не произошло.
Волдеморт обхватил себя своими длинными руками, пытаясь сдержать смех. Наконец, он выровнял дыхание.
- Ты жалок, Поттер. Даже на первом курсе ты впечатлил меня сильнее. Мне даже кажется унизительным убивать такого как ты.
- Expelliarmus! – взревел Гарри, но Темный Лорд изящно отразил заклинание. Оно отрикошетило, и Поттер обнаружил себя на земле обезоруженным и беззащитным.
Длинные пальцы Волдеморта конвульсивно сомкнулись на палочке, и Гарри увидел, как с её кончика начали вырываться желтые искры. Темный Лорд застонал и поднял руки над головой. Его лицо сияло от восторга.
- Ты оказал мне неплохую услугу, Поттер. Ты, в конце концов, позволил мне стать истинным хозяином Старшей Палочки!
У Гарри сбилось дыхание. Медленно, но до него начала доходить вся суть произошедшего.
- Черт возьми! Как я мог… - начал было Поттер, но мягкий звук щелчка прервал его лепет.
Воздух наполнила насыщенная магия стоящего перед ним человека.
Щелк. Щелк.
- Месть так сладка! А сейчас приготовься к смерти, Поттер! – в исступленном восторге выкрикнул Волдеморт, слишком поглощенный ощущением могущества, которое даровала ему Старшая Палочка.
Щелк. Щелк. Щелк.
Треск.
- Ты слышишь… ик… этот странный звук? – спросил Гарри, с замешательством осматриваясь по сторонам. Его затуманенное алкоголем сознание как-то не воспринимало угрозы Волдеморта.
Темный Лорд взревел от ярости, а на конце его палочки уже начал формироваться зеленый свет смертельного проклятия.
- AVADA…
Гарри было все равно, закончило ли формироваться проклятие. Оглушающий взрыв парализовал все его органы чувств. Последнее, что он запомнил - это порыв ветра, осыпавший его пылью и осколками камней, и затрясшуюся под ним землю, и огромный валун, падающий на него прямо с неба. А потом наступила тьма.
- -
- Ай, - еле слышно простонал Гарри и попытался пошевелиться. Все его тело болело от онемения, но хуже всего была невыносимая головная боль. Ему казалось, что мозг буквально закипает в черепной коробке. Полная темнота была приятна для глаз, а неприятное жужжание в ушах давало понять, что если бы он мог видеть, то весь мир крутился бы перед глазами словно карусель. Внезапно Гарри понял, что что-то ранило его левый глаз. Тихо зарычав, он коснулся ноющего места, и вязкая жидкость смочила его пальцы, склеивая их друг с другом.
Затаив дыхание, он стер кровь и, подняв пальцы чуть выше, наткнулся на острый осколок, торчащий из кожи. Гарри аккуратно извлек его и отбросил в сторону, тут же начиная ощупывать очки, в которых невредимой осталась лишь правая линза. Вздохнув, он потер висок в попытке успокоить ноющую боль, но это не помогло, поэтому Поттер вернулся к изучению своих рук, торса и ног. Очень скоро он понял, что его правую щиколотку придавило камнями. Вслепую пошарив в темноте, Гарри разгреб их руками. Освободив ноющую ногу, он тут же начал сгибать и разгибать ее в попытке оценить повреждение. Она болела сильно, но Гарри подумал, что должен быть благодарен за то, что нога вообще осталась цела, а не разорвалась под каменным натиском.
После этой короткой проверки он целую минуту потратил на то, чтобы сосредоточиться и вспомнить произошедшее, но все его усилия оказались тщетны. Его внимание отвлекала боль, жажда и полное истощение. А еще он давно не мучился от столь сильного похмелья. Сосредоточившись на тех моментах, которые все-таки смог вспомнить, Поттер попытался понять, что с ним произошло и где Волдеморт. С учетом того, что он выжил (и из-за сильной боли это сомнению не подлежало), Темный Лорд, должно быть, сейчас в бешенстве. Впрочем, Гарри это не сильно беспокоило.
Он решил, что сейчас самое время изучить окружающую обстановку. Из-за полной темноты Гарри вытянул перед собой руки, но все, что он нащупал, были камни и превратившийся в грязь песок. После нескольких минут, проведенных в полной темноте, он вдруг почувствовал приближающуюся панику. Он застрял под землей в незнакомой местности без палочки и без шанса на спасение. Хотя возможно, что это устроил Волдеморт, чтобы дать своему врагу возможность помучиться перед смертью.
- Нет!
Заглушенный разъяренный крик. Но это был вовсе не Гарри. Поттер замер и внимательно прислушался. Из-за кучи камней, за которыми он сидел, раздался ещё один звук. Гарри резко развернулся и с бешеной скоростью начал разбирать завал, и очень скоро через небольшую брешь среди валунов просочился яркий свет. Сердце Гарри радостно подпрыгнуло. Свобода так близка! Наконец, Гарри расширил дыру так, что смог в нее пролезть.
Когда же он оказался в этом мягком освещении, то чуть не зарычал от разочарования, поняв, что над ним вовсе не небо. Гарри оказался в чем-то вроде маленькой пещерки, но куда важнее было то, что он был здесь не один. Посреди довольно обширного каменного пространства, подперев голову скрещенными в пальцах паукообразными руками, сидел человек, который, без сомнения, и был источником этого мягкого свечения с зеленоватым оттенком. В пещере не было никаких расщелин или других видимых выходов, не было ничего, кроме смертельного врага, который не обращал на Гарри никакого внимания.
Волдеморт сидел спиной к Поттеру и молчал. Присутствие мальчишки он, видимо, уже заметил, но решил игнорировать, но Гарри просто стоял на месте, не стараясь ни подойти ближе, ни заговорить, поэтому Темный Лорд, охваченный гневом, оглянулся, наконец, через плечо:
- Поттер!
Волдеморт хрипло дышал, а голос его был холоден и жёсток.
- Я уж было подумал, что в моей жизни уже не может быть ничего хуже, но нет, я ошибся, потому что ты, судя по всему, все ещё ЖИВ!
В следующую секунду Гарри, медленно пройдя вдоль стены, остановился напротив него.
- Могу сказать тебе тоже самое, - парировал Поттер.
Волдеморт неспешно поднял голову и посмотрел на мальчишку, его рука безвольно упала на колени.
Гарри удивленно вздохнул.
Темный Лорд был ранен. У этого дьявольского отродья шла кровь. Очень непросто было осознать, что в жилах этого монстра, который претендует на бессмертие и неуязвимость, до сих пор течет самая обычная кровь. Гарри озадаченно моргнул. На левой щеке Волдеморта красовалось несколько глубоких царапин и волдырей от ожогов.
- На что уставился, Поттер?
- Ни на что.
Гарри быстро отвел глаза от поврежденной щеки Темного Лорда и начал рассматривать всю его тощую фигуру в поисках палочки. Как и ожидалось, он ничего не нашел. Волдеморт закутался в свою теперь испачканную черную мантию, прижав колени к груди, словно ему было холодно. Левая рука, в которой он обычно сжимал палочку, сейчас была пуста и тоже кровоточила. Если не обращать на это внимания, Волдеморта можно было бы счесть невредимым.
Гарри медленно прислонился спиной к стене и стер кровь, которая до сих пор сочилась из ранки над веком. Очень скоро тишина между ними стала неудобной. Поттер ожидал, что Волдеморт набросится на него в любой момент, да и сам он с трудом сдерживал желание собственноручно душить этого ублюдка до тех пор, пока тот не сдохнет, наконец. В попытке разрядить напряженную ситуацию, Гарри решил начать разговор.
- Что произошло? – небрежно спросил он, расправляя болезненно ноющие плечи.
Тихое шипение дало ему понять, что Волдеморт не настроен на приятный разговор.
Гарри облизал свои пересохшие губы.
- Попробуй догадаться с двух раз, Поттер, - прорычал Темный Лорд, обнажая свои немного заостренные зубы.
- Неудавшееся проклятие? – издевательски протянул Гарри и инстинктивно пригнулся, когда Волдеморт резко дернулся, словно в попытке удержать себя на месте и не наброситься на своего врага.
- Ладно, продолжил Гарри. – Дай-ка подумать… хмм… все пошло вразрез с твоим планом. А это значит, что кто-то чинит препятствия… - он оборвал себя на полуслове, ожидая, что может ответить на это его случайный змееподобный компаньон.
Волдеморт прожег его яростным суровым взглядом, но ничего не сказал, и когда Гарри уже решил, что ответа так и не услышит, Темный Лорд холодно прошипел.
- Магглы!
Гарри, не сдержавшись, вытаращил глаза.
- Что?!
Лицо Волдеморта исказилось от бешенства.
- Я сказал, магглы, Поттер. Ты тупой или глухой? И то и другое, судя по всему.
Гарри не обратил внимания на издевательское замечание.
- Как магглы сумели остановить великого Темного Лорда в момент его триумфальной победы?
Волдеморт мимолетно коснулся паучьими пальцами глубоких царапин на лице. Когда он заговорил, его холодный голос был так тих, что Гарри пришлось затаить дыхание, чтобы уловить смысл слов.
- Это было какое-то… мощное взрывное устройство. На такое я не рассчитывал. - пробормотал он себе под нос, и его взгляд на мгновение стал рассредоточенным. – Я проверил все, что только можно было. Все было спланировано просто прекрасно. Никто не мог добраться досюда, не получив от меня информации…
Темный Лорд резко оборвал себя и прожег Поттера взглядом, словно считая его средоточием всех бед в мире. К счастью, Гарри понятия не имел, о чем думает Волдеморт, он сам искал логические объяснения произошедшему.
- Магглы едва ли могли устроить для тебя ловушку. Мы были – или до сих пор есть – в карьере, верно? В таком случае, ты должен понимать, что такие места полны взрывоопасных веществ. Игры с магией здесь могут привести к очень необычным результатам, - с наслаждением, издевательски заметил Поттер.
Но потом он вдруг вспомнил те щелкающие звуки, звучавшие перед самым взрывом.
- Детонатор, - тихо пробормотал Гарри. – Электрическое устройство, и как тебе, наверное, известно, магия создает электричеству серьезные помехи. То, что я слышал, было результатом их взаимодействия.
Волдеморт поднялся на ноги и начал ходить по каменному помещению кругами, старательно держась от Поттера подальше.
- Откуда я мог об этом знать? – разъяренно прошипел он, по большей части обращаясь к самому себе.
Темный Лорд так сильно сжал зубы, что они скрипнули.
- Я не грязный маггловский шахтер!
У Гарри едва уловимо дрогнули губы. О да, Волдеморт, покрытый пылью и грязью, в изодранной мантии, сейчас как раз напоминал шахтера, а не великого и ужасного Темного Лорда.
- Но все это не имеет значения, Поттер, - произнес Волдеморт, все еще двигаясь по кругу и бросая на Гарри взгляды исподтишка. – Куда важнее то, что я застрял тут вместе с тобой, и ранее я сделал все, чтобы никто не смог найти тебя и помочь выбраться отсюда. А это значит, что и за мной никто не сможет прийти. Похоже, у нас нет другого выхода, кроме как разделить на двоих эту отвратительную могилу. Но не волнуйся Поттер, я сделаю все возможное, чтобы ты умер первым.
Отредактировано Adelinde (25.10.2011 18:15)
И пусть в её словах ни капли правды
Она... божественно права.
+43
ПрофильЛСE-mail
525.10.2011 19:52
Adelinde
Сокровище Форума
Adelinde
Должность: ПЕРЕВОДЧИК Слизеринского Форума!
Сообщений: 143
Уважение: + +5476
Позитив: +77
Пол: Женский
Награды: Самый уважаемый в 2011-2012ггПереводчик 2011-2012Автор/переводчик самого комментируемого фика 2011-2012гг
Именная тема: Награды
Провел на форуме:
15 дней 15 часов
Зарегистрирован: 08.12.2010
Последний визит:
25.10.2013 22:17
4. Вещи хорошие и не очень
«Он определенно знает, как меня утешить», - сухо подумал Гарри, наблюдая за мечущимся Темным Лордом. Его лицо искривилось в горькой гримасе.
- Вижу, ты решил испытать судьбу еще раз. Ты столько раз пытался меня убить, но еще ни разу это не сработало. Так почему ты думаешь, что у тебя что-то получится сейчас?
Волдеморт опалил взглядом стоявшую в тени фигуру Гарри, а потом сделал несколько шагов вперед, и на его змееподобном лице вдруг расползлась опасная ухмылка. Поттер инстинктивно распрямил плечи, наблюдая за надвигающейся на него опасностью.
- Я понятия не имею, что с тобой делал Дамблдор, Поттер. Возможно, в школьные годы он поил тебя Феликс Фелицис… или, может быть, твоя грязнокровка-мать пристрастилась к этому зелью будучи беременной, откуда мне знать? Но позволь мне сказать тебе одну вещь, мальчик, сейчас все это закончится, все твои способы защиты иссякли. И я хочу видеть, как ты бежишь от меня.
Гарри с исказившимся от ярости лицом сжал кулаки. «Не позволяй ему так с собой разговаривать», - тихо зашептал в его голове голос, так напоминающий Рона. – «Просто врежь в это ублюдочное лицо, да так, чтобы из него вышибло его порванную душонку. Без палочки он просто мешок с костями. Так возьми и отомсти за тех, кого ты любил!»
Гарри весь напрягся, готовясь к нападению. Волдеморт ждал.
«Не веди себя как идиот! Посмотри на него. Он же тебя провоцирует, потому что так у него появится преимущество. Ты не будешь искать выход, хотя можешь», - второй голос, напоминающий голос Гермионы, заглушил первый в попытке успокоить Гарри.
А Волдеморт продолжал молча и терпеливо стоять в десяти шагах от него. Камень, который он держал у себя за спиной, с каждой секундой становился все тяжелее, и если Поттер помедлит еще чуть-чуть, то у него не получится пробить мальчишке скулу одним ударом.
- Тебе нечего сказать, Поттер? – надавил Волдеморт, насыщая вопрос по возможности большей издевкой.
К его величайшему изумлению, его невольный сокамерник внезапно расслабился и, пожав плечами, пробормотал что-то вроде «заткнись и провались». Темный Лорд недоуменно наблюдал, как мальчишка – нет, как мужчина, потому что назвать Поттера мальчишкой язык не поворачивался – внимательно изучает каждый дюйм их внезапной тюрьмы. Это было очень неприятно. Волдеморт был уверен, что Поттер накинется на него с кулаками из-за столь нелестного упоминания старого глупца и давно почившей матери-грязнокровки в одном предложении. Он снова ошибся. Впрочем, он всегда ошибался, когда дело касалось Поттера, так что по этому поводу можно было уже и не волноваться.
Волдеморт снова сел и продолжил наблюдать за своим врагом. Поттер, очевидно, решил его игнорировать, и это было великолепно. Он может пока что подыграть, ожидая еще одной возможности покончить с противником. Делать первый шаг Темный Лорд не желал, и пусть ему не хотелось этого признавать, но шансов выиграть в битве, основанной на физической силе, у него было очень мало. Да, Поттера можно было рассматривать как полноценную угрозу, ведь он больше не был невзрачным, слабым мальчишкой. Если этот мужчина постарается, то сможет серьезно ранить его, и Волдеморт не сомневался, что уж он-то постарается. Мускулистая грудь Поттера под этим нелепым коричневым пуловером с большой буквой Г посередине – несомненно, служила доказательством физической силы. И не важно, что Волдеморт выше ростом, скорее всего, быстрее и значительно лучше дисциплинирован, по сравнению с хорошо тренированным телом все это все равно оставляло небольшие шансы на победу.
Кроме того, он нехорошо себя чувствовал. В его левой руке было сломано одна-две кости, левый бок, прямо под грудной клеткой болезненно ныл, видимо, были и внутренние повреждения. Вывод был прост. Если он хочет убить Поттера, то должен обеспечить себе преимущество: ловушку.
Волдеморт вздохнул и растер свои костлявые плечи. Если он не хочет замерзнуть и сохранить больше энергии, то разумнее всего будет держать тело в тепле.
Прошло уже несколько часов с тех пор, как Гарри решил игнорировать своего опасного соседа. За это время он понял, что его наручные часы сломаны, а значит, он даже не сможет измерить, сколько будет длиться его заключение. Впрочем, может, это и хорошо. Зато он больше не мучился от жажды – сквозь стены пещеры начала просачиваться вода, она капала с расщелин на потолке. Этот мягкий звук нарушал невыносимую тишину, и это были единственные положительные моменты в его мыслях.
Жизнь Гарри усложняло куда больше необнадеживающих моментов. Во-первых, он проголодался. Очень быстро до него дошло, что рыба и чипсы, которые составили его поздний ужин, были, скорее всего, последними, что он ел в жизни. От этой мысли Поттер почувствовал себя еще более подавленным. Голод был первым ночным кошмаром в его жизни, и иногда Гарри даже задавался вопросом, что хуже: сны, в которых Волдеморт грозился его убить, или сны, где дядя Вернон орал, что лишает его ужина.
Во-вторых, он очень устал. Час назад Гарри нашел в стене щель, которая была довольно широкой для того, чтобы он смог втиснуться в нее и попытаться пролезть дальше. Не то, чтобы он действительно верил в то, что сможет голыми руками прорыть себе туннель к свободе, но щель тянулась в правильном направлении, и Поттер позволил себе отвлечься на ее изучение, тем более что так он мог временно забыть о еде и сонливости. Тем более, Гарри не мог отдыхать, когда это дьявольское отродье, сидящее посреди пещеры, пристально следило за каждым его движением. Он с трудом представлял, как вообще можно несколько часов подряд сидеть на одном и том же месте. Может, этот ублюдок спит с открытыми глазами. Но в этом Гарри сомневался. Волдеморт разрушил свою человечность в чужих глазах настолько, что Поттер сомневался в том, способен ли Темный Лорд ощущать голод и усталость.
Разница между ними была явно не в его сторону. Но Гарри столько раз попадал в безвыходные ситуации, что сейчас просто отказывался сдаваться и спокойно ждать смерти. Поэтому он поручил самому себе задание – найти выход из этого дьявольского круга. Но Поттер был слишком уставшим, чтобы продумывать какой-нибудь план. Как только он вытянул из щели еще одну порцию глины, он сел и зевнул. «Только на минутку», - пообещал себе Гарри и закрыл глаза, которые потом не смог открыть. В следующую секунду он уже спал.
Отредактировано Adelinde (26.10.2011 02:15)
И пусть в её словах ни капли правды
Она... божественно права.
+28
ПрофильЛСE-mail
628.10.2011 00:31
Adelinde
Сокровище Форума
Adelinde
Должность: ПЕРЕВОДЧИК Слизеринского Форума!
Сообщений: 143
Уважение: + +5476
Позитив: +77
Пол: Женский
Награды: Самый уважаемый в 2011-2012ггПереводчик 2011-2012Автор/переводчик самого комментируемого фика 2011-2012гг
Именная тема: Награды
Провел на форуме:
15 дней 15 часов
Зарегистрирован: 08.12.2010
Последний визит:
25.10.2013 22:17
5. Ремесло мадам Малкин
Предупреждение: Насилие!
Внезапная неподвижность Гарри побудила Волдеморта приступить, наконец, к решительным действиям. Его длинные пальцы оживленно прощупали подол мантии и решительно потянули ткань в стороны, разрывая ее вдоль шва до тех пор, пока в его руке не оказалась длинная полоска черной материи. Багровые глаза метнулись в сторону Поттера, проверяя, не проснулся ли тот от звука рвущейся ткани. Жесткая улыбка искривила змееподобное лицо, когда спящий так и не пошевелился. Через несколько секунд Волдеморт скрутил из ткани жгут и затянул его конец в петлю, уже предвкушая последние мгновения жизни Поттера.
Темный Лорд начал медленно приближаться к спящему. Внезапный звук заставил его замереть, но, как оказалось, это Поттер, приоткрыв рот, захрапел.
- Я знаю, что это низко для меня, но я довольно безнравственный человек, Гарри, - прочувствованно шептал Волдеморт, почти извиняясь. Злая ухмылка искривила его губы, когда он осторожно надел петлю на шею Поттера.
Потом Темный Лорд задумчиво посмотрел на свою жертву и, чуть склонившись, осторожно снял со спящего врага очки. Все так же злорадно ухмыляясь, он положил их под свою туфлю и насладился звуком трескающегося стекла по мере того, как усиливал давление подошвы.
- Ослепший Поттер, - рассмеялся он, поднимая пустую оправу и засовывая ее в свой карман словно победоносный трофей.
Когда Волдеморт вновь посмотрел на Гарри, то внезапно наткнулся на пару зеленых сонных глаз, с замешательством его рассматривающих.
- Мои очки…? – дезориентированно пробормотал Поттер, ощупывая пальцами свое лицо.
Холодный голос Волдеморта дрожал от наслаждения, когда он тихо ответил.
- Сломаны. Хорошо, что ты, наконец, проснулся, калека. Я приготовил для тебя последний сюрприз.
- Ты… - яростно прорычал Гарри, тут же просыпаясь. Сейчас он не мог рассмотреть лицо Волдеморта в деталях; только размытое белое пятно с двумя горящими точками, окруженное тьмой. Темный Лорд пронзительно рассмеялся, приводя Поттера в еще большее бешенство. Не особо задумываясь, он бросился было на этого монстра, но тут что-то болезненно сдавило ему горло.
Губы Гарри приоткрылись в крике, но с них не сорвалось ни звука. Удавка на шее полностью перекрыла подачу кислорода, хотя он отчаянно пытался вздохнуть. Внезапно ботинок Волдеморта надавил ему на грудь, выбивая из нее остатки кислорода. Гарри отчаянно затрепыхался в смертельных тисках, его пальцы судорожно пытались ослабить удавку, попутно царапая кожу на шее. Легкие нещадно горели, а голову сдавило чем-то тяжелым. Гарри начал терять сознание, картинка перед ним смазалась еще больше.
- Прощай, Гарри Поттер, - мягко прошептал Волдеморт и в последний раз сильнее затянул петлю.
Крак.
Если бы Гарри мог видеть, он бы всласть позабавился над выражением полного неверия, написанного на лице Темного Лорда. Он рассмеялся бы, наблюдая за тем, как Волдеморт бестолково уставился на шелковый кусок ткани в руках. Но он сделал бы все это, если б мог связно мыслить.
Волдеморт же куда быстрее разобрался в сложившейся ситуации. Очевидно, что эта роскошная ткань не выдержала столь продолжительного давления и разорвалась. Если б он только мог выбраться из пещеры, он точно бы навестил мадам Малкин и высказал ей свои претензии по поводу некачественного товара.
БАМ!
Волдеморт был настолько поглощен своими мыслями, что даже не заметил, как его жертва пришла в себя. Как результат их столкновения, его костлявое тело покачнулось и обрушилось на грязную землю. Застонав, он сплюнул кровь от прокушенного языка. Было так больно, словно его челюсть раздробили на кусочки.
- Поттер! – прохрипел Волдеморт, когда второй удар обрушился на его подбородок с другой стороны. Задыхающийся щенок с кровоточащим горлом стоял над ним, но выглядел он куда энергичнее, чем обычно. Одного взгляда на перекошенное лицо Поттера хватило, чтобы понять, что тот сторицей жаждет вернуть «сюрприз» Темному Лорду.
Еще один удар пришелся на ребра, и Волдеморт взвыл от боли. Собрав все оставшиеся силы, он вскочил на ноги и в инстинкте самосохранения набросился на нападающего, стараясь выцарапать ему глаза или хотя бы шею прокусить. Но физическая сила Гарри возобладала, и он что было мочи отпихнул своего противника.
Но Волдеморт не собирался сдаваться так легко. Он схватил Поттера за голову и притянул ее вплотную к своим глазам. Гарри вдруг обожгла боль, ни в чем не уступающая Круциатусу. Чтобы прекратить эту пытку, он со всей силы ударил противника ногой в живот. У Темного Лорда подогнулись колени, и он вновь осел на землю. Пусть Гарри почти не видел стонущего мужчину, но он всего за минуту успел вздернуть костлявое тело и швырнуть его о каменную стену позади, а потом бить это нечеловеческое бледное лицо до тех пор, пока оно не покрылось кровавыми разводами. Костяшки его пальцев болели так, что к ним нельзя было прикоснуться, но к его крайнему разочарованию Волдеморт все еще двигался, когда Гарри устал и позволил ему осесть на землю. Мало того, эта груда костей настойчиво пыталась встать.
- Подохни, тварь!
Поттер сплюнул кровь с рассеченной нижней губы. Одной рукой прижимая свое ноющее горло, а другой опираясь о стену, чтобы сохранить равновесие, он поставил ногу на горло своего врага, желая сломать ее.
Холодные пальцы Волдеморта схватили его за щиколотку, но к счастью, хватка оказалась слишком слаба, чтобы покачнуть его.
- Поттер… - прохрипел Волдеморт. В его глазах отражалась паника, которую Гарри не мог увидеть.
- Не… - он задохнулся, когда нажим ноги стал сильнее.
Гарри к этому времени немного восстановил дыхание, поэтому смог спросить.
- Почему, Риддл? Назови мне хоть одну чертову причину, по которой я не должен убить тебя прямо сейчас!
Тихий задушенный звук стал ему ответом.
- Тебе нечего сказать, да? Нечего! – закричал Поттер. Ярость ничуть его не отпустила.
Липкие пальцы схватили его за ботинок и чуть отодвинули в сторону, и Темный Лорд застонал, когда в его измученные легкие проникло немного кислорода.
- Неужели, ты на самом деле думаешь… что у тебя есть шанс… выбраться отсюда… без света? – прохрипел он.
Гарри, в первый раз засомневавшись, пристально посмотрел на бело-красное пятно, которым должно было быть лицо Волдеморта.
- Полагаю, это стоящая компенсация, - признал Поттер по прошествии нескольких секунд.
- Но тебе незачем знать о моем решении, - с этими словами он нанес избитому телу Волдеморта последний удар, посылая врага в забвение.
И пусть в её словах ни капли правды
Она... божественно права.
+24
ПрофильЛСE-mail
731.10.2011 21:30
Adelinde
Сокровище Форума
Adelinde
Должность: ПЕРЕВОДЧИК Слизеринского Форума!
Сообщений: 143
Уважение: + +5476
Позитив: +77
Пол: Женский
Награды: Самый уважаемый в 2011-2012ггПереводчик 2011-2012Автор/переводчик самого комментируемого фика 2011-2012гг
Именная тема: Награды
Провел на форуме:
15 дней 15 часов
Зарегистрирован: 08.12.2010
Последний визит:
25.10.2013 22:17
6. Возвращение жабы
- Освобождена от всех обвинений…
Долорес Джейн Амбридж стояла перед большим позолоченным зеркалом. Её бугристое лицо искривилось в чем-то, очень отдаленно напоминающим удовлетворение. Вообще-то, если бы ее лицевые мускулы работали правильно, то выразили бы счастье, которое испытывала эта женщина.
- Освобождена от всех обвинений, - ее девчачий голос прозвучал вновь, когда она завязывала на своей массивной шее отвратительную розовую ленточку. Толстые пальцы мимолетно коснулись ленты в волосах мышиного цвета, потом разгладили несуществующие складочки на её любимой розовой шерстяной кофточке, накинутой поверх мантии.
- Изумительно, - прошептала она, открывая туалетный столик. Ее рука скользнула внутрь шуфлядки и извлекла оттуда тяжелый золотой медальон.
- Здравствуй, моё маленькое сокровище, - нежно прощебетала Амбридж, надевая артефакт на шею. – Ты снова нужно мне, мое бросающееся в глаза доказательство чистокровности.
Сегодня ничто не сможет испортить её прекрасного настроения, думала она, усаживаясь в неоправданно маленькое, безвкусного фасона кресло и беря в руку маленькую фарфоровую чашечку, полную приторно-сладкого чая.
Потом Амбридж, причмокивая, пила горячий напиток, наслаждаясь окружающей её роскошью.
Скоро, очень скоро она получит все, что пожелает. Кто-то может сказать, что ей просто повезло, но нет, ей же лучше знать! Преданность, усердие, энтузиазм и чистокровность – если кто-то пожелает получить место государственного чиновника, только это имело значение. Сейчас, когда уголовные записи стёрты из её дела, ничто не может стоять у нее на пути. Это всего лишь вопрос времени: когда она вернет былое влияние, власть и контроль.
Именно это Амбридж любила больше всего.
Власть и контроль.
Как прекрасно перекатываются эти слова на языке! Они были такими сладкими – точно такими же, как чай, который она сейчас пьет. Долорес облизнула губы и посмотрела на золотые настенные часы. Он уже скоро должен был прийти.
Её таинственный спаситель.
Она счастливо захихикала. Амбридж понятия не имела, кто этот человек. Впрочем, это ее и не беспокоило. Он пришел на её слушание, прикрывая лицо черной накидкой, его голос был низок и тих. Он принес неопровержимые доказательства её невиновности (она снова захихикала) и исчез. Долорес была уверена, что никто не держал её под Империусом, когда она возглавляла Регистрационную Комиссию; пытки магглорожденных были её собственной инициативой. Тем не менее, она не стала возражать, когда незнакомец заявил обратное. Очень скоро Амбридж освободили из тюрьмы, от всех обвинений и позволили начать новый карьерный рост. Женщина не сомневалась, что причиной всему этому стал он. И сегодня она увидит его. Он прислал ей письмо, в котором просил о встрече, на которой нужно будет обсудить нечто важное. Она нервничала, но все равно сгорала от нетерпения, и каждая минута казалась дольше предыдущей.
Прозвенел дверной звонок, и Долорес, подпрыгнув в своем кресле, рявкнула на прислуживающего ей эльфа, чтобы тот пригласил гостя войти. Глубоко вздохнув, она нацепила на лицо лукавую улыбку и, когда открылась дверь, заговорила самым жеманным своим тоном.
- Добро пожаловать.
Несколькими часами позже.
- Вы же не серьезно, Министр.
Молодая женщина с пышной гривой волос подалась вперед в своем кресле, аккуратно складывая бумаги на столе в кабинете Министра. Из-за багровых кругов под глазами теплого карего цвета она выглядела уставшей, но вся её поза и то, как она сжала в кулаке и швырнула на стол пару смятых пергаментов, излучали энергичность. Рыжеволосый парень, дремавший слева от нее, подпрыгнул от внезапного звука и дико заозирался по сторонам. Поняв, что до сих пор сидит в кабинете, он подавил зевок и пристально посмотрел на сидящего напротив мужчину с пронизывающим взглядом.
- Вы пытаетесь нам сказать, что после двадцати двух часов поисков вы так и не нашли Гарри?!
Кингсли Шэклболт вздохнул и помассировал виски.
- Гермиона, - начал он, - пожалуйста, пойми. В его поисках задействован весь Департамент Магического Правоохранения, это все, что я сейчас могу предоставить. К несчастью, исчезновение Гарри – сейчас не самая большая наша проблема, так что если вы…
- Со всем уважением, Министр, что вы подразумеваете под тем, что исчезновение Гарри - не самая большая проблема?! – задохнулся от возмущения молодой человек, тоже подавшись вперед.
- Вы хоть понимаете, что без него наши шансы победить Сами-Знаете-Кого равны нулю? Гарри схлестнулся со своим персональным кошмаром ради того, чтобы спасти всех нас, возможно, он уже умер… - на последних словах его голос почти стих, но он нашел в себе силы закончить предложение, - … а все, что вы можете на это сказать, что это не ваша проблема?!
- Успокойся, Рон, - прошептала Гермиона, успокаивающе положив ладонь ему на предплечье. Рон возмущенно на нее посмотрел, но закрыл рот и откинулся на спинку кресла.
- Министр, мы можем узнать, что случилось? Какова причина, по которой вы не можете полностью сосредоточиться на поисках Гарри?
Кингсли аккуратно стер со лба испарину маленьким носовым платком, а потом повернул голову к окну, умышленно избегая взгляда Гермионы.
- Это касается одного расследования относительно меня… - тихо признался он.
Рон и Гермиона переглянулись.
- …по злоупотреблению служебными полномочиями. Меня обвиняют в неоправданном фаворитизме магглорожденным магам, которые в результате выборов заняли важные посты в Министерстве. Еще вчера я считал все это вздором. Но сегодня эти вроде ничего не значащие обвинения обернулись серьезной проблемой. Мне стало известно, что есть люди, даже среди членов Визенгамота, которые поддерживают «некоего» Темного Лорда. Но самая большая проблема кроется в том, что большинство влиятельных чистокровных семей считают, что война закончилась неудачно и что моя политика мирного сосуществования с магглорожденными волшебниками обернется крахом для нашего общества. Они твердят о настоящем бедствии, не меньше. И у них хорошая поддержка, о которой не упоминал Ежедневный Пророк. В стране теперь очень опасная ситуация, грозящая нам гражданской войной. Боюсь, моя отставка лишь ускорит этот процесс.
В комнате на целую минуту повисла неестественная тишина. Первой тихо заговорила Гермиона.
- Мы понятия не имели, что все настолько плохо. Но, Министр, совершенно понятно, что за всем этим стоит Волдеморт, - Рон дернулся, услышав это имя. – До тех пор, пока он будет жив, и до тех пор, пока существует возможность его возвращения, его сторонники – даже если их остались единицы – не оставят своих попыток по уничтожению мира в стране.
Гермиона поднялась и начала вышагивать по комнате, делясь своими соображениями.
- Все очевидно, не так ли? Во-первых, нам нужно найти и спасти Гарри. Во-вторых, мы должны заставить его произнести речь. Очень многие до сих пор верят в него и прислушаются. Их нужно предупредить об опасности. В-третьих, мы должны раз и навсегда избавиться от Волдеморта…
Впервые за все время, что Рон и Гермиона просидели в этом кабинете, они увидели улыбку Министра.
- Вы прирожденный лидер, мисс Грейнджер. Я могу назвать, по меньшей мере, три Департамента, которые не отказались бы заполучить ваше руководство.
Рон рассмеялся, а у Гермионы дрогнули губы, она оценила мрачный юмор Министра.
Но прежде чем она ответила, дверь из красного дерева за их спинами распахнулась, и в кабинет стремительно вошли несколько человек.
- Это последнее доказательство. Я надеюсь, все слышали предложение Министра, - прозвучал сиплый голос высокой фигуры с накинутым на голову капюшоном, которая выступила из собравшейся толпы.
Гермиона моргнула один раз, потом другой… Она не узнала этого человека, но если ей не кажется, то рядом с ним стоит Амбридж, слишком довольная Амбридж.
Шэклболт тут же вскочил на ноги.
- Что происходит? Что вы делаете в моем кабинете?!
Невысокий мужчина с длинной серой бородой, потирая руки, выступил вперед. Гермиона узнала его. Это был Каспар Крауч, старший брат Бартемиуса Крауча-старшего, этот человек начал свою карьеру сразу после того, как умер его известный брат. Насколько она знала, Каспар Крауч работал в Департаменте Магических Аварий и Катастроф, а еще он значимый член Визенгамота. Крауч посмотрел на девушку и брезгливо поморщился, словно учуял что-то дурно пахнущее, но потом его водянистые глаза остановились на крепкой фигуре Министра, вставшего из-за своего стола.
- Министр Кингсли Шэклболт, как заместитель верховного инспектора Визенгамота, я должен проинформировать вас, что вы временно освобождаетесь от должности Министра в связи с расследованием вашей возможной нелегальной деятельности. Вот письмо, - он повозился пару секунд, доставая из кармана официальный конверт. Министр молча взял его, взломал печать и углубился в чтение.
Гермиона почувствовала, как от страха по коже забегали ледяные мурашки. Что-то не так. Она заметила, что Рон выглядит таким же отчаянным, как и она сама. Ее глаза осматривали присутствующих. Некоторые были ей знакомы, некоторые нет, а других она вообще раньше не видела. Девушка снова пристально посмотрела на фигуру в плаще и стоявших возле него Амбридж и Нарциссу Малфой, которая старалась затеряться в толпе. В углу кабинета стояла Рита Скитер, и её Прытко Пишущее Перо было единственным, что нарушало тишину.
Когда Кингсли дочитал письмо, он положил его обратно в конверт и поднял взгляд.
- Если уважаемые члены Визенгамота требуют моей отставки, что ж, я пойду им навстречу, - тихо произнес Шэклболт.
- Министр… - прошептала Гермиона и сразу же пожалела об этом, потому что все присутствующие начали прожигать ее спину взглядами.
Кингсли покачал головой и подошел к ней.
- Все в порядке, Гермиона, - тихо ответил он.
Но выражение его лица говорило об обратном.
И пусть в её словах ни капли правды
Она... божественно права.
+17
ПрофильЛСE-mail
813.11.2011 21:54
Adelinde
Сокровище Форума
Adelinde
Должность: ПЕРЕВОДЧИК Слизеринского Форума!
Сообщений: 143
Уважение: + +5476
Позитив: +77
Пол: Женский
Награды: Самый уважаемый в 2011-2012ггПереводчик 2011-2012Автор/переводчик самого комментируемого фика 2011-2012гг
Именная тема: Награды
Провел на форуме:
15 дней 15 часов
Зарегистрирован: 08.12.2010
Последний визит:
25.10.2013 22:17
7. Ловушка
Гарри понятия не имел, сколько он проспал. Честно говоря, он спал бы и дальше, но физические потребности заставили его подняться и отойти в дальний угол пещеры. После этого он вымыл руки, лицо и шею под той небольшой струйкой воды, что стекала с потолка, и сделал несколько глотков горькой жидкости. Его желудок протестующе зарычал.
- Бекон и яйцо были бы сейчас очень кстати, - вздохнул Гарри, массируя занемевшие конечности. Он совсем замерз, хотя и был тепло одет. Он потер руки, разгоняя застоявшуюся кровь, и осмотрел темное пространство. Здесь было слишком мало света даже для кого-то с хорошим зрением – Гарри же едва мог рассмотреть собственные пальцы, даже поднеся их совсем близко к лицу. На обратном пути к «рабочей щели», как он её называл, Поттер дважды споткнулся о камни и один раз упал на колени. Он молча бесился. А все из-за этого ублюдка.
После того, как Поттер избил его, свет резко потускнел. На краткий миг Гарри даже подумал, что Волдеморт умер.
Сейчас нельзя было точно сказать, обрадовала или огорчила бы Гарри смерть его Немезиды.
Поттер не чувствовал себя в безопасности. Хотя он, помня о душащей его веревке, связал бессознательное тело своего врага и решил не обращать на него никакого внимания. Гарри больше не собирался рисковать, а со связанным Темным Лордом у него было больше шансов на мирный отдых. Но стоило Поттеру себя успокоить, как вдруг он подумал о том, что Волдеморту не составит труда освободиться. Что для этого дьявола пара кусков ткани?
Гарри перестал вглядываться в темную щель пещеры и оглянулся через плечо. Его очень волновал тот факт, что в этой пещере он должен работать с незащищенным тылом. Темнота, голод и стресс во сто крат усилили его органы чувств. И очень скоро Гарри осознал, что все это время его враг оставался неестественно тихим, словно пребывал в коматозном состоянии от тяжелых повреждений. Мысль о том, что нанес эти повреждения он, пусть даже этому монстру, заставила Поттера вздрогнуть. У него была масса причин, оправдывающих его безразличие к Волдеморту; но оставаться в этом склепе наедине с трупом очень не хотелось. Возможно, Дамблдор и не согласился бы с ним; сказал бы, что нет ничего страшного в темноте и трупах. Но Гарри это не устраивало. Эти мысли напомнили ему об их последнем с директором путешествии, а потом он несколько минут потратил на то, чтобы избавиться от видений об инфери.
Тяжело вздохнув, Гарри помассировал лоб. Он, безусловно, сойдет с ума, если останется здесь узником вместе с Волдемортом, но если это будет еще и труп Волдеморта, то процесс схождения с ума, без сомнения, ускорится. Поттера потрясло понимание того, что такой перспективе он предпочтет разговоры с живым Риддлом, пусть даже и отвратительные разговоры.
Гарри устал от всех этих размышлений и попытался сосредоточиться на раскапывании прохода. Правда, это не очень помогло. Когда Поттер в третий раз ударил камнем, который использовал вместо бура, по скале, а не глинистому осадку, он, тихо выругавшись, признал, наконец, всю безрезультатность своих усилий. Ему нужен был свет, который он не мог получить без Волдеморта. Выбора не было – нужно привести пленника в сознание. Он не мог держать Темного Лорда на расстоянии, иначе ничего не выйдет.
- Ладно, я справлюсь, - подбадривал себя Гарри, поворачиваясь к противоположной стороне пещеры. Он пробирался вдоль стены, с удивлением отмечая, что тьма вокруг все сгущается. Гарри понятия не имел, в какую сторону идет, и ему очень не хотелось споткнуться о тело Волдеморта, поэтому он опустился на четвереньки и продолжил путь. Бесплотное блуждание в полной темноте угнетало, заставляя Гарри нервничать все сильнее.
- Где ты, Безносый Лорд?
Он очень надеялся хоть на какую-нибудь ответную реакцию. Пусть даже на гневный отклик; но ответом была лишь тишина. Разочарованный Гарри в очередной раз протянул руку, ожидая ощутить под ладонью холодный камень, но когда его пальцы коснулись чего-то мягкого, он резко отдернул руку, словно дотронулся до кучи слизней.
Он замер, ожидая реакции Волдеморта. Когда по прошествии минуты он не увидел, не услышал и не ощутил отклика, то глубоко вздохнул и снова медленно протянул руку, ощутив под пальцами шелковую ткань мантии.
- Волдеморт?
Тишина.
Гарри нервно сглотнул и начал осторожно ощупывать мантию Темного Лорда, слепо ища руки. Он с удивлением понял, что его враг до сих пор связан. Не было никаких признаков того, что из пут пытались выбраться, и это навело Гарри лишь на одно логическое объяснение. Волдеморт так и не пришел в себя, и это было очень серьезной проблемой. Поттер быстро нашел запястье Риддла в попытке прощупать пульс, но его окоченевшие, холодные пальцы ничего не уловили.
- Возможно, у тебя нет сердца, Риддл? Прямо как у мага из Сказания.
Нащупав шею Волдеморта, Гарри коснулся её кончиками пальцев под подбородком.
Но пульса так и не ощутил.
- Черт возьми!
Он схватил Темного Лорда за отвороты мантии и активно его потряс.
- Очнись, Риддл! Попроси Люцифера, чтобы он еще немного тебя подождал. Ты не можешь сейчас умереть! Ты выбрал самое неподходящее для этого время!
Никакой реакции.
- Не смей так со мной поступать, зараза! Очнись!
Гарри ожесточенно хлестал Волдеморта по бледному грязному лицу.
- Очнись!
Еще один шлепок.
- ОЧНИСЬ!
Никакой реакции.
Охваченный страхом, Гарри прерывисто дышал.
- Да что с тобой такое? Я же не мог избить тебя настолько сильно. Проклятье, я не знаю, что делать! Я не целитель.
Впервые за все время его голос был наполнен отчаянием. Гарри закрыл глаза, стараясь взять себя в руки.
Он понимал, что без света у него нет шансов выбраться отсюда. Его пальцы, горячие из-за недавнего выброса адреналина, снова коснулись лица Волдеморта. Как только ладонь оказалась на уровне носа и рта, Гарри ощутил поверхностное дыхание. На удивление сильное облегчение захлестнуло его. Но прежде чем он убрал руку, кое-что привлекло его внимание.
- У тебя совершенно холодная кожа, Риддл… Может, в этом причина?
Преодолев внезапный приступ тошноты, скрутивший пустой желудок, Гарри начал обдумывать сложившиеся обстоятельства. Волдеморт был одет в мантию, которая едва ли была способна сохранять тепло, и сколько Поттер ни старался, он не мог понять, почему Темный Лорд носит такие вещи, особенно в эту, необычайно холодную зиму. Все эти изысканные мантии имели лишь одно предназначение: производить впечатление.
С другой стороны, Волдеморт не был простым человеком. Он наверняка использовал какие-нибудь согревающие чары. Кроме того, утепленные мантии были слишком тяжеловесны, особенно если он планировал вступить в смертельный бой с врагом. Волдеморт, конечно же, не рассчитывал на то, что потеряет свою палочку, или – Мерлин упаси – окажется совершенно беззащитным перед этим самым врагом.
Гарри горько улыбнулся. Да, это очень многое объясняло. И если он прав – Волдеморт замерзнет до смерти.
Очень быстро на повестке дня появился один важный вопрос.
Что теперь ему со всем этим делать?
Улыбка примерзла к губам.
Естественно, если человек замерзал, его необходимо было согреть. Но что делать, если этот человек – твоя личная Немезида, которого нужно убить, чтобы выжить самому? Что делать, если единственное тепло, тебе доступное – жар собственного тела?
И в этой ситуации Гарри почувствовал именно то, что почувствовал бы любой человек, оказавшийся на его месте.
Ему стало дурно.
И пусть в её словах ни капли правды
Она... божественно права.
+19
ПрофильЛСE-mail
928.11.2011 21:47
Adelinde
Сокровище Форума
Adelinde
Должность: ПЕРЕВОДЧИК Слизеринского Форума!
Сообщений: 143
Уважение: + +5476
Позитив: +77
Пол: Женский
Награды: Самый уважаемый в 2011-2012ггПереводчик 2011-2012Автор/переводчик самого комментируемого фика 2011-2012гг
Именная тема: Награды
Провел на форуме:
15 дней 15 часов
Зарегистрирован: 08.12.2010
Последний визит:
25.10.2013 22:17
8. Спокойный отдых
После нескольких минут нытья и жалоб Гарри понял, что самобичевание не поможет.
- Клянусь, если выберусь отсюда, попрошу Гермиону стереть мне память, - пробормотал он и, собрав всю свою гриффиндорскую храбрость, обхватил Темного Лорда руками.
- Тебе больше не придется давать мне причин для ненависти, Риддл. Той, что живет во мне сейчас, более чем достаточно, - пожаловался Гарри своему бессознательному компаньону, медленно протягивая руку к бледному лицу. Дрожащие пальцы обхватили затылок Волдеморта, позволив Гарри в полной мере почувствовать липкую кожу. Содрогнувшись, он выругался и отпрыгнул от Темного Лорда как от прокаженного, судорожно вытирая руки о грубую ткань брюк.
- Это просто отвратительно, - прорычал Гарри, слепо нащупывая мантию Волдеморта.
- Тебе повезло, что в присутствии тебя у меня больше не болит шрам. В противном случае, я оставил бы тебя как есть, Риддл.
Он потянул ткань на себя, приподнимая Темного Лорда, пока щека того не уткнулась в плечо Гарри.
После нескольких экспериментов Поттер понял, что самая удобная для них поза - это когда Волдеморт сидел между его раздвинутых ног, прислоняясь к нему. Но труднее всего оказалось обнять Темного Лорда. Единственное, что сдерживало Гарри от того, чтобы не оттолкнуть своего врага, это тот факт, как сильно будет унижен Волдеморт, когда он проснется и обнаружит себя в такой позе.
К счастью для Риддла, Гарри отвлекали болезненные спазмы рычащего желудка. Очень скоро, забыв о стыде, Поттер просто начал мечтать об огромном бифштексе и жареной картошке, политой кетчупом. Его воображение было столь сильно, что он даже почувствовал этот божественный аромат и вкус.
Очередной спазм пустого желудка заставил его зарычать от мук.
- Зачем я сам себя пытаю? – слабо простонал Гарри.
Аромат еды тут же сменился другим ароматом.
Он зашмыгал носом, пытаясь определить источник, но не смог его распознать. В зловонии крови и грязи, в гнилом воздухе четко прослеживалось что-то еще. Пойдя на поводу внезапно появившейся идеи, Гарри наклонил голову к холодному телу в своих руках и скривился от омерзения, хотя запах, что он ощутил, не был отталкивающим.
От этой мысли легкий дискомфорт тут же перерос в сильное отвращение к его немезиде.
- Как же я тебя ненавижу, Риддл, - зло прошептал Поттер.
- Только посмотри, что ты творишь со мной, даже пребывая в бессознательном состоянии. Ты… проклятый полукровка.
Он тихо фыркнул, не ощутив никакой реакции со стороны своего врага.
- Полагаю, никто и никогда не называл тебя полукровкой Риддлом.
Это определенно хорошо отвлекало. Гарри вдруг ощутил что-то вроде ребяческого азарта.
- Хмм… я удивлен… тем, как ты всегда оскорблял мою маму. Но она все-таки была ведьмой. Оба моих родителя были великими магами. А о тебе я не могу сказать того же.
Он чуть скривил губы.
- Твоя несчастная мать околдовала твоего отца. А тот, едва освободившись от чар, бросил ее и сбежал.
Гарри внезапно остановился и потряс головой, словно пытаясь избавиться от чего-то.
- Э… странно… почему я говорю столь низкие вещи? Это ведь не мой, а твой стиль, Риддл. Должно быть, сказывается этот невыносимый голод. Он полностью лишил меня рассудка.
Его компаньон оставался все таким же неподвижным, и Гарри медленно начал расслабляться.
Кроме того, от болтовни он чувствовал себя куда лучше, поэтому продолжил.
- Хотя… ты не считаешь все это полным абсурдом? Темный Лорд, объявивший чистоту крови превыше всего, сам по этому статусу куда ниже собственных врагов? Кроме того, разве ты не находишь ироничным тот факт, что мы, смертельные враги - еще и дальние родственники?
На этот раз Гарри громко рассмеялся.
- Неделю назад я случайно узнал, что до сих пор разговариваю на парселтанге. Невозможно описать шок, который я тогда испытал. Я растерялся и пришел в ужас от мысли, что во мне до сих пор таится частичка твоей души, но Гермиона тогда лишь усмехнулась моему страху и сказала: «Гарри, думаю, тебе будет тяжело принять тот факт, что все чистокровные маги Англии связаны родственными узами. Поэтому очевидно, что эта способность возникла у тебя вовсе не из-за одержимости, а просто передалась по наследству».
Гарри едва уловимо пожал плечами, рассматривая нечеткие контуры белого змеевидного лица, полуприкрытого капюшоном.
- Мне на самом деле нелегко было принять эту новость, - пробормотал он.
- А ты что думаешь?
Тишина.
- Ты со мной согласен, понятно. С тобой легко разговаривать, когда ты так немногословен. Думаю, тебе нужно быть таким почаще.
Гарри хотел продолжить свой монолог, но вдруг чужая грудная клетка прижалась к нему, когда Волдеморт глубоко вздохнул. Бесконечное мгновение Гарри ожидал яростной реакции на свое детское подстрекательство, но костлявая грудь медленно расслабилась. Темный Лорд тихо вдохнул и снова продолжил дышать едва заметно.
- Очевидно, ты до сих пор жив, - тихо пробормотал Гарри, как только убедился в том, что его враг не собирается просыпаться.
Тем не менее, желание болтать на столь деликатные темы сразу отпало. Он не был уверен, что Волдеморт не вспомнит об этих его моментах красноречия, и, если честно, Гарри совсем не хотелось драться с ним снова. После их последней стычки тело до сих пор болезненно ныло.
Так что он закрыл глаза и попытался подремать. Это получилось на удивление просто, особенно сейчас, когда чужое присутствие приятно согревало его. На удивление уютное ощущение немного ослабляло опасность ситуации, и очень скоро Гарри заснул, обнимая Темного Лорда.
Он шел по переполненному Большому Залу в Хогвартсе. Все вокруг праздновали, пили, ели и улыбались; а он шел, никем не замечаемый. Он был голоден, но каждый раз, когда его рука тянулась к блюду, полному деликатесов, кто-нибудь выхватывал тарелку прямо у него из-под носа. Чем быстрее он пытался схватить их, тем быстрее они исчезали. Он кричал, просил, проклинал, но все лишь смеялись над его отчаянием. Наконец, ему удалось захватить тарелку с аппетитно прожаренной индейкой, но рыжеволосый парень на другом конце стола попытался отобрать ее.
- Рон! Отпусти! Ты уже поел! – закричал он, но рыжий лишь ухмыльнулся.
Гарри злился все сильнее.
Он дернул тарелку на себя, но она вдруг изменилась прямо под его пальцами, начала извиваться, пытаясь выскользнуть.
- Нет… нет… НЕТ! Не надо!
Он проснулся, ощущая, как что-то извивается в его руках. Избавившись от дезориентации, Гарри понял, что все это было лишь сном. Реальность оказалась куда хуже. Ведь это явно не тарелка с индейкой извивалась под его руками. Человек, лежащий рядом с ним, замер. Гарри задержал дыхание, но костлявая грудь под его ладонями не сдвинулась ни на дюйм. Очевидно, Волдеморт тоже задержал дыхание.
Он проснулся.
Осознание пробило стену спокойствия, и Поттер нервно сглотнул, попутно удивившись тому, каким громким получился звук.
Твердый подбородок Волдеморта упирался ему в ключицу, и даже через толстый пуловер Гарри ощутил, как напряглись лицевые мышцы, а за ними и все тело Темного Лорда. Очень скоро он словно весь превратился в каменное изваяние. Гарри оставалось только гадать, что послужило этому причиной - шок, гнев или отвращение. Прошла, казалось, вечность, прежде чем Волдеморт снова начал дышать.
И в ту же секунду он рьяно задергал своими длинными, тонкими руками, пытаясь высвободиться из веревок. Гарри мысленно заматерился. Какого черта он позволил себе вот так просто заснуть, вместо того, чтобы подождать, когда очнется Волдеморт, и сохранить безопасную дистанцию? А сейчас у него не было выбора, и придется сделать это прямо сейчас.
Глубоко вздохнув, он схватил Темного Лорда за плечо одной рукой, а другой уперся ему в подбородок, в попытке оттолкнуть.
- Убери от меня свои грязные руки, Поттер!
Высокий голос был так холоден и противен, что Гарри резко дернулся в сторону.
Секунду ничего не происходило, но потом Волдеморт поднял голову, оказываясь лицом к лицу с Поттером.
Сейчас в пещере стало немного светлее, поэтому Гарри смог рассмотреть смазанные черты своего врага. Их лица находились слишком близко друг к другу.
- Хорошо, - прорычал чрезвычайно раздраженный их близостью Гарри. – В таком случае мы умрем в объятиях друг друга. Ты этого хочешь? – едко произнес он.
Поттер заметил, как оскалился Волдеморт.
- Видно, твой заурядный умишко не понял моего желания. В таком случае я повторюсь. Пошел вон от меня, Поттер!
Гарри стиснул зубы и кулаки в попытке удержать свою ярость под контролем.
- Как ты предлагаешь мне это сделать, Риддл, если ты сидишь на моих ногах! Сначала сам встань!
Волдеморт нахмурился в ответ и задергался, пытаясь высвободить руки из пут, а потом злобно посмотрел на Поттера.
- Развяжи меня, щенок! Сейчас же!
- Забудь об этом, - отрезал Гарри и, схватив мягкую ткань на плече Темного Лорда, потянул ее в сторону, не давая шанса возразить.
Освободившись, он тут же подскочил на ноги, не обращая внимания на резко исчезнувшее тепло.
Волдеморт выглядел совершенно спокойным, но было ясно, что ярость нарастает внутри него с каждой секундой. Ему хотелось разорвать Поттера на кусочки. Тот факт, что ему вновь стало холодно, лишь поддержал это желание.
В конце концов его ярость превратилась в слова.
- Ты пожалеешь об этом, Поттер, однажды я заставлю тебя отобедать твоими же кишками! Ты пожалеешь, пока будешь обмываться кровавыми слезами. Я позабочусь об этом! Как ты смеешь так меня унижать! Как смеешь прикасаться ко мне, ты, грязный полукровка!
Вкрадчивый, холодный голос Темного Лорда источал ярость.
- Ты больной, Поттер? Я, Лорд Волдеморт - на роли игрушки Мальчика-Который-Должен-Был-Сдохнуть? Ты решил, что имеешь право играть со мной? Гарантирую, это последнее, что ты сделал!
Треск.
Гарри слышал все словно издалека.
Он спас ему жизнь, пойдя на такие жертвы со своей стороны, и вот так его благодарят.
Резко обернувшись, Гарри посмотрел на то место, где сверкали красные глаза.
- Закрой рот, Риддл! Я выслушал достаточно, - угрожающе начал он. – Ты хочешь, чтобы я раскаялся в своем поступке? Отлично, тогда слушай. Я отвратно себя чувствую за то, что помог тебе, слышишь? Более того, я сожалею, что у тебя нет носа, который я мог бы сломать! Удовлетворен?
Гарри шагнул ближе, не обращая внимания на гневное шипение Волдеморта.
- В отличие от тебя я способен на раскаяние!
- Поттер…
- Я еще не закончил! Ты сказал, что заставишь меня отобедать моими же кишками. Какое великодушное предложение! Если учитывать то, насколько я голоден. Откровенно говоря, я уже близок к тому, чтобы рассматривать некоторые части твоего тела с гастрономической точки зрения.
Это замечание заставило Волдеморта ошеломленно уставиться на своего врага.
Гарри жалел, что не может сейчас рассмотреть выражение его лица. Это, бесспорно, было бы незабываемое зрелище.
Вместо этого он использовал эту заминку, чтобы глубоко вдохнуть.
- А что относительно моего происхождения – я надеюсь, ты понимаешь, что вместе со мной оскорбил и себя? Думай, что говоришь, Риддл. Мои родители были замечательными аврорами, оба. А вот твоя мамаша была сквибом, не говоря уже об отце, который сбежал, лишь услышав про магию и магов!
Взбешенный рев сотряс стены пещеры, Гарри не верилось, что Волдеморт способен на такое проявление чувств. Невероятно изогнувшись, Темный Лорд вскочил на ноги. А Гарри отстраненно наблюдал, как мощный порыв магии разорвал веревки на его враге. Свет от магического выброса осветил стены пещеры и был так силен, что ослепил Поттера на мгновение.
Тем не менее, Гарри остался непоколебим.
- Неужели так больно выслушивать правду? – спокойно спросил он.
- Ты сделал много фатальных ошибок Поттер, но эта…, - восстановив дыхание, начал Волдеморт ледяным тоном.
- Эта - последняя. Знаю. Ты столько раз повторял эти слова. Думаю, мне пора поинтересоваться, за какую из ошибок ты убьешь меня сначала, - совершенно безразлично прервал его тираду Гарри. Он понятия не имел, в чем причина такого его поведения - в голоде или психическом состоянии, да это его уже и не волновало.
Свет начал медленно тускнеть.
Волдеморт оттолкнулся от стены и убийственно смотрел на своего противника. Единственное, что останавливало его от нападения, это воспоминания о предыдущей попытке.
- Ты ничего обо мне не знаешь, Поттер. Ничего! Как ты смеешь оскорблять мою мать – великого потомка Салазара Слизерина!
Гарри удивленно покачал головой.
- В каких иллюзиях ты живешь? Судя по всему, это ты ничего не знаешь о ней!
- Поттер… я предупреждаю тебя… ты очень близок к тому, чтобы свести меня с ума… здесь.
Последнее слово было произнесено шепотом и звучало странно, и Гарри почти сразу понял, что это парселтанг.
- Ты?
- Она была великой ведьмой, - последовал короткий ответ, наполненный намеком на злость, если Поттер посмеет возразить.
- Она практически была рабыней, - выдохнул тот. Ему было больно от осознания того, что единственный сын Меропы Гонт не знал о ее страданиях, никогда не пытался понять ее.
Тонкие, бесцветные губы Волдеморта почти исчезли, так сильно он их сжал.
- Она как рабыня жила в хлеву, терроризируемая собственными родственниками. Твоя мать была несчастной женщиной, мечтающей о любви и дружбе. Она, без сомнения, была доброй, но ей не хватило магических способностей, чтобы выжить и вырастить сына.
- Достаточно! – крикнул Волдеморт, дрожа от едва сдерживаемых эмоций.
- Она, несомненно, пришла бы в ужас, увидев, во что ты превратился. Что отдала свою жизнь взамен на адово отродье.
- Поттер… - предупреждающе прошипел Темный Лорд, подкрадываясь к нему, как хищник к добыче.
Гарри скрестил на груди руки и тихо фыркнул.
- Зачем я все это тебе рассказываю? Да потому, что ты сам должен был давно узнать об этом.
Волдеморт внезапно остановился и, склонив голову набок, произнес совершенно холодным, равнодушным тоном.
- Она умерла. Так что, какая теперь разница? Кроме того, по каким причинам я должен верить твоим россказням?
- Ты можешь и не верить, Риддл, мне плевать. Но я надеюсь, что ты до сих пор в здравом уме и помнишь, что я никогда не лгал тебе. Кроме того, эта информация из неподлежащего сомнениям источника – от Альбуса Дамблдора. Он очень детально изучил твое прошлое.
Волдеморт хмыкнул, не скрывая неприязни, его глаза до сих пор были сужены до щелей.
- Понятно. Так вот о чем ты любил поболтать на досуге со своим горячо любимым директором. Право слово, мне лестно.
Ирония так и пронизывала каждое слово.
- Так тебе удалось найти ключ к моему поражению в прошлом? Возможно, какое-нибудь проклятие вечной удачи, которое я не приметил по ошибке?
Гарри невольно рассмеялся.
- Нет… ну… то есть, я не знаю. Но это позволило мне кое в чем убедиться. Вся эта твоя «философия превосходящей чистокровности» - полная чушь. Иначе как мог у почти сквиба и маггла родиться настолько могущественный маг? Если предположить, что твоя теория верна, то такая вещь как волшебная палочка никогда бы не была тебе доступна.
- Всегда существуют исключения… - прошипел Волдеморт, его красные глаза сверкали в темноте.
- Да, но если исключений слишком много, то они превращаются в стандарт, - громко возразил Гарри.
Волдеморт внезапно взревел и схватился за голову в жесте, полном отчаяния.
- Поттер! Ты идиот! Как ты можешь осуждать меня, если не знаешь, чем я занимаюсь?! Посмотри на магическое население Британии и всего мира! Мы вымираем, потому что волшебницы и волшебники заводят семьи с магглами или с подобными им паразитами! Я никогда не объяснял своих действий, особенно тебе, но все равно надеялся, что однажды ты прозреешь и поймешь, что я пытаюсь остановить это! Очевидно, я снова ошибся в тебе.
Стоило Гарри это услышать, как едва утихшее пламя ярости вспыхнуло снова, и он шагнул навстречу Темному Лорду, заставляя того попятиться.
- Так говоришь, что пытаешься это остановить, хмм? – прошипел Поттер. – А я считаю иначе. Если бы ты не убил стольких волшебников за последнее столетие, наша немногочисленная рождаемость могла бы повыситься.
Темный Лорд оскалил свои острые зубы, когда уперся спиной в стену пещеры.
- Не искушай меня, Поттер. Последнего, кто посмел оспорить мои методы, я пытал три часа, заставляя молить о смерти.
- И этим кем-то был маг, да? – яростно проклокотал Гарри, твердо решив не спрашивать имя несчастного.
- Что ты хочешь сказать?
- Ничего, - отрезал Гарри, прекрасно зная, что Темный Лорд понял, что он имел в виду.
Волдеморт отшатнулся.
- Меня утомила эта глупая дискуссия и ты вместе с ней. Тебе лучше оставить меня в покое до того, как я потеряю терпение!
Гарри ухмыльнулся и отошел на пару шагов назад.
- С удовольствием. Я бы оставил тебя в покое навсегда, если бы мог, - парировал Гарри, не в силах сдержать веселья, когда Волдеморт бросил на него очередной испепеляющий взгляд.
Потом он вернулся к «рабочей щели» и продолжил работать уже при освещенных стенах.
И пусть в её словах ни капли правды
Она... божественно права.
+23
ПрофильЛСE-mail
1008.12.2011 22:22
Adelinde
Сокровище Форума
Adelinde
Должность: ПЕРЕВОДЧИК Слизеринского Форума!
Сообщений: 143
Уважение: + +5476
Позитив: +77
Пол: Женский
Награды: Самый уважаемый в 2011-2012ггПереводчик 2011-2012Автор/переводчик самого комментируемого фика 2011-2012гг
Именная тема: Награды
Провел на форуме:
15 дней 15 часов
Зарегистрирован: 08.12.2010
Последний визит:
25.10.2013 22:17
9. Задание
Первые лучи утреннего солнца проникли сквозь туманную завесу и осветили тротуар улицы. Холодный воздух был наполнен запахом гниющей листвы.
В какой-то момент мирная атмосфера была нарушена негромким треском, отразившимся от шеренги аккуратных домиков. Прохожие начали осматриваться по сторонам, ища источник звука, но их любопытство тут же утихло, когда они решили, что шум издала выхлопная труба машины. Они не заметили тихо вышедшую на узкую аллею высокую фигуру, закутанную в странную мантию.
Нарцисса Малфой глубоко вздохнула и с силой сжала дрожащие губы. Она знала, что должна быть терпелива, но напряжение было просто невыносимое. Медленно идя вдоль ограждения, женщина внимательно прислушивалась к звукам, раздающимся из-за угла. Капюшон плаща ниспадал на ее лицо, полностью скрывая его в тени.
- Драко, - тихо прошептала она и прижала руки к груди, словно беззвучно молилась.
Очень скоро она услышала торопливые шаги, кто-то быстро приближался ей навстречу.
Ее маленькая, бледная рука тут же скользнула в длинный рукав, крепко сжав палочку.
- Какое чудесное нынче утро! Не понимаю, почему Лондон прозвали городом ненастья!
- Хм...
- Иди сюда, срежем путь.
- Не думаю, что мы должны…
Магглы, пренебрежительно решила Нарцисса и отступила. Тем не менее, молодая пара, разговор которой она невольно подслушала, вышла из-за угла, и парень пошел прямиком на Нарциссу. Женщина неловко споткнулась и потеряла равновесие.
- О! Мои искренние извинения, мадам, я не заметил вас. Вы в порядке? – быстро спросил юноша, падая рядом с ней на колени.
Нарцисса не обратила на него никакого внимания.
Тупой, бесполезный маггловский выродок был невероятно красив. Только об этом она успела подумать, прежде чем попыталась подняться.
- Позвольте помочь вам, мадам, - живо предложил юноша, заметив, что встать для женщины стало проблемой.
- Убирайся, грязный маггл! – зло прошипела Нарцисса, ткнув палочкой прямо в горло незнакомца.
- Что?
Он ошарашенно уставился на нее.
- УБИРАЙСЯ! – выкрикнула она, окропляя его лицо слюной.
- Идем, Том, - подала голос его девушка и потянула парня за руку. – Идем. Оставь ее. Она психопатка. Ты только посмотри, во что она одета.
Нарцисса наблюдала за удаляющимися спинами, всерьёз подумывая о том, чтобы проклясть их обоих. К счастью, ее разумная часть напомнила, что сейчас она должна держаться подальше от рискованных действий и конфликтных ситуаций. Пытка этих магглов доставит ей лишние неприятности. Последний, кто ей нужен, так это какой-нибудь прилежный аврор, прибывший на вызов.
Наконец, поднявшись на ноги, она очистила мантию, и мысли ее вновь вернулись к сыну.
- Мама?
Нарцисса не смогла сдержать удивленного возгласа. Резко развернувшись, она посмотрела на стройного блондина.
Перед ней стояло ее единственное дитя, единственная надежда на счастливое будущее.
- Драко… столько времени прошло, - сквозь внезапно накатившие слезы выдохнула женщина, протягивая руку, чтобы коснуться лица своего сына.
Он немного отстранился.
- Пять месяцев, - кивнув, тихо ответил юноша. – Так это правда. Не ожидал встретить тебя здесь, - мрачно заметил он. – Это он сказал тебе, что я приду?
- Да, я говорила с ним, - ответила женщина дрогнувшим от страха голосом. Ее глаза наполнились слезами, и она шагнула ближе, заключая сына в объятия.
Он не возражал.
- Ты ужасно выглядишь, дитя мое. Что они с тобой делают? Они же не… они ведь не сделали из тебя себе подобного? – прошептала Нарцисса, с трудом подавляя страх в своих глазах.
- Нет, - ответил Драко, старательно отводя взгляд.
«Его бледная кожа, по цвету напоминает воск», - обеспокоенно подумала она. Ее сын выглядел очень утомленным, изнеможение отражалось на его лице голубыми кругами под глазами.
- Давай прогуляемся, - предложил он, и Нарцисса согласилась, со страхом смотря на него.
- Кто были эти люди? – сухо спросил Драко, но мать на это не купилась.
- Никчемные магглы, Драко. Забудь о них. Нам нужно обсудить куда более важные вещи. Во-первых, расскажи мне, что с тобой случилось.
- Со мной все в порядке, мама. Не волнуйся, - отрывисто ответил он.
Мимо них кто-то прошел, окидывая пару подозрительным взглядом.
- Надеюсь, - прошептала Нарцисса, хватая сына за руку и впиваясь в нее ногтями. – Это моя вина, - тихо всхлипнула она. – Темный Лорд дал тебе это задание, чтобы наказать меня за ложь и предательство. Он знал, что я никогда не ставила преданность ему превыше желания защитить тебя.
Он остановился на мгновение, глядя на залитое слезами лицо матери.
- Чтобы ты знала, мама, мне не давали этого задания. Я сам решил взяться за него, у меня был выбор.
Женщина изумленно приоткрыла рот, не в силах вымолвить ни слова. По прошествии нескольких секунд она вновь овладела своим голосом.
- Почему? – выдохнула Нарцисса.
- Я считаю мой выбор лучшим для нас.
Юноша не стал ждать ее и пошел, поэтому ей пришлось нагонять его.
- Ты ведь не серьезно, Драко. Какой был второй выбор? Я должна узнать, скажи, - потребовала она.
- Не могу, - он покачал головой, не смотря на свою мать.
Нарцисса схватила его за руку, заставляя остановиться.
- А теперь послушай, сын мой. Не отворачивайся от меня. Не веди себя словно чужой. Я знаю, что для Пожирателей Смерти я не самый приятный человек. Но я приняла решение и считаю его верным. Я уже объясняла тебе, что я сделала и почему. Помни, я пожертвовала всем ради тебя. Рискнула слишком многим, чтобы убедиться в том, что ты выживешь, а теперь ты говоришь мне, что добровольно взялся за задание, которое легко может лишить тебя жизни?
Ее голос сломался.
- Что сказал бы на это отец!
- Мой отец в тюрьме! А если бы его там не было, он бы погиб! – выплюнул Драко, вырывая руку из цепкой хватки матери. – Он – Пожиратель Смерти, присягнувший на верность боли и смерти, прямо как я! Но он не сдержал свое слово и подвел Темного Лорда именно в тот момент, когда его поддержка была необходима. Темный Лорд не собирался щадить моего отца, он сам сказал это мне. Да и ты, как сказал мне Милорд, жива лишь потому, что на твоей руке нет Темной Метки и потому, что я так любезно попросил его сохранить твою жизнь.
Шокированная Нарцисса замерла на месте.
После продолжительной тишины она, наконец, заговорила.
- Теперь я поняла. Он предложил тебе выбор между заданием и моей жизнью.
Это не было вопросом. У Драко дрогнули губы, и стало понятно, что он изо всех сил старается сохранить спокойствие.
- Мама, твои домыслы абсурдны.
Но женщина лишь покачала головой, и слезы еще стремительнее покатились по ее щекам.
- Нет, дорогой, я знаю, что права. А теперь послушай меня внимательно. Я хочу, чтобы ты пошел к нему и отказался от этого задания. Я смогу позаботится о себе, если ты будешь в безопасности, - ее голос стал низким и уверенным.
Драко изумленно посмотрел на мать, а потом медленно покачал головой.
- Это не обсуждается. Я не позволю своей семье скатиться в еще большую нищету. Ты должна понимать: Темному Лорду требуются новые союзники, ведь он многих потерял во время последней битвы. Это, конечно же, рискованно, но куда опаснее противостоять нашему Лорду. Да и задание я почти завершил, осталось немного, и возможно Темный Лорд в качестве исключения даст моему отцу еще один шанс. Я не откажусь от этого задания.
Нарцисса глубоко вздохнула.
- Драко, не веди себя как глупец…
- Достаточно, мама. Назад пути нет, особенно сейчас, когда неминуем новый союз. Мне осталось устроить встречу для Лидера и Темного Лорда. Мне нужно встретиться с Милордом и представить отчет, но… хотя я и прибыл в Восточную Европу, все мои попытки связаться с ним каждый раз кончаются ничем.
Повисла долгая пауза, наполненная тишиной, прежде чем Драко тихо добавил:
- Ходят слухи, что он снова исчез. В последний раз Пожиратели видели его три дня назад. Темная Метка потускнела, мама. Возможно… возможно, Поттер доказал, наконец…
Юноша оборвал предложение на середине, словно опасаясь, что его размышления могут услышать не те уши, хотя аллея была совершенно пуста. Нарцисса пригладила его длинные, доходящие уже до плеч волосы.
- Ты так сильно похож на Люциуса, дорогой. Но никогда не спеши с опрометчивыми выводами. Двенадцать лет назад мы тоже полагали, что Темный Лорд исчез навсегда, но он вернулся. Он обладает мощью, о который мы не смеем даже мечтать. Не повторяй наших ошибок.
Драко кивнул и взял руку матери в свою.
- Мы подождем.
_ _
Высокий, закутанный в мантию мужчина уселся на широкий белоснежный диван. Его пронзительные глаза подметили каждую деталь в лоснящейся розовым цветом комнате, пока не остановились на полной фигуре, стоящей у подоконника и оттеняемой лучами фальшивого солнечного света.
- Наслаждаетесь своей новой должностью, Министр? – низким голосом спросил мужчина.
Долорес Амбридж отвернулась от огромного окна, находившегося на самом верхнем этаже здания Министерства.
- Чрезвычайно, Лидер, - прощебетала она, погладив толстыми пальцами золотое тиснение на столе.
- Отлично, - прошептал он, пряча руки с длинными бледными пальцами в рукавах черной бархатной мантии.
Долорес уселась в свое миниатюрное кресло и с негромким причмокиванием сделала пару глотков чая, прежде чем снова заговорить.
- Скажите, Лидер, почему я? Я, конечно, искренне вам благодарна, но все равно не могу понять.
Она услышала, как мужчина тихо рассмеялся, но когда он заговорил, голос его не отражал никакого веселья.
- Вы родились для этой должности, Долорес. Вы – пример великолепной ведьмы. Сильной, компетентной и надежной. Я верю, что получу от вас все, что мне может потребоваться. Наш союз – первый шаг к созданию нового мира для нашего народа.
На лице Амбридж расцвела величественная ухмылка.
- Уже предвкушаю свое участие в этом, - пропела она и склонилась к нему через стол. – Могу я задать вам один личный вопрос, Лидер?
Женщина увидела, как он едва уловимо пожал плечами.
- Я… могу я узнать ваше имя?
На этот раз мужчина рассмеялся громче.
- Мое имя не имеет значения. Но, тем не менее, я не удивлен вашим любопытством. Мне нравится, когда меня называют просто Лидером. Это вредная привычка, которую я принес из родной страны.
И впервые Амбридж обратила внимание на легкий акцент в голосе незнакомца.
- Очень скоро вы поймете меня. Через несколько месяцев к вам будут обращаться не иначе как Министр.
Он улыбнулся, и Долорес уловила проблеск зубов, который не смог скрыть даже накинутый на голову капюшон. Первый раз за все время женщина ощутила себя неудобно в его присутствии, но лицо ее осталось все таким же довольным.
- Уверена, что вы правы, Лидер.
Он поднялся в полный рост и расправил плечи.
- Что с поисками Поттера и Темного Лорда? Ваши люди нашли что-нибудь новое? – мимоходом спросил мужчина.
Долорес отпила еще немного чая и ответила без особого интереса.
- У меня другие приоритеты. Во-первых, нужно подготовить новое публичное объявление. Работа магглорожденных в Министерстве должна быть немедленно приостановлена. Во-вторых, мне нужно дать интервью Рите Скитер и, возможно, после этого… - она не договорила. Даже если Амбридж не видела глаз незнакомца, она ощущала, что он смотрит прямо на нее.
- Вы должны немедленно разузнать все об исчезновении этих двоих, - произнес он ледяным тоном. Женщина ощутила его ярость, и это привело ее в еще большее замешательство. Он был силен настолько, что одним своим голосом опустил температуру в комнате.
- Как пожелаете, Лидер, - ответила Долорес, как только взяла себя в руки.
Дверь ее кабинета внезапно открылась, и в комнату вошла женщина средних лет, которую Амбридж никогда раньше не видела. Эта особа не обратила на нового Министра никакого внимания, лишь ограничилась отрывистым кивком в ее сторону, а потом повернулась к Лидеру.
- Ваше Высочество, Совет ждет вас, - очень тихо произнесла женщина, но Долорес услышала каждое ее слово.
- Я как раз к ним направлялся, - почти беззвучно ответил он и посмотрел на Амбридж, внимательно наблюдающую за тем, как уходит незнакомка.
- Прошу извинить меня, Министр, у меня появились неотложные дела. Встретимся позже, - обронил он, направляясь к двери, но следующие слова заставили его застыть на пороге.
- Высочество? Совет? – не смогла скрыть своего замешательства Долорес.
- Просто неудачная шутка.
Опасно улыбнувшись, он вышел, оставив за собой задержавшую дыхание женщину.
Амбридж медленно сжала кулаки. Это, действительно, была очень неудачная шутка, ей совсем не смешно. Те неясные сомнения, которые овладели ею еще со вчерашнего назначения, внезапно обрели смысл. Он хочет занять ее место. Он только использует ее. Поэтому и только поэтому он освободил ее. Он – не ее спаситель, и ее судьба его не волнует. Он – тот, кто желает править. Именно поэтому ему хочется, чтобы его называли Лидером или Высочеством! Он хочет управлять ее Министерством! Женщина задрожала от ярости, а ее бледные щеки окрасил лиловый румянец. Она не собирается становиться его слугой! Она – Министр Магии, и он должен понять, что с этими полномочиями нужно считаться! Долорес Джейн Амбридж – не тот человек, с которым можно играть. Она покажет всему миру, что заслуживает уважения! Чувствуя себя победительницей, женщина ухмыльнулась и стала писать официальное объявление.
И пусть в её словах ни капли правды
Она... божественно права.
+19
ПрофильЛСE-mail
1112.12.2011 13:25
Adelinde
Сокровище Форума
Adelinde
Должность: ПЕРЕВОДЧИК Слизеринского Форума!
Сообщений: 143
Уважение: + +5476
Позитив: +77
Пол: Женский
Награды: Самый уважаемый в 2011-2012ггПереводчик 2011-2012Автор/переводчик самого комментируемого фика 2011-2012гг
Именная тема: Награды
Провел на форуме:
15 дней 15 часов
Зарегистрирован: 08.12.2010
Последний визит:
25.10.2013 22:17
10. Сколько стоит большая Г.
Гарри рухнул на колени и попытался заглушить болезненный стон в надежде, что Волдеморт не услышит его; он не собирался доставлять Темному Лорду поводов для радости. Поттер несколько раз мельком глянул на то место, где расположился Волдеморт, но все равно не мог сказать, смотрит ли тот на него или нет. Это было безнадежно; Гарри удались рассмотреть лишь смазанную костлявую фигуру на темном фоне. Тем не менее, он заметил, что Волдеморт не проявляет к нему ровно никакого интереса, и Поттер нежно лелеял момент относительного уединения. Все-таки это довольно приятно, когда тебя игнорирует массовый убийца. А еще это было хорошей возможностью позаботиться о новых ранах. Яркие зеленые глаза сосредоточились на нечетких линиях кровоточащих пальцев, а потом скользнули по куче грязи, глины и раздробленных камней, которые он выгреб из щели. А ведь Гарри даже не знал, принесет ли его труд хоть какие-нибудь плоды.
Возможно, он ошибся. Возможно, ему придется раскапывать другую щель.
А может, эта идея и вовсе не так хороша, как он полагал. Но ему просто необходимо было чем-нибудь себя занять.
Гарри оперся затылком о камни позади. Мыслями он вновь возвратился к друзьям, в последнее время он часто о них думал. Ему было нужно хоть немного утешения. Если бы только Гермиона сейчас была рядом, подумал он. Она бы точно знала, что делать. Ее гениальный мозг выдал бы сотни возможных вариантов, а Гарри помог бы выбрать верный. Или Рон… Поттер рассмеялся, представляя, как рядом с ним сидит его жалующийся на судьбу друг. Гарри бы должен был успокоить его и предложить выход, заставляя свою голову работать на пределе возможностей…
Но их здесь не было, и с его стороны было очень эгоистично желать подобного. Ведь именно поэтому Гарри отказался от их помощи. Нет, он должен выбраться отсюда сам, раз Волдеморт, судя по всему, вообще не собирается ничего делать в их прискорбном положении.
Гарри снова посмотрел на Темного Лорда. Это стало похоже на привычку: время от времени поглядывать на Волдеморта, чтобы проверить, не планирует ли тот снова напасть. Но тот, видимо, крепко задумался, раз так долго неподвижно восседает на приглянувшемся ему валуне. Судя по тому, что Гарри знал о нем, можно было с уверенностью сказать, что Темный Лорд не оставляет надежды выбраться отсюда. Риддл – одаренный гений, и он без сомнения уже до мельчайших подробностей продумал изощренный план, не доступный пониманию Гарри. Если бы только можно было заглянуть в его голову и посмотреть, что он задумал. Поняв, о чем он думает, Гарри дернул губами в попытке не рассмеяться. Он и подумать не мог, что когда-нибудь окажется в ситуации, которая вынудит его желать повторения печального опыта с объединением их разумов. Гарри тряхнул головой, стараясь прогнать неуместные мысли, и опустил руку в маленький ручеек, образовавшийся под его рабочей щелью. Смывая кровь и грязь, он пытался понять, как сюда проникает вода. Из щелей в потолке она текла, почти не переставая, из-за чего дно пещеры начало напоминать небольшое озеро. Подавив внезапно пробравшую его дрожь, Гарри начал снимать туфли. С некоторого времени он с помощью разработанной щели мог подняться по стене футов примерно на десять выше уровня пещеры, но забраться так высоко он мог только босым, потому что подошва туфель просто соскальзывала с влажных камней.
«Что б его, этот известняк», - ворчал Гарри, стягивая свитер. Тот был единственной вещью, которую он умудрился не намочить. Поттер понятия не имел, как сможет спать в мокрой одежде. Но куда хуже было то, что он и не сможет заснуть, пока рядом с ним будет находиться бодрствующий и опасный Волдеморт.
Единственное, что еще удерживало Гарри в здравом уме, это возня в грязи. Каждый раз он надеялся, что следующий ком глины будет последним. Он предпочитал тешиться этой иллюзией и не задумываться над тем, насколько глубоко они здесь застряли.
Взобравшись на стену, Гарри продолжил работать с твердым намерением не останавливаться до тех пор, пока не увидит над собой голубое небо. Но когда он неудачно повернулся, его поврежденная нога соскользнула, и он слетел со стены, с визгом обрушившись в грязную лужу на дне щели.
Это было неприятно. Но все же не настолько, как та картина, что предстала перед его глазами.
Перед ним сжимающий его свитер длинными костлявыми пальцами стоял Волдеморт. Выглядел Темный Лорд очень недовольным, видимо из-за того, что его поймали за этим занятием.
Утратив дар речи, Гарри беззвучно зашевелил губами.
- Ты сегодня рано закончил, Поттер, - презрительно усмехнулся Волдеморт, не выпуская из рук свитера.
Гарри моментально справился с внезапно одолевшим его ступором.
- ?!
Волдеморт усмехнулся в ответ, разглядывая валяющегося в луже врага. Выдох Гарри превратился в бешеный рев.
- Как ты посмел прикасаться к моим вещам, урод!?
В этот момент он вдруг вспомнил дядю Вернона, который выкрикивал точно такие же слова, запирая племянника в чулане. К счастью, всплывший в памяти голос Волдеморта быстро вернул его к реальности.
- Он ведь не нужен тебе сейчас? – мягко произнес Темный Лорд, не обращая внимания на оскорбление. Он совершенно спокойно смотрел на Поттера, словно не видел ничего предосудительного в том, чтобы красть чью-то одежду.
Гарри в ответ глухо зарычал.
- Предупреждаю тебя, Волдеморт. Положи где взял и убирайся. Я не в настроении, чтобы ввязываться с тобой в спор или терпеть твое присутствие рядом!
На бледном лице Темного Лорда отразилось осуждение. Его по-кошачьи суженные глаза опасно сверкнули.
- Отлично, - прошептал он. – Не буду тебя отвлекать. Заползай в свою грязную нору и оставь меня, наконец, одного.
Все в Гарри вскипело от ярости, и он до боли сжал кулаки.
- Последнее предупреждение, Риддл... Положи мой свитер на место!
Гарри мог поклясться, что Темный Лорд едва уловимо вздрогнул. Воспользовавшись моментом, Поттер подался вперед и вырвал свою одежду из чужих рук. Удивительно, но Волдеморт даже не сопротивлялся этому. Казалось, он вообще этого не заметил, продолжая сжимать израненные пальцы левой руки. Гарри посмотрел на своего врага, ожидая, когда тот уйдет, но Волдеморт почему-то нерешительно замер на месте. Когда тишина стала уже невыносимой, Гарри прошипел:
- Что еще ты от меня хочешь, кроме того, чтобы лицезреть мой труп?
Кроваво-красные глаза вспыхнули злостью.
- У тебя отвратительные манеры, Поттер, но да, мне было бы приятно увидеть твой труп, - ядовито прошипел он. Гарри фыркнул, словно его что-то позабавило.
- Мои манеры зависят исключительно от моего собеседника. Но твои, Риддл, недостойны и комментария.
Усмешка медленно сошла с губ Волдеморта, и теперь выражение его лица было абсолютно непроницаемо.
- Я не желаю тратить на тебя свое время, Поттер. Но у меня есть предложение, которое может тебя заинтересовать.
Гарри прикусил губу, размышляя, и наконец заговорил.
- Волдеморт, мне совершенно все равно, что ты собираешься сказать.
Он отвернулся в поисках тайника, в котором можно было бы спрятать свои вещи, этим давая понять, что разговор окончен.
- Не веди себя как ребенок, Поттер, - прозвучал позади жесткий шепот.
Гарри оглянулся через плечо и не смог удержаться, чтобы не ответить.
- Предпочту быть ребенком, чем мертвым идиотом. Неужели ты на самом деле думаешь, что я захочу принять участие в твоих играх? Забудь, Риддл. Меня не проведешь.
Он вернулся к изучению перспективного валуна прямо внутри щели. Он сможет оставить свои вещи здесь, думал Гарри, демонстративно не замечая Волдеморта.
- А как насчет того, что я поклянусь больше не нападать на тебя?
Гарри замер на месте, отчасти удивленный услышанным, отчасти из-за ощущения холодного дыхания, коснувшегося кожи его уха. В следующую секунду он обернулся.
- Чего???
- Ты меня слышал, Поттер. Если ты выполнишь мои условия, я смогу гарантировать, что не попытаюсь тебя убить, пока мы будем здесь.
Чем дольше Гарри на него смотрел, тем более самодовольным выглядел Волдеморт. Не так часто ему удавалось выбить этого мальчишку из колеи. После продолжительного молчания Гарри отступил назад и подозрительно спросил:
- Что за условия?
Темный Лорд озорно ухмыльнулся.
- Наконец я привлек твое внимание. Хорошо. Во-первых, я требую, чтобы ты тоже не нападал на меня. Во-вторых, ты не должен ко мне приближаться, твое присутствие крайне мне неприятно. И напоследок… отдай мне свой… этот предмет одежды, - длинный палец указал на свитер в руках Гарри.
Видимо, Волдеморт ожидал любой реакции, от ярости до отказа, но нет, мальчишка ведь никогда не оправдывал его ожиданий.
Поттер рассмеялся.
Темный Лорд не мог вспомнить, когда в последний раз кто-нибудь смел вот так открыто веселиться в его присутствии. Радостный смех был почти незнаком ему. Этот звук был громким, раздражающим, и, судя по всему, Поттер не собирался останавливаться. К счастью, дыхание у мальчишки сбилось раньше, чем Волдеморт дал выход своей ярости.
- Не потрудишься объяснить мне, что тебя так рассмешило? - взбешенно спросил он.
- Ни-ничего, за исключением того… - Гарри закашлялся, прочищая горло, и пожал плечами, все еще улыбаясь.
- Я готов согласиться на твои условия только ради того, чтобы увидеть тебя в этом, - он развернул пуловер лицевой стороной к Волдеморту, демонстрируя большую букву «Г» желтого цвета, вышитую на ткани. Не сдержавшись, Гарри снова рассмеялся, наблюдая за тем, как на лице Темного Лорда просачивается через равнодушную маску отвращение.
- Очень забавно было выслушивать это твое условие. Я должен тебя поблагодарить, не думал, что когда-нибудь вновь буду так смеяться. Подумать только, ты, оказывается, такой шутник.
Гарри не знал, почему решил в открытую посмеяться над Волдемортом, но он был уверен, что пробил тонкий барьер его самоконтроля. Дальше Поттер продолжил куда более серьезным тоном.
- Или ты решил использовать и такую возможность в расчете, что я настолько безрассуден, что поверю в твою искренность? Что отдам свои вещи для того, чтобы согреть Ваше Милордство, пока сам буду тихо страдать? Что миролюбиво улягусь спать, а ты прикончишь меня во сне?
Они напряженно рассматривали друг друга до тех пор, пока это напряжение не стало почти осязаемым.
Наконец Волдеморт скрестил руки на груди.
- А что, если я искренен, Поттер? – спросил он вкрадчивым, спокойным тоном без намека на злость.
- Ну, не надо меня опять смешить. Я знаю, что ты лжешь, - обвиняюще ответил Гарри. – Ты всегда лжешь.
- Но что, если не лгу, Поттер? Упустишь этот шанс?
- Докажи!
- Ты ведь понимаешь, что я не могу этого доказать.
Гарри покачал головой и отступил назад.
- Нет, нет, нет. Не пытайся обмануть меня. Ты лжец, а я не настолько глуп, чтобы позволить тебе манипулировать собой. Я тебе не верю и не желаю ничего обсуждать.
Он отвернулся, давая понять, что тема закрыта. За это время его ноги окоченели, поэтому он надел обувь. Гарри услышал, как Волдеморт зашагал вперед и остановился прямо позади него.
- Поттер, мне нужен этот свитер.
Гарри едва заметно вздрогнул, когда длинный рукав Волдеморта скользнул по его спине. Придя в себя, он немного отступил, сохраняя дистанцию.
- Почему?! – спросил Поттер в замешательстве. – В нем нет волос единорога, да и философского камня в кармане не завалялось. Скажи мне, зачем он так тебе нужен, и, возможно, я подумаю над твоей просьбой.
Волдеморт двинулся вперед, подходя все ближе и ближе, Гарри же начал отступать, пока не уперся спиной в каменную стену.
- Неужели так сложно догадаться, Поттер?
- Да нет, то, что ты мерзнешь, мне очень даже понятно, - фыркнул Гарри, старательно пряча свою нервозность по мере приближения Волдеморта. Зеленые глаза заметались по сторонам в поисках путей к отступлению, но их все перекрыл собой Темный Лорд.
- Но почему ты… эй… это бессмысленно! – внезапно понял Поттер. – Ты сам себе противоречишь. Совсем недавно ты говорил, что мы оба умрем здесь, но сначала ты убьешь меня. Сейчас же ты обещаешь не убивать меня, пока мы здесь. Пока мы здесь, Волдеморт! С каких это пор ты планируешь выбраться отсюда?!
Темный Лорд не ответил. Он молчаливо рассматривал Гарри, который уже не мог выдерживать обжигающего взгляда багровых глаз. Глубоко вздохнув, он вздернул подбородок.
- Ты не собираешься отвечать мне, да? Что ж, я не возражаю, тогда скажу тебе, что думаю я. По тому, что я видел, могу поклясться, что мой пуловер – это твой билет наверх. Именно поэтому он для тебя важнее моей смерти. Да, сейчас я это понял. Зачем тебе убивать меня, если ты можешь просто оставить меня здесь умирать?
С лица Гарри схлынули все краски, когда Волдеморт ничего не ответил и, одарив его дьявольской усмешкой, спокойно сократил дистанцию.
- Просто удивительно, какие абсурдные мысли лезут в твою голову, когда ее нечем занять, - мягко прошептал Темный Лорд с нехорошим блеском в глазах.
- Что ты делаешь!? – задушенно просипел Гарри, с тревогой отмечая зависшую прямо перед его лицом руку.
Его словно парализовало, он разрывался между желанием полезть в драку и сбежать. Темный Лорд возвышался над ним и стоял так близко, что Гарри видел, как шевелятся его губы.
- Все, забудь об этом куске ткани, Поттер. Он больше мне не нужен. Сейчас меня куда больше занимает твоя кожа. Она почти пылает, - ледяные пальцы невесомо коснулись щеки. Гарри задохнулся, ожидая очередной вспышки боли в шраме, но ее не последовало. Он крепче прижал к груди пуловер, борясь с желанием ударить по чужой конечности. Костлявая рука заскользила по его подбородку, поднялась к скуле, и длинные пальцы вплелись в густые волосы.
- Прекрати это сейчас же!
Гарри захотелось врезать себе за столь жалкий тон. Ему захотелось врезать Волдеморту, но тогда все закончится очередной дракой, которой Гарри хотел избежать. Поэтому он попытался разубедить.
- Видимо, ты забыл, что я по-прежнему остаюсь грязным полукровкой, Риддл. Как ты можешь касаться такого как я? – заговорил Гарри, пытаясь подойти к проблеме с точки зрения психологии.
Другая рука внезапно обняла его за плечи, прижимая их тела друг к другу. Поттер издал какой-то булькающий звук, напоминающий неудачную попытку яростного крика.
- Гарри, Гарри, - прошептал холодный голос ему на ухо. – Этому трудно воспротивиться. Позволь привести пример. Представь, что сейчас в моем кармане есть куча заплесневелых бисквитов. Разве ты откажешься, если я решу поделиться ими с тобой?
Волдеморт, судя по всему, решил воспользоваться другим уровнем психологии, и поначалу Гарри не знал, что ответить.
- Ты никогда ничем не поделился бы со мной, так же как и я с тобой, - парировал он, извиваясь в нежеланных объятиях. Это было далеко не то утешение, которого он жаждал. Он старался не думать об этом и о еде, ведь желудок только недавно перестал его мучить. Пока Гарри метался, стараясь вырваться из чужих рук, он успел ощутить, насколько худ и холоден Волдеморт. Его кожа, казалось, не обладала и каплей тепла. Прямо как у трупа.
«У трупа, который может говорить и убивать людей», - с отвращением подумал Гарри, прежде чем Волдеморт снова заговорил с ним.
- В этом твоя ошибка, Поттер. Я давал тебе кое-что с самого начала, теперь твоя очередь делиться чем-то в этой… клетке. Так что ты должен отплатить мне и перестать дергаться.
- Правда? И что же ты мне дал? – раздраженно проворчал Гарри.
- Я думал, это заметит даже такой слепец как ты, - последовал жесткий ответ, а потом перед его глазами все потемнело.
Абсолютно.
Темнота была непроглядная. Сначала Гарри подумал, что он умер, но над его головой раздался холодный смех.
- Так ты все же заметил, - прошипел довольный голос.
- Ты что, лишился рассудка?! Ты что творишь?! – закричал Гарри, ощущая, как его накрывает паника.
- Теперь ты видишь, щенок, видишь, как сильно зависишь от меня? Я же прошу что-то взамен, раз уж играю роль лампочки для тебя.
Гарри прерывисто дышал.
- Чего ты хочешь?
- Я рад, что ты, наконец, готов к сотрудничеству. А условия, надеюсь, ты помнишь, я не люблю повторяться. А теперь слушай. Чем дольше ты будешь меня согревать, тем дольше я буду обеспечивать тебя светом. Это понятно, Поттер?
Гарри прикусил губу и тут же ощутил привкус крови. Волдеморт отлично знал, как загнать его в угол. Ему ничего не оставалось, кроме как согласиться.
- Да, - прорычал он. Больше ему сказать было нечего.
Когда в пещере вновь загорелся свет, Гарри оттолкнул Волдеморта и бросил ему свой пуловер, признавая свое поражение.
- Бери и проваливай! Не хочу больше терпеть твое присутствие.
Волдеморт склонил голову в легком поклоне и победоносно ухмыльнулся.
- Было приятно вести с тобой переговоры, Поттер.
Гарри смотрел ему вслед, и в какой-то момент ему очень захотелось удариться головой о стену.
И пусть в её словах ни капли правды
Она... божественно права.
+23
ПрофильЛСE-mail
1222.12.2011 23:19
Adelinde
Сокровище Форума
Adelinde
Должность: ПЕРЕВОДЧИК Слизеринского Форума!
Сообщений: 143
Уважение: + +5476
Позитив: +77
Пол: Женский
Награды: Самый уважаемый в 2011-2012ггПереводчик 2011-2012Автор/переводчик самого комментируемого фика 2011-2012гг
Именная тема: Награды
Провел на форуме:
15 дней 15 часов
Зарегистрирован: 08.12.2010
Последний визит:
25.10.2013 22:17
11. Темнейший час
18 декабря 2000 года
Лондон, Гриммуалд Плэйс 12
- Гермиона, - произнес глубокий, мягкий голос. – Гермиона, пожалуйста, не плачь. С ним все будет в порядке. Все будет хорошо.
Новый тяжелый всхлип.
- Это не правда, Рон, и мы оба это знаем, - задушенно ответила она, пряча лицо на его плече, утирая слезы его рубашкой. – Если… если бы Гарри был жив, он бы уже вернулся…
И она снова залилась слезами.
- Почему он оставил нас? Мы… мы обещали оставаться рядом с ним, несмотря ни на что… И все равно… он ушел… почему?
Рон вздохнул и пригладил ее густые волосы.
- Ты же знаешь Гарри. Иногда он ведет себя как сорвиголова, но всегда выживает. Он и сейчас… должен… Мерлин, я так по нему скучаю!
Он сильнее сжал девушку в объятиях, надеясь, что это успокоит ее.
- Но Волдеморт победил, Рон, - сказала она, высвобождаясь из его рук, чтобы заглянуть в покрытое веснушками лицо. Ее голос прозвучал неожиданно спокойно и серьезно, хотя слезы до сих пор стояли в ее глазах.
- Не называй его имени! – прорычал Рон, стараясь отвести взгляд, но она крепко сжала его подбородок.
- Неужели ты не понимаешь, что произошло? Амбридж теперь Министр Магии! Всех магглорожденных снова поснимали с постов, и теперь в Министерстве появилось очень много странных иностранцев… Что они там делают? Чего хотят? Что ты думаешь об этом загадочном Лидере? У меня колени задрожали, когда я его увидела. Я бы почувствовала себя так же, если бы встретила Волдеморта…
- Не называй его…!
- Он подкупил таких влиятельных магов! Я думаю, именно он сейчас все контролирует. Я даже рада, что меня уволили, я не смогла бы работать на того, кто прислуживает Волдемо…
- НЕ НАЗЫВАЙ ЕГО ИМЕНИ!
- ПРЕКРАСНО, РОН!
Они яростно посмотрели друг на друга. А потом Гермиона склонила голову и, вздохнув, прошептала:
- Извини, я не хотела кричать на тебя.
- Нет, Гермиона, это я прошу прощения, - тихо ответил он. – Просто я хочу сказать, что если Гарри… мертв, - Рон запнулся, - Сама-Знаешь-Кто не стал бы держать это в тайне. Но еще не звучало объявлений победы, не проводилось никаких рейдов против магглов, только Амбридж ухмыляется со страниц Ежедневного Пророка. Я не хочу сбрасывать Гарри со счетов так легко.
- Я тоже.
- Тогда давай придумаем какой-нибудь план. Мы не можем просто ждать, что он появится перед нашей дверью. Мы должны что-то предпринять, чтобы хоть как-то помочь ему, - предложил он.
Робкая улыбка появилась на ее лице.
- Да, думаю, ты прав. Возможно…
Ее прервал истошный крик, раздавшийся с нижнего этажа. Гермиона подскочила на ноги, дико озираясь по сторонам. Ей даже удалось расслышать утешающие интонации голосов, раздающихся снизу.
- Что это было, Рон? - спросила она, прерывисто дыша.
- О, - пробормотал он. – Ты же до сих пор не знаешь... Эмм, это мама. Она ведет себя так вот уже несколько дней. Ей повсюду мерещатся огромные змеи. В шкафу, в кладовой… Папа и я считаем, что это очередной боггарт. Мы пытались поймать его, но не смогли. Перси уверен, что это последствия постоянного стресса. Знаешь… еще с той ночи, как на папу напала змея, она до дрожи начала бояться этих тварей. А сейчас, когда пропал Гарри, её страх возрос.
Гермиона сочувствующе кивнула и схватила его за руку.
- Давай успокоим ее, а потом найдем способ спасти нашего друга.
Лондон, Министерство Магии
Долорес Амбридж, новый Министр Магии, чрезвычайно устала, и ей было скучно. Женщина и подумать не могла, что управление Британией по большей степени будет заключаться в выслушивании постоянных жалоб ее подчиненных. По правде говоря, Долорес была отменной лицемеркой, и ей не составляло труда изображать полное безразличие к происходящему, но сейчас ситуация была просто невыносимой. Ну вот зачем каждый ее сотрудник снова и снова повторяет одни и те же факты, невзирая на явное недовольство с ее стороны?
- Мадам, прошу вас выслушать наши доводы, и вы поймете, что мы не можем следовать этой инструкции.
Юный, слегка полноватый мужчина, чье имя Амбридж быстро забыла, оказался невероятно назойливым типом. «Хотя те, что стояли здесь до него, были не лучше», - сквозь зубы процедила она.
- Вы понимаете, с кем сейчас разговариваете, молодой человек? Я Министр Магии, и мои инструкции – закон! – отрезала Долорес.
Но мужчина оказался неисправимым, и когда он в шестой раз повторил фразу:
- Мы не можем управлять Министерством без магглорожденных, - а она снова и снова повторяла:
- Сможете, - ей очень хотелось отхлестать его по розоватому лицу или еще лучше – с помощью Круциатуса заставить забыть о своем упрямстве. Когда Министерство контролировал Тот-Кто-Не-Должен-Быть-Назван, он отлично справлялся и без магглорожденных. Система работала превосходно. Так в чем сейчас проблема? К сожалению, она не могла произнести этого вслух, хотя слова жгли язык.
Долорес устала разыгрывать из себя милую девочку. Вздохнув, она положила ладони на отполированную поверхность стола и оперлась на нее.
- Послушай, дорогой. Я отказываюсь работать сверхурочно из-за твоей некомпетентности. Сейчас же покинь мой кабинет, это приказ! Завтра утром я желаю увидеть на своем столе четкий план, в котором не будет места магглорожденным служащим, это понятно?
- Но Министр, у нас будет недостаточно людей…
- Тогда найди их!
- Но это не…
- Достаточно! Выметайтесь из моего кабинета, все до единого!
Она встретила их озадаченные взгляды.
- Сейчас же! – завопила Долорес, подаваясь вперед, чтобы подчеркнуть свои слова.
Они начали медленно отходить к двери, разочарованно что-то бормоча.
Амбридж вздохнула с облегчением, когда вышел последний служащий. Она жаждала покинуть свой новый кабинет, принять ванну и провести немного времени со своими милыми котятами. Долорес даже не заметила, что закрыла глаза, пока темная тень не упала на ее лицо.
- Я СКАЗАЛА УБИРАТЬСЯ…! – она посмотрела на вошедшего и замерла.
У ее стола стоял невысокий, седовласый мужчина.
- Министр, - поприветствовал он коротким кивком. Долорес заставила себя расслабиться.
- Мистер Крауч, что привело вас ко мне? – на ее лице расплылась слащавая ухмылка. – Вы удовлетворены своим назначением на должность главы Аврората? У вас есть донесение?
Он кивнул с отсутствующим взглядом.
Ухмылка Долорес исчезла.
- В таком случае докладывайте, - тихо произнесла она, взмахом палочки закрывая дверь.
Его немигающие глаза остановились на ее нетерпеливых.
- Я думаю, вы захотите узнать, что мы добились успеха, Министр.
Долорес затаила на мгновение дыхание.
- Добились успеха?! Вы… вы имеете в виду…? – ее губы двигались беззвучно, но было понятно, что она выговаривает фамилию Поттера.
Крауч остался полностью равнодушным и вновь отрывисто кивнул.
- Да, мадам, - ответил он. – Я обязан проинформировать вас, что мы, наконец, нашли их.
Амбридж расправила плечи и безумно ухмыльнулась.
- Так чего же мы ждем?
Известняковый карьер, Южная Англия
Пятнадцатью минутами позже
Вечер выдался прохладным. Долорес пожалела, что не взяла свой шерстяной кардиган. Кутаясь в розовую мантию, она посмотрела на чистое небо, окрашенное пурпурными тонами. С раздражением Амбридж поняла, что стоит по колено в холодном снегу. Очистив пространство вокруг своих ног, она направилась к Каспару Краучу.
- Кто-нибудь, кроме вашей команды, знает об этом? - холодно спросила Долорес.
- Нет, мадам.
- Даже Лидер?
- Нет, мадам. Мы действовали в полном соответствии с вашими инструкциями.
- Великолепно, - прошептала она, окинув взглядом пейзаж и посмотрев на каких-то индивидуумов, ждавших их в сотне ярдов у воронки или чего-то, очень ее напоминающую.
- Я надеюсь, ваши люди надежны.
Долорес двинулась вперед и, споткнувшись о камень, уничтожила его.
- Грязные магглы, - ворчала она, огибая огромные валуны и руины какого-то здания, - они умудряются все превратить в хаос, - женщина остановилась, чтобы восстановить сбившееся дыхание.
Крауч трусил за ней довольно бодрым шагом.
- Я привлеку самых верных авроров, чтобы они все здесь расчистили, Министр.
Долорес внезапно остановилась и посмотрела на его одутловатое старое лицо.
- Скажите мне, Каспар, - тихо начала она, - к какому Дому они принадлежали?
Крауча вопрос заметно смутил.
- Большая часть из них – к Слизерину.
- Великолепно, - снова прошептала Амбридж, начиная взбираться на уклон к группе ожидающих их магов.
- Добрый вечер, господа, - прощебетала она, отвечая на их кивки и приветствия и исподтишка изучая лица. Шесть магов и пять волшебниц, почти все ее ровесники, лишь двое из них немного (совсем на чуть-чуть, с бОльшим она не согласится!) моложе. Они не смотрели на нее, а сверлили друг друга взглядами, словно безмолвно споря.
Долорес тихо кашлянула, привлекая внимание.
- Так, и где они?
Маги снова обменялись яростными взглядами, прежде чем самый старший, представившийся как мистер Путток, заговорил.
- Мы до сих пор полностью не уверены, мадам. Скорее всего, они застряли где-то под землей, если уже не умерли.
Амбридж удивленно моргнула, а потом, сжав губы, с наигранной добротой спросила:
- Что вы имеете в виду, дорогой? Мне сообщили, что вы нашли их. Это была ложь?
Их глаза встретились, но мужчина тут же отвел взгляд, ощутив неудачную попытку использования Легилименции.
- Мы нашли кое-что, подтверждающее их присутствие здесь, - ответил он, взяв свои мысли под контроль. Долорес нетерпеливо топнула каблуками.
- Вы можете быть более конкретным, мистер Путток? О чем вы говорите?
Он неуверенно посмотрел на своих коллег, одаривших его неодобрительными взглядами.
- Их палочки, мадам. Мы нашли их палочки.
Он прервался.
- Два дня назад наш маггловский информационный источник сообщил нам о несчастном случае, произошедшем в этом карьере. Заподозрив возможное магическое вмешательство, мы все тщательно исследовали. И в самом деле, здесь произошел мощный выброс магии, запустивший несколько детонаторов, которые взнесли здесь все на воздух в пределе двухсот ярдов. Если кто-нибудь оказался в эпицентре, то шансы на выживание были минимальны. Мы допросили владельца карьера, прежде чем стереть ему память, но они не находили на этих землях ни трупов, ни их ошметков. Но, как я упоминал ранее, мы нашли палочки.
На лице Амбридж расцвела до невозможности слащавая улыбка.
- Покажите мне, - произнесла она с горящими от нетерпения глазами.
Он отрывисто кивнул и достал из рукава длинный цилиндрической формы объект.
- Боярышник и волос единорога. Десять дюймов. Поттер использовал эту палочку во время аврорских тренировок.
Долорес протянула было руку, но так и не коснулась полированного дерева.
- А другая палочка? – горячо поинтересовалась она. – Та, которая принадлежала ему? – Амбридж специально не называла его ни по одному из его известных имен.
На следующие несколько секунд в воздухе повисла тишина.
- Мы должны лучше ее изучить, - наконец сказал мужчина. Долорес была уверена, что заметила, как он сжал руку на своем внутреннем кармане. Ее сердце пустилось вскачь. Невероятно, удивительно, потрясающе! Старшая Палочка – Палочка Судьбы была почти в ее руках! Глаза женщины заблестели. Эта палочка должна принадлежать ей! Должна! Ее владельцы обладали такой мощью и уважением! Стараясь сохранять бесстрастное выражение на лице, она слащаво улыбнулась.
- Без сомнения. Но это же не ваша специализация? Вы аврор, а не эксперт по палочкам. Отдайте мне ее, я все устрою. Весь Департамент Тайн сможет поработать над секретами этой палочки. Уверена, она попадет в хорошие руки.
- Не думаю, что это хорошая идея, Минист…
- Возможно ли, что такой компетентный и надежный аврор как вы выказывает мне неподчинение? – ее голос прямо тонул в фальшивом разочаровании.
Путток оглянулся в поисках поддержки своих коллег, но те продолжали сверлить его холодными взглядами. Очевидно, каждый их них был одержим объектом, припрятанным за его пазухой. Если бы он только смог овладеть ею, он бы постарался сбежать. Но палочка совершенно ему не подчинялась. Он уже пытался. Пожав плечами, мужчина ответил.
- Конечно, нет. Возьмите.
Он не мог не обратить внимания на голодный блеск её глаз, когда её пальцы коснулись гладкого дерева, которого касались уже сотни рук. В мгновении ока Амбридж сунула палочку в свой рукав.
- Великолепно, - произнесла она, восстановив свое хладнокровие. – А сейчас давайте быстро со всем разберемся. Уверена, каждый из вас согласится с моими словами, Гарри Поттер – преступник, который применил Круциатус к магу, сражаясь с Тем-Кого-Нельзя-Называть. Наказание для подобного преступления – пожизненное заключение в Азкабане. И я считаю, что он вполне может оставаться заключенным здесь (если, конечно, он жив) вместо того, чтобы занимать место в нашей маленькой и без того переполненной тюрьме. Что касается Вы-Знаете-Кого, то, очевидно, что мы не должны его спасать. Надеюсь, вы установили здесь какой-нибудь мощный анти-аппарационный барьер. Нам нужно, чтобы его не смогли обнаружить Пожиратели Смерти, для этого используйте защитные чары, магглоотталкивающие чары и заклинание Разнаваждения. Надеюсь, вы согласны, что нашему обществу не нужен ни магглолюбец Поттер, ни сумасшедший темный маг.
Все согласно закивали, кроме одного аврора. Это была самая юная среди своих коллег девушка лет двадцати пяти.
- Я не согласна, Министр, - твердо возразила она, вскидывая голову. – Это… жестоко и бесчеловечно. Возможно, они и преступники, но у них есть право на освобождение и справедливый суд. И, насколько я помню, Министр Кингсли освободил Гарри Поттера от всех обвинений.
Амбридж, которая уже развернулась, чтобы уйти, замерла и удивленно оглянулась.
- Моя дорогая девочка! Неужели ты решила, что можешь судить их по заслугам? Возможно, мое решение и жестоко, но разве пытки и убийства, которые они совершали, не таковы? Поттера оправдали лишь потому, что с Кингсли они были старыми друзьями. У нашего бывшего Министра были очень разнообразные и вызывающие подозрения дружественные связи с грязнокровками, предателями крови, оборотнями и гигантами. Поэтому нет ничего удивительного в том, что Кингсли казался ненадежным и опасным человеком. Кроме того, лично я считаю, что любому, кто использовал Круциатус, нет прощения. Мы не должны прощать Поттеру его проступки лишь от того, что он знаком с выдающимися волшебниками. И я уверена, что никто из вас не захотел бы работать с ним, потому что вы отлично знаете, что он сделал и на что еще способен. Разве это честно, что такие как вы живут в тени Поттера? Вы сильные и независимые волшебники, к счастью, не затронутые его славой. Или я ошибаюсь?
Девушка на секунду засомневалась.
- Нет, мадам… на это все равно незаконно, - тихо возразила она.
- НЕЗАКОННО? – Долорес практически завопила. – Вы – элита нашего общества. Ваша работа заключается в том, чтобы уничтожать темных магов и других преступников, а не спасать их! И если вы не можете справиться со своими обязанностями, я могу воспользоваться утренней почтой и освободить вас от этой должности!
- В этом нет необходимости, Министр, - склонила голову девушка.
Амбридж глубоко вздохнула и вздернула мясистый подбородок.
- Хорошо, - пропела она своим девчачьим голоском. Ее сладкий тон был полон яда. – Запомните, что любая утечка информации будет обнаружена, а ее источник жестоко наказан.
Долорес плотнее укуталась в свою мантию и в последний раз осмотрела затемненное место. Удовлетворившись увиденным, она развернулась и дизаппарировала со своим новым, уникальным приобретением.
Известняковый карьер, Южная Англия
Тридцать футов под землей
- Хитрый ублюдок, - вздохнул Гарри, прислоняясь затылком к холодному камню. - Как же я его ненавижу. Это всё его вина.
Он впился пальцами в камень, пытаясь расширить узкую щель. Ему было тяжело дышать, ведь его грудь оказалась зажатой между двумя огромными каменными глыбами. Гарри не желал мириться с тем фактом, что просто дорыл до конца расщелины, что все его усилия оказались напрасной тратой сил, что его надежды оказались тщетны. Он не желал признавать всего этого, чтобы не подвергать свой рассудок опасности, именно поэтому он решил излить свою ненависть на Волдеморта. Это помогало ему абстрагироваться от болящих мышц, постоянного холода и невыносимого голода. Жаль, что ненависть никак не могла перебороть его истощенность. Пальцы обессиленно соскользнули с гладкого камня, и Гарри закрыл глаза, беззвучно шевеля губами.
- Он так много раз пытался меня убить, но если я сейчас умру, то больше не буду так мучиться… Черт возьми! – он пнул стену. – Я не должен так думать! Я должен отсюда выбраться! ДОЛЖЕН!
Проблема была в том, что Гарри больше в это не верил. И в этот момент, когда он предавался мрачным мыслям, медленно опуская руки, случилось худшее, что могло случиться. Потух свет. Без единого звука, без предупреждения. Гарри погрузился в кромешную тьму. Потрясение было непередаваемым.
- НЕЕТ! – в ужасе взревел Поттер. Он тут же понял, что Волдеморт сбежал из этого склепа, из этой могилы. Взбешенный, он соскользнул вниз по мокрой стене и начал вслепую нашаривать выход из щели.
- ПРОКЛИНАЮ ТЕБЯ, ВОЛДЕМОРТ! ПРОКЛИНАЮ! НАДЕЮСЬ, ЧТО ТЕБЯ ЖДЕТ СМЕРТЬ КУДА УЖАСНЕЕ! НАДЕЮСЬ, ТЫ БУДЕШЬ БИТЬСЯ В АГОНИИ ИЗ-ЗА ТОГО, ЧТО ОСТАВИЛ МЕНЯ ЗДЕСЬ!
Слезы ужаса и отчаяния стекали по его лицу.
Он хотел умереть, хотел так сильно, что даже не услышал мягкого хлопка аппарации.
- Поттер?
Гарри судорожно вздохнул и резко вскинул голову, замирая.
Мягкий свет снова освещал пещеру, и он понял, что смотрит прямо в алые глаза своего заклятого врага.
- Нет.
Это произнесли бледные губы.
- Нет… Я не должен был сюда вернуться.
- Я не мог...
Гарри понятия не имел, сколько они неподвижно смотрели друг на друга. Лишь когда тощая фигура забилась в безумной дрожи, он пришел в себя.
Поттер глубоко вздохнул, потом еще раз.
- Это… это значит… у меня не вышло… я не успел во время… Я был недостаточно быстр… а сейчас слишком поздно…
Гарри не обращал внимания на невнятное бормотание Риддла. Его слишком удивила радость, которую он испытал, увидев своего врага снова. Поттеру не верилось, что всего несколько секунд назад он испытывал к этому человеку худшее из чувств.
Темный Лорд рухнул на колени, преумножая удивление Гарри.
Пересилив себя, Поттер поднялся на ноги и подошел к Волдеморту, у которого, судя по всему, возникли проблемы с дыханием.
- Том? – почти мягко окликнул его Гарри. Темный Лорд впивался ногтями в свое бледное лицо, раздирая в кровь совсем недавно зажившие раны.
Волдеморт не обратил на него никакого внимания. Вместо этого он взревел как зверь, ожидающий резни, и бросился к стене, изо всех сил ударяя по ней руками. Камни треснули под его ладонями, словно по ним ударили магией; кровоточащие ногти кусками слетали с пальцев, когда Риддл заскреб ими по холодному камню. Гарри наблюдал за всем этим со все усиливающимся беспокойством. Волдеморт находился в таком отчаянии, что полностью перестал контролировать свои действия. Он ранил сам себя и не замечал этого. Значит, случилось что-то на самом деле серьезное.
- Том? – еще раз попытался Гарри, понятия не имея, что делать.
Но в одном он был уверен точно. Он должен остановить все этого до того, как Темный Лорд нанесет себе серьезное увечье.
- Прекрати! – крикнул Гарри, но на него не обратили никакого внимания.
Повинуясь инстинкту, он бросился вперед, хватаясь за свой пуловер (который, на самом деле, очень нелепо смотрелся на Волдеморте) и оттягивая своего врага от стены. Гарри крепко обхватил его поперек грудной клетки, от чего Риддл пришел в бешенство. Удивительно, подумал Гарри, как много силы было скрыто в этом костлявом теле. Или это Гарри устал после нескольких дней тяжелой работы без еды и отдыха. В общем, ему потребовались все его силы, чтобы крепко удерживать рвущегося из его рук Риддла. Он держал извивающееся и крутящееся тело, выслушивал отчаянный шепот и крики и чувствовал мстительное удовольствие, хотя ему было дико неудобно, да и беспокойство тоже порядком мешало. Наконец, после нескольких минут напряженной борьбы Темный Лорд прекратил вырываться. Гарри аккуратно разжал руки, но Волдеморт не сдвинулся ни на дюйм. Его дыхание казалось похожим на полузадушенные всхлипывания.
- Я понятия не имею, что с тобой случилось, - Гарри заговорил первым. Внезапная пассивность Риддла беспокоила его ничуть не меньше, чем недавние всплески сумасшествия.
- Твой план провалился, да?
Тишина. Волдеморт даже дышать перестал.
- Я понятия не имею, как ты хотел сбежать, но к счастью, у тебя ничего не вышло.
Ответ последовал незамедлительно и был довольно неожиданным. Волдеморт, более-менее восстановив свое душевное равновесие, разразился маниакальным смехом на хорошие две минуты, прежде чем успокоиться и одарить юношу одним из самых своих пронзительных взглядов. Его смех был жестоким, холодным и ядовитым, но взгляд оказался куда хуже, хуже настолько, что Гарри невольно подался назад.
- Ты такой болван, Поттер. Не подумай, что я жалуюсь, вовсе нет. Я этому рад. Так приятно посмеяться над тобой в последний раз. Забавно, если бы ты был хоть немного сообразительнее, ты бы давно ушел, оставив меня здесь. Но нет, школа никогда не значилась в списке твоих приоритетов, я прав? Не надо так удивляться, это не секрет для меня. Снейп сообщал мне обо всех твоих неудачах в учебе, - он прервался. – Меня очень позабавило то, что тебя предал самый любимый твой подхалим, а ты так и не узнал об этом.
Гарри вытаращил глаза.
- О чем, черт возьми, ты говоришь?! – ошеломленно прошептал он.
Сломанные ногти мягко оцарапали его щеку, а лицо Волдеморта оказалось так близко, что Гарри смог рассмотреть жуткую ухмылку, искривившую бледные губы.
- В этом нет моей вины, мальчик. По крайней мере, не больше, чем твоей.
Судорожно вздохнув, Поттер ладонью отпихнул от себя чужое лицо, вызвав злое шипение, словно он наступил на гнездо со змеями. Но его совсем не интересовали приглушенные ругательства Волдеморта, были куда более важные вопросы, ответы на которые он хотел получить.
- Объясни! – отрывисто потребовал Гарри. По венам разливалась ярость, минутное сострадание бесследно испарилось.
- Тьфу! Почему я должен тебе что-то объяснять? Потому что ты мне приказал?! Ты жалок, Поттер! – издевательски протянул Волдеморт. Он не обязан мириться с тем неуважением, которое постоянно проявляет этот щенок.
- Прекрасно. Делай, как пожелаешь. Убирайся! Но пуловер оставь здесь, - холодно произнес Гарри с каменным выражением лица. – Наше перемирие закончилось. Ты не должен был оставлять меня в темноте, помнишь?
Этот аргумент сработал куда лучше, чем он ожидал. Волдеморт засомневался, потом сжал зубы и, в конце концов, опустился рядом с ним.
Заговорил он совершенно равнодушным тоном.
- Ты победил, мальчишка… на этот раз. Что именно ты хочешь услышать?
Гарри подавил улыбку. Наконец, они хоть к какой-то справедливости пришли.
- Все, - прошептал он.
И пусть в её словах ни капли правды
Она... божественно права.
+25
ПрофильЛСE-mail
1331.12.2011 20:27
Adelinde
Сокровище Форума
Adelinde
Должность: ПЕРЕВОДЧИК Слизеринского Форума!
Сообщений: 143
Уважение: + +5476
Позитив: +77
Пол: Женский
Награды: Самый уважаемый в 2011-2012ггПереводчик 2011-2012Автор/переводчик самого комментируемого фика 2011-2012гг
Именная тема: Награды
Провел на форуме:
15 дней 15 часов
Зарегистрирован: 08.12.2010
Последний визит:
25.10.2013 22:17
12. Нежелательный сюрприз
Известняковый карьер, Южная Англия
Поздний вечер 18 декабря 2000
Гарри чувствовал себя ужасно. Кроме физического дискомфорта (сказывались несколько дней, проведенных в сырой, холодной пещере без еды), он испытывал эмоции, которыми вряд ли можно было гордиться. И с каждой секундой положение стремительно ухудшалось. Гарри не знал, сколько он сможет продержаться, раз уж даже Риддл не смог сдержать своих чувств. Он бы тоже с легкостью мог выразить свой стресс рыданиями, криками и мольбами о пощаде. Гарри взглянул на своего компаньона и сразу отмел эти мысли. Такому плану можно было бы последовать, будь его сокамерником не Волдеморт. Но с другой стороны, раз уж Темный Лорд первым так открыто показал свою слабость, то это значит, что сам Гарри пока еще в относительно здравом уме. Или как еще объяснить то, что сейчас он сидит бок о бок с убийцей своих родителей, с тем, на чьей совести уничтожение невинных людей, с тем, кому было напророчено убить его или наоборот - и ничего не предпринимает? Они должны пытаться прикончить друг друга, а не разделять между собой эту почти единодушную тишину. И пока Гарри дожидался первых слов Темного Лорда, это казалось ему почти идеальным концом. Если он сойдет с ума, то точно не будет так страдать. Кроме того, сумасшествие откроет новые перспективы в его жизни. Например, ему не придется больше притворяться, что его ненависть к этому человеку и его последователям куда сильнее желания выжить.
Гарри привык к тому, что в мире существует очень простое деление на белое и черное – никаких серых пятен. Волдеморт заслуживал смерти, а он должен был убедиться, что все пойдет по правильному пути. Но сейчас все изменилось. Волдеморт нужен ему живым, и рано или поздно он попросит о помощи. Гарри и не думал раньше, что жизнь может быть настолько абсурдна.
- Ну? – подтолкнул он Волдеморта к разговору. Мысли путались в голове, и Гарри рассчитывал немного отвлечься разговором.
Волдеморт презрительно поморщился и продолжил молчать, обдирая обломанные ногти и отбрасывая их в сторону.
Тогда Гарри решил задавать вопросы.
- Ты сказал, что я мог уйти, оставив тебя позади. Как такое возможно?
Раздался громкий вздох, прежде чем Волдеморт холодно ответил.
- Это просто, Поттер. Разве ты не маг? Разве ты не смог бы с помощью магии выбраться отсюда?
Гарри фыркнул и почесал свою заросшую щетиной щеку.
- Ага, и как бы я сделал это без палочки?
- Типичный вопрос, - проворчал Риддл и, к величайшему неудовольствию Гарри, снова замолчал. Прошла, наверное, минута, прежде чем Темный Лорд снова заговорил.
- Скажи мне, Поттер, тебя делает волшебником палочка?
- Конечно, нет! – зло ответил Гарри. – Но без нее я не могу пользоваться магией!
- Да неужели?
Юноша горько рассмеялся.
- Так ты думаешь, что могу! Интересная идея, Том, но в таком случае объясни мне, зачем все мы используем палочки, если – согласно твоим словам – они нам не нужны?
Волдеморт резко поднялся на ноги и издевательски усмехнулся Гарри с высоты своего приличного роста.
- Ты такой высокомерный и необразованный щенок, Поттер. Мы используем палочки, потому что они делают нас сильнее. Каждый человек или любое другое существо, обладающее магическими способностями, хочет получить палочку. Неужели ты никогда не слышал об этом, мальчик?
И прежде чем Гарри успел вставить хоть слово, Темный Лорд продолжил.
- Честное слово, я разочарован. После того, что ты продемонстрировал в Хогвартсе, я ожидал от тебя большего.
- Во-первых, я не мальчик! Во-вторых, я слышал об этом раньше. И в-третьих, ты до сих пор не сказал, как отсюда смог бы выбраться я, если у тебя этого не получилось, - резко заметил Гарри.
Волдеморт по-кошачьи прищурил свои алые глаза. Поттер не видел этого, но заметил, как вспыхнула в них ярость. До его ушей донеслось шипение.
- Несносный щенок! Теперь я понимаю, почему Снейп терпеть не мог заниматься твоим обучением.
Гарри после этих слов боролся с побуждением совершенно по-ребячески показать язык.
- Ты не видишь во всем этом главного, Поттер, - жестко произнес Темный Лорд после недолгого молчания. – Со временем маг и его волшебная палочка образуют симбиоз. Этот процесс делает обладателя палочки куда сильнее того, кто палочкой не пользуется. Во всем мире живет несколько сотен тысяч магов, но лишь сотни из них обладают палочками, Поттер. По большей части это распространено именно в Европе.
До Гарри вдруг дошло.
- Так вот почему ты пытался захватить контроль именно над Европой! Ты считаешь, что именно здесь встретишь самое сильное сопротивление!
Темный Лорд не обратил на комментарий никакого внимания.
- Но мы вынуждены платить за этот симбиоз, - холодно прошептал он. – Чем дольше ты пользуешься палочкой, тем сильнее от нее зависишь. И в какой-то момент полностью теряешь способность использовать любой другой канал для высвобождения своей магии. Такому ребенку как ты нужно несколько часов, чтобы найти подобный канал. Для меня же это вопрос дней… и это оказалось слишком долго…
Гарри медленно переваривал полученную информацию.
- Так… - начал он, но запнулся, чтобы прочистить горло, - так это значит, что я мог аппарировать отсюда уже через нескольких часов после… инцидента?
На бледных губах появилась акулья улыбка.
- Точно. Если твои способности развиты хотя бы до среднего уровня, то да, ты смог бы аппарировать. Правда, оценив твои возможности, я очень сомневаюсь, что у тебя получилось бы.
Гарри медленно поднялся на ноги и скрипнул зубами.
- Впервые мне удалось аппарировать в возрасте восьми лет!
Он наблюдал, как с лица Волдеморта мгновенно исчезает усмешка.
- За мной гналась шайка Дадли, и в попытке убежать от них я аппарировал на крышу школьной столовой.
Гарри с наслаждением наблюдал онемевшим Волдемортом.
- А ты умел аппарировать в детстве? – насмешливо спросил Поттер.
- Конечно, мог, - парировал Темный Лорд, восстановив хладнокровие. – Я использовал эту способность, чтобы досаждать приютским детям. Я прятал их вещи туда, откуда они не могли их достать. В то время меня это забавляло. Но ты первый маг, который был способен на то же самое.
Гарри покачал головой.
- Едва ли. Ты делал это по собственному желанию, у меня же это вышло случайно. В любом случае, нам нужно обсудить возможность аппарировать из этого чертового места…
На лицо Волдеморта тут же вернулась ожесточенная ухмылка.
- Вперед. Аппарируй. Не откажусь от удовольствия увидеть твое расщепленное тело.
Гарри прищурился.
- В чем проблема? – спросил он, не ожидая ответа. Но, к его удивлению, ему все же ответили.
- В чем проблема, мальчик? – усмехнулся Темный Лорд, снова усаживаясь на валун. Его голос был холоден и полон иронии. – Это зависит от того, что ты понимаешь под проблемой. Если тот факт, что нас нашли, судили и приговорили к смерти, соответствует твоим представлениям о проблемах, то да, у нас проблема.
Гарри округлил глаза.
- Чем ты так удивлен, Поттер? Ты же знал, что за мной постоянно следит армия авроров. Это было вопросом времени, когда они нас найдут. А теперь скажи мне, мальчик, каково это - знать, что не нашлось никого достаточно смелого, кто посмел бы спуститься сюда и вытащить тебя?
- Ты… ты лжешь... - пробормотал Гарри.
- Если ты не веришь мне, Поттер, почему не пытаешься аппарировать? Ты никогда не сможешь пересечь защиту, окружающую эту пещеру.
- ТЫ ЛЖЕШЬ! – неверяще закричал Гарри.
Волдеморт садистски рассмеялся.
- Ты такое наивное дитя! А что же твои распрекрасные друзья! Они решили оставить тебя умирать. Так заботливо с их стороны, да? Скажи мне, щенок, насколько это больно: быть преданным?
- Нет! – задыхаясь, ответил Гарри. Сжав кулаки, он всю свою силу воли сконцентрировал на аппарации. Ему удалось, все тело словно начали пропихивать через узкий шланг. Вот только другой конец этого шланга оказался закупорен – Гарри ударился о заслон всем телом, да так, что ощутил, как содрогнулась каждая кость в его теле, а потом его вышвырнуло обратно, задыхающегося, отчаянно нуждающегося в глотке воздуха.
- О, добро пожаловать назад, - издевательски произнес холодный голос где-то над ним. – Понравилось это короткое путешествие?
Гарри открыл глаза, ощущая слабость и холод. Он понял, что лежит на земле, а Волдеморт с удовлетворенным выражением лица склонился над ним.
- До сих пор целый, какая жалость, - разочарованно добавил он.
Гарри очень многое мог бы на это ответить, но зачем развлекать Темного Лорда за свой счет? Поэтому он промолчал, но его зеленые глаза оказались куда красноречивее. Обдумывая сложившуюся ситуацию, он отказывался признавать, что Риддл был прав. Этому конечно есть другое объяснение, но сейчас ему не оставалось ничего другого, кроме как принять факты.
- Ладно, - прорычал Гарри, принимая, наконец, сидячее положение. – Это не работает. Каков план Б?
Веселье с Волдеморта как ветром сдуло.
- Плана Б нет, мальчик, - его голос стал пуст и бесстрастен. Гарри поднял голову, пытаясь рассмотреть выражение лица Темного Лорда, и тот заметно облегчил ему задачу, неожиданно рухнув на колени рядом с ним.
- Мы ничего не сможем сделать.
А вот здесь присутствовал намек на страх. Гарри явственно его услышал и практически ощутил, как он исходит от Риддла. И в этом было что-то неправильное. Ему совсем не хотелось видеть, как Волдеморт показывает такую жалкую эмоцию, доказывая, что он вовсе не так чудовищен, каким являет себя миру. В чем Гарри всегда был уверен, так это в том, что он никогда не сможет убить человека. Именно поэтому ему так не понравилось проявление Темным Лордом самых обычных человеческих чувств. Ему никогда не следовало этого видеть.
К счастью, Волдеморт тут же отвернулся, стараясь взять себя в руки.
Гарри шумно дышал через нос.
- Так значит, у тебя закончились идеи, да? – спросил он, снова встречаясь взглядом с глазами Волдеморта. Теперь он понял причину отчаяния Риддла. Тот просто утратил всякую надежду, но сам Гарри - нет. Он смотрел в кроваво-красные глаза и не испытывал желания отвести взгляд. Кроме того, у него был для этого стимул – Волдеморт стоял на коленях – именно в такой позе так жаждал увидеть его Поттер. Его губы дрогнули и сложились в маленькую улыбку.
- Тогда теперь моя очередь.
Лондон, Министерство Магии
19 декабря 2000, немного за полночь
Свеча. Атласное постельное белье. Золотая фурнитура. Мягкое потрескивание, раздающееся из камина, и удивленно осматривающийся Рон. Никогда раньше он не видел такой невероятной комнаты.
- Быстрее, Рон! У нас нет времени.
Рыжеволосый юноша сморгнул и тряхнул головой, когда Гермиона дернула его за руку.
- Гермиона, ты только посмотри на это! Это просто фантастика, - выдохнул он в благоговейном восторге, следуя за своей девушкой. – Невероятно. Держу пари, что даже Амбридж не живет в столь роскошных условиях. Трудно поверить, что Департамент Магического Правоприменения скрывает в себе такие тайны. Странно, я-то думал, что знаю их все.
- Не стоит так удивляться, Рон, - прошептала девушка, подходя к столу из красного дерева и изучая лежащие на нем рассортированные стопки писем. - Уверена, что раньше этой комнаты здесь не было. Новый владелец этих апартаментов въехал сюда всего неделю назад.
Она внимательно изучала сразу несколько писем одновременно.
- Интересно, - прошептала Гермиона, изучая еще один пергамент. – Все на французском, нет… нет… думаю, на румынском.
Рон тем временем изучал обстановку и, остановившись у роскошной кровати с пурпурным покрывалом, не смог удержаться, упав на атласные простыни.
- Так ты думаешь, что все это принадлежит тому странному типу, которого все называют Лидером? – пробормотал он, потирая материал между пальцами, чтобы проверить качество.
Девушка оторвалась от изучения строк и хмуро посмотрела на него.
- Тебе лучше постоять у дверей. Предпочитаю, чтобы нас не поймали.
Рон ухмыльнулся.
- О, не стоит беспокоиться. Джордж и Перси за дверью отлично справляются с этой обязанностью.
Она вздохнула.
- Уверена, что так и есть, но… мне здесь не по себе. Мне все это не нравится.
- Насколько я помню, именно сюда ты хотела попасть в первую очередь, - насмешливо напомнил Рон. – Это была твоя идея фикс, что в этой частной комнате кроется ключ к спасению Гарри.
Гермиона издала какой-то непонятный звук и поспешно открыла следующий конверт.
- Бог мой...
Рон тут же вскочил на ноги и подошел к ней.
- Что-то нашла? – горячо поинтересовался он.
- Не знаю… возможно. Посмотри. Это текст на румынском языке, но здесь написано имя Гарри, а здесь посмотри - Д. Малфой. Это, должно быть, Драко Малфой. Это… по-моему, это написано кровью…
- Гм, похоже, что Амбридж вернулась к своим старым привычкам, - пробормотал Рон и потянул девушку к кровати, на которую они сели и начали просматривать страницы.
- Что там? – внезапно спросила Гермиона, и Уизли, проследив за ее взглядом, понял, что сейчас она смотрит не на уверенный, аккуратный почерк, а на большую пурпурного цвета подушку, частично прикрытую покрывалом. Девушка наклонилась ближе и зажгла конец палочки. И теперь Рон понял, что именно привлекло ее внимание. На шелковом материале четко выделялось большое черное пятно, да и несколько капель чего-то странного блестело на простыне.
- Чернила? – предположил он, но Гермиона покачала головой и вдруг резко побледнела.
- Нет, я так не думаю. Я… нам пора уходить.
Но Рон был слишком любопытен для того, что бы оставлять загадку неразгаданной. Он подался вперед и схватил подушку. Она до сих пор была влажной. Уизли выругался и вытер руки о свои брюки, оставляя на ткани длинные кроваво-красные разводы.
- Твою мать… - выдавил он. – Что… он что, больной?
- Посмотри, - прошептала Гермиона, указывая на то место, где лежала подушка, но не подходя ближе. Рон, поколебавшись мгновение, собрал в кулак все свое мужество и наклонился ближе. Между складками шелкового одеяла аккуратно лежал длинный, белый предмет в виде трубки. Уизли аккуратно достал его и открыл крышку.
- Там что-то внутри, - прошептал он.
- Рон…
- Все нормально. Похоже на пергамент – нет, подожди минутку, это какая-то ткань.
Он достал ее, не обращая внимания на возражения Гермионы, и начал аккуратно разворачивать и чуть не рассмеялся, когда понял, что именно держит в руках.
- Это всего лишь картина, Гермиона, - весело сказал он, смотря в ее ошеломленное, болезненного цвета лицо. – Возможно, портрет? Посмотри.
Дрожащая рука Гермионы со светящейся палочкой зависла над картиной, и Рон, рассмотрев, что именно на ней изображено, с изумленным криком отскочил от кровати.
- Твою мать... твою мать, - несколько раз повторил он, отказываясь верить своим глазам.
Мужчина, изображенный на картине, был невероятно бледен, особенно на фоне черных как смоль волос и темном заднем плане. Его изображение, без сомнения, весьма красивое, было запачкано чем-то словно восковым. Очень светлые глаза источали невообразимую кровожадность, придавая лицу злобное выражение. В том, кем был этот человек, сомнений не возникало.
Рон издал булькающий звук, изумленно разглядывая картину.
- Какой больной на всю голову извращенец может спать на залитой кровью подушке, под которой лежит портрет… Сама-Знаешь-Кого?
Волдеморт на картине раздраженно ухмыльнулся.
А Гермионе пришлось опереться о стену, чтобы не упасть в обморок; колени совершенно не хотели держать ее в вертикальном положении.
- Пошли отсюда, Рон, прошу тебя, пошли отсюда. Согласна, это была очень плохая идея. Я со всем согласна. Но пожалуйста, пошли!
Она схватила его за руку, а Уизли сумел лишь тихо произнести:
- Да, - он схватил картину, свернул ее (не обращая внимания на хмурого Темного Лорда) и, положив обратно в тубу, сунул под подушку и выбежал вместе девушкой за дверь, словно за ними пикси гнались.
Отредактировано Adelinde (12.02.2012 21:37)
И пусть в её словах ни капли правды
Она... божественно права.
+19
ПрофильЛСE-mail
1408.01.2012 13:15
Adelinde
Сокровище Форума
Adelinde
Должность: ПЕРЕВОДЧИК Слизеринского Форума!
Сообщений: 143
Уважение: + +5476
Позитив: +77
Пол: Женский
Награды: Самый уважаемый в 2011-2012ггПереводчик 2011-2012Автор/переводчик самого комментируемого фика 2011-2012гг
Именная тема: Награды
Провел на форуме:
15 дней 15 часов
Зарегистрирован: 08.12.2010
Последний визит:
25.10.2013 22:17
13. Небольшое недоразумение
- Твоя очередь, Поттер? – сардонически прошептал Волдеморт, как только восстановил контроль над эмоциями.
Гарри пожал плечами.
- Да, давай поступим по-моему. У меня остался лишь один вариант.
- О чем ты говоришь?
- Мне нужна твоя помощь, Волдеморт, - на удивление спокойным и мягким тоном признался Гарри. Он понимал, что один из них должен быть благоразумным и отбросить их обоюдную антипатию. Но Темный Лорд никогда не пошел бы на это, поэтому первый шаг предстояло сделать ему, Поттеру.
Повисшая в пещере тишина начала пробуждать в Гарри тревогу. Он наблюдал за тем, как поднимается высокий человек рядом с ним и с королевской осанкой начинает обходить валун.
Наконец Волдеморт остановился прямо перед ним и заговорил.
- Я правильно понял: ты просишь меня помочь тебе спасти твою жалкую жизнь?
- Да, это одна из сторон моего предложения, - со спокойным выражением лица кивнул Гарри. - Другая заключается в том, чтобы предоставить тебе такую же возможность, хотя это невероятно сложно для меня – ты, наверное, можешь представить, насколько – но мне придется научиться жить с этим.
Выражение лица Темного Лорда осталось все таким же непонимающим.
- Тогда продолжай.
Гарри облизнул губы и с усилием сглотнул, отчего желудок наполнился кислотным привкусом.
- Я видел, как ты сломал камни, коснувшись их, - тихо произнес он. – И это довольно… удобно.
Прозвучавшая в ответ тишина погрузила Поттера в уныние.
Волдеморт скрестил руки на груди, а Гарри едва подавил усмешку, заметив проблеск своего пуловера. Похоже, свитер полностью удовлетворял потребности Темного Лорда. Это доказывало, что не он, а именно Риддл первым поборол их обоюдную неприязнь друг к другу.
- Понятно, - холодный голос Волдеморта прервал размышления Гарри. – Ты хочешь, чтобы я прорыл туннель для тебя, - он повернулся к щели, в которой Поттер проводил большую часть времени. – Ты наткнулся на тупик и сейчас хочешь использовать меня в качестве… разрыхлителя.
Впервые за все время Гарри был рад тому, что Темный Лорд так быстро соображает.
- А ты согласишься? – невинно спросил он.
Риддл оглянулся через плечо и фыркнул в самой своей оскорбительной манере.
- Нет.
Верно. Вот как. Сейчас Гарри по-настоящему достало поведение этого ублюдка. Он вскочил на ноги, оказываясь нос к носу со своим оппонентом и практически тесня его.
- В чем, черт возьми, твоя проблема, Том? Если у тебя есть идея получше, выскажись!
Вселяющие ужас глаза вернулись к его лицу, опаляя злобой, но Поттер даже не вздрогнул.
- Не смей называть меня так, щенок. Это последнее предупреждение. Произнесешь это имя еще раз, и я вырву тебе язык.
Гарри тихо закипал. Ему очень хотелось сказать что-то вроде «Вперед, Том, покажи мне, на что ты способен. Посмотрим, сколько костей я сломаю тебе на этот раз», - но он понимал, насколько неразумно будет сейчас устраивать очередную драку. Она лишь отнимет больше энергии.
- Да ладно тебе, это всего лишь имя, - произнес вместо задуманного Гарри, потирая нос. – Почему тебя это так сильно задевает?
К удивлению Поттера, в следующую секунду его опрокинули на землю, а зависший над ним Волдеморт снова сдавливал его горло, правда, недостаточно сильно, чтобы перекрыть дыхание. Гарри закашлял и начал извиваться под своим противником. Очень скоро ему удалось добраться до горла самого Волдеморта и сжать его, после чего Темный Лорд отпустил его. Освободившись от чужой хватки, он отступил.
- Не испытывай судьбу, Поттер. Ты уже превысил лимит, - яростно прошипел Риддл.
- Ты психопат! – задушенно просипел Гарри, вставая на ноги и растирая ноющую шею. – Ты хоть иногда осознаешь свои поступки!?
- Прекрасно, - продолжил он, так и не дождавшись ответа. – Поступай как знаешь. Если ты так сильно меня ненавидишь, что готов умереть, тогда мы умрем вместе. Знаешь, на секунду я подумал, что мы сможем объединить наши усилия, чтобы выбраться отсюда. Я подумал, что мы ненадолго можем отложить нашу ненависть. Как глупо с моей стороны!
- Сколько раз я должен объяснять тебе это, Поттер, - раздался позади холодный голос. Гарри резко обернулся, не понимая, как Волдеморт смог так быстро там оказаться. – Мы ничего не сможем сделать.
- Да… ты прав, потому что ты даже не попытался рассмотреть мое предложение! – тяжело дыша, парировал Поттер.
Волдеморт вышел из тени, и Гарри непроизвольно отступил на шаг назад.
- Я не собираюсь обсуждать предложение, в котором мы саморучно выроем себе могилу.
Поттер непонимающе нахмурился.
- Мы… что…?
Длинные, холодные пальцы обхватили его подбородок и вздернули его вверх. Изумрудные глаза встретились с кроваво-красными.
- Какого черта…?
- Думай, Поттер, думай! Используй это дремлющее вещество в своей голове! А теперь скажи мне, мальчик, откуда здесь появляется вода?
Гарри дернулся, высвобождаясь, и посмотрел на потолок над ними. Наблюдение за занавесом воды, стекающим по блестящим стенам и разбивающимся на миллионы капель, могло бы доставить удовольствие, если бы он так не замерз и устал.
- Стекает снаружи? - выпалил Гарри первое, что пришло в голову.
До сих пор поднятая рука Волдеморта сделала какое-то спазматическое движение. И это было единственной реакцией на такой ответ. Ощутив на себе свирепый взгляд, Гарри задался вопросом, что он сказал не так на этот раз. Щеки залились румянцем, потому что ответа на этот вопрос он так и не нашел.
- Хорошо, забудь об этом. Она не стекает. Эм… - он задумчиво почесал щеку. – Понятия не имею, - признался Поттер несколько минут спустя. «Возможно, я просто не хочу знать», - подумал про себя он.
- Идиот, - взбешенно резюмировал Волдеморт, сверкая алыми глазами. – Мне что, действительно придется все тебе объяснять?
Гарри глубоко вздохнул, но это не помогло, и никаких светлых мыслей в голове не появилось.
- Мы в двухстах ярдах от берега реки и находимся под уровнем воды. Да, Поттер, под уровнем воды. А это значит, что вода, которая стекает с потолка, идет со дна реки.
Поттер безмолвно приоткрыл рот, а Волдеморт схватил его за рубашку, сокращая расстояние между их лицами.
- Мы в маленькой воздушной ловушке, из которой исчезает кислород каждый час, каждую минуту, а все, что ты можешь сказать, что вода поступает сюда снаружи! Хотел бы я быть хотя бы наполовину так глуп, как ты, пребывая в святом неведении!
Они некоторое время рассматривали друг друга, прежде чем Риддл снова заговорил.
- Теперь ты должен понять, что если я сделаю то, о чем ты меня просишь, то мы умрем прямо сейчас. Мы утонем здесь. Оба. Очень быстро.
Гарри ощутил, как сердце пропустило удар, и плотно закрыл глаза, когда внезапно перед ним все стало еще более расплывчатым, чем обычно. Он не был готов услышать это. Ему, как и прежде, хотелось верить, что он найдет выход, без разницы как. Но,что, если Волдеморт прав, и выхода просто нет? Гарри прижался лбом к чему-то неожиданно теплому и мягкому, но не обратил на это внимания; ему ни на что не хотелось смотреть. Он был слишком сосредоточен на воображаемых лицах своих друзей. «Рон, Гермиона, я никогда больше не увижу вас. Никогда», - его мозг очень медленно и болезненно воспринимал эту информацию, а с языка уже срывались неудержимые слова:
- «Не бросайте меня. Не оставляйте меня здесь, пожалуйста. Я люблю вас»
- Я люблю вас, - выкрикнул он, хватаясь за мягкую ткань, к которой прислонялся лбом.
Удивленный судорожный вздох прервал его внутренний монолог. Гарри не заметил, что сказал последнюю фразу вслух.
- Что ты сказал, мальчик!?
Поттер открыл глаза только для того, чтобы обнаружить, что он прижался к мужской груди. Волдеморт, кстати, выглядел просто ошеломленным. Увидев все это, Гарри издал странный булькающий звук и, резко подавшись назад, умудрился запутаться в собственных ногах и упасть на пятую точку. Это было очень больно, ведь задницу его встретили заостренные камни.
- Оу, ебать... – выругался Гарри, растирая пострадавшую часть тела.
Оцепенение Волдеморта быстро сменилось коварным выражением. Он ухмыльнулся и красноречиво приподнял то место на лице, где полагается находиться бровям.
- Так ты хочешь заняться этим прямо здесь ?
Гарри рассеянно нахмурился, не понимая, собственно, о чем идет речь.
Темный Лорд подошел ближе и теперь почти слышал, как у Поттера в голове что-то щелкает и он внезапно все понимает.
- НЕ СМЕЙ ПРИБЛИЖАТЬСЯ КО МНЕ, ИЗВРАЩЕННЫЙ УБЛЮДОК! – взревел мальчишка, его зеленые глаза увеличились до неприличных размеров, пока он отступал назад. Сознание Гарри было в смятении. Неужели Волдеморт намекнул, что они…??? Какая гадость!!! Он совершенно точно не хотел знать о своем заклятом враге такие подробности. Гарри поднял испуганный взгляд и увидел перед собой спокойно стоящего Волдеморта, плотно обхватившего руками свое сухопарое тело.
Его взгляд опалял.
- Очевидно, не хочешь. В следующий раз, Поттер, не делай мне непристойных предложений, выполнять которые не собираешься.
- ЧТО!? – завопил Гарри с явным оттенком ярости и шока.
- Да как кто-то может спутать мат и предложение о сексе!? – выкрикнул он, как только взял голос под относительный контроль.
«Ладно, - подумал он про себя, - попытайся успокоиться. Надо надеяться, что Волдеморт вовсе не из тех. Возможно, он просто издевается надо мной. Хотя не уверен, какое из двух зол - меньшее».
Темный Лорд сверлил его хмурым взглядом.
- Я не желаю больше говорить об этом, щенок. Но хочу заметить, что сначала ты сказал, что л… это абсурдное слово.
Гарри не понял, что сейчас Волдеморт говорит не о нечаянно выпаленном мате.
- Хорошо, - прорычал он. – Я не должен был этого говорить. Это была ошибка, так что просто забудь.
Тихого вздоха облегчения, который издал Волдеморт, Поттер не услышал.
- Именно этого я и хочу.
Лондон, Департамент Международного Сотрудничества в Магии
19 декабря 2000, два часа дня.
Он слышал голоса. Тихие, мягкие и слегка язвительные. Он склонился ниже и прижался ухом к замочной скважине. Во рту пересохло от страха, но он продолжал слушать. Ему нужно понять, чьи это голоса и что они обсуждают. Темный Лорд требовал достать эту информацию. Но все его старания оказались тщетны - незнакомцы говорили не на английском.
- Ты здесь, чтобы встретиться с Лидером?
Драко Малфой взвизгнул от удивления и резко обернулся, сталкиваясь с невысокой, симпатичной темноволосой женщиной. Ее тонкая улыбка была хитрой и очень неприятной. Она держала еще одну женщину – нет, скорее девочку не старше тринадцати лет, которая казалась полностью апатичной.
- Да… я здесь, чтобы… - начал он, но женщина прервала его ледяным тоном.
- Я знаю, кто ты и для чего ты здесь. Ты можешь не напоминать мне, я знаю тебя слишком хорошо.
Драко же вообще не помнил эту женщину, отчего на душе стало еще тяжелее.
- Лидер еще не обедал, - продолжила она уже куда более приятным тоном, но глаза ее остались все такими же холодными. – Он может немного… увлечься.
- Я могу подождать, пока он закончит, - прошептал Драко, отступая от двери, чтобы освободить ей дорогу. Женщина подошла ближе и положила ладонь на дверной молоточек.
- Он ждет твоего прихода? – внезапно спросила она, и ему не оставалось ничего другого, кроме как кивнуть.
- Тогда почему ты не заходишь? – женщина впервые открыто улыбнулась, демонстрируя красивые белоснежные зубы.
- Я не хочу мешать… - начал Драко, но она уже стучала в дверь, которая тут же немедленно распахнулась. Он наблюдал, как она и девочка входят внутрь. Когда женщина громко заговорила, Малфой понял, что его очаровал этот мягкий и мелодичный голос.
Он нервно облизнул губы. Драко прекрасно знал, что не должен присутствовать здесь, но иного выбора у него просто не осталось. Глубоко вздохнув, чтобы немного прийти в себя, он сосредоточился на ее словах.
- Ваш ужин готов, Лидер. Так же должна сообщить, что к вам пожаловал посетитель.
В комнате раздался тихий смех кого-то третьего, словно прозвучала беззвучная шутка. Это был смех кого-то юного. И по какой-то причине Драко ощутил, как вниз по спине пробежали ледяные мурашки.
- Он может войти, - прозвучал другой, глубокий, но богатый на интонации голос.
Малфой тяжело сглотнул и расправил плечи, желая выглядеть хоть немного представительнее. Ему очень не хотелось провалить задание, которое поручил ему Темный Лорд. Не в этот раз. Он поднял голову и сжал зубы, прежде чем появившаяся в дверном проеме женщина пригласила его войти. Оказавшись в комнате, Драко быстрым взглядом окинул большое помещение и интуитивно остановил взгляд в центре, где высокий человек удобно устроился в шикарном кресле.
А потом Малфой увидел лицо, видеть которое было запрещено. Он уже видел его однажды, а потом сделал все возможное, чтобы попытаться его забыть.
Лицо Лидера вовсе не было уродливым, совсем нет. Наоборот, оно было совершенно. Очаровательно – вот правильно слово. Оно было слишком очаровательно для кого-то столь холодного, бесчеловечного. Драко подозревал, что настоящий монстр прячется под этой невероятно бледной кожей, совершенной формы пурпурными губами и глубокими темно-синими глазами, которые при тусклом освещении казались почти черными. Глаза, которые были способны как заморозить кровь в венах, так и создать ощущение заботы, ласки, прогоняя все страхи...
Ритм бешенно колотящегося сердца Малфоя замедлился, и все страхи внезапно исчезли. Сознание прояснилось, его ничто больше не беспокоило, ничто не пугало. До тех пор, пока он может смотреть в эти великолепные, сапфирового цвета глаза...
- Добро пожаловать назад, Драко, мой сладкий мальчик. Так приятно тебя видеть, - заговорил бархатный голос, заставивший напряженного Малфоя расслабиться. Лидер облизал губы, поднялся со своего кресла и двинулся к юноше, и чем ближе он подходил, тем шире становилась его красивая улыбка, от вида которой Драко хотелось упасть в чужие объятия и заснуть в них.
- Мой Лидер, сначала вам стоит пообедать. Возможно, он принес какое-нибудь важное сообщение.
Мужчина остановился и пропустил бледные пальцы сквозь пряди своих коротких каштановых волос, прежде чем обернуться к темноволосой женщине, сверлящей его неодобрительным взглядом.
Драко же ощутил себя так, словно его только что освободили от усыпляющего заклинания. Он встряхнул головой, пытаясь вернуть контроль над своими чувствами.
- Я прекрасно знаю, что мне стоит делать, а что нет, Леонтина. Прекрати опекать меня словно несмышленого ребенка.
- Он убьет вас, если вы обратите и этого мальчика, - сквозь зубы прошипела в ответ женщина.
- НИКТО НЕ СМОЖЕТ МЕНЯ УБИТЬ! – взревел мужчина, пронзая ее свирепым взглядом. – И ты знаешь это, моя дорогая. Особенно Темный Лорд, - добавил Лидер куда мягче и улыбнулся сам себе, а потом указал пальцем на дверь, прошептав одно лишь слово.
- Вон.
Красивый юноша, лежавший до этого на большой шкуре у кресла, медленно поднялся на ноги и двинулся по направлению к Лидеру, призывно виляя бедрами. Тот факт, что он был полностью обнажен, его, казалось, совсем не волновал.
- Бедная Леонтина, она снова охвачена ревностью, - насмешливо продекларировал он, и женщина прожгла его злобным взглядом. Но потом оба церемонно поклонились и без возражений покинули комнату. Когда дверь за ними закрылась, Драко заметил, что мужчина снова поворачивается к нему, и быстро отвел взгляд, нащупывая своей потной ладонью палочку. Его взгляд на мгновение задержался на сжавшейся фигурке девочки, которая сидела на полу, всеми забытая.
- Устраивайся поудобнее, Драко, я скоро вернусь, и мы поговорим, - прошептал этот невероятно мягкий голос, и Малфой не смог сдержать дрожь. Холодный палец коснулся его подбородка в поддразнивающей ласке. А потом Лидер отступил и подошел к сидящей на полу девочке, подхватывая ее на руки.
- Это отнимет всего минуту, - со смехом заметил он и прежде, чем Драко успел хоть слово сказать и попытаться осмыслить происходящее, достал палочку и с легкой усмешкой на губах исчез.
Отредактировано Adelinde (25.02.2012 00:20)
И пусть в её словах ни капли правды
Она... божественно права.
+18
ПрофильЛСE-mail
1510.01.2012 18:17
Adelinde
Сокровище Форума
Adelinde
Должность: ПЕРЕВОДЧИК Слизеринского Форума!
Сообщений: 143
Уважение: + +5476
Позитив: +77
Пол: Женский
Награды: Самый уважаемый в 2011-2012ггПереводчик 2011-2012Автор/переводчик самого комментируемого фика 2011-2012гг
Именная тема: Награды
Провел на форуме:
15 дней 15 часов
Зарегистрирован: 08.12.2010
Последний визит:
25.10.2013 22:17
14. Никогда не сдавайся
Кап.
Кап.
Кап.
Как тикающие часы, отмеряющие наше время, громко капает вода. Гарри полулежал-полусидел, опираясь о камень, на который безвольно откинул голову. Это конец. Он слишком истощен, чтобы предпринимать хоть какие-нибудь попытки выбраться из этой холодной тюрьмы. Гарри даже позволил себе вспомнить о битве за Хогвартс, чего не делал уже очень давно. Где он допустил ошибку? Ему никак не удавалось этого понять. Но если он все сделал верно, то почему Джинни…. Нет! Не думай о ней СНОВА! Гарри зажмурился почти до боли, заставляя воспоминания вернуться к тому моменту, когда он, предполагаемо мертвый, лежал на мокрой траве, а Волдеморт кружил вокруг, сыпля издевательскими насмешками. Но в тот раз на его стороне были друзья. Что ответил Невилл, когда Темный Лорд предложил ему место среди Пожирателей? Он сказал, что сделает это, когда ад замерзнет. Интересно, чтобы он сказал, оказавшись сейчас здесь.
Гарри поднял тяжелые ресницы и посмотрел на Темного Лорда, который снова сидел на своем валуне. Отсюда Гарри не мог рассмотреть, чем он занимается, и, честно говоря, его это и не интересовало. Последние несколько часов они старательно избегали друг друга, частично из-за того смущающего недоразумения. Гарри понимал, что он повел себя как идиот, а Волдеморт просто этим воспользовался, поэтому причин строить из себя обиженную невинность не было, но злость, бурлящая где-то внутри, заставляла продолжать придерживаться этой линии поведения. Для Гарри это чувство теперь стало единственным источником энергии. Он желал мести, даже если она будет презренной и жалкой.
- Ясно, - пробормотал Поттер, заставляя себя встать на ноги. Он знал, что его действие привлекло внимание, и очень медленно прошествовал к своему врагу. Холодный взгляд, вперившийся в его лицо, становился осязаемее с каждым шагом. Остановившись в пределах досягаемости Темного Лорда, он склонился ближе, демонстрируя полное отсутствие страха. И он на самом деле совсем не боялся. Это было очень приятно - ощущать на месте такого чувства как страх только пустоту.
- Я тебя ненавижу, - прошипел Гарри, наблюдая за тем, как опасно прищуриваются алые глаза.
- Отойди от моего лица, щенок, - последовал холодный ответ.
Поттер выпрямился, не отводя взгляда.
- Я презираю тебя, - прорычал он в надежде, что Волдеморт набросится на него, и он сможет дать выход своим эмоциям.
- И я тебя, Поттер. Ты всего лишь ничего не стоящий болван.
Совсем не этого Гарри ожидал.
- Что?!
- Никаких признаний в любви сегодня?
- ЧТО?!
- Идиот.
Гарри медленно закипал.
- Ты опять надо мной издеваешься?!
- Убирайся, Поттер. Твой голос раздражает.
Гарри снова склонился ниже и сжал перед лицом Темного Лорда кулак.
- Дерись со мной, - прорычал он, слегка касаясь бледного подбородка в намеке на удар.
Холодные пальцы обвились вокруг его запястья стальной хваткой.
- Дерись со мной!
Через это прикосновение передался холод, заставивший спину покрыться мурашками.
Волдеморт обнажил кончики заостренных зубов, скривив губы в ухмылке, но не произнес ни слова.
- Разве ты не хотел посмотреть на мое мертвое тело?! Но я до сих пор жив! - наседал Гарри, орошая мертвенно-бледное лицо своего врага капельками слюны.
- ДЕРИСЬ СО МНОЙ! – прорычал он, занося кулак для второго удара.
- ЧООАААХ!
Плохое зрение Гарри не смогло уловить тот момент, когда Волдеморт ушел из-под удара, но в следующую секунду Поттера весьма болезненно швырнули о противоположную стену.
- Мерлин, - простонал он, на трясущихся ногах соскальзывая на землю. Восстановив сбившееся дыхание, Гарри поднялся. Его левая рука бессознательно потирала ноющий затылок и плечо.
«Когда этот ублюдок успел стать таким сильным? Минуточку! Он ведь снова использовал магию! Это становится по-настоящему опасно».
От этого Гарри стало еще хуже. Не только потому, что не состоялась его месть, но и из-за того, что он терял шанс на ее осуществление и в будущем.
- Это все, на что ты способен? – требовательно спросил он у Темного Лорда, который снова с полным равнодушием на лице уселся на валун.
Гарри шагнул вперед.
- Я с тобой разговариваю!
Наконец, он получил ответ в виде холодного, безрадостного смеха.
- Почему ты просто не сдашься, Поттер?
Гарри упрямо вздернул подбородок, блестнув зелеными глазами.
- Потому что ты именно этого и ждешь. Ты хочешь увидеть меня на коленях! Ты хочешь увидеть, как я сломаюсь, я прав?! А теперь давай кое-что проясним. Я НИКОГДА НЕ СДАМСЯ, ЗАПОМНИ ЭТО! Я бывал в ситуациях и похуже, но никогда не опускал рук! И сейчас я не собираюсь этого делать! Ты не хочешь мне помогать? – ОТЛИЧНО! Ты не можешь выносить моего присутствия? – ОТЛИЧНО! Ты хочешь остаться здесь в одиночестве? – ОТЛИЧНО! КТО СКАЗАЛ, ЧТО МНЕ ОТ ТЕБЯ ХОТЬ ЧТО-ТО НУЖНО?!?
У Гарри саднило горло, но это была цена того облегчения, которое он ощутил. Да, это было почти столь же хорошо, как и дуэль!
Волдеморт зло посмотрел на него сверху вниз, и все, что он сказал, было:
- Твой голос меня раздражает, щенок.
Но Гарри не обратил на эти слова никакого внимания и направился в свою рабочую щель. Поднявшись по мокрой стене, он вцепился в камень и потянул его на себя.
Он не собирается сдаваться только потому, что Волдеморт утратил надежду!
Он не сдастся!
Он не сдастся!
Нет! Нет! Никогда!
Гарри хотелось дышать, хотелось, чтобы голова шла кругом от переизбытка кислорода. Его пальцы до сих пор не зажили и тотчас заболели, когда снова коснулись камня, но Гарри не обращал на это внимания.
Еще чье-то присутствие вдруг разорвало тишину, которую наполняло раньше лишь его прерывистое дыхание.
- Ты прокопал ее куда дальше, чем я полагал, Поттер. Должен признаться, я удивлен.
Удивленно распахнув глаза, Гарри резко обернулся, оказываясь лицом к лицу с Волдемортом.
- Что… что ты здесь делаешь?!
Он с удивлением отметил, что выражение лица Риддла было почти озорное.
- Мне стало любопытно.
Его по-кошачьи суженные глаза внимательно изучили стекающую воду, которая образовала уже приличных размеров лужу на дне щели.
- Без шансов, - тихо прошептал он, но Гарри решил не обращать на это высказывание внимания. Он уже накричался.
- Убирайся отсюда сию же секунду! Это моя щель!
- Не веди себя как дурак, Поттер. Кроме того, не так давно ты сам меня сюда приглашал.
- Это было перед тем, как ты отклонил мое предложение!
- Что, если я поменял свое мнение?
Гарри нахмурился.
- Что-то не очень верится. С чего бы это?
Волдеморт прислонился спиной к стене и, выбирая более удобное положение, откинул голову чуть назад.
- Это довольно просто, щенок. В тебе есть одна очень примечательная особенность, которую я редко беру в расчет. Это твоя несомненная способность выживать в любых обстоятельствах – особенно в тех, которые для любого другого человека были бы смертельными. Поэтому если Мальчик-Который-Выжил говорит, что здесь есть выход – кто я такой, чтобы спорить с ним, пусть даже если я считаю, что это верный путь к самоубийству. Если выживешь ты, Поттер, я выживу вместе с тобой.
Гарри непонимающе моргнул, потом еще раз. Какого черта здесь творится?
- Ты… пытаешься сказать, что принимаешь мой план?
Волдеморт насмешливо посмотрел на него, явно удивленного.
- Твой энтузиазм… заразен, Поттер. Надеюсь, что и удача тоже.
В какой-то момент Гарри понял, что смотрит на Риддла, открыв рот, но все равно не мог справиться со своим удивлением.
- Ты серьезно? – недоверчиво уточнил он.
Темный Лорд фыркнул, и Гарри удивился, что кто-то может издать этот звук с чувством своего достоинства.
- Я всегда серьезен, щенок. У нас осталось воздуха всего на несколько часов. Я могу прожить без этой субстанции чуть дольше тебя, но это все равно не оставляет мне шансов на свободу. Так что если ты хочешь утонуть, тогда я готов пойти тебе навстречу.
- Ты можешь ошибаться, - тихо произнес Гарри. Ярость полностью покинула его, и теперь он смотрел на Волдеморта так, словно видел его впервые. Ну, по факту, ничего нового перед его глазами не предстало; но вместе с тем он ощущал, как изменилась вокруг них атмосфера. Гарри встретился взглядом с кроваво-красными глазами, прежде чем Темный Лорд отвернулся и положил ладони на холодный камень.
- Тебе лучше не питать ложных надежд, мальчик, и приготовиться к тому, что это может стать твоей последней ванной в жизни.
Лондон, Департамент Международного Сотрудничества в Магии
19 декабря 2000, позже, этой же ночью
- Вы убили ее, - прошептал Драко в миг пересохшим горлом, стараясь не смотреть на вновь появившегося в комнате Лидера. Сейчас произошло то же самое, что он видел однажды в Румынии. Он глядел на холодное, неподвижное тело, но видел перед собой лишь воспоминания о пустых оболочках, какими стали его товарищи. Они умерли раньше, чем он успел прийти в себя от удивления. К счастью, Драко успел назвать свое имя и на кого он работает, прежде чем его встретила та же судьба. После этих слов Лидера словно подменили. Но ничто не могло изменить того факта, что он, как и Темный Лорд, пугал одним лишь своим присутствием.
Тихий, мягкий смех ворвался в его мысли.
- Ну и что? Почему это тебя беспокоит, мой мальчик? Ты ведь Пожиратель Смерти, верно? Разве ты не должен убивать магглов при первой же удачной возможности?
- Нет, вовсе нет вы... кровососущий урод, - пробормотал Драко себе под нос, смотря в пол.
Краем глаза он уловил быстрое движение, но было слишком поздно. Лидер оказался невероятно быстр. В одну секунду он оказался у юноши за спиной, обхватив одной рукой его шею, а другой удерживая ту руку, в которой была зажата палочка. Мягкий голос раздался прямо над ухом Малфоя, обдавая его прохладным дыханием.
- Ты напоминаешь мне твоего дорогого хозяина. Он называл меня так же. Но когда мы с ним объединимся, ты станешь и моим слугой. Так что тебе лучше следить за своим языком.
Драко извивался, стараясь вырваться из стальной хватки.
- О чем вы говорите?! – он начал отбиваться еще активнее. – Отойдите от меня!
Острые зубы оцарапали заднюю часть шеи.
- Да, Драко, это только вопрос времени, когда твой Хозяин присоединится ко мне. Очень скоро он оценит союз со мной. Уж я об этом позабочусь.
На глазах Малфоя слезы выступили от страха, когда холодный рот скользнул дальше по его шее.
- Пожалуйста… прошу вас, не делайте этого. Не надо, - слабо зашептал он.
Смех больше не был мягким, он пробирал до самых костей своим холодом.
- А ты не очень храбр, да? Мой юный волшебник, ты и представить себе не можешь, насколько соблазнительным ты мне кажешься.
Губы снова двинулись вверх, к уху, и Драко замер, не в силах пошевелиться, он мог лишь слушать.
- В наши дни очень сложно быть вампиром. Честно говоря, я уже давно не получаю удовольствия от крови магглов. Она похожа на воду. Утоляет жажду, но не имеет ни вкуса, ни запаха. Другое дело кровь магов. Ну, как для тебя это будет похоже на сладкое молоко с пряностями. Довольно простой вкус, но после недель, проведенных на маггловской крови, от вашей я получаю неземное наслаждение.
Острые зубы надорвали тонкую кожу на ухе, а холодный язык проворно слизал выступившие капли крови. Драко не мог больше этого выносить. Он чувствовал, что еще немного, и он точно упадет в обморок, если не вырвется из этой хватки.
- Но вкус Темного Лорда был потрясающ. Незабываем. Вкус его энергии и силы заставлял меня чувствовать себя живым. Его кровь лучше, чем огневиски. Он точно стоит моего внимания.
Драко понятия не имел, отчего остолбенел, то ли от ужаса, то ли от шока. Хватка, удерживающая его руку и шею, исчезла, и он, бесконтрольно дрожащий, сполз на пол. Прошло несколько минут, прежде чем он смог тихо прошептать.
- Вы… вы… кусали… его?
На его лицо упала тень, и Драко испуганно вздернул голову.
- Да, кусал. Ты удивлен?
«Почему Темный Лорд не убил его за подобное оскорбление?!»
- Зачем вы рассказали мне об этом? – задыхаясь, спросил Малфой, стараясь подняться на ноги, но снова падая. – Он убьет меня за это знание!
Лидер выглядел почти грустным, когда опустился рядом с Драко на колени и почти ласково погладил его по лицу.
- Нет, я так не думаю, Драко. Не бойся. Ты будешь нужен ему. Когда он узнает, что я приехал в эту страну, он будет использовать всех подряд, стараясь держаться подальше от меня. Но это не поможет. Я хочу, чтобы ты передал ему кое-что. Скажи ему, что я пришел, чтобы вернуть его себе. Он поймет, что я имею в виду, - сапфировые глаза впились в глаза Малфоя, а потом Лидер поднялся на ноги. – Хотя сначала мы должны дождаться его возвращения. Я знаю, что ты пришел мне сообщить. О его исчезновении. Но он вернется, я уверен в этом. Не может быть, чтобы этот нелепый мальчик – его зовут Поттер, да? – смог его победить. Поэтому, как только он вернется, передай ему мои слова. До тех пор ты можешь остаться здесь – ведь тебе нужно собрать для него немного информации обо мне, я прав?
Драко встряхнул головой, приводя мысли в порядок и, наконец, поднимаясь на ноги. Его ухо болезненно пульсировало, но он не понимал, почему его лицо намокло от слез.
- Вы не тот, с кем Темный Лорд хотел вести переговоры, - безучастно произнес Малфой. – Вы не Король Вампиров!
Красивое лицо отразило легкое удивление и разочарование.
- Но я именно король, мальчик. Я Лидер! – его громкий голос эхом отразился от стен комнаты. – Думай именно в этом направлении. Я не тот человек, с которым намеревался работать Темный Лорд, но я занял место этого человека – это естественно для вампирского общества. Но не стоит беспокоиться об этом. Ты получишь удовольствие, находясь рядом со мной.
Драко крепко сжал палочку, направляя ее на стоящего напротив него мужчину.
- Темный Лорд убьет вас. А меня накажут, если я смирюсь со всем этим, даже не сражаясь! Sectumsempra!
В следующее мгновение случилось несколько невероятных вещей. Драко, наконец, пришел в себя и вспомнил, что у Лидера есть палочка, чего быть никак не могло. Вампиры не используют палочек, их магия просто не срабатывается с этим инструментом. Но Лидер, судя по всему, был исключением, потому что он с невероятной скоростью достал из рукава свою палочку и блокировал заклинание, и это было вторым невероятным событием. Третьим стало то, что мужчина направил палочку на Драко и послал в него проклятие, на что были способны только маги. Как он делает это…?
- Crucio!
Драко потерял нить своих размышлений, когда тело пронзила невероятная боль.
Он кричал и кричал, пока тьма, наконец, не поглотила его.
Отредактировано Adelinde (25.02.2012 00:29)
И пусть в её словах ни капли правды
Она... божественно права.
+22
ПрофильЛСE-mail
1619.01.2012 21:48
Adelinde
Сокровище Форума
Adelinde
Должность: ПЕРЕВОДЧИК Слизеринского Форума!
Сообщений: 143
Уважение: + +5476
Позитив: +77
Пол: Женский
Награды: Самый уважаемый в 2011-2012ггПереводчик 2011-2012Автор/переводчик самого комментируемого фика 2011-2012гг
Именная тема: Награды
Провел на форуме:
15 дней 15 часов
Зарегистрирован: 08.12.2010
Последний визит:
25.10.2013 22:17
15. Время для героев.
Высокая костлявая фигура элегантно соскользнула с мокрой стены и подошла к грязному молодому человеку, сидящему на корточках в таком же грязном углу.
- Все готово.
- Что? – переспросил прерывисто дышащий Гарри, стараясь наполнить легкие кислородом.
- Остался только один, Поттер. Последний камень, и когда я его сломаю, нас затопит.
Гарри посмотрел вверх, безостановочно моргая из-за сыплющейся в глаза грязи, и вздохнул. А что он должен был на это ответить? «Да, Волдеморт, ты был прав, когда говорил, что отсюда нет выхода», или «Ты был прав, Риддл, мы здесь утонем»? Гарри не собирался говорить ничего подобного и даже прикусил кончик языка, чтобы удержать себя, но тишина оказалась на редкость красноречивым ответом. Они оба прекрасно знали, что скоро произойдет.
- Я расчистил туннель в пещере, поэтому когда начнет прибывать вода, мы сможем отступить.
Волдеморт тихо фыркнул.
- Ты действительно считаешь, что пещера сможет нас спасти?
- Нет, - безучастно пробормотал Гарри, пожимая плечами. – Просто сделай это.
Темный Лорд посмотрел на юношу. Ему совсем не нравилась эта внезапная апатия.
- Странно, Поттер, я ожидал, что перед смертью ты скажешь что-нибудь еще. Что-то вроде: «Это честь для меня - умереть вместе с мировым злом», ну или еще что-то столь же абсурдное, оправдывающее твой прославленный героизм.
Гарри еще раз слабо вздохнул и поднял взгляд.
- В отличие от тебя я не боюсь смерти… кха… кха… тем не менее…
Волдеморт вздернул безволосую бровь.
- Тем не менее? – спросил он.
- Я не хочу умирать! Возможно, именно поэтому я сражаюсь с тобой спустя столько лет. Мне просто нравится быть живым, даже если ты уничтожил каждый кусочек счастья, что был во мне!
Странно, но Волдеморт не попытался высмеять его, как обычно. Они стояли в полной тишине, прислушиваясь к журчанию воды, прежде чем Риддл заговорил вновь.
- Это напомнило мне о том, что я никогда раньше не спрашивал тебя о последнем желании.
Гарри удивленно моргнул.
- А ты что, всех своих жертв об этом спрашиваешь?
Послышался тихий смешок.
- Только самых моих выдающихся врагов, - последовал почти беззвучный ответ, который, наверное, не должен был быть услышан, но Гарри услышал.
- Так я теперь для тебя выдающийся враг. А как же глупый мальчишка, выживающий только из-за удачи?
- В тебе сочетаются оба этих определения.
Гарри секунду обдумывал ответ, а потом произнес.
- Скажи мне сначала свое.
- Что?
- Скажи мне свое желание, Волдеморт. Согласно твоим прогнозам, шанс на твое выживание не лучше моего.
Гарри услышал, что Темный Лорд подошел ближе, но он специально не посмотрел на него.
- Твоя дерзость не знает границ, Поттер.
Гарри согласно кивнул, потирая болящие пальцы.
- Но если ты настаиваешь, есть кое-что, о чем я хотел бы узнать, - на этот раз холодный голос раздался намного ближе.
Гарри встретился взглядом с ярко-алыми, наполненными интересом глазами. После пристального изучения друг друга Волдеморт первым отвел взгляд и мягко продолжил.
- Расскажи мне, что случилось в Запретном Лесу. Я знаю, что ты прекрасно понял, что именно тогда произошло, мальчик – но правда остается сокрытой от меня. Как ты смог выжить после моего смертельного проклятия? Как ты смог бросить вызов всем известным законам магии?
Гарри не мог сказать, удивил ли его этот вопрос или нет. Сейчас Волдеморт мог спросить о чем угодно, а выбрал это. Он наверняка убежден, что здесь замешана сила, о которой говорилось в пророчестве. И Гарри одобрял любопытство Темного Лорда. Кто знает, может, он прав. Пророчество могло говорить именно об этом кусочке души, который Риддл невольно передал младенцу. Способность проникать в сознание Темного Лорда и разгадывать его замыслы делала из Гарри почти победителя. Почти.
Он встряхнул головой, прогоняя эти мысли. Пророчества - слишком загадочная вещь, чтобы простой человек смел думать, что может осмыслить их. Да и эта информация все равно обесценилась, раз уж больше он не хоркрукс Волдеморта. Поэтому нет причин для того, чтобы держать это в секрете.
- Я мог сразу понять, что ты не расскажешь мне, - холодно прошептал Темный Лорд, по-своему истолковавший жест Гарри.
Вместо ответа Поттер схватил Риддла за руку и, не обращая внимания на сопротивление, прижал длинные пальцы к своему шраму. Гарри замерз и продрог, поэтому даже не ощутил холодных пальцев на своей коже. Кончики его губ едва заметно приподнялись, когда он увидел ошеломленное выражение лица Волдеморта.
- Что ты творишь, Поттер? – высокомерно спросил Темный Лорд, справившись с охватившим его оцепенением.
На лице Риддла мелькнуло замешательство, но его тут же сменила ярость. Он попытался отдернуть пальцы, но Гарри не отпускал его запястья.
- Поттер, какого черта ты…?
- Разве ты не находишь в этом ничего странного? – прервал его на полуслове Гарри.
- Я в этой ситуации все нахожу странным, - прошипел Волдеморт, яростно сверкая глазами.
- Я имею в виду то, что я не извиваюсь от боли, - уточнил Гарри, наблюдая за тем, как Риддл нахмурил брови. – Как думаешь, отчего я так сильно мучился, стоило тебе коснуться этого шрама? – наседал он, с удовольствием наблюдая за тем, как Темный Лорд пытается собрать воедино все кусочки головоломки.
- Полагаю, ты испытывал что-то вроде моральной травмы, - прохладно ответил Волдеморт, но его замешательство по-прежнему было очевидно. – Но какое это имеет отношение к случившемуся, болван?
«Гении вроде тебя иногда бывают полными идиотами», - заключил Гарри, но вслух произнес другое.
- Ты ошибаешься. Уверяю тебя, боль, которую я испытывал, была на физическом уровне, и она была почти невыносима. Эта боль была похожа на то, словно что-то пыталось вырваться из моего тела и соединиться с первоистоком. Это твою боль я чувствовал.
Волдеморт замер, но потом молниеносно отдернул руку. Где-то в глубине души он уже понял, к чему клонит Поттер, но он отказывался – полностью отказывался в это поверить.
- Поттер…?
- Ты никогда не понимал, чем я был для тебя, да? Потому что если бы знал, то уверен, ты не пытался бы так настойчиво меня прикончить.
- Объясни!
- Уверяю тебя, я не нарушал никаких законов магии. Что-то умерло той ночью, но это был не я, Волдеморт. Не я!
- Нет…
- А как иначе ты можешь объяснить то, что я знал, где были спрятаны твои хоркруксы? Как ты объяснишь то, что я, невзирая на расстояния, мог забраться в твою голову? А что насчет той странной связи между нами? Или ты полагал, что я настолько искусен в Легилименции? Нет, Волдеморт, я не обладаю такими способностями, и ты прекрасно об этом знал! Именно ты рассказал мне все, что я хотел знать – или, точнее, это сделал этот чертов осколок души во мне! И в ту ночь в Запретном Лесу ты убил н…
- ДОСТАТОЧНО!
Гарри вдруг вздернули вверх и прижали к каменной стене. Спину пронзила острая боль, и он не смог сдержать болезненного вскрика.
- ЛЖЕЦ! – снова закричал Волдеморт, прерывисто дыша. Его магическая аура ярко горела.
Гарри сглотнул, пытаясь восстановить свое хладнокровие. Дыхание его было столь же тяжелым, как и у его оппонента.
- Просто посмотри на меня, Волдеморт, - вздох. – Ответ прямо перед тобой. Посмотри в мои глаза, - вздох, - и ты поймешь, что я сказал тебе правду.
Длинные пальцы схватили его за воротник и вздернули выше, почти отрывая от земли, теперь он касался ее лишь цыпочками. Гарри наблюдал за тем, как Волдеморт обнажает зубы и борется с желанием сломать ему шею, но за всем этим отчетливо виделся чистый страх. Гарри судорожно вздохнул и, запинаясь, произнес:
- Разве ты не видишь… что ты с собой сделал? Как далеко… ты готов зайти ради силы? Получается, что ты готов медленно убивать себя, даже не осознавая этого. Я… мне, действительно, тебя жаль.
Волдеморт снова ударил его спиной о стену.
- Как ты смеешь говорить мне подобное, Поттер! Это просто невозможно! Я никогда…! – на последнем предложении он закашлялся от недостатка кислорода.
Даже по голосу Риддла было понятно, что Гарри говорил правду. «Так ему и надо, ублюдку», - подумал он, перед тем как продолжить.
- Как ты можешь утверждать обратное, если сам этого не знаешь?! Ты же ничего не чувствуешь, когда уничтожают твой хоркрукс. Это цена, которую ты заплатил, нарушив границы душевной магии до такой степени, до какой это не смел сделать никто. В таком случае, как ты можешь рассуждать, что возможно, а что нет?
После длительного молчания, когда Гарри практически болтался в воздухе, стараясь наполнить легкие кислородом, он вдруг заметил, что хватка на его воротнике медленно ослабла. Наконец, бледная рука отпустила его совсем, и Волдеморт отшатнулся назад. Некоторое время было слышно лишь их тяжелое дыхание.
- Так, - наконец произнес Темный Лорд, - ты хочешь сказать, что я неумышленно сотворил из тебя хоркрукс, который я же и… уничтожил? – на последнем слове его голос почти надломился.
- Да, ты все правильно понял. Думаю, это относилось к той строчке в нашем пророчестве «ни один не сможет жить спокойно, пока жив другой», - прошептал Гарри, чувствуя себя очень неудобно из-за такого состояния Риддла.
Рука Волдеморта дрогнула и безвольно упала на холодный камень, словно он пытался отыскать утерянное равновесие.
- Если это правда, Поттер, тогда тебе лучше было солгать.
У Гарри челюсть отвисла от удивления.
- Кхм… - пробормотал он, наблюдая за тем, как Волдеморт растирает переносицу – точнее, то место, где она должна была находиться.
- Что ж, теперь твоя очередь. Скажи мне, что ты хочешь знать, - заговорил Темный Лорд холодным, пустым голосом. Становилось ясно, что ему сейчас очень хочется забыть ответ на свой собственный вопрос.
- Эм… - рот Гарри до сих пор не поспевал за мыслями.
- Я очень многое хотел бы узнать, но сейчас это все кажется неважным, - сказал, наконец, он. – Чего бы я действительно хотел, это еще раз увидеть своих друзей. Еще я хочу, чтобы солнце ослепило меня на мгновение. Хочу увидеть фейерверк, приветствующий начало Нового Тысячелетия, хочу … черт возьми, да я просто хочу выбраться отсюда, ясно!?
Гарри наблюдал за тем, как темная фигура медленно поворачивает к нему голову и ухмыляется.
- Забавно. Все это звучит так, словно ты ждешь от меня гарантии своего выживания.
Гарри медленно шагнул вперед.
- А ты мне ее дашь? – возможно, сейчас было не время для саркастичных замечаний, но сдержаться он не мог.
- Высокомерный щенок, - парировал Волдеморт.
Они спокойно стояли на месте, изучающе разглядывая друг друга, и пусть Гарри видел лишь смазанный контур, тот больше не источал ненависти. Лишь сомнения и решительность.
- Думаю, пора, - тихо произнес Волдеморт.
Поттер просто кивнул, молча наблюдая за тем, как его враг взбирается вверх по блестящему камню. Вдруг он нерешительно замер.
- Просто чтобы ты знал, Поттер - в одном ты был прав.
«Только в одном?» - мысленно удивился Гарри.
- Если бы ты раньше рассказал мне, что ты … мой хоркрукс, я и на самом деле не пытался бы тебя убить, - с этими словами он исчез в щели, а Гарри обессиленно привалился спиной к стене.
- Но если бы я и узнал об этом раньше, я бы все равно тебе ничего не рассказал, - пробормотал он, делая глубокий вздох.
Следом послышался вполне ожидаемый треск, но чего Гарри явно не ожидал, так это такого бурного потока ледяной воды, затопившей его в мгновение ока. В следующую секунду освещение в их маленькой тюрьме полностью исчезло, сменившись промозглой, удушливой тьмой.
Секретная база Ордена Феникса
Гриммаулд Плейс 12, Лондон
Рон не мог заснуть. Последние два часа он смотрел в потолок и думал, думал, думал, от чего уже начинала раскалываться голова. Во-первых, он рассчитывал на то, что к нему присоединится Гермиона и они как всегда обсудят план действий на следующий день, но девушка до сих пор переводила письмо, которое они нашли в апартаментах Лидера. Как же Рон ненавидел воспоминания о вчерашней ночи! Кошмары о ней преследовали его даже наяву. Он откинулся на постель и накрыл голову подушкой, стараясь изгнать из головы портрет с изображением Вы-Знаете-Кого.
За последнее время произошло столько странных и страшных событий. Гермиона сказала, что надвигается что-то грандиозное; проблема была в том, что никто не знал, что именно. Даже члены Ордена, которые до сих пор работали в Министерстве, ничего не понимали. Новая политика Амбридж была направлена на притеснение магглорожденных, а в этом не желал участвовать ни один орденовец. Интересно, если теперь магглов приравнивают к грязи, что они тогда делают в Министерстве? Вчера отец сказал, что он никогда не видел, чтобы в магическом органе управления было столько обыкновенных людей. Мысль о том, что так распорядилась Амбридж, была просто нелепа. Нет, она точно не хотела бы видеть их в своих владениях. Согласно сведениям отца, эти люди пришли по требованию Лидера. Кто вообще этот Лидер, при взгляде на которого начинает бить дрожь? Как так получилось, что он стал личным советником Амбридж?
Мерлин, у него скоро голова взорвется. Но от чего Рон чувствовал себя еще хуже, так это от мысли, что он тоже министерский служащий, аврор. А значит, ему придется работать со своими врагами, если им вдруг понадобятся его услуги. Но пути назад не было; он уже принял решение. На последнем собрании Ордена они все (за исключением его самого) решили, что чем больше членов останется на своих местах в Министерстве, тем лучше. Орден должен контролировать ситуацию, когда Тот-Кого-Нельзя-Называть снова попытается набрать мощь.
Рон поерзал в постели.
Все эти размышления неизменно приводили его к мыслям о Гарри. Где же его лучший друг? Что он должен сделать, чтобы помочь ему? Как он смеет валяться в кровати и размышлять о всяких глупостях, когда его товарищ, возможно, мучается в плену? Да, Рон был абсолютно уверен в том, что Гарри до сих пор жив. Иначе Вы-Знаете-Кто не стал бы держать это в секрете. Но от этих мыслей Уизли хотелось вскочить и направиться на поиски лучшего друга, пусть он даже понятия не имел, где искать.
Что ж, по крайней мере, Гермиона очень старается найти хоть какую-нибудь зацепку. И Рон не сомневался, что она ее обязательно найдет. А до тех пор ему придется ждать.
Что-то холодное пощекотало его пятку.
Рон немедленно вскочил в кровати, вглядываясь в темноту.
Едва заметное движение - но на этот раз коснулись его ключицы. Уизли подался назад.
- Гермиона, это ты?
Тишина.
- Это несмешно.
Рон ожидал, что вот-вот увидит пышные волосы своей девушки и ее мягкую улыбку, но комната казалась совершенно пустой. Через пару минут он даже смог убедить себя, что ему привиделось. Рон откинулся на подушки, но тут же подскочил, ощутив, как что-то чешуйчатое скользнуло по ноге.
- Гермиона! Что ты делаешь?! Прекрати! Я не в настроении!
И снова тишина.
- Меня это достало, - раздраженно прорычал он, хватая палочку с прикроватного столика.
- Lumos!
Голубоватый свет мягко разлился по маленькой спальне.
Рон схватил один конец одеяла и откинул его в сторону.
- Попалась!
Но то, что он увидел, заставило его затаить дыхание.
Вы, должно быть, знаете, что Рон Уизли никогда не был трусом. Да, у него были свои страхи, но он мог бороться с ними. Он ожидал увидеть Гермиону, хотя и понимал, что она никогда не стала бы дергать его за пальцы и ногу. Только по этому поведению Рон мог бы догадаться, что это не она. Он должен был скорее заподозрить очередную дурацкую шуточку Джорджа, который находил весьма забавным то, чтобы будить своего брата среди ночи. Мерлин, да он бы мог даже подумать, что в простыне копошиться мышь.
Но чего он точно не мог предположить, так это того, что возле его ног свернется громадная змея, которая и проглотить-то его сможет, особо не напрягаясь.
Рон и подумать раньше не мог, что завопит как какая-нибудь девчонка.
Лондон, Министерство Магии
20 декабря 2000, четыре часа утра
Лидер был раздражен. Сегодняшняя ночь, определенно, была не его. Всего несколько минут назад он обнаружил, что в его апартаментах побывали незваные гости, которые нашли кое-что из разряда очень личного. Они украли его письма! Он до сих пор ощущал их запах – запах смертности и крови. Чертовы маги, этот запах дразнил его обоняние, от чего рот наполнялся слюной. Если бы он поймал их с поличным, они бы пожалели, что вообще родились на этом свете. Мысль впиться в их шеи и выпить досуха, а потом разорвать на мелкие кусочки неплохо развлекла его, пока он шел по коридору, но он понимал, что даже хорошо, что они успели сбежать. Их убийство могло стоить ему возможности воздействовать на его сладкую Долорес. Лидер облизнул губы и улыбнулся. Да, ее кровь из разряда тех, от которых его воротит. Она слишком сладка на вкус. Именно поэтому он может работать с ней, не боясь потерять контроль (стоило лишь вдохнуть ее запах). И прямо сейчас им нужно было обсудить вопрос безопасности в Министерстве.
В конце коридора Лидер повернул направо, двигаясь по направлению к лифту. Он ожидал, что Амбридж будет в своем кабинете. Она заперлась там еще со вчерашнего вечера, велев не отвлекать ее. Но этой ночью Лидер намеревался отвлечь ее, пусть это ей и не понравится. У них соглашение, и он не собирался стоять в стороне. Ему нужно, чтобы кое-что осталось в секрете, а без ее помощи сделать это не получится. Например, сотни магглов, заключенных в темницу, которые служат провизией для его маленькой армии. Хотя знать об этом ей совсем ни к чему.
- Драгомир!
Лидер запнулся на ровном месте и, удивленно посмотрев на стену перед собой, молниеносно обернулся, источая бешенство.
- *Сколько раз я просил не называть меня так, Леонтина?! Не здесь! Это небезопасно!* - отрезал он, переходя на румынский язык.
В следующий миг она с улыбкой на губах уже стояла прямо перед ним.
- *Никто нас не слышит*.
Лидер достал палочку, и с ее лица тут же исчезло удовлетворение.
- *Неужели?*
Она склонила голову.
- *Примите мои извинения, Ваше Высочество*, - тихо произнесла она, позволив своим черным волосам упасть на лицо. Холодный палец Лидера коснулся ее подбородка, заставляя поднять голову и посмотреть в его глаза.
- *Почему ты до сих пор опекаешь меня словно ребенка? Это отвратительно!* - горько спросил он.
- *Потому что ты мое дитя, любимый. Именно я обратила тебя*, - она улыбнулась и протянула руку, касаясь его лица.
- *Это произошло триста пятьдесят четыре года назад! Разве нельзя просто забыть об этом!?*
Он оттолкнул ее и насмешливо ухмыльнулся.
- *Я все еще люблю тебя*, - умоляюще прошептала она.
- *Леонтина, ты же знаешь, что я не чувствую к тебе того же. Мы много раз это обсуждали. Я уже объяснял тебе, ради чего я согласился стать вампиром. Я жаждал силы, и ты помогла мне получить ее. Я благодарен тебе за это, только и всего. Не ожидай от меня большего!*
- *Я знаю, что ты не любишь меня. Это чувство ты испытываешь к другому человеку*.
И пусть лицо женщины осталось совершенно безэмоциональным, голос предал ее. Лидер на это лишь усмехнулся и посмотрел в сторону.
- *Вздор!*
- *Правда? А что насчет Волдеморта?* - холодно спросила она.
Он повернул голову и посмотрел в ее глаза, лишенные всякого тепла.
- *А что насчет него?*
- *Ты вожделеешь его крови вот уже сколько там... сорок лет!* - наседала Леонтина.
- *Тридцать восемь. Но позволь мне напомнить, что это не твое дело*.
- *Ты одержим им, а он сильнее всего хочет убить тебя! – прошипела она, хватая Лидера за руку, когда он попытался отстраниться. – Почему это так тебе нравится, почему ты охотишься на самых опасных магов?! Если он ранит тебя, клянусь, я…*
- *Не мели чушь! Будто он сможет меня ранить! Кроме того, я, по-моему, уже сказал, что это не твое дело! Наш разговор окончен*, - зло прошипел он, входя в лифт и захлопывая створки прямо перед ее лицом.
Тем временем в пещере
Гарри никогда раньше по-настоящему не задумывался над тем, как он умрет. Всю жизнь он прожил будучи мишенью для Темного Лорда, поэтому у него было всего два варианта: либо думать об этом постоянно, либо не думать об этом вообще. Как любой здравомыслящий человек, он выбрал второй вариант. Но сейчас, придавленный к дну пещеры слоем воды, холодной настолько, что все тело ломило от боли, Гарри не мог думать ни о чем другом. В то время как его тело боролось с неистовыми потоками, в сознании билась картина того, как его родители умирают в луче зеленого света. Если по секрету, он где-то на самом краешке сознания представлял свою смерть такой же, пораженный от третьего - и на этот раз последнего в его жизни – Непростительного проклятия. В этот раз рядом уже не будет матери, готовой отдать за него жизнь, не будет осколка души Волдеморта, который погибнет вместо него.
Но он ошибался. Все произойдет вот так. Наверное, либо Смерть, либо Судьба слишком сильно ненавидит его. И ему не суждено умереть так легко, как однажды в Запретном Лесу. Нет, на этот раз это будет долго, холод будет терзать его тело до тех пор, пока оно не изогнется в судорогах. Гарри ощущал, как медленно вытекает из него жизнь. О да, он помнил это чувство, прямо как тогда, когда он нырнул в озеро за мечом Гриффиндора. Но в этот раз Рон не придет, чтобы спасти его. В этот раз он должен справиться сам.
Легкие горели, моля о кислороде, но Гарри до сих пор находился под толщей воды, а отсутствие света полностью лишало ориентира верха и низа. Инстинктивно он двигался вверх, умоляя свое тело продержаться еще чуть-чуть. И в тот момент, когда он уже подумал, что легкие вот-вот разорвет, вернулся свет. Очень слабый; но он помог определить, что до поверхности осталось не больше фута. Сделав последний рывок, Гарри всплыл и глубоко вздохнул, откашливая воду. И внезапно холодная рука в очень знакомом жесте схватила его за воротник.
Гарри открыл глаза и понял сразу несколько вещей. Во-первых, его голова находилась на расстоянии трех футов от потолка. Во-вторых, вода очень быстро продолжала прибывать, с каждой секундой уменьшая это и так не очень большое расстояние. В-третьих, Волдеморт крепко держал его и что-то говорил. Пытаясь не обращать внимания на терзающую тело боль, Гарри сосредоточился на том, что ему говорили. Но из-за бурлящих потоков воды сделать это было довольно сложно.
- Ты почему так долго, Поттер?!
О, теперь он понял.
- Наслаждался ванной! – прокричал Гарри в ответ, прежде чем набежавшая волна заставила его подавиться водой. Ему показалось, что он услышал в ответ что-то вроде «чтоб тебя, щенок», но он не был в этом уверен.
- Как нам выбраться отсюда?! – прокричал Гарри, когда расстояние между его головой и потолком сократилось до пары футов.
- Почему ты меня об этом спрашиваешь?! Разве это была не твоя идея, щенок!? – пробился сквозь шум воды голос Темного Лорда.
- Боюсь, это была не лучшая моя идея, - пробормотал Поттер себе под нос, но Волдеморт каким-то образом услышал это.
- Это и так понятно! – прорычал он в ответ.
Один фут. Гарри запаниковал. Еще немного - и он не сможет удерживать голову над уровнем воды.
- Послушай, щенок, есть один выход, - снова раздался холодный голос. Волдеморт притянул его ближе к себе.
- Какой? – Гарри навострил уши во внезапной надежде.
- Я не совсем уверен, но, возможно, я смогу сделать для нас достаточно широкую дыру, через которую мы попробуем выплыть. Но в этом плане есть две проблемы. Первая – мы должны дождаться, пока пещеру полностью заполнит вода, плыть против течения мы не сможем.
- Думаю, ждать нам осталось недолго, - прервал Гарри, запрокидывая голову назад, чтобы рот оставался на поверхности.
- Вторая, - продолжил Волдеморт, не обращая внимания на его замечание, - нет никаких гарантий, что над нами не расположена еще одна, полная воды пещера.
- Я выбираю шанс, - сбивчиво проговорил Гарри, хватаясь за плечо Темного Лорда для поддержки. Тот отпустил его воротник и положил руку на каменный потолок, защищая голову от ударов. Оставалось всего несколько дюймов.
- Я плыву первым. Следуй за мной, - это было последнее, что он сказал. Они обменялись обеспокоенными взглядами, и Гарри прикусил губу, удерживая себя от вопросов. Очень быстро он причислил холод к тому, что он категорично ненавидит.
И лишь когда воздуха почти не осталось, они сделали по последнему глубокому вздоху и плотно закрыли рты.
Гарри наблюдал за тем, как Волдеморт нырнул, и заставил себя взять страх под контроль. «Просто следуй за ним», - внушал он себе. Да и выбора у него не было. Пещера, служившая им последние несколько дней домом, полностью оказалась под водой. Пришло время выбираться отсюда.
И Гарри нырнул, не отводя взгляда от Темного Лорда, который чудесным образом умудрился освещать пространство и в воде, чтобы юноше удобнее было плыть следом за ним. И Гарри плыл. Он сильнее прикусил губы и заставил свои окоченевшие конечности двигаться, чтобы не отстать. Довольно скоро они подплыли ко входу в щель, которая находилась на самом дне пещеры. Течение все еще было, но они оба могли преодолеть его. Когда щель сузилась, их движение заметно замедлилось.
«Что происходит?», - подумал Гарри, когда они практически остановились. Его горло и легкие уже начали знакомо припекать. Голова закружилась от холода и недостатка кислорода.
«Не паникуй!», - напомнил он себе. И ему почти удалось взять свой страх под контроль, когда Волдеморт вдруг полностью остановился.
«Что творит этот сукин сын?!» - зло подумал Гарри, ударяя кулаком по чужой ноге. Темный Лорд пнул его в ответ, чуть не попав по лицу. Наконец, он двинулся вперед, сначала очень медленно, но потом ускорился настолько, что внезапно исчез.
«Подождите-ка – исчез?», - Гарри едва удержался от удивленного вздоха. Отталкиваясь ногами от воды, он подплыл к тому, что доставило Волдеморту столько проблем. Это оказалась невероятно узкая часть туннеля. Очевидно, Темный Лорд разобрал его голыми руками. Очень маленькое отверстие. Паника ударила по Гарри в полную силу. Он не мог понять, как Волдеморт вообще смог пропихнуться в нее. Но он все же пропихнулся. Наверняка, из-за своей ненормальной костлявости. Но Гарри не настолько тощ. Он никогда бы…
Теперь все стало ясно. Поттер даже рассмеялся бы, не будь положение настолько отчаянным. Это и было замыслом Риддла. Он расширил щель до своих размеров, не до его. Это был очень умный ход и очень слизеринский для того, чтобы избавиться от нежеланного попутчика. Гарри должен был с самого начала ожидать чего-то подобного; и теперь он не должен быть так удивлен. Он как никто другой знает, как любит убивать Волдеморт. С помощью пыток, без крови. Гарри знал это по собственному опыту.
Желание вдохнуть стало почти невыносимым. Вопреки всякой логике Гарри попытался протиснуться в маленькую трещину, но очень быстро понял, что пролезть может лишь его голова и правая рука. Пальцы бессмысленно потянулись к исчезающему следу света.
«Вот как, я здесь умру», - понимание было настолько ужасно, что Гарри не сдержал крика, но это привело лишь к тому, что он лишился остатков кислорода в своих легких. Он рвался вперед и извивался; изгибал свои конечности под немыслимыми углами в надежде, что он еще сумеет проскользнуть в расщелину. Но добился лишь того, что застрял окончательно. Теперь он не мог ни двинуться вперед, ни податься назад. Он чувствовал, как камни обдирают кожу, но измученное сознание не фиксировало боли. Головокружение возрастало в геометрической прогрессии.
«Волдеморт все-таки победил. Я проиграл. Рон, Гермиона, простите. Простите меня. Я люблю вас…»
Он медленно откинул голову назад, открыл глаза и рот, не в состоянии сделать вдох. А потом Гарри увидел это. Его сознание затуманилось, и он больше не мог связно мыслить, но видел, как, мягко разрезая воду, к нему приближалась темная фигура. Возможно, это Смерть, наконец, пришла за ним. Внезапно его окутал свет, и хотя Гарри замерз и мучился от боли, он больше не боялся. До невозможности бледное лицо оказалось на одном уровне с его собственным лицом, а чужой безгубый рот замер над его ртом.
«Да, это точно Смерть», - подумал он, смотря в ярко-алые глаза, пока его собственные глаза медленно закрывались.
- Дыши, идиот!
Именно этого импульса так долго ждало его тело. Гарри рефлекторно сделал вдох, чувствуя, как в его горящие легкие поступает теплый воздух. Его тело содрогнулось от удовольствия и облегчения. Он зажмурился и сделал еще один глубокий вдох, и еще один. Скоро его дыхание стало таким, как если бы он пробежал марафон. Очень медленно Гарри начал вспоминать положение вещей.
«Как я могу дышать, если я под водой?»
Он резко открыл глаза и завопил от удивления.
«Волдеморт! Лицо Волдеморта замерло в дюйме от моего лица. Волдеморт вернулся за мной. Какого черта…?»
- Ты уверен, что хочешь быть аврором, Поттер? Как ты умудрился не вспомнить про Чары Головного Пузыря?
У Гарри просто не нашлось ни сил, ни желания, чтобы обидеться на это замечание. Он прерывисто дышал и лишь пару мгновений спустя понял, что его рот и нос прикрыт личным пузырем Волдеморта.
- Я… я… - Гарри просто не находил слов. - Поч… почему? Том?
- Сделай глубокий вдох, щенок, - отрезал Темный Лорд и после того, как Поттер выполнил указание, отпустил его лицо (до этого момента Гарри даже не замечал, что Волдеморт держит его) и отстранился.
Ужас снова накатил ледяной волной.
«Неужели он собрался дать мне утонуть? Неужели он вернулся лишь для того, чтобы посмотреть на то, в каком положении я здесь оказался? Неужели он приплыл лишь для того, чтобы убедиться, что я застрял? Да, это очень на него похоже. Чары Головного Пузыря…. Сейчас же! Я должен вспомнить! Черт возьми, не получается!»
Что-то треснуло. Гарри подумал, что он подсознательно продолжает пытаться выбраться из расщелины, но потом вспомнил, что не может сейчас шевелиться. Но большая часть его груди вдруг оказалась свободна. И очень скоро он увидел почему. Руки Волдеморта двигались у края скважины, ломая камни. В этот момент у Гарри в голове что-то щелкнуло, а глаза расширились до невероятных размеров.
«Какого черта этот ублюдок творит?! ОН, ЧТО, ПЫТАЕТСЯ МЕНЯ СПАСТИ?! ПОЧЕМУ?!»
Гарри протянул свободную руку вперед и попытался схватить Волдеморта за край мантии, но она выскользнула из его пальцев. Внезапно Темный Лорд остановился, посмотрел в сбитое с толку юное лицо и быстро поплыл наверх, к поверхности.
«НЕТ!»
Гарри не мог в это поверить. Он был так близок к тому, чтобы освободиться из этой западни, а сейчас Волдеморт оставил его здесь. Поттер не собирался сдаваться сейчас; ему всего лишь нужно было пропихнуть свой зад вперед - и он свободен. К счастью, он был стройным парнем, поэтому без труда осуществил задуманное. Хотя и ощутил, как заостренные камни порвали его джинсы и оцарапали ноги. Наконец, его бедра оказались свободны, и он, ни секунды не колеблясь, поплыл вверх. Это оказалось очень сложно, его конечности больше напоминали бревна. Гарри больше не чувствовал холода; его тело отдавало оставшуюся энергию на то, чтобы сохранять относительно нормальную температуру. Сейчас, когда он практически добрался до поверхности, всего три вещи поддерживали в нем жизнь. Во-первых, горящие легкие (он ведь не мог замерзнуть, если внутри все горит, верно?). Во-вторых, огромный приток адреналина, горячащий кровь. В-третьих, вопрос, который без конца крутился в его сознании.
«ПОЧЕМУ?! ПОЧЕМУ?! ПОЧЕМУ?! ПОЧЕМУ?! ПОЧЕМУ?! ПОЧЕМУ?! ПОЧЕМУ?!»
Он не мог умереть, не услышав ответа. Гарри нужно было узнать, почему Волдеморт пытался спасти его. В этот момент не было ничего важнее. Даже смерть.
Он вынырнул с громким криком, судорожно вдыхая морозный воздух. Это одновременно доставляло и боль, и наслаждение. Как только Гарри смог говорить, он закричал.
- Волдеморт!
Он оглянулся вокруг, но ничего не увидел, поэтому выбрал случайное направление, по которому и поплыл.
- Где ты, ублюдок?!
Гарри наткнулся на что-то твердое, в чем опознал камень.
- Волдеморт! – снова заорал он, выбираясь из воды.
Тишина. Только этот надоедливый голос в его голове повторяет один и тот же вопрос.
«ПОЧЕМУ?! ПОЧЕМУ?! ПОЧЕМУ?! ПОЧЕМУ?! ПОЧЕМУ?! ПОЧЕМУ?! ПОЧЕМУ?!»
Гарри вышел из себя.
- Прячься сколько тебе угодно, ублюдок! Рано или поздно я найду тебя и заставлю ответить мне!
Отредактировано Adelinde (14.02.2012 23:42)
И пусть в её словах ни капли правды
Она... божественно права.
+23
ПрофильЛСE-mail
1714.02.2012 23:54
Adelinde
Сокровище Форума
Adelinde
Должность: ПЕРЕВОДЧИК Слизеринского Форума!
Сообщений: 143
Уважение: + +5476
Позитив: +77
Пол: Женский
Награды: Самый уважаемый в 2011-2012ггПереводчик 2011-2012Автор/переводчик самого комментируемого фика 2011-2012гг
Именная тема: Награды
Провел на форуме:
15 дней 15 часов
Зарегистрирован: 08.12.2010
Последний визит:
25.10.2013 22:17
16. Рассказ Риддла
Южная Англия, где-то в известняковом карьере.
20 декабря 2000, пять часов утра.
- Волдеморт!
Горло уже неприятно саднило от выкрикивания имени своего спасителя. Прошло не более нескольких минут, а Гарри казалось, что он уже вечность сидит на промозглом, ледяном камне. Он стучал зубами и даже не пытался помешать этому. Гарри знал, что у него не получится продержаться долго, и скоро его конечности онемеют и совсем потеряют чувствительность. Сердце беспорядочно колотилось в отчаянной попытке разогнать по венам холодную кровь.
- Черт возьми! Да ответь же мне, наконец! Ты ведь не мог утонуть, сукин ты сын?
Но Темный Лорд не откликался, и Гарри вдруг ощутил, как внутри него пробуждается нечто давно забытое, оно ворочалось и рвалось наружу. Что это за маленький монстр, которого он считал погибшим, сдавил его грудь? Гарри был уверен, что это чувство умерло вместе с тем душераздирающим криком, который вырвался из его горла, когда он увидел, как Джинни поразило смертельное проклятие. После этого его душу заполонил лишь гнев. Но почему он ощущает это сейчас? Почему он боится, что это чудовище, убившее его родителей, погибло? Почему этот чертов монстр в его груди так отреагировал именно на этого ублюдка?! Как бы Гарри хотел разорвать себе грудь и придушить эту сволочь голыми руками.
Поттер закашлялся, стараясь подавить всхлипывания. Просто оскорбительно, каким слабаком он себя чувствует из-за Темного Лорда. Какого черта этот ублюдок вернулся за ним? Это было бессмысленно, но ему просто необходимо было узнать ответ. Он был уверен, что только это угомонит унижение, которое он сейчас испытывал.
Гарри вздохнул и подтянул колени к груди, пытаясь сохранить тепло.
- Поттер.
Его плечо внезапно сжала костлявая рука.
Гарри вскрикнул от удивления, когда почти безжизненный голос совсем рядом выдохнул его имя. Резко развернувшись, Поттер уставился в такую же, как и спереди непроглядную темноту.
- Риддл? – пробормотал Гарри, протягивая руку и нащупывая что-то телесное, но Темный Лорд скинул его ладонь.
- Не смей… называть меня… так, щенок!
Если Темный Лорд хотел, чтобы это прозвучало угрожающе, то его попытка провалилась. Чего-чего, а страха в этот момент Гарри точно не испытывал. Его занимали куда более насущные проблемы, такие как: а) его монстр радостно замурлыкал при виде живого Волдеморта; б) отсутствие света явно указывало на то, как ослаб Темный Лорд; в) ему до сих пор жег язык вопрос, ответ на который он до сих пор не получил. Собрав, наконец, всю свою смелость в кулак, Гарри произнес:
- Мы сделали это. Мы выбрались и только благодаря т…
У него не было шанса закончить предложение и высказать, как он благодарен, потому что костлявое тело внезапно обрушилось на его плечи, заставив вскрикнуть от боли.
- Эй! Ай! Больно! Смотри куда идешь! – пробормотал Гарри из-под абсолютно мокрой и ледяной мантии, накрывшей его лицо.
- Закрой рот и обними меня, - раздалось холодное шипение прямо над ухом.
- Что?! – запротестовал Гарри, чувствуя, как ледяная рука уже забирается между его грудью и коленями, где еще сохранилось тепло живого тела.
- Я сказал ОБНИМИ МЕНЯ!
Холодные ногти оцарапали мускулы на его груди.
- Ты ударился головой?! Разве мы не враги? Потому что если я это сделаю…
- Поттер! – снова прервал его Волдеморт. В его голосе прозвучало отчаяние, отсекающее все возражения на корню. Гарри выпрямился. Последнее, чего он хотел, так это помогать Темному Лорду, но за его плечами настойчиво маячил серьезный должок.
Он вздохнул, признавая поражение.
- Хорошо, иди сюда. Я знаю, что ты замерз.
Волдеморт не колебался ни секунды. Быстро обсудив позу (сошлись на том, что Гарри обнимет Волдеморт) и несколько раз безуспешно попытавшись высушить одежду (в конце концов, Гарри потребовал вернуть ему пуловер, но Риддл отказался наотрез, хотя тот и промок до нитки), они устроились и замолчали. Гарри практически ощущал, как в тишине сгущается замешательство. Через полчаса Поттер был так смущен, что даже его ледяные щеки немного порозовели, тонко намекая на стыдливый румянец. Больше он этого выносить не мог, поэтому заговорил первым.
- Могу я задать вопрос? – вежливо спросил Гарри, насколько вообще можно было быть вежливым, разговаривая с Волдемортом.
Риддл чуть повернул голову, которая до этого лежала на правом плече Гарри, показывая, что слушает. Он не произнес ни слова то ли нарочно, то ли просто не зная, что сказать.
- Меня удивило… - начал Гарри, но прервался, прочищая горло нервным кашлем. «Я спрошу это. Спрошу», - внушал он себе.
- Давай уже, Поттер, - раздался поощряющий холодный голос.
- Почему ты вернулся за мной? – скороговоркой выпалил Гарри, не давая себе времени на то, чтобы передумать.
Волдеморт колебался мгновение, а потом тихо вздохнул. И это было единственным ответом, побудившим расспрашивать дальше.
- Ты мог дать мне умереть. Я… я не понимаю. Ты ведь ничего так сильно не хочешь, как моей смерти!
Тишина уже начинала действовать на нервы, и Гарри хотел хоть как-то разговорить Темного Лорда. К счастью, прежде чем он придумал что-то порадикальней, холодный голос прошептал ответ.
- Есть кое-что, чего я хочу больше твоей смерти.
У Гарри в буквальном смысле отвисла челюсть. Он правильно все расслышал? Никогда раньше он и предположить не мог, что Волдеморт хочет чего-то больше, чем увидеть его хладный труп и, Мерлин великий, так открыто в этом сознается!
- Эм… хм… это что-то интересное… Могу я спросить, чего же ты хочешь?
«Это что, правда, мой голос?» - удивился Гарри, поняв, что практически проскрежетал вопрос.
Он ожидал, что Темный Лорд не ответит ему, поэтому еще больше удивился, получив ответ.
- Не строй в своем скудном умишке странных гипотез, щенок! Я ненавижу тебя и желаю твоей смерти! Я спас тебя только потому, что сам хотел выжить! Здесь все просто, болван! И почему я должен разъяснять тебе очевидные вещи?
- Эй! – возмутился моментально обидевшийся Гарри. – Это вообще-то ничего не объясняет!
- Идиот! – продолжал кипеть Волдеморт, видимо, наслаждаясь возможностью излить свое напряжение в еще один спор с высокомерным мальчишкой.
- Используй мозг, Поттер! Неужели ты считаешь, что я бы выжил, не поделись ты со мной так охотно теплом своего тела? Нет! Я мог бы позволить тебе утонуть, а потом замерзнуть до смерти! У меня был выбор, и я решил, что пара минут победы этого не стоят! Правда, был ли мой выбор удачным, я до сих пор не знаю.
Гарри потребовалась минута, чтобы отойти от очередного шока. Волдеморт, видимо, серьезно болен, раз говорит об этом так открыто. Или он пытается сказать о чем-то еще между строк. О чем-то, о чем не хотел говорить сначала.
- Я спасал не тебя, Гарри, а себя. Как бы смешно это ни звучало, у тебя отлично получается сохранять мою жизнь и без разницы, в роли чего – хоркрукса или грелки.
Проигнорировав насмешку, Поттер кивнул. Он годами учился понимать этого человека, и сейчас настало время использовать свои знания на практике.
- Ты был уверен, что я не откажу тебе в помощи, раз ты спас мою жизнь.
- Вижу, ты понял мою точку зрения, - зло прошептал Волдеморт.
- И ты был абсолютно прав, - прошептал Гарри, получая в ответ кивок. - Но мне плевать.
- Что?! – прошипел Волдеморт, и его ногти глубже впились в разорванную, грязную рубашку Гарри.
- Плевать, по каким причинам ты меня спас. Единственное, что имеет значение – ты это сделал, - произнес Поттер, от чего монстр в груди радостно заворочался. Еще лучше он себя почувствовал, когда со стороны Волдеморта раздалось недоверчивое шипение.
- Ты меня с ума пытаешься свести, Поттер? Потому что если да, то ты выбрал просто прекрасную тактику.
Удивительно, но Гарри в ответ покачал головой.
- Я пытаюсь не свести тебя с ума, а поблагодарить.
Горящие недоверием алые глаза буравили висок юноши, словно Темный Лорд ожидал, что сейчас Поттер рассмеется и выкрикнет: «Не могу поверить, что ты купился на это!»
Но когда ничего подобного не произошло, Волдеморт, с отвращением признавая поражение, рявкнул:
- Поттер… мне на самом деле стоило давно тебя прикончить!
Лондон, Министерство Магии
20 декабря 2000, шесть утра.
Тук. Тук. Тук.
Долорес Амбридж поерзала в своем розовом кресле и окинула дверь осуждающим взглядом. Кто посмел ослушаться ее приказа? Разве она не приказывала не беспокоить ее до обеда?
Пухлые пальцы решительно огладили отполированный деревянный предмет в ладони.
- Войдите, - рявкнула Долорес, аккуратно пряча Старшую Палочку в подшивке своей мантии. Она практиковалась в магии со своей новой игрушкой с тех пор, как вернулась с карьера, в котором Поттеру и Вы-Знаете-Кому было суждено провести остаток своих дней.
Петли двери тихо скрипнули, когда в кабинет элегантно ступила высокая фигура, закутанная в мантию.
- Вы, - беззвучно выдохнула Амбридж, ее губы нервно дрогнули, прежде чем сложились в сладкую улыбку.
- Доброе утро, Лидер.
Мужчина просто кивнул в ответ.
- Чаю? – предложила она чашечку с золотого подноса. Не скрытая капюшоном часть его лица - губы и подбородок – на краткий миг скривились в отвращении.
- Нет, благодарю вас, - учтиво ответил Лидер.
Женщина усмехнулась и глотнула приятной на вкус жидкости, прежде чем медовым, полным фальши голосом произнести.
- Что я могу сделать для вас, друг мой? Вы всегда начинаете работать так рано?
- Возникла одна неприятная проблема, которую вы должны немедленно разрешить, - без обиняков произнес Лидер, подходя ближе и опираясь на ее стол.
Долорес поджала губы. Было что-то пугающее в ее советнике, вот только ей никак не удавалось понять, что именно. Каждый раз с его появлением появлялся и какой-то холод, от которого у Министра мурашки начинали бегать по коже. А Амбридж очень не нравилось, когда над ней имели такой контроль.
- Присядьте, - прощебетала она, даря своему собеседнику очередную приторно-сладкую улыбку.
На этот раз пришла его очередь кривить губы в легкой усмешке, но он все же опустился в удобное кресло (которое тоже было розового цвета) напротив нее. Амбридж все это время хранила молчание, ожидая, когда Лидер посвятит ее в суть проблемы. Она выглядела спокойной, вот только плотная линия поджатых губ доказывала обратное.
- Мне бы не хотелось тратить ваше драгоценное время, Министр, - вежливо начал он, скрещивая на груди руки. – Поэтому я надеюсь, что мы быстро со всем разберемся.
- Я тоже на это надеюсь. Так в чем проблема?
Лидер разгладил складки на своей мантии, прежде чем произнес низким голосом:
- Мне раньше и в голову не могло прийти, что в ваших владениях завелись воры, Долорес.
Амбридж сосредоточила все свое внимание на его словах.
- Воры? – с сомнением переспросила она. Это было очень серьезное обвинение. В приватные зоны могли входить лишь авроры, а это значит, что он намекал на то, что один из ее подчиненных обокрал его.
- Да, из моих личных комнат украли очень важные документы. Не могу передать, как оскорбил меня этот факт. Но я уверен, что мои люди смогут обо всем позаботиться. А я просто пришел сообщить вам о столь вопиющем нарушении. Мои подчиненные предпочитают, чтобы вы заранее известили своих авроров о предстоящем допросе.
После этих слов Долорес заполнила ничем не замутненная ненависть. Он все это решил сам, не совещаясь с ней, а теперь словно отдавал приказ, заранее решив, что у нее нет выбора, кроме как выполнить его.
- Уверяю вас, Лидер, что я смогу самостоятельно разобраться с этой проблемой. Ваши люди мне не нужны, - отрезала она. Ее некогда полные меда интонации испарились.
- Они нужны, потому что это дело касается непосредственно меня, - возразил он, не обращая внимания на ее явное раздражение.
В этот момент Амбридж почувствовала, как чаша ее терпения переполнилась. Она уже готова была подняться с кресла и начать объяснять, что она не намерена терпеть подобного обращения, когда дверь ее кабинета снова открылась. И это было уже явным перебором - в кабинет вошел еще один незваный гость, который даже не счел нужным постучаться и представиться! Долорес открыла рот, готовясь огласить комнату яростным ревом, но тут же обессиленно выдохнула, а с лица ее схлынули все краски.
Не проронив ни слова, к ее столу подошел бледный молодой человек, облаченный в черную мантию. Он остановился рядом с Лидером, который выглядел довольно раздраженным. Не то что бы Амбридж удалось рассмотреть на его лице эту эмоцию, но изменения в его ауре были весьма красноречивы. Но сейчас все внимание Министра было приковано к блондину с мертвенно-бледным лицом. Им был Драко Малфой.
Пожиратель Смерти.
Пожиратель Смерти, который сейчас стоял в ее кабинете и выглядел очень уверенным в себе, как будто каждый день наносил ей визиты вежливости.
Возможно, Лидер был прав, и охрана на самом деле у них никуда не годна. Женщина замерла от шока, и это оказалось весьма кстати, иначе она бы не услышала следующей фразы.
- У меня послание для вас. От вашей Леди, сэр.
У Лидера дрогнула рука.
- Леонтина, - прорычал он тихо после продолжительной паузы. – Это она послала тебя сюда, я прав? Какая мелочная месть.
Драко встревоженно дернулся, когда заметил, что пришедшая в себя Амбридж направила на него свою палочку.
- Это еще что такое?! Что происходит?! Что здесь делает Пожиратель Смерти?! Где авроры?! Он один из ваших подчиненных, Лидер?!
Малфой не обратил на визжащую женщину никакого внимания, продолжая обращаться к мужчине, скрывающему свое лицо под капюшоном.
- Ваша Леди сказала, что вычислила нарушителей.
Но Лидер не прислушивался ни к словам юноши, ни к визгам Долорес - что было во много крат сложнее. Он словно загипнотизированный смотрел в одну точку. Амбридж, наконец, заметила это и, резко замолчав, посмотрела на мужчину. И Лидер медленно поднялся на ноги в абсолютной тишине.
- Информация о воришках может немного подождать, Драко. Сейчас есть кое-что… значимое, о чем я должен позаботиться. Ты можешь идти. Ах да, и передай Леонтине, что я заставлю ее ответить за этот поступок.

Юному Малфою очень не нравилось быть мальчиком на побегушках, но тем не менее он был более чем рад покинуть Лидера. А то, какие дела его связывают с Министром, Драко не касалось. Резко развернувшись на каблуках, он молча покинул кабинет.
К этому времени палочка Амбридж уже указывала на высокую, закутанную в мантию фигуру. Но Лидера это совершенно не впечатлило, и он с заметным весельем наблюдал за тем, как то сильнее, то слабее сжимаются на отполированном дереве толстые пальцы.
- Какая чудесная палочка, - насмешливо протянул он.
Долорес ощутила, как на ее коже появилась холодная испарина. От того, с какой злобой он смотрел на нее, подгибались колени. И Амбридж уже всерьез рассматривала возможность вызвать охрану.
- Скажите мне, Лидер, у вас под рукой всегда есть Пожиратели Смерти? – спросила она так ровно и приторно-сладко, как только смогла, но ее попытка отвлечь его провалилась. Взгляд Лидера оставался все таким же свирепым, и ей тут же захотелось спрятать эту палочку так, чтобы он никогда ее больше не увидел, но тогда она осталась бы совершенно беззащитной, а этого допустить было нельзя.
- Я узнаю этот шедевр, - внезапно заговорил он. Его взгляд словно приклеился к предмету в ее ладони.
- Однажды мне даже довелось использовать ее… это было давно. Но я узнаю эту палочку даже с завязанными глазами. Старшая Палочка, так же известная как Палочка Судьбы, - его голос был ледяным, но он все равно смог удерживать в нем шелковистые нотки. – Насколько я знаю, в настоящий момент ее хозяином является Гарри Поттер. Но владельцем… никто иной как Лорд Волдеморт.
- Вы… вы назвали его по имени! – брызжа слюной от отвращения и удивления, взревела Амбридж, тут же забывая о своем страхе.
Лидер распрямил плечи и сверху вниз посмотрел на женщину. Его аура медленно наполнялась холодной яростью.
- Назвал, Долорес, - согласился он опасно мягким голосом, - вы ничего не хотите мне рассказать? Мне очень хочется узнать, как это сокровище оказалось в ваших руках. Возможно, вы частенько устраиваете натуральный обмен с Темным Лордом. Позвольте предположить – несомненно, ваша палочка понравилась ему больше, чем вот эта, - его голос сочился одновременно и сарказмом и неприкрытой угрозой.
Все лицо Министра побагровело, кроме нескольких белых пятен, а глаза, казалось, вот-вот вылезут из орбит. Но Лидера ее реакция совсем не волновала.
- Но я понимаю, - продолжил он безучастным голосом. – Временами даже Волдеморту не чужды торги. Вы не могли бы устроить мне встречу с ним? Его Пожиратели Смерти порядком мне поднадоели.
- К… Да как вы СМЕЕТЕ?! – завизжала Амбридж, выскакивая из кресла и дополняя свой визг топаньем ноги, но это не внесло в ситуацию никаких существенных изменений. – Я вызову авроров и прикажу им запереть вас, до конца ВАШЕЙ ЖАЛКОЙ ЖИЗНИ!
Лидер оставался все таким же невозмутимым.
- Долорес, признайтесь, вы ничего обо мне не знаете, - мягко произнес он, а воздух в комнате внезапно потяжелел от холода. – Вы уже забыли о том, кто освободил вас? Я заставил половину председателей Визенгамота следовать моей воле, вам это ни о чем не говорит? Вы ведь не хотите стать моим врагом? Иначе вы вдруг обнаружите себя в Азкабане. До конца вашей жалкой жизни.
Амбридж никогда не признается в этом, но сейчас она испугалась так, как никогда в жизни.
- Где Лорд Волдеморт? - спросил Лидер тоном, от которого ее рука, сжимающая Старшую Палочку, задрожала.
- Он мертв! – прошипела Долорес, с трудом проталкивая в легкие кислород. – Я уверена в этом!
- Где он?
И хотя его голос был спокоен, она уловила, как из глубины взбешенно блестящих из-под капюшона глаз глубокого синего цвета поднимается какое-то странное внутреннее свечение.
- Я не скажу вам! – задушенно прохрипела Амбридж. Ее ладонь, сжимающая Старшую Палочку, полностью вспотела. Когда он рассмеялся и внезапно появился прямо перед ее носом, она запаниковала и применила первое пришедшее в голову заклинание. Луч света прожег его одежду и кожу, вынуждая остановиться.
На губах Амбридж расцвела злая улыбка, знаменующая победу, правда, кратковременную. Потому что Лидер не упал на пол, извиваясь в агонии, и даже не закричал от боли. Он словно натуралист пару мгновений изучал обнажившийся участок кожи, прежде чем повернулся к безмерно удивленной женщине.
- Ну и ну, а вот этого вам делать не стоило, Долорес. Это очень грубо, - он поднял руку, в которой каким-то образом оказалась зажата палочка, и женщина вжалась в стену, непонимающе смотря на него снизу вверх. Рана затягивалась прямо на ее глазах, не проронив и капли крови.
- Что вы такое? – испуганно прохрипела она. Ее голос растерял все свои сладкие и фальшивые интонации. Ухмылка Лидера стала еще шире, когда Амбридж прижалась спиной к своей любимой картине с котятами.
- Теперь это стало важным вопросом да, Долорес? Но сейчас моя очередь получать ответы. Но прежде чем я узнаю их, мне бы хотелось, чтобы вы кое-что забыли, иначе трудно будет поддерживать наши дружеские отношения.
Амбридж беззвучно шевелила губами, не в силах поверить в происходящее. Когда он поднял палочку, страх полностью парализовал ее.
Последнее, о чем она успела подумать, прежде чем вакуум накрыл ее ощущения, насколько же она просчиталась, доверившись этому уроду.
- Obliviate.
Известняковый карьер, Южная Англия
20 декабря 2000, шесть часов утра.
- Мне все-таки интересно, где мы застряли, - внезапно произнес Гарри. Он до сих пор немного нервничал, в полной тишине прижимаясь к Темному Лорду.
Волдеморт не посчитал нужным отвечать.
- Должно быть, это другая пещера, - продолжил молодой человек свой монолог. – Только она намного холоднее предыдущей. Зато здесь воздух свежее, а это значит, что мы недалеко от поверхности!
Его нежеланный сосед снова промолчал, но Гарри не очень беспокоился по этому поводу, ведь он ощущал чужое дыхание. Ну или, по крайней мере, надеялся, что ощущает, его ритм был так медленен, что если бы Поттер сам попытался его придерживаться, то задохнулся бы от недостатка кислорода.
- Том? Поговори со мной, - попросил Гарри. – Попытайся сопротивляться… Ты же до сих пор со мной, правда?
- Оставь свои сантименты для кого-нибудь другого, Поттер. Я не собираюсь умирать. До тех пор, пока ты жив, уж точно.
- Хорошо. Тогда расскажи мне что-нибудь. Что угодно. Мне просто нужно отвлечься.
Холодная кожа заскользила по его собственной.
- Разве наша поза тебя не отвлекает, щенок?
Если бы Гарри не промерз до самых костей, он бы точно ощутил жар, окативший его щеки.
- Теперь, когда ты об этом вспомнил, я не уверен, от чего умру, от холода или от смущения, хотя оба способа адски мучительны.
Волдеморт нарочито досадливо фыркнул.
- Я многих людей посылал на смерть, но ни один из них не был и вполовину такой рохлей как ты. Судя по всему, ты смел лишь тогда, когда тебе есть за кого умирать.
Гарри зарычал от подобного оскорбления.
- Заткнись! Как будто кто-нибудь посмел бы пожаловаться тебе. Ведь даже у тебя в подчиненных не было психов с суицидальными наклонностями! И кстати, если это была попытка меня приободрить, то ты плохой утешитель!
- Я не пытался тебя приободрить, Гарри.
- Мерлин, как же я мог забыть? Ты же такая задница! И почему я решил о чем-то тебя просить?! Ты все такой же невыносимый сукин сын!
- Мне было бы очень приятно оторвать у тебя твой грязный язык.
- Ублюдок, - прошипел Гарри, и Волдеморт чуть не усмехнулся в ответ.
- О, да. Никогда не забывай, мальчик, о том, что я наслаждаюсь жесткостью. Знаешь, наверное, есть кое-что, о чем я мог бы тебе рассказать, - произнес он и задумался на мгновение. – Ты ведь до сих пор хочешь узнать обо мне как можно больше, я прав? Я готов поделиться с тобой новой информацией. Уверен, ты никому не расскажешь об этом, ведь наши шансы выбраться отсюда живыми ничтожны. Так что слушай внимательно.
Гарри повернул голову чуть вбок, так, чтобы его ухо оказалось прямо напротив рта Волдеморта. Так он мог лучше расслышать произнесенные шепотом слова.
- Это произошло зимой 1940 года. Я собирался провести в Хогвартсе очередное Рождество, но моим планам не суждено было сбыться. За день до начала каникул школу временно закрыли из-за бомбежки. Хогвартс, конечно, не был целью воздушных сил нацистов, но главное здание Министерства в центре Лондона подвергалось опасности, и по этой причине все департаменты временно были перемещены под землю. Министерство Магии запросило помощи у преподавателей Хогвартса, и те согласились, а мне пришлось паковать вещи и возвращаться в этот грязный лондонский приют. Ты не представляешь, Поттер, как влияют на магический мир магглы и их жалкие конфликты.
- Жалкие? – тихо хмыкнул Гарри.
- Не прерывай меня, щенок.
- А, и-извини.
- Любой здравомыслящий человек пытался убраться от Лондона подальше, меня же заставляли вернуться туда. Я был заперт в своей маленькой камере, прислушиваясь к сиренам, извещающим об очередной бомбежке, и все что я мог - это ждать и голодать. Старая карга Коул никогда не позволяла мне спускаться в бомбоубежище, она всегда «забывала» обо мне.
Волдеморт прервался на мгновение, словно воскрешая в памяти картины прошлого.
- Лучше всего я помню, каково это: лежать под железной кроватью, крепко сжимая в руке палочку, и думать лишь о том, как бы успеть использовать заклинание, чтобы защитить себя, если вдруг на здание упадет одна из бомб. Я прекрасно знал, что эти идиоты из Министерства отчислят меня из Хогвартса, если вдруг я запаникую и использую заклинание раньше времени. Мысль о том, что я никогда больше не попаду домой, была… неприятна мне.
Гарри был близок к тому, чтобы заработать сердечный приступ. Но тем не менее он сумел кивнуть, когда Темный Лорд прервался. Поттер прекрасно знал, что Риддл признавал своим домом только Хогвартс.
- Я ненавидел приют, - вновь заговорил Волдеморт, - мрачное место, собравшее воедино жалких, ни на что не годных детей, которые презирали меня, а я их ненавидел, потому что был другим, но они не хотели признавать моего превосходства.
Гарри старался не произнести ни звука, удивленный тем, какие эмоции сейчас вызывал в нем Волдеморт. И ведь это была не только ненависть.
- Для меня никогда не находилось еды. Они любили воровать ее у меня, а я в отместку крал их вещи. Каждую ночь я выбирался из своей комнаты, чтобы украсть для себя немного еды. Каждое утро они наказывали меня за это, а я не мог защититься, потому что иначе они пришли и сломали бы мою палочку, и я никогда бы не смог возвратиться в Хогвартс.
А сейчас Гарри ощутил легкий укол вины. Он-то раньше думал, что не может быть Рождества хуже, чем в компании с Петуньей, Верноном, Дадли и Мардж. Когда он вынужден был сидеть вместе с ними за одним столом, терпя их пренебрежение и оскорбления. Он ошибался. По крайней мере, тогда Гарри мог поесть. Временами.
У Волдеморта не было и этого.
Но это удивляло. Сейчас Гарри впервые понял, что Риддл рассказывает об эпизоде из своего детства из-за страха за свою жизнь. Заинтригованный, Поттер продолжал прислушиваться к своему компаньону, который медленно воскрешал события былых лет.
- Именно тогда я решил убить своего отца.
После того, как Темный Лорд произнес эту фразу, Гарри подавился очередным вдохом. А голос Риддла был пустым и совершенно незаинтересованным, словно он рассказывал о погоде.
- Именно эта мысль заставляла меня продолжать жить. Я представлял, как мои одноклассники проводят каникулы вместе со своими семьями, а потом представлял своего отца, счастливо живущего и не подозревающего о том, что существую я. Я планировал его убийство, и это помогало мне выживать. Это делало меня сильнее.
Гарри задрожал.
- Но…?
- Не прерывай меня, Поттер?
- Х-хорошо.
- Когда я вернулся в Хогвартс, то занялся исследованием. Я собирал каждую бумажку, касающуюся моей знаменитой семьи. У меня ушло два года на то, чтобы вычислить семейство Гонтов, проживающих в Литл Ганглетоне. Я надеялся, что они расскажут мне о Риддлах, чтобы я мог отомстить за свою мать, и, возможно, это родовитая семья приняла бы меня. Я нанес им визит по окончанию учебного года и, к моему удивлению, нашел там только своего дядю… Я был неприятно удивлен этой своей находкой. Скажем так, он встретил меня без воодушевления, - голос Волдеморта доказывал, что он был более чем разочарован.
- Встреча с тобой его совсем не обрадовала, - пробормотал Гарри.
- Вот как?
Поттер ощутил, как Темный Лорд повернул лицо в его сторону, и от этого он занервничал еще сильнее, хотя ничего и не видел.
- И откуда ты об этом знаешь, щенок?
- Эм… Только не выходи из себя, ладно? Дамблдор сумел достать воспоминания Морфина о вашей встрече до того, как он умер в Азкабане за преступление, которого не совершал. Директор показал мне эти воспоминания.
Волдеморт нахмурился.
- Старый дурак и его маленький Золотой Мальчик. А я все ждал, когда же ты о нем заговоришь, и вот, пожалуйста.
- Но ты не сердишься, да? – с надеждой спросил Гарри.
- Если бы мои руки не примерзли к твоей спине, я бы тебя задушил.
- Это шутка?
- Я никогда не шучу, Поттер.
- О. Хм… неважно. Прости, что прервал.
Гарри ощутил, как его прожгли взглядом, и впервые обрадовался кромешной тьме вокруг.
- Хорошо. В таком случае, я опущу эпизод встречи с Морфином и перейду к тому, где Том Риддл встречается со своими предками.
Поттер тут же заметил концентрированную ненависть в голосе Темного Лорда и чуть не спросил: «Разве это грандиозное событие? Ты убил их так же, как и многих других», но внезапно кое о чем вспомнил. Это было первое убийство Волдеморта. Кроме того, это было тройное убийство. Поэтому Гарри промолчал, готовясь узнать больше о своем враге.
Но Волдеморт тоже молчал, собираясь с мыслями. Наконец, он заговорил, но с фразы, которая ввела Поттера в состояние ступора.
- Все произошло случайно, Поттер. Как бы долго я ни планировал их убийство, меня не вдохновляла идея устроить кровопролитие.
- Ты… не хотел их убивать? – выдохнул Гарри.
- Не хотел. Я помню, как шел по пустому холлу их огромного особняка к гостиной, из которой слышались голоса, и я уже заранее придумывал отговорки, почему не смогу сделать этого. Если бы в этот вечер там не оказалось Тома Риддла, думаю, я бы просто ушел. Пожелал бы ему мучительной смерти, но не вернулся бы в их дом вновь. Думаю, я бы пощадил его, если бы застал за сном, чтением или еще чем-нибудь столь же благопристойным. Я бы подержал его немного под Круцио, а потом повернулся бы и ушел. Возможно. Но в тот момент, когда я вошел в гостиную, все изменилось.
Напряженный Гарри не произнес ни слова.
- Они втроем ужинали и смеялись. Я понял, что в их семье намечается свадьба. Мой отвратительный папаша прямо жаждал вступить в новый брак. Он говорил о какой-то маггловской сучке – своей будущей жене. Я стоял в дверях, наблюдая за тем, как они едят то, о чем я даже мечтать не смел, и слушал их радостный треп, и вот тогда мне все показалось очень простым.
С легким удивлением Гарри понял, что крепко сжал плечи Темного Лорда. Он с трудом мог представить, что тогда испытывал Волдеморт. После долгих лет одиночества, угнетения и напрасных надежд он предстал перед лицом горькой правды: его семье не было до него дела. Они предпочли бы видеть его мертвым, чем озаботиться его существованием. Он не был им нужен, они и так были счастливы. Гарри до боли прикусил губу. Да, Дурсли тоже его ненавидели; они никогда не принимали его, кроме того краткого мгновения понимания, которое давным-давно как-то раз возникло между ним и Дадли. Но он с самого начала знал, что его родители погибли, что они (он на это надеялся) заботились о нем, а потом все его предположения подтвердились, и Гарри узнал, что его родители были великолепными людьми. Он был готов к тому, чтобы найти новую семью и друзей. У Волдеморта никогда не было такого шанса. Он не верил в любовь, потому что никогда не ощущал ее на себе. Когда они были детьми, им обоим снились сны об этом прекрасном чувстве, но Гарри узнал, что родители любили его больше жизни, Волдеморту же пришлось столкнуться с пониманием того, что отец презирал его, а мать даже не попыталась выжить, чтобы остаться рядом. Какую пустоту все это могло оставить в душе почти ребенка?
- Мой дед заметил меня первым, - снова заговорил Темный Лорд. Его голос был пугающим. - Он кричал что-то о незваных гостях. Я не особо прислушивался.
Гарри сжал зубы и ближе наклонился к Риддлу, чтобы расслышать все до конца.
- Я вышел на свет, чтобы он мог рассмотреть меня. Их удивление невозможно было передать словами. Мой дед пришел в себя первым и заорал, спрашивая, кто я такой, словно это было не очевидно, словно он и не подозревал о возможности моего существования. А раз я был несущественен для него, то и его жизнь была несущественна для меня, поэтому я за секунду положил конец этой его жизни.
Моя дорогая бабушка закатила истерику. И я счел ее голос… раздражительным. Она кляла меня, называя теми же прозвищами, как и дети из приюта. Урод. Монстр. Поэтому я показал ей, каков монстр на самом деле. Наступившая после этого тишина была наслаждением.
Мой отец не произнес ни слова. Он просто неподвижно сидел, удерживая на вилке кусок ростбифа, и рассматривал меня словно привидение. Словно он ждал моего появления, но не так скоро. Я задумался над тем, что же я должен ему сказать, но в голову ничего не приходило. И тогда я произнес: «У тебя ушло шестнадцать лет на то, чтобы сделать меня счастливым, Риддл». А потом я его убил, и это было великолепно. Я никогда раньше не ощущал подобного. И я никогда не сожалел об этом, Поттер. Однажды ты попросил меня раскаяться, но я никогда не жалею о своих поступках и решениях. Мне плевать, что ты считаешь меня злом, потому что я считаю, что все сделал так, как нужно было. Уничтожение моих грязных маггловских родственников избавило меня от последней слабости и сделало сильнее. Это помогло мне стать тем, кто я есть – Лордом Волдемортом!
Гарри ощутил, как его охватывает нервозность и легкое недоверие. Так вот как все произошло. Ему нужно было что-то сказать, но он не мог вымолвить и слова, бессмысленно вглядываясь в темноту.
- Кстати, - добавил Волдеморт, словно только что вспомнил нечто важное, - их ужин на самом деле был божественно вкусным. Я никогда раньше не пробовал подобного, даже в Хогвартсе, этот факт вне сомнения заслуживает внимания.
Гарри судорожно вздохнул. Все начинало обретать смысл. Теперь он это понимал. Волдеморт, сам того не желая, дал ему возможность проникнуть в самые потаенные его человеческие желания, которые в скором времени переросли в жестокие мечты о безграничной силе и власти. Эта история не меняла того факта, что Темный Лорд - все тот же бесчувственный ублюдок, который без капли сострадания мог устроить кровавую резню. Вне зависимости от того, что между ними произошло (например, спасение жизни Гарри), это ничего не отменяет. Но кто знал, что в конце концов, Волдеморт сам докажет, что все не так.
Потому что он, наследник Слизерина, только что признался, что последнюю слабость, которую он поборол, это желание быть любимым.
Гарри ощутил себя идиотом. Именно поэтому Волдеморт не был готов убить своего отца и дедушку с бабушкой, когда пришел в их особняк. Где-то в глубине его души теплилась надежда, что семья признает его. Морфин с пренебрежением отмахнулся от юного Риддла, и ему ничего не оставалось делать, кроме как навестить своего отца, человека, который допускал возможность того, что где-то у него есть дитя. Что произошло бы, если бы Том Риддл-старший соизволил оторвать свою графскую задницу от кресла? Если бы он подошел к своему сыну, обнял его и сказал, что жалеет о своем бегстве, жалеет о том, что бросил своего ребенка одного? Что, если бы он сказал, что хочет принять его в свою семью? Простил бы его тогда Волдеморт? Попытался бы новый наследник Слизерина установить большее понимание между факультетами? Положило бы это конец вражде между чистокровными и магглорожденными? К сожалению, ответы на эти вопросы были неизвестны, ведь ничего такого не произошло. Отец Волдеморта молча сидел на месте, оставаясь все таким же снобом и трусом, каким он был, когда убегал из семьи. И то, что Том Марволо Риддл не мог нести бремя ненависти и жалости собственной семьи, было понятно. Поэтому он убил их, притупляя свою боль, но от того еще сильнее вредя себе. Даже когда он смаковал их пищу, наслаждаясь сладкой местью, его душа металась в безмолвной агонии.
Гарри громко сглотнул, чувствуя, как начинает жечь горло.
Мерлин, как он понимал все это! Прежде чем Гарри узнал о своем происхождении, он тоже был одиноким, ненавидимым всеми ребенком. У него не было друзей, с которыми можно было поговорить. Он вспомнил, как чувствовал себя тогда. Словно падал в черную пропасть и не мог ни за что зацепиться, чтобы все это остановить. Что бы с ним произошло, если бы на его одиннадцатилетие не появился Хагрид, который рассказал ему о другом мире, в котором он – маленький, ни на что не годный мальчишка – был всеми любимым героем? А потом появились друзья, которые остановили его падение и вытянули на свет, показывая, что такое настоящая доброта и любовь. Какова была бы его жизнь, если б он не встретил Рона и Гермиону? Гарри даже представить это боялся. Возможно, он, следуя примеру Волдеморта, опустился бы на самое дно.
Жжение усилилось, и Гарри дал ему выход, от чего по щекам покатились слезы.
А потом он вдруг вспомнил слова Дамблдора о том, что Темный Лорд никогда не знал любви. Почему же еще тогда он принял этот факт, не задавая никаких вопросов? Почему не спросил у директора, какова причина? Почему никогда не задумывался об этом раньше? Гарри подавил желание горько рассмеяться. Ответ был до смешного прост. Он опирался лишь на свою ненависть к Волдеморту, не задумываясь о его чувствах. Гарри всегда поступал так с теми, кто его обижал. Ярким примером его предвзятого отношения был Снейп.
Северус Снейп – Пожиратель Смерти, приговоривший его родителей к смерти. А еще он был человеком, который рисковал своей жизнью ради Гарри и спасал его чаще, чем все остальные. Он преподал Гарри важный урок, показав, что часто вещи не такие, какими кажутся. Снейп заставил его открыть глаза и понять, что он не всегда развешивает на людях верные ярлыки. Снейп показал ему, какой сильной может быть любовь, которая сделала из Пожирателя Смерти верного союзника сына Лили.
А сейчас у Гарри появился новый спаситель. Последний человек на земле, который вообще мог претендовать на эту роль. И все же если бы не это истощенное создание, крепко обнимающее его сейчас, Гарри бы погиб на дне пещеры. Он наверняка превратился бы в одного из этих отвратительных инфери, которые окружили его несколько лет назад, когда он пытался уничтожить Темного Лорда – того самого, который сейчас спас ему жизнь.
Так какая сейчас к черту разница между Снейпом-героем и Волдемортом-монстром?!
Изумление от понимания было непередаваемым. И себялюбивые причины Риддла для спасения Гарри вдруг стали неважны.
- Ты там умер, Поттер? – внезапно прервал его размышления холодный голос.
Сейчас Поттер был очень далек от того, чтобы дать связный ответ.
- Что? – сумел выдавить он.
Ощущение пристального взгляда вернулось.
- Ты слишком тих и напряжен, - безразлично объяснил Волдеморт.
- К несчастью для тебя, я до сих пор жив, - парировал Гарри, уловив, наконец, нить беседы.
- Сейчас твоя кончина не сделает меня счастливее, - незамедлительно последовал ответ.
Гарри пришел в замешательство.
- Ээ… хорошо, да… это понятно… иначе ты бы меня не спасал, я прав? Но мне все равно непривычно слышать от тебя такое.
- Это понятно. Но ты забываешь об одной существенной детали - я сказал «сейчас», щенок.
- О...
- Да, Поттер. О.
Гарри ощутил, как его губы непреднамеренно сложились в легкую улыбку.
- Сейчас твоя кончина не сделает меня счастливее, - шепотом повторил он. Монстр в его груди снова проснулся и довольно замурлыкал.
Повисла короткая напряженная пауза, которую разорвал голос Волдеморта.
- Неужели я только что услышал привязанность в твоем голосе, Поттер?
- Да ни за что! – испуганно завопил Гарри, сам полностью не понимая, что имеет в виду. Но Темного Лорда, судя по всему, ответ полностью удовлетворил.
- Хорошо. Не думаю, что я смогу с этим жить.
Улыбка на губах Гарри стала еще шире. Дамблдор был абсолютно прав, когда говорил, что лучшее оружие против Волдеморта - это любовь.
- Что тебя так рассмешило, щенок?! – прошипел Риддл, и его голос стал холоднее от поднимающейся ярости.
И улыбка моментально сползла с лица Поттера.
- О… откуда ты знаешь, что я улыбался? – округлил глаза Гарри. – Разве ты что-нибудь видишь…? Подожди…
Он усиленно заморгал, прежде чем, наконец, понял, что различает тени в темноте. Но единственное, от чего могут появляться тени - свет.
- Это ты делаешь? – затаив дыхание, спросил Гарри.
- Нет, Поттер, не я.
- Тогда что это?
Невеселый смех прозвучал прямо в его ухо.
- Может, рассвет?
- Ерунда! Как мы можем видеть рассвет, если находимся в чертовой пещере?!
- Подумай, идиот, - еще тише произнес Волдеморт.
«Легче сказать, чем сделать, если моя батарейка полностью разряжена», - подумал Гарри, внимательно изучая стены в надежде найти лазейку, которая приведет его к свободе. Он еще раз увидит солнце, увидит своих друзей, купит дюжину Биг-Маков и съест их в один присест.
- Мерлин, - выдохнул он, наконец, - если это правда…
Его голос не мог передать всех тех эмоций, которые навалились на него. Он с силой сжал руки на груди, которую до этого обнимал, вызвав недовольное рычание Темного Лорда.
- Придержи свой энтузиазм, Поттер!
Волдеморт хотел добавить что-то еще, но остаток его речи потонул в оглушительном крике радости, который издал Гарри.
И пусть в её словах ни капли правды
Она... божественно права.
+23
ПрофильЛСE-mail
1820.02.2012 23:16
Adelinde
Сокровище Форума
Adelinde
Должность: ПЕРЕВОДЧИК Слизеринского Форума!
Сообщений: 143
Уважение: + +5476
Позитив: +77
Пол: Женский
Награды: Самый уважаемый в 2011-2012ггПереводчик 2011-2012Автор/переводчик самого комментируемого фика 2011-2012гг
Именная тема: Награды
Провел на форуме:
15 дней 15 часов
Зарегистрирован: 08.12.2010
Последний визит:
25.10.2013 22:17
17. Из огня да в полымя
Секретная база Ордена Феникса
Гриммуалд Плэйс 12, Лондон
20 декабря 2000, утро
- Рон! РОН! Может, ты, наконец, успокоишься и слезешь со шкафа?!
- Нет!
- Ну же, Рон! Тут нечего бояться.
- Я сказал, нет! И не говори со мной в таком тоне!
Непоколебимый отпор уже почти не удивлял. «Нет» - это был единственный ответ, который Рон выкрикивал как заведенный. Гермиона пожала плечами и со вздохом уселась на потертый обеденный стол. Несколько часов назад ее парень пулей вылетел из их спальни с криками «Проклятый убийца!», забрался на шкаф и теперь отказывался с него спускаться. Она, мистер и миссис Уизли, Джордж, Перси и даже Кричер обыскали весь дом сверху донизу, но так и не обнаружили никакой кровожадной гигантской змеи.
Сначала они восприняли все это довольно серьезно, особенно миссис Уизли, которая без конца повторяла «Я же вам говорила, что видела это чудовище. И это определенно был не боггарт». Даже Гермиона на мгновение поддалась панике и поверила, что Волдеморт как-то смог обойти защиту и шпионить за ними. И это напугало её сильнее, чем она готова была себе признаться. Пока они вместе с мистером Уизли прочесывали весь дом на наличие следящих чар и любых чужеродных магий, мысленно Гермиона снова и снова возвращалась к худшим моментам своей жизни. Она вспомнила о Батильде Бэгшот, смердящей спальне, битве с Нагини и о том, как Гарри закричал «Он идет!» и, схватив ее за руку, выпрыгнул в окно. Всего за мгновение перед этим девушка увидела темную фигуру, пересекающую комнату и протягивающую до невозможности бледную руку к подоконнику. А когда Гарри и Гермиона растворились в воздухе, фигура издала яростный крик.
Лишь трижды смерть была настолько близка к ней, и первым разом стала встреча с василиском. Гермиону до сих пор пробирала дрожь, когда она вспоминала о чудовищном блеске глаз, отразившемся от зеркальца, которое она держала в руке. Вторым – дуэль с Долоховым в Отделе Тайн. Этот прихвостень Волдеморта больше напоминал дикое животное, нежели человека. А третьим разом стала эта личная встреча с Темным Лордом. Гермиона до сих пор не могла понять, как Гарри без всякого страха мог сражаться с этим чудовищем лицом к лицу, когда сама она была готова потерять сознание от ужаса. Даже Беллатрикс – воплощение полного безумия – не пугала Гермиону так сильно.
Ее пальцы скользнули в карман и нащупали смятый клочок бумаги. Она достала его и аккуратно развернула. Это было то самое письмо, которое они украли из личных комнат Лидера и которое, как она до сих пор верила, обязательно приведет к Гарри. Это письмо доказывало, что Лидер либо работает на Волдеморта, либо действует с ним заодно. Разумеется, не было доказательств, что Лидер написал это письмо сам, но, по мнению Гермионы, хватало и того факта, что оно было именно у него.
В общем, содержимое письма оказалось более чем странным. Отправитель был уверен, что скоро Волдеморт придет к нему со своей армией, и тогда они все уладят. Другая часть письма касалась Драко Малфоя. Гермиона не смогла полностью разобраться в содержании, но была уверена, что отправитель письма (все-таки, скорее всего, именно Лидер) был доволен или скорее позабавлен чем-то. Потом отправитель посетовал на то, что Гарри до сих пор жив, а ему так хочется, чтобы Волдеморт прикончил его поскорее.
Гермиона взяла эту часть на заметку. Она не могла полностью закончить перевод без хорошего знания языка, а ее универсальный словарь оказался здесь бесполезен. Перевод большей части предложений она только предполагала. А единственное, что она поняла совершенно точно – это последнее предложение на английском языке, которое лишь разогрело ее любопытство.

В любом случае, уверен, что ты дрожишь от предвкушения, ведь я послал тебе это письмо обратно.
До скорой встречи, Д.Л.Н.

Гермиона перечитывала эту строку снова и снова. Ну почему у нее такое ощущение, что она упускает что-то важное? Что означают эти слова «Я послал тебе это письмо обратно»? Ее пальцы машинально оглаживали лист бумаги – да, да, именно бумаги, а не пергамента, хотя на вид бумага была очень старой и казалась ей знакомой. Девушка всегда гордилась своей блестящей памятью, она могла узнать большинство книг, журналов и свитков на ощупь, с условием, что раньше ей доводилось их читать. И сейчас эта бумага была ей знакома. Первоначально это точно была какая-то книга, потому что левый край листа был с зазубринами, словно его с силой вырвали. Но в памяти почему-то не возникало никаких ассоциаций, пока ее пальцы аккуратно ощупывали края бумаги. Гермиона все ждала, что вот-вот перед ее глазами предстанет обложка нужной ей книги, но по каким-то причинам этого не происходило. Расстроенно вздохнув, она сосредоточилась на следующей загадке.
Д.Л.Н.
Кому принадлежат эти инициалы? Лидеру? Так оно и есть, если это письмо написал он, ну а если нет? Взяв эту мысль за отправную точку, она решила, что сегодня прекрасный день для того, чтобы проникнуть в Центральную Магическую Лабораторию и поискать литературу, в которой бы упоминался один нехороший человек из Румынии, который водит дружбу с темными лордами, имеет дурацкую привычку постоянно разгуливать закутанным в мантию и называть себя Д.Л.Н. или Лидером. Девушка была уверена, что как только она в этом разберется, найти Гарри не будет проблемой. Решительно кивнув самой себе, Гермиона начала складывать письмо, но внезапно остановилась. В самом низу правого угла на бумаге совсем слабо отпечаталось какое-то слово. Гермиона попыталась прочесть его, подставив под утренние лучи солнца.
- В… Вокс… Воксхолл? – пробормотала она себе под нос и непонимающе нахмурилась.
- Гермиона!
Девушка резко вздернула голову, от чего пушистые волосы упали ей на лицо, и чуть не выронила письмо. Быстро сунув его в карман, она повернулась к ухмыляющемуся Джорджу Уизли.
- О, два наших голубка снова вместе! Ничего другого я и не ожидал. Но почему ты не рядом со своим возлюбленным? На этом без сомнения удобном шкафу?
- Прекрати это, Джордж! – отрезала девушка, скрещивая на груди руки.
- Хорошо, - усмехнулся он, - просто чтобы ты знала: у нас неожиданный гость.
- Кто? – тут же спросила она.
- Сейчас сама увидишь, - Джордж прищурился и повернулся к брату. – Поторопись, Рон, мы не собираемся ждать тебя вечно.
- Я никуда не пойду, - последовал ворчливый ответ.
- Спускайся, плакса, а то снова заснешь, и пригрезится тебе змея вместо сладкой подружки!
И пока Гермиона боролась с румянцем, такая же вспыхнувшая до корней волос рыжая голова аккуратно выглянула из-за шкафа, посмотрела на них сверху вниз и яростно заорала:
- Это был не сон!
Джордж быстренько поздравил себя с тем, что вогнал этих двоих в краску, не прибегая ни к каким магическим ухищрениям. Но прежде чем он успел ответить, прозвучал успокаивающий голос Гермионы.
- Рон, все в порядке, честно. Спустись, пожалуйста.
- Нет!
- Не веди себя как ребенок!
- НЕТ!
- Это безнадежно, - вздохнула Гермиона, поворачиваясь к выходу.
- Ты так думаешь? - рассмеялся Джордж. И Гермиона тут же заподозрила неладное. – Тогда пришло время отчаянных мер. Рон, это последнее предупреждение.
- Отстаньте от меня!
- Джордж, что ты… - но прежде чем девушка успела спросить, брат ее парня усмехнулся и, достав палочку, указал ею на шкаф.
- Serpensortia multiplex!
В ту же секунду шкаф заполонили многочисленные змеи разных расцветок и размеров и, шипя и извиваясь, стали забираться под одежду Рона.
- ДЖОРДЖ!
В мгновение ока Рон оказался на полу, костеря брата и пытаясь догнать его, но тот уже успел спуститься на первый этаж.
А все, о чем могла думать Гермиона в этот момент…
Ну, наконец-то!
Лондон, Министерство Магии
20 декабря 2000, 7:15 утра.
- Не волнуйтесь, Долорес, я не оставлю вас в таком состоянии на целый день, хотя вы и заслуживаете это за то, что солгали мне о моем горячо любимом друге.
Лидер окинул взглядом женскую фигуру за столом. Амбридж безучастно смотрела в потолок. Он чуть откинулся назад, удобнее устраиваясь в ее кресле.
- На самом деле, мне давно пора откланяться. Мне просто необходимо поприветствовать Темного Лорда, я ведь так давно не видел его, - он тихо рассмеялся. – Вы, конечно, понимаете, - прошептал он и наклонился к кипе пергаментов, лежащих на столе.
- Что ж, это была занимательная беседа. Даже жаль, что вы о ней не вспомните.
Он снова рассмеялся.
- Хочу отдельно поблагодарить вас за этот отчет о Битве за Хогвартс. Мне всегда было любопытно, в чем именно ошибся Волдеморт, а с помощью этих сведений я смогу изучить его ошибки. Знаете, юный Малфой боится говорить об этом, но это понятно. Разговоры о слабостях хозяина могут плохо сказаться на его здоровье. Но Драко никак не может понять, что я куда искуснее управляю своей силой, нежели его господин. У меня было три сотни лет для приобретения неплохого опыта, и именно поэтому Темному Лорду будет куда лучше, если он станет моим союзником, а не врагом. Держу пари, вы уже поняли это на собственном опыте, - Лидер говорил легко, словно пересказывал удачную шутку. Его пальцы перелистывали пергаменты, пока не достали один из них.
Он изучил текст и внезапно стал серьезнее.
- Хотя, должен признать, что меня изумляют кое-какие вещи … Например, некоторые диалоги меня беспокоят, очень беспокоят…
Его глаза опустились на пергамент, чтобы прочесть несколько строк, хотя он уже знал их содержание.
...
Темный Лорд: Кто будет твоим щитом сегодня, Поттер?
Поттер: Никто. Теперь, когда нет хоркруксов, остались только ты и я. «Ни один из них не может жить спокойно, пока жив другой», и один из нас уйдет сегодня.
...
- Нет хоркруксов, - тихо прошептал Лидер, задумчиво поигрывая со Старшей Палочкой.
- Гхм… будет верхом глупости, если я решу воспользоваться этой палочкой сейчас… Терпение – благодетель, - произнес он в пустоту и кивнул.
- Ладно, полагаю, мне пора идти, Долорес. Близится великое время, - он опустился на колени рядом с рассеянной Амбридж и, не мигая, посмотрел ей в глаза.
- Finite Incantatem. Rennervate.
Женщина тут же зашевелилась и с замешательством на него посмотрела.
- Лидер? Что только что произошло? – непонимающе спросила она.
- Боюсь, вы лишились чувств, Долорес. Вам просто необходимо отдохнуть, - спокойно ответил он, помогая ей подняться на ноги.
- Да, я себя нехорошо чувствую, - пробормотала Амбридж, поспешно отдергивая руку от его ледяных пальцев. – О чем мы говорили? – спросила она, борясь с головокружением.
- О, ни о чем важном, все само собой разрешилось. А теперь прошу меня простить, мне пора. У меня назначена важная встреча. Увидимся позже, Министр.
И не дожидаясь ее ответа, Лидер с невероятной скоростью покинул кабинет.
Амбридж тупо смотрела на то место, где он стоял всего мгновение назад, а потом коснулась виска. Ее взгляд упал на стол. Там, на кипе пергаментов невинно лежала Старшая Палочка.
Она чувствовала, что что-то… упустила.
Известняковый карьер, Южная Англия
20 декабря 2000, 7:30 утра.
Гарри был ослеплен. В прямом смысле. Яркий утренний свет пробивался сквозь расщелину над ними, заливая пещеру светом. Гарри зажмурился и моргнул несколько раз, привыкая к поменявшемуся освещению. Через пару мгновений он понял, что его зрение не так безнадежно при естественном свете. Ему даже удалось распознать некоторые объекты, которые его окружали. Гарри было уже плевать на то, что он замерз и зверски хотел есть, он никак не мог перестать любоваться блестящей на солнечном свете сосулькой и искрящимися узорами, разрисовавшими заиндевевшие камни.
- Разве это не прекрасно? - тихо спросил Гарри, откидывая голову на костлявое плечо.
- Не вижу в этом ничего прекрасного, Поттер.
Ах, да, ведь рядом с ним стоял вспыльчивый Темный Лорд, но Гарри это больше не беспокоило – по крайней мере, не так сильно, как сначала. Он был счастлив, что не один здесь. Что может вот так обнимать кого-то. Хотя куда счастливее он бы стал, получив свободу. Честно говоря, Гарри не мог дождаться момента, когда выберется отсюда, а потом достанет себе что-нибудь теплое и съедобное.
- Чего же мы ждем? Идем!
Волдеморт прижался лицом к его шее и раздраженно прошипел:
- Как я говорил ранее, сейчас я никуда не пойду. Во-первых, я до сих пор не согрелся, а во-вторых, я не жажду попасть в руки авроров, которые точно сидят в засаде.
- Думаешь, они ждут нас?
Темный Лорд фыркнул.
- Именно этого я и ожидаю. А их внимание привлекать крайне нежелательно. Они наверняка сочли нас мертвыми.
Гарри прикусил губу. Может ли он доверять словам Волдеморта? И даже если Риддл прав, ему очень хотелось выбраться наружу, встретиться с этим патрулем и задать ему несколько наводящих вопросов.
- И что ты предлагаешь? – поинтересовался он.
Удивительно, но ответ последовал незамедлительно. Видимо, Волдеморт уже думал об этом раньше.
- Дождемся полуночи, выберемся из-под защиты и попытаемся аппарировать.
Гарри онемел от удивления.
- Полуночи?! Да ты надо мной издеваешься! К тому времени мой желудок переварит сам себя! И как ты собрался аппарировать, если не в состоянии даже подсушить свою одежду? Не то что бы это удалось мне, но…! А что насчет…!
Его тираду прервала ледяная рука, опустившаяся на его затылок, и раздраженный шепот, раздавшийся прямо в ухо.
- Попытайся кричать еще громче, Поттер, а то они нас еще не заметили.
Гарри повернул голову, и первый раз за сегодняшнее утро посмотрел прямо в лицо Темного Лорда. Он был болезненно бледен и истощен даже сильнее, чем обычно (если это физически возможно). Его глаза казались не столь угрожающими, ведь солнечный свет затмил горящий в них гнев. Хотя они как и прежде производили неизгладимое впечатление. Гарри не смог продержаться долго и первым отвел взгляд. Когда он заговорил, голос его был спокоен.
- У меня нет причин бояться их.
Хватка на его шее стала сильнее.
- Неужели, Гарри? И почему же тогда они решили убить тебя? Кроме того, как думаешь, как они отреагируют, увидев нас в такой позе?
Вот теперь Поттеру на самом деле поплохело, что особенно четко чувствовалось на фоне недавней радости.
- Эм… думаю, они убьют меня раньше, чем я успею их поприветствовать, - наконец, признал он.
Волдеморт тихо рассмеялся.
- Рад, что ты так быстро это понял.
Гарри пожал плечами и, справившись с болью, произнес:
- Без разницы. Я не собираюсь ждать полночи, уж прости.
С этими словами он начал быстро высвобождаться из чужих объятий, не обращая внимания на оскорбления и протесты Риддла. Наконец, Гарри выпрямился и потянулся, удивившись тому, как холод охватил его тело за считанные секунды. Но прежде чем дискомфорт стал невыносимым, он быстро пошел к щели, пытаясь разогреться. Ему не терпелось ощутить на своей коже теплые лучики солнца, которые могли просушить его мокрую одежду. Но как только Гарри добрался до расщелины, солнце решило спрятаться за облака. Холодный ветер резанул по коже, и Поттер едва сдержал дрожь, оглядываясь по сторонам. Его поприветствовала полная разруха. И что было еще хуже - это место казалось пустующим и заброшенным. Их не подстерегала армия авроров, как того ожидал Темный Лорд. Кстати о последнем - очень раздраженный, тот внезапно материализовался прямо позади Гарри. Это привело Поттера в еще более дурное расположение духа.
- Ну и где они? – огрызнулся он.
Волдеморт не ответил. Его губы искривились в неприятной ухмылке, и он, одарив Гарри испепеляющим взглядом, решительным шагом направился к центру кратера.
- Их здесь нет, да? – взволнованно спросил Поттер, нагоняя Темного Лорда.
- Ты солгал?
Ответа не последовало. Волдеморт лишь ускорил шаг.
- О чем еще ты мне солгал, зараза?!
- Предупреждаю тебя, Поттер! Закрой рот, пока я тебе в этом не помог!
Гарри нагнал разъяренного мага. Хотя неизвестно было, кто из них взбешен сильнее.
- Нет, НЕТ! Я скажу тебе, что думаю по этому поводу! Я думаю, что ты обо всем мне лгал! Все это было лишь игрой, я прав? Это какой-то особо изощренный план, согласно которому я должен к тебе присоединиться! Здесь и авроров не было, да? Этот твой план должен был заставить меня довериться тебе, чтобы я предал Орден и ты перебил всех нас как собак, я прав? Держу пари, твоя палочка до сих пор при тебе!
- Поттер…
- Да, вот теперь все начинает обретать смысл!
- Поттер!
- Почему авроры вдруг надумали меня убивать, если я один из них? Недочет в твоем плане, да?
- ПОТТЕР!
Гарри, наконец, замолчал, и они оба остановились, прожигая друг друга взглядами и прерывисто дыша.
- Твои предположения нелепы и абсурдны одновременно. Но честно говоря, мне плевать.
Поттер презрительно скривил губы.
- Я сейчас тебе покажу, на что не плевать мне.
В следующую секунду его кулак врезался в подбородок Темного Лорда. С ощущением удовлетворения и одновременно дискомфорта Гарри наблюдал за тем, как длинное тело падает в снег. Он скоро с ума от самого себя сойдет. Монстр в его груди протестующе взревел - ему не понравилось то, как Гарри обращается со своим спасителем – правда, свою совесть ему удалось успокоить, когда Волдеморт довольно быстро пришел в себя.
Высокая фигура медленно поднялась с земли. Длинные пальцы коснулись рассеченной губы и смахнули капельки выступившей крови. Красные глаза опасно вспыхнули.
- Как я и говорил, ты просто нелепый щенок, - голос Волдеморта пробирал до костей. – Я не хочу, чтобы ты присоединялся ко мне, я хочу, чтобы ты сдох. И я хочу этого прямо сейчас.
С этими словами Темный Лорд набросился на Гарри и прижал его к земле, впиваясь ногтями в сонную артерию на шее. Другой рукой Риддл ловко обхватил оба запястья мальчишки, сжимая так крепко, что хрустнули кости. Когда Гарри вскрикнул от боли, Волдеморт в ответ лишь жестоко рассмеялся.
- Если бы у меня была палочка, Поттер, я играл бы с тобой в совсем другие игры; разделывал бы заживо на кусочки. В отличие от тебя, я пытался призвать свою палочку, но, как видишь, мои попытки не увенчались успехом. Неужели ты на самом деле думаешь, что я позволил бы тебе касаться меня, если бы рядом со мной были мои люди?!
Гарри немного извернулся и сумел ударить Волдеморта по позвоночнику. Как ни странно, это помогло. Темный Лорд отпустил его шею и согнулся от боли.
- Так давай закончим это, ублюдок! – выкрикнул Поттер. От истощения и кратковременной нехватки кислорода у него кружилась голова. – Я покажу тебе, что чувствуешь, когда тебя кто-то душит.
Гарри быстро оседлал Волдеморта и с силой сжал пальцы на тонком горле.
Риддл захрипел, а его глаза почти комично расширились. Он протянул руку к лицу Гарри и попытался его оттолкнуть, длинные ногти зло оцарапали правую щеку юношу. В следующую секунду Поттер, сам того не желая, ослабил хватку. Он устал.
Он не мог этого сделать.
Нет, хуже - он не хотел этого делать.
- Черт, - прошипел Гарри, откидываясь назад и вытирая руки о брюки. И почему они были такими влажными и липкими? Он отстраненным взглядом окинул свои ладони.
Кровь. Его руки были в крови.
- Какого черта…! – вскричал Гарри, соскакивая с Темного Лорда.
Волдеморт неподвижно лежал в снегу, его пальцы впились в собственную грудь, изо рта вырывались хрипы, а сам он невидящим взглядом смотрел в небо.
- Что я наделал? – прошептал Гарри, падая на колени рядом с Риддлом и ближе склоняясь к его лицу. Он наблюдал за тем, как темная кровь пропитывает одежду и, стекая по тонкой шее, падает в снег. – Я… прости… я не хотел…
Волдеморт судорожно вздохнул.
- Это… не… возможно… Он пришел…
- Что? – Гарри, наконец, понял, что губы Темного Лорда движутся.
- Он пришел за мной…
- Что?! Кто?!
На Гарри внезапно накатила тревога. Он посмотрел на небо и увидел, как одно темное облако спустилось так низко, что теперь почти касалось верхушек деревьев.
- Том?! Что это?! – закричал Поттер. Чувство тревоги возросло во стократ, словно что-то смертельно опасное и невидимое нависло над ними. Волдеморт резко отпихнул Гарри в сторону и в следующую секунду вскочил на ноги, бросившись в сторону леса и исчезая за деревьями.
- ВОЛДЕМОРТ! Подожди меня, ублюдок! – закричал Гарри, он погнался следом за Темным Лордом, несмотря на то, что ноги едва его держали.
«Провались оно все! - обиженно думал он. – «Какие проблемы я нашел себе на этот раз?»
И почему-то он очень боялся узнать ответ.
И пусть в её словах ни капли правды
Она... божественно права.
+21
ПрофильЛСE-mail
1927.02.2012 23:04
Adelinde
Сокровище Форума
Adelinde
Должность: ПЕРЕВОДЧИК Слизеринского Форума!
Сообщений: 143
Уважение: + +5476
Позитив: +77
Пол: Женский
Награды: Самый уважаемый в 2011-2012ггПереводчик 2011-2012Автор/переводчик самого комментируемого фика 2011-2012гг
Именная тема: Награды
Провел на форуме:
15 дней 15 часов
Зарегистрирован: 08.12.2010
Последний визит:
25.10.2013 22:17
18. Воссоединение
Известняковый карьер, Южная Англия
20 декабря 2000, 8:05 утра.
Лес, окружавший разрушенный карьер, был на удивление тих. Ветви старых деревьев склонились под напором покрывшего их мокрого снега, и на них медленно опустилось темное облако, которое превратилось в холодный густой туман, поплывший над землей причудливыми узорами. И там, куда распространялся этот туман, все покрывалось инеем.
Драгомир бесшумно опустился на гнилой ствол древнего бука. Его тело могло не подчиняться законам гравитации по его же желанию, а его сущность вампира со способностями мага возводила его практически на пьедестал бога. Он был идеальным созданием и мог в любое время положиться на свое природное чутье. Для его глаз ничто и никогда не было преградой. Поэтому он и воспользовался магическим туманом, который позволял ему оценить обстановку, прежде чем начать охоту.
Мягкий солнечный свет придал этому спокойному месту еще более умиротворенную атмосферу. Именно она помогала Драгомиру сохранить относительное хладнокровие и здравый рассудок с тех пор, как он ощутил знакомый запах.
Он знал, что ему нужно будет сохранить спокойствие, когда настанет время их встречи.
Прошло так много лет с тех пор, как он виделся с этим изумительным магом в последний раз. Между ними столько всего произошло и столько проблем осталось нерешенными. Теперь настало время исправить это упущение.
Пока он шел между деревьями, удовлетворение все настойчивее захватывало его, а в голове уже складывались планы на момент их встречи.
Драгомир совершенно не смотрел себе под ноги, хотя тропинка, по которой он шагал, была далека от совершенства, и он очень удивился, когда носок его ботинка зацепился за замерзший корень дерева. Превосходные инстинкты помогли ему немного замедлить падение. Уцепившись за ствол, он плавно съехал по нему вниз и оглянулся на место, которое стало причиной падения. Драгомир одарил его таким набором слов, которые не престало произносить лицу его положения. С усилием поднявшись на ноги, он стряхнул с плеч снег. Вот это уж точно не соответствовало его статусу бога.
Даже опытным вампирам вроде него не чужды были недостатки, которые могли и не проявиться за две сотни лет, поэтому Драгомир не обратил на эту маленькую оплошность никакого внимания. Все-таки за триста семьдесят четыре года он не единожды оступался и принимал поспешные решения.
Ну и что? Смертные совершают ошибки намного чаще, хотя их жизни так мимолетны.
Именно поэтому их можно было счесть ошибками природы, которые просто необходимо исправить.
Придя к согласию с самим собой, Драгомир быстро осмотрел окрестности - пора было начинать охоту, но тут в его мысли вторгся какой-то шум. В один миг вампир оказался в тени изогнутой ветви дерева. Темный Лорд заметил его появление, хотя Лидер старался сделать его как можно незаметнее. Собственная ошибка безмерно раздражала, впрочем, Драгомир быстро о ней позабыл. Куда больше его занимало удовлетворение от почти осязаемого беспокойства темного мага. Чем больше он об этом размышлял, тем нестерпимее становилась жажда. Такими темпами Драгомир быстро сдастся и удовлетворит свое желание, хотя именно этого он делать не собирался. Он должен был сопротивляться своим порывам и подавлять жажду. Сейчас, когда Волдеморт стал намного опаснее, нужно было действовать очень осторожно. Тем более, то, что произошло между ними сорок лет назад, никак не способствовало сближению.
Мягкий звук становился все ближе. С каждым шагом Драгомир все отчетливее слышал прерывистое дыхание Темного Лорда, с каждым шагом их встреча неизбежно приближалась.
Лидер с силой сжал зубы, подавляя вспыхнувшую жажду крови. Справившись с этим, он медленно вышел из своего укрытия и остановился посреди присыпанной снегом дороги, пересекающей лес. Теперь их разделяли секунды. Если бы его сердце способно было биться, он бы точно почувствовал бешеный ритм внутри.
Драгомир опустил взгляд и недовольно растер грудь, прежде чем снова посмотреть на дорогу.
И стоя в тени вырванного с корнем дуба, он, наконец, увидел того, кого так хотел. Темного Лорда, его навязчивую идею и личную одержимость вот уже на протяжении тридцати восьми лет. Да, у Леонтины были основания сходить с ума от ревности.
После нескольких секунд пристального изучения Лидер взял себя в руки и двинулся к замершему на месте магу. Одного лишь взгляда из-под капюшона на эту высокую и явно истощенную фигуру хватило, чтобы разбудить в нем желание.
Жажда сжала горло.
- Это заняло немного больше времени, Волдеморт, но я… нашел тебя, - мягко прошептал Лидер, приближаясь к внимательно рассматривающему его мужчине.
Алые глаза настороженно следили за каждым его движением. Маг уже заметил, какой жаждой горят глаза вампира.
- Ты выглядишь иначе.
Драгомир остановился, его гипноз мог подействовать на Темного Лорда с расстояния не более пяти футов.
- Даже твой запах немного изменился, - добавил он и усмехнулся, обнажая белоснежные зубы.
Волдеморт не сдвинулся ни на дюйм.
- Но он по-прежнему аппетитен, - Драгомир усмехнулся чуть шире и протянул руку, касаясь кожи Темного Лорда. Тут же раздалось яростное шипение, и Лидер, помедлив немного, убрал ладонь. На мгновение его губы недовольно поджались.
- Ты ведь до сих пор не поприветствовал меня, Волдеморт. Я знаю, мы расстались на враждебной ноте, да и те гости, которых ты отправил ко мне в Румынию, оказались несколько нежеланными…
Лицо Темного Лорда оставалось совершенно бесстрастным, вот только глаза заметно потемнели.
- Ты, кровососущий урод, - наконец, произнес он, – мне следовало сделать это еще в прошлый раз, но уверяю, что уничтожу тебя, даже если для этого мне придется разорвать тебя на мелкие кусочки и развести их в разные стороны света, - если бы у Волдеморта так сильно не дрожали губы, его холодный голос прозвучал бы по-настоящему угрожающе.
Наступила минутная тишина, прежде чем вампир мягко рассмеялся. Он не глупый человечишка, которого может испугать темный маг. Наоборот, происходящее его забавляло.
- Что я могу на это ответить… Я восхищен тем, что ты до сих пор помнишь меня и то обещание, которое ты мне дал. Приятно осознавать, что я не из тех, кого так просто выкинуть из головы. Но позволь напомнить, ты обещал вернуться ко мне в течение двадцати лет. К тому времени ты рассчитывал покорить мир, стать сильнейшим среди магов и убить меня. Что случилось, Волдеморт? Я ждал тебя почти в два раза дольше, мне было любопытно, чего же ты достиг, и вот я нашел тебя в лесу, беззащитного и раненного.
Лидер прервался, желая получше рассмотреть смертного.
- Неужели во всем виноват мальчишка? Должно быть, он на самом деле особенный. Его зовут Гарри Поттер?
Темный Лорд чуть дрогнул, но смог сохранить невозмутимость на лице.
- И как же ты собираешься убить меня, если не можешь справиться даже с подростком? – издевательски протянул вампир.
Волдеморт оставался неподвижным, хотя ярость все-таки просочилась сквозь равнодушную маску, когда Лидер подошел ближе и склонился к самому его уху.
- Скажи мне, это правда? Ты на самом деле умираешь, и ничто не способно сохранить тебе жизнь? Неужели Поттер сумел уничтожить тебя? Твоя аура слаба, очень слаба…
Все это время Волдеморт не дышал. Вампир понизил свой мелодичный голос до вкрадчивого шепота.
- Это очень плохо. Но я могу помочь тебе, ты и сам это знаешь. Все, что тебе нужно – попросить.
- Никогда! – отрывисто прошипел Темный Лорд, практически не разжимая губ.
Драгомир мог только восхититься тем, как держит себя этот человек в такой безнадежной ситуации. Не в состоянии удержаться, он придвинулся еще ближе.
- У тебя нет выбора. Признай, что в глубине души ты согласен со мной. Только я могу подарить тебе вечную жизнь… в некотором смысле. Я все сделаю очень быстро. Это не займет больше минуты, я обещаю.
- Я уже отказался. Не заставляй меня повторяться, кровопийца. Я не дам тебе времени на раскаяние!
Но Лидер не прислушивался к словам, он восхищался. Его враги не то что никогда не угрожали ему, но вообще с трудом оставались в вертикальном положении.
Этот маг на самом деле был единственным в своем роде.
- Если таково твое решение… Хмм, вижу, ты так и остался мальчишкой, охваченным гордыней. Но это мне в тебе и нравится... В любом случае, это немного не по теме, но на тебе сейчас очень занимательный пуловер. Ты изменил свой гардероб в интересную сторону. И что означает эта большая «Г»?
С Волдеморта тут же слетело все напускное спокойствие, и он затрясся от ярости.
Лидер усмехнулся еще шире.
- Забудь. Это не так уж важно. Но мне интересно, о чем ты думаешь. Ты пришел в ярость, потому что испугался, да? Ты прекрасно знаешь, что я могу покончить со всем этим прямо сейчас, и твое разрешение мне ни к чему.
Еще одна коварная ухмылка.
- И я бы так и поступил, но это не доставит мне удовольствия. Твоя кровь сейчас так холодна, что с трудом передвигается по венам. И она не стоит моих усилий, особенно после сорока лет ожидания.
Губы Драгомира коснулись ледяной мочки уха, а длинные бледные пальцы вцепились в перепачканную кровью одежду Волдеморта.
- Хотя не могу сказать, что ты не соблазнителен. И так приятно осознавать, что моя магия до сих пор действует на тебя. Мило, очень мило, на самом деле…
Его губы скользнули по виску Темного Лорда.
- Твоя выносливость потрясающа. Думаю, я просто обязан дать тебе второй шанс. Докажи, что ты этого заслуживаешь. Мне очень не хочется думать, что я совершенно напрасно так долго тебя ждал. Так что советую тебе выжить, убить Поттера и сразиться со мной. Если справишься, то, возможно, я смогу предложить тебе кое-что, отвечающее твоим интересам.
Кончик носа Лидера аккуратно потерся о челюсть Темного Лорда, смакуя солоноватый аромат.
- Я отпущу тебя, - пробормотал он, - но только на этот раз. Когда мы встретимся в следующий, обещаю, я не буду таким снисходительным.
- ЭЙ!
Драгомир посмотрел поверх плеча Волдеморта и увидел молодого смертного, замершего неподалеку. Разинув рот, тот смотрел прямо на них. Лохматые черные волосы торчали во все стороны, давая возможность рассмотреть шрам на лбу, который рассказал о своем владельце почти все.
Лидер зло улыбнулся юноше и поднес к губам перемазанный в крови палец, медленно облизывая его словно гурман, смакующий вино. В следующую секунду Драгомир исчез в вихре тумана.
- Что, черт возьми, это было?
- Кто этот человек?!
Гарри никак не удавалось побороть изумление. Не каждый день увидишь Темного Лорда в объятиях другого человека.
Щеки Гарри слегка порозовели, когда он вспомнил, что совсем недавно они делали то же самое, пусть и в целях выживания. Но это не отменяло того факта, что ему довелось стать очевидцем действительно странной картины. У него не было полной уверенности в том, что эти двое обнимали друг друга, но даже его отвратительного зрения хватило для того, чтобы понять, что стояли они непозволительно близко друг к другу. И еще этот урод с капюшоном на голове делал что-то отвратительное с лицом Волдеморта – по крайней мере, со стороны все выглядело именно так. Гарри попытался угадать, кто бы это мог быть. Для девушки незнакомец был слишком высок, и это не был аврор (об этом даже думать было страшно), но кто тогда?
Пожиратель Смерти?
И с каких пор Волдеморт так панибратски относится к своим последователям?
У Риддла никогда не было друзей, так кто же этот Незнакомец?
Но что еще более важно, почему Волдеморт внезапно испугался и запаниковал?
Гарри хотел получить хоть какие-нибудь ответы, поэтому, не обращая внимания на слабость в коленях, он спотыкаясь двинулся вперед, все ближе подходя к замершему каменным изваянием Темному Лорду.
- Что происходит? – повторил вопрос Гарри, но на этот раз немного робко.
Волдеморт неторопливо повернул голову и посмотрел на источник всех своих проблем. Его багровые глаза казались безжизненными и пустыми.
- Не твое дело, Поттер, - прохрипел он, снова обращая свой взгляд в никуда.
- Это был Пожиратель Смерти? Ты хотел…?
- Убирайся, пока снова не завалил меня своими обвинениями, - отрезал Темный Лорд, даже не глядя на юношу.
Гарри прикусил губу и уверенно кивнул.
- Думаю, это мне и стоит сделать.
Он скрестил на груди окоченевшие руки и попытался заставить двигаться онемевшие ноги. С его стороны было глупо ожидать ответа. Волдеморт, этот ублюдок, рассказывал ему лишь то, что в будущем не имело значения. А это значит, что он не рассказывал почти ничего. Гарри был уверен, что Риддл прекрасно знает, что происходит, что он достаточно близок с тем незнакомцем и он наверняка знает, кто решил оставить их в пещере (он уже почти сожалел о тех нападках, которые позволил себе несколько минут назад – очевидно, его выводы были неправильными, и Волдеморт вряд ли захотел быть заточенным вместе с ним только ради того, чтобы заполучить союзника) и многое другое, о чем Темный Лорд не хотел говорить.
Как бы то ни было, теперь Гарри все равно. Ему нужно как можно скорее добраться до Лондона и забыть эту странную историю.
Главное, чтобы собственное тело сотрудничало с ним, а не тряслось в неконтролируемой дрожи.
Гарри судорожно вздохнул и попытался сглотнуть вставшую поперек горла желчь. Надо было надеяться, что он найдет помощь до того, как замерзнет до смерти.
Мягкий шелест мантии и раздавшийся после этого глухой стук заставили его замереть. Он с недоверием оглянулся и обнаружил, что Волдеморт не только не сделал шага вперед, но еще и рухнул на колени и… Мерлин…
Гарри в оцепенении наблюдал за тем, как мужчина, словно в замедленной съемке, заваливается вперед и падает в снег.
- Волдеморт? – прошептал Поттер. Все это выглядело настолько чудовищным концом, что он… что он…
Что он даже не знал, что делать. Его мозг выбрал наихудший момент для того, чтобы взять перерыв. Единственное, что Гарри понимал - ему надо бы радоваться, но что странно, именно этого он хотел меньше всего.
Медленнее, чем самому того хотелось, Поттер отвернулся от беспомощного мага и продолжил идти вперед.
- Это не моя проблема, - бормотал он себе под нос. - Не имеет значения, что он мне говорил, не имеет значения, что я чувствую, он все равно остается убийцей. Тем, кто убил моих родителей.
Как только Гарри произнес эти слова, он мог бы поклясться, что перед его глазами встали их лица. Он быстро осмотрелся и почти сразу понял, что это всего лишь иллюзия, игра его изнуренного мозга. От этого стало еще хуже.
- Он убил тех, кого я любил. Или они умерли из-за него; разница не так велика… Джинни… - горло безжалостно сдавило, и он практически ощутил, как ее ладошка накрывает его руку, но когда Гарри повернул голову, она исчезла.
- Фред, Тонкс, Люпин, Дамблдор, Добби… Сириус… - по мере того, как он называл эти имена, их лица появлялись прямо перед ним. Они смотрели на него с грустью и пониманием.
- Прекрати! Прекрати это! Похоже, я схожу с ума! – закричал Гарри, пряча лицо в ладонях.
Его спина вздрагивала, пока он пытался подавить слезы и протолкнуть дальше ком, вставший в горле. Гарри потер воспаленные глаза, стирая влагу. Подняв взгляд, он замер.
Перед ним стоял он сам.
Это, должно быть, еще одна галлюцинация, потому что даже без очков он опознал в этом силуэте самого себя. Его другое я было чистым, выбритым, одетым в новую экипировку для аврорских тренировок. Яркие зеленые глаза двойника не смотрели на реального Гарри; они изучали что-то за его спиной.
- Вот как, - пробормотал Гарри. – Либо я самовлюбленный нарцисс, либо у меня не все в порядке с головой.
Он попытался продолжить путь, но двойник преградил ему дорогу.
- Убирайся, ты лишь игра моего воображения!
Ответа Гарри не ожидал, и он на самом деле его не получил.
- По крайней мере, не смотри на него! Я не собираюсь ему помогать! Я не могу! Хотя бы ради тех, кого он убьет в будущем! Нет, нет и еще раз НЕТ!
Двойник продолжал смотреть в ту же точку, от чего Гарри сжал кулаки.
- Мерлин, должно быть, со мной решило побеседовать мое подсознание… Что мне нужно сделать?! Я не должен помогать этому ублюдку, но если не помогу, меня до конца жизни будет мучить совесть. Даже через сотню лет, лежа на смертном одре я буду думать о том, как Волдеморт спас мне жизнь, а я позволил ему умереть… Это будет преследовать меня всю жизнь… И я стану похожим на эту спятившую Плаксу Миртл.
Двойник, порожденный его больным сознанием, исчез, и от этого Гарри разозлился еще сильнее. Он промаршировал к мужчине в снегу, опустился рядом с ним на колени и вздернул за воротник.
- Слушай сюда, ублюдок. Я лучше умру, чем останусь перед тобой в долгу! И чтобы избавиться от этого обязательства, я тебе помогу!
Гарри обхватил бледный подбородок пальцами, но Волдеморт, судя по всему, потерял сознание.
- И не смей заподозрить в этом что-нибудь личное! Я тебя ненавижу. В тебе нет ничего хорошего, кроме приятной на ощупь мягкой кожи…

- ЧЕРТ! Я не это хотел сказать! У меня опять помутнение рассудка! Сам понимаешь, мой мозг уже перешагнул лимит!
Темный Лорд не ответил.
- Отлично. Тогда пошли, ублюдок. Немой Волдеморт – хороший Волдеморт.
Гарри водрузил Риддла на спину, и его колени тут же подогнулись, поспешив встретиться с землей.
- Не понимаю, почему мешок с костями вроде тебя такой тяжелый, - зло выдохнул он, подхватывая мужчину под коленями и начиная свой бесконечный, на его взгляд, путь по тихому лесу.
Тем временем где-то в тени деревьев прищурились глубокие синие глаза.
- Гарри Поттер… Хмм, интересно…
Секретная база Ордена Феникса
Гриммаулд Плейс 12, Лондон
20 декабря 2000, 9:10 утра.
- Джордж! Рон! Когда. Вы. Наконец. Успокоитесь!
Молли Уизли с покрасневшим от напряжения лицом пыталась растянуть своих детей в стороны. Когда после очередной попытки у нее снова ничего не вышло, она начала колотить их по головам первым, что попалось под руку – деревянным подносом.
- Вам не кажется, что вы уже вышли из того возраста, чтобы устраивать детские потасовки?
- Но… мам… - начал было Рон, но тут же заткнулся под требовательным взглядом Гермионы. Раздраженно вздохнув, он выпустил из тисков голову брата, с которой вот уже несколько минут пытался снять скальп голыми руками.
Джордж захихикал, но сразу замолк, заметив, что мать, скрестив на груди руки, сверлит его угрожающим взглядом.
- Рад видеть, что хорошее настроение не покинуло вашу семью.
Рон и Гермиона замерли на мгновение и синхронно повернули головы, лицом к лицу сталкиваясь с высоким чернокожим мужчиной, который стоял, опираясь на дверной косяк.
- КИНГСЛИ?! – в унисон воскликнули они.
- Здравствуйте, детишки, - он сердечно улыбнулся и притянул их в короткие объятия. – Как жизнь?
Гермиона первой сумела наладить контакт между мозгом и ртом.
- Но как это возможно?! Как вы смогли сбежать из Азкабана?!
Бывший Министр покачал головой и помассировал переносицу.
- Это сложный вопрос… Я уже начал объяснять это остальным, но раз уж вы спустились, думаю, мне стоит повториться. Но давайте-ка сначала присядем.
Рон до сих пор пребывал в состоянии легкого шока, поэтому без сопротивления позволил Гермионе утянуть себя в столовую, где их уже ждали остальные члены Ордена.
Здесь были Элфиас Дож, Дедалус Диггл, что само собой удивительным не было, а вот потом молодая пара удивленно уставилась на съежившуюся в углу фигуру. Ею оказался трусливый, мелочный и явно напуганный воришка, Мунгундус Флетчер. Его лицо было болезненно бледным, и, пожалуй, впервые за все то время, которое они знали Флетчера, тот молчал.
Рон, наконец, оправился от потрясения.
- Какого черта он здесь делает?!
- Рон, если ты успокоишься и присядешь, я все тебе объясню, - успокаивающим тоном произнес Кингсли. Уизли некоторое время топтался на месте, словно раздумывая над тем, принять ли предложение, а потом последовал примеру своей девушки, которая уже уселась за стол. Недовольный Рон резко опустился рядом. Кингсли воспринял этот как знак, что он может начать.
- Как я упоминал ранее, у нас возникло несколько серьезных проблем.
- Серьезнее чем Амбридж, занявшая пост Министра Министерства Магии? – захихикал Джордж.
- Джордж! – прикрикнула на сына миссис Уизли. Когда ее строгий голос возымел эффект, она снова обратила все внимание на Шеклболта, который благодарно ей кивнул.
- Намного серьезнее. У меня сложилось впечатление, что контроль над Министерством захватили вампиры. Если бы не Мунгундус, я бы умер. Он не спасал меня, но без него я бы сейчас здесь не сидел.
Эти новости вызвали в комнате суматоху, и отовсюду посыпались вопросы «О чем ты говоришь?», «Что случилось?», «Когда это случилось?» и «Почему авроры ничего не предпринимают?»
Кингсли вздохнул и начал медленно растирать висок, склонившись над столом.
- Не знаю. Я могу лишь пересказать вам то, свидетелем чего стал и какие выводы сделал.
Поток вопросов возрос, и это продолжалось до тех пор, пока Артур Уизли не грохнул по столу пустой чашкой, останавливая гомон, чтобы Кингсли мог продолжить.
- Во время моего заточения в Азкабане я видел кое-что очень странное. Магглов, например. Я никак не мог понять, почему наше правительство заточает их и в так переполненную магическую тюрьму. Я задавался этим вопросом до тех пор, пока не заметил, что за ними наблюдают кровопийцы, обряженные в мантии авроров. Мне все стало ясно. Я увидел, как они поступают с этими людьми. Они обращают их в себе подобных и позволяют этим новорожденным и томимым жаждой уродам разгуливать по тюрьме. Вы же понимаете, что стражам Азкабана, дементорам, плевать на происходящее. Думаю, я выжил лишь потому, что у меня была одиночная камера.
Кингсли прервался, чтобы сделать глоток из своей чашки, и на это мгновение в комнате повисла звенящая тишина. Бывший Министр ощущал, как полные ужаса глаза всех присутствующих обращены к нему.
- Чуть позже, когда за мной пришли два аврора, я попытался предупредить их, но они велели мне замолчать. Они привели меня в Министерство для дальнейшего расследования. Мы были рядом с камерой допроса, когда все произошло. Из-за угла вышло четыре вампира, которые тащили за собой Мунгундуса.
- Откуда ты знаешь, что это были именно вампиры? – заинтригованно и немного нервно спросил Элфиас.
Кингсли бросил в его сторону пронзительный взгляд, а потом расстегнул две верхние пуговицы своего пальто. Его шею пересекал ужасный шрам.
- Знаю. Я могу их чувствовать, потому что один из них укусил меня.
В комнате повисла тяжелая тишина, которую нарушил уверенный голос Шеклболта.
- Вампиры пришли не за мной, а за аврорами. Они просили о содействии в деле о каком-то грабеже. Фактически, вампиры намеревались допросить их как подозреваемых, и я не очень удивился, услышав отказ своих бывших подчиненных. Сразу после этого началась битва, а я и Мунгундус оказались в самом ее эпицентре. Этот воришка как-то умудрился стянуть у одного из авроров палочку и попытался отбиться от тех вампиров, что держали его, но по ошибке его проклятие угодило в того вампира, который успел меня укусить. Мы сбежали только потому, что я схватил его и аппарировал быстрее, чем они успели разорвать нас.
Он сделал еще один глоток.
- Я пришел рассказать, что в Министерстве количество вампиров просто зашкаливает. Более того, они формируют свою армию, и никто не пытается их остановить.
- Может, за всем этим стоит Волдеморт? – твердо спросила Гермиона, не обращая внимания на дрожь.
Кингсли тем не менее предпочел обсудить этот вариант, а не трястись от какого-то там имени.
- Сотрудничество с вампирами - очень глупый шаг с его стороны, а он неглуп, - наконец произнес он. – Вампиры - самые опасные монстры среди всех темных тварей. У них нет души, прямо как у дементоров, они питаются людьми как оборотни, и они мертвы или, скорее, восставшие из мертвых как инфери. Существовали маги и ведьмы, которые наивно полагали, что смогут их понять, но все они глубоко ошибались. Жестокость заключена в самой сущности вампиров. Они могут скрывать ее, очень хорошо скрывать, но не побороть.
- Но как они могут жить без души? – на этот раз вопрос задал Перси. Все с любопытством посмотрели на Кингсли.
- Думаю, на этот вопрос лучше всех ответил бы Люпин, но… - Артур прервал себя вздохом. Он не мог сказать «теперь его нет среди нас», поэтому продолжил. – Вампиры и оборотни не очень любят друг друга. Возможно, именно из-за обоюдной ненависти этих существ друг к другу Вы-Знаете-Кто держался от них подальше. Но все мы знаем, что для Вы-Знаете-Кого не было ничего невозможного. Отвечая на твой вопрос, причина, по которой существование вампиров скрывается - это процесс их «рождения». Что нужно знать обязательно, это то, что они полностью отличаются от нас. Они не могут размножаться как живые, потому что их мертвая плоть не способна к репродукции. Они могут создавать себе подобных единственным путем – убийством людей. Когда это происходит, душа жертвы исчезает навсегда, заменяясь копией, которая, я думаю, очень похожа на настоящую, и она позволяет новорожденному вампиру испытывать чувства и является гарантом их желания жить. Тем не менее, их душа всегда фальшивка. Их чувства ненастоящие. Они никогда не чувствуют настоящей жалости, любви, ничего. Их жизнь основана на логике, иначе они не смогли бы питаться живыми людьми.
- Звучит отвратительно, - громко сглотнул Рон. Его отец посмотрел на него и кивнул. Он хотел что-то сказать, но Гермиона оказалась быстрее.
- Что становится с душой жертвы?
Дедалус Диггл, которого, судя по всему, разговор утомлял, ответил, даже не открывая глаз.
- Никто не знает, но принято полагать, что душа разрушается, когда вампир забирает у своей жертвы все жизненный силы. Вообще-то, нападение вампира считается второй после поцелуя дементора худшей вещью, которая только может случиться с человеком. Наши немногочисленные книги говорят, что укус вампира уничтожает человека как в физическом, так и в духовном плане.
- С этим я полностью согласен, - прошуршал Кингсли.
- К… как именно человек становится вампиром? – задал еще один вопрос Рон. С каждой минутой он нервничал все сильнее и сильнее. Гермиона вздохнула и сердито на него посмотрела.
- Рон, ты сам должен знать ответ! И знал бы, если бы в школе занимался учебой.
- Я и занимался! Но в Хогвартсе нас учили лишь тому, как опознать вампира и уничтожить его, а не стать одним из них! – обиженно возразил он.
Джордж раздраженно вздохнул, понимая, что надвигается очередная ссора влюбленных. И каково же было его удивление, когда Гермиона ровно ответила.
- Это очень просто. Ты можешь прочесть эту информацию в любой книге, посвященной темным созданиям. Одним из вампиров можно стать, если один из них выпьет всю твою кровь. Ну или он будет пить ее до тех пор, пока у тебя не остановится сердце.
У Рона неприятно перехватило горло.
- Но… это же занимает много времени, да?
Кингсли попытался сдержать опустошенный смех от этого наивного, почти детского вопроса.
- Вообще-то нет, - ответил он. – Вампиры смертоносные твари, и обычно умерщвление жертвы не занимает у них дольше минуты. Все зависит от того, насколько искусен вампир и насколько «огромна» или «стара» жертва. Один укус в течение нескольких секунд вызывает у жертвы полный паралич, поэтому кровопийца может спокойно поесть. Если вампир решил убить, шансы выжить ничтожно малы. Единственная возможность выжить, если ему помешают. Но, насколько я знаю, эти монстры очень осторожны, когда питаются. В такие моменты их внимание отвлечено, а главное оружие занято. Все это делает их очень уязвимыми и именно поэтому они так быстры.
Рон в защитном жесте сжал свою шею.
- Значит, каждое нападение заканчивается появлением нового вампира?
- Нет, как видишь, я еще вполне жив.
Кингсли встал и подошел к Рону.
- Большинство вампиров никогда не убивают своих жертв, так что почти у каждой их жертвы есть неплохие шансы на выживание. Вампиры сдерживаются, потому что осознают последствия. Им не обязательно кого-то убивать. Массовая резня магглов и магов может привести к открытому противостоянию, и вампиры будут истреблены как вид. Эти твари очень эгоистичны, инстинкт самосохранения занимает у них первое место, и они не хотят, чтобы их уничтожили. Среди вампиров есть «цивилизованные особи», которые находятся в полной безопасности, авроры даже не трогают их. Но есть и другие, те, которые предпочитают убивать каждую свою жертву. Вот только они либо позволяют ей переродиться, либо убивают окончательно – для этого достаточно сломать жертве спинной мозг до того, как завершится перерождение.
Миссис Уизли вскочила с кресла и скрестила на груди руки.
- Со всем уважением, Кингсли, но сейчас же прекрати эту лекцию. Ты пугаешь детей!
- Я совсем не испугался! – возразил Рон, и все присутствующие посмотрели в его сторону.
- Конечно, нет, пугливый котенок! Шшшшш… неужто под стол забрела змея?
Рон замахнулся на брата, но Гермиона остановила его и вновь повернулась к Шэклболту.
- Те вампиры, которых вы видели в Министерстве, не «цивилизованные особи»? – в ее голосе звучала безмолвная настойчивость.
Кингсли помедлил с ответом.
- Честно говоря, я не знаю, Гермиона. Но это точно были вампиры, а они - опасность для всего нашего общества.
Они задумчиво кивнули друг другу.
- А что насчет Гарри? Вы ничего не слышали о нем, пока были в Азкабане? Хоть какие-нибудь слухи? – теперь голос девушки прямо источал отчаяние.
Плечи Кингсли заметно поникли, когда он ответил.
- Прости, но нет. Большую часть времени я был один. Боюсь, с этим я вам помочь не смогу.
После этих слов в комнате словно опустилась температура. И мысли всех присутствующих были одинаковы.
Гарри, где ты…
И пусть в её словах ни капли правды
Она... божественно права.
+13
ПрофильЛСE-mail
2010.03.2012 01:38
Adelinde
Сокровище Форума
Adelinde
Должность: ПЕРЕВОДЧИК Слизеринского Форума!
Сообщений: 143
Уважение: + +5476
Позитив: +77
Пол: Женский
Награды: Самый уважаемый в 2011-2012ггПереводчик 2011-2012Автор/переводчик самого комментируемого фика 2011-2012гг
Именная тема: Награды
Провел на форуме:
15 дней 15 часов
Зарегистрирован: 08.12.2010
Последний визит:
25.10.2013 22:17
19. Особенные пациенты
21 декабря 2000, где-то после полудня.
Пип… Пип… Пип… Пип…
Темноволосый молодой человек нахмурился и почесал щеку. «Что за надоедливый звук?» — рассеянно подумал он. Если бы Гарри не был таким сонным, то наверняка бы посмотрел на то, что прервало его сон. Вместо этого он сильнее вжался в мягкую подушку, надеясь снова заснуть. Он уже почти забыл, каково это: засыпать в сухой и теплой одежде.
Но что-то все-таки показалось ему странным, и волей-неволей Гарри начал размышлять. Все так же не открывая глаз, он провел рукой по ткани не очень удобного матраса. Он не помнил, как ложился в эту постель – если на то пошло, Гарри вообще не помнил, чтобы хоть куда-нибудь ложился. Но вот он лежит на матрасе. Что он вообще помнит? Все словно в тумане…
Шаги…
Они становятся все ближе…
А потом раздался щелчок открывающейся двери, и послышались приглушенные голоса. Гарри не узнавал их и не понимал, о чем они говорят, что в конечном счете разбудило его любопытство. Возможно, ему следует осмотреться, чтобы понять, где он все-таки находится и кто эти люди.
Говорящие подошли к его кровати, и Гарри инстинктивно скрестил на груди руки в защитном жесте. Он попытался посмотреть на них, но сонные глаза категорически отказывались открываться. Сознание все еще находилось в подвешенном состоянии между сном и реальностью.
— Он вроде проснулся, — прозвучал мягкий женский голос, а потом к щеке Гарри прикоснулась теплая ладонь. Раздался тихий смех. – Он очень красивый молодой человек, особенно когда вымыт и выбрит.
— Мисс Росс, — ответил глубокий голос с другой стороны кровати. – Сколько раз я должен повторять вам, что так фамильярно прикасаться к пациентам – непрофессионально и неуместно? Особенно, когда пациент не осознает происходящее.
Женщина вздохнула, и Гарри ощутил, как ее теплые пальцы исчезли с его подбородка.
— Прошу прощения, доктор Купер, это больше не повторится, — извиняющимся тоном прошептала она. Потом ее теплая рука опустилась на плечо Гарри и тихонько его потрясла. Видимо, женщина наклонилась ближе, потому что ее теплое дыхание коснулось его щеки.
— Мистер… мистер! Вы меня слышите?
Гарри попытался ответить, но язык, как и веки, отказывался подчиняться, что очень раздражало. Издав какой-то гортанный звук, он попытался рассмотреть хоть что-то сквозь маленькие щелочки, которые образовались под тяжелыми веками.
Неясные цвета медленно приобрели очертания лица девушки, которая с улыбкой склонилась над ним. У нее были длинные обесцвеченные волосы, перехваченные в хвост, и яркие глаза цвета фундука. Гарри перевел непонимающий взгляд на мужчину, который стоял по другую сторону кровати, и отметил, что тот одет в длинный белый халат. Его лица рассмотреть не удалось — тот находился у большого окна, через которое всю комнату заливал солнечный свет.
«Кто вы? Где я?» — попытался спросить Гарри, но из его горла вырвался лишь нечленораздельный хрип.
— Не пытайтесь пока разговаривать, сэр, — произнес мужчина в халате, подходя ближе. – Простите за ваше пересохшее горло, это результат лечения. Мы наполняли ваши легкие теплым воздухом, чтобы быстрее разогреть тело, — он запнулся на секунду. – Я до сих пор не представился. Меня зовут доктор Купер, а это медсестра Росс, — кивок в сторону блондинки, которая села на край кровати Гарри. – Вы в больнице Кроули. Я могу узнать ваше имя? – спросил мужчина, с интересом рассматривая Поттера.
Гарри знал, что должен удивиться, что должен спросить, как здесь оказался и что с ним произошло, но не мог. Для этого нужно было слишком много сил, которых у него не имелось. Все, чего ему сейчас хотелось – поспать.
Но доктор ждал ответа. Проклятье.
— Г… Гар… Гарри… Поттер, — через силу выдавил Гарри и тут же закашлялся, пытаясь прочистить горло. Но и это не помогло; язык был все таким же сухим и шероховатым, словно старая подошва. Да и глаза, как оказалось, жили собственной жизнью, потому что закрылись против его воли.
На самом деле, сейчас Гарри беспокоило лишь одно. Ему нужно было знать, где его заклятый враг. Он не помнил, долго ли нес бессознательное тело Темного Лорда и далеко ли его унес. Сейчас он прекрасно понимал, что ощущение беспокойства так просто не исчезнет, поэтому Гарри заставил себя снова открыть глаза и осмотреть белые стены и больничное оборудование. Ему даже удалось узнать пикающий аппарат, который записывал медленное, систематическое биение его сердца. Но Волдеморта он так и не увидел. Наверное, Темный Лорд уже сбежал и теперь придумывал новый план по уничтожению Гарри. Или погиб? Ему нужно узнать было ответ до того, как сознание погрузится в блаженное забвение.
— Гд… где… Волде… мор…? – попытался сформулировать вопрос Гарри.
После мгновения тишины медсестра заговорила.
— Я думаю, он спрашивает о своем… хм… странном спутнике, — произнесла она и посмотрела на доктора.
Тот кивнул и снова сосредоточил внимание на юноше.
— Он до сих пор в отделении интенсивной терапии, — ответил мужчина. – Доктор Роджерс и вся его команда стараются поддержать в вашем друге жизнь. Доктор придет сюда, как только освободится, чтобы лично принести вам свои извинения за несчастный случай, который уложил вас в эту кровать. А до тех пор вы должны отдыхать.
Гарри его уже не слушал. Отчасти потому что его сморил сон, отчасти потому что он никак не мог понять, о чем говорит врач. Его сознание вновь помутилось, а голоса медперсонала медленно отдалялись.
— Значит, его зовут Гарри Поттер. Запиши его в отчет. И… как он назвал своего спутника?
Замявшись на мгновение, медсестра все же ответила.
— Ммм… мне показалось, он произнес Волтер, доктор. Волтер Мур…
Азкабан
21 декабря 2000, поздний вечер.
«Значит, вот как выглядит настоящий ад», — подумал Драко. Он стоял на крыше и наблюдал за резней, которая происходила за воротами Азкабана. Вот уже целых пять лет Малфой был Пожирателем Смерти, но до сих пор так и не научился спокойно смотреть на кровопролитие. Он не мог, как отец, бесстрастно наблюдать за таким зверством. Но с другой стороны, Малфой-старший редко участвовал в убийствах. Отец… Он, возможно, уже стал жертвой одного из этих кровожадных монстров, в то время как он, Драко, просто сидит здесь и тратит драгоценное время на никому не нужные размышления. Малфой ненавидел себя за тот ужас, который сковал его тело и не давал сдвинуться с места. Он уже перешел те границы, которые не должен был переходить, пути назад не было, но и каждый шаг вперед мог закончиться для него мучительной смертью.
Но его родители оказались в опасности именно из-за сына. Отец предал Темного Лорда прямо на поле боя, чтобы найти своего ребенка и убедиться в его безопасности. Так для Малфоев было всегда — семья на первом месте. Именно поэтому он, Драко Малфой, юный маг с самыми обыкновенными способностями и боевым опытом, собирался последовать примеру своих родителей и предать Хозяина, провалить задание, и все ради того, чтобы спасти отца. Кое-что он не в состоянии был сделать. Недавно ему преставилась возможность оценить, насколько безумен Темный Лорд, который поручил юнцу невыполнимое задание. Как бы Драко смог убедить вампиров присоединиться к Лорду, если все, что волнует этих монстров – это кровь? И совсем недавно он узнал, что Король Вампиров, с которым он должен был встретиться в Румынии, был убит и сменен врагом Волдеморта, каким-то уродом, называвшим себя Лидером. У Драко совсем не было желания идти на поклон к своему Хозяину и объяснять ему, почему он провалил задание. Вместо того, чтобы обеспечить Темному Лорду легкую победу, он помогает угасать магическому населению Британии. А если опираться на то, очевидцем чего он только что стал, это был только вопрос времени. Вампиры не заключают с людьми договоров, они ими питаются. Именно эту истину Драко понял, пытаясь выполнить свое задание. И Темному Лорду она не понравится.
Но не это было самой большой проблемой. Малфой никак не мог понять, почему Лидер, кровожадный убийца, который не может быть счастливым, если хотя бы один раз в день не убьет кого-нибудь, до сих пор сохраняет ему, Драко, жизнь и даже иногда «балует». Несколько раз Лидер ясно давал понять, что Темный Лорд – и не более чем его ужин и, возможно, будущий новобранец в его армии. Так почему же он не убивает последователя Лорда? Или Драко что-то неправильно понял? Хотя он единственный Пожиратель Смерти, который живым вернулся из Румынии. Почему его до сих пор не убили, Малфой не понимал. Худшее, что с ним пока происходило, это постоянное наблюдение: Леонтина и другие вампиры не сводили с него глаз. Эта женщина вела себя так, словно подчиняется Лидеру, но это было не так, между этими двумя была какая-то другая связь.
Драко терпел, когда она безвредной тенью следовала за ним. Именно она с непроницаемым лицом рассказала ему, что Азкабан превратился в инкубатор для вампиров. Тогда, услышав эту новость, Малфой решил сбежать. И вот после нескольких попыток у него все-таки получилось. Если сказать честно, он и думать боялся о последствиях своего поступка.
Громкий крик отвлек его от размышлений. Причин для сомнений не осталось. Если он зашел так далеко, то пойти на попятную уже не сможет. Тяжело вздохнув, Драко достал палочку и спрыгнул с крыши, в самое пекло разворачивающегося представления.
Кровь. Кровь. Кровь. Она была повсюду. Ее запах отчетливо пропитал воздух, оставляя на нёбе Драко металлический привкус. С трудом сглотнув, он быстро пошел вперед, стараясь отвлечься от происходящего вокруг, но это было трудно. Отовсюду раздавались пронзительно-отчаянные крики, умоляющие о пощаде, одни из них затихали, но тут же сменялись новыми. Драко сосредоточился на своей цели. Впервые за все время он следовал собственным желаниям, хотя понимал, что уже обречен. Но ему хотелось спасти отца, который потом гордился бы им, даже если его сын умрет. Именно такие смелые мысли роились в голове Драко, хотя на самом деле ему было страшно.
Он даже не знал, в какой камере сидит его отец. Мама упоминала об этом после единственного посещения тюрьмы (больше ей встречаться с мужем не разрешили). Она говорила, что их встреча прошла в специальной комнате на третьем этаже. Но если судить по словам Пожирателей Внутреннего Круга, последователей Темного Лорда заточали на шестой этаж.
— Reducto! – выкрикнул Драко, направляя палочку на двух новорожденных вампиров, которые сочли его неплохой закуской.
Он с удовлетворением наблюдал за тем, как проклятие откидывает их к стене.
Кто бы мог предположить, что он один решит участвовать в спасительной операции в этом гиблом месте? Но его ведь всегда недооценивали.
Внезапно воздух в коридоре стал холоднее. «Черт возьми, дементоры», — подумал Малфой, замечая три плывущие по воздуху фигуры в другом конце коридора. Ему придется убегать от них. Его чары Патронуса никогда не срабатывали достаточно хорошо, чтобы противостоять этим тварям, и в этот раз рядом не было Темного Лорда, отдающего приказы и контролирующего своих людей. Приняв решение, Драко начал поспешно подниматься наверх, сшибая на своем пути еще одного вампира.
Здесь его встретили такие же узкие коридоры, такие же пустые камеры и такие же узоры из крови на стенах. Страх, который Драко загнал глубоко в себя, начал расти и вырываться наружу. Так глупо с его стороны – видимо, он пошел не в ту сторону...
Щелк.
Звук громкого щелчка, раздавшегося совсем рядом, напугал Малфоя до смерти. Напугал настолько, что он допустил роковую ошибку. Палочка выскользнула из его пальцев, а он сам утратил равновесие и упал на пол. Впервые за время пребывания в Азкабане он закричал от ужаса. Инстинктивно Драко пытался нащупать палочку, но вампир уже навис над ним, отрезая путь к оружию. Малфой испуганно попятился, но это лишь позабавило монстра. Вампиром оказалась очень красивая женщина, но сейчас ее лицо исказила животная жажда, а длинные отливающие бордовым волосы склеились от крови и сбились в клочья.
— Мило, — прошептала она, похотливо облизывая губы. От этого зрелища Драко оцепенел от ужаса и приготовился увидеть, как жизнь промелькнет перед глазами. Но женщина вдруг остановилась, утробно зарычала на какую-то тень и исчезла.Драко не успел перевести дух, когда раздался еще один нежный женский голос. В ту же секунду его страх возрос десятикратно.
Леонтина.
— Жаль, но твои игры окончены. Хотя ты хорошо играешь в догонялки и прятки, Драко. Было весело, — мягко рассмеялась она, выходя из-за угла и останавливаясь радом с ним. Женщина подняла один палец вверх, словно пригрозила нерадивому ребенку.
— Тебе велели оставаться в Министерстве, дорогой мой мальчик. А еще не покидать своей комнаты. Я ведь предупреждала, что с тобой случится что-то очень плохое, если ты не будешь меня слушаться, — с напускной грустью напомнила Леонтина. – Теперь я могу тебя убить. Стыдно?
— Послушайте, — начал Драко, но в следующую секунду она оказалась рядом с ним, и ее палец коснулся его губ.
— Слишком поздно, Драко. Я не даю второго шанса. Вампиры не отличаются терпением, когда имеют дело с людишками. Сейчас ты этого не понимаешь, но я хорошенько разъясню тебе истину, — она страшно улыбнулась, не обнажая зубов. – Очень скоро, — выдохнула женщина.
— Достаточно!
Драко как раз зажмурился, когда прозвучал хриплый мужской голос. Леонтина приятно рассмеялась.
— Я не позволю тебе навредить ему! – прорычал незнакомец. Драко медленно повернул голову и увидел, что мужчина, скрытый в тени, держит его палочку и направляет ее на вампира.
— Кто вы? – прошептал Малфой, тщетно пытаясь узнать этого человека.
— Хм… смертный глупец… есть ли у тебя последнее желание? — пропела Леонтина, выпрямляясь.
- Давай, убей нас обоих, но потом тебе придется объяснить это своему любимому Лидеру. И почему-то мне кажется, что Негура этому не обрадуется, — проскрежетал из темноты хриплый голос.
Первый раз за все время Драко увидел, как Леонтина перестала улыбаться. Воздух переполнился ее удивлением.
— О-откуда ты знаешь его имя?! – запнувшись на мгновение, воскликнула она. Было видно, как трудно ей сохранять спокойствие.
— Как я могу забыть его имя, Леонтина? – вопросом на вопрос ответил незнакомец. – Хотя меня ты, видимо, не помнишь.
Женщина щелкнула языком.
– Как будто я должна запоминать всякий сброд, попадающийся у меня на пути.
В ответ мужчина выступил из тени. Ладонь правой руки он крепко прижимал к кровоточащему горлу, а в другой руке сжал палочку. Волосы незнакомца были настолько грязны, что никто не смог бы определить их цвет, но серые глаза были все теми же, ровно как и аристократические черты лица.
— О… отец? – беззвучно выдохнул Драко.
Больница Кроули, Кроули, Южная Англия
22 декабря 2000, раннее утро.
— Мистер Поттер? Мистер Поттер, проснитесь, пожалуйста.
Гарри тихо застонал и отвернулся от очередного нарушителя его спокойствия.
— Мистер Поттер!
Голос был глубоким, богатым на интонации и приятным, но тон оказался настойчивый. И снова Гарри его не узнавал.
— Для вас готов завтрак, и вы точно не захотите его есть, если он остынет. А потом… мы сможем поговорить.
Завтрак? Это волшебное слово разбудило его за пару секунд. Он резко повернулся и широко раскрытыми глазами посмотрел на мужчину в белом больничном халате, который сидел рядом с ним. У этого человека были темно-коричневые волосы, ниспадающие на высокий лоб, и мягкие шоколадного цвета глаза, которые внимательно рассматривали Гарри.
— Вы очень долго спали, мистер Поттер. Я хотел поговорить с вами еще вчера вечером, но решил не будить вас. Ведь вам нужно больше отдыхать.
Гарри перевел взгляд на поднос с аппетитной едой, стоявший рядом с ним, а потом вновь посмотрел на незнакомца.
— Кто вы? – осторожно спросил Гарри. На этот раз дела с голосом обстояли куда лучше, чем в прошлый.
Удивление на лице мужчины быстро сменилось смущением.
— Так невежливо с моей стороны, прошу прощения. Я доктор Дэниел Роджерс. Мне казалось, доктор Купер должен был рассказать обо мне вчера, когда он разговаривал с вами. И он должен был предупредить, что я зайду вечером.
— А, — выдохнул Гарри и помассировал висок. – Да, припоминаю, — пробормотал он, беря с тарелки чашку чая и бутерброд с сыром.
Доктор Роджерс кивнул и подался ближе.
— И… как вы себя чувствуете?
— Лучше, — пробубнил Гарри и едва заметно вздрогнул, когда мужчина коснулся своей ладонью его лба, а потом достал стетоскоп. Только сейчас Поттер заметил, что его отключили от пикающей машины.
— Такие слова всегда приятно слышать, — заметил доктор. – Надеюсь, вы не против маленького обследования перед завтраком?
— Эм, конечно, — ответил Гарри, наблюдая за тем, как мужчина просовывает стетоскоп под его полурасстегнутую больничную рубашку. Когда холодный металл коснулся кожи, он не сдержался и тихо зашипел. Пока врач прослушивал его сердцебиение и дыхание, мозг Гарри начал работать так, как положено, и у него сразу же появилось много вопросов: как он оказался в больнице, где сейчас его заклятый враг, почему у него так сильно болит правая нога, почему он почти не хочет есть, что за прозрачная трубка с жидкостью торчит из его предплечья? — и много других вопросов, которые он пока не мог облечь в слова. Что спросить сначала? Пока он все это обдумывал, доктор выпрямился и довольно улыбнулся.
— Все выглядит очень неплохо, вы быстро исцеляетесь. Прямо как ваш друг. А теперь давайте-ка посмотрим на вашу ногу и…
— Мой друг? – изумленно переспросил Гарри.
— Да. Уверен, вы рады будете узнать, что мистеру Муру стало лучше, а ведь еще вчера он казался нам безнадежным пациентом, но…
— Мистер Мур?! – Гарри чуть не подавился собственной слюной.
Доктор озадаченно на него посмотрел.
— Да, мистер Волтер Мур. Что-то не так? Возможно, медсестра Росс неправильно расслышала имя, когда вы его произнесли…
— Нет, нет, нет! — скороговоркой выпалил Гарри, откусывая кусок хлеба, чтобы скрыть растерянность. – Все верно, — сказал он.
Но мысленно Гарри быстро просчитывал все варианты. Значит, Волдеморт здесь, и он жив. Что делать? Доктор был магглом до мозга костей, иначе он узнал бы лицо Темного Лорда. С одной стороны хорошо, что они не знают, кто такой Волдеморт на самом деле, иначе паника была бы неизбежна, хотя… Хотя…
— Он очнулся? – нервно спросил Гарри, откусывая очередной кусок восхитительного бутерброда.
— Нет, мистер Поттер, — радостное выражение медленно покидало лицо врача. – Прошу прощения, но он так и не пришел в себя.
— Хорошо, — облегченно выдохнул Гарри, чем заслужил недоверчивый взгляд со стороны доктора.
— Я имел в виду, хорошо, что он до сих пор спит, — тихо объяснил Гарри, пряча румянец за чашкой. – Он ненавидит… я хотел сказать, очень боится докторов. И он может сделать что-нибудь… неуместное.
— Ясно, — добродушно кивнул Дэниел. – Это вполне понятно. Некоторые наши доктора могут с ума сойти от восторга из-за его ммм… уникальной… физиологии. Но вы можете не беспокоиться, сейчас мы держим его на успокоительном.
Что ж, похоже, доктор нашел своего пациента очень необычным. Гарри поспешил закончить с завтраком.
— Если можно, я хотел бы его увидеть, — проглотив последний кусочек, он попытался встать с постели, но твердая ладонь легла на его плечо, останавливая.
— Сожалею, мистер Поттер, но вам нельзя вставать — гипс пока не засох.
— Гипс? – озадаченно переспросил Гарри.
Мистер Роджерс тихо вздохнул, и его плечи поникли.
— Вы не помните? – прошептал он и откинул теплое одеяло, скрывающее тело пациента.
— М… моя нога, — заикаясь, выговорил Гарри, уставившись на белый цилиндр, охватывающий его ногу до самого бедра.
— Что со мной произошло?! – с трудом выдавил он и посмотрел на врача, который снова накрыл его одеялом и теперь смотрел в окно. Лицо мужчины окаменело от напряжения.
— Я… мне очень, очень жаль, мистер Поттер. Это… — он снова вздохнул и посмотрел прямо в зеленые глаза. – Это моя вина. Если вы позволите, я объясню.
Гарри в ответ смог лишь кивнуть.
— Все произошло вчера утром. Я проспал и опаздывал на работу, поэтому вел машину очень невнимательно и не обращал внимания на скорость, потому что мысленно я был уже здесь, в больнице. А потом вы вдруг появились прямо посреди дороги. Я пытался затормозить, но колеса просто скользили по свежему снегу…
Гарри начал вспоминать… Из-за тяжелого тела Волдеморта он пошатываясь шел по глубокому снегу. Ему так хотелось стряхнуть с себя этот ненужный балласт и вздохнуть, наконец, с облегчением, но из-за чертового долга жизни он не мог так поступить. Поэтому продолжал идти, пока не вышел на узкую тропу вдоль прибрежной полосы, которая закончилась за кустарниками. Гарри воспрянул духом, когда понял, что стоит посреди проезжей части. Рано или поздно здесь должен был кто-нибудь появиться и спасти его. Но никто не появился… никто. Он сделал несколько шагов на обессиленных ногах. Еще немного, и он не смог бы больше стоять…
А потом он услышал это… громыхание автомобиля позади. Гарри не мог реагировать быстро, поэтому он лишь слегка повернулся и заметил белую машину, несущуюся прямо на него. Свет фар слепил глаза, а гудок был оглушителен, но Гарри не нашел в себе сил, чтобы отскочить в сторону. Машина начала вращаться — водитель потерял контроль над управлением. Гарри так хотелось броситься в сторону, но ноги совершенно его не слушались. Поэтому он просто стоял и смотрел на движущийся в его сторону автомобиль, который точно разнесет его на кусочки. Неужели это конец? Что за ужасная кончина. Право, нелепая…
— … вы ударились о предохранительную решетку. В результате… тройной перелом лодыжки и малоберцовой кости. Прошу вас, поверьте, я сделал все возможное, чтобы избежать столкновения. Но я не смог…
Повисла короткая, неприятная тишина, и мистер Роджерс продолжил.
— Я испугался, когда вышел из машины и проверил вас и вашего друга… он не дышал. Я подумал, что это моя вина, и запаниковал. А этого не должно происходить с врачами.
Гарри встряхнул головой, прогоняя мучительные воспоминания, и посмотрел на полного раскаяния доктора, который спрятал лицо в ладонях. И вдруг его охватило сочувствие к мистеру Роджерсу, ведь в этой аварии был виноват он сам.
— Он не мой друг, доктор, — пояснил Гарри. – И его состояние – не ваша вина, — тихо добавил он.
Доктор нерешительно посмотрел на него и едва заметно кивнул.
— Да, я понял это достаточно быстро — он был ледяным, будто уже давно был мертв, но после нескольких попыток мне удалось уловить его сердцебиение.
— Правда? Ну надо же, значит, у него все-таки есть сердце, — искренне удивился Гарри.
— А еще были вы, — продолжил мистер Роджерс, который все-таки расслышал почти беззвучные слова. – В отличие от него, вы не были при смерти, хотя несколько переломов, гипотермия и серьезное истощение вашего организма могли вызвать остановку сердца от болевого шока, — печально произнес он.
— А это значит, что вы спасли мне жизнь. Спасибо, — прошептал Гарри.
— Я не для того, это рассказал, Гарри… простите, мистер Поттер.
Юноша тихо рассмеялся.
— Можете называть меня Гарри.
— Нет, мистер Поттер. Это неуместно. Ведь вы дадите против меня свидетельские показания. Два полицейских уже ждут снаружи, чтобы выслушать вас. Мне кажется, эти двое считают, что в этот самый момент я вас подкупаю. Но я не собираюсь этого делать, потому что признаю свою вину. Поэтому, пожалуйста, не благодарите меня за мои поступки.
Гарри уставился на мистера Роджерса, чувствуя, что информации оказалось чересчур много. Здесь полиция? И что теперь делать? Он отлично знал, что авроры контролируют ситуацию в маггловском мире с помощью просмотра записей полицейских. Но что, если Волдеморт был прав и некоторые из его «коллег» желают ему смерти? Если Гарри сейчас что-нибудь расскажет полицейским, через несколько минут за ним и за Темным Лордом придут. Здесь не было альтернатив, ему придется солгать. А еще нужно будет связаться со своими друзьями из Ордена. Здесь никаких трудностей возникнуть не должно, его наверняка согласятся подвести до Лондона. Но в плане была маленькая проблемка: Гарри не может просто уйти отсюда и оставить этих добродушных людей с Волдемортом. Нет, этого нельзя было допустить. Спасение Темного Лорда на его совести, и придется лично убедиться, что этот подонок никого не убьет. Да уж, почти героическое задание.
У Гарри разболелась голова.
Он еще раз посмотрел на доктора, которого очень расстраивало отсутствие ответа пациента.
— Не говорите глупостей, сэр, — мягко произнес Поттер, стараясь отвлечься от мрачных мыслей. – Вы ведь просто могли уехать и избежать суда, но вы решили позаботиться о нас. Вы порядочный человек и заслуживаете уважения.
«Только вряд ли кто-то зауважает меня за спасение Волдеморта. А теперь мы с вами вместе вне закона, ведь именно мы спасли жизнь этому монстру», — мрачно думал он. Но мужчину его слова подбодрили.
— Благодарю вас, мистер Поттер, это был мой гражданский долг. Я не преступник. Я никогда бы не уехал, оставив вас умирать.
Гарри одарил врача фальшивой вежливой улыбкой.
— Я вам верю. А теперь не могли бы вы пригласить сюда офицеров, чтобы я мог им кое-что сказать.
Когда открылась дверь, он попытался принять сидячее положение, чтобы выглядеть здоровее для двух мужчин в форме. Дэниел быстро помог ему, за что Гарри сердечно его поблагодарил.
— Доктор Роджерс, мы будем признательны, если вы оставите нас наедине с пациентом, — произнес низкий полный мужчина, снимая с головы шапку и окидывая Гарри расчетливым взглядом. Доктор кивнул, забрал с коленей юноши поднос и пошел к двери. Поттер внимательно наблюдал за тем, как он уходит, и когда закрылась дверь, скрестил на груди руки.
Тот полицейский, что был повыше, пересек комнату и опустился в кресло, которое всего минуту назад занимал Роджерс. Он достал небольшой блокнотик и водрузил на нос очки.
— Доброе утро, мистер Поттер. Уверен, мистер Роджерс рассказал вам, почему мы здесь. Просто возмутительно, что этот человек занимается вашим лечением, но нам стало известно, что сейчас большая часть персонала ушла на зимние каникулы. Советую вам не прислушиваться к его словам. Мы здесь для того, чтобы записать ваши показания, которые станут основой для судебного разбирательства.
У Гарри зло блеснули глаза. Да что творится с этими людьми? Куда подевались блестящие английские манеры?
— Ваше имя, сэр? И могу я увидеть ваш значок?
Офицера подобное обращение явно задело за живое.
— Сэмюель Аткинсон, — прорычал он, показывая удостоверение полицейского.
Гарри нахмурился и раздраженно сощурил зеленые глаза.
— Вам не нужно было сюда приходить, сэр. Я не буду давать показания против доктора Роджерса.
Мужчина неприятно улыбнулся, демонстрируя неровные зубы.
— Я так и знал. Он вас купил. Позвольте узнать, во сколько вы себя оценили, мистер Поттер?
Гарри задохнулся от обиды и едва подавил желание врезать офицеру по морде. Будет очень плохо, если его арестуют за нападение на служебное лицо. Медленно разжав кулак, он сердито ответил.
— Мистер Роджерс спас мне жизнь, сэр. И если он сделал это ценой моей ноги — я не против. Еще какие-нибудь вопросы?
Некрасивая улыбка медленно сползла с лица Аткинсона, и он перевел взгляд на своего коренастого коллегу, который пожал в ответ плечами, да так и не удосужился представиться. Сэмюель поправил очки на переносице и достал ручку.
— Мне нужно узнать ваше имя, местожительство, возраст и место работы. В вашей одежде мы не нашли никаких документов, — официальным тоном продекламировал он.
Гарри скрестил на груди руки и прикусил губы, усмиряя свой пыл.
— У меня нет документов, потому что они остались на дне реки. Я прыгнул в воду, чтобы спасти своего друга, который случайно туда провалился. Он чуть не утонул. Именно поэтому я и Волде… я хочу сказать, мистер Мур насквозь промокли и продрогли еще до аварии, которая случилась не по вине мистера Роджерса, а из-за того, что я вышел на середину проезжей части. Это все, что я готов вам сообщить, даже если для вас этого недостаточно.
Если Аткинсона и расстроил такой ответ, он этого не показал. Сунув тетрадь обратно в портфель, офицер встал на ноги и направился к выходу. Остановившись у самой двери, он замер и, обернувшись, посмотрел на Гарри.
— Делайте что хотите, мистер Поттер. В мою компетенцию не входит принуждение к даче показаний. Но я уверен, что мистер Мур не упустит этот шанс, когда придет в себя. Завтра сюда вернется мой коллега, и я уверен, он не уйдет, не получив желаемого. Хорошего дня.
«Вы точно не захотите знать, какой вид компенсации предпочитает Темный Лорд», — горько подумал Гарри, окидывая офицера хмурым взглядом. А потом он закрыл глаза и обессиленно откинулся на подушки. «Мерлин, я назвал Волдеморта своим другом. Мама, отец, Дамблдор, вы должны увидеть момент моего унижения. Может ли случиться со мной еще что-нибудь хуже?»
Он должен это остановить. Ему придется вывезти Темного Лорда из больницы раньше, чем произойдет что-то непоправимое. И доктор Роджерс сможет ему в этом помочь.
И пусть в её словах ни капли правды
Она... божественно права.
+19
ПрофильЛСE-mail
2117.03.2012 00:00
Adelinde
Сокровище Форума
Adelinde
Должность: ПЕРЕВОДЧИК Слизеринского Форума!
Сообщений: 143
Уважение: + +5476
Позитив: +77
Пол: Женский
Награды: Самый уважаемый в 2011-2012ггПереводчик 2011-2012Автор/переводчик самого комментируемого фика 2011-2012гг
Именная тема: Награды
Провел на форуме:
15 дней 15 часов
Зарегистрирован: 08.12.2010
Последний визит:
25.10.2013 22:17
20. Крестник вампира
Азкабан
21 декабря 2000, поздний вечер.
- О… отец…
На секунду Драко затопило облегчение. Ни одно из ужасных предположений, терзающих его, не было правдой. Отец оказался жив. Его бездыханное тело не валялось в луже крови, и он не превратился в монстра, который жаждет отобедать собственным сыном. Жаль, но облегчение оказалось кратковременным и мимолетным – когда Драко заметил истерзанное горло отца, страх взметнулся с новой силой.
- Вставай, Драко… быстро спрячься за мной, - прохрипел Люциус с искаженным от боли лицом, но не отводя стального взгляда от вампира.
Драко не нужно было повторять дважды, и он быстро выполнил указания. Удивительно, но Леонтина позволила ему отойти и теперь с весельем наблюдала за ними.
- Малфой-старший, - прощебетала она. – Странно, что я вижу лучшего подхалима Волдеморта за решеткой. Чем же ты так досадил своему хозяину? – женщина искривила губы в ухмылке и перевела безжалостный взгляд своих черных как смоль глаз на Малфоя-младшего. – Я так понимаю, это и есть причина твоего неповиновения, малыш. Ты так спешил попасть сюда и спасти своего папочку. Мне всегда нравилось смотреть, как жалкие людишки вроде тебя цепляются за свои жизни. Еще забавнее наблюдать, как они пытаются спасти тех, кто им дорог. Если бы я была такой же, как они, возможно, я сочла бы твой поступок героическим, но вот незадача, мне плевать на твои возвышенные идеалы. Играй в героя, сколько тебе вздумается, но запомни, что таким героям воздается. Они всегда умирают молодыми, мальчик.
Леонтина шагнула вперед, заставляя своих оппонентов неохотно податься назад. Драко громко сглотнул, когда глаза женщины из холодных стали просто ледяными.
- Должна предупредить тебя, малыш, Лидер приказал мне следить за тобой и остановить, если ты попытаешься сбежать или связаться с другими Пожирателями Смерти. Ты сделал и то и другое. Маленький глупенький ребенок вроде тебя должен быть наказан за плохое поведение, - она томно облизнула губы и втянула носом воздух словно волк, учуявший добычу. – Временами я полностью не согласна с Лидером, но в одном он был прав: маги действительно пахнут куда приятнее магглов.
Леонтина подошла еще ближе, и Люциус сильнее сжал палочку. На его лице не отразилось ни намека на страх. Он прекрасно знал, что испуганное лицо жертвы пробуждает в вампире животный инстинкт.
- Ты не сделаешь этого, Леонтина, - спокойно произнес он, медленно отступая. Быстрое, прерывистое дыхание сына согревало кожу на его ухе. Они отступили еще на один шаг.
- Думаешь, что сможешь остановить меня, глупец. Не могу дождаться, когда увижу это!
Она чуть присела – ясный знак предстоящего нападения. Больше Люциус медлить не мог. Палочка Драко рассекла воздух, но изо рта не вырвалось ни слова, потому что другая, куда более холодная рука безжалостно сдавила ему горло.
- Отец! – выкрикнул Драко и попытался ударить внезапно появившуюся прямо перед ним женщину по лицу. Он успел лишь заметить блеск ее глаз. То, что произошло дальше, его мозг понять не успел. За доли секунды Драко пригвоздили к грязной влажной стене, а к шее прижались ледяные губы.
- Слишком медленно, - насмешливо выдохнула Леонтина в его кожу. Влажный язык скользнул по артерии, и женщина шире открыла рот, готовясь укусить жертву и насытиться ее чистой кровью.
- Ты не должна этого делать! – сипло выкрикнул Люциус. Остался последний шанс. – Негура никогда не простит тебя, если ты убьешь… если ты убьешь его крестника!
Этот крик прорвался через страх Драко, несмотря на то, что клыки Леонтины уже мягко касались его кожи. Ледяная хватка исчезла, и он судорожно вздохнул, перед тем как открыть глаза. Ему не хотелось вникать в смысл слов, которые только что произнес отец.
- Что? – прошипела Леонтина. – Очередной низкий трюк, Малфой? Если да, то сейчас я покажу тебе, что бывает, когда я на самом деле злюсь, - ее голос больше не был мягким и ровным. Он понизился до низкого утробного рычания, и Малфой не смог подавить невольную дрожь, но все же попытался перебороть свое внезапное оцепенение и собраться с мыслями. Он никак не мог понять, что испугало его больше: тон этого чудовища или слова отца. Драко боялся задать этот вопрос.
- К-крестник?! Отец, что… что это значит?
Он скорее ощутил, нежели увидел, как отступила Леонтина, позволяя Малфою-старшему обернуться и заглянуть в лицо сына.
То, что увидел Драко, напугало его еще сильнее. Люциус никогда раньше не выглядел настолько виноватым, и юноше вдруг ужасно расхотелось знать ответ на собственный вопрос. Но было слишком поздно - отец заговорил.
- Прости, сын, за то, что скрывал это от тебя, но мои слова - правда. Твоего крестного отца зовут Драгомир Люциан Негура, и в настоящее время он известен как Лидер. Это очень длинная история, и я не думаю, что эта леди, - быстрый взгляд в сторону ошеломленного вампира, - достаточно терпелива для того, чтобы я успел все объяснить.
Драко вдруг обнаружил, что кислород превратился в кислоту, иначе почему ему никак не удается вдохнуть. Колени подогнулись, и он рухнул на землю.
- Это не может быть… не может быть правдой. Нет, нет… я не верю… как ты мог…? Он вампир, отец! Вампир и враг Темного Лорда! Он чуть не убил меня! Он СОБИРАЕТСЯ меня убить!
- Но ты до сих пор жив, Драко. Он пощадил тебя, как только услышал твое имя, я прав, сын мой? – извиняющимся тоном прошептал Люциус.
- Какая разница, отец? Это… это… это ОСКОРБИТЕЛЬНО! Как ты мог так со мной поступить?! – выкрикнул Драко, пряча в ладонях лицо, а вместе с ним и слезы, которые жгли глаза.
- Драко, - прошептал Люциус и сжал плечо сына, но тот резко отвернулся, скидывая его ладонь.
- Драко, все произошло очень давно. Тогда я еще не знал, что он вампир. Никто не знал. Даже Темный Лорд этого не заподозрил! Я признаюсь, что допустил ошибку, но я не могу ее исправить, даже если очень захочу.
Его сын не ответил, по-прежнему не отнимая от лица ладоней.
- Прости меня, Драко, - попросил Люциус.
Драко молча созерцал пол сквозь пальцы, а потом покачал головой и поднял спокойный взгляд, делая вид, что полностью овладел своими эмоциями.
- Значит, у меня есть крестный. Драгомир Люциан Негура? – равнодушно произнес он. – Так зовут Лидера? Интересно, почему это прозвище кажется мне таким знакомым? – неважно, как он старался сдержаться, его тон просто источал презрение.
- Драко… - прошептал его отец. Он хотел сказать хоть что-то, что утешило бы сына, но на ум ничего не приходило. В повисшей тишине было отчетливо слышно их дыхание и отчаянные крики заключенных. Плечи Драко затряслись сильнее и не понятно от чего – слез или горького смеха. Люциус аккуратно обхватил ладонями лицо сына и стер с его щек влажные дорожки. Только он открыл рот,
как его прервала Леонтина. Женщина подошла ближе и одарила их своей фирменной усмешкой. Она услышала все, что хотела.
- Используешь каждый шанс, малыш Люциус? – с наигранным любопытством спросила она. На ее лице промелькнуло узнавание, тут же сменившееся фальшивой мягкостью. – Я, наконец, тебя вспомнила. Очень трудно узнать в продажном и хитром Малфое гордого, отважного мальчишку по имени Люциус. Мне стоит поздравить тебя - ты проявил стойкость, раз сумел стать Пожирателем Смерти. Я слышала, что большинство слуг Волдеморта не отличаются продолжительным сроком жизни. Но вы, Малфои, редкий экземпляр.
Люциус неподвижно рассматривал своего сына, но его подрагивающие губы доказывали, что он прислушивается к каждому слову. Леонтина грубо хохотнула и немного наклонилась, заглядывая прямо Драко в лицо.
- Но странно, что мой Лидер не приказал мне лучше присматривать за его крестником. Он сам виноват в том, что не познакомил нас как следует. Хотя… по-моему, он намекал на ваше общее прошлое… Но я не особо прислушивалась к его словам. Ты должен понять, у нас с ним небольшие счеты, а я хочу наказать его и немного позлить. Твое убийство - один из простейших способов. Это заставит его обратить на меня внимание… Полагаю ты знаешь, на что иногда толкает любовь и ревность…
Драко вновь уперся спиной в стену – он и не заметил, что все это время они с отцом медленно отступали от безумной женщины.
- Ничего личного, - нежно пропела она, - но если твоя смерть послужит моим целям, то я воспользуюсь и такой возможностью. Драгомир будет смотреть только на меня, я об этом позабочусь. Возможно, он сам не понимает, но ни ты, ни Волдеморт не дороги ему.
Люциус попытался поднять палочку Драко, которую он до сих пор сжимал в своей ладони, но она перехватила его запястья, отбрасывая палочку прочь.
- Ему дорога только я, - прошипела она, бешено сверкая глазами. – И я никому не позволю занять мое место…
- Мы этого и не хотим! А наша смерть тебе не поможет, потому что он возненавидит тебя! – выкрикнул Драко, цепляясь за плечо отца.
- Тсс, глупый ребенок. Ты должен понимать, что хуже убийства может быть только полное безразличие того, к кому небезразличен ты. Ненависть станет прекрасным дополнением к нашему существованию. Временами очень просто перешагнуть черту, разделяющую это чувство с любовью.
- Ты… ты ненормальная! – сквозь кашель выдавил Люциус, и Драко поддержал его, хотя от этого и подогнулись колени.
- Это заблуждение жалких смертных, малыш, - неприятно улыбнулась Леонтина. – Я считаю…
Она резко замолчала.
Драко не сразу понял, в чем дело, но уже через минуту заметил, что тюрьма погрузилась в звенящую тишину. Теперь никто не плакал и не кричал, но атмосфера почему-то стала еще зловещее.
- Разве вы не везунчики? – насмешливо прошептала Леонтина, перед тем как отойти на пару шагов назад и опуститься на колено. В ту же секунду на их лица упала тень.
Высокая, закутанная в мантию фигура появилась в углу, держа в руке факел.
- Леонтина, - произнес Лидер ледяным тоном. – Тебе придется ответить за свое непослушание.
- Да, Ваше Высочество, - прошептала она, еще ниже опуская голову в жесте повиновения, но на губах ее застыла искаженная улыбка.
Накидка зашуршала, когда мужчина повернулся и посмотрел на Малфоев. Впервые за все время Драко испугался Лидера – своего крестного - не так сильно. И это можно было счесть хорошим знаком.
- Добрый вечер, Драко. Скажи мне, мальчик, что ты здесь делаешь? Это очень опасное место, и даже без глупых попыток Леонтины лишить тебя жизни… о, ну надо же… - факел в его руке опустился ниже, когда он заметил еще одного мужчину.
- Люциус? Ты ли это, мой маленький мальчик?
Драко почувствовал, как напряглись под его рукой плечи отца.
- Драгомир, - произнес Малфой-старший бесцветным голосом, а потом утонул в объятиях Лидера. Драко с изумлением наблюдал за разворачивающейся перед ним картиной. Он никогда раньше не видел, чтобы вампир кого-нибудь обнимал; даже во время нападения они обычно этого не делали. Странно или нет, но правда была в том, что Негура никак не подходил под определение «обычного» вампира. Словно прочитав мысли Драко, Лидер рассмеялся и отстранился от оцепеневшего волшебника. Потом он достал палочку и нацелил ее на поврежденное горло Люциуса. Повинуясь легкому взмаху, рана затянулась, и мужчина облегченно вздохнул.
- Идем, мой друг, нам многое нужно обсудить, - произнес Негура своим мелодичным голосом и довольно улыбнулся. По спине Драко забегали ледяные мурашки, когда он заметил, как блеснули в этой невинной улыбке клыки. Тут же мелькнула мысль, почему лучше работать на Темного Лорда, а не на вампира.
По крайней мере, Темный Лорд никогда не рассматривает своих подчиненных с гастрономической точки зрения.
Больница Кроули, Кроули, Южная Англия
22 декабря 2000, 11:15
- Вот ты где!
Гарри облизнул загрубевшую нижнюю губу и поправил старые угловатые очки, которые так и норовили сползти с носа. Зеленые глаза еще секунду изучали единственное имя в списке пациентов, прежде чем он закрыл тетрадь и потер переносицу. Доктор Дэниел Роджерс был исключительной доброты человек: заметив, что у его пациента плохое зрение, он достал ему очки. В них Гарри стал видеть намного лучше, но диоптрии линз немного не совпадали с теми, которые ему подходили, от чего быстро начинала болеть голова. Правда, доктору он на это так и не пожаловался. Гарри очень сомневался, что мистер Роджерс будет рад его видеть после того, как он украл инвалидное кресло и сбежал из палаты, чтобы похитить пациента из отделения интенсивной терапии. Сама мысль об этом заставляла Гарри чувствовать себя неблагодарной скотиной - он собирался предать доверие человека, который огреб неприятностей, пытаясь его спасти.
Если бы только у него был выбор. Если бы только он мог объяснить, зачем он все это делает. Но как объяснить магглам, что этим поступком он спасает им жизни и благодарит за доброту?
Его героические деяния как всегда оставались непонятными общественности. Но почему это должно его беспокоить? Если он правильно все понимает, то сейчас большая часть магической Британии считает его преступником, так почему не позволить магглам думать точно так же?
Гарри горько усмехнулся, а потом скривил губы. Ему всегда было больно, когда он вспоминал о своих знакомых, которые открыто ставили под вопрос его верность Свету после того происшествия в конце битвы за Хогвартс. Они все винили его за то, что он упустил Волдеморта, пока мучил этого бедняжку аврора, который просто промахнулся.
То, что этот бедняжка аврор убил Джинни, никого не волновало.
Да и его муки тоже никого не волновали. Эти люди считали, что ему не позволено чувствовать, что он - только тот, кто обязан сражаться.
И читатели Ежедневного Пророка не уставали обмусоливать эту мысль. Кому-то нужен был козел отпущения, кому-то виноватый, и почему-то они решили, что Гарри прекрасно подходит на эти роли. Это и понятно, ведь он был их Спасителем, который не должен был выжить ради Великого Блага.
Гарри зажмурился, когда боль в висках усилилась, но это не остановило его дальнейших размышлений. Неужели все эти люди не понимают, почему он поставил свои чувства превыше миссии? Неужели они не понимают, что и у их героя есть сердце? Не важно, сколько раз он сталкивался лицом к лицу с опасностью или сколько раз выживал по чистой случайности, все это не отменяло того, что он тоже был человеком. Сейчас его сердце разбито, но это не значит, что оно исчезло. Оно до сих пор с ним, оно говорит, что правильно, а что нет, и Гарри прислушивается к его голосу. Даже Дамблдор столько раз повторял, что это его мощнейшее оружие и защита и что Гарри должен гордиться тем, что не лишился его.
Именно поэтому, когда его сердце так настойчиво требовало отомстить за Джинни, он не мог думать ни о чем другом. Когда оно потребовало спасти Темного Лорда, он не стал перечить. Вот и сейчас, его сердце приказывало Гарри пойти и защитить этих магглов от Волдеморта, и он ни секунды не колебался.
Прискорбно, но сердце не сообщило ему, как он должен это сделать без волшебной палочки и со сломанной левой ногой, крепко зафиксированной гипсом.
Ход его мыслей прервала резко распахнувшаяся прямо перед ним двустворчатая дверь, принесшая с собой резкий запах хлорки из коридора. В приёмную вошли два врача, и Гарри замер в своей инвалидной коляске, стараясь казаться как можно неприметнее. Конечно же, у него ничего не получится, и теперь ему придется отвечать на многочисленные вопросы. Только Гарри открыл рот, собираясь начать оправдываться, как вдруг мужчины просто прошли мимо него, полностью поглощенные разговором.
Стоило признать, что временами его везение было просто невероятно. Не желая упускать такую возможность, он быстро прокрутил колеса инвалидной коляски и незаметно выскользнул в коридор, пока дверь не успела закрыться. Оказавшись на месте, Гарри облегченно вздохнул – здесь его не ждало никаких любопытных докторов. Он осмотрел длинную комнату, которая даже на вид отдавала полной стерильностью. Здесь стояло несколько кроватей-каталок, большой шкаф с галошами, а на одной из стен висела небольшая планка. Из коридора вело несколько дверей, и Гарри был уверен, что за одной из них лежит пациент по имени Волтер Мур, который ждет не дождется своего гостя. Поттер усмехнулся и поехал к одной из дверей. Гарри медленно и аккуратно взялся за ручку, сосредоточенно вглядываясь в пробивающийся из щели свет. Он глубоко вздохнул и потянул чуть сильнее, как вдруг дверь распахнулась сама. Секунду Гарри непонимающе разглядывал белый халат, оказавшийся как раз на уровне его глаз, а потом медленно поднял голову.
Напротив него стоял доктор Роджерс, который разглядывал своего пациента с не меньшим удивлением.
И вот в такие моменты Гарри всегда удивлялся, насколько же непостоянный характер у его удачи.
Дэниел озадаченно нахмурился, а потом – к полному изумлению Гарри – улыбнулся.
- Вот вы где, мистер Поттер, - добродушно произнес он. – Я вас искал. Мы уже испугались, что вы потерялись. Вы должны были сразу сказать мне, что так сильно хотите видеть своего друга, а не слоняться по больнице. Я легко могу устроить для вас эту встречу. Ведь я вам обязан, не так ли?
Гарри как никогда захотелось провалиться сквозь землю или хотя бы не выглядеть идиотом. Он молча костерил себя, ощущая, как по щекам разливается румянец, который Дэниел, к счастью, не заметил.
- Эм… ммм… он мне не друг, - запинаясь, возразил Гарри, разрывая смущенную тишину.
- Конечно, я чуть не забыл, - улыбка Дэниела стала еще шире. – Так вы хотите его увидеть или нет?
Гарри растерянно кивнул, наблюдая за тем, как доктор отходит в сторону, позволяя ему войти. С трудом сглотнув, молодой человек сделал глубокий вздох и направил инвалидное кресло навстречу своему кошмару.
Хотя единственный человек, который лежал на больничной кровати в этой палате, меньше всего походил на кошмар. Не то что бы Риддл выглядел по-другому, нет, его внешность почти не изменилась. Гарри удивило то, каким безобидным и беззащитным сейчас выглядел Волдеморт. Неужели это бедное, истощенное создание, завернутое в одеяла - и есть тот самый могущественный и злобный Темный Лорд? Это казалось таким нереальным, что Гарри неосознанно остановил свое инвалидное кресло и уставился на лежащего с открытым ртом. Это было до абсурдности неправильно и нелепо. Может, никакого Темного Лорда здесь нет? Может, все произошедшее за последние несколько дней, порождено его воображением, затуманенным алкоголем?
Но доказательство лежало прямо перед его глазами.
- С вами все в порядке, мистер Поттер? – теплая рука, сжавшая плечо Гарри, вывела его из ступора. Он покачал головой, приходя в себя, но доктор неправильно истолковал этот жест.
- Понимаю, вы шокированы его состоянием, - мягко заметил мужчина и сильнее сжал его плечо.
- Вы не представляете, насколько, - ответил Гарри, не отводя взгляда от фигуры на кровати. – Я могу подойти ближе? – нерешительно спросил он, словно боясь, что Риддл очнется, если услышит его голос. Гарри напрягся, словно ожидал, что Волдеморт сейчас и впрямь подскочит с кровати и бросится на него.
- Конечно, - спокойно ответил доктор, и Гарри нашел в себе силы, чтобы сдвинуться с места и подъехать чуть ближе. А потом еще ближе и еще, пока он не оказался совсем рядом с кроватью.
Рассматривая своего врага, Гарри пришел к заключению, что тот на самом деле спит, поэтому он осторожно наклонился ближе, изучая бледное лицо. Волдеморт выглядел умиротворенным и почти хрупким. Подумать только, эти два слова, оказывается, можно применять к внешности Темного Лорда. Но ничего другого на ум просто не приходило, пока Гарри рассматривал расслабленного мужчину, который обычно источал так много злобы. Возможно, причина была в том, что сейчас Гарри не прожигал яростный и полный ненависти взгляд, присущий Волдеморту. Без этого взгляда зловещая аура, обычно окружающая этого человека, почти исчезла.
- У него завораживающий взгляд, да? – Гарри резко вздернул голову и посмотрел вверх, он почти забыл, что они не одни в этой комнате. Дэниел стоял по другую сторону кровати, в одной руке держа знакомый уже стетоскоп, а в другой что-то очень напоминающее карандаш.
- Да и эти щели вместо носа тоже уникальны. Хотя мне непонятно, зачем нужно было делать такую странную пластическую операцию, - с этими словами доктор коснулся лица Темного Лорда и приподнял одно веко.
Гарри тут же побледнел и отпрянул назад. Он не сомневался, что Волдеморт ни одному врачу не позволил бы так себя касаться. А это значит, что мистер Роджерс сейчас подвергал свою жизнь опасности.
- На вашем месте я бы не стал этого делать, - предостерегающе произнес Гарри, но Дэниел лишь улыбнулся и поднес странный карандаш, в котором Поттер узнал маленький фонарик, к неподвижным кроваво-красным глазам.
- Все в порядке, он до сих пор спит и будет в таком состоянии еще несколько часов. Видите – никакой реакции.
И действительно, когда Гарри наклонился ближе, то заметил, что черный зрачок не отреагировал на бьющий в глаза свет и не сузился. Но главным доказательством бессознательного состояния Темного Лорда был доктор, точнее, до сих пор живой доктор.
- Когда я в первый раз увидел его глаза, то принял их за контактные линзы. Каково же было мое удивление, когда я понял, что ошибся, - продолжал Дэниел, и Гарри вздрогнул, прекрасно понимая, как именно доктор понял это. Тем временем мистер Роджерс, к величайшему облегчению своего пациента, убрал руку с бледного лица, чтобы взять другой инструмент.
- Вы - первый и единственный человек, который считает его глаза «завораживающими». Большинство тех, кто знают этого мужчину, используют слово «пугающие», - произнес Гарри, которому, наконец, удалось вернуть контроль над голосом. То, с какой безмятежностью и свободой действовал доктор, заставило его затаить дыхание. Если мистер Роджерс и заметил нервозность Гарри, то виду не подал.
- Да, они на самом деле необычные, - ответил Дэниел, окидывая молодого человека в каталке заинтересованным взглядом и прикладывая стетоскоп к обнаженной груди Волдеморта. – Как и почти все остальное в нем. Но я бы не назвал его пугающим. Слишком преждевременный вывод.
Гарри решил не начинать спора, завороженно наблюдая за тем, как металлический кругляш стетоскопа скользит по белоснежной коже Риддла. Гарри расслабился и заметил несколько странных деталей, которых не разглядел раньше. И первой из них был ужасный, совсем свежий шрам, который пересекал самое основание тонкой шеи. Такие рваные раны обычно оставались после укуса зверя. Хотя это мог быть и оборотень, и даже вампир. Если Волдеморт выжил после нападения этой твари, то он настоящий везунчик. Второй деталью были многочисленные темные синяки, покрывающие грудь. Эти темные метки особенно сильно выделялись на белой коже. Зеленые глаза опустились ниже, на левую руку Темного Лорда, которая лежала поверх одеяла. Гарри тихо хихикнул, рассмотрев, что почти вся конечность покрыта гипсом, начиная от предплечья и заканчивая на уровне локтя. К другой руке было подсоединено два шнура, через которые что-то текло. Жидкость оказалась подозрительного багрового цвета, и от поразившей Гарри догадки улыбка медленно сползла с его губ.
- Что это? – спросил он, затаив дыхание и не сводя взгляда с пластикового контейнера.
Доктор проследил за его взглядом и усмехнулся.
- А это… а вы как думаете?
Понимание стегнуло Гарри как кнутом.
- Вы с ума сошли?! – недоверчиво вскрикнул он, рассматривая Дэниела. – Святые небеса, да как у вас ума хватило переливать ему маггловскую кровь?!
Онемевший доктор уставился на своего пациента, и до Гарри только через пять секунд дошло, что мистер Роджерс даже не понимает, что так разозлило Поттера. Но ничего, кроме ужаса, переливание маггловской крови в тело Волдеморта вызвать не могло. Страшно подумать, как отреагирует Темный Лорд, когда узнает об этом.
Тем временем Дэниел, не сводя с Гарри взгляда, скрестил на груди руки и нерешительно заговорил. В его глубоких карих глазах отражалось полное смятение.
- Я понятия не имею, что вы подразумеваете под «маггловской кровью», - произнес он. – Но уверяю вас, что это совершенно нормальная кровь группы A+ и получена от здорового донора. Все тесты подтвердили ее безопасность, поэтому нет причин так волноваться… Гарри? Вы побледнели. Наверное, мне стоит вернуть вас в вашу палату.
А Гарри никак не мог выдавить даже слова. Он схватился за голову и со страхом уставился на Темного Лорда. Его враг – словно в насмешку – продолжал крепко спать, пребывая в блаженном неведении будущего припадка бешенства.
- Мы смертники, - беззвучно прошептал Гарри. Картинка перед глазами смазалась из-за подступивших слез.
- Гарри, - Дэниел обошел кровать и остановился рядом с инвалидным креслом, склонясь немного ниже, чтобы заглянуть в потемневшие зеленые глаза.
- Я не понимаю, что не так. Скажите мне. Или вы хотите, чтобы я сам понял. Возможно… ваш знакомый из тех, кто предпочтет умереть, чем сделать переливание? Я слышал, на эту тему возникало много споров. Но даже знай я об этом раньше, все равно дал бы ему эту кровь. У него не хватало собственной из-за обширного внутреннего кровотечения. Для меня до сих пор загадка, как он смог выжить. Признаю, его способности к самоисцелению удивительны – чего только стоит разорванная селезенка, которую его тело смогло восстановить, нормальные люди только мечтать о таком могут – но поверьте мне, он бы умер без надлежащего ухода.
Его палец указал на почти пустой контейнер с кровью. Гарри безучастно кивнул.
- Я верю вам, доктор, и вы не должны были мне ничего объяснять. Но если вы не хотите сложностей, никогда не рассказываете ему об этом.
- Если хотите, зовите меня Дэниел, Гарри, - мужчина улыбнулся и сел на край кровати, наблюдая за спящим человеком. – Он самый необычный из всех моих пациентов. Уверен, любой врач хотел бы заполучить такого. Именно поэтому он так нас ненавидит?
- Да, Дэниел, - кивнул Гарри. – Именно поэтому.
Мистер Роджерс повесил стетоскоп на шею и грустно улыбнулся.
- Тогда, думаю, не стоит говорить ему, что я сломал ему три ребра, когда пытался заставить его сердце биться. Видите эти синяки? По каким-то причинам нам не удалось воспользоваться дефибриллятором. Поверьте, мы пытались, но каждый раз предохранители просто вспыхивали. Похоже, у его тела какая-то странная способность уничтожать электрические предметы, которые к нему приближаются. В итоге мне пришлось действовать как врачу девятнадцатого века. Очень странно, право слово.
И в самом деле, Гарри вдруг понял, что у постели Волдеморта не установлено никаких сложных электрических устройств. И было прекрасно понятно, почему такое происходит, стоило вспомнить происшествие в пещере, которое наглядно демонстрировало несовместимость этого могущественного мага и электричества. Оставалось надеяться, что ему удастся придумать происходящему нормальное объяснение, которое не даст заподозрить Гарри в излишней глупости или в сумасшествии. Правду нельзя было говорить ни в коем случае.
- Значит, у него была остановка сердца, - выпалил он, так и не придумав ничего умного. Дэниел кивнул и вместе с Гарри задумчиво посмотрел на спящего Темного Лорда.
- Да, и не один раз. Поддерживать в его теле жизнь оказалось очень трудно. Я не мог отойти от него, - признался доктор, и почти на минуту в комнате повисла тишина.
- Понятно. Думаю, ему придется полностью пересмотреть свое отношение к магглам.
- Опять это слово. Что оно означает? – с любопытством спросил Дэниел.
- Так называют великих людей вроде вас, Дэниел. Не берите в голову.
Маленькая складочка между бровей доктора разгладилась, а кончики губ немного приподнялись.
- Вот и хорошо, главное, чтобы вы меня разбойником не назвали, а остальное не важно. Теперь мне нужно вернуть вас в вашу палату - вам нужно отдохнуть. (п.п.: разбойник – одно из значений mugger, созвучного с muggle)
- Дэниел, - Гарри нервно поерзал в своей инвалидной коляске, когда доктор встал на ноги, - прежде чем мы пойдем, я хотел бы рассказать вам кое-что важное. Я знаю, что моя просьба может показаться несерьезной, но это не так. Послушайте, я должен вывезти Волтера Мура из больницы, пока он не очнулся, и вы единственный человек, который сможет мне в этом помочь.
Доктор расправил плечи и странно посмотрел на своего пациента, но куда больше Гарри расстроило отсутствие ответа.
- Доктор Роджерс, мне необходимо попасть в Лондон, и он должен поехать со мной. Все, чего я прошу – это вывести нас отсюда. Вы сможете сделать это? Прошу вас!
Снова наступила тишина, во время которой Дэниел переводил взгляд с Волдеморта на Гарри и обратно. А молодой человек тем временем прикусил губу, сдерживая себя от потока просьб.
Наконец, доктор вздохнул и покачал головой.
- Гарри, как бы я ни хотел помочь вам, я не смогу этого сделать. Вы понимаете, о чем меня просите? Я не могу выписать пациента, который до сих пор лежит в отделении интенсивной терапии. Ему требуется постоянный медицинский уход, и даже с его удивительной способностью к регенерации ему нужен хотя бы еще один день здесь. Выписать его сейчас - подвергнуть его жизнь опасности, а я не могу этого допустить.
- Дэниел, уверяю вас, что… - начал Гарри.
- У вас есть медицинское образование? – прервал его мистер Роджерс.
- Нет, но…
- Тогда как вы можете в чем-то меня уверять?
- Но в Лондоне у меня есть друзья-врачи, - Гарри все-таки закончил предложение. Он предпочел сказать полуправду; ложь никогда не была его коньком. Черт, если бы у него была палочка, он бы просто заколдовал этого человека и выбрался отсюда. – Я бы мог позвонить им, но у меня нет их номеров. Вы же помните, все мои вещи остались на дне реки. Вы - моя последняя надежда, доктор.
Гарри поддался вперед в своем инвалидном кресле и вперился в мистера Роджерса умоляющим взглядом. Не выдержав, доктор отвел взгляд и медленно кивнул.
- Я должен вам, Гарри, поэтому отвезу куда угодно. Завтра. Это мое последнее слово. А сейчас я оставлю вас с мистером Муром наедине. Медсестра Росс придет позже и отведет вас в палату.
Доктор вышел из комнаты, а Гарри повернулся к Волдеморту.
- Черт, - тихо произнес он, массируя ноющий висок. – Ясно тебе, завтра мы уйдем отсюда… если с больницей к этому времени ничего не случится.
Лондон, Министерство Магии
22 декабря 2000, 1:15
«Министерство Магии - больше вовсе не Министерство», - думал Драко, плечом к плечу с отцом шагая по вестибюлям и коридорам. - «Ночью здесь так тихо», - он вспомнил, как они прошли мимо голодных вампиров, которые рассматривали их как деликатес. И не нападали они только из-за Негуры и Леонтины, которые словно телохранители шли позади отца и сына, негромко о чем-то споря. Драко хотел воспользоваться шансом и расспросить отца о том, что произошло в Азкабане, но для такого разговора подошло бы более уединенное место, поэтому Драко решил подождать и начал прислушиваться к разговору двух вампиров.
- …вы же знаете, что я никогда не предам вас, Ваше Высочество. Все, что мне нужно – ваше внимание, раньше вы баловали меня своим присутствием, теперь же я чувствую себя такой одинокой. Почему мы не продолжим с того, на чем остановились? Я могу дать вам куда больше…
- Успокойся, Леонтина, - бесцеремонно оборвал ее Негура. – Когда ты, наконец, поймешь, что все кончено? Прекрати жить прошлым. Если ты хочешь заслужить мое благосклонное внимание, для начала не предавай мое доверие своим неуважением.
Драко шумно сглотнул. Значит, попытка Леонтины лишить его, Малфоя, жизни ничего не значила для Лидера.
- *Но вы ведь знаете, что можете довериться мне во всем?* - прошептала она на своем родном языке, скорее утверждая, чем спрашивая.
- Теперь я в этом не уверен, - тихо отрезал он. Эти слова Драко расслышал очень отчетливо из-за того, что вампиры подошли к ним намного ближе. А все потому, что его отец почти остановился, чтобы спросить, куда идти дальше. Негура и Леонтина не обратили на них никакого внимания. Они тоже остановились, женщина держала рукав мантии Лидера, сосредоточенно вглядываясь в его лицо.
- *У меня есть кое-что, что докажет мою безграничную преданность вам*, - горячо произнесла она, словно ожидая похвалы.
- Что же это? – ровно, без капли интереса в голосе, спросил Негура.
Вместо ответа Леонтина достала маленькую черную коробочку из подшивки мантии. Бросив аккуратный взгляд в их сторону, Драко заметил, что коробочка очень напоминала коробочку для кольца. Лидер усмехнулся и скрестил на груди руки. Леонтина открыла коробочку и достала – ничего? Малфой удивленно нахмурился и прищурился, стараясь сделать зрение четче, но все равно ничего не увидел. Сжав вместе указательный и большой пальцы, она поднесла их к самому лицу Лидера, словно чем-то хвастая.
- Я давно хотела отдать это, но у тебя никогда не находилось для меня времени.
Негура не сдвинулся с места и не произнес ни слова, поэтому Леонтина продолжила.
- Я нашла это в твоей спальне – а если точнее, в постели через несколько часов после того, как ты рассказ мне о краже. Это, мой дорогой, волос человека. Если быть точным, красивый, длинный, вьющийся волос девушки. Он пахнет клубничным сиропом, - произнесла она, демонстративно втягивая носом воздух. – Хмм, мило. Она, должно быть, ведьма – очень юная ведьма, ровесница Драко. А значит, есть всего два варианта, либо ты забыл упомянуть о своей юной посетительнице, либо этот волос принадлежит маленькой воровке.
Наконец, Негура пошевелился. Он схватил волос и поднес его к носу, принюхиваясь.
- В ту ночь у меня не было гостьи, возможно, ты на самом деле права. Спасибо, Леонтина. Но не думай, что я тебя простил… - его прервала Леонтина, впившаяся в его губы таким страстным поцелуем, что Драко поспешил отвернуться, покраснев до самых корней волос. Хотя поцелуй продлился очень недолго - Негура оттолкнул ее, вытер губы и продолжил путь, словно ничего и не произошло.
- Я найду эту девчонку и, возможно, покажу ей, каково это – разделить со мной постель, а потом прикончу.
Леонтина смотрела на Лидера так, словно получила пощечину, но он не обратил внимания на ее обиду.
- Драко, Люциус, идите за мной, - отрезал Негура, подойдя к Малфоям. Драко мельком посмотрел на своего отца, и их взгляды на мгновение встретились, а потом снова разошлись. Не сказав ни слова, они двинулись навстречу своей неопределенной судьбе.
И пусть в её словах ни капли правды
Она... божественно права.
+19
ПрофильЛСE-mail
2227.03.2012 20:55
Adelinde
Сокровище Форума
Adelinde
Должность: ПЕРЕВОДЧИК Слизеринского Форума!
Сообщений: 143
Уважение: + +5476
Позитив: +77
Пол: Женский
Награды: Самый уважаемый в 2011-2012ггПереводчик 2011-2012Автор/переводчик самого комментируемого фика 2011-2012гг
Именная тема: Награды
Провел на форуме:
15 дней 15 часов
Зарегистрирован: 08.12.2010
Последний визит:
25.10.2013 22:17
21. Татуировки
Больница Кроули, Кроули, Южная Англия
22 декабря 2000, 11:40
К величайшему разочарованию Гарри, медсестра Росс пришла быстрее, чем он ожидал. Этот короткий миг уединения не дал ему достаточного времени на размышления. Он успел понять ту странную связь, что возникла между ним и Волдемортом, но ни к каким выводам так и не пришел. Последние несколько дней Гарри принимал решения по наитию, не задумываясь об их последствиях. У него были хорошие инстинкты, и он решил всецело полагаться на них, но как оказалось, они завели его на очень извилистую дорожку. Гарри прекрасно понимал, что Волдеморт - самый опасный маг, который несколько раз пытался его убить. Если смотреть с этой стороны, то становится понятно, что ничто не сможет избавить их от обоюдной неприязни и ненависти друг к другу. Но если все на самом деле так, почему Гарри просто не оставил своего врага замерзать в том карьере? Так он без усилий смог бы победить. Сейчас его желание поиграть в героя казалось ненормальным порывом. Попытка списать все это на эмоциональную и физическую слабость после стольких дней голодания в холодной пещере вызвала лишь прилив жалости к самому себе за попытку самообмана. Правда крылась совсем в другом. Вопреки всем ожиданиям, Гарри на самом деле чувствовал, как что-то изменилось между ними, хотя он не понимал, что и когда.
Но именно из-за этой связи он сейчас сидел у кровати больного Риддла. Любой член Ордена, не колеблясь, уже воспользовался бы этим неповторимым удачным стечением обстоятельств и, невзирая на беззащитность Темного Лорда, убил бы его без сожалений. Тогда как может он, Избранный, просто сидеть, протирая штаны, и ничего не предпринимать?
Гарри тихо фыркнул и поднял взгляд на белокурую медсестру, болтавшую невесть о чем. Не заинтересовавшись ее словами, он снова повернулся к Темному Лорду. Если ему нужно оправдание своим действиям, то его можно было найти за пару минут раздумий. Например, что убийство спящего врага унизит его. Гарри даже представить не мог, что способен на такое ужасное преступление не в целях самообороны или попытки защитить дорогих ему друзей, и он ни за что не согласится стать убийцей только потому, что у Трелони длинный язык.
– Так скажите же мне, мистер Поттер, с какой планеты он прилетел?
Гарри был так поглощен своими мыслями, что расслышал лишь последние слова вопроса. С явным неудовольствием он повернулся к медсестре.
– Прошу прощения? – с трудом выдавил Гарри. Ему хотелось прочистить уши и убедиться, что он все расслышал правильно.
– Да ладно вам, он ведь не человек? – шутливо поинтересовалась она. – Он совсем на нас не похож. Мне кажется, что он инопланетянин, который пытался, но, видимо, не очень удачно принять человеческий облик, чтобы исследовать наше общество изнутри. Вы только посмотрите на него, он выглядит далеко не так, как мы, даже если не брать в расчет нос, волосы и необычные глаза. И если бы не все эти неполадки с нашим оборудованием, уверена, мы бы поняли, что его тело устроено совсем не так как тело человека. И всему этому есть лишь одно объяснение. Кроме того, вы когда-нибудь слышали, чтобы в крови человека совсем не содержалось сахарозы? Обычный человек умирает сразу после того, как уровень глюкозы начинает превышать норму. Ведь телу просто неоткуда становится черпать энергию.
Медсестра провела пальцами по своим обесцвеченным волосам, откидывая их с лица, и выжидающе посмотрела на симпатичного пациента.
А Гарри понятия не имел, что можно на такое ответить. И почему-то ему было очень обидно за Волдеморта.
Медсестра Росс тут же заметила его нерешительность и, воспользовавшись повисшей в комнате тишиной, продолжила свою пламенную речь.
– Мы с Эндри даже поспорили. Мы обе - фанатки «Секретных материалов». Вы ведь знаете об этом сериале? Но в отличие от меня, она считает вашего знакомого результатом генетических экспериментов. Думаю, вы единственный, кто сможет пролить свет на эту тайну.
Девушка ослепительно улыбалась и даже подмигнула, словно заигрывая, но из-за нахлынувшего раздражения Гарри не обратил на это никакого внимания.
Теперь она казалась ему не просто грубой, а по-настоящему гадкой. Сжав зубы, он постарался сдержаться и не наговорить грубостей, которые так и норовили сорваться с языка. Он никак не мог понять, как Волдеморт может так спокойно лежать на кровати, не говоря ни слова в ответ. Когда терпение Гарри достигло предела, он, не сдержавшись, рявкнул:
– Надеюсь, вы понимаете, что ваши слова звучат не только не смешно, но оскорбительно! Не могу сказать, что мне нравится этот человек, но я буду его защищать, раз уж он не в состоянии сделать это сам. Он - человек, а не какой-то там инопланетянин или ошибка генетиков! Разве вы не знакомы с таким понятием как врачебная тайна? Вы не имеете права обсуждать особенности его тела, разве что просто сказать мне, в каком он состоянии. Знаете что? Сделайте одолжение и верните меня в палату, избавив от своего невразумительного трепа.
Гарри с наслаждением наблюдал за тем, как цвет ее лица становится пылающе-красным.
– Прошу прощения, если я оскорбила вас, – тихо произнесла она, хотя в ее голосе не проскользнуло ни тени раскаяния. Она зашла к нему за спину и покатила инвалидное кресло к двери.
– Эти извинения должны предназначаться не мне! – сквозь зубы прошипел Гарри, но про себя подумал: «К счастью для вас, он этого не слышал».
Медсестра не обратила на слова Гарри никакого внимания.
– Забавно. Не думала, что вы с ним друзья, хотя я должна была догадаться – вы так сильно хотели его увидеть.
Гарри уже устал переубеждать всех в обратном.
– Уверена, у вашего друга есть и много хороших черт. Дайте-ка подумать… – медсестра отчаянно пыталась заинтересовать симпатичного пациента остроумной по её мнению беседой, Гарри же думал лишь о том, как бы ее заткнуть и не выслушивать больше никаких оскорблений в сторону Волдеморта.
– Да, вспомнила! – радостно воскликнула она. – Его татуировки! Они великолепны. Хотя та, что на предплечье, немного пугает, но которая на спине - просто потрясающая. Мне хотелось бы и себе сделать несколько. А вас тоже есть татуировки, Гарри?
– Нет, – отрезал Гарри и лишь потом понял, о чем ему рассказала эта девушка.
– Стойте… У него на спине есть татуировка? – им тут же овладело любопытство. Медсестра заметила его интерес и захихикала.
– Да, на лопатках. Вы не знали?
– Не знал, – раздраженно ответил Гарри, чувствуя себя немного глупо за следующий свой вопрос. – Что на ней изображено?
На этот раз девушка открыто рассмеялась, этим еще сильнее раздражая Гарри.
– Я не могу сказать вам этого, дорогуша. Не имею права рассекречивать личные данные о пациентах. Вы можете сами попросить мистера Мура, когда он очнется, и если он захочет, то сам покажет ее вам.
«Да уж, он захочет», – горько подумал Гарри. Остаток пути он хранил сердитое молчание, изредка давая односложные ответы на вопросы медсестры. На самом деле, новость о татуировке не на шутку его заинтриговала. В одном Гарри был уверен точно: Волдеморт сделал ее не для красоты. И ему очень хотелось узнать, для чего Темный Лорд ее использует. Может, это очередной вариант Метки, позволяющий связываться со своими сторонниками? Значит, Темную Метку заменили? Эти безответные вопросы взбудоражили любопытство Гарри. Был лишь один способ проверить свои догадки, а для этого нужно было вернуться в палату интенсивной терапии, но сделать это так, чтобы никто ничего не заметил и не заподозрил. Почти невозможно. Сейчас Гарри не мог сказать, что волнует его больше: внезапное пробуждение Волдеморта или секрет, скрытый под его одеялом.
Через два часа его, почти сожранного заживо собственным любопытством, отвлекли от размышлений.
На пороге палаты появился доктор Роджерс, одетый в повседневную одежду. В одной руке он сжимал медицинский портфель, а в другой самый обычный чемодан.
– Гарри, собирайтесь, мы уходим, – мистер Роджерс сразу приступил к делу, – в машине объясню, что в наших с вами планах изменилось.
Гарри кубарем слетел с кровати, принимая у Дэниела пальто, которое тот достал из чемодана и теперь протягивал пациенту.
– Оденьте это. Не хочу, чтобы вы простудились сразу после того, как выздоровели. Я дам вам более подходящую одежду, когда мы окажемся у меня дома. Ваша никуда не годится, она изорванная и грязная.
– Спасибо, Дэниел. А что с Волде… Волтером?
– Он поедет с нами. Ваш друг скоро придет в себя, и риск рецидива минимален.
– Вы собираетесь забрать нас к себе? – спросил Гарри, быстро застегивая пальто на пуговицы.
– Да, с одной стороны, вы не останетесь в больнице, а с другой – не будете беспокоиться за мистера Мура, я смогу оказать ему необходимую медицинскую помощь. А завтра утром я, как и обещал, отвезу вас обоих в Лондон.
После этих слов Гарри позволил себе легкий вздох облегчения.
– Спасибо вам, Дэниел… огромное спасибо, – доктор Роджерс улыбнулся и подошел к своему пациенту, чтобы помочь ему подняться на ноги. Но Гарри опередил его и уже встал, проверяя свой гипс на прочность. Найдя шаткое равновесие, он быстро зашагал к выходу из палаты, а оглянувшись, столкнулся с ошарашенным взглядом доктора.
– Хм… мы можем уйти сейчас, Дэниел?
Мистер Роджерс широко улыбнулся и шагнул вперед.
Луг у Норы
22 декабря 2000, утро
Первые лучи солнца пробивались сквозь легкий туман. Почти незаметные, легкие порывы теплого воздуха намекали на приближение долгожданной оттепели. Продрогшая Гермиона подносила замерзшие ладошки к губам и дышала на них, пытаясь хоть немного согреть пальцы. Она старалась скрыть свою нервозность, но ей этого никак не удавалось. Каждую минуту Гермиона оглядывалась по сторонам, желая убедиться, что не одна. И каждую минуту убеждалась, что Рон по-прежнему стоит в пятнадцати футах от нее, сверля сердитым взглядом туман, окутывающий рощу, а справа - Невилл, да и остальные были неподалеку.
Невилл, их школьный товарищ, прибыл вчера из Молдавии, где изучал новый сорт магических растений. Вместе с ним, узнав о надвигающемся перевороте в Министерстве, отправились и другие молдавские маги и волшебницы, желающие помочь. Луна, Дин, Симус, Ханна и другие члены Армии Дамблдора собрались вместе всего за пару дней. Впрочем, были и другие, те, что спешили покинуть страну, как только на горизонте появлялся Волдеморт или равноценная ему угроза.
Временами даже Гермиона отчаянно желала очутиться и жить там, где ее близким никогда не грозила бы опасность.
Низкое рычание, раздавшееся из-за кустов, мгновенно вернуло ее к реальности. Она решительно подняла палочку и попыталась дышать размереннее. До нападения оставались считанные секунды.
И на самом деле, в следующую секунду Гермиона увидела их. Дюжины фигур медленно появлялись прямо из тумана и неспешной походкой шли к ним.
– Приготовьтесь! – раздался голос Артура, когда монстры обменялись условными знаками и явно собрались нападать.
Палочка Гермионы со свистом рассекла воздух, и две фигуры с глухим стуком упали на землю. Правда, пролежали они на ней недолго и тут же поднялись на ноги. Гермиона пыталась не выпускать из поля зрения ни одного из врагов, но их скорость намного превышала возможности человека.
– Гермиона! Сзади! – крик Рона раздался прямо за спиной. Гермиона развернулась, увидев, как он точным ударом ноги бьет вампира в шею, сбивая того с ног и вгоняя деревянный кол в тело врага. Не проверив, поразил ли он нежить насмерть, Рон бросился на помощь к своей девушке.
– Используй колья! – закричал он, но его голос потонул в чужом крике.
– Рон! Что ты творишь?! Оставайся на своей позиции! – возмущенный голос Кингсли пронесся по всему лугу.
– Колья? Колья?! Я не могу ими пользоваться, Рон! Это… омерзительно! – в унисон с Шеклболтом закричала Гермиона, сбивая с ног троих приближающихся к ней тварей.
– У тебя нет выбора! – взвыл он, сбивая еще одного вампира позади нее. – Просто повторяй за мной! – после этих слов раздался отвратительный хлюпающий звук, означающий, что он вогнал очередную деревяшку в грудь вампира.
– Не могу! – взвизгнула она в ответ.
Роном овладело вполне обоснованное раздражение.
– Они уже мертвы, Гермиона! Поэтому ты их не убиваешь! Плюнь на щепетильность, эти твари не ущемленные в правах эльфы!
– Как ты можешь говорить такое? Они двигаются, думают, разговаривают как обычные люди! А что, если бы одного из наших друзей обратили в вампира! Ты бы вбил в него кол с криками «Монстр!»? Что, если Гарри… – она запнулась и громко шмыгнула носом.
А Рон не нашел, что ответить. Он ошеломленно замер рядом со своей девушкой, а потом Кингсли отрывисто объявил об окончании боевых действий и вылез из своего укрытия. Вампиры к этому времени уже отступили.
– Так что ты сделаешь, Рон? Убьешь Гарри? – сквозь слезы спросила Гермиона. Захваченный врасплох, парень обиженно надулся.
– Конечно, нет! – раздраженно огрызнулся он и смущённо почесал нос.
– И это стало бы твоей последней ошибкой.
Они оба повернулись к мистеру Уизли, который произнес эти ужасные слова совершенно спокойно.
– Потому что вампир ни за что не упустил бы такой возможности: твоей слабости, – низким голосом добавил он, вместе с Фредом, Перси и Невиллом подходя ближе.
– Да ладно тебе, пап, – нервно рассмеялся Рон. – Мы же говорим о Гарри. Он ни за что бы так не поступил. Да и с ним все в порядке – нам просто нужно найти его. А если по пути мы избавимся от вампиров, то это станет дополнительным бонусом.
Но прежде чем мистер Уизли успел ответить, к ним подошел недовольный Кингсли.
– Чем вы двое тут занимались? Это была серьезная тренировка, и если бы эти вампиры были настоящими, вы оба уже были бы мертвы.
Гермиона обеспокоенно закусила губу, размышляя о чем-то, а потом подняла взгляд.
– Мы не авроры, Кингсли, – решительно ответила она. – Мы не знаем, как сражаться с вампирами, потому что нас этому не учили. Мне… противно это признавать, но у нас нет против них ни единого шанса.
Рон открыл рот, но Гермиона не дала ему заговорить.
– Нет, Рон, посмотри правде в глаза. Вампиры нападают только ночью, а в такое время суток ты даже увидеть их не сможешь, – она красноречивым взглядом окинула яркое утреннее солнце. Туман практически исчез. – Они умеют летать и они очень быстрые, – продолжала девушка. – Они мастерски владеют собственным превращением. Их можно остановить магией, но ни одно из известных заклинаний не может их уничтожить. Для того, чтобы убить вампира, нужно вогнать ему в сердце деревянный кол, а это значит, подпустить эту тварь как можно ближе к себе. Мы не сможем этому научиться! Авроры тренируются годами, перед тем как их отпускают на охоту!
Шеклболт внимательно выслушал ее претензии и согласно кивнул.
– Гермиона, я полностью разделяю твое беспокойство, но битва с вампирами начнется еще не скоро. Даже если учесть новичков, нас все равно слишком мало для открытых боевых действий. Для начала нам нужно предупредить магическое население – Ежедневный Пророк как всегда бесполезен. Потом нужно освободить магов из Министерства. Вампиры держат их как «провизию» и поэтому не так часто нападают на людей. Это самый подходящий план, который поможет предотвратить панику. Если мы всё сделаем правильно, то сможем получить у освобожденных магов информацию и понять, кто за всем этим стоит. Лично я подозреваю советника Амбридж, Лидера. Он - слишком загадочное должностное лицо, согласна?
Пока Гермиона размышляла над словами Кингсли, Артур пригласил всех в дом.
– Давайте зайдем внутрь и обсудим все за чашкой чая, а то здесь холодновато.
– Да, у меня уже ноги окоченели, – согласился Джордж.
– Это потому что ты носишь эту нелепую обувь из своего магазина. Зачем ты вообще ее надел, если она каждую минуту меняет размер? – поинтересовался Перси, окидывая брата осуждающим взглядом.
– Зачем задавать вопрос, если ты сначала на него ответил? Лично я считаю свои Многоразмерные Туфли безукоризненными – они никогда не натирают мне мозолей на одном и том же месте.
Перси закатил глаза, Рон рассмеялся, а Гермиона покачала головой и сосредоточила внимание на разговоре Невилла и бывшего Министра.
– Я никак не могу понять, чем заняты авроры. Почему они не сражаются? Они должны были предотвратить всё это на корню.
– Дельное замечание, мальчик, – со вздохом произнес Кингсли. – Проблема в том, что они не могут.
Невилл непонимающе вздернул бровь.
– Почему?
– Потому что такого приказа не поступало. Тебе это кажется странным, но давай я тебе кое-что объясню. Обычно аврорам разрешают действовать, опираясь на собственные суждения. Еще им разрешено применять темные заклинания к магам, приговоренным к многогодовому заключению в Азкабан. Впрочем, основания этого дозволения понятны, ведь им приходится сражаться с теми, кто, не раздумывая, применяет темную магию. Но эта «свобода действий» дорого им обходится. Если они нарушают приказ Главы Департамента Магического Правопорядка или любого другого высокопоставленного министерского чиновника, это обходится им пожизненным заключением в Азкабане, как за использование Непростительного.
– Но почему им не разрешают сражаться?!
Невилл возмущенно заозирался по сторонам и встретился с уставшим взглядом мистера Уизли.
– Потому что Амбридж не понимает, что творится прямо перед ее носом, Невилл. Перед тем, как уйти из Министерства, я слышал, что она была занята поисками чего-то сверхсекретного, а в ее отсутствие всей системой управлял Лидер. А если Кингсли прав, и Лидер на самом деле вампир – это многое объясняет, – сухо пояснил Артур и открыл дверь на крыльце.
– Да и разве можно представить, что Амбридж хоть пальцем пошевелит, если это нужно будет не для ее непомерных амбиций? Ха, не смешите мои туфли. Ей плевать на все, что не касается ее лично, – ехидно вставил Джордж, заходя в дом и пытаясь стянуть с ног не по размеру маленькую обувь.
– Я согласна с Артуром, – кивнула Гермиона. – Не думаю, что она понимает, с кем связалась. Узнай она это, в Министерстве начались бы боевые действия, стоит только вспомнить о ее ненависти к нелюдям. Я прекрасно помню, что устроила Амбридж пять лет назад.
– Верно. Именно поэтому аврорам следует заняться этим делом, не спрашивая разрешения ни у нее, ни у Лидера. Я очень многих из них убедил покинуть свои посты, и если мы найдем их и попросим присоединиться к нам, тогда… – Кингсли выразительно передернул плечами, и Рон замолк.
– Рон, они не захотят идти против системы! И мы к этому не стремимся, иначе разгорится очередная гражданская война! Нам нужно решить эту проблему по-другому.
– Тогда все просто. Нам необходимо найти Гарри! У него дар объединять людей единой целью, а это нам сейчас и нужно, – заявила Гермиона, когда они все расселись за старым, деревянным столом и взяли по чашке чая, приготовленного миссис Уизли.
– Это, конечно, было бы замечательно, – признал Кингсли и смущенно потеребил чашку в руках, – но я уже начал терять надежду.
Гермиона секунду внимательно рассматривала его, а потом перевела взгляд на солнце, пробивающееся сквозь узкое окошко, и решила, что не готова так рано расставаться с надеждой.
Кроуборо, Южная Англия
22 декабря 2000, 14:53
Гарри зевнул и потянулся, разминая спину, когда белый Ленд Ровер, в котором он ехал, остановился. Доктор Роджерс оказался просто замечательным и осторожным водителем, правда, сказать ему этого Гарри никак не мог, ведь ногу до сих пор плотно охватывал гипс, напоминающий Дэниелу о его мастерском вождении пару дней назад. По идее, Гарри должно было быть очень неуютно в машине, которая его сбила, но ничего подобного он не испытывал. Да и боль почти прошла, о поврежденной ноге напоминал только легкий дискомфорт, когда он пытался согнуть ее в колене. Те, кто наблюдал за попыткой Гарри влезть в салон автомобиля, знатно повеселились. Он несколько минут скакал у двери машины, пока не догадался просунуть неподвижную конечность в зазор между двумя передними креслами, и лишь потом залез на заднее сидение. В ушах до сих пор звенело хихиканье медсестры Росс, которая создавала видимость активной помощи пациенту. К счастью, Гарри никогда ее уже не увидит, а большего ему и не нужно.
По дороге он недовольно ворчал на Темного Лорда, который в очередной раз использовал его как подушку. И лишь привычка уберегла Гарри от психологической травмы. После шести дней совместного пребывания в пещере, он уже не вздрагивал и не противился близости своего заклятого врага. Кроме того, Волдеморт лежал на нем не по своей воле; это доктор тонко намекнул, что Гарри придется поддерживать своего знакомого во время пути. Не найдя подходящей причины для отказа, ему снова пришлось позволить Темному Лорду вторгнуться в свое личное пространство.
Очень скоро он о своем поступке пожалел, особенно когда Волдеморт захрапел.
Храпел он тихо, но этот звук мешал Гарри сосредоточиться.
И вообще, по его мнению, жестокие люди, больше напоминающие дьяволов во плоти, не должны были издавать такие нелепые и слишком человеческие звуки.
Время от времени Риддл начинал говорить во сне, но то, что срывалось с его губ, было лишено всякого смысла и злило Гарри еще сильнее.
Иногда ему казалось, что Волдеморт проснулся; один раз тот даже открыл свои алые глаза, но потом вновь закрыл их и обмяк. Видимо, Темному Лорду было наплевать, что он чуть не устроил Гарри сердечный приступ.
А Гарри еще ничего так сильно не хотел, как побыстрее добраться до места. Его метания не остались незамеченными для доктора, и бедный мистер Роджерс списал страх своего пациента на аварию. Из-за этого большую часть времени они ехали в напряженной тишине, от которой у Гарри разболелась голова.
Когда они приехали, Дэниел припарковал машину на подъездной дорожке, а Поттер поднял тяжелые веки и посмотрел на маленький, ухоженный домик, стоящий в ряду с похожими строениями. Огромный газон перед домом немедленно напомнил ему о летних каникулах у Дурслей. Только сейчас лужайка была покрыта блестящим инеем и остатками подтаявшего снега, а в середине красовалась маленькая елочка, переливающаяся рождественскими огоньками. Очень красиво. Гарри уже пришел в себя и наслаждался царившей здесь праздничной атмосферой, немного завидуя Дэниелу за его умиротворенное незнание.
Только маггл мог назвать Волдеморта Волтером Муром и пригласить его на ночь в дом!
И вправду, блаженное неведенье!
«И последствия этого неведенья – моя вина», – тут же мрачно подумал Гарри, и между бровей его залегла маленькая складочка.
Дэниел тем временем открыл дверцу с другой стороны и заглянул в салон.
– Гарри, я знаю, что вы устали, но не могли бы вы помочь мне вытащить его?
Прежде чем Поттер успел ответить, мистер Роджерс подхватил Темного Лорда под колени и потянул его наружу.
– Эй! Хорошо, но давайте поосторожнее! – быстро ответил он, пытаясь поддержать Волдеморта за плечи и голову. Не веря в реальность происходящего, Гарри наблюдал за тем, как доктор сгребает Риддла поближе к себе и поднимает на руки. Пожалуй, зрелище было эксклюзивное. Бедная Рита Скитер! Она упустила такую сенсацию для своей колонки!
– Идите за мной, Гарри, – выдохнул Дэниел сквозь стиснутые зубы, и, с видимым усилием переставляя ноги, вместе со своей ношей двинулся к дому. Гарри сделал, как ему велели; со сломанной ногой он оказался не многим быстрее доктора, поэтому послушно шел следом за ним. Они вошли в просторное фойе, оформленное в апельсиновых тонах, с четырьмя белыми дверями, которые, скорее всего, вели в комнаты первого этажа. Гарри посмотрел в зеркало высотой с человека, расположенное справа от входа, да так и замер, с удивлением рассматривая свое отражение. Поттер никогда не отличался плотной фигурой, но сейчас он стал намного тоньше, особенно заметно похудело лицо. Возможно, все дело было в неподходящих очках, из-за которых он казался намного старше. Мерлин, он выглядел как точная копия своего отца, каким он видел его в Зеркале Еиналеж много лет назад. Гарри тряхнул головой и поспешил за Дэниелом, который с трудом, но уже поднимался по лестнице на второй этаж. Поттер ощутил уважение к этому человеку - он по себе помнил, какой Волдеморт на самом деле тяжелый. Темный Лорд казался мешком с костями, но роста в нем было хороших семь футов. В такие моменты как никогда начинаешь ценить магию, а с помощью палочки Гарри без труда левитировал бы их обоих.
– Поттер…
– Да? – рассеянно откликнулся Гарри. И лишь потом понял, что голос принадлежал не доктору.
– Думаю, он зовет вас, – с трудом выдавил Дэниел и повернул голову, посмотрев на застывшего Гарри.
– А… поспешите, Дэниел, – сбивчиво произнес он, наблюдая за тем, как несколько раз сжались и разжались длинные бледные пальцы, а змеиное лицо напряглось. Кроваво-красные глаза еще были закрыты, но это был вопрос нескольких минут.
– Конечно, – выдавил измученный доктор и провел их в уютную комнату средних размеров. Гарри тут же понял, что там было не так. А как иначе назвать розовые стены, разрисованные маленькими бабочками и цветочками? Когда он заметил маленькую кроватку, где на подушке лежало несколько кукол, маленький стульчик, разрисованный диснеевскими принцессами, большого плюшевого тигра на полу и две книжные полки, заставленные цветастыми детскими книжками, понимание обрушилось на него как ведро ледяной воды.
Он стоял в комнате маленькой девочки.
У Гарри затряслись колени.
– Дэниел… что это?
Доктор опустил Волдеморта на надувную кровать, которая лежала посередине комнаты, укрыл его одеялом и с заметным усилием разогнул спину.
– Это комната Энни. Она моя дочь, но я уже рассказывал вам о ней…
Когда мистер Роджерс заметил, как Гарри неверяще качает головой, он на мгновение приподнял брови.
– Не рассказывал? Ну надо же… моя ошибка! Но не волнуйтесь, Гарри. Она пока поспит не здесь, а в нашей спальне вместе с моей женой, Алисой. А я воспользуюсь диваном в гостевой, – добродушно произнес он, осматривая комнату. – Хорошо, что Алиса уже приготовила для вас кровать. Я позвонил ей перед тем, как выехать и предупредил о гостях, – с этими словами он махнул рукой на Темного Лорда.
– Дэниел, – прошептал Гарри, чувствуя, что еще чуть-чуть и он потеряет сознание. – Вы… вы женаты? И у вас есть… дочь?
– Да, и вы скоро с ними познакомитесь. Сейчас моя жена забирает Энни из школы. Гарри… с вами все в порядке? Вы резко побледнели.
Мистер Роджерс подошел к нему ближе, а Гарри пытался вспомнить, как нужно дышать.
– Вам нужно прилечь, – тихо произнес доктор и коснулся ладонью его лба. – Я серьезно. Вам нужно немного отдохнуть. Знаете, у вас необычный шрам, напоминает молнию.
– Правда? – опустошенно откликнулся Гарри, наблюдая за тем, как Темный Лорд медленно переворачивается набок. Он прикрыл глаза и постарался обуздать эмоции. У него всё получится. Он сможет убедить Волдеморта не вредить человеку, который спас ему жизнь. Гарри очень надеялся, что они переживут эту ночь без кровопролития. Но все равно, как у него хватило ума привести убийцу к ничего не подозревающей семье Дэниела.
Гарри судорожно сглотнул и попытался вздохнуть. Пути назад не было, ему придется сделать все возможное, чтобы этот инцидент закончился хорошо для доктора.
– Сэр? Вы меня слышите?
Поттер распахнул глаза как раз в тот момент, когда доктор склонился к готовому вот-вот очнуться Волдеморту.
– Не смей прикасаться ко мне… Негура…
Так непривычно было после нескольких дней снова слышать высокий, холодный голос.
Гарри бросился вперед.
– Нет, нет, нет! Дэниел, не надо! – он схватил доктора за руку и оттащил его от Темного Лорда.
– Гарри…? – начал мистер Роджерс, но Поттер тут же перебил его.
– Нет, Дэниел, послушайте меня. Мне нужно побыть с ним немного наедине. Это очень важно, поверьте мне! Я не знаю, как он отреагирует, если очнется и увидит кого-то незнакомого. К тому же вы доктор, а я уже говорил, что он очень их не любит. Ничего личного, правда. Просто оставьте нас ненадолго, чтобы я все ему объяснил. Пожалуйста!
Наверное, Гарри выглядел по-настоящему отчаявшимся, потому что Дэниел лишь понимающе кивнул, похлопал его по плечу и вышел из комнаты. На Поттера накатила такая волна облегчения, что он безвольно осел на пол.
– Уфф… еще бы чуть-чуть и… – низким голосом выдохнул он, открыл глаза и тут же встретился с пронзительным взглядом алых глаз.
– Поттер, – беззвучно произнес Волдеморт.
И пусть в её словах ни капли правды
Она... божественно права.
+24
ПрофильЛСE-mail
2301.04.2012 23:58
Adelinde
Сокровище Форума
Adelinde
Должность: ПЕРЕВОДЧИК Слизеринского Форума!
Сообщений: 143
Уважение: + +5476
Позитив: +77
Пол: Женский
Награды: Самый уважаемый в 2011-2012ггПереводчик 2011-2012Автор/переводчик самого комментируемого фика 2011-2012гг
Именная тема: Награды
Провел на форуме:
15 дней 15 часов
Зарегистрирован: 08.12.2010
Последний визит:
25.10.2013 22:17
22. Правда, которая не должна была быть обнаружена
Кроуборо, Южная Англия
22 декабря 2000, 15:10
Гарри инстинктивно подался назад и стал быстро отползать, пока его спина не уперлась в стену. Сердце заметалось так, что он даже начал бояться, как бы оно не выскочило, открой он сейчас рот.
Взгляд Темного Лорда опалял.
Гарри показалось, что ещё чуть-чуть и из-за этого взгляда кожа под одеждой просто воспламенится. К счастью, прежде чем он успел вспыхнуть, Волдеморт медленно пошевелился, разрывая напряжение. Он аккуратно ощупал одеяло, скользнул ладонью под подушку. Потом длинные пальцы появились с другой стороны и начали внимательно изучать ковер рядом с надувной кроватью.
– Её здесь нет, – почти беззвучно прошептал Гарри.
Рука замерла.
– Бесполезно искать палочку. Её здесь нет, – громче повторил он.
Волдеморт, видимо, это уже понял – совсем недавно безразличное лицо помрачнело. Гарри внимательно наблюдал за тем, как по-кошачьи суженные глаза быстро осматривают розовую комнату, а потом с явным оттенком отвращения возвращаются к его лицу. И почему-то Гарри вдруг очень захотелось причесаться. И желание это явно исходило от монстра, который прочно обосновался в его груди. С тех пор, как это чудовище проснулось в пещере, оно продолжало навевать странные чувства. Гарри уже много раз безуспешно боролся с ним, но сейчас решил попробовать ещё раз. Для начала он тяжело сглотнул, пытаясь вернуть бешено колотящееся сердце на место, но безумное чудовище не уступило.
Потеряв интерес к Гарри, который отрешенным взглядом уставился в никуда, Темный Лорд беззвучно что-то пробормотал и начал осматривать свое тело. Он посгибал пальцы на правой руке, потом перевел взгляд на левую, по-прежнему фиксируемую пластом гипса, точно таким же, как и на ноге Гарри. Он стиснул зубы, и Поттер заметил, каким пониманием и раздражением сверкнули алые глаза. В бешенстве Волдеморт впился коротко подстриженными, ухоженными ногтями в прочный материал серой больничной рубашки, рукава которой были закатаны выше локтей. Видимо, маггловская одежда взбесила его еще сильнее. Будь Волдеморт один в комнате, а не под взглядом внимательных зеленых глаз своего врага, он бы разорвал на себе маггловскую тряпицу.
– Что это, Поттер?
Холодный, язвительный голос Темного Лорда разорвал тишину, и горящие алые глаза впились в лицо собеседника, словно Волдеморт ожидал, что у того есть ответы на все вопросы в этом мире.
А Гарри никак не мог понять, почему так нервничает рядом с Риддлом. Таких проблем в пещере у него вроде бы не было. Может, причина в том, что со времен Битвы за Хогвартс это был первый раз, когда он видит Темного Лорда не через дымку опьянения, и не подслеповато щурясь? Гарри только помассировал переносицу и, окинув взглядом детскую комнату, снова посмотрел на Волдеморта, который в такой обстановке казался ему чем-то совершенно нереальным.
Прокашлявшись в попытке прочистить горло, Гарри задумался, с чего бы начать объяснять. И не было ничего удивительного в том, что его молчание Риддл воспринял как нежелание отвечать.
– Тебе лучше не заставлять меня спрашивать дважды, щенок! – неистово прошипел он, от чего его тонкие, бесцветные губы слегка задрожали.
«Его поведение больше похоже на то, что он прячет непонимание и страх за яростью», – подумал Гарри и, расслабившись, криво улыбнулся.
– Вижу, ты меня помнишь, Том, – тихо произнес он и довольно кивнул вновь обретенному спокойствию. – Значит, мозг не поврежден, мистер Роджерс будет рад это слышать.
Гарри с трудом удалось сдержать усмешку, когда Темный Лорд нахмурился и, видимо, начал перебирать в уме имена авроров, пытаясь понять, кто этот таинственный Роджерс, который придет, скорее всего, чтобы пытать его и убить. Так и не вспомнив никого с таким именем, Риддл перевел яростный взгляд на Гарри. Уголки губ мальчишки чуть подрагивали, и Волдеморт напрягся от нехорошего предчувствия. А Гарри находил Темного Лорда, медленно варящегося в собственном соку, забавным зрелищем. Хотя отчасти ему было не до смеха, и природу этого чувства он не мог, нет, просто не хотел понимать.
– Не думаю, что мистер Роджерс захочет тебя убить, Том, – тихо произнес он, чтобы отвлечь себя от лишних мыслей. – Зачем ему это, если он столько усилий приложил, пытаясь спасти тебе жизнь?
Следующее мгновение Гарри намеревался бережно хранить в своей памяти как настоящее сокровище – ему удалось удивить Волдеморта, и тот даже рот приоткрыл от изумления.
– Что это значит, Поттер?
К разочарованию Гарри, удивление Темного Лорда никак не отразилось на его голосе.
Глубоко вздохнув, он хотел было приступить к объяснениям, как вдруг замер, прислушиваясь к шагам, раздающимся снизу. По дому разнеслась какая-то слащавая рождественская песенка – наверное, Дэниел включил радио – а Гарри с силой сжал зубы. Ну почему доктор не мог немного подождать? Впрочем, винить его было не за что, Гарри сам виноват за свою нерасторопность.
– Кто там, внизу? – отрывисто спросил Риддл, и Гарри понял, что время разговоров он безвозвратно упустил. С трудом встав на четвереньки, Темный Лорд целенаправленно пополз к двери, а Гарри набросился на него сзади.
Борьба закончилась раньше, чем успела начаться. Гарри просто придавил своего противника к полу и накрыл его рот ладонью.
– Заткнись, Риддл, и послушай! – низко прорычал он, сильнее вжимая Волдеморта в пол.
– Я не позволю тебе навредить мистеру Роджерсу и его семье! Только через мой труп, понял?! Ты законченный, беспринципный сукин сын, но хочу кое-что объяснить: этот человек спас нас обоих, дал место для ночлега, и я сделаю все возможное, чтобы с ним ничего не случилось. И раз уж тебе так претит его дом, выметайся отсюда и никогда не возвращайся!
Волдеморт не двинулся с места и не попытался произнести ни слова, но алые глаза горели пуще прежнего. Впрочем, ни на что другое он был просто не способен – Гарри надежно придавил его к полу и крепко зажал рот. Смутившись, он соскочил с Темного Лорда и – скорее по привычке, нежели от отвращения после прикосновения к холодной коже – вытер руки о белоснежное пальто. Похоже, у него выработалось что-то вроде иммунитета к таким прикосновениям.
В полной тишине Гарри ожидал ответных действий, которые, судя по плотно сжатым губам Волдеморта, не должны были заставить себя долго ждать.
– Мы можем еще раз подраться, – прошептал Гарри. – Ведь именно этим мы чаще всего занимались в пещере. Вопрос в том, хочешь ли ты этого, потому что я – нет. Я хочу узнать правду. Мне нужно понять, что произошло, но все ответы в Лондоне. Дэниел обещал отвезти нас туда завтра. Но если мы сейчас устроим драку, он вызовет полицию, и сюда нагрянул авроры или те, кто оставил нас гнить в пещере. Что произойдет дальше, догадаться нетрудно. Так что если ты, скотина, хочешь сдохнуть – нападай.
Мускулы на лице Риддла напряглись на мгновение, а потом чуть расслабились. И добраться до двери он больше не пытался. Гарри счёл это добрым знаком, облегченно вздохнул и продолжил:
– Отлично. Слушай, если в ближайшие пятнадцать часов ты не будешь источать настолько явное желание прикончить меня и всех вокруг – мы оба выживем. Я уверен, что если ты захочешь, Дэниел и тебя подвезет до Лондона. Все, что для этого нужно – вести себя прилично.
– Хочешь сказать, что я – варвар, Поттер? – ядовито прошептал Волдеморт убийственным тоном. Но Гарри не так просто было запугать.
– Именно это я и сказал, Риддл. Серийный убийца – не показатель образцовых манер.
– Да как ты смеешь...!
– Не начинай! Давай ты без споров просто скажешь мне, что решил!
Некоторое время они сверлили друг друга глазами, и к удивлению Гарри, Волдеморт первым посмотрел в сторону. Он попытался сесть, и Гарри вдруг понял, насколько слаб и нескоординирован сейчас Темный Лорд. В какой-то момент Поттеру даже захотелось протянуть ему руку помощи, но он быстро подавил этот порыв. А когда Риддлу, наконец, удалость сесть, Гарри немного отошел и уселся напротив него.
– Я так понимаю, – с отвращением начал Волдеморт, – что твой новый любимчик, мистер Роджерс – маггл.
Гарри прикусил губу, сдерживая себя от желания огрызнуться, и отрывисто кивнул.
– Тогда я не понимаю, как он нас нашел, – задумчиво продолжил Темный Лорд, скользя взглядом по мебели в комнате. – Я установил специальные чары, которые отгоняли магглов.
– Эм… когда он нас нашел, мы были уже не в карьере, – сбивчиво объяснил Гарри, и его нерешительность только подогрела любопытство Волдеморта.
– Да неужели, Гарри? Где же мы тогда были?
Поттер сейчас согласен был заживо жариться на адской сковородке, но не признаваться Риддлу, что нес его. Впрочем, упоминать больницу и автомобильную аварию тоже не стоило.
– Это не важно, – отрезал Гарри, вдруг понимая, что картина с подсолнухом на противоположной стене – самое занимательное в мире зрелище.
Когда холодные пальцы сжали его подбородок, он резко отпрянул назад.
– Я тебе не шавка с очередным отчетом, Риддл. Так что будь доволен тем, что я тебе рассказал.
– Тебе нравятся игры с огнем, Гарри? – зло прошептал Темный Лорд, постукивая коротко остриженными ногтями о блестящий паркет.
– Ты не в том положении, чтобы угрожать мне, или тебе нравится играть на чужих нервах?
– Поттер…
– Послушай, я понимаю, что тебе интересно, – Гарри вновь смотрел прямо на него. – Сейчас мы в Кроуборо и, по словам Дэниела, отсюда до Лондона два часа на машине. Не думаю, что в таком маленьком городке живут маги, поэтому успокойся.
Темный Лорд глубоко вздохнул и после недолгой заминки тихо выдохнул.
– Значит, мы в доме твоего любимчика…
– Он не любимчик! – обиженно завопил Гарри, заслуживая беспристрастный взгляд алых глаз.
– Судя по обстановке, эту комнату занимает кто-то из его ничтожной семейки, видимо, дочь? – намного спокойнее прошептал Волдеморт. – Не понимаю, почему он позволил нам остановиться у него.
Приложив огромные усилия, Гарри заставил себя промолчать. Хотя ему очень хотелось наброситься на Риддла за то, как он назвал Дэниела.
– Честно говоря, я не вижу причин доверять этому магглу, Поттер, – пришел к внезапному заключению Волдеморт, не обращая внимания на потрясенное выражение лица Гарри. – Он ведет себя очень подозрительно. Кроме того...
– Ты его даже не видел, ты…! – взвился Гарри.
– Не прерывай меня, Поттер! Опрометчивый, тупоголовый щенок. Создается ощущение, что ты вообще не пользуешься своей пустой башкой. Тебе не кажется подозрительным, что какой-то презренный маггл совершенно без причины позволил тебе остаться в его доме. Ты, может, и полный болван, но я знаю, что он что-то замышляет.
У Гарри запылали уши – кровь резко ударила в голову.
– Ты… ты… ты… УБЛЮДОК! Ты что, не слушал того, что я тебе говорил! Он спас твою жалкую жизнь!
Не было ничего удивительного в том, что Риддл отнесся к этим словам с пренебрежением.
– Не говори чепухи, Поттер! Меня, великого Лорда Волдеморта, спас какой-то маггловский отброс?! Чушь! Я скорее поверю в то, что так ты пытаешься защитить своего нового дружка!
– СУКИН ТЫ СЫ…!
Дверь тихо отворилась, и в комнату заглянула голова Дэниела.
– Я услышал крики, поэтому хотел спросить, все ли в порядке, – теплые карие глаза посмотрели на Гарри, а потом встретились с алыми глазами Темного Лорда, и мистер Роджерс открыто улыбнулся. – Мистер Мур, рад, что вы пришли в себя. Я - Дэниел Роджерс, полагаю, Гарри уже упоминал мое имя.
Онемевший Гарри замер на месте, не зная, что ему сделать, чтобы предотвратить катастрофу; особенно сейчас, когда он и моргнуть не мог. Любопытно, но, похоже, у Волдеморта возникли те же трудности. Внезапно повисшая напряженная тишина встревожила доктора.
– Эм, прошу прощения за вмешательство, просто я подумал, что Волтер голоден. В конце концов, он несколько дней ничего не ел. Я приготовил для него суп и для вас, конечно же, Гарри. То есть, я разогрел приготовленный Алисой суп; она - великолепный повар.
Неподвижность, если такое, конечно, вообще возможно, стала еще выразительнее.
– Моя жена и Энни уже на полпути к дому. Я скажу вам, когда они вернутся, – с этими словами мистер Роджерс беззвучно поставил большой поднос с двумя дымящимися тарелками на маленький прикроватный столик своей дочери и торопливо вышел из комнаты.
Волдеморт повернул голову, но движение было таким неспешным, словно на замедленной кинопленке.
Гарри через силу сглотнул, когда его глаза встретились с алыми глазами Риддла.
– Волтер Мур? – ледяным тоном переспросил Темный Лорд. – Поттер… я убью тебя… Серьезно.
После этих слов Гарри забыл, как надо разговаривать.
Лондон, Министерство Магии
22 декабря 2000, 15:10
Драко неподвижно стоял в темной комнате. Немного наклонившись вперед, он оперся бедрами о подоконник окна и прислонился лбом к прохладному стеклу, внимательно разглядывая знакомый до мелочей силуэт золотого фонтана, который стоял в пустующем холле. Снаружи шел снег. И хотя белоснежные хлопья были иллюзией, ему все равно было очень холодно. Подавив дрожь, Драко отвернулся от окна и лицом к лицу столкнулся с человеком, который только что вошел в комнату.
– Отец, – устало поздоровался Драко. Люциус тихо прикрыл за собой дверь и решительно вошел в роскошную приемную. Драко вновь повернулся к окну, невидящим взглядом заскользив по снежному пейзажу. Ему совсем не хотелось услышать то, что собирался рассказать отец.
– Я так и знал, что найду тебя здесь, – осторожно произнес Люциус. – Ты плохо выглядишь, Драко. Плохо спишь?
Тот не желал выслушивать обеспокоенной речи отца, поэтому даже не обернулся, когда ответил:
– Как я могу спать, когда эти твари совсем рядом?
Люциус ничего не ответил, и на несколько секунд в комнате повисла тяжелая тишина, которую нарушало лишь тиканье старинных настенных часов из красного дерева.
– Мой дед разочаровался бы в тебе, – заметил Драко и оглянулся через плечо, горько добавив, – если бы узнал, что ты продал собственного сына вампиру.
Спокойствие Люциуса сменилось напряжением, и Драко быстро вернулся к рассматриванию снежинок. Он никак не ожидал услышать спокойный, почти хладнокровный ответ.
– Абрахас на самом деле разочаровался во мне, но не по той причине, которую ты назвал. Мой отец никогда не забывал напоминать мне, каким разочарованием я стал для него.
Потрясенный, Драко задержал дыхание. Он знал, что его дед был очень замкнутым и скупым на похвалу человеком, хотя часто восхвалял элитное положение и влияние, которым обладала семья Малфоев в магическом мире. Но Абрахас очень редко разговаривал даже с членами собственной семьи, и Драко никогда не замечал между ним и отцом неприязни.
Совершенно спокойный Люциус взмахом палочки призвал мягкое кресло и, опустившись в него, разгладил складки на своей новой, дорогой мантии.
– Твой дед запрещал мне становиться Пожирателем Смерти, но я ослушался его, потому что желал этого сильнее всего.
Драко резко развернулся на каблуках и недоверчиво посмотрел на отца. Если совсем недавно ему хотелось избежать этого разговора, теперь он жаждал подробностей. Драко беззвучно шевелил губами, а потом слишком поспешно, на одном дыхании, выпалил:
– Я помню, что мой дед был великим магом и что он никогда не шел против идей Темного Лорда. Он полностью поддерживал стремление нашего Хозяина очистить магический мир от магглорожденных и магглов. Дедушка прекрасно понимал, какою угрозу они представляют для нашего общества. Тогда почему… почему он…?
Люциус с интересом изучал грязь под ногтями, стараясь не смотреть в глаза сына.
– Все просто, Драко. Абрахас думал, что я погибну под началом Темного Лорда. Он не хотел становиться последней ветвью нашего семейного древа, с его смертью умер бы весь наш род. Именно поэтому я никогда не хотел, чтобы ты пошел по моим стопам. Я умолял Темного Лорда не отмечать тебя, и он согласился. А потом, когда я провалил задание, он передумал. Но я не об этом хотел с тобой поговорить.
С каждым словом отца Драко становилось все хуже. Воспоминание о том, как он ликовал, когда боль немного утихла, а на его коже проступила Темная Метка, было до сих пор свежо в памяти. Он думал, это знак того, что он отличился и выступил из тени своих прославленных предков, достиг их величия. Ему и в голову не приходило, что его выбрали ради того, чтобы наказать отца. У него, конечно, были сомнения, но Драко изо всех сил старался доказать Темному Лорду, что он достоин носить Метку. Зачем? – он и сам не понимал.
– И я никогда не хотел «продавать», как ты выразился, своего сына вампиру, – Люциус, наконец, посмотрел на него. – Поначалу я был очень горд тем, что Негура пожелал стать крестным отцом для моего еще не родившегося сына. Я даже пообещал ему назвать тебя в его честь.
Драко пошатнулся и ссутулился.
– Почему…? – беззвучно выдохнул он. – И ты не назвал меня Драгомир…
– Не назвал – Темный Лорд не позволил. Возможно, я и дал обещание Негуре, но было бы глупо сдержать его… – Люциус перевел взгляд на быстро темнеющее искусственное небо и ритмично забарабанил пальцами по ручке кресла.
– Но я обязан был вернуть ему долг жизни, – он замолчал, словно взвешивая что-то, а потом продолжил. – Когда я был глупым девятилетним мальчишкой, Негура спас мне жизнь. Я плохо помню события тех лет – у меня не было палочки, зато я знал два заклинания, и мне казалось, что этого достаточно, чтобы присоединиться к Темному Лорду. Я не хотел поступать в Хогвартс и тратить там время, обучаясь рука об руку с грязнокровками. Мне хотелось получить образование на дому, но мой отец считал, что если я не поеду в Хогвартс и не попаду в Слизерин, это опорочит честь нашей семьи. Мне было плевать на мнение отца, я хотел учиться у Темного Лорда, хотел прикоснуться к его величию. Поэтому я решил проследить за Анталом Розье, который хвастал тем, что стал Пожирателем Смерти. Ему тогда было всего шестнадцать, он жил рядом с нами, поэтому я без труда мог следить за ним. Было Рождество, и я несколько дней следил за ним, боясь потерять. А он не обращал на меня никакого внимания, оно и понятно - я ведь был всего лишь ребенком. Но я решил во что бы то ни стало достичь своей цели, ночами я сидел под его домом, и от холода меня спасала лишь зачарованная мантия отца. В конце концов, мои усилия принесли плоды.
Драко не произнес ни слова. Мельком взглянув на отца, он снова уставился на пейзаж за окном.
– После полуночи он вышел из дома, а я последовал за ним. Сейчас я понимаю, как глуп был мой поступок, но в то время он казался мне великолепной возможностью. Не могу передать, как я обрадовался, когда мы пришли к месту, где его ждали четверо Пожирателей Смерти. Правда, радость моя было мимолетна. Розье сказал им, что за ним следят и что шпиона надо убрать.
– Он тебя не видел? Не знал, что за ним следил именно ты? – Драко не удержался от вопроса, который буквально обжигал язык. Отец не так часто рассказывал о своем прошлом. На все попытки расспросов он строго отвечал, что это не его, Драко, дело. Так может, сейчас Люциус будет чуть откровеннее?
– Я думаю, он знал, но ему было все равно. Антал был очень безразличным человеком, таким же был и его младший брат, Эван.
Драко поежился и кивнул.
– Пожиратели быстро меня нашли и, даже не спросив имени, стали пытать. Они убили бы меня, если бы не появился Негура. Сначала он спорил с ними, а потом сразился и победил. Он спас меня, и я пообещал, что исполню любую его просьбу. Но он так ни о чем меня не попросил, тогда я сказал, что назову своего сына в его честь. А Негура ответил, что хочет стать крестным отцом моего ребенка, то есть тебя.
Люциус говорил быстрее, чем обычно, и было заметно, как нелегко ему даются эти слова. Но Драко получил ответы не на все свои вопросы.
– Все это уже не важно, – заметил он. – Что Негура там делал? Откуда он знал, где встречаются Пожиратели Темного Лорда? И почему, во имя Салазара, он тебя спас?
Люциус медленно поднялся и поправил кожаный ремень. Потом глубоко вздохнул и на секунду неподвижно замер на месте.
– Темный Лорд приказал мне никогда не говорить об этом, но сейчас… Думаю, его распоряжение уже не важно. Мы с тобой оба – изменники.
Драко разрывался между желанием попросить отца рассказывать дальше и не говорить больше ни слова.
– Негура был Пожирателем Смерти. Раньше он был особенным… приближенным Темного Лорда. И он предал нашего Повелителя. С самого начала Негура лгал ему, а потом попытался убить. Драгомир был первым и единственным Пожирателем Смерти, который пытался совершить это немыслимое преступление. И, насколько я знаю, он единственный, не считая Поттера, кому это почти удалось.
Драко пошатнулся.
– Но… но Темный Лорд награждает Меткой только волшебников. Почему он отметил вампира, почему он доверял кровопийце… Я… я не понимаю…
Люциус посмотрел в окно. Снаружи уже стемнело, и различить смазанные силуэты можно было с большим трудом.
– Ты, наверное, уже заметил, что Негура тоже маг. Я и сам до конца не понимаю, как такое возможно, но ему полгода удавалось скрывать вампиризм и дурачить Темного Лорда. Когда Драгомир спас мне жизнь, он уже был фаворитом нашего Хозяина. Негура даже привел меня к нему, чтобы вылечить. Тот миг, когда я впервые увидел Темного Лорда, навсегда отпечатался в моей памяти. Я стоял рядом с ними и был так… горд, так восхищен…
– Да, – прервал его речь новый голос. – Я помню, как сильно ты желал присоединиться к нам. Но Темный Лорд сказал, что для начала ты должен закончить обучение и что он будет горд, если ты попадешь в Слизерин. А я попросил тебя учиться лучше всех в школе.
Отец и сын повернулись к вошедшему человеку.
– Прошу извинить меня, джентльмены, я только что вернулся от Министра и случайно подслушал ваш разговор, – Драгомир Негура подарил им одну из своих фальшивых вежливых улыбок. На нем было его обычная черная мантия, но капюшон был откинут, открывая безупречное лицо.
Драко задрожал под пронзительным взглядом синих глаз.
– Вы… вы Пожиратель Смерти? – дрогнувшим голосом спросил он. В любом другом случае Драко попытался бы побороть эту слабость, но сейчас у него даже мысли такой не возникло.
Перед ним стоял человек, пытавшийся убить Темного Лорда, предатель. Тело Драко сотрясал озноб.
– Жаль, но уже нет. Хотя раньше я на самом деле был одним из вас, – почти с нежностью ответил вампир и подошёл к ним ближе.
– Тот, кто стал Пожирателем Смерти, уже никогда не сможет избавиться от этого… Это… это просто… невозможно. Если попытаться избавиться от Метки то… ты… умрешь.
Негура негромко рассмеялся.
– Для вас, смертных, Метка и в самом деле проблема, но не для меня. Я легко от нее избавился. Болезненно, но легко, – он широко улыбнулся и обнажил левое предплечье, показывая Драко длинный, глубокий шрам. Казалось, что кто-то просто срезал или выжег часть плоти почти до кости.
Драко прижал ко рту ладонь, борясь с рвотным позывом.
Негура провел кончиками пальцев по ране, и улыбка медленно сошла с его губ.
– Она больше не действует, хотя ноет, когда кто-то из вас касается ее. Но теперь он не может призвать меня с помощью этой Метки… Временами я даже жалею, что избавился от нее…
– Но мне интересно, что почувствуете вы, если сейчас коснетесь своих Меток, – продолжил Драгомир и посмотрел на Люциуса, который тут же ближе придвинулся к сыну, по-прежнему крепко сжимая палочку.
– Как думаете, он вернётся? – спросил он. – Мне очень хочется увидеть его, если он жив. Покажите мне его Метку, я хочу увидеть ее.
Когда ни отец, ни сын не сдвинулись с места, на лице Драгомира отразилась легкая обида. «Каков актер», – подумал Драко и отрывистым движением закатал рукав мантии. На самом деле, ему совсем не хотелось этого делать – создавалось ощущение, что так он обнажает себя, выставляет напоказ мерзкий маленький секрет.
К счастью, отец опередил его и первым обнажил свое предплечье. Темная Метка была на месте, и она была черна как никогда. Теперь Драко не мог тешить себя надеждой, что Волдеморт сгинул навсегда. Доказательство его возросшей мощи четко отражалось на этой Метке. Но еще хуже Драко стало после слов Лидера. Внимательно рассмотрев Метку, тот тихо рассмеялся и произнес:
– Что ж… это просто великолепно.
Кроуборо, Южная Англия
22 декабря 2000, 15:28
– Э… ммм… я… э… ты… хм… Стой!
Это было одно из самых нечленораздельных предложений, выданных Гарри. Даже когда он бывал очень пьян, его речь напоминала речь.
– У тебя есть десять секунд на объяснения, Поттер.
– Послушай, я…
– Девять.
– Это… не я придумал…
– Семь.
– Послушай, Волдеморт, это всего лишь недоразумение! Я…
– Пять.
– Твою мать, я же не мог сказать им, что тебя зовут Том Риддл или Волдеморт, это тотчас бы привлекло внимание авроров!
– Им, Поттер? Что это еще за «они»?
«Что ж, по крайней мере, он прервал дурацкий отсчет», – подумал Гарри и облегченно выдохнул. Он знал, что будет трудно, но чтоб настолько…
– Персонал… в больнице, – опасливо ответил Гарри.
– Маггловская больница?! – оправдывая его ожидания, тут же вскинулся Волдеморт. Большинство людей, приходя в ярость, краснеют, а с бледного лица Темного Лорда, напротив, схлынули и так немногочисленные краски. Через пару секунд Гарри показалась, что его кожа даже начала просвечивать. Стоило признать, что наблюдать за взбешенным Волдемортом с такого близкого расстояния оказалось довольно страшно. И лишь натура истинного гриффиндорца заставила Гарри сохранять спокойствие.
– Да. Они наложили гипс на твою руку и сделали еще кое-что по мелочам. Не знаю, кто именно этим занимался, возможно, сам Дэниел, но он очень хороший врач.
Конечно, честнее было бы сказать, что они сделали и кое-что куда более важное, но это был верный способ самоубийства. Гарри не мог признаться, что Волдеморту делали переливание, чтобы спасти его жизнь. Страшно представить, как отреагирует на эту новость Темный Лорд, если его вывело из себя всего лишь упоминание о маггловской больнице. И почему этот ублюдок – такой тяжелый человек? Гарри вздохнул и взял с подноса одну из тарелок. Ему нужно было успокоиться, да и желудок рычал, почти не переставая, а восхитительно пахнущий суп показался прекрасным способом решить обе эти проблемы одновременно. Хотя куда уютнее ему было бы без этого пристального взгляда алых глаз.
– Слушай, извини, если это имя тебе настолько не нравится, – произнес Гарри. На самом деле, ему было глубоко наплевать, нравится Волдеморту это имя или нет, он просто хотел обезопасить Дэниела и его семью. – Просто попытайся пожить с ним следующие несколько часов, хорошо?
– Поттер, если этот чертов маггл снова назовет меня Волтером – он тут же распрощается с жизнью, это понятно?
– Хорошо, я попрошу его называть тебя мистер Мур.
– Поттер…!
– Прекрати это, Мерлина ради! Или Дэниел…!
– Да, этот никчёмный мусор вызовет полицию. Я знаю, но почему это так беспокоит тебя?
Гарри резко поднял голову.
– Что, прости?
– Допустим, сюда на самом деле нагрянут авроры. Но то, что твои коллеги оставили тебя умирать в пещере, вовсе не означает, что они убьют тебя, едва увидев – как меня, например. Так почему же ты боишься их прихода.
– Я не боюсь, – слишком быстро возразил Гарри и уткнулся взглядом в свою тарелку.
– Ты совершенно не умеешь лгать, Поттер.
– Ну и что! Просто сначала я хочу узнать правду, а остальное тебя не касается.
К удивлению Гарри, Темный Лорд ничего не ответил. Одарив юношу очередным изучающим взглядом, он протянул здоровую руку.
– Отдай мне свою тарелку, Поттер, – холодно приказал он.
Гарри посмотрел на него как на окончательно и бесповоротно спятившего.
– Что? – тупо переспросил он.
– Ты внезапно оглох, щенок? – прошипел в ответ Темный Лорд.
– Почему бы тебе не взять свою, ублюдок? – возмутился Гарри, но Волдеморт уже вырвал тарелку из его рук. Боясь, что горячий суп прольётся на ковер, Гарри тотчас разжал пальцы.
– Ты больной? – недоверчиво завопил он. К его удивлению, Риддл просто поставил ее на стол и начал есть.
– Я предусмотрительный, Поттер, – тихо прошипел он. – Если бы твой суп отравили, ты бы уже умер.
– Ты точно придурок, – прошипел Гарри в ответ, растирая покрасневшую кожу. Лорд не обратил на его слова никакого внимания, поэтому Поттер взял с подноса оставшуюся тарелку, но прежде чем он успел доесть, в дверь тихо постучали.
Сердце Гарри, только-только занявшее свое законное место в груди, вновь подскочило к горлу.
– Войдите, – хрипло ответил он, бросая на Темного Лорда, который уже успел съесть суп, угрожающий взгляд. Волдеморт выглядел безмятежно, разве что чуть-чуть раздраженно, но ничего не сказал.
Дверь открылась, и в комнату вошел Дэниел, которого Гарри одарил слабой, неуверенной улыбкой.
– Гарри, мистер Мур, Алиса и Энни уже вернулись, и они обе хотели бы с вами познакомиться, вы можете спуститься на первый этаж… О, вы уже доели суп! Вкусно, правда? Уверен, Алиса приготовит что-нибудь вкусное на ужин, – потом доктор обеспокоенно посмотрел на Волдеморта и произнес:
– Мистер Мур, если вы нехорошо себя чувствуете – можете остаться здесь.
Гарри напрягся, наблюдая за тем, как Темный Лорд сжал в кулак покрывало, на котором сидел. Если честно, он рассчитывал, что Волдеморт откажется от знакомства с семьей Дэниела, но тот как всегда не собирался оправдывать его надежд. Темный Лорд поднялся на ноги и посмотрел на Гарри, словно ожидая его. Тот тяжело вздохнул и попытался сохранить спокойствие. Он тоже поднялся (из-за ноги это оказалось немного проблематично) и кивнул.
– Спасибо, Дэниел, мы будем очень рады. Нам в любом случае нужно передать вашей жене, что ее суп был бесподобен, – Волдеморт тут же прожег его взглядом, ясно говорящим «отвечай за себя», но Гарри показательно его проигнорировал.
Пока они спускались по ступенькам, Гарри старался рассмотреть все возможные варианты дальнейших действий. И большинство из них заканчивались обезумевшим Темным Лордом, который пытается сравнять это место с землей. От попыток придумать, как он это предотвратит, разболелась голова. Слишком быстро они спустились на первый этаж, и Дэниел уже звал свою семью. Гарри замер, когда из другой комнаты выскочила маленькая, милая и полная жизни девочка. Ее длинные, каштанового цвета волосы были заплетены в две французские косички.
– Папочка! – она улыбнулась и обняла отца.
– Энни, – ответил он и погладил ее по голове. – Это Гарри и мистер Мур. Они останутся у нас на ночь. Иди, поздоровайся.
Девочка быстро кивнула и подбежала к Гарри, который никак не мог заставить себя сдвинуться с места.
– Здравствуй, Гарри, – вежливо произнесла она и даже слегка поклонилась.
– Привет, Энни, – выдавил Гарри онемевшими губами.
– Здравствуй… – когда девочка посмотрела на Волдеморта, то изумленно распахнула глаза и приоткрыла рот. Большинство обычных людей, заглянув в глаза Темного Лорда, лишались рассудка, и Гарри был рад видеть, что хоть кто-то, пусть даже ребенок, проявляет нормальную реакцию. Ее крик резанул по ушам, и Гарри инстинктивно захотел их закрыть, но прежде чем он успел это сделать, девочка выбежала из комнаты.
– Энни! – воскликнул мистер Роджерс. Но его дочь так и не вернулась, и Гарри не мог винить ее за это.
– Прошу прощения, временами она слишком впечатлительна, – попытался извиниться Дэниел.
– Не беспокойтесь. Уверен, он к этому привык, – фыркнул Гарри, смотря куда угодно, только не на Волдеморта. Он и правда не понимал, почему Темный Лорд не хочет с ними разговаривать. Считает такое общение ниже своего достоинства? Ублюдок.
– Хм… что ж, тогда давайте пройдем в столовую, – предложил доктор и повёл их в смежную комнату.
Как только они вошли, Гарри быстро осмотрел довольно большую комнату, граничащую с кухней. Помещение было отделано в приятных вишневых тонах, и с кожаными коричневыми обеденными стульями все смотрелось очень гармонично и уютно. В середине столовой стоял массивный стол, на котором была фарфоровая посуда. Элегантную обеденную фурнитуру дополнял буфет и застеклённый шкафчик. Гарри почувствовал, как напряжение медленно отпускает в этой уютной рождественской атмосфере, которую источало буквально всё: и свечи на столе, и веточки сосны, увешанные блестящими золотыми украшениями, и запах сладостей.
– Добрый день, – раздался мягкий женский голос. – Простите, что заставила вас ждать, мне нужно было успокоить Энни. Она немного испугалась.
Гарри обернулся, чтобы посмотреть на подошедшую к ним женщину. Ей было около тридцати пяти лет, и выглядела она как ровесница Дэниела, может, даже немного моложе. Роста она оказалась невысокого, от чего казалась почти хрупкой, но ее яркие голубые глаза горели какой-то внутренней силой. Женщина подошла к ним и, заправив за ухо каштановую прядь с красноватым отливом, протянула Гарри руку.
– Я – Алиса Роджерс, а вы, должно быть, Гарри? Очень рада, наконец, встретиться с вами. И если мой муж не поблагодарил вас за все, что вы сделали для нашей семьи, позвольте сделать это мне, – с этими словами она крепко обняла юношу, вводя его тем самым в состояние шока. – Мы вам так обязаны за то, что вы не подали на Дэниела в суд. Вы уберегли нашу семью от нищеты. Вы ведь понимаете, что его могли посадить в тюрьму… – ее голос немного задрожал.
– Все… все в порядке, миссис Роджерс, – сбивчиво выговорил Гарри.
– Прошу вас, зовите меня Алиса.
– Хорошо… Алиса.
Она с улыбкой кивнула и повернулась к Волдеморту.
– А вы, должно быть, друг Гарри, мистер Мур? Это просто замечательно, что у вас есть такой хороший друг, верно? Дэниел во всех подробностях рассказал мне, с какой отвагой он спасал вашу жизнь!
У Гарри перехватило дыхание. Наблюдать за тем, как на кислом лице Риддла проступает изумление, могло бы стать даже забавным занятием, если бы у него самого волосы дыбом не встали. Частично овладев своим голосом, он попытался возразить.
– Нет… НЕТ! Алиса… эм… послушайте, все было не так…
– Гарри, не надо так стесняться. Уверена, мистеру Муру приятно будет узнать, что вы спасали его, рискуя собственной жизнью. Это ясно дает понять, как много он для вас значит.
Гарри не смог бы сейчас сдвинуться с места, даже если бы ему стреляли в голову. Сквозь вставший в горле ком он сипло выдавил:
– Но… но… это неправда!
Алиса мягко, но вместе с тем немного непонимающе улыбнулась.
– Гарри, Дэниел мне все рассказал. Я знаю, как вы от реки донесли своего друга к дороге Кроули. И знаю, что, пытаясь защитить его от столкновения с автомобилем, бросили в сугроб, хотя сами попали под колеса. Вы пожертвовали ради него своей ногой, а ведь мог пострадать он. Все-таки вы слишком застенчивы!
Гарри начал задыхаться. Сквозь туман в глазах он посмотрел на теплую, широкую улыбку Алисы, а потом перевел взгляд на похлопавшего его по спине мистера Роджерса. Гарри приоткрыл рот, собираясь объяснить, что все это – одно огромное недоразумение, но не смог издать ни звука. Пытаясь найти хоть что-то привычное, на чем можно было остановить взгляд, он посмотрел на Волдеморта. Такого калейдоскопа эмоций ему еще не доводилось видеть на обычно безразличном, жестоком лице. Но все это – смесь шока, неверия, изумления, смятения и ужаса – становилось лишь отчетливее, пока они смотрели друг другу в глаза. И для Гарри этого оказалось слишком много. Ноги стали ватными.
Тьма накрыла его, и он обрушился на пол.
И пусть в её словах ни капли правды
Она... божественно права.
+20
ПрофильЛСE-mail
2413.04.2012 14:23
Adelinde
Сокровище Форума
Adelinde
Должность: ПЕРЕВОДЧИК Слизеринского Форума!
Сообщений: 143
Уважение: + +5476
Позитив: +77
Пол: Женский
Награды: Самый уважаемый в 2011-2012ггПереводчик 2011-2012Автор/переводчик самого комментируемого фика 2011-2012гг
Именная тема: Награды
Провел на форуме:
15 дней 15 часов
Зарегистрирован: 08.12.2010
Последний визит:
25.10.2013 22:17
23. Секрет Воксхолл Роуд
Кроуборо, Южная Англия
22 декабря 2000, 17:40
– Гарри… Гарри, просыпайтесь…
Гарри Поттер, двадцатилетний волшебник, который пережил в своей жизни такое, от чего другие посходили бы с ума, тихонько застонал.
– Гарри…
Кто-то похлопал его по лицу. Поначалу Гарри оставался равнодушен, но усиливающиеся удары и жжение в левой щеке быстро ему надоели.
– Твою ж… Рон, хватит, я уже не сплю, – невнятно проворчал Гарри, так и не открыв глаз.
– Гарри?
И тут он проснулся окончательно. По крайней мере, стало понятно, что голос принадлежал вовсе не лучшему другу.
– Вам стало лучше после отдыха?
Гарри быстро растёр глаза под очками и попытался вспомнить, что произошло.
– Дэниел… – начал он и осмотрелся по сторонам. – Почему… почему я лежу на диване?
Доктор вздохнул и окинул Поттера неодобрительным взглядом.
– Вы упали в обморок, Гарри, и это неудивительно. Вы с самого начала были очень проблематичным пациентом. Сначала вместо того, чтобы отдыхать, вы слонялись по больнице в поисках своего друга, а теперь это. Запомните, сейчас ваш организм ослаблен – не смейте его перенапрягать.
– Я… упал в обморок? – обессиленно повторил Гарри, пытаясь хоть что-то припомнить.
– Да, выпейте это. Он придаст вам сил.
Гарри принял из широких ладоней Дэниела дымящуюся чашку и втянул носом аромат шоколада.
– Спасибо, – поблагодарил он, отпивая немного горячего напитка. Тело моментально расслабилось, и Гарри облегченно вздохнул, вот только одна мысль не давала ему покоя, требуя спросить о чем-то очень важном. О чем-то, что недавно произнес Дэниел.
– Мой… мой друг? Вы сказали, мой друг? – Гарри сел так резко, что чуть не перевернул на себя горячий шоколад.
Мистер Роджерс кивнул, поднялся и взял с соседнего кресла большой пакет.
– Да, ваш друг. Не волнуйтесь, Гарри, мистер Мур поднялся наверх, – в голосе доктора скользило напряжение, и Гарри не мог не заметить этого.
– Он здесь… он не… не… – Гарри неосознанно поднял свободную руку и сжал горло. – Я не понимаю, – бормотал он, тусклым и рассредоточенным взглядом осматривая комнату. – Я на самом деле… – его руки задрожали, и чашка, которую он до сих пор держал, начала звонко постукивать по блюдцу. Этот звук привел Гарри в себя, и он, быстро допив шоколад, попытался встать.
– Не понимаю, – повторил он и обессиленно откинулся обратно на подушки. – Что он сделал… что сказал… после того, как я… упал в обморок? – сбивчиво спросил Гарри, боясь заглянуть мистеру Роджерсу в глаза.
– Ничего, – пожал плечами Дэниел. – Я хотел поговорить с ним, но он только спросил, правда ли, что вы спасли ему жизнь, и когда я подтвердил это, он просто ушел. Это все.
– Мерлин! – простонал Гарри и закрыл лицо ладонями. – Зачем вы сказали ему это, Дэниел?!
Доктор озадаченно посмотрел на своего пациента.
– Я вас не понимаю, Гарри. Почему я должен был солгать ему? В чем проблема? Возможно, если вы все мне объясните, я смогу понять. Я заметил, что мистер Мур не обрадовался, когда узнал, что вы для него сделали.
Гарри заставил себя дышать глубже и размереннее. Прикрыв глаза, он помассировал висок.
– Я… я прошу прощения, Дэниел, но, пожалуйста, забудьте об этом разговоре. Эта проблема… только наша с ним, и мы сами разберемся, хорошо?
Дэниел облегченно кивнул.
– Отлично, – с этими словами он вручил Гарри тот самый пакет, который недавно взял с кресла. – Здесь ваша постиранная и высушенная одежда, Алиса пыталась залатать дыры, но в некоторых местах ваши вещи просто разорваны.
– Спасибо, Дэниел, – прошептал Гарри и с помощью доктора встал на ноги.
– Кстати, где ваша жена и дочь? – спросил он уже на лестнице. Гарри надеялся, что его вопрос не пронизан страхом, который он сейчас испытывал, и к счастью, Дэниел ничего не заметил.
– Последний раз я видел их в зале. Думаю, они украшают елку к Рождеству, а Алиса наверняка составляет список продуктов, которые я должен буду завтра купить. Она рада, что я взял отгул, чтобы отвезти вас в Лондон. Иначе ей самой пришлось бы отправляться за покупками.
– Что ж, хоть кто-то счастлив, – пробормотал Гарри.
– Что? – переспросил Дэниел, но Гарри лишь махнул рукой.
– Ничего. А теперь прошу меня извинить, мне нужно поговорить с хм… Волтером.
– Конечно, – улыбнулся мистер Роджерс. – Спуститесь к ужину в семь?
– Да… – когда Дэниел ушел, Гарри собрал всю свою смелость и пошел навстречу неизбежному.
Остановившись у двери комнаты Энни, он глубоко и вместе с тем растерянно вздохнул – сейчас Гарри совершенно не представлял, что ему нужно будет сказать. Но в одном он был уверен точно – он бы предпочел месяц провести в одной камере со Снейпом, чем минуту поговорить с Риддлом, особенно после того, что рассказала тому Алиса. Еще немного посомневавшись, Гарри ценой неимоверных усилий взялся за дверную ручку и повернул ее. Дверь открылась с мягким щелчком.
И собрав остатки храбрости, Гарри шагнул вперед. Почти сразу ему показалось, что он вошёл не в ту маленькую комнату в розовых тонах, которую показал ему Дэниел несколько часов назад. Сейчас здесь было холодно и неуютно.
– Волдеморт? – тихо позвал Гарри, отчаянно моргая, чтобы глаза быстрее привыкли к полумраку. Он не закрыл за собой дверь – чтобы выскочить из комнаты, если понадобится – но и этого света оказалось мало.
Гарри провел рукой по стене в поисках выключателя, но когда его пальцы коснулись белой коробочки, тишину разорвал знакомый холодный голос.
– Не смей, Поттер.
Гарри тут же замер.
– Или теперь я должен звать тебя «друг мой»?
Гарри задержал дыхание и не сдвинулся с места, отчаянно пытаясь вновь научиться разговаривать. Два алых глаза неотрывно следили за ним из темного угла. И от этого взгляда подкашивались колени, а тело начинала бить нервная дрожь.
– Скажи мне, Гарри, сейчас, когда не нужно держать правду в себе, тебе стало легче? – мягко, с едва заметной насмешкой спросил Волдеморт. Он неслышно подошел к окну, и теперь Гарри четко различал контуры его высокого, сухопарого тела.
Сбросив кое-как оковы оцепенения, он ответил:
– Слушай, ты все неправильно понял. Дэниел и его жена сами ничего не знают о том, что с нами произошло.
Повисла минутная тишина, потом Темный Лорд заговорил вновь.
– А я уверен, что эти отбросы сказали правду. Когда Роджерс помогал мне, он просто выполнял свою работу – в отличие от тебя, Поттер. Ты две мили самоотверженно тащил на себе заклятого врага. Ничего не хочешь мне объяснить?
«Черт, черт, черт», – примерно так думал Гарри после слов Волдеморта.
– Я… я не знаю, почему спас тебя. Я слишком устал и не мог нормально думать, поэтому просто пошел на поводу инстинктов и… и…
Волдеморт быстро и плавно шагнул ближе, и Гарри неосознанно подался назад.
– Значит, спасти меня тебе велели инстинкты.
Уже привыкшие к темноте глаза четко различили бледное змеиное лицо среди полутьмы.
– Твой комплекс героя просто невероятен. Тебе все равно кого спасать – друзей или врагов.
– Неправда! – отрезал Гарри. Волдеморт заинтересованно склонил голову набок.
– Разве? – прошептал он.
– Просто… просто не заставляй меня жалеть об этом, – обиженно ответил Гарри, когда не нашел, что возразить.
– Если я сейчас убью тебя – у тебя и не останется времени на сожаления. Разве это не выход? – лукаво предложил Темный Лорд. Гарри скрипнул зубами от злости.
– Тебе не кажется, что ты упустил свой шанс? Я проснулся и не позволю себя убить.
Удивительно, но после этих слов Волдеморт снова вернулся к окну.
– Бесспорно, свой шанс я упустил, но и у тебя была не одна возможность.
Гарри посмотрел себе под ноги, не зная, что ответить. В комнате повисла тишина, и ни один из них не смел ее нарушить. Все же Темный Лорд заговорил первым:
– Поттер, все это очень серьезно. Твой поступок мало назвать просто странным. Ты ведь понимаешь, что добровольно предал доверие своего распрекрасного Ордена?
Об этой стороне своего решения Гарри не думал и от того, что слова Волдеморта были правдой, на душе стало еще тяжелее.
– Кроме того, ты пошел против пророчества. Разве тебе не предначертано было победить меня, мальчик?
Гарри неуверенно вышел в центр комнаты.
– Мне всегда было плевать на пророчество. Оно – твоя идея фикс. Не моя.
Темный Лорд снова посмотрел на него, но так ничего и не сказал.
– Я спас тебя, потому что чувствовал себя обязанным. У меня все равно не получилось бы жить с таким грузом. Это правда, и тебе остается только принять её.
Волдеморт продолжал молча рассматривать его, и лишь когда Гарри посмотрел в ответ, он отвел взгляд.
– Полная чушь, – очень тихо, но отчетливо произнес Риддл. – Все это просто бред: пещера, больница, это нелепое жилище и главное – ты.
Он смотрел в окно и мял длинными пальцами белую занавеску.
– Ты ничего не был мне должен. Только такой идиот как ты может так ущербно размышлять.
С каждым словом растерянность Волдеморта росла, а Гарри, наоборот, успокаивался и теперь уверенно шагнул ближе.
– Ты пытаешься сказать, что не заслужил спасения? Забавно, не думал, что ты сможешь это признать.
– Поттер, ты…!
– Забудь, – выпалил Гарри и ухмыльнулся мрачному Риддлу. – О, чуть не забыл: я кое-что тебе принес! – он поднял руку с зажатым в ней пакетом на уровень глаз.
Выражение лица Волдеморта тут же стало подозрительным.
– Это должно тебе понравиться, если ты, конечно, не сроднился со своей новой одеждой.
– Щенок, – прорычал Темный Лорд, выхватывая из рук Гарри сверток и разрывая мягкую бумагу на кусочки. Однако, он приятно удивился, увидев чистую, аккуратно зашитую чёрную мантию. Поттер тем временем достал свои джинсы и рубашку и разочарованно вздохнул, когда понял, что нет пуловера. После того, как свитер попользовал Темный Лорд, Гарри не собирался его носить, но как приятно было бы подразнить этого ублюдка лишним напоминанием о его слабости. Какая жалость. Гарри тяжело вздохнул и поднял свою одежду. Она оказалась необыкновенно мягкой и приятно пахла, ему уже не терпелось натянуть её на себя.
Он начал быстро раздеваться.
Прошла секунда, и по комнате разнёсся задушенный вздох. Гарри оглянулся и наткнулся на осуждающий взгляд алых глаз.
– Чего? – ощетинился он.
– Ты чем занимаешься, Поттер? – ядовито прошипел Волдеморт.
– Я думаю, это очевидно – переодеваюсь. В чём проблема? – недовольно пробурчал Гарри, на котором осталось лишь нижнее бельё.
– Ты – моя проблема, Поттер. Иди и переодевайся в другом месте!
– Ты предлагаешь мне в трусах бегать по чужому дому только потому, что ты никогда не видел голых мужиков?
– УБИРАЙСЯ!
Гарри возмущенно фыркнул, схватил одежду и пошёл к выходу. Он остановился прямо у двери и оглянулся на Риддла, чьи глаза неотрывно следили за каждым его движением.
– И кто тут идиот, – отрезал Гарри и громко захлопнул за собой дверь.
Лондон
22 декабря 2000, 16:20
Потеплело. А когда подувший с юго-запада тёплый ветер принёс с собой дожди, на промерзших улицах появился самый настоящий гололёд, и теперь почти на каждом углу случались аварии, а весь город стоял в пробках.
В старой части Лондона, вдалеке от предрождественской суматохи главных улиц, откуда ни возьмись появился фиолетовый трехэтажный автобус. И этот необычный во всех отношениях транспорт должен был привлечь внимание обывателей, но они даже не посмотрели в его сторону. Ровно как и на людей, которые вышли из автобуса и торопливо отошли в сторону, когда тот резво рванул вперёд и словно растворился в воздухе.
– Давайте, дети, быстрее, – обеспокоенно шептала миссис Уизли. Она выступила вперед и вместе с мужем повела остальных к Гриммуалд Плэйс.
– Ма, нам не по пять лет, – возмутился Джордж, но послушно пошёл за матерью.
– Мерлин, как же я ненавижу ездить на Ночном Рыцаре. На мне после таких поездочек живого места нет, – пожаловался Рон. Он стоял позади брата и потирал ноющий бок. – Гермиона, а ты что думаешь…? – Рон обернулся назад, но не увидел свою девушку.
– Гермиона? – ещё раз позвал он.
– Она здесь, – ответил Шэклболт, который замыкал их процессию. Он посторонился, показывая присутствующим девушку, которая чуть ли не носом уткнулась в листок бумаги.
– Только не говори мне, что ты опять перечитываешь то письмо, – застонал Рон. Гермиона возмущенно на него посмотрела и снова уткнулась в лист, который освещала кончиком палочки.
– Ты не понимаешь, – вздохнула она, в очередной раз пробежавшись глазами по строчкам. – Каждый раз, когда я его перечитываю, мне кажется, что я упускаю что-то важное. И когда я почти понимаю, в чём дело, суть его снова ускользает.
– Гермиона, вдруг это письмо не так важно, как мы думали. Мы ведь даже не знаем точно, кто автор этой чуши. Так что…
– Может, вы прекратите обсуждать это на улице? – ощетинился Перси и подозрительно осмотрелся по сторонам. – Помолчите, пока мы не окажемся в доме.
Гермиона мельком посмотрела на него и вперилась в Рона яростным взглядом.
– Что-то ты не предлагаешь идей получше, – значительно тише отрезала она и повернулась к бывшему министру.
– Кингсли, вы когда-нибудь слышали о Воксхолл?
Шэклблот посмотрел на неё и задумчиво нахмурился.
– Воксхолл? Нет… никогда раньше не слышал такого названия. Что это?
– Не знаю, – расстроенно покачала головой Гермиона. – Это слово отпечаталось на бумаге, и я надеялась, что вы поможете мне в этом разобраться. На самом деле всё это очень странно. Почему-то это название кажется мне таким знакомым…
– Оно из письма, которое ты украла из комнаты Лидера? – спросил Кингсли и, не дожидаясь ответа, продолжил:
– Хмм… Воксхолл… Но в этом слове нет ничего румынского.
– Оно на самом деле не румынское… – задумавшись, пробормотала Гермиона, и её лоб избороздили морщины. – Но Лидер мог послать письмо не только в Румынию.
Тем временем они уже подошли к штаб-квартире. Артур достал палочку и стукнул ей один раз по обшарпанной чёрной двери. Щелкнуло что-то металлическое, дверь распахнулась шире и пропустила их внутрь.
– Воксхолл… Воксхолл… – снова и снова повторяла девушка, будто заучивала новую мудреную магическую формулу. Известный своей вспыльчивостью Рон первым потерял терпение.
– Гермиона, прекрати! – прошипел он. – Понятно же, что это бесполезно! Оно ничего нам не даст! Мы знаем только то, что Лидер или другой человек, написавший это письмо, выдернул страницу из первой попавшейся под руку тетради или дневника. А ты попросту тратишь время, надеясь, что правильно угадала контекст.
Рон сделал несколько прерывистых вздохов и удивился внезапной тишине. Они часто друг с другом ругались, но раньше Гермиона никогда не смотрела на него ТАК. Её глаза наполнились слезами, и казалось, что она вот-вот разревётся. Рон уже начал придумывать подходящее извинение, когда девушка вдруг подскочила к нему и крепко обняла.
– Рон, – всхлипнула она. – Рон, я тебя люблю. Ты гений!
– Чт.. что? – сквозь сбившееся дыхание выдавил он. И тут, к величайшему его изумлению, Гермиона звонко чмокнула его в щеку и опять крепко обняла.
– Вот оно, Рон, вот оно! Это страница из дневника! И я почти догадывалась, просто не могла соединить кусочки одной мозаики! Воксхолл Роуд, Рон! Воксхолл Роуд – магазин в Лондоне, именно там Том Риддл купил свой дневник! Как я сразу не поняла?!
Все в полной тишине наблюдали за этой сценой. Но Гермионе уже было всё равно; она развернулась на каблуках и стремглав помчалась в спальню Гарри. Рон поспешил за ней, хотя так и не понял, в чём дело.
Не дожидаясь его, девушка распахнула дверь спальни Гарри и начала рыться в его вещах.
– Гер… Гермиона, что ты делаешь? – задохнулся от удивления Рон, все еще потирая ноющий бок.
– Он должен быть здесь, где-то здесь… – говорила она сама с собой, вытряхивая содержимое ящиков на пол.
– Гермиона!
Девушка посмотрела на него и подняла указательный палец.
– Точно, чемодан.
Она опустилась на колени и вытащила из-под кровати старый школьный чемодан. Взмахом палочки Гермиона открыла его и, заглянув внутрь, тут же заметила черную обложку маленькой, проткнутой посередине, книжечки. Девушка небрежно откинула в сторону что-то подозрительно похожее на кусок высушенной змеиной кожи и осторожно достала тетрадь.
– Давай-ка посмотрим, – с легкой опаской прошептала она.
– Гермиона, может, ты объяснишь мне, что происходит? – настойчиво спросил Рон и опустился рядом с ней на колени.
– Теперь на самом деле могу, – всё тем же шёпотом ответила она и помахала перед ним тетрадкой с отвратительной дырой в центре. – Ты знаешь, что это?
– Конечно, знаю, – немного раздражённо ответил Рон. – Это дневник Сама-Знаешь-Кого. Гарри уничтожил его в Тайной Комнате, но это ничего не объясняет! Что произошло?
– Я покажу тебе, – прошептала Гермиона и открыла тетрадь. – Потому что если я права, то мы нашли вырванную из этого дневника страницу.
– Что?! – завопил он.
– Смотри, – девушка развернула письмо. И в самом деле, его размер, качество и даже цвет старой бумаги полностью совпадали со страницами дневника. У Рона челюсть отвисла, пока он наблюдал за тем, как она листает пористые, местами грязные листы.
На последних страницах Гермиона нашла то, что искала.
– Как я и думала, – прошептала она и указала дрожащим пальцем на внутренний переплёт. Без сомнения, одной страницы здесь не хватало. Всё такими же дрожащими руками Гермиона аккуратно подняла письмо с коленей и медленно приложила его к зазубринам вырванного из дневника листа.
Они идеально друг с другом совпали.
– Мерлин, – неверяще простонал Рон. – Это… это невозможно!
– К… кто-то, – дрожащим голосом Гермиона строила новое, почти невероятное предположение, – кто-то вырвал отсюда лист ещё до того, как Гарри уничтожил дневник. Этот кто-то написал письмо…
Рон продолжал качать головой, отказываясь верить своим глазам.
После короткого молчания Гермиона продолжила.
– Этого не мог сделать обычный волшебник… Чтобы сотворить такое с хоркруксом, нужна невероятная магическая мощь. И если этим волшебником был Лидер – это всё меняет…
Она медленно закрыла книгу и посмотрела на Рона.
– Если Лидер порвал хоркрукс Волдеморта, едва ли их можно назвать союзниками. Может, он на самом деле не причастен к исчезновению Гарри. Может… настало время открыто спросить, на чьей он стороне.
Лондон, Министерство Магии
22 декабря 2000, 15:40
– Доброе утро, Долорес.
Долорес Джейн Амбридж, действующий Министр магии, чуть не подпрыгнула в своём роскошном кресле. Её пальцы вцепились в твёрдые подлокотники.
– Лидер, – спокойно ответила она, немного успокоившись. – Я не ждала вас так поздно. Чем я обязана этой маленькой приятной встрече? – с фальшивой учтивостью спросила Долорес. В последнее время она очень странно чувствовала себя рядом с ним. Угроза – это слово подходило больше всего, хотя Амбридж и не могла сказать почему.
Высокий, как всегда закутанный с ног до головы мужчина, не говоря ни слова, сел напротив неё. Он немного поёрзал, устраиваясь удобнее, и заговорил.
– Прошу простить меня, Министр, за этот поздний визит. Но меня привело неотложное дело.
– Настолько важное, что без Министра с ним разобраться нельзя? – уточнила Долорес, постукивая кончиками пальцев по деревянной поверхности стола. Она не заметила, как под капюшоном его губы искривила ухмылка.
– Вообще-то можно. Моя ошибка, Министр, – мягко ответил Лидер. Её очаровало прозвучавшее в его голосе раскаяние.
– Я принёс вам отчёт, – внезапно произнёс он и, наклонившись через стол, отдал Амбридж пергамент, – но вижу, не я единственный.
– Действительно, – жёстко согласилась она и прижала ладонью стопку пергаментов рядом с собой.
– Я услышала и прочла о вас не очень лестные новости, Лидер. И мне интересно, как вы всё это объясните, – продолжила Долорес и подозрительно прищурилась.
– Какая досада! Мои новости тоже не из приятных, – всё так же беззаботно ответил он. Но на этот раз одной беззаботности не хватило, чтобы развеять все её подозрения.
– Хорошо, в таком случае предоставляю вам слово. Что вы хотите мне рассказать? – напрямик спросила Амбридж и расправила плечи.
Странное дело, но чем напряжённее она себя чувствовала, тем расслабленнее и беспечнее вёл себя Лидер. Он закинул ногу на ногу и откинул голову на спинку мягкого кресла.
– Сегодня мы поймали двух Пожирателей Смерти, Драко и Люциуса Малфоев, – начал Негура. – Я понимаю, что это скорее радостная весть, но они не отвечают на наши вопросы даже под Веритасерумом. Очень неудобно. У нас появилась возможность узнать, где находится укрытие Тёмного Лорда, но из них и слова выдавить нельзя.
– Это и есть ваша плохая новость? – сурово спросила Долорес. Её губы сжались в тонкую полоску, так она пыталась подавить бушующую ярость.
– Это не всё… – прошептал Негура, и его приятный тон медленно пошёл на убыль.
– У меня для вас есть кое-что поинтереснее, – встряла Амбридж. Она схватила несколько свитков со стола и вручила их ему. – Прочтите, – приказала она. Лидер спокойно принял отчёты и начал их пролистывать.
– Хмм, вы были правы, Министр. Это чтиво куда занятнее. Так значит, Министерство заполонили сотни вампиров, и я ответственен за это? – с легкой насмешкой уточнил он. – Неужели вы на самом деле в это верите? – добродушно спросил Негура, но на этот раз Амбридж проявила поистине ослиное упрямство.
– Докажите мне обратное или готовьтесь к переезду в Азкабан.
Лидер вздохнул, и на секунду на его лице промелькнула досада, глаза опасно сверкнули, но потом он вежливо улыбнулся и сжал её ладонь в своей.
Амбридж прерывисто вздохнула, когда в том месте, где они соприкасались друг с другом, появилось тёплое покалывание. Она изумлённо смотрела на то, как он подносит её руку к губам и целует костяшки уродливых пальцев.
– Скажите мне, Долорес, я вампир?
– А… э… нет, конечно, – сбивчиво заговорила она. Её рыхлое лицо стало таким же розовым, как и ленточка, повязанная на жирной шее. – Но… – начала Амбридж.
Негура не дал ей договорить и встал, расправляя плечи.
– Вообще-то, я уже знаю об этих кровопийцах, заполонивших Министерство. Если вы позволите мне закончить, я вам всё объясню, – совершенно серьезно и сосредоточенно произнёс он. – Когда я допрашивал Малфоев, то узнал кое-что очень интересное. Они сказали, что Тёмный Лорд вернулся такой же могущественный, как и раньше. И что здесь, в Министерстве, есть что-то, что ему отчаянно хочется заполучить. Ради своей цели он объединился с вампирами, – Негура отвернулся от неё, чтобы она не смогла прочесть на его лице ни единой случайно проскользнувшей эмоции, но Амбридж было не до этого.
«Тот-Кого-Нельзя-Называть вернулся. Как он смог выжить?! Как смог выбраться?! Но раз уж это случилось… значит, он придёт за Старшей Палочкой! Я в смертельной опасности!» – лихорадочно, почти истерично думала она, сильнее сжимая в дрожащей ладони проклятую палочку.
– Не нужно беспокоиться, Долорес, – Негура вновь повернулся к ней. – Я прекрасно умею играть в эти игры. Мне просто нужно перетянуть вампиров на свою сторону, а потом уничтожить их всех до единого. Тёмный Лорд будет повержен. Верьте мне, я со всем разберусь. Я смогу защитить и вас и Министерство.
Бледная как никогда, Амбридж нерешительно посмотрела на него.
– Благодарю вас, Лидер, – слабо прошептала она. – Я… мне так жаль, что я сразу вам не поверила. Такая глупость с моей стороны – не верить вам после того, что вы сделали для меня, – Долорес крепко его обняла, и он не воспротивился этому объятию.
– Простите мне мою глупость. Вы сами прекрасно знаете, что делать. Можете просить у меня что угодно, и если это будет в моих силах – я выполню все ваши требования.
Она уткнулась лицом в его грудь, поэтому не заметила, как красивое лицо Драгомира изуродовала злорадная улыбка.
Кроуборо, Южная Англия
22 декабря 2000, 18:50
Гарри возвращался в спальню Энни почти счастливым – ему, наконец, удалось принять горячий душ (с разрешения Дэниела, разумеется) и даже то, что он вытворял почти акробатические трюки, пока пытался не намочить гипс, не омрачило его радости. Теперь ему, хорошенько вымытому, с высушенными непослушными волосами, для полного счастья не хватало лишь нескольких мелочей. Во-первых, его джинсов, которые просто не пожелали натягиваться на загипсованную ногу. Узнав о проблеме, Дэниел выделил Гарри спортивный костюм на этот вечер, а завтра они собирались распороть одну штанину на любимых джинсах Поттера. Второй проблемой стали его новые очки. Он так и не привык к форме их оправы и диоптриям. Сейчас Гарри понимал, как сильно на самом деле скучает по своим старым очкам. Постоянная головная боль напоминала времена, когда его мучил шрам. И последней, самой большой его проблемой был Тёмный Лорд. Гарри прекрасно понимал, что остатки его хорошего настроения канут в небытие, как только он переступит порог спальни Энни, новой обители Волдеморта.
Но выбора у него не было. До ужина оставалось всего десять минут, а эта высокомерная задница так и не спустилась, поэтому когда Алиса сказала, что сходит и позовёт его, Гарри поспешно вызвался сам, прекрасно понимая, чем это может обернуться.
И вот сейчас он уже поднялся по лестнице и нерешительно замер у двери. Правда, на этот раз ему было не так страшно, как в предыдущий. Решив просто вести себя вежливо, Гарри постучал и открыл дверь.
– Волдеморт? – позвал он, заглянув в комнату. – Ужин будет готов через несколько минут, и если ты хочешь поесть – тебе придётся спуститься.
Тишина.
– Волдеморт? – ещё раз позвал Гарри и вошёл внутрь. Он запер за собой дверь и, как и в прошлый раз, оказался в полной темноте.
– Поттер.
Гарри никогда и никому не признается, как сильно он вздрогнул от испуга. Но только на секунду.
– Ты идёшь? – спросил он.
Тишина.
– Прекрасно, сиди здесь и дальше. У тебя это прекрасно получается.
– Принеси мне ужин сюда, – последовал решительный ответ.
Гарри раздраженно сжал зубы.
– Даже не думай, Риддл! Ты сам согласился сделать вид, что мы неплохо друг с другом ладим! Но почему-то мне кажется, что ты даже не стараешься! Ты разве не понимаешь, что твоё затворничество и такое пренебрежительное отношение к хозяевам выгляди ненормальным? Даже мистер Роджерс начал замечать, что с тобой что-то не так.
Волдеморт вскочил на ноги, его тело отбрасывало грозную тень от мягкого света, пробивающегося сквозь окно. Когда он заговорил, в комнате стало холоднее.
– Я хочу убить этого маггла, Поттер. Я хочу убить его, его жену, его ребёнка и тебя вместе с ними. Скажи мне, мальчик, что со мной не так?
Гарри понял, что Волдеморт – единственный, кто одной фразой может превратить его спокойствие в неудержимое бешенство.
– Ты БОЛЬНОЙ! – отрезал он и прикусил губу, чтобы не наговорить всего, что так и рвалось с языка.
Тёмный Лорд не обратил на его слова никакого внимания. Он сел на маленький диванчик и сплёл свои длинные пальцы в замок.
– Придержи язык, Поттер. Я не собираюсь идти на поводу своих желаний. Мне не выбраться отсюда, если я убью тебя. Это пустая трата сил, – его горящие глаза внимательно изучали изображения диснеевских принцесс. – Эта маггловская дыра просто отвратительна, – тихо прошипел он. – Как же мне хочется аппарировать отсюда. Такое унижение…
Гарри больше не мог мириться с его надменностью.
– Тогда вперёд! Аппарируй. Но потом не жди, что я брошусь спасать твою задницу! – зло отрезал он и отвернулся, собираясь уйти и оставить этого ублюдка наедине с его дьявольскими планами.
– Поттер?
Гарри не знал, почему он остановился, но он остановился и сердито посмотрел на своего врага.
– Чего?
– Перед тем, как ты принесешь мне ужин, я… приказываю тебе помочь, – даже с этой заминкой голос Тёмного Лорда прозвучал холодно и величественно. Будь Гарри одной из его шестёрок, он бы точно упал на колени и на четвереньках пополз выполнять приказ.
Но лесть Гарри была не свойственна, поэтому он просто оцепенело замер на месте.
– Что? – выдавил он.
Волдеморт неподвижно сидел на диване, наполняя комнату серовато-синей аурой.
– Ты слышал меня, щенок. Подойди ближе.
Гарри медленно и осторожно подошёл.
– А нормально просить помощи ты не умеешь? – полюбопытствовал он, держась на безопасном расстоянии. Ответом ему стал лишь яростный блеск кроваво-красных глаз.
– Чу́дно, – прошептал Гарри и подошёл ещё ближе. – Так что тебе нужно? – насмешливо уточнил он.
– Избавь меня от своих глупых комментариев, – приказал Тёмный Лорд и показал себе за спину. Гарри сразу понял, в чём проблема. Волдеморт до сих пор был в больничной одежде, правда, сейчас она ужасно измялась и местами порвалась, что явно указывало на тщетные попытки от неё избавиться. У Гарри таких проблем с переодеванием не возникло, потому что у него обе руки были целые. А вот у Тёмного Лорда – нет, его левую руку крепко обхватывал гипс, поэтому он никак не мог развязать узелки. Как же он слаб, если не смог воспользоваться магией даже для такой мелочи?
Гарри усмехнулся. Кто бы мог подумать, что о такой помощи его попросит человек, который совсем недавно выгнал его переодеваться в другую комнату?
И как же ему хотелось оставить Риддла как есть.
– Поттер, – низко произнёс Тёмный Лорд, и его голос был холоднее, чем обычно, – если ты хоть кому-нибудь расскажешь – хоть кому-нибудь – щенок, я превращу твою жизнь в ад.
– Не надо так волноваться, – рассмеялся Гарри, наслаждаясь моментом унижения Волдеморта, – если даже я захочу рассказать об этом, сомневаюсь, что мне хоть кто-нибудь поверит.
Он обошёл Риддла и положил ладони на костлявые плечи, которые тут же напряглись, словно руки у Гарри били током.
– Ты не часто поворачиваешься к врагам спиной, да? – поинтересовался он и приступил к делу.
– Я просил избавить меня от комментариев, Поттер, – прошипел Волдеморт и оглянулся через плечо, внимательно наблюдая за действиями Гарри.
- Хмм, – пробормотал тот и попытался развязать слишком тугой узелок.
Через минуту он справился с проблемой и обнажил часть молочно-белой спины. Гарри опустился немного ниже и принялся за следующий узелок. Когда Риддл дёрнулся, он быстро начал развязывать следующий, с ним Гарри справился почти за пару секунд. Когда с третьим узелком было покончено, он заметил кое-что очень странное на спине Волдеморта. Гарри наклонился ближе и попытался рассмотреть какой-то узор на белоснежной коже. Тут его озарило – это, должно быть, та самая татуировка, которой восхищалась медсестра Росс. Взволнованный новым открытием, он попытался как можно скорее раздеть Тёмного Лорда.
– Хватит, Поттер, – холодно приказал Волдеморт, но Гарри его не слушал. Он потянул полы рубашки в разные стороны и вынужден был признать, что татуировка и в самом деле оказалась настоящим произведением искусства.
Гарри не мог поверить тому, что видел. Он многого ожидал, но определенно не этого.
С неподдельным изумлением Поттер всматривался в великолепные крылья, представшие перед его глазами. Каждое пёрышко было детально прорисовано, отчего крылья казались такими настоящими, ангельскими. Гарри не смог побороть искушения коснуться их.
Пальцы по собственной воле потянулись вперёд.
– Это… потрясающе, – затаив дыхание, пробормотал он, переводя взгляд то на татуировку, то на безучастный профиль Темного Лорда.
Волдеморт не произнес ни слова. Он ждал. Гарри ждал вместе с ним. Ему было любопытно, кто из них окажется более стойким. Он медленно, осторожно коснулся белоснежной спины и ласково провел кончиками пальцев по контуру рисунка. Кожа Тёмного Лорда оказалась нежной как шёлк и неожиданно тёплой. По руке
начало распространяться приятное покалывание, а в груди что-то непривычно запылало. Он с удивлением понял, что не дышал всё это время и с шумом втянул в себя воздух.
Риддл тем временем тихо и спокойно наблюдал за ним через плечо. Его тело, казалось, было напряжено до предела.
Когда Волдеморт заговорил, его голос не отразил никаких эмоций.
– Я сказал, хватит.
Высокий, холодный голос разрушил всё очарование момента.
Гарри быстро отошёл, его щёки раскраснелись от смущения. Он не мог поверить в то, что только что сделал. Сделал что-то такое немыслимое, позорное, возмутительное… Да как он мог... Как мог…? Но все же…
– Кхм, – Гарри прочистил горло и вытер пылающие ладони о собственную рубашку. Спокойный и собранный Волдеморт смотрел в сторону, а Гарри почему-то не мог отвести от него взгляда.
– Я не понимаю, для чего ты сделал себе такую татуировку, но… с того места, где я сейчас стою, ты похож на падшего ангела. Очень точная ассоциация, правда?
Тёмный Лорд не пошевелился, только губы его едва заметно дрогнули.
– Но даже у падших ангелов есть шанс спастись. Всегда помни об этом. Дамблдор говорил, что ты все ещё можешь…
Кроваво-красные глаза опалили его чистой, ничем не прикрытой ненавистью, и Гарри тут же замолчал. Он отошёл на пару шагов назад – смятенный и погрустневший.
– Дэниел и Алиса ждут нас, – вмиг ослабевшим голосом пробормотал он. – И если ты хочешь есть, тебе придется спуститься, потому что я не собираюсь тебя прислуживать.
Снова повисла неуклюжая тишина, и Гарри решил, что лучшее, что он может сейчас сделать – оставить Тёмного Лорда одного.
Тяжело вздохнув, он бросил последний взгляд на Волдеморта и вышел из комнаты.
И пусть в её словах ни капли правды
Она... божественно права.
+25
ПрофильЛСE-mail
2516.04.2012 12:34
Adelinde
Сокровище Форума
Adelinde
Должность: ПЕРЕВОДЧИК Слизеринского Форума!
Сообщений: 143
Уважение: + +5476
Позитив: +77
Пол: Женский
Награды: Самый уважаемый в 2011-2012ггПереводчик 2011-2012Автор/переводчик самого комментируемого фика 2011-2012гг
Именная тема: Награды
Провел на форуме:
15 дней 15 часов
Зарегистрирован: 08.12.2010
Последний визит:
25.10.2013 22:17
24. Ночной гость
Кроуборо, Южная Англия
22 декабря 2000, 19:12
Гарри уже спускался вниз, когда понимание того, что только что произошло в комнате, камнем обрушилось на него. Первой мыслью было просто не поверить – он же не мог этого сделать, ведь не мог же!.. Второй была мысль о том, что если уж это случилось, то Гарри совершенно необходим отдых, передышка, чтобы восстановить утраченное равновесие. Он до сих пор не мог поверить в то, что сделал. Вот теперь-то его точно можно назвать психом. Ведь он касался спины Тёмного Лорда почти с благоговением. Гарри посмотрел на свои руки как на вероломных предательниц, которые подвели своего хозяина в самый ответственный момент. Он стал яростно отирать ладони о мягкую ткань трикотажных штанов, надеясь, что они сотрут воспоминания о прикосновениях к чужой коже. Это почти мимолётное касание что-то разбудило внутри него, и это что-то вызывало в нём нелепые и странные желания. Гарри наотрез отказывался мириться с проснувшимся в нём нечто. Потому что ему не нравится находиться рядом с Риддлом. Ему не нравится смотреть на него, разговаривать с ним и, уж конечно, касаться! Всё это звучит как полнейшая глупость! Гарри не собирался сходить с ума, нет уж. И это его последнее слово.
Он кивнул самому себе и с преувеличенным энтузиазмом выбросил из головы все эти странные мысли. Завтра он встретится со своими друзьями и забудет и о своей безрассудной выходке, да и обо всем остальном.
Вот с такими мыслями Гарри спустился на первый этаж, прошёл мимо старинной полки, вырезанной из чёрного дерева и заставленной какими-то африканскими произведениями искусства, свернул направо и вошёл в столовую. Вся семья Дэниела уже сидела за столом и обедала в уютной тишине, а изысканный запах мяса тут же напомнил желудку Гарри, насколько он голоден.
– Гарри! – воскликнула Алиса, когда заметила его и вскочила из-за стола. Она была удивительно хороша в каштановом, как раз по размеру платье. «Чёртовы гормоны», – досадливо подумал Гарри. Дэниел, конечно же, не был волшебником и не мог прочесть его мысли, но легче от этого не стало.
– Наконец-то вы спустились, – с упрёком произнесла она, и впервые Гарри почувствовал неуверенность. Имел ли право он, совершенно чужой человек, врываться в их уютную семейную жизнь?
– Прошу прощения, я опоздал… Не хочу вам мешать… и могу подождать ещё немного... Там, снаружи… – начал Гарри, но его невразумительный лепет прервал оживлённый голос Дэниела.
– Энни! Ты куда?
Гарри заметил, что дочь доктора слезла со стула и теперь на цыпочках пытается выбраться из комнаты.
– Не хочу его видеть, – недовольно ответила она, когда поняла, что её секретная операция провалилась. – Он спустится? – спросила девочка, и её большие карие глаза сначала посмотрели вверх, а потом на Гарри. Когда она скрестила на груди маленькие ручки и надула губы, Гарри едва не рассмеялся, глядя на эту бунтарскую позу в исполнении маленькой девочки. Она была невероятно милой.
Но ей не повезло – Дэниела её очарование не впечатлило.
– Энни, сейчас же прекрати! Что подумает Гарри о твоём поведении? Вернись, сядь на место и постарайся вести себя тише!
Гарри наблюдал за тем, как девочка неохотно возвращается к столу, и посочувствовал ей.
– Дэниел, мы же не будем с вами отрицать, что Волд… Волтер пугает ее? Пожалуйста… не упрекайте её в этом страхе, – «Потому что она очень умная девочка и знает, чего нужно бояться», – добавил про себя Гарри.
Мистер Роджерс бросил на него короткий внимательный взгляд и повернулся к дочери.
– Он выглядит не так как мы, но это не значит, что он опасен, правильно, Энни?
– Гм! – девочка села на своё место и начала безучастно ковыряться вилкой в еде.
Гарри был так поглощен этой сценой, что не заметил, как к нему подошла Алиса. Она обняла его за плечи и подвела к столу.
– Идёмте, Гарри, – улыбнулась она.
Он послушно пошёл за ней. Когда они сели за стол, Алиса начала наполнять его тарелку и немного обеспокоенно спросила:
– Так что вам сказал Волтер? – она пыталась делать вид, что задала вопрос мимоходом, но Гарри видел, что это на самом деле её волнует.
– Э, – растерялся он на секунду. – Он сказал, что не очень хорошо себя чувствует, поэтому останется наверху и немного отдохнёт.
– Может, мне стоит подняться и проверить его? – спросил Дэниел, обмакивая маленький кусочек хорошо прожаренной говядины в томатный соус.
У Гарри слюнки потекли, когда он увидел собственную порцию. Не медля ни секунды, он приступил к трапезе. Мерлин, еда была просто восхитительна, и он, решив откинуть манеры в сторону, ответил с набитым ртом.
– Нет… не беспокойтесь.
Его ответ очень обрадовал Энни, которая тут же воодушевлённо начала набивать рот едой. Некоторое время в столовой царила дружелюбная тишина, которую изредка нарушали, дабы восхвалить кулинарные способности Алисы.
Но мирные моменты в жизни Гарри никогда не длились слишком долго, и этот не стал исключением. За его спиной распахнулась дверь, и он инстинктивно обернулся. Всё тело тут же напряглось, когда он увидел, кто стоит в дверном проёме. Серебряная вилка выскользнула из ослабевших пальцев и звонко брякнула о тарелку.
И дело было вовсе не в том, что Гарри увидел Волдеморта. Проблема была в том, что Тёмный Лорд, который надел свою чёрную мантию, всем своим видом источал высокомерие и безразличие. Внезапное появление Риддла всех вогнало в лёгкий ступор. Первыми в себя пришли Энни и Гарри. Девочка молниеносно соскользнула с кресла и спряталась под высоким столом, а Гарри едва не начал ощупывать свою одежду в поисках палочки.
Но впереди его ждало куда большее потрясение, когда Волдеморт заговорил.
– Надеюсь, я могу к вам присоединиться, – любезно произнес он и слегка приподнял кончики тонких губ. Гарри подавился воздухом, а нож, которой он до сих пор держал во второй руке, поспешно присоединился к вилке.
Краем глаза он заметил, как пришёл в себя Дэниел.
– К… конечно. Присаживайтесь, – тихо ответил доктор и показал на пустующий возле Гарри стул. Поттер безмолвно наблюдал за тем, как Тёмный Лорд минует небольшое расстояние и без единого взгляда в его сторону садится рядом.
– Благодарю, – без всяких эмоций произнёс Риддл.
Услышав это, Гарри судорожно втянул в себя воздух, и позабытый во рту кусочек мяса встал поперёк горла, спровоцировав приступ удушья. Дэниел заметил это, быстро перегнулся через стол и ладонью ударил своего бывшего пациента по спине, заставив кусочек выскочить изо рта. Отдышавшись, Гарри благодарно посмотрел на доктора, а потом опять перевёл взгляд на нового соседа.
– Будьте осторожнее, Гарри, – сказал Дэниел и тоже посмотрел на Волдеморта. – Надеюсь, вам стало лучше, мистер Мур. Гарри сказал, что совсем недавно вам нездоровилось.
– Его забота всегда так трогательна… – ядовито прошипел Тёмный Лорд и покрутил в длинных пальцах вилку, которая лежала рядом, – …и совершенно бесполезна. Я великолепно себя чувствую.
Гарри изо всех сил сжал зубы и тоже схватил свою вилку. Эта сволочь пытается завязать драку? Но Волдеморт просто ждал, пока Алиса разрежет его мясо на кусочки, чтобы его удобно было есть даже с одной рукой. А еще у него отлично получалось не обращать внимания на Гарри, а тот попытался ответить той же любезностью, хотя у него ничего не выходило. Гарри раздраженно посмотрел в сторону и заметил, что стул Энни пуст, и он прекрасно её понимал. Будь у него такая возможность, он бы тоже сбежал.
Тем временем Дэниел завязал разговор и, к величайшему изумлению Гарри, Волдеморт отвечал. Он разговаривал очень легко, сохраняя безупречные манеры и безукоризненную вежливость. Через пять минут и Дэниел и Алиса были очарованы Темным Лордом, они с благоговением ловили каждое его слово, а Риддл великолепно поддерживал разговор на любую тему. Вот прямо сейчас он рассказывал о странных пристрастиях действующего премьер-министра в еде – Дэниел и Алиса слушали его и улыбались. А вот Гарри было совсем не до смеха. Волдеморт знал не только о привычках Министра, но и его расписание и, скорее всего, многое другое. Этот ублюдок шпионил за ним, значит, собирался напасть!
Гарри исподтишка наблюдал за ними, делая вид, что полностью поглощён своим фантастическим бифштексом. Так вот оно какое – очарование Тёмного Лорда, та сила, за которой без возражений пошло так много выдающихся ведьм и магов. Странно, но на самого Гарри харизма Риддла почему-то не действовала. Напротив, такое откровенное манипулирование выводило его из себя. Волдеморт ещё ни разу не сказал ничего смешного, но Дэниел и Алиса задыхались от смеха. Как же легко он подчинил их себе! Последней каплей стало до смерти испуганное лицо Энни, которая выглянула из-под стола, чтобы понять, почему её родители надрываются от смеха. Гарри занёс руку и со всего размаху грохнул кулаком по столешнице. Все стаканы, салатницы, тарелки и чашки со звоном подпрыгнули и приземлились обратно на стол. Бра и люстра моргнули несколько раз, и освещения в столовой значительно поубавилось.
Гарри медленно повернулся к Риддлу и посмотрел на него как бог, который решает, не испепелить ли ему жалкого смертного одним взглядом.
– Прекрати. Это. Сию же. Секунду! – прорычал он сквозь крепко стиснутые зубы.
Удивительно, но эта его выходка на самом деле помогла. Чары пали. Алиса и Дэниел перестали смеяться и теперь смотрели на Гарри как на психа.
Единственным, кто совершенно безразлично отнёсся к внезапной вспышке ярости Гарри, оказался сам Волдеморт. Он опустил вилку, промокнул губы бумажной салфеткой и, наконец, повернулся к нарушителю своего спокойствия.
– Скажи мне, мальчик, кто из нас ведёт себя как варвар? – вежливо спросил он, но один его обжигающий взгляд мог убить на месте.
Никогда раньше Поттеру так сильно не хотелось ударить по этому бледному лицу. Какое удовольствие он бы получил, одним точным ударом выбив Риддла из кресла! Он инстинктивно сжал кулак, и Волдеморт тут же прищурился, заметив это. Но Гарри справится с этим. Он справится. Он выровнял дыхание и с трудом отвёл взгляд от Тёмного Лорда.
– Дэниел, Алиса, прошу прощения за своё поведение. Мне очень жаль. Пожалуйста, извините, но мы оставим вас ненадолго, нам с Волтером нужно поговорить наедине, – Гарри специально назвал это имя, чтобы позлить Волдеморта. Он поспешно вышел из столовой в холл и остановился возле лестницы, дожидаясь Риддла. Долго ждать не пришлось. Уже через пару секунд тот неторопливо прошествовал в холл и прикрыл за собой дверь.
Волдеморт смотрел на него в полной тишине, оправляя мантию здоровой рукой.
– Что это было? – ядовито прошипел Гарри, и Риддл усмехнулся в его хмурое лицо.
– Разве это не я должен спрашивать, Гарри? Ты решил изменить своим планам и позволить этим магглам вызвать полицию?
– Нет, конечно! Но ты залез в их головы, ублюдок! Ты на самом деле считал, что я не попытаюсь остановить тебя?! – брызжа слюной, взревел Гарри.
– А теперь повтори это еще раз и погромче. А то они нас не услышали.
– Ты… – рыкнул Гарри и закусил губу так сильно, что почувствовал привкус крови.
– Чего ты хочешь, Поттер? – прошептал Волдеморт.
– Что? – изумился тот. Вопрос застал его врасплох.
– Ты меня слышал, щенок! – тут же ощетинился Тёмный Лорд на его растерянность.
– А я не понимаю, что ты имеешь в виду, – довольно хладнокровно парировал Гарри.
Риддл раздраженно фыркнул и начал ходить взад-вперёд по узкому коридору.
– Я имею в виду любое желание. Неужели ты на самом деле не понимаешь? Тогда позволь я объясню. Тебя провозгласили моим врагом, но когда у тебя появилась возможность убить меня, ты, наоборот, меня спас.
– Это потому что!..
Волдеморт прервал его пробирающим до костей ледяным взглядом и продолжил:
– Ты хотел, чтобы я мило обращался с этими магглами, но когда я выполнил твоё желание, ты разозлился.
– Потому что ты залез Дэниелу в голову…!
– Так чего ты от меня хочешь, мальчик?!
Волдеморт зло оскалился, что должно было выглядеть угрожающе, но Гарри почему-то не боялся. Он ответил так спокойно, как только смог.
– Просто оставь Дэниела и его семью в покое! Он спас наши жизни и не заслуживает того, чтобы ты играл с его разумом!
Волдеморт внимательно рассматривал его свысока, а потом фыркнул от отвращения.
– Понятно. Значит, тебя волнует только твой драгоценный Дэниел?
– Что ты хочешь этим сказать? – спросил Гарри, стараясь сделать так, чтобы голос его прозвучал предупреждающе, но его хватило лишь на жалкое опасение.
– С твоим любимым доктором всё будет хорошо, Поттер, – едко прошептал Риддл и, развернувшись, начал подниматься по ступенькам. Он замер на четвёртом шаге и обернулся.
– Но у меня для тебя плохая новость, мальчик. Он уже женат.
– Чт… Что… ЧТО?! – заорал Гарри, когда до него дошёл смысл, но Волдеморт уже ушёл. Несколько мгновений Поттер порывался взбежать следом и хорошенько избить его, но сейчас важнее было вернуться к мистеру Роджерсу и его жене. С этим ублюдком он разберётся позже. Если у него будет такая возможность.
Лондон, Министерство Магии
22 декабря 2000, 20:00
Уже давно Драгомир Негура не изнывал от такой жажды. Совмещение лидерства над новообращенными вампирами Лондона с обязанностями приближённого советника Министра Магии иногда просто не оставляли времени на трапезы. С трудом верится, что он пошёл на всё это только ради того, чтобы заполучить свой долгожданный трофей – Волдеморта. Призрачная погоня Долорес за Тёмным Лордом утомляла. В основном, потому что сводилась к бесконечным собраниям. За Пожирателями Смерти следили, и они вели себя как приличные люди, пока строили против него козни. Но хуже всего, конечно же, была нехватка времени для нормального питания, хотя, если честно, он сам не хотел охотиться. Его не слишком вдохновляла мысль о каком-нибудь безымянном маггле, который окончит своё существование под его зубами, не оставив после себя приятного послевкусия на его нёбе. Драгомир хотел чего-нибудь получше и именно поэтому умирал с голода. Обычно вампиры не имели привычки так себя мучить. В конечном счёте, недостаток крови охлаждал тело. Но Негура не был глуп и прекрасно понимал весь риск своего положения. Голодные вампиры всегда вели себя опрометчиво и непредсказуемо. Их вели инстинкты, они сходили с ума от жажды крови и поэтому, невзирая на опасности, напролом шли к своей цели. Но поддаться инстинктам, когда охотишься на Волдеморта – ошибка. Хотя Драгомир очень сомневался в том, что Тёмный Лорд сможет нанести ему серьёзный урон. Но однажды он уже недооценил Волдеморта, и повторения ему больше не хотелось. Негура прекрасно знал, какой жестокой и беспощадной может быть его жертва, если захочет.
А ещё Драгомир знал, как сильно этот маг хочет выжить, и поэтому он, без сомнения, жив и набирается сил. Очень быстро. Но теперь у Тёмного Лорда есть ещё одна причина, чтобы выжить; особенно после того, как он узнал, что его давнишний враг захватил Министерство, тем более, сделал это всего за пару дней, в то время как самому Волдеморту не удалось этого и за тридцать лет (если не считать того кратковременного случая).
Драгомир предвкушал, как забавно разозлится Тёмный Лорд, когда узнает, что Пожиратели Смерти, которые были заключены в Азкабан, теперь подчиняются его врагу. Как весело он будет слушать яростный крик Волдеморта, когда тот увидит Лидера с армией авроров под его командованием. Как бесценно будет услышать признание поражения и попытки объединиться с ним без борьбы. Этого Негура желал больше всего. Увидеть Тёмного Лорда на коленях, почувствовать горячую, пряную кровь, струящуюся по его пересохшему горлу, которую Волдеморт отдал бы ему добровольно.
Его тело дрогнуло, и Драгомир облизнул пересохшие холодные губы. Он сомневался, что сможет ждать так долго.
Ему нужно найти Волдеморта прямо сейчас. Это совсем не будет проблемой, ведь он уже знает, откуда начинать поиски. Негура видел, как Поттер вынес Тёмного Лорда из карьера, видел, как они попали в аварию, и проследил за маггловской повозкой, которая отвезла этих двоих в больницу.
Если Волдеморт до сих пор там, то ему самое время приготовиться к неожиданному посетителю. Если нет – неважно, он всё равно его найдёт.
Негура решительно подошёл к камину и схватил горсть летучего пороха. Он воспользуется этим неудобным средством передвижения, чтобы выбраться наверх, скорее всего, на Диагон Аллею, а потом полетит к нужному месту. Его путешествие не должно отнять много времени. Драгомир бросил порох в пламя, от чего оно тут же стало зелёного цвета, и протянул руку. С весельем подумал, что он, возможно, единственный вампир, который не боится огня.
В дверь смежной комнаты громко постучали, и его окликнул голос Леонтины. А он лишь усмехнулся, шагнул в пламя, выкрикнул название улицы и исчез.
Кроуборо, Южная Англия
22 декабря 2000, 20:12
Гарри очень беспокоился, приняли ли Дэниел и Алиса его извинения за этот случай во время ужина. Если бы он жил у Дурслей, Вернон попытался бы придушить своего племянника, но тетя Петунья как всегда разубедила бы его и предложила бы запереть «этого ненормального мальчишку» в спальне или чулане под лестницей до конца дня. Дэниел же мог просто выпроводить Гарри из своего дома, и этого он боялся больше всего.
Поэтому Гарри стоял сейчас на ватных ногах перед доктором и его женой и приносил бесконечные сумбурные извинения. Хуже всего было другое: он не мог рассказать им, что просто пытался их защитить. Волдеморт как всегда превращал его жизнь в сплошные проблемы. Мистер Роджерс вряд ли позволит ему остаться в этом доме после того, что увидел. Поэтому в душе Гарри уже был готов к тому, что его прогонят. Он не смел надеяться на прощение; поэтому был потрясён до глубины души, когда понял, что ошибся. Ни Дэниел, ни Алиса не держали на него зла, они не увидели в его поведении ничего плохого и вместо того, чтобы отчитать, пригласили на вечернюю чашку чая. Гарри был так счастлив, что даже забыл поблагодарить их за участие.
Трудно было поверить, что всего несколько минут назад он так неуютно чувствовал себя рядом с ними. У этих людей не было ничего общего с Дурслями, и ему давно следовало бы это понять. Вернон Дурсль ненавидел всё необычное, а Дэниелу, наоборот, это нравилось. А как ещё можно было объяснить то, что когда они начали обсуждать лучшие летательные аппараты, созданные человечеством, и Гарри назвал метлу, Дэниел тут же противопоставил ему ковёр-самолёт? И хотя было понятно, что доктор сам в не верит в свои слова, это не помешало ему наслаждаться их разговором.
В конце концов, именно мистер Роджерс начал доказывать волшебнику, что на таком ковре лететь гораздо удобнее, а Гарри убеждал его, что метлой легче управлять и она быстрее летает. Энни и Алиса всё это время прислушивались к их разговору и безудержно хохотали. Когда разговор о полётах исчерпал себя, Алиса решила, что Энни пора ложиться спать, правда, девочка яростно воспротивилась этому, но Алиса оказалась крепким орешком; она отвела дочь в ванную, а сама пошла разбираться с какими-то делами на завтра. Гарри тут же вспомнил, что ему как-то ещё придется пережить одну ночь рядом с Тёмным Лордом. Его хорошее настроение тут же улетучилось, и он начал подумывать о том, чтобы уговорить Дэниела позволить ему спать внизу на диване. Гарри бы так и поступил, но он не мог позволить себе спокойно отдыхать, пока Волдеморт неизвестно чем занимается наверху.
Дэниел заметил его внезапную отстранённость, поэтому неожиданно спросил:
– Что случилось, Гарри? Вы вдруг стали очень задумчивым.
Молодой человек попытался выдавить фальшивую улыбку.
– Просто размышляю, – убедительно ответил он. Дэниел тактично промолчал, получив такое короткое объяснение, и потянулся, разминая затёкшие от долгого сидения плечи.
– Вы тоже устали? Я уже хочу последовать примеру Энни. У меня ужасно болит спина.
Гарри этому не удивился. В конце концов, доктор совсем недавно тащил Волдеморта на второй этаж. У него и самого спина болела после таких же упражнений. Поэтому он просто кивнул.
– Вы можете остаться здесь и посмотреть телевизор или видео. Если проголодаетесь, кухня в вашем распоряжении.
– Спасибо, – ещё раз кивнул Гарри.
Доктор устало ему улыбнулся, встал на ноги и замялся на секунду, словно в чем-то засомневался.
– Я или Алиса разбудим вас завтра в полседьмого. Мы выезжаем сразу после завтрака. Надеюсь, вас всё устраивает.
– Конечно, Дэниел. Спокойной ночи.
– Спокойной ночи, Гарри, – ответил мистер Роджерс и вышел из комнаты, а Поттер остался в одиночестве. И теперь перед ним стоял выбор: либо посмотреть телевизор, как и предложил Дэниел, либо использовать это уединение, чтобы хорошенько обо всем подумать. Это была первая нормальная возможность с тех пор, как они выбрались из пещеры.
Он солжет сам себе, если скажет, что всё осталось по-прежнему. Прошла всего неделя, а изменилось так много. Раньше его ненависть к Тёмному Лорду была всепоглощающей, и она была обоюдной. Даже попав в безвыходную ситуацию, сначала они использовали любую возможность, чтобы прикончить друг друга. Когда стало понятно, что за ними никто не придёт, Гарри всё своё внимание сосредоточил на желании выжить. Он старательно держался от Риддла подальше, если не считать их иногда болезненных споров. И в самом деле, после того, как они попали в пещеру, их общение сводилось к спорам и дракам. С неохотой Гарри вынужден был признать, что с помощью этих драк они сбрасывали часть напряжения и снижали обоюдную ненависть до терпимого уровня.
Наделю назад Гарри едва ли смог бы отдыхать на диване, пока Тёмный Лорд был так близко. Он бы пересилил себя и поднялся на смертельный бой. Как же так получилось, что убийство смертельного врага растеряло для него всю важность? И ведь всё было ещё хуже, потому что Волдеморт вел себя точно так же. Может, он и разговаривал так, как раньше, но его поступки стали в корне другими.
Тёмный Лорд уже несколько раз повторял, что хочет прикончить и его, и семью доктора, но слова так и оставались словами. А раньше Риддл не упускал ни одной возможности убить его. Несколько часов назад, когда Гарри валялся без сознания, покончить со всем этим было как никогда просто, но по каким-то причинам Волдеморт пощадил его. Почему он просто не призовёт Пожирателей Смерти? Чего ждёт? Неужели Тёмный Лорд всё-таки может испытывать благодарность и считать себя обязанным? И что это было во время ужина? Риддл мог сотворить с Дэниелом и Алисой что угодно, но он ничего им не сделал! В глазах Гарри Тёмный Лорд вёл себя непозволительно, но если судить в общем, выходит, что он, наоборот, был удивительно учтив!
Гарри знал, что его попытки во всём разобраться самостоятельно ни к чему не приведут. Но в одном он был уверен точно.
Их связь развилась в очень неожиданном направлении.
Нежелательном направлении.
Неудобном направлении!
– Чёрт! – раздраженно выплюнул Гарри и ударил кулаком по подлокотнику. Сейчас он снова ничего не понимал, прямо как тогда, когда разыскивал хоркруксы. И то, и другое обернулось головной болью от нескончаемого потока вопросов, на которые он не мог получить ответа. Единственное, что ему сейчас нужно – сон, который внесёт хоть какой-то порядок в мысли.
Приняв это решение, Гарри поднялся на ноги, остановился на секунду у выхода, чтобы потушить свет, и похромал вверх по ступенькам. Оказавшись у комнаты Энни, он без единого предупреждения открыл дверь.
– Волдеморт? – окликнул Гарри и почти сразу заметил темную фигуру у окна. Он рассматривал её с добрую минуту, но Тёмный Лорд неподвижно стоял на месте и смотрел в окно.
– Ждёшь кого-то? – заинтересованно спросил Гарри.
– Займись своими делами, Поттер, – холодно отрезал Волдеморт, даже не обернувшись.
– И займусь! – едко ответил Гарри и добавил:
– Я оставлю тебя в покое, ублюдок. Но кровать – моя!
От того, что Риддл больше не пытался убить его при каждой возможности, он не стал сноснее.
Когда Волдеморт не ответил, Гарри счел его молчание согласием. Может, Тёмный Лорд всю ночь собирался провести перед окном, главное, чтобы он держался подальше. Гарри снял обувь, рубашку, отложил в сторону позаимствованные очки. Он твёрдо решил не смотреть, чем там занят Волдеморт, поэтому сразу лёг, укрылся теплым одеялом и закрыл глаза, доверив свою безопасность чуткому слуху. Подушка под его головой оказалась очень мягкой, и веки вмиг отяжелели и вряд ли согласились бы подняться, даже если бы он этого захотел. Уставшее тело окутало тепло, медленно втягивающее его в царство снов, и Гарри и не подумал сопротивляться своему желанию.
Он заснул и увидел очень странный сон. Словно он плавал в бурной реке, и сначала было хорошо и весело, ему нравилось невесомо дрейфовать на пенящихся волнах. Но потом сон резко изменился, и из ниоткуда появился бурный водопад, к которому его потянула неведомая сила. Гарри яростно боролся с потоками воды, но чем быстрее он старался отплыть, тем сильнее его туда тащило. В конце концов, он оказался под водой, погружаясь в неё все глубже и глубже, в самую тьму. Ему было так холодно, и он не мог сделать ни одного вдоха. А потом кто-то засмеялся. И этот жестокий смех так злил. Ведь Гарри стоял на пороге смерти.
«Кто здесь?! Кто ты!» – закричал он, но потом понял, что под водой кричать невозможно. Значит, всё это было ненастоящим – он спал.
Гарри тут же проснулся и подскочил с постели.
Вокруг было темно и тихо. Всего через несколько секунд у него получилось вспомнить, где он находится. После этого Гарри порывисто выдохнул и стёр со лба капельки пота. Влажные волосы неприятно облепили шею, но ему было плевать. Странно – ему до сих пор было холодно, хотя пропотевшее тело просто пылало. Неужели он заболел? Гарри ругнулся на очередном выдохе и по привычке протянул руку за очками. Нацепив их, он осмотрелся по сторонам. И первое, что заметил - Волдеморта больше не было возле окна, зато по правую руку от него кто-то лежал. Любопытный Гарри накренился немного вперёд и тут же узнал бледную кожу. Тёмный Лорд лежал, повернувшись к нему спиной, и хмурился во сне.
А Гарри показалось, что он сойдёт с ума, если продолжит вот просто так лежать; странный сон оставил после себя сильное и очень странное ощущение. Сердце бешено колотилось в груди, и Гарри вдруг почувствовал странный зуд, словно за ним кто-то наблюдал из темноты. И если это не Волдеморт, который спит рядом, тогда кто? Ощущение было очень неприятным, поэтому Гарри замер на месте, надеясь, что все само собой пройдет. Но когда оно лишь усилилось, Гарри занервничал по-настоящему. От этого ужасного ощущения мурашки бегали по коже.
Волдеморт что-то пробормотал и сжал костлявыми, едва уловимо дрогнувшими длинными пальцами покрывало. Гарри втайне понадеялся, что вот сейчас он проснётся и сможет прогнать его страх разговором. Такое детское желание. Нормальный человек ни за что не стал бы искать утешения у врага, но Гарри нормальным никогда и не был. Волдеморт продолжал спать, и Гарри решил разбудить его, а уж потом придумывать оправдание. Он просто не мог больше выносить это угнетающее ощущение.
Гарри склонился ниже и только собрался позвать Тёмного Лорда, как вдруг непреодолимая сила заставила его посмотреть в окно. И он, не контролируя собственные движения, послушно повернул голову.
А потом увидел ЭТО.
Правильнее было бы сказать, его, но Гарри в тот момент не мог связно мыслить. Первое, что бросилось в глаза – высокий человек, закутанный в черную мантию. Этот человек необъяснимым образом парил прямо напротив окна. Если бы Гарри не был уверен в том, что Волдеморт спит рядом с ним, он бы сказал, что это Риддл. Собрав всю храбрость в кулак, он заглянул в лицо незнакомца. Теперь сомнений в том, что перед ним не Тёмный Лорд, не возникало. Лицо этого человека было невероятно красивым, даже несмотря на то, что перекосилось от злобы. Правда, темно-синие глаза оказались зрелищем далеко не из приятных; они светились от ярости, пронзая Гарри как два отточенных кинжала.
Когда незнакомец подплыл к окну ещё ближе, Гарри не смог сдержать вопля. Он отпрянул назад и рухнул на Волдеморта, только что проснувшегося от его крика.
– Поттер! – яростно рыкнул Тёмный Лорд и схватил Гарри за обнаженное плечо, но, увидев до смерти перепуганное лицо мальчишки, сдержал рвущиеся с языка оскорбления.
– Что? Что такое? – угрожающим тоном спросил он и до боли сжал чужое плечо.
– К… кто-то… кто-то снаружи, – сбивчиво проговорил Гарри, пытаясь побороть леденящий душу ужас.
– Кто?! – бешено прошипел Волдеморт, безуспешно пытаясь прикрыть одновременно ярость и страх безразличием.
– Не знаю! – выкрикнул Гарри. – Он за окном, сам посмотри!
Они одновременно повернули головы, но за окном было уже пусто, лишь мягкий свет с улицы освещал пространство.
– Он только что был там! – продолжал настаивать Гарри, чувствуя себя при этом глупым параноиком.
Волдеморт колебался всего секунду, а потом повернулся к нему и крепко схватил за подбородок.
– Посмотри на меня, Поттер, – приказал он и, когда зелёные глаза встретились с алыми, проник в его сознание.
– Чёрт! – выдохнул Тёмный Лорд и прежде, чем Гарри понял, в чём дело, резко отпрянул и вскочил с кровати.
Гарри тоже уже готов был начать материться.
– Кто это был? Что происходит?
– Тише, Поттер! – получил он краткий ответ, а потом услышал ворчание и скрежет карандашей по столу Энни.
– И не подумаю! Сначала скажи мне…!
Холодная ладонь накрыла его рот, прерывая тираду.
– Тише, мальчик, – повторил Риддл, и, возможно, Гарри это только показалось, но в его голосе прозвучало какое-то отчаяние. – Мне нужно слышать, – Гарри заёрзал, пытаясь скинуть чужую конечность, но другая, покрытая гипсом, рука крепко сжала его. – Не двигайся.
Они замерли в полной тишине. Гарри был так напряжен, что с трудом дышал. Пролетали секунды, но ничего так и не произошло, лишь собственное сердцебиение эхом отдавалось в ушах. Гарри перевёл взгляд на совершенно невинное сейчас окно и почувствовал, как отступает страх, сменяясь глухим раздражением. Этот ублюдок до сих пор зажимал ему рот! Запах и вкус холодной кожи обжигал Гарри, ему было неловко от дыхания, обдающего шею, и от выступающих ребер, которые скользили по его лопаткам. Он не желал признавать жар, накаляющийся между их телами, ровно как и собственный невольный отклик. Гарри решительно отдернул прохладную ладонь от лица, и ему тут же стало легче дышать. Он оглянулся через плечо и прошептал:
– Я пойду проверю.
– Не глупи, Поттер. Он здесь, – краткий ответ прошипели прямо в ухо. Забавно, если бы Волдеморт знал его немного лучше, то не пытался бы остановить, понимал бы, что бесполезно. Гарри отстранился от Тёмного Лорда, оглянулся в последний раз через плечо и осторожно подошёл к оконной раме. Он убеждал себя, что бояться нечего. Кто бы так не испугал Волдеморта, это еще не значит, что этот человек опасен для него, правильно? Гарри остановился в двух шагах от окна и осторожно наклонился вперёд. Снаружи было темно, небо затянули тяжелые облака, значит, скоро должен был начаться дождь. Его глаза внимательно осматривали улицу, крыши домов и ветви деревьев, покачивающихся на ветру. Не увидев ничего странного и опасного, Гарри расслабился и почти отвернулся, как вдруг кто-то прошептал его имя. Мелодичный голос звучал игриво и обольстительно, но как-то фальшиво и… опасно.
За долю секунды Гарри повернулся назад – незнакомец снова был на месте. Их лица разделяло лишь тонкое стекло, которого касались длинные бледные пальцы.
– Гарри Поттер? – снова прошелестел этот голос. Странно, Гарри слышал его так хорошо, словно человек стоял рядом с ним. – Я удивлен, что ты до сих пор жив.
– Кто… кто ты? – выдавил Поттер, горло внезапно перехватило. Пронзительные темно-синие глаза сосредоточились на Гарри, и красивое лицо чуть оживилось от появившейся на губах улыбки.
– Друг… может быть… хотя я пришёл вовсе не к посредственному мальчишке. Я хочу Тёмного Лорда. Мне надоело ждать. Приведи его ко мне.
Гарри с изумлением понял, что ему хочется выполнить приказ незнакомца, но собрав всю свою силу воли, он не подчинился.
– Значит, нет, – прошептал мужчина. Гарри вдруг почувствовал себя цыпленком перед удавом. – Ты пока не знаешь, но… если ты не выполнишь мой приказ, то навлечешь на себя неприятности.
– Кто ты?! Назови себя или проваливай! – прошипел Гарри и бесстрашно вздернул подбородок. До него только сейчас начало доходить, что этот тип видел его в одной постели с Волдемортом. И это на самом деле грозило ему неприятностями.
– Какое упрямое дитя, – мягко улыбнулся незнакомец. – Возможно, именно поэтому Волдеморт так долго оставлял тебя в живых. Ему всегда нравились храбрецы, – он облизал губы, и его улыбка превратилась в злобный оскал. – Но достаточно глупых разговоров, мальчишка. Открывай окно.
Синие глаза излучали невероятную силу, и Гарри показалось, что он умрёт, если не выполнит приказ. Он нерешительно поднял руку и снова замер. Сила принуждения этого существа чем-то напоминала Империус; его заставляли делать то, чего он не хотел. Хотя противостоять этой силе оказалось сложнее, чем Непростительному.
Незнакомец по ту сторону окна наклонился ближе и потянул носом воздух.
– Ты восхитительно пахнешь, Гарри. Почти так же, как он. Возможно… только возможно, я передумаю насчёт тебя… – пока он говорил, полные губы медленно обнажали белые зубы со слишком заостренными клыками. – Открой окно!
У Гарри задрожала рука. Где-то на задворках сознания мелькнуло понимание, что он связался с вампиром. И главную ошибку он уже сделал – заглянул в тёмно-синие глаза, и теперь у него ни за что не получится отвести взгляд. Его вероломное тело дрогнуло, и пальцы коснулись холодного стекла. От непривычного ощущения гипноз слегка ослаб, и Гарри заставил себя закрыть глаза.
– Нет, – сквозь зубы выдавил он. – Убирайся.
Вампир рассмеялся. Холодно. Жестоко.
– До сих пор сопротивляешься. Забавно. Мне уже не терпится попробовать, каков ты на вкус…
Внутри Гарри всё покрылось ледяной коркой, и он всерьез начал опасаться, как бы не застыла в венах кровь. Он больше не мог этого выносить, просто не мог.
Гарри открыл глаза и услышал громкий звон. И отпрянул как раз в тот момент, когда окно разбилось и осколки засыпали весь пол спальни. Гарри сразу решил, что это сделал вампир, но почему же тогда он так удивлен?
Холодный ветер проник в комнату и колыхнул мантию человека, который на колене стоял у подоконника окна.
Волдеморт.
Гарри совершенно забыл о нем. А Темный Лорд воспользовался моментом, когда никто не обращал на него внимания. Его кровоточащая от встречи со стеклом правая рука была поднята вверх, а левая зависла в опасной близости от груди вампира. Длинные, паучьи пальцы сжимали три карандаша, которые наполовину вошли в грудную клетку незнакомца.
Вампир посмотрел на Волдеморта, и губы его сложились в изумленное «О», на лице отражалось почти комическое удивление. Риддл заметил это и приподнял уголки губ, и когда он заговорил, голос его сочился злорадством.
– Я думал, ты искал меня, Драгомир.
Они смотрели друг на друга невыносимо долго, а потом вампир издал какие-то звуки на иностранном языке, больше напоминающие ругательства.
– Ты слышал, что сказал Гарри, урод? Убирайся! – зло прошептал Тёмный Лорд и убрал пальцы с карандашей.
Раненый вампир утратил способность держаться в воздухе и пролетел пятнадцать футов вниз, с глухим звуком ударившись о землю. В комнате повисла тяжелая изумленная тишина.
Первым ее разорвал Гарри своим судорожным вздохом. Волдеморт отошел от окна и повернулся к нему лицом.
– Ты… убил его, – прошептал Гарри. – Ты убил вампира, – немного громче повторил он.
– Если бы это было так просто, Поттер, – отстраненно ответил Волдеморт и начал мантией стирать с руки кровь.
– Но…
– Он жив – если такое можно сказать о вампире – и он уже ушел, – оборвал его Риддл. – Можешь взять себе на заметку…
Гарри утратил дар речи.
– Я… я… Что за чертовщина…? Объясни мне, что это было?
Волдеморт открыл рот, но тут же закрыл его и замер, внимательно к чему-то прислушиваясь. На этот раз услышал и Гарри – кто-то поднимался наверх; шаги по ступенькам трудно было с чем-то спутать.
– Дэниел, – выдохнул Гарри и почувствовал, как у него кровь стынет в жилах. Как он объяснит разбитое окно и израненную руку Волдеморта, если он сам не знает, что произошло?
– Возвращайся в постель! – приказал Тёмный Лорд, и Гарри подчинился ему. Отчасти потому что он очень замерз, а одеяло выглядело соблазнительно теплым, отчасти потому что тон Волдеморта не располагал к возражениям и спорам.
– Reparo, – мягко прошипел Риддл, и Гарри резко обернулся, ошеломленно наблюдая за тем, как закружили по комнате осколки и самостоятельно подлетели к окну, восстанавливая стекло. Удивительно, как быстро оправлялся Волдеморт. Двенадцать часов назад он был почти при смерти; не мог развязать даже узелки на рубашке, а сейчас он сразился с вампиром и совершенно спокойно пользовался беспалочковой магией.
Все размышления вылетели из головы, когда шаги раздались уже прямо за дверью. В ту же секунду стекло полностью восстановилось, а Волдеморт лег рядом с Гарри, укрылся вторым одеялом и закрыл совершенно спокойные кроваво-красные глаза.
Дверь тихо открылась, и в комнату проник мягкий свет из коридора.
– Гарри? – осторожно позвал Дэниел. – Гарри? – повторил он и тихонько вошел внутрь. Гарри поднял голову, делая вид, что только что проснулся. Волдеморт не пошевелился. – Всё в порядке? Меня разбудили странные звуки, которые доносились отсюда, – тихо прошептал мистер Роджерс.
– Правда? – пробормотал Гарри и потер глаза под очками. Твою мать, он забыл снять их. – Я ничего не слышал.
– Странно, – растерянно прошептал Дэниел. – Я готов поклясться, что слышал, как что-то разбилось. Хм, я, наверное, еще спал. Простите, что разбудил вас.
– Ничего страшного, – пробормотал Гарри и откинулся на подушку.
– Здесь не холодновато? – спросил мистер Роджерс, поднимаясь с корточек.
– Нет, просто отлично.
– Хорошо, ещё раз прошу прощения. Увидимся завтра утром.
Гарри кивнул и, когда доктор ушел, неуклюже приподнялся на локтях.
– Волдеморт? – окликнул он.
– Что? – холодно прошептали ему в ответ.
А Гарри не мог придумать, как разговорить Тёмного Лорда. Спать ему совершенно расхотелось; в крови до сих пор бурлил адреналин, и ему нужно было многое узнать.
– Как рука? – спросил он первое, что пришло в голову. Волдеморт тут же открыл глаза и приподнял брови, а Гарри поздравил себя с успехом.
– Тебе какая разница, мальчик?
Гарри пожал плечами.
– Последнее, что мне нужно, так это твоя забота, – выплюнул Риддл и повернулся к нему спиной, ясно давая понять, что разговор окончен. Но Гарри не готов был сдаться так легко.
– Почему ты не хочешь рассказать мне, кто такой этот Драгомир? Чего хочет этот вампир? Зачем он пришел за тобой? Как он нас нашел?
– Не лезь, куда не следует! – отрезал Волдеморт. – Это моё личное дело, заруби себе на носу.
– Личное, потому что Драгомир – вампир, который тебя укусил? – предположил Гарри, когда вспомнил ужасный шрам на шее Волдеморта, который он видел в больнице.
Если он надеялся на какую-нибудь реакцию, то он ее получил – Тёмный Лорд резко повернулся, схватил в пригоршню лохматые волосы и болезненно потянул.
– Как ты узнал об этом, Поттер? Откуда?!
Гарри вскрикнул от боли и удивления, пытаясь оттолкнуть Риддла.
– Ауч! Больно, ублюдок! Да прекрати же! Я просто догадался, понятно?!
Волдеморт мрачно рыкнул, но всё-таки отпустил его волосы и снова лег. В воцарившейся тишине они прерывисто дышали и рассматривали друг друга.
– Почему ты не хочешь ничего мне рассказать? – настаивал на своём Гарри. Его глаза внимательно вглядывались в бледное спокойное лицо.
- Ненавижу тебя, Поттер. Ты ведь не отстанешь, пока я все тебе не расскажу? – отрезал Тёмный Лорд, с недовольством рассматривая его.
– Не отстану, – усмехнулся Гарри и удобнее устроил голову на подушке.
Но Волдеморт и не думал начинать говорить. Вместо этого он отвернулся и раздраженно вздохнул.
– Этот Драгомир, – начал Гарри, когда тишина стала слишком долгой. – Это его я видел в карьере? Ты пытался сбежать от него, но он все равно тебя поймал. Так это был он?
На этот раз Тёмный Лорд тихо ответил:
– Твои дедуктивные способности поражают, Поттер, – он замолчал на мгновение, о чем-то раздумывая, а потом продолжил:
– Его зовут Драгомир Негура. У этого вампира странные пристрастия: он любит охотиться на темных магов, и он пришел, чтобы закончить то, что не закончил в прошлый раз.
– То есть он хочет убить тебя, – встрял Гарри, и Волдеморт опалил его недовольным взглядом.
– Я уверен, что ему не так-то просто было нас найти, – продолжил Риддл, словно его и не прерывали. – Хотя он очень умен и умеет пользоваться любой возможностью для того, чтобы получить желаемое, поэтому чаще всего он достигает своих целей. Хочу, чтобы ты знал, Поттер, я рассказал тебе всё это только потому, что те, кто знают о нем правду, обречены на смерть. Сладких снов, щенок.
– Погоди-ка! – Гарри схватил Риддла за плечо и тут же был награжден яростным шипением, поэтому поспешно убрал руку и продолжил:
– Почему я ничего раньше о нём не слышал?
Волдеморт медленно обернулся, поворачиваясь к нему лицом.
– Потому что все эти неживые твари, вампиры, служат ему, кретин!
– Но если он охотится только за темными лордами, зачем ему убивать простых людей?
– Ты сама наивность, Поттер! То, что он убивает темных магов, не делает из него славного парня! Знаешь, как говорят былые авроры: «чтобы убить дьявола, ты должен быть хуже него»? В любом случае, как думаешь, почему большинство темных магов убегает от охотников? Потому что для них не существует деления на добро и зло. Они знают только силу, а еще они знают, что они слабее. Я думал, что донес до тебя эту истину десять лет назад, но ты все равно слеп!
Гарри неотрывно смотрел на Риддла. Ему так хотелось возразить, но он ничем не мог опровергнуть его слова.
Волдеморт воспользовался заминкой и продолжил:
– Тебе не кажется, что ты немного староват для детских миражей, которые вбил тебе в голову этот старый дурак? Любовь никогда не сможет одержать верх над ненавистью и грубой силой. Просто смирись, Поттер!
Губы Гарри сжались в плотную линию, и он покачал головой.
– Если ты прав, то почему мы с тобой до сих пор живы?
– Что ты хочешь этим сказать? – ядовито прошипел Темный Лорд.
– Если ненависть и сила одерживают верх над всем хорошим, что в нас есть, тогда почему мы с тобой до сих пор живы?
– Ты… болван! Даже знать не хочу, по каким больным соображениям ты решил меня тогда спасти.
Гарри безмятежно улыбнулся и произнёс:
– Ты мог бросить меня в пещере, мог с легкостью убить, пока я валялся без сознания или спал. Ты мог дать тому вампиру убить меня, но ты…
Холодная ладонь уже знакомым жестом накрыла его губы и сильно сжала.
– Только не надо ничего говорить о моём больном воображении, – глухо пробормотал Гарри в холодные пальцы.
Волдеморт посмотрел в сторону, напряженно о чем-то размышляя. Его сбивало с толку то, что у него даже разозлиться не получалось в полную силу.
– Ты не понимаешь, Поттер! Если бы ты не отвлек Негуру, у меня не было бы ни единого шанса против него. Он бы убил меня.
Тёмный Лорд замолчал, глубоко вздохнул и когда снова заговорил, его голос ощутимо смягчился.
– Это не я, а ты в очередной раз меня спас.
Хватка на губах Гарри ослабла, и холодные пальцы скользнули чуть в сторону. Теперь они почти невесомо касались пылающей щеки.
– Ты на самом деле неправдоподобно смелый… Гарри. Настолько смелый, что подчас это граничит с глупостью. Иногда мне даже интересно, есть ли у тебя инстинкт самосохранения.
Раньше Гарри Поттеру никогда не доводилось видеть эту сторону Волдеморта. На его глазах происходило невероятное; его хвалил Тёмный Лорд, смертельный враг, между прочим. Почему же он не говорит ни слова в протест? Ему ведь не нравится это слушать?
Когда у Гарри получилось хоть что-то из себя выдавить, словам не хватило привычной свирепости.
– Я не собирался демонстрировать смелость, – ответил он. – Я просто… недооценил угрозу…
Он был слишком смущен для того, чтобы продолжить. Изумленно распахнутыми глазами Гарри посмотрел на Волдеморта, а потом перевёл взгляд на руку, которая все еще гладила его по линии челюсти.
Длинные бледные пальцы погладили скулу и коснулись оправы очков. Смятение Гарри становилось все отчетливей. Ему хотелось отпрянуть, но он почему-то так и не сделал этого.
– Эй… что ты делаешь? – сбивчиво спросил Гарри и тут же растерял всю свою запальчивость под взглядом алых глаз.
Волдеморт открыл рот, потом снова закрыл и плотно сжал губы. В следующую секунду все чувства оказались сокрыты под маской безразличия.
– Эти очки тебе не идут. Предыдущие нравились мне больше.
Гарри с облегчением почувствовал, как к нему возвращается негодование.
– Тогда не нужно было разбивать их, ублюдок! – завопил он.
– Я знаю, – кивнул Волдеморт и отстранился. – Тебе нужно выспаться, Поттер, – тихо добавил он секунду погодя. – Кто знает, что случится завтра.
Тёмный Лорд отвернулся, оставив смущенного Гарри наедине с его беспокойными мыслями.
Отредактировано Adelinde (20.04.2012 12:24)
И пусть в её словах ни капли правды
Она... божественно права.
+25
ПрофильЛСE-mail
2628.04.2012 18:24
Adelinde
Сокровище Форума
Adelinde
Должность: ПЕРЕВОДЧИК Слизеринского Форума!
Сообщений: 143
Уважение: + +5476
Позитив: +77
Пол: Женский
Награды: Самый уважаемый в 2011-2012ггПереводчик 2011-2012Автор/переводчик самого комментируемого фика 2011-2012гг
Именная тема: Награды
Провел на форуме:
15 дней 15 часов
Зарегистрирован: 08.12.2010
Последний визит:
25.10.2013 22:17
25. Скажи «До свидания»
Кроуборо, Южная Англия
23 декабря 2000, раннее утро
Оставшуюся часть ночи Гарри провёл без сна. Он всматривался в темноту, в пустые стены и изредка в окно, ожидая, что вампир вот-вот снова там появится. Но тот так и не вернулся, правда, это не помешало Гарри мучаться от бессонницы. Как и когда он смог заснуть, так и осталось загадкой. Сон его был мимолетен и безмятежен, а когда Гарри проснулся, то с удивлением обнаружил, что спальня уже залита солнечным светом.
Он потёр рукой сонные глаза, другой нащупывая очки, которые лежали в куче, сваленной возле надувной кровати одежды. Отыскав их, Гарри нацепил очки на нос, а когда зрение стало четче, заметил, что соседняя подушка пуста.
Волдеморт исчез.
– Твою ж мать! – в сердцах выругался Гарри и сел так резко, что в висках заломило и потемнело в глазах.
– Твою ж мать, – Гарри снова откинулся на подушки и помассировал переносицу. Придя в себя, он задумался о том, что ему делать дальше. Для начала, решил он, нужно встать и проверить, всё ли в порядке в доме.
Зная о способностях Риддла, ему даже думать не хотелось, что тот мог сотворить с этими добрыми, ничего не подозревающими магглами. Но с другой стороны, если Волдеморт захотел бы всех их убить, то начал бы с соседа по постели. И то, что Гарри был жив, немного успокаивало…
Размышления оборвал негромкий скрип двери. И что-то подсказывало Гарри, что войти вот так – без стука – может только… Тёмный Лорд.
И в самом деле, его высокая худая фигура беззвучно вошла в комнату, разметая в стороны полы черной атласной мантии.
И что-то странное было во внешнем виде Волдеморта, а когда Гарри понял что – не смог удержаться от тихого смеха. На шее Риддла висело светло-голубое полотенце, которое красноречиво намекало на принятый душ. Но главное – он был здесь, а вовсе не пошёл истреблять магглов в радиусе пяти миль. Гарри немного расслабился.
Тёмный Лорд окинул его хорошо знакомым презрительным взглядом, явно не разделяя приподнявшегося настроения соседа.
– Проснулся, наконец, Поттер? – холодно спросил Волдеморт, когда Гарри так ничего и не сказал.
Тот передернул плечами и еще раз сел, правда, на этот раз намного медленнее, памятуя о предыдущей своей попытке.
– Я надеялся, что к моему возвращению ты приведешь себя в божеский вид, – продолжил Тёмный Лорд, задерживая взгляд на обнажённой груди Гарри.
– Лучше бы своим божеским видом занялся, – зевнул Гарри.
Ядовитое шипение тут же дало понять, что он перешёл и так довольно тонкую черту. Волдеморт не привык к неуважению. Было видно, каких неимоверных усилий ему стоит хладнокровие. Жемчужно-белая кожа запылала от ярости.
– Не испытывай удачу, Поттер! – процедил Тёмный Лорд сквозь крепко стиснутые зубы. – Потому что когда она от тебя отвернётся – а это обязательно когда-нибудь случится – для раскаяния времени не останется.
– Да наплевать, – поморщился Гарри и подался немного вперёд, чтобы опустить подбородок на колено и прикрыть грудь. Угрозы Волдеморта уже давно его не пугали.
– Ты сегодня на удивление мил, – фыркнув, саркастически заметил он, наблюдая за вышагивающим по комнате Тёмным Лордом, – а ведь ты тоже мало спал этой ночью.
– Как ни странно, Поттер, но ты прав, – Волдеморт остановился и насмешливо на него посмотрел. Длинные пальцы досадливо сжались, когда он продолжил:
- Я действительно плохо спал, потому что ты храпел!
– Я НЕ храплю! – порывисто возразил Гарри.
– Храпишь!
Гарри сжал челюсти. То, что он собирался ответить, со стороны будет выглядеть совершенно глупо и по-ребячески, но ему хоть раз хотелось одержать верх над Волдемортом.
– Даже если я и храплю, то всё равно тише, чем ты!
Ответ последовал незамедлительно. Риддл навис над ним, ещё яростнее прожигая взглядом.
– А ну повтори…
Что ж, похоже, на этот раз Гарри немного переборщил. Очередная драка явно не стоила желания подразнить Его Злобность.
– Ничего, – пробормотал Гарри и отвёл взгляд от перекошенного злобой лица.
Адреналин пошёл на спад, когда Гарри понял, что семье Дэниела ничего не угрожает. И теперь его организму нужна была чашечка кофе, чтобы взбодриться.
Но сперва ему требовалось сходить в уборную по зову природы. Гарри перекатился к краю кровати и попытался подняться, но тяжёлый, совершенно не пластичный гипс в разы все усложнял. Тихо выругавшись, Гарри лёг на живот и после нескольких попыток смог немного приподняться на здоровой ноге. Вдруг краем глаза он заметил неестественно бледную кожу и инстинктивно повернул голову. На другом краю кровати сидел Волдеморт, полностью сосредоточенный на натягивании брюк. Из-под мантии виднелась икра его ноги – её-то случайно и заметил Гарри.
Но это же ровным счётом ничего не значило. Вот сейчас он отвернётся и притворится, что вообще ничего не видел. Ему же незачем рассматривать какие-то там конечности Тёмного Лорда. Но тогда почему он смотрит на эту ногу с таким неподдельным интересом? Возможно ли, что эта икра вместе со стройной, бледной, неправдоподобно длинной и совершенно гладкой голенью может стать предметом вполне понятной зависти для моделей?
«У Джинни тоже были красивые ноги, – вдруг вспомнил Гарри, – безупречные и удивительно нежные».
Он вспомнил их прогулки вокруг Хогвартса, когда девушка надевала коротенькие красивые юбочки – она знала, что Гарри любит её рассматривать. Пожалуй, красивые ноги были его слабым местом…
– На что уставился, Поттер?
Холодный голос Волдеморта вырвал его из блаженного транса, который привёл к очень неожиданному и нежеланному сейчас отклику.
Гарри тут же покраснел. Он так смутился, что даже вдохнуть не мог из-за стянутого волнением горла. Неужели его враг только что поймал его за подглядыванием?! Он, конечно, не совсем подглядывал, но Риддл мог подумать именно так!
Волдеморт по вполне понятным причинам не сводил с Гарри злобного взгляда. Бледное лицо было мрачным и подозрительным, а сам он вцепился в брюки, которые успел дотянуть до колен, с едва заметным намёком на неуверенность. Не в силах вынести прожигающего взгляда, Гарри посмотрел в сторону и пробормотал:
– Эмм… я просто… гхм… я… я был… – где-то посередине собственного сбивчивого бормотания он вдруг понял, что не знает, что сказать. Сердце заколотилось сильнее, и в комнате вдруг стало невыносимо жарко.
– Ну? – в холодном голосе проскользнула не только ярость, но еще и любопытство.
– Просто… забудь, – выдавил Гарри и, словно забыв о ноге, с молниеносной скоростью подскочил с кровати и вылетел из комнаты. До уборной он добрался в считанные секунды. Закрыв дверь на щеколду, Гарри склонился над раковиной и прислонился пылающим лбом к холодной поверхности зеркала перед ним.
– Что это было? – прошептал Гарри. Костяшки его пальцев побледнели, когда он сильнее сжал края раковины.
– Что это было? – громче повторил он и поднял голову, разглядывая себя в запотевшее от пара зеркало, словно надеялся в нём найти ответы.
Проблема, появившаяся в брюках, была ему до боли знакома. На как такое могло произойти?
– Это из-за Джинни, – прошептал Гарри и нервно облизал губы. – Конечно, из-за Джинни. Я же о ней думал, правда?
Он несколько минут убеждал в этом собственное озадаченное отражение. В конечном счёте, на ум пришло лишь одно решение.
– Мерлин, мне срочно нужно завести девушку! А то неизвестно, куда меня это заведёт!
Когда через несколько минут напряжение в паху так и не исчезло, Гарри зарычал от отчаяния.
Похоже, придётся принять холодный душ.
Лондон, Министерство Магии
23 декабря 2000, 4:18
Драко уже не помнил, когда в последний раз нормально спал. Должно быть, несколько дней назад, но казалось, что не высыпался вот уже несколько столетий. Он так устал, что глаза обессиленно закрывались сами по себе. Наконец, Драко перестал сопротивляться, опустил тяжелые веки и прислонился к стене, прислушиваясь к мягкому потрескиванию пламени и тихому скрипу пера по пергаменту.
– Когда мы сможем уйти, отец? – тихо спросил он.
Скрип пера не затих, и Драко, с трудом разлепив глаза, посмотрел на мужчину, который сидел за маленьким лакированным столом.
– Я почти закончил, – ответил тот. Поднялся, сложил пергамент и подписал его. – Это письмо для твоей матери. Она не должна приходить в Министерство после того, как мы сбежим отсюда.
Драко кивнул и посмотрел в окно. Снаружи было темно. Лидер сделал всё, чтобы вампиры чувствовали себя здесь уютнее. Он поёжился от одной мысли об этих монстрах.
– Отец… – нерешительно начал он. – Думаешь, это хорошая идея? Если мы сейчас сбежим, Негура будет искать нас, сумасшедший и изголодавшийся…
– Сходи за совой, Драко, – твёрдо ответил Люциус. – Мы уходим.
– Что если Тёмный Лорд не примет нас, когда узнает, что произошло? Что если он не простит тебя? Что тогда с нами будет? Точнее… что с нами сделает Негура? – спрашивал Драко, не спеша выполнять приказ отца.
– Достаточно. Сейчас Негуры нет в Министерстве. Я хочу использовать эту возможность и уйти до того, как он вернётся. Оставайся здесь, если хочешь, но уверяю тебя, сын, этот вампир не позволит тебе жить слишком долго.
– Я знаю, но…
– Разве ты не понимаешь, Драко? Это, может быть, наша последняя возможность вернуться к Тёмному Лорду! Если я найду его, поделюсь информацией о давнишнем враге и помогу уничтожить этого вампира – он простит меня! Может быть, я даже верну его расположение! И я не сомневаюсь в том, что Тёмный Лорд сможет убить Негуру. Разве не сможет Милорд победить после сорока лет подготовки? В пророчестве говорилось, что нашего Хозяина может победить только Поттер, и никто не сможет убедить меня, что у этого мальчишки есть хоть один шанс. Среди магов нет никого, равного по силе Темному Лорду.
Внезапно в комнате повеяло холодом.
Малфои замерли и прислушались к странным порывам ветра, воющего за окнами и дверью.
«Дементоры», – была первая мысль Драко. Но холодно ему было только физически, поэтому подтвердить свою догадку он не мог. Люциус достал палочку и тут же почувствовал, как по его спине забегали мурашки.
– Что это, отец? – тихо спросил Драко, изо всех сил стараясь, чтобы его голос не дрожал.
Огонь в камине почти погас, и маленькая гостиная медленно погружалась во тьму.
– Достань палочку, – прошептал Люциус, и Драко сделал так, как ему велели. Липкой от пота ладонью он обхватил рукоять своей палочки и, следуя примеру отца, указал ею на массивную дубовую дверь.
– Отец…
Он посмотрел на едва различимое в тени лицо отца, но даже при таком освещении заметил, какого странного, болезненно-желтого цвета оно стало.
– У меня плохое предчувствие… – почти беззвучно прошептал Люциус.
Порыв холодного ветра резко распахнул дверь. За ней стоял человек, полностью окруженной тьмой.
Негура.
Драко прерывисто вздохнул – Лидер выглядел совсем не так как раньше. Исходивший от него холод пробирал до костей. Исчезли добродушие и фальшивое дружелюбие. У этой твари не было ничего общего с крёстным отцом Драко. Одетый во всё черное, Негура стоял, немного накренившись вперед, одну руку прижимая к груди, а другой конвульсивно сжимая палочку. Каждый его вздох сопровождался странным грудным хрипом. Бледное лицо приобрело восковый оттенок, а дрожащие губы то и дело поджимались.
Он молчал.
Глубоко посаженные синие глаза бегло посмотрели на Драко, а потом сосредоточились на Малфое-старшем.
– Куда-то собрался… Люциус? – заговорил наконец Негура. Его хриплый голос разорвал тишину лишь для того, чтобы сделать напряжение ещё невыносимее. Малфой рассеянно скользнул рукой по дорожной мантии и крепко сжал тяжёлую ткань.
Он не ответил, и никто из них не двигался несколько долгих секунд.
– Пора, друг мой, – снова прохрипел вампир. – Забудь о Волдеморте. Теперь ты принадлежишь мне, правда?
У Драко сбилось дыхание.
«Что имеет в виду Негура?»
Ответ он получил незамедлительно.
– Я очень… очень голоден.
– Нет, – Люциус отшатнулся и сжал горло. Драко на секунду оцепенело замер на месте.
Негура подошёл ближе, на этот раз его движения были почти такими же плавными как раньше, под красивыми губами блеснули длинные клыки.
И что-то щёлкнуло у Драко в голове.
Он вскинул палочку и использовал первое пришедшее на ум невербальное заклинание, способное убить. Краем глаза он заметил, что и отец напал на Лидера. Но ни одно из заклятий не достало Негуру. Он был намного быстрее их – битва не заняла больше нескольких секунд. Пара вспышек – и всё закончилось.
Неведомая огромная сила вжала Драко в стену, да так, что он не мог пошевелиться. Было такое чувство, что на него наложили заклинание остолбенения, но при этом он мог видеть всё, что происходило.
– НЕТ! – закричал он от ужаса, заметив, что его отец обезоруженный лежит на полу.
Лидер не обратил внимания на его крик, внимательно наблюдая за тем, как Малфой-старший сопротивляется его силе. Пошатывающийся Люциус медленно поднялся. На его лице отражался ничем не замутненный страх.
– Драгомир… не нужно, – быстро и от того немного невнятно произнёс он. – Ты же можешь найти кого-нибудь еще. Ты сам сказал, что мы друзья. Ты… ты ведь не хочешь причинить мне боль.
И столько скрытой надежды звучало в его дрожащем голосе.
На лице Лидера появилось разочарованное выражение. Он тихо вздохнул и неосознанно потёр грудь.
– Вы, смертные, – презрительно произнёс он, – всегда молите об одном и том же. Снова и снова. Почему вы так цепляетесь за свои жизни? Ведь взамен боли я даю бессмертие. Разве не об этом вы, люди, мечтаете? Но стоит предложить вам вечную жизнь, как вы тут же поджимаете хвосты как трусливые щенки.
Негура приподнял немного голову.
– К чему я веду: мне плевать на твои желания, Люциус. Ты еще поблагодаришь меня… потом.
Драко никогда в жизни так не боялся. Даже рядом с Тёмным Лордом его сердце никогда не грозило пробить грудную клетку. Это неправда, этого просто не может быть!
Но вот его отец медленно попятился назад в безмолвном ужасе, понимая, что сейчас его жизнь оборвётся. А Драко, надрывая горло от крика, умолял о пощаде.
– ОТЕЦ! ОТЕЦ! НЕ УБИВАЙТЕ ЕГО! УМОЛЯЮ! Я СДЕЛАЮ ВСЁ, ЧТО ЗАХОТИТЕ, ТОЛЬКО НЕ УБИВАЙТЕ!
Драко набрал в грудь воздуха и приготовился для нового крика, когда Малфой-старший, едва придя в себя, заговорил на удивление спокойно и ровно.
– Я прошу тебя только об одном: избавь моего сына от этого зрелища.
– Не надо так баловать ребёнка, Люциус, – прошептал Негура и подошёл ближе. – Он уже большой мальчик. Чтобы выжить, ему понадобится умение переносить любую боль, разве ты со мной не согласен?
Он схватил Малфоя за ворот мантии и дёрнул к себе. Теперь они почти касались друг друга.
– Ты преданный слуга Волдеморта. Прежде чем ты присоединишься к моей армии, думаю, тебе приятно будет узнать, что этой ночью ты заменишь мне своего Хозяина.
– НЕТ! – пронзительно закричал Драко, последний раз встречаясь взглядом с отцом.
– НЕТ! – повторил он, когда клыки вампира коснулись шеи Люциуса.
Драко заплакал, безысходно и жалко, но его отчаяние утонуло в беспомощном крике новой жертвы Негуры.
Кроуборо, Южная Англия
23 декабря 2000, 7:45
Гарри снова ощутил на себе прожигающий взгляд кроваво-алых глаз. С тех пор, как он вернулся из уборной, Риддл не сводил с него пронзительного, пытливого взгляда, и это медленно сводило с ума.
Проблема была в том, что Тёмный Лорд следил за ним исподтишка. Стоило Гарри поднять голову или обернуться, как он тут же отводил взгляд. И Волдеморт всегда оказывался быстрее, поэтому Поттеру никак не удавалось его поймать. Это продолжалось и во время завтрака, пока они поглощали настоящий английский завтрак, который приготовила для них заботливая Алиса. Ни она, ни её муж не предавали их переглядываниям никакого значения, счастливо говоря о погоде, Рождестве, детях, работе – в общем, обо всем, что в голову придёт. Когда Гарри удавалось уловить суть разговора, он вставлял односложные реплики, правда, делать это было очень сложно, когда напротив сидел Волдеморт и отвлекал одним своим присутствием.
Гарри никак не мог понять, почему его тело отзывается дрожью на странные понимающие взгляды Риддла. Так обычно чувствуют себя люди рядом с теми, кто им нравится. Вот только проблема была в том, что Гарри в чёртовом Тёмном Лорде не нравилось ничего (если не считать ног и татуировки, но и то и другое сейчас очень удачно скрывалось под мантией). Ни в лице Риддла, ни в его паучьих тонких пальцах не было ничего красивого.
Мерлина ради, Волдеморт был его врагом! Так какого чёрта Гарри наблюдает за тем, как совершенно безобидные на вид пальцы обхватывают вилку вместо палочки!
Он откусил ржаного хлеба, поднял голову, когда снова почувствовал на себе этот взгляд, и возмущённо фыркнул. Если у Волдеморта какие-то проблемы, то почему он до сих пор ничего не сказал? Ему ведь всегда нравилось лишний раз ткнуть Гарри носом в его слабости и ошибки. А сейчас вместо того, чтобы глумиться и ёрничать, он играет со своим завтраком: накалывает запеченные бобы на кончик вилки, злобно нанизывает их на зубчики до конца и лишь потом отправляет в рот.
Гарри показалось, что это как-то неправильно: наблюдать за тем, как ест Тёмный Лорд, поэтому он опустил взгляд на собственную тарелку и только тогда заметил, что кто-то прямо перед его лицом держит большой бумажный пакет.
– А… – изумленно выдохнул он и поднял взгляд – рядом стояла Алиса и мягко ему улыбалась.
– Что… это? – пробормотал Гарри, кляня себя за то, что сразу её не заметил.
– Немного рождественского печенья для вас… и Волтера. Несколько дней назад я приготовила его вместе с Энни. Подкрепитесь ими попозже. Не хочу, что бы вы покидали наш дом с пустыми руками.
– Очень мило с вашей стороны. Спасибо, – искренне прошептал Гарри и едва не пнул Тёмного Лорда под столом, чтобы тот тоже что-нибудь сказал. От простого «спасибо» язык не отвалится.
Но Гарри сдержал себя, прекрасно понимая, что Риддл после пинка вполне может выдать что-нибудь и похлеще простого «спасибо».
– Алиса, а где Энни?
Вопрос Дэниела отвлёк Гарри от мрачных мыслей о Волдеморте, и он вдруг понял, что ни разу за всё утро не видел дочь мистера Роджерса. Это внушало некоторые опасения.
– Она захотела позавтракать на кухне, – извиняющимся тоном ответила Алиса. Она явно не хотела, чтобы Гарри и его друг думали, что её дочь их избегает, даже если это на самом деле так. И в отличие от Дэниела Гарри это отлично понимал.
– Мы уезжаем через несколько минут, – заметил доктор и пошёл к кухне. – Она должна хотя бы попрощаться с Гарри и Волтером.
Послышалось тихое шипение, и Гарри мигом повернулся к Риддлу, который сыпал проклятиями на парселтанге.
Их глаза встретились.
– Я вырву этому магглу язык…
– Даже не думай, – тихо, но холодно оборвал его Гарри, а потом отвернулся и подошёл к Алисе. Он пылко тряс ее руку и безостановочно благодарил за заботу.
Она улыбалась ему и говорила, что ей самой было приятно. Потом из кухни вместе с Энни вышел Дэниел. Девочка помахала Гарри маленькой ручкой, а он ободряюще ей подмигнул. Тем временем Алиса всучила ему бумажный пакет, который он забыл на столе, и, попрощавшись, поцеловала в щеку. Гарри был так счастлив, что согласился бы остаться рядом с этими людьми навсегда, если бы не друзья, которые ждали его в Лондоне.
Возвращение домой означало, что этому сумасшедшему, невероятному приключению пришёл конец. Ещё два часа в машине – и они с Волдемортом вновь станут заклятыми врагами.
Всё забудется.
От последней мысли стало почти горько.
– Дай пройти, Поттер, – раздался позади холодный голос Риддла, и Гарри подпрыгнул от удивления. Он и не заметил, что преградил Волдеморту выход, поэтому быстро отошёл от двери.
– Мистер Мур, я хотела сказать… – начала Алиса, когда Тёмный Лорд поравнялся с ними, но он отпрянул от неё как от прокаженной и пошёл к выходу из дома.
– Ублюдок, – пробормотал Гарри. И только он собрался объяснить Алисе, что Волдеморт – самая последняя высокомерная скотина, но в холле уже появился Дэниел (ему пришлось вновь успокаивать дочь после того, как она увидела Риддла в столовой), и объяснениям не суждено было прозвучать.
Впрочем, Гарри был уверен, что она и сама уже всё поняла. Гипнотическое очарование Тёмного Лорда кануло в лету, и теперь он казался тем, кем и был на самом деле.
– Едем? – спросил Дэниел, поцеловав жену на прощание, и Гарри просто кивнул; им действительно пора было уходить. Волдеморт стоял возле входной двери и нетерпеливо постукивал туфлёй по блестящему полу. Доктор вышел на морозный утренний воздух и пошёл к машине, и Гарри хотел уже последовать за ним, когда Алиса снова окликнула их.
– Надеюсь, что встречусь с вами еще раз!
К удивлению Гарри, Волдеморт нерешительно замялся на мгновение, а потом произнёс низким голосом:
– Если ей повезёт – она больше никогда меня не увидит.
И после этих решительно прозвучавших слов он пошёл к припаркованной на дороге машине доктора.
Лондон, Министерство Магии
23 декабря 2000, 4:36
Горло нещадно жгло. Драко просто сорвал его, пока пытался освободиться от магических пут, которыми его пригвоздили к стене, вынуждая наблюдать за ужасной сценой, разворачивающейся прямо перед ним. Он уже не чувствовал ни рук, ни ног, и его изнурённое тело безвольно распласталось по стене. Даже с закрытыми глазами Драко знал, что Негура до сих пор держит безжизненное тело его отца в крепких объятиях.
«Он мёртв… мёртв», – эта мысль безостановочно стучала в висках. Его отец был мёртв. Он ничего не смог сделать. Он бесполезен.
Драко хотел, чтобы конец света настал прямо сейчас. Жить с пониманием всего этого будет невыносимо, а сдаться ведь – так просто.
Его взгляд остановился на маленьком, сложенном листе пергамента, который лежал на полу, всеми забытый. Это было то самое письмо, которое несколько минут назад написал его отец. Уже не важно, что там написано; его мать всё равно никогда этого не узнает.
Что он теперь скажет ей? И выживет ли, чтобы сказать? Жива ли она?
Внезапное движение вернуло его к реальности. Драко собрался с силами, поднял голову и встретился со спокойными, немного любопытными синими глазами. Вампир стоял всего в двух шагах от него, и Драко с удивлением понял, что совсем его не боится. В груди зарождалось совсем иное чувство. И Драко вдруг подумал, что если этот урод и его обратит в вампира, то он собственноручно раскроит отцу череп, чтобы хоть он не влачил это жалкое существование. Неважно, что будучи вампиром Драко больше не будет чувствовать этой всепоглощающей ненависти, зато он сможет убить оболочку своего отца совершенно спокойно, без сожаления.
– Ты ещё совсем дитя, Драко, – прошептал Негура. Он протянул руку и аккуратно вытер его лицо. До того, как холодные пальцы не стёрли мокрые дорожки с его щек, Малфой и не замечал, что плачет.
Мягкая, полная фальши улыбка вновь вернулась на красивое лицо, и Драко показалось, что его вот-вот стошнит.
Правда, этот порыв исчез сразу после того, как Драгомир заговорил вновь.
– Ненавидишь меня?
Драко не желал в этом сознаваться, он вообще не желал разговаривать с этим чудовищем.
– Ты должен понять, что тебе не в чем меня винить.
В противовес спокойным словам, на лице Негуры отразилось сухое отвращение.
– Тридцать восемь лет назад я спас маленького мальчика. И в благодарность попросил сделать меня крестным отцом его первого ребёнка, причём мальчика он должен был назвать в мою честь. Но этот маленький мальчик не сдержал слова; он дал своему сыну другое имя и запретил мне видеться со своим крестником. Он не оправдал моих ожиданий. Как ты уже знаешь, тем маленьким мальчиком был твой отец. Поверь мне, Драко, он прекрасно понимал, что однажды ему придётся ответить за нарушенное обещание, особенно за обещание, которое он дал в уплату долга жизни. И он заплатил… сегодня. Ты должен это понять.
Горький, полный ненависти ответ так и рвался с языка Драко, но из-за саднящего горла он так ничего и не сказал. Внезапно магические путы, которые удерживали его, исчезли, и он обессиленно соскользнул вниз по стене.
– Запомни, Драко, я не причиню тебе вреда до тех пор, пока ты не дашь мне повод. В конце концов, ты мой дорогой крестник, – объяснил Лидер спокойным, мягким голосом, от которого у Малфоя по спине забегали ледяные мурашки.
Было до тошноты нестерпимо стоять рядом с этим уродом без возможности сделать хоть что-то. Ему хотелось встать и сразиться, или убежать – без разницы – но тело отказывалось подчиняться. Единственное, на что он оказался способен – хрипло зарычать сорванным горлом.
Он несколько раз попытался встать, но ватные ноги не хотели держать его, поэтому Драко прекратил попытки и пустым взглядом посмотрел на бесполезные конечности.
– Люциус, – позвал Драгомир, и сердце Малфоя пропустило удар.
С затаённым ужасом он слушал, как по полированному полу маленькой гостиной мягко ступают подошвы. Драко не поднимал головы. Он просто не мог посмотреть на того, кто подошёл к нему.
– Помоги своему сыну. Проводи его в спальню – ему нужно отдохнуть.
Пара сильных, холодных рук подняла его с пола и поставила на ноги, но он так и не поднял головы.
– Драко?
Голос его отца. Это голос его отца! В сердце ярко вспыхнула совершенно глупая надежда. Малфой поднял голову, и на самом деле перед ним стоял Люциус, бледнее, чем обычно, но в точности такой, как раньше. На его лице не было ни следа мук, а ведь всего несколько минут назад ему было так плохо. Внезапно всё стало выглядеть так, будто на самом деле ничего и не произошло.
– О... отец? – неуверенно выдавил Драко, отказываясь верить своим глазам.
Люциус широко улыбнулся в ответ, обнажая слишком длинные для человека клыки.
– Драко... ты так приятно пахнешь.
После этих слов Малфой не смог больше бороться с нахлынувшим ужасом, и его сознание погрузилось в пустоту.
Дорога вблизи Лондона
23 декабря 2000, 9:26
Пробки были вовсе не такими огромными, как они ожидали, зато погода оказалась ужасной. Гарри смотрел в окно и пытался читать вывески вдоль трассы, но тяжелые капли, которые разбивались о стекло, делали эту задачу невыполнимой. Дэниел вёл автомобиль очень аккуратно, поэтому Гарри было спокойно и уютно. Наверное, доктор помнил о недавней аварии и о том, что она обошлась ему несколько дороже, чем простой штраф. Он чуть не убил двух людей, и этот урок мистер Роджерс никогда не забудет.
Немного утомлённый, Гарри был пристёгнут ремнём безопасности, а его загипсованная нога лежала в зазоре между двумя передними креслами. Он откинул голову на мягкую спинку сидения и, полностью расслабившись, вслушивался в мягкий рокот мотора, в стук капель о капот машины и в тихий голос Дэниела, который отвечал на рабочий звонок. В отличие от Гарри, его сосед был до невозможности напряжён. Риддл сидел, как неподвижное каменное изваяние, и непонятно было, как у него получалось дышать. Каждый раз, когда мимо них пролетала другая машина, исчезающая потом за стеной дождя и тумана, Тёмный Лорд едва заметно поджимал губы. Его здоровая рука лежала на колене, и в такие моменты он сильнее сжимал пальцы на гипсе.
Гарри тихо захихикал, вспомнив, как Волдеморт пробормотал что-то о железных колымагах, с помощью которых магглы сокращают свою численность, когда Дэниел пригласил их устраиваться в салоне автомобиля.
О, да, великий Тёмный Лорд боялся ездить в автомобиле.
Если бы они не были заклятыми врагами, Гарри, возможно, попытался бы его успокоить.
Не задумываясь о том, что делает, он схватил пакет с печеньем и протянул его Волдеморту.
– Возьми, сахар помогает немного успокоиться.
Риддл отвёл взгляд от пейзажа за окном и посмотрел на Гарри. На секунду на его лице отразилось ничем не замутненное удивление.
– Я ненавижу сладкое, Поттер, – произнёс он, внимательно вглядываясь в зелёные глаза.
– Хорошо… просто сделай маленькое исключение. Попробуй шоколадные, они восхитительны.
Когда Тёмный Лорд ничего не ответил и Гарри уже готов был убрать пакет, Волдеморт всё-таки протянул руку и взял пару мягких печеньиц. Они не отводили друг от друга взгляда до тех пор, пока Темный Лорд не надкусил печенюшку, а Гарри снова не ощутил, как бешено колотится его сердце.
Да что с ним такое? Может, он просто не готов к тому, что Волдеморт так спокойно показывает ему свои человеческие стороны. Всего неделю назад юный герой верил, что знает о своём враге всё, но сейчас он начинал понимать, что на самом деле не знает практически ничего.
Внезапно ему захотелось, чтобы эта поездка, наконец, закончилась. Он подался вперед и спросил у Дэниела, сколько им осталось ехать до Лондона.
– Мы уже в пригороде, так что не больше двадцати минут, – ответил мистер Роджерс и добавил:
– Хотя ещё зависит от того, куда вы хотите попасть.
– Ммм… может поближе к центру города? – предложил Гарри. Называть рядом с Тёмным Лордом адрес Гриммуальд Плэйс 12 было не очень разумно. Он повернулся к Волдеморту, но тот так ничего и не сказал, поэтому Гарри принял его молчание за одобрение.
– Гарри, центр города очень неопределённый адрес…
– А как насчёт Кинг Кросс? – встрял он. Там можно будет взять такси, и Волдеморт ничего не узнает.
– Вы имеете в виду железнодорожную станцию? – немного удивлённо уточнил Дэниел, но Гарри порывисто закивал. Доктор посмотрел в зеркало заднего вида и встретился с уверенным взглядом зелёных глаз.
– Хорошо, – кивнул мистер Роджерс и, когда они остановились на светофоре, забарабанил пальцами по рулю.
Из-за дождя на улице сгустился туман, и Гарри сквозь него любовался на украшенные рождественскими украшениями здания. Дэниел тоже внимательно рассматривал их, а потом вдруг спросил:
– Гарри, а с кем вы будете встречать Рождество?
– С друзьями, конечно, – почти без раздумий выпалил молодой человек. – Я сейчас как раз собираюсь к ним, хотя и без подарков…
– Вот как, но… разве вы не хотите встретиться со своей семьёй?
Гарри болезненно прикусил губу и посмотрел на Тёмного Лорда, который демонстративно не смотрел в его сторону.
– Мои друзья и есть моя семья. Мои родители… умерли, а с тётей и дядей, у которых я жил, у меня не очень хорошие отношения…
Дэниел судорожно вздохнул и резко повернулся к задним сидениям, поэтому не увидел, как светофор мигнул им зелёным светом.
– Гарри… мне так жаль… я не знал…
Гудки машин, которые стояли за ними, напомнили, что они стоят посередине проезжей части, и мистер Роджерс быстро повернулся обратно.
– Простите меня за этот вопрос, – чуть погодя пробормотал доктор.
– Всё в порядке, Дэниел, не вы ведь в этом виноваты, – тихо ответил Гарри, сверля взглядом затылок своего соседа.
Мистер Роджерс попытался сгладить неловкость и переключил своё внимание на очень раздражённого Тёмного Лорда.
– А вы, мистер Мур? Какие у вас планы на Рождество?
Риддл попытался сделать вид, что не услышал вопроса, но под пристальным злым взглядом Гарри прошипел сквозь стиснутые зубы:
– Я не праздную Рождество.
– Никогда? – изумился Дэниел и посмотрел в зеркало заднего вида, словно ожидал найти подтверждение на суровом лице.
Риддл ничего не ответил.
– Почему? – тихо спросил Гарри, когда его злость пошла на убыль.
– А я должен? – холодно огрызнулся Волдеморт, и Гарри посмотрел в сторону.
– Правильно, с чего бы. Тебе же на всё плевать.
Гарри не видел, как Тёмный Лорд открыл рот, словно собирался сказать что-то ещё. Не увидел и того, как он сжал губы, так ничего и не произнеся, зато почувствовал, какой напряжённой вдруг стала тишина.
– Останови здесь, – холодно приказал Риддл, и не ожидавший такого Гарри удивлённо на него посмотрел.
«Волдеморт хочет выйти? Неужели из-за дурацкого спора?» – терялся он в догадках.
– Но нам ещё далеко до… – начал Дэниел, но Риддл подался вперёд и повторил ещё раз.
– Я сказал, останови.
Пока мистер Роджерс парковал автомобиль у обочины, Гарри, утратив дар речи, рассматривал Тёмного Лорда. Когда ни один из них так и не произнёс ни слова, он нервно прочистил горло.
– Что ж, вот и всё. Тогда…
– Вылезай из машины, Поттер, – не дал ему договорить Волдеморт. Гарри удивлённо вытаращил глаза.
– Почему это я должен… – начал он, но властный взгляд алых глаз пресёк все его возражения на корню. «Это плохо», – думал он, когда выбрался из машины и попросил Дэниела его подождать. Следом начал вылезать и Риддл.
– Счастливого Рождества, мистер Мур, даже если вы его не празднуете, – произнёс мистер Роджерс. – Прощайте.
Гарри услышал эти слова, уже будучи на улице.
Волдеморт медленно повернулся к доктору, уголки его губ едва заметно приподнялись.
– Ты хорошо послужил мне, маггл. Считай, что ты в милости у самого Тёмного Лорда.
И прежде чем бедный Дэниел успел прийти в себя, он вылез из машины и захлопнул дверцу.
– Теперь с тобой, Поттер, – продолжил Волдеморт, рассматривая Гарри с высоты своего роста. – Я понимаю, что после всего, что между нами произошло, ничего уже не будет так, как раньше.
Гарри честно пытался сосредоточиться на словах Тёмного Лорда, но его сильно отвлекала окружающая обстановка. Трудно было поверить, что Риддл захотел решить всё прямо сейчас, когда мимо них пробегали прохожие, пролетали машины, с неба на головы капала мелкая морось, а рядом тихо рычал мотор автомобиля Дэниела. Поэтому всё казалось таким ненастоящим, словно сон. Точнее, кошмар.
– Чего ты от меня хочешь? – спросил Гарри, когда заметил, что Волдеморт уже долго безмолвно стоит на месте и что-то обдумывает.
Кроваво-красные глаза, как много раз до этого, встретились с зелёными, и когда Риддл заговорил, его голос уже не звучал так холодно.
– Я признаю, что моя одержимость пророчеством была… ошибкой. За эту неделю я понял, что ты можешь быть очень ценным союзником.
Гарри задержал дыхание. Он не мог поверить в то, что сейчас говорил ему Тёмный Лорд.
– Идём со мной, Поттер. С тобой никто не сможет меня остановить. Никто, даже… Негура.
Этого не может быть, потому что просто не может быть. Они же враги, ПРАВДА? Гарри потрясённо замер на месте. Волдеморт лжёт. Вот сейчас он рассмеётся и высмеет его дурацкую доверчивость и глупость. Но Риддл так и не засмеялся, напротив, он нетерпеливо ждал ответа.
– Твою мать, НЕТ! – вскинулся Гарри. – Да как тебе в голову могло прийти, что я… что я когда-нибудь…
Волдеморт сощурил глаза и накинул на голову капюшон.
– Вот как, – тихо прошипел он. – Тогда тебе лучше держаться от меня подальше, Поттер. Целее будешь.
Гарри тяжело дышал и не мог отвести взгляда от – как он привык думать – своего врага. Он никак не мог поверить, что Волдеморт предложил ему присоединиться к Пожирателям Смерти.
У него не получалось мыслить ясно, да и времени на то, чтобы прийти в себя, у него не было – Дэниел уже несколько минут ждал его, и заставлять его ждать и дальше было грубо.
– Я должен идти, – выпалил Гарри. – Просто не приближайся к моим друзьям, и, обещаю, я буду держаться от тебя подальше.
Он потянул ручку, но Волдеморт остановил его, хлопнув большой ладонью по дверце машины.
– Что ещё? – с каждой секундой Гарри нервничал всё сильнее. Тёмный Лорд поморщился и скрипнул зубами, словно пытался что-то сказать, но не мог. А Гарри оставалось только удивляться тому, как открыто Волдеморт показывал своё напряжение. Правда, в следующую секунду оно исчезло. Риддл отступил и посмотрел в сторону, так и не сказав того, что хотел.
– Убирайся, Поттер, – совершенно равнодушно приказал он.
И Гарри беспрекословно ему подчинился. Он вернулся в салон автомобиля, а когда они тронулись, так и не смог отвести взгляда от неподвижного тёмного силуэта, пока тот полностью не растворился вдали.
Первый раз в жизни Гарри был так сильно сбит с толку.
И пусть в её словах ни капли правды
Она... божественно права.
+22
ПрофильЛСE-mail
2705.05.2012 12:00
Adelinde
Сокровище Форума
Adelinde
Должность: ПЕРЕВОДЧИК Слизеринского Форума!
Сообщений: 143
Уважение: + +5476
Позитив: +77
Пол: Женский
Награды: Самый уважаемый в 2011-2012ггПереводчик 2011-2012Автор/переводчик самого комментируемого фика 2011-2012гг
Именная тема: Награды
Провел на форуме:
15 дней 15 часов
Зарегистрирован: 08.12.2010
Последний визит:
25.10.2013 22:17
26. Возвращение домой
Финсбери Серкус, Лондон
23 декабря 2000, 10:40
Так скучно каждый день просыпаться в одной и той же кровати, готовить на завтрак всё тот же чёрный чай и садиться с Ежедневным Пророком в одно и то же кресло. Алекто Кэрроу подавила зевок, неспешно просматривая газету, лежавшую у нее на коленях. Новости были откровенно нелепыми – страницы словно издевались над читателями: Тёмный Лорд и Гарри Поттер исчезли, в Министерстве переворот, в Азкабане убили половину узников, а Рита Скитер разглагольствует о необъяснимом массовом переселении волшебников из страны.
Если честно, Алекто положение в стране совсем не волновало. Ей было наплевать на чужие проблемы, ровно как и на страшную судьбу заключённых в Азкабане. Ей было наплевать на Эйвери, Трэверса и остальных Пожирателей Смерти, которые ринулись мстить за своих павших товарищей. Но она волновалась за своего брата, который ушёл вместе с ними.
А ведь Тёмный Лорд приказывал им оставаться на месте.
И так получилось, что только она и Селвин не ослушались приказа Хозяина и не вышли за порог новой штаб-квартиры.
За всю свою жизнь Алекто ни разу не пошла против приказов Тёмного Лорда. Ей нравилось служить такому сильному магу, и она делала это так безукоризненно, как только могла. Кэрроу повторяла про себя эти слова и спокойно перелистывала страницы.
Если бы только безделье не было таким скучным! Как было бы прекрасно, если бы ей можно было выйти отсюда и развлечь себя пытками магглов или убийством магглорождённых…
Алекто закрыла глаза и прислушалась к суматохе города – её шум проникал даже сквозь толстые стены. Одна лишь мысль о магглах, грязных тварях, которые жили в такой близости от Тёмного Лорда, сводила её с ума. Как же она ненавидела их! Этих презренных самоуверенных червяков, слепо верящих в глупые иллюзии о настоящей силе и власти и не осознающих собственной ничтожности. Почему Тёмный Лорд выбрал своей резиденцией такое место? Алекто понимала желание Хозяина покинуть Малфой-мэнор, гнездо предательства (она подозревала, что Драко недалеко ушёл от своих родителей, иначе как объяснить то, что он постоянно крутится у Амбридж – Кэрроу с отвращением относилась к тому, как легко Малфой отвернулся от Тёмного Лорда и склонил голову перед Лидером), но почему он выбрал именно это место? Бесспорно, оно удобно расположено – совсем рядом с Министерством. Но Пожиратели всё равно не ожидали, что Тёмный Лорд создаст здесь штаб-квартиру. Как прикажете жить рядом с магглами, если одно их существование сводило с ума?
Право, нелепо.
Но кто она такая, чтобы не одобрять решения Милорда?
– Доброе утро, Алекто.
Кэрроу подняла взгляд и увидела Селвина. Тот стоял, прислонившись к косяку двери, и потягивал из чашки кофе. И то, что он пил этот плебейский маггловский напиток, окончательно вывело её из себя.
– Селвин, – холодно поздоровалась она, свернула газету и отложила её в сторону. – Удивительно, что ты до сих пор здесь. Мне казалось, ты тоже хотел войти в команду «мстителей». Или ты решил, что разумнее будет подчиниться приказу Тёмного Лорда?
– Тц. И почему тебя так волнует моё решение, Алекто? Хотя если уж тебе интересно, так и быть, отвечу: мне просто не за кого мстить. Не помню, чтобы они волновались обо мне, когда мне нужна была помощь.
Он сделал ещё один глоток и ухмыльнулся.
– Кроме того, мне не приходится волноваться за судьбу тех, кто ослушался приказа нашего Лорда.
Щёки Алекто вспыхнули гневным румянцем.
– Я говорила Амикусу, что если он уйдёт, то может уже не вернуться, но он меня не послушал. Поэтому то, что с ним случится – его проблема, не моя, – она медленно поднималась на ноги, пока говорила. – Я не отрицаю, что волнуюсь за его благополучие, но не оно занимает мои мысли. Может, ты не заметил, но он мне вообще не нравится. Я всегда стремилась к большему, но как я смогу заслужить доверие Тёмного Лорда, если не стану подчиняться самым простым его приказам? Или ты думаешь, что я поступлю как Малфои и предам нашего Хозяина во имя семьи? – процедила она сквозь крепко стиснутые зубы.
Селвин презрительно фыркнул, а потом тихо и отрывисто заговорил.
– Ты говоришь как Беллатрикс, Алекто. Прекрати. Тебе не к лицу. И не думай, что я не знаю, чего ты добиваешься. Малфои и Лестрейнджи потеряли свое положение, и теперь тебе хочется на их место. Сначала тебе всё усложняла Беллатрикс, зато с тех пор, как она погибла, ты стала всё больше походить на неё, в надежде, что Тёмный Лорд обратит на тебя внимание. Среди Пожирателей Смерти ты – единственная женщина. Хочешь воспользоваться своим положением?
Алекто зло поджала губы.
– Может, и хочу. Завидуешь?
– Едва ли, – фыркнул Селвин и сделал ещё один глоток обжигающе горячего кофе. – Надеюсь, ты помнишь, что Беллатрикс так и не получила того, чего хотела? Почему ты думаешь, что получишь ты?
– Я хочу не того, чего хотела Белла. Мне хватит простой благосклонности нашего Хозяина. Он слишком долго не доверял нам и не ценил. Это нужно изменить!
– Изменить, сидя здесь и даже не пытаясь его найти? – насмешливо уточнил он. Алекто нахмурилась.
– Я что-то не вижу, что ты его ищешь! Кроме того, наша Тёмная Метка почти так же черна, как раньше. Я уверена, Хозяин скоро вернётся и принесёт голову Поттера в качестве сувенира.
На этот раз Селвин промолчал. Он посмотрел в грязное от копоти окно и только открыл рот, как вдруг снаружи раздался резкий звук.
БУМ! БУМ! БУМ!
Они с замешательством посмотрели друг на друга.
БУМ! БУМ! БУМ!
– Кто-то стучит в дверь? – без особой радости в голосе спросила Алекто.
– Похоже, – насмешливо ответил Селвин.
– Но… но это невозможно! – пролепетала она. Пожиратели Смерти входили сюда с помощью палочек, а магглы вообще не видели входа из-за специальных чар, которые она лично накладывала по приказу Лорда.
БУМ! БУМ! БУМ!
Селвин рассмеялся.
– Тебе придётся выйти и спросить, чего же хочет этот бедняжка-маггл.
Алекто взбесилась не на шутку. Он открыто сомневался в её способностях применять даже примитивные чары! Она поджала губы и вскинула палочку, целясь прямо в его грудь.
БУМ! БУМ! БУМ!
В её глазах загорелась жажда убийства – гость, стоявший за дверью, явно не собирался уходить.
– Ты не должна убивать этого маггла, если, конечно, не хочешь, чтобы авроры расследовали убийство прямо под дверью резиденции Тёмного Лорда, – совершенно спокойно продолжал насмехаться Селвин.
Алекто не могла больше терпеть его издевательского тона.
БАМ! БАМ! БАМ!
Взбешённой фурией она пронеслась по коридору и за несколько секунд оказалась у двери, не потрудившись даже посмотреть в глазок. Повинуясь взмаху палочки, тяжелая дубовая дверь распахнулась настежь, и Кэрроу с криком набросилась на стоящего за ней человека.
– УБИРАЙСЯ ОТСЮДА, НИЧТОЖНЫЙ МАГГЛ, ИЛИ Я!..
Она подавилась следующим словом, и сердце замерло в груди. Все органы чувств, кроме зрения, просто отключились.
Высокий, истощённый, одетый во всё чёрное человек прожигал её взглядом с высоты своего роста. Его бесстрастное лицо было белее снега, а чёрные зрачки алых глаз напоминали узкие щели.
– Ничтожный… маггл? – холодно и мрачно прошипел он. У Алекто подогнулись колени, и она рухнула на пол, низко склонив голову.
Она только что оскорбила своего Хозяина. Он убьет её.
– М… М… Мой… Лорд… – только и смогла выдавить Кэрроу сквозь вставший поперёк горла ком.
– Значит, вот как ты приветствуешь меня, Алекто? – его голос, если такое вообще возможно, стал ещё холоднее.
– М… М… Мой Лорд… Я… Я не… знала…
Почему она ещё жива? Ему ведь ничего не стоит произнести всего пару слов, чтобы покончить с ней. Если только сначала он не хочет её попытать.
– Дай мне свою палочку, – спокойно приказал Волдеморт. Ни один мускул не дрогнул на его лице.
Отдать палочку? Он хочет убить Алекто её же палочкой? Кэрроу шумно сглотнула и трясущейся рукой без единого возражения протянула свою палочку.
– Пожалуйста… прошу вас… Милорд… умоляю…
Тёмный Лорд молча принял оружие и невербальным заклинанием швырнул Кэрроу к противоположной стене коридора. С тихим щелчком притворилась дверь, когда он вошёл внутрь и приблизился к съёжившейся на полу женщине.
– Хорошо, – прошептал Волдеморт. – Crucio!
Он сильно замерз, а холод он ненавидел. Кроме того, ему пришлось идти в резиденцию пешком, и эта прогулка не добавила оптимизма. Тёмный Лорд шёл под любопытными взглядами магглов, которые следовали за ним повсюду. Когда Волдеморт пришёл к Финсбери Серкусу, он был вне себя от ярости. А потом одна из его последовательниц выплюнула оскорбление прямо ему в лицо.
Волдеморт удерживал пыточное проклятие как можно дольше. Он всё ждал, когда же придёт удовольствие от вида корчащейся на полу фигуры, которая изворачивалась так, что слышно было, как трещат кости. Но он не чувствовал ничего, кроме отголоска былого раздражения. Визг Алекто резал слух и приносил только головную боль. А её палочка очень плохо его слушалась, Тёмному Лорду приходилось заставлять свою магию работать с ней, а не наслаждаться тем, как сила струится по телу.
Он отменил проклятие и посмотрел на подрагивающую и всхлипывающую Кэрроу. Потом подошёл ближе, зная, что в каждом её вдохе сквозил чистый ужас. Её огромные, пустые глаза со страхом смотрели на него, отчего она выглядела донельзя беспомощной и отчаявшейся.
Волдеморту всегда нравилось видеть своих жертв такими.
Но он не понимал, почему сейчас ему совсем не весело. Казалось, что кто-то просто украл предназначенное для него сегодня удовольствие. Едва сдержавшись от разочарованного шипения, Тёмный Лорд склонился над Алекто.
– Ты можешь забрать свою палочку, когда поднаберешься смелости.
Его шёпот казался мягким, хотя внутри него всё клокотало от ярости. Сейчас существовала лишь одна вещь, которая сможет поднять ему настроение. И она лежала в его покоях в маленькой коробочке из чёрного дерева. Всё, что ему нужно – подняться наверх и наконец-то прикоснуться к ней.
Волдеморт отошёл от сжавшейся на полу ведьмы и поспешил наверх – один его шаг был равен трём.
– С дороги, Селвин.
– Конечно, Мой Лорд, – слуга тут же отступил и с надеждой посмотрел на Тёмного Лорда.
– Мой Лорд, – начал Селвин, следуя за Риддлом. – Я понимаю, что это наглость с моей стороны, но… но… Поттер наконец-то?..
Волдеморт запнулся и остановился. Сердце пропустило удар.
Перед глазами словно наяву встали чёрные непослушные волосы, огромные глаза и горячая, тронутая загаром кожа.
– Поттер, – выдохнул он.
По спине пробежала неожиданная дрожь, и чтобы сдержать её, Волдеморт изо всех сил сжал пальцами здоровой руки край мантии. Кажется, всего минуту назад он чувствовал себя опустошенным, так почему же сейчас… сейчас!..
– Милорд? – покорно и немного обеспокоенно окликнул его Селвин.
– Позже, – отрезал Тёмный Лорд, когда поборол, наконец, это странное наваждение и решительно устремился дальше.
Его покои были точь-в-точь такими, какими он их оставил. Всё стояло на своих местах, даже огарки свеч – он не потушил их, когда уходил, потому что был уверен, что вернётся быстро. Тогда Волдеморт не сомневался в своей победе, но он – как часто бывало, когда дело касалось Мальчика-Который-Выжил – ошибся…
Тихо выругавшись, Волдеморт открыл тайник в столе. Небрежно отбросил в сторону палочку Алекто, которая со стуком покатилась по деревянной поверхности, нетерпеливо достал из тайника маленькую чёрную коробочку и прошипел:
– Откройся.
Послышался тихий щелчок, и коробочка открылась, показывая одно из самых ценных его сокровищ – на чёрном атласе лежала совершенно безобидная и невинная на первый взгляд тисовая палочка. Тёмный Лорд жадно сжал её в пальцах, чувствуя, как приятная мощь охватывает ладонь, руку, а затем и всё тело. Палочка задрожала в его руках, тоже радуясь их воссоединению.
– Наконец-то, – облегчённо выдохнул он и сильнее сжал пальцы на гладком дереве.
За пару секунд он избавился от этого отвратительно гипса и срастил раздробленные кости на левой руке.
Легко. Просто. Но вот залечить душевные потрясения было намного сложнее.
– Вот теперь можешь приходить за мной, Негура, – прошипел Волдеморт, поглаживая палочку. – Рад буду показать тебе, на что я потратил сорок лет своей жизни!
Длинные пальцы нежно прошлись по потеплевшему дереву.
– Мне не нужна удача, Поттер, чтобы разобраться с ничтожным предателем. Лорду Волдеморту, величайшему волшебнику, не нужна помощь такого сопляка! Он всё равно… отказался… от моего предложения.
Тёмный Лорд тяжело опустился в широкое кресло. Он так старался не думать о своём последнем разговоре с мальчишкой. Нужно сосредоточиться на чём-то привычном, нормальном, например, на своих последователях. Может, если он убедится в их верности, то сможет поверить и в то, что на самом деле ничего не изменилось.
Может, у него даже получится убедить себя, что Поттер не спасал его.
Тёмный Лорд уже столько раз обдумывал это, но его удивление и неверие до сих пор не ослабло.
Сможет ли он ненавидеть Поттера так же, как раньше?
Если он очень постарается, то, наверное, даже сможет забыть об этом спасении. Но хочет ли он этого?
Ему никогда не нужна была ничья помощь; он сторонился её как самой смерти. Так было всегда, но почему-то его принципы потерпели полный крах рядом с Поттером.
Если бы это был любой другой – не этот щенок – он бы… он бы…
Почему Поттер несколько миль тащил его на себе, хотя сам был недалек от смерти? Это ведь просто бессмысленно. Мальчишка что-то говорил о долге жизни и о том, что чувствует себя обязанным. Но это же полная чушь! Разве он не объяснил Поттеру, что спас его лишь для того, чтобы выжить самому? При чём здесь чувство долга?
Салазара ради, они же враги! Поттер – ребёнок из пророчества, которому предначертано было победить Тёмного Лорда! Он мог покончить с врагом, просто оставив его умирать самой унизительной из всех возможных смертей, так нет же, этот идиот спас Лорда Волдеморта!
Но… Поттеру плевать на пророчество. Он сам так сказал. Мальчишка предпочёл свои инстинкты разуму, ему было всё равно, что он совершает ошибку. Для него главное, что это не претило его сердцу и желаниям.
Сколько раз он высмеивал слабость щенка? Сколько раз смеялся над глупыми, порывистыми поступками? Каким предсказуемым глупцом делало мальчишку его сердце!
Но если бы не жалкие чувства Поттера, он бы сейчас не сидел здесь… Он, величайший маг, поддался бы самой большой и страшной своей слабости – смерти.
Невольный яростный рык сорвался с губ, и Тёмный Лорд сильнее вжался в спинку кресла, впиваясь коротко остриженными ногтями в подлокотники.
Что ему теперь делать? Как искать ответы и строить планы, когда в нём бушуют чувства? Как ему справиться с этим нежеланным, связывающим по рукам и ногам чувством благодарности, которое кислотой сжигает его изнутри? Но хуже было другое – когда рядом с ним был Поттер, всё вдруг воспринималось иначе, его ненависть и решимость убить этого недоумка просто растворялись.
В такие минуты он вёл себя совсем не так, как обычно, и сам не понимал почему.
В конце концов, Волдеморт решил использовать свой старый мыслеслив и с помощью воспоминаний понять, что и когда в нём изменилось. Он очень редко пользовался им – боялся, что кто-нибудь увидит то, что им не предназначено.
Другого выхода Тёмный Лорд сейчас просто не видел.
И только он собрался встать, как вдруг что-то острое распороло кожу на правом бедре. Риддл зашипел от боли и засучил мантию, быстро и аккуратно ощупывая карман брюк, в котором и лежало то, что его порезало. С зарождающимся пониманием он медленно достал… сломанную оправу от очков Поттера. К тонкой железке до сих пор крепился один из осколков, и его кончик окрасился свежей кровью.
С легким недоверием Волдеморт положил «победоносный трофей» – как он его тогда назвал – на стол прямо перед собой.
Странно, он редко забывал о тех вещичках, которые крал, особенно если учесть, что эти очки принадлежали Поттеру. Тёмный Лорд аккуратно коснулся сломанной оправы и тут же отдёрнул пальцы, словно наяву услышав, как бьётся стекло. Тогда он и придумать не мог лучшей расплаты; покалечить мальчишку за его ошибки, но сейчас Волдеморт чувствовал лишь притуплённый пустой испуг.
Пока Риддл невидящим взглядом смотрел на то, что некогда было очками, из-за тяжелых туч появилось солнце, и сквозь темные зелёные шторы, занавешивающие узкое окно, в комнату проникли золотые лучи. Маленький осколок, преломив попавший на него свет, засверкал.
Тёмный Лорд с минуту просто рассматривал его, потом прошептал:
– Эти очки такие же, как ты, Поттер. Как ни пытался я их сломать, они всё равно сияют.
Словно услышав его слова и желая подтвердить их, осколок засверкал ещё ярче.
– Так глупо с моей стороны пытаться их уничтожить. Они ведь часть тебя, прямо как тот шрам, которым я отметил тебя… Я не учёл… – когда он подумал о