Конец_эпохи_доминирования_Том_3_глава_3__ИЦМО_-_Том_1_пролог__Цзянг_Шую
































Том 1 пролог: Цзянг Шую














Том 1: Звёздный дождь на закате мироздания





























Стоило мне открыть глаза, как я тут же осознала, насколько слабо сейчас было моё тело. Даже дышать сложно.





























Я сильно ранена? Мне следовало бы быть благодарной, так как последнее, что я успела запомнить перед тем, как мои глаза закрылись в последний раз, было фактически синонимом неминуемой смерти. Я даже и не мечтала, что после этого вновь смогу открыть глаза.





























Я лишь надеялась, что мои раны были не слишком серьёзны. В подобные времена быть калекой по сути уже означало смерть. Если подытожить…





























Некоторые, пожалуй, скажут, что в данной ситуации смерть будет предпочтительнее жизни.





























Внезапно со стороны раздался неожиданный звук, и я собрала все имеющиеся силы, чтобы повернуть голову в ту сторону. Зрение всё ещё было очень туманным и расплывчатым, но его хватило, чтобы распознать вошедший в комнату белый силуэт. Все конечности были на месте. Все движения выглядели естественными и продуманными. Так что эта фигура не должна принадлежать одному из «них».





























Та персона, как видимо, не заметила, что я уже очнулась. Она продолжала суетливо заниматься своими делами, явно пребывая в своём собственном маленьком мирке. В конечном итоге мне ничего иного не оставалось, кроме как подать свой голос, хоть я и не ожидала услышать его настолько хриплым и низким. Сколько же дней я пробыла в отключке?





























- Где я?





























Одетая в белые одежды персона от неожиданности аж подпрыгнула, после чего уставилась на меня с широко открытыми глазами. Прошло немало времени, прежде чем она наконец-то воскликнула:





























- В-вы проснулись!





























Да уж, без сомнения, девушка. Этот возглас был просто нечто. Я от всей души надеялась, что мы сейчас находимся в какой-нибудь безопасной зоне; иначе её крики привлекут немало непрошеных гостей.





























Она подбежала к кровати и принялась с чем-то шебутливо возиться. Я понятия не имела, чем именно она там занимается. Что бы там ни было, я знала лишь, что она не помогала мне встать и не подавала мне стакан воды.





























Зрение постепенно восстанавливалось, но чёткости всё ещё недоставало. Я могла лишь сказать, что лежу в белой комнате. Настолько белой, что она даже казалась странной. Она выглядела до боли… чистой.





























- Где я? – повторила я.





























- Дома, – девушка в белом наконец-то обратила на меня внимание и ответила мягким голосом. – Не беспокойтесь, я уже нажала кнопку вызова. Доктор и ваши родные будут здесь буквально через минуту.





























Мой дом? Кнопка вызова? Родные? Я была в небольшом замешательстве.





























Девушка, однако, не намеревалась продолжать свои объяснения, а моё горло к этому моменту уже фактически кричало на меня за промедление. В этот момент не могло быть никаких более важных вопросов, чем банальная необходимость человеческого тела в жидкости.





























- Воды!





























Она тут же налила мне стакан воды, но вместо того, чтобы дать его мне, поставила на стол, куда мне было никак не дотянуться, и, наклонившись вперёд, принялась с чем-то возиться… Она что, издевается надо мной?





























Я так и не проявила никаких эмоций, так как не знала, как именно мне следует умолять её, прежде чем та соизволит подать мне тот стакан.





























Внезапно кровать подо мной начала двигаться.





























- Ох! Возможно ли, что это––





























Девушка вновь выпрямилась и заверила меня:





























- Всё в порядке, не волнуйтесь. Я только отрегулировала вашу койку, чтобы вам удобнее было пить.





























Я напрягла свою шею и глазные яблоки, желая хорошенько оглядеться. Лишь убедившись, что ничего нового в поле моего зрения так и не появилось, я смогла расслабиться. Только теперь я обратила внимание, что вместо полностью горизонтального положения моё тело приняло полусидящее. Эта находка меня немало озадачила. Неужто это больничная койка? Вот уж действительно редкость, и тот факт, что я сейчас лежала на одной из них, даже казался каким-то нереальным.





























Девушка в белом поднесла стакан с водой к моему рту. В него даже была вставлена соломинка для большего удобства.





























- Пейте неспешно. Будьте осторожны и не поперхнитесь, – заботливо предупредила меня она.





























И почему я получаю подобное внимание, лишь когда я настолько сильно изранена? Неужели та персона всё же чувствует вину за то, что я пострадала?





























Он… Всё ещё помнит, что такое чувство вины?





























Как только я сделала первый глоток, все прочие мысли тут же ушли на задний план. Эта вода просто неимоверно вкусная! Всё моё существо сейчас было полностью поглощено процессом питья. Это у меня такая неутолимая жажда или же эта вода действительно настолько вкусная? Я уже очень давно не пила столь хорошую на вкус воду.





























Я очень внимательно и бережно всасывала эту бесценную жидкость ровно до тех пор, пока дверь комнаты со всего размаху не открылась, а я от неожиданности не подпрыгнула. Лишь благодаря поддержке девушки в белом, что подстраховала меня, я не очутилась распластанной на полу.





























- Ге!





























Что? Я моргнула в замешательстве. Кто-то стремглав ворвался в комнату, но я всё ещё не желала отрываться от своей соломинки, так что ограничилась тем, что внимательно проследила взглядом, как этот кто-то подлетел к моей койке. Факт был в том, что даже если бы сейчас произошёл какой-либо катаклизм мирового масштаба, я бы и на него не обратила внимания, пока не закончу с этим стаканом воды.





























- Ге, ты наконец-то очнулся!





























Я попробовала сосредоточить своё зрение, благодаря чему неспешно передо мной проступило заплаканное лицо молодой девочки. Детский овал лица всё ещё выдавал её юный возраст. На вид ей было приблизительно пятнадцать или шестнадцать лет. Она глядела на меня блестящими от слёз глазами, что сияли под изогнутыми в форме двух идеальных полумесяцев бровями. Уже одна лишь эта пара глаз стоила весьма немалого объёма припасов.





























Она плакала, утирала свои слёзы, подымала на меня свой взгляд и вновь начинала рыдать.





























Выпив всю воду в стакане, я с неохотой выпустила изо рта соломинку и с подозрением поинтересовалась:





























- Мы знакомы?





























Её глаза тут же расширились. Похоже, мой вопрос стал для неё настоящим шоком. Быть может, мы всё же знаем друг друга? За все годы я действительно успела перезнакомиться с отнюдь немалым количеством людей и не всех из них смогла бы вспомнить. Однако я никак не смогла бы забыть столь симпатичную и милую девочку, если бы хоть раз встречала её прежде.





























- Я… Я твоя младшая сестра! – взволнованно объяснила она.





























И только я хотела ответить, что, мол, нет у меня никаких младших сестёр, как ещё большее количество людей вломилось в комнату. Приблизительно человек пять или шесть.





























Я уставилась на них, при этом жмурясь, чтобы суметь рассмотреть их лица. Никого из этих людей я не узнавала. Да что тут происходит? Даже если он продал меня, кому вообще мог понадобиться инвалид вроде меня?!





























В конце концов, я даже стакана воды не стоила.





























- Сяо Ю!





























- Сяо Ю, ты ведь проснулся, правда? Ты правда проснулся?





























- Ну же, скажи хоть что-нибудь, Сяо Ю!





























Будучи окружена всеми этими людьми, я пребывала в полной растерянности. Так как я лишь недавно проснулась, мой мозг и так всё ещё больше напоминал разваренную картошку, а тут ещё и эта толпа галдящих людей, от воплей которых мою голову то и дело пронзали волны боли. Я понятия не имела, что они мне говорят, и даже если мне и удавалось разобрать какую-то часть предложения, я совершенно не понимала его смысла.





























Да что же всё-таки тут происходит? Всё это по-прежнему могло оказаться лишь тщательно продуманной ловушкой, но в тоже время я была вынуждена признать, что просто-напросто не стою таких усилий.





























- Даге! – возбуждённо обратилась к одному из прибывших людей моя так называемая «младшая сестра». – Эрге только что сказал, что не помнит меня!





























Я перевела взгляд на этого самого «Даге» – старшего брата, что оказался весьма привлекательным мужчиной. Нахмурив брови, тот спросил у меня:





























- Сяо Ю, а меня ты помнишь?





























- Даге.





























Все тут же облегченно вздохнули. Моя «сестра» же ещё более возбуждённым голосом возмутилась:





























- Опять ты надо мной подшучиваешь! Ты всё же узнаешь как меня, так и Даге!





























- Не узнаю, – отрицательно помотала головой я, при этом отметив, что шея теперь уже была куда подвижнее, чем раньше. Похоже, всё дело было в том, что я просто-напросто слишком долго пролежала без движения, а вовсе не в том, что я парализована. Фух. Лишь почувствовав себя чуть лучше, я продолжила свой ответ. – Это ты недавно назвала его «Даге».





























Лицо «старшего брата» тут же сильно помрачнело, после чего он обернулся к девушке в белом:





























- Медсестра, что происходит?





























Так она медсестра? Лишь теперь я смогла узнать её униформу, что действительно совпадала с моими воспоминаниями о ней. Вот только как возможно, чтобы здесь всё ещё существовали медсёстры…?





























Медсестра нахмурилась и аккуратно спросила:





























- Вы помните своё имя?





























Не знаю почему, но я почувствовала, что будет лучше не называть им своего имени. Было очевидно, что все они приняли меня за кого-то другого. Наверняка это и стало причиной, почему они вдруг проявили столько заботы в отношении столь израненной особы вроде меня. Всё сводилось к неправильной идентификации личности. Вот только, если они сейчас узнают, что я вовсе не тот человек, за которого меня здесь принимают, смогу ли я и дальше наслаждаться столь же тёплым приёмом?





























И кстати, почему они вообще нас перепутали? Неужто у меня лицо изувечено? Мне захотелось прикоснуться к своему лицу, но я всё ещё была не в силах даже руку поднять, так что пришлось просто сдаться.





























- Не помню, – это, вероятно, был самый безопасный на данный момент ответ.





























Лица всех присутствующих тут же помрачнели.





























- Я позову врача, – тут же торопливо заявила медсестра.





























- Что ж, как бы там ни было, главное, что Сяо Ю всё же очнулся, – подметил «старший брат» тихим голосом. – Хорошо уже, что ты с нами. Всё остальное вернётся со временем.





























После этих слов все немного оживились и подняли на меня свои глаза полные надежды.





























Ощущая на себе все эти взгляды, я невольно почувствовала укол совести в своём сердце. Эта самая Сяо Ю, должно быть, многое для них значит, а моя ложь вполне может лишить её последнего шанса на выживание. В сравнение с этой Сяо Ю, что любима столь многими людьми, зачем же было мне, у которой вообще ничего не было, хвататься за жизнь ценой благополучия и счастья этих людей?





























- Я не Сяо Ю, – я подняла на них свой смирившийся взгляд и призналась. – Вы обознались.





























На всех лицах появилось одно и то же удивлённое выражение.





























- Как же мы могли перепутать тебя с кем-то? Что ты такое говоришь, Эрге? – ошеломлённо воскликнула эта младшая сестра.





























- Как ты меня назвала? – и тут я неожиданно для себя поняла, что что-то тут было не так. Я всё ещё была довольно слаба, так что ранее не особо внимательно прислушивалась к её словам. Я приняла слово «Эрге» за какое-то имя или же кличку, но стоило поставить его в один ряд с «Даге», «старшим братом», как отрывалось истинное значение слова «Эрге» – «второй брат».





























Младшая сестра озадачено моргнула, после чего послушно повторила своё обращение:





























- Эрге.





























Этого не может быть! Насколько бы сильно не была изуродована моя внешность, меня уж точно никак нельзя было назвать «Эрге»!





























Проигнорировав слабость своих рук, я поднатужилась и поднесла их к лицу. Под пальцами я ощутила осунувшееся, изрядно исхудавшее лицо, однако кожа была гладкой. Не было ни характерных для шрамов припухлостей, ни перевязок, что могли скрывать черты моего лица.





























По спине у меня пробежал холодок:





























- Как меня зовут? – ситуация полностью вышла за грани моего понимания. Да что же здесь творится? Что со мной?





























- Цзянг Шую, – ответил мне старший брат встревоженным голосом.





























- …Какие три символа?





























- Цзянг от слова «Цзянгью», доминирование. «Шу» как в «Шуджи», книга. «Ю» же от слова «Юзоу», вселенная.





























Моё дыхание резко участилось, из-за чего одна из стоящих подле кушетки машин издала протяжный предупреждающий писк.





























- Его дыхание и сердцебиение слишком сильно участились! – воскликнула медсестра.





























- Сяо Ю!





























Вокруг меня раздались множество взволнованных окликов, однако ни один из них не звал меня.





























Я не Сяо Ю, не Сяо Ю. Меня зовут Гуан Веюн. Он всегда звал меня Сяо Юн, а не Сяо Ю!





























* * *





























Думаю, мне стоит пояснить, что именно произошло в этой главе. Начну, пожалуй, с того, откуда собственно взялось обращение «Сяо Ю». «Сяо» обозначает «маленький». Это слово очень часто используют старшие члены семьи для обращения к младшему (в дальнейшем же оно нередко превращается в подобие ласковой клички).





























Вторая же часть обращения «Ю» происходит от второго символа имени (этот символ используется в китайском для составления мужских имён ).





























Наш же главный герой обознался, решив, что всё это время его окликали как «Сяо Юн» («Юн» является вторым символом её изначального имени, и, разумеется, обычно используется для составления женских имён).





























Оба варианта «Сяо Ю» и «Сяо Юн», хоть и пишутся по разному, звучат абсолютно одинаково.





























Том 1 глава 1: Алый метеоритный дождь














Выходит, я и впрямь умерла?



























































Сидя в инвалидном кресле, я глядела на абсолютного незнакомца, что отражался в зеркале туалетного столика.



























































Весьма привлекательный молодой человек, или же корректнее будет назвать его мальчиком?



























































Он выглядел очень юным. Никак не больше семнадцати или восемнадцати лет от роду. Из-за столь долгого времени, проведённого в коме, его лицо приобрело уставший и истощённый вид, однако всё же сохранило свои привлекательные черты. Широкие брови, ясные глаза, овал лица, что походил на таковой у «Мей-мей», однако с прямым длинным носом, более похожим на нос «Даге». Без сомнения, эти трое были единокровными братьями и сестрой.



























































[Мей-мей – обращение к младшей сестре]



























































- Эрге, не хочешь прогуляться немного по дому?



























































Младшая сестра стояла снаружи комнаты, заглядывая внутрь из-за косяка двери. Она дружелюбно улыбалась мне, хоть и было заметно, что эта улыбка немного наиграна. Как если бы она опасалась, что я могу отказаться от её предложения.



























































Какое-то время я молча смотрела на неё в ответ, наблюдая за тем, как с каждым новым мгновением улыбка сестры становится всё более и более натянутой. Наконец, я не выдержала и спросила:



























































- Разве тебе не нужно в школу?



























































- Я взяла небольшой отгул, – ответила младшая сестра, но увидев, что я продолжаю многозначительно молчать, тут же торопливо добавила. – Мне Даге разрешил! Даге сказал, что будет лучше, если я какое-то время побуду дома. Он сказал, что тебе будет проще, если рядом останется кто-то хорошо тебе знакомый. Поэтому я взяла отгул на две недели. Да и вообще, летние каникулы уже практически на носу, так что разница невелика. Это не повлияет на мою успеваемость!



























































Если приближается пора летних каникул, разве ж это не значит, что у тебя скоро переходные экзамены? Улыбнулась я, решив не тыкать в слабые места её неуклюжей лжи.



























































- Ладно, я не против немного прогуляться.



























































Младшая сестра облегчённо выдохнула и, подбежав ко мне, ухватилась за ручки моего инвалидного кресла. Выйдя из комнаты, мы прошли по небольшому коридору, после чего вышли к лестнице. Открывшееся пространство представляло собой просторную комнату со слегка нависающим над ней мезонином, так что сверху нам открывался неплохой вид на простенький, но составленный со вкусом интерьер гостиной. Пожалуй, только лишь обтянутые чёрной кожей диваны можно было назвать экстравагантными.



























































Я уже было отрыла рот, чтобы задать новый вопрос, как поняла, что не знаю, как мне следует обращаться к сестре. Назвать её «Мей-мей» у меня язык не поворачивался, так что пришлось вопрос сменить:



























































- Как тебя зовут?



























































Этот вопрос, похоже, задел её за живое, но она всё же ответила ущемлённым голосом:



























































- Цзянг Шуюн.



























































Я была удивлена услышать символ «Юн» в её имени. Эта находка невольно заставила меня почувствовать некую близость с этой юной девочкой.



























































- А как Даге зовут? – продолжила расспрашивать я.



























































- Цзянг Шутиан.



























































Вспомнив вчерашний день, я вновь поинтересовалась:



























































- Получается, та пара, что наведывалась ко мне, это наши родители?



























































- Ам-м, нет. То были наши дядя и тётя. Мы почти с самого детства живём с ними под одной крышей.



























































Я озадаченно уставилась на неё.



























































- Наши родители погибли в автокатастрофе, – произнесла Шуюн с понурой головой. – С тех пор прошло уже десять лет.



























































Услышав её слова, я неожиданно вспомнила ещё один немаловажный вопрос:



























































- А сколько мне лет?



























































- Восемнадцать. Эрге уже даже в университет поступить успел. Более того, в свой самый желанный!



























































Восемнадцать… Я даже уже не знала, как мне на это реагировать. По логике вещей, в этом году мне должно было исполниться тридцать пять лет, так что можно сказать, что это стало моей второй юношеской порой.



























































- Изначально Даге хотел собрать всех вместе и отправиться в путешествие, чтобы отметить успешное поступление Эрге в университет. Мы даже сумели уломать дядю и тётю вернуться домой, чтобы и они смогли к нам присоединиться, но…



























































В голосе Шуюн зазвучали такие печальные нотки, что даже моё сердце невольно сжалось в груди.



























































- Что произошло? – мне внезапно захотелось узнать подробности. Как же мог юный восемнадцатилетний юноша вот так неожиданно скончаться?



























































- С фасада дома, мимо которого ты проходил, отвалилась облицовочная панель и, упав, ударила тебя по голове.



























































Пф-ф-ф! Мне захотелось расхохотаться, настолько глупо это звучало. Какая-то жалкая панель падает, и вместе с ней из мира исчезает столь любимый окружающими юнец. В свою очередь его место занимает непрошеная незнакомка, что не была ни полноценным человеком, ни призраком.



























































- Эрге, пожалуйста, не плачь! – неожиданно обняла меня со спины Шуюн. Но хоть она и была тем, кто сейчас успокаивал меня, её собственный голос предательски дрожал, словно та готова расплакаться в любую минуту. – Даге сумел договориться с твоим университетом, так что ты сможешь туда вернуться, как только тебе станет лучше. Это не должно занять много времени.



























































Я и не плачу… И только я собралась высказать протест, как почувствовала холодок на своих щеках. Дотронувшись, я поняла, что то были слёзы, но слёзы ли это Сяо Ю или же Сяо Юн?



























































Силой воли я заставила себя спрятать эту печаль в глубине сердца и продолжила расспрашивать о вещах, которые обязана была знать:



























































- Сколько вам с Даге лет?



























































- Даге – двадцать семь, а мне – пятнадцать, – Шуюн, похоже, поняла, что я хотела узнать побольше об этой семье, так что принялась подробно объяснять дальше и без моих наводящих вопросов. – После гибели наших мамы с папой мы переехали жить к дяде, папиному младшему брату. У дяди и тёти нет своих детей, поэтому к нам они относятся как к своим собственным. Но большую часть времени они проводят, летая по свету. Даге тоже часто отлучается, из-за чего дома по большей части остаёмся лишь мы двое.



























































Я кивнула и внезапно вспомнила ещё одну вещь, о которой мне следовало бы узнать:



























































- Когда я очнулся, в комнату, помимо вас, вошли ещё женщина и мужчина. Кто они?



























































- То были секретарь Даге по имени Зен Ксинг и телохранитель Даге, Тсенг Юнкиан.



























































Я удивлённо моргнула. У Даге даже телохранитель имелся? Он что, богат…? Стоп, разве эти имена и профессии не звучат странно? Я обернулась и скептически глянула на сестру.



























































Увидев мой взгляд, Шуюн засмеялась и пояснила:



























































- Да, всё именно так. Мужчина-секретарь и женщина-телохранитель.



























































Ясно…



























































- Мы богаты? – этот вопрос немного меня заинтересовал. Дом выглядел весьма опрятно, да и инвалидное кресло, в котором я сидела, было из числа качественных, раз Шуюн даже удалось меня по лестнице спустить. Выходит, эта семья как минимум живёт в достатке, ведь так?



























































- Полагаю, да? – неуверенно отозвалась Шуюн. – От Даге я слышала, что изначально мы были довольно состоятельны, но когда мамы и папы внезапно не стало, акции нашей компании резко упали в цене и возникли определённые трудности с потоком средств. Дядя и тётя у нас археологи, так что они не знали, как решить эту проблему. В конечном итоге управление компанией полностью перешло в руки других представителей высшего руководства. Вроде бы, именно тогда мы и потеряли большую часть своих сбережений. Дядя до сих пор винит себя за это.



























































Я нахмурилась. Жизненный опыт подсказывал мне, что автокатастрофа, скорей всего, случилась отнюдь не случайно.



























































- Не беспокойся, Эрге, – Шуюн, похоже, неправильно интерпретировала перемену в моём настроении. – Деньги у нас по-прежнему есть, да и дизайн-студия Даге уже начала приносить прибыль. Даге сказал, что хоть это и всего лишь небольшая частная компания, дохода с неё хватит на поддержание как дяди с тётей, так и нас двоих. Так что он велел нам не беспокоиться о деньгах и просто сосредоточиться на учёбе.



























































Посмотрев на Шуюн, мне неожиданно пришло в голову, что Цзянг Шутиан просто замечательный старший брат. Он настолько тщательно оберегает своих младшеньких брата с сестрой, что они оба совершенно не знают никаких трудностей жизни; всё, что им нужно было делать, это учиться себе на здоровье.



























































Всего лишь небольшая дизайн-студия, а её боссу необходим телохранитель 24/7?



























































Я не знала, чем на самом деле занимался Цзянг Шутиан и почему ему нужен телохранитель, однако, хоть это время и не походило на «ту эру», эта эпоха, похоже, также не была идеально спокойным местом.



























































Погодите-ка! А собственно, в какой эпохе я сейчас нахожусь? Я тут же схватила Шуюн за руку и резко спросила:



























































- Какой сейчас год?



























































Шуюн удивлённо уставилась на меня и тут же ответила:



























































- 2015. На дворе всё ещё июнь. Не волнуйся, Эрге. Ты не настолько много времени пролежал в коме.



























































Услышав этот год, моё сердце тут же словно окаменело, а губы отказывались двигаться. С трудом, но мне всё же удалось выдавить из себя:



























































- А день?



























































- 19-ое.



























































Фак…



























































Там, откуда я пришла, никто не смог забыть 21-ое июня 2015 года. День, когда весь известный им мир рухнул и исчез без следа.



























































И теперь я должна буду заново пережить падение мироздания?



























































- Эрге? Что-то не так, Эрге? Давай-ка я лучше тебя к доктору отвезу! – Шуюн принялась спешно толкать моё инвалидное кресло.



























































- Да не, ничего такого! – я торопливо ухватила её за руку и успокоила. – Я в порядке. Позволь мне задать ещё несколько вопросов. В какой стране мы сейчас находимся?



























































Так, спокойствие и только спокойствие! В конце концов, ты уже однажды умерла. Чего ещё ты можешь бояться?



























































Вот только мне действительно не хотелось заново испытывать на себе ужасы того мира. Если мне действительно придётся пережить всё это заново, то я скорее предпочту покончить с жизнью, как только подвернётся возможность, чем вернуться в этот ад!



























































Но эта юная девочка действительно была очень мила и заботлива ко мне, да и защитник в лице старшего брата у неё имелся. Если получится, я бы хотела сперва помочь им немного. Найти, к примеру, более-менее безопасное место и загрузить его всякими припасами. Это, возможно, поможет им продержаться хотя бы первое время.



























































- Хм? Как ты умудрился даже это забыть, Эрге? – взглянула на меня широко открытыми от удивления глазами Шуюн. Но, хоть она и была крайне удивлена, всё же послушно ответила на заданный вопрос. – Мы в Джунго.



























































Где-где? Никогда не слышала о такой стране прежде! Что-то в этом было очень неправильно. Мы разговаривали друг с другом на чистом китайском, даже без какого-либо странного акцента. Как же в таком случае я могу быть в какой-то стране, о которой даже не слышала?



























































Ещё не отойдя от первичного шока, переполненная сомнений, мне оставалось лишь продолжать задавать свои вопросы:



























































- Сколько континентов в этом мире?



























































- Семь. – Шуюн глядела на меня всё более и более странным взглядом, но сейчас меня абсолютно не колышет, станет она подозревать или же нет. Сперва я должна прояснить для себя этот вопрос раз и навсегда!



























































[В разных странах принято делить мир на разное число континентов. В Китае Европу и Азию считают как два разных континента]



























































Пока названное число совпадает с тем, что было знакомо мне. Нахмурившись, я задала следующий вопрос:



























































- И как они называются?



























































- Мессия, Северный континент, Южная Кая, Средняя Кая, Арктика, Лесогея и Океания.



























































Все названия не те!



























































Я сделала несколько глубоких вдохов, успокаивая мечущиеся в моей голове мысли и эмоции, и продолжила:



























































- На каком из них находимся мы?



























































- Мы в Мессии.



























































А вот и нет, я должна была быть в Азии! Это же даже не мой мир! Я не просто ускакала назад во времени, я аж в иную вселенную перескочить умудрилась!



























































И пока я пребывала в своём порыве паники, мне внезапно пришла в голову мысль, что раз уж я нахожусь в ином мире, то, возможно, «это» тут и не произойдёт.



























































Держа эту мысль в голове, я облегчённо выдохнула. Где бы я сейчас ни была, находиться здесь всё равно куда лучше, чем на Земле в преддверии тех событий!



























































К тому же это место почти не отличалось от того мира, в котором я жила прежде. Даже время здесь исчислялось точно так же, так что приспособиться к новой жизни не должно составить большого труда.



























































Возможно ли, что это так называемая «параллельная вселенная»? Я слышала прежде, что в открытом космосе существует бессчётное множество похожих вселенных, что существуют параллельно и обычно не соприкасаются… Если всё так, то не говорите мне, что в этом мире я могу повстречать другую себя? Это будет уж очень неловкая ситуация.



























































Впрочем, ладно, до тех пор, пока в этом мире не произошло «это», я даже не против нарваться на сотню таких же, как я!



























































- Эрге, о чём ты сейчас думаешь? – рассмеялась Шуюн. – Так забавно. Твоё выражение лица то и дело меняется.



























































- Я гадаю, куда делся Даге.



























































Хоть я и пришла к выводу, что «это» здесь, скорее всего, не случится, мне всё равно было бы спокойнее, если б этот парень находился рядом. Если «это» всё же произойдёт, то не так уж важно, сможет ли выжить столь слабый и больной парень вроде меня. Однако, если тот же конец постигнет и молодую красивую Шуюн из-за того, что рядом не осталось того, кто смог бы её защитить, это было бы ничто иное как трагедия.



























































- Даге уехал в командировку, – ответила Шуюн, после чего торопливо объяснила. – Это было какое-то дело, которым он должен был заняться уже давно, но из-за неожиданного происшествия с Эрге он продолжал из раза в раз откладывать его решение на потом. Ему было правда жаль уезжать сейчас, когда ты только очнулся. Если бы он знал об этом заранее, то продолжил бы откладывать эту поездку и дальше, чего бы это ему ни стоило.



























































Командировка… Нахмурилась я. Эта новость меня немало взволновала, но в тоже время я сама себе напоминала параноика. В смысле, я же нахожусь в иной вселенной, так что что-то подобное не должно произойти и тут, ведь так?



























































Расслабься ты уже. Всё будет в порядке! Я сделала один глубокий вдох-выдох, успокаивая свои нервы, и продолжила свои расспросы:



























































- Сколько я пролежал в коме?



























































- Чуть больше месяца.



























































Хм, не так уж и долго. Не удивительно, что я всё ещё могу двигаться. Если бы я пролежала в коме полтора года, то почти наверняка смогла бы лишь продолжить валяться на той самой кушетке… Шаги?



























































- Кто здесь? – резко насторожившись, выкрикнула я.



























































От неожиданности Шуюн аж подпрыгнула на месте. Я же предостерегающе таращилась на медленно приближающегося к нам человека. Им был незнакомец – мужчина средних лет, которого я прежде не видела в этом доме.



























































- Эрге, это же Лин-бо! – тут же принялась успокаивать меня Шуюн. – Он наш повар. Он работает на нашу семью ещё с тех пор, когда были живы мама с папой. Он неплохой человек.



























































[«Бо» - уважительный суффикс по отношению к зрелому мужчине (чаще всего за 50)]



























































Так у нас даже повар свой имеется. Я уже даже не знала, стоит ли мне удивляться. Эта семейка уж очень сильно отличается от моей собственной.



























































- Молодой господин, Мисс, настало время ужина, – хоть своим резким поведением я и застала Лин-бо в расплох, он всё равно обращался ко мне в крайне вежливом тоне. Это в свою очередь заставило меня почувствовать себя немного неуютно. В моей прошлой жизни такую же учтивость ко мне проявляли лишь продавщицы за прилавком, когда проводили мою карточку через кассовый аппарат для оплаты какой-либо покупки.



























































- Хорошо, скоро подойдём, – Шуюн кивнула Лин-бо в знак благодарности. Разговаривала она с ним фактически так же, как и с любым другим взрослым. Ответив Лин-бо, Шуюн наклонилась вперёд. – Давай покушаем с тобой, Эрге. Хоть Эрге и разрешено пока есть только рисовую кашу, Даге специально попросил Лин-бо приготовить её на твоём любимом курином бульоне!



























































Услышав это, я почувствовала себя немного тронутой. Это небольшое путешествие сквозь миры даже улучшило атмосферу в моей семье. В прошлом из родителей у меня была лишь мать. Вся ноша семейного бюджета лежала на её плечах. Одна лишь оплата моего университета уже сама по себе была весьма не лёгким бременем для неё одной. К счастью, после выпуска мне удалось найти себе замечательную работу. Жизнь наконец-то начала набирать обороты для нас двоих.



























































Изначально я планировала ещё пару лет пахать как проклятая, накопить тем самым деньжат и, взяв в ипотеку, купить-таки небольшой домик, чтобы у нас с мамой появился свой собственный уголок в этом мире. Стоит ли мне благодарить судьбу за то, что я так и не успела его тогда купить?



























































- Эрге?



























































Подняв голову, я увидела, что Шуюн обеспокоенно на меня смотрит.



























































Я тут же легонько улыбнулась ей:



























































- Прости, задумался. Идём же кушать. Я жуть как проголодался!



























































- Хорошо!



























































После этого Шуюн прицепилась ко мне как банный лист на весь остаток дня, не желая куда-либо отходить. Не успело даже солнце зайти, а старший брат, что по логике вещей должен был быть в бизнес-командировке, успел позвонить домой аж пять раз, расспрашивая о моём самочувствии. Было очевидно, что это трио родственников были очень близки.



























































Как жаль, что их Сяо Ю уже нет в живых.



























































Я опустила свой взгляд. Я не планировала просвещать их об этом. В этом мире у меня ничего не было, ведь я здесь не более чем обычный студент, что даже школу закончить не успел. Если я потеряю поддержку этой семьи, то жизнь в этом мире станет для меня большим испытанием. Именно поэтому я продолжу скрывать этот факт от брата и сестры, даже если это сделает меня последней дрянью на планете.



























































К тому же этот Цзянг Шутиан явно не из простых. Если бы он узнал, что какое-то привидение, вроде меня, вселилось в тело его младшего брата, он, скорее всего, смог бы собрать свою волю в кулак и со стальным сердцем пристрелить меня.



























































Поэтому мне и дальше придётся делать вид, словно я потеряла память! Даже если они начнут что-то подозревать, пока я в лоб не сознаюсь, что владелец тела успел смениться, сомневаюсь, что они посмеют навредить своему собственному братцу!



























































Пока я размеренно пережёвывала свою порцию ужина, Шуюн задорно произнесла:



























































- Кстати, Эрге, я слышала, что сегодня ночью пройдёт метеоритный дождь. Говорят, что его можно будет увидеть даже из города, если не включать много лишнего освещения. Поэтому давай сегодня ночью полюбуемся на метеоритный дождь с нашего заднего двора!



























































Стакан, что я держала в руках, тут же раскололся, настолько сильно я сжала его в руке. По всему телу пробежала такая волна холода, что аж зубы задрожали.



























































- Ге! У тебя вся рука в крови! – возглас Шуюн, казалось, звучал откуда-то издалека.



























































19-ого июня небо пронзит алый метеоритный дождь.



























































20-ого июня чёрный туман окутает мир.



























































21-ого июня утренние крики ознаменуют начало конца.



























































- Юн-юн! – резко закричала я. – Звони Даге и вели ему возвращаться домой немедленно! Плевать, как именно, просто сделай так, чтобы он вернулся как можно скорее! Скажи ему, что я умираю! Скорей же!



























































Этот мой всплеск настолько выбил Шуюн из колеи, что она уже была на гране слёз:



























































- Эрге, не пугай меня так! Я сейчас же позову медсестру. Ты не умрёшь! – воскликнула она.



























































Я схватила её за запястье, не дав убежать прочь, и спросила требовательным тоном:



























































- Юн-юн, ты доверяешь своему Эрге? Сейчас Эрге умоляет тебя позвонить Даге и вызвать его обратно домой.



























































Шуюн всего на миг заколебалась, перед тем как немного успокоиться. Ну, или она просто не знала, как ещё меня успокоить, поэтому-то и вытащила свой мобильный телефон и набрала номер.



























































- Даге, это Шуюн. Ты можешь вернуться домой? – спросила Шуюн неуверенным голосом. – Эрге… Похоже, что у Эрге возникли какие-то проблемы…



























































Похоже, она не смогла вот так в лоб произнести ложь вроде «Эрге умирает».



























































- М-медсестра тоже говорит, что это выглядит серьёзно… Правда!... Медсестра занята, поэтому не может подойти к телефону. Она следит за состоянием Эрге… Да, доктор ещё не пришёл…



























































Провисев на трубке ещё какое-то время, Шуюн внезапно покраснела и, протянув мне трубку, произнесла тихим, словно мышка, голосом:



























































- Даге мне не поверил. Он сказал, что хочет переговорить с тобой лично.



























































А всё потому, что ты просто ужасная лгунья. Даже если бы мне действительно было только восемнадцать, я всё равно бы тебе не поверила!



























































- Даге, – тут же произнесла я в трубку, как должен делать любой хорошо воспитанный младший братик, обращаясь к своему старшему брату. В подобной ситуации мне ничего иного и не оставалось, кроме как идти прямо напролом.



























































- Да-а, – раздался глубокий протяжный голос Даге, который тут же сменился на укоряющий тон. – Шую, ты напугал Шуюн.



























































- Прости, я был слишком нетерпелив, – тут же без малейшего промедления извинилась я, после чего перешла сразу к делу. – Даге, где ты сейчас?



























































- Я в Арктике. Только что приземлился.



























































Так он аж на другой континент уехал? Я нахмурилась. Теперь мне будет ещё сложнее уговорить его вернуться домой.



























































- Шую, ответь мне честно, что происходит?



























































Моё сознание было пусто, да и вообще я была не в том состоянии, чтобы суметь придумать хотя бы мало-мальски убедительную ложь. Но Даге продолжал молча ждать моего ответа, так что мне пришлось-таки выдавить из себя сквозь стиснутые зубы:



























































- Когда я был в коме, мне приснился один очень нехороший сон, Даге, – я скрестила пальцы, молясь, что он не прыснет чаем на трубку от удивления и не примется на меня кричать, что я, мол, заспался до отупения. – Что-то произойдёт в ночь на 21-ое июня. Катастрофа мирового масштаба! Ты должен вернуться назад и защитить Юн… защитить нас.



























































Цзянг Шутиан тяжело вздохнул и беспомощно заметил:



























































- Шую, это же был просто сон.



























































- Прошу тебя, Даге, хотя бы в этот единственный раз, доверься мне. Я ведь никогда не совершал никаких глупых подколов прежде, разве нет? Ради Юн-юн, прошу, очень прошу тебя, вернись домой! – я от всей души надеялась, что прежний обладатель этого тела не подшучивал над своим старшим братом. Насколько я успела понять того «Шую», он был очень славным малым.



























































На той стороне линии повисло гробовое молчание.



























































- Даге, – вновь заставила себя заговорить я, – если к полуночи с 20-ого на 21-ое… Нет, если не успеешь вернуться к шести вечера того дня, то тебе будет лучше и вовсе не возвращаться. Это будет слишком опасно.



























































Чем меньше времени будет оставаться до 21-ого июня, тем опаснее будет становиться на улице. Если он не успеет вернуться вовремя, то, вполне вероятно, что его самолёт разобьётся. Такой исход был бы крайне нежелателен, так что уж лучше пусть он останется где-нибудь в другом месте, зато хотя бы живым будет.



























































Произнеся эти последние слова, я выдохнула, осознавая, что сделала, всё, что могла. Если он и сейчас откажется возвращаться домой, то с этим будет уже ничего не поделать. Мне оставалось лишь молиться, чтобы 21-ого числа ничего не произошло. Ну а если всё же это случится – я не желаю переживать это вновь!



























































- Ладно, я возвращаюсь. Ты и Шуюн ждите дома. Будьте послушными детьми и не отлучайтесь никуда.



























































К моему собственному удивлению Цзянг Шутиан всё же согласился выполнить эту просьбу. Похоже, он был из того типа старших братьев, что души не чаяли в своих младших братиках и сестричках и вечно их баловали. Разумеется, всё это при условии, что он не обманывает меня сейчас, решив, что простого заверения будет достаточно, чтобы меня успокоить.



























































- Если получится, привези с собой медикаменты вроде антибиотиков. Будет даже лучше, если при тебе так же будут какие-нибудь стволы…



























































С каждым новым словом мой голос становился всё тише и тише. Уж слишком странными казались эти слова, когда слетали с уст восемнадцатилетнего парниши вроде Цзянг Шую. Чем больше я сейчас буду говорить, тем скорее он начнёт подозревать меня.



























































Особенно учитывая тот факт, что я понятия не имела, действительно ли что-то случится 21-ого числа. По возможности я бы не хотела, чтобы эта парочка брата и сестры начала меня подозревать, но я просто не могла промолчать и вовсе не предупредить их о возможной грядущей опасности. Сделать хоть что-то всегда лучше, чем не сделать ничего. В конце концов, я решилась продолжить:



























































- В моём сне я видел, что следующие несколько дней будут очень опасными. Вероятно, ранений будет не избежать, и лишь оружие сможет обеспечить защиту.



























































На очень долгое время в трубке вновь повисло гробовое молчание, затем прерванное задумчивым «м-м» Даге. Лишь после того, как он несколько раз повторил «берегите себя», Даге наконец-то соизволил повесить трубку.



























































Тяжело выдохнув, я внезапно для себя осознала, что с меня градом льётся пот, а во всём теле чувствуется жуткая усталость, так что я тут же пригубила ещё немного куриного бульона, чтобы хоть немного восполнить запас воды в организме.



























































После ужина я поинтересовалась у Шуюн:



























































- Юн-юн, тут поблизости есть какой-нибудь магазин или торговый центр с супермаркетом на цокольном этаже?



























































Шуюн кивнула в ответ:



























































- Как раз недалеко есть подходящий торговый центр с супермаркетом.



























































- Тогда давай сходим туда сейчас же. У нас случайно не найдётся в гараже минивэна? – вообще-то я бы предпочла что-нибудь побольше, вроде грузовика, однако такого транспорта у них точно в семье нет, так что даже спрашивать не буду.



























































Глаза сестрёнки тут же расширились, и она заявила резким недовольным тоном:



























































- Ты куда это собрался ехать, Ге? Тебе ещё не разрешали выходить на улицу!



























































- Я должен туда съездить. Мне необходимо купить очень много вещей, – ответила ей я, после чего сделала невинное выражение лица и повторила её собственную коронную фразу. – Мне Даге разрешил.



























































Шуюн недовольно насупила свой носик, но я продолжала упёрто стоять на своём, так что ей не оставалось ничего иного, кроме как неохотно согласиться:



























































- Ладно-ладно, я попрошу Лин-бо свозить нас туда.



























































- Кстати Шуюн, а сколько у тебя денег на руках? – этот вопрос меня немало взволновал, ибо в этом походе по магазинам я собиралась разойтись на полную катушку.



























































- У меня только несколько тысяч, – ответила Шуюн. Заметив моё озадаченное лицо, она рассмеялась, после чего пояснила. – Даге у нас постоянно в разъездах, поэтому он передал тебе как дебетовые, так и кредитные карточки. Иначе говоря, это ты даешь мне деньги на карманные расходы! Я сейчас же сбегаю за твоим кошельком. Мои карманные неприкосновенны даже для тебя!



























































Шуюн, похоже, была в приподнятом настроении. Видимо, пока у девушки есть возможность заняться шопингом, она будет безмерно счастлива, даже если виной всему сумасшествие её Эрге.



























































Так как я сейчас была, по сути, инвалидом, у нашей компании ушло немало времени, чтобы добраться до супермаркета в торговом центре. Я заранее разведала, что в нашем доме имелся внушительных размеров подвал, в котором почти ничего не хранилось, так что всю эту ночь я планировала посвятить шатловым перевозкам продовольствия из магазина в наш подвал.



























































И едва мы переступили порог супермаркета, как я ткнула пальцем в гигантскую гору риса:



























































- Лин-бо, тащи ве-е-есь этот рис на кассу и сразу же оплати.



























































Лин-бо и Шуюн в шоке уставились на меня, после чего Лин-бо аккуратно уточнил:



























































- Молодой господин, вы точно уверены, что это необходимо.



























































- Абсолютно точно! – твёрдо заявила я.



























































Лин-бо на мгновение задумался, а затем выдвинул своё предложение:



























































- Если молодой господин решил закупиться в подобных немалых объёмах, я могу поговорить с менеджером магазина и попросить отвести товар прямо к нам на дом. Однако в таком случае нам, скорее всего, придётся немного доплатить за транспортировку. Это вас устроит, молодой господин?



























































- На деньги мне плевать, главное чтобы к утру все покупки уже были у нас!



























































Лин-бо кивнул мне в ответ. В результате его переговоров с менеджером этого супермаркета, они согласились предоставить нам помощь в транспортировке и даже выделили для этой цели грузовик. И за всё за это мы заплатили всего лишь тысячу сверху. Вероятно, они были несказанно рады визиту такого «оптового скупщика», как я, что даже не стали много с нас просить за дополнительную услугу.



























































Таким образом, я без малейшего стеснения тыкала пальцем на различные полки и велела всё тащить прямиком в грузовик!



























































Лапша быстрого приготовления, вяленное мясо, всевозможные банки с маринадами, шоколад и другие сладости, галлоны питьевой воды и прочие напитки, туалетная бумага, батарейки… Воистину бесконечный поток жизненно необходимых вещей так и вливался в недра подготовленного для нас грузовика. После недолгих раздумий, я отправила следом туда же несколько коробок прокладок. Мне-то они в этой жизни уже ни к чему, а вот Шуюн без них непросто придётся.



























































- Эр-Эрге, ты разве не перебарщиваешь немного? Да этого всего нам, небось, на десять лет вперёд хватит! – Шуюн как и прежде продолжала толкать мою коляску. Её глаза уже давно превратились в блюдца а челюсть отвисла. Прежнее приподнятое настроение при мысли о шопинге у неё уже давно сдуло, сменившись банальным шоком.



























































Другие посетители магазина уже так же приметили наше странное поведение и показывали на нас пальцами, но мне на их косые взгляды было как-то плевать. До тех пор, пока эти приготовления способны обеспечить нам выживание в будущем, я не возражаю потерпеть немного насмешек и стыда сейчас. Менеджер же супермаркета, в отличие от клиентов, с лёгкой нервозностью убеждал нас расплатиться за товар сейчас, чтобы им проще было организовать беспрепятственную доставку. Хотя, уверена, всё это было лишь предлогом. Он, вероятнее всего, опасался, что в конечном итоге мы не сможем за всё за это заплатить, и все его усилия будут потрачены впустую.



























































Я достала свою кредитку, немного волнуясь, хватит ли у меня лимита для оплаты подобной покупки. Но, проведя карту через кассовый аппарат, он вернулся ко мне с чеком, при этом одаривая меня улыбкой на добрую тысячу ватт. Видимо, в лимит мы всё же вписались. Я опустила глаза на чек, в основании которого красовалась цифра в триста с лишним тысячи. Скорее всего, у этой кредитки и вовсе отсутствовало понятие «лимит». Этот Цзянг Шутиан однозначно не просто владелец небольшой дизайн-студии.



























































Закончив с оплатой, я бросил через плечо:



























































- Идём, продолжим наши покупки наверху.



























































- Что? Мы всё ещё не закончили? – к этому моменту голова у Шуюн уже, похоже, шла кругом. Она совершенно не понимала, что ей следует делать.



























































Так мы и продолжили закупаться, систематически зачищая этаж за этажом. Я выбирала удобную крепкую одежду, каждой модели по десять штук, не забыв и о таких вещах как термобельё и пуховики; их я купила в таком количестве, словно бы они относились к разряду потребляемых товаров.



























































К счастью, на верхних этажах нам посчастливилось наткнуться на магазин с одеждой в стиле мили, а также аптеку. Там я смогла купить всевозможные фонарики, каски и даже берцы. Одних лишь ножей я купила несколько десятков. В аптеке же я приобрела витамины, бинты, разные мази против ожогов и прочие медикаменты. Проще говоря, я разом скупила весь их ассортимент.



























































[Берцы – высокая военная обувь на шнуровке]



























































Тут Шуюн уже не сдержалась:



























































- Эр-Эрге, это уже слишком. Ты же сам всегда мне твердишь, что Даге приходится тяжело трудиться ради этих денег и поэтому мы не должны транжирить их попусту.



























































Эти слова заставили меня заколебаться. Если все мои страхи не оправдаются и трагедии не произойдёт, то всё, что я сейчас делаю, действительно будет не более чем бессмысленная трата денег. Даже если мы возьмёмся потихоньку расходовать купленные сегодня вещи, в этой семье не так уж много людей, так что был определённый предел того, что нам было по силам освоить. Я уже даже не говорю о некоторых из них, что и вовсе нам не пригодятся, таких как военные ножи.



























































В то же время, если взглянуть на ситуацию под другим углом, даже если Цзянг Шутиан не окажется настолько богатым, как я подозреваю, вся семья не станет банкротами из-за потери миллиона долларов (в теории). В противовес этому купленные на этот миллион долларов товары, станут просто незаменимы нам, если после 21-ого мир всё же изменится. Так что, если сравнивать два варианта развития событий, можно сказать, что деньги были потрачены с умом!



























































Придя к такому выводу у себя в голове, я со спокойной душой продолжила свой марафон покупок. Даже уже на пути назад, мне всё ещё казалось, что мы не добрали еды, так что по дороге мы так же совершили рейды и на продуктовые лавки, что располагались вдоль нашего маршрута. Лишь когда от усталости я уже едва переводила дыхание, а в глазах Шуюн от волнения уже показались слёзы, я наконец-то выказала желание вернуться домой. В конце концов, этому моему телу ещё нужно успеть отдохнуть и набраться сил.



























































- Ге, эй Ге, ты только глянь! – Шуюн полностью открыла окно машины, восторженно показывая куда-то наружу и вверх. Лин-бо предусмотрительно свернул на обочину, чтобы она смогла без опасения для собственной жизни высунуть голову.



























































Из-за её настойчивых просьб я так же была вынуждена поднять голову к небу. В эту эпоху, когда стало почти что невозможно для человека увидеть настоящие звёзды, всё ночное небо оказалось заполнено сиянием всполохов метеоритного дождя. Это было незабываемое зрелище. Настолько красивое, что перехватывало дух.



























































Я до сих пор помню те утренние новости, что оживлённо описывали произошедшее накануне: настолько прекрасные стремительно проносящиеся алые полосы, что любой, кому посчастливилось увидеть их собственными глазами, мог бы умереть без малейшего сожаления.



























































Ага, «без малейшего сожаления» мать вашу, как же. Да чтоб им пусто было…



























































…И проносящимся алым всполохам…



























































…И этому проклятому метеоритному дождю.





























Том 1 глава 2: Приход чёрного тумана














Лишь когда большая часть привезённых припасов была погружена в подвал, а их остаток брошен на кухне, я смогла почувствовать себя чуточку спокойнее. С таким количеством продовольствия при условии, что Цзянг Шутиан сумеет вернуться домой и защитить их, эта семья всё-таки сможет выжить.



























































Когда мы вернулись из магазина, медсестра обрушилась на нас с таким бешенством, что, казалось, вот-вот взорвётся от негодования. А из-за того, что я упорно отказывалась идти отдыхать, пока все припасы не будут определены на свои места, её лицо и вовсе приобрело вид разъярённой тигрицы. В конечном итоге, лишь объединившись с Лин-бо, ей удалось затащить меня в ванну. А после мне было велено лечь в кровать, чтобы она смогла проверить всевозможные жизненные показатели моего тела.



























































И стоило моей спине коснуться простыни, как я почувствовала неимоверную усталость и тут же отрубилась вплоть до следующего дня. Когда же я вновь открыла глаза и взглянула на часы, было уже за полдень.



























































Вылезая из кровати, я позвала медсестру и Лин-бо, чтобы те помогли мне помыться и разобраться с естественными нуждами.



























































Даже оказавшись лицом к лицу с незнакомым мужским телом, я оставалась довольно спокойной для женщины, что внезапно превратилась в молодого парня. В конце-то концов, ну чего я там не видела? А вот медсестру это, напротив, изрядно смутило, вероятно, из-за того, что она всё ещё была довольно молодой. С виду ей никак не больше тридцати лет. Я же в свою очередь сейчас обладала телом молодого привлекательного парня в самом расцвете сил. Нет такой девушки в мире, которая втайне не мечтала бы съесть подобного прелестного юнца!



























































После ванны я планировала поесть чего-нибудь лёгенького, после чего закусить это очередной порцией куриного бульона. Хотя, возможно, уже слишком поздно пытаться привести это тело в норму…



























































- Сяо Ю.



























































Я подняла голову. То были Дядя с Тётей. Шуюн сказала мне, что вчера они уходили повидаться с другом, а к тому времени, как мы вернулись из торгового центра, они уже спали. Мы даже специально попросили нанятых для перевозки грузчиков быть особенно аккуратными, чтобы сильно не шуметь и не разбудить их.



























































- Добрый день, дядя, тётя.



























































Я принялась придирчиво их осматривать. На вид им было приблизительно сорок с небольшим лет. Тёте я могла бы дать даже чуточку меньше сорока, хотя, возможно, они оба просто хорошо сохранились. Им просто физически не могло быть меньше сорока. Похоже, у этого моего дядюшки и его покойного старшего брата была весьма внушительная разница в возрасте.



























































Оба супруга с виду походили на типичных книжных червей, что было плохой новостью. Если честно, в глубине души я надеялась, что дядя окажется настоящим мачо. Было бы совсем шикарно, если бы он ко всему прочему имел чёрный пояс по дзюдо и тхэквондо, владел боевыми искусствами, имел превосходные навыки владения различными типами холодного оружия, а также был метким стрелком. Но, увы, хоть идеальный дядюшка из моих грёз и был бравым молодцем, суровая реальность была такова, что он оказался не более чем вялым мешком с костями.



























































- Сяо Ю, откуда у нас на кухне столько вещей? – озадачено поинтересовалась тётя. – Это ты всё это накупил?



























































Я кивнула и ответила:



























































- Мы с Юн-юн вчера прошлись по магазинам. Не уверен, что на меня нашло, и зачем я всё это купил, – к счастью, они не видели подвал. Иначе никто бы мне не поверил, даже если б я заявила, что окончательно свихнулась.



























































- Ничего страшного. Подумаешь, купили чуток больше, чем надо, – принялась успокаивать меня тётя. – Ничто из купленного тобой не является скоропортящимся, так что мы можем просто не спеша их расходовать.



























































- Тётя, вы с дядей и сегодня куда-то собираетесь уйти?



























































Если так, я просто грохнусь в обморок здесь и сейчас и тем самым заставлю вас остаться дома, чтобы ухаживать за мной.



























































- Нет, конечно, – немного извиняющимся тоном заверила меня тётя. – Просто вчера один наш близкий друг, которого мы давно уже не видели, уезжал в долгое путешествие. Мы просто обязаны были его проводить. Если бы не это, мы с твоим дядей ни за что бы от тебя не отошли. На мне всё ещё лежит обязанность за твоё сбалансированное питание! – тут её глаза немного покраснели от слёз. – Ты взгляни на себя, сплошные кожа да кости.



























































На это заявление дядя недовольно возразил:



























































- Ну хватит уже, разве ж тут есть над чем слёзы проливать? Сяо Ю уже проснулся, да и док нас заверил, что никаких серьёзных осложнений возникнуть не должно. Просто дай ему ещё немного времени, и он вновь станет нашим старым добрым Сяо Ю, которого мы все знаем и любим.



























































- Ты прав, – тётушка тут же спрятала своё жалостливое лицо и, схватив меня за руки, заявила. – Ну же, пошли кушать! Даже Юн-юн отказалась есть, пока ты не проснёшься!



























































Я улыбнулась и с готовностью подчинилась. Когда же мы добрались до обеденного стола, я обнаружила, что он весь уставлен тарелками с различными блюдами. Вот только вся эта еда готовилась на пару настолько долго, что фактически таяла во рту. Скорее всего, это было специально сделано для того, что мне легче было её усваивать.



























































Я ела молча. Мне, конечно, хотелось побольше съесть всего этого, чтобы быстрее набраться сил и энергии, однако это тело попросту ещё слишком слабо. Оно способно принять в себя гораздо меньше еды, чем смог бы съесть нормальный здоровый подросток. Возможно, мне и удалось бы заставить себя проглотить чуть больше, но это в свою очередь могло бы вызвать рвотный рефлекс. В итоге мне ничего не оставалось, кроме как положить свои палочки на тарелку в ожидании того, когда все остальные также закончат со своим обедом.



























































- Есть кое-что важное, что я должен сообщить всем вам.



























































Все присутствующие подняли на меня свои взгляды.



























































- Сегодня никто не должен куда-либо выходить из дома. Так же этой ночью все мы будем спать в отдельных комнатах, – я бросила многозначительный взгляд в сторону дяди с тётей. – Даже дядя и тётя должны будут поспать раздельно. Ко всему прочему всем надлежит тщательно запереть двери своих комнат перед сном. Не забудьте на всякий случай подпереть дверь чем-нибудь тяжёлым.



























































На эти мои настораживающие слова Лин-бо, медсестра и Шуюн отреагировали довольно спокойно. В конце-то концов, они уже стали свидетелями того, как я всю ночь скупала один магазин за другим, словно обезумевшая, так что подобными словами их уже было не удивить. А вот дядя с тётей выглядели абсолютно ошарашенными.



























































- И зачем? – спросил дядя, откладывая в сторону свои палочки, после чего посмотрел на меня немного даже строгим взглядом. Но это меня не напугало, ведь он не был главой этого семейства. Самым авторитетным лицом в этой семье по-любому мог быть только Цзянг Шутиан!



























































Отвечая на вопрос дяди, мне оставалось лишь вновь свалить всё на сон, что я якобы увидела во время своей комы. Вот только это, похоже, только ещё больше раззадорило дядю с тётей. В итоге они уже даже не знали смеяться им или же плакать.



























































- Всё в порядке, – Шуюн, как и ожидалось, тут же приняла мою сторону. – Даге разрешил. А раз 21-ое уже завтра, сегодня все должны будут следовать указаниям Эрге!



























































Как я и думала, Цзянг Шутиан был самой авторитетной персоной в семье. Всего лишь одна фраза «Даге разрешил» делала мои слова не просто бреднями больного мальчишки, а писаным законом.



























































После этого все единогласно согласились подчиниться моему странному требованию, не став даже задавать каких-либо вопросов по этому поводу. Судя по их лицам, даже Цзянг Шуюн, скорее всего, не верила моим словам, однако все они были более чем готовы исполнить желания молодого юноши, что был серьёзно ранен и лишь недавно вышел из комы.



























































Эта семья и впрямь достойна того, чтобы уцелеть в том, что грядёт, вот только…



























































После обеда мы с Шуюн отправились осматривать округу, в ходе чего я расспрашивала её о разных важных вещах. В итоге я выяснила, что над дом даже лучше, чем я могла себе представить; оказалось, что мы находимся в окрестностях большого города, где все семьи жили в отдельных домах. Ко всему прочему у каждого дома имелся свой обнесённый высокими стенами участок.



























































На всех окнах в доме имелись железные решётки, скорее всего, в качестве предосторожности от потенциальных грабителей. В завершении вход в дом был оборудован сразу двумя дверями, причём внутренняя была полностью сделана из нержавеющей стали.



























































Боже, да это место просто предел моих мечтаний!



























































Необходимое количество припасов у нас уже было заготовлено, так что если Цзянг Шутиан всё же сможет вернуться домой вовремя, мы будем полностью готовы ко всему, что бы не преподнесла нам судьба.



























































В очередной раз подумав об этом величественном Даге, я не смогла устоять перед соблазном и набрала его номер, чтобы уточнить его местоположение, однако он оказался вне зоны доступа. Он что, всё ещё на борту самолёта? Я от всей души надеялась, что он не обманывает меня, просто напросто отключив свой мобильный телефон.



























































- Ге.



























































Я обернулась на зов и заметила Шуюн, что, стоя на веранде, глядела на меня со слегка побледневшим лицом.



























































- Что случилось?



























































И стоило ей указать пальцем на вид с веранды, как моё сердце тут же ухнулось в пятки. Я, конечно же, знала, что всё это непременно случится, ещё с тех пор, как по небу пронёсся алый метеоритный дождь. И всё же, несмотря на это, у меня оставалась последняя ниточка надежды, что последующие события будут отличатся от тех, что были известны мне… Но, как всегда, последняя надежда оборачивается величайшим разочарованием.



























































Шуюн вытолкала моё инвалидное кресло на веранду. Взглянув на открывшийся вид, я тут же заметила тонкую чёрную пелену тумана, что закрывала горизонт. При обычных обстоятельствах никто бы даже внимания на это не обратил. В конце-то концов, в этом загрязнённом мире подобные изменения были вполне обычным явлением. В половине случаев они даже будут иметь логичное объяснение, связанное с деятельностью самого человека. Из-за нас даже морская вода может приобрести горчичный цвет.



























































Но после того как я прилюдно описала грозящую всем нам катастрофу 21-ого числа, Шуюн стала куда как более чувствительна к вероятности подобного исхода, и не смогла просто проигнорировать этот клубящийся на горизонте чёрный туман.



























































Я и не думала, что чёрный туман начнёт расползаться так скоро. Возможно ли, что виной этому моё иное местоположение? Я прекрасно помню, что в тот раз я начала замечать странности лишь приблизительно в шестом или седьмом часу вечера.



























































Хотя, вероятно, виной тому было то, что мне пришлось просидеть за работой приблизительно до шести или семи часов, прежде чем я смогла наконец-то выйти из нашего офисного здания. Скорее всего, именно из-за этого я и заметила все эти настораживающие события слишком поздно. Выходит, туман стал распространяться гораздо раньше.



























































Я тут же невольно начала беспокоиться о перелёте Даге. На часах было только 3 часа дня, однако телефон Цзянг Шутиана постоянно находился вне зоны действия сети.



























































- Юн-юн, с этого момента звони Даге каждые полчаса.



























































Услышав мои слова, Шуюн ещё больше побледнела и решительно закивала. Она незамедлительно схватилась за свой телефон, как видимо, решив не откладывать это дело в долгий ящик, вот только дозвониться также не смогла.



























































- Что это там? – тётя вышла на веранду, держа в руках тарелку с моей рисовой кашей на курином бульоне. Она немного озадачено посмотрела на полосу чёрного тумана на горизонте, однако её это явление, похоже, совсем не насторожило. – Да уж, последнее время воздух в городе стал уж слишком загрязнённым. А теперь, Сяо Ю, идём-ка со мной, тебе нужно поесть ещё немного рисовой каши.



























































Хоть я и не была голодна, я всё равно послушно съела всю порцию. Мне было жизненно необходимо в кротчайшие сроки вернуть себе как можно больше сил.



























































К шести часам мы по-прежнему не могли связаться с Цзянг Шутианом. К этому моменту чёрный туман стал уже настолько плотным, что даже тётя с дядей начали потихоньку замечать, что что-то тут не так. Они даже набирали номер экстренной связи, 110, чтобы узнать о причинах этого явления, но так и не смогли дозвониться. Линии были перегружены.



























































- Сяо Ю, что тут вообще происходит?



























































Во время ужина дядя наконец-то не выдержал и выпалил этот тревожащий всех вопрос.



























































- Послушайте меня внимательно, – спокойным голосом начала я. – Сегодня все мы будем спать в отдельных комнатах. На следующее утро, если кто-то не выйдет из комнаты сам, люди снаружи должны будут сперва покричать и получить ответ, прежде чем открывать дверь комнаты. Если же ответа не будет, ни в коем случае эту дверь НЕ открывайте!



























































Дядя, разумеется, нашёл моё заявление крайне странным и озадаченным голосом переспросил:



























































- И почему же нам не следует открывать комнату, если мы не получим ответа? Что не так с человеком внутри?



























































Дядя поднял на меня свой взволнованный взгляд, даже остальные теперь со всей внимательностью ловили каждое моё слово.



























































- Кто бы ни был внутри, его уже вряд ли можно будет назвать человеком, – едва слышно ответила на вопрос я.



























































Лица всех присутствующих мгновенно изменились на 180 градусов. Дядя уже было открыл рот для нового вопроса, но я не дала ему и слова вставить, взмолившись:



























































- Послушайте, просто давайте вы все сегодня поступите так, как я вам говорю, ладно? Это всего лишь на день, и, если завтра ничего не случится, я обязательно извинюсь перед всеми вами. Но сейчас вы можете просто прислушаться к моим словам?



























































Дядя явно хотел что-то сказать, но в итоге просто кивнул головой, так ничего и не произнеся.



























































- После наступления 21-ого заприте все окна и двери, никуда не выходите и уж тем более не впускайте никого внутрь. Не включайте свет по ночам и не шумите. В идеале никто не должен вообще узнать, что в этом доме кто-то живёт.



























































Но что дальше? Глядя на эту семью, я не знала, что ещё могу для них сделать. Во всём доме было всего лишь два мужчины, но, в отличие от дяди, что по возрасту был на самом пике своей физической формы, Лин-бо уже было под шестьдесят. Ну и сколько же боевой силы они смогут продемонстрировать?



























































- В любом случае просто не выходите наружу, – беспомощно заключила я.



























































На это дядя криво усмехнулся и заявил:



























































- Но мы ведь не сможем всю жизнь прожить в этих четырёх стенах, ведь так?



























































- Всё остальное может подождать до возвращения Даге.



























































Как только я упомянула «Даге», все тут же успокоились и согласно кивнули. Они что, действительно все настолько доверчивы, или же никто из них не сомневается, что, даже если самолёт начнёт падать с небес, Цзянг Шутиан сможет расправить крылья и прилететь на них домой?



























































Это меня немало разозлило, но в то же время я прекрасно понимала, откуда в них взялась такая уверенность. С моего пробуждения прошло всего лишь каких-то там три дня, а самого Цзянг Шутиана я смогла повстречать лишь однажды в самый первый день, да и то, с моим-то мутным зрением, едва ли могла что-либо разглядеть. И всё же даже при таких обстоятельствах его аура истинного императора произвела на меня неизгладимое впечатление. Что же касается этих людей, что прожили под покровительством Цзянг Шутиана вот уже с десяток лет, их вера в этого человека попросту не знала границ!



























































Увидев, что на лицах всех присутствующих застыло одно и то же выражение «давайте дождёмся возвращения Даге», я невольно начала беспокоиться. Цзянг Шутиан вполне может и не суметь вернуться! В любом случае сейчас я могла лишь продолжать передавать им те знания, которыми сама обладала:



























































- Если заметите кого-либо, кто ведёт себя странно или же агрессивно, незамедлительно бейте его по голове. И убедитесь, что полностью размозжили его черепушку. Не пытайтесь его жалеть и оттого бить не во всю силу.



























































После этих моих слов все уставились на меня испуганными глазами с бледными, как сама смерть, лицами. Теперь-то, полагаю, они уже приблизительно понимали, к чему я веду. В конце-то концов, похожие сюжеты в прошлом не раз встречались в самых разных фильмах. Теперь же, когда я вспоминаю о них, все эти фильмы кажутся мне фактически пророческими. Вот только, когда подобный сюжет разыгрался на самом деле, реальность оказалась куда более жестокой и пугающей, нежели любая фикция. Сейчас мне уже даже сложно сказать, что из этого было придуманной историей – фильмы или же реальность.



























































Закончив с ужином, я, Шуюн, дядя и тётя устроились в зале, чтобы немного поболтать. Из этих диалогов мне удалось узнать ещё немного информации о Цзянг Шую. Оказалось, что он представлял собой подобие мини-версии Цзянг Шутиана. Главным лицом в семье был, разумеется, Цзянг Шутиан, а вот вторым лицом в семье был вовсе не дядя, как можно было предположить, а Цзянг Шую!



























































Дядя, немного смущаясь, объяснил мне, что они с тётей почти весь год проводят безвылазно на раскопках и в различных исследовательских центрах, поэтому дома бывают крайне редко и не могут сами заниматься домашним обиходом. Вот только выражения лиц тёти и Шуюн выдали его с потрохами. На самом деле дядя был попросту беспечным мужчиной, все мысли которого были полностью забиты археологией. Он даже о самом себе не мог позаботиться и постоянно нуждался в чужой помощи! В прошлом в роли его покровителя выступал старший брат, а после смерти брата это бремя легло уже на плечи племянника.



























































Услышав это, я почувствовала ещё большую обеспокоенность.



























































Вот так мы и проболтали весь остаток вечера. Через какое-то время из-за крайне слабого состояния моего тела я настолько устала, что уже едва могла держать глаза открытыми. Хоть я и понимала, что по возможности должна сохранить как можно больше сил, я просто не могла заставить себя покинуть эту мирную дискуссию. Как бы мне хотелось, чтобы этот момент длился вечно.



























































Лишь в десять часов вечера, когда я уже полностью обессилела, я принялась разгонять всех по их комнатам. Я так же позаботилась о том, чтобы в каждой из комнат было по коробке с бутылками воды, еда, аптечка и прочие важные мелочи. Так, для подстраховки.



























































Я провожала каждого отдельно до его комнаты и не отходила от неё, пока не раздавался щелчок запирания двери и не затихали шаркающие звуки передвигаемой мебели.



























































Когда же настала очередь Шуюн, она, прикусив нижнюю губу, отказалась захлопывать дверь комнаты сразу и вместо этого спросила умоляющим тоном:



























































- Ге, разве хотя бы мне нельзя остаться с тобой? Ты всё ещё так слаб. Тебе по-прежнему необходим чей-то присмотр!



























































- Так не пойдёт, – шутливым тоном ответила я. – С таким-то телом, как у меня, если ты начнёшь пинаться ночью, я даже ответить тебе не смогу.



























































Услышав мой ответ, лицо Шуюн немного побледнело, но она всё же сумела выдавить из себя лёгкую улыбку и кивнуть:



























































- И то верно. В таком случае я закрываю дверь!



























































Наконец, в коридоре остались лишь мы с Лин-бо. Он помог мне пододвинуть к двери рабочий стол так, что оставалась лишь небольшая щёлка, как раз достаточного размера, чтобы Лин-бо смог протиснуться обратно в коридор.



























































Однако по какой-то причине Лин-бо замялся у самого выхода и обернулся ко мне:



























































- Молодой господин, мой сын и его невестка сейчас в городе. Если что-то случится, можно ли мне будет привести их сюда?



























































Я нахмурилась. Если честно, подобная перспектива меня совсем не радовала. Если бы только Цзянг Шутиан был здесь, то я бы даже не сомневалась и позволила бы им присоединиться к нашей компании. Вот только сейчас, помимо Лин-бо, в доме был всего один мужчина в лице дяди. Если я разрешу сыну Лин-бо и его невестке прийти сюда, они вполне смогут перенять у нас главенство над всем домом, как кукушки захватывают чужие гнёзда.



























































- Давай подождём до завтра. Возможно, мой сон и не сбудется вовсе.



























































Я отмахнулась от просьбы Лин-бо, отложив решение этого вопроса на потом, хоть и понимала, что если эти двое не придут к нам прямо сейчас, то уже и вовсе никогда не придут.



























































Лин-бо же лишь кивнул в ответ, не желая, по-видимому, излишне на меня давить, и ушёл прочь. Скорее всего, это было из-за того, что даже сейчас ему всё ещё было трудно поверить в правдивость моей истории. Это вполне понятно, ведь до недавнего времени наша жизнь была довольно мирной. Большинство людей не смогут вот так запросто принять тот факт, что их внезапно должно забросить в обстоятельства, что прежде встречались разве что в фильмах.



























































Затем же настало время неравного боя; письменный стол может и был пододвинут уже фактически к самой двери, но я-то была в инвалидном кресле. Из такой позиции было ой как непросто передвинуть тяжелый письменный стол так, чтобы он плотно подпёр входную дверь.



























































Лишь спустя немалое количество времени, насквозь пропотев с головы до пят от чрезмерных усилий, я смогла наконец-то закончить запечатывание своей двери. После небольшой передышки я подкатила к шкафу и вытащила из его глубин с десяток поясов. По мне так находившегося в распоряжении Цзянг Шую разнообразия поясов было более чем достаточно всего для одного человека. В своей прошлой жизни я вообще поясами редко пользовалась.



























































Использовав все оставшиеся силы, чтобы перетащить своё бренное тело на кровать, я обессилено рухнула на постель. От тяжёлого дыхания моя грудь столь мощно вздымалась при каждом вздохе, что, казалось, вот-вот взорвётся. Я была вынуждена пролежать в этой позе какое-то время, прежде чем смогла вновь найти в себе силы двигаться. Воспользовавшись ремнями, я плотно привязала свои ноги к металлической раме больничной койки. После недолгих размышлений я сделала то же самое с левой рукой, закрепив её к изголовью кровати, вот только с правой рукой я уже ничего поделать не могла.



























































Так я и осталась молча лежать на своей больничной койке, не зная, когда именно настанет час моего суда. Я ждала, но очень скоро заскучала. Я чувствовала сонливость, но не желала вот так запросто засыпать. Чтобы хоть чем-то себя занять, я принялась крутить головой туда-сюда, в поисках чего-нибудь интересного.



























































И стоило мне повернуть голову влево, как я тут же замерла, зачарованная открывшимся видом. Там, сбоку от кровати, стояли несколько фоторамок с изображениями Цзянг Шую, Цзянг Шуюн, величественного Даге по имени Цзянг Шутиан, дяди, тёти и ещё одной супружеской пары, что была мне незнакома. К гадалке не ходи, они являлись биологическими родителями этого тела.



























































Если бы вся эта семья была сейчас в сборе, то, возможно, у меня и появилась бы причина продолжать жить дальше. Даже если я и не являюсь Цзянг Шую сейчас, стоило бы мне провести с ними достаточно много времени, и я смогла бы в конечном итоге стать настоящим Цзянг Шую, разве не так?



























































Да уж, как жаль…



























































Ведь среди всех присутствующих в доме людей, у меня был наименьший шанс благополучно пережить эту ночь. Как только наступит час суда, физически слабым людям придётся хуже всего. А сейчас у меня даже не было сил для того, чтобы самостоятельно встать, что уж там говорить о моих шансах на выживание?



























































С самого начала я уж было подумала, что Боги на небесах милостиво даровали мне второй шанс и возможность прожить спокойную жизнь в этом хоть и ином, но мирном мире. Я бы не жаловалась, даже если бы эта жизнь оказалась скучной.



























































Но вскоре я поняла, что Боги жестоко забросили меня сюда, дабы я вновь испытала на себе…



























































Апокалипсис.



























































Изначально я планировала, что Цзянг Шутиан всё же сможет успеть вернуться домой вовремя. В таком случае я могла бы с чистой совестью покончить с собой ещё до наступления полуночи с 20-ого на 21-ое и избавить себя от этой медленной пытки. Но он всё же не успел, а может, его тогдашнее обещание и вовсе было всего лишь уловкой для того, чтобы успокоить меня, и на самом деле он даже не планировал лететь обратно. Однако также высока была вероятность и того, что его самолёт просто-напросто разбился по дороге. Если дело в этом, то, выходит, я самолично навлекла на него смерть.



























































Дурное предчувствие твердило мне, что второй вариант, увы, был ближе к истине. Где-то в глубине души я не сомневалась, что Цзянг Шутиан был человеком слова. Раз он дал своё обещание, он намеревался его выполнить. Он никогда бы не отмахнулся от слов своего младшего брата. Выходит, что он мёртв из-за меня?



























































Поэтому, чтобы отплатить свой долг перед ним, а также ради Шуюн, что последние несколько дней неустанно заботилась обо мне, я обязана была сделать всё возможное, чтобы выжить. Если мне это всё же удастся, то, возможно, я смогу защитить Шуюн, используя свой опыт из прошлой жизни. И мне останется лишь молиться, что Цзянг Шутиан по-прежнему жив где-то.



























































Ну что ж, уже почти время. Я покосилась взглядом в сторону своего окна и, как и ожидалось, увидела чёрный туман, что уже начал просачиваться внутрь комнаты. Прятаться или пытаться залатать окна было абсолютно бесполезно. Этот чёрный туман нельзя остановить. Куда бы ты ни пошёл и где бы ни прятался, он всё равно настиг бы тебя.



























































Я перевела свой взгляд на часы. 12:01. Ну что ж, похоже, 21-ое уже наступило.



























































Продолжая лежать на больничной койке, я спокойно дожидалась своего часа. Сперва чёрный туман окутал собой всё пространство комнаты, после чего начал медленно подыматься, пока его уровень не сравнялся с горизонтальной поверхностью кровати. Наконец чёрный туман принялся медленно подползать ко мне по простыням.



























































Я следила за ним своими широко открытыми глазами. Хоть это и был уже мой десятый раз, к такому попросту невозможно привыкнуть. Первая волна боли пришла от ступней, словно бы их опалило разъярённое пламя. Силой воли я заставила себя не двигаться и просто позволила своим ступням гореть дальше.



























































Затем чёрный туман укусил меня за мизинец, при этом весь палец пронзила такая боль, словно бы его там медленно пережёвывают, но и это было лишь самым началом агонии. Различные типы боли принялись одна за другой атаковать мои конечности. Меня резали, жгли, замораживали, раздавливали…



























































Боль!



























































Кругом сплошная боль!



























































Я переживала на себе все мыслимые и немыслимые типы пыток, что только существовали на планете. Всё, что я сейчас могла, это лишь испытывать боль. Мой рот безвольно раскрылся. Я стонала, слёзы сами собой текли из глаз.



























































Агония во всём теле отнимала у меня способность дышать, хоть я и старалась раскрыть рот как можно шире. Грудь горела так, словно я задыхаюсь…



























































Я не смогу, не выдержу… Я…



























































Превращусь в иного.



























































* * *

























































































Ге…



























































Сяо Ю, Сяо Ю!



























































Эрге… Отзовись же, Ге… Хнык… Эрге…



























































- ЭРГЕ!



























































Мои глаза тут же широко распахнулись, а сама я сделала резкий глубокий вдох. Моя грудь продолжала стремительно вздыматься и опадать, сокращаясь столь отчаянно, что, казалось, меня вот-вот разорвёт на части. Какое-то время я могла лишь тяжело дышать, слушая доносившиеся из-за двери причитания.



























































- Юн-юн…



























































Попыталась прокричать я, однако с моих губ сорвался лишь едва различимых шёпот, настолько тихий, что даже я сама его едва слышала. Моё тело обессилело настолько, что я не могла пошевелить даже пальцем. Вся простыня подо мной была насквозь пропитана потом. Должно быть, у меня была крайняя степень обезвоживания. Если не смогу восполнить объём воды в своём организме в самое ближайшее время, непременно погибну!



























































- Юн…



























































В этот раз я даже слога выдавить из себя не смогла. Чёрт, я не умерла во время часа суда, но, вместо этого, погибну от обезвоживания. Даже я находила эту ситуацию весьма прискорбной.



























































- Ге! Ге! Так, ну всё, я так больше не могу! Я собираюсь открыть эту чёртову дверь. Я решила!



























































- Ладно, сделаем это вместе! – пошёл на поводу её глупой идеи дядя, абсолютно игнорируя все мои вчерашние наставления. Разве я не запретила вам открывать двери самостоятельно, не получив ответа изнутри?



























































Раздался резкий звук отпирающейся двери, после чего последовала серия ударов, с явным намерением принудительно вышибить дверь. Один удар, второй, на третий удар дверь резко распахнулась, а преграждающий путь письменный стол с громким «ба-бах» перевернулся на бок. Тут же в комнату влетели три человека и с глазами полными откровенной паники уставились на меня.



























































Я же в свою очередь глядела на них в ответ. Из-за сильного обезвоживания я уже не могла выдавить из себя и звука, так что мне оставалось одними лишь губами произнести беззвучное «Воды…».



























































Тут же ко мне бросилась тётушка и поднесла тарелку к моим губам. Опять куриный бульон.



























































Я выпила целых три тарелки этого куриного бульона, пока меня уже не начало тошнить от него. Я остановилась и попросила простой воды, чтобы прополоскать рот. До того, как я смогла выпить куриного бульона, склизкое ощущение во рту было просто невыносимо, однако теперь мне уже было гораздо лучше. Всего десять минут назад я была фактически одной ногой в могиле, но уже сейчас я на сто процентов уверена, что смогу выжить.



























































- А что с Лин-бо и медсестрой? – в комнате, помимо меня самой, я смогла насчитать всего троих людей. Из-за этого меня тут же посетило плохое предчувствие.



























































Все трое многозначительно переглянулись друг с другом, после чего дядя принялся говорить от лица остальных:



























































- Медсестра сейчас лежит на кухне. Мы пытались позвать её, но она не отвечала, так что, полагаю, она мертва. Мы не решились подойти к ней, чтобы проверить, так что наверняка сказать не можем. Что же касается Лин-бо, то мы ещё не успели дойти до его комнаты, так что пока ничего не знаем о его состоянии. Ранее мы заглянули на кухню лишь потому, что ходили за куриным бульоном для тебя.



























































Услышав о том, что медсестра сейчас лежит на кухне моё лицо тут же посуровело. Какого хера она делает на кухне? Должно быть, она полностью проигнорировала все мои инструкции и прямо посреди ночи, покинув свою комнату, спустилась на кухню, где её и настиг час суда.



























































- Зачем ты так себя связал? – принялся отчитывать меня дядя, развязывая ремень, удерживающий мою левую руку. – Ты только взгляни, у тебя же всё запястье растёрто чуть ли не в кровь.



























































Потому что я беспокоилась, что вы, ребята, непременно проигнорируете мои предостережения и вломитесь в мою комнату, даже не получив ответа. Зачем же ещё мне понадобилось бы столь скрупулезно себя связывать?



























































В итоге вы и впрямь вломились в мою комнату, как я и предполагала. Я вынуждена была похвалить саму себя за дальновидность, но жаловаться на их безрассудство у меня не было никакого права. Если бы они не вошли, я бы наверняка умерла прямо на этой самой койке.



























































Я медленно привстала на локтях. После этого моего несанкционированного действия у всех на лице появилось такое выражение, словно они желали заставить меня вновь лечь в кровать. Вот только сейчас ни у кого из нас совершенно не было свободного времени разлёживаться тут понапрасну. Нам следовало разобраться с целым рядом вопросов и как можно скорее.



























































- Дядя, немедленно ступай на кухню и забаррикадируй входную дверь. Что бы ни случилось, не прикасайся к медсестре и старайся вообще не шуметь. Если она вдруг начнёт шевелиться, немедленно возвращайся назад!



























































Дядя тут же кивнул и без каких-либо пререканий отправился выполнять поручение. Похоже, это моё тело действительно принадлежало второму по старшинству лицу в семье. Даже дядя, что был гораздо старше по возрасту, беспрекословно подчинился моему указанию.



























































- В таком случае, я пойду проверю Лин-бо, – тут же заявила Шуюн.



























































- Не стоит, – усталым голосом остановила её я. – Всё это время вы, ребята, только и делали, что кричали во всё горло, после чего даже выбили мою дверь. И, тем не менее, он всё ещё не показался. Даже если пойдёшь сейчас к нему, ты абсолютно точно не получишь ответа. Вместо этого возьми-ка лучше одну из тех бит в углу.



























































Я указала на три бейсбольных биты у входной двери, которые мы буквально вчера купили в торговом центре.



























































Я догадывалась, что Шуюн и те двое просто не смогут бросить их дражайшего Эрге в стороне и непременно вломятся в комнату. Вместе с тем, я не могла гарантировать, что одних лишь ремней хватит, чтобы сдержать «меня». Поэтому на всякий пожарный я заранее оставила у двери оружие, чтобы те сумели себя защитить.



























































- Сяо Ю, – тётя послушно взяла в руки одну из бит, но глядя на то, как не комфортно ей было держать это оружие в руках, я начала сильно сомневаться, что та действительно сможет воспользоваться им. – Что же на самом деле тут творится? Тот вчерашний чёрный туман…



























































От воспоминаний этой ночи, по всему телу тёти пробежала волна мелкой дрожи. Даже Шуюн побледнела.



























































- Этот туман же не вернётся сюда снова? – дрожащим голосом спросила Шуюн. – Только не говори мне, что и этой ночью––



























































- Нет, сегодня он уже не вернётся, – тут же успокоила её я.



























































Только раз в год. Я не стала произносить этого вслух. Ведь я даже не знала, сумеем ли мы вообще пережить этот год. Не было никакой нужды информировать их об этом заранее. Это лишь ещё больше пошатнёт их волю.



























































Услышав мой ответ, Шуюн и тётя тут же облегчённо выдохнули. Я же могла лишь испытывать глубокое сочувствие по отношению к ним. Та боль была воистину хуже смерти. Очень многие люди из моей прошлой жизни предпочли покончить с собой, лишь узнав, что им придётся проходить через эту невыносимую пытку каждый год.



























































Внезапно издалека раздались резкие звуки борьбы с последовавшим за ним мужским вскриком боли. Это же был голос дяди…



























































Сердце тут же ушло в пятки. Неужели что-то всё же произошло там внизу? Но я не могла не попросить дядю заглянуть туда. Если бы медсестра сама незаметно для нас вскарабкалась на второй этаж, это могло бы означать неумолимую смерть для всех присутствующих в доме людей.



























































- Дорогой! – тётя тут же пулей вылетела из комнаты. Шуюн ещё несколько секунд простояла в оцепенении, но затем припустила следом за ней.



























































Я была не вправе их останавливать. Всё, что мне оставалось, это ещё раз напомнить:



























































- Бейте в голову! Вы должны размозжить её голову! Юн-юн не пытайся быть к ней снисходительной и ничего не бойся! Ты должна защитить своих дядю с тётей.



























































Тётя к этому моменту уже давно успела скрыться из виду, но Шуюн затормозила в дверях. Она обернулась на меня своим поразительно бледным лицом, но всё же кивнула и захлопнула за собой дверь. Все спальные двери в этом доме были устроены таким образом, что, как только она захлопывалась, её уже невозможно было открыть снаружи без специального мастер-ключа. Юная мисс даже в этой ситуации не забывала позаботиться о моей безопасности…



























































Я тоже должна постараться ради всех!



























































До часа суда я была уверена, что ещё как минимум несколько дней не смогу самостоятельно стоять на ногах. Но после сегодняшней ночи я уже ничего не могла знать наверняка.



























































Я поднатужилась, поворачивая свою талию, после чего напрягла спину и выпрямилась, приняв сидячее положение. Не спеша опустив ноги с кровати, я сперва попробовала пошевелить ступнями. Убедившись в том, что могу ими свободно двигать, я сделала глубокий вдох и рывком поднялась, но тут же охнула и едва не завалилась обратно на кушетку. К счастью, мне всё же удалось сохранить вертикальное положение, хоть и с большим трудом.



























































Ступая вперёд небольшими осторожными шажками, мне удалось переместиться к двери, где я ухватилась за последнюю оставшуюся бейсбольную биту, после чего открыла дверь. И стоило мне сделать шаг из комнаты с намереньем прийти на помощь остальным, как я заметила в конце коридора тётю и Шуюн, что с обеих сторон поддерживали раненого дядю. Чуть позади за ними следовала та самая медсестра, как-то странно и неестественно двигая своими конечностями. К счастью, двигалась она весьма медленно, так как, по-видимому, не могла как следует контролировать своё собственное тело.



























































Ровно половина тела дяди была окрашена в кроваво-красный цвет. Я даже не смогла сразу с уверенностью сказать, где именно находилось его ранение.



























































- Уходите! Дорогая, Юн-юн, бегите без меня! Я был укушен, меня уже не спасти! Бросьте меня и уходите! – кричал на двух девушек дядя.



























































Лица обеих девушек были бледны, но они отказывались бросать свою тяжёлую ношу. В свою очередь дядя принялся отбиваться от них, пытаясь вывернуться из их крепкой хватки.



























































- Тащите его сюда! – закричала я. – Дядя, доверься мне, с тобой всё будет в порядке!



























































Услышав мои слова, дядя замер и перестал вырываться. Все трое совместными усилиями пытались как можно быстрее двигаться вперёд, но дядя, похоже, повредил свою правую ногу. Он мог лишь волочить её следом, так что их продвижение по коридору можно было охарактеризовать лишь как «очень медленное».



























































Я чуть приблизилась к ним. Моя собственная неустойчивая походка мало чем отличалось от дядиной, с его-то травмированной волочащейся ногой.



























































Увидав, в каком я состоянии, дядя тут же закричал на меня:



























































- Сяо Ю, немедленно зайди обратно в комнату!



























































Я же, проигнорировав слова дяди, уставилась на Шуюн:



























































- Юн-юн, не оглядывайся назад. Продолжай идти только вперёд.



























































К этому моменту медсестра уже была буквально в двух шагах от остальных. Юн-юн кивнула, послушно заставив себя смотреть только перед собой, полностью сфокусировавшись на подтягивании дяди к комнате.



























































Я переместилась и заняла место прямо перед этими тремя, что по-прежнему не осознавали, что идущая за ними по пятам медсестра уже подняла руки в замахе, готовясь в любую секунду наброситься на них со спины. Все десять её пальцев стали в два раза длиннее прежних, а суставы взбухли и округлились, словно маленькие мячики. Пасть свою она держала широко раскрытой, причём до такой степени, что уголки её рта аж разорвались. Все зубы у неё были заострёнными, и с них всё ещё капала свежая кровь.



























































Я отодвинулась в сторону, пропуская группу людей вперёд, после чего изо всех сил нанесла стремительный удар битой. Удар пришёлся прямо в голову уже прыгнувшей было вперёд медсестры, впечатав её обратно в пол.



























































Я опустила свой холодный взгляд на распростёршееся на полу тело медсестры. Та выла от боли, держась за свою голову, но я вновь обрушила на неё свой безжалостный удар. Я хотела в одночасье разбить ей череп всмятку, но её голова оказалась крепче, чем я предполагала. Ну, или я сама сейчас была попросту слишком слаба, так что после моего удара осталась лишь небольшая вмятина.



























































- Эрге, быстрее назад, там ещё один! – вскрикнула Шуюн.



























































Что? Я тут же подняла свой взгляд и действительно увидела ещё одну фигуру. Движения этого типа были ещё медленнее, чем до этого у остальных, так что сейчас он всё ещё волочился в дальнем конце коридора. Но хоть он и был невероятно медлительным, в моих глазах он был куда опаснее медсестры. Да что такое с этой горой мышц?



























































Хоть всё его лицо и было перекорежено вздыбившимися мускулами, я всё же могла с уверенностью сказать, что то был не Лин-бо. Откуда он только взялся? Неужели входная дверь уже сломлена?



























































На то, чтобы крушить черепушку медсестры, у меня уже времени не оставалось, так что я тут же развернулась с намерением вернуться в комнату. Вдруг что-то ухватило меня за лодыжку, отчего я незамедлительно рухнула на пол. Эта чёртова медсестра посмела вцепиться в меня! Я принялась отчаянно пинать её свободной ногой, попутно избивая бейсбольной битой её лицо, чтобы не позволить этой дряни укусить себя за ногу.



























































Я и впрямь была сейчас уж слишком слаба. Сколько бы я не пиналась, у меня не получалось вырваться из хватки. Битой я уже успела выбить несколько её зубов, но этого по-прежнему было недостаточно, чтобы вынудить её отпустить мою ногу.



























































Тем временем качок медленно надвигался на нас. Из одежды на нём были лишь штаны, нижняя часть которых была разорвана вздувшимися мускулами, из-за чего те стали больше похожи на подобие боксерских трусов. Каждая мышца на его обнажённом торсе больше походила на баскетбольные мячи, причём до такой степени, что от пропорций нормального человеческого тела у него уже фактически ничего и не осталось. Каждый его шаг вызывал неумолимую дрожь по полу.



























































Он был очень медлителен. Если бы нам требовалось лишь сбежать, то у нас бы не возникло абсолютно никаких проблем. Однако если мы всё же желаем удержать этот дом, то он станет для нас куда более грозным противником, нежели медсестра!



























































- Ай––!



























































Внезапно мою пленённую лодыжку пронзила волна боли. Эта чёртова сука только что попыталась раздавить мне лодыжку! Я тут же принялась вновь и вновь неистово колотить её запястье бейсбольной битой. С каждым новым ударом медсестра издавала истошные душераздирающие вскрики. Но, тем не менее, даже притом, что её рука к этому моменту была уже полностью изуродована, она отказывалась отпускать меня. Пульсирующая острая боль так и не покидала мою лодыжку.



























































- Хи-йа!



























































Неожиданно удар ещё одной бейсбольной биты обрушился на голову медсестры. Я на секунду опешила. Всего нескольких ударов этой биты хватило, чтобы всюду начала разлетаться какая-то розовато-белая субстанция. Каждый из этих ударов был в разы сильнее любого из моих.



























































- Пусти! Пусти! Пусти брата, кому говорят––



























































Шуюн с бешеной яростью долбила медсестру по голове. Из её глаз и носа не переставая текли слёзы и сопли. От той прежде милой девочки не осталось и следа.



























































Что же касается медсестры, то она уже избита до неузнаваемости и была одной ногой в могиле. Наконец, мне удалось пинком освободиться из её мёртвой хватки и вскарабкаться на ноги, терпя зудящую боль в лодыжке. После чего, схватив за шиворот обезумевшую Шуюн, я бросилась в комнату.



























































- Быстрее, нужно заблокировать дверь!



























































Я придвинула письменный стол к двери, но лишь этого было явно недостаточно. Прикроватные тумбочки, диван, кушетка – все как ненормальные носились по комнате, сдвигая всё, что только можно было подвинуть, к двери. Вот только в глубине души я сильно сомневалась, что это сможет нам помочь. Уже по его виду было яснее ясного, что качок – силовой тип иного. Хватит ли нам лишь этих мер?



























































И что же нам делать, если этого окажется недостаточно?





























Том 1 глава 3: Иные














Вся наша четвёрка, плотно упираясь ногами в пол, подпёрла спинами баррикаду в ожидании сильных ударов со стороны двери. Я бросила взгляд в сторону решётчатого окна. Чёрт, сейчас у нас попросту нет никаких специальных приспособлений, чтобы сломать его. Бензопилу, что мы также приобрели в магазине на днях, я оставила в подвале. Мы заперты тут.



























































- Г-Ге, я убила медсестру? И-Или же она всё ещё жива?



























































Шуюн трясло как осиновый лист на ветру. На её тонких изящных ручках всё ещё были видны розовые и белые ошмётки, но сама она, похоже, совершенно этого не замечала.



























































- Не будь дурочкой, разве ж она была похожа на живую? – спокойно ответила я.



























































После этих моих слов Шуюн немного успокоилась, но, тем не менее, с лёгкой встревоженностью продолжила:



























































- Но она же может двигаться.



























































- Она уже не человек! И ты её не убила; она всё ещё шевелится там, снаружи! Я же уже говорил вам: чтобы убить их, необходимо полностью размозжить им голову, а ты лишь смогла сломать ей черепную коробку. Ты не раздавила её мозг.



























































Однако, пусть даже ты и не добила её до конца, медсестра всё равно скоро умрёт с её-то вскрытой черепушкой.



























































В ответ Шуюн издала понимающее «Оу», после чего с её лица исчезло былое напряжение.



























































Мы продолжали ждать тяжёлых ударов со стороны двери, но их всё не было и не было. Вместо них до нас донёсся внезапный душераздирающий вопль медсестры, за которым последовали звуки ломающихся костей и чавканье…



























































Лица всех присутствующих мгновенно побледнели, а вот я, напротив, готова была кинуться в пляс от радости. После съедения медсестры наш качок будет настолько сыт, что ему потребуется какое-то время для того, чтобы полностью её переварить. Иными словами, пока что мы в безопасности.



























































Как только напряжение спало, мои ноги не выдержали, и я тут же осела прямо на пол. Я была выжата как лимон, голова трещала от всё нарастающей головной боли.



























































Все остальные тоже последовали моему примеру и упали на пол. Состояние дяди вызывало у меня наибольшее беспокойство. Из-за обильной потери крови его лицо было белое, как мел.



























































Увидев, в каком он пребывал состоянии, я заставила себя встать, но тут же скорчилась от острой боли в лодыжке. Сейчас я могла лишь молиться, что все кости остались целы.



























































Я достала аптечку и принялась точными и ловкими движениями дезинфицировать и перевязывать рану дяди. В прошлом я уже порядком привыкла к этой процедуре. В конце-то концов, я прожила в подобном мире целых десять лет, так что, хоть до апокалипсиса я и не работала медсестрой, к этому моменту уже обладала весьма сносными навыками в этой области.



























































Теперь, когда я об этом думаю, мне кажется это совершенно невероятным, что я смогла прожить в этих условиях целых десять лет.



























































Изначально тётя попыталась предложить свою помощь, но заметя, сколь быстро и профессионально я справляюсь с этой задачей, она бросила эту затею и отошла в сторону.



























































- Сяо Ю, твой дядя хочет услышать от тебя честный ответ, – произнёс дядя с мертвецки бледным лицом. – Я стану зомби?



























































Я отрицательно помотала головой:



























































- От одного укуса ничего не будет. Ты превратишься в иного, только если умрёшь.



























































Дядю, похоже, мои слова не убедили, и он продолжил свои настойчивые расспросы:



























































- Это правда так? Ты не лжёшь мне?



























































- Я ни за что бы не подверг опасности Юн-юн, – незамедлительно отрезала я.



























































Услышав это заявление, дядя облегчённо выдохнул, а тётя на радостях даже расплакалась.



























































Я же, напротив, впала в оцепенение. С каких это пор меня стала так сильно волновать судьба Цзянг Шуюн? Она же младшая сестрёнка Цзянг Шую, а вовсе не моя!



























































Также открытым оставался вопрос о судьбе Цзянг Шутиана. Даже сейчас я не верила, что он погиб. Где-то в глубине души я продолжала верить, что он бы не умер так просто. Да что же со мной не так? Как я могу иметь столь непоколебимую веру в человека, рядом с которым я даже дня не провела?



























































Возможно ли, что из-за того, что я нахожусь в теле Цзянг Шую, его эмоции стали каким-то образом влиять на мои собственные?



























































Я опустила взгляд на свои руки, что прямо сейчас заботливо перевязывали раны дяди. Если бы я была сейчас прежней собой и оказалась бы заперта в комнате со столь израненным человеком, я бы без раздумья убила его собственными руками!



























































Это правда, что от одного укуса ты не превратишься в иного, но правда была и в том, что обычный человек мог с лёгкостью умереть даже от такой незначительной раны. Самой большой проблемой была инфекция, а сейчас у нас на руках есть лишь кое-какие противовоспалительные таблетки. У нас нет антибиотиков и других сильнодействующих средств.



























































Здравый смысл твердил мне, что мы должны хотя бы связать этого человека на случай, если он вдруг неожиданно для нас помрёт… но стоило мне бросить взгляд на тётю и Юн-юн… Тётю, что аккуратно поила дядю водой, и Шуюн, что, оторвав кусок ткани от своей одежды и смочив его водой, принялась заботливо стирать кровь с его лица…



























































Я не смогла произнести этого вслух.



























































Едва передвигая своими ногами, я подошла к баррикаде и с большим трудом протиснулась к самой двери сквозь небольшие щелки между предметами мебели. Приложив ухо к двери, я принялась внимательно прислушиваться к происходящему снаружи. Таким образом я простояла довольно долго, но никаких звуков так и не раздалось. Лишь после этого я смогла с комфортом расположиться на полу, намереваясь заняться перевязкой собственной лодыжки.



























































С начала предыдущего апокалипсиса прошло уже десять лет, так что мои воспоминания о тех событиях были уже довольно-таки расплывчатыми, но я всё ещё помнила самые главные и особо примечательные черты того периода. Вроде бы, на этой стадии иным всё ещё требовалось достаточно много времени, чтобы переварить свою пищу, особенно если они в одночасье слопали целого иного. Так что у нас в запасе было приблизительно день или два до того, как качок снова станет серьёзной угрозой.



























































- Ге, не бинтуй пока свою лодыжку. Позволь мне сперва обмыть её и нанести дезинфицирующую мазь. У тебя на ноге столько мелких порезов, – по ходу своей речи, Шуюн оторвала ещё одну полоску ткани; к этому моменту её одежда уже была изодрана в клочья. Затем она не смогла не предупредить. – Ге, потерпи немного, будет щипать.



























































Я кивнула. Инфекция вряд ли сможет попасть в моё тело через подобные мелкие ссадины, но, учитывая моё нынешнее состояние, лучше будет перестраховаться.



























































Глядя на Шуюн, что со слезами на глазах и с заляпанным всякой склизкой грязью лицом внимательно отчищала мои ноги мокрым куском ткани, моё сердце сжалось в груди. Это чуждое мне чувство так сильно напугало меня, что я аж подпрыгнула на месте.



























































- Ге? – Шуюн подняла на меня свой встревоженный взгляд. – Что-то не так?



























































- Да нет, ничего, – тут же торопливо заверила всех троих я, так как моя резкая реакция, похоже, пробудила в них новый виток беспокойства за моё состояние. На миг я замялась, но в итоге решилась спросить. – Юн-юн, дядя, тётя, не кажется ли вам, что я сильно изменился?



























































Шуюн озадачено похлопала глазами:



























































- Ну, если не считать того факта, что ты наперёд знал о том, что должно произойти в скором будущем, ты не так уж сильно-то и изменился. А почему ты спрашиваешь?



























































Не сильно изменился…



























































Я довольно долго просидела молча, прежде чем смогла выдавить из себя улыбку и произнести беззаботным голосом, хоть и не чувствовала подобной лёгкости в сердце:



























































- Пока я лежал в коме, мне снился очень длинный сон, длиной почти что в десять лет. И в этом сне я не был самим собой, я был кем-то другим. Вот и думаю, не стал ли я похож на того человека.



























































Шуюн тут же замотала головой:



























































- Ты правда не сильно изменился. Единственное, что ощущается по-новому, так это то, что ты, Эрге, стал более надёжным, прям как Даге.



























































Не сильно изменился… В таком случае не удивительно, что никто до этого момента так и не заподозрил меня, но эта новость отнюдь не обрадовала меня. Я с болью закрыла глаза. Может ли быть, что я действительно никакая не Гуан Веюн? Возможно ли, что вся та жизнь была лишь моим сном, и на самом деле я всё ещё Цзянг Шую?



























































- Ге, что с тобой? У тебя голова болит? – заботливо поинтересовалась Шуюн.



























































- Немного, – я заставила себя улыбнуться. – Можешь принести мне таблетку?



























































- Сейчас.



























































Приняв лекарство, я прикрыла глаза, давая им немного отдохнуть и попутно используя эту возможность, чтобы хорошенько прошерстить собственные воспоминания. Но, сколько бы я ни пыталась, у меня не получалось вспомнить ничего, связанного с жизнью Цзянг Шую. Я помнила лишь, что меня зовут Гуан Веюн, я помнила те десять лет, я помнила его…



























































- Ге.



























































Я открыла глаза и тут же увидела перед собой озабоченное лицо Шуюн.



























































- Голова всё ещё болит?



























































- Нет, просто хотел дать глазам немного отдохнуть.



























































Сейчас не время думать об этом. Выживание – вот, что сейчас было для нас на первом месте! Я встала. После перевязки лодыжка по-прежнему болела, но уже не мешала мне свободно передвигаться.



























































- Юн-юн, тётя, помогите мне немного сдвинуть мебель, чтобы можно было слегка приоткрыть дверь. Я хочу проверить ситуацию снаружи.



























































- Это слишком опасно! Сяо Ю, твоя нога всё ещё травмирована! – тут же воспротивилась моей затее тётя.



























































Я же покачала головой из стороны в сторону:



























































- Мы не можем оставаться здесь вечно. Тут слишком мало припасов. На этом мы сможем протянуть максимум пару дней. Нам следует придумать способ перебраться в подвал. Кроме того, тот качок, возможно, попал к нам снаружи, так что нам также необходимо будет каким-то образом запечатать входную дверь. Если этого не сделать, к нам нагрянут ещё больше иных.



























































- Этот… «качок», – тут Шуюн едва не рассмеялась, воспользовавшись моим импровизированным термином, но почти сразу вновь посуровела. – Скорее всего, он не зашёл к нам снаружи. Я уже видела его прежде, он парень нашей медсестры. Вероятно, медсестра втайне от нас провела его в дом вчера ночью.



























































Услышав это, я едва не взорвалась от негодования. Нам действительно не следовало позволять медсестре оставаться в нашем доме. По её милости нам теперь приходится иметь дело с двумя иными. Более того, она даже не соизволила остаться в своей комнате. Нет, ей вот надо было побежать ночью на кухню, где находился второй по объёму запас продовольствия в доме. Это меня просто бесит! Если бы не она, мы вполне смогли бы весьма мирно пережить начало апокалипсиса!



























































Увидев, в какое разъярённое состояние привела меня эта новость, Шуюн тут же торопливо похлопала меня по груди, успокаивая. Мне потребовалось немало времени, чтобы наконец-то утихомирить своё сбившееся дыхание.



























































- Давайте двигать вещи. Качок только что заглотил медсестру, так что ему придётся день или два передохнуть. Мы должны воспользоваться этой возможностью, чтобы перебраться в подвал. Иначе, когда он закончит переваривать свою трапезу и вновь проголодается, эта деревянная дверь не сможет его сдержать.



























































Дверь в подвал была сделана из нержавеющей стали и, хоть по надёжности она и не шла ни в какое сравнение с двумя дверями при входе в дом, там хранилось огромное множество самых разных припасов. Одними лишь мешками с рисом можно будет нехило укрепить входную дверь.



























































После моего объяснения Шуюн и тёте не оставалось ничего другого, кроме как помочь мне раздвинуть баррикаду у двери.



























































Слегка приоткрыв дверь, я выглянула сквозь открывшуюся щёлочку. В коридоре никого не было. Супер! Качка больше здесь не наблюдалось. Если бы он расположился на отдых прямо тут посреди коридора, я бы действительно не знала, как нам быть дальше.



























































- Я схожу разведаю обстановку.



























































После моих слов Шуюн с испугом глянула на дверь, потом на меня и в итоге, набравшись смелости, заявила:



























































- Ге, будет лучше, если на разведку пойду я.



























































- Нет! – тут же хором возразили мы с тётей. Что же касается дяди, то он был уже настолько истощён из-за своего ранения и потери крови, что попросту заснул прямо на полу.



























































- Но, Эрге, – принялась протестовать Шуюн. – ты сейчас далеко не в лучшей форме. Как же я могу позволить тебе пойти на разведку сейчас?



























































- Юн-юн, – беспомощно замотала головой я. – Ты не понимаешь всей ситуации, поэтому, если даже и пойдёшь туда, нам это ничего не даст. Я должен сам всё тщательно осмотреть. Тебе же следует остаться здесь и помочь тёте приглядеть за дядей.



























































Взяв из рук Юн-юн мастер-ключ, я подошла к двери. Уже перед самым выходом я притормозила и, обернувшись, оставила своё предостережение:



























































- Человек превращается в иного только после того, как умирает его тело. Если состояние дяди вдруг начнёт ухудшаться, будет лучше, если вы его свяжите. Убедитесь в том, что связали его достаточно крепко. Если в итоге он действительно умрёт… – я сделала глубокий вдох, после чего смогла продолжить, – вам следует уничтожить его мозг.



























































Руки тёти тут же взлетели ко рту, пытаясь подавить в себе жалостливый всхлип.



























































Кровь отхлынула от лица Шуюн. Когда же я глянула на неё, она понимающе кивнула мне в ответ, хоть в её глазах всё ещё и читался глубокий шок и беспокойство. Шуюн и впрямь была очень хорошей девочкой. Хоть на первый взгляд она и похожа на всего лишь добрую заботливую девочку, в ней был тот непоколебимый стержень, без которого выжить в этом мире было бы попросту невозможно.



























































- Помните, что дядя ни за что не захотел бы причинить боль кому-то из вас, поэтому не позвольте иному, что поглотит его, навредить вам.



























































На этой ноте я сделала глубокий вдох и решительно высунула голову за дверь. Пол и стены в коридоре были сплошь окрашены в алый цвет крови, на котором то тут, то там виднелись белёсые и мясистые кусочки плоти. Если бы Шуюн увидела это зрелище, она наверняка либо тут же потеряла сознание, либо её стошнило всем, что только оказалось в желудке. Ей бы точно не хватило смелости и хладнокровия, пройти сквозь это море крови и плоти и отправиться разведывать обстановку.



























































Правда, вспоминая себя в те давние первые дни апокалипсиса, я постоянно кричала в истерике и совершенно не могла взять себя в руки. О том, чтобы самой взять в руки биту и начать дубасить кого-то по голове и речи быть не могло. Так что по сравнению со мной Шуюн держится очень даже неплохо.



























































- …



























































Цзянг Шую, должно быть, действительно любил свою младшую сестру. Моё сердце пребывало в замешательстве. Да откуда только в моих мыслях появилось это ненормальное жгучее желание защитить Шуюн?



























































Я горько вздохнула, после чего решительно устремилась вперёд по коридору.



























































Моя комната располагалась на втором этаже дома, поэтому, чтобы оценить ситуацию в гостиной, мне необходимо лишь дойти до конца коридора и посмотреть вниз. Кухня также находилась на первом этаже, так что нам придётся пройти сквозь неё, чтобы добраться до подвала. А вот гостиную мы сможем миновать, и не заходя вовнутрь.



























































Я делала один аккуратный шаг за другим, крепко держа в руках свою бейсбольную биту. Все двери, мимо которых я проходила, были заперты и не поддавались, даже когда я пыталась их открыть. Так что качок навряд ли мог быть в одной из этих комнат.



























































Дойдя до конца коридора, я осторожно заглянула за угол, желая разведать ситуацию внизу. Там, на первом этаже в гостиной, прямо на диване с закрытыми глазами расположился качок, как если бы он спал. Его живот настолько вздулся от переедания, что, если бы он был беременной женщиной, он был бы уже на двадцатом месяце беременности.



























































Я сделала глубокий волнительный вдох и легонько стукнула битой по поручню лестницы. Тут качок внезапно начал двигаться, и я с испуга едва не рванула обратно в комнату, но в итоге он лишь перевернулся на другой бок, после чего вновь затих.



























































Затаившись наверху, я настороженно ждала его дальнейших действий и, лишь убедившись в том, что он более никак не реагирует на моё присутствие, решилась спуститься вниз. Там я тут же свернула в боковой проход и притормозила возле кухни.



























































Вход в кухню был завален горой всевозможных припасов высотой приблизительно по пояс. Должно быть, то была работа дяди, вот только у него не хватило времени завершить свою миссию до конца. Я полагаю, что, даже если бы медсестра не сделала свой ход тогда, мы всё равно были бы атакованы качком. А так как этой горки припасов оказалось недостаточно чтобы остановить продвижение медсестры, мы оказались в ситуации, где за нами одновременно погнались и медсестра, и качок.



























































Я заглянула на кухню, чтобы оценить масштаб повреждений. Внутри был полный бардак, но большинство припасов остались целыми. Ну, хоть что-то хорошее во всей этой ужасной ситуации.



























































Я настороженно оглянулась назад, но увидела лишь свисающую со спинки дивана ногу качка. С этого ракурса я не могу увидеть его полностью, но довольно очевидно, что он продолжает тихо-мирно себе валятся на диване.



























































Вход в подвал находился в конце коридора первого этажа. Добравшись туда, я тщательно осмотрела ведущую вниз лестницу. Дверь из нержавеющей стали была плотно заперта. Я облегчённо выдохнула. До тех пор, пока подвал остаётся безопасной зоной, мы сможем без проблем выжить, вплоть до полутора лет.



























































Я проследовала обратно к комнате и, постучав в дверь, тихо прошептала:



























































- Это я, Шую.



























































Тётя и Шуюн незамедлительно открыли мне дверь, но внутрь я так и не зашла, а вместо этого вновь прошептала:



























































- Берите с собой дядю и выходите. Мы перебираемся в подвал.



























































От этой новости взгляды двух девушек тут же загорелись.



























































Что же касается дяди, то он открыл глаза в ту же секунду, как его окликнули – это был хороший знак. Похоже, что ранее он действительно просто-напросто уснул от изнеможения, а не потерял сознание.



























































- Когда будете выходить из комнаты, обязательно закройте глаза и не спешите. Откроете их, лишь когда я разрешу.



























































Не один нормальный человек не сможет спокойно перенести вид подобной расчленёнки, а я в свою очередь не желала видеть, как это зрелище заставляет их желудки выворачиваться наизнанку, стоит им сделать шаг наружу. Именно поэтому я и попросила их зажмуриться ещё до выхода из комнаты.



























































Как бы мы ни старались двигаться максимально тихо, мы вчетвером всё равно наводили куда больше шороху, чем я в моей недавней одиночной вылазке. Но с этим уж ничего не поделать. Всё что нам оставалось, это медленно, но верно продвигаться вперёд. Казалось, что прошлоне менее полудня, прежде чем мы наконец-то принялись спускаться вниз по лестнице.



























































Как только трое моих родственников увидали вздувшийся живот качка, с их лиц тут же сошла вся краска. В этот момент они все наверняка догадались, почему я недавно просила их закрыть глаза.



























































Пока мы осторожно следовали к своей цели, качок успел несколько раз перевернуться на своём диване, при этом каждый раз пугая нас буквально до чёртиков. Но хоть это наше путешествие и выдалось весьма волнительным, нам всё же удалось благополучно миновать кухню и добраться до входа в подвал. Когда же последний человек из нашей компании начал спуск по ведущей в подвал лестнице, я наконец-то смогла немного расслабиться.



























































- Шуюн, тётя, заносите дядю внутрь!



























































Кинув Шуюн ключ от подвала, я поудобнее перехватила бейсбольную биту и, развернувшись, принялась настороженно всматриваться в верх лестницы. Впрочем, учитывая, как далеко мы уже успели забраться, всё будет в порядке, даже если качок неожиданно проснётся и попытается нас догнать. Принимая во внимание его крайне медлительную скорость передвижения, у меня будет более чем достаточно времени на то, чтобы врезать ему битой, после чего слинять куда подальше.



























































Донёсшийся из-за спины звук открывающейся двери ещё больше успокоил мои напряженные нервы. В отличие от предыдущего апокалипсиса, теперь у меня была семья, место, где мы могли жить, и даже море припасов, так что всё было не так уж плохо. Теперь, если бы только Цзянг Шутиан смог––



























































- А-а-а!



























































Я тут же резко обернулась и увидела чёрную тень, что налетела на Шуюн из тени подвала. От этого зрелища моё сердце йокнуло, и я тут же, стремительно рванув вперёд, нанесла мощный удар битой.



























































Но в итоге моя бита оказалась перехвачена. Поймав её всего лишь одной рукой, чёрная тень сменила свою цель с Шуюн на меня. В этот момент на меня уставилась пара кроваво-красных глаз. Заострившиеся скулы и вытянувшаяся вперёд челюсть лишили его черты лица последних признаков человечности. Его морда даже успела покрыться изрядным объёмом шерсти, из-за чего весь его внешний облик больше походил сейчас на летучую мышь.



























































Лин-Бо! По всему моему телу пробежал холодок. Желая оттащить его от Шуюн, я со всей дури дернула на себя бейсбольную биту, после чего вместе с битой отбросила его в противоположную от входа сторону.



























































- Юн-юн, внутрь! Быстрее! – незамедлительно крикнула я.



























































С силой, о которой я даже не подозревала, я сумела сделать точный толчок в спину Шуюн, так что она повалилась вперёд на дядю с тётей и буквально ввалилась в двери подвала. И когда я уже собралась последовать за ними, я заметила, как Шуюн в ужасе открывает свой рот, чтобы что-то мне закричать. У неё не хватило времени даже слова произнести, но это было и не нужно. Лишь по её глазам я уже знала, что она хотела крикнуть.



























































В следующую секунду нечто тяжёлое врезалось мне в спину и острая боль пронзила моё плечо – агония от впивающихся в твою плоть острых когтей.



























































В глазах Шуюн отчётливо виднелся ужас и страх, что она сейчас испытывала, но чувство озабоченности за меня перекрывало все иные эмоции. В конце концов, в ней даже нашлась отвага вскарабкаться обратно на ноги, чтобы броситься мне на выручку.



























































Я тут же, не задумываясь, с размаху захлопнула дверь в подвал, отрезая испуганный взгляд Шуюн от себя, и закрыла её с помощью внешней задвижки. Во всём доме это была единственная дверь, которую возможно было запереть снаружи без возможности вновь отпереть её изнутри. И именно по этой причине я и решила поместить приобретённую бензопилу в подвал; даже если кто-то запер бы нас внутри, мы всё равно сумели бы выбраться наружу с её помощью.



























































Но, хоть с той стороны двери и находилась бензопила, все наши припасы были разбросаны там в таком хаотичном порядке, что на её поиски уйдёт какое-то время.



























































Да будь ты проклят, чёртов качок!



























































- Не открывайте дверь! – закричала я в сторону закрытой двери. – Юн-юн, пообещай мне, что не попытаешься открыть эту дверь, ты слышишь меня?!



























































Боль в моем плече становилась всё более и более невыносимой. Я оглянулась, но тут же мой нос пронзило жуткое зловоние. Лин-бо как раз раскрывал свою пасть, чтобы впиться зубами мне в шею. Мне с трудом удалось это предотвратить, одновременно вцепившись в его нижнюю челюсть и макушку. Если бы подобный ряд острых зубов пронзил мою шею, я бы однозначно закончила своё существование закуской в животе у Лин-бо.



























































Я попыталась сбросить его со спины в надежде что, если повезёт, я ещё смогу суметь забежать в подвал к остальным, но его когти сдавили моё плечо, словно в тисках, всё глубже и глубже впиваясь в мою плоть. Ко всему прочему, он успел обвиться своими ногами вокруг моей талии, так что мне не удавалось избавиться от него, как бы отчаянно я ни старалась.



























































К этой минуте боль уже стала настолько обжигающей, что стало трудно здраво рассуждать и оценивать ситуацию. Дыхание участилось и воздуха стало не хватать. В этот момент я уже знала, что в любую секунду могу потерять сознание.



























































Всё ещё крепко держа голову Лин-бо, я начала медленно подниматься по лестнице, при этом с каждым мгновением моё сознание становилось всё туманнее и туманнее. Я честно не знаю, откуда я черпала всю эту волю, что помогала мне делать всё новые и новые шаги вперёд. В моей прошлой жизни я даже близко не была настолько целеустремлённой и крепкой духом личностью.



























































Войдя в зал, я тут же что было сил пнула диван, на котором дрых качок. Если уж мне и суждено умереть здесь, я не собираюсь позволить всему случиться так, как хотят эти два урода. Как минимум одного из них я собираюсь прихватить с собой в ад!



























































Из глотки качка вырвался рык, и к моему собственному удивлению Лин-бо, похоже, панически перепугался мощи качка. Стоило ему услышать приглушённый рык, как тот тут же соскочил с моего тела и вприпрыжку, словно белка, умчался обратно вниз по лестнице к закрытой двери подвала.



























































В этот момент я вся буквально оцепенела от страха. Даже губы настолько похолодели, что я не могла унять постукивание своих зубов. Смирившись со своей участью, я приготовилась к тому, что качок вот-вот подскочит и разорвёт моё бренное тело на лоскуты, но, о чудо, этого не случилось. Он всего лишь вновь перевернулся и продолжил спать.



























































Поняв, что смерть ещё не пришла за мной, я могла лишь потащить свои волочащиеся ноги по коридору, что был за спиной. Войдя в ближайшую от подвала комнату, я захлопнула за собой дверь. На то, чтобы придвигать что-либо к двери, сил уже не было. Меня хватило лишь на то, чтобы доползти до кровати и рухнуть на неё в изнеможении. Вскоре всё вокруг начало расплываться.



























































Лин-бо караулил вход в подвал, так что дорога туда была мне заказана. Что же касается моего нынешнего состояния…



























































Эта чёртова медсестра!



























































И этот ублюдок Лин-бо!



























































У меня, должно быть, начался жар?



























































Голова болела так, словно была готова расколоться в любую минуту. Щёки полыхали, в то время как всё остальное тело знобило от холода. Это тело изначально было очень слабо. Если бы не чёрный туман, я бы вообще навряд ли смогла подняться на ноги. Если уж на то пошло, я была немало удивлена уже тем, что вообще проснулась в то утро – этот Цзянг Шую обладал явно незаурядным телом.



























































Со временем жажда накопилась и стала абсолютно непереносимой, так что мне пришлось заставить себя вновь подняться. Хоть сейчас я и походила больше на беспомощного слабого котёнка нежели чем на человека, мне всё равно необходимо было что-нибудь выпить.



























































Приподнявшись на кровати и оглядевшись, я обнаружила, что, похоже, это была комната Лин-бо. К счастью, принесённый сюда небольшой запас продовольствия всё ещё был не тронут, иначе я предпочла бы прямо сейчас расквасить собственную голову, нежели чем, умерев с голоду, в итоге превратиться в иного. Впрочем, хоть я сама и сказала это, биты у меня всё равно больше не было!



























































Я залпом выдула почти что три бутылки воды. Если честно, в комнате находилось не так уж много продовольствия: коробка с газировкой, большая бутыль с водой, с десяток различных консервов и ещё несколько упаковок с конфетами и печеньем. В теории мне следовало бы крайне аккуратно использовать свой ограниченный запас, но, принимая во внимание состояние моего тела, я вполне могла не дожить даже до рассвета следующего дня, так что в экономии не было никакого проку. Возможно, даже это чуть большее количество воды поможет мне продержаться хотя бы немного дольше.



























































Утолив свою жажду, я опустила взгляд и проверила состояние моих ран на плече. Всего там было десять глубоких проколов. Хоть в целом крови было и немного, но сами ранения выглядели грязными. Если в рану попадёт инфекция, я, скорее всего, умру.



























































Я достала аптечку и принялась лить на раны дезинфицирующие средства, словно они были не более чем вода. При этом меня пронзила такая боль, что я едва не закричала. Мутное из-за сильного жара сознание тут же прояснилось.



























































Прочистив раны, я проглотила несколько противовоспалительных таблеток и обезболивающих. Затем, с большим трудом передвигая моё, словно налившееся свинцом, тело, мне удалось-таки передвинуть стол к двери. На всё остальное мне пришлось махнуть рукой. У меня правда больше не было сил двигать мебель, особенно когда делать это необходимо было максимально бесшумно.



























































Закончив с делами, я вновь рухнула на кровать. От усталости веки тут же опустились, но из-за жуткой головной боли заснуть не получалось, так что оставалось лишь позволить своим мыслям разбрестись.



























































В прошлой жизни я умерла, будучи разорвана на куски, в этой же жизни мне была уготована смерть от жара. Если сравнивать эти два варианта, то второй будет всё же предпочтительнее. Единственное, что волновало, так это возможность превращения в иного, в то время как, будучи разорванной, подобный вариант развития событий отпадал автоматически.



























































Если Шуюн увидит меня в обличии иного, это однозначно причинит ей сильную боль. Ну а если Цзянг Шутиан вернётся, то он, несомненно, впадёт в такую ярость, что сможет голыми руками разорвать и качка, и Лин-бо.



























































Мне оставалось лишь надеяться, что Юн-юн и тётя не вздумают выйти наружу в попытке отыскать меня, что дядя сможет полностью оправиться от своей раны, что Цзянг Шутиан вернётся домой… Чёрт! Цзянг Шую, насколько же сильно ты любишь свою семью? Хоть в душе я и другой человек, почему же, даже на грани смерти, я продолжаю любить их и беспокоиться об их благополучии?



























































Моим изначальным планом ведь было покончить с собой ещё до 21-ого числа, теперь же я и вовсе не желала умирать; подобная перспектива просто-напросто претила мне.



























































- Юн-юн… Даге…



























































Слёзы хлынули из моих глаз и покатились по щекам. По какой-то причине в моём сознании один за другим начали всплывать различные образы. Большая часть из них была о Даге и Юн-юн, изредка проскакивало «его» лицо, также лицо мамы, что погибла на ранних стадиях апокалипсиса.



























































Гуан Веюн, Цзянг Шую; воспоминания этих двух людей смешались в один большой клубок. В эти мгновения я совершенно не понимала, кто же я на самом деле.



























































Я поднял свой взгляд на висящие на стене фотографии. Их лица – вот и всё, что осталось от отца и матери, что я так хорошо знал. Повсюду вокруг были слышны тихие перешёптывания, прерываемые лишь отчётливыми всхлипываниями моей младшей сестрёнки. Оглядевшись по сторонам, я заметил разговаривающего со взрослыми Даге. Он тоже выглядел не лучшим образом. Мей-мей не решалась подойти ближе к нему и его окружению, поэтому я сам подошёл к ней и подбадривающее приобнял.



























































Слушая тихие всхлипывания мей-мей, я и не заметил, как и мои собственные глаза наполнились слезами, и я принялся плакать вместе с ней.



























































Наконец-то к нам подошёл Даге. В свои семнадцать он уже был очень высок, а длины его рук хватило, чтобы разом обнять нас обоих, позволяя выплакаться у него на груди. Но сам Даге изо всех сил сдерживался и не позволял ни единой слезинке скатиться по его щеке.



























































- Сяо Ю, это последний раз, когда ты можешь свободно плакать. С этого дня тебе придётся помочь Даге позаботиться о Шуюн…



























































Сяо Ю? Так это воспоминания Цзянг Шую?



























































Я всё больше и больше запутывалась. А действительно ли я Гуан Веюн? Действительно ли я женщина, что просто вселилась в тело парня по имени Цзянг Шую?



























































Жар по-прежнему не спадал, отчего мои мысли только сильнее путались. После этого я всего несколько раз приходила в сознание, и промежутки во времени между этими проблесками были весьма внушительными. Пожалуй, единственной хорошей новостью было то, что всё это время в доме было тихо. Даже качок вёл себя спокойно. Похоже, на переваривание медсестры ему нужно больше времени, чем я изначально предположила.



























































Третий день после апокалипсиса.



























































Я подняла голову, чтобы взглянуть на себя в зеркало. Хоть я и не особо экономила с едой, стараясь как можно больше насытить свой желудок, моё тело всё равно больше напоминало высохший скелет. Мои и без того довольно крупные глаза теперь казались пугающе громадными на фоне ввалившихся щёк. Я даже начала чем-то напоминать облик того мышеподобного Лин-бо. Если так и дальше пойдёт, я действительно могу превратиться в тот тип иного.



























































Стянув со своего плеча перевязку, мне в нос тут же ударил резкий запах гниения. Рана была инфицирована…



























































Мне были необходимы антибиотики, но их у нас попросту не было, даже в подвале. Без рецепта от врача купить подобный сильный препарат в аптеке невозможно, по крайней мере, легально.



























































Ну что ж, похоже, мне не придётся беспокоиться о том, что могу умереть от голода. Это моё тело явно не протянет до момента, когда иссякнут последние запасы продовольствия.



























































Я принялась рыться по шкафу в поисках ремней. У Лин-бо их количество было куда как меньше, чем у Цзянг Шую; мне удалось отыскать всего два, по одному на каждую ногу. После этого я, как и в прошлый раз, привязала обе свои ноги к кровати. Правда, у этой кровати, в отличие от моей койки, не было железных поручней в основании, так что мне пришлось разорвать на длинные полосы несколько предметов одежды и с их помощью зацепиться за ножки кровати.



























































Прошёл ещё один день.



























































В этот раз, даже спокойно лежа на кровати, я не могла отделаться от дурного предчувствия, что если я сейчас закрою глаза, то уже никогда не смогу их открыть. Или же мне следует сказать, что, кто бы ни открыл их в следующий раз, это буду уже не я.



























































Ну, по крайней мере, мне удалось спасти Юн-юн, тётю и дядю. За эти четыре первые дня апокалипсиса я смогла добиться куда большего, чем за десять лет апокалипсиса в моей прошлой жизни.



























































Даге, ты только вернись. Ты единственный, на кого сможет опереться Юн-юн в будущем.



























































Я таращилась в потолок, думая о близких моему сердцу людях, что сейчас прятались в подвале. Я отказывалась так просто умирать, поэтому вознамерилась до последней секунды бороться с желанием закрыть глаза. И как раз в тот момент, когда я уже более не могла сопротивляться тяжести своих век, за секунду до того, как они окончательно сомкнулись, я внезапно услышала шум снаружи.



























































Не может быть! Шуюн и остальные ведь не пытаются выйти наружу? Эта мысль меня настолько взбудоражила, что я тут же вновь очнулась и принялась внимательно прислушиваться.



























































Шаги, шум похожий на звуки боя и чьи-то оклики…



























































- Шую!



























































Неужели дядя и тётя зовут меня? Нет же, вы должны немедленно спуститься обратно в подвал, быстрее––



























































- Шуюн!



























































Я замерла. Не может быть…



























































- Где вы? Отзовитесь!



























































В этом возгласе слышались близкие к отчаянью нотки.



























































Осознав, кому принадлежал этот голос, всё моё тело аж затрепетало. Я собрала все оставшиеся во мне силы и закричала:



























































- Даге––



























































Оклики прекратились, и я даже начала сомневаться, не были ли это лишь галлюцинациями умирающего человека. Но уже в следующее мгновение дверь просто напросто вылетела. Даже стол, которым я подпёрла её, отлетел в сторону словно картонный, настолько велика была сила удара.



























































Один человек, влетев в комнату, подбежал к кровати, опустил свой взгляд на меня и застыл. Это лицо, что даже на похоронах собственных родителей не проронило ни слезинки, выглядело сейчас так, словно мир рушился у него перед глазами.



























































- Шую…



























































Цзянг Шутиан опустил голову и дрожащей рукой дотронулся до моей щеки. Когда же он говорил, голос начинал трепетать, грозясь трансформироваться во всхлипы.



























































Хоть я и не могла видеть этого, мой внешний вид, должно быть, сейчас был просто ужасным. Уже вчера я больше напоминала скелет, нежели человека, а сейчас я уже была одной ногой в могиле. Теперь я даже представить себе не могу, насколько хуже стало выглядеть моё лицо. Возможно, сейчас я была пострашнее любого иного.



























































Я подвигала губами и языком, но не смогла издать и звука.



























































- Что? – Даге тут же наклонился вперёд, чтобы расслышать мои слова.



























































Я же с большим трудом выдавила:



























































- Под-вал… Юн-юн…



























































На это он незамедлительно ответил:



























































- Не беспокойся, Юнкиан как раз пошла проверить, как там дела.



























































Я расслабилась. Теперь всё будет в порядке. У нас был Даге, и у нас были припасы. Апокалипсис для нас – ничто…



























































- Шую!



























































Я отвлеклась от своих мечтаний и перевела взгляд на Даге. Как странно, он прямо возле меня, но голос его звучит так, словно доносится откуда-то издалека.



























































Выражение полнейшего отчаянья на лице Даге ошеломило меня. Неужели наш не слишком разговорчивый и всегда серьёзный Даге сходит с ума от волнения?



























































- Быстрее несите сюда антибиотики! Сейчас же! – закричал он куда-то вглубь дома. – Шую, проснись, ты ни в коем случае не должен сейчас засыпать, Шую––





























Том 1 глава 4: Я Гуан Веюн














Когда я вновь открыла свои глаза, в голове всплыла лишь одна единственная мысль.



























































Цзянг Шую явно не просто пышущий здоровьем молодой парень. Он как минимум чемпион в лёгкой атлетике. Нет, возможно, он попросту бессмертен?



























































Подле кровати сидела Шуюн с зарёванным лицом. Из-за явно долгих и неутешных рыданий оно вновь утратило свои привлекательные черты милой девочки. И, даже видя плачевное состояние мей-мей, я не могла отделаться от этой назойливой мысли.



























































Насколько же силён этот Цзянг Шую? Это же просто нереально!



























































Начнём с того, что, пролежав в коме из-за удара панелью по голове, он сумел с подобным потрёпанным телом пережить час суда. Далее, хоть у него и не было совершенно никакого времени на реабилитацию, ему пришлось схватиться в смертельной схватке с медсестрой, парнем медсестры и Лин-бо, получив десять колотых ран в плечо. В заключение, он сумел с инфицированной раной протянуть целых четыре дня, прежде чем наконец-то получил антибиотики и прочую медицинскую помощь.



























































И при всём при этом он всё ещё не помер?



























































В моей прошлой жизни я знала немало людей, что погибли из-за случайной ранки на ладони, которая оказалась инфицирована.



























































Прежде чем я успела окликнуть Шуюн, она резко подскочила и ошалело закричала:



























































- Эрге очнулся! Эрге очнулся!



























































Дальнейшие события почти полностью повторяли мой первый день в этом мире. Я о том времени, когда целая толпа людей в одночасье ввалилась в мою комнату и пристально уставилась на меня.



























































Цзянг Шутиан протянул было вперёд руку, желая, как видимо, похлопать меня по плечу, однако резко отдёрнул её назад, так и не дотронувшись до меня. Полагаю, он опасался, что даже от простого прикосновения плечо его младшего братишки может рассыпаться на кусочки.



























































Как раз тогда я и осознала, что рука моя сейчас больше походила на сухую палку. Похоже, сейчас я даже тычка пережить не смогла бы. Мне действительно стоит получше заботиться об этом теле.



























































- Ты отлично справился со всем, Шую, – первым, что я услышала от Цзянг Шутиана, была искренняя похвала, но уже в следующее мгновение его лицо резко посуровело. – Но ты слишком много на себя взвалил! Ты едва не––



























































Он запнулся на полуслове, не желая заканчивать свою мысль.



























































Я же легонько улыбнулась. На моём языке крутилось бессчётное множество слов, которые я бы хотела им сказать. Моё сердце жгло непреодолимым желанием заточить своих брата с сестрой в крепкие объятия и от всей души разрыдаться. Однако прямо сейчас я не могла не произнести одну вещь, что на корню разрушало всю идиллию атмосферы.



























































- Даге, мне нужно в туалет…



























































Цзянг Шутиан на мгновение замер, после чего разразился громким смехом:



























































- Ладно-ладно, твой Даге поможет тебе с этим.



























































Я уже было хотела возмутиться, но сдалась, так ничего и не возразив ему. Сейчас у меня попросту не было сил самой сделать все свои дела в ванной, да и других просить о помощи смысла нет, так как это было бы ничуть не лучше присутствия Даге.



























































В этот момент Даге внезапно подхватил меня на руки словно принцессу, из-за чего моя душа тут же наполнилась миллионом противоречивых эмоций. Когда я была девушкой, меня никто и никогда не носил на руках. Лишь став парнем, мне неожиданно довелось испытать на себе столь заботливое обращение. Это была в равной степени комичная и трагичная ситуация.



























































После же того, как меня аккуратно усадили на унитаз, я пристально уставилась на Цзянг Шутиана. Заметив мой взгляд, он немного озадачено спросил:



























































- Что-то не так? Ты разве не хотел сходить в туалет?



























































- Даге, пожалуйста, выйди. Если ты так и будешь здесь стоять, то у меня ничего не получится, – в лоб ответила я.



























































- В смысле «не получится»? – рассмеялся Даге. – Разве ты уже не делал этого в присутствии медсестры прежде? – тут его тон резко изменился, и он продолжил уже куда более грозным голосом. – Или ты хочешь сказать, что медсестра оставляла тебя в ванной без надзора?



























































- Нет-нет, она всегда вела себя очень профессионально.



























































Хоть я и недолюбливала медсестру и её парня за то, что они посмели сделать без нашего ведома, я не была настолько мелочным человеком, чтобы продолжать поносить человека, что был уже мертвее всех мёртвых в чьём-то желудке. Как медсестра она действительно всегда очень чётко выполняла свою работу.



























































Просто Даге и медсестра – люди совершенно разного калибра. Большинство людей без каких-либо проблем смогут пописать в присутствии медсестры. Но смогли бы вы сделать тоже самое перед лицом бравого генерала с могучим клинком в руках? Не знаю, как вы, но я так точно не могу. От одной только мысли мой пах просто-напросто леденеет!



























































Более того, стоящий перед моим лицом образ генерала был неописуемо горячим парнем! Всего несколько дней назад я всё ещё была женщиной, что б вас! И хоть сумевшая прожить десять лет после апокалипсиса женщина уже мало чем отличается от мужчины, я совершенно точно не могла начать ссать прямо перед носом у привлекательного парня. Для этого мне пришлось бы стать уж слишком толстокожей и невосприимчивой!



























































- Можешь не торопиться с этим. Мы никуда не спешим, – недовольным тоном начал Даге, усевшись на край ванны. – Глядя на твоё нынешнее состояние, я начинаю опасаться, что даже одного визита в ванну тебе хватит, чтобы грохнуться где-нибудь без чувств!



























































И его волнения были не безосновательными. Сейчас моё тело было настолько исхудавшим, что более всего походило на готовую вспыхнуть от малейшей искры сухую ветку. Так что мне пришлось оставить свои попытки спровадить Даге. Я решила по возможности просто не смотреть в его сторону.



























































Даге, ну почему вокруг тебя всё ещё витает столь внушающая аура, хоть сейчас ты и восседаешь на краю ванны, закинув ногу на ногу?! И даже если тебе удобно сидеть в такой манере, тебе вовсе не обязательно делать это, словно модель из глянцевого журнала!



























































Стараясь закончить с этим как можно скорее, я с блаженством расправилась с проблемой своей естественной нужды. К счастью, всё ограничилось лишь незначительным пись-пись. Если бы дело было ещё и в ка-ка, то я однозначно бы не смогла этого сделать, как бы сильно я ни старалась…



























































В ближайшие пять дней моей первоочередной задачей будет восстановить силы до такой степени, чтобы хотя бы суметь воспользоваться ванной без посторонней помощи. Иначе, боюсь, всё закончится запором. Вот интересно, когда мы скупали аптеку, не забыли ли мы приобрести слабительное?



























































Внезапно Даге улыбнулся и, качая головой, поинтересовался:



























































- О чём ты сейчас думаешь? За тобой всегда водилась привычка витать в облаках и размышлять о самых отвлечённых вещах. Шуюн даже как-то сказала, что следить за переменами в твоём лице куда интереснее, чем читать приключенческий роман.



























































Эти слова заставили моё тело резко оцепенеть, так как мне вновь напомнили, насколько сильно мой характер походил на характер Цзянг Шую.



























































После ванны меня заботливо отнесли обратно в спальню. Не в силах более спать, но и не имея возможности делать что-либо самой, я могла лишь, лёжа на кровати, осматривать детали обстановки. В результате я обнаружила, что сейчас находилась в совершенно новой комнате. Вернее, эта комната не была ни той, в которой я едва не умерла, ни моей собственной комнатой. Вероятнее всего, меня переместили в новую комнату, так как в своё время, оказавшись загнанными в мою комнату, мы сдвинули всю тамошнюю мебель к двери, из-за чего она теперь, небось, больше походила на свалку.



























































Все стены были покрыты обоями фиалкового цвета, так что, скорее всего, эта комната принадлежала Шуюн. Но лежала я по-прежнему на своей койке, что, вероятно, была перемещена из моей комнаты в эту. Это было правильным решением, ведь больничные койки как раз и создавались для того, чтобы соответствовать нуждам тяжелораненых людей вроде меня.



























































Лежа на ней, пить куриный бульон куда как комфортнее… вот только откуда мои домочадцы раздобыли куриный бульон? Я долго ломала голову над этим вопросом, но так и не смогла найти на него убедительного ответа. Электричества в доме больше не было, так что и холодильником пользоваться невозможно. Даже если мы и закупились курицей впрок, разве к этому моменту она не должна была испортиться?



























































- Они из вакуумной упаковки, – с невинным видом объяснила мне Шуюн, аккуратно кормя меня с ложечки. - Когда мы покупали всю эту тонну продуктов, я приобрела немало запечатанных вакуумных наборов для приготовления куриного супа и других блюд на основе курицы. Я подумала, что если что и случится, я хотя бы смогу продолжить кормить тебя питательной едой, чтобы ты смог побыстрее поправиться.



























































Очко в твою пользу, девочка!



























































За все те десять лет, что прошли с начала предыдущего апокалипсиса, я впервые имею возможность есть столько куриного бульона, что уже даже начала побаиваться этого блюда!



























































- Молодец, Шуюн, – Цзянг Шутиан потрепал мей-мей по голове.



























































Лицо Шуюн тут же озарила блистательная улыбка; вероятно, она нечасто заслуживает похвалу нашего молчаливого и всегда серьёзного Даге.



























































- Даге, почему ты вернулся только сейчас? – с момента пробуждения, этот вопрос не выходил у меня из головы. Если бы Даге прислушался к моим словам сразу, то должен был вернуться назад уже очень давно. Но в то же время, если бы он и вовсе не сел на самолёт в тот день, то и до сюда добраться бы уже не сумел.



























































После 21-ого самолёты и прочие летательные аппараты уже вновь могут спокойно подниматься в воздух на какое-то время, но обычный человек не смог бы воспользоваться подобной сложной техникой. Если, конечно, наш Даге не ещё более удивительная личность, чем я себе представляла…



























































- Не останавливайся. Продолжай есть. Я расскажу, как всё было.



























































Я нахмурилась, но всё же согласно кивнула, позволяя Шуюн и дальше кормить меня своей рисовой кашей на основе куриного бульона.



























































- После того, как я пообещал тебе вернуться назад, я тут же забронировал обратные билеты. К несчастью, достать билеты на самолёт в последнюю минуту было весьма проблематично, так что прибытие самолёта, на который мне удалось найти свободные места, было запланировано аж на шесть часов вечера 20-ого числа. К тому моменту чёрный туман уже был достаточно плотным, и пилот отказался сажать самолёт, – в этот момент в голосе Даге появились яростные нотки. – Они объявили, что, мол, самолет сможет сесть, лишь когда туман немного рассеется. Когда же я позвал стюардессу и сообщил им, что туман со временем станет только плотнее, они просто проигнорировали моё предупреждение. Лишь к восьми часам, когда в баке самолёта уже почти что не оставалось топлива, эти идиоты были вынуждены пойти на снижение. К тому моменту туман уже успел стать настолько плотным, что посадочную полосу вообще не было видно, из-за чего мы едва не разбились при посадке.



























































Ясно. Моё сердце громко стучало у меня в груди. Слава богу, они всё же остались целы.



























































В этот момент Даге перевёл на меня свой взгляд:



























































- Во время нашего разговора по телефону ты сказал, что тебе нужны антибиотики и пушки. Мы не могли взять что-то подобное на борт самолёта, поэтому я приступил к их поиску уже по возвращению. Однако из-за очевидно странного чёрного тумана за окном мне долгое время не удавалось связаться с поставщиками. Прошло немало времени, прежде чем я смог раздобыть всё, о чём ты просил.



























































Так это я во всём виновата! Но антибиотики в итоге спасли мне жизнь, так что трудно сказать к добру это было или к худу… Стоп! Если бы Даге был дома с самого начала, антибиотики мне и не понадобились бы!



























































Я повнимательнее присмотрелась к Даге. Раньше, будучи дома, он почти всегда носил простую повседневную одежду. Даге надевал строгий костюм лишь когда ему необходимо было присутствовать на официальных мероприятиях. Но теперь он выглядел совсем иначе: на нём одежда камуфляжных цветов, а по обе стороны бёдер и на спине виднелись кобуры со вставленными в них пистолетами. На ногах же у него были берцы, из которых торчали рукоятки ножей.



























































Такой-то Даге не только мог голыми руками вышибить мозги медсестре, но и её парня с Лин-бо сумел бы завалить всего лишь с помощью одной лишь биты. Ему бы даже пушки не понадобились!



























































В этот раз я едва сама себя не угробила––Даге необходим нам куда больше, чем любое оружие или же медикаменты!



























































Даге протянул мне салфетку, чтобы я могла вытереть рот, но, заметя, каких усилий мне стоит всего лишь поднятие руки, он придвинулся и сам принялся протирать уголки моих губ.



























































Вновь опустив свой взгляд на мои руки, он виновато продолжил свой рассказ:



























































- Всё это случилось из-за моей беспечности. К тому моменту, как мы наконец-то закончили со сделкой, туман стал настолько непроглядным, что даже на метр вперёд дороги уже видно не было. Более того, стоило нам дотронуться до этого тумана, как кожу на руках тут же начинало щипать. На тот момент мне не было известно, был ли этот туман ядовит, а сами мы находились в черте города. При нормальных обстоятельствах на дорогу домой у нас ушло бы чуть больше часа на машине, но, так как дороги совершенно не было видно, это заняло бы не менее трёх часов. Если бы туман действительно оказался ядовитым, мы бы не смогли протянуть до дома.



























































Я понимающе кивнула. До наступления часа суда чёрный туман был всё ещё слаб. От прикосновения к нему кожу лишь слегка пощипывало.



























































- Поэтому я принял решение вернуться назад, намереваясь найти способ раздобыть противогазы и баллоны с кислородом, – спокойно продолжил Даге. – И при сложившихся обстоятельствах эти две вещи разыскать оказалось ещё сложнее.



























































Ну, разумеется. К этому времени все уже успели осознать, что с этим чёрным туманом что-то было не так. Вполне очевидно, что людям не хотелось расставаться со своими противогазами и баллонами с кислородом, так что и купить их было тоже негде.



























































- Пока же я пытался договориться с другой стороной, произошло нечто неожиданное. Кто-то захотел силой заполучить товар и выстрелил из своего оружия, что тут же спровоцировало других. Началась перестрелка.



























































Шуюн подле меня охнула, едва не отправив ложку с рисовой кашей мне в нос.



























































Заметя это, Шутиан нахмурился:



























































- Осторожнее, Юн-юн. Смотри, чтобы твой Эрге не подавился. Его тело может и не пережить ещё одного шока, – предостерёг он.



























































- Прости! – тут же покаялась передо мной Шуюн, заботливо убирая остатки рисовой каши с моего носа салфеткой.



























































- Я не настолько слаб, – тут же заверила её я. – Я не умру из-за какой-то там каши. К тому же новость о перестрелке шокировала даже меня, что уж говорить о Юн-юн.



























































На это Цзянг Шутиан недовольно заявил:



























































- Даже у твоего балования Шуюн должен быть определённый предел. Хорошо, что она у нас девочка благоразумная. Если бы не это, то ты бы уже в конец её испортил.



























































Чего? Это «я» балую мей-мей? А разве это не ты готов баловать своих младших братика и сестричку, пока в конец их не испортишь?



























































Увидев моё выражение лица, Цзянг Шутиан заколебался, но в итоге всё же спросил:



























































- Шую, ты так ничего и не вспомнил?



























































- Только кое-какие обрывки, совсем немного, и совершенно ничего, что помогло бы мне связать всё воедино, – честно ответила я, хоть и не была уверена, что то действительно были «мои» воспоминания, а не остаточные воспоминания тела Цзянг Шую.



























































Однако после этих слов сам Цзянг Шутиан сразу же расслабился и ободряюще заявил:



























































- Уже то, что ты начал что-то вспоминать, значит, что ты восстанавливаешься. Я уверен, через какое-то время ты вспомнишь и всё остальное, так что не стоит торопить события.



























































Я промолчала. Если ко мне действительно вернутся воспоминания Цзянг Шую, то в кого же тогда я превращусь?



























































- И что же случилось после перестрелки? – поспешила сменить тему я, так как совершенно не желала развивать эту тему. Чем дольше я об этом думала, тем больше запутывалась во всех этих перипетиях.



























































- Я не хотел участвовать в общей перестрелке, но в то же время мне абсолютно необходимы были те противогазы и баллоны, поэтому мне невольно пришлось потратить там больше времени, чем мне бы хотелось.



























































Цзянг Шутиан не стал вдаваться в подробности о том, как именно ему в итоге удалось завладеть этими противогазами и баллонами с кислородом, а я в свою очередь не стала уточнять этот вопрос. Что же касается Шуюн, то она, скорее всего, даже не почувствовала уловки в словах Даге.



























































- Когда же мы добрались до машины, наступила полночь.



























































В этот момент спокойное повествование Даге оборвалось. Но все и так уже знали, что следовало далее: в полночь наступил час суда, так что дорога домой была отрезана.



























































- На следующее утро я был первым, кто очнулся ото сна. Другие члены команды так же начали пробуждаться один за другим, но были и двое, что начали проявлять странные признаки… – Цзянг Шутиан заколебался, но, заметя наши твёрдые взгляды, всё же сознался. – Мы убили их.



























































- А сколько людей было в твоей команде изначально? – из любопытства поинтересовалась я.



























































- Если считать со мной, то всего нас было восемь человек.



























































Выходит из восьми человек лишь двое превратились в иных–– весьма низкий процент. Пожалуй, это даже можно назвать ещё одним доказательством силы этой группы людей!



























































- Шую, в твоём сне сколько именно людей превратились в чудовищ?



























































- Половина, – я подняла голову и, глядя ему прямо в глаза, с полной уверенностью в голосе заявила. – Даге, половина всего живого на планете превратилась в иных. Не только люди, животные и растения тоже.



























































Этот апокалипсис не ограничивался падением людей, иначе бы его нельзя было назвать настоящим апокалипсисом.



























































Цзянг Шутиан воспринял эту новость на удивление спокойно. Хотя теперь, когда я задумываюсь над этим, за последние четыре дня… он, должно быть, успел преодолеть бессчётное множество опаснейших преград. Это при обычных обстоятельствах до нашего дома был всего час езды на машине. Сейчас же после апокалипсиса этот час езды таил в себе столько опасностей, что с лёгкостью мог убить обычного человека раз сто, не меньше.



























































- Дороги в городе были переполнены машинами. Когда чёрный туман начал расползаться, многие попытались бежать. Всё это привело к тому, что все пути из города оказались заблокированы. Мы были вынуждены бросить свой автомобиль и пешком отправиться к окраине города, чтоб отыскать иное средство передвижения. По дороге мы повстречали немало… иных, – в этот раз Даге решил применить тот же термин, что и я. – Это ещё больше задержало наше продвижение, так что мы едва не опоздали. Мне очень жаль.



























































Даге описал события последних дней, словно в этом не было ничего особо страшного, но мы с Шуюн оба аж застыли от изумления. Всего три иных едва не укокошили нас. Нас, что спрятались в набитом всевозможными провиантом и необходимыми ресурсами доме. Даге и его команде же пришлось в открытую идти по улицам, что буквально кишат всевозможными иными!



























































С другой стороны, у Даге и его ребят было огнестрельное оружие, а в моём распоряжении лишь бейсбольные биты. У Даге были прошедшие через множество реальных боёв товарищи по оружию, в то время как моими спутниками – только мей-мей да тётя с дядей… я старалась убедить себя, что дело было вовсе не в моей некомпетентности как лидера. Иначе выходило, что, даже перепрыгнув сюда из иного мира и имея информацию, которой были лишены другие, я по-прежнему была хуже изначальных жителей этого мира.



























































- О чём ты опять думаешь? – Даге потрепал меня по голове. – Не забивай себе голову всякими глупыми мыслями. Сейчас ты должен лишь отдыхать. Обо всём остальном позаботится Даге, так что не переживай.



























































- А как дела у дяди? – неожиданно припомнила я. Его ведь тоже ранили. Только не говорите мне, что и его рана оказалась заражена…



























































- С ним всё в полном порядке, – рассмеялся Даге. – Тётя присматривает за ним. У дяди дела обстоят куда лучше, чем у тебя.



























































Услышав эти слова, я полностью расслабилась и смогла отдаться беззаботной болтовне с мей-мей, пока незаметно для себя самой не провалилась в сон прямо посреди разговора.



























































В последующие несколько дней моя жизнь напоминала распорядок дня среднестатистической хрюшки. Есть, спать, есть, спать – вот и всё, что мне позволено было делать. Я даже носа из комнаты Шуюн не высовывала. Что же касается самой Шуюн, то моё обожание собственной сестрёнки оказалась более чем обоснованно – все эти дни она ни на секунду от меня не отходила, заботясь обо всех моих нуждах. Она настолько успела к этому приноровиться, что с одного лишь моего многозначительного взгляда могла с лёгкостью определить, хочу ли я есть, пить или же сходить в туалет.



























































Юн-юн, о, моя ненаглядная, милая и всепонимающая помощница, что совершенно не ждёт ничего взамен! Если бы я только была мужчиной, я бы непременно женилась на тебе!



























































Стоп, а ведь я сейчас и впрямь являюсь парнем… Правда, твоим братом. Вот же облом…



























































- О чём ты опять задумался? Ге, у тебя сейчас такое чудаковатое выражение лица! – разразилась громким смехом Шуюн.



























































- Я подумал, что, так как я являюсь твоим старшим братом, у меня не получится жениться на тебе, – расстроено пробормотала я. – Юн-юн, скажи мне честно, есть ли хоть малейший шанс того, что я приёмный ребёнок в семье?



























































В ответ на мой вопрос Шуюн закатила глаза:



























































- С твоей-то внешностью, особенно с твоими глазами, что почти что идентичны моим собственным, если ты не мой брат, то однозначно мой папа!



























































- Не-е-ет, это безнадёжно! – в отчаянье взвыла я.



























































- Что безнадёжно? – именно в этот момент в дверях появился Даге. Мои последние слова явно его не обрадовали, из-за чего лицо Даге тут же посуровело.



























































Я тут же поспешила с объяснением:



























































- Я говорил, что, так как мы с Юн-юн действительно кровные родственники, моя ситуация воистину безнадёжна. Я не смогу сделать её своей женой.



























































Услышав мои слова, выражение лица Цзянг Шутиана заметно расслабилось, после чего он ворчливо подметил:



























































- Боже, да ты с самого детства поёшь одну и ту же песню, что, мол, хочешь жениться на мей-мей. Ты там поосторожнее со своими желаниями; если так и продолжишь, твоими стараниями она ведь действительно может не суметь выйти замуж.



























































Тут моё лицо резко застыло, из-за чего Шуюн незамедлительно спросила:



























































- Эрге, что-то не так? Тебе больно?



























































Я с трудом выдавила из себя наигранную улыбку и поспешила сменить тему:



























































- Я в полном порядке. Просто не могли бы мы ненадолго прогуляться по дому? Довольно скучно безвылазно сидеть в четырёх стенах, знаете ли.



























































Даге на какое-то время задумчиво примолк, но в итоге был повержен нашими с Шуюн молящими взглядами:



























































- Ладно-ладно, но только при условии, что ты будешь сидеть в инвалидном кресле. Я перенесу тебя в него.



























































Согласно кивнув, я покорно позволила Даге взять себя на руки и, усадив в кресло, выкатить из комнаты.



























































Гуан Веюн, Цзянг Шую – чем больше проходило времени, тем более очевидной становилась схожесть характеров этих двоих. Что же касается таившейся за этим правды, то я даже думать в этом направлении не решалась.



























































В гостиной мы обнаружили четырёх человек, что фривольно расположились на просторных диванах, в том числе и одного, что был увлечён чтением какой-то книги. Этого человека я уже встречала ранее – секретарь Даге по имени Зен Ксинг.



























































Если этот парень обычный секретарь, то я мужик… Кхем, совсем забыла, что я теперь действительно парень.



























































Остальных же троих я видела впервые. Тсенг Юнкиан среди них не было.



























































Первое впечатления от этих людей создавалось разное, но всех их связывала одна общая черта – они были одеты в военного стиля одежду с виднеющимися то тут, то там кобурами и прочими креплениями для всевозможного оружия.



























































В этот момент я уже не смогла не поинтересоваться, тихо прошептав:



























































- Даге, ты ведь вовсе не дизайн-студией руководишь, ведь правда?



























































Цзянг Шутиан на мгновение притих, но всё же ответил:



























































- Нет, я являюсь лидером группы наёмников, – он вновь остановился, после чего добавил. – Вообще-то, тебе это уже было известно. Та ложь про дизайн-студию предназначалась лишь для Шуюн, дяди и тёти.



























































Шуюн тут же обиженно надула щёки.



























































- Того, что сидит в кресле, зовут Сяо Ша. Блондина звать Каином. Ну а девушка у нас Лилия, – как-то немного неуклюже представил своих товарищей Даге. – До инцидента ты уже встречался со всеми ними.



























































Из всей этой четвёрки самым молодым был Сяо Ша. На вид ему было чуть больше двадцати, но его реальный возраст явно был старше. Уж больно взрослый у него был взгляд. Он оставлял впечатление весьма холодного парня. Когда Даге представлял его нам, тот лишь слегка приподнял уголки губ в качестве приветствия.



























































У Каина же была западная внешность, и вёл он себя куда более открыто. Когда Даге назвал его имя, тот не только помахал рукой, но и широко улыбнулся мне. Его белоснежная улыбка едва не ослепила меня. Что тут скажешь, типичный образец горячего иностранца.



























































Девушка у нас Лилия… какая двусмысленная фраза! На миг я даже усомнилась в познаниях Даге в области китайского языка.



























































[На востоке цветок лилии символизирует лесбийские отношения. Иными словами эта фраза помимо обычного представления имени могла значить и «девушка у нас лесбиянка»]



























































Единственная дама больше походила на кулачного бойца с улицы. Ровный бронзовый загар покрывал ярко выраженные мышцы её тела. У неё даже бицепсы имелись. Она выглядела куда крепче меня, что за эти несколько дней успела эволюционировать из сухой палки в тонкую веточку. Но, всё же она не создавала впечатления излишне перекаченной женщины, напротив её образ был весьма подтянутый и сексуальный.



























































- Что ж, похоже, за эти пару дней твоё скелетоподобное тельце успело-таки обрасти небольшим запасом мяса, – заявил Каин после того, как, подойдя ко мне, ущипнул меня за руку. – Но ты по-прежнему худой как щепка, хоть и получше, чем когда я впервые тебя увидел. Тогда ты больше походил на мумию, из-за чего Босс едва с катушек не слетел.



























































- Что ещё за «мумия»?! – возмутился Цзянг Шутиан. – Мой брат жив и здоров!



























































- Верно, ещё пару деньков, и он снова станет тем симпатичным мальчуганом, которого мы все знаем, – вмешалась в перепалку Лилия. – Когда это произойдёт, не забудь напомнить джей-джей подарить тебе смачный поцелуй.



























































[Джей-джей – обращение к старшей сестре (или молодой женщине чуть более старшего возраста)]



























































Эти слова меня немало удивили. Было очевидно, что Лилия заговорила в такой манере, лишь чтобы разрядить атмосферу в комнате. Я не ожидала, что эта похожая на королеву меча девушка будет обладать таким мягким нравом, что совершенно не вязался с её королевской аурой.



























































- В таком случае могу я чмокнуть пару разиков очаровательную Юн-юн? – с ухмылкой поинтересовался Каин.



























































- Нет! – тут же отрезала я.



























































- Сестрофил, – тут же эхом отозвался Сяо Ша.



























































И почему это звучит как пощёчина? Я же не сестрофилка, я вообще мужчин люблю… Стоп! Разве любовь к мужчинам не кажется теперь ещё более плохим вариантом?



























































Мать моя женщина! Вопрос половой ориентации наконец-то встал передо мной во всей своей красе. Ранее моя голова была настолько забита апокалипсисом и вопросом выживания, что тема собственных половых предпочтений как-то сама собой отошла на задний план. Беспокойства о воде и еде были в приоритете, особенно если сравнивать с подобными похотливыми мыслишками!



























































Но теперь у меня есть Даге, что переживает за моё состояние, целый подвал, доверху забитый всевозможными припасами, и мне не нужно беспокоиться за безопасность нашего укрытия. Так что теперь у меня появилось достаточно свободного времени, чтобы вопрос половой ориентации подобно лавине обрушился на мою несчастную голову.



























































Хоть сейчас у меня и тело мужчины, но в душе-то я женщина. И каким же в таком случае должен быть мой партнёр? Только не говорите мне, что мне придётся стать геем?! Да ещё с моими женскими наклонностями, я почти наверняка окажусь снизу…



























































Нет уж! Ни за что! Уж слишком много женщин было изнасиловано в моём предыдущем мире. В начале апокалипсиса хрупким женщинам порой приходилось буквально умолять сильных мужчин взять их в обмен на небольшое количество еды. Это было настолько унизительно, что, порой, хотелось умереть.



























































Теперь же, когда у меня появилась возможность начать всё с начала, я никому не позволю себя оседлать, будь то парень или девушка!



























































Приняв это твёрдое решение, я подняла глаза лишь для того, чтобы заметить, что все присутствующие в комнате люди внимательно на меня смотрят.



























































Взгляд Даге даже выражал некую озабоченность.



























































Мей-мей же, давясь хохотом, выдавила:



























































- Эрге, ты опять в облаках витаешь.



























































Моё лицо тут же налилось пунцовой краской, и я, резко развернув инвалидное кресло, повернулась ко всем спиной и выпалила первую отмазку, которая только пришла мне в голову:



























































- Всем покеда, я в ванну.



























































- Ты планируешь вымыться или же убить себя? – недовольным голосом уточнил Даге. – Тебе же даже стоять на ногах тяжело, что уж там мыться. Я помогу тебе привести себя в порядок, да и мне самому стоит в душе искупаться. От меня слишком сильно пахнет, что не годится для добычи большего количества провианта за пределами дома.



























































- Я всего лишь искал удобную отговорку, чтобы сбежать отсюда, – неохотно признала я. – Мне не нужно в ванну. Да и вода сейчас для нас невероятно ценный ресурс. Разве ж я могу вот так запросто использовать его для принятия ванны?



























































На это Даге прямо ответил:



























































- Не беспокойся об этом, просто не трать слишком много. Вокруг нас расположено довольно много бочек с водой, в то время как нас самих тут не так уж и много.



























































Внезапно я осознала, что мы сейчас находились в предместьях большого города. Почти все здания в округе были обособленными небольшими жилыми домами и имели отдельные бочки с водой на крыше. Но стоило хотя бы одному члену семьи превратиться в иного, как это почти наверняка значило полное истребление всего семейства.



























































Это правда, что после апокалипсиса воровство расцвело особо пышным цветом, однако здесь каждый дом, как правило, принадлежал лишь одной семье. Это так же значило, что большая часть окружающих домов была полностью зачищена иными. Шанс на выживание был крайне мал. Что же касается людей в городе, то они были фактически в ловушке. Совсем немногие могут подобно Даге самостоятельно проложить себе путь наружу. Более того, в черте города было гораздо больше ценных припасов, так что шанс того, что кто-то позарится на окружающие скудные ресурсы, был минимальным.



























































Я всё ещё колебалась, но тут Даге выдал фразу:



























































- Все уже помылись, ты последний остался.



























































… Я поддалась. Никто бы не захотел разгуливать по округе, источая устоявшийся запах пота и крови, если у него есть возможность спокойно вымыться.



























































* * *

























































































Когда же мы очутились в ванной, меня вновь осенило, что в душе я по-прежнему женщина!



























































Все женщины хотя бы раз фантазировали о том, как сильный, привлекательный мужчина обмывает их тело с ног до головы в ванной––если бы я всё ещё обладала женским телом, то вся эта ситуация действительно была бы весьма жаркой, однако сейчас я парень. Более того, я никто иная как младший брат этого могучего жеребца, и в своей нынешней худощавости напоминаю сухую ветку!



























































Даже если я возьму пример со своих подруг из прежнего мира, что любят читать истории о любви между двумя мужчинами, и попытаюсь унять своё смущение, вообразив подобную сцену, это не принесёт никаких плодов. Одного лишь взгляда на собственное тело будет достаточно, чтобы в крах разбить все амурные фантазии о запретной любви между горячим парнем и милым мальчиком.



























































Моё тщедушное тельце попросту было в ужасном состоянии.



























































Я всё ещё походила на скелет с выпирающими наружу суставами и проступающими очертаниями костей. Плечо по-прежнему было плотно перебинтовано. То тут, то там виднелись синяки, ссадины и порезы различных размеров. Я даже умудрилась потерять два ногтя в фиг-знает-каком сражении.



























































Цзянг Шутиан осторожно усадил меня на табуретку и позволил облокотиться на край ванны. Лишь убедившись в том, что я твёрдо уселась и не соскользну вниз, он взялся за мокрое намыленное полотенце и принялся обтирать меня с головы до пят.



























































Сперва он осторожными точечными движениями начал смачивать моё лицо. Это лицо теперь сплошь состояло из острых углов, что держалось на тонкой как стебелёк шее. Затем наступила очередь груди, настолько худой, что можно было без труда сосчитать все ребра…



























































С самого начала и до этого момента брови Цзянг Шутиана были плотно сведены на переносице. Его лицо было настолько мрачно, словно перед его взором предстал настоящий конец света––и вновь я выбрала не то слово. Конец света ведь действительно уже наступил!



























































- Я всего лишь немного худощавый, – попыталась как-то утешить его я. – Вот поем питательной еды ещё с пару дней и обязательно наберу немного в весе.



























































Услышав мои слова, Даге печально пояснил:



























































- В прошлом ты был атлетом и ещё со старшей школы самые разные спортивные клубы постоянно докучали тебе, упрашивая присоединиться к ним. Незадолго до несчастного случая ты даже упомянул, что у тебя уже голова трещит от того, что не можешь решить, к какому из клубов тебе стоит присоединиться в университете.



























































В яблочко. Как я и думала, это тело принадлежит атлету.



























































- Когда та облицовочная панель упала на твою голову, я был очень опечален, но в то же время понимал, что предсказать подобный несчастный случай никто не мог. Но в этот раз ты заранее предупредил меня, а я так и не смог вернуться вовремя, чтобы защитить вас двоих! – в порыве самобичевания Цзянг Шутиан аж зубами заскрежетал, после чего откровенно заявил. – Если бы не ты, от всей нашей семьи уже и следа бы не осталось!



























































- Ну, нас, может быть, и ждал бы подобный печальный конец, но точно не Даге, – так же откровенно высказала своё мнение я. – Я ничуть не сомневаюсь, что, даже если бы ты остался на другом континенте, ты смог бы выжить.



























































Цзянг Шутиан внезапно вздрогнул всем телом, и к моему изумлению его голос наполнился нотками откровенного испуга:



























































- Я едва не оказался в ловушке на другом континенте, без малейшего шанса на возвращение, без возможности узнать, что сталось с вами двумя.



























































Как и ожидалось от Даге, он тут же понял, что при сложившихся обстоятельствах даже он не смог бы найти способ преодолеть расстояние разделявшее Арктику и Мессию.



























































- Если честно, я сожалел, что вообще рассказал тебе о том, что грядёт. Я постоянно беспокоился о том, что невольно стал причиной твоей смерти. Боялся, что твой самолёт разбился в полёте или же ты был загнан в ловушку иными по дороге из аэропорта, или же погиб ещё какой-то страшной смертью.



























































- Не смей! Ты всё сделал правильно, – отрезал Цзянг Шутиан. – Не стоит тебе беспокоиться по этому поводу. Если появится какая-либо угроза, просто сообщи о ней своему Даге. Не волнуйся за меня. Как ты и сказал ранее, я обязательно выживу и непременно позабочусь о том, чтобы и вы оба были здоровы и невредимы. Даже если за окном наступил конец света, я не позволю чему-либо дурному произойти с моей семьёй. Даге вас обязательно защитит!



























































Защитит…



























































Сама того не осознавая, мои глаза наполнились слезами.



























































В моей предыдущей жизни у меня также был человек, которому я всецело доверяла. Поначалу мы поддерживали друг друга, но со временем отношения между нами изменились, превратившись в банальные податливость и эксплуатацию. В конечном итоге я была предана и брошена.



























































В этой же жизни мой защитник выглядел ещё более надёжным человеком, вот только защищал он вовсе не меня. Если он узнает, что на самом деле я вовсе не Цзянг Шую, я, скорее всего, буду вновь брошена.



























































Не понимая причины моих внезапных слёз, Цзянг Шутиан вытянул вперёд свою руку и, смахивая слёзы с моего лица, озадачено спросил:



























































- Почему ты плачешь? Ты поправишься, вот увидишь. Зен Ксинг у нас полевой доктор. Он утверждает, что ты всё ещё молод, поэтому сможешь очень быстро вновь встать на ноги. С должным уходом и отдыхом, ты восстановишься без каких-либо осложнений.



























































Я понимающе закивала головой, но слёзы всё равно лились ручьём, не переставая. Я действительно была женщиной––мои слёзы были абсолютно бесполезными.



























































Я не Цзянг Шую.



























































Я Гуан Веюн.



























































- Даге, когда я спал и видел тот сон, я был женщиной по имени Гуан Веюн. И этот мой сон был длиной в долгие десять лет. Я ничего не помню о жизни Цзянг Шую. Я не в силах понять, кто я есть, – тут я заколебалась, но всё же решительно выпалила. – Я… Я думаю, что на самом деле я Гуан Веюн.



























































Цзянг Шутиан застыл, а я крепко зажмурила глаза, не желая видеть, как шок и ярость искажают его лицо. И всё равно образ рук Даге, что приближаются к моей хрупкой шее с намереньем переломить её одним лишь лёгким движением, раз за разом представал перед мои внутренним взором.



























































Внезапно я почувствовала лёгкое прикосновение к своей макушке, как при мягком поглаживании.



























































- Ты мой младший брат, и зовут тебя Цзянг Шую. В этом я абсолютно уверен. Если бы ты был кем-то другим, мы с Шуюн уже давно бы поняли это. В этом нет никаких сомнений!



























































Я замерла и, приоткрыв глаза, осторожно глянула на Цзянг Шутиана. Его лицо выражало лишь твёрдую уверенность, никаких других эмоций я разглядеть не смогла.



























































- Тогда Гуан Веюн… – начала было я трясущимся голосом.



























































- Должно быть, это твоя сущность из прошлой жизни! – твёрдо заявил Даге. – Из-за удара по голове к тебе вернулись воспоминания о твоей прошлой жизни! Должно быть в своей прошлой жизни ты был женщиной по имени Гуан Веюн.



























































Эм, постой, Даге, тебе не кажется, что с твоей логикой что-то не так? Я ведь не упоминала про параллельные вселенные, так что, следуя твоему предположению, выходит, что в прошлой жизни я жила в будущем. Ко всему прочему, моя предыдущая жизнь еще и внахлёст идёт с моей нынешней жизнью. Тебе это странным не кажется?



























































Даге, не забывай, пожалуйста, что это я предсказала конец света!



























































- Даже ребёнком у тебя всегда была вредная привычка слишком много себя накручивать, – принялся отчитывать меня Даге. – В этот же раз в своих фантазиях ты зашёл уж слишком далеко. К тебе всего-то вернулись воспоминания о твоей прошлой жизни, а ты уже умудрился прийти к выводу, что ты это вовсе не ты, а кто-то другой.



























































Притормози, Даге, не будь настолько уверен, что всё это не более чем воспоминания из прошлой жизни! И что значит твоё «всего-то»? По-твоему, воспоминания прошлой жизни не более чем какой-то тривиальный обрывок памяти, как воспоминания, о том, куда ты засунул ключи, которые уже давно посчитал потерянными?



























































Я шокировано вытаращила на Даге свои глаза, но его моё прифигевшее выражение лица, похоже, ничуть не смутило. По лицу Даге вообще не было видно, что из этого нашего диалога он извлёк какую-либо важную или же настораживающую мысль.



























































- Но, но… Что если я действительно окажусь не Цзянг Шую? Что ты тогда сделаешь, Даге?



























































Я всё ещё не верила ему, всё ещё не смела поверить ему. Если они продолжат считать меня Цзянг Шую, а потом внезапно осознают, что я никакой не Цзянг Шую, я уверена, что тогда стоящий сейчас предо мной человек превратиться из заботливого Даге в настоящего Дьявола!



























































Если он всё равно переломит мне хребет, то пусть уж делает это сейчас. Я не желаю вновь выкладываться на полную ради кого-то лишь для того, чтобы снова быть преданной этим человеком!



























































В этот момент Цзянг Шутиан отточенным движение резко подхватил меня на руки, при этом напугав меня едва ли не до чёртиков. Я уже было пришла к выводу, что Даге решил не переламывать мне хребет, а вместо этого сбросить в какую-нибудь канаву, где я встречу свой конец, однако он лишь заботливо опустил меня в тёплую ванну.



























































Шуюн подогрела воду специально для меня, чтобы я смогла с комфортом полежать в наполненной ванной. Лишь я была удостоена этого особого сервиса. Всем прочим пришлось довольствоваться холодным душем.



























































- Ты боишься, что я причиню тебе боль? – точно смог определить природу моих волнений Цзянг Шутиан.



























































Горячая вода должна была расслабить и успокоить моё тело, однако от прямого вопроса Даге я лишь затрепетала. Какое-то время я не шевелилась, но в конечном итоге всё же кивнула в ответ.



























































Лицо Цзянг Шутиана на мгновение омрачило серьёзное, нахмуренное выражение, после чего он присел на корточки и, оказавшись со мной на одном уровне, заглянул мне прямо в глаза:



























































- Шую, я никогда не причиню боль ни тебе, ни Шуюн, – поклялся он.



























































Я так же решительно заглянула в его глаза и вопросила:



























































- А что если я действительно не твой младший брат? Не Цзянг Шую?



























































Цзянг Шутиан не отрываясь продолжал внимательно смотреть мне в глаза. Его лицо не выражало никаких эмоций, но ему и не нужно было быть в ярости, чтобы выглядеть внушительным. И всё же я твёрдо глядела на него, не отводя в сторону глаза. Я должна была получить ответ сегодня. Я более не желала прятаться или избегать этой темы. Я начинала всё больше и больше любить эту семью, но в тоже время всё больше и больше страшилась дня, когда правда раскроется. Боялась, что члены этой любящей семьи в одночасье превратятся в моих врагов.



























































- Раз ты откровенно рассказал мне обо всём, я так же дам тебе своё слово, что, чтобы ни случилось, я продолжу относиться к тебе как к Шую. Этого ведь должно быть достаточно, ведь так?



























































На этой ноте он снова потрепал меня по голове, после чего поднялся и принялся раздеваться, чтобы принять душ.



























































Я же в подобие транса продолжала таращиться на Даге, снова и снова прокручивая в голове его слова. Как он может быть настолько уверенным, что я Цзянг Шую? Или же он просто обязан иметь младшего брата по имени Цзянг Шую? Или же я действительно являюсь Цзянг Шую… Боже, я совсем запуталась!



























































Когда же я наконец-то пришла в себя, прямо у меня перед носом нарисовался абсолютно голый мужчина, который ко всему прочему ещё и натирал разные части своего тела куском мыла. Начиная с его привлекательного лица вниз к сексапильным ключицам. Затем, обходя его мощный торс и крепкие бицепсы, ниже с шести кубикам пресса…



























































А-А-А-А-А-А-А-А-А! Не смей смотреть ниже! Он ведь только что сказал что, чтобы ни произошло, он будет видеть в тебе лишь своего младшего брата! Не забывай об этом!



























































Позволять себе разного рода фантазии о Даге будучи его собственным младшим братом… Куда уж извращённее?!



























































Если Шуюн узнает о том, что у меня в голове блуждают разного рода шаловливые мыслишки с участием Даге, я даже предположить не могу, что она обо мне подумает––стопэ! Почему меня вообще в подобной ситуации волнует мнение моей мей-мей? Разве меня не должно больше волновать мнение Даге?



























































Только не говорите мне, что Цзянг Шую – патологический сестрофил!



























































Тело сестрофила и душа братофила… Похоже, я превознесла понятие извращенства на совершенно новый уровень!



























































В сложившейся ситуации, если мне приглянётся парень, я окажусь геем, если девушка, то лесбиянкой. Я одновременно фантазирую о Даге и мечтаю о мей-мей––скажите, мой случай действительно критический? Есть ли ещё шанс на излечение?



























































* * *

























































































После ванны вялая я была доставлена обратно в спальню, где, накрывшись одеялом и свернувшись калачиком, прикинулась трупиком. Правда в том, что незадолго до этого от вида выходящего из душа горячего парня у меня кровь носом пошла, что в свою очередь до ужаса перепугало самого Даге. Он уже было решил, что у меня началось внутреннее кровоизлияние, а объяснять ему истинную природу сего события мне как-то не хотелось. В итоге, чтобы отвлечь его внимание, я выдала бредовую речь, что, мол, пересидела в горячей ванне и поэтому чувствую себя вяло. Вот поэтому-то я и не хочу пускать слюни по другим людям!



























































Шуюн, вылупив глаза и открыв рот от изумления, проводила взглядом мою вялую персону, что нырнула под одеяло:



























































- Что с тобой случилось, Эрге? Как ты дошёл до такого состояния от одной только ванны?



























































- Шуюн, подойди-ка сюда на минутку. Мне нужно кое-что тебе рассказать, – подозвал её к себе Даге.



























































Затем же Цзянг Шутиан просто-напросто выложил ей все мои недавние признания, отчего я едва не выпрыгнула из кровати. Если Шуюн начнёт косо на меня глядеть, я этого не переживу. Я по-прежнему хочу быть в хороших доверительных отношениях со своей милой младшей сестрёнкой!



























































С другой стороны, раз уж я уже рассказала обо всём Даге, то вполне могу довести дело до конца и более не возвращаться к этому вопросу. Просто невыносимо терпеть этот груз тайны на своих плечах. Меня буквально сводит с ума эта пытка, при которой я одновременно забочусь о людях, и в то же время испытываю вину перед ними!



























































Я немного сменила позу, чтобы исподтишка шпионить за Даге и мей-мей из-под своего одеяла.



























































- Шуюн, как ты думаешь, твой Эрге изменился? – спокойно вопросил Цзянг Шутиан.



























































Утончённые брови Шуюн буквально на мгновение сошлись на переносице, после чего она тут же выдала звонким голосом:



























































- Разумеется, нет! Даге, это Эрге на голову упала облицовочная панель. Неужели и ты головой стукнулся?!



























































Милая мей-мей, да ты у нас бесстрашная личность оказывается! Ты даже посмела заговорить с Даге в подобном тоне. Что и ожидалось от девушки, что уже однажды размозжила кому-то голову битой!



























































- В каком месте Эрге отличается от себя прежнего? Он начал звать меня «Юн-юн» почти сразу после своего пробуждения. А уже через несколько дней, стоило ему немного расслабиться, как он тут же вновь принялся требовать свадьбы со мной. Он такой же, как и всегда, так как же он может не быть Эрге?



























































Я застыла от шока.



























































А ведь верно, почему я начала называть её «Юн-юн»? В прошлом меня звали Гуан Веюн, так что все вокруг обычно использовали оброщение «Сяо Юн» в разговоре со мной. Так почему же я не стала и её называть «Сяо Юн», а вместо этого использовала незнакомую мне форму «Юн-юн»?



























































Я пребывала в сомнениях. Возможно, это своего рода рефлекс, так как я нахожусь в теле Цзянг Шую?



























































Или же я действительно могу начать верить в то бредовое предположение, что я, мол, вспомнила события моей прошлой жизни из будущего? Могу ли я действительно быть не просто призраком женщины, которую непонятно по какой причине закинуло в тело Цзянг Шую?



























































- Всё очень просто. Эрге ударило по голове, отчего к нему вернулись воспоминания из его прошлой жизни! – с полной уверенностью выдала свой вердикт Шуюн.



























































Она пришла к тому же выводу, что и Даге ранее. Боже, да они действительно кровные родственники! Ну, не может такого быть, чтобы моя прошлая жизнь была в будущем, да ещё и накладывалась на моё настоящее, ведь верно?! Что с вашей логикой?



























































- Вот и я так же думаю, – согласно кивнул Цзянг Шутиан, после чего с улыбкой повернулся в мою сторону. – Ты всё понял? Цзянг Шую, я прекрасно знаю, что ты не спишь.



























































Я на мгновение застыла, после чего неохотно стащила одеяло с головы.



























































- Эрге, твои бредовые мысли достигли поистине новых высот! – принялась отчитывать меня Шуюн, попутно вытирая мои всё ещё мокрые волосы полотенцем. Ну, откуда в этом мире взялась такая потрясающе милая младшая сестричка?



























































- Я просто…



























































Я так и не смогла заставить себя продолжить. Моя душа всё ещё была переполнена сомнениями. Воспоминания Гуан Веюн в моей голове были невероятно отчётливыми, и не только о тех десяти годах после апокалипсиса, а вообще о всех тридцати пяти годах её жизни! Да, воспоминания до апокалипсиса были более расплывчатыми, но это лишь потому, что последние десять оставили куда более неизгладимое впечатление.



























































Что же касается Цзянг Шую, то у меня есть лишь пару обрывков его воспоминаний, и то все они были взяты из сна. Учитывая всё сказанное, разве я могу считать себя Цзянг Шую?!



























































Неожиданно Шуюн бросилась мне на руки. В этом её движении не было вложено силы, однако даже оно вызвало боль в моей груди. Вот только мне самой было абсолютно плевать на это, и я с готовность обняла мей-мей в ответ, благодаря чему моя душа незамедлительно наполнилась покоем и чувством удовлетворения.



























































- Эрге, не забивай себе голову этим вопросом, – начала умолять меня Шуюн. – Тебе следует сосредоточиться на собственном выздоровлении! Сейчас ты ну очень, очень худой. Мне больно смотреть на тебя, когда ты в таком ужасном состоянии.



























































- Ладно, я больше не буду думать на эту тему, – тут же с готовностью подчинилась я.



























































- Как и ожидалось, для этого нам потребовалась помощь Шуюн, – с ухмылкой подметил Даге. – Признавайся, ты сейчас опять думаешь о женитьбе на мей-мей, не так ли?



























































Поймана с поличным. Хоть я и являюсь её старшим братом, что приобрёл женские инстинкты, я действительно по-прежнему хочу жениться на моей милой мей-мей Шуюн, если у меня только появится подобная возможность. Нет, ну правда, это уже ни в какие ворота не лезет! Хнык-хнык, Цзянг Шую, ты самый настоящий извращенец-сестрофил!



























































Я скорчила жалостливую гримасу, так как понятия не имела, что мне делать с моими фантазиями с участием Даге и мечтами о свадьбе с мей-мей.



























































В этот момент Даге глянул на часы:



























































- Тебе уже спать пора. Мне же пришло время сменить Юнкиан. Она весь день просидела на чердаке, следя за окружающей обстановкой.



























































Его слова резко напомнили мне, что сейчас было совсем не время отдаваться своим фантазиям с Даге или же обдумывать целесообразность свадьбы с собственной мей-мей. Наступил конец света, и важнее всего сейчас было обеспечить себя необходимым уровнем боевой силы!



























































К тому ж, мои сестро- и братолюбские наклонности – ещё цветочки по сравнению с больными пристрастиями некоторых конченных извращенцев, что ещё объявятся в этом безнравственном постапокалиптическом мире!



























































- Постой, Даге, какое сегодня число?



























































Цзянг Шутиан притормозил на полпути к двери:



























































- 29-ое июня.



























































Да ладно, уже завтра?! Я тут же торопливо добавила:



























































- Ге, не уходи пока никуда. Лучше присядь-ка на минуточку и послушай меня внимательно. Кое-что весьма важное случится 30-ого числа!



























































Даге слегка призадумался, после чего спросил:



























































- Ты устал? Как смотришь на то, чтобы спуститься в гостиную и рассказать об этом всем сразу?



























































- Даге, ты рассказал им о том, что я предсказал апокалипсис? – настороженно уточнила я. Не станут ли они относиться ко мне, как к какому-то демону?



























































Цзянг Шутиан утвердительно кивнул, после чего заверил:



























































- Не беспокойся. Тебе известны различные особенности этого апокалипсиса, и все они прекрасно осознают ценность этой информации.



























































Понятно. Иными словами, пусть я и выгляжу сейчас как спичка и гожусь разве что для розжига костра, моя защита является для всех жителей этого дома приоритетной задачей––да как такое может быть? Жизнь Шуюн куда важнее моей!



























































Я тут же ухватилась за край кофты Шуюн, твёрдо решив, что непременно заставлю её следовать за мной всюду, куда бы мне не пришлось отправиться.



























































Как только мы переместились в гостиную, Даге позвал всех присоединиться к собранию. Даже Тсенг Юнкиан спустилась вниз, оставив свой пост на чердаке.



























































Внимание всех было полностью сосредоточено на мне. Я не была уверена, что все они полностью доверяют предоставляемой мной информации, но если у них и были какие-либо сомнения, они хорошо маскировали их за спокойными выражениями своих лиц.



























































Я ещё раз всё обдумала и решила начать своё повествование с чёрного тумана:



























































- Как вы уже знаете, чёрный туман, что окутал наш мир в час суда, превратил тех людей, что не смогли его пережить, в иных. Но и определённые плюсы у него тоже есть. Иные действительно сильны, но и выжившие после часа суда люди тоже станут сильнее.



























































На лицах всех присутствующих появилось одно и то же удивлённое выражение.



























































- Приблизительно на десятый день после апокалипсиса люди начнут осознавать, что их тела подверглись изменениям, и у них даже начнут просыпаться разного рода сверхспособности.



























































- Какого рода сверхспособности? – уточнил Цзянг Шутиан.



























































- Трудно сказать, – с лёгким чувством разочарования ответила я. – Силы эти будут иметь самую разную природу и никто не знает наверняка, по какому принципу у человека появляется та или иная способность. Одна из теорий гласит, что в нас пробуждается та способность, которой мы больше всего желаем обладать в глубине своего сердца. Поэтому сегодня, я попрошу вас всех хорошенько подумать перед сном, какую именно способность вы желаете. Не могу гарантировать, что это поможет, однако попробовать всё равно стоит.



























































- Так это ж здорово! – восторженно воскликнул Каин. – Теперь нам больше не придётся опасаться этих тварей снаружи.



























































- Увы, но нет, – отрицательно помотала головой я. – В эти первые десять дней апокалипсиса иные убили немало людей, однако по большей части всё это произошло лишь потому, что люди попросту не сумели вовремя отреагировать на их появление. На данный момент сила иных лишь немногим превосходит физические способности обычного человека. На десятый же день мы, может, и обретём новую силу, но это же будет касаться и иных.



























































Если бы это моё тело не было ослаблено долгим лежанием в коме, я с одним лишь десятилетним опытом сражений смогла бы с лёгкостью расправиться со всеми тремя иными в доме используя лишь биту… Ну ладно, признаю, с качком, вероятно, мне пришлось бы немного попотеть.



























































Но если бы этот уровень силы действительно оказался максимально возможным для иного, то это был бы не настоящий апокалипсис.



























































- Ты говоришь, что трудности у нас начнутся на десятый день апокалипсиса, – задумчиво заговорил Даге. – Значит ли это, что иные эволюционируют быстрее нас?



























































Я поразмыслила над его вопросом, после чего ответила:



























































- Не то чтобы они эволюционировали быстрее нас, просто у них нет никаких моральных принципов, что сдерживали бы их. Люди подсознательно боятся иных и поэтому пытаются избегать встреч с ними. А вот иные людей не боятся. Лишь когда они встречают откровенно более сильное существо, в них пробуждаются их животные инстинкты, и они удирают прочь.



























































Если переложить это на понятный всем язык, то люди боятся волков, а волки в свою очередь боятся смерти. Иных можно сравнить с волками, что перестали боятся смерти. Разве можно придумать более порочное создание, чем это?



























































- Более того, многие иные успели съесть немало «еды» за эти первые десять дней. Так что поначалу их сила будет значительно превосходить нашу.



























































- О какого рода «еде» ты говоришь? – уточнил Даге.



























































- О переживших чёрный туман людях.



























































На несколько секунд над комнатой повисла гробовая тишина.



























































- Для того чтобы стать сильнее, нам придётся есть людей? – нахмурив брови, спросил Даге. Хоть он и был закалённым бойцом, но с мыслью о том, что необходимо будет есть других людей, даже ему смириться было не просто.



























































Я торопливо замотала головой:



























































- Лишь иным необходимо есть людей для развития своих сил. Вернее даже не так. Они могут развиваться не только от поедания людей. Для этого сгодятся также растения и животные. Иными словами всё, что осталось в живых после прихода чёрного тумана. Мы же, люди, развиваемся по немного иному пути, нежели иные. От поедания сырого мяса иных нам никакой пользы не будет.



























































Только иные обладают способностью трансформировать проглоченную ими плоть в энергию для эволюции.



























































Все присутствующие облегчённо выдохнули, хоть и с небольшой примесью разочарования.



























































Я же молча оглядела их, решив не разглашать некоторые аспекты этого вопроса, и лишь напомнила им:



























































- В общем, начиная со следующего дня, иные уже будут не теми, что раньше. Не недооценивайте их силу.



























































- Эрге, это всё, что ты хотел нам сообщить? Тебе бы следовало пойти и отдохнуть! – заявила Шуюн, озабочено глядя на меня. Похоже, незаметно для меня самой на моём лице появилась тень усталости, что сильно встревожила Шуюн. Впрочем, выдав подобную длинную речь, я действительно почувствовала себя вымотанной.



























































- Шуюн, отвези своего Эрге обратно в его комнату, – Даге даже не стал дожидаться моего ответа. Дав Шуюн указания отвезти меня в комнату для отдыха, он повернулся к остальным. – Завтра мы вновь соберёмся все вместе здесь, в гостиной, и проверим, не развились ли в нас какие-либо способности, о которых нам рассказал Сяо Ю.



























































Как только я вернулась в комнату и спокойно улеглась в свою постель, меня тут же начали одолевать разного рода опасения. Как Гуан Веюн я обладала лишь слегка более острым зрением, чем нормальный человек. В купе с неплохим владением огнестрельным оружием, из меня вышел весьма меткий стрелок, но не более того. Эта толика силы была почти что бесполезной в постапокалиптическом мире. Я от всей души надеялась, что в этот раз мне достанется способность повнушительнее. Однако, учитывая состояние моего тела, у меня нет каких-либо грандиозных ожиданий на этот счёт…



























































- Ложись спать, Эрге. Перестань уже думать обо всех этих вещах, – Шуюн мягко погладила меня по голове, словно бы укладывала ребёнка в кроватку.



























































Я подняла свой взгляд на Шуюн. Эти изогнутые в форме полумесяцев брови, ясные миндалевидные глаза, прямой длинный нос, что был характерной чертой всех членов семьи Цзянг, и её губы, что даже без блеска имели такой притягательный розовый цвет, что хотелось поцеловать их, дабы испробовать их на вкус. Опыт этих нескольких дней апокалипсиса, похоже, вынудил её немного повзрослеть, но от этого она стала лишь краше.



























































- Юн-юн, какая же ты всё-таки милая и симпатичная.



























































Она тут же рассмеялась. Нет такой девушки в мире, которой не было бы приятно услышать комплимент в адрес её внешности. Вот только в эту эпоху после апокалипсиса внешняя привлекательность становилась не более чем ещё одним видом товара, которым либо будут пытаться поживиться другие, либо будет бесстыдно использоваться самим человеком в обмен на жалкую кучку объедков.



























































Я всем сердцем молилась, чтобы моя способность в этом мире оказалась достаточно сильна, чтобы я смогла жить, не рассчитывая на защиту и покровительство других. Достаточно сильной, чтобы собственными руками защитить эту невинную девочку перед моими глазами, чтобы она смогла прожить хорошую долгую жизнь пусть и в этом постапокалиптическом мире!



























































Прошу, хоть после прожитых в аду десяти лет я и уверилась, что нет никакого бога на Земле, начать уверовать ведь никогда не поздно, ведь правда? Молю вас, о боги и богини всех вероисповеданий, даруйте мне силу, чтобы защитить мей-мей и Даге!



























































…Уже то, что я подумала о защите нашего Даге, показывает, что я яркий пример человека, что откровенно переоценивает свои силы, я ведь права?



























































Я сухо усмехнулась, но под осуждающим взглядом мей-мей была вынуждена быстренько выкинуть из головы эти блудливые мысли и не спеша отойти в сказочный мир грёз.





























Том 1 глава 5: Особые способности














- Мама!



























































Свесившись с края крыши, я нажала на курок, подстрелив иного, что уже наседал на него. Лишь в тот момент я осознала, что мама всё ещё не вскарабкалась наверх, а один из преследующих нас иных уже успел вцепился ей в лодыжку.



























































Я вновь прицелилась и выстрелила, но пистолет в моих руках лишь щелкнул – у меня закончились патроны!



























































- Спаси мою маму!



























































Он был прямо над мамой и всё ещё мог подтянуть её наверх. С его-то силой он мог с лёгкостью сделал это.



























































Я верила, что он непременно спасёт её, однако в тот самый момент он повернулся в другую сторону и подтянул совершенно другого человека. Тем временем иные утянули мою маму обратно вниз, из-за чего та тяжело рухнула на землю. В тот же миг все находившиеся на улице иные набросились на неё словно саранча. Она же успела лишь поднять на меня свой взгляд и выкрикнуть прощальное «Сяо Юн!» после чего замокла навсегда.



























































- МАМА-А-А!



























































Последним образом матери, что отложился у меня в памяти, был нескончаемый фонтан крови и плоти. Силы покинули мои ноги и я осела прямо на черепицу. Когда же я подняла свой взгляд, то успела заметить, как он помогает вскарабкаться на крышу другой женщине.



























































Всего одно желание… Всё моё существо сейчас было переполнено лишь одним единственным желанием придушить этого человека собственными руками.



























































- Твоя мама уже была сильно изранена, – принялся утомлённым голосом объяснять он. – Даже если бы мы спасли её, она всё равно вскоре превратилась бы в иного. Когда это произошло бы, тебе пришлось бы убить её собственной рукой. Разве это не было бы в сто раз хуже?



























































- Одна рана ещё не значит, что она непременно заработала заражение крови! – обливаясь слезами, кричала я, осыпая этого ублюдка ударами. – Я спасла тебя, так почему же ты не спас мою маму?!



























































- Веюн, способность Сяо Ки к исцелению невероятно важна для всех нас, – терпеливо продолжил объяснять он голосом, словно и его сердце разрывалось на части от горя. – Я не мог позволить носительнице этой силы умереть!



























































- Не мог позволить умереть носительнице силы или же ей самой? – с ненавистью рыкнула я на него сквозь стиснутые зубы. – Выходит, когда-нибудь, когда обстоятельства сложатся не в нашу пользу, ты предпочтёшь бросить позади меня, нежели её?



























































- Это же совершенно разные вещи, разве не так? Веюн, я же люблю тебя! Прошу, поверь мне, я хочу всегда защищать тебя…



























































Любишь? Ерунда! Как будто я поверю, что ты действительно будешь всегда меня защищать! Но тогда я поверила его словам. Тогда я действительно была настолько глупой и наивной, что без колебания поверила в его ложь!



























































Разве ж можно быть настолько тупой, женщина!?



























































- Ге! Эрге!



























































- Проснись, Шую!



























































Мои глаза резко распахнулись. Меня тут же встретило расплывчатое марево перед глазами. В голове стоял такой туман, что я совершенно не могла осознать ситуацию вокруг.



























































В этот момент кто-то рядом тревожно воскликнул «Эрге!», после чего нечто приземлилось мне на грудь.



























































- …Юн-юн?



























































Я подняла руку и принялась успокаивающе поглаживать её мягкие и приятные на ощупь волосы, после чего моргнула глазами. Лишь проморгавшись и избавившись от стоящих в глазах слёз, я смогла различить взволнованное лицо Даге, что склонилось прямо надо мной.



























































- Я в порядке, честно, – кисло улыбнувшись, заверила я. – Просто мне приснился сон о кое-каких неприятных событиях из прошлого.



























































В самом начале мой острый глаз был весьма полезен, и я не раз спасала ему жизнь, и всё же не смогла уберечь собственную мать.



























































К счастью, я спасла ему жизнь своим выстрелом до того, как заметила плачевное положение моей матери. Если бы я сразу увидела грозящую им обоим опасность и что у меня осталась всего одна пуля, то, учитывая мою тогдашнюю глупость, я вполне могла выбрать его вместо мамы.



























































И тогда я бы никогда уже себе этого не простила!



























































…Впрочем, даже сейчас я не желаю прощать себя за это.



























































- Нет ничего дороже семьи.



























































Я заточила Шуюн в крепкие объятия. Мей-мей, Даге, дядя и тётя – я просто обязана защитить их всех. Защитить без каких-либо сомнений или излишней самоуверенности – просто полная и безусловная защита!



























































- Шую, в будущем тебе кто-то причинил боль? В смысле тебе, как Гуан Веюн, – поинтересовался Даге манящим, словно у самого дьявола, голосом. – Если ещё раз увидишь его, не забудь указать на него своему Даге, ладно?



























































Если Даге узнает, кто это был, тот, несомненно, умрёт настолько мучительной смертью, что даже я более не смогу его ненавидеть, так ведь?



























































Я рассмеялась и поведала Даге и мей-мей о своей теории с параллельными вселенными.



























































- Так что не думаю, что когда-либо повстречаю его вновь, Даге.



























































Даге же в ответ лишь слегка прищурился и хмыкнул, выражая своё разочарование.



























































Что касается меня самой, то я облегчённо смахнула со лба выступивший холодный пот. Как бы я ни ненавидела того парня, бросить его на растерзание Даге было бы уж слишком жестоко… Однако, если бы я действительно могла вновь встретиться с ним, я не моргнув и глазом сдала бы его со всеми потрохами Даге!



























































В этот момент Шуюн, оторвавшись от моей груди, подняла на меня свой взгляд и с тревогой в голосе заявила:



























































- Эрге, ты даже во сне не даёшь себе расслабиться. Как же тогда ты сможешь выздороветь?



























































Я кисло улыбнулась. Даже я не могла контролировать собственные сны, однако кое-что в её словах меня всё же насторожило.



























































- Я разговаривал во сне?



























































В постапокалиптическом мире это было одним из главных табу. При подобных обстоятельствах, всем рано или поздно начинали сниться кошмары. Вот только если эти люди принимались кричать или говорить во сне, то проснуться им было уже не суждено. Не дожидаясь появления иных, бедолаг незамедлительно убивали их же товарищи-люди!



























































Шуюн же в ответ на мой вопрос отрицательно замотала головой:



























































- Нет, ты только ворочался во сне и сильно потел.



























































Я облегчённо выдохнула. Слава богу. Похоже, мои инстинкты всё же не заржавели. В будущем эти инстинкты из моей прошлой жизни станут просто незаменимы.



























































- Эрге весь насквозь пропотел. Даге, помоги ему вымыться. Я же тем временем приготовлю Эрге питательный завтрак.



























































- Юн-юн… – окликнула её я и взмолилась со смесью волнения, муки и агонии в голосе. – Можно мне поесть чего-нибудь помимо куриного бульона сегодня?



























































Шуюн хитро ухмыльнулась:



























































- Ладно! – отозвалась она, задорно хихикая.



























































В конечном итоге на завтрак я ела медицинскую кашу. Шуюн, и когда ты только успела протащить в дом столько упаковок с различными медицинскими травами? Неужто я действительно свихнулась в тот раз, когда мы вместе делали покупки? Как я могла этого не заметить!?



























































[Если верить интернету, эта «медицинская каша» пришла из Индии и Китая и состоит из целого ряда различных круп и трав]



























































Но, несмотря на то, что после каждого приёма пищи у меня во рту оставалось маслянистое послевкусие, именно благодаря поеданию этих блюд по три раза в день плюс ночной перекус, я начала чувствовать, что быстро набираю в весе. Веточка наконец-то начала выпускать почки.



























































Войдя в гостевую комнату, я обнаружила, что все прочие обитатели дома уже собрались вокруг стола и с нетерпением дожидаются моего прихода. Если бы не властная аура Даге, боюсь, меня уже давно бы схватили под белые ручки и притащили сюда, не дав даже времени всполоснуть лицо и позавтракать.



























































Усевшись на своё место, Даге бросил на всех присутствующих предупреждающий взгляд. Лишь после этого остальные были вынуждены отвести от меня свои голодные взгляды, словно бы я была куском свежего сочного мяса.



























































- Что ж, и какие же способности у вас появились?



























































- Я стал быстрее, – коротко высказался Сяо Ша.



























































На лицах остальных же появилось разочарованное выражение.



























































Они, наверняка, сомневаются, что вообще получили какую-либо силу. Однако на более поздних этапах апокалипсиса стало доподлинно известно, что абсолютно все люди, что пережили чёрный туман, получили ту или иную способность. Проблема заключалась лишь в том, что большинство из них не были сильными, а более диковинные и нетипичные способности было вообще довольно трудно выявить.



























































Я оглядела всех и произнесла:



























































- Прошу всех вас принести сюда стакан воды, зажигалку, перезаряжаемую батарейку, камень, ещё один стакан с землёй и любые другие предметы, которые приходят вам в голову.



























































После моих слов все резко воодушевились и разбежались кто куда в поисках отмеченных мной предметов. Вскоре весь стол оказался усыпан целой горой разнообразных предметов.



























































Я на секунду задумалась, после чего выставила стакан с водой в центр стола. В моём мире было немало людей, что обладали способностью контролировать воду. Возможно потому, что вода для человека является самым важным ресурсом, без которого ему не выжить.



























































- Встаньте друг за другом и, сфокусировав свой взгляд на воде, по одному дотроньтесь до поверхности пальцем. Попытайтесь силой мысли заставить её пошевелиться. Не ослабляйте концентрацию в течение минуты или около того.



























































Мои слова, похоже, лишь подстегнули всеобщее любопытство. Выстроившись в аккуратную очередь, они приступили к своему заданию, и вскоре мы обнаружили, что Тсенг Юнкиан обладает способностью контролировать воду. Когда она уже почти израсходовала свою минуту и уже собиралась разочарованно вынуть палец из стакана, вода в нём внезапно взорвалась.



























































В Зен Ксинге же пробудился дар контролировать землю. Едва он дотронулся до почвы в стакане, как та тут же начала легонько подпрыгивать.



























































Лилия испробовала множество различных предметов, но так и не смогла заставить их как-то отреагировать. И когда она уже была готова опустить руки и отчаяться, я попросила её подойти к окну и проверить, насколько далеко она способна видеть. В итоге она от шока чуть было не свалилась на спину, восклицая, что её зрение однозначно превысило значение 5.0.



























































Что же касается Каина, то у меня уже были свои подозрения, так что я просто подобрала со стола зажигалку и поднесла огонёк к его руке. Сам Каин лишь ухмыльнулся, совершенно не сопротивляясь мне, но вскоре к собственному изумлению осознал, что пламя его совсем не опаляет.



























































Как я и думала, Каин способен контролировать огонь. Власть над огнём и водой была самой распространённой способностью постапокалиптического мира, но существовала огромная разница между слабыми и сильными обладателями этой силы. Слабому хватало сил призвать лишь горстку воды, достаточную разве что для полоскания рта, или использовать себя в качестве замены спичек. Сильные же обладали невероятной мощью.



























































- Будь осторожен. То, что ты обладаешь способностью контролировать огонь, не значит, что ты стал к нему абсолютно невосприимчивым, – поспешила предупредить Каина я. – Разумеется, с ростом твоего дара будет увеличиваться и твоя устойчивость к жару, однако не думай, что на данном уровне ты способен перенести действительно мощное пламя, не заработав себе парочку ожогов.



























































Каин тут же громко воскликнул:



























































- А ведь я как раз подумывал разжечь костёр, чтобы подпалить себя. Хорошо, что я не успел выставить себя полным идиотом, – с благодарностью в голосе произнёс он.



























































Разобравшись с Каином, я обратила свой взор на Сяо Ша, который в ответ слегка нахмурился и повторил:



























































- Я уже сказал, что стал быстрее.



























































- Попробуй силой мысли сдвинуть лопасти того вентилятора, – посоветовала я, указав на электрический вентилятор в стороне. – Если хочешь, можешь даже подуть на него.



























































Сяо Ша застыл. Уголки его бровей на переносице слегка опустились, словно бы выражая своё недовольство. Заметив это, я насторожено замерла. Возможно ли, что он уже осознал свою способность, но намеревался скрыть её от остальных? В этом мире было вполне нормально скрывать свои истинные возможности. Если бы я раньше это поняла, то не стала бы раскрывать его на глазах у остальных, тем самым ненароком вызвав его неприязнь.



























































Он сделал глубокий вдох и выдохнул. Лопасти вентилятора ещё даже не успели закрутиться, как всем уже стала очевидна его способность––подняв своим дыханием порыв ветра, что в мгновение ока растрепал всем волосы, это могла быть лишь способность контролировать ветер.



























































- За мной должок, – неохотно проговорил Сяо Ша.



























































Я уставилась на него, не совсем понимая, что он этим хотел сказать.



























































- Долг Сяо Ша – весьма ценная штука, – заявил Зен Ксинг с ухмылкой. – Как-то раз он и мне был должен, и, видит бог, я немало получил взамен. Больше всего на свете он ненавидит быть кому-то должен.



























































Так вот оно как. Выходит, он был недоволен вовсе не тем, что я раскрыл его способность?



























































Следующими на очереди были дядя и тётя. Им всё ещё не удалось сдвинуть хоть что-нибудь из предложенного на столе.



























































Я задумалась, какие же ещё могли быть способности и как бы мы могли их определить.



























































- Сяо Ю, – неожиданно заговорила тётя, – мне кажется, что я могу ощущать всех вас. Это сложно описать словами, но такое чувство, что я могу приблизительно сказать, где кто находится, даже не подымая глаз.



























































Я тут же понимающе кивнула:



























































- Это «поиск» – способность психического типа. Очень полезная штука! С её помощью можно засекать и избегать опасности. Более того, она весьма редкая.



























































Насколько мне было известно, эту способность можно развивать и дальше, однако я не была в том положении, чтобы знать многое о людях с психическими способностями. Их изначально было не так уж и много, так что каждый из них считался очень важной фигурой и тщательно охранялся членами своей группы. Особенно это касалось тех, кому всё же удалось развить свой «поиск».



























































Услышав, что теперь с помощью своей способности она сможет избегать неприятностей, на лице тёти засияла довольная улыбка. Да и я сама почувствовала себя куда энергичнее. Хоть наша группа и была весьма малочисленна, у нас нашёлся обладатель редкой психической способности. Наше будущее представлялось мне всё безоблачней!



























































- Дядя, ну а ты чувствуешь что-нибудь необычное? – поинтересовалась я.



























































- Нет, ничего такого, – горько вздохнул дядя. – Может, у меня и нет никакой способности?



























































- У всех она есть, – замотала головой я, – просто некоторые из них обнаружить куда сложнее. Не переживай, дядя. Эти труднозасекаемые способности обычно являются не только самыми уникальными, но и очень полезными. Просто запасись терпением. К тому же у нас есть Даге!



























































Дядя кивнул. Возможно, то была мудрость взрослого человека, но этот вопрос, похоже, вообще его не особо беспокоил.



























































В моей предыдущей жизни, подобных людей без способностей изгоняли из групп в первую очередь, если, конечно, кто-то сильный не вставал на его защиту. Лишь значительно позже нам удалось выяснить, что эти самые брошенные люди зачастую обладали незаменимыми способностями.



























































Силы контролировать воду и пламя выявить было проще всего. Но именно поэтому их обладатели не были кем-то особенными. Если они переставали развивать свои уникальные навыки, то очень скоро оказывались заменены другим обладателем этой силы. А носителями действительно ценных способностей оказались те самые брошенные и забытые всеми люди. К несчастью, мало кто из них сумел выжить.



























































И вот, неопределёнными остались лишь мы, молодое поколение семейства Цзянг.



























































Я и вовсе пока не притрагивалась к чему-либо, а вот Даге с мей-мей участвовали в тестах вместе со всеми, но пока безрезультатно.



























































Но это ничего. Неважно, есть у Шуюн способность или же нет, она всё равно останется моей драгоценной младшей сестрёнкой.



























































Что же касается Даге, то ни у кого и мысли не возникало, что у Даге может не быть способности. Причина, по которой нам всё ещё не удалось определить его способность, вероятно, заключалась в том, что это нечто невероятно грандиозное, вроде силы перемещать планету по космосу или нечто столь же могущественное.



























































- Я тоже хочу способность, – надула щёчки Шуюн.



























































- Попробуй ещё что-нибудь. У тебя непременно всё получится, – подбодрила её я, ни капельки не сомневаясь в Шуюн.



























































Та вновь пробежалась взглядом по куче всякой всячины на столе. К этому моменту, она уже успела перепробовать почти все эти вещи. Наконец, после недолгого раздумья, она подобрала батарейку…



























































Неожиданно батарейка в буквальном смысле взорвалась. От неожиданности Шуюн отбросила батарейку в сторону, мы же с Даге тут же схватили её руку и с волнением принялись тщательно осматривать. К счастью, её руку лишь слегка опалило, вызвав небольшое покраснение на коже. Ничего серьёзного.



























































Когда же я смогла отойти от шока произошедшего, я пораженно замерла.



























































Способность управлять молнией! Это, несомненно, одно из сильнейших атакующих умений. Мей-мей, я и не знала, что ты у нас такая агрессивная юная леди.



























































- Это ведь электричество, ведь так? – с предвкушением уточнила Шуюн.



























































Я кивнула в подтверждение:



























































- Точнее молния. Очень сильная способность, – глядя на свою милую и нежную мей-мей, я не смогла себя заставить пуститься в красочные описания разрушительной мощи этого дара!



























































- То есть, я теперь могу заряжать различные предметы? – восторженно спросила Шуюн.



























































Разумеется, она может использовать свою способность чтобы вдохнуть новую жизнь в электрические приборы, но для этого ей сначала необходимо будет научиться контролировать поток своей силы. Иначе прибор просто взорвётся точно также, как и батарейка недавно. Однако я всё равно кивнула головой в знак подтверждения.



























































- Это здорово, – Шуюн с довольным лицом утонула в спинке дивана. – Теперь, даже когда запасы газа подойдут к концу, я всё равно смогу готовить с помощью электроплиты. А раз за окном такая жара, я так же смогу включить кондиционер для Эрге, чтобы в следующий раз ему не пришлось просыпаться потным и липким.























































































































Ладно, признаю. Готовка, кондиционер и чтобы-она-ещё-ни-придумала действительно весьма совместимы со способностью управлять молнией.



























































- Сяо Ю, глянь-ка на этот свет, что я создал. Что это за способность?



























































Даге выставил вперёд свою руку. Над его ладонью завис шар света приблизительно размером с куриное яйцо, что испускал очёнь тёплое и приятное глазу сияние.



























































Я молча уставилась на этот свет. Вообще-то, эта сила была мне хорошо знакома. Но это, должно быть, какая-то ошибка. Не может такого быть, чтобы эта была та самая способность!



























































- Даге, ты подумал перед сном, какую именно способность ты хочешь?



























































Я твёрдо верила, что уж такому-то сильному человеку, как Даге, у которого на лбу написано «я главный герой», боги без возражений даруют любую способность, которой он бы не пожелал!



























































Даге кивнул и приложил шар света к моему плечу. Этот участок тут же окутало приятное тепло, а вот моё лицо напротив помрачнело. Заметив это, Даге тут же отдёрнул руку.



























































- Этот свет как-то неприятно ощущается? – взволнованно спросил он у меня.



























































- …Нет, ощущения очень даже приятные.



























































Просто такому могучему главному герою как Даге подходят лишь абсолютные силы, вроде испепеляющей всё на своём пути молнии или способности в мгновение ока стереть гору с лица земли!



























































Так почему же?



























































Как так получилось?



























































Это же просто немыслимо!



























































Как способностью Даге могло стать…исцеление!



























































Ну почему же эта не могла быть хотя бы способность контролировать пламя?!



























































- Это ведь «исцеление», я прав? – уточнил Даге.



























































Я кивнула, хоть и чувствовала себя отвратительно.



























































На лице Даге вспыхнула лёгкая улыбка, после чего он незамедлительно положил свои руки мне на плечи. Они тут же начали светиться, и этот свет уже не имел размер куриного яйца, как прежде, а покрывал мои плечи целиком. Это просто немыслимо!



























































Если припомнить, та Сяо Ки по началу могла концентрировать свет размером лишь с бриллиант––и даже эти жалкие десять каратов были невероятно ценны.



























































Свет же Даге по размеру походил на две головы взрослого человека! По голове на каждое моё плечо. Даже имея способность к исцелению, Даге по-прежнему просто неподражаем!



























































Но всё же, исцеление есть исцеление…



























































Однако посмотрев на Даге, чей взгляд был сфокусирован лишь на моих плечах, сосредоточенно излучая свет из своих ладоней, я неожиданно для себя осознала.



























































Неужели он настолько хотел моего выздоровления, что получил дар исцелять?



























































Это же так глупо, Даге. Я бы всё равно со временем поправилась, а вот способность останется с тобой на всю жизнь!



























































Мне снова захотелось расплакаться, но я сдержалась. Я же теперь парень. Если так и продолжу лить слёзы по каждому пустяку, то вскоре сама же стану себя раздражать.



























































- Даге, я обязательно защищу тебя своей способностью!



























































И стоило этим словам слететь с моих уст, как все обитатели дома тут же устремили на меня одинаковые пренебрежительные взгляды.



























































- …Простите, должно быть, последствия удара по голове. Похоже, меня так мощно шандарахнуло, что на мгновение мне привиделось, будто Даге нуждается в моей защите.



























































Все тут же дружно закивали головами. Хнык хнык…



























































- Ну а как насчёт тебя, Сяо Ю? Ты ведь уже знаешь, какая у тебя способность, верно? Не заставляй нас ждать, – со знанием дела отозвался Даге, всё ещё продолжая исцелять мои раны.



























































Я ухмыльнулась, после чего, потянувшись вперёд, дотронулась пальцем до поверхности воды в стакане, что по-прежнему стоял на столе.



























































- Так это тоже вода, как и у меня? – с восторгом воскликнула Тсенг Юнкиан. – Вот же здорово! В таком случае Сяо Ю сможет обучить меня всему.



























































В этот момент вся вода в стакане с треском обратилась в лёд.



























































* * *

























































































Получив свои способности в качестве новых игрушек, все принялись увлечённо тренироваться, но ни один не подошёл к этому с тем же усердием, с каким работал над собой Цзянг Шутиан. Он лечил меня буквально каждый день да с такой регулярностью, словно это были обязательные приёмы пищи плюс полночные перекусы. Причём каждый раз он доводил себя да такого ментального истощения, что более не мог выдавить из себя даже мельчайшего свечения.



























































Таким образом, я оказалась в ситуации, в которой каждый день Даге, сидя у меня за спиной, применял на мои плечи своё исцеление, в то время как Шуюн, сидя у меня перед носом, впихивала мне в рот очередную порцию куриного бульона. Если же я отказывалась есть куриный бульон, его место заменяла медицинская каша.



























































Ну а как только Зен Ксинг заключил, что отныне я вновь могу есть мясо, и мне необходимо восполнить запасы протеинов в организме, количество впихиваемой в меня еды лишь увеличилось.



























































Вы когда-нибудь видели, как откармливают свиней? Та же картина!



























































Шуюн и тётя каждый день были заняты домашним обиходом. С таким-то немалым количеством людей в доме, объём их работы многократно увеличился. Похоже, Шуюн совершенно не уделяла времени тренировкам своей способности. Она даже заявила, что раз рядом с ней есть Даге и Эрге у неё нет никакой необходимости становиться сильной. Ну а раз так, то от неё будет больше пользы, если она поможет тёте с уборкой дома.



























































Но, хоть она и сказала так, меня всё равно не покидало смутное предчувствие, что у неё есть все шансы стать сильнейшей в этом доме––за исключением Даге.



























































Вы когда-нибудь видели, как кто-то питает электричеством рисоварку во время готовки?



























































Вы когда-нибудь видели, как кто-то питает электричеством стиральную машинку, пока сам вывешивает бельё на просушку?



























































Вы когда-нибудь видели, как кто-то питает электричеством кондиционер посреди сна?



























































Шуюн стала настоящим ходячим электрогенератором, что заряжает всё вокруг, куда бы она ни пошла! Даже Сяо Ша принёс ей свой iPad для подзарядки, так как хотел послушать музыку и поиграть в игры!



























































В моей предыдущей жизни я ни разу не встречала людей, что смогли всего лишь за полмесяца достичь подобного контроля над собственной способностью. Обычный обладатель способности к молнии на этом этапе взрывал бы все электроприборы, к которым только прикоснулся.



























































Я удручённо ткнула пальцем в кружку пива передо мной. И стоило Лилии со счастливой улыбкой уйти прочь со своим охлаждённым пивом, как ко мне подошёл следующий из очереди, Зен Ксинг, с чашкой дарджилинга. За ним же последовал Каин со своей банкой «Кока-Колы».



























































Я и не думала, что в эпоху апокалипсиса можно жить вот так! Вспоминая мою предыдущую жизнь, когда я была вынуждена постоянно убегать и скрываться, невольно соболезную самой себе. Именно поэтому приготовления и были столь необходимы––и, что ещё более важно, у вас должен быть Даге.



























































Но, хоть я и описываю нашу ситуацию весьма фривольно, на деле Даге и его подчинённые ежедневно покидали дом в поисках всё нового продовольствия. Пусть сейчас подвал и ломится от количества припасов, однако рано или поздно они всё равно закончатся, особенно если учесть, с какой скоростью мы их поглощаем. Именно поэтому предусмотрительный Даге уже сейчас начал прочёсывать соседние дома в поисках полезных вещей.



























































К счастью, мы находились за городом, так что людей, животных и растений здесь было немного, что в свою очередь означает не такое уж большое количество иных. Даге всегда описывал их вылазки, как прогулки по парку, заверяя меня с Шуюн, что иные вовсе не проблема для них.



























































Однако я полагала, что некоторые из них всё равно получали определённые повреждения, которое либо тут же латал Даге, либо просто оставались в тайне даже от самого Даге. Ведь всем было прекрасно известно, что все свои силы Даге отдаёт на исцеление моих ран, так что едва ли у него оставались силы на кого-то другого.



























































Всего за три дня моё тело значительно окрепло. Рытвины на месте щёк наконец-то заполнились плотью, да и передвигаться по дому я вполне уже могла самостоятельно. Вот только каждый раз, когда я предпринимала попытку подняться с инвалидного кресла, меня тут же вдавливала обратно Юн-юн. Моё столь скорое восстановление стало следствием как стараний Даге и Шуюн, так и воздействия чёрного тумана––любой живой организм, что сумел пережить ночь суда, становился невероятно крепким.



























































- Даге, а как вы поступаете с телами иных? – поинтересовалась я.



























































- Мы хороним их, – ответил Даге, после чего задал ответный вопрос. – А ведь верно, я же забыл спросить. Ничего же плохого не произойдёт, если мы закопаем их в земле? Поначалу мы пробовали их сжигать, но это приводило к большому объёму едкого дыма, на который, порой, сбегались и другие иные. Поэтому мы решили просто закапывать их. С ними ничего не случится?



























































- Нет, – улыбнулась я в ответ, – закапывание вполне подойдёт.



























































* * *

























































































Посреди ночи я бросила быстрый взгляд в сторону, где мирно посапывала Шуюн. Очень тихо я прокралась в соседнюю комнату, что изначально была моей спальней. Похоже, Даге и остальные уже успели прибрать весь бардак, что мы учинили в тот день.



























































Я аккуратно сняла решётку с окна. Днём, когда Шуюн была занята готовкой, я тайком прокралась сюда и заменила прежде железную решётку ледяной.



























































Эта комната была единственной комнатой во всём доме, где ночью никто не спал. Даге сказал, что я смогу вернуться в собственную комнату, как только моё здоровье полностью восстановится. Не могу же я вечно спать в комнате Шуюн.



























































Я двигалась как можно тише. В конце концов, подчинённые Цзянг Шутиана были сплошь наёмниками, поэтому обладали отличными боевыми навыками, отличались крайней настороженностью и прекрасно работали в команде. Это и было основной причиной, почему наша малочисленная группка могла жить столь беззаботной жизнью в постапокалиптическом мире. Даже если бы мы не запаслись большим количеством продовольствия заранее, им всё равно удалось бы найти способ раздобыть необходимый провиант. Разница лишь в том, что тогда бы наша жизнь была менее комфортабельной.



























































Совершить что-то прямо под носом у этих ребят да ещё и остаться незамеченной было весьма непростой задачей, но я же Гуан Веюн. Я женщина, что сумела прожить целых десять лет в постапокалиптическом мире, обладая всего лишь банальной способностью чуть более острого зрения!



























































Если судить по навыкам, то я уж точно им не уступлю. Проблема была лишь в том, что какой бы обширный опыт я не имела, мои возможности оказываются сильно ограничены возможностями моего тела. Пока что я ещё не была способна на какие-то эдакие трюки.



























































Однако, с условием что Цзянг Шую полностью оправится без каких-либо осложнений, он определённо сможет стать гораздо сильнее Гуан Веюн всего лишь немного попрактиковавшись. Несмотря на то, что моё тело всё ещё не успело восстановиться полностью, я уже ощущала в себе определённый запас сил. С подобным добротным телом, да ещё и со способностью управлять льдом, у меня есть все шансы в будущем стать одним из сильнейших людей этого мира.



























































Выбравшись из дома, я начала продвигаться вперёд, прикрываясь окружающей тьмой. Перемахнув через серию заборов, я вскарабкалась на стену дома, что находился в отдалении от нашего, и без труда обнаружила «могилу». Даге и остальные не особо-то старались скрыть свои следы, вероятно, потому, что не видели в этом никакой необходимости.



























































Я вытянула руки вперёд ладонями внутрь и тщательно сосредоточилась. Постепенно в промежутке между моими ладонями стал формироваться кусок льда, который с каждым мгновением всё больше удлинялся. Вскоре формирование ледышки в форме лопаты было завершено.



























































Воистину, кровь рода Цзянг просто немыслима!



























































В прошлом, пусть через полмесяца после апокалипсиса люди и начали понемногу осознавать свои силы, эти самые силы подходили для настоящего боя не лучше скальпеля. В тот период самой практичной способностью был дар призывать и контролировать воду, так как это позволило решить одну из двух основных потребностей человеческого тела. Ну а если говорить о боевом потенциале способностей, то даже пытаться не стоило––подобрать камень с полу и кинуть во врага было куда как действеннее.



























































Если честно, я не думала, что Цзянг Шую удастся с первой попытки создать полноценную ледяную лопату. Если учесть невероятные целительские способности Даге и Шуюн, нашего ходячего электрогенератора, способности семейства Цзянг были невероятно могущественны!



























































Эти гении, вероятно, даже сильнее «него», не говоря уже о Гуан Веюн… Вот же ж, как и следовало ожидать, простое сопоставление сил с лёгкостью способно выбесить любого человека.



























































Так как времени у меня было не так уж много, я безотлагательно принялась выкапывать землю лопатой. К счастью, зарыты они были не так уж глубоко, так что уже очень скоро мне удалось откопать тела сразу трёх иных.



























































Все три трупа уже начали разлагаться и благоухали просто нестерпимым духаном. Вновь сосредоточившись, я создала небольшой ледяной ножик, и как только я вскрыла им грудную клетку одного из них, мне в нос тут же ударил ещё более резкий запах гниения. Однако подобная мелочь не могла остановить меня, и я с ещё большим рвением принялась разделывать его тело, пока не добралась до сердца иного. На обычное сердце оно уже совершенно не походило, увеличившись до нечеловеческих размеров с сетью разбухших вен на поверхности.



























































Недолго думая, я всадила свой нож прямо в его середину и с привычной лёгкостью вскрыла небольшую круглую скорлупу, которой не существовало там до превращения тела в иного. Из скорлупки на мою ладонь выпал небольшой, размером с ноготок, кристалл.



























































Чтобы эволюционировать иные пожирают плоть и кровь живых существ. Но прошло немало времени, прежде чем люди обнаружили существование этих кристаллов в сердцах иных и осознали их способность ускорять эволюцию людей точно так же, как плоть ускоряет эволюцию иных.



























































В прошлой жизни именно я открыла существование кристаллов в ходе ближнего боя с иным. Я оказалась прижата им к земле, и чтобы освободиться принялась непрерывно стрелять иному прямо в грудь, пока в ней не образовалась сквозная дырка.



























































В тот раз среди резкого запаха крови я смогла уловить едва различимый приятный аромат чего-то даже более аппетитного, чем еда. С решительностью, о существовании которой даже я не подозревала, я засунула руку в грудь иного и отыскала среди ошмётков плоти кристалл. Инстинкт тут же подсказал мне, что это нечто очень хорошее.



























































Должно быть, иные ощущают нечто похожее в отношении нас. Скорее всего, для них мы всегда источаем невероятно притягательный аромат, так что их инстинкт велит им пожирать нас, что и побуждает взаимное рвение уничтожить друг друга.



























































Но, учитывая наш страх перед иными и факт того, что, даже если мы и одерживаем вверх, тело иного в большинстве случаев превращается в сплошное кровавое месиво, большинство людей всегда старались обходить их трупы стороной. Никто даже не пытался обыскать их тела, и именно поэтому на начальных этапах апокалипсиса человечество пребывало в полнейшем неведенье о существовании кристаллов эволюции.



























































В растениях и животных это формирование отсутствовало. Они лишь следовали своему желанию поедать. Поэтому на первых порах растения и животные никогда не нападали на других человекоподобных иных, кроме тех случаев, когда сами оказывались под атакой. Лишь поглотив тело проигравшего соперника, они обнаруживали существование кристаллов эволюции.



























































Из-за этого неважно, какую форму имели иные – человека, растения или же зверя – их эволюция всегда шла на шаг впереди эволюции людей, что привело к бессчётным жертвам после наступления апокалипсиса.



























































Лишь спустя почти десять лет с начала апокалипсиса ситуация наконец-то начала меняться в лучшую для нас сторону. С появлением нескольких особо сильных лидеров среди людей, человечество наконец-то смогло вздохнуть с облегчением и сформировать большие общины.



























































В этой же жизни я начну есть кристаллы с самого начала апокалипсиса. Благодаря хорошо развитому телу Цзянг Шую мне непременно удастся войти в число этих элитных персон!



























































Я сохранила существование этих кристаллов эволюции в секрете от остальных.



























































Я выкопала три кристалла из трёх иных, однако лишь первый оказался крупным. Прочие же были едва ли больше песчинок.



























































Опустив свой взгляд на три кристалла на моей ладони, один большой и два маленьких, мне тут же припомнилось наше трио братьев и сестры. Если отдам крупный Даге, он определённо станет сильнее.



























































Хоть способностью Даге и было исцеление, кристаллы эволюции усиливают не только наши способности, но и укрепляют тела. Среди тех лидеров человечества, что я знала, были и те, кто прославился вовсе не своей могучей способностью, а неподражаемыми боевыми техниками и мощным телом.



























































Я пристально наблюдала за перекатывающимися на моей ладони кристаллами.



























































В моей прошлой жизни…



























































Первый же кристалл, что мне удалось отыскать, я отдала ему. Затем и все последующие кристаллы, что я вытаскивала из поверженных мной иных, также отдавались ему. Я ела лишь остатки, так как он уверял меня, что непременно защитит, как только станет сильнее, что мне не было нужды пятнать свои руки кровью ради выживания.



























































А что в итоге?



























































В итоге!



























































В итоге––



























































Я залпом проглотила самый крупный из трёх кристаллов.



























































Вероятно, причина, по которой в этом мире я получила власть над льдом, заключается в том, что моё сердце теперь стало столь же холодным. Как бы хорошо Цзянг Шутиан и Цзянг Шуюн не заботились обо мне и как бы тепло не вели себя со мной, даже узнав о Гуан Веюн, я всё равно желала оставить силу в своих собственных руках.



























































Уж в этой жизни я ни за что не упущу возможность стать сильнее.



























































Разумеется, я расскажу им о кристаллах, но позднее. Сперва, я хочу поглотить определённое количество этих кристаллов.



























































Проглотив два оставшихся кусочка, возможно, потому, что моя сила льда стала мощнее, я почувствовала, как сердце в груди ещё больше холодеет.



























































* * *

























































































В последующие несколько дней я каждую ночь сбегала из дома, выкапывая иных и разрезая их сердца. Наконец-то моему телу вернулось то былое ощущение жизни в эпоху апокалипсиса. С тех самых пор, как Даге возвратился домой, наша жизнь стала настолько мирной, что аж страшно становилось. Я искренне опасалась, что могу привыкнуть к подобному размеренному образу жизни.



























































Но подобные будни не могут длиться вечно––иные всех видов с каждым днём становятся лишь сильнее, да и об опасности нападения охотников за наживой также не стоит забывать. Несмотря на то, что наша группа явно не из слабых, там снаружи всегда найдётся кто-то и посильнее. Из того, что я знаю, самыми опасными были вооруженные группы бывших военных.



























































Для обычного человека они, определённо, были спасителями. Однако в глазах таких как мы, что имеют свой собственный запас продовольствия и сами могут позаботиться о себе, военные – те же охотники за наживой, что стремятся отобрать у нас наше добро.



























































Я обязана была стать сильнее и как можно скорее.



























































Стоя под душем и натирая себя мочалкой, я бросила взгляд в сторону зеркала, чтобы оценить состояние моего тела. Но в конечном итоге не смогла устоять перед искушение моего собственного лица––Цзянг Шую и впрямь был чертовски привлекательным. Я успела это понять, ещё когда моё тело больше походило на тонкую веточку, но теперь, когда я стала куда больше походить на здорового человека, его привлекательность стала ещё более притягательной. Даже любопытно, насколько же ещё красивее станет его лицо, когда я окончательно верну себе былую форму.



























































Воистину, семейство Цзянг состояло сплошь из главных героев: могучий и привлекательный Даге, красивая и доброжелательная мей-мей и Цзянг Шую, что так же был чертовски хорош собой. Если судить лишь по внешнему виду, без учёта общего впечатления и ауры, то он даже своему Даге фору даст.



























































Вот только, даже если он натренирует своё тело, он всё равно и близко не приблизится к стандарту Даге.



























































Да и в своих нижних параметрах явно уступает в длине…



























































О чём я только думаю? Я теперь даже эти размеры сравнивать начала!



























































Гуан Веюн, не то, что бы ты никогда не видела голого мужчину прежде! Так что прекращай уже таращиться в ту нижнюю часть тела! Более того, ты даже вспоминаешь, что успела увидеть в области паха Даге во время вашего совместного приёма ванны, и сравниваешь размеры! Ты полнейшая, непроходимая и конченная извращенка!



























































Я поспешно взяла себя в руки и отвернулась. То, что у меня тогда пошла кровь из носа при виде Даге уже само по себе плохо, но если то же самое произойдёт из-за моего собственного тела, это будет уже воистину критический случай.



























































Я напялила на себя одежду и вышла из ванной лишь для того, чтобы наткнуться на стоящую снаружи Шуюн, что ожидала моего выхода.



























































- Что такое? – я почувствовала, что она хотела мне что-то сказать.



























































Шуюн ещё немного помялась, но всё же спросила:



























































- Ге, куда ты уходил прошлой ночью? Когда я проснулась, чтобы сходить в ванну, тебя не было в постели.



























































Моё сердце йокнуло в груди, но я притворилась, словно бы это был тривиальный вопрос:



























































- Вы, ребята, заставляете меня лежать в кровати сутки напролёт. Проспав столько часов днём, я просто не смог уже уснуть ночью, так что вышел прогуляться и полюбоваться звёздами. Теперь, когда в округе больше нет других источников света, ночное небо стало действительно завораживающим.



























































На это моё объяснение Шуюн ответила лишь краткое «оу», после чего прекратила свои расспросы. Я не знала, сколько ещё пройдёт времени, прежде чем она доложит о моей вылазке Даге, что в свою очередь вынудит меня обо всё рассказать. Даге уж точно не поверит, что я просто звёздами любоваться ходила.



























































Прежде чем я раскрою правду остальным, я должна съесть ещё несколько кристаллов.



























































Глубокой ночью я, как и всегда, отправилась выкапывать иных своей ледяной лопатой. Отыскивать могилы с каждой новой вылазкой становилось всё сложнее и сложнее, так что, скорее всего, я уже отыскал почти все захоронения иных в округе. Это так же значит, что у меня более нет причины выбираться из дома каждую ночь, и с завтрашнего дня я смогу посвятить всё своё время тренировкам по управлению своей силой льда не выходя за порог. Затем же, как подвернётся удобный случай, я расскажу остальным о кристаллах эволюции.



























































Полагаю, получится вполне убедительно, если спишу это внезапно полученное знание на очередной «сон». А чтобы они не попытались разрыть старые могилы, будет достаточно добавить, что извлекать их можно лишь из «свежих» тел иных.



























































Потратив немало времени выкапывая очередное захоронение, я получила лишь один кристалл эволюции. Вот только этот кристалл был величиной аж с большой палец, а это значит, что сразу несколько членов жившей здесь прежде семьи превратились в иных. Затем же все они оказались съедены этим самым иным, потому-то его кристалл и был таким огромным.



























































И когда я уже собралась было проглотить его, позади раздался неожиданный звук, и я тут же крепко вцепилась в свою лопату. Мгновенно развернувшись, я уже была готова обрушить на голову врага свою лопату, но тем, кто вошёл на территорию дома через калитку, был никто иной как Даге. Моё сердце тут же стремительно забилось в груди––меня раскрыли!



























































- Чем это ты тут занимаешься, Шую?



























































За спиной у Даге стояли остальные наёмники из его группы. У всех у них были одинаковые мрачные выражения лиц, переводя свои взгляды то на меня, то на нещадно расчленённое тело иного у моих ног. Они смотрели на меня так, словно я была каким-то зомби. Если бы я сейчас взревела, они, вполне вероятно, открыли бы по мне огонь.



























































Я колебалась. Если сейчас же не объясню им всё как есть, они однозначно не спустят мне это с рук. Нет ни шанса, что я смогу выставить эту сцену за лунатизм… Только иной мог бы поверить в подобную чушь! Поэтому мне ничего не оставалось, кроме как выложить им всю правду о кристаллах эволюции.



























































Когда же я закончила, лицо Даге уже выражало откровенную ярость. Никогда прежде Даге не смотрел на меня или Шуюн подобным пламенеющим взглядом.



























































- Так ты просто монополизировал их? – выкрикнула Тсенг Юнкиан. – Ты хоть понимаешь, каких усилий нам стоила победа над каждым иным? А теперь что же выходит, ты втихаря присвоил себе всю выгоду с иных, которых убили мы?



























































- Я… – заскрежетала зубами я, пытаясь объясниться. – В любом случае, сами бы вы никогда не смогли отыскать кристаллы эволюции. Теперь же, когда я рассказал вам о них, вы сможете начать поедать их––



























































- Шую! – резко рыкнул Даге.



























































Я замолчала. Никто более ничего не произнёс, однако на лицах всех из них застыли очень неприятные выражения: некоторые были разъярены, некоторые глядели осуждающими взглядами, а некоторые даже не скрывали своего презрения.



























































Внезапно я осознала, что для этих наёмников я была попросту никем.



























































Несмотря на то, что это я предсказала апокалипсис, запаслась большим количеством припасов и даже помогла им распознать собственные способности, эта группа наёмников вполне смогла бы выжить в Арктике и без моей помощи.



























































Возможно, там, за океаном, в их распоряжении был куда более обширный арсенал. В конце-то концов, по прилёту в Мессию у них было всего несколько часов для того, чтобы запастись необходимым оружием. Уверена, их нынешний запас пуль не шёл ни в какое сравнение с тем, что они имели в Арктике, ведь в тот момент они как раз готовились к новой миссии.



























































В этом мире тебе не о чем волноваться, пока у тебя на руках остаётся достаточное количество амуниции и припасов.



























































На этом этапе способности пригодны к бою не лучше, чем скальпели. Будучи вооружены огнестрельным оружием и ножами, все они, небось, смотрят на свои дары как на занятную игрушку, не более.



























































Более того, это моё тщедушное тело стало для них бременем с самой первой минуты. Если бы эти наёмники остались в Арктике, им не пришлось бы быть няньками для обычных гражданских, что даже не умеют сражаться, таких как я, Шуюн, дядя и тётя. Все они были профессиональными наёмниками, и их организация определённа насчитывала куда большее число людей, так как далеко не все последовали за Цзянг Шутианом на другой континент.



























































Очень непросто заставить кого-то изменить их мнение о тебе. С этого момента для всех них я стану не только бременем, но и циничным ублюдком, что лишил их товарищей и ценных запасов амуниции.



























































Подняв руку, я быстренько закинула кристалл в рот.



























































- Шую! – взревел Даге, дав наконец-то волю своим эмоциям. – Да что ты творишь?! Ты же не был таким эгоистом в прошлом.



























































Моё прошлое я…



























































Я почувствовала, как нечто важное разбилось у меня в груди. В прошлом меня действительно никак нельзя было назвать эгоистичным человеком. Та Гуан Веюн, что существовала в самом начале апокалипсиса, была воистину «наивной» женщиной. Если честно, сейчас мне даже не верится, что я смогла прожить целых десять лет в том мире с подобными идеями. Вероятно, я была чертовски везучей.



























































Но это не то «прошлое», которое имел в виду Даге. Он говорил о прошлом Цзянг Шую.



























































Если судить по личностям Цзянг Шутиана и Цзянг Шуюн, Цзянг Шую должно быть был воистину образцовым молодым человеком. Но я не была тем совершенным Цзянг Шую. Я Гуан Веюн, женщина, что прожила десять лет в постапокалиптическом мире. Я перенесла на себе несчётное множество предательств и в результате оказалась брошена на растерзание иным. Я была женщиной, что прогнила как телом, так и душой.



























































Я отвела от них свой взгляд и молча прошла мимо Цзянг Шутиана. Как бы там ни было, я уже проглотила кристалл, так что он может сделать? Вспорет живот своему ненаглядному ди-ди?



























































[Ди-ди – обращение старшего брата к младшему]



























































- Куда это ты пошёл, Шую?



























































Донёсшийся из-за спины голос Даге заставил меня притормозить.



























































- Домой спать, – сухо отозвалась я, после чего продолжила свой путь.





























Том 1 глава 6: Превращая лёд в оружие














Первое, что я сделала по возвращении домой, это зашла в подвал и забрала оттуда ножи, что мы купили в торговом центре не так давно. Все десять штук по-прежнему лежали на своих местах, вероятно, потому, что Даге и его подчинённых не интересовали низкопробные ножики из обычного супермаркета. Также я прихватила с собой аптечку и большую кучу сушёных продуктов, после чего отправилась в свою комнату.



























































Моя комната была в очень грязном состоянии, да и койка всё ещё оставалась в комнате Шуюн. Тем не менее, обычная кровать здесь всё же имелась, просто она была отодвинута в угол комнаты, чтобы освободить место для больничной койки.



























































Большую часть следующего дня я провела за уборкой, но даже после этой подвижной работы я не чувствовала себя уставшей. Как и ожидалось, моё тело начало потихоньку приходить в норму. В конце концов, не зря же я съела столько кристаллов эволюции. Несмотря на то, что внешне я всё ещё выглядела довольно худощавой, на деле же ко мне успела вернуться почти вся былая сила.



























































И только я собралась немного вздремнуть после бессонной ночи, как раздался неожиданный стук в дверь. Я тут же рефлекторно выхватила нож.



























































- Эрге, это Шуюн.



























































Я замерла на мгновение, после чего спросила:



























































- Что такое? Я как раз собирался лечь спать.



























































- Оу, тогда не буду тебя тревожить. Спокойной ночи.



























































По какой-то причине меня тут же поразила волна разочарования––неужели в глубине души я желала, чтобы Шуюн вошла ко мне? Простояв молча какое-то время посреди комнаты, я внезапно поняла, что совсем забыла ответить.



























































- Спокойной, – отозвалась я, хоть и не знала, стоит ли она всё ещё за дверью или уже ушла.



























































Я тихонько присела на пол. Всё это время я действовала очень осторожно, так что вряд ли могла вызвать чьё-либо подозрение. Но раз Даге всё же узнал о моих вылазках, то высока вероятность того, что об этом ему рассказала именно Шуюн.



























































Это немало меня расстроило, однако я так же была вынуждена признать, что с самого начала слишком много о себе возомнила. Шутиан и Шуюн были настоящими братом и сестрой, в то время как я не более чем похититель чужого тела, простая подделка. Мне бы стоило обрадоваться, что меня не пристрелили прямо на месте в тот раз. С чего я вообще взяла, что вправе стоять перед этими двумя с гордо поднятой головой?



























































Сухо усмехнувшись над собственной глупостью, я встала и отложила в сторону аптечку, после чего принялась прятать ножи в различных уголках комнаты. Затем же я, повернув замок, заперла свою дверь. Хоть там, снаружи, и имелся ключ, способный открыть эту дверь, одного лишь звука поворачивающегося в замочной скважине ключа хватит, чтобы разбудить меня.



























































Если бы ко мне вернулась хотя бы половина силы и настороженности Гуан Веюн, даже не сумев победить, мне вполне по силам было бы обеспечить себе путь для побега от подобных наёмников.



























































Лишь спрятав последний нож под подушкой, я смогла достаточно расслабиться и с уютом отойти в мир грёз.



























































Наконец-то я действительно почувствовала, что наступил апокалипсис.



























































Счастливые деньки не могут длиться вечно. Эта истина является нерушимым фактом в любом мире.



























































* * *

























































































На следующий день я спустилась вниз к завтраку. Припасы в комнате были не более чем предосторожностью. В конце-то концов, не могла же я и дальше безвылазно сидеть в своей комнате. Это было бы совсем непрактично.



























































Как только я зашла в гостиную, беззаботная болтовня за столом на мгновение затихла. Лишь дядя с тётей не заметили перемены в общем настроении. Тётя даже бодро поприветствовала меня:



























































- Сяо Ю, присоединяйся скорее.



























































Заняв своё место рядом с Шуюн, что сидела уткнувшись в тарелку, не решаясь даже глаз на меня поднять.



























































На лице Цзянг Шутиана уже не было и тени той ярости, что проявилась прошлой ночью.



























































- Сяо Ю, по поводу тех кристаллов эволюции. Существуют ли какие-нибудь ограничения по их употреблению, о которых нам стоит знать заранее. – как ни в чём ни бывало заговорил Даге.



























































- Нет, – я сделала паузу, после чего уточнила. – Обычно нет. Среди кристаллов эволюции, возможно, существуют и особые разновидности, но я о них ничего не знаю.



























































В предыдущем мире у Гуан Веюн не было ни малейшего шанса заполучить себе подобный особенный кристалл эволюции. Ей не перепадало даже обычных высокоуровневых. А вот «он» частенько лакомился подобными качественными кристаллами эволюции. Все такие кристаллы либо съедались им самим, либо давались его подчинённым за особые боевые заслуги. Такой обычный боец, как я, не мог даже надеяться получить подобную награду.



























































В те времена гуляло множество слухов, подлинность которых определить было крайне сложно. Один из таких слухов гласил, что если человек попытается съесть кристалл более высокого уровня, чем он сам, это приведёт к некоторым серьёзным последствиям. Но многие из подобных слухов были простыми выдумками. В случае с этим конкретным слухом высока вероятность того, что его специально распространили сильные мира сего, чтобы не позволить другим людям съесть эти элитные кристаллы эволюции самим, стоит таковым попасть в их руки. И тогда у сильных людей появится шанс украсть эти кристаллы у слабых.



























































В любом случае, сомневаюсь, что подобные излишне высококлассные кристаллы вообще могут появиться сейчас, на ранних стадиях апокалипсиса, так что не думаю, что стоит упоминать эти слухи. По крайней мере, пока. Если расскажу о них сейчас, а потом выяснится, что всё это лишь пустые слова, это приведёт лишь к ещё большим проблемам и недоверию ко мне.



























































- Да разве могут быть какие-либо ограничения, когда он уже успел сожрать целую кучу? – сухо выпалила Тсенг Юнкиан. – Он правда не знает или опять решил приберечь информацию для себя?



























































- Юнкиан, это рыбка такая вкусная. На, попробуй. – Лилия подцепила кусочек рыбки и сунула его в тарелку Тсенг Юнкиан, попутно исподтишка пиная её под столом. Хоть это и было выполнено весьма тонко и аккуратно, я всё равно заметила.



























































Все остальные воздержались от каких-либо комментариев, да и Цзянг Шутиан более не стал задавать никаких вопросов. В то же время он не стал упрекать Тсенг Юнкиан за её резкие слова и просто произнёс:



























































- Давайте же есть.



























































Все молча приступили к трапезе. Прошло немало времени, прежде чем атмосфера за столом вновь стала непринуждённой. На лицах тёти с дядей всё ещё читалось лёгкое потрясение, Шуюн сидела, уставившись на свою чашку риса, а я просто молча ела.



























































- Кристаллы эволюции полезны не только как средство усиление способностей, но и позволяют укрепить тело, – закончив с едой, я бросила напоследок лишь это предложение, после чего незамедлительно вернулась в свою комнату, не став даже убирать за собой со стола.



























































Вернувшись в комнату, я взяла один из ножей и принялась критически осматривать его. Качество этого оружия и впрямь оставляло желать лучшего. Не удивительно, что Цзянг Шутиан и остальные не проявили к ним никакого интереса. Да и к тому же, у них было их огнестрельное оружие.



























































Когда обычный человек сталкивается с непонятными созданиями вроде иных, он предпочитает стрелять в них с большого расстояния. Никто в здравом уме не захочет сразиться с ними в ближнем бою. Именно поэтому первые два года апокалипсиса люди потратили на бессмысленную борьбу друг с другом за амуницию. Никто тогда не осознавал, что тем самым они теряют драгоценные два года практики, которые они могли бы использовать для оттачивания своих способностей.



























































Уже на третьем году всё огнестрельное оружие превратилось в простые бесполезные куски металла, так как обычные пули более не могли пробить толстые панцири иных. Подобные пули, что не были насыщены энергией огня или же воды, годились лишь на то, чтобы помочь иному почесать спинку. Иные в этот период, забавляясь, сами просили о подобных выстрелах, говоря что-то вроде «Оу-оу, а теперь ещё два выстрела чуть левее. Там так сильно зудит»––к тому времени все они уже успели обучиться человеческому языку.



























































Тогдашние жалкие способности Гуан Веюн были действительно бесполезными, однако сейчас, когда в моей голове находятся воспоминания о множестве по-настоящему сильных мира сего, я уже не совершу былых ошибок. К примеру, слепо полагаться на силу огнестрельного оружия, при этом наивно полагая, что способности годятся лишь для призыва горстки воды или для замены спичек. И это моё знание сейчас наиболее ценно.



























































Я покрутила нож в руках. Если честно, этот нож мне нужен лишь как основа, так что его качество не имеет большого значения.



























































Сосредоточив всё своё существо на одной точке, я крепко сжала руку. Тут же из моего сжатого кулака начали исходить потрескивающие звуки, и вскоре весь нож в моих руках покрылся слоем льда. Но это был далеко не тот результат, который я рассчитывала получить. Этот лёд был слишком хрупким, не многим лучше самого ножа.



























































Я сфокусировалась и принялась принудительно сжимать кристаллы льда на поверхности ножа. Этот процесс оказался весьма трудоёмким и занял фактически всю первую половину дня. Я отрывалась лишь однажды, чтобы по-быстрому заглотить свой обед, прежде чем продолжить свой эксперимент. И лишь к шести часам мне наконец-то удалось добиться желаемого результата.



























































Вот только я не думала, что в процессе сжатия довольно толстый слой льда превратиться в невероятно тонкую ледяную мембрану на поверхности ножа, что была даже тоньше пластиковой обертки для еды. Её даже фактически не было видно. Это же просто нереально. Да сколько же слоёв льда мне придётся создать и сжать, чтобы сделать из этого ножа худо-бедно значимое оружие?



























































Стряхнув с его поверхности лишние льдинки, у меня не было иного выбора, кроме как продолжить создание и сжатие льда, покрывающего нож. Хоть мне и хотелось успеть закончить ещё хотя бы несколько слоёв, но сжатие льда отнимало гораздо больше сил, чем создание ледяной лопаты или же ледяного кинжала. В итоге меня хватило лишь на ещё один раз, но даже этот один единственный слой привёл к жуткой головной боли.



























































Решив, что на сегодня хватит, я вновь засунула нож под подушку и легла спать. Битва на истощение продолжится завтра.



























































Головная боль не давала мне расслабиться, так что заснуть не получалось. В конечном итоге я махнула рукой на свои попытки вздремнуть и вместо этого принялась обдумывать события из прошлого, надеясь припомнить ещё что-нибудь полезное.



























































Однажды мне посчастливилось собственными глазами лицезреть силу Ледяного Императора.



























































Этот так называемый Ледяной Император принадлежал к самой что ни на есть элите человечества. В руках он держал ледяной меч, что был целиком и полностью сделан лишь изо льда. Однако этот лёд был прочнее бриллианта––хотя, в постапокалиптическом мире бриллиант уже и не являлся прочнейшим минералом на планете.



























































«Он» полагал, что меч Ледяного Императора создан из пермальда – сверхпрочного вещества, получаемого путём многократного применения способности льда. «Он» даже настаивал на том, чтобы все называли это вещество «бриллиантовый лёд». Этот лёд был создан Ледяным Императором, и тот никогда не давал этому льду никаких названий, так какого фига «он» так настойчиво желал назвать его?



























































В любом случае, в тот раз нам довелось увидеть сражение между Ледяным Императором и иным. Даже находясь на большом расстоянии, мы чувствовали ужасающую взрывную силу, присущую элите. Увидев это, «он» заявил с нотками зависти в голосе, что однажды непременно станет даже сильнее Ледяного Императора.



























































В нашем округе он может и принадлежал к числу сильнейших, однако сравнивать его силы с силами настоящего элитного воина человечества было бы так же абсурдно, как и мышонка со слоном. Но в то время я, как истинная идиотка, даже подбодрила его, сказав «Ты станешь гораздо сильнее Ледяного Императора, я уверена. Это всего лишь вопрос времени». Вспоминая об этом сейчас, мне хочется придушить мою прошлую «я».



























































Но тот момент был, пожалуй, единственным случаем за всю историю, когда я искренне радовалась тому, что в качестве сверхсилы получила острое зрение.



























































Энергия, что излучают элитные бойцы во время боя, настолько сильна, что находиться слишком близко может быть попросту опасно. Чтобы обеспечить собственную безопасность, у нас не оставалось иного выбора, кроме как наблюдать за сражением с очень, очень большого расстояния. Но благодаря своему улучшенному зрению, я всё равно могла худо-бедно следить за ходом битвы.



























































И это было самое красивое сражение, какое я когда-либо видела. Множество парящих в воздухе льдинок самых разных форм и размеров переливались и блестели под яркими лучами солнца. И даже когда их поверхность покрывалась капельками крови и ошмётками плоти, они всё равно выглядели как прекрасные яркие ледяные скульптуры.



























































Что же до самого Ледяного Императора, мне не удалось как следует рассмотреть его лицо, однако те ловкие движения, та потрясающая воображение скорость и сила…



























































Уже проваливаясь в сон, я подумала о длинном клинке Ледяного Императора и решила, что тоже непременно должна обзавестись каким-нибудь длинным оружием. Завтра раздобуду метлу и использую рукоятку в качестве основы.



























































О, Ледяной Император…



























































Достойна ли я хотя бы мечтать о том, чтобы стать тобой в этой жизни?



























































* * *

























































































Шёл 5-ый день моих трудностей с созданием оружия и 20-ый день апокалипсиса. Наконец-то мне удалось закончить создание ножа и шеста. Несмотря на то, что толщина пермальда не достигала даже одного сантиметра, он был невероятно твёрдым. Конечно, с мечом Ледяного Императора эти два предмета не шли ни в какое сравнение, однако для 20-ого дня апокалипсиса являлись весьма неплохим оружием.



























































Я прицепила нож к своему левому бедру, а две половинки шеста засунула в рюкзак. По плану я должна буду суметь соединить два куска шеста при любых даже самых непредвиденных ситуациях. Хоть соединённые обычным льдом две части шеста и делают всю конструкцию заметно более уязвимой, я не могу разгуливать по улице с подобной длинной штуковиной, так как она делала бы меня уж больно заметной. Не говоря уже о том, что длинный шест попросту тяжело носить с собой.



























































Однако, как я уже сказала, для 20-ого дня апокалипсиса оружия подобного уровня мне будет более чем достаточно. Даже самая уязвимая часть шеста, соединение, по прочности не уступала стали.



























































Сейчас на дворе был самый разгар дня. Разумеется, мне было бы куда сподручнее выбраться наружу глубокой ночью, вот только теперь я уже не могла себе этого позволить, если, конечно, не желала вызвать к себе ещё большее недоверие. В итоге я решила просто выйти из дома через парадную дверь. Если кто-то спросит меня потом о причине моего ухода, я всегда смогу солгать что, мол, заскучала и пошла искать припасы.



























































В любом случае, даже если и оставались ещё какие-нибудь захоронения, которые мне не удалось в своё время отыскать, их уже наверняка успели раскопать ради кристаллов. Так что теперь они уже не смогут обвинить меня в присвоение чужих военных трофеев!



























































Я принялась идти по улице прочь от входной двери нашего дома. Убедившись в том, что со стороны дома меня более не было видно, я нашла подходящую машину, выбила стекло и завела мотор. Умение завести машину путём соединения двух проводов – базовый навык предыдущего постапокалиптического мира, которым владели даже пятилетние дети.



























































Цзянг Шую был всего лишь восемнадцатилетним подростком, который, скорее всего, даже ещё не имел собственных водительских прав, однако мне было уже тридцать пять лет. Во времена предыдущего апокалипсиса мне даже пришлось как-то раз управлять танком––хотя, если честно, тогда у меня попросту не было иного выбора. Солдату, что изначально управлял тем танком, оторвало голову атакой одного иного, так что, даже если изначально я и не знала, как им управлять, мне просто-напросто пришлось научиться!



























































Я ехала по улицам добрых полчаса пока не решила, что так далеко от дома Цзянг Шутиан со своими подчинёнными уж точно не заберётся. В конце-то концов, их приоритетной задачей было зачистить все близлежащие районы от иных, в то время как поиск дополнительных припасов был на втором месте.



























































Заглушив мотор автомобиля, я тут же выскользнула из водительского кресла и притаилась за углом ближайшего здания. Сам по себе звук движущейся машины, может, не так уж и громок, однако в гробовой тишине постапокалиптического мира он звучит очень даже отчётливо и способен привлечь внимание некоторых типов иных.



























































Как и ожидалось, не прошло и нескольких секунд, как объявились несколько иных, которые незамедлительно принялись прыгать по крыше автомобиля. Судя по тому, что они не нападали друг на друга, можно предположить, что у этих иных был другой источник пищи, позволяющий им утолить свой голод. Им не приходилось опускаться до каннибализма подобно тому случаю с качком и медсестрой.



























































Если бы сейчас у меня было какое-нибудь огнестрельное оружие, я с легкостью могла бы прострелить им головы одним лишь выстрелом. Но подобное не входило в мои планы. Моей целью было освоиться со своей новой способностью и отработать приёмы ближнего боя.



























































Прямо сейчас я всё ещё плохо понимала, на что способно тело Цзянг Шую. К тому же это тело пережило чёрный туман лишь однажды и совсем недавно оправилось от серьёзных ранений, так что трудно было сказать наверняка, сколько боевого потенциала Гуан Веюн оно будет способно перенять.



























































После недолгого раздумья, я перепрыгнула через забор и приземлилась на внутреннем дворе дома. Этот район был очень похож на тот, где живём и мы. Все дома здесь стояли обособлено с отдельными огороженными участками земли.



























































Я подозревала, что к этому времени иные уже успели разобраться с концепцией доминирования на территории. Поэтому без абсолютной уверенности в своей победе иные не станут вторгаться на территорию другого иного. И этот закон как раз и давал мне превосходную возможность для действия.



























































Я вытащила из рюкзака две половинки своего ледяного шеста и сморозила их воедино, превратив в единое длинное оружие. Затем, подпрыгнув с помощью этого шеста, я зацепилась рукой за решётчатые перила террасы второго этажа и подтянула себя наверх. Таким образом, мне удалось без каких-либо происшествий проникнуть на второй этаж дома.



























































Это тело и впрямь превосходно.



























































Взглянув на собственные руки, я приметила, что теперь они стали куда объёмнее и мясистей. Назвать их мускулистыми пока язык не поворачивался, однако парочка боёв с иными и несколько порций кристаллов эволюции непременно заставят их обрасти дополнительным объёмом плоти уже в ближайшие несколько дней.



























































Перехватив покрепче шест, я аккуратно толкнула высокое, во весь рост, окно террасы. Будучи незапертым, оно с лёгкостью отъехало в сторону, и я смогла бесшумно пробраться внутрь комнаты. Лишь оставив свой рюкзак на полу, я действительно приступила к поиску иных.



























































Это не заняло много времени. Всего их было двое, и они сладко посапывали, лёжа на длинном диване гостиной и облокотившись друг на друга.



























































В этой ситуации не было ничего странного. Недалеко отсюда я приметила речку и небольшую рощицу, где по-прежнему должно водиться немало зверей и расти множество трав. До тех пор, пока еды в достатке, иные вполне могут сосуществовать друг с другом. Но вместе с тем вид внезапно обезумевшего и пожирающего своего товарища иного тоже довольно обыден.



























































Иные появились в этом мире совсем недавно, так что пока их поведение можно сравнить с таковым у детей с их непостоянными, порой взрывными эмоциями. Но со временем они начнут помогать друг другу и объединяться в колонии, в результате чего начнут образовываться различные скопления иных.



























































Через десять лет после начала апокалипсиса мир уже был чётко поделён между четырьмя фракциями: людьми, звероподобными иными, растенеподобными иными и человекоподобными иными. Люди уже более не являлись доминирующей расой, да и сильнейшей фракцией они также не были. С самого начала апокалипсиса и до момента смерти Гуан Веюн своё место на вершине иерархической пирамиды, бесспорно, удерживали человекоподобные иные.



























































Однако всё это дела далёкого будущего, на обстоятельства которого я не способна повлиять прямо сейчас. Мне следует сосредоточиться на той задаче, что стоит передо мной в данный момент.



























































Два иных. Хватит ли мне сил разделаться с обоими?



























































Я ещё крепче сжала шест в своей руке, чувствуя лёгкую неуверенность.



























































В прошлом, помимо стрельбы из пистолетов, Гуан Веюн не была особо искусна во владении каким-либо иным оружием. В начале апокалипсиса ни у кого не было нормального оружия, так что людям приходилось обороняться тем, что было под рукой. Ещё вчера ножом приходилось нарезать лишь мясо для готовки, а уже сегодня его использовали для нарезания всевозможных эволюционировавших существ. Заострённые деревянные ручки швабр использовались в качестве пик. Всё это было вполне обычной практикой.



























































В те времена буквально всё было в дефиците. Деревянные самодельные пики и ножи были самым распространённым видом оружия, поэтому ими я умела орудовать. Более того, довольно умело. В конце-то концов, на поздних стадиях апокалипсиса огнестрельное оружие стало бесполезно, так что, если бы у меня не было припасено какого-нибудь альтернативного варианта, я бы и минуты не протянула. Как говорится, истинные возможности человека познаются в критических обстоятельствах.



























































К тому же шест в моих руках вовсе не был простой палкой; при каждом ударе он будет наносить дополнительный урон холодом. В прошлой жизни мне никогда не представлялось возможности драться подобным высококлассным шестом. Гуан Веюн выживала, сражаясь обыкновенной рукоятью швабры, в то время как у Цзянг Шую сейчас в руках был настоящий морозящий шест.



























































Если я умру сейчас, всего лишь в 20-ый день апокалипсиса, то, чёрт побери, я вполне заслужу подобную участь.



























































Если принять в расчёт мой нынешний уровень силы, то даже если я не сумею одолеть сразу двух иных, побег мне всё равно должен удастся. В результате, решив положиться на снисхождение богов, я подобрала с пола опрокинутый элемент декора и бросила его вперёд, рассчитывая узнать сколько именно иных придёт на шум… Ух, пожалуйста, хоть бы там не было ещё и третьего иного.



























































Похоже, небеса сегодня были милостивы ко мне. На спровоцированный мной звук отреагировали оба иных, однако один из них оказался куда ленивее своего товарища. Он лишь немного изменил свою лежачую позу, после чего опять затих. В итоге в мою сторону побрёл всего лишь один иной.



























































Я бросила ещё один предмет, заманивая его на второй этаж, тем самым обеспечивая себе больший промежуток времени. Если повезёт, перед нападением второго иного я уже успею разобраться с первым.



























































Глядя исподтишка на приближающегося противника, я про себя гадала, к какому типу относится этот иной, ведь пока у него было вполне себе человеческое обличие. В будущем, не помню точно когда, иные начнут приобретать различные странные черты, однако на данном этапе большинство из них всё ещё имеют обличие человека, что является их сосудом.



























































Те иные, что осели в домах, преимущественно появились на свет из тел людей. Иногда ещё можно встретить обращённых в иных домашних животных, но большинство из них были съедены человекоподобными в первые же дни. Новорождённые иные всегда чертовски голодны, так что у небольших по размеру иных-питомцев шанс на выживание весьма мал. Это верно, что размер тела далеко не всегда отражает мощь иного, но всё равно служит довольно неплохим способом оценки силы.



























































Идущий в мою сторону иной был очень худощавым, так что вряд ли он относился к силовому типу. Также, раз уж он заметил меня лишь когда я специально произвела шум в доме, он не должен обладать ни острым слухом, ни чутким обонянием, ни звериным чутьём. Принимая во внимание всё сказанное, велика вероятность того, что он принадлежит к скоростному типу.



























































Особые способности иных чаще всего были связаны с каким-либо усилением физических возможностей их тела, в отличие от нас, людей, у которых в большинстве своём развились необычные сверхъестественные навыки вроде дара контролировать огонь или воду.



























































Я полагаю, что подобные различия прежде всего связаны с современными новеллами, комиксами и фильмами, что не в малой степени развили фантазию людей. Обрушивающееся на Статую Свободы цунами, объятый пламенем небоскрёб Тайбэй 101, одетый в обтягивающий костюм и улетающий к горизонту мускулистый мужчина и так далее.



























































В ожидании иного я затаилась прямо за углом лестницы. И только он ступил на второй этаж, как я тут же замахнулась на него шестом, однако в последний момент иной всё же успел отвести голову в сторону. Шест всего лишь легонько чиркнул по его щеке, но и это небольшое прикосновение сумело заморозить довольно большой участок кожи на его лице, отчего тот незамедлительно завыл от боли.



























































Мой первый удар оказался промахом, однако на этом я не остановилась и, сделав стремительный разворот, нанесла второй удар. В этот раз я уже целилась не в голову. Этот иной, похоже, был очень чувствителен в отношении любых направленных в его голову атак, что делало её крайне проблематичной целью. Вместо этого я пригнулась и ударила по его коленям.



























































С резким хрустом его нога разломилась на две части, согнувшись под неестественным углом. Из пораженного участка теперь торчали фрагменты кости, что прорвали плоть. Это, пожалуй, выглядело особенно отвратительно.



























































Иной взревел от нестерпимой боли и повалился на пол. Углядев в этом шанс, я тут же обрушила на его голову мощный удар сверху. Затем же после звука, похожего на хруст разбивающегося арбуза, иной окончательно распростёрся на полу, слегка подёргивая конечностями.



























































Я была на 80% удовлетворена результатом этого боя. Я оказалась сильнее, чем полагала. Как видимо, съеденные мной кристаллы эволюции не прошли даром. Я отняла 20%, так как была слегка недовольно тем фактом, что мне не удалось размозжить ему черепушку первым же ударом шеста. С другой стороны, то была моя самая первая атака, да и это тело лишь недавно полностью восстановилось от ранений, так что, пожалуй, мне не стоит быть к себе слишком строгой.



























































В этот момент снизу раздался яростный рёв и звук приближающихся шагов, что стало сигналом появления второго иного.



























































А вместе с ним мне достался и прекрасный подарок в виде ещё одного кристалла эволюции.



























































Мои губы растянулись в довольной улыбке, и именно в этот момент мой взгляд случайно упал на собственное отражение в зеркале туалетного столика. Эта улыбка была столь сногсшибательна и привлекательна, что у меня даже мурашки по спине побежали.



























































* * *

























































































Пронесшись таким образом ещё через три дома, я решила, что пора закругляться на сегодня. Очень скоро местные иные должны будут заметить странное положение дел в округе. Будет совсем не смешно, если я окажусь окружена целым полчищем врагов.



























































Вернувшись домой, я сразу поняла, что Цзянг Шутиан и его команда ещё не вернулись. Обстановка внутри была столь спокойная, словно я никуда и не отлучалась. Даже Шуюн, тётя и дядя всё ещё считали, будто бы я сижу в собственной комнате. Но, несомненно, был кто-то, чьей обязанностью на сегодня было следить за окружающей обстановкой с чердака. Этот человек, разумеется, не мог пропустить момент, когда я покидала дом.



























































Иными словами тому человеку либо глубоко плевать на то, что со мной может случиться, либо он даже надеялся, что меня прикончат где-то там снаружи, а?



























































Не знаю, кто именно сидит на стрёме сегодня, но, опять-таки, разве это имеет хоть какое-то значение?



























































Направившись в свою комнату, все мои мысли были о том, чтобы поскорее принять душ. В ходе нескольких недавних боёв на меня попала кровь иных, так что от меня сейчас исходил неприятный металлический запах крови.



























































Но стоило мне открыть дверь, как со стороны комнаты Шуюн раздался звук торопливых шагов. Дверь её комнаты резко распахнулась, и наши взгляды на мгновение встретились. В тот же момент я нырнула в комнату и закрыла за собой дверь. Металлический запах крови был слишком силён. Стоит ей приблизиться ко мне, как она непременно начнёт интересоваться о том, чем я занималась всё это время.



























































Если Шуюн узнает, что я уходила из дому с целью поубивать иных, разве ж она не донесёт на меня Цзянг Шутиану? Если это произойдёт, мне станет ещё сложнее выбираться наружу. Это очень важный для меня период. Я просто обязана съесть как можно больше кристаллов в этот промежуток времени.



























































Какое-то время я простояла у двери, немного озадаченная тем фактом, что никаких стуков так и не последовало. Я заколебалась, но в то же время не могла взять и открыть дверь, чтобы проверить, так что решила просто забыть об этом и пойти в душ.



























































После душа я привычным жестом бросила взгляд в зеркало, чтобы оценить нынешнее состояние своей мускулатуры. Весьма и весьма неплохо. Теперь я уже не была похожа на дистрофика, а скорее на юнца, склонного к худобе.



























































Я зализала назад волосы, что в мокром состоянии доставали до лопаток, про себя подумывая, что неплохо было бы подстричься.



























































Отправившись за подходящими ножницами, я отворила дверь своей комнаты и замерла от неожиданности. Прямо за моей дверью с понурой головой стояла Шуюн… Неужели она стояла здесь всё это время?



























































- Что-то не так? Я тебе зачем-то нужен? – торопливо поинтересовалась я.



























































Однако она так и не ответила на мой вопрос, в итоге мне оставалось лишь повторно её окликнуть:



























































- Шуюн?



























































- Эрге, ты… винишь в случившемся меня?



























































Шуюн стояла, опустив голову, так что я не могла увидеть выражение её лица, но я всё же видела капающие на пол слезинки.



























































- Это я рассказала Даге о том, что ты выбирался ночью из дому. А потом вы из-за этого поссорились. Я ведь всего лишь… всего лишь беспокоилась о том, что это может быть очень опасно. Я не хотела, чтобы тебя снова ранили. Ты лишь недавно наконец-то поправился и перестал выглядеть как ходячий скелет…



























































- Нет, я тебя не виню, – поспешила успокоить её я.



























































- Лжец, тогда почему же ты избегаешь меня в последнее время? – Шуюн резко подняла свою голову. Её глаза были красными, а по щекам всё ещё струились слёзы. – Эрге, я больше ничего никому не скажу. Я не скажу ничего о том, что ты делаешь. Даже если Даге спросит, не скажу! Только, пожалуйста, не игнорируй меня больше, – взмолилась Шуюн.



























































Мне оставалось лишь ошарашено стоять, без возможности объясниться. Это правда, что я специально держалась от Шуюн на расстоянии, но делала я это не из-за того, что винила её в моей с наёмниками ссоре. Я всего лишь опасалась, что её могут приписать к моим сторонникам и начать принижать за это.



























































Моя милая добросердечная Шуюн с самого начала апокалипсиса присматривала за инвалидом вроде меня, да и, ко всему прочему, ещё и выполняла всю работу по дому. Как я могу допустить, чтобы кто-то возненавидел такого человека, как она?



























































- Я правда ни в чём тебя не виню, – легонько приобняв её за плечи, я продолжила. – Просто сейчас мне многие не доверяют, поэтому для тебя будет лучше держаться от меня подальше. Иначе они могут начать выплёскивать своё раздражение на тебя.



























































Услышав мой ответ, Шуюн смахнула с лица слёзы и решительно заглянула мне в глаза:



























































- Если им так охота поиздеваться надо мной, пусть! Ты мой Эрге! Кто бы тебя ни ненавидел, ему придётся ненавидеть и меня тоже! Пусть не думает, что я продолжу готовить этому человеку еду и стирать его бельё!



























































Я рассмеялась.



























































Боже, эта младшая сестрёнка просто не может стать милее, чем уже есть! Я люблю тебя, сестрёнка! Даже если в душе я женщина, я всё равно хочу жениться на тебе. Может, всё-таки дашь мне шанс?..



























































Шуюн сначала внимательно всматривалась в выражение моего лица, после чего неуверенно улыбнулась и шутливо поинтересовалась:



























































- Ну так что, Эрге, ты больше не злишься на меня?



























































- Я с самого начала не злился на тебя.



























































- Врунишка, – надула губки Шуюн, – ты же только что назвал меня «Шуюн». Когда ты злишься, ты всегда перестаёшь звать меня «Юн-юн».



























































Я ошарашено замолкла. Это верно, в начале нашего разговора я назвала её «Шуюн», однако даже я сама этого не осознавала.



























































- Эрге, ты должен чётко и ясно сказать, что больше не злишься на меня, иначе я тебе не поверю.



























































Я внимательно заглянула в глаза Шуюн, после чего втянула её внутрь комнаты.



























































Та же, явно чувствуя себя здесь весьма комфортно, недолго думая прошествовала к кровати. Усевшись и оглядевшись по сторонам, Шуюн недовольно заявила:



























































- Эрге, ты что-то уж больно разленился. Пол весь пыльный и грязный, а ты ничего с этим не делаешь. Позже я помогу тебе хорошенько убраться здесь.



























































Эта Мей-мей действительно… Продолжая наблюдать за Шуюн, моё сердце болезненно сжалось в груди. Ты действительно невероятно милая младшая сестрёнка. Разве не было бы просто замечательно, окажись я твоим настоящим Эрге?



























































- Юн-юн, почему ты никогда не подозреваешь меня? После того, как я поведал вам о Гуан Веюн, тебя правда ни разу не посещала мысль, что я могу оказаться заблудившимся призраком, что просто использует тело твоего Эрге?



























































Эта была та череда вопросов, которую я могла задать Шуюн, но никогда бы не посмела задать Цзянг Шутиану. Я слишком боялась услышать утвердительный ответ, ведь в таком случае у меня было бы всего два пути: побег из дома или же смерть.



























































Но Шуюн… По какой-то причине я всегда чувствовала, что она никогда не причинит мне боль. Ни при каких обстоятельствах.



























































Шуюн в ответ вылупилась на меня озадаченным взглядом:



























































- Эрге, ты что, опять обо что-то ударился головой?



























































Услышав подобный несерьёзный ответ, из моего тела ушло всё былое напряжение, и я произнёсла слегка беспомощным голосом:



























































- Нет. Я сейчас абсолютно серьёзен. Ты правда не подозревала меня? Вообще ни разу? Ведь даже я сам не уверен… кем мне следует себя считать, да и вас тоже.



























































На лице Шуюн тут же отразилось полное непонимание. Она просто молча смотрела на меня, от чего я почувствовала укол совести в груди. Всё ведь шло так хорошо. Эти брат с сестрой ни разу даже не подозревали меня, так зачем же я сама стремлюсь всё испортить?



























































У Цзянг Шую есть и семья, и сила, и внешность. Он преуспевает во всём, в то время как Гуан Веюн была просто-напросто ужасна. Особенно в оценке людей.



























































Ну почему я не могу забыть об этой Гуан Веюн и счастливо жить дальше как Цзянг Шую?



























































- Эрге.



























































Я рефлекторно опустила голову и взглянула на сидящую Шуюн. Она же игриво улыбнулась:



























































- Стоило мне позвать тебя «Эрге», как ты тут же откликнулся. Так как же ты по-прежнему можешь говорить, что не являешь моим Эрге?



























































- И то верно, – я выдавила из себя натянутую улыбку. – Забудь. Просто притворись, что я ничего не спра––



























































- Ге, ты спас меня, – неожиданно перебила меня Шуюн, вот только я не поняла, зачем она вспомнила об этом сейчас.



























































- Мир стал таким уже на третий день после твоего пробуждения. Ты был таким худым и слабым тогда. Я, тётя и дядя были куда сильнее и здоровее тебя, но все мы полагались на тебя.



























































- Это лишь потому, что Даге рядом не было, – усмехнулась я.



























































- Даге никогда нет рядом, – ворчливо заявила Шуюн. – Дяди и тёти тоже почти никогда не бывает дома. В основном остаёмся лишь ты да я.



























































Ты да я, вот только «я» теперь стало совсем другим «я».



























































- Эрге, в тот раз, когда Лин-бо выскочил из подвала, ты не только затолкал меня внутрь подвала, но и велел ни за что не выходить наружу. В тот раз я действительно думала, что ты погиб, – голос Шуюн начал дрожать, а глаза вновь стали краснеть. – Эрге, ты спас меня, а я просто позволила тебе остаться снаружи. Это я та, кто не достоин называться твоей младшей сестрой, – с раскаяньем заявила она.



























































- Что за глупости ты говоришь! – тут же возмутилась я. – Ты же моя прелестная младшая сестрёнка. Это я велел тебе не выходить. Если бы ты действительно открыла тут дверь, то не только ты, тётя с дядей также погибли бы! Ты попросту не могла её открыть!



























































Шуюн вытерла уголки своих глаз, после чего с улыбкой произнесла:



























































- Если бы ты не был моим братом, разве ты бы стал рисковать собственной жизнью ради незнакомцев? Ге, ты, может и, потерял память, но всё равно остаёшься моим Эрге, – после чего едва слышно добавила. – Должен им быть.



























































Сумев расслышать те последние слова, я неожиданно осознала одну важную вещь. Не важно, являюсь ли я её настоящим Эрге или нет, сама она всегда будет считать меня таковым.



























































Рискуя собственной жизнью, я спасла как её саму, так и тётю с дядей. При этом тогдашнее состояние моего тела было настолько плачевно, что даже стойкий Цзянг Шутиан потерял своё самообладание при виде меня, что уж там говорить о Шуюн. Что же прикажете ей делась, окажись я действительно всего лишь вселившимся в тело её брата призраком?



























































Какого чёрта я собственными руками загоняю её в столь сложную ситуацию? Да что я творю?



























































- Я твой Эрге, – поспешила признать я. – Прости, видимо меня настолько сильно ударило по голове, что я умудрился забыть такую очевидную истину. Если бы я не был твоим настоящим Эрге, я не стал бы рисковать собой, спасая ваши жизни. В конце-то концов, в мире нет подобных святых людей, что ценой собственной жизни безвозмездно спасают незнакомых им людей.



























































- Угу! – Шуюн принялась энергично кивать головой, после чего неожиданно бросилась в мои объятия, и крепко обняла, не желая выпускать.



























































Я должна быть Цзянг Шую.