Янко Венерин Лентяй и его значение в рамках космического цикла

Янко Венер ин Лентяй и его значение в рамках космического ци кла Главы : Общие черты Тотальный хаос Печаль бытия Посланники Высших Центров Близость конца Экстатик и энтузиаст Последний воин Традиции Ангелы и эсхатология Опасность энтузиаста Секс и аскетизм Метафизика бездельника Знамения страшных времён Забытый принцип Значение лени для России Последняя возможность Общие ч ерты 1. Подлинног о лентяя можно узнать по тому как он относится ко всем материальным условнос тям – от них он отделывается только затем , чтобы и дальше предаваться своему любимому делу праздности . Нет нич его , что могло бы целиком заинтересовать его , нет ни одного предмета , который мог бы вызвать в нём такую страсть , чтобы он не раздумывая утонул в ней с головой . Равнодушие ко всему на св е те – вот основа его сущ ества , его своеобразное спасение и та н еземная отрешённость , что не позволяет ему привязываться к каким бы то ни бы ло вещам внешнего мира , так и к пр едметам внутреннего порядка . Буддисту , как и вообще тому , кто жаждет преодолеть сво и страсти , нужна целая жизнь , ч тобы дойти до той точки , откуда начинает бездельник , этот последний ангел , которому внутренняя гармония не позволяет растрачивать себя на происходящее : нирвана и история – вещ и несовместимые . Для того , чтобы удерживать свою от решённость , ему приходится душить в се бе даже потуги к высшему . Судьба для него – такой же пустой звук , как бог или вечность . Не так то легко культивировать в себе равнодушие и пров озглашать лень в качестве высшей ценности – для этого как минимум требуются изнурительные усилия с обратным знак ом , а именно – величественный акт поры вания с желаниями как таковыми , какого бы рода они ни были . По сути , в нём всё устремлено в одну физиологию : простейший процесс питания для него важ нее Абсолюта . Слова « деградация » в его словаре нет : ему так же обременительно затрачивать свои силы на тонкости интеллектуального падения . Книги , женщины , диалоги – всё это служит для него лишь средством по пережёвыванию времени , когда то превращается в дурную вечность. 2. Лентяй ничего не ждёт и ни на что не надеется : что этот мир , что тот равным образом не вдохновляют его на то , чтобы он предал культ святого дивана . Безграничное познание , что можно вынести лишь из долгих лет безделья дарует человеку такой свет яснови дения , что не позв о ляет ему в дальнейшем , как бы тот ни желал обратного , снисходить до вещей внешнего мир а , вся иллюзорность которых не укрывается от его дальновидного взора . Равным обр азом метафизика возводится им в ранг п устышки , а то и хуже . Н е примыкать ни к какому лагер ю, смотреть на всё и вся с добродушным презрением, наблюдать за сильными чувств ами как за уходящими тенями , лишь изред ка тревожащих их хозяина – таков итог человека , вышедшего за рамки своей обы вательской шкуры. 3. Дело , ради которого кладут всю свою жи знь и не жалеют никаких сил ; великие свершения , следующие за неугом онными амбициями ; поток становления , предлагающи й безмерное богатство ощущений и позволяющий заполнить с вои часы как ничто другое ; наконец , люб овь с её обилием сердечных треволнений , на пол е которой пролито немало с лёз и спермы , как и затрачен весь мистический трепет , что ранее вкупе с э кстазом религиозным одаривал человека священством конвульсий , так что тот буквально захлёбывался в молитвенном бреду и с пеной у рта восхвалял Всевышнего , ил и же расшибал себе лоб в кровь у порога своей возлюбленной . А что насчёт чист ого экстаза мистика , выстроив шего в своём бытие настоящ ие храмы отрешённости , дарующие тому нереал ьное чувство приобщения к сакральному ? На всё это наш празднолюбец смотрит с тихо й усмешкой , что от непомерной лени отказывается даже разрастаться до смеха или хотя бы – до улыбки… « В мире нет ничего святого » - иных , харизматич ных непосед этот постулат доводит до а ктивного действия по разрушению отживших п орядков и установления новых ф орм . Для тех же персон , определяющих границы , разлучающие их с диваном , как патологию , эта очевидная истина неминуемо приводит к скептицизму , этой последней инстанции любого познания . Именно он один способен по-настоящему сделать из них личностей , главное о тличие которых состоит в том , что они не ощущают на себе никакого гнёта ответственности , методическая тирания которого отрывает человека от священного пространства небытия , и закидывает тог о в смешное царство делани я . Индивид формирует себя и обретает ко е какой вес в глазах общества тол ько благодаря тонкостям угрызения совести , от которой ему приходится постоянно отталк иваться в надежде окончательного избавления , что свершится разве что с приходом смерти . Потому человек на протяжении всего своего жизненно г о срока постоя нно неудовлетвор ён происходящи м . Иначе и быть не м ожет : планета никогда не была первым и последним прибежищем Абсолюта . Жизнь , огран иченная в себе самой , устраивает лишь ч ернь . Более тонкий склад души уже вызыв ает ростки сожалений , тоску по и ном у миру . Этим и живёт бездельник , правда его огорчения далеко не из области ностальгии по небытию , которое он уже давно презрел в своём величии недеяния , а касаются только кое-каких неизбежных земных формальностей . Тотальный хаос 1. Наша лень вытека ет естественным образом как защитный механизм от непомерных растрат энергии организмом . В детстве мы слишком наивны и поэтому переоцениваем свои в озможности , за которые потом нам приходится расплачиваться нежеланием что-либо делать , а то и – нежеланием жи т ь , поскольку жизнь – это конвульсия , растя нутая во времени , а сам мир – эпи лепсия Бога , что приговорён вечно корчиться в экстазах , а мы – участвовать в его безумии . И даже пустот а дня содержит в себе тени , нез аметно прокрадывающихся в наш разум , пытаясь ег о свергнуть , дабы погрузить человека в самый центр поме шательства , ежесекундно происходящего со вселен ной . Это объясняет почему человек активност ь предпочитает праздности : не голод играет здесь решающую роль (иначе все работал и бы в разы меньше ), а именно вот этот изъян застывшей шизофрении , лежащей в основании бытия , куда ниспадае т индивид , если отказывается от шкуры н асекомого . Любая другая планета оказалась б ы к нам более благосклонной и не з аражала бы нас своей болезнью , коль ско ро мы решили обрести сч а стье поодаль от бушующих стихий , погрузившись в блаженство оцепенения . Как бы мы э то ни отрицали , но мы все – прока жённые , скрывающие свой ужасный лик за притворством и лицемерием . Кому-то с успехом удаётся убедить себя в том , что о н - сущий ан гел , спустив шийся с небес , дабы осле пить всех своим неземным сиянием , однако , он забывает , что стоит ему только ос вободиться от всех своих дел , несовместимых с подлинным познанием , как он с к риком на сердце сделает внезапное открытие , что он – монстр , каких не видыва л свет . Бездельник является таким же монстром , правда , раздобревшим от б ессилия : быть жестоким – качество , оттачива емое той или иной дисциплиной , столь не навистной любителю праздности . 2. С течением времени искусство наслаж даться праздностью становится всё более недоступным и остаётся уделом немногих лиц . Человек стал слишком суетливым животны м , так что в погоне за скоростью е му стали неведомы спокойные ландшафты , кото рые можно просто созерцать без о всяких задних мыслей как бы приручить их своей воле . Н и цше очень чётко ухватил этот аспек т воли , что при социалистическом и демо кратическом строе неминуемо становится превали рующим над всем остальным . Разница лишь в том , что социализм принуждает к не й открыто , в то время как капиталистиче ские порядки под лозу н гом « свободной воли » устанавлива ют тот же диктат . Причём , в самое н астоящее рабство человек попадает лишь в разваливающихся режимах , поскольку в них и только в них возможны самые сильн ые иллюзии , как никакие другие пускающие пыль в глаза . Правда в них неот личима от лжи , добро и зло нера зличимо в качестве , всеобщее смешение и отказ соблюдать иерархию ценностей , сведя их ко всеобщему равенству – это и есть современный хаос , какого не видыв ала история . Некоторые ещё и имеют нагл ость заявлять , что это мол новы й рай , на который мы обречены после грехопадения . Здесь , в этом модифицированном Эдеме учтены все детали , дабы новый Ада м не смог из него выпасть : перманентная работа вышибает из него всю тоску по своей метафизической родине ; сытость делает из него свинью , довольно похрюкивающую пят аком и обожающую измазываться в грязи комфорта – он видится ему , как и полагается любой свинье , в самых ярких красках ; значительно смягчённая литература , разл ичные искусственные стимуляторы , стиль автомата , утешение масс , философи я бодрого угасания и многие другие нелицеприятные вещи , которые у секретаря небытия вызовут разве что ужас впер емешку с отвращением . Тошнотворные вещи , про изводимые цивилизацией – таковы лишь для того , кому если и не удалось сохр анить связи с корнями , но о н , по крайне мере , смутно помнит о том порядке , что сопровождал все традиционные о бщества , позволявшем удерживать внутреннее равн овесие , расшибающееся в пух и прах в царящей сегодня обстановке . В современном человеке вопит несосто явшийся аскет . Благода ря отказу от головокружений , люди становятся по-своему невинн ыми , впрочем , сидящий в них зверь перио дически заставляет их бить друг другу морды и швыряться едкими словами – та кими же пустыми , как и человек , согласи вшийся проматывать все запасы своих ресур с ов , тем самым навсегда отказавш ись от своей божественной природы , последни й остаток которой возможен только в по лной незанятости . « Меня пугает тот центр бытия , в которое сместилось всё живое : он напо минает адский бесперебойный конвейер , перемалыв ающий любо го , кто в него ненароком попадает . Поэтому я стараюсь держаться подальше от вашего рабочего режима : даже когда я внешне имитирую деятельность , мои мысли лежат далеко за пределами по шлости повседневных дел » - так говорит тот , кто ещё чудом сохранил в себе т резвость суждений в мировом зоопарке . Печаль бытия 1. Человек представляет собой печальнейшее зрелище , осо бенно когда видишь , что он даже не задаётся вопросом о своём высшем предназна чении . Ему удобнее гнить как ни в чём не бывало , продолжая и дальше к орчить из себя ничего не понимающег о дурачка . Другое дело , если сознательно стремишься к поражениям , непримиримо отказыв аешься исполнять свою метафизическую задачу , тем самым смешивая божественный замысел с грязью . Не значит ли это встать на сторону дьяво л а ? Всё так , если это не предполагает падения в пропасть скептицизма , при котором стоишь по одаль от этих двух придурков , что само по себе свидетельствует о наличии бол ее глубокого ума , нежели чем тот , что занят созиданием или разрушением . С тех пор как планета стал а нам тотально невыносима , мы изобрели « внутренний мир » . Он стал нашим единственным убежищем от чер есчур бросающейся в глаза вселенской бессм ыслицы . Так мы взрастили то , что впосле дствии назвали « духом » . Как бы то ни было , ничто не в силах иску пить изначальный про вал , кроющийся в замысле творения . Поэтому мудрее всех поступает тот , кто всяческ и отказывается в нём участвовать , и пре даётся изыску угасания , дабы спасти хотя бы искусство умирания , сохранив последние остатки человечности . В самом де л е : мы появились на свет лишь за тем , чтобы вскорости подохнуть , а малый отрезок времени , расположенный между колыбелью и кладбищем мы назвали « жизнью » - ну не смехотворна ли эта ненадолго вспыхивающая искра (впрочем , очень скоро сменяющаяся злополучием ) на фоне вечности ? Да и как их можн о ставить в один ряд , доходя даже до того , чтобы сметь утверждать , что бе ссмертие и тлен – суть одно и то же ? Лентяй никогда не променяет вечнос ть , даруемую ему диваном , на вызывающее сомнения вертикальное положение , эту гла в ную проекцию времени , где оно утверждает себя с наибольшей силой . Желание празднолюбца не совпадает с диктатурой времени : пространство , ограниченное в себе самом , его безм ерно печалит , поэтому он с неизбежностью странника , затерявшегося среди пустыни , становится мечтателем . Наблюдение за живой тварью делает его исследовател ем особой породы животных : человек один единственный вызывает у него столь боле зненный интерес , граничащий с замешат ельством перед зрелищем двуногих выскочек . Человечество же в целом для него – громадный зооп арк , и не более того . Как сладко бывает растянуться на диване , хоть на какие-то мгновения забыть земной ад , кишащий отвратительными созданиями . Под ру ководством вечности материя переносится в разряд необязательных вещей , которы х бы лучше не было , коль скоро она с таким неистовым напором старается пошатнуть непреходящие устои покоя . По этой же причине ленивец заносит жизнь в реест р предметов , без которых можно спокойно и с успехом обойтись , поскольку она напрямую связана с матер и ей , а та , в свою очередь , с бешенством стих ий . Эта неотступно следующая за сим мыс ль , словно с ехидным коварством провозглаша ющая вновь и вновь , что , оказывается , мо жно было и не жить . Впрочем , её осв обождающая сила имеет столь же сомнительны й характер , к а к и всё осталь ное . Самоубийство также несовместимо с пр аздностью , воплощая собой радикальный метод по преодолению всего , в том числе – избавление от столь любимого ничегонедела нья . В пустоте все ощущения делаются не различимыми . Современность , с её приз ыво м ко всеобщему равенству и сведению вс ех чувств к одному ме ха ническому экстазу , представляет собой такой вариант пустоты , где любая оживлённость всегда лишь иллюзорна . В ос нове же любо й модернизации лежит всё то же Н и что , устанавливающее тем большее гос подс тво , чем упорнее его пытаются отрицать . Великие умы уже давно подметили ту те нденцию , что перенос иерархических порядков с личностного уровня на экономический т олько усугубляет начавшийся хаос . Несомненно , мы движемся к единому , но это не то Единое , к о торое понимал по д этим словом Плотин . Новое Единое так или иначе предполагает отравленный источн ик , связанный с полным растворением личност и в массе , принять который можно лишь в одном случае – предварительно выли в на себя галлон разъедающей кислоты , ч тоб ы утратить всякое зрение и всякий ум , став ещё одной посредственностью средь бесчисленного количеств а других посредственностей . Всё развитие и все устремления техногенной цивилизации направлены на то , чтобы чело век предал истинный Абсолют , заменив его на фа льшивый , созданный им же сам им , что будет уже не божественным пространством , а чи сто человеческим , даже « слишком человеческим » , учитывая , что бытиём его мысли и пределом всех его меч таний стала техника , внедрившаяся в его душу , и вытеснившая из неё все сво йства , связывавшие её с жизнью , кото рая наименее всего присутствует в дьявольс ких изобрет ениях эпохи моде рна . Нужно самому быть полностью модифицир ованным и безэмоциональным , дабы пропитаться духом техники настолько , чтобы она стала новым средоточием бытия . Иначе эпоха компьютеров не сможет дать нам полноц енное насыщение , и уж тем более оно не сможет приносить нам « духовное пищу » до тех пор , пока не произойдёт бесповоротного разрыва с корнями , как и с самим духом древности , одним единственным дарующем нам о щущение вечности , и тогда ясно п редстанет та ошеломляющая пустота , что скры вается за всеми этими фокусами с элект ричеством , так что у нас уже не ос танется никаких иллюзий на этот счёт , и мы вынуждены будем навсегда стать заб лудившимися путниками средь эти х с транных техногенных джунглей , отодвинувших прир оду на второй план . Мы живём во вр емя , когда мир завораживает собственной пус тотой , где любое усилие , словно напильник , только медленно , но верно притупляет всю мистику ощущений , варьирующиеся от неземны х в о сторгов до беспросветного у ныния , утрата остроты которых причисляет на с к гедонистам пошлости , ибо только небеса и п реисподняя – одни только они реальны , и стоят того , чтобы побывать как на свободных вершинах , так и в самих ни зах подземного мрака . 2. В древности сознание фигурировало с той отчётностью , с какой это де лает худо-бедно сконструированный аппарат . Его изначальная ненадёжность , идущая впереди н его самого , видимо , в какой-то момент дала сбой , в результате чего мы получили совершенство врождённо го изъя на . Ныне сознание обрело т акую силу , что контролирует даже наши с ексуальные спазмы . Но как ему вырваться за пределы видимости – видимости , его же и породившей ? В этом вся проблема скептиков , ставших таковыми лишь за сч ёт того , что их иррациональное начало сдалось диктатуре разума . Как это прои зошло – остаётся до сих пор загадкой : тут есть утрата какого-то внутреннего запала , что делал нашу жизнь таинственной , а все наши самые обыкновенные шаги – невероятным приключением . А потом мы просто пали жертв о й скромности , и запечатали своего внутреннего безумца за семью замками . Это и есть проц есс грехопадения , свершающегося с человеком таким коварным образом , чтобы тот уже не мог наложить на себя руки , когда окончательно поймёт что к чему . Нет так называемог о « возрождения » в духовной сфере : кто пал однажды – тот пал навсегда . Финан совые дела и то в разы легче подпр авить , чем хоть ненадолго преодолеть упадни чество . Это показывает , что наш дух , нез ависимый от денег , продолжал бы всё так же страдать , свались на н ашу голову внезапное наследство . Никакие денежные утраты не идут в сравнении с самой грандиозной потерей , какая только может быть – потерей всякого восторга . Так что куда предпочтительней с достоинством павшего умерет ь в нищете , чем , будучи богатым , играт ь роль сущей пустышки . В конеч ном счёте , наш выбор колеблется между с мертью и автоматом , что в принципе – одно и то же для того , кто им еет хоть немного придатков к жизни дух а , что никак несовместим с одновременным пребыванием в современности . Посланники Вы сших Ц ентров В этой , казалось бы , совершенно бесперспективной с итуации , в которой оказались мы , наблюдатели , мироздание будто бы смягчается , и при сылает нам в помощь двух абсолютно неч е ловеческих существ , посланника Высших Ц ентров (Генон а ) и его уч еника , трансформировавшегося под его влиян ием до неузнаваемости – Эволу . Эти два титанических топографа явно - не отсюда , на что недвусмысленно указывает их прям ая связь с Традицией , осколки которой о ни находят в истории , и через них пытаются восстановить изна ч альный хр ам знаний , позволяющий держаться на плаву и препятствующий полному господству матер иальной эпохи , когда о всяком высшем по знании можно начисто забыть . Можно с по лной уверенностью сказать , что держаться курса , заданного этими двумя гигантами-космоп олитами (кажды й на свой лад соответственно – брахма н и кшатрий ), будет наименее ошибочным решением , коль скоро мы впали в затяжну ю хандру от невозможности Золотого Века , потерявшись в современных джунглях . Традицио нализм – это спасительный компас , но - тол ько д ля тех , кто ещё не достиг самой ни зшей точки падения , при которой неприятие постмодерна оборачивается неприятием самой жизни и , как следствие – вся её магия сводится к нулю . Она вам этого не про стит , поскольку её порядок явно превышает земной и , покуш аясь на его осн овы , мы скидываем с величественного пье дестала не только эту случайную никчёмную жизнь , но и экзистенцию как таковую , проявленную в свете как одна из своих бесчисленных форм . И в ечное томление по другим м ирам будет настоящим проклятие м для т ого , кто максимализировал ни чтожность этого преходящего бытия , возведя всю его случайность во вселенский ранг , уничтожив этим последние остатки чего-то действительно стояще го и по-настоящему священного . Тут м ы вступаем в такую область экзистенциальны х напр яжений , где уже один факт нашего дыхания будет говорить о нашем неимоверном героизме перед лицом окончательн о развернувшейся пропасти Ничто . Как видно из этих процессов , лень , ставшая патол огией , и скука космического масштаба – вполне закономерные явления, своего род а , незамедлительные реакции на слишком уж неприкрытое Небытие , расползшееся не тольк о по человеческим лицам , но и истребивш ее наши последние ошмётки инстинктов , напря мую связывавших нас с ощущением жизни . Близость конца 1. Нет о собой разни цы между болезнью и циви лизацией . Здесь немыслимо всякое здоровье , а климат является более чем ядовитым , пр евосходя по содержанию разнородных отрав к акой бы то ни было ландшафт , пропитанны й кислотными дождями . Как и любой сильн ый вирус , человечество присп о саблива ется к таким условиям , где жизнь кажется невозможной : главной задачей здесь выступает производс тво себе подобных , банальное сохранение сво их « захватни ческих » клет ок на элементарном , атомарном уровне , чтобы человеческий вирус и дальше мог запол онять планету . Мораль пытается отвернуть от этой очевидности , доступной беспристрастн ому наблюдателю , путём взывания к сентимент альным факторам и к « чувству долга » , как будто бы жизн ь сама по себе является наивысшей ценн остью из всех возможных . Этот повсеместный культ жизни , что мы видим в настоящее время , исходит из забытья иных пространств , рядом с которыми это наше бытие не идёт ни в какое сравнение . Принижение значимости мира , исходящее из незнания кос мической иерархии (что уже давно стало нормой ) в первую оч ередь вредит наш им инстинктам , потому антитрадиционная современ ность не может предложить против упадничес тва ничего , кроме слепого оптимизма . Эта новая догматика выглядит ещё более пошло , чем церковн ые ереси , поскольку она ставит точку над тем , что никаког о вышестоящего порядка над на ми нет , чем и выносит самой себе п риговор , что в скором времени не может завершиться ничем иным , как тотальным самоистреблением человечества . Что лень в т аких условиях оправдана (хотя с позиции Востока это принцип , не требующи й оправданий ) и нежелание что-либо делат ь в мире берёт своё начало (пусть и не всегда сознаваемое ) в видении неиз бежного конца – становится вполне понятны м , если мы хотя бы на мгновения вы рвемся за границы у зкого мышления , сфокусированного лишь на легкомысл ии , так свойственному большинству наших современ ников и выражающегося в том , чтобы не видеть дальше собственного нос а , как будто бы пребывание « здесь и сейчас » есть п ервое условие того , кто представляет собой немного больше , чем плоть , в которую тот облачё н и что навязывает ему свои представления , идеа льн о гармонирующие с общим те чением истории , уничтожающей всякий намёк н а присутствие сакрального в этом богом забытом мире ! 2. Помешательство на семье , как на том , что больше всего необходимо человеку , до неслыханных масштабов принизило е го истинное достоинство , состоящее в том , что он – существо духовного света , – в это и укладывается всё « слишком человеческое » и та тошнот ворная обывательщина , что своим ходячим общ ественным мнением провозглашает подлинное величие человека в его превосходстве как животного , лишая того всяческого мет афизического содержания , идущее во всяком о трыве от здравого смысла , пока ещё ухватываемого лентяем . Он - п оследний из человеков , окончательное исчезновен ие которого неизбежно зна менует собой наступление Эпохи Полного Апокалипсиса . И если нас спросят : « Так ли уж плох современный мир ? » , мы здесь не сможем вдаваться в какой бы то ни было морализм , присущий самому духу эпохи , и лишь скажем , что ту инаковос ть , которая идёт во всяком от рыве от традиционных форм , мы , в силу внут ренней принадлежности к последним , как бы не старались , никак не сможем её принять , как и ту отличительную черту с овременности , возводящую всё , идущее с ним вразрез , в ранг посмешища , автоматически зачисляя всё ин о родное в лаге рь консерватизма , который видите ли только тормозит дух прогресса , априори взятого как наиболее желанный , хотя в этой т енденции , всё более захватывающей себе прос транство , более незаинтересованный взгляд усомн ится , лишь в очередной раз убедив ш ись в присутствии всех тех черт , в общем характерных для Тёмного Века и неизбежно связанных с духовным регрес сом . Но что такое понимание цикла стано вится всё более отчётливым , сказываясь в основном на общем чувстве неудовлетворённост и , говорит о том , что г лавные ценности Кали-Юги всё же не имеют то го тотального воздействия , могущем всех без разбора сделать покорными марионетками , но в такой оппозиции всегда стоит меньши нство , которое не может в с илу своей раздробленности зада ть тон общему ходу вещей , поэ том у им так или иначе придётся воочию созерцать тот Апокалипсис , подлинное наступление коего происходит тогда , когда о нём даже не подозревают . Если же привести его в общих чертах , то о ни сведутся к тому , что неимоверные зве рства здесь ст анут главной добродет елью , а жестокие кровопролития обретут статус невинности . Это и будет началом тотального хаоса и мирового самоистребления человечества с лица Земли . Полное игнорирование любых намёков на ясно надвигающуюся катастрофу , оправдыв аемое всё теми же пресловутым и семейными стремлениями , выставленными на пер едний план , словно щит от подлинного по нимания хода вещей , граничащего якобы с пессимизмом (хотя он выражает собой боле е чем объективный ход вещей ), и сломающ егося при действительном наступлении конца (как и вс ё то хрупкое и ненадёжное , что не берёт за свою основ у не зыблемые , вековечные при нципы ) – в этом есть легкомысленная уловка нашего времени , влившаяся в тот же поток не стабильности , как экономика и всё остальное . Экстатик и энтузиаст При ве сьма шатких ус ловиях , в которых ока залась современность , ставка делается либо на коллективизм (выраженный в тупом конформ изме ), либо же – на один из аспект ов двух типов личностей , чьи наклонности хоть и стоят друг к другу как п ротивоположности , но всё же , в своей ос нов е они охвачены порядком , превосх одящий материальный , и тем самым противосто ящий времени . Мы говорим о человеке отчуждённом и человеке жизненно м . Нет никакого смысла иск ать в них свойства , сведённые к какому-то одному т ипу : внешняя безэмоци ональность , выраже нная у экстатика , стоит так же далеко от того общения , доведённого до автоматизма , характерног о для современных людей , как и от той редкой жизненности, присущ ей энтузиасту , что не може т не удивлять в эпоху людей-машин , что свели всё искусство диалога (пик рассвета которого приходится на Францию вр емён салонов ) к чистой формальности , тем самым лишив язык а всякой таинственности . И те , и те в сущности одиноки в этом меха низированном мире , правда , для первого это служит дополнительным поводом к печали , тогда ка к второй , напротив , черпает в этом силу , полностью поглощённый разви тием своей неординарной личности , разложение которой у такого сорта людей всегда приходит с интеллектуальной деградацией , име ющей своим источником тоску , эту отправную точку для экстатика, находящую на того , кто так или иначе чувствует св ой кардинальный отрыв от корней . В этом смысле апатетик стоит ближе к восточн ому человеку , только вывернутому наизнанку , потому как полная праздность , ранее не имевшая в себе такого негативного содержан ия к ак сегодня , под давлением безумной скорости времени уже исключает вс якую возможность чистой безмятежности , всегда наряжая тенями душу человека , свободного от всяких де л , тогда как деятель представляет собой гипертрофированного западника , правда , резко отли чающегося от того пошлого ярлыка , что вешают на человека дела , сводя в сё восхищение им к его « рабочему ритму » , этому единствен ному фактору , который ещё может искренне поражать наших современников . В экстатике и энтузиасте вся работа имеет метафизический ко нт екст : любые их внешние проявления всегда служат отображением свершающихся в них внутренних процессов , ни разу не являющимис я « деятельно стью ради самой деятельности » . Упадочник здесь выгля дит недочеловеком , тогда как жизнелюбец – сверхчеловеко м . В то врем я как остальные бре дут туда-сюда по мосту человека , избирая срединный путь , приближаясь то к экстати ку , то к энтузиасту , первый постоянно пятится назад , второй же неудержимо рвётся вперёд , пере прыгивая и обходя всяческие препятствия , вс тречающиеся на его п ути , проявляющиеся в основном в тонкостях экзистенциальных измерений , всё более выраж ающих себя как господство Ничто в связи со всеобщим хаосом , засев шим во все человеческие сферы . Экстатик выражает со бой подрыв здоровья , энтузиаст же благословлён его изоб илием , хлещущим в нём через край , из-за чего даже не знает куда ему деть тот избыток энергии , который всегда несёт с собой жизнь в своём подлинном расцвете сил . Обоих разрывает изнутри : проглядывается как прорыв Небытия , так и Абсолюта , и оба эти явления – сверхъестеств енного порядка . Чуть позже мы покажем в сю опасность , которую несёт с собой энт узиаст , а пока сделаем первую попытку в ыявить подлинное значение лентяя , кем он являемся на самом деле . Последний воин Традиции 1. Почему лентяю по большему счё ту плевать на жизнь и он категорически отказываетс я её как-либо выстраивать ? Не потому ли , что он уже содержит в себе миры , воплощая собой наполненный до краёв с осуд , так что нужда в поиске , особенно – в поиске чего-то вовне , чем заняты остальные , охваченн ые слепой жаждой движения , истоки которого лежат в воле к власти , бывшей , пока напрямую сохранялась связь с жизнью , в олей к ней самой , вскоре ставшей волей к скорости , желание к которой у н его автоматически отпадает ? Стоит только по смотреть на потерянного человека , кот орый даже не знает чего он хочет , но продолжает всё с тем же успехом корчить весь этот спектакль кривляния , я кобы он заражён духовным светом , который разве что осталось найти где-то вовне (прямо как в случае с Граалем , местон ахождение коего п о верхностные умы видели в конкретной географической точке , а не внутри самого человека , что пре дполагает уже более глубокий взгляд на вещи ), как тут же становится понятно , что ничем и ным , кроме как печальным зрелищем постоянно го поиска это оберну т ься не мож ет . Чрезмерная фокусировка на видимости , должная по иде е только отображать некий внутренний проце сс , превосходящий всякий материальный порядок , неизбежно приводит к почитанию сверх вс якой меры вещей внешнего мира , тогда ка к внутреннее нача ло , несомне нно , б олее стабильное , п отому как оно напрямую связано с непре ходящим , начисто забывается . На этом этапе человек разрывает контракт с высшими силами , кои он собой отображает , и низв ергается в поток становления , начиная создавать себя с чистого листа . Впрочем , эт о его « развитие » замыкается на себе самом и не несёт в себе никакого позитивного начала . Так появляютс я « цели » , предполагающие , что человек обязан достигать в матери альном мире чего-то грандиозного и широкома сштабного (при этом « цель » должна быть осязаемой и для остальных ), что отодвинуло бы в сторон у всякую чистую интеллектуальность , а в конечном счёте затмило бы собой всё то , что составляет основу человека как существа более высокого порядка , нежели чем тот , что предлагает нам пресловутая видимость , а вм е сте с тем и современные науки , только усугубляющие всеобщие заблуждения . Здесь же берёт сво ё начало надежда , этот крайне пагубный принцип , ведущий человека к личной погибели , потому как он непосредст венно связан с утратой в себе неземного света , предостере гающего его носителя от того , чтобы он бр осался в кра йности , тем самым сохраняя в самом себе гармонию , а вместе с тем – и равновесие вселенной , если учесть по индуистским до ктринам , что человек есть микрокосм , а вселенная является лишь его внешним отобра же нием , символизирующем все те вещи , что уже изначально заложены в нас , но которые лучше познаются тогда , к огда их требуе тся отыскать в пространстве и во времени . Впрочем , пов тор им , что поиск актуален лишь для тех случаев , ко гда идут во всяком отрыве от корн ей . Ситуация гораздо усугубляется , если хоронят эту самую надежду (как сказано на вратах ада у Данте : « Оставь надежду всяк сюда входящий » ), не име я в себе осознанного высшего измерения (неосознаваемое , оно превращается в полный хаос , куда более опасный для затеря нного экстатика , чем для обывателя ), так что в большинстве случаев это не об орачивается ничем иным , кроме как смесью из банального цинизма , алкоголя и самоуб ийства . Настоящее проклятие падает на челов ека тогда , когда он даже не подозревает о своём и згнании из рая , та к что не совсем лишен о основания известное мнение теологов на этот счёт , что худшая участь , ожидающая человека – это жизнь без Бога . Как никто другой это прочу вствовал Достоевский . 2. В праздности , этом непременном атриб уте церковнико в , можно усмотреть , что приобщение к вечности исключает излишнюю суету , без которой не может обходиться человечество , лишённое всякой глубины , а вместе с тем – и смысла . Замкнувшиеся на себе самом и своих низменных и нтересах , отрицающие всякую превосходящ у ю их инстанцию , причём , делающие это не из того активного отрицания , что исходит из сознательного свержения божествен ного света в пропасть беск онечного мрака ( само наличие которого ставит значительно выше любого из обывателей ) , но из того тупого забытья вы сшего руководства , идеал которого воплот ила Америка , тем более страшного , что о но совершается как бы само собой и безо всяких усилий со стороны самого человека , хотя на самом деле тут дей ствуют явно подрывные силы , задающие времен и нужный им тон . Поэтому е сть все основания предположить , что полное исчезновение церквей будет как-то напрямую связано с исчезновением лени как таково й , потому как при таком нежелательном д ля нас ходе вещей , уже не останется никаких внешних указателей на более выс ший порядок , чем земной , и тогда наступит настоящее торжество материальной цивилизации , на данный момент пока ещё набирающей обороты , хоть она уже и у спела занять все основные позиции , вторгшис ь ещё со времён Француз ской революции в 1789 -ом в область политики , экономики и СМИ , тем самым включив все те деструктивные резервы , наблюдать которые мы можем чуть ли не во всех сферах человеческой деятельности , какой бы изнача льно традиционной она ни была , но наход ящейся во всё том же подчинении (хотя и чисто внешнем ) у разрушитель н ых тенденций , незримый протест против которых выдвигает лень и крайнее нежела ние участвовать в создании « Дивного нового мира » . По этой и только по этой причине к бездельн икам в наши дни питают нескрываемое пр езрение , не понимая в сущности , что они , сами то го не зная , примыкают к ультраправым силам , удерживающих цивилизацию от её окончательного распада . Глядя на общий ритм цивилизации , на ту беспощадно сть , с которой он затрагивает всех без исключения , есть все основания полагать , что в недалёком будущем вид человека ленивого как таковой вымрет , и человечество об ретёт единую маску рабочего , идеально функционирующего механизма без экзистенциальных перебоев , так что и его лик изменит ся до неузнаваемости и будет полностью воплощать инаковость , при внимательном на блюдении уже и сейчас вырисовывающуюся у большинства представителей рода человеч еского . Прогнозы , сделанные Юнгером ещё в 30-ых годах 20-го столетия оправдываются с неизбежной точностью и принадлежность к какому-то одному сословию всё больше сти рается , св о дя всех и вся к единому типу , названного этим гениальным провидцем одним словом « Рабочий » , причём , если проследит ь эту захватывающую всех тенденцию , её можно заметить и в проецировании на жи вотных – чтобы в этом убедиться доста точно сходить в цирк . Невинно сть , за примеченная Юнгером и сопровождающая этот процесс в русле добровольного согласия на коренное видоизменение человека , затрагивающее всю его метафизику после того как последняя была показана как абсолютно н еприемлемая в рамках общего процесса по полн о й нивелировке личностей и идущая вразрез с общим ходом прогресса , оборачивается также зрелищем какого-то раз влечения и даже игры , в которую решил сыграть человек , не увидев всей её скрытой опасности что она с собой н есёт . Актёрство , влившееся в кровь разв а лило Древнюю Грецию , нас же убьёт как раз этот невинный с виду эксперимент , который решили провести с природой человека тайные организации (здесь нельзя не вспомнить масонство ), пока е щё не затронувший (только если косвенно ) лентяев , с рождения скептическ и настроенных на всё « новое » . В этой их черте , ускользающей из поля зрения поверхностного наблюдателя , мы видим незыблемый принцип по сохранен ию старых проверенных порядков против всег о чужеродного , идущего с Запада – в этом их качестве мы узнаём людей Во ст ока , трепетно относящихся к удержанию своих т радиционных форм . И если вам как -нибудь доведётся встретить бездельника , знайте же , что перед вами – последний воин Тр адиции . Ангелы и эсхатология Само п о себе сожаление по Золотому Веку созд ало гениев , дея телей мирового ранга и тех многих замечательных людей , внё сших свой вклад в развитие культуры и задавших ходу истории определённый тон , при известной наблюдательности позволяющий проследить как совершалось видоизменение тех или иных фор м , приличиствовавших конкретной эпохе . Сфер а политики привлекала многие выдающиеся ум ы , и мало кто из них не следовал зову своих инстинктов , взывавших если и не к служению отечеству , то по кр айне мере к своему призванию , инструментом к которому они всегда готовы были выступи т ь без малейших колебаний и сомнений , которые если и появлялись , то тут же подавлялись , словно по приказу , дабы твёрдо идти к открытой це ли . Было также много путей , вырисовывавших в сознании то освобождение , что получа ют одним только непомерным трудом , рас п ространяющемся далеко за сферы одной только экономики . Были пути мистиков и аскетов , некоторые же религии предло жили целый арсенал для индивидуального спа сения , которое одно может покрыть собой какую бы то ни было общественную де ятельность , поставленной т е ологией в довольно низкий ранг , как бы глобально она не развёртывалась . Что идея о человеке как о микрокосме и прямом нос ителе высших порядков уже не вызывает у всех ничего , кроме смеха , является на самом деле таким фактором , что говорит лишь о полном отр ы ве от своих изначальных корней и о тотальном движении к чему-то грандиозному , чего не случалось ни в одной известной нам цивилизации . Уникальная черта эпохи , выраже нная в её ставке на технику , незамедлит ельно двигает прогресс с такой высокой скоростью , чт о противостоять ей с помощью каких-либо традиционных форм стан овится уже невозможно . Ортодоксия лишь подл ивает масла в огонь . Лентяй остаётся пока единственным , к то не затронут всеобщим рабочим режимом , что делает людей неразличимыми меж собо й , словно п еред нами вырисовывается некий универсальный бесполый андрогин , вот только разница между ним и первым библ ейским человеком сводится к тому , что п оследний был существом свободным , притягивающем своей неземной красотой , тогда как пер вый стал лишь инструмент о м , простым «рабочим» , ли к которого с годами ещё только больше отшлифовывается до неузнаваемости , все тип ичные черты коего были представлены ещё в пр ошлом веке Юнгером в его труде «Рабочий» , г де холодная беспристрастность граничит со взором , стоящем по ту с торону проис ходящих процессов . Несмотря на всю монумент альность и инаковость вырисовывающегося рабоче го типа , зафиксированного Юнгером и не имевшего ранее аналогов в истории , мы н е имеем права скрывать , что он знаменуе т собой полный отрыв от корней и с опр о вождается абсолютной модификацией человеческой природы , глубины которой уходят в божественность , со врем енем всё более затмеваемой «рабочим» темпом , уничтожающем её последние остатки . Это наводит нас на мысль , что после того , как на планете больше не остан ется тех , кто воплощают собой богов (лентяй - это последний Зевс !), на смену им явятся новые боги . Енох говорил , что люди - это бывши е ангелы , спустившиеся с небес , утратившие покровительство свыше только за счёт того , что материя прельстила их больше метафизической родины , на которой они истосковались , и с любопытством поглядывали на чужбину . Ангелы - это первые эмигранты , что были вынуждены покинуть Бога по политическим соображениям . Вышестоящая над ними власть и х не устраивала - под недостатком тиран ии рахитичного правителя разлагались и его приспешники . Там , где начало любог о желания - там конец ангела , особенно - е сли это желание власти . В первом случае свершается ниспадение в человека , тогда как во втором - дальнейшее падение в « простой рабочи й инс трумент» , превращение в механизм , однако , в механиз м одухотворённый собственной производительностью , как ранее вдохновлялись природой , когд а были ещё люди , а не ансамбль «рабочих» . Буддисты и лентяи узрели всё зло модернизации , и каждый на свой лад постара лся сохранить доступ к нирване . Безусловно , в них есть что-то от ангелов , добреющих в зависимости от той меры , в какой им дозволяется и дальше предаваться с воему любимому ничегонеделанью . Бездельник радикально отказывается от бешеной скорости , захватыв ающей всё б ытиё , и на основе этого создаёт своё пространство безмолвия и анонимности , тишины и недвижности . Любители праздности воплоща ют собой настоящий тип мужественного проти востояния времени : вопреки всем тенденциям , действие , как более поздняя форма с уществования , та к и не смогло захватить их нутро , и установить в нём режим тирании . Это настоящее чудо - созерцать бездельников , ей богу , невиннейших из всех человеческих существ , когда-либо топтавших землю ! И мы должны быть безмерно благодарны им за то и с кусство приобщения к лени , уподобляющей просто го смертного богам , не знающих ту нескончаемую суету , в которую погру жено несчастное человечество . Конец этой во зможности испепелит их , и в силу этой их внутренней непричастности к действию как таковому , их нак роет волна ха оса , привкус коего ощущаем ими уже в любой работе , не говоря уже о том , чтобы принимать бытиё как поле для нескончаемой деятельности . На самом деле бе зумцы - это те же ангелы , особо остро ощутившие на себе весь гнёт эпохи , и с отчаяния абсолю т изирующие её импульсы . Поскольку всё высшее неизбежно деградирует , мы склонны усматривать в этом влияние с низов , хтонические властител и коих преследуют цель уравниловки с т ем , чтобы человеком можно было вертеть как марионеткой . Непокорные , не поддающиеся манипуляциям со стороны этих не ведомых титанов , заканчивают свою жизнь или в петле , или в дурдоме . Такова стр атегия тех демонических сущест в , зафиксированных ещё в «Протоколе сионски х мудрецов» , документе , который был понят либо слишком привратно , либо - о тторгнут с тем легкомыслием , так присущем нашим современникам . Пока что они готовят почву для своего господства , выдвигая крайне деструктивные тенденции в о все сферы человеческой жизни . Их шест вие будет сопровождаться толпами безумцев и машин : к первым пр и мкнут в се те личности с более тонким душевным складом , не сумевшие противостоять навязыв аемым идеалогиям , проникающим через невидимый план ; вторыми будет всё то большинство , покорно следующее лишь за той властью , что громче говорит и утверждает себя с наи б ольшей силой . В контекс те этого последнего типа мы вкратце ра ссмотрим два сорта людей , напрямую примыкаю щих к разр ушительным процесс ам в к ачестве «пасси вных» и «активных» инструменто в , чтобы за счёт выявления неких отрица тельных невторостепенных элементов мы мог ли бы уже перейти к позитивному значен ию последнего война , оказавшегося на руинах современного мира совсем один и без поддержки , и рассмотреть весь его мета физический уклад , позволяющий тому противостоят ь бессчисленным вражеским ордам , наседающих на него со всех сторон , выиски вая ахиллесову пяту лентяя , этого великого гоплита . Эксгумация обывателя 1. В свете раскрытия деструктивных процессов нам бы хотелось выявить два типа , непосредственно в них участвующих , а именно : обывателя и энтузиаста . На чнём с первого . Бесспорный факт : никому в этой жизн и так не везло , как простому обывателю , этой зауряднейшей фигуре в истории , никто ещё не получал в распоряжение тело , лишённое рефлексии , никто помимо него не был ограждён от страданий . Любимчик богов, для которого последние - пустой звук или повод для шутки ; впечатляющий антигений , в силу своего слабоумия не терзающийся смыслом . Обыватель просто живёт , не задав аясь вечными вопросами . Уже сам факт ег о неспособности к метафизике делает его предметом зав и сти для многих мистиков , как бы они не утверждали обра тного . Пустышка , однако пустышка наполненная мелочами - таков обыватель , этот наименее утончённый тип из всех когда-либо живших . Его заботы никогда не выходят за пр еделы материи : глубокая дыра в мозгу о брекает на спасительную пошлость , приковывает к этому миру как ничто другое . Обыватель вовсе не думает о сме рти : этот мистический , уникальный опыт ничем для него не отличается от поход а в магазин или чтения газеты . « Может быть , всё дело в тирании , благотво рное влияние которой приближает человека к максималь но возможному счастью на земле ?» - могут недоуемевающе спросить нас . Но нет , ничего подобного : тиранию разума , установленную с самым жёстким диктатом , не преодолеет ни один режим - наша потребность в само едстве превышает всякую нужду пострадать от других . Причём , эта потребность приобретает настолько широкие масштабы , выходя за всяки е мыслимые рамки , что мы даже не к ончаем с собой , лишь бы и дальше и спытывать на себе гнёт чёрных мыслей . В этом нашем стрем л ении нам нет равных : сам Господь в ужасе отступа ет от зрелища смертоподобного поведения св оих чад . Потому то мы навеки оставлены его всевышним покровительством и ищем среди людей того , кто смог бы взять нас под своё крыло , а там уж без разницы - будет ли о н нас боготворить или раздавит как последнюю букашку . По большему счёту нам всё равн о как умереть : сию же секунду или же через 50 лет . Наши силы оказались на исходе , чтобы мы могли сами вершить свою судьбу - потому мы вынуждены влачить своё жалкое существ о вание в череде бесконечных дней , настолько же бе ссмысленных , насколько и пустых . Ни одно средство не поможет нам заполнить нутро небытия , что вкраплено в нас с ро ждения . Поэтому можно с чистой совестью забросить любые попытки как-либо подлатать свою жизнь, и ринуться в ничего не значащую пропасть рутинных дней , тем самым основательно уподобившись обывателю , этому искусному ловцу мелочей , составляющих для него Абсолют . Следует сознаться се бе : мы непригодны для этой жизни , также как некоторые непригодны к ар м ии . Но , что странно : от этого наш интерес к ней ни на грамм не исчезает , то принимая форму искреннего вост орга , то - бо лезненного любопытства . Последнее есть то , ч ем заканчивается любой эксперимент , а именн о : он оканчивается провалом , а вскоре - т отальным равнодушием ко всему . Этой уч асти избегают разве что энтузиасты , этот непостижимый сорт людей , вечно преисполненны й энергией и желаниями , её подпитывающих . Несмот ря на то , что о бывателю неведомы ни жажда познания , ни тонкости падения в бездну , его срединны й уровень позволяет выст роить ему крепкий барьер против головокруж ений . Ни Достоевский , ни Ницше ему не понятен : он ползает в своём тихом ми рке , барахтается в пространстве повседневной убогости . Имея к ней врождённый вкус , ничто не может вразумить его пос т упать вопреки своим зашкваленным интер есам . Поразительная непробиваемость - жизнь важне е Абсолюта ! Замешанный на мелочах , он в озводит их в культ : он - мистик рутины . Его лень так же не выходит за свои пределы , пределы усреднения . Не умея наслаждаться праз дностью , этим ангельским атрибутом , при слишком долгом расслаблении своих мускулов он будет непременно выдумывать себе занятия , смехотворность которых не мож ет не бросаться в глаза . В то врем я как мы презираем обывателя за эту его непростительную для нас п ра ктическую черту , он , в свою очередь , пре зирает нас именно за это наше неумение заниматься ручной работой . Смешно , но именно эта стандартность подогревает его ощущения се бя как бога . Держащийся дрянного вкуса массы , он о граждён от подлинного столкновения с Богом , которое ведёт или к помешательству , или к монастырю , что в принципе о дно и то же . Обыватель развлекает наблю дателя : он кажется ему ребёнком во взро слой шкуре . Ничто так не смешит , как его претензии на серьёзность по отношению ко всему : в некоторым смысле , мир действительно способен его удовлетворить и , даже более того - призывает его тушу к разм н ожению , как буд то бы на свете нет таких оригинальност ей , какую представляет он сам . В о бществе принято считать , ч то человек кое что да из себя пред ставляет . На деле же выходит ровно наоб орот : в нём испытывают потребность лишь в той мере , в какой из него можн о что-нибудь извлечь . Находясь в самой что ни на есть эксплуатации , он всё же тешит с ебя тщеславием , когда оказывает кому-нибудь услугу . Вся его природа упирается в служение и было бы крайне глупо предлагать ему освободиться от своего персонального рабства , ведь только в нём он обретает подлинное сча стье . Как неизбежно опошлить б ытие , лишить его всякой таинственности ? - По любому поводу шутить , да иронизировать над всем подряд . Этому искусству падения вас научит мастер в этом деле - обыватель . А вот ещё одна его типичная черта : раздражаться от то го , что кто-то имеет возможность не раб о т а ть , в то в ремя как вы вынужден ы корячиться и и зрядно потеть , дабы заработать себе на хлеб . Обыватель - это рождённый под знаком пошлости , благословлённый звездой унижения . Поскольку мы , на свою беду , увлек лись самым низким и недостойным для зв ания исс ледователя предметом , попытаемся всё же как-то классифицировать обывателя по подтипам , хотя по первому впечатлению может показаться , что его личина размы та настолько , что разницу между одним о бывателем и другим становится всё труднее уловить , так что всё п о с ути упирается в одно лицо - лицо безобр азной массы . Были великие , составлявшие непо вторимые единицы , теперь же повсюду мы видим одних ничтожеств , упирающихся в беспр осветное единообразие . 2. Восточный обыватель и обыватель Зап ада . Это настолько две несхожих меж собой персоны , настолько их метафизическое бытие различно по качеству , что нам стоит их жёстко разграничить , дабы не в озникало путаницы при разборе вида человека обыкновенного . Человек Востока входит в наименее многочисленную категорию мирс ких жителей . Всё , что мы говорим об обывателе , к нему никоим образом не относится , и требует отдельного рассмотрения . В сущности , восточный человек стоит ближе всего к человеку Традиции , потом у как согласует свой образ жизни в первую очередь с космичес кими закона ми , а уже затем - с человеческими , к коим от относится как к самым низшим после того , как они больше не синхронизируются с более высоким порядком , что превосходил бы материальный . Внешне он ведёт ту же жизнь , что и остальные : трудится , зав одит с емью и т.д ., но , у него есть одно важное отличие , особое качеств о , на чисто отсутствующее у западного об ывателя . Мы говорим о внут ренней гар монии , и вытекающе го отсюда радуш ия , что мы увидим и почувствуем у восточного обывателя , если случай соблаговолит нам с ним встр етиться , и сведёт к взаимной беседе . Именно к беседе , а не к диалогу - не стоит путать одно с другим . Диал ог - это черта западника , он всегда форм ален , максимум - псевдооживлён что с той , что с другой стороны . Единственный позит ивный момент в ди алоге - это информа тивность , собственно , только с этой целью он и был придуман . Беседа же всегда несёт в себе характер душевного , тёпло го и дружеского общения , даже если бесе дующие видят друг друга впервые . Когда восточные обыв атели , незнакомые друг с друг ом , вст речаются , невозможно узнать , состоят ли они в давней дружбе или же никогда до этого не виделись - настолько тесно их метафизическое родство , куда более крепкое , нежели генетическое . В других они все гда усматривают своих метафизических собратьев и се стёр - главное , чтобы это бы л не западник , превращающий любую задушевну ю беседу в какую-то манию , ведя её весьма навязчиво , никогда не находясь в ней всем своим существом , что сразу же отталкивает от него восточных жителей , так что этим пресекается всякая возможность обучиться их мудрости , котор ую не сыскать ни в одной книге , му дрости , как и положено в традиционных о бществах , передающейся лишь устно , на словах . В силу этого своего непоколебимого сп окойствия в любых условиях , даже в смер тельно опасных ситуа ц иях , к вост очному обывателю немыслимо чувствовать ничего , кроме почтения и уважения . Не стоит путать : презрение вызывает в нас именно западный обыватель , это вечно суетное животное , не умеющее расслабиться ни ни секунду , охватившее сначала массы , а зате м у стремившееся в некий единый тип , которой пока удалось избежать разве что жителям Востока . Даже скука в последних вытека ет самым естественным образом и не име ет той болезненности , присущей скуке западн ика , возника ющей от бешен ого ритма монотонной работы , те м самым заставляя того весь св ой досуг делать по-максимуму разнообразным , что так или иначе предполагает отдых в рабочем ритме - он согласен терпеть мо нотонность в работе , но не в самой жизни (у вост очного обывателя ровно наоборот - у него ремесло , а не ра бота ). Иначе он или сопьётся , или залезет в петлю от двойной безысходности . И это будет сам оубийство , пониженное в ранге , причиной кото рого выступило пошлое отсутствие разнообразия - отсутствие , переносимое восточным обывателем самым спокойным образом . Бо л ее того , он склонен стремиться к этой самой монотонности , а не избегать его - что и отличает восточного обывателя от западного , и этим повышает его в глазах . В п устоте восточный житель ищет ещё большего подъёма своего метафизического измерения , которого на чисто лишён западник . 3. В онтологической перспективе обыватель , само собой , не несёт в себе никак ого ни содержания , ни смысла . Его появл ение на свет чисто случайно и ограничи вается просто жизнью безо всяких намёков на высшие замыслы . В истории он иг рает р оль орудия для продвижения тех или ины х процессов , выгодных для власть имущих . Не полная безмятежность , но и не абс олютная стихия - вот что он собой предс тавляет . Нескромно размножившаяся сволочь , запол онившая собой весь мир и раздражающая более уто н чённые умы , по-варварски мешая тем целиком сосредоточиться на ме тафизике - таково назначение обывателя , этого бессмысленнейшего явления во вселенной . Глав ная черта , по которой тут же можно выявить обывателя - ему неведом глубокий ст ыд за своё рождение , за то , ч то своим прямым вмешательством в пространс тво и время он тем самым осквернил священную вечность , впав в безмерную пош лость материи . Вот и всё , что можно сказать об этой выскочке , которую мы сравнили бы с обезьяной , если бы здр авый рассудок не говорил нам , что на иерархической лестнице существ обывате ль стоит гораздо ниже приматов . Опасность энтузиаста 1. Энтузиаст - это человек , обладающий колоссальными зап асами энергии , и не знающий куда её деть . По большему счёту , ему всё равн о куда её тратить : д ля него важ нее сам процесс , а не результат . Его возникновение составляет тайну , если ещё учесть , что он не принадлежит н и одному сословию , являя собой «постороннего» . Он крайне ле гко вписывается в общество уже за счёт своего особого качества , выраж енного в нём как вечный восторг . Могущество энтузиаста состоит в том , что он обошёл историю , избежав п роцесса грехопадения , и не испытывает на себе все его тяжёлые последствия . Это тем более сверхъестественное явление , что энтузиаст стоит максимально далеко от о бы вателя , который не испытывает метафизических головокружений только за счёт своей грубой прир оды . Не такова она у энтузиаста : открыт ый ко всему , он однако не перенимает на себя ни одну формулу спасения , ве дь к наиболее желательном у кривлянью приходят от раз очарования , как раз неведомых энтузиасту в силу его постоянного нахождения в лю бви , распространяемой им на всё , встречающееся ему на пути . Но не стоит его в связи с этим идеализировать и считать невинным : в нём кроется громадная сила , которая , будучи поста влена на службу деструктивных п роцессов , может очень сильно повлиять на ход истории , приблизив наихудший вариант будущего . Ведь энтузиаст не является чел овеком в его обычном понимании : его мет афизика такова , что он заинтересован лишь в вечной трате своих р есурсов , поступающих к нему невесть откуда . Эта его установка прев алирует в нём над всем че ловеческим , так что захваченный некоей жест окой волной , не имея никаких моральных преград (к подлинной морали приобщаются тол ько через вечность ), он не погнушается и стребить людей , коли это потребуется . В качестве примера приведём Мирчу Элиад у , известная фашистская деятельность коего отправила в ад не одну тысячу евреев . Ещё один пример , более полно раскрыва ющий тайну этог о нео днозначного типа : если лишить энтузиаста любых занятий на довольно продолжительный срок , а затем предложить ем у единственный вариант действия в виде убийства невиновного , то , в этом можно не сомневаться , он выберет скорее убийст во , чем будет и дальше пребывать в пустоте . Мы не хотим , чтобы нас н е верно поняли : мы не выступаем за гуманизм , а ищем лишь особо опасн ые факторы , напрямую связанные с наступлени ем Царства Антихриста , задачу по предотвращ ению коего нам диктует Высший Закон . 2. Энтузиаст - существо , сжигающее себя во времени . Словно знае т , что не принадлежит вечн ости , он каждый раз с ужасом в ск акивает с дивана , боясь нашёптываемой им мудрости , способной парализовать все потуги нашего неугомонного искателя приключений . Лишь тот достоит вечности , кто в оплощает диалектику дивана на практ ике . Энтузиаст не понимает , что настоящие приключения свершаются внутри , в области ду ха , который пытается удержать в подвижности тот , в ком ещё кочевник не самоуб ился окончательно , поэтому и отправляется в о внешние путешествия , никоим образом не принимая и х за самоцель - как это делает энтузиаст. 3. Цивилизация делает несчастным не то лько людей , но увлекает в свою пропасть ещё и животных . Чтобы убедиться в этом , достаточно пройтис ь по зоопарку - там вы заприметите на лицах приматов ту же тоску , приличест вующую горожанину . И лишь эн тузиаст сохраняет бодрую мину , с радостью приветствуя тотальное закабаление человечеств а , сам же , как и подобает постороннему , стоя поодаль от всеобщей механизации . Своим чрезмерно активным , активным в самом низшем смысле образо м жизни с улыбкой на устах он зазывает всех и вся в бездну дел , получая от этого чуть ли не мистиче ский экстаз . Энтузиаст воплощает собой жизнь в её ненормальном объёме , сконструированную ли шь на восхождение безо всяких падений - вечная молодость , и её вечный бред . Его разрывает изнутри и глаза его г орят бешеным пламенем - этим он напоминает безумца . 4. Обывательщина - самая низкая из всех возможных форм безумия - настолько низкая , что принижает всю величественность того , что принято считать внутрен ним ха осом . Человек бездумно растрачивает все зап асы своего безумия на повседневность , даже не зная , что носит а трибут богов - потому у нег о такое бессодержательное опустошённое лицо , ничего собой не выражающее , кроме низмен ных интересов , банальности и пош лости , соответствующей самой низшей точке падения . Другое дело , если кто-то догадывается скопить арсенал своего бреда до максимальн о возможной концентрации , дабы в один п рекрасный миг произошёл взрыв мозга , и это бы действительно вылилось во что-то интерес ное . Но у энтузиаста не наблюдается ничего подобного : он транжирит себя пуще любого деятеля , оставаясь при этом всегда бод рым , что не может не вызывать восхищени я . Но нам слишком хорошо известно чем завершится авантюра энтузиаста , решившего основательно п р опитаться бездельем , насильно обрёкшего себя на праздность - он просто-напросто спятит . 5. Скука в нас исходит из смутного знания Абсолюта , рядом с которым Земля не стояла : это - первопринцип , не позволяющий активному знанию или активному страданию уни чтожи ть нас окончательно ; качество , присущее само му Богу . До скуки ещё надо дорасти . Но она остаётся вечно недоступной энтузиас ту , поскольку он - существо полностью времен ного характера , рождающееся и умирающее во времени . Можно даже сказать , что время - е го стихия , и нигде он та к хорошо себя не чувствует , как в этом втором рае , преходящем , но имеющем свои соблазны для обывателя и энтузиаста . Они оба никогда не выпадают из в ремени , идя к своему Абсолюту тропой ещ ё большего утверждения всего тленного . 6. Бывают гениальные обыватели , не выходящие за рамки материального , но о тстаивающие его с такой неземной одухотвор ённостью , что они , пожалуй , имеют ещё бо льшую опасность , чем сухие подрывные идеоло гии . Это - энтузиасты в области духа . Сам ым ярким его предс т авителем ста л Ницше , так что прежде чем знакомиться с его философией , в целях предотвращен ия угроз , возникающих в связи с известн ым влиянием гениев на неокрепшие умы , м ы сперва рекомендуем обратиться к изучению традиционных доктрин в лице Генона и Эволы. 7. Энтузиаст делается зловещей фигу рой в связи с крайним неприятием лени , одной-единственной дела ющей человека добрым без какого- либо христианского самонасилия над собо й . Это его вечное барахтание в потоке становления чем-то напоминает сверхчеловека Ницш е . Смысл же добра вообще - уде ржание Вселенной в равновесии через собственный душевный покой . 8. Не есть ли в безумце нечто от энтузиаста , которого слишком долго удерж ивали в четыр ёх стенах ? «Пустота ненормальна» - говорят они . Но тогда следует признат ь , что ненормально ВСЁ , коль скоро оно являет ся лишь следствием этих пустот . Безумие лошадей , подмеченное Вейнингером - не способст вует ли ему также то , что кучер бь ёт их по головам , так что потомство , появляющееся у этих пострадавших лошадей , уже с рожде н ия имеет психиче ские отклонения ? Вот также и энтузиаста будто всегда колотят по голове , чтобы тот удерживал свой идиотизм на нужном уровне. 9. Мало кто выносит постоянное пребыва ние по ту сторону всего , поэтому и предпочитают по гружаться в материю , чем обозревать её со стороны . Вечность они разменивают н а время , порядок - на случайность , и т.д . В силу духовной слепоты энтузиаст бес конечно далёк от внутреннего совершенства , что и делает его идеально пригодным дл я этого мира . 10. Энтузиасты испытывают тот же т олчок хаоса , что и мыслители , правда , он и от него о тмежёвываются , и растворяют его в дейст вии , в то время как умы всецело по гружаются в него , начинают исследовать его с разных сторон , ловят бездну в к летку ра циональности , и ожидают её следующего пр ихода , дабы провернуть ту же опер ацию по укрощению этого необузданного зверя , и указать ему надлежащее место , трансформируя слепые импульсы в разумные красоты . Это стави т мыслителей на порядок выше любых беш еных , кто , не зная что делать с раз рывающей его и знутри энергией , не н аходит другого выхода , кроме как растратить её , а куда - уже не так важно , насилием навязывая вещам своё недержание , н е особенн о заморачиваясь на д тем , в каком русле п ромат ыв ать св ои запасы . На свете нет ничего более смехотворного , чем зрелище пустых энтуз иастов снующих туда-сюда в иступлённом ритме , лишь бы только не столкнуться с собой , чт о будет неизбежно , если эти недостойные богов решаться на длительное безделье . Э то лишний раз подтверждает что человеку , а особенно энтузиасту , невы носима его божественная сущность (которой у последнег о и нет ), наиболее всего расцветающая в праздности , и объясняет почему тот выб рал гр ехопадение , а не в ечную жизнь… Проклятые , не осознающие своего проклятия , так и напрашив аются на отвращение . То , что че ловек заблуждения предпочитает истине (у энтузиа ста в этом плане не остаётся выбора - он обречён на иллюзии ) роднит его с о свиньёй . И лишь лентяй утрачивает илл юзии и видит мир в его истинном , м алопривлекательном свете , отбрасывают все свои сожаления , и ч е рпает в этом свою силу . Выбившись с рождения из общего стада , стада слепцов во главе энтузиастов и обывателей , он кое-что да из себя представляет . 11. Неуёмный запал энтузиастов , переходящий в пустоту при иллюзии деятельности , пе чалит нас , отрезвлённых и преисполненных отвращения к движению как таковому - они видятся нам в свете глупости и на ивности , как дети , в то время как м ы , старики мироздания , умудрённые опытом раз очарований , уже не способны к безумиям молодости - и вовсе не из бессилия , нет , а все го лишь - из страха показаться смешными . 12. Энтузиаст - это обыватель в квадрате . Поскольку уже сам человек с его мелочными амбициями делается невыносимым , но ввиду того , что разочарования так или иначе заставляют сбавить его непомерные притязания , те м самым невольно пропитыв аешься к нему снисхождением , тогда как энтузиаста , которого не пробивает ни одна печаль , хочется подвергнуть двойной пытке , иссушив кубок его неиссякаемой энергии додна . 11. Безумие неприложимо к разуму , также как в свете всез нания мы уже не можем беззаботно буянить , сотрясаясь конвульсиями на потеху остальным . В коне чном счёте , наш выбор колеблется между эпилепсией прокажённого и застывшим ясновидени ем , между энтузиастом и мудрецом . Секс и аскетизм Продолжим серию наших ра ссуждений и обратимс я к теме пола , дабы выявить насколько всеобщая механизация захватила эту интимн ую человеческую сферу . Секс - это особый мир , проход в который большинству ныне стал недоступен . На первый план выступае т всё та же автоматика , в принципе н е выходящая за ц икл «напряжение-разрядка» , что показывает , что мы совсем разучились занима ться сексом так , как им занимались древ ние - тантрически , где притяжение полов не служило целям получения взаимного оргазма , а было средством , чтобы выйти за соб ственн ые пределы , преодолеть рамки своей ограниченности . В конце концов , секс , в его древнем понимании , это один из способов выйти в космос с целью обн овления себя от всех земных наслоек , св язанных так или иначе со страстями . В промежуток времени между началом в лечения и его погашением укладывается пресловутость общения , перманентность которого выдаёт скорее излишнюю заинтересованность в сексе , чем исходную точку свободы . Два микрокосма сливаются друг с другом безо всяких слов , за счёт обоюдного напряжения , дост и гшего пика , моментал ьно падают в объятия с тем , чтобы достичь космического экстаза , разрывающего тлен ную оболочку и открывающего дорогу в в ечность . Теперь же у человека не остаётс я выбора : никто ныне не выносит воздерж ания , никто не черпает в нём источ ник силы и одухотворённости . Из сфе ры свободы секс впал в сферу необходим ости , и никто уже не занимается им так , как подобает богам , а доводит его до самого что ни на есть автомати зма : браки здесь служат лишь средством для подобного комфорта . На долю мужч и ны , утратившего свою активную с ущность , в силу рабочего режима разучившего ся привлекать , очаровывать девушек , не выпад ает ничего другого , кроме мастурбации и всецелой привязанности к постоянной партнёрш е . Возникают очень крепкие незримые корни , разрывать к оторые тем более не имеет смысла , что нынешний человек м аксимально отдалён от солнечного типа , что мог бы направить напор хаотичной энер гии , возникающей в связи с длительным в оздержанием , в нужное русло . Подобная а скеза просто прикончит его . Настоящий аске т может заниматься сексом по своему желанию , в сущности , не имея от него зависимости . Поскольку известные ограничения предполагают также лень к вожделенным предметам (прав да , здесь л ень переведена на более высокий , трансценде нтный уровень ), стяжатель плоти вполне вписывается в тот тип личности , на кото рый мы делаем нашу последнюю ставку ва- банг . Это будет конкретный культиватор лени , доходящий до той точки , когда она уже трансформируется в недеяние , предполагаю щее содержание более высоких порядков , чем те, что имеет в себе профани ческая праздность . Безделье в его самом приземлённом понимании , доходя до своего пика , требует либо решительного действия , либо как раз такой трансцендентной тран сформации - иначе экспериментирующего с недеяние м разорвёт изнутри . А б солютное б езделье невозможно уже в силу самой че ловеческой организации , постоянно пропитываемой нереальным светом , который почему-то упорно не желают замечать . На пути к этому метафизическому недеянию нам будут встреч аться лярвы - низкие тонкие сущности , п итающиеся сексуальной энергией человека . Без принадлежности к горнему миру преод олеть их не представляется никакой возможн ости . Поэтому на путь аскетизма опасно вступать тому , кто не уверен в своих силах , источником коих выступает ничто и ное , как божестве н ный свет . Лишь тот , кто им озарён , открывает для себя новые горизонты (в области тантры это будет слияние с бессчисленными девушка ми , впадающих в оргазм от одного только вашего взгляда , не говоря уже о п рикосновениях . При самом же половом акте они будут с т онать так , будто происходит взрыв вселенной ), но , учитывая запущенное п оложение дел в современном мире , так же - и в области секса , что свёл всю эзотерику Эроса до максимальн о возможного низкого уровня , подм енив её экзотерическим либидо , мы уже не в состоя нии представить как кто-то может во площать собой бога во всём его изобили и в мире , где даже уничтожен человек , как нечто среднее между низами и не бесами , не говоря уже о том , чтобы существовала такая личность , которая хотя б ы могла оплодотворять одновреме н но с десяток девушек , а после сотни , как царь Соломон , не испытывать никакой усталости . Незря ведь аристократы , ещё со хранявшие секс на сакральном уровне ( в частности , де Сад ) связ ывали массу с тьмой и невежством , даже в таких казалось бы простых вопросах, как вопрос пола . Их слепая сила затмила собой истину , и аристократия в по лне справедливо окликала народ «чернью» . Настоящее же положение дел таково , что эта самая чернь расцветает только в периодах духовно го упадка , что также связан с упадком в области Эро са , когда тот про фанируется до простого товара потребления , как и всё остальное , утрачивая свою мис тическу ю основу , на подмостк ах которой , согласно тантрическ им откровениям , мож но прийти к самому Богу . Господство черни приобретает тем бол ьший масштаб , чем дальше человечество удаляется от изначального мира Традиции . Че рнь может иметь самые различные социальные статусы , даже занимать самые высокие п осты , потому как истинная иерархия оказалас ь перевёрнутой с ног на голову . Как в таких условиях может вырас т и личность в самом высшем смысле этого слова - неясно . Нам остаётся лишь безмо лвно наблюдать за расцветом черни , пустивше й свой гнилой плод и превратившей земл ю в пустыню , иссушившую все самые прекр асные плоды , что были взращены более му дрыми цивилизациям и , жившими до нас , от коих не осталось и следа , слов но они перешли в непроявленное состояние (вполне возможное для них , поскольку мате риальный порядок не является в них гла венствующим ), потеряв всякую надежду на возр ождение мира машин и техники , неизбежно к алечащего и основу жизни - секс , тем самым приближаясь к своему закату . Метафизика бездельника Теперь мы переходим к непосредственному раскрытию , хоть и далеко не исчерпывающего , мета физического измерения , в котором живёт безд ельник . В целях удобства мы выбрали наш излюбленный стиль фрагмента , иногда более удачней способствующий усвоению материал а , чем когда его излагают многословно , тоня в бездне слов . Поэтому обрывок здесь берёт на себя роль экскурсовода , открывающего прохо д в мир восточного человека , частенько пошатывающегося от современного хаоса , охв атившего всё мироздание . Если же кто-то желает более подробно ознакомиться с бытиё м лентяя , его интегрированными ощущениями , т о мы отсылаем читателя к нашей первой работе «На пике головокр ужений» , где люб итель п раздности представлен как экстатик , идущий в отрыве от всего традиционного , вследствие чего периодами выступающий как спирит , хоть и делающий это неосознанно в с илу того , что автор на то время бл уждал по свету как потерянный , и потому не мог более м енее ясно оформить свою принадлежность к миру Традиции , сознаваемому им тогда очень смутно и понимаем ого как иной . *** Только тот ещё не дорос до праздности , кто между жизнью и смертью проводит какую- то разницу. … Ничего не планировать , ничего не до стигат ь - в основном из страха утратить себя. *** Последний простофиля из верующих в стократ умнее самого эруд ированного из учёных , абсолютно лишённого м етафизического измерения . *** Знания , нагромождаемые друг на друга , вытесняют самое главное знан ие - о Боге . Учёнос ть , какой бы сверхвыдающейся она ни был а , стоит куда ниже любой веры. *** Вся ре чь того , кто преисполнен сожалениями , напоми нает исповедь , хоть это всего-навсего фиксац ия симптомов с тем , чтобы окончательно не рухнуть под их безжалос тным нап ором . И этот терапевтический приём , лечение словом , он вын ужден проводить каждый раз , как волна н ебытия бьёт ему по мозгам , истребляя вс е его потуги к иллюзиям ещё в стад ии зачатия . *** В проя вленном мире действуют скорее законы веры , чем знани я . Бога нужно искать повсюду , особенно - во мраке личных глубин. *** Не при вязываться ни к книгам , ни к волне познания , жажда коего будет негасима до тех пор , пока не обретётся одно-единствен ное знание об Абсолюте - такое , что ум человек сможет целиком сконцентрироваться на непреходящем. Бог не найдётся , пока мы живы : он вечно ускользает от нас , особенно когда нам кажется , что мы застали ег о врасплох . *** В осно ве любого сильного страха - всецелое погряза ние в материи . Нас уничтожает именно вр емен ное начало в нас , принимаемое н ами за вечность. *** В сущн ости , умирающий от нищеты в разы счастл ивее любого , кому средства позволяют длить своё существование во времени - ведь т руп возвращается домой (только не надо понимать это спиритически ), тогда ка к соглашающийся дышать ещё больше вовлекается в з аблуждение , имя кото рому «жизнь» . *** Писать - значит каждый раз захватывать Абсолют , о тделываться от назойливых вещей внешнего м ира . В Тёмный Век лишь с помощью п исьменности можно приобщиться к первоист очнику . Так же непосредственную возможно с ть соприкосновения с сакра льным нам даруют психоделики , диссоциативы , короче , все те средства , позволяющие выйти за пределы ограничений , н авязываемых нам телом . *** Задерживая сь чрезмерно долго на небесах , невол ьно испытываешь вину перед землёй , и наоборот . В каком бы месте ты не находился , всегда чувствуешь себя предател ем по отношению к другому месту , который у тебя напрямую ассоции руется с раем . *** Внутреннее совершенство исключает существование в ма терии , но в то же время частички этого совершенства (поскольку полное его достижение делает жизнь более невозможной ) даруют нам нечто нереальное , под свет ом которого все наши желания разлетаются в пух и прах . А теперь : выбирай ! *** Многие не выдерживают вну треннего напряжения , и безвкусно кончают с собой . Это – все те , кто ещё за кован в цепи . Другое дело , легкомысленное самоубийство , совершённое в состоянии свобод ы - со скуки ради или в тяге к приключениям . Нет ничего хуже , чем сознавать , ч то прикован к этому миру безо вся кой надежды выбраться из этого злосчастног о места , иногда напоминающем собой тюрьму . Воспринимать бытие как игру Абсолюта - вот он , недо стижимый идеал , к которому всегда стремишьс я , но никогда его не достигаешь . *** Ангел - тот , кто отказывается как-либо проявлять себя : в наших действиях , какого бы ро да они ни были , за нас говорит дем он-непоседа , что отвернулся от божественного света безмятежности , лишь бы проматывать запасы своих небесконечных ресурсов , начиная с того ми га , как и х ре шили использовать «по назначению» . В конечном счёте , умирают ни от чего иного , как от усталост и , которая будет иметь место , даже когд а человек максимально отстраняется от физи ческих нагрузок : усталость - метафизического характера . В праздности есть известн ая опасность , когда ментал начинает жрать самого себя , и человек в скором времени сходит с ума , перед этим ощутив все прелести пустот , образовавшихся после пищеварения этой неведомой хтонической энергии , витающей всюду , где нет истошной суеты . Нет ниче го хуже , чем эмоциона льная измотанность , следующая за чистыми эк стазами в праздности . Ведь в этом проме жутке времени , от озарения до эпилепсии, проживаешь наи более полно , не растягиваешь свои восторги на всю дальнейшую жизнь , испытывая их по-максимуму в кр атчайший срок - в основном из страха преждевременной смерти . И это то пагубное стремление - вобрать в себя весь мир , в скором времени оборачивается против нас же , когда мы обнаруживаем себя опустошёнными и неспосо бными к каким бы то ни было ощущен иям ! Кто объемлет собой целую все ленную , тому жизнь больше не кажется пр ивлекательной . Вкус к бытию дарует только собственная ограниченность , задачу по сохр анению которой берут на себя наши инст инкты . Но если они ленятся , и с кра йней неохотой приступают к своей ра б оте (что уже само по себе несл ыханно !), вот тогда-то человек и вступает во владения тьмы , что с радостью при ветствует нас , коль скоро мы осыпали эт у планету проклятиями , изрыгнули на неё всё наше недовольство ! С тех пор как находишь нечто получше этого ми р а , все эти жизнелюбцы сплошь и рядом кажутся болванами , чья ущербность не позволяет им подняться (хотя бы в сфере мышления ) над бытиём с его омерз ительными требованиями . *** Два по дтипа бешеных : первый имеет нескончаемый "ра бочий зуд ", второй же целико м погруж ён в чувственные ощущения , и тонет в них . Оба сжигают свои ресурсы , тем са мым перекрывая себе божественн ый канал , и утрачивают вся кую способность к интеллектуальности . Бездельни к держится поодаль от них обоих. *** Лентяй становится экстатиком в тот момент , когда скука в нём достигает наивысшего предела . *** Недеяние - это выдержанная праздность , переведённая в трансцендентный ранг . *** Бездейству я , человек объемлет собой целую вселенную и , исходя из возникающих в связи с этим состояний (ч истейших в своей основе ), может сказать о состоянии сам ого мира . Болезненность праздности это не симптом самого бездельника , а патология всей планеты . *** Битва один на один с бытиём это всегда п ротивостояние микрокосмического м огущества против макроко смического ничтожества . *** Мир бу дет в нашем полном распоряжении лишь в том случае , когда мы спрыгнем с к ровати , и растопчем в пух и прах в есь тот хаос , что нас с неё поднял . *** Празднолюб цы прогрызают дыру в мироздании в моме нты когда ничем не за няты . И ды ра эта будет тем шире , чем меньшее количество дел они доведут до конца . В озможна ли глобальная пустота , образовавшаяся из самого Абсолюта , осознавшего себя на полную катушку , и железно пробившегося в этот мир ? *** «У меня ни на что нет вр емен и» - говорят вам ваш и собеседники . Они находятся в деспотичной власти минут , в то время как вы располагаете свободными часами , но не зн аете куда их деть , на что потратить . Время сжирает вас , чтобы вечность в вас предстала голой . Знамения страшных времён Хто нические существа , жаждущие вырваться из гл убин , для этой цели пускают в ход все средства , чтобы человек , ничего об этом не подозревая , принимал чужеродные ему тенденции за свои , таким образом спосо бствуя приближению Апокалипсиса , невольно выступая ег о пособником . Взрыв волны оккультизма , массовая увлечённость всем псевдоэзотерическим и сексуальная революция подготовили почти идеальную почву для воцарения полного хаоса не хуже , чем это сделали на уки , провозглашающие себя исчерпывающим источни ком знаний , всеобщая уравн иловка , проведённая социализмом и капиталистиче ский строй , организовавший бе зудержную гонку экономики . Сюда же можно отнести все те низ шие стремления , вроде спорта , карьеры и культ а семьи , подменившие собой высшее начало в челов еке , и дикту ющие ему свои законы . Хаос , будучи дурной бесконечностью , несёт с собой такие же случайные знания , ч то и он сам . Обилие теорий , ничего по сути не объясняющих , но запутывающих ещё больше , берут своё начало в е го лоне . Все современные науки находятся целиком под его покров ительством , так что для объяснения ситуации , в которой оказалась современность , мы , как можно уже заметить , изначально выбрали иной метод , отличающийся как от истори ческого , так и от рационального подхода . Первым преддверием Конца Света, после наступления которого планета бесповоротн о станет полем разыгравшихся вовсю демонич еских сил , будет вот что : начнётся всё с того , что люди вдруг обнаружат , что более неспособны ни на какое друго е творчество , кроме кровопролития . Особенно опасным зде с ь представляются фигуры , близкие к гениям : творческие личности перестанут падать духом в периоды своего бесплодия - это будет первым разрывом с духом декаденства . Господство Ничто перей дёт из пассивной атмосферы в активное наступление : пропасть наслаждени й переп рыгнет свой дозволенный предел . Если пустот а будет растягиваться на слишком долгий срок , это только больше растревожит безу мца внутри нас , и тот начнёт прорываться во всево зможные сферы , охватывая своим пламенем не только людей , но и целые города , у с танавливая в них новую диктатуру , проводя на этот раз более широкомасштабную экспансию по тотально му разрушению , чем все , что были до этог о . Благословен ие подземелья подменит собой высшее покровительство . Новый деспот станет вызывать кровотечение там , где учует запах эритро цитов ; он даст пищу своему внезапно пробудившемуся демону , жаждущему крови , с помощью тех авторов , что говор ят только с пеной у рта ; исколошматит сапогом лица - на манер оруэлловского башмака ; разорвёт всех и вся в клочья ; причмокивая , бу дет жевать плоть человеков ; сдвинет планету с её оси с торжественным провозглашением Апокалипсиса ; будет рычать как титан – так , чтобы все падали перед н им ниц на колени ; рыть могилы , дабы их вонь заражала смертных ; снимать живьё м кожу со всех , кто его раз драж ает , вывешивая их всё ещё продолжающие шевелиться скелеты на всеобщее обозрение ; т оннами крови он окрасит солнце , и взорв ёт все звёзды ; наконец , распространит вокруг себя такую тьму , что сделает из о бычных людей нечто большее , чем они явл яются , исключ а я в новом царстве пребывание посредственностей всех мастей . И каждый будет засыпать с грёзами о таком неслыханном тиране , в сравнении с которым весь предшествующий ему ансамбль жестоких властителей будет выглядеть детс ким хороводом . Все наши самые затаённ ы е мечты упрутся в приход т акого чудовища , что зашьёт рот всем чел овекам с тем, чтобы они стали его безмолвными , покорными рабами , и служили лишь орудием для построения таких пирамид , что проткнут сферу мироздани я , и выйдут в пределы другого царства , где ца рит полный мрак и безум ие , где обитают такие существа , один ви д которых сводит с ума и заставляет вопить так , что планеты содрогаются , а сам Бог падает со своего трона , с ужасом моля о пощаде . Пошатнувшиеся затворки разума напоминают собой сломанный ме ханизм , в которо м хаос видится на уровне первоклеток : и стошный вопль тогда стоит в голове , и его всё никак не заткнуть . Горение изнутри : пламя безумия нагревает организ м до уровня солнца , которое вот-вот взо рвётся от непомерного жара . Огнедышащий п ар изо рта прев ращает человека в монстра . Полный демонизм страшен так же , как гнетущее влияние ангела . Шизофрения - это близость к ним обоим. Ни одна истина не бывает радост ной , ни одно откровение не облегчает на шу участь , а всё дальше устремляет в паст ь бездны , раскрывающуюся тем шире , чем больше негасима наша жажда познан ия . На стадии , предшествующей окончательному помутнению рассудка , как бы забываешь себя и застываешь в абсолютном бесчувствии , бездумно оглядывая мир , отныне ставший для тебя до кр айности чужеродным ; перерывами мерцающий яркий свет бьёт те бе в глаза , даже когда они закрыты (словно перед припадком падучей ); отключаются все желания ; нет никакого удивления , будт о произошло то , что давно ожидалось ; со знания как такового здесь нет ; разу м ходит туда-сюда , увеличивая свою ампл итуду будто бы в надежде вырваться из тела ; нечто такое , что любые слова передают лишь в качестве теней ; абсолютн о мелодичная музыка , играющая в голове и уходящая в классику ; ощущение внутреннего движ ения , а чего - точ но не знаешь ; сны , имеющие характер кусающего мрака ; в конц е - дикий хохот , волны которого , кажется , сотрясают само мироздание , рассыпающиеся в пух и прах , и постеп енно исчезающее из твоего поля зрения , подготавливая почву для погружения в новое бытиё , буд ущее только внутренним А бсолютом , прорвавшимся невесть откуда , но сд елавшего намеченного им человека никем ины м , как богом , иначе говоря - самым первым существом , ступившем во владения материи прямиком с небес . Забытый п ринцип Символ эпохи - сломанный позвоночник . Отсюда - бе схребетность её народа . С тех пор как счастье стало нашим главным долгом , по дменив собой более высокие стремления , план ета боли стала вселенной весёлого угасания . Улыбка , вменённая нам в обязанность , стала этаким отличительным призн аком «успешного человека» , которым якобы теперь должен стать каждый , несмот ря на явное наличие качеств , никак не совместимых с этим идеалом , что вырисо вался в эпоху господства третьего сословия , хотя от более проницательного взгляда не ускользнёт отчаяние, скрытое за видимым довольством жизнью . Все поголовн о прониклись пошлой погонёй за «счастьем» , все стали «слишком человечными » , а значит - отвратительными . Отрицая то законное место , которое счаст ье занимало в традиционных обществах , а именно - как лишь со путствующее ощущен ие той метафизической реализации , к достиже нию которого толкала человека его природа (понимаемая в более широком смысле , че м в смысле натурализма ), человечеств о скатилось до уровня ослов , зав ывающих свою заунывную п еснь , потому как с неко торых пор , е сли говорить простонародно , их «третий глаз» был вырезан скальпелем материи , и они перестали видеть дальше собственного человеческого счастья , о тныне рассматриваемого ими как самоцель , к чему любой представитель традиционного об щества отнёсся б ы с крайним недовер ием , видя в этом симптоме все зачатки разложения подлинной человеческой личности , докатившейся до того , чтобы обеспечить с ебе земной рай здесь , на земле , а н е восходить к вечности , предшествующей наше му появлению на свет и ожидающую нас после смерти , с тем , чтобы к ней приобщиться , но опять же , не в целях обрести это преслов утое «счастье» , а лишь исх одя из неких метафизических потребностей , к оторые , вопреки всем уверениям материалистов , являются самыми нормальными и здравыми изо всех возм ожных , для которых ост альные потребности , в частности , физиологические , служат лишь средством к установлению прочной связи с божественным источником , ср едством , к коему человек вынужден прибегать в связи с ограниченностью земного сущ ествования . Этот ныне з абытый принц ип древней духовности приветствуют все реж имы , ставящие экономические и социальные за просы выше экзистенциальных , как будто бы человек есть только животное , а не микрокосм , не потусторонний путешественник , п ринявший материальную форму в своей ж ажде негасимого познания , которое обеспе чил ему Брахман , давший ему возможность вечного , но никогда не достижимого к нему приближения за счёт того , что о н урезал своё совершенство до частиц , т .е . до людей , имеющих однако все шансы не отходить от излучаемо г о им Света Абсолютного Знания . Но какому по литику придёт подобное в голову ? Учитывая глобальную метафизическую ка страцию , лишь лентяй смутно предчувствует истинный порядок вещей , почему и отказыв ается участвовать во всеобщей деградации , с ледуя своим глубин ным , но всё же сохранившимся в нём знани ям , передаваемых лишь по линии «духовной наследственности» и не имею щих ничего общего с генетикой . Но в отрыве от Традиции , дальше тоски по Золотому Веку он не продвинется . Значение лени для России Тема л ени тем более актуальна для России , что с приходом большевиков к власти , а в дальнейшем - к капитализму , эта с трана утратила всякие корни с землёй . П ри СССР предавались безделью , по крайне мере , в нерабочее время . Процесс же а мериканизации Руси оказался для неё е щ ё более пагубным , чем неприкрыт ый террор . Где сейчас можно встретить о бломовых , этих самых что ни на есть русских людей ? Не случайно ведь только в России про лень отзываю тся так тепло , что называют её «матушкой» . Рабочий режим сделал из нашего народа ч ёрт знает что : в громадной стране лень должна быть такой же обширной , иначе в ней уже не встретишь счастливых людей - счастливых оттого , что что сохранили в себе исконно русскую традицию , неизвестную никаким другим государ ствам - традицию лени . От того боле е чуткие к переменам (« л юбые перемены всегда не к добру» - как гласит русская поговорка ) личности начинают в этой стране крепко пить , оплакивая горькую участь Матушки-Руси . Остальные худо -бедно приспосабливаются к сложившейся обстанов ке , другие сваливают з а рубеж . Чтобы понять что представляет собой душа ру сского человека , съездите в деревню , пока ещё есть такая возможность : деревянные д ома , построенные вдали от городо в - единственные места , пока ещё не охваченны е глобальной суетой , искажающ ей облик человек а до неузнаваемости , методической тиранией превращающей того в механизм , в котором даже эмоции работают на автомате , уже несовместимые с искре нними радостями и не менее глубокими п ечалями . Ситуация с верующими в этой стр ане ничуть не лучше : пресловутый проте стантизм , подменивший собой добродушное правосл авие , отныне рассматривает только такого Бо га , который поможет вам выстроить ваш с обственный бизнес . Удивительно , но факт : мно го бизнесменов называют себя христианинами , хотя часы Rolex носит никто иной, как А нтихрист . Сама же вера , к ак и в Америке , приобрела характер прос той формальности - в церкви теперь заглядыва ют ра зве что со скуки , да по этакой «традиции» , согласно которой посещать храм нужно се мьями и каждое воскресенье - что и дела ют конформистски е ячейки общества в страхе выделиться из толпы , и оказаться ей враждебными . Тотальная модернизация , целиком охвативша я всю Россию , навязывает ей свои жёстки е условия по выстраиванию царства небесног о здесь , на земле . Лучшие интеллектуалы страны неизбеж но становятся либо ярыми социалистами , либо - чёрствыми учёными . За небольшими исключениями , пожалуй , не осталось никого , кто мог бы постигнуть глобальн ый кризис , воцарившийся в России во всё м его объёме , и увидеть , что обстановка здесь приобрела почти бе с просв етный оттенок , если ещё учесть , что рев олюция , вроде той , что развернулась на Донбассе , ничего в сущности не решит , и чтобы хоть как-то выправить почти что безнадёжную ситуацию , в которой погрязла страна , нужно искать самые затаённые л азейки и самые с лабые места в капиталистической системе . Указания по вых оду России из духовного кризиса представле ны в нашей следующей , последней главе. Последняя возможность Группировк а бездельников , образование ими некоего соо бщества на основе общего интереса было бы прямым противоречием их внутренних устоев . Их принадлежность к праздной элите и сключает какие бы то ни было обществен ные объединения : достаточно того , чтобы кто- то один добросовестно распространял вокруг себя атмосферу лени , и это будет тут же подхвачено другим , принадлежащем к тому же сословию (ранее - брахманскому ), причём , расстояние здесь не играет особой роли . Вопреки всем энтузиастичным сподвижн икам действия , как правило , слепого , заинтер есованного только в длительности , а не в качестве (исчезающего там , где н ачинает преобладать мир количества ), мы приз ываем всех и вся , кто только найдёт ещё в себе силы к этой крайне с ерьёзной задаче , требующей максимальной ответст венности и полной отдачи - полюбить свои диваны и не расставаться с ними ни под каким п р едлогом ! Оградить от себя , насколько это возможно , любые внешние обязательства , « не мно жить с ущностей без необходимости» , ка к говаривали схоласты ; через силу (поскольку не так-то просто изжить в себе «рабочий» ритм , н абравший колоссальную скорость ) приобщи ться к искусству праздности , учась ему у самих знатоков лени ; и отбросить всякие страхи перед этим радикальным решением по нивелировке любых решений , постоянно помня , что непривычка к свободе от тира нии практичных дел вызвана всего лишь ленью к вещам мета ф изическим , ле нью , которую более не стоит в себе отрицать ! Как бы это парадоксально ни звучало , но так и только так возможна подлинная революция , тотальный протест кот орой , я в этом абсолютно уверен , застав ит власть имущих кардинально пересмотреть систему п равления , и выстроить её по-новому так , как это необходимо наро ду , что сам по себе не осознаёт ту власть , которой он обладает , но могущу ю высводиться лишь под чьим-то руководством , кто направил бы бесформенную массу в нужном направлении , известному лишь е м у одному . Главным препятствием здесь выступает только страх голодной смер ти , что так или иначе должен быть преодолён путём неизбежных жертв миллионов , стойкость и мужество которых позволит я сно понять , что не ожидается иных перем ен , кроме прекращения госп о дства Кали-Юги , и возвращения в родное лоно Традиции . Но этот возврат так или ин аче обязан начаться сперва с внешних п ринуждений , пропитанных знанием истинного поряд ка , переход к которому среди масс возмо жен лишь путём деспотизма , что однако н е имеет в се б е всех тех зверских признаков (характерных для импульсо в , не признающих ничего святого , жестокость которых обусловлена самой потребностью в жестокости ), а вытекает самым естественным образом из самих космических циклов , ж дать наступления которых , при этом полностью сложив руки , означает лишь их полное н епонимание . P . S . При внимательном изучении в этом небольшом тексте предст авлен прямой путь к подлинному возрождению человечества , и если бы автор не был в нём уверен , он не стал бы его издавать . Страждущ ий не станет рассматривать его ни с точки зрения стилистики , ни с какой-либо иной позиции , не относящейся непосредственно к тому метафизическому нутру человека , что делает его подлинным творцом , избегающем всего человеческого , связанного как с желанием сла вы , оригинальности , та к и с другими соображениями , уходящих корнями в тщеславие (что указывает лишь на известную степень пад ения , предполагающее погрязание во всём зем ном ), которое мы желали бы всем сердцем преодолеть , опасаясь , как бы нас не поняли слишко м «по-челове чески» - черта , как можно на глядно увидеть , даже не берущаяся нами за исходную точку отчёта . Мы также боимся того , что нас истолкуют с позиции некоей шутки , замаск ированной под серьёзность , но от этого не прекращающей быть всего лишь анекдо том (что так же типично для сов ременной ментальности ), и не увидят в н ас проводников Высших Центров , исполнителями которого мы всего-навсего являемся , не пр етендуя на какую бы то ни было све рхъестественность , поскольку порядок , превосходящий материальный, является для нас с амой что ни на есть нормой . P . P . S . Зачатки той идеологии , представленной в наше й работе , можно встретить ещё у Чорана . Но у него они настолько разбросаны , что мы решили придать им более-менее цельный вид , по возможности разобрав зна чение лени д ля современности со всех доступных нашей интеллектуальности сторон . Возможно , со време нем мы разовьём эту тему , добавив в неё все те аспекты , кото рых там , быть может , не достаёт для тог о , чтобы можно было рассмотреть данный во прос ещё более гло бально , вывести на чистую воду все те деструктивные силы , присутствую щие везде , где нивелируется подлинная эзоте рика , возможная в наше время лишь в основополагающем атрибуте лени , стираемого п о мере того , как человечество движется к своему концу , миновать который можно лишь забросив все свои личные дела и всю свою никчёмную индивидуальность , с водящуюся на самом деле к един ому типу , для которого принцип «работа как бытие в себе» стал единственным способо м самовыражения , уже не имеющем ничего общего с солнечн ы м типом , стоящем по ту сторону времени , безжалостно уничтожающего любого индивида , сводя его жизнь к пусто й тщете , и делающего его существование абсолютно лишённым смысла .

Приложенные файлы

  • rtf 5570136
    Размер файла: 704 kB Загрузок: 1

Добавить комментарий