на 23.05 Юля


Инфляция и дефицит
В экономике СССР сложился и развивался своего рода парадокс: при том, что промышленность и сельское хозяйство производили все больше продукции, а национальный доход увеличивался, государственная казна все худела и худела.
Дотации аграрному сектору и промышленности, как и выплаты по заработной плате увеличивались, а поступления в казну все уменьшались. Развивалась скрытая инфляция, печатный станок выпускал денег больше, чем производилось товаров, деньги в казну не возвращались, в стране развивался бюджетный дефицит. В 1985 г. он составил 17 – 18 млрд. рублей, а в 1986 г. – уже 53 – 54 млрд. Страна вошла в острый финансовый кризис, который сопровождался драматическими экономическими последствиями.
К концу 70-х гг. наметились признаки товарного голода: денежная масса стала обгонять товарную, в результате – отсутствие многих продуктов на полках магазинов большинства городов. Зарождается «теневая экономика», начинается сращивание номенклатуры с дельцами подпольного бизнеса. Некоторые представители «теневой экономики» вовлечены в нелегальную деятельность (азартные игры, мошенничество с предоставлением ссуд). Люди, которые получают доход от этих видов деятельности, по известным причинам их скрывают. Чем в большей степени инфляция и высокие налоги уменьшают реальные доходы, находящиеся в распоряжении людей, тем сильнее стимулы к получению дохода, который нелегко обнаружить налоговому инспектору. Нет единых мнений о размерах теневой экономики в стране. По официальным данным, от 5 до 15% составляет теневой сектор. Это означает, что официальный объем ВНП занижен на сумму доходов от теневой экономики.
Именно на рубеже 1986 – 1987 гг. тезис «статистика знает все» обнаружил серьезные расхождения с реальностью. Люди на опыте повседневной жизни видели, что снабжение товарами   народного потребления и продовольствием не улучшается, а ухудшается, дефицит постоянно растет.
Каково же происхождение этого дефицита?
Во-первых, советское руководство сделало ставку на экспорт нефти. Когда же спрос на нее на мировом рынке упал, то это больно ударило по советскому бюджету. Только в 1985 – 1986 гг. поступления от экспорта нефти уменьшились почти на 1/3.
Во-вторых, предпринятая правительством   массированная антиалкогольная кампания сократила поступления в казну от продажи спиртных напитков на 37 млрд. рублей. Она же стала причиной того, что из продажи исчезли сахар, вследствие резкого роста самогоноварения, варварского уничтожения виноградников, роста потребления алкогольных суррогатов и наркотиков, увеличившего смертность и болезни среди пьющих.
Рост бюджетного дефицита, скрытая инфляция и товарный голод явились следствием экономической политики Горбачева, т.е. такого определения приоритетов, при котором сверхзадачей становилось ускорение развития машиностроения.
Капиталовложения в тяжелую промышленность, импортные закупки для нее привели в 1975 – 1985 гг. к дефициту бюджета, но никакого позитивного эффекта в экономике от этих вливаний на товарном и продовольственном рынке   не ощущалось. Более того, этот рынок стал жертвой «ускорения» развития машиностроения, т.к. импортные поставки для последнего вели к сокращению закупок продовольствия и товаров народного потребления.
На XXVII съезде КПСС в начале 1986 г. задачей №1 было   признано ускоренное развитие машиностроения, в котором усматривалась основа быстрого перевооружения всего народного хозяйства.
Программа ускорения намечала опережающее (в 1,7 раз) развитие машиностроения по отношению ко всей промышленности и достижение им мирового уровня уже в конце 90-х гг. Но мощные вливания в машиностроение не дали никаких положительных результаЗаключение
После смерти Брежнева, в Ноябре 1982 г. Генеральным секретарём ЦК КПСС стал Ю.В. Андропов. Он был искренним и жёстким защитником советской системы. При нем началась подготовка постановления ЦК о реабилитации Сталина, изучался вопрос о возвращении Волгограду прежнего названия и восстановление некоторых памятников «вождю нардов». Почти полностью было разгромлено диссидентское движение. Резко обострились отношения с Западом.
Вместе с тем, в отличие от Брежнева, Андропов признал наличие в стране серьезных проблем. В ряде своих выступлений он поколебал отдельные идеологические догматы, блокировавшие возможность реформ. Однако как вывести страну из предкризисного состояния, он не знал. Основной акцент был сделан на наведении дисциплины и порядка с помощью жестких административных мер, массовой замены руководящих кадров. За время своего недолгого правления он сменил 18 союзных министров и 37 первых секретарей обкомов, крайкомов и ЦК союзных республик. Началось расследование некоторых крупных дел о коррупции.
Несмотря на явные, даже по советским меркам, «перегибы», в целом андроповский курс зародил в массовом сознании надежды на перемены к лучшему. Хотя скорая смерть тяжело больного Андропова так и не позволила ему сформулировать, а тем более начать реальные реформы, влияние его импульса сказывалось в обществе еще несколько лет.

Приложенные файлы

  • docx 816914
    Размер файла: 15 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий