Tata. Мы сами творцы своего счастья

Мы сами создаём свое счастья






















Пролог .

Москва. Он и Она. Он – богатый сынок известного бизнесмена. Она – дочь простых людей, которые на последние деньги отправили дочурку за хорошим образованием. У каждого из них свои тайны, которые они хранит глубоко в душе, не желая рассказывать ни кому своё самое сокровенное.
Он увидел в ней луч света в своей тёмной, никудышной жизни и ухватился за неё, как утопающий хватается за соломинку. С первой встречи он из последних сил старается уберечь её от той боли, которой в последние время в его жизни стало много. Он знает, что по окончанию института ему придётся жениться на девушке из богатой семьи, которую выберет его отец. В его семье это считается уже традицией, и когда у него будет сын, он в свою очередь тоже выберет лучшую кандидатуру для своего мальчика и для развития бизнеса.
Она видит в нём мальчика-плохиша, но, не смотря на всю грязь вокруг него, она помогает ему, когда он просит помощи. У неё разбито сердце после последней возлюбленности и шестимесячный сын на руках. Но проходит время и она внушает себе, что в этот раз всё будет иначе и она сможет исправить этого парня.
Через пять лет все на курсе воспринимают этих двоих, как одно целое. Её подруги уже присматривают себе платья, а его друзья покупают костюмы, и все ждут объявления о помолвке. Им всё чаще задают вопросы о будущем, а они всё чаще оборачивают всё в шутку, говоря, что им хорошо и так. Между ними всё ещё есть секреты, которым не суждено быть рассказанными и понятыми.
Всё обрывается резко. Он бросает её, сказав, что у него есть другая и свадьба состоится в конце августа. Он чувствует вину за свои слова, ведь он любит её больше жизни, но в этой войне за будущее он проиграл. Она беременна, но понимает – родители не примут её со вторым ребёнком на руках. Её счастье рушиться в одночасье, ведь она верила, что всё будет иначе,не выдержав всего этого - она делает аборт, получает диплом и возвращается домой в Екатеринбург.
В конце лета он женится на девушке, которую не любит и даже призирает. В сердце у него всё ещё живёт та, которая показала ему жизнь в других красках. В то время как, та самая, тоже празднует свадьбу. Она счастлива, отец её единственного сына сделал ей предложение, как только она вернулась домой. Около месяца он просил у неё прощения и наконец, добился своего. В тот день, когда он ей сделали предложение, она вдруг осознала - всё то, что было в Москве, было просто мимолётной влюблённостью. В сердце у неё жил простой парень, который знал её с детства и любил её как никто другой.
Но это, ни история про двух молодых людей, которым было не суждено быть в месте, это начало совсем другой истории

Глава 1.

17 лет спустя

Папа смог доехать со мной только до аэропорта, обнял на прощание и уехал. До самолёта меня проводил Стас. Мой лучший друг не бросил меня в одиночестве и решил проводить. Стас всегда был рядом, сколько я себя помню. С самого раннего детства мы были вместе. Он подарил мне первый поцелуй, и мы даже начали встречаться, но не он был у меня первым в постели, мы расстались раньше. Наша дружба осталась не тронутой, но я поняла, что мальчишка, в которого, как я думала, была влюблена, оказался только детской эмоцией.
- Пообещай мне, что ты меня не забудешь, и будешь звонить! – серьёзным голосом сказал он.
- Торжественно клянусь! – ответила я, положа руку на сердце.
Я добилась своего, парень прыснул со смеха, я хихикнула следом. Оказавшись в родных объятиях, я вновь задумалась над вопросом, который мучил меня последнею неделю. А может не поехать?

Две недели назад я изъявила желание погостить у мамы в Москве во время каникул, но моя задумка была понята не верно. Папа решил, что я хочу погостить у мамы до конца учебного года и закончить 11 класс в Москве. Я не собиралась его отговаривать, потому что на тот момент мне показалась, что идея просто отличная. Со временем, конечно, меня начали одолевать сомнения в верности этого решения, но было уже поздно что-либо менять.

- Внимание! Объявляется посадка на рейс B2 56, Екатеринбург Москва. – Сказал приветливый, женский голос.
- Ну, вот и всё, - грустно улыбнулся Стас.
- Да, ладно тебе! Я же не в тундру улетаю, где связи нет, а в Москву. Вот увидишь я тебе ещё надоем своими звонками. – Заверила я, в то время как у самой на душе кошки скребли.
Мой друг проводил меня до рамок спецдосмотра, ещё раз обнял, поставил чемодан на ленту и после моего благополучного досмотра, пошёл к выходу, когда меня в свою очередь проводили в зал повышенной комфортности.
Благодаря папе, который купил мне билет в бизнес-класс, на самолёт меня доставили в отдельном автобусе.
- Через два с половиной часа, мы будем в Москве. – Улыбнулась мне стюардесса и, задвинув шторки, вышла.
Я устроилась поудобнее и достала наушники, без которых я никогда не летала. В ушах заиграла музыка и на меня опять нахлынули воспоминания.

Про свою жизнь родители ни когда не рассказывали, да я и не интересовалась. А когда в подростковом возрасте мне стало интересно, то уже было не у кого спрашивать. Родители развелись, когда мне было четырнадцать лет. Их историю счастья рассказывала мне бабушка.
- Они знали друг друга с детства, у них была дружба, такая же, как у вас со Стасом, - улыбалась бабушка. – Со временем эта дружба переросла в нечто большее. Я ни когда не думала, что это что-то серьёзное. Мы все даже не ожидали, что по окончанию школы Наташа окажется беременной, Олег был очень рад ребёнку, но я до сих пор не знаю, что, же у них там произошло. После рождения твоего брата, они расстались, мы с твоим дедушкой пытались втолковать дочке, что сын без отца расти, не может, но она не слушала и всё равно делала по-своему. Она настояла на учебе в Москве, и нам пришлось выполнить её желание. Да, мы позанимали кучу денег, но я теперь не жалею об этом. Наташа приезжала к Диме на каждые каникулы, сын очень скучал по ней и пытался проводить с ней, всё её свободное времяОна вернулась другим человеком, более жесткой, серьёзной, с пустотой в глазах. То, что произошло с ней в столице, она никогда не говорила, после Олега она будто бы ни кому больше не доверяла, а когда дочь привела блудного отца на порог нашей квартиры, мы были шокированы. Примерно через месяц он попросил руки нашей дочери, – бабушка всегда рассказывала с улыбкой на лице, я ни когда не задавала, ни одного вопроса, она будто бы чувствовала, что меня интересует, и каждый раз добавляла, что-то новое в свой рассказ. Она рассказывала его последние пару лет при каждой нашей встречи, она очень переживала из-за развода родителей и я не пыталась её останавливать, по-моему, она уходила в себя, когда это рассказывала. – Твой брат очень любил тебя - говорила она очень тихо напоследок, иногда мне казалось, что это мне только кажется, но что-то заставляло меня в это поверить, что всё так и было.
Своего брата я знала только по фотографиям, в одиннадцать лет он ушёл из дома и больше его дома не видели. Через пять лет его перестали искать внутренние органы Екатеринбурга. На тот момент родители уже развелись, мама вроде как смирилась с потерей сына, а отец искал ещё пару лет, пока не потерял надежду его найти. Два года назад братик нашёлся, он изменил фамилию, уехал за границу к бабушке и дедушке по папе и там учился всё это время. Он не посветил нас, почему так поступил, он просто попросил нас перестать волноваться о нём. Маме об этом ни кто не сказал, ни слова, так как она его вроде похоронила, наверное, так и в правду было бы легче – оплакать человека и жить дальше. Папа очень был зол на родителей и до сих пор с ними не разговаривает.

Мои мысли прервал характерный для посадки толчок. В щель между шторок заглянула стюардесса, и мне пришлось снять наушники.
- Москва! – сказала она восхищённым голосом. – После полной остановки самолёта я провожу вас до зала ожидания, – улыбнулась она.

Глава 2.

В зале получения багажа было много народу, люди ни кого вокруг не замечали и просто шли напролом, «влившись» в поток людей я наконец-то добралась до выдачи багажа. Когда мой чемодан оказался на полу, я вытащила ручку и повезла его в направлении зала ожидания.
Первое что мне попалось на глаза, это табличка с надписью «Дарья Булычёва». Я подняла глаза на человека, который держал эту табличку. Это был парень, приятной внешности. На вид ему было не больше двадцати пяти лет. Его светлый волос был коротко подстрижен, голубые глаза смотрели куда-то вдаль. Одет он был в дорогой костюм. Глубоко вздохнув, я направилась в его сторону.
- Привет, - сказала я подходя.
- Ты Даша? – спросил меня встречающий, на что последовал кивок. – Я Алексей. Наталья Андреевна попросила тебя встретить и при твоём желании устроить маленькую экскурсию, - он улыбнулся в меру очаровательной улыбкой, и я решила, что мы поладим.
- Я бы хотела попасть сначала в свою комнату, привести себя в порядокну а потом посмотрим.
Лёша улыбнулся и кивнул. Он забрал у меня мой чемодан и направился куда-то, я предположила – к выходу.
Не смотря на Ноябрь месяц, на улице было достаточно тепло.
Черный BMW x6 стоял очень близко к тому месту, откуда мы вышли на стоянку. Сразу оказавшись на улице, я почувствовала тяжёлый воздух, загрязнённый выхлопными газами и выбросами мусора в атмосферу. Алёша открыл мне пассажирскую дверь возле водителя, и я с готовностью залезла во внутрь.
В салоне было уютно, играла тихая музыка. Тонированные окна играли важную роль в создании уюта, неизвестность со стороны улицы, дарила спокойствие и безмятежность. Осознание того, что ты видишь прохожих вокруг, а о твоём присутствии даже ни кто не догадывается, заставляло улыбнуться.

Глава 3.

Мамина квартира оказалась на берегу Москва-реки. Леша уверенным шагом зашёл в подъезд, кивнув швейцару.
- Не уже ли страшно? – ухмыльнулся парень, когда мы зашли в лифте.
- Не знаю, как-то не привычно.
- Ах, ну тогда привыкай. В некоторых окнах будет видна Красная площадь, - улыбка появилась на его лице. – Ты подумала на счёт экскурсии?
- Мне бы хотелось осмотреться в квартире, разобрать вещи и просто отдохнутьможет быть завтра? – спросила я с надеждой. Мне не хотелось обижать его. – Кстати, ты не сказал кто ты.
- Хорошо, скажи, во сколько ты будешь готова. Я так понимаю, я – твоя тень, твоя охрана
- Простым словом мой телохранитель, – сделала я вывод, на что последовал кивок.
Дома папа тоже приставлял мне няньку, у родителей будто бы крышу сорвало после открытия своего дела. За мной всегда кто-то ходил, следил, провожал. Почему-то предки думали, что меня обязательно должны или похитить, или убить.
Я ни когда не понимала работы телохранителя, в чём смысл? В больших деньгах? Ты жертвуешь своей жизнью ради человека, который сам себя не жалеет, «мешок с деньгами» всегда может куда-то вляпаться, а тебе придется его вытаскивать, возможно ценой собственной жизни. Зачем родным твои деньги, если тебя не будет рядом? Чего ты добьёшься, если тебя убьют в первый же день твоей работы? Твои близкие будут оплакивать тебя, а твой начальник, возможно, оплатит твои похороны, наймёт другого человека и продолжит жить, не заботясь не о ком вокруг.
Двери лифта открылись, и мы вышли на площадку с двумя дорогими дверями, которые находились напротив друг друга. Моя новая «тень» повернул направо и нажал кнопку звонка.
Дверь открыла женщина лет 40-45, посмотрела на нас, улыбнулась и позволила войти.
Я оказалась в светлой прихожей со шкафом купе и со вставленным в дверь шкафа зеркалом во весь рост, из-за шкафа места развернуться - было, но что-то поставить ещё для интерьера, скорее всего, было проблемно.
- Даш, знакомься, это Марина. – Только сейчас я смогла разглядеть женщину. В волосах была видна седина, которую даже не скрывали под краской. Русый цвет отлично гармонировал с редкими седыми волосами. На лбу виднелись морщинки и складки, которые появлялись, когда она хмурилась. В серо-зелёных глазах виднелась радость. Я улыбнулась ей, она улыбнулась в ответ и симпатичные ямочки появились на её лице. Она была выше меня на голову, но из-за каблуков эта разница была не заметна. - Марина тебе всё покажет и расскажет, я не гожусь на роль экскурсовода по дому. – Лёша улыбнулся Марине, подмигнул мне и понёс мой чемодан в неизвестном направлении.
- Пойдём я тебе всё покажу.
Оказалось, что коридор был буквой «Г». За поворотом было три двери.
- Это гостиная, - сказала Марина и открыла две витражные двери. Я не стала заходить туда, моему взору и так открылось достаточно: белый кожаный диван стоял с одной стороны стены, возле него стоял журнальный столик и торшер. Напротив дивана на другой стороне висела плазма, так же в комнате было два кресла, которые стояли возле камина. Гостиная была оформлена в светло-бежевые цвета. На полу возле камина лежал ковёр цвета слоновой кости. Я не представляла, как можно это всё содержать в такой чистоте. – Это кабинет Натальи Андреевны, в него лучше без стука не заходить, - дверь справа от гостиной, оказалась кабинетом. Дверь мне не открыли, и я поняла, что даже домработнице открывать эту дверь без разрешения нельзя. – Ну а это- она показала на последнюю дверь – продолжение.
С улыбкой она открыла третью дверь, за которой оказался небольшой коридор, который больше покадил на ещё одну прихожую. Справа была очередная дверь, а слева арка. Мы зашли в комнату с аркой – это была обычная кухняну как обычная, обычная дорогая кухня с барной стойкой, барными стульями, холодильником и кухонным гарнитуром.
- Мои владения, - улыбнулась мой гид.
- Впечатляет, - ответила я оглядываясь.
- В 8:00 – Завтрак, в 19:00 – Ужин, не опаздывай. Мне нужно знать твои предпочтения. Я буду накрывать тебе обед, как только ты будешь возвращаться со школы. Вон за той дверью – моя комната, где ты меня можешь найти. Твоя комната напротив, по поводу запаха и посторонних звуков из кухни не переживай, у нас хорошая звукоизоляция.
- Спасибо, на завтрак я предпочитаю тосты и черный чай, но могу съесть всё что угодно, в этом я не привередлива, - я ей улыбнулась. Не хотелось её напрягать в первый же день моего появления.
- Я учту. А сейчас иди, разбирай вещи, ты ели на ногах стоишь, – усмехнулась Марина.
Я зашла в мою комнату и огляделась. Угла было всего три, четвёртый угол был спрятан, как я предположила под гипсокартоном. Кровать стояла в этом углу, а гипсокартон делал иллюзию круглого угла с нишей. Над кроватью на бетонном обруче висела штора, которая прикрывала окно. Мне понравилась такая идея спальни. В комнате было ещё два окна, и у обоих были широкие подоконники. Так же присутствовал диван, стоящий возле стены и плазменный телевизор. На дубовом столе стоял новенький ноутбук к нему были подключены колонки и принтер. Я очень обрадовалась, когда за дверью возле шкафа я обнаружила ванную комнату.
Подойдя к шкафу, я отодвинула одну из трёх дверей шкафа купену шкафам это назвать сложно. Я и не догадывалась, что в квартире, которая находиться в центе Москвы может находиться гардеробная размером чуть меньше всей комнаты. Посередине комнаты стояла круглая бежевая софа, на полу лежал пушистый, белый ковёр. Обувь, вечерние платья, джинсы, майки, юбки, всё тут было, но в маленьком количестве. Видимо мне предстоит завтра пройтись по магазинам.
Я разобрала лишь часть своих вещей, что-то оставила в чемодане, а чемодан засунула в гардеробную. Мои глаза закрывались, и я упала на свою мягкую кровать. Когда моя голова коснулась подушки, я отключилась. Я проспала всего три часа, но почувствовала себя выспавшейся.
- Мама! – воскликнула я, входя на кухню.
- Дашенька, как же я соскучилась. – Она обняла меня, и посадила за стол. – Как тебе твоя комната?
- Неожиданный сюрприз – улыбнулась я, - где я учусь?
- Ты теперь учишься в гимназии №1521. Она не далеко от сюда и хороша в области образования. Профиль выберешь сама после каникул. Лёша сказал, что покажет тебе город? – спросила она уже деловым тоном.
Она изменилась, стала холодной и жесткой. Мама не была такой дома, я всегда видела в ней хрупкую, милую и нежную девушку. Этот город меняет людей, они сами этого не замечают, но каждый из них становиться зверем среди себе подобных. У каждого появляются дела, работа и никто уже не вспомнит про истинные чувства, окружающие наоборот будут искать подвох в каждом твоём слове.
Я была точной копией мамы, её темные волосы потеряли свою длину и теперь были ей по плечи. В карих глазах, в которых всегда был задорный огонёк, теперь не было ничего, ни грусти, ни радости, одно безразличие. Возле глаз появились мимические морщинки, на лбу появилось несколько складок, говоря о том, что мама часто хмурилась.
- Да, мы договорились на завтра.
- Это хорошо, - улыбнулась мамочка. – Вот возьми, - она протянула мне пластиковую карточку. – Она безлимитная, завтра думаю, она тебе пригодиться, - мама улыбнулась. – А сейчас прости, мне нужно немного поработать. Мне очень жаль, что мы не можем провести с тобой больше времени, но сейчас просто физически я не успею на работе завал.
- Всё нормально, мама. Не переживай, я привыкшая.
На следующий день Лёха повёз меня показывать Москву. Он был похож на экскурсовода. Я даже пошучивала над ним из-за этого:
- Тебе только не хватает сказать «посмотрите налево, а теперь на права»
- Смотри, я могу и оплату за мой труд у тебя попросить, - улыбался он в ответ.
- Я ни за что платить не буду! – смеясь, воскликнула я.
- Давай лучше я тебя в ЦУМ отвезу- пробормотал он.

Глава 4.

ЦУМ очень отличался от того магазина, который был в Екатеринбурге. Здесь, всё было как будто по-настоящему: дорогие бутики с космическими для простого народа ценами, кафе и рестораны на каждом этаже, люди в дорогой одежде, не замечающие ни чего на своём пути. Я вела себя, как пятилетняя девочка, которую привели в замок любимой принцессы, боясь что-то пропустить, я крутила головой, как оглашенная.
- Хватит позориться! – прошипел мой телохранитель, который шёл позади меня и следил за окружающими.
Мне ни чего не оставалось, как постараться нацепить на себя такою же маску безразличия, что была на окружающих и зайти в первый попавшийся магазин. Мой сопровождающий остался у входа, позволив мне насладиться шопингом.
После пяти бутиков, я задалась целью купить себе платье на первый учебный день. Эта задача была мне вполне по силам, но вот беда я не знала, какая одежды утверждена в этой гимназии.
Я потеряла счёт времени, просто заходя в очередные стеклянные двери, которые всегда были приветливо открыты.
- Добрый день, могу я вам чем-нибудь помочь? – снова услышала я. Девушка была миниатюрная, и только наличия высоких каблуков спасало её положения. На бейджике было написано Альбина.
- Спасибо, я посмотрю сама, – отчеканила я, но она всё равно пошла со мной, уже не докучая разговорами.
Я выбрала несколько платьев и девушка-консультант тут же предложила свою помощь, которую я не могла не принять. Походив ещё по рядам с одеждой, я так же выбрала пару маек, пиджак и несколько юбок.
- Ваша кабинка под номером 5. – с этими словами Альбина ушла вглубь зала.

Я стояла перед зеркалом в примерочной. На мне было серое трикотажное платье с рукавом ѕ и глубоким вырезом. Оно сидело на мне идеально, облегая все мои изгибы и подчеркивая грудь. Мои замшевые батильоны на высокой шпильке отлично подходили к этому платью, но я всё-таки сомневалась в этой покупке. Чего-то всё-таки не хваталонемного подумав я вышла из примерочной и пошла в направлении шарфиков. Свой выбор я остановила на леопардовом шёлковом шарфе. И вернулась к зеркалу в своей примерочной, издалека мой вид мне понравился больше.
- Бери не задумываясь! Оно тебе очень идёт. – Сказала незнакомка, которая вышла полюбоваться собой.
- Да, я-то с радостью. Вот только не знаю, подойдёт ли оно
- А для чего оно тебе нужно? – поинтересовалась девушка.
- Произвести первое впечатление в новой школе, - грустно ответила я.
- Тогда точно бери, произведёшь самое лучшее впечатление.
В итоге она меня уговорила, и мы вместе вышли из магазина.
- Меня зовут Лина. – представилась девушка.
- Очень приятно, Даша. – Улыбнулась я.
- Взаимно, может быть, мы выпьем по чашечке кофе? Я знаю отличный ресторанчик на этом этаже. - Предложила она я не нашла ни одного повода, чтобы отказаться.
Пока мы шли в сторону ресторана, я смогла разглядеть мою новую знакомую. Она была ростом с меня, примерно 168, её крашеные рыжие волосы длиной примерно до лопаток, были изящно собраны в простой хвост. Детский взгляд зелёных глаз заставлял улыбнуться, нельзя было поверить, что эти глаза принадлежал семнадцатилетней девушки, на тебя как будто смотрел ребёнок, который верит в сказке и доверяет каждому твоему слову, не смотря не на что. Но дорогая одежда и высокие каблуки, заставляли тебя поверить, что перед тобой взрослый человек, а не пятилетний ребёнок.
По дороге я отдала свои покупки Лёше. Мы сели за мягкие белые диванчики и заказали по чашке экспрессо.
- Ты ведь не москвичка? – спросила Лина.
- Ты права, я не москвичка, - улыбнулась я. – Я приехала сюда к маме, а ты, насколько я могу судить истинная москвичка.
- Да, я родилась в Москве. Я люблю этот город, но мечтаю жить где-нибудь на берегу моря, ну знаешь: песчаный берег, загорелые парни, возможность заниматься сёрфингом и, ни каких ограничений. Мой брат говорит, что это глупо, - она погрустнела, в глазах вспыхнула обида.
- Почему глупо? Ведь у тебя есть цель в жизни!
- Потому что после того как я получу высшее образование, я должна буду помогать отцу в бизнесе.
- Это очень грустно, - сделала я вывод, а она кивнула. - Ты ведь ещё учишься в школе?
- Ага, выпускной класс, ребята пошли в поход, а я заболела, и пришлось остаться дома. Я благодарна, что мой братик меня не забывает и присылает фотографии с похода. – Она опять заулыбалась. Я удивилась, как резко могло меняться её настроение, говорю же ребёнок! – Чему ты улыбаешься?
- Ты познакомилась со мной 15 минут назад, но, не смотря на это, рассказываешь мне свою жизнь, как будто я твоя лучшая подруга, - попыталась объяснить я. У меня не было таких знакомых, мои друзья были проверены временем и, то не все знали моё самое сокровенное.
- Я вижу, что мы подружимся. Не знаю почему, но я могу сразу определить будем мы с кем-то друзьями или нет.
Мы просидели до самого вечера, разговаривая обо всём подряд. С каждым, словом я всё сильнее привязывалась к ней. Она оказалась очень интересной собеседницей, почему-то я рассказала ей всё, что меня тревожит, и она даже в чём-то помогла. Лина была первая, кто так быстро получил моё доверие. Прощались мы очень долго, и наконец, обменявшись номерами телефона, мы распрощались друг с другом.

Глава 5.

Последние три дня каникул подошли к концу. Эти дни я провела с Линой, наша дружбы становилась с каждым днём всё прочней. Она скучала по своей компании, в которой кстати были одни парни, но после знакомства со мной, по её словам она уже не жалела, что не пошла с классом в поход.
В понедельник утром я проснулась с будильником. Всё-таки просыпаться по собственной воле куда лучше.
- Да здравствует первый день в новой школе, - пробурчала я вслух и пошла умываться.
Сегодня на завтра были тосты с клубничным джемом и чашечкой сваренного кофе. Я всё съела и пошла одеваться. Как и задумывалось, я надела серое платье.
Алексей высадил меня возле ворот школы и уехал. Я осталась одна с четырёхэтажным кирпичным зданием. Неожиданно для самой себя я почувствовала, что у меня дрожал коленки. Это было сюрпризом. Со своим скверным характером, я могла сделать что угодно и не почувствовала бы ни какого стыда. Пройтись в одном нижнем белье по школе - легко, поставить фингал под глазом парню, в которого были влюблены все девочки в школе - проще простого. А переступить порог новой школы оказалось очень сложным шагом. Сделав пару глубоких вдохов, я шагнула в свою новую жизнь.
Директриса приняла меня сразу же без очереди, табличка на двери гласила: «Директор: Воробьева Татьяна Анатольевна»
- Здравствуй, Даша, - улыбнулась мне женщина, когда я зашла в кабинет. Ей было лет 47, коротко стриженый волос, немного вытянутое лицо. – Твоя мама, когда-то мне очень помогла, и я в долгу перед ней. Ты выбрала профиль?
- Здравствуйте, да, я бы хотела поступить на социально-экономический профиль, - улыбнулась я.
- Хороший выбор. Сейчас. – Она вышла из кабинета и что-то сказала секретарю, затем она вернулась назад. – Твоя одноклассница тебе всё покажет. Если будут проблемы, обращайся. Ребята у нас добрые, но иногда перегибают палку.
- Ни они одни могут перегнуть палку, - зловеще ответила я с улыбкой.
- Татьяна Анатольевна, что-то случилось? – спросила девушка, как только открыла дверь. Голос показался мне очень знакомым, и я повернулась, чтобы посмотреть на мою новую одноклассницу
Моему шоку не было придела, передо мной стояла Лина. В её детских глаза тоже было изумление.
- Лина познакомься, это Даша. Даша – это Лина. Вы учитесь в одном классе. Лина я хотела тебя попросить показать тут всё, нашей новой ученице. – Директриса улыбнулась моей подруге, на что она просто кивнула.
- Приятно познакомиться, - как-то заговорчески произнесла Лина, посмотрев на меня.
- Взаимно.
- Ну, идите уже, идите, - выпроваживала нас хозяйка кабинета. Я вышла за Линой из кабинета.
- Я и не могла предположить, что ты будешь учиться со мной в одном классе, воскликнула подруга и обняла меня, я не смогла ей не ответить тем же. – Пойдём, я тебя со своими познакомлю, а то они мне уже малость надоели со своими историями, как они хорошо отдохнули. – Схватив мою руку, она потащила меня в неизвестном направлении по коридору.
Вскоре, преодолев поток детей, мы оказались в просторном холе с мягкими диванами и несколькими плазменными телевизорами на стенах. Лина упорно тянула меня прямо, не обращая внимания на идущие потоки детей. Остановилась она только, когда оказалась возле четверых парней. Они оживлённо о чём-то беседовали и не обращали ни какого внимания на окружающих. Возможно, это было сделано специально, так как вокруг них вились девушки, пытаясь заслужить внимание кого-то из парней, но молодые люди их беспощадно игнорировали.
- Эй! – Воскликнула Лина, тем самым привлекая к себе внимание парней. – Познакомьтесь – это Даша. – Представила она меня.
- Очередная «фанатка»? – спросил один из четырёх парней. Его каштановые волосы средней длинны были уложены в дизайнерский беспорядок. Зелёные глаза парня прожигали меня на сквозь, кроме отвращения и злобы в них не было ни чего. На нём была красная рубашка поло с короткими рукавами и тёмные отутюженные джинсы. Всё в нём говорило о богатстве. – Твоё место там, - показал он в сторону девушек, которые, по-моему, забыли как дышать.
- Прости? – не поняла я. Да как он смеет со мной так разговаривать? Неужели я похожа на этих шалав вокруг?
- Рома! – в голосе Лины слышался упрёк. – Она не «фанатка». Она моя подруга. И она теперь часть нашей компании! – подруга шипела на бедного парня, но он остался непоколебим.
- Что значит часть нашей компании? – Взревел, как выяснилось Рома. – Кто это решил?
- Это решила я. – отчеканила Лина. – И если вы её не примети я уйду от вас. – В глазах парня что-то вспыхнуло. Ярость? Страх? Я не успела разобрать, он очень хорошо скрывал свои эмоции. – Мне надоело быть единственной девушкой в этой компашке. – Чёрт! Моей подруге надо идти в театральное, так надуть губки не многие могут, а сколько обиды в её детских глазах?! Однозначно театральное!
- Делай что хочешь! – сдался парень, и провёл по своим волосам рукой. – Дай сигарету, - обратился он к парню, стоящему рядом. Не говоря не слова, парнишка положил пачку сигарет в Ромину руку. Роман ещё раз наградил меня злым взглядом, повернулся и ушёл в сторону выхода.
- Ну и ладушки, - просияла Лина. – Значит так, знакомься, это Серёжа. – Она указала на парня, который пожертвовал пачку сигарет другу. Парень был единственным блондином в компании, накаченное тело, сводило с ума, он не пытался прятать бицепсы под одеждой, по-моему, наоборот майки он носил именно поэтому.
- Приятно познакомиться, - парень протянул руку, которую я с готовностью пожала. – Не обращай внимания на этого балбеса, всё уладиться. – Подмигнул мне Сергей и улыбнулся обворожительной улыбкой.
- А это Игорь, - продолжила Лина. В её голосе, что-то изменилась. Появилась некая нежность, когда она произносила имя. Парень смотрел на неё с нежностьюопа! Да тут не прикрытая не чем любовь! Молодец подруга. Парень был выше меня на голову, тоже накаченный и единственный из компании был в рубашке. Брюнет ограничился простым кивком в мою сторону. – Ну а мой братец, - моя одноклассница сверкнула глазами, - остынет и присоединится к нам. Пойдёмте мне ещё экскурсию провести быстренько надо.
Мы все вчетвером двинулись по коридору. Кто-кто, а вот они устроили самую настоящую экскурсию. Я только и успевала крутить головой:
- Это кабинет физики
- Это информатика
- Кабинет английского ещё на первом этаже есть
- Справа – учительская
- Слева – библиотека!
Мы шли быстрым шагом, а мои одноклассники всё говорили и говорили. Я очень пожалела, что смеялась над Лёшей в тот день, когда он катал меня по Москве, но извинений он от меня не дождется.
Первой была математика. Мы зашли в кабинет за пару минут до звонка, в моей голове была каша. Учитель математики, была нашим классным руководителем. Очень милая и добрая женщина. Новоиспеченные одноклассники встретили меня с улыбкой. Некоторые даже попытались познакомиться поближе. Я всем мило улыбалась, потом разберусь, кому доверять, кому нет.
- Садись со мной, - предложил Сергей.
- Спасибо. – Поблагодарила я.
Я очень любила математику, любые задачи я решала быстро и правильно. Рома появился через 10 минут после звонка, извинился за опоздание и сел на задние парты. Новую тему, которую так усердно рассказывала Ирина Геннадьевна, я уже знала, эту тему мы прошли перед каникулами, поэтому я могла немного расслабиться.
Мы просидели ещё одну математику, две истории и физику. Не знаю, почему, но домой я приехала выжатой как лимон. На скорую руку сделала уроки и легла спать.

Глава 6.

Лина попросила меня приехать пораньше в школу, чтобы она смогла немного рассказать мне о школьной жизни. За полчаса до звонка мы встретились на крыльце.
- Привет! – обняла меня подруга.
- Привет. – Обняла я её в ответ.
- Ну что ж начнём, – улыбнулась она. На улице было тепло, и мы остались стоять на крыльце. Минут через пять начали появляться ребята. Меня очень порадовала новость, что для начальной школы отдельный вход, с противоположной стороны здания. – Эти парни занимаются паркуром, - указала Лина на двух парней, в которых я узнала своих одноклассников.
- А что на счёт доверия? – спросила я, вспомнив, как мило вчера улыбалась.
- Лучше не доверять, они хоть и хотят показать, что они сами по себе, но стоит школьной «звезде» их позвать, как они превращаются в «мальчиков на побегушках», - грустно заключила подруга.
- Зачем им это? – не поняла я.
- Все мы когда-то так начиналипросто со временем, кто-то взрослеет и начинает думать своей головой, тем самым отделяясь от общей массы, а кто-то так и остаётся на побегушках у «звезды», боясь, стать ни кем в этой школе.
- Привет девчонки, - улыбнулись мальчики, даже не подозревая, что только что речь шла именно о них.
- Привет! – ответили мы в один голос с Линой.
- Вы на вечеринку идёте завтра? – спросил, по-моему, Вова, у парня был немного хриплый голос, это я ещё вчера подметила. Он был немного выше меня. Его одежда отличалась от одежды трейсера (паркурщика) – невзрачная потрепанная черная кофта с вечно нахлобученным на голову капюшоном была заменена на кожаную куртку. Легкая футболка цвета хаки – на приличную светло-голубую рубашку, воротник которой выглядывал из-под куртки. Дорогие джинсы - вместо свободных шорт сидели на нём идеально. Ну а белые кеды парень заменил - на кроссовки. Его друг был одет примерно также. Видимо некий дресс код всё-таки существовал в этой гимназии.
- Не знаем ещё, - ответила Лина, я же вообще о вечеринке слышала впервые.
- Надеемся увидеть вас завтра, - улыбнулся второй парень, Саша – вспомнила я, и они ушли.
- Что за вечеринка? – спросила я.
- Вечеринку устраивает Ритка. Правая рука местной звезды, а значит, приглашены только избранные.
- Подожди, это та Рита, о которой ты рассказывала? – вспомнила я. На каникулах Лина рассказывала мне о своей подруге, которая в один прекрасный день переметнулась на сторону врага. Они не ссорились, не было какой-то обиды, просто она перестала разговаривать со своими друзьями, а начала везде ходить с Полиной – местной Звездой.
- Да, это она, - погрустнела подруга.
Я её прекрасно понимала, когда-то и у меня была лучшая подруга, мы делились с ней всем, знали секреты друг друга и клялись в вечной дружбе. Но потом дела отца пошли вверх, и я почувствовала, как мы отдаляемся друг от друга. Вроде со стороны всё было по-прежнемумы так же ходили везде вместе, даже разговаривали, но разговоры были поверхностными, никто из нас не пытался рассказать то, что его мучает. В то время мне помогла дружба со Стасом. Он сказал тогда: «Возможно, время вашей с ней дружбы подошло к концу, ведь всё в нашем мире не вечно. Не мучай себя, отпусти. Пусть всё идёт своим чередом». И я отпустила. Через неделю моя бывшая лучшая подруга переспала с моим парнем. На этом нашей дружбе окончательно пришёл конец.
- Эй, всё наладиться, - попыталась ободрить её я.
- Угу, - ответила подруга и посмотрела куда-то за мою спину, так как я стояла прямо перед ней. – А вот и Полина
Я резко повернулась на 180 градусов. Из чёрного лексуса с тонированными окнами вышла высокая блондинка. Осиная талия, голубые глаза, шпильки и короткая юбка делали её эффектной девушкой. Она огляделась по сторонам и улыбнулась милой улыбкой, какому-то парню. За ней из машины вылезла ещё одна девушка. Брюнетка с длинными волосами, была полной противоположностью своей подруге. Невысокий каблук, чёрные шорты, белая блузка и не застегнутое серое пальто очень ей шли. Сложив в голове два и два, я поняла, что это Рита.
Остановив свой взгляд на нас, девушки направились в нашу сторону.
- Привет, - поздоровалась Полина, ну что ж услышав, её голос я бы не сказала, что она уж такая стерва, какой хочет казаться.
- Здравствуй Полина, - ответила ей Лина и посмотрела на меня, - Полина – Даша, Даша – Рита.
- Приятно познакомиться, - постаралась быть вежливой я, хотя в старой школе я этого никогда не сделала бы. Я не была стервой, но я знала себе цену, и прогибаться под кого-то не считала нужным.
- Взаимно, - ответила Поля, но улыбка была натянутой. – Лина, ты же будешь завтра на вечеринки? - в глазах «звезды» промелькнула какая-то заинтересованность.
- Не знаю, возможно. Когда это тебя интересовало моё присутствие на твоей вечеринки?
- Ты права, никогда, - ответила Полина. – Меня интересует, будет ли там твой брат. И кстати, вечеринка не моя, она Ритина.
- Мой брат волен в своих действиях, я за него ответ не держу.
- Но ты, же всё равно знаешь, придёт он или нет! – воскликнула Полина, и привлекла к нам внимание.
- Знаю, - усмехнулась подруга. – Но тебя в эти знания посвящать, я не намерена.
- В чём проблема, Полина? – услышали мы новый голос.
- Ромочка! Твоя сестра не хочет отвечать на мои вопросы! – надула губки блондинка.
- Она и не обязана отвечать на твои глупые вопросы, - заключил парень, голос ласкал слух, мягкий, немного прокуренный голос с капелькой насмешки сводил с ума. Улыбка присутствовала на его лице.
- Да, как ты смеешь смеяться надо мной!
- А почему бы и нет? Кто мне запретил это делать? – также с улыбкой ответил парень. На что Полина рассвирепела.
- Я Королева школы!
- Ты Стерва школы, – огорчил её Рома. – То, что тебя на зимнем балу выбрали королевой, ни чего не меняет. Ты как была, так и осталась стервой. – На такое заявление Полина открыла рот и начала хватать им воздух.
- Да тыда тымежду нами всё кончено! – воскликнула она наконец. Вот это поворот событийПо-моему мы тут лишние, но просто уйти не позволяет любопытство.
- А между нами что-то начиналось? – приподнял одну бровь Рома.
- Что? – не поняла она. – А как же «Я люблю тебя», «Я хочу тебя»?
- Не помню, чтобы я говорил, что люблю тебя. – Как не в чём небывало, ответил Рома. – Перепихнулись пару разс кем не бывает?
- Тварь! – воскликнула девушка. В глазах у неё стояли слёзы, резко развернувшись, она, скрылась за дверью. Рита, которая ни сказала, ни слова ушла за ней.
- Прошу прощения за это маленькое представление, - тут же сказал парень, он смотрел на меня. В его глазах не было вчерашней злости. – И, да
- Привет. – Поприветствовал Серёжа, подходя и тем самым перебив друга. – Отлично выглядишь, - сказал блондин, и его рука оказалась на моей талии. Вот как? Что ж хочешь поиграть в любовь, давай поиграем, но вот только как бы тебе потом было не больно, ведь к тебе я, ни чего не чувствую.
- Пойдёмте уже, - подала голос Лина.
- Какой первый урок? – решила поинтересоваться я. Главное говорить, ГОВОРИТЬ, чтобы не думать о руке, которая лежит на моей талии.
- Французский, - как-то заговорчески ответил Рома. Эх, английский и французский, что же я тебе мама плохого сделала? – Ты в нашей группе, - улыбнулся он, а рука с моей талии тут же исчезла. Что произошло? Я посмотрела на грустного Серёжу.
- Я в другой группе, - объяснил он мне. Да!!! В нутрии меня всё ликовало, я попыталась всеми силами сделать грустное лицо. – Встретимся после урока, - сказал он. Как бы мимоходом чмокнул меня прямо в губы, а потом повернулся и ушёл.
- Ну что ж. Раз сосед по парте тебя бросил, можешь сесть со мной, - предложил Рома.
- Вчера я уже дала согласие на похожее предложение, а сегодня вдруг - я не смогла найти подходящего слова, просто многословно показала руками в сторону ушедшего Сергея. На что Рома только рассмеялся.
- Обещаю, последствий не будет, - со смехом поднял он руки, как, бы показывая, что не думал не о чём плохом.
- Ловлю на слове, - буркнула я.
Французский был для меня новым языком. В старой школе я учила английский, который благодаря частым поездкам в Европу, очень хорошо знала. Что касается французского, ну я знала немного этот язык, мне довелось встречаться с истинным французом, но говорили мы обычно на английском. Придётся слушать внимательно преподавателя.
Парт хватило ровно на 14 человек. Наша с Ромой парта находилась возле окна, и как настоящий джентльмен он позволил мне сесть возле окна. В начале урока к нам подошла Екатерина Михайловна:
- Ты учила французский?
- Нет, я учила английский, - ответила я виновато. – Но я немного знаю французский.
- Ладно, посмотрим. Ром, если что поможешь ей. – Это было скорее утверждение, чем вопрос, но мой сосед всё равно кивнул.
- Ты сам напросился, - с ухмылкой сказала я, когда Екатерина Михайловна от нас отошла.
- Я и не возражаю. Одолжишь листочек? – Спросил сосед, глядя на мою тетрадь на спирали. Вздохнув я вырвала листок и вручила нуждающемуся, хотя у него была тетрадь.
«Извини за вчерашниеплохой день»
Написал он на одолженном листке бумаге.
«Могу простить всё, но не, за то, что ты сравнил меня с теми шалавами, которые крутятся возле вас»
«Мне жаль»
«Не верю, тебе ведь не жаль того, что ты сказал Полине. Почему тебе жаль, того, что ты сказал мне?»
«Не сравнивай себя с Полиной! Она та, кто она есть! А ты, просто та, на кого я накричал»
С чего это он вдруг извиняется? Чего я не знаю? Хотя нет, знаю!
«Это же Лина, да? Промыла мозги?»
Он усмехнулся, когда прочитал мою догадку.
«Ну, есть немного. Я очень дорожу своей сестрой, и если она завела с тобой дружбу, значит, она тебе верит. Ты кстати первая её подруга, после Риты, а это нельзя не уважать»
«Не зналано это ни чего не меняет. НЕТ!»
Он очень долго думал что написать, а может просто решал как теперь вежливо отвязаться от меня.
«Готов загладить свою вину, сводив тебя куда-нибудь поужинать»
«Это должно произвести на меня впечатление?»
С улыбкой написала я.
«Вообще-то я редко кого-либо приглашаю на ужин!»
«Вот и отлично, я не буду одной из немногих, ведь узнай об этом кто в школе, мне сразу все волосы повыдёргивают!»
«Ты всё принимаешь близко к сердцу!»
«То есть я не должна париться, что останусь лысой???»
«Хорошо, хорошо, ты правильно делаешь, что переживаешь! Довольна?»
«А должна?»
Как странно, что вроде серьёзный разговор мы вели с улыбкой, с ним было легко переписываться, да и сидеть не в напряг. Просто друг, просто сосед Сосед! Моему хорошему настроению пришёл конец. Сергей, ну что мне с ним делать? Послать? Обидеться, ещё и отношения с компанией, в которой я всего второй день испорчу.
«Ты чего погрустнела? Скажи, как перед тобой извиниться»
«Ну есть одна идея, но я сомневаюсь, что тебе это по силам ))»
«Говори!»
«Помоги отвязаться от своего друга»
Он прыснул со смеха, когда прочитал мою просьбу, тем самым привлекая к нам внимание всего класса.
- Рома, ты видишь в задании, что-то смешное? – спросила серьёзно учительница.
- Нет, простите Екатерина Михайловна. У Даши просто проблемы с произношением, - ответил мой сосед, за что и получил пинок под столом. Что-что, а произношение у меня было нормальное, ну по крайне тех фраз, которые я знала.
- Постарайся потише, - ответила на его слова Екатерина Михайловна.
- Хорошо.
«Я не специально, а вот пинаться было не обязательно!»
«Ещё как обязательно! Будешь в следующий раз думать, что говоришь! Так как на счёт помощи?»
«Хорошоя постараюсь помочь тебе, но, ни чего не обещаю»
Вот как?
«Отлично, тогда я не обещаю, что ты когда-нибудь заслужишь моё прощение»
«Мне нужен ответ сейчас! До звонка 5 минут, мне что-то нужно ответить моей сестре»
«Как не странно, мне тоже нужен ответ сейчас»
«Да. Я помогу тебе, но при одном условии»
«При каком?»
«Я буду делать, то, что считаю нужным, и ты не будешь мне в этом мешать, а наоборот будешь помогать! Согласна?»
Прозвенел звонок. Чёрт! А ведь я собиралась слушать тему и начать учить французский. Ладно, этот парень, думаю, не откажет мне ещё в одной услуге.
- Твой ответ? – спросил Рома, поднимаясь из-за парты.
«ДА!!!!»
Написала я и, бросив ручку в сумку пошла прочь из класса.

Глава 7.

Так как я не успела сдать в раздевалку своё пальто, а перемена длилась 15 минут. Я решила выйти на крыльцо, подышать свежим воздухом. По дороге мне в голову пришла отличная идея, которую я и решила воплотить в жизнь. Набрав номер, который знала наизусть, я открыла дверь на улицу.
- Алло? – послышался голос Стаса на том конце провода.
- Привет! Как же я соскучилась! – Воскликнула я, эмоции просто переполняли.
- Ты не представляешь, как соскучился я! Без тебя тут скучно, как ты? – моего собеседника редко можно было застать врасплох.
- Тоже не очень, хочу домой! – настроение упало, наверное, со стороны я казалась капризным ребёнком.
- А знаешь? Я буду рад, если ты вернёшьсяда не только я
- МЫ ПО ТЕБЕ СКУЧАЕМ!!!! – прокричали на том конце провода. Я не смогла не засмеяться, к горлу подступал ком, на глаза накатывались слёзы. Я очень соскучилась по ребятам. Я всего неделю в Москве, но этого было для меня много.
- Я тоже скучаю по вам, ребята! – пробормотала я.
- Эй! Я знаю тебя, ты сильная, ты справишься, - в этом был весь Стас.
- Да, наверное, но без тебя быть сильной нет смыслаЗнаешь, я вдруг захотела стать опять ребёнком. – Я услышала откровенный смех в динамике.
- Зачем тебе это? – спросил друг, когда успокоился.
- Нуууу, не знаюнаверное тогда всё было иначе
- Ты вольна в своих действиях, ты можешь делать что угодно. Вспомни, как ты весь урок с нашей географичкой матами разговаривала, - я тихонько захихикала, вспоминая, как наша новая учительница географии покраснела, услышав мат. А потом ни чего втянулась, похлещи меня крыла. - Да у неё потом чуть ли ни нервный срыв был, когда мы сказали, что ни чего не было.
- А не чего было свои нововведения устанавливать, - засмеялась я.
- Вот видишь, не надо быть ребёнком, чтобы чего-то добиться, нужно просто не смотря не на что идти к своей цели
- Где же тебя такого умного взяли? – Усмехнулась я.
- Там больше нет, можешь даже не пытаться. Эх, ладно у нас урок начинается, прости, что так мало поговорилипозвони после уроков.
- Учись там за нас двоих, чтобы мне тут не стыдно было. Обязательно позвоню. – На этом и закончился наш разговор.
Я сдала пальто в гардероб и пошла, искать своих новых друзей. Как не странно найти их было не сложно, они все были в том холле, где мы вчера и познакомились.
- Привет, где пропадала? – Спросил Игорь.
- Привет пропажа. Дышала свежим воздухом, а где был ты? – С улыбкой спросила я, и, избегая Сережу, встала между Ромой и Линой. На что Рома только усмехнулся.
- Проспал, - с улыбкой ответил Игорь.
- Соня! – воскликнула я, на что мой собеседник ухмыльнулся.
- Кто идёт на вечеринку? – Подал голос Сергей.
- Пф, опять Полина? Не, не хочудавайте как-нибудь забуримся к кому-нибудь? – Похоже, Игорь выспался.
- Забуримся не переживай, вот недельку потерпим и забуримся, - сверкнул глазами Сергей.
- Ах, да у нас же есть именинники. Что будет в этом году?
- Всё как всегда, - ответил Рома.
- Ну, за исключением, что в этот раз празднуем в загородном доме, - поддержала его Лина.
Ага, значит именинники, надо подарок присмотреть.
- Оооо, это круто - все ушли в обсуждение дня рождения.
- Я хочу тебя кое с кем познакомить, - прошептал мне на ухо Рома.
- С чего бы это? – ответила я так же шепотом. Вот оно значит «подыграть», хд, салага. Я могла что-нибудь поинтересней придумать.
- Ты мне кое-кого напоминаешь, да и твоего дружка позлить не помешает. – Улыбнулся он.
- Он не мой! - Прошипела я.
На том и порешили. На всех уроках я сидела с Линой, иногда пересаживалась к Роме. С ними уроки проходили быстро и смешно. Серёжа изредка на меня поглядывал, но, ни чего не говорил. Как бы мимоходом Рома напоминал мне о неком незнакомце, что подливало масло в огонь. Я кое-как отсидела дополнительную математику и наконец-то нас отпустили домой.
Пока Рома, что-то говорил Леши, мы медленно подходили к воротам школы. Лина и Игорь, куда-то собирались и многословно переглядывались. Сергей тоже хотел бы что-то мне сказать, но упорно молчал, за что я была ему благодарно.
- Даш, ты идёшь? – Спросил подошедший Рома, и вот теперь в глазах Серёжи вспыхнула ярость.
- Да, пойдём, пока ребята. – Я обняла Лину, а от очередного поцелуя Сергея меня спас Рома:
- Да пошли уже! – пробубнил он и потянул меня за руку.
- Спасибо, - прошептала я, подходя к машине.
Ехали мы не долго. Я не была в этом районе Москвы и старалась посмотреть новые уголки столицы. Машина остановилась возле какого-то дома. Немного пошарканное здание выглядело достаточно старым, и создавалось чувство, что власти города просто устали его ремонтировать.
Рома придержал для меня подъездную дверь и вошёл следом за мной. На лифте мы поднялись на шестой этаж. Под ковриком, который лежал на пороге, Рома достал ключ и приветливо открыл мне дверь.
- Не бойся, ни чего с тобой не случиться, - с улыбкой сказал он.
- А я и не боюсь! – С этими словами я вошла в квартиру.
Это, скорее всего, была студия, вокруг были картины, где-то в рамках, где-то просто лежали стопками, я увидела так же два планшета и много коробок с акварельными красками. Да, это определённо была студия. Мы шли на звук звона посуды и вскоре оказались на кухне. Я осталась стоять в дверном проёме, а Рома прошёл дальше и пожал руку парню.
- Я хотел тебя познакомить со своей новой знакомой, - сказал он и парень обернулся в мою сторону.
Нет! Нет! Нет, не может этого быть! Этого просто не может быть

Глава 8.

Парень был чуть выше Ромы ну, примерно сантиметров 180. Старая серая майка поло от Versace и синие рваные джинсы с разноцветными каплями от акварели показывали, что именно он является автором всех картин вокруг. На его руках и пальцах всё ещё присутствовала краска, но это не делало его замарашкой. Ему было 23 года. Прекрасное чуть скуластое лицо, тёмные волосы, татуировка на плече в виде скорпиона и карие глаза. Мои глаза. Глаза моего отца. Я не могла ошибиться, передо мной стоял повзрослевший мальчик. Мальчик из моих редких снов. Мой брат
Дима смотрел на меня шокированными глазами. Ну конечно, если я знала его как маленьким мальчиком с фотографий, которые у нас остались, то он благодаря фотографиям, которые мы отправляли бабушке и дедушке знал меня такую, какая я есть.
- Даш, познакомься это Дима, мой друг, - представил Рома. – Дима, это Даша моя одноклассница. Почему-то она мне тебя своим характером напомнила, - на такое заявление брат только улыбнулся.
- Приятно познакомиться, - улыбнулся Дима. Я просто кивнула. – Садитесь за стол, я чаю налью.
Так мы просидели примерно полтора часа. Я не чувствовала ни какой скованности. Мы шутили и смеялись, парни рассказали, как случайно познакомились на выставке Димы, на которую Рома попал, случайно перепутав дверь в магазин. На этой уютной кухне я чувствовала себя дома, лёгкое общение, смех и шутки это было, то почему я сильно скучала.
- Даш, можно тебя на пару слов? – Уже возле порога спросил Дима. Рома непонимающе взглянул на нас двоих, но, не сказав, ни слова вышел из квартиры. – Я знаю, у тебя есть вопросы, - серьёзно скачал брат.
- А у тебя есть ответы, - ему в тон ответила я.
- Давай я как-нибудь заеду за тобой после уроков, и мы сможем спокойно поговорить. Сейчас, - сказала Дима, и ушёл вглубь студии, вернулся он с маленькой картонкой. – Звони, если будут проблемы.
- Генеральный директор рекламного агентства? – с удивление прочитала я. На что брат только рассмеялся.
- А ты думала, я живу только на этих картинах?
- Просто неожиданно, - пробубнила я.
- Ладно, иди, а то тебя одноклассник, наверное, заждался. – Я закатила глаза, и вышла за дверь.

Неделя прошла очень быстро, я лучше узнала своих одноклассников, даже начала учить французский язык. Сергей извинился за своё поведение, что удивило меня. «Он привык заваливать новеньких учениц в свою кровать» - позже сказала мне Лина. Маму я видела только за завтраком, а когда она возвращалась домой, я уже спала. Мне это было не в напряг, я привыкла так жить, правда, отец хоть делал вид, что торопиться домой. Хотяможет, я просто многого требую? Выходные я провела с Линой, у нас был маленький шопинг, а из-за отъезда её родителей, в ночь с субботы на воскресенье я ночевала у неё.
В понедельник после уроков мы как обычно вчетвером вышли из дверей школы. Утром Лёша извинился, что не сможет меня забрать, из-за поручения мамы - он должен был поехать в аэропорт. Лина и Рома согласились добросить меня до дома.
- Смотрите, что-то новое, - подал голос Игорь и кивнул куда-то в сторону машин. На стоянке возле очередной дорогой машины стояла Полина и строила глазки очередному парню. В этом парне я с ужасом узнала своего брата.
- Они знакомы? – Шепотом спросила я у рядом идущего Ромы.
- Хд, нет. Полина всегда так знакомиться.
Эх, ладно была, не была. Раз он приехал, значит, он приехал, чтобы со мной поговорить.
- Даш, ты разве с нами не идёшь? – Спросила непонимающе подруга, когда я повернула в другую сторону ото всех.
- Эм - я посмотрела на Рому. – Спасибо, что согласились подвести, но видимо я доберусь сама.
- Ну, хорошо, - так же непонимающе ответила подруга.
- ну, может быть, мы куда-нибудь сходим? – Услышала я Полину, когда подходила к машине. Дима увидел меня и улыбнулся.
- Извини, мне не интересно это предложение, - именно с этими словами он открыл мне дверь на пассажирское сидение. Полина просто кипела от злости и прожигала меня взглядом, пока брат обходил машину.
- Привет, - сказал он с улыбкой.
- Привет.
- У меня освободился день и я решил, что стоит с тобой увидеться. Куда поедем?
- На твоё усмотрение, - ответила я.
Дима привёз меня в шикарный ресторан итальянской кухни.
- Что ты будешь, - непринуждённо спросил он, не обращая внимания на ждущую нас официантку.
- Я буду, тоже, что и ты, - с милой улыбкой ответила я. Быстро сделав заказ, брат посмотрел на меня.
- Я готов ответить на все вопросы, которые тебя интересуют.
- Ты знаешь, какой вопрос меня интересует больше всего. Почему ты убежал из дома?
- Ты ведь знаешь, как прошло моё детство? – я кивнула. – Я не хотел того же для тебя. Я очень любил, нет, люблю тебя. Я пообещал всячески тебя защищать, когда первый раз взял тебя на рукиЭто случилось после моего одиннадцатого дня рождения, ты в тот вечер долго засыпала и долго крутилась, а когда наконец-то нормально уснула я услышал ссору родителей. Подслушивать не хорошо, я знаю, но тогда, ни чего не мог с собой поделать. Я так и не понял, с чего всё началось, помню, мама кричала «Развод! Вот что нам поможет!» на что папа отвечал «Полностью с тобой согласен!»А потом они вспомнили, что у них есть дети и начали нас делить. Они очень долго решали, кто с кем останется, у меня даже ноги затекли стоять возле двери, и вот, наконец, они решили, что я останусь с папой, а ты соответственно с мамой. – Дима очень глубоко ушёл в свои воспоминания, это было видно по глазам, он был не здесь, он был там, в том злополучном дне. – Я не знал, что мне делать, но точно осознавал, что нужно помешать родителям. И я помешал, я позвонил в Канаду бабушке Анфисе и всё ей рассказал. Именно она поддержала мою идею о побеге, и она помогла мне одиннадцатилетнему мальчишке сесть без каких-либо вопросов в самолёт. Я не бросал тебя, даже живя за границей, я всячески пытался помочь тебе, только вся моя помощь шла от дедушки и бабушки. Сколько родители ещё прожили в браке? – спросил брат, возвращаясь к реальности.
- Девять лет, - ответила я, севшим голосом. Я ожидала чего угодно, но не такого. Я не была готова к такому рассказу.
После такого откровения за нашим столом повисло молчание. Говорить совсем не хотелось, поэтому мы налегли на еду.
- Как ты начал рисовать? – Спросила я, когда разделалась со своей порцией макарон.
- Не знаю, как-то само собой получилось, бабушка знаешь ли с детства меня, куда-то отдавала, вот и получилось.
Так мы задавали и отвечали на вопросы до тех пор, пока Диме кто-то не позвонил и не попросил приехать в офис. С братом я чувствовала себя в полной безопасности, может быть, на меня так подействовали его слова о защите, а может быть, я просто чувствовала его тем недостающим звеном в нашей семье, которого всегда не хватало. Дима подвёз меня до подъезда и уехал, а я ещё долго думала о нашем разговоре сидя на подоконнике в своей комнате
Глава 9.

Утром в день именин друзей пришлось встать достаточно рано, чтобы привести себя в надлежащий вид. Уже как полтора часа я мучилась со своей причёской, волосы просто не хотели ложиться как надо. Я бы спокойно собралась после уроков, на это у меня было бы около трёх часов, если бы не одно «но», Лина попросила помочь ей в организации, ну а отказаться я не посмела. По просьбе именинников подарки будут подарены только на празднике, который состоится в коттеджи родителей на Рублёвке.
Зазвенел будильник. Пару штрихов и причёска готова. Я ещё раз взглянула на себя в зеркало. На меня смотрела девушка с идеальной фигурой, в светло-сером топе с широкими лямками, коричневым ремнём и немного расклешённых к низу джинсах. В устойчивой к любой погоде причёске из цвета молочного шоколада волос и идеальным макияжем.
У двери уже стояло две коробки, в одной были кожаные ботинки-туфли на высоком каблуке с двумя милыми бантиками с боку и на замке. Сами туфли были бежевого цвета, а чёрные кружева поверх давали эффект прозрачности. Из-за высоты изделия, их можно было назвать батильонами, но несколько открытых мест делали их туфлями с замком, который был сзади. Во второй коробке была беспроводная аудио-док система от Samsung. Благодаря встроенному усилителю на вакуумных лампах, музыка отличалась превосходным и сбалансированным воспроизведением как самых низких, так и самых высоких тонов. Аудиосистема поддерживала функцию подключения к ней мобильных устройств, а также поддерживала беспроводной протокол Bluetooth 3.0, благодаря чему она была способна воспроизводить потоковую музыку CD качества с совместимых мобильных устройств. Я очень надеялась, что не прогадала с подарками.
Подарок Лини появился сам собой, когда мы с ней были на шопинге. Она так и не решилась купить эти туфли, как я её не уговаривала, поэтому это сделала я. Ну, а Роме подарок я искала довольно долго, хотелось найти что-то стояще, чтобы не валялось в каком-нибудь углу, а наоборот использовалось.
Я позавтракала, и Лёша помог мне с коробками. Он благополучно поставил их в багажник, а я кинула ещё и пакет с платьем.
В школе было скучно и все уже не могли дождаться вечера. Нам сделали поблажку, и завтра неофициально отменили все уроки, мы были очень благодарны своему классному руководителю за это. Поздравления лились рекой со всех сторонИ вот наконец-то последний урок подошёл к концу. В классе просто все сорвались с мест, что заставило рассмеяться нашу «вторую маму».
Дом находился в пятнадцати километрах от МКДА. Четырёхэтажный коттедж был выполнен в бежевых и коричневых тонах, кое-где был виден красный кирпич. На участке был отдельно расположенный гараж с квартирой для персонала. От ворот до входа в дом были установлены гирлянды из шаров, благо погода была тёплая и можно было не переживать, что шары замёрзнут и лопнут.
- Чувствуй себя, как дома! – бросил мне Рома, занося коробки в дом.
В течение следующих нескольких часов мы с головой ушли в организацию праздника. Я смогла немного оглядеться. На первом этаже был зимний сад, холл и гостиная, кухня-столовая. На втором – три спальни с отдельными ванными комнатами и балконами, холл и кабинет. На третьем этаже были ещё три спальни, а на мансардном этаже - тренажерный зал и бильярдная.
Из просторной кухни-столовой были вынесены стол и стулья. На барную стойку мы поставили разнообразные напитки и закуску. От меня, Игоря и Серёжи ближе к вечеру должны были привести торт.
Перед приходом гостей мы на полчасика ушли с Линой в её комнату и смогли спокойно переодеться. Подруга надела, короткое бардовое платье на тоненьких лямках, на высоких каблуках она смотрелась восхитительно. Я же остановила свой выбор на жёлтом лёгком платье и желтых лаковых туфлях.
- Привет, - невзначай сказал подошедший ко мне брат. Гости уже почти все собрались и пока просто ходили по дому и разговаривали с кем-нибудь.
- Привет, - ответила я. Дима был в белой рубашке и голубых джинсах.
Не знаю почему, но я обняла его. Брат замер на несколько секунд, а когда пришёл в себя, прижал меня к себе. На меня нахлынуло спокойствие и немного обиды на родителей, они лишили меня брата, моего защитника. На протяжении двенадцати лет я не могла вот так, просто его обнять.
- Что это на тебя нашло? – спросил Дима, когда я отстранилась от него.
- Не знаю, а ты против?
- Конечно, нет, просто неожиданно, - усмехнулся брат.
- Привет! – Воскликнула рядом с нами именинница.
- С днём рождения, Линуська! – улыбнулся брат, и обнял подругу.
- Спасибо, Дим. Я вижу, вы уже знакомы? – всем своим видом подруга показывала, что она выбьет из нас всё что захочет, и провести её не удастся
- Ну, всё, давайте начинать! – сказал Игорь и поднялся на середину главной лестницы. Тем самым спас нас от Лины. – Ребята! Внимание! Мы собрались здесь по всем известному поводу. – Игорь улыбнулся. – Давайте поздравим наших друзей! Ребят, поднимайтесь!
Лина и Рома поднялись к Игорю на оборудованную сцену.
- С ДНЁМ РОЖДЕНИЯ! – закричали все и зааплодировали.
- Спасибо ребята! – Ответили именинники. – Давайте праздновать!
Все сразу же разбрелись по дому. Я увидела Сашу за аппаратурой. Он на что-то нажал и начала играть музыка. Свет погас и все в комнате пришли в движение.
- Привет, - услышала я женский голос. Повернувшись, я увидела Риту. – Удивлена? – ухмыльнулась она.
- Здравствуй. Даже не знаюнаверное я не ожидала услышать когда-нибудь твой голос.
- Я понимаю. Наверное, ты воспринимаешь меня, как молчаливое приложение к «звезде школы»? Я не виню тебя за это, так считают большая часть школы, - погрустнела она.
- Я так не думаю о тебе. Просто не понимаю тебя.
- Тут громко говорить, давай наверх поднимемся? - в глазах девушки мелькнула надежда и решимость. Мы поднялись на третий этаж и Рита, схватив два пледа, вышла на балкон, мне ни чего не оставалось, как пойти за ней.
- Я понимаю, что у тебя были причины, оставить подругу, - попыталась уйти я от темы. Я не хотела вмешиваться в дружбу этих двух девушек. Когда-то так же вмешались в мою дружбу, и всё закончилось плохо.
- Не понимаешь, - покачала головой Рита. – У меня не было другого выхода. Хочешь, расскажу? – не дожидаясь, моего ответа она начала. – Была очередная вечеринка, на которую не пришла моя подруга. Было скучно, ещё и Полина показывала себя во всех своих красках. В середине празднества пришёл Игорь. Они поссорились с Линой и он весь вечер нажирался. Мы выросли вместе и как друг детства, я пыталась его вразумить. Не помню, как всё закончилось, но на утро мы проснулись вместе, - Рита смотрела вдаль, на природу, вид которой был виден с балкона. Она говорила спокойно, будто бы смирилась со своей судьбой. – Игорь ещё спал, когда я выбиралась из постели. Он ни чего не знает, тогда он всё утро пытался вспомнить, с кем переспал, но не вспомнил. Полина всё видела, видела, откуда я вышла, но только улыбнулась своей хитрой улыбкой. Она скачала, что если об этом узнает Лина, она меня ни когда не простит, и я потеряю всё, что у меня есть. Я пренебрегла её словами, а через три недели я узнала, что беременна, - она посмотрела на меня. С её глаз текли слёзы, но она продолжила. – Я выпила таблетку, я убила его. В тот же день я пошла к Полине, она была удивлена моей просьбе, взять меня в подруги, но согласилась, - она задыхалась слезами и без сопротивления позволила себя обнять. Девушка разрыдалась на моём плече, не скрывая своего горя. Не знаю, сколько мы так стояли, но мой плед на плече был мокрым. – Я предала подругу - прошептала Рита, когда немного отстранилась, и с новой силой заплакала.
- Послушай, я знаю, как это, - девушка странно посмотрела на меня. – Да, знаю. Только моя подруга не скрывала, что спит с моим парнем. Да, и он сам заявил, что по сравнению с ней – я полый ноль, - я усмехнулась, вспомнив это.
- А она объяснила свой поступок?
- Мы сильно отдалялись друг от друга. Она знала, как посильнее меня задеть, и у неё это получилось.
- Я не смогу Лини, что-либо сказать
- Она переживает, будь рядом, придёт время, и всё расскажешь, - Рита неуверенно кивнула.
- Даш, вот ты где! – Вышел на балкон Рома. – Оу, привет Рит. Пойдёмте вниз, что вы тут стоите?
Я улыбнулась ему в знак благодарности, за то, что он не начал задавать вопросы. Внизу праздник был в самом разгаре. Ребята ушли вглубь зала, а я взяла бокал шампанского и поднялась на лестницу, сделав Леше, жест я начала:
- Ребят! – Музыка стихла, - Хочу рассказать такую притчу: «Карандашный мастер изготовил красивый карандаш, вложил в него свою душу и сердце. Перед тем как положить его в коробку, он сказал: «Ты должен знать пять вещей. Они необходимы, чтобы стать самым лучшим. Первое: чтобы сделать много полезных и важных вещей, нужно позволить Кому-то держать тебя в своей руке и направлять. Второе: время будет тебя обтачивать, а это очень болезненно, но необходимо. Третье: все совершают ошибки, главное, это понять и исправить их. Четвертое: самое важное находится внутри. Пятое: ты должен оставить после себя след, независимо от состояния и той поверхности, на которой тебя используют» Давайте поздравим наших именинников с Днем Рождения и выпьем за то, чтобы они следовали эти простым, но таким важным истинам. – Все закричали «Ура!», а я пошла в сторону именинников. – Это тебе, - взяла я у Лёши коробку и протянула Лине. – А это тебя, - повернулась я к Роме, но коробку отдал Лёша.
- Спасибо! – воскликнула Лина после того, как потрясла коробку, и кинулась меня обнимать.
Рома же приобнял мена и шепнул на ухо:
- Благодарю.

День плавно перешёл в вечер. Я дала старт поздравлениям и время от времени гости поднимались на сцену и говорили поздравления. Поставили очередной медляк и большинство гостей отступили к стенам, создав круг для танца желающим потанцевать парам. Я же сидела на второй ступеньки лестницы и наслаждалась свободой от каблуков. Ноги адски болели от такой нагрузки на них. Кто-то протянул мне руку, приглашая на танец. Я непонимающе подняла глаза «разве не видно, что у меня нет ни какого желания танцевать?». Передо мной стоял Рома и невинно улыбался.
- Я именинник, мне нельзя отказывать сегодня, - он улыбнулся шире.
Я сделала глубокий вдох и вложила свою руку в его, Рома понимающе потянул меня на себя, помогая подняться. Я надела свои туфли, и парень повёл меня в центр танцпола.
Мои руки легли ему на плечи, он в свою очередь сомкнул - свои в замок за моей спиной. Я заметила Лину, которая танцевала с Игорем и мило мне улыбалась. Посмотрев на Рому, я совсем неожиданно встретилась взглядом с его ярко-зелёными глазами. Я не могла отвернуться, не хотела. Мне было хорошо с ним, меня тянуло к нему. Что это на меня вдруг нашло? Я влюбилась? Да, ладно? Серьёзно? Чем больше я размышляла над этим, тем больше меня тянуло к этому парню. Чёрт! Нет, не надо, зачем? У нас же ни чего не получиться, только время и нервы потратим зря. Ведь он ко мне ни чего не чувствует
- Всем привет! – перекричал женский голос музыку. Полина.
Я посмотрела на девушку. На милом лице была злость и ненависть, глаза метали молнии, губы изогнуты в злобной улыбке. И как назло она шла к нам. В целях безопасности я отступила от Ромы на шаг, парень тут же среагировал и закрыл меня собой.
- Ромочка, может быть объяснишь, почему я не получила своего приглашения? – тут же перешла Поля к делу.
- Наверное, потому что оно было не предусмотрено, - в тон ей заявил парень.
- Тогда почему ей, - она ткнула пальцем в меня, - оно было предусмотрено?
Дима возник из не откуда. Они с Ромой встали плечом к плечу, тем самым полностью закрывая меня от лишних глаз. На Полину это движение подействовало, как красная тряпка на быка.
- Почему вы её защищаете? – истерично воскликнула она.
- Полин, тебе тут не рады! – зло ответила Рита, которая тоже подошла к нам. Вокруг стояла тишина, музыку выключили сразу же после появление «королевы», ну а проронить хоть слово не решался ни кто.
- А ты что тут делаешь? – Зашипела злючка. – Да как ты вообще хоть что-то мне можешь сказать? Мне, той, которая тебя спасла от публичного призрения! Да кем ты бы была, если бы не я
- Довольно, - не выдержала я и вышла из-за спин парней. – Ты портишь праздник, тебе лучше уйти! – Во мне закипала злость, а из-за алкоголя я не могла её хорошо контролировать.
- Это говоришь мне ты? – удивилась Поля.
- А что тебя удивляет сильнее? Что тебе не прислали приглашение или то, что тебе что-то говорят?
- Да кто ты вообще такая!?
- Ну, я одна из организаторов этого праздника и тебе, правда, лучше уйти! – Ответила я чересчур спокойным голосом.
- Ты ещё мне за это заплатишь! – Воскликнула Полина и быстрым шагом пошла вон из дома.
- Ты как? – Спросил меня шёпотом Дима. Его-то сложно будет обмануть на счёт моего настроенияпопытка не пытка.
- Всё хорошо, - приторно улыбнувшись, ответила я.
- Кого ты пытаешь обмануть? Пойдём, - он потащил меня наверх, отталкивая всех, кто мешал пройти. Гости уже вернулись к своим танцам и не обращали не на кого, ни какого внимания. – Рассказывай! – Заявил брат, когда мы оказались в какой-то комнате.
- Дим, все нормально.
- Не ври!
- Ладно, хорошо. Если я сейчас на кого-нибудь не накричу, то будет очень плохо, - со мной бывало такое, и я не сомневалась, что моему брату про это очень хорошо известно.
- Могу предложить себя в качестве жертвы, - проявил храбрость Димка, он не понимал, о чём говорил. Он не видел меня ни разу в таком состоянии.
Наверно, эту сторону меня можно было назвать «детской травмой», когда я злилась и не выплёскивала всей злости на обидчика, во мне оставался какой-то сгусток злости, которая могла в любую секунду накрыть меня с головой, и я теряла всякий контроль над собой. Обычно хватало маленькой искры, что бы меня вывести из себя. Как-то раз я избила человека до полусмерти, но я не помнила, ни чего, об этом, меня посветил Стас. Но чтобы я сама выплёскивала на ком-то свои эмоции, это мне предлагали впервые.
- Нет, я не буду этого делать на тебе. – Ответила я. У меня в лифчике зазвонил телефон. «Стас», - прости, - обратилась я к Диме и ответила Стасу, - Привет.
- Привет, Дашенька, - протянул друг, и я сразу же протрезвела.
- Что случилось?
- С чего ты взяла, что что-то случилось? – попытался невинно ответить собеседник, но у него это не очень хорошо получалось, когда он в чём-то был виноват.
- Стас! – предостерегла я его.
- Хорошо, Даш, прости меня. Тебя тут кое-кто искал, я не смог тебя прикрыть.
- Кто? – Во мне всё похолодело. – Стас не молчи!
- Данил – сдался парень. Во мне что-то оборвалось.
- Что? – закричала я. Вот та искра, которая нужна была мне. – Стас, что за фокусы? Ты хоть понимаешь, что это значит?
- Даша! – закричал на меня друг. – Остынь! Не надо на мене срываться из-за кого-то! Это не ты! Успокойся. – Его голос стал мягким. - Ты другая, ты не кричишь на людей, ты живёшь в мире со всеми. – Его слова всегда мне помогали, помогли и сейчас. Весь пыл накричать на друга ушёл, оставив после себя пустоту и страх.
- Стас, что теперь делать? – промямлила я. Я боялась, эту, часть моего прошлого.
- Москва большая, он тебя не найдёт. Юлька сдала тебя, я не успел, ей помешатьпрости.
- И ты меня, я не хотела, - я знала, что плачу, но не могла, ни чего с собой поделать, это было выше моих сил. Кто-то силой выхватил у меня телефон.
- Что случилось? – Спросил брат, я знала, что Стас ему всё расскажет в надежде защитить меня. Дима только кивал, попрощался и кинул телефон на кровать.
Он прижал меня к себе, я не сопротивлялась, я наоборот нуждалась в поддержки. Слёзы потекли сильнее, Дима сильнее прижимал меня к себе и гладил по голове. Когда я успокоилась, мы проговорили с ним примерно час, а потом спустились вниз.
Торт только-только привезли и все были под впечатлением, от такого произведения искусства. Торт был очень вкусный и быстро разошёлся по тарелкам. Ближе к утру все разошлись, кто-то остался в доме, кто-то поехал домой. Места хватило всем, как говориться «в тесноте, но не в обиде».

Я продрала глаза ближе к полудню. Получается, проспала я примерно семь часов. В доме была гробовая тишина. Внизу я увидела очень интересную картину: какая-то девушка сидела на столе, а парень её жадно целовал, я не могла определить кто он, так как он стоял ко мне спиной. Но голая, накаченная спина сводила меня с ума. Мне нужно попить и плевать, что я стала невольной свидетельницей такой сцены. В мою сторону полетели шортики девушки.
- Эй, аккуратней! – не выдержав, сказала я.
Девушка вскрикнула и попыталась чем-нибудь прикрыть свою грудь, а парень обернулся, и я с ужасом узнала в нём Рому. В груди что-то кольнуло, что же ты купидон не тех выбираешь?
- Доброе утро, - улыбнулась я. – Простите, что помешала, пить очень хочется. – Я достала минералку из холодильника и пошла назад в свою комнату. Я ни когда ещё не болела с похмелья, ну если, конечно не понижала градус. Поэтому пол-литра воды мне всегда хватало, чтобы прийти в себя. Через пару часов проснулась Лина, мы очень долго с ней обсуждали праздник, а к вечеру мы с Димой поехали домой. Мы высадили его возле его студии, и уехали. Маму я так и не дождалась, и расстроенная ушла спать.

Глава 10.

Утром следующего дня, в школе было сонное царство. Многие ещё не отошли от хорошо отмеченного праздника. Не иначе, как зомби, назвать их было нельзя. В столовой после второго урока я встретила Риту. Она сидела одна за круглым столиком и допивала чай. Схватив с раздачи свой заказ, я направилась к ней.
- Привет, - улыбнулась я. – Не занято?
- Привет, нет, садись.
- Ты чего одна? – спросила я, на что Рита усмехнулась.
- Ну, давай рассуждать вместе. После вчерашнего, снова быть тенью Полины я не хочу! Ну, а возвращаться к старым друзьям я боюсь. Кто-нибудь начнёт задавать вопросы, на которые я просто не в силах ответить.
- Ты же понимаешь, что лучше рассказать тебе самой, чем она узнает всё от Полины, да и не только Лина узнает, возможно, что вся школа будет в курсе.
- ПонимаюЯ жила с этим два с половиной года, чёрт меня дёрнул кому-то это рассказать? – Пробубнила себе под нос Рита.
- Вот как? – Усмехнулась я. – Хорошо, я не скажу тебе больше не слова, но всегда буду на твоей стороне, - на полном серьёзе сказала я.
- Что? Почему? – удивилась девушка.
- Я хочу тебе помочь. Мне всё равно, что будут говорить другие, я не привыкла плясать под чужую дудку. Я привыкла говорить, что думаю и делать, то, что хочу, - улыбнулась я.
- Ага, например, сказать парню, что влюбилась в него, - невинно ответила Ритка.
-Что ты имеешь в виду? – смутилась я, из-за чего вызвала у собеседницы победную улыбку.
- Ты знаешь, о чём я.
- Давай не будем об этом, - погрустнела я.
- Ладно, давай потом. Что мне делать с нашей «звездой»? Мы же в одном классе, мало ли, что ей в голову взбредёт!
- Ну, можем, перевести тебя в наш класс, ты же тоже социально-экономический профиль.
- Я с трудом перевелась в «Б», а ты мне предлагаешь, опять переводиться?
- Попытка не пытка, - спокойно ответила я.
В следующие десять минут мы уговаривали директрису помочь нам перевести девушку в наш класс. Наконец, она сдалась:
- Хорошо, у вас там один паренёк тоже просил перевода, но вы, же понимаете, что просто кого-то перевести, я не могу, в классах по двадцать восемь человек - классы переполнены. Сейчас я могу вас просто поменять местами. Рита, ты же потерпишь пару уроков?
Девушка лихорадочно кивнула. В общем-то, ей было некуда деваться
К последним урокам Риту официально перевели в наш класс. Не знаю, что она сказала Лине, но я бала рада, когда две лучшие подруги чуть не задушили друг друга в объятиях. Риту радушно приняли назад в компанию, но в глазах у неё иногда был страх, особенно, когда она смотрела на Игоря.
После всех уроков и дополнительных занятий по подготовке к экзаменам, все одиннадцатые классы обязали явиться в актовый зал. Когда все расселись на первые три ряда, на сцену поднялся Кирилл Владимирович – учитель истории. Мужчина лет сорока был очень активным преподавателям. Ребята рассказывали, что все постановки праздников проходили со смехом. У этого человека была очень хорошая фантазия.
- Здравствуйте ребята. Я прошу прощения за то, что заставил вас остаться после уроков. Я не задержу вас на долго. Как вам всем известно, каждый год в конце декабря мы участвуем в одном интересном мероприятии «день мюзикла». В этом году этот день проходит в культурной столице нашей родины, в городе Санкт-Петербург. С вас требуется, как всегда подготовить только выступление
- Ближе к делу! – Крикнул кто-то из зала.
- В этом году мы готовим «Призрак Оперы», - просто сказал учитель, и все загудели от недовольства. – Это последний год, так что давайте всё хорошо подготовим, - ребята немного угомонились. - Ну, начнём. Подходите, тяните листок из шляпы и садитесь назад. Кому попадётся пустой лист - значит, вы не участвуете.
Началась длительная процедура вытягивания листочков, шляпы было две, в одной мужские, в другой женские роли. Кто-то радовался своей удачи, кто-то огорчался. Вот настала моя очередь. В шляпе было ещё достаточно много скрученных листочков, на автомате я сделала пару кругов рукой и, схватив одну бумажку, вытянула руку из шляпы. Кирилл Владимирович кивнул мне и пригласил следующего. Я развернула листок бумаги:
«Кристина»
Что? Какполучилось? Слов выразить своё удивление не было. Я очень надеялась на пустой листок, так сказать «откосить по-тихому», но получить главную рольэтоэто, ну не реально!
Минут через двадцать, роли все получили.
- Ну, вот и всё, у тех, у, когда роли нет, могут быть свободны, - ребята тут же сорвались с места, попрощались и удалились. В зале осталось человек 16-20. Увидев недовольное лицо Полины, я не смогла сдержать улыбку. – Поднимайтесь на сцену, - без лишних слов мы все столпились на сцене. – Я называю роль – вы выходите вперёд и получаете сценарий. Всё понятно? – Все кивнули. – Мадам Жири, - вперёд шагнула Марина. Она училась на физико-математическом профили, я знала только её имя. – Карлотта, - свой шаг сделала Полина. – Мэг Жири, - сценарий получила Лина. – Рауль, - все стихли. Тишина давила на перепонки, наверное, можно было бы услышать муху, если бы она пролетела где-то рядом. Шаг вперёд сделал Рома. НЕТ! «Я не выдержу» - простонала я про себя. Это впервые, когда я не могла просто справиться со своими чувствами. Я думала о нём, меня тянула к нему. Вопрос был в том, почему я начала это чувствовать только после того, как потанцевала с ним и как он защитил меня от злючки. – Андре, - шагнул Игорь. – Призрак, - снова наступила гробовая тишина, всех, наверное, интересовало, кого же будут уродовать. Глубоко вздохнув, Сергей, стоящий со мной направился к Кириллу Владимировичу. – Кристина, - ну вот и всёа может поменяться быстренько с кем-нибудь? «С кем ты дура сейчас поменяешься? Давай иди уже!» и я шагнула. Я увидела широкую улыбку на лице Лины, что-то похожее на потрясение в глазах парней. «Ну, конечно, мне же с вами целоваться» - ухмыльнулась про себя я. Наш режиссер протянул мне такую же стопку бумаги, как и всем и, продолжил свой опрос. Остальные роли были второстепенными, можно сказать массовка, но всё равно важная составляющая удачного выступления. Через два часа мы всё разобрали и нас отпустили домой. Спасибо родители, что с детства отправляли меня в вокальную студию, спеть на английском языке я могу без проблем, вопрос, смогут ли то же самое сделать Сергей и Рома?

Глава 11.

Наконец-то пошел снег! За полтора месяца, которые я провела в Москве – это был мой первый столичный снег. И неважно, что всё вокруг замело, ноги тонут в бездонных сугробах, а несчастные водители откапывают свои машины от тонны навалившегося снега. Главное, что московскую слякоть, наконец, накрыло белоснежным одеялом. Хорошо, что у меня свободный вечер.
Ах, как хочется на улицу, но пойти мне не с кем. Может быть, сходить за маской для волос? Да, да, точно мне нужна маска для волос! Нет, глупо, она еще не закончилась. За продуктами идти тоже не вариант, Марина днём была в продуктовом, тем более я не смогу насладиться падающим снегом и запинающимися об сугробы прохожими. А вообще, какая разница куда? И для чего я придумываю для себя предлог? Пойду гулять одна и все. Никто же не знает, что у меня нет конечного пункта назначения!
Я быстро собралась и вышла на улицу. И вот я одна, брожу по улицам центра, иду и улыбаюсь, как дура...просто так. А как же красиво на улице: искрящийся снег при свете фонарей, разноцветные огни вечерней Москвы, наряженные новогодние елки и дома. Просто сказка!
Я могла наслаждаться этой красотой бесконечно, если еще учесть тот факт, что зима стала моим любимым временем года. Зима всегда ассоциировалась у меня с друзьями, отдыхом, снегом, Новым годом, подарками, хорошим настроением и мандаринами. Друзья - вот что мне не хватает в этом городе. Я гуляла по улицам до тех пор, пока мои замершие щеки и пальцы на всех конечностях не затребовали теплого крова.
Но домой идти совсем не хочется! Дома я опять буду сидеть в четырёх стенах, и тухнуть от скуки. При мысли о возвращении мое сказочное настроение мгновенно испортилось. Не хочу домой и не пойду!
Лучше зайду в какое-нибудь кафе. Случайно, свернув за очередной поворот, я наткнулась на симпатичную кофейню. Внутри было очень уютно.
- Вы будете одна или кто еще подойдет?
Спросил меня невысокий официант в белой футболке.
- Одна, - спокойно ответила я.
Кофейня оказалось почти пустой. Мне очень захотелось сесть на большой диван у окна, но шли мы в направлении другого столика. По пути, я заметила молодого человека, сидящего ко мне спиной, он сидел один за столиком у окна. Наверное, его девушка отошла в туалет, а он бедный сидит и скучает в одиночестве
- Вы готовы сделать заказ?
Прервал мой мысленный монолог все тот же официант.
- Да. Мне, пожалуйста, Панна Котта и капучино.
- Это все?
- Да.
А за окном всё ещё шёл снег, так красиво! Он кажется таким мягким и пушистым. Так и хочется прыгнуть в огромный сугроб, вспомнить детство. Эх, грустно как-то одной сидеть. А все мои друзья заняты или уехали.
Моё внимание опять привлёк парень. Он всё ещё сидел один. И сейчас, когда я более тщательно начала его рассматривать, почему-то он показался мне знакомым. Дверь в кофейню открылась, и колокольчик, который висел над дверью, звякнул. Паренёк повернулся, чтобы посмотреть, кто пришёл. И я с удивлением обнаружила, что этим парнем был Рома.
Чёрт, да мне как всегда очень везёт. После их с Линой дня рождения, мы редко общались. Я избегала его. Не знаю, что со мной происходило, но я не могла его забыть, не могла перестать думать о нём, а когда мы разговаривали, его губы сводили меня с ума. Рита не единственная, кто знал про мои чувства, но при любой подвернувшейся возможности именно она издевалась надо мной

Неделю назад

Ночевать на выходных у Лины, вошло у нас в привычку. С Ритой этот в некотором роде девичник стал очень веселым. Рома часто заглядывал к нам в комнату и просил вести себя по тиши, на что мы только смеялись. От наших громких разговоров и смеха он спасался в своей комнате.
Сегодня всё было так же, но когда девчонки заговорили про парней: кто кому нравиться, что ты думаешь о своих бывших, сколько у тебя было парней и так далее, я сбежала на балкон. Мне было не о чем рассказывать, один из моих бывших сейчас ищет меня по всей Москве в надежде отомстить за исправительную колонию, а о других я знаю не много и рассказывать что я о них, думаю, не хочется. Ну, а нравиться мне парень, который не подозревает о моих чувствах.
- Ты чего здесь? – спросил Рома за спиной, а я непроизвольно вздрогнула от неожиданности. Парень улыбнулся, когда я повернулась к нему.
- Сбежала от очередного разговора.
- От какого, если не секрет? – спросил Рома, отперевшись на перила рядом со мной.
- Кто кому нравиться - пробормотала я.
- И кто же нравиться тебе? – улыбнулся парень.
О, ты даже не представляешь! Пора это исправлять! Ведь мне всегда говорили: «если выбираешь между «да» и «нет», то всегда «да». Даже если ни чего не получиться – ты хотя бы пытался!»
- Ты, - усмехнулась я.
- Даш - как-то грустно с капелькой радости начал он.
- Не надо! Я просто ответила на твой вопрос. Я ни на чём не настаиваю, - с этими словами я зашла назад в тепло.
В школе Рома как-то иначе начал на меня смотреть, я не могла понять, что именно изменилось? Но Рита сразу уловила эту разницу

Сейчас.

- Что ты тут делаешь? – Подсел парень ко мне.
- Греюсь, - кивнула я на кружку. – А ты?
- А у меня встреча сорвалась, - на такой ответ я просто хмыкнула и вернулась к своему капучино.
- Вкусно? – спросил он, глядя на Панна Котта.
- Попробуй, узнаешь.
Через пару минут Рома с небольшим страхом отламывал от итальянского десерта кусочек. Впервые этот десерт я попробовала в пятнадцать лет на дне рождении Стаса, против моей воли в меня засунули первый кусочек, а потом меня было уже не остановить. Я усмехнулась, когда с глазами полными удивления Рома отломил ещё кусочек. Да, я знаю, как это вкусно.
Через час я начала собираться домой. Ходить по ночам по городу для меня было не безопасно.
- Позволишь проводить? – спросил парень, когда расплатился за наше чаепитие.
Я кивнула. По улице мы шли молча. Ещё шёл снег, что делало город сказкой. Завтра всё вокруг снова превратиться в слякоть. И понимание этого огорчало.
- Даш? – позвал меня Рома уже возле моего дома.
- Да?
- Я хотел объяснить - я непонимающе посмотрела на него. – У нас с тобой нет будущего. Я не могу любить тебя, моя судьба давно уже предрешена, и ни чего нельзя изменить. После получения диплома о высшем образовании отец сосватает мне какую-нибудь «барби». К ней у меня не будет ни каких чувств, а только отвращение. А вот у её родителей будет прибыльный бизнес, который после свадьбы объединиться с нашим семейным делом. Я не хочу портить тебе жизнь, ты найдёшь кого-нибудь достойного тебя и будешь счастлива с ним
Я не выдержала, не могу больше слушать эту чушь! Я подошла к нему ближе, обняла за шею и притянула к себе. Когда наши губы встретились, я осознала сразу несколько вещей. Первое что его можно застать врасплох. Такой поворот событий заставил Рому напряженно замереть. Второе я почувствовала, что целуется он афигенно, нежно, но в тоже время очень страстно. Его губы были мягкие и настойчивые одновременно. Что-то вроде электрического тока пробило тело, когда он ответил на мой поцелуй, удивительно бодрящее ощущение.
И это было третье, что я поняла, он ответил на мой поцелуй. Может быть, парень был не так решительно настроен, как заявлял. Что, если в глубине души, он желал меня? Я прервала поцелуй.
- Правила нужны, чтобы их нарушать, - сказала я, и повернула в сторону своего подъезда.
Кто-то резко дёрнул меня за руку, тем самым заставляя повернуться назад. Много колкостей хотели сорваться с губ, но не успели
Рома впился в меня с новым поцелуем, только на этот раз он был другим, более настойчивым и властным. Мои руки сами взлетели ему на плечи, а потом обвили его шею. Стон сорвался с моих губ, он целовал меня долго и так жарко, что внутри у меня будто что-то включилось, и горячее, сладкое, пронзительное желание молнией прожгло все мое тело. Время от времени мы отрывались друг от друга, жадно глотали воздух, а потом начинали снова. Я не собиралась отстраняться на этот раз, он начал этот поцелуй, пусть он и заканчивает.
Будто бы услышав мои мысли Рома отстранился.
- А как же правила? – Шёпотом спросила я.
- К чёрту правила

Глава 12.

- Когда у тебя выступление? – спросил Стас.
- На следующей неделе, во вторник. В воскресенье вечером мы будем в Питере.
- У меня есть предложение, но я не знаю, согласишься ли ты на это - да, заинтересовать собеседника было главным качеством моего друга.
- Говори уже!
- Ну, мы могли бы встретиться в пятницу в Питере и провести замечательные выходные вместе, - это было очень заманчивое предложение. – Я думаю, Константин Николаевич согласиться проплатить один номер на два дня раньше.
Машина остановилась возле ворот школы, но Лёша зачем-то заблокировал двери.
- Стас, перезвони, как всё узнаешь точно.
- Хорошо, - на этом наш разговор был закончен.
- Что такое? – Непонимающе посмотрела я на водителя.
- Смотри, - кивнул он в сторону крыльца. На крыльце я увидела своих друзей, и какого-то парня. Он о чём-то говорил с ребятами. Меня напугало лицо Лины, перепуганная со страхом в глазах она смотрела на незнакомца. Молодой человек обернулся, как бы осматриваясь, и я с ужасом узнала в неё свою бывшую любовь. Данил
- Как ты узнал? – спросила я Лёшу. В этом городе ни кто не знал этого парня в лицо.
- Ты недооцениваешь службу безопасности своего брата.
Весь кругозор на крыльцо школы нам закрыл хамер, который остановился возле нашей машины. Моему удивлению не было предела, когда оттуда вышел Дима. Лёше ни чего не оставалось, как разблокировать двери.
- Что ты тут делаешь? – прошипела я вместо приветствия, вылезая из машины.
- Меня поставили в известность, что твой благоверный рядом с твоей школой, а ты знаешь, что я костьми лягу за тебя.
- Ладно, - улыбнулась я, - пойдёмте, а то я на уроки опоздаю.
- У тебя минут десять, на разговоры есть, потом здесь будет полиция, - сообщил мене Алексей.
Глубоко вздохнув, я направилась в сторону крыльца. Данил стоял ко мне спиной и что-то все ещё выпытывал из моих одноклассников. Дима и Лёша шли сзади меня, я их спиной чувствовала.
- вы можете просто сказать, где она? – Услышала я голос из своих кошмаров.
В глазах Лины и Риты был страх. Ну, да, мой бывший может напугать кого угодно.
- Дань - позвала я. Голос был твёрдый, но внутри всё дрожало от страха.
Парень резко повернулся. Он изменился. Похудел, через всё лицо от брови до подбородка тянулся шрам. Его глаза, когда-то такие добрые, цвета сиропа, теперь были бешенные, зрачок теперь было трудно разглядеть в черных глазах. Меня напугала его ухмылка, она была больше похожа на оскал
- Даша, - протянул он моё имя. – Ты изменилась, - он шагнул ко мне, я машинально сделала шаг назад. – Ты не убежишь от меня! Мы ведь оба знаем, чем закончиться наша встреча?
- Знаю! – Твёрдо ответила я. Конечно, знаю. Моей смертью – вот чем всё закончиться. Он не пожалеет меня, по понятным нам обоим причинам. Но я не собиралась озвучивать свои знания при всех. Вокруг было слишком много дорогих мне людей и ни один из них не знал о нашем с Данилам прошлом. – Но ты не тронешь меня на людях.
- Ты показала мне настоящий ад! Мне нечего терять.
- Ты сам виноват во всём, что с тобой случилось - бесстрашно ответила я, но была непростительно перебита.
- Я? – Воскликнул Данил. – Да ты вообще чокнулась? Это я, сам себя, что ли на зону отправил? Это мои показания были решающими?
- Не кричи! Мне тут учиться в отличие от тебя! – повысила я голос. Чем больше я стояла с ним рядом, тем больше злилась. Он изменил меня, заставил рано повзрослеть и уж точно научил не бояться таких гадов как он. – Согласна, мои показания стали решающими, но это тебе наркота снесла крышу, это Ты перестал себя контролировать и это Ты позволил Стасу заподозрить что-то неладное в своём поведении, а позже и в моём!
После моих слов он обезумел, его рука потянулась к моей шее, но так и не достигла её. Дима успел перехватить его руку, а я была отодвинута назад моим охранником.
- Ты её и пальцем не тронешь! – злобно ответил брат на немой вопрос Данила.
- Ух, ты! Нашла себе защитника? – усмехнулся Даня. – По-моему не твой типаж или ты поменял свои вкусы?
- Я её брат, - ответил за меня Дима. – Попробуй приблизиться к ней хоть на шаг, и ты мне за многое ответишь! – ухмылка исчезла с когда-то любимого лица, а в глазах появился страх, но он так, же быстро исчез, как и появился.
- А что ты мне сделаешь? Я беглый зек, и полтора года я живу с мыслью об убийстве девушки, которая меня предала. Ты её брат, возможно. Но ты её совсем не знаешь! Ты не знаешь, какой она была до встречи со мной, какой стала после. Ты не знаешь, что её беспокоило и чем она жила! Ты не знаешь ни чего! – Воскликнул Данил, а в глазах брата появилась боль. Да, он не знал обо мне многого, но это не давало Данилу права так говорить.
- Довольно! – Не выдержала я. – Ты тоже многого обо мне не знаешь!
- Я знаю главное. Тебе дорога твоя лучшая подруга, - я посмотрела на Лину. Она была перепугана, но стояла достаточно далеко от этого ненормального. Рита стояла рядом. Парни встали немного вперёд, пытаясь защитить их при любой угрозе.
На несколько секунд я встретилась взглядом с Ромой. О, Боже! Вчера мы целовались и думали о будущем, а сегодня он, наверное, даже не заговорит со мной. Но в глазах у него было только беспокойство обо мне.
Юля! Вот о ком шла речь.
- Юля мне не подруга!
- Ого, правда? Хотя, наверное, нужно было догадаться, когда она без зазрения совести сказала, где тебя найти, - внутри кольнуло. Она знала, что случиться со мной, если Даня меня найдёт, она одна из немногих знала нашу историю. – И что же заставило разорвать такую крепкую дружбу?
- Это не твоё дело! – зловеще ответила я.
- Неужели эта тупая блондинка, всё-таки последовала моему совету и переспала с твоим парнем? – с улыбкой спросил он, - по глазам вижу, что я попал в точку!
Мне было нечего ответить на это, да, меня выдавали мои глаза и ему, как ни кому другому было известно всё, о чём я думаю. Я услышала звук остановившейся машины сзади меня. Я повернулась посмотреть кто приехал, это была полицейская машина. Не успели работники внутренних органов выйти из машины, а Лёша уже скрутил моего бывшего и повёл в сторону бобика. Дима отодвинул меня подальше от обидчика.
- Это наша не последняя встреча, - прокричал он, садясь в машину.
- Как ты? – спросил брат.
- Нормально.
- Что же всё-таки у вас произошло? У тебя ещё двенадцать минут до звонка и не пытайся уйти от ответа. – Пора всё рассказать, выбора у меня не было.
- Мне было шестнадцать, - начала я. - Папа всегда по командировкам мотался, дома бывал редкомне он показался милым, весёлым и не как все. А потом я и не поняла, как попробовала дурь в первый раз. Меня ни когда не интересовало, где и как он достаёт наркотики, есть, и это главное. Как-то раз он должен был встретить меня и явился в школу под кайфом, Стас это заметил, начались подозрения. Потом он всё понял и обратился куда надо, Данила задержали, а по поводу меня Стас договорился, и меня отправили на лечение. Первые пару месяцев были самыми тяжелыми, потом стало легче. Меня часто навещали друзья, они меня поддерживали, не отвернулись и даже Стасу я, потом сказала спасибо за всё. Месяца через три-четыре меня пригласили на заседание со стороны обвинения. Сказали, что Данила и так посадят, просто им нужны железобетонные показания, с которыми защита не сможет ни чего сделать. И я согласилась, я рассказала, всё как было, и Даню посадила на девять лет. Мне пообещали, что я его больше ни когда не увижу, сказали, что наркоманы много не выдерживают им или помогают отдать душу Богу или они сами это делают...об этом знают не многие, не говори не кому. Пожалуйста. – Дима стёр с моего лица одинокую слезу и крепко обнял.
- Я ни кому не сказу, прости меня, что заставил всё это вспомнить.
Я улыбнулась ему и пошла в сторону друзей. Лина уже было открыла рот, чтобы начать свой допрос, но прозвенел спасительный звонок.
- Потом, - пообещала она и вошла в школу, все последовали её примеру.
Не знаю, как так получилось, но мы с Ромой оказались в самом конце нашей компании, которая маневрировала между школьниками, спешащими на урок.
- Что это было? – спросил Рома шепотом.
- Встреча с прошлым. Я тебе всё обязательно расскажу, но не в школе, - ответила я и улыбнулась. – Мне очень жаль, что всё так получилось, я пойму, если ты откажешься от моего общества, - мне было больно об этом говорить, но я чувствовала, что должна была это сказать.
- Глупенькая ты моя, - улыбнулся Рома и притянул меня к себе. Поцелуй был коротким, но в нём было многое, и нежность, и страсть, и переживания. Я оторвалась от Ромы.
- Мы опаздываем.
Возле класса мы догнали друзей и вместе зашли в класс. Уроки проходили скучно и однообразно.
- До экзаменов очень мало времени, попытайтесь отодвинуть все посторонние проблемы и отдаться только учёбе. Вы этого не понимаете, но как вы сдадите экзамены, зависит только от вас, я предоставляю вам всё что могу и только вам решать, как воспользоваться этими знаниями, - говорил нам каждый учитель, на что мы только кивали.

Глава 13.

После уроков нас попросили явиться на последнюю в школе репетицию. Репетировали мы всегда со смехом, что очень бесило нашего учителя-постановщика.
- Это наша последняя репетиция! – сказал Кирилл Владимирович. – Значит так, в воскресенье мы вылетаем в Санкт-Петербург, в понедельник у нас генеральная репетиция, во вторник – выступаем, а в среду проходим награждение и вылетаем назад в Москву.
«Всё в силе (» - Пришло мне SMS от Стаса.
- Кирилл Владимирович, может ли кто-нибудь вылететь в Питер пораньше на пару дней, а в воскресенье встретить всех в аэропорту? – Скромно спросила я.
- Ты имеешь, введу себя?
- Да, у меня дела в культурной столице нашей любимой Родины, в воскресенье я встречу всех в Пулково, обещаю, - спокойно ответила я.
- Ну, хорошо, напишешь мне потом свой номер телефона, я тебе позвоню перед вылетом. Есть ещё вопросы? Нет? Ну, вот и отлично. Начнём как всегда.
Я заняла место в зале. На протяжении всех репетиций было одно и то же: сначала прогоняли короткие выступления, потом - главные роли, и наконец, прогоняли всё вместе. Рома сел в соседнее кресло, перед тем как в зале выключили свет.
- Решила убежать? – улыбнулся он.
- Что-то типа того, - улыбнулась я в ответ

Через два дня я села в самолёт с хорошим настроением и желанием провести самые лучшие выходные с другом.
Не успела я сойти с трапа самолёта, как Стас заключил меня в объятия.
- Боже, так и умереть не поздно...- простонала я.
- А ты все не изменишься,- рассмеялся Стас.
- Мы с тобой не виделись два месяца! Как я могла измениться?
- Без вашей красоты, мне жизнь не мила,- сказал друг и почтительно поклонился мне. Раньше мы бы восприняли это, как флирт, но сейчас это предмет наших шуточек друг над другом. Я рассмеялась.
- Ну ладно, Штас, показывай, где твои хоромы? – С улыбкой сказала я, вспомнив детство. Я часто заменяла букву «С» его имени на букву «Ш», это было смешно, особенно, когда он злился над тем, что я коверкаю его имя.
Номер был великолепным! Нежно-кремовые стены прекрасно сочетались с песчаным полом, предавая ощущение пляжа и мирного покоя. Повсюду были развешаны картины, предавая комнате маленькую изюминку. На песчаной древесине расстилался бежевый ковёр, на котором было изображено переплетение цветов и разных узоров, так идеально продолжая, и заканчивая друг друга. В номере было две комнаты с одноместными кроватями и гостиная. В гостиной в углу стоял маленький двухместный диванчик, а рядом большой плазменный экран с видеоприставкой. В другой стороне находилась мини кухня, в которой стоял маленький холодильник и круглый столик с двумя стульями.
Спать мы легли почти сразу же, как пришли в номер. Было уже поздно и глаза закрывались от усталости.
Я проснулась от дикого ржача. По-другому это не назвать. Я ели-ели разлепила глаза и прокричала.
- Эй, Стас, можно потише ржать?
В ответ я услышала только то, что мне пора вставать. Я схватила подушку и кинула в моего, сидящего на диване, друга.
- Сбрендил? Я вчера только уснула.
Стас встал с дивана и подошёл к моей кровати.
- Малыш, я тоже вчера уснул.
Я удивлённо посмотрела на него.
- Малыш? Это что-то новенькое.
Стасик пожал плечами и сел на край кровати.
- Я подумал, что как-то надо тебя по-новому называть.
- А ты как-то называл меня?- спросила я, вспоминая, как он меня называл.
- Ваше превосходительство, Вам пора вставать,- сказал он почтенным тоном.
- Аааа... - простонала я,- Ты знаешь, во сколько я встала?
- Во сколько?
- Рано.
Это мне не помогло, Стас начал трясти кровать и подбадривать меня, чтобы я встала. Я встала лишь потому, что хотела врезать ему, но не получилось, мой старый друг хорошо увертывался от моих «снарядов».
- Даш, нам пора развлекаться. А если ты убьешь меня, то мы не пойдем в кино, а так же в кафе и далее, далее и далее.
Я остановилась. Пожалуй, он меня уговорил.
- Кафе - мороженое. 
- Как скажешь, малыш.
- Стас!- закричала я и начала готовить подушку для запуска в голову друга.
Кафе – мороженое было замечательное. Но больше мне понравилось само мороженое. Мы расспрашивали друг друга обо всех двух месяцах. Оказывается, после моего отъезда, моя бывшая подруга попыталась занять моё место. Она всех начала переманивать на свою сторону, но в итоге не всех устроила такая перспектива и моя старая компания, которую я сама и основала, не подчинилась большинству и отделилась от класса.
После кафе друг потащил меня на фильм ужасов. Там мы ржали надрывая животы. Все эти страшные сцены убийств меня веселили. Как они орали, а ещё та фоновая музыка.
Выходные прошли с шутками и смехом. Я чувствовала себя отдохнувшей, и у меня болел живот от смеха. В воскресенье вечером не только я должна была встретить своих одноклассников в аэропорту. Моя старая школьная компания участвовала в своём роде школьном боксе. У них были соревнования в Санкт-Петербурге, и они прилетали на час раньше, чем мои.
Стас обнял меня.
- Жаль, эти два дня быстро прошли...- сказал он.
- Очень быстро,- ответила я и обняла его в ответ.
Объявили посадку самолёта Екатеринбург - Санкт-Петербург. Я увидела двоих моих друзей. Большие сумки на плечах, накаченное тело и кепка на голове. Вадим и Денис чуть не задушили меня в объятиях, то же самое проделал их тренер - Константин Николаевич.
Четвёртая в их компании была девушка, её я не знала, поэтому ограничилась простым «Привет», и вернулась к парням. Мы говорили примерно час, пока не услышали о посадке нужного мне самолёта. Я быстро попрощалась с друзьями и пообещала прийти в понедельник на первый этап соревнований.
Я удачно встретила свою труппу, и мы отправились в отель на расселение. С Линой нас поселили в один номер.
Кирилл Владимирович хотел быть ответственным человеком в этой поездке и так как весь этаж предназначался для нашей школы, парни были расселены в правом крыле, а девочки в левом. В правом крыле, как и в левом, всех селили по двое. Рома и Игорь заселились в один номер.
Когда в руке Ромы оказался ключ от номера, он заговорчески мне улыбнулся. Согласна, нам было на руку, то, что Игорь был его соседом (за несколько дней, проведённых в школе, так ни кто и не догадался о наших с Ромой отношениях).
- Пойдём? – Спросила подруга.
- Да, конечно, - ответила я.
- Давайте хоть поможем, - как бы невзначай пошли к нам Рома с Игорем. Лина с подозрение посмотрела на них, но чемодан не отдала.
- Братик, ты чего это? Что-то я не припомню, чтобы ты так рвался помогать мне, когда мы ходили в походы! А тут мы и сами сможем довести чемодан до лифта, а там уже и до номера.
Я попыталась сдержать смех, который прям, рвался наружу. Спасение я нашла очень быстро, и пока никто не успел меня остановить, я пошла, вызывать лифт. Двери приветливо открылись, и ребята поспешили вовнутрь.
- Ром, давай признавайся, что это на тебя нашло? – Не сдавалась Лина.
- Лин, ну что ты к нему пристала? – спросил Игорь, и обнял девушку.
- Просто мне интересно знать, что происходит с моим братом! С чего это вдруг он предложил свою помощьили дело не во мне? – С подозрением подруга зыкнула на меня.
- Сестрёнка, успокойся. Хорошо, больше я не буду предлагать помощь.
Двери открылись, и мы вышли на свой этаж.
- ЭмДашь ты иди, я тебя догоню, - застенчиво сказала подруга.
- Да ладно, что вы, не торопитесь, - не смогла сдержать улыбки я.
Я видела, что Роме бы тоже хотелось обнять меня сейчас, но он сам захотел пока скрывать наши отношения. «Давай пока не будем показывать наши отношения в школе? Вдруг у нас ни чего не получиться, а сплетни и слухи пойдут такие, что потом не отмоешься», - сказал он мне в тот вечер, возле моего подъезда.
Номер оказался ничуть не хуже номера Стаса, но только здесь не было кухни. Гостиная, ванная и комната с двумя одноместными кроватями.
Следующие три дня пролетели очень быстро. В понедельник мы, как и планировали, отрепетировали всё на новой сцене. На меня ни кто не давил и выбор, как я буду целовать в конце пьесы Призрака Оперы и Рауля, оставался только за мной. После репетиции я сбежала на первый этап соревнований друзей. Парни прошли в Ѕ финала, а девушка, которую звали Света, провалила битву за финал. В ночь с понедельника на вторник Игорь ночевал у нас в номере, а я под предлогом «останусь у друзей» осталась в номере Ромы. Это было опасно и рискованно, если бы нас кто-нибудь увидел, проблем бы было выше крыше.
Всё началось с простых поцелуев как всегда, но с каждой новой минутой, поцелуи становились всё жарче, а желание восхититься прекрасным телом любимого человека - всё сильнее. Я не заметила, как моя блуза полетела на пол, за ней полетели и джинсы
Надеюсь стены в этой гостиницы звуконепроницаемые
Что-то тихо сопело в висок. Я открыла глаза и чуть повернула голову. Рядом со мной спал Рома, и моя голова покоилась у него на плече. В рассветном полумраке, его красивое лицо казалось расслабленным и умиротворенным.
Входная дверь тихонько открылась, и я инстинктивно потянуло на себя одеяло, чем разбудила Рому. Его тело напряглось, когда он услышал шаги в сторону комнаты.
- Посмотрю кто там, не переживай, - успокоил меня любимый и поцеловав в висок пошёл в гостиную.
- Прости, я, наверное, тебя разбудил? – Услышала я голос Игоря.
Выйти отсюда незамечено я не смогу, значит остаётся один выход. Я быстро привела себя в порядок, пока Рома тянул время, и глубоко вздохнув, вышла из комнаты.
- Привет, - улыбнулась я шокированному парню.
- Ух, ты. Мне, наверное, лучше оставить вас одних? – С улыбкой спросил Игорь.
- Да, нет, можешь остаться, - ответил Рома, на что Игорь шокировано, открыл рот, а я дала подзатыльник весельчаку.
- Мальчики, вы тут разбирайтесь, а я, пожалуй пойду - попыталась выкрутиться я. – Ром, спасибо, что приютил.
- Ой, неужели только приютил? – Со смехом спросил Игорёк.
- Меньше знаешь, крепче спишь, - серьёзно ответил ему друг, а, затем, не стесняясь парня своей сестры, жадно поцеловал меня в губы.
Я прекрасно знала, что Игорь и слова не скажет Лине. Я уважала его за умение держать язык за зубами, хоть и осуждала за тот инцидент с Ритой. Подруга претворилась спящей, когда я зашла, на что я только улыбнулась.
Через пару часов нас всех подняли с тёплых постелек и отправили на завтрак. В зале, в котором было назначено выступление, собралось уже много народу, но мне было это не интересно. Схватив с собой Лину, я поспешила в гримерку. Пока меня гримировали и одевали в привезённое нами платье, я решала, как я поступлю в конце выступления. Так ни чего и, не решив, я пошла на сцену.
Выступление получилось очень хорошим, а под конец, когда Кристина стояла перед выбором: жить с Призраком оперы или же отказать и убить тем самым Рауля. Я, наконец-то решила и сделала всё как в пьесе: страстный поцелуй с Призраком оперы, спасение Рауля и возвращение кольца, которое было подарено Призраком, ну и конечно «долго и счастливо» с Раулем. Жюри аплодировали стоя, что давало надежду на хорошее место.
В среду без каких-либо приключений я проснулась в своей кровати. Я быстро умылась и, одевшись, тихо ускользнула из номера. Внизу возле ресторана, в котором мы завтракали, я встретила Полину.
- Не спиться? – Спросила я.
- Сегодня домой, вот дома и отосплюсь, а тут нужно отдохнуть, - улыбнулась она мне. – А ты молодец. Хорошо вчера сыграла.
- Спасибо, ты тоже, - улыбнулась я в ответ.
- Возможно, но ты покорила всех.
- Прости, если я затмила тебя.
- Хд, тебе не за что извиняться. Такие роли, как у меня, заставляют спуститься с небес на землю.
- Серьёзно?
- Конечно, со всем этим пафосом я потеряла настоящую себя, - грустно улыбнулась она. – Ты ведь сегодня опять куда-то тихонько сбежишь?
- Откуда ты знаешь? – Испугавшись, спросила я.
- Расслабься, я видела тебя в окно. И если ты не против, я хотела бы сходить с тобой туда же.
- Да легко, пошли. После награждения сразу.
- Хорошо, - улыбнулась Поля.
Мы заняли первое место, а Сергей получил приз зрительских симпатий. Вылетали мы вечером, поэтому, поговорив с Кириллом Владимировичем, мы с Полиной пошли к парням на финал.
Мы пришли, когда уже шёл второй бой, но мои друзья ещё не выходили. Полина смотрела с широко распахнутыми глазами, из-за чего у меня вызывала улыбку. Поля, как и я, громко кричала и всячески пыталась им подсказать. Вообще было три первых места, три вторых и три третьих. По правилам бой шёл до первой крови, ни кто не имел права быть противника до полусмерти.
Денис занял первое место. Я была очень этому рада. Стас и Вадим второе. После награждения Полина уже собралась уходить.
- Подожди, пойдем, поздравим, - с надеждой в глазах сказала я.
- А можно? – Не уверенно спросила она.
- Конечно, можно. Пошли!
Мы пробирались через толпу фанатов, тренеров и участников.
- Поздравляю! – прокричала я и бросилась в уже подставленные объятия ребят. Они образовали вокруг меня круг и как можно теснее прижались друг к другу, из-за чего мне стало трудно дышать. – ЭЙ!!!! Вы не забыли, что внутри круга находиться человек! – Возмутилась я со смехом. Парни расступились. – Стас, теряешь хватку, где твой хук правой?
- Теряю? – прищурил он глаза. Я моментально встала в боевую позицию. - Проиграешь! – Воскликнул друг и расслабился.
- Потом проверим. Ребят, знакомьтесь, это Полина. А это, - обратилась я к Полине, - Стас, Вадин и Денис.
- Приятно познакомиться, - сказала Поля и как-то застенчиво посмотрела на Дениса.
- Взаимно, - ответил Вадим.
- Как вы выступили? – Спросил Денис, глядя на меня. Я улыбнулась. Ему не впервой отшивать очередную «куклу барби», если она сразу его не тронет за душу, то ловить Полине здесь уже будет не чего.
- Первое место! – Гордо ответила я.
- Поздравляю! – Начал кружить меня Стас, - Смотри не зазнайся теперь, а то я тебя быстро на землю верну! – Я улыбнулась на такие слова.
- Фи, что за слова, когда это я зазнавалась?
- Ну, кто знает, что на тебя теперь найдёт, - с улыбкой включился в разговор Вадим.
- Всё будет нормально! – Уверенно ответила я, на чём разговор был закончен.
Мы долго гуляли по городу. Денис взял с собой фотоаппарат, и мы фотографировали друг друга на каждом шагу. Ден обещал, потом сделать фильм, а с меня как всегда требовался звуковой фон. Это уже вошло в привычку, и каждый из нас знал своё место. Стас всегда писал слова, которые я потом говорила, Вадим работал в фотошопе, ну а Денис склевал все части воедино, и создавал шедевры, которые мы пересматривали в течение многих лет.
Вечером мы расстались на весёлой ноте. Я случайно заметила, как Полина и Денис обменялись номерами телефона. Ну а я просто всех обняла и мы с Полиной пошли в сторону своей гостиницы.
Вечером мы вылетели домой. Это были самые лучшие каникулы, пусть и не официальные.

Глава 14.

Ну, вот и последний учебный день в этом году. С дневниками и ручками мы пришли в свой кабинет. У всех на лице была радость и желание побыстрей покинуть стены горячо любимой школы.
Новогоднюю дискотеку отменили из-за 10-х классов, которые мало того, что курили в актовом зале, как ещё какой-то деятель умудрился уронить не погашенную сигарету прямо на бумажные снежинки. В общем, пожар чудом успели потушить. Заучи, долго разорялись из-за этого. А потом решили проучить всех и просто отменили дискотеку.
Полугодие я закончила круглой отличницей, что оказалось сюрпризом даже для меня. Я прекрасно знала, что некоторые оценки мне были поставлены авансом, за что была очень благодарна добрым учителям.
- Ну, вот и всё. Всем приятных каникул, и с наступающем! – Сказала Ирина Геннадьевна и вышла из класса.
Реакция моих одноклассников была самая разная. Кто-то сорвался с места и побежал в сторону выхода, в надежде быстрее почувствовать каникулы, кто-то группировался в маленькие группы и о чём-то беседовал, а кто-то вообще тупо листал дневник, смотря на свои оценки.
- Ну, что? Какие планы на каникулы? – Спросила Лина, когда мы оказались в школьном коридоре.
- Я с мамой еду во Францию. – Ответила Рита.
- Предки в ссоре, так что походу этот Новый год дома проведу, - ответил Серёжа.
- Я надеюсь провести эти каникулы с тобой, - улыбнулся Игорь, глядя на Лину.
- Я не знаю, получиться ли у нас, - немного покраснев, ответила ему Лина. – Ром, какие у тебя планы?
- Не знаю сестрёнка, - как ни в чём не бывало, ответил Рома и встретился со злым взглядом Игоря. Мы так и решились объявить о своих чувствах общественности. Нас это не напрягало. Мы спокойно могли говорить, шутить и видеть друг друга, ну а всё остальное могло и подождать. Иногда нам удавалось целоваться, пока ни кто не видит, но это были редкие случаи. – Ну, хорошо, - ответил любимый Игорю. – 5 января я планирую слетать в Майами.
- Что? – не поняла Лина. – Ты летишь без меня?
- Ну, я думаю, тебе и здесь есть чем заняться, - двусмысленно ответил ей Рома.
- Мог бы хотя бы предложить! – обиженно воскликнула подруга.
- Малыш, я думаю, твой брат летит не один - немного обеспокоенно сказал Игорь.
- Да? И с кем же? – Требовательно спросила Лина, глядя на брата.
- С одной очаровательной девушкой, - улыбнулся Рома.
- Как всегда, - пробурчала подруга. – Ну а ты? – Посмотрела она на меня.
- А мы с мамой летим домой, - рядом с нами прошла Полина и вздрогнула от моих слов. – Ребят, я на минутку. Полин! – позвала я девушку. Несмотря на каблуки, она ушла на достаточное расстояние.
- Да?
- Прости, что спрашиваю, просто Денис мой друг и
- Даш, я и сама не знаю серьёзно у нас с ним или нет. Мы созваниваемся и переписываемся, но это всё. Очень сложно увидеться, когда живёшь в разных городах, - грустно улыбнулась подруга. – А как вы?
- Кто мы? – спросила я непонимающе.
- Ты и Рома, - с улыбкой уточнила девушка.
- Эммну мы друзья
- Даш, я же не слепая, - улыбнулась мне собеседница. - И да, прости за все разборки, которые при тебе были с моим участием.
- Тебе не за что извиняться. Я была, ещё хлещи, - усмехнулась я.
- Спасибо, успокоила, - улыбнулась Поля. – Ладно, раз не хочешь сознаваться иди уже к своим, а то они так долго не выдержат.
- Ладно, пока. Я надеюсь, ещё увидимся в этом году.
- Может быть, - подмигнула мне Полина и пошла дальше.
На следующий день мы с мамой вылетели домой. В зале ожидания нас встретил папа.
- Папа! – Воскликнула я и побежала к нему.
- Здравствуй дочка, - улыбнулся папуля. – Здравствуй Наталья.
- Здравствуй. – Ответила мама, да, со стороны и не скажешь, что эти люди когда-то были семьёй.
- Пойдёмте в машину, - сказал папа, и рядом с нами тут же появилась охрана.

Новой год мы планировали провести в кругу семьи втроём, но как всегда я испортила все планы родителей. Перед самым Новым годом в дверь позвонили.
- Я открою, - крикнула я и направилась к двери.
- Чтоб я ещё раз тебя послушал! – пробубнил гость.
- Да ладно тебе, братик! В кругу семьи так в кругу семьи. – Сказала я, и потянула брата в гостиную.
Родители опешили от моего поведения.
- Познакомишь? – Охрипшим голосом спросил отец.
- Ты полагаешь, стоит? – спросила я.
- Дима? – почти шепотом произнесла мама. А потом дрожащими руками потянулась к нему. Воссоединение семьи прошло со слезами счастья и искренними улыбками на лице. Я была довольна собой.
Неделя в кругу семьи прошла очень быстро. После Нового года мама сразу уехала назад в Москву. Папа познакомил меня со своей новой пассией, ей оказалась милая девушка, лет 30, с идеальными чертами лица и каштановыми волосами. Я не могла сказать, что я к ней чувствую. Да, она была красива, с добрыми карими глазами, но к мачехе я была как-то не готова. Поэтому я поступила так, как поступала всегда в таких ситуациях. Я включила стерву. Нахамив всем вокруг я ушла из дома.
Свой приют я нашла у Стаса дома. Его родители уехали на все каникулы, и друг вызвался помочь мне и, обзвонив всех наших друзей, пригласил всех к себе домой. Ребят не надо было приглашать дважды, и уже часа через три во мне было две бутылки Ликёра. Вокруг было много пьяных друзей, я удивилась, увидев среди них Полину. Она держалась в стороне ото всех и не прикасалась к алкоголю.
- Привет, - улыбнулась я.
- Даша?
- Что ты тут делаешь?
- Ну, мы были с Денисом, когда его пригласили на какую-то вечеринку, и он предложил поехать вместе. Я не думала, что всё будет так А что ты тут делаешь?
- Ну, как бы тебе сказатьэто из-за меня все тут собрались. Ты чего в стороне? Пошли, тут не принято такое поведение. Один раз живём. – Крикнула я и потянула её в сторону выпивки.
Бухали мы целые сутки, а когда все запасы алкоголя были приговорены, мы решили немного проветриться. Идея оказалась не удачной, так как всех не трезвых людей в новогодние праздники забирают в отрезвитель.
Телефоны у нас не забрали, да даже не обыскали, просто завели в комнату с решеткой. Запах стоял отменный, как работающие здесь люди ещё не повесились, от этого вонизма я не понимаю. У меня не было выбора, и я через охрану своего отца выяснила номер моей возможной мачехи и позвонила ей с просьбой забрать.
- Спасибо, - сказала я, когда вся наша компания оказалась на улице.
- Даш, папа переживает, - попыталась достучаться до меня она.
- Кто ты мне такая чтобы воспитывать? Ты не первая такая, сама жить научись, а меня не трогай. И будь добра не говори ни чего отцу! – С этими словами я поспешила догнать своих друзей.
Следующие два дня мы отсыпались у Стаса дома. Я прекрасно понимала, что много пить я не могу, потому что через несколько дней я должна была вылететь в Майами. Полина смеялась и говорила, что теперь у нас есть общая тайна, которую мы должны хранить. Я её полностью поддерживала в этом, ведь нам и в правду не нужны лишние проблемы.
5 января, как и планировалось я села на самолёт с надеждой хорошо провести остаток последних моих зимних каникул. После снежной России, теплые лучи солнца и люди в топиках и шортах показались мне дикостью. Кондиционеры работали на полную мощность, но им всё равно не удавалось справиться с жарой в здании аэропорта.
- Привет! Я соскучился, - заключил меня в объятия Рома.
- Я тоже по тебе соскучилась, - улыбнулась я и поцеловала любимого.
Мы провели невероятную неделю вместе. Знойный воздух Флориды обжигал наши легкие с каждым вздохом, но мы не жаловалась, а наоборот наслаждались этим. Мы быстро привыкли к мошкаре и влажному климату, и получили удовольствие, валяясь на песчаном пляже.
Скучать нам не приходилось. Мы проверяли свои знания иностранных языков, немного научились серфингу, познакомились с интересными людьми, и просто отдохнули от всей столичной суеты.
Очень трудно было уезжать домой. В этом городе я почувствовала себя по-настоящему счастливой, и эти дни я навсегда сохраню в своих воспоминаниях и фотоальбоме. Я видела, что Роме тоже не хочется уезжать, но остаться здесь мы не могли.
- Ты понимаешь, что пойдут слухи? Ведь мы вместе пропустили два дня учёбы. – Спросила я уже в самолёте, нужно было как-то отвлечься от воспоминаний о хорошем отдыхе.
- Понимаю, - улыбнулся Рома. – И я как раз хотел с тобой поговорить по этому поводу. Я бы хотел официально объявить всем, что ты моя девушка. Мне всё равно на отца и на то, что он придумает в будущем. Я буду бороться за Наше будущее до последнего, я всегда буду рядом с тобой и всегда подставлю плечо помощи, если это будет нужно. – Я улыбнулась на эти слова. – Что скажешь?
- Я люблю тебя.
- Я сильнее, - улыбнулся Рома и, обняв меня за плечи, притянул к себе. Я поудобней устроилась в его объятиях и уснула самой счастливой девушкой на земле.
Глава 15.

Мммм...как же хорошо лежать в тёплой кроватке, а за окном пушистые снежинки беззаботно летают по улицам, но всё таки пора вставать. Сегодня моё восемнадцатилетние...даже не вериться.
Рома воплотил своё желание в жизнь и в первый же день в школе, не стесняясь, и не смущаясь ни кого, мы открыто целовались и обнимались. Конечно, не все верили своим глазам и специально подходили с одним и тем же вопросом «А вы вместе?», на что мы с Ромой отвечали «Да!». Целую неделю вся старшая школа обсуждала наши отношения. Вчера стало немного легче, конечно, девушки-фанатки не теряли, надежны и всё так же ходили за нашей компанией, но атмосфера вокруг нас была уже другая.
Я посмотрела на часы: ещё час до выхода. Спать не хочется, значит можно пока проверить почту.
- С днём рождения меня! – Прошептала я. Это был уже какой-то ритуал, перед тем как открыть свою страницу в социальных сетях я всегда это говорила.
Несмотря на ранний час, поздравлений было уже много, в основном меня поздравляли друзья из Екатеринбурга, так как по часовым поясам там уже вовсю кипела жизнь.
«С днем рождения!  От всей души поздравляю тебя! Желаю тебе здоровья и счастья! Чтобы в жизни тебе сопутствовала удача! 
Всегда оставайся такой, какая ты есть. Сколько в тебе положительной энергии и человеческих достоинств!!! 
Твоя интуиция и обаяние, делает тебя особенной. У тебя очень много других замечательных качеств. Береги все это. Оставайся всегда таким же душевным человеком! 
Пусть жизненные обстоятельства складываются так, чтобы этот список только пополнялся. 
Желаю тебе ЛЮБВИ, Любви с большой буквы. Любви взаимной, Любви чистой, Любви красивой и, конечно же, СЧАСТЛИВОЙ!!!!» - эти пожелания были от Стаса. В груди что-то кольнуло. Я так скучала по нашим шуткам, по его смеху. Я привыкла проводить свой день рождения в кругу друзей. Да, отмечали мы по-разному и всегда с последствиями, но потом нам было что вспомнить.
За час я кое-как успела ответить на все поздравления. Писала я одно и то же, но разными словами. Среди всех сообщений, были поздравления и от нынешних друзей. Я благодарила их за поздравления и напоминала о сегодняшнем вечере.
Я на бегу выпила кофе. Мамы дома не было, что было уже привычным делом. Иногда мне казалось, что её совсем не бывает дома, и она ночует на работе.
Мои друзья встретили меня на крыльце и начали обнимать. Подарков не было. Ходить по школе с подарочными коробками мне не хотелось, поэтому я поступила, так же как и все, сказав, что все подарки вечером. Мне было страшно за вечер, так как к организации своего совершеннолетия меня никто не подпускал. Главными организаторами являлись Лина и Рита, по слухам им помогала ещё и мама.
- С днём рождения! – очередь обнимать меня дошла до Ромы.
- Спасибо, - улыбнулась я, и подарила ему короткий, но нежный поцелуй.
Лина обняла меня последняя:
- Нас отпустят с двух последних уроков, - прошептала мне на ухо подруга, и отстранилась.
- И чего вам это стоило? – спросила я.
- Нам ни чего, это всё твоя мама, - просияла подруга.
Как и обещали, нас отпустили с последних уроков. Лина отправила меня домой, чтобы я привела себя в праздничный вид. Через три часа за мной заехал Рома.
- Обещай не сопротивляться, - попросил он, когда мы сели в машину.
- Мне начинать бояться? – смутилась я.
- Всё будет хорошо, - с этими словами он завязал мне глаза синей лентой. Я погрузилась в полную тьму. Всё время пока мы ехали, я размышляла, что же устроили мои подруги. Скоро машина остановилась и я запаниковала. Я не знала, как я пойду куда-либо.
Рома помог мне выбраться из машины, а, потом, не говоря не слова, поднял меня на руки и пошёл в неизвестном направлении. Но чувство страха не проходило меня. Уж очень я отвыкла от таких мероприятий. Дома мы не заморачивались где отмечать днюху кого-либо из нашей компании, мы просто её отмечали в кругу «семьи», нашей семьи. Рома видимо почувствовал мой страх.
- Всё будет хорошо, не переживай.
- Просто отвыкла от всех этих праздников.
- Привыкай! Почти пришли.
Примерно через минуту мы оказались в тёплом помещении. Рома поставил меня на ноги и снял повязку. Как только я открыла глаза, все крикнули:
- С ДНЁМ РОЖДЕНИЯ!!!!!

Всё шло своим чередом. Ко мне с улыбкой подходили друзья, поздравляли и вручали подарки, и так же с улыбкой уходили вглубь зала.
Я оценила старание подруг, они очень постарались в выборе и украшении зала. Высокий потолок, украшенный шариками, выглядел необычно. Возле стен стояли праздничные столы для гостей, которые устали или проголодались, так же я увидела на столах спиртное. Ну а в самом центре был, конечно же, танцпол.
Как только я разобралась со всеми подарками, я поспешила в центр зала.
Минут через сорок после начала приехала мама. Она нашла меня среди моих друзей, обняла и поцеловала в лоб.
- С совершеннолетием Верочка! – Я не очень люблю имя Вера, но как я не старалась, оно преследовало меня в течение всей жизни. – У меня для тебя сюрприз! – Как? Какой? Опять? Сюрприз? У меня было много вопросов, но все они потеряли смысл, после того как в дверь вошли двое.
Первый вошёл папа и направился к нам. Вокруг меня собралась достаточная компания, и ни кто не собирался уходить.
- С днём рождения, доченька! – заключил меня в объятья папа.
Рядом с папой стоял Стас. Я не удивилась, что на моём совершеннолетии присутствовал человек, который дорог мне с детства. Сегодня он был в костюме и в галстуке, конечно, такую роскошь можно увидеть не часто. Обычно на праздниках его одежда была другая: майка и потёртые джинсы, ну или что-то типо того.
- Поздравляю тебя, сестрёнка! – термин «сестрёнка» в нашей дружбе звучал часто, да и после Диминого исчезновения, Стас и в правду стал для меня как брат.
- Спасибо! – ответила я, и прильнула к нему всем телом.
Но организаторы долго смотреть на нас не стали и оттянув меня назад к родителям, объявили:
- Ну, а теперь главный подарок! – воскликнули они в один голос.
Мама шагнула ко мне и протянула маленькую коробочку. Весь зал затих, я не скрывая любопытства, сняла крышку. На внутренней «подушке» лежали ключи.
- Это тебе от нас, - появился из ни откуда Дима. Он был среди приглашённых ребят, но не сильно отсвечивал во время танцев.
- Помнится, права у тебя уже есть - поддержал его папа и положил руку маме на плечо.
Окружающие ждали моих дальнейших действий, и я их сделала. Схватив на выходе из рук швейцара своё пальто, я выбежала на улицу и замерла.
Передо мной стоял Порше, а точнее [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] Cayenne черного цвета. Машина переливалась в солнечном свете, от чего выглядела просто шикарно. Я и предположить не могла, что родители подарят мне машину. Думая о будущем я в семнадцать лет сдала на права, и получила их, но действовать они начинали только с восемнадцати.
С каждой минутой мне всё больше нравился мой праздник. Я познакомила папу и Стаса с гостями и заметила, как между Линой и Стасом пролетела искра, но каждый из них попытался как можно быстрее совладать с собой.
К середине праздника, когда «именинница» перетанцевала со всеми, с кем только могла, ко мне подошёл Стас:
- А как же снеговик? – заговорчески улыбнулся он. Это была ещё одна традиция, после развода родителей.
- Но тут много гостей! – С улыбкой ответила я.
-Думаю им и так хорошо, и твоего отсутствия ни кто не заметит, - как обычно Стас был настроен решительно.
- Ладно, твоя взяла! – Сдалась я.
Оказывается за двухэтажным домом, было большое снежное поле, там мы и начали лепить снеговика.
Как и в другие мои дни рождения, это было незабываемо. Белоснежный снег, который выпал накануне и не успел ещё растаять, радовал глаз. Пару раз меня просто роняли в снег, но я отважно мстила за такие действия. Когда всё было готово, Стас взял меня за руки и сказал:
- Вот видишь, как быстро пролетело время? Можно сказать вот только вчера мы пошли в детский сад, в школу. Но на самом деле, мы прожили свою маленькую жизнь. Прошло много времени, и мы все уже не те маленькие дети, которых за руку вели в первый класс, мы уже взрослые люди, которые сами отвечают за свои проделки. Да, на пути у нас было много бед и поражений, но мы всё равно двигались вперёд и прошли все невзгоды, и дальше пройдём
- Конечно, пройдём, разве есть сомнения? – тихо спросила я.
- Конечно, нет, - улыбнулся Стас и прижал меня к себе.

Как не странно, всё хорошее рано или поздно заканчивается. Уже ближе к утру, мы начали расходиться. Я предложила Лине, Рите, Роме и Полине продолжить мой праздник у меня. Полина быстро отказалась, а за ней и Рома заявил, что едет домой. Я невольно почувствовала себя виноватой в том, что я уделяла ему мало времени сегодня. Ведь почти весь день я провела со Стасом, но позже Лина сказала, что ему на самом деле надо срочно домой.
Дома мы продолжали праздник, а когда мама засобиралась спать, мы переместились ко мне в комнату. Мы болтали не о чем, мои подруги лучше узнавали Стаса, а Стас – моих подруг. Может мне показалось, но Лина со Стасом нашли общей языкА после выходных папа и Стас уехали в Екатеринбург.

Глава 16.

Я очень была благодарна своим друзьям за самые разные подарки: шарфики, туфли, солнечные очки, бижутерия, косметика, кто-то даже умудрился подарить мне набор школьника. Что-то мне понравилось, что-то нет. Больше всего радовал глаз большой, плюшевый заяц, которого подарили Стас, Денис и Вадим.
За пару недель я нормально изучила подаренную мне машину, и начала часто ездить на ней в школу и по магазинам. Лёша был против этого, аргументируя всё тем, что на дороге со мной могло произойти всё что угодно, а ведь он за меня отвечает. Мама выслушала его и выдала своё решение:
- Уговорил. Будешь ездить за ней в виде охраны.
Мне было всё равно, кто за мной будет ездить, ведь даже если я сделаю что-то противозаконное, мама об этом всё равно узнает навряд ли. Я просто наслаждалась каждым днем, проведённым за рулём.
- Как ты смотришь на то, чтобы мы сегодня сходили в кафе? – Спросил Рома в школе.
- Положительно, - улыбнулась ему я.
- Тогда в четыре, в том милом кафетерии, с которого всё началось.
- Хорошо.
После школы настроение резко упало из-за обильного снега, который ложился на землю белым одеялом. Раскопав свою машину, я поехала домой.
До того кафетерия было полтора часа ходу, но не очень хорошая погода, не настраивала меня на прогулку. Лёша куда-то уехал по распоряжению мамы, и это сегодня было мне на руку. Немного опоздав, я всё-таки попала в заветное кафе.
- Прости, - села я за стол.
- Всё нормально, - улыбнулся мне Рома, - Как доехала?
- Бывало и лучше. Из-за снега дорогу сложно разобрать.
- Я хотел бы, чтобы это было у тебя, - резко сменил тему разговора мой парень, и с улыбкой положил на стол бархатную коробочку, что заставило меня напрячься. – Расслабься, это не то, что ты подумала, - усмехнулся Рома и открыл коробочку.
Внутри лежала повестка из белого и желтого золота в виде письменной буквы «Р». На дуге буквы разместились несколько [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] что делало её просто великолепной. Я прекрасно понимала, что эта вещь стоит не дёшево, но не понимала к чему это всё.
- Спасибо, - неуверенно произнесла я.
- Мне так будет спокойней
- То есть теперь я принадлежу тебе? – С ухмылкой спросила я.
- А ты против? – В том мне ответил Рома.
- Поможешь надеть? – улыбнулась я.
Рома заметно расслабился и надел подвеску мне на шею.
Дальше мы говорили на нейтральные темы. Мы обсуждали экзамены, последний звонок, который выпускники начали потихоньку готовить, так же мы задумались о будущем. Рома заикнулся, что хотел бы иметь двух детей, сына и дочку.
Мы провели ещё один хороший вечер вместе. Расставаться желания не было, но мама уже раза три звонила и намекала, что мне пора домой.
- Завтра в школу нам, наверное, уже и в правду пора, - как бы невзначай сказал Рома. На часах было уже девятый час.
Я вышла из дверей кафетерия за Ромой и обомлела. Снег шёл, не останавливаясь, к нему прибавился дождь и порывистый ветер.
- Может, не поедешь? – Спросил с беспокойством Роман.
Мне самой не очень хотелось ехать, плохое предчувствие меня не покидало. Но отказаться от поездки на своей машине значило, то, что я должна буду оставить свой Порше не понятно где, под большим слоем снега.
- Всё нормально, - улыбнулась я.
Рома помог мне раскопать мою машину, за что я была ему очень благодарна. Поцеловав его на прощание, я села в дорогой кожаный салон, который очень полюбила за три недели.
Ехала я очень медленно, не разбирая дорогу, дворники работали на полную, но и это не спасало меня. На обочинах стояли машины с грустными людьми, которые видимо, решили переждать непогоду. Я уже не раз задумывала присоединиться к ним и тоже переждать, но терять времени не хотелось.
Вот и последний светофор. Я стояла не так далеко от перекрёстка, и когда загорелся зелёный, первые несколько машин повернули вправо, а я нажала на газ и поплелась за впереди стоявшей Ладой.
Всё произошло очень быстро. Сначала я услышала сигнал какой-то машины, потом в боковое окно я разглядела два огонька, которые с каждой секундой становились всё ближе. Водитель Лады нажал на газ и успел проскочить злосчастный перекресток, мне же сегодня удача не улыбалась и я попыталась затормозить, пока было время. На мокром снегу, который успел уже немного подмёрзнуть, машину по инерции стало тянуть вперёд, на что я не могла ни как повлиять.
Будто бы из неоткуда на перекрёстке прямо передо мной появилась пассажирская газель. Я не успела ни чего рассмотреть
Через секунду я почувствовала сильный удар в передней части машины, ужасный звук сжимающегося металла ударил по ушам, адская боль пронзила ноги. Сработали подушки безопасности, но они не сильно помогли, из-за резкого удара шею сначала потянуло вперёд, а потом резко назад, что создало дискомфорт в области шейных позвонков, так, же я сильно ударилась головой, а потом начала падать в бездну. Я, то приходила в себя, то опять теряла сознание. Приходя в себя, я слышала, плачь, крики - словом, вокруг был хаос.
Потом что-то изменилось, я увидела всё со стороны. Я видела, своё тело, зажатое в машине, видела, как из раны на голове, струилась алая кровь, видела, как из газели вытаскивают раненых людей, кто-то пытался помочь и мне, но это было бесполезно. Мои ноги были сильно зажаты искаженным металлом дорогой машины. Весь этот ужас спокойно покрывал своим одеялом мокрый снег.
- Вызовите скорую! – Не переставала кричать какая-то женщина.
- Уже едут, - последовал наконец-то ответ.
Я снова взглянула на бездыханное тело, зажатое теперь уже в груде металла. А смотреть на себя сверху было прикольно, нет, я не испугалась, хотя вообще и должна была. Разве это не означало, что я умерла?
Вскоре с мигалками и сиреной приехала скорая и машина МЧС. Более десяти минут, они пытались достать моё тело из машины. Как только тело оказалось на каталке, всё снова изменилось. Я опять оказалась в плену собственного тела. Но на удивление я ни чего не чувствовала, ни ног, ни рук, ни боли, последние, что я почувствовало это что-то тёплое вокруг. А потом меня накрыла тьма

Глава 17.

Тьма не отпускала меня, казалось, что я наоборот ухожу всё глубже и глубже в себя. В какой-то момент я уже перестала бояться смерти и просто отдалась неизвестности. Через какое-то время какая-то невидимая сила вытолкнула меня в свет.
Тело мне не подчинялось, как я не старалась я не смогла открыть глаза или пошевелить рукой. Меня пугало, то, что я до сих пор ни чего не чувствую.
- не лезь в их отношения, - услышала я голос мамы. – Это их жизнь, их ошибки, они сами вправе делать выбор.
- Нет, это наш долг сделать выбор за них! – шипел в ответ мужской голос. – Они не должны зайти слишком далеко!
- Знаешь что? – Воскликнула мама. – Иногда мне кажется, что Рома не твой сын, уж очень вы разные в плане любовных отношений
Конец я не услышала, меня опять накрыла бездна. Собрав, все свои силы я начала бороться с окружающей меня тьмой. Не знаю сколько я сопротивлялась, но вскоре услышала знакомый голос, который доходил до меня будто бы через вату.
- я тебя никогда не оставлю, - ну вот я опять не успела на начало. – Не смей умирать! Ты ворвалась в мою жизнь, как маленький ураган, который перевернул всё с ног на голову
Нет, в этот раз я буду бороться до последнего. Голос любимого, вот что было моей маленькой соломинкой. Голос становился всё тише и тише, я проигралаопять
Не знаю, сколько прошло времени я, то приходила в себя и слышала голоса, то опять меня накрывала тьма, с которой я безуспешно сражалась.
Неожиданно для самой себя я открыла глаза. Вокруг было зелёное поле, чистое небо над головой и тёплые лучи солнца.
- Что ты тут делаешь Даша? – я повернулась на голос.
- Максим!! Я так соскучилась!!!- крикнув это, я подбежала к нему. Я обняла моего друга, я так соскучилась по нему. Такой родной, такой любимые. Слёзы катились из глаз, Макс аккуратно стер мои слезинки своими пальцами. 
- Тшш не плачь, ты обещала! – С укором начал друг. – Я всегда с тобой – сказал он и поцеловал меня в макушку. Я обняла его, чтобы запомнить надолго. - Я ведь приходил к тебе, и говорил, чтобы ты, перестала плакать, мне было плохо, когда ты плакала, не делай так больше, - сказал он с огорчением в голосе.
Я взяла его лицо в руки все такой же Максим с мелкими веснушками, только без шрамов. Я поставила свою руку ему на сердце, оно не билось. Но он был теплый и светился. Он светился не физически, а морально я как бы чувствовала, как его душа светится, и заполняет этим светом меня. 
Я так скучала по нему...Это произошло пару лет назад, я пошла в бар, чтоб напиться, ровно два года назад мои родители развелись. Я всегда очень болезненно переносила этот день. Стас и Максим уговаривали, чтоб я осталась дома, но я их не слушала. Придя в клуб, я сразу напилась и начала с кем-то танцевать. Я столько выпила, что сразу и не поняла, что меня кто-то лапает, он хотел затащить меня в какую-то комнату, я отталкивала его, но у меня не было сил. Я услышала, знакомый голос Максима и Стаса, завязалась драка. Мой обидчик предложил им разобраться на улице, они согласились, а зря. Там их ждала большая компания парней лет 20-23. Стас сказал, чтоб я отошла подальше и я его послушала. Они начали драться, и вот я вижу, как Стас падает, у него большой порез на руке, из виска идёт кровь, а глаза становятся стеклянными. Я вижу, как Максима бьют, он кричит, чтобы я убегала, но я не могла пошевелиться от шока. Я видела, лица обидчиков, их глаза были бешеными, им было все ровно, главное, чтобы их жертва была мертва. Вот и Макс больше не двигается. Обидчики поняли, что парни лежат без сознания и поспешили удрать. Я подбежала к парням, Стас лежал весь в крови, но ещё теплый, он был такой родной. Рядом лежал Максим, он звал меня тихим голосом, я поспешила к нему, я положила его голову себе на колени, он смотрел мне в глаза с улыбкой на лице.
- Обещай, что не будешь плакать! – Прошептал он.
- Обещаю, - сказала я так же шепотом.
Кто-то вызвал скорую. У Стаса была большая потеря крови, его чудом довезли до реанимации. Максим скончался через два дня, после случившегося так и не приходя в сознание. Наша троица была неразлучна с самого детства, мы со Стасом тяжело переживали смерть друга, он никогда не винил меня в смерти Максима, но я всё равно чувствовала свою вину, ведь я могла и не пойти в тот злосчастный день в этот бар
За пару секунд у меня в голове пролетели воспоминания смерти Максима.
- Макс
- Что ты тут делаешь? – Спросил обеспокоенно друг. – Тебя не должно здесь быть!
- Но я здесь.
- Нет! – Воскликнул Максим. – Тебе уготована другая судьба. На твоём пути будет много испытаний, но ты сможешь пройти их с высоко поднятой головой. Эта авария была ошибкой. Ты просто оказалась не в то время, не в том месте. Не вини себя в моей смерти, ты здесь не причём, так должно было быть.
- Нам не хватает тебя - прошептала я.
- Я знаю, я всегда в ваших сердцах, и всегда присматриваю за вами. А теперь тебе пора возвращаться. Тебя там ждут и любят.
- Спасибо тебе. – Не знаю, за что поблагодарила я.
Вдруг меня затошнило, мне стало плохо голова начала гудеть, а Максим начал растворяться.
- Пожалуйста - успела прочитать по губам я, пока меня не накрыла тьма.  

Голова, моя голова сейчас взорвется от этого мерзкого звука. Моё тело вернулось в моё подчинение, и я спокойно открыла глаза. Очень хотелось пить, горло саднило. Вокруг была тишина, лишь пиканье прибора, который стоял, справа на доли секунды разрывал тишину. За окном было темно, значит сейчас вечер или ночь, но это не очень важно. Дверь открылась и в неё зашла молоденькая девушка, взглянув на меня, она улыбнулась.
- Ну, наконец-то! – облегченно выдохнула она. – Ты всех тут перепугала.
Она поставила мне капельницу и пошла за доктором. Через пару минут в двери зашёл высокий мужчина в белом халате. На вид не старше 30 лет. Карие глаза, казалось, что вот-вот закроются. Под глазами у него были большие темные круги, видимо он не спал несколько суток, на лице виднелась усталость. Но взглянув на меня, он похоже забыл об усталости и искренне улыбнулся.
- Как ты себя чувствуешь? Что болит? Юль, дай ей немного воды.
Вода! Мне перепало пару капель, я зло посмотрела на медсестру. Она ответила лишь извиняющимся взглядом и отошла. Доктор смотрел на меня выжидающе. Что? Ах, да, как я себя чувствую? А разве я могу говорить?
- Не знаю, - прокаркала я. Голос был хриплый, надорванный и тихий.
- Что-нибудь болит?
Я покачала головой.
- Так, ну давай сначала, - начал доктор и у него в руках появилась папка. - Меня зовут Андрей Александрович, я твой лечащий врач. Ты всех очень перепугала. Значит так, - он посмотрел в папку, - у тебя сильное сотрясение головного мозга, перелом левой руки, сильный ушиб позвоночника, трещина малоберцовой кости, гематомы и ссадины по всему телу. Можно сказать, что легко отделалась. Скажешь потом спасибо родителям, за то, что подарили машину с высоким уровнем безопасности. Было бы что-нибудь дешевое, от тебя бы и мокрого места не осталось.
Пока он говорил, мне досталось ещё немного воды.
- А что с той газелью? – Ко мне возвращался мой голос.
- В газели было семь человек, и водитель. Из-за гололедицы досталось всем. Водитель сказал, что у него отказали тормоза, а какой цвет был на светофоре, он не успел даже увидеть. Людям ни чего не говорили и из-за этого они, наверное, ещё больше пострадали. Троих - даже не довезли – травмы не совместимые с жизнью, остальные - отделались синяками и ссадинами. Возможно, ты просто оказалась не в то время, не в том месте, - его голос был спокойный и ровный. Да, не в том месте, мне уже это говорили – усмехнулась я про себя. – Кстати, давай твоим родителям сообщим хорошие новости утром, я, только, полчаса назад отправил твою маму домой. Пусть поспит, а то она уже неделю сидит возле тебя. – Я начала открывать рот, чтобы задать вопрос, - Я предвижу твой вопрос, ты в коме пролежала две недели. А теперь отдыхай, я утром зайду.
Я кивнула, и они вышли из палаты.

Глава 18.

Проходили дни, недели, очень медленно, мне становилось лучше. Я была благодарна моим друзьям, которые не забывали меня, и часто приходили в гости. Родители приходили всегда вместе и держались за руки. Померились - поняла я.
Через неделю после выхода из комы, мне принесли ноутбук и модем. Сидеть мне ещё было нельзя, поэтому я или лежала, или полусидела.
Прошёл месяц, и мне разрешили немного передвигаться по коридорам больницы. Я наслаждалась возможностью ходить. Рома часто ночевал у меня в палате, а утром уходил в школу. Лина и Рита тоже стали постоянными гостями в моих апартаментах, что меня очень радовало.
Учителя пошли мне на встречу, и каждый день по скайпу мы проходили или повторяли различные темы, благо учителя у нас были продвинутыми людьми.
Я полностью восстановилась к концу третьей четверти. Сдавала я всего два предмета, в общем-то, как большая часть выпускных классов.
Выписали меня в первый день весенних каникул. Из больницы меня забирал папа, мама поставила меня в известность, что он сегодня уезжает, поэтому я до последнего настаивала, чтобы его проводить, в итоге он сдался. Я проводила его до стойки регистрации, обняла на прощание, и папа отправил меня домой.
Выходя, из аэропорта у меня зазвонил телефон.
- Привет! – Улыбнулась я.
- Зай, тебе выписали?- Спросил Рома.
- Да, два часа назад. Теперь я могу делать, что захочу, - просияла я.
- Может, пообедаем где-нибудь?
- Давай!
- Только езжай с водителем, пожалуйста! – попросил он.
- Ладно, ладно, - пробормотала я.
- Я жду тебя через час на Цветном бульваре, в том ресторане, куда мы ходили с тобой после зимних каникул.
- Хорошо, до встречи.
- Пока.
Рома встретил меня с большим букетом красных роз. Подарив мне лёгкий поцелуй, он отдал мне букет и помог сесть за стол. На столе уже предусмотрительно стояла ваза с водой, подошедший официант помог мне поставить розы в воду.
- Рад тебя видеть не на больничной койке, - улыбнулся Рома.
- Я тоже рада, что теперь у меня нет надзирателей.
В целом день прошёл чудесно, мы болтали, смеялись, целовались, обнимались. С Ромой мне было хорошо.
- Может, сегодня останешься у нас? – резко сменил тему разговора парень.
- А это удобно?
- Конечно, удобно! Сестрёнка будет рада, это 100%, - усмехнулся Рома.
Я не смогла отказаться от такого предложения. Тем более мама в Японии, родители Ромы тоже куда-то уехали.
Лина меня чуть не задушила в своих объятиях. Она весь вечер протараторила у меня над ухом, от меня требовалось только время от времени кивать. Выяснилось, что подруга рассталась с Игорем, ей надоели его закидоны, и вдобавок ей очень понравился Стас, с которым они уже два месяца переписывались. Я была рада за друга, ему нужна была такая девушка как Лина. Стасу всегда было скучно со спокойными и тихими девчатами, другое дело позитивные и активные.
Наутро нам троим, надо было идти в школу на дополнительные занятия, последнюю возможность отдохнуть у нас отняли, но лично я не расстраивалась, а наоборот радовалась такому повороту событий – надоело мне сидеть без дела. Да, скайп с учителями, это хорошо, но всё равно не то.
Поэтому ближе к полуночи Рома утащил меня к себе в комнату. Я очень соскучилась по нему, и когда моя футболка полетела в сторону, я с радостью начала раздевать Ромочку в ответ. Когда на нас осталось только одно нижнее бельё, мы немного поубавили свой пыл. Рома начал целовать мою шею, плавно перешёл на ключицу, я же посильнее прижалась к его телу, такому теплому, такому любимому, такому родному. Парень повалил меня на кровать и начал покрывать всё моё тело поцелуями. Этой ночью мы показывали друг другу, как сильно мы скучали.
Утром я проснулась счастливым человеком. Я так скучала по этим объятиям. Парень прижимал меня к себе даже во сне. Все мои попытки вылезти из-под руки любимого, потерпели крах.
- Ром, - прошептала я.
- Мммм?
- Отпусти меня.
- Не отпущу! – Прошептал Рома, прям мне в ухо.
- Ну, Ромочка, ну, пожалуйста, - взмолилась я, - нам сегодня ещё в школу.
- Умеешь ты утро испортить, - простонал Рома и убрал руку. Ну, уж нет, просто так я теперь не уйду. Я повернулась и поцеловала сонное, спящее чудо.
- А так? – Спросила я с улыбкой.
- Иди уже, - не открывая глаза, пробубнило «чудо», и обнял, подушу, на которой я спала.
Пусть поспит ещё, не буду ему мешать.

Последняя четверть прошла очень быстро, нас натаскивали на тесты по ЕГЭ, говорили, что нужно знать, что нужно не забыть. Так же мы готовили последний звонок и прощальные слова на выпускной. Девки гоняли меня ещё и из-за песни, которой мне предстояло открыть наш праздник.
Вот и 25 мая. Сегодня мы в последний раз зайдём в школу учениками, уже завтра мы будем выпускниками, на которых возлагают, большие надежны родные и учителя, и которым предстояло хорошо сдать выбранные экзамены.
Проснулась я рано, что за последнюю неделю уже вошло в привычку. Позвоню-ка я Стасу, как ни как, а сегодня у нас общий праздник.
- Поздравляю! – Вместо приветствия прокричал друг.
- Взаимно!
- Чего не спится? Время же ещё есть!
- Бессонница - грустно ответила я. – А что у вас?
- Ну, через два часа у нас начнутся мучения
- Да ладно тебе! Отмучился и пошёл по своим делам.
- Ну, да, так же как и тебе, - усмехнулся друг. – Не забудь носовой платок, а то, как в первом классе будешь сопли на кулак наматывать, - теперь он откровенно ржал в трубку.
- Ну, берегись! Недолго тебе жить осталось! – Воскликнула я, но не смогла сохранить серьёзность в голосе.
- И я тебя люблю, - услышала я ответ. – Ладно, я пойду, прости, что не смогли поговорить.
- Всё нормально. Мальчики – это бесплатная и безотказная сила на любом мероприятии – я в курсе.
- Пока.
- Удачи, - отключилась я.
На кухне я встретила маму.
- Не спишь? – спросила она.
- Бессонница.
- Ну, тогда садись завтракать. Прости, но я только на начало приеду.
- Приедешь – это главное, - улыбнулась я.
- Мне пора, - посмотрела мама на часы. – Олег обещал приехать, - просияла она. – До встречи.
Я подождала несколько минут, пока дверь за мамой закроется, и пошла в комнату. Открыв нижний ящик стола, я схватила косметичку и вытащила небольшую коробочку, которая там была. Я взглянула на дверь – вдруг мама забыла что-то и решила вернуться. Но ни кто не зашёл. Я быстро открыла коробочку и прочитала инструкцию.
Пять минут спустя я обнаружила, что хожу по ванной комнате, не в силах взглянуть на маленькую палочку, лежащую в раковине. Сделав вдох, я посмотрела на нее. Две розовые полоски. 
Я беременна.
Что теперь делать? Кому сказать первому? Как отреагирует Рома? Что скажет мама? В голове была куча вопросов. Но все отошло на второй план, когда всё происходящее наконец-то дошло до меня во всех красках.
Теперь я ни одна. Руки сами по себе легли на ещё плоский живот. На душе стало так тепло. Я теперь мама.
- Даша, через полчаса у тебя запись у парикмахера, - прокричала в приоткрытую дверь Марина.
Я закинула заветную палочку в косметичку, надела джинсы и топик, схватила джинсовую куртку и вешалку со школьным платьем и фартуком, и рванула вниз, где меня уже ждал Лёша.
Прическа заняла полтора часа, красиво заплетённые косы, в которые были вплетены пару белых ленточек, смотрелись великолепно со школьной формой 90-х годов. За час до начала последнего звонка я была уже в школе.
- Пойдём со мной! – воскликнула Лина, перехвалив меня на полпули к классу, и потащила в сторону актового зала.
Для украшения помещения мы нанимали специалистов, поэтому, что будет в зале, для всех было сюрпризом. Шарики, гирлянды, колокольчики из воздушных шаров, всё это ярким пятном ударило мне в глаза. Голова начала кружиться, и я пошатнулась, Лина мёртвой хваткой вцепилась мне в плечо.
- Подруга, ты чего?
- Всё нормально, голова закружилась, - промямлила я. «Да, вот теперь точно всё в норме» - подумала я. Теперь у меня есть внятное объяснение всем моим закидонам: и бессоннице, и резкой смене настроения, и редким тошнотворным порывом.
- Точно, всё хорошо? Ты ни чего от меня не скрываешь?
Вопрос поставил меня в тупик, и я не смогла сразу сообразить, что мне ответить. И, конечно, эта маленькая заминка не осталась незамеченной.
- Даша - предостерегающе начала Лина. Что делать-то? В общем-то, она ни кому не скажет в чём проблема?
- Я беременна, - сдалась я.
- Что? – опешила подруга. – От Ромы?
- А от кого ещё? – с усмешкой спросила я. На что последовали вопли и объятия.
- Господи! Поздравляю! – Воскликнула подруга
- Вот это новости! – Раздался голос у меня за спиной

Глава 19.

Я резко повернулась и увидела улыбающееся мне чудо.
- Поль, ну вот зачем так пугать? – выдохнув, спросила я.
- Ой, да ладно! Кто ещё кого напугал, - улыбнулась Полина. – Поздравляю! – Она подошла и обняла меня.
- Даш, а спеть-то сможешь? – Осторожно спросила Лина.
- Лин, я всего лишь беременна. Не надо делать из этого неизлечимую болезнь.
- Хорошо.
Мы прогнали песню несколько раз. Катя и Миша – два десятиклассника, под присмотром Лины прорепетировали сценарий, и вот уже начало. В зал мы вошли всем классом под аплодисменты собравшихся гостей. У всех присутствующих на лицах была улыбка, вспышки камер заставляли и нас, выпускников, улыбаться.
- Под дождём или в зной, но в положенный срок
  Каждой новой весной есть последний звонок
 Он экзамена вроде, он как новый рассвет,
  Он итоги подводит десяти школьных лет.
  Он – прелюдия входа в беспредельность дорог,
  Он в любую погоду позовёт на порог,
  Он прекрасен, отчаян, стать трамплином готов,
  Он сигналит к началу главных в жизни шагов.
- Дорогие выпускники! Сегодня для вас прозвенит особенный звонок, не похожий ни на один ранее звучащий, он как рубеж между детством и взрослой жизнью.
- Ну а открыть наш праздник предоставляется Булычёвой Дарьи.
После моего выступления, обстановка в зале поменялась. На глазах одноклассниц были слёзы, до нас будто бы дошёл весь смысл сегодняшнего мероприятия. Для нас наступили последние дни школьной жизни. Подготовка, экзамены, выпускной вечер, и всё, впереди новая, незнакома ни для кого жизнь. Мы разъедемся по разным городам, мало кто останется в Москве, и собраться всем вместе мы сможем теперь только на вечере выпускников. Такие мысли угнетали, выступления на сцене подливали масла в огонь, я заметила, что Лина уже сидит с носовым платком и, не стесняясь ни кого, плачет. Для всех нас минуты, проведённые в школе, были самые счастливые минутами нашей жизни. Почему-то осознаём, всё это мы только теперь, когда уже ни чего нельзя изменить, когда дороги назад нет, есть только вперед.
Прошли часы, но показались только минутами. Последние слова говорила Лина:
- А ты все глядишь затуманенным взором,  В предчувствии новых путей и дорог.  Он скоро раздастся по всем коридорам  Весёлый и грустный, последний звонок.  От этих минут никуда нам не деться,  И каждый из нас с этим чувством знаком.  И значит, не только лишь школьное детство.
Уходит от нас вместе с этим звонком.  Как елочный праздник кончаются сказки,  Как лента в кино обрываются сны 
Уже не надеясь на чьи-то подсказки,  Мы сами решать все задачи должны.  Не каждая тропка окажется гладкой,  Не все испытания будут легки,  И жизнь перед нами лежит как тетрадка,  В которой пока еще нет ни строки. 
Мы встали со своих мест, и хором проговорили давно уже заученные слова:
- Звени над прошедшим и настоящим,  Над тем, что сберег я, и что не сберег.  Звени же над детством моим уходящим,  Печальный, прощальный, последний звонок!
И тут же раздался мелодичный звон колокольчика. Маленькая, хрупкая девочка сидела на плече у Ромы, и пыталась оправдать возложенные на неё надежды. Слёзы хлынули с новой силой, внутри будто бы что-то оборвалось. Появилась какая-то пустота. Это конец. Мы ни когда больше не будем учить уроки, ни когда не получим больше двойку, и ни когда не будем переживать из-за не выученного урока.
Теперь у нас будут другие проблемы, и все школьные неприятности, покажутся нам просто детским лепетом. Из моих глаз текли слёзы, я не смогла больше их держать в себе. Я не хочу! Не хочу уходить из школы, не хочу куда-то уезжать, я хочу остаться здесь, среди своих друзей, полюбившихся учителей. Хочу в первый класс!!!
- Дорогие наши выпускники, с праздником вас! Мы все желаем вам удачи в сдаче выбранных вами экзаменов, вы всё сдадите!– прочитала Катя
- Ни пуха, ни пера! – прокричали в микрофон ведущие.
- К чёрту! – прокричали мы все в ответ и зал заполнили аплодисменты.

Экзамены проходили быстро, но так, же быстро мы теряли наши драгоценные нервы. Русский и математику я написала по моим ощущениям нормально и переживать, на что я написала, не было ни какого желания.
Я побывала в женской консультации ещё до экзаменов. Мой срок составил четыре недели. На вопрос: будете ли сохранять беременность? Я не задумываясь, ответила: Конечно! Роме я так ни чего и не сказала. С Линой мы сошлись на мнении, что я всё расскажу на выпускном вечере, так сказать двойной праздник. Кроме Полины, Риты и Лины про моё интересное положение больше никто не знал.
Ну, вот я и выпускница. Почему я не могу выспаться в этот счастливый день? Мама подняла меня ни свет, ни зоря, и уехала. За последнюю неделю я видела её только поздним вечером, уставшую и замученную. У неё был завал на работе и вдобавок родительский комитет попросил её помочь с выпускным вечером. Мне было её жалко, но я ни чем не могла помочь.
За неделю до выпускного, мы с Линкой прошлись по магазинам и купили себе по платью. Я выбрала себе белое платье без бретелек с широким золотистым поясом, подол платья был длиннее, чем его перед, что мне нравилось ещё больше. К платью мне пришлось купить туфли на каблуке, тоже золотистого цвета и маленький клатч в тон туфлям. Лина выбрала себе короткое платьице. Само платье было розового цвета, но чёрная мелкая сетка поверх розового материала, давало платью некую изюминку, подруга просто не смогла пройти мимо него. Лина, так же как и я купила под платье новые туфельки. Бежевые туфельки с такой же затеей, что и платье, с открытым носком и бантиком были великолепными, на них тоже присутствовала сетка. Мы остались довольны своим шопингом.
Я только успела позавтракать, как в дверь позвонили. Марина любезно проводила молодую девушку в мою комнату. Яна делала мне причёску на последней звонок, мне понравилась её работа, поэтому на выпускной вечер свои волосы я тоже предоставила ей. Минут через десять в моей комнате появился визажист. На всю красоту ушло где-то 2-3 часа. В запасе у меня оставалась ещё столько же времени.
Официальная часть была назначена на два часа дня. Потом культурная программа и фотосессии по Москве, ну а вечером праздник. Для выпускного вечера был специально снят ресторан на всю ночь.
Так же сегодня должны были приехать папа, Стас и Денис, но рейс задержали, и я молилась, чтобы они успели хотя бы к началу.
В час дня я приехала в школу. В коридорах было очень оживлённо, то и дело я натыкалась на родителей выпускников или на учителей. Заходя в кабинет, я наткнулась на Рому. Он улыбнулся мне и обнял.
- Поздравляю с выпускным, - сказал он, и прильнул к моим губам.
- И я тебе поздравляю, - улыбнулась я.
Последний месяц, мы очень мало проводили времени вместе. Вроде как экзамены, все мы ушли с головой в учебники, а с другой стороны мой секрет не давал мне возможность много времени проводить с ним, неделю назад у меня начался токсикоз. Я чувствовала, что что-то происходит, нет, мы не отдалялись друг от друга, мы так же созванивались, переписывались, мы просто меньше проводили времени вместе.
- Сестрёнка тебя уже потеряла, - усмехнулся Рома.
- А где она?
- А кто её знает?
- А ты куда шёл? – спросила я, вспомнив, что мы столкнулись в дверном проёме.
- Попросили помочь в зале.
- Не буду мешать, - улыбнулась я.
- Ты и не мешаешь, - ответил с улыбкой Рома, и, подарив короткий поцелуй, пошёл по коридору.
В кабинете было не очень много народу, но всё равно в воздухе чувствовалось праздничное настроение. Нас ни кто ничего не заставлял делать, все нас только поздравляли. За десять минут до начала приехала мама, моему счастью не было придела, когда за её спиной я увидела папу.
- Папочка! – крикнула я и рванула к нему. Папа с готовностью раскинул руки. Как же я соскучилась! Мы не виделись три месяца и редко созванивались из-за его занятости.
- Поздравляю.
- А меня ни кто обнять не хочет? – Спросил Стас.
- Конечно, хочет! – Воскликнула я, и папа передал меня в руки Стаса. Рядом с нами я увидела Полину, которая прижималась к Денису. Я не смогла сдержать улыбку, они хорошо смотрелись вместе. Через минут пять в кабинет зашла Ирина Геннадьевна:
- Прошу всех пройти в актовый зал!
Официальную часть вели Лина и Сергей. Лина так и не появилась в классе, и соответственно она не знала, что приехал Стас. Что ж, будет приятный сюрприз.
Сегодня ни кто уже не плакал, у всех было хорошее настроение. Вот и последняя песня спета. Лина с Серёжей заняли места в зрительном зале, а Татьяна Анатольевна, наша директриса поднялась на сцену, и началась долгая процедура вручения аттестатов. Мы с Ромой получили аттестаты с отличием, и золотые медали. Всего золотых медалей было штук десять. Я была рада за каждого.
Лина чуть не разревелась, когда увидела Стаса. Я же быстренько смоталась из зала с родителями. Это было единственное время, когда я могла побыть с ними двумя. Жалко только, что Дима на переговорах в Нью-Йорке застрял.

Глава 20.

Когда начало темнеть, мы наконец-то доехали до ресторана. Буквой «П» стояли столы с едой, тамада всех посадила за столы и начала свою программу. Но у выпускников была своя программа, и поэтому все сразу накинулись на еду. Наш ужин прерывался частыми конкурсами, но это всё равно, ни чего не меняло. Когда с едой было покончено, все начали просить музыку. Свои туфли я поменяла на балетки. И с радостью направилась танцевать.
Рома куда-то пропал, и я не могла уже долгое время с ним поговорить.
- Дашенька, - подошёл ко мне какой-то мужчина. На вид ему было лет пятьдесят. На седой голове присутствовала лысина. Строгий костюм, делал его солидным человеком. – Поздравляю!
- Эмспасибо, - ответила я, мама учила быть вежливой.
- Я Баринов Александр Львович, отец Ромы и Лины, - ответил мужчина, видимо заметив моё недоумение.
- Приятно с вами познакомиться, - искренне улыбнулась я. «Вы скоро будете дедушкой» - промелькнуло у меня в голове. Нет! Сначала надо сказать Роме.
- Мне тоже очень приятно, но жаль, что мы знакомимся при таких обстоятельствах, - Баринов погрустнел.
- При каких?
- А разве мой сын тебе не сказал? – Удивился он.
- Пап - а вот и сын, усмехнулась я. Только вспомни. Рома как-то со страхом в глазах глянул на меня.
- А вот и сыночек, - улыбнулся Александр Львович.
- Папа, не надо - опять я ни чего не понимала.
- Объяснит мне кто-нибудь, что тут происходит! – я начала закипать.
- Мне очень жаль тебе это говорить, но у моего сына есть невеста, свадьба в середине июля. Разве он не чего не сказал? – Спросил Баринов, но его слова не произвели на меня, ни какого впечатления. Я была предупреждена об этих «невестах» ещё в начале наших отношений. Но надо было ответить на вопрос, поэтому я просто покачала головой. – Странно
- Здравствуйте Александр Львович! – К нам подошла симпатичная блондинка в розовом платье с завышенной талией, из-под платья был виден небольшой животик, месяц третий-четвёртый. «Что-то много беременных развелось» - задумалась я.
- Даша, это Оксана, - любезно представил мне девушку, Баринов старший.
- Здрасьте! – обратилась она ко мне, а потом направилась к Роме. – Милый, я тебя ищу здесь уже час.
Я стояла и смотрела с улыбкой на этот цирк. Рома бы сказал что-нибудь, если его отец что-то придумал. Но он молчал, значит, эту девушку он не знает. Сейчас он разоблачит отца, а я скажу ему про ребё.
- Оксана? Что ты тут делаешь? – непонимающе спросил Рома.
В доли секунды мой мир разлетелся на много маленьких частиц. Внутри меня что-то сломалось. Сердце больно кольнуло.
- Милый, ну как же? Ты же сам мне вчера сказал, чтобы я пришла!
- Оксанка? – Послышался голос Лины.
- Привет, Линочка!
- Не смей меня так называть! – Воскликнула Лина. Мы стояли в стороне от посторонних глаз, но мне казалось, что мы привлекли общественное внимание к себе. Я огляделась, нет, всё чисто, ни кто даже не смотрит на нас. – Даш, ты как? – спросила подруга.
- Беременным нельзя волноваться, - прошептал мне на ухо знакомый голос, который я мгновенно узнала. Стас! Резко повернувшись, я посмотрела на него. В его глазах была радость за меня, но там так, же был и страх.
- Лина! – прошептала я, на что друг немного улыбнулся и кивнул. - Всё хорошо, - ответила я двусмысленно подруге, мы обе понимали, что речь идёт о ребёнке. – Счастья вам в личной жизни, - обратилась я к Роме. Он что-то хотел сказать, но посмотрев мне в глаза, в которых без сомнения был океан боли, передумал. А я позволила Стасу меня увести подальше от этой компании.
Вечер был безвозвратно испорчен, и даже шутки Стаса и Дениса не могли отвлечь меня от сильной боли в районе сердца. Я не чувствовала ничего. Только боль и отчаяние. Видимо Денис это заметил и, взяв меня за руку, повёл в неизвестном направлении. Мы вышли на улицу, но Денис не останавливался, свернув за очередной поворот, он остановился.
- Даш, мне жаль, что всё так получилось, но ты должна теперь думать не только о себе, - начал он. Откуда он знает?
- Я не могу, Динь, зачем он так со мной?
- Я не знаю, Даш, ты сильная, где та Даша, которую я знал? Где та, которая ни чего не боялась, а наоборот ввязывалась в разные приключения? Где девушка, которая разбивала всем парням сердце, и даже не задумывалась о последствиях?
- Её больше нет, - грустно ответила я. – Она влюбилась, и её холодное сердце оттаялотеперь, ей самой разбили сердце
Не говоря больше не слово, Денис прижал меня к себе. Когда моя голова коснулась его плеча, слезы ручьем полились из глаз. Наконец-то, меня прорвало. Я больше не могла держать в себе все нахлынувшие чувства: страх, боль, отчаяние, ненависть, злость, печаль, безысходность – все слилось единым потоком. Но, несмотря на это, у каждого чувства был свой вкус. Я отлично различала их. Боль – горькая, жгущая мои легкие и горло. Страх – холодный и обволакивающий, как азот. Отчаяние – соленое и теплое, как мои слезы. Ненависть – сухая и горячая. Злость – горькая и перечная, как индийские специи. Печаль – кислая, как лимонный сок. Безысходность – прозрачная и прохладная, как туман, окутывающий тебя, от него не укрыться, он обволакивает всё тело. Я опустела... Все вырвалось наружу вместе с неистовым воплем... 
Денис не говорил ни слова, он успокаивающе гладил меня по голове. Когда я немного успокоилась, он заговорил:
- Даш, я знаю как тебе тяжело, и это уже не изменить. Время не лечит, оно учит жить с болью. Пройдёт время и всё устаканится. Из-за того что ты сейчас так убиваешься, ни чего не меняется, ты делаешь хуже только себе. Он не стоит твоих слёз.
- Я люблю его! – Воскликнула я.
- С тобой всегда останется его частичка. – Денис кивнул на мой живот.
Не знаю как, но мне и вправду стало легче, то ли от разговора, то ли от пролитых мной слёз. Денис знал, о чём говорил, мы познакомились с ним уже после смерти Максима. Тогда нас как будто свела судьба. У него погибла девушка, у нас погиб друг. Мы как могли, поддерживали друг друга. Дэну было тяжелее, чем нам, это была его первая любовь, и он потерял её. Наверное, именно он, сейчас имел право говорить обо всём этом. После неудавшегося суицида он начал иначе смотреть на жизнь. Полина первая, кому он хоть как-то открылся, и не удивительно, что именно он решил со мной поговорить.
- Спасибо тебе. – Сказала я и обняла парня. Денис обнял меня в ответ и так мы простояли ещё немного времени, пока я не начала понимать, что замерзаю.
- Пожалуйста. Пойдём внутрь, ты замёрзла.
В зале было так же шумно, как и полчаса назад. В толпе я нашла Стаса и Лину, и направилась к ним.
- Лин, позволишь? – спросила я, намекая на то, что хочу поговорить.
- Конечно, - улыбнулась подруга.
Очень удачно ди-джей включил медляк. Стас обнял меня за талию и притянул к себе.
- Когда у вас выпускной? – спросила я тихо.
- Завтра.
- То есть вы сегодня назад? – удивилась я. На что последовал кивок. – А можно с вами?
- Как же без тебя? Без тебя будет скучно, теперь нас семь человек.
- В смысле? – не дошло до меня.
- Ну, девочки изъявили желание ехать с нами, если едешь ты, возможно и тётя Ната тоже поедет, - просиял Стасян.
- Всё с тобой понятно, - улыбнулась я. - Во сколько самолёт?
- Через три часа, - посмотрел он на часы.
- Тогда нам пора. – Сделала я вывод и пошла всех собирать.

Глава 21.

Пока я собирала вещи, Стас в двух словах рассказал, всё произошедшее на выпускном, моим родителям. Мама злилась, папа её пытался успокоить. В итоге, мама согласилась со всеми вместе поехать в Екатеринбург.
Едва оказавшись в машине, я нервно вздохнула. Ехать недолго, но хватит для размышлений. Краем сознания я уловила, что машина тронулась с места, я лишь рассеянно смотрела в окно, замечая яркие неоновые вывески. Как этот мир фальшив. Кричащие названия, яркая наружность – всё что угодно, лишь бы скрыть гниющее нутро. Зависть, фальшь, лесть – всё, словно один большой червь, ест человека изнутри, оставляя лишь наружность, оболочку. Быть может, мы сами виноваты, что люди, окружающие нас, так жалки? Может быть но лишь наполовину. Мы сами выбираем свой путь.
Денис правильно заметил. Где та, которая разбивала парням сердца и даже не задумывалась о последствиях? Та самая Снежная королева, которой было плевать на чувства других? Черт! Даже расставание с первой любовью прошло у меня менее болезненно, чем это. «Первая любовь - это не та, которая была первой по счету, а та, в которую ты больше всего вложил себя и свою душу» - когда-то мне казались эти слова смешными, теперь же я в полной мере осознала весь смысл этой фразы.
Когда-то я смогла сделать из себя стерву и надеть маску безразличия. Почему я не могу сделать так же сейчас? Люди уходят из моей жизни. Люди вторгаются в мою жизнь. Останется неизменной, лишь моя семья. Ну, а я просто надену очки и вставлю наушники, включу любимую музыку, выпью с друзьями и буду жить дальше. Я знаю цену всем красивым словам, которые бросают мне мимо проходящие парни. Просто я всегда помню: существует два мнения - МОЕ и неправильное! Все в моих руках, а то, что не в руках, то у моих ног! Я - королева этого мира! Так учил отец. Что-то не нравится? Ищи другую! Когда-то именно осознание всего этого помогло мне выжить в мире пафоса и гламура. Мне плевать кто, что про меня говорит, наплевать, где в какой газете кто, что написал, мне плевать на то, что думает тусовка, чтоб задеть меня нужен ранг и подготовка... Когда-то я смогла закрыть дверь в своё сердце и написать «ВХОДА НЕТ!», но пришла любовь, и сказала «Я не умею читать», теперь я попробую закрыть дверь повторно, но уже наглухо, чтобы больше не было так больно.
Приехали.
Мы прошли регистрацию, и нас быстренько проводили в самолёт.
- Даш, ты в порядке? – Спросила мама, сидящая в соседнем кресле. – Ты какая-то бледная.
Папа сидел через проход от нас, это был мой шанс.
- Мама, мне надо с тобой поговорить.
- Говори, что ты хотела? – Обеспокоенно посмотрела она на меня.
- В общемянубеременна, - промямлила я.
- Какой срок?
- Два месяца, - ответила я, - я не буду делать аборт!
- Даш, - после долгого размышления заговорила мама. – Я не должна говорить это тебе сейчас. По всем договорённостям, ты должна была всё узнать только после тридцати. Но я всегда была против всех этих чёртовых правил.
- Ты о чём?
- Прошу, не перебивай, и так сложно собраться с мыслямиЭто произошло много лет назад. На одной из окраин нашей необъятной Родины, жили два враждующих племени. Их земли разделяли всего пару брёвен, лежащих по периметру. Вождь первого племени, назовём его вождь А, находил любой повод для конфликта, так же как и второй – вождь В. Война между вождями очень надоела народу обоих племён, но ни кто ни чего не мог сделать. Так в очередной день противостояния на территорию племён заявилась старушка. «Вы! - ткнула она пальцем сначала в одного, а потом и второго вождя. - Из-за того, что вы портите жизнь своему народу, вы и ваши потомки с этого дня будут прокляты! Твои потомки, - ткнула она на Вождя В, - по женской линии, всегда будут влюбляться в твоих потомков, - указала она на Вождя А, - по мужской линии. Их будет тянуть друг к другу с невероятной силой, а вы ни чего не сможете с этим сделать. Только признав, власть друг друга, вы сможете хоть как-то повлиять на события, которые будут происходить вокруг вас» Старуха ушла, не попрощавшись, а её слова проверить на протяжении следующих пяти поколений, так и не получалось. В одной семье рождались одни девочки, в другой – одни мальчики, а это пророчество рассказывали как некую семейную сказку. Но вот в один день всё случилось. Девочку назвали Мстислава, а мальчика Родислав. В тот день наложенное проклятье начало своё действие. Но племена даже и не задумывались об этом, в одном племени, которое когда-то возглавлял вождь А, праздновали рождение мальчика, а в другом – девочкиШло время и дети росли, и уже в осознанном возрасте, Мстислава и Родислав случайно встретились в лесу, который полюбился им ещё с детства. Старуха оказалась права, как будто ни видимая сила тянула их друг к другу, но они оба понимали, что из-за войны их племён, им не суждено быть вместе. Были попытки сбежать, но бедных детей находи, и возвращали домой.Выбора не было, и скрипя сердцем, на нейтрально территории два представителя от каждой семьи приняли решение: проклятые семьи должны были разъехаться. О примирении не шло даже речи. Быстро собрав вещи семьи, разъехались, даже не подумав о своём народе. – Мама посмотрела на меня, в её глазах не было и намёка на улыбку. – Продолжать? – Я кивнула. – Шло время, менялись нравы, воспитание, взгляды на жизнь, но низменным оставалось только одно – вражда двух семей. Дети двух племён находили друг друга в любых уголках мира, что ещё больше злило их родителейВ середине XX века, в очередной раз, два отца встретились. Возможности были уже другие, и один из них решил взять всё в свои руки. Решение звучало так: «Теперь, не смотря ни на что, я буду отслеживать каждый шаг своего сына. Так же я буду сам находить невесту сыну, которая будет из достойной семьи». Другой отец не решился на такие кардинальные действия в отношения своей дочери. На этом и порешили, но даже это решенное не помогло остановить проклятье. Дети продолжали встречаться, влюбляться, но теперь парней насильно заставляли жениться, а девушки оставались с разбитыми сердцами. Эту историю мне рассказал отце, когда мне было тридцать. На тот момент я была счастлива в браке с Олегом, но во мне что-то сломалось после этого рассказа. Я сделала много ошибок, и да, я тоже оказалась одной из тех девушек, которым разбили сердце. Наверное, ты знаешь мою историю, - я кивнула, - кто тебе её рассказал?
- Бабушка, - тихо ответила я. Мама улыбнулась.
- Она знала далеко не всё. Олег бросил меня, когда увидел сына. Дима родился светленьким, в семье немного смуглых людей, это было странно. Не знаю, как это получилась, я ему не изменяла, даже не думай! Дома оставаться мне было в тягость, поэтому я решила пойти учиться. В Москве вместе со мной на курсе учился один парень, богатый сынок известного бизнесмена. Он видел во всех только деньги, важные знакомства, его так воспиталия и сама не поняла, как у нас завязались отношения. Но так вышло, и отступать назад было бессмысленно. Я убедила себя поверить этому парню. Саша был очень внимательным, красиво ухаживал, хоть и знал, что мне было всё равно на его деньги. На нашем потоке мы были самой обсуждаемой парой. Порой, которая почти не ссорилась. По окончанию ВУЗа, все ждали нашего объявления о свадьбе, но его так и прозвучалоЯ очень хорошо помню тот день, было солнечно и тепло, Саша предложил мне погулять в парке, и я согласилась. Я хотела сказать ему, что беременна, я уже предположила дальнейшее развитие событий«У меня есть другая, - заявил он, - прости, надо было тебе сказать раньшене смог». День был испорчен, а он ушёл, оставив меня одну. И вот тогда я сорвалась, я замкнулась в себе, разорвала все отношения с друзьями, сделала аборт, получила диплом и уехала домой. Мне было плевать на окружающий меня мир. Своё спасение я нашла в Диме, потом простила Олега, и он сделал мне предложения, потом родилась ты. Моя жизнь в полнее удалась, но когда отце мне всё рассказал, старые чувства вернулись, и захлестнули меня с новой силой. Жить одной мне в радость, теперь, когда я в Москве, я часто его встречаю, и я обязательно выскажу ему всё, из-за того, что он испортил тебе такой день. Мне искренне жаль, что так всё получилось, наверное, нужно было рассказать тебе раньше, я ведь знала, что ваши с Ромой отношения до добра не доведут, но не смогла пересилить себя, не смогла всё сказать, а знаешь? Я до последнего надеялась, что Саша так не поступитДаш, я не вправе указывать тебе, как поступить с твоим ребёнком. Я в своё время поступила так, как считала нужным, сейчас я жалею об этом. Мы учимся не на чужых ошибках, а на своих. Знай только одно, ты ни кого и ни когда так сильно не полюбишь как его
- Я хочу его оставить, - твёрдо заявила я.
- Значит я бабушка, - просияла мама, и одинокая слеза скатилась по её щеке.
Оставшееся время до посадки, я просидела в маминых объятиях.

На следующий день состоялся выпускной вечер в школе, которая стала мне родной. Меня были рады видеть все учителя, и даже выпускники. Моя бывшая лучшая подруга держалась весь вечер в стороне от меня, но мне было всё равно. Я будто бы получила второй шанс: отпраздновать выпускной в хорошей компании и без происшествий. За всю ночь, я перетанцевала со всеми, с кем только могла, но этого казалась мне мало. Ребятам удалось меня отвлечь от всех переживаний, и я была им за это благодарна.
Уже утром мы заявилась домой. Квартира была у нас большая, и места хватило всем.
«Друзья, которые поддержат тебя и помогут пережить всё плохое, вот что главное иметь в жизни» - поняла я.

Глава 22.

Прошло семь лет после того, как я закончила школу. За это время я сильно повзрослела. У меня родилась дочка Анечка, с которой я проводила всё своё свободное время. Лишь став мамой, я поняла - как много нежности и тепла таило в себе мое сердце. Как много слов любви и теплых объятий мне хочется дарить своей малышке. Как сильно хочется прижимать к сердцу своё родное дитяТеперь я знаю, что моя кроха делает меня еще более Любящей, Женственной, Мудрой! Она делает меня самым ценным человеком на земле - она делает меня Мамой!
Моя мать позаботилась о своей внучке, ещё беременная я вышла замуж. Не по любви, конечно, но Джон стал мне хорошим другом и верным соратником и да, я полюбила его со временем, но эта любовь была иной, не похожей, ни на одну прежде. Он ни когда не спрашивал об отце Анютки, за что я была ему благодарна. Аню он считал своей родной дочерью, но я прекрасно понимала, что он хочет от меня и наших общих детей. Мы ни когда не лгали друг другу, в нашем доме царила идиллия и покой. Аня любила его, и все кто был не в курсе, считали Джона родным отцом Анютки.
В девятнадцать лет я поступила в Гарвардскую школу бизнеса. Родители мне очень помогли, всё-таки деньги в наше время решают многое. На третьем курсе я и Дима похоронили родителей. Автокатастрофа. Следователи говорили, что это случайность, а все друзья родителей в один голос твердили, что это уже давно планируемый заказ.
В завещании, которое было предусмотрительно составлено, наследниками всего движимого и ни движимого имущества значились мы с Димой. Мне досталось всё, то, что имела мама, Дима же унаследовал всё имущество отца. Мы так и не поняли, почему деление произошло, таким образом, но, ни кто из нас не возмущался. Пока я училась, всем бизнесом занимался Дима.
Брат не жаловался на всю скинутую, на него нагрузку, он всё прекрасно понимал и шутил: «Вот выучишься и “умоешь” всех наших конкурентов». За семь долгих лет, любимый братик женился на милой и очень доброй девушке, и сделал меня два раза тётей. Я очень любила своих племянников, а Ани нравилось с ними нянчиться, после этого она всегда просила себе братика или сестрёнку.
Мы жили не далеко от университетского кампуса. Мне очень нравилась атмосфера учёбы. В кампусе всегда было очень уютно и гостеприимно, за мной на протяжении всего времени обучения была закреплена кровать в двухместной комнате общежития. Моей соседки Иззи, очень повезло, я оставалась в кампусе, только если рано утром надо было сдавать экзамен или уже было поздно ехать домой, всё остальное время комната была в полном её распоряжении.
Учиться было, трудно, не спорю, но пять лет в Гарварде пролетели, будто бы пять дней. Вчера в мантии и в шапочке с кисточкой я получила свой свёрток, говорящий о том, что я закончила, своё образование в самом престижном университете мира.
Ещё вчера на вручении, со всех сторон слышались предложения о работе. А уже сегодня нам нужно из трёх самых настойчивых фирм выбрать одну и подписать с ними контракт.
В здание администрации я пришла одна из первых. Я села на подоконник и включив музыку погромче, надела наушники. Музыка успокаивалав плеере проиграло песен пять, и когда заиграла очередная мелодия, наушники слетели с моей головы.
- Как не стыдно! На подоконник и с ногами! - Услышала я русскую речь и не смогла не улыбнуться.
- Не поверишь, не стыдно! Привет! – Ответила я.
Парень, который стоял передо мной, был тоже из России. Андрей приехал в университет из Воронежа, и мы как-то сразу нашли общей язык. В отличие от моих, его родители копили на его образование, с самого его рождения, и отказаться он просто не мог, да и не хотел.
Через пару минут нас пригласили пройти по кабинетам, так как русскоговорящих на потоке было только двое, нас с Андреем отправили в один кабинет.
- Здравствуйте, - встал молодой паренёк, как только мы зашли.
- Здравствуйте, - протянул ему руку мой друг, он чувствовал себя неуютно от такого внимания. Я же вообще промолчала.
- Давайте перейдём сразу к делу. Меня зовут Антон, я независимый представитель из России. В вашем распоряжении контракты двух корпораций и одной фирмы, все они находятся в России. - Он протянул нам с Андреем по три бумаге. Помните, на вас ни кто не давит с выбором.
Мне не надо было объяснять дважды, я пробежалась по трём контрактам глазами. Первый, был от фирмы «Южный закат», хорошей график работы, нормальные деньги для фирмы, которая занимается рекламой, да и вроде должность тоже ни чего, но это было всё не моё. А вот второй и третий контракт меня заинтересовали больше всего: заработная плата и график работы был почти один и тот же, вот только один из них, был от нефтяной корпорации «Баринов и партнёры» а второй – «нефтяная корпорация Булычёвых».
- Я могу сделать один звонок? – Спросила я, у паренька. Он напрягся, но кивнул.
Я отошла к окну и набрала номер брата.
- Привет, что случилось? – Услышала я голос брата.
- Привет, почему что-то должно случиться? – невинным голосом спросила я.
- Наверное, потому что у нас сейчас час ночи, и я только задремал.
- Ой, прости, - чёрт! Я и забыла про разницу во времени.
- Сестрёнка, я хочу ещё досмотреть тот сон
- Хорошо, хорошо. Короче, передо мной сейчас лежит два контракта, какой мне подписывать?
- Ах, да. Надо было тебя предупредить, - хохотнул Дима, - в общем, большого отличия между корпорациями нет, но ты в праве сама решать какой контракт ты подпишешь.
- Подожди, но ведь
- Даш, с недавнего времени мы с Бариновыми являемся компаньонами
- ЧТО? – Воскликнула я.
- Не кричи! Давай потом поговорим, у нас не все активы объединены, только пару штук, как ни как, а Ромыч мой другпрости.
- Да нет, всё правильно, личное должно остаться личным, работа есть работа. Спасибо, что поговорил со мной. Спокойной ночи вам там.
- А тебе удачного дня.
Я закрыла телефон и повернулась к Антону:
- Может быть, вы что-нибудь расскажете о данных компаниях? – Спросила я.
- Эмм - он не ожидал такого вопроса. – Ну, я ни много могу рассказать о данных корпорациях, и уж тем более об этой фирме, я ведь независимый представитель
- Постарайтесь рассказать хоть что-нибудь, - мило улыбнулась я.
- Даша, - упрекнул меня Андрей.
- Что? Я просто хочу узнать, где мне предстоит работать.
- Ну, хорошо, - сдался паренёк, - я попробую. Начнём по возрастающей. Фирма «Южный закат» ещё очень молода, на рынке труда её ещё ни кто не воспринимает в серьёз, возможно, когда-нибудь она, и прославиться, но сейчас ей приходится очень сложно. Вторая по возрастанию, это корпорация «нефтяная корпорация Булычёвых». Булычёвы хорошо держатся на рынке, корпорация живёт уже достаточно долгое время, но сейчас у них есть не большие трудности. Главный акционер поменялся, а как он будет вести свои дела, ещё ни кто не знает. Ну и наконец, корпорация «Баринов и партнёры», это одна из первых нефтяных корпораций в Москве: хорошая зарплата, понимающее начальство и нормируемый рабочий день. Воткак-то так.
- Не впечатлил, - усмехнулась я, и, взяв ручку, поставила свою подпись на контракте своей родной фирмы.
- Почему? – Вылупился на меня парень.
- Что, почему?
- Почему именно она? – Последовало уточнение.
- Потому что, я знаю эту корпорацию, а то, что ты мне тут про вторую корпорацию наговорил, нет, точнее не договорил. Что же ты не сказал, что там тоже поменялся руководитель? – Мой вопрос смутил Антошку. – Так же я пропустила информацию о том, что в последнее время две корпорации работают вместе, так что большой разницы, где ты официально числишься, нет. – Парень заметно покраснел. – И да, совет на будущее, когда идёшь завлекать людей от какой-то конкретно организации, то потрать время и узнай хоть немного о других, конкурирующих организациях. – Он кивнул, а я взяла сумку и вышла из кабинета. Надоело.
До дома все мои мысли были заняты Россией. Меня тянуло на родину первые пару лет, а сейчас мой дом здесь, рядом с мужем. Я прекрасно понимала, что Джон примет любое моё решение, как ни как, а уже несколько лет он то и дело предлагает мне стать домохозяйкой. Большая семья – вот его заветная мечта. Но я не смогу сидеть дома, я умру от скуки

Глава 23.

- Я не хочу уезжать, - сказала я Джону и села на кровать.
Время было уже за полночь, но неоновые вывески за окном, не давали насладиться темнотой ночи.
- Моё предложение в силе, оставайся. Моя семья не в чём и ни когда не будет нуждаться.
- Мой ответ тоже в силе, я не могу. Джон, я не предназначена для домашних хлопот, мне больше интересно что-то продавать, командовать людьми, подписывать выгодные договоры, которые приносят хорошие деньги
- Эй, - Джон сел на кровать рядом со мной. – Я же не настаиваю. - Он сгреб меня в охапку и зарылся в мои волосы. - Нет, значит, нет. Тебе интересно это дело, ты обязана поехать. Где ты теперь работаешь?
- «Нефтяная корпорация Булычёвых» - С улыбкой ответила я.
- Ооо, ну, теперь вы с братом всех “умоете”, - рассмеялся мой муж.
- Всех не сможем
- Ну, да, пожалейте хотя бы меня.
На такое заявление я не смогла не рассмеяться.
- Моя совесть не позволит сделать что-то назло твоему бизнесу, - ответила я, когда немного успокоилась.
Конечно же, мама не могла выдать меня замуж, чёрт знает за кого. Она взяла пример с семьи Бариновых и отдала меня замуж за сына своего старого друга. В той автокатастрофе мы оба осиротели. Джона воспитывал только отец, его мать умерла при родахнам обоим было тяжело пережить потерю дорогих нам людей. Хорошо, что на тот момент Анюта была в Москве и не видела всего кошмара, который здесь происходил.
Я очень благодарна Лине, которая так неожиданно приехала и просто “промыла” нам мозги. «Вы что, с ума сошли? Ещё не хватало, чтобы ребёнок вас в таком состоянии увидел! Вам двоим, есть ради кого жить. Даша, слезами горю не поможешь. Джон, и алкоголем тоже горе не зальёшь. Прошло уже два месяца, как бы тяжело вам не было, пара двигаться дальше. Это сложно, но иначе, ни как». Не знаю как, но она смогла до нас достучаться, подруга всегда мне помогала и часто приезжала в гости. Ну, а уж посидеть с Анюткой для неё было просто небывалой радостью. Лина всегда была и оставалась мне подругой, наша дружба не пошатнулась даже после того злосчастного выпускного. Она до сих пор жила со Стасом, но они так и не решились пока пожениться. Мне всегда казалась, что просто сказать ей «Спасибо» будет мало, мою благодарность было невозможно выразить в одном простом слове.
- Даша, прости, но поехать с тобой, я не могу - погрустнел Джон.
- Эй, ну ты чего? Я же всё понимаю. Ты – известный предприниматель в Америке, а я – русская девушка, которую в штатах ни кто не примет на хорошую должность, а одна возглавить мамин филиал, я не смогу.
- Значит у нас один вариант: встречаться на общих переговорах и в свободное время, - в глазах мужа была безысходность. Что я творю? Почему я не могу плюнуть на всё и остаться здесь?
«Потому что, как бы сильно ты не любила Америку, тебя всегда будет тянуть на Родину, и твой муж сможет смериться с любым твоим решением, как бы тяжело ему не было» - прозвучало в моей голове.
- Джон, прости
- Всё нормально, давай ложиться спать, завтра трудный день.
- Хорошо, - смерилась я.
Днём следующего дня, я, Анютка и Андрей садились в самолёт. Джон с кем-то договорился, и ему удалось проводить нас до самого трапа. Аня мало что понимала из происходящего, но изъявила твёрдое желание ехать со мной.
Мы зашли в салон, место в эконом-классе. Хд, тоже не плохо. Три ряда, по три места, хорошо, что нас трое, и наши места рядом. Не придётся лететь с чужым человеком по соседству.
- Даш, а как ты думаешь, мы сюда ещё вернёмся? – Спросил Андрей.
- Я вернусь точно, а ты, если захочешь, то конечно, вернёшься, - ответила я и устало откинулась на спинку своего кресла. Ночью я почти не спала, только под утро удалось поспать пару часов, и усталость брала своё. Сейчас, когда я в самолёте и все проблемы улажены, я могу наконец-то поспать. Ведь лететь почти тринадцать часов, но вместо сна я погрузилась в свои мысли.
Первое, и, наверное, самое главное, я прекрасно понимала, что теперь мы очень редко будем видеться с Джоном. Как ни как, он был моим мужем, и я по нему уже скучала. Второе, это то, что встреча с Бариновым Романом Александровичем неизбежна. Вот только узнает ли он меня? Ведь я не только сильно повзрослела, так же я поменяла свою внешность: из жгучей брюнетки с карими глазами, я стала эффектной блондинкой с голубыми глазами. Салон красоты и линзы – вот мой секрет перевоплощения. Третье – нужно найти садик для Анютки.
Моей руки кто-то коснулся, и я пришла в себя. В салоне люди просили подушки и плед.
- Мам, - прошептала Аня слишком громко для погруженного в сон салона. Видимо сомневаясь, что я в состоянии с ней поговорить.
- Что случилось?
- А как же детский садик? Я, что не буду больше ни куда ходить? Я подружусь с кем-нибудь в Москве?
- Конечно, доченька, ты обязательно найдёшь друзей, ты будешь ходить в садик, но немножко погодя, - успокоила её я.
Осторожно пробираюсь между спящими пассажирами к нам подошла стюардесса.
- Подушки нужны? – Её чуть слышный шепот звучал как упрёк, на наш оживлённый разговор. Я заметила, что Андрей уже спит.
- Да, одну, пожалуйста, - улыбнулась я. Стюардесса улыбнулась в ответ. Видимо надеясь, что шума больше не будет. Она быстро вернулась обратно с подушкой и пледом, и вручила всё Анюте.
- Ну вот, и как я тогда найду друзей, если я буду сидеть дома, - надулось моё маленькое чудо.
- Не переживай, я тебя познакомлю со своими друзьями, - настроение у дочери заметно улучшилось. – А теперь попробуй поспать. – Она кинула, откинулась на подушку и закрыла глаза.
А я подняла шторку иллюминатора и стала смотреть в бесконечную темноту, которая с каждой секундой становилась всё роднее. Спать мне не хотелось, поэтому я включила экран, который находился, в, впереди стоящем кресле, и начала рыться в различных приложениях. Надев наушники, я остановила свой выбор на каком-то музыкальном канале.
Я впервые за всё время, проведённое в штатах, позволила себе подумать о прошлом. Музыка шла как фон, к моим воспоминаниям. Моя жизнь делилась на две части, «до» моей свадьбы и «после» неё. Всё что было «до», хранилось в самой глубине моего сознания, и не с кем не обсуждалось. Джон знал немного из моего прошлого, только то, что ему требовалось знать. А вся моя жизнь «после» была известна всем моим новым друзьям, это всех устраивало.
Москва. Когда-то в детстве я мечтала о Москве. Мне казалось, что этот город – самый лучший. И, конечно, всеми силами я стремилась туда попасть: собирала открытки, слушала песни, мучила родителей уговорами свозить меня в столицу. И вот я приехала в Москву. От былых сладких грез остались только открытки... Москва не оправдала моих надежд, деньги, пафос, фальшь, вечные пробки и жгучая боль. Боль, которая не забывается, она всегда живёт с тобой, несмотря ни на что и даже время не лечит, как говорят многие. Время просто стирает границы, когда-то таких ярких воспоминанийно яя, помню. Помню, как мы познакомилась с Линой, помню, как с каждым наступившем днём, мы становились всё ближе друг к другу, помню, свой первый день в новой школе, помню, первые чувства к Роме, помню, его любящей взгляд, первый поцелуй, первый секс, помню, наши зимние каникулы в Майами, помню тот кулон, который до сих пор ношу на шее, помню ту аварию, помню все дни, которые я провела в больнице, помню все уроки с ним, помню, как узнала, что беременна, помню, выпускнойя помню всё, и от этого мне ещё хуже.
Я глубоко погрузилась в свои воспоминания, поэтому, когда стюардесса сказала что-то по-английски я не сразу пришла в себя.
- Уважаемые пассажиры, наш самолёт готов к посадке. Пристегните свои ремни безопасности и приведите спинки кресел в вертикальное положение, - проговорила она уже по-русски и салон ожил. После хрустальной тишины, щелчки с помощью, которых замки соединялись между собой, казалось, производят огромный шум.
Открыв глаза, я поняла, что уснула. Тело затекло и требовало каких-нибудь действий.
Последовал небольшой толчок характерный для посадки и салон взорвался аплодисментами. Мне всегда было смешно смотреть в это время на иностранцев, недоумение на их лицах неповторимо, в такие минуты меня всегда пробирал смех. Через десять минут мы удачно покинули самолёт.
Забрав свои чемоданы, мы пошли в зал прилёта. Аэропорт, как и всегда просто ломился от скопления людей.
- Дядя Дима! – Крикнула Аня и побежала к дяде. Как она его увидела, для меня оставалось загадкой, даже я с трудом увидела своего брата.
Андрей посмотрел вопросительно на меня, что я могла сказать? Я поспешила к любимому брату. Когда мы подошли, Аня уже восседала на руках у Димы и обнимала его за шею. Рядом с братом стояла девушка модельной внешности и делала вид, что она ни чего не замечает.
- Привет, - улыбнулся мне Дима, и поставил племянницу на пол.
- Привет, - ответила я и оказалась в родных объятиях.
- Ты, наверное, Андрей? – спросил брат, продолжая меня обнимать.
- Да, а вы?
- Булычёв Дмитрий Олегович, можно просто Дмитрий или Дима, но желательно на «вы».
- Учту.
- Это Оксана, моя помощница, - девушка нам кивнула и вернулась к своему занятию.
- Ну, что пойдёмте? – Спросил Дима, но вопрос больше предназначался мне. Я кивнула. Анюта опять взобралась на руки Диме и довольная смотрела на окружающих.
Мы направились к выходу, и возле нас тут же появилась охрана.
- Андрей, Оксана введёт вас в курс дела, - сказал Дима и пристроился рядом со мной.
- Как так получилось, что мы стали партнёрами с нашими конкурентами? – Спросила я.
- Это получилось случайно, я думаю, ты бы меня не поблагодарила, если бы они разорились, а так это их последний шанс.
- Почему тогда Он главный?
- Мы оба главные, просто в чём-то важнее он, в чем-то я, - спокойно пояснил брат.
Так мы и добрались до двух машин.
- Какие люди! – Воскликнул Лёша.
- Приветик, - улыбнулась я. Он приобнял меня и поцеловал в щёчку.
- Привет, принцесса, - посмотрел он на Аню.
- Привет, я скучала по тебе! – Такие слова заставили всех улыбнуться, уж очень мило звучали эти слова из уст ребёнка.
Когда все вещи были уложены в багажник, мы сели в машины, Андрей и Оксана сели в одну машину, а я, Аня и Дима - в другую.
- Как у Лины дела? – Спросила я.
- Вот сейчас доедем, и сама у неё спросишь, - улыбнулся милой улыбкой братик.
- Что значит доедем?
- Ну, знакомство с ген. директорами состоится сегодня, а точнее сказать, сейчас.
- Класс! – воскликнула я.
- Прости, ни чего не могу поделать.
На дорогах были редкие пробки, и примерно через час-два мы доехали до места. Аню, мы уговорили и оставили под присмотром Лёши, в машине. Андрей заметно погрустнел и вообще старался как можно дальше держаться от нового начальства.
- Ты чего? – Спросила я, пока мы шли к лифту.
- Не знаю, мне как-то не по себе. Я ведь не из этого мира.
- Да, что ты опять начинаешь?
- Да, нет, я всё правильно говорю. Вот по тебе видно, что тебе все не по чём и с начальством ты на «ты», и с охраной обнимаешься, а я? Меня здесь ни кто не знает. Что мне тут делать?
- Значит так, когда я приехала сюда в первый раз, мне тоже было страшно. И у меня, кстати, есть к тебе одна просьба.
- Какая? – Заинтересовался друг.
- Всё, что было в аэропорту, это большой секрет!
- Что именно? То, что нас встречал твой начальник?
- Да! Запомни, нас встречала Оксана, она быстро ввела нас в курс дела, а когда мы вышли на улицу, подъехали две машины. Мы загрузили вещи и поехали на встречу. Ты и Оксана оказались в одной машине, мы с Булычёвым – в другой. Понял?
- Да.
Я успела всё сказать до того, как двери лифта открылись и пригласили нас зайти внутрь. Ехали мы, молча, и когда мы оказались на нужном этаже Дима повел нас по коридору. Вскоре мы оказались в приёмной. За столом сидела молодая девушка.
- Катенька, скажи Роме, что я привёз гостей, - обратился брат к ней. Девушка послушно передала сообщение по телефону.
- Проходите.
Мы вошли в кабинет, внутри меня всё сжалось от страха. В кабинете было двое: девушка и парень. А он повзрослел: строгий костюм, придавал солидности, в зелёных когда-то таких родных глазах была серьёзность. Девушка была под стать своему брату: черная юбка карандаш, ярко-розовая блуза и зеленые глаза ребенка, подруга совсем не изменилась. Лина сразу меня узнала и готова была кинуться меня обнимать, лишь строгий взгляд Димы и моё еле заметное качание головой, остановили подругу от дальнейших действий.
- Лин, Ром, знакомьтесь, это Даша и Андрей. – Представил нас Дмитрий Олегович.
- Приятно познакомится, - произнёс Баринов. Но глаза парня говорили об обратном, ему было всё равно, а когда он смотрел на меня, в его глазах появлялась злоба. Неужели узнал?
- Ром, что-то не так? – Занервничал Дима.
- Не знаю. Андрей, вы же работаете у меня?
- Эм, да, - непонимающе ответил друг.
- Дарья, а вы хорошо понимаете, куда вы пришли? – Сверлил меня глазами Баринов.
«Что? Что за вопросы? Да, знал бы кто я такая на самом деле, вопросы бы отпали сами собой», - рассмеялась я про себя. А давай поиграем, милый? Я гражданка Соединенных Штатов Америки, знать русский язык я не должна.
- Что? – Спросила я на английском языке. Рома непонимающе посмотрел на Диму.
- Она не знает Русского языка, - пояснил брат. «Спасибо братик, ты чудо!»
- Зачем тогда она тебе?
- Она одна из лучших на курсе, - начал защищать меня брат.
- Андрей, а не могли бы вы закрыть уши? – Спросил Баринов.
- Давайте я лучше выйду?
- Нет, нет, останьтесь здесь. Зачем вам ходить туда-сюда? Это всего на пару минут.
Начальство надо слушать, поэтому друг заткнул уши. Он бы не смог ослушаться, проверять было бы не обязательно, он хочет работать здесь.
- Зачем тебе эта девка? – Прошипел Роман.
- Я уже ответил тебе, - чересчур, спокойно ответил Дима.
- А будто бы ты не знаешь как длинноногой, симпатичной блондинке, можно получить хорошие оценки! – Заводился Баринов.
- Она не такая, успокойся! – Зло прошипел в ответ мой братик.
- Да откуда ты знаешь, какая она?
Лина смотрела на меня, и в глазах у неё было смущение и извинение на слова брата.
- Знаете что? – Вырвалось у меня, да, ненадолго меня хватило. Ладно, отступать не куда. – Роман Александрович, а вы хам!
- Что?
- Вы хам! – Поднялась я со стула. – Не надо всех грести под одну гребенку, если вы разочаровались в одной блондинке, это не значит, что все блондинки такие! Я знаю, на что я способна и все мои достижения я достигла только своим трудом! – На глаза накатывались слёзы, за два наших знакомства, он второй раз сравнивал меня со шлюхой. Я направилась к двери. - И да! – Обернулась я возле двери, - я крашеная блондинка! – С этими словами я распахнула дверь и вышла наружу, слёзы потекли из глаз.

Глава 24(Единственная глава от лица Баринова Романа Александровича).

Дверь с грохотом закрылась. Дима и Лина переглянулись между собой, в их глазах читался смех и смущение, а этот паренёк вообще был какой-то странный, и он до сих пор затыкал уши руками. Что мне с ним делать?
Но больше меня волновал вопрос: что делать с этой блондинкой? Её характер меня зацепил, но только характер. Не люблю блондинок, терпеть их не могу. Тупые, наманикюренные швабры, которые за любое своё достижения готовы лечь под кого угодно. Не знаю, может, есть и другие, но за мою не долгую жизнь бизнесмена я пока других не встречал. У меня переработало много светловолосых девушек, они не только «блистали» своим умом, но и удачно срывали мне достаточно много выгодных сделок, так, же был и постоянный флирт.
- Зачем ты так с ней? – Встал со своего места Дима. – Она тебе ни чего не сделала, что бы ты так о ней отзывался! Я позвоню, - кинул он через плечо у двери, и вышел прочь. Ну и пусть идёт, у него жена дома и двое маленьких детей, а он тут за какой-то девкой бегать собрался.
Я помахал рукой перед лицомкак его тамАнтАндо, точно! Андрея, тот быстро убрал руки от ушей.
- Значит так, у тебя есть неделя на акклиматизацию, а потом трудовые будни. Понял? – Строго спросил я. На работе я строгий и беспринципный, в этом мире по-другому нельзя. Он кивнул. – Лина, покажешь тут всё ему?
- Хорошо! – Ответила сестра серьезно, в её глазах была обида. – Пошли, - скомандовала она, и они оба вышли из кабинета.
Лина так и не простила меня за свою подругу. Вроде прошло достаточно времени, и у нас в жизни произошло много перемен, но сестра принципиально стояла на своём и разговаривала со мной только на рабате. Она ни когда не скрывала ненависти к моей персоне.
- Меня ни для кого нет! – Сказал я по селектору своей секретарше
- Поняла, Роман Александрович.
Передо мной лежала папка с важным договором, который нужно было изменить в течение десяти дней. Но Лина не успела рассказать, что именно не устраивает наших покупателей. Вызывать её ещё раз не вариант, опасно для жизни.
В голове всё ещё крутились мысли о той блондинке. Она напомнила своим поведением мне одну девушкуДаша. Только она и Лина когда-то могли мне всё высказать в глаза, не смотря ни на что. Я люблю и уважаю их за это, но с недавнего времени высказать всё мне в лицо не может, ни ктобояться. Эта блондиночка первая, кто на протяжении последних пяти лет, сказала мне что-то поперёк, и оскорбила тем более прилюдно. Она тоже Даша, почему мне так везёт на это имя?
Даша, Дашенька, Дашуля. Почему у нас так всё получилось? Вроде любили друг друга, жить друг без друга не могли, а потом всё вдруг сломалось. Я не виню её в том, что она убежала тогда с выпускного, в этом была и моя вина. Я мог тогда с ней поговорить, всё объяснить, я до сих пор не понимаю почему не сделал этогонаверное, потому что увидел её взгляд полный боли и ненависти. Тогда я прекрасно понимал, что бы я ни сказал, она мне не поверит, мой отец умеет добиваться нужного результата. И вот ещё один факт, почему я не люблю блондинок. Одна из них испортила мне счастливую жизнь, наверное, моя ненависть началась именно с Оксаны. Не скажу, что мы были друзьями, но знакомыми мы были точно. Я, конечно же, ни с кем не спал. Зачем? У меня была хорошая девушка, которой совсем не хотелось изменять.
Про мою знакомую отец отлично всё знал. Она заявилась к нам ещё по весне и сказала что я скоро стану папой. Ей только-только исполнилось семнадцать лет, и как-то роль «[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]» меня совсем не радовала, но видимо мой папаша решил иначе.
Я спутал ему все карты. Он и в самом деле хотел меня побыстрей женить, но всё пошло крахом, когда я вместо поступления в ВУЗ ушёл в запой. Я снял квартиру на пару месяцев и начал беспробудно пить. Серёга и Игорян иногда составляли мне компанию, но это было редко. У каждого была своя жизнь, у кого-то хорошая, у кого-то не очень.
Дальнейшие десять месяцев прошли как в тумане. Звонки родителей, друзей, мысли о Ней, обрывки снов и алкоголь. Бутылка за бутылкой. Всё изменилось, когда в квартиру ворвался отец. Я плохо понимал, что он мне кричал, он швырнул мне какие-то фотографии. Только когда я просмотрел фотографии, до меня начал доходить смысл его слов. Он рассказывал о том, как Она теперь живёт, чем занимается. Я узнал, что она вышла замуж, родила мужу ребёнка, девочку, и по фотографиям живёт очень хорошо. Она забыла меня, когда осознание всего этого дошло до меня, я словно проснулся. «Нужно двигаться дальше!» - сказал я себе и стал налаживать жизнь, общаться с друзьями, перестал пить, пошёл в армию, в которой отслужил год, а потом поступил в Университет. Два года назад я занял место отца в семейном бизнесе.
После моего возращения из армии мы с Оксаной нашли общей язык. Отца своего сына она так и не узнала, сказала, что много выпила, а кто-то воспользовался выгодным положением. Мне её даже было как-то жалко. Что было, то было, ни чего уже не вернёшь, нужно двигаться дальше не смотря ни на что. Я помогал ей с сыном. Мать-одиночка - не самая радужная жизнь для девушки, от которой отвернулись родные.
Наши отношения с папой тоже наладились и полгода назад, он наконец-то уговорил меня жениться. Отец не ожидал от меня положительного ответа, на протяжении многих лет я говорил одно и то же: «Я женюсь только на одной девушке в этом мире, и мне плевать, что она уже замужем и возможно совсем обо мне не помнит!». Я сдался, да! Надоело! Хочу простой семейной жизни, хочу, что бы кто-нибудь ждал меня дома с работы, с командировок, не прислуга, которую я меняю каждые два месяца, а дорогого человека, который будет искренне меня любить.
Месяц назад отец выбрал себе невестку. Ей оказалась скромная девушка, которую прятали от мира пафаса и гламура. Её вырастили в роскошных условиях, но её это не испортило. Всё своё свободное время она проводила за книжками или что-нибудь готовила. Я и не знал, что остались такие «серые мышки» в нашей столице. Её отец был главой крупного предприятия, и готов был отдать за меня свою дочь, он души в ней не чаял.
«Покажи ей, какая она - настоящая жизнь» - сказал он как-то мне. Ну, я и пытался её вывести в люди, но всё пока было безуспешно. Мы часто с ней гуляли по улицам или в парках, но это было днём, а ночь я проводил с другой, более доступной дамой.
- Роман Александрович, к вам, ваша сестра, - услышал я голос своей секретарши.
- Пусти! Что за вопросы?
- Всё показала? – Спросил я, как только дверь за Линой закрылась.
- Да, я так и не рассказала, что от нас требует «Амегас». – Деловым тоном пояснила она цель своего визита. Я кивнул. – Наши покупатели не довольны ценой на данное месторождение. Их специалисты заявили, что данное месторождение не прибыльное, и платить за разорившееся месторождение такие деньги они не собираются. Так же их не устраивает несколько пунктом о партнёрстве с нами в составленном нами договоре, они обведены в документахну вроде всё.
- И что нам делать? Мы поставили самые минимальные условия, это наш последний шанс!
- Давай перечитаем его и попробуем согласиться на их условия?
- Это не выход, мы разоримся, если пойдём у них на поводу. Всё! Это провал.
- Всё устаканится, у нас ещё девять дней в запасе, что-нибудь придумаем. – Улыбнулась мне сестра. Что это с ней? Какая собака её укусила? А где ненавистный взгляд? – Ладно, я пойду домой. Да, и ты допоздна не засиживайся, через пять минут заканчивается рабочий день. Пока!
И в правду заканчивается, эх, ладно пойду как всегда в бар. Развлекусь и отвлекусь.

Глава 25.

Я села в машину. Анюта спала, укутавшись в плед. Настроение было под ноль, и Лёша это сразу же заметил.
- Что случилось? – спросил он шепотом.
- Не поверишь, нас представляют друг другу второй раз, и второй раз с первых же минут нашего знакомства он сравнивает меня с шалавой!
- Серьёзно? А есть какие-нибудь аргументы всего этого?
- О! Аргумент просто не пробиваемый – я блондинка! – Усмехнулась я.
- Ну а чё? Нормальный аргумент, - рассмеялся Лёша.
- Молчи лучше!
- Ладно, ладно. Не злись.
Через пару минут в машину сел Дима.
- Эй, не так уж всё и плохо, - улыбнулся брат. – Леш, давай к нам, нужно же ввести в курс дела нашу новую работницу.
Корпорация совсем не изменилась. Я была здесь пару раз с мамой, она мне ни чего не показывала, мы просто заезжали за документами. Брат внёс немного свой интерьер в приёмные и конфидент залы, но эти изменения не портили общей интерьер, а наоборот дополняли его.
В здании, где Дима был начальником, он не стеснялся в своих действиях, и свободно обнимая меня за талию, шёл по коридорам. Девушки прожигали меня ненавистным взглядом, а парни с завистью смотрели на своего начальника. Я чудом держалась, чтобы не засмеяться.
- А вот твой кабинет, - открыл Дима очередную дверь.
Кабинет был стандартного размера в бежево-кофейном цвете. Стол, стулья, диван и шкафы отлично вписывались в общий интерьер. Большое окно, почти во всю стену делало помещение очень светлым. Мне очень понравился этот кабинет.
- Спасибо, - улыбнулась я.
- Отдохни сегодня, а завтра уже возьмёшься за работу. И да, я договорился о садике Анютке.
- Правда? – Посмотрела я на него.
- Да, это частный садик, в который ходят и твои племянники.
- Спасибо! – Обняла я его.
- Пожалуйста. А теперь если у тебя нет вопросов, можешь идти. И пусть Лёха снова будет твоим телохранителям, мне так спокойней. Завтра Аня может идти в садик, тебе надо только будет пописать несколько бумаг, но это уже на месте.
- Спасибо, - повторила я и поцеловала его в щёчку.
- Иди уже, - улыбнулся братик.
- Пока!
Моё настроение улучшилось, и с голливудской улыбкой я села в машину.
- Хорошие новости?
- Ага, теперь ты мой, - просияла я.
- Если бы нас кто-нибудь слышал, то поняли бы нас не понятно как.
- Да и ладно. Когда меня это волновало?
- И в правдукогда?
- Поехали домой, - устало пробормотала я.
Пробки, вечные пробкиЯ скучала по этому. Лина позвонила, когда мы уже подъезжали к дому.
- Подруга! Сегодня жду тебя у нас в гостях! Стасу ни чего не говори. Сюрприз!
- Хорошая идея, во сколько?
- В семь!
- Хорошо, я ещё и поспать успею.
- Всё, жду!
- До встречи.
Я проспала около двух часов, но чувствовала себя отдохнувшей и выспавшейся. Аня была рада пойти в гости и носилась по дому как угорелая. Квартира, в которой мы остановились, была моей. Её мне подарили родители в честь рождения дочери. Нужно только кого-нибудь для уборки нанять, но это потом.
Ровно в семь я позвонила в двери друзей. Дверь открыла Лина, она с заговорческой улыбкой на лице пустила нас в квартиру.
- Кто пришёл? – Услышала я голос лучшего друга, где-то в глубине квартиры, но ответа на вопрос не последовало.
- Лин? – Голос стал ближе, я уже слышала шаги. Аня стояла рядом и довольно улыбалась.
- Что милый? – Подала голос Лина.
- Я говорю кто при. Дашка? – Вышел Стас из-за угла. На его лице был миллион эмоций: радость, недоумение, счастья и много другого.
- Привет, - улыбнулась я.
- Дашка! – Он поднял меня и закружил в маленькой прихожей. Я не боялась свалиться, я боялась, что-нибудь задеть ногами и разбить. Но всё обошлось. Стас поставил меня на землю и снова обнял. Я было очень рада его видеть, мы редко виделись из-за большой загруженности друг друга. – Привет принцесса! – Посмотрел друг на Анюту, которая с улыбкой смотрела на нас.
- Привет!
Обнимашки достались и ей. Мы провели замечательный вечер. В гостиной, где мы и разместились, мы много смеялись, делились новостями, рассказывали весёлые моменты из жизни, вспоминали прошлое. Я провела хороший, семейный вечер в кругу моих лучших друзей. Уже у порога Стас попросил меня как-нибудь встретиться с ним на недели, зачем он так и не сказал, но мне стало интересно.

Следующая неделя слилась в один тяжелый день. В мои обязанности входило: езди на встречи, присутствовать на переговорах, иногда отвозить и забирать документы. Так же я стала частым гостем в корпорации Бариновых. Дима оказался прав, между ним и Ромой не было деления «кто главный», и у меня было фактически два начальника. Я наняла домоправительницу. Ей была милая женщина пятидесяти лет. Себя она просила называть или Люба, или Никитична, Ане было разрешено называть её баба Люба. Мы быстро нашли с ней общий язык, у меня пока не было на неё жалоб. Так же мы сходили со Стасом в ювелирный магазин. Друг наконец-то решил остепениться, оказалось, что ему нужен был только мой палец, а не я сама. Кольцо мы нашли с горем пополам – Стас хотел что-то конкретное, поэтому водил меня по магазинам до позднего вечера. Когда кольцо было найдено, мы вдвоём выдохнули с облегчением.
Я очень была рада, что дочери нравиться в садике. Она, так же как и я скучала по Джону, но я не могла ни чего уже изменить. Это жизнь.
Опять понедельник, опять утро, опять на работу.
Пока мы ехали до Димы, мне позвонил Джон:
- Привет Я соскучился по тебе.
- И я.
- Через несколько дней я буду проездом в Москве, сможем увидеться. Ты рада?
- Правда? – Не поверила своим ушам я.
- Правда, права, - со смехом ответил Джон. – А сейчас извини, мне нужно бежать.
- Конечно, напиши мне, когда купишь билеты, я тебя встречу.
- Хорошо, пока.
- Пока!
Настроение поднялось выше не куда. Я не шла, а будто бы летела по коридорам корпорации. Дима вручил мне пачку документов и отправил меня к Роме, чтобы тот поставил свою подпись.
- Почему я?
- Это входит в твои обязанности, – просто пояснил брат.
Ладно, съезжу. Ни кому всё равно не удастся испортить мне такой день.
Я зашла в кабинет Ромы и положила ему на стол документы.
- Спасибо, - не глядя, ответил Баринов.
- Мне нужна подпись, - пояснила я.
- А мне нужно изменить условия договора, подожди.
- Может помочь? – Конечно, я знала ответ, но попытка не пытка.
Рома с усмешкой посмотрел на меня.
- Если бы я хотел провалить это сделку, то, конечно же, обратился именно к тебе. А так у меня сегодня вечером уже переговоры.
- И сколько эти документы пролежали на столе? – Я знала его очень хорошо, он бы ни когда не отложил важные дела на последний момент, если бы знал, как поступить.
- Десять дней, - после долго молчания признался Рома. Он протянул мне бумаги. – Вот, хуже уже всё равно не будет. – Сдался, поняла я.
- Где я могу сесть?
- Диван в твоём распоряжении, - подписывая мои бумаги, ответил Рома.
Хорошо, диван так диван. Я сняла каблуки и тупо легла на диванчик. Такого Рома ни как не ожидал. Ты плохо знаешь Дарью Сэймур, малыш. Он смотрел на меня вопросительно.
- Что? – Не выдержала я. – Вы сами сказали, что диван в моём распоряжении. В чём проблема?
- Ни в чём, – быстро ответил Баринов и уткнулся в бумаги.
С договором с некой фирмой «Амегас» я провозилась до конца дня. Договор был составлен грамотно и на самых низких условия, что очень удивляло. У меня возникали вопросы, на которые Рома с охотой отвечал. Под конец дня, я была выжата, как лимон. Я перелопатила все бумаги и можно сказать составила новый договор, но тут я уже разгулялась от души. Условия, которые предлагала я, были средние, и если всё выгорит, то возможно, что будет небольшая прибыль.
- Ну что? – Присел рядом со мной хозяин кабинета. – У меня осталось 30 минут.
Я ещё раз все перечитала бумаги и отдала Роме.
- Вот, думаю, всё будет нормально. Я пойду, до свидания.
Лёша ждал меня внизу, в машине уже сидела Анюта.
- Спасибо, что забрал её, - обратилась я к Алексею.
- Я понял, что ты не успеваешь, - улыбнулся он.
Примерно два часа мы простояли в пробках, меня клонило в сон, я устала. Ни когда не думала, что заниматься любимым делом будет так сложно.
Дома я мечтала о подушке. Я сказала дочери, что скоро приедет Джон, и поняла, что совершила ошибку только тогда когда дочь начала бегать по квартире и кричать незнамо что. Никитична её кое-как успокоила, а я наконец-то добралась до подушки.

Глава 26.

- Мама! Мама! – услышала я сквозь сон.
- Что случилось? – Спросила я, так и не открыв глаза.
- К тебе там какой-то дядя пришёл.
- Какой дядя? – Глаза открылись.
- Красивый, - улыбнулась Анютка, и побежала к дверям, - он в гостиной. – Я не смогла сдержать улыбки.
Я накинула поверх сорочки халат и направилась на поиски незнакомца. В гостиной на белом диване сидел тот, кого я не ожидала увидеть, также на диване лежал букет роз. В кресле сидела Аня и следила за нами.
– Что ты тут делаешь? – перешла сразу к делу я.
- Доброе утро, - улыбнулся Рома. Встав с дивана, он взял букет и направился ко мне. – Это тебе. Ты спасла наш договор. Они согласились на новые условия. Спасибо тебе. - Я выгнула бровь. Он может говорить что угодно, но его недавние слова всё ещё отчётливо звучали в голове. – И прости за то, что оскорбил тебя в первый день нашей встречи. – Он протянул букет.
- Анют, пойди, скажи Никитичне, чтобы подавала завтрак, - дочь кивнула и убежала в строну кухни. – За букет спасибо, а на счёт извиненияНет!
- Я ждал такого ответа. Как я могу заслужить твоё прощение?
И в правду, как? Что он может сделать?
- Я подумаю, - ответила я. Рома просто кивнул.
- Баба Люба спрашивает, на сколько человек накрывать? – Появилась дочь в дверном проёме.
- Роман Александрович, позавтракаете с нами? – Он приехал очень рано, значит, навряд ли завтракал. Возможно, что именно в это время он привык кушать, а не сидеть у кого-то в гостях и просить прошение у какой-то девушки.
- А это удобно? – Спросил мой начальник немного, стесняясь.
- Ну, если я предлагаю, то, конечно, удобно. Ань, передай Никитичне, что нас будет трое.
- Хорошо.
Я вспомнила про букет в моих руках. А где у нас ваза? Вроде в шкафу, который за спиной Ромы. Молча, я направилась к нему. А вот и ваза, но теперь передо мной встала новая проблема: цветы и вазу я донести одна не смогу
- Давай помогу! – Поспешил на помощь начальник. Черт! Он очень близко стоит ко мне! Сердце застучало быстрее, нет! Нельзя! Опять будет больно! Глубокий вдох, маска безразличия на лицо, которая за годы тренировок ещё ни когда меня не подводила и равнодушный взгляд. Я отдала ему букет.
До кухни мы дошли молча. Люба помогла мне с букетом, а Рома сел за стол рядом с Анютой, но вот только он не ел, а смотрел на мои ноги. Ой, я же в халате.
- Я сейчас, - сказала я и ушла переодеваться.
Погоду обещали теплую, поэтому я остановила свой выбор, на белой юбке с синим поясом и желтой блузе без рукавов, но с рюшами на груди, на всякий случай я взяла с собой пиджак. Из обуви мой выбор пал на бежевые туфельки с высокой шпилькой. Я быстренько нанесла макияж и пошла завтракать.
- к маме? - услышала я Аню.
- Она очень мне помогла, и я пришёл её поблагодарить, - услышала я Рому. Скорее всего, дочь спрашивала цель его визита.
- Анют, ешь быстрее, - зашла на кухню я.
Дочь кивнула, и начала быстро черпать кашу из своей тарелки. Роман тоже начал что-то клевать в своем завтраке. Я схватила свою кружку с кофе и залпом её выпила. За семь лет, это стало привычно для меня. Я привыкла, что я всегда куда-то спешу, а на полноценный завтрак у меня ни когда не хватало времени.
Рома удивлённо на меня посмотрел. Как странно было видеть, за одним столом этих двоихтеперь я знаю, на кого похожа моя дочь - на папу.
- Ань? – посмотрела я на дочь.
- Спасибо! – Воскликнула моё маленькое чудо, и убежало в сторону своей комнаты.
- Всё было вкусно, - поднялся из-за стола Роман.
- Да вы же ни чего не съели! – Начала причитать Никитична. – Даша! К нам так гости перестанут ходить!
- Ни чего страшного, мои гости спокойно поедят на обеде, - усмехнулась я.
- Ой, Даша, Даша.
- Да всё хорошо, - улыбнулась я своей домоправительнице. – Пойдёмте Роман Александрович.
- Вас подвести? – Спросил гость уже возле порога.
- Не откажусь – мило улыбнулась я.
Анютка проболтала всю дорогу до самого детского садика. Вчера вечером она была очень рада услышать, что Джон приезжает через несколько дней. Я видела, как она по нему скучает. Я отвела её в группу и вернулась в машину. До самого офиса мы не сказали друг другу не слова. Было как-то не уютно, но я держалась, не хочу начинать всё заново. У меня есть муж, есть ребёнок, есть друзья и наконец, есть работа, жизнь удалась
- Давай пообедаем сегодня вместе? - Подал голос Баринов, когда я уже собиралась выходить из машины. Я с подозрением посмотрела на него. – Ну, должен же я с чего-то начать заглаживать свою вину, - в голосе слышалось волнение.
- Хорошо, давай, - усмехнулась я.
- Я заеду.
Я кивнула и вышла из машины.
Рабочее место встретило меня с новыми стопками документов, пришлось разгребать стол.
- Даша! – вошёл в мой кабинет брат.
- И тебе привет, - улыбнулась я.
- Привет, слушай у нас сегодня после обеда переговоры, на которых тебе не помешало бы присутствовать. И с сегодняшнего дня у тебя есть право подписи во всех наших документах.
- Зачем мне это? – Не поняла я.
- Мало ли какие ситуации будут, может, я куда-нибудь уеду, а подпись в документе нужна будет незамедлительно. Вот ты и поставишь свою закорючку!
- Ладно, есть и есть.
- Всё нормально?
- Да, Дим, всё хорошо. Акклиматизация ещё не прошла, - улыбнулась я.
- Ясно, ты прости, что тебя так сильно заваливают работой
- По этому поводу можешь даже не переживать, всё хорошо. Мне даже нравиться, - усмехнулась я.
- Ну, тогда не буду мешать.
Брат ушёл, и я осталась наедине с бумагами. Я успела разгрести свой стол до обеда. Ровно в час телефон на столе зазвонил. Звонила охрана и просила спуститься вниз. Рома, поняла я и поспешила к выходу.
Роман помог мне сесть в машину, а потом сел и сам. Водитель вёз нас не понятно куда, но без лишних слов. Я прекрасно уже знала, что в Москве в такое время сплошные пробки, удивительно, что мы доехали с ветерком.
Ресторан «Круаж» был конечным пунктом назначения. Я знала этот ресторан ещё со школы, я иногда обедала тут с мамой или с одноклассниками. Заведение было не из дешевых, но еда здесь была вкусная.
- Ты хорошо говоришь по-русски? Где учила язык?– попытался завязать разговор Баринов.
- В России, - усмехнулась я. – Русский – моя родной язык, я гражданка Российской Федерации.
- Эмпрости, просто ты по всем документам Американка, - смутился мой собеседник.
- Всё нормально. Я привыкла и меня всё устраивает, - мило улыбнулась я.
- Ну, ладно. Вернёмся к тому, с чего начали. – Он серьёзно посмотрел на меня. – Я прошу прощение, Дима прав, я не должен был так говорить, ты мне ни чего не сделала, чтобы я так о тебя отзывался. Я заслужил прощение? - Я посмотрела на него и попала в плен его зелёных глаз. Меня тянет к нему, опять!
Я пожала плечами.
- Ты обещала подумать над моими дальнейшими мучениями, - улыбнулся он.
К нам подошла официантка с подносом, на котором стоял мой кофе.
- Я ещё думаю, - улыбнулась я.
После моих слов официантка на меня косо посмотрела, а потом как-то так удачно «случайно» наклонилась, и мой кофе оказался на моей белой юбке.
- ТВОЮ МАТЬ! – Воскликнула я и вскочила со стула.
- Прошу прощение, - промямлила официантка, но её глаза говорили «Так тебе и надо».
- Зови администратора, - в своём голосе я услышала металл. Она побледнела. Не успела она сказать и слова, как возле нас появился молодой человек в костюме и с бейджиком «администратор».
- Какие-то проблемы? – Спросил он.
- Вы издеваетесь? – Воскликнула я.
- Простите, - посмотрел он на мою юбку. – Наше заведение приносит самые глубочайшие извинения. Такого больше не повториться и за обед вы уже заплатили, - посмотрел он коса на свою сотрудницу.
- Я надеюсь ваше «Не повториться», - поднялся Рома, - значит, только одно: она, - он кивнул на девушку, - уволена?
- Конечно! – Закивал администратор.
-Что? Да, что за бред? За что, меня увольнять? Я наоборот помогла вам! Рядом с ней, - она глянула на меня, - такой солидный мужчина, а она ещё и выделывается: простить, не простить.
- Рот закрой, - ледяным тоном, приткнул её Баринов. – Ты - официантка, какое право ты имеешь слушать чужие разговоры, а тем более, лесть в них? Не много ли ты на себя взяла девочка? Девушка поступила так, как считала нужным! Ясно?
Белая, как мел официантка лихорадочно закивала. Мне тут делать не чего, я схватила сумку и отправилась в уборную, пусть сам совсем разбирается, ему не в первой. По дороге я набрала Лёшу:
- Что случилось?
- Мне нужно, чтобы ты меня срочно забрал из ресторана «Круаж», - быстро проговорила я.
- Я рядом, можешь расплачиваться и выходить.
- Жду.
Юбка была безвозвратно испорчена. Темно-коричневое пятно красовалось, прямо на белой ткани. Я не решилась замывать пятно водой или производить какие-нибудь другие комбинации. Пиджак и сумка – вот два моих спасения. Пиджак остался на спинке стуле, пришлось вернуться.
- Даш, мне жаль, что так получилось
- Мне тоже, я пойду, сегодня ещё переговоры, нужно переодеться. – Рома кивнул.
Прикрывая пятно пиджаком, я добралась до машины и села вперёд.
- Проблемы? – Спросил Лёша.
- Да! – кинула я пиджак назад и посмотрела на свою юбку. – Поехали домой.

Глава 27.

До дома было не далеко. Я набрала Диму:
- Алло?
- Дим, прости, пожалуйста, но можно я не буду сегодня присутствовать на переговорах?
- Хорошо, и да, твоя подруга попросила дать тебе пару недель выходных.
- Что?
- Лина сама всё объяснит, - по голосу я поняла, что он улыбается.
- То есть у меня две недели выходных?
- Да. Ладно, всё пока.
- Пока.
Я в недоумении вышла из машины. Зачем мне эти две недели? Что задумала моя ненаглядная подружка? В какие приключения я влипну на этот раз? Ладно, разберёмся позже.
Лёшу я отпустила домой, пусть порадуется свободе, что я изверг что ли?
Дома была тишина, из кухни пахло чем-то вкусненьким. Ням-ням.
- Даша! Ты как, переодеться или окончательно? – Вышла на шум закрывающейся двери Люба.
- У меня выходной, - улыбнулась я.
- Кушать будешь?
- Нет, спасибо. Я только из ресторана, - я убрала пиджак от юбки.
- Ну, ты же не сама пролила? – Изумилась Никитична.
- Конечно, нет. Долгая история, не переживай.
Я переоделась в домашние удобные шорты и топик, я редко надевала такое, и пошла на кухню, составить компанию Любе. Но до кухни я так и не дошла: телефон в моей сумочки просто разрывался. «Лина» прочитала я на экране.
- Привет, - ответила я.
- Привет, Даш, ты дома? Надо поговорить.
- Узнаю свою подругу, всегда кратко и по делу, - усмехнулась я.
- Всё правильно. Ну, так что?
- Да, я дома.
- Отлично! Тогда открывай дверь! – Подруга отключилась.
Смысл её слов дошёл до меня не сразу. Несколько секунд я стояла и пялилась в экран. Какую дверь? Зачем открывать? В квартире прозвенел звонок. Ох, черт! Похоже, я тупею. Я быстро открыла дверь. Лина обняла меня и потянула в гостиную.
- У меня к тебе дело! – Серьёзно заявила она, на что я только рассмеялась. – Что смешного?
- Ты такая серьёзная - сказала я, немного успокоившись, Лина улыбнулась.
- Прости.
- Да ладно, что за дело, рассказывай.
- Я надеюсь, ты помнишь, что через две недели у Стаса день рождение?
Мой смех сразу ушёл на нет. О Господи, какое сегодня число? Как я могла забыть?
- Спасибо, что напомнила, - смущённо заговорила я.
- Пожалуйста. Мне нужна твоя помощь в организации праздника.
- Иии? – ждала я продолжения.
- Ну, на протяжении всего времени, что мы со Стасом вместе, он всегда знает, что я что-то готовлю и узнаёт всё раньше, чем это требуется.
- Стас всегда был такой, - улыбнулась я. – Я помогу тебе, я даже уже знаю, чем его отвлечь.
- Меня посветят в план? – заинтересовалась подруга.
- Конечно. За всю свою жизнь, я только несколько раз смогла подготовить для Стаса настоящий сюрприз, и то хитростью. Его нужно полностью отвлечь от мысли о его дне рождении. Сказать что-то бредовое, да и вообще сделать вид, что ты не помнишь о таком важном событии.
- И что ты ему собираешься сказать?
- Ну, например, так: 20 июля Полина позвала нас пойти в клуб, у неё там какое-то важное событие, и она завёт все девчонок, так сказать девичник. А Стаса оставить на хозяйстве и попросить его посидеть с Анютой. Говорить всё нужно серьёзным лицом, взгляд не отводить, и с тобой не переглядываться. Ну, я смогу всё это сделать, не впервой! – Победно улыбнулась я.
- Ты думаешь, он на это поведётся?
- Думаю да. Он и не в такое верил.
- Ну, хорошо, тогда действуй. Только надо Полину предупредить.
- Я бы с радостью с ней встретилась, - задумчиво проговорила я.
За всё прошедшее время Поля очень изменилась, из школьной стервы она стала милой девушкой, любящей женой и хорошей мамой. С Денисом они жили, душа в душу, и шестой год воспитывали сына Артёма.
- У тебя две неделе выходных, в чём проблема? – Улыбнулась подруга.
- Кстати, спасибо за выходные.
- Не за что.
- Будешь чай? – Вспомнила я о гостеприимстве
- Не откажусь, - улыбнулась подруга.
Люба налила нам по чашке зелёного чая, и поставила чайничек на стол на всякий пожарный. Лина в обе щёки уплетала свежевыпеченное печенье, да Люба была поваром от Бога.
- Как тебе работа? – С набитым ртом спросила подруга.
- Не знаю ещё, как-то сильно много бумаг.
- Это только в начале, а потом всё нормально будет. Вон, Андрей вообще вешается. Первые несколько дней порывался уволиться, сейчас втянулся немного.
- Я совсем его не вижу.
- Это бизнес подруга, - грустно улыбнулась Лина.
- Это да. Кстати Джон на днях приезжает, - просияла я.
- Правда? Насовсем?
- Проездом, - уточнила я. – Но это лучше, чем, ни чего.
- Ну да, если Аню надо будет забрать, я с радостью, - двусмысленно сказала подруга.
- Когда своих заведёте? – Плавно перешла я на другую тему.
- Скоро, - улыбнулась подруга.
- Подожди, подожди. Хочешь сказать ты - меня прервал дверной звонок. Что-то много гостей у меня за один день.
- Даша, там к вам тот парень пришёл, который утром с цветами заглядывал, - зашла на кухню Люба.
- Кто? – Не поняла подруга.
- Брат твой!
- Чёрт! – Воскликнула Лина. – Он не должен меня тут видеть!
- Люб, проводи её в мою комнату.
- Хорошо.
Мы двинулись по коридору, Лина быстро шмыгнула в мою комнату, а я пошла, открывать дверь.
- А вы не зачастили? – На пороге стоял Баринов.
- Я хотел убедиться, что с тобой всё в порядке.
- Со мной всё хорошо.
- Может быть, поговорим здесь, а то у нас не очень получилось поговорить на обеде?
- Эмм - у меня человек в комнате, что делать-то?
- Я бы хотел рассказать вам тему переговоров, на которых вы отсутствовали.
- Проходите. - Я опять провела его в гостиную.
- Дима сказал, что у тебя выходные, - это был не вопрос, а утверждение факта. Ага, по поводу переговоров он пришёл поговорить, как же. Что же ему от меня нужно? Ему же не интересны блондинки, чем я заслужила такое внимание?
- Да, - всё же ответила я.
- Кто же будет носить мне бумаги?
- А кто носил до меня?
- По-разному.
- Ну, вот и теперь так же, в чём проблема? – Улыбнулась я.
- Ну, да, ну, да. С тобой точно всё хорошо?
- Всё в полном порядке. Переговоры, - напомнила я.
- Ах, да. Переговоры прошли отлично, мы получили нового покупателя, - довольно проговорил Рома.
- Поздравляю, - улыбнулась я.
- Спасибо. Но у меня к тебе просьба. Не могла бы ты не говорить Дмитрию о том договоре, который вчера составляла?
- Хорошо, - кивнула я.
- Я не могу тебе всего объяснить, просто прошу, не говори, это дела только моей корпорации, - повторил он.
- Я это ещё вчера поняла, успокойся! Это не моё дело, была рада помочь.
- Спасибо.
- А где Аня?
- В садике, - быстро ответила я.
- Время почти пять.
- Я знаю, мне как раз нужно её забрать, а тут Вы, - намекнула я.
- Могу подвести. Она твоя?
- Да.
- Ты очень молода, для такого взрослого ребёнка, - наверное, больше себе проговорил он.
- Мне бы не хотелось это обсуждать.
- Прости
Повисло неловкое молчание. Я не хотела продолжать любой разговор, зачем? Роман на работе мне не нужен, не хочу наставлять рога мужу. И не хочу, чтобы Джон оказался на моём месте когда-нибудь, это как-то подло.
В дверь снова позвонили. Кто ещё?
- Простите, - сказала я выходя.
- Нет, ни квартира, а проходной двор какой-то! – Воскликнула я, увидев на пороге брата.
- Прости, что у вас с Ромой произошло? Чего он мне названивал?
Я не дала Диме зайти в квартиру, а наоборот ещё и вытолкала на площадку.
- Давай тут поговорим? Прости.
- Личную жизнь налаживаешь? – Прищурился брат.
- Ага, - усмехнулась я. – Просто тебя уже прятать не куда.
- Ого, как всё запущенно.
- Говорю же не квартира, а проходной двор. Кстати, спасибо тебе за выходные.
- Лина с тобой поговорила?
- Да, - протянула я, - только её брат наглым образом прервал. Теперь она отсиживается в моей комнате, а Рома сидит в гостиной. О! Кухня осталась, могу тебя там спрятать.
- Нет, спасибо, - рассмеялся брат. – Так что у вас там произошло, почему он звонит мне и просит не волноваться, если ты опоздаешь на переговоры.
- Ну, это длинная история и не для общего слушания на лестничной площадке.
- Даш, ну мы же по острию ножа ходим
- Ты о чём?
- О Баринове. Так нельзя, он не тупой, рано или поздно он всё равно всё узнает, и лучше, тогда точно не будет. Почему ты не хочешь всё рассказать? Он от тебя отстанет.
- Ага, или наоборот ещё больше пристанет.
- Даша
- Дим, не надо мне, пожалуйста, мозги промывать, я живу, так как считаю нужным. Я ему сказала и тебе повторю: меня всё устраивает!
- Ладно, ладно. Не заводись. Если нужна будет помощь с организацией, обращайтесь.
- Хорошо, не обижайся только, - посмотрела я на брата щенячьими глазками.
- Не в первый раз, я уже привык.
Дима обнял меня на прощание и пошёл в сторону лифта. А я вернулась в квартиру. В прихожей я столкнулась с Ромой. Но, то, что меня насторожила, это как он на меня смотрел. Будто бы я была пустым местом.
- Что случилось? – Спросила я, не понимая такую резкую смену его настроения.
- Ни чего, просто не люблю, когда из меня делают идиота. А твой начальник прав: я ни тупой и могу сложить два и два. – Подслушивал, значит. - И если у вас там какие-то чувства друг к другу, то я умываю руки. Не думаю, что моё к тебе отношение после того, что я узнал, останется прежним. – А что ты узнал? Ну да родственные отношения, усмехнулась я про себя. - Зря я вообще всё это затеял, я забираю своё извинение обратно. Все Вы одинаковые, - бросил он мне в лицо. – Шлю - Договорить он не успел, тишину квартиры пронзил звонкий звук пощёчины. Ладонь противно защипало, но я не обращала на это внимание. Всю злость, которая кипела у меня внутри, я излила в этом ударе.
- ВОН! – Воскликнула я. И рукой нащупав дверную ручку, распахнула дверь настежь.
- Что?
- Пошёл вон, - повторила я.
- Ты об этом ещё пожалеешь, - вышел он за порог.
- Уже жалею, - сказала я и закрыла дверь.
- Прости его, он просто перестал верить людям, - появилась в коридоре Лина.
- Устала прощать, - грустно заключила я.
- Так, может лучше рассказать, кто ты такая? – Нет, они точно сговорились.
- МожетЛадно, поехали за Анюткой, а потом к вам.
- Я предупредила Полину, - улыбнулась подруга. Я улыбнулась ей в ответ.
Подруга умело маневрировала между машинами на дороге, иногда она, наглым образом кого-то подрезала, не обращая внимание на взбешенных водителей, которые сигналили ей вслед. Дочь была рода увидеть нас, и тем более поехать к кому-нибудь в гости. Я уделяла ей очень мало внимания, я понимала это, но, ни чего не могла с собой поделать. Стаса ещё не было дома, и мы успели кратко рассказать Ане нашу задумку. Дочка всё поняла, всё-таки она умна не погодам, мне даже страшно за неё.
Друг появился дома через пару часов.
- Привет, - как-то насторожено проговорил он.
- Дядя Стас! – Воскликнула Аня и побежала к нему.
- Привет принцесса.
- А ты посидишь со мной? – Спросила Аня и поставила всех в тупик.
- Эмм, когда? – Отошёл Стас первый от шока.
- 20 июля, - оклемалась я.
- Весь день? – Не доверчиво посмотрел на меня парень.
- Ну, получается, что так. Полина собралась устроить девичник, а куда я с ней? – Кивнула я на дочь.
- А, ну хорошо, - так же не очень доверчиво, ответил Стасик.
- Ура! – Закричала Анюта.

Глава 28.

Мы просидели у них, до позднего вечера, а потом на такси добирались обратно. Дома была тишина. Люба уже давно спала, я попыталась как можно тише уложить дочь спать, но Аня капризничала, пока не забралась на мою кровать и не уснула. Ну, хоть так.
Утро началось спокойно, что не могло не радовать. Аня позавтракала, и я увезла её в садик. Люба отпросилась на день, по личным делам, сегодня готовить придётся самой. Вечером должен прилететь Джон, нужно приготовить что-нибудь вкусное.
В холодильнике я нашла все продукты, чтобы сделать солянку, и начала приготовление. Прошло всего три часа, а у меня уже всё было готово. Осталось только картошку поставить варить, или что-нибудь еще на гарнир. Я запекла курочку в духовке с яблоками и персиками. Еще испекла хлеб с сыром, обожаю его и поставила в холодильник торт. Без него никуда. Все дело сделано, могу спокойно встречать мужа
В кармане зазвонил телефон. 
- Алло? – ответила я, не глядя на экран. Ответа не последовало. Я непонимающе посмотрела, кто звонит «Джон» - Джон? – перешла я на английский.
- С кем я говорю? – голос не принадлежал моему мужу, и говорили со мной на русском.
- Дарья Сэймур.
- Кем вам приходиться владелец этого телефона, ваш вызов был последний.
- Мужем.
Повисло молчание.
- ЯМнеочень жаль. Примите мои соболезнования.
- Что? – Не поняла я.
- Включите телевизорпростите
Я схватила пульт и включила телевизор.
- потерпел крушение самолёт следовавший рейсом 1286 по маршруту Нью-Йорк – Москва, в 19 часов 48 минут самолёт исчез с радаров наземных служб слежения, его обломки были обнаружены в 100-а километрах от Смоленска. По предварительным данным выживших пассажиров на месте трагедии нет. На месте падения, работают специалисты.
- Это ошибка! – Шепотом сказала я в телефон, голос сел по щекам лились слёзы. – Этого не может быть!
- Мне очень жаль, мы нашли документы на имя Джона Сэймура, так же в барсетки был телефон. Простите. С вами свяжутся по поводу захоронения и вещей
Внутри была одна пустота. Его больше нет. Этого не может быть! Только вчера вечером мы с ним разговаривали, и он счастливый садился на самолёт.
« - Я люблю тебя, скоро увидимся» - Сказал он на прощание.
Слезы текли из моих глаз, не переставая. Сердце разрывалось от боли. За что? Почему он? Сначала родители, теперь Джон. Вокруг меня все умирают. Кто следующий: Аня, Лина, Дима? Не хочу! Я была благодарна Никитичне, которая отпросилась сегодня по делам. Я бы не смогла держаться при ней. Аня! Я набрала Соню.
- Слушаю, - приветливо отозвалась девушка.
- Сонь, можно Анюта сегодня у вас останется? – Из последних сил произнесла я.
- Хорошо, я отведу её завтра в садик.
- Спасибо. – Не дожидаясь ответа, я отключилась.
Я дошла до кровати и без сил упала на неё. Слёзы струились по моему лицу. Я никак не могла успокоиться. Я не желала успокоиться! Я не видела смысла жить. Мне хотелось раз и навсегда уйти из этой жизни вслед за ним, вслед за родителями
Он спас меня когда-то от самой себя. Он смог до меня достучаться. Он стал для меня хорошим другом, который всегда мог помочь советом, а теперь его нет. Нет того весело парня, который всегда улыбался, нет заботливого отца и любящего мужа. Больше нет дорогого мне человека.
Он любил меня. Пусть он женился на мне не по собственной воле, но он полюбил меня. Я знала, как дорога стала ему за первый год нашей совместной жизни, но первые несколько лет, я всё ещё жила с любовью к Роме.
Он погиб из-за меняя могла отказаться от всей этой России и как он, и предлагал стать домохозяйкой. Почему именно сейчас это предложение стало для меня очень заманчивым?
«- Я люблю тебя» - Последние его слова постоянно крутятся в моей голове. Какая же я дура!
Я много лет жила мыслями о другом, мыслями о том человеке, который меня, возможно, давно забыл, а я как дура жила надеждами, даже не замечая, что рядом был человек, который меня очень любил. Как жаль, что сейчас ничего нельзя изменить. А так хочется!
Со всеми этими грустными мыслями я и не поняла, как уснула, разбудил меня телефон. Отвечать на звонок было страшно, очередная смерть? На экране высветилось имя «Mark Dyson». Он был юристом нашей семьи, кого-кого, а его звонок был полной неожиданностью для меня.
- Я слушаю, - перешла я на английский.
- Миссис Сэймур, примите мои искренние соболезнованияэто просто ужасно, что произошло с мистером Сэймуром.
- Спасибо, - в горле появился ком.
- Мне не хотелось бы вас беспокоить, но несколько месяцев назад мистер Сэймур составил завещание, по которому всё его имущество, в случае его смерти, переходит его жене и дочери. Вам нужно приехать в течение этой недели и вступить в права наследства. Я повторяю, мне не хочется вас тревожить, но это очень важно
- Хорошо, я приеду в ближайшее время, не волнуйтесь.
- Спасибо, миссис Сэймур, я буду вас ждать.
- До встречи.
- До свидания, миссис Сэймур.
Как же я не люблю всех этих «миссис» и «мистер», но против этикета не попрёшь. Уехатьвидимо предстоит «весёлая» неделька. Нужно сказать Диме. Так, новости лучше не смотреть. Надо умыться и привести себя в нормальное состояние.
В зеркале я увидела бедную девушку с красными, заплаканными глазами. Её серое, лицо, не выражала ни каких эмоций, а в карих глазах была пустота. В этой девушки не было жизни, её тело было таким же, как и прежде, в нём была жизнь, но её душа умерла.
Я нашла в шкафчике возле раковины капли для глаз и закапала глаза в надежде, что вид станет лучше. С косметикой возиться я долго не стала, но тональную основу и румяна, пришлось нанести: на лице появилась хоть какая-то «жизнь». Глаза были моей проблемой: краснота немного спала, но смотреть в карие глаза даже мне было страшно. Должен быть какой-нибудь выходЧёрные очки!
В гардеробе я нашла тёмно-синее платье с бежевым широким поясом на талии, к нему я надела жемчужные серьги, которые мне подарил Джон на годовщину нашей совместной жизни и в цвет пояса туфли. В мой наряд отлично вписались и очки.
Лёша встретил меня в низу, заметив моё настроение он, молча, открыл мне дверь в машину.
- Куда?
- Не знаю, - растерялась я.
Мне нужно поговорить с Димой. Я набрала его, но через два гудка он сбросил вызов, я повторила звонок ещё два раза, но результата не последовало. Тогда я набрала Лину.
- Привет, - услышала я радостный голос подруги, и на душе заскребли кошки.
- Привет, ты не знаешь, где мой братик прохлаждается?
- Знаю у них совещание у Ромы в кабинете. Ни кого не пускают
- Спасибо, - сказала я, и отключилась.
- К Бариновым, - наконец-то определилась я.
В корпорации кипела работа, каждый что-то делал, куда-то бежал. Меня замечали не многие, но те, кто замечали, провожали меня каким-то странным взглядом. Из-за поворота выскочила Лина и чуть не сбила меня.
- Ой, прости, не заметила.
- Ну, да, ну, да.
- Что случилось? – Внимательно осмотрела она меня.
- Давай потом
- Я же говорю, они ни кого не пускают.
- Меня пустят, я знаю волшебную фразу, - загадочно улыбнулась я.
- Я с тобой!
Лина вручила случайному парню стопку бумаг и сказала, куда надо отнести, а сама пошла за мной. В приёмной сидела Катя.
- Было сказано, ни кого не пускать, - извиняющее сказала она.
- Можешь попросить, чтобы Дима вышел? – Спросила я.
- Очень надо?
- Да.
- Хорошо, - она глубоко вздохнула и нажала кнопку на селекторе. – Роман Александрович, тут очень просят уединение с Дмитрием Олеговичем.
- Я же сказал, что нас ни для кого нет.
Секретарша посмотрела на нас извиняющимся взглядом.
- Скажи, что это касается его сестры. – Не сдавалась я. Если и это не сработает, я просто войду туда без спроса.
Катюша повторила мои слова. Через пару секунд дверь открылась, и оттуда показался Дима. Он внимательно меня посмотрел, и мне даже показалась, облегчённо выдохнул, увидев меня целой и невредимой.
- Что случилось? – Спросил он.
- Надо поговорить
- Пфф, я, то думал что серьёзное, - вышел из кабинета Баринов. Но его слова все проигнорировали.
- Лин, дай ключи от своего кабинета, - подал голос брат. Подруга без слов отдала ключ.
Дима взял меня за руку и вывел из приёмной. Линин кабинет находился напротив приёмной её брата. Молча, брат открыл дверь и запустил меня внутрь.
- Рассказывай.
- Мне нужно уехать на неделю в Америку- голос сошёл на, нет, объяснять причину моего решения не было ни какого желания.
- Объяснишь?
- Дим - начала я, но не смогла сказать, ни слова.
- Не хочешь, не говори. У тебя выходные, ты вольна в своих действиях.
- Нет, нет, сейчас, секунду, - я сделала глубокий вздох, и сняла очки. Брат встретился со мной взглядом, и я увидела, как он непроизвольно вздрогнул и поспешно отвёл глаза. Он хотел что-то сказать, но я покачала головой. – Не перевивай. Ты, наверное, слышал, вчера самолёт упал
- Конечно, все новости только и говорят об этом.
- Джон летел на этом рейсе - больше я не смогла сказать не слова, слёзы с новой силой потекли из глаз. Дима не раздумывал ни секунды, он молниеносно сгрёб меня в объятия и сильно прижал меня к себе.
- Дашуль, мне так жаль - говорил он и гладил меня по голове, пока я захлёбывалась собственным горем. Мы простояли так довольно долго, а слёзы всё текли по моему лицу, и я не могла взять себя в руки. Дальше будет только хуже, поняла я. Дима протянул мне бумажный платок, который я, молча, взяла. – Я скажу Сони, что Аня поживёт у нас какое-то время. Сейчас ей лучше ни чего не говорить, потом. – Я кивнула. – Когда приедешь, всё скажешь. Сейчас она захочет поехать с тобой, ей не следует видеть твоих слёз, дети хорошо чувствуют состояние матери и в точности его копируют.
- Спасибо, - дрожащим голосом проговорила я.
- Приведи себя в порядок, - подтолкнул меня брат к зеркалу.
Ну вот, опять заплаканные глаза, но я, ни чего не смогу с ними сделать, хорошо, что тушь водостойкая. Я вытерла слёзы, это всё, что было в моих силах, и вернула очки на лицо.
- Пошли, - повернулась я к брату.
В приёмной после нашего ухода ни чего не изменилось. Лина стояла на том же месте, Рома развалился на диване и смотрел телевизор, который весел в приёмной, а Катенька так же работала.
- Спасибо, - проговорила я, и привлекла к себе всеобщее внимание.
- Напоминаем, - прозвучал голос в жидкокристаллическом экране. НОВОСТИ! Светилось в верхнем правом углу. – Вчера потерпел крушение самолёт следовавший рейсом 1286 по маршруту Нью-Йорк – Москва, в 19 часов 48 минут по московскому времени, самолёт исчез с радаров наземных служб слежения, его обломки были обнаружены в 100-а километрах от Смоленска. На борту самолёта находилось около шестисот человек. Выживших – нет. Разбор завалов до сих пор продолжается, как нам стало известно сегодня утром, на борту самолёта находился известный предприниматель Джон Сэймур. – Лина стоящая рядом со мной ахнула. - Причина его визита в Россию не известна, возможно, он летел к жене и дочери, которые сейчас находятся в России, пока эта версия уточняется. Так же напомним, что его жена: Дарья Сеймур, известная в России больше, как Булычёва Дарья Александровна два года назад похоронила своих родителей, и унаследовала от них огромное состояние - дальше я не слушала. Нашим СМИ только дай новость, все кости перемоют. Фу! Аж, тошнит от всего этого. Но меня заинтересовало совсем другое, именно сейчас, именно при таких обстоятельствах, и именно в этой компании собравшихся они разоблачили меня, они назвали кто я такая. Всё. Нет больше смысла скрываться под американским гражданством и под наивной дурочкой, теперь все знают, кто яи тот парень, который сейчас сидит как парализованный на диване, теперь тоже знает кто я. Я чувствовала его взгляд на мне, но повернуться не хватило сил.
Лина прижала меня к себе и разрыдалась, я чувствовала её слёзы на своём плече. Тишина давила на перепонки и только редкие всхлипы подруги разрывали гробовую тишину. От такой обстановки и у меня наворачивались слёзы, лучше бы все что-нибудь праздновали, чем так.
- Лин- начала я. – Линусь.
- Прости, - отстранилась она от меня и шмыгнула носом. – Тебе хуже, чем нам всемАне сказала? – Я покачала головой. – Правильно. Ты, наверное, уезжаешь сегодня?
- Да, на неделю.
- Я с тобой! – Воскликнула подруга.

Глава 29.

- А как же работа? – спросила я.
- Да, что с ней будет. А вот с тобой, может всякое случиться! – Заверила меня подруга.
- Ну, тогда поехали. – Лина кивнула и выбежала из приёмной.
- Даш, сообщи мне, когда будут похороны, я постараюсь прилететь, - прошептал мне в ухо брат, обнимая.
- Хорошо, пока.
- Пока.

Вся неделя прошла мрачно. Лина всегда была рядом, и я была ей очень благодарна за это. Куда бы, я не пошла, меня везде ждали фотокамеры и репортёры, в надежде на хороший сюжет. Я вступила в права наследства, только радости от этого не получила. Марк передал мне письмо, написанное вместе с завещанием:

«Даша, любимая моя!

Если ты читаешь эта письмо, значит меня, больше нет рядом с тобой. Как жаль, что мы прожили с тобой так мало времени вместеа знаешь? Я ни капельки не жалею, что женился на тебе, я счастлив, что у меня была такая жена, как ты. Ты сделала мою жизнь незабываемой, за что я тебе очень благодарен.
Вы для меня стали самыми дорогими людьми на всём свете. Хоть Аня мне и не родная дочь, но я ни когда не чувствовал этой разницы, она всегда для меня была «моей». Жаль, что у нас больше не получилось детей, но спасибо тебе за то, что я успел примерить на себе роль отца. Мне очень жаль, что я бросаю васно видимо нам не суждено жить долго и счастливо. Знаешь, у судьбы странное чувство юмора.
Не плачь, маленькая
Всё-таки плачешь
Возможно, сейчас ты не хочешь жить и не видишь смысла в этом мире, но у тебя есть дочь, ради неё ты должна бороться. Чтобы не случилось, не бросай её, она не выживет в этом мире одна, без чьей-либо помощи.
Прошу, исполни, мою последнюю волю: как бы тебе сейчас не было тяжело, не смей оставлять дочь без отца. В крайнем случае, лучше плохой отец, чем вообще ни какой.
Не жалей ни о чём, не трать свою жизнь на воспоминания и на хандру, не надоПомни, что жизнь, которую мы прожили с тобой вместе, никуда не исчезнет. Она всегда будет с нами, просто теперь у тебя будет ещё одна жизньв которой ты бессомненно будешь счастлива.
А помнишь, что я тебе сказал, когда мы впервые встретились? Да, я знаю, конечно, ты помнишь: « Жизнь слишком коротка, чтобы тратить её на воспоминания и обиды на прошлое! Живи и двигайся вперёд!» Я знаю, что семь лет своей «новой» жизни ты жила именно с этим девизом. Так, пусть же он и сейчас всегда будет с тобой!
Не зацикливайся, прошу, на моей смерти. Что случилось, то случилось, ни чем мне уже не помочь, ты только будешь изводить себя. Я знаю, что ты найдёшь человека, который полюбит тебя так же как я, и он сделает всё ради тебя.
Возможно этот человек уже где-то рядом, просто ты ещё не осознала, что именно он - твоя новая жизнь

Прощай

Я люблю тебя!

На веки твой, Джон»

Слёзы бежали из глаз, казалось, что я выплакала все слёзы ещё на похоронах, но нет, вот, они. Я перечитала письмо несколько раз, а потом не удержалась, и прочла ещё раз. Пусть это всего лишь лист бумаги с буквами, но читая, его я чувствовала присутствие мужа. В одном он был прав, теперь у меня будет новая жизнь, именно с этой мыслью несколько дней назад я и зашла в полюбившейся мне салон красоты. Всё что я хотела это вернуть волосам родной цвет «Семь лет назад именно с этого салона началась моя новая жизнь, пусть здесь она и закончиться» - решила я тогда.
- Даш, нам пора. Опоздаем на самолёт, - заглянула в комнату Лина.
- Да, - посмотрела я на неё, - идём.
- Подруга, надень очки, - грустно посмотрела Лина на меня.
Я взглянула в зеркало, снова: опухшие от слёз глаза, испорченный макияж, и уже привычная пустота в глазах. Я схватила с полки чёрные очки и поспешила догнать подругу. Как всегда на улице была толпа репортёров. Ни один из них ещё не услышал от меня ни слова. Охрана мужа не отходила от меня на протяжении всей недели, но корреспондентам это не мешала, и они в надежде на эксклюзив караулили меня на каждом углу.
Перед тем как сесть в самолёт я подняла голову навстречу прохладному ветру и задумчиво посмотрела на затянутое тучами небо. Мои чувства никак не позволяли мне просто развернуться и уехать отсюда, я провела здесь много времени, я привыкла к этому городу.
- Ты идёшь? – Повернулась ко мне Лина. Она стояла уже на последней ступеньке лестницы. Домой мы летели на частном самолёте, от лишних глаз и ушей.
Я сделала глубокий вдох, отключила все свои чувства и стала той самой девушкой, которая много лет назад вместе с родителями и разбитым сердцем приехала в Америку. Однако, несмотря на все эмоциональное содержание той девчушки, она была самой холодной и расчетливой дочерью своих родителей. Она потеряла всё на своей Родине, её интересовала только будущее своего ребёнка, всё остальное ей было не интересно.
- Иду, иду, - посмотрела я на подругу.
Полёт проходил долго и скучно. Мы уже подлетали. Взглянув в иллюминатор, я невольно засмотрелась на ночную Москву. Это было невероятно, все небоскрёбы, автострады, достопримечательности – приобретали новый вид благодаря подсветке. Стюардесса попросила занять свои места и пристегнуться. Мы шли на посадку. Через несколько минут показалась взлётно-посадочная полоса. Сели мы в Домодедово, у нашего самолета, был отдельный ангар, позади здания аэропорта. Стюардесса говорила последние прощальные слова, и я подумала, что покидая салон, я будто бы отпускаю от себя последнюю частичку Америки.
Когда мы спустились с трапа, я сразу же заметила три машины марки «BMV» чёрного цвета. В самом ангаре была рабочая обстановка: разные люди ходили туда-сюда, грузчики загружали наши чемоданы в багажники машин, а остальные люди, с улыбкой на лице, встречали нас. Русская речь немного резала слух, но я не обращала на это внимания.
- Мамочка! – Вылезла из машины Аня, и побежала в мою сторону.
- Здравствуй, моя радость, - поймала я Анюту, и прижала к себе.
- Привет, - подошёл к нам Дима. Он улыбнулся, посмотрев на мои волосы.
- Привет, - ответила я.
- Ни куда тебя больше одну не отпущу, - услышала я Стаса. Он обнимал Лину, а подруга только улыбалась и кивала. Она очень скучала по нему в течение этой недели.
- Мам, а зачем ты уезжала? – Спросила уже в машине Анюта, и в машине повисла неловкая тишина.
У нас в семье не принято было врать и, сейчас я не собираюсь обманывать её. Я ведь собиралась ей всё рассказать, но я не собиралась рассказывать это в машине.
- Анют, давай дома, поговорим? – дочь кивнула.
Ночные дороги столице были пусты, поэтому мы быстро доехали до дома. Лёша помог донести мой чемодан до квартиры, а потом уехал домой. Аня пошла со мной в мою комнату и забралась на кровать.
- Мам, мне интересно! – Воскликнула она, я сделала глубокий вдох и села рядом с ней.
- Анют, ты же уже большая девочка? – Дочь кивнула. – Ты же можешь понять взрослые вещи? – Снова кивок.
- Мам, я всё пойму! Зачем ты уезжала? Папа, что не захотел приехать сам?
- Нет, нет, малыш. Папа очень хотел приехать
- Почему тогда не приехал?
- Понимаешь, иногда бывает так, что люди умирают
- Папа умер? Как бабушка и дедушка? – На глазах у неё появились слёзы.
- Да, малыш. Папа умер. Самолёт сломался и упал, папа был там, он летел к нам. Я улетала, чтобы уладить все проблемы.
Дочь прижала ко мне, она ни чего не говорила, но иногда всхлипывала. Я не могла ни чем ей помочь, она должна пережить это. Аня успокоилась где-то, через час, я расправила кровать и положила её рядом с собой, не хочу оставлять её в таком состоянии одну

Через неделю мы все-таки отметили день рождение Стаса. Сюрприз удался на славу, друг ни чего не подозревал, Аня очень нам помогла. Я видела как ей иногда тяжело, но она держалась на людях. В этом была вся Аня, ещё с четырёх лет она пыталась быть старше, чем есть на самом деле. В чём-то я гордилась ей, а в чём-то переживала. Мне было страшно, что ещё с таких малых лет она скрывает свои чувства, но тут была и моя вина, ведь я делала так же.
В самом разгаре празднования Стас поднялся на небольшую возвышенность, которую все использовали в виде сцены, и попросил всеобщего внимания. Музыка стихла, все посмотрели на него:
- Спасибо всем, что пришли на мой праздник, спасибо всем, кто устроил такой хороший сюрприз. Но я бы хотел сказать немного другоеЯ очень долго думал, как, же это сделать, чтобы было красиво, - Я улыбнулась, до меня дошло, что он наконец-то решил сделать Лине предложение. На доли секунды наши со Стасом глаза встретились, в его взгляде была нерешительность и робость. Я ободряюще кивнула ему, он ответил мне улыбкой и посмотрел в зал. – Дорогие друзья, я делаю это первый, и надеюсь в последний раз! Лина, подойди, пожалуйста. – Подруга непонимающе пробралась через толпу гостей и встала рядом с именинником.- Линуль, семь лет назад мы с тобой встретились на похожем празднике. Когда я узнал тебя лучше, я не знал, как без тебя жить. Прошло время, а я до сих пор не знаю как бы жил без тебя. – Лина смотрела ему в глаза, поэтому не заметила, как Стас достал из кармана красную бархатную коробочку. Подтянув брюки, друг опустился на одно калено. – Выходи за меня! – В зале наступила тишина, а Лина прикрыла рот рукой, на глазах у неё были слёзы счастья.
- Я согласна, - прошептала она, и зал взорвался аплодисментами и криками.
Стас надел Лине кольцо на палец. Подруга обняла его и уткнулась жениху в плечо.
- Горька! – Крикнул кто-то из зала, и все его поддержали. – Горька! Горька! – Стас что-то шепнул теперь уже своей невесте и поцеловал.
Я была очень за них рада. Но так, же я поняла, что свадьба-то и не за горами

Глава 30.

Если бы не друзья, я бы, наверное, следующие три месяца провела, в глубочайшей депрессии. Но именно они, самые близкие и дорогие мне люди, не дали мне даже на час остаться одной. Лина в плотную занялась свадьбой и, сделав меня своей свидетельницей, таскала меня по разным магазинам и ресторанам. Домой я приходила уставшая и, измучивая, и на какие-то слёзы, просто не было сил.
На сегодняшний день у нас было много планов: во-первых, это поехать с Линой, на примерку её свадебного платья, во-вторых, мы с девчонками должны были поехать искать какое-нибудь хорошее место, чтобы отметить 25-летие Бариновых. Это был сюрприз, в котором участвовали все, кроме именинников. В-третьих, я хотела провести время с дочерью. Но все планы рухнули, когда утром позвонила Лина и сказала:
- Даш, на сегодня всё отменяется, сегодня важное совещание, на котором должны присутствовать все. Ну, то есть представители двух корпораций.
- Поняла.
У меня было плохое предчувствие, как-то мне не хотелось идти на это совещание, но у меня не было выбора. Дима подтвердил, что должны присутствовать все. Глубоко вздохнув, я начала собираться. Я приехала в офис и зашла в свой кабинет. Много бумаг накопилось на моём столе, хоть немного разгребу эти «завалы».
- Дарья Олеговна, к вам пришёл курьер, - услышала я голос секретарши.
- Курьер? – Странно, я ни кого не жду. – Пусть заходит.
Молодой парень зашёл в мой кабинет с длинной коробкой.
- Это вам, - поставил он коробку на стол, - распишитесь, пожалуйста.
- От кого?
- Там есть записка.
Я поставила свою подпись, и он ушёл. Открывать коробку было страшно, но любопытство взяло верх, и я сняла крышку
Внутри коробки лежали алые розы с длинной ножкой, мои любимые. Так же была и маленькая открытка, я схватила её и прочитала «Девушке, которую люблю, но которую сильно обидел» Подписи не было, но я и так знала, от кого эти цветы. На душе было тепло, но я не знала, какие чувства испытываю я. После смерти мужа я закрыла дверь в своё сердце, я не хотела больше любить, не хотела страдать. Во мне была только любовь к дочери.
С Ромой мы встречались редко, а когда встречались, разговаривали только о работе. Лина говорила, что он очень переживал, что наговорил мне много всего. Но меня задевало даже не это, а то, что он думал так обо всех девушках-блондинках. На это как выяснилось, тоже нашлось логичное объяснение: Рома не возлюбил блондинок, после нашего выпускного вечера, а точнее после Оксаны. Она залетела не от него, но всеми силами, хотела, чтобы именно Рома стал отцом её ребенка. Я не скажу, что после услышанного я его простила, но злиться на него я стала меньше. Просто потому, что была в похожей ситуации.
Совещание было назначено после обеда, я перекусила в первом попавшимся ресторанчике и поехала в корпорацию Бариновых. В коридоре я встретила Лину, и мы вместе зашли в конференц-зал.
За длинным столом уже сидели люди, а во главе стола, сидел Баринов Александр Львович. Я не смогла сопротивляться, когда подруга потащила меня в направлении своего отца.
- Привет, папочка! Я так соскучилась, - обняла Лина своего отца.
- Здравствуй, доченька. Прости, не рассчитал немного сроки. Здравствуй, Даша, - посмотрел на меня Баринов-старший.
- Здравствуйте, Александр Львович, - ответила я.
- Прими мои искрение соболезнования.
- Спасибо, - кивнула я.
- Я бы хотел с тобой поговорить, давай после этого совещания посидим где-нибудь? – Что он хочет?
- Давайте, - ответила я, немного подумав, он мне не сделает ни чего плохого, а вот моё любопытство удовлетворит.
Я заметила обеспокоенный взгляд Баринова-младшего, но проигнорировала его и, увидев свободное место рядом с братом, поспешила его занять. Дима тоже смотрел на меня беспокойно, как бы спрашивал: «всё в порядке?», на что я просто кивнула.
Совещание было скучным, в основном речь шла о каком-то тендере, но лично я не понимала, причём тут корпорация Булычёвых, если своё желание участвовать в тендере изъявила, только корпорация Бариновых. Окружающие внимательно слушали Баринова-старшего, а я считала ворон. Мне было всё равно на этот тендер, всеми вопросами у нас занимался Дима, я же была просто заместителем, от которого было не очень много проку. Нет, конечно, были вопросы, которые мы решали вместе, но их было мало, а со всем остальном брат справлялся сам, я, же склонялась без дела по корпорации.
Но в последнее время эти хождения заменили приятные хлопоты. Последний месяц я редко появлялась на работе, я всё время носилась по магазинам с беременной невестой.
Лина была, как ребенок, при виде красивой вещи у неё разбегались глаза и она хотела скупить весь магазин, конечно, продавцы были и не против заработать на какой-то девушке, хорошую прибыль. Но мы с девчонками портили все их планы, убеждая подругу, что эти вещи ей и даром не нужны, за что получали злобный взгляд продавцов и благодарный взгляд подруги. Всё-таки беременность ей крышу конкретно снесла. Аня часто ходила с нами, и не только выбирала, ту или иную вещь, но и доступно для невесты аргументировала свой выбор, чем вызывала улыбку окружающих.
Полина и Рита очень быстро нашли общей язык с Аней, дочь всегда была с нами на равных, что удивляло окружающих, но я, то знала, что на неё так влияет, и столица, и окружающие её люди и общество. Я не боялась, что из неё вырастит какая-то бунтарка или вся на пафосе девочка. Я лично не позволю ей стать такой.
- ну, вот и всё, давайте так и сделаем, - пришла я в себя, - все свободны.
Люди стали быстро расходиться. Я хотела сделать то же самое, но вспомнила, что обещала пообщаться с Александром Львовичем. Баринов-старший подошёл ко мне и помог встать. Под престольные взгляды оставшихся людей, мы вместе вышли из зала. Для общения Александр Львович выбрал ресторан White Rabbit. Я много слышала об этом заведении, но, ни когда там не была. Ресторан гордился своей впечатляющей панорамой Москвы на 360 градусов.
Нас встретил администратор и проводил к одному из столиков, окна рядом с этим столиком выходили на стены Московского Кремля.
- О чём вы хотели поговорить? – Спросила я, когда мне принесли чашку чая.
- О многоммне очень жаль, что так всё получилось у тебя на выпускном.
- Я знаю, почему вы так сделали, и в общем-то не держу на вас обиду.
- Знаешь? – Изумился Баринов, - Откуда?
- Когда, я уезжала из Москвы мне всё рассказала мама, - просто ответила я.
- Наташаона не имела права рассказывать тебе всё!
- Возможно, но я пошла по её стопам, и ей было проще нарушить это никчёмное правило, чем допустить, чтобы её дочь совершила ошибку
- Какую ошибку? – не понял Баринов
- Сделать аборт.
Мой собеседник побледнел.
- Ты что, уехала из Москвы беременная? – Воскликнул Александр Львович, но потом видимо вспомнил, где он находится. – Это получается, что твоя дочь
- Вот именно, она моя! – Перебила я.
- Ты хоть понимаешь, что это значит? Ведь теперь неизвестно, что будет сейчас.
- Почему же? Я, например, знаю, - улыбнулась я.
- Поделишься?
- Мня тоже пугала неизвестность, - вздохнула я. – И когда у меня родилась здоровая дочка, я попыталась найти ответы на свои вопросы. И нашла. В Африке я отыскала потомков той старушки. Меня встретила женщина со словами «Почему так долго?», и именно она посветила меня во все тайны своих предков. «Старушку звали Ева, когда она пришла домой, она всё рассказала своим детям, но ее, ни кто не поддержал. Что ты наделала матушка? Зачем ты так поступила? Они ведь ещё больше возненавидят друг друга! На что она просто ответила: Я сделала это из лучших побуждений. Они не знают всей правды, они должны понять это сами. - Что понять? – не поняли её дети. Они должны принять власть друг друга, они должны разрешить детям быть вместе, они должны стать родственниками. - Из этого ни чего не получиться, они очень сильно ненавидят друг друга, - возмутился её сын. - Нет! – ответила ему одна из дочерей, - через много лет, когда нравы будут другими и мир изменит свой облик. На свет родятся, два сильных ребёнка. Они полюбят друг друга чистой и искренней любовью. На их пути будет много преград, и когда девушка сдастся, парень всё равно будет бороться. Этой паре будет суждено закончить наложенное сегодня на их семьи проклятье. – Как же, сестрица? – У них родится ребёнок. Девочка, именно этот ребёнок и станет завершающим звеном в проклятье. Девочка будет умная и очень красивая, она сможет с первых минут покорить любого человека, но у неё будет сложное детство. Пока её родители не будут вместе, она будет страдать». Именно с этого момента в семье Евы поняли, что дар ясновидения передаётся в их семье по женской линии - я смолкла. Только сейчас я осознала всю глубину этого рассказа. Сбылось всё, что было сказано, а особенно – страдания Анюты. Бессмысленно отрицать очевидное, нам заложено свыше, быть с Ромой вместе, этого не изменить.
- То есть, ты хочешь сказать, что это всё? – Подал голос Баринов.
- Очевидно, - пожала я плечами.
- Я хочу с неё познакомиться!
- Нет! – Испугалась я. – Аня много натерпелась, не надо ей всего этого знать, я хочу оградить её от этого мира, от этого ужаса.
- А как же мой сын?
- А что с ним? Он ни чего не знает, по всем бумагам Аня дочь Джона.
- Но это ведь лож!
- Да, но это знают не многие. Я, наверное, пойду! – поднялась я.
- Нет, подожди, - поймал меня за руку Баринов. – Нет, значит, нет. Я не в том положении, что бы что-то требовать, но если вы решите пожениться, ну вдруг, то знай, что я не буду возражать. Мой сын не такой как я, Рома на самом деле борется за свою любовь, не то, что я
- Мне жаль, что у вас с мамой ни чего не получилось.
- Мне тоже, - в глазах Баринова появилась грусть, и он отвернулся к окну. – Но видимо было суждено этому произойти. Кстати, спасибо, что помогаешь Лине, - улыбнулся Александр Львович.
- Я не могу иначе.
- Да, да, конечно. Знаешь, я о многом хотел с тобой поговорить, но сейчас все мои мысли заняты моей внучкой, поэтому давай как-нибудь в другой раз?
- Хорошо, до свидания.
- Пока.
Я вышла из ресторана со смешанными чувствами, с одной стороны я была рада, что меня приняли в семью Бариновых, а с другой, хотела ли я быть частью этой семьи? Так я и доехала до дома.
Две следующие недели ушли на поиски хорошего ресторана для дня рождения, но мы так, ни чего и не нашли. Лина торопилась, она хотела сыграть свадьбу до своего дня рождения, но, ни чего не получалось. На одну из наших встреч, она привела какую-то девушку. На ней была черная юбка, белая блуза, жакет с V-образным вырезом и нить жемчуга. Всё это смотрелось красиво, лет десять назад, но сейчас это смотрелось как на старушке.
- Девчонки, знакомитесь, это Карина. Карин, а это Даша, Полина и Рита, - представила нас подруга.
- А кто это? – Шёпотом спросила Поля, у меня и у Риты, но мы только пожали плечами. – Карин, а ты с чьей стороны будешь на свадьбе? – Напрямую спросила Поля.
- Яэмм
- Девочки, она с моей стороны, - заверила нас Лина. – Карина невеста Ромы. - Что? За столом повисло молчание, мы втроём были в шоке, подруга заметила наше недоумение. – Ну, да представляете, братик решил жениться.
Я ещё раз посмотрела на девушку. Если невеста, значит, её утвердил Баринов, значит из богатой семьи, но деньгами от неё и не пахнет. Как там Рома говорил когда-то? «..отец сосватает мне какую-нибудь барби» - вспомнив его слова я невольно захихикала.
- Даш, ты чего? – Посмотрела на меня Лина.
- Линуль, прости, я так о своем. Так что там со свадьбой?
- Всё плохо, скорее всего, отпразднуем после дня рождения. Кстати, давайте что-нибудь придумаем не стандартное?
- Давай! – Воскликнули мы втроем, всё что угодно, только бы она не узнала про сюрприз.
- Можно снять какой-нибудь парк, - предложила Лина. – Праздник на природе, такого, по-моему, ещё не было.
- Отличная идея, давай завтра поедем? – Поддержала невесту Поля.
- Хорошо, девчонки, вы как?
- Я пас, - ответила я.
- Эй, ты, нас кидаешь? – Обижено посмотрела на меня Рита.
- Мне завтра надо на работу.
- Вот давно тебе говорим, увольняйся! – Воскликнула Лина.
- Ага, сама-то работаешь, - улыбнулась я.
- Ну, это ни считается, - серьёзно заявила она, и мы все засмеялись.
За весь вечер Карина ни сказала, ни слова, она достала из сумки книжку и начала её читать, не обращая на окружающих внимания.
На следующий день я как штык была на работе. С утра было какое-то подписание договоров, а потом просто размеренный рабочий день. Перед обедом позвонили подруги и попросили слинять из офиса, потому что надо искать здание для праздника.
- У себя? – Зашла я в приёмную брата.
- Просил ни кого не пускать- ответила Лиза.
- Да? Ну, и ладно. Если, что, я ушла, - улыбнулась я.
- Хорошо. А, Даш! – Лиза протянула мне какую-то папку. – Вот, просили передать.
- Кто? – папка была не тяжелая, даже наоборот подозрительно лёгкая.
- Прости, - помотала она головой.
- Понятно, ну, открывать-то хоть можно?
- Конечно.
- Ладно, пока.
- Пока.
Я зашла за сумкой и кинула папку на стол, потом посмотрю. В нутрии что-то подозрительно звякнуло. Ладно, посмотрю сейчас.
Я пробежала глазами по документам, которые были в папке. Документы были на Volvo XC60. От меня требовалось поставить только подпись, и машина будет моей. Но нужна ли она мне? Очередной подарок, но без какой-либо подписи, просто документы, ключ и мои восстановленные права. Я семь лет не садилась за руль автомобиля, у меня был какой-то страх перед дорогой. Но Volvo считается самой безопасной машиной, может быть стоит попробовать? А, была, не была. Я взяла ручку и поставила свою подпись.
Взяв документы и сумку, я спустилась на парковку. Не далеко от лифта стояло белое Volvo с большим, красным бантом на крыше. Рядом стояла охрана Бариновых. Увидев меня, Юра (так звали единственного парня, которого я знала в лицо из всей охраны), улыбнулся.
- Передайте, спасибо, Роману Александровичу, - мило улыбнулась я.
- Хорошо, что-нибудь ещё?
- Нет, только это. – На лицах парней было разочарование и растерянность, а во мне просыпался азарт. Что будет дальше? И зачем вообще нужны эти подарки? Неужели за простое прощение?
Подруги были в шоке, увидев меня на машине.
- Чего это ты?
- Да вот, как-то решилась, - улыбнулась я.
- Ладно, приступим к поискам, - заявила Рита.
За городом мы нашли одно хорошее помещение. И выкупили его на следующие 3 недели. Время шло очень быстро, мы просто разрывались между свадьбой и днём рождением. Лина выкупила какой-то парк, но потом передумала и решила отпраздновать день рождения в загородном доме. Мы ей во всем подыгрывали, а сами за её спиной делали свой вариант праздника. Так и прошли 2 недели. И вот до праздника осталось пять дней.
Сегодня Лине стало плохо, она отменила все планы и отлёживалась дома, что было нам на руку. Я, Рита, Денис, Полина и даже Карина сидели в выкупленном зале и решали, как его будем украшать.
- Я предлагаю голубые чехлы, - в очередной раз повторила Поля.
- Лучше желтые, - присоединилась Рита.
- А я думаю лучше сиреневые, - сказал знакомый голос, и все повернулись в сторону двери. В дверях стоял Рома и осматривал помещение.
- Что ты тут делаешь? – Воскликнула Рита. – Это сюрприз!
- Ну, сюрприз, наверное, для моей сестры, а вот для меня это давно не сюрприз, но спасибо, что не забыли.
- Что это значит? – Встала в позу Полина.
- К сожалению меня, не будет в городе на моё 25-летие, - улыбнулся Рома.
- Что? Как? А для кого мы тут стараемся? – Завелась Рита.
- Я же говорю, для Лины. А у меня подписание договора. Кстати, Даш, ты летишь со мной!
- Что? – Не поняла я.
- Дима застрял в своём Бангкоке, а у тебя есть право подписи. Вылет сегодня в 21:45 из Внуково.
- Нет, посмотрите на него! Совсем советь потерял! – Воскликнула Рита. – Она ни куда не поедет!
- Кто это решил? Это бизнес! Даш?
-Я буду за два часа до вылета, - спокойно ответила я.
- Вот видишь, - победно улыбнулся Баринов.
- Вижу, ты бы хоть с невестой со своей поздоровался, - пробормотала Ритка.
Рома обвёл взглядом зал и нашёл Карину.
- Карина мне не невеста, и даже не жена. У отца бывают иногда заскоки, - с этими словами он направился к выходу.
- Ром! – Окликнула я.
- Да, - моментально повернулся он.
- Куда летим, какие вещи-то брать?
- В Майами, - сказал и вышел он за двери, оставив всех присутствующих в небольшом шоке.

Глава 31.

Ах, МайамиГород-сказка. Вечнозеленые пальмы, обжигающее солнце 365 дней в году, загорелые тела, дорогие машины, многопалубные яхты, толпы знаменитостей в камуфляже. Километры шикарных песочных пляжей, полных счастья, музыки, радости и красивых спортивных тел. И каждый второй на этом пляже - миллионер. В этом городе я провела лучшие дни своей жизни.
Нас встречали у выхода аэропорта. Две машины: желтая Lamborghini и черный [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] – понятно, охрана всегда с нами. Рома сам сел за руль Lamborghini и поехал в неизвестном направлении.
Мы остановились возле гостиницы «Сита
·и», в которой когда-то мы провели свои последние зимние каникулы. Это шутка или намёк? Я вопросительно посмотрела в сторону водителя.
- Что тебя не устраивает? – Как ни в чём не бывало, ответил Рома. - Хорошая гостиница, хороший вид на океан, да и до пляжа не далеко.
- Ну, да, - усмехнулась я, - что это я
- Пошли заселяться? – я кивнула, что мне тут говорить.
Внутри ни чего не изменилось, всё такой же восточный интерьер: морские раковины, буддийские статуи, но неизменный европейский комфорт. На ресепшне нас встретила приветливая девушка и попросила наши паспорта. Номера у нас были забронированы, поэтому быстро пробив по базе, она выдала нам две ключ-кары от двух номеров, и я направилась к лифту. Рома зашел вместе со мной в лифт, но не сказал, ни слова.
Двенадцатый этаж, а вот и мой номер. Я быстро открыла дверь и вошла внутрь.
- О Боже! – Вырвалось у меня.
Вся гостиная была уставлена вазами с розами, различных цветов. На журнальном столике стояла открытка. Оставив чемодан в прихожей, я направилась к столу. Я догадывалась, что там будет написано, но всё же « Я люблю тебя больше жизни». В дверях был какой-то шорох, и я повернулась, чтобы посмотреть, что там происходит.
- Ух, ты, - зашёл в мой номер Рома, - я и не знал, что тут так встречают гостей.
- Что ты творишь? – Улыбнулась я. – Это же стоит целое состояние!
- Мне всё рано, - говорил он и шёл ко мне, - одного слова «прости» в моей ситуации не достаточно. – Он стоял возле меня и ждал чего-то от меня. – Что мне ещё сделать? – улыбнулся он.
- А пойдём, погуляем? – Не задумываясь, ответила я.
- Пойдём. Только надо переодеться, - улыбнулся Рома.
- Тогда через 15 минут внизу.
Он кивнул и вышел. Эх, ну и что мне делать с этими розами? Ладно, это может подождать. Я нашла коричневые короткие шорты и белый топ, к ним отлично подошли коричневые сандалии.
В назначенное время мы встретились в холле отеля. Рома был только в шортах. Я невольно улыбнулась, не каждый день можно увидеть генерального директора одной из известных корпораций в таком виде. Но накаченное тело сводило меня с ума.
- Идём? – Спросила я, в надежде отвлечься от разных мыслей в моей голове.
- Да, конечно.
Мы долго ходили по улицам Майами, разговаривая на разные темы. Нас не напрягали взгляды прохожих, черный [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], который везде ехал за нами и то, что мы шли по улицам в обнимку. Закат мы решили посмотреть на берегу. Не далеко от отеля мы нашли подходящее место. И сели прямо на песок.
- Прости, - глухо пробормотал Рома, смотря куда-то вдаль.
Мои мысли были далеко от сюда, я вспоминала наши каникулы. Но я вздрогнула не от этого, а от боли, сквозившей в его хриплом голосе, от щемящей тоски и грусти.
- За что? - недоумённо спросила я.
- За всё, - простой, как дважды два, и уверенный ответ.
- Простила, - тихо ответила я.
Грустно усмехнувшись, он покачал головой и, протянув руку, легонько коснулся внешней стороной пальцев моей щеки. Непроизвольно я затаила дыхание и закрыла глаза, наслаждаясь этим мимолётным прикосновением. Как же я скучала по его рукам, по серьёзному, нежному взгляду, ласковому, тихому голосу. Не хочу больше видеть равнодушие и отрешённость в его глазах. Не перенесу, если увижу.
- Я не знаю, как жить без тебя
- Эй, я же здесь. И, кстати, пока, никуда, уходить не собираюсь.
- Не собираешься, - кивнул он, глубоко вздохнул и впился в меня пристальным, немигающим взглядом, словно собирался сказать... нет, внушить мне какую-то необычайно ценную и непреложную истину. - Ты не уйдёшь. Я тебя не отпущу. - Вот это новость. Должно быть, я ослышалась.
- Что?.. - изумлённо выдохнула я. - Что ты сказал?
- Я больше никогда и никуда тебя не отпущу, - спокойно повторил он. И обнял меня за плечи.
Я недоверчиво смотрела на него. Не может быть, чтобы он говорил серьёзно. Я хочу быть рядом с ним. Глупо отрицать очевидно. Но действительно ли он хочет этого? Или старается удержать меня из-за чего-то другого? 
Я должна быть уверена, прежде чем пойти на это. И он тоже должен быть уверен.
- Ты не можешь меня держать, - осторожно заметила я.
- Могу, - со спокойной уверенностью возразил он ровным голосом, но в глазах... там был огонь. Безумное, яростное пламя, неутолимая жажда. - Я отпустил тебя однажды и пожалел. Больше я такой ошибки не допущу, даже не надейся.
Каюсь, после этих слов я застыла и банально приоткрыла рот, не находя достойного ответа. И не от того, что он говорил, а от того, как он сказал это. Интонация, тембр голоса, выражение глаз, напряжённое лицо, чуть более ощутимое сжатие руки на моем плече... Всё это указывало на сильное чувство. Я растерянно смотрела на него, даже дыша через раз. Боже, как же мне хочется поверить в это, в то, что я ничего себе не придумала, что всё по-настоящему! Но если я поверю и ошибусь, то могу уже не выдержать. Я всегда смело шла на риск, но сейчас... 
- Я знаю, что причинил тебе боль, - глухо продолжал он, а я почему-то улыбалась всё шире. - Знаю, что поступил, как идиот, но я хочу всё исправить. Ты не думай, я буду хорошим отцом Ане. Пусть она и не моя, но я воспитаю её, и, ни когда не упрекну тебя
Я вырвалась из его рук и встала на ноги. Вот он, конец. Кто-кто, а он должен знать.
- Ром - провела я нервно рукой по волосам. Вздохнув, я посмотрела на ничего не понимающего парня. – Японимаешьв общем, Аня, твоя, дочь. Я выходила замуж уже беременная. Джон всё прекрасно знал, это он предложил сделать поддельные документы, будто бы ребенок родился не доношенным, чтобы не было слухов и лишних вопросов.
- Почему ты мне не сказала, - подошёл ко мне Баринов.
- О, - усмехнулась я, - я хотела, не знаю почему, наверное, мы были молодыми и глупыми, но мы, с девчонками, решили, что я скажу тебя на выпускном. Но тогда, там, я не смогла тебя найти, зато меня нашёл твой отецну, а говорить что-то после него было уже бессмысленно. Прости. Наверное, всё произошло бы иначе, скажи я раньше - только сейчас я поняла самую главную ошибку. Всего этого могло бы и не быть, если бы я не сглупила. Дура!
- Пошли! – Он куда-то потащил меня с пляжа быстрым шагом. Через некоторое время Рома нашел то, что искал – ювелирный магазин. – Девушка, дайте мне это кольцо! – Он указал на витрину. Я хотела вырвать руку. – Быстрей, а то сбежит! – Она улыбнулась и, протянув кольцо, взяла карточку. – Выходи за меня?
Я даже не успела ответить, а Рома уже надевал кольцо мне на палец. Он стоял на одном колене и тянул меня к себе. Я не знала, что делать. - Я не смогу без тебя. Я буду самым лучшим папой и мужем!  - Чего ждешь? Соглашайся! – Выкрикнул кто-то. - Да, соглашайся! - Скажи: «Да»! 
Вокруг собралось достаточно много людей. На меня давили, а я не знала что сказать. Сказать «нет», и что это изменит? Рома настроен решительно, не сегодня так через месяц он повторит попытку. Сказать «да», и стать счастливым человеком? Я же его давно простилав глубине души я его всегда любила, ни смотря ни на что, это моя участь: я всегда буду любить этого человека. А считается ли это предательством по отношению к Джону? Ведь не прошло и 6 месяцев, а я хочу согласиться на новое предложение руки и сердца.
«Не зацикливайся, прошу, на моей смерти. Не смей оставлять дочь без отца. Он, твоя «новая» жизнь» - Прозвучало у меня в голове.
На меня смотрели все, от меня ждали ответа.
- Даш, не молчи, пожалуйста, - уже безнадёжно выдавил из себя Рома. Я посмотрела на него, зелёные глаза смотрели на меня с любовью и нежностью, и это стало последней каплей.
- Да, - прошептала я на русском. Вокруг все смолкли, не понимая чужого языка и не зная как реагировать на такой ответ.
- Ура!!! – Закричал кто-то, но его, ни кто не поддержал.
Рома поднялся с колен, и резко обхватив мое лицо ладонями, нежно прижался к моим губам, вот только буквально через пару секунд он, к моему сожалению, отодвинулся, внимательно наблюдая за моей реакцией, которая не заставила себя долго ждать. Я обхватила Рому за шею и притянула к себе для второго поцелуя, который был далеко не таким нежным, как первый. Я вложила в этот поцелуй все отчаяние, боль и желание, которое ощущала на протяжении долгих лет. Вокруг все захлопали и засвистели.
- Я люблю тебя, - прошептал Рома и притянул меня к себе.
- Не делай мне больше больно, - прошептала я в ответ.
- Никогда.
- Я люблю тебя, - улыбнулась я.

Эпилог.

В последние дни школьной жизни Анюта отрывалась по полной. Через неделю у неё последний звонок. Меня разрывает от радости и гордости за своего ребёнка. Ну что сказать? Дочь пошла по стопам своих родителей и, несмотря на её взбалмошный характер, Аня шла на золотую медаль.
Сегодня меня вызвали в школу. Новость меня не сильно обрадовала. Надо не дать наломать ей дров. Придется мне с ней поговорить. Уставшая я вошла домой.
- Аня! Нам надо поговорить! – Я только сейчас поняла, что у нас дома начали пропадать соленые огурцы. Дочь заплакала, и я ее обняла. – Я не сержусь.
- Мам, как ты узнала?
Я улыбнулась. Семнадцать лет назад я была в похожей ситуации. Я смогла оглянуться назад и признать свою ошибку. Это только моя вина, что первые пять лет у моего чада не было настоящего отца. Я допустила ошибку, и я признала её.
- Мне в школе сказали. Аня!
- Будешь ругаться? Все будут говорить, что вы такие влиятельные и солидные люди, а за мной не досмотрели.
- Нет! Ты его любишь?
- Его забирают в армию! – По щекам дочери опять потекли слёзы.
- Познакомишь? Папа обрадуется. – Она замотала головой. Рому теперь многие бояться. За все эти годы он занял хорошее положение. – Обрадуется! Я не говорила, но я узнала, что беременна в день моего последнего звонка. – Дочь в шоке смотрела на меня. – У нас с тобой одни гены, нет смысла надеяться, что ты пойдёшь по стопам кого-то другого и родишь ребёнка лет так в 25-30, когда я родила тебя в 19.
- Мам!
- Никаких слез и стрессов, тебе вредно! Ты ему говорила? – Она замотала головой. Ну вот, говорю же гены. – Поговори с ним. Каждый мужчина имеет право знать, что он скоро будет отцом, я поняла это на своём опыте, не повторяй моих ошибок! Всё решите, а потом нам скажешь. Мы всегда тебя поддержим.
- Я думала, что ты кричать будешь.
- Я когда-то тоже так думала, но вышло всё иначе, так что умойся и поговори с парнем! Имя хоть скажи!
- Артём Раевский, - смущённо проговорила Аня. Вот как? Значит, мы скоро с Полиной породнимся, вот радости-то будет.
- Ну, вы даёте, - рассмеялась я. - Разберемся! Женить насильно не будем, если не захочет, не надо. А где твои братья?
- Лина просила передать, что они сегодня остались у неё, Костику купили приставку и мальчишки засиделись допоздна, - улыбнулась Анютка.
- Понятно, иди!
У Лины и Стаса появился маленький мальчуган в тоже время, что и у нас с Ромой родились два спиногрыза. Мальчишки очень быстро нашли общей язык, и напоминали троицу из Ромы, Игоря и Сергея. Костик был копией Стаса, шатен с зелёными глазами, глазами мой крестник пошёл в маму, и это единственная черта, которую он перенял у Лины. Ребята часто оставались ночевать друг у друга, мы уже привыкли к этому и принимали это как должное.
Саша и Никита всегда держались вместе, мы баловали их, но в меру. Все понимали, что с такой генетикой как у этих троих, ребятишки вырастут ещё теми гуляками. Ещё немного и они начнут разбивать сердца своих одноклассниц.
Я села в кресло-качалку и позвонила мужу. Рома должен вот-вот приехать из своей затянувшейся командировки. Лучше от меня узнает. Ему надо будет успокоиться.
- Скучал? – Сразу спросила я.
- Уже билеты обратно покупаю.
- Месяц дома не было. У меня для тебя новости. – Он молчал. – Анютка беременна.
- Ну, хоть не про сыновей сказала, что беременны!
- Никогда не изменишься.
- Кто? – Голос стал серьёзным.
- Не знаю! Отправила говорить. Я знаю, что ты злишься, но не пугай дочь. Пока доедешь, подумай! Вспомни нас, - с улыбкой сказала я.
- Хорошо! Она сказала?
- Нет, в школе. Приедешь – разберемся. 
- Я его убью!
- За что же? – Рассмеялась я. - Чем они отличаются от нас? Хорошую новость надо?
- Не перебьешь! Чем порадуешь, чтобы я не так сильно злился? – Рома успокоился, я слышала это, по его голосу.
- Тебе дома двух беременных женщин терпеть. – Он замолчал. – Хотела сказать, когда приедешь. Ты рад?
- Всегда! Не ожидал. Ты не шутишь? Я хочу дочку!
- Не будешь пугать своим угрюмым видом дочь. Я пойду спать, сегодня был тяжелый день, а ты приезжай скорей. Я соскучилась по тебе!
- Я тоже!













Приложенные файлы

  • doc 8130896
    Размер файла: 697 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий