Любовь — Правильные поступки, ч2


Хватает усилия мысли, чтобы открыть портал между измерениями. Протягиваю ей руку, сжимаю пальцами её ладонь. Тёплая и мягкая, не хочется отпускать. Перелёт обратно в Магикс кажется секундным. Мы материализуемся в её комнате – самом спокойном месте в этой школе, куда Трикс уж точно не сунутся в свете последних событий.
- М-м-м, спасибо, - улыбается девушка, не зная, что сказать.
- Не стоит. Тебе нужно отдохнуть. Нам предстоит насыщенный день.
Хватает одного лишь взгляда, чтобы понять друг друга. Ей понравился сегодняшний вечер. Необъяснимо, но меня радует этот факт. Мне же понравился только факт нахождения рядом с ней, в остальном же – тронула лишь песня нимф, прочее я предпочёл бы забыть. Все эти изменения на родной планете, эту разборку с братом, его слова. Но забывать нельзя. Помня, я силён.
Чуть сжимаю её ладонь перед тем, как отпустить. Невербальное пожелание спокойной ночи. Мне же не хочется спать. Мне хочется прижать эту девушку к себе и не отпускать. Сделать своей навсегда. Навечно.
Переношусь из её комнаты в сердце Башни. Мне нельзя так думать о ней. Она не вещь. Сейчас нужно узнать, что происходит в замке, куда Трикс доставили похищенную Блум, и не нужна ли фее реанимация. Пока Ната того хочет, пока всё ещё со мной, я буду продолжать играть вполсилы. Я отпущу принцессу Домино. Будет забавно заронить в её рыжую головку мысль о неполярности мира. Сомнения о том, злое ли зло. Это, помимо прочего, может сыграть мне на руку.
Но Блум нет. Пропускаю слишком длинный монолог существа о том, как оно по мне скучало, фокусируясь на главном: Трикс не похищали фею, не приводили её сюда. Выходит, она сбежала сама? Оставила клуб Винкс? Хватило лишь заклинания, чтобы заставить её усомниться в себе и, поджав крылья, сбежать? Слишком хорошо, чтобы быть правдой.
Сейчас я на крыше Башни. Не хочу никого видеть, сосредотачиваться на делах. Не могу. Как же трудно соблюдать нормы морали. Это выбивает из колеи. Надо свыкнуться. Невыносимо. Но у меня получится.
Странный звук вынуждает оторваться от размышлений и прислушаться. Так и есть, похоже на карабкающегося человека. И догадка подтверждается через секунду – на крышу, подтянувшись на руках, залезает Ната. Ну, здравствуй, родная. Снова думаешь как я.
- Привет, - нерешительно произносит девушка, а я делаю свою улыбку как можно теплее. Хочу, чтобы она осталась.
- Не спится?
- Вроде того. Но если ты хотел побыть один…
- Почему же, оставайся. Не спать вдвоём гораздо интереснее, чем поодиночке.
И вижу по её лицу, что она со мной полностью согласна.
Ω
- А выше, видишь эти восемь ярчайших звёзд? Это созвездие Саламандры. Знаешь, ещё находятся энтузиасты, желающие выяснить, почему именно оно состоит из самых ярких видимых звёзд, а не созвездие Дракона. Но это тайна, покрытая таким мраком, что доступ к ней имеют лишь те, кто годами изучают историю Изначалья и не гнушаются проникновениями в различные секретные архивы.
Чуть усмехаюсь, говоря об этом. Как-то незаметно наш разговор перетёк к созвездиям. Кажется, это было после того, как Ната призналась, что питает слабость к космосу и когда-то даже хотела стать астрономом. В любом случае, она слушает очень внимательно, буквально затаив дыхание, и мне это нравится.
- Разумеется, мне известна истинная причина. Некоторые источники указывают на то, что в древности помимо Дракона существовали и другие хтонические существа. Одним из них – и самым опасным – была Саламандра. Даже пламя Дракона не могло причинить ей вреда, тогда как она сама в гневе была способна на ужасные разрушения. Что потом с ней случилось – неизвестно. Об этом умалчивают самые древние свитки. Нет и прямых доказательств её существования. Но я склонен думать, что созвездие так названо древними людьми неслучайно. Что-то послужило этому основанием.
Я умолкаю, и нас окутывает приятная ночная тишина. Даже ветер, вечно обитающий здесь, на самом шпиле, не завывает, как обычно, а мягко посвистывает, словно уважает царящее безмолвие.
Мне не хочется нарушать эту идиллию: мы сидим рядом со шпилем на самом краю крыши, и самая желанная для меня девушка находится в моих объятиях. На ней мой плащ, а её голова на моём плече. И это так естественно, так единственно правильно, что мне больше не хочется мучить себя и её, играя в благородство. Побыть эгоистом – как будто я не был им всю свою жизнь. Но именно сейчас мною владеет странное чувство, что я совершаю ошибку. Что стараюсь проявить свои лучшие качества там, где нужно быть вредным и противным собственником. И – я почти привычно подавляю дрожь – этим собственноручно подписываю смертный приговор даже возможности нашего общего счастья.
- Знаешь, Ната, - слова, хоть и вырываются помимо воли, но всё же даются тяжело. – Прошло уже так много времени. Даже исключая те семнадцать лет в Омеге… слишком долго. Я так долго хотел поступить правильно. Хотя бы раз в жизни. Ты постоянно вдохновляешь меня на правильные поступки, и потому для тебя я хотел найти правильное место, время – а потом понял, что самым правильным было бы никогда не говорить тебе этих слов. Поступить правильно значит отпустить тебя. Не заставлять разрываться между чувствами и совестью. Но я не могу. Мне слишком сильно хочется, чтобы ты была со мной. Всегда.
Дракон, что я несу? Это ли слащавый бред влюблённого подростка? Или больше походит на оправдания? Хватит.
Я выдыхаю перед самым главным, и выдох выходит каким-то судорожным.
- Я люблю тебя, Ната.

Приложенные файлы

  • docx 7004223
    Размер файла: 15 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий