Лекция №6 Ист био

6 Основні напрямки розвитку і досягнення біології в ХХ ст.

План
Досягнення і перспективи вивчення біології в ХХ ст.
1.1. Успіхи вивчення біорізноманітності.
1.2. Фізіолого-біохімічний напрямок вивчення живих організмів
1.3. Досягнення і перспективи вивчення онтогенезу (індивідуального розвитку)
1.4. Біосфера як об'єкт вивчення й охорони
1.5. Популяційна біологія.
1.6. Розвиток імунології й імуногенетики
1.7. Розвиток молекулярної біології й молекулярної генетики
2. Вклад вчених-біологів, які працювали в Україні, в розвиток біологічної науки.
3. Підсумки розвитку історії біології.

1. Досягнення і перспективи вивчення біології в ХХ ст.
1.1. Успіхи вивчення біорізноманітності.
Завдяки різнобічному вивченню різних груп тварин і рослин у рамках зоології безхребетних як спеціальні науки виділяються протистологія (найпростіші), малакологія (молюски), ентомологія (комахи); хребетних - іхтіологія (риби), орнітологія (птахи), герпетологія (плазуни), теріологія ссавців); рослин - альгологія (водорості), мікологія (гриби) й т.д. Кожна із зазначених областей має великі досягнення в теоретичному й практичному плані. Виділяються також такі суміжні дисципліни, як каріологія (клітинне ядро), біофізика, молекулярна біологія й інші дисципліни, зі своїми завданнями й методами.
Також досягнуті успіхи в області палеозоології, вивчення тривалості існування й еволюції видів і таксонів, геобіохронології, охорони рідких тварин і рослин (у 1948р. створено Міжнародний Союз з охорони природи і її ресурсів).
Серед досягнень ботаніки кінця XIXст. і початку XXст. варто згадати подальше поглиблення еволюційних досліджень, вивчення ролі спорофіта, походження листа й пагона (Ф.О. Бауер, 1898; А. Тенслі, 1908), особливостей морфогенезу рослин в різних умовах культивування (К. Гебель, 1898; Г. Клебс, 1905), природи й походження квітки (Г.Галлір, Г.Бессі, Е.Н.Арбер), формулювання теломної теорії походження вищих рослин (Т.Харіс, Ч.Уілсон, Б.М.Козо-Полянський).
Дослідження 20-30-х років ХХст. в області анатомії вегетативних органів;  розробка теорії туніки й корпуса (А. Шмідт), вчення про стелу (Е.Джефері, Ф.Ван-Тігем, І.Бейлі) і фітон (пагон) (А.Арбер).
Починаючи з 20-х років відбувається розробка системи класифікації життєвих форм рослин за формою росту, типом захисту бруньок, періодичності розвитку; відбувається вивчення чергування поколінь у нижчих рослин, вивчення морфології й систематики водоростей, листорозташування і типів суцвіття вищих рослин.
В цей період відбувається перехід від монотипічної до політипічної концепції виду. У першому випадку вид розглядався як єдина морфологічна раса (В.Л.Комаров (1-4П), 1940), у другому - як система популяцій, об'єднаних генетичною спільністю (М.І. Вавілов(5-21П), 1926).




Влади
·мир Лео
·нтьевич Комаро
·в (1 (13) октября 1869, Санкт-Петербург 5 декабря 1945, Москва) выдающийся русский ботаник и географ.
Член-корреспондент Академии наук (1914), действительный член (1920), вице-президент (19301936) и президент (19361945) АН СССР.
Полагал, что познание флоры может быть осуществлено только в установлении её истории, в свете миграции различных флористических комплексов, изменяющихся под влиянием условий существования, климата, конфигурации материков и морей.
Разработал принцип модельных групп для выяснения генезиса флор: историю флор следует реконструировать преимущественно на основе монографической обработки нескольких небольших родов. Успешно применил этот принцип при анализе генезиса флор Китая и Монголии.
Развил представления Кернера, Коржинского и Веттштейна, специфику ареала считая одним из существенных признаков вида: «Вид это морфологическая система, помноженная на географическую определённость»
Путь в науке. Ранние годы. В юношестве Комаров увлёкся ботаникой и самостоятельно изучал флору Боровичского уезда Новгородской губернии, где проводил летние месяцы в имении своего деда.
В 1890 году поступил на физико-математический факультет Санкт-Петербургского университета, окончил его в 1894 с дипломом 1-й степени.
Ещё будучи студентом совершил по поручению Санкт-Петербургского общества естествоистытателей две поездки в Туркестан, в Самаркандский округ, результатом чего явились три работы по малоисследованной флоре Зеравшанского бассейна, за одну из которых получил в Университете золотую медаль.
Дальний Восток и «Флора Маньчжурии» Студентом Комаров попал под негласный надзор полиции. Из-за этого остаться при университете было невозможно, и Комаров добился через Императорское Русское географическое общество разрешения на трёхлетнюю экспедицию на Дальний Восток. Он принял участие в качестве натуралиста в изысканиях Амурской железной дороги, а с 1895 года путешествовал по Амурской области, результатом чего явилась его работа «Условия дальнейшей колонизации Амура» (Известия Русского географического общества, XXXII т.).
В 18951897 годах последовало большое путешествие по Дальнему Востоку, Маньчжурии и Корее, итогом которого явилась трёхтомная «Флора Маньчжурии» (издана в Санкт-Петербурге в 1909 году). Это сочинение, перевёденное на многие иностранные языки, по сей день считается классическим трудом по ботанике. За эту работу Императорская Академия наук удостоила автора в 1909 году премии имени Карла Бэра, а Международная Академия ботанической географии во Франции присудила ему медаль с изображениями Турнефора и Линнея.
Русское географическое общество за путешествие по Маньчжурии и Корее присудило Комарову в 1897 году одну из своих высших наград Большую серебряную медаль имени Пржевальского.
Санкт-Петербург В 1898 году Комаров получил место консерватора в Санкт-Петербургском ботаническом саду (с 1931 Ботанический институт АН СССР).
С 1898 преподавал в Петербургском университете (профессор с 1918). В 1902 защитил там магистерскую диссертацию (на основе 1-ого тома «Флоры Маньчжурии») и, получив звание приват-доцента, прочёл ряд биологических курсов, посвящённых преимущественно процессам видообразования.
С 1899 по 1907 годы преподавал на Курсах воспитательниц и руководительниц физического образования, возглавляемых Петром Францевичем Лесгафтом.
Исследования Комарова в начале XX века Летом 1902 Комаров совершил путешествие по Саянам и горам Мунку-Сардык, давшее богатые коллекции по флоре этой малоисследованной части Сибири и географические данные о Тункинском районе и озере Косоголе.
В 1906 исследовал с ботанической точки зрения Онежское, Чудское и другие озёра, в 1908-1909 Камчатку (две экспедиции). Результатом стал труд «Путешествие по Камчатке в 19081909 годах» (1912).
В 1911 Комаров успешно защитил в Московском университете диссертацию на степень доктора ботаники.
В 1913 Комаров по поручению Переселенческого управления провёл подробное изучение Южно-Уссурийского края, издал несколько научных работ.
В 1914 Императорская Академия наук избрала Комарова членом-корреспондентом «по разряду биологических наук».
Комаров любил кропотливую и трудоёмкую работу: пополнять справочники, составлять сводки ботанических экспедиций, работать с гербарием, заниматься определением растений. Он считал, что такая неброская деятельность расширяет кругозор ботаника-систематика, обогащает его конкретными знаниями. Научная эрудиция Комарова была фактом общепризнанным в учёном мире.
Академик
Осенью 1920 года Российская академия наук объявила конкурс на замещение вакантного места академика по кафедре ботаники. По результатам опроса среди ботаников прошла кандидатура Комарова, он был избран действительным членом Академии.
В 1921 году Комаров выступил на Отделении физико-математических наук Академии с предложением создать в системе академических учреждений самостоятельный Институт генетики. Комаров предлагал объединить деятельность московских (группу Н. К. Кольцова в Институте экспериментальной биологии) и петроградских генетиков (круг Ю. А. Филипченко в Университете). Итогом стал петроградский генетический центр Бюро по евгенике.
В 1921 году в Петрограде работал Первый Всероссийский съезд русских ботаников. Комаров выступал на нём четыре раза с сообщениями и докладами на темы: «Меридиональная зональность организмов», «Русские названия растений», «Вегетативное размножение, апомиксия и теория видообразования» и «Смысл эволюции»[6].
В 1920-х годах изданы работы Комарова по истории науки «Жизнь и труды Карла Линнея» (1923) и «Ламарк» (1925).
В 1929 году Комаров был избран академиком-секретарём Отделения физико-математических наук Академии, в 1930-м президентом Всесоюзного ботанического общества. В апреле 1940 года к 70-летию учёного имя Комарова было присвоено Ботаническому институту Академии наук СССР и Дальневосточной горно-таёжной станции.
С 1944 года первый директор Института истории естествознания и техники Академии наук СССР.
С 1940 года почётный президент Географического общества СССР.
Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.
Награды
Герой Социалистического Труда (1943).
Награждён тремя орденами Ленина, а также медалями.
Лауреат Сталинских премий I степени:
1941 за труд «Учение о виде у растений»,
1942 в составе коллектива за работу «О развитии народного хозяйства Урала в условиях войны».
Растения, описанные В. Л. Комаровым
Бёмериопсис (Boehmeriopsis Kom.), семейство Тутовые
Волосатик (Trichochiton Kom.), семейство Капустные
Софора виколистная (Sophora davidii Kom. ex Pavol.)
В честь Комарова названы
Географические объектыпосёлок Комарово (бывший Келломяки);
улица Академика Комарова в Москве;
улица Академика Комарова в посёлке Комарово;
река Комаровка (ранее река Супутинка) в Приморском крае;
Научные учреждения В 1940 году, к 70-летию учёного, его имя присвоено Ботаническому институту и Горнотаёжной станции в селе Горнотаёжном Уссурийского района Приморского края, организованной в январе 1932 года по инициативе и при активной поддержке Комарова.
Премии
С 1946 года Академия наук СССР присуждает Премию имени Комарова за выдающиеся работы в области ботаники: систематики, анатомии и морфологии растений, ботанической географии и палеоботаники. После прекращения существования СССР эту премию присуждает Российская академия наук.
Филателия
Комаров В. Л. на марке Почты СССРВ 1969 году, к столетию со дня рождения, в честь академика Комарова была выпущена марка «Почты СССР».
Роды сосудистых растений
Komarovia Korovin Комаровия из семейства Зонтичные
Внутриродовые таксоны сосудистых растений
Allium subsect. Komaroviana F.O.Khass. & R.M.Fritsch
Astragalus sect. Komaroviella Gontsch.
Campanula ser. Komarovianae Fed. ex Kharadze
Dracocephalum ser. Komaroviana Schischk. ex A.L.Budantzev
Saxifraga sect. Komarovia Zhmylev
Животные
Dahurinaia komarovi пресноводный моллюск
Nebria komarovi (syn. Eonebria komarovi) жук из семейства Жужелицы[7]
Корнегрыз Комарова (Chionesoma komarovi) (Brske, 1907) жук из семейства Пластинчатоусые
Prionus komarovi жук из семейства Усачи (жуки)
Жужелица Комарова (Discoptera komarovi) жук из семейства Жужелицы
Бражник Комарова (Rethera komarovi) (Christoph, 1885) бабочка из семейства Бражники
Уховёртка Комарова (Timomenus komarovi) (Semenov, 1901)
Carabus komarowi жук из семейства Жужелицы
Trechus komarovi
Throbalium komarovi
Deltomerus komarovi
Печатные работы
Комаров В. Л. Материалы к флоре Туркестанского Нагорья. Бассейн Зеравшана // Труды Санкт-Петербургского общества естествоиспытателей. Отдел ботаники. 1896. Т. 26
Комаров В. Л. Ботанико-географические области бассейна Амура // Труды Санкт-Петербургского общества естествоиспытателей. Отдел ботаники. 1897. Т. 28, вып. 1
Komarov V. Species novae florae Asiae orientalis (Manshuriae et Koreae borealis) // Труды Императорского С.-Петербургского ботанического сада. СПб.: Типо-литография «Герольда», 1901. Т. XVIII. Издан под редакцией В. И. Липского. С. 417449.
Комаров В. Л. Флора Маньчжурии. В 3 т., 5 ч. // Труды Санкт-Петербургского ботанического сада. 19011907. Тт. 20, 22, 25 (Издано на японском языке в Осаке, 19261927.)
Комаров В. Л. Введение к флорам Китая и Монголии. Выпуск 1 // Труды Санкт-Петербургского ботанического сада. 1908. Т. 29, вып. 1
Комаров В. Л. Введение к флорам Китая и Монголии. Выпуск 2. Монография рода Caragana. // Труды Санкт-Петербургского ботанического сада. 1909. Т. 29, вып. 2
Комаров В. Л. Флора полуострова Камчатки. Л.: Издательство АН СССР, 1927
Комаров В. Л. Учение о виде у растений: страница из истории биологии. М.; Л.: Издательство АН СССР, 1940
Комаров В. Л. Происхождение растений. М.: Издательство Академии наук СССР, 1961


Никола
·й Ива
·нович Вави
·лов (13 (25) ноября 1887, Москва, Российская империя 26 января 1943, Саратов, РСФСР, СССР) выдающийся российский и советский учёный-генетик, ботаник, селекционер, географ, академик АН СССР, АН УССР и ВАСХНИЛ. Президент (19291935), вице-президент (19351940) ВАСХНИЛ, президент Всесоюзного географического общества (19311940), основатель (1920) и бессменный до момента ареста директор Всесоюзного института растениеводства (19301940), директор Института генетики АН СССР (19301940), член Экспедиционной комиссии АН СССР, член коллегии Наркомзема СССР, член президиума Всесоюзной ассоциации востоковедения. В 19261935 годах член Центрального исполнительного комитета СССР, в 19271929 член Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета.
Организатор и участник ботанико-агрономических экспедиций, охвативших большинство континентов (кроме Австралии и Антарктиды), в ходе которых выявил древние очаги формообразования культурных растений. Создал учение о мировых центрах происхождения культурных растений. Обосновал учение об иммунитете растений, открыл закон гомологических рядов в наследственной изменчивости организмов. Внёс существенный вклад в разработку учения о биологическом виде. Под руководством Вавилова была создана крупнейшая в мире коллекция семян культурных растений. Он заложил основы системы государственных испытаний сортов полевых культур. Сформулировал принципы деятельности главного научного центра страны по аграрным наукам, создал сеть научных учреждений в этой области.
Погиб в годы сталинских репрессий. На основании сфабрикованных обвинений был арестован в 1940 году, в 1941 году осуждён и приговорён к расстрелу, который впоследствии был заменён 20-летним сроком заключения. В 1943 году умер в тюрьме. В 1955 году посмертно реабилитирован.
Детство и юность
Семья
Николай Иванович Вавилов родился 25 ноября (13 ноября по старому стилю) 1887 года на Средней Пресне в Москве.
Отец Иван Ильич Вавилов (18631928) купец второй гильдии и общественный деятель, был родом из крестьянской семьи Волоколамского уезда. До революции был директором мануфактурной компании «Удалов и Вавилов». Мать Александра Михайловна Вавилова (18681938), урождённая Постникова, дочь художника-резчика, работавшего в Прохоровской мануфактуре.
Всего в семье было семеро детей, однако трое из них умерли в детстве. Младший брат, Сергей Вавилов (18911951) физик, участвовал в Первой мировой войне; академик АН СССР (1932), основатель научной школы физической оптики в СССР; возглавлял Академию наук СССР в 19451951 годах; умер от инфаркта. Старшая сестра Александра (18861940) врач, организовала санитарно-гигиенические сети в Москве. Младшая сестра Лидия (18911914) микробиолог, умерла от чёрной оспы, которой заразилась во время экспедиции.
Образование С раннего детства Николай Вавилов был предрасположен к естественным наукам. В числе его детских увлечений были наблюдения за животным и растительным миром. У отца была большая библиотека, в которой были редкие книги, географические карты, гербарии. Это сыграло немалую роль в формировании личности Вавилова.
По воле отца Николай поступил в Московское коммерческое училище. По окончании училища он хотел поступать в Императорский Московский университет, но, не желая терять год на подготовку к экзаменам по латинскому языку, знание которого было в то время обязательным для поступления в университет, в 1906 году поступил в Московский сельскохозяйственный институт на агрономический факультет. Занимался он у таких учёных, как Н. Н. Худяков и Д. Н. Прянишников. В 1908 году он участвовал в студенческой экспедиции по Северному Кавказу и Закавказью, а летом 1910 года прошёл агрономическую практику на Полтавской опытной станции, получив, по собственному признанию, «импульс для всей дальнейшей работы». На заседаниях институтского кружка любителей естествознания Вавилов выступал с докладами «Генеалогия растительного царства», «Дарвинизм и экспериментальная морфология». За время обучения в институте склонность Вавилова к исследовательской деятельности проявлялась неоднократно, итогом обучения стала дипломная работа о голых слизнях, повреждающих поля и огороды в Московской губернии. Окончил институт в 1911 году.
Семейное положение
Николай Вавилов был женат дважды. Первая жена (с 1912 по 1926 год) Екатерина Николаевна Сахарова-Вавилова (18861964). В этом браке в 1918 году родился первый сын Николая Вавилова Олег (19181946), который впоследствии закончил физический факультет МГУ, защитил кандидатскую диссертацию, но вскоре после этого погиб при альпинистском восхождении на Кавказе.
В 1918 году в Саратове Николай Иванович познакомился со студенткой Еленой Барулиной, которая участвовала во многих инициативах своего учителя. Так, Елена Барулина принимала участие в экспедиции Вавилова по юго-востоку России, которая была организована в августе 1920 года. Сразу же после экспедиции Николай Вавилов принялся за книгу «Полевые культуры Юго-Востока», для которой Барулина написала статью «Дыни Юго-Востока». В этом же году, задолго до развода с первой женой, произошло объяснение Елены Ивановны с Николаем Ивановичем[12]. В итоге в 1926 году Вавилов брак с первой женой расторг и зарегистрировал брак с Еленой Барулиной. Елена Ивановна Барулина-Вавилова была биологом, доктором сельскохозяйственных наук.
В этом браке родился (1928) второй сын Николая Вавилова, Юрий физик-ядерщик, доктор физико-математических наук, впоследствии много сделавший для поиска и публикации сведений об отце.
Научная деятельность и дальнейший жизненный путь
19111918
По окончании института в 1911 году Вавилов был оставлен для подготовки к профессорскому званию на кафедре частного земледелия, которую возглавлял Д. Н. Прянишников. Был прикомандирован к Селекционной станции института, которой руководил селекционер Д. Л. Рудзинский, где начал исследование иммунитета культурных растений к паразитическим грибам; одновременно преподавал в институте и на Голицынских высших женских сельскохозяйственных курсах.
С целью более широкого ознакомления с систематикой и географией культурных злаков и их болезней в течение 19111912 годов Николай Вавилов прошёл стажировку в Петербурге, в Бюро прикладной ботаники (руководитель Р. Э. Регель), а также в бюро по микологии и фитопатологии (руководитель А. А. Ячевский).
В 1913 году Вавилов был направлен за границу для завершения образования. Во Франции в фирме Вильморенов он знакомился с новейшими достижениями селекции в семеноводстве, в Йене (Германия) работал в лаборатории Эрнста Геккеля, а в Мертоне (Англия) до 1914 года в генетической лаборатории Института садоводства имени Джона Иннеса под руководством одного из крупнейших генетиков того времени профессора Уильяма Бейтсона, где продолжил исследование иммунитета хлебных злаков, и в лаборатории генетики Кембриджского университета у профессора Реджиналда Паннета (англ. Reginald Punnett).
В 1915 году Николай Вавилов начал заниматься изучением иммунитета растений. Первые опыты проводились в питомниках, развёрнутых совместно с профессором С. И. Жегаловым.
В 1915 году Вавилов сдал магистерские экзамены, но магистерской диссертации не защищал. По имеющимся данным, в 1918 году Вавилов готовил в качестве магистерской диссертации монографию «Иммунитет растений к инфекционным заболеваниям», однако защищена она не была, поскольку в октябре 1918 года была отменена система учёных степеней. Изданная в 1919 году монография содержала критический анализ мировой литературы и результаты собственных исследований.
Из-за дефекта зрения (в детстве он повредил глаз) Вавилов был освобождён от военной службы, но в 1916 году его привлекли в качестве консультанта по вопросу массового заболевания солдат русской армии в Персии. Он выяснил причину заболевания, указав на то, что в местную муку попадают частицы семян Плевела опьяняющего (Lolium temulentum), а с ним грибок Stromantinia temulenta, который вырабатывает алкалоид темулин вещество, способное вызвать серьёзное отравление у людей (головокружение, сонливость, потеря сознания, судороги) с возможным летальным исходом. Решением проблемы стал запрет на употребление местных продуктов, провизию стали завозить из России, в результате чего вопрос с болезнью был исчерпан.
Вавилов же, получив у военного руководства разрешение на проведение экспедиции, отправился вглубь Ирана, где занимался исследованием и сбором образцов злаков. Во время экспедиции он, в частности, взял образцы персидской пшеницы. Посеяв её позднее в Англии, Вавилов пытался различными способами заразить её мучнистой росой (вплоть до применения азотного удобрения, способствующего развитию болезни), но все попытки оказались безуспешными. Учёный пришёл к выводу, что иммунитет растений зависит от условий среды, в которой изначально формировался данный вид. Во время иранской экспедиции у Вавилова зародились мысли о закономерности наследственной изменчивости. Вавилов проследил изменения видов ржи и пшеницы от Ирана до Памира. Он заметил характерные сходные изменения у видов обоих родов, что натолкнуло его на мысль о существовании закономерности в изменчивости родственных видов. Находясь на Памире, Вавилов сделал вывод, что горные «изоляторы» вроде Памира служат очагами зарождения культурных растений.
В 1917 году Вавилов был избран помощником заведующего Отделом (бывшим Бюро) прикладной ботаники Р. Э. Регеля. Рекомендацию дал сам Регель: «По вопросам иммунитета [растений] работали за последние 20 лет уже очень многие и выдающиеся учёные почти всех стран света, но можно смело утверждать, что ещё никто не подходил к разрешению этих сложных вопросов с тою широтою взглядов при всестороннем освещении вопроса, с какою подходит к нему Вавилов. <> В лице Вавилова мы привлечём в отдел прикладной ботаники молодого талантливого учёного, которым ещё будет гордиться русская наука».
В том же году Вавилов был приглашён возглавить кафедру генетики, селекции и частного земледелия на Саратовских высших сельскохозяйственных курсах и в июле переехал в Саратов. В этом городе в 19171921 годах Вавилов был профессором агрономического факультета Саратовского университета. Наряду с чтением лекций он развернул экспериментальное изучение иммунитета различных сельскохозяйственных растений, в первую очередь хлебных злаков. Им было исследовано 650 сортов пшеницы и 350 сортов овса, а также другие, незлаковые, культуры; проведён гибридологический анализ иммунных и поражаемых сортов, выявлены их анатомические и физиологические особенности. Вавилов начал обобщать данные, накопленные во время экспедиций и исследований. Результатом этих изысканий стала монография «Иммунитет растений к инфекционным заболеваниям», изданная в 1919 году.
19181930
В 1919 году Вавилов создал учение об иммунитете растений.
В 1920 году он, возглавляя оргкомитет III Всероссийского съезда по селекции и семеноводству в Саратове, выступил на нём с докладом «Закон гомологических рядов в наследственной изменчивости». Доклад был воспринят слушателями как крупнейшее событие в мировой биологической науке и вызвал положительные отзывы в научном сообществе.
В годы преподавания в Саратове Вавилов организовал изучение юго-восточных губерний европейской России (Астраханской, Царицынской, Самарской и Саратовской), послужившее основой для опубликования в 1922 году книги «Полевые культуры Юго-Востока».
В 1920 году Сельскохозяйственный научный комитет, во главе с его председателем В. И. Ковалевским, избрал Николая Вавилова заведующим Отделом прикладной ботаники и селекции в Петрограде, и в январе 1921 года он почти со всеми своими саратовскими учениками покинул Саратов. Научная работа на новом месте началась с большим размахом.
С 1921 года Вавилов заведовал Отделом прикладной ботаники и селекции в Петрограде, который в 1924 был реорганизован во Всесоюзный институт прикладной ботаники и новых культур, а в 1930 во Всесоюзный институт растениеводства (ВИР), руководителем которого он оставался до августа 1940.
Голод в Поволжье 19211922 годов заставил российских учёных изменить направление исследований.
Отправившись вместе с А. А. Ячевским по поручению Наркомзема РСФСР в США для участия в переговорах о закупке семян, Вавилов одновременно обследовал обширные зерновые районы США и Канады и выступил на Международном конгрессе по сельскому хозяйству с сообщением о законе гомологических рядов. Положения закона, развивавшего эволюционное учение Ч. Дарвина, были положительно оценены мировой научной общественностью. В Нью-Йорке было основано отделение Отдела прикладной ботаники.
На обратном пути Вавилов посетил ряд европейских стран (Англия, Франция, Бельгия, Голландия, Швеция), где встречался с учёными, установил новые научные связи, знакомился с научными лабораториями и селекционными станциями, организовал закупки сортового семенного материала, книг, научного оборудования.
Так, например, в 1922 году в Голландии Вавилов встретился с Гуго де Фризом (основателем мутационной теории). Ознакомившись с научными изысканиями Де Фриза, Вавилов, вернувшись в Россию, выступил за вовлечение науки в создание сортовых ресурсов страны, продолжил расширение Отдела прикладной ботаники, стремясь превратить его в крупный центр сельскохозяйственной науки, приглашал учёных из других городов. Работа была направлена на выявление мирового разнообразия культурных растений с целью его дальнейшего использования для нужд страны. В 1923 году Вавилов был избран членом-корреспондентом АН СССР в отделение физико-математических наук (по разряду биологическому).
В 1923 году Вавилова избрали директором Государственного института опытной агрономии.
В 1920-е годы по инициативе Вавилова Народным комиссариатом земледелия РСФСР была создана сеть опытных селекционных станций, явившихся отделениями Государственного института опытной агрономии[25]. В 115 отделениях и опытных станциях, в различных почвенно-климатических условиях СССР от субтропиков до тундры шло изучение и испытание разных форм полезных растений.
С 1924 по 1927 год был проведён ряд внутрисоюзных и зарубежных экспедиций Афганистан (Вавилов вместе с Д. Д. Букиничем первыми из европейцев проникли в Нуристан высокогорную провинцию Афганистана, в то время закрытую для иноземцев), Средиземноморье, Африка, в ходе которых Вавилов продолжал пополнять коллекцию образцов и изучение очагов возникновения культурных растений.
Вавилов писал:
Путешествие было, пожалуй, удачное, обобрали весь Афганистан, пробрались к Индии, Белуджистану, были за Гиндукушем. Около Индии добрели до финиковых пальм, нашли прарожь, видел дикие арбузы, дыни, коноплю, ячмень, морковь. Четыре раза перевалили Гиндукуш, один раз по пути Александра Македонского. <> Собрал тьму лекарственных растений <>
Отчёт об экспедиции объёмом 610 страниц стал основой книги «Земледельческий Афганистан», написанной Вавиловым совместно с Д. Д. Букиничем. В этой книге подтверждено предположение Вавилова о том, что в Афганистане находятся центры происхождения некоторых важнейших для человека растений.
За экспедицию в Афганистан Географическое общество СССР присудило Николаю Вавилову золотую медаль имени Н. М. Пржевальского «за географический подвиг».
В 1925 году последовали экспедиции в Хивинский оазис и другие сельскохозяйственные районы Узбекистана.
В 19261927 годах Вавилов совершил экспедицию по странам Средиземноморья. Исследовательские работы им были проведены в Алжире, Тунисе, Марокко, Ливане, Сирии, Палестине, Трансиордании, Греции, Италии, Сицилии, Сардинии, Крите, Кипре, южной части Франции, Испании, Португалии, затем во Французском Сомали, Абиссинии и Эритрее. На обратном пути Вавилов ознакомился с земледелием в горных районах Вюртемберга (Германия). Караванные и пешие маршруты в этой экспедиции составили около 2 тысяч км. Семенной материал, собранный Вавиловым, исчислялся тысячами образцов.
В середине 1920-х годов Вавилов сформулировал представления о географических центрах происхождения культурных растений в 1926 году он опубликовал труд «Центры происхождения культурных растений», за который ему была присуждена Премия имени В. И. Ленина. Теоретический труд учёного дал научную основу для целенаправленных поисков полезных растений, был использован в практических целях.
Активная практическая, научно-организаторская и общественная деятельность Вавилова способствовала выдвижению его в 1926 году в состав Центрального исполнительного комитета СССР, а в 1927 году Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета. При этом Вавилов был беспартийным.
В 1927 году Вавилов выступил на V Международном генетическом конгрессе в Берлине с докладом «О мировых географических центрах генов культурных растений», на конференции экспертов по сельскому хозяйству в Международном аграрном институте в Риме с докладом «Географические опыты по изучению изменчивости культурных растений в СССР». Конференция приняла решение присудить Вавилову Золотую медаль за его работы по географическим посевам и постановила ввести географические посевы по системе Вавилова в мировом масштабе.
Как отмечает историк В. Д. Есаков, «Длительное отсутствие научного руководителя, вызванное проведением экспедиции в страны Средиземноморья, в которой Вавилов пробыл с июня 1926 по август 1927 г., привело к определённому росту бюрократических тенденций в руководстве институтом, росту центробежных устремлений, к критике избранных исследовательских направлений, к упрёкам в отрыве от практики. Встревоженный этими нежелательными в деятельности научного учреждения проявлениями Н. И. Вавилов ставит вопрос об отходе от руководства институтом»[32]. 24 ноября 1927 г. он пишет Н. П. Горбунову об отставке: «Ряд событий, имевших место в 1927 году, частью во время моего отсутствия, частью же во время моего пребывания в Ленинграде, заставил меня сильно задуматься над целесообразностью моего пребывания на посту директора Института прикладной ботаники По внутреннему, глубокому убеждению я не могу считать обвинение в отсутствии руководства правильным. Я принадлежу к числу работников, которые знают наши оба учреждения с самого начала их основания (Отдел прикладной ботаники с 1908 г.). Самый большой плюс нашего объединённого учреждения, по моему убеждению, его исключительная научная спаянность, в большей части работников Эта спаянность позволила быстро и широко развить работу в области прикладной ботаники Наша научная коллегия, несмотря на десятки научных работников, которые она включает, представляет спаянное целое, и мы очень редко расходимся в определении направлений работы и развития нашего учреждения. Словом, по внутреннему убеждению обвинений в отсутствии руководства я совершенно принять не могу». Как отмечает В. Д. Есаков, «Н. И. Вавилова особенно задело встречавшееся в документах, которые он просматривал, обвинение директора в академизме.» По этому поводу Вавилов писал Н. П. Горбунову: «Должен сказать, что и этого обвинения я не принимаю. По образованию я прежде всего агроном, научная же эрудиция является плюсом, а не минусом, и только в полемическом задоре может быть использована для очернения Экспедиции Института во все части земного шара я считаю гордостью, а не академической прихотью, как это было заявлено на одном из заседаний, и не сомневаюсь, что в истории агрономических исследований они будут поставлены нашему учреждению на плюс, а не на минус». Как отмечает В. Д. Есаков, «Он категорически отверг обвинения также в недостаточном внимании Института к техническим культурам, а также к интродукции. Главной же причиной, приведшей к заявлению об отставке, являлось вторжение управляющего делами СНК СССР Н. П. Горбунова как председателя Совета Института прикладной ботаники и новых культур в права директора»[34]. Вавилов писал Горбунову по этому поводу: «За время моего отсутствия, без моего согласия и без согласования по моём возвращении Вы назначили моим заместителем Д. Д. Арцыбашева, на что я отвечал Вам письмом из Рима в начале нынешнего года, указывая на неприемлемость для меня кандидатуры Д. Д. Арцыбашева как моего заместителя Ни я, ни мои коллеги, знающие хорошо историю создания Всесоюзного института, не считают роль Д. Д. Арцыбашева исключительной, так же как мы не считаем подвигами работу И. Д. Шимановича и А. К. Коля, и поэтому Ваше выделение Д. Д. Арцыбашева и для меня, и для моих коллег является неожиданным. Ваша последняя отмена постановления директора о временном поручении заведывания Отделом натурализации (на время отъезда заведующего его в командировку) Э. Э. Керну, вызванного исключительно существом интересов дела, я не могу считать достойным директора крупнейшего научного учреждения страны. Наряду с обязанностями, возложенными на директора, должны учитываться и его права.» В. Д. Есаков пишет: «Почти месяц продолжалось обсуждение этого вопроса. Лишь 23 декабря 1927 г. Н. И. Вавилов согласился вновь в полной мере приступить к выполнению обязанностей директора Института».
В 1929 году Вавилов с целью изучения особенностей сельского хозяйства совершил экспедиции в страны Восточной Азии: вместе с М. Г. Поповым в северо-западную часть Китая Синьцзян, а в одиночку в Японию, на Тайвань и в Корею.
В 1929 году Вавилов был избран действительным членом АН СССР и одновременно академиком Всеукраинской академии наук, назначен президентом Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук имени В. И. Ленина (ВАСХНИЛ), организованной на базе Государственного института опытной агрономии, который Вавилов возглавлял с 1923 г. Здесь он направил свою энергию на организацию системы научных институтов сельскохозяйственного профиля. За первые три года работы Вавилова на посту президента ВАСХНИЛ были созданы институты зернового хозяйства на Северном Кавказе, в Сибири, на Украине и юго-востоке европейской части страны, появились институты овощного хозяйства, плодоводства, прядильных лубо-волокнистых растений, картофельного хозяйства, риса, виноградарства, кормов, субтропических культур, лекарственных и ароматических растений и другие всего около 100 научных учреждений. Всесоюзный институт растениеводства стал одним из головных институтов новой академии.
С 1929 года Вавилов член Коллегии Наркомата земледелия СССР.
19301939
В 1930 году Вавилов был избран членом Ленинградского городского Совета депутатов трудящихся.
На V Международном ботаническом конгрессе, проведённом в 1930 году в Кембридже, учёный выступил с докладом «Линнеевский вид как система». Он выступал также на IX Международном конгрессе по садоводству в Лондоне.
В 1930 году, после смерти Ю. А. Филипченко, Вавилов возглавил Генетическую лабораторию АН СССР в Ленинграде (в 1934 году преобразована в Институт генетики АН СССР, который Вавилов возглавлял вплоть до своего ареста в 1940 году). В 1930 году организовал II Международный конгресс почвоведов в Москве, участвовал (по приглашению Корнелльского университета, США) в Международной конференции по сельскохозяйственной экономике, а после неё совершил экспедицию по американскому континенту: он объехал все южные штаты США от Калифорнии до Флориды, пересёк двумя маршрутами горные и равнинные районы Мексики, Гватемалу.
В 1931 году Вавилов возглавил Всесоюзное географическое общество и оставался в должности его президента до 1940 года.
В 1932 году Вавилова избрали вице-президентом VI Международного конгресса по генетике, проведённого в Итаке. На нём была представлена коллекция ВИРа, собранная во время последней американской экспедиции. После конгресса он объехал ряд провинций Канады и затем полгода обследовал земледельческие районы стран Центральной и Южной Америки: Сальвадора, Коста-Рики, Никарагуа, Панамы, Перу, Боливии, Чили, Аргентины, Уругвая, Бразилии, Тринидада, Кубы, Пуэрто-Рико и других, всего 17 стран.
Вавилов заботился о своевременной публикации результатов исследований руководимых им коллективов. Под его редакцией и при его участии выходили «Труды по прикладной ботанике, генетике и селекции», начали издаваться многотомные сводки «Культурная флора СССР» и «Биохимия культурных растений», было издано руководство «Теоретические основы селекции растений» (1935), «Руководство по апробации сельскохозяйственных культур», большое количество сборников и монографий. Вавилов создал целую школу исследователей культурных растений, заслужившую признание в мировой науке.
Тем временем, однако, с 1934 года Вавилову был запрещён выезд за границу, было отменено намечавшееся празднование 10-й годовщины создания ВИР и 25-летия его собственной научной и общественной деятельности. На заседании СНК СССР работу ВАСХНИЛ признали неудовлетворительной, в январе 1935 года кандидатуру Вавилова не выдвинули в состав ЦИК СССР и ВЦИК, и в этом же году его освободили от должности президента ВАСХНИЛ, чему предшествовало письмо Сталину с политическими обвинениями в адрес Вавилова, подписанное вице-президентом ВАСХНИЛ А. С. Бондаренко и парторгом академии С. Климовым. В своём письме Бондаренко и Климов вменили Вавилову в вину не только «академизм» и оторванность от практических нужд колхозно-совхозного строительства сельского хозяйства, но и «политическую близорукость»: «Вавилов всегда горой стоит за вредителей Не было случая, чтобы Вавилов о ком-либо из установленных вредителей сказал, что они преступники».
В то же время, в январе 1937 года Вавилов подписал коллективное (всего 19 подписей) письмо деятелей науки СССР, требующее «уничтожения» и привлечения «к самой суровой ответственности» Н. Бухарина, А. Рыкова (против которых в это время были выдвинуты обвинения в центральной печати, но которые ещё не были арестованы, хотя оба были уже выведены из состава Политбюро и из состава членов ЦК, а Рыков снят с поста наркома) и Н. Угланова (к тому времени уже арестованного 23.8.1936).
В 1939 году Вавилов возглавил сельскохозяйственную группу Северо-Кавказской комплексной экспедиции Академии наук СССР. Пройдя по Военно-Осетинской дороге, он посетил и исследовал Цейский ледник и Мамисонский перевал.
Вавилов, как один из ключевых научных руководителей СССР, часто встречался со Сталиным (как отмечает историк Я. Г. Рокитянский, первая встреча Вавилова со Сталиным произошла 15 марта 1929 года на одном из совещаний по селекции). По свидетельству cоратникa Вавилова, биологa Е. С. Якушевского, в ночь с 20 на 21 ноября 1939 года состоялась последняя встреча Вавилова и Сталина. Якушевский вспоминал об этом: «Вместо приветствия Сталин сказал: „Ну что, гражданин Вавилов, так и будете заниматься цветочками, лепесточками, василёчками и другими ботаническими финтифлюшками? А кто будет заниматься повышением урожайности сельскохозяйственных культур?“ Вначале Вавилов опешил, но потом, собравшись с духом, начал рассказывать о сущности проводимых в институте исследований и об их значении для сельского хозяйства. Поскольку Сталин не пригласил его сесть, то Вавилов стоя прочитал устную лекцию о вировских исследованиях. Во время лекции Сталин продолжал ходить с трубкой в руке, и видно было, что ему всё это совершенно неинтересно. В конце Сталин спросил: „У Вас всё, гражданин Вавилов? Идите. Вы свободны“». В связи с этим эпизодом Ю. Н. Вавилов и Я. Г. Рокитянский сделали вывод, что к этому моменту враждебность руководителя СССР к учёному «достигла апогея».
Научные достижения
ЭкспедицииПодробнее см. также: Коллекция семян культурных растений Вавилова
180 ботанико-агрономических экспедиций по всему миру, принёсших «мировой науке результаты первостепенной значимости, а их автору заслуженную славу одного из наиболее выдающихся путешественников современности». Результат вавиловских научных экспедиций создание уникальной, самой богатой в мире коллекции культурных растений, насчитывавшей в 1940 году 250 тысяч образцов. Эта коллекция нашла широкое применение в селекционной практике, стала первым в мире важным банком генов.
Разработка научных теорій
Учение об иммунитете растенийОсновная статья: Иммунитет растений
Вавилов является основателем учения об иммунитете растений, положившего начало изучению его генетической природы. Он считал, что устойчивость против паразитов выработалась в процессе эволюции растений в центрах их происхождения на фоне длительного (в течение тысячелетий) естественного заражения возбудителями болезней. Согласно Вавилову, если в результате эволюции растения приобретали гены устойчивости к патогенам возбудителям болезней, то последние приобретали способность поражать устойчивые сорта благодаря появлению новых физиологических рас. Так, каждый сорт пшеницы может быть восприимчивым к одним расам и иммунным к другим. Новые расы фитопатогенных микроорганизмов возникают в результате гибридизации, мутаций или гетерокариозиса (разноядерности) и других процессов.
Вавилов подразделял иммунитет растений на структурный (механический) и химический. Механический иммунитет растений обусловлен морфологическими особенностями растения-хозяина, в частности, наличием защитных приспособлений, которые препятствуют проникновению патогенов в тело растений. Химический иммунитет зависит от химических особенностей растений.
Учение о центрах происхождения культурных растений
Основная статья: Центры происхождения культурных растений
Учение о центрах происхождения культурных растений сформировалось на основе идей Чарлза Дарвина (см. Происхождение видов) о существовании географических центров происхождения биологических видов. В 1883 году Альфонс Декандоль опубликовал работу, в котором установил географические области начального происхождения главнейших культурных растений. Однако эти области были приурочены к целым континентам или к другим, также достаточно обширным, территориям. После выхода книги Декандоля познания в области происхождения культурных растений значительно расширились; вышли монографии, посвящённые культурным растениям различных стран, а также отдельным растениям. Наиболее планомерно эту проблему в 19261939 годах разрабатывал Николай Вавилов. На основании материалов о мировых растительных ресурсах он выделял 7 основных географических центров происхождения культурных растений.
1.Южноазиатский тропический центр (около 33 % от общего числа видов культурных растений)
2.Восточноазиатский центр (20 % культурных растений)
3.Юго-Западноазиатский центр (4 % культурных растений)
4.Средиземноморский центр (примерно 11 % видов культурных растений)
5.Эфиопский центр (около 4 % культурных растений)
6.Центральноамериканский центр
7.Андийский центр
Многие исследователи, в том числе П. М. Жуковский, Е. Н. Синская, А. И. Купцов, продолжая работы Вавилова, внесли в эти представления свои коррективы. Так, тропическую Индию и Индокитай с Индонезией рассматривают как два самостоятельных центра, а Югозападноазиатский центр разделён на Среднеазиатский и Переднеазиатский, основой Восточноазиатского центра считают бассейн Хуанхэ, а не Янцзы, куда китайцы как народ-земледелец проникли позднее. Установлены также центры древнего земледелия в Западном Судане и на Новой Гвинее. Плодовые культуры (в том числе ягодные и орехоплодные), имея более обширные ареалы распространения, выходят далеко за пределы центров происхождения, более согласуясь с представлениями Декандоля. Причина этого заключается в их преимущественно лесном происхождении (а не предгорном, как для овощных и полевых культур), а также в особенностях селекции. Выделены новые центры: Австралийский, Североамериканский, Европейско-Сибирский.
Некоторые растения были введены в прошлом в культуру и вне этих основных центров, но число таких растений невелико. Если ранее считалось, что основные очаги древних земледельческих культур широкие долины Тигра, Евфрата, Ганга, Нила и других крупных рек, то Вавилов показал, что почти все культурные растения появились в горных районах тропиков, субтропиков и умеренного пояса.
Другие научные достижения
Среди других достижений Вавилова можно назвать учение о виде как системе, внутривидовые таксономические и эколого-географические классификации.
Закон гомологических рядов в наследственной изменчивости
Основная статья: Гомологические ряды в наследственной изменчивости
В работе «Закон гомологических рядов в наследственной изменчивости», изложенной в виде доклада на III Всероссийском селекционном съезде в Саратове 4 июня 1920 года, Вавиловым было введено понятие «Гомологические ряды в наследственной изменчивости». Понятие было введено при исследовании параллелизмов в явлениях наследственной изменчивости по аналогии с гомологическими рядами органических соединений.
Суть явления состоит в том, что при изучении наследственной изменчивости у близких групп растений были обнаружены сходные аллельные формы, которые повторялись у разных видов (например, узлы соломины злаков с антоциановой окраской или без неё, колосья с остью или без неё и т. п.). Наличие такой повторяемости давало возможность предсказывать наличие ещё не обнаруженных аллелей, важных с точки зрения селекционной работы. Поиск растений с такими аллелями проводился в экспедициях в предполагаемые центры происхождения культурных растений. Следует помнить, что в те годы искусственная индукция мутагенеза химическими веществами или воздействием ионизирующих излучений ещё не была известна, и поиск необходимых аллелей приходилось производить в природных популяциях.
Опубликованию закона предшествовала огромная работа по изучению Вавиловым и его сотрудниками тысяч сортов в течение восьми лет, с 1913 по 1920 год.
Первая (1920) формулировка закона включала в себя две закономерности:
Первая закономерность, которая бросается в глаза при детальном изучении форм у каких-либо линнеонов растений, принадлежащих к одному и тому же роду, это тождество рядов морфологических и физиологических свойств, характеризующих разновидности и расы у близких генетических линнеонов, параллелизм рядов видовой генотипической изменчивости Чем ближе генетически виды, тем резче и точнее проявляется тождество рядов морфологических и физиологических признаков.
2-я закономерность в полиморфизме, вытекающая по существу из первой, состоит в том, что не только генетически близкие виды, но и роды проявляют тождества в рядах генотипической изменчивости.
На I Всероссийском съезде по прикладной ботанике, который проходил с 6 по 11 сентября 1920 года в Воронеже, по просьбе оргкомитета съезда Вавилов выступил с повторением доклада о законе гомологических рядов. В 1921 году закон был опубликован в журнале «Сельское и лесное хозяйство», а в 1922 году расширенный вариант закона был опубликован в большой статье в журнале Journal of Genetics. В 1923 году Вавилов включил обсуждение закона в работу «Новейшие успехи в области теории селекции», в которой показал, что благодаря закономерности проявления сортовых различий у видов и родов «можно определённо предвидеть и находить соответствующие формы у изучаемого растения». Действительно, на основе закона гомологических рядов Вавилов и его сотрудники сотни раз предугадывали существование тех или иных форм, а затем и обнаруживали их. Вавилов отмечал, что «общие ряды изменчивости свойственны иногда и очень отдалённым, генетически не связанным семействам». Вавилов допускал, что ряды параллельной изменчивости не обязательно будут полными и будут лишены некоторых звеньев в результате действия естественного отбора, летальных сочетаний генов и вымирания видов[64]. Однако, «несмотря на огромную роль естественного отбора и вымирание многих связующих звеньев, не представляет затруднений проследить сходство в наследственной изменчивости у близких видов».
Хотя закон был открыт в результате изучения фенотипической изменчивости, Вавилов распространил его действие и на генотипическую изменчивость: «Исходя из поразительного сходства в фенотипической изменчивости видов в пределах одного и того же рода или близких родов, обусловленного единством эволюционного процесса, можно предполагать наличие у них множества общих генов наряду со спецификой видов и родов».
Вавилов считал, что закон справедлив не только по отношению к морфологическим признакам, предвидя, что уже установленные ряды «не только будут пополняться недостающими звеньями в соответствующих клетках, но и будут развиваться, в особенности в отношении физиологических, анатомических и биохимических признаков». В частности, Вавилов отметил, что близкие виды растений характеризуются «сходством химического состава, выработкой близких или одних и тех же специфических химических соединений». Как было показано Вавиловым, внутривидовая изменчивость химического состава (например, эфирных масел и алкалоидов) касается главным образом количественных соотношений при постоянстве качественного состава, тогда как в пределах рода химический состав отдельных видов отличается и количественно, и качественно. При этом, в пределах рода «отдельные виды обычно характеризуются теоретически предусматриваемыми химиками изомерами или производными и обычно связаны между собой взаимными переходами». Параллелизм изменчивости характеризует близкие роды с такой определённостью, что «им можно пользоваться в поисках соответствующих химических компонентов», а также «получать синтетически в пределах данного рода при помощи скрещивания химические вещества определённого качества».
Вавилов выяснил, что закон проявляется не только в пределах родственных групп; параллелизм изменчивости был обнаружен «в разных семействах, генетически не связанных, даже в разных классах», но в отдалённых семействах параллелизм не всегда носит гомологичный характер. «Сходные органы и само их сходство являются в данном случае не гомологичными, а только аналогичными».
Закон гомологических рядов не снимал всех трудностей, поскольку было ясно, что одинаковые изменения фенотипических признаков могут быть обусловлены разными генами, а существовавший в те годы уровень знаний не позволял непосредственно связывать признак с определённым геном. В отношении видов и родов Вавилов отмечал, что «мы имеем дело пока в основном не с генами, о которых мы знаем очень мало, а с признаками в условиях определённой среды», и на этом основании предпочитал говорить о гомологичных признаках. «В случае параллелизма отдалённых семейств, классов, конечно, не может быть и речи о тождественных генах даже для сходных внешне признаков».
Несмотря на то, что первоначально закон был сформулирован на основе изучения преимущественно культурных растений, позднее, рассмотрев явление изменчивости у грибов, водорослей и животных, Вавилов пришёл к выводу, что закон носит всеобщий характер и проявляется «не только у высших, но и у низших растений, равно как и у животных».
Прогресс генетики оказал значительное влияние на дальнейшее развитие формулировки закона. В 1936 году Вавилов назвал первую формулировку излишне категорической: «Таково было тогда состояние генетики». Было принято думать, что «гены идентичны у близких видов», биологи «представляли ген более стабильным, чем в настоящее время». Позже было установлено, что и «близкие виды могут при наличии сходных внешне признаков характеризоваться многими различными генами». Вавилов отмечал, что в 1920 году уделил «маловнимания роли отбора», сосредоточив основное внимание на закономерностях изменчивости. Это замечание отнюдь не означало забвения теории эволюции, ибо, как подчёркивал сам Вавилов, уже в 1920 году его закон «прежде всего представлял формулу точных фактов, основанных всецело на эволюционном учении».
Вавилов рассматривал сформулированный им закон как вклад в популярные в то время представления о закономерном характере изменчивости, лежащей в основе эволюционного процесса (например, теория номогенеза Л. С. Берга). Он полагал, что закономерно повторяющиеся в разных группах наследственные вариации лежат в основе эволюционных параллелизмов и явления мимикрии.
Растения, описанные Вавиловым
Avena nudibrevis Vavilov
Hordeum pamiricum Vavilov
Linum dehiscens Vavilov & Elladi
Linum indehiscens (Neilr.) Vavilov & Elladi
Secale afghanicum (Vavilov) Roshev.
Secale dighoricum (Vavilov) Roshev.
Triticum persicum Vavilov
Вавилов и Лысенко
19311935В начале 1930-х годов, будучи уже академиком и крупным научным руководителем, Вавилов поддержал работы молодого агронома Т. Д. Лысенко (в то время сотрудника Всесоюзного селекционно-генетического института в Одессе) по яровизации превращению озимых культур в яровые путём предпосевного воздействия низких положительных температур на семена. В 1931 году на совещании в Наркомземе Вавилов выступил с докладом «Новые пути исследовательской работы по растениеводству», в котором был затронут вопрос об исследовании вегетационного периода растений и возможного сокращения этого периода. В этом докладе были упомянуты работы Х. А. Алларда и В. В. Гарнера, Г. С. Зайцева и других учёных. В том числе были приведены работы Лысенко. Главным преимуществом работ Лысенко Вавилов считал возможность управления продолжительностью вегетационного периода.
Вавилов рассчитывал, что предложенный Лысенко метод можно будет эффективно применить в селекции, что позволит полнее использовать мировую коллекцию полезных растений ВИРа для выведения путём гибридизации высокопродуктивных, устойчивых к заболеваниям, засухе и холоду культурных растений. В частности, одним из главных преимуществ яровизации Вавилов считал её потенциальное использование в селекционных работах как возможное средство синхронизации цветения растений, которые не вызревали в климате Советского Союза (проблема, которую пытался решить коллектив Вавилова). Выступая на VI Международном генетическом конгрессе в США в 1932 году, Вавилов заявил:
Замечательное открытие, недавно сделанное Т. Д. Лысенко в Одессе, открывает новые громадные возможности для селекционеров и генетиков Это открытие позволяет нам использовать в нашем климате тропические и субтропические разновидности.
Однако Вавилов также отмечал, что не стоит рассчитывать на немедленные положительные практические результаты от яровизации, так как сами механизмы яровизации (вернализации) как физиологического процесса не были досконально изучены, а проверка метода яровизации не была окончена:
Пока мы ещё не знаем, с какими сортами практически надо оперировать в каких районах. Ещё не разработана самая методика предпосевной обработки посадочного материала. Ещё нет оснований с полной гарантией идти в широкий производственный опыт.
Вавилов предложил опытным станциям ВИРа развернуть испытания по эффективности методики яровизации. В частности, в ноябре 1931 года Вавилов написал директору Полярного отделения ВИР в Хибинах И. Г. Эйхфельду: «То, что сделал Т. Д. Лысенко, и то, что он делает, представляет совершенно исключительный интерес, и надо Полярному отделению эти работы развернуть».
Как считает доктор исторических наук научный сотрудник Центра по изучению отечественной культуры Института российской истории РАН В. Д. Есаков, Вавилов начал интересоваться работами Лысенко только после того, как содействие этим работам было возложено на президиум ВАСХНИЛ наркомом земледелия Я. А. Яковлевым, который, более того, поручил Вавилову взять на себя заботу о Лысенко. По словам Есакова, распоряжения непосредственных руководителей, а тем более оформленные в виде приказа, были всегда значимы для Вавилова.
Вавилов считал яровизацию техническим приёмом, требующим экспериментальных проверок, в то время как Лысенко выдвинул яровизацию в качестве уникального способа значительного (в 5 раз) повышения урожайности. Кроме того, Лысенко не проводил предварительных опытов, требующихся для подтверждения правильности его выводов. Это стало одним из истоков конфликта между школами Лысенко и Вавилова.
Тем временем Лысенко приобретал всё больший авторитет у советского и партийного руководства. Как отмечает Ю. Н. Вавилов, «Лысенко импонировал советским руководителям во главе со Сталиным своим „народным“ происхождением, обещанием в кратчайшие сроки поднять урожайность зерновых культур, а также тем, что заявил на съезде колхозников-ударников в 1935 г., что вредители есть и в науке».
В сентябре 1931 года Всеукраинская селекционная конференция приняла резолюцию по докладу Т. Д. Лысенко, в которой отметила теоретическое и практическое значение его работ по яровизации. В октябре этого же года аналогичную резолюцию приняла Всесоюзная конференция по борьбе с засухой.
В колхозах и совхозах было организовано массовое внедрение яровизации, что, по заверениям Лысенко, должно было привести к существенному повышению урожайности и уменьшению влияния неблагоприятных погодных условий, которые представляли собой значительную проблему для сельского хозяйства СССР. Площади посевов яровизированных семян уже в 1935 году превысили 2 млн га.
После принятия 2 августа 1931 года партийно-правительственного постановления «О селекции и семеноводстве», в котором была поставлена задача «сократить срок получения новых сортов (вместо 1012 лет до 45 лет)», Лысенко заявил в конце 1932 года, что берётся выводить сорта за вдвое меньший срок два с половиной года, и в 1935 году доложил о создании новых сортов (более подробно см. Выведение сортов зерновых ускоренными методами).
В 1934 году Лысенко по рекомендации Вавилова был избран членом-корреспондентом Академии наук УССР и АН СССР. Годом ранее Вавилов представил «теорию стадийного развития растений» Лысенко на соискание Сталинской премии как «крупнейшее достижение физиологии растений за последнее десятилетие».
30 декабря 1935 года Лысенко был награждён орденом Ленина, избран в действительные члены ВАСХНИЛ. С 1936 года он возглавил Всесоюзный селекционно-генетический институт. С 1935 года Лысенко становится членом ЦИК СССР и ВЦИК (с 1938 членом Верховного Совета СССР). В 1938 году возглавит ВАСХНИЛ. В этот период Лысенко, по словам исследователя Э. В. Трускинова, ведёт себя «политически грамотно»:
На встрече ударников сельского хозяйства с руководителями ВКП(б) и советского правительства Лысенко произносит речь прямо-таки в духе сталинского понимания ситуации в стране и в сельском хозяйстве. Классовая борьба, вредительство в ученом мире, колхозники «дают народному хозяйству больше, чем некоторые профессора», и все в таком роде. Мало кто заслужил такое одобрение вождя, как аплодисменты и возглас в зал: «Браво, товарищ Лысенко, браво!»
19361940
Если ещё 17 июня 1935 года на заседании Президиума ВАСХНИЛ Вавилов давал Лысенко такую характеристику: «Лысенко осторожный исследователь, талантливейший, его эксперименты безукоризненны», то уже с 1936 года, когда Лысенко возглавил деятельность по разгрому советской генетики, начав с заявления об отрицании законов Менделя и возможности их практического использования в селекционной работе, Вавилов в последовавшей острой дискуссии дал ясно понять, что является его научным противником. В 1936 году Вавилов, выступая с докладом на сессии ВАСХНИЛ «Пути советской селекции», впервые публично высказал несогласие с позицией Лысенко. После экспериментов П. Н. Константинова, а также М. И. Хаджинова и А. И. Луткова, показавших абсолютную неэффективность метода яровизации, Вавилов перестал поддерживать работы Лысенко по яровизации и другие его инициативы и перешёл к открытому противостоянию Лысенко в дискуссиях. В 1940 году он писал в письме наркому земледелия:
Высокое административное положение Т. Д. Лысенко, его нетерпимость, малая культурность приводят к своеобразному внедрению его, для подавляющего большинства знающих эту область, весьма сомнительных идей, близких к уже изжитым наукой (ламаркизм). Пользуясь своим положением, т. Лысенко фактически начал расправу со своими идейными противниками.
Согласно исследованиям историков, в 1940 году между Вавиловым и Лысенко произошло по меньшей мере два открытых конфликта, во время одного из которых Вавилов сказал Лысенко: «Из-за Вашей деятельности нашу страну обогнали по многим вопросам на западе».
Научные исследования школы Вавилова шли вразрез утверждениям школы Т. Д. Лысенко. Лысенко отрицал генетику, которую он называл буржуазной теорией «Вейсманизма-морганизма», и, пользуясь поддержкой властей, систематически преследовал учёных-генетиков. Многие генетики лишились работы и были арестованы. Самого Вавилова до поры до времени защищал от преследований его международный авторитет учёного.
Очередной VII Международный Генетический конгресс намечалось провести в Москве. Однако действия сторонников Лысенко и советских властей, которые открыто вмешались в составление научной программы конгресса, привели к тому, что Международный комитет по организации конгресса принял решение перенести его в другую страну.
В июне 1939 года ближайший сторонник Лысенко И. И. Презент направил председателю Совнаркома СССР В. М. Молотову докладную записку, в которой, в частности, писал:
Хору капиталистических шавок от генетики в последнее время начали подпевать и наши отечественные морганисты. Вавилов в ряде публичных выступлений заявляет, что «мы пойдём на костёр», изображая дело так, будто бы в нашей стране возрождены времена Галилея. Поведение Вавилова и его группы приобретает в последнее время совершенно нетерпимый характер. Вавилов и вавиловцы окончательно распоясались, и нельзя не сделать вывод, что они постараются использовать международный генетический конгресс для укрепления своих позиций и положения В настоящее время подготовка к участию в конгрессе находится целиком в руках Вавилова, и это далее никоим образом нельзя терпеть. Если судить по той агрессивности, с которой выступают Вавилов и его единомышленники, то не исключена возможность своеобразной политической демонстрации «в защиту науки» против её «притеснения» в Советской стране. Конгресс может стать средством борьбы против поворота нашей советской науки к практике, к нуждам социалистического производства, средством борьбы против передовой науки.

И. И. Презент, Докладная записка председателю Совета народных комиссаров Вячеславу Молотову о международном генетическом конгрессе, Государственный архив РФ.

На докладной стоят подпись и виза президента ВАСХНИЛ, академика Лысенко. По одной из распространённых версий, именно эта докладная записка послужила причиной ареста Вавилова: ознакомившись с её содержанием, Берия попросил Молотова дать санкцию на арест.

На основании этого и других документов (см. раздел «Арест и гибель»), сын Н. И. Вавилова Ю. Н. Вавилов и большинство других исследователей усматривают роль Т. Д. Лысенко в аресте и гибели Вавилова, а также его ближайших соратников Карпеченко, Говорова, Левитского Ю. Н. Вавилов отмечает: «Известно, что Н. С. Хрущев очень сильно поддерживал Т.Лысенко в течение значительного периода своего главенства в ЦК КПСС как 1-й секретарь ЦК КПСС. По-видимому, в связи с этим, стремясь угодить Н.Хрущеву, председатель КГБ В.Семичастный направил ему в сентябре 1964 года секретное письмо, в котором фактически поставил под сомнение мнения многих ученых, в том числе такого выдающегося ученого как академик Д. Н. Прянишников, о том, что „в смерти Н. И. Вавилова повинен академик Т. Д. Лысенко“». Большинство источников считает Лысенко прямо причастным к делу Вавилова. В частности, в 1941 г. Лысенко письменно утвердил состав экспертной комиссии по делу Вавилова, в состав которой вошли сторонники и/или сотрудники Лысенко) Историк Николай Кременцов (1997) также отмечает, что арест Вавилова вряд ли был бы возможен без санкции Лысенко и Сталина, который его поддерживал.
VII Международный генетический конгресс состоялся, но не в СССР, а в Эдинбурге (Шотландия) в 1939 году, и на нём не было советской делегации. Вавилов был приглашён на конгресс, но не получил разрешения на выезд. Место председателя конгресса (буквально, пустое кресло на сцене) так и осталось незанятым.
Арест, гибель и реабилитация
Предпосылки ареста
В конце 1920-х начале 1930-х годов в СССР проводилась широкая кампания по борьбе с остатками внутрипартийной оппозиции, так называемыми «правыми уклонистами». В рамках этой кампании предпринимались действия по подавлению оппозиции и среди беспартийных специалистов инженеров, научных работников, аграриев и экономистов, не поддерживавших политику Сталина, в частности ускоренную индустриализацию и коллективизацию. Некоторые исследователи связывают это с желанием Сталина переложить вину за неудачи в социально-экономической политике на «классовых врагов» и «вредителей». Под личным контролем Сталина ОГПУ сфабриковало несколько громких показательных процессов Академическое дело, «Шахтинское дело», «Дело союзного бюро ЦК РСДРП (м)», «Дело Промпартии» и «Дело Трудовой крестьянской партии». По «Делу ТКП» к 1931 году были арестованы около тысячи трёхсот человек по всему СССР, среди которых были ведущие профессора Тимирязевской сельскохозяйственной академии, МГУ и др., а также руководители из Наркомзема и Наркомфина. Суд по «Делу ТКП» проводился при закрытых дверях, причём первоначально многих арестованных планировалось расстрелять. Вавилов тогда ходатайствовал за некоторых осуждённых по этому делу специалистов, что впоследствии сыграло роль в деле, возбуждённом против него самого.
В советской прессе была организована кампания политических обвинений Вавилова с использованием прямой фальсификации реальных событий в сельскохозяйственной науке. Уже 29 января 1931 года в «Экономической газете» была опубликована «являвшаяся в полном смысле политическим доносом» статья заведующего Бюро интродукции растений ВИР биолога А. К. Коля, критиковавшего Вавилова и его работу как руководителя ВИР. В статье утверждалось, что «гегемонию в нашей сельскохозяйственной науке завоевывает учреждение насквозь реакционное, не только не имеющее никакого отношения к мыслям и намерениям В. И. Ленина, но и классово им чуждое и враждебное». Как отмечает В. Д. Есаков, «Все замечания и предложения А. Коля, по сути дела, сводились к полному заимствованию иностранных селекционных сортов, что вновь воскрешало, казалось бы, давно ушедшее в прошлое неверие в собственные силы отечественной науки»; «А. Коль являлся ярым противником сбора Н. И. Вавиловым мировых коллекций растительных ресурсов, и весьма прискорбно, что его точка зрения становилась определяющей в отношении партийно-государственного контрольного органа к этому перспективному направлению».
В ответном письме, опубликованном 13 мая 1931 года в той же газете, Вавилов опроверг эти обвинения: «Если и можно обвинять ВИР, то за его широкий размах, за его углублённую широкую работу, которая охватила за короткое время земной шар и в то же время дошла вглубь до оценки мукомольно-хлебопекарных особенностей наших сортов пшениц. Развёртывая работу, мы учитывали те задачи, которые ставит перед собой социалистическая реконструкция зeмледелия на основе укрупнённого специализированного производства в огромной стране с разнообразием климата и почв Развёртывая исследовательскую работу, в настоящее время приходится учитывать запросы и сегодняшнего, и завтрашнего дня. Эти широкие задачи пугают „людей в футляре“, но они соответствуют по масштабу социалистической реконструкции, проводимой в советской стране».
В ответ на другое подобное письмо Вавилов отмечал: «Указание на оторванность Института от жизни, на слабую связь с производством неверно. Институт является прежде всего научным учреждением, работающим по определённому плану. Теоретическая работа увязана самым решительным образом с практическими запросами семеноводства Надо быть слепым, чтобы отрицать ту огромную работу, которую в кратчайшее время в трудных условиях произвёл коллектив Института На работах Института строится практическая организация семеноводства. Нежелание и неумение связать свою работу с общими заданиями социалистического строительства и отсутствие подготовки научной „смены“ обвинение, которое выдвигается, есть кривое зеркало действительности».
Органами НКВД РСФСР (ОГПУ) фабрикация дела против Вавилова была начата ещё с 1931 года. Дело пополнялось за счёт доносов платных агентов НКВД ботаника А. К. Коля, академика И. В. Якушкина и доктора биологических наук Г. Н. Шлыкова, а также доносов других научных работников, привлечённых (в том числе под угрозой репрессий) органами спецслужб к сотрудничеству (в частности, профессора В. Е. Писарева).
Кроме того, в деле имелись письма (доносы) высокопоставленных научных деятелей оппонентов Вавилова, в том числе письмо Сталину от 27 марта 1935 года, подписанное вице-президентом ВАСХНИЛ А. С. Бондаренко и парторгом и членом Президиума ВАСХНИЛ С. Климовым В 1941 году Бондаренко был расстрелян; на суде он отказался от всех своих показаний, в том числе от показаний против Вавилова. Помимо Бондаренко, ещё восемь человек, в том числе Муралов, Писарев, Паншин, Карпеченко и Фляксбергер, «впоследствии от своих показаний отказались, как от вымышленных».
Все обвинения, содержащиеся в данных документах, впоследствии (в ходе реабилитации Вавилова) были признаны не соответствующими действительности.
Арест и следствие
В 1940 году Н. И. Вавилову было поручено Наркомземом возглавить научную комплексную экспедицию по западным областям Белоруссии и Украины, присоединённым к СССР в 1939 году. 6 августа, находясь в Черновцах, Вавилов был арестован.
По данным источников, в постановлении на арест было сказано, что, «продвигая заведомо враждебные теории, Вавилов ведёт борьбу против теорий и работ Лысенко, Цицина и Мичурина, имеющих решающее значение для сельского хозяйства СССР», но не было упомянуто о «Трудовой крестьянской партии», обвинение в руководстве которой Вавилову было предъявлено в дальнейшем в ходе следственных действий.
После ареста Вавилова на митинге выступил Е. С. Якушевский, поддержавший своего руководителя: « надо быть бессовестными людьми, иванами, которые не помнят ни своего родства, ни своего отечества и не знают, кем для нас, для института был Н. И. Вавилов. Я просто удивляюсь, слыша эти слова от многих уважаемых сотрудников и некоторых, так называемых, товарищей». До конца своих дней активно и открыто протестовал против ареста Н. И. Вавилова академик Д. Н. Прянишников. После ареста Вавилова Прянишников представлял его к награждению Сталинской премией, выдвигал его кандидатуру на выборы в Верховный Совет СССР.
Согласно исследованиям историков, в первые дни после ареста Вавилов категорически отвергал все предъявленные ему обвинения.
Следствие в отношении Вавилова продолжалось 11 месяцев. По утверждению самого Вавилова, за время следствия его вызывали на допрос около 400 раз, общее время допросов составило 1700 часов. Следствие вели сотрудники НКВД СССР А. Хват и С. Албогачиев. Как отмечает большинство биографов Вавилова, во время допросов он подвергался пыткам. В ходе допросов Вавилов дал показания о том, что занимался вредительством по заданию бывшего наркома земледелия СССР Я. А. Яковлева, арестованного и расстрелянного незадолго до этого. Вавилову также вменялось в вину то, что он являлся одним из руководителей никогда не существовавшей «Трудовой крестьянской партии». Поводом для этого обвинения послужило то, что Вавилов в своё время ходатайствовал за арестованных по «Делу Трудовой крестьянской партии», среди которых были известные агрономы и учёные. Согласно исследованиям историков, по делу Вавилова было привлечено множество сфабрикованных документов, и всё дело было полностью сфабриковано.
Согласно протоколу одного из многочисленных допросов, Вавиловым был назван ряд советских научных деятелей, якобы являвшихся членами «Трудовой крестьянской партии» (ТКП). По данным ряда источников, эти показания Вавилов дал лишь после применения к нему пыток:
Вавилова доводили до состояния невменяемости, когда от бессонных ночей, от постоянных унижений и угроз любой человек терял не то что самоконтроль, а был согласен признаться в чём угодно, лишь бы выйти живым из кабинета следователя.
Валерий Сойфер (2002), «Власть и наука. Разгром коммунистами генетики в СССР», с. 524
В документах отмечается: «Как видно из материалов дела, Хват во время следствия по этому делу грубо нарушал советскую законность и применял недозволенные методы следствия: систематически и длительное время допрашивал Вавилова ночью, лишал сна, физически изнурял арестованного».
С сентября 1940 по март 1941 года допросы не производились, Вавилов содержался во Внутренней тюрьме НКВД СССР. За это время Вавилов подготовил рукопись книги по истории земледелия, впоследствии уничтоженную по решению органов НКВД СССР. Доктор исторических наук, научный сотрудник Центра по изучению отечественной культуры Института российской истории РАН В. Д. Есаков называет это решение «преступным», «одним из самых чудовищных актов в истории науки». Весной 1941 года после ареста ряда генетиков и растениеводов допросы Вавилова возобновились. Вавилов был переведён в перенаселённую общую камеру.
В конце июня 1941 года следствие затребовало характеристику на Вавилова как учёного. Характеристику должна была написать экспертная комиссия специалистов, утверждённая Лысенко. По мнению биографов Вавилова, данная комиссия не могла дать объективную характеристику Вавилова, поскольку в список были включены только оппоненты арестованного учёного, являвшиеся сторонниками и/или сотрудниками Лысенко: В. С. Чуенков заместитель наркома земледелия, В. П. Мосолов вице-президент ВАСХНИЛ, И. В. Якушкин академик ВАСХНИЛ и агент НКВД, А. П. Водков заместитель начальника Главсортуправления Наркомзема, и А. К. Зубарев учёный секретарь секции растениеводства ВАСХНИЛ. На основе этой информации многие источники делают вывод о прямой причастности Лысенко к делу Вавилова и его судьбе. В частности, Валерий Сойфер пишет следующее: «История расправы над школой Вавилова не оставляет сомнения в причастности Лысенко к этому позорному событию в жизни СССР. Его роль в гибели Вавилова, Карпеченко и других генетиков и цитологов очевидна».
Суд
9 июля 1941 года состоялось заседание Военной коллегии Верховного суда СССР, на котором рассматривалось дело в отношении Вавилова. По данным источников, это заседание продолжалось всего несколько минут. На суде присутствовали лишь обвиняемый и трое военных судей; свидетели и защита отсутствовали.
9 июля 1941 года Военная коллегия Верховного Суда СССР приговорила Вавилова к расстрелу по статьям 58-1а, 58-7, 58-9, 58-11 УК РСФСР. По приговору Вавилов был признан виновным в том, что он в 1925 году якобы являлся одним из руководителей никогда не существовавшей «антисоветской организации», именовавшейся «Трудовая крестьянская партия», а с 1930 года якобы являлся активным участником также никогда не существовавшей «антисоветской организации правых», действовавшей в системе наркомзема СССР; Вавилов, используя служебное положение Президента сельскохозяйственной Академии, директора института Растениеводства, директора института Генетики и, наконец, вице-президента сельскохозяйственной академии наук им. Ленина и члена Академии наук СССР, в интересах «антисоветской организации» якобы «проводил широкую вредительскую деятельность, направленную на подрыв и ликвидацию колхозного строя и на развал и упадок социалистического земледелия в СССР»; кроме того, Вавилов, «преследуя антисоветские цели», якобы «поддерживал связи с заграничными белоэмигрантами, передавал им сведения, являющиеся государственной тайной Советского Союза».
Согласно протоколу судебного заседания, Вавилов на суде виновным себя признал частично. Однако уже после осуждения Вавилов подал заявление на имя Л.Берии, в котором отказывался от ранее данных им показаний и заявил, что он «никогда не занимался контрреволюционной деятельностью».
Тюремное заключение и гибель
9 июля 1941 года Вавилов обратился с ходатайством в Президиум Верховного Совета СССР о помиловании 26 июля 1941 это ходатайство было отклонено.
15 октября 1941 года в связи с эвакуацией, проводившейся в связи с подходом немецких войск к Москве, Вавилов был этапирован в тюрьму № 1 Саратова, где находился с 29 октября 1941 года по 26 января 1943 года. В саратовской тюрьме Вавилов содержался сначала в карцере-одиночке, а затем его перевели в камеру, где сидели академик И. К. Луппол и инженер-лесотехник И. Ф. Филатов. Николай Вавилов дважды находился на лечении в тюремной больнице. Тяжёлые условия содержания в тюрьме (отсутствие прогулок, запрет на пользование тюремным ларьком, получение передач, мыла и т. п.) подорвали его здоровье.
25 апреля 1942 года Вавилов направил заявление на имя Л. Берии с просьбой о смягчении участи, предоставлении работы по специальности и разрешении общения с семьёй.
13 июня 1942 года заместитель главы НКВД СССР В. Меркулов направил заявление на имя председателя Военной коллегии Верховного суда СССР В. Ульриха, в котором ходатайствовал о замене Вавилову высшей меры наказания заключением в исправительно-трудовые лагеря НКВД сроком на 20 лет, ввиду возможности использования Вавилова на работах, имеющих «серьёзное оборонное значение».
23 июня 1942 года Президиум Верховного Совета СССР постановил заменить Вавилову высшую меру наказания 20 годами лишения свободы в исправительно-трудовых лагерях. Предполагается, что определённое влияние на Берия могла оказать позиция академика Д. Н. Прянишникова, ходатайствовавшего о смягчении приговора и добившегося личной встречи с Берия (жена Берия была аспиранткой на кафедре Прянишникова). Однако, как отмечает доктор исторических наук В.Д Есаков, заявление Вавилова на имя Берия «совпало (или было предопределено) с решением Лондонского Королевского Общества от 23 апреля 1942 г. об избрании Вавилова своим иностранным членом[155]. О нём вспомнили в связи с высокой оценкой его вклада в науку со стороны высшего научного учреждения Англии союзницы СССР по антигитлеровской коалиции Но никто не рискнул бы, даже Берия, осуществить» перевод Вавилова в особый лагерь «и допустить к работам в области растениеводства столь известного человека без санкции официального главного растениевода страны, каковым был Лысенко, поддерживавшийся Сталиным».
Однако, несмотря на отмену смертного приговора, «мало что изменилось в положении Вавилова. Ни одна из его просьб, по существу, не выполнена Он остался в саратовской тюрьме. Состояние его здоровья резко ухудшалось». Доведению решения о смягчении участи Вавилова до руководства саратовской тюрьмы могло препятствовать ухудшение связи с Саратовом в условиях начавшегося 23 июля 1942 г. наступления немецких войск на Сталинград
Во время пребывания в саратовской тюрьме Вавилов заболел воспалением лёгких и переболел дизентерией, которой он заразился во время эпидемии в 1942 году. В последний год своей жизни Н. И. Вавилов страдал дистрофией. Итогом всех болезней стал упадок сердечной деятельности, из-за которого наступила смерть.
Мною, врачом Степановой Н. Л., фельдшерицей Скрипиной М. Е., осмотрен труп заключенного Вавилова Николая Ивановича рожд. 1887 г., осужденного по ст. 58 на 20 лет, умершего в больнице тюрьмы № 1 г. Саратова 26 января 1943 года в 7 часов _ минут. Телосложение правильное, упитанность резко понижена, кожные покровы бледные, костно-мышечная система без изменений. По данным истории болезни, заключенный Вавилов Николай Иванович находился в больнице тюрьмы на излечении с 24 января 1943 года по поводу крупозного воспаления легких. Смерть наступила вследствие упадка сердечной деятельности.
Акт о смерти заключенного, Дежурный врач Степанова, дежурная медсестра Скрипина, Государственный архив РФ.
Индивидуальная могила Вавилова отсутствует, известно лишь место общего захоронения c другими заключёнными.
Реабилитация
В 1943 году Сергея Ивановича Вавилова уведомили о смерти брата, но до 1945 года ни он, ни близкие не имели подробных сведений о последних днях Николая Иванович.
20 августа 1955 года Военная коллегия Верховного суда СССР отменила судебный приговор от 9 июля 1941 и прекратила дело в отношении Н. Вавилова за отсутствием состава преступления. Тем самым с Вавилова были сняты абсолютно все обвинения
После реабилитации Президиум Академии наук СССР восстановил его в списках академиков (при этом ранее Общее собрание АН СССР этого звания его не лишало).
Незаконность действий следователя Хвата, в том числе применение физических истязаний при допросах, зафиксирована документально.
Журналист и писатель Питер Прингл, автор книги «Убийство Николая Вавилова. История сталинских преследований одного из величайших ученых XX века», отмечает:
Отчёт 1955 г. главного военного прокурора майора юстиции Колесникова гласил: «материалы дела против Вавилова были фальсифицированы». Отчёт характеризовал следователя А. Хвата как известного «фальсификатора следственного материала».
В Определении № 4 н-011514/55 Военной коллегии Верховного суда СССР от 20 августа 1955 года говорится: «В качестве доказательства вины Вавилова, к его делу приобщены показания арестованных Муралова, Марголина, Авдулова, Кулешова, Писарева, Паншина, Бондаренко, Карпеченко, Фляксбергера, Ушарова, Городецкого, Золотарева и др., данные ими на предварительном следствии (в суд же эти лица по делу Вавилова не вызывались). Проведенной дополнительной проверкой установлено, что первые девять человек из перечисленных лиц впоследствии от своих показаний отказались, как от вымышленных. Показания же остальных лиц неконкретны, противоречивы и крайне сомнительны. Так, например, Сизов и Гандельсман показали, что со слов Белицера, Циона и Тартаковского им известно о принадлежности Вавилова к контрреволюционной организации. Однако в процессе проверки эти показания Сизова и Гандельсмана не нашли своего подтверждения в материалах дела на Белицера, Циона и Тартаковского. Аналогичные показания и других лиц. В процессе проверки установлено, что предварительное следствие по делу Вавилова проведено с грубым нарушением норм УПК, необъективно и тенденциозно, что видно хотя бы из следующего: а) В деле Вавилова имеется ряд копий протоколов допросов, подлинники которых не обнаружены (протоколы допросов Чаянова, Трифонова,Сидорова, Иордановой и Зихерман). В деле Вавилова имеется копия выписки из протокола допроса Муралова от 7 августа 1940 г., тогда как Муралов был расстрелян по приговору суда ещё в 1937 г. Этот факт свидетельствует о фальсификации следственных материалов Другой член экспертной комиссии Зубарев показал, что комиссия проверкой деятельности Вавилова не занималась, и лишь подписала заключение, неизвестно кем написанное».
В том же Определении отмечается: «Допрошенные в процессе проверки Писарев, Константинов, Васильев, Эмме и другие, а также академик Лысенко, охарактеризовали Вавилова положительно, как выдающегося ученого, и высоко отзывались о его деятельности».
Источники так характеризуют данные действия Лысенко:
Теперь, без своего покровителя Сталина, Лысенко действовал так, как будто никогда не произнёс ни одного плохого слова против Вавилова.
Научная и общественная реабилитация имени Вавилова продолжилась только в 1960-х годах. 8 июля 1966 года по инициативе Поповского и Майсуряна последовало Постановление Президиума АН СССР № 476, в котором было предложено создать комиссию по изучению наследия академика Вавилова. Его имя вернулось в учебники, были переизданы его труды. Во втором издании БСЭ (19511958) статьи о Николае Вавилове не было. Она появилась только в дополнительном томе, вышедшем в 1958 году, в ней, как и в статье о Николае Вавилове в третьем издании БСЭ (19691978), информация о причинах его смерти отсутствовала. Подробное издание «Николай Вавилов» (автор Резник С. Е.), изданное в 1968 году тиражом в 100 000 экземпляров в популярной серии «Жизнь замечательных людей», так описывает последние годы жизни учёного: «Это была последняя поездка академика Н. И. Вавилова. Через два с половиной года его не стало»
Биограф Вавилова Марк Поповский пишет:
В середине XX века обстоятельства изменились, хотя и не очень сильно: те, кто способствовал физической гибели Вавилова, принялись затем за его духовное умерщвление, они сделали всё, чтобы современники забыли даже, как выглядит портрет учёного.
Детали уголовного дела Вавилова стали доступны общественности только в середине 1960-х, хотя дать им широкую огласку в СМИ и печатных изданиях биографам не удалось. Материалы о последних годах жизни и обстоятельствах гибели Вавилова стали появляться только с началом перестройки в СССР. Первым серьёзным исследованием стала вышедшая в 1980 году книга историков С. Р. Микулинского и В. Д. Есакова, соавтором которой стал генетик Д. К. Беляев. Это издание охватывало период 1911-1928 годов и было примечательно тем, что вышло в серии Научное наследство, основанной академиком Вавиловым и возобновлённой книгой о нём.
Позже, к 100-летию учёного вышел ряд книг и статей, которые раскрывали деятельность Н. И. Вавилова с разных сторон. В том числе вышла новая работа С. Р. Микулинского и В. Д. Есакова, соавтором которой стала биолог Е. С. Левина. В этой книге публиковались документы 1929-1940 годов. Совпадение начала перестройки и столетия Н. И. Вавилова, по мнению исследователей, привело к тому, что он стал первым примером столкновения талантливого признанного учёного с системой, стойкости в этом столкновении и последующей трагической судьбы.
Интерес к личности Н. И. Вавилова не стал одномоментным и периодически выходят книги, посвящённые учёному. Одним из последних изданий стал новый труд В. Д. Есакова, вышедший в 2008 году.
Признание иностранных научных организаций
В иностранных государствах Н. И. Вавилов был избран:
почётным членом:
Лондонского королевского общества садоводов (1931, Великобритания)
Испанского общества испытателей природы
Американского ботанического общества (1942)
Национальной Академии наук в Аллахабаде (1942, Индия)
Лондонского Линнеевского общества (1942, Великобритания)
Британской ассоциации биологов (1929)
Мексиканского агрономического общества
иностранным членом:
Лондонского королевского общества (1942, Великобритания)]
почётным доктором:
Софийского государственного университета имени К. Охридского (1939, Болгария)
Высшей сельскохозяйственной школы Университета имени Я. Пуркине в Брно (1939, Чехословакия)
Чехословацкой академии наук(1936)
членом-корреспондентом:
Академии сельскохозяйственных наук Чехословакии (1923 или 1929 или 1931 или 1942)
членом:
Эдинбургского королевского общества (1942, Великобритания)
Аргентинской академии
Национального географического общества США (1942)
Географического общества Нью-Йорка (1942, США)
Королевского географического общества (1942, Великобритания)
Международного совета экспертов при Римском международном аграрном институте
Память о Вавилове
1987 год год столетия со дня рождения учёного был объявлен ЮНЕСКО Годом Вавилова.
Награды в честь Вавилова
Российской академией наук была учреждена премия имени Н. И. Вавилова;
ВАСХНИЛ учредил Золотую медаль имени Н. И. Вавилова;
Академия Наук СССР учредила премию (1965) и золотую медаль (1968) имени Вавилова;
РАЕН учредила Медаль Н. И. Вавилова «За вклад в развитие биологии и сельского хозяйства».
Топонимические названия и астрономические объекты
В посёлке Поволжском, который административно относится к городскому округу Тольятти, одна из улиц носит название «улица Академика Вавилова».
В Саратове в 1969 году по просьбе саратовских учёных именем Николая Вавилова названа улица.
Улица Вавилова есть в Краснодаре.
Улица академика Вавилова есть в Черновцах.
В Санкт-Петербурге есть улица братьев Вавиловых.
Николай Степанович Черных назвал именем братьев Вавиловых открытый им в 1977 году астероид из главного пояса астероидов 2862 Vavilov.
Имя Вавилова носит кратер на обратной стороне Луны и ледник Вавилова на Северной Земле. Ещё один ледник, находящийся у Дарвазской стены (хребет Академии наук, Памир), назван именем Вавилова в 1931 году по решению Всесоюзного географического общества. Рядом с ним расположен перевал Вавилова.
Посёлок Вавилово (бывшая Опытная сельскохозяйственная станция, основанная Вавиловым) находится в Дербентском районе Дагестана.
Научные и образовательные организации
В 1965 году, в период возрождения генетических исследований, было создано Всесоюзное общество генетиков и селекционеров им. Н. И. Вавилова. Под таким названием общество действовало до 1992 года, когда его преемником стало Вавиловское общество генетиков и селекционеров.
В 1967 году имя Николая Ивановича Вавилова было присвоено Всесоюзному научно-исследовательскому институту растениеводства (ныне Всероссийский институт растениеводства им. Н. И. Вавилова), которым он руководил с 1921 по 1940 год.
В 1981 году именем Вавилова назван Институт механизации и электрификации сельского хозяйства (ныне Саратовский государственный аграрный университет имени Н. И. Вавилова).
В 1983 года имя Николая Вавилова было присвоено Институту общей генетики АН СССР (ныне Институт общей генетики имени Н. И. Вавилова РАН).
В 2001 году имя Н. И. Вавилова было присвоено средней школе № 66, расположенной в посёлке Юбилейный Волжского района Саратова.
Памятники
На административном корпусе РГАУ-МСХА имени К. А. Тимирязева в память о Н. И. Вавилове установлена мемориальная доска.
Бюст Николая Вавилова установлен в Всероссийском институте растениеводства.
В 1997 году в центре города Саратова в начале улицы Вавилова был установлен памятник. При входе на Воскресенское кладбище Саратова, где Вавилов похоронен в общей могиле заключённых, также установлен памятник
Растения, названные в честь Вавилова
В честь Н. И. Вавилова назван род растений Вавиловия (Vavilovia) Fed. семейства Бобовые, а также целый ряд видов растений:
Aegilops vavilovii (Zhuk.) Chennav. Эгилопс Вавилова
Allium vavilovii Popov & Vved. Лук Вавилова
Amygdalus vavilovii Popov Миндаль Вавилова
Astragalus vavilovii Fed. & Tamamsch. Астрагал Вавилова
Avena vaviloviana (Malz.) Mordv. Овёс Вавилова
Centaurea vavilovii Takht. & Gabrieljan Василёк Вавилова
Cousinia vavilovii Kult. Кузиния Вавилова
Gastropyrum vavilovii (Zhuk.) Б.Lцve Гастропирум Вавилова
Oryzopsis vavilovii Roshev. Рисовидка Вавилова
Oxytropis vavilovii Vassilcz. Остролодочник Вавилова
Phlomis vavilovii Popov Зопник Вавилова
Phlomoides vavilovii (Popov) Adylov, Kamelin & Makhm. Фломоидес Вавилова
Piptatherum vavilovii (Roshev.) Roshev. Ломкоколосник Вавилова
Prunus Ч vavilovii (Popov) A.E.Murray Слива Вавилова
Pyrus vavilovii Popov Груша Вавилова
Scorzonera vavilovii Kult. Козелец Вавилова
Secale vavilovii Grossh. Рожь Вавилова
Solanum vavilovii Juz. & Bukasov Паслён Вавилова
Thymus vavilovii Klokov Тимьян Вавилова
Trifolium vavilovii Eig Клевер Вавилова
Triticum vavilovii (Tuman.) Jakubz. Пшеница Вавилова.
[править] Награды Вавилова1925 год Большая серебряная медаль имени Н. М. Пржевальского Русского географического общества;
1926 год Премия имени В. И. Ленина за труд «Центры происхождения культурных растений»;
1940 год Большая золотая медаль ВСХВ за работы в области селекции и семеноводства.

1.2. Фізіолого-біохімічний напрямок вивчення живих організмів
Значні успіхи в XX ст. досягнуті при вивченні фізіології й біохімії тварин, рослин і мікроорганізмів. Прорив у зазначених областях вплинув і на розвиток класичних напрямків біології.
Серед досягнень фізіології тварин насамперед слід зазначити поглиблення уявлень про роль вищої нервової системи в координації життєдіяльності організму, відкриття умовних рефлексів і гормонів. Ці успіхи мали значення для розвитку концепцій про цілісність організму (Іван Петрович Павлов(22П), 1849-1936) і його функціональної еволюції. Це стало можливим завдяки розробці нових методів фізіологічного експерименту (фістульна методика, денервація, зшивання нервів, електроенцефалографія і ін.), що дозволили конкретизувати роль нервово-гуморальних механізмів і їхніх складних взаємодій у процесах регуляції організму, окремих органів і тканин.
Були зроблені відкриття груп крові (К.Ландштейнер, 1901)
Карл Ла
·ндштейнер (23) (нем. Karl Landsteiner; 14 июня 1868, Вена 26 июня 1943, Нью-Йорк) австрийский врач, химик, иммунолог, инфекционист. Первый исследователь в области иммуногематологии и иммунохимии, автор трудов по молекулярной и клеточной физиологии реакции организма на размытые антигены и возникающие при этом специфические и неспецифические явления. Лауреат Нобелевской премии по физиологии и медицине (1930). Лауреат премии Альберта Ласкера в области клинических медицинских исследований (1946) посмертно
Биография
Родился 14 июня 1868 года в Вене. Отец, Леопольд Ландштейнер, видный журналист, доктор права, издатель газеты, умер, когда мальчику было 6 лет. Карла воспитала мать, Фанни Хесс, к которой он был очень привязан. В молодости принял католичество.
В 1891 году окончил медицинский факультет Венского университета. Затем работал в университете патологом.
В 18911896 заинтересовался химией, которую изучал в течение 5 лет, практикуясь в Вюрцбурге, Мюнхене и Цюрихе.
В 1896 году вернулся в Вену, устроился ассистентом в Венский институт гигиены. В этом же году он установил, что лабораторные культуры бактерий могут быть агглютинированы путем добавления иммунной сыворотки крови.
С 1898 года работал на кафедре патологической анатомии Венского университета. Наставниками его были профессор А. Вейхсельбаум, установивший бактериальную природу менингита, и А. Френкель, открывший пневмококков (диплококк Френкеля). В это время он увлекся иммунологией.
В 1900 году Ландштейнер, тогда ассистент Венского института патологии, взял кровь у себя и пяти своих сотрудников, отделил сыворотку от эритроцитов помощью центрифуги и смешал отдельные образцы эритроцитов с сывороткой крови разных лиц и с собственной. В совместной работе с Л. Янским по наличию или отсутствию агглютинации Ландштейнер разделил все образцы крови на три группы: А, В и 0. Два года спустя ученики Ландштейнера, А. Штурли и А. Декастелло, открыли четвертую группу крови АВ. Обратив внимание на то, что собственная сыворотка крови не дает агглютинации со «своими» эритроцитами, ученый сделал вывод, известный сегодня как непреложное правило Ландштейнера: «В организме человека антиген группы крови (агглютиноген) и антитела к нему (агглютинины) никогда не сосуществуют». За свои открытия Ландштейнер получил в 1930 году Нобелевскую премию.
В 19081911 годах, работая главным патологоанатомом в Венской королевской больнице Вильгенины, Ландштейнер сосредоточил внимание на изучении полиомиелита.
В 1909 году совместно с С. Поппером доказал инфекционную природу полиомиелита.
В 1911 году стал профессором Венского университета.
В 1916 году женился на Хелен Власто. В 1917 году у них родился сын Эрнст.
Во время первой мировой войны эмигрировал в Голландию.
В 1922 году получил приглашение возглавить лабораторию в центре медицинских исследований Рокфеллеровского института (Нью-Йорк).
24 июня 1943 года у Ландштейнера в лаборатории за рабочим столом начался тяжелый приступ стенокардии. Его госпитализировали в клинику Рокфеллеровского института. Двумя днями позже (26 июня) он скончался.
В мае 2005 года, в ходе 58-й сессии Всемирной ассамблеи здравоохранения, в Женеве было принято решение 14 июня (день рождения Карла Ландштейнера), ежегодно проводить Всемирный день донора крови (Резолюция WHA58.13).
Труды
«Специфичность серологических реакций» (1936);
«Группы крови человека (Human Blood Groups); Этиология пароксизмальной гемоглобинурии (Etiology of Paroxysmal Hemoglobinuria); Этиология полиомиелита (Etiology of Poliomyelitis); Химия антигенов (Chemistry of Antigens); Изучение сифилиса (Studies on Syphilis)».
Это интересно
Как указывают современники, Ландштейнер хранил посмертный слепок кисти своей матери как святыню до конца жизни.

Створення методик вироблення умовних рефлексів (І.П.Павлов, 1905).
Створення методик виміру зорових явищ (Р.Граніт, X.Хартлайн, Дж.Вальд - в 1967 р. отримали Нобелівську премію).
Рагнар Артур Гранит (24) (фин. Ragnar Arthur Granit, 30 октября 1900, Хельсинки 12 марта 1991, Стокгольм) шведский физиолог финского происхождения, лауреат Нобелевской премии по физиологии и медицине в 1967 году (совместно с Холденом Хартлайном и Джорджем Уолдом) «за открытия, связанные с первичными физиологическими и химическими зрительными процессами, происходящими в глазу».

Холден Кеффер Хартлайн (25)(англ. Haldan Keffer Hartline, 22 декабря 1903, Блумсберг 17 марта 1983, Фоллстон) американский физиолог и нейробиолог, лауреат Нобелевской премии по физиологии и медицине в 1967 году (совместно с Рагнаром Гранитом и Джорджем Уолдом) «за открытия, связанные с первичными физиологическими и химическими зрительными процессами, происходящими в глазу».

Джордж Уолд (26) (англ. George Wald, 18 ноября 1906, Нью-Йорк 12 апреля 1997, Кембридж) американский биохимик, лауреат Нобелевской премии по физиологии и медицине в 1967 году (совместно с Рагнаром Гранитом и Холденом Хартлайном) «за открытия, связанные с первичными физиологическими и химическими зрительными процессами, происходящими в глазу».

Відкрито м'язові волокна, що йдуть від передсердя до шлуночка, відбувається розробка теорії й способів реєстрації електрокардіограми у людини (В.Ейнтховен, 1924; А.Ф.Самойлов, 1930).
Ви
·ллем Эйнтхо
·вен (27-34) (нидерл. Willem Einthoven; 21 мая 1860, Семаранг 29 сентября 1927, Лейден) нидерландский физиолог, основоположник электрокардиографии, сконструировал в 1903 году прибор для регистрации электрической активности сердца, впервые в 1906 году использовал электрокардиографию в диагностических целях, получил Нобелевскую премию по физиологии или медицине в 1924 году.
Ранние годы
Виллем Эйнтховен родился 21 мая 1860 года в Семаранге в семье военного врача Якоба Эйнтховена, потомка испанских евреев, переселившихся в Голландию во времена инквизиции в XV веке, и его второй жены Луизы де Фогель, дочери местного финансового управляющего. Фамилия Эйнтховен произошла от двоюродного деда Якоба согласно кодексу Наполеона все граждане Франции и её провинций, которой тогда являлась Голландия, были обязаны обзавестись фамилиями, и Израиль Давид, двоюродный дед Якоба, взял искажённую фамилию по своему месту жительства, городу Эйндховену. Виллем был старшим из трёх сыновей и третьим ребёнком в семье. В 1866 году Якоб Эйнтховен умер от инсульта, оставив на руках Луизы шестеро детей. Спустя четыре года семья переехала в Утрехт. Там Виллем окончил среднюю школу (нидерл. Hogere burgerschool) и 16 октября 1878 года поступил на медицинское отделение в Утрехтский университет, заключив армейский контракт для оплаты учёбы, поскольку семья испытывала финансовые затруднения.
Обучение и становление как учёного
Виллем намеревался пойти по стопам отца, однако его исключительные способности начали развиваться в совершенно другом направлении. После прохождения практики в качестве помощника офтальмолога в известной в Голландии глазной больнице «Госпиталь для страдающих от глазных болезней» (нидерл. Gasthuis voor Ooglijders) и получения степени бакалавра он провёл два исследования, вызвавшие впоследствии широкий интерес. Первое называлось «Некоторые замечания о механизме локтевого сустава» (фр. Quelques remarques sur le mйcanisme de l’articulation du coude). Дело в том, что Эйнтховен был поклонником физического воспитания. В студенческие годы он был отличным спортсменом и не раз убеждал своих друзей «не дать погибнуть телу». Он был избран президентом союза гимнастов и фехтовальщиков и позже стал одним из основателей Утрехтского студенческого гребного клуба. Во время занятия гимнастикой он сломал запястье и для того, чтобы восстановить работоспособность руки, занялся гребным спортом, отчасти ради соперничества со своим братом за первое место в соревновании по гребле среди голландских студентов. В то же время, будучи вынужденно ограниченным в движении, он заинтересовался пронацией и супинацией руки и работой плечевого и локтевого суставов.
Позднее Эйнтховен под руководством офтальмологов Франса Дондерса и Херманна Снеллена провёл второе исследование «Стереоскопия посредством дифференцировки цветов» (нидерл. Stereoscopie door kleurverschil, 1885), которое было опубликовано в качестве его докторской диссертации. В том же году Эйнтховен получил степень доктора медицины и философии. Согласно условиям армейского контракта он был обязан пройти службу в медицинском корпусе. Однако в том же году умер профессор физиологии в Лейдене Адриан Хейнсиус, и с решительной поддержкой Ф. Дондерса Виллем был назначен преемником Хейнсиуса, что освободило его от воинской повинности. Таким образом, Эйнтховен в январе 1886 года в возрасте 25 лет вошёл в должность профессора Лейденского университета и оставался в этой должности всю жизнь. Первым его серьёзным исследованием, проведённым в Лейдене, было «О работе бронхиальной мускулатуры, изученной новым методом, и о нервной астме» (нем. Ьber die Wirkung der Bronchialmuskeln nach einer neuen Methode untersucht, und ьber Asthma nervosum, 1892). В книге В. Нагеля «Справочник по физиологии человека» (нем. Handbuch der Physiologie des Menschen) оно охарактеризовано как «большая работа».
В то же время Эйнтховен возобновил исследования в оптике. Среди его работ на эту тему можно выделить «Простое физиологическое объяснение различных геометрическо-оптических иллюзий» (нем. Eine einfache physiologische Erklдrung fьr verschiedene geometrisch-optische Tдuschungen, 1898), «Аккомодация человеческого глаза» (нем. Die Accomodation des menschlichen Auges, 1902), «Вид и величина электрического отклика глаза на световое возбуждение различной интенсивности» (англ. The form and magnitude of the electric response of the eye to stimulation by light at various intensities, 1908).
В 1886 году Виллем Эйнтховен женился на Фредерике Жанне Луизе де Фогель, сестре бывшего руководителя системы здравоохранения в Голландской Ост-Индии. У них родилось четверо детей: Аугуста (1887 год), Луиза (1889 год), Виллем (1893 год) и Джоанна (1897 год).
Вклад в электрокардиографию
В 1885-1889 годы Эйнтховен занимался исследованием физиологии дыхания, в частности изучением работы блуждающего нерва в механизме контроля дыхания. В 1889 году Эйнтховен посетил первый международный конгресс по физиологии в Базеле. Там он познакомился с техникой записи электрокардиограммы, продемонстрированной Огастесом Уоллером на примере своей собаки Джимми, которому в 1887 году впервые удалось записать кардиограмму человека на капиллярном электрометре. В 1893 году на заседании Нидерландской медицинской ассоциации Эйнтховен предложил к использованию новый термин «электрокардиограмма». Позже, однако, он отказался от авторства в пользу Уоллера. С 1890 по 1895 годы Эйнтховен занимался устройством капиллярного электрометра, улучшая его функциональность и увеличивая разрешение, применяя физико-математический подход. Ему удалось получить хорошие электрокардиографические изображения. Каждому циклу сердечного сокращения соответствовало пять зубцов, для которых Эйнтховен ввёл новую номенклатуру: P, Q, R, S, T и U, чтобы избежать разногласий с номенклатурой A, B, C и D, введённой им в предыдущих работах по исследованию электрометра, в которых он не записывал отрицательные зубцы.
Эйнтховену не удавалось усовершенствовать капиллярный электрометр настолько, чтобы он мог применяться в диагностических целях. Поэтому он начал работать с другим инструментом струнным гальванометром. Эйнтховен не знал о том, что в 1897 году похожее устройство уже было сконструировано как средство связи французским инженером Клементом Адером. Однако аппарат Адера обладал чувствительностью, которой не было достаточно для использования применительно к электрокардиографии. Тем не менее, в своей работе «Новый гальванометр» (фр. Un nouveau galvanomиtre, 1901) Эйнтховен упомянул аппарат Адера.
При разработке собственного струнного гальванометра Эйнтховен взял за основу конструкцию магнитоэлектрического гальванометра Депре-Д’Арсонваля. Он заменил подвижные части (катушку и зеркало) на тонкую посеребрённую кварцевую нить (струну). По нити пропускался электрический сигнал сердца, регистрируемый с поверхности кожи. Вследствие этого на нить в поле электромагнита действовала сила Ампера, прямо пропорциональная величине силы тока ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]), и нить отклонялась нормально к направлению линий магнитного поля. Кварцевые нити изготовлялись следующим образом: на конце стрелы закреплялось кварцевое волокно таким образом, чтобы оно удерживало стрелу при натянутой тетиве лука; волокно нагревалось до той степени, когда оно не было способно сдерживать натяжение тетивы, и стрела выстреливала, вытягивая волокно в тонкую однородную нить диаметром 7
·. Далее нить требовалось покрыть слоем серебра, для этого Эйнтховен сконструировал специальную камеру, в которой она бомбардировалась беспримесным серебром. Одной из самых больших проблем было создание источника сильного и постоянного по значению магнитного поля. Эйнтховену удалось создать электромагнит, обеспечивавший поле в 22 000 Гс, однако он настолько разогревался в рабочем состоянии, что для него пришлось подвести систему водяного охлаждения. Другая проблема заключалась в создании системы записи и измерения отклонений нити. Посоветовавшись с Дондерсом и Снелленом, Эйнтховен сконструировал систему линз, позволявшую фотографировать тень нити. В качестве источника света он использовал массивную дуговую лампу. Устройство фотографической камеры включало в себя фотографическую пластинку, которая во время снятия показаний двигалась с постоянной скоростью, регулируемой масляным поршнем. Пластинка передвигалась под линзой, на которой была нанесена шкала в вольтах. Временна
·я шкала наносилась на саму пластинку тенями от спиц вращающегося с постоянной угловой скоростью велосипедного колеса.
Благодаря использованию очень лёгкой и тонкой нити и возможности изменять её напряжение для регулирования чувствительности прибора струнный гальванометр позволил получить более точные выходные данные, чем капиллярный электрометр. Первую статью о записывании электрокардиограммы человека на струнном гальванометре Эйнтховен опубликовал в 1903 году. Существует мнение, что Эйнтховену удалось достичь точности, превосходящей многие современные электрокардиографы.
В 1906 году Эйнтховен опубликовал статью «Телекардиограмма» (фр. Le tйlйcardiogramme), в которой описал метод записи электрокардиограммы на расстоянии и впервые показал, что электрокардиограммы различных форм сердечных заболеваний имеют характерные различия. Он привёл примеры кардиограмм, снятых у пациентов с гипертрофией правого желудочка при митральной недостаточности, гипертрофией левого желудочка при аортальной недостаточности, гипертрофией левого ушка предсердия при митральном стенозе, ослабленной сердечной мышцей, с различными степенями блокады сердца при экстрасистоле.
Вскоре после опубликования первой статьи о применении электрокардиографа Эйнтховена посетил инженер из Мюнхена Макс Эдельманн с предложением наладить производство электрокардиографов и выплачивать Эйнтховену отчисления примерно по 100 марок за каждый проданный аппарат. Первые электрокардиографы, произведённые Эдельманном, были фактически копиями образца, сконструированного Эйнтховеном. Однако изучив чертежи электрокардиографа Эйнтховена, Эдельманн понял, что его можно усовершенствовать. Он увеличил мощность и уменьшил размеры магнита, а также устранил необходимость его водяного охлаждения. В результате Эдельманн сконструировал аппарат, сильно отличающийся по параметрам и дизайну от первоисточника, к тому же он узнал об аппарате Адера и использовал это как довод к тому, чтобы больше не выплачивать дивиденды от продаж. Разочаровавшись, Эйнтховен принял решение в дальнейшем не сотрудничать с Эдельманном и обратился с предложением заключить соглашение о производстве к директору компании CSIC Хорэсу Дарвину
Представителю компании, посетившему лабораторию Эйнтховена, не приглянулись возможности аппарата в силу его громоздкости и требовательности к людским ресурсам: он занимал несколько столов, весил приблизительно 270 килограмм и требовал для полноценного обслуживания до пяти человек. Однако в своей статье «Дополнительно об электрокардиограмме» (нем. Weiteres ьber das Elektrokardiogramm, 1908) Эйнтховен показал диагностическое значение электрокардиографии. Это послужило серьёзным аргументом, и в 1908 году CSIC начала работы по усовершенствованию аппарата; в том же году был произведён и продан британскому физиологу Эдварду Шарпей-Шеферу первый произведённый компанией электрокардиограф.
К 1911 году была разработана «настольная модель» аппарата, владельцем одной из которых стал кардиолог Томас Льюис. Используя свой аппарат, Льюис изучил и классифицировал различные типы аритмии, ввёл новые термины: пейсмейкер, экстрасистола, мерцательная аритмия и опубликовал несколько статей и книг об электрофизиологии сердца. Устройство и управление аппаратом всё же оставалось затруднительным, о чём косвенно свидетельствует прилагавшаяся к нему десятистраничная инструкция. В период с 1911 по 1914 годы было продано 35 электрокардиографов, десять из которых было отправлено в США. После войны было налажено производство аппаратов, которые можно было бы подкатить непосредственно к больничной койке. К 1935 году удалось снизить вес аппарата до примерно 11 килограмм, что открыло широкие возможности к его использованию в медицинской практике.
Треугольник Эйнтховена
В 1913 году Виллем Эйнтховен в сотрудничестве с коллегами опубликовал статью, в которой предложил к использованию три стандартных отведения: от левой руки к правой, от правой руки к ноге и от ноги к левой руке с разностями потенциалов: V1,V2 и V3 соответственно. Такая комбинация отведений составляет электродинамически равносторонний треугольник с центром в источнике тока в сердце. Эта работа положила начало векторкардиографии, получившей развитие в 1920-х годах ещё при жизни Эйнтховена.
Закон Эйнтховена
Закон Эйтховена является следствием закона Кирхгофа и утверждает, что разности потенциалов трёх стандартных отведений подчиняются соотношению V1 + V3 = V2. Закон имеет применение, когда вследствие дефектов записи не удаётся идентифицировать зубцы P, Q, R, S, T и U для одного из отведений; в таких случаях можно вычислить значение разности потенциалов, при условии, если для других отведений получены нормальные данные.
Поздние годы и признание
В 1924 году Эйнтховен прибыл в США, где помимо посещения различных медицинских заведений прочитал лекцию из цикла Лекций Харви (англ. Harvey Lecture Series), положил начало циклу Лекций Данхема (англ. Dunham Lecture Series) и узнал о присуждении ему Нобелевской премии. Примечательно, что когда Эйнтховен в первый раз прочитал эту новость в Boston Globe, он подумал, что это либо шутка, либо опечатка. Однако его сомнения развеялись, когда он ознакомился с сообщением от Reuters. В том же году он получил премию с формулировкой «За открытие техники электрокардиограммы». За свою карьеру Эйнтховен написал 127 научных статей. Последняя его работа была опубликована посмертно, в 1928 году, и посвящалась токам действия сердца. Исследования Виллема Эйнтховена порой причисляются к десяти величайшим открытиям в области кардиологии в XX веке. В 1979 году был основан Фонд Эйнтховена, целью которого является организация конгрессов и семинаров по кардиологии и кардиохирургии.
Эйнтховен долгие годы страдал от артериальной гипертензии. Однако причиной его смерти 29 сентября 1927 года стал рак желудка. Эйнтховен был похоронен на церковном кладбище в городе Угстгест.

Формулювання в 1914 р. закону серця Франка-Старлінга (35) (про роль довжини м'язових волокон для роботи серця).
Старлинга закон
(Е.Н. Starling, 18661927, английский физиолог; синонимы: закон сердца, Франка Старлинга закон) физиологический закон, согласно которому сила сокращения волокон миокарда пропорциональна первоначальной величине их растяжения.
Сердца закон, Старлинга закон, зависимость энергии сокращения сердца от степени растяжения его мышечных волокон. Энергия каждого сердечного сокращения (систолы) изменяется прямо пропорционально диастолическому объёму. Сердца закон установлен английским физиологом Э. Старлингом в 191218 на сердечно-лёгочном препарате. Старлинг нашёл, что объём крови, выбрасываемый сердцем в артерии при каждой систоле, возрастает пропорционально увеличению венозного возврата крови к сердцу; нарастание силы каждого сокращения связано с увеличением объёма крови в сердце к концу диастолы и увеличением вследствие этого растяжения волокон миокарда. Сердца закон не определяет всей деятельности сердца, а объясняет один из механизмов его приспособления к меняющимся условиям существования организма. В частности, Сердца закон лежит в основе поддержания относительного постоянства ударного объёма крови при повышении сосудистого сопротивления в артериальном отделе сердечно-сосудистой системы. Этот саморегулирующийся механизм, обусловленный свойствами мышцы сердца, присущ не только изолированному сердцу, но участвует и в регуляции деятельности сердечно-сосудистой системы в организме; контролируется нервными и гуморальными влияниями
«Закон» Франка-Старлинга, или «закон» Франка-Старлинга-Штрауба, или «закон сердца» - это физиологическая категория, обозначающая существенные, необходимые и повторяющиеся вероятностные отношения (вероятностная зависимость) между физиологическими переменными : систолический объём кровотока сердца зависит от объёма крови, находящейся в желудочках сердца при его сокращении, а также от силы его сокращения (сократимость).
Функция сердца как насоса зависит от силы сокращения сердечной мышцы. Сила сокращения достигает максимума при выбросе крови из левого желудочка в аорту. Количество выброшенной крови за одну систолу, то есть систолический объём кровотока сердца, в первую очередь зависит от двух переменных: от объёма крови, которая находится в желудочке во время его сокращения, и от силы его сокращения: сила сокращений сердца прямо пропорциональна степени его растяжения притекающей кровью.
Эта зависимость была описана в 1895 г. германским физиологом Отто Франком (Otto Frank, 1865-1944), немного позже - британским физиологом Эрнестом Генри Старлингом (Starling, Ernest Henry, 1866-1927), а еще позже - германским физиологом Германом Штраубом (Hermann Straub, 1882-1938). В честь первооткрывателей эту зависимость называют «законом» Франка-Старлинга-Штрауба (Frank-Starling-Straub law). Зависимость Франка-Старлинга-Штрауба была детально исследована на сердечно-легочном препарате, модели, предложенной Э.Г.Старлингом. Эту зависимость Э.Г.Старлинг определил как одну из главных особенностей саморегуляции сердца и назвал её «законом сердца».
В соответствии с этим «законом», чем сильнее будут растянуты волокна сердечной мышцы, тем больше будет сила её сокращения. То есть, чем большее количество крови притекает в полости сердца во время диастолы, тем большее её количество выбрасывается сердцем при его сокращении во время систолы. Увеличение объёма крови, притекающей к сердцу, сопровождается растяжением мышцы желудочков, а также увеличением давления крови и её объёма в диастоле (конечно-диастолическое давление и конечно-диастолический объём). Посредством механизма Франка-Старлинга-Штрауба сердце приспосабливается к перекачиванию всей поступающей к нему крови (венозный возврат). Этот механизм служит для согласования систолических объёмов кровотока правого и левого сердца. Их систолический объём кровотока может изменяться от сокращения к сокращению. Вместе с тем, общий объём крови, перекачиваемой сердцем в единицу времени (объёмная скорость кровотока сердца) должен быть одинаковым. Если систолический объём кровотока левого сердца во время какого-либо сокращения будет повышенным из-за значительного конечно-диастолического давления или объёма, то при следующем сокращении ударный объём уменьшится и будет таким же, как и выброс правого сердца.

Вивчається фізіологія дихання (К.Гейман,1928).

Роботи в області фізіології травлення (І.П.Павлов, Б.П.Бабкін, Е.С.Лондон) і харчування привели до уявлень про біологічну цінність білків (К.Томас, 1909) і незамінних амінокислот.
В цей же час формулюються основні положення фільтраційно-реабсорбційної теорії сечоутворення (А.Кешні, Дж.Уірн, А.Ричарді, 1924),
Теория Кешни (Теория мочеобразования) и её обоснование
Теорию Кешни можно формулировать кратко так: в капиллярах клубочков под давлением крови о осуществляется чисто физический процесс-ультрафильтрация без белковой, вернее, бесколлоидной плазмы в размере, равном примерно 1/4-1/5 всей протекающей через почки крови, благодаря чему образуется так называемая про визорная моча; при прохождении по канальцам (50)-98-99% всего фильтрата плазмы активно всасывается обратно клетками канальцевого эпителия в виде своеобразной локковской жидкости всегда одинакового состава, слабо щелочной реакции, содержащей сахар, аминокислоты хлористый натрий и т.д. В оптимальных для организма концентрациях; не всосавшийся остаток клубочкового фильтрата и является окончательной (дефинитивной) мочой.
Хотя фильтра я или ультрафильтрация, признаваемая для почки теорией Кешни, не наблюдается в других железах, однако, почка отличается от, остальных желез также многими другими особенностями, благодаря которым становится возможным этот исключительный механизм:
- почка не вырабатывает новых веществ за исключением гиппуровой кислоты, аммиака и креатинина, а только выделяет из крови предсуществующие; поэтому в отличие от типичных секреторных желез почка быстро реагирует на колебания состава крови изменением своего секрета-мочи;
- почка происходит из среднего зародышевого листка, являясь главным образом дериватом эпителия целома, в то время как обычные железы образуются как выросты кишки, следовательно. энтодермально, или же из поверхности тела, т. е. эктодермально;
- отделение мочи в отличие от секреции других желез строго зависит от давления крови в сосудах; давление в мочеточнике при обычных условиях на 40-60 мм ртути ниже давления в аорте; в других же железах давление в выводных протоках часто бывает выше артериального давления;
- секреторная функция почки в известной мере независима от вегетативной нервной системы (не наблюдается обычного противоположного эффекта от пилокарпина и атропина).
Если принять теорию Кешни, то необходимо допустить, что количество клубочкового фильтрата (провизорная моча) выражается цифрой порядка 100 л в сутки.

Конкретизується роль ендокринної системи організму.

У кристалічному вигляді виділений адреналін (І.Такаміна, Т.Б.Олдріч, 1902),

ИСТОРИЯ ОТКРЫТИЯ АДРЕНАЛИНА
В 1894 г. Джордж Оливер и Эдвард Шэфер продемонстрировали вазоконстрикторный (сосудосуживающий) и прессорный эффект вытяжки из надпочечников. Джордж Оливер, врач из Харрогейта, использовал все свое свободное время для проведения экспериментов, сам разработал оборудование, которое затем применял для исследований. Оливер использовал сконструированный им прибор для измерения толщины лучевой артерии.
Материалом для получения экстракта мозгового вещества надпочечников служили надпочечники убитого скота, а объектом исследования и первым испытателем был его маленький сын.
В ходе экспериментов Оливер обнаружил сужение лучевой артерии после инъекции вытяжки надпочечников овец, о чем сообщил лондонскому профессору Шэферу. Тот сначала скептически отнесся к результатам Оливера.
Врач настаивал на демонстрации эксперимента и продолжал убеждать профессора в истинности своих выводов. В конце концов Шэфер разрешил ввести собаке в вену привезенное Оливером вещество, и, к его удивлению, сразу же после введения экстракта животному уровень ртути на манометре стал подниматься препарат работал.
Дальнейшие исследования они проводили совместно, и к 1895 г. Оливер и Шэфер уже имели в своем распоряжении водный, спиртовой и глицериновый растворы экстракта надпочечников, обладавшие вазоконстрикторным и прессорным эффектами. В том же году исследователи впервые приготовили экстракты надпочечников больных аддисоновой (бронзовой) болезнью. Было выяснено, что в этих экстрактах отсутствует прессорная субстанция, обнаруженная ранее в нормальной железе.
В 1897 г. Джон Абель выделил адреналин в чистом виде из надпочечников овец и сообщил о получении активного вещества, которое способно быстро повышать кровяное давление и частоту сердечных сокращений, улучшать проходимость дыхательных путей. Абель опубликовал результаты своих экспериментов, а полученное вещество назвал «эпинефрин».
Абель не подал патентной заявки на открытие и применение препарата, что послужило в дальнейшем поводом к спорам о первооткрывателе адреналина. Вслед за Абелем в 1900 г. технологию получения активного вещества мозгового слоя надпочечника разработал Джокичи Такамине, который описал химическую формулу вещества и дал ему название «адреналин». Он-то и получил патент США на изготовление препарата. Впрочем, Абель не пытался в судебном порядке отстаивать свои права, лишь в статьях в научных журналах выражал свое возмущение. Хотя он и признавал, что Таккамине выделил кристаллическую форму вещества, однако считал, что это вещество не является чистым и химическая формула не верна.
Его предположения подтвердились полученная Такамине формула была не совсем правильной, а первый коммерческий препарат одной из фармацевтических фирм США представлял собой смесь адреналина с норадреналином. Но и сам Абель выделил не гормон в чистом виде, а скорее его бензольное производное. В 1900 г. немецкий ученый Отто фон Фюрт опубликовал сообщение о своем препарате, выделенном из экстракта надпочечников, супраренине.
Методиками фон Фюрта удавалось получить достаточно стойкое и обладающее сильными физиологическими эффектами вещество. Абель после открытия супраренина занялся исследованиями различий между ним, адреналином и эпинефрином. Следующий исследователь Томас Олдрич в 1902 г. определил более правильную формулу адреналина и дал подробную характеристику структуры адреналина и норадреналина. Пока ученые занимались выяснением эффектов полученных веществ, препарат выпускался и поступал в продажу под различными названиями.
В России впервые выпустил препарат под маркой «Адренал-Пель» профессор и бизнесмен А. В. Пель. За ним последовали фирма «Ферейн» и другие компании. Адреналин набирал обороты. За рубежом производством адреналина занялись как известнейшие производители лекарств, так и мелкие, почти кустарные лаборатории.
Врачи не уступали фармацевтам новым препаратом пытались лечить чуть ли не любые болезни. Н. П. Тринклер, например, сделал доклад о лечении подкожными впрыскиваниями адреналина раковых опухолей; и это не единственный пример.
В результате на фармацевтический рынок в огромных количествах поступали препараты адреналина под различными торговыми названиями.
Эти препараты часто не проходили клинических испытаний и значительно отличались между собой по действию на организм. Конечно, не обошлось без печальных последствий, так как адреналин обладает массой нежелательных эффектов, которые не были еще изучены полностью при налаженном производстве лекарства.
Кроме того, выпускаемые фармацевтическими фирмами препараты часто не имели нужного терапевтического эффекта, что объяснялось отчасти недостаточно тщательным изготовлением, а отчасти плохим качеством посуды и растворов, употребленных при разливании экстракта.
По исследованию Шульца образцов продаваемого адреналина, который выпускался различными фирмами, оказалось, что из 7 исследованных образцов эпинефрина только 3 обладали активностью, равной активности стандарта. Активность же прочих препаратов колебалась от 3,75% до 71% от необходимой. Некоторые растворы оказались негодными и даже небезопасными, другие оказывали действие только сразу после открытия из упаковки, а затем быстро портились.
Российские ученые тоже внесли немалый вклад в открытие и исследование адреналина.
Прфессор Цибульский и его сотрудник Симанович начали исследование функции надпочечников в 1891 г.: они изготовили водную вытяжку из мозгового слоя надпочечников и стали подробно изучать ее физиологическое действие на кровообращение и дыхание животных.
Цибульский попытался определить химический состав вещества, но это ему не удалось, так как после выпаривания вытяжки оставались слишком малые количества чистого продукта.
Настоящим триумфом науки стал искусственный синтез адреналина, осуществленный впервые Фридрихом Штольцем и независимо от него X. Д. Даки-ном. Фридрих Штольц работал на фирму «Холкест». В 1904 г. лабораторией фармацевтической фирмы «Холкест» было налажено промышленное производство адреналина путем химического синтеза, который стал выпускаться под торговым названием «Супраре-нин». Преимуществом искусственного препарата было то, что благодаря постоянству его состава и чистоте его можно точнее дозировать. Кроме того, он лучше хранился и не обладал многими побочными эффектами натуральных препаратов адреналина. Синтез адреналина вскоре привел и к установлению Эрнстом Йозефом Фридманном в 1906 г. его точной структурной формулы.
Большое значение для дальнейшего распространения медицинского применения адреналина имело и предложение хирурга из Лейпцига Генриха Брауна использовать адреналин при местной анестезии путем добавления его в раствор кокаина. В 1902 г. Браун ввел метод добавления адреналина к растворам кокаина в клиническую практику и показал, что это средство наделяет анестезирующие растворы исключительно ценными свойствами: усиливает анестезирующее действие кокаина и увеличивает продолжительность обезболивания. При этом значительно понижается опасность общей интоксикации кокаином, так как происходящее замедление всасывания раствора предотвращает чрезмерное поступление кокаина в кровь.
Кроме того, сосудосуживающее действие адреналина вызывает спазм сосудов и, следовательно, анемию в области операционного поля, что уменьшает кровотечение при операции и улучшает условия осмотра операционного поля.
Все эти свойства оказались чрезвычайно ценными, и по сей день непременным требованием для каждо- ж го нового местного анестетика является возможность сочетания его с адреналином. Адреналин нашел широкое применение также и в других областях медицинской практики: в хирургии с целью остановки кровотечений; в терапии для стимуляции альфа- и бета-адренорецепторов при различных заболеваниях и для купирования, например приступов бронхиальной астмы; в эндокринологии при передозировке инсулина (при гипогликемической коме); в офтальмологии для понижения внутриглазного давления при глаукоме в виде глазных капель, в оториноларингологии как сосудосуживающие капли при ринитах и носовых кровотечениях; в аллергологии при отеке гортани и при аллергических реакциях немедленного типа, вызванных лекарственными веществами, сыворотками и другими аллергенами; в анестезиологии и реаниматологии при аллергических реакциях во время анестезии, остановке сердца, для устранения атрио-вентрикулярной блокады. В наше время адреналин входит в арсенал лекарственных препаратов для неотложной помощи.

У кристалічному вигляді виділений тироксин (Е.К.Кенделл, Ф.Хенш, відкриття відзначене Нобелівською премією, 1950),
ИСТОРИЯ ПРЕПАРАТОВ ЩИТОВИДНОЙ ЖЕЛЕЗЫ
Препараты гормонов щитовидной железы относятся к часто используемым в клинической практике лекарственным средствам. Так, например, L-тирок-син, по некоторым данным, принимают ежегодно более 10 млн человек.
Препараты синтетического L-тироксина в мире впервые появились в 1950-х гг. В 1910 г. американскому ученому Эдуарду Келвину Кендаллу фармацевтической фирмой «Парк-Дэвис энд компани» предложили выделить гормон щитовидной железы из ее экстрактов.
Но, узнав о том, что одновременно с ним над этой темой будет работать еще один химик, Кендалл спустя 5 месяцев уволился из этой фирмы и принял предложение создать химическую лабораторию в больнице Святого Луки в Нью-Йорке, где продолжил свои работы по выделению гормонов из экстрактов щитовидной железы.
Щитовидная железа выделяет два основных гормона тироксин и трийодтиронин, оказывающие огромное влияние на все обменные процессы в организме человека.
Первые сырые экстракты из щитовидной железы были получены в конце XIX в. немецким биохимиком Евгением Бауманом.
В 1913 г. Кендаллу удалось добиться повышения концентрации гормонов в экстрактах щитовидной железы в 100 раз, и терапевтическая эффективность этих экстрактов вскоре была показана на больных с гипотиреозом и кретинизмом. Однако в больнице Святого Луки работы ученого не были вначале оценены по достоинству, и в 1914 г. Кендалл поступил в исследовательскую лабораторию клиники Мейо в Рочестере. Там он продолжил изучение щитовидной железы, пытаясь выделить в чистом виде ее биологически активные гормоны. Удача пришла случайно: приготовив спиртовую вытяжку щитовидной железы, он забыл ее в лаборатории, а через несколько часов, когда спирт испарился, остался, как он потом выяснил, чистый гормон щитовидной железы в кристаллическом виде. В 1927 г. Гаррингтон и Бэргер впервые осуществили его синтез, в 1949 г. Хэйльмерс и сотрудники открыли физиологическую L-форму тироксина.
Затем в 1951 г. был открыт второй гормон щитовидной железы трийодтиронин. В 1970 г. Брэверман, Штерлинг и другие открыли превращение тироксина в трийодтиронин, что послужило основой к преимущественному использованию в последующем монотерапии синтетическим L-тироксином.
До этого длительное время (более 100 лет) в клинической практике использовались препараты высушенных щитовидных желез крупного рогатого скота, которые состояли преимущественно из тиреоглобулина, а также йодтиронинов и йода в различных пропорциях. В России аналогом подобных препаратов являлся тиреоидин.
Их основными недостатками были ненадежная стандартизация, слишком высокое содержание йода, переход форм гормонов, входящих в состав препарата, при длительном хранении (что снижало эффективность лечения), возможность образования антител к животному белку и развития серьезных аллергических реакций. Кроме того, препараты, полученные из органов убойного скота, несут опасность передачи вирусоподобных частиц прионов (подобных или идентичных возбудителям болезни Крейфельдс Якоба). Именно поэтому было важной задачей решить проблему синтетического получения гормонов щитовидной железы, которые назначаются либо для заместительной, либо для супрессивной терапии.

Виділений секретин (В.Бейлісс, Е.Стерлінг, 1902), їм же належить термін «гормон» збуджую.
Эрне
·ст Ге
·нри Ста
·рлинг (англ. Ernest Henry Starling) (17 апреля 1866, Лондон, 2 мая 1927, на пароходе в порту Кингстон, Ямайка) английский физиолог.
Выпускник медицинского факультета Лондонского университета 1886 года. В 18991923 профессор Лондонского университета. Автор трудов по лимфообразованию, кровообращению, физиологии кишечника, функции почек, секреции поджелудочной железы. В 1902 совместно с Уильямом Бейлиссом открыл секретин и ввёл в науку понятие «гормон» (1905). Установил ряд закономерностей в деятельности изолированного сердца.
Уильям Мэддок Бейлисс (36) (англ. William Maddock Bayliss; 2 мая 1860, Вулвергемптон 27 августа 1924, Лондон) английский физиолог.
С 1888 работал в Лондонском университете (с 1912 профессор).
Основные работы. В 1902 совместно с Э.Старлингом открыл секретин. С 1904 изучал физико-химические основы действия ферментов, явления адсорбции; показал роль коллоидального состояния веществ в физиологических процессах. Автор капитального труда «Основы общей физиологии» (1915, в русском переводе «Введение в общую физиологию», 1927).


З розвитком авіації й космонавтики зароджується космічна біологія (1957) для вивчення стану живих організмів в умовах тривалої невагомості й космічних перевантажень. На початковому етапі космічних польотів дія цих факторів вивчалася на тваринах (плодова мушка, білі пацюки, собаки, мавпи) і рослинах (водорості, редис, морква). Ці випробування показали можливість життєзабезпечення високоорганізованих істот на космічних літальних апаратах. З урахуванням завдань астронавтики космічна біологія займається вивченням фізіологічних особливостей життєдіяльності організмів в умовах замкнутих систем (не характерних для наземних умов) і розробкою біологічних принципів їхньої побудови.
На стику фізіології як прагнення розкрити внутрішні механізми елементарних фізіологічних функцій, спираючись на принципи й методи фізики й хімії в першій половині XX ст. формується біофізика, яка займається питаннями біофізики і фізіології збудження, поділу клітин, росту, обміну іонів, дії різних факторів та ін. (С.А. Арреніус, 1913; В.Ю. Чаговець(37П), 1896; Ж. Леб, 1905; В. Нернст, 1908).
В цитології помітний розвиток одержують дослідження ядра й хромосом - каріологія (С.Г. Навашин, 1898; П.І. Живого, 1924, 1928; К. Белар, 1934), а також дослідження з цитоекології (В.Я. Александров, 1952, 1975; Б.П. Ушаков, 1956 і ін.). У наші дні цитологія перетворилася в клітинну біологію, що вивчає основні закономірності життєдіяльності клітин. Виділена фізіологія клітин зі своїми специфічними методами (Р. Джерард, 1946).
У рамках зоології спочатку розвивається, а в 30-х роках виділяється в самостійний напрямок етологія - наука про особливості поведінки тварин (Ніколас Тінберген, Конрад Лоренц, Карл фон Фріш - 1973 лауреати Нобелівської премії з фізіології і медицини «за відкриття, пов'язані із створенням і встановленням моделей індивідуальної і групової поведінки тварин» (38,39,40)).
Етологія польова дисципліна зоології, що вивчає поведінку тварин (спочатку людей). Термін введений в 1859 французьким зоологом І. Жоффруа Сент-Ілером. Тісно пов'язана із зоологією, еволюційною теорією, фізіологією, генетикою, порівняльною психологією, зоопсихологією, а також є невід'ємною частиною когнітивної етології.
Засновник етології, лауреат Нобелівської премії Конрад Лоренц, називав етологію «морфологією поведінки тварини».
Термін «етологія» узятий з грецької мови, слово етос (др.-греч.
·
·
·
·) в грецькій мові означає устої, характер, звичка, звичай. Термін став відомий майже в сучасному вигляді в 1902 році в Англії завдяки роботам американського ентомолога Уільяма Мортона Уілера. До цього термін використовувався по-різному. У XVII ст. етологом називали актора, що зображує людські характери. У XVIII ст. етологія була рівнозначна етиці, в 1843 р. Дж. Милль назвав етологією запропонований ним розділ психології, що вивчає людський характер.
У сучасному вигляді термін уперше використаний біологом Ісідором Жоффруа Сент-Илером в 1859 р. як наука про життя тварин в природному середовищі.
Етологія остаточно сформувалася в 30-і роки XX століття на базі польової зоології і еволюційної теорії як наука про порівняльний опис поведінки особини. Становлення етології пов'язують головним чином з роботами Конрада Лоренца і Ніколаса Тинбергена, хоча вони самі спочатку не називали себе етологами. Потім цей термін став вживатися для того, щоб розрізняти фахівців з вивчення тварин в природних умовах від порівняльних психологів і біхевіористів в США, що працювали переважно аналітичними методами в лабораторіях. Сучасна етологія є міждисциплінарною і має в собі фізіологічну, еволюційну складові, спадщина біхевіоризму.
Біхевіори
·зм (англ. behavior поведінка) напрям в психології людини і тварин, буквально наука про поведінку. Цей напрям в психології, що визначив вигляд американської психології в 20-му столітті, радикально перетворив усю систему уявлень про психіку. Його кредо виражала формула, згідно якої предметом психології є поведінка, а не свідомість. Оскільки тоді було прийнято ототожнювати між психікою і свідомістю (психічними вважалися процеси, які починаються і закінчуються у свідомості), виникла версія, ніби, усуваючи свідомість, біхевіоризм тим самим ліквідовує психіку. Засновником цього напряму в психології був американський психолог Джон Уотсон.

Найбільший прорив у фізіології рослин пов'язаний з вивченням процесів фотосинтезу й ролі хлорофілу. Найбільш істотні досягнення у вивченні життєдіяльності рослин в останні роки пов'язані з конкретизацією ролі гормонів, фітогормонів і особливостей фотосинтезу.
Успіхи фізіології пов'язані в основному з розвитком біологічної хімії, що виділилася як самостійна наука на рубежі XIX-XX ст. Вона за короткий час досягла значних успіхів у вивченні хімічних процесів живих організмів завдяки широкому використанню експериментальних і точних фізико-хімічних методів.
У 20-30-х роках помітний розмах приймають роботи з вивчення ролі й структури вітамінів (Казимир Функ; Христіан Ейкман та Фредерік Х(Г)опкінс (41,42,43) - лауреати Нобелівської премії з фізіології і медицині в 1929 році за відкриття вітамінів.).
Історія відкриття вітамінів
Важность некоторых видов еды для предотвращения определённых болезней была известна ещё в древности. Так, древние египтяне знали, что печень помогает от куриной слепоты. Ныне известно, что куриная слепота может вызываться недостатком витамина A. В 1330 году в Пекине Ху Сыхуэй опубликовал трёхтомный труд «Важные принципы пищи и напитков», систематизировавший знания о терапевтической роли питания и утверждавший необходимость для здоровья комбинировать разнообразные продукты.
В 1747 году шотландский врач Джеймс Линд (James Lind), пребывая в длительном плавании, провел своего рода эксперимент на больных матросах. Вводя в их рацион различные кислые продукты он открыл свойство цитрусовых предотвращать цингу. В 1753 году Линд опубликовал «Трактат о цинге», где предложил использовать лимоны и лаймы для профилактики цинги. Однако эти взгляды получили признание не сразу. Тем не менее Джеймс Кук на практике доказал роль растительной пищи в предотвращении цинги, введя в корабельный рацион кислую капусту, солодовое сусло и подобие цитрусового сиропа. В результате он не потерял от цинги ни одного матроса неслыханное достижение для того времени. В 1795 лимоны и другие цитрусовые стали стандартной добавкой к рациону британских моряков. Это послужило появлением крайне обидной клички для матросов лимонник. Известны так называемые лимонные бунты: матросы выбрасывали за борт бочки с лимонным соком.
В 1880 году русский биолог Николай Лунин из Тартуского университета скармливал подопытным мышам по отдельности все известные элементы, из которых состоит коровье молоко: сахар, белки, жиры, углеводы, соли. Мыши погибли. В то же время мыши, которых кормили молоком, нормально развивались. В своей диссертационной (дипломной) работе Лунин сделал вывод о существовании какого-то неизвестного вещества, необходимого для жизни в небольших количествах. Вывод Лунина был принят в штыки научным сообществом. Другие учёные не смогли воспроизвести его результаты. Одна из причин была в том, что Лунин использовал тростниковый сахар, в то время как другие исследователи использовали молочный сахар, плохо очищенный и содержащий некоторое количество витамина B.
В последующие годы накапливались данные, свидетельствующие о существовании витаминов. Так, в 1889 году голландский врач Христиан Эйкман обнаружил, что куры при питании варёным белым рисом заболевают бери-бери, а при добавлении в пищу рисовых отрубей излечиваются. Роль неочищенного риса в предотвращении бери-бери у людей открыта в 1905 году Уильямом Флетчером. В 1906 году Фредерик Хопкинс предположил, что помимо белков, жиров, углеводов и т. д. пища содержит ещё какие-то вещества, необходимые для человеческого организма, которые он назвал «accessory food factors». Последний шаг был сделан в 1911 году польским учёным Казимиром Функом (Casimir Funk), работавшим в Лондоне. Он выделил кристаллический препарат, небольшое количество которого излечивало бери-бери. Препарат был назван «Витамайн» (Vitamine), от латинского vita жизнь и английского amine амин, азотсодержащее соединение. Функ высказал предположение, что и другие болезни цинга, пеллагра, рахит тоже могут вызываться недостатком каких-то веществ.
В 1920 году Джек Сесиль Драммонд предложил убрать «e» из слова «vitamine», потому что недавно открытый витамин C не содержал аминового компонента. Так витамайны стали витаминами.
В 1923 году доктором Гленом Кингом была установлена химическая структура витамина С, а в 1928 году доктор и биохимик Альберт Сент-Дьёрди впервые выделил витамин С, назвав его гексуроновой кислотой. Уже в 1933 швейцарские исследователи синтезировали идентичную витамину С столь хорошо известную аскорбиновую кислоту.
В 1929 году Хопкинс и Эйкман за открытие витаминов получили Нобелевскую премию, а Лунин и Функ не получили. Лунин стал педиатром, и его роль в открытии витаминов была надолго забыта. В 1934 году в Ленинграде состоялась Первая всесоюзная конференция по витаминам, на которую Лунин (ленинградец) не был приглашён.
В 1910-е, 1920-е и 1930 годы были открыты и другие витамины. В 1940 годы была расшифрована химическая структура витаминов.
В 1970 Лайнус Полинг, дважды лауреат Нобелевской премии, потряс медицинский мир своей первой книгой «Витамин С, обычная простуда и грипп», в которой дал документальные свидетельства об эффективности витамина С. С тех пор «аскорбинка» остается самым известным, популярным и незаменимым витамином для нашей повседневной жизни. Исследовано и описано свыше 300 биологических функций витамина. Главное, что в отличие от животных, человек не может сам вырабатывать витамин С и поэтому его запас необходимо пополнять ежедневно.

У 40-х роках відкриті антибіотики (Олександр Флемінг, Х(Г)овард Флорі, Ернст Борис Чейн (44,45,46) - лауреати Нобелівської премії з фізіології і медицини в 1945 році «за відкриття пеніциліну і його цілющої властивості при різних інфекційних хворобах»)
Історія відкриття антибіотиків
Мы живем в постоянном окружении огромного количества микроорганизмов. На каждом из нас их примерно 100 миллиардов, причем уменьшить их число практически невозможно. Большая часть этих простейших организмов не приносит нам никакого вреда и на нашем здоровье никак не сказывается. Другая часть помогает нашему организму существовать в окружающей среде – защищает нашу кожу от вторжения вредных микроорганизмов, помогает переваривать пищу и, вообще, делает массу полезных (иногда не очень) вещей. Например, запах нашего тела – тоже результат работы микроорганизмов. Третья часть крошечных существ – это возбудители опасных болезней, основная угроза здоровью любого человека.
Болезнетворные микроорганизмы подразделяются на две группы – относительно большие по размерам (но все равно микроскопические) бактерии и имеющие микронные размеры вирусы. Величина бактерий сравнима с величиной клеток, поскольку и состоят они из одной клетки. Вирусы в сотни и тысячи раз меньше клетки.
Подавляющая часть заболеваний имеет инфекционную природу. Причем виновниками значительной части инфекций являются бактерии.
Сделаем небольшую паузу и поговорим о печальном. Что является причиной смерти человека (как, впрочем, и любого живого существа)? Почему человек рано или поздно прекращает жить? Вы скажете – от старости. Но старость не может быть причиной смерти! Старость лишь ослабляет сопротивляемость организма, а настоящей причиной смерти являются болезни, которым изношенный организм не может противостоять. Следовательно, вопрос борьбы с инфекциями – это вопрос продления человеческой жизни. Достаточно сказать, что биологический ресурс нашего организма составляет не менее 150 лет. Если бы не инфекции, большинство из нас прожили бы почти вдвое дольше, чем люди живут сейчас!
В борьбе с инфекциями человечество несет невосполнимые потери. Если бы в начале XIX века медицина обладала современными препаратами, Александр Сергеевич Пушкин после дуэли с Дантесом остался бы жить. Зашить огнестрельную рану врачи могли уже в то время, предотвратить инфекционное поражение организма в результате ранения – нет. Если бы люди в 1904 году знали средство от болезнетворных бактерий, они сумели бы сохранить жизнь заболевшему туберкулезом Антону Павловичу Чехову. Этот грустный список можно продолжать бесконечно...
После открытия в 1796 году английским врачом Эдуардом Дженнером (1749-1823) действия вакцины – ослабленного возбудителя вирусного заболевания, прививаемого человеку для выработки иммунитета, – основной проблемой медицины стал поиск эффективного лекарства для борьбы с бактериальными инфекциями.
В 1889 году французский врач П. Вниллемэн изучает любопытное явление – некоторые микроорганизмы уничтожают друг друга. Он называет это явление «антибиозисом».
В 1896 году ученый Б. Гозио выделяет из грибков первый антибиотик. Он называет его «микрофеноловой» кислотой, намекая на то, что полученное вещество обладает такими же свойствами, что и фенол – дезинфицирующая карболка. В том же году студент Лионской военно-медицинской академии Э. Дюшен пишет дипломную работу о «конкуренции» микроорганизмов и плесени. Особое внимание он уделяет зеленой плесени – грибку, который французы используют в приготовлении знаменитых сыров «рокфор» и «камамбер». Речь идет о грибке «пенициллюме».
Работая над дипломом, Дюшен поставил опыт на животных. Он развел «пенициллюм» в мясном бульоне, а когда грибок пышно «расцвел», дал его больным брюшным тифом морским свинкам. И животные выздоровели!
В 1899 году биологам Р. Эммериху и О. Лоу удалось получить из бактерий препарат, обладающий антибиотическим действием. Они назвали его «пиоциназой». Вскоре это вещество стали применять в медицине для местного обеззараживания .
В 1913 году ученому К. Алсбергу удалось получить из грибка «пенициллюма» пенициллиновую кислоту. Человечество стояло у порога важного открытия, но... Но время еще не настало. Тут следует заметить, что еще в 80-е годы XIX века русские врачи пытались предотвратить инфекционное заражение ран прикладыванием плесени. Но ни один специалист серьезно к этому не относился – мол, разве можно лечить людей плесенью...
В 1928 году английского микробиолога Александра Флеминга (1881-1955) попросили написать статью для научного журнала об изменчивости стафилококков, вызывающих нагноение, с которыми никто не мог справиться. В пятницу, перед выходными, Флеминг оставил на рабочем столе опытные препараты – чашку со стафилококковой культурой. Вернувшись в понедельник в свою лабораторию, он с удивлением обнаружил, что стафилококки погибли, а в чашке растет все тот же «пенициллюм», споры которого случайно попали в лабораторную посуду.
Это была счастливая случайность. Будь Флеминг внимательней, он бы сам выбросил загубленный препарат еще в пятницу. Или первой в лабораторию могла прийти уборщица, которая непременно бы выбросила «грязную» чашку, чтобы та не загромождала стол ученого.
После серии неудачных опытов по лечению заболеваний фильтратом плесневого грибка – пенициллином, Флеминг в 1929 году публикует статью с описанием опытов и... напрочь забывает о своем открытии.
Удивительным свойством антибиотиков является избирательность их действия. Эти вещества угнетают жизнедеятельность одних микроорганизмов и никак не влияют на другие. В результате антибиотики не приводят к уничтожению полезных бактерий, защищающих организм человека.
Но вернемся к Флемингу. Как это ни странно, но учёный решил, что заниматься пенициллином не стоит – по его мнению, препарат был бесперспективен. Однако его коллега биохимик Э. Чейн был иного мнения. В 1935 году в лаборатории Оксфорда он занимается изучением действия пенициллина, предварительно проштудировав результаты экспериментов Флеминга. После серии неудач, Чейну удается соорудить установку по получению устойчивого экстракта «пенициллюма». Он обращается к своему товарищу и руководителю оксфордской лаборатории Роберту Флори с просьбой испытать действие пенициллина. И 25 мая 1940 года Флори испытывает новый препарат на животных.
Результат превосходит все ожидания. Пенициллин излечивает множество опасных инфекций. Чейн осознает значение этого открытия и предлагает Флори запатентовать лекарство. Но Роберт Флори категорически возражает – патентовать лекарства он считает неэтичным. Запомним этот факт.
В трудном 1941 году Роберт Флори едет с пузырьком пенициллина в США. Он ищет финансовой помощи для разворачивания промышленного производства нового лекарства. Жестокая война требует эффективного лекарственного средства для лечения миллионов раненых людей.
Фармацевтические компании Америки тут же развернули крупномасштабное производство пенициллина. И... запатентовали лекарство как собственное изобретение! Отныне производить антибиотики легальным образом имели право только владельцы патентов. Вот чем обернулась порядочность Роберта Флори.
В 1945 году Флеминг, Чейн и Флори удостаиваются Нобелевской премии за открытие антибиотиков и создание пенициллина.
Когда незадолго до этого, в сентябре 1945 года, Флеминг приезжает в Париж, народ встречает его овациями. В те дни французские газеты писали: «Для разгрома фашизма и освобождения Франции он сделал больше целых дивизий». А один из высокопоставленных военачальников Англии сказал: «Пенициллин спас жизнь 95 процентам всех раненых, считавшихся еще несколько лет назад безнадежными».
Создание вакцины и антибиотиков – два важнейших события в области медицины. Но все же главные открытия нас ждут в будущем, когда человек сумеет победить все опасные болезни.

Відкрито ряд найважливіших гормонів (Леопольд Ружичка, Адольф Бутенандт (47-51)– лауреати Нобелевскої премії з химії, 1939 .

РУЖИЧКА, ЛЕОПОЛЬД (Ruzicka, Leopold) (1887–1976) (Швейцария). Нобелевская премия по химии, 1939 (совместно с А.Бутенандтом).
Родился 13 сентября 1887 в Вуковаре (Австро-Венгрия, сейчас Сербия), старшим из двух сыновей бондаря Стжепана Ружички и Любицы Север. В 1891, после смерти отца, Ружичка с матерью и братом переехали в Осиек, где он закончил гимназию.
Ружичка планировал работать на недавно построенном в Осиеке сахарном заводе, но получить образование предпочел в Германии, так как в Австро-Венгерской империи было неспокойно. В 1906 поступил в Технический университет в Карлсруэ. Завершив высшее образование в рекордные сроки (всего за два года),он в 1910 получил одновременно инженерный диплом за работу по исследованию реакционной способности кетенов и докторскую степень за диссертацию «Фенилметилкетен», выполненную под руководством Г.Штаудингера (Нобелевская премия по химии, 1953), у которого он начал работать ассистентом.
В 1912 Штаудингер был назначен директором Федерального технологического института в Цюрихе, и Ружичка последовал за ним. В течение четырех лет он помогал Штаудингеру исследовать инсектициды, создаваемые растением Chrysanthemum cinerariefolium. Увлекся химией природных веществ и в 1916 объявил Штаудингеру о своем решении заняться самостоятельными исследованиями. Тот лишил Ружичку своей поддержки.
В 1917 Ружичка получил швейцарское гражданствоином. В том же году немецкая фирма по производству духов «Хаарман и Реймер» предоставила ему ссуду для разработки способа синтеза ирона, ароматического вещества с запахом фиалок. Примерно в это же время он стал лектором Федерального технологического института, это открыло ему доступ в институтские лаборатории.
С 1918 по 1921 Ружичка проводил исследования по заказу швейцарской химической фирмы «Сиба А. Г.», а в 1920 стал лектором в Цюрихском университете. В 1920–1924 синтезировал алициклические кетоны с размером цикла от 8 до 34. Занимался он и природными алициклическими производными. Предложил способ определения (с помощью дегидрирования) углеродного скелета сесквитерпенов, которые находятся в некоторых растительных маслах (гвоздика, аир и др.). Несмотря на то, что в 1923 Федеральный технологический институт избрал его профессором, он не получал там жалованье. Поэтому в 1926 стал работать в лаборатории женевской парфюмерной фабрики. В 1930 определил строение такого представителя сесквитерпенов, как сантонин (известное противогельминтное средство). Над его структурой в свое время ломали головы многие известные химики, например Станислао Канниццаро (1826–1910) и Р.Майер. Ружичка определил структуру других природных алициклических производных – циклопентадеканона, выделенного из ромашки, и мускона, синтезировал цибетон. Ирон, который считался отдельным веществом веществом, оказался смесью нескольких кетонов, как было показано Ружичкой.
В 1926 Ружичка стал профессором органической химии Утрехтского университета и работал там до 1929, после чего вернулся в Цюрих директором Федерального технологического института, став преемником Р.Куна Нобелевская премия по химии (1983).
В 1930-е Ружичка начал исследовать структуру сложных терпенов и других родственных углеводородов. К 1934 он частично синтезировал мужские гормоны – андростерон и тестостерон, а в следующем году определил структуру тестостерона. В 1935 Бутенандт и Л.Ружичка, независимо друг от друга, синтезировали тестостерон. Они обнаружили, что мужская половая гормональная активность определяется двойной связью между 4-м и 5-м aтомами углерода в cтериновом ядре. Если эта двойная связь наблюдается между 1-м и 2-м атомами углерода, то возникает женское эстрогенное влияние.
Ружичку стали выдвигать на Нобелевскую премию с 1931. Ружичка разделил премию в 1939 с Бутенандтом «за работу по полиметиленам и высшим терпенам». Вторая мировая война сделала невозможной поездку в Стокгольм, и Ружичка получил премию из рук шведского посла барона Ханса Г. Бек-Фрииса на специальной церемонии, которая состоялась 16 января 1940 в Федеральном технологическом институте Цюриха и смог прочесть свою Нобелевскую лекцию в Стокгольме только 5 лет спустя, 12 декабря 1945.

БУТЕНАНДТ, АДОЛЬФ ФРИДРИХ ИОГАНН (Butenandt, Adolf Friedrich Johann) (1903–1995), немецкий биохимик. Родился 24 марта 1903 в Бремерхафен-Леэ. Учился в Марбурге и Гёттингене (1924–1927). Работал в Гёттингенском университете (1931–1933), Высшей технической школе в Данциге (ныне Гданьск, Польша) (1933–1936). Возглавлял Институты биохимии в Берлине (1936–1944), Тюбингене (1944–1956) и Мюнхене (с 1956). В 1931 впервые получил в кристаллическом виде (незаивимо от Л.Ружички) мужской половой гормон андростерон, изучил его химическое строение, позже синтезировал второй мужской половой гормон – тестостерон (1939). В том же году из так называемого «желтого тела» в яичниках выделил в кристаллическом виде новое вещество; в 1934 синтезировал его и назвал прогестероном. В 1961 выделил половой гормон насекомых феромон, разработал метод получения кортизона. За исследование половых гормонов Бутенантдту (совместно с Ружичкой) в 1939 была присуждена Нобелевская премия по химии. Руководство нацистской Германии запретило ему получать премию, и лишь 10 лет спустя он смог приехать в Стокгольм, где ему были вручены золотая медаль и диплом лауреата. Бутенантдт был президентом Общества Макса Планка в Мюнхене (1960–1972).
Умер Бутенандт в Мюнхене 18 января 1995.

До важливих досягнень біохімії 20-30-х років варто віднести пізнання природи біокаталітичних систем перетворення речовин у процесі їхнього обміну (Олександр Володимирович Палладін (52), Сергій Павлович Костичев (53), Отто Генріх Варбург (54) - за відкриття природи і функцій «Дихальних ферментів» був удостоєний Нобелівської премії в області фізіології і медицини в 1931 році) і створення теорії біологічного окислювання (О. В. Палладін, Генріх Отто Віланд (55) - в 1927 присуджена Нобелівська премія за дослідження будови жовчних кислот і аналогічних з' єднань), вирішення проблеми аеробного дихання й відкриття циклу трикарбонових кислот (Олексій Миколайович Бах (56), С. П. Костичев, О. В. Палладін, Ганс Адольф Кребс (57), Г. Віланд та ін.), розвиток уявлень про складність і взаємодію обмінних процесів у клітині й організмі, обміну азоту (Арттурі Ілмарі Віртанен (58) - лауреат Нобелівської премії з хімії (1945) «за дослідження і досягнення в області сільського господарства і хімії поживних речовин, особливо за метод консервації кормів»; Р. Шонхеймер, 1935) і жирів (Л.Ф. Дінен, 1951) в організмі, а також закладка основ теорії біоенергетики (Володимир Олександрович Енгельгардт (59) і М. М. Любімова, 1937; Альберт Сент-Дьєрдьї (60) - лауреат в 1937 р. Нобелівської премії з фізіології і медицині за цикл робіт по біологічному окисленню; Альберт Лестер Ленінджер (61), 1949 та ін).

КРЕБС Ханс Адольф (1900-1981)
английский биохимик немецкого происхождения, удостоенный в 1953 (совместно с Ф.Липманом) Нобелевской премии по физиологии и медицине за открытие цикла трикарбоновых кислот. Родился 25 августа 1900 в Хильдесхейме (Германия). Учился в Геттингенском, Фрейбургском, Мюнхенском, Берлинском университетах (1919-1924). В 1924 получил степень доктора медицины в Мюнхенском университете. В 1926-1930 работал у О.Варбурга в Берлинском университете. В 1931-1933 руководил биохимической лабораторией и преподавал во Фрейбургском университете. С приходом к власти нацистов был уволен из университета и уехал в Англию. Работал в Кембриджском (до 1935), Шеффилдском (1935-1954) и Оксфордском (1954-1967) университетах. С 1967 руководил лабораторией по изучению метаболизма в Королевской больнице в Оксфорде. Основные работы Кребса посвящены изучению процессов обмена веществ (метаболизма). В 1932 он открыл последовательность химических реакций, в ходе которых в тканях животных из аммиака образуется мочевина (цикл мочевины, или орнитиновый цикл). Изучая образование и превращение лимонной кислоты в животных клетках, в 1937 предложил цикл из восьми реакций, обеспечивающий превращение (в присутствии кислорода) продуктов расщепления сахаров, жиров и белков в диоксид углерода, воду и высокоэнергетическое соединение аденозинтрифосфат (АТР) - энергетическое "депо" клетки. Эта последовательность реакций, известная как цикл Кребса (или цикл трикарбоновых кислот), является основой окисления питательных веществ у всех животных. За свои научные заслуги Кребс был возведен в рыцарское достоинство (1958). В 1961 был награжден медалью Копли. Умер Кребс в Оксфорде 22 ноября 1981.

Липман Фриц Альберт (62) (12 июня 1899 24 июля 1986)
немецко-американский биохимик. Лауреат Нобелевской премии по медицине в 1953 г. совместно с Хансом Кребсом за открытие кофермента А.
Липман родился в Кёнигсберге (ныне Калининград, Россия) в еврейской семье. Изучал медицину в университетах Кёнигсберга, Берлина и Мюнхена. Получив ученую степень в Берлине в 1924 он вернулся в Кёнигсберг чтобу изучать химию у профессора Ганса Меервейна. В 1926 он присоединился к Отто Мейерхофу в Институте имени Кайзера Вильгельма в Берлине чтобы получить степень доктора философии. Затем он последовал за Мейерхофом в Гейдельберг в Институт Медицинских Исследований имени Кайзера Вильгельма.
С 1939 года жил и работал в США. В 1941 году показал, что основным переносчиком энергии в клетке является АТФ. С 1949 по 1957 он был профессором биохимии в Гарвардской Медицинской Школе. С 1957 года он преподавал и вёл исследования в Рокфеллеровском Университете в Нью-Йорке. В 1966 награждён «Национальной медалью за научные достижения».

1.3. Досягнення і перспективи вивчення онтогенезу (індивідуального розвитку)
Найбільше тісно вивченням онтогенезу займаються такі її розділи, як ембріологія, біологія розвитку й генетика, використовуючи різні підходи.
Ембріологи більше звертають увагу на роль взаємодії частин у морфогенезі організму, що розвиваються, тоді як генетики - на роль спадкоємної програми.
Ембріологія в попередніх сторіччях зробила багато для детального опису послідовного ходу морфогенезу, але вона не змогла відповісти на причини цього явища. Ембріологія ж XX ст. поставила завдання експериментального вивчення умов й причин диференціації онтогенезу.
Для розуміння онтогенезу, його програмованості - направленості мають значення досягнення генетики. Генетика розглядає онтогенез з погляду взаємодії генотипу й фенотипу.
Історія генетики - яскравий приклад швидкого прогресу за порівняно короткий період (100 років). Багато класичних розділів біології не змогли за 1000 років досягти того, що досягла генетика не тільки в смислі нагромадження фактів і розуміння природи досліджуваних явищ, але і теоретичних узагальнень, строгості ідей і точності експерименту.
Розгадка природи спадковості, яка не одне сторіччя займала думки вчених, стала можливою лише після відкриття у 1865 австрійським ботаніком Грегором Йоганном Менделем (63-65)(1822-1884) законів спадкування й спадковості, точніше після їх повторного й незалежного перевідкриття в дослідах на початку XXст. - 1900 р. (К.Корренс, Еріх фон Чермак і Г.де Фріз). Стала вочевидь наявність матеріальних носіїв спадковості, механізмів їхнього зберігання й передачі в онтогенезі й поколіннях.

Грегор Иоганн Мендель (нем. Gregor Johann Mendel; 20 июля 1822, Хейнцендорф, Силезия, Австрийская империя 6 января 1884, Брно, Австро-Венгрия) австрийский биолог и ботаник, сыгравший огромную роль в развитии представления о наследственности. Открытие им закономерностей наследования моногенных признаков (эти закономерности известны теперь как Законы Менделя) стало первым шагом на пути к современной генетике.
Биография
Иоганн Мендель родился 20 июля 1822 в крестьянской семье Антона и Розины Мендель в маленьком сельском городке Хейнцендорф (Австрийская империя, позже Австро-Венгрия, теперь Гинчице (часть села Вражне) у Нового Йичина, Чехия). Дата 22 июля, которая нередко приводится в литературе как дата его рождения, на самом деле является датой его крещения.
Помимо Иоганна в семье были две дочери (старшая и младшая сестры). Интерес к природе он начал проявлять рано, уже мальчишкой работая садовником. Проучившись два года в философских классах института Ольмюца (в настоящее время Оломоуц, Чехия), в 1843 он постригся в монахи Августинского монастыря Св. Фомы в Брюнне (ныне Брно, Чехия) и взял имя Грегор. С 1844 по 1848 г. учился в Брюннском богословском институте. В 1847 году стал священником. Самостоятельно изучал множество наук, заменял отсутствующих преподавателей греческого языка и математики в одной из школ. Сдавая экзамен на звание преподавателя, получил, как ни странно, неудовлетворительные оценки по биологии и геологии. В 18491851 гг. преподавал в Зноймской гимназии математику, латинский и греческий языки. В период 185153 года, благодаря настоятелю, обучался естественной истории в Венском университете, в том числе под руководством Унгера одного из первых цитологов мира.
Будучи в Вене, Мендель заинтересовался процессом гибридизации растений и, в частности, разными типами гибридных потомков и их статистическими соотношениями.
В 1854 году Мендель получил место преподавателя физики и естественной истории в Высшей реальной школе в Брюнне, не будучи дипломированным специалистом. Ещё две попытки сдать экзамен по биологии в 1856 году окончились провалом, и Мендель оставался по-прежнему монахом, а позже аббатом Августинского монастыря.
Вдохновившись изучением изменений признаков растений, с 1856 по 1863 г. стал проводить опыты на горохе в экспериментальном монастырском саду, и сформулировал законы, объясняющие механизм наследования, известные нам как «Законы Менделя».
8 марта 1865 г. Мендель доложил результаты своих опытов брюннскому Обществу естествоиспытателей, которое в конце следующего года опубликовало конспект его доклада в очередном томе «Трудов Общества» под названием «Опыты над растительными гибридами». Этот том попал в 120 библиотек университетов мира. Мендель заказал 40 отдельных оттисков своей работы, почти все из которых разослал крупным исследователям-ботаникам. Но работа не вызвала интереса у современников.
Мендель сделал открытие чрезвычайной важности, и сам сначала был, по-видимому, в этом убеждён. Но потом он предпринял ряд попыток подтвердить это открытие на других биологических видах, и с этой целью провёл серию опытов по скрещиванию разновидностей ястребинки растения семейства астровых, затем по скрещиванию разновидностей пчёл. В обоих случаях его ждало трагическое разочарование: результаты, полученные им на горохе, на других видах не подтверждались. Причина была в том, что механизмы оплодотворения и ястребинки, и пчёл, имели особенности, о которых в то время науке ещё не было известно, а теми методами скрещивания, которыми пользовался Мендель в своих опытах, эти особенности не учитывались. В конце концов великий учёный сам разуверился в том, что совершил открытие.
В 1868 г. Мендель был избран настоятелем монастыря и больше биологическими исследованиями не занимался. Только в начале XX века, с развитием представлений о генах, была осознана вся важность сделанных им выводов (после того, как ряд других учёных, независимо друг от друга, заново открыли уже выведенные Менделем законы наследования).
Мендель умер 6 января 1884 года и не был признан своими современниками. На его могиле установлена плита, на которой есть надпись «Мое время ещё придёт!».
На окраине Брно в августинском монастыре установлена мемориальная доска и памятник возле палисадника. В музее Менделя имеются его рукописи, документы и рисунки. Также есть различные инструменты, например, старинный микроскоп и другие инструменты, которые ученый использовал в работе.
Печатные труды Мендель Г. Опыты над растительными гибридами // Труды Бюро по прикладной ботанике. 1910. Т. 3. № 11. С. 479529.

Карл Корренс или Карл Эрих Корренс (66-67) (нем. Carl Correns или нем. Carl Erich Correns, или нем. Carl Erich Franz Joseph Correns, или нем. Carl Franz Joseph Erich Correns, 19 сентября 1864 14 февраля 1933) немецкий биолог, ботаник, миколог, профессор, профессор ботаники, почётный профессор Берлинского университета, профессор биологии, пионер генетики в Германии, один из первооткрывателей законов Менделя.
Биография
Карл Корренс родился в Мюнхене 19 сентября 1864 года.
С 1885 по 1888 год он изучал ботанику в Граце, Берлине и в Лейпциге.
По окончании Мюнхенского университета Карл Корренс получил в 1889 году степень доктора. С 1897 года он был профессором Тюбингенского университета.
В 1899 году Карл Корренс стал профессором ботаники в университете Тюбингена.
В 1902 году он стал профессором ботаники в университете Мюнстера и директором Ботанического института и Ботанического сада.
В 19031907 годах Карл Корренс был профессором Лейпцигского университета, а в 19091914 годах Мюнстерского университета. Он был также почётным профессором Берлинского университета.
Карл Корренс был членом немецкого общества естествоиспытателей «Леопольдина».
В 19141933 годах Корренс был директором института биологии в Берлине. В 1920 году он стал профессором биологии.
Он был членом Королевской Прусской Академии наук в Берлине с 1915 по 1919 год и членом Прусской Академии наук в Берлине с 1919 по 1933 год.
Карл Корренс умер в Берлине 14 февраля 1933 года.
Научная деятельность
Карл Корренс специализировался на Мохообразных, водорослях, семенных растениях и на микологии. Основная заслуга Корренса заключается во вторичном открытии и подтверждении (одновременно с X. Де Фризом и Э. Чермаком) законов наследственности, установленных Грегором Менделем. Труды Карла Корренса посвящены дальнейшему изучению явлении наследственности у растений: ксений, определению пола, пестролистности и плазматической наследственности. Корренс предвосхитил понимание закономерностей сцепления и обмена наследственных факторов в хромосомах (1902) и менделевского наследования пола у растений.

Ху
·го Де Фриз (68) (Гуго Де Фрис, нидерл. Hugo de Vries, 18481935) голландский ботаник, генетик.
Краткая биографияПолучил образование в Лейденском университете, с 1866 года изучал там ботанику и защитив в 1870 году дипломную работу о влиянии тепла на корни растений, несколько месяцев слушал лекции по химии и физике в Гейдельбергском университете и работал в лаборатории Юлиуса Закса в Вюрцбурге.
В 18781918 годах был профессором Амстердамского университета, а также директором ботанического сада. После этого работал в Люнтерне в своём имении.
В 1877 году впервые измерил осмотическое давление у растений, ввёл понятия плазмолиз и деплазмолиз.
Переоткрыл и подтвердил в 1900 году, одновременно с К.Э.Корренсом и Э.Чермаком-Зейзенеггом (нем. Erich Tschermak-Seysenegg, 18711962) законы Грегора Менделя.
Пришёл к выводу, что вид может распадаться на различные виды, наблюдая изменчивость ослинника (Oenothera). Это явление Де Фриз назвал мутациями, считая что биологические виды время от времени находятся в фазе мутирования. Разработал мутационную теорию.
Де Фриз пришёл к убеждению, что новые виды не возникают путём постепенного накопления непрерывных флюктуационных изменений, как считали дарвинисты, а путем внезапного появления резких изменений, превращающих один вид в другой. Уже и раньше подобные мысли высказывал русский ботаник С. И. Коржинский, однако он не подкрепил своих взглядов столь обильным фактическим материалом, как де Фриз.
Появление этих внезапных изменений, преобразующих один вид в другой, де Фриз назвал мутацией. Длительные поиски вида, который обладал бы этими мутационными изменениями, оставались безрезультатными до того времени, пока де Фриз не нашёл около Хилверсюма вблизи Амстердама (1886) большое количество двулетних дикорастущих растений из вида Ослинник Ламарка (Oenothera lamarckiana). Растения этого вида своим поведением полностью соответствовали взглядам де Фриза на процесс эволюции. Впоследствии выяснилось, что для видов рода Oenothera характерен полиморфизм по транслокациям (тип хромосомных перестроек). В результате скрещивания растений с различным набором транслокаций и последующего расщепления, получались потомки с хромосомами различной структуры, что приводило к изменению фенотипа.
Представления де Фриза о скачкообразности эволюции получило дальнейшее развитие в теориях сальтационизма.

Вперше генетичними дослідами (пересадження ядер, хромосом, реципрокні схрещування: пряме і зворотнє) вдалося довести панівну роль ядра у визначенні напрямку розвитку й морфогенезу (Дж.Гаммерлінг, 1929; Б.Л.Астауров, 1957; Дж.Гердон, 1977 і ін.).

1.4. Біосфера як об'єкт вивчення й охорони
Різноманіття форм життя на Землі (або біорізноманіття) представляє результат її тривалого еволюційного розвитку. Воно виражається в наявності мільйонів індивідуумів одного виду, видів різних родів і т.д., різних царств, біогеографічних зон, біогеоценозів (екосистем). Різноманіття життя на Землі прийнято ділити за рівнями системної організації: молекулярно-генетичний, онтогенетичний або індивідуальний, популяцийно-видовий, біогеоценетичний або екосистемний і, нарешті, біосферний. Кожний із цих рівнів, що відрізняються по специфіці елементарних одиниць і явищ еволюції, успішно вивчається в рамках ряду біологічних дисциплін.
Велике значення для розвитку біології мало вчення Володимира Івановича Вернадського (69)(1863-1945) про біосферу, яке виявило зв'язок не тільки між хімічними процесами живої й неживої природи, але й космічною еволюцією матерії. На базі його вчення була встановлена біохімічна універсальність організації життя у вигляді незмінності живої речовини на планеті й геохімічних функціях живих організмів. У той же час В.І. Вернадський писав, що його висновки про незмінність живої речовини на Землі лише зовні суперечать реальній «морфологічній еволюції організованих істот». Вчення В.І. Вернадського про біосферу мало фундаментальне значення для розвитку різних напрямків біології.
Вивченням живої оболонки Землі й закономірностей її організації займаються біогеографія, біогеохімія, біоценологія, гідробіологія й екологія

Влади
·мир Ива
·нович Верна
·дский (28 февраля (12 марта) 1863(18630312), Санкт-Петербург 6 января 1945, Москва) русский и советский учёный XX века, естествоиспытатель, мыслитель и общественный деятель. Академик Императорской Санкт-Петербургской академии наук, один из основателей и первый президент Украинской академии наук. Создатель многих научных школ. Один из представителей русского космизма; создатель науки биогеохимии.
В круг его интересов входили геология и кристаллография, минералогия и геохимия, организаторская деятельность в науке и общественная деятельность, радиогеология и биология, биогеохимия и философия. Лауреат Сталинской премии I степени.
Биография
РодословнаяДед будущего учёного Василий Иванович окончил медицинский факультет Московского университета и служил военным врачом, получил дворянский титул, принимал участие в походах войска Суворова через Альпы, после чего поселился в Киеве, где и родился отец В. И. Вернадского Иван Васильевич (18211884 гг.).
Иван Васильевич Вернадский окончил Киевский университет святого Владимира, несколько лет изучал политическую экономию за рубежом. Несколько лет преподавал русскую словесность в гимназии, заведовал кафедрой политэкономии в Киевском университете, после бракосочетания с дочерью известного русского экономиста Николая Шигаева Марией молодая семья переехала в Москву. Там Иван Васильевич преподавал политэкономию и статистику в Московском университете. Со временем семья перебралась в Петербург, где И. Вернадский занимал должность профессора Главного педагогического института. Первая жена через десять лет после бракосочетания умерла, оставив ему сына Николая. Во второй раз Иван Васильевич женился на её двоюродной сестре дочери помещика-дворянина Анне Петровне Константинович, учительнице музыки и пения.
В селе (Великие) Шишаки на Полтавщине у Вернадских была усадьба, куда они почти ежегодно на лето приезжали всей семьей.
Владимир Вернадский был троюродным братом известного русского писателя Владимира Короленко.
Детство
Владимир Вернадский родился 28 февраля (12 марта) 1863 года в Санкт-Петербурге.
В 1868 году из-за неблагоприятного климата семья Вернадских переехала в Харьков один из ведущих научных и культурных центров Российской империи. В 1873 году Владимир стал первоклассником Харьковской классической гимназии.
В 1885 году окончил физико-математический факультет Петербургского университета. В 1890 году приват-доцент кафедры минералогии Московского университета. В 1897 году защитил докторскую диссертацию в Петербургском университете. В 18981911 профессор Московского университета.
Семья
В 1886 году Вернадский женился на Наталии Егоровне Старицкой (18621943), с которой прожил более 56 лет. В семье было двое детей: сын Георгий Владимирович Вернадский (18871973), известный исследователь русской истории, дочь Нина Владимировна Вернадская-Толль (18981985), врач-психиатр; оба скончались в эмиграции, в США.
Общественная деятельность
В 1904 г. был делегатом земского съезда, потребовавшего введения конституции, гражданских свобод и выборов Государственной Думы. В 1905 г. участвовал в создании Конституционно-демократической (кадетской) партии и состоял членом её Центрального комитета до 1918 г., входил от партии в Государственный совет Российской империи (1906, 19071911, 19151917), а в 1917 г. во Временное правительство России. С 1912 года академик Императорской Санкт-Петербургской академии наук (позже Академия наук СССР).
Общественные взгляды
До революции был членом ЦК Конституционно-демократической партии (кадетов).
В равной мере своим соотечественником его считают в России и на Украине. Несмотря на то, что Владимира Вернадского на Украине считают украинским учёным, он в 1918 году отказался принять украинское гражданство от гетмана Павла Скоропадского и считал себя русским человеком, отстаивал единство России и противостоял украинцам-самостийникам, как австро- и германофилам.
Владимир Вернадский также негативно относился к украинизации 19201930-х годов, считая её насильственной, называл язык вывесок и сочинения Михаила Грушевского «язычием». Своим главным культурно-общественным заданием он считал сохранение русской культуры на Украине, объединение украинцев, которым дорога русская культура, и развитие связей с российскими научными учреждениями.
Научная деятельность
Деятельность Вернадского оказала огромное влияние на развитие наук о Земле, на становление и рост АН СССР, на мировоззрение многих людей.
Начиная с 1908 года В. И. Вернадский (в то время профессор Московского университета) постоянно проводил огромную работу по организации экспедиций и созданию лабораторной базы по поискам и изучению радиоактивных минералов. В. И. Вернадский был одним из первых, кто понял огромную важность изучения радиоактивных процессов для всех сторон жизни общества. Ход исследований радиоактивных месторождений был отражён в «Трудах Радиевой экспедиции Академии наук», в основном это были экспедиции на Урал, в Предуралье, Байкал и Забайкалье, Ферганскую область и Кавказ, но В. И. Вернадский указывал на необходимость подобных исследований в южных регионах в особенности на побережьях Чёрного и Азовского морей. Он считал, что для успешной работы, должны быть организованы постоянные исследовательские станции.
После Октябрьской революции выехал на юг, стал одним из основателей и первым президентом (27 октября 1918) Украинской академии наук, состоял профессором и с 1920 по 1921 год ректором Таврического университета в Симферополе. В 1921 г. вернулся в Петроград, участвовал в создании Радиевого института. В период с 1922 по 1926 год работал за границей в Праге и Париже, читал лекции в Сорбонне, работал в Музее естественной истории и Институте Кюри, где исследовал паризий вещество, ошибочно принятое за новый радиоактивный элемент. В Париже на французском языке вышел его фундаментальный труд «Геохимия».
В 19151930 годах председатель Комиссии по изучению естественных производственных сил России, был одним из создателей плана ГОЭЛРО. Комиссия внесла огромный вклад в геологическое изучение Советского Союза и создание его независимой минерально-сырьевой базы.
По возвращении в 1926 г. продолжил творческую самостоятельную работу. Сформулировал концепцию биологической структуры океана. Согласно этой концепции, жизнь в океане сконцентрирована в «плёнках» географических пограничных слоях различного масштаба.
В 1927 году организовал в Академии наук СССР Отдел живого вещества. Однако термин «живое вещество» он употреблял в смысле, отличном от работ О. Б. Лепешинской как совокупность живых организмов биосферы.
Вернадским опубликовано более 700 научных трудов.
Основал новую науку биогеохимию и сделал огромный вклад в геохимию. С 1927 года до самой смерти занимал должность директора Биогеохимической лаборатории при Академии наук СССР. Был учителем целой плеяды советских геохимиков.
Из философского наследия Вернадского наибольшую известность получило учение о ноосфере; он считается одним из основных мыслителей направления, известного как русский космизм.
Летом 1940 года по инициативе Вернадского начались исследования урана на получение ядерной энергии. С началом войны был эвакуирован в Казахстан, где создал свои книги «О состояниях пространства в геологических явлениях Земли. На фоне роста науки XX столетия» и «Химическое строение биосферы Земли и её окружения».
В 1943 году Вернадский возвратился из эвакуации и «за многолетние выдающиеся работы в области науки и техники» к 80-летию был удостоен Сталинской премии I степени.
Учение о биосфере и ноосфере
В структуре биосферы Вернадский выделял семь видов вещества:
1.живое;
2.биогенное (возникшее из живого или подвергшееся переработке);
3.косное (абиотическое, образованное вне жизни);
4.биокосное (возникшее на стыке живого и неживого; к биокосному, по Вернадскому, относится почва);
5.вещество в стадии радиоактивного распада;
6.рассеянные атомы;
7.вещество космического происхождения.
Вернадский был сторонником гипотезы панспермии. Методы и подходы кристаллографии Вернадский распространял на вещество живых организмов. Живое вещество развивается в реальном пространстве, которое обладает определённой структурой, симметрией и дисимметрией. Строение вещества соответствует некоему пространству, а их разнообразие свидетельствует о разнообразии пространств. Таким образом, живое и косное не могут иметь общее происхождение, они происходят из разных пространств, извечно находящихся рядом в Космосе. Некоторое время Вернадский связывал особенности пространства живого вещества с его предполагаемым неевклидовым характером, но по неясным причинам отказался от этой трактовки и стал объяснять пространство живого как единство пространства-времени.
Важным этапом необратимой эволюции биосферы Вернадский считал её переход в стадию ноосферы.

Основные предпосылки возникновения ноосферы:
1.расселение Homo sapiens по всей поверхности планеты и его победа в соревновании с другими биологическими видами;
2.развитие всепланетных систем связи, создание единой для человечества информационной системы;
3.открытие таких новых источников энергии как атомная, после чего деятельность человека становится важной геологической силой;
4.победа демократий и доступ к управлению широких народных масс;
5.всё более широкое вовлечение людей в занятия наукой, что также делает человечество геологической силой.
Работам Вернадского был свойствен исторический оптимизм: в необратимом развитии научного знания он видел единственное доказательство существования прогресса.
Память
Памятная монета Украины
Почтовая марка СССР, 1963 годИнститут геохимии и аналитической химии им. В. И. Вернадского РАН.
Таврический национальный университет им. В. И. Вернадского в Симферополе.
Институт общей и неорганической химии им. В. И. Вернадского Национальной академии наук Украины[8]
Подлёдные горы в Восточной Антарктиде.
Украинская антарктическая станция «Академик Вернадский»
Банк России выпустил памятную монету «Владимир Иванович Вернадский» к 130-летию со дня рождения в серии «Выдающиеся личности России».
Национальная библиотека Академии наук Украиныв Киеве
Станция метро в Москве.
Улицы и проспекты в ряде городов (Москва, Симферополь).
Бульвар в Киеве

1.5. Популяційна біологія.
На початку XXст. датський вчений Вільгельм Йогансен (71) (1909) уводить поняття генотип – сукупність усіх клітини, локалізованих у ядрі (хромосомах) або у різних структурах цитоплазми (пластидах, мітохондріях, плазмідах тощо), фенотип – сукупність властивостей і ознак організму, що склалися на основі взаємодії генотипу з умовами зовнішнього середовища і популяція – сукупність особин одного виду рослин, тварин чи мікроорганізмів, які протягом тривалого часу населяють певну ділянку навколишнього середовища і так чи інакше ізольовані від особин інших сукупностей (популяцій) того самого виду, й аналізує їх у зв'язку з дією добору. Він звернув увагу на те, що в онтогенезі фенотип може змінюватися неодноразово й це не відбивається на стані генотипу. У результаті добір за фенотипами не ефективний і його ефективність проявляється тільки в популяції при наявності генетичних розходжень, які відбиваються й на стані фенотипу.

Иогансен (Johannsen) Вильгельм Людвиг (3 февраля 1857, Копенгаген, 11 ноября 1927, там же) датский биолог, профессор Института физиологии растений Копенгагенского университета, член Шведской Академии Наук. Опытами над ячменём и фасолью доказывал неэффективность отбора у самоопыляющихся растений, создал на этой основе закон «о чистых линиях» и опровергал законы Ф. Гальтона (1889, 1897) о частичном наследовании приобретённых признаков. В 1909 году в работе «Элементы точного учения наследственности» ввёл термины: «ген», «генотип» и «фенотип».
Слідом за цим поступово виділяється популяційна генетика, яка присвячена вивченню співвідношення алелей (різні форми (стани) того самого гена) і генотипів у популяціях. Популяція до того ж виділяється як елементарна одиниця еволюції із вказівкою елементарних еволюційних її факторів.
Дослідження популяцій становить інтерес не тільки в еволюційно-генетичному відношенні, але переслідує й інші завдання. З врахуванням різноманітних підходів вивчення популяцій (генетичні, морфологічні, біохімічні, онтогенетичні й т.п.) і їхньої ролі в еволюції виділена спеціальна область популяційна біологія для формування цілісного погляду на живу природу у вигляді зведеної концепції її ідей і фактів.

1.6. Розвиток імунології й імуногенетики
У джерел імунології лежать спостереження стародавніх народів про те, що чумою повторно не хворіють. Крім того, у стародавності (Єгипет і Греція), люди, які перехворіли чумою залучалися до догляду за хворими й до поховання трупів. Із цих спостережень і народилася ідея про необхідність зараження здорових людей від хворих, у яких захворювання протікало в легкій формі. У Туреччині й на Близькому Сході для профілактики віспи дітям втирали у слизову оболонку носа порошок з підсохлих віспяних гнійничків, що іноді приводило до несприйнятливості й наступного зараження - «метод варіоляції й інокуляції».
Виникнення імунології як науки пов'язане з роботами англійського лікаря Едварда Дженнера (72,73) (1749-1823), інфекційної імунології - французького вченого Луї Пастера (74) (1822-1895), які створили вакцини проти сказу, курячої холери й сибірської виразки.
Эдвард Дженнер (англ. Edward Jenner; род. 17 мая 1749, Беркли, графство Глостершир ум. 26 января 1823, там же) английский врач, разработал первую вакцину против оспы. Дженнер придумал вводить в организм человека неопасный вирус коровьей оспы. Первый руководитель общества оспопрививания в Лондоне с 1803 года (ныне Дженнеровский институт).
Биография
Эдвард Дженнер родился 17 мая 1749 года в Англии. Получил медицинское образование в Лондоне. В возрасте двенадцати лет его отдали учиться на хирурга. Потом он изучал анатомию и работал в больнице. В 1792 году Дженнер получил в университете Святого Эндрю медицинскую степень. Дженнер в 1777 стал работать сельским врачом в Глостершире. В любую минуту доктор Дженнер мог потребоваться своим пациентам они могли вызвать его и днем, и ночью, ведь он был единственным лекарем во всей округе. Дженнеру приходилось наблюдать смерть от оспы многих пациентов, но против этой страшной болезни он был совершенно беспомощен, как и многие другие врачи. Однако его внимание привлекло популярное среди населения мнение о том, что люди, переболевшие оспой коров, не заболевают натуральной оспой.
Исследования народных средств
В народе хорошо знали, что коровья оспа не опасна для человека: она оставляет на коже рук лишь легкие следы пузырьков. Наблюдательный врач задумался над этим интересным явлением. Он стал изучать медицинские книги, в которых описывались народные средства борьбы с заразными болезнями. Люди издавна искали ощупью средства защиты от этой страшной болезни. В Китае вкладывали в нос кусочки ваты, смоченные гноем оспенного больного. У народов Африки через кожу с помощью иглы продергивалась нитка, смоченная оспенным гноем. В ряде стран оспенные корочки растирались в порошок, который втирали в кожу, либо вдували в нос. После таких «прививок» многие люди заболевали, распространяя тяжелейшее эпидемическое заболевание. Другие действительно переносили оспу в легкой форме и такой ценой приобретали невосприимчивость. Все зависело от степени потери возбудителем оспы своей болезнетворности в высушенной корочке. А как это определить?
Накопление опыта
В течение многих лет предпринимались попытки найти приемлемые способы предотвращения оспы. Уже давно было известно, что у человека, выжившего после этого заболевания, вырабатывался иммунитет, и он уже вторично не заболеет. На востоке это наблюдение привело к практике прививок здоровым людям тканей, взятых у человека, перенесшего слабую форму оспы. Это делалось в надежде, что привитый таким образом человек сам заболеет лишь легкой формой оспы и после выздоровления обретет иммунитет.
Эта практика была принесена в Англию в начале восемнадцатого века леди Мэри Уортли Монтегю и стала там обычной процедурой за много лет до Дженнера. Самому Дженнеру привили оспу в восьмилетнем возрасте. Однако эта профилактическая мера имела существенный недостаток: большое количество привитых таким образом людей заболевали не легкой формой оспы, а опасной, которая оставляла их обезображенными. А фактически два процента привитых умирали. Было ясно, что требовался иной способ профилактики.
Сопоставляя все эти сведения, тщательно обдумывая их, наблюдая за случаями заболеваний оспой людей и животных, Дженнер постепенно пришел к мысли, что можно искусственно заражать человека именно коровьей оспой и тем самым предохранять его от заболевания натуральной. За двадцать шесть лет наблюдений и сопоставлений фактов опыт накапливался, отрабатывалась методика эксперимента. 14 мая 1796 года Дженнеру исполнилось 47 лет. Он всё обдумал и, уверенный в успехе и своей правоте, решился на эксперимент. Дженнер привил коровью оспу восьмилетнему мальчику Джеймсу Фипсу, взяв для этого жидкость из пустулы на руке доярки, болевшей коровьей оспой.
Эксперимент
У крестьянки Сарры Нелсис, заразившейся «коровьей оспой», появились на руке несколько пузырьков (пустул). Содержимое их Дженнер втирает в царапину на теле восьмилетнего мальчика Джеймса Фиппса. У мальчика появилось легкое недомогание, которое прошло через несколько дней. Но стал ли он теперь невосприимчив к натуральной оспе? Опять нужен был опыт, на этот раз уже опасный надо было поставить на карту его жизнь. Через полтора месяца Джеймсу Фиппсу была привита человеческая оспа, однако болезнь не развилась. Через несколько месяцев была сделана вторая прививка натуральной оспы, спустя пять лет третья, с аналогичными результатами.
Дорога к славе
Как ни велико было открытие, но для Дженнера и его метода начало оспопрививания оказалось началом тернистого пути. Много пришлось пережить ученому, вынести травлю лжеученых. Не поняли метод Дженнера и многие ученые-современники. Так, Лондонское королевское общество возвратило ему написанный им труд «Исследование причин и действие коровьей оспы» с предостережением «не компрометировать своей научной репутации подобными статьями». И Дженнеру пришлось за свой счет печатать брошюру, в которой был изложен опыт 25-летних исследований. Прививки коровьей оспы с негодованием встретило духовенство. Но необходимость борьбы с болезнью заставляла людей все шире применять опыт Дженнера. Герцог Йоркский объявил оспопрививание по методу Дженнера обязательным для армии, а герцог Кларенс (будущий король Вильгельм IV) для флота. Дженнер свободно предложил свою технику вакцинации всему миру и не предпринял ни одной попытки извлечь из нее личную выгоду. В 1802 году признавая выдающиеся заслуги Дженнера британский парламент присвоил ему премию в 10 000 фунтов стерлингов, а через несколько лет наградил ещё 20 000 фунтов. В 1803 в Лондоне были основаны Королевское Дженнеровское общество (Royal Jennerian Society) и Институт оспопрививания (Дженнеровский институт). Дженнер стал его первым и пожизненным руководителем.
Конец пути Дженнера
Подвиг английского ученого снискал признание всего человечества, его приняли в почётные члены многие научные общества Европы. Эдвард Дженнер стал почетным гражданином Лондона, ему был поставлен бронзовый памятник в Кенсингтонском сквере, а Лондонским медицинским обществом вручена большая золотая медаль.
Умер Дженнер 26 января 1823 года в зените славы.
Памятник Дженнеру
Во Франции, в Булони, есть прекрасный мраморный памятник работы Монтеверди рассказ о том, как прививают оспу ребенку. Скульптор передает величайшее напряжение мысли Дженнера, его сосредоточенность на операции, которая стала делом всей его жизни. Это рассказ о радости победы ума и сердца. Если Дженнер автор открытия, то маленький Джеймс соавтор, хотя он даже не знал, чему он помог и чем рисковал.
Оспопрививание в России
В XVIII веке оспопрививание пришло и в Россию.Смерть от оспы 15-летнего императора Петра II заставила и русский двор обратить внимание на предохранительные прививки. В 1768 году в Петербург был приглашен знаменитый английский оспопрививатель доктор Димсдейл. Он успешно привил оспу Екатерине II и наследнику престола Павлу Петровичу, будущему императору Павлу I. С этого времени в России стали учреждаться оспопрививательные пункты.
Только в XX веке медикам удалось победить оспу. С 1978 года страшная болезнь, по данным Всемирной организации здравоохранения, считается полностью ликвидированной.

Однак тільки з кінця XIX і качану XX ст. відбувається зародження експериментальної й теоретичної імунології, у цьому видатна роль належить плеяді дослідників (нім. Еміль Берінг (75), 1854-1917 - За порятунок дітей Берінгу в 1901 була присуджена деручи Нобелівська премія з фізіології і медицині «за роботові по сироватковій терапії, головним чином за її застосування при лікуванні дифтерії, що відкрило нові шляхи в медичній науці і дало в руки лікарів звитяжну зброю проти хвороби і смерті».; нім. Роберт Кох (76), 1843-1910 - За дослідження туберкульозу нагороджений Нобелівською премією з фізіології і медицині в 1905 році.; рос. Ілля Ілліч Мечников (77), 1845-1916; нім Пауль Ерліх (78), 1854-1915 - У 1908р. І.І. Мечників і П. Ерліх булі нагороджені Нобелівською премією за дослідження в області імунітету; фр. Шарль Ріше, 1850-1935 - Лауреат Нобелівської премії з фізіології і медицини в 1913 році) та ін.

Эмиль Адольф фон Бе
·ринг (нем. Emil Adolf von Behring; 15 марта 1854, Хансдорф, Пруссия 31 марта 1917, Марбург) немецкий врач.
Биография
Эмиль Беринг родился в Хансдорфе (ныне Польша) в многодетной семье прусского учителя Августа Георга Беринга. Отец Эмиля надеялся, что мальчик выберет одну из традиционных для семьи профессий преподавание или теологию. Для того, чтобы получить среднее образование, Эмилю пришлось покинуть отчий дом в раннем детстве: уже в одиннадцать лет он стал гимназистом в Хохенштейне (Восточная Пруссия).
У Беринга рано проявился интерес к медицине. Однако, понимая, что финансовое положение семьи не позволяет ему учиться в высшем медицинском учебном заведении, он по настоянию своего отца поступил в Кёнигсбергский университет на факультет теологии. Но вскоре счастливый случай вмешался в его жизнь и изменил все планы. Один из гимназических учителей Эмиля подсказал ему, что в Военно-медицинском институте в Берлине он был бы освобожден от платы за учёбу. Занятия будущих военных хирургов были бесплатными, но после окончания учёбы они обязаны были отслужить десять лет в прусской армии. Беринг согласился принять такие требования, и с 1874 он стал кадетом этого института.
Беринг получил диплом врача в 1880. В том же году он прошёл стажировку в берлинской больнице Шарите, а затем получил распределение в кавалерийский полк в Позене (ныне Познань, Польша.) Последующая декада жизни Беринга протекала в армии. Как батальонный врач и хирург, он служил сначала в Западной Пруссии, а затем по его просьбе был переведен в Силезию. Рутина клинической работы никогда не привлекала Беринга, чьи основные интересы относились к научным исследованиям. Ещё в Позене Беринг заинтересовался использованием дезинфицирующих средств в боевых условиях для лечения инфекционных заболеваний, и с тех пор он стремился всецело посвятить себя исследовательской работе. Такая возможность представилась ему в армии в 1887, когда он поступил в Боннский фармакологический институт. До демобилизации в 1889 Беринг успел проработать год в Академии военной медицины в Берлине, занимаясь преимущественно проблемами антисептики. В 1889 Беринг присоединился к исследовательской группе пионера бактериологических исследований Роберта Коха, где занялся изучением методов лечения дифтерии и столбняка; в 1890 он совместно с Сибасабуро Китасато показал в развитие открытий Эмиля Ру и Александра Йерсена, что в крови переболевших дифтерией или столбняком образуются антитоксины, которые обеспечивают иммунитет к этим болезням как самим переболевшим, так и тем, кому такая кровь будет перелита. В том же году на основе этих открытий был разработан метод лечения кровяной сывороткой.
До начала XX века дифтерия ежегодно уносила тысячи детских жизней, а медицина была бессильна облегчить их страдания и спасти от тяжелой агонии. В рождественскую ночь 1891 умирающие от дифтерии берлинские дети получили первые уколы новой сыворотки Беринга. Многие из них были спасены, но все же успех был лишь частичным, и сыворотка Беринга не стала надежным средством, спасавшим всех детей.
В этот критический момент на помощь Берингу пришёл его коллега и друг, Пауль Эрлих. Благодаря своим открытиям в иммунологии Эрлих сумел усовершенствовать противодифтерийную сыворотку Беринга, рассчитать правильную дозировку антитоксина и получить высококонцентрированные и очищенные сыворотки, ставшие надежными в клиническом применении. В 1894 усовершенствованная сыворотка была успешно опробована на 220 больных детях. За спасение детей Берингу в 1901 была присуждена первая Нобелевская премия по физиологии и медицине «за работу по сывороточной терапии, главным образом за её применение при лечении дифтерии, что открыло новые пути в медицинской науке и дало в руки врачей победоносное оружие против болезни и смерти».
В 1894 Беринг перешёл в университет в Галле, а в следующем году в Марбургский университет. Преподавание ему давалось с трудом, и начиная с 1895 Беринг основал свой институт экспериментальной терапии в Марбурге, которым руководил до конца жизни. Впоследствии, в 1914 при институте Беринга была основана компания по производству противостолбнячной и противодифтерийной вакцины. В ходе первой мировой войны Беринг достиг нового триумфа в борьбе с микробами, когда его противостолбнячная вакцина помогла сохранить жизни многим немецким солдатам, и за это он был награждён правительством Германии Железным крестом.
Беринг отличался тяжелым и требовательным характером. Он привык работать круглосуточно, забывая о нуждах своего организма. У него было мало близких друзей и последователей, и когда война разлучила его с такими зарубежными коллегами, как Илья Мечников и Эмиль Ру, он впал в депрессию, и его истощенный организм не был в силах справиться с переломом бедра. Осложнение следовало за осложнением, у него образовался ложный сустав, его способность к передвижению стала ограниченной. Прогрессирующая болезнь сделала 63-летнего Беринга старым и дряхлым, и он скончался от скоротечной пневмонии.
Беринг умер в Марбурге (Германия) 31 марта 1917 года. Его имя носит Dade Behring в Марбурге, крупнейшая в мире компания, занимающаяся исключительно клинической диагностикой, а также компания CSL Behring. Также в университете Марбурга существует премия имени Эмиля фон Беринга.

Пауль Эрлих (нем. Paul Ehrlich, 14 марта 1854, Штрелен, Силезия 20 августа 1915, Бад-Хомбург, Германия) немецкий врач, иммунолог, бактериолог, химик, основоположник химиотерапии. Лауреат Нобелевской премии (1908).
Биография
Пауль Эрлих родился в силезском городе Штрелен (ныне Польша) четвёртым ребёнком (и единственным мальчиком) в обеспеченной еврейской семье. Его отец, Измар Эрлих (18181898), владел постоялым двором и винокурней, доставшейся ему от его отца, состоятельного торговца Хаймана Эрлиха (17841873); мать, Роза Вайгерт (18261909), была домохозяйкой. Двоюродный брат матери (лишь на девять лет старше Пауля), Карл Вайгерт (Karl Weigert, 18451904), был известным патологом и способствовал становлению научных интересов племянника.
Эрлих работал в различных областях медицинской биологии, химии, экспериментальной патологии и терапии. Он установил наличие различных форм лейкоцитов, значение костного мозга для образования гранулоцитов, дифференцировал определенные формы лейкозов и создал дуалистическую теорию кроветворения (18801898). В этот же период он открыл так называемые тучные клетки; впервые обнаружил существование гематоэнцефалического барьера; предложил специфический метод окрашивания микобактерий туберкулёза, способ многоцветной окраски мазков крови и гистологических препаратов. Создал первую сывороточно-контрольную станцию. Высказал идею о том, что клетки, ответственные за иммунные реакции, имеют на поверхности антигенраспознающие структуры рецепторы. Эта идея, сыгравшая огромную роль в развитии иммунологии, нашла полное подтверждение.
Начиная с 1891 г. Эрлих стал разрабатывать методы лечения инфекционных болезней с помощью химических веществ. Он установил факт приобретения микроорганизмами устойчивости к химиотерапевтическим препаратам. Мировую славу Эрлиху принес разработанный им «препарат 606» (сальварсан), который оказался высокоэффективным при лечении сифилиса.
В 1901 г. Пауль Эрлих начал работать над проблемой злокачественных опухолей.
Он предложил много важных для клинической практики лабораторных реакций.
Нобелевская премия присуждена ему (совместно с И. И. Мечниковым) за работы в области иммунологии.

Шарль Робе
·р Рише
· (фр. Charles Robert Richet; 26 августа 1850, Париж 4 декабря 1935, Париж) французский физиолог, пионер во многих областях исследований, таких как нейрохимия, пищеварение, терморегуляция у гомойотермных животных и дыхание. Лауреат Нобелевской премии по физиологии и медицине в 1913 году.
Рише был масоном, и являлся членом парижской масонской ложи «Космос»

Роботи Е. Дунгерна й Л. Х(Г)іршфельда (80) (1910) по антигенах груп крові поклали початок дослідженням в області імуногенетики, хоча цей термін був запропонований значно пізніше (М. Ірвін, Л. Колі, 1936).
Людвік Гіршфельд і Е. фон Дунгерн описали спадковість системи груп крові АВО в 1910-11 рр. в роботі "Про группоспецифічні структури крові" підтвердили, що групи крові наслідують. Вони запропонували називати групові антигени А і В еритроцитів аглютиногенами, тобто речовинами, які викликають склеювання клітин. Відповідні їм специфічні природні антитела в плазмі стали називати аглютинінами, або гемаглютинінами.
ХИРШФЕЛЬД Людвик
польский бактериолог. Учился в Вюрцбургском и Берлинском университетах. Работал в Институте рака в Гейдельберге (1907-1911), Институте гигиены в Цюрихе (1911-1920). Директор Серологического института (1920) и бактериологического и экспериментального отдела Института гигиены в Варшаве (1926). Профессор Варшавского университета (1930). Автор работ по изучению малярии, брюшного тифа, лихорадки паппатачи, дизентерии. Предложил противотифозную и противохолерную сыворотки. Много занимался вопросами иммунитета. Выдвинул гипотезу происхождения нормальных антител (1928). Написал автобиографическую книгу «История одной жизни» (1946).

Узагальнення досягнень у таких областях, як вірусологія, мікробіологія, фізіологія, біохімія й молекулярна генетика вплинули на прикладні й теоретичні напрямки медицини, ветеринарії й захисту рослин. Найбільш відчутні результати при цьому отримані при вивченні закономірностей імунітету (імунологія) і молекулярних механізмів захисту організму від інфекцій (імуногенетика), що відкрило можливості регулювати стійкість до патогенних вірусів і мікробів.
Слід зазначити наявність значних успіхів і в області фармогенетики - вивчення незвичайних індивідуальних реакцій на лікарські препарати й харчові продукти в людей. Досягнення в області екогенетики - вивчення специфіки реакції людей на викид в оточуюче середовище токсичних речовин і отруйних хімікатів.
Імунітет рослин слабко вивчений і відрізняється за механізмами від імунітету тварин. У рослин немає спеціалізованих органів імунітету і їхніх похідних (лімфоцитів) як у тварин, рослини не синтезують антитіла. Проте й вони мають систему захисних механізмів проти патогенів, інфекційних хвороб і проникнення чужорідних речовин.

1.7. Розвиток молекулярної біології й молекулярної генетики
Молекулярна біологія й молекулярна генетика - напрямки другої половини XX ст., що зробили прорив у вивченні фізико-хімічних основ життя й спадковості. Їхні успіхи пов'язані з розвитком не тільки біології, але й суміжних областей природознавства.
Про предмет молекулярної біології є суперечливі судження. Англійський вчений Френсіс Харрі Комптон Крік (81) із гумором говорив, що він став застосовувати даний термін, коли йому набридло пояснювати, хто він за професією, займаючись питаннями на стику кристалографії, біохімії, біофізики й генетики. Насправді ж цей термін уперше був використаний в 1946 р. У. Астбері. Під цим поняттям нині пропонують об'єднати розділи біохімії, присвячені вивченню молекулярних механізмів, найважливіших загальнобіологічних явищ на стику з іншими науками (мікробіологія, біофізика й генетика), які привели до створення єдиної синтетичної області знань.

Фрэнсис Крик (8 июня 1916, Нортгемптон, Англия 28 июля 2004, Сан-Диего, Калифорния, США) британский молекулярный биолог, врач и нейробиолог. Лауреат Нобелевской премии по физиологии и медицине 1962 года совместно с Джеймсом Д. Уотсоном и Морисом Х. Ф. Уилкинсом с формулировкой «за открытия, касающиеся молекулярной структуры нуклеиновых кислот и их значения для передачи информации в живых системах».
Также Крик известен тем, что сформулировал центральную догму молекулярной биологии.
Природа генетического кода
В статье, опубликованной в журнале Nature в 1961 году, Крик с соавторами предположили четыре свойства генетического кода:
1.три азотистых основания (триплет) кодируют одну аминокислоту
2.триплеты генетического кода не перекрываются
3.последовательности триплетов считываются с определенной начальной точки, знаки препинания внутри кодирующей последовательности отсутствуют
4.генетический код вырожден одна аминокислота может быть закодирована разными триплетами

Джеймс Дью
·и Уо
·тсон (82) (6 апреля 1928, Чикаго, Иллинойс) американский биолог. Лауреат Нобелевской премии по физиологии и медицине 1962 г. совместно с Фрэнсисом Криком и Морисом Х. Ф. Уилкинсом за открытие структуры молекулы ДНК.
Биография
С детства, благодаря отцу, Джеймс был зачарован наблюдениями за жизнью птиц. В возрасте 12 лет Уотсон участвовал в популярной радиовикторине Quiz Kids для интеллектуальных молодых людей. Благодаря либеральной политике президента Чикагского университета Роберта Хатчинса он поступил в университет в возрасте 15 лет. Прочитав книгу Эрвина Шрёдингера «Что такое жизнь с точки зрения физики?», Уотсон изменил свои профессиональные интересы с изучения орнитологии на изучение генетики. В 1947 год у получил степень бакалавра зоологии в Чикагском университете.
В 1951 году поступил в Кавендишскую лабораторию Кембриджского университета, где изучал структуру белков. Там познакомился с физиком Фрэнсисом Криком, который интересовался биологией.
В 1952 году Уотсон и Крик стали работать над моделированием структуры ДНК. Используя Правила Чаргаффа и рентгенограммы Розалинды Франклин и Мориса Уилкинса построили двухспиральную модель.
Результаты работы опубликовали в 30 мая 1953 года в журнале Nature.
25 лет руководил научным институтом Колд Спринг Харбор, где вел исследования генетики рака.
С 1989 года по 1992 год организатор и руководитель проекта «Геном человека» по расшифровке последовательности человеческой ДНК, в это же время возглавляет секретный проект «Фауст».
В 2007 году высказался в пользу того, что представители разных рас имеют различные интеллектуальные способности, что обусловлено генетически. В связи с нарушением политкорректности от него потребовали публичных извинений, а в октябре 2007 года Уотсон официально ушел с поста руководителя лаборатории, где он работал. Вместе с тем он продолжает руководить исследованиями в той же лаборатории.
По сообщению издания «Индепендент», исследование ДНК самого Джеймса Уотсона обнаружило высокую концентрацию африканских и, в меньшей мере, азиатских генов. Позже было высказано мнение, что анализ генома содержал существенные ошибки.
Сейчас работает над поиском генов психических заболеваний.
Джеймс Уотсон Написал Книгу "Избегайте занудства". В ней описывается весь его жизненный путь, с детства и до сегодняшних дней.
Неполиткорректный Уотсон
Уотсон часто высказывает провокационные идеи и опровергает мнение большинства, с сугубо научных, на первый взгляд, позиций.

Уотсон постоянно поддерживает генетический скрининг и генную инженерию в отношении человека в публичных лекциях и интервью, доказывая, в частности, что глупость - это болезнь, и что "самые глупые" 10% людей надо лечить. Он также предположил, что красота может быть создана генетической инженерией, сказав:
«Некоторые говорят, что если мы сделаем всех девушек красавицами, это будет ужасно. Я думаю, это было бы великолепно».

Газета The Sunday Telegraph процитировала его интервью:
«Если бы можно было найти ген, отвечающий за сексуальную ориентацию, и какая-нибудь женщина решила бы, что не хочет иметь гомосексуального ребенка, - что же, ну и пусть».
С точки зрения американского общества, это настолько крамольное утверждение, что коллегам пришлось спешно оправдывать Уотсона.

По поводу ожирения, Уотсон также высказывался в интервью:
«Когда вы как работодатель проводите собеседование с жирным человеком, вы всегда чувствуете себя неловко, потому что знаете, что никогда не возьмете его на работу».

В своем выступлении на одной конференции в 2000 году Уотсон предположил существование связи между цветом кожи и половым влечением, высказав гипотезу, что у темнокожих людей либидо сильнее. Его лекция, сопровождавшаяся слайдами женщин в бикини, доказывала, что экстракты меланина пигмента, придающего темный цвет загорелой коже (и волосам брюнетов) по результатам экспериментов резко усиливали половое влечение субъекта.
«Вот почему мы знаем латиноамериканских любовников [Latin lovers - слова из известной песни], - сказал он, обращаясь к аудитории. - Вы никогда не слышали об английском любовнике. Только об английских пациентах».

25 октября 2007 года Уотсон был вынужден уйти с поста главы Cold Spring Harbor Laboratory (Лаборатории Колд-Спрингс-Харбор) в Лонг-Айленде, Нью-Йорк, и был выведен из состава ее совета директоров после того, как его следующие слова процитировала The Times (Таймс):
Я, вообще-то, вижу мрачные перспективы для Африки, потому что вся наша социальная политика строится на допущении факта, что у них уровень интеллекта такой же, как у нас тогда как все тесты говорят, что это не так.

Морис Хьюг Фредерик Уилкинс (83) (15 декабря 1916 5 октября 2004) биофизик, лауреат Нобелевской премии по физиологии и медицине 1962 (совместно с Джеймсом Д. Уотсоном и Фрэнсис Криком «за открытия, касающиеся молекулярной структуры нуклеиновых кислот и их значения для передачи информации в живой материи»).
В речи при награждении А. В. Энгстрём из Каролинского института подчеркнул, что «открытие трехмерной молекулярной структуры дезоксирибонуклеиновой кислоты событие чрезвычайной важности, так как дает возможность для понимания в мельчайших деталях молекулярной конструкции, которая определяет общие и индивидуальные особенности живой материи».

История представлений о генетическом коде
Начав изучать кодоны совместно с Джеймсом Уотсоном в 1953 году Фрэнсис Крик сделал предположение, что только 20 кодонов имеют значение, а остальные 44 триплета являются бессмысленными.
Код Крика не имел знаков препинания (стартовых и стоповых кодонов), поскольку бессмысленные кодоны были фактически невидимыми для адапторов, так что знак, указывающий на начало считывания, был не нужен. Эта концепция сразу получила почти безоговорочное признание, но ненадолго, лишь до тех пор, пока новые данные в начале 60-х годов не обнаружили её несостоятельность. Тогда эксперименты показали, что кодоны, считавшиеся Криком бессмысленными, могут провоцировать белковый синтез в пробирке, и к 1965 году был установлен смысл всех 64 триплетов. Оказалось, что некоторые кодоны просто-напросто избыточны, то есть целый ряд аминокислот кодируется двумя, четырьмя или даже шестью триплетами.

Открытие ДНК.
1944 г. можно считать годом доказательства того, что химическим субстратом наследственности является молекула ДНК. В этом году О. Эвери, К. Мак Леод и М. Мак-Карти опубликовали статьи, в которых доказывалось, что трансформация непатогенных пневмококков в патогенные происходит только при воздействии на непатогенных пневмококков ДНК патогенных.
При действии на ДНК ДНКаз трансформирующий эффект исчезал. Уже в 1953 г. Джеймс Уотсон и Френсис Крик предложили знаменитую модель структуры ДНК в виде двойной спирали, и, как считают многие исследователи, в 1953 г. произошло рождение молекулярной биологии.
По крайней мере до середины 60-х годов XX в. человек как объект исследования не очень привлекает генетиков. Основные усилия, связанные с попытками изучить механизм действия генов, реализуются на других объектах, прежде всего бактериофагах (вирусы бактерий) и E.coli. Даже дрозофила отходит на второй план. В 1962 г. в результате изящных экспериментов с индуцированными профлавином мутациями в фаге Т4 Френсис Крик и Сидней Бреннер расшифровывают генетический код. Подтверждение правильности этой расшифровки примерно в то же время получают на бесклеточной системе биохимики Маршалл Ниренберг и Генрих Маттеи.
Расшифровка генетического кода стала блестящим завоеванием генетики, она объяснила, каким образом язык ДНК переводится на язык молекул белка.
Собственно говоря, открытие генетического кода, общего для всех живых организмов на Земле, явилось завершающим этапом развития теории гена как элементарной основы наследственности. Были получены данные о химической природе гена, механизме передачи наследственной информации, которая содержится в гене в виде последовательности нукле-отидов, наконец, о механизме реализации генетической информации, в которой закодирована структура всех белков любого организма и которая расшифровывается с помощью генетического кода.

В якості основних проблем молекулярної біології виділяють функцію, будову й фізико-хімічні властивості нуклеїнових кислот, їхній біосинтез, кодування інформації про синтез білків і механізм її реалізації, молекулярні основи регуляції мінливості, спадковості й т.д.
З розшифровкою будови ДНК (з 60-х років) починається ще більш бурхливий етап розвитку молекулярної біології, особливо у зв'язку з вивченням генетики бактерій і вірусів (А. Херші, М. Дельбрюк і С. Лурія) і нуклеотидної послідовності молекул ДНК різних організмів (М. Бір, К. Бартон, А.Л. Мазін, Б.Ф. Ванюшин і ін.), а також механізму біосинтезу білка.

Алфред Дей Херши (84) (4 декабря 1908, Овоссо 22 мая 1997, Сайоссет) американский бактериолог и генетик, лауреат Нобелевской премии по физиологии и медицине в 1969 году (совместно с Максом Дельбрюком и Сальвадором Лурией) «за открытия, касающиеся механизма репликации и генетической структуры вирусов».
Макс Людвиг Хеннинг Дельбрюк (85) (4 сентября 1906, Берлин 9 марта 1981, Пасадина) американский биофизик немецкого происхождения, лауреат Нобелевской премии по физиологии и медицине в 1969 году (совместно с Алфредом Херши и Сальвадором Лурия) «за открытия, касающиеся механизма репликации и генетической структуры вирусов».
Дельбрюк начинал свою научную карьеру как физик, он, в частности, первым предсказал один из нелинейных эффектов квантовой электродинамики дельбрюковское рассеяние.
Племянник известного агрохимика Макса Дельбрюка.
С 1932 работал в Химическом институте кайзера Вильгельма в берлинском районе Далем, где вместе с Н.Тимофеевым-Ресовским изучал генетические мутации.
В 1937 эмигрировал в США.
Сальвадор Эдвард Лу
·рия (86) (13 августа 1912, Турин 6 февраля 1991, Лексингтон) американский микробиолог итальянского происхождения, лауреат Нобелевской премии по физиологии и медицине в 1969 году (совместно с Максом Дельбрюком и Алфредом Херши) «за открытия, касающиеся механизма репликации и генетической структуры вирусов».
Родился в семье Давида Лурия (потомок старинной семьи сефардов Сефарды (ивр.
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· «сфарадим», от топонима Сфарад (
·
·
·
·
·
·
·), отождествляемого с Испанией) субэтническая группа евреев, сформировавшаяся на Пиренейском полуострове из потоков миграции иудеев внутри Римской империи, а затем внутри Халифата) и Эстер Сачердоте.

Серед найважливіших досягнень молекулярної біології варто назвати й розшифровку принципу організації й функціонування вірусів. Хоча вірусологія як наука бере початок з робіт Дмитра Йосиповича Івановського (87), 1864-1920 (1892), вона вийшла на передові позиції лише в 40-50-х роках XXст. з моменту розробки методик кристалічного виділення вірусів (У.Стенлі, Дж.Самнер, Дж.Нортроп – 1946 Нобелівська премия з хімії; Ф.Ч.Боуден 1941, 1944; і Н.У. Пірі (Пайрі), 1936; Р.Ж. Бест, 1940) і поділу на білкову частину й нитки нуклеїнової кислоти (Г. Шрамм, 1956; X. Френкель-Конрат, 1957).

Уэнделл Мередит Стэнли (88) (англ. Wendell Meredith Stanley) (16 августа 1904, Риджвилл, штат Индиана 15 июня 1971, Саламанка) американский вирусолог и биохимик. Член Национальной АН США (1941) и Нью-Йоркской АН (1963).
Биография
В 1926 окончил Эрлемский колледж в Ричмонде (штат Индиана). С 1929 работал в Иллинойском университете, с 1930 в Мюнхенском университете. В 1931 вернулся в США, в Рокфеллеровский институт медицинских исследований (Нью-Йорк), с 1932 в Рокфеллеровском институте в Принстоне. С 1948 профессор Калифорнийского университета в Беркли.
Основные работы
Основные работы посвящены химическому составу вирусов, их биохимии, репродукции, мутациям, проблеме рака. К 1934 г. Стэнли пришел к заключению, что вирус табачной мозаики состоит главным образом из белка. Применив метод Нортропа, он в 1935 г. получил вирусный белок в кристаллическом виде, а затем доказал, что эти кристаллы можно растворить, профильтровать, очистить и вновь кристаллизировать, не разрушая их способности размножаться в растениях и заражать их. В следующем году он выделил из кристаллического вируса табачной мозаики нуклеиновую кислоту, а в 1937 г. два английских ученых, Фредерик Ч. Боуден и Норман У. Пайри, установили, что вирус табачной мозаики является нуклеопротеином (соединением нуклеиновых кислот и белков).
В 1935 впервые очистил и выделил в кристаллическом виде вирус мозаики табака, открыв путь для получения чистых препаратов вирусов и их изучения. В 1955 выделил вирус полиомиелита.
Нобелевская премія
Нобелевская премия по химии (1946, совместно с Дж.Самнером и Дж.Нортропом).

Джеймс Бетчеллер Самнер (89) (19 ноября 1887, Кантон, Массачусетс, 12 августа 1955, Буффало, Нью-Йорк) американский биохимик. Член Национальной АН США и Американской академик искусств и наук.
Биография
Окончил Гарвардский университет (1910). Доктор философии (1914). В 191429 преподавал биохимию в Корнеллском университете (Итака, США); с 1929 директор лаборатории химии ферментов там же.
Основные работы
Работы по препаративной химии белков и ферментов, впервые выделил кристаллический фермент (уреазу), доказав белковую природу ферментов.
Нобелевская премія
Нобелевская премия по химии (1946, совместно с У. Стэнли и Дж. Нортропом).

Джон Го
·вард Но
·ртроп (90) (5 июля 1891(18910705), Йонкерс, Нью-Йорк 27 мая 1987, Викенбург, Аризона) американский биохимик. Лауреат Нобелевской премии по химии 1946 года.
БиографияНортроп родился в семье зоолога и преподавателя Колумбийского университета. Его мать Алиса Нортроп работала учителем ботаники в Хантер-колледж, отец умер в лаборатории во время взрыва за две недели до рождения Джона.
Окончил Колумбийский университет в 1912 году, с 1915 года доктор философии там же. В 19161961 работал в Рокфеллеровском институте медицинских исследований. Во время Второй мировой войны, он проводил исследования для армии США в области производства ацетона и этанола путем ферментации. Впоследствии эта работа привела к изучению ферментов.
В 1917 году женился на Луизе Уокер, у него было двое детей: сын Джон стал океанографом, и дочь Алиса, которая вышла замуж за лауреата Нобелевской премии Фредерика Роббинса. В 1987 году Нортроп покончил жизнь самоубийством.
Основные работы
Основные труды по биохимии ферментов. Впервые (совместно с сотрудниками) выделил в кристаллическом виде протеолитические ферменты: пепсин (1930), трипсин (1932) и др., а также один из вирусов и дифтерийный антитоксин. Вслед за Дж. Самнером доказал белковую природу ферментов.
Нобелевская премія
В 1946 году получил Нобелевскую премию по химии, совместно с Уэнделлом Стэнли и Джеймсом Самнером «за выделение в чистом виде ферментов и вирусных белков».

БОУДЕН Фредерик Чарлз (91)
английский фитопатолог и вирусолог, член Лондонского королевского общества (с 1949). В 1930 г. окончил Кембриджский университет. С 1936 г. работал на Ротамстедской опытной станции (в 1940-1958 гг. руководил отделом фитопатологии, и 1950-1958 гг. – заместитель директора, с 1958 г. – директор). Основные научные исследования посвящены изучению ряда фитопатогенных вирусов, разработке методов их выделения (в т. ч. серологического). Доказал (1936, совместно с Н. У. Пири) нуклеопротеидную природу вируса табачной мозаики и ряда других выделенных им растительных вирусов. Обнаружил, что вирус карликовой кустистости томатов кристаллизуется, образуя ромбические додекаэдры. Почетный член ряда академий наук и научных обществ.

Вирусы-кристаллы.
В течение нескольких лет после открытия Элфорда ученые спорили, являются ли вирусы живой материей или нет. То, что они были способны размножаться и передавать болезнь, безусловно, свидетельствовало в пользу принадлежности их к живой материи. Но в 1935 году У.М.Стэнли получил данные, свидетельствующие о том, что вирусы с большой степенью вероятности являются представителями неживой материи. Он размял как следует листья табака, пораженные вирусом табачной мозаики, и попробовал из полученного сока выделить вирус в чистом виде, пользуясь методами выделения белков. Результат превзошел все ожидания исследователя: он получил вирус в кристаллическом виде! Полученный им препарат вирусов был в виде таких же кристаллов, как и молекулы белка, при этом вирус был интактным, при его растворении в жидкости он так же вызывал развитие болезни, как и прежде.
За получение вирусов в кристаллическом виде Стэнли в 1946 году был удостоен звания лауреата Нобелевской премии по химии (вместе с ним премию получили Самнер и Нортроп, которым удалось кристаллизовать ферменты).
Еще 20 лет после успешных экспериментов Стэнли все вирусы, которые ученым удавалось кристаллизовать, принадлежали к группе достаточно простых растительных вирусов (тех, которые могли поражать только растения). Первый животный вирус был получен в кристаллическом виде только в 1955 году, это был вирус полиомиелита, а кристаллизовали его Карлтон Э. Швердт и Фредерик Л. Шаффер.
Тот факт, что вирусы могут существовать в виде кристаллов, казался многим, в том числе и Стэнли, доказательством того, что это обыкновенные белки, представители неживой материи. Ведь ничто живое не может быть кристаллизовано; жизнь и способность к кристаллизации казались понятиями взаимоисключающими. Жизнь - это нечто подвижное, изменчивое, динамичное, а структура кристалла - жесткая, неизменная, строго организованная.
Только один факт не укладывался в гипотезу о неживой природе вирусов - они могли расти и размножаться даже после того, как побывали в кристаллическом состоянии. А способность к росту и размножению всегда считалась непременной характеристикой живого.
Ситуация начала проясняться после того, как два британских биохимика Фридерик Чарльз Боуден и Норман У. Пайри обна­ружили, что вирус табачной мозаики содержит рибонуклеиновую кислоту. Немного, разумеется, но содержит. Согласно проведенному ими анализу, исследуемый вирус на 94 процента состоял из белка и на 6 процентов из РНК. Это определенно был нуклеопротеид! Более того, все остальные известные вирусы также оказались нуклеопротеидами, содержащими РНК, или ДНК, или и ту и другую нуклеиновые кислоты.
Различие между существованием нуклеопротеида и существованием просто белка практически и есть различие между живой и неживой материей. Оказывается, вирусы состояли из того же материала, что и гены. А гены - это истинная сущность жизни. Крупные вирусы были очень похожи на расплетенные хромосомы. Некоторые вирусы содержали 75 генов, каждый из которых контролировал определенную деталь структуры вируса: в каком месте он был вытянутым, в каком образовывал складку. Вызывая мутации в нуклеиновой кислоте, можно было получать повреж­денные гены и таким образом выяснять, какова функция конкретного гена и какова его локализация. Подобным способом можно было произвести полную расшифровку генов вируса, провести их структурный и функциональный анализ, и, безусловно, это был всего лишь первый небольшой шаг к расшифровке куда более сложного генного аппарата клеточных организмов.
Вирусы в клетке можно представить себе как десантников, высадившихся в нее, заблокировавших гены, контролирующие жизнедеятельность клетки, и заставивших химические процессы в клетке протекать в нужном им направлении. Такое грубое вмешательство часто приводит к гибели клетки или гибели всего организма-хозяина. Иногда вирусы в клетке могут даже заменять ген или группу генов на свои собственные, придавая клетке но­вые свойства, которые она впоследствии будет передавать дочер­ним клеткам. Этот феномен получил название трансдукция.
Если наличие генов - это признак живого организма, то вирусы - живая материя. Конечно, многое зависит от того, как мы будем определять понятие «жизнь». Можно считать живым любой нуклеопротеид, способный размножаться. Если рассматривать вирусы с такой точки зрения, то они такие же живые существа, как, например, слоны или люди.
Однако все факты существования вирусов были косвенными, а ни один косвенный факт не может сравниться с прямым доказательством. Вирусами занимались много, но никто их не видел.

Френкель-Конрат
Вирусы обладают лишь немногими чертами обмена веществ, характерными для более высокоорганизованных живых существ. Проникновение вирусной частицы в клетку-хозяина вызывает глубокие изменения в метаболизме этой клетки, что приводит к образованию новых вирусных частиц. Таким образом, вирусные частицы не «размножаются» в обычном смысле этого слова, а образуются клеткой-хозяином при помощи ее ферментных систем. В экспериментальных целях вирусы обычно выращивают, инъецируя их в оплодотворенные куриные яйца или добавляя их к клеткам, растущим в культуре тканей. В 1935 году У. Стэнли изолировал и кристаллизовал вирус табачной мозаики; с тех пор в кристаллическом виде были получены многие другие вирусы. При введении в растение табака эти кристаллы размножаются и вызывают симптомы мозаичной болезни. В 1956 году Стэнли удалось разделить вирусную частицу на ее основные компоненты белок и нуклеиновую кислоту и затем вновь соединить их с образованием активного вируса. В дальнейшем Френкель-Конрат обнаружил, что нуклеиновая кислота вирусной частицы также обладает инфекционностью, хотя и значительно меньшей, чем целая вирусная частица. Если ввести вирусную нуклеиновую кислоту в растение табака, то в клетках начинается образование нуклеиновой кислоты и специфического вирусного белка, что приводит к формированию вирусных частиц. У наиболее простых вирусов частица состоит из нуклеиновой кислоты, окруженной белковой оболочкой. Нуклеиновая кислота обусловливает специфичность вируса, а белковая оболочка служит для защиты нуклеиновой кислоты.
После определния стркутуры вируса Френкель-Конрат разделил белковый и нуклеиновый компоненты вируса табачной мозаики и попытался определить, способен ли какой-либо из этих компонентов в отдельности инфицировать клетку. Проведенные эксперименты показали, что ни белковый, ни нуклеиновый компоненты вируса, взятые в отдельности, не обладают инфицирующим действием. Но после их сме­шивания инфицирующая активность вируса восстанавливалась на 50 процентов, то есть составляла половину от активности исходного вируса!
Как это объяснить? Каждая из двух составных частей вируса, белковая и нуклеиновая, во всех отношениях не являются живой материей, а при простом смешении их в пробирке по крайней мере часть материала становится живой. Пресса заговорила о Френкеле-Конрате как о создателе живых организмов из неживой материи.
По всей видимости, при смешивании белкового и нуклеинового компонентов происходила их частичная рекомбинация, восстановление структуры части вирусов. Каждый из компонентов играл свою роль при инфицировании.

На початкових етапах розвитку молекулярної біології й генетики (50-60р.) думали, що про- і еукаріоти мають однакову будову й функціонування генів. Перші успіхи вивчення еукаріот показали наявність у них більш складного й досконалого механізму прояву й регуляції генів. Геном еукаріот істотно відрізняється від геному прокаріот наявністю численних повторюваних послідовностей у ДНК (Р.Бріттен і Е.Кін, 1968), а також здатністю утворювати гібриди між одноланцюжковою її ниткою й РНК. З розвитком молекулярної біології поглибилися не тільки уявлення про генетичну інформацію еукаріот, але й про структуру й функціонування гена (Г.П. Георгіев, 1989).
Отже, XX ст. вивело біологію на передові позиції в природознавстві, вивчення життя стало предметом широкого інтересу. Найбільші успіхи сторіччя пов'язані з вивченням молекулярних основ життя, розвитком популяційного й біосферного мислення. Дослідження в цих областях вплинули й на стан класичних напрямків біології.

2.Вклад вчених-біологів, які працювали в Україні, в розвиток біологічної науки.

ВАВИЛОВ Микола Іванович (1) (25.ХІ 1887, Москва 26.1 1943, Саратов) рад. генетик, рослинник, географ, основоположник сучасної наукової селекції, громадський діяч, академік АН СРСР (з 1929), академік АН УРСР (з 1929), дійсний член ВАСГНІЛ (з 1929; 1929 - 35 її президент, 1935-40 віцепрезидент). Закінчив 1911 Моск. с.-г. ін-т. З 1921 зав. Відділом прикладної ботаніки і селекції (Петроград), в 1924-40 директор Всесоюзного ін-ту прикладної ботаніки і нових культур (з 1930 Всесоюзний ін-т рослинництва; ВІР). Одночасно в 1930-40 директор Ін-ту генетики АН СРСР; 1931-40 президент Всесоюзного геогр. т-ва. Вавилов організатор і керівник численних експедицій для вивчення культурної флори СРСР (у т. ч. в зах. райони України, 1940) та різних країн світу. Розробив вчення про імунітет рослин, сформулював закон гомологічних рядів у спадковій мінливості, що дало можливість зрозуміти шляхи еволюції рослинного світу; розробив вчення про центри походження культурних рослин. Вавилов створив рад. школу вчених-рослинників, генетиків і селекціонерів. Був членом Лондонського королівського т-ва та ряду іноз. АН. Премія ім. В. І. Леніна, 1926. АН СРСР встановлено премію імені М. І. Вавилова. Тв.: Избранные труды, т. 1-5. М,Л., 1959 65; Избранные произведения, т. 1-2. Л., 1967; У к р. п е р е к л.Вибрані твори. К., 1970.


ВЕРНАДСЬКИЙ Володимир Іванович (2) (12.III 1863, Петербург 6.І 1945, Москва) рос. і укр. природознавець, основоположник геохімії, біогеохімії, радіогеології і вчення про біосферу, акад. АН СРСР (з 1912), акад. АН УРСР (з 1919) і перший її президент (1919-21). Закін. 1885 Петерб. ун-т. У 1898-1911 професор Моск. ун-ту. З 1914 директор Геол. і мінералогіч. музею Петерб. АН. Один з організаторів і голова (1915-З0) Комісії по вивченню природничих продуктивних сил Росії. 1919 створив Хім. лабораторію АН УРСР, реорганізовану пізніше в Ін-т заг. і неорганічної хімії АН УРСР. У 192239 директор організованого ним Радієвого ін-ту. У 1927 організував Відділ живої речовини АН СРСР (1927-45 директор), перетворений 1929 на Біогеохім. лабораторію (тепер Ін-т геохімії і аналітич. хімії ім. В. І. Вернадського). Досліджував осн. геохім. закономірності будови і складу Землі (земної кори, гідросфери, атмосфери), міграцію хім. елементів у земній корі, роль і значення радіоактивних елементів в її еволюції. Створив вчення, за яким жива речовина біосфери, трансформуючи сонячну енергію, залучає неорганіч. речовину в безперервний кругообіг. Засн. школу рад. геохіміків. Чл. багатьох зарубіж. АН та наук. т-в. Нагороджений орденом Трудового Червоного Прапора. Держ. премія СРСР, 1943. У 1943 АН СРСР встановлено премію, 1963 золоту медаль ім. В. І. Вернадського.
Тв.: Избранные сочинения, т. 15. М., 1954- 60.

КОВАЛЄВСЬКИЙ Олександр Онуфрійович (3) (19.XI 1840, с. Шустянка, тепер Прейльського р-ну Латвії 22.ХІ 1901, Петербург) рос. зоолог-еволюціоніст, один з основоположників порівняльної ембріології й фізіології, експериментальної та еволюційної гістології, акад. Петерб. АН (з 1890). Брат В. О. Ковалевського. Закін. 1863 Петерб. ун-т. У 1869-74 професор Київ., 1874-90 Новоросійського в Одесі, 1891-94 Петерб. ун-тів. В 1892-1901 директор Севастопольської біол. станції. К. вивчав зародковий розвиток майже всіх груп безхребетних тварин і деяких хордових (ланцетника, асцидій та ін.). Поширив на безхребетних тварин вчення про зародкові листки, показав спільність закономірностей розвитку хребетних і безхребетних тварин, довів еволюційну спорідненість цих груп тварин тощо. АН СРСР встановлено премію ім. О.О. Ковалевського. Тв.: Избранные работы. М., 1951

НАВАШИН Сергій Гаврилович (4) (14.ХІІ 1857, с. Царевщина, тепер Балтайського р-ну Сарат. обл. 10.XI 1930, Дєтське Село, тепер м. Пушкін Ленінгр. обл.) - рад. біолог, акад. АН СРСР (з 1918), акад. АН УРСР (з 1924), засл. діяч, науки РРФСР (з 1929). Закін. 1881 Моск. ун-т. В 1894-1915 - професор Київ., 1918-23 Тбіліського ун-тів. У 1923-29 директор Біол. ін-ту ім. К. А. Тімірязєва в Москві. Осн. праці в галузі ембріології та цитології рослин. Н. відкрив подвійне запліднення у покритонасінних рослин, явище халазогамії в однопокривних рослин. Вивчав будову клітинного ядра і хромосом рослин на цитологічному рівні. Заклав основи вчення про каріологію. Створив вітчизн. школу цитологів і ембріологів рослин.
Тв.: Избранные труды, т, 1. М,Л., 1951.

ПАЛЛАДІН Олександр Володимирович (5) (10.IX 1885, Москва 6.ХІІ 1972, Київ) укр. рад. біохімік, акад. АН СРСР (з 1942), акад. АН УРСР (з 1929); з 1939віце-президент, 194662 президент АН УРСР; акад. АМН СРСР (з 1944); засл. діяч, науки УРСР (з 1935). Герой Соціалістич. Праці (1955). Член КПРС з 1932. Закінчив 1908 Петерб. ун-т. З 1916 професор Харків. ін-ту с. г. і лісівництва, 192131 зав. кафедрами Харків. мед. ін-ту; 193354 зав. кафедрою Київ, ун-ту. З 1925 директор заснованого за його ініціативою Укр. біохім. ін-ту в Харкові (тепер Ін-т біохімії ім. О.В. Палладіна АН УРСР у Києві). Осн. Наук. праці з питань біохімії вітамінів, м'язової діяльності та біохімії нервової системи. Перший в СРСР розпочав біохім. дослідження вітамінів та особливостей тканинного обміну за авітамінозних станів. Синтезував аналог вітаміну К вікасол. Дослідження П. щодо біохімії м'язової діяльності лягли в основу уявлень функціональної біохімії про процеси втоми, відпочинку та тренування м'язів. П. належить встановлення т. з. біохім. топографії нервової тканини, дослідження за допомогою мічених атомів особливостей обміну білків, нуклеїнових кислот та вуглеводно-фосфорних сполук у нервовій тканині, а також процесів іонного транспорту. Засновник укр. школи біохіміків. Засновник і голова Укр. фізіол. т-ва (з 1928), голова Укр. біохім. т-ва (з 1958); президент Всесоюз. біохім. т-ва (196469). Почесний член багатьох іноземних АН. Член ВУЦВК (1928), депутат Верховної Ради СРСР та УРСР 25 скликань. Нагороджений 5 орденами Леніна, ін. орденами. Премія ім. В. І. Леніна (1929).
Тв.: Исследования над образованием и выделением креатина у животных. X., 1916; Хімічна природа вітамінів. К., 1938; Вопросы биохимии нервной системи. К., 1965; Белки головного мозга и их обмен. К., 1972 [у співавт.].



СЄВЕРЦОВ Олексій Миколайович (6) (23.IX 1866, Москва 19.XII 1936, Москва) - рос. рад. зоолог, акад. АН СРСР (з 1920) та АН УРСР (з 1925), один з основоположників еволюційного напряму в морфології. Закін. 1890 Моск. ун-т. В 1899-1902 - професор Юр'євського (тепер Тартуський, Естонія), 1902-11 - Київ., 1911-30 - Моск. ун-тів. В 1930 за ініціативою С. було організовано лабораторію еволюційної морфології (тепер Ін-т еволюційної морфології і екології тварин ім. О.М. Сєверцова АН Росії). Праці С. присвячені вивченню метамерії голови, походження парних кінцівок хребетних тварин, еволюції нижчих хребетних. Висунув теорії морфобіол. еволюції та філембріогенезу, нове вчення про взаємовідношення онтогенезу і філогенезу (див. Біогенетичний закон), теорію походження п'ятипалої кінцівки хребетних з 7-10 - променевої кінцівки предків. Створив рад. школу морфологів-еволюціоністів. У 1969 встановлено премію АН СРСР ім. О.М. Сєверцова.
Тв.: Собрание сочинений, т. 1-5. М.Л., 1945-50.

СЄЧЕНОВ Іван Михайлович (7) (13. VIII 1829, с. Теплий Стан, тепер с. Сєченово Сєченовського р-ну Нижньоновгородської обл. 15.XI 1905, Москва) рос. природодослідник, засновник вітчизн. фізіології і матеріалістичної психології, почес. акад. Петерб. АН (з 1904). Закін. 1848 Гол. військово інженерне училище в Петербурзі і 1856 Моск. ун-т. В 1860-70 - проф. Медико- хірургіч. академії в Петербурзі, 1871- 76 - Новоросійського ун-ту в Одесі, 1876-88 - Петерб. ун-ту, 1889-1901 - приват-доцент, професор Моск. ун-ту. Праці С. з фізіології нервової системи лягли в основу вчення про вищу нервову діяльність. Вперше виявив (1862) явище гальмування в центр. нервовій системі, а також явище сумації збуджень в нервових центрах. Встановив осн. закономірності рефлекторної діяльності організмів. Довів, що такі психічні процеси, як сприймання, відчуття, мислення, пам'ять та мовлення, є проявом рефлекторної аналітико-синтетичної діяльності мозку. Створив вчення про гази крові. Вперше здійснив повне вилучення газів із крові, визначив кількість їх у сироватці та еритроцитах і показав, що еритроцити беруть участь у перенесенні вуглекислоти від тканин до легенів. Виконав роботи з природи стомлюваності, обгрунтував доцільність 8-годинного робочого дня, довів ефективність активного відпочинку. АН СРСР встановлено премію ім. І. М. Сєченова. Те.: Избранньїе произведения, т. 1-2. М.Л., 195256; Рефлексы головного мозга. М., 1961.

ФОЛЬБОРТ Георгій Володимирович (8) (4.ІІ 1885, Петербург 17.ІУ 1960, Київ) укр. рад. фізіолог, акад. АН УРСР (з 1951), засл. діяч науки УРСР (з 1953). Закін. 1909 Військ.-мед. академію, де і працював до 1926 під керівництвом І.П. Павлова. В 1926-46 - зав. кафедрою Харків. мед. ін-ту, з 1946 - зав. кафедрою Київ. мед. ін-ту і одночасно зав. відділом Ін-ту фізіології АН УРСР. Осн. праці присвячені фізіології травлення, кровообігу, вищої нервової діяльності. Розробив хірургічну методику одержання фістули жовчного міхура для вивчення жовчовиділення. Відкрив вплив симпатичних нервів на секреторну діяльність шлунка. Створив вчення про фізіологію процесів виснаження і відновлення і встановив осн. закономірності цих процесів (правила Фольборта). Відкрив негативні (гальмівні) рефлекси. Нагороджений орденом Леніна. Премія ім. І. П. Павлова АН СРСР, 1942. Те.: Избранные труды. К., 1962.

ФОМІН Олександр Васильович (9) (14.У 1869, с. Єрмоловка, тепер Петровського р-ну Сарат. обл. 16.X 1935, Київ) укр. рад. ботанік, акад. АН УРСР (з 1921). Закін. 1893 Моск. ун-т. З 1896 - асистент Юр'ївського (тепер Тартуський) ун-ту, з 1902 гол. ботанік Тифліського бот. саду. В 191427 професор Київ, ун-ту, одночасно 191518 Київ. вищих жіночих курсів, з 1921 зав. Бот. кабінетом і Гербарієм АН УРСР. З 1921 керівник н.-д. кафедри ботаніки при Бот. саді, яка 1927 реорганізована в Н.-д. ін-т ботаніки Наркомосу УРСР, з 1931 директор Ін-ту ботаніки АН УРСР. Праці з питань систематики рослин, флори, зокрема папоротеподібних, Кавказу, Сибіру, Далекого Сходу та України. Розробив перше бот. районування тер. УРСР. Організував систематичне вивчення флори спорових рослин УРСР. Заснував видання «Флора УРСР». Тв: Болота Европейской России. СПБ, 1898; Флора України, т. 1. К., 1926.

ХОЛОДНИЙ Микола Григорович (10) (22.VI 1882, Тамбов 4.V 1953, Київ) укр. рад. ботанік і мікробіолог, акад. АН УРСР (з 1929), засл. діяч науки УРСР (з 1944), Закін. 1906 Київ. ун-т. З 1926 професор, зав. кафедрами фізіології і анатомії рослин, мікробіології (останню заснував 1933). Одночасно з 1920 наук. співробітник АН УРСР, 1931-49 зав. відділом Ін-ту ботаніки АН УРСР, якому 1971 було присвоєно його ім'я. Праці з питань фізіології, анатомії та екології рослин, мікробіології, фітогенних речовин атмосфери, виникнення життя на Землі, проблем дарвінізму та ін. Створив наук. школу фізіологів рослин. X. є одним з основоположників вчення про фітогормонн (1927), майже одночасно з голл. ботаніком Р. Вентом запропонував фітогормональну теорію тропізмів (теорія Холодного Вента). Нагороджений орденом Леніна. АН УРСР встановлено премію ім. М. Г. Холодного. Тв.: Избранные труды. К., 1982.


3. Підсумки розвитку історії біології
Як відомо, історія сучасного природознавства починається із другої половини XVст., а біології - як комплексної науки про живу природу - з кінця XVIIIст. Ранні спостереження за свійськими тваринними й оброблюваними рослинами привели до виникнення важливих уявлень про їхню життєдіяльність, які з часом узагальнювалися. Довгий час знання про живу природу складалися в рамках медицини, тваринництва й рослинництва, які нерідко приймали загальний характер у вигляді натурфілософських міркувань про принципи її організації й розвитку. Подібні міркування могли мати пізнавальне значення лише після впровадження порівняльного методу в анатомію й морфологію тварин і рослин у давні розділи біології.
У науці кожний достовірний крок (включаючи й негативні результати) має значення для її розвитку. Природно й те, що самі успіхи нерівноцінні за своїми наслідками. Наукознавство показало, що досягнення науки характеризуються розсіюванням у часі, зміною й недовговічністю її теорій, визначень і фактів. У цьому смислі сторіччя переживають лише менше 20% відкриттів, а стійко зберігають своє значення тільки одиничні узагальнення науки. Факти ж ще менш довговічні. Оцінюючи цю тенденцію в розвитку науки, найбільш помітні успіхи біології пов'язані з наступними відкриттями:
1) принципи класифікації живої природи (К. Лінней)
2) клітинна будова живих організмів (Т. Шванн і М. Шлейден)
3) теорія природного добору (Ч. Дарвін)
4) закони спадковості й спадкування (Г. Мендель)
5) хромосомна теорія спадковості (А. Вейсман і Т.Г. Морган)
6) розшифровка подвійної спіралі ДНК (М.Вілкінс, Дж.Уотсон, Ф.Крік) і генетичного коду (М. Ніренберг)
7) просторової структури білка (Дж. Кендрью й М. Перутц)
8) послідовності амінокислот у молекулі білка (Ф.Сенгер)
9) регуляції біосинтезу білка (Ф. Жакоб і Ж. Моно) і явища зворотної транскрипції - переносу інформації від РНК до ДНК (Г. Темін і Д. Балтімор).
До цього варто додати й узагальнення про біосферну організацію життя (В.І.Вернадський, В.М.Сукачев), а також формування популяційного мислення й вчення про мікроеволюцію (Т.Добржанський, М.В.Тимофєєв-Ресовський, М.І.Вавилов, Дж. Хакслі, Е. Майр, Дж. Холдейн та ін.).
Загальною тенденцією розвитку науки визнана нерівномірність її прогресу, що проявляється й в історії біології. Щодо цього особливо виділяється друга половина XXст. Це не випадково, тому що соціально-економічний і культурний рівень розвитку будь-якої епохи помітно позначається на прогресі природознавства, сприйнятті його ідей і досягнень. З іншого боку, успіхи науки визначаються її внутрішньою логікою розвитку, результатами попередніх досліджень. В останньому випадку наука не може вирішувати питання, які якоюсь мірою не підготовлені попередніми поколіннями дослідників. Цим обумовлені видатні успіхи біології XX ст.
Перед біологією в майбутньому постає завдання ще більшого проникнення у фізико-хімічні закономірності організації й розвитку життя, відтворення їх в експерименті. Інша ж не менш кардинальна її проблема - охорона й відтворення ресурсів живої природи на основі вивчення закономірностей її еволюції, включаючи коеволюцію (взаємні пристосування в ході еволюції) видів і екосистем.
Очікуваний теоретичний прорив біології в XXIст. приведе до ще більших успіхів у керуванні життєдіяльністю організмів. Розшифровка генетичної інформації (генома) бактерій, людини й інших організмів виявиться переворотом не тільки в пізнанні живої природи, але й у медицині (лікування й попередження небезпечних хвороб), використанні даних генної інженерії й біотехнології (створення нових форм рослин і тварин: високопродуктивних і стійких до різних хвороб, шкідників і отруйних хімікатів), а також у створенні нових лікарських препаратів.
Біологія вже вступила в XXI ст. звісткою про наближення до розшифровки геному людини й ряду шкідливих бактерій, результатами клонування тварин і рослин. Уже це свідчить про те, що біологія знаходиться на порозі нових відкриттів, свідками яких стануть нинішнє й наступне покоління людей.
d\vec F = I[d\vec l, \vec B]

Приложенные файлы

  • doc 1364450
    Размер файла: 663 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий