Артур Кестлер — Дух в машине(93-122 стр)


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте его и откройте на своем компьютере.
Дух в машине

А. КЕСТЛЕР

ГЛАВА
XIII
. СЛАВА ЧЕЛОВЕКА
1

"Все мы находимся в сточной канаве,

но некоторые из нас смотрят на звезды".

Оскар Уайльд

Активность животного и человека варьируется, начиная от автоматических
действий до гениальных импровизаций, когда
окружающий мир делает им вызов.
При
прочих равных условиях однообразие среды приводит к механизации
привычек,
стереотипных дел, которые, будучи неоднократно повторенными,
следуют своим
избитым однообразным путем. Педант, который стал рабом своих
привычек,
думает и
действует как автомат по заданной программе; его био
логический двойник есть
сверхспециализированное животное, сумчатый медведь
на эвкалиптовом дереве.

С другой стороны, разнообразие среды преподносит нам такие задачи,
которые можно решить только
гибким поведением, разнообразной стратегией,
умением использовать благоприятные возможности. Биологическая параллель


это
эволюционная стратегия, о которой говорилось в предыдущих главах. Но
иногда этот
вызов среды достигает критического предела, за котор
ым присущее
организму обычное
поведение уже бессмысленно. При таком кризисе, а в биоло
гической эволюции и
человеческой истории они нередки, может возникнуть одна
или две возможности.
Первая


дегенеративная, приводящая к застою, биологи
ческому старению и
ли к
внезапному вымиранию рода. В процессе эволюции это
происходит снова и снова;
на каждый выживший вид приходится сотня
не выдержавших испытания. В
третьей части книги будет обсуждена
возможность того, что наш собственный вид
столкнется с уникальным в ег
о
истории кризисом, и есть близкая опасность, что он
может не справиться с этим
испытанием.

Альтернативная возможность реакции на такой критический вызов есть
регенерация в широком смысле, она включает огромные реорганизации в
структуре
и поведении, что вы
зовет биологический или умственный прогресс.

Я попытаюсь показать, что обе возможности базируются на одной и той же
модели отступления и скачка, активизирующей творческие потенциалы, которые

1
Koestler A.
The Chost in the Machine. L
., 1967.

93
зреют в обы
чной повседневности существования. Большие преимущества нахо
-
дятся в филогенезе благодаря активизации эмбриональных потенциалов через
педоморфоз. В умственной эволюции, в каждом поворотном моменте, кажется,
происходит нечто аналогичное. Связь между появлен
ием биологического нового
и
умственного нового осуществляется одним из основных атрибутов живых
существ


их способностью к самовыражению. Это такая же фундаментальная
способность
жизни, как и размножение, а у низших организмов


деление и
почкование


обе

части неотделимы.

Формы самовоспроизведения

Чтобы понять эту связь, мы должны предварительно сделать ряд шагов от
примитивных к высшим животным и, в конечном счете, к человеку. Нидэм
назвал
регенерацию "одним из более таинственных спектаклей в репертуаре
живых
организмов". Ее самое впечатляющее проявление можно найти у низших существ,
таких, как дождевые черви и полипы. Если червя разделить пополам, у
одной части
вырастает хвост, у другой


голова; даже если его разделить на
шесть и более
кусков, каждый см
ожет регенерировать в целое животное. Среди
высших животных
способность восстанавливать утерянные органы имеется
у амфибий. Когда
ампутируют лапку саламандры, мускульные ткани
и скелет около раны
восстанавливаются и принимают вид эмбриональных
клеток.

Прим
ерно на четвертый день формируется бластема или "регенерационная
почка", похожая на орган размножения нормального эмбриона; и с этого момента
начинается процесс, близкий к росту конечности в эмбриональном развитии.
Место
около ампутированной лапки регресси
рует до квази
-
эмбрионального со
стояния, здесь
проявляется генетический потенциальный рост, который сущест
вует в нормальных
взрослых тканях
2
. Я сравнивал генный комплекс в специализированной клетке с
пианино, в котором большинство клавишей
бездействует, р
егенерирующие ткани,
напротив, имеют в своем распоряжении всю "клавиатуру". "Таинственность"
самовосстановления имеет регрессивную (катаболическую) и прогрессивную
(анаболическую) фазу; оно происходит по
модели уничтожения и восстановления.
"Травма играет
роль, подобную роли
оплодотворения в эмбриональном развитии"
3
.
Шок служит как спусковой крючок
для творческой реакции.

Явление замены потерянной конечности или потерянного глаза совершенно
отличается от явления адаптации в нормальной среде. Регенерация мог
ла быть
названа "метаадаптацией на травматический вызов". Но сила, способная
производить подобные явления, действует только тогда, когда вызов превос
ходит
критический предел. Регенеративная способность вида, таким образом,
обеспечивает
его добавочным пред
охранительным устройством, которое функ
ционирует, когда
нормальные адаптивные средства теряют свою силу; это
похоже на гидравлический
амортизатор автомобиля, который вступает в
действие, когда превышен предел
упругости пневматической подвески. Но это
боль
ше, чем предохранительное
устройство: мы увидели, что большинство
филогенетических изменений вызвано
также возвратом от взрослых форм к
эмбриональным. В самом деле, основная линия
развития, которая привела к
нашему виду, могла быть описана как серия операц
ий
филогенетического

Говоря точнее, происхождение материала, который формирует бластему,
все еще в какой
-
то
степени спорно; согласно Хэмбергеру, вероятно, он состоит
частично из недифференцированных ме
-
зенхимальных соединяющих тканевых
клеток, которые вып
олняют функцию, похожую на функцию
"резервных" или
"регенерационных" клеток в примитивных организмах.
3

Hamburger

V
.
Article

on

"
Regeneration
"
in

Encyclopedia

Britannica
, 1955
ed
.

94
самовосстановления
4



серия попыток избежать тупиков путем уничтожения и
восстановления плохо адаптированных структур.

Если мы поднимемся выше, от рептилий до млекопитающих, сила регене
-
ративных структур организмов уменьшается и заменяется возрастающей способ
ностью
нервной системы к реорганизаторскому поведению.

(В конечном сч
ете эти реорганизации функций должны также включать
структурные изменения прекрасно устроенного аппарата нервной системы, и, таким
образом, мы все еще движемся вдоль бесконечной линии.) Более чем
столетие назад
немецкий физиолог Флёгер продемонстрировал на
м опыт, из
которого можно сделать
заключение, что даже обезглавленная лягушка не есть
только рефлекторный аппарат.
Если капнуть кислотой на ее левую переднюю
конечность, она чешет ее задней левой
конечностью. Это нормальный спинно
мозговой рефлекс. Но если

левая задняя
конечность лишена подвижности, ля
гушка имеет вместо нее правую заднюю ногу.
Так, даже безголовое
существо


"спинальный препарат", как его эвфемически
называют, доказало
свою способность к импровизации, когда рефлекс действия был
предотвраще
н.

В первой половине нашего столетия К.С. Лэшли и его сотрудники в серии
классических экспериментов опровергли концепцию нервной системы как
костного
механизма. "Результаты показывают,


писал Лэшли,


что обычно
используемые
моторные органы превращены в н
ефункционирующие путем удаления или в
результате паралича, происходит немедленное спонтанное
использование других
моторных систем, которые раньше не принимали участия в
данной ситуации". Лягушка,
использующая левую ногу вместо правой в
чесательном рефлексе
, представляет
простую иллюстрацию этого, но Лэшли показал, что нервная система способна к
несравненно более удивительным
вещам: ткани мозга, обычно выполняющие
специальные функции, при
определенных условиях берут на себя функции других
тканей. Приведу оди
н из
многочисленных примеров: Лэшли тренировал крыс
выбирать между двумя
кругами всегда относительно более светлый. Затем он удалял
зрительный центр
коры головного мозга, и различительная способность крыс должна
была бы
исчезнуть, как это можно было ожидат
ь. Но, против ожидания, крысы с
удаленным зрительным центром продолжали различать круги. Некоторые другие
области мозга, ранее не специализировавшиеся в зрительном узнавании,
выполняли
эти функции вместо извлеченного зрительного центра. Более того, если кр
ыса
научилась находить путь в лабиринте, независимо от того, какую
часть моторного
центра коры удалить, она все равно будет правильно двигаться;
и если ее лишить
способности повернуть направо, она достигает цели, повернув налево. Крыса может
быть ослеплена
, лишена обоняния, частично парализована,
и все
-
таки "она будет
тащиться на передних лапах, другая падать на каждом
шагу, но пробираться вперед;
третья перекатываться, к все же избегать тупика,
стремиться к безошибочному пути"
5
.

Высшие формы самовосстановл
ения

Когда мы прибываем на верх этой длинной иерархической лестницы, находим,
что
в человеке способность к физической регенерации сведена до минимума, но
это
компенсируется его уникальными силами вновь создавать модели поведе
ния


встречать критический вы
зов творческим ответом. Даже на уровне
элементарного
восприятия умение смотреть через очки, которые перево
-

Очевидно, самовосстановление отдельного животного не создает нового в
эволюции, оно просто восстанавливает свою способность нормально
функционирова
ть в устойчивой среде; филогенетичес
кое самовосстановление, с
другой стороны, предполагает эволюционные изменения в изменившейся
среде.

5

Lashley K.S.
The Neuro
-
Psychology of Lashly (Selected Papers). N
-
Y
., 1960.
P
.
219.

95
рачивают мир вверх дном, свидет
ельствует об этих силах. Эксперименты,
которые имеют тот же самый эффект, приводились на животных
-
рептилиях и
обезьянах; удаляли зрительный нерв, закручивали концы в узел. В результате
животные видели перевернутый мир, поворачивались направо, когда им пищу

предлагали сверху. Они никогда не могут преодолеть этого, в то время как люди
в
перевернутых очках преодолевают. Эффект вначале печальный: вы видите
ваше тело
вверх ногами, ваши ноги впечатываются в пол, который стано
вится потолком
комнаты. Или если вы в

очках со стеклами, переверну
тыми слева направо, вы
отходите от стены и наталкиваетесь на нее. Все
-
таки спустя некоторое время
субъект начинает приспосабливаться к жиз
ни в перевернутом мире, который
кажется ему снова более или менее
нормальным.

Образ на
сетчатке и его проекция в зрительном центре коры все еще
перевернуты, но благодаря вторжению некоторых высших ступеней иерархии
мысленный образ реорганизуется. В настоящий момент психология не имеет
удовлетворительного объяснения этого феномена. Можно сказ
ать только
следующее: если наша ориентация, наши моторные реакции зависят от свя
занных
друг с другом последовательных операций в мозгу, жизнь в перевернутом
мире должна
повлечь за собой множество разрушений и восстановлений в
"коммутационной схеме
мозга".

Перевернутые очки неплохое приспособление, но большинство из нас всю
жизнь носят контактные линзы, о которых мы ничего не подозреваем и которые
искажают наши восприятия более утонченным способом. Психотерапия, старая и
современная, от шаманства до модерни
зированных форм аналитической техники,
всегда
полагалась на разнообразие процессов разрушения и восстановления,
которые Эрнст
Крис, знаменитый практик, назвал "регрессией в области
Эго"
6
. Невроз с его
принуждением, состоянием страха, тщательно разработанно
й
защитной системой есть
жертва косной, плохо приспосабливаемой специализа
ции. Цель психотерапевта
уменьшить у пациента временную регрессию,
заставить его вернуться к тому
моменту, который, на его взгляд, был
неправильным, и затем отправиться вперед
преоб
разованным, вновь
возрожденным.

Эта же модель отражалась в бесчисленных вариантах; мотивы смерти и
воскресения в мифологии. Иосиф был брошен в ров, Магомет отправился в
пустыню.
Иисус восстал из гроба, Иона возродился вновь, выйдя из чрева кита.
Гетевский
Stirb

und

Werde
, "Уход и возвращение" Тойнби, темная ночь мистики,
охватывающая душу,
предшествуя духовному возрождению,


все это имеет
одинаковые прототипы:
отступление назад перед прыжком (французское
reculer

pour

mieux

sauter



более
экспрессивно выраж
ает это явление).

Самовосстановление и самореализация

Самовосстановление и самореализацию нельзя строго разграничить. Вся
творческая активность


это своего рода терапия, по принципу "делай все сам",
попытка самому излечить травму. Если мы имеем дело с уче
ным, травма может
быть
суммой данных, которые расшатывают основы хорошо построенной теории
и делают
абсурдными предыдущие утверждения; данные исследований, которые
противоречат
друг другу, проблемы, вызывающие крушение надежд и конфликт.
Если мы имеем дело

с художником, вызов и ответ проявляются в танталовой муке выразить невыразимое,
подавить сопротивление его медиума, избежать
принуждений со стороны
традиционного стиля и техники своего времени. Сейчас
мы можем ухватиться за
ниточку, связывающую нас с пред
ыдущей главой:

6
Kris E.
Psychoanalitic Exlorations in Art. N
-
Y
, 1964.
96
решительный прорыв в неизвестное в науке, искусстве или философии


это
успешное бегство из тупиков, сковывающих умственные привычки, от орто
доксии и
сверхспециализации. Метод избе
жания тупиков применяется по тому же
самому образцу
разрушений и восстановлений, как и в биологической эволюции;
зигзагообразный путь
продвижения вперед в науке или искусстве повторяет
модель диаграммы Горстанга.

Каждая революция имеет разрушительную и соз
идательную стороны.
Разрушение создается путем стремления избавиться от признанных доктрин и
кажущихся очевидными аксиом мышления. Прогресс науки, как древний
караванный путь, усеян скелетами отвергнутых теорий, которые, казалось
раньше,
владеют тайнам
и жизни. Прогресс в искусстве включает
агонизирующую
переоценку принятых ценностей относительно критериев и
границ восприятия.
Когда мы обсуждаем эволюцию искусства и науки в
историческом плане,
разрушение и восстановление принимаются как нормаль
ные
неизменные части их
истории. Если, однако, мы сконцентрируем наше внимание
на конкретном индивидууме,
по инициативе которого произошли революционные
изменения, мы столкнемся с
психологической проблемой природы человеческого
творчества. Я говорил об это
м
предмете довольно много в "Акте творчества",
но так как это созвучно нашей
настоящей теме, я должен коротко вернуться к
нему. Беглый взгляд на эволюцию
астрономии сделает "зигзагообразную
модель" яснее. Ньютон однажды сказал, что
мог видеть дальше, чем д
ругие,
потому что стоял на плечах гигантов. Но так ли он
прав, что, стоя на их плечах или на каких
-
то других анатомических частях их тела, он
принял галилеевские
законы свободного падения, но отверг астрономию Галилея. Он
принял также
планетарные законы Ке
плера, но разрушил все остальное кеплеровское
здание.
Он не взял за точку отправления их законченные "взрослые" теории, но он
вернулся в развитии к той точке, где начиналась ошибка. Точно так же
кеплеровское здание не было построено на верхушке здания Гали
лея. Он
разрушил ветхую структуру эпициклов, а взял только его основание. Точно так же
Коперник не продолжал строить систему Птолемея с того места, на котором
тот ее
оставил. Он вернулся на две тысячи лет назад к Аристарху. Все великие
революции
проявили,
как было уже сказано, ярко выраженный педоморфический
характер. Они
требовали столько же разрушения, сколько и восстановления. Но
чтобы разрушить
умственную привычку, санкционированную догмой или
традицией, каждый должен
преодолеть чрезвычайно мощные интел
лектуальные
и эмоциональные препятствия.
Я имею в виду не только инертные силы
общества, так как первоначальная точка
сопротивления против еретической
новизны находится под черепом индивидуума,
который эту новизну и порождает,
отражая сопротивление в агони
зирующем крике
Кеплера, когда он обнаружил,
что планеты движутся не по круговым, а по
эллиптическим орбитам. "Кто я,
Иоганн Кеплер, такой, чтобы разрушить
божественную симметрию круговых
орбит!" На более приземленном уровне та же
самая агония отражается в
экспериментах Джерома Брюнера
7
. Брюнер и Постмен,
которому когда показали
вторую половину игральной карты, с черной королевой,
увидал ее красной, как
это должно быть, а когда карту показали снова, его стошнило
при виде такого
извращения законов природы. Ра
зучиваться более трудно, чем
учиться, и
кажется, что задача разрушения косных познавательных структур и новый
их
синтез не может, как правило, быть выполнена при полном дневном свете
сознания, рационального мышления. Она может быть разрешена только спе
-
циа
лизированными формами мышления, которые нормально действуют и в
сумеречных зонах нашего сознания.

7 Bruner J.S. and Postman L. in: Journal of Personality, XVIII, 1949.
4 Вопросы
философии, № 10
Наука и бессознательное

Есть популярное представление, сог
ласно которому ученые приходят к
открытию, размышляя в строгих, рациональных, точных терминах. Много
численные
свидетельства указывают, что ничего подобного не происходит
8
.
Приведу один
пример: В 1945 г. в Америке Жак Адамар организовал в
национальном масш
табе
спрос выдающихся математиков по поводу их методов работы. Результаты показали,
что все они, за исключением двух, не мыслят ни в
словесных выражениях, ни в
алгебраических символах, но ссылаются на визуальный, смутный, расплывчатый
образ. Эйнштейн был с
реди тех, кто
ответил на анкету так: "Слова языка, написанные
или произнесенные, кажется,
не играют никакой роли в механизме мышления,
который полагается на более
или менее ясные визуальные образы и некоторые образы
мускульного типа. Мне
кажется, то, что в
ы называете полным сознанием, есть
ограниченный в пределах случай, который никогда не может быть законченным до
конца, что сознание


это узкое явление"
9
.

Утверждение Эйнштейна типично. По свидетельству тех оригинальных
мыслителей, которые взяли на себя за
боты проследить за своими методами
работы,
вербализованное мышление и сознание в целом играет только под
чиненную роль в
короткой, решающей фазе творческого
акта как такового. Их
фактически
единодушное подчеркивание спонтанности интуиции и предчувствий
бес
сознательного
происхождения, которые они затрудняются объяснить,
показывают нам, что роль
строго рациональных и словесных процессов в
научном открытии была широко
переоценена, начиная с эпохи Просвещения. В
творческом процессе всегда существует
довольно зн
ачительный элемент ирра
ционального, не только в искусстве (где мы
готовы признать его), но и в точных
науках тоже.

Ученый, который, столкнувшись с трудной проблемой, отступает от точного
вербализованного мышления к смутному образу, казалось, следует совет
у
Вудворта:
"Мы должны часто стараться не говорить, чтобы ясно мыслить". Язык может стать
преградой между мыслителем и реальностью: творчество
часто начинается тогда,
когда кончается язык, т.е. когда его субъект отступает
к дословесному уровню
умственной а
ктивности.

В данный момент я, конечно, не имею в виду, что маленький демон Сократа
поселился под черепной коробкой ученого или художника, который выполняет
для
него домашнюю работу; не следует также смешивать бессознательное
мышление с
фрейдовским "первичн
ым процессом". Первичный процесс создан
Фрейдом, чтобы
избежать логики, он управляется принципом удовольствия и
сопровождается мощной
разрядкой, вследствие чего смешивается точное
восприятие и галлюцинация. Нам
кажется, что между этим самым первичным
проце
ссом и так называемым вторичным
процессом, управляемым по принципу
реальности, мы должны интерполировать
несколько уровней умственной
активности, которые не есть просто смешение
"первичного" и "вторичного", но
представляют собой познавательные системы,
име
ющие свои собственные права
и управляемые по своим собственным законам.
Параноические заблуждения, сон,
мечта, свободная ассоциация, умонастроение
ребенка в разном возрасте и
первобытных людей на разных стадиях не должны быть
связаны в общую кучу, ибо кажд
ое из названных явлений имеет свою собственную
логику и законы. Но
вполне определенно отличаясь во многих отношениях, все эти
формы умона
строения имеют в общем определенные черты, так как они
онтогенетически и,
вероятно, филогенетически старше, чем у совр
еменного
цивилизованного взрос
-

8 "
Акт

творчества
".
Кн
. 1.
Гл
. V

XL
(Koestler A.
The Act of Creation. L.,
1964).
Hadamard J.
The Psychology of Invention in the Mathematical Field. Princeton
,
1949.

98
лого человека. Они менее косны, более терпимы, готовы с
оединять кажущиеся
несоединимыми идеи и воспринимать скрытые аналогии между королями и
капустой.
Можно назвать их "играми подземелья", так как, если их не
сковывать, они внесут
беспорядок в повседневное дисциплинированное мыш
ление. Но при исключительных
у
словиях, когда дисциплинированное мышление
доходит до предела, временный спуск
в подземелье может внезапно привести к
экстраординарному решению, каким
-
то
образом потрясающей комбинации идей,
которая находится за пределами
достижимого или кажется неприемлем
ой
строгому рационализму. Я предлагаю термин
"бисоциация" для этих внезапных
скачков творческого воображения, чтобы отделить
их от более повседневного
ассоциативного мышления. Мы еще вернемся к этому; а
пока я утверждаю, что
творческий акт в умственной эво
люции отражает модель
reculer

pour

mieux

sauter



образец временного отступления, за которым следует
бросок вперед. Мы можем провести аналогию дальше и интерпретировать эврику как
сигнал
счастливого избежания тупика, как акт умственного самовосстановления.


Ассоциация и бисоциация

Удобное деление ассоциативного мышления дано Хемфри
10
. Термин "ассо
-
циация"


это общее название, часто использующееся в психологии, чтобы
выразить
условия, при которых происходит мышление. Другими словами, термин
"ассоциация"
про
сто указывает на процесс, при котором одна идея приводит к
другой. Но идея
имеет ассоциативные связи с многими другими идеями,
возникающими в результате
прошлого опыта; какая из этих связей будет
активизирована в данной ситуации,
зависит от
типа
мышления,
которым'мы заняты в данный момент. Методичное
мышление всегда проходит по опре
деленным законам, даже фантазия и сны имеют
свои собственные законы. В
психологической лаборатории экспериментатор
устанавливает правило "назы
вать противоположности". Затем он
говорит "темное", а
экспериментируемый
правильно отвечает "светлое". Но если уславливают называть
синонимы, тот,
кто отвечает, ассоциирует "темное" с "черным", с "ночью" или
"тенью". Гово
рить о стимулах, как если бы они действовали в вакууме, бессмысленно
;
какую реакцию вызовет данный стимул, зависит от правил игры, в которую мы сейчас
играем


критерий особенного умственного мастерства. Но мы не живем в
лабораториях, где правила четко фиксируются. В нормальной обыденности
мышления и говорения правила не ф
иксируются и действуют бессознательно.

Это относится не только к правилам грамматики, синтаксиса и формальной
логики, но также и к тем, которые управляют более сложными структурами и
которые
мы называем "рамки соответствия", "универсумы речи" или "ассоциа
тивный контекст",
а также к "скрытым убеждениям", наносящим ущерб нашему
рассудку. В "Акте
творчества" я предложил термин "матрица" как универ
сальную формулу,
относящуюся к познавательным структурам, т.е. ко всем
мыслительным
особенностям и
приемам, подчи
ненным коду, но способным при
разрешении проблемы
выбирать различную стратегию.
Другими словами, матрицы


это
познавательные
холоны
п
,
выявляющие все характеристики холонов, о которых говорилось в
предыдущих главах. Они контролируются
своими правилами, но
управляются
обратной связью со средой. Они находятся в
определенных рамках от чрезмерной
педантичной косности до либеральной открытости ума в известных пределах. Они
расположены в "вертикальной" абстрактной иерархии, которая сплетается с
"горизонтальной" а
ссоциативной

10

Humphrey G.
Thinking. L., 1951. P. 1.

От греч. слова
holos

(целое)


термин, придуманный Кестлером для
обозначения узлов
иерархической системы в биологических или социальных
науках.


Прим. перев.

4*

99
сетью. Позвольте мне повториться: вс
е повседневное мышление можно сравнить
с
игрой по строго установленным правилам и с более или менее гибкой
стратегией.
Игра в шахматы позволяет применить более разнообразную стра
тегию, чем игра в
шашки, более широкое количество вариантов, разрешаемых
прав
илами игры. Но для
них есть и предел; в шахматах бывают безнадежные
ситуации, когда вас не спасает
даже самая утонченная стратегия. Тогда вы
ждете, что вам предложит ваш
противник. И в самом деле, в шахматах нет
правила, мешающего вам сделать это. Но
если
ваш противник пьян, а вы
остаетесь трезвым,


это уже игра другого характера
с другим контекстом.
Комбинация двух игр и есть бисоциация. Другими словами,
ожидаемая
ассоциация означает мышление согласно данному коду в одной
плоскости.
Бисоциативный акт озна
чает комбинацию двух различных кодов,
остающихся в то же время в нескольких плоскостях.

Это не значит, что я умаляю ценность подчиняющегося законам рутинного
мышления. Оно предполагает связность и стабильность поведения, упорядочение
мысли.
Но когда вызов
превышает критический предел, рутинного мышления
уже более
недостаточно. Мир продолжает двигаться вперед и возникают новые
факты,
создающие проблемы, которые не могут быть решены в пределах
условных границ
соответствия путем приложения к ним принятых прави
л игры.
Затем наступает кризис с
его отчаянным поиском выхода, неортодоксальная
импровизация, которая приведет к
новому синтезу


акту самовосстановления в
мышлении. Латинское слово
cogito

произошло от
coagitare



волноваться вместе.
Бисоциация означает ко
мбинацию двух
несвязанных познавательных (
cognitive
)
матриц таким образом, что новый уровень
добавляется к иерархии, которая
содержит первоначально разделенные структуры в
качестве своих членов.
Движение приливов было известно человеку с незапамятных
време
н. То же
можно сказать о движении Луны. Но идея связать эти два явления, идея
того, что прилив вызывается притяжением Луны, возникла, как мы знаем, в первый
раз у какого
-
то немецкого астронома в семнадцатом веке; когда Галилей
прочитал
об этом, он высмеял
эту идею как сверхъестественную фантазию.
Отсюда мораль:
чем привычнее предварительно не связанные структуры, тем
более потрясающим
становится их внезапный синтез и тем очевиднее он
выглядит в зеркале прицела.
История науки есть история прочных уз между
ид
еями, которые были ранее
совершенно несовместимы. Магнит и магнитная аномалия были известны в древности
как чудо природы. В средние века их
использовали з двух целях: как компас в
мореплавании и как средство держать
жену на близком расстоянии позади мужа.
Подобно этому, было хорошо известно
свойство янтаря: если его натереть, он будет
притягивать мелкие предметы. По
-
гречески янтарь


elektron
, но греки не очень
-
то
интересовались электри
чеством. То же самое было и в средневековье: почти две
тысячи лет элект
ричество и магнетизм рассматривались как отдельные феномены, ни
в коем
случае не относящиеся друг к другу. В 1820 г. Ганс Христиан Эрстед обнаружил,
что электрический ток, проходящий по проволоке, отклонил стрелку магнитного
компаса, случайно оказавшегося

на столе. Мгновенно два контекста слились в
один:
электромагнетизм создает своего рОда цепную реакцию, которая все еще
продолжается
и удерживается в механическом моменте.

Aha
-
реакция

От Пифагора, объединившего арифметику и геометрию, до Ньютона, соче
-
тавш
его галилеевское исследование движения снаряда с кеплеровскими
уравнениями планетарных орбит, к Эйнштейну, который объединил энергию и
массу в
единое уравнение


везде одна и та же модель. Творческий акт не
создает что
-
то из
ничего, подобно Богу из Ветхого

завета. Он соединяет,

100
разъединяет, связывает вновь уже существующие по себе идеи, факты, границы
восприятия, ассоциативные контексты. Этот акт самооплодотворения в одном мозгу
кажется сущностью творчества и оправдывает термин "бисоциация"
12
.
Возьмем,
например, Гутенберга, который изобрел печатный станок (или, по
крайней мере,
создал его независимо от других). Его первая идея состояла в том,
чтобы вырезать буквы
как на печати. Но как собрать тысячи маленьких печатей
таким образом, чтобы они
делали отпеч
аток на бумаге? Он бился над этой идеей
целые годы, пока однажды не
поехал в свой родной Рейнланд на праздник виноделов, и, по
-
видимому, не напился
пьяным. Он написал в письме: "Я
наблюдал, как лился винный поток, я изучал силу
винного пресса, которому
нич
то не сопротивлялось...". В этот момент щелкнул
аппарат: печать и винный
пресс соединились, дав печатный станок. Гештальт
-
психологи
внесли свою лепту
в достижение истины; вспышка озарения, когда разрозненные
кусочки загадки
вдруг находят свое место


получ
ила название
aha
-
опыта. Но это
не
единственный тип реакции, которую может произвести бисоциативный толчок.
Совершенно другой вид реакции возникает, например, когда рассказывают
такую
историю: "Один маркиз двора Людовика
XV

неожиданно вернулся из
путешестви
я и,
войдя в будуар жены, застал ее в объятиях епископа. После
минутного колебания
маркиз подошел к окну и стал спокойно благословлять
толпу людей, проходящих по
улице.


Что ты делаешь?


закричала
потрясенная жена.


Монсеньор выполняет
мои функции,


от
ветил маркиз,


а я


его"
13
. Смех может быть вызван
haha
-
реакцией
14
. Позвольте коротко
рассказать сначала о логическом, затем об
эмоциональном аспекте смеха.

Haha
-
реакция

Поведение маркиза и неожиданное, и в то же время совершенно логичное, но
логика необ
ычно вытекает из этого типа ситуации. Это логика разделения
труда, где
правило игры есть
quid

pro

quo
, дай и возьми. Мы, конечно, ожидали,
что его реакция
будет оцениваться по другому критерию


критерию
сексуальной морали. Но это
взаимодействие между двум
я взаимно исклю
чающими ассоциативными
контекстами, которые производят комический эф
фект, что вынуждает нас воспринять
ситуацию в то же самое время в двух
самостоятельных, но обычно несовместимых
рамках отношений. Пока имеется
это необычное условие, событ
ие не воспринимается
как в обычном случае, в
единой рамке отношений, но бисоциируется с двумя.

Но это необычное условие существует недолго. Акт открытия ведет к
синтезу,
слиянию
двух предварительно не связанных рамок отношений; в коми
ческой
бисоциации мы
имеем противоречие между несовместимыми рамками,
которые на
короткий момент пересекаются. Однако различие не абсолютно.
Будь то совместимые
рамки или. нет, будут они сталкиваться или сливаться, это зависит от субъективного
фактора, ибо в конце концов сталк
ивание или слияние
имеет место в умах аудитории.
В уме Кеплера движение Луны и движение

Подобные взгляды были высказаны среди прочих математиков Анри
Пуанкаре, который в
своем часто цитируемом наставлении юношеству
объяснил открытие как счастливую встречу

"сцепленных атомов мысли" в
бессознательном. Согласно сэру Фредерику Бартлету, "самые важные
черты
оригинального экспериментального мышления
-
г
-

это открытие перехлеста, где
первоначально
признаются только изоляция и различие". Джером Брюнер
рассматривает

все формы творчества как
результат "комбинированной
деятельности". Мак Келлар говорит о слиянии восприятий. Кьюби


об
открытии
неожиданных связей между "вещами" и так далее, назад к гётевскому
"соединяй, всегда
соединяй".

13

Я рассказывал эту историю в "
Акте творчества" и использую ее снова в
качестве чистой
модели. Большинство анекдотов нуждается в длинном
объяснении, чтобы сделать ясной их
логическую структуру.

4

Благодаря д
-
ру Бреннингу Джеймсу, предложившему этот термин как
близнец; апа
-
реакции.

101
п
риливов слилось, они стали ветвями одной и той же причинной иерархии. Но
Галилей воспринял кеплеровскую теорию буквально как шутку, он назвал ее
"сверхъестественной фантазией". История науки полна примерами открытий,
которые встречались взрывами смеха, так

как они казались смесью несов
-
местимостей, пока смесь не приносила плодов и, предписанная моделям несов
-
местимость, оказывалось, происходит от предубеждений. Юморист, с другой
стороны,
нарочно выбирает противоречивую линию поведения или универсум,
чтобы в
ыставить
наружу скрытое несоответствие в конечном столкновении.
Комическое открытие


это установленный парадокс; научное открытие


это парадокс разрешенный. Если
посмотреть на анекдот с точки зрения маркиза,'его
поведение было подлинно
оригинальным вдохн
овением. Если бы он следовал
принятым правилам игры, он
должен был бы побить или убить епископа. Но при
дворе Людовика
XV

убийство
монсеньора было бы рассмотрено если не как
прямое преступление, то как поступок
очень дурного тона; этого нельзя было
сделать
. Решить проблему, т.е. спасти свою
честь и в то же время унизить
противника


вторая рамка отношений, управляемая
другими рамками игры,
должна была привести к такой ситуации и сочетаться,
бисоциироваться с первой.
Все оригинальные, комические изобретения


это
творческий акт, преду
мышленное открытие.

Смех и эмоция

Подчеркивается предумышленность, и это приводит нас от логически
-
юмористической ситуации к
эмоциональному фактору
в
haha
-
реакции. Когда
искусный рассказчик рассказывает анекдот, он создает опред
еленное напря
жение,
которое представляет собой повествовательный процесс. Но этот процесс никогда не
достигает ожидаемой высшей точки напряжения. Дырокол действует
как гильотина,
которая отсекает логическое развитие ситуации, напряжение
становится чрезмер
ным
и взрывается смехом. Если сказать это по
-
другому, то
смех содержит эмоциональное
напряжение, которое ослабляется, отвергается
разумом и должно быть как
-
то
распределено по всем физиологическим каналам
наименьшего сопротивления. Если
вы посмотрите на гру
бое веселье где
-
то в
кабачке, вы сразу поймете, что люди
вырабатывают избыток адреналина
гримасами, похлопыванием по бедрам,
издаванием звуков. В смехе могут
проявляться такие эмоции, как агрессивная
настроенность, сексуальное
влечение, сознательный или бе
ссознательный садизм


все, проходящее через
симпатико
-
адренальную систему. Однако когда вы смотрите
умный муль
типликационный фильм, гомерический смех сменяется редкой улыбкой,
обильный
поток адреналина кумулируется в зерна аттической соли. Возьмем,
напри
мер,
классическое определение: "Что такое садист? Это вид мазохиста".
Слово
"
witticism
" (острота) происходит от "
wit
" в его первоначальном смысле искусства,
изобретения. Когда мы идем от грубого к более изощренным формам юмора,
шутка
может быть выражена в
виде эпиграммы, загадки, комического
сравнения, в
эмоциях при этом происходит подобный переход. Эмоциональное
напряжение,
разряжаемое в грубом смехе


это агрессивность, напряжение,
переходящее в
ana
-
реакцию,


интеллектуального происхождения. Она сра
баты
вает в тот момент,
когда опускается монетка, когда мы решили загадку,
находящуюся в
мультипликационном фильме, в нашем сознании или в научной
проблеме.

Позвольте мне повториться: две области


юмора и открытия


создают
непрерывное многообразие. Если мы пр
ойдем через это слева к центру, то
эмоциональный климат, так сказать, постепенно изменяется от злой шутки до
холодной объективной констатации. И если мы сейчас продолжим путешествие в
том же
самом напряжении, мы найдем постепенный переход в третью область

102
творчества


художественное творчество. Художник тоже скорее
намекает,
задает загадки, чем утверждает. Таким образом, мы имеем
соответственно
обратимый переход к другому концу спектра от
высокоинтеллектуальных форм к
более чувственным, эмоциональным фо
рмам,
заканчивающимся мысленно
свободным блаженством мистики.

Ah
-
реакция

Но как определить эмоциональный климат искусства? Как можно
класси
фицировать эмоции, которые мы испытываем при виде красоты? Если
вы
перелистаете учебник экспериментальной психологии
, то найдете немного
по
этому вопросу. Когда бихевиористы используют слово "эмоция", они относят
его
только к таким вещам, как голод, половое чувство, гнев и страх, и
упомянутый
нами эффект от выделения адреналина. Они не дают
объяснения чувству
удивления
и восхищения, которое испытываешь, когда
слышишь Моцарта,
смотришь на океан или впервые читаешь "Священные
сонеты" Джона Донна.
Но вы также не найдете в учебниках описания
психологических процессов,
сопровождающих реакцию: когда увлажняются
глаза, захватыв
ает дыхание, за
которыми следует какая
-
то блаженная
ясность, и совершенно исчезает
напряжение. Назовем это
ah
-
реакцией. И,
таким образом, закончим эту
тройственность
haha
!
aha
!
ah
!

Смех и рыдания, греческие маски комедии и трагедии отмечают
крайности
спект
ра чувств; оба они


рефлексы, возникающие в результате
переполнения,
но. в каждом другом отношении


это физиологические
противоположности.
Смех осуществляется симпатико
-
адренальной ветвью
автономной нервной
системы, рыдания


парасимпатической ветвью; пе
рвое
старается побудить к действию, второе имеет тенденцию к пассивности, к
катарсису. Понаблюдайте
за вашим дыханием, когда вы смеетесь: долгое
глубокое втягивание воздуха, за
которым следует выдох


ха
-
ха
-
ха! Когда вы
плачете, вы делаете проти
воположное
: хороший захватывающий вдох


рыдания


затем длинный
выдох


а
-
а
-
х, ахх...

Эмоции, переполняющие нас в
ah
-
реакции, прямо противоположны
эмоциям,
сопровождающим смех. Последние принадлежат к агрессивно
-
защитному типу
реакций. В нашей теории эти эмоции


п
роявление
самоутверждающей
тенденции.
Их противоположность я назову
самопревосходящими эмоциями. Фрейд дал им название


океаническое
чувство; это чувство пространства,
высоты, которое испытываешь, случайно
оказавшись в пустом соборе, когда
вечность загляд
ывает в окно времени и
когда сам себе кажешься растворенным как крошечная крупинка соли в океане
воды.

Искусство и эмоции

Полярность между интегративной и самоутверждающей эмоциями, как
мы
увидели, наследуется во всей иерархии и проявляется на каждом уровн
е
от
эмбрионального развития до международной политики.
Интегративная
тенденция, о которой сейчас идет речь, отражает "частичность" холона, его
зависимость от более сложного целого и принадлежность ему. Эта тенденция
проявляется по всей линии от физическог
о симбиоза органоидов через стадо
рогатого скота и овец к силам сцепления в колониях насекомых и в
первобытной
орде. Отдельный индивидуум, рассматриваемый как целое,
представляет вер
шину органической иерархии, но в то же время он часть,
элементарная едини
ца
в социальной иерархии. Эта дихотомия отражается в
его эмоциональной
природе. Его самоутверждение как автономное,
независимое целое выражается
в самомнении, в конкуренции, агрессивном
поведении или стремлении к защите.
Его интегративная тенденция отражае
т
его зависимость как части от семьи,

103
племени, общества в целом. Но


и это самое существенное "но",


участие в
социальной группе не всегда достаточно, чтобы удовлетворить интегративный
потенциал индивида, а для некоторых людей это вообще не приносит
удовлетворения. Каждый человек


это холон и чувствует необходимость быть
частью
чего
-
то, выходить за узкие рамки самого себя; эта необходимость и лежит в истоках
"самопревосходящих" эмоций и может быть выражена в социальной солидарности,
к которой мы верн
емся в третьей главе. Но этой
более высокой сущностью, которой
жаждет индивид, для того чтобы отказаться
от своей индивидуальности, может быть
только Бог, природа или искусство,
волшебство формы, океан звуков или
математические символы слияния в бесконечно
м


вот тип эмоций, который
входит в
ah
-
реакцию. Самопре
восходящие эмоции весьма разнообразны. Это может
быть печаль и радость,
трагизм или лиризм; их объединяет, повторяю, стремление
интегрироваться
в
опыт, который входит за пределы самого себя.

Самоутве
рждающие эмоции в основном пассивны и приводят к катарсису.
Первое выражается в агрессивно
-
защищающем поведении, второе


в
солидарности, восхищении и удивлении. Водопад слез есть выход для избытка
самопревосходящих эмоций, а смех


для самоутверждающих эм
оций. В смехе
напряжение внезапно взрывается, эмоция высвобождается; в рыданиях она
постепенно исчерпывается, не разрывая линию настроения; эмоция и мысль
остаются
неразрывными. Самопревосходящие эмоции имеют тенденцию не к
действию, а к
покою. Дыхание и п
ульс замедляются, состояние транса


это
шаг к экстазу,
вызванный мистическим чувством; эмоция такого качества,
которое не может быть
завершено каким
-
либо специфическим сознательным
актом. Вы не можете принести
с собой домой панораму гор, вы не можете слит
ься с бесконечностью каким
-
либо
человеческим усилием, быть "подав
ленным" благоговением, удивлением, быть
покоренным улыбкой, "захваченным"
красотой


каждое из этих слов выражает
пассивную отдачу чувству. Избыток
эмоций может быть выражен какой
-
либо
целен
аправленной мускульной ак
тивностью, но может только проявиться во
внутренних, глубинных процессах.

Разнообразные причины, которые могут привести к слезам, эстетический или
религиозный надрыв, тяжелая утрата близкого человека, радость, сочувствие, жалость
к себе


все они имеют один общий элемент: стремление выйти за
пределы
индивида, войти в симбиотическую связь с человеческим существом, живым или
мертвым, или к какой
-
то более высокой субстанции, реальный или воображаемой,
частью которой чувствует себя Я.

Самопревосходящие эмоции


это детские шаги философии, но они также
фундаментальны, также уходят корнями в биологию, как их противоположность.
Фрейд
и Пиаже среди других подчеркнули факт, что маленькие дети не
различают Я и
среду. Грудь матери кажется ребе
нку частью его собственного
тела, более близкой,
чем кончики пальцев его ног. Он знает о событиях, но не о
себе, как об отдельном
существе. Он живет в состоянии умственного симбиоза с
внешним миром


продолжение биологического симбиоза в утробе матери.
Все
ленная сосредоточена на
Я, и Я есть вселенная


условие, которое Пиаже
называет "симбиотическим"
сознанием
15
. Оно может быть уподоблено текучей
субстанции, с приливами и
отливами физиологических нужд, и со штормами,
которые приходят и уходят, не
оставляя б
ольших следов. Постепенно вода отходит, и появляются первые острова
объективной реальности, его контуры
вырисовываются все четче и рельефнее,
острова вырастают в континенты,
наносится на карту сухая территория
реальности, но рядом с ней еще
существует океа
н, окружая ее, проникая в нее в виде
каналов и озер


реликты

Более недавнее освещение этого предмета можно найти в очень важной
работе
Schachtel

E
.
G
.,
Metamorphosis
.
L
., 1963.

104
симбиотического союза, прародители того "океанического чувства", которое
х
удожник и мистик жаждут уловить вновь на высшем уровне развития, на более
высоком
витке спирали.

То же самое лежит в основе веры в волшебство, которое мы находим у
примитивных и не таких уж примитивных людей. Когда шаман наряжается в
бога
дождя, он вызывае
т дождь. Рисуя на камне бизона, первобытный человек
гарантирует
себе успешную охоту. Это единственный источник, из которого
пошли ритуальные
танцы и песни, таинственные представления ахейцев,
календари вавилонских
жрецов
-
астрономов. Платонические тени в пе
щере


это символы человеческого
одиночества; рисунки в пещерах Альтамиры


символы магической силы человека.

Мы проделали длинный путь от Альтамиры /и Ласкокса, но вдохновение
художника и интуиция ученого все еще питаются тем же самым единственным
источни
ком, хотя сейчас мы чаще называем его подземной рекой. Желания не
>сдвигают горы, но в наших мечтах они делают это. Симбиотическое сознание
никогда
полностью не побеждается, а просто уходит в глубь к тем примитивным
уровням
умственной иерархии, где границы

Я зыбки и расплывчаты, так расплывчаты, как
различие между актером и героем, которых отождествляет зритель. Актер на сцене
есть он сам и в то же время кто
-
то еще, он и танцор, и бог дождя. Драматическая
иллюзия


это сосуществование в мозгу зрителя
двух у
ниверсалий, которые
логически несовместимы; его знание, находящееся между двумя плоскостями,
представляет пример бисоциативного процесса в
самой потрясающей форме, в
потрясающей потому, что создает физические
симптомы: трепет, холодный пот или
слезы в отве
т на гибель Дездемоны,
которая, знает зритель, существует просто как тень
на телевизионном экране.

Творческая тройственность

Но заставьте Отелло икать


и вы получите
противоречие
между двумя
плоскостями, наложенными друг на друга в уме зрителя. Комическое

выпло
-
щение
вызывает
haha
-
реакцию, потому что пародист внушает агрессию и злобу,
в то время как
трагическое воплощение побуждает зрителя к солидарности.
Трагик возбуждает
самопревосходящие и сдерживает или нейтрализует само
утверждающие эмоции.
Когда в зр
ителе поднимается страх и гнев, это
замещающие
эмоции, возникающие от
солидарности с тероем, который в свою
очередь стремится к самопревосхождению.
Замещающие эмоции, появляющиеся
в этом случае, несут в себе подавляющий
элемент сочувствия, который
облегчае
т катарсис в соответствии с определением
Аристотеля: "Через случаи,
вызывающие ужас и жалость, к завершению очищения от
таких эмоций".
Искусство


это школа самопревосхождения.

Мы, таким образом, приходим к дальнейшему обобщению: реакция сигна
-
лизирует о п
ротиворечии бисоциирующих контекстов,
Haha
-
реакция свидетельст
вует об их
слиянии,
aha
-
реакция


об их накладывании друг на друга
16
.

Когда вы читаете поэму, две рамки отношений взаимодействуют в вашем
мозгу:
одна, управляемая значением, другая


ритмическо
й моделью звука.
Более того, эти
две матрицы действуют на двух различных уровнях сознания


первый в широком
дневном свете, другой


более глубоко, на тех архаических

Это различие отражается в квазикумулятивком прогрессе науки через серию
успешных
объедин
ений в сравнении с квазивременным характером искусства, его
постоянно продолжающейся
реставрацией основных моделей опыта в изменении идиом.
Но я дважды сказал "квази", потому что различие проявляется только в степени, ибо
прогресс науки не кумулятивен в ст
рогом смысле слова,
он движется более
зигзагообразным путем, чем прямым; с другой стороны, развитие данной
художественной формы сверх какого
-
то периода времени часто обнаруживает
кумулятивный
прогресс.

105
уровнях умственной иерархии, которые отражаются в
звуках шаманского
тамтама и делают нас особенно восприимчивыми к сообщениям, находящимся в
ритмической модели или сопровождающим такую модель
17
.

Рутинное мышление включает в себя единственную матрицу, художест
венный
опыт всегда более, чем одну. Ритм и мет
р, рифма и благозвучие не
искусственные
орнаменты языка, но сочетание современных извращенных
отношений с архаической
и эмоционально более могущественной игрой ума. То же самое верно и для поэтической
образности: созерцательное мышление


это
более ранняя
форма умственной
активности, чем мышление в понятиях: мы
мечтаем преимущественно в картинах.
Другими словами, творческая активность
всегда подразумевает временную регрессию к
этим архаическим уровням, в то время как основной процесс идет параллельно на
выс
оком, более критическом
уровне: поэт похож на водолаза с дыхательной трубкой.

Уже было сказано, что научное открытие состоит в том, чтобы увидеть ана
логии,
которые ранее никто не видел. Когда в "Песне песней" Соломон сравни
вает шею
Суламифь с башней из с
лоновой кости, он видит аналогию, которой
прежде никто не
видел. Когда Гарвей сравнивал сердце рыбы с механическим
насосом, он сделал то же
самое, а когда карикатурист рисует нос, похожий на
огурец, происходит опять же
эффект. Действительно, все комбинатор
ные
бисоциативные модели могут находиться
в юморе, научном открытии, искусстве.

Человек всегда смотрит на природу путем сверхналожения второй рамки на
зрительный образ


мифологической, антропоморфической или научной.
Художник
создает свой стиль путем подч
еркивания контуров, застывших форм
или движения,
изгибов или объемных фигур. То же и у карикатуриста, только
его мотивы и его
соотносительные критерии другие. Подобное происходит с
ученым. Географическая
карта имеет то же отношение к ландшафту, как
рисунок

лица к самому лицу; каждая
диаграмма или модель, схематическое или
символическое изображение физических
или умственных процессов


это
неэмоциональная карикатура или стилизованный
портрет реальности.

На языке бихевиористов нам следовало бы сказать, что Се
занн, смотря на
пейзаж, получает стимул, на который он реагирует накладыванием мазков на полотно,
и это все. Но в действительности здесь имеют место две деятельности
в двух разных
областях. Стимул приходит из одной среды, от пейзажа. Реакция
наступает в др
угой
среде


на прямоугольной поверхности десять на пятнадцать
дюймов. Две среды
подчиняются двум различным сводам законов. Отдельный
мазок кистью не
представляет отдельную деталь пейзажа. Нет соответствия
точка в точку между
двумя плоскостями; каждая подч
инена своему правилу
игры. Видение художника
бифокально, точно так же, как бифокален голос
поэта, так как он бисоциирует звук и
значение.

Выводы

В этой главе предпринята попытка доказать, что вся творческая актив
ность


сознательные и бессознательные проц
ессы, находящиеся в трех
областях
художественного вдохновения, научного открытия, комической изо
бретательности,


имеют общую для них модель: соединение ранее отдельных областей знания, моментов
восприятия или универсумов речи. Но сознательное
рационально
е мышление не всегда
лучшее средство для такого рода соединений.
Оно ценно до тех пор, пока вызов не
превышает определенного предела; когда
же это происходит, то может
сопровождаться разрывом и восстановлением
умственной иерархии, временной
регрессии, дост
игающей кульминации в

"В рифме,


писал Пруст,


сверхналожение двух систем


интеллектуальной и метри
ческой...


это первоначальный элемент
организованной усложненности, красоты".

106
бисоциативном акте, который добавляет новый уровень к структуре с отк
рытым
концом. Это высшая форма умственного самовосстановления, чтобы избежать
тупиков, но выражается она неяркими аналогичными явлениями на нижних
уровнях
эволюционной шкалы, о которых говорилось в предыдущих главах.

Три области творчества создают непрерыв
ное многообразие. Границы между
наукой, искусством, между
ah
-
реакцией текучи, независимо от того,
рассматриваем ли мы архитектуру или приготовление блюд, психиатрию или
писательский труд. Бы никогда не найдете резкой грани там, где легкая
шутливость
перехо
дит в смех, где прекращается наука и начинается искусство. Эмоциональный
климат в этих трех областях показывает ровный постепенный
переход. На одном
конце спектра грубый, бытовой шутник руководствуется
самоутверждающей злобой,
на другом


художник охвачен
противоположной
крайностью, жаждой к
самопревосхождению. Мотивация ученого действует в
промежуточной средней
области этого непрерывного многообразия, хорошо
сбалансированная комбинация
первых двух


амбиция, конкурентность


нейтрализуется самопревосходяще
й
преданностью своему делу. Наука


это нейтральное искусство. Наука стремится к
истине, искусство


к красоте.
Однако такой критерий истины, как проверка
экспериментом, не так верен и
безупречен, как мы склонны верить. Одни и те же
экспериментальные данны
е
могут часто быть интерпретированы по
-
разному* вот
почему история науки
встречается также со многими противоречиями, как и
литературный критицизм. Более того, проверка открытия происходит
после
факта;
творческий акт, как для ученого, так и для художника


прыжок в темноту, где оба
равно зависят от их
подверженной ошибкам интуиции. Великие математики и физики
прибегали к ней
в те решительные моменты, когда, сделав кардинальный шаг, они
руководство
вались не логикой, но тем чувством красоты, которое были не
в
состоянии
определить. И наоборот, живописцы и скульпторы, не говоря уже об
архитекто
рах, всегда руководствуются, и часто с полной одержимостью, научными и
псевдонаучными теориями и критериями истины


золото» сечение, законы в
изображении человека Дюрер
а и Леонардо да Винчи, положение Сезанна о том, что все
в природе смоделировано из цилиндров и шаров, альтернативная теория
Брака о том,
что кубы следует заменить шарами. То же верно и для
литературы, от
формальных законов, предписанных греческой трагедией
, к
разнообразным
совершенным школам, а также для правил гармонии и контра
пункта в музыке.
Другими словами, испытание истины, хотя и субъективное,
должно проводиться по
законам красоты и, наоборот, "элегантное" решение
проблемы вызывает
необходимость испы
тать чувство красоты. Я попытался в
этой главе описать
основные черты теории творчества, которую я развил в
ранней работе, и сделать
дальнейшие шаги вперед. Я только обрисовал контуры теории, а во всем остальном
отношу заинтересованного читателя к оригинал
у и приношу извинение за то, что взял
оттуда несколько параграфов.

ГЛАВА
XIV
. "ДУХ В МАШИНЕ"

"Великие вопросы это те, которые


задает интеллигентный ребенок и,

не
получив ответа, перестает задавать".

Джорж Уолд

Дойдя до этой главы, читатель, возможно, нач
нет протестовать, считая, что
это
кощунство называть симфонии Брамса и Ньютоновы законы движения
актом
самовосстановления и сравнивать их с мутацией головастика, регене
рацией органов
саламандры или восстановлением здоровья пациента путем

107
психотерапии.

Что касается меня, то я верю, что этот полный взгляд на
биологическую и умственную эволюцию выявляет работу творческих сил по
всей
линии до оптимальной реализации потенциалов живой материи и
человеческого
мозга


универсальная тенденция к "спонтанно разви
вающемуся утверждению более
высокой разнородности и сложности"
18
. Эти здравые слова
великого физиолога
указывают на основные факты жизни, которые наука на
долгое время потеряла из виду
и сейчас медленно преодолевает этот пробел.

"Второй закон"

Евангелием п
лоскостной науки был знаменитый второй закон термодинамики
Клазиуса. Он утверждал, что вселенная движется к своему концу подобно
часовому
механизму, ограниченному заводом. Энергия, неизменно расходуясь,
постепенно
превращается в теплоту, пока та в конечном

счете не растворится в
бесформенных
однофазных пузырьках газа с температурой где
-
то ниже
абсолютного нуля,
инертного и безжизненного


космическая тепловая смерть.
Только в недавнее время
наука начала приходить в себя от гипнотического
эффекта этого кошма
ра и
осознавать, что второй закон относится только к
специальному случаю так
называемой "закрытой системы" (такой, например, как
газ, помещенный в совершенно
изолированный от внешней среды баллон). Но
такой закрытой системы не существует
даже в неживой при
роде, и вряд ли кто
-
то считает Вселенную в целом закрытой
системой в этом смысле. Все живые
организмы, однако, есть "открытые системы",
т.е. они поддерживают свою
сложную форму и функции через постоянный обмен
энергией и материалом со своей средой. Вместо
того чтобы "идти к концу", подобно
механическим часам,
теряющим энергию через трение, живой организм постоянно
"строит" более
сложную субстанцию из субстанции, которая питает его,
вырабатывая более
. сложные виды энергии из энергии, которую они получают, и

более сложные
модели информации


восприятия, чувства, мысли


из сырья,
полученного его
рецепторами. "Иерархическая организация, с одной стороны, и
открытая
система, с другой,


фундаментальные принципы живой материи, и будущее
теоретической биологии буд
ет зависеть в основном от развития теории этих двух
принципов"
19
. Это было написано много лет назад фон Берталанфи
20
, одним из
пионеров новой ориентации в биологии, но не было встречено с большим
энтузиазмом. Идея о том, что организмы в противоположность м
ашине были
первоначально активны, а не просто реактивны, что вместо пассивного
приспособления к среде они обладали "творчеством в том смысле, что постоянно
создавали новые модели структуры"
21
, была глубоко неприятна. Эти "открытые
системы", способные удерж
ивать себя неопределенно в состоянии динамического
равновесия, выглядели подозрительно подобно перпетуум
-
мобиле, подчиняю
щемуся
второму закону. Тот факт, что этот закон неприменим к живой материи и был в каком
-
то смысле перевернут в ней, трудно признается

ортодоксией, все
еще убежденной, что
все феномены жизни могут быть неумолимо сведены к законам физики. И в
действительности именно физик, а не биолог, лауреат
Нобелевской премии Эрвин
Шредингер, суммировал это положение в своем
знаменитом парадоксе. "То,
чем
питается организм, есть негативная энтропия"
22
.
Сейчас слово "энтропия"
(трансформированная энергия) употребляется для
названия уменьшающейся
энергии, которая превращается путем трения и

18

Herrick CJ.
The Evolution of Human Nature. N
-
Y
., 1961.
P
. 51.

19

Термин "открытая система" в специальном смысле, конечно, совершенно
не связан с понятием

бесконечного регресса в иерархиях с открытым концом.

20

Bertalanffy I.
Problems of Life. N
-
Y., 1952. P. 128.

21

Herrick CJ.
Ibid. P. 47.

22

Schrodinger E.
What is
Life? Cambridge
, 1944.
P
. 72.

108
других процессов в медленное движение молекул и не может быть обратима.
Другими словами, энергия есть мера траты энергии, мера порядка дегра
дирующего в
беспорядок. Второй закон Клазиуса можно выразить по
-
другому,
если ска
зать, что
энтропия закрытой системы всегда имеет тенденцию
увеличиваться до максимума,
когда весь порядок исчезнет в хаотическом
движении молекул газа
23
; так, если
вселенная закрытая система, она неизбежно должна "развертывать" себя из космоса в
хаос.

Таки
м образом, энтропия становится ключевой концепцией механистической
науки


это вымышленное имя для Танатоса, бога смерти. Далее, "негативная
энтропия"


это типично ошибочный путь отнесения к силе жизни, построения
сложных систем из более простых элементов
, структурных моделей из
бесформенности, порядка из беспорядка. Подобную характеристику можно дать
тому
факту, что Норберт Винер, отец кибернетики, определяет информацию как
"существенно негативную энтропию"
24
. В современной теории коммуникации
энтропия
ур
авнивается с "шумом", который вызывает убыль информации (это
может быть
акустический звук, подобный шуму радиоприемника или
"визуальный шум",
подобно мельканию лиц на экране телевизора). Наши
восприятия затем становятся
"негативными звуками", знания негати
вным не
знанием, развлечение отсутствием
скуки, космос отсутствием хаоса. Но несмотря
на терминологию, факт остается
фактом, что человек имеет способность
воссоздавать организованные, связанные,
комплексные системы знания из хаоса
впечатлений; жизнь вбирае
т информацию из
среды, питается ее субстанцией,
синтезирует ее энергию. Та же активная
"воссоздающая" тенденция проявляется
в филогенезе, в явлениях эволюции, в
медленном прогрессе к более сложным
формам и функциям, в появлении новых
уровней органической и
ерархии и новых
методов координации, выраженных в более
независимой форме, в овладении
средой.

У нас нет необходимости печалиться по поводу использования негативов,
чтобы
описать позитивные процессы, так как эта тенденция просто отражает
бессознательный ст
рах ученого впасть в ересь витализма, вернуться к
аристотелевской энтелехии, монадам Лейбница или
elan

vital

Бергсона.

Ив самом деле, мы ничего полезного не приобретем путем романтического
возрождения концепций, которые страдают от того, что Уайтхед однажд
ы
назвал
"не на место положенной конкретностью". Кажется более мудрым
наклеить ярлык
на более осторожные и не обязательные формулировки
кипучими эмпириками этого
elan
, которые тем не менее отказались верить, что
земля плоская и что эволюция от
беспорядка к

порядку есть результат
случайных изменений. Позвольте мне к списку
имен, которые я цитировал,
прибавить еще имя Герберта Спенсера, который
сформулировал закон эволюции
как "интеграцию материи, пребывавшей в
неопределенной несвязанной
однородности, в опред
еленную связанную
гетерогенность"
25
. Немецкий биолог
Вольтрек создал термин "анаморфоз" для
первоначального и вездесущего
стремления в природе к возникновению более
сложных форм; Л.Л. Уайт назвал
это "фундаментальным принципом развития модели"
26
.

23

Слово

"газ" произошло от греческого
haos

(хаос).

24

Wiener N.
Cybernetics. N.
-
Y., 1948. P. 76

78.

25

Spencer H.
First Principles. L
., 1962.

Две основные контрастные тенденции, очевидные в естественном процессе,


к локальному порядку и единообразию общего "бесп
орядка". Первая
проявляется во всех процессах, где область
порядка стремится выделить себя из
менее организованной среды. Это видно в кристаллизации, в
химических
соединениях в самых органических процессах. Вторая тенденция проявляется в
процессе
радиации
и диффузия и ведет к единообразию термального
"беспорядка". Две тенденции нормально
развиваются в противоположных
направлениях, первая создает области дифференцированного
порядка, вторая
рассеивает их"
(
Whyte

L
.
The

Unitary

Principle

in

Physics

and

Biology
.
L
., 1949.
P
.
35).

109
Эйнштейн отвергал концепцию случайности своим "отказом верить, что Бог
играет в кости с миром".

Шредингер полагал, что существование Эго неукоснительно контролирует
движение атомов
27
. Наконец, снова процитирую Берталанфи
28
: "В соотв
етствии
со
вторым законом термодинамики основное направление физических явлений
состоит в
нарушении порядка и организации. В противовес этому тенденция к
увеличению
порядка, кажется, присутствует в эволюции".

В нашей теории направляющий фактор называется и
нтегративной тен
денцией.
Я попытался показать, что он унаследован в иерархическом порядке и
проявляется на
каждом уровне, от симбиоза организмов в клетке до экологи
чески полезного
сосуществования различных общин в человеческом обществе.

Каждый живой холо
н имеет двойную тенденцию


сохранить и утвердить
индивидуальность, но в то же время функционировать как интегрированная
часть
существующего или эволюционирующего целого.

Я думаю, кто
-
то может усомниться в этом. Более того, начало истории
эволюции начинает
ся где
-
то за пределами большого взрыва, с которого началась
Вселенная, если она началась этим путем, или вслед за постепенным развитием материи
из ничего, если признать другую концепцию. Эволюция, если говорить
стереотипно,


путешествие, начатое неизвестн
о когда и неизвестно с какой
целью, это плавание в
огромном океане; но мы по крайней мере можем
прочертить путь, который привел
нас из состояния огурца, качающегося на
волнах океана, к покорению Луны.
Отрицать то, что ветер раздувает паруса и
мы движемся


значит не только
придерживаться устаревшей гипотезы, но и
проявить безнадежную метафизичность.

Но скажем ли мы, что ветер, пришедший из отдаленного прошлого, толкает
вперед нашу лодку или что он тащит ее в будущее


это дело удобства.
Целеустремленность в
сех жизненных процессов, стремление зародыша вырасти в
цыпленка, несмотря на препятствия и трудности, неиссякаемая импровизация
животных и человека достигнуть цели их стремлений, могла привести
непредупрежденного наблюдателя к заключению, что стремление в
будущее такое же
реальное и иногда более решительное, чем давление прошлого. Это
давление может
быть сравнено с силой отпущенной пружины, вытолкнутой на
абсциссу времени. Ни
одно из них не более механистично, чем другое.
Современная физика


это
переосмысл
ение ее собственных идей о времени.
Если будущее полностью
определено в лапласовском смысле, тогда одно описание также действенно, как и
другое. Если оно не предопределено в
гейзенберговском смысле и есть неизвестный
фактор, действующий в пределах воздушно
го шара в потоке причинности, на него
может влиять как будущее, так
и прошлое. Нам следует постараться правильно понять
как причинность, так и
конечность, даже если дух времени не приветствует нас
29
.

Часовая пружина

В своей книге "
The

Concept

of

Mind
" (194
9) профессор Гилберт Райл,
оксфордский философ бихевиористского толка, напал на привычное раз
граничение
между физическими и умственными явлениями, назвав последние (умышленно
оскорбляя, как он сказал) "духом в машине"
30
. Впоследствии в
передаче по Би
-
Би
-
С
и
он отточил свою метафору, и дух в машине сделался

27

Schrodinger E.
Ibid. P. 88.

28

v.
Bertalanffy L.
Ibid. P. 112.

29

Интересно отметить, что Уоддингтон в последней книжке отстаивает
"квазифиналистический

взгляд"
(
Waddington

C
.
H
.
The

Nature

of

Life
.
L
.
, 1961).

30

Rylc G. in: The Physical Basis of Mind. P.,1950

110
лошадью в локомотиве. Профессор Райл


выдающийся представитель так
называемой оксфордской школы философии, которая, по словам одного из ее
критиков, "считает мысль гения болезнью"
31
.

Это любо
пытное философское помрачение ума постепенно уменьшается, и надо
вернуться к исходному пункту. Безотносительно к словесной акробатике
бихевиористов и их союзников фундаментальные проблемы сознания и материи,
свободной воли и детерминизма, все еще очень вол
нуют умы и требуют
безотлагательного разрешения не как предмет философских дебатов, но как
тема
политических и этических споров, перенесенных на правосудие,
психиатрию,
целиком на наши взгляды на жизнь. Тем, что мы отрицаем
существование духа в
машине, соз
нания, зависящего от действий остального
организма, но также
ответственного за него, мы подвергаемся риску превратить этот дух в злобный и
враждебный нам.

Перед пришествием бихевиоризма именитые психологи и логики настаивали
на
том, что психологические явл
ения имеют свою особую характеристику,
которая
отделяет их от материальных явлений, в то время как физиологи были
склонны
принять материалистический взгляд на то, что все психологические
явления могут
быть сведены к действию "автоматического телефонного об
мена"
в мозгу. В течение
последних пятидесяти лет ситуация стала почти про
тивоположной, в то время как
оксфордские мэтры заставляли логику тихо ржать
в локомотиве, те, чья жизнь была
посвящена анатомии, физиологии, патологии и хирургии мозга, стали все бо
лее часто
обращаться к противоположному. Все это
было суммировано со вздохами смирения:
"Ох, мозг есть мозг, а сознание есть
сознание, и мы не знаем, как встречаются эти
двое". Позвольте мне дать
иллюстрацию, провести своего рода эксперимент, который
приве
л их к этому
заключению.

Один из величайших нейрохирургов Уилдер Пенфильд из Макджильского
университета разработал новую технику экспериментов на мозге с согласия
пациента,
подвергающегося операции. Пациент в сознании, эксперименты


они
безболезнены


сос
тоят в подведении токов низкого напряжения к оп
ределенным участкам
головного мозга. Так как кора нечувствительна, пациент
не знает о стимулирующем
токе, он не знает о движениях, которые ток
заставляет его выполнять. Пенфильд
сообщает:

"Когда нейрохирург п
рикладывает электроды к моторному участку коры
головного мозга пациента, вызывающего движение руки, и когда он спрашивает,
почему пациент двигал рукой в ответ он слышит: "Я не делал этого. Вы
заставили
меня сделать это"... Можно сказать, что пациент думает

о себе .как
существующем
отдельно от своего тела.

Однажды я предупредил такого пациента о моем намерении стимулировать
моторные участки коры и заставил его удержать руку от движения, когда будет
подсоединен электрод. Когда был произведен опыт, пациент схв
атил одну руку
другой
рукой и с силой удерживал ее в неподвижности. Так одну руку,
находящуюся под
контролем правой полусферы, управляемой электродом, и
другую, контролируемую
левой полусферой, заставили бороться друг против друга. Действие одной полусферы

управлялось сознанием пациента, действие
другой


электродом".

Пенфильд заключает свое сообщение следующим
32
:

"Существует, как вы видите, много механизмов (в мозгу), которые можно
продемонстрировать. Они предназначены как для автоматического мышления
(
Min
d
),
когда это требуется... Как определить посредника, который вынуждает

31

Gellner

E
.
Words

and

Things
.
L
., 1949.

32

Выступление на симпозиуме медицинского центра Калифорнийского
университета "Контроль

сознания" (
Control

of

the

Mind
), состоявшегося в Сан
-
Франциско в 1961 г.

11!
эти механизмы к действию, отдавая предпочтение одному, а не другому? Может
быть, это качественно отличный от других механизм, или в мозгу есть еще что
-
то
обособленное? Заявить, что эти две вещи


одна, не значит сделать их
таковыми.

Но
это задерживает исследование".

Интересно сравнить реакцию Пенфильда с реакцией лиц, которых заставляют
под
гипнозом передвигать стулья, касаться щиколоток или говорить "февраль",
когда они
слышат слово "три". В этих случаях действия людей вызывались
эк
спериментатором, но в то время, как человек, не знающий, что он под
гипнозом,
следуя командам автоматически, находит более или менее прав
доподобное
рационалистическое объяснение, почему он касается своих щико
лоток, пациенты
Пенфильда осознают, что они по
винуются физическому
принуждению. "Я никогда
не слышал, чтобы пациент сказал, что он хочет
сделать это каким
-
то образом".
Одного побуждают сказать, что гипнотизер
подействовал своей волей на сознание
пациента, а хирург на мозг.

Два недавних симпозиума "Кон
троль сознания" (1961) (
Control

of

the

Mind
) и
"Мозг и сознание" (1966) (
Brain

and

Conscious

Experience
) были довольно
внушительной демонстрацией часовой пружины сэра Чарльза Шеррингтона,
возможно, величайшего невропатолога столетия; его уже не было в живы
х, но
его
подход к проблеме духа и плоти многократно прослеживался как
лейтмотив
симпозиумов. «Что наше человеческое существо должно состоять из
двух
фунда
-
ментальных элементов, представляет собой, я думаю, не большую невероят
ность,
чем если бы оно состоя
ло только из одного... Мы должны рассмотреть
проблему
отношения между сознанием и мозгом, почти еще не разрешенную, но
лишенную
исходного пункта, который можно принять за начало".

Сцена и актеры

Однако если консерваторы не смогли решить спор по поводу того
, что
проблема духа и плоти


это псевдопроблема, было бы так же глупо впадать в
другую
крайность и вернуться к грубому картезианскому дуализму. Так же мало
толку в том,
чтобы снова перечислять различные теории, созданные для того,
чтобы перебросить
мост ч
ерез пропасть


психофизическое взаимодействие,
параллелизм,
эпифеноменализм, гипотезы тождества и т.д.
33

Давайте посмотрим,
сможет ли
концепция иерархии с открытым концом пролить новый свет на эту
очень старую
проблему. Первый и самый решительный шаг


эт
о решительно
перестать мыслить в
терминах двухъярусной дихотомии дух


материя и начать
мыслить в терминах
многоуровневой иерархии. Материя больше не является
унитарным понятием:
иерархия микроскопических, молекулярных, атомарных
субатомарных уровней уходи
т,
не дойдя до твердого основания, пока материя не
рассеивается в частицы энергии, а
затем, возможно, в электрические
потенциалы в космосе. В противоположном
направлении мы сталкиваемся с той
же ситуацией: существует восходящая цепь
уровней, ведущая от
авт
оматических и полуавтоматических реакций через сознание и
самосознание к
осознанию своего самосознания и т.д., никогда не достигая
потолка.
Картезианская традиция отождествлять "
mind
" с "сознательным
мышлением"
глубоко укоренилась в нашем привычном мышлени
и и заставляет нас
постоянно
забывать очевидный тривиальный факт, что сознание


это не все или
ничто, а
дело градации.
Есть шкала, на которой отмечается степень сознательности: от
бессознательного через ограниченные формы сознания


в сновидениях, мечтах,

эпилептических припадках и т.д.,


вплоть до ярких всеохватывающих

Отдельно от ранее упомянутого симпозиума, который решал проблему с
нейрофизиологической
точки зрения, состоялся прекрасный философский
симпозиум "
Brain

and

Mind
", материалы которого
издан
ы в 1965 г.

112
открытых состояний возбуждения. Это основные
состояния
сознания, которые
определяют ту ступень освещения


темнее или ярче


сцены, на которой
совершается умственная деятельность. Но нижний конец шкалы проходит
значительно ниже человеческог
о уровня: этологи, проводящие всю свою жизнь в
наблюдении животных, отказываются очертить предел сознания, в то время как
нейрофизиологи говорят о "спинальном сознании" низших животных, а биологи о
"протоплазменном сознании" простейших
34
. Бергсон даже утве
рждал, что
"бессознательность падающего камня существенно отличается от бессозна
тельности
растущей капусты".

На состояние психики человека легко влияют наркотики, которые изменяют
общее функционирование мозга, но так же влияют и типы деятельности,
независ
имо от того, рассуждают ли о предстоящих каникулах, лежа в постели,
или
считают овец. Таким образом, мы имеем парадоксальную ситуацию
обратной связи,
когда актерская игра автоматически усиливает или приглушает
огни рампы, которые в
свою очередь влияют на и
гру актеров. Мечты и другие
"закулисные игры"
подчиняются правилам, отличающимся от тех, что действуют
на освещенной сцене. Мы,
однако, должны делать разграничение между этими
общими состояниями сознания
и степенью сознания специфической
деятельности. Перв
ое относится к
"существованию сознания", второе


"к существованию знания о чем
-
то". Первое
соответствует полному освещению
сцены, второе


лучу, наведенному на одного
актера. Что эти двое
взаимосвязаны, мы уже "видели. Но сознание одного какого
-
то
поступк
а имеет
свою градацию. В человеке шкала простирается от молчаливой
саморе
гулирующей деятельности внутренних органов, физиологических процессов,
которые мы обычно не осознаем, через ощущение на границе сознания
(автоматизма повседневных движений, которые м
ы совершаем механически, как
роботы) и до к онцентрации на проблеме, на которую направлен луч фокального
сознания


один актер выступает на сцене, остальные погружены в темноту.


Сдвиг контроля

Мы знаем, что одна и та же деятельность, вождение автомобиля,
например,
может согласно обстоятельствам происходить автоматически без осознания
действий или сопровождаться разной степенью сознательности. Если я еду по
знакомой, тихой дороге, я могу положиться на "автогшлота" в моей нервной
системе
и думать о чем
-
то ещ
е. Когда я обгоняю другие автомобили на
дороге


это в
большинстве своем полусознательные привычные движения; если дорога трудна,
извилиста, и нужно обогнать машину,


такая ситуация
требует полного осознания
того, что я делаю. Такие выборочные возможности

применимы не только в сенсорно
-
моторной деятельности, такой, как вождение
автомобиля, езда на велосипеде,
печатание, игра на пианино, но также в
деятельности познавательного плана, в счетной
работе или "в подавлении зевка"
при чтении лекции.

Мне кажется,
существует несколько факторов, которые определяют, какое
количество сознательного внимания тратится на определенную деятельность.
Прежде
всего овладение каким
-
либо мастерством, учеба требуют высокой
степени
концентрации; по мере приобретения навыков происх
одит та или иная
степень
автоматизации; другими словами, правила, которые руководят управ
ляемым
поведением, каноны мастерства функционируют бессознательно; и это
опять
-
таки
относится и к мастерству моторных видов деятельности, и к тому,

34

Таких, как
for
aminifera
, которая строит микроскопические дома из
остатков мертвых губок


дома, которые Харди называет "шедеврами
инженерного искусства, как будто построенными по
плану"; однако эти
одноклеточные существа, конечно, не имеют нервной системы.

4

113
где тре
буется максимум восприятия, и в познавательном процессе. Процесс
конденсации обучения до приобретения навыка продолжается все время и
постепенно
приводит к образованию "механических" навыков из "умственных"
(
mental
), "машинных
процессов" из "духовных проце
ссов". Таким образом, |
сознательность может быть
описана негативным путем как качество, сопро
вождающее деятельность,
которая
уменьишется пропорционально образованию
навыка.
Трансформация обучения в навык
сопровождается едва различимым
светом сознания. Мы

поэтому ожидаем, что
произойдет противоположный
процесс, когда навык разрушается: это приводит к
изменению от "меха
нического" к "умственному" поведению. Повседневный опыт
соглашается с этим,
но что под этим подразумевается? Привычки и навыки


это
функци
ональные
холоны, каждый со строго определенными правилами и гибкой
стратегией.
Гибкая стратегия подразумевает выбор между несколькими
альтернативами.
Вопрос в том, как делается этот выбор.

Автоматически заведенный порядок саморегулируется в том смысле, что

его
стратегия автоматически управляется обратной связью со средой безотноситель
но к
высшим уровням. Они оперируют замкнутой цепью с обратной связью как
сервомеханизмы или контрольные радарные установки для приземления
самолетов.
Я уже говорил о мальчике
на велосипеде и канатоходце, который удерживает
равновесие с помощью бамбуковой палки, как примерах такого
"кинетического
гомеостаза". Канатоходец, конечно, делает очень тонкие гибкие
движения, но они не
требуют сознательных решений; визуальная и кинетичес
кая
обратная связь осуществляет
все необходимые манипуляции телом. То' же относится к вождению автомобиля до тех
пор, пока не происходит ничего
неожиданного, например, когда котенок переходит
дорогу. В этот момент
должен быть сделан стратегический выбор, к
оторый выходит
за пределы
действия автоматических навыков
35

и отнесен к "высшим инстанциям".
Этот
сдвиг контроля деятельности с одного уровня на другой, более высокий уровень
иерархии, от "механического" к "умственному" поведению кажется мне
сущностью
созн
ательного решения проблемы и субъективного опыта свободной воли. Вот что
испытывает пациент на операционном столе, когда он сознательно
пытается удержать
левой рукой механические движения его правой руки и что
заставляет его, как говорит
Пенфильд, "думать
о себе как о существе,
отдельном от своего тела".

Сериалистический взгляд

Но в этом пункте мы снова рискуем впасть в простой двухступенчатый
дуализм.
Пациент с его открытым мозгом представляет собой, конечно,
исключительный и
чрезвычайный случай. Шофер, ко
торый должен быстро
решиться, наехать ему на
котенка или рисковать безопасностью своих
пассажиров, не думает о своем Я,
"существующем отдельно от его тела". То,
что происходит в момент кризиса, является
внезапным сдвигом на более высокий
уровень многоуровн
евой иерархии от
полуавтоматических до более созна
тельных действий, которые, однако же,
относительны, но не абсолютны. Что бы
ни представляло собой сознательное решение,
его выполнение должно все
-
таки
основываться на автоматизированных дополнительных
навы
ках (прерывание, отклонение) нижних уровней. "Сознательность,


по мнению
Торпа,


это
первоначальное данное существования, и, будучи таковым, не может
быть
полностью определено"
36
. "Очевидно, что на нижних уровнях (эволюционной
шкалы) сознание, если оно с
уществует, должно быть довольно общего типа, так

На языке кибернетики мы бы сказали: "для которых это было
запрограммировано".
36

Thorpe W.H. in: Brain and Conscious Experience.
J.C.,
B,1966.
P
. 542.

114
сказать, неструктурное; с развитием целенаправленно
го поведения и внимания
сознание ассоциируется с ожиданием и будет становиться более и более живым и
точным" (с. 495).

Я считаю, что градация "структурности живости и точности" находится не
только на эволюционной лестнице, но также внутри одного и того же
вида и у
одного и
того же индивидуума на разных стадиях развития и в разных ситуациях.
Каждый сдвиг
"вверх" иерархии ведет к более яркому структурному состоянию
сознания; каждый
сдвиг вниз вызывает противоположный эффект. Позвольте
мне коротко остановиться

на этом.

Сознание достигается частично только при сенсорном вхождении в це
-
ребральные области коры, частично достигается и опять
-
таки только маленькая
доля
этого вхождения освещается фокальным сознанием. Но все входы, которые
становятся
сознательными вооб
ще, уже произошли и трансформировались: определенные
колебания электромагнитных волн субъективно приобретают
качество цвета,
звуковые волны


высоту тона и так далее. Это первый шаг в
серийном процессе
превращения "физических явлений" в "умственные явления
",
и некоторые философы
рассматривают его как основную тайну, в то время как
другие не способны увидеть
здесь проблему и указывают на то, что пчелы
также, например, воспринимают
определенные краски, а собака лучше всех
чувствует запах. Я буду избегать этой

замкнутой противоречивости, ибо
та же
самая проблема
возникает с каждым
сдвигом вверх иерархии восприятия,
деятельности и овладения знаниями. Звуковые
колебания не становятся музыкой
от одной магической трансформации из физического
в умственное, но целой
серией операций
абстрагирования моделей и в то же время
объединением их в
более сознательные модели на высших уровнях иерархии.
Сознательная оценка
музыки зависит от этого, и степень "музыкального" сознания
соответствует
степени интеграции мелодических, га
рмонических контрапунктных
моделей в
связанное целое.

Другой пример, возвращающий нас к главе
II
, показывает, как мы превра
щаем
разнообразные колебания воздуха в идеи и наоборот. Понимание языка
зависит от
постоянно повторяющихся так называемых "частичных

прыжков" с
одного уровня
языковой иерархии на другой более высокий уровень: фонемы
могут быть только
интерпретированы на уровне морфем, слова должны
выявляться в контексте,
предложения


в более широком контексте; позади
значения стоит намерение,
невербал
изированная идея, "поезд" мыслей. Но
поезда нуждаются в стрелочниках, а
стрелочникам нужны инструкции и так
далее. Бесконечный регресс


это не
изобретение философов. В одном из
рассказов Альфреда Хейза героиня
прослеживает цепь событий, которые
привели к
смерти от несчастного случая ее
ребенка: мы всегда думаем о делах,
как если бы они произошли с успехом, затем мы
говорим: "потому что", думая,
что это "потому что" многое объясняет. А затем вы
исследуете "потому что",
как я это сделала. О, сколько раз с те
х пор! И это открыло
мне, что внутри него есть еще одно "потому что", более маленькое, затем внутри и его
еще одно. Вы открываете их, а они скрывают другие "потому что"...". Классический
дуализм
знает только единственный барьер


дух
-
тело. Иерархический по
дход
подразумевает
сериалистический взгляд вместо дуалистического.
Каждый сдвиг вверх
в целой серии сдвигов в процессе ассимиляции музыки или языка требует
пересечь
барьер, отделяющий нижний уровень сознания от верхнего.
"Произнесение" мысли


обратный про
цесс: он превращает "воздушное ничто" в
механическое движение
органов речи. Это тоже достигается серией явлений,
каждое из которых действует
как спусковой крючок предварительно уста
новленных первых "механизмов", все
более и более автоматизированного типа.

Невербализированный образ или идея,
которые направляют процесс, принад
лежат к более менталистическому и легкому
уровню, чем его воплощение в

115
речи. Невидимый, строящий предложения механизм работает бессознательно,
автоматически и может быть выведен из

строя повреждением определенных
областей коры; последняя ступень артикуляции звуков речи производится
совершенно механическими мускульными сокращениями. Каждая ступень вниз
влечет
за собой передачу ответственности более автоматизированным ме
ханизмам; каж
дая
ступень вверх ведет к более осмысленным процессам.
Дихотомия


дух
-
машина
(
mind
-
machine
) не локализуется вдоль единой границы
между Эго и средой, но
наличествует на каждом уровне иерархии. Это в самом
деле проявление
характеристик нашего старого друга
двуликого бога Януса.
Если представить это в
других словах, то получится следующее:
"проговаривание" намеренно, будь это
словесным намерением или просто
желанием зажечь сигарету


это
процесс
партикуляризации;
приведение
субрутинных навыков и действие функ
циональных
холонов придаточного
частичного характера. С другой стороны, отнесение решения к
более высоким
уровням так же, как интерпретация и генерализация входов,
представляют собой
интегративные процессы, которые стремятся установить
высшую степень,
един
ство,
целостность
опыта. Таким образом, каждый сдвиг
вверх или
"частичный прыжок" внутри иерархии представляет собой
квазихолистическое
движение, каждый сдвиг вниз


партикуляристическое движение,
первое более
высокого порядка, последнее характеризуется см
утным сознанием и
механическим исполнением. Сознание в этом свете есть появившееся качество,
которое эволюционирует в более сложные и структурные состояния филогенеза,
такие,
как неизбежная манифестация интегративной тенденции к созданию
порядка из
беспоря
дка, информации из хаотических шумов. Я процитирую
другого выдающегося
нейрофизиолога нашего времени Р.В. Сперри (курсив его):
"Предшествующий первому
появлению сознания в эволюции космический
процесс представляет собой, как
метко выразился кто
-
то, "игру п
еред пустым
злом", бесцветным и молчаливым, ибо,
согласно нашей современной физике, до
появления мозга не было ни
цвета,
ни
звука
во вселенной, а также не было
вкуса
и
запаха,
и, вероятно, довольно мало чувств и
никаких эмоций. Перед тем
как появился мозг,

вселенная была также свободна от
боли и возбуждения. ...Вероятно, нет более важного поиска в целой науке, чем
попытка понять те
особенные события эволюции, в результате которых мозг
выработал спе
циальные уловки, которые позволили ему прибавить к космичес
кой
схеме вещей цвет, звук, боль, удовольствие и все другие грани умственного опыта"
37
.

Эго дождевого червя

Взглянув вверх или внутрь, каждый человек испытывает чувство, что внутри
него существует ядро или высшая точка, "которая контролирует его мысли и
на
правляет прожектор его внимания..." (Пенфильд)


чувство целостности.
Взглянув снаружи или вниз, он только осознает ближайшую задачу, частичный
вид
сознания, который переходит в порядке снижения в тусклость рутины,
бессознательность внутренних процессов.

Н
о направление вверх иерархии также имеет открытый конец. Я, которое
направляет прожектор моего внимания, никогда не может быть схвачено в фокусе
его лучей. Даже операции, которые лежат в основе языка, включают
процессы,
которые не могут быть выражены в язы
ке. Этот парадокс, такой же
старый, как
апория об Ахилле и черепахе, состоит в том, что экспе
риментирующий субъект
никогда не может стать полностью объектом своего эксперимента, в лучшем случае
он может достичь успеха в приблизительном
исследовании. Если
изучение и
узнавание состоит в том, чтобы сделать себя

37

Sperry R.W.
Brain and Conscious. See Eccles J.C. ed., 1966. P
. 306.

116
личной моделью вселенной, то, следовательно, модель никогда не может
включать полную модель себя, ибо она должна всегда стоят
ь одной ногой позади
процесса, который она, предполагают, представляет собой. С каждым сдвигом
вверх
сознания по направлению к вершине иерархии


Я, как интегративное
целое,
рассеивается как мираж. "Познай себя"


вот самый священный и самый
тантализированн
ый лозунг
38
.

С другой стороны, даже человеческая ограниченная неполная способность
познать себя относит его к категории совершенно отличной от других живых
существ. Низшие животные, такие, как дождевой червь, ясно проявляют
признаки
внимания и ожидания, ко
торые можно назвать примитивными формами
сознания,
приматы и домашние животные могут также иметь рудименты
самосознания; но тем
не менее только человек находится на самой вершине.
Если дождевого червя
разрезать на шесть частей, каждая из них способна
реген
ерировать в целое животное,
так что классический дуалист должен будет
признать, что его ум (
mind
) или душа (
soul
)
расщепилась на шесть "холонов". В
настоящей теории, однако, Я или дух (
mind
) не
считается дискретной
сущностью, целым в абсолютном смысле, но
каждый из
функциональных
холонов этого Я в многоуровневой иерархии


от висцеральных
регуляций до
познавательных процессов


рассматривается как имеющий
определенную меру
индивидуальности со всеми атрибутами двуликого Януса:
частичностью и
целостностью. Ст
епень их интегрированности в унифицированную
личность
варьируется смотря по обстоятельствам, но никогда не бывает абсолютной.
Тотальное осознание самого себя, идентичность познающего и знания никогда не
достигается. Это может быть только достигнуто на верш
ине иерархии, где
всегда
остается еще одна ступень, на которую надо взобраться.

С этой точки зрения более не является абсурдным то утверждение, что
кусочки дождевого червя, чьи т^ани возвращаются в прежнее состояние,
начинают
снова строить иерархию дух
-
пло
ть (
mind
-
body
), возможно даже
сопутствующим
тусклым сознанием себя. Если сознание


это возникающее
качество, то
безобразный парадокс "холона", скрытый во всей восточной
философии и в
философии, идущей от Платона, прекращает существовать.

Медленное появлен
ие сознания в филогенезе отражено до какой
-
то степени в
онтогенезе. В предыдущей главе я цитировал Пиаже и Фрейда по поводу того,
что мир
новорожденного ребенка не знает границ между Я и не
-
Я. В серии
классических
работ Пиаже показал, что установление гран
ицы


это
постепенный процесс и что
только к семи
-

или восьмилетнему возрасту средний
ребенок начинает полностью
осознавать себя как личность и отделять себя от других. "Эта особая составная часть
Эго (самосознания) должна создаваться
посредством опыта",


комментировал
Адриан
39
. Но нет конца этому
созидательному процессу.

Дорога к свободе

Я сравнил его успешные стадии с бесконечными математическими рядами,
сводящимися к единице
40
, или со спиральной кривой, стремящейся к центру,
которого
она может достигнут
ь только после бесконечного ряда витков.

Но поиск себя есть довольно абстрактное развлечение для философов и

38

См
.:
Clark KJ.W.
The Nature of Explanation. Cambridge
, 1943


одну из
фундаментальных работ

по современной теории коммуникации.

39

Adrian E.D.
Brain and Concious Experience.
1966.
P
. 245.

40

Простейший ряд этого типа таков: 5= ^
+

4
+

g

+ УГ +
'"г)'
где

" й°
лжен

приблизиться к

бесконечности, а сумма приближается к единице.

117
психологов; для обычных морализаторов допускается важность только тогд
а,
когда
вовлечены моральные решения или чувство ответственности за чьи
-
либо
прошлые действия,
другими словами, проблема свободной воли. Загадка, которая
касается фактора, управляющего
мышлением индивида, и силы, стоящей за
этим фактором, беспокоит человек
а только
тогда, когда он чувствует вину по
поводу своих глупых грешных или праздных мыслей или
действий. Мне хочется
представить себя диалог на кафедре Оксфордского университета между
почтен
ным профессором строгих убеждений и молодым австралийцем, наделен
ным
неудержимым темпераментом. Австралиец восклицает: "Если вы продолжаете
настаивать,
что я свободен в своих размышлениях, я оторву вам нос!" Старик
заливается краской: "Я
считаю предосудительным ваше беспардонное
поведение".


"Извините, я вышел из
себя"
.


"Вам действительно следует
контролировать себя".


"Спасибо. Этот эксперимент
был заключительным".

И в самом деле, он был таковым: "беспардонное", "следует", "контролировать
себя",


все эти выражения приводят к мысли о том, что поведение австралийца
н
е
было
детерминировано наследственностью совместно со средой, что он был
свободен выбирать
вежливость или грубость. Что касается философских
убеждений, то в повседневной жизни
невозможно существовать без смутной
веры в личную ответственность, а ответственн
ость
предполагает свободу
выбора. Я процитирую, что я написал ранее, когда был прежде всего
заин
тересован в политическом смысле этой проблемы:

"Сейчас шесть часов вечера, я только что немного выпил и чувствую сильное
желание
выпить еще, а затем пойти пооб
едать вместо того, чтобы писать это эссе. Я проборолся с
собой четверть часа и, наконец, запер джин и вермут в буфет и уселся за письменный стол,
чувствуя, что я очень доволен собой. С
детерминистской точки зрения это удовлетворение
совершенно притворно, т
ак
как вопрос уже был решен, прежде чем я стал бороться с собой;
было также
решено, что я буду чувствовать притворное удовлетворение и писать то, что я
пишу. Конечно, в глубине души я не верю, что это так, и я, безусловно, не
верил тому
четверть часа спуст
я. Поверь я этому, процесс, который я называю
"внутренняя борьба", не
произошел бы, и фатальность послужила бы мне
извинением для того, чтобы продолжать
пить. Таким образом, мое неверие в
детерминизм должно быть заключено в целой системе
факторов, которые
определяют мое поведение; одно иЗ условий выполнения ранее
составленной
модели состоит в том, что я не должен верить, что она подготовлена раньше.
Судьба может только иметь свои способы заставить меня не верить в нее. Так
именно
концепция детерминизма приз
ывает человека жить в мире, гдеправила
поведения основаны на
"как если бы"
и на правилах логических
"потому что".

Этот парадокс не относится к научному детерминизму; мусульманин, живущий
в мире
религиозного детерминизма, выявляет тот же самый ментальный ра
зрыв.
Хотя он верит
словам Корана, что "судьба каждого человека пристегнута к его
шее", все же он проклинает
своих врагов и себя, когда он ошибается, как если
бы все являлись хозяевами своего выбора.
Он ведет себя на его уровне точно
так же, как Карл Маркс
, который учил, что становление
человеческого сознания есть продукт среды, осыпая бранью каждого, кто, повинуясь условиям
среды, не
мог согласиться с ним
41
. Субъективный опыт свободы есть точно такое же
данное, как чувство цвета или чувство боли. Это свойс
тво свободно делать
выбор без
принуждения и чувства неизбежного. Оно, кажется, вырабатывается
изнутри, беря начало в
самом сердце личности. Даже психиатры детерминистской
школы соглашаются, что, если
пациенту запретить проявлять свою волю, это
приводит к р
азрушению его всей ментальной
структуры. Что же этот опыт,
тоже основан на иллюзии?
41

KoestlerA.
The Yogi and the Commissar. L
., 1945.
P
.
205

2
Q
6.
118
Большинство участников симпозиума "Мозг и сознание" (
Brain

and

Conscious

Experience
), упомянутого выше
, были противоположного мнения. Один из выс
-
тупавших, профессор Мак
-
Кей, теоретик коммуникаций и эксперт по вычис
-
лительным машинам, от которого все ожидали, что он выразит механистическую
точку
зрения, в своем докладе сообщил следующее (его курсив): "Наше

убеждение, что
мы обычно свободны в выборе, очень далекое от проти
воречивости,
не имеет
веской альтернативы
с точки зрения даже самой
детерминистской
догейзенберговской физики...
42

Мак
-
Кей
43

основывает свой аргумент частично на
индетерминизме современной

физики, но в основном на
логическом парадоксе, о
котором я уже говорил: детерминизм предполагает
пред сказ анность поведения,
которое означает, что идеальная вычислительная
машина, если ей дать все
соответствующие данные обо мне, смогла бы
предсказать, чт
о я собираюсь делать;
но эти данные должны включать и мою
веру в то, что я свободен, которая должна
быть вложена в машину. Исходя из
этого, аргумент становится делом техники, и я
должен отнести читателя к
оригиналу. Но аргументы, исходящие из логики и
эпис
темологии, кажутся мне
гораздо менее убедительными, чем иерархический
подход. Установленные
правила, определяющие деятельность холона, оставляют
ему ряд
альтернативных выборов. На висцеральном уровне эти выборы решаются
закрытой системой обратной связи гом
еостатических регуляций. Но на высших
уровнях разнообразие возрастает с возрастанием сложности, и теперь решения
все
меньше и меньше зависят от закрытых систем обратной связи и
стереотипной
практики. Сравните игру в крестики и нолики с игрой в шахматы.
В о
боих случаях мой
выбор следующего хода "свободен" в том смысле, что недетерминирован правилами
игры. Но если крестики и нолики предполагают
только несколько выборов,
детерминированных простой, почти автоматической
стратегией, то опытный
шахматист руководст
вуется в своем решении
стратегическими правилами на более
высоком уровне; эти правила имеют более
широкую сферу применения. Они создают
тонкое ненадежное сплетение до
водов "за" и "против". Именно этот сдвиг на более
высокие уровни превра
щает выбор в
созн
ательный
выбор; именно этот тонкий
баланс
pro

и
contra

придает ему субъективный аромат свободы. С объективной
точки зрения
решающим фактором представляется мне "степень свободы" в
физи
ческом смысле,
увеличивающаяся
в порядке возвышения. Так, чем выше
уров
ень, на котором решается проблема, тем менее предсказуем выбор.
Оптимальные решения остаются на вершине, но вершина сама никогда
не
достигается, она продолжает удаляться. Я, которое несет наибольшую
ответственность за человеческие деяния, никогда не сможет

быть охвачено в
световом фокусе своего собственного сознания, и соответственно его дейст
вия
никогда не могут быть предсказаны даже самой совершенной вычисли
тельной
машиной, какими бы данными о человеке ее ни начинили; ибо
данные всегда
неизбежно будут н
еполны
44
. В конце концов они снова при
ведут к бесконечно
регрессивной серии систем в системах и причин внутри
причин.

/Принцип неопределенности Гейзенберга


один из основ современной
физики


предполагает, что на квантовом уровне строгий детерминизм бол
ее
неприемлем.

43

Mac Kay D.M. in Brain and Conscious Experience. See Eccles J.C., ed.,
1966. P
. 439.

44

Это относится к аргументам Мак
-
Кея, а также к предложениям Карла
Поппера (1950), но ни

одна информационная система (такая, как вычислительная машина) н
е может
вобрать в себя

современное представление о себе, включай
те представления.
Подобный
аргумент был предложен

М. Полани по поводу индетерминизма в пограничных областях физико
-
химических систем (
Popper

K
.
R
.
in

Br
.
J
.
Phil
.
Sci
.
I, part I, 117

33, part
II, 173

95, 1950.
PoianyiM.
The
Tacit Dimention. N.
-
Y.,

1966.

119
Принцип поведения

Если мы повернем наши стопы и двинемся вниз по иерархической лестнице,
решение будет принимать полуавтоматически, затем полностью автоматически,
и с
каждым сдвигом на более

нижний уровень, субъективный опыт свободы
уменьшается,
сопровождаясь ослаблением сознания. Привычка


враг свободы;
механизация
привычек имеет тенденцию к превращению в педанта, подобного
роботу. Машины не
могут стать людьми, но люди могут стать похожими
на
машину.

Второй враг свободы


это страсть, или более точно


эмоции
самоутверждения или эмоции типа голода, гнева, страха, похоти. Когда они
возникают, контроль над решением осуществляется на тех примитивных
уровнях
иерархии, которые викторианцы называл
и "зверь в нас" и которые
действительно
соотносятся с филогенетически более старыми структурами в
нервной системе.
Потеря свободы, происходящая от этого сдвига вниз, отража
ется в правовом понятии
"потери ответственности" и в субъективном чувстве
действова
ть по принуждению:
"Я не мог не сделать этого...", "Я потерял
голову", "Я, должно быть, был не в себе".
Это опять принцип Януса. Смотря
вверх или внутрь в направлении того
непостижимого ядра, от которого исходят мои решения, я чувствую себя свободным.
Смот
ря в противоположную сторону,
я превращаюсь в робота или животное. Именно
в этом пункте возникает
моральная дилемма осуждения других. Как я могу знать, до
какой степени он
потерял ответственность, когда он действовал тем или иным
образом, и не мог ли он эт
ого не "сделать"? Принуждение и свобода


противоположные точки
шкалы, но нет на ней указаний, которые я мог бы отнести к
себе. Самая
спасительная гипотеза состоит в том, признавать минимум
ответственности за
другими и максимум за собой. Есть старая францу
зская
поговорка "
Tout

comprendre

c
'
est

tout

pardonner
"


"Понимать все


значит прощать
все". В
соответствии с вышеупомянутой гипотезой, эту поговорку можно переделать по
-
другому: "
Tout

comprendre

ne

rien

se

pardonner
"


"Понимать все


не прощать
себе
нич
его". Это звучит как нравственное смирение, смешанное с
интеллектуальным
высокомерием. Но это относительно безопасно.

Иерархия с открытым концом

В то время как самоутверждающие эмоции
сужают
поле сознания (страсть не
"слепа", но ослеплена), самопревосходящ
ие эмоции расширяют его, пока Я не
растворяется в "океаническом чувстве" мистического созерцания или эсте
тического
экстаза. Самоутверждающие эмоции стремятся сузить свободу
выбора,
самопревосходящие эмоции имеют тенденцию к свободе от выбора. Это
обезличи
вание Я кажется мне противоположным поиску тотального само
сознания.
В литературе, проповедующей мистицизм, однако, они появляются в
тесной связи друг
с другом. Цель Хатха
-
Йоги, например, заключается в том,
чтобы достичь высшего
уровня самосознания, держа
под волевым контролем
свои внутренние органы и
мускулатуру. Но эта практика рассматривается
только как средство к сохранению
состояния "чистого сознания, без объекта или
содержания, отличного от самого
сознания"
45
. В этом состоянии неуста
новившееся индиви
дуальное Я мыслится
вошедшим в своего рода спиритуальный космос с Атманом, универсальным духом, и
сливается с ним. Другие мистические
школы пытаются достичь того же конца другими
путями, но все, кажется,
соглашаются, что покорение себя есть средство, чтобы

себя
превзойти. Я
осознаю, что в этой главе увлекся некоторыми очень важными
вопросами,

45

См
.:
Koestler A.
The Lotus and Robot, part one. L
., 1960.

120
принимаемыми без доказательства. Я не делал
ПОПЫТКЕ
определить
сознание,
которое, будучи необходимым
условием умственной деятельности, не может
быть
определено этой деятельностью; я согласен с Мак
-
Кеем, что "мое
собственное
сознание есть перьичное данное, в котором было бы смешно
сомневаться, так как это
платформа, на которой построены мои сомнения"
46
.'

М
ы не можем сказать, что из себя представляет сознание, но мы можем
сказать
много его или мало, а также является ли оно грубым, примитивным или
тонким,
рафинированным. Это преходящее качество, которое эволюционирует в направлении
высших уровней сложности и
неотделимо связано с деятельностью
мозга. Классический
дуализм рассматривал духовную и телесную деятельность
как различные категории,
просвещенные монисты рассматривают их как
составные части одного процесса: но
это все
-
таки оставляет нам нерешенную
пробле
му, как же соотносятся эти два
явления. Иерархический подход превращает эту абсолютную дистинкцию в
относительную, он заменяет
дуалистическую (или двухаспектную) теорию
сериалистической гипотезой, в
которой "психологическое" и "механическое"


родственные
атрибуты,
преобладание одного или другого происходит от изменения
уровней. Это все же
оставляет большую часть проблемы нерешенной, но по крайней
мере ставит несколько новых вопросов. Например, можно дать новый подход к
явлению
экстрасенсорного восприятия к
ак необходимого уровня
супраиндивидуального
сознания или по выбору как раннюю версию
"психосимбиотического сознания",
предшествующего самосознанию, в пользу которого
и совершилась эволюция.
Но эта тема может стать содержанием целой новой книги.

Изложенная
концепция "иерархии с открытым концом" и "бесконечного
регресса" послужила
лейтмотивом
этих страниц. Некоторым ученым не нра
вится
концепция бесконечного регресса, потому что напоминает им маленького
человека
внутри маленького человека или скучный логическ
ий парадокс,
подобный
критскому лжецу. Но можно взглянуть на это и по
-
другому. Сознание
можно сравнить с
зеркалом, в котором тело созерцает свою деятельность. Более
приближенно сознание,
вероятно, можно сравнить со своего рода зеркальным
залом, где одно зе
ркало
показывает чье
-
то отражение в другом зеркале и так далее. Мы не можем отделаться
от этой бесконечности. Она смотрит на нас,
исследуем ли мы атомы или звезды, или
причины причин, простирая к нам руки
из вечности. Плоскостная наука приносит для
нее не
больше пользы, чем
плоскостная теология в средние века, но подлинная' наука
жизни позволяет
бесконечности войти в нее и никогда не теряет ее из вида. В моих
двух ранних
книгах ("Лунатики", "Акт творчества") я старался показать, что всю свою
жизнь
великие н
оваторы в истории науки всегда осознавали вездесущее присутствие
духа в машине даже в таких простых механизмах, как компас или лейденская
банка.
Если ученый теряет чувство таинственного, он может быть отличным
инженером, но
перестает быть
savant
. Один из в
еликих ученых всех времен Луи Пастер сформулировал
эту мысль в своем любимом изречении: "Я вижу везде в
мире неизбежное выражение
концепции бесконечности... Идея Бога это ничего
больше как форма идеи
бесконечного. Пока тайна бесконечности довлеет над
челов
еческим разумом, до тех
пор будут воздвигаться храмы культу
бесконечности, как бы она ни называлась:
Брахма, Аллах, Иегова или Иисус...

Греки понимали таинственную силу, скрытую в вещах. Они оставили для нас одно
из самых прекрасных слов в нашем языке, сло
во "энтузиазм"


en

theos



бог внутри.
Грандиозность человеческих деяний измеряется вдохновением, от
которого они
происходят. Счастлив тот, кто носит бога в себе и кто подчиняется
ему. Идеалы
искусства, науки озарены светом, отражающимся от беско
нечности
".

46

Ibid
. С. 252

253.

121
Счастлив тот, кто разделяет это кредо. Я считаю его заключительным для
этой части книги.

Я постарался объяснить в ней основные принципы теории открытых
иерархических систем (
OHS
)
как альтернативу современном ортодоксальным
теор
иям. Это в основном попытка соединить вместе и
привести в единую систе
му три существующие шкалы мысли, ни одна из которых не является новой. Они
могут быть представлены тремя символами: дерево, свеча, штурвальный. Дерево символизирует
иерархический порядо
к, пламя свечи, постоянно
изменяющее свой материал и все
-
таки оставляющее
стабильную модель,


это простейший пример "открытой системы". Штурвальный представляет киберне
-
тический контроль. Добавьте к этим двум лицам Януса, представляющего
дихотомию частичн
ости и
целостности, математический знак бесконечности
(горизонтально расположенную восьмерку) и вы
будете иметь наглядную
картину теории
OHS
.

Перевод И.Н. Лосевой
(Ростов
-
на
-
Дону)

122



Приложенные файлы

  • pdf 4487920
    Размер файла: 661 kB Загрузок: 29

Добавить комментарий