Чудовище


Чудовище
http://ficbook.net/readfic/1503198
Автор: Helga Herberg (http://ficbook.net/authors/Helga+Herberg)
Фэндом: Tokio Hotel
Персонажи: Том/Билл, Симона Каулитц, Йорг Каулитц, авторские
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Ангст, Драма, Фэнтези, Детектив, Даркфик, AU
Предупреждения: Смерть персонажа, OOC, Насилие, Нецензурная лексика
Размер: Макси, 117 страниц
Кол-во частей: 22
Статус: закончен

Описание:
Череда таинственных исчезновений в деревеньке Лойтше неподалеку от Магдебурга наделала немало шума. Местная полиция принимает все меры для поимки таинственного маньяка, но все безрезультатно и тогда местный шеф принимает решение подключить к этому делу профессионала Йорга Каулитца. И все бы шло хорошо, если бы не его сын, восемнадцатилетний Билл, любитель азартных авантюр. Он решает самостоятельно выйти на след маньяка. Никто из них и не подозревает, чем обернется такая самодеятельность

Посвящение:
Одному человеку, но кто он - знать не обязательно


Разрешение получено для *TOKIO_HOTEL_SLASH* Размещение на других ресурсах с разрешения автора.


Примечания автора:
Рылась по заявкам в поисках вдохновения и наткнулась на эту. Знаю, что тема ведьм и прочей нечисти избита и на нее не писал только ленивый, но все же от кого еще может родиться наполовину волк? Надеюсь, автор оценит мои старания)Главы будут выходить раз в неделю. И еще: оставляйте отзывы, мне интересно знать мнение об этой работе:)
Часть 1
На цыганский табор опустилась холодная зимняя ночь. На небе не было ни звездочки, лишь снег создавал хоть какое – то подобие видимости, освещая дорогу редким заплутавшим путникам. Все давным - давно разошлись по своим кибиткам к горячему ужину и теплым постелям, кое – откуда доносилось пение нескольких пьяных голосов, еще где – то плакали дети Табор жил своей спокойной размеренной жизнью и никто и предположить не мог, что буквально через несколько часов случится то, о чем жители будут помнить еще долгое время...

В одном из шатров жила местная ведунья. Она не была цыганкой, местный барон взял ее в табор лишь из жалости и потому цыгане недолюбливали ее и старались обходить стороной и ее, и кибитку, чтобы не навлечь на себя неприятности. По табору ходили разнообразные слухи о ней, доходило до того, что, стоило произойти чему - то нехорошему, как у шатра Аманды (так звали женщину) собиралась разъяренная толпа народа, которая требовала чтобы она исчезла из табора и дала им спокойно жить. Особо смелые несколько раз вламывались к ней, но тут же с испугом выбегали оттуда, стоило женщине показаться им на глаза. Люди тогда были очень суеверны и считали, то даже один взгляд ведьмы способен принести несчастье. Когда в таборе узнали о том, что Аманда беременна, то все замерли в ужасе, считая, что с рождением этого ребенка произойдет что - то страшное, ведь что еще можно ожидать от ведьминого отродья?

В шатре Аманды горела одинокая свеча, тусклым светом освещая захламленную кибитку. Сама женщина лежала на кровати, с силой сжимая одеяло в пальцах и стискивала зубы, чтобы сдержать рвущийся наружу крик. Схватки начались еще днем и, поняв, что самостоятельно она не в силах справиться, женщина попросила соседскую девчонку, случайно оказавшуюся у нее в кибитке, позвать лекаря. Девчушка выполнила ее просьбу, пожилая лекарша пришла и теперь куда - то отлучилась, по всей видимости, посылала за священником в соседнюю деревню, чтобы провести обряд крещения новорожденного. Внезапно Аманда ощутила, как боль покидает тело и ей становится легче. В одеяле что - то шевельнулось и запищало и женщина не смогла сдержать вымученной улыбки. В этот же момент вернулась лекарша.

- Священник пришел, на улице ждет, - ворчливо сказала она, поправляя на Аманде одеяло. Женщина кивнула и закрыла глаза. Тут лекарша заметила шевеление и поспешно принялась распутывать тонкую ткань, чтобы ребенок, не дай Бог, не задохнулся. Но едва она увидела младенца, как с ужасом шарахнулась к двери, крестясь и бормоча молитвы. Вместо обычного ребенка перед ней возник не то человек, не то... волчонок! На первый взгляд обычные карие глаза отсвечивали красным, на голове красовались покрытые темным пушком волчьи ушки, а на крохотных ручках вместо привычных мягких ноготков были пока еще крохотные коготки, которые со временем обещали превратиться в устрашающие когти. Лекарша была суеверным человеком и посчитала, что ребенок - ни что иное, как порождение дьявола и это - наказание Аманде за ее прегрешения. Она вышла из шатра и спешно отправила священника обратно в деревню, соврав, что ребенок родился мертвым. Он сплюнул и ушел обратно, про себя ругая лекаршу на чем свет стоит. Женщина тем временем вернулась в кибитку, решив осмотреть лежащую без чувств Аманду, чтобы решить что делать с новорожденным монстром дальше. Если Аманда выживет, то можно было оставить ребенка ей, но если нет, то что тогда? Кому нужно чудовище? Осмотр показал, что вряд ли Аманда доживет до завтрашнего утра.

- Ро... за... - вдруг послышалось хриплое. Лекарша, уже начавшая собирать свои принадлежности, испуганно обернулась. Несмотря на то, что Аманда была при смерти, взгляд ее был чрезвычайно ясен и осмыслен, только лихорадочный блеск глаз говорил о том, что женщине очень плохо.

- Что? - лекарша невольно подошла ближе, чтобы получше услышать то, что скажет ей умирающая. Наверняка речь пойдет о маленьком монстре, который тихо пищал и беспорядочно барахтался в одеяле, крохотными мягкими коготками цепляя ткань и от этого скуля еще больше. Лекарша старалась не смотреть в сторону чудовища и перевела взгляд на бледную Аманду.

- Я знаю... что мне... недолго осталось... - едва слышно продолжила женщина. Ей было неимоверно тяжело говорить, силы покидали ее буквально с каждым словом, но она держалась, потому что понимала, что после ее смерти малыша наверняка либо придушат, либо продадут в балаган на потеху публике. Она не хотела такой судьбы своему ребенку и потому решила попросить лекаршу об одной услуге.

- Когда я... умру... не бросай его... - голос перешел в тихий шепот и Роза придвинулась ближе. - Помоги ему...

Лекарша едва удержалась, чтобы не перекреститься снова. Аманда просила ее оставить монстра себе, то есть заменить ему мать. Это было выше ее сил, даже пресловутый материнский инстинкт не хотел просыпаться в ней, стоило женщине посмотреть на уродца. Да и в таборе ее не поймут, куда ей с ним деваться? Невозможное просит Аманда, ой невозможное...

- Сможешь? - Аманда сжала ее руку в своей и с мольбой заглянула в лицо. - Пожалуйста...

- Я попробую, - ответила Роза, скрестив за спиной пальцы, так как она знала, что не сможет выполнить обещания.

- Назови его... Том...

- Хорошо, - вымолвила Роза, кое - как справившись с дрожащим голосом. Ей было до колик в животе страшно, но ничего не поделаешь. Ведьма умрет и ее отродье можно будет с чистой совестью подбросить в деревню какой - нибудь женщине, тем самым избавившись от обязательств. Аманда выдавила благодарную улыбку и снова провалилась в забытье. Маленький монстр, словно чувствуя состояние матери, запищал еще громче и потянул ручки к ней. Переборов страх и отвращение, лекарша взяла его на руки и осторожно покачала из стороны в сторону. Малыш перестал скулить и вдруг улыбнулся ей, сверкнув белоснежным рядом крошечных, но уже острых зубов. Испуганная Роза едва не выронила его из рук, но потом опомнилась и положила его обратно. Ребенок недовольно пискнул, а потом затих. Лекарша быстро собрала свою сумку и выскочила из шатра, подальше от этого кошмара наяву. Как назло где - то вдали завыл волк. Роза перекрестилась и со всех ног рванула к своему шатру, несмотря на свой почтенный возраст. Только там она смогла, наконец, прийти в себя и успокоиться. Судьба ведьмы нисколько не заботила ее, она все равно умрет, а вот ребенок... Она с трудом подавила в себе желание вернуться обратно и забрать его. Не нужно навлекать на себя беду. Его участь уже решена.

***

Как и предполагала старая Роза, Аманда не дожила даже до утра. На всеобщем совете было решено не продавать "ведьмино отродье" в балаган другого табора, а оставить его в своем, так как появление такой диковины сулило новые перспективы. Сам Том, еще ничего не знающий о своей участи, спокойно посапывал завернутый в яркий теплый платок в шатре одной из цыганок. Он и не подозревал, что все его беды только начинаются.

Ни одна семья в таборе не захотела брать на воспитание маленького монстра, женщины шарахались, едва увидев его и спешно уходили, крестясь и бормоча про проклятие ведьмы. Лекарша Роза так и не выполнила своего обещания, данного Аманде и оставила мальчика. Вскоре она умерла при весьма странных обстоятельствах, кое – кто в таборе поговаривал, что к ней явился дух умершей ведьмы и забрал ее с собой за то, что та не сдержала своего слова. Том остался без какого - либо надзора и рос, как сорная трава, заброшенный и никому ненужный.

Шли годы и Том, как и все дети его возраста, хотел внимания к себе, заботы, элементарной человеческой ласки, но вместо этого он все чаще получал тычки и обидные прозвища, придуманные его ровесниками. Дети вообще сами по себе жестокий народ, изобретательный на всякие издевательства и не потому что им так нравится, а потому что они еще не подозревают, что своими, казалось бы, невинными шалостями они могут сделать кому - то очень больно или же причинить вред. Чем Том был старше, тем изощреннее становились издевательства. Стоило ему появиться на людях, как в него начинали тыкать пальцами, смеяться, подростки, под одобрительный хохот взрослых, могли запросто закидать его камнями, подставить подножку, чтобы он угодил прямо в свежую лужу или же просто ударить только потому, что он оказался поблизости и надо было на ком - то сорвать свою злость. Женщины могли плеснуть в него помоями за то, что он якобы что - то испортил или же испугал кого - то из детей. Мужчины лишь посмеивались, но тоже не упускали случая поглумиться над ним, конюх за малейшую провинность бил его кнутом, оставляя на теле мерзкие красные полосы и рубцы, которых становилось со временем все больше.

Так продолжалось долгое время, пока в один день уже тринадцатилетний Том впервые дал сдачи своему обидчику, когтями располосовав ему лицо за то, что тот пнул его, когда он проходил мимо. Взбешенный отец обиженного хотел убить его, но барон решил сделать по - своему, упрятав его в клетку и выставить напоказ в балагане. С этого дня Том возненавидел людей, хотя до этого, несмотря на все издевательства, верил, что есть на свете нормальные люди, не такие, как эти. С каждым днем он все больше убеждался в том, что все люди одинаковы и его ненависть становилась все сильнее, он мечтал когда - нибудь вырваться из клетки и отомстить своим обидчикам, особенно ему этого хотелось, когда возле клетки в балагане собиралась толпа возбужденного народа и все тыкали в него пальцами, смеялись, кто - то даже пытался влезть в клетку, чтобы проверить, кусается ли "зверушка". Одному из таких любопытных Том едва не оттяпал кисть, за что был "награжден" несколькими ударами палкой от барона. Зло к людям в нем росло все больше и больше, Том всеми силами рвался на свободу, несколько раз он пытался сбежать, но все его попытки заканчивались провалом, так как клетка была закрыта на крепкий замок и при нем постоянно кто - то дежурил, чтобы ценный "экспонат" не учинил чего - нибудь. На нем наживались, табор стал знаменит во всей округе, к ним ехали издалека только ради того, чтобы взглянуть на диковину, деньги сыпались в карман барона как из рога изобилия, из - за чего тот стал еще более алчным и жестоким. Для Тома настало тяжелое время, балаган не закрывался сутками, у него не было времени на сон, потому что рядом все время стояла галдящая толпа, жаждущая хлеба и зрелищ, часто его забывали накормить, хотя до этого вечером все тот же конюх приносил ему чашку какого - то непонятного, дико пахнущего месива, которым он кормил лошадей. Том несколько раз попытался проглотить хоть немного этого "кушанья", но после этих попыток его нещадно тошнило и он совсем отказался от еды, из - за чего едва не свалился в обморок прямо во время представления. Барону не понравилось такое положение вещей и он все же разрешил кормить "экспонат" чем - то более съестным. Так Том дотянул до 1870 года. Все эти годы он жил лишь желанием отомстить и вырваться из этого ада.

Солнечный летний день не предвещал ничего дурного, табор жил своей спокойной жизнью и готовился к переезду на новое место, поближе к городу, где можно было собрать больше прибыли. Том весь день спокойно дремал в своей клетке, сдерживая голодные завывания в желудке, так как его снова забыли накормить и он уже второй день сидел голодным. Вдруг возле клетки послышалось какое - то движение. Том слегка приоткрыл глаза и повел ушами, но потом успокоился и снова задремал. Неожиданно в бок ему ткнулось что - то острое. Он тут же издал глухой рык и подскочил, бросаясь на прутья клетки. Трое цыганчат испуганно шарахнулись в сторону и выронили из рук длинную палку, которая и послужила причиной пробуждения. Том все рычал и бросался на прутья, отчего клетка стала греметь и привлекла внимание окружающих. Женщины немедленно кинулись забрать своих детей подальше от чудовища, посылая ему проклятия, мужчины же вооружились вилами и палками, чтобы усмирить монстра и двинулись к клетке. Том немедленно кинулся к ним, но наткнулся на прутья клетки. Барон рванул замок и ворвался в клетку, угрожающе размахивая отнятыми у кого - то из мужчин вилами. Звериные инстинкты Тома взяли над ним верх. Кроваво - красные глаза блеснули жутким огнем, он издал громкий рык и бросился на барона, вцепившись в него когтями и нанес ему несколько страшных ран. Толпа в панике загудела и бросилась врассыпную, женщины завизжали и побросали свои дела, мокрое белье и обеды так и остались на улице, все спешили как можно скорее укрыться от чудовища, поднялся неимоверный переполох. Том выскочил из клетки и первым делом стал нападать на своих обидчиков, которым мечтал отомстить с того момента, как его посадили в клетку. За полчаса половина табора была мертва и покалечена, периодически слышались болезненные стоны умирающих, остальные же успели сбежать и спрятаться в ближайшем лесу. Том в последний раз огляделся по сторонам и, убедившись, что ему никто не угрожает, умчался в лес, ловко перепрыгивая через трупы.
Часть 2
Наши дни.

Йорг Каулитц сидел на кухне и просматривал только что полученную утреннюю газету, периодически качая темноволосой головой. Полицейская сводка абсолютно не радовала глаз, за последнюю неделю в соседней от Магдебурга деревне Лойтше пропало четыре человека при странных обстоятельствах. Йорг был полицейским и суть его работы как раз и заключалась в том, чтобы искать пропавших и выяснять подробности их исчезновения. На его счету были сотни раскрытых преступлений, его по праву считали профессионалом своего дела. Впрочем, Йорг, будучи от природы довольно скромным человеком, никогда этим не кичился и не выставлял напоказ, наравне работая со своими напарниками и не проводил границу между собой и ими.

Он отложил газету на стол и обвел взглядом небольшую кухню. Кремового цвета гарнитур, светлые стены, темно – коричневая штора на окне, резко контрастирующая с основным интерьером и широкий обеденный стол. Вот и все скромное убранство. Из груди против воли вырвался вздох. Через полчаса нужно было собираться на работу, где его наверняка ждали заявления от пострадавших. Чутье подсказывало, что сегодня его день будет связан с исчезновениями в Лойтше и вернется он домой не раньше глубокой ночи. Он обернулся на окно и мысленно выругался: на улице снова лил дождь. Йорг ненавидел дождь да и осень в целом всеми фибрами своей души, мрачная погода и пейзажи города действовали на него удручающе, из рук валилось буквально все, настроение резко опускалось до отметки нуль и Йорг нередко бывал на грани депрессии. Спасала лишь работа и поддержка семьи. Каулитц отвернулся от окна, свернул газету в трубочку и только собрался подняться из – за стола, как в дверях нарисовалась темная взхолмаченная фигура.

- Доброе утро, - хмуро буркнул высокий парень из – под воротника теплого халата и тут же зевнул. Йорг недовольно качнул головой: сын снова проспал школу. Билл учился в выпускном классе и в последнее время у него вошло в привычку пропускать первые уроки, сколько бы родители не отчитывали его.

- Билл, когда ты научишься вставать вовремя? – беззлобно проворчал он, проходя мимо парня.

- Где мама? – вместо ответа сонно поинтересовался Билл и подавил очередной зевок.

- Она в ночную смену, ты же знаешь.

- А, точно

Мать Билла, Симона Каулитц, работала в местной больнице медсестрой и сегодня была ее очередь дежурить в ночь. Билл мысленно посетовал на свою рассеянность и забывчивость, а потом все мысли мигом пропали из головы, так как его взгляд упал на часы. Половина девятого. Занятия в школе начинались в восемь, это значило, что на первый урок он может не идти, потому что вряд ли фрау Штольц пропустит его в кабинет. Она терпеть не могла опозданий.

- Собирайся давай, довезу тебя, так уж и быть, - сказал Йорг, заметив полный трагизма взгляд сына и вышел в коридор.

- Спасибо, - вяло отозвался Билл и поплелся в ванную, чтобы привести себя в порядок.

Проходя мимо зеркала в коридоре, он на минуту задержался, чтобы оценить масштабы бедствий. Отражение встретило его хмуро. Заспанные карие глаза, бледное узкое лицо с красными полосками от подушки, всклокоченные короткие черные волосы, длинный халат висит как на жерди, так и норовя сползти с узких худых плеч. Каулитц удрученно выдохнул: за все свои восемнадцать лет он, пожалуй, ни разу не был доволен своей внешностью. Ему всегда казалось, что он слишком. До седьмого класса Билл думал, что он слишком маленький, потом, когда после восьмого класса он начал стремительно тянуться вверх, Биллу стало казаться, что он слишком высокий и худой. Он стал жутко стесняться этого, что естественно не укрылось от глаз окружающих. «На тебя не угодишь», - говорила Симона, когда сын жаловался ей на свои комплексы. Билл лишь вздыхал, затем вяло клевал свой завтрак и тащился в школу. Там тоже его ждало мало хорошего, он не любил школу и не потому, что над ним там издевались или еще что – то в этом роде, просто он не понимал, зачем ему все эти физики, химии и прочая муть, если половина из них ему больше не понадобится. С одноклассниками отношения складывались нормальные, даже несмотря на свой резкий характер, Билл умудрился ни разу не вступить с ними в серьезный конфликт, что несомненно радовало.

Билл отошел от зеркала и двинулся в ванную, параллельно прислушиваясь к звукам в гостиной: отец включил телевизор, который на предельной громкости вещал о загадочных исчезновениях в Лойтше. «И чего этим маньякам неймется?» - лениво подумал он и скрылся за дверью ванной.
Когда с водными процедурами и одеванием было покончено, Билл быстро проглотил свой завтрак, состоявший из двух бутербродов с колбасой и чашки чая и вышел в коридор.

- Ты готов? – окликнул его Йорг из гостиной.

- Да, - отозвался Билл. Отец выключил орущий телевизор и через пять минут Билл, укрываясь под капюшоном куртки, семенил к машине, перепрыгивая через лужи. Он заметил, что Йорг хмур и недоволен с самого утра, закрадывались подозрения, что это все из – за нового маньяка, наверняка это дело снова повесят на него как на признанного специалиста в этой области. Билл пристегнул ремень безопасности и уставился в окно машины, где, не переставая, лил дождь. Как и Йорг, Билл ненавидел осень, несмотря на то, что в сентябре у него был день рождения. В этом году ему исполнилось 18 лет.

Через пять минут отец сел в машину и завел двигатель. Он по прежнему был хмур и недоволен и Билл уже не сомневался в своих подозрениях. Дернуло же отца стать полицейским Билл не хотел идти по его стопам, но со специальностью до сих пор не определился, что добавляло проблем. В школе очень любили проводить различные тестирования по профориентации, чтобы направить выпускников в нужное русло, но как только им задавали главный вопрос: кем вы хотите быть? Билл тут же терялся и не знал, что ответить. Он не видел в себе особых способностей к чему – то, у него не было хобби, он никогда не тяготел ни к искусству, ни к музыке, ни к поэзии. Единственным его талантом был поиск неприятностей на свою голову, как часто говорили родители, потому что он действительно все время умудрялся куда – то вляпываться. Последний раз он пытался помочь отцу выследить домушника и в результате полиция едва не забрала его в участок как соучастника преступления. Йорг тогда прочел ему целую лекцию, от домашнего ареста спасли слезные обещания больше ни во что не впутываться. И до сегодняшнего дня Билл стойко держал свое слово и не искал приключений на свою задницу, но он чувствовал, что, похоже, в скором времени, спокойной жизни придет конец. Не зря же объявился этот маньяк.

- Приехали, - сказал отец, нарушая тишину в салоне.

- Ага, - отозвался Билл и, не сдержавшись, зевнул. Йорг хмыкнул и посмотрел на пустующий школьный двор. Листья, лужи, по которым нещадно барабанил непрекращающийся дождь Ну и погодка.

Билл попрощался с отцом и вылез из машины, тут же натягивая на голову капюшон куртки, так как дождь становился только сильнее. Он бегом пробежал к крыльцу и рывком дернул на себя массивную дверь, тут же оказываясь в галдящем вестибюле. Судя по всему, сейчас была перемена. Каулитц облегченно выдохнул и прошел к раздевалке для старшеклассников, где сейчас толпилось несколько его одноклассников. Заметив Каулитца, они удивленно уставились на него, на что получили недовольный взгляд Билла.

- Эй, Шпала, чего злой такой? – окликнул его один из них. Билл зло сверкнул на него глазами и продолжил стягивать куртку. Прозаичное прозвище Шпала приклеилось к нему за высокий рост, который являлся предметом зависти всех низкорослых одноклассников. Девчонки же напротив, едва ли не верещали, когда Билл проходил мимо, чем неимоверно раздражали Каулитца.

- Шпала, а Шпала, - тот же парень снова прицепился к нему, когда Билл вышел из раздевалки.

- Отвали, Стив, - рыкнул он и с достоинством прошел мимо. Стив и его компания заржали, довольные произведенным эффектом и тут же переключили свое внимание на стайку девушек из параллельного класса, так кстати оказавшихся в вестибюле.

Билл неторопливо шел по коридору по направлению к кабинету истории и рассеянно смотрел по сторонам, высматривая в толпе своего друга Андреаса. Тот, в отличие от него, был заучкой и ботаником, никогда не позволял себе прогуливать школу и на уроках слушал учителей с завидным вниманием. Билл первое время пытался растормошить его, подбивая на всяческие авантюры, но Андре держался молодцом и Каулитц оставил свои попытки перевоспитать друга. Может, оно и к лучшему, что не смог, иначе кто бы сейчас давал ему списывать контрольные и домашку?

Билл вошел в кабинет и не сдержал облегченной улыбки: Андреас был на месте и увлеченно повторял домашний параграф, из – за учебника виднелась только светловолосая макушка.

- Здоров, - Билл плюхнулся на свободный стул рядом и положил рюкзак на парту. Андре вздрогнул и оторвался от учебника, удивленно глядя на друга.

- Каулитц, ты опять проспал? – прогнусавил он вместо приветствия. Билл вздохнул и выразительно закатил глаза.

- Только ты не начинай. Что там на биологии было? И вообще, что нам по истории задали, а то я вчера вообще ничего не читал.

- Да ничего не было. Штольц злая как собака, все орала, что тебя опять нет и она прям жаждет пообщаться с твоим предком. Так что готовься к репрессиям, дружище, - Андреас хлопнул его по плечу.

- О да, прям бате делать нечего, кроме как к ней ходить и всякую ерунду выслушивать, - с сарказмом произнес Билл. – У него сейчас дела поважнее, новый маньяк в Лойтше объявился, уже четверо пропали.

- Слышал о таком, вчера весь вечер спецвыпуски шли. Билл, - светловолосый заметил, как азартно блеснули глаза друга, – только не говори, что ты хочешь выследить этого психа.

- Заметь, это не я сказал, - отозвался Билл. – Да и вообще, я не планировал пока ничего такого, меня и так чуть под арест не посадили.

- Помню – помню, - хихикнул друг. – Великий сыщик Каулитц решил самостоятельно поймать домушника.

Билл недовольно фыркнул и отвернулся. Напоминание о неудачном опыте больно било по его самолюбию. Андреас прекратил хихиканье и снова уткнулся в учебник. В этот момент прозвенел звонок и в класс медленно потянулись одноклассники, бурно переговариваясь между собой, кто – то стремительно дожевывал бутерброды, кто – то спешно списывал следующую алгебру, словом, в классе кипела обычная нудная жизнь, которая крайне тяготила Билла. Он хотел адреналина и приключений, но вокруг не было ничего подходящего для осуществления далекоидущих планов и Каулитц буквально изнывал от скуки.

- Оу, Шпала пришла! – раздалось над ухом. Билл поднял голову и смерил одноклассника презрительным взглядом. Андреас тихонько прыснул, за что тут же получил болючий тычок в бок. Он сдавленно шикнул и подавил рвущийся наружу смех. Его всегда забавляла реакция Билла на свое прозвище, он не понимал, почему друг всегда обращает на это внимание. Не проще ли игнорировать?

- Что ты злой такой? – поинтересовался Маркус, еще один тип из компании Стива.

- Не беси меня, Швайгер, иначе я за себя не отвечаю, - набычился Билл. Андреас коротко хохотнул, услышав такой ответ. Маркус Швайгер был кандидатом в мастера спорта среди юниоров по вольной борьбе и мог в два счета уложить хлипкого Каулитца на лопатки. Он добродушно фыркнул, посмеиваясь над Биллом и его угрозой и спешно ретировался на свое место, чтобы не навлечь на себя гнев вошедшего историка. Герр Бельман не терпел беспорядков на своем уроке и ученики предпочитали не препираться с ним и выполнять его требования, потому что в противном случае историк мог разразиться длинной въедливой тирадой, которая обычно заканчивалась докладной на смельчака и вызовом родителей. Класс Билла недолюбливал его, но не выставлял это напоказ. Лишь один раз они учинили акцию протеста, завившись к нему на урок в джинсах, так как помимо всего прочего Бельман ненавидел этот предмет одежды и на свой урок заставлял учащихся одеваться в классические брюки и юбки. Тогда это наделало немало шума и привело к долгим разборкам с участием родителей и директора, а Каулитца, как зачинщика всего этого безобразия, Бельман требовал вообще исключить из школы. Все обошлось, но с тех пор Бельман затаил на Билла обиду и при каждом удобном случае старался прикопаться к нему и поставить минимальный балл, таким образом отыгрываясь.

Историк прошел в класс и сухо кивнул поднявшимся в знак приветствия ученикам, затем уселся на свое место и открыл журнал. Класс замер в ожидании и затих, кое – то стал спешно повторять параграф, кто – то спешно полез под парту, прячась от зоркого взгляда учителя, отличники тут же на скорость вскинули вверх руки, а остальная часть класса просто сделала вид, что их здесь нет. Бельман с подозрением обвел взглядом класс, намеренно игнорируя отличников. Кроме них больше никто не желал ответить урок.

- Лес рук, - прокомментировал он. – Швайгер, к доске!

- Эм я - замялся здоровяк, стыдливо пряча глаза. Накануне вечером он вместо чтения параграфа тягал железо в спортзале, так как на носу у него были соревнования и ему спешно нужно было прийти в форму.

-Четыре, - сухо сказал Бельман и сделал пометку в журнале. У Маркуса обиженно вытянулось лицо, всем, кто видел его сейчас, показалось, что он вот – вот расплачется.

- Следующим пойдет - повисла гнетущая пауза, кое – кто стал судорожно молиться, чтобы не попасть на эшафот к Бельману, а отличники вскинули руки с удвоенной силой. Билл усмехнулся, наблюдая за этой картиной и тут же смолк, так как Бельман кинул на него тяжелый взгляд.

- Каулитц, а Каулитц, не желаете ли ответить? – язвительно поинтересовался он.

- Не желаю, - ответил Билл и демонстративно откинулся на спинку стула. Бельман вздернул одну бровь вверх и посмотрел в журнал.

- Каулитц, у вас плачевное положение. Конец первой четверти, а у вас кроме тройки ничего не стоит. Пожалуй, мне стоит побеседовать с вашими родителями, потому что вы совсем отбились от рук.

- Я и не прибивался, - последовал дерзкий ответ. По классу прошел смешок: если Каулитц вступал в перепалку с Бельманом, то это надолго.

- И вообще, я вроде не первоклассник, чтобы пытаться запугать меня такой мелочью, - продолжил Билл. Бельман едва не позеленел, когда это услышал. Класс уже не сдерживаясь смеялся в голос, отчего историк чувствовал себя глупо. Билл же спокойно сидел на своем месте и индифферентно разглядывал потолок, никак не реагируя на происходящее.

- Каулитц, я тебе сейчас неуд поставлю! – завопил Бельман, не выдержав такой наглости.

- Человек начинает кричать, когда чувствует свое бессилие. Вы же не чувствуете себя бессильным, так? – тоном опытного психолога изрек Билл и в упор посмотрел на уже начавшего синеть историка. Он хватал воздух ртом, не в силах справиться с собой от негодования и возмущения. Повисла секундная тишина. Первой не выдрежала галерка, разразившись истеричным смехом, а за ней грохнул и весь класс, даже Андреас украдкой хихикал. Билл же по – прежнему был невозмутим. Ему было невыносимо скучно и свою перепалку с Бельманом он воспринял как шанс немного развлечься.

- Вон из класса! – истерично завопил Бельман и едва не смахнул со стола журнал. Очки съехали на кончик покрасневшего носа и грозили вот – вот свалиться на стол. Билл молча пожал плечами и с достоинством направился к выходу.

- Завтра с родителями к директору! – неслось ему вслед. Билл, не оборачиваясь вышел, из класса и на удивление тихо прикрыл дверь, не став эпично хлопать ею.

Оказавшись в коридоре, Каулитц облегченно выдохнул и вставил наушники в уши. Он прошел к ближайшему подоконнику, ловко вскарабкался на него и блаженно прикрыл глаза, откинув голову на стекло. Громыхающий рок, как ни странно, успокаивал и давал чувство полнейшего умиротворения. Звонок был как нельзя кстати. Идти на оставшиеся уроки не было никакого желания. Билл спрыгнул с подоконника и направился к раздевалке, чтобы забрать свои вещи и по – тихому уйти. Все равно дома сейчас только мама, которая уже должна была вернуться со своей смены. Она, в отличие от отца, спокойно относилась к прогулам сына, так как однажды по секрету призналась, что в юности тоже была той еще оторвой и прогулы были только цветочками. Билла этот факт немало удивил, но он все же старался не влипать в неприятности, хотя чаще всего получалось наоборот. Проблемы липли к нему как пчелы к меду.

Билл вышел из школы и увидел, что дождь уже закончился. Он довольно выдохнул и, насвистывая какой – то незатейливый мотивчик, вприпрыжку двинулся со школьного двора домой.


Часть 3
Решила выложить вторую проду на этой неделе в качестве подарка:) Приятного чтения;)

Как Билл и предполагал, Симона была дома. Едва он переступил порог коридора, как в нос ему тут же ударил запах только что испеченных пирогов с грибами. Он потянул носом, втягивая в себя аромат и тут же принялся быстро стаскивать ботинки, так как успел порядком проголодаться. Мать, услышав шум в коридоре, вышла на порог кухни.

- Привет, мам, - Билл отвлекся от стягивания куртки и лучезарно улыбнулся женщине.

- Привет, сын. Чего так рано? – спокойно поинтересовалась она, уже догадываясь, что сейчас ответит ей Билл.

- Мне там делать нечего, - пожал плечами Билл.

- Вильгельм, ты взрослый человек и должен понимать, что пора бы уже остепениться. Твои прогулы ничем хорошим не закончатся. Кстати, мне уже позвонили из школы. Зачем ты опять довел Бельмана?

- Ой, мам, никто его не доводил, он сам нарвался, - ответил Билл.

- Угу и директору мне то же самое сказать? – покачала головой Симона. – Ладно, мой руки и садись обедать, потом поговорим.

Мать скрылась в кухне и Билл облегченно выдохнул: обошлось. Хорошо, что Йорга дома нет, иначе его бы ждала целая лекция на тему «Прогулы и их последствия». Он быстро вымыл руки и зашел на кухню, где его уже ждала тарелка горячего супа и ароматный увесистый кусок пирога. Билл с жадностью набросился на еду и во мгновение ока проглотил свою порцию. Симона украдкой улыбнулась, искоса поглядывая на сына. С чем, чем, а с аппетитом у Билла проблем никогда не было, он ел все, что не приколочено и этим существенно облегчал ей жизнь.

- Офень фкуфно, - пробубнел Билл с набитым ртом. – Фпафибо.

- Кушай, давай, не разговаривай. Еще положить?

Билл кивнул и с трудом проглотил остатки пирога, тут же принимаясь за новый кусок. Мать тем временем вышла из кухни в гостиную, оставив Билла одного. Тут у Каулитца как назло зазвонил мобильник. Билл от неожиданности поперхнулся пирогом и стал лихорадочно искать телефон в кармане джинсов, при этом спешно дожевывая пирог.

- Але, - наконец ответил он, кое – как справившись с куском.

- Каулитц, куда ты пропал? Тут батя твой лекцию читает о безопасности, а тебя нет, -зачастил Андреас. – Он зал прям волком осмотрел, а когда тебя не увидел, то аж покраснел. Так что тебя дома сегодня революция ждет.

- Какая еще лекция? – удивленно крикнул Билл и едва не упал со стула. Все, если Бельман нажалуется отцу про его сегодняшний подвиг, то можно смело ожидать наказания. Нет, отец его никогда не бил, он даже не кричал на него, но впереди маячили осенние каникулы в Мюнхене и за них Билл боялся больше всего. Йорг запросто мог запретить ему ехать и отправить к бабушке в деревню за триста километров от цивилизации. Билл любил бабушку, но терпеть не мог деревню и постоянно упрашивал старушку приехать к ним, но Маргарет Каулитц стояла на своем и отказывалась от настойчивых предложений внука.

- Обычная, - фыркнул Андре. – Ты где сейчас?

- Дома обедаю, - мрачно ответил Билл. Предстоящие разборки с отцом его не вдохновляли, на этот раз обещания и уговоры вряд ли помогут. Судя по всему, для отца его сегодняшняя выходка была последней каплей. Он явно не потерпит публичных жалоб от учителей, все таки он уважаемый в городе человек, страж порядка и тут такое недоразумение. Бельман ведь уже наверняка нажаловался. Билл горестно вздохнул.

- Да ладно тебе, в первый раз что ли? – подбодрил его друг. – Ну поругается и успокоится, ты же его знаешь.

- Я позавчера ему чуть машину не навернул, - еще мрачнее буркнул Билл. – Так что он сегодня не успокоится. Накрылся наш Мюнхен медным тазом.

- Ой, Каулитц, тебе уже восемнадцать, ты можешь, не спрашивая, поехать куда хочешь, в отличие от меня. Радовался бы, - проворчал Андре. Он был младше Билла на год и потому отчаянно завидовал своему уже совершеннолетнему другу.

- Угу, а на какие шиши? Своих – то у меня как бы нет, - ответил Билл.

- Ну подработку найди, блин, что ты как ребенок? – возмутился практичный Андреас. – Сейчас предрождественское время начнется и в магазины будут очень нужны продавцы и помощники, смекаешь?

- Угу, - кивнул Билл. А что? Андреас подал ему отличную идею, в конце концов, действительно, сколько можно сидеть на родительской шее? Он уже не маленький, а на работу помощника в магазине с неполным рабочим днем его возьмут за милую душу. И к зимним каникулам можно будет накопить на поездку в Берлин на несколько дней.

- Я подумаю, - ответил Билл.

- Ну думай, если что, моя мать тебя пристроит, - быстро сказал Андреас. Билл улыбнулся. Мать Андре была владелицей сети магазинов одежды и там почему – то постоянно не хватало продавцов, друг несколько раз предлагал ему попробовать, но Билл отказывался так как вообще ничего не понимал в моде и одевался так, как было удобно ему, невзирая на тренды. Но сейчас он задумался. Деньги были нужны позарез, так какая разница, где он их заработает?

- Все, Кау, потом поговорим, а то директриса на меня уже удавом смотрит, - прошептал Андреас и отключился. Билл отложил телефон в сторону. Решено. Он устроится на работу и поедет в Берлин. Но перед этим нужно было пережить неприятный разговор с отцом.

***
Йорг вернулся домой поздним вечером. Билл в это время сидел в своей комнате и тщетно пытался сосредоточиться на алгебре, но в голову ничего не шло и он раздраженно откинул учебник в сторону. Взгляд упал на темное окно, за которым снова начался дождь. Мерзкая погода. Билл вздохнул и взяв со стола ноутбук устроился на кровати, предварительно замотавшись в теплое одеяло. Как назло, никого из его друзей в соцсети не было и он принялся просто серфить по Интернету в поисках какого – нибудь фильма или музыки. В этот момент в дверь комнаты постучали и на пороге возник уставший отец, а за его спиной маячила темно – рыжая макушка Симоны. По его виду Билл сразу понял, что ругать его сегодня никто не будет.

- Эм что – то случилось? – поинтересовался он, откладывая ноутбук в сторону.

- Да, сын, нам надо поговорить, - сказал Йорг и опустился в кресло. Мать встала у двери и ее взгляд упал на валяющийся на полу учебник. Она с укором глянула на сына и едва заметно качнула головой.

- В общем, ты знаешь, что в Лойтше объявился маньяк, - без обиняков начал отец. Билл заметно напрягся, но не стал его перебивать.

- Сегодня были найдены трупы двоих человек из тех четверых, что пропали на этой неделе, я сам лично участвовал в поиске Словом, полиция в Лойтше не может справиться своими силами и потому начальство приняло решение перевести меня и моего помощника туда, чтобы мы помогли найти этого психа, - закончил Йорг и взглянул на Симону. Женщина передернула хрупкими плечами и ничего не сказала, давая возможность мужу самому сообщить сыну новость.

- И почему вы решили рассказать об этом мне? – настороженно поинтересовался Билл, плотнее заматываясь в одеяло. Он догадывался, что новость его не обрадует, но предпочел пока не делать поспешных выводов и дать родителям обо всем ему рассказать.

- Нам придется переехать туда на неопределенное время, так как я не могу оставить вас здесь одних, - сказал отец. Билл широко распахнул глаза и уставился на родителей. Они шутят? Что он будет делать в задрипанном Лойтше? Там даже школы нормальной нет, не говоря уже о других благах цивилизации.

- Я никуда не поеду, - отрезал Билл.

- Вильгельм! – прикрикнула Симона, но тут же осеклась, так как Йорг предупреждающе взглянул на жену. Биллу стоило дать время переварить эту новость, потому что отец знал, как Билл тяжело воспринимает перемены в жизни.

- Я должен быть там уже на следующей неделе, так что время подумать у тебя еще есть, - сказал Йорг. – И да, извинись перед Бельманом, мне было крайне неловко выслушивать его претензии к тебе почти при всей школе.

- Вот еще, - фыркнул Билл. – Он сам напросился, нечего было ко мне лезть. И вообще, почему бы мне не остаться здесь, а к вам приезжать на выходных? Я не собираюсь сидеть в той грязи и навозе, - проворчал Билл. Родители переглянулись.

- Допустим, ты останешься, - Симона не торопилась соглашаться. – И что дальше? На что ты будешь жить?

- Подработку найду, мне уже предложили вакансию в магазине, - Билл старался говорить ровно и спокойно, чтобы не выдать своего ликования. – Мам, ты же сама говоришь, что я уже взрослый, так что я вполне смогу жить самостоятельно.

- Хорошо, только учти, если ты тут будешь устраивать круглосуточные тусовки и бедлам, то переедешь к нам, - наконец сдалась мать. Йорг лишь устало кивнул, выражая свое согласие с женой и они вместе вышли из комнаты. Едва за ними закрылась дверь, как Билл прямо в одеяле подпрыгнул на кровати и едва не сделал сальто.

- Йес!

Он быстро выудил из кармана мобильник и набрал Андреаса. Друг взял трубку после третьего гудка.

- Каулитц, что за срочность? – тут же возмутился он. Судя по характерному чавканью, Андре ужинал.

- Ну извини, если помешал, просто у меня новость есть, - зачастил Билл. Друг на том конце провода обреченно выдохнул и, судя по звуку, отложил вилку в сторону.

- Что там у тебя?

- Ты помнишь про того маньяка из Лойтше? – начал Билл и тут же был перебит:

- Если ты сейчас начнешь мне втирать, что неплохо бы туда съездить и воочую на него посмотреть, то я положу трубку, - мрачно предупредил он.

- Бля, Андре, ты никогда меня не слушаешь, - обиделся Билл. – Короче, отца начальство отправило в Лойтше, чтобы он помог найти маньяка и для этого ему придется переехать туда на неопределенное время, мать едет с ним

- А тебя оставили тут на хозяйстве, - закончил за него друг. – Я угадал?

- В точку! – воскликнул Билл. – Мне теперь работа нужна, потому что мне ж и за дом платить, и пожрать купить надо В общем, ты понял.

- Да понял я, мама как раз про тебя спрашивала, - ответил друг. – Ты там не рушь родительские надежды и хоть неделю спокойно поживи, а то вернутся они, а там – руины и сын под завалами.

- Очень смешно, - обиделся Билл. – Я не такой криворукий, как кажется

- Да, и током тебя проводка ударила просто из вредности, - захохотал Андреас, перебив его.

- Ой, ну тебя! – возмутился Билл и нажал отбой. Андреас очень любил подкалывать его и напоминать о неудачах, чем часто провоцировал ссоры и скандалы. И тем не менее, это не мешало их многолетней дружбе, стоило произойти чему – то серьезному, как все обиды и взаимные подколы отходили на второй план. Билл откинул телефон подальше и снова взял в руки ноут, не оставляя своих попыток найти интересный фильм и тем самым скрасить хмурый осенний вечер. К его неудовольствию, на всех киносайтах висели одни премьеры, которых Билл вообще не признавал, он предпочитал более узкие жанры, со смыслом, чтобы после просмотра было о чем задуматься. Современное же кино вызывало у него презрительную усмешку. Он раздраженно захлопнул крышку ноутбука и плотнее завернулся в одеяло. Парню было невыносимо скучно, больше всего Биллу сейчас хотелось адреналина и драйва, темная улица так и манила выйти, но все осложнял проливной дождь. Билл не хотел выходить и мокнуть и потому лишь с тоской смотрел на мокрое окно. Пожалуй, впервые за долгое время он пожалел, что у него нет брата или сестры, сейчас ему было как никогда одиноко, и рядом не было того, кто мог бы разделить его одиночество. Конечно, можно было позвонить Андре и излить ему истосковавшуюся по приключениям душу, но это все не то. Билл вдруг вспомнил, что когда ему было пять лет, он часто просил родителей подарить ему братика, на что они лишь улыбались и качали головами. Ведь не скажешь же маленькому ребенку, что у матери возникли проблемы со здоровьем и рождение второго ребенка могло подорвать его еще больше. Потому Каулитцы решили не рисковать и остановились на одном Билле. Со временем Билл вырос, у него появились друзья, свои увлечения и мечты о родственной душе незаметно сошли на нет.

Билл вздохнул и обвел взглядом комнату. Неяркий свет от настольной лампы освещал небольшое помещение с темными обоями и такими же плотными шторами в тон. Билл сам не мог объяснить, почему ему так понравились темно – синие занавески в клетку, они скорее подошли бы для кухни, чем для комнаты парня, но они как нельзя лучше вписались в мрачную обстановку и Билл в который раз убедился, что какой – никакой, но вкус у него есть. Ноутбук внезапно звякнул, оповещая о том, что скоро нужно будет зарядить аккумулятор.

- Тьфу, - досадливо ругнулся Билл и нехотя выбрался из – пол одеяла. Он рассчитывал ночью посмотреть фильм, а тут такое недоразумение. Он быстро нашел зарядник, подключил его к ноуту и нырнул обратно в кровать, так как в комнате было довольно прохладно. И как только родители не мерзнут? Из соседней комнаты раздался оглушительный вой полицейской сирены, затем ругань Йорга и недовольный голос Симоны. Билл прыснул: на днях он решил подшутить над отцом, который недавно приобрел себе новый смартфон и поставил ему на сигнал сообщений звук сирены. Естественно, Йорг не оценил юмор сына, но потом забыл об этом, так как сообщения приходили ему крайне редко, коллеги предпочитали звонить, а оператор попался крайне ненавязчивый.

- Вильгельм! – рассерженный Йорг внезапно возник на пороге комнаты, грозно потрясая орущим телефоном.– Немедленно смени мне эту дрянь и поставь нормальный сигнал!

Отец пока не очень хорошо успел разобраться в устройстве нового девайса и потому самостоятельно не мог изменить настройки. Билл икнул и истерически расхохотался, неловко заваливаясь на бок и едва не съезжая на пол. Он и сам не понял, почему его так позабавила реакция отца, ну пошутил и пошутил, подумаешь. Только вот Йорг так не считал.

- Смешно тебе, да? – зловеще поинтересовался он.

- Пап да я ж - кое – как выдавил Билл и снова зашелся в истерическом припадке. В этот момент сирена снова заорала, чем заставила младшего Каулитца согнуться пополам, а Йорг испуганно подскочил и чуть не выронил мобильник из рук.

- Нет, ну вы посмотрите на него, он меня даже не слышит! Надо мной весь отдел потешается из – за твоих выходок! – возмутился Йорг, затем в сердцах кинул телефон на кровать сына и вышел из комнаты. Билл после его ухода еще долго не мог успокоиться и смеялся как умалишенный. Лишь спустя полчаса он смог взять себя в руки и сменить – таки злосчастный звук на более – менее адекватный. И конечно, он не мог удержаться чтобы не покопаться в мобильнике, надеясь найти там что – то более интересное, чем список контактов. Фотографий было всего две: одна, судя по всему, из магазина в день покупки, видимо, Йорг хотел испытать камеру в деле, а на второй красовался весь отдел за праздничным столом по случаю празднования дня рождения начальника полиции. Билл еще немного поугорал с отцовских коллег, а затем вышел из комнаты и направился в гостиную.

Йорг и Симона сидели перед телевизором и смотрели вечерний выпуск новостей. Завидев сына на пороге комнаты, Йорг ожидаемо нахмурился, а Симона кашлянула в кулак, стараясь скрыть ухмылку.

- Сделал? – мрачно осведомился отец. Билл кивнул и протянул мобильник. Йорг недоверчиво покрутил его в руках, а затем спрятал в карман.

- Господи, что за страшилище?! – вдруг воскликнула Симона и испуганно прижала руки к груди. Билл с отцом тут же перевели взгляд на экран, где красовался расплывчатый снимок с камеры мобильного телефона. На нем было изображено жуткое человеческое лицо со страшным оскалом и красными, как у вампира, глазами. Диктор за кадром вещал, что это странное существо заметили вчера вечером в лесу неподалеку от Лойтше туристы, когда остановились на привал. Тут же посыпались предположения, что это и есть маньяк, кто – то говорил, что это оборотень, кто – то считал, что это просто очередной шутник, который решил попугать приезжих. Билл как завороженный смотрел на экран, не в силах оторвать взгляд. Кажется, ему стоит пересмотреть свое решение остаться в городе
Часть 4


Билл с нетерпением ждал приближающихся выходных, так как запланировал поехать в Лойтше и собственными глазами взглянуть на чудовище, которое вчера показали в новостях. Он уже продумал план, как отпроситься у родителей, так как если он скажет им правду, то вряд ли они оценят его идею. Осталось уговорить Андреаса, наверняка ботаник смотрел вчера новости. Билл готов был дать голову на отсечение, что друг жаждет посмотреть на монстра не меньше, чем он. Взгляд упал на цифры на экране мобильника. Сегодня пятница, двадцать пятое октября. Завтра они не учатся, следовательно на уроки можно забить до самого понедельника.

- Билл, ты ужинать будешь? – в комнату заглянула Симона.

- Не, я Андре позвоню и мы прогуляемся пойдем, - ответил Билл.

- Хорошо, только чтоб был дома не позже двенадцати, - согласилась мать и перевела взгляд на окно. – Погода такая золотая Я бы тоже прошлась.

- Ну так в чем проблема? У тебя все равно выходной, так что бери батю и идите, - фыркнул Билл.

- Если ты не заметил, отец уже давно ушел на дежурство, так что сегодня наша с тобой очередь дом охранять, - хохотнула Симона. – Ладно, пойду, а то картошка пригорит.

- Угу, - кивнул Билл и тут его осенило. – Мам, подожди!

- Что еще?

- Мы с Андре тут поездку запланировали в Лойтше, - начал Билл. Мать тут же нахмурилась и Билл поспешно добавил, - к Георгу, помнишь его?

- Как же не помнить, когда вы чуть дом с ним не разгромили, - недовольно проворчала мать. – Что вы там забыли? Опять что – то задумали?

- Не, он просто позвал, все – таки каникулы скоро, отметить решили. Вот, - ловко приврал Билл. Георг Листинг действительно звонил ему на днях, что пришлось очень кстати, но не по поводу празднования начала каникул, а чтобы сообщить о новом маньяке и предложил собраться и сходить в лес на разведку, чем вызвал у Билла неподдельный восторг. Вообще Листинг был не менее азартен, чем Билл, они познакомились несколько лет назад в Мюнхене, куда Билла отправили родители в санаторий. Георг был ровесником Каулитца и потому они сразу нашли общий язык и до конца смены не давали покоя воспитателям. Вернувшись из санатория, они не прекратили дружить, Билл познакомил его с Андреасом и они частенько наведывались в гости друг к другу, что в прошлом году обернулось катастрофой. Родители Каулитца уехали в отпуск, оставив сына на хозяйстве и тот, естественно, не упустил случая позвать закадычного приятеля в гости. Георг тут же предложил устроить дикую вечеринку и тем же вечером в доме Каулитцев собралось чуть ли не полгорода. Пришел даже тихоня Андреас и показал себя с такой неожиданной стороны, что Билл еще долгое время пребывал в шоке. То, что они творили, Каулитц до сих пор вспоминал со смесью стыда и гордости. После тусовки Билл еще три дня не мог привести дом в порядок и родители застали полный раздрай и срач. Билл был посажен под домашний арест на три дня, а на вечеринки и дружбу с Листингом и вовсе был наложен мораторий. Тем не менее, Билл все равно продолжал с ним общаться, а вечеринки исправно тайком посещал у друзей, говоря родителям, что идет на ночевку к Андре. Старшие Каулитцы в конце концов смягчились и отменили свой запрет, предоставив сыну свободу и Билл старался действовать с осторожностью, чтобы не навлечь на свою голову новых неприятностей. Но чаще всего выходило наоборот.

- Мам, ну так можно? – Билл сделал жалобное лицо. – Мы так давно не виделись

- Господи, да езжай, только учти, если нам позвонят из полиции Лойтше и скажут, что Вильгельм Каулитц хотел задержать маньяка, а вместо него ему попался какой – то алкаш, то можешь забыть о дружбе с Листингом и своей поездке в Мюнхен. Понял? – строго сказала Симона и пытливо взглянула на сына.

- Да, мам, - Билл сделал правильное и серьезное лицо, хотя готов был пойти и запустить в воздух фейерверк. Полдела сделано, осталось уговорить Андре. Мать вышла из комнаты и скрылась в коридоре, а Билл тут же вытащил из кармана мобильник и набрал друга.

- Кау, у тебя что, словесный понос начался? – удивилсяАндреас.

- В смысле? – не понял Билл и отнял трубку от уха, с непониманием глядя на динамик.

- Ты мне каждый день названивать стал, - пояснил друг. – Раньше такого за тобой не водилось, мог неделями не звонить.

- А, так мы же в школе видимся, - отбился Билл. – Я что звоню – то. Прогуляться не хочешь?

- Ты не поверишь, но минуту назад я сидел с той же мыслью. Собирайся, я через пятнадцать минут зайду.

- Окей.

Андреас жил в десяти минутах ходьбы от Билла, через два дома, поэтому Билл принялся спешно отыскивать в своем бардаке более – менее чистые и немятые вещи, мысленно кляня себя за свою лень. Мать не зря постоянно пеняла ему на беспорядок, говоря, что в чистоте живется проще и сейчас парень в полной мере понял смысл ее слов. Наконец он нашел чистую толстовку и джинсы, быстро переоделся, затем схватил рюкзак, кошелек и телефон и выскочил в коридор, так как видел в окно, что Андреас уже нетерпеливо переминается у калитки.

- Мам, я пошел! – крикнул Билл уже у двери и вышел на улицу.

- Каулитц, что – то однозначно сдохло в лесу, - прокомментировал Андреас. – Я даже не успел заскучать

- Хватит тебе, - буркнул Билл. – Пойдем, мать меня до двенадцати отпустила.

- Ха – ха, а моя на неделю уехала, так что я сам себе хозяин, - хохотнул Андре. – Тебе Листинг звонил?

- О да, я уже отпросился, так что поедем завтра, - довольно сказал Билл и потер руки. Листва под ногами шуршала, теплое октябрьское солнце приятно согревало, что не могло не способствовать хорошему настроению.

- Думаешь, мы маньяка увидим? – скептически поднял бровь Андре. – Ну или что там из себя представляет то чудовище, которое вчера показали. Мне кажется, это кто – то из деревенских прикалывается, они там все с прибабахом, хотя б Жорже взять.

- Но – но, Андре, Георг крутой чувак, - запротестовал Билл. – Нехорошо так о друге говорить.

- Это больше твой друг, чем мой, - ответил блондин. – Я вообще только от нечего делать согласился на эту авантюру, хоть развлекусь немного.

- О да, знаю я, как ты развлекаешься! – заржал Билл. – Помнишь летнюю вечеринку, которую мы у меня дома устроили?

- Бля, Кау, заткнись, - Андреас мучительно покраснел и отвернулся. – Надеюсь, ты удалил все фотки оттуда? Удалил же, да?

- А вот и нет! – закривлялся Билл. – Мне особенно нравится та, где ты с девками на столе танцуешь, ты там еще в торте весь перемазанный, до сих пор помню, как все норовили тебя облизать.

Андреас нахмурился и принялся разглядывать деревья в парке, через который они сейчас шли. Он и сам от себя не ожидал, что способен на такое и сейчас ему было мучительно стыдно за свои летние подвиги.

- Да ладно тебе, расслабься, все что было летом, там же и остается, - философски заключил Билл и посмотрел на темное вечернее небо. – Походу, дождя завтра не будет. Во сколько выезжаем?

- В шесть чтоб был готов, Листинг нас уже ждать будет на остановке, - ответил друг. – И вообще, я не пойму, с чего это он мне звонит? Откуда у него мой номер?
- Я дал, - спокойно ответил Билл. – А что?

- Ничего, просто скоро с твоей подачи весь город будет знать наши номера, если захочет найти приключения на свою задницу. Нам можно уже свою фирму открывать для таких как ты.

- Почему как я? А ты?

- Я вообще за компанию во все ввязываюсь, потому что оставлять тебя одного опасно, как показала практика, - деловито сказал Андреас и уселся на лавочку. Билл последовал его примеру и блаженно вытянул длинные ноги. Он не любил долго ходить, потому что быстро уставал и даже в магазин брал отцовскую машину. Пешком он ходил только в школу и обратно, чем вызывал постоянный смех у Андреаса.

- Шпала, - протянул Андреас противным голоском и тут же увернулся от подзатыльника. – Бля, чего драться – то сразу?

- Потому что бесит меня эта кличка, - недовольно буркнул Билл. – Я не виноват, что мой дед был два метра ростом.

- Придурок, я бы на твоем месте гордился, - с завистью сказал Андре. – А то мне как – то не улыбается читать тебе нотации откуда – то снизу.

- И не читай тогда.

Друзья замолчали и принялись смотреть по сторонам, разглядывая прохожих и гуляющих. Преимущественно в парке была молодежь, редко можно было встретить кого – то старше двадцати трех. Внезапно взгляд Билла упал на скамейку неподалеку от них. Там сидели их с Андре одноклассники и он не очень хотел, чтобы они их увидели.

- Там Стив, - Андреас тоже увидел парней. – Подойдем?

- Да ну нафиг, не хочу, сейчас опять начнется Шпала да Шпала. Там тем более парни незнакомые сидят, не хочу опозориться, я же вроде как известная личность здесь, - ответил Билл.

- Ага, личность, у которой самооценка ниже плинтуса, - хихикнул друг и посмотрел на кусты сзади лавочки. – Каулитц, смотри! – вдруг заорал он на весь парк и вскочил, тыча пальцем на заросли.

- Что там? – Билл тут же подскочил и встал рядом с другом. Прямо из кустов на них смотрели дикие кроваво – красные глаза, а потом растения шевельнулись и все исчезло. Парни с минуту стояли в немом шоке. Первым отмер Билл.

- Это тот зверь! – заорал он. – Что стоишь, за ним! – Каулитц схватил опешившего друга за рукав и рванул следом за таинственным существом. Андреас едва поспевал за ним, мысленно молясь, чтобы они не нарвались на настоящего маньяка. Впереди слышался топот тяжелых лап, шуршание листьев, хруст веток. Зверь явно был спринтером, так как хилый и неспортивный Каулитц с трудом смог нагнать его. От этого Андреасу становилось страшно. Что будет, если они его все – таки догонят? Наверняка он их убьет, ему ведь не нужны свидетели.

- Билл подожди! – крикнул он, догоняя Каулитца. – Да стой же ты! – Андре успел ухватить друга за рукав.

- Он же уйдет! – завопил Билл. Он уже вошел в раж, такую добычу нельзя было упустить, это сенсация! Они собственными глазами видели лойтшевского маньяка и если повезет, могут его выследить.

- Билл, это опасно! У нас нет ни оружия, ни даже ножа, он в два счета расправится с нами, это же чудовище, маньяк! – Андре стал уговаривать друга, но Билл лишь отмахнулся и собрался гнаться за чудовищем дальше, как вдруг сзади громко хрустнули ветки. Друзья переглянулись и медленно обернулись на звук. Чудовище стояло прямо напротив них, красные глаза жутко светились в темноте, а из горла рвался утробный животный рык. Билл и Андреас судорожно сглотнули и во все глаза уставились на чудовище, которое по – прежнему стояло неподвижно, закрывая им тропинку к парку. Билл смог рассмотреть, что зверь едва ли выше его, но физически он явно был гораздо сильнее. Ему ничего не стоило расправиться с ними. Билл сделал шаг к нему, на что зверь глухо рыкнул и подался в сторону.

- Чего ждешь!? Давай! Нападай на нас! Ну! – заорал Билл, продолжая наступать на зверя. Андреас шокировано наблюдал за другом и не был уверен, что Билл сейчас соображает, что делает. Горло скрутил спазм и он не мог произнести ни звука. Чудовище издало жуткий рык и бросилось на Каулитца, но Билл во время успел увернуться в сторону. Зверь проскочил мимо и угодил в кусты. Тропинка в парк была свободна.

- Андре, беги! – крикнул Билл, но друг остался на месте. Чудовище тем временем выбралось из зарослей и теперь подкрадывалось к Андреасу сзади.

- Андреас, нет!!! – истошно заорал Билл и кинулся спасать друга, но не успел. Чудовище накинулось на парня, отчего тот завопил и стал отчаянно вырываться из когтистых лап. Билл лихорадочно стал искать какую – нибудь палку, чтобы ударить зверя, но ничего подходящего не было. Только мелкие веточки и камни. Камни Он быстро набрал несколько крупных и увесистых и, прицелившись, кинул в зверя. «Снаряд» угодил ему в ногу, что ничуть не смутило чудовище. Он по – прежнему сжимал Андре в стальных объятиях и прицеливался к его горлу, чтобы впиться в него зубами.

- Каулитц, сделай что – нибудь! – истерически заорал Андре и конвульсивно задергался в лапах зверя, все еще не теряя надежды вырваться. Острые когти ранили ему руку, из раны шла кровь, скорее всего, задеты вены. Счет шел на минуты

Билл метнул еще один камень, самый крупный и тяжелый. На этот раз он попал прямо в цель, камень влетел прямо в лоб чудовищу. Он разжал лапы и покачнулся, глухо рыча. Андреас вырвался и со всех ног кинулся обратно в парк, прихрамывая на правую ногу, так как зверь успел ранить и туда. Билл побежал следом, поминутно оглядываясь, так как зверь уже оклемался и сейчас по пятам следовал за ними. До парка оставались считанные метры Андреас первым выскочил из парка и плюхнулся на ближайшую лавочку. Вокруг него тут же стала собираться толпа народа, все наперебой расспрашивали его о произошедшем, тут же была и полиция, Андреас молился, чтобы среди них не оказался отец Билла, так как тогда им обоим грозило наказание. Он наверняка позвонит матери и тогда все, его посадят под домашний арест и не видать ему Мюнхена как своих ушей. Раны нестерпимо болели, но это сейчас мало волновало его. Каулитц так и не появился, хотя бежал в полуметре от него и по идее должен был выскочить вместе с ним. Где же он?... Неужели?...

Андреас поднялся и, расталкивая галдящую толпу, прихрамывая принялся пробираться обратно к лесу, туда, где должен был быть Билл.

- Каулитц! – громко крикнул он и его голос эхом разнесся по территории. – Каулитц!

Никто не отзывался. Андреас стал пробираться дальше в лес, ломая сухие ветки и не переставал звать друга. Он оглядывался по сторонам, но никого не было, ни Билла, ни чудовища. Где они?

- Билл!!! – совсем отчаянно крикнул он, срывая и без того севший голос.

Сзади раздались торопливые шаги и Андреас испуганно обернулся. К нему двигался высокий темный силуэт, он пошатывался из стороны в сторону и сжимал явно раненую руку.

- Тут я - раздалось хриплое. Билл. Живой. Андреас кинулся к другу и едва не завалил того на землю. Каулитц зашипел и отстранил от себя приятеля, скорчив болезненную мину.

- Где ты был?! Там полиция, скорая, народу столько, все уже в курсе - торопливо зачастил Андреас.

- Плевать Андре, я его видел Это не зверь Это человек - прохрипел Билл и его глаза блеснули. – Когда он гнался за нами, я решил схитрить и свернул в сторону, он двинулся за мной и я повел его в сторону болота Я споткнулся и упал, он на меня сзади накинулся, хотел уже разорвать, но я его бить стал и ногой по башке попал Пиздец, он сильный, я его едва вырубить смог Это действительно человек Только больше на волка похож, у него когти, хвост, черт побери, даже уши на башке есть Это не похоже на маскарадный костюм Больше на оборотня смахивает Пиздец - задыхаясь, выпалил Билл и согнулся пополам, опираясь ладонями о колени. Он до сих пор не мог отдышаться после незапланированного марафона.

- Ты ненормальный - потрясенно выдохнул Андре. – Он мог убить тебя Ты, блядь, ранен, посмотри на себя Каулитц, это в голове не укладывается Что мы полиции скажем?

- Ничего не скажем, - хрипло сказал Билл и сплюнул в сторону. – Они все равно нам не поверят Я хочу сам поймать его

- Билл, это безумие!

- Лучше бы спасибо сказал, что я твою шкуру спас, - выдохнул Билл и, сильно прихрамывая, двинулся обратно в парк. Андреас поспешил следом за ним, так как вдали послышался жуткий волчий вой.

Едва они вышли на свет, как их тут же окружила возбужденная толпа народа, все охали, ахали, причитали, кто – то спешно принялся звать врача скорой, что было очень кстати, так как парни были ранены и их не мешало бы осмотреть. Неотложка подоспела во мгновение ока, врач растолкал зевак и усадил пострадавших на лавочку, медсестры оперативно стали обрабатывать мелкие синяки и ссадины, кое – где заклеивая их пластырем. Осмотр ран показал, что требуется наложить швы. Андреас взвыл и умоляюще посмотрел на врача скорой, но тот был неумолим и потребовал немедленно госпитализировать пострадавшего в больницу. Биллу повезло чуть больше: у него был легкий вывих лодыжки и глубокая царапина на руке, которую проворная медсестра ловко обработала и забинтовала.

Вой полицейской сирены заставил Каулитца вздрогнуть. Только не отец, только не он Ему крупно повезло: Йорг дежурил сегодня не на этом участке и потому можно было успокоиться. Молодой полицейский тут же принялся опрашивать свидетелей, но те лишь отрицательно качали головами и все как один указывали на Билла. Андреаса уже успели увезти на скорой и потому Каулитцу пришлось отдуваться за двоих. Он не рассказал полиции и половины того, что видел на самом деле и когда они наконец оставили его в покое, спешно ушел домой.

К его большому облегчению, Симоны не было дома. В записке, которую она оставила, было сказано, что в больницу поступил тяжелый пациент, которому требовалось срочное хирургическое вмешательство. Билл выдохнул и отложил записку в сторону, затем прошел в душ и спешно скинул с себя грязную одежду, часть из которой была безнадежно испорчена. Пока он принимал душ, потом одевался, его не покидало ощущение, что за ним кто – то наблюдает. Успокоиться он смог только когда оказался в своей комнате. Он бросил взгляд на темное окно и закрыл глаза, плотнее закутываясь в одеяло.
Часть 5

В понедельник в школе творилось какое – то безумие. Едва Билл и Андреас переступили порог учебного заведения, как их тут же облепили одноклассники с требованием в подробностях рассказать о том, что произошло в пятницу вечером. Билл яростно отбивался от них и почти волоком тащил за собой растерявшегося Андре, который испуганно озирался по сторонам и хромал на раненую ногу, так как наложенный шов не спешил затягиваться, причиняя ощутимые неудобства. Всю ночь с пятницы на субботу он провел в больнице и по этой причине не смог поехать с Каулитцем в Лойтше. Впрочем, как позже выяснилось, Билл тоже не горел желанием ехать туда и в результате они оба провели выходные в Магдебурге, чем очень расстроили ожидавшего их Георга.

- Уйди! – впереди идущий Каулитц отпихнул очередного любопытного и ввалился в класс, а следом за ним – толпа одноклассников, так как они не теряли надежды выведать подробности. Билл раздраженно кинул на парту рюкзак и плюхнулся на стул, складывая руки на груди и недовольным взглядом обводя столпившихся вокруг него любопытных.

- Шпала, правда, что ты чудовище видел? – с волнением спросил Стив и умоляюще уставился на Билла, отчего Каулитц выразительно закатил глаза и устало выдохнул.

- Отвали, Стив, ничего мы не видели, - недовольно буркнул Андре и сел рядом с другом.

- А я не тебя спрашиваю. Ну так видел?

- Ну видел и что? – индифферентно отозвался Билл и лениво поднял глаза на одноклассников. – Я ответил на ваш вопрос?

- Эм А как он выглядит? Говорят, жуткий, чудовище настоящее - зачастил стоящий рядом со Стивом Маркус.

- Сам ты чудовище, - ответил Билл. – Все, свалите от моей парты, достали. Сами пойдите да посмотрите на монстра своего, если хочется. А меня не трогайте.

По классу прокатился разочарованный вздох, затем народ стал неохотно разбредаться по своим местам, так как все поняли, что больше от Каулитца они ничего не добьются.

Билл облегченно выдохнул и принялся неторопливо вытаскивать из рюкзака учебник и тетради, про себя молясь, чтобы учителю не взбрело в голову проверить письменную домашнюю работу, так как Каулитц ее не сделал. Списывать у Андреаса уже не было времени, так что оставалось надеяться, что герр Байер просто забудет.

- Мне Листинг вчера вечером звонил, - Андреас внезапно ткнул его в бок и показал телефон с последним входящим. Билл удивленно на него посмотрел и приготовился слушать дальше.

- Говорит, что маньяк этот опять в Лойтше вернулся, вчера из их школы пацан пропал и мужик какой – то. Предложил все – таки собраться и прогуляться вечерком в лес. Что думаешь?

- Странный он какой – то, этот псих, - задумчиво начал Билл. – Если он только в деревне нападает, то нахрена он сюда пришел? За выходные в городе никто ведь не пропал Я у отца даже спрашивал, он же это дело ведет. Тут что – то не то Должна быть какая – то причина, по которой он выбрал именно Лойтше Но какая?

- Может, он кому – то хочет отомстить? – предположил Андреас и задумчиво почесал подбородок.

- Вряд ли, - покачал головой Билл. – Если бы хотел, то он бы не стал столько народу убивать, тут что – то другое И надо узнать, что это. Я не удивлюсь, если он начнет и нас с тобой выслеживать, ведь если он действительно оборотень, то он наверняка запомнил наш запах

- Блять, влезли же на свою голову, - громко выругался Андре и тут же пригнулся к парте, потирая ушибленный затылок. За разговором они не заметили, что физик вошел в класс и уже пять минут стоит над их партой, дожидаясь, когда они обратят на него внимание.

- Ай!- твердая рука физика опустилась на затылок Каулитца и отвесила нехилую затрещину.

- Встать! – прикрикнул Байер и Билл послушно поднялся, а следом за ним и Андре.

- Поведайте нам, молодые люди, что же вы так оживленно обсуждали, что этот молодой человек, - он кивнул на покрасневшего Андреаса, - позволяет себе грязно ругаться в присутствии учителя. Ну же, не стесняйтесь.

- Фу, как пафосно, - буркнул Билл, отчего лицо физика удивленно вытянулось. – Начнем с того, что мы вас не видели.

- И что же? Вас, наверное, не учили, что выражаться в общественном месте нельзя? – вкрадчиво поинтересовался физик и склонил голову набок.

- Учили, - едва слышно ответил Андреас и втянул голову в плечи. Билл окинул его насмешливым взглядом и продолжил безразлично оглядывать класс, словно учителя рядом и не было.

- Ну так почему же тогда вы позволяете себе употреблять такие фразы в своей речи? – все тем же тоном осведомился Байер.

- Вы нам что, лекцию по культуре речи и этике собрались прочитать? Если так, то я пойду тогда, - Билл бесцеремонно отодвинул физика в сторону, взял с парты рюкзак и спокойно покинул класс под ошарашенные взгляды одноклассников. Байер лишь передернул плечами и продолжил стоять над несчастным Андреасом, который был готов провалиться сквозь землю. Сколько раз тот же Билл, Маркус и другие матерились у него на уроках и им ничего не было, а ему Вот повезло так повезло! Андре мысленно трижды проклял дотошного физика и пообещал себе вообще перестать материться.

- Шварц, давайте ваш дневник. Вашим родителям стоит знать о вашем поведении на моих уроках, - сухо сказал Байер. – И да, передайте вашему другу, что я хочу увидеться с его отцом в ближайшее время.

Андреас скорбно отдал свой дневник учителю и с отвращением наблюдал за тем, как тот аккуратно выводит заметку, портя весь вид. За все время учебы это был второй раз, когда ему писали в дневник замечание. Первый был в далеком пятом классе, когда они с неугомонным Каулитцем сорвали урок географии, спрятав глобус, который был нужен на урок. Сейчас это выглядело смешно, словно они в первом классе. Андреас вздохнул и посмотрел на часы. До конца урока оставалась еще уйма времени. Придется терпеть.

Наконец, ему вернули дневник и физик все – таки соизволил начать урок. Класс разочарованно выдохнул и нехотя открыл сборники задач, мысленно готовясь к очередным «пыткам». Герр Байер очень любил давать большое количество задач для решения на уроке, но, конечно же, решить абсолютно все не успевал никто и потому большая часть заданий оставалась на дом вдобавок к обычному домашнему заданию. Андреас раздраженно отшвырнул от себя учебник и он с грохотом упал на пол, чем привлек внимание всего класса и физика в том числе.

- Потрудитесь объяснить, молодой человек, что сейчас было? – убийственно спокойным тоном поинтересовался учитель и спустил очки на кончик носа. Андреас в ответ молча собрал свои вещи и выскочил из класса, так как в данный момент был не в состоянии воспринимать какую – либо информацию. Внутри все кипело от гнева и негодования. Еще и чертов Каулитц куда – то запропастился. Андре раздраженно поправил вечно сползающий с плеча рюкзак и быстрым шагом двинулся по пустому коридору. Его не волновало, что Байер сейчас может позвонить родителям и ему влетит, ему было все равно, что по физике у него наверняка в этой четверти будет неуд и тогда его аттестат накроется большим медным тазом. На все плевать.

- Шварц, ты что, тоже свалил оттуда? – окликнули его со стороны. Парень резко остановился и обернулся на голос. Каулитц стоял под лестницей с сигаретой в зубах и с удивлением смотрел на друга. Андреас был удивлен не меньше, так как до этого момента он был уверен в том, что его лучший друг не курит.

- Свалил, - согласился он, усаживаясь рядом с Биллом. – С каких пор ты дымишь?

- Жизнь заставила, - философски отозвался Билл и выпустил струю дыма в воздух. Андреас невесело усмехнулся и уставился на свои колени.

- Куда теперь? – спросил Билл и выкинул окурок прямо на пол. – Домой однозначно нельзя.

- Ну это тебе нельзя, а у меня мать в командировке, - сказал Андре. – Так что пойдем, все равно смысла тут торчать нет.

- Вау, растешь на глазах. Кто бы мог подумать, что Андреас Шварц, заучка и отличник, будет вот так валить с уроков и говорить, что в школе нечего делать. Браво! – Билл зааплодировал, чем вызвал у Андре скупую улыбку и недовольный вздох.

- Все, я пошутил. Слушай, а может прямо сейчас в Лойтше поедем? – вдруг предложил Билл. Идущий рядом друг поперхнулся воздухом от неожиданности и во все глаза уставился на сияющего друга.

- Кау, ты сбрендил? – сиплым шепотом спросил он и покрутил пальцем у виска. – Что мы там делать будем?

- Ну, мне вообще – то Георг звонил, пока ты там с Байером разбирался, - нарочито медленно начал Билл, за что получил тычок в плечо. – Короче, он нас приглашает. У них вчера маньяка этого видели, прямо днем, в лесу бегал.

- Больше похоже на бред сумасшедшего, - недоверчиво протянул друг. – Кто видел хоть? Если сам Листинг, то хрен я туда поеду.

- Да не, мужики, они вчера охотиться пошли, а тут он. Они с перепугу думали, что волк, стали палить по нему, а он кинулся на них для острастки и был таков. Там такой переполох поднялся, полиция дежурит сутками теперь.

- Все равно. Если полиция, то это еще хуже, потому что там может твой отец оказаться. Так что нет, Кау, как хочешь, но я не буду так рисковать.

- Отец сегодня дома, - обиженно сказал Билл. – Так что никто нам ничего не сделает. Поехали, все равно больше делать нечего. А там хоть с Гео пообщаемся, в лесу погуляем

- На маньяка посмотрим, - закончил за него Андреас. – Ладно, уговорил, только учти, если вам с Листингом приспичит за ним гоняться, то я сразу сваливаю.

- Все, уймись, - беззлобно буркнул Билл. – Давай тогда по домам, переоденемся, рюкзаки положим и через полчаса на остановке возле моего дома. Окей?

- Окей. Звони Листингу, пусть встретит хоть, - усмехнулся Андреас. Билл достал телефон и набрал друга.

- О, Кау, ты все – таки созрел! Я знал, что ты примешь правильное решение! – пафосно зачастил Георг в трубку. Билл захохотал и покосился на Андреаса, который резко помрачнел и сейчас усиленно рассматривал асфальт.

- Созрел, только я не один буду. Со мной Андре, - сказал Билл.
- Опять нам лекции читать будет? – недовольно вздохнул Георг. – Ладно, так и быть, пусть будет, но учти, если он начнет нас опять доставать, то пусть пеняет на себя.

- Окей, окей, все будет нормально, - протараторил Билл. – Встречай нас на остановке, как обычно.

- Куда я денусь? – отозвался Георг и отключился. Билл спрятал телефон в карман и обернулся к Андреасу.

- Ты что такой мрачный?

- Напрягает меня эта идея. Ничего хорошего у нас не выйдет, - упрямо повторил Андре и ускорил шаг. Билл поспешил следом и схватил друга за рукав, останавливая.

- Андре, я же вижу, что дело не в поездке, - осторожно начал Билл. – Что происходит?

- Ничего, - буркнул друг и вывернулся из рук Каулитца.

- Не веди себя как баба во время ПМС, - разозлился Билл. – Говори нормально.

- Хорошо, я скажу нормально, - Андреас выделил последнее слово. – Меня бесит, что из – за тебя мы постоянно куда – то влипаем. И как – то странно получается, что потом влетает всем, но только не тебе, тебя наоборот все хвалят, какой ты у нас умный, хороший распрекрасный. Меня это достало! Мне надоело опасаться за свою задницу только потому что ты опять куда – то лезешь. Когда – нибудь это плохо закончится. С меня хватит, Каулитц. Я больше в эти игры не играю.

Билл стоял и в немом шоке смотрел на своего друга. Только друг ли он теперь? Он никогда не думал, что Андреас может в один момент все взять и вот так разрушить. Сколько он помнил, он никогда не говорил открыто о своих недовольствах, все время был с ним везде, тенью следовал всюду. И тут вдруг такое.

- Слушай, что – то за все время, что мы дружим, а это почти десять лет, ты ни разу не высказал свое недовольство. Не нравится, что я куда – то постоянно встреваю? Прекрасно, никто не тянет тебя идти следом, ты сам всегда напрашиваешься. Все лавры мне? Ты в курсе, сколько домашних арестов я высидел и сколько раз побывал в полицейском участке? И там меня далеко не хвалили, хорошо, что ты не слышал того, ЧТО мне там говорили. Опасаешься за мою задницу? Так извини, я по – другому не могу. И вообще, Шварц, если я тебя так бешу, то какого черта ты со мной дружишь тогда? – Билл прищурился и пристально посмотрел на покрасневшего Андре.

- Каулитц, ты эгоист, - спокойно сказал Андреас. – Ты думаешь только о себе. Тебе плевать на остальных и на меня в том числе. С меня хватит, я терпел тебя десять лет и мне этого по горло хватило.

- Терпел значит? – Билл медленно двинулся на своего теперь уже бывшего друга и угрожающе навис над ним. – А кто в прошлую пятницу орал: «Билл, спаси, помоги, убивают!»? – передразнил он. – С меня тоже хватит. Думаю, нам стоит прекратить наше общение, дальше оно не имеет смысла. Прощай, друг, - на этой фразу Билл усмехнулся и, развернувшись, быстро ушел прочь. Андреас еще долго смотрел вслед быстро удаляющейся высокой фигуре и его посетило сомнение. Каулитц, он ведь такой, от злости и обиды может наломать дров. Еще эта поездка к Листингу Черт с ней, с ссорой! Он поправил съехавший рюкзак и торопливо направился к себе домой. Каким бы противным не был Билл, подстраховать его все же стоило
Часть 6


На остановке в Лойтше людей было необычно мало и потому Билл без труда увидел переминавшегося с ноги на ногу Георга. В глаза сразу бросилось, что друг сменил имидж. Вместо привычных длинных волос, за которые Билл называл его Рапунцель, на голове Листинга теперь красовалась короткая стрижка.

- Жорже, тебя прям не узнать! – воскликнул Билл, когда подошел к нему.

- Зато ты все такой же, Шпала, - в тон ему ответил Георг и друзья крепко обнялись. – А чего сам? Где Андреас?

- Мы больше не дружим, - мрачно ответил Билл и посмотрел на носки своих ботинок.

- Как это «не дружим»? – удивился Георг. – Кау, что – то ты темнишь. Признавайся давай, опять из – за тебя ему влетело?

- Гео, вот только давай без твоих нотаций, - скривился Билл. – Я тебе потом расскажу, а сейчас я хочу отдохнуть и расслабиться. Где ваш маньяк?

- Странные у тебя понятия об отдыхе, - хмыкнул Георг. – В лесу, где же ему быть – то? Пошли хоть вещи положишь, а то что ты прям с рюкзаком туда пойдешь?

- Эм Ты прав. И кстати, у тебя пожрать что – нибудь есть? – Билл жалобно взглянул на друга. – Я с самого утра не ел.

- Есть конечно, - кивнул Георг. – Пойдем, а то свалишься тут.

Билл шутливо пихнул его в бок и друзья двинулись в деревню, по пути постоянно вспоминая всякие приколы и не прекращая смеяться, чем вызывали недовольства со стороны местных жителей.

- Все, Кау, хватит, ты как конь ржешь, - Георг ткнул Билла в плечо, отчего тот сильно пошатнулся и едва не угодил прямо в канаву.

- Гео, ты полегче! – возмутился он.

- Тюю, хилый какой! Ну ничего, сейчас мы тебя накормим, - хищно произнес Георг, заходя к себе во двор и потер ладони. Собака, сидящая в вольере, увидев Билла, тут же громко залаяла, чем немало напугала Каулитца.

- Гера, нельзя! Фу! – крикнул Георг. Собака послушно замолчала и скрылась в глубине вольера. Билл облегченно выдохнул и первым юркнул в дом. Навстречу ему вышла мать Георга, Мария.

- Здравствуйте, - поздоровался Билл. Женщина скупо улыбнулась ему и вопросительно посмотрела на вмиг растерявшегося сына. Дело было в том, что фрау Листинг не была знакома с Каулитцем и сейчас ее озадачило присутствие незнакомого человека в доме.

- Мама, это мой друг Билл. Билл, это моя мама, - поспешил представить их Гео и умоляюще посмотрел на мать. Мария отличалась строгостью и одобряла далеко не всех приятелей сына.

- Хорошо, - Мария так же сухо кивнула. – Георг, зайди пожалуйста на кухню. А вы, молодой человек, - она обернулась к Биллу, - подождите в гостиной.

Билл кивнул, затем разулся и аккуратно поставил обувь рядом с тумбочкой так как уже успел понять, что мать Гео не потерпит беспорядка. Он осмотрелся по сторонам и наконец прошел в гостиную и присел на диван. В гостиной был идеальный порядок, вещи были расставлены в строгом порядке, ни где ни единой бумажки или мусоринки, все говорило о том, что хозяйка дома помешана на порядке. Вообще, он представлял себе фрау Листинг такой же бесшабашной, как и сам Гео, но ошибся. Скорее всего, Георг пошел характером в отца.

Из кухни доносились негромкие голоса, недовольный – Марии и виноватый, оправдывающийся – Георга. Билл догадался, что фрау Листинг не одобрила их дружбу, раз выговаривает Гео. Но доказывать этой женщине, что он не такой раздолбай, как кажется, Билл тоже не собирался, потому что понимал, что это не имело смысла. Она либо вежливо его выслушает и потом укажет на дверь, либо вообще запретит Георгу общаться с ним. И тогда Билл лишится еще одного друга.

Георг вышел к нему мрачный и не переставал постоянно коситься на кухню и что – то бурчать себе под нос.

- Эм ну что, идем? – неуверенно поинтересовался Билл и глянул на друга. Тот тряхнул непривычно короткими волосами и кивнул, а потом торопливо вышел в коридор. Билл последовал за другом, так как не хотел нарываться на гнев матушки Листинга.

- Блин, достала со своими нотациями, - проворчал Георг, когда они вышли за калитку. Билл понимающе кивнул и огляделся по сторонам.

- С этим не дружи, того в дом не води Такое впечатление, что я должен всю жизнь у нее под боком жить, - продолжал пыхтеть Гео, - и, главное, что Марку можно все, а мне Эх, будь отец на ее месте, он бы и слова не сказал, - вздохнул он.

- А кто такой Марк? – поинтересовался Билл.

- Младший брат, - со вздохом ответил Листинг. – Любимец, ути пути. А я как козел отпущения, подай – принеси, принеси – подай, тех в дом не води, на тусовки не ходи. И так постоянно, ей все равно, что мне уже 18 и я со дня на день закончу школу. Вечно как с маленьким.

- А отец, что не такой строгий? – осторожно спросил Билл. Он был удивлен такому потоку откровений Георга, он никогда не рассказывал ему о своих проблемах в семье и Билл был уверен, что у него крайне демократичные родители. А оказалось, совсем наоборот.

- Нет, - протянул Гео. – Он, в отличие от матери, мне все позволяет, говорит, уже взрослый, должен свои шишки набивать и опыта набираться, а не под родительским крылом сидеть. Он даже пару раз со мной в кое – каких авантюрах участвовал. Круто было

- Ну значит, не все так плохо, - улыбнулся Билл и дружески хлопнул его по плечу. Они подошли к лесу и Георг посмотрел по сторонам, чтобы убедиться, что поблизости нет полицейских и их не поймают. С некоторых пор ходить сюда было запрещено во избежание новых жертв, но все равно находились смельчаки вроде них, которых дежурный полицейский постоянно ловил.

Только они сделали шаг к лесу, как сбоку послышались торопливые шаги. Парни синхронно обернулись и увидели со всех ног бегущую к ним девушку примерно их возраста. Георга перекосило, а Билл непонимающе воззрился на пришелицу.

- Георг! – крикнула она так радостно, словно Гео был как минимум ее братом. Листинг сделал несчастное лицо и возвел глаза к небу. Сейчас начнется.

- Кто это? – шепотом спросил Билл.

- Лиззи, - ответил Гео, морщась. – Ужасно приставучая, как и ее мамаша, выведывать пришла, кто ты такой и на кой черт мы премся в лес. Советую не отвечать на ее вопросы или врать. Она на любой бред ведется.

- А куда это вы? – девица не преминула напомнить о себе и с любопытством оглядела парней, особенно долго ее взгляд задержался на Билле, что не понравилось Каулитцу.

- Куда надо, - лаконично буркнул Георг и посмотрел на шевельнувшиеся листья кустов.

- А ты друг Георга, да? Я тебя раньше не видела здесь, - зачастила Лиззи, обращаясь к Биллу. «И хорошо, что не видела», - мрачно подумал Билл. Он понял, что девушка положила на него свой любопытный глаз, это было очень заметно и крайне бесило. Барышня была не в его вкусе. Светлые волосы, стянутые в неопрятный хвостик, вздернутый нос, низкий рост Билл предпочитал высоких аристократичных брюнеток, но такие экземпляры встречались ему крайне редко и потому он уже долгое время находился в поисках девушки.

- Лиз, чего ты пришла? – Георг решил не тянуть резину и спросить напрямую. – Матушка Билла в окно увидела, да?

- Нет - тут же смутилась она. – Я сама Мне же интересно

- Мне тоже много чего интересно, - отозвался Георг. – Будь добра, свали отсюда, соплячкам здесь не место. Это чисто мужские дела.

- Мужские? – Лиззи пошленько хихикнула и хитро посмотрела на переглянувшихся парней. – Ну – ну

- Ты ты это не нарывайся, - Георг стал угрожающе надвигаться на нее, но девушка ловко отскочила в сторону, продолжая гнусно хихикать.

- Мужские дела у них, - передразнила она, отпрыгивая от Гео.

- Заткнись, - подал голос Билл. – Георг, не обращай внимания, пойдем, а то ты за этой ошибкой природы до вечера гоняться будешь и мы нихрена не успеем.

- Что – о –о?! – вознегодовала Лиззи и кинулась на Каулитца, но тот ловко увернулся от ее кулачков и скорчил презрительную мину. Девица начала его подбешивать, он уже был готов сказать ей пару далеко не ласковых слов, но вовремя сдержался. Лиззи, между тем, переключилась на Георга и продолжила плоско насмехаться.

- Ну все, ты сейчас огребешь, - с угрозой в голосе сказал Георг и откинул рюкзак в сторону. Лиззи попятилась и неожиданно рванула в лес. Билл и Гео кинулись следом за ней, так как девка запросто могла влезть в неприятности и все наверняка списали бы на них. Деревня есть деревня.

- Ну и где она? – спросил Георг, когда они остановились посреди поляны, устало опираясь на колени и восстанавливая сбившееся дыхание. Лиззи бесследно исчезла, чем вызвала нешуточное беспокойство у обоих парней.

- Хрен ее знает, вернется, - ответил Билл и поправил рюкзак. – Куда дальше идти?

- Ну говорят, что монстра видели в этом районе, так что давай дальше пройдемся, но я что – то не уверен, что нам повезет, - сказал Георг и двинулся вперед. Кусты сзади внезапно зашуршали, парни тут же испуганно обернулись, но все резко стихло и они спешно покинули это место.

Они шли уже около получаса, но следов чудовища нигде не было, даже намека на его присутствие. Парни постоянно смотрели по сторонам, надеясь наткнуться на какой – нибудь знак, но ничего подобного не было. Только как никогда спокойный густой лес. И больше ничего вокруг. Тишину нарушил громкий девичий визг. Билл и Георг вздрогнули и остановились, испуганно озираясь по сторонам. Кричала явно Лиззи, но они не могли понять, где именно, с какой стороны донесся звук. На несколько секунд все стихло, затем раздался громкий рык и снова визг, на этот раз еще громче.

- Блядь! – выругался Георг. – Где эту сучку искать теперь? Если он ее задрал, то все, ее мамаша нас уроет здесь же, а перед этим расчленит и сожжет. Бляяя - он схватился за голову и взъерошил волосы. Билл был в таком же настроении и прекрасно понимал опасения друга. Девушку последний раз видели с ними и если с ней что – то случится, то все спишут на них. Этого допустить нельзя.

- Пойдем поищем ее, - сказал Билл. – Она должна быть где – то недалеко, так что у нас есть шанс.

- Согласен, - кивнул Георг и только они собрались идти, как кусты громко затрещали, затем раздался громкий рык и навстречу им выскочила взъерошенная и напуганная до полусмерти Лиззи. Она тут же кинулась к парням, прячась за их спины, на что они никак не отреагировали, словно застыв в оцепенении. Прямо на них из кустов шел монстр При дневном свете он выглядел также устрашающе, как и ночью: красные глаза, горящие диким огнем, жуткие когти, рот, искривленный в ужасающем оскале. Билл как завороженный смотрел на него. Он не ошибся. Это действительно был человек, только больше похожий на неудачный эксперимент ученого – психа, который решил пересадить ген волка человеку. Сильное тело с развитой мускулатурой, мускулистые руки и ноги, широкие плечи, осанка Если бы не волчьи уши, прижатые к затылку и нервно дергающийся хвост, то он вполне бы сошел за обычного парня. Сложно было определить, сколько ему лет, но Билл решил, что около двадцати – двадцати пяти, не больше. Стоящий рядом Георг буквально трясся от ужаса, Лиззи за его спиной тихо скулила, цепляясь руками за футболку. «Гибрид» же стоял напротив них и выжидающе изучал их своими красными глазами и угрожающе рычал, стоило кому – то из них пошевелиться.

- Бежим, - одними губами прошептал Георг, но Билл предостерегающе тронул его за руку, давая понять, что еще не время.

- Что тебе нужно от нас? – громко спросил Каулитц, обращаясь к зверю. Тот дернул ушами и рыкнул, в красных глазах блеснул интерес, что поразило Билла. Он их понимает?

- Ты понимаешь меня? – продолжил Билл, надеясь, что все же сможет выжать из существа хоть какой – то ответ.

- Билл, что ты делаешь? – прошептал Георг.

- Пытаюсь наладить контакт, - таким же шепотом ответил Билл, не сводя глаз со зверя. Тот явно прислушивался к их разговору.

- Ты думаешь, он нас понимает? – скептически хмыкнул Гео.

- Судя по тому, как недобро он на тебя сейчас смотрит, то да, - ответил Билл и снова повернулся к волку.

- Почему ты нападаешь на людей? – «допрос» продолжился. Зверь глухо рыкнул и нервно повел ушами. Вопрос явно ему не понравился.

- Хорошо, пропустим эту деталь, - Билл сейчас чувствовал себя так, словно он общается с инопланетянином, до того нереальным ему казалось происходящее. – Может, хотя бы девушку отпустишь, а?

- Кау, это невиданная щедрость, - недовольно пробурчал Георг. – Бери, нам не жалко, - сказал он уже зверю. Тот лишь дернулся и быстро посмотрел по сторонам, словно что – то учуяв. Раздался негромкий хлопок. Он вдруг отчаянно взвыл и неловко плюхнулся на колени, зажимая рукой бедро. Кусты затрещали и перед компанией неожиданно возник Андреас! В руках у него была небольшая винтовка.

- Ты?! – Билл едва не выронил из рук рюкзак. – Ты что тут делаешь? Ты что, следил за нами?!

- Ну надо же было тебя подстраховать, - спокойно ответил блондин.

- Подстраховал? – язвительно спросил Билл и кивнул на лежащего на земле зверя, который отчаянно скулил, зажимая руками кровоточащую рану. Андреас не ответил и уставился на свои ботинки.

- Георг, помоги ему! – крикнул Билл другу и кинул ему свой рюкзак. Георг трясущимися руками поймал его и стал судорожно искать бинты и вату. Он одновременно боялся, но в то же время понимал, что нельзя бросать это существо здесь истекать кровью, каким бы гадом он не был. Он на ватных ногах подошел к зверю и присел на корточки перед ним, одновременно пытаясь убрать его руки от раны. Монстр выл и скулил, отказываясь поддаваться и все время норовил задеть Георга своими когтями, но Листинг стойко держался и наконец смог убрать руку с раны. К счастью зверя, пуля прошла навылет и доставать ее было не нужно. Как только он коснулся краев раны ваткой с раствором перекиси, то зверь конвульсивно дернулся и откинул его руку, вызвав недоумение и раздражение одновременно.

- Тупое животное, я тебе помочь хочу! – не выдержав, заорал Георг и швырнул бинты на землю. – Каулитц, мать твою, иди сюда!

- Что? – крикнул Билл, отвлекаясь от выяснения отношений с Андре. Тот облегченно выдохнул и поспешил ретироваться. Лиззи же давным - давно убежала обратно в деревню и парни теперь боялись, что она приведет полицейских. Они надеялись, что им удастся еще раз повидаться с загадочным существом и наконец разговорить его, а для этого нужно было в срочном порядке обработать его рану и отправить его обратно в лес.

- Бинтуй его сам, он меня не слушает, - проворчал Гео, когда Билл подошел.

- А меня прям послушает, - саркастично фыркнул он и взял в руки бинты. – Далеко не отходи, держать его будешь.

- Я тебе что, атлет? – проворчал Гео, но все же убрал руки монстра и прижал их к земле. Тот сдавленно рыкнул и дернулся, но Георг мало уступал ему в силе и хватка была довольно крепкой. Билл ловко обработал огнестрел, затем наложил несколько слоев ваты, смоченной антисептиком и принялся аккуратно бинтовать. Зверь, как ни странно, перестал дергаться и лишь тихо скулил, так как препарат щипал и жег, он не переставая неотрывно следить за движениями Билла. Каулитц же делал все на автомате, руки предательски тряслись, он до сих пор не мог поверить, что сейчас находится лицом к лицу со зверем. Он закончил бинтовать и поднялся, отряхивая коленки. Георг отпустил монстра и тоже встал. Существо же тут же заерзало и попыталось встать, но тут же заскулило и улеглось обратно.

- Куда его теперь? – спросил Георг. – Не в деревню же с собой тащить

- Надо его подальше отсюда отвести, наверняка Андре с Лиззи уже вызвали полицию, - сказал Билл.

- И как ты себе это представляешь? Лично я сомневаюсь, что мы вдвоем поднимем эту груду мышц, - Георг кивнул на зверя. Билл задумался. Георг был прав, волк был крупнее их обоих вместе взятых и они его явно не удержат. Надо было что – то придумать Каулитц задумчиво прикусил губу.

- Уходите - раздалось вдруг хриплое. Парни неверяще переглянулись и во все глаза уставились на зверя. Он смотрел прямо на них, красные потухшие глаза не выражали никаких эмоций, голос был хриплым и надтреснутым, словно волк был простужен.

- Ты ты - только и смог выдавить Билл, Георг же вообще пораженно молчал, переваривая информацию. Зверь их понимает.

- Уходите - повторил волк.

- А ты? – выдавил Билл. Нельзя оставлять его здесь, его же найдут!

- Перебьюсь - на лице зверя мелькнула кривая усмешка. – Уходите, пока сюда не пришли деревенские

- Давай мы хотя бы встать тебе поможем, - нерешительно предложил Билл и направился к нему. Георг двинулся следом за товарищем и в следующие несколько минут они усиленно пытались поднять зверя с земли. Волк был довольно тяжелым, плюс больная нога только мешала и создавала дополнительные препятствия.

- Каулитц, уйди, все равно от тебя толку нет! – пропыхтел Георг, помогая волку встать на ноги.

- Почему это? – пробухтел в ответ Билл, придерживая зверя под руки. – Блять, ну и тяжелый ты

- Дальше я сам - прохрипел волк и, опираясь на ближайшее дерево, двинулся вглубь леса, сильно припадая на раненую ногу. Георг с Биллом растерянно посмотрели ему вслед и неторопливо направились обратно в деревню.
Часть 7


Как парни и предполагали, на тропинке, ведущей обратно в деревню их уже дожидались полицейские и кинологи с собаками. В первых рядах стояли отец Георга и Йорг Каулитц. И если первый был на удивление спокоен и выдержан, то второй буквально пылал гневом, Билл уже представил, что ждет его дома. Он наверняка уже сказал матери

- Мальчики, вы вернулись! – из – за спин мужчин выскочила перепуганная Лиззи и кинулась обнимать парней как родных. О том, что они влипли по ее вине, она как – то забыла.

-Уйди, - Билл брезгливо отпихнул ее от себя и подошел к отцу, который сейчас выглядел на удивление спокойным. Но так только казалось, Билл знал, что сейчас ему никто не будет устраивать разборок, свое он получит дома.

- Пап, я - начал младший Каулитц, но отец недобро прищурился и он замолчал.

- Садись в машину, дома поговорим, - сухо сказал Йорг и кивнул на открытую дверцу. Билл виновато опустил голову и послушно нырнул в салон. Георг с сочувствием на него посмотрел и вздохнул, а затем поспешно направил стопы в сторону домом под не менее суровым взглядом герра Листинга.

Полицейские тем временем принялись прочесывать лес, кинологи спустили собак с поводков, надеясь, что те смогут взять след загадочного маньяка, но пока ничего не получалось. Билл остался у леса в машине под присмотром стажера и по совместительству отцовского помощника Майкла, прибывшего сюда по обмену из Америки. Он уже было дернулся, чтобы выйти из машины, но бдительный Майкл тут же неодобрительно на него зыркнул и погрозил дубинкой.

- Ой, напугал! – фыркнул Билл. – Майкл, а Майкл, ну отпусти, а?

- Если ты хочешь, чтобы твой отец лишил меня работы, то извини, - ответил помощник и помахал дубинкой в воздухе. Билл вздохнул.

- Ой, что ты меня этой палкой пугаешь! – снова фыркнул он. Майкл недобро засопел, парень видел, что помощник начинает злиться и потому справедливо решил, что ему стоит заткнуться на некоторое время. Будет время обдумать произошедшее.

Из всего было ясно только одно: зверь – существо разумное, он их понимает. Все остальное же вызвало массу вопросов. Как он тут оказался? Зачем он это делает? И кто он вообще такой? Загадка, которую ему только предстояло разгадать. Билл вдруг вспомнил, как зверь смотрел на них с Георгом, когда они обрабатывали ему рану. Сквозь злобу и ненависть сквозил такой страх и недоверие, что невольно бросало в дрожь. Что с ним сделали? Почему из нормального человека он превратился в подобие чудовища, жестокого монстра, для которого нет жалости и сострадания. Билл предполагал, что этот парень стал таким не по своей воле. Он боится людей, как бы абсурдно это не звучало. Внезапно всплыли мысли обо всяких легендах и оборотнях, которые в детстве Билл очень уважал и постоянно тряс бабушку Маргарет на эту тему, так как старушка была настоящей ходячей энциклопедией и знала бесчисленное множество всяких преданий и историй, переходивших из поколения в поколение. Может, стоит поговорить с ней? В другое время подобные мысли показались бы ему более, чем абсурдными, так как в сказки Билл давно не верил, но вот сейчас Происходящее все больше походило на ожившую легенду. Пожалуй, все же стоит поговорить с Маргарет

- Чего тебе надо? – раздался недовольный голос Майкла с улицы. Билл отвлекся от своих рассуждений и выглянул из машины. Понурый Андреас препирался с Майклом, пытаясь пробиться к Каулитцу. Билл вздохнул и заткнул уши наушниками, чтобы этот паршивец не лез к нему с разговорами. Он прикрыл глаза и откинулся на спинку сидения. Вдруг кто – то легонько тронул его за плечо. Билл не отреагировал. В следующий момент правый наушник вылетел у него из уха. Он резко подскочил и разозленно посмотрел на топчущегося рядом Андре.

- Чего тебе надо? – прошипел он. Андреас смущенно ковырял землю носком ботинка и упорно не смотрел на Каулитца. Он ничего не говорил и Биллу пришлось начать разговор самому.

- Андреас, я повторяю: какого черта тебе надо? – гаркнул Каулитц, да так, что стоящий неподалеку Майкл испуганно вздрогнул и поперхнулся минералкой. Он неодобрительно качнул головой и откусил кусок булки.

- Билл, не кричи, - наконец выдавил Андреас. Билл вздохнул: дело сдвинулось с мертвой точки.

- Хорошо. Что дальше?

- Я это поговорить хотел, - промямлил Андре. – Извиниться. Я был неправ, когда сказал, что ты эгоист и так далее

- Вау, - с сарказмом протянул Билл. – И что это изменит?

- Ну - подавленно выдал Андреас и замолчал. Каулитц был неспособен на компромиссы в принципе. Если да – то да, если нет – то нет, третьего не дано. Как он мог об этом забыть?

- Все сказал? – все с тем же сарказмом поинтересовался Билл и поднес наушник к уху.

- Пошел ты, - выплюнул Андреас и быстро пошел прочь. Билл криво усмехнулся и снял плеер с паузы. «Не споткнись смотри», - подумал он, глядя вслед удаляющемуся однокласснику. В его планы не входило мириться с Андреасом, даже его извинения ничего не изменили. Он для себя решил, что так будет лучше. Меньше проблем. И плевать, что они дружили десять лет и прошли вместе через огонь и воду. Ушел один раз, уйдет и в другой, так что нет смысла его прощать. Общаться еще можно, но только в пределах школы.

- Зря ты так, - вдруг раздалось над ухом. Билл раздраженно вытащил наушники и недовольно уставился на Майкла.

- Ты что, подслушивал? – недоверчиво спросил он и уставился на стажера.

- Ты так орешь, что даже мертвый услышит, - хмыкнул Майкл. – Он ведь к тебе мириться пришел, извинился, а ты взял и послал. Нельзя так.

- Ой, вот только не надо меня учить, - отмахнулся Билл. – Сам разберусь, без твоих советов.

- Это в тебе говорит твой максимализм и гены Каулитцев, - веско сказал Майкл.

- Откуда ты про мои гены знаешь? – фыркнул Билл. - И причем тут мой максимализм?

Разговор начал принимать интересный оборот и забавлял Билла.

- Мне достаточно общения с твоим отцом, он такой же как и ты, только старше и опытнее, - ответил помощник, проигнорировав шпильку. – И знаешь, он, в отличие от тебя, так с людьми не поступает. Так что подумай над этим. Помирись с другом, Билл.

- Майкл, отвали, а? – попросил Билл. – Твои нравоучения меня все равно не колышат, сколько бы ты тут не распинался. У меня тоже есть свои принципы и я не собираюсь от них отступать. Так что всего хорошего, - с этими словами Билл заткнул уши наушниками и прибавил громкость. Майкл покачал головой и отошел, понимая, что дальше продолжать разговор не имеет смысла. Пока младший Каулитц сам не поймет, бесполезно ему что – то объяснять. Обезьяна малолетняя.

Через час кинологи и полицейские вернулись из леса ни с чем. Все были вымотанными уставшими, то и дело переругивались между собой. Зверя они так и не нашли. Йорг Каулитц попрощался с коллегами и сел за руль. Билл тут же вытащил наушники и захлопнул дверцу машины. Отец молчал и не разговаривал с ним, думая о чем – то своем и Билл предпочел его не затрагивать. Все равно дома его ждет головомойка. Они выехали из Лойтше на главную трассу и поехали обратно в Магдебург. Лес сплошной стеной шел вдоль дороги и Биллу на какое – то мгновение показалось, что среди деревьев мелькнул знакомый силуэт волка. Он тряхнул головой и видение тут же исчезло.

- Что это там такое - пробормотал отец, вглядываясь куда – то вдаль. Билл проследил за его взглядом и буквально прилип к лобовому стеклу. В нескольких сотнях метров прямо посередине дороги стоял зверь.

- Твою ж мать, - выругался Билл.

- Вильгельм, - предупреждающе сказал отец и он тут же осекся. Машина шла прямо на волка, но он и не думал уходить с трассы. Он что, сумасшедший?

- Что это? – пораженно спросил Йорг, когда смог рассмотреть фигуру на трассе. Билл проигнорировал его вопрос, продолжая смотреть на зверя. Прошла еще сотня метров.

- Пап, останови, - попросил Билл, когда они подъехали ближе. Йорг посмотрел на сына как на ненормального, но интуитивно сбавил скорость.

- Билл, что ты собираешься делать? – испуганно спросил он, глядя как сын роется в своем рюкзаке, явно что – то ища.

- Останови машину, - повторил он, закрыв рюкзак.

- Ты что, собрался идти туда? Ты в своем уме?! Сядь немедленно!

- Он меня не тронет.

- Вильгельм! – прокричал Йорг, но сын уже вышел из машины и направился к зверю. Он машинально достал из кобуры пистолет и снял его с предохранителя.

Зверь, увидев Билла, сдвинулся с места и потянул носом, узнавая знакомый запах. Каулитц медленно подошел к нему и встал напротив.

- Ты зачем на трассу вышел? – как можно спокойнее спросил он. – Хочешь, чтобы тебя нашли?

- Нет.

- Тогда зачем?

- Твой запах Я учуял его, думал, ты где – то поблизости - ответил зверь. Билл поразился такой логике. У него определенно мозг не на месте.

- Иди. Обратно. В лес, - отчеканил он. – Немедленно. Мой отец не поймет твоего юмора и при первой же попытке напасть на меня пристрелит тебя. Иди в лес. Или тебе нужно что – то?

- Ничего, - ответил волк и, развернувшись, медленно побрел к обочине и затем быстро скрылся за деревьями. Билл дождался, пока он скроется из вида, затем облегченно выдохнул и вернулся в машину.

- И что это было только что? – раздраженно поинтересовался Йорг, когда Билл приземлился на пассажирское сидение и пристегнул ремень. – Что это за номера?

- Ничего, просто так надо было. И да, убери пистолет, у тебя руки трясутся, - спокойно сказал Билл.

- Как же не затрясутся, когда ты с каким – то монстром пошел общаться. Ты головой вообще думаешь? Хоть иногда? А вдруг это тот самый маньяк? Кстати, надо дать ориентировку на него в участки, пусть прочешут лес, - зачастил Йорг. – А ты – под домашний арест. На месяц.

- Но папа

- Я все сказал, - отрезал отец. Билл вздохнул и сложил руки на груди. Этого еще не хватало. Арест. На месяц. Это вообще нечто из ряда вон.

- Только ты это Не привлекай полицию, хорошо? – умоляюще попросил он напоследок. Йорг непонимающе приподнял бровь и покосился на понурого сына.

- Почему это?

- Я тебе потом все объясню, не привлекай только, хорошо? – Билл умоляюще сложил руки.

- Билл, что за тайны? Ты опять во что – то вляпался? – Йорг с подозрением на него посмотрел и прибавил скорость, так как начал накрапывать дождь и не хотелось попадать под ливень.

- Нет, просто я не могу пока ничего рассказать. Я и сам толком ничего не знаю Пока - ответил он. Йорг покачал головой.

- Мне надоело постоянно бояться, что ты куда – то встрянешь. Почему ты не можешь жить нормально, как другие ребята твоего возраста? Билл, ты не маленький, неужели ты в детстве не наигрался в Шерлока Холмса? – Йорг по – прежнему ничего не понимал.

- Проехали, - устало выдохнул Билл и достал плеер. По стеклу ударили первые крупные капли, а где – то далеко в лесу послышался волчий вой.
Часть 8
Всю оставшуюся дорогу до Магдебурга Билл с отцом проехали молча. Разговаривать о чем - либо не было ни желания, ни настроения, мысль о домашнем аресте ничуть не грела душу. Еще и от матери дома получать... Билл горестно вздохнул и прибавил громкость в плеере.

- Приехали! - громко оповестил Йорг через десять минут. Билл, успевший задремать, резко подскочил и от неожиданности ударился макушкой о потолок в салоне. Он охнул и потер ладонью ушибленное место, затем взял рюкзак и неохотно выбрался из теплой машины. На улице была мелкая морось и заметно похолодало к вечеру, днем было куда теплее. Он осмотрел мокрый двор и зашел в дом. Встревоженная Симона уже ждала его в коридоре, теребя в руках кухонное полотенце.

- Мам... - начал Билл, но женщина жестом показала ему замолчать.

- Вильгельм Каулитц, - строго сказала она. - Что ты себе позволяешь? Почему директор школы звонит мне и говорит, что ты снова сорвал уроки и сбежал? Что происходит?

- Мам, давай потом, - неохотно буркнул Билл и принялся стаскивать ботинки. Ему было стыдно перед матерью за свои выходки, но вот извиняться он никогда не умел.

- Нет, не потом, - отрезала она. - Что с тобой происходит, я понять не могу?

- Мааам, - протянул Билл, однако Симона снова заставила его замолчать:

- Билл, мы с отцом за тебя волнуемся, как ты не поймешь? - вздохнула она.

- Мам, прости... - сказал Билл, борясь с неловкостью. - Я все понимаю, правда... Просто... Ну не получается у меня по - другому и все! - отчаянно воскликнул он. Симона снова вздохнула, но ее выражение лица стало мягче. Долго злиться на своего неугомонного сына она просто не умела. Со стороны двери раздалось шуршание и возня и на пороге возник промокший до нитки Йорг.

- Вильгельм, ты помнишь, что я тебе сказал? - сразу же напомнил он. Билл хмуро кивнул, а Симона озадаченно взглянула на мужа.

- Он под домашним арестом, - пояснил старший Каулитц и стянул с себя промокшую форменную куртку.

- Йорг, он уже не маленький, чтобы сажать его под арест, - недовольно заметила женщина. - Билл, иди к себе.

Он с благодарностью взглянул на мать и поспешно скрылся в своей комнате. Отец иногда был чересчур строг к нему и Симона нередко выгораживала его, чтобы маленький инцидент не вылился в большую ссору. Билл тихо подошел к двери и прислушался к приглушенным голосам, доносящимся из коридора. Родители никогда не кричали друг на друга, они всегда находили способ договориться без криков и битья посуды, поэтому что такое семейный скандал Билл знал только от Андреаса, родители которого ссорились с завидной регулярностью.

Внезапно возле двери раздались шаги и Билл поспешно отскочил к кровати. На пороге комнаты стояли родители, Симона была крайне хмурой и недовольной, а Йорг прямо таки излучал решительность. Что они опять задумали?

- Вы изобрели новый метод казни? - усмехнулся Билл. Мать тут же на него шикнула, а отец пропустил выпад мимо ушей.

- Если ты помнишь, то на этой неделе мы должны переехать в Лойтше, - без обиняков начал Йорг. Билл тут же нахмурился и подкатил глаза. - К концу недели мы должны быть там. В свете последних событий, мы с матерью посовещались и решили, что будет лучше, если ты переедешь с нами, потому что оставлять тебя одного крайне рискованно.

Билл растерянно хлопал глазами и переводил взгляд с Симоны на Йорга. Они же ведь разрешили...

- И не надо делать такое несчастное лицо, - сказал отец. - Если бы ты вел себя нормально, то у нас было бы больше оснований тебе доверять. А так, нет.

- Но... Вы же обещали... Мам, ну скажи! - взмолился Билл. Мать передернула плечами и ее красноречивый взгляд сказал больше любых слов. Не заслужил.

- Все, разговор окончен, - отрезал Йорг.

- А школа? Вы же не думаете, что я буду учиться в том гадюшнике? - Билл решил привести последний довод. Родители переглянулись.

- Мы решили не дергать тебя с места на место и потому учиться ты будешь здесь, ездить будешь на автобусе. Или ты не хочешь? - вкрадчиво поинтересовалась фрау Каулитц.

- Ну хоть на этом спасибо, - мрачно буркнул Билл. Родители, довольные результатом, гордо удалились в гостиную. Билл горестно вздохнул и рухнул на кровать. Допрыгался... Ведь было же предчувствие, что не стоит сейчас ни во что ввязываться, но когда он прислушивался к своим ощущениям? Билл усмехнулся. Успокаивало только одно: в Лойтше жил Георг и вдобавок в лесу обитал загадочный маньяк. Кстати, о нем... Пожалуй, стоит пожертвовать своими каникулами в Мюнхене и выпроситься к бабушке в деревню. Ради такого можно потерпеть неделю в захолустье. Он решительно поднялся с кровати и вышел из комнаты. Мама суетилась на кухне, а отец, судя по орущему телевизору, был в гостиной. Парень втянул в себя воздух и прошел в комнату.

- Пап, я это... Поговорить хотел, - начал он.

- Я весь в внимании, - ответил Йорг и убавил громкость. Билл немного помялся, но потом все же сказал:

- Я хочу на каникулы поехать к бабушке.

Йорг от неожиданности поперхнулся воздухом и непонимающе посмотрел на сына. Билл захотел в деревню? Что с ним?

- Сын? - озадаченно поинтересовался он.

- Что? - в тон ему ответил Билл. - Я соскучился по ней, хочу проведать...

- А Мюнхен? Ты же нам с матерью все уши прожужжал, - недоверчиво сказал Йорг. Его насторожили такие внезапные перемены, он не сомневался, что сын снова что - то задумал.

- Зимой поеду, - как можно безразличнее ответил Билл. - Ну так что?

- Езжай, - согласился отец. - Только постарайся никуда не влипнуть, у Маргарет в последнее время шалит сердце, не нужно ее волновать. Все понял?

- Ага, - радостно кивнул Билл. В душе он был готов пускать ракеты от радости.

- Когда у тебя начинаются каникулы? - спросил отец.

- В следующий понедельник, - не сдержав радости в голосе, ответил Билл и выскочил из гостиной. Отец усмехнулся и потер подбородок. Странный какой - то в последнее время...

- Что это ты такой радостный? - поинтересовалась Симона, когда Билл заскочил на кухню. - Не лезь грязными руками в тарелку, сколько можно говорить? - проворчала она, но сын не обратил внимания и все - таки стащил горячий блинчик с мясом.

- Меня офец в дефевню отпуфтил, - с набитым ртом прошамкал Билл и с трудом проглотил кусок. Симона недоверчиво приподняла одну бровь и скептически взглянула на сына. Она слышала их с Йоргом разговор и догадывалась, что Билл снова что - то задумал, она видела, как хитро блестят у него глаза и как он нервно двигается, такое с ним было только тогда, когда он отлавливал у себя в голове очередную идею и готовил план к ее осуществлению. Симона знала своего сына как облупленного и потому не сомневалась, что поездка за триста километров - ничто иное, как очередное приключение.

- Вильгельм, ты снова что - то задумал? Только давай честно, - устало вздохнула мать и присела напротив Билла. Тот прожевал блинчик и посмотрел в стол. Он не знал, что лучше: сказать матери правду или же соврать? Билл понимал, что Симона не потерпит очередного вранья, но и не мог рассказать ей обо всем.

- Ну что ты молчишь? - тихо сказала мать.

- Мам, ну так надо, правда, - Каулитц кисло улыбнулся. - Это связано с тем монстром, которого на днях по телеку показали. Я думаю, что это может быть связано с легендами какими - то, потому и хочу поехать и поговорить с Маргарет, ты же знаешь, что она прямо кладезь всяких сказов.

- Сын, ты иногда такой наивный, - вздохнула Симона. - Ну кто верит в детские сказки? Тем более о каком - то мнимом монстре... И к тому же, никто не знает, что он из себя представляет... Это слишком рискованно, Билл, я боюсь за тебя.

- Мама, я пока что еду к бабушке в деревню. Я монстра этого в глаза не видел, - тут Билл кривил душой, на самом деле, он прекрасно был знаком с волком. Но не стоило пугать мать.

- Ну хорошо, - нехотя ответила Симона. - Езжай, но постарайся никуда не влезть, хорошо?

- Хорошо, - кивнул Билл и, поднявшись из - за стола, ушел к себе. Остаток вечера он провел за решением домашних заданий и ночным просмотром фильма.

***

Понедельник наступил быстро, Билл и не заметил, как пролетели выходные. Он выехал поездом в воскресенье вечером и прибыл в понедельник в обед поездом. Дальше надо было целый час трястись в автобусе. Билл кое - как вытерпел эту пытку и к трем часам дня благополучно добрался до деревни, где жила Маргарет Каулитц.

- Привет, бабуль, - поздоровался внук и обнял старушку, когда та вышла его встречать. Женщина звучно расцеловала его в обе щеки и повела в дом, не переставая приговаривать, как вырос ее внук и как она по нему соскучилась.

- Ты вещи в комнату отнеси и иди руки мыть, суп и пирожки уже на столе, - засуетилась Маргарет и торопливо пошла на кухню. Для своих шестидесяти восьми лет она выглядела довольно бордо и моложаво, вот только возраст и болячки периодически давали о себе знать. Она поправила и без того ровно лежащую на столе скатерть и присела за стол. Приезд внука ее очень обрадовал, она не видела его почти полгода и про себя удивилась, как изменился Билл.

- Вкусно пахнет, - внук появился на пороге кухни и радостно потер руки. - Пирожки... С мясом?

- С мясом, с мясом, - кивнула Маргарет. - Садись, все остынет.

Билл не стал ждать второго приглашения. Он быстро уселся за стол и с аппетитом принялся за обед, не забывая нахваливать стряпню Маргарет. Она лишь довольно улыбалась и с умилением наблюдала за внуком. Он в считанные минуты расправился с обедом и с довольным видом откинулся на спинку стула.

- Наелся? - по - доброму усмехнулась бабушка и начала убирать посуду со стола. Билл тут же подскочил и отобрал у нее тарелки.

- Я сам уберу.

- Спасибо, - благодарно сказала женщина и опустилась на стул. Билл деловито перемыл все тарелки и поставил на место, затем налил себе компота и уселся напротив Маргарет.

- Ну что, внук, рассказывай, как ты, - начала она. - Как родители?

- Ой да нормально, - ответил Билл. - Работают, меня ругают... Я учусь, прогуливаю... Иногда.

- Бессовестный, опять в свои детективные игры играешь? - покачала головой Маргарет. Она прекрасно была осведомлена о делах Билла, ей он почему - то доверял больше, чем родителям.

- Эм... Ну да, - стушевался Билл. - У нас сейчас опять новое дело нарисовалось. В Лойтше зверь завелся.

После этих слов Маргарет резко побледнела и охнула. Билл тут же испуганно подскочил к ней, но старушка жестом заставила его сесть обратно.

- Давай я тебе лекарства принесу, - не отступал он, но женщина была непреклонна:

- Сиди, со мной все нормально. Что за зверь там, говоришь, завелся?

- Полуволк, получеловек. Ну то есть как... Уши у него волчьи, хвост, когти, а тело и лицо человеческое... Похож на неудачный эксперимент психа ученого, - усмехнулся он. Маргарет задумчиво посмотрела на него, что - то обдумывая, а потом негромко спросила:

- Ты ведь за этим ко мне приехал? Чтобы узнать о волке, да?

- Ну вообще да, - смущенно ответил Билл.

- Ладно, перестань краснеть, - махнула рукой женщина. - Расскажу все, что знаю, а там - решай сам. Только учти: он опасен.

- Не впервой, - отозвался Билл.

- В общем, эту историю мне рассказывала еще моя бабушка, - начала Маргарет. - В 1851 году в цыганском таборе жила ведунья. Имени ее я уже не помню, но суть не в этом. Зимой у нее родился ребенок, как ты уже понял, этот ваш полуволк, как ты его назвал. Ведунья вскоре после родов умерла, но, как говорила бабушка, перед смертью она успела попросить повитуху забрать мальчика себе, но та отказалась и вскоре тоже умерла, цыгане говорили, что ведунья эта забрала ее. Мальчика назвали Томом и оставили в таборе. Но, знаешь, ему там пришлось ой как несладко... Его ненавидели, постоянно издевались, а когда он покалечил сына одного из цыган, вообще заперли в клетке и отправили в балаган. Барон получал неплохой навар на нем, деньги были бешеные, к ним отовсюду ехали, чтобы посмотреть на это чудовище. Но потом там что - то произошло и он сбежал из табора, перед этим учинив страшную бойню. Половина табора была убита, а остальные успели в лес сбежать. И все, с тех пор его больше никто не видел.

Билл сидел, как громом пораженный. Он ни за что бы не подумал, что этот... Том из прошлого века. Интересно, сколько ему лет сейчас? Полученная информация не укладывалась у него в голове, возникла целая куча вопросов и Билл решил не упускать случая узнать все у Маргарет об этом волке.

- А сколько ему лет сейчас? - тихо спросил Билл.

- Больше ста, - ответила женщина. - Ты что, видел его?

- Да, - Билл судорожно сглотнул. - И он ну никак не тянет на древнего старика, ему можно лет 25 дать, не больше.

- Ну понятное дело, он же не обычный человек получается, - хмыкнула Маргарет.

- Только я не пойму, почему он появился в Лойтше? Что его связывает с деревней? - Билл недоумевающе посмотрел на бабушку.

- На месте Лойтше раньше стоял тот табор, где его держали. Скорее всего, он мстит, - ответила она. - Билл, я очень тебя прошу, не лезь в это дело. Он опасен, это самый настоящий зверь, чудовище.

- Я так подозреваю, что если бы не те люди, он бы таким не стал, - твердо сказал Билл. - И я найду его чего бы мне это не стоило.

- Билл, ты наивен, - вздохнула женщина. - Ему ничего не стоит расправиться с тобой в первую же встречу.

- Их было уже две и я все еще жив, - хмыкнул Билл. Маргарет удивленно вскинула брови.

- Две?

- Да. Первый раз в городском парке, а второй раз в лесу в Лойтше. Его тогда подстрелили и мне пришлось бинтовать ему рану, - нехотя ответил Билл. Маргарет смотрела на него со смесью страха и восхищения.

- Спасибо за обед, я к себе пойду. Хочу отдохнуть, - Билл поднялся со своего места и направился к дверям.

- Иди - иди, - кивнула Маргарет и поднялась следом.

Билл рухнул на кровать и прикрыл глаза. Кое - что прояснилось: во - первых, волк совсем не волк, а человек, рожденный ведьмой; во - вторых: он мстит жителяи Лойтше за свою сломанную жизнь. Биллу было жаль его, но в то же время он не понимал, к чему эта бессмысленная жестокость. Эти люди... Они ведь не виноваты, что те цыгане сделали его таким. За что им мстить? "Его зовут Том", - вдруг вспомнил Билл слова бабушки. Том...
Часть 9
Всю неделю каникул Билл провел у бабушки в деревне, выпытывая у нее все новые и новые подробности легенды о волке. Маргарет рассказала ему все, что смогла вспомнить, а на пятый день расспросов разозлилась и Биллу пришлось оставить бабушку в покое. В субботу вечером он должен был уже сесть на поезд и вернуться в Магдебург и потому вечер пятницы у него был плотно занят.

- Вильгельм, неужели так сложно держать вещи в порядке и не разбрасывать свои майки? - ворчала Маргарет, наблюдая за тем, как Билл рыщет по всей гостиной в поисках футболки, которую он "точно оставил вот тут, на диване". Парень лишь фыркнул и продолжил ворошить шкаф.

- Держи, - бабушка тронула его за локоть и протянула пропажу. Билл радостно заулыбался, поблагодарил старушку и спешно отправился упаковывать чемодан. Только он застегнул молнию, как мобильник разразился жизнерадостной трелью. Билл выудил его из кармана и нажал "ответить".

- Кау, куда ты пропал? - сразу поинтересовался Георг, даже не удосужившись поздороваться.

- Привет для начала, - буркнул Билл. - У бабушки я, завтра приеду.

- Оу, дружище, что, отправили в наказание? - понимающе протянул Гео и закашлялся, где - то фоном послышался собачий лай и недовольный окрик Марии, а в довершение всего у соседей громко закукарекал петух. Билл прыснул в трубку, но тут же замаскировал смех неумелым кашлем.

- Видишь, оркестр целый, - проворчал Георг. - Я тебе не затем звоню. Мам, успокой ее! - крикнул он в сторону. Билл снова надул щеки и громко хрюкнул. Георг в трубке недовольно хмыкнул, но предпочел не комментировать выпад друга.

- В общем, ты много пропустил, - сказал он, когда Билл соизволил успокоиться. - Наш волк вокруг деревни кругами ходит, вчера возле моей хаты ошивался, мелкий увидел - так орал, мать весь вечер его валерьянкой отпаивала. Пиздец, короче. Кстати, ты в курсе, что твои сюда переехали?

- Да, они звонили мне, сказали, чтобы я сразу к ним ехал, - ответил Билл. - Волк, говоришь? Интересно... И что он делал?

- Да ничего, - Билл прямо - таки увидел, как Георг пожал широкими плечами. - Походил, принюхивался все, я вышел, кое - как его отвел от дома, говорю, чего надо, а он рыкнул и свалил, пока не появлялся больше. Что делать будем?

- Я тебе кое - чего про него привезу, ты упадешь, - отозвался Билл. - Ты там осторожнее, он все - таки не ручная болонка. Предок там мой ничего не предпринимает?

- Ты всегда недооценивал Йорга, - хмыкнул Георг. - Он уже третий день лес с собаками прочесывает, даже Геру мою брал, батя тут чуть не подрался с ним, боялся пропадет. Кстати, тебя тут сюрприз ждет. Твои родители овчарку завели, так что готовься стать нянькой.

- Что?! - Билл крикнул так громок, что по комнате разнеслось эхо, а Георг на другом конце провода отнял трубку от уха. - Какая еще собака?!

Нет, конечно Билл любил животных, но в его планы не входило заводить питомца, он предпочитал любоваться на них издалека.

- Кау, не ори, собака взрослая, - решил утешить его Георг, но Билл издал еще один трагичный вопль:

- Геееооо! Мне же теперь с ней нянчиться! Билл, выгуляй, накорми, в туалет своди! Мне уже жаль это животное, - простонал он. - Я о себе толком позаботиться не могу.

- А кто сказал, что ты будешь с ним гулять?

- А кто?

- Пока что с этим весьма успешно справляется твоя мать, так что не паникуй раньше времени. И вообще, пес может нам пригодиться, собаки ведь монстра этого чуют, смекаешь, да? - вкрадчиво поинтересовался Георг. Билл задумался. Друг прав, собака им не помешает, да и к тому же, если она действительно чует монстра, то сможет предупредить о его появлении.

- Ладно, что там еще? - поинтересовался Билл.

- Ну что, Андреас часто приезжает, все у меня твой новый номер выпрашивает, заколебал уже, - выдохнул Георг. - Кау, может, поговоришь с ним?

- Вот еще, - презрительно фыркнул Билл. - Он сам виноват, так что пусть теперь не рыпается. И вообще, я сам с этим разберусь, Гео, так что спасибо за участие.

- Ну смотри, мое дело предложить, - мирно отозвался Георг. - Все остальное по приезде расскажу, по телефону сильно палевно. Пока.

- Я завтра вечером уже буду дома, так что можешь смело в гости идти. Ну, или я к тебе приду. Пока, - сказал Билл и отключился. Нужно было продолжить собирать вещи и вообще, уже поздно, завтра ему рано вставать. Билл быстро отодвинул чемодан с вещами в сторону и отправился в душ, после чего спокойно лег спать.

***

До Магдебурга он доехал на удивление быстро, благо, электричка была скоростной. Билл сошел с поезда и сразу же сел на такси, чтобы спокойно добраться до Лойтше. Георг не переставал названивать ему каждые десять минут, чаще, чем родители, которые позвонили всего два раза за весь день.

- Гео, блин, мне до вас десять километров и все, - проворчал Билл и выключил телефон. Таксист усмехнулся, но промолчал, продолжая следить за дорогой. Билл вздохнул и поправил лежащий на коленях рюкзак.

Десять километров прошли на удивление быстро. Таксист высадил Билла у остановки, где его уже встречала Симона.

- Привет, мам.

- Здравствуй, сын. Ну что, как съездил? Как бабушка? - вопросы посыпались как из рога изобилия.

- Маааам, давай сначала до дома дойдем, - протянул Билл, таща за собой чемодан с вещами. Проходящие мимо местные жители с любопытством смотрели на них, кое - кто начал перешептываться, кто - то усмехался... Билл не обращал внимания, продолжая идти следом за что - то воодушевленно рассказывающей матерью.

- Мы пришли, - Симона остановилась возле двора с невысоким забором и крашеной в темно - зеленый цвет калиткой. Билл придирчиво осмотрел небольшой домик и несмело вошел во двор. Навстречу им тут же выбежала огромная овчарка, а следом за ней на крыльце показался Йорг.

- Что это? - Билл испуганно посмотрел на Симону.

- Отец решил завести собаку, - спокойно ответила она. - Совсем маленький еще, седьмой месяц только, - она погладила пса по голове, отчего тот волчком закрутился вокруг нее.

- Эм... маленький? - Билл скептически оглядел овчарку и та вдруг посмотрела на него большими щенячьими глазами. Каулитц нерешительно тронул ее за ухо, на что псина тут же прикусила ему палец.

- Ауч! - Билл резко отдернул руку. Мать недовольно покачала головой и увела пса, а потом вернулась обратно.

- Что ты стоишь, пойдем в дом, замерзнешь же, - Симона проворно подтолкнула сына к дому и Билл послушно зашел на порог. Поздоровался с отцом и прошел в дом. В прихожей стояли коробки, ящики, лежали вещи... Все говорило о том, что родители недавно сюда переехали.

- После обеда поможешь нам с отцом разобрать вещи, мы еще не успели все расставить, - сказала Симона уже из кухни. - Твоя комната слева по коридору, проходи туда.

- А надолго мы сюда? - крикнул Билл, направляясь к двери.

- Пока чудовище это не поймаем, - сказал вошедший в дом Йорг. - Когда отдохнешь, сделай милость, прогуляйся с собакой. И да, тут к тебе какой - то твой друг приходил. Как его, Генрих, кажется...

- Георг, - поправил Билл. - По - моему, псина не нуждается в прогулке, он и так весь день на улице. Меня покусал, - он продемонстрировал покрасневший палец. Отец усмехнулся:

- Ой, прям изувечил бедного. Иди, вещи клади и есть садись, мать специально к твоему приезду твой любимый пирог испекла.

- Вау, - выдал Билл. - Тогда я сейчас сумки положу и приду.

Йорг кивнул и парень поспешно отправился в свою новую комнату. Светлые обои, кремовые занавески, из мебели - шкаф, стол и кровать. Негусто. В Магдебурге у Билла комната была гораздо больше, все было обставлено по его вкусу, а тут... До него здесь явно жила девушка. НО сейчас это не так важно. Он быстро кинул сумки с вещами на кровать и отправился мыть руки и обедать.

***

Вечером, когда все дела были закончены, Билл созвонился с Георгом и договорился сходить в лес проведать волка. Сейчас он топтался у двора Гео и нетерпеливо переступал с ноги на ногу, так как друг слишком долго собирался. На поводке то и дело дергался новый член семьи Каулитц, как выяснилось, пса назвали Джином. Почему родители выбрали такое странное имя, Билл не знал, но оно ему не нравилось. Он вздохнул и дернул вертлявую псину за поводок, чтобы не крутился. На удивление, собака послушалась и спокойно уселась у его ноги. Калитка скрипнула и к Биллу вышел полностью экипированный Георг с увесистым рюкзаком на плечах.

- Чего так долго? - возмутился Каулитц.

- Мать наставления давала, еще и мелкий привязался, хотел чтобы я его с собой взял, - проворчал Гео. - Ты по телефону сказал, что что - то новое про монстра узнал.

- О да, ты охренеешь, - воодушевленно протянул Билл, когда они неторопливо двинулись к лесу. - Наш волк и не волк вовсе, а сын ведьмы, которая тут раньше жила. Она при родах умерла, а пацана цыганам оставила, типа на воспитание. Ну а те народ суеверный, не захотели с ведьминым отродьем связываться, хотя в таборе оставили. Но знаешь, я теперь понял, почему он таким стал.

- Почему? - заинтересованно спросил Георг. Пока что из рассказа друга он мало что понял, но надеялся, что Билл все подробнее ему разъяснит.

- Они с самого детства над ним издевались. Били, камнями кидались, короче полный набор. Он в один момент не выдержал и одному такому храбрецу рожу изувечил, так его за это на цепь и в клетку. Там все продолжилось, его в балагане стали держать, народу показывали, короче, на нем бизнес делали, - продолжил Билл. - А потом я не знаю, что там у них произошло, но он сбежал, а перед этим полтабора перебил. На этом его история обрывается, потому что его больше никто не видел.

- Фига себе, - присвистнул Георг. - Откуда такие подробности?

- У меня бабушка легенду о нем знает, она мне все это и рассказала, - ответил Билл. - Угадай, где стоял табор?

- Здесь?

- Правильно, - Билл щелкнул пальцами в воздухе. - Я зуб даю, что он теперь мстит за то, что ему испортили жизнь. Неспроста же он здесь появился.

- И что нам теперь делать? Он же не успокоится, пока всех не перебьет, - забеспокоился Георг. - Лично я не хочу помирать из - за каких - то древних придурков, которым этот оборотень начал мстить.

- Я тоже, потому и хочу его найти. Его нужно остановить, - веско сказал Билл и остановился у тропинки, ведущей в лес. Джин вдруг беспокойно заскулил и явно занервничал, он стал рваться обратно в деревню, но Билл укоротил поводок и притянул его обратно.

- Зря ты его взял, он же маленький еще, - сказал Георг, кивнув на овчарку. - Лучше бы Геру мою, она все равно весь день от безделья мается, то на кошек кидается, то малого пугает.

- Отец сказал, что его нужно выгуливать, вот я и решил совместить приятное с полезным, - ответил Билл. - Пойдем, а то стемнеет скоро. Кстати, ты пожрать взял?

- А то, - Георг тряхнул рюкзаком. - А ты?

- Обижаешь, весь холодильник выгреб сюда.

Георг усмехнулся и они дружно вошли в лес. Здесь было гораздо темнее, чем в деревне, вековые деревья угрожающе шумели, вызывая не самые приятные чувства и заставляли шарахаться от каждого шороха. Друзья постоянно оглядывались по сторонам и старались держаться поближе друг к другу. По мере того, как они заходили дальше в лес, становилось темнее и вскоре им пришлось достать фонарики, чтобы не угодить в какую - нибудь яму в темноте. Внезапно кусты где - то сбоку зашуршали и парни резко остановились. Джим прижал уши к голове и утробно зарычал.

- Неужели учуял? - сипло прошептал Билл.

- Походу, глянь как собака нервничает, - согласился Георг. - Ну что, дальше пойдем или дождемся, когда сам придет?

- Подождем, не придет - оставим ему что - нибудь поесть и уйдем, а то что - то мне не по себе, - сказал Билл, светя фонариком вокруг себя.

- Мне тоже. Кстати, ты уверен, что он нашу еду есть станет? Может, он мясом сырым питается? - предположил Георг. Билл задумчиво посмотрел на друга и почесал подбородок. О том, что Том может и вправду не принять их скромное подношение, он как - то не подумал.

- Черт, еще хотел же кусок говядины стащить, мать только сегодня вырезку купила свежую, - посетовал Георг. - Что теперь?

- Оставим ему курицу и колбасу, посмотрим, может и примет, - сказал Билл. - Ну что, идем дальше?

- Подожди, - Георг вдруг отодвинул его назад и направил фонарик на хрустнувшие кусты. - Слышишь, да?

- И вижу...

Навстречу им медленно и неуверенно выходил волк. Он присматривался к ним, тянул носом воздух, стараясь уловить знакомый запах, но тут же остановился, увидев Джина. Собака рыкнула и дернулась вперед, но Билл предусмотрительно завел животное назад, чтобы монстру не взбрело кинуться на него.

- Не бойся, это мы, - неуверенно сказал Георг, но все же сделал шаг назад. - Помнишь нас?

- Помню, - хрипло ответил волк. - Зачем вы пришли?

Парни переглянулись. На этот вопрос они не могли дать внятного ответа и потому единогласно решили сказать все как есть. Почему - то врать ему не хотелось.

- Ну мы это... увидеть тебя хотели... Вот, - наконец сформулировал Билл. В глазах Тома блеснуло неприятное удивление.

- Я вам что, зверушка в балагане? - зло спросил он и угрожающе рыкнул.

- Нет, мы просто... - Билл сделал попытку оправдаться, но Георг дернул его за руку, заставляя замолчать. Может быть, хоть разозлившись, волк скажет о себе что - то внятное.

- Что просто?! Мне хватило тех пяти лет, что я провел в клетке на цепи, все постоянно глазели на меня, такие же любопытные, как и вы! Как же, чудовище, монстр, стыдно не посмотреть! - рычал Том, с каждым шагом приближаясь к напуганным парням. Билл и Георг инстинктивно пятились назад, пока не наткнулись спинами на ствол дерева. Бежать было некуда. Глаза монстра блеснули красным, а из горла вырвался злобный рык.

- Блядь, Каулитц, опять ты встрял не вовремя! - прошипел Георг. - Что нам делать теперь?

- Откуда я знал, что он так отреагирует? - прошипел в ответ Билл. - Может, пожрать ему предложим?

- Ага, чтобы он и нами заодно закусил? - с сарказмом сказал Георг. - Нет уж, спасибо.

- Тогда будем действовать по обстоятельствам, - ответил Билл. - Я сейчас попробую поговорить с ним...

- Ну уж нет, наговорился уже! - разозлился Георг. - Молчи в тряпочку, он сейчас сам успокоится и уйдет.

Том настороженно переводил взгляд с Билла на Георга, прислушиваясь к их разговору. Он нервничал, злился и одновременно боялся их. Зачем они приходят? Что им нужно?

- Том, - Билл и сам не понял, как назвал его по имени. - Прости нас, мы не хотели тебя обидеть, правда.

Волк прищурился и красный взгляд впился в Билла.

- Откуда ты знаешь мое имя? - настороженно спросил он.

- О тебе существует легенда, - как можно спокойнее ответил Каулитц. Он видел, что волк постепенно успокаивается и потому старался тщательно выбирать слова, чтобы снова его не разозлить.

- Что еще ты знаешь обо мне?

- Ты жил в таборе, потом тебя отдали в балаган... Оттуда ты сбежал, а перед этим убил половину табора, - несмело ответил Билл. Том снова зловеще прищурился и приблизился к ним. Когтистая рука неожиданно коснулась лица Билла и грубо подняла его за подбородок.

- Это всего лишь ничтожная часть того, что на самом деле со мной произошло, - прошипел он прямо в лицо Биллу, отчего тот вздрогнул и сжал в кулаке поводок Джина. - И поверь мне, это далеко не все. В легенде не говорится о том, почему я стал таким?

- Они издевались над тобой... - прохрипел он. - Отпусти, мне больно...

Том раздраженно рыкнул и резко отпустил Билла, отходя назад. Каулитц облегченно выдохнул и потер пальцами ноющую царапину от когтей. "Надо будет обработать дома", - подумал он.

- Вы ничего не знаете обо мне и никогда не узнаете, - хрипло сказал Том. - То, что рассказывают ваши легенды - всего лишь красивая сказка для таких, как ты и твой друг. Вы верите этому, ведетесь на весь бред, что там говорится...

- Том, люди не виноваты! - отчаянно крикнул Билл.

- А я? - волк резко обернулся и в красных глазах блеснула такая боль, что Билл и Георг невольно поежились. - Я чем виноват? М?

Друзья не нашлись с ответом и промолчали, отводя взгляд в сторону.

- Вот то- то же, - покачал головой Том. - Уходите и больше не смейте сюда приходить. Слышали? Никогда.

- Но... - выдавил Билл, но Георг пихнул его локтем в бок. Волк лишь рыкнул и, нервно взмахнув хвостом, скрылся в кустах.
Часть 10
- Нам надо догнать его! - Билл рванулся к кустам, но Георг успел схватить его за рукав и вернуть на место.

- Куда ты собрался?! Ты видел, в каком он сейчас состоянии? Ему раз плюнуть тебя на куски порвать! - шипел друг, удерживая Билла. Каулитц зло фырчал, дергался и, наконец, выпутался из цепких рук приятеля.

- Ну и что?! Я все равно пойду и догоню его! - крикнул Билл и почти бегом припустил к кустам, руками раздирая колючие ветки и царапая пальцы. Георг горестно вздохнул, но все же двинулся следом за обезумевшим другом, так как понял, что он от своего не отступит. Он едва поспевал за Каулитцем, который, словно танк, шел напролом.

- Билл, подожди! - окликнул его друг. Парень выругался себе под нос и остановился.

- Что?

- Пойдем обратно, мы все равно не знаем, где он живет, - Георг завел старую песню, чем еще больше разозлил и без того нервного Билла. Каулитц гневно сверкнул на него глазами, но остался стоять на месте.

- Ты слышал меня? - настороженно спросил Георг, пытаясь в темноте рассмотреть лицо друга.

- Слышал, - неохотно буркнул Билл. - Но все равно, я хочу его найти и поговорить, потому что для меня это теперь дело принципа. Я рисковал нашими задницами не для того, чтобы уйти на полпути. Ты со мной?

Георг с минуту стоял молча, обдумывая слова Билла.

- Ну а куда я денусь? - наконец, вздохнул он. - Тебя одного бросать опасно, да и мне самому интересно. Пойдем.

Билл выдавил кривую улыбку и двинулся дальше. Георг последовал за ним, периодически натыкаясь на пни и кочки, впереди слышалась отборная ругань Каулитца, значит, не он один такой неудачник.

Лес становился все темнее и гуще, деревня уже была далеко, свет фонарей давно скрылся где - то за ветками и кустами. Черное небо с темно - фиолетовыми проблесками наводило на неприятные мысли, становилось немного жутко, на нем не было ни единой звезды. Билл в очередной раз споткнулся и упал, угодив прямо в канаву, полную жухлых листьев и грязи.

- Тьфу, твою ж мать! - громко выругался он и принялся выбираться оттуда, цепляясь руками за растущие рядом кусты. - Георг, блять, хватит ржать! Помог бы лучше!

Гео, кое - как успокоившись, все же включил фонарик и протянул другу руку. Едва Билл показался на свету, как в канаве что - то лязгнуло и он истошно заорал. Георг испуганно отскочил в сторону и выронил фонарик из рук.

- Что это?! Георг, что это, мать твою?! - не своим голосом орал Билл, чувствуя, как какая - то непонятная сила тянет его вниз за рюкзак. - А -а - а - а!!!

- Билл, подожди, держись, сейчас я к тебе спущусь! Не шевелись! - крикнул Георг, взяв себя в руки. Он поднял фонарик с земли и стал спускаться к пострадавшему другу, чтобы вызволить его из ловушки. Билл скулил и матерился, дергаясь во все стороны, но тяжелый рюкзак и толстая куртка мешали его телодвижениям, что еще больше злило и нагоняло панику.

- Гео, ну что там? - прохныкал он. Георг отполз от него и уселся прямо на траву.

- Ты в капкане, - констатировал он, вытерев взмокший лоб ладонью. - Его явно ставили на нашего волка. Ну или на медведя, которых тут и в помине нет. Я не уверен, что у меня получится его отцепить.

Билл взвыл и витиевато выругался, его голос эхом разнесся по тихому лесу. Где - то вдали пискнула какая - то ночная птица, зашуршали листья, а потом все стихло. Он боялся, что Георгу взбредет пойти в деревню и привести кого - то из взрослых, чтобы они вытащили его из ловушки и оставит его одного. Перспектива куковать в ночном лесу, где бродит чудовище его не прельщала.

- Он тебя не задел? - обеспокоенно спросил Георг, копошась в рюкзаке, куда отец на всякий случай положил ему какие - то странные щипцы, , сказав, что они могут пригодиться.

- Нет, я рюкзаком зацепился. Ну сделай что - нибудь уже! - Билл потихоньку начал впадать в истерику, чем раздражал Георга.

- Радуйся, что не жопой, а то сидеть бы не на чем было, - хмыкнул друг, лязгая щипцами и напряженно пыхтя, пытаясь разжать капкан. Пока что ничего не получалось, ловушка была добротной и качественной, звенья прочно сцепились и прорвали крепкую ткань рюкзака, запутавшись в нитках.

- Бля, у меня ничего не выходит, - выдохнул Георг, откладывая щипцы в сторону. - Надо кого - то позвать, сам я ему ничего не сделаю. Посидишь тут?

- Ну уж нет! - возмутился Билл. - Я не хочу стать добычей местных волков или каких - нибудь браконьеров. Много там до утра времени?

- Много, - ответил Георг, взглянув на часы. - И что ты предлагаешь? Тут сидеть до второго пришествия?

- Да хоть до ишачьей пасхи! - разозлился Билл и в очередной раз дернулся. Безрезультатно, ловушка буквально вцепилась в него мертвой хваткой. - Бля - я - я...

- А я тебе говорил, пойдем домой, - проворчал Георг и вытащил из кармана сигареты с зажигалкой. - Будешь?

- Давай, - Билл взял пачку и вытащил одну, а затем щелкнул зажигалкой и тут же втянул в себя горький дым, чувствуя, как немного расслабляется. Сидящий рядом Георг вообще был в какой - то прострации и уже несколько минут смотрел в одну точку, на автомате делая редкие затяжки. Из - за долгого сидения на одном месте на земле ночной холод пробирал до костей, заставляя ежиться и кутаться в куртку, что, впрочем, не приносило ожидаемого результата, кончики пальцев и лицо ощутимо мерзли. Билл осторожно подтянул колени к груди и обнял их руками. Батарейки в фонариках были на исходе и парни рисковали остаться в полной темноте.

- Кау, давай я в деревню схожу, - снова предложил Георг, с сочувствием глядя на дрожащего друга.

- Нет, сиди здесь, - простучал зубами Билл и сверкнул на него глазами. Георг покачал головой и вздохнул. Как всегда, упрям и неисправим.

- У тебя завтра сопли до колен висеть будут после сегодняшних приключений, - после минутной паузы предупредил друг, чем вызвал недовольное фырчание и бубнеж. Он мысленно выругался и прикрыл глаза, чтобы успокоиться и не покрыть Каулитца матом.

Прошло еще полчаса. Парни продрогли окончательно, было очень холодно, Билл уже сам начал жалеть о своей идее пойти за волком. Говорил он ведь, что не нужно сюда приходить, так нет же... Он раздраженно долбанул кулаком по холодной земле и тут же зашипел, потому что рука угодила в какую - то острую ветку.

- Может, еще раз попробуешь его расцепить? - с надеждой попросил Билл, на что Георг мученически застонал и откинул голову назад.

- Каулитц, блять, я за эти полчаса пять раз пытался отцепить тебя от капкана, но ты все еще сидишь. Что я еще могу сделать? Силой мысли заставить его открыться? - недовольно проворчал Листинг, вглядываясь в ночное небо. Фонарики давно растратили свой запас энергии и теперь лежали бесполезным грузом. - До рассвета еще не скоро.

- Черт, - выдохнул Билл. - Может, позвать кого - нибудь попробуем?

- Интересно, и кто же к нам придет? - с сарказмом поинтересовался Георг. - Медведь? Или волк? Или ты надеешься, что этот... Как его... Том нас услышит? Так я не удивлюсь, если он сидит сейчас где - то неподалеку в кустах и ржет над тобой. Он же ясно нам дал понять, что гостей он не ждет. Какого хрена ты поперся?

- Ну сглупил, признаю, но что теперь? До скончания века мне это вспоминать будешь? - всплеснул руками Билл.

- Если мы этого самого скончания доживем, - пессимистично отозвался Георг. - Я тебе башку оторву, когда мы отсюда выберемся.

Билл скептично хмыкнул и подергал лямки рюкзака. Безрезультатно, такое впечатление, что капкан был намазан холодной сваркой. Он захныкал и уткнулся лицом в колени. Георг недовольно ткнул его в бок, но Билл еще громче взвыл и начал орать не своим голосом, призывая кого - нибудь на помощь.

- Да заткнись ты! - шипел Георг, но друг словно его не слышал, продолжая вопить. Внезапно позади них хрустнули ветки. Каулитц испуганно замолчал и уставился в темноту. Георг на всякий случай вытащил те самые щипцы, чтобы в случае чего отбить атаку. Хруст стал громче и вскоре над канавой нависла чья - то темная фигура.

- Кто здесь? - просипел Билл, незаметно стараясь заползти за спину друга.

- Я, кажется, предупредил вас, чтобы вы не шлялись по лесу? - раздался хриплый голос в темноте. В ту же минуту красные глаза блеснули и Билл облегченно выдохнул: волк их услышал. Только вопрос: согласится ли он помочь?

- Предупредил, - виновато буркнул Георг. - Только я тут не при чем, это все этот упырь, - он ткнул Каулитца в бок, отчего тот зашипел и выругался. - Я ведь говорил ему, пойдем домой, так нет же, пошел тебя искать и в канаву свалился.

Том хмыкнул и подошел ближе.

- Короче, он попался в капкан, - закончил Георг. - И я не могу его открыть.

Том неожиданно глухо расхохотался низким, грудным смехом, но секунду спустя его смех так же резко оборвался, что немало напугало парней.

- Ты предлагаешь мне вытащить твоего друга из капкана? - скептично осведомился Том, скрещивая руки на груди. - А если ты врешь? Вдруг вы специально решили меня в ловушку заманить, а? Почему я должен вам верить?

- Что за бред ты несешь?! - завопил Билл. - Какая, мать твою, ловушка?! Я в канаву упал и попался! Все!

- Людская хитрость не знает границ, когда им что - то нужно, а у таких, как ты и твой приятель, ее хоть отбавляй, - негромко сказал Том. - Я знаешь сколько таких навидался?

- Блять, Том, не будь скотиной, - ругнулся Билл. - Я замерз и хочу домой. Помоги, а?

- Если ты, сопляк, еще раз меня оскорбишь, то будешь сидеть тут до утра, - рыкнул Том, но все же спустился в канаву и принялся ощупывать вещи Каулитца. Когда ловушка была найдена, он повернул Билла к себе спиной и принялся аккуратно открывать капкан. Не прошло и минуты, как ловушка с лязгом открылась и Том откинул ее в сторону. Билл, до этого сидевший как на иголках, облегченно выдохнул и с наслаждением принялся разминать затекшие плечи. Том тут же ловко выбрался из канавы и снова встал подальше от нее. Билл неловко вскарабкался наверх, а следом за ним, пыхтя и матерясь, выбрался Георг.

- Ну это... Спасибо, - неловко крякнул Билл. - Ты нас спас.

Том удивленно вздернул бровь вверх. Первый раз за всю его долгую жизнь кто - то его поблагодарил. Пусть так неловко, коряво, но все же искренне. Том передернул плечами и ничего не ответил, потому что не знал, что сказать.

- Мы пойдем, - сказал Георг. - Извини, если обидели чем.

- Чтоб больше тут не появлялись, - глухо сказал Том и удалился, лишь вдали еще долго слышался хруст веток.

- Вот невежда, - буркнул Георг и ткнул замершего Билла в бок. - Пойдем, чего стал? Примерз что ли?

Каулитц раздраженно фыркнул и вдруг вспомнил, что когда Том его вытаскивал, то он случайно коснулся его руки. У волка явно был жар, потому что нормальный человек при такой температуре лежит в постели не в силах подняться.

- Гео, по - моему, Том болен, - озвучил свою догадку Билл. Георг непонимающе на него воззрился и покрутил пальцем у виска.

- С чего такие выводы?

- Я до него дотронулся, - ответил Билл. - Он как печка, температура явно больше сорока. Блять, надо было ему хоть лекарств предложить...

- Вряд ли, - отозвался Георг. - Если бы он болел, то он бы сидел где - нибудь в норе своей, а он вполне бодр и никак не тянет на больного. Тебе показалось.

- Думаешь?

- Знаю, - авторитетно сказал Георг. - Все, молчи и не раздражай меня, а то не дойдешь до деревни.

Билл фыркнул и принялся разглядывать деревья. Всю оставшуюся часть пути они прошли молча.
Часть 11
Ночные приключения не прошли для друзей даром. Билл заболел на следующий же день и три недели провел дома под неусыпным надзором Симоны, которая после той памятной ночи не спускала с него глаз. Единственным плюсом было отсутствие домашнего ареста, так как Йорг попросту не знал о подвигах сына. Его в ту ночь вызвали в участок и он вернулся только поздним утром, когда сын уже давно был дома. Симона решила не говорить ему о билловской вылазке, а болезнь была списана на сквозняк и любовь Каулитца разгуливать по холоду в легкой футболке и джинсах. Вынужденное одиночество Билла все три недели скрашивал Георг, исправно навещавший его каждый день и приносивший порцию новостей, так как родители отказывались рассказывать ему о происходящем в деревне. Билл догадывался, что это делалось для того, чтобы он снова не пустился искать себе приключения.

Сейчас Билл сидел в своей комнате, с ногами забравшись на большой подоконник и обмотавшись теплым пледом по самый нос, потому что его с самого утра снова бил озноб. Таблетки не оказывали нужного действия, а просить Симону сделать укол он боялся, потому что лекарство было до ужаса тяжелым и после укола создавалось ощущение, что в мягкое место вонзили кусок стекла. За окном уже третий день шел дождь. Билл хлюпнул заложенным носом и уткнулся лицом в колени. Ему было невыносимо скучно, он уже два дня подряд с утра до вечера вот так сидел на окне, забив на беспорядок в комнате и глазел на пустующую деревенскую улицу. Джин изредка забегал к нему, радостно повизгивал, таскал тапки, но потом, не видя должной реакции, удалялся к Симоне на кухню выпрашивать вкусности. Мать сейчас была в отпуске и потому Билла каждый день ждал горячий обед и неизменное напоминание о том, что нужно принять лекарство и убраться в комнате. Он на это вяло отмахивался и снова притворялся статуей. По крайней мере, так ему казалось. С началом ноября его одолела какая - то непонятная апатия ко всему, все стало вдруг противным и скучным. Он не слушал музыку, не заходил в интернет и сиротливо стоящий на столе ноутбук давно требовал зарядки. Мать называла это наследственностью, потому что точно такое же состояние бывало у Йорга, но только отец спасался на работе, а вот Биллу приходилось несладко. Последний осмотр у врача показал, что болезнь не собирается сдавать позиций и его оставили дома еще на неделю. Итого - месяц полного безделья и хандры. Даже Георг и тот уже второй день не появляется у него, ссылаясь на кучу дел и какие - то проблемы с родителями. Конец осени был в этом году на редкость безрадостным и скучным. В Магдебурге у него были друзья, тусовки каждую субботу, ругань с Бельманом, а здесь... Улица, уставшие односельчане, стайка подростков, странно на него косящихся и не принимающая его в свою компанию. Оставался только Георг с его младшим братом Марком. На днях он увязался за старшим братом в гости к Биллу и Каулитцу пришлось вытерпеть несколько часов в компании с этим неугомонным ребенком. Он разнес его комнату в пух и прах, напугал до конвульсий Джина, довел до истерики Георга и в результате старший брат чуть ли не за шиворот утащил его домой, пригрозив, что все расскажет родителям. С того момента прошло почти пять дней, а в комнате Билл так и не убрался. Он отвлекся от созерцания улицы и вяло осмотрел валяющиеся на полу вещи. "Может, убраться?", - подумал он, а потом вздохнул и сполз с подоконника, едва не запутавшись в пледе.

- Ты лекарство выпил? - в комнату заглянула мать. Она мельком обвела взглядом хлам и укоряюще покачала головой. - Ты порядок навести не собираешься?

- Ма - а - ам, - протянул Билл и плюхнулся на кровать.

- Что "мам"? Ты не при смерти, так что вполне в состоянии собрать свои футболки и сложить их в шкаф. Неужели так сложно?

- Будь я при смерти, все равно бы заставила, - буркнул Билл.

- Не говори ерунды, - нахмурилась мать. - Пей сироп и вперед. Чтоб через час все блестело.

Билл горестно вздохнул и перевернулся на живот, пряча лицо в подушках. Сил подняться и сделать хоть что - то не было. Да и не особо хотелось.

- Ну что ты развалился, а? Сын, как так можно? - устало вздохнула она и присела на край кровати. Билл довольно заурчал, когда легкая рука матери потрепала его по макушке.

- Ну гляньте на него, - усмехнулась Симона. - Не стыдно тебе, а?

- Не - а, - ответил Билл. Симона покачала головой, затем слегка щелкнула сына по лохматому затылку и вышла из комнаты. Парень перевернулся обратно на спину, затем нехотя поднялся с постели и обошел комнату по периметру, обдумывая, с чего начать. В конце концов, ему уже перед Георгом стыдно, когда тот приходит в гости и долго ищет где бы сесть. Пенять - то он не пеняет, но вот красноречивый взгляд иногда говорит сам за себя. Билл лениво снял несколько футболок со спинки стула и принялся их складывать. Получилось криво и он решил все переделать. После этого процесс пошел куда быстрее, комната на глазах становилась более просторной и чистой, вещи были сложены и развешаны в шкафу, исчезли многочисленные бумажки со стола и пола, а целый батальон кружек перекочевал на кухню. Оставалось заправить постель и проветрить комнату. Билл с минуту подумал над этим, а потом решил оставить как есть. Окно открыть он не решился, потому что понимал, что может повторно заболеть и осложнить себе и так плачевное положение. Из коридора вдруг послышались приглушенные голоса, первый принадлежал Симоне, а второй - Георгу. Билл несказанно обрадовался и едва не сделал сальто в воздухе, когда друг возник на пороге комнаты.

- Вау, неужели ты так рад меня видеть? - хохотнул Георг и плюхнулся в свободное кресло. - Что, прошла депрессия?

- Нет, - пробурчал Билл. - Что там нового? Рассказывай, Гео, а то я уже извелся.

- Ну, начнем с приятного, - протянул Георг. - У нас в школе новенькая. Недавно переехала сюда, но, к сожалению, не мой типаж, - горестно вздохнул Георг.

- Вау, - оживился Билл. - Ну - ка поподробнее с этого момента.

- Подробнее. Высокая, белокожая, даже ты, альбинос во втором поколении, по сравнению с ней - негр, голубоглазая...

- Если блондинка можешь не продолжать, - фыркнул Билл. - Они не в моем вкусе.

- Брюнетка, коса - чуть ли не до пят. Фигура - все при ней, я аж засмотрелся, когда она к нам в класс вошла. Но, увы и ах. Она та еще стерва, половину парней уже отшила. Я не знаю, что она им там говорит, но все они после этого ходят, будто им сказали, что они завтра умрут. Я тоже пал ее жертвой и был послан, - с трагичным пафосом закончил Георг. Билл воодушевился. Такие барышни были в его вкусе. Он любил недоступных девушек, тех, которых надо добиваться и которые знают себе цену. Судя по рассказу друга, новенькая была как раз из таких.

- Судя по азарту в твоих глазах, ты заинтересован, - подколол Гео, на что Билл лишь кивнул и поудобнее замотался в одеяло.

- Познакомить вас? - Георг словно читал его мысли. Билл снова кивнул.

- Кау, блять, ты что, дар речи потерял?!

- Нет, я просто думаю. Кстати, ты сказал, что это хорошая новость. А какая плохая? - поинтересовался Билл.

- У нас опять люди пропали, - вздохнул Георг. - Мальчишка из младших классов и фельдшер. Вчера ночью из собственных дворов. Никто ничего не видел, не знает. Как всегда, в общем. Твой отец вместе с добровольцами уже лес прочесывает, меня тоже приглашал присоединиться, но матушка его послала.

- Прям послала? - удивился Билл.

- Ну это я так выразился, просто сказала, чтобы он и не рассчитывал на то, что я буду в этом участвовать, - ответил Георг. - Как думаешь, это волк опять балуется?

- Знаешь, я иногда сомневаюсь, что некоторые исчезновения связаны с ним, - задумчиво ответил Билл. - Сам посуди. Последние двое пропали из собственных домов, да? А Том, насколько я знаю, очень боится людей и редко выходит куда - то дальше опушки. Так что он даже если бы захотел, то не смог бы. Но все же навестить его не помешает...

- Стоп - стоп - стоп! - замахал руками Георг. - Хватит с меня наших ночных похождений. Ты как хочешь, а я пас. Мне не охота попасть под раздачу только потому, что ты его опять доведешь своими глупыми расспросами и оскорблениями.

- Ну Ге - е - ео, - заканючил Билл, делая жалобное лицо. - Ну пойдем, ну пожа - а - алуйста-а, Ге - е - ео...

- Ты сейчас мне напоминаешь мою бывшую, - прокомментировал Георг. - Она тоже любила так канючить и доводить меня этим до белого каления. Мы потому и расстались.

- Ути - пути, блять, - Билл перешел на привычный сленг. - Не, ну тебе сложно что ли? Последний раз и все.

- Последний раз, - твердо сказал Георг. Билл от радости чуть было на свалил друга с ног, что обычно было не так уж и легко сделать. Георг предусмотрительно отступил от него на шаг и спокойно дождался, пока друг успокоится и сможет адекватно реагировать на происходящее.

- И да, ты ведь обещал познакомить меня с вашей новенькой, - напомнил Билл, усевшись обратно на кровать.

- Это легко, можем хоть сейчас пойти. Они в местной забегаловке тусуются, у нее несколько подружек появилось, но, если честно, ей они и в подметки не годятся. Что - то вроде свиты при королеве, постоянно за ней таскаются, она ими крутит как хочет, они все послушно делают. Короче, стерва. И да, ее зовут Анжела. А и еще: у вас почти одинаковый рост.

- Понятно, - хмыкнул Билл. - Пойдем, мне уже не терпится на это чудо природы посмотреть.

- Ты хоть нос свой красный спрячь и расчешись, она нерях не любит, - посоветовал Гео. Билл выразительно подкатил глаза, затем взял со стола расческу и привел в порядок всклокоченные отросшие волосы, которые постоянно топорщились в разные стороны. Красный от насморка нос был намазан противовоспалительной мазью, а поношенные домашние треники и толстовка сменились на новые джинсы и водолазку.

- Ну как? - Билл предстал перед другом во всей красе и озадаченно покрутился вокруг своей оси, пытаясь найти недостатки. Георг молча поднял большой палец вверх и Каулитц облегченно выдохнул.

- Билл, ты куда? - Симона выглянула из кухни, увидев, что сын и его приятель вышли в коридор. Она отметила, что Билл выглядит гораздо свежее и опрятнее, чем два часа назад, весь его вид говорил о том, что он воодушевлен. От хандры не осталось и следа. Симона улыбнулась про себя и поправила фартук.

- Эм... А я это... - начал мямлить Каулитц, но тут на помощь пришел Георг:

- Не волнуйтесь, фрау Каулитц, мы не в лес. Здесь недавно кафе открыли, вот идем посмотреть.

- Ну смотрите мне, - мать еще раз придирчиво оглядела довольного сына и скрылась на кухне. Билл облегченно выдохнул и благодарно посмотрел на друга.

- Что бы ты без меня делал? - хмыкнул Георг и вышел из дома.

***

В небольшом помещении нового кафе было на удивление немноголюдно, заняты были только два столика, за которым сидела молодежь примерно такого же возраста как и Билл. Каулитц незаметно осмотрелся по сторонам и его взгляд сразу выцепил ту самую барышню. Они сидела за дальним столиком у окна и апатично потягивала кофе из кружки, явно не слушая щебет подружек. Иссиня - черные волосы были распущены по плечам и легкими волнами струились вниз, мерно покачиваясь при каждом движении хозяйки. Девушка поднялась из - за стола и прошла к стойке, чтобы сделать заказ, словно невзначай демонстрируя длинные ноги, обтянутые плотными колготками и темно - коричневое платье с замысловатым узором. Георг от восхищения приоткрыл рот, но стоящий рядом Каулитц ткнул его в бок, заставляя прийти в себя. Сам Билл искоса поглядывал на нее, чтобы не выдать себя и отправился занимать столик неподалеку от того, где сидела Анжела. Георг про себя усмехнулся и пошел следом за другом. Нерасторопный официант принес им меню и парни на несколько минут отвлеклись от созерцания новенькой.

- Кау,она на тебя смотрит, - прошипел Георг, которому открывался отличный обзор на столик Анжелы. - И не только она, но и подружки ее тоже. О, а теперь шушукаются о чем - то... Радуйся, что ты не местный, а то бы они сейчас всю подноготную о тебе выложили.

Билл слушал друга и кивал, делая вид, что не замечает девушку. Он догадывался, что если он сейчас не проявит реакции, то она рано или поздно подойдет сама. Георг смотрел на друга и удивлялся, как можно оставаться равнодушным к такому, но потом его мысли заняло обилие закусок в меню и он отвлекся.

- Гео, ты сюда жрать пришел или меня с девушкой знакомить? - прошипел Билл. Георг тут же оторвался от меню и удивленно посмотрел на друга.

- Я думал, ты сам с этим справишься.

- Ага, как же. Ты же знаешь, какие у меня проблемы с коммуникацией и самооценкой, так что я не рискну, - ответил Билл. - Придумай что - нибудь, а?

- Значит за волками по лесам бегать - это ты можешь, а как девок охмурять, так сразу Гео! - возмутился друг. - Ладно, я сейчас, - с этими словами Георг взял свою чашку с кофе и уверенно направился к стойке. Билл упустил тот момент, когда друг умудрился задеть Анжелу, но вот фееричное падение кружки с кофе прямо на ее колени он пропустить не мог. Девушка разу вскочила и начала возмущаться, а Георг изо всех сил строил из себя святую невинность и бормотал извинения, при этом яростно косясь на друга, тем самым побуждая его к действиям. Билл несмело поднялся и направился к ним.

- Ты - хам! - кричала Анжела и в очередной раз ткнула Георга в грудь наманикюренным пальцем.

- Слушай, я же не специально, - оправдывался Георг. Подошедший Билл ткнул его в бок и Георг незаметно отошел в сторону.

- Он правда не хотел, это я виноват, попросил его отнести мой кофе, - зачастил Билл. - Прости его.

Анжела тут же смягчилась и попыталась улыбнуться Каулитцу. Она заметила его сразу, как только они вошли и уже сама хотела подойти к ним, но не решалась и сейчас была рада, что ей выпал такой шанс познакомиться с Биллом.

- Ну хорошо, - наконец согласилась она, не переставая кокетливо улыбаться.

- А чтобы окончательно загладить свою вину, я могу угостить тебя пирожным, - сказал Билл. - Согласна?

- Да, - ответила девушка. Билл провел ее к своему столику и галантно помог сесть. Георг к этому моменту предусмотрительно исчез, чтобы не мешать парочке налаживать контакты. Телефон в кармане Билла звякнул. "Кау, с тебя ящик пива в качестве моральной компенсации", - гласил текст сообщения. Билл усмехнулся и убрал мобильник в карман, чтобы он не отвлекал от общения с сидящей напротив Анжелой. Девушка смущалась и никак не походила на ту фурию, какой ее описал Георг. За час общения Билл узнал, что Анжела с родителями переехала сюда из Берлина на неопределенное время, как оказалось, они ровесники и девушке было тоже 18. Билл в свою очередь был крайне сдержан и тщательно обдумывал каждое слово, чтобы не сказать лишнего о своих приключениях и этим самым не оттолкнуть девушку. Они вместе вышли из кафе и Билл, на зависть всем ее подругам, пошел провожать ее домой. Все это время ему казалось, что за ним кто - то наблюдает. Как только парень отошел от двора девушки, как кустарник за его спиной громко захрустел, а потом все стихло. Билл рассеянно посмотрел по сторонам, но ничего не увидел и медленно пошел домой, полностью погрузившись в свои мысли.
Часть 12
С памятной встречи в кафе прошла неделя. Биллу закрыли больничный и он, проклиная все на свете, снова отправился в школу. Единственное, что скрашивало его серые будни - общение с Георгом и встречи с Анжелой. И редкие прогулки по лесу в поисках волка. Но тот словно испарился и уже вторую неделю не подавал признаков какой - либо деятельности. Билл был в отчаянии, каждый день тащил свою теперь уже девушку на прогулки к опушке, но все безрезультатно. Анжела злилась и говорила, что ей холодно и было бы приятнее посидеть где - нибудь в кафе или дома, но Билл уговаривал ее и она, скрипя зубами, соглашалась. Еще одной проблемой был Андреас, который не терял надежды на примирение и постоянно через кого - то из одноклассников посылал Биллу записки с извинениями и просьбой поговорить. Каулитц выкидывал их, не читая, так как примирение с бывшим лучшим другом не входило в его планы.

Пожилая фрау Моритц неторопливо прохаживалась вдоль доски, увлеченно рассказывая ученикам о немецких писателях и влиянии их творчества на мировую литературу. Она была настолько поглощена повествованием, что абсолютно не замечала, что большая половина класса давным - давно ее не слушает и занимается своими делами. Кто - то обсуждал последние сплетни, Маркус списывал следующую алгебру, Стив же нашел себе другое занятие: он кидался комочками бумажки в одноклассников, чем вызывал недовольный ропот и угрозы свернуть ему шею. Билл сидел, заткнув уши наушниками и увлеченно переписывался с Георгом в соцсети, не замечая, как меткая рука Стива целится ему в голову. Щелчок - и бумажка попала прямо в макушку и осталась торчать там, запутавшись в волосах. Билл недоуменно обернулся и посмотрел на ржущих одноклассников. Те показывали на него пальцами и едва не падали со стульев.

- У тебя бумажка в волосах, - шепнула ему сидящая сзади Мария. Билл раздраженно фыркнул и быстро вытряхнул комок на пол. Стив буквально закатился от смеха, но когда увидел, что разъяренный Билл идет в его направлении с явным намерением вдарить, постарался унять свой пыл, но не сдержался и снова хрюкнул.

- Ты, придурок, сейчас эту бумажку жрать будешь, понял меня?! - прошипел Каулитц и ткнул в лицо однокласснику несчастный комок. У Стива конвульсивно дернулся левый глаз и вырвался нервный ик, а сидящий рядом с ним Маркус довольно хмыкнул, так как друг успел его порядком достать и он был несказанно рад, что бумажка угодила именно в Каулитца, так как Шпала никогда не прощал таких вот выходок.

- Шпала, да ты чо, я же пошутил, - начал оправдываться Стив, пятясь к стене, но Билл кинул бумажку ему в лицо, попав точно в лоб. Маркус заржал, а Стив с видом поруганной невинности уселся на свое место и обиженно надулся. Каулитц с достоинством удалился обратно и плюхнулся на стул, снова взяв телефон в руки. Тут на стол приземлилась еще одна записка.

- Стивен, блять! - проорал Билл и отшвырнул мобильник на парту. Фрау Моритц прекратила свой рассказ и недоуменно посмотрела на Билла.

- Герр Каулитц, что происходит?

Билл повернулся к учителю и виновато развел руками.

- Вы потеряли дар речи? - женщина спустила очки на кончик носа и выжидающе посмотрела на Билла.

- Извините, это я случайно, - сказал Билл. Фрау покачала головой и жестом заставила его сесть обратно. Билл облегченно вздохнул и опустился на свое место.

- Завтра я хочу видеть вашего отца в своем кабинете, - сухо добавила она и продолжила вести урок. Билл издал полный трагизма вопль, но он так и остался незамеченным. Стивен ликовал, а Андреас с жалостью на него смотрел. Билл показал ему фак и уткнулся в телефон. Записка приземлилась у него буквально перед носом, чем несказанно взбесила. Билл с яростью схватил листок и швырнул его обратно в Андреаса.

- Каулитц, немедленно покиньте кабинет! - вознегодовала фрау Моритц и стукнула книгой по столу. Билл вскочил, покидал тетради в рюкзак и выбежал из кабинета, хлопнув дверью. Тут же прозвенел звонок с урока и Билл, забрав из раздевалки куртку, вышел на улицу. Настроение было безнадежно испорчено. Куда идти - он не знал. До автобуса в Лойтше была еще уйма времени, которую надо было куда - то деть. Тут он вспомнил, что у него с собой ключи от дома. Можно переночевать здесь и не ехать туда совсем. Оставалось позвонить Симоне и предупредить ее. Билл достал мобильник и набрал номер матери.

- Мам, можно я в городе останусь?

- С какой радости? - недоуменно поинтересовалась Симона. - И вообще, почему ты не в школе?

- Эм... Меня выгнали с уроков, - честно признался парень. - Ну так можно?

- Вильгельм, что за детский сад? Почему тебя опять выгнали?

- Я матерился на уроке и отца вызвали в школу, - совсем тихо пробормотал Билл, не зная, куда деваться от стыда. Ему очень не хотелось опять расстраивать мать, но и врать ей тоже было верхом наглости.

- Вредное ты создание, - проворчала Симона. - Никаких ночевок в городе, понял меня? Едешь домой, не хватало, чтобы ты опять во что - то влип. Хватит с тебя приключений.

- Ты это... только отцу не говори, ладно? - взмолился Билл.

- Ему наверняка уже позвонили из школы, так что не получится тебя в очередной раз прикрыть. Придется нести заслуженное наказание, - ответила мать. - По пути в магазин зайди, багета купи c чесноком и масла растительного, а то здесь местный "супермаркет" почему - то закрыт уже второй день.

- И червячков, - протянул Билл, мысленно облизнувшись. Он обожал багет и мармелад, который продавался в виде этих самых червячков и не упускал случая затариться любимыми сладостями. Сейчас запасы начали таять и требовали срочного пополнения.

- Каких еще червячков? - не поняла Симона.

- Ну мармелад такой, - пояснил Билл.

- А, все поняла. Джин, а ну - ка положи на место! Куда ты его потащил? - крикнула она в сторону. - Все, сын, езжай домой, пока, - скороговоркой сказала мать и положила трубку. Билл убрал мобильник в карман и направился к ближайшему магазину, чтобы купить обозначенные продукты.

При взгляде на прилавок с мармеладом Билл чуть не забыл обо всем остальном. Его любимые "червячки" были представлены в десятках разных вкусов и вариаций, оставалось выбрать нужный. Билл взял сразу несколько упаковок, затем с чистой совестью отправился за багетом и маслом.

- С вас 15 евро, - сказала продавец, пробив покупки. Билл расплатился и вышел из магазина, довольно шурша тяжелым пакетом. До автобуса оставалось полтора часа. Значит, зайти домой он еще успеет. Билл быстро перешел дорогу и уверенно направился на свою улицу. Чем ближе он подходил к дому, тем явственнее становилось ощущение, что за ним кто - то следит. Он даже пару раз обернулся для верности, но никого не увидел. Молча передернул плечами и провернул ключ в замке. В доме было непривычно пусто и тихо, мебели стало заметно меньше, из гостиной в Лойтше переехал диван и подставка под телевизор, из кухни стол, а из спален - кровати и пара шкафов. Любимые шторы остались здесь. Билла посетила мысль снять их и повесить в доме в Лойтше, но потом он решил, что мать не оценит его юмора и оставил эту затею. Желудок недовольно заурчал. Билл уже было двинулся к холодильнику, но вовремя вспомнил, что там пусто. Взгляд упал на пакет с покупками. В следующую секунду в его руках была упаковка с мармеладом и багет. Билл мучительно раздумывал, с чего начать, а потом открыл багет и откусил нехилый кусок, аппетитно хрустя поджаристой корочкой. Чеснок немного горчил, но Каулитц не обращал на это внимания и продолжал с упоением поглощать нехитрый обед. Через несколько минут от багета остались одни воспоминания и разорванная упаковка. Билл с сожалением взглянул на нее и отправил в урну. Только он начал открывать мармелад, как в дверь постучали. Билл с раздражением отложил еду в сторону и пошел открывать. К его огромному (и неприятному) удивлению на пороге стоял понурый Андреас. Билл окинул его презрительным взглядом и дернул дверь на себя, но Андре ловко подставил ногу, не дав ему этого сделать.

- Чего тебе надо? - прошипел Билл.

- Так и будешь бегать от меня?

- Я тебе уже ясно дал понять, что дальше наше общение продолжаться не может, - прорычал Билл. - Что еще непонятного?

- Почему мы не можем продолжать общаться? - спросил Андреас. - Что я тебе сделал такого?

- Я же эгоист, которому плевать на других! Вот почему! - прокричал Каулитц. - Такой вариант устроит?

- Ну я был не прав, да, ну что теперь - то? - виновато произнес Андре. - Повод мне средний палец показывать и не здороваться? Или унижать публично?

- Что - о?! С первым соглашусь еще, а когда я тебя унизил публично? - вознегодовал Билл. - Что за бред?

- Да что ты! А вчера? Кто начал меня высмеивать при всем классе? Не ты ли? - ядовито прошипел Андре.

- Ах это! Нехер было меня доводить, - парировал Билл. - Все, разговор окончен! Еще раз узнаю, что ты через Георга или еще как - то ко мне подбираешься, то учти, все, что было раньше, покажется тебе цветочками. Усек? И да, прекрати записки писать, а то слухи поползли, что ты за мной приударить решил.

- Ну и тварь ты, Каулитц, - выплюнул Андреас, с ненавистью глядя на теперь уже точно бывшего друга. - Как с тобой еще люди общаются?

- Аривидерчи! - Билл захлопнул дверь перед его носом и протопал обратно на кухню. Яростно разорвал пакет с мармеладом и отправил в рот сразу горсть. Челюсти нервно двигались и несколько раз Билл прикусил себе язык и щеки. На этот раз любимое лакомство не казалось таким вкусным и Билл выплюнул его в урну. Чертов Шварц! Он стукнул кулаком по столу и тут же потряс рукой. Костяшки неприятно гудели после встречи со столешницей. Взгляд упал на часы. До автобуса оставалось пятнадцать минут. Билл быстро сложил все в рюкзак, выбежал из дома и торопливо направился к остановке. Он успел вовремя и прямо с ходу запрыгнул в полупустой салон, предъявляя проездной. Место у окна было свободным и Билл с наслаждением уселся на сидение и привалился лбом к стеклу, устало глядя на людную улицу. Автобус качнулся и медленно тронулся вперед, постепенно все дальше отъезжая от остановки. Билл прикрыл глаза и погрузился в дрему.

- Приехали! - толкнул его в бок сосед. Билл резко открыл глаза и огляделся. Немногочисленные пассажиры спешно покидали автобус, толпясь у входа. Билл поднялся и пристроился в очереди за спиной какой - то женщины. Неожиданно та обернулась и Билл узнал в ней Марию Листинг.

- Здравствуйте, - вежливо поздоровался он.

- Здравствуй, - сухо ответила женщина и вышла из автобуса. Билл вышел следом за ней и с удовольствием втянул в себя свежий деревенский воздух, слегка потягиваясь, а потом неспешно направился домой.

На пороге его встретил довольный Джин и не в пример ему хмурый отец. Билл сразу как - то сжался и быстро принялся стаскивать ботинки, надеясь, что Йорг не изобрел никакого нового метода воспитания.

- Что опять случилось? Почему мне прямо на работу звонит директор школы и говорит, что ты сорвал урок литературы? - начал Йорг, когда Билл прошел в гостиную. Парень вздохнул и плюхнулся на диван.

- Билл, я жду ответа.

- Стив начал меня доставать, а я его обматерил, - ответил Каулитц.

- Приехали, - протянул Йорг. - И что же такого он сделал?

- Бумажками в меня кидался, а все ржали. Что мне, спасибо ему сказать надо было? - обиженно протянул Билл.

- Ну не материться же. В общем так, чтобы это было в первый и последний раз, иначе я с тобой не так буду разговаривать, - пригрозил Йорг и вышел из гостиной. Джин ткнулся Биллу холодным носом в ладони и преданно на него посмотрел. Парень выдавил улыбку и погладил пса по голове, отчего тот юлой закрутился вокруг него и в конце концов запрыгнул на диван и тут же лизнул хозяина в нос. Билл поморщился и вытерся, но пес повторил действие, только на этот раз "поцелуй" пришелся в щеку.

- Ах ты ж гад такой! - раздался недовольный голос Симоны. - А ну - ка слезь немедленно! Я только мебель почистила, а он тут лапами своими. Марш отсюда!

Собака обиженно проскулила и послушно улеглась на полу. Симона погрозила ему пальцем и посмотрела на понурого сына.

- Ты все купил, что я просила?

- Да, там в рюкзаке лежит, - тихо ответил Билл. Нос предательски начало щипать, а в глаза словно насыпали песка. Симона присела рядом с ним и погладила по голове. Билл тут же прижался к матери и уткнулся ей лицом в плечо, сдерживая злые слезы. Он не плакал уже очень давно и считал это постыдным делом, а сейчас почему - то захотелось прореветься и как в детстве рассказать Симоне о своих проблемах.

- Ну что ты, сын? Обидел кто? - заботливо спросила мать.

- Нет.

- Тогда почему глаза на мокром месте? От отца получил? Так сам виноват, не надо ерундой заниматься. Или что - то другое? - она внимательно посмотрела в красные глаза Билла. Тот ничего не ответил и неожиданно всхлипнул, крепко обнимая мать. Симона сначала растерялась, а потом рассеянно стала гладить его по голове и успокаивать, говоря, что не стоит расстраиваться по мелочам и тратить нервы. Билл все всхлипывал и что - то невнятно бормотал про ссору с Андреасом, Анжелу и Тома. Мать расслышала все, но не стала допытываться, решив, что сейчас не стоит изводить Билла расспросами. Захочет - расскажет сам.

- Все, перестань. Успокаивайся и пойдем обедать, - сказала Симона и поднялась. Билл хлюпнул носом и отправился в ванную, чтобы привести себя в порядок. Стало легче, но не намного.

***

Поздним вечером, когда Каулитцы уже собрались ложиться спать, у Йорга затрезвонил мобильник.

- Да.

- Герр Каулитц, у нас новое исчезновение, - сказал Майкл. - Пропала девушка, Анжела Швайгер, 1995 года рождения, сегодня вечером около шести часов. Очевидцев нет.

- Скоро буду, без меня ничего не предпринимайте, - устало выдохнул Йорг и отложил мобильный в сторону.

- Что там? - обеспокоенно спросила Симона. Йорг торопливо натягивал на себя форму и попутно проверял заряд в пистолете.

- Новое исчезновение, девушка пропала, Анжела Швайгер. Говорит о чем - нибудь?

- Они недавно сюда переехали, Билл что - то говорил о ней... - растерянно сказала Симона.

- Ох уж Билл этот... По всей видимости, это новая подружка нашего сына, видел их на днях, под ручку шли, - вздохнул Йорг. - Ни слова ему, понятно?

- Я все слышал и пойду с тобой, - жестко сказал Билл, встав на пороге родительской спальни.

- Сиди дома, - ответил отец и отодвинул его в сторону.

- Это моя девушка, - сказал Билл, идя следом за ним. - И я пойду с тобой.

- Нет, - отрезал отец и вышел из дома. Билл торопливо стал одеваться и собирать рюкзак.

- Вильгельм, ты куда? - Симона вышла в коридор.

- Пойду искать Анжелу. Я, кажется, знаю, где она, - ответил Билл и подошел к двери.

- Вильгельм! - только и успела произнести мать, но дверь за сыном уже закрылась.

Часть 13
Как назло, ночью начался дождь, что только осложнило поиски. У леса собралась почти вся мужская часть населения, здесь же присутствовали и родители пропавшей Анжелы. Мать плакала, а отец успокаивал ее, хотя сам тоже был на нервах. Билл видел, что им тяжело, но не решался подойти, потому что Анжела еще не успела их познакомить. Йорг вовсю руководил операцией по поиску, раздавая указания. Он разделил собравшихся на три группы. Первая отправилась прочесывать лес, а две другие рассредоточились по деревне. Так было больше шансов найти какую - то зацепку. Билл не принимал во всем этом участия, так как отец наверняка бы отправил его домой. Он спрятался в ближайших кустах и оттуда наблюдал за процессом, попутно дожидаясь Георга. Ему не терпелось найти волка и уделать его по первое число, Билл был уверен, что это именно он похитил девушку.

- Каулитц, - приглушенно окликнул его друг и почти бесшумно пробрался к нему. Билл не удержался и прыснул: на Георге был объемный дождевик с капюшоном, который делал его похожим на средневекового колдуна.

- Хватит ржать, мать надеть заставила, - буркнул Георг. - Идем?

- Да,- Билл выбрался из "засады" и уверенно двинулся в лес.

Ливень осложнял положение, земля была мокрой и скользкой, Билл и Георг постоянно поскальзывались и едва не угодили прямо в канаву. Билл был уверен, что волк их ждет где - то неподалеку, он наверняка выйдет поглумиться над ним...

- Билл, ты уверен, что это он? - спросил Георг, пытаясь перекричать шум дождя.

- Больше некому, - рыкнул Билл и сломал очередную ветку, которая попалась ему на пути, и раздраженно откинул ее в сторону. Где - то вдалеке раздался собачий лай, затем крики людей. Парни резко остановились и прислушались. Люди были где - то совсем рядом, а в их планы не входило попадаться им на глаза. Поэтому они не сговариваясь свернули немного в сторону и дождались, пока голоса стихнут. Только после этого парни вышли из своего укрытия и продолжили путь.

- Блять, я как собака мокрый! - выругался Георг и в очередной раз стряхнул с себя капли дождя. Дождевик не защищал от ливня, вода то и дело попадала ему за воротник. Билл лишь поглубже закутался в капюшон и спрятал замерзшие руки в карманы. Они зашли уже далеко в лес, но присутствия волка до сих пор не было заметно. Это еще больше злило Каулитца и он прямо - таки горел желанием отомстить ему за такую выходку. Уверенность, что похищение Анжелы - дело рук именно Тома, не покидала Билла, с каждой минутой она только росла.

Внезапно послышался какой - то странный шум. Билл и Георг остановились и огляделись по сторонам. Из - за темноты и льющего как из ведра дождя трудно было что - либо рассмотреть, но им все же удалось выцепить взглядом смутный силуэт, мелькнувший среди деревьев. Силуэт на мгновение замер на месте, затем поспешно скрылся за ветвями. Едва заметно блеснувший красный огонек не оставил сомнений: это был именно Том.

- Вот сука! - прошипел Билл и ринулся за ним. Георг звучно выругался и, поскальзываясь на мокрой траве и листьях, поспешил следом за другом.

Билл действовал по наитию, он бежал, не разбирая дороги, продираясь сквозь мокрые ветки и кусты и абсолютно не обращал внимания на насквозь промокшие ботинки и куртку.

- Билл, подожди, вдруг это не он! - крикнул Георг за его спиной.

- Это он, больше некому! - зло отозвался Билл. - Не отставай!

Георг раздраженно фыркнул и ускорил шаг, потому что едва поспевал за разъяренным Каулитцем. Они не заметили, как оказались на небольшой поляне, заросшей мелким кустарником и жухлой травой. В стороне стоял небольшой дом, больше похожий на сарай, покосившаяся дверь и в целом неухоженный вид говорили об отсутствии хозяйской руки. И все бы хорошо, если бы цепкий взгляд Каулитца не зацепился за тусклый огонек в одном из темных окон.

- Ты думаешь, это его логово? - опасливо спросил Георг и приблизился к двери. - Хм, не заперто... Зайдем?

- Пойдем, мне не терпится повидаться с этой скотиной, - злобно отозвался Билл и, отпихнув Георга, дернул дверь на себя. Она зловеще заскрипел и медленно открылась. Парни быстро вошли и огляделись. Они стояли в крохотном темном коридоре, только из щели под дверью тянулась едва заметная полоска света. Было подозрительно тихо, словно их ждали специально. Они постарались двигаться как можно бесшумнее и подошли к двери.

- Смысл красться, если он все равно уже слышал твои вопли? - резонно заметил Георг, за что Билл тут же наступил ему на ногу. Гео зашипел, а Каулитц потянул дверь на себя и медленно ее открыл. В эту же секунду в воздухе блеснуло лезвие ножа и Билл в последний момент успел спрятаться за дверью. Нож с глухим стуком врезался в доску и остался торчать там, где секунду назад была голова Каулитца.

- Охренеть... - выдохнул Георг. - Что делать теперь? Валить надо, ты его выбесил...

- Это. Он. Меня. Выбесил. - отчеканил Билл и уверенно вышел из - за импровизированного щита. На этот раз им повезло, больше никаких неожиданностей не случилось. Только к их большому сожалению комната была пуста. Только на широком выщербленном столе стояла одинокая свеча, тусклым светом освещавшая небольшую комнату и стоящую в углу широкую кровать с засаленным постельным бельем. Билл разочарованно выдохнул и медленно обошел комнату.

- Только давай ты не будешь ничего трогать, а то мало ли, - предупредило Георг.

- Он здесь, - вынес вердикт Билл, проигнорировав предупреждение друга. - Нож сам по себе не мог взять вот так и взлететь, а потом чуть не впечататься мне в лоб. Или ты веришь в потусторонние силы? - он скептично приподнял бровь.

- Знаешь, я уже во все что угодно поверю, - пробурчал Георг. - Блин, и как тут можно жить? Здесь же не ванной, ни туалета, бля, даже холодильника нет... Пипец, вот дикарь...

- Ага, - ответил Билл. - Зато есть дверь в соседнюю комнату. Стопудово он там сейчас, ждет момента, чтобы эффектно появиться. Актеришка, блин.

- Вот будет тебе, если он сейчас тебя слышит, - проворчал Георг. - Слушай, а если это правда не он? Что тогда?

- Блять, Гео, ты достал! - разозлился Билл. - Заладил одно и то же, не он, не он! А кто тогда? С его появлением начались все эти исчезновения, он сам признался, он мстит им, как ты не поймешь?!

- Бля, а где он тогда до этого был? - усомнился Георг. - Не мог же он вот так с бухты барахты появиться здесь, как джинн из лампы?

- В хате своей отсиживался, момента выжидал... Выходи! - вдруг заорал Билл. Георг испуганно присел и прислушался. Тихо. Каулитц подлетел к запертой двери и принялся молотить по ней кулаками, выкрикивая ругательства. Георг начал оттаскивать его, но Билл вырвался и продолжил свое занятие. Внезапно раздался скрежет ржавого железа, затем дверь резко распахнулась, отчего Каулитц отлетел к противоположной стене и перед ними возник разъяренный Том. Он диким взглядом обвел присутствующих и злобно рыкнул. Карие цвет глаз тут же сменился жутким красным и недобро блеснул в полумраке.

- Сволочь! Куда ты ее дел?! - завопил Билл и с кулаками кинулся на волка, но тот одним щелчком отпихнул его и парень с грохотом врезался в стену, сильно ударившись головой. Он медленно стек по стене на пол, но тут же с трудом поднялся и снова сделал попытку атаковать Тома.

- Билл, прекрати! - заорал Георг и поспешил к другу, но Том оттолкнул его, а Каулитц на этот раз угодил в стол, переворачивая его на пол.

- Какое право ты имеешь врываться ко мне в дом, мерзкий сопляк?! - взревел Том, угрожающе нависая над Биллом. Тот шмыгнул разбитым носом и сделал попытку ударить Тома, но тот ловко перехватил его ногу и с силой дернул его на себя. Билл взвыл и принялся отбиваться от него, но у него ничего не вышло.

- Мерзкая малявка, какого черта тебя сюда принесло?! - шипел Том, крепко удерживая Билла. Георг молча наблюдал за всем этим и не решался что - то предпринимать, так как понимал, что при желании Том не оставит от них мокрого места.

- Куда ты ее дел?! Убил?! - истерично заорал Билл прямо в лицо опешившему волку. - Ну конечно, ты только на это способен, тупое животное! - последовал жуткий глухой смех. Георг в углу вздрогнул. Он впервые видел Билла таким, ему даже показалось, что Каулитц сошел с ума. Больше всего он боялся, что Том окончательно выйдет из себя и убьет их.

- Ничтожество, - выплюнул Том затем брезгливо откинул Билла и поднялся на ноги. Каулитц кое - как встал и отряхнулся. От побоев болело все тело, содранные ладони неприятно пекли и саднили, а из носа до сих пор шла кровь. Он поискал глазами Георга и усмехнулся, увидев его лежащим в углу.

- Скажи хотя бы куда ты труп дел, - снова начал Билл. Том резко обернулся к нему и зло сверкнул глазами, которые снова приобретали нормальный оттенок.

- Каулитц, заткнись, - выдохнул Георг, поднимаясь на ноги.

- Твой дружок прав, лучше заткнись и не доводи меня, - усмехнулся Том. - Как вы сюда попали?

- Случайно вышли, - ответил Георг, потирая ушибленный локоть. - Том, просто скажи, что произошло сегодня в шесть вечера и мы от тебя отстанем. Правда.

Волк с минуту молчал, что - то обдумывая, Билл видел как он был напряжен. "Оправдание придумывает", - пронеслось у него в голове.

- Это не я, - наконец ответил он. Каулитц открыл рот и тут же его закрыл, а Георг одарил его победоносным взглядом.

- А теперь пошли вон, я ответил на ваш вопрос.

- Ну уж нет, - Билл по - хозяйски плюхнулся на стоявший рядом стул. - Если не ты, то кто тогда?

- Я не знаю, но это не я, - повторил Том. - Выметайтесь отсюда.

- Пойдем, - Георг потянул друга за рукав и Каулитцу пришлось подняться и медленно пройти в темный холодный коридор. Дверь за их спинами захлопнулась, а в скважине провернулся тяжелый ключ.
Часть 14
Всю следующую неделю Билл провел под строгим домашним арестом, выходя только в школу и обратно. Йорг лично контролировал его передвижения, чтобы не допустить повторения его выходки недельной давности. Что касается пропавшей Анжелы, то ее нашли задушенной на следующее утро в нескольких километрах от деревни. Для Билла это стало сильным ударом, он на несколько дней впал в депрессию и абсолютно никуда не выходил, целыми днями просиживая в своей комнате и глядя через окно на присыпанную тонким слоем снега улицу. Симона старалась его не трогать и то же самое сказала Йоргу, потому что понимала, что сыну нужно как - то принять эту новость и смириться со смертью девушки. Билл был благодарен родителям за понимание, но все же никого не подпускал к себе близко, так как не хотел ни с кем об этом говорить, чтобы не растравить себя еще больше. Георг первое время пытался его как - то растормошить, но потом оставил свои попытки, справедливо решив, что Биллу даже будет полезно временное одиночество и покой. Сам он ни разу не наведался в лес, так как опасался встречи с волком, который наверняка был до сих пор зол на них и вряд ли бы его обрадовала такая встреча.

С самого утра шел снег. Билл в этот день решил не идти в школу, сославшись на головную боль и недомогание и с молчаливого согласия обоих родителей остался дома. Не хотелось абсолютно ничего, накатила странная апатия, от которой избавиться было очень и очень трудно. Сил не было даже на то, чтобы выбраться из - под одеяла и пойти поесть, хотя до его носа то и дело долетали аппетитные запахи: мать наверняка оставила завтрак на столе. Билл вздохнул и уткнулся лицом в подушку. Очень хотелось заплакать, но он почему - то сдержался, чтобы окончательно не расклеиться. "Куда уж дальше", - мрачно подумал он. Из коридора послышался гулкий цокот когтей, который из - за тишины в доме сильно бил по ушам, и на пороге комнаты возник Джин. За месяц он еще больше вырос, постепенно превращаясь из неуклюжего и нескладного щенка в красивого пса. Он уселся у кровати Билла и склонил голову в бок, внимательно рассматривая вялого и унылого хозяина. Билл вытянул руку и потрепал собаку по голове. Джин воспринял это как приглашение и одним прыжком оказался на постели у Каулитца. Билл от неожиданности подскочил и принялся спихивать овчарку обратно на пол, но ему это не удалось. Джин с хозяйским видом улегся на скомканном одеяле и невинными щенячьими глазами посмотрел на Билла, словно выпрашивая разрешения. Каулитц незаметно для себя растянул губы в улыбке и все - таки позволил псу немного побезобразничать, а сам все же нашел силы выйти из комнаты и более - менее привести себя в порядок. Через пятнадцать минут он уже был на кухне и с упоением поглощал оладьи. Он всю неделю практически ничего не ел и сейчас нехитрый завтрак казался ему верхом кулинарного искусства. Джин крутился под столом и то и дело тянулся к тарелке, выпрашивая для себя угощение.

- Нельзя, - Билл потрепал его по ушам и пропустил момент, когда пара увесистых оладьев исчезли с его тарелки. Билл нахмурился, но ругаться не было никакого желания и потому он молча оставил тарелку в сторону, придвигая к себе чашку с кофе. В этот момент в дверь постучали. Билл со вздохом отставил кофе в сторону и поднялся. Джин немедленно последовал за ним и обогнал у входной двери.

- Уйди, - Каулитц отпихнул собаку и щелкнул замком. На пороге стоял слегка припорошенный снегом недовольный Георг.

- Снеговик пришел, - прокомментировал Билл, обращаясь к насторожившемуся Джину.

- Очень смешно, - буркнул Георг, затем бесцеремонно отодвинул Билла в сторону и прошел в дом. Билл закрыл дверь, про себя дивясь неслыханной наглости друга.

- Каулитц, убери от меня свою собаку, иначе ты рискуешь остаться без фирменного пирога моей матушки, - Георг кивнул на пакет, который сосредоточенно обнюхивал Джин.

- Спасибо, - вяло поблагодарил Билл и отнес угощение на кухню. Георг переобулся и прошел за ним, тут же плюхаясь за стол и ловко утащил с тарелки еще теплый оладушек.

- Жорже, вот все ты жрешь, - беззлобно проворчал Билл и уселся напротив друга. - Чай будешь?

- Я на глупые риторические вопросы не отвечаю, - заявил Георг. - Конечно буду, до тебя пока дойдешь - окоченеть можно.

- Такое впечатление, что ты не через два, а через сто два дома от меня живешь, - хмыкнул Билл, заваривая чай. - Чего не в школе? - он поставил перед другом литровую отцовскую кружку и придвинул варенье.

- Спасибо, - скороговоркой поблагодарил Георг и сделал глоток. - А, что там делать, только и обсуждают новости последние... Ой, прости, я не подумал, - тут же исправился он, заметив, как резко помрачнел Билл.

- Проехали, - сухо ответил Каулитц и тут же сменил тему, - давай я пирога отрежу, что ты пустой чай пьешь.

- Я минуту назад думал, как бы тебе поделикатнее на это намекнуть, - с сарказмом сказал Георг. - Может, прогуляться пойдем, а то что ты в четырех стенах сидишь?

- Ты же сказал там холодно, - недоуменно отозвался Билл и поставил перед ним тарелку с пирогом. - Не хочу никуда, настроения нет.

- Каулитц, хватит хандрить, - недовольно проворчал Георг. - Пойдем, прогуляемся, а то ты скоро завянешь здесь. Можешь собаку с собой взять, если со мной так скучно.

- Уговорил, - вздохнул Билл и поднялся из - за стола, попутно взглянув в окно, чтобы решить, что надеть. Снег усилился и крупными хлопьями сыпал на землю, плотным слоем укрывая крыши домов и мелких построек. Верхушки деревьев уже украсились белой шапкой, что нагоняло на Каулитца какую - то безысходность. Билл тихо вздохнул и ушел в свою комнату. Георг спешно доел пирог, допил одним большим глотком чай и вышел в коридор. Джин немедленно увязался за ним и доверчиво принялся вилять хвостом, словно прося взять с собой.

- Это ты у хозяина своего спрашивай, - хмыкнул Георг, заматывая на шее шарф. - Каулитц, ты долго будешь копаться? - крикнул он Биллу. Тот через минуту появился на пороге своей комнаты, одетый в теплый свитер и джинсы, комкая в руках длинный кусачий шарф. Он задумчиво посмотрел на него, а потом унес обратно в комнату. Георг едва удержался, чтобы не отпустить какой - нибудь язвительный комментарий и промолчал.

Едва они вышли на улицу, как их тут же обдал холодный ветер и вдобавок к этому в лица полетела волна снега с ближайшей крыши. Билл тут же принялся ворчать и отряхиваться; Георг же вместо этого слепил снежок и запустил им в друга. Билл выругался и вытряхнул снег из - за воротника.

- Листинг, если у меня к вечеру опять будет температура, я тебя придушу, - рыкнул Билл и двинулся в сторону опушки, туда, где протекала река. Летом, когда Билл приезжал в Лойтше, они с Георгом и еще несколькими парнями часто ходили туда купаться. Он даже не знал ее названия, просто ему вдруг захотелось прогуляться в той местности. Георг послушно шел следом за другом, попутно удерживая постоянно рвущегося в сторону Джина, которого Билл все - таки взял с собой на прогулку. Пес был несказанно рад снегу и то и дело умудрялся вываляться в нем по уши, чем крайне раздражал Билла и веселил Георга. Они подошли к оврагу, ведущему к реке вниз и остановились. Вода шумела и стремительно неслась по камням, несмотря на легкий заморозок. Вдруг на другом берегу показался какой - то человек. Билл присмотрелся и с удивлением узнал в незнакомце... Тома! Волк явно собирался искупаться, что повергло Каулитца в шок. При такой температуре минимум, что можно было заработать - воспаление легких.

- Он идиот или мне кажется? - вслух пробормотал Билл, глядя как Том скидывает с себя лохмотья, в которых обычно ходил и остается обнаженным. От глаз Каулитца не укрылась сильная спина и красиво очерченные мышцы рук, а также подтянутый живот и сильные стройные ноги. Он намеренно не опускал взгляд ниже и лишь завистливо вздохнул, а потом перевел взгляд на Георга, который пребывал в неменьшем шоке. Том, между тем, взобрался на возвышенность и уже оттуда нырнул в ледяную воду.

- Каулитц, как думаешь, нам стоит спускаться? - задумчиво поинтересовался Георг, наблюдая за тем, как плещется волк в ледяной воде, словно не ощущая холода. Билл пожал плечами и сделал шаг вперед, попутно цепляясь за ствол дерева, так как спуск был крутым и снег не способствовал устойчивости. Георг понял все без слов и последовал за другом, не забывая следить за Джином, который, учуяв Тома, стал заметно нервничать. Билл быстро спустился вниз и встал за ближайшим деревом, чтобы не выдать себя. Георг последовал его примеру, про себя думая, что зверь запросто мог услышать их запах, наверняка он хорошо его запомнил.

- Кау, как думаешь, он знает, что мы здесь? - вполголоса озвучил свои подозрения Георг.

- Не знаю, - ответил Билл, как завороженный наблюдая за Томом. Он ловил взглядом каждое его движение, мысленно восхищаясь его хищной грацией и неторопливыми движениями. Том словно знал, что за ним наблюдают, потому что все делал нарочито медленно, будто красуясь. Когда он в очередной раз нырнул, а затем с шиком вынырнул, Билл уже не сомневался в этом. И тем не менее, это было красиво...

- Каулитц, ты что, уснул? - Георг помахал перед его глазами ладонью. Билл мотнул головой и недоумевающе на него посмотрел.

- А что?

- Ничего, твой пес куда - то смотался.

- Невелика потеря, он постоянно в лесу ошивается, - фыркнул Билл. - Вернется.

Георг пожал плечами и его взгляд вдруг встретился со взглядом Тома. Зверь предсказуемо недовольно блеснул глазами, затем с фырканьем вынырнул из воды и вышел на берег, быстро вытерся большим куском какой - то странной материи, натянул на себя свои лохмотья и скрылся за деревьями. Билл задумчиво проводил его взглядом и повернулся к другу.

- Он знает, что мы здесь, - констатировал Георг. - Что делать будем?

- Пообщаемся пойдем, что еще, - ответил Билл. - Тем более, я извиниться хотел, потому что зря на него накинулся тогда.

- Лучшее, что ты услышишь: "Извинился? Пошел вон", - хмыкнул Георг, имея ввиду резкость характера волка и его неспособность искать компромиссы. Впрочем, Билл был таким же, в этом он уже не раз убедился и про себя думал, что Билл и Том друг друга стоят. Сам Георг был неконфликтным человеком, что позволяло ему вовремя останавливаться и сглаживать углы в сложных ситуациях, часто он выступал в роли этакого дипломата, ловко просчитывая ходы и дальнейшие действия оппонента и вовремя смягчая их последствия.

- В любом случае, я не успокоюсь, пока его не увижу, - ответил Билл. Тут Георга осенила еще одна догадка, которую он тут же поспешил озвучить:

- Кау, ты никогда не замечал, как наш волк иногда на тебя смотрит?

- То есть? - безэмоционально уточнил Билл, глядя прямо перед собой. Георг словно прочитал его мысли, он сам уже не раз замечал взгляды волка, но делал вид, что его они не трогают, хотя на самом деле его очень интриговал такой интерес к своей персоне. Только вот об истинной природе внимания Тома он пока не догадывался. Или не хотел догадываться?

- Ну знаешь, так не смотрят на врагов, - Георг сделал неопределенный жест рукой. - Ты когда на него орешь или драться лезешь, то ему вроде и жалко тебя становится, я так думаю... Или нет... Ну не знаю, как объяснить... - он замялся. - Словно ему не хочется причинять тебе боль или орать на тебя в ответ. Короче, ты его явно чем - то цепляешь, вот.

- Интересные размышления, - иронично отозвался Билл. - Ты хочешь сказать, что я ему понравился?

Георг от неожиданности поперхнулся воздухом и во все глаза уставился на невозмутимого друга.

- Я прав? Ты это хотел сказать? - Билл скептично приподнял бровь и взглянул на Георга.

- Эм, ну да... Ну то есть нет, я... - начал оправдываться Георг, но Билл лишь махнул рукой и ускорил шаг. До поляны, где жил Том они дошли в полном молчании. Вдруг за их спинами раздался собачий лай и шуршание припорошенных снегом листьев. Парни обернулись и увидели со всех ног несущегося к ним Джина с болтающимся на шее поводком. Он подбежал к Биллу и тут же присел на передних лапах, видя недовольство хозяина и выпрашивая прощения.

- Паразит, - только и сказал Билл и намотал поводок на руку, существенно укоротив его. Джин пристыженно заскулил и ткнулся ему мордой в колени, но Билл проигнорировал этот дружественный жест и поднялся по хлипкой лестнице к двери. Дом, как всегда, не был заперт и он смело вошел в коридор. Георг прикрыл за ними дверь и встал за спиной друга.

- Чего пришли? - раздалось сбоку. - Еще и псину притащили...

Парни обернулись и увидели перед собой Тома, стоящего в дверях небольшой комнаты, дверь которой выходила в коридор. Судя по всему, там у него была кладовка.

- Что молчите? - насмешливо осведомился Том и прошел в дом. Друзья восприняли это как приглашение и неуверенно двинулись следом. Волк стоял к ним спиной у окна и, кажется, вообще не замечал их присутствия.

- Я извиниться хотел, - набравшись смелости, на выдохе сказал Билл. Том передернул плечами и искоса на него взглянул. Он явно пребывал в раздумьях, Билл был уверен, что он сейчас их выгонит или опять затеет скандал.

- Вы, люди, такие странные, - наконец задумчиво сказал Том, по - прежнему глядя в окно, - думаете, что одно банальное "извини" способно действительно что - то сделать или заставить изменить мнение о вас... Это странно, - повторил он и медленно потер подбородок. - На самом деле это ничего не меняет, только создает видимость, что все хорошо. Иногда слова не способны ни на что, только лишний раз сотрясают воздух и все. Но вы, я так думаю, до таких вещей еще не доросли, поэтому считайте, что вы этого не слышали.

Парни в ступоре молчали, не ожидая такой поучительной тирады от волка. Максимум, на что они рассчитывали, это скупой кивок, колкость и привычное: "Валите отсюда". Последняя фраза покоробила Билла, Том явно подразумевал его, а не Георга и это был камень в его огород. Он действительно не всегда думал, что говорит, не задумываясь о том, что этим может обижать или делать больно. Он вспомнил, как часто он грубил матери, отцу, одноклассникам, поливал грязью Андреаса и самого Тома и ему вдруг стало мучительно стыдно. Волк был прав.

- И что мне теперь сделать? В рабство к тебе пойти? - съязвил он, стараясь скрыть свои настоящие эмоции. Георг предупреждающе тронул его за руку, но Билл сделал вид, что не заметил этого.

- Рабство? - Том удивленно изогнул бровь. - Хорошая идея, но обойдемся без этого. И да, - Том вдруг сменил тему, - тебе не говорили, что подглядывать нехорошо?

Билл предсказуемо покраснел и опустил голову, а стоящий рядом Георг прыснул в кулак.

- Я жду ответа.

- Это была случайность, мы просто хотели прогуляться вдоль реки, а тут ты со своими фокусами. Не боишься заболеть? - язвительно осведомился Билл. Том неожиданно громко и раскатисто расхохотался, но потом так же неожиданно смолк.

- Не боюсь, - ответил он. - И да, в следующий раз постарайся разглядывать меня незаметнее, а то это наводит на определенные мысли...

- Заткнись, - выдохнул Билл и схватил Георга за рукав. - Пойдем отсюда, зря только время тратили. Придурок, - бросил он Тому. Реакция последовала незамедлительно. Том во мгновение ока оказался рядом с ним и прижал его к дощатой стене. Билл от удивления широко распахнул глаза и растерянно бегал ими по озлобленному лицу Тома.

- Еще одно слово и я размажу тебя по стенке, - негромко рыкнул волк и ощутимо встряхнул Каулитца за ворот куртки. - Понял меня?

- П - понял, - заикаясь, выдавил Билл. - Отпусти, мне больно...

- Можно подумать, мне не больно... - выдохнул Том и отвернулся от него, разжимая руки. У Билла от неожиданности подогнулись колени и он осел на пол и машинально перевел взгляд на то место, где стоял Георг. Друга не было, судя по всему, он вышел на улицу. Волк присел на стул и задумчиво уставился в стол. Билл поднялся и несмело подошел, встав у него за спиной.

- Что это значит? - тихо спросил он. Том молчал, словно его здесь не было и невидящим взглядом смотрел на подрагивающее пламя свечи.

- Ты любил ее? - вопросом на вопрос ответил волк. Билл понял, о ком речь.

- Не знаю... Наверное, нет... Она мне нравилась, но чтобы любить... Вряд ли. А почему ты спрашиваешь?

- Да так... Иди, - Том кивнул на дверь. Билл не стал больше задерживаться и медленно пошел в коридор.

- Еще раз извини, - уже у двери сказал он и, пошатываясь, вышел из дома.
Часть 15
Билл вернулся домой поздним вечером, когда большинство жителей деревни уже давно спали. Лишь в редких окнах был виден тусклый свет люстр и ламп. Их дом не был исключением. Билл знал, что мать наверняка не спит и дожидается его и счастье, если отец на ночном дежурстве. Иначе проблемы могут быть куда серьезнее, чем подзатыльник и обещание отправить к бабушке в деревню. "Надо было хоть записку оставить", - запоздало подумал Билл, в нерешительности топчась на запорошенном снегом крыльце. Джин нетерпеливо перепрыгивал с лапы на лапу и явно хотел поскорее оказаться в тепле. Билл и сам успел порядком замерзнуть, он стоял на пороге уже полчаса и никак не решался войти. Джин не выдержал и жалобно заскулил, умоляюще глядя на хозяина. Билл обреченно выдохнул и повернул ручку двери.

Отец встретил его хмурым и неприветливым взглядом. Симона лишь покачала головой и застыла в дверях гостиной.

- Вильгельм, ты смотрел на часы? - нарочито спокойно осведомился Йорг, испепеляющим взглядом сверля сына. Билл съежился и сжал в кулаке поводок Джина. По позвоночнику прокатилась волна мурашек, а под ложечкой тоскливо засосало. На лбу проступил холодный пот.

- Половина первого, - жестко сказал Йорг. - Где ты ходишь? Мать волнуется, я не сплю, хотя мне завтра на работу ни свет ни заря вставать. Головой иногда думаешь, нет?

Билл вздохнул и вперил взгляд в пол. Хотелось ответить что - то резкое, но язык словно прилип к небу. Слова застряли в горле и вдруг вспомнилась фраза Тома про то, что извинениями ничего не исправить. "Молчи", - мысленно приказал себе парень и рассеянно стал блуждать взглядом по темной прихожей.

- Что ты молчишь? - напряженно поинтересовался Йорг. Билл поднял на него глаза и постарался придать взгляду как можно больше раскаяния. Отец лишь недовольно хмыкнул и качнул головой.

- Все, Йорг, хватит, - осадила его Симона. - Давайте все успокоимся и пойдем спать.

- Нет, не хватит, - обернулся к жене Йорг. - Пусть объяснит, почему он позволяет себе приходить и уходить когда вздумается. Иногда у меня вообще создается впечатление, что ему на нас плевать. А все ты, потакаешь ему во всем, постоянно прикрываешь. Лично мне это надоело, - резко сказал он.

- А ничего, что я все еще стою здесь и все слышу? - подал голос Билл. Йорг повернулся к нему и одарил гневным взглядом.

- А что? - продолжил Билл. - Может, хватит уже мной командовать, постоянно мне приказывать, под арест сажать? Мне уже не пять лет, я в состоянии и без этого отвечать за свои поступки, папа. И не надо сейчас меня ничем попрекать и тыкать носом. Я сам все прекрасно знаю и я тебе не Майкл, которым можно крутить как вздумается.

Отец немигающе и долго на него смотрел, Симона же ободряюще улыбнулась уголком губ. Ей никогда не нравился метод воспитания Йорга, потому что ощутимых результатов он никогда не приносил, Билл многое начинал делать назло и тогда все начиналось по новой. Она считала, что лучше один раз набить шишку и приобрести опыт, чем не сделать и жалеть. Именно по этому о многих проделках сына Йорг до сих пор не знал.

- Что ты сейчас сказал? - наконец очнулся Йорг и угрожающе двинулся в сторону Билла. Каулитц попятился и уткнулся спиной в закрытую дверь.

- Если ты меня сейчас ударишь, то ноги моей больше здесь не будет, - предупредил Билл. Йорг замер в нескольких шагах от него и ошеломленно на него посмотрел. Такого он никак не ожидал. Билл же учащенно дышал и немигающе смотрел перед собой, готовый в любой момент развернуться и выскочить из дома, благо скинуть куртку и ботинки он еще не успел. Симона растерянно переводила взгляд то на мужа, то на сына и мысленно пыталась представить себе, чем закончится этот скандал. Конечно, Биллу бы лучше промолчать и извиниться, но что сделано, то сделано. Она опасалась, как бы сын не привел угрозу в действие и не сбежал из дома неизвестно куда. Он в запале мог запросто выкинуть что - нибудь этакое. Внезапно она вспомнила себя в его возрасте, у нее были точно такие же проблемы с родителями и она тоже часто заставляла их нервничать, даже из дома убегала и по несколько дней пропадала у друзей. Со временем она научилась сглаживать острые углы и искать компромиссы, но она и предположить не могла, что Билл практически полностью унаследует ее характер. Это было проблемой, потому что, в отличие от нее, сын никогда не искал компромиссов и шел напролом, что часто заканчивалось скандалами с Йоргом.

- Марш к себе, - сухо сказал Йорг, наконец, придя в себя и успокоившись. - Утром поговорим. Твое поведение невыносимо в последнее время, совсем от рук отбился. Неуправляемым стал.

- Я не робот, чтобы мной управлять, - рыкнул Билл. Йорг не выдержал и отвесил ему крепкий подзатыльник. Билл широко распахнул глаза и во все глаза уставился на отца. Он еще никогда не бил его ТАК. Легкие щелчки по носу и макушке не в счет, в этот раз чувствовалось, что он с радостью бы отвесил ему еще парочку затрещин. В глазах блеснули слезы, Билл резко развернулся, схватил Джина за поводок и рюкзак с полки и быстро направился к выходу.

- Я тебя предупредил, - сухо обернулся он уже на пороге и затем с грохотом закрыл за собой дверь. Симона вздрогнула и внезапно всхлипнула.

- Видишь, до чего довела твоя мягкотелость? - неприязненно выдохнул Йорг ей в лицо.

- С ним так нельзя, - сиплым от слез голосом ответила женщина. - Я тебе много раз говорила, а ты не слушал. "Надо наказывать, надо наказывать!", - передразнила она. - Наказал? - Симона снова всхлипнула. - Вот куда он пошел? Где его искать теперь?

- К Листингу своему пошел, куда еще? - хмыкнул Йорг в ответ. - К утру вернется, получит еще у меня. Ишь, моду взял, ультиматумы ставит. Ремень по нему плачет, - ворчливо забормотал он и направился в спальню. Симона же прошла на темную кухню и устало опустилась на стул, нервно теребя в руках кончик теплого халата. Сейчас все ее мысли занимал Билл. Куда он мог пойти?

***

Билл вышел к опушке и остановился, чтобы перевести дыхание, ему казалось, что легкие сейчас выпрыгнут наружу. Он всю дорогу сюда практически бежал, волоча Джина за собой. Жгучие слезы застилали глаза и Каулитц поминутно вытирал их ладонью. Он не ожидал такого от отца, Йорг никогда не кричал на него, не бил. В этот раз, видимо, что - то в нем сломалось, раз он позволил себе рукоприкладство. Больше всего ему сейчас было жаль маму, которая наверняка сейчас переживает за него и не спит. Он вытер глаза холодным рукавом куртки и осмотрелся. Впереди открывалось занесенное снегом поле, а справа начинался лес. Куда идти? Понятное дело, что в деревню соваться нельзя. К Георгу тоже не вариант, его наверняка будут там искать, да и друг наверняка не оценит его визит в два часа ночи. Оставалось одно. Идти к волку и всеми правдами и неправдами проситься на ночлег к нему. Билл вздохнул и дернул Джина за поводок. Собака жалобно заскулила и поджала озябшую лапу. Билл присел перед ним на корточки и погладил по голове.

- Зря я тебя в это впутал, - сказал он, поглаживая пса по ушам. - Домой отпустить?

Джин словно в знак согласия прикусил его палец и ткнулся мордой в ладонь. Билл со вздохом отцепил карабин поводка от ошейника и подтолкнул Джина обратно к деревне. Тот пулей понесся назад вскоре скрылся за поворотом. Билл спрятал поводок в карман и уверенно направился в лес. Начинался ветер и вековые деревья угрожающе качали ветвями, снег летел в лицо и попадал за воротник куртки. Билл не был уверен, что в темноте найдет нужную тропинку и достал из рюкзака фонарик. Яркий свет осветил дорогу на несколько метров вперед, чем существенно облегчил задачу. Где - то внизу шумела река, отчего делалось жутко. Билл шел, постоянно спотыкаясь о камни и кочки. Ноги тонули в снегу и были уже насквозь мокрыми, но его это не волновало, больше всего ему хотелось добраться до Тома.

Наконец, впереди показался знакомый дом с покосившейся крышей и хлипкой дверью. В одном из окон мерцал тусклый огонек. Билл незаметно для себя улыбнулся и взошел на порог. Лестница угрожающе скрипнула и пошатнулась, но Билл успел войти в дом и закрыть за собой дверь. Из - под двери в комнату сочилась тонкая полоска света, но было непонятно, спит Том или нет. Билл несмело подошел к двери и приоткрыл ее. Том мирно спал, свернувшись в клубок на кровати и укрывшись видавшим виды покрывалом. Парень тихо прошел в комнату и присел на стул, положив рюкзак на пол. Волк во сне выглядел таким спокойным и расслабленным, что никак не вязалось с тем, каким он бывал с ним. Том шумно вздохнул и вытянулся во весь рост, покрывало сползло вниз, обнажив грудь и живот. Билл в очередной раз мысленно позавидовал ему и вздохнул. Клонило в сон, но было понятно, что без разрешения хозяина пристроиться где - нибудь в углу не получится. Билл поднялся и вдруг неосторожно свалил стул. Он с грохотом упал, заставив Каулитца испуганно отпрыгнуть, а Тома резко проснуться и утробно зарычать. Билл прижался к стене и испуганно смотрел на разозленного волка.

- Том, это я, - шепотом сказал он, глядя как волк медленно поднимается и направляется к его углу. Он еще больше сжался и зажмурился.

- Какого черта ты тут делаешь? - резко выдохнул он, подойдя ближе и ухватив его за ворот куртки. - Кто тебе разрешал?

- Я... Я с родителями поругался, - выдавил Билл. - И сбежал из дома... Идти мне некуда и вот я здесь.

Том озадаченно приподнял бровь и разжал руки. Билл испуганно вжался в стену и умоляюще на него посмотрел.

- И что теперь? У меня тут не лазарет и не паперть, гостей мне принимать негде, - саркастично сказал Том. - Или ты думал, что я тебя тут с пирогом встречать буду?

- Ну пожалуйста, Том, - взмолился Билл. - Я что хочешь для тебя сделаю, только разреши, умоляю.

- Свалился же ты на мою голову, дурень несчастный, - с трагизмом выдохнул Том. - Лежачих мест только одно, - он кивнул на кровать, на которой до этого спал сам, - не считая скрипучей лавки в кладовке. Если согласен, оставайся, а нет - я не держу.

Билл радостно закивал и кинулся к Тому в объятия, но волк предусмотрительно от него отошел и Каулитц смущенно попятился назад. Он чувствовал себя крайне неловко, Тома наверняка испугали его благодарственные порывы. Не стоило так эмоционально реагировать на его согласие. Единственное, что смущало Билла, это то, что ему придется спать в одной постели с волком, а кто знает, что взбредет ему в голову?

- Том, а... - начал Билл и тут же осекся, так как не знал, как корректнее сформулировать свою просьбу. Волк обернулся и настороженно на него взглянул.

- Что?

- А как нам в одной кровати спать? - на одном дыхании выпалил Билл и залился краской. Том усмехнулся и подошел к нему.

- А что? Боишься? - насмешливо поинтересовался он. - Или стесняешься?

- Все сразу, - выдохнул Билл. - И я заметил, что ты на меня как - то странно смотришь... Точнее, мне Георг сказал...

- Вот и шел бы к своему Георгу, - неожиданно зло ответил Том прямо ему в лицо, с горечью глядя в глаза. Билл еще больше покраснел и уставился на свои ботинки. Ситуация принимала странный оборот.

- Я обидел тебя, да? - наивно спросил он, решившись поднять взгляд. Том неожиданно шумно выдохнул и, развернувшись спиной к стене, медленно съехал на пол и закрыл лицо руками. Билл только сейчас обратил внимание, что на пальцах волка нет когтей, вместо них были обычные человеческие ногти. Он несмело присел рядом с ним и дотронулся до его руки.

- Том, что с тобой? - обеспокоенно спросил Билл. - Тебе плохо?

- Мне? - усмехнулся Том. - Нет. Если я противен тебе, то я могу уйти в другую комнату, - глухо добавил волк. Билл от неожиданности не удержался на корточках и пятой точкой плюхнулся на пол. Что имеет ввиду Том? Уж не влюбился ли он? Собственная догадка повергла Билла в шок. Этого не может быть. Он ошибся... Биллу очень хотелось на это надеяться. Но внутри все равно скреблось подозрение, что он прав, не зря еще Листинг на это пытался ему намекнуть. Только вот Билл не сразу понял его намеков.

- Эм... - только и смог выдавить Билл.

- Молчи, - вдруг выдохнул Том и его рука неуверенно коснулась лица Каулитца, а глаза растерянно смотрели в удивленные глаза Билла. Пальцы невесомо пробежались по выступающим скулам, затем коснулись острого подбородка и очертили контур челюсти. Билл шумно выдохнул, чувствуя, как его охватывает непонятная дрожь. Он неосознанно придвинулся ближе и неуверенно позволил Тому коснуться шеи и плеч. Рука была теплой, даже горячей по сравнению с его собственными. Или так казалось, потому что он замерз...

- У тебя жар? - выдохнул Билл, чтобы как - то разрядить обстановку. Том неожиданно тихо рассмеялся и взял ладонь Каулитца в свою.

- Это моя особенность, я намного теплее, чем ты и остальные люди, поэтому я не мерзну зимой и запросто могу купаться в холодной воде, - ответил он. Билл кивнул и медленно поднялся. Внутри распирало от пока непонятных ощущений, он понимал, что Том только что показал ему, что Каулитц для него не пустое место и значит гораздо больше. Не сказать, что его прикосновения были неприятны, просто... непривычны. В любом случае, им обоим стоило провести эту ночь порознь, чтобы хорошенько все обдумать.

- Я пойду, наверное, - сказал Билл и неуверенно двинулся к комнате, где, по словам Тома стояла скрипучая лавка. - Спокойной ночи.

- Куда ты собрался, иди здесь ляг, а я, так уж и быть, на лавочке высплюсь. Не впервой, - Том подмигнул ему, затем скрылся за дверью и плотно ее прикрыл. Билл вздохнул и неуверенно присел на кровать. Она оказалась неожиданно твердой, Каулитц рукой ощутил доски, покрытые жестким матрацем. Но ничего не поделаешь. Он вздохнул и лег, натянув на себя потрепанное покрывало и почти сразу же провалился в сон.
Часть 16
Билл не вернулся домой ни утром, ни на следующий день. Родители всерьез забеспокоились и Йорг принял решение организовать поиски, так как в лесу все еще орудовал неизвестный маньяк и неизвестно чем могли закончится скитания Билла. Он уже не был зол на сына, но все же решил, что как только младший Каулитц вернется, то он непременно задаст ему трепку, чтобы больше не смел доводить родителей до истерики. Симона в эти дни была сама не своя, она постоянно переживала, чтобы с Биллом ничего не случилось и была готова сама пуститься искать его, Йорг каким - то чудом смог ее на время успокоить.

Первым делом поисковики наведались ко всем знакомым Билла, но никто ничего не знал, он не появлялся ни у кого из них. Когда отец Билла пришел к Листингам, то Георг сразу понял, что что - то произошло, но постарался скрыть свое волнение, чтобы не вызвать ненужных подозрений.

- Георг, когда ты последний раз видел Билла? - спросил один из полицейских.

- Позавчера мы виделись последний раз, а что? Что - то случилось? - обеспокоенно спросил Георг, растерянно переводя взгляд с Йорга на Майкла и остальных поисковиков. Закралось подозрение, что Каулитца похитил тот же маньяк, который убил Анжелу, но потом вдруг Георг подумал о Томе. Его мучило сомнение: сказать или не сказать им о волке? Если с Биллом произошло действительно что - то серьезное, то наверное все же нужно, а если он просто куда - то свалил и никого не предупредил, то, наверное, стоит умолчать. После мучительных раздумий Георг все же решил не говорить, но пообещал себе, что узнает все сам.

- Георг, ты что - то знаешь? - отчаянно спросил Йорг.

- Нет, - Листинг невольно отступил на шаг. - А что произошло - то?

- Билл сбежал из дома и не появляется уже второй день, - нехотя ответил Йорг. - Он точно не говорил тебе, где он может быть?

- Да точно! - рассердился Листинг. - Если бы говорил, я бы вам сказал, смысл мне в таких вещах врать. А когда именно он ушел?

- Позавчера ночью, около двух, - с еще большей неохотой ответил Йорг, было видно, что он не хочет выносить подробности их семейной жизни на публику. Георг догадался, что Каулитц поскандалил с родителями из - за своего позднего возвращения и сбежал. Тут же пришла догадка, куда именно он мог пойти. Если не к нему, то наверняка к волку, там его наверняка не будут искать. Он решил, что как только полиция уйдет, то он тут же позвонит Биллу, оставалось надеяться, что он не выбросил телефон где - нибудь по дороге. Поисковики еще некоторое время провели в доме Листингов, поговорили с родителями Георга и вскоре отправились дальше. Георг с облегчением ушел к себе. Он плюхнулся на кровать и вытащил из кармана телефон. Пальцы быстро забегали по клавиатуре.

"Куда тебя понесло, придурок? Тебя вся деревня ищет, меня уже допрашивали. Я догадываюсь где ты, но не стал им говорить, потому что ты бы меня потом убил. И да, Симоне хоть позвони, видел ее на днях, она скоро с ума сойдет", - отпечатал он и нажал "отправить". Полдела было сделано, оставалось только дождаться ответа. Если не ответит - придется идти в лес, а это чревато, полиция наверняка решила следить за ним, Георг видел, как смотрел на него Майкл, помощник наверняка понял, что он что - то недоговаривает. Георг сполз с кровати и включил ноут, чтобы хоть как - то убить время.

***

Билл с усмешкой прочитал сообщение и стал быстро набирать ответ. Он догадывался, что Георг быстро поймет, где он прячется и был благодарен ему, что он не стал его выдавать. На словах о Симоне внутри противно защемило, но друг был прав, стоило ее хоть как - то успокоить, хотя, Билл сомневался, что такой звонок ее утешит, она только еще больше переполошится и запросто пойдет искать его сама.

Дверь в комнату громко скрипнула и на пороге появился Том, замотанный в какие - то непонятные лохмотья, отдаленно напоминавшие пальто. Билл пытался предложить ему что - то из своих вещей, но волк отказался. За эти почти три дня Том больше не проявлял такой активности, как той ночью и больше никак не старался затрагивать Билла, но и от разговора постоянно уходил, что очень злило Каулитца. Он видел, что с Томом творится что - то неладное, волк часто сторонился его и при редких разговорах избегал смотреть в глаза, старательно отводя взгляд и напряженно кусая губы. Билл догадывался, что это не просто так, но так и не смог вытянуть ни слова.

- Тебя уже ищут, ты в курсе? - сказал Том и присел рядом с ним, заинтересованно глядя на мобильник в руках Каулитца. Билл понял, что с таким благом цивилизации волк не знаком и придется на досуге объяснить ему.

- В курсе, Георг только что сообщение прислал, - хмыкнул Билл. - Теперь думаю, вернуться или нет.

- Идиот, - негромко сказал Том и поднялся, проходя к окну.

- Хватит меня оскорблять, - оскорбился Билл и раздраженно стукнул ладонью по столу. Том повернулся к нему и задумчиво посмотрел прямо в обиженные глаза Каулитца, отчего у того по спине прошла волна мурашек и он спешно отвел взгляд в сторону. Почему - то стало не по себе.

- Когда ты научишься ценить то, что у тебя есть? - наконец, спросил Том.

- Я ценю, - хмуро отозвался Билл, на что Том лишь презрительно хмыкнул и качнул головой.

- Заметно.

- Что ты прицепился ко мне? Своих проблем что ли нет? - взъерепенился Билл. - Отвали, пока я добрый.

- Не зарывайся, сопляк, ты здесь на птичьих правах и если я захочу, то ты во мгновение ока окажешься под дверью в ближайшем сугробе, - рассерженно прорычал Том. Билл сразу поник и виновато опустил голову, грубое, но верное замечание Тома вернуло его в реальность. Не стоило ему хамить.

- Извини, - пробормотал он. - Что ты хотел мне сказать?

- Уже ничего, - скороговоркой ответил Том и направился к дверям, но Билл торопливо подскочил и схватил волка за руку. Том инстинктивно зарычал и сверкнул глазами, затем выдернул руку и отошел от Каулитца на шаг. Билл несмело двинулся к нему, но замер в нескольких шагах.

- Что еще? - недовольно поинтересовался Том. Билл замялся и опустил глаза в пол, а затем резко поднял голову и посмотрел волку в лицо, отчего тот вздрогнул и отвел глаза в сторону.

- Том, что происходит? Ты пустил меня к себе, а теперь шарахаешься как от прокаженного. Если мое общество для тебя настолько омерзительно, то я соберусь и уйду, только скажи, - на одном дыхании, запинаясь, выдохнул Билл и резко втянул в себя в воздух, как перед прыжком в ледяную воду.

- Омерзительно? - в голосе волка мелькнуло насмешливое удивление, смешанное с обидой и непониманием. - Нет. Просто знаешь... - Том замялся, - Я всю жизнь жил один, мне сложно доверять людям, потому что я не знаю, чего они от меня хотят и чем обернется мое доверие к ним. Однажды я уже поплатился за это, а второго раза мне не нужно.

- Ты.. Ты боишься меня что ли? - пораженно выдавил Билл, широко распахнув глаза от удивления.

- Да, - честно ответил Том. Билл не удержался и фыркнул, на что волк тут же раздраженно рыкнул. Каулитцу пришлось унять свой пыл.

- Что смешного?

- Да так... Просто неожиданно... Я тебе ничего плохого не сделаю, ты же знаешь... - начал объяснять Билл, неожиданно смутившись. Его терзал еще один вопрос, который он тут же озвучил:

- А что это позавчера было? Ну я имею ввиду, когда ты до меня дотронулся, - Билл почувствовал, как у него начинает гореть лицо и поспешно опустил голову, скрывая пылающие щеки волосами, но Том заметил его смущение и усмехнулся.

- Тебе не понравилось? - со странной горечью в голосе спросил волк. Билл шумно втянул в себя воздух, пытаясь подобрать адекватные слова, чтобы не обидеть волка в очередной раз. Он и сам не мог разобраться в своих ощущениях, такое внимание к своей персоне было ему непривычно. Нет, конечно на девушек Билл реагировал должным образом, но он ни разу не замечал, чтобы на него обращали внимание парни. И ему было немного не по себе, когда он чувствовал на себе заинтересованный, а порой и откровенно - оценивающий взгляд Тома, он видел, как иногда горят у него глаза, когда они встречались взглядами, отчего по коже шли стайки мурашек. Он явно нравился волку, но вот свои чувства к нему Билл мог лишь с большой натяжкой назвать симпатией, скорее, Том вызывал в нем любопытство и интерес, хотя Билл однажды постарался взглянуть на него глазами той же Анжелы и отметил, что волк, бесспорно, был привлекателен, была в нем какая - то искра, которая цепляла. Его неторопливые, размеренные, быстро сменяющиеся резкими, движения, хищная грация, прожигающий насквозь взгляд, когда тот злился - все это приковывало внимание и разжигало интерес. Он больше не считал Тома чудовищем и неуправляемым монстром, но и не мог забыть, что на его совести половина убитого табора и несколько пропавших жителей Лойтше. Волк открыто признавал ранние исчезновения, но к последним явно не имел никакого отношения, так как сам признался, что боится показываться дальше леса.

- Ну не то что бы... Просто это так странно... - с трудом выдавил Билл после продолжительных и мучительных раздумий. - Лучше так больше не делай, если хочешь, чтобы мы и дальше могли общаться.

- Черт... - выдохнул Том. - Я просто привык следовать своим инстинктам, желаниям... Прости... Больше так не буду.

Билл через силу улыбнулся и поспешно скрылся за дверью кладовки, чтобы скрыть накатившую растерянность и странную тоску. Взгляд упал на окно. Был уже поздний вечер, наручные часы показали половину одиннадцатого, но сна не было ни в одном глазу. Билл опустился на скамейку и привалился спиной к стене, устало выдохнув. Объяснение с Томом далось ему крайне тяжело, он видел, что волку неприятно слышать его неуклюжие отнекивания, он наверняка причинил ему очередную боль своими словами, но исправить уже ничего нельзя. Он чувствовал себя странно, хотелось пойти и сказать, что все не так, что он соврал, но он словно прирос к скамейке, тело не слушалось, а ноги стали ватными. Он чувствовал, что что - то в нем изменилось, внутри зарождалось что - то новое, какое - то пока необъяснимое чувство и Билл чувствовал себя как никогда беспомощным. Ему нужно было выговориться перед кем - то, но единственный собеседник наверняка не станет его слушать и отправит спать, заявив, что тема закрыта и они просто временные сожители, потому что так захотел сам Билл. Но Каулитц понял, что он уже физически не сможет находиться рядом с Томом, зная, что они просто случайные знакомые. После этого разговора все внезапно переменилось и запуталось, Билл уже и сам был не рад, что начал выяснять отношения. Проще было бы пустить все на самотек, но было уже поздно. Внезапно взгляд упал на мобильник в руках. Вспомнилось сообщение Георга и его слова о Симоне. Он представил, каково ей сейчас и из головы на время выветрились переживания, связанные с волком. Он трясущимися пальцами открыл окно нового сообщения и стал быстро печатать текст, постоянно сбиваясь и путаясь в буквах.

"Я в порядке. Скоро вернусь. Прости, мам", - щелчок и окно "Сообщение отправлено". После этого внутри стало намного легче, словно с плеч скинули невидимый груз. Ноги сами понесли его в комнату, где спал Том. Он потихоньку открыл дверь и прошел к его кровати, остановившись в паре шагов. Волк уже крепко спал, вытянувшись на кровати во весь рост и укрывшись все тем же потрепанным покрывалом, которое, как обычно, сползло вниз. Мелькнула мысль, что можно постараться незаметно пристроиться у него под боком, но Билл тут же отмел ее. Слишком рано, хотя, волк, несомненно, был бы рад такому повороту. Каулитц неслышно подошел и аккуратно поправил на Томе плед и тут же испуганно ойкнул, так как Том неожиданно схватил его за руку и, что - то сонно бормоча, потянул на себя. Билл не удержался на ногах и неловко плюхнулся рядом. Сильная рука тут же прижала его к боку и Каулитцу ничего не осталось, как осторожно устроиться поудобнее и утащить часть покрывала на себя.
Часть 17
Билл и сам не понял, как проснулся. Просто его словно подбросило во сне и он резко распахнул глаза. Он не помнил, чтобы ему снился дурной сон или еще что - то такое. Взгляд рассеянно стал блуждать по тускло освещенной крошечной комнате, в которой стоял резкий запах прогоревшей свечи и подтаявшего воска, а также запах мокрой шерсти. Глаза словно искали причину пробуждения и бесцельно смотрели на широкий стул и шаткие табуреты, подратый коврик возле кровати и кадку с давно засохшим непонятным растением, от которого остался только жалкий высохший ствол и несколько листочков. Судя по всему, до Тома здесь тоже кто - то жил, скорее всего, лесник или егерь. Билл вздохнул и уронил голову обратно на подушку. Глаза закрылись сами по себе, но тут же распахнулись, так как на его бок тяжело опустилась горячая рука волка. Билл от неожиданности вздрогнул и обернулся к Тому, но тот лишь чмокнул губами и как ни в чем не бывало продолжил спать. Лишь уши на голове иногда подрагивали и шевелились. Билл подавил в себе желание дотронуться до них, хотя очень хотелось. Том бы не оценил таких маневров. Вообще, ночь с ним была на удивление спокойной, Билл ожидал, что волк будет беспокойным и надоедливым соседом, но ничего такого не было. Билл чувствовал себя немного странно. В голове вновь всплыли вчерашние размышления и ему стало не по себе. Он планировал еще раз поговорить с Томом и разобраться в ситуации, втайне надеясь, что с помощью этого разговора сможет разобраться и со своими чувствами. Совместная ночевка только укрепила его в этом решении, но Билл даже себе не признался бы, что он не прочь и дальше ночевать с Томом вместе. Внезапно из щели в потолке потянуло холодом и он теснее прижался к волку, потому что конечности начали ощутимо мерзнуть. Волку же было нипочем, он практически полностью раскрылся и его явно не смущало присутствие Билла рядом. Внезапно ожил мобильник. Билл выругался про себя и вытащил телефон из кармана. Часы на экране показали половину шестого утра. Он снял телефон с блокировки и увидел, что Георг прислал ему сообщение.

"Каулитц, ждите меня через час в гости", - гласил текст. Билл выпучил глаза от удивления и мысленно обругал Георга всеми матерными словами, какие знал. Он открыл новое сообщение и принялся строчить гневное послание товарищу: "Листинг, блять, ты на часы смотрел?! Я тут на птичьих правах, Тому не нужны гости, он и меня грозится выгнать. И вообще, какого хрена ты не пришел вечером или ночью хотя бы? Почему утром? Поворачивай домой и иди спать!" Он откинул телефон в сторону и недовольно скрестил руки на груди. Вот же Гео, вот же выдумщик! Ранним утром! Да кому такое в голову придет?! Но с другой стороны, визит друга нес приятные перспективы в виде халявной еды и чистых вещей. Пока Билл жил здесь, то Том не баловал его изысками лесной кухни, таская ему собственноручно придушенных кур или кроликов. Каулитц смотрел на эти подношения со смесью жалости и отвращения, а потом доставал из рюкзака чудом оказавшуюся там пачку сосисок и с усердием жарил их на костре за домом, где не задувало. Том скептично оглядывал его нехитрый обед, а потом деликатно уходил со своей добычей подальше, чтобы не смущать брезгливого Каулитца. За три дня парень уже успел порядком соскучиться по маминым пирогам и котлетам, а также скинуть парочку килограммов.

Том перевернулся на бок и крепко прижал Билла к себе, отчего у него перехватило дыхание и он резко выдохнул. Затылок и шею опалило горячее дыхание волка, Билл аккуратно повернул голову и увидел, что Том удобно устроился у него на плече. Он поерзал и вдруг ощутил, как в бедро уперлось что - то подозрительно твердое. Том шумно выдохнул и машинально потерся о него бедрами, прижимая к себе еще крепче. Билл широко распахнул глаза от удивления. Сомнений не оставалось - волк был возбужден. От этого у Билла пробежал холодок по спине, а ладони неожиданно стали мокрыми. Билл нервно сглотнул и осторожно подвинулся вперед, чтобы не разбудить Тома и не спровоцировать его на очередные нежности. Секс с дикарем не входил в его планы. Телефон в покрывале снова пискнул.

- Блять, - шепотом ругнулся Билл и принялся лихорадочно искать трубку. Том нахмурился, почувствовав движение рядом с собой и зашевелился. Каулитц откопал мобильник и спешно открыл новое сообщение. "Я не понял, почему ты меня не встречаешь?", - сарказм сквозил буквально в каждом слове. Билл рыкнул и подкатил глаза, затем принялся будить Тома. Волк утробно заурчал и в конце концов открыл глаза, сонно глядя на толкающего его Билла. Неожиданное пробуждение прервало его сон, который был до колик приятным и его последствия до сих пор упирались в штаны. Том не знал, как будет объяснять Биллу свои поползновения, но решил подумать об этом позже.

- К нам гости идут, поднимайся давай, - прошипел Каулитц. Сон как рукой сняло, он тут же выбрался из постели и прошел к окну. Цепкий взгляд немедленно увидел темную фигуру с рюкзаком за плечами, которая уверенно шла к дому. Он зарычал и кинулся к Биллу. Парень испуганно шарахнулся в угол и подтянул колени к груди.

- Ты?! - только и прорычал Том, тряся Билла за плечи.

- Отпусти меня! Не я это, Георг сам решил прийти, потому что догадался, где я! - прокричал Билл и ударил волка по колену, отчего тот зашипел и разжал руки. При упоминании о Георге он немного успокоился, потому что приятель Каулитца был более - менее ему знаком и не представлял такой опасности. В коридоре скрипнула дверь и изо всех щелей нещадно подул холодный ветер. Билл задрожал и натянул на себя плед. Том неуклюже поправил на себе растянутые треники, которые буквально силком вручил ему Билл и заставил надеть вместо тех лохмотьев, что у него были, и пошел встречать Листинга.

Георг предсказуемо шарахнулся к стене, увидев хозяина дома, а потом все же успокоился и, кивнув ему, прошел в дом. Тому ничего не осталось, как закрыть за ним дверь и отправиться следом, где он застал крепкие дружеские объятия Каулитца и Листинга. Друзья успели соскучиться друг по другу. Он криво усмехнулся и встал у двери, наблюдая за парнями. Билл принялся потрошить рюкзак друга, выуживая оттуда судки с котлетами и нарезанными пирогами, а так же гречкой и овощным рагу. Все было относительно теплым и источало аппетитный аромат, Билл сглотнул голодную слюну и с благодарностью посмотрел на друга.

- Ты его что, не кормишь? - Георг недоуменно посмотрел на Тома. Волк лишь фыркнул и скрестил руки на груди.

- Лучше скажи, какого фига ты в такую рань приперся? - поинтересовался Билл, прямо руками поедая уже третью по счету котлету. После трехдневной сосисочной диеты котлеты казались ему чем - то невероятным.

- Ну пардон, по ночам я сплю, а днем сильно палевно, - саркастично ответил Георг и повернулся к Тому. - Иди ешь, чего ты там стал? Билл сейчас весь запас сожрет, - он кивнул на жующего Каулитца, который приглашающе махнул рукой.

- Потом, - ответил волк, в глубине души жутко смутившись. Он не хотел, чтобы его дикие манеры кто - то видел и ему было стыдно и неудобно. Он понятия не имел, как пользоваться столовыми приборами и ел руками, единственное, чем он более - менее владел - нож. Его никто не учил правильно держать в руках вилку и ложку, не приучал к культуре поведения за столом да и вообще в обществе. Об элементарном умении читать и писать и речи не могло быть, не говоря уже обо всем остальном. Он с самого детства жил в животных условиях как самый настоящий зверь. Том не знал, что такое душ или ванная, он понятия не имел о современных средствах связи и потому с удивлением смотрел на широкую плоскую коробочку в руках Билла, которую тот называл телефоном. В мире цивилизации он чувствовал себя невероятно жалким и беспомощным.

Билл тем временем успел расправиться с большей частью котлет и обессиленно отодвинул от себя полупустую тарелку. Георг быстро собрал рюкзак, оставив Каулитцу еду и поднялся на ноги, намереваясь уйти, так как из дома он улизнул через окно и родители наверняка не оценят его утренние прогулки.

- Все, Кау, свой святой долг тебя накормить я выполнил, поэтому с чистой совестью пойду обратно, а то мне мелкого еще в школу вести, - сказал Георг, встав у дверей. Том настороженно отошел чуть в сторону, не переставая нервно дергать ушами, он словно что - то предчувствовал, но пока не мог понять, что.

- Спасибо, Гео, - прокряхтел Билл и поднялся с пола, где до этого почти лежал, и подошел к другу, с недоумением скосившись на Тома, глаза которого блеснули ревностным огнем. Волк фыркнул и, нервно взмахнув хвостом, скрылся в кладовке. Георг проводил его недоуменным взглядом и посмотрел на Билла.

- Ревнует, - бросил Каулитц сквозь зубы и вышел вместе с другом в коридор.

- И ты об этом так спокойно говоришь?! - удивился Георг и во все глаза уставился на Каулитца. - Только не говори мне, что вы уже успели...

- Жорже! - возмутился Билл и ткнул парня кулаком в плечо. - Я что, похож на идиота? Он от меня шарахается, как от огня, а ты такое. Я и понятия не имею, как это все делается, если на то пошло. А Том и подавно.

- Ага, давай, заливай мне, можно подумать, я не знаю, что ты однажды чуть не переспал с парнем, - фыркнул Георг, за что тут же получил смачный подзатыльник.

- Ключевое слово - чуть, - прошипел Билл. - Это было два года назад и тогда я был в стельку пьян, так что не надо. Все, вали отсюда, а то Том нервничает, ему не нравится, что у него в доме посторонние. Он меня вчера в сугроб грозился выкинуть.

- И правильно бы сделал, - Георг не обиделся на выпад друга, понимая, что Билл боится, что их обнаружат. Он напоследок хлопнул Каулитца по плечу и вышел из дома. Билл облегченно выдохнул и вернулся в комнату, где его уже ждал хмурый Том. Он присел на кровать и вперил глаза в пол, не решаясь начать разговор первым. Но и Том тоже молчал, лишь сверля его ревнивым взглядом.

- Что? - не выдержал Билл и резко встал, становясь напротив Тома. Волк отступил на шаг и наткнулся на стену.

- Ничего, - буркнул он. - Просто меня раздражает, что из - за тебя ко мне теперь ходят всякие... Мне как - то не хочется попасться вашим охотникам и снова отправиться в какой - нибудь балаган. С меня хватило тех пяти лет, что я провел на цепи в клетке.

- Я все понимаю, но Том, нельзя же постоянно прятаться от людей, надо как - то адаптироваться к обществу, постепенно выходить из своей скорлупы, иначе ты рискуешь всю жизнь прожить дикарем, - сказал Билл и неосознанно подошел ближе. Том вздохнул и скрестил руки на груди. Он понимал, что Билл прав, но внутри него все начинало буквально дрожать, стоило Каулитцу сказать о том, что нужно выйти к людям. Он не хотел повторения событий вековой давности и потому отчаянно сторонился людей, он боялся их, даже ненавидел. Единственный человек, которого Том согласился подпустить к себе - Билл. Он и сам не понимал, почему этот странный парень так на него повлиял, он чувствовал, что в нем зарождается какое - незнакомое ему чувство, от которого, как ни странно, было приятно. Но Том боялся его, как бабочки боятся огня, он не знал, что оно за собой может повлечь. Ему было хорошо, когда Каулитц ошивался где - то поблизости, хоть он и делал вид, что не рад его появлению. Его запах Том чувствовал за сотни метров. Билл вызывал в нем бурю противоречивых эмоций, его одновременно хотелось и побить , и пожалеть, обнять. Единственный раз, когда волк все же поддался своим инстинктам и позволил себе прикоснуться к Каулитцу, оставил неизгладимые воспоминания. Пальцы то и дело вспыхивали огнем, стоило Тому вспомнить ощущение немного шершавой кожи и растерянный взгляд Билла. И ему было немного стыдно за свои утренние сонные нежности, он понимал, что от естественных потребностей никуда не денешься, но он впервые чувствовал что - то подобное к человеку.

- Я не могу выйти к людям, - выдохнул Том. - Стоит мне показаться, как меня тут же скрутят ваши эти... охотники, обвинят во всех грехах и посадят в клетку. Я ведь не виноват, что родился таким. Меня с детства считали уродом, издевались, как хотели, камнями закидывали... Знаешь, каково мне было, когда я подходил к компании деревенских мальчишек, а они сразу начинали обзывать и гнать меня вон, ставили подножки, били... Или когда толпа зевак тыкала в меня палками, чтобы проверить, настоящий ли я и могу ли кого - то укусить... Мне хотелось их уничтожить.

- Ты не урод и не страшилище, - несмело сказал Билл и осторожно взял его за руку. Том вздрогнул и заметно занервничал. Билла немного пугала такая реакция, но он твердо решил "очеловечить" своего волка. Научить его не бояться чужих прикосновений и помочь освоиться в современном обществе было просто необходимо, но вот только как это сделать, Билл пока не представлял. Волк же лишь промолчал и кивнул своим мыслям в ответ на его слова.

- Правда, - сказал Билл, заглядывая волку в лицо. Тот лишь усмехнулся и внезапно потянул Билла на себя. Каулитц испуганно ойкнул и от неожиданности неловко ткнулся лицом ему в грудь, чувствуя, как руки волка уверенно ложатся на его спину и прижимают к теплому телу.

- Эм... - только и выдавил Билл, сраженный таким неожиданным порывом. Первой мыслью было вырваться, но потом он подумал, что этим только обидит и оттолкнет волка и потому остался на месте. Внезапно он ощутил, как горячее дыхание Тома коснулось шеи и медленно стало пробираться к лицу. Билл мгновенно напрягся и замер, ожидая, что волк его сейчас поцелует, но Том вдруг остановился в нескольких миллиметрах от его лица и озадаченно смотрел на приоткрытые губы.

- Том, я... - начал Билл, но волк мягко прикрыл его рот ладонью.

- Ничего сейчас не говори, просто дай мне попробовать... Я видел, как ты это делал с той девушкой, но не уверен, что все правильно запомнил... Поможешь мне? - карие глаза сейчас смотрели с такой надеждой и одновременно смущением, что Билл просто не посмел сказать "Нет".

- Иди сюда, - выдохнул он и за шею притянул волка к себе, осторожно касаясь его губ своими. Сердце колотилось уже где - то в горле, а ладони были мокрыми. Том неумело ответил и тут же укусил его за нижнюю губу, отчего Билл зашипел, но волк тут же исправил свою оплошность и мягко лизнул место укуса и вдруг столкнулся с языком Билла. Повисла секундная пауза, но потом Том уступил и позволил Биллу учить его дальше. Билл же чувствовал себя крайне неловко, но он с запоздалым испугом понял, что ему нравится целовать Тома. Губы волка были сухими и потрескавшимися, а язык горячим и влажным, что добавляло пикантности моменту. Он осторожно коснулся ряда ровных зубов, погладил небо, отчего волк вздрогнул и издал что - то похожее на скулеж. Руки прижали парня еще крепче, Билл ощутил, как напряженный орган Тома ткнулся ему в бедро. Он решил, что на сегодня хватит экспериментов и мягко разорвал поцелуй, отстраняясь. Дыхание сбилось, внутри все дрожало и горело огнем. Было до ужаса приятно и страшно. Том же выглядел растерянным, но вполне довольным новоприобретенным опытом и выжидающе смотрел на Билла, ожидая продолжения. Каулитц же резко покраснел и вдруг закрыл лицо руками, а потом сорвался с места и щелкнул задвижкой в другой комнате.
Часть 18
Билл сидел в кладовке и невидящим взглядом смотрел перед собой. Он непроизвольно раскачивался взад - вперед, то и дело спиной натыкаясь на дощатую стену, в щели которой нещадно дуло. Ему было плевать, что ночью у него может подняться температура и все вытекающие отсюда последствия. Губы до сих пор горели огнем после поцелуя с Томом, он до сих пор чувствовал сухость и тепло его губ. Он машинально дотронулся до них пальцами и прикрыл глаза. От одного воспоминания о неумелых ласках волка внизу живота теплело, а внутри начинали летать бабочки. Врать себе было бессмысленно: поцелуй ему понравился и Билл был бы не прочь его повторить. Он и остановился только потому, что испугался своей реакции и реакции Тома. Билл начал осознавать, что за почти месяц общения с волком он успел привязаться к нему, а совместное проживание только подтвердило это. Но на вопрос, любит ли он волка, Билл не мог дать однозначного ответа. Том, бесспорно, нравился ему и привлекал, но Билл все время чего - то боялся. Непонимания родителей, общества, Георга в конце концов. Он боялся, что его осудят и не примут. Но еще больше Билл боялся признаться волку в своих симпатиях, потому что и сам еще не до конца принял этот факт. Нет, Билл никогда не был против однополых отношений, в его окружении было несколько таких пар, но реагировал он на них равнодушно. Есть и есть. Но сейчас, когда дело коснулось его самого, ему было далеко не все равно.

Он судорожно выдохнул и откинул голову к стене. Что - то нужно было решать, но как это сделать, Билл не знал. Если он сейчас кинется к Тому со своими признаниями, то будет выглядеть глупо. Волк наверняка пребывает в не меньших раздумьях. Билл снова вздохнул и обнял колени руками. За окном бушевал самый настоящий буран, в щели хилого окна то и дело залетали крупные хлопья снега. Точно такой же ураган был сейчас в душе у Каулитца. Хотелось всего и сразу: обнять Тома, рассказать ему обо всем... Но больше всего хотелось спрятаться в какой - нибудь угол и просидеть там до самого вечера. Стоило ему подумать о своем выходе из укрытия, как колени начинали предательски трястись, а внутри все переворачивалось.

В дверь аккуратно постучали. Билл замер на месте и сцепил пальцы в замок до белых костяшек. Мысли судорожно заметались в голове в поисках вариантов, но не было ни одного подходящего. Открыть или не открыть? Ему было стыдно за свой позорный побег, но ничего не поделаешь. Он кое - как поднялся и щелкнул ржавой задвижкой на дверях. Том нерешительно переминался на пороге и смешно дергал ушами. Он явно нервничал, судя по тому, как была прикушена губа и как старательно он отводил взгляд. У Билла внезапно пересохло в горле и он вместо заранее заготовленной фразы издал невнятный хрип. Том озадаченно на него взглянул и снова отвел глаза.

- Господи, что мы как дети малые? - выдохнул Билл, когда ему надоело играть в "молчанку". - Ты хотел поговорить о том, что между нами произошло, да? - прямо спросил он.

- Да, - ответил Том, смутившись. Было забавно наблюдать, как из дикого и необузданного зверя он превращается в обычного человека, как краснеют у него щеки и как он нервно теребит пальцами завязки на штанах. Билл посторонился, пропуская парня в свое "убежище". Том несмело вошел и присел на скрипнувшую лавку. Билл так и остался стоять у двери.

- Я... я не знаю, как... Что на меня нашло... - тихо пробормотал Том, не глядя ему в глаза. - Ты... был так близко...

- Я понял, - перебил его Билл. - И что нам делать теперь с этим?

- Не знаю, - мучительно выдохнул Том. - Но... то, что я чувствую... Я не знаю, как это назвать, я еще ни разу не испытывал такого к человеку... Это так странно...

Билл вздохнул и нервно щелкнул костяшками пальцев. Волк фактически признался ему в своих чувствах, а он стоит тут и мямлит. Том еще больше смутился и нервно выдохнул.

- Я понимаю, - медленно сказал Билл, тщательно обдумывая каждое слово. - Но давай ты не будешь меня торопить, хорошо? Дай мне разобраться в себе, я не хочу, чтобы тебе было больно из - за меня.

- Хорошо, - ответил Том. В голосе у него проскользнула грусть, которую он тщательно пытался скрыть. Он видел, что Билл боится его, но в то же время от него не укрылось, что Каулитц начинает испытывать к нему какие - то чувства. Сегодня он только убедился в своих предположениях. Губы до сих пор помнили вкус губ Билла, а лицо горело огнем стоило ему вспомнить прикосновения теплых дрожащих ладоней и пальцев. Но Билл прав, нужно дать ему время, чтобы он смог все решить. В глубине души Том опасался, что решение будет не в его пользу, но все же тешил себя надеждой, что Билл примет его. Слишком много раз он терпел предательства и обиды и в этот раз не хотелось наступать на те же грабли.

- Не обижайся на меня, хорошо? - попросил Билл, виновато глядя в глаза волку. Том лишь покивал и вдруг поднялся с лавки и сделал шаг к замершему у двери Биллу. Он неосознанно попятился, с испугом в глазах глядя на волка. Что он опять задумал? Том почти прижал его к стене и вдруг невесомо коснулся пальцами лица. Билл закрыл лаза и шумно сглотнул. Сердце заколотилось как безумное, а воздуха стало резко не хватать. Он медленно очертил острые скулы, линию губ, затем ладонь мягко переместилась на шею и притянула Билла к нему. Билл широко распахнул глаза и нервно дернулся, но Том крепко прижал его к себе и впился в губы. Билл издал тихий стон и уже сам стал отвечать ему, руки судорожно шарили по телу волка, гладили спину, плечи, касались спутанных волос. Когда пальцы несмело коснулись волчьих ушей, Том охнул и несильно прикусил нижнюю губу Билла. Язык проворно скользнул в рот и встретился с горячим языком парня. Билл тихо застонал и вцепился пальцами волку в спину. Было невыносимо жарко и душно, внутри все переворачивалось. Хотелось крикнуть "Хватит!", но вместо этого вырывались лишь хрипы и вздохи. Том оказался способным учеником, его поцелуи заставляли Билла буквально виснуть на нем, ноги подкашивались, а в штанах становилось все теснее. Но останавливаться не хотелось...

Том вдруг рыкнул и прижал Билла к стене, руками забираясь под толстовку. Губы блуждали по открывшейся шее, прикусывали тонкую кожу, оставляя красные отметины.Том действовал по наитию, ему было плевать, что он совершает что - то неправильное и абсурдное. Он отдавал Биллу все копившиеся в нем чувства, искренне и без подвоха. Просто ему так хотелось.

- Том, подожди... - прошептал Билл, когда волк стал стаскивать с него спортивки. Дыхания не хватало и он не был уверен, что Том понял его несвязную речь. Руки Тома замерли, а взгляд встретился с мутным взглядом Билла.

- Давай не будем спешить, - Билл судорожно сглотнул и выдохнул. - Я пока не готов к... такому...

- Ладно, - прошелестел Том и уткнулся ему лицом в острое плечо, пытаясь восстановить дыхание. Несмотря на отказ Каулитца, он чувствовал себя как никогда счастливым, потому что смог наконец выплеснуть всю гамму своих чувств к нему, пусть и не до конца. Одно лишь прикосновение к Биллу вызывало в нем массу эмоций, до этого Том не испытывал ничего подобного. Нежность, любовь, страсть - он поддавался им и передавал их Биллу, чувствуя, что Каулитц, пусть и несмело, но отвечает ему тем же.

Рука Билла коснулась волос волка и легонько погладила, отчего тот довольно выдохнул и с готовностью подставил голову под ласку. Билл улыбнулся уголком губ и еще раз провел рукой, на этот раз касаясь ушей. Том выдохнул и ткнулся губами в плечо, а руки обвили талию Каулитца и аккуратно погладили поясницу, едва ощутимо скользнув по открывшейся полоске кожи.

- Перестань, - выдохнул Билл.

- Я не пойду дальше, не бойся, - хрипло ответил Том, но все же руки убрал и отошел. Билл взглянул на него и улыбнулся. Волк был растрепанный, с раскрасневшимися щеками и опухшими от поцелуев губами, карие глаза блестели. Сейчас он никак не напоминал дикаря, которым был в самом начале. И Биллу нравилась эта перемена. Он напоследок легко коснулся щеки Тома и первым вышел из кладовки.

На столе в комнате стояла принесенная Георгом еда и Билл подумал, что неплохо было бы научить Тома держать в руках вилку. Если с ножом волк справлялся на отлично, то вот с этим предметом у него явно были проблемы.

- Ты ел сегодня? - поинтересовался он у подошедшего Тома. Тот отрицательно мотнул головой и голодным взглядом окинул котлеты и гречку. При взгляде на рагу волк вдруг брезгливо сморщился и нервно дернул ушами.

- Чего ты? - не понял Билл.

- Зелень. Воняет, - лаконично ответил он и красноречиво зажал нос. Билл недоуменно взял судок и принюхался. Овощи как овощи.

- Однажды я украл рюкзак у туристов и там было точно такое же месиво, - пояснил Том. - Я не переношу зелень, меня сразу мутить начинает от одного запаха.

- Все ясно, - вздохнул Билл. - А котлеты?

- Эти? - Том ткнул пальцем в аккуратные мясные лепешки. - Не знаю... Не пробовал... - ему стало страшно неловко за свою дикость, он чувствовал себя словно маленький ребенок, изучающий мир.

- Это мясо, - терпеливо начал объяснять Билл. Он видел, что Том стыдится и стесняется, да и ему самому было неловко, но он понимал, что нужно проявить в этом деле такт и терпение, чтобы не обидеть волка.

- Мясо?

- Да, только не сырое, а жареное, - сказал Билл и ловко подцепил на одноразовую вилку кусок котлеты. - Держи.

Том опасливо взял вилку в руки и недоверчиво принюхался, а потом несмело отправил кусок в рот. Билл старался не смущать его и не заглядывать, что называется, в рот.

- Холодная, - вынес вердикт Том. Билл не удержался и фыркнул.

- Конечно холодная, ее же греть надо, на плите или на костре, - сказал он. - Но костра нет и печки тоже, поэтому пока так. В принципе, они и холодные вкусные, - пожал плечами Билл. Том покрутил вилку в руках, но в ходе очередной попытки правильно взять ее просто выронил на пол. Стало до ужаса обидно и стыдно, он тут же покраснел и рыкнул.

- Не нервничай, потренируешься и все получится, - авторитетно сказал Билл. - Смотри, - он ловко скрестил пальцы на вилке и помог то же самое сделать Тому. Не с первого раза, но у волка все же получилось взять злосчастный предмет в руки и наколоть кусок котлеты.

- Молодец, - похвалил его Билл. - Ешь давай, а то совсем замерзнут.

Второго приглашения ждать не пришлось. Том принялся с аппетитом поглощать котлеты, периодически роняя куски, но это ничуть не волновало его. Билл смотрел на него со смесью жалости и, как ни странно, гордости. Ему было жаль Тома, что с ним так обошлись и сделали из него дикаря, но с другой стороны он был горд собой, что смог начать постепенно вытаскивать его из дебрей дикости. Том все больше становился похож на обычного человека, но все же дикие повадки вряд ли удастся искоренить в нем полностью. Но Биллу он нравился и таким, со всеми его причудами и выходками. Он понял для себя, что не оставит Тома и постарается помочь ему. Волк, тем временем, доел и красноречиво косился на дверь. Билл только сейчас заметил, что буран потихоньку стих и погода заметно улучшилась. Можно было и выйти.

- Ты со мной? - Том кивнул на дверь.

- Чуть позже выйду, - Билл присел за стол и подпер голову рукой. Том пожал плечами и вышел в коридор. Билл вздохнул и закрыл лицо руками. Он только сейчас почувствовал, как на самом деле устал. Хотелось покоя и определенности, которой пока не было. Еще одной проблемой были отношения с волком, которые только - только стали налаживаться.Точнее, их интимная сторона. Он видел, что Том хочет его и хотел его не меньше, но не мог пока согласиться на близость, потому что был не очень опытен в этом деле. Нет, Билл не был девственником, но отношения у него были только с девушками. Как это происходило у парней, он знал смутно. А Том и подавно не был осведомлен, вряд ли у него кто - то вообще был, хотя в этом Билл сомневался. Не может быть, чтобы за сто с лишним лет у волка не было ни одной женщины. Спрашивать Билл не решался, но, видимо, пришло время. Только как это сделать, парень пока не знал. Он вздохнул и закрыл лицо руками.
Часть 19
Волка не было до позднего вечера. Билл не на шутку разволновался и не отходил от окна, всматриваясь в темноту бушующего леса. Метель снова разыгралась, снег вихрем носился по поляне, а вековые ели громко скрипели и угрожающе раскачивались под порывами ветра. Билл нервно щелкнул костяшками пальцев и посмотрел на часы. Почти одиннадцать. За эти почти четыре дня Том еще ни разу не возвращался так поздно. Каулитц уже был готов сам идти искать его, но вовремя одумался. Он огромным усилием воли заставил себя отойти от заледеневшего окна и сел на кровать. Глаза слипались, но он твердо решил дождаться волка. Чтобы хоть как - то себя развлечь, Билл выудил из рюкзака запасной аккумулятор от мобильника и вставил его в телефон. На экране тут же появился значок непрочитанного сообщения от Георга.

"Привет, маугли. Долго ты там еще куковать собрался? Тебя тут уже с вертолетами искать начали, Симона вся извелась, даже Андреас приехал. Сказал, что если ты не объявишься, то спалит чудовище и то, как вы за ним гонялись".

Билл рыкнул сквозь зубы. Чертов Шварц, и сюда умудрился влезть! При упоминании о Симоне внутри что - то дернулось и заныло, но отступать было уже некуда. Биллу до ужаса было жаль мать, он то и дело порывался вернуться, но его все время что - то останавливало. Он вздохнул. Из двух зол выбирают меньшее.

"Я не знаю, сколько я здесь еще буду, но пока не разберусь с Томом, не вернусь. Маме от меня привет передай, а Андре скажи, что я ему шею сверну, когда приду", - отпечатал он и задумался. Пальцы так и чесались попросить какую - нибудь литературу о сексе, но друг его явно не поймет. Можно было сказать, что это нужно Тому, но Георг не дурак и быстро сообразит, что к чему. Билл прикусил губу и принялся писать дальше.

"Если сможешь, притащи какую - нибудь книжку об отношениях, хочу Тома просветить", - "Отправить". Билл выдохнул и отложил мобильник в сторону. Оставалось надеяться, что друг поймет его правильно. Внезапно в комнату влетел сквозняк, пламя свечи дернулось и погасло, а входная дверь угрожающе заскрипела. Билл испуганно подскочил и попятился в угол, в темноте натыкаясь на табуреты и какой - то мусор. В дверном проеме мелькнул темный силуэт. Каулитц хотел заорать, но горло сдавил спазм и вместо отчаянного крика получился какой - то мышиный писк. Он испуганно зажал рот ладонями и зажмурился. Повисла гнетущая тишина, слышен был только вой ветра с улицы и скрип половиц под ногами незнакомца.

- Билл? - раздался в темноте знакомый голос. Парень облегченно выдохнул и сел на пол. Из коридора послышалось шуршание, затем шаги раздались в комнате и через минуту комнату озарил тусклый свет свечи. Том стал оглядываться по сторонам в поисках Билла и пришел в крайнее удивление, когда обнаружил его сидящим на полу в углу комнаты.

- Ты что там делаешь? - недоуменно спросил он и не сдержал улыбки, когда увидел, что испуг на лице Билла сменился облегчением. Каулитц поднялся и выдохнул.

- Почему не спишь? - спросил Том, скидывая с себя замерзшие вещи.

- Тебя долго не было, а потом свечку задуло, ты потом пришел и я испугался, думал это кто - то чужой, - сбивчиво заговорил Билл. Ему было стыдно за свою панику, он старался не смотреть на Тома, чтобы он не начал над ним насмехаться. Волк, между тем, молча разделся и повалился на кровать, устало закрыв глаза.

- Тебя до сих пор ищут, ты в курсе? - сказал он.

- В курсе, Георг сказал, - со вздохом ответил Билл.

- Он был здесь?

- Нет, сообщение прислал, - мрачно ответил Каулитц. Том фыркнул и дернул ногой, затем подвинулся ближе к стене и натянул на себя покрывало. Прогулка по лесу выбила его из сил, вдобавок к этому, он нарвался на охотников, но Биллу предпочел об этом не говорить. Как и о том, что его легко ранила одна из пуль. Рана была несерьезной и обещала быстро зажить, но вот Билл бы пришел от этого в ужас.

- Том, ты спишь? - вполголоса спросил Билл, заползая к нему на кровать. Волк что - то пробурчал и дернул раненой рукой. Взгляд Билла тут же упал на открытую рану.

- Тебя ранили?! - с ужасом возопил Каулитц и тут ж суетливо потянулся за рюкзаком, где лежала аптечка. Том обреченно выдохнул и стиснул зубы.

- Не лезь, само пройдет, - недовольно сказал он. Билл же только рукой махнул и принялся обрабатывать больное место, не переставая причитать. Том зашипел и дернулся, но парень успокаивающе погладил его по плечу и он притих.

- Готово, - оповестил Билл и отложил бинт в сторону. - Теперь рассказывай, кто тебя так. И не надо мне врать, что ты неудачно упал, я не идиот и пулевое ранение от ссадины отличить могу.

Том выдохнул и прикрыл глаза. Его немного покоробил командный тон Билла, но сопротивляться он почему - то не хотел.

- Я нарвался на охотников, они начали стрелять, но я сумел уйти, - коротко ответил волк. Билл неожиданно зло сверкнул глазами и ощутимо ткнул его в бок кулаком. Том тут же предупреждающе зарычал и оскалился, сразу давая понять Каулитцу кто здесь хозяин.

- Все, не злись, - примиряюще сказал Билл и тронул его за руку. Том рыкнул и отвернулся к стене. Билл вздохнул и устроился у него за спиной. Выпад волка немало напугал его, руки до сих пор дрожали, но Билл старался этого не показывать. Он давно понял, что с Томом нельзя показывать свой страх, в таких случаях звериная натура волка начинала брать верх над человеческой и тогда он становился непредсказуем и опасен.

Неожиданно пискнул мобильник. Билл выудил его из кармана и открыл новое сообщение.

"Каулитц, я не придурок и понял, зачем тебе такая литература. Документ в сообщениях, а резинки, извини, не получится передать. Удачи", - текст был пропитан сарказмом и насмешкой. Билл стыдливо покраснел и открыл высланный документ. Три страницы текста содержали в себе массу информации, но Билл не стал читать все подряд, выбирая только самое важное. Все оказалось куда проще, чем он предполагал. Не сложнее, чем при сексе с женщиной. Он еще раз перечитал написанное, затем открыл окно нового сооьщения и отправил Георгу смайлик и угрозу прибить его при первой же встрече.

Том рядом заворочался и Билл вдруг ощутил желание испытать полученные знания на практике. Он уже было потянулся к волку, но тот снова зарычал и Билл решил оставить свои попытки до лучших времен. Волк сейчас явно пребывал не в том настроении чтобы проводить эксперименты. Он отложил телефон и уставился в потолок, на котром играли причудливые тени от мебели. Билл озорно улыбнулся и принялся складывать пальцы в фигурки животных. Когда он был маленьким, то очень любил устраивать театр теней, постоянно выдумывая что - то новое.

- Красиво, - вдруг раздалось сбоку. Билл испуганно опустил руку и обернулся к Тому.

- Я думал, ты спишь.

- Спал, но твоя пищащая коробка меня разбудила, - недовольно сказал Том. Билл прыснул в кулак и повернулся к нему лицом. В нос сразу же ударил запах мороза, ледяной воды и почему - то - осенних листьев. Том хмуро улыбнулся ему и обнял, притягивая к себе. Билл аккуратно вытянул руку и коснулся влажных волос волка.

- Опять водные процедуры принимал?

- Угу, - довольно заурчал Том, чувствуя, как пальцы парня касаются ушей и начинают осторожно почесывать. Он выдохнул и потянул Билл на себя. Каулитц ойкнул и во мгновение ока оказался лежащим на Томе.

- Том, я очень хочу спать, - выдавил Билл.

- Я тоже, - сверкнул глазами волк. - Только не в том понимании, в каком ты себе это представляешь, - хитро добавил он. Билл понял, к чему он ведет и потому подкатил глаза и сполз с него.

- Я уже говорил тебе, что не хочу торопиться, - сказал он.

- Я тоже, но ничего не могу с собой поделать, - вздохнул Том. Билл положил голову к нему на плечо и коснулся мягкой кожи губами. Глаза сонно закрылись и вскоре он уже крепко спал.

***

Разбудил Билла вой ветра и скрип двери. Он разлепил глаза и увидел, что Тома рядом нет. Рука машинально потрогала то место, где до этого спал Том. Простынь была еще теплой, значит, волк ушел недавно. Билл спустил ноги с кровати и уже собрался встать, как дверь вдруг захлопнулась и Том вернулся в дом.

- И куда ты собрался? - недоуменно спросил он, переползая через Каулитца на свое место. Билл улегся обратно и натянул на себя покрывало, немного влажное из - за снега, который принес на себе Том.

- Я думал, ты опять ушел, - ответил Билл. Волк лишь фыркнул и перетащил часть покрывала на себя.

- Тебя нельзя одного оставить, - беззлобно проворчал он, щупая замерзшие руки Билла. - Иди сюда, задуб совсем ведь.

Билл с удовольствием прижался к нему и удобно устроился под боком, чувствуя, как снова засыпает. Окончательно уснуть ему помешали горячие губы на своей шее и теплые руки на талии. Билл распахнул глаза и уставился на тусклое пламя свечи. Он знал, что рано или поздно это случится и потому решил отпустить себя. "Будь что будет", - решил он и блаженно заурчал, когда мягкие губы стали бродить по шее и медленно пробираться к лицу.

- Тише, - прошептал Том и коснулся его губ своими, аккуратно сминая их, словно изучал заново. Билл охотно ответил и притянул его к себе. Влажный язык очертил контур его нижней губы и проворно скользнул в рот, а ладони заскользили вниз по телу и нырнули под футболку. Билл охнул и подался навстречу, позволяя волку изучить себя от и до.

Немного неумелые ласки Тома неимоверно заводили его, то как осторожно он его целовал, касался губами шеи, чуть прикусывая кожу... Билл терялся в этих новых для себя ощущениях, такого упоения он не испытывал еще ни разу. Том понемногу осмелел и потянул его футболку вверх. Билл помог ему снять с себя вещь и заодно стянул с Тома треники. Волк исступленно принялся ласкать поцелуями его грудь, прикусывал острыми зубами чувствительные соски, языком вырисовывал непонятные узоры, отчего Билл тихо стонал и несильно выгибался, пальцы постоянно цеплялись за спину волка и оставляли широкие красные полосы. Том спустился поцелуями до кромки штанов и решительно спустил их вниз вместе с бельем. Билл теперь предстал пред ним во всей красе. Он с минуту любовался им, но Каулитц недовольно захныкал и притянул его к себе, больно впиваясь в губы поцелуем и тычась напряженным членом в бедро. Том аккуратно развел его ноги в стороны и осторожно провел пальцами по всей длине ствола, большим пальцем размазав несколько капель смазки. Билл прикусил губу и шумно выдохнул, чувствуя как пальцы волка, скользнув по промежности, коснулись сжатого кольца мышц.

- Подожди... - прерывисто выдохнул он и судорожно нашарил на полу рюкзак. Том с недоумением следил за его действиями и удивился, когда Билл достал из кармана тюбик крема.

- Надо смазать, иначе больно будет... - краснея от смущения, сказал Билл и впихнул Тому в руки крем. Волк растерянно покрутил его в руках, затем отвинтил крышку и выдавил немного себе на руку.

- Нужно растянуть... - едва слышно выдохнул Билл. Том аккуратно ввел один палец и сразу же добавил второй. Билл распахнул глаза и поймал воздух ртом. Ощущения были не самые приятные, но и адской боли, о которой писали в книге Георга, не было. Том стал активно двигать пальцами, отчего Билл шумно втянул в себя воздух и сжал в кулаках простынь. Том успокаивающе поцеловал его в лоб и вытащил пальцы, приставив головку члена к входу. Билл обвил ногами его талию и вцепился пальцами в спину, прижимая волка к себе. Том толкнулся и вошел наполовину. Билл ахнул и прикусил губу. Волк отрывисто поцеловал его и вошел до конца. Билл изогнулся в спине и жадно поймал воздух ртом, запрокинув голову.

- Двигайся... - прохрипел он. Том толкнулся еще раз и Билл, уже не сдерживаясь, застонал в голос. Том стал двигаться еще резче и ритмичнее, буквально вколачивая Билла в кровать. Он метался под ним как безумный, кусал до крови губы и периодически срывался на крики... Том впервые видел его таким. Сам он терялся в собственных ощущениях, такой коктейль чувств он испытывал впервые за свою долгую жизнь.

Билл в очередной раз протяжно застонал и выгнулся, бурно изливаясь на их животы спермой. Он обессиленно откинулся на подушку и закрыл глаза. Том же вдруг зарычал и вцепился зубами ему в плечо и бурно излился глубоко в него. Перед глазами плясали мурашки, а тело мелко подрагивало. Том сполз с тяжело дышащего Билла и лег рядом. Глаза устало закрылись, а из груди вырвался вздох. Билл подполз к нему под бок и уткнулся лицом в мокрое плечо. Он чувствовал себя уставшим, но счастливым. Том обнял его одной рукой и засопел.

- Ты спишь? - Билл заглянул волку в лицо. Длинные ресницы дрогнули и Том приоткрыл глаза.

- Что?

Билл коснулся губами взмокшего виска и погладил его по щеке. Том взял его руку в свою и поцеловал в середину ладони.

- Ты не планируешь домой вернуться? - неожиданно спросил Том. Билл напрягся и замер. Он ожидал, что Том задаст этот вопрос, но вот ответа на него он не знал.

- Я не знаю... И тебя бросать не хочу... - тихо ответил Билл.

- Надо, Билл, тебя ведь ждут... - сказал Том и выдохнул. - Хватит изводить себя и других... Я отсюда никуда не денусь.

- А со мной не хочешь пойти? - поинтересовался Билл и приподнялся на локте.

- Я подумаю, - со вздохом ответил Том. - Спи.

Билл закрыл глаза и засопел, смешно чмокнув губами. Том аккуратно поцеловал его в лоб и вскоре тоже провалился в сон.
Часть 20
Утром Билла разбудил звон стекла в соседней комнате и леденящий сквозняк. Он заворочался и инстинктивно стал нащупывать Тома, но, к его большому огорчению, волка не было. Парень проснулся окончательно и сел, испуганно озираясь по сторонам. В комнате было пусто, но он буквально кожей чувствовал присутствие чужака. Том отличался неуклюжестью и ходил так, что прогнившие половицы угрожающе скрипели при каждом шаге. Здесь же шагов слышно не было, но зато ясно ощущался запах дешевых сигарет. Билл потихоньку выбрался из постели, натянул на себя вещи и прокрался в коридор. Входная дверь была закрыта, а вещи волка отсутствовали.

- Черт побери... - сквозь зубы ругнулся Билл и посмотрел по сторонам в поисках чего - нибудь тяжелого. Тут в дверях кладовки мелькнул темный силуэт. Парень задрожал и зажал рот рукой, чтобы не заорать. Мысленно он упрашивал волка вернуться и вытурить гостя, потому что пришел он явно не чаю попить. Билл нервно выдохнул и на свой страх и риск вернулся в дом. На улице протяжно взвыл ветер, сквозь который Билл расслышал вой полицейских сирен, мужские голоса и лай собак. Колени затряслись, а по спине пробежали мурашки. Он заметался по комнате, но скрипнувшие половицы заставили его замереть. На пороге кладовки стоял мужчина. Темые глаза недобро смотрели исподлобья и блестели каким - то странным блеском, обветренное, грубое лицо перепахивал уродливый шрам, скрывающийся где - то в редких темных волосах, а губы незнакомца были плотно сжаты. За спиной у него болтался автомат, а за пояс был заткнут пистолет.

- Вы... кто? - хрипло выдохнул Билл, мысленно ругая себя за такой вопрос. В этот же момент с улицы послышались выстрелы и чей - то громкий голос приказал Вальтеру Штайбергу сдаться. Преступник недобро усмехнулся и двинулся на Билла. Каулитц попятился и наткнулся на стену. Бежать было некуда. Незнакомец схватил его за шиворот и поволок к двери, укрываясь им словно щитом.

- Отпусти меня, грязная свинья! - завопил Билл, но в висок ему внезапно ткнулось холодное дуло пистолета и Каулитц испуганно замолчал.

- Тише, щенок, - прошипел бандит. - Не ори, тебе все равно не помогут. А будешь хорошо себя вести - может, останешься в живых.

- Что тебе нужно? - прохрипел Билл.

- Гарантия, - с усмешкой сказал бандит. Он открыл дверь и вытолкнул Билла, становясь позади него. Каулитца обдало холодным ветром и он зажмурился.

- Билл? - раздалось в толпе полицейских. Парень распахнул глаза и встретился взглядом с отцом. Только сейчас он увидел, что хибару Тома окружили машины полиции, а все подходы к поляне оцеплены группами полицейских.

- Каулитц, какая встреча! - нервно хохотнул Штайберг. - Давно не виделись, правда?

Йорг сделал шаг к ним, но Майкл его перехватил и заставил остановиться. Билл не спускал с отца глаз и буквально умолял его вытащить из лап бандита.

- Правильно, не надо резких движений, - одобрил бандит. - Иначе мальчишке будет больно.

- Это мой сын! - крикнул Йорг и Майкл с трудом его удержал.

- Чудесно, - протянул Вальтер.

- Чего ты хочешь? - жестко спросил Майкл.

- Дайте мне уйти и тогда никто не пострадает! - громко заявил преступник. - Каулитц, скажи своим людям, чтобы пропустили меня.

- Отпусти Вильгельма и катись на все четыре стороны, - рыкнул Йорг. Бандит неожиданно захохотал и поудобнее перехватил дрожащего Билла.

- Э, нет, - протянул он. - Пока ты не уберешься отсюда вместе со своей шпаной, мальчишка останется со мной. Он - моя гарантия. Час времени тебе, иначе... - пистолет красноречиво прижался к виску Билла. Каулитц затрясся и едва заметно кивнул отцу. Йорг понял его и отправился снимать посты. Бандит затащил Билла обратно в дом и швырнул его к стене, а сам уселся за стол на то место, где обычно сидел Том. Билла возмутила такая наглость и он негромко сказал:

- Пересядь.

Вальтер зло на него посмотрел и скрестил пальцы в замок.

- Слышь, мужик, я неясно выразился? - Билл и сам дивился тому, откуда у него вдруг взялась такая дерзость.

- Молчи, щенок иначе папаше придется отскребать твои мозги от стен, - прорычал бандит. Билл одарил его полным ненависти взглядом и подтянул колени к груди. Нужно было придумать, как вырваться отсюда. Но в голову не шло ни одной мысли, все крутилось вокруг отца, Тома и валяющегося неподалеку полена. Почему - то взгляд Билла зацепился именно за него и он рассчитывал использовать этот предмет в качестве оружия, если понадобится.

Внезапно в коридоре скрипнули половицы. Бандит насторожился и поднялся. У Билла перехватило дыхание, потому что наверняка вернулся Том и неизвестно, чем могла закончиться такая встреча. Физически Том явно был сильнее этого маньяка, но из оружия у него были только острые как бритва клыки и когти. Против пистолета довольно хилый арсенал. Билл потихоньку поднялся и взял с пола полено. Затылок бандита маячил в пределах досягаемости и если подойти поближе... Штайберг вдруг резко обернулся и Билл выронил свое "оружие" из рук.

- Ты что, малец, совсем страх потерял? - прорычал он. Билл, спотыкаясь, попятился и осел на пол. Вальтер угрожающе навис над ним, бешеный взгляд оценивающе бегал по нему. Билл поежился. Ничего хорошего этот взгляд не предвещал. "Том, пожалуйста, вернись...", - мысленно воззвал Билл, стараясь не смотреть на преступника.

- Малыш, а может, сделаем папаше подарок, а? - похабно усмехнулся Вальтер. - Все равно сидеть нам еще долго, а смотри, какой ты хорошенький... Прямо заглядение... - грубые пальцы пробежались по лицу и надавили на губы, раскрывая их. Билл с силой сжал челюсти. Бандит с шипением выдернул руку и ударил парня по лицу. Билла отбросило к стене. Он испуганно сжался в комок и зажал рукой краснеющую скулу.

- Ну все, паршивец, ты меня разозлил, - прошипел Вальтер и стал заваливать Билла на пол, попутно сдергивая с него одежду. Каулитц заорал и стал яростно отбиваться. Руки колотиди бандита по лицу, спине, ноги били по ребрам, но преступник все равно был сильнее. Он сдернул с Билла штаны и перевернул на живот, коленом придавив к полу. Щелкнула застежка ремня и ягодицу обжег смачный шлепок.

- Нет! - Билл дернулся и стал вырываться. Вальтер навалился на него всем телом и оставил яркий засос на шее.

- То - о - ом! - отчаянно закричал Билл и, не выдержав, заплакал. Раздался грохот и оглушительный рык. Лежащий на парне маньяк замер.

- Отпусти его! - прорычали у него над ухом, затем когтистая рука рванула его на себя и отшвырнула противоположной стене. Маньяк с ужасом смотрел на надвигающееся на него существо. Том действительно был страшен в этот момент. Оскаленные зубы, бешеный ярко - красный взгляд и жуткие когти, готовые в любой момент разорвать на части.

- Что это?! - Вальтер в панике заметался по полу в попытке дотянуться до пистолета. Том клацнул зубами и вонзил ему в плечо когти. Руку обожгла адская боль. Вальтер истошно заорал и пополз в угол, безумея от ужаса. Из раны хлестала кровь и он безуспешно пытался зажать ее пальцами. Волк зарычал и с яростью набросился на него, собираясь прикончить это отродье, посмевшее тронуть его Билла.

Сам Билл, с трудом натянув на себя одежду и свернувшись в клубок сидел в углу и наблюдал за кровавой бойней. Он и сам боялся волка, Томом сейчас явно управлял зверь. Он впервые видел Тома таким. Раздался пронзительный крик и Билл с ужасом увидел, что Том укусил маньяка за руку и нацелился на горло.

- Позови кого - нибудь, он же меня убьет! - умоляюще заорал Вальтер со слезами в голосе. Том угрожающе оскалился и зарычал. Билл задумался. Не появись волк, маньяк бы его запросто изнасиловал. Но и вешать на Тома очередное убийство не хотелось.
- Том, хватит, - негромко сказал Билл. Волк обернулся к нему и вопросительно посмотрел.

- Пусть его судит суд, ты его и так уже покалечил, - продолжил Билл. Огонь в глазах Тома постепенно стал гаснуть. Он напоследок рыкнул и оставил истекающего кровью бандита. Ярость постепенно сошла на нет, стоило ему взглянуть на перепуганного Билла, жавшегося к углу скамейки.

- Не бойся, - тихо сказал Том и присел рядом с Биллом, сгребая его в охапку. Каулитц затрясся и всхлипнул. Волк прижал его к себе и стал медленно покачивать из стороны в сторону. В этот момент дверь в дом с грохотом вылетела и в комнату ворвались полицейские. Том оскалился и зарычал.

- Не надо, это люди отца, - тихо сказал Билл. Полицейские во главе с Майклом столпились вокруг них и с удивлением смотрели на странное существо, к которому доверчиво жался Билл. Кто - то достал пистолет, но Майкл жестом остановил их.

- Интересно, кто же это так нашего рецидивиста отделал? - раздалось насмешливое. - Каулитц, не ты часом?

Майкл и все остальные обернулись и увидели маньяка, лежащего на полу в луже крови и без сознания. Стажер, осматривающий его, то и дело удивленно качал головой.

- Похоже на зверя, - сказал он и подошел к остальным. - Ну - ка, граждане, рассказывайте, что у вас за тайны такие и кто этот юноша, к которому наш заложник жмется как котенок к кошке.

Билл аккуратно выпутался из объятий волка и пересел на кровать. Том тенью последовал за ним и уселся рядом.

- Я слушаю вас, - Майкл сел напротив них и достал блокнот.

- Где отец? - вместо ответа спросил Билл.

- Скоро вернется, посты снимает, - ответил Стив, еще один стажер. - Парни, передайте шефу, что заложника освободили.

- Билл, я же все равно не отстану, - вклинился Майкл. - Рассказывай. Или вы, молодой человек, - обратился он к Тому. Волк рыкнул и скрестил руки на груди, вступать в беседу с этими людьми он был не намерен. Он чувствовал, что от них исходит опасность и был готов кинуться защищать себя и Билла в любую минуту. Когда волк услышал его крики, то просто не смог сидеть в засаде дальше. Он вернулся домой в тот момент, когда бандит диктовал полицейским условия и потому смог пройти незамеченным. Если бы Билл не остановил его, то Том наверняка убил бы маньяка.

- Все ясно, говорить не хотите, вздохнул Майкл. - Ладно, жди отца, может ему удастся из тебя что - то вытрясти. А вот друга твоего придется забрать к нам, странный он какой - то...

Парень испуганно прижался к волку и порывисто обнял его двумя руками. Том успокаивающе тронул его за руку и коснулся губами макушки. Майкл озадаченно выгнул бровь и Биллу стало неловко. "Потом объясню Тому, что лучше при людях так не делать", - подумал он.

- Не надо его забирать, Майкл, - выдохнул Билл. - Он меня защищал, этот маньяк, он меня изнасиловать хотел, а Том, он хороший, правда... - торопливо лопотал он и про себя дивился несерьезности своих слов. Надо было привести более существенные доводы.

- Все ясно, - выдохнул помощник. - Парни, маньяка в машину, а эти двое пусть шефа ждут, присмотрите за ними.

В этот момент в комнату ворвался запыхавшийся Йорг и бегом кинулся обнимать испуганного сына. Все обиды и желание надавать ему затрещин куда - то пропали. На смену им пришло облегчение. Билл жив и это самое главное.

- Пап, прости меня, я идиот, сбежал, вас с мамой напугал... - бормотал Билл, обнимая отца.

- Все закончилось, сын, ты тоже меня прости, не сдержался, - ответил Йорг.

Том, наблюдавший всю эту сцену, смущенно отвернулся. У него не было родителей, его никогда так не обнимали. Он не знал, что такое родительская забота и ласка и сейчас втайне завидовал Биллу. Глаза щипало, а в горле скребло.

- Па, я хочу тебя кое с кем познакомить, - сказал Билл, когда первый шок прошел и они оба успокоились. Отец непонимающе на него посмотрел и только сейчас увидел сидящего рядом с сыном Тома.

- А вы кто, юноша? - поинтересовался он, с интересом глядя на волка.

- Это Том, - сказал Билл. Йорг с удивлением рассматривал странного парня. На вид ему можно было дать лет 25, на ровесника Вильгельма он никак не тянул. Но больше всего его поразили волчьи уши на голове и нервно подрагивающий хвост, торчащий из - за резинки штанов.

- Он что, оборотень? - вполголоса спросил Йорг. Волк, услышав это фыркнул и усмехнулся.

- Нет, - ответил Билл. - Я потом расскажу, или он сам скажет...

- Ну хорошо, - озадаченно отозвался Йорг, с подозрением глядя на нахохлившегося Тома. Волк нравился ему все меньше и меньше, а то, с каким воодушевлением Билл о нем говорил, наводило на определенные мысли. Но он пока решил не делать поспешных выводов. Главным было, что в этой истории все остались целы.

- Сейчас мы поедем домой, так что бери своего товарища и идите в машину, - сказал он и направился к дверям. Билл вопросительно взглянул на Тома.

- Я пешком дойду быстрее, чем вы на своих этих... корытах доберетесь, -ответил волк. Билл захохотал. Том мгновенно обиделся и отвернулся.

- Том, это не корыто, а ма - ши - на, - сквозь смех выдавил Билл. - На ней ехать гораздо быстрее и удобнее. И не так холодно.

- Мне без разницы, - буркнул Том и притянул Билла к себе, порывисто целуя. Каулитц охотно прильнул к нему и ответил, судорожно покрывая поцелуями его щеки, подбородок, лоб, веки. Том поймал его губы своими и долго, тягуче поцеловал. Билл выдохнул и прижал волка к себе.

- Ой, простите, - раздалось у двери. Парни оторвались друг от друга и увидели смущенного Георга. Билл взвизгнул и метнулся к другу, едва не свалив того с ног.

- Я как узнал, что тебя этот рецидивист в заложники взял, так сразу сюда, - торопливо говорил Георг. - Пиздец ты шуму в деревне наделал, тебя все искали, даже брательник мой рвался.

- Тому спасибо скажи, что я тут стою, - сказал Билл и вернулся к волку. Тот ревностно его обнял и недоверчиво посмотрел на растерявшегося Листинга.

- Так вы это... Пара теперь получается? - неуверенно поинтересовался Георг, глядя на их сцепленные в замок руки. Том непонимающе посмотрел на Билла, а Каулитц лишь кивнул другу и улыбнулся.

- Вильгельм, долго вас еще ждать?! - раздалось с улицы.

- Идем, - Билл потянул Тома и вывел на порог. Георг уже опередил их и нырнул в теплый салон внедорожника.

- Я пешком пойду, - сказал Том и во мгновение ока скрылся в заснеженном лесу. Билл вздохнул и спустился к машине. Сирены взвыли и полицейская колонна медленно двинулась обратно в деревню.
Часть 21
В деревне Каулитца встретили как героя. Все жители обступили полицейскую колонну и буквально вытащили парня из машины. Кто - то разнес слух, что это именно Билл задержал маньяка. Сам герой беспокойно оглядывался по сторонам, выискивая в толпе только одно лицо и игнорируя дифирамбы в свою честь. Тома нигде не было. Билл занервничал и отрицательно покачал головой, когда отец сказал ему, что нужно идти домой. Он решил привести волка в дом и познакомить его с родителями, потому что скрывать дальше было бессмысленно. Тома видела добрая часть полицейских и сам Йорг. Парень втайне опасался, что родители не примут его выбор, но все же надеялся, что они отнесутся к его дикарю с должным пониманием.

Внезапно в кустах мелькнули знакомые карие глаза. На лице Каулитца появилась радостная улыбка и он сквозь толпу принялся продираться к своему волку. Люди хватали его за локти, что - то говорили, но Билл их не слышал. Все его мысли занял Том. Волк терпеливо дожидался его и с плохо скрываемым страхом смотрел на толпу народа. Завидев идущего к нему Каулитца, он заметно оживился и несмело улыбнулся ему. Билл подошел и мягко потрепал его по ушам, а потом обнял.

- Что я тебе, зверушка какая? - притворно возмутился Том, но блаженно заурчал, когда теплые губы Билла поползли по его щеке и коснулись губ.

- Не нервничай, - тихо сказал Билл и взял его лицо в ладони. - Пойдем со мной. Не бойся их.

Том отвел глаза в сторону. Он боялся. Больше ста лет он сторонился людей, ненавидел их. Билл предлагал ему невозможное. Выйти к ним и стать частью общества. Том боялся их реакции на себя. Он подсознательно ожидал, что начнутся насмешки, издевательства и он не сможет сдержать себя. Он боялся повторения того, что произошло в далеком 1870 году. Но ради Билла он решил переступить через свой страх. Он до безумия привязался к парню, Билл был для него всем. И потому согласно кивнул, хотя внутри все дрожало, а внутренний голос твердил, что не нужно этого делать. Билл уверенно взял его за руку и накинул капюшон толстовки на прижавшиеся к голове уши.

- Чтобы не пялились лишний раз, - пояснил он. Том нервно выдохнул и вцепился в руку Билла. Парень улыбнулся ему и повел за собой. Толпа загудела и с любопытством уставилась на Тома. Волк дико озирался по сторонам и жался к Биллу, чем немало удивил Каулитца. Всегда уверенный в себе, немного грубоватый, сейчас Том больше был похож на малолетнего ребенка. Билл ободряюще сжал его руку и подвел к отцу. Он и сам немало нервничал и волновался, но понимал, что его волнение не идет ни в какое сравнение с тем, что испытывал Том. Волк испуганно зашел за спину Билла и вцепился в его куртку. Колени тряслись, а в горле теснился тоскливый скулеж. Том прямо сейчас был готов трусливо поджать хвост и удрать обратно в лес.

- Вильгельм, где ты опять ходишь? - недовольно сказал Йорг. - Мать с ума сходит уже.

- Я Тома привел, - сказал Билл. Йорг непонимающе на него посмотрел и усмехнулся, когда увидел затравленное лицо волка. Этот парень определенно не так прост, как кажется. Билл кашлянул, привлекая внимание отца и Йорг "отмер".

- Ну и что вы стоите тогда? - крякнул Йорг и двинулся в сторону дома. Билл и Том тронулись следом за ним. Чем ближе они подходили к дому Каулитцев, тем сильнее нервничал Том и переживал Билл. Первый боялся реакции матери Билла, а второй - ее упреков. Они вцепились друг в друга и так и вошли в дом. В коридоре их встретил виляющий хвостом Джин, который за эти несколько дней вырос еще больше. Симона застыла на пороге кухни, сжимая в руках фартук.

- Мама... - выдохнул Билл и кинулся к матери. Симона со слезами обняла его и прижала к себе, не переставая судорожно целовать лицо сына и причитать. Биллу было страшно неловко и стыдно перед ней, он бормотал извинения и просил прощения. Стоящий в углу коридора Том смущенно наблюдал за этой трогательной семейной сценой и до боли прикусывал губы, чувствуя себя здесь лишним. Джин крутился вокруг него и постоянно тыкался в ладонь мокрым носом, чувствуя в нем своего. Том нерешительно погладил его, отчего собака довольно взвизгнула и едва не свалила волка на пол. Том пошатнулся и попятился, спиной натыкаясь на вешалку. В следующий момент все куртки оказались на полу. Том испуганно уставился на них и не знал, куда деваться от стыда. Билл и Симона обернулись к нему и Том мучительно покраснел.

- Билл, кто это? - удивленно спросила мать, разглядывая замершего в углу парня. Билл вздохнул и подошел к волку. Том судорожно вцепился в его ладонь и виновато посмотрел.

- Пойдем, мама с тобой познакомиться хочет, - шепнул ему Билл. Том упрямо покачал головой, а в темных глазах мелькнул страх. Билл прикусил губу. Ситуация начинала принимать неприятный оборот. Он уже стал жалеть, что привел Тома в дом. Волк еще не был готов к таким переменам в своей жизни, надо было возвращать его к людям постепенно. Но время было уже упущено и Билл решительно вытащил испуганного волка из угла. Том большими глазами смотрел по сторонам, как губка впитывая в себя новые впечатления. Обстановка в доме Билл была чужда ему, многие предметы он вообще видел впервые в своей жизни и подсознательно опасался их. Вспотевшая ладонь крепко сжимала руку Билла, отчего на лице Симоны появилось странное выражение. Она поняла, что не просто так сын привел сюда этого чуднОго парня, а судя по тому, как он держал Билла за руку и как на него смотрел, это явно не приятель вроде Георга.

- В общем, знакомьтесь, - выдохнул Билл. - Мама, это Том. Том, это моя мама.

- Фрау Каулитц, - пояснила женщина. Том сухо кивнул и исподлобья на нее взглянул. Симону немного покоробил его взгляд, но она сделала вид, что ничего не заметила. С сыном она решила поговорить позже. Билл же чувствовал себя неловко. Он был словно меж двух огней. Он видел, как Симона смотрела на волка и ее взгляд был красноречивее любых слов. Появилось опасение, что она не одобрит Тома и запретит им видеться. Билл нервно вцепился в Тома и едва удержался, чтобы не прижаться к нему. Симона с подозрением взглянула на них и встретилась с настороженным взглядом Тома.

- Идите в душ и садитесь обедать, вы же голодные, - ловко сменила тему женщина и скрылась на кухне. Билл облегченно выдохнул и потащил Тома в свою комнату. Волк беспокойно оглядывался по сторонам и испуганно шарахнулся, когда в гостиной заработал телевизор. Билл закрыл за ними дверь и сполз прямо на пол. Том осторожно присел рядом и заинтересованно посмотрел по сторонам. Обстановка существенно отличалась от той, где он жил раньше, все было такое... странное, непривычное.

- Черт... - пробормотал Билл. - Она все поняла, я видел, как она на нас смотрела...

- Что она поняла? - напряженно спросил Том и подсел поближе. Билл вымученно выдохнул и откинул голову к двери. Надо было как - то объяснить волку всю сложность их положения.

- Ну то, что мы не просто друзья... - нервно сказал Билл. Том озадаченно нахмурился. - В этом ничего плохого, по сути, нет, но вот люди так не считают... Они считают такие пары аморальными, противоестественными; они говорят, что это противоречит природе... Им запрещают создавать семьи, да и вообще...

- Но почему так? - непонимающе выдохнул Том. - Разве у любви могут быть ограничения?

- Я не знаю, но общество почему - то предпочитает не спрашивать и все решает за нас... Стереотипы, они такие... - грустно сказал Билл. - Пойдем, я покажу где ванная.

Том поднялся и вышел из комнаты вслед за Биллом. Мать краем глаза заметила их из кухни и тихо вздохнула. Симона поняла, что отговаривать Билла уже поздно, как и вообще что - то говорить. Оставалось надеяться, что это всего лишь временная блажь сына как и все его прошлые выходки. Том ее пугал. Он был какой - то странный и чужой, словно не из этого мира. А то, как он прятался за Биллом наводило на мысль, что у него какие - то отклонения в общении с социумом. Но больше всего ее поразило, что Билл ничуть не боялся этого странного парня и, более того, держал его за руку да и вообще, вел себя так, словно этот дикарь для него центр вселенной. Она не знала, как ей реагировать. С одной стороны, Билл уже довольно взрослый, чтобы самостоятельно решать, с кем ему быть, а с другой... В голове проскальзывала мысль, что надо бы запретить сыну общаться с этим парнем. Но, как показала практика, такие ультиматумы чреваты... Последствия такого запрета могут быть непредсказуемыми, Билл уже показал это своим побегом. Как он отреагирует на запрет, догадаться было не трудно. Женщина вздохнула и тоскливо посмотрела на окно. Ее мальчик вырос, но она все никак не может этого принять и смириться. Это было тяжелее всего. Из коридора раздались приглушенные голоса и она отбросила невеселые мысли и быстро разлила суп по тарелкам. К ее удивлению, Билл появился на кухне один.

- А приятель твой где? - ровным голосом спросила Симона, но от Билла не укрылась легкая нервозность матери. Он сел за стол и взял ложку.

- Он позже придет, говорит, устал, - быстро ответил он и начал есть. На самом деле волк постеснялся садиться с ними за общий стол и решил поесть потом. Билл оставил его в своей комнате, но опасался, как бы тот не удрал в лес. Он то и дело прислушивался к звукам в комнате и одновременно краем глаза следил за матерью, нервно ходящей по кухне. Он видел, что Симона хочет ему что - то сказать, но не решается. Билл боялся начинать разговор первым и потому вперил глаза в тарелку и молча продолжил есть. Наконец, Симона как - то нервно выдохнула и села напротив него.

- Билл, кто этот парень? - скомканно спросила она. Билл поперхнулся и закашлялся, а потом отложил ложку в сторону.

- Мой друг, - как можно ровнее сказал он. Мать нахмурилась и недоверчиво посмотрела на него.

- Билл, ты прекрасно понял о чем я, - деревянно произнесла женщина. - Как давно вы вместе?

- Месяц почти, - тихо ответил Билл, пряча глаза. - Ты против?

Женщина устало вздохнула. Билл поставил ее в тупик своим вопросом. Она не могла подобрать слов, чтобы не обидеть сына. На языке крутились только жестокие слова об аморальности, неестественности и всем остальном. Но Симона понимала, что если она скажет это, то сын просто встанет и уйдет. За те несколько дней, что Билл провел неизвестно где, он изменился. Это было заметно невооруженным глазом. Прежний Билл сразу бы начал скандалить и кричать, доказывая свою правоту. Нынешний же предпочел спокойно выслушать точку зрения матери и потом уже самостоятельно решить, что для него лучше. Этого Симона боялась больше всего.

- Если я скажу, что я против ваших отношений, это ничего не изменит, ведь так? - горько улыбнулась женщина.

- Да, - ответил Билл. - Прости, мам, тут уже решать мне. Я ценю все, что вы для меня с отцом делаете, но с личной жизнью разберусь сам.

- Что ж, тогда не буду тебе мешать. Ты уже достаточно взрослый и я надеюсь, что ты не разочаруешься в своем выборе, - тяжело вздохнула женщина. Эти слова дались ей с огромным трудом, но другого выхода у нее не было. Своим отказом она могла просто потерять сына. Билл несмело улыбнулся ей и поднялся из - за стола.

- Подожди, - окликнула его мать. - Отец знает?

- Нет, - ответил Билл. - Я даже не знаю, как ему сказать. Он ведь не ты, сразу горячку пороть начнет...

- Я сама ему скажу, - вздохнула женщина. - Мы завтра утром уезжаем к Маргарет, ей стало плохо и отец хочет забрать ее к нам. И да, я вижу, что Том меня невзлюбил. Передай ему, что я для вас угрозы не представляю.

- Он просто боится тебя, - сказал Билл. Брови матери удивленно поползли вверх. Ее догадка об отклонениях начинала подтверждаться.

- Том он... Дикий немного... Я потом тебе расскажу или он сам... Просто отнесись к нему с пониманием, мам. Ему сейчас еще тяжелее, чем нам всем, - грустно сказал Билл. В глазах парня блеснуло что - то незнакомое, какой - то странный огонек, которого Симона еще не видела у него. Но этот огонь был вполне объясним. Сын переживал за любимого человека, ему нужна была поддержка. Поэтому мать понимающе кивнула и Билл вышел из кухни.

Едва он вошел в комнату, как волк тут же подскочил к нему и практически прижал к двери. Билл охнул и осторожно выпутался из его рук и присел на кровать.

- Мне выметаться? - поинтересовался Том с плохо скрываемой дрожью в голосе.

- Нет, - резко ответил Билл и уже мягче добавил, - мать хоть и против, но сказала, что я вправе сам решать, с кем мне быть. Так что никуда ты не денешься.

- У тебя очень мудрая мама, - сказал Том и присел перед ним на корточки. - Что, так и сказала? - с волнением переспросил он.

- Ну не слово в слово, но смысл тот же, - ответил Билл. Том ловко стащил парня с кровати и заключил в объятия, крепко прижимая к себе. Билл ткнулся лицом ему куда - то в грудь и неожиданно всхлипнул. Том успокаивающе погладил его по голове и коснулся губами лохматой макушки. Каулитц сжал в руках ткань его толстовки и заревел навзрыд. Все напряжение, что копилось в нем эти несколько дней, вырвалось наружу и превратилось в неконтролируемые рыдания. Билл икал и всхлипывал, что - то невнятно бормотал и снова всхлипывал.

- Ну перестань, все уже закончилось... - неуверенно сказал Том. Он терялся при виде чьих - либо слез, а особенно, когда плакал Билл. Он не видел особых причин для истерики, но понимал, что Каулитцу лучше дать время успокоиться и прийти в себя, потому что слишком много выпало на него за эти дни. Побег, потом жизнь с ним в лесу, нападение... Теперь вот проблема с родителями. Волк вздохнул и осторожно покачал плачущего Билла из стороны в сторону. Парень громко шмыгнул носом и притих, затем сухие губы неуверенно коснулись шеи и быстро пробрались к сухим теплым губам. Поцелуй получился долгим, тягучим, Билл старался выплеснуть все чувства, что он испытывал к Тому. Том же терялся в своих ощущениях, они поглощали его с головой. Целый водоворот неведомых ранее чувств, с Биллом у него будто бы открывалось второе дыхание. Внутри разливалось приятное тепло, а по венам шел ток, казалось, дотронься - и ударит... Он впервые испытывал подобные чувства к человеку. За свою долгую жизнь кроме страха и ненависти Том ничего не испытывал. Билл заставил его по - новому взглянуть на мир и можно сказать, заставил его жить заново. Волк впервые мог с уверенностью сказать, что любит его. Он чувствовал это всеми фибрами своей души, ощущал на уровне подсознания... Эта любовь буквально рвалась в нем наружу и Том только в последние дни позволил ей взять над собой контроль...

***

Они до позднего вечера сидели в комнате Каулитца, лишь изредка отлучаясь. По коридору ходили родители, щелкали замки, жужжали молнии и недовольно скулил Джин. Пару раз Симона заглянула к ним, но потом успокоилась и через несколько часов они с Йоргом отправились спать. Билл мысленно молился, чтобы отец нормально воспринял новость. Он был до ужаса взвинчен, но в то же время чувствовал себя уставшим и вымотанным. Том был не лучше. Ближе к часу ночи они, не сговариваясь, разобрали кровать и нырнули под одеяло. Том с непривычки долго ворочался и сучил ногами и успокоился только тогда, когда Билл прижался к нему со спины и обнял. Волк повернулся к нему лицом и жадно впился в губы, тут же переворачивая их и забираясь сверху.

- Подожди, родители за стеной... Том... - голос сорвался на стон, когда волк в исступленном приступе страсти стал покрывать поцелуями его тело, ласкать шею, часто взымающуюся грудь, исследовать языком буквально каждый сантиметр теплой кожи. Билл вцепился ему в волосы и рвано выдохнул. Проворные руки волка ласкали его всюду, куда могли добраться, гладили бока, живот, мяли ягодицы и бедра...

- Том, подожди ты... - выдохнул Билл и, наконец, смог отстранить его. Темные глаза волка блеснули в полумраке и он тяжело выдохнул.

- Тебе не нравится? - хмуро спросил он. Билл потянул его на себя и Том снова оказался на нем.

- Очень нравится... - едва слышно сказал он, улыбаясь уголками вспухших губ. - Просто родители за стеной, я не хочу, чтобы они слышали...

- А мы тихо... - рвано выдохнул Том и стащил с парня белье, как бы ненароком зацепив полувозбужденный член, а затем осторожно стал целовать низ живота и спускался все ниже... Билл вскрикнул, но все же не отступил от своего.

- Прекра... ти... - на выдохе попросил он. Получилось не требовательно, а как - то жалобно. Том с трудом оторвался от него и улегся рядом.

- Они рано уедут и мы обязательно продолжим... - игриво протянул Билл и легонько укусил волка за нижнюю губу. Том вздохнул и обнял его, крепко прижимая к груди. Билл блаженно улыбнулся и прикрыл глаза.



Эпилог
Это финальная часть, краткий обзор жизни парней за некоторый промежуток времени, скажем так. Может быть, я когда - нибудь решусь написать НОРМАЛЬНУЮ заключительную часть, но это произойдет в другой жизни, скорее всего. Автор заявки, если у тебя есть предложения как закончить этот фф по- другому, пиши в лс свои пожелания, постараемся что нибудь сделать)

После того, как Том все - таки решился вернуться в мир людей, прошло полгода. Когда Лойтшевский маньяк, как окрестили его местные жители и СМИ, был пойман, то встал вопрос, как быть им с Биллом. Йоргу нужно было возвращаться обратно в Магдебург, но Каулитц не хотел бросать волка одного в деревне и потому уговорил родителей, что на какое - то время останется жить в Лойтше. Те с большой неохотой, но все же согласились, перед этим взяв с сына обещание, что он будет приезжать каждые выходные. С Томом они не смогли ужиться, если Симона еще более - менее ровно относилась к волку, то Йорг был настроен крайне категорично и потому Том старался не попадаться ему на глаза и большую часть времени отсиживался в лесу. Билл рассказал родителям его историю, отчего те пришли в крайний шок и всерьез стали опасаться за него. Но со времнем, видя, с каким трепетом этот дикарь относится к их неугомонному сыну, они немного успокоились. К людям Том так и не смог привыкнуть. Прожив более ста лет в одиночестве, он чурался их и старался ни с кем близко не сходиться. Его пугали настороженные взгляды, пересуды, ходившие у него за спиной. Билл как мог старался помочь ему, но все его попытки закончились провалом. Куда лучше дело обстояло с бытом, здесь Том быстро обучился всему необходимому и уже не боялся водопровода и газовой плиты, как было поначалу.

Весной, когда пришло время заканчивать школу и определяться с выбором профессии, то Билл, наконец, объявил родителям о своем решении. Каулитц вдруг обнаружил в себе любовь к проектированию и чертежам и потому решил поступить в одну из берлинских академий, чтобы получить профессию архитектора. Родители остались довольны его решением, хотя Йорг признался, что был бы рад, если бы сын пошел по его стопам.

Поступление предполагало переезд в другой город и Биллу это не нравилось, потому что тогда ему бы пришлось оставить Тома. Сгоряча он даже хотел забрать волка с собой, но тот решительно воспротивился и уверил его, что из леса никуда не денется и что они по - прежнему могут видеться на выходных. Билл ждал этих дней, как праздника и все их свидания с Томом были как никогда нежными и чувственными, они словно виделись последний раз и потому спешили подарить частичку себя друг другу. Волк неустанно повторял, что любит Каулитца больше жизни и тот отвечал взаимностью. Последние дни до отъезда Билла они провели вместе и ночь перед поездом в Берлин была наполнена страстью. Утром Том проводил парня до опушки и тем же вечером Билл вместе с родителями и Маргарет отправился на вокзал.

В академии, куда поступил Билл, его словно ждали. За считанные дни он стал местной знаменитостью, о нем судачили все, кому не лень. Причиной были многочисленные публикации с его участием в местных газетах и новостных порталах. Пресса усиленно доказывала публике, что именно Вильгельм Каулитц помог задержать опасного маньяка - рецидивиста, державшего в страхе Магдебург и окрестности. Как Билл не отнекивался, никто ему не верил и все дружно считали, что парень просто скромничает.

Помимо славы, в академии его, естественно, ждали новые знакомства и многие из тех, кто хотел общаться с Биллом, питали к нему явную симпатию. Билл сразу пресек все поползновения в свою сторону, едва не в первый же день заявив, что у него есть любимый человек, и все поклонники могут идти лесом. Такое заявление обескуражило многих претендентов на место рядом с ним, но вскоре все улеглось и страсти вокруг него поутихли.

По иронии судьбы, некогда лучший друг Каулитца, Андреас, поступил в эту же академию. Билл так и не помирился с ним, хотя Шварц неоднократно вызывал его на разговор и просил прощения. Простить ухода в самый важный момент Билл не смог. В академии они не общались и старались не пересекаться в общих компаниях, чем поначалу вызывали удивление у друзей, но потом все привыкли и не донимали их расспросами.

На выходных и каникулах Билл, как и обещал, ездил домой, но бывал там от силы два - три дня, а потом уезжал в Лойтше, где его ждал Том. Он очень скучал по своему волку и не мог дождаться, когда снова увидит его. Они взахлеб делились новостями и впечатлениями, волк с гордостью рассказывал ему о своих достижениях в общении с людьми и Билл очень надеялся, что когда - нибудь Том приживется в этом мире. А потом наступала ночь и все разговоры отходили на второй план...

За почти год, что был знаком с Томом, Билл очень изменился. Куда - то пропала жесткость и бескомпромиссность характера, он стал терпимее к людям и их недостаткам. Он видел в себе эти изменения и был страшно благодарен Тому, потому что многому научился именно у него. Волк же лишь смущенно ворчал, хотя в глубине души был невероятно горд собой. Парни не знали, что ждет их в будущем и куда занесет их в очередной раз жизнь, просто жили настоящим и были счастливы, что есть друг у друга.

The End.
Не забудьте оставить свой отзыв: http://ficbook.net/readfic/1503198

Приложенные файлы

  • doc 8641163
    Размер файла: 661 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий