Санкт-Петербургский Университет МВД России


1. Объект и предмет социологии
   Наука — это сфера человеческой деятельности. Ее функцией является выработка и теоретическая систематизация объективных знаний о действительности. Поскольку эта действительность сложна и многообразна, то научные дисциплины делят на три крупных блока: естественные, общественные и технические. Их объектами (т. е. то, что нас интересует) являются соответственно природа, общество и его структурные элементы, технические и технологические процессы.   Уже из школьного курса известно многообразие научных и учебных дисциплин в естествознании, обществоведении и технике. Объясняется это сложностью крупных объектов (природы, общества, техники), представляющих собой системы как совокупности компонентов (элементов) и взаимосвязей, взаимозависимостей между ними.   Социология является одной из общественных дисциплин, изучающих те или иные общественные процессы, социальные институты, явления в жизнедеятельности человеческого общества.   Сам термин «социология» в научный оборот введен французским социальным философом Огюстом Контом (1798—1857). В переводе с латинского (societos — общество) и греческого (logos — слово, учение) он означает учение, науку об обществе. В литературе высказываются различные точки зрения относительно понимания социологии как науки. Однако подавляющее большинство исследователей считает, что ее объектом является общество.   В то же время, как уже отмечалось, общество или отдельные его стороны изучают многие общественные науки. Поэтому для уточнения объекта социологии необходимо конкретизировать само понятие общества. При этом надо исходить из того, что оно представляет собой совокупность определенных отношений между людьми, называемых общественными отношениями. Именно этот срез общества позволяет уточнить и объект изучения социологии. Ясно, что все общественные отношения являются ее объектом. Однако важно выделить их виды, поэтому особенно значим аспект, связанный со сферами общественной жизнедеятельности людей, — экономические, духовные, политические, социальные отношения.   Экономические отношения — это отношения между людьми по поводу производства, распределения и потребления материальных благ; духовные — это отношения между людьми по поводу производства, распределения и потребления духовных благ. Содержание политических отношений можно определить как отношения между людьми по поводу политической власти в обществе, связанные с отношением к государству, с участием в делах государства, управлении государством и всеми процессами в обществе.   Для понимания объекта и предмета социологии принципиальное значение имеет определение содержания социальных отношений, социальной сферы. Социальное можно трактовать как определенный аспект и одновременно синтез всех других видов общественных отношений. Сущность социальных отношений состоит в том, что они складываются объективно по поводу общественного положения, образа жизни людей, их групп и слоев, их равенства и неравенства в обществе, реализации принципов справедливости, степени удовлетворения материальных, духовных и других потребностей людей, условий существования и развития личности, группы, класса.   Следовательно, объектом социологии, изучающей общество и его институты как целостные образования, является прежде всего социальная сфера общественной жизни. Социальная сфера — это совокупность социальных сторон всех других сфер общественной жизни (скажем, в экономической и духовной сферах — распределение и доступность материальных и духовных благ, в политической — возможность участия во властных отношениях, в реализации политики).   Уточнив таким образом объект социологии, отметим также, что мы приблизились и к пониманию предмета социологии. Последний, с одной стороны, трактуется как те или иные характеристики объекта, с другойг— как законы, закономерности, действующие в той или иной области реальности.
2. Методы и основные функции социологии.

В этой статье мы рассмотрим основные методы и функции социологии.
Функции социологии, определяют ее роль и современное общественное предназначение. В общем виде выделяют следующие основные функции социологии:
1.      Теоретико-познавательную. Она заключается в накоплении знания об обществе, о его процессах и структурных элементах. Важное значение этой функции определено ускорением темпов развития общества. Наиболее важное значение эта функция приобретает в нашей стране, поскольку именно России свойственны  очень быстрые и глубокие преобразования. Лишь объективные знания о происходящих изменениях в нашем обществе, их направленности и характере, которые обеспечивает социология, позволяют преодолеть кризис и обеспечить развитие страны.
2.      Информационную. Социология во многом базируется на эмпирических исследованиях, в процессе которых осуществляется сбор, накопление и группирование социологической информации. В современном обществе невозможно реализовывать эффективное и обоснованное управление, если решения, которые принимаются не имеют необходимого информационного обеспечения. Социологи, опираясь на собранную и объективную информацию, вырабатывают рекомендации и предложения для практики и политики.
3.      Практическую. Довольно многообразны определенные проявления такой функции социологии. Она проявляется, например, в том, что социология, исследуя общество с позиций целостной системы, может выработать обоснованные прогнозы относительно тенденций развития конкретных социальных процессов или явлений. Это имеет огромное значение для развития общества, особенно в переходный период. К такой функции социологии относятся следующие специфические виды деятельности как социальное консультирование и обслуживание населения. При этом, проявление такой функции социологии нашло себя в социальных исследованиях, например, опросы общественного мнения, маркетинг и др.
4.      Мировоззренческую. Социология, изучая современное общество, создавая полную картину социальных процессов и отношений, формирует  систему взглядов на мир в целом и место  человека в нем, а также отношение самого человека к себе и к социальной действительности, обусловливая этими взглядами идеалы людей, их жизненные позиции.
5.      Гуманистическую. Она находит свое проявление в следствие того, что социология разъясняет то, какие условия необходимы человеку для самореализации, показывая, каким образом можно полностью реализовать собственную социальную сущность.
 
Это и есть основные основные функции социологии. Теперь необходимо разобрать основные методы этой науки.
Социологический метод представляет собой собирательное понятие, включающее в себя конкретные познавательные ориентации, приемы, подходы, инструменты и способы, которые применяются в социологическом исследовании.
Все социологические методы можно объединить в следующие группы:
Общенаучные, к которым относятся методы, используемые всеми науками, но применяемые в социологии с учетом ее специфики. К ним  относятся следующие методы: сравнительно-исторический, сравнительный, критическо-диалектический, структурно-функциональный, генетический, эксперимент, наблюдение и др.
Частно-научные, к которым относятся методы, используемые только этой наукой, например, биографический метод, опрос, метод социометрии и т.д.
Поскольку методы социологии обязательно опираются на эмпирические данные в изучении реальности, то можно выделить в дополнение к перечисленному методы сбора, а также анализа собранной информации о фактах. Основными методами сбора информации в социологии являются опросы, изучение и анализ информации, наблюдение и др. Актуальность и достоверность данных обусловливают методы и функции социологии.
3.Основные направления социологии
Существует несколько направлений в социологии. Направление социологии - это объединение социологов, разделяющих одинаковые парадигмы, близкие теории, единые методологические и методические ориентировки.
Школа социологии - союз социологов-единомышленников, имеющий: а) четкие пространственно-временные границы; б) признанного лидера или лидеров; в) более или менее выраженную формализованность.
Альтернативная социология - леворадикальное направление в социологии, противопоставляющее себя академической и прикладной социологии. Исследования, проводимые альтернативной социологией, направлены на поддержку альтернативных движений и гражданских инициатив.
Аналитическая индукция - по Ф. Знанецкому - форма индукции, основанная на интенсивном исследовании особых случаев с целью выявления их сущностных характеристик и перенесения этих характеристик на остальные случаи.
Аналитическая школа - направление в социологии, рассматривающее в качестве основного объекта социологического исследования социальное действие индивида, его индивидуальное сознание, механизмы осмысления и оценки им ситуации, в которой он действует.
Опираясь на метод аналитической индукции, аналитическая школа: а) делает основной акцент на изучение индивидуального внутреннего мира, установок, ценностных ориентаций индивида; б) стремится выявить характерные черты рассматриваемого явления или процесса с помощью качественного исследования конкретных случаев и выделения их определенных типов (метод типичных случаев).
Биологический детерминизм - биологическое направление в социологии; тенденция использовать понятия и принципы биологии для описания и объяснения социальных явлений.
Географическая школа в социологии - направление социологии, анализирующее развитие и функционирование общества преимущественно через факторы географической среды.
Естественнонаучная школа в социологии - установка на применение в социологических исследованиях таких же точных и объективных методов, как в естествознании на том основании, что социальные явления подчиняются законам, общим для природной и для социально-исторической реальности.
Математическая школа в социологии - направление в социологии, возникшее в первой половине 20 века, основоположники которого А. Ципф, Э. Додд и другие считали, что социологические теории достигают уровня научности, если они выражены языком математики.
Социальная критика - направление в социологии, главной задачей которого является критический анализ существующих теорий общества и создание такой социологии, которая могла бы способствовать преобразованию и улучшению существующего социального мира.
Социальная критика распространяется на проблемы личности, отчуждения, бюрократизации, дегуманизации труда, преступности, наркомании и т.д.
Социологический радикализм - тенденция в некоторых направлениях социологии, направленная против принципа научности социологического знания.
Сциентизм - течение в социальных науках, ставящее задачей уподобление социальных наук естественным как по методам, так и по функции в обществе.
Формальная социология - направление социологии, придающее особое значение понятию социальной формы, противопоставляющее ее содержанию социальных процессов. Согласно формальной социологии изучение и классификация социальных форм должны стать аналитической основой социологии.
Фрейдизм в широком смысле направления в психиатрии, психологии, социологии, антропологии, объясняющие явления человеческой психики и общественной жизни с помощью учения З. Фрейда.
Чикагская школа в социологии - направление в американской социологии, сложившееся в 1920-е гг. и представленное группой исследователей Чикагского университета. Теоретическую основу чикагской школы составляют идеи Парка. По Р. Парку в основе всех социальных процессов и явлений лежат четыре типа взаимодействия: соревнование, конфликт, приспособление, ассимиляция.
Школа "интеллектуальной истории" - школа в социологии, ориентирующаяся на изучение социально-экономических, философских, научных, религиозных и других идей, играющих ключевую роль в процессе познания.
Важнейшими направлениями социологии конца XIX - начала XX вв. были: биологическое (органическое), психологическое, эмпирическое, механическое, технократическое, демографическое, географическое, формалистическое и др.
1. Органическое направление наиболее ярко представлено английским социологом Гербертом Спенсером (1820-1903). Социологическое учение Спенсера носит название "органической теории". Сущность ее: рассмотрение общества как гармонически развивающегося живого организма, который функционирует в силу взаимодействия его составных частей. Идеальным состоянием общества является равновесие. Вся деятельность в обществе должна содействовать сохранению равновесия. Спенсер развивал идею естественного эволюционного развития общества. Поведение людей развивается в направлении к более совершенному приспособлению, отвечающему наилучшему сохранению индивида и вида. В ходе этого приспособления у общества специализируются особые органы - "институты", которые делятся на 3 вида:
1) продолжающие род человечества (брак, семья);
2) распределительные (экономические);
3) регулирующие (религия, политическая система).
Лишь путем изучения этих институтов можно познать основную ячейку общества - индивида.
В целом социологическое учение Спенсера увековечивает эксплуатацию человека человеком, противоречит революционному развитию общества. В научном отношении оно идеалистично отрицает объективные законы развития общества
2. Второе направление - психологическое. Данное направление характеризуется тем, что проблемы социального развития рассматриваются с позиций социальной психологии. Наиболее крупными представителями данного направления являются американский социолог Лестер Уорд и француз Габриель Тард. Первоначальной социальной силой, основой всех действий, по Уорду, есть желание. Желания движут миром. Благодаря желаниям человек нарушает существующие законы. В этом виноваты внутренняя природа человека, а с ней ничего не поделаешь. Доказывается неизбежность пороков заключенных не в обществе, а в самом человеке.
По Тарду, источник действия людей - это стремление к изобретению и подражанию. Общество является общностью людей либо подражающих друг другу, либо ищущих образец для подражания. Все это происходит в силу того, что в сознании людей происходят различные процессы, вызванные общением с другими людьми, оказавшими на них психологическое воздействие. Тард провозглашает существование "социального закона подражания".
Объявив "социальный закон подражания" движущей силой истории, Тард отвергает объективные законы развития общества, роль общественного сознания. Он абсолютизировал роль психологического фактора в социальной жизни, ушел от материальных причин общественного развития.
3. Третье направление социологии - эмпирическое. Данное направление получило такое название в силу того, что социологи перешли от чистого академизма к социальной действительности, стали исследовать реальные социальные процессы. Основоположником эмпирического направления является французский социолог Ле Пле (1806-1882). Он считал, что социология не должна быть связана с философией, она призвана накапливать факты, изучать их, добиваться достоверности данных. Исследование фактов поможет исследовать устройство человеческих обществ и основные законы, нарушение которых ведет к разложению общества.
Важнейшей задачей социологии Ле Пле считал изучение проблемы процветания народов, которую возможно выяснить через исследование семьи.
Говоря о французской школе эмпирической социологии, нельзя обойти такую фигуру, как Эмиль Дюркгейм (1858-1917). Он полагал, что социология нуждается в собственной методологии, которую надо разработать. В ходе изучения общественных событий необходимо учитывать специфичность общества, выделяя в нем "социальный факт", который и является предметом социологии. Социологию он называл наукой о социальных фактах.
Разработке этого понятия Дюркгейм уделял много внимания. Под социальным фактом он понимал все, что является продуктом "коллективного сознания", - образ мыслей, действий и чувствований. Социальные факты действуют вне индивида, они вынуждают воспринимать их, являются самостоятельной силой.
В определении "социального факта", данного Дюркгеймом, заключено отрицание его материального источника. "Коллективное представление", "совокупность идей", которые Дюркгейм называет социальными фактами, действительно имеют место. Общественные представления тоже существуют объективно. Но что является их источником? Общественное бытие и нечто другое. Дюркгейм же источник возникновения и существования социальных фактов выводит из общественного сознания. Социальный факт у него равен коллективному сознанию. А как же сознание рабочих, служащих и т.п.?
4. Механическое направление. В идейном отношении оно заимствовало некоторые идеи у древних мыслителей (Демокрита, Лукреция), а также у представителей естественных наук предыдущих веков, например у Ньютона.
Представителем этого направления является американский социолог Г.К. Керри (1793-1879). В основу социологии он кладет исходное положение механического монизма, согласно которому вся Вселенная имеет одно начало - замкнутую механическую систему, состоящую из неизменных элементов, движение которых определяется законами классической механики. Человек для Керри является общественной молекулой, которая существует в соответствии с законом молекулярной гравитации. Согласно этому закону, люди тянутся к своим близким, следовательно, гравитация в обществе, как и везде в материальном мире, пропорциональна массе и обратно пропорциональна расстоянию.
Концентрация и разрозненность личности, централизация и децентрализация организации в обществе являются результатом действия центростремительных и центробежных сил, действующих в соответствии с законами механики. Между двумя телами с разными температурами происходит притяжение или отталкивание. То же происходит и между людьми.
Еще более ненаучное механическое толкование процессов общественной жизни дал немецкий химик В. Освальд. Он предложил концепцию энергетической культуры общества. Ее основные положения: каждое общественное явление и каждое историческое изменение есть не что иное, как только изменение энергии. Утверждение культуры есть преобразование природной энергии в управляемую энергию. Чем больше использовалась сумма энергии, которой располагает человек, тем выше уровень культуры.
Человек в представлении Освальда является механизмом, преобразующим различные формы энергии. Общество представляет собой целостность, состоящую из личностей, осуществляющих общую цель, а, следовательно, оно является механизмом, служащим для лучшего использования и превращения энергии.
В обществе, где отношения не урегулированы, имеет место расточительство энергии, а, следовательно, нет прогресса. Прогресс имеет место там, где умело используется энергия, достигается максимальное превращение неуправляемой энергии в управляемую. Целью общества является получение максимума полезной энергии.
Право, государство, торговля, язык - все, что есть в обществе, лишь облегчает процесс превращения неуправляемой энергии в управляемую.
Богатство, деньги - выражение концентрации в обществе полезной энергии.
Как видим, Освальд в своей концепции общественные силы развития заменил техническими.
5. Технократическое направление, ос6новные идеи которого заключаются в том, что на смену политическим в управлении обществом должны придти инженеры (американский социолог Т. Веблен (1857-1929), англичанин С. Чейз).
Рабочий класс, другие классы не могут управлять обществом.
6. Демографическое направление. Утверждается, что основными причинами определяющими развитие общества, тип общественного строя, его культуру, всегда являются численность и плотность населения (француз Адольф Кост, итальянец Коррадо Гини).
Так, русский социолог М. Ковалевский (1851-1916) пытался объяснить хозяйственное развитие России ростом населения. Прирост населения, утверждал он, влечет за собой разделение труда, а затем углубление различий в социальных слоях, классах, что вызывает развитие орудий труда и различия в организации хозяйства. В этой концепции причина и следствие поменялись местами. Дело в том, что ль орудий труда, уровня развития производительных сил, классовых отношений, культуры зависят темпы роста населения, а не наоборот.
7. Географическое направление (англичанин Г. Бокль (1821-1862)).
Попытки объяснить общественную жизнь природными условиями, климатом имеют давнюю историю. Они были возведены в ранг определенных концепций, ведущее место среди которых занимает географический детерминизм.
Эта история абсолютизирует географическую среду и приписывает ей определяющее влияние на общественную и индивидуальную жизнь.
Природные факторы влияют, конечно, на жизнь общества, но не являются главными.
8. Формалистическая социология. Приверженцы этого направления рассматривали социологические проблемы вне социальной действительности, отвергая объективное содержание категорий и законов (немцы М. Вебер (1864-1920), Георг Зиммель (1858-1918), Фердинанд Теннис (1855-1936), Леопольд дон Визе (1876-1968)).
Макс Вебер - родоначальник немецкой школы - уделял серьезное внимание выработке собственной концепции на социологию, заложил основы так называемой понимающей социологии.
Общая социологическая концепция Вебера выгляди так: предметом социологических исследований являются социальные действия людей; эти действия сознательные; выявить их можно в том случае, если схвачен субъективный смысл, который придают люди своим действиям, для выяснения этого смысла социолог создает "идеальный тип" хода действий и затем, сравнивая реальные действия с идеальным типом, открывает мотивы, ведущие к отклонению реального действия от типа идеального; методика идеальных типов дает возможность выяснить социальные действия через уяснения их смысла.
социология направление школа
Согласно Веберу, никакой объективной детерминации человеческих действий нет, а детерминизм состоит лишь в связи индивидуальных побудительных мотивов друг с другом.
Учение об "идеальных типах" явилось исходным для формирования понимающей социологии, которая в истории общества видела лишь идеальные построения, предлагала изучать их как историю "чистой" человеческой мысли. Понять культурные ценности прошлого, писал Вебер, можно, если отбросить все попытки истолковать их в связи с конкретно-исторической обстановкой. Чтобы исследовать культуру, надо "вжиться" в идеи о культуре, проникнуть в их внутреннюю логику и на основе собственной интуиции воспроизвести исторический процесс.
Таким образом, Вебер, заложив основы социологии идейного моделирования социальных явлений, уводил ее от социальной действительности.
Подводя итог сказанному о социологии XIX и начала XX века, следует подчеркнуть, что она не знала законов развития общества. Большинство ее направлений пытались применить законы той или иной естественной науки для объяснения социальных процессов. Поэтому их общая черта - натурализм. Второе, что характерно для социологии того времени - это эволюционизм, основы которого были заложены еще Контом. Рассмотрение общественного развития происходило с точки зрения эволюции, но ни в коем случае не с позиций революции.
В-третьих, структурно-функциональный анализ, предложенный Контом и развитый Спенсером, оставался ведущим для анализа общественных явлений. Исторический подход, историзм, как один из важнейших научных методов исследования социальных явлений забывается.
Четвертой чертой социологии рассматриваемого периода является постепенный переход от чистого академизма к практике жизни.
Пятая черта - это господство идеалистической методологии. Психологический принцип решения важнейших социальных проблем является исходным. Господствующая идеологическая философия налагала свой отпечаток на развитие всей социологии.
10, Основные школы и концептуальные направления современной западной социологии
right000Современная Западная социология представлена ​​разнообразием школ и течений, которые развиваются по многим направлениям.
Функционализм
Одно из главных направлений американской социологии после Второй мировой войны. Впервые идеи относительно функционального принципа осмысления общества были высказаны в работах О. Конта и Г. Спенсера. Так, социальная статика Конта опиралась на положение, согласно которому институты, верования, моральные ценности общества взаимосвязаны и составляют одно целое. Объяснить любое явление можно, описав закон его сосуществования с другими явлениями. Спенсер использовал специальные аналогии между процессами в человеческом организме и обществе. Социология Э. Дюркгейма основывалась на признании того, что общество обладает собственной, независимой от людей реальностью; что это не просто идеальное бытие, а система активных сил, «вторая природа»; что объяснение социальной жизни нужно искать в свойствах самого общества.
Функциональные аспекты развития общества, социальных явлений разрабатывали английский социолог Альфред-Реджинальд Радклифф-Браун (1881-1955) и американец польского происхождения Бронислав-Кас-пер Малиновский (1884-1942). Интересную систему объяснения общества с функциональных позиций произвели американские социологи Толкотт Парсонс (1902 - 1979) и Роберт Мертон (род. в 1910 p.). Главная задача социологии, по их мнению, заключается в изучении механизмов и структур, обеспечивающих постоянство социальной системы.
Функционализм часто отождествляли со структурным анализом. Поэтому в социологической литературе они предстают как единая структурно-функциональная теория или как отдельные функционалистични и структуралистическая концепции. Но между структурно-функциональным анализом как теорией и как методом социального исследования существуют существенные различия.
Структурно-функциональный анализ как теория общества
Т. Парсонс считал одной из ключевых задач социологии анализ общества как системы функционально взаимосвязанных переменных. На практике это означало, что анализ любого социального процесса - это часть исследования некоторой системы с устоявшимися границами. Систему Парсонс понимал как устойчивое комплекс повторяющихся и взаимосвязанных действий (теория социального действия), а потребности личности - как переменные в социальной системе.
Т. Парсонс и другие исследователи пытались не только выработать правила функционирования любой системы, но и определить совокупность необходимых условий или «функциональных предпосылок» для всех социальных систем. Эти универсальные условия касались не только социальной системы, но и ее составляющих. Каждая социальная система должна удовлетворять определенные потребности своих элементов, обеспечивая их выживание. Она должна обладать и определенными способами распределения материальных ресурсов. Кроме того, система должна выработать определенный процесс социализации людей, предоставляя им возможность сформировать или субъективные мотивации цидпорядкування конкретным нормам, либо определенную общую потребность такого подчинения. Одновременно каждая система должна иметь определенную организацию видов деятельности и институциональные средства, чтобы успешно противодействовать нарушениям этой организации, прибегая к принуждению или убеждения. И наконец, общественные институты должны быть относительно совместимы друг с другом.
В любом обществе, кроме социальных норм, существуют присущие только ему ценности. При отсутствии таких ценностей маловероятно, что отдельные лица смогут успешно использовать потребности подчинения нормам. Фундаментальные ценности должны стать частью личности.
Теоретическую схему Парсонса объединяет и организует проблема социального порядка. Понятие «социальный порядок» охватывает существование определенных ограничений, запретов, контроля в общественной жизни, а также определенных взаимоотношений в нем: наличие элемента предсказуемости и повторяемости (люди могут действовать только в том случае, когда знают, чего ожидать друг от друга); более или менее длительную устойчивость в сохранении форм социальной жизни. Различные аспекты социального порядка отражены во многих понятиях, основные из которых - «система» и «структура». Они употребляются как относительно эмпирических объектов и отношений, так и относительно абстрактных объектов.
Понятие «структура» охватывает стали элементы строения социальной системы, относительно независимые от незначительных и кратковременных колебаний в отношениях системы с внешним окружением. В связи со сменяемостью этих отношений вводится система динамических процессов и механизмов между требованиями, вытекающими из условий постоянства структуры, и требованиями данной внешней ситуации. Этот динамический аспект берет на себя функциональную часть анализа. На самом общем абстрактном уровне социальный порядок у Парсонса является продуктом двух процессов: тенденции социальной системы к самосохранению и тенденции к сохранению определенных границ постоянства относительно среды (гомеостатическая равновесие). Действия в среде системы, состоящей из многих подсистем, анализируются на основе функциональных предпосылок, требований по ее употреблению и равновесия системы. Виды деятельности внутри системы возникают как следствие ее структурных реакций на требования, которые проявляют ее связь со средой. Поэтому при анализе социальной системы важно исследовать ее взаимообмен с другими системами. А различные элементы системы, по Парсон-сом, являются производными от условий социального действия и взаимодействия.
Т. Парсонс считал, что любая социальная система должна обеспечивать:
1) рациональную организацию и распределение своих материальных (природных), человеческих (персонал) и культурных ресурсов для достижения своих целей;
2) определение основных целей и поддержания процесса их достижения;
3) сохранение солидарности (проблема интеграции);
4) поддержание мотивации индивидов при виконаннинимы социальных ролей и устранения скрытых напряжений в системе личностной мотивации.
Вторую и третью требования выдвигает культурная система, главной задачей которой является легитимизация нормативного порядка социальной системы. Проблема определения основных целей и их достижение удовлетворяется политической практикой. Проблему интеграции помогает решить религиозная деятельность или ее функциональные альтернативы - различные секулярные (светские) идеологии подобное.
Четвертую проблему решает семья, которая осуществляет первичную социализацию, «встраивая» в личностную структуру человека требования социальной системы и поддерживая эмоциональную удовлетворенность своих членов. Все четыре функциональные требования имеют смысл только в совокупности, структурной взаимосвязанности.
Структурно-функциональный анализ как метод социального исследования
Этот метод систематизированный и подробно описан Р. Мертоном. В парадигме (системе форм) структурно-функционального анализа сформулированы следующие основные понятия:
- «Функции» - последствия деятельности, способствующие адаптации системы;
- «Дисфункции» - неблагоприятные последствия;
- «Явные функции» - осознанные последствия;
- «Латентные функции» - неосознанные последствия;
- «Функциональные требования» - требования, выполнение которых необходимо для нормальной жизнедеятельности системы;
- «Функциональные альтернативы» - эквивалентные структуры, способные выполнять одинаковые функции.
В структурно-функциональном анализе различают два основных подхода:
- Структурный, осуществляемая от анализа различных структур к выявлению выполняемых им функций;
- Функциональный, который применяется в условиях формирования определенной совокупности функциональных требований и наличия структур, осуществляющих эти функции.
В западной социологии структурно-функциональный анализ получил наибольшее распространение в социологии политики, социологии преступности, социологии семьи, изучении социальной стратификации. В конце 50 - 60-х годов функциональный подход подвергся критике за применение биологических понятий к социальным системам, где они теряют однозначность; за позаисто-ричний (статический) рассмотрение общества; за слишком абстрактный категориальный аппарат. Оппоненты также отмечали неспособность функционального анализа адекватно описать и проанализировать конфликты. Впоследствии теоретические подходы структурно-функционального анализа синтезировались с другими социологическими течениями.
11, Системный подход при рассмотрении общества
http://anthropology.ru/ru/texts/karmin/kagan_04.htmlСистемный подход, рассматривающий общество как тип социальной системы, формируется в социологии под влиянием общей теории систем, родоначальниками которой были А.А.Богданов [Бог] и Людвиг фон Берталанфи. Однако основные принципы системности встречаются в трудах Платона, Аристотеля, Спинозы, Канта, Шеллинга, Гегеля, Маркса. Представление о системе можно найти и в работах социологов XIX - начала XX века - О.Конта, Г.Спенсера, Э.Дюркгейма, П.Сорокина. Необходимо заметить, что системный подход является одним из направлений социологического реализма.
Исходным пунктом всякого системного исследования является представление о целостности изучаемой системы. Система может быть понята только как нечто противостоящее своей среде. Она всегда "качественна определена, выделена относительно своей среды, способна быть автономной, отлична от других явлений" [Мом,c.78].
Далее, система всегда состоит из частей - элементов, которые находятся во взаимодействии и взаимозависимости. Элементы обладают интегральными свойствами, они стремятся поддержать целостность системы. Любое изменение в положении одной части с неизбежностью приводит к изменению остальных частей.
Таким образом, система, в том числе и социальная, - это явление, выделенное относительно своей среды, состоящее из взаимосвязанных частей, обладающих интегральными свойствами.
Однако системе присуще еще одно свойство - эмерджентность - замеченное еще Э.~Дюркгеймом, который писал, что общество - это "целое, которое не тождественно сумме своих частей, его свойства отличаются от свойств составляющих частей" [Дю11,c.493].
В любой системе выделяют структуру - относительно устойчивую связь элементов в системе, отношения между системой как целым и ее частями, а также функцию - роль, которую выполняет элемент, тот вклад, который вносит конкретная деятельность в общую деятельность.
Наиболее последовательно системный подход к обществу был применен в структурном функционализме - направлении, выросшем из социологии Конта, Спенсера, Дюркгейма и достигшим апогея своего развития в 30-50-е годы XX века. Лидером этого направления Толкотом Парсонсом была создана всеохватывающая системная теория.
12.Социальная группа как объект социологического изучения. Виды социальных групп
П. Сорокин отмечал, что «...вне группы история нам не дает человека. Абсолютно изолированного человека, живущего вне общения с другими людьми, мы не знаем. Нам всегда даны группы...». Общество представляет собой совокупность самых разных групп: больших и малых, реальных и номинальных, первичных и вторичных.
Социальная группа – это совокупность людей, имеющих общие социальные признаки, выполняющих общественно необходимую функцию в общей структуре общественного разделения труда и деятельности.
Такими признаками могут быть пол, возраст, национальность, раса, профессия, место жительства, доход, власть, образование и т. д.
Первые попытки создания социальной теории групп были предприняты в XIX – начале XX вв. Э. Дюркгеймом, Г. Тардом, Г. Зиммелем, Л. Гумпловичем, Ч. Кули, Ф. Теннисом.
В обыденной жизни понятию «социальная группа» даются самые различные толкования.
В одном случае этот термин применяется для обозначения сообщества индивидов, физически и пространственно находящихся в одном месте.
Примером такого сообщества могут быть индивиды, находящиеся в определенный момент на определенной площади или проживающие на одной территории. Такое сообщество называют агрегацией.
Агрегация – это некоторое количество людей, собранных в определенном физическом пространстве и не осуществляющих сознательного взаимодействия.
Значимость социальной группы для индивида заключается прежде всего в том, что группа – это определенная система деятельности, заданная ее местом в системе общественного разделения труда. В соответствии с местом в системе общественных отношений социологи выделяют большие и малые социальные группы.
Большая группа – это группа с большим числом ее членов, основанная на различных типах социальных связей, не предполагающих обязательных личных контактов. Большие социальные группы, в свою очередь, также можно разделить на несколько видов.
Номинальные группы – совокупность людей, выделяемая для целей анализа по какому-нибудь признаку, не имеющему социального значения. К ним относятся группы условные и статические – некоторые конструкции, используемые для удобства анализа.
Если признак, по которому выделяются группы, выбран условно (например, высокие или низкие), то такая группа является чисто условной, если признак существенный (профессия, пол, возраст) – она приближается к реальным.
Реальные группы – это такие общности людей, которые способны к самодеятельности, т. е. могут действовать как единое целое, объединены общими целями, осознают их, стремятся к их удовлетворению совместными организованными действиями. Это группы типа класса, этноса и другие сообщества, которые образуются на основе совокупности существенных признаков.
Большие социальные группы редко выступают в качестве объекта социологических исследований, что обуславливается их масштабом.
Гораздо чаще в качестве элементарной частицы общества, сосредотачивающей в себе все виды социальных связей, выступает малая социальная группа.
Малая социальная группа – это небольшое число людей, которые хорошо знают друг друга и постоянно взаимодействуют. Г. М. Андреева определяет этот феномен как группу, в которой общественные отношения выступают в форме непосредственных личных контактов.
Таким образом, главным группообразующим фактором в данном случае выступает непосредственный личный контакт. Малая группа имеет ряд отличительных признаков:
1) ограниченное число членов, как правило от 2 до 7 человек, но не более 20;
2) члены малой группы находятся в непосредственном контакте, взаимодействуя в течение определенного времени;
3) каждый из членов группы взаимодействует со всеми членами;
4) принадлежность к группе побуждается надеждой найти в ней удовлетворение личных потребностей;
5) члены группы имеют общие цели, как правило, они вырабатывают общие правила, стандарты, нормы и ценности.
Существует две исходных формы малой группы: диада и триада.
Диада – это группа, состоящая из двух человек, характеризующаяся более интимными отношениями, например, пара влюб-ленных. Триада – активное взаимодействие трех человек, для которых менее характерны эмоциональность и интимность, но в большей степени развито разделение труда.
Существуют различные подходы к классификации малых групп. В рамках одной из них принято выделять первичные и вторичные группы.
Первичная группа – разновидность малой группы, отличающаяся высокой степенью солидарности, близостью ее членов, единством целей и деятельности, добровольностью вступления и неформальным контролем над поведением ее членов, например, семья, группа сверстников, компания друзей и т. д. Впервые термин «первичная группа» ввел в научный социологический оборот Ч. Кули. Автор рассматривал его как элементарную клеточку всего социального организма.
Изучение первичных групп важно в силу их огромного влияния на нравственное и духовное воспитание человека. Стереотипы, вырабатываемые в таких группах, становятся частью культуры, моральными постулатами и ролевыми установками для огромного количества людей.
Вторичная группа – это социальная группа, социальные контакты и отношения между членами которой носят безличный характер.
Эмоциональные характеристики в такой группе отходят на второй план, а на первый выходит способность осуществлять определенные функции и достигать общей цели. Вторичной группой можно назвать социальные общности, связанные между собой внешней связью, которая, однако, оказывает существенное влияние на их поведение.
В классификации малых групп выделяют также референтные группы. Референтная группа – это реальная или воображаемая группа, с которой индивид соотносит себя как с эталоном и на нормы, цели, ценности которой он ориентируется в своем поведении и самооценке. Разработка этого социального явления были проведены американским социологом Г. Хайменом. В ходе исследований он выяснил, что каждый человек включает себя сразу в несколько референтных групп, хотя и не принадлежит им формально.
При рассмотрении малых социальных групп принято выделять также группы членства – группы, к которым индивид реально принадлежит. В обыденной жизни нередки случаи, когда между группами членства и референтными группами возникает ценностный конфликт. Результатом этого может стать разрыв межличностных связей, что грозит разрушением социальной группы. В современном обществе такие явления имеют значительные масштабы.
Прежде всего это связано с развитием информационных технологий. Официальная мораль, если она не поддерживается в средствах массовой информации, отвергается в процессе социализации.
13. Социологическое понимание культуры. Функции культуры в обществе.
С точки зрения социологии, культура является духовно-материальным фундаментом, на котором возникло и развивается человеческое общество. Не будь культуры, не было бы и социума — того особого человеческого пространства (П. Сорокин), которое изучает социология. Сегодня все большее число исследователей обращаются к изучению культуры и культурных процессов в поисках первопричины социальных изменений в прошлом, настоящем и будущем (14).
Среди проблем, которые интересуют социологов в сфере культуры, важнейшими являются: 1) влияние культуры на социальные взаимодействия людей (13); 2) процесс формирования и эволюции социокультурных ценностей и норм; 3) влияние конкретного исторического типа культуры на поведение и деятельность человека; 4) роль культуры в процессе социализации (10.3); 5) проблема взаимодействия социума и природы; 6) глобальные и локальные социокультурные процессы (16).
Культура с точки зрения социологии — это особый вид деятельности, направленный на формирование социального пространства (среды обитания человека и человечества) путем 1) выработки социокультурных ценностей и норм; 2) их изменения, воспроизводства и трансляции от поколения к поколению; 3) освоения окружающей среды; 4) формирования человека и человечества, отвечающих задачам и потребностям каждого конкретного периода человеческой истории.
Культура в широком смысле — это процесс формирования надындивидуального бытия, неподвластного отдельному человеку и проявляющегося в выработке общечеловеческих, общезначимых ценностей, норм, принципов социального общежития (Э. Дюркгейм). Культура в узком смысле — это деятельность социокультурных институтов и конкретных учреждений культуры, в которых происходит процесс накопления, воспроизводства, трансляции и приращения культурных достижений как социума в целом, так и отдельных социальных групп и личностей (образование, наука, искусство; школы, НИИ, музеи и т.п.).
Уровни культуры. Макроуровень, на котором происходит формирование наиболее значимых, вырабатываемых и признаваемых всем человечеством социокультурных ценностей и норм, позволяющих рассматривать все население планеты в качестве глобального социума или современной цивилизации. Медиауровень, где функционируют субкультуры — целостные культурные системы, характеризующиеся групповыми ценностями, нормами, верованиями, традициями, обычаями, языком, отличающими одну группу от других. В современном обществе сосуществуют и взаимодействуют разнообразные субкультуры: этно-национальные (русская субкультура в России), социально-классовые ("новые русские"), региональные (кавказская), религиозные (исламская), поло-возрастные (молодежная, женская) и т.д. Особой разновидностью субкультур является контркультура — тип субкультуры, ценности и нормы которой противопоставляются общепринятым (например, контркультура преступного сообщества). Микроуровень — культура отдельного человека.
Одной из сложных методологических проблем является соотношение понятий культура и цивилизация. Некоторые исследователи употребляют их как синонимы. Это неверно Культура — актуальный (современный) процесс, человеческая деятельность; цивилизация — продукт этой деятельности, совокупность культурных достижений, характерных для определенной эпохи (цивилизация средневековья), народа (древнегреческая цивилизация) или всего человечества (современная цивилизация). Граница между актуальной культурой и современной цивилизацией подвижна: достижения культуры (идеи, открытия, механизмы и т.д.) могут опредмечиваться (то есть по разным причинам становиться более невостребованными людьми) и переходить в цивилизацию, и наоборот, распредмечиваться (вновь включаться в сферу деятельности человека) и переходить в лоно культуры. Это явление можно проиллюстрировать известной поговоркой: все новое — давно забытое старое (то есть, все, что вновь создается, есть повторное использование, распредмечивание созданного в прошлые времена).
Функции культуры: 1) человекотворческая (культура "творит" человека: превращает биологический объект — живое тело — в социального субъекта — личность (10)); 2) информационная (трансляция социального опыта от человека к человеку, от старшего поколения — младшему); 3) познавательная (изучение природной среды, общества, человека); 4) регулятивно-нормативная (социальный контроль за поведением человека в обществе (11.3)); 5) символическая (выработка символов (знаков) для обозначения тех или иных явлений окружающей действительности (язык, жесты, научные понятия и символы и т.д.)); 6) ценностно-ориентационная (выработка системы жизненных ценностей).
37. Структура культуры.
Один из наиболее плодотворных подходов к анализу структуры культуры состоит в ее изучении как социальной системы, все элементы которой тесно взаимосвязаны между собой. Мы рассмотрим те из них, взаимодействие которых играет наиболее заметную роль в социальной жизни общества: социокультурные ценности, нормы, верования, обычаи, массовую, материальную и духовную культуру.
Социокультурная ценность — продукт возвышения человеческих потребностей, интерес, смысл человеческой деятельности. Ценность в широком смысле — значимость предметов и явлений окружающей действительности с точки зрения социальной практики, соответствия или несоответствия потребностям общества, группы, личности. Ценность в узком смысле — нравственный и эстетический императив (требование), выработанный культурой и являющийся продуктом общественного сознания (дружба, любовь, верность и т.д.). Ценности бывают материальные (деньги, недвижимость, драгоценности) и нематериальные (безопасность, демократия, права человека). Уровни ценностей: общечеловеческий (международная безопасность) — групповой (религия) — индивидуальный (самовыражение в творчестве).
Социокультурная норма — образец, стандарт деятельности, правило поведения, выполнение которого ожидается от членов группы или общества в целом и поддерживается с помощью санкций (11.3). Особенности социокультурных норм: 1) они регулируют социальное поведение (деятельность) людей; 2) они выражают дoлжное в реализации индивидуальных и общественных интересов; 3) они обладают императивностью (повелительностью) по отношению к личности; 4) они имеют исторический характер (изменяются с течением времени). Норма — это модель поведения человека в данной социокультурной среде. Типология норм: 1) по специфике субъекта-носителя: групповые, классовые, этнические, общечеловеческие и т.д.; 2) по содержанию: нравственные, религиозные, этические и т.п. Существует имманентная (внутренняя, сущностная) связь норм и ценностей, выражаемая социологическим законом: соблюдение социокультурных норм приводит к достижению социокультурных ценностей (ниже мы увидим, что этот закон действует не всегда (11.2)).
14,

Тема 3.  социально-исторические формы и типы культуры
 
Культура как универсальный механизм исторической самоорганизации общества: обычаи, нравы, традиции, ценности, нормы, идеалы, потребности и интересы как элементы культурно-исторической динамики. Социальная память и историческая преемственность в культуре. Культурное наследие и способы его передачи. Традиция как уклад жизни общества. Устная и письменная тра- диции. Преемственность в технике, политике, науке, религии и искусстве. Тра- диции и новаторство в истории. Творчество в культуре и культура творчества. Социально-экономические детерминации в культуре. Ценность и отчуждение: проблемы кризиса культуры. Народ, интеллигенция и творческая элита как субъект истории культуры. Одухотворение и гуманизация жизни, природных и социальных условий бытия – главная ценностная ориентация развития культуры.
Культура как предмет исторического исследования. История культуры и история  общества.  Исторические  формы  культуры  (первобытная,  античная,
средневековая культура и др.) Историческое и этническое своеобразие культур, их национальная и художественно-эстетическая специфика. Историческая эпо- ха и исторический тип культуры. Проблемы типологии культуры. Тип культу-
ры как целостная модификация общечеловеческого образа жизни, историческая ступень в развитии общества. Динамика развития культурно-исторических ти- пов. Экологические, социально-экономические и духовные факторы расцвета и упадка культур. Закономерности смены культурных типов в истории. Западный
и восточный тип культуры, их сходство и различие. Дифференциация, интегра-
ция и диалог культур. Проблемы и перспективы развития мировой культуры.
15 КУЛЬТУРНЫЙ КРИЗИС И СОХРАНЕНИЕ ТРАДИЦИОННЫХ ЦЕННОСТЕЙ
Туаева Б.В.
PDF (97 K)  |   стр. 43-43
Перестройка и «реформы» нарушили цивилизационное, культурное развитие огромного советского социума, негативно сказались на мировоззрении российского человека. Отвергнув старое, уничтожив «идеологию социализма», - государство не смогло предложить новую концепцию объединения, и продолжить полновесный курс на модернизацию и созидание. Кризис в социокультурной и политической сферах выразился в кризисе духовных основ.
Понятие культурный кризис является общественно-историческим. В мировой истории известны не только кризисные состояния, но и гибель целых культур. Коренное отличие современного кризиса российской культуры, на наш взгляд, состоит в том, что на смену советской культуре не пришла иная, более прогрессивная, или более гармоничная с высоким потенциалом. Причем данный кризис имеет тенденцию к глобализации, что приводит к постепенному утрачиванию феноменальности поликультурного российского общества. Обратная сторона глобализации заключается в том, что на этом фоне актуализируются задачи сохранения и развития национальной самобытности каждого народа, вызывая активный рост интереса к защите традиционных духовных ценностей и нравственных норм, обычаев и других форм самоопределения и функционирования этноса как социокультурной целостности. От государства и общества это требует поиска новой, более приемлемой концепции социального развития, сочетающей в себе региональные и общероссийские поликультурные компоненты.
Многие исследователи склоняются к мысли, что, сколько бы не длился переходный период, культура найдет в себе потенциальные возможности и выживет. Однако нужно учитывать и то, что целостность культуры представляется сочетанием различных ее форм: массовой, элитарной, народной и пр.,- каждая из которых имеет право на существование. Несмотря на то, что на российском рынке превалирует проамериканская, прозападная массовая культура, хочется верить, что «колонизация» России все же не произойдет, а лишь появится мощный катализатор для развития новых потенциалов на основе синтеза элементов различных подкультур.
Сильный удар кризис нанес и по молодежи. Из самой читающей, интеллектуально ориентированной страны в мире, мы стали постепенно превращаться в безликое общество, где культивировались бы низменные чувства и частнособственнические идеалы. Была предпринята попытка опорочить или поставить под сомнение главные догмы культуры отцов. Разрушались узы солидарности, приучившие нас считать друг друга братьями; стравливались общества; исчезала уверенность в завтрашнем дне. Вместо равновесия между материальными и духовными ценностями мы все еще наблюдаем перепроизводство, как в материальной, так и в интеллектуальной сферах. Современное общество характеризуется частными интересами различных групп, которые не только не объединяют их, но чаще противопоставляют друг другу. В таком состоянии далеко не все население может приспособиться к быстро меняющейся экономической обстановке и появление определенного слоя «бедных», а также «маргиналов», только усиливает все факторы кризиса и создает порочный круг.
Современная социокультурная стадия является тяжелой для российской культуры, где перед гражданами стоит решение главной задачи - определение дальнейшего развития. Любая страна должна делать исторический выбор, исходя из условий своего существования, культурных традиций, а не копировать и слепо следовать чужим культурным образцам.
Таким образом, даже поверхностный анализ состояния современной культуры говорит о ее кризисе в известном масштабе. Актуальной в этой ситуации остается проблема выбора: либо идти старым, проверенным путем (известным с советских времен), либо создать новую модель социокультурного пространства, отвечающая современным требованиям. Конечно, нужно отметить и то, что в последние годы наметилась позитивная тенденция к выходу из кризисного состояния. Государство пытается повернуться лицом к нуждам и чаяниям «маленького человека». Однако, без четкого определения главной объединяющей государственной идеи, направленной на укрепление политической мощи, возрождения традиционных ценностей и идеалов, сохранение самобытности российской культуры (на основе полиэтничности и поликонфессиональности) и повышения материального благосостояния общества, - культурный кризис трудно преодолим.
16, Понятие личности в социологии.
Понятия “человек” и “личность” относятся к одному объекту и в обыденной речи употребляются как синонимы уже в течение более двух тысяч лет. Однако между ними имеются существенные смысловые различия. Возникновение понятия “личность” связывают с античным театром, где слово “персона” (личность) означало маску, которую надевал актер, играя роль воина, раба, ревнивца, завистника и т.п. При этом человек, с одной стороны, маскировал свое Я, а с другой, соотносил себя с определенной социальной группой.
В современной науке существуют два подхода к определению личности. Первый, формально-логический, отвечает формальной логике, “здравому смыслу”. В соответствии с таким подходом личность определяется через более широкое, родовое понятие  - “человек”, а затем перечисляются признаки, отличающие личность от человека вообще. Чаще всего этими  признаками являются различные положительные характеристики. Отсюда следует вывод: личностью признаются люди, обладающие определенными положительными качествами.
Слабость такого подхода, при всех его рациональных сторонах, обнаруживается при попытке ответить на вопрос: кого конкретно считать или не считать личностью? Если ребенка, то с какого возраста? Если преступника, то по каким признакам?
Второй подход можно назвать диалектико-логическим. Личность определяется через диалектику общего, особенного и единичного, вследствие чего личность предстает как особенное, взятое в социальном аспекте.
Отметим, что все люди обладают определенными общими – биологическими и социальными – чертами. В то же время каждый человек имеет свои, только ему присущие особенности (индивидуальность). Если рассматривать общие характеристики человека, связанные с социальной сферой его жизнедеятельности, и соотнести их с его индивидуальными особенностями, то мы получим социологическое определение личности.
Таким образом, человек – это общее понятие, представляющее собой биосоциальную категорию. Человек, взятый в его социальном качестве, и есть личность. Личность – это целостность социальных свойств человека, продукт общественного развития и включения индивида в систему социальных отношений посредством активной предметной деятельности и общения.
Индивид становится личностью в процессе освоения социальных функций и развития самосознания. Самосознание – это осознание своей самотождественности и неповторимости как субъекта деятельности в качестве члена социума. Важнейшим качеством личности является социальная активность. Социальную активность можно рассматривать в двух основных аспектах. Первый аспект предполагает рассмотрение социальной активности как свойства личности, обусловленного ее природными данными и усиленного качествами, которые формируются в процессе воспитания, образования, общения и практической деятельности. Одни люди от природы активны, энергичны и деятельны, что становится заметным уже в раннем детстве. Другие, наоборот, пассивны и бездеятельны. Под влиянием многих социальных факторов активность может развиваться, усиливаться или ослабляться.
Второй аспект исходит из понимания активности как некоторой конкретной меры деятельности. В этом случае активность может быть выражена в конкретных показателях. Примером может служить измерение трудовой (производственной) активности. Критерием социальной активности выступают результаты деятельности. С понятием социальная активность тесно связано понятие социальный субъект. Социальный субъект – это человек, способный к активной социальной деятельности.
 
17. Социальный статус - конкретная позицию индивида в социальной системе, предполагающую определенные права и обязанности.
Пришло из латинского языка, в Древнем Риме означало правовое положение юридического лица, в социологическом смысле стало применяться в работах американского социолога XIX в. Мейна.
Предписанный статус - навязанный обществом вне зависимости от усилий и заслуг личности (этническое происхождение, место рождения и т.д.).
Приобретенный (достигнутый) статус - определяется усилиями самого человека (писатель, ученый, директор и т.д.).
Естественный статус - существенные и наиболее устойчивые характеристики человека (мужчины и женщины, детство, юность, зрелость и т.д.).
Профессионально-должностной статус - базисный статус личности, фиксирует социальное, экономическое и производственно-техническое положение человека (банкир, инженер, адвокат и т.д.).
Следует различать две стороны статуса:
объективную (общественное значение, выражающееся в количественных и качественных показателях - доход, награды, привилегии и т.п.);
субъективную (оценку роли в массовом сознании).
Критерии социального статуса:
положение в сфере занятости;
связь с властными структурами;
доход (размер, форма);
доход (размер, форма).
Каждый статус включает обычно ряд ролей.
Социальная роль - совокупность действий, которые должен выполнить человек, обладающий данным статусом в социальной системе.
Социальная роль представляет собой точку, где смыкается воедино личность и общество. Здесь индивидуальное поведение превращается в социальное.
Содержание роли определяется:
ценностными ориентациями (мировоззренческими, профессиональными);
социальными нормами, предписанными для данной роли.
Социализация индивида: сущность, формы и этапы
Социализация - процесс приобщения индивида к социуму, включения в общественную жизнь, обучения поведению в коллективах, утверждению себя и выполнению социальных ролей.Социализацией называется процесс становления личности, ее обучения, воспитания и усвоения социальных норм, ценностей, установок, образцов поведения, присущих данному обществу.
Индивид – это единичный представитель человеческого рода, конкретный носитель всех социальных и психологических черт человечества: разума, воли, потребностей, интересов и т. д.
Слово «социализация» по смыслу близко к русскому слову «воспитание», но воспитание подразумевает прежде всего направленные действия, посредством которых индивиду сознательно стараются привить желаемые черты и свойства, тогда как социализация, наряду с воспитанием и обучением, включает ненамеренные, спонтанные воздействия, благодаря которым индивид приобщается к культуре и становится полноправным и полноценным членом общества.
Формирование социальных черт у человека начинается с момента рождения и вступления его в общение с другими людьми. Социология рассматривает человека не как биологический организм, а как социальное явление – социальную сущность.
«Человек» - понятие, обозначающее определенный вид живой природы. «Человеческий индивид» - обозначает отдельного представителя человеческого вида, определенную часть человеческого сообщества.
Вместе с тем, каждый человек обладает своими особенными индивидуальными чертами, выделяющими его из человеческого сообщества. Таким образом, индивидуальность – это некая совокупность социальных и природных качеств, которые отличают конкретного человека от других людей. Вместе с этим качеством в понятие «индивидуальность» включаются также такие свойства личности человека как целостность и значимость.
Социология изучает личность с точки зрения ее включенности в общество, в общественные отношения и формирования у человека особенных личностных качеств под влиянием социальной среды. В то же время, биологические особенности личности человека отражаются в ее поведении и социологией не отвергаются. Человек рождается биологическим существом, и под влиянием социальных и биологических факторов, а так же их комбинации, на протяжении всей его жизни происходит становление, развитие и преобразование личности.Социализация – это процесс трансформации биологической сущности в социальную. Главным формирующим фактором этого процесса является социальный фактор, фактор включенности человека в социальные взаимодействия. Следовательно, личность – продукт социальной жизни, который активно формирует свое сознание и отношение к окружающему миру. И этот процесс осуществляется личностью на протяжении всей ее жизни. На разных этапах своей жизни личность испытывает влияние различных социализирующих (формирующих личность) факторов.
На начальных этапах своей жизни главными социализирующими факторами для человека и его личности является родители, семья, детские дошкольные учреждения, соседи и др. Затем – коллективы учебных заведений, где обучается человек, друзья, группы сверстников, знакомые. Далее – трудовой коллектив, профессиональные группы, взаимосвязи с разного рода общностями. Очевидно, что человек на протяжении всей жизни формирует и изменяет свое сознание, социализируется, приобретая все новые социальные качества, развиваясь и совершенствуясь.
Выделяют следующие этапы социализации личности: социальную адаптацию и интериоризации.
Социальная адаптация представляет собой приспособление индивида к социальной среде, а интериоризации– процесс вхождения во внутренний мир человека ценностей, социальных правил, законов, норм. Люди на протяжении всей жизни включены в бесчисленное количество групп и, взаимодействуя, испытывают их социализирующее влияние и социализирующее влияние общества в целом. Вместе с тем, личность активно влияет на социальную и природную среды своего существования, активно преобразуя их соответственно своим потребностям. Поэтому можно утверждать, что личность является не только продуктом общественной жизни, но и активным ее субъектом.
Следовательно, социализация – процесс усвоения личностью социальных норм, правил, законов, образцов поведения, ценностей (в широком понимании — культуры) общества, в котором личность осуществляет свою жизнедеятельность.
Процесс социализации предоставляет возможность людям, осваивая культуру общества, свободно общаться через освоение ролей. В процессе функционирования в различных общностях личность приобретает множество специфических свойств и качеств, обусловленных особенностями этих общностей.
Социология не изучает все многообразие качеств личности, а рассматривает личность с позиции формирования в ней обобщенных существенных качеств, характеризующих ее с точки зрения включенности в определенные конкретные группы и общности. Эти характерные, типические качества личности отражаются в понятии «социальный тип личности». Социальный тип личности не охватывает всего разнообразия свойств личности, а фиксирует те качества и свойства личности, которые характеризуют ее с точки зрения принадлежности к конкретной общности, где люди занимаются определенными видами социальной деятельности. Таким образом, личность наряду с индивидуальными чертами имеет типичные, характерные черты, свойственные определенным общностям, слоям и группам.
Социализация выполняет в общество три основных задачи:
1) интегрирует индивида в общество, а также в различные типы социальных общностей через усвоение им элементов культуры, норм и ценностей;
2) способствует взаимодействию людей в следствии принятия ими социальных ролей;
3) сохраняет общество, производит и передает культуру поколений через убеждения и показ соответствующих образцов поведения
По мнению Ч. Кули, личность проходит следующие стадии социализации:
1)имитацию - копирование детьми поведения взрослых;
2) игровую - детское поведение как исполнение роли со значением;
3) групповые игры - роль как ожидаемое от нее поведение. В процессе
социализации различают ее первичные и вторичные формы.
Первичная (внешняя) социализация означает приспособление индивида к ролевым функциям и социальным нормам, складывающимся в различных социальных институтах общества на различных уровнях . жизнедеятельности человека. Происходит это через социальную идентификацию – т.е. осознание своей принадлежности к данной общности. Агентами здесь выступают семья, школа, сверстники либо субкультуры и компенсаторы, ведущие к десоциализации.
Вторичная социализация - интериоризация, т.е. означает процесс включения социальных ролей во внутренний мир человека. В результате складывается система внутренних регуляторов поведения личности, что обеспечивает соответствие (либо противодействие) поведения индивида заданным со стороны общественной системы образцам и установкам. Это представляет собой жизненный опыт, способность к оценке норм, тогда как на уровне идентификации они в основном лишь усваивались.
Важнейшими факторами социализации личности выступает феномен нахождения индивида в группе и самореализации через нее, а также вхождение индивида в более сложные структуры общества.
Группа выступает в качестве социальной ниши, обеспечивающей личности определенный уровень комфорта. Но этот уровень обеспечен лишь при соблюдении необходимых условий бесконфликтного включения человека в группу - при соответствии личностных ожиданий и требований группы к возможностям личности.
Основными определяющими факторами на внеличностном (групповом) уровне выступают понятия социальной стратификации: статус, роль, престиж, должность и т.д.
На следующем - межличностном (внутригрупповом) уровне важнейшими факторами социализации являются национальные особенности; характер деловых и личностных взаимоотношений между членами группы; сплоченность членов группы на основе общих интересов.
На личностном уровне проявляются характеристики члена группы как личности через его самооценку, анализ взаимозависимости, потребность в самоутверждении. На данном уровне определяющими факторами, снижающими риск социальных конфликтов в обществе, являются личная ответственность, осознание себя членом группы, личный контроль действий.
В результате социализации формируются различные типы личности, социальные характеры, разнообразные потребности, ценностные ориентации.
18. Ценности и ценностные ориентации
Потребности лежат в основе формирования ценностей и ценностных ориентаций. Ценность – это значимость, важность чего-либо для человека, социальной группы, общества в целом. Ценность – это значимость объектов окружающего мира для человека, группы, общества, определяемая не свойствами этих объектов самими по себе, а вовлеченностью объектов в сферу человеческой (трудовой) жизнедеятельности, интересов и потребностей, социальных отношений.
Ценности бывают: материальные, социальные, духовные, культурные, политические. Основополагающими человеческими ценностями являются: здоровье, материнство, богатство, власть, статус, уважение, справедливость и др. Ценности могут соответствовать содержанию потребностей, интересов, но могут и не соответствовать. Возможные совпадения, единство потребностей, интересов и ценностей или их противоречия связаны с тем, что сознание человека обладает относительной самостоятельностью. Специфическая активность сознания, его самостоятельность приводят к тому, что ценности – это не копирование потребностей и интересов, а идеальные представления, которые не всегда им соответствуют.
Для разных социальных групп работников, отличающихся условиями и содержанием труда, профессией, квалификацией и другими социальными признаками, одни и те же объекты и явления могут иметь разную значимость. Так, для одних главным ориентиром поведения в сфере труда является материальное благополучие, для других – важнее содержание труда, его творческая насыщенность, для третьих – возможность общения и др.
Среди ценностей различают ценности-цели (терминальные) и ценности-средства (инструментальные). Терминальные ценности отражают стратегические цели существования человека (здоровье, интересная работа, любовь, материальное благополучие и др.). Инструментальные ценности представляют собой средства достижения целей. Это могут быть разные личные качества, способствующие реализации целей, убеждения личности.
Ценностные ориентации – это избирательное отношение человека к ценностям, ориентир человеческого поведения. Для кого-то важнейшей ценностной ориентацией является творческий характер труда, и ради него он некоторое время не думает о заработке, условиях труда; если материальное благополучие, то он может пренебречь ради заработка другими ценностями. Направленность личности на те или иные ценности характеризует ее ценностные ориентации, определяющие трудовое поведение. На основе ценностных ориентаций решается вопрос о выборе профессии, смене места работы, места жительства и т. д.
Содержание ценностей в обществе зависит от его культуры, развитости духовной и нравственной жизни, общественного сознания. Поэтому специфической форой ценностей выступают общественные идеалы, то есть представления о том, какими в обществе должны быть общественные отношения и сам работник. В идеалах выражена цель трудовой деятельности.
В соответствии с общественными и индивидуальными ценностями работник оценивает окружающую действительность, оценивает свои и чужие поступки и действия. Ценности обогащают мотивацию трудовой деятельности, так как в процессе труда человек обуславливает свое поведение не только потребностями и интересами, но и принятой в обществе и трудовом коллективе системе ценностей. Ценностная мотивация способствует формированию новых ценностей. Трудовое поведение работника обусловливаются не только системой ценностей общества и трудового коллектива, но и социальными номами, то есть стихийно сложившимися или сознательно установленными правилами поведения. Социальные нормы регулируют конкретные поступки, действия и их осмысливают.
19. Человек в системе рыночных отношений.
Вступая в отношения потребления, человек на полученные доходы приобретает необходимые ему товары и услуги, удовлетворяет имеющиеся материальные и духовные потребности – экономические отношения, в которые на протяжении жизни вступает человек, многообразны.В отношениях собственности человек реализует права владения (возможность иметь у себя то или иное имущество), распоряжения (возможность изменять назначение и принадлежность имущества), пользования (возможность использовать полезные свойства имущества). Объем этих прав зависит от формы собственности: общей, частной или смешанной.Влияние формы собственности на экономическое поведение человека неоднозначно. Право собственности признается одним из естественных и неотчуждаемых прав человека.Важнейшая экономическая роль человека – участие в процессе труда. Объективными характеристиками трудовой деятельности человека являются производительность, эффективность и место в системе общественного разделения труда.Оценка экономической роли человека определяется степенью соответствия важнейшим требованиям, предъявляемым к ней: требованиями профессионализма, квалификации, трудовой, технологической и договорной дисциплины, а также исполнительности и инициативности. В современных условиях сильнейшее влияние на характер труда оказывает научно-техническая и технологическая революция.Предпринимательская деятельность в современных условиях становится одной из важных форм участия человека в экономических отношениях. Предпринимательством считается осуществляемая по собственной инициативе, на свой риск и ответственность, самостоятельная, направленная на получение прибыли деятельность людей.Требования к предпринимателю: изобретательность, глубокие знания, инициативность, силу воли, готовность к риску, твердость, умение самостоятельно принимать ответственные решения, верность слову.Наконец, человек является участником отношений распределения и потребления. Неравенство доходов зависит от положения человека в отношениях собственности, уровня его образования, квалификации, профессиональной подготовке и других факторов.Известны различные формы распределения произведенного в обществе продукта: заработная плата, банковский процент, земельная рента, дивиденд по купленным акциям и др. Неравенство доходов зависит от положения человека в отношениях собственности, уровня его образования, квалификации, профессиональной подготовки и других факторов. Неизбежный в условиях рыночной экономики разрыв в уровнях доходов отдельных людей и групп населения в современных условиях призвано компенсировать государство (социальные программы, пособия).
20. Социальные общности как формы социальной организации индивидов и источник социальных изменений.
 
Более высокий по сравнению с группой уровень организации образуют социальные общности. В основе выделения общности лежат следующие критерии:
1) близость условий жизнедеятельности; 2) близость потребностей и ее субъективное осознание будущими членами общности;
3) специфический способ социального взаимодействия; 4) культурная общность, 5) самоидентификация членов возникшей общности, признание со стороны других членов общества.
Два базовых типа
выделил Ф. Теннис: традиционное общество и современное общество
Другое различие.
Номинальные общности искусственно формируются исследователем по тому или иному признаку в ходе социологического эксперимента. Реальные общности существуют в действительности как целостные функционирующие ассоциации.
Перейду к источнику социальных изменений.
Скажем, в переходном российском обществе вполне благополучный ранее инженер в результате социально-экономических реформ неожиданно может оказаться на грани нищеты. Тогда он начинает искать пути восстановления имущественного благополучия, занимаясь предпринимательской деятельностью, таким образом, в новую социальную общность.
Особую группу социальных общностей образуют так называемые элиты
(лучшая часть общества). Однако не всегда ясно, кого следует считать лучшим. Итальянский социолог В. Парето связывал социальные изменения с появлением новой элиты. Он считал, что социальным общностям свойственно делегировать в высшие слои своих представителей, которые затем перераспределяют коллективные ресурсы в пользу своей «материнской» общности.
Другой специфический вид социальных общностей образуют массы и толпы.
В этой области известны французские социальные психологи Г. Лебон и Г. Тарду. Они указали на то, что в составе большой, тесно сплоченной группы человек ведет себя совершенно иначе, чем в одиночестве или в пределах малой группы, иногда становясь способным на непредсказуемые поступки.
21. Основные типы социального взаимодействия. 3. Социология рассматривает социальные взаимодействия на двух уровнях:
А) микроуровне – внутри малых соц групп
Б) макроуровне – внутри соц структур
В науке больше исследован микроуровень. И существует две известные
теории:
а) Теория обмена Джорджа Хоманса
Она говорит что основу соц. жизни составляют вознаграждения и
затраты которые определяют отношения людей друг с другом. И что любое
социальное действие – это процесс обмена, который строится по принципу
рациональности: его участники стремятся получить наибольшую выгоду и
минимизировать свои затраты.
б) Теория ролей или теория символического интеракционизма
Джорджа Герберта Мида.
Эта теория рассматривает личность с точки зрения ее социальных
ролей. И утверждает, что социальная среда есть решающий фактор
развития личности и выдвигает на первый план значение межличностного
взаимодействия людей - ролевого поведения. С точки зрения Теории
ролей исполнение роли имеет большое значение в развитии личности
человека. Развитие психики, социальных потребностей происходит не
иначе, как в выполнении определенных общественных ролевых функций,
а социализация человека представляет собой формирование ее социальных
ролей.
22-23Сущность социальной стратификации
Помимо групп, где люди реально взаимодействуют друг с другом, существуют условные группы, где члены группы относят себя к ней на основе символического взаимодействия, т.е. на основе близости интересов и положения, образа жизни, стандартов поведения. Люди воспринимают друг друга по принципу принадлежности к определенному слою общества.   
Термин «стратификация» заимствован из геологии, где он обозначает расположение пластов земли по вертикали. Социология уподобила строение общества строению земли и разместила социальные слои (страты) также по вертикали.
Применительно к обществу данное понятие объясняет, как в обществе воспроизводится неравенство.
Социальное неравенство – неодинаковый доступ больших социальных групп людей (слоев,
сословий, каст, классов) к экономическим ресурсам, социальным благам,
политической власти.
 В отличие от строения земли, высшие слои в обществе 1) находятся в привилегированном состоянии и 2) по численности они меньше, чем низшие слои. Не случайно, графически стратификация чаще всего изображается в виде треугольника, где высота треугольника означает разницу между верхними и нижними позициями, например, между бедными и богатыми. Однако треугольник – не является универсальной для изображения стратификации фигурой.

 
                                                                        Высший класс
 

 
Социальная стратификация – иерархически организованная структура
социального неравенства, которая существует в определенном обществе в
определенное время.
Социальная стратификация — совокупность расположенных в вертикальном
порядке социальных слоев
            Слои, из которых состоит общество, часто называют стратами        
Страта —  социальный слой людей, имеющих сходные объективные показатели.
Исторические типы стратификации:
Рабство
Каста.
Сословие
·         Класс
Рабство, каста и сословие – эти типы стратификации характеризуют закрытые общества. Класс – тип стратификации открытого общества.

 
                             Рабство                                              закрытое общество
                             Касты
                             Сословия

 
                             Классы                                               открытое общество
Закрытым называется общество, в котором социальные перемещения из низших
страт в высшие либо полностью запрещены, либо существенно ограничены.
Открытым называется общество, в котором перемещения из оной страты в
другую официально никак не ограничены
П. А. Сорокин впервые дал полное теоретическое объяснение социальной стратификации и мобильности, используя огромный исторический материал. Он считал, что неравенство, являясь неизбежным явлением, порождает стратификацию. Объектами неравенства являются: права и привилегии, обязанности и ответственность, обладание и нужда, власть и влияние. Любая организованная социальная группа стратифицирована. Равенства не существует уже в природе. Общество, ориентированное на всеобщее равенство, всегда будет обществом умеренной нищеты и грядущих катастроф.
С точки зрения К. Дэвиса и У. Мура социальный порядок в обществе основан на распределении индивидов по социальным статусам. Для мотивации индивидов и распределения их по социальным статусам существует практика вознаграждений. Как возникает система неравенства и вознаграждений?
а) статусы более высокого ранга более значимы (функциональны) для общества. Не случайно о болезни Президента страны сообщают в СМИ,  а болезнь рядового служащего – это его личное дело.  
б) статусы более высокого ранга требуют больших способностей и лучшей подготовки. Работа эксперта оплачивается выше, чем работа обычного сотрудника фирмы, поскольку эксперт обладает специальными знаниями и опытом.  
в)  высоко вознаграждаются трудно заполняемые статусные позиции в силу их непривлекательности, опасности, некомфортности и т.д. Например, в свое время высоким престижем обладали физики-ядерщики, высокую оплату имел труд шахтеров.
Стратификация обеспечивает оптимальное функционирование и развитие общества, побуждая индивидов к наилучшему исполнению ролей. Общество использует две системы мотивации индивидов, хотя и в разной степени. Первая система – конкурентная, мобилизует индивида на достижение более привлекательного статуса. Вторая- неконкурентная – на выполнение функциональных обязанностей.
?23
П. Сорокин, полагал, что в обществе существует три формы стратификации: экономическая, политическая и профессиональная.. Соответственно трем признакам: доходу, власти, престижу профессии, в обществе образуются слои. Каждая страта включает только тех людей, кто имеют приблизительно одинаковые доходы, власть, образование.
Базисные формы стратификации:
экономическая – строится по признаку дохода. Появляется, если экономический статус членов общества (группы) неодинаков.
политическая –строится по признаку власти. Появляется, если есть управляющие и управляемые, если члены общества (группы) отличаются в смысле авторитета и престижа, званий и почестей.
профессиональная – строится по престижа профессий. Появляется, если члены какого-то общества разделены на группы по роду их деятельности, а некоторые профессии считаются при этом более престижными и если члены профессиональной группы делятся на руководителей различного ранга и на подчиненных.
 Выделяется множество небазисных форм стратификации: половую, возрастную, этническую, расовую, культурно-речевую и другие. Первые в истории виды стратификации – половозрастные. В этом смысле можно утверждать, что стратификация присуща любому обществу, имеющему хотя бы зачатки социальной организации. Но в большинстве обществ небазисные формы стратификации формируют только «статистические страты». Они не способны служить инструментом создания «социальных групп».
Примеры небазисных форм стратификации.
В огороднических племенах Новой Гвинеи системы стратификации построены на комбинации достигаемых (воинское искусство, накопленное богатство) и предписываемых характеристик (возраст, пол). Степень неравенства увеличивается с усложнением экономического базиса. В племени Вагиуа люди делятся на три класса: 1) «великие люди» — воины, 2) «большие люди» (бигмены) — самые богатые, 3) «маленькие люди» — женщины, дети и бедняки.
В племенном обществе социальная дифференциация построена на гендере (гендер — социальный пол) и возрасте. В Индии стратификация подразумевает кастовое деление населения, которое не учитывает отношение к собственности. Представители высших каст не обязательно живут лучше представителей других каст, в том числе низших, которые остаются, пусть и мелкими, но собственниками (за исключением неприкасаемых).
В далеком и недалеком прошлом одна этническая группа, победив в битве или совершив набег на территорию другой, превращала ее в бесправных рабов.
Основанием расовой стратификации служат не религиозные, а физические признаки людей, а именно цвет кожи. В Руанде идет постоянная борьба за политическое доминирование между двумя этническими группами — Хути, составляющими большинство населения, и Тутси, местными аристократами.
Разведенные или овдовевшие женщины, в отличие от одиноких мужчин, чаще становятся экономически несамостоятельными и в классовой иерархии спускаются на ступень ниже; у них меньше шансов стать руководителем или политическим лидером.
Групповая стратификация  предполагаетОценку не отдельных индивидов, а целых групп.
Например, низко оценивается группа (категория) рабов, а высоко — сословие дворян. Все группы с равной репутацией имеют одинаковый ранг. Данный ранг со временем становится наследственным. Дворянское и рабское положения наследуются. Но это происходит потому, что группа дворянства и рабов сохраняют каждая свое общественное положение — высокое и низкое — на протяжении долгого времени. Наследование возможно только в рамках групповой стратификации, хотя наследует титул или имущество индивид, а не группа.
·         Солидарность — поддержка членов социальной группы, к которой человек принадлежит. Если сплоченность — свойство малой группы, то солидарность — свойство большой группы. Например. Сплотиться вокруг чего-то важного могут 5—7 человек. Хотя говорят о сплочении народа во время войны или класса в классовой борьбе. Подобное происходит в экстремальных ситуациях, в неэкстремальных сплоченность уступает место солидарности.
В сложном обществе одному человеку трудно достичь высоких рангов по многим направлениям. Например, президент США может быть очень богатым (Вашингтон или бедным (Линкольн). Одновременно они занимают нижние ступени в церковной иерархии, являясь рядовыми прихожанами.
Индивидуальная стратификация   характеризуется следующими чертами:
Порядок базируется на одном критерии. К примеру, футболиста следует оценивать по его игре на поле, но не по богатству или религиозным убеждениям, ученого — по количеству публикаций, преподавателя — по его успеху у студентов,  телекомментатора — по объему привлекаемой аудитории.
Экономический контекст: отличный футболист и выдающийся ученый должны  получать высокие оклады.  Однако  каждая ранговая система значима и валидна только в своих границах. Иначе говоря, получающий высокие оклады не обязательно должен пользоваться научным признанием. Среди богатых есть менеджеры, бизнесмены и т.д.
В отличие от групповой индивидуальная стратификация существует непостоянно.  Она действует непродолжительное время.
Индивидуальная стратификация основана на личном достижении. Но помимо личных качеств индивиды ранжируются и оцениваются в зависимости от репутации своей семьи или группы,  к которой они принадлежат,  скажем, богатой семьи или группы ученых.
Каждый человек принадлежит тому или иному слою в каждом виде стратификации.

24.
25. Социальные общности и группы
Под социальными общностями можно понимать различные по масштабам, устойчивости и сплоченности совокупности людей, которые связаны процессом взаимодействия и общностью интересов. Общности могут выступать в виде агрегаций (имеют массовидный характер), реальных общностей (могут фиксироваться и не фиксироваться в социальной структуре), категорий (носят статистический, номинальный характер), когорт (группы индивидов в рамках одного поколения, объединенных общими характеристиками), различного вида групп. Важное место в ряду социальных общностей отводится социально-территориальным общностям, так как они являются одним из основных компонентов социальной структуры. Социально-территориальные общности – это совокупность людей, обладающих единством отношения к определенной хозяйственно освоенной территории. Они отличаются устойчивыми экономическими, социальными, духовными и экологическими связями и отношениями.Типы социально-территориальных общностей определяются соответствующими формами расселения людей (город, село, регион). Территориальные общности представляют собой совокупность людей, которые объединены проживанием на одной территории (поселении), единством территориальных условий жизнедеятельности, сходством образа жизни. Формы расселения (город, деревня (село), регион) различаются демографическим и социальным составом населения, природными особенностями, уровнем развития хозяйственной среды.Город – тип поселения, характеризующийся:-          наличием единого замкнутого пространства, в котором находится совокупность жилищ (в древности границей такого пространства служили городские стены, ров, оборонительные сооружения);-          большой численностью и высокой плотностью населения;-          значительным разнообразием профессиональной деятельности жителей;-          преимущественно анонимным характером их контактов между собой.Принято различать малые города (с населением от 50 тыс. до 250 тыс. человек), средние города (с населением от 250 тыс. до 500 тыс. чел.), большие города (с населением от 500 тыс. до 2 млн. чел.) и мегаполисы (с населением свыше 2 млн. чел). Социальные проблемы городов тесно связаны с представленной типологией. Например, в малых городах проблемы связаны с трудоустройством, невозможностью реализации творческого потенциала, в мегаполисах – проблема номер один в мире – «пробки» на дорогах (один из вариантов решения проблемы: в Японии на улицах Токио появились автомобили со встроенными туалетами), отсутствие жилья, ослабленные родственные связи и система социального контроля.Большие города локализуются в пространстве в соответствии с некоторыми теоретическими схемами, среди которых наиболее значимыми представляются следующие:1) гипотеза концентрических зон, согласно которой в крупных городах выделяют пять зон: центральный деловой район (здесь мало жилых домов, в основном располагаются офисы, отели, большие магазины, редакции газет, театры, в течение рабочего дня в этой зоне высокая концентрация людей), смешанная зона (заполнена дешевыми магазинами, дешевыми жилыми домами, увеселительными заведениями; здесь высокий уровень преступности, низкий HYPERLINK "http://socialworkstud.ru/lekczii-po-issledovanie-soczialno-ekonomicheskix-i-politicheskix-proczessov/290-problemy-izmereniya-urovnya-i-kachestva-zhizni-naseleniya.html" уровень жизни, наиболее интенсивны процессы пространственной и социальной мобильности), рабочий район и жилая зона HYPERLINK "http://socialworkstud.ru/lekczii-po-issledovanie-soczialno-ekonomicheskix-i-politicheskix-proczessov/289-dinamika-formirovaniya-i-razvitiya-rossijskogo-srednego.html" среднего класса (заселен постоянным рабочим населением, служащими, мелкими собственниками, имеющими невысокие, но стабильные доходы), привилегированная зона в черте города (заселен высшими слоями средних классов и представителями высших слоев, это роскошные апартаменты и резиденции), районы, удаленные от города (пригородный пояс, заселенный людьми, работающими в городе, либо удовлетворяющие в нем свои потребности);2) теория централизации, согласно которой городское поселение окружает торговый, промышленный или административный центр;3) теория секторов, согласно которой расширение городских территорий происходит вдоль транспортных магистралей и уже построенных районов;4) теория многоядерности, согласно которой в городе существует несколько деловых центров и примыкающих к ним промышленных районов. Названные схемы можно считать определенными конструкциями пространственной структуры городов, учитывающие экономические, социальные, экологические факторы (например, на принцип расселения может повлиять развитие средств транспорта и коммуникаций, рост цен на землю, жилье, развитие тяжелой промышленности, формирование экологически неблагоприятных районов). Представленные схемы строго не соблюдаются, особенно под действием сил, спонтанно развивающихся в капиталистическом обществе (конкуренции, классового деления и т. п.).             Деревня (село) – тип поселения, характеризующийся:-          низкой плотностью домохозяйств в пределах данной территории;-          немногочисленным населением (не более нескольких тысяч человек), занятым преимущественно сельскохозяйственным трудом;-          возможностью многосторонних и регулярных личных контактов жителей друг с другом;-          высоким уровнем социального контроля.Важнейшими функциями социально-территориальных общностей являются социальное воспроизводство объединяемого ими населения, а также экономические функции (хозяйственное освоение территории, обеспечение жизнедеятельности поселенческих групп).Территориально-поселенческая структура является объектом изучения ряда отраслей HYPERLINK "http://socialworkstud.ru/podrobnyj-konspekt-lekczij-po-socziologii/174-obekt-predmet-funkcii-i-metody-sociologii-struktura-i-urovni.html" социологического знания: социологии города, социологии села, социологии региона.Социальная структура современного общества значительно усложнилась. Появляется большое количество массовидных общностей, возникающих и формирующихся в процессе массовизации основных условий и форм жизнедеятельности людей, порождающей одинаковые или подобные устремления, интересы, потребности и т. д. Действие этих непосредственных условий и форм бытия закрепляется и получает развитие в производстве, а также распространении соответствующих видов массовой культуры, прежде всего связанных с функционированием средств массовой информации. С их помощью эти интересы, потребности широких социальных слоев оформляются в виде серий одних и тех же образов действительности, способов познавательной деятельности и моделей поведения. К числу наиболее существенных особенностей всякой массы, по мнению Б.А. Грушина [1], следует отнести:1) статистический характер образующего ее множества индивидов (состоящее из дискретных единиц, это множество не представляет собой какого-либо самостоятельного, целостного образования, отличного от составляющих его элементов);2) стохастическую (вероятностную) природу данного множества, находящую выражение в том, что «вхождение» в него индивидов носит неупорядоченный, «случайный» характер, осуществляется по принципу «может быть, а может и не быть» (в результате такое множество всегда отличается размытыми, открытыми границами, неопределенным количественным и качественным составом);3) ситуативный характер данного множества, связанный с тем, что оно образуется и существует исключительно на базе и в границах той или иной конкретной деятельности, невозможно вне ее (что делает такое множество относительно неустойчивым, временным образованием, меняющимся от случая к случаю);4) откровенно внегрупповую (или межгрупповую) природу данного множества, проявляющуюся в том, что оно «разрушает» границы между всеми существующими в обществе социальными группами, социальным составом (включая в себя представителей различных классов и профессий, лиц с неодинаковым имущественным положением, образованием, уровнем культурного развития и т. д.);5) неспособность данного множества выступать структурным элементом более широкого социального целого (общества в целом), описывать его сколько-нибудь строгим и исчерпывающим образом (в т. ч. в силу неизбежного «пересечения» подобных множеств друг с другом). К массовидным общностям относят толпу, аудиторию, публику, социальные движения. Я. Щепаньский относит их к общностям, основанным на сходстве поведения.Французский социолог Г. Тард определил толпу как «случайный коллективный организм низшего порядка», возникающий в результате скопления людей и наличия у них общей цели, веры, чувств, страсти. Людям дано свойство подражания. Это и есть основа образования толпы. Тардом были выделены основные характеристики толпы и составляющих ее членов:·         нетерпимость,·         необузданность,·         подозрительность,·         вера в свою непогрешимость и собственное могущество,·         тщеславие, эгоизм, отсутствие рациональной оценки своих действий,·         чувство безнаказанности.Толпа не обладает установленными ни организационными, ни моральными нормами, она, по сути, обезличена, а потому человек, попавший в толпу демонстрирует порой примитивные эмоции, агрессию, жестокость, чувствуя свою безнаказанность, возможность спрятаться за чужую спину. Принято различать толпу агрессивную (например, толпа футбольных фанатов), убегающую (например, во время стихийных бедствий), алчущую (толпа, штурмующая магазины), экспрессивную (например, толпа людей на митинге протеста или одобрения чего-либо). Психологи говорят, что члены толпы действуют как люди, находящиеся под гипнозом. Сила действия гипноза зависит от характера стимулов, вызвавших реакцию толпы, от конкретной обстановки, от индивидуальных характеристик ее членов: возраста, уровня образования, отсутствия социального опыта, уровня умственного развития, наличия твердых принципов, воли, умения анализировать собственное поведение. Можно ли управлять толпой? Связь, объединяющая людей в толпе, может разрушиться, если новые стимулы создадут другие эмоции. Так, например, если толпу забросать камнями или облить водой, может начаться паника, в результате чего под действием страха толпа разойдется. Следует отметить, что толпа может рассеяться и под влиянием других чувств. Порой для решения политических проблем манипулированием толпы пользуются политики-профессионалы. Если толпой овладеют организованные группы, последствия действий толпы могут быть значительными, причем необязательно негативными. Истории известны факты, когда толпа послужила выразителем народного протеста и обусловила проявление героических качеств отдельных личностей (например, во время войн или революций). В отличие от временного стихийного объединения людей – толпы, публика является формой коллективной жизни несколько иного рода. Хотя во время спортивных состязаний, зрелищных мероприятий людей могут охватить единые эмоциональные порывы, аморфная публика может превратиться в агрессивную или демонстрирующую толпу. Публика бывает ждущей развлечений (отдыхающая) или ждущая информацию (собравшаяся на лекциях, информационных собраниях). В основе такого рода общности лежит сходство мнений и интересов. Если в толпе личность теряет, по сути, индивидуальность, то в публике есть возможность для самовыражения личности. Публика может быть специально собранной HYPERLINK "http://socialworkstud.ru/podrobnyj-konspekt-lekczij-po-socziologii/194-socialnye-obshhnosti-i-gruppy.html" \l "_ftn2" \o "" * (зрители на спектакле или в кино, на концерте) или рассеянной (читатели газеты, слушатели радио- или телепередачи). Благодаря средствам массовой информации сотни, тысячи людей, не выходя из собственного дома, могут превратиться в зрителей (стать публикой) и участников каких-либо культурных событий. Однако радио- или телепередача может быть очень возбуждающей, посеять панику среди людей, тем самым спровоцировав появление толпы или формирование социальных движений. Я.Щепаньский называет социальным движением совместные стремления людей к реализации общей цели. Термин «социальное движение» иногда  употребляют взамен термина «социальные процессы». Социальные движения возникают, как правило, на основе экономических или культурных изменений. Сами по себе они не являются основным фактором общественного развития, однако, в некоторые периоды времени и при определенных обстоятельствах могут представлять собой довольно весомую силу, способную спровоцировать изменения в обществе. Обычно социальные движения возникают вследствие недовольства какой-то части людей своим положением, отсутствием чего-либо или просто невозможностью удовлетворения каких-либо потребностей. В этом случае психическая энергия переключается со средств для HYPERLINK "http://socialworkstud.ru/podrobnyj-konspekt-lekczij-po-socziologii/190-socialnye-instituty-struktura-funkcii-tipy-protivorechiya-v.html" удовлетворения потребностей на борьбу против существующих реально или мнимых (воображаемых) препятствий на этом пути. Осознание большинством людей общности своего положения превращается в состояние социального беспокойства, что, в свою очередь, проявляется в поисках контактов, разговоров, способов разрешения проблемы совместными усилиями многих людей, охваченных чувством все того же социального беспокойства. Таким образом, проявление социального беспокойства и есть первооснова возникновения социальных движений. В зависимости от того, сколько людей, какие группы, слои они представляют, какие потребности стремятся удовлетворить, возникают различные социальные движения. Подобную природу могут иметь и массовые явления, которые, в отличие от социальных движений, кратковременны. Если, например, инженерно-технические работники недовольны размерами заработной платы, то одним из вариантов решения проблемы может быть сбор подписей под воззванием к депутатам Государственной Думы. Такие действия можно отнести к массовым явлениям. Если же инженерно-технические работники будут периодически собираться и обсуждать свои проблемы на митингах, привлекут, например, профсоюзы, начнут создавать клубы инженеров-изобретателей и рационализаторов, искать единомышленников в других городах, странах, с целью выяснить, как решаются подобные проблемы у них и т. д., то это уже можно назвать социальным движением. Принято различать три рода социальных движений: ·         реформаторские (когда действия участников движения допустимы, не требуют изменения законов, режима, формы правления), ·         революционные (затрагивают существенные жизненные потребности и интересы широких масс, есть угроза репрессий с самого начала движения), ·         экспрессивные (возникают, как правило, под влиянием какой-либо выдающейся личности, распространяются на основе «эмоционального заражения», но при этом их влияние на общественную жизнь не затрагивает структуры и формальной организации). Стремление общности к солидарности, объединению усилий ведет к появлению ее основной разновидности, называемой социальной группой. Социальная группа - это совокупность индивидов, взаимодействие которых регламентируется общими нормами, ценностями, интересами, и на основе разделяемых ожиданий каждого HYPERLINK "http://socialworkstud.ru/konspekt-po-socziologii/111-malye-gruppy-osnova-obshhestva.html" члена группы в отношении других. Так, Г.С. Антипина считает, что социальная группа – это совокупность людей, имеющих общий социальный признак и выполняющая общественно – необходимую функцию в HYPERLINK "http://socialworkstud.ru/lekczii-po-disczipline-socziologiya/383-socialnaya-struktura-obshhestva.html" структуре общественного разделения труда и деятельности [2]. В современном обществе существуют многообразные социальные группы. По размерам выделяют большие, средние и малые группы.Малой является группа, в которой общественные отношения выступают в форме непосредственных личных контактов, например, рабочая группа, семья. Большие социальные группы отличаются не только значительной численностью и территориальным охватом, но и наличием опосредованного солидарного взаимодействия. Ими могут выступать классовые, профессиональные, этнические, территориальные общности.Социальные группы могут быть формальными (преобладает безличностная связь) и неформальными (преобладает личностная связь).Группы также делят на первичные и вторичные (Ч. Кули). Первичные – это малые группы, которые характеризуются тесными связями между членами, оказывающими большое влияние на человека. Вторичные – это средние и большие группы, в которых отсутствуют тесные взаимоотношения между людьми, а их целостность обеспечивается общностью целей и интересов.Американский исследователь М. Шериф выделил референтные группы, под которыми он понимал реальные или условные (воображаемые) социальные общности, с которыми человек соотносит себя, как с эталоном, и на нормы, мнения, ценности которых он ориентируется в своем поведении и самооценке. Особое место в общественной системе занимают маргинальные группы и слои. Маргинальность определяют как промежуточное, переходное, структурно неопределенное состояние индивидов по отношению к фиксированным в социальной структуре общностям. Отечественный социолог И.П. Попова определяет маргинальность как «состояние групп и индивидов в ситуации, которая вынуждает их под влиянием внешних факторов, связанных с резким социально-экономическим и социокультурным реструктурированием общества в целом, изменять свое социальное положение и приводит к существенному изменению или утрате прежнего социального статуса, социальных связей, социальной среды, а также системы ценностных ориентаций» [3]. В настоящее время, характеризующееся переходным, стохастическим состоянием социальной структуры российского общества, можно констатировать неустойчивое состояние маргинальности значительного числа социальных слоев и групп. 26. УРБАНИЗАЦИЯ (франц. Urbanisation, от лат. urbanus - городской) - исторический процесс повышения роли городов в развитии общества, выражающийся в преимущественном сосредоточении населения, экономики, культуры и т. д. в крупных городах, с одной стороны, с другой -распространение стандартов городской культуры и в целом образа жизни на сельскую местность. Интенсификация данного процесса тесно связана с индустриализацией. Урбанизация оказала огромное влияние на расселение населения (резкое сокращение удельного веса сельского населения в пользу городского), его демографическую и социально-профессиональную структуру, образ и уровень жизни и др. Исторически урбанизация была обусловлена необходимостью и эффективностью концентрации различных форм и видов деятельности {материальной и духовной), общения, усиления взаимосвязей между различными сторонами человеческой жизнедеятельности. Она способствовала преодолению культурной и социальной отсталости в сельских поселениях, становлению современной экономики и т. д.
Процесс урбанизации прошел два этапа. Первый характеризуется большими перемещениями сельского населения в города, ростом числа городов, концентрацией и накоплением экономического, культурного потенциала в крупных городах. На втором этапе происходит распространение сложившихся стандартов городской культуры через средства массовой коммуникации (печать, радио, телевидение) и их освоение населением мелких городов и сельских поселений. Урбанизация резко изменила характер расселения населения - его точечная форма заменилась агломерациями. Вокруг крупнейших городов образовались системы поселений, вовлекая в среду влияния все новые территории.
Урбанизация имеет ряд негативных последствий: нарушается равновесие в распределении населения по территории; экологические нарушения, проблемы нездоровой среды обитания населения - шума, загрязнения воздуха, инфекционной опасности, ультразвуковых излучений, проблемы транспорта, уплотнения застройки и др.; негативные социальные последствия - рост преступности, наркомания, проституция и т.д.
Процесс роста городского населения, увеличения числа городов и их укрупнения, возникновения сетей и систем городов, а также повышения роли городов в современном мире называется урбанизацией. Урбанизация - важнейший социально-экономический процесс современности. В его развитии выделяются три этапа:
1. начальный этап - XIX век. Процесс урбанизации начался в Европе и Северной Америке;
2. первая половина XX века. Этот этап характеризуется ускорением роста городского населения и распространением урбанизации почти на все регионы мира;
3. вторая половина XX века. Для этого этапа характерно еще большее ускорение темпов роста городского населения, развитие больших городов, переход от точечного города к агломерации (территориальной группировке городов и сельских поселений), а также формирование мегалополисов (слияние городских агломераций), что приводит к распространению городского образа жизни на сельскую местность.
Урбанизация как всемирный процесс обладает общими чертами, характерными для большинства стран.
Черты урбанизации Примеры проявления
1. Быстрые темпы роста городского населения За вторую половину XX века доля городского населения выросла на 16% (при этом ежегодно численность городского населения увеличивается на 50 млн чел.)
2. Концентрация населения преимущественно в больших городах В начале XX века больших городов (свыше 100 тыс. чел.) было 360, к настоящему времени - более 2500
Число городов-миллионеров превысило 200. 20 городов мира имеют численность населения более 10 млн чел.
3. "Расползание" городов, расширение их территории Формирование агломераций. Например, Мехико, Сан-Паулу, Токио, Нью-Йорк с численностью населения 16-20 млн чел.
Формирование мегалополисов: Босваш (45 млн чел.), Токайдо (60 млн чел.) и др

При наличии общих черт процесс урбанизации в разных странах имеет свои особенности, которые выражаются в уровне и темпах урбанизации.
 
По уровню урбанизации можно выделить:
Высокоурбанизированные страны Среднеурбанизированные страны Слабоурбанизированные страны
Доля городского населения более 50% Доля городского населения 20-50% Доля городского населения менее 20%
Великобритания
Венесуэла
Кувейт
Швеция
Австралия
Япония Алжир
Боливия
Нигерия
Индия
Заир
Египет Чад
Эфиопия
Сомали
Нигер
Мали
Замбия
Уровень урбанизации в разных регионах мира различен. Наиболее высок он в Северной Америке, Зарубежной Европе, Латинской Америке и Австралии (71-75%); низкий уровень - в Зарубежной Азии (особенно в Южной и Юго-Восточной) и Африке (27-34%).
По темпам урбанизации резко различаются развитые и развивающиеся страны. В развивающихся странах темпы роста городского населения в 4,5 раза превышают темпы развитых стран. Наиболее высоки они в Африке и Зарубежной Азии, в странах, где уровень урбанизации сегодня наиболее низок. Высокие темпы роста численности горожан в развивающихся странах получили название "городской взрыв". Он сопровождается ростом числа больших городов и городов-миллионеров.
Особенностью процесса урбанизации в развитых странах стало явление субурбанизации - переезд части городского населения в пригороды. В США 60% жителей агломераций проживает в пригородах. Это связано с ухудшением экологических условий в крупных городах, удорожанием инфраструктуры.
Урбанизация (франц. urbanisation, от лат. urbanus – городской, urbs – город), исторический процесс повышения роли городов в развитии общества, который охватывает социально-профессиональную, демографическую структуру населения, его образ жизни, культуру, размещение производит, сил, расселение и т.д. У. оказывает огромное влияние на развитие различных социально-экономических формаций и государств, именно с городами связаны основные достижения цивилизации.
В 3–1-м тыс. до н. э. появились города в Египте, Месопотамии, Сирии, Индии, Малой Азии, Китае, в греко-римском мире огромную роль играли Афины, Рим, Карфаген. В городах средневековья и эпохи Возрождения формировались элементы капиталистического способа производства, буржуазной культуры. Усиление процесса У. в 19 в. вызвало возрастание концентрации населения в городах, что оказалось возможным благодаря росту промышленности, интенсификации сельского хозяйства, развитию средств транспорта и связи, медицины и т.д. К. Маркс отмечал роль «городских отношений», проникновение которых в деревню характеризует «новейшую историю» (см. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., 2 изд., т. 46, ч. 1, с. 470).
Городского население СССР между 1926 и началом 1975 выросло почти в 5,8 раза, с 26,3 млн. до 153,1 млн. чел. К середине 1976 его доля составила 62%.
Доля городского населения по другим районам мира составляла (к 1970): в зарубежной Европе – 63,6%, зарубежной Азии – 24,7%, Африке – 22,3%, Сев. Америке – 74,5%, Латинской Америке – 56,2%, Австралии и Океании – 67,9% всего населения. По отдельным развитым капиталистическим странам доля городского населения составляла: в США – 73,5%, ФРГ – 82,2%, Великобритании – 79,1%, Франции – 70% (1968), Италии – 51,5%. За 1965–70 число горожан в мире росло в 1,5–2,5 раза быстрее, чем всё население мира (см. табл. 1).

Табл. 1. – Динамика городского населения мира в 1800–1970
Год Всё население мира, млн. чел. Городское население, млн. чел. Доля во всем населении мира, %
Всего в т. ч. в городах с населением: Всего городского населения населения городов, имеющих:
20 тыс. чел. и более 100 тыс. чел. и более 20 тыс. чел. и более 100 тыс. чел. и более
1800 906 29,3 23,5 16,6 3,0 2,4 1,7
1850 1171 80,8 54,3 29,0 6,4 4,3 2,3
1900 1608 224,4 151,8 90,8 13,6 9,2 5,5
1950 2400 706,4 566,7 406,0 28,2 22,7 16,2
1970 3628 1399,0 1169,5 863,9 38,6 32,2 23,8
У., развитие городов вызываются объективной необходимостью концентрации и интеграции разнообразных форм и видов материальной и духовной деятельности, общения, усилением связей между различными сферами производства, науки и культуры, что, в свою очередь, повышает интенсивность и эффективность социальных процессов. Наиболее эффективно эти процессы протекают в крупнейших городских центрах, больших городах, где особенно плодотворно взаимодействие социально-политических, экономических и научно-технических факторов, культурных традиций, различных слоев населения и т.д. Именно в крупнейших городских центрах возникли и концентрировались передовые социальные идеи и движения. К. Маркс и Ф. Энгельс подчёркивали роль городов в развитии рабочего движения (см. там же т. 2, с. 354; т. 23, с. 514). «Столицы или вообще крупнейшие торгово-промышленные центры..., – писал В. И. Ленин, – в значительной степени решают политическую судьбу народа...» (Полн. собр. соч., 5 изд., т. 40, с. 6–7).
На современном этапе У. наблюдается тенденция к возрастанию концентрации населения в больших городах (100 тыс. чел. и более). В СССР в 1970 в таких городах проживало 31,2% всего населения, в Великобритании – 45,6%, в Японии – 48,2%. Особое место в этом процессе занимает рост городов-«миллионеров», число которых в мире составляет около 150, в том числе в СССР – 14 (1976).
Процесс У. имеет две стороны, или «фазы». В первой «фазе» происходит концентрация и накопление экономического и культурного потенциала общества в крупных городских центрах, что создаёт условия для формирования высших достижений и образцов материальной и духовной деятельности. Во второй «фазе» эти достижения осваиваются другими, не центральными городами и сельскими поселениями, что, в свою очередь, даёт новый импульс для наращивания потенциала главных центров.
Эффективность функционирования этого двуединого процесса зависит от социально-экономической природы общества. При капитализме взаимодействие двух сторон У. оказывается нарушенным; социальная разобщённость противостоит интегративной природе У., столкновение антагонистических интересов классов и социальных групп, частная собственность на землю, противоположность центров и застойной периферии рождают кризис городов. Процесс У. носит стихийный характер. В больших городах капиталистических стран становятся особенно острыми проблемы безработицы, преступности, складываются районы трущоб, этнически сегрегированные гетто и т.д. В связи с этим в буржуазном обществе усиливаются антигородские настроения (например, «антиурбанизм» в США).
Важную роль играет процесс У. в развивающихся странах. При всей своей сложности и болезненности (быстрая концентрация в городах неподготовленного к «городскому» труду сельского населения, ограниченность материальных ресурсов и т.д.) он способствует становлению современной экономики, преодолению отсталости и многоукладности, национальной консолидации, развитию социально-политической структуры общества.
При социализме создаются реальные предпосылки для управления У., гармоничного взаимодействия обеих её сторон. Позитивные закономерности городских процессов, интегративные тенденции У. находят благоприятную основу в системе общественных отношений социалистического общества. У., большие города играют ведущую роль в усилении социальной однородности социалистического общества, распространении передовой морали, преодолении патриархальных пережитков и т.д. Возникающие в силу объективной неравномерности городских процессов различия в концентрации населения, распределении потенциала отдельных городов, неодинаковость воздействия на природную среду в больших и малых поселениях, а также др. внутренние противоречия и сложности У. (проблемы транспорта, шума, уплотнённость застройки и др.) преодолеваются с помощью народно-хозяйственного и социального планирования на основе постоянного углубления взаимовлияния центра и периферии, регулируемого, пропорционального развития всех поселений. Расширяется процесс освоения всеми членами общества, всеми районами страны высших материальных и духовных ценностей, накапливаемых в крупнейших экономических и культурных центрах. Таким образом, становится возможным использовать преимущества У. с одновременной нейтрализацией её негативных последствий.
На современном этапе У. меняется характер концентрации населения, её «точечная» форма уступает место агломерациям. Вокруг крупнейших городов стремительно развиваются целые системы поселений, вовлекая в орбиту непосредственного влияния главных центров экономики и культуры страны всё новые районы. В СССР число агломераций (по некоторым оценкам) приближается к 70 (см. табл. 2).
Табл. 2. – Некоторые крупнейшие городские агломерации СССР (1970)
Наименование Площадь, тыс. км2 Количество городских поселений Численность населения, млн. чел.
всего городское сельское
Московская 8,4 81 10,6 9,7 0,9
Ленинградская 6,6 55 4,4 4,3 0,1
Горьковская 3,2 28 1,9 1,8 0,1
Донецкая 4,1 61 1,8 1,7 0,1
Харьковская 4,5 46 1,7 1,6 0,1
Свердловская 4,3 32 1,6 1,5 0,1
У., «городские отношения» стимулируют культурные процессы, играют огромную роль в формировании личности в развитом социалистическом обществе. На современном этапе, в эпоху научно-технической революции, с возрастанием роли различной социальной информации важнейшей частью городской культуры становится городской образ жизни. Большой выбор социальных контактов, развитие процессов общения в насыщенной городской среде способствуют социально-культурному сближению различных социальных слоев и групп социалистического общества, расширению кругозора, повышению уровня информированности, образования, общей культуры и т.д. Городская культура становится базой преодоления существенных различий между городом и деревней.
Одним из важнейших признаков городского образа жизни является стремление человека к постоянному обновлению информации и контактов в сферах профессиональной деятельности, культуры, личностного общения и т.д. Развитие и специализация социальных потребностей, пространственная подвижность населения усиливают «транслокальные» тенденции городской культуры. Снижается значение местной деятельности в городе, «соседских» контактов. Повышается роль центров крупнейших городов и агломераций, являющихся средоточием социальной активности, центростремительные тенденции становятся одним из основных факторов интеграции социально-пространственного организма города. К. Маркс писал, что «само существование города как такового отличается от простой множественности независимых домов. Здесь целое не просто сумма своих частей. Это своего рода самостоятельный организм» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 46, ч. 1, с. 470). В условиях социалистического общества реализуется возможность наиболее полного включения человека (наряду с семейными, производственными и др. группами и коллективами) в единое городское сообщество.
Особую роль в расширении сферы действия У., городской культуры играют средства транспорта, связи и массовой информации (печать, радио, телевидение), которые приобщают жителей периферийных районов, малых городских и сельских поселений к ценностям больших городов, меняют их культурную ориентацию. Возрастают различного рода миграции в районы крупных городских центров, усиливается процесс концентрации населения в агломерациях. При социализме в районах крупнейших городов и агломераций создаются предпосылки и для преодоления ограниченно-потребительского отношения к природной среде. Природа становится частью городской культуры, У. гармонизирует взаимодействие социальных и собственно природных процессов.
Необходимость разрешения возникающих в ходе У. экологических, социально-культурных, градостроительных и др. проблем требует постоянного совершенствования управления этим процессом в социалистическом обществе. Овладение наиболее существенными закономерностями и механизмами У. повышает эффективность этого управления.
27. Содержание:
1.     Введение 3
Социальные статусы 5
Социальные роли 5
Группы 6
Институты 6
2.     Семья. Семья как социальный институт 8
3.     Семья. Семья как социальная группа 13
4.     Заключение 14
5.     Список используемой литературы 16
1. Введение.
Общество — это система реальных отношений, в которые вступают люди в своей повседневной деятельности. Как правило, они не взаимодействуют друг с другом случайным или произвольным образом. Их отношения характеризуются социальной упорядоченностью. Социологи эту упорядоченность — переплетение взаимоотношений людей в повторяющихся и устойчивых формах называют социальной структурой. Она находит свое выражение в системе социальных позиций и распределении в ней людей.
Социальная структура придает нашему групповому опыту целенаправленность и организованность. Благодаря социальной структуре мы связываем в своем сознании определенные факты нашего опыта, называя их, например, “семья”, “церковь”, “квартал” (в смысле района проживания).
Социальная структура дает ощущение того, что жизнь организована и стабильна. Рассмотрим, например, социальную структуру университета. Каждую осень проводится набор новых студентов, и каждое лето еще одна группа заканчивает университет. Деканаты определяют стипендии и управляют учебным процессом. Все время новые студенты, преподаватели и деканы проходят через эту систему и в положенное время выходят из нее. И все же, хотя конкретные люди, из которых состоит университет, со временем меняются, университет продолжает существовать. Точно так же семья, рок-группа, армия, коммерческая компания, религиозная община и нация — это социальные структуры. Таким образом, социальная структура предполагает наличие постоянных и упорядоченных взаимосвязей между членами группы или общества.
Рис.1 Трехмерное изображение социального пространства. Социальная структура — результирующая трех осей координат.
Социальная стратификация ( OY ) — это иерархическое, ранговое расположение социальных групп (сверху — вниз) по принципу неравного доступа к четырем основным благам:
·                    доход;
·                    власть;
·                    образование;
·                    престиж.
Благодаря трехмерному пониманию социального пространства мы имеем возможность соединить воедино самые разные воззрения на социальную структуру и дать ее наиболее полное, исчерпывающее определение. Основные подходы по этому вопросу, существующие как в зарубежной, так и отечественной литературе, можно свести к следующим:
·                    Социальная структура — это совокупность социальных групп, классов и слоев.
·                    Социальная структура — это совокупность социальных институтов и социальных организаций.
·                    Социальная структура — это совокупность функционально взаимосвязанных социальных статусов и ролей.
·                    Социальная структура — это совокупность взаимосвязанных и взаимодействующих социальных групп, а также социальных институтов и отношений между ними.
Социальные статусы.
Социологи под статусом понимают социальную позицию человека в рамках группы или общества, связанную с определенными его правами и обязанностями. Именно с помощью статусов мы идентифицируем друг друга в различных социальных структурах. Мать, мэр, священник, приятель, начальник, мужчина, капитан, ребенок, якут, заказчик, профессор и осужденный — все это статусы.
Статус, унаследованный от рождения, прирожденный называется приписываемым (аскриптивным). Статус, приобретаемый индивидом в обществе благодаря его собственным усилиям, называется достигнутым.
Основной статус — это ключевой статус, определяющий социальное положение и значение человека, связанное с определенными его правами и обязанностями.
Социальные роли
Роль — это ожидаемое поведение, которое мы ассоциируем с определенным статусом.
Исполнение роли является фактическим поведением лица, обладающим каким-либо статусом. В реальной жизни часто имеет место расхождение между тем, как люди должны поступать, и тем, как они поступают на самом деле.
Ролевой набор. Один статус может иметь некоторое число связанных с ним ролей, образуя ролевой набор. Рассмотрим статус студента. Он включает в себя роль ученика, роль сокурсника других студентов, роль верного болельщика спортивных команд вашего университета, роль читателя библиотеки и роль “хорошего товарища” в студенческой среде. Роль не существует сама по себе. Она представляет собой комплекс занятий и действий, тесно связанный с деятельностью других людей. Поэтому не бывает преподавателей без студентов, жен без мужей, пациентов без врачей и преступников без милиции.
Роли выполняют функцию норм, определяющих наши обязанности — действия, которые на законных основаниях могут требовать от нас другие люди, а мы требовать их от других.
Группы.
Статусы и роли — это строительные блоки для более обширных и сложных социальных структур, включая группы. Социологи называют группой двух или более индивидов, которые имеют общие взгляды и связаны друг с другом в относительно устойчивых моделях социального взаимодействия. Роли объединяют нас в рамках социальных отношений. Когда эти отношения поддерживаются в течение длительного времени, им приписывают свойства группы.
Институты
Социологи рассматривают институты как устойчивый комплекс норм, правил, символов, регулирующих различные сферы человеческой жизнедеятельности и организующих их в систему ролей и статусов, с помощью которых удовлетворяются основные жизненные и социальные потребности.
Каждый институт выстраивается вокруг стандартного решения определенного набора проблем. Институт семьи главное внимание уделяет воспроизведению, социализации и материальному обеспечению детей
Понятие социального института означает, что мы объединены в рамках систем отношений (групп), в которых мы взаимодействуем друг с другом (играем роль) на основе взаимопонимания (культурных моделей), определяющего поведение, ожидаемое от нас как от данного типа людей (статуса).
Институционализация — процесс, когда некая общественная потребность начинает осознаваться как общесоциальная, а не частная, и для ее реализации в обществе устанавливаются особые нормы поведения, готовятся кадры, выделяются ресурсы.
Социальный институт Основные функции Группы и организации Ценности Роли Нормы
1 2 3 4 5 6
Семья Регулирование рождаемости, социализация и защита детей Родственники, группы, объединенные родственными связями Супружеская верность, материальное обеспечение семьи, поддержание порядка в доме, уважение к родителям Дочь, сын, отец, мать, брат, сестра, тетя, дядя, бабушка, дедушка Иметь столько детей, сколько вы в состоянии содержать; супружеская верность
Внутри фундаментальных институтов существуют весьма отчетливые деления на более мелкие, неосновные институты.
Внутри социального института родства наряду с основными институтами семьи и брака развиваются неглавные институты материнства и отцовства, кровной мести, побратимства, наследования, имянаречения и др.
2. Семья. Семья как социальный институт
В социальной структуре общества важное место принадлежит семье. В социологии семья исследуется как социальный институт и как малая социальная группа.
Семья один из самых древних социальных институтов. Она возникла намного раньше религии, государства, армии, образования, рынка.
Семья - особый социальный институт, регулирующий межличностные отношения между супругами, родителями, детьми и другими родственниками, связанными общностью быта, взаимной моральной ответственностью и взаимопомощью.
Специфика этого социального института состоит в том, что семья обладает устойчивой структурированной организацией, включающей двух или более человек, связанных между собой кровным родством, брачными узами или усыновлением.
Причиной, побуждающей людей объединяться в семейные группы, выступают потребности человека.
Структура потребностей человека, согласно модели американского психолога А.Маслоу, делится на:
1.                 Физиологические и сексуальные потребности;
2.                 Потребности в безопасности своего существования;
3.                 Социальные потребности в общении;
4.                 Престижные потребности в признании;
5.                 Духовные потребности в самореализации;
Семья как социальный институт имеет и еще две особенности.
Это саморегулирующаяся система: микрокультура общения вырабатывается самими членами семьи; это неизбежно сопровождается столкновением разных позиций и возникновением противоречий, которые разрешаются путем взаимного соглашения и уступок, что обеспечивается внутренней культурой, моральной и социальной зрелостью членов семьи.
Семья существует как санкционированный обществом союз, стабильность которого возможна при взаимодействии с другими социальными институтами: государством, правом, общественным мнением, религией, образованием, культурой. Оказывая внешнее воздействие на семью, они регулируют ее создание и изменение. В рамках этих институтов создаются нормы и санкции, поддерживающие семью.
Семья как социальный институт выполняет важнейшие функции:
·                    биологическое воспроизводство общества (репродуктивная),
·                    воспитание и социализация молодого поколения,
·                    воспроизводство социальной структуры через предоставление социального статуса членам семьи,
·                    сексуальный контроль,
·                    забота о нетрудоспособных членах семьи,
·                    эмоциональное удовлетворение (гедонистическая).
1.                Репродуктивная функция семьи
Эта функция выполняет две задачи:
·                    общественную - биологическое воспроизводство населения,
·                    индивидуальную - удовлетворение потребности в детях. В ее основе - удовлетворение физиологических и сексуальных потребностей, побуждающих людей противоположных полов объединяться в семейный союз.
Репродуктивная функция семьи состоит в воспроизводстве жизни, то есть в рождении детей, продолжении человеческого рода. Эта функция включает в себя элементы всех других функций, так как семья участвует не только в количественном, но и в качественном воспроизводстве населения. Это, прежде всего, связано с приобщением нового поколения к научным и культурным достижениям человечества, с поддержанием его здоровья.
2.                 Социально-биологическая функция семьи
Естественно-биологические потребности человека в удовлетворении сексуального влечения, реализации семейного инстинкта, стремление самца к господству, биологический инстинкт зависимости ребенка от матери - все это формируется в социально-биологическую функцию семьи.
3.                 Функция социализации личности
Семья включает в себя всю систему общественных отношений - брачных и родственных, правовых и социальных, хозяйственно-бытовых и экономических, нравственных и этических, психологических и эмоциональных. Благодаря этому семья как социальная общность является первичным элементом, опосредующим связь личности с обществом: она формирует у ребенка представление о социальных связях и включает в них его с рождения.
Отсюда следующая важнейшая функция семьи - социализация личности, передача культурного наследия новым поколениям.
4.                 Экзистенциальная функция
Это функция социальной и эмоциональной защиты своих членов. Известно, что сущность любого явления особенно ярко проявляется в экстремальной ситуации. В минуту опасности большинство людей стремится быть рядом со своими семьями.
5.                 Экономическая и хозяйственно-бытовая функция
Суть этой функции с общественной точки зрения заключается в поддержании несовершеннолетних и нетрудоспособных членов общества, в получении материальных средств и хозяйственно-бытовых услуг одними членами семьи от других.
6.                 Социально-статусная функция
Эта функция связана с воспроизводством социальной структуры общества, так как предоставляет (передает) определенный социальный статус членам семьи.
7.                 Рекреативная функция
Она направлена на восстановление и укрепление физических, психологических, эмоциональных и духовных сил человека после трудового рабочего дня. Эта функция недостаточно изучена, но ученые располагают достоверными фактами, доказывающими положительное влияние семьи на здоровье супругов.
8.                 Досуговая функция
Она осуществляет организацию рационального досуга и осуществляет контроль в сфере досуга, кроме того, удовлетворяет определенные потребности индивида в проведении досуга. В счастливых семья происходит взаимообогащение интересов супругов и их детей, досуговая деятельность носит преимущественно развивающий характер.
9.                 Воспитательная функция
В семье воспитываются и взрослые, и дети. Особенно важное значение имеет ее влияние на подрастающее поколение. Поэтому воспитательная функция семьи имеет три аспекта:
·                    Первый аспект - формирование личности ребенка, развитие его способностей и интересов, передача детям взрослыми членами семьи (матерью, отцом, дедушкой, бабушкой и др.) накопленного обществом социального опыта, обогащение их интеллекта, эстетическое развитие, содействие их физическому совершенствованию, укреплению здоровья и выработке навыков санитарно-гигиенической культуры.
·                    Второй аспект - систематическое воспитательное воздействие семейного коллектива на каждого своего члена в течение всей его жизни.
·                    Третий аспект - постоянное влияние детей на родителей (и других взрослых членов семьи), побуждающее их активно заниматься самовоспитанием.
10.            Коммуникативная функция
Можно назвать следующие компоненты этой функции:
·                    посредничество семьи в контакте своих членов со средствами массовой информации, литературой и искусством;
·                    влияние семьи на многообразные связи своих членов с окружающей природной средой и на характер ее восприятия; организация внутрисемейного объединения.
Если семья уделяет выполнению этой функции достаточное внимание, то это заметно усиливает ее воспитательный потенциал.
11.            Сексуальная функция
Она осуществляет сексуальный контроль и направлена на удовлетворение сексуальных потребностей супругов.
3. Семья. Семья как социальная группа
Семья анализируется социологами как социальный институт в тех случаях, когда необходимо выяснить, насколько ее образ жизни, функционирование соответствует или не соответствует тем или иным современным общественным потребностям.
Исследование семьи как социального института ориентировано в основном на исследование внешних связей семьи, а исследование семьи как социальной группы - на внутренние связи.
Семья, являясь клеточкой социальной структуры общества, выступает регулятором отношений между людьми. Существующие в обществе социальные нормы и культурные образцы задают определенные эталоны представлений о том, каким должен быть муж или жена, отец или мать по отношению к детям, дочь или сын по отношению к престарелым родителям и т.п.. Это значит, что с социально-психологической точки зрения, семья представляет собой соответствующую исторически сложившимся нормам и ценностям данного общества социальную группу, объединенную формируемой в совместной деятельности совокупностью отношений: супругов между собой, родителей к детям и детей к родителям, а также детей между собой, проявляющихся в любви, привязанности, заботе, интимности.
28. Феминизм: Запад и Россия
Определить, что такое феминизм, учитывая многообразие и непрерывное развитие этого явления, достаточно сложно. Не менее сложно определить, какие стороны феминизма могут быть соотнесены с российским контекстом. В постсоветских обществах существует некий собирательный (негативный) образ феминистки и феминизма. Поэтому мне представляется важным, во-первых, раскрыть этот образ, во-вторых, прояснить разнообразие феминизма, критичность феминистской теории, противоречия феминистской теории и практики, и, в-третьих, наметить возможность сопоставления западной и российской практики.
ФЕМИНИЗМ В РОСИИ: МНЕНИЯ ЖЕНЩИН
Вопрос о том, какую роль играли и могут сыграть женщины и женское движение в реформации, происходящей в России 90-х годов, остается маргинальным и для общественной практики, и для академической науки. Подавляющее большинство женщин не проявляют интереса к подобному движению, а после спада общественной активности в начале 90-х годов - и к какому-либо другому.
По словам одной венгерской исследовательницы, если вы спросите мужчин или женщин на улицах Венгрии, что означает феминизм, более толерантные ответят: "Я не знаю", а менее толерантные скажут, что это слово применимо к женщинам, которые ненавидят мужчин и детей, которые сексуально ненасытны, не носят украшений, и ко всему прочему они очень несчастливы, и они - лесбиянки (Adamik, 1993, с. 207). Такое положение, я полагаю, справедливо и для России периода реформации. Среди женщин, которые занимают достаточно высокое положение в обществе, феномен женского движения вызывает неоднозначные оценки. В исследовании политического участия2 женщин в России мы встречались с такого рода высказываниями:
"Абсолютно не поддерживаю женское движение, положение "женщина тоже человек". Феминисток переношу с большим трудом, не признаю деления по половому признаку. Ориентация на конкретную личность - это гораздо более интересно" (бизнесмен, около 40 лет).
"О феминизме я мало знаю. Они (в России) работают на узкий круг. Наверное, массовая просвещенческая деятельность им не по силам, но их большая ошибка заключается в том, что они не участвуют в политической деятельности. Что может быть важнее, чем борьба за положение женщин, чем они еще заняты?" (профессиональный политик, около 40 лет).
Взгляды женщин с высоким статусом, которые участвуют в политике (или собираются это сделать), достаточно симптоматичны, поскольку на этом уровне происходит, скрытое или явное, создание и ретрансляция "официальной" идеологии гендерных отношений3.
В России переходного периода существует мозаика различных меняющихся гендерных идеологий (равно как и идеологий вообще). Приведем два примера. Первый - из жизни женщины-бизнесмена, второй - из жизни домохозяйки, жены бизнесмена.
"Я слышала, что в Америке женщины активно участвуют в движении, и меня это всегда раздражало и возмущало. Получается изначально какое-то неравенство, как будто женщина нуждается в поддержке. Если женщина чем-то успешно занимается, это вызывает умиление, как будто медведя научили на мотоцикле кататься. У меня это вызывало неприятие, чувство унижения. Женщина, наравне с мужчиной, может всего добиться, не подвергаясь пристальному вниманию как женщина. Но в последнее время, когда я чуть дальше стала продвигаться по своему пути, я стала сталкиваться со все большими трудностями, и поняла, что была не права. Хотя это и унизительно, но женщина вынуждена нуждаться в поддержке в бизнесе, в политике, поскольку мужики просто норовят затолкать локтями, у них мужская солидарность очень развита. Я их, конечно, укрощаю, но у меня уходит на это больше сил, чем если бы этим занимался мужчина. И это несправедливо, энергию можно было бы использовать более разумно" (бизнесмен, около 40 лет).
"Наша женщина не рождена домохозяйкой. Это очень тяжело. Работать гораздо легче. Мы воспитаны так, чтобы работать, добиться какого-то результата. А когда ты оказываешься дома, то все это остается сбоку... Когда мы с мужем работали, у нас были общие деньги. Мы вместе решали, куда их потратить. А теперь я, со своим характером лидера, привыкшая все решать, не знаю, сколько он зарабатывает. Я уже не хозяйка, и это было жутко пережить. Теперь он сам располагает своим временем. Я же не могу собой располагать, я обязана быть с ребенком, я не могу никуда пойти. Я должна создавать мужу условия, чтобы он работал" (домохозяйка, после 30 лет).
Меняющиеся гендерные идеологии варьируются от устремления к идеалу жены-домохозяйки и матери до артикуляции современной феминистской идеологии в западном варианте. Новое женское движение в России, начав развиваться в 90-х годах, основывается как на традиционных, так и на эгалитарных идеях, а чаще всего на некоторой их смеси.
То направление женского движения в России, которое представлено на государственном уровне, артикулирует "женские проблемы" чаще всего традиционно стереотипизированным образом4, избегая употребления термина "феминизм", подчеркивая, что само оно с феминизмом не связано и его участницы феминистками не являются. Те немногочисленные организации, которые признают себя феминистскими, имеют иные взгляды на женщину. Приведем несколько примеров понимания феминизма российскими феминистками5:
"Сначала я говорила: женщина равна, она имеет право на все, право выбирать - в сексе, в работе, в профессии, иметь детей или не иметь. Потом я стала осознавать, что чувствую себя маргинально в своей среде, потом я стала понимать счастливых и самодостаточных теток, которые хорошо и уютно сидят дома... Женщины творческие часто больше феминистки, чем, например, женщины-политики. У них больше пространства и свободы. Чистый, эгалитарный феминизм здесь не привьется, здесь скорее будет существовать феминизм многовариантный, феминизм различий, который предполагает и домохозяйку-феминистку, и профессионалку-домохозяйку, он предполагает расширение поля свобод" (около 40 лет).
"Для меня феминизм - это возможность выбора. Я выбираю, я отвечаю за свой выбор... Именно женщинам мы должны сказать: "Существует и такая модель жизни, а можно жить и по-другому; если ты выбираешь патриархат, пожалуйста, это твой выбор. Но ты знаешь, что у тебя есть другой выбор... И многие люди говорят. "Надо же, я всю жизнь об этом думала, значит - я феминистка?" (после 30 лет).
Приведем взгляды на женское движение представительниц той профессии, которая существенно (и противоречиво) влияла на феминистский дискурс на Западе и которая была ликвидирована в СССР и восстанавливается только в 90-е годы. Речь идет о психоанализе и российских психоаналитиках6.
"Один зарубежный коллега рассказывает о феминизме, что мужчин можно научить стирать, готовить... У меня это сразу вытесняется. Может быть, и есть какие-то нормальные феминистические пути, женщина может что-то свое вносить в социум, но бороться наравне с мужчинами - это нелепо. Если хочешь, чтобы люди были хорошими, - возьми и воспитай сына, это и есть роль женщины в преобразовании общества" (Психоаналитик, около 50 лет).
"Феминизм - следствие комплексов, запрета проявлять женственность. Их (феминисток) волнуют не права женщин, а стремление быть в группе и соревноваться между собой. Я не считаю это движение прогрессивным, особенно в нашей стране. У нас нужно не дать женщине больше прав, а дать ей право быть женщиной, хорошей матерью" (Психоаналитик, после 30 лет).
Все приведенные выше рассуждения не столько репрезентируют мнения или объясняют специфику женского движения и общественного дискурса, сколько дают представление о способах и спектре артикуляции данной проблемы.
Один уважаемый мною профессор сказал: "Изучая феминизм, можно попасть под обаяние его идей... А надо жить естественной, нормальной жизнью". Иногда я думаю, может быть, он прав?
Я полагаю, что человеку, родившемуся и выросшему при социализме, воспринимать идеи феминизма достаточно тяжело. Во-первых, нам в принципе тяжело воспринимать новое, воспринимать мир в многообразии, в модальности, отличной от долженствования. А во-вторых, положение женщины в социалистическом обществе таково, что тематика дискриминации и подавления по признаку пола диссонирует с действительностью. Во многих наших исследованиях образ "сильной женщины", "сильной матери" оказывался едва ли не важнейшим для становления полоролевой идентификации. "Слабый мужчина" - тоже далеко не редкий персонаж в ответах наших респонденток.
Приведу два коротких рассказа из наших исследований:
"У женщины в руках бюджет, мужчина у нее деньги выпрашивает на обед; женщина выполняет ту работу, которая ей в общем-то не свойственна, а мужчина теряет ответственность за семью. И мужчины становятся мягкими, получая женское воспитание, слабовольными, неустойчивыми... Я лидером быть не хочу, но я не вижу мужиков, которые могут быть опорой" (Профессиональный политик, около 40 лет).
"Проблема матери - очень болезненная проблема, существует сильная зависимость от матери, ... идет ориентация на мать, жену, отсюда неудовлетворительные отношения в семье. В нашей культуре мать - управляющая, сильная, фаллическая, мужчины очень зависимы...
Наши женщины все время борются на работе, дома... Сильные, мощные женщины хотят быть главой семьи, а потом выясняется, что они страдают из-за отсутствия жалости, ласки. А муж ее боится... Силовой способ жизни мужского типа приносит некоторое удовлетворение, однако ставит крест на интимном детском ощущении жизни, счастья и комфорта" (Психоаналитик, после 30 лет).
Особенности нашей культуры заставляют относиться к интерпретации проблем пола и изменения положения женщины достаточно осторожно, не забывая о различиях и возможной несопоставимости с западным опытом, возвращаясь к историческому контексту, помня об остроте феминистских тем и болезненности реакции на них.
Вопросы положения женщины в обществе, гендерной системы, женского движения, феминизма и тому подобное - необычайно провокационны. Провокационна терминология - "патриархат", "подавление", "доминация", "сексизм", звучащая чрезмерно резко и радикально для российского восприятия. Непонятно слово "гендер"; вызывает по меньшей мере недоумение связь проблемы пола с властью. А один из важнейших лозунгов "Личное есть политическое" ("Регsonal is politics") и вовсе напоминает Оруэлла. Феминистское исследование часто шокирует уже с самого начала. Например: "Для многих современных феминистов само понятие "женщина" является проблемой" (Аlcoff, 1988).
Мои друзья тоже часто говорят мне: "Феминизм - это слишком экзотично для нас". "Зачем нужна эта борьба? Зачем нужно насилие над природой? Почему нужно ломать то, что складывалось тысячелетиями?" Такие мысли, наверное, посетят любого, особенно если всерьез углубляться в феминистскую мысль. Однако вопрос, почему именно для нас, постсоветских людей, оказывается столь неприемлемым данное явление, остается открытым. Ведь именно в конце 20-го века мы начали менять себя, искать новые пути, освобождаться. Или нам так только кажется?
Именно в конце 20-го века бывшие советские люди начали пробиваться к осмыслению, новому пониманию себя и мира, искать новую духовность. Или это тоже только кажется? И индивидуализм, и личная ответственность за изменения никогда не найдут места в постсоветской культуре? И все так и будет интерпретироваться как заданное и предопределенное, правителями ли, Богом ли, природой?
Нет простых ответов на эти вопросы. Многие из них - в нашем прошлом (и не только в советском), в настоящем, в повседневной практике, в социальных условиях, которые воздействуют на нашу идентичность (о соотношении общественного контекста и гендерной субъективности см. Lauretis, 1984, 1986). Исторически противоречивым было положение женщины в России, стране запаздывающей модернизации, когда, с одной стороны, позиция женщины была более независимой, а с другой, для большинства, - жестко подчиненной общине, традиционным правилам, религиозным нормам. Женщины "имели право собственности даже после замужества, и в зависимости от социального положения выполняли многообразные обязанности, жизненно необходимые для экономического положения семьи... однако закон и традиции подчиняли женщину мужчине в России гораздо больше, чем на Западе" (Епgel, 1986, с. 6-7). "Ни один пол не имел никаких политических прав при авторитарном царском режиме" (Chafets & Dworkin, 1986, с. 127), как не имел их и впоследствии, в советский период.
В советский период в основном иерархическом подчинении "государство - индивид" (при опосредовании коллективами разного рода) национальность, пол, возраст являлись лишь дополнительными средствами угнетения (вспомним, например, службу в армии или антисемитизм). Негативные ассоциации с понятиями (социалистического) "равенства", "эмансипации" сочетаются с устойчивой уверенностью в биологически заданных различиях между людьми. Отсутствие истории независимого женского движения после 1917 года (за исключением диссидентских групп) в сочетании с идеологическим и теоретическим вакуумом (при монополии одной идеологии на протяжении 70 лет и причудливой мозаике идеологий последних десяти лет) создают ту почву, на которой феминизм воспринимается как нечто угрожающее, агрессивное, по меньшей мере экзотическое. Именно поэтому важно понять, как многообразен и конкретно обусловлен феминизм, учитывать его динамику, связь с женским движением.
ЗАПАД: ПАРАДОКСЫ МНОГОЛИКОГО ФЕМИНИЗМА
Ответ на вопрос - что такое феминизм? - вряд ли может быть однозначным. "С того дня, когда мы начнем точно определять феминизм, он потеряет свою жизненность" (Randall, 1985, с. 2). На практике феминизм может иметь разнообразные формы, в теории он критикует сам себя, бесконечно развиваясь и все подвергая сомнению, мало на что давая окончательные ответы. Феминизмов много, и их количество увеличивается. Определение и определенность феминизма зависят от того контекста (политического, социального, экономического, теоретического и пр.), в котором он развивается, от подъема-спада женского движения.
"Не существует единой феминистской теории или освободительной группы. Феминистские идеи развивались на основе нескольких различных философских систем верований, поэтому женское движение состоит из различных параллельных ориентации" (Ryan, 1992, с. 154).
"В то время, как феминизмов почти столько же, сколько феминистов, кажется, что в настоящее время не существует культурного консенсуса относительной репрезентации... Как вербальный знак различий и множественности, "феминизмы" являются хорошим термином для обозначения, а не для консенсуса" (Hutcheon, 1989, с.140).
Исследователи и участники движения по-разному понимают феминизм, давая ему то узкие, то широкие определения. В самом широком смысле феминизм - это "активное желание женщин изменить свое положение в обществе" (Delmar, 1987, с. 13), хотя, поскольку любая посылка подвергается сомнению в рамках критической теории (а именно такой является феминистская мысль), то можно задать вопрос: разве мужчина не может быть феминистом? и разве только свое положение в обществе хотят изменить женщины?
Феминистом, пишет другая исследовательница, является любой человек, мужчина или женщина, чьи идеи и действия удовлетворяют трем критериям: 1) они признают возможность интерпретации женщиной своего жизненного опыта, 2) они не удовлетворены таким положением, при котором существует институциональное неравенство женщин, 3) они стремятся покончить с этим неравенством (Offen, 1988, с.152).
Под феминизмом может пониматься и борьба женщин, и идеология равенства прав, и социальные изменения, и избавления мужчин и женщин от стереотипных ролей, и улучшение способа жизни, и активные действия (см. Ryan, 1922, с. 83-89).
Разнообразие и противоречия феминизма являются следствием интенсивного развития женского движения, существенного изменения положения женщины и в отношении общества к "женскому вопросу". С момента своего возникновения женское движение в западном мире пережило два пика: в конце XIX-начале XX века и в 60-е-70-е годы.
Начало употребления термина "феминизм" обычно соотносят с именем Фурье (30-е годы Х1Х-го века), хотя, по мнению некоторых исследователей, корни и история понятия остаются не совсем ясными. В некоторых исследованиях речь идет о феминистах уже с 16-го и даже с 14-го веков. Истоки женского сопротивления стереотипным ролям Chafetz & Dworkin видят в колдовстве, существующем с начала человеческой истории, в котором женщины (ведьмы) были важнейшими персонажами (Chafetz & Dworkin, 1986). К предшественникам женского движения относят также участие в диссидентских религиях, в движениях моральных реформ, в индивидуальных протестах, в хлебных бунтах, в разных освободительных движениях. Однако организованное женское движение (первая волна) обычно датируется концом XIX века.
Первая волна не оспаривала существующей гендерной системы, выступая за те права для женщин, которые уже имели мужчины (образование, участие в голосовании, право на равный оплачиваемый труд). Движение возникло в большинстве индустриальных стран, достигнув максимального размаха в США, Великобритании, Германии, Швеции, Дании, Исландии. Chafetz & Dworkin приводят данные о движении первой волны по 32 странам, отмечая, что феминистская идеология (подвергающая сомнению роль полов в обществе, стремящаяся изменить гендерную систему в сторону равенства) получила распространение лишь в США, Великобритании, Франции, Италии и Мексике, но нигде не достигла массового масштаба (Chafetz & Dworkin, 1986, с. 157-159). Идеология же массового движения основывалась на традиционном понимании женской роли, женщины обычно признавались более "моральными", более справедливыми, что вытекало из их роли в домашнем хозяйстве и материнства.
В 60-е годы 20 столетия, во время второй волны женского движения, выделилось по меньшей мере четыре направления феминизма (либеральный, марксистский, социалистический, радикальный). Концепция равенства легла в основу либерального феминизма, той ветви, которая впоследствии была названа "реформистской", "старой", "массовой".
"Женщина равна мужчине" - утверждал либеральный феминизм, исходя из представления о равенстве полов, минимизации различий между полами, концепции андрогинии в теории, а на практике предпочитая легальные действия на политической арене, направляя главные усилия на изменение общества, законов, системы образования. Положение женщины можно изменить законодательным путем, полагают либеральные феминисты, профессиональные и образованные женщины среднего класса. Однако сосредоточенность на индивидуальной свободе, на желании и возможности женщины стать похожей на мужчину, на сглаживании природных особенностей явилась предметом критики со стороны радикалов. По мнению критиков, либерализм не оставляет места женщине как женщине, и потому либеральные законы фактически работают против женщин (Рatemann & Gross, 1986, р. 8). Даже если в обществе существует формальное равенство, сохраняется скрытая дискриминация, общество продолжает быть основанным на мужских нормах (Smeds еt аl, 1994, р. 26). При либеральном подходе из поля зрения исчезает тело,
сексуальность, особенности женского опыта.
"Новая", "молодая" ветвь движения, возникнув вслед за либеральной, имела корни в студенческих протестах, новых левых, социалистических и марксистских группах. Феминизм марксистской ориентации считал классовое общество повинным в угнетении женщины, социалистический феминизм рассматривал две системы угнетения: капитализм и патриархат. Соответственно положение женщины можно изменить, только кардинально изменив общество.
Та ветвь "молодых", которая порвала со своим "левым" прошлым, провозгласила радикальную идеологию. "Женщина миролюбивее, женщине присущи субъективность, интимность, мечтательность, эмоциональность". Внимание должно быть направлено на различия полов, особенности женщины. На практике предпочтительно действовать вне политики, изменяя личность. Группы "изменения сознания" стали основной формой радикального феминизма, занимаясь обсуждением повседневного женского опыта, давая возможность женщинам общаться, помогать и поддерживать друг друга. Однако на практике такие группы имели тенденцию к сепаратизму (в женском движении всегда подспудно присутствует элемент сепаратизма, отсюда - "вечная" двойственность включенности и обособленности), а в теории оказывались критикуемы за переоценку фактора женской биологии, "эссеншиализм"). Проблема "сходства - различия" полов (либералов - радикалов) воспроизводилась постоянно, вновь и вновь критиковалась и затем снова меняла свои формы.
В 80-е годы эгалитарный либерализм, в отличие от классического, перестает быть нейтральным в отношении пола, считая, что государство должно защищать интересы определенных групп. В то же время культурный феминизм, "деполитизировав" радикальных предшественников, становится контр (культурным) движением, подчеркивая эссеншиализм и альтернативность и создавая пространство для особой женской культуры (эксперименты нового образа жизни; феминистскую литературу, театры, музыкальные группы, фестивали; альтернативные институты: кризисные центры, женские центры, клиники самопомощи и пр.), за что и был подвергнут критике со стороны социалистов, радикалов, цветных и постмодернистских феминистов (Тау1ог & Ruрр, 1993). Постоянная критическая направленность позволила феминистской мысли развиваться быстро, достигая в теории и на практике все увеличивающегося многообразия, иллюстрируя утверждение неофункционалистов о том, что дифференциация ранее недифференцированных социальных и культурных форм может быть источником общественного развития (Аlехаndег, 1985).
В 80-е - 90-е годы речь идет уже о десятке "феминизмов": либеральном, радикальном, марксистском, социалистическом, психоаналитическом, экзистенциальном, экологическом, постмодернистском, анархистском, культурном и пр. Говорят также о мужском феминизме, лесбиянском феминизме, феминизме цветных, феминизме рабочего класса, которые формируют понимание положения полов в обществе с учетом своих особых проблем. Учтем еще и то, что существуют различия женских движений и идеологий по странам: например, в протестантской (северной) части Европы феминизм развивается более интенсивно, чем в католической (южной). Индивидуализм, преобладающий в культуре, ставит одни акценты, коллективизм - другие.
В 80-е годы феминизм как движение пошел в западных странах на спад (в первую очередь это касалось протестантских стран, ибо в католических движение возникло позднее и часто было сосредоточено на конкретных проблемах, в первую очередь, абортах). Движение повлияло на политические институты, на самосознание женщин, на изменение "гендерных контрактов", оно открыло табуированные темы и изменило интерпретацию ранее обсуждаемых тем. Картина феминизма чрезвычайно усложнилась. Легализация феминизма на государственном уровне; рост антифеминизма (возвращающегося к интерпретации ролей как заданных природой): конфликты и расколы разных направлений феминизма и женского движения (противоречия гетеро- и гомосексуалов, оппозиция женских исследований и феминистской теории, дебаты по порнографии); развитие мужского феминизма; усиление внимания к сексуальности, телу, к специфике различий женщин, развитие альтернативной женской субкультуры - могут свидетельствовать о новом этапе переосмысления положения полов в современном обществе. Не случайно в 80-е - 90-е годы заговорили об эпохе постфеминизма.
В период спада феминизма как движения множились его парадоксы как теории. Появились новые вопросы и утверждения: "А есть ли пол?", "женщина - это социальный конструкт", "сексуальность конструируема и управляема обществом". Парадоксально понимание пола постструктуралистами, и не только теми, кто считает себя феминистами. Бинарные оппозиции - мужчина/женщина, субъект/объект, культура/природа, аналитическое/интуитивное - всегда означают подчинение одной стороны и доминацию другой (Derrida, 1976). Если заняться деконструкцией (используя психоанализ, как это делает Лакан, грамматику, как это делает Деррида, историю дискурсов, как это делает Фуко), то обнаружится, что внутри нас нет ничего "природного", "естественного". Как у индивидуумов, у нас очень ограничен выбор, поскольку наша субъективность сконструирована социальным дискурсом, находящимся вне нашего контроля, а индивидуальные черты и намерения конструируются социальной реальностью.
Если следовать за постструктуралистами, то феминизм может быть только негативным, занимаясь деконструкциями и отказываясь конструировать что-либо (Аlcoff, 1988). Именно такова, например, позиция известной французской феминистки постструктуралистского направления Юлии Кристевой. Однако, таким образом, феминизм оказывается разоружен. Раса, класс, гендер не имеют значения для либералов, поскольку все люди равны, а для постструктуралистов -поскольку это культурные конструкты. Если у борьбы есть только негативный смысл, то тем самым уничтожается почва для борьбы, например, за легализацию абортов, улучшение условий воспитания детей и пр. Но если субъект мыслится в терминах гендера, то существует дихотомия. Если уничтожается дихотомия, уничтожается и гендер. Постструктурализм при этом дает свободу женщине и ставит вопрос о конструировании субъективности, идентичности.
Развитие теоретических направлений феминизма, повсеместное распространение феминистского сознания не могли не оказать влияния на дальнейшие поиски альтернатив стереотипа полоролевой идентификации. Кроме "собственно" женского движения и феминизма, альтернативные пути связаны с феминистским движением мужчин и изменением представлений о мужественности и мужской роли; с "открытием" бисексуальности и феномена групповых семей; с новыми интерпретациями феноменов транссексуализма, трансвестизма, садомазохизма.
Парадоксы изменения половых ролей, отклонения от общепринятых норм производят сильное впечатление. Исследования бисексуальности, гомосексуальности демонстрируют многообразие форм человеческого существования, сложность и бесконечность поиска "Я", своей индивидуальности, своей идентичности.
Почему, например, люди живут в групповых семьях? По литературным интерпретациям, люди, страдая от нуклеарности и автономности семьи, от утраты чувства сообщества обращаются к новым формам отношения между полами (Rimmer, 1968). Психологи задавали себе новые вопросы, проводя исследования в США: не является ли такая форма патологией, болезнью? И сделали примерно те же выводы, что и писатели: люди ищут утраченное чувство "сообщества", "расширенной семьи", а кроме того имеют те же причины для вступления в брак, что и большинство людей в моногамных отношениях: любовь, безопасность, секс, воспитание детей, сотрудничество и т.д. (Lаrry & Сonstantine, 1972, с. 209-210).
Другой вопрос, почему стали возникать феминистские мужские движения? Они явились реакцией на женское движение в 80-е годы. Феминисты-мужчины поддерживали борьбу женщин, интересовались феминистской теорией, организовывали группы "изменения сознания", где обсуждался повседневный мужской опыт, проблемы отцовства, здоровья, возраста, работы, гендерных ролей, отношения полов. В таких группах обсуждались чувства и эмоции мужчин, создавалась обстановка психологической поддержки "меняющегося человека", там могли присутствовать мужчины разных сексуальных ориентаций (Shiffman 1987). Создавались группы, оказывающие эмоциональную поддержку мужчинам в период разводов. Подчеркивалось, что традиционные роли лишают мужчин возможности выражать эмоции, изолируют их от детей, лишают близкой дружбы, навязывают им соревновательность и агрессивность (Astrachan, 1986). Констатируется, что меняются не только женские, но и мужские роли; пересматривается роль "добытчика" как основа мужской идентичности, смысл маскулинности. Возникает новая история мужчины - не как героя, участника легенд, войн и политики, а в его повседневной жизни, которой живет подавляющее число мужчин (Вrod, 1987).
Несмотря на то, что более широкое распространение данное явление получило в 80-е годы, уже на ранних стадиях движения некоторые организации принимали во внимание "выгоды" мужчин от женского движения. "Изменение статуса женщины неизбежно влечет за собой изменение статуса мужчины, и эти изменения расширяют его сферу опыта как человека. Если мужчины и женщины не имеют одинаковой ответственности за общество и семью, если им не предоставлено право выбирать свои цели в жизни в соответствии со своими индивидуальными склонностями, а не в соответствии с традиционными половыми ролями, невозможно достигнуть равенства ни для мужчин, ни для женщин" (Из неопубликованного документа, подготовленного либеральной организацией "Ассоциация 9", возникшей в 1966 году в Финляндии. Документ подготовлен для ООН. Задачей организации являлось достижение равенства полов, 28 процентов участников организации были мужчинами (Jallinoja, 1986, с. 165).
Надо отметить и то, что среди мужских движений существуют не только профеминистские, но и контрфеминистские (или антифеминистские). Они явились другим видом реакции на вызов, брошенный существующему порядку. Основу антифеминизма (и не только мужского, в этих движениях женщины участвуют достаточно активно) составляет положение о биологической предопределенности полов, их ролей, различий в поведении и оценках. Роли заданы природой (Богом). Для женщины естественно заниматься домашним хозяйством, а для мужчины - зарабатывать деньги. Мужчины должны управлять, поскольку имеют больше способностей для этого. А феминистки не только противостоят природе, но их деятельность грозит потерей защиты и экономической поддержки женщины мужчиной.
В 80-е годы вызов антифеминизма стал достаточно заметен, произошел не только спад феминистской активности (по мере достижения основных целей движения, обретения движением законности, институциональности), но и рост антифеминистких настроений и движений (например, Ryan, 1992, с. З). После пика движения в конце 60-х годов - начале 70-х не такими редкими стали настроения: "Я люблю быть женщиной, я не хочу быть похожей на мужчину, которому гораздо тяжелее: ему нужно каждый день общаться с миром, каждый день ходить на работу" (Andersen, 1987, с. 186).
Влияние феминизма на изменение гендерной системы в западном мире оказалось разнообразным и разнонаправленным. В одних странах было изменено законодательство, касающееся разводов и абортов, в других женщины получили устойчивые позиции в парламентских структурах. Однако везде был изменен общественный контекст, была изменена гендерная идентификация.
ЖЕНСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ И ФЕМИНИСТСКИЙ ДИСКУРС:
СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АСПЕКТ
Различное положение женщины в разных обществах, историко-культурные традиции, дискурсы и символические значения, образуя гендерные системы, порождают разную рефлексию, образное самоопределение и идентификацию, соответственно разное отношение к женской активности вообще, и к женскому движению в частности. Когда речь идет о международном женском движении, далеко не всегда имеется в виду феминизм. Женское движение может быть нацелено на изменение гендерной системы (тогда оно считается феминистским), а может отражать интересы женщин в рамках существующей системы. Интересы женщин связаны в конкретный период, например, с традиционными женскими ориентациями (Мolyneux, 1986; Nelson & Chowdhury, 1994). Борьба женщин может быть основана на их традиционной женской идентификации и связана с материнством, защитой человеческой жизни, особенно жизни детей.
Феминисты расходятся в интерпретации такого рода женской борьбы. Одни полагают, что она основана на биологическом эссенциализме, т.е. традиционном понимании роли женщины, связанном с биологией. Женщины защищают жизнь и борются за мир, поскольку они как женщины и матери выступают против мужской агрессивности и насилия. Другие считают позитивными такие примеры "женского мышления", объясняют их "этикой заботы", которая присуща женщинам (Ruddic, 1989, Gilligan, 1983, Waylen, 1992).
Когда феминисты настаивают на увеличении числа женщин, участвующих в политике, им задают вопрос: "А почему это важно?" И обычно аргументация "за" участие связывается с "репродуктивными" интересами женщины, с тем, что женщины имеют опыт репродуктивной работы (дома или на рынке труда) и опыт угнетения. Из этого вытекают их общие интересы. Однако критики задают вопросы: "А все ли женщины имеют общие интересы? И как формируются эти интересы? И как осознаются?" Женщины бывают и феминистками, и антифеминистками, выражая противоположные интересы. Опыт разных социальных слоев различается даже в репродуктивной сфере, не говоря уже, например, о сфере образования или политике.
Гендерная субъективность конструируется персональной практикой, личным опытом, субъективной вовлеченностью в практику, дискурсы, институты, в создание ценностей и смыслов (Lauretis, 1984). Субъективность не есть заданность "извне", но ее и нельзя выбрать сознательным выбором, она определяется комплексом взаимодействий между внутренним и внешним миром, субъективность - это политическая, теоретическая, самоанализирующая практика.
Женская идентичность является продуктом собственной интерпретации своей истории, опосредованной доступным культурным контекстом (Lauretis, 1986). Женщина создает значения и смыслы, а не только зависит от уже существующих ценностей. Когда женщина становится феминисткой, она как бы занимает другую позицию: факты могут остаться прежними, но они иначе выглядят с новой позиции. Переходя на новую позицию, женщина начинает изменять контекст (Alcoff, 1988). Такое понимание идентичности аналогично примеру евреев, которые, будучи ассимилированными, сознательно выбирают еврейскую идентификацию как политическую тактику против антисемитизма. Как евреи могут сделать сознательный выбор, утверждая свое еврейство, так и черные мужчины, женщины всех рас и представители других угнетаемых групп могут (политически) выбрать свою идентичность. И антифеминистки, и феминистки имеют женскую идентичность, различие заключается в том, что вторые признают способность и возможность конструировать и нести ответственность за гендерную идентичность, политику, выбор.
Идентичность всегда конкретна, всегда определена контекстом и собственным опытом, всегда может быть изменена, но всегда - с большим трудом. Ибо в дискурс вписаны традиционные женские (и гендерные вообще) ценности, а изменять их приходится практически без инструментов, без дискурсных оснований. И достаточно трудно поверить, что "у многих женщин есть свобода выбора их жизненных ситуаций" (Alcoff, 1988, с. 432).
Обратимся теперь к вопросу женской идентичности и дискурса женского движения в России. Несмотря на широко распространенное негативное отношение к феминизму, в обществе постепенно формируется феминистский дискурс, развивается женское движение. И в связи с этим необходимо понимать, какие культуры воздействуют на формирование феминистского дискурса и проблем в современной России, помнить, что особые исторические, социальные и институциональные структуры определили понятия, категории, значения (дискурс). Однако сравнительные исследования в области женского движения до настоящего времени остаются крайне редкими (Berman, 1991; Chafetz & Dworkin, 1986; Dahlerup, 1986). Возможности исследования влияния разных культур, религий, политических систем на формирование гендерного дискурса, гендерной идентичности достаточно ограничены, в большинстве исследований подчеркивается сходство, а не различия.
И все-таки можно предположить, что наибольшее влияние на феминистскую лексику в бывших социалистических странах оказывает американский опыт. Женское движение 60-х годов в США было одним из первых, наиболее развитым, в определенном смысле "классическим". Именно на его примере описаны две ветви движения, которые развивались параллельно, но с собственной логикой. Интерпретация положения женщины в терминах "патриархата", "дискриминации", "угнетения и подавления" была связана с особенностями американского контекста, традициями женского движения, положением женщины в обществе (обычно неработающей американки, принадлежащей к среднему классу).
Положение же женщины в (пост)социалистическом обществе таково, что тематика дискриминации и подавления по признаку пола диссонирует с действительностью.
Скандинавская терминология, например, может быть более созвучной российскому контексту, чем американская. Ибо в Скандинавии речь идет о "сильной северной женщине" с традициями участия в общественном (сельскохозяйственном) производстве; женское движение говорит не столько о феминизме, сколько о равенстве; мужчины принимают активное участие в движении за равенство полов; проблемы полов артикулируются в терминах "гендерного контракта", "гендерной системы" (Hirdman, 1991). Многими авторами признается, что вовлеченность женщины в публичную (общественную) сферу, в производство является значимым для направления развития женского движения. Так, в Финляндии к 60-м годам женщины принимали активное участие в общественном производстве, и там не было сильно развитого феминизма; женская активность осуществлялась через партии, профсоюзы, были сильными старые женские организации и пр. Идеология движения имела реформистский характер, а ареной действия были государственные структуры. Движение было слабым, интегрированным, гражданское неповиновение и "прямые действия" встречались редко. А, например, в Германии вовлеченность женщин в общественную сферу была относительно низкой, в 60-е годы преодолевались представления о невозможности работать для замужней женщины. Женское движение было радикальным, настроенным на сепаратизм, не верило в возможность того, что государство может улучшить положение женщин. В Финляндии же, как и во всех скандинавских государствах с развитой системой социального обеспечения, "гендерный контракт" основывается на равенстве полов, на активной помощи государства (Вergman, 1991).
Однако и здесь аналогии должны быть очень осторожными, ибо Скандинавия проделала долгий путь изменения "гендерных контрактов", о феминизме речь идет на государственном уровне (а традиции отношения к государству и закону в России скорее сопоставимы с южной Европой, чем со Скандинавией, где даже улицы никто не переходит на красный свет). Мужские же роли вызовут у нас скорее всего улыбку. Совсем не редкость увидеть на лекции мужчину с грудным ребенком, а университетские профессора жалуются на сложности с молодыми отцами: они так много времени проводят со своими детьми, что им некогда учиться и работать.
Артикуляция женской субъективности в России происходит чаще всего в традиционном дискурсе. Во всех наших исследованиях в России мы обнаруживаем, что наиболее распространенными являются традиционные представления о женщинах, гендерно-стереотипизированные взгляды. Нередким, однако, является признание себя "другой", отличающейся от стереотипа.
Приведу несколько примеров понимания женского предназначения из исследования участвующих в политике в России.
"Предназначение женщины - это дом. Но есть некоторые женщины с отклонениями, как будто хвост растет не в ту сторону, которые, как мужчины, не могут без работы" (бизнесмен, около 40 лет).
"Предназначение женщины - семья. Женщина все-таки не должна внешне быть руководителем. Руководителем должен быть муж, а раз он руководит - пусть он рукой и водит... Муж - это голова, пусть поворачивается в ту сторону, куда поворачивается шея... Лучше, чтобы деньги зарабатывал муж, это дает ощущение мужчины. Иначе у женщины возникает ощущение: зачем он мне нужен, если я зарабатываю больше?" (профессиональный политик, около 50 лет).
"Женщина - это домашний очаг, а мужчина - человек, заботящийся и зарабатывающий деньги, женщина должна вести политику дома, быть держателем идей, а воплощать идеи - через мужа" (домохозяйка, около 30 лет).
Мы обнаруживаем взгляды, которые артикулируют общую для женского движения проблему "сходства - различия полов" (однако делают это в другой знаковой системе по сравнению с западной). В частности, некоторые политически активные женщины считают, что все равны в политике, независимо от пола (либеральный, или гендерно-нейтральный подход). "Я думаю, не стоит делить: женщина и политик", "в политике все равны", "если женщина участвует в политике, то все становятся равными, хотя трудно отказаться от ролевых функций", - говорили некоторые наши респондентки.
С другой стороны, указывалось на то, что женщины привносят в политику собственный женский опыт, связанный с заботливостью, воспитанием, занятием домом. Здесь подчеркивались различия в стереотипизированном смысле (на Западе похожая ситуация существовала в 50-е годы, когда на общественную сферу как бы распространялись качества материнства, этот период был назван "социальным материнством"). "Если бы женщины пришли в политику, они принесли бы чисто женское чувство охраны семьи, охраны очага... Мужчина строит дом, а порядок в нем наводит женщина. Женщина будет охранять дом, она быстрее расправится с преступностью. Женщина принесет отсутствие конфронтации, стабильность, сбалансированность" (профессиональный политик, около 30 лет).
Женщины утверждают большую нравственность. В исследовании В.Н. Константиновой было выявлено, что женщины не признают наличия существенных различий между лидером-мужчиной и лидером-женщиной, за исключением одного момента: женщины и хотят, и делают более нравственную политику (В.Н. Константинова, 1992).
Кроме того в ответах делаются акценты на индивидуальность, существующую независимо от пола.
"У руководителя, безусловно, должны присутствовать такие черты, которые не у всех мужчин есть: еще более жесткие, еще более резкие, властные черты. Если ты руководитель преуспевающего бизнеса, ты должен всю ответственность, все решения, всю программу, всю политику брать только на себя" (бизнесмен, около 40 лет).
Пожалуй, единственный подход, который отсутствует в российском контексте в настоящее время (см. примечание 4), - это признание и равенства, и различий (гендерно-чувствительный подход). То есть такой подход, какой наиболее распространен на Западе и который явился следствием активности женских движений, изменения женской субъективности и культурного контекста.
Современный западный феминизм развивался в контексте мощных социальных протестов 60-х годов, имевших антикапиталистический характер. Для его развития существенными были либеральные и марксистские теории (а впоследствии психоанализ, постмодернизм, экологизм и пр.). Вопросы, поднимаемые движением, зависели от конкретных условий, наиболее распространенными среди которых были законодательное равенство, равная оплата труда за равный труд, равные образовательные возможности, право на аборт, использование контрацептивов; главным результатом было изменение политических институтов и общественного сознания.
Нетрудно увидеть, насколько сильно данные условия отличаются от современных российских условий, где не стоят вопросы права женщин на труд, на участие в политической деятельности, свободы абортов, разводов. Проблемы здесь, будучи связаны с экономическими изменениями и политическими кризисами (в том числе с войнами), изменением положения женщин (от превращения в безработных до формирования слоя "богатых домохозяек"), дифференциацией проблем в разных социальных группах, имеют совсем иной характер. Традиции, институты и дискурс задают особые направления интерпретации женской идентичности. Для артикуляции женских проблем в обществе не существует развитого либерального дискурса, психоаналитического, постмодернистского или экологического, вряд ли могут быть использованы социалистический или марксистский.
На примере западного женского движения первой волны (как и на примере стран за пределами западного мира) можно понять, что объединения женщин, отстаивающих свои интересы, не обязательно нацелены на изменение половой стратификации, гендерной системы. Интересы женщин могут быть основаны на их роли матери, жены, вытекать из вовлеченности в процесс воспитания детей и обучения, из конкретных проблем, отталкиваясь от той гендерной системы, которая существует в обществе (хотя и считается, что основные, стратегические интересы имеют феминистский характер). Именно это направление и представляется наиболее вероятным для переходной России, учитывая то, что женская субъективность меняется медленно, особенно если социальный контекст этому не способствует (если нет феминистского дискурса, развитого женского движения, традиций участия в общественной жизни, а в общественном сознании достаточно прочны гендерные стереотипы, хотя и столь же прочны эгалитарные традиции участия женщин в общественном производстве).
ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ
Приведу одно впечатлившее меня высказывание:
"Все ценности цивилизации - женские ценности. Христианство прекрасно это осознало благодаря Богоматери, но ограничилось религиозным идеалом. Оно начало с прославления слабости и закончило уроком силы... Христианство - это женственность, жалость, мягкость, прощение, терпимость, материнство, уважение к слабым. Иисус - это слабость; голос Христа был женским голосом... Надо дать шанс женственности - подобного опыта еще не было, с тех пор как мужчина царит на земле. Женщин систематически отстраняли от духовной власти, от "руководства душами" и воспитания душ... До тех пор, пока мы не увидим на трибуне Национального собрания хотя бы одну беременную женщину, всякий раз, говоря о Франции, вы будете лгать! В политическом мире - устрашающее отсутствие женских рук..." (Р. Гари, 1994/1974, с. 218-219). В этом высказывании больше всего поражает не сам текст, а то, что он принадлежит мужчине, французскому дипломату и писателю русского происхождения (дважды удостоенному Гонкуровской премии). И я думаю о том, каким сильным должен быть человек, чтобы не бояться выглядеть слабым.
Что же такое феминизм? Лично для меня феминизм - это возможность женщине проявлять силу, а мужчине - слабость, это возможность быть самой (самим) собой. Это возможность не стыдиться таких черт, как женственность, чувствительность, эмоциональность, какому бы полу они ни принадлежали. Феминизм - это выход за рамки и постоянный поиск, это бесконечные находки и бесконечные потери. Это появление ранее табуированных тем в общественном сознании. Это избавление от комплексов и заниженных самооценок, это искренность и открытость отношений между полами. Это возможность (разумеется, только одна из многих) стать чуть-чуть счастливее.
Каждый имеет свои измерения жизни. Изменение стереотипов - это долгий и мучительный процесс. Многое понимается и принимается с трудом, особенно для нас, "постсоветских" людей. Но стоит попробовать. Если же не хочется даже пробовать, если не хочется стать чуть-чуть более толерантным, если кто-то раз и навсегда пригвожден быть ущербнее, вторичное, слабее (будь то женщина, еврей или человек иного цвета кожи), то я хочу напомнить только о том, что, ущемляя права другого, мы ущемляем в первую очередь себя. И потом пожинаем плоды. Войны в России тому пример.
И все-таки у меня часто остается вопрос: "А нужно ли все это?" Человек меняется медленно, трудно, болезненно. Подвластны ли человеку изменения? В состоянии ли он нести ответственность за свою идентичность, в том числе гендерную?
Утешает меня лишь то, что в своих сомнениях я не одинока. Они свойственны и другим...
"Что, если все наши стремления к освобождению, которые определены идеологией, несмотря на наше желание лучшего мира, неминуемо приведут нас к старой парадигме, парадигме страдания?.. Внутри меня происходит расщепление. Появляется новое мышление, новый способ видения - новый способ артикуляции, новый опыт в этом мире. Чтобы существовать, эти мысли уничтожают все сомнения, все другие мысли. Но другие мысли - это мысли тревоги. Они боятся изменения. Они хотят оставаться прежними". (Griffin, 1982, с. 274,175).
 
Примечания
1. Данная статья подготовлена в ходе стажировки в университете г. Хельсинки, 1994/1995 годы. Я благодарна А. Роткирх (Университет г. Хельсинки) и А. Розенхольм (Университет г. Тампере) за критические замечания.
Используются данные следующих исследований: 1994 год, исследование "Женское участие в политике", по заказу С. Петербургского центра гендерных проблем, С.-Петербург (авторы: А. Темкина, Е. Забадыкина); 1994/1995, исследование "Мотивации женского участия", поддержанное фондом "Культурная инициатива" (авторы: Е. Здравомыслова, Ю. Зеликова, А. Темкина): 1994/1995, исследование "Женщины и профессия психоаналитика", гг. С.-Петербург, Москва (авторы: А. Роткирх, А. Темкина, в рамках проекта "Новые профессии в постсоциалистической России", Университет г. Хельсинки).
2. В данном исследовании было проведено 28 интервью с женщинами-кандидатами в депутаты в городское собрание г. Петербурга, весна 1994 года (выборка случайная). В числе 754 кандидатов было 97 женщин. Среди опрошенных были руководители государственных предприятий (4), администратор, научный сотрудник, преподаватели вузов (2), врач, инженер, бизнесмены (6), политики (9), домохозяйка, художник, журналист. См.: А. Тemkina, 1995.
Основные тенденции в развитии современных брачно-семейных отношений
Л.В.Попова
 
В рамках научной полемики о стоянии современной семьи выделяются два концептуально противоположных подхода - парадигма «институционального кризиса семьи» и «прогрессистская» теория.
Среди социологов прогрессистского толка (А.Г. Вишневский, А.Г. Волков, С.И. Голод и др.) происходящие изменения рассматриваются как процессы, связанные с демократической революцией общественных отношений.
В противовес модернистской позиции сторонники кризисного подхода (А.И. Антонов, В.А. Борисов, В.М. Медков, А.Б. Синельников и др.) считают, что семья находится в глубоком упадке, который необходимо оценивать как ценностно-институциональный кризис. «Кризисники» возводят проблему в разряд глобальных цивилизационных, считают ее, при недостаточных усилиях по разрешению, способной привести к катастрофическим последствиям. Сторонники кризисной парадигмы предельно строги к дефиниции семьи. Защищая традиционную семью и традиционное в семье, они настаивают на неправомерности считать равноценными полноценную семью и ее осколочные формы. «Кризисники» отрицают расширенные трактовки семьи, полагая, что это приводит к нивелированию специфики этого социального и к «забвению» его социальной сущности. Предложение «прогрессистов» понимать под семьей группу людей, «любящих и заботящихся друг от друге», встречает отпор: в таком случае под определение попадут различные осколочные формы семьи, внебрачные сожительства и даже однополые пары, которые принципиально не способны к реализации всего спектра семейных функций и взаимосвязей. Размывание границ недопустимо для встревоженных кризисом, поскольку, на их взгляд, это приводит к разобщению институциональных характеристик семьи, затрудняет диагностику изменений и определение перспектив развития.
Как тенденцию, подчеркивающую «сужение» объекта, отмечают рост в последние десятилетия числа семей, состоящих только из двух человек: неполных, материнских, «пустых гнезд» (супруги, дети которых покинули родительскую семью). В неполной семье, возникающей вследствие развода, детей воспитывает один из супругов (обычно, мать). Материнская (внебрачная) семья отличается от неполной тем, что мать не состояла в браке с отцом своего ребенка. Отечественная статистика свидетельствует о росте «внебрачной» рождаемости: в начале тысячелетия каждый четвертый (!) ребенок в России появился у незамужней мамы.
Несмотря на разногласия в оценке степени тревожности обсуждаемой проблемы, ни один из авторов не может отмахнуться от очевидных общих черт деструкции (или «болезней роста») семейно-брачных отношений:
-падение уровня рождаемости;
-рост количества незарегистрированных браков;
-увеличение количества внебрачных рождений;
-трансформация нравственных основ семьи;
-усиление противоречий между личностью и семьей;
-трансформация экономической функции (снижение экономической роли мужчины в семье);
-усиление стереотипных проблем, препятствующих прочному браку (отсутствие жилья, достойного заработка, недостаточная социально-психологическая готовность к браку, психологические перегрузки партнеров);
-снижение эффективности взаимодействия между поколениями в семье.
Горячо спорящие по поводу состояния современной семьи не могут игнорировать тот факт, что в настоящее время наряду с традиционными формами брачно-семейных отношений существует достаточно большое количество так называемых альтернативных, нетипичных форм организации семейной жизни.
«Какую, в качестве правдоподобной, можно выдвинуть гипотезу относительно перспектив семьи?» - таким вопросом задался в 80-х годах французский социодемограф Луи Руссель (9). Он размышлял: есть основания полагать, что будущее любовного чувства, страсти представляется отнюдь не в радужном свете. Сильные чувства, серьезные клятвы, высокая готовность к страданиям вряд ли совместимы со стремлением к независимости, свойственным молодым поколениям. Спору нет, и в третьем тысячелетии не перестанут влюбляться, но, по-видимому, влюбленность у многих будет сопровождаться сдержанностью и опасениями.
 

Модель гибкой солидарности между мужем и женой идет на смену традиционной доминантности мужчины и подчиненности женщины в семье. Л. Руссель обозначил такую идеальную форму – «семья-клуб» (la famille-club). Смысл новой модели семьи в следующем. Здесь не претендуют на великую любовь – супруги главным образом ищут доброго согласия, баланса страдания и удовольствия, решения принимаются в результате предварительных переговоров. Ребенка так же во многом воспринимают как партнера, за которым признаются определенные права, но и от которого ожидают получить взамен воздаяние. Возникает ассоциация свободных людей, функционирующая на основе своего рода контракта, и достаточно одному из супругов отречься от него, чтобы договор утратил силу. Поэтому в данном случае законный брак и свободный союз почти не различаются. Выбор между этими двумя формами брака связан скорее с соображениями удобства, нежели с принципами.
Вывод Л. Русселя о том, что количество «семей-клубов» будет только увеличиваться по сравнению с другими моделями, пока что, в пределах четвертьвекового горизонта, подтверждается. Женская эмансипация, исчезновение кардинальных различий между женскими и мужскими ролями стала характеристикой современного социума. Стали менее значимы институциональные аспекты брака. Количество свободных союзов увеличилось во всех возрастных когортах – уже и пожилые пары предпочитают браку незарегистрированное сожительство, прежде всего для сохранения личных имущественных прав.
«Для многих людей настоящая брачная жизнь начинается не с формальной регистрации брака, а с того момента, когда появляется ребенок или признаки беременности», – такой критерий современного брака задает английский социолог Р. Флетчер (10). Флетчер представляет наиболее перспективную модель семьи как «брак между добрыми друзьями» («the marriage of Good Friends»). «Марьяж» раскладывается следующим образом: самоценны не любовь или сексуальное удовольствие, а установка на совместную жизнь и совместное выращивание детей.
Французская «семья-клуб» и английский «брак между добрыми друзьями», несомненно, тождественны и универсальны и обозначают общеевропейский тренд становления «ассоциативной» семьи.
Практически в любой новой форме семейно-брачного поведения можно разглядеть несомненный внутренний консерватизм и преемственность из традиционной семьи, если взвесить это новое по критерию моно-полигамности. Реальность моногамии не ставится под сомнение. К моногамному браку относится прерывающийся брак. Прерывающийся – это брак, при котором супруги живут вместе, но считают допустимым разъезжаться на любой срок: неделю, месяц, полгода. Причины перерывов в отношениях могут быть самые разнообразные: от командировок до того, что людям просто необходимо отдохнуть друг от друга. Такого рода отношения вписываются в тенденцию расширения личностной автономии партнеров.
Похожим на прерывающийся брак является ограниченная временем семья. Брак заключается на определенный срок, который оговаривается в некотором договоре. По истечении этого срока брак считается автоматически расторгнутым. После чего «временные» супруги, взвесив итоги, решают: или расстаться, или заключить новый брак на следующий срок, или заключить формальный брак бессрочно.
Менее распространены встречающиеся семьи. Брак между супругами зарегистрирован, но живут они отдельно, каждый у себя. Встречи супругов нерегулярны, в основном для реализации родительского долга, изредка – супружеского. Появившихся детей, как правило, растит их мать. Отец занимается детьми только когда есть время и желание.
Понятие открытого брака шире, чем только брак, дающий партнеру право на автономную личную жизнь и, соответственно – на измену. Основной конфликт современного брака состоит в ограничении сочетания близости и свободного личностного роста. Поэтому главной чертой открытого брака является негласный или озвученный договор о личной жизни. Целью открытого брака является увеличение открытости, самовыражения и аутентичности отношений, увеличение толерантности партнеров друг к другу. Тот накал взаимных переживаний, который привносит в открытый союз влюбившийся и искренне заявляющий об этом партнер, собственно и составляет эмоциональную ценность подобных отношений.
Принципы открытого брака:
-строить жизнь на основе настоящего и исходя из реалистических желаний;
-относиться с уважением к личной жизни партнера;
-открытость общения: свободно, открыто выражать чувства;
-подвижность и гибкость ролевого общения;
-открытое партнерство: иметь право на свои интересы, свой круг друзей;
-равноправие: справедливое разделение ответственности и благ;
-аутентичность: знать себе цену и не позволять принижать свое достоинство;
-доверие: сочетание «статистического» доверия с «динамическим» доверием.
У современных открытых браков давние исторические предтечи. Вспомним союз Осипа и Лили Бриков и ворвавшегося в него Владимира Маяковского, или историю поздней любви Ивана Бунина.
Эмигрировавший во Францию Бунин в 1927 году в Грасе знакомится с русской поэтессой Галиной Кузнецовой, которая там проводила с мужем отпуск. Бунин был очарован молодой женщиной, она же, в свою очередь, была в восторге от него. Их роман получил широкую огласку. Оскорбленный муж уехал, страдала от ревности Вера Николаевна – супруга писателя. И здесь произошло невероятное – Иван Алексеевич сумел убедить Веру Николаевну, что его отношения с Галиной чисто платонические, и ничего, кроме отношений учителя и ученицы, у них нет. Вера Николаевна, хотя это покажется невероятным, поверила. Поверила потому, что без Бунина своей жизни она не представляла. В результате Галина была приглашена поселиться у Буниных и стать «членом семьи». Почти пятнадцать лет Кузнецова делила общий кров с Буниными, играя роль приемной дочери и переживая с ними все радости, беды и лишения. Разрешение любовного треугольника оказалось драматичным. В 1942 году Кузнецова покинула Бунина, увлекшись оперной певицей Марго Степун. Иван Алексеевич был потрясен, его угнетала не только измена любимой женщины, но и то, с кем она изменила!
Открытый брак вопреки традиционным представлениям фактически узаконивает право на измену. Но не все так просто. Прежде всего, не поставлена точка в фундаментальной дискуссии о полигамной или моногамной сущности человеческой природы. Брачно-семейные отношения часто сотрясаются вскрывшимися изменами супругов. И открытый брак возник как отрицание установок предыдущих поколений, которые, сталкиваясь с изменой, начинали ревновать, шпионить, скандалить. Сторонники открытого брака считают, что если брак существует только на долге, то он по сути себя исчерпал.
Возникновение открытого брака связывают с движением за обогащение брачно-семейных отношений, которое реализуется через постоянное обновление человека в брачно-семейных отношениях и возможность личностного роста партнеров, обновление семьи в целом. Преодоление невротических срывов в открытом браке должно осуществляться через открытое общение, противопоставленное иерархии подчинения и карательному общению.
Но на деле это оказывается значительным упрощением существующих проблем, а не их решением. Дело в том, что можно и не углубляться в спор о полигамности-моногамности, если поставить акцент на самой эгоцентрической природе человека. Особенно наглядно эгоцентризм личности проявляется в тех же самых открытых браках. Любой сверхсвободный договор утрачивает свою силу, если один из партнеров, любящий другого, ясно осознает, что в личной жизни другого ему просто не остается никакого места. Еще сложнее, когда на это место начинает претендовать кто-то третий, а человек не хочет отдавать другим то, что принадлежит ему.
Внебрачный секс и интимная дружба не предполагают семьи как таковой, в обоих случаях речь идет о наличии внебрачных связей интимного характера. Однако внебрачная связь предполагает некоторое участие партнера в совместном ведении хозяйства, возможно появление внебрачных детей. Такую связь женатого мужчины с незамужней женщиной, имеющей от него детей, называют конкубинатом. В 1980 г. детей вне брака в нашей стране рождалось 10,8%, в 1990 г. –14,6%, в 1991 г. – 15,1%, в 1992 г. – 16,6%, в 1993 г. – уже 18,4%, а в 1999 и 2000 годах была достигнута рекордно высокая доля внебрачных рождений – 28,0 %.
Известно, что наибольшую распространенность внебрачные рождения имеют в самой молодой возрастной группе матерей (до 20 лет), а также в самых старших возрастных группах (после 35 лет, а особенно после 40). Однако учитывая низкую  рождаемость у женщин старших возрастов в целом, в общем числе детей, рожденных вне зарегистрированного брака, преобладают дети, рожденные у молодых матерей.
Тем не менее, на протяжении последних 20 лет доля детей, родившихся вне зарегистрированного брака, повышалась во всех возрастных группах матерей. Но если в 80-х годах рост был медленным и происходил с опережающим темпом у матерей старших возрастных групп, то вторая половина 90-х ознаменовалась бурным ростом в целом, а особенно быстрым - среди более молодых матерей, в том числе и у матерей в возрастах максимальной брачности и рождаемости. В результате распространенность рождений вне зарегистрированного брака не только существенно возросла (до 25-40% в различных возрастных группах), но и несколько сблизилась по уровню среди молодых и более зрелых женщин, приобретая характер всеобщего, статистически значимого социального феномена.
Как правило, женщина решается на рождение ребенка вне брака, надеясь, что отношения мужчины в первичной паре будут прерваны, а из их связи оформится новый брак. Естественно, подобные внебрачные отношения случаются, когда удовлетворенность браком в первичной паре предельно низкая. Внебрачные связи не являются продолжительными: они либо действительно перерастают в новый брак, либо становятся обузой, утомляют –  человеку становится обременительно вести двойную игру.
Интимная дружба редко угрожает стабильности первичного брака и может длиться долго – до 10 лет. Вместе с тем, при ее наличии, сохраняется очень высокий уровень близости и доверия в первичной паре.


Какие-то из перечисленных альтернативных моделей брачно-семейных отношений уже исчерпывают свой преобразовательный порыв, потенциал других только начинает осознаваться и оцениваться обществом. Некоторые из обрисованных альтернатив «экстремальны» и ограничиваются социальными меньшинствами и молодыми людьми, другие – распространяются все шире. Но в причинах появления этого многообразия форм лежит глубокая структурная метаморфоза самой сути семьи. Сама тенденция возникновения новых семейных типов указывает на ослабление родительских и родственных отношений, на «разделение» самосохранительного, брачного, сексуального и репродуктивного поведения. Для тех людей, кто продолжает жить в традиции, сильнейшим аргументом в пользу стереотипного варианта остаются интересы детей. Но с облегчением экономических возможностей самостоятельно поднять потомство брачно-семейные отношения представляются менее прочными, менее безальтернативными и менее само собой разумеющимися, чем прежде. Толерантность в отношении меньшинства, которое не живет в браке и семье, значительно возрастает. Вместе с нею у большинства повышаются требования к качеству собственной супружеской и семейной жизни.
Несмотря на существование различных точек зрения по поводу тенденций в развитии брачно-семейных отношений,  в настоящее время все же большая часть молодых людей предпочитает традиционную семью, а сами семейные ценности в ряду других занимают лидирующую позицию.
 
29, . ОБРАЗОВАНИЕ КАК СОЦИАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТВернуться к тексту Социальный институт - это организованная система связей и социальных норм, которая объединяет значимые общественные ценности и процедуры, удовлетворяющие основным потребностям общества. Любой функциональный институт возникает и функционирует, выполняя ту или иную социальную потребность. Каждый социальный институт имеет как специфические особенности, так и общие признаки с другими институтами. Признаками института образования являются: 1. установки и образцы поведения - любовь к знаниям, посещаемость 2. символические культурные признаки - школьная эмблема, школьные песни 3. утилитарные культурные черты - классы, библиотеки, стадионы 4. кодекс устный и письменный - правили учащихся 5. идеология - академическая свобода, прогрессивное образование, равенство при обучении Образование представляет собой социальную подсистему, имеющую свою структуру. В качестве ее основных элементов можно выделить учебно-воспитательные учреждения как социальные организации, социальные общности (педагоги и учащиеся), учебный процесс кок вид социокультурной деятельности. 2. ОСНОВНЫЕ ВИДЫ ОБРАЗОВАНИЯВернуться к тексту Система образования структурирована и по иным принципам, она включает ряд звеньев: систему дошкольного воспитания, общеобразовательную школу, профессионально-техническое образование, среднее специальное образование, высшее образование, послевузовское образование, систему повышения квалификации и переподготовки кадров, образование по интересам. Что касается дошкольного образования, то социология исходит из того, что основы воспитанности человека, его трудолюбия, многие другие нравственные качества закладываются еще в раннем детстве. В целом значение дошкольного воспитания недооценивается. Слишком часто упускается из виду, что это чрезвычайно важная ступень в жизни человека, на которой закладывается первооснова личностных качеств человека. И суть не в количественных показателях `охвата` детей или удовлетворения желаний родителей. Детские сады, ясли, комбинаты - не просто средство `присмотра` за детьми, здесь происходит их умственное, нравственное и физическое развитие. С переходом к обучению детей с 6 лет детские сады столкнулись с новыми для себя проблемами - организацией деятельности подготовительных групп, чтобы дети могли нормально входить в школьный ритм жизни, иметь навыки самообслуживания. С точки зрения социологии особую значимость приобретает анализ ориентированности общества на поддержку дошкольных форм образования, на готовность родителей прибегать к их помощи для подготовки детей к труду и рациональной организации своей общественной и личной жизни. Для познания специфики этой формы образования особо значима позиция и ценностные ориентации тех людей, которые занимаются с детьми - воспитателей, обслуживающего персонала, - а также их готовности, понимания и стремления выполнить возлагаемые на них обязанности и надежды. В отличие от дошкольного образования и воспитания, которое охватывает не каждого ребенка (в 1992 г. в детсадах находился только каждый второй ребенок), средняя общеобразовательная школа нацелена на подготовку к жизни всего без исключения подрастающего поколения. В условиях советского периода, начиная с 60-х годов, осуществилась реализация принципа всеобщности полного среднего образования с целью обеспечения молодежи `равного старта` при вступлении в самостоятельную трудовую жизнь.
Место образования в процессе социального становления личности
Библиографическое описание: Ипатова Е. Ю. Место образования в процессе социального становления личности [Текст] / Е. Ю. Ипатова // Педагогика: традиции и инновации: материалы междунар. заоч. науч. конф. (г. Челябинск, октябрь 2011 г.).Т. I.  — Челябинск: Два комсомольца, 2011. — С. 38-40.
Личность является продуктом социально-исторического и онтогенетического развития человека. Формирование личности невозможно вне социальной деятельности, только включаясь в процесс исторической практики, индивид проявляет социальную сущность, приобретает социальные качества, вырабатывает ценностные ориентиры.
Социализация – сложный, многосторонний процесс общественного формирования и развития личности, происходящий под воздействием социальной среды и целенаправленной воспитательной деятельности общества. Процесс социализации личности предполагает превращение человека в полноправно члена общества, готового к выполнению общественных функций труженика и гражданина.
Важнейшим инструментом социализации личности выступает образование как важнейший социальный институт. В современной науке образование рассматривается как социальная система, активно взаимодействующая с социальной средой. Ее эффективность определяется системными характеристиками взаимодействия образования и общества.
Функционирование образовательной системы протекает в условиях реально действующих отношений в обществе. Отсюда, процесс реформирования образования должен строиться на основе существующих социальных закономерностей общественного развития. Происходящие в обществе социально-экономические, политические и нравственно-этические преобразования, происходящие в обществе, определяют необходимость обновления системы образования, ее содержательного функционирования с целью обеспечения адекватности подготовки молодежи к изменениям в обществе. В современных условиях демократических преобразований социальной среды и создания гражданского общества роль образования неизмеримо возрастает, его функции расширяются, растет ответственность за воспитание моральных ценностных представлений учащихся. В сфере образования закладываются основные ценностные ориентации, усваиваются базовые социальные норы и отклонения от них, формируется мотивация социального поведения.
Отсюда закономерно, что во многих педагогических трудах социализация рассматривается в связи с понятием «образование» и трактуется в аспекте ориентации образования на социальные эталоны, зафиксированные в общественно сознании.
Проблема установления взаимосвязи между понятиями «социализация личности», «образование» и «воспитание» сегодня наиболее актуальна для понимания роли и места образовательной системы в формировании социальных качеств учащегося, его моральных ценностей, личных потребностей и обязанностей. Безусловно, воспитание способствует развитию и формированию нравственных и гражданских качеств личности, тем самым влияет на его социализацию. Процесс социализации, как приобщение учащегося к активному участию в развитии общества, составляет важнейшую педагогическую задачу воспитания и образования.
Известно, что образование в широком смысле рассматривается как обучение, как педагогический процесс, в ходе которого учащийся под руководством учителя, воспитателя овладевает знаниями, умениями, навыками. В то же время закладывается определенное мировоззрение, мораль, характер учащегося, развивается личность, иными словами, формируется не только качества учащегося, но и гражданина. Освоение учащимися морально-этических ценностей, активного приобщения к социальному опыту является целью обучения. Поэтому обучение включает в себя значительное педагогическое воспитательное воздействие на личность, на его социальный облик.
В последнее время в литературе широко обсуждается проблема соотношения понятий социализации и воспитания. Это обусловлено изменением идеологии государства (переходом к рыночной социально-экономической модели), пересмотром целей, содержания и методов воспитания. При всем многообразии точек зрения авторы сходятся в одном, что воспитание – один из основополагающих факторов социализации личности. Воспитание несет основную нагрузку по формированию человеческой социальности, т.к. задачей воспитания является изменение человека в направлении, определенном общественными потребностями.
Модель воспитания обусловлена уровнем развития общества, его социально - политическими ориентациями. В каждом историческом периоде развития общества воспроизводится свой тип личности, своя система зависимости и взаимодействия, степень свободы. Социокультурные условия выдвигают свои определенные познавательные, морально-нравственные, ценностные задачи, которые специфичны для каждого конкретного этапа исторического социума, свою систему социально значимых черт и качеств.
В российской педагогике разработка вопросов социализации личности имеет свою историю, аосмысление исторического опыта процессов социализации, на наш взгляд, представляется необходимым шагом к новым социальным практикам передачи жизненного опыта от поколения к поколению. Полагаем, что объективный учет исторического опыта, обращение к российской системе образования, периода его возникновения и становления позволит рационально решить и теоретические и практические проблемы социализации личности.
В отечественной педагогике идеи развития личности и создания воспитательной средывозникли под влиянием французского просвещения ее в XVIII веке. Взгляды И.И.Бецкого и Ф.И.Янковича на роль и методы воспитания были прогрессивными для своего времени.Так, реформа народного образования периода «просвещенного абсолютизма» 80-х годов XVIII века, создавшаягосударственно- ориентированную систему народных училищ, характеризовавшихся общедоступностью, общеобразовательным характером, практической направленностью, имела цель- воспитание полезных обществу граждан. В ходе ее происходит выдвижение на передний план социальных задач, которым должна служить система образования.
Главная цель социального воспитания заключается в формировании человека, готового к выполнению общественных функций гражданина. Авторы реформы тесно увязывали процесс воспитания с жизнью, социокультурной средой, строили его в соответствии с требованиями общества, в интересах государства, т.е. воспитать « новую породу людей, способных к преобразованию несовершенного общества». Стремились к «сближению сословий в общем воспитании», повышению информационного статусавсех сословий, в то числе и «простых людей», к расширению образовательного пространства, попытались из «рабов» и «слуг»сделать сознательных граждан.
Расширение информационного поля и возникновение новых идей о естественных, необходимых правах человеческой личности, в том числе и на образование, о гражданском обществе, общественной ответственности индивидуумов, разрушали традиционные представления, сложившиеся в обществе.В концепции школьной реформы придается большое значение нравственному воспитанию, человеческой морали, формированию полноправного члена общества, на основе социальные стандарты, образцы поведения, социальных требований государства.
По сути, народные училища организовывались не столько для обучения, сколько для воспитания верноподданных граждан. Выделяется ряд личностных качеств, которые являются основойформирования личности того времени. К примеру, в учебном пособии «О должностях человека и гражданина» перечисляются необходимые душевные добродетели, которые человек должен в себе воспитывать: «склонность и старание», «должности звания своего исполнять», «любочестие» и др. Здесь также содержались практические советы поведения в обществе: «быть с людьми приветливым», «искренним», «почтительным» [3]. Альтернативная модель поведения осуждалась: «…ленивый и праздный человек есть бесполезное бремя земли и общества» [4]. На двадцати страницах здесь красноречиво изображается вред таких пороков, как «безмерное самолюбие», «гордость и спесь», «подлость», «распутство», «ложь», «грубость» и другие [5].
В других «образовательных» документах школьной реформы - «Уставе народных училищ Российской империи» (1786 г), а также «Правилах для учащихся» большое внимание уделялось воспитанию. Идеология «устава» изложена в его преамбуле: «Воспитание юношества было у всех просвещенных народов толико уважаемо, что почитали оное единым средством утвердить благо общества гражданского…» [1].
Иными словамипо мысли авторов гражданское общество есть результат просвещения народов.
В тоже время во всехучебных учрежденияхрегламентировались отношения педагогов и воспитанников, предполагалось, что такие отношения должны стоиться на доверии, взаимно уважении, авторитете учителя. Описывались права и обязанности учащихся, которые должны почитать своих учителей, повиноваться их приказам. Поведение учащихся определялось в мельчайших деталях. Ученики должны «не токмо в училище…благочинно, смиренно и добропорядочно поступать, но и дома, ни в ином месте затевать ссор, непристойных и срамных разговоров и речей, суетных и баснословных сказок и другого чего».
В соответствии с инструкциями для учителей запрещалось унижать человеческое достоинство ученика, перечислялись запрещенные к применению средства: ремни, палки, розги и др. Учитель должен быть «миролюбив и порядочен, ко всем дружелюбен и услужлив… особливо избегать он должен брани и сквернословия». В тоже время ему необходимо было «заступать у учеников место родителей, потому, чем менее сами родители всепомоществуют в наставлении детей своих, тем более трудиться долг есть учителяЗвание учителя обязывает его также «стараться сделать из учеников своихполезных членов обществу, просвещать разум учеников и научать их как думать, так и поступать разумно, честно и благопристойно» [2].В инструкциях поведения учителей и учащихся содержится много весьма правильных положений, вполне актуальных для современной педагогики.
Следует отметить, что вразработанных учебных планах того времени целевой установкой прослеживается их тесная привязка к социальным функциям«гражданского общества». Это нашло отражение в ярко выраженном практицизме при изучении грамматики. Следовало научить школьника писать различные документы, при изучении арифметики задачи брались задачи «из жизни» - из рыночных, таможенных ситуаций. Учащиеся приобщались к познанию различных моментов окружающего их социального бытия, это, к сожалению, не удалось сохранить российской школе будущего времени.
Другая задача, стоящая перед системой образования - это «взращивание» законопослушных людей, не снимающих с себя ответственности за все происходящее в обществе, выполнение человеком гражданских обязанностей.
Известно, что парадигма поведения гражданина любой страны должна строиться на уважении государственных интересов. В связи с этим учебное пособие « О должностях человека и гражданина» содержало раздел, посвященный социально-политической проблематике. В разделе «О любви к Отечеству» указывалось, что следует исполнять законы, платить налоги, защищать государство от врагов. В целом образовательная система должна была служить не столько профессиональным целям, сколько готовить верного и надежного человека для российского государства. Он должен стать «гражданином в первую очередь, а уж потом офицером или прокурорским работником в уездном присутственном месте». Иначе говоря, воспитание патриота и общественно активного человека составляло краеугольный камень идеологии концепции просвещенного абсолютизма.
На наш взгляд, образовательные реформы конца XVIII века ценны для нашего времени прежде всего тем, что они показывают качество гражданина, социально активного члена общества и уровень развития гражданского социумаво многом зависит от эффективности функционирования системы образования.
30, 1. Понятие и сущность религии
Религия (от лат religo - связывать, привязывать, заплетать) - это догматическая обрядовая система, отражающая мировоззренческие позиции некоторого сообщества людей. Религия означает глубинную природу человека и является формой его самоутверждения, т.е. результатом и причиной работы человека над собой, его самоограничения от всего, мешающего существованию его "Я"
Можно выделить три типа самоутверждения:
1. Языческий, опирающийся на связь с природой; человек воспринимает себя как часть мира; все явления и предметы мира, а также сам человек обладают душой, т.е. неощущаемой человеком частью, которая может покидать материальную оболочку, менять ее, но всегда стремиться проявиться в ней.
2. Религиозный, опирающийся на связь со сверхъестественными силами и этические требования; духи и души представляются уже как более самостоятельные и менее зависимые от материальной формы субстанции; человек и мир духов взаимовыгодны друг другу и зависимы друг от друга; духовные субстанции рассматриваются как совокупность, самостоятельный мир, организованный по своим законам; этот мир способен оказывать воздействие на мир людей; мир людей способен оказывать воздействие на мир богов; возникают посредники между этими мирами (герои, полубоги, ангелы).
3. Светский опирающийся на художественной восприятие или научное познание сил природы и гуманистические нормы жизни в обществе. Духовное начинает рассматриваться как неотъемлемая часть материального, земного, человеческого мира. Человек видится единственным существом, способным воспринимать духовное и оказывать воздействие на его сущность и форму проявления.
Главным признаком религии является вера в сверхъестественные силы и существа, а также поклонение им. Если вера есть признак религии, то не всякая вера религиозна. Вера-это признание какой-либо информации достоверной без всякой ее перепроверки и сомнения в ее истинности. Вера может быть религиозной и светской. Человек верит, светски принимая информацию по своей воле иногда сомневаясь или критикуя ее. Религиозная же вера не разрешает сомневаться и критиковать. Святыни веры религиозной являются оберегаемыми. Неверие или сомнение в данном случае рассматривается как тяжкий грех. В.С Соловьев писал: "Вера означает признание чего-либо истинным с такой решительностью, которая превышает силу внешних фактических и формально-логических доказательств".
Религиозную веру следует отличать от суеверий-предрассудков и заблуждений, зародившихся еще в язычестве, но возникающих и развивающихся и в современности.
Религиозная вера отличается от светской еще и тем, что непременно связана с культом и поклонением, почитанием божеств при помощи конкретно устанавливаемых действ-ритуалов.
Религия как культурный феномен обладает рядом признаков, отличающих ее от псевдорелигий:
1. Верования или вероучения - устные или письменные сказания, предания, мифы и легенды о божественных силах и существах. Различают верования многобожеские и единобожеские. Идея Бога составляет ядро верования. Верования систематизируются и осмысливаются в богословских трудах и по каналам проповеди, общения, обучения и воспитания проникают в обыденное сознание приверженцев религии.
2. Своеобразное поведение и взаимоотношения между верующими. Важно отметить, что поведение верующих во многом обусловлено и светской жизнью. Степень влияния мирского поведения зависит не только от специфики веры, но и от степени и глубины самой веры. Поведение верующего конфессионально, т.е. отражает те или иные особенности веры. Иногда религиозные требования доходят до полной изоляции от иноверцев и атеистов.
3. Наличие культа. Культ - это разнообразные, освященные канонами специфические формы поклонения Богу и другим религиозным святыням: церемонии, молебны, обряды, ритуалы и т.д. Культовые ритуалы выполняют для верующих функцию субъективной связи с Богом. Культ символичен и сакрален. Культ требует точного исполнения. Культ-это система религиозной практики, основанная на почитании, поклонении и возвеличивании какой-либо идеи, концепции, личности, вещи и т.д. Культ может носить и светский характер (культ денег, культ, питания, культ личности, культ разума и т.д.);
4. Функционирование религиозных организаций. Религия - институтализированное образование, представленное Церковью. Церковь - культовое объединение единоверцев, управляемое особыми установлениями и разделенное на духовенство и мирян. Церкви, как правило, являются официально признаваемыми, а иногда государственными учреждениями. Исторически церковь выросла из института жречества. Церковь построена по иерархическому признаку соподчинения, при котором низшие чины должны подчиняться высшим. Главенство принадлежит наивысшему иерарху (папа, патриарх, далай-лама (в ламаизме-течении буддизма)). Исключением является мусульманское духовенство, в котором нет организационных структур. Большое значение в любой Церкви играет монашество. Монахи - наиболее ревностные приверженцы религии, отрекшиеся от светского мира и придерживающиеся особо строгих аскетических правил. Они служат эталоном для мирян и обычно объединяются в общины - монастыри, являющиеся центрами церковной жизни. Церковь - это сложный отрегулированный механизм, система, обладающая определенной материальной базой и четким уставом. Но это не является обязательной нормой для всех религий
5. Религия наделена особым предназначением в культуре. По выражению А. Тойнби религия выступала "куколкой" зарождающихся цивилизаций, во многом определяя тип нарождающейся культуры. Религия несет в себе особое духовно-эмоциональное состояние, дополняющее научную, познавательную деятельность человека. Религия отзывается на вечную потребность человека в бессмертии, возмещая неустроенность земного бытия для человека. Религия регулирует отношения между людьми, объединяя их в устойчивые общности. Наконец, религия канонизирует многие ценности культуры.
Исследователями установлено, что определенные черты присущи всем религиям:
1. Отношение к сакральному, священному, святому или святости. В монотеистических религиях она отождествляется с Богом, в политеистических религиях с пантеоном богов, в других религиях-с миром духов или с моральными ценностями, с техническими ценностями и т.д.
2. Теизм-специфика мировоззрения, при котором образуется особое понимание мира как личности, создавшей и преобразующей мир, но в то же время, существующее над этим миром, как непроявляющаяся или частично проявляющаяся для человека сущность.
3. Фидеизм (от лат. Fides - вера) - комплекс проявления сверхъестественного в естественном.
4. Стремление к иерархии во всем, что связано с религиозностью человека: от социальных отношений до предметов культа и культуры. Например, каждая религия прошла особую стадию, связанную с появлением культового языка: ведийский и санскрит - у индусов, вэньян - у китайцев, японцев и корейцев, авестийский - у зороастрийцев, арабский - у мусульман, латынь и старославянский - у христиан и т.д
Для того, что бы исследовать ту или иную религиозную систему можно использовать множество подходов: описывать обряды и ритуалы, рассматривать основы культа, систематизировать стилистику письменных или устных священных текстов, молитвы, изучать художественную часть религии (танцы, архитектуру, изобразительные виды), сопоставлять праздники или мифологические сюжеты и т.д. Однако, в изучении той или иной религиозной системы важнее всего понять собственно почему человек совершает то или иное поклонение, то есть понять культурные предпосылки данной вероучительной доктрины. Именно вероучение выступает определяющим фактором любой религии так как:
1. Вероучение первично по отношению к культу. Культ может изменяться, но вероучение остается неизменной. Человек остается верующим даже если его лишают возможности отправлять культ. Кроме того, часто неверующие люди участвуют в отправлении культовых обрядов. Существуют религии, в которых культ отсутствует вообще.
2. Вероучение независимо от авторитетного текста. Несколько религий могут пользоваться одним и тем же священным текстом. Вероучение может существовать в рамках сообщества вообще не знающего письменности.
3. Вероучение независимо от психологических особенностей его последователей. Люди одного психического склада могут исповедовать разные религии, а люди разных психических складов придерживаться одной веры.
4. Вероучение первично по отношению к общине своих последователей. Община может изменяться, разрушаться и даже исчезнуть вообще, но доктрины веры могут сохраниться в письменных источниках или в форме устной традиции.
5. Любое поклонение должно иметь смысл, отсутствие которого является признаком отсутствия самого поклонения. Представление о смысле лежит в сфере духа, но необязательно в сфере сознания. Скорее смыслополагание принадлежит области бессознательного. Можно жить со смыслом, быть верующим, но не осознавать этого предмета своей веры. Вера есть понятие рефлексивное, т.е. связано с фактом осознанности.
Проблемным остается вопрос о представлении самой сущности и первоосновы возникновения религии в человеческом бытии. Существует несколько моделей, отражающих эти представления:
1. Иррациональная модель. Религия дается человеку свыше и существует за пределами его рациональности (дельфийский пророк дышал наркотическими испарениями из расщелины в скале, а в Древней Греции человек получал катарсисческое воздействие при восприятии театрального действия, в более поздних религиях-"жизнь нас в Боге и Бога в нас" (П.Флоренский) и т.д.)). В данной концепции религия рассматривается как "переживание святого" (Р.Отто). Святое - нечто иное по отношению к человеку, способное вызывать неизъяснимый трепет и восторг, одновременно пугающее и притягательное, непознаваемое для человека.
2. Религия как аллегорическое знание. Впервые, таким образом, религия была истолкована Теагеном Регийскис (6 в. до н.э.). В данном случае религия понимается как некий особый способ познания, позволяющий увидеть то, что недоступно увидеть обыденному познанию. Эта предпосылка позволяет рассматривать религию как форму научного знания или предшественницу науки. Однако, в конечном смысле религия не является средством познания, т.к. ничего не познает, а дает уже готовое знание, спецификой которого является преобладание в нем нравственного аспекта.
3. Религия как преклонение. Впервые в данном виде она была истолкована Эвгемером из Мессены (4 в. до н.э.) в книге "Священная запись", который считал, что люди обожествляли реальных личностей, поражавших их своим величием. Данное направление положило начало отождествлению религии и культа, распространенному и в наше время. Согласно ему религией надо считать и поклонение фанатов своим кумирам.
4. Религия как общественный институт. Ведет начало от афинского тирана Крития (ум. 403 г. до н.э.). В данном случае религия рассматривается как форма управления народом властью. Данная теория в дальнейшем переросла в "теорию обмана" народа. У просветителей религия понималась как форма договора между властью и народом. У Карла Маркса религии - опосредованный результат общественных отношений общественных отношений, иллюзорное сознание, отражающее разорванность и отчужденность общественного бытия.
5. Религия как плод страха и бессилия. Впервые так была определена Демокритом из Абдеры (5 в. до н.э.). В основе данной концепции лежит утверждение о том, что религию создал страх человека перед природой, возможность решить сложные житейские ситуации, достижение психологических компенсаций и т.д. Религия является только одним из множества возможных путей выхода человека из сложной ситуации человеческого бессилия.
6. Религия как врожденное свойство человека. Ведет начало от философа-стоика Посидония из Ампеи (ок. 135-51 гг. до н.э.). Такая трактовка снимает проблему смысла религии и делет ее биологически обусловленной. Но проблема разнообразия верований остается открытой при таком подходе.
7. Религия как направляющая сила. Данная трактовка возникла в 18 в. Ее основоположником является И.Кант. В основе лежит утверждение о том, что религия является прежде всего регламентирующим фактором человеческого бытия и в ее основе лежит практический разум. Данную теорию продолжил Макс Вебер, по мнению которого религиозная вера создавала "психологическую устремленность, которая указывала индивиду направление и нормы жизни, поведение и убеждение в его правильности". Религия дает человеку возможность осознавать смыслополагание своего бытия. А.Тойнби рассматривал религию как движущую силу и основу всякой культуры. А.Энштейн выделял признак религиозности человека как способность задаваться вообще вопросом смысла жизни. Этой же версии придерживался и К.Г.Юнг, который утверждал, что предназначение религиозных символов заключается в возможности придавать смысл человеческой жизни.
2. Определение религии как социального института
Исходным пунктом объективного социологического анализа религии должно быть понимание ее как социокультурного института. Такой подход к изучению религии, которая совмещает в себе черты культурной системы, то есть определяет сферу значений, символов и ценностей, относящихся к фундаментальным аспектам человеческого бытия, и вместе с тем функционирует в обществе в качестве самостоятельного социального института (социальной подсистемы) в тесной связи с другими социальными институтами, позволяет с максимальной полнотой и объективностью выяснить и проанализировать уникальную роль религии в человеческой истории, в жизни современного общества. Отсюда проистекает вторая методологическая особенность социологического анализа религии, заключающаяся в том, что при исследовании ее функций как социального института необходимо уделить особое внимание тем из них, которые относятся к культурной системе общества, то есть, связаны с ценностно-нормативными аспектами. И наконец, третья характерная методологическая особенность социологического анализа религии состоит в том, чтобы учитывать позицию личности, точку зрения актера, то есть самого действующего лица (верующего), без чего трудно уяснить в полной мере значение религиозного опыта, религиозных чувств и настроений верующих. Этот момент также чрезвычайно важен, ибо чисто внешнее, объективное наблюдение и изучение религии ведет, с одной стороны, к ложной дилемме "религия-наука", а с другой стороны, заведомо сужает культурологическое, мировоззренческое значение религии.
Имеющийся на сегодня эмпирический материал, накопленный социологией религии за вековую историю своего существования, дает основание предположить в качестве наиболее существенных черт религии связь религиозного опыта и практики с "предельными, конечными условиями человеческого существования", к числу которых принято относить такие фундаментальные события, как рождение и смерть человека, смысл его пребывания на земле, многочисленные страдания и переживания, добро и зло и другие драматические моменты. Социологи полагают, что возникновение и существование религии во всех без исключения обществах как раз и объясняются стремлением человечества не только найти ответы на эти фундаментальные проблемы собственного бытия, но и вместе с тем сформировать сознание и чувства верующих людей таким образом, чтобы они обрели уверенность и нашли моральную опору и утешение в религиозной деятельности.
"Опыт смерти, зла и страданий", - отмечает известный американский специалист в области социологии религии Р.Белла, - приводит к постановке глубоких вопросов о смысле всего этого, на которые не дают ответа повседневные категории причины и следствия. Религиозные символы предлагают осмысленный контекст, в котором этот опыт может быть объяснен благодаря помещению его в более грандиозную Мировоззренческую структуру, и представлению эмоционального утешения, пусть даже это будет утешением самоотреченности. Однако религия, по мнению Р.Белла, не является только средством преодоления тоски и отчаяния. Скорее всего, она представляет собой символическую модель, формирующую человеческий опыт - как познавательный, так и эмоциональный... Что делать и что думать, когда отказывают другие способы решения проблемы - вот сфера религии.
Р.Белла отмечает такую существенную деталь религии, как ее обращенность к самым общим проблемам человеческого бытия: она основывается не на конкретном чувственном опыте отдельного человека, а включает в себя обобщенные, символические характеристики бытия. Поэтому, как и любая другая система ценностей, религия обладает обобщенным, рефлексирующим содержанием. Эта особенность религиозных идей и символов придает им особый авторитет и власть над людьми, способствуя интеграции и консолидации общества. Итак, можно заключить, что религиозный опыт и религиозный символизм внутренне присущи мировоззрению и сознанию человека.
Что касается социологического определения религии, то вышеприведенные рассуждения дают основание отнести ее к одному из главных компонентов культурной системы, связанной с фундаментальными, жизненно важными для общества ценностями, определяющими смысловое содержание человеческих действий. Популярное в западной социологии толкование религии определяет ее как "институционализированную систему верований, символов, ценностей и практик, которые обеспечивают группу людей решением вопросов, относящихся к сфере предельных категорий человеческого бытия". Сходное с этим определение религии дает и Р.Белла в своей известной работе "За пределами веры", отождествляя ее с "набором символических форм и действий, которые соотносят человека с конечными условиями его существования". Следовательно, наиболее существенная черта религии, религиозных символов и действий, заключается в их соотнесенности с конечными условиями человеческого существования - рождением и смертью человеческого существа, его жизненными трагедиями, бесконечностью окружающего мира и др. Именно этот смыслообразующий компонент религии дает основание рассматривать ее в качестве центрального компонента культурной системы, ибо проблема решения смысла "конечных условий человеческого существования" встает перед любым обществом на любой ступени его развития, независимо от типа общественного устройства. Яблоков И. Н. Социология религии. - М.: Прогресс, 1988.- 256 с.
Своеобразную культурологическую трактовку религии предлагает Т.Парсон. Исходя из разработанной им информационно-кибернетической модели системы человеческих действий, в соответствии с которой функционирование социокультурных систем определяется взаимосвязями (прямыми и обратными) четырех подсистем - биологического организма, личности, социальной и культурной систем - он так трактует религию: "В социокультурной сфере то, что обычно называют религией, находится на самом высоком уровне кибернетической иерархии сил, которые, в смысле определения общей направленности человеческих действий среди возможных альтернатив, допускаемых условиями человеческого существования, контролируют процессы человеческих действий". Несмотря на некоторую условность этого истолкования религии, ввиду отождествления общества с кибернетическим механизмом, оно, подобно предыдущим интерпретациям, подчеркивает смыслообразующий момент религиозных ценностей, обуславливающих их уникальное место в системе культуры.
Культурологический подход к пониманию сущности религии широко распространен в западной социологии, он имеет под собой определенный исторический фундамент, но его защитники не принимают во внимание социальную эволюцию религии, которая привела к заметному ослаблению позиций религии в обществе. В системе современной культуры научное знание, в неменьшей мере, чем религиозное, определяет смысл и значение многих видов человеческой деятельности. Односторонность культурологической трактовки религии может быть преодолена, если дополнить его институциональным подходом, в соответствии с которым религия рассматривается как социальный институт, а ее содержание раскрывается в ходе анализа выполняемых им в обществе функций.
3. Функции религии
Религии свойственно выполнять по отношению к обществу и отдельным личностям определенные функции. Вот они:
Во-первых, религия, являясь мировоззрением, т.е. системой принципов, взглядов, идеалов и убеждений, объясняет человеку устройство мира, определяет его место в этом мире, указывает ему, в чем состоит смысл жизни.
Во-вторых (и это следствие первого), религия дает людям утешение, надежду, духовное удовлетворение, опору. Совершенно не случайно люди чаще всего обращаются к религии в тяжелые моменты своей жизни.
В-третьих, человек, имея перед собой некий религиозный идеал, внутренне меняется и становится способен нести идеи своей религии, утверждать добро и справедливость (так, как понимает их данное учение), смиряясь с лишениями, не обращая внимания на тех, кто осмеивает или оскорбляет его. (Конечно, доброе начало можно утверждать лишь в том случае, если ведущие человека по этому пути религиозные авторитеты сами чисты душой, нравственны и стремятся к идеалу.)
В-четвертых, религия управляет поведением человека через свою систему ценностей, моральных установок и запретов. Она может существенно влиять на большие сообщества и целые государства, живущие по законам данной религии. Конечно, не стоит идеализировать положение: принадлежность к самой строгой религиозно-нравственной системе не всегда удерживает человека от совершения неблаговидных действий, а общество от безнравственности и преступности. Это печальное обстоятельство есть следствие слабости и несовершенства человеческой натуры (или, как сказали бы последователи многих религий, «происки сатаны» в человеческом мире).
В-пятых, религии способствуют объединению людей, помогают складыванию наций, образованию и укреплению государств (например, когда Русь переживала период феодальной раздробленности, отягощенный иноземным игом, наших далеких предков объединяла не столько национальная, сколько религиозная идея - «все мы - христиане»). Но тот же самый религиозный фактор может приводить к разделению, распаду государств и обществ, когда большие массы людей начинают противостоять друг другу по религиозному принципу. Напряженность и противостояние возникает и тогда, когда из какой-нибудь церкви выделяется новое направление (так было, например, в эпоху борьбы католиков с протестантами, всплески которой ощущаются в Европе и по сей день).
Среди последователей разных религий периодически возникают крайние течения, члены которых считают, что только они живут по божеским законам и правильно исповедуют свою веру. Нередко эти люди доказывают правоту жестокими методами, не останавливаясь перед террористическими актами.
В-шестых, религия является вдохновляющим и сохраняющим фактором духовной жизни общества. Она сберегает общественное культурное наследие, подчас буквально преграждая дорогу всякого рода вандалам. Хотя церковь чрезвычайно неверно воспринимать как музей, выставку или концертный зал; приезжая в любой город или в чужую страну, вы наверняка одним из первых мест посетите храм, который вам с гордостью покажут местные жители. Обратите внимание, что само слово «культура» восходит к понятию культ. Мы не будем вдаваться в давний спор о том, является ли культура частью религии или, наоборот, религия частью культуры (среди философов бытует и та, и другая точка зрения), но совершенно очевидно, что религиозные идеи со времен глубокой древности лежали в основе многих сторон творческой деятельности людей, вдохновляли художников. Конечно, в мире существует и светское (внецерковное, мирское) искусство. Иногда искусствоведы пытаются столкнуть светское и церковное начала в художественном творчестве и утверждают, что церковные каноны (правила) мешали самовыражению. Формально это так, но, если проникнуть в глубину столь непростого вопроса, мы убедимся, что канон, отметая все лишнее и второстепенное, наоборот, «раскрепощал» художника и давал простор его самовыражению.
4. Русская Православная Церковь
Русская Православная Церковь - религиозное крупнейшее объединение в нашей стране. В настоящее время она насчитывает 130 епархии в различных регионах России, в ближнем и дальнем Зарубежье. 
С 1990 года Предстоятелем Русской Церкви является Святейший Патриарх Алексий II - пятнадцатый Патриарх в ее истории, который осуществляет управление вместе со Священным Синодом.  
Сегодня в Русской Православной Церкви 130 епархий (для сравнения - в 1989 году было 67), более 13000 приходов (с Украиной - около 22000) (для сравнения - в 1988 году было 6893), 569 монастырей (в 1980 - 18). Приведенные цифры наглядно свидетельствуют о всестороннем возрождении церковной жизни, происходящем под Первосвятительским омофором Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II.  
Пастырское служение осуществляют более 150 архиереев, 17500 священников, 2300 диаконов.  
Сетью учебных православных заведений руководит Учебный комитет. В настоящее время действуют 5 духовных академий (в 1991 - 2), 30 духовных семинарий (в 1988 - 3), 45 духовных училищ, которых до 90-х годов не было совсем. Открыты 2 Православных университета и Богословский институт, 9 Подготовительных пастырских курсов, 3 Епархиальных женских духовных училища, 7 школ катехизаторов, 3 школы псаломщиц. Кроме того, имеются 11 регентских и 4 иконописные школы и отделения, а также только в Москве 123 церковноприходских воскресных школ. Общее количество учащихся духовных школ, включая заочный сектор, - около 6000 человек. Образованы учебные заведения, призванные распространять религиозное образование среди мирян. Координирует эту важную работу Отдел по религиозному образованию и катехизации.  
Формы религиозного образования и катехизаци и мирян весьма многообразны: воскресные школы при храмах, кружки для взрослых, группы подготовки взрослых к крещению, православные детские сады, православные группы в государственных детских садах, православные гимназии, школы и лицеи, православные курсы катехизаторов. Воскресные школы являются наиболее распространенно формой катехизации.  
В области благотворительности работа осуществляется на общецерковном уровне через Отдел по церковной благотворительности и социальному служению.  
Прежде всего следует отметить ряд успешно функционирующих медицинских программ. В их числе особого внимания заслуживает работа Центральной клинической больницы Московского Патриархата во имя Святителя Алексия, митрополита Московского. В условиях перехода медицинского обслуживания на коммерческую основу это медицинское учреждение является одной из немногих московских клиник, где обследование и лечение осуществляется бесплатно.  
При центре психического здоровья Академии медицинских наук России создана психиатрическая служба, которая оказывает бесплатную помощь лицам, направленным на лечение приходами Московской епархии.  
Это только некоторые из примеров конкретной деятельности вышеназванного Отдела.  
В декабре 1990 года Священным Синодом Русской Православной Церкви было решено создать церковную молодежную организацию. Вследствие этого решения на Первом съезде Православной молодежи было образовано Всецерковное православное молодежное движение, как официальная молодежная организация, учрежденная Русской Православной Церковью. Главными целями, которые ставились тогда перед Движением, было привлечение детей и подростков, юношей и девушек, ищущих свой путь к храму, в лоно Русской Православной Церкви, а также объединение групп молодых православных христиан для участия в программах социального служения, восстановления монастырей и храмов, проведения молодежных паломничеств, установления контактов со сверстниками-христианами из других стран.  
Внешние контакты Русской Православной Церкви направляются Отделом внешних церковных сношений Московского Патриархата, в задачу которого входят:
· осуществление иерархического, административного и финансово-хозяйственного управления епархиями, монастырями, приходами и другими институциями нашей Церкви в дальнем зарубежье;
· принятие священноначалием решений, касающихся церковно-государственных и церковно-общественных отношений;
· осуществление связей Русской Православной Церкви с Поместными Православными Церквами, инославными Церквами и религиозными объединениями, нехристианскими религиями, религиозными и светскими международными организациями, государственными, политическими, общественными, культурными, научными, экономическими, финансовыми и иными подобными учреждениями и организациями, средствами массовой информации.
C 1989 г. Отдел внешних церковных сношений возглавляет Митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл. 
После обретения нашей Церковью подлинной свободы возрождается миссионерское служение Русской Православной Церкви. Верная заветам Древней Церкви и продолжающая дело апостольского служения, Русская Церковь свидетельствовала о Христе даже до "края земли" распространяя Благую весть о Слове жизни. Миссионерские свершения нашей Церкви, размах ее просветительского подвига и активности, от Польши и Балтики на западе до Аляски и Калифорнии на востоке, от Мурманска и Камчатки на Севере до Причерноморья, Кавказа, Средней Азии и Китая на юге, потребовали величайшего и постоянного напряжения всех духовных, материальных и людских сил. Имена русских миссионеров заслуженно входят в число величайших миссионеров христианского мира. Следует для примера назвать хотя бы Святителя Стефана Пермского, преподобного Трифона Печенежского, отцов и подвижников Русской Фиваиды - монахов Валаама и Соловецкого монастырей, преподобного Германа Аляскинского, а также равноапостольного Николая, архиепископа Японского, св. митрополита Иннокентия, апостола Америки, архимандрита Макария Глухарева, апостола Алтайского края.  
Во второй половине XIX века было создано Православное миссионерское общество, много содействовавшее миссионерской деятельности Русской Церкви. Эта миссионерская и просветительская деятельность Церкви была прервана революцией 1917-1918 годов, когда все мы, по слову пророка, "от руки Господней приняли вдвое за все грехи свои".
Теперь, когда время репрессий и запретов отошло в прошлое и Церковь вновь получила возможность свободного свидетельства о Христе, необходимость возрождения миссии в современном мире стала важнейшей и неотложной нашей задачей и одновременно острой потребностью общества.  
В последние годы происходит тесное взаимодействие Русской Православной Церкви и Вооруженных сил РФ. С этой целью решением Святейшего Патриарха и Священного Синода был образован синодальный Отдел по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями.  (11 / 02 / 04)
Заключение
Гуманистический потенциал религии, несомненно, реализуется через формирование духовной жизни человека, через приоритет духовности над социальными, эстетическими и иными ценностными ориентациями и регуляторами. Духовность, духовная культура имеет вселенское, космическое измерение. Духовность -- это область связи человека с Абсолютом, с Бытием как таковым. Эту связь оформляет религия. Можно сказать, что возникновение и функционирование религии в определенном смысле -- это ответ человека на потребность в равновесии и гармонии с миром, переживание единства со всем сущим, основанное на родстве человека с миром, постигаемое разумом и чувством. Религия формирует у человека чувство независимости и уверенности в себе. Верующий человек через свою веру в Бога преодолел чувство беспомощности и неуверенности. Приоритет духовности необходимым образом связан с развитием субъективности человеческой личности, уделением первостепенного внимания развитию внутреннего мира личности, приоритета веры, надежды, любви.
Таким образом, можно сделать вывод, что религия представляет собой необходимый элемент культуры, выполняющий наряду с другими формами духовно-практического освоения человеком природной и социальной реальности -- моралью, искусством, -- важные общественные функции. Особенность же действия религиозных регуляторов определяется тем историческим контекстом, в котором происходило становление религиозной культовой системы. Этот исторический контекст обусловил как само содержание религиозных ценностей и норм, так и их эволюцию в процессе общественного развития. Поэтому, утверждая, что религиозные культовые системы формируются на основе действия внутренних, имманентных законов эволюции социально-практических знаковых систем, он одновременно опровергает положение об отчуждении как сущностной характеристики религии. Вместе с тем, он считает, что мы обязаны признать тот факт, что ситуация несвободы, отчуждения человека обусловила ту форму, в которой происходила эволюция культуры и которая наложила свой содержательный отпечаток на конкретные религиозные системы. Выражаясь философским языком, можно сказать, что отчуждение -- это не сущностная характеристика религии, а ее феноменальное определение, проявление этой сущности на поверхности социальной жизни.
Социальная институционализация религиозных культовых систем является, одной из важнейших предпосылок формирования дегуманизирующих функций религии. На мировоззренческом уровне эта функция реализуется в виде авторитарной тенденции. Авторитарная тенденция в религии связана с признанием человеком некоей внешней силы, управляющей его судьбой и требующей послушания и поклонения. Причиной для поклонения, послушания и почитания служат здесь не моральные качества божества, не любовь и справедливость, а тот факт, что оно господствует, т. е. обладает властью над человеком. Более того, эта сила вправе заставить человека поклоняться, а отказ от почитания и послушания означает совершение греха. Существенным элементом авторитарной тенденции в религии и авторитарного религиозного опыта является полная капитуляция перед силой, находящейся за пределами человека, т. е. трансценденцией.« За пределами» трактуется в этой тенденции как стоящая над человеком.
В авторитарной тенденции религии Бог выступает как власть и сила. Он владычествует, поскольку обладает верховной властью. Главная добродетель, с точки зрения проводников этой тенденции, -- это послушание. Насколько человек считается бессильным и незначительным, настолько Бог всезначен и всемогущ. Там, где преобладает эта тенденция, господствующим настроением в среде верующих является страдание и вина, а не радость и умиротворение. В авторитарной тенденции в религии человек проецирует лучшее, что у него есть на Бога. Когда человек проецирует лучшие свои способности на Бога, то он обкрадывает себя. Теперь его силы отделились от него. Человек отчужден от себя. Все, чем он обладал, принадлежит теперь Богу и тем самым человеку ничего не остается. Только через посредничество Бога он имеет доступ к самому себе. Поклоняясь Богу, человек пытается соприкоснуться с той частью самости, которую утратил, отдав Богу все, чем он обладал, человек теперь умоляет Бога вернуть хоть что-то из того, что ему раньше принадлежало.
Социальная институционализация культовых систем необходимым образом связана с формированием определенных, отличающихся друг от друга и противоречащих друг другу вероучений. Сам факт наличия религиозных многообразных организаций со своими специфическими вероучительными документами, догматикой, культом ведет к ущемлению общечеловеческого, гуманистического начала, заложенного в религии как форме культуры. Развитию этого дегуманизирующего начала способствует претензия каждой религиозной организации на исключительность. Содержание данного вероучения считается не только безусловной, но и исключающей все остальные, истиной. Только верующие в Иисуса Христа, только верующие в Аллаха через Магомета и так далее, есть подлинные дети Бога. Только они достойны спасения, только они могут быть признаны нравственными людьми. Отсюда нетерпимость, неприязнь всего, что не укладывается в рамки данного вероучения, конфессии. Эта нетерпимость порождала и порождает этноконфессиональные конфликты, способствует разжиганию войн, создает угрозу межобщинным связям и сотрудничеству в сферах культуры, межгосударственных отношений и т. д.
С сожалением следует констатировать, что это притязание на исключительность, не аномалия, не следствие извращения основ вероучения какими-то не очень добропорядочными или недальновидными людьми. Она основывается на самих первоисточниках религии -- Библии, Коране, Талмуде и других вероучительных документах. Более того, она заложена в самом смысле понятия «откровение», как определенного учения, которое дается людям Богом через пророков, точнее только тем людям, которые в этих пророков верят. Начиная с Ветхого завета, через всю Библию проходит тема избранного Богом народа. В Ветхом завете этот народ придерживается заповедей Моисея -- евреи. В Новом завете -- это поверившие в Иисуса Христа. Только верующим в Христа применяются его слова: «Вы соль Земли, Вы свет мира». В Евангелии от Матфея перед людьми четко формулируется альтернатива: «Кто не со мной, тот против меня, и кто не собирает со мной, тот расточает». Этому способствуют и установки христианских церквей. Каждая из них учит, что только верующих в Христа ожидает вечная жизнь и спасение души, тех, кто не верит -- ожидает гибель.
Социальные функции религии
Социологическое знание о религии объясняет потребность в "священном", а также в верованиях и ритуальных действиях, направленных на него в дискурсе социальных функций религии. Дюркгейм, занимавшийся проблемой социальной интеграции, считал, что религиозные верования и обряды могут быть поставлены в ряд используемых обществом санкций процесса социального взаимодействия и действительно обнаружил, изучая тотемические верования австралийских аборигенов, что некоторые религиозные обряды усиливают мотивацию на поддержание социальной солидарности, а исходя из этого, и на более полное выполнение нормативных экспектаций, то есть имеют социологический смысл в качестве специализированного механизма социального контроля, дополняющего в определенных отношениях другие способы социализации. Важно отметить, что эти функции свойственны религиозному поведению во всех человеческих обществах. Религия, в таком случае, может рассматриваться как "социальный факт": отношения людей к "священному" влияют на поведение людей в обществе. В. Робертсон-Смит сформулировал вывод о том, что религия существует не для спасения души, а для сохранения благополучия общества, являясь частью общего социального порядка.Изучение социальных проявлений и функционирования "священного" показывает, что в обобщенном виде главная его функция заключается в придании дополнительной значимости основным формам мирской жизни, которая не могла бы быть обоснована исключительно на базе эмпирического наблюдения: значение "священного" может быть, приписывалось рождению и смерти, семье, искусству. На протяжении всей человеческой истории "производство святынь" было важнейшей сферой человеческой деятельности. Смысл и области применения результатов этой деятельности многогранны. Религиозные верования и ритуалы не только объединяют людей, выполняя интегративную функцию. Рассматривая религию как "институт культуры", Б. Малиновский видит в ней прямое выражение основных человеческих потребностей; религия стоит в ряду других институтов - образование, экономика, мораль - предназначенных для решения "жизненно важных задач". Во всех обществах религия восстанавливает оказавшееся под угрозой распада единство группы, в ритуалах инициации обеспечивает продолжение традиции, вписывает человека в традицию и культуру. А. Радклифф-Браун показал, что ритуал не только объединяет членов сообщества, так как мифы, лежащие в основе ритуала, - это закодированные в специфической форме нормы, регулирующие поведение людей и потому определяющие согласованность действий в социальной структуре.Разграничение магии и религии, использование семиотики в интерпретации мифа позволили рассматривать религию с точки зрения ее когнитивной функции, участия в символическом упорядочении мира человеком: как и язык, религия помогает разделить видимый континуум на осмысленные объекты и на субъектов, исполняющих различаемые роли, равно как вновь соединять различаемые объекты и устанавливать связи между вещами и субъектами в религиозной картине мира. Уже Дюркгейм связывал интегративную функцию религиозных верований и обрядов с воздействием на индивидуальное сознание "моральной силы" религии, формирующей в нем чувство коллективной солидарности. Религиозная этика, ее роль во внутреннем механизме взаимодействия индивида, религии и социальной структуры была изучена Вебером. В прошлом практически все охватывалось религиозными категориями - почти всем формам культуры, человеческим связям, надеждам и конфликтам придавалось религиозное значение. Сегодня эта универсальная применимость религиозных категорий в значительной мере утрачена, а многие функции перешли, и, по-видимому, необратимо, к светским институтам в результате процесса секуляризации. Однако в любом случае тот факт, что религиозные чувства, верования и ценности могли находить столь всестороннее применение и выполнять роль инструмента в процессах кристаллизации общественной жизни и во всех формах общения, равно как изменение самой религии и ее воздействия на общественную жизнь, позволяет рассматривать религию как социальный институт и отыскивать корреляции между религиозным и светским поведением, считать религию коммуникативной системой, обладающей своим "языком" и способами понимания, символической моделью, формирующей человеческий опыт. "Священное" выступает для общества как система знаков, цель которой заключается не в обычной идентификации явлений, а в придании им соответствующей для каждого из них значимости. Но в первую очередь это касается человеческого опыта предельности - опыта смерти, зла и страдания, который приводит к постановке вопроса о смысле все этого, на который повседневные категории причины и следствия не дают ответа, когда как религиозные символы предлагают осмысленный контекст, помещая этот опыт во всеохватывающую систему мироздания, совмещающую опыт предельного и запредельного и выступающую как первоисточник всякого человеческого могущества и разумения: что делать и что думать, когда в реальности не остается способов решения проблем - вот сфера религии, как ее понимал Белла. В мире, однако, что самое интересное, нет ничего, что являлось бы священным само по себе: священное - это прежде всего качество, налагаемое людьми на тот или иной предмет, который становится святыней, религиозным символом. Способность религиозных символов соотносить человека с предельными условиями его существования и формулировать знание и чувство на относительно высоком уровне обобщения (подвижного и исторически меняющегося, но всегда выходящего за пределы конкретных контекстов опыта) придает религозно-символической системе ту силу, которая в той или иной степени свойственна ей в человеческой жизни, как личной, так и общественной.Религия выполняет различные функции в обществе, удовлетворяя различного рода потребности индивидов и социальных структур. Функциональный подход оказался чрезвычайно плодотворным для изучения и объяснения религии как социального феномена. Но вместе с тем функциональный подход должен быть четко разработан и предполагает ряд ограничений. Пожалуй, самое важное - понимание того, что в разных обществах разные религии выполняют неодинаковые функции, то есть универсальный функционализм как попытка просто перечислить функции религии, которые она выполняет в любом обществе, или предположительно должна выполнять, неприемлем.Кроме того, следует учитывать, что в функционалистских теориях религия действует как универсальный фактор интеграции и стабильности общества в значительной мере потому, что общество заранее представляется как культурно-духовное целое, в котором интеграция и стабильность могут быть обеспеченным только с помощью духовно-культурных факторов, религиозных символов. Но тем самым исключается возможность интеграции и стабильности общества на другой основе, нежели той, что образует "моральную общность", посредством иных социокультурных механизмов. Проблема интеграции вообще не сводится к функции, выполняемой религией, - она лишь входит в качестве одной из составляющих в сложную систему взаимодействий. Религия может служить фактором дезинтеграции и быть в определенных отношениях дисфункциональной (скажем, в экономике, если она препятствует введению современных методов организации труда, развитию техники). Одна и та же религия в разных контекстах, в разных социальных обстоятельствах может выполнять функции по своим социальным последствиям как позитивные, так и негативные, может быть фактором стабильности в одних условиях и фактором, вызывающем конфликты и потрясения, - в других. Учитывая это, можно выделить следующие типы функций, характерных для религии и определяющих ее социальный облик:Значения, смыслополагания (мировоззренческая). М. Вебер рассматривал ее как основную во всех религиях. С точки зрения функционального содержания религиозная система включает в себя в качестве первой подсистемы преобразовательную деятельность как некий идеальный тип. Целью этой деятельности является мысленное преобразование мира, его организации в сознании, в результате которой вырабатываются определенная картина мира, ценности, идеалы, нормы - то, что составляет мировоззрение. Функциональный подход к религии предполагает выведение особенностей религиозного мировоззрения из круга тех задач, которые решает религия в общественной системе.
Сакрализации культурных ценностей
Посредством сакрализации норм и ценностей общества религия способствует его стабильности. Возможности религии в этом отношении с развитием общества меняются. В целом современная социология религии связывает понимание функций и роли религии с ее влиянием на ценности, нормы, культурные стандарты поведения в обществе, то есть на необходимые в любых социальных системах механизмы приспособления человека к условиям его существования.Компенсаторную - функция убеждения и поддержки людей, испытывающих невзгоды и трудности (определенная психотерапевтическая функция).Принадлежности, или идентификации (интегративную), и не только национальной, но и в процессе индивидуального развития и изменения социальной роли индивида на протяжении его жизни - от детства к старости. Возрастные обряды (инициации) - часть религиозной традиции во многих культурах. В той мере, в какой это влияние позитивно, религия способствует созреванию, социализации личности.Коммуникативную - установления взаимосвязи между верующими на основе единства их верований, на самоидентификации их личности в среде себе подобных. Является производной от интегративной функции и имеет разную степень проявления в различные исторические эпохи.Взаимодействие религии с другими социальными институтами представляет собой подобие механизма, действия которого рассматриваются как один из элементов структурного изменения общества. Социология религии связывает понимание функций и роли религии с ее влиянием на ценности, нормы и культурные стандарты поведения в обществе, то есть необходимые в любых социальных системах механизмы приспособления человека к условиям существования.
Заключение
Религия рассматривается как одна из важнейших функций общества, где находится в неразрывной связи со всеми остальными областями социальной жизни, со всей совокупностью жизненных функций того или иного общества в его конкретной исторической обусловленности. Общество, сама способность людей вступать в общение и взаимодействие, вести общие дела, воспринимать и сообщать действие, невозможны без соединяющих их общих понятий и целей, без разделяемых всеми или большинством чувств, интересов, стремлений. В этой связи необходимо, чтобы существовали соединяющие людей связи, необходимо, чтобы люди нуждались друг в друге и понимали друг друга, т.е. между отдельными людьми должно быть нечто общее. Одной из таких связей, объединяющих людей в разнотипные общества, является связь нравственная, сознание духовного единства, воспитываемое общей жизнью и совместной деятельностью, общностью исторических судеб народа и его интересов. Рассматриваемая в этом контексте религия, является социальным институтом, вместе с культурными и психологическими факторами образующим, по выражению Т. Парсонса, "систему поддержания образцов", структурированную вокруг символически выражаемых культурных смыслов, посредством которых ориентируются и направляются социальные системы и отдельные личности. Религия предстает в этом качестве как "функциональная универсалия" общества, устанавливающая связь между обществом и содержанием культуры, обеспечивающая культурную легитимацию на определенных стадиях социального процесса.
31. Священник Михаил Мальцев (Самара)
О русской православной религиозности

Исследование духовной жизни народа, его религиозности и вероисповедной практики - одно из интереснейших, значительных, но одновременно и труднейших направлений современной церковно-исторической науки, в том числе и русской этнографии.
В то же время очевидно, что основная проблематика большинства работ связана с изучением русской православной традиции дореволюционного периода. Поэтому особую актуальность приобретает исследование русской религиозности в XX веке, в условиях тотальных гонений на веру и Церковь и уничтожения как самой традиции, так и ее носителей. В этот трагический и сложный период русской истории, названный Русской Голгофой, со всей полнотой явлены высочайшие примеры христианского благочестия, массового исповедничества и мученичества. Свидетельствование истины - вот что характеризует все многообразные явления православного благочестия в обстановке жесточайшего духовного противостояния. Времена гонений отчетливо выявили силу и особенности русского православного миросозерцания, как и саму роль и значение Православия в жизни русского человека.
Исследование русской православной религиозности - важнейшая составляющая часть изучения этнической психологии и сознания русского народа. В общем плане значительное влияние восточного христианства на быт, культуру и национальный характер русских признано бесспорным. Однако конкретный механизм, направление, степень и формы этого влияния до конца не выяснены и нуждаются в глубоком научном анализе.
Последнее приобретает особую актуальность применительно к исторической действительности XX века, когда русское национальное самосознание разрушалось, и очень часто после того, как уничтожалась религиозная жизнь народа.
Взаимодействие этнического и конфессионального продолжает быть актуальным и сейчас, в обстановке духовного возрождения русского этноса.
Русская православная религиозность, как и всякая религиозность, - явление сложное и многообразное. Столь же многообразны и аспекты изучения: этнографический, исторический, культурологический, социальный, философский, политический, богословский и др.
Чем же отличается собственно этнографический подход от всех прочих точек зрения на религиозность вообще и на русскую православную религиозность в частности? Для того, чтобы точно ответить на данный вопрос, следует выяснить содержание термина "религиозность" и соотношение его с другими понятиями.
Религиозность - это определенный тип духовно-нравственного состояния человека, людских сообществ или народа в целом, выражающий особенности, содержание, направленность, глубину и масштаб религиозной веры и всю полноту ее жизненных проявлений.
Религиозность включает в себя существенные черты духовно-душевного склада человека или народа, которые образуют и выявляют их неповторимое своеобразие или нравственно-религиозный портрет.
Религиозность можно определить и как свойство личности и народа, выражающее в той или иной мере отношение последних к Богу и Божественному.
Религиозность - фундаментальное свойство человеческой личности, которое существенным образом влияет и во многом определяет все стороны ее жизнедеятельности.
Религиозность столь же неотъемлемое свойство или способность человека, как и эстетическая, интеллектуальная, нравственная.
Религиозность предстает как изначальное качество человеческой души. Это некий духовный центр, влияющий на развитие и направление других онтологических способностей человека: ум, волю, чувства.
Религиозность присутствует в каждом человеке, в той или иной степени выраженности. Ее нельзя истребить или уничтожить. Она продолжает свое бытие подчас в самых невероятных формах, выявляя главную и непреодолимую человеческую потребность - верить.
Структура религиозности включает в себя:
религиозный идеал;
религиозные принципы, нормы;
религиозную направленность (цель);
религиозные ценности, этику;
религиозный опыт;
религиозные традиции;
религиозные навыки, обычаи;
религиозный способ общения;
религиозную символику;
религиозную антропологию;
религиозный язык;
религиозную практику;
религиозную психологию;
религиозную логику;
религиозную эстетику;
религиозное самосознание;
религиозное самочувствие (1);
религиозный характер, темперамент.
Религиозность и религиозное сознание
Первое понятие шире и полнее отражает феномен религиозной веры, религиозной жизни в целом, нежели второе понятие, включающее в себя сугубо мировоззренческие, психологические и социально-психологические стороны. Хотя в большинстве случаев эти понятия нередко отождествляются и употребляются как синонимы.
Характер религиозности определяется ее содержанием, носителем, преобладающим признаком, направленностью и другими факторами. В этой связи можно различать религиозность:
истинную и мнимую (ложную, псевдорелигиозность);
индивидуальную и массовую, личную, семейную, групповую, народную (народа в целом) или общественную;
сокровенную и открытую, тайную и явно манифестационную;
глубокую и поверхностную;
развитую и неразвитую;
конфессионально ориентированную или неконфессиональную (например, политического, литературного характера и т. д.).
Типология религиозности
По этническому признаку исследуемый нами феномен выступает как русская peлигиoзнocть.
По этноконфессиональному признаку как русская православная религиозность.
По этнокультурному признаку как восточно-православная религиозность.
По конфессиональному признаку как православная религиозность или, более широко, как христианская религиозность.
По хронологическому признаку как русская православная религиозность XX века.
Уровни религиозности можно определять и описывать по привычной пятибалльной шкале:
очень высокий;
высокий;
средний;
низкий;
очень низкий.
Показатели уровня русской православной религиозности
Основные критерии и оценочные подходы содержатся в самом православном вероучении: "По плодам их узнаете их" (Мф. 7, 16); "Кто любит Меня, тот соблюдет слово Мое" (Ин. 14, 23); "Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною" (Мк. 8, 34); "Чистое и непорочное благочестие пред Богом и Отцем есть то, чтобы призирать сирот и вдов в их скорбях и хранить себя неоскверненным от мира" (Иак. 1, 27) и т. д.
Конкретные же показатели зависят:
от той сферы православной жизни, которую рассматривает ис-следователь (подвижничество, почитание святых и святынь, палом-ничество, русский православный фольклор и песнетворчество, хра-моздательство, благотворительность и т. д.);
немаловажное значение будет иметь собственно народный взгляд и оценка тех проявлений религиозности, которые изучаются ученым;
нельзя исключить и влияния самого исследователя, его миро-воззренческой позиции в отношении анализируемых им фактов.
В целом показатели разделяются на:
объективные и субъективные;
количественные и качественные;
внешние и внутренние;
индивидуальные и массовые;
общие и особенные и т. д.
Этнографический подход в изучении религиозности заключается в том, что этнография как наука имеет дело с различными явлениями религиозной жизни этносов, рассматривая и исследуя особенности их религиозного мировоззрения, психологии, нравственности, эстетики, обряда, повседневности, культа и религиозной культуры.
Русский православный мыслитель И.А. Ильин в свое время подчеркивал, что сущность этноса можно постичь только через его веру.
"Тот, кто хочет понять сущность и своеобразие какого-нибудь народа, поступит правильно, если попытается заглянуть в сферу его религии и веры, и особенно прочувствовать "прафеномен" этой религии и творчески осмыслить его...".
"Под религиозным "прафеноменом", - писал И.А. Ильин, - я понимаю концентрированное выражение веры, которое, как живой узел, вбирает в себя и испускает из себя все нити веры и религиозной жизни. Иногда этот прафеномен обнаруживает себя в слове, иногда - в душевном состоянии, иногда внешне - в ритуальном обычае. Исследователь должен "ухватить" его, вникнуть, прочувствовать, увидеть сердцем, проследить так, как если бы он находился в этой тончайшей ткани, откуда все основательное в данной религии покажется ему естественным, ясным и понятным, как если бы он сам перенял ее веру. Только тогда он может считать, что "до него дошло" (2).
Неповторимость, своеобразие, особенность русской православной религиозности (РПР) заключается в определенном, присущем только ей способе и типе взаимодействия, сочетания и существования этнического и конфессионального в пространственно-временном контексте русской истории и культуры.
Конфессиональное выступает здесь как общее, этническое - как частное и особенное. В определенные периоды русской истории соотношение этнического и конфессионального в структуре РПР было различным и во многом зависело от конкретных судеб этноса, государства, Церкви.
Этническим компонентом в структуре РПР является "русское" или "русскость" (по И.А. Ильину). Конфессиональным, соответственно, "православное" или все то, что входит в восточно-православную традицию.
Традиционное русское сознание этноконфессионально по преимуществу. Национальное и религиозное тесно переплетаются, образуя единое целое, что находит отражение в целом ряде понятий и представлений, касающихся сферы национального идеала, самосознания и других категорий, например, "Святая Русь", "народ святорусский", "народ православный", "род христиан православных" и т. д.
Периоды в истории русской православной религиозности
Генезис (зарождение): I-X вв. (988 г.), от апостольской миссии св. Андрея Первозванного до Крещения Руси.
Становление: Х-нач. XIII (1236 г.), от Крещения до татаро-монгольского нашествия.
Оформление: XIII-XIV вв.
Расцвет: XIV-XVI вв.
Кризис: XVII в.
Упадок: XVIII-нач. XX вв.
Разрушение: 1917-1985 гг.
Восстановление: 1985-2000 гг.
Основные черты русской православной религиозности
Жертвенность, мученичество, исповедничество (стояние в вере), жажда подвига.
Иконность.
Эсхатологизм.
Исповедальность.
Бесконечное терпение (долготерпение).
Покорность Промыслу Божию.
Избранничество (мессианство).
Юродство о Христе.
Иерархичность.
Истовость (спокойная), последовательность, верность, гармония, достоинство, покой, сосредоточенность, трезвение, созерцательность, действие, глубина, проникновенность, простодушие, мудрость, смирение, поэтичность, непосредственность, откровенность, братскость в вере и т. д.
Аскетизм.
Живое чувство всеединства (3).
Духовная свобода (4).
Органичность, целостность.
Всепрощение.
Мягкость, душевность, сердечность, доверительность, теплота, человечность, всепоглощающая любовь, сострадательность.
Тяга к Вечному.
Миролюбие.
Символизм.
Готовность к сверхчеловеческому страданию.
Открытость и всечеловечность.
Укорененность (вплоть до врожденности и слияния) христианства в национальной этике, психологии и т. д., душе и жизни русского народа.
Живое желание духовно-нравственного совершенства.
Дар покаяния.
Открытая живая совестливость.
Чувство собственного духовного достоинства (5).
Свободная очевидность (свободное повиновение, служение не за страх, а на совесть, самозаконное предание себя Богу и т. д.) (6).
Чувство непрестанного предстояния пред Богом (7).
Взыскание Господа (8).
Особая культура веры и молитвы, подвижничества, служения (9).
"Поющая русская душа" (10).
"Русская способность - незримо возрождаться в зримом умирании, да славится в нас Воскресение Христово!" (11).
Русское искусство - побеждать отступая (12).
Русская детскость (13).
Радостное самоутверждение в Боге (14).
Жажда праведности. Мечта о совершенстве (15).
Преображение (16).
Русская естественность (17).
Внутренняя свобода (18).
Готовность умереть за идеал.
Святость
Высшим выражением религиозности (в данном случае русской православной) является феномен святости.
Изучение русской святости имеет свою историю не только в богословско-исторических науках (в частности, агиографии и агиологии), но и в рамках этнографии русского народа, славистике отечественной истории и исследовании древнерусской литературы (труды Г.П. Федотова, И.А. Ильина, В.Н. Топорова, Д.С. Лихачева, И.М. Концевича и др.). Однако по-прежнему эта тема остается очень актуальной и во многом неразработанной, хотя материалов для исследования особенно по XX веку более чем достаточно.
Святость есть высший, положительный полюс русской православной религиозности. Необходимо заметить, что святость выступает и как итог, и как нравственно-религиозный идеал. Итогом русского православного подвижничества явились сонмы русских святых как прославленных Церковью, так и непрославленных, но бережно хранимых в памяти народной и почитаемых по всей России, чаще всего местно. "Не стоит село без праведника" - гласит старая русская пословица. В этом воистину убеждаешься, когда вплотную сталкиваешься с реалиями народного подвижничества в русской провинции. Старцы, праведники, блаженные, милостивцы, долгострадальцы, утешители, странники, отшельники, благочестивые пастыри и монашествующие и многие другие - вот истинные духовные авторитеты Православной Руси. Святые лучше и полнее, чем кто-либо выразили многообразие русского православного религиозного опыта. А по сему трудно переоценить важность и значение агиографического аспекта русской православной религиозности.
В то же время святость, взыскание Бога, жажда праведности выступает как главный ориентир русского национально-религиозного сознания как нравственно-религиозный идеал русского народа. Православие, по выражению И.А. Ильина, "научило нас желанию быть святою Русью".
"Каждый народ, - писал русский философ, - имеет своих праведников и своих подвижников. Именно праведники и подвижники, согласно Библии, были духовной основой общественной и государственной жизни. Причем у каждого народа духовное творческое деяние таких людей имеет своеобразную печать, особую душевную структуру, которая соответствует национальным наклонностям и потребностям народной души. Русский национально-духовный акт также отмечен своеобразием, своей особой душевной структурой" (19).
"Святая Русь" - это то же самое, что "святая суть русского", "святой оплот", иначе - "святая <...> [энтелехия] ... из-за наших страданий и грехов - она в небрежении; возможно, даже погибает, не процветает, не разворачивается, живет и взывает, находит выражение свое во всем, что появляется как истинно прекрасное из созерцающего сердца. Она не мечта, не иллюзия, не плод воображения. Она реальна, эта святая народная , реальнейшая в народном бытии, задающая ему смысл, руководящая им, влекущая, вдохновляющая. И речь о ней означает не гордость, не тщеславие, скорее предостережение, напутствие. Так было в течение веков. Наверное, останется и в будущем" (20).
XX век стал временем испытания для русской религиозности, крестным путем русского народа. В борьбе религиозности с антирелигиозностью (по выражению И.А. Ильина) были явлены примеры массового мученичества и исповедничества, сохранилась живая нить духовных традиций и опыта, было осознано значение и роль Православия в жизни русского народа, как главного, определяющего, судьбоносного. Русские, как никто другой за всю историю существования христианства, не только с исключительной силой воплотили в своем национальном и религиозном облике евангельский дух жертвенности, любви, долготерпения, но и в итоге (несмотря на временное вероотступничество) подтвердили свою верность однажды выработанному пути.
Русский дух, русская православная религиозность - это дух иоанновского служения (согласно Ильину И.А.). Святой апостол и евангелист Иоанн, меньший по возрасту из учеников Христа, автор духовного Евангелия, единственный, кто был с Учителем в часы его голгофских страданий, тот, кто с наибольшей полнотой выразил сущность христианского вероучения - "Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге и Бог в нем" (1Ин. 4, 16).
Вся драматическая история России к исходу XX века заканчивается пусть хотя и не во всем, но в главном - торжеством любви, доказательством любви русского народа к Богу. А коль это так, значит, по слову апостола, Бог пребывает во многих русских душах и, следовательно, есть надежда на возрождение и спасение всего русского этноса.
32. Социальные организации в обществе. Проблемы управления в организациях.
 
В рамках социологии организация рассматривается как одна из разновидностей социальных систем, важный элемент социальной среды. Каждый человек буквально погружен в многочисленные организационные связи. К социальным организациям относятся: заводы и фабрики, издательства и учебные заведения, политические партии и общественные организации и т.п., где основным элементом выступают люди.
Под социальной организацией понимается относительно устойчивая совокупность социальных отношений индивидов и групп, создающаяся как инструмент для решения общественных задач. Ее отличительными чертами (от других социальных систем) выступают цель и иерархия.
Организации – это целевые системы. Цели могут выдвигаться, как в результате проявляющейся потребности общественного развития, так и в форме выражения интересов и потребностей конкретного человека. Но во всех случаях они выступают связующим звеном человека и общества. В организациях, имеющих сложную иерархическую структуру, обычно речь идет о существовании нескольких целей, определенным образом меж собой структурированных («дерево целей»).
Организации имеют иерархию, то есть вертикальные связи. Почему иерархия столь важна в организациях? Дело в том, что при увеличении численности людей в организации достигается некий предел, при котором взаимоотношения на межличностном уровне уже не способны принести искомого организационного эффекта (он может становиться даже отрицательным), и возникает объективная потребность упорядочения связей, их структурирования для обеспечения эффективности совместных действий.
Социальные организации обычно классифицируются:
•на формальные и неформальные;
•на трудовые и общественные.
Неформальная организация представляет собой спонтанно сложившуюся систему социальных связей, норм, действий, образующуюся как продукт более или менее длительного межличностного группового общения. Организация формальная строится на базе социальной формализации связей, статусов и норм, и в ее основе лежит разделение труда, необходимость специализации. 
Социальная формализация – это целенаправленное формирование стандартных, безличных образцов поведения в правовых, организационных и социокультурных формах. В социальных организациях она охватывает контролируемые связи, статусы и нормы, обеспечивает концентрацию организационной деятельности в наиболее оптимальном направлении, а также стабильность функционирования самой организации. 
Различают два пути формализации социальных систем:
•«рефлексивный» путь, который происходит через оформление естественно сложившихся социальных связей;
•«конструирование», при котором проект организации предшествует ее реальному существованию.
Следует иметь в виду, что в любой формальной организации, наряду с формальными, могут сосуществовать и неформальные связи. Причина этого кроется, прежде всего, в ограниченности формальных связей – невозможности охватить ими огромное многообразие взаимоотношений людей, возникающих при длительном межличностном и групповом общении. Причем неформальные связи могут, как способствовать развитию организации, так и вносить в нее деструктивный элемент – если будут противодействовать ее целям.
Изучение формальных организаций связывают с именем американского инженера и исследователя Ф.У. Тейлора, автора одного из направлений американской теории менеджмента. Тейлоризм строился как система рационализации труда и управления производством, направленная на повышения его эффективности путем стандартизации орудий, методов и приемов труда (которые должны вводиться принудительно, ибо рабочий ленив и пассивен), а также регламентации всей трудовой деятельности.
Исследования неформальной организации нередко соотносят с Хоторнским экспериментом, проводимым в США на предприятиях электрической компании близ г. Чикаго под руководством Э. Мейо (1924-1932 гг.). В его результате было неожиданно выявлено,  что значимыми факторами повышения производительности труда выступают: изменения монотонности труда, а главное – существование так называемого «группового духа», проявляющегося при межличностном общении в условиях производства, и в целом благоприятно влияющем на эффективность труда.
Организации разделяются также на трудовые и общественные. Трудовые организации (предприятия и учреждения) создаются, когда достижение каких-либо общих целей становится возможным только через достижение индивидуальных. Когда же достижение индивидуальных целей оказывается возможным только через выдвижение и достижение общих целей – возникают общественные (союзные) организации.
Достижение искомого организационного эффекта обеспечивается в организации с помощью наилучшего согласования усилий и действий всех ее участников, т.е. управления. Как специфическая форма деятельности, управление явилось результатом естественно-исторического развития, процесса разделения труда и появления первых организаций. В это время оно выделяется в отдельную форму деятельности, начинает формироваться бюрократия, как форма осуществления властных функций (носящая позитивный смысл) в усложняющемся мире, а затем и бюрократизм (уже как негативное явление), означающее злоупотребление властными функциями.
Процесс управления в организации неизменно сталкивается с трудностями из-за необходимости согласования целей организации с интересами и потребностями собственных членов, других людей и общества. Управление сводится к устранению этих противоречий и к решению соответствующих управленческих задач: наилучшего согласования внутренних целей организации; увязывания целевой деятельности организации с общественными интересами и потребностями; согласования целей и ценностей людей с целевой деятельностью организации.
Противоречия в организациях могут создаваться и в результате различных «патологий», возникающих как в организационном построении, так и в самой управленческой деятельности. Разберем наиболее типичные и часто встречающиеся из них.
1. Патологии организационного построения (структурно-функциональные).
 А) Господство структуры над функциями. Необходимо отметить, что структуры инерционны по своей природе, т.е. они труднее поддаются изменениям (чем функции), в результате чего образуется рассогласование структуры и функций. И тогда структура начинает служить тормозом эффективному функционированию организации. Для преодоления этого противоречия следует по возможности создавать структуру наиболее гибкой.
Б) Несоответствие цели функциональному назначению организации. Например, коммерческая или торговая деятельность благотворительных, пенсионных и других организаций социальной защиты.
2. Патологии управления.
 А) Использование «маятниковых решений». В их основе лежит подмена функциональных решений структурными, т.е. вместо того, чтобы четко проработать новые функции и увязать их с существующей организационной структурой, принимается решение о создании новых подразделений.
Б) Дублирование организационного порядка. Этот вид патологии возникает, когда существующий в организации организационный порядок – в виде постоянно действующих норм и правил, должностных инструкций дублируется приказами руководства (к примеру, приказ бухгалтерии рассчитать зарплату);
В) Бюрократизм. Образуется, когда личные интересы управляющего начинают превалировать над общественными (сформулированными в нормах и правилах, должностных инструкциях), и это снижает эффективность деятельности организации.
Социальное управление носит циклический характер и включает в себя следующие стадии:
1.     социальное прогнозирование; здесь важна точность прогнозов, которая зависит от точности и полноты задания начальных условий, от сроков, на которые прогноз распространяется, от условий, в которых он осуществляется (в так называемых революционных ситуациях точность прогнозов существенно снижается);
2.     социальное проектирование; проектированию обычно подлежит целевая деятельность организации, при этом должны наиболее четко согласовываться цели организации, ее структура и функции.
3.     социальное планирование; внедрение проектов должно рассматриваться, как нововведение, которое неизменно будет встречать сопротивление; его причинами могут быть: «сбой» функционирования с его ритма, консервативность структуры, а также люди, интересы которых могут ущемляться;
4.     социальное регулирование или непосредственное руководство; с его помощью обеспечивается планомерное согласование целей организации с целями ее структурных элементов и интересами и потребностями людей, а также структуры и функций организации.
 
33. Социальные технологии

Социальные технологии следует рассматривать как важнейшие элементы механизма управления, составляющие целую систему методов выявления и использования потенциалов социальной системы в соответствии с целями ее развития, методов разрешения противоречий между субъектами и объектами управления; как совокупность операций и процедур социального воздействия на объекты социального управления, направленных на получение оптимального социального результата. Социальные технологии могут также рассматриваться как методы выявления и разрешения противоречий между субъектами и объектами управления в ходе реализации программ и проектов социального развития. Социальные технологии распространяются и на экономическую, и на социально-политическую, и на духовную сферу общественной жизни. Они используются, прежде всего, в управлении социальными процессами, в системе социального планирования на различном уровне, в совершенствовании исследовательской работы, интеллектуальной деятельности в целом. Поэтому социальные технологии могут рассматриваться как элемент культуры и, в частности, как элемент технологической культуры, который проявляется как результат творческого процесса и строится по его законам. Социальные технологии проявляются в двух формах: как структурный элемент системы, технологически оформленный программный результат и как управленческая деятельность по реализации разработанных программ и проектов. В связи с этим и определяется основная функция социальных технологий, состоящая в создании наукоемких социальных инноваций, причем, в первую очередь, - управленческих; в объединении данных технических и гуманитарных знаний; а также - в формировании нового гуманитарно-технологического мышления. Данная характеристика социальных технологий представляет возможность классифицировать важнейшие для сферы управления Российского государства социальные технологии. Во-первых, стратегические социальные технологии, прогнозирующие динамику общественно-политических, экономических и социокультурных изменений, т.е., по сути, универсальные технологии системного знания, которые являются основой для концептуального обоснования программ и проектов федерального и регионального управления. Во-вторых, это информационные социальные технологии, использование которых дает возможность оценивать проблемную либо конфликтную ситуацию в регионе, городе, отрасли, а также выявлять тенденции социально-политического и экономического развития, обосновывать прогнозы. И, в-третьих, обучающие и внедренческие технологии. Разработка социальных технологий предполагает определенную систему социальных норм теми субъектами управления, которые используют их в регулировании общественных процессов, и в то же время социальные технологии представляют собой систему общезначимых правил и закономерностей, влекущих за собой трансформирование организационных структур.
Механизмы социальных изменений.
Важным этапом социальных изменений является инновация, т.е. зарождение, появление и укрепление новых элементов. Инновация (нововведение) есть комплексный процесс создания, распространения и использования нового практического средства (новшества) для удовлетворения человеческих потребностей, а также сопряженные с этим новшеством изменения в социальной и вещественной среде. К социальным нововведениям относятся  экономические, организационные, культурные, к  вещественным  - продуктные, технологические и другие.
В настоящее время нововведение рассматривается как определенная стадия процесса социального изменения. В нововведении  обычно выделяют  следующие  элементы: а) само новшество; б) новаторы, т.е. те, кто создает, его создатели; в) распространители; г) оцениватели, восприемники.
Вместе с тем каждое нововведение проходит, по крайней мере, три стадии: отвергание, привыкание, приятие. Механизм социальных изменений,  по мнению Н.Смелзера, включает семь ступеней.
Во-первых, процесс социальных изменений начинается с того, что появляется некоторое чувство “неудовлетворенности” экономикой, политикой или их отдельными секторами и ощущение “возможностей” улучшения  положения дел, основанное на потенциальной возможности использования различных ресурсов.
Во-вторых, возникают симптомы беспокойства, с одной стороны,  в форме неоправданных эмоциональных реакций негативного плана, включающих в себя обнаружение враждебности и агрессии, а с другой стороны, в виде нереалистических надежд, которые проявляют себя во всякого рода фантазиях, утопиях, воспоминаниях о лучших днях и т.д.
В-третьих, предпринимаются попытки урегулирования возникших напряжений за счет мобилизации мотивационных ресурсов на основе существующей системы ценностей.
В-четвертых, в высших управленческих сферах возникает благожелательная  терпимость по отношению к быстро распространяющимся новым идеям. Но эта терпимость пока проявляется в осторожных формах – без связи с ответственностью за предлагаемые перемены.
В-пятых, предпринимаются попытки уточнить и конкретизировать новые идеи и предложения, так как они являются объектом пристального внимания.
В-шестых, осуществляется ответственное применение нововведения теми, кто принимает на себя определенный риск. Если этот риск оказывается оправданным, возникает результат, который и является формой вознаграждения, или же следует наказание в виде неудачи.
В-седьмых, нововведение становится элементом образа жизни и включается в повседневную рутину. Этот способ институционализируется и превращается в часть экономической, политической и иной подструктуры общества.
При объяснении  социальных изменений многие зарубежные и отечественные исследователи придерживаются концепции “длинных волн (больших циклов)”. В основе механизма длинных волн разные авторы называют: процесс распространения нововведений, смену лидирующих отраслей экономики, смену поколений людей, долговременную динамику нормы прибыли и другие. Длинные волны – это периодичекие повторения характерных социальных, экономических, технологических ситуаций, таких как продолжительные подъемы и спады, сравнительно короткие периоды интенсивной реализации  технических новшеств, пики социальной напряженности и т.д. Эти характерные ситуации регулярно повторяются примерно через каждые 50 лет. Они почти синхронны для большинства ведущих развитых стран. Их проявления зафиксированы в статистике этих стран на протяжении двухсотлетнего периода истории.
Исследователи называют основные “волны” и определяют их продолжительность. Они фиксируются в зависимости от поворотных точек, которыми являются события общеевропейского или даже мирового масштаба.
Первая волна:
минимум – Великая французская революция конца ХVIII столетия;
максимум – наполеоновские войны.
Вторая волна:
минимум – буржуазные революции в ряде европейских стран,
максимум – Парижская коммуна, франко-германская война.
Третья волна:
максимум – первая мировая война.
Четвертая волна:
минимум – начальный период второй мировой войны,
максимум – пик леворадикального движения в развитых западных странах.
Пятая волна:
минимум – распад Советского Союза, разрушение мировой социалистической системы.
 
Факторы социальных изменений.
Источниками социальных изменений могут быть и экономические, и политические факторы, а также факторы, находящиеся внутри сферы социальных структур и отношений общества. К ним можно отнести  взаимодействие между разными социальными системами, структурами, институтами, а также общностями на уровне групп, классов, наций, государств. Одной из форм такого взаимодействия является конкуренция. Так, здоровая конкуренция в науке, технике, экономике, политике, других сферах общественной жизни служит важным источником социальных изменений вообще и в этих сферах в частности.
В еще большей степени решению множества социальных, экономических и политических проблем способствовала классовая борьба, прежде всего рабочего класса, за свои экономические и гражданские права.  Наибольшего размаха эта борьба достигла в ХIХ и первой половине ХХ века. В значительной степени ее результатом во многих странах стали повышение жизненного уровня рабочего класса и других трудящихся, сокращение рабочего дня, многочисленные меры социальной защиты низко- и даже среднеоплачиваемых слоев населения. Вместе с тем ведущее место в процессе социальных изменений занимают технологические и идеологические факторы.
Технологические факторы социальных изменений – это факторы научно-технического прогресса, оказывающие существенное влияние на социальную жизнь общества. Американские социологи К.Каммайер, Г.Ритцер и другие выделяют три способа, посредством которых технология детерминирует социальные изменения.
Первый способ: изменения в технологии создают проблемы социального порядка, которые требуют определенных действий со стороны людей. Технологические изменения требуют формирования новых социальных норм, ролей для индивидов и целых трудовых коллективов, а также формирования новых ценностей.
Второй способ: новая техника, новые технологии создают новые возможности для индивидов и групп в их деятельности, общении. Так, новые возможности социальной коммуникации созданы благодаря телефонизации, распространению телевидения. Компьютер радикально меняет характер рабочего места, изменяет количество необходимых рабочих, требует иной квалификации работников, новых знаний и умений.
Третий способ: новые технологии создают новые формы взаимодействия между индивидами и различными общностями. Так, широкое распространение грузоперевозок автомобильным транспортом  индивидуализирует труд работников, изменяет формы их взаимодействия.
Существенным фактором социальных изменений является идеология. Это та программа действий, которой руководствуются многие политические партии и социальные движения, осуществляющие радикальные преобразования во всех сферах жизнедеятельности общества. Все социальные изменения имеют идеологический характер. Чем более крупные, более фундаментальные, глубокие изменения происходят, тем более заметна в них роль идеологии.
С помощью идеологии социальные группы или классы требуют изменений или сопротивляются им.
Основная проблема здесь заключается в том, что нередко в процессе политической борьбы и всякого рода политических игр, которыми всегда сопровождаются процессы социальных преобразований, доминирующей оказывается так называемая партикулярная идеология. Партикулярная идеология – это идеология, выражающая интересы не большинства населения, а корыстные и своекорыстные интересы узких групп. В этом случае может возникнуть конфликт между этими группами и остальным обществом. Этот конфликт может достичь такой степени остроты, что возникнут соблазны его разрешения насильственными способами. Поэтому программа социальных изменений должна базироваться на коренных интересах наиболее широких слоев населения, руководствоваться общенациональными целями и задачами.
 
34. 5. Динамика народонаселения
Естественное и миграционное движение являются источниками демографической динамики, компонентами изменения численности и структуры народонаселения. Естественный прирост (убыль) и миграционный прирост (убыль) образуют общий прирост населе ния, т. е. ту величину, на которую оно или возрастает, или умень шается. Естественное и миірапионное движение моїут воздейство вать на население либо в одном, либо в противоположном направ лении. В современной России, начиная с 1992 г., происходит естественная убыль населения. В это же время сальдо внешней миг рации остается положительным, т. е. имеет место мифационный прирост. Поэтому общий прирост населения зависит от того, что больше — естественная убыль или мифационный прирост. В 1992—1999 іг. естественная убыль превышала сальдо внешней миг рации, поэтому все время происходила общая убыль населения России. Такую динамику, если она носит затяжной характер, обыч но, называют депопуляцией. В результате депопуляции население России за этот период сократилось примерно на 2,6 млн. человек.Дсмофафическая динамика характеризуется не только аб солютными числами роста или убыли населения, но и относи тельными величинами — темпами роста и прироста. Первый показатель находится путем деления численности населения на конец периода на население, которое было в начале периода. Численность населения России на конец 1999 г. составляла 145,5 млн. человек, а в начале 1990 г. она равнялась 148 млн. Следовательно, за десятилетие численность населения России сократилась к уровню 1990 г. на 1,4%. Второй показатель пред ставляет разницу между 100% и темпом роста (убыли) населе ния. В частности, население страны уменьшилось на 2,4 млн., или на 1,6%. Начавшаяся с 1992 г. естественная убыль, котораяк тому же сопровождается и общим сокращением численности населения, сохранится многие десятилетия XXI в. По прогно зам Госкомстата РФ, население страны к 2015 г. сократится до 138,4 млн., или на 5%. Согласно прогнозам ООН население России в 2025 г. составит 138 млн., а в 2050 г. — чуть больше 121 млн. человек. Реальность прогнозируемой демографической динамики во многом будет зависеть от того, в какой мере из менятся параметры воспроизводства и внешней миграции на селения страны. В ближайшие десятилетия нельзя ожидать су щественных сдвигов в области воспроизводства населения. Сальдо внешней миграции также сохранится на низком уров не, если экономический потенциал и соответственно соци альные условия жизнедеятельности населения России карди нально не изменятся. Поэтому в большей или меньшей мере, но население России сократится. Если к концу XX в. Россия входила в число десятки стран мира, имевших численность на селения, превышавшее 100 млн. человек, то к середине XXI в. она переместится с 7 на 12 место.По прогнозам ООН, к 2025 г. на земном шаре будет 14 госу дарств, численность жителей в которых будет больше 100 млн., а в 2050 г таких стран будет 17. В двух из них — Японии и России — население сократится, а в остальных, в том числе и в США, насе ление возрастет, причем особенно сильно в Эфиопии, Конго, Нигерии, Иране и Пакистане. Соседями России на юге и востоке будут государства с общим населением почти в 4 млрд. человек.36.
. Социальные изменения и социальные движения
7.1. Причины социальных изменений
Социальные изменения — это переход общества из одного состояния в другое. Изменение, в ходе которого происходит необратимое усложнение общественной структуры, называют социальным развитием. Различают эволюционный и революционный путь развития.С понятием социальной эволюции связывают:
постепенное накопление изменений;
естественно обусловленный характер этих изменений;
органический характер процессов, обусловливающий развитие всех процессов на основе естественных функциональных взаимосвязей.
С понятием социальной революции связывают:
относительно быстрые изменения;
субъективно направляемые изменения на основе знания;
неорганический характер этих процессов.
1. Развитие общества имеет линейно-восходящий характер. Предполагается, что общество проходит ряд последовательных стадий развития, на каждой из которых используются особые способы накопления и передачи знаний, коммуникации, добывания средств жизнеобеспечения, а также разные степени сложности структур общества.Одной из наиболее известных социологических концепций данного типа является схема развития общества, которую попытался построить К. Маркс, опиравшийся в своих размышлениях на концепцию истории Гегеля. Он предложил выделить несколько следующих друг за другом общественно-экономических формаций, причем основанием для этого были уровень развития производительных сил и производственных отношений. В соответствии с этим были описаны первобытная, рабовладельческая, феодальная, капиталистическая и коммунистическая формации. Другим хрестоматийным примером такого способа рассмотрения социальных, равно как всех остальных, изменений является идея эволюционизма, которая в науке об обществе получила название «социального дарвинизма».Данный тип объяснения, а точнее, описания и представления социальных процессов имеет глубокие истоки в христианской традиции, в соответствии с которой мир был создан богом и впоследствии — после Страшного суда — прекратит свое существование.Основным положением подобных подходов к описанию развития общества является утверждение о наличии постепенных глобальных изменений, которые претерпевают все общественные системы. Следовательно, это уникальный вопрос, который не знает исключений. Можно выделить несколько направлений, в которых происходят такие изменения: — изменение способов накопления и передачи социального опыта: с этой точки зрения можно различать дописьменные и письменные способы (иногда этот перечень дополняют электронными технологиями);— изменения способов добычи средств существования: здесь различают общества, обеспечивающие жизнь: а) охотой и собирательством, б) скотоводством и земледелием, в) промышленным производством, г) высокими технологиями, которые свойственны так называемому постиндустриальному обществу; термин «постиндустриальное общество» был предложен социологом Д. Беллом;— уровень сложности общества.Сторонниками данного подхода к описанию социальных изменений были Г. Спенсер, Э. Дюркгейм, Ф. Теннис, А. Тоффлер, Д. Белл и др. Г. Спенсер, Э. Дюркгейм рассматривали развитие общества как постепенный переход от неразвитого состояния, характеризующимся отсутствием значительной дифференциации внутри подсистем, к более сложным дифференцированным системам. В настоящее время крайне популярной среди социологов является концепция индустриального общества. Она предполагает, что к настоящему моменту общество прошло три стадии: доиндустриальную (аграрную), индустриальную и постиндустриальную (то есть стадию, на которой мы сейчас находимся). Если индустриальное общество характеризуется развитой автоматизацией и механизацией, то в постиндустриальном обществе наибольшую ценность приобретают информация, интеллект, знание. Авторами этой концепции являются Р. Арон и У. Ростоу.2. Развитие общества имеет циклический, повторяющийся характер. В данном случае модель, описывающая развитие общества и его изменения, опирается на аналогию между обществом и природой, в которой циклические процессы очень распространены (смена дня и ночи, времен года, рождение и смерть и т. д.).Соответствующим образом выделяются и циклы в жизни общества. Так, например, период социальной стабильности сменяется периодом упадка, а на смену периоду упадка приходит период социальной стабильности и т. д.Существует несколько форм циклических процессов:1) Маятниковые изменения, как это явствует из их названия, аналогичны движению маятника. В качестве примера можно привести спады и периодический рост производства.2) При волновых процессах растет и падает количество каких-то фактов или событий на определенный период времени, например, числа технических нововведений. Принципиально важно, что данная модель не может быть распространена на маятниковые изменения. И действительно, к экономическому росту такую метафору применить трудно.3) Наконец, в основе спиралевидного процесса лежит принцип «возвращение к старому на новом уровне». Так, например, можно провести аналогию между колониальной политикой европейских стран Нового времени, проявлявшейся в первую очередь в виде завоеваний новых территорий, и современным американским экономическим «колониализмом», который не стремится к политическому господству над другими государствами (по крайней мере непосредственно), но делает их независимыми от американской экономики, совершая инвестирование экономики данного государства, создавая на их территории подразделения своих компаний, и т. д.Другим ярким проявлением циклических процессов в жизни общества можно считать исторические циклы, которые проходят все цивилизации, от возникновения через расцвет к распаду. В качестве основы при осмыслении социокультурных процессов эту идею использовали ученые Д. Вико, Н. Данилевский, О. Шпенглер и др.3. Нелинейная схема представлений социальных изменений возникла в результате критики линейной схемы. Сторонники нелинейного подхода обратили внимание на тот факт, что общество не является совершенно закрытой системой, поскольку взаимодействует со средой (это не стоит путать с разграничением открытых и закрытых обществ). Линейная же схема предполагает, что общество развивается как замкнутая в себе сущность, не имеющая таких связей с окружающей средой, которые могли бы повлиять на ее развитие.Кроме того, из социальных изменений исключается такая важная характеристика, как их возможная случайность. Существование любой системы представляет собой чередование состояний и равновесия неравновесия; из последних система стремится выйти как можно быстрее, для чего разрабатываются специальные процедуры. Однако история знает множество случаев, когда социальная система была не в состоянии восстановить равновесие при помощи обычных способов. В такие моменты возникает состояние выбора между несколькими различными вариантами, которые не укладываются в рамки предыдущего поведения системы, т. е. не могут быть предсказаны с точки зрения ее более раннего поведения. Следовательно, процесс социального изменения не всегда логичен и далеко не всегда может быть объяснен при помощи причинно-следственных отношений.Социальная стабильность — это такое состояние общества, при котором никакие изменения не нарушают его целостности и качественной определенности. Таким образом, социальное изменение само по себе не противоречит социальной стабильности и, напротив, приводя в соответствие неравномерно изменяющиеся общественные структуры, способствует стабильности общества. Однако если изменения углубляются и остаются при этом вне контроля и регулирования со стороны социальных субъектов, то возникает опасность перерастания их в социальный кризис, означающий существенные нарушения системной целостности.Сами по себе социальные изменения не происходят. Их осуществляют люди. Перемены происходят в результате их осознанной или неосознанной деятельности. Поэтому движущей силой социального изменения является деятельность всех его участников. Социальный субъект — это активная деятельная сила, сознательно преобразующая социальную реальность и заинтересованная в социальном изменении. Социальными субъектами могут выступать социальные группы, классы, общности, нации, партии и т. д.^
7.2. Понятие «социальное движение»
В современном обществе все чаще субъектами социальных трансформаций становятся социальные движения — коллективные, более или менее организованные действия людей, мобилизованных для отстаивания социальных изменений или сопротивления этим изменениям. Они представляют собой организованную и массовую форму поведения больших групп. Социальные революции и религиозные реформы — наиболее яркие примеры.Социальные движения — это наиболее мощные силы, которые приводят к изменениям в современном обществе. Эти изменения могут проходить двумя путями. Первый исходит из активности масс; второй — из активности властных структур (государственных деятелей, менеджеров, администраторов и т. д.). Одни изменения могут быть результатом заранее продуманных, преднамеренных действий, другие — результатом стихийных, непреднамеренных действий.Взаимодействие сознательного и стихийного в социальном движении порождает:
латентные (скрытые) изменения, которые возникают «снизу»; например, благодаря людям, живущим реальной жизнью, делающим свой выбор и представляющим свои цели в экономической и социальной сфере. Многообразие разрозненных действий приводит к появлению долговременных или кратковременных тенденций в социальном движении;
латентные изменения, осуществляемые «сверху»; например, благодаря действиям правительства, приводящим к неожиданным побочным явлениям, которые не предполагались;
явные изменения, производимые «снизу»; например, когда правительство приступает к политическим или экономическим реформам под давлением масс;
явные изменения, происходящие «сверху»; например, успешное выполнение планов, приведение в действие реформ правительством, административным или управленческим аппаратом.
Генезис социального движения связан с возникновением в недрах общества конфликтов и дезорганизации, недовольства социальной системой общества. Эрозия прежней системы ценностей побуждает определенную часть общества искать новые формы самореализации, а затем, по мере возрастания напряженности, объединяться в социальное движение. Осознание единых ценностей может приобретать форму утопий, политических мифов, идеологических доктрин.В противоположность старому рабочему движению новые социальные движения, такие, например, как экологическое, феминистское, за мир и безопасность, не выдвигают на первое место явно выраженные экономические требования. Их гораздо больше волнуют темы культуры, вопросы самостоятельности, прав человека, а также проблемы, связанные с новыми ситуациями, риском, которому подвергаются люди, независимо от их социального положения.Таким образом, социальное движение — это свободно организованная общность людей, действующая самостоятельно в неинституциолизированной форме для того, чтобы произвести определенные изменения в обществе:
для установления нового порядка общественной жизни;
преобразования социального порядка;
принятия новых форм и ценностей;
обеспечения коллективных усилий по контролю над изменениями или корректировке их направления.
Социальные движения существуют дольше, чем толпы, массы и сборища — конгломераты и они более интегрированы. Имеется четкая связь между социальными движениями и социальными изменениями. Причем изменения являются основной характеристикой социальных движений. Принято считать, что социальные движения более динамичны, чем другие социальные формы общественного развития.Социальные движения имеют свои предпосылки и причины возникновения:
демографическое объединение больших масс людей в регионах индустриализации и урбанизации, приводящее к высокой «моральной» плотности и социально-психологической напряженности населения. Это создает новые возможности для общения и взаимодействия, выработки групповой идеологии;
социальное отчуждение как обособление индивида в обществе. Индивидуальный опыт отчуждения, одиночества и изоляции вызывает стремление к общности и солидарности с другими. Поэтому участие в социальном движении позволяет удовлетворить экзистенциальную потребность человека в установлении связей и идентичности;
социальное неравенство, расслоение людей на «богатых» и «бедных» приводит к иерархии власти и престижа, к стремлению низших слоев населения объединиться в социальном движении; люди обнаруживают, что они лишены многих благ и это формирует психологическую готовность к участию в социальном движении;
политический плюрализм открывает широкое поле для коллективных действий большим массам людей;
степень внутренней свободы человека предоставляет ему возможность контролировать и манипулировать ею. Вера в то, что социальные изменения и прогресс зависят от действий людей — важная идеологическая установка активности человека и мотивации социальных движений;
повышение образовательного уровня способствует более активному участию людей в социальных движениях, повышению их сознательности и развитию социального интереса;
средства массовой информации (СМИ) ускоряют формирование социальных движений, общественного мнения, способствуют использованию опыта других, социально или географически удаленных друг от друга групп, общностей, наций.
Большинство людей участвуют в движениях косвенно. Они вносят свой вклад тем, что симпатизируют и поддерживают программу движения, не участвуя напрямую в каких-либо формальных организациях, возглавляющих социальное движение. Формальные организации, например, Фонд мира, претворяют абстрактные цели и идеалы движения в практику конкретных действий — финансирование и организацию велопробегов, сбора подписей, митингов и манифестаций, презентаций, рекламы в прессе.Социальные движения длятся многие годы, и даже десятилетия. Движение за отмену рабства негров (аболиционизм) в США началось в конце XVIII в., а закончилось в конце XX в. За это время менялись участники, промежуточные цели, тактика и методы борьбы. Некоторые движения, к примеру, за гражданские права и феминизм, имеют множество рабочих групп, разбросанных по разным городам и даже странам. Многие политические партии начинали свою историю как общественные движения.^
7.3. Социальные движения в современном обществе. Типы социальных движений
Социальные движения проходят фазы возникновения, формирования, развития, угасания и исчезновения. Такой путь может быть коротким или продолжительным. Внутри движения на протяжении всего цикла идут постоянные внутренние процессы, которые охватывают не только участников движения, но и его организации, институты и нормативные системы.На первом этапе социальное движение аморфно, плохо организовано. Но по мере своего формирования коллективное поведение приобретает организацию, набор стандартных обычаев и традиций. Ценностных ориентаций. Что же касается правил, ценностей, институтов прошлого, то им бросается вызов, они критикуются, квалифицируются как недостаточные, неадекватные новым реалиям и ситуациям.В то же время динамика социальных изменений предполагает взаимодействия между различными социальными движениями, которые отличаются друг от друга:
по мировоззренческой ориентации, особому мировосприятию;
по масштабам предполагаемых изменений;
по качеству предполагаемых изменений;
по отношению к целям предполагаемых изменений; одни движения сосредоточиваются на изменении социальных структур, другие — на изменении личности;
по стратегической направленности изменений.
В соответствии с целями, которые преследуются, социальные движения подразделяются на следующие типы:1^ . Реформаторские движения выступают за постепенное и прогрессивное изменение существующей системы.Примером является движение «Демократическая Россия» сформировавшееся в конце 1980-х гг.; тогда оно находилось в оппозиции правящему коммунистическому режиму. В 1990 г. оно добилось избрания на пост президента России своего кандидата — Б. Н. Ельцина. В борьбе за власть «Демократическая Россия» использовала выступления в прессе, на радио и телевидении, митинги и демонстрации, давление в парламенте. К реформаторским можно отнести экологическое и феминистское движения, «Народные фронты» в Прибалтике. Они выступают за крупномасштабные или частичные изменения в обществе. Сюда относятся также движения за и против абортов, требующие изменения в законодательстве, движения за права животных, которые призывают запретить эксперименты над ними, движения за права сексуальных меньшинств, освобождение женщин, движения за права фермеров и т. д.2. ^ Регрессивные движения выступают за возвращение (частичное или полное) к старым порядкам.Обычно такие движения организуют те политические силы, которые раньше находились у власти, а после «августовской революции», уйдя в оппозицию, организовали регрессивное движение за возвращение общества к социализму. Регрессивными можно назвать «Национальный фронт трудящихся», т. к. это движение борется за то, что уже когда-то существовало, пусть даже в извращенном виде, как полагают его сторонники. Сюда же относятся движения экологические, фундаменталистские религиозные, эмигрантские, монархические, за этническое возрождение, спасение Отечества, в защиту региональной культуры и т. д. Но к регрессивным движениям нельзя отнести «Память», т. к. она отстаивает то, чего не было при социализме.3. ^ Утопические движения выступают за построение для группы истинных последователей идеального общества.Средневековые коммуны, движения зеленых, «Лонга май», кришнаитов, антиглобалистов и другие относятся к утопическим. Английский предприниматель, а затем теоретик утопического социализма Роберт Оуэн (1771—1858 гг.) основал опытные коммунистические колонии в США («Новая Гармония») и Англии, лишенные частной собственности, классов и эксплуатации. Его начинания оказались неудачными, и вскоре данное утопическое движение прекратило свое существование. 4.^ Революционные движени�� подразумевают коренное изменение существующего строя, его ценностей и институтов.Такие цели требуют экстраординарных средств. Хотя и не все революционные движения участвуют в акциях насилия, террористическая тактика (захват заложников, ограбление банков, убийство политических лидеров, взрывы в местах массового скопления народа) является визитной карточкой революционеров на Ближнем Востоке, в Ирландии, Западной Европе, Латинской Америке.В целом революционные движения ориентированы на будущее, их можно назвать прогрессивными. Это, например, движение за гражданские права, национальное освобождение, тотальное изменение общества, его социальных институтов, внедрение нового образа жизни.5. Следующий тип социальных движений — экспрессивные. Участники экспрессивных социальных движений (религиозные, «Рок против наркотиков» и др.) не стремятся к перемене социального строя, но их экспрессивное поведение может оказывать воздействие, как на отдельных людей, так и на общество в целом. Люди, участвующие в этих движениях, находятся внутри ограниченной социальной системы, из которой они не в силах вырваться, не в состоянии изменить ее, но с помощью мечты, фантазии, танцев, игр и других форм эмоциональной экспрессии находят долгожданное эмоциональное облегчение, что делает их жизнь более терпимой.6. ^ Движения сопротивления — если революционные движения возникают среди людей, которые неудовлетворенны тем, что социальные изменения протекают слишком медленно, то движения сопротивления возникают среди тех неудовлетворенных людей, которые считают, что изменения в обществе происходят слишком радикально и быстро. Подобные движения всегда сопровождаются усилиями определенных социальных групп, направленных на блокирование возможных или искоренение уже произошедших изменений.^
7.4. Формы массового поведения. Взаимодействие людей в неорганизованных группах
Как потребности людей имеют кардинальный или дополнительный, постоянный или спорадический характер, так и общности, которые объединяют многочисленных членов, жаждущих социального удовлетворения, могут быть устойчивыми или временными, хорошо структурированными или диффузными («размытыми»). К массовидным общностям социологи относят массы, аудитории, социальные движения и толпы.Построенные порой из материала «случайного», массовидные общности соединяются в единых поведенческих порывах очень разных, ничем другим не связанных, незнакомых людей. Их однотипное поведение (футбольных фанатов, зрителей сериала, демонстрантов, любопытных зевак и т. п.) продиктовано зачастую не разумом, а чувством. То есть не осознанием общностей целей, а ощущением общности эмоций. Конечно, люди всегда способны приписывать смыслы своим действиям (в том числе и рациональные), но специалисты давно отметили, что поведению массовидной общности присущи эмоциональное заражение и аффект. Выходя из зала, стадиона или выбираясь из толпы, человек нередко удивляется тому, что он только что делал нечто, вовсе ему не присущее.Таким образом, взаимодействие людей в неорганизованных группах, в толпе — резкая противоположность предписанным ритуалам. Элементарное поведение в толпе относительно стихийное, порой непредсказуемое взаимодействие людей в ситуации неопределенности или угрозы. Ключ к пониманию природы коллективного поведения людей дает такая форма социального взаимодействия, как круговая реакция, когда взаимное возбуждение людей приобретает форму, при которой люди отражают настроения, эмоции друг друга и таким образом интенсифицируют их. Социальное беспокойство — внутреннее напряжение многих людей при отсутствии способов его снятия в форме беспорядочной и не координированной деятельности, причем чувство беспокойства вовлекается в круговую реакцию и становится «инфекционным», происходит «эмоциональное заражение» людей. Социальное беспокойство присутствует там, где люди обладают повышенной чувствительностью по отношению друг к другу, а также там, где вместе переносят разрушения своего заведенного жизненного уклада. Эти условия встречаются в таких случаях социального беспокойства, как революционные волнения, женский протест, религиозные волнения, трудовые конфликты.Черты социального беспокойства:— беспорядочный характер поведения, когда люди находятся в состоянии напряженности и чувствуют сильный позыв к действию, но не имеют четкого представления и понимания своих целей;— возбужденные чувства тревоги, страхов, неуверенности, агрессивности, склонность к распространению слухов и преувеличений;— наличие повышенной раздражимости и внушаемости людей, психологической неустойчивости, податливости влиянию лидеров, новых стимулов и идей.Там, где коллективное возбуждение интенсивно и широко распространено, есть вероятность распространения социальной инфекции — сравнительно быстрого, бессознательного и нерационального распространения каких-либо настроений или форм поведений (например, разгул биржевой спекуляции, финансовой паники или волны патриотической истерии).Толпа — это общность, которая представляет собой случайное или почти случайное образование, любое кратковременное скопление людей, которых собрал в одном месте общий интерес. Когда интерес исчезает — люди рассеиваются. Иногда эта общность имеет агрессивный характер. Отличительное качество толпы: анонимность, психическое заражение, внушаемость, подражание. Ход мыслей в толпе направляется общим интересом и, чаще всего, подчиняется низменным инстинктам. Скученность и плотность вызывает вначале психологический, а затем физический дискомфорт. Типичный пример — давка (например, в автобусе характеризуется негативным социальным взаимодействием — руганью, конфликтами, оскорблениями, драками).В толпе, главным образом, преобладают эмоционально-волевые устремления, неустойчивые интересы людей. В обществе всегда имеются люди, которые смелы в толпе и ничтожно трусливы за ее пределами. Поведение толпы, как правило, подвержено сильному влиянию лидера, которым является человек, уловивший ее настроение, мотивы в реализации целей. Толпа без лидера не может ничего сделать, кроме осуществления деструктивных действий.Толпа имеет общие характеристики:1. Иррациональное, бессознательное проявление, в основе которого лежат инстинкты агрессии, самосохранения и самовыражения.2. Внушаемость, подражание и социально-психологическое заражение с эмоциональными акцентуациями.3. Чувство безнаказанности в общем потоке массового поведения, поскольку люди, составляющие толпу, анонимны и находятся якобы вне социального контроля; например, при осуществлении актов вандализма беснующими футбольными болельщиками (битье стекол, порча кресел в вагонах метро и другие подобные действия); каждый из толпы снимает с себя ответственность, действуя со всеми как единое целое.Внимание, которое стали проявлять ученые к коллективному поведению в XX в., было неслучайным. По мнению нашего современника, известного социального философа Х. Ортеги-и-Гассета, изучавшего, в первую очередь, тоталитарные, фашистские общества, в этот период сформировалось массовое общество, в котором господствуют стандарты массовой культуры. Это бесструктурное общество, маргинализирующее все и вся. Социальная автоматизация происходит во всех современных обществах, для которых характерны психозы моды, массовые истерии или иные проявления, более ярко выраженные в обществах тоталитарного типа.Если какие-то значимые потребности людей не реализуются, и они осознают это как угрозу своему существованию, включаются особые механизмы защитного поведения. Когда возникает общность интереса, основанная на беспокойстве или страхе, формируется толпа или масса. Возможна даже паника, словно происходит «заражение» отрицательными эмоциями, в первую очередь, страхом. Поэтому теорию Г. Лебона и Г. Тарда стали называть эпидемиологическим направлением социологии общностей.Эти исследователи подчеркивали, что у члена толпы возникает чувство анонимности, бесконтрольности и поэтому вседозволенности, так как потерянность в массе других людей и единство испытываемых всеми эмоций выводят индивида из состояния «социальной зачарованности». Он перестает ощущать свои ролевые «маски», они в этот момент ему не требуются, никто из окружающих людей не предъявляет ему этих «ролевых ожиданий». Человек как бы регрессирует в мир первозданных «нутряных» страстей. И Лебон и Тард отмечают, что в толпе формируется чувство особой мощи, каждый отдельный человек чувствует многократное увеличение собственных усилий, он увлекается общим порывом, превращается в часть единого живого организма. Во главе этой свежепереплавленной общности стоит лидер, и толпа полностью, беспрекословно подчиняется его воле.Массовые действия могут быть слабо организованными (паника, погромы) либо достаточно подготовленными и хорошо организованными (демонстрации, революции, войны). Многое зависит от того, осознается ли ситуация, нашлись ли организаторы и лидеры, способные возглавить остальных.Массовое поведение — это поведение людей, характерное только для массового общества и обладающее такими чертами, как неорганизованность, неструктурированность, некоординированность. Кроме того, важной чертой массового поведения следует считать индивидуальный выбор поведения. Если поведение толпы определяется как нестойкое, эпизодическое и проявляется только в социальной группе, то массовое поведение проявляется и реализуется как сумма отдельных индивидуальных действий. В отличие от толпы (которая представляет собой людей, собранных в ограниченном физическом пространстве), массы людей разбросаны и лишены постоянного и осознанного контакта одного человека с другим.Согласно данному понятию, массы людей не могут совершать совместных разрушительных действий и взаимодействовать, как толпа. Коллективное поведение в массовом обществе отличается тем, что большое количество людей действует индивидуально, а не в составе группы, но, тем не менее, их действия однонаправлены, способные создавать значительные социальные изменения. Исход беженцев из бывших республик СССР, эмиграция, спрос на определенные товары, увлечения молодежи — это яркие примеры массового поведения в современном обществе.Слухи — совокупность сведений, возникающих из анонимных источников и распространяющихся по неофициальным каналам, имеющих в основе подлинные факты, но отличаюшихся по содержанию от него и несущих в себе оттенок нереальности, предположительности. Распространение слухов — форма массового поведения. Слухи возникают в ситуациях дефицита информации или в тех случаях, когда аудитория радио, телевидения и печати не верит официальной информации. Надо сказать, что слухи могут распространяться в любых обществах, но только в массовом обществе они являются наиболее характерной чертой социальных взаимодействий. Многие исследователи отмечают, что большинство наших неофициальных бесед состоит из передачи слухов. В каждом разговоре с соседями, сотрудниками или просто с людьми, не равнодушными к судьбе России, делам правительства или проблемам российского искусства, неизбежно обсуждаются слухи, что способствует их распространению. При этом людей мало удовлетворяет обсуждение подлинных фактов, особенно распространяемых через официальные каналы информации. В ходе восприятия и усвоения подобной информации людей интересует не истинность слуха, а лишь его правдоподобие. Однако большинство людей склонны усваивать и распространять самые неправдоподобные слухи, полагая, что «дыма без огня не бывает». Желание людей знать подробности значимых для них событий является основой происхождения слухов.Совокупность людей, которые пассивно воспринимают слух либо активно его распространяют, составляют аудиторию воздействия слуха. Аудитория воздействия слуха — не просто сумма пассивных восприемников информации. Многие являются ее участниками: они не только передают новость дальше, но что-то изменяют в ней, добавляют новые подробности либо полностью искажают смысл. Согласно гипотезе американского социального психолога Т. Шибутани, слух как коллективное действие построен на четком распространении ролей. Первые выполняют роль «посыльного» и только распространяют слух. Вторые играют роль «интерпретатора», добавляя к новости собственные соображения. Третьи оказываются в ситуации либо «скептиков», сомневающихся в достоверности слуха, либо «сторонников», горячо отстаивающих его. Кое-кто берет на себя роль «принимающего решение», готового действовать в соответствии со слухом. Большинство же остается в роли простых зрителей, или аудитории.Последствия воздействия слухов в массовом обществе бывают весьма велики. Так, слух может подорвать репутацию политического деятеля, представить высокоморальное аморальным, дискредитировать какую-либо деятельность, разрушить положительный имидж организации, продукта или услуги. Разновидностью слухов выступают сплетни.Новости о злоумышленниках, крадущих детей или насилующих женщин в лифте, новости о предстоящем повышении цен — это слухи. Они основаны на подсознательном страхе. Новости о том, сколько бриллиантов у первой леди государства, или о том, с кем разводятся или на ком женятся рок-звезды — это сплетни. Они основаны на любопытстве.Паника — такая форма массового поведения, когда люди, столкнувшиеся с опасностью, проявляют нескоординированные реакции. Люди действуют независимо, часто мешая и травмируя друг друга. Паника случается в экстремальных условиях: кораблекрушение, пожар, землетрясение, наводнение или военное нашествие. В подобных ситуациях действуют силы, не подвластные человеку, поэтому обычные средства преодоления кризиса не достигают успеха. Когда индивид убеждается, что все известные и доступные ему средства, пригодные в обычных условиях, не срабатывают, он теряет самообладание. Появляется страх, парализующий мышление и волю. Он усиливается, когда человек замечает, что и другие люди охвачены тем же. Возникает цепная реакция панических действий.Массовая истерия — представляет собой формы иррационального, непредсказуемого поведения или проявления слепой веры.Обычно это социальное явление относительно кратковременно и по степени проявления напоминает феномен толпы. В качестве примера можно привести поклонников эстрадных звезд, которые преследуют своих кумиров; поклонников футбольной команды, которые буйствуют в различных местах без прямых контактов друг с другом; националистов, которые проявляют ненависть по отношению к некоторым этническим группам и т. д. Массовая истерия в некоторых случаях выливается в панику или в погромы.Погром — коллективный акт насилия, предпринятый неконтролируемой и эмоционально возбужденной толпой против собственности или личности. Погром часто принимает вид шовинистического выступления против какой-либо национальной или иной группы населения, сопровождающегося грабежами или убийствами. До революции в России было несколько еврейских погромов. В первые дни Октябрьской революции прокатилась волна «винных» погромов.Погром — спонтанный «кратковременный» всплеск насилия, подогреваемый не убеждениями, а страстями. После выступления одной из рок-групп в Санкт-Петербурге и Москве молодежь устраивала погромы в метро и электричках. Во многих странах Европы футбольные фанаты устраивают погромы после очередных матчей.Самым известным примером погрома являются так называемые суды Линча — самосуды, устраиваемые толпой белых над провинившимися неграми.Бунт — собирательное понятие, обозначающее ряд стихийных форм коллективного протеста: мятеж, волнение, смута, восстание.Причиной их возникновения служит массовое недовольство чем-либо (угнетением, плохим обращением, условиями труда и жизни) или кем-либо (чаще всего руководством). Бунт может относиться к социальной организации (бунт на корабле) и к реальной группе (бунт крестьян).Эмоциональное состояние (недовольство) переходит сначала в стихийное действие (негодование), а затем организованное (погромы, поджоги, разрушение тюрем, захват административных зданий).Бунт означает неподчинение официальным властям. Студенческие бунты, во время которых молодые люди баррикадировали аудитории и не подчинялись администрации. Это случалось в России накануне Октябрьской революции, в современной Европе (знаменитая весна 1968 г.), в Америке (против войны во Вьетнаме) и в Сорбонне (Франция, 2006 г.) в наши дни. Известны бунты на кораблях, в армейских гарнизонах, негритянских гетто.^
7.5. Общественное мнение
Понятие общественное мнение используется в двух смыслах:1) мнение, поддерживаемое реальным числом людей, представителями определенной социальной группы и субкультуры в данном обществе;2) доминирующее мнение среди всех представителей общественности.Общественное мнение создается через межличностное общение и средства массовой коммуникации. С процессами становления общественного мнения связаны и экономические, и духовные, и социальные потребности. Потребности людей не только влияют на динамику общественного мнения, но выступают в качестве ее главного фактора, так как заключают в себе испытываемые людьми глубокие побуждения к достижению определенных условий жизни и развития. Стремление к удовлетворению потребностей выражается через оценки, умонастроения и суждения.В результате складывается общественное мнение, в котором отражаются содержание и характер той потребности, которая вызвала его к жизни. Осознанные массовые потребности людей выступают причиной зарождения и формирования общественного мнения в силу того, что выступают в качестве мотивов различных общественно-психологических процессов, внутренне присущих самой природе этого мнения.Помимо потребностей и интересов на содержание и направленность общественного мнения большое влияние оказывают ценностные ориентации. Ценностные ориентации представляют собой соединение рассудочного и чувственного отношения к предмету общественного мнения. Формирование общественного мнения идет на двух уровнях: эмоциональном и рациональном. Наиболее действенным и устойчивым является то мнение, которое захватывает как сферу чувств людей, так и сферу разума. В нем могут быть выражены не только ненависть и надежда, но и рационально обоснованная позиция его субъекта.Таким образом, общественное мнение как публично выраженное и распространенное мнение является выразителем общих интересов людей. Его формирование происходит в процессе борьбы противоположных мнений, поскольку не бывает полного совпадения интересов людей, их желаний и устремлений. Любая социальная группа — это совокупность людей, весьма сильно различающихся по уровню культуры, жизненному опыту и ряду других положений, следовательно, их суждения по предмету мнения не могут не расходиться.Слухи, которые являются объективным атрибутом межличностной коммуникации, могут влиять на общественное мнение. Как мы говорили выше основной причиной зарождения слухов принято считать дефицит информации об интересующих людей событиях. Но к причинам возникновения слухов, как показывают современные исследования, могут также относиться низкий уровень удовлетворения жизненных потребностей людей, конфликты в различных сферах общественной жизни. Важную роль в возникновении слухов играют низкая культура и образованность людей, укоренившиеся ложные установки, предрассудки. Побудительным импульсом их возникновения служит недостаток информации.Процесс формирования общественного мнения под влиянием слухов не отличается четкой последовательностью, ему присущи противоречивость и стихийность. Он протекает довольно быстро, и сложившееся в этом случае общественное мнение существует относительно недолго, поскольку оно или опровергается компетентным мнением, или, не имея под собой почвы, затухает. Часто в силу новой более точной или опровергающей информации возникшее общественное мнение начинает претерпевать качественные изменения. Общественное мнение под воздействием слухов может принимать не столько форму обычного оценочного суждения, сколько прямого жесткого требования. Здесь проявляется не только особенность слухов быстро распространять ту информацию, которая отвечает представлениям и настроениям многих людей, но и то, что слухи обычно выражают обсуждаемое явление в привлекательной и очень доступной форме. Подобные слухи молниеносно распространяются и способствуют быстрому формированию оценки события, а также поведенческой реакции людей, доминирующим механизмом которой выступает общественное мнение. Общественное мнение различается в зависимости от того, под влиянием какого типа слуха оно сформировалось. Так, общественное мнение, сформировавшееся под воздействием стихийных слухов, возникает спонтанно при активизации таких факторов, как страх, жалость, ненависть и т. д. Подобное общественное мнение быстротечно и противоречиво.Особое место в процессе формирования общественного мнения занимает вера. Это она помогает выбрать позиции, заставляя принимать одни решения и отвергать другие, поддерживать одних людей и отвергать других. Познание душевных основ бессознательного открывает возможности для воздействия на содержание общественного мнения, его направленность, тенденции изменения.В настоящее время общественное мнение занимает незавидное положение — положение разменной монеты. Опросы общественного мнения носят коммерческий характер и являются прямым или косвенным манипулированием. Общественное мнение подвержено манипулированию в силу того, что складывается не только сознательно, но и подсознательно, включая в свое содержание, как суждения здравого смысла, так и предрассудки, мифы. Для него могут быть характерны эмоциональная взвинченность, психическая неустойчивость. Средства массовой информации — пресса, телевидение, радио — объединяют людей вокруг себя и творят их сознание по своему подобию. Массовое общество свело на нет личные взаимодействия и «заменяет их спектаклем фиктивных полемик и иллюзий единства мнений». Так пишет известный французский ученый в области социальной психологии С. Московичи в своей знаменитой работе «Век толпы». Средства массовой информации проникли в каждый дом и превратили каждого человека в члены новой массы. Миллионы людей составляют часть толпы нового типа, оставаясь при этом у себя дома перед экраном телевизора или читая газету. Мнение, формируемое подобным образом, будет выступать не мнением большинства, а мнением некой новой массы. С наступлением массового общества телевидение и пресса становятся основным средством формирования общественного мнения, которое создается, используется в угоду социального заказчика. При этом зритель или читатель не может ни возразить, ни узнать, как много людей разделяют его мнение. Потребность же в средствах коммуникации подобна наркотической зависимости.Таким образом, можно отметить, что становление общественного мнения является очень сложным процессом. Он определяется не только влиянием движущих сил деятельности людей, таких как потребности, интересы, ценности, установки, стереотипы, обусловливающие содержание и направленность формирования общественного мнения. На содержание и интенсивность формирования общественного мнения влияют все массовидные духовно-психологические образования, существующие в обществе. Кроме того, на формирование и динамику общественного мнения влияют экономические, политические, правовые, нравственные и другие условия. Следовательно, общественное мнение есть не только одно из самых сложных и своеобразных социальных явлений, но и важнейший фактор функционирования общества.^
37. . Социа́льные но́рмы — общепризнанные правила, образцы поведения, стандарты деятельности, обеспечивающие упорядоченность, устойчивость и стабильность социального взаимодействия индивидов и социальных групп. Совокупность норм, действующих в том или ином сообществе, составляет целостную систему, различные элементы которой взаимообусловлены.[1]Содержание
1 Типы социальных норм2 Функции социальных норм3 Примечания4 Литература5 СсылкиТипы социальных норм
Групповые привычки — нормы малых групп. Появляются и продолжают существовать только в малых группах (семьях, спортивных командах, дружеских компаниях).
Общие правила — нормы больших групп (общества в целом). Это манеры поведения, традиции, этикет. Каждая социальная группа обладает своими обычаями, правилами поведения, традициями. Существуют манеры поведения пожилых людей, национальные обычаи.
Нормативность социального поведения напрямую связана с ролевыми функциями человека в обществе в целом, социальной группе. Эти функции определены его статусом в такой группе. Социальная норма, прививаемая человеку, группе и обществу, диктует поведение, которое будет ожидаемо. Формируются стереотипы, виденье человеком своего должного поведения.
Функции социальных норм
интегрирование индивидов в группы, а группы в общество;
регулирование общего хода социализации;
контролирование девиантного поведения;
формирование моделей, эталонов поведения.
Достижение этого при помощи социальных норм происходит следующим образом:
Социальные нормы — это обязанности одного человека по отношению к другому или другим людям. Ограничение учеников общаться с директором школы чаще, чем со своими учителями, обязывает каждого ученика выполнять требуемые нормы поведения, определённые обязательства с другими учениками, учителями и директором школы. Следовательно, социальные нормы определяют формирование сети социальных отношений группы, общества.
Социальные нормы — это ожидания малой группы, большой группы, общества в целом. От каждого человека, соблюдающего социальные нормы, окружающие ждут определенного поведения. Когда пассажиры общественного транспорта сначала выходят из него, а лишь затем другие входят, появляется организованное взаимодействие. При нарушении нормы возникают столкновения и беспорядок. Следовательно, социальные нормы определяют формирование системы социального взаимодействия, которая включает мотивы, цели, направленность субъектов действия, действие, ожидание, оценку и средства.
Социальные нормы выполняют собственные функции в зависимости от того, в каком качестве они себя проявляют:
как стандарты поведения (правила, требования, обязанности);
как ожидания поведения (стереотипы, реакция других людей).
Социальные нормы имеют всеобщий характер[2]. Социальная норма, фиксируя какое-либо правило поведения, влияет не на конкретного индивида, а на всех людей, находящихся в аналогичных ситуациях. Для социальных норм характерны:
неопределённость адресата (тому, кто находится в конкретном качестве, в конкретных условиях, предусмотренных социальными нормами);
универсальность применения (в актах общественных отношений, производства, обмена, взаимодействия индивидов);
многократная повторяемость (критерий исторического процесса, обозначающий закономерность развития).
Социальная норма фиксирует акт деятельности, который на практике утвердился в жизни. Следовательно, совершённые поступки становятся негласным правилом. Социальная норма, определяет формирование целенаправленной деятельности каждого индивида, которая определена объективными факторами. Эти факторы придают социальным нормам, так называемую, «объективную властность».
Социальные нормы предполагают и относительную свободу человеческого поведения, которую каждый человек ощущает, когда поступает в соответствии с социальными правилами, хотя мог бы и пренебречь ими. В то же время, когда человек нарушает правила поведения, он должен быть готов подвергнуться определенного рода санкциям, применяя которые общество обеспечивает уважительное отношение индивидов к общественным правилам.При помощи социальных норм общество стремится обеспечить осуществление определённых общественных функций. Осуществление этих функций представляет общественный интерес. Этот общественный интерес не обязательно является, в полном смысле слова, интересом преобладающей части общества. Однако он является общественным в том смысле, что при помощи социальных норм обеспечивает координацию и согласование действий индивидов для того, чтобы успешно разворачивался, прежде всего, процесс общественного производства, обеспечивающий существование общества на данной ступени его развития.
Специфика различных видов социальных норм
В обществе, наряду с правом, действуют и другие виды социальных норм — моральные, нравственные, корпоративные, эстетические, религиозные и т. д.
Социальные нормы представляют собой те основные формы и средства, с помощью которых осуществляется регуляция поведения и общественных отношений людей. Они в концентрированном виде выражают объективную потребность любого общества в упорядочении действий и взаимоотношений его членов, в подчинении их поведения социально необходимым правилам. Тем самым социальные нормы выступают в качестве мощного фактора сознательного и целенаправленного воздействия социальной общности на образ, способ и формы жизнедеятельности людей.
Историческое развитие и смена различных типов и форм общественной жизни сопровождались существенными изменениями также и в системе социальной регуляции. Отмирали одни и возникали другие виды социальных норм, изменялись соотношение, взаимосвязи и формы взаимодействия социальных норм (моральных,
' Подробнее освещение этой темы дано в IV разделе.
 
религиозных, правовых, политических, эстетических и т. д.), их реальное содержание, место, роль и значение в системе социальных регуляторов, механизмы их функционирования, способы и средства их защиты и т. д.
Важную роль в системе социальной регуляции со времени его появления стало играть право. При всей своей относительной самостоятельности право, как и другие виды социальных норм, осуществляет свои специфические регулятивные функции не изолированно и обособленно, а в едином комплексе и тесном взаимодействии с другими социальными регуляторами.
Выявление специфики различных социальных норм является вместе с тем необходимой предпосылкой для уяснения смысла, содержания и характера соотношения правовых и неправовых норм в рамках выполняемых ими функций социальной регуляции, объективных оснований и критериев известного "разделения труда" и "сфер влияния" между ними и т. д. Системная целостность всех видов социальных норм, в своей совокупности обеспечивающих надлежащую регуляцию общественных отношений и нормальную жизнедеятельность общества, — это определенный синтез их своеобразия, их особенных свойств и возможностей. Поэтому поиски оптимальных вариантов сочетания правовых форм воздействия с регулятивными возможностями других социальных норм являются одной из центральных задач всей социальной политики.
В процессе взаимодействия и взаимовлияния различных видов социальных норм (правовых, этических, эстетических, религиозных и т. д.) каждый из них, сохраняя свою специфику, выступает в качестве регулятора особого рода. Наряду с общими чертами социальные регуляторы имеют и свои специфические особенности, отражающие принципиальное отличие одного вида социальных норм от других. Без таких особенностей нельзя было бы вообще говорить о различных видах социальных норм и способах регуляции.
Так, отличительная особенность всякой религии состоит в вере в бога- как сверхъестественное существо. Эта особенность религии как формы общественного сознания определяет специфику религиозных норм и их своеобразие в качестве социального регулятора. Отсюда и такие характеристики религиозных предписаний и запретов, как их божественное происхождение (их данность непосредственно богом или пророками, служителями культа и т. д.), религиозные средства их защиты (посредством сверхъестественных наград и наказаний, религиозно-церковных кар и т. п.).
Видовое отличие эстетических норм заключается в том, что они выражают правила (критерии, оценки) красоты и прекрасного (в их противопоставлении безобразному).
Сложившиеся в данной культуре формы, типы и образы прекрасного и безобразного (по преимуществу — в области искусства, но также и в сфере быта и труда, в религии, идеологии, политике,
 
морали, праве и т. д.), приобретая нормативное значение (в качестве положительного и возвышенного или, наоборот, негативного и низменного образца и примера), оказывают существенное воспитательное и регулятивное воздействие на чувства, вкусы, представления, поступки и взаимоотношения людей, на весь строй и образ их личной и публичной жизни. Эстетически одобренные вкусы, ценности, идеалы, формы и примеры (во всех сферах общественной жизни, включая и правовую) образуют в рамках сложившейся культуры то "поле прекрасного", которое в качестве притягательного образца и масштаба оказывает воздействие также и на формы бытия и реализации иных социальных норм, на способы функционирования других видов соционормативной регуляции.
Отличительная особенность морали состоит в том, что она выражает внутреннюю позицию индивидов, их свободное и самосознательное решение того, что есть добро и зло, долг и совесть в человеческих поступках, взаимоотношениях и делах.
В этических явлениях присутствуют два момента: 1) личностный момент (внутренняя свобода индивида и самосознательная мотивация им правил морального поведения и моральных оценок);
2) объективный, внеличностный момент (сложившиеся в данной культуре, социальной группе, общности нравственные воззрения, ценности, нравы, формы и нормы человеческих отношений). Первый из отмеченных моментов относится к характеристике морали, второй — нравственности. Когда говорят о морали социальных групп, общностей и общества в целом, речь по существу идет о нравственности (о групповых и общесоциальных нравах, ценностях, воззрениях, отношениях, нормах и установлениях).
В сфере этических отношений мораль выступает в качестве внутреннего саморегулятора поведения индивида, его осознанного, внутренне мотивированного способа участия в социальной жизни и общественных отношениях. Нравственные нормы выступают в качестве внешних регуляторов поведения. Там, где индивид принял, усвоил и превратил в свою внутреннюю установку коллективные нравственные представления, ценности, нормы и руководствуется ими в своем поведении, имеет место сочетание и согласованное действие обоих регуляторов — морального и нравственного.
Особым видом социальных норм являются корпоративные нормы, т. е. нормы, принимаемые общественными объединениями и регулирующие отношения между их членами или участниками (если речь идет об общественных объединениях, которые состоят из участников и не имеют членства).
Закрепленные в уставе и иных документах общественного объединения (политической партии, профсоюза, органа общественной самодеятельности и т, д.) нормы (о порядке формирования и полномочиях руководящих органов, порядке внесения изменений и дополнений в устав, о правах и обязанностях членов и участников
 
объединения и т. д.) распространяются лишь на членов и участников данного общественного объединения и обязательны только для них. Нарушение этих корпоративных норм влечет применение соответствующих санкций, предусмотренных уставом организации (от предупреждения, выговора до исключения из организации).
Корпоративные нормы (по своему регулятивному значению, сфере действия, кругу адресатов и т. д.) — это групповые нормы внутриорганизационного характера. У них нет всеобщности и общезначимости права и общеобязательности закона. По своей сути, корпоративные нормы — это не продукт правотворчества самих общественных объединений, а лишь форма и способ использования и реализации конституционных прав граждан на объединение, причем создание и деятельность общественных объединений, включая их нормотворчество, должны осуществляться на основе и в рамках закона, в соответствии со всеобщими требованиями права и правовой формы общественных отношений (соблюдение принципа правового равенства, добровольности, взаимосвязи прав и обязанностей и т. д.).
Показательно в этой связи, что, согласно Федеральному закону Российской Федерации "Об общественных объединениях" (принят Государственной Думой 14 апреля 1995 г.), члены и участники общественных объединений — физические и юридические лица— имеют равные права и несут равные обязанности. Нарушение общественным объединением этих и целого ряда иных требований закона может повлечь за собой (по решению суда) приостановление его деятельности и даже его ликвидацию.
Все эти социальные регуляторы (право, мораль, нравственность, религия и т. д.) нормативны, и все социальные нормы имеют свои специфические санкции. Причем специфика этих санкций обусловлена объективной природой и особенностями этих различных по своей сути видов социальных норм, разных типов (и форм) социальной регуляции.
Таким образом, не особенности санкций исходно определяют различие социальных норм (права и морали, религии и т. д.), как трактуют данную проблему легисты, а, наоборот, объективные по своей природе сущностные различия разных видов социальных норм, их специфические свойства обусловливают и особенности санкций за их нарушение.
Специфика права, его объективная природа и вместе с тем его отличие от других видов социальных норм и типов социальной регуляции представлены в принципе формального равенства. С позиций такого юридического подхода, именно объективная специфика права как всеобщей и необходимой формы равенства, свободы и справедливости определяет своеобразие санкции закона (его общеобязательность, государственно-властную принудительность и т. д.), а не официальная принудительность обусловливает и порождает
 
эту специфику права, его отличительные сущностные свойства и характеристики.
Развиваемая нами теория различения права и закона (позитивного права) направлена как против легизма (юридического позитивизма), так и против смешения права с моралью, нравственностью и другими видами неправовых социальных норм. Здесь еще раз следует напомнить, что формальное равенство, свобода и справедливость — это, согласно либертарному правопониманию, объективные, сущностные свойства именно права, а не морали, нравственности, религии и т. д. Это особенно важно подчеркнуть потому, что как легизм, с одной стороны, так и разного рода моральные (нравственные, религиозные и т. д.) учения о праве игнорируют правовую природу названных сущностных свойств права, например, считают требования справедливости, свободы, равенства моральными, нравственными, религиозными требованиями.
Именно в русле такого подхода легисты сводят право к закону и трактуют принудительность как сущность права и его отличительную особенность. По такой логике получается, что посредством принуждения (принудительной санкции) официальная власть может неправо (и вообще все неправовые социальные нормы) по своему усмотрению и произволу превратить в право. С помощью принуждения (приказа власти), согласно легизму, решаются, таким образом, задачи не только субъективного характера (формулирование норм законодательства), но и объективного плана (формирование, создание самого права), а также собственно научного профиля (установление и выяснение специфики права, его отличия от иных социальных норм и т. д.).
Прошлые и современные приверженцы юридико-позитивист-ского подхода, отождествляя право и закон, сводят проблему социального смысла и роли права к вопросу о принудительно-регулятивном значении норм законодательства. Праву при этом придается узкое технико-инструментальное значение: оно выступает лишь как официальное наказательное орудие и подходящее средство для осуществления социального управления, регламентации и контроля. Причем выбор тех или иных форм и направлений правовой регуляции оказывается, согласно такому подходу, результатом волевого решения законодателя, а соотношение и взаимодействие различных социальных норм — волюнтаристски манипулируемой технологией, приноровленной к целям той или иной концепции социальной инженерии.
Такой односторонний инструментально-технический взгляд на право, игнорируя его объективную социальную природу, сущность и функции, закрывает путь к выяснению действительного места и роли права в соционормативной системе, его подлинной специфики и социальной ценности, его объективно обусловленных и общественно необходимых связей с другими социальными нормами и т. д.
 
Субъективистская манипуляция арсеналом социальных норм, сопровождаемая искусственной поддержкой и активизацией одних регуляторов и произвольным подавлением или вытеснением других, может в лучшем случае привести лишь к кратковременному удовлетворению тех или иных социорегулятивных потребностей и целей. Но по существу и в более или менее долгосрочной перспективе подобное субъективно-волевое оперирование социальными нормами (ставка на регулятивно "сильные", силовые нормы, игнорирование социальной ценности, объективных границ и специфики различных видов норм, подмена регуляторов и перекладывание регулятивных функций одних норм на другие и т. д.) неизбежно приводит к их деградации и атрофии, к девальвации выражаемых в них ценностей и регулятивных возможностей, к нарушению и бездействию системных связей и разрушению целостности различных видов социальных норм общества, к развалу единого механизма социальной регуляции и постепенному распаду всего соционор-мативного порядка.
Лишь с учетом объективной природы и своеобразия различных видов социальных норм, их специфических свойств и качеств возможно эффективное воздействие на процесс социальной регуляции. Отсюда очевидно первостепенное значение проблемы специфики права (в соотношении с другими видами социальных норм) для конкретизации представлений о его действительном месте в соционормативной системе и его подлинной роли как регулятора особого вида.

38. Девиантное поведение и социальный контроль
Метки: общество, жизнь, Дюркгейм, теория, религияПоведение людей, которое не соответствует существующим в обществе правилам и нормам, называется девиантным или отклоняющимся поведением.Существует многообразные формы такого поведения. Некоторые из них положительно оцениваются обществом—художественное или научное творчество. Но в социологии традиционно уделяется повышенное внимание исследованиям негативных форм девиантного поведения: преступность, проституция, алкоголизм, наркомания. Существуют различные подходы к объяснениям причин девиантного поведения.Так, в конце 19 века широкую известность получили теории. объяснявшие отклоняющееся поведение (в частности преступность) влиянием биологической наследственности. В этот период считалось, что по внешности человека можно определить, есть ли у него склонность к каким-либо преступным действиям.В дальнейшем получили развитие психологические подходы к изучению девиантного поведения, на которые повлияи в том числе и идеи Фрейда.В социологии одним из первых к исследованиям отклоняющегося поведения обратился Эмиль Дюркгейм, который предложил свою классификацию типов самоубийства. Кроме того, он ввел такое понятие, как аномия. Оно означало такое состояние общества. при котором отсутствовалие какие-либо общепризнанные нормы. Понятно, что в чистом виде состояние аномии почти никогда не наблюдалось, но в условиях быстрых изменений в общественной жизни могла возникнуть тенденция к развитию аномии, и по мнению Дюркгейма именно в условиях аномии получали распространение различные виды девиантного поведения.Еще одну известную социологическую концепцию девиантного поведения предложил в середине 19 века американский социолог Роберт Мертон. Он рассмотрел несколько типов поведения с точки зрения соответствия или несоответствия целей поведения и средств их достижения к существующим в данном обществе нормам. Первый тип, который выделил Мертон, конформизм —такое поведение, когда и цели и средства достижения целей одобряются обществом. Такое поведение не является девиантным.Следующий тип—инновация. Здесь принятые в обществе цели достигаются путем использования каких-либо нелегальных, незаконных средств. К этой категории относятся различные экономические преступления.Третий тип—ритуализм. В ритуализме средства вполне допустимые, но при этом забывают о цели какой-либо деятельности.Примером может служить поведение должностных лиц в бюрократической организации, когда исполнение формальных правил превращается для них в самоцель, и они забывают о подлинных целях организационной деятельности.Ретритизм предполагает отказ как от одобряемых обществом целей, так и от общепринятых средств их достижения. К данному типу относятся такие формы девиантного поведения, как алкоголизм и наркомания.Еще один тип, выделенный Мертоном—мятеж. Для него характерен отказ от целей и средств, предлагаемых обществом, с одновременной заменой их принципиально новыми целями и средствами. Примерами могут служить религиозные секты и революционные партии.Предложенная Мертоном классификация типов девиантного поведения довольно широко обсуждалась другими социологами и использовалась при проведении исследований.Наряду с этим сложились и другие направления в изучении девиантного поведения. Например была сформулирована так называемая «теория стигматизации»— наклеивания ярлыков. Согласно этой теории, большинство людей время от времени совершают какие-либо поступки, не соответствующие установленным нормам, но при этом их поведение не расценивается окружающими как девиантное.Лишь после того, как социальная группа «наклеивает ярлык» девианта на какогонибудь человека, все его поступки начинают рассматриваться сквозь призму такого ярлыка. Например, пьющий человек превращается в глазах группы в алкоголика и сответственно меняется отношение к нему членов группы.С понятием девиантного поведения тесно связано понятие социального контроля, включающее те методы, которые используются в обществе, чтобы ограничить проявление девиантного поведения. Социальный контроль может быть формальным—тогда он осуществляется специализированными учреждениями, либо нефомальным—осуществляется общественным мнением.Исследованиями различных форм социального контроля много занимался французский историк Мишель Фуко. Он рассматривал изменения в механизмах социального контроля, происходившие в странах Запада с периода средневековья и до формирования индустриального общества. Как отмечал Фуко, в эпоху средневековья наказания осужденных преступников происходили публично при массовом скоплении народа. Наказание представляло собой особый ритуал, который должен был оказывать устрашающее воздействие на собравшуюся толпу.Но фактически такое зрелище создавало также и чувство солидарности с осужденным преступником, который мог выглядеть героем в глазах собравшейся толпы. В 18 веке выдвигались разнообразные проекты реформирования системы наказаний. Но в конечном итоге к началу 19 века основным видом наказания в странах Западной Европы становится тюремное заключение.В своем исследовании Фуко прослеживает также формурование нового типа власти—дисциплинарной власти.Моделью такой власти выступал паноптикон—сооружение круглой или овальной формы, в центре которого находилась смотровая башня, по периметру располагались камеры, куда помещались заключенные. Из центральной башни в любой момент можно было наблюдать за людьми, находившимися в камерах, которые не знали, когда именно они подвергаются наблюдению.Как отмечал Фуко, в чистом виде подобная модель почти не используется, но сам принцип, лежавший в её основе: принцип постоянного наблюдения, тотального контроля получил распространение далеко за пределами тюремной системы и использовался в таких учреждениях как школы, больницы, фабрики.По мнению Фуко, в конечном итоге дисциплинарная власть, позволяющая добиться всестороннего контроля над подчиненными ей людьми, распространится на всё общество.
39. Виды социологических исследований
 1  2  3  4  5  6  7  8 
В наиболее общем виде социологическое исследование можно определить как систему логически последовательных методологических, методических и организационно-технических процедур, связанных между собой единой целью: получить достоверные данные об изучаемом явлении или процессе, о тенденциях и противоречиях их развития, чтобы эти данные могли быть использованы в практике управления общественной жизнью. Социологическое исследование включает четыре сменяющих друга этапа: подготовку исследования; сбор первичной социологической информации ; подготовку собранной информации к обработке и ее обработку; анализ полученной информации, подведение итогов исследования, формулировку выводов и рекомендаций. Несмотря на то что каждое социологическое исследование, претендующее на цельность и законченность, включает вышеназванные этапы, единой, унифицированной формы социологического анализа, пригодной для изучения различной сложности проблем, не существует. Конкретный вид социологического исследования обусловлен характером поставленных в нем целей и задач. Именно в соответствии с ними и различают три основных вида социологического исследования: разведывательное, описательное и аналитическое. Разведывательное исследование решает весьма ограниченные по своему содержанию задачи. Оно охватывает, как правило, небольшие обследуемые совокупности и основывается на упрощенной программе и сжатом по объему инструментарии. Разведывательное исследование используется для предварительного обследования определенного процесса или явления. Потребность в таком предварительном этапе, как правило, возникает тогда, когда проблема или мало, или вообще не изучена. В частности, он успешно применяется для получения дополнительной информации о предмете и объекте, для уточнения и корректировки гипотез и задач, инструментария и границ обследуемой совокупности в углубленном, широкомасштабном исследовании, а также для выявления трудностей, которые могут встретиться в дальнейшем. Под первичной социологической информацией принято понимать полученные в ходе социологического исследования в различной форме необобщенные сведения (например, ответы опрашиваемых на вопросы анкеты, интервью, записи исследователя в карточках наблюдения и др.), подлежащие дальнейшей обработке и обобщению. Выполняя вспомогательные задачи, разведывательное исследование служит поставщиком оперативных данных. В этом смысле можно говорить о такой его разновидности, как экспресс-опрос, цель которого состоит в получении отдельных сведений, особо интересующих исследователя в данный момент. С помощью оперативных опросов определяют отношение людей к актуальным событиям и фактам (так называемый зондаж общественного мнения), а также степень эффективности только что проведенных мероприятий. Нередко к таким опросам прибегают для оценки хода и результатов различных общественно-политических кампаний. Обычно в разведывательном исследовании используется какой-либо один из наиболее доступных методов сбора первичной социологической информации, дающий возможность сделать это в короткие сроки. Кроме того, если речь идет об уточнении предмета или объекта широкомасштабного исследования, может быть осуществлен анализ специальной литературы, а также проведен опрос компетентных специалистов (экспертов) либо лиц, хорошо знающих характерные черты и особенности объекта исследования. Описательное исследование - более сложный вид социологического анализа, который позволяет составить относительно целостное представление об изучаемом явлении, его структурных элементах. Осмысление, учет такой всесторонней информации помогают лучше разобраться в обстановке, более глубоко обосновать выбор средств, форм и методов управления общественными процессами. Описательное исследование проводится по полной, достаточно подробно разработанной программе и на базе методически апробированного инструментария. Его методологическая и методическая оснащенность делает возможным группировку и классификацию элементов по тем характеристикам, которые выделены в качестве существенных в связи с изучаемой проблемой.

Приложенные файлы

  • docx 1339924
    Размер файла: 656 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий