Реутов Ю — ЛТ 01 БРАТЬЯ НАШИ МЕНЬШИЕ

= БРАТЬЯ НАШИ «МЕНЬШИЕ» =
(сказки для не самых маленьких)

ЛЕСНОЙ ТРИПТИХ (I)

Посвящается лучшим сказочникам нашего времени А. С. Экзюпери и Дж. Оруэллу.


·Предисловие от Седого Сказочника
·
Откуда вытекают сказки?
«Здравствуй, мой юный друг!» - вроде б именно так полагается начинать свои истории всякому приличному сказочнику. Что ж, не буду оригинальничать, пойду по натоптанной тропе Поздороваюсь и начну повествовать о всяком-разном, что может тебя заинтересовать, поч-тенный мой читатель. Или слушатель, если ты сам читать пока не умеешь хотя это вряд ли. Сейчас детишки пошли не те, что в моё время – только из младшей группы детсада, а уже по клавишам колотят так, что завидно смотреть. Игры компьютерные, понимаете ли Стрелялки всяческие, пыхтелки, сопелки. Ой, пардон, последнее, кажется, из Винни-Пуха! А если без игр попробовать обойтись? Хотя б немного, хотя б до тех пор, пока звучит мой рассказ... А? Может, попробуем? Вдруг да удастся тебя увлечь. Я очень-очень постараюсь. Я сильно постараюсь.
Правда, всякий приличный сказочник, если верить фильмам, должен быть непременно в камзоле, в больших очках, с посохом (или хотя бы с тростью) и с трубкой. Сидеть в кресле у камина, укутавшись в плед, пыхать ароматным дымком и тянуть неторопливо фразу за фразой. Ах да, ещё у него должна быть длинная седая борода. Непременно длинная и непременно седая. А иначе какой же он сказочник, ежели без всех этих прибамбасов - форма прежде всего, а уж потом содержание, потом смысл и суть. Но это я так – ворчу. А ворчу потому, что нет у меня ни камина, ни пледа, ни тем более длинной седой бороды. Шевелюра вот только седая Я бы даже сказал, платиновая, но ты, наверно, не знаешь пока, что есть платина. Несмотря на всю твою непомерную акселерацию... Поэтому для простоты я буду звать себя Белым сказочником. Нет, Белым – не то. Больно уж Саурона напоминает, если ты «Властелина колец» смотрел. А я ведь не маг, я просто рассказчик и чудеса творить не умею. Разве что на словах Назову-ка я себя Седым Сказочником. А что? И звучит красиво, и истине соответствует – в отличие от рекламы по телевизору. И первое слово, и второе тоже. Ага.
Ой, минуточку! Забыл сказать, что жил однажды - лет семьдесят назад - один сказочник, звали его Антуан Сент-Экзюпери. Слегка того, длинновато, но сие потому, что был он родом из далёкой Франции. Так вот у него, у Антуана, как и у меня впрочем, не имелось никакого сказочного антуража, зато сказки он рассказывал ТАКИЕ, что их будут помнить и внуки наших внуков. И песни про них петь Помните: «Кто тебя выдумал, Звёздная Страна?» А он самый и выдумал! И Маленького принца тоже Умел же человек за сердце брать, честное слово! Мне, увы, ТАК не смочь, хоть я и постараюсь. Но про это я, кажется, уже говорил.
Значит так, не за дальним горами, не за синими морями Ой, это, по-моему из Ершова! Про конька-горбунка А у меня гораздо ближе. В смысле, без гор и без морей. И вообще, не надо конкретных привязок к географическим координатам. В одном очень-очень обширном лесу, где ни конца ни края не видать, жили-были звери. Вы скажете: ну и что, а где же зверям ещё жить, как не в лесу? В зверинце, что ли? В зверинце это не жизнь, а так – прозябание. И между прочим, фишка в том, что ЭТИ звери были говорящими. И соответственно – думающими. Нет, можно, конечно, говорить и ни о чём не думать - нести себе всякую ахинею, как наши уважаемые депутаты из Госдумы. Но это уже другая история. А я про братьев наших меньших. Говорящих и думающих И действующих к тому же. Всё у них там, как у нас, у людей. Да ты, читатель, и сам про то знаешь. Ну, «Коза и семеро смелых», фу ты – козлят! Потом «Маша и три медведя», «Три поросёнка» и прочее-прочее. Маша, правда, не из их компании – её просто случайно туда занесло. И вообще все эти истории упрощены, заточены под восприятие самых маленьких. А ты же у нас постарше, тебе уже не надо «у-тю-тю, у-сю-сю» Тебе интересно знать, как оно всё было по правде. Ага, чисто конкретно, как теперь говорят. Что ж, будет тебе чисто и будет тебе конкретно - конкретнее некуда! Только потом не жалуйся, если концовка вдруг окажется не слишком радужной. Ты же ведь почти взрослый и сам понимаешь, что когда всё хорошо – это не по правде. НЕ СОВСЕМ по правде
А по правде, это когда и президента выбирают, и лабуду с экрана горстями в массы, и трения всякие между всякими Вот именно: в лесу у зверей. Они же на людей так похожи! По делам, я имею в виду, а не внешности Не по шкуре, а в натуре. Ведь лапы-перья-хвосты – это дело десятое, это как фантик у конфетки. А вот то, что внутри угу, внутри - это серьёзно. Шибко серьёзно.
По поводу конкретики Ну, карту сказочного леса я тут рисовать не буду. Какая тебе раз-ница, где Сырой Бор, где Тёмный, а где просто Окраинный. Бор – он и есть бор, то есть лесной массив с сопутствующим биоценозом, в смысле - жучками-паучками-козявками всякими и жив-ностью покрупнее. Той, которой даже мыслить не лень. И действовать сообразно этим мыслям. А порой и не совсем сообразно Как бог на душу положит
Впрочем, не буду растекаться мыслью по древу, не буду лишний раз взывать к Вячеславу Рыбакову, который хоть и НЕ детский писатель, но как-то раз обронил:
Плохо жить на белом свете –
холод в нём и неуют.
Рано утром на рассвете
волки зайчиков жуют.
Ты, читатель, и сам знаешь, что жуют - а иначе они давно бы с голоду окочурились. Но мы с тобой люди взрослые (ты – почти) и потому не будем останавливаться на печальных мо-ментах. Тем более, что для волков эти моменты отнюдь не печальные, а для зайчиков уже не имеет значения. Да и кто их вообще спрашивал, электорат наш недожёваный
Вообще-то политики и здесь немало. Тесно в нашем мире - невозможно проскользнуть, чтобы боком не задеть эту шершавую структуру и не оставить на её поверхности клок своей шерсти. Или чешуи А уж история Среднелесья до невероятия напоминает нашу собственную. Что, ты ещё не знаком с нашей? Верно, тебе ещё рано знать такие ужасы. Это тебе, дружок, не «чужой» в недрах «Носторомо» и даже не миляга Фредди Крюгер - это покруче! Беречь надо твою детскую психику. Незакалённую пока, неокрепшую
Так что погляди пока на ЗВЕРЯЧЬЮ историю. Звери – они ведь не люди. Они если и зарываются, то не до такой степени, как мы, человеки. У них инстинкт выживания помощнее будет. Хотя порой и они такое завернут, что хоть волком вой!
Когда ты станешь постарше, найди и прочти «Скотный двор» Джорджа Оруэлла. Это такой английский писатель. Можно сказать, тоже сказочник. Только сказки у него страшнеькие, потому как жизнь нашу отражают. За это его, кстати, долго пинали. Кто? Да всякие нехорошие дяди, именующие себя поборниками добра. Почему-то именующие Хотя не почему-то, а Ладно, это пока слишком сложные материи для твоего нежного возраста. И если у Антуана, который Сент и так далее, сказки светлые и пронзительно-чистые, то здесь, бр-р
А про Фазиля Искандера ты слышал, мой юный друг? Если твои родители не дикие папуасы и не пренебрегают чтением, то наверняка слышал. Хотя бы краешком уха Фазиль - горец, родом откуда-то с Кавказа, кажется, из Абхазии, но это для темы несущественно. На Кавказе умных людей ничуть не меньше, чем в других краях. Ну, подумаешь, горцы - и что с того, что горцы? Короче, есть у Фазиля такая сказка, которая не совсем сказка, а скорее уж сказочная притча. «Удавы и кролики» называется. Там тоже мир животных во всей красе и тоже пародирует наш собственный мир людей. Довольно ядовито пародирует, кстати. А знаешь ли ты, приятель, что лучший способ бороться с нехорошими моментами – это высмеивать их! Особенно если по-другому никак не получается И куда ни кинь, всюду эта дурацкая политика, в которой приличным людям делать нечего. Неуютно им там, как коту в собачьей своре. Вот так!
Но жизнь, к счастью, состоит не из одной лишь политики – в ней много всякого-разного. Жизнь - это жизнь. Не правда ли глубокая философская мысль? Ладно, оставим философию для старшего школьного возраста и займёмся тем, что тебе ближе и понятнее, а ближе и понятнее тебе игры и всякие развлечения. И это хорошо, потому что играя не натворишь и сотой доли того, что творят взрослые, забывшие о детских играх и забавах.
Ну, про киплинговского «Маули» я упоминать не буду. Там человечий детёныш впёрся в звериную историю и изрядно оттеснил аборигенов на второй план. Как Маша злополучных ми-шек Кто, массаракш, спал на моей кроватке? Кто-кто - Ганс Христиан Андерсен вкупе с Шарлем Перро и братьями Гримм. Вот компания какая! Но мы с тобой только о зверушках говоить будем. Если получится только о них - а то соплеменнички так и норовят во все щели про-лезть. Как тараканы какие-то, чес-слово!
Итак, в лесу родилась нет-нет, не ёлочка, это мы оставим для новогодних праздников! В лесу родилась ситуация. Ситуация - как бы это попроще тебе объяснить? Ну, это то, как дела складываются. Уразумел, ага? А в народе говорят проще - ситуёвина. И мы с тобою сейчас на эту ситуёвину изнутри поглядим, глазами её непосредственных участников: зайчиков, белочек, ёжиков. Или ёжики там не участвовали?.. Там больше волки да медведи - на козьем фоне Ладно, по ходу дела разберёмся, кто с кем кого и за что! Поехали!


·Ситуёвина первая
·
{ альфа }
Немного о цифре семь
Прежде чем постучать в дверь с табличкой «Заведующая», Коза долго вытирала копыта о половичок на пороге - она умела быть очень вежливой, когда это необходимо. Копыт было ровно четыре и процесс вытирания занял у неё несколько минут. Пробегающие мимо детишки громко здоровались и Коза кивала в ответ. Без необходимости она тоже могла быть вежливой. По настроению, конечно
Наконец процесс вытирания успешно завершился и Коза постучала копытцем в дверь – негромко, но настойчиво. «Кам ин!» послышалось с той стороны. «При чём здесь камин?» удивилась Коза и вошла. В кабинете заведующей царил приятный полумрак – окно выходило на запад плюс полузадёрнутые жалюзи. Камина нигде не наблюдалось, наблюдался лишь масляный обогреватель, да и тот выключенный. Сама заведующая, госпожа Ласка, сидела за столом и что-то внимательно читала. Кажется, «Английский самоучитель» При виде вошедшей она от-ложила книгу в сторону и изобразила живейшее внимание.
- Ар ю ой, простите! Вы, очевидно, мама этих семерых разбойников?
- Йес, в смысле, оно самое, - кивнула Коза. Козлята посещали садик всего неделю и заведующей было простительно не знать её в лицо. У заведующей и других забот хватало, английский просто давал минуту отдохновения.
- Вы читали наши правила, когда устраивали детей в садик? – спросила она.
- Ой, я в тот раз очки дома забыла! Мне правила ваша воспитательница прочла. Молоденькая такая, симпатичная Белочка, кажется
- Понятно. Тогда вы в курсе, что при определённых ситуациях – я имею в виду явное и систематическое нарушение порядка в корпусе – родителям даётся двадцать дней для принятия мер. Дабы подобные, гм, нарушения, впредь не повторялись. А затем
- Я их отчитала, - всплеснула копытцами Коза. – ой, как я их отчитала! Старшему даже леща отвесила! Чтобы лучше уразумел, паршивец
- Ну, зачем же леща? – госпожа Ласка прикрыла самоучитель каким-то документом – не то справкой, не то заявлением. – Леща – это несколько того непедагогично.
- Непедагогично, зато действенно, - непреклонно сказала Коза. – По собственному опыту знаю. Меня папенька в детстве порол, как сидорову козу. Зато вырастил законопослушным членом общества. И весьма лояльным, кстати
Госпожа Ласка хмыкнула – она была большим эстетом и частое повторение слова «зато» резало её слух. Но она промолчала, ограничившись одним только «хм». Вспомнила предыдущую неделю и невольно поёжилась.
- Драк действительно больше не было, - сказала она после паузы. – Но постоянные ссоры, знаете ли, не способствуют здоровому климату в детской среде. Наши малыши стараются не доводить до прямых столкновений, до потасовок, но вот это наскакивание и провоцирование их некоторыми лицами
- А позовите их, я с ними при вас побеседую! – сказала Коза, сняв очки и протирая их платочком с вышитым на нём ядрёным – прямо-таки ядерным - кочаном.
- Вы понимаете, ваши никак не могут по-другому, - сказала госпожа Ласка. – У них менталитет такой. Специфический
- Насчёт менталитета не знаю, мы академиев не кончали А вот в одиночку. без отца их растить Тут нужна сильная мужская лапа! Они ж совсем от копыт отбились, негодники!
- А вчера ваш третий знаете что спел на репетиции утренника? – Она прикрыла глаза и нараспев процитировала: «В садике детском случилась разборка – две группировки сошлись возле горки. Страшно закончилась эта война: двадцать пинков, тридцать три щелбана». Представляете, какой ужас!
- Какой? – не поняла Коза. – Они же по «ящику» только боевики и смотрят. Вот и нахватались оттудова всякого-разного
- Да уж, - только и сказала госпожа Ласка. Больше у неё слов не нашлось. Ни русских, ни английских
- Простите, а что это у вас на стеночке нарисовано? – Коза попыталась увести разговор в сторону. Она почувствовала, что так можно договориться чёрт знает до чего.
- Где именно? – не поняла госпожа Ласка. Детских рисунков было развешано предостаточно. Очень живых и непосредственных
- А вот этот симпатичный кочанчик, - Коза указала копытом на листок под настенными часами, где было написано «Дошкольное образовательное учреждение № 7 «Лепесток» и изображено нечто воздушное нежно-сиреневое.
- Только цвет у него какой-то гм, некондиционный, - добавила Коза, подумав. – Переле-жал, видимо, на базе, витамины утратил.
- Это лепесток, он в названии нашего заведения, - вздохнула госпожа Ласка.
- А-а-а, то-то я смотрю, вроде и кочан и в то же время не совсем кочан. Какой-то он не такой, неправильный
- Вам бы своих детишек в другой сад отдать. В какую-нибудь «Кочерыжечку», - не удержалась от колкости заведующая. Но Коза приняла её слова всерьёз и кивнула:
- А то я не искала! Во всём Тёмном бору нет садика с таким названием. Всё какие-то «Тюльпанчики», «Фиалочки», «Росиночки». А до Сырого бора далеко – замучаешься туда детей водить каждый день
- Да и не примут их в другом Бору, - добавила Ласка. – Только по месту проживания. В районо есть такой указ, это я точно знаю.
- А почему? – удивилась Коза. – Какая им разница – не им же детишек в садик провожать!
- Да? – вскинулась госпожа Ласка. – А нападёт по дороге хищник какой – кто отвечать будет, папа Карло?
- Ну не они же, - попыталась возразить Коза.
- Как раз именно они! Раз не обеспечили компактного размещения детей на подведомственной территории
Она так увлеклась, что сама начала повторяться и нарушать своё чувство прекрасного.
За дверью раздался жуткий грохот, будто опрокинули шкаф с книгами - пол под ногами ощутимо вздрогнул.
- Война что ли? – не поняла Коза.
- Если бы просто война! – вздохнула госпожа Ласка. – А то у меня предчувствие какое-то нехорошее. - Она зябко повела плечами и поднялась. – Пойду выясню, в чём там дело. Вы уж посидите немножко, будьте добры, - и она выпорхнула за дверь с присущей её виду грацией.
Коза задумчиво постучала копытом по столешнице, вслушалась в получившийся звук и поглядела на приспущенные жалюзи. Нехорошие предчувствия были и у неё. Весьма и весьма нехорошие
Дверь резко распахнулась, будто в неё ударили тараном с той стороны. На пороге возникла небольшая группа в лице госпожи завхоза, пары воспитательниц и семерых её юных бандитов. Вид у всех был самый что ни на есть взъерошенный. Взбудораженный, я бы сказал.
- Ну вот опять, понимаете ли - молвила бедная Ласка. И беспомощно развела лапками.
- Та-а-ак, - начала подниматься Коза. – Который на это раз?
- Мы все, – сказал старший. Подумал и добавил. – Один на всех и все на одного!
- Медведку на ваш кочан! – не выдержала Коза. – Век урожая не видать!
Народ малость ошалел. Но только сперва
- Ма, это наш садик! – заявил старший через полминуты. – Нам здесь порядки наводить. Козлы мы или не козлы?
- Да какие вы на фиг козлы? – захохотала родительница. – Шелупонь вы мелкая - без мыкроскопа не разглядеть! А кстати, кто вам сказал, что это ваш садик? Ну-ка просветите меня
- Так садик же седьмой! - воскликнул самый младший. – А нас ровно семь. Значит, это в честь нас назвали! А что, разве нет?
- Теперь вы сами видите, что им здесь не прижиться, - развела лапками госпожа Ласка. – С таким характером вообще ни одна тюрьма не примет.
Белочки что-то защебетали наперебой – в общем гомоне понять было невозможно.
- Всё-всё, финита ля комедия! – хлопнула копытом по столешнице Коза. - Нижайше прошу прощения. Забираю своих чад и линяю. Или я что-нибудь должна? – и она полезла в ридикюль за кошельком.
- Да нет, - вскинулась заведующая. – Неделя проживания – мелочи!
- И сломанная мебель, - возникла одна из Белочек.
- Сильно сломанная? – поинтересовалась госпожа Ласка. – Или починить можно?
- М-можно, - заикаясь, сказала вторая Белочка. – Ес-сли пос-стараться
- Вот и постараемся, - решительно заявила госпожа Ласка. – У нас же свой плотник. За что он, в конце концов, деньги получает?
- Ну так мы пошли? – полувопросом обратилась к ней Коза.
- Ох, идите уж! - махнула лапкой заведующая. – Счастливого вам пути.
- Аста ла виста, бэйби! – высунулся из-за мамкиной спины третий. За что и получил от неё копытом по рогам. Точнее, по тому месту, где рога когда-то вырастут - ежель малолетний сорванец доживёт до столь почтенного возраста. Что при его-то характере, хм, весьма и весьма сомнительно. Проблематично, я бы сказал
Когда кабинет опустел, Ласочка уронилась в кресло и, схватив с самоучителя документ, начала энергично им обмахиваться. Дабы скорее прийти в чувство
На половике за распахнутой дверью остались отпечатки козьих копыт. Множественных
Заведующая хлопнула себя по лбу, вспомнив, что забыла одну важную вещь. Торопливо схватила телефонную трубку, набирая номер. Лапы слегка дрожали и она несколько раз сбивалась, начинала набирать сначала. При этом тихонько чертыхалась и морщилась от подобной не-эстетичности. Эмоции... Это всё эмоции, твердила она про себя, предпринимая очередную попытку. Наконец дали соединение.
- Алло! Это ДОУ № 21? «Росинка»?.. Заведующую можно услышать? Куницу Куничка, это ты, подруга? Рада тебя слышать! Какая-то не такая, говоришь?.. А чего ты хочешь, массаракш! Тебе бы мои проблемы! То есть не дай бог, конечно Тут у меня посетители были, а могут быть и у тебя. Прямо сейчас Минут через пять... Ты притворись шлангом и не отсвечивай! Что со мной, спрашиваешь? Ты это уже говорила – или что-то наподобие В общем, не хочешь себе проблем выше крыши, говори: у нас всё занято, полный комплект, местов нет. Да шучу я, шучу! Насчёт местов, в смысле а так вполне серьёзно. Серьёзно, говорю! Серьёзнее некуда Уяснила, Куничка? Я же твоя подруга, только добра тебе желаю. Нет, они в районо обращаться не будут – сперва, по крайней мере. Оббегают по или против часовой стрелки все ближайшие садики. А твой наиближайший! Нет, другим я звонить не собираюсь. Почему, спра-шиваешь? А я не мать Тереза и не Армия Спасения. Пускай свои проблемы сами решают. Сами, говорю А эти, блин, дети природы пусть со своей природой и обнимаются. Мне такой радости век не нужно! А то у самой рога вырастут и мекать начну Ме-е-е Да шучу я, шучу, не надо мне валидольчику. И корвалола тоже не надо! Так ты меня поняла? Всё, отбой, а то ОНИ сей момент у тебя нарисуются. Аста ла виста, бэйби - тьфу ты! – пока, говорю!
Она в изнеможении откинулась на спинку кресла, пытаясь представить, какое лицо сейчас у её подруги. И как подруга вздыхает по поводу её тонкой поэтической натуры, столь чувствительной и ранимой, что и так далее, и тому подобное. Картинка получилась весьма выразительной – впору на обложку какого-нибудь столичного журнала.
Козьи следы на половичке подсохли, побледнели и были уже почти незаметны. Ласочка, поморщившись, встала и пошла разыскивать веник.


·Ситуёвина вторая
·
{ бета }
ВП в смысле «всё путём!»
Косые лучи утреннего июньского солнца пронзали березняк навылет, иногда только застревая в кронах дереьев. Тогда кроны превращались в сияющие факелы, словно подсвеченные изнутри. Но куда чаще стрелы лучей били меж стволов, весьма редких в этой части бора.
- Ухоженный какой-то лес, - фыркнул старший козлёнок. – Словно парк в натуре
- Ага, парк имени президента, - отозвался шестой.
- Врёшь, - не поверил старший, метя еловой шишкой в дятла, долбящего соседнюю сосну. И добавил. - Нет такого парка, я точно знаю.
- Названия нет, – хмыкнул шестой небрежно. – А парк есть. В нём наша «верхушка» от трудов праведных отдыхает. Оттягивается
- А как же мы сюда прошли? – удивился самый младший. – Такое место по идее охраняться должно – ой-ёй! Чтобы и муха не пролетела!
- Так то муха, - усмехнулся шестой. – А мы - не она! Даже по идее
- Ну нет, - веско сказал старший. – Нас вон какая орава - семь душ! А галдим как всё семнадцать, если не больше. Особенно некоторые
- А я тропку одну знаю – через овраг в обход, - объяснил шестой. – Просто раньше ею не пользовался. Не хотелось в такую даль, как дураку, переться. Копытца, почитай, не казённые
- А сейчас, значит, попёрся? Да ещё и нас прихватил - Старший посмурнел ликом и на-двинулся на него в упор.
- Э-э, погоди братан! Я просто заболтался с вами, а ноги сами сюда и вынесли.
- Заболтался он, - проворчал старший, немного остывая. – Ноги, понимаете ли, без участия мозгов. А вот выйдет нам навстречу господин президент и спросит хмуро: «какого хрена вы тут забыли, братцы-козлики?» И что мы ему ответим?
- Наврём, что заблудились, от мамки отбились, дорогу домой найти не можем, - шестой пустил показную слезу. Получилось у него это на редкость достоверно.
Старший запустил ещё одну шишку в направлении неугомонного дятла. На этот раз едва не попал. От неожиданности дятел поперхнулся, а затем замолотил в ствол с удвоенной силой.
- А я анекдот человеческий знаю, причём в тему, – попытался разрядить обстановку самый младший.
- Ну-ка, ну-ка,.. расскажи, - в один голос потребовали и старший, и шестой.
- В оркестре у дирижёра спрашивают: «А что это ваш барабанщик так странно барабанит?». «А он раньше радистом работал, – говорит дирижёр.
- А что такое радист? – спросил шестой. Старший этого тоже не знал, но признаться ему не позволяла гордость.
- Радист? Это что-то навроде дятла, - немного подумав, выдвинул версию младший.
- На кой людям дятлы? – не поверил шестой. – Они же не в лесу обитают!
- А я какой-то фильм по телеку смотрел. Там двое человеков поссорились и один другому говорит: «ну ты, дятел!»
- А дальше у них что? – живо спросил пятый.
- Дальше «пи-пип, пи-пип, пи-пип» - это когда нехорошие ругательства идут и их надо того слегка спрятать.
- А зачем же в таком случае их вообще используют? – не понял пятый.
- Хрен их разберёт, этих двуногих! - старший сплюнул сквозь зубы и отвернулся.
Они вышли на залитую солнцем полянку и едва не присели от неожиданности. Там на берегу небольшого аккуратного озерца две гепарды играли в мяч. По правде говоря, это были совсем ещё юные гепарды. Можно сказать, пацаночки или тинэйжерки, как нынче выражается человечья молодежь.
- Хищники, - прошептал младший, стараясь укрыться за спинами братьев. – Сожрут.
- Дурак, - процедил шестой. – Это дочки нашего президента, Главного Гепарда. Вон та, кажется, Катя. А та – Маша. Или наоборот
- Президента? – немного осмелел младший. – Это которого все ВП зовут?
- Не вздумай при них такое ляпнуть! – строго сказал шестой. – Мало ли что за спиной болтают. Языки у некоторых длинные – прямо, как у людей
- А если они сами об этом заговорят?
- Ну-у-у тогда, наверно, другое дело. Им можно, дочкам...
Гепардочки отвлеклись от игры и приглашающее помахаули хвостами: айда, мол, до нас - вместе играть будем! Братья подошли ближе. Познакомились. Оказалось, что сёстрам осточертели вконец их всегдашние напарники по играм - дети других высокопоставленных зверей, привычками и характерами смахивающие на своих предков – и они удрали от них куда подальше. А тут вдруг свежие лица - ну как не обрадоваться новизне впечатлений! Классно, клёво, зашибись! Вау, одним словом
Игра в мяч продолжилась. Играли долго и азартно, носились по полянке, словно стихийное бедствие, затаптывая последнюю живую траву, пока мяч не выписал немыслимый кульбит и не улетел аж на середину озера. Народ задумчиво проводил его взглядом. Мяч шлёпнулся в вихре брызг, подскочил пару раз и закачался на глади воды. Катя, а может Маша, по вине которой это произошло, нахмурилась и отвернулась. Маша, а может Катя, поглядела на братьев вопросительно. Мол, не сплаваете ли, господа? Дамы просят
В воду лезть никому не хотелось. Младший освоился и осмелел уже настолько, что громко и с чувством продекламировал:
- Наша Катя громко плачет –
пропила последний мячик.
Тише, Катечка, не плачь.
Сдашь бутылки – купишь мяч.
Имя Катя на место Тани легло идеально. А что, те же два слога и оба же открытые Ни рифма не нарушилась, ни мелодика, как ни забавно.
- Дурак, - сказала адресатка сих виршей. – Мне папа сто таких купит. Тысячу
- А в чём тогда проблема? – изумился стихоплёт.
- Так то когда ещё будет? А мяч нужен сейчас. Ферштейн?
- Она, значит, лупит, куда не следует, а в дураки нас записывают, - ухмыльнулся Старший. – Классно получается. Прикол дня, так сказать
- А зачем нам этот мяч – наигрались уже, - сказала другая гепарда. Видимо, чтобы разрядить обстановку. Подумала и добавила. – Пойдём лучше на дачу, чайку с вареньем попьём.
- Вот это конструктивное предложение, - авторитетно молвил младший.
- Какое-какое? – рассмеялась собеседница.
- А это твой папка по телику так выражается. Мы, говорит, расцениваем это предложение, как весьма конструктивное по ряду позиций.
- А какое именно? – спросила гепарда.
- А то я помню Я такую фигню в момент забываю.
- Мой папа фигню не говорит. Он всем Среднелесьем правит. Уже восьмой год...
- Да не слушай ты его, - сказал шестой. – В смысле, нашего соплюшонка. Это он по молодости ляпает, что думает. А думает, совсем не думая. Как некоторые чины в администрации
«Соплюшонок» нахохлился и отвернулся.
- Ладно, мальчики, айда на дачу!
- А нас оттуда не шуганут?
- Это с нами-то? Охрана слушает нас беспрекословно – дрессированные, блин, - фыркнула другая гепарда и показала им розовый язык.
- Не выражайся, Мари, - строго сказала ей сестра и добавила что-то по-немецки. Звучно этак, со стильным придыханием И стало ясно, что упустила мяч всё-таки Маша. А чего тогда на стишки обижалась, спрашивается Или не понравилось, что с Катериной перепутали? Вообще этих девчат понять куда сложнее, чем даже двуногих
Дача оказалась роскошным двухэтажным бунгало – покруче, чем у Тёмноборского мэра. Или даже у самого губернатора На веранде стоял накрытый стол - с самоваром, пирожными и прочими атрибутами нормальной цивилизованной жизни. Молчаливая прислуга принесла вилки-ложки-салфетки и удалилась, не задавая вопросов. Охраны не было видно – скорее всего затаились в ближайших кустах. Как партизаны
Шестой позднее так и схохмил: «Нихьт шиссен! Ихь бин мирный русский партизан. Ихь либэ пирожные с кремом». Но это было потом. А пока они гоняли чаи и разговаривали разговоры. За жизнь... Оттягивались, короче.
Старший незаметно оглядывался, поглаживая еловую шишку. Но никаких дятлов в окрестностях не наблюдалось, только свиристела какая-то сойка в ветвях над головой. Дятлы, надо понимать, не рисковали беспокоить таких лиц. Умные были птицы, осмотрительные
- Кстати, а вы не в курсе случаем, почему нашего папку за спиной все кличут ВП? – спросила геперда Маша. – И как это ВП расшифровывается?
- А то мы у наших учителей интересовались, - добавила Катя. – И всё без толку
Братья многозначительно переглянулись.
- Что, никто-никто не знает? – изумился третий. – Совсем никто?
- Говорят, что не знают, - чуть ли не хором откликнулись сестрёнки. – Но похоже, врут. Просто опасаются вслух говорить.
- Да-а-а, нехорошо - протянул второй.
- Что, так нехорошо расшифровывается? – испугалась гепарда Маша.
- Да нет, - хихикнул второй. – Нехорошо, когда взрослые врут. Детей обманывают
- Это вы дети, - обиделись обе гепарды. – А мы уже почти взрослые. В школу сколько лет ходим, оценки всякие получаем!
- И какие же? – живо заинтересовались козлята.
- Всякие, - уклончиво молвили гепарды. Им было крайне неудобно говорить, что получают они лишь самые высокие оценки. Иногда даже заслуженно Больно уж их папку опасались.
- Ладно, - снизошёл старший, оставив скользкую тему. - Вы тут по телику людские программы смотрите?
Получил утвердительный ответ и продолжал пытать дальше: А КВН?
Снова утвердительный ответ. Тогда он пошёл ещё дальше: А на видак его пишете?
Получил подтверждение, сильно удивился и предложил: Тогда тащите сюда видак и кассету с программой КВН за май прошлого года. Усекли? Запомнили?
- Йа-йа, - синхронно кивнули сестрёнки, весьма заинтригованные такой преамбулой.
Видак, кассету и сам ТВ притащили, естественно, не гепарды, а та же безмолвная прислуга. Быстро и чётко, как на плацу Установили, настроили и мигом улетучились.
Козлик отмотал ленту на глазок до нужного места, щелкнул: play’’с видом заправского фокусника, выдержал артистическую паузу, пока подгонялось нужное место. Через несколько минут с экрана донеслось: Министр путей сообщения сообщает: всё путём. Мы
Старший остановил просмотр и глянул победно: ну как, мол, просекли фишку?
Просекли её не полностью и пришлось давать дополнительные разъяснения. Оказывается, Главному Гепарду так понравилась эта хохма, что он к месту и не к месту стал повторять: «Всё путём, господа, всё путём!» За что и был прозван соответственно. За глаза А для краткости фразу свернули до начальных двух букв. ВП
- И только? А мы-то думали, в чём дело? – разочарованно сказала гепарда Маша. – Голову ломали, версии всякие строили
- А что, изящная аббревиатура, - рассмеялась её сестра. - Мне нравится. Прикольно.
Солнечный луч упал на скатерть, отразился от блестящего бока самовара, бликанул, как говаривал папа козёл, пока его не задрали волки. Солнце выбралось в зенит и повисло там, словно мячик на глади озера.
- Ладно, тогда мы пошли, - поднялся из-за стола старший, взглянув на часы над входом. – Нам домой в такую даль переться - битый час не меньше.
- Заглядывайте ещё, - сказала Катя. А Маша не преминула поддеть: Если охрану сумеете проскочить.
- Сегодня же проскочили, - ухмыльнулся шестой. – А вообще-то это дело нехитрое. Как два пальца э-э-э об асфальт приложить.
- А что такое асфальт? – донеслось с веранды.


· Ситуёвина третья
·
{ гамма }
Лица козьей национальности
Вся поляна была завалена гипсовыми, брозовыми, чугунными и прочими всякими-разны-ми памятниками, бюстами, барельефами. Вся от края и до края... Впечаляющее, надо сказать, было зрелище. Монументальное. Козлята ахнули и застыли на краю поляны, не осмеливаясь подойти ближе. На самой опушке Отец Всех Зверей восседал со своей знаменитой трубкой в лапе, взирал задумчиво на окресный пейзаж. Только что не пыхал
- Сидит, - пробормотал младшенький.
- Он же каменный, кто его посадит? - разрядил обстановку пятый, вспомнив человеческий фильм. Козлята заржали, словно жеребцы. Расслабились. Больше никому уже не хотелось встать по стойке «смирно» и рапортовать Любимому и Родному. Гипноз ситуации закончился
К опушке подошли неспешно, словно им совсем неинтересно и не волнуют их подобные заморочки. У них своих дел хватает – важных и настоятельных. Остановились. Шестой пришурил глаз и, задрав голову, спробовал помериться взглядами с великой личностью. Но взор великой личности был мёртв и неподвижен, как гранитная плита. И столь же тяжёл. Так что гляделки, увы, не спроворились
Младший мекнул коротко и показал памятнику язык.
- Оставь! – тихо сказал пятый. – С мёртвым бодаться глупо.
- Да уж, действительно глупо, - согласился старший. – Глупо и нелепо. От живого мы бы бежали без оглядки – сколько позволят... А далеко же его упрятали – и сейчас, видимо, боятся!
- Почему ж тогда Снежного Барса не убрали? – искренне удивился второй. – Это же он, паразит, революцию замутил! А Южный Тигр только развил и продолжал. Верный последователь, блин, первый соратник и ученик Сколько зверья сожрал, страх сказать!
- Такой прожорливый? – удивился младший. – А с виду не скажешь. Ну, живоглот!
- Да нет, он только приказы отдавал, - пояснил старший. – А всем этим Лесбезопасность вертела. Опора правящего режима, как нам папка рассказывал Вы, правда, не помните, ма-ленькие в ту пору были. Совсем маленькие Я и то многое из его слов не уразумел.
- Кстати, о птичках Вернее о Снежном Барсе, - вклинился четвёртый. – Среди лесного зверья полным-полно его сторонников. И не только старичья
- Они что, совсем больные? – не понял младший.
- Недалёкие просто, - махнул лапой четвёртый. – По глупости бузят
- Вот именно, по недомыслию своему, - подтвердил старший.
- Погодите, - подал голос третий. – Пусть идея была дурдомовская, пусть осуществлялась столь варварскими методами, но
- Что «но»? – вскинулся старший. – Тебе этих двух пунктов недостаточно?
- А разве лучше, как в Залесье? – горячо возразил третий. – Совсем никаких идей – ни высоких, ни низких: жри себе из корыта побольше да чавкай погромче. До неба, мол, далеко
- Зато целее будут, - усмехнулся четвёртый. – «И жили они долго, и счастливо», как в одной сказке говорится. И даже не в одной, кажется
- И умерли одномоментно, - хмыкнул третий. – В смысле, в один день. Что, кстати, наводит на некоторые размышления
- Мы рождены, чтоб сказку сделать пылью, - хихикнул младший.
- Не сказку, а Кафку, - поправил его шестой.
- А кто такая Кафка? – не понял младший.
- Наверно, птица какая-нибудь заморская. Из Залесья, например
- А зачем же тогда её - пылью?
- А чтоб не чирикала лишний раз под руку, вернее – под лапу!
- Нехорошо птичек обижать, - нахохлился младший. – Птички, они
Его сентенция была прервана громким хрустом – кто-то лихо ломился сквозь вылежник. Кто-то, может, и не столь крупный, как, скажем, медведь, но не менее целеустремлённый. Хруст быстро нарастал, приближался.
- О! Сподвижники Южного Тигра спешат засвидетельствовать ему своё почтение! - прокомментировал третий. – Бегут аж падают, бедные
- Дурень! – воскликнул старший. – А если это по нашу душу?
- Да кому мы нафиг нужны? Мы же Тигры, и тем паче не Южные
- А ты не подумал, что среди них могут оказаться нетравоядные? И даже скорее всего -большинство нетравоядных
- Верно, - кивнул шестой. – Каков кумир, таковы и поклонники – старая мудрость.
- Человечья! – фыркнул третий.
- Ну и что? Человеки порой тоже умные вещи говорят. Нечасто, правда
- Если бы часто – они б уже к звёздам летали, - усмехнулся четвёртый.
- Если бы часто делали - уточнил старший. - А говорить можно много чего! И вообще, братаны, кончай базар! Давайте-ка мы лучше в сторону отойдём. Во-он за ту груду бюстов
Они живо сменили диспозицию и скрылись за солидным завалом из каменных изваяний вождя. Вождь не возражал - ему было как-то без разницы.
Полминуты спустя на опушку вынесся огромный серый волчище. Вообще-то волки все на одно лицо, то есть - тьфу ты! - на одну морду. Но это только людям на одну Люди, увы, народ ненаблюдательный – в общей массе. Они даже свой собственный вид путают: и негры им кажутся одинаковыми, как клоны, и китайцы, и папуасы. Негруасы, короче говоря А что уж тут про волков толковать? Волки, они вообще из другой оперы. Особенно, когда на луну воют
Чуток поозиравшись, волчина определил курс и уверенно двинулся в сторону завала. Локатор что ли у него в рукаве? Или радар Козлята поняли, что скрываться дальше не имеет смысла и стали карабкаться повыше, то и дело оступаясь на Тигриной шевелюре или же, например, на трубке. Вождь в своё время очень любил с трубочкой позировать. И вообще просто жить без неё не мог, пока не понял, что дело – труба и пора перебираться повыше. А именно - к создателю на небеса
- Я так и чуял, что здесь козьим духом пахнет, - удовлетворённо сказал Волк. – В этом лесу шагу сделать невозможно, чтобы не наткнуться на инородцев. И в Тёмном Бору, и в Сыром, и даже, блин, в Окраинном Позаполонили здесь всё, ур-роды, а истинным среднелесцам места приличного не осталось! И куда, спрашивается, господин президент смотрит?
- А Вы что, скинхед что ли, дяденька? – насмешливо спросил старший. Он был уверен, что Волку сюда вовек не забраться – они и то с большим трудом умудрились.
- А вы что, альпинисты? – в свою очередь фыркнул волк и гнусаво пропел:
Здесь вам не равнина, здесь климат иной –
лавины идут одна за одной
- Я первый спросил, между прочим, - нахально отозвался козлёнок.
- Да? А что ты имеешь против скинхедов, пацан? Единственно нормальные люди во всём их людятнике - вот с кого нам пример брать надо! А не со всяких там борцов за права человека, гринписовцев и прочую гниль, чтоб их всех
- А чего Вы к нам прицепились? – удивился шестой. Он стоял на самой верхушке завала, на полкорпуса выше прочих. – Мы с Вами вроде бы не пересекались
- Так ему ж повод нужен, чтобы нас схарчить, - пояснил старший. – Чтоб всё по понятиям было, как у человеков
- Голод подожмёт, так и без понятий обойдёшься, - ласково оскалился волк. - Просто сейчас я не в ауте, в брюхе не бурчит - так что можно и за жизнь поболтать. Ну как, побазарим, братцы-козлики? Или слабо?
- Ты нас на слабо не бери, дядя, - заявил старший. – Не на тех напал, понял?
- Да я ещё и не нападал, - вновь оскалился волк. – Это я так – разминаюсь
- А в нашем лесу все животные равны, - сообщил самый младший.
- О да, - кивнул волк. – Только некоторые равнее.
Он сам того не желая процитировал Оруэлла - ага, именно того, у которого «Скотный двор». Помните, я о нём писал во вступлении?
- Мы, кстати, не инородцы, - проинформировал четвёртый. - Мы здесь родились, в этом самом Бору! И выросли
- Я ж и говорю: заполонили, - неприятно усмехнулся волк. – Домашняя скотина должна у людей под боком жить. Чтобы те её кормили, поили доили, стригли, на мясо забивали. А в вольном лесу ей, скотине, делать сто лет нефиг! Вот так
- Это Вы сами придумали? – спросил третий. – Или из людских телепередач почерпнули?
- А не один бес? – фыркнул волк.
- Да нет, не один, - пояснил третий. – Такие, как Вы, наберутся от людей всякого хлама, а потом кричат на каждом углу, что они, дескать, своими мозгами мыслят! Фу, противно
Волк сделал ещё пару шагов по основанию завала, подвернул лапу и соскользнул вниз на брюхе. Встал с независимым видом, отряхнулся и обещающе посмотрел наверх.
- Дискуссия перешла в следующую фазу, - поведали оттуда. – Наши зрители с нетерпением ждут её продолжения.
- Будет вам продолжение, - огрызнулся Волк. – В самом широком формате
- Вот только не надо пустых угроз, - возмутились козлята. – Не та ситуация
- Вот именно - пока вы наверху. Но не век же вам там сидеть. Когда-нибудь капустки захочется, или «пи-пи» к примеру.
- А «пи-пи» мы можем и отсюда, - пообещали ему. – Прямо на чью-то серую шкуру
- На портянки порву, - пообещал волк. – Как Тузик грелку!
Было похоже, что он начинает заводиться. Неконтролируемо
- Чего Вы нервы себе мотаете? – спросил шестой. – Вы знаете, что нервные клетки не восстанавливаются? Даже у волков
- А тебе-то что за дело до моих нервных клеток, дитёнок?
- Давайте-ка лучше анекдоты друг другу рассказывать. Или песенки споём
- Песенки? Это можно, - злорадно сказал Волк. – Что же, слушайте Жил был у бабушки серенький козлик, вот как, вот как, серенький козлик!
Козлята наверху притихли, а волчина не поленился и допел до самого финала, где от козлика остаются лишь рожки да ножки, то есть вторичный субпродукт, дальнейшей утилизации никак не подлежащий
- Разжигание межвидовой розни, - сквозь зубы процедил старший. – Какая это статья Конституции, напомните, братья!
- Неважно, какая – главное, что есть, - одобрительно кивнул шестой.
- А вам-то с этого какая радость? Не будет свидетелей – не будет и статьи
Шестой со старшим поднатужились и приподняли край одного бюста.
- Силёнок не хватит сбросить, - насмешливо сказал Волк и почесал задней лапой за ухом. Совсем, как дворовая собака
- А мы его скатим, - пообещали козлята с кряхтением. - Должна же быть от вождя хоть какая-нибудь польза
Они приподняли бюст ещё больше и тут же уронили его - едва ли не себе на лапы. Тот тя-жело ухнул, слегка раскрошив нижележащие, и прополз вниз пару-тройку метров. Потом застрял меж своих двойников, как баржа на мели.
- Не хотят тигры с волками воевать! – расхохотался серый. – Чуют родственную душу А может, ещё разок попробуете?
- На «бис» не выступаем, - хмуро сказал старший. – Эх, был бы здесь телефон - мамке позвонили бы! У неё рога длинные. И острые
- Позвонили б они! - ухмыльнулся волк. – Такие телефоны пока только у человеков. Мобильные называются. Или иначе сотовые
- Козлятушки-ребятушки, где вы, ау! – донеслось из глубины леса.
- Здесь-здесь! – дружно завопили те. – На поляне! Скорее к нам!
- Ну, я пошёл, - с сожалением вздохнул Волк. – Увидимся ещё, мелкие


· Ситуёвина четвёртая
·
{ дельта }
Медвежьи заморочки
Референт выжидательно глянул на нового президента и вновь склонился над листом чистой бумаги. Составление инаугурационной речи продвигалось со скрипом.
- И вообще, что это за слово дурацкое «ин-агу агу тьфу ты! Инагуарцион Нельзя что ли попроще – «вступительная»? – проворчал огромный бурый Медведь. Бурый не в смысле «прибуревший», то бишь приборзевший, а действительно бурый. По природе Прибуреть ему ещё лишь предстояло: четыре года правления впереди – срок ох и немалый! А там глядишь – и все восемь. Четыре да четыре – арифметика несложная, даже для Мишки.
- И вообще, медведей в лесу хватает, а я такой один, Уникальный
Он нахмурился и постучал карандашём о подставку флажка, сиротливо жавшегося в дальнем углу стола. Откуда-то из глубины бора эхом откликнулся дятел.
- Вы предлагаете чуток подправить имя, чтоб выделиться? – несмело спросил референт.
- Молодец, сечёшь фишку - прямо с ходу! Имя А чем же мне ещё выделяться? Татуаж себе затевать – всё равно под шерстью незаметно. Пущай татуажем молодёжь балуется! А мне оно как-то того невместно. Ладно, хрен с ней, с речью - ляпну чегой-нибудь. Давай-ка лучше список приглашённых рассмотрим. Представителей широкой общественности, так их сказать
- Вот, пожалуйста, - референт пододвинул толстый рулон с парой сотен имён.
- У-ё-моё! – рявкнул президент, слвно ожегшись. – Тут до скончания срока не освоишь! А это ещё что за козлы! На кой мне тут козлы? Ме-е-е, понимаете ли
- За них ходатайствовали, господин президент.
- Кто ходатайствовал? Развели тут козлофилов, в смысле - козлолюбов
- Этим, увы, не откажешь, господин президент. Эти о-о-о! – референт поднял коготь к небу. Подумал и уточнил. - САМИ
- Кто сами? Господь Бог и его присные? В смысле архангелы
- Дочери предыдущего, - вздохнул референт, забыв присовокупить «господин президент».
- А-а-а, тогда да, тогда это серьёзно! - молвил бурый. Поскрёб лапой в затылке и тоже вздохнул. Подумал чуток и вздохнул ещё глубже. Листва на ближней сосне нервно затрепетала.
- А чего их так много – аж восемь? Они что – почкованием размножаются?
- Не совсем Просто мать-одиночка и потомство. Многодетная
- Мать-героиня, значит! - фыркнул медведь. - Нагеройствовала нам целый паводок. В смы-сле, выводок - почесал нос и косо усмехнулся. – Вывести бы их всех, да химчистки ни одной приличной не осталось.
Медвежий юмор был, как всегда, на должной высоте. Сногосшибательной
- Прошу прощения, - совсем, как в «Обитаемом острове», прошелестел референт. - Но стоит ли подобная мелочь Вашего внимания?
- Заноза тоже мелочь, а как порой достаёт! – веско изрёк новоявленный президент.
Солнечный луч, пробившись сквозь низкую облачность, лёг на стол и, словно потешаясь, высветил строчку с козьими именами.
- И ты туда же? - нахохлился Медведь. – Кто тебя звал, спрашивается
- Простите, - вскинул голову референт.
- Да это я не тебе, это я вот этому представителю небес, - брюзгливо пояснил бурый. – Является, понимаете ли, без приглашения, да ещё и указывает! Слушай, а может их в какой-нибудь элитный лицей устроить? На другом конце леса... Чтобы неделю оттуда добираться
- Да они ж ещё маленькие, - усмехнулся референт, начисто забыв утяжелять речь длинными обращениями. – Они ж ещё в садик ходят! Вернее, ходили, пока
- Пока садик не сгорел? – ухмыльнулся Медведь.
- Да нет, на роль Рейхстага он слабоват оказался, - референт подхватил медвежий юмор, как эстафетную палочку, и попытался творчески его развить и переосмыслить. Юмор был несколько того - тяжеловат, а местами даже малость двусмысленен, но зато к моменту.
- А чего ж их в другой садик не устроили? – поинтересовался бурый. – А?..
- Брать нигде не желают. Сказывают: мест нет, а в действительности – просто сил и желания с такими возиться. Исключительно зловредный молодняк
- У них, значит, нет, а у нас есть? – фыркнул Медведь, покачав головой. – Мы, значит, самые крайние? Ох и запущено же всё! Постарался, блин, предшественничек
Референт задержал дыхание и притворился, что его здесь не стояло. Глава государства по-морщился, перекинул странички настольного календаря и пробормотал задумчиво. - Чегой-то сегодня дела медленно движутся. Буксуют, блин
На поляну лихо выкатился бело-сине-красный мяч и вслед за ним грациозно вынеслись две стройные гепарды. В кустах зашуршало, зашебуршилось и тут же стихло - видно, скрытая от глаз охрана расслабилась, не успев напрячься до конца.
- Отбой! – запоздало рявкнул Медведь. – Бдите дальше
Подобрал упавшее сорочье гнездо и водрузил на прежнее место.
- Дядь Миша, хватит вам ерундой заниматься! – воскликнула одна из гепард. – Айда лучше с нами мяч гонять!
Бурый Медведь страдальчески задрал взгляд к небу и произнёс непроизносимую тираду. Не вслух, разумеется
- Это канцелярство сто лет никому не нужно, - добавила её сестра. – И вам в первую очередь! А игры на свежем воздухе, они, как это ах да, способствуют поддержанию физической формы на должном уровне. Вам нужно быть стройным и подтянутым, чтобы девушки любили. А то распустите брюхо в своём кресле Сидячая жизнь не есть полезно.
Референт мужественно боролся со своим лицом, стараясь не рассмеяться, но в конце концов не выдержал и тихонько хихикнул. Президент повёл в его сторону налитым кровью оком. Референт моментально сник - сделался маленьким и незаметным, как охрана в кустах.
Теперь уже хихикнули гепарды. Медведь покосился в их сторону и махнул лапой:
- Эх, да чего там Вот закончу протокольную часть и сразу же присоединюсь. Не к вам, так к детям вашим будущим
Гепарды хохотали. Смахивали слёзы с глаз и хохотали дальше. Испуганная насмерть сорока кружила над кустами, пытаясь придти в чувство, и роняла перья в траву.
- Верно, лучше поздно, чем никогда, - согласилась одна из гепард, слегка успокоившись. Промакнула глаза краешком стоявшего на столе флажка и глотнула воды из стакана.
- А у нас с референтом мысля одна заявилась, - сказал бурый, подмигнув помощнику.
- Одна на двоих? – спросила всё та же неугомонная гепарда.
- Ага, мы её по-братски поделили – как ломоть хлеба в окопе, - вальяжно изронил президент. – Что, если нам построить персональный детский сад для ваших рогатых друзей?
- Они пока безрогие, - уточнила одна из сестёр.
- Ну хорошо, пущай временно безрогих, - согласился собеседник. - И назовём мы его э-э-э Как же его назвать-обозначить?
- «Друг команчей», - со смиренным видом произнёс референт. Медведь ухмыльнулся и, сняв с плеча, невидимую пылинку, сдул её в сторону шутника.
– «Золотой кочан»! - произнёс он с чувством. - ДОУ № 13 дробь 13. В тринадцатой степени И заведующей туда назначим – ну, кого-нибудь из бывших работниц бывшей Лесбезопасности. Чтобы со стажем и заслугами перед отечеством
- Зачем Безопасности? – в притворном испуге ахнули гепарды.
- Для пущего спокойствия и уверенности в жизни. А финансирование пустим по приоритетной линии И подчинение непосредственно канцелярии президента
- Общественность не поймёт, - заметила гепарда. – Скажет: протежирует
- То-то и оно. А давайте-ка пошлём их в соседний лес – нет, не матом, а в качестве обмена опытом! А к нам сюда группу их детишек
- Тогда не поймут соседи, - тихонько откомментировал референт.
- В каком смысле? – нахмурился бурый.
– Решат, что наши - вражеский десант и повод для открытия военных действий
- Тогда не будем, - вздохнул Медведь. – Не стоит будить лихо, пока лихо спит тихо. Кстати, тут ещё одна проблемка зависла - с пересмотром моего имени
- А чем Вас Ваше не устраивает? – не поняли гепарды. – Мужественное такое!
- Спасибо, – буркнул Медведь. – Может, и мужественное, но какое-то не вполне оригинальное. Самобытности ему не хватает.
- Может, слоги местами поменять? – предложил референт.
- Да? И что у нас получится? Ведь-медь? Хохляндия какая-то, в самом деле
- А давайте так, дядь Миша, - обрадовалась пришедшей ей в голову мысли гепарда. – Мы ничего переставлять не будем, а просто сократим вас на одну букву!
- Не надо меня сокращать, - проворчал президент. – Коротко будет, несолидно
- Так мы только мягкий знак уберём. Получится Медвед, разве плохо?
- Медвед, Медвед, - покатал на языке новое слово хозяин жизни. – Интересная версия
- Занятный новодел, - подтвердил референт. – И внимание сразу же к себе привлекает.
- Привлекает, говоришь? – удивился новоназванный. – Хм, однако
Он покатал по столу рулон со списком кандидатур и рывком пустил его на открытие.
- Не буду я никого персонально рассматривать, - решил неожиданно для себя и размашисто подписался снизу ленты. – И да здравствует пофигизм! Ур-ря!
Референт вспомнил хохму, что, дескать, красота спасёт мир, а пофигизм – нервы, но не стал демонстрировать свою эрудицию, а только покивал в такт мыслям.
- Что у нас ещё осталось? – услышал он голос хозяина. – Подготовка поляны?
- Специальная бригада займётся этим с утра, - пояснил он. – По регламенту
- Это хорошо, что по регламенту. Терпеть не могу всякой самодеятельности. А документация на регламент есть? Мне там расписаться нигде не надо?
Референт торопливо зашарил в бумагах. Гепарды откровенно зевали. Повседневная рутина медленно обволакивала окрестности, уплотняясь прямо на глазах.
- Нашёл? – бурый протянул лапу за бумагами.
- А где тут мои попрыгуньи? – послышалось из-за кустов и на поляне возник господин Главный Гепард. Правда, теперь уже не совсем главный, но тем не менее сравнительно-отно-сительно Девчонки радостно завизжали и метнулись ему навстречу. Успокоившаяся было сорока вновь забила крыльями, роняя перья, и отчаянно метнулась прочь от этого бедлама.
- Они Вас не очень доставали? – осведомился Почти Главный Гепард у преемника.
- В меру, - кратко изронил тот. Дескать, понимай, как знаешь
- А-а-а ну тогда ладно, тогда всё в порядке. - Предок обернулся к сладкой парочке и кивнул ласково. - Идёмте, девочки, хватит отвлекать начальство от трудов праведных.
- Па-а-а, да ты что? Нам ведь интересно, как большая политика делается.
- А то вы за восемь лет не нагляделись!
- Мы тогда маленькие были, несмышленые - они снова обернулись к бурому верзиле. - Дядь Миша, Вы ведь нас не прогоните, верно?
- Ну что с Вами поделаешь? Живите - развёл тот лапами и косо усмехнулся. Затем сгрёб рулон со списком и со стуком закинул его в ящик стола.
Гепард молча покачал головой, развернулся и прошествовал в сторону выхода – подтянутый и прямой, как жердь.
Референт торопливо откатил мяч с его дороги и стал собирать бумаги. Он понял, что никакой работы на сегодня уже не предвидится. Ни толковой, ни бестолковой


·Ситуёвина пятая
·
{ эпсилон }
Списанному верить!
Гиена нагрянула в гости, как всегда, нежданно и, как всегда, без приглашения. Она это любила - придет и смотрит с интересом, как у хозяев вытягиваются лица. От неожиданности.
Вот и сейчас она стояла на пороге, покачивая модной сумочкой от Кардена. Или какие там водятся у человеков в их людятнике
- Сэпрайз, серый! - поприветствовала она Волка.
- Сурприз, говоришь? – хмыкнул тот. – Ну заходи подруга – давненько не виделись.
Гиена скользящей походкой продефилировала мимо курившего у распахнутого окна зверя и плюхнулась в кресло. Бросила сумочку на стол – в той что-то ощутимо звякнуло – и сказала:
- Не звучит это как-то - серый... Давай мы тебя в Грея перекрестим!
- Какого ещё Грея? – фыркнул тот, выпустив сразу три колечка. – Ты что, с дуба рухнула?
- Грей – это по-аглицки, - терпеливо пояснила Гиена. – Из мира людей
- А оно мне нужно? Чтобы каждый раздолбай доставал вопросами: «Чё это ты имя сменил?», «Чё ещё за Грей?», Чё дурью маешься?»
- А я тут в архивах Лесбезопасности подглядела - одним глазочком - у них лучший агент-осведомитель аккурат под таким псевдонимом проходил.
- Они же, блин, закрыты! Одним глазочком, понимаете ли... Ох и доиграешься ты, подруга, ох и дошутишься, что и вправду с одним глазом останешься. Постой, а при чём здесь агент-осведомитель? Ты на что это намекаешь, пятнистая? Я стукачём сроду не был - я хищник, ХИЩНИК, уразумела! А стукачами пущай всякие козлы работают – им это в самый раз!
- Да нет, у соседки твоей, Козы, муженёк от такой чести отказался. Ещё за пару лет до кончины Тигра Я сама документик прочла: дескать, проведена первичная обработка объекта мягкими методами - словесными - с целью вербовки его в ряды информаторов. Объект предложение отклонил, ссылаясь на недостаточно высокий уровень интеллекта - «недостаток серого вещества», как он заявил. Акция вербовки отложена на неопределённый срок.
- Опять серого, ё-моё! Что ещё за серого?
- Ну мозгов, мозгов – компрене ву? А Грей - я скрывать не буду - это твой дядюшка по материнской линии. Двоюродный, кажется
- Ну, ур-род! – с чувством сказал Волк. – Ну козлина!
- Дались тебе эти козлы, дорогой! Плюнь и разотри Онкель твой давно в Залесье слинял – таких туда охотно принимают.
- Это понятно, - уныло сказал Волк. – Непонятно другое: ты меня сразу шантажировать начнёшь или подождёшь немного? Пока я свои финансовые дела подправлю
- Да никогда ты их, серый, не подправишь! – рассмеялась Гиена. – Пить меньше надо - тогда и денежки водиться будут. Правда, глубокая мысль?
- Ага, как Марианская впадина... - Волк щелчком запустил окурок в кусты под окном. - Но ты уж растолкуй мне, недалёкому, что это ты замутила? Чего тебе от меня надобно, а?
- Да ровным счётом ничего, - искренне сказала Гиена. - Я же не человек какой-нибудь! Это они вечно пакости творят, а нас, гиен, в сказочках своих такой сволотой выставили, тьфу! С больной головы на здоровую
- А как тебе удалось ТУДА проникнуть? – поинтересовался Волк, вылазя из погреба с парой бутылок светлого пива. – Там же всё, как это а-а-а, переведено в режим глубокой консервации - до лучших времён.
- А у меня всегда лучшие, куманёк! - снисходительно усмехнулась Гиена. - Жить надо уметь, сечёшь фишку?
- Теоретически, - с трудом выговорил Волк трудное для него слово. – А на практике, гм
- Молодец, что хоть теоретически А чего меня туда понесло? Да элементарное бабье любопытство! – Гиена сделала небольшой глоток - этак в полстакана. Пиво ей нравилось.
- Любопытство, говорят, кошку сгубило, - продолжала она, вытирая усы. - Да только я далеко не кошка - у меня пятна, как у самого Гепарда!
- Пятна штука хорошая, – заметил Волк. – Когда они на подходящей шкуре
- Это расценивать как комплимент, или наоборот? – фыркнула Гиена.
- А тебе как больше нравится? Мы звери простые, простодушные – мы не умеем намёками да подтекстами. Мы что думаем, то и рубим.
- И зря - знаешь, сколько таких «лесорубов» при Тигре сухостой валили! - Гиена сделала второй глоток, отодвинула опустевший стакан и полезла в сумочку. Волк протянул ей папиросы, но она отмахнулась. - Я не за тем, я одну фиговину тебе показать хочу. Весьма занятную
- Занятную – это хорошо, занятную – это я люблю! - потёр лапы Волк. – А она очень вкусная, сойдёт на закусь?
- Боже, до чего же вы, мужики, приземлённый народ! Всё бы вам закусь да ладно, замнём для ясности. Вот гляди, - и она протянула собеседнику какую-то блестящую штуковину. – Стой-стой, куда ты? Не надо её на зуб пробовать - не за тем дадена!
- Это ты тоже в архивах Лесбезопасности почерпнула? – пошутил Волк. И, как оказалось, попал в точку - нечаянно. Такое порой случается.
- Позаимствовала, - потупив глаза, скромно призналась Гиена. - Им она всё равно без надобности, раз на консервации. А в хорошем хозяйстве хоть шерсти клок
Она пододвинула к себе большой серый телефон с поцарапанной трубкой и погнутым дис-ком набора номера и с резким щелчком приладила фиговину где-то с торца корпуса.
- Э-э-э! Ты что это делаешь! – возмутился Волк. – Ты же мне аппарат угробишь!
- Всё нормально! – авторитетным тоном завила Гиена. – Фирма веников не вяжет.
- И на кой мне эта прибамбасина? – не понял Волк. – Тараканов морить?
- Не совсем тараканов, - хмыкнула гостья. - Скорее жуков Между прочим, эта штука в просторечьи так и называется «жучок». Запомнил? Будешь теперь чужие разговоры прослушивать только так! В смысле, перехватывать на лету
- А на кой? – изумился Волк. – Сроду сплетнями не интересовался.
- Ох и прост же ты, кум! - усмехнулась Гиена. – Как Азбука у Буратино Информация, она лишней никогда не бывает - даже у нас в лесу.
- Прост-прост - недовольно проворчал серый. - Хочешь чего сложнее - иди к Лисе. Она тебе такого накрутит, век раскручивать будешь!
- Вот именно – век. Не люблю я продуманных. А особо продуманных – особо. Простота – залог здоровья! Душевного - она достала с блюдца сухарик и аппетитно им захрустела.
- А потом придут ко мне безопасники, достанут стволы и скажут - мордой к стенке, лапы за голову. Ты пошто наш инвентарь прихватизировал?
- Да не переживай ты зря! Я там в бумагах кой-что подправила и теперь этот «жучок» считается списанным. Ввиду истечения срока службы
- А разве так можно? – не поверил Волк.
- Можно, дорогой, можно – только осторожно. Я в дате эксплуатации, где 2 011, обе единички в нули превратила и теперь там 2000. То есть восемь лет уже, как приборчик списан. По регламенту А что акта о списании нигде нет, так сами виноваты - надо документацию аккуратней вести и не терять отчётность, как кошелёк с деньгами. Это вам не базар какой-нибудь, а государственное учреждение - пусть и законсервированное.
- Ну-ну, - только и сказал Волк. Других слов у него не нашлось. Он сшиб когтём крышку со второй бутылки и махом разлил пиво по стаканам. Поглядел на медленно оседающую пену и спросил. - А скажи-ка ты мне, подруга, по какой такой причине ты у себя дома не захотела «жука» лепить? Подозрительно
- Экий ты недоверчивый, - рассмеялась Гиена. – Во первых дома некуда - к нам за речку до сих пор телефонную линию не дотянули. А во-вторых - она подняла стакан и посмотрела сквозь него на собеседника. – Не всё так просто в природе. Там дополнительная наладка требуется, узкоспециализированная А без неё радиус действия ну метров тридцать – не более.
- То есть только соседей берёт? – разочарованно спросил серый.
- А ты что хотел? Чтоб самого господина президента? Так у него защита на такие случаи - будь здоров! И у его помощников, наверно, тоже Послушай-ка ты лучше, что там твоя Козочка мекает. Голову прокзакладаю - не заскучаешь.
- Она отнюдь не моя! - нахмурился Волк. - Да и что интересного можно узнать от Козы - стоимость вилка капусты на базаре? Или пучка козьего пуха Это тебе не Главгепард
- Да? А чьи детишки с гепардовыми скорешались – мои что ли?
- М-м-м Однако
- Вот тебе и «м-м-м»! Медленно соображаешь - будто корова какая-нибудь В общем, я пошла – у меня дома дел невпроворот. А ты, кум, как узнаешь что-либо занятное, заглядай в гости. Не забыл, где я живу? Посидим-посудачим. Я же не Лесбезопасность, в самом деле - это им стучать непринято, а мне можно. Мы же звери простые-простодушные, как ты давеча говаривал, много ль нам от жизни надо? «Жила бы страна родная - и нету других забот». Шучу-шучу – это у меня юмор такой, специфический. Чао, мой серый агент!
Она увернулась от летящей в её сторону бутылки и со смехом выскочила за дверь. Волк тихонько чертыхнулся и пощёлкал когтём по штуковине. Потом задумчиво поскрёб подбородок и поднял трубку. Там была тишина. Полная
- И то верно, - пробормотал Волк. – Не век же этой дурынде на проводе висеть!
Оторвал трубку от уха, но положить на аппарат не успел – в мембране щёлкнуло и послышалось мекающее: «Алло, это ты, Овца? Как жизнь, как самочувствие?»
- Да что со мной сделается? – меланхолично отозвалось глупое создание.
- Ой, не говори, подруга, а то скажешь под руку – в смысле, под лапу. Нынче в лесу от хищников житья не стало! У нас у самих волчара под боком обитает - избави бог от таких соседей! Проглот жуткий - если бы не мои рога Да и то за детей опасаюсь.
- У моего супруга рога тоже будь-будь! – проблеяло в трубке. – Классные рога. А уж я-то стараюсь от него ни на шаг – во избе-е-е жание, так сказать
- И правильно делаешь! Здоровье беречь надо – чай, своё, не казённое.
Волк потёр лапой зашибленный бок и поморщился - крепко ж его Баран приложил на той неделе, умело, ничего не скажешь! Бам-с и готово, в ауте. Волк снова потёр бок и вздохнул завистливо: да-а, удар что надо, почти профессиональный. Если б в другое место, без потомства можно было остаться. По счастью, сумел извернуться – бок подставить, и то спасибо.
- Слушай, - проблеяло снова. – А правду говорят, что на это медвежье шоу всё твоё семейство приглашено? Все ввосьмером?
- Ну и приглашено Подумаешь, какое счастье! Что я, медвежьих рыл никогда не видела? Хотела к родне в Сыроборье наведаться – детей показать, погостить пару-тройку дней, а теперь вот готовься к этой ин-агырации. Делать мне больше нечего
- А чего к ней готовиться – собрались да пошли. Вперёд и с песней, как говорится.
- Да? А у младших репьёв в шерсти, что блох у собаки. Пока всё вычешешь Да и старшенькому надо вид приличный придать – тоже как бродяга какой-нибудь. Эх, и чёрт же их дёрнул с этими знакомиться – не было печали
- Готовиться, вычёсывать К чему такие сложности, подруга? Что, у Медведя только и дел, что козлят твоих разглядывать? Ему главное – публике себя подать, чтобы заметили да зауважали. Он же из своего медвежьего угла - и сразу в столицу! Это ведь не шутка, надо понимать! А тут какие-то козлята
- Не какие-то, а мои, - слегка обиделась Коза. - Ну да ладно, хрен с ними! Раз из-за них поездка откладывается, смотаюсь после инагырации сама. А они пусть дома посидят - под замком.
Волк плотоядно облизнулся и потёр лапы. Мелькнула было опасливая мысль, что субъектов с такими связями лучше не задевать, но серый лишь отмахнулся. Подумаешь, важняки! Да кто в самом деле узнает? Не пойман, как говорится, не вор. Презумпция, блин Ага, мы в правовом обществе или как?
Он осторожно опустил трубку на рычаг, не дожидаясь конца разговора, и полез в кладовку за специями - гурманствовать так гурманствовать! На зависть эпикурейцам и прочим древним грекам и латинянам Non vivimus, ut edamus* { Мы не живём, чтобы есть (лат.) }, как говаривал один больно умный Енот. Ну нет уж, вкусненький ты мой, как раз чтоб edamus! И пивамус заодно! Да где же эта корица, в конце концов? Чёртов склероз


·Ситуёвина шестая
·
{ дзета }
На солнечной поляночке
День был солнечный, словно по заказу, поляна, отведённая под чуждую лесу инаугурацию, купалась в ласковых весенних лучах, зеленела травка, щебетали птички – короче, полная идиллия когда б не эта чёртова политика! Божья коровка вспорхнула с листа папортника, словно подчёркивая завершённость пейзажа. Не хватало только живописца с мольбертом, но живописцы в число приглашённых включены не были – в отличие от некоторых папарацци (вот слово-то дурацкое!) с фотокамерами и прочим инструментарием, малопригодным для творения умного, доброго, вечного. Не люблю я этих журналюг, в чём весьма и весьма неоригинален. Но речь не обо мне – мне в сей картине места не отведено. Ни строчки, ни полстрочки
Главный Ге пардон, Главный Медведь сидел в бело-сине-красной палатке, сквозь прорезь в ткани созерцал собирающихся и размышлял, сколько же ещё времени потребуется этим раздолбаям, дабы собраться полностью. Живут далеко? А пусть выходят из дому пораньше - в столь знаменательный день можно и не поспать! А то привыкли дрыхнуть, понимаете ли
Референт нервно подравнивал стопочку листов с речью, читать которую Медведь явно не собирался - вот ещё, ищите рыжих в другом месте! А мы БУРЫЕ, бу-ры-е, ясно? Как шоколад, например. Или как глина Про третью ипостась помолчим, дабы не портить аппетит. Здесь Автор вынужден попросить прощения - это не он, это медвежий юмор. Тяжеловесный и малость двусмысленный, как выше писалось. Выработанный за долгие годы разорения ульев и птичьих гнёзд Это теперь гнёзда приходится обхаживать - в силу социального положения.
Да, нелегко быть президентом, - подумалось Медведю. - Ломай собственные привычки че-рез колено! И хорошо, если только привычки, а ежели и характер придётся вот так же? Бр-р-р Не дамся! Накось-выкусь, господа электоратели!
Полог палатки слегка приподнялся и внутрь просунулась голова Шиншиллы - младшей наставницы юных гепард.
- Простите, господин Медвед, моих подопечных здесь нет?
- Как видишь, - проворчал бурый. Почесал лапой за ухом и добавил. – Постой, а чего это ты за ними носишься? Где Онтыдра?
Ондатра была старшей наставницей Кати и Маши и вовсю помыкала своими подчинённы-ми - не гепардами, разумеется, а прочими наставницами. Которые без приставки «старшая»
- У неё сегодня лёгкое недомогание, - пояснила Шиншилла. – Она дома отлёживается.
Медведь и Ондатра изрядно недолюбливали друг друга, что заметно даже из того, как Медведь её именовал. Ондатра в долгу не осталась и окрестила оппонента не иначе как «бурый хрен». За глаза, разумеется Чего они там не поделили – история умалчивает, но у Автора, как всегда, имеется своя версия. Автору с детства известно, что люди недалёкие недолюбливают умных и смышлёных. Ну а животные чем хуже - параллельное мышление, массаракш! А кто в данной ситуации умный и кто не особо – думаю, объяснять не следует.
- Счастливо ей выздороветь! - косо усмехнулся Медведь. Чего он пожелал мысленно, осталось за кадром. К счастью для слабонервных
Снаружи загремел гимн, но после первых же аккордов перешёл в хрип и заткнулся - видимо, опробовали аппаратуру перед зрелищем. Медведь недовольно поморщился.
Референт на цыпочках проследовал к крохотному окошку, прорезанному в ткани палатки и затянутому прозрачной плёнкой. Выглянул наружу, покачал головой и сделал какую-то пометку в своём блокноте. Он был сама деловитость. Не успел он вернуться на своё место, как снаружи воспоследовало:
На солнечной поляночке,
дугою выгнув бровь,
парнишка на тальяночке
играет про любовь.
Песня тоже оборвалась – правда, без хрипа. Медведь вздохнул.
- Слушай, а что такое «тальяночка»? – поинтересовался он у референта.
- Ну-у-у инструмент такой музыкальный. Наверно, итальянского производства – просто букву «и» урезали для простоты.
- Верно, - хмыкнул президент. – Меня ж вон тоже урезали! Хотя нет, себя я сам урезал. А почему, интересно, итальянского?
- Так у людей лучшие инструменты спокон веков итальянцы делали: Гварнери, Страдивари и прочие «ри». Узкая специализация, так сказать
- Молодец, - одобрительно кивнул Медведь. - Эрудированный товарищ. Нам такие весьма надобны!
Референт чуть ли не щёлкнул каблуками, засиял весь, засветился и, пристав, коротко поклонился. Молча.
Полог дёрнулся и в палатку сунулась чья-то – не разберёшь чья – физиономия. Волевая, мужественная, не отягощённая печатью интеллекта
- Девяносто восемь процентов созванных явились, господин президент, - доложила она. - Прикажете приступать?
Президент небрежно махнул лапой и физия скрылась обратно.
- Это ещё что за явление? – осведомился он у референта.
- Ответственный за организацию и проведение мероприятия! – чётко отрапортовал тот.
- Хм, я полагал, что ответственный у нас ты.
- Так я и есть ответственный, господин Медвед! В смысле, шкурой отвечаю А он организует и проводит, так сказать.
- Разделили функции? Ну, молодцы-молодцы
- Да не мы сами, господин президент! Разве б мы посмели? По регламенту
- Да? Ну и как тебе регламент?
- Ну, если Вас интересует моё мнение, то двояко. С одной стороны, всю черновую работу сам не переделаешь – на бумажки времени не останется. А с другой Страшновато порой становится: кто-то чего-то упустил, недоглядел – а тебе все шишки.
Медведь коротко хохотнул и предложил благодушно:
- А ты не скупись, поделись ими с нижестоящими! Не всё же тебе одному!
Референт глянул в его сторону вопросительно, не зная, как расценивать барский юмор: то ли как лёгкий трёп, то ли как руководство к действию.
- Не заморачивайся по пустякам! - посоветовался бурый. - Я, конечно, уважаю, регламент, но не доводить же его до абсолюта. В конце концов, регламент для нас, а не мы для него!
- Удивительно точная мысль! – восхитился референт.
- Вот-вот, коли принимать все пороки близко к сердцу, сам порок сердца заработаешь. А ты мне ещё живой и здоровый нужен – работы непочатый край!
Новоявленный босс гордился своим прагматизмом и всегда старался выставить его на первый план: когда в шутливом тоне, как сейчас, а когда и всерьёз. А что? Зарубежным соседям это, наверняка, понравится – сами такие
- Ну, двинули на выход! – тяжело поднялся с места главный фигурант. – А то совсем забудут, как у нас власть выглядит.
Рефернт нервно хихикнул и откинул полог палатки, выпуская главного. Тому пришлось пригнуться – выход явно не был рассчитан на его габариты. Судя по выражению лица референта, у того мелькнула мысль, что власти тоже не мешает иногда кланяться. Хотя бы как сейчас – просто палатке...
Море голов снаружи заколыхалось, как и полагается всякому уважающему себя морю. По-слышался нарастающий шум – море приветствовало своего нового лидера в меру своего энтузиазма. Госпоже Ласке, коей здесь не было, стало б дурно от подобной фразы, но мы - не она: требуется повторить слово, дабы подчеркнуть мысль – повторим и не поморщимся.
Ступая грузно и неторопливо, Медвед вперевалку, приблизился к самому краю подиума и сделал приветственный жест лапой. Шум достиг своего пика и плавно пошёл на убыль.
- Здравствуйте, граждане-товарищи, которые господа и которые не совсем! Приветствую вас всех от имени лесного правительства и от своего собственного! Общий салют, как говорит наша молодёжь, самая продвинутая в мире!
Бурый живописно раскланялся на все три стороны – нет, не на четыре, поскольку позади него имелся лишь референт, но и без того сие зрелище шибко напоминало номер в людском цирке, только без укротителя и прочих атрибутов. И звериные детишки, в отличие от людских, не грызли мороженого... А так в самый раз!
События шли своим ходом, и нужно было, как минимум, вмешательство высших сил, дабы заставить их свернуть с накатанной колеи. Но обошлось без последних, если, конечно, те не преминули воспользоваться случаем. А то и самим его организовать У Господа Бога юмор весьма и весьма специфический
Из-за кулис высунулись две пятнистые мордочки и стрельнули глазками, оценивая диспозицию. Потянули воздух влажными носами и иронично фыркнули. Да, подумалось Автору, без этих детишек уж точно не обойдётся не одно действо, если оно заслуживает внимания.
Референт умоляюще прижал лапы к груди: мол, слиняйте во избежание, я вас ОЧЕНЬ про-шу! Медвед тоже заметил непрошенных нарушительниц регламента и нахмурился. Кивнул им в сторону выхода, указал когтем туда же - для пущей убедительности - и громко шепнул: «Забавы – потом. По! Том!»
- Мы по делу, - вполголоса сказала старшая. – Отец просил передать, что у него непредвиденные обстоятельства. Чтоб начинали без него, а он подскочит чуть позже.
Медвед страдальчески задрал брови и попытался быстренько что-то придумать, но Мишка он и есть Мишка: масса - о-го-го, инерция соответственная, а маневренность - согласно первых двух пунктов. Против законов физики, увы, не попрёшь, будь ты хоть трижды президентом! Хорошо, что референт сообразил и вовремя сымпровизировал. Подбежал к шефу и торопливо зашептал ему на ухо. Бурая физиономия моментально разгладилась, приняла умиротворённый вид и даже засветилась некоторой одухотворённостью. Иконообразно
Медвед поманил к себе обеих гепард, а когда те неуверенно приблизились, приобнял их за плечи и вместе с ними сделал ещё один шаг к рампе. Завершающий
- Господа электорат, - заявил он торжественно. - Прежде, чем вступить в должность, её надо принять у предшественника. Как часовому на посту А кто скажет, что нам не приходится бдеть покруче любого часового? Это у людей вон бардак и развал, а в родном Среднелесье Сами знаете! И в этот самый момент мой уважаемый предшественник господин Гепард занят –готовит дела к сдаче.
- Не успел что ли? – мекнули из толпы. Кажется, та самая Коза, дери её волки!
- Да, позволю себе признаться - не успел! Он вообще делает всё основательно и на совесть - не то, что некоторые из вас
- И чем теперь заниматься будем? - спросили с другого конца поляны. – Пока его нет
- Дискач устроим! – обрадовался кто-то из представителей молодёжи.
Гепарды фыркнули и покосились на бурного с интересом - дескать, как вывернешься?
- Вы полагаете уместным предаваться веселью, пока кто-то напрягает все силы, стремясь устроить всё должным образом? Несерьёзно, граждане, я был о вас лучшего мнения!
Опять шершавость речи, - вздохнул Автор. – Но это не я – это вон тот, толстошкурый! К нему в очередь с претензиями!
А лесному народу понравилось.
- Верно! Золотые слова! - послышалось из толпы. Затем на сцену прилетел букет цветов. Очевидно, охрана была проинструктирована, дабы не мешать изъявлению народной любви и прочее такое. Риск - дело благородное, господа. Особенно в хорошо отмеренной пропорции
Медвед отыскал глазами в толпе козью морду и не удержался от колкости:
- Только не вздумайте в качестве цветов вилки капусты пулять. Я давненько в волейбол не играл – могу и не словить!
Гепарды переглянулись и фыркнули. В толпе захохотали, зааплодировали - похоже, рейтинг у бурого попёр вверх, как на дрожжах.


· Ситуёвина седьмая
·
{ эта }
Мы жили по соседству
Из-за полуприкрытой шторки Волк наблюдал, как соседка даёт последние наставления отпрыскам, собравшимся на веранде. На крыльце стояли упакованные баулы, и Волк с интересом ждал момента, когда Коза расхватает их и попрёт к пристани. Нет, разбираться с оставшимися без присмотра козлятами он не спешил. Куда спешить - впереди несколько долгих дней! Просто ему хотелось понять, как можно разместить три таких места в двух лапах. Любопытно, весьма любопытно... Он бы, например, не смог при всём желании. Права всё же Гиена: лишней информации не бывает.
Коза указала копытом в сторону его дома и что-то строго промекала семерым чадам. Волк чертыхнулся, подавшись вглубь квартиры, когда семь пар глаз развернули взоры к его забору.
- У-у-у, драная! - с чувством процедил он сквозь зубы. Подумал и присовокупил ещё пару эпитетов - тоже из числа ненормативных. Выражался Волк нечасто - лишь когда задевало за живое. Считал, что подобная лексика лесным тварям как-то не идёт. Сожрать ближнего - это одно, а обложить его на манер человеков - несколько того не по понятиям. Госпожа Ласка была б немало удивлена подобной трактовкой эстетичности. Если б когда-нибудь пересеклась с серым, что в принципе весьма маловероятно. Один шанс из тысячи, а то, пожалуй, и меньше
Коза встала и подхватила два из трёх баулов. Волк подался вперёд. Козлята облепили последний - самый габаритный - с кряхтеньем его подняли и Коза, чертыхаясь, опустила свою ношу, чтоб продеть передние лапы в лямки. Баул, оказывается, был устроен на манер гигантского суперрюкзака. Туристского
- Какого хрена она в нём прёт? – фыркнул Волк. – Гостинцы родне что ли?
Коза неловко наклонилась – рюкзак ощутимо вёл её в сторону – и подхватила два первых места. Теперь кворум был соблюдён полностью.
- Браво, мадам! – иронично похлопал Волк. – Бис!
Но на бис Коза не согласилась бы ни за какие кочерыжки - одного раза с неё было более, чем достаточно. Потому как превращаться в верблюда в её ближайшие планы не входило
Волк на секунду отвлёкся, ему показалось, что на плите закипает чайник. А когда глянул снова, Коза уже бойко трусила по дороге в сторону реки.
- Аста ла виста, бэйби! – хихикнул Волк. Нет, в отличие от госпожи Ласки, он не слышал козлячих заявок, просто по «ящику» недавно крутили людской «Терминатор-II» - шум, драки, пальба - и многим обитателям леса запомнилось сие пожелание. Другое дело, что немногие использовали его в повседневной жизни. Тем более столь двусмысленно
- Испанским что ль заняться на досуге? – пробормотал Волк. – Прикольный язык!
За неделю до этого крутили ещё один фильм, где герой задорно напевал: «Me gusta tocar la guitarra, me gusta cantar la cancion», что в вольном переводе с испанского означало «Мне нравится бренчать на гитаре и распевать песенки». Да уж, язык действительно был прикольный. Особенно если учесть, что «жена» и «женщина» звучало в нём одинаково. А также «любить» и «хотеть». Я серьёзно, не выдумываю
Волк снял чайник с плиты, отнёс его на стол и поставил на доску для разделки мяса. Рядом с видеокассетой комедии «Иван Васильевич меняет профессию» Этот фильм, в отличие от «Терминатора», он видел очень давно – кажется, ещё в детстве. Помнилось, там один пройдоха сменил голос и позвонил кинорежиссёру, дабы выманить хозяина из дома, а самому покопаться в режиссёрской квартире. Волка этот эпизод приводил в полный восторг - жаль только, помнился смутно. Хотелось просмотреть его ещё разок - перенять полезный опыт – и вообще
Увы, видак, не пахал. Что-то там разладилось в человечьей электронике, а мастеров в лесу не водилось. Не их экологическая ниша, как сказала однажды Лиса.
Ладно, решил Волк, ну их к лешему, эти фильмы, а то совсем в киномана превратишься! Подсядешь на фильмы, как эти двуногие на наркотики! Хотя на фильмы они тоже, хм, того
Он полюбовался на блестящую цацку «жучка», пришпандоренную Гиеной к аппарату, и не удержался – поднял трубку. Это было жутко прикольно – слушать линию, не набирая номера. При желании можно было вообразить себя каким-нибудь матёрым шпиёном. Штирлицем, например Говорят, у людей есть фильм о нём, только самому видеть не доводилось. Тьфу ты пропасть! - опять фильм! Прицепились, заразы, как репьи к собачьему хвосту!
Волк невольно покосился на свой хвост – репьёв там не было, он следил за собой в меру своих волчьих сил. Вслушался в лёгкое шуршание в динамике микрофона - словно подземные духи перешёптывались, сообщая друг другу свои подземные секреты. Волк сроду не имел склонности поэтизировать окружающее - он вообще считал подобную поэтизацию признаком слабости - но в данном случае она была вполне уместна. Так и хотелось подключиться к их диалогу - например, подвыть парочку печальных аккордов. Ву-у-у, вау-у-у, ву-у-у! Волк захлопнул пасть и даже подпёр её лапой, дабы удержаться от подобного пассажа. Здесь ведь не концерт художественной самодеятельности, а он не актёр-трагик на общественных началах!
- Привет, заинька! – раздалось вдруг у самого уха. – Как жизнь молодая?
- Ничего, бывало и хуже, - последовал ответ.
- Слушай, заинька, морковку с наших грядок не ты опять дёргал?
- Я из норы третий день нос не сую – волком попахивает. А чё?
- Да нет, можешь дёргать и дальше - нам-то что? Это мамка переживает, а она сейчас в разъезде, к родне намылилась.
Волк взъерошено обнюхал свою шерсть, не унюхал ровным счётом ничего, но на всякий случай протянул лапу за дезодорантом, другой придерживая трубку у уха.
- Зайка моя, понимаете ли - проворчал он, направляя на себя струю из баллончика. – Под ёлочкой, понимаете ли, скакал Хренов аксакал!
- Везёт вам! – с завистью воскликнул ушастый.
- Эт-точно! – согласился Волк про себя. – Ещё как везёт!
- Кстати, новый прикол из «Лесного Альманаха», - сообщил один из козлят. - У Зайца спрашивают: «Чего это ты к Волку в гости не ходишь? Взял бы да сходил – скучно ему там!»
- Да я бы пошёл, ребята, - оправдывается Заяц. - Только мне самому с ним скучно - больно уж он серый!» Ну как, клёво?
- Та-а-ак, переходим на личности, значит? – протянул Волк. – Хорошо, родные мои
Он сосредоточился и нежным бархатным голосом почти пропел:
- Аллё-ё? Это три-три-семь-семь-пятнадцать?
- Ну да, - неуверенно подтвердил один из козлят. – А Вы по какому праву вмешиваетесь в чужой разговор? Нарушение конфиденциальности, знаете ли
- Это Вас с телеграфа беспокоят, - тем же бархатным голосом продолжал Волк. Только бровь у него нервно задёргалась – не любил он, когда малолетки умничали, бросались непонятными словами. Хотя «конфиденциальность», блин – что-то очень и очень знакомое
- А что угодно от нас телеграфу? – недоумённо вопросил один из братьев.
- У вас задолжность по оплате за предыдущий месяц.
- У нас наличных при себе нет. Вот мамка вернётся!
- Можете оплатить натурой. Морковкой, например
Волка явно несло и он никак не мог остановиться. Захотелось ему повыделываться – до жути захотелось! Ну прямо лапы зачесались
- Пришлите бланк оплаты по почте, - не выдержал Заяц. Видно, упоминание о моркови задело его за живое.
- А у Вас, кажется, номер шесть-семь-один-ноль-тринадцать? - спросил Волк, левой лапой лихорадочно листая телефонный справочник.
- Совершенно верно, - подтвердил любитель чужой морковки.
- У Вас, гражданин, за два месяца не плочено - вынуждены применить штрафные санкции.
- Батя третьего дня ходил платить, - возразил Заяц озадаченно. – Как же так?
- Ну, не знаю - не знаю Может, он эти деньги по дороге пропил - к нам они не поступали. Не верите? Вот передо мной платёжные ведомости – можете сами придти и посмотреть!
- Хорошо, - уныло согласился абонент. И к козлятам. – Братва, завязывай разговоры, а то не расплатишься потом!
- Совершенно с Вами согласны, - ласково пропел Волк. - Не стоит усугублять неплатежи.
Он мысленно поблагодарил Гиену, своим «жучком» доставившую ему столько удовольствия. Ну, ё-моё, ни в каком кине такого не увидишь!
Волк аккуратно повесил трубку и хмыкнул:
- Самому что ли сценарий написать? На реальном, так сказать, материале
Налил в кружку чайку, добавил в него клюквенной настойки и покачал головой:
- Пожалуй, не стоит Зачем против себя улики давать? Глупо!
Из-за полуприкрытой шторы было видно, как дверь соседнего домика распахнулась и на крыльцо вывалила беспокойная семёрка. Они что-то горячо обсуждали, но вполголоса – отсюда было не разобрать ни словечка.
- Ну и хрен с вами! – махнул лапой Волк. – В пузе у меня доболтаете, что не успели.
Ему захотелось взглянуть на ушастого: как там у него настроение? Мажорное?.. Может, не следовало так быстро давать отбой, а поболтать с клиентом ещё с полчасика - поучить его смыслу жизни, радости бытия? Поспешил, чудак Эх, недаром же говорят: спешка до добра не доводит. Ну да ладно – и до тебя когда-нибудь доберёмся, дружочек!
Волк хлебнул из кружки полученный коктейль, посмаковал его на языке, подумал немного и плеснул туда ещё грамм сорок настойки. Вышло самое то! Настроение сразу пошло вверх, захотелось совершить что-нибудь этакое, героическое.
Волк достал из комода мощный бинокль с антибликовым покрытием, подрегулировал рез-кость, воображая себя снайпером, и приник к окулярам. Увы, колёсико настройки было сбито и вместо приличной картинки мелькали какие-то непристойные тени. Нечто из мира духов
- Ладно, диспозиция и без того ясна, - пробормотал серый, убирая бинокль обратно. И тут зазвонил телефон. Волк, не ожидавший этого, подпрыгнул на месте. Нервно передёрнул плечами и чертыхнулся. Взял трубку.
- Куманёк, - раздалось оттуда. – Это Гиена беспокоит!
Волк в сердцах сплюнул.
- Какого массаракша, ё-моё! И вообще: хватит меня куманьком называть! Лиса им вконец достала – так ещё и ты! Чем, спрашиваешь, обращение не нравится? А ты в курсе, кого на зоне кумом зовут? Вот-вот... Опера, которому осведомители стучат, блин! Ну, с рыжей что возьмёшь – откуда у рыжих совесть? – но ты-то могла бы мозгами пошевелить! Хоть самую малость
Постой! Ты же говорила, что у тебя телефона нема! Неужто уже провели? Или это ты ме-ня провела? А-а-а, от подруги А подруга не шибко болтливая? Ясненько. Значит, она в садик за детишками, а ты пока по её аппарату. Хитра, ничего не скажешь! А что тебе сейчас надо? Говоришь, Коза в гости уехала? Спасибочки за информацию! Да, оценил! Я, значит, по соседству живу и то чисто случайно усёк, а она за рекой – и уже в курсах. Ну-ну Сорока, говоришь, на хвосте принесла? Хм В век всеобщей комтью компу тьфу ты! – компьютеризации – это несерьёзно. Ты б ещё на кофейной гуще погадала! А тебе-то какая радость, что она к родне умотала? Не один хрен? Ясное дело, теперь никакого догляда - гуляй, анархия! Болтать будут? А-а-а, я и забыл: тебя ж их болтовня интересует! Послушаю чуток. Не-е-ет, это несерьёзно – не буду ж я на аппарате с утра до вечера торчать! Заради чего? Чтоб пару-тройку слухов о юных гепардах подхватить? Вот они мне с дуба рухнули, блин горелый! Приходи и сама слушай, сколько терпения хватит. У тебя как с терпением-то? Нормально? Ну вот и нормально, что нормально Милости прошу к нашему шалашу - приходи, не укушу! Это я так шуткую, милая моя. Должно же быть у Волка какое-то чувство юмора. А то тут некоторые: «больно серый» Читала уже? В «Лесном вестнике»? Интересно, какая б это придумала? Что, правда, выяснишь? Да ну, по гроб жизни благодарен буду - тебе места не хватит благодарность складывать! Критику, говоришь, не выношу? Да какая ж это, блин, критика - это гнусная ин-си-ну-а-ция. Не более и не менее


· Ситуёвина восьмая
·
{ тета }
После Снежного Барса
- Дочерям президента надлежит знать историю лучше прочих обитателей леса! - поучающе сказала госпожа Ондатра, старшая наставница Маши и Кати. Гепарды сидели в гамаке и, слегка покачиваясь, слушали Ондатру вполуха. Им было скучно.
- Наш папа уже не президент, - зевнули гепарды, вежливо прикрыв рты лапами.
- Каждому несмышлёнышу ясно, кто фактически правит Среднелесьем, - усмехнулась госпожа наставница. - К тому же через четыре года следующие выборы и всё может статься.
- Мы так далеко в будущее не заглядываем, - снова зевнули гепарды. - Нам и сегодня неплохо. – И они солнечно усмехнулись.
- Эх, была бы я на вашем месте! – вздохнула Ондатра.
- А может, махнёмся? – спросила гепарда Катя.
- Шутить изволите? – Ондатра прикрыла глаза, облизнулась. Видно, представила подоб-ную ситуацию и малость того, ошалела.
- Так вся история – сплошная шутка, - с ухмылкой пояснила гепарда Катя.
- Не шутка, а фарс, - поправила её сестра.
- А что, большая разница? – удивилась Катерина.
- И не сама история, а только её повтор, - менторским тоном произнесла госпожа Ондатра. – У людей так и сказано, что история повторяется в виде фарса. Хотя вы несомненно правы: ВСЯ людская история – сплошной фарс. Нелепый балаган, дурдом
- Так мы тут про нашу - людская нам и даром не нужна! – Катя закинула задние лапы на ближнюю ветку и чуть было не сверзилась с гамака. Сестра спешно поддержала её и, хмыкнув, укоризненно покачала головой.
- А мы попали под дурное влияние людятника, - грустно сказала Ондатра. – Нас меньше, чем двуногих и у нас не столь ярко выражена видовая пассионарность.
- Не верим мы в сказочки про пассионарность! - дружно отозвались гепарды. - Хреновому танцору вечно хвост мешает.
- И тем не менее пассионарность существует, - возразила Ондатра. - Даже человеки её признают. Некто Гумилёв, например Постойте, а при чём здесь хвост? У него хвоста не было!
- Так же, как и когтей на лапах, - добавила Маша.
- И кисточек на ушах, - хихикнула другая сестра. Они вновь развлекались.
- Девочки, вы же хотите, чтобы к вам относились с уважением? - вздохнула Ондатра. - А какое уважение, если собеседник видит, что ты дремуч, как дуб!
- Свежая мысль - пробормотала одна из сестёр.
- И в чём вы находите её свежесть? – Ондатра не начала заикаться исключительно ввиду твёрдого характера и крепких нервов.
- Элементарно, Ватсон! – усмехнулась Маша. – Кто смел - тот и съел! А знания - это так, для экзотики. Вы любите экзотику, госпожа Ондатра?
- Нет, надо написать заявку, чтоб выдавали молоко! - сказала Ондатра. - За вредность производства
- Мы рады, что Вы оценили наше жизненное кредо, - лучезарно улыбнулась Катерина.
- Насчёт кредо не знаю, а что касаемо характера и воспитания - вздохнула наставница. – Это да-а-а! Полные штаны радости, как говорят у людей!
- Люди хоть и уроды, но порой выражаются удивительно ёмко, - кивнула собеседница.
- Рада, что хоть в чём-то наши мнения совпадают, - сыронизировала Ондатра. – Ну так как насчёт истории? Заниматься будем?
- Ну, если вы ТАК настаиваете Не поймём только, с какого перепугу нам это надо? Вам ладно - Вам за это денежку платят! А нам? Чтобы потом эрудицией блеснуть? - реплика Маши.
- Ага! С точки зрения банальной эрудиции каждый индивидуум стремится Кто помнит, к чему он там стремится? – это уже Катя.
- Эрудиции ерундиции столь уж это важно, к чему? – вновь Маша.
- Вам бы в людском КВНе выступать, - вздохнула наставница.
- Не выйдет, - покачала головой одна из сестёр. – Ну никак
- Это ещё почему? – не поняла матрона.
- А люди нас сразу в зоопарк - за решётку! Или же в цирк В зоопарке хреново. В цирке - тоже. Но там ещё и выступать надо - развлекать всех этих уродов. Хрена бы я им выступала! Нашли, понимаешь ли, клоунов Р-р-р! – Она продемонстрировала внушительного вида клыки. Госпожа Ондатра зябко поёжилась.
- Кстати, - перевела она разговор с учения на неучёных. – Вам с такими приятелями не скучно? Любопытно, о чём с ними можно говорить?
Гепарды не стали уточнять, о каких именно приятелях идёт речь - и так всё ясно.
- Нам с ними весело, - отозвалась Маша. – Прикольно. А болтать можно об всём и ни о чём одновременно.
- У нас же игры, а не философский диспут! – уточнила её мысль сестра.
- Ага, не фаллософский, - хмыкнула Маша. – Нам эта фаллософия в лицее надоела.
- Ваш словарь заметно обогатился, - жёлчно сказала госпожа Онданра. - Неологизмами
- Нормалёк! – поддразнила её Катя. – Мы теперь разносторонне развитые натуры.
- А как ваш батюшка смотрит на такие знакомства, если не секрет?
- Ну, во-первых, он нам доверяет, - начала загибать свои когти Маша. – А во-вторых, говорит: «Девочки, держитесь поближе к простому народу - народ надо знать досконально, от и до!» И в-третьих - она вопросительно посмотрела на сестру. – Что у нас в-третьих?
- Сейчас придумаю, - лениво отозвалась та. – А можно звонок другу?
- Мы же не на человечьем шоу, избави от него боже! - фыркнула наставница. - Давайте говорить серьёзно, как взрослые звери!
- Давайте! – согласились гепарды. – Давайте восклицать, друг другом восхищаться!
- Окуджава, кажется, - задумчиво протянула госпожа Ондатра. – Он, кстати, историю неплохо знал. Даже пару исторических романов выдал. Или три
- Так люди – они вообще все со сдвигом! – фыркнула Маша.
А Катя снова уточнила: - Даже самые великие
И тут зазвонил телефон - изящный такой, антикварный, на низком журнальном столике. Сестры метнулись к нему одновременно, чудом увернулись от столкновения - спасибо звериной реакции - и с двух сторон схватили трубку. Поглядели друг на друга и Катя протянула трубку старшей сестре. – Жуй на здоровье!
Маша приложила трубку к уху: - Алло, оперативный штаб правительства у аппарата! Слу-шаем Вас, граждане - излагайте.
Рассчитано было не на слабонервных, но у их знакомых исключительно крепкие нервы - так что досрочного инфаркта можно было не опасаться. Вроде бы Что они мекали в ответ, Автор не разобрал, а самому придумывать было лень и он опустил их реплику.
- Гутен таг, мальчики, - проворковала старшая. - А мы тут о пользе истории дискутируем - приходите, присоединяйтесь!
Их ответ, увы, вновь остался за кадром. Скорее всего козлята заметили, что это, мол, не самый удачный её прикол - то ли переспала подруга, то ли недоела
- Я понимаю, ботаника вам больше по вкусу, - хихикнула Катя, наклоняясь к трубке. - Особенно раздел, где про капусту Как там говорится: сорок одёжек и все без застёжек? Кто раздевает, тот
С той стороны тоже хихикнули, что это, мол, не ботаника, а какая-то не то эротика, не то порнография. Они ж ещё маленькие, им мамка не велит подобным интересоваться. И вообще, последний этаж – это уже не про капусту, а про лук, массаракш! Чему Вас там в универе учат?
- Мы в универе едва-едва приступили к занятиям, - пояснила гепарда Маша. – Там даже разрушений особых нет. Пока, по крайней мере
- Стены стоят, я сама видела! - фыркнула в трубку Катя. - И крыша на месте - с флюгером.
- Да, флюгер – это главное! – вздохнула госпожа Ондатра.
- Слышали? - радостно воскликнула старшая сестра. - Наша наставница уже освоила приколы! Сейчас попросим её ещё чегой-нибудь изобразить. Чегой-нибудь этакого
Госпожа Ондатра жестами показала, как накидывает на притолоку верёвку и суёт голову в петлю. Получилось весьма достоверно.
- А вот это уже перебор! - хором возмутились гепарды. - Не позволим дезертировать! Нет, это мы не вам, это мы наставницу наставляем. Приходите скорее - сообща будем наставлять.
- Кстати, спросите у неё, Южный Тигр и в самом деле Снежного Барса отравил, чтоб его место занять и партию возглавить? – это старший козлёнок решил блеснуть интеллектом.
Госпожа Ондатра перехватила трубку у сестёр и с ходу включилась в дискуссию.
- Мальчики, я была о вас худшего мнения – вы уж простите старую дуру! Значит так, в двух словах: этот хыщник, который Тигр, никого не травил, просто ситуацией воспользовался. А в Барса террористка-смертница отравленной пулей пульнула. Нет-нет, это теперь террористки пояса с пластитом носят - и не у нас, а у людей. А у нас в том сезоне отравленные пули были в ходу. Гвоздь программы, так сказать Говорите, неказистый он, Барсик, на портретах? А в жизни он был и совсем того - маленький, плюгавенький, голос картавый. Тьфу, непотребство сплошное! Ну да, я тоже так думаю, что от неполноценности Захотел всему лесу доказать, какой он крутой - влез на вершину и давай всех обгаживать! Ой, извините за неприличное выражение. Какое неприличное? Ну, обга тьфу ты, не заставляйте повторять дважды!
Гепарды слушали её спич и иронично переглядывались. Кажется, козлятам удалось спровоцировать старую деву на выплеск эмоций. Девятибалльный
- Нет, вы неправы, глава Лесбезопасности не травил Тигра - тот самоходом когти отбросил! Да что у вас в самом деле: тот того травил, этот этого! Зачем сверх меры драматизировать? Это демократы и прочая хрень Ой, простите - опять вырвалось! Это всякие нехорошие звери сказки про отраву выдумывают. В жизни и без того отравы хватает! Да, густые брови водились у Ягуара. И он совсем незлой был - про него тучу анекдотов рассказывали. Я вам как-нибудь при встрече парочку поведаю. А понравится - могу и больше А кукурузу любил - это у нас Плешивый. Он до Ягуара всех доставал. Чем? Да своей простотой! Верблюд Гималайский? Это, ребята, не так уж и давно - я его хорошо помню. Перекройка, понимаете ли, пора жить по-но-вому, ля-ля, ля-ля! Ты сперва реши - как это, по-новому – а потом уж и перекраивай. И нечего телегу поперёк лошади ставить. Прикольное выражение? Да это люди так говорят. Нет-нет, у них тоже подобный деятель водился – навроде нашего. Даже фамилия по смыслу похожа: не то Горбач, не то Горби Еловый, спрашиваете? А бес его знает! Он Горби, то бишь Гималайского, в сторонку отодвинул, когда очередная смута нарисовалась, местечко его под себя подгрёб и давай пьянку пьянствовать - совсем, как человек! А бес его знает - это я в том смысле, что никому так и не удалось определить его видовую принадлежность. Неведома зверушка и всё тут! Еловый, одним словом Любитель горячительных напитков
Гепарды негромко поаплодировали. Ондатра обернулась в их сторону и поглядела вопросительно: мол, что ещё за прикол, я о серьёзных вещах говорю, не шуткую!
- Никогда б не подумали, что история может быть столь занятной! - сказала Катя. А Маша добавила, уточняя:
- В вашем изложении, само собой
- Благодарю за лестную оценку моих скромных способностей! - раскланялась Ондатра. Словно некий бенефициант со сцены... Всё ж было в ней немало артистичности - за что, видать, и угодила на сию должность. И сумела удержаться на ней не год и не два.
«Высокие договаривающиеся стороны» с симпатией поглядели друг на друга и решили продолжать переговоры - к обоюдному согласию. Аминь!


· Ситуёвина девятая
·
{ йота }
Господин имперсонификатор в действии
Ухватившись за верхний край штакетника, Волк рывком перенёс своё поджарое тело на ту сторону, выпрямился и быстро огляделся. «Сэр, упражнение выполнено, сэр!» - пробормотал он, вспомнив людской боевик, что давеча смотрел по телику. Штатовский, кажись, про их доблестную «непобедимую и мать её легендарную»
Пригнувшись, пересёк двор короткими перебежками, используя в качестве прикрытия кусты смородины вдоль грядок с молодой капустой. Ухмыльнулся, вспомнив, что человеки именуют «капустой» не это растение, а иноземную валюту, и, прижимаясь спиной к камню стены, двинулся неспешно в сторону крыльца. Словно помесь восточного террориста и западного рейнджера в одном лице
Приблизился к двери, осторожно постучал когтем. Не дождался ответа, удивился, ещё раз постучал - с тем же результатом - сел на ступеньки крыльца и, подперев голову лапой, задумался. Сурприз, в смысле облом. Ну и что придумать в данной ситуации? Вернуться домой? Не будешь ведь разговаривать с запертой дверью - глупо и смешно. Да где же их черти носят в этакую рань? Или просто решили никому не отзываться? А если позвонить из дому и сказать, что что прислали гуманитарную помощь из Залесья, например. Три фунта корнишонов!
Минуточку, а что это за штука такая, корнишоны? Ясно, что зелень какая-то съедобная. Для козлов, разумеется, а не для хищников, но съедобная. С листьями и ботвой... Ме-е-е!
- Во саду ли, в огороде козочка гуляла - пробормотал Волк, хмуро оглядываясь на дверь. – У кого б добыть толковый словарь? У Лисы? Так начнёт интересоваться: на кой он тебе сдался? Ах, корнеплоды вегетарианцем решил заделаться, кум? Поздравляю. Вот номерочек ближайшей психуши – тебе набрать или ты сам?
Он хмуро поглядел на соседние кусты, заметил там сорочье гнездо с яйцами, косо усмехнулся. Рывком дотянулся до гнезда и зачерпнул сразу штуки три
Кажется, у людей их певцы пили сырые яйца, дабы голос был звонкий и чистый. Щас мы споём, щас мы так споём, блин! Фигаро там, Фигаро тут И кому-то капут
Яйца прохладно скользнули в глотку, смазывая её, как лукойловское масло - поршни компрессора. «Хор-р-ро-шо! - фыркнул Волк, встряхиваясь. - Кайф»
Он содрал с верёвки банное полотенце, метнул его на траву за кустами, плюхнулся сверху и, закинув лапы за голову, расслабился на солнышке.
Перехватить бы их по возвращении прямо во дворе, - мелькнула мысль. - Но то-то и оно! Не стоит устраивать разборки на пленэре - мало ли чего? Лучше в доме, чтоб без случайных свидетелей. Да и не успеешь тут семерых отловить - половина обязательно разбежится. Семеро пополам - это сколько? Три с половиной, кажется Ладно, половиной можно пренебречь, половина - это несущественно.
Похоже, он задремал, потому что привиделось ему, как Дикобраз-почтальон вручает ему толстенный конверт со штемпелем «Личная Канцелярия Президента» и просит расписаться в получении. В конверте плотный лист мелованной бумаги с золотым обрезом - предписание: в двадцатичетырёхчасовой срок извести всех козлят и об исполнении доложить непосредственно референту. Волк берёт ручку и ставит размашистую подпись. Йес, господа, йес!
Разбудило его гневное стрекотание сороки, мечущейся над полпустым гнездом. С вол-чьей физиономии медленно сползала блаженная улыбка.
- Так тебя и перетак, тридцать три раза массаракш! - пробормотал хищник. - Глохни, дура!
Дура глохнуть не желала, и за её концертом он не сразу врубился, что в доме слышны голоса. Множественные
- Явление второе: те же плюс закусь! – прокомментировал Волк, поднимаясь. Кажется, он не проснулся до конца, потому что его повело в сторону и он едва не опрокинул кадку с фикусом, выставленную с веранды на крыльцо. Часть листьев у растения была жестоко объедена.
- Крепись, друган! – сказал Волк фикусу. - Я отомщу за тебя! Сполна...
Припал грудью к двери, а ухом - к щели у косяка и прислушался. Из горницы доносись обрывки оживлённой дискуссии.
- А я говорю: нефиг нам в хоре делать! Мы что, рыжие что ли? Пусть Волк туда ходит.
- Так он тоже, кажись, не рыжий, а - полфразы не понять.
- Зато у него здоровски получается на луну выть!
Волк встряхнулся и чуть было не изобразил, как именно у него получается. Но вовремя спохватился и прикрыл пасть лапой. Лишь проворчал вполголоса: «Ну, блин, провокаторы малолетние, чтоб вас...»
- Да не боюсь я в хор ходить! Что он нам сделает - средь бела дня и при всём честном народе! Просто - дальше вновь неразборчиво.
Волк проверил, на месте ли пяток метательных ножей - ножи были на месте, за голенищем. Имелись у него в хозяйстве и прочие - более экзотические - штуки, на манер сюрикенов. Эти самые металлические звёздочки были заточены не хуже бритвы и весили всего ничего. Жаль только, выучиться с ними работать так и не довелось. Не хватило терпения Кажется, чего проще? Те же метательные ножи, только другой формы! Ан нет, как раз тот случай, когда форма определяет содержание. Был бы сенсей знакомый - быстро помог бы лапу набить, а самому не один год нужно корячиться. И стоит ли оно того? Ха, пусть этим Джеймс Бонды в ки-не заморачиваются!
Волк залепил порцией «бабл-гама» дверной глазок и прицелился постучать в дверь когтем, но вовремя спохватился, подобрал с дорожки голышек керамзита и постучал им, имитируя звук копыта. Получилось весьма похоже
- Козлятушки-ребятушки! - затянул он нараспев, спохватился, что выходит несколько того - гнусаво, откашлялся и слегка подправил тональность. Разговоры с той стороны смолкли.
- Ваша мама вернулась – слегка лопухнулась! – ухмыльнулся в усы серый хищник.
- Не поняли, блин - чего ты слегка? – последовала ответная реплика.
- Ну, подарки родне дома забыла! – начал раздражаться Волк.
- Да ты ими три баула набила! – фыркнула молодёжь.
- А самый главный-то и забыла! Вот и пришлось обратно с полдороги топать. Совсем слаба памятью к старости
- Да какие полдороги? Ты уже ТАМ давно должна быть!
- Да я потихоньку, полегоньку Всё пешочком да пешочком
- Хорошо, ма, ты скажи, где он – мы тебе его в форточку выкинем!
- Не помню я, деточки, где. Я ж говорю: слаба памятью. Отворите матушке!
- Стань напротив глазка, чтобы мы тебя видели!
- Так я ж и стою перед ним – смотрите, любуйтесь.
- Что-то ни хре ничего не видно. Точно стоишь, не гонишь?
- А где ж мне ещё быть, деточки? Стыдно вам должно быть – родную мать не признали!
Волк широко ухмыльнулся, вспомнив эпизод из одного старого фильма, где героиня вот так же с претензией на искренность восклицает: «И вот стою я перед вами, простая русская баба». «Простая лесная Коза», - внёс он мысленную коррективу и погладил рукоять ножа.
С той стороны прошуршал лёгкий шёпот - козлята срочно совещались. Видно, полагали, что одна голова – хорошо, а семь соответственно
- Знаешь что, ма, подойди-ка ты к окну, покажись!
- Так вы ставни позапахнули - сидите там в темноте, как вурдалаки какие, прости господи!
Снова оживлённый шёпот. Чувствовалось, что козлятам в лом лезть на подоконник, распахивать форточку, а потом открывать крючки на ставнях. Новое поколение, оно, как правило, выбирает «Пепси», а не физические усилия. И лес в этом смысле – не исключение.
- Детки, родненькие! - жалобно промекал Волк, опасаясь, как бы не переборщить. - Сколько ж можно над родительницей измываться? Уважьте старость в конце концов
«Авантюрист!» - донеслось приглушённо из-за двери. – «Сам такой!» «Лёгковерный шибко!» «Долбо!» «Повыступай тут у меня!»
- В рядах оппонентов царит смятение! - облизнувшись, потёр лапы Волк. - Ещё с полминуты таких дебатов – и всё, мне вынесут ключи от города! На блюдечке
«Я старший, я сказал - и баста!» (Эх, знать бы ещё, что он там сказал!) «А нас шестеро, понял?!» «И что с того? Референдум прикажете проводить?» Неразборчивое бу-бу-бу «А вы-то сами далеко не единодушны!» Снова бу-бу
- Ах, какой сюжет для сценария! – восхищённо пробормотал Волк. – Какие страсти!
Он взял в каждую лапу по ножу и приготовился метать. Успокоившаяся сорока сидела на балясине ограды и, наклонив голову, с любопытством за ним наблюдала. Про свои былые потери она, видать, уже забыла или же решила считать их не особо важными. Волк хмыкнул и состроил ей зверскую рожу, но птица не среагировала - её интересовали лишь активные действия. Как в штатовском боевике
- А если эти шустрики чего-нибудь спросят? – мелькнула в голове запоздалая мысль. - Чего-нибудь такого, что знает одна их маман? Вот прикол будет!
Сорока поблескивала бусинками глаз – настырная, как папарацци.
- Сюда бы Гиену! - подумал серый диверсант. - Или Лису Хотя нет, Лиса чересчур хитра, а всё хорошо в меру. Даже хитрость Ладно, спросят - попробую представить, как бы вывернулась пятнистая. А ну-ка, включим мозги!
За дверью послышался стук упавшего стула и Волк мигом подобрался, представив начавшуюся драку. Но продолжения, увы, не последовало.
- Эх вы, спорщики! - разочарованно протянул Волк. Почувствовал усталость от долгого напряжения и расслабился, сменил позу.
- А может, Катюхе с Машей звякнуть?» - неуверенно предложил кто-то. Волк не успел испугаться, как последовала ответная реплика. – «Ага, только у них и печали, как бросать свои дела и мчаться на другой конец Бора! Хи-хи»
- Хи-хи, - нервно повторил он и смахнул со лба выступивший пот. – Хи-хи, маму вашу
- «вон в том отделении комода!» - послышалось из-за двери. - «Ну и что, что заперто? Я этот замок любой булавкой в полминуты разхрю!» Шорох, звяканье, опять шорох «Ничего, если мать! Она просто не поймёт - не будем же мы им перед носом размахивать!» Звук выдвигаемой полки и довольный смешок. Здесь Автор, пожалуй, отступит от принятых ранее правил и пояснит читателю-слушателю, о чём идёт речь за кадром. А речь идёт о делах весьма занимательных. Короче, примерно с год назад Коза приобрела в специализированном магазине газовый баллончик со строгой надписью: «Средство самообороны и защиты от диких собак». Пришлось, конечно, изрядно потратиться. Да ещё и выслушать от продавцов пожелания «удачной охоты!», улыбаясь в ответ. Она спрятала баллончик в комод - от греха подальше! - и от греха же заперла двойным поворотом ключа выдвижную полку, где он теперь хранился. Ключ она, естественно, благополучно посеяла и махнула на него лапой. В отличие от своих чад Чада смотрели на сей вопрос под иным углом зрения – более прагматичным.
В данный момент, как ты уже догадался, происходил процесс изъятия артефакта с места постоянного хранения. Происходил быстро и деловито, как в кино
Волк дождался открытия двери и подобно большинству злодеев не сразу же приступил к своим злодейским действиям, а начал выделываться, толкать речи.
- Ну что, братцы-козлики, - злорадно начал он. – Допрыгались? Теперь вот
Докончить монолог ему никто не позволил – не тот расклад сил. Младший лихо поднырнул ему под колени и подбил их, подобно заправскому регбисту. Старший резво подпрыгнул и пустил струю из баллончика прямо в морду разбойнику. У того даже времени не осталось прочесть на баллончике загадочную надпись «РУССКАЯ ЗАЩИТА». Что «Защита» - с этим ясно, но почему русская? Чем она отличается от турецкой? Или, скажем, пуэротриканской
Сравнивать Волку, увы, не пришлось. Дальнейшее он помнил весьма и весьма смутно. Размыто, можно сказать В памяти осталось только острое чувство обиды и недоумения. И обрывки ликующих воплей типа: «Вау, сделали!..»


· Ситуёвина десятая
·
{ каппа }
Принцесса Лань и сопровождающие её лица
Принцесса была на редкость грациозна, как и подобает представителям её вида. Плюс результат придворного воспитания: как-то уроки бальных танцев, занятия аэробикой и прочий фитнес Девочке всё это нравилась и она не капризничала и не отлынивала, когда наставники гоняли её по полной программе. Старалась девочка не за страх, а за совесть
Покойные родители оставили ей миниатюрное, можно сказать, кукольное королевство на самой границе Среднелесья. У людей подобные приколы именуются Андоррами, Монаками и, как ни забавно, тоже наличествуют. Странно другое: и как это великие соседи до сих пор не позарились на столь лакомый кусочек? Но если у людей сие объяснялось экономкой, маскирующейся под геополитику, то у зверей не объяснялось ничем - просто имело место быть. Как объективная данность, украшающая лесные карты
Карты девочка тоже любила, географические. Сядет, бывало, у камина и давай разрисовывать фломастером параллели и меридианы. Прикусит язычок от усердия и раз-раз-раз! Чтоб покрасивше И благо бы это были контурные карты, для сей цели специально предназначенные, так нет - подавай ей самые нарядные экземпляры, из Географического Общества! Раритеты, можно сказать. А в угол её поставить, негодницу, какое там - без соизволения господина регента и думать не моги! А господина регента всё это лишь забавляло - господин регент от проблем географии был ещё дальше, чем от народа. Вот так, господа мои! Придворные географы буквально стоном стонали, но терпели, утешаясь мыслью, что через пять-семь лет эти карты можно будет выставить на аукционе - как гитару Джона Леннона у человеков.
К моменту инаугурации Медведя девочка-шалунья превратилась в девочку-подростка. Те-перь уже карты интересовали её не как пёстрая раскраска, а как взгляд на внешний мир - что от него можно ждать, от этого мира? Грезилось о светлой романтической любви, заморских женихах и прочем тому подобном. Что изрядно добавляло головной боли господину регенту
Словом, как в старом людском анекдоте:
- Ты когда бросишь курить, дочка?
- Как только забеременею, папа, так сразу!
- Кури, дочка, кури
Нет, курить Лань и не думала - лишь люди способны на подобную дурость. Но и без курева было весьма нескучно. Лань листала людские книги, без конца натыкаясь в них на то самое. Иван Тургенев, повесть «Первая любовь»... Лев Толстой, роман «Война и мир» Наташа Р. пытается удрать из дому с ветреным гусаром, ей мешают, она в слёзы! Или вот сборник анекдотов о поручике Ржевском О-о-о, это вообще нечто! Оказывается, любовь - не одна лишь романтика, хотя и смешно, конечно, ничего не скажешь! Аж слёзы наворачиваются Но ТАК, наверно, бывает только у людей - звери не могут быть столь пошлыми и столь циничными. О-ля-ля, а при чём здесь снимок театральной рекламы: «Гастроли Ленинградского театра имени комиссара Ржевского»? В чём здесь юмор, господа, растолкуйте, пожалуйста! Не знаете? Эх вы, человековеды
Принцесса была ровесницей двух небезызвестных нам гепард, но если те резвились в шумной компании сверстников, то у Лани такой компании не было и заменять их приходилось всяким-разным книжкам. О книжках я выше упоминал, не упоминал только о причинах их активного чтения. Теперь вот упоминаю
Поздней, правда, сверстники появились - но это уже совсем недавно, когда господин регент почесал в затылке, сравнил влияние некоторых книг и влияние некоторых представителей молодёжи и нашёл, что из двух зол выбирают меньшее. Так во дворец были допущены дети придворных и прочей знати. Головной боли сразу же прибавилось, но это была хорошо дозированная и главное – хорошо контролируемая головная боль.
Случались в процессе взросления и другие щекотливые моменты - причём, куда более щекотливые, как же без этого, господа? Например, вычитала девочка в людской макулатуре об однополой любви. Долго напрягала мозги, пытаясь постичь сей феномен. Увы, своим умом это не получалось, а обратиться за консультацией к старшим товарищам - интуиция сработала и не позволила этого сделать. Во избежание, так сказать Доступная беллетристика двуногих была какой-то загадочной. Не желала проливать свет на это тёмное дело. Вот например, «Три муш-кетёра». Какое трио - словно одна дружная семья! Но о любви, пардон, ни словечка. Ах да, намёки на Д,Артаньяна с Констанцией! Но во-первых, они того - разных полов, а во-вторых, не дали им развернуться, чтобы читатель смог постичь нюансы и должным образом проникнуться. В песнях то же самое: «И тогда нам экипаж – семья» А в этой «семье» между прочим одни здоровенные мужики - экипаж подлодки боевой! Нет, людям свойственно наводить тень на плетень – ввиду вредности характера, очевидно. Ладно, бес с ней, с однополой, а вот как насчёт драконов? Ну, тех самых, без которых ни один древний манускрипт не обходится! Причём, наш манускрипт, лесной. Люди на эту тему тоже темнят, как и с любовью и ну их к аллаху, к Будде, Кришне и прочим небожителям!
Если верить историческим свиткам – а не верить им не нет основания – когда-то от драконов житья не было - так и шныряли нал лесом, так и шныряли, рептилии чёртовы! Хорошо ещё деревья сверху прикрывали – а попробуй на поляну выйти А потом всё как-то сразу кончилось. Нет, не людские рыцари были тому причиной - от них одно пустое бахвальство и никакого толку! Другое здесь было - эпидемия какая-то непонятная, что поражала только драконов. Как говорится: бог дал – бог взял! И слава богу
Правда, во многих позднейших свитках - опять же лесных - циркулировали неясные слухи, что, дескать, «где-то кое-кто у нас порой». Не в смысле, по понятиям жить не хочет, а в смысле, сталкивался с представителями сего вида и даже уцелел, дабы потом поведать об этом.
А среди сверстников Лани и её приятелей по детским играм, дозволенным придворным этикетом, ходили разговоры о некоторых везунчиках, коим посчастливилось найти драконье гнездо с яйцом юного монстра, дождаться, пока его мамаша отлучится, и укатить яйцо куда подальше. Ну а потом подождать ещё чуток – пока дракончик не проклюнется на свет божий – и тогда уж с ним подружиться. С таким приятелем все проблемы снимались чисто автоматически. А как же иначе: скажи мне, кто твой друг – и я решу, куда мне бежать!
Был ещё один проблемный момент – покруче, чем с драконами. Если драконы на данный исторический период себя никак не проявляли – слухи и сплетни не в счёт – то реальные соседи беспокоили куда больше, и даже не сами соседи, а просто их наличие на границах государства. Спокойные-то они спокойные, но это пока. А президенты у них меняются, как перчатки - каждые несколько лет! И хоть последний просидел ДВА срока, но это ещё не тенденция, господа. А какие монстры случались у них в прошлом – не чета тиранам древности! Тот же Южный Тигр, к слову. Или, скажем, Снежный Барс С него, паразита, всё и началось. И ох как хотели все эти властители королевство под свою лапу подгорнуть! И подгорнули бы Да, к счастью, не до королевства им в ту пору было – внутренние проблемы Среднелесью житья не давали. И имя тем проблемам было одно – пресловутое народоправие. Нет, это ж надо додуматься до такого извращения здравого смысла - народ правит народом! И ладно б действительно народ, а то самые наглые, самые беспринципные, кому пофигу и народ, и все его проблемы. А заикнись ты только, что нехорошо это, неприлично - сразу во враги народа и угодишь. Вполне официально И лучше уж тебе самому харакири сделать, чем оказаться в этой категории!
Короче, существование соседей не делало жизнь веселее, как и существование драконов в старину. Но если те благополучно вымерли, оставив королевство в покое, то нынешние соседи вымирать не желали - не находилось на них подходящей эпидемии. И что прикажете делать? Не разрабатывать же вирус самим! На такое варварство только двуногие способны!
А эта дуроч прошу прощения - Их Сиятельное Светлейшество – ещё и друзей по переписке искать вздумала! Ах-ах, говорят, у господина Гепарда две дочери. Ах-ах, говорят, моего возраста Кто говорит, спрашивается? Его просили говорить? Чего он, паразит, инициативу проявляет? Нет, судари мои, пора возрождать Тайную Канцелярию, что была у нас в позапрошлом веке, когда звери поумнее были. А иначе некоторые до такого договорятся, что у самих народоправие возникнет. Вот тогда уж наплачемся вдоволь! В три ручья
Господин регент покрутил в лапах крохотную коробочку человеческого прибора. С дисплея ему нагло подмигивала светящаяся картинка; морда какого-то непонятного существа. Люди воспринимали зверей весьма своеобразно и в принципе на картинке мог значиться кто угодно: начиная с верблюда и кончая пьяным ежом. Давеча помощник ему сие устройство приволок и говорит: нашёл на опушке по ту сторону границы. Людские туристы, мол, у костра посеяли. Это ж надо, куда туристы забираться стали! Ежель так дальше пойдёт, не успеешь опомниться, как они свои костры под окнами королевского дворца палить начнут. И бутылками в парковые клумбы кидаться А приборчик, кстати, для личной связи, предназначен. Правда, ещё и релейные станции нужны – ну, передаточные. Будь у нас такие станции, принцессе ничего бы не стоило дозвониться до гепардовых дочерей. «Аллё, вам там не скучно? Давайте дружить!»
Забегая слегка вперёд, Автор поведает об одном занятном курьёзе. Пару недель спустя или около того приснился бедному господину регенту ночной кошмар, после которого он чуть заикой не сделался. Привиделось ему, что человеки из зоопарков живность выпустили, но не на волю, а заставили её под конвоем тянуть сеть башен вглубь леса. Релейных! А вы каких думали? Это вам не «Обитаемый остров», здесь выродков не водится, массаракш! А подданные ИСС принцессы Лани в том сне рвали башни ко всем чертям! Ясен перец, свято место пусто не бывает. Нет выродков - их экологическую нишу займёт кто-нибудь другой. С тем же успехом
Я понимаю, звучит всё это как фарс, но господину регенту было отнюдь не до смеха. От таких фарсов крыша запросто съедет. И попрощаться забудет
Связь со Среднелесьем, кстати, была, но она представляла собой столь громоздкое и сложное образование, что пользовались ею лишь в исключительных случаях - где-то раз в полста лет. Нужно, например, избежать дипломатического недоразумения, причём срочно, а через официальные каналы пока это сделаешь! Лучше уж с техникой повозиться
Возвращаясь к основной теме, добавлю ещё, что был бы только счастлив иметь такую дочь - разумеется, в человечьем обличии и не в роли принцессы! С таким бесёнком не заскучаешь, в уныние не впадешь, если ты, конечно, не её регент, а всего лишь отец. Отцу политические амбиции чужды, он не смешивает политику и воспитание. А если смешивает, то его пора в расход! На этом самом месте Слава богу, я не такой.
Перечитал я данную ситуёвину и вижу: получилась у меня не ситуация, а какое-то «Введение в» Как сказала когда-то моя русачка: «Вступал, вступал, да так и не вступил!» А что делать? Без всей этой предыстории много непоняток может возникнуть. Местами, по крайней мере И пока будешь растолковывать, что к чему, самый смак и потеряется. Как в анекдоте - начнёшь его юмор на пальцах объяснять, не анекдот выйдет, а политический доклад. Словом, создал я себе дополнительную проблему и теперь верчусь, как уж на сковородке, дабы без потерь вывернуться или хотя бы к минимуму их свести. Фи, господа, неэстетично! Я б и вообще без принцессы обошёлся - не она же здесь главный фигурант! Да только жаль терять ТАКОЙ персонаж. Коли в дочери не сподобилась, пусть хоть на сюжет поработает - внесёт свою долю очарования. О таких писать - одно удовольствие! А уж читать про них
И вообще - стоило бы, наверно, отдельную повесть про королевство написать. Про родителей Лани, про их семейную идиллию, достойную белой зависти, про первые годы после их смерти, когда всё висело на волоске и если бы не господин регент с его дикой неиссякаемой энергией и виртуозным владением мастерством интриги. Ну и всё такое прочее Стоило бы, очень даже стоило бы, но! У меня столько всяких задумок - и все они пока в области виртуали. Вот и приходится выбирать что-то одно, а остальное вскользь-вскользь, краешком. Ничего, так даже ещё интереснее, вы не находите?


· Ситуёвина одиннадцатая
·
{ лямбда }
С точки зрения эстета
В горле до сих пор першило и на глаза наворачивались слёзы. Волк тёр их лапами, негромко чертыхаясь и косясь на открытое окно, в котором – словно декорация на сцене – маячил домик соседей. Домик подрагивал и расплывался.
- Волки позорные! - проворчал серый, имея в виду отнюдь не сородичей. Козлятам в этот момент, наверняка, здорово икалось.
Вспомнился вдруг давний совет Лисы: промыть глаза раствором борной кислоты. Да где ж её взять, кислоту эту? Ни одной аптеки Волк не помнил - ни к чему ему это было. Мол, сами калечимся - сами и лечимся
Волк продолжал тереть глаза и жжение под веками понемногу стихало. Он даже не поверил сначала, а когда поверил - жутко обрадовался. Быть увечным и неполноценным ввиду трав-мы Волку очень даже не нравилось. И не столько в физическом, сколько в моральном плане
Домик за окном перестал подрагивать и расплывался уже не в пример меньше. Даже гнездо ласточки под стрехой можно было разглядеть. Симпатичный такой домик, аккуратненький Увы, вид его вызывал у серого раздражение, переходящее изжогу, и в голову лезли всякие мысли - на предмет сквитаться. Главным образом неосуществимые
- Я мщу и мстя моя страшна, – пробормотал уязвлённый хищник. Достал из пачки сигарету, щёлкнул зажигалкой. Лёгкий дымок заструился к потолку. Волк вдохнул его и
На глаза вновь навернулись слёзы.
- Рога б вам поотшибать! - пробормотал Волк и вспомнил, что рогов-то у них пока и нет. Не выросли по малолетству Смял сигарету о край пепельницы и обиженно пошмыгал носом.
- Ку-ку! – известила механическая кукушка из часов над притолокой.
- Тебя, блин, не спрашивают! - отмахнулся Волк. Подумал и добавил. – Лучше бы накуковала, сколько ещё этим мекать!
Но кукушка гордо молчала, давая понять, что она вам не справочное бюро. Не за тем в часы посажена и механиком отлажена
- Ладно, - махнул лапой Волк. - Обойдёмся как-нибудь и без этой информации. Сколько отпущено – всё моё! А пока стоит немного отлежаться, факт – потом не дадут.
Он понимал, что через пару-тройку дней примчится Коза – устраивать разборки по всем правилам. Придётся сочинять, что, дескать, пошутил, попугать просто хотел. Кто ж знал, что они такие нервные?
- Серый цвет - приятный цвет, скажет вам любой эстет, - пропел Волк слова известной лесной песенки, пытаясь успокоиться и вернуть прежнее расположение духа. Взбил подушку, откинул покрывало и совсем уж собрался на покой, как вдруг зазвонил телефон.
- Нет, это уже становится однообразным! - проворчал хищник, снимая трубку. – Алё! Слухаю, господа!
В это «господа» он вложил столько яду, что им можно было потравить половину Тамбовского региона. Ага, того самого, чей волк тебе товарищ
На связи, естественно, оказалась Гиена, кипящая нетерпением выплеснуть информацию.
- Ну и на кой тебя к ним понесло? – начала она возмущённо. – Соскучился, что ли?
- Нет, проголодался
- Я серьёзно. Настоящий агент никогда не приблизится к объекту слежки ближе, чем на
- Погоди, подруга! А ты откуда знаешь про мой визит? Или у вас за рекой все такие осведомлённые? Не все, говоришь, только через одного? Ну-ну А я уж было подумал, что ты через спутник за мной зыришь! С тебя станется.
С той стороны трубки последовало, что безопасников он, дескать, боится, а гепардов почему-то нет! Умеет с ними справляться что ли? Может, расскажет, как это делается
- Во-первых, не боюсь, а просто опасаюсь, - поправил Волк жёлчно. – Сечёшь разницу? А во-вторых, гепардам никто жаловаться не побежит!
- Это они тебе пообещали? – не менее жёлчно осведомилась Гиена.
- Мы сами отношения выяснили – без посторонних, - угрюмо сообщил Волк.
- Поня-я-я-атно! - многозначительно протянула Гиена.
- Что тебе понятно, пятнистая? Мы соседи и по-соседски, без шухера, всё замутили. Вот так! И нечего, блин, на меня давить
- Я вообще не понимаю, за каким массаракшем они тебе открыли? - фыркнула Гиена. – Совсем нюх потеряли что ли?
- Я же говорю: по-соседски! – рявкнул Волк. – Голос чуток изменил - и велкэм! В смысле, добро пожаловать
- Артист, - иронично протянула Гиена. – Кажется, это называется имперсонификатор.
- Как-как? – не понял Волк. И на всякий случай огрызнулся. – Ты давай не выражайся!
- Это не выражение, а адекватная оценка случившегося, - меланхолично поведали в трубке. – Когда выступающий со сцены говорит разными голосами - всерьёз или пародируя В последнем случае это уже не подражание, а передразнивание. Только грань некоторую перейти У людей, например, сейчас модно президента изображать - презик у них ваще прикольный!
- Они там что, совсем опупели? – не понял Волк.
- Да не больше, чем ты! Каждый сходит с ума в меру своих способностей, дорогой.
- С тобой это совсем нетрудно, - хмыкнул Волк.
В дверь домика негромко постучали. Кажется, копытцем
- Извини, подруга, кто-то пожаловал. Потом договорим. Да нет, не гепарды! У тех когти - они не так стучат!
Он дал отбой связи, положил трубку и на цыпочках подобрался к двери. Постучали снова – негромко и не очень настойчиво. Явно не безопасники...
- Массаракш! – прошипел Волк. – В своём доме – и словно партизан какой-то! Ну, бред!
Решительно распахнул дверь и, близоруко щурясь, всмотрелся в открывшуюся картину. Помотал головой, отгоняя глюк – глюк исчезать не желал. На пороге стояла соседская семёрка и выжидательно на него смотрела. В лапе у старшего был злосчастный баллончик, но сейчас он глядел носиком вниз - как заряженный кольт у ковбоя. Хотя долго ли вскинуть этот кольт - в смысле, баллончик?
- В чём дело, братаны? – осведомился Волк. – Может, уберёте свою пшикалку?
- А вы - свои ножики, - усмехнулся козлик. - Чтобы полный паритет - в смысле, без обиды.
- А без ножиков я уже ни на что не годен! - пробормотал Волк, осознавая полную сюрреалистичность картины. Босх не Босх, но что-то около того
- Мы полагали: боевые действия временно прекращены – ввиду первых потерь, - заметил один из козлят - на это раз не старший.
- Ага, «тогда лизать мы стали раны», - фыркнул Волк и потёр нос лапой.
- Мы знаем, что вы – дядька прикольный. В смысле, и ножиком, и словами Но сейчас мы хотели бы серьёзно побеседовать.
- С какой радости? - хмуро осведомился Волк. - Дела делать надо, а не болтать о них. А ежели не выгорело, то и тем более трепаться не стоит!
- Нормальный подход, деловой! – одобрили козлята. – Просто мы не хотим мамку в эту историю впутывать - хватит с неё прикола с детсадом!
- А что ещё там с детсадом? – заинтересовался Волк. – Ну-ка расскажите!
- Да ничего особенного! - возник самый младший, высовываясь из-за спин братьев. – Просто мы построить тамошних хотели.
- Да? – удивился Волк. – Ну и как успехи?
- Числом задавили, - пожаловался малыш. – Их же в несколько раз больше
- Сочувствую, - понимающе кивнул Волк. – Но вы, блин, вообще молотки!
Козлята поглядели на него внимательно, силясь понять: прикалывается серый или на полном серьёзе. Похоже было как раз на последнее.
- Вы уж простите меня, друганы, что я на вас того покушался, - развёл лапами Волк. – Если вы не против, давайте посидим, пивка раздавим и на мировую, а?
- В смысле, закопаем топор войны, раскурим трубку мира и так далее? – хмыкнул третий.
- Раскурить – это тоже можно! Только у меня не трубка, а папиросы, а топор за каким бесом зарывать – он ещё в хозяйстве сгодится.
- Да это я так, образно! - фыркнул козлёнок. – Это всё человечьи приколы.
- Меньше копируй людей! - наставительно сказал Волк, вылазя из подпола с целой грудой бутылок. Бутылки норовили вывернуться из лап и раскатиться по всей горнице.
- Почему? – не понял козлёнок. – У людей тоже есть полезные моменты.
- Ага, нанять киллера-профессионала, чтобы самому лапы не пачкать! - ухмыльнулся Волк, разливая пиво по стаканам. Младший помотал головой: я, мол, пока воздержусь.
- Да хоть один глоточек - за близкое знакомство! - сказал Волк. Младший подвинул стакан и показал копытом, докуда наливать. Пш-ш-ш! Пена заполнила стакан с горой и «докуда» осталось в области версий. Недоказуемых
- У Вас бы денег не нашлось на киллера! – заявил пятый.
- Ты не прав, пацан! – горячо воскликнул серый. - Хату заложил бы, а денег наскрёб! Просто у хищников свои понятия – человечьи им западло.
- Да Вы не слушайте его! - махнул стаканом шестой. – Это он так – выделывается. Мы тоже на человеков не равняемся. А равнялись бы, тогда бы
- Что «тогда бы»? – насторожился Волк.
- Да просто люк бы прихлопнули, пока Вы в подвал лазали – и всё, аста ла виста, бэйби!
- Открыл бы, - ухмыльнулся Волк. – Там щеколды снаружи нет, только изнутри.
- А мы бы стол сверху! – начали увлекаться козлята.
- Всё одно – подналёг бы и отодвинул. И разозлился б потом
- А мы ещё лавку, и другую, и - старший остановил говорунов жестом и успокоил хозяина. – Это всё чисто теоретически! Мы же не люди - у нас тоже понятия есть. И гордость
- Да, люди – это нечто! - покачал головой Волк, доканчивая свой стакан.
- Ошибка природы, - согласились козлята.
- Споём? – предложил Волк, когда они прошлись по второму кругу.
- Ага! – с воодушевлением откликнулись братья. И они, не сговариваясь, затянули: «Серый цвет - приятный цвет». Хит сезона, блин! И главное – в тему
За пением не услышали, как в дверь постучали. На пороге возникла Гиена. Она несколько секунд таращилась на эту картину, потом пробормотала:
- Или я с ума сошла, или мир
- И то, за другое – за компанию! – весело возгласили козлята.
- Да нет, кто-то один! - мотнул головой Волк. – Вместе - это уже того перебор.
- А давайте монетку подкинем и определим, кто именно, - возник младший.
- Идите вы все в Африку – бананы у макак тырить! - обиделась Гиена. - Тоже мне, остряки выискались! Доморощенные
Волк подвинул ей непочатую бутылку и хлопнул по скамье рядом с собой:
- Не грузись, подруга, джунгли гуляют! И ты давай подключайся
- Верни-ка ты мне лучше, кум, что брал! – вздохнула гостья. – Всё равно толку от тебя, что от папуаса новой лыжни!
- Сама цепляла – сама и отцепляй! – небрежно отмахнулся Волк. И видя заинтересованные взгляды козлят, пояснил туманно: Никогда, братаны, не связывайтесь с властью, Лесбезопасностью и пятнистыми элементами – сперва понравится, а потом и сами не заметите, как замараетесь с ног до головы!
Гиена открыла было рот, но Волк украдкой показал ей кулак и слегка оскалился. Пантомима завершилась полным взаимопониманием.


·Ситуёвина двенадцатая
·
{ мю }
Умнее двуногих?
Господину Горностаю с такой внешностью в самый раз бы работать на телевидении, вести «Уголок лесного обозревателя» или, скажем, «Этюды в зелёных тонах», а он вместо этого нигде не работал. Ловил рыбку в соседнем озере, дабы прокормиться, да возился в сарае, переделанном под мастерскую, с какими-то диковинными конструкциями. Реечки, планочки, клей, иногда даже пластик и всякие мелкие железки Мастерил шагоходы, которые не шагали, дельтопланы, которые не взлетали, словом, весьма непокорную технику, не желавшую выполнять волю своего создателя. Хоть ты расшибись! Когда его спрашивали, за каким чёртом ему всё это нужно, отвечал с улыбкой, что намерен доказать одну вещь: а именно, что звери ничуть не глупее двуногих сапиенсов. А может, даже умнее Подумаешь, сапиенсы!
На этом этапе дискуссия обычно сворачивалась. Вопрошавший задумчиво чесал в затылке и спрашивал: «А что, чтобы быть умнее, обязательно надо что-нибудь придумывать? Что-ни-будь заумное А без этого разве никак?»
Короче, каждая сторона оставалась при своём мнении, а некоторая отсталость материально-технической базы не способствовала расцвету местного дарования. Вон Леонардо, который да Винчи, тоже жил пусть и не в лесу, но зато в нашем Средневековье - одно от другого недалеко ушло, если разобраться.
Козлята вначале не особо интересовались тем, что не шагает и не летает. Вот будет шагать и летать – тогда другое дело, а так какого рожна? Но однажды их угораздило вспомнить об этом при гепардах. У Кати и у Маши сразу же загорелись глаза.
- Класс! – дружно заявили они. – Полный отпад!
- В чём отпад? – вполне закономерно не поняли козлята. – Вы вон историю изучаете, социологию, психологию, языки – и то ничего! А тут мастер-самоделкин какой-то
- Историю и гуманитарию любой учить может, - пояснили гепарды. - Если у него в голове больше двух извилин и если эти извилины не шибко спрямлены. А вот техника - это да, здесь надо настоящую голову иметь. Творческую
Прошло некоторое время – девчонки разобрались с лицеем и поступили а универ. Правда, пока лишь на подготовительное отделение, но тем не менее
Козлята не могли объяснить это внятно, однако почувствовали, что отношение подруг к технике резко переменилось. Особенно к изобретательству а сей области А что - гуманитарный ВУЗ, взгляд со своей колокольни, неприятие альтернативного мышления
И однажды гепарды предложили навестить местного самородка, разобраться, так сказать, на месте – что там и к чему. Чем и по какому месту!
Всей оравой они нагрянули в сараюшку к Горностаю. Горностай отсутствовал - видимо, сидел на берегу с удочкой, пополнял запас продовольствия для своего ледника.
Незваные гости пару минут колебались - искать ли его по всему озеру? Самые удобные для рыбалки места - отнюдь не самые близкие и вообще не близкие. Камыши, илистый берег
- Подождём немного, - решила гепарда Маша.
- Нет ничего хуже, чем ждать и догонять, - заметила гепарда Катя.
- Это если долго, а мы – чуток! И вообще: давайте заглянем во-он в ту щель, что там у него в сарае? Помогите на камень забраться
Минуты две сопела, сосредоточенно вглядываясь в полумрак мастерской. Потом поведала: - Темно, массаракш! Углы какие-то, крылья перепончатые. Как у птеродактиля
- У кого, у кого? – не поняли козлята.
- Да был тут один летун. Зубастый Только очень давно.
- Птичка что ли? Заливаешь – у птичек зубов не водится!
- Так я ж и говорю: очень давно!
- Может, ты с дактилем перепутала? – съехидничал старший.
- А ты и в стихосложении разбираешься? – изумилась Маша, спрыгивая с камня.
- Ну а как же? «В лесу родилась ёлочка, а рядом старый пень. Просил он»
- Только без пошлостей! - фыркнула Катя. - А то поэтический вкус мне испортишь.
- О, пардон, мадам! Силь ву пле? А мы не «пле» - мы натуры простые, неутончённые.
- Послушайте, неутончённые, вы действительно с ним знакомы? – перебила гепарда.
- А то? Мамка когда к нему ходила – новый суперзамок заказывать – мы полдня у него в сарае с его железками играли. Прикольно-о-о, ваще!
- Понятненько.
- Что «понятненько»? На кой он вообще вам сдался?
- Хотим попробовать разобраться в психологии таких вот увлечённых техникой. С людь-ми всё ясно – у них просто сдвиг в сторону хм не будем выражаться! Ну а наши-то, лесные, они с какой радости?
- Тенденции, чуждые менталитету биологической цивилизации, - нараспев процитировала Маша. – Не более и не менее
- Это вам в универе такое напели?
- Совершенно верно – на подготовительных курсах.
- А что же, интересно, на основных будет?
- Ох, и не говори! Самой страшно
- Вон он, кажется, идёт! - радостно воскликнул младший – самый дальнозоркий. – Поймал что-то, блин Девочки, вы уху любите?
На лесной прогалине за дальними камышами действительно вырисовался чей-то силуэт. Весьма и весьма смутный – ввиду немалого расстояния, но тем не менее Удочки у него, кажется были. И ведёрко с рыбой
- Ну, глаз-алмаз! – восхитилась Катя. – Не одолжишь на недельку?
- Не-а! Самому нужен.
- Жадина!
- Ещё та! А ты что думала? Я - реплику перебил нарастающий вой над их головами. Был он жутко пронзителен, как труба Страшного Суда, и столь же неуместен посреди лесной чащи.
- Массаракш! Сигнализация что ли? – воскликнула Катя.
- Какая, блин, сигнализация? Против угона летящей ступы? – старший козлёнок указал копытцем в небо, где вырастало, стремительно приближаясь, какое-то пятнышко. Было видно, что его сопровождают неяркие огоньки вспышек - словно кто-то торопливо затягивается сигаретой. И это делало картину ещё более невероятной
- Плисецк-два, просим посадку! – прокомментировал шестой.
- Посадку запрещаем, самим тесно! – отозвался третий, перекрикивая вой.
Что-то весьма массивное - как кухонный шкаф, а то и потяжелее – отделилось от летучего объекта и устремилось вниз, к лесным кронам. Явно, не катапультируемый пилот, ибо парашюта никак не наблюдалось Бомба? Хм, а такие большие бомбы бывают? Ядерные что ли Ага, ядреные! А если серьёзно?
Сам объект продолжал двигаться по своей траектории, постепенно снижаясь и уходя к юго-западу. Теперь он нёсся без прежнего душераздирающего воя, словно уроненная им штукенция выключила звук. Штукенция, кстати, тоже выть не желала – свистел рассекаемый ею воздух, но это были мелочи по сравнению с предыдущим концертом.
- Простите, это не Вы обронили? – фыркнула одна из гепард, глядя вслед объекту.
- А что, есть сомнения? – тут же откликнулась другая.
- Можешь догнать и вернуть! - подключился старший козлик.
- Если в воду не плюхнется, - хихикнул четвёртый. – Это тебе не мячик!
Пока они так острили, штукенция преодолела свой путь, не добравшись до озера каких-то полтора десятка метров. Врезалась в переплетение ветвей, спружинила и отлетела к песчаной отмели. Аккурат в черте берега
Наша компания наперегонки устремилась к месту падения. С другой стороны к ней бежал Горностай, бросив по пути ведро и удочки. Ведро опрокинулось, пойманная рыба резво прыгала по траве, но никого в данный момент не интересовала. Ни чуточки
- Реактивный двигатель - запыхавшись, произнёс Горностай. – Подарок небес!
- Подарок людского разгильдяйства! – поправила его гепарда Маша.
- Простите, сударыня! – поклонился Горностай. – Не имею честь быть знакомым!
- Действительно? – изумилась Мари. – Оригинально, однако
- Дядька Гор, да это же те самые, супер-пуперзнаменитые! – фыркнул второй козлик.
- Ой, и правда! Простите, барышни! – снова поклонился Горностай.
- А мы смеялись, когда читали у человеков про рассеянных учёных! – заметила Катя.
- У людей не то - там такие учёные очки носят и бородку клинышком! – возразила Мари.
- От подобного бог миловал! - рассмеялся «дядька Гор». Ощупал подбородок, прищурился и близоруко моргнул. Протянул лапу к закопчённой дюзе, из которой недавно пыхало пламя, и торопливо отдёрнул. От дюзы по-прежнему несло жаром – хоть пирожки на ней пеки!
- Целёхонькая! – пробормотал он растерянно. – И, кажется, экспериментальная модель
- Искать не будут? – задумчиво протянула Катя.
- Не думаю, - хихикнул Горностай. – При их-то бардаке
- И что с этой радостью делать? – деловито поинтересовался шестой.
- Во «вторчермет» отнести! – предложил четвёртый. – Цветные металлы отдельно, чёрные – отдельно. Выручку - в фонд помощи недоразвитому человечеству
- А мы эту прибамбасину на службу лесному народу поставим! – загорелся внезапной идеей Горностай.
- Каким боком? – не понял младший.
- Ребром, - ухмыльнулся шестой. - Или проще говоря – торцом
- Закрепить её на телеге - и без лошади можно гонять, – серьёзно сказал изобретатель.
- Где в лесу телегу возьмёшь? – удивилась Катерина. – Да и горючее
- Горючее – не проблема, у меня заначено, - отмахнулся Горностай. - А телегу можно заменить ну, скажем, корытом!
- Чем-чем? – изумлённо ахнули гепарды.
- Ко-ры-том, - раздельно произнёс Гор. И показал в воздухе форму названного предмета.
- Разве что по льду, - с сомнением заявила старшая. – Да и то
- На полозья поставить, сзади руль прикрепить, а движок чуть ниже – под днище!
- Точно! – ахнула Катя. – Через месяц река встанет – идеальная трасса!
- Быстро соображаете, - одобрительно сказал Горностай. – С техникой дело имели?
- Нет, мы простые гуманитарии, - скромно призналась Маша. – ЭТО у нас от папы!
Горностай негромко похлопал, третий показал гепардам язык, те хихикнули.
- Займёмся агрегатом сообща? – полувопросом обратился к публике Гор. Возражений не последовало - народ не успел придти в себя и осмыслить происшедшее полностью. Хотя работы предстояла уйма – явно, не на гения-одиночку, если у него не две дюжины лап.
Хозяин скрылся в сарае и тут же вынырнул из него с бутылкой шампанского и пластиковыми стаканчиками. Бабахнул пробкой, разлил по ёмкостям и предложил:
- За удачное сотрудничество, судари и сударыни!
Гепарды лишь головой покрутили, глядя на такую напористость, а козлята уже привыкли к ней. Честно говоря, они сильно преуменьшили насчёт одного раза. Бывали, частенько бывали! Правда, всё больше украдкой, одни глазком через щёлочку в задней стене. Ну, ещё пару раз болтали с хозяином во время его обеденного перерыва - неудобно было отрывать от дела такую загруженную личность. Однако почувствовать его энергию козлята смогли в полной мере. Да и мудрено её не почувствовать, коли та бьёт фонтаном во все стороны! Брызжет, искрится


·Ситуёвина тринадцатая
·
{ ню }
Сиреневая страна за синими морями
Старенький библиотекарь с кряхтением водрузил толстенный манускрипт на стол господина регента. Манускрипт весил пуда полтора, как минимум
- Что это за раритет? - поморщился господин регент, сдувая пыль с переплёта.
- Человеческая книга, - сообщил библиотекарь.
- Сам вижу, что человеческая! А на кой?
- Здесь ни слова о любви, я сам всё просмотрел - до последнего листика!
- Недурственно-с... Но вот вопрос: захочет ли наша принцесса читать такую древность?
- Так это просто стилизация под старину - для экзотики. Здесь о разных заморских землях, о тамошних обычаях
- Этническая книжка, проще говоря, - усмехнулся собеседник. Он слегка рисовался перед придворным библиотекарем, которого с детства считал весьма начитанной личностью и чуток побаивался. Нет, он вряд ли слышал людской афоризм, что те, кто умнее нас, всегда кажутся нам чересчур умными, но чуял это на подсознательном уровне. Звери многое чуют именно так - интуитивно. Интуиция - их сильная сторона, в отличие от логики, где вотчина двуногих. Особливо особей мужского пола
- Занятная вещица, - проигнорировал его прикол библиотекарь. – Познавательная
- А где штамп цензуры? – нахмурился господин регент. – Непорядок получается.
- Так цензуру у нас отменили – ещё при ЕЁ батюшке.
- Тьфу ты, это ж стилизация, новодел! Когда, говоришь, издана?
- Год издания почему-то не указан, но вряд ли давно - ещё краской типографской пахнет.
Регент наклонился и втянул в себя запах манускрипта. Фыркнул и почесал переносицу.
- Ладно, поверю на слово, что ничего такого-этакого, зловредного... Пускай читает
Он высунулся в открытое окно и крикнул:
- Ваше Сиятельное Светлейшество, не оторвётесь ли от игры? Здесь занятный момент
Принцесса с подружками играла в теннис во дворе замка. Щёлк-щёлк-щёлк Прервала забаву и задрала голову к окну:
- Действительно занятный или как?
- Крайне занятный! Неизвестная ранее информация о соседях.
Господин регент умел подать тему, умел заинтриговать свою подопечную, а иначе век бы не видать ему сей должности! Это ведь посерьёзнее, чем королевская казна или, скажем, внутренняя безопасность
На винтовой лестнице мелодично зацокали копытца и Лань вбежала в залу башни.
- Слушаю Вас, господа! – чуть запыхавшись, молвила она. – Говорите
Господин регент сбил щелчком незримую пылинку с переплёта - ему начало нравиться сие занятие – и улыбнулся многозначительно. Как Чеширский кот
- Наш уважаемый библиотекарь, - широкий жест в сторону хранителя знаний, - всю ночь не спал - искал, чем бы Вас поразить, сударыня!
В лице у библиотекаря не дрогнул ни один мускул, он молча поклонился.
- Не стоило так заморачиваться! - смутилась принцесса. Подумала и добавила. - Себя я са-ма всегда найду, чем поразить. В самую пятку! – Она хихикнула.
- Себя не интересно, - авторитетно сказал господин регент. – На то у вас и подданные, чтобы брать на себя подобные функции. Автоматом, по умолчанию
- Ну-у-у, не знаю - не знаю, - несколько неуверенно протянула Лань. - Неудобно это как-то. Мы же не люди в конце концов, чтобы так поступать.
- Так поступают все: и мы, и они, - усмехнулся регент. – Разница только в том, что нас это смущает, а они воспринимают, как само собой разумеющееся. Как должное
- Но ведь у людей давно уже нет королей – одни президенты. Как в Среднелесье!
- А что президенты? Им ещё и не такие почести воздают! Вокруг них, как балерины, на пальчиках ходят! Порхают, словно бабочки
- Но почему? - только и нашлась, что спросить, принцесса.
- Да элементарно, Ваше Светлейшество! Королю не нужно подтверждать своё положение - он и так от рождения король. Ну пусть не король, так наследник, как минимум! А президентик вынырнул из безвестности на короткий миг и помнит постоянно, что ему скоро в ту же безвестность. Разве что мемуары, как Горби, строчить: «Как я обустроил развал России». Избави бог от такой славы, Геростратовой
- Понятно, - вздохнула принцесса. – Комплекс неполноценности в действии
Она была девочкой смышленой – всё схватывала буквально на лету.
Лань осторожно приняла у библиотекаря манускрипт, подержала его на весу, затем повела носом и принюхалась, Спросила недоуменно. – А его что, на машине времени из прошлого доставили? Свежий совсем
- Стилизация под старину – сейчас модно, - поморщился господин регент.
- Поня-я-атно, – протянула принцесса капризным голосом. – Издатели развлекаются.
- Ну, им же тоже скучно, - хмыкнул регент.
- Вы не обращайте внимания на внешний вид, - вклинился в разговор библиотекарь. – Внутри всё по-настоящему, без дураков!
- Без дураков – это как? – задрала брови принцесса. – Их что, всех к стенке поставили?
- Было б неплохо, - вздохнул регент. – Да не получится, к сожалению
- Технические проблемы? – осведомилась принцесса.
- Ага, соседи обвинят в фашизме и введут войска. А нам это надо?
Принцесса ухмыльнулась – обмен приколами проходил, как всегда, на должном уровне – и спросила. – Мы с приятелями вместе почитаем – хорошо?
- Воля ваша! – развёл лапами библиотекарь. – Да захотят ли они?
- У меня захотят! - пообещала принцесса. - Как миленькие! Ещё и продолжения просить будут Есть продолжение?
- Надо будет – напечатаем! – веско сказал господин регент.
- Нет, сперва всё-таки сама просмотрю! - решила Лань. - А то мало ли что вы мне тут подсунули! У вас вкус один – у меня другой. А приятели потом прикалываться будут
- А мы примем закон, запрещающий прикалываться над наследниками престола, - ухмыльнулся регент. – Вот прямо с данного числа!
- Да нет, всё верно - доверяй, но проверяй, - вздохнул библиотекарь. И мысленно добавил. - Пусть девочка удостоверится и не дёргается по пустякам
Девочка удостоверялась не меньше трёх часов. Приятели толпились под дверью читальных палат, но до поры - до времени допущены не были. Важное мероприятие, надо понимать. Государственного значения
Принцесса зачарованно листала тяжёлые страницы, стараясь проглядывать их бегло, ознакомительно, но взгляд то и дело притормаживал, норовил зацепиться за колоритные детали.
То, что раньше доходило до неё в виде неясных слухов, этакого шелеста на периферии со-знания, нынче выплыло из глубин потаённости и вырисовалось чётко и ясно, как на дисплее монитора. И произвело должное впечатление
Оказывается, массаракш, параллельная реальность действительно имела место быть! И не где-нибудь, а буквально в трёх шагах отсюда. Или в трёхстах - велика ли в принципе разница? Где-то на просторах Среднелесья наличествовал прямой туннель-переход в тот мир. Хорошо хоть, что у СВОИХ а не у этих дурацких двуногих
Правда, по ту сторону был всё же людской мир. Вроде бы нечто восточное, ориентированное на ориенталистику, пардон за почти каламбур! Тамошний вариант не то Турции, не то Персии Явный «Аллах акбар! - Воистину акбар!» Утешало лишь то, что сей «акбар» имел ярко выраженные сказочные черты. Автор его так и называл – Сказка. Ага, с большой буквы! С красивой такой, виньеточной, украшенной всевозможными завитушками
Если верить автору - а верить ему ох как хотелось! - аборигены жили в мире, очень напоминающем мир «Тысячи и одной ночи». Никого не удивляло наличие джинов, магов, ифритов. А также ковров-самолётов, драконов и тому подобной экзотики Наверно, и звери там были говорящие и свободно разгуливали по улицам, никого не шокируя этим. Вот бы познакомиться с ними поближе да поболтать про тамошнее житье-бытье! Автор, правда, имел свой взгляд на вещи и не упоминал о представителях лесного царства, но он сапиенс – что с него возьмёшь? Ему подавай лишь двуногих! А прочие?.. Прочие могут гулять за кадром
Принцесса вздохнула и принялась читать про двуногих. В конце концов verbum sapientibus’, как говаривали древние латиняне. То есть умный поймёт с лёту. И значит, на основании информации об этих можно составить представление о своих. По крайней мере, попытаться
Всё-таки это была не Персия - Персия оставалась чуток восточнее. А это царство-государ-ство имело название Тюркия. Почти что Турция Особенно если учесть, что жители нашей Турции так и звали свою страну – Тюркие. С ударением на последней гласной Больше о ней Лани ничего известно не было. Какие-то там янычары, какой-то султан Сулейман, но всё это в столь седой древности, что практически можно не брать в расчёт! А нынче у них, кажись, церковь отделена от государства, никаких гаремов, никакой чадры, да и прочих прелестей ислама - чтоб ему долго икалось! Словом «аллах акбар!», но чисто добровольно - если ты любитель экстрима и тебе шибко неймётся поиграть в экзотику.
Принцесса снова вздохнула и потёрла лоб. Попыталась напрячь мозги Если в Сказке нравы «Тысячи и одной ночи», значит, гаремы, султаны и чадра у них по-прежнему в ходу - разве не так? Даже деньги у них должны быть не в виде бумажных купюр, а в виде полновесных золотых монет. Ну ещё серебряных и медных - для повседневного обихода И какая-ни-будь Фатьма, прикрыв лицо покрывалом, спешит на восточный рынок в поисках фиников-пер-сиков-хурмы. С ума сойти, блин! «Кому браслет с изумрудами? Из сокровищ Аладдина Недорого отдам!» - прозвучало в ушах у Лани, и она затрясла головой, отгоняя наваждение.
- Ваше Сиятельное Светлейшество, извините, что отрываю, но нельзя ли открыть палаты для прочих посетителей? - библиотекарь был само почтение и глядел жалко-просительно.
- Вводите! - хихикнула ВСС, вспомнив людскую повесть о «карающем мече революции». Что поделать - для неё это было не более, чем занятным курьёзом! Экзотикой на манер «карающего меча Пророка» - что, впрочем, редьки не слаще
Товарищи по играм ввалились шумною гурьбой, но принцесса приложила палец к губам и молвила. – Тсс! Тихо, господа – здесь храм знаний как-никак! А вы, как гамадрилы
Гамадрилами быть никому не хотелось и сей факт помог обуздать бьющую ключом энергию. Народ на цыпочках приблизился к столу, на котором лежал манускрипт, и кто-то громким полушёпотом спросил. - Неужели ЭТО интереснее наших игр?
- Представьте себе - да! - нормальным голосом ответило Их Светлейшество. – Раз этак в десять! А может, и в пятнадцать
- Обалдеть! – ахнул народ. – А нам можно приобщиться?
- Ну-у-у, если только по знакомству, - протянула принцесса. Она тоже училась плести интриги и получать от этого удовольствие. Попервах в шутливой форме
- А зачем на переплёте замки – аж три штуки? – удивилась девочка-Газель.
- А чтоб знания никто не упёр! – хихикнула Лань.
- Что, много желающих упереть? – ухмыльнулась Серна-подросток.
- Ну, надо полагать, раз такие запоры! – парировала принцесса.
- А как же закон о свободе информации? – вновь возникла Серна.
- Информация и знания - две большие разницы! - веско сказала Лань. Сама того не ведая, она выдала неплохой афоризм. И поспешила размыть его словами. - Не путайте божий дар с яичницей, господа!


· Ситуёвина четырнадцатая
·
{ кси }
Поехали!
Старое корыто притащили из своего прежнего садика - всё равно оно там пылилось без надобности. Стояло в углу двора скромненько и не отсвечивало. Особенно на фоне ограды Всемером дружно взялись за дело, отмыли-отскребли до первоначального блеска - ну, почти до первоначального
Катя с Машей к процессу мытья допущены не были. Работа, мол, шибко ответственная - только путаться под ногами будут! Сами, всё исключительно сами!
Горностай оценил сей подвиг на пять с плюсом и заверил, что прокатятся они с ветерком.
- Обожаю зимний ветерок! – хмыкнул старший. – Исключительно бодрит
Река была уже подо льдом, поблёскивала матово, и трасса до самого финиша представляла собой роскошный автобан – на манер человеческих, причем не здешних, а иноземных.
Местный Леонардо (красавец, но к счастью не Каприо!) в нетерпении потирал лапки и мечтательно жмурился, предвкушая удачное завершение эксперимента.
Обе гепарды глядели на него и тихонько вздыхали. Сомнительно им было
Наконец корыто слегка подсохло и Горностай занялся завершающим этапом - самым ответственным. Людской движок занял своё место и быстро закреплялся там с помощью всевозможного инструмента.
Глядя на его скупые экономные движения, Маша заметила:
- Всегда приятно наблюдать, как пашут профессионалы!
- Да какой из меня профессионал? - отмахнулся мастер, не оборачиваясь. - Вот у людей действительно профессионалы!
- Ага, поэтому и движки сыпятся – прямо в полёте! – фыркнула Катя.
Движок был тяжёлый и козлята поддерживали его с боков, пока шёл крепёж. Заглядывали в блестящие дюзы, с которых Горностай удалил копоть, и зябко поёживались - а вдруг оттуда опять пыхнет пламенем? Это же покруче любой топки
- Ровнее, ровнее! - покрикивал шеф. - Мне тут перекосы ни к чему.
Старший молча перешёл на другую сторону, а третьего жестом отослал на свое место. Силы обеих групп сразу уравновесились.
- Молодцы, сообразили, - одобрил Горностай. – Давно бы так
- Учимся по ходу дела, - веско сказал шестой. – Копим опыт
В дверь сарая негромко постучали – за звуками работы народ не сразу врубился, что кому-то охота их навестить. Любопытно кому-то, аль ещё что
- Кам ин! - крикнул шестой, вспомнив госпожу заведующую. Как ни странно, его поняли. Вошла Ондатра, бережно неся поднос, накрытый широкий полотенцем. От полотенца поднимался ароматный парок.
- Жрать подано! – прокомментировала Катя. – Надеюсь, на всех?
- А как же иначе? - слегка обиделась старшая наставница. – Я даже Шиншилле такую операцию не доверила – сама
- Мы тебя тоже любим! - ухмыльнулась Маша.
- Но странною любовью, - чуть слышно пробормотала Ондатра, ставя поднос на верстак.
- Сейчас червячка заморим - и на испытания! – с энтузиазмом воскликнул Горностай, вытирая полотенцем испачканные солидолом и копотью лапы.
- А может, нам есть не стоит? – с сомнением спросил один из козлят.
- Почему это? – вскинулась госпожа Ондатра. – Можно сказать, от президентского стола!
- Да мы не о том! Люди, помнится, перед боем не ели. Или, например, перед дуэлью
- Тьфу на тебя! – замахал на него Горностай, врубившись в юмор ситуации. – Это совершенно безопасно! Если, конечно, рулить, с умом
Корыто было установлено на полозья и позади него закреплён руль. Основательный
- Я б и сам покатил да зрение прихрамывает – близорукость минус пять и пять! – вздохнул великий механик.
- Зато у нас нормальное! – обрадовались гепарды. – Давайте, мы гонку возглавим!
- А эти две милые «крошки», - фыркнул Горностай, - будут, пожалуй, потяжелее, чем вся ваша семёрка. Не верите?
Козлята и гепарды молча оглядели друг друга и молча же согласились.
Но отведать от президентского стола козлятам в итоге довелось - не хватило выдержки, дабы устоять. А вы бы устояли?
- Это вам не «Арагви»! – коротко прокомментировал Автор с косой усмешкой. Позавидовал, наверно
Завершили агрегат пару часов спустя. Здесь уже наличествовали и полозья, и руль, и даже боковые ограждения – дабы при быстрой езде за борт не высыпаться и не расшибиться. Словом, смотрелась «техника» внушительно - как в модном автосалоне. Не хватало только колечка на капот и стрингов к нему
- Ну что, приступим, помолясь? – спросил Горностай.
- А зачем «помолясь»? – не поняли гепарды.
- Да это образное выражение! Человечья идиома
- А-а-а, понятно, - фыркнула Катя. - А то мы уж было подумали: «при чём здесь техника – и при чём здесь молитва?»
- Люди, они часто молятся. Чем чаще грешат – тем чаще молятся! – усмехнулся Гор.
- Прямая пропорция? – иронично осведомилась Мари.
- Ага. У них даже пословица есть: «Лоб перекрестить рука не отвалится». И ещё: «Не согрешишь – не покаешься!»
- Это уже скорей афоризм, - уточнила Катя. И добавила едко. – Ну, типа: «Над кем смеётесь? Над собой смеётесь!»
- Мы будем смеяться, когда на финише окажемся, - сказали козлята, толкая агрегат к берегу. Агрегат скользил и норовил уйти куда-то вбок. Горностай подключился к компании и дело пошло заметно веселее.
- Вот сейчас сядем и прямо в Сиреневую страну прикатим - отдуваясь, выдали братья. – С ветерком
- Можно подумать, туда въезд как раз с вашей трассы! – фыркнула одна из гепард, коготком подталкивая руль.
- Не сломай коготь! – хихикнул младший. А Горностай откликнулся, не поворачивая головы. – Между прочим, есть такая версия. Причём на полном серьёзе.
- А чего ж к нему очередь не выстроилась? И билеты никто не продаёт
- А попробуй-ка отыщи его на обрыве – там пещер полным-полно!
- А-а-а, тогда действительно нереально.
- Да нет! - отмахнулся самородок. – В определённо время суток и под определённым углом можно видеть над входом сиреневую дымку. Слабенькую, правда, лёгкую
- Оттуда что ли просачивается? – поинтересовались козлята.
- Не исключено. Но главное – ракурс и время наблюдения. Говорят - ровно в полдень. Плюс-минус десять минут. Фольклор, понимаете ли
- Так мы в полдень и стартуем! А что ещё за ракурс?
- С воды, мол, нужно наблюдать. Чтоб ниже точки проникновения
- А мы со льда, - хихикнул шестой. – Есть разница?
- Да дурь это всё! – небрежно отмахнулся Горностай. – Бабушкины сказки!
- Похоже, для вас всё – дурь, если техники не касается! – усмехнулась Маша.
- Не без этого, - хмыкнул маэстро.
Лёд сверкал и искрился. Ему достаточно было узкого лучика, что пробился в разрыв в плотных облаках. Лучик резвился на трассе, словно котёнок, поднимал всем настроение.
- Ну, поехали, что ли? – спросил младший, забираясь в транспорт.
- Вот именно, - согласился Горностай. – Вперёд и - как говорится - к новым трудовым свершениям! Ура!
- Ура! – дружно согласились козлята, а младший, успевший занять самый удобный уголок, с энтузиазмом пропел:
- Он сказал: «Поехали!», он махнул копытом.
Словно вдоль по Питерской неслось его корыто!
- Бард! – насмешливо хмыкнула гепарда Катя. – Менестрель
- Миннезингер, - добавила её сестра. Университетские знания бурлили в них гейзером – искали выхода. И нередко находили
А двигатель уже набирал обороты. Попыхивал призрачно-лиловыми вспышками, испускал вокруг себя волны жара. Снег напротив экипажа таял, превращался в бурый кисель и стекал на лёд - продвинутая техника с ходу брала верх над природой. Чисто по-человечьи...
Горностай хотел подтолкнуть сей дилижабрь, но подпалил шерстку и спешно отскочил в сторону. Схватил снег и стал прикладывать к опалине, негромко чертыхаясь. Тихое шуршание двигателя стало нарастать, повышать децибелы и приближаться к пределу терпимого. Гепарды крикнули: «Трогай!» и навалились на корыто с боков. Полозья слегка вильнули и заскользили по льду всё быстрее и быстрее. Словно лыжи биатлониста
Козлята что-то крикнули с кормы - за рёвом дюз можно было расслышать лишь: «по-давись ты, бэйби!». Или нечто в этом роде
А берега уже уносились назад и снежная пороша била в лицо, заставляла щуриться.
- Не сообразили ветровое стекло поставить! – прокричал старший козлёнок. - Недосмотр!
- И наушники с рацией надо - чтобы переговариваться! – добавил третий.
- Командир, шапка говорит! – хихикнул четвёртый, вспомнив людской анекдот. Его слова прочли лишь по губам и не сообразили, причём здесь шапка, какая, массаракш, шапка?
Деревья на обрыве вздрагивали от рёва и стряхивали снег с ветвей. Его добавляло к пороше, так что щуриться приходилось ещё сильнее – на манер человечьих китайцев Пятый прикрывал лапой мордочку и рулил-рулил, пока Пока на левом склоне не показалось сиреневое мерцание. Самое натуральное - не глюк и не мираж!
- Вау! – возопили братья и кинулись всем скопом на левый борт. Экипаж выписал невообразимый зигзаг, подпрыгнул на месте и завалился на бок, продолжая движение. Пропахал в береговом сугробе пяток метров, дёрнулся пару раз и застыл. Настала звенящая тишина.
- Кто ищет – тот всегда найдёт! – изрёк старший, выбираясь из-под корыта.
- Можно подумать – мы искали! – фыркнул четвёртый. – Само нас нашло
- Или на нас нашло – в смысле померещилось! – хихикнул шестой.
Братья, встряхиваясь, оглядывались по сторонам. Увы, снег, потревоженный ими, присыпал склон, и теперь там было девственно чисто - никаких тебе пещер, никакого свечения
- Верните нам Сказку! - потребовал младший, ни к кому конкретно не обращаясь. Разве что к высшим силам Но высшим силам было решительно всё равно - им хватало собственных заморочек. Лес тоже молчал, обдумывая случившееся. Не привык он к подобным фортелям, не знал, как на них реагировать.
- Напиши рекламацию и отправь по инстанциям! - посоветовал пятый. Он явно набрался манер от двух пятнистых подруг.
- Ничего, братаны! – сказал старший. – Никуда оно от нас не денется. Дождёмся весны и всё здесь облазим. Это же наш лес, в конце концов!
Козлята принялись поднимать корыто, укреплять его на полозьях и проводить прочие восстановительные работы. Типа первичного ремонта. То один из них, то другой вскидывал взгляд и мазал им по склону. Как живописец по холсту Увы, без заметного результата!


· Ситуёвина пятнадцатая
·
{ омикрон }
Девочки-мажоры
Видеосвязь была новой для Леса вещью. Новой и весьма непривычной. Даже в среде высокоизбранных и высокобюджетных. Госпожа Ондатра объясняла девочкам назначение каждой клавишы вдумчиво и неторопливо. Наслаждаясь своей осведомлённостью
Девочки слушали внимательно, не перебивали и не подначивали, как прежде - видимо, чтобы потом не переспрашивать и не выглядеть совсем уж бестолковыми
- Пятая линия зарезервирована под правительственную связь с президентом Залесья, - менторским тоном вещала Ондатра. – Она предусматривает блокировку - то есть запаролена от случайных юзеров. В пароле сорок семь знаков и пробелов.
- А если вызов экстренный? – удивились гепарды. – Жутко экстренный
- На такой случай перед паролем набирается звёздочка плюс специальное число - трёхзначное - и пароль сокращается до восьми первых знаков.
- Прикольно! – прокомментировала гепарда Маша.
- Не прикольно, а протокольно, - позволила себе схохмить их наставница. Гепарды усмехнулись, но промолчали - потом, мол, ответим, а пока гони инструкции
Запомнить всё сразу не представлялось возможным. Это только в людских фильмах какой-нибудь шпиён читает с листа шифр - сотни и тысячи знаков - и сразу же их усваивает. А некоторое время спустя воспроизводит по памяти один к одному. Ничего не напутав, кстати
Маше и без того удалось запомнить целую строчку цифр и она, прикрыв глаза, медленно прочла их. Катя глянула на неё с восхищением, а госпожа Ондатра глянула в лист - проверить. Убедилась, что накладок не имеется и недоверчиво хмыкнула. Мол, надо же, как бывает
- А где хранятся все эти шифры, коды? – осторожно поинтересовалась Маша.
- Пароли, адреса, явки - жёлчно усмехнулась наставница. - У папы в сейфе. То есть теперь уже у господина
- Мы поняли, - кивнула Катя. А Маша добавила. - В принципе, без разницы! Ни тот, ни другой нам не откроет. Самим разве что
- И не вздумайте! Сигнализация такая, что пол Среднелесья на брови поставит!
- Прав был Горностай – без техники никуда! – вздохнула Катя. – И чего мы, спрашивается, в гуманитарию подались?
- По молодости, - хихикнула её сестра. – Глупые были, неопытные – никто правильной тропки не указал.
- Не терпится с Залесьем поболтать? – вскинула бровь госпожа Ондатра.
- А то! – с энтузиазмом откликнулась старшая из сестёр. Младшая кивком подтвердила.
- Ничего там занятного, смею вас заверить! - ухмыльнулась Ондатра. - Такие тупари все - через полминуты зевать начнёте!
- А как же их прогресс? А все эти технические новшества?
- Да разве ж они сами? – воскликнула Ондатра. – Переманили наших умников и используют их по полной программе! Я ещё удивляюсь, как это Горностай не соблазнился?
- А он у нас бессребреник, - хихикнула Маша. - Ему голая идея ьber Alles - превыше всего!
- Что-то в этом есть, - задумчиво протянула наставница. – Определённо есть Хотя, конечно, одной идеей желудок не наполнишь!
- А он как Робинзон Крузо, - пояснила Маша. – Рыбку ловит плюс подножный корм, когда тепло – и никаких забот о хлебе насущном.
- Робинзон, помнится, что-то выращивал, - заметила наставница.
- Пущай папуасы выращивают! – отмахнулась гепарда. – У нас это самое - «ьber Alles».
- До чего же разные у всех мозги, - вздохнула Ондатра. - Одним прожекты, другим - связь.
- Да? У него любопытство - и у нас любопытство! - резюмировала Катя. - Только у нас оно более специфичное, на внешний мир заточенное.
- Дался вам это «внешний мир»! - фыркнула Ондатра. - Хотите на зарубежье выйти - начните с чего-нить попроще. Не прыгайте сразу через три ступеньки.
- А это идея, - задумчиво протянула Маша. – Вот только что считать «попроще»? Папуасов? Чукчей?
- Я не о человеках! – возмущенно воскликнула собеседница. – С папуасами пускай Абрамовичи общаются. Тьфу ты, с чукчами то есть
- А я новый сборник анекдотов о чукчах откопала, - сообщила Катя обществу.
- Грех над убогими смеяться! – строго сказала наставница. – Хотя если подумать люди, они все убогие – до некоторой степени.
- А что вы подразумеваете под простым зарубежьем? – решила уточнить Маша.
- Ближнее, - усмехнулась Ондатра. – Граничное Королевство хотя бы
- Так его ж на картах без микроскопа не разглядеть! Глаза испортишь
- А вы возьмите масштаб побольше! – фыркнула наставница. И добавила многозначительно. – Там сейчас Лань рулит – ваша сверстница.
- И ей позволяют? – ахнули гепарды. – Фантастика, блин!
- Да нет, официально регент командует. То есть это ОН так думает
- Это может быть весьма любопытственно, - протянула гепарда Маша. – Весьма
- И я о том же, - кивнула Ондатра. – Дерзайте, девочки!
- Что ж, будем дерзить – в смысле, дерзать! – откликнулась Катя. – Ага, сестрёнка?
- Тогда я пойду, а вы тут дерзите-дерзайте! – усмехнулась собеседница. – Удачи Вам...
- Мерси вери мач! – хихикнула полиглотка. – Мучас данке!
- И Вам тем же – и по тому же месту! – донеслось из-за двери.
- Консенсус достигнут, - потёрла лапы Мари. – Осталось достичь контакта.
- Если партия скажет: «Есть контакт!», народ будет есть контакт, - заметила Катя.
- Дались тебе эти глупые человечьи анекдоты! – нахмурилась Маша. Она уже порхала когтями по клавишам связи, сверяясь со справочником, на титульном листе которого стоял штамп: «Строго секретно. Высший уровень конфиденциальности!»
- Если допущен к высшим секретам, это ещё не значит, что нельзя посмеяться над глупым анекдотом, - глубокомысленно изрекла сестра. – И кстати, не такой уж он и глупый
- Ладно, замнём для ясности, - пробормотала старшая. – А вот и допуск! Enter, ага?
На широком панорамном экране засияло-засветилось нечто, пытающееся, видно, конкурировать с Арктическими Всполохами. Люди называли эти Всполохи как-то иначе, но не суть столь важно как. Сияние на экране смотрелось ничуть не слабее, роняя цветные отсветы на лица гепард. Вот оно упорядочилось, лишившись хаотичности, и приняло вид такого же зала – только без сестёр. Сестёр на той стороне заменял некий тип, не столь импозантный, как они - в сизоватом комбинезоне с золотистыми буквами на груди «Г.К.» Буквы оплетала виноградная лоза, живо напомнившая гепардам песню Окуджавы о косточке, зарытой в тёплую землю. Тип о Булате скорее всего и слыхом не слыхал, а лоза могла означать что угодно. Вплоть до герба королевства А уж буквы и тем паче! И Группа Контакта (в одном лице?), и Граничное Королевство и много чего ещё, если не полениться и напрячь фантазию
- День добрый! – поздоровались сёстры. Старшая хотела продублировать: Гутен таг!», а младшая: «Буэнос диас!». Но обе решили благоразумно не выделываться - по крайней мере сперва - и полиглотствовать не стали. Аллах с ними, с языками!
- Вы по официальному каналу? – спросил некто в комбинезоне, вернув приветствие.
- Нет, частным образом, - поспешила заверить старшая. – Хотелось бы узнать, как можно выйти, э-э-э но не в дверь, а на Их Сиятельное Светлейшество!
Говорить серьёзно она, увы, не умела – забыла, как это делается. Даже по правительственной связи в частном порядке
- Далеко ходить не придётся, - чуть заметно усмехнулся собеседник по ту сторону экрана. – Госпожа принцесса, насколько мне известно, сейчас через два зала отсюда - в ХЭНИ, Хранилище Электронных Носителей Информации. Могу попросить её он-лайн, если Вам угодно!
- О да, премного этим обяжете! – сделала книксен Мари. Катя глядела на неё во все глаза. Старшая выдала нечто нездешнее - явно из придворного этикета. Её мимика, жесты, интонации словно сошли со страниц исторического романа.
- Прошу прощения, сударыни, я буквально на полминуты – в ХЭНИ! – сизоватый комбинезон упорхнул с экрана вместе с его владельцем. Сёстры переглянулись и старшая подмигнула Катерине. - Учись, студентка, с подданными ИСС разговаривать. Это тебе не иностранный язык и не криптография – это куда покруче!
- Да вижу, - вздохнула та. – Не то Шекспир какой-то, не то Лопе де Вега!
- Да ничего особенного, - хмыкнула Маша. – Главное, блин вовремя опускать. И массаракш тоже не приветствуется. Зато «соблагоизвольте», «не обессудьте» и прочая хреновина
- Действительно хреновина! – согласилась Катя. – Ну почему они не могут, как люди?
- А с их точки зрения, как люди не можем именно мы!
- Дурдом, - коротко сказала Катя. И притопнула лапой.
На экране нарисовалось юное создание, голову которого украшала золотая диадема с сапфирами и изумрудами. В форме крохотной короны Саму корону Лань пока еще не заслужила. На заднем плане маячил сизый комбез – явно не знал, надо ли ему линять, или пост – место непокидаемое даже в случае конца света и торжества иеговизма.
- Ой, ну надо же - дочки Самого Главного! - весьма непосредственно воскликнула девочка. - И к тому ж обе Полный отпад!
- Мы тоже умеем так формулировать, - улыбнулась Маша. – Знали б, что можно, не зубрили бы Ваш этикет. Тарабарщина жуткая!
- Ну, этикет для старичья, а здесь рулю пока что я! – в рифму заявила принцесса. И неясно было - то ли это экспромт, то ли домашняя заготовка на манер КВНовской.
Комбез наконец решился и на цыпочках попятился в сторону выхода. Из двух зол, так сказать, меньшее
- Всё верно, какой этикет среди своих! - поспешила закрепить позиции Катя.
- И к тому ж без протокола, - добавила Маша.
- Лучше без протокола, чем без прикола! - Лань довольно близко воспроизвела недавнюю реплику Ондатры. Словно подслушала её десятью минутами раньше
- А позвольте полюбопытствовать, - сбилась на этикет Лань. – Не ведомо ли вам что-либо на предмет туннеля в Сиреневую страну? Очень хотелось бы знать
- Ведомо! Ещё как ведомо! - воскликнула Мари. - Причём чисто случайно и совсем недавно. Каких-то пару недель
Глаза у Лани вспыхнули азартом, и вся она подалась вперёд, горя желанием поскорей войти в курс дела, получить заветную информацию.
- А не получится ли так, что я выбалтываю государственные секреты? – Маша решила слегка поддразнить наследную.
- Разве это сведения стратегического характера? – удивилась та.
- А как же! А вдруг война – а туннель - это дополнительный маневр!
- Полноте! Какая война межу нами? Макаки от смеха бананом подавятся!
- Похлопаем по спине, - заверила Катя. – Мы ж не глупей Айболита всё-таки!
- А-а-а, понимаю! – догадалась принцесса. – Вы хотите за ноу-хау мани, верно?
- Мы что, похожи на иудеев? – слегка обиделась Маша. - Дошутилась, блин!
- Тогда мне неясны ваши резоны, - пожала плечами собеседница. - Либо политика, либо коммерция - что ещё?
- А кто недавно уверял: «Ни дня без прикола!»? – возникла Катерина.
- Я говорила: «Лучше без протокола, чем без прикола!». Это не совсем то.
- Вот мы и прикалываемся без протокола! Значит так, слушай сюда, Ваше Светлейшество - по тридцать второй параллели протекает некая река


· Ситуёвина шестнадцатая
·
{ пи }
Лети, лети, лепесток!
- Кажется, это и есть тот самый садик! – гепарда Катя кивнула в сторону обширного двора с качелями, песочницами, цветочными клумбами. На манер этакой детской площадки За ажурной оградой двор просматривался, как на ладони. А за ним просматривалось какое-то уютное строение под черепичной крышей.
Катя издали разглядела табличку у входа - тёмно-синюю, под стеклом. Более дальнозоркая Маша даже прочла на ней руну «семь». Прочие руны были помельче и отсюда не читались.
- Когда-нибудь ЗДЕСЬ появится ещё одна табличка, - усмехнулась она.
- «Это ДОУ посещали семеро козлят»? - догадалась гепарда Катя.
- Ага, нечто в этом роде, - кивнула сестра.
- И оставила в нём неизгладимый след! - фыркнула Катя.
- Йа, натюрлихь! - хихикнула Маша. - В большой застеклённой витрине с дневной подсветкой пара сломанных стульев и тумбочек – дабы посетители смотрели и проникались.
- Да ну! - покачала головой Катерина. – Их давно уже починили.
- Ничего, ради такого дела ещё раз сломают – об колено.
- Тумбочки об колено? – с сомнением протянула Маша. – Однако ж
За разговорами они дошли до крыльца и поискали взглядом звонок. Звонка не наблюдалось - только крупный глазок на уровне таблички. Сизоватый и выпуклый, словно глаз какого-то доисторического диплодока
Катя задумчиво провела когтем по двери. На краске осталась небольшая царапина.
- Уже автографы раздаёшь? – не удержалась от подначки сестра.
- Ну, надо же к ИХ славе примазаться! – последовал немедленный ответ.
- Точно! Победителей злого волка и испытателей реактивного корыта на полозьях...!
В этот момент из другой двери – той, что с торца здания – вышла Коза с пластиковым ведром, прикрытым крышкой. На голове у неё, скрывая рога, белела полотняная шапочка.
В первый момент гепарды подумали было, что это маман их приятелей, но вгляделись попристальней и поняли, что нет, не она. Да и нечего было делать той козе в обители юных душ – не её это ареал. А коз в лесу и без неё хватает. И в шапочках, и без
- Простите, - окликнули они работницу садика. – Вы, наверно, медсестра здесь?
- Ме-е-е! - сказала Коза. – Я ме-е-едсестра? Шутить изволите?
Она развернулась, чтобы идти, куда собиралась, и гепарды увидели надпись на ведре: «Мусор». Причём имелась в виду явно не людская милиция.
- А кто же Вы в таком случае? – не поняли посетители.
- Повариха я, - пояснила Коза. - Отходы с пищеблока выношу. А какие отходы у медиков?
- Ну, мало ли Может, останки их пациентов, - попробовали схохмить гепарды.
Бедная Коза чуть не навернулась с крыльца.
- Они же не расчленители, - только и сказала она, покачав головой.
- А кто их знает, - фыркнула Маша. – Достанут их некоторые шустики до самых печёнок – вжик, и готово! Нет ребятёнка – нет проблемы.
- Где это вы таких идей нахватались? – спросила Коза, идя к баку.
- Да мы же - начала было Катя, но Коза уже узнала их и хмыкнула. – Простите, не сразу признала, с кем имею дело. Теперь ясно - ГДЕ.
- Смелые вы там, на пищеблоке! - фыркнула одна из сестёр.
- Так ведь нынче любые речи дозволены, - парировала Коза, вываливая мусор в бак. Подумала и добавила. – Правда, и не слушает их никто – всяк сам высказаться норовит.
- Мы слушаем, - сообщили Катя с Машей. – Мы ещё молодые - нам жизни учиться надо.
- Учиться – это хорошо, - кивнула Коза, возвращаясь на крыльцо. - Жаль, немногим по нраву учиться. Сами предпочитают других учить
- Что в принципе не есть хорошо, - согласились сёстры, входя в распахнутую дверь.
- Вам кого? Заведующую? – поинтересовалась Коза. Гости синхронно кивнули.
- Вон её дверь, - показала повариха. – Хотя - она слегка замялась.
- Что хотя? – напряглись гепарды. – Отсутствует?
- Да нет, на месте! Просто вы, видимо, не по поводу детей. Своих иметь вам ещё рано - тем паче с такими шуточками. Разве что за брата хлопочете или за сестрёнку
Гепарды весело переглянулись.
- Ну, шуточки делу не мешают, - фыркнула Катя. - Просто мы по жизни такие - весёлые.
- Не завидую я вашему родителю, - покачала головой Коза и покосилась туда, где висел портрет Главгепарда. Но портрета там уже не было – его сменила физия дядь Миши, бурая, как дерь э-э-э, пардон, как шоколад! Физия смотрела хмуро и чуток брюзгливо.
Маша незаметно сделала ему «козу» из пальцев - в смысле из когтей - и быстро отвернулась. Сестра тихонько прыснула в лапу.
Из-за приоткрытой двери кабинета заведующей доносился звук работавшего принтера. Лазерного, судя по всему
- Благодарим за приятную беседу, - чуть насмешливо кивнула Катя, направляясь к кабинету. Маша помахала лапой на прощание.
- Ну-ну, - задумчиво протянула Коза и скрылась на пищеблоке, покачивая пустым ведром.
Госпожа Ласка была не просто на месте – она активно работала. Листы бумаги так и мелькали в её лапках, исчезая в приёмном лотке принтера. А оттуда выскальзывали по направляющим готовые акты, протоколы, инструкции - всё то, чем приличному человеку приходится заниматься в силу необходимости, крепко сжав зубы.
- Извините, что отрываем Вас от дела! – чуть ли не хором сказали гепарды. – Мы можем позднее зайти – нам не горит.
- А у меня всегда такая карусель! – вздохнула госпожа Ласка. – Ничего, я полчасика выкрою Вы, кажется О-о-о! – это она узнала посетительниц.
Была извлечена на свет божий пачка ананасного печенья с начинкой, принесён горячий чайник с пищеблока. Сама Коза доставила стаканы в мельхиоровых подстаканниках и чистые салфетки. Иронично хмыкнула, смахивая незримые пылинки со стола перед принтером. Принтер вкрадчиво шуршал, выходя из рабочего режима.
- Вас интересует моё впечатление от - заведующая сделала когтями рожки, аккуратно дуя на горячий чай. Гепарды не стали возражать - впечатление их действительно занимало.
- М-м-м я бы сказала, весьма неоднозначное. Так с ходу и не сформулируешь.
- Мы можем Вас понять, - хихикнула Катя, прикрыв рот лапкой. - И где-то даже посочувствовать. Другое дело, что сами мы столкнулись с - она повторила знак рожек, - в несколько иной обстановке, более естественной что ли?
- И потому обошлось без излишних коллизий, - закончила мысль её сестра. «Без катаклизмов!» – мелькнуло в её глазах, но озвучивать сей тезис она не стала. Покосилась в сторону портрета М. - такого ж точно, как в коридоре. М. взирал на них с лёгким недоумением: мол, надо же, и здесь без них не обошлось! Вездесущие, блин
- Я понимаю, вы частенько сталкиваетесь с этой семёркой, - заведующая аппетитно хрустнула печенюшкой. - Но я-то к ним почти не имею отношения. Неделю они нас посещали - неделю садик лихорадило. Но устоял, как видите
- Хороший запас прочности! - хохотнула гепарда Маша.
- Нам кажется, Вы произвели на них заметное впечатление, - осторожно прозондировала почву Катерина. – Посильнее даже, чем их родительница
- А мне так не показалось, - несколько растерянно промолвила Ласка.
- Это у Вас первый шок не прошёл! - фыркнула Мари. - А потом другие заботы навалились - не до психологических этюдов стало.
- Вы полагаете? – вопросительно глянула на них заведующая.
- Ну да! – кивнула младшая из сестёр. - Мы, конечно, можем, и ошибаться, но по психологии в универе у нас пять. Твёрдое!
- Ну, не знаю даже, что сказать, - протянула собеседница.
- А ничего и говорить не надо! Нас просто жутко заинтриговало: что это за личность, которая умеет так классно впечатлять! Дико хотелось взглянуть хоть одним глазком.
- И что ж до сих пор не взглянули? - в воркующем голосе госпожи Ласки появилась некоторая ироничность.
- Да были у нас некоторые резоны, - смутилась Катерина.
А старшая собралась с духом и резанула напрямик: - Нам казалось, что Вы можете неверно истолковать наш визит и обидеться. Мол, как в зверинце человеческом ходят - смотрят. Только что в клетку не посадили.
- Ну-у-у прямо так я не подумала - не успела. Но в каждой шутке, знаете ли, есть доля шутки, махонькая такая! - она прихлебнула ароматный чай из стакана и слегка усмехнулась.
- Вот видите. А мы хотели просто познакомиться Неужто в этом есть криминал?
- Девочки, хорошие мои, не надо комплексы создавать на пустом месте! Вы привыкли, видимо, каждый свой жест с конституцией сверять. А оно того стоит?
- Вам бы к нам в универ! – вздохнула Маша.
- Стара я для универа – вы не находите?
- Мы имеем в виду: психологию преподавать – вместо Синего Чулка
- Синий чулок – как я понимаю
- Ну да, наш препод! Психологиня наша твердокаменная
- Какие роскошные эпитеты! И тем не менее психологию вы уважаете!
- Так куда ж без неё? И одно дело психология, а совсем иное - её преподаватель! Не видим никакой связи
- Это вы по молодости, девочки. Ничего – пройдёт.
- Ой, какой лепесточек симпатичный! - непосредственно воскликнула младшая сестра, глядя на картинку у входа.
- Это название нашего ДОУ, - пояснила госпожа Ласка. - Некоторые, правда, его за кочерыжечку приняли
- Их маман? – догадались сестрёнки. В ответ утвердительно кивнули.
- Есть прикольный анекдот про лепесток, - хихикнула Мари. - Если Вы, конечно, не слишком торопитесь
- Да нет, мне тоже разрядка нужна. А то мозги вот-вот заклинит. Давайте выкладывайте...
- Значит так: наслушалась человечья девочка сказочек, как желанья на халяву выполняют. Ну там: «Старик и золотая рыбка», «Емеля и щука», «Цветик-семицветик!...
Она сделала паузу и покосилась на Ласку.
- Нормально, - кивнула та. - Люди всегда любили на халяву – это их хобби.
- И вот в голове у неё все эти сказки перепутались - как программы в заглючившем компе. Изловила она сачком золотую рыбку – стоит, держит её за хвостик и думает: как же правильно просьбу оформить? В каком интерфейсе?
Заведующая бросила взгляд на свой «Пентиум» и тихонько фыркнула.
- Потом в мозгу у неё что-то щёлкнуло, переключилось, она вырвала у рыбки плавничок, кинула его по ветру и прочла нараспев: «Лети-лети, лепесток, через запад на восток»
Госпожа Ласка громко фыркнула и едва не расплескала чай, что не успела проглотить. Торопливо прикрыла рот лапкой, отвернулась.
Катя толкнула Машу локтём в бок и подмигнула. Подразумевая при этом: «Я же говорила, что понравится! Свой кадр, свой, блин, в доску!»
- А давайте мы все вместе через недельку на природу выберемся! – предложила Маша. – Мы, Вы, козлята Посидим вечерком у костра, потусуемся Вы как, не против?
- Ну, тогда я и подругу прихвачу, - решила Ласка. – Хорошо?


· Ситуёвина семнадцатая
·
{ ро }
У лесного костра
Искры напоминали звёзды – только в отличие от звёзд они не падали на землю, а наоборот летели в небо. Словно стремились соединиться со своими небесными отражениями.
- Взвейтесь кострами, синие ночи, - тихонько напела гепарда Катя. – Мы, в балахонах, до казней охочи! – И добавила, кривляясь. – Даёшь очищение огнём во славу Творца!
- Ой, не надо про инквизицию! – попросила госпожа Ласка.
- Да это просто стёб! - усмехнулась гепарда Маша. - Настоящая песня не про те костры, а про пионерские
- А что, они тоже чего-то жгли? – не поняла госпожа Куница.
- Ага, своё мрачное капиталистическое прошлое, - усмехнулась Катя.
- И как, сожгли? – с интересом подалась вперед Ласка.
- Да нет, дрова сырые попались. Дыму было полно, а толку мало. Пока слёзы смахивали, спалали по ошибке светлое коммунистическое будущее.
Гепарды развлекались в силу своего разумения. И приобретённых в универе знаний
- И чем же у них там кончилось? - спросили Ласка с Куницей чуть ли не в унисон.
- Постановили считать сожжённое будущее мрачным – дабы обидно не было!
Козлята поглядели на сестрёнок внимательней и начали догадываться, что кого-то здесь явно подначивают. Причём не со зла, а так просто - от нечего делать
Старший покашлял в копыто и сказал, ни к кому конкретно не обращаясь:
- Интересно, а этику в ВУЗах преподают?
- Само собой, - отозвалась Катя.
- И что у Вас по ней?
- Ну, высший балл, разумеется!
- Странно - пробормотал старший.
Ласка поглядела на Куницу, Куница на Ласку, и обе они - на козлят. Потом на сестрёнок по ту сторону костра
- Простите, - смутились те. - Мы больше не будем! Мы не нарочно, а так - по настроению.
- Папе не рассказывайте, - попросила гепарда Маша.
Госпожа Ласка ещё раз взглянула на козлят и покачала головой:
- Ох и повзрослели вы, мальчики! Прямо на глазах
- Дети природы, а? – толкнула её в бок подруга.
Теперь настала очередь смутиться госпоже Ласке. Она фыркнула и отвела взгляд.
Ни козлята, ни гепарды последней реплики не поняли, но выяснять почему-то не хотелось. Дабы не портить очарования вечера и того, что портить не стоило
Во время первого визита в детский сад и знакомства они запросто нашли общий язык с Ласочкой и с удивлением обнаружили, что им приятно контачить друг с другом. Несмотря даже на разницу в возрасте и различие характеров А что характеры? Не такая уж и помеха, если вместе не скучно и после общения на сердце остаётся не осадок, а наоборот - приятная лёгкость. Родство душ, что ли? Могу-быть, могу-быть, как говаривал великий сатиристик А могу-быть и не могу-быть – мало ли какие факторы влияют на то, что принято именовать психологической совместимостью, не нам их анализировать!
Где-то за гранью освещённого пространства звенели комары, но приблизиться не решались – отпугивал дым костра. Как очерченный круг нечистую филу в фильме про Вия
- Хорошо на белом свете! – закинув лапы за голову мечтательно сказала Катерина.
- А представьте себе людей - особенно горожан, - фыркнула Куница. - Сидят себе, бедные, в четырёх стенах, окна-двери позапахнули, климатизаторы врубили - как космонавты на орбитальной станции!
- И снится нам не рокот космодрома, - хихикнул третий. – Не эта, блин, ледяная пустота
- И плачут они горькими слезами, - подхватил пятый. - И жалуются мама, роди меня обратно – нет сил терпеть!
- Не думаю, - покачала головой Ласка.
- Почему? – не поняли козлята. – Они что, садомазохисты?
- Привыкли, массаракш! - воскликнула Куница. - Адаптировались. Я же сама по «ящику» миниатюру смотрела, как горожанину в деревне стало плохо. Его подтащили к выхлопной трубе, дали вдохнуть – мигом в себя пришёл!
- Мутанты! – испуганно прошептал младшенький.
- Да ну! - отмахнулся кто-то из гепард. - Скорей всего, просто шуткуют - у них это хорошо получается.
- Ага: «Над кем смеётесь? Над собой смеётесь!» Смех сквозь прозу... - фыркнула Ласка.
- А чего вдруг вы про инквизицию вспомнили? – приподнялся на локте четвёртый.
- Да люди эти дурацкие постоянно на ум лезут! Их в дверь – они в окно Пришло на память, как еретиков палили. Ведь с лучшими намерениями, блин, души спасали!
- Спасать чужую душу без её согласия - это это - у козлят просто слов не нашлось. Одни междометия
- Ладно, не будем о грустном! - махнула лапой Куница.
Где-то в глубине чащи громко хрустнуло и старшему пришло в голову, что вот сейчас оттуда выбредет Волк и попросится на огонёк. Похоже, пришло не ему одному, другие тоже завертели головами Но никто из чащи не шёл - видимо, деликатничал, не желал нарушать приватность лесной компании.
Гепарды поглядели на Куницу внимательнее - у той был какой-то рассеянно-задумчивый вид. Возможно, размышляла о выбрыках судьбы А действительно ведь выбрык. Самый натуральный! То звонит подруга и нервно предупреждает о визите Козы, то прибегает сама - прямо на работу - и приглашает на тусовку с гепардами и козьими детьми. И если бы не козлята, не было бы, пожалуй, таких классных посиделок и такого очаровательного трёпа. Как писал человечий классик: «Всё смешалось в доме Облонских»
- Кстати, почему здесь никого, кроме нас, нет? - удивилась Ласка, перебив её размышления. – Народ сюда ломиться должен, как на праздник!
- А Вы много про это место слышали? – лениво поинтересовалась одна из гепард.
- До сегодняшнего дня ни разу, - честно призналась госпожа заведующая.
- Ну то-то же! – фыркнула Мари. – Это для избранных и их знакомых. Для элиты
- Вот уж не думала, не гадала в элиту угодить! – рассмеялась Ласка.
- Я тоже, - согласилась с ней Куница. – Хотя мне нравится.
- Ну. ещё бы не нравилось! - хихикнула Катя. - Вокруг мороз трещит, а здесь лето в разгаре. Как в тропиках
- И никто сроду не наткнулся на эту жемчужину? – удивился старший из козлят.
- Здесь не только климатическая аномалия, но и пространственная - просто так не наткнёшься, - зевнув, ответила гепарда. А сестра ехидно добавила. – Места знать надо!
- Но почему-то места знают только избранные, - хмыкнул Третий.
- А как же, «ноблес оближ» - положение обязывает.
- Интересное положение, - протянул Третий. Гепарды захохотали. Третий воззрился на них с недоумением.
- У людей идиома «быть в интересном положении» означает «вынашивать потомство», - отсмеявшись, сказала Мари. Теперь уже засмеялись козлята.
- Шагу нельзя сделать, чтобы не наткнуться на какую-нибудь людскую примочку! - фыркнул Старшой. – Ох уж эти люди!
- Ох уж эти звери! – перефразировала его одна из сестёр, ловя в охапку вылетевшего буквально на неё зайчишку. Вылетевшего - в смысле, без крыльев, на своих четырёх, но с такой скоростью, будто он передвигался в воздушной стихии. Заяц дрожал мелкой дрожью и испуганно озирался.
- По по по - зубы у него стучали и фразу закончить никак не удавалось.
- Политического убежища что ли? – хихикнул Третий.
- По по помогите, - родил наконец косой.
- Примерно угадал, - кивнула Третьему Катя.
- К кому претензии? – осведомилась Мари, выпуская зайчишку из объятий. Тот сразу же отступил к самому костру и встряхнулся, словно только что вылез из воды.
- Там, - он указал лапкой куда-то в сторону чащи.
- Кажется, сейчас будет весело, – фыркнули гепарды и отодвинулись в сумрак, под ветви елей - чтобы их не сразу было разглядеть. Куница с Лаской и козлята образовали вокруг косого живописную композицию, словно бойцы перед фотографом на фоне взятого ими Рейхстага. Возникла небольшая артистическая пауза. А примерно через полминуты на поляну вынеслась Лиса. Увидела зайчишку, плотоядно облизнулась и снисходительно кивнула компании. – Вот спасибо, что придержали мой трофей. Такой шустрый попался, просто спасу никакого!
- Беглых с Дона не выдают! – вспомнил людской фильм младший козлёнок.
- Немного не так – «С Дона выдачи нет!» - поправил его четвёртый.
- С какого такого Дона? Никакого Дона не вижу! - удивилась Лиса, оглядываясь.
- С того, который с Волгой каналом связан, - пояснила Ласка, подхватывая игру. - А сюда канал не успели ещё прокопать. Копают
- Ладно, шутки в сторону! – нахмурилась Лиса, догадавшись, что над ней просто потешаются. – Вам зайчатина ни к чему, да и право первенства за мной.
- А мы хотим зайцев у себя на ранчо разводить, - заметила Куница. - Вот прямо сейчас и начнём. Верно, подруга?
- Верно, - кивнула Ласка. – Тем более неплохой экземпляр попался. – Она приподняла за уши зажмурившегося от страха зайчишку и внимательно его оглядела. – Правда, нервный какой-то, дёрганый. Зато кроссы хорошо бегает. Будет у нас по утрам пробежку возглавлять!
- Ладно, гоните сюда трофей и разойдёмся по-мирному! – потребовала Лиса. – Ага?
- Интересное предложение, - вкрадчиво заметила Катя, выдвигаясь из тени. – Ты как находишь, Мари?
- Не-а, – помотала головой сестра. – Не охотничий сезон, могут за соучастие в браконьерстве привлечь. Давай мы у папки проконсультируемся!
- Извините, сударыни, я вас сразу не заметила! – пробормотала Лиса, потихоньку отступая на задний план. Козлята насмешливо фыркнули. Лиса предпочла этого не заметить.
- Я полагаю, инцидент исчерпан? - осведомилась Ласка ей вслед. В ответ только кусты хрустнули.
- Это называется «уход по-английски – не прощаясь», - хихикнул Четвёртый.
- А почему не по-китайски, например? – вспомнил недавно прочитанный анекдот третий.
- По-китайски – это когда детей сперва наделают, - завершил анекдот его брат.
- Пошляки, - ухмыльнулась Катерина. – Хоть бы его уши пожалели, - она кивнула в сторону зайчишки, не знающего, то ли давать дёру, то ли рискнуть остаться.
- А чего их жалеть, если он сам их не жалеет! Бегает ночами по лесу
- Тогда давай расскажем ему, что такое демографический взрыв, - предложил Второй.
- В каком аспекте? – заинтересовалась Мари. – В социологическом?
- Ага! Это когда над Китаем Виагру распылят, - весело заржал Четвёртый.
- Да что вас на этом Китае зациклило? – удивилась Куница.
- Прикольная страна, - заметил Пятый. - То «братья навек!», то «большой скачок» и куль-турная революция, то остров Даманский, а то и танки на площади. Тянь-ань-мынь, кажется
- Осведомлённый, - хмыкнула Мари. – Тебя бы к нам в универ! Ладно, давайте косого послушаем, что там у него случилось, что его на подвиги потянуло?


· Ситуёвина восемнадцатая
·
{ сигма }
И воскликнул он: «Эврика!»
Весенний лес заметно отличается от зимнего. Вроде б та же самая топография, а пейзаж совсем иной. И дело не только в молодой травке, сменившей белизну сугробов, в переплетении корней, прущих с обрывистого берега, и первых неброских цветах. Тут ещё и запахи ко всему: сырой почвы, влажной зелени и ещё чего-то, непонятного и влекущего. Сознание от подобных нюансов шалеет и начисто отказывается увязывать зимние ориентиры с нынешними! Хоть ты тресни, хоть расшибись
- Ориентиры, блин, - пробормотала геперда Катя. - Ну, просто класс!
- Ага, тень облака на речной волне - откликнулась её сестра. Они карабкались по прибрежному откосу, а козлята глядели снизу – им подобная эквилибристика была не под силу. С их-то копытцами!
Зимняя авантюра имела своё продолжение. Пусть не в виде новой гонки по трассе, но что более существенно - в виде поисковой экспедиции. Приспичило молодёжи разыскать Сиреневую Страну Тюркию, хоть и подсмеивались на ними предки - и козьи, и гепардовые Выходит, не только у людей такие упёртые детёныши, что меня, как человека, несколько утешает. Я бы с удовольствием порассуждал на эту тему, но лучше не стоит - а то меня начинает заносить на собственную личность, коя к сказке касательства не имеет.
Гепарды вынюхивали каждую травинку, каждый камешек - искали тот лаз, а козлята подбадривали их репликами. Не всегда, правда, удачными
- У людей сейчас обоих президентов Медвепут кличут - чуть ли не в глаза! - сообщал старший. - Как мы наших – Медвегеп
- Медвепут звучит красивше! – отозвалась Маша. – Эстетичней
- И рифмуется хорошо, - откликнулась Катя, сдвигая в сторону валун. Валун покатился вниз – козлята резво отскочили в сторону.
- Ну да! - рассмеялся третий. – Плут, салют, капут
- Капут мне больше всего нравится, - фыркнула Маша. – А салют как-то не в тему.
- Плут тоже неплохо, - заметили снизу. – Только мягко слишком.
- А про наших считалочка гуляет, - хихикнул младший. Наш чудесный Медвегеп даст нам масло, яйца, хлеб.
- Ребята, давайте папку не трогать! - попросила Катерина. – Одно дело, когда мы сами
- Так мы же не виноваты, что у них ТАНДЕМОКРАТИЯ! – ухмыльнулся шестой.
- Как-как? – не поняли сёстры.
- Тан-де-мо-кра-ти-я, - по слогам произнёс шестой. - От слова «тандем», сросшегося с демократией. Насмерть – так, что вовек не разделить!
- Глупо, - фыркнули гепарды, изучая очередной участок берега.
- От людей переняли, - пояснили козлята. – У них та же ситуация
- Вдвойне глупо! – возразила старшая сестра.
- А люди так не считают, - заметил четвёртый. - Кроме, может, тамошних Кати и Маши
- Которые, не исключено, ищут сейчас лаз на эту сторону, - хихикнул младший.
- Тогда встретимся на полдороге, - меланхолично сказала Мари.
- И обсудим ситуёвину с тандемократией, - добавила Катерина.
- А вдруг у них ксенофобия? – обернулась к ней старшая сестра.
- Это ещё что за зверь? – не поняли снизу.
- Неприятие чужаков, качественно отличающихся от их вида.
- Они что, совсем дикие? - ахнули козлята.
- Нет, притворяются! - проворчала Маша. Поиски начали ей надоедать. В самом деле, какой интерес изображать из себя следопыта, причём пятый день подряд, подозревая, что нужное место давно уже пройдено и осталось незамеченным. По причине обвала, например. Это зимой просто снежком присыплет, а весной могло и почву паводком размыть.
Гепарды переглянулись и решили сделать перекур - в смысле, посидеть, отдохнуть и навернуть по парочке бутербродов. Для братьев они захватили капустных листьев, их любимого суперлакомства. Соскользнули со склона, уселись на молодой травке у самой воды и приступили к трапезе. Разговоры на некоторое время стихли, свернулись, как компьютерные программы в фоновом режиме – и так же продолжали работать за кадром, только мысленно. Наши поисковики в процессе закуси прокручивали в голове свои аргументы, готовили их к дальнейшему диспуту. Наконец добили последний бутерброд и последний же лист и Катя предложила:
- А давайте поиграем в вертикаль власти! Мы – Гепард с Медведем, вы - наши советники.
- Тебе просто неохота лазить по склону с полным желудком, - хмыкнул старший козлёнок.
- Решили детство вспомнить? – хихикнул младший.
- При чём здесь детство? – возмутилась Катерина. – Играют не только в детстве!
- Вот именно! – присоединилась к ней Мари. - У нас в универе тоже разные ситуации проигрывают – в виде игры! Для приобретения необходимых навыков
- Это так и называется – ролевые игры, - уточнила Катя.
- А мы думали: ролевые – это когда толкиенутые с картонными мечами выделываются, - признались козлята.
- Сравнили хрен с ой, господи! – Маша прикрыла рот лапой.
- Мари, не развращай молодёжь! – с притворной строгостью сказала ей младшая сестра.
- Ну, положим, нас развратить трудно, - фыркнул Третий.
- Мы сами, кого хочешь, развратим! – с гордостью сказал Пятый. – Мы такие
- Ладно, играем или нет, господа советники?
- А что, их по штату должно быть семь голов?
- Да нет, их на порядок больше – но ведь у нас игра!
- Хорошо, а что нам нужно советовать?
- Ну, знаете ли! Если бы советники спрашивали, что им советовать, их бы мигом из штата вычистили! Как профессионально непригодных
- Это понятно. Но советникам известна хотя бы общая ситуация в стране, а мы
- А что вы? Газет не читаете что ли, братцы-козлики?
- Да кто ж в здравом уме такую хрень читает!
- Всё верно, Мари, - кивнула Катя. – Они правы. Здесь нужны статистические сводки, краткий обзор ситуации на местах, а то «пойди туда – не знаю куда»
- Значит, с мест подают сводки, обзоры? - спросил старший козлёнок. Получил подтверждающий кивок и поинтересовался. – А где гарантия, что эта информация не липа?
- Ну-у-у, до некоторой степени
- Вот именно – «до некоторой степени»! Не приукрасишь - тебя не похвалят. А наврёшь процентов этак девяносто – будешь образцово-показательный деятель.
- Девяносто – это несколько того - с сомнением протянула Мари.
- А что – в самый раз! – хихикнула Катя.
- Тогда непонятно, как мы ещё не развалились, - фыркнула старшая сестра.
- Не преодолели воздействие центростремительных сил, - глубокомысленно изрекла Катя.
- Мистика какая-то - покачала головой Маша.
- Мистика, она для шибко заумных, - подал голос третий козлёнок. - А мы звери простые, простодуш
- Знаем-знаем, сто раз уже слышали! – торопливо воскликнула Катя.
- Тогда наш первый совет – больше контактов с соседями: и торговых, и культурных! Глядишь – переймём что-нить полезное
- Мы вредное охотнее перенимаем, - фыркнула Маша. – Совсем, как люди!
- Вопрос в том, что считать полезным на данный исторический период, - не удержалась её сестра. – И с какой точки зрения – морали или прагматизма?
- Ну, понесло в какие-то дебри! – поморщился старший из братьев. – Интеллектуалы
- Какие дебри, блин! Элементарно же
- Это для вас элементарно, а мы в универ не ходили и вряд ли пойдём.
- М-да, - задумчиво протянула Катя. – Вот вам и советники
- Чтобы советовать вождям, не обязательно быть с высшим образованием, - заявил Четвёртый. - Вон у Жирика аж два высших, а он вам насоветует Как из Индии мойку для сапог сделать! Или Прибалтику чуток проредить
- А что же тогда советникам нужно? – хмыкнула Мари. – Два класса, третий – коридор?
- Простой здравый смысл. А он скорее у того будет, кто к земле ближе.
- Тогда это прагматизм и получится, - фыркнула Катя. - От чего ушли, к тому и вернулись.
- Опять это дурацкое словечко! А нормально можно выразиться?
- Ну, практическая польза без примеси морали, - пояснила гепарда.
- А не пакостить ближнему – это и есть самое практичное, - добавила её сестра. - Спокойнее жить и не надо за спину оглядываться. Мораль - это, если разобраться, просто эмоциональная оценка.
- Круто! – покрутил головой Пятый. - А как же тогда людские религии?
- А это попытка образумить тех, кто вышесказанного не понимает.
- Чем образумить? – поинтересовался младший.
- Гневом божьим, массаракш! Не хочешь жить в оптимальном формате, получаешь по ушам. От Создателя
- Постой, – не удержался самый въедливый. – А зачем же вы тогда делите - «с точки зрения морали или прагматизма»?
- А просто мораль не все правильно понимают. Что ни эпоха – новый взгляд! Разделили эти два понятия, развели их по углам – вот и не могут концы с концами свести
- А если их соединить, тогда
- Ладно, хватить тут философию разводить! - решительно заявила гепарда. - Поищем ещё чуток. Пока не стемнело
Они вновь забрались на склон и стали осматривать речной обрыв дюйм за дюймом. Сиреневого свечения никто не ожидал - не полдень же сейчас - но по идее запах в ТОЙ пещере должен быть иной. Не затхлый, как в ограниченном пространстве, а какой-нибудь сквознячок. Раз туннель, должна быть тяга - пусть не на манер аэродинамической трубы, но всё же И вообще запах должен быть нездешний. Чужеродный он должен быть! Однако все встреченные лазы были именно затхлые - не почуять этого мог лишь человек с его более чем убогим обонянием.
Меж тем сумерки не замедлили явиться. Весной их долго ждать не приходится – это вам не июнь с его семнадцатичасовым световым периодом!
- Закругляемся! – решительно сказали гепарды. – Хорошего понемногу!
- И вообще надоело, - вздохнула одна из них. – А завтра с утра ещё и на лекции
- А мы слышали – преподы сами к вам на дом являются, - заметил Третий.
- От кого это вы слышали, блин? Хотя, конечно, иногда бывает Но не часто!
- Всё равно сачки! – фыркнул неугомонный козлёнок. – Пользуетесь положением.
- А кто бы на нашем месте не воспользовался? Другие и совсем бы из дому не вылазили. Вот вы, например!
- Нам этот универ ни к чему! Только запутает всё окончательно!
- Значит, это вы сачки – лень мозгами шевелить!
И тут их ноздри уловили необычный аромат. Нечто пряное и манящее
- Эврика! – возопила как минимум половина компании и направила носы в сторону источника запаха. Человечье слово было сейчас исключительно уместно, ибо лаз темнел в каких-ни-будь двух шагах от наших искателей.


· Ситуёвина девятнадцатая
·
{ тау }
О тех, кого приручили
Драконье яйцо было размером с хороший валун, поросший мхом - вот только посидеть на нём как-то не тянуло. Скорлупа яйца имела лёгкий сизовато-перламутровый оттенок и была чуть тёплой на ощупь. В глубокой тени, между прочим
Лань осторожно погладила её копытцем и покосилась глазом на небо: не летит ли маман на место постоянного базирования. Это было б весьма прикольно! Но маман не летела – то ли баранчика на завтрак искала, то ли к соседке в гости наведывалась. Посплетничать Правда, насчёт баранчика это вряд ли - она питалась всего неделю назад, а фигуру надо беречь. А что касается посплетничать, так ближайшая соседка в трёх днях лёту. Не бросать же нерождённое дитя без присмотра – на такое только человеки способны. Значит, были у неё какие-то иные резоны, недраконьему пониманию недоступные
Лань осмелела и тихонько постучала по скорлупе копытцем:
- Эй, малыш, как ты там? Не скучаешь?
И словно в ответ изнутри по скорлупе ударили. Тюк! - зазмеилась по перламутру чуть заметная извилистая трещина. Тюк-тюк! - трещина стала длиннее и глубже. Тюк-тюк-тюк!..
- Ой, мама! - тихонько сказала принцесса Лань. Имея в виду, очевидно, не драконью Слухи про счастливчиков реализовались прямо на глазах - внушая при этом солидные опасения. Ну а как же без них? В этой жизни скучать не приходится
Скорлупа по краям трещины дрогнула и пошла в стороны, как лепестки розового бутона. Только были эти «лепестки» в ладонь толщиной. В хорошую ладонь Потом они откололись от общего массива и плавно заскользили по яичному боку вниз. Из образовавшейся бреши показалась небольшая тёмно-зелёная головка на длинной змееподобной шее.
- Та-ак, приехали, - растерянно сказала Лань. Других слов у неё не нашлось.
- Ва-ва-ва, - заявила головка, глядя бусинками глаз на принцессу.
- Что «ва-ва-ва»? Ты членораздельно говорить можешь? Хотя откуда
- Ма-ма, - вполне членораздельно сказала головка, идя навстречу пожеланиям трудящихся. Неизвестно, кто её этому учил. Возможно, просто генетическая память. Хотя бы на уровне некоторых базовых навыков
- Я не твоя мама, - сказала принцесса, подобно герою одного старого анекдота. – Я просто гуляла тут. Понял? Просто гуляла!
- Ма-ма, - настойчиво повторил оппонент. Он оказался весьма упёртым, как и полагается всякому уважающему себя дракону. Возражений просто не принимал – даже по четвергам
- Ну что всё заладил: мама да мама? А прилетит настоящая – что она скажет? Сожрёт ведь самозванку, то бишь меня. Жалеть потом не будешь?
- Есть хочу! – заявил новорожденный. – Еды дай!
- Вот так номер! И какое же у тебя меню? Надеюсь, не молодые симпатичные лани?
- Дай тростника, - уточнил свои пожелания дракончик.
- Ух ты, а ты у нас, оказывается, вегетарианец! Или это только на первых порах? – Она торопливо огляделась и заметила невдалеке нечто, напоминающее заказ. Пришлось вставать и идти на промысел, изображая няньку-кормилицу.
Вернулась с охапкой растительности, бормоча под нос: «Заяц, заяц, голова - вместо мяса ест дрова!» На зайца дракон походил мало, просто припомнился людской мультик, когда зайчо-нок угостил щенка веточкой, а тот в ответ выдал сей «шедевр». По пути она заглянула за край каменистой насыпи, почувствовала лёгкое головокружение и искренне удивилась: и как это её ухитрилось сюда занести? Пропасть казалась поистине бездонной - как наглость большевиков! Про большевиков она читала в справочной литературе по человековеденью - в разделе «Некоторые аберрации людской психики». Раздел её потряс - как, впрочем, и пропасть.
Дракончик с аппетитом схрумал принесённое и глянул вопросительно. Лань изумилась:
- Ну ты и обжора! Не успел родиться, а уже экологический баланс нарушаешь.
- Ба-ланс? – по слогам произнёс «обжора».
- Вот именно! Съешь всю зелень в округе – будет пустыня. Никто бегать, летать и ползать не будет. Заскучаешь тогда, дружок!
Дракончик встряхнулся, как пёс – во все стороны полетели осколки скорлупы. Встал на свои кривоватые лапы, покачнулся, выпустил когти, увеличивая сцепление с грунтом. Приподнял крылья, хлопнул ими над головой – Лань обдало потоком воздуха.
- Давай без аплодисментов! – сказала принцесса. – Куда тебе ещё летать? Рано!
- Хочу летать, - решительно заявил рептилий. – Хочу!
- Но я же не смогу научить тебя – я ведь не летаю.
- Я сам научусь, - сказал дракончик. – Прямо сейчас
- Погоди, мы тебе ещё имя не выбрали! Что за полёты без имени?
- Выбери! – последовал ответ. – Ты знаешь много.
- Ну, спасибо за доверие. Сейчас что-нибудь придумаем.
- Не хочу что-нибудь! Хочу самое красивое!
- Самых красивых много, а тебе нужно одно-единственное.
Дракон поглядел на неё с надеждой. Вздохнул совсем по-человечески.
- Огонёк Огонь Нет, Пламень! Хотя лучше Люцифер – в смысле, Светоносный.
- Мне нравится, - признался крылатый. – Звучит в обоих форматах.
- Ещё бы тебе не нравилось, когда так самого дьявола звали!
- А кто это такой? В первый раз слышу
- Ты сейчас всё в первый раз слышишь! - усмехнулась Лань. - А дьявол - это главный злодей в людской мифологии.
- Значит, я буду тёзкой главного злодея! Просто класс!
- Хотя, знаешь, самые большие злодейства одна книжка Создателю приписывает.
- Как это? – изумился рептилий. Даже на хвост присел.
- А вот так! ОНА их не злодействами именует, а славными деяниями. Но это уже на совести человеков – пусть Создатель сам с ними разбирается.
- А я Ему помогу! – обрадовался дракончик.
- Как же ты Ему поможешь? Он в ином измерении – нематериальном. Да и хватает у Него помощников: всякие херувимы, серафимы, ангелы, архангелы
Дракончик ещё раз хлопнул крыльями и вдруг оторвался от земли. Завис над нею в полуметре, словно на воздушной подушке. Крылья при этом у него почти не работали – разве что так, самую малость
- Летим куда-нибудь, - предложил он, с обожанием глядя на принцессу.
- Если до Среднелесья дотянешь, сгоняем к гепардам. Славные пацанки - мои ровесницы.
- Познакомишь? – оживился дракончик.
- О, сразу видно мужскую натуру! – фыркнула Лань. - Не успел из яйца вылезти - и с ходу подружками обзаводиться.
- Так я же просто для расширения кругозора, - смутился крылатый.
- Ты их можешь напугать – вон у тебя какой вид! Грозный
- А то! – дракончик гордо расправил крылья. – Я такой.
- Мы издалека на них посмотрим, со стороны. И книжку ту нехорошую я им тоже прихвачу - пусть и они свой кругозор расширяют. Им полезно.
- А где книжка? – спросил дракоша.
- В дворцовой библиотеке. Я мигом сгоняю и принесу. Нет-нет, со мной не надо – всех на уши поставишь!
Дракончик засопел обиженно и отвернулся. Лань похлопала его по чешуе, ободряя.
Слово своё принцесса держала - сказала «мигом», значит мигом. Ну, почти мигом... Дитёнок даже соскучиться не успел - сидел и жевал очередную порцию тростника, коя была принесена для стимуляции ожидания. Увидел толстенный фолиант в кожаном переплёте, ахнул и едва бедный не поперхнулся.
- Ну, чего ты дёргаешься? - удивилась Лань, похлопав по обложке. - Кожа ведь - не чешуя!
На этот раз дракончик поперхнулся наверняка хлопать пришлось не по обложке, а по хребту. Рептилий долго откашливался и сопел.
- Ну что ты, как маленький! - укоризненно сказала Лань и смутилась. Дитёнок действительно был маленький. Для своего вида, разумеется...
- Ты, кажется, хотел слетать со мной к соседям? - спросила она, уводя общение в иную плоскость. Дракончик ещё раз кашлянул и кивнул согласно. Ага, мол, ещё как хотел!
- Так в чём же дело? - бодро спросила Лань, взбираясь на крутой драконий хребет и устраиваясь там меж двух шипов, как меж двух верблюжьих горбов. Честно говоря, она не испытывала полной уверенности, что у новорожденного хватит сил добраться до цели. Хотя кто их знает, этих рептилий? Вот какой броненосец здоровенный! В крайнем случае, сделает промежуточную остановку перекурит. Или пару остановок сделает...
- Направление? - коротко спросил дракончик, скосив в её сторону свой миндалевидный глаз. Он и так излишней разговорчивостью не отличался, а в полёте и совсем стал лаконичным. Очевидно, берёг силы на всякий пожарный...
Лань указала копытцем приблизительный курс и ухмыльнулась, вспомнив героя людского фольклора Ваню Сусанина: «- Куда ты завёл, старикашка проклятый? - Идите вы на фиг - я сам заблудился!» М-да, заблудиться в Лесу - на такое способны только двуногие... А над Лесом? Вон он внизу словно огромная карта! Полжизни не жалко отдать за такое зрелище!
Ветер свистел в ушах, холодил шкуру, и невольно подумалось: а если этому динозавру вздумается нарастить скорость? Хотя бы из чисто мужского бахвальства... Бр-р-р!
Быстро поползла навстречу голубая дуга какой-то реки. А впрочем, почему какой-то? Пограничной, блин, порубежной! Интересно, дозорные смотрят в небо хотя бы изредка? Вот будет хохма, если появится очередная легенда о крылатых чудовищах. Причём кем-то прирученных...
Лань ещё не знала, что легенд на сей раз не возникнет, что это дело далёкого будущего, а пока она просто опустится над Тёмным бором и, обеспечив крылатого подножным кормом, пехом отправится в резиденцию Гепарда. Подумаешь, пара-тройка километров - и не столько хаживали! Повздорит с бдительной охраной резиденции, встретит - чисто случайно! - госпожу заведующую ДОУ № 21 и узнает у неё, что девочки на занятиях в универе и будут только часа через три, а то и позже, и оставит ей библиотечный фолиант под честное слово, что тот будет вручён адресатам. Только сперва сама она ознакомится с содержанием, а то вдруг у сестёр времени не окажется на читку такого здоровенного монстра. Даже скорее всего не окажется! Универ - это вам не курсы кройки и шитья, это штука серьёзная, требующая больших временных затрат. А так она просто изложит им краткий обзор компендиум, так сказать и пусть они сами решают, стоит ли погружаться в дебри людской теологии. У людей весьма своеобразное представление о Создателе, перевёрнутое с ног на голову. С подобной трактовкой Лань не сможет не согласиться, проникнется уважением к собеседнице и поспешит к своему «транспорту», изнывающему от нетерпения. Если бы не он, можно было бы немного подзадержаться на сопредельной территории, пообщаться со среднелесцами, попытаться объяснить охране, что её местные правила и ограничения не касаются - она совсем из другой оперы, понимаете ли! Хотя дома и так, наверно, переполох - куда там подевалась наша красавица? То ли похитили её разбойники и потребуют выкуп, то ли сама нашла жениха и смылась с ним подальше от дворца и его затхлых ритуалов... Истинная версия происшедшего вряд ли кому придёт в голову, что, впрочем, и к лучшему - только инфарктов при дворе не хватало!
Однако всё это будет впереди, а пока свист воздушной стихии, пронзительная голубизна над головой и пьянящее чувство полёта. Только бы он длился подольше, желательно вечность!


· Ситуёвина двадцатая
·
{ ипсилон }
Лесной Завет
И вновь искры стремились в ночное небо, словно их туда притягивало. И лица у костра - если всмотреться в колыхание света и теней - были те же, что и пару ситуёвин назад. Только у госпожи Куницы в лапах наличествовал какой-то толстенный фолиант. Дюже толстенный! И украшали его переплёт не привычные лесные руны, а забавные буквицы человеческого письма. Напоминающие суетливых крапчатых муравьёв
Девичьи посиделки, или как сейчас говорят - тусовка - имели место быть через пару недель после предыдущего мероприятия сего рода. Понравился народу его декор, сам настрой понравился. А тут ещё книжка занятная подвернулась. Госпожа Куница с той книжкой малость ознакомилась и обещала почтенной публике массу незабываемых впечатлений от её содержания. Я, мол, вам кратенький обзор произведу - обалдеете, челюсти поуроните и долго потом искать будете. Такая «охренея», блин! Заинтриговала, словом
И вот теперь публика ожидала обещанного ЭПАТЭ на грани фола, как изволила выразиться наша докладчица. Хлеба лесному зверью хватало, а вот зрелищ Не считать же таковыми людские шоу и боевики по «ящику» - крыша съедет и скажет, что так оно и было.
Г.К. мастерски держала паузу, растягивая её, как пружину, но тут Ласка не выдержала:
- Поведай, о Шахерезада, чем ты решила добить нас сегодня?
Куница обиженно взглянула на подругу: зачем, мол, аншлаг мне портишь? Портить я и са-ма умею - и даже не хуже тебя!
Кто-то из козлят тихонько хихикнул. Куница стрельнула взглядом в его сторону и махнула лапкой. – Ладно, чего уж там? Приступаю к докладу, господа! Значит, по-людски это Ветхий Завет плюс Новый, то бишь Библия с Евангелием в качестве бонуса. У людей сие, как ни странно, почитается святыми книгами. Я пыталась найти в них хоть искорку святости и, увы, таковой не обнаружила. Абсолютно!
- А, может, у Вас с людьми разные понятия о святости? – поинтересовалась Катя.
- Не спорю. Только если считать святыми здешние сентенции, - она хлопнула лапой по об-ложке, - получится явно неадекватная картина. И даже более чем неадекватная
- Неадекватная чему? – решила уточнить Маша.
- Системе мироздания, основанной на здравом смысле. Едином, кстати, и для них, и для нас. Хотите детальное подтверждение моим словам?
- Хотим, если не прогонят, - из темноты в свет шагнула Гиена.
- Какие звери - и без конвоя! – фыркнул старший из козлят.
- Мерси за комплимент! – шутливо поклонялась Гиена. – Так ЧТО насчёт мироздания?
- На месте пока, - усмехнулась Куница. – Выдержало даже людскую трактовку!
- Устойчивое, зараза! - согласилась гостья, подсаживаясь ближе к костру.
С полчаса госпожа заведующая ДОУ № 21 распространялась о сотворении мира и об истории «богоизвранного» народа, который творил разные безобразия и активно отбрехивался: «Это не мы, блин - это Господь нам так велел!» Господь почему-то не возражал, предпочитая дезориентировать мировую общественность. Хотя скорее всего он был возмущён таким поклёпом, метал громы и молнии, но Книга о его репликах скромно умалчивает. А что вы хотите? Забыли, кем писаны её страницы? Ага, та самая шестая графа, которую к прискорбию убрали - по просьбе родного масонства, очевидно.
Господа Иезикиль, Иеремия и прочие их сотоварищи объясняли гоям из ближнего зарубежья, что лишь они одни знают истину - поскольку её им по большому секрету сообщил Творец. На ушко во сне, но тс-с-с!
Куница прокашлялась - она не привыкла так долго говорить. Даже на собраниях родительского комитета в родном садике
- Не бойтесь чумы, не бойтесь тюрьмы, не бойтесь мора и глада, - прочла по памяти госпожа Ласка. – А бойтесь того, кто к вам подойдёт и скажет: я знаю, как надо!
- Александр Галич, - сообщила народу гепарда Маша. - Один из немногих людских поэтов - НОРМАЛЬНЫХ!
- За что и пострадал, - коротко добавила её сестра.
- Прямо, как у нас при Бровастом Ягуаре, - заметила Гиена. – Один к одному
- А с кого мы, по-вашему, всю эту дурь копировали? - фыркнула Куница. - То-то же
- А уж их-то отшельники и прочие святые старцы были почище любого маньяка. - продолжала она. – Попробуй задень такого и мигом на шашлык пойдёшь!
- Да ну! - дружно не поверила публика. Куница нашла нужную закладку и, слегка запинаясь, стала читать человечьи буквицы. Картина складывалась до того невероятная, что народ на миг лишился дара речи. Некий Елисей - дери его лихоманка - выполз из лесу и попал под обстрел оравы мальчишек. Пока они орали ему: «Плешивый-плешивый!», он ещё кое-как терпел – видимо, изображал крайнее смирение. Но когда в плешь ему полетели первые камни, старец мигом окрысился и свистнул группе поддержки. В итоге сорок два ребятёнка были разодраны в клочья бешеной медведицей - в назидание прочей детворе. Медведице было по фигу - как солдатам Вермахта в сорок первом. Раз фюрер Елисей велел, чего долго думать? Пусть лошади думают - у них башка большая!
А самое потрясное - это реакция христиан на сие непотребство, - ухмыльнулась Куница. - Вы не поверите мне, но они до сих пор считают, что Господь таким макаром преподал урок родителям. Следите лучше за своими чадами, а то в момент обесчадите!
- Массаракш! - тихонько пробормотал Третий. - Фредди Крюгер отдыхает
- Они вообще из кожи вон лезли, пытаясь вылепить из Творца образ этакого СУПЕРМОНСТРА! – У Куницы вновь перехватило голос – от избытка чувств, очевидно. - Представляете, идут они в поход под лозунгом «Got mit Uns!» (что-то наподобие: «С нами сила Господня»), берут штурмом мирный городок, вырезают всё население под корень - и детей, и стариков, и женщин
- А женщин-то почему? – не понял младший козлёнок.
- Тебе только про женщин неясно? – хмыкнул Старший. – Остальных не жало, да?
- Дело не в моей, блин, жалости! Детишек они и своих медведице скармливали - чего чужих щадить! Со старцами тоже понятно – не оказалось среди них отшельников, значит, такие старцы нам не нужны! А к женщинам какие претензии? Простые домохозяйки и не более того!
- Так ОНИ ж растили новое поколение местных, а те выросли бы и устроили вендетту за убиенных отцов и братьев! На кой нам такие мамаши? Ликвидировать общим списком!
- Ну и ужастики! – покачал головой Пятый. – А мы ахаем от штатовских боевичков!
- Это только присказка, - загадочно молвила Куница. - Самое любопытное было дальше. Слушайте! Возвращаются они из похода, гордые своими успехами, а Господь им: «Ну что, братцы-кролики, напортачили? Щас будем вас мал-мал наказывать!»
- Наконец-то! – обрадовано потёрла лапки госпожа Ласка.
- Ага, подруга, не с той стороны смотришь?
- Как это не с той? Ты же сама сказала: «напортачили»!
- Напортачили – значит, чуток недорезали. Скот пожалели, видите ли А Господь велел им и скот под нож. Чтобы никого и ничего живого ни одного свидетеля
- Не мог Господь такого велеть! – горячо возразила Ласка.
- Ясное дело - не мог. Он же не садист какой-то! Зато какое мощное прикрытие, а? Их на Нюрнбергский процесс, а они: «Претензии ко Всевышнему! Мы - рядовые исполнители».
- Кажись, у этой истории ещё один уровень, - хмыкнула Гиена. – Нутром чую!
- Правильно чуете, - одобрительно кивнула Куница. – Причём самый существенный
- Да куда уж существеннее! – возмутилась Ласка. – Массовый геноцид населения, попытка перевести стрелку на Творца! С лихвой хватит, чтобы до конца Вечности не отмыться
- Так Гитлер с них пример и брал! – хихикнул младший. – Только технически доработал
- А на Всевышнего не свалил! – заметила Куница. - Не верил в Него, видите ли
- Лучше уж совсем не верить, чем свои подлости ЕМУ приписывать!
- А человеки не посчитали это подлостью! То есть у Адольфа посчитали, раз по своей инициативе, а у иудеев – нет. Как же - инспирировано свыше!
- Вы хотите сказать, что они поверили во весь этот бред? Мол, Господь Всеблагой и Всемилостивый отдаёт людоедские приказы и сам же контролирует их исполнение...
- Ну да! У него, дескать, свои резоны, нам - простым смертным - непонятные. Тра-ля, ля-ля и всё такое прочее
- А если бы ТАМ написали, что Он ел младенцев, обгладывал косточки и пил кровь?
- И это бы приняли всерьёз. Высшие резоны, массаракш!
- Дурдом! Полный дурдом
- А Всемирный потоп? Всех зверей под воду, от каждого вида по одной паре - на развод - и хватит! ПО ОДНОЙ – считай, что практически всем кирдык! Причём за людские грехи
- Да, размах вселенский! - едко ухмыльнулась Гиена. - Не приведи бог под таким Творцом жить!
- Да не может Он быть ТАКИМ – по определению! – воскликнула Куница. - А то, что написано в этой самой безбожной книге Это для фанатиков и прочих сатанистов
- А Новый завет? – спросила Ласка. – Это уже истоки христианства – я права?
- Учение новое - корни старые, - вздохнула Куница. - Блаженны нищие духом, ибо их есть царство небесное. Классно заформулировално а?
- Нищие духом - это умственно убогие что ли? Которые «ку-ку»
- А то? Вспомните, кого на Руси юродивыми считали и как к ним относились? А храм Василия Блаженного? Прониклись идеей, а?
- Правильно, только нищий духом поверит в попытки пририсовать Богу рога и копыта! И примет их
- Возлюби врага своего и подставь ему другую щёку! – гремела обличительница.
- Зачём щёку?
- Да уж не для поцелуя! Рабы божьи А раб должен сносить побои со смирением, иначе какой же он раб! Раб должен лобызать бьющую его руку и умиляться
- Но ведь рабы нужны только полному дерьму! Тем же ичкерам, которые русских в ямах держат. А Бога причислять к рабовладельцам Это, хм, плевок в его сторону!
- Ещё какой! А любить врага – разве не классный прикол?
- Ну-у-у
- А вы подумайте немного. Человек неотделим от своих поступков - они часть его личности, поскольку эту личность формируют. То есть не получится, что суп отдельно, а мухи отдельно. И если ты любишь того, кому в кайф об тебя ноги вытирать - и об твоих ближних, само собой - значит, тебе любы и все его действия. И ты полностью их одобряешь и принимаешь. И сам ты такой же, массаракш! Вот что значит призыв возлюбить врага своего!
- А если ты садомазохист и тебе подобное в кайф? - хихикнул Четвёртый.
- Мы о нормальных говорим, а не о нищих духом, - возразила Куница. – Как по-вашему, мог Сын Божий нести такую ахинею или нет?
- Не мог, - замотали головами козлята, – если Он умнее прочих, если Он - Первый!
- Ага, если это ахинеей считать, как и должно быть, то не мог. А ежель притвориться, что полагаешь сие Высшей Истиной, тогда - Куница вздохнула и замолкла.
Костёр догорал, рубиново тлели угли в центре поляны, пахло палёной древесиной. Народ глядел на эту картину и размышлял о сегодняшней тусовке. Людские богословы просто удавились бы от злости, услышь они хоть малую часть ныне сказанного. Правда, она всегда глаза колет, поскольку нелицеприятна. Начинаешь извлекать её на свет божий - мигом забываешь, что хотел отдохнуть, поприкалываться и всё такое прочее. Увы, мон шер, увы


· Ситуёвина двадцать первая
·
{ фи }
Любимое существо
Действительно «фи», если разобраться! Ещё и какое «фи»! Обалденное Не обманули господина регента его нехорошие предчувствия. Хорошие, может, и обманули бы, а плохие - извини, подвинься! На то они и плохие, чтоб непременно сбываться. Почему, спросите? Ха! И ещё раз ха!
Мир так устроен: неинтересно ему, ежель всё гладко, подавай ему непременно всяко-раз-ные казусы! Дабы скукой и близко не пахло И не надо, массаракш, возмущаться попусту! Не я его, этот мир, проектировал, не я создавал, и все претензии - пардон - не ко мне.
Читатель может возразить: дескать, мир - это одно, а сказка - совсем другое. И в ней Автор - полноправный творец. Со всеми вытекающими из данного постулата последствиями. И значит, нечего на КОГО-ТО там кивать. Так-то оно так, спорить не буду! Но ведь в приличной сказке всё должно быть по правде, кроме разве что антуража. А иначе это уже не сказка, а репортаж с заседания Госдумы. Или встреча господина президента со своим премьером - на предмет обсуждения дальнейших действий
Я мог бы взять эпиграфом к сей повести фразу: «Клянусь говорить правду, одну только правду и ничего, кроме правды», и это было бы уместно. Но, во-первых, подобный эпиграф мною уже использован - этак четверть века тому назад. И что из того, что та вещь пошла в стол, а потом и вообще куда-то пропала? В моей памяти она реально существует. Да и не стоит сейчас брать эпиграфы из штатовской жизни – нехорошо это, неприлично!
А что касается господина регента, так не виноват он, что не смог упредить ситуацию. И кто бы смог? Слишком много неучтённых факторов. Всяких переменных, как говорят те, кто за-нимается моделированием.
Лесная принцесса умела находить приключения на свою хм, голову. Правда, до сей поры они носили сравнительно безобидный характер и мировыми катаклизмами не угрожали. Ни ей самой, ни королевству Но в принципе это дело поправимое - молодёжь растёт, набирается опыта, раздвигает горизонты, и масштабы событий соответственно расширяются. Как говорится: «большому кораблю - большую мину».
Дело в том, что одна из подруг принцессы по играм, а именно - небезызвестная нам Серна - давно уже поглядывала на Лань как-то странно. Нетрадиционно, я бы сказал... И однажды прямо заявила Их Светлейшеству. - А давай я буду твоим парнем? Ну, или ты моим...
- Интересная мысль! - задумчиво протянула принцесса. - А в чём это конкретно будет выражаться? По пунктам, желательно...
- Если бы я сама знала... - неуверенно протянула Серна.
- А какого ж массаракша тогда все эти разговоры? - недовольно поморщилось ИСС.
- Да смотрю, как ты напрягаешься из-за всякой ерунды, и просто жалко становится!
- Ты полагаешь это ерундой? - сморщила носик Лань.
- Ну-у-у, не то чтоб совсем ерундой... Но если на людские передачи ориентироваться...
- Да ты что, совсем с катушек съехала?! Кто же на них ориентируется?
- Но ты же их книги читаешь!
- Книги писались преимущественно в прежние времена, когда люди поумнее были. И когда умели чувствовать сердцем, а не... гм, другим местом.
- А почему бы и нам не попробовать другим местом? Для разнообразия...
- А ты умеешь, подруга?
- Откуда, блин?!
- Вот и я тоже. Не у этих же потомков макак учиться - у них физиология совсем иная! Да и брешут они в своих фильмах - нутром чую, что брешут! То ли приукрашают, то ли наоборот опошляют. Скорее всего и то, и другое разом...
- А давай попробуем разобраться, что есть любовь! По пунктам, как ты выражаешься
- Давай! Ну, во-первых, чтобы с любимым человеком было интересно общаться. Наличествует?
- Да вроде бы так.
- Хорошо, один пункт есть. Далее – чтобы хотелось его снова увидеть Хочется?
- Ну-у-у, вообще-то хочется
- Точно, Ваше Светлейшество?
- Если честно, то да!
Принцесса глянула на Серну и ухмыльнулась. - Ох и цепкая же ты, подруга! Прямо отец-дознаватель из Святой Инквизиции
- Ха, сравненьице! Тебе вредно исторические книжки читать
- А книжки вообще вредно читать, если из них не те выводы делаешь. Прочитал про Герострата, например, и думаешь: «А не попробовать ли и мне?» Но я-то ТЕ выводы делаю! Всегда.
- Ты уверена?
- А как же! Я Наследная Принцесса - мне ошибаться противопоказано по роду деятельности. Чревато, знаете ли
- Ну-ну Пока что за тебя господин регент отдувается. Ему все шишки, а тебе – пироги да пышки!
- Слушай, тебе не кажется, что нас куда-то не туда занесло? В сторону свары
- А то! Милые бранятся - только тешатся, - и обе подруги весело расхохотались.
- Ладно, и что мы будем делать в таком случае? – спросила Серна.
- Сбежим из дому, как и полагается идеальным любовникам! - фыркнула Лань.
- Ага, а разгневанные предки будут гнаться по пятам и грозить всяческими карами.
- Мои предки, знаешь ли, несколько того
- Ой, прости, твоё светлейшество - я как-то запамятовала!
- Вот именно, - сказала Лань сухо. – Мне тоже так кажется.
- Тогда гнаться будут мои предки. а с твоей стороны – господин регент со товарищи.
- Не приведи господь таких ужасов – я про регента. Уж лучше Святая Инквизиция!
- Святая Инквизиция тоже «несколько того»! - заметила Серна. - Причём лет за триста до твоих предков и предков твоих предков Полный плюсквамперфект, короче!
- Это несколько утешает. Но я бы всё равно предпочла без господина регента. Может, обвинить его в государственной измене и бросить в темницу?
- А улики? Сейчас, увы, не Средневековье
- Ладно, тогда хоть помечтаем – мечтать не вредно.
- Мечтательница, блин Хорошо, тогда давай шокируем местное общество!
- А как это? – заинтересованно спросила принцесса.
- Элементарно, ма шер! – Она обняла Лань за шею и шепнула ей на ухо. - Сейчас пойдём вот так по дворцу и хором споём что-нибудь про любовь. Какую-нибудь балладу
- Я не помню ни одной, - призналась принцесса. – По крайней мере, дальше первых двух строчек. Они такие немодерновые: ни ритма, ни приколов!
- Так это же Ренессанс – золотая пора цивилизации!
- Вот именно И к тому же все просто решат, что мы наклюкались и буйствуем.
- Тогда не будем ничего петь! - сказала Серна тоном, крайне напоминающим тон господина Медведя перед инаугурацией («Тогда не будем никого никуда посылать!»)
- Я вообще петь не люблю, - капризно заявила Лань. – Потому что не умею
- Бедная ты моя, - насмешливо протянула подруга.
- О - уже твоя! – хихикнула Лань. – А бракосочетание было? Что-то я не припомню
- Потому что девичья память, - подначила её Серна. – Засиделась в девках, однако.
- Ладно, замнём для ясности. А что мы всё-таки можем перенять из арсенала человеков?
- Наверно, поцелуи Это вполне невинное занятие - мама свою кроху тоже целует.
- Тогда давай тренироваться, подруга! Или друг?..
- Мне как-то без разницы, честное слово!
- Мне тоже - был бы человек хороший. Тьфу ты, и это, кажись, из человечьего репертуара!
- Да, у нас подобной идиомы нет. Увы и ах!
- Прискорбно, однако - согласилась Лань.
Минут пятнадцать они подобным образом тренировались. Потом им это прискучило и они стали придумывать очередной прикол. Прикол придумываться не желал, особенно после последних занятий, которые оказались довольно-таки занятными. Заводными, можно сказать
- Наследника как назовём? – спросила принцесса, слегка отдышавшись.
- У нас не может быть совместных детей, - вздохнула Серна.
- Тьфу ты, я и забыла! А человечья наука ничего придумать не может?
- Слаба у неё кишка против природы!
- Да уж, Создатель постарался! Он, кстати, осуждает однополые браки.
- Это в человечьей трактовке. А человеки ему столько всего приписали!
- Если даже и не осуждает, то не приветствует. Чисто прагматически
- Да, в прагматическом аспекте - это бессмыслица. Ибо не способствует воспроизведению потомства.
- Любовь тоже не способствует. Детей можно делать и безо всяких любовных томлений. А которые там вздохи и ахи – это уже необязательный бонус.
- Но с ним всё-таки приятнее, согласись.
- Не буду спорить, но и соглашаться тоже. Ладно, давай всё-таки определимся: кто из нас – друг, а кто – подруга.
- А если по чётным числам – ты, а по нечётным – я. Или наоборот
- Как чукча? По чётным – академиком, а по нечётным – олешек пасти
Они немного посмеялись и вновь посерьёзнели. Кто же знал, что подобная затея принесёт с собой столько проблем? Хотя, конечно, с проблемами жить не так скучно!
- А давай ещё книги полистаем – вдруг да найдём какую подсказку?
- Я уже всю библиотеку перевернула, - вздохнула Лань.
- Когда же ты успела? Там тысячи фолиантов!
- Так я не один месяц старалась.
- И всё равно
- А я по диагонали, знаешь ли. Есть метод ускоренного чтения – вот я его в процессе поисков и отрабатывала.
- Хватило же тебе терпения, однако!
- Наследная принцесса должна обладать ангельским терпением и дьявольской настойчивостью. Иначе какая же это принцесса – так, одно название.
- А может, кроме шуток сбежим? На кой тебе работа с такими требованиями?
- Да? И буду потом совестью мучиться, что кто-то на моём месте не справляется, как надо.
- Вообще-то ты права. А если ещё Среднелесье лапу наложит, совсем весело будет!
- Они могут. Увидят, что с преемственностью власти проблемы - ну и поспешат посодействовать! А если учесть, что сейчас там Медведь, то скорее всего так и будет. Гепард, тот мог и промолчать, не обратить внимания, а этот прёт, так танк. Напролом
Подруги грустно помолчали. Потом до них дошло, что разговор с любви незаметно перескользнул на политику и обе они фыркнули.
- Читала я одну человечью книжку, - сказала принцесса. - «Вам и не снилось» называется. Там школяры-старшеклассники жаловались, что в литературе нынче любовь с примесями в виде лесосплава. А у нас даже не лесосплав, а гораздо хуже! Престолонаследие, блин, прожорливые соседи и прочая лабуда
- Ничего, - успокоила её Серна. – Любовь поможет преодолеть все преграды!
- И создать кучу новых, - усмехнулась Наследная.


· Ситуёвина двадцать вторая
·
{ фи-штрих }
Мнение мировой общественности
В виде исключения Автор решил продублировать сию букву – не потому, что она ему так уж сильно понравилась, а просто по ходу рассказа выяснилось, что в формат греческого алфавита не уложиться. Двадцать пять выходит, а не двадцать четыре! Ситуёвины, разумеется Да и просто не хочется свёртывать любопытный поворот сюжета. Хоть немного бы по нему прогуляться, поглядеть, куда он может завести!
Пока что он завёл нас во дворец Наследной. Ну да, ей по штату полагается личный дворец, как дворнику личная метла, например. Когда Их Светлейшество получит определение в ви-де слова Королевское - Ваше Королевское Светлейшество – тогда ей будет невместно обретаться в сих хоромах, тогда ей другое бунгало подберут. А пока
Пока ИСС пряталось за шторкой в боковой галерее дворца и подслушивало разговор стар-ших. Несколько того не по рангу? Не спорю! Но что делать, если самое интересное предпочитают говорить в её отсутствие - мол, маленькая ещё для таких разговоров - а знать-то ох как хочется! Даже больше, чем летать на драконе
Короче, позиция для подслушивания была исключительно удобная – сама располагала к сему нехорошему занятию – и никаких подслушивающих устройств не требовалось. Пусть ими человеки балуются, а у нас подслушка традиционная, как во времена отцов и дедов - ухами.
- Да ну, не могла наша девочка до подобного опуститься! - горячо восклицал библиотекарь. То, что он осмелился возражать второму лицу в королевстве - да ещё так энергично - произвело на Лань впечатление. А кстати, до чего она там опустилась? За-а-анятненько
Принцесса затаила дыхание, боясь пропустить хоть слово и жалея, что нет под боком ни одного стенографа - пусть даже самого завалящегося.
- Моя агентура ошибаться не может - сам их в штат подбирал! - фыркнул господин регент.
- Но не из моих же книг - мотнул головой библиотекарь, словно отгоняя овода. – Там ни слова про эту однополую гадость! А вот TV – другое дело. Помойка какая-то
Ах, вот в чём, оказывается, дело, массаракш! Наш библиотекарь опасается обвинений в профнепригодности и посему рискнул показать зубы. Ну ясно - из двух зол выбирает меньшее. И кстати - может, эти два деятеля проболтаются, в чём фишка с сей специфической любовью? А то стыдно быть такой отсталой – не знать того, что известно каждому взрослому.
Пыльная штора болталась перед самым носом и Лань, наглотавшись её пыли, едва не чихнула. Спешно зажала и рот, и нос, и иронично подумала: «Вот пусть теперь кто-нибудь скажет, что подслушивание - непыльная работёнка! Прогоню олуха из дворца!»
И, словно уловив её мысли из предыдущего абзаца, библиотекарь хмыкнул:
- Я одного понять не могу: даже если откинуть в сторону вопросы морали, почему никто не разъяснил ей прежде, что это негигиенично и неэстетично?
- Ну, насчёт неэстетичности я бы поспорил, - ухмыльнулся господин регент и весьма неприятно осклабился. – Это когда мужик с мужиком, а когда баба с бабой - иной коленкор
- И здесь тоже не вижу особой красоты! – возразил библиотекарь.
- Это всё от нашего мужского эгоизма, - хмыкнул референт. – Мол, самим баб не хватает, а эти стервы ещё и нас за скобки выводят! Обидно, да?
- Бог с ними, со скобками! - махнул лапой библиотекарь. - Хотя Вам всё шуточки да шуточки, блин! А вот что мы с широкой общественностью будем делать? От неё так просто не отмахнёшься.
- Почему не отмахнёшься? Ещё как отмахнёшься!
- Да? Числом задавят!
- У нас, слава богу, не демократия! У нас нормальный режим.
- А всё-таки? Нам лишние шорохи не к чему.
- Да какая нам разница, что будут болтать все эти лавочники и бакалейщики? Поболтают и перестанут. Чернь не способна на длительные переживания по причине своей ограниченности.
- А сопредельники, мил-сударь?
- С ними вопрос отдельный. Информация к ним поступает по моим каналам - значит, я и определяю её качество. И, следовательно, я и буду в роли пресловутой «широкой общественности»! - последние слова он буквально выплюнул, поморщившись.
- Просто у Вас всё получается, однако.
- Это в самых общих чертах. А вот с деталями придётся поработать. Причём хорошенько!
Принцесса поморщила лобик, пытаясь осмыслить услышанное. Что-то начинало прорисовываться, но пока весьма смутно. Эх, ещё бы чуток информации! Негигиенично, понимаете ли А есть немытые фрукты и овощи гигиенично? А детей рожать гигиенично? Да вся наша жизнь – сплошная антисанитария. Даже в условиях дворца, массаракш!
Сзади на цыпочках подошла Серна – она учуяла тонкий запах её кожи издалека и мельком подумала, что и от пыльной шторы может быть польза. По крайней мере, эти старые хохмачи не смогут засечь её таким образом. Штора в роли отсекающего экрана
- Что? - еле слышно шепнула ей в ухо Серна. Её дыхание приятно щекотнуло ухо, и Лань мельком подумала, что, может быть, ТАКАЯ любовь и недурная штука. Ладно, поглядим
- Опасаются широкой огласки, - столь же тихо ответила ей подруга.
- Странные типы – чьё-то мнение их волнует!
- А как же? Имидж – это наше ВСЁ
- Что «всё»? – не поняла серна.
- Ну, всё! Свет в окошке, смысл жизни и всё такое прочее. Хрень, одним словом
- Поняла! Бред сивой кобылы.
- Ты чуть тише, а то усекут.
- Хрена они усекут! Ты погляди на их морды – с головой ушли в тему.
- Морды с головой? – ухмыльнулась Лань.
- Ты прекрасно понимаешь, о чём я.
- Это-то я понимаю! А вот насчёт однополой С ней пока ещё не полная ясность.
- Мне тут кое-что рассказали
- Ну и что? – жадно спросила принцесса.
- Ты знаешь - трудно в такое поверить, но массу свежих впечатлений я тебе гарантирую.
Она слегка потрепала Наследную за кончик уха и та разомлела. Может, и правда, дать дёру из дворца и пусть они сами тут всё разгребают? Жизнь даётся один только раз, и прожить её надо так Стоп! Это, кажется, что-то из области человечьей макулатуры. Короче, к бесу обязательства и чувство долга – она никому ничего не должна! Не успела одолжиться
- Пошли отсюда! – махнула лапой Серна. – Хрен от них чего толкового услышишь!
- Ладно, - согласилась принцесса и оторвалась от шторы. Прошла с подругой до бокового коридора, свернула в него и только здесь не удержалась – чихнула. Помотала головой и ещё раз чихнула. Теперь уже в полную громкость
- Будь здоров, дружок! – насмешливо сказала Серна.
- О, уже дружок! – хихикнула Лань. – Неплохая трансформация
- Долго что ли в умелых лапах? – ухмыльнулась приятельница.
- Прям-таки умелые? - с притворной ревнивостью спросила Лань. - Когда это ты успела научиться?
- «Мы все учились понемногу: чему-нибудь и как-нибудь», - процитировала Серна.
- Тютчев вроде бы? – неуверенно протянула Лань.
- Пушкин, чукча ты моя неумытая! Солнце русской поэзии
- Как ты с Их Светлейшеством разговариваешь, диссидентка несчастная!
- Так я же без посторонних – в узком семейном кругу
- А-а-а, ну если в семейном - принцесса приобняла её и таким тандемом они двинулись к лестничному сектору. Маячившие вдали придворные мигом слиняли из поля зрения - не желали лишних коллизий, по-видимому.
- Так мы скоро останемся в гордом одиночестве, - заметила Лань.
- Одиночество вдвоём – что может быть романтичнее? – фыркнула Серна.
- Ага, а потом господин регент устроит переворот и бросит нас в одну камеру. Вот тогда и хлебнём этого одиночества по самые ноздри!
- Не устроит – он в тебе души не чает!
- Что-то пока не замечала, - едко сказала Серна.
- А со стороны виднее, - заверила её подруга. – Просто на руках готов носить!
- Это в каком ещё смысле? – насторожилась принцесса.
- Не напрягайся – не в том! Как своё собственное чадо...
- Тогда тем паче спихнёт с престола – дабы не компрометировала себя перед соседями.
- Ты сперва заберись на этот престол, а потом уж страдай манией преследования!
- Нужен он мне, как как двуногому третья нога!
- Тогда тем более – подпиши отречение и провозгласи Республику.
- Один такой подписал в семнадцатом – Россию до сих пор трясёт!
- Ну, у нас не Россия - у нас приличное Лесное государство! Без большевичков и прочей серо-буро-малиновой чухни
- А кто его знает? Может, и у нас подобные завелись - только молчат до поры-до времени!
- Тьфу на тебя - ещё скажешь под лапу! Хотя с какой радости им тут быть? У нас обстановка нормальная и народ тоже нормальный. Психов почти не водится, а если где и водятся, то к ним и отношение соответственное – как к психам! Вот так
- Спасибо – успокоила, - иронично сказала Наследная. - Я недавно сама чуть было не решила эмигрировать. Теперь одумалась и считаю: надо нести свой крест, сцепив зубы.
- Как та монашка – с грехом пополам? – хихикнула Серна.
- Тебе всё хихоньки да хахоньки, – нахмурилась Лань. И добавила вкрадчиво. – А может, тебе престол отписать, друг-подруга? Я это мигом
- Совсем с дуба рухнула? – в притворном испуге округлила глаза Серна. – Я ещё молодая, я жить хочу
- Тогда относись к обстановке как это более адекватно, что ли?
- А более адекватно – это и есть с ухмылкой. Иначе с нарезки съехать можно.
Они вышли в дворцовый парк, не расцепляя объятий, и прищурились от хлынувшего в глаза солнца. В парке буйствовала строго упорядоченная зелень, что хоть и кажется малосовместимым, но тем не менее имело место быть. По местному регламенту
Лань сорвала какой-то цветочек с клумбы, мигом разрушив тщательно продуманную композицию, понюхала его задумчиво и сказала:
- Как там мой Люцифер? Не скучает?
- Его, наверно, мамка сейчас воспитывает, - хмыкнула Серна. - Зачем, мол, с этими связался, совсем что ли мозгов нет?
- А ты знаешь - он уже познакомил меня со своей родительницей. Вполне приличная дама.
- Ну, авантюристка, блин! А если бы она тебя схарчила?
- Кто не рискует - не пьёт шампанское, - философски заметила принцесса.
- И могилки бы не осталось, – продолжала гнуть свою линию Серна. – Куда бы я тогда букетики носила?
- Я тебя сейчас укушу! – не выдержала Наследная.
- Не выйдет – ты де травоядная!
- А я в целях воспитания! В крайних случаях любые методы хороши.
- Ладно, тогда пошли к твоим рептилиям – может, хоть они кусаться не будут.
- Ты и их доведёшь своими приколами.
В одном из окон дворца возникла физиономия господина референта. Физиономия укоризненно поглядела на подруг и скрылась за шторкой.


· Ситуёвина двадцать третья
·
{ хи }
Где воплощаются мечты
Они шли в темноте довольно долго. Батарейки фонариков успели разрядиться, а зажечь факелы сразу не сообразили. Не привыкли пользоваться такой архаикой Потом всё-таки чиркнули спичкой и промасленная ветошь с треском зачадила, рассыпая искры.
- Хреновый светоч, - прокомментировал Четвёртый иронично.
- А на пятки друг другу наступать разве лучше? – хмыкнула Маша. Козлёнок промолчал.
Ход заметно расширился, превратился в полноценную пещеру. Навстречу выплывали сталактиты и сталагмиты – одни сверху, другие от земли. Вот только какие где - народу было неведомо. Автору, признаться, тоже А лезть в энциклопедический словарь ему, обормоту, было в лом. Да и какая разница, в конце концов, как их обозвать?
Туннель-переход оборвался внезапно, словно обрезанный ножом. Только что вокруг была непроглядная темень, не желающая таять от света факелов, и вот уже факелы поблекли. Клубится по сторонам нереальный сиреневый туман - словно в песне одного нашего певца, как бишь его фамилия? И в том тумане проглядывают какие-то зыбкие тени. Смутно проглядывают, недостоверно... И что характерно - точно по курсу у наших героев. То есть иди прямо-прямо и не промахнёшься, угодишь в десяточку!
Наша компания так и поступила. Решительности им было не занимать, любознательности тоже. А вперемешку эти два качества могут принять весьма опасный характер. И не только для их носителей, но и для окружающей публики
- Стучите во все двери, как сказано в Завете, - заявил четвёртый.
- И воздастся вам по трудам вашим, то есть по шее! – добавил второй.
Дверей в тумане не наблюдалось, да и сам он начал сходить на нет. Тени растворились, словно некий мираж, зато отряд увидел впереди пальмовую рощу.
- В далёких степях аравийской земли три гордые пальмы под солнцем росли, - блеснула эрудицией одна из сестёр.
- Аравийской – это чуток из другой оперы, - тут же отозвалась другая.
- Не один бес? Хоть малагасийской! – не осталась в долгу первая.
Козлята с удивлением рассматривали песок под копытцами – такого им прежде видеть не доводилось. Экзотика, блин
Вообще всё вышло как-то спонтанно. Ещё вчера никто и не думал об экспедиции - уточняли координаты входа-выхода, проданного по дешёвке бродячим торговцем, и полагали всё это разводкой, на которую не жалко выбросить гроши. Однако не всё то разводка, что дёшево достаётся! Пардон, я, кажется, родил афоризм
Оказалось, что найденный весной лаз – не ошибка природы, как они полагали поначалу, столкнувшись с тем, что лаз ведёт в тупик. Просто нужно было не переть прямо и прямо - на манер асфальтового катка, а свернуть в боковое ответвление, незамеченное ими прежде. Узенькое и неприметное Вот уж воистину, как в старом человеческом фильме: «Нормальные герои всегда идут в обход». Спасибо купленной информации
Правда, не давала покоя мысль - а откуда этот деятель узнал секрет туннеля? Они прошли мимо, а какой-то проныра, понимаете ли Жаль, что не сообразили задать ему сей вопрос при сделке! Видимо, просто растерялись.
- Слушайте, вдруг хлопнула себя по лбу Катя. – Мы ведь принцессу с собой не позвали!
- Нельзя такие вещи связи доверять! – возразила Мари. – Узнают про туннель – наложат гриф секретности, выставят охрану, а допуск получат только особо доверенные лица.
- А мы и есть особо доверенные! – хихикнула Катя. – Самые доверенные!
- Вы говорили, что дежурный оператор имеет координаты у себя на компе, - заметил старший козлёнок. – Разве нет?
- Он фанатик проблемной физики, - отмахнулись гепарды. - От него безопасники фиг что узнают! Шлангом прикинется в случае чего
- А догонять нас Лани придётся на своих двоих, - задумчиво протянула Маша.
- Естественно, - отозвалась сестра. – Не на велосипеде же
- Да нет, я имею в виду её дракона! Сюда он не пролезет – вначале было довольно узко.
- Фу ты, - рассмеялась Маша. – Я про него постоянно забываю! Действительно
- А может, поверху можно и без туннеля – если по воздуху?
- Ты так думаешь?
- А почему бы и нет? Какое-нибудь искривление пространства
- Ну, могу-быть, могу-быть!
Пекло преизрядно и разговаривать дальше как-то не хотелось. Шлёпали по песку в молчании, озираясь по сторонам. Пальмовый оазис прошли насквозь, как тень отца Гамлета, поскольку объект оказался местным миражём. Глотнули тёплой воды из фляжек, смахнули пот с ресниц и шлёп-шлёп дальше.
Наконец один их козлят не выдержал и спросил:
- А что, в нашей Турции тоже такое безобразие?
- Вряд ли, - выдохнула Маша. - Солёные озёра там есть, гористая местность тоже, ну и сухие степи, но такие вот Каракумы - это вряд ли Это же не Саудовская Аравия!
- Тогда непонятно, что это за аберрация! – блеснул эрудицией Третий.
- Коли здесь водятся джины, то и пустыни к ним в придачу! – фыркнула Катя. – Одно без другого как-то негармонично смотрится, неполно.
- О, ещё один мираж! – оживился Пятый. – Надо же!
Народ дружно уставился на далёкие постройки и шпили минаретов. Потом прибавил шагу. Видение начало помаленьку приближаться.
Но мираж оказался вовсе не миражём, а самым настоящим городом - только чуток сказоч-ным. В предместьях ютились лачуги бедняков (или, может, просто лентяев?), а ближе к центру архитектура приняла вполне цивилизованный вид. И если в предместьях никого из жителей не было видно – словно вымерли все – то здесь стали появляться отдельные индивиды весьма колоритного облика. Наша группа раскрыла рты в изумлении и замедлила шаг.
- Вау! - пробормотал младший в обалдении.
- Что ещё за «вау»? – не удержалась одна из гепард. – Хорош человеком прикидываться!
Однако и она была в некоторой растерянности. Видеть человеков в средневековых нарядах ей ещё не доводилось, разве что по «ящику» Но, во-первых, там было европейское средневековье, а во-вторых, пятнистая решила тогда, что это просто розыгрыш. Не могут нормальные люди так одеваться в реальной жизни! В пьесах Шекспира ещё ладно, но ведь пьесы - это беллетристика и не более того
- Интересно, как мы в их глазах смотримся? – задумчиво протянула Катя. И в этот момент с минарета, словно голодный ишак, завопил муэдзин. Публика стала притормаживать и извлекать на свет божий молитвенные коврики.
- Дурдом, - негромко пробормотал Второй.
- Со своим уставом в чужой монастырь- начала гепарда, но сестра потянула её в переулок и кивнула остальным:
- Давайте не отсвечивать! А то вдруг им не понравится наш пофигизм
Народ согласился с этим тезисом и торопливо сместился в сторону, где молящихся, слава аллаху, не было видно.
- Это у них называется намаз, - пояснила гепарда.
- В смысле - чем-то намазываются? – не поняли козлята.
- Да нет, просто пять раз в сутки бьют поклоны в направлении Мекки. Интересно, здесь она водится или как?
- Пять раз? – поразились братья. – Да они что, совсем с катушек съехали?
- А ты сам это у них спроси! И у наших мусульман заодно
- Их ранние пророки якобы беседовали с Творцом, - пояснила Катя с ухмылкой. – И Творец сообщил им, что это программа-минимум. А вначале называл и вовсе уж несусветное количество намазов - не то сотню, не то полста! Короче, не хочу учиться, а хочу молиться
- Зато потом он сжалился над правоверными, – хмыкнул Шестой.
- Ага, как же, держи карман шире! Просто они торговались с Аллахом не хуже иудеев и добились у Него существенной скидки. Жуки ещё те
- Торговля с богом? Анекдот! – фыркнул козлёнок.
- А что такого? Раз уж бога с себя лепили
- Ох и побьют нас камнями за такие разговоры! – огляделся по сторонам Старший.
Но побивать, к счастью, было некому. Даже если бы аборигены поняли их речь и прониклись ею
Спустя некоторое время общее помрачение закончилось - ввиду выполнения программы - и народ вернулся к своим прежним делам.
- Может, ну их к Аллаху? Лучше вернёмся домой - протянул младший.
- Зачем нам, поручик, чужая земля? – насмешливо пропела Маша. А Катя добавила:
- Хотел экзотики – получай по полной программе! Ешь – не хочу
- Экзотика экзотике рознь, - возразил козлик. - Я на экскурсию в психушку не подписывался.
- Да это у них недолго длится, - заверила гепарда. - А в остальное время вполне адекватные существа - даже не кусаются.
- Лучше бы кусались! – фыркнул собеседник. - По крайней мере смотрелись бы естественней, а не так вот!
- У меня теперь аллергия на ислам будет, - сообщил младший.
- У тебя одного? – иронично осведомился Третий. – Ну-ну
- Ладно, хватит в остроумии изощряться! – заявила подруга. – Давайте быстренько всё осмотрим - и свободны!
- Да нас и так никто не неволит! – парировал Третий.
- Никто, говоришь? А любопытство?.. - Она покосилась в сторону минаретного шпиля. - А представляешь: пять раз в сутки туда по винтовой лестнице. А потом обратно
- Неплохой тренаж! – ухмыльнулся козлик.
- Основанный на религиозном энтузиазме, - уточнила гепарда.
- Сразу видно слушательницу курса психологии! Тебе бы во всём подоплёку искать
- И что в этом плохого? Горностай бы сразу вцепился в технический аспект.
- Откуда здесь техника? Здесь магия только
- А в нашем мире? Там, наверняка, динамики установили и напрямую транслируют.
- Напрямую с неба? – фыркнул козлёнок.
- Небу вряд ли есть дело до подобного бреда!
Пара прохожих придержала шаг и посмотрела в их сторону как-то странно.
- Они что, понимают наш трёп? – испугался насмешник.
- Не хочешь за свой базар отвечать? – хихикнула пятнистая.
- Только не перед пациентами шестой палаты!
- Тогда успокойся - они просто наши интонации уловили и заметили, какие мы взгляды бросаем в сторону их святыни. Саркастические Пошли-ка мы отсюда!
Совет был принят к исполнению незамедлительно. Во избежание, так сказать Вся компания спешно подхватилась и удалилась в направлении центрального проспекта.
А в это время в Граничном Королевстве


· Ситуёвина двадцать четвёртая
·
{ пси }
По следам НЕбременских НЕмузыкантов
Принцесса Лань торопливо набирала номер правительственной связи со Среднелесьем. Она забыла, какие три цифры следует набрать после звёздочки, дабы укоротить антиблокировочный пароль до восьми знаков - девичья память, ничего не скажешь! - и теперь совсем не по-девичьи чертыхалась, осторожно вводя в аппарат сверхдлинный кодовый шифр. Случай по её мнению был крайне экстренный. Пусть не объявление войны, ибо кто в здравом уме станет воевать с ЕЁ королевством – соседи на смех поднимут! При желании просто подомнут и всё! Но тем не менее, господа Приключения без неё? Да вы что: это ж просто конец света! Это Апокалипсис в одном отдельно взятом государстве! Кошмар, массаракш и ещё раз массаракш
Наконец шифр был введён, автоматика подтвердила правильность пароля и разблокировала доступ к линии. На экране возник Центр Связи и скучающая физиономия дежурного. Правда, она тут же перестала быть скучающей – словно тряпкой стёрли одно выражение и лёгким росчерком мелка обозначили новое. Моменту более подобающее
Принцесса не ожидала увидеть с той стороны посторонних лиц – привыкла общаться с подружками тет-а-тет – и в первый момент несколько растерялась.
- Э-э-э, любезный простите за назойливость
- Всегда к Вашим услугам, Ваше Сиятельное Светлейшество! – радостно сообщил тот.
- Не подскажете ли Вы мне, как мне соединиться с гепардами Катей и Машей?
- Нет ничего проще, госпожа принцесса! Ой, я хотел сказать, не было ничего проще – до недавнего момента! Они изволили отправиться в Сиреневую. Да-да, именно так и сказали: мол, если меня оттуда спросят, скажете им – в Сиреневую Сказку! Что я и делаю
Принцесса едва не подскочила на месте – ну точно, сон брехать не станет! - а дежурный меж тем развивал свою мысль дальше:
- Ну, посудите сами, Ваше Сиятельное Светлейшество, какая может быть Сказка извне, если мы сами в сказке? С точки зрения людятника
- Плевать мне на людятник и всех тамошних уродов! - не выдержала принцесса. - А насчёт сказки - не заморачивайтесь. Я, кажется, догадываюсь, о какой Сказке идёт речь!
- Но что же это получается, Госпожа Лань – сказка внутри сказки?
- Ага, - нервно хихикнула та. – Как у людей матрёшка внутри матрёшки Многомерная стереометрия, проще говоря.
- Вы имеете в виду дополнительное измерение? С добавочной координатой? – загорелись глаза у дежурного. Он учился на заочном отделении экспериментально-прикладной физики и всякие безумные гипотезы были его слабостью. Гипотезы и свободный полёт мысли Принцессе захотелось чуток его поддразнить.
- Вы знаете, если брать время как ещё одну координату по вектору F... – многозначительно протянула она.
- Да нет же, время как координата не совсем корректно! Иное дело - нормальное четырёхмерное измерение. В диагональной проекции!
- C какой развёрткой? - поинтересовалась Лань и тут же прикусила язык. Дискуссия грозила перейти в следующую фазу, а дежурный всё больше начинал напоминать фанатика. Пусть даже и фанатика научной идеи
- Отложим наш диспут до следующего раза! - решительно сказала она. - Сейчас мне нужен контакт с подругами. Экстренный! – подумала и уточнила. - От слова «экстра»
- Простите, ВСС, но прямой контакт невозможен - ТУТ и ТАМ разная метрика пространства. Несопрягаемая
- А координаты этой несопрягаемой? Только покороче!
- Координаты имеются лишь в четырёхмерной развёртке. Туннель-переход в параллельную реальность из пещеры, что на склоне речного берега и далее по
- Вы мне можете дать графику этой местности? Нормальную чело тьфу ты, массаракш! - нормальную звериную графику? И без сопутствующих комментариев, простите, пожалуйста - комментарии в другой раз! Я жутко спешу, мне друзей догонять надо.
- Понял Вас, ВСС, даю графику, - когти дежурного забегали по клавиатуре. На экране возник объёмный вид рельефа. Дежурный открыл было рот, но тут же закрыл его, ещё раз открыл и закрыл вновь - уже окончательно. Словно зевнул нервно и успокоился Чувствовалось, что ему дико хочется дать пояснения, что без этих пояснений картина может быть неверно истолкована, но бедняга, увы, не рискнул будить лихо.
- Давно бы так! - чуть слышно проворчала принцесса, хмуря лоб, и тут же смутилась - причём здесь дежурный? Нечего на других своё дурное настроение вымещать, неприлично!
- Вы только не подумайте, что я такая стерва! – извиняющимся тоном сказала она. – Но представьте себя в подобной ситуации
- Что Вы, что Вы, Ваше Сиятельное Светлейшество, как можно?
- Ну вот, похоже, обиделись, - вздохнула Наследная. – Чем бы вас утешить? Разрешаю вопрос в качестве компенсации.
- Правда? – оживился дежурный. – Тогда не раскроете ли мне секрет, каким образом Вы так оперативно узнали об отлёте сестёр? Они ведь только-только рванули
- А помните такой человеческий анекдот: сидит Брежнев с Рейганом в неофициальной обстановке, выпивает и беседует. Мол, скажите по секрету, сколько Ваших шпионов в России?»
- Понял – не блондин, - фыркнул дежурный.
- По-моему, данная идиома только к женщинам относится, - хихикнула Лань.
- Почему? – не понял собеседник.
- А это у вас, у мужиков, надо спросить: почему вы такие шовинисты?
- Только не я, честное слово! – горячо заверил дежурный.
- И на том спасибо. А можно Вашу картинку скопировать?
- Да сколько угодно – это не стратегический секрет!
Принцесса достала из сумочки навороченный цифровик и нацелила объектив на мерцание графики. Щелчок, вспышка подсветки и кивок Наследной:
- Премного благодарна, а то запоминать сие – мозги распухнут.
- Рад содействовать сохранности Ваших мозгов, - лукаво улыбнулся дежурный.
- Разрешаю вставить сей эпизод в свои мемуары, - фыркнула Лань. – В качестве ещё одного извинения.
- Мне и первого хватило выше крыши, - заверил оператор.
- Экий Вы непритязательный! Размашистее надо жить, моментом пользоваться Ладно, я помчалась вдогон!
- На своём Люцифере? – усмехнулся оппонент.
- Откуда Ах да, не одни мы шпионами богаты!
- Совершенно верно – как в ТОМ анекдоте, - кивнули ей с той стороны экрана.
Они переглянулись, довольные собой и друг другом, и принцесса выскользнула из центра связи. Королевский оператор поклонился ей и поспешил вернуться на свой пост. Он начал понемногу привыкать к таким нарушениям инструкций и регламента.
Серне же привыкнуть к выбрыкам подруги было несколько сложнее, хотя она и сама на лёгкость характера не жаловалась. Тоже была девица с сюрпризами. С изюминкой, как она сама про себя говорила Принцесса иногда - под настроение - поддразнивала её: «Ах ты моя кишмишинка некондиционная!»
В данный момент «некондиционная ягодка» что-то увлечённо мастерила из обрезков проводов и кусочков прессованного картона - не то электромельницу, не то вечный двигатель одноразового пользования. Словом, что-то жутко необходимое в хозяйстве
Увидев подругу, Серна только усмехнулась. Она с ходу просекла фишку. Да и трудно было её не просечь, поскольку на физиономии у Наследной просто аршинными буквами было написано: «В поход! В поход! Труба зовёт!»
- Что на этот раз? – спросила она, откладывая поделку в сторону. - Укрощение диких мамонтов? Борьба с глобальным потеплением? Поиски Алмазных Скрижалей?
- Бери покруче! – воскликнула Лань. – Эти две обормотки вкупе с козликами ломанулись в параллельную реальность - ну, ту самую, где мифическая Сиреневая Страна, а про меня забыли. Я бы никогда ТАК не поступила!
- А что ты хочешь? - ухмыльнулась Серна. - Жизнь при демократии - она кого угодно развратит! Это тебе не старая добрая монархия А сами мы дорогу туда найдём?
- Хорошо, что я успела расспросить их про координаты. Да и у тамошнего оператора на узле связи было кое-что. Истинный фанат науки! А я, дура, сперва на него наехала
- Ты можешь, если захочешь! Но мы-то во дворце привычные, а вот он
- А что он? У него своих таких парочка имеется. Так сказать: двое из ларца - одинаковых с лица
- Действительно одинаковых?
- Да нам все гепарды на одно лицо – как бледнолицым индейцы, например! Хотя у этих некоторое различие, пожалуй, есть.
- Ну, это ты просто общалась с ними долго.
- Ничего не долго. Всего-то несколько раз по видео поболтали!
- Значит, наблюдательности не лишена.
- Не льсти мне, добрая женщина! - Лань шутливо пихнула её в бок.
- Слушай, а вот явимся мы в эту СС - в смысле, Сиреневую Страну - а там на нас все тара-щатся: такие, мол, диковинные кадры, такие экзотические! И будут за нами по пятам ходить, пальцем показывать. Тебе это как, понравится?
- Быстро сообразила! – восхитилась принцесса. – Не голова, а компьютер!
- А чего здесь соображать? Это же очевидно!
- Вот видишь: тебе очевидным кажется то, до чего другим долго доходить. Стану правительницей – обязательно возьму старшим советником.
- Это уже семейный подряд получится! – хмыкнула Серна.
- Ну и пусть! Людям можно, а нам нельзя?
- Семейная фирма «Рога и копыта»! - фыркнула подруга. - Где-то я уже это слышала
- Ладно, шутки в сторону - и айда к нашим драконам!
- А его мамка отпустит?
- Со мной хоть на край света! – уверенно сказала принцесса.
- А вдруг спросит: «Где твой навигатор?»
- Здесь, - Лань постучала себя копытцем по лбу. – Ещё вопросы имеются?
- А мы надолго?
- Как получится. А чего это тебя волнует?
- Да вдруг сильно задержимся и паника во дворце начнётся
- Это их проблемы, - небрежно отмахнулась Наследная. – Я ведь не под арестом!
- Пока нет, но будешь их часто пугать – с перепугу что только не сделают.
- Эх, связь бы нам мобильную – как у человеков!
- А ты забыла, что там иная реальность?
- Точно, ты опять права! Я же говорю – не голова, а компьютер.
Они быстро шли в сторону горного склона, поросшего лесом, до которого было рукой подать, а Автор глядел им вслед и удивлялся, как близко от средоточия власти резиденция рептилий. И как это до сих пор никто их засёк? Это же покруче, чем Руст на Красной площади!
Позднее один сказочный персонаж объяснит Автору, что это элементарно. Драконы, беря пример с мелких хищников, предпочитают не пакостить около своего жилья. Охотятся вдали, а на промысел летают исключительно по ночам. А ежели сильно приспичит – то над самой землёй, на бреющем Сейчас был именно ТАКОЙ случай!


· Ситуёвина двадцать пятая
·
{ омега }
Ау, толмач, отзовись!
’’Bu
·ehrin Bankas
·’’ - гласила надпись над невероятно высоким - в четыре этажа - зданием. Наши интуристы остановились напротив него в тени раскидистой пальмы и с лёгким недоумением взирали на сей шедевр архитектурного зодчества двуногих. Процессу созерцания несколько мешал бьющий в глаза солнечный свет, коего здесь было сверх всякой меры - и разумной, и неразумной... Местные, наученные опытом, разгуливали в тёмных солнцезащитных очках. У обитателей Среднелесья подобному опыту, увы, взяться было неоткуда. Оставалось просто терпеть, чертыхаться и как-то приноравливаться.
- Человечья графика, - проворчал шестой. - Часть букв знакома, а остальные - явный бред!
- А ты всегда знакомые буквы искал, - поддел его старший. Очевидно, перенял стиль общения от гепардовых дочерей.
- Это так называемая латиница, - просветила его Маша. А Катя добавила, уточняя. - Не-сколько знаков заточены под местную речь. «
·», например Ш-ш-ш
- Чего шипишь? – не поняли козлята.
- Ш, говорю, звук такой - если, конечно, слышали!
- Ш-ш-ш, - насмешливо сказали козлята хором. Словно рой шершней вырвался на волю... Прохожие ускорили шаг, опасливо озираясь – тоже, видать, подумали на шершней. Или на ос...
- Мальчики, соблюдайте приличия! – укоризненно покачала головой Маша.
А Катя веско добавила: Не шипите - не дома - и дома не шипите!
Толстый дядечка в полосатом халате и феске с кисточкой вошёл в зеркальную дверь «банкасы». В руках у него была сумка, в которой что-то приятно позвякивало.
- И как расшифровывается сие безобразие? - кивнул старший в сторону вывески. Катя с Машей на несколько секунд замялись, потом Маша сказала: Есть версия, что это их банка, в которой они хранят деньги.
Правда, уверенности в её голосе не было.
- Банка – это такой стеклянный сосуд у сапиенсов, - добавила Катя. – С крышкой
- Здоровенный, видать, сосуд, - хмыкнул третий. – Как резервуар!
- И как они различают, где чьи деньги, если в банке всё вперемешку? – не понял младший.
- А это важно? – иронично спросили гепарды. – Главное ведь количество!
- И записи соответствующие, - подумав, решила Катя. – Документы всякие
- Жутко скучное дело, - махнул копытом шестой. – Никакого удовольствия!
- А кто говорит об удовольствии? - хмыкнули гепарды. - Удовольствие и польза, они край-не редко совпадают.
Они гуляли по городу добрых полдня и никто не спешил хватать их и тащить в зоопарк. Видимо, в этом мире гуляющие на задних лапах и к тому же беседующие на непонятном языке звери были в порядке вещей. Как объективная реальность, данная нам в ощущениях А они ведь сперва опасались - несмотря на многочисленные слухи, что, дескать, сказка здесь стала былью. Давно и прочно! Маги, джины, султаны и прочий восточный колорит Ешь - не хочу.
Не верилось им, бедным, что мир человеков может быть действительно человечным. Не кусачим, как тот, что за Среднелесьем Тот, что бомбардирует их своими телепередачами, пагубно воздействуя на неокрепшее сознание молодняка Тот, что отражает их бытие, как в кривом зеркале, исковеркав его до неузнаваемости... Короче, тридцать три раза массаракш!
- Пахнет откуда-то соблазнительно, - потянула носом Катя. – Продегустировать бы
Она завертела головой в поисках закусочной. Закусочной не наблюдалось.
- Может, человеков расспросим, где дегустируют? – нерешительно сказал второй.
- И на каком, интересно, языке ты с ними разговоры разговаривать будешь? - ехидно спросила старшая сестра. – Кергуду бамбарбия что ли?
- Бамбарбия кергуду! - фыркнул старший. - Говорила мне мама: не пей, братец козлик, из источника знаний - переводчиком станешь! Ну чего бы мне, дураку, не глотнуть? Так нет - мамку, блин, послушал
Он наклонился и подобрал с газона пожелтевшую газету. Там шли строчки всё тех же занятных латинских буковок. А под ними колыхалось волнушкой вообще что-то несуразное. Что-то напоминающее не то рябь на воде, не то кипение супа в котле, когда на его поверхность выплёскивает здоровенные пузыри.
- Это что, шифровка? – не понял старший.
- Ага! Алекс – Юстасу: ты дятел, Юстас! – хихикнул третий.
- Да нет, я серьёзно, погляди сам!
- Это арабская письменность, - авторитетно сказала Катерина.
- Что, у них ещё и арабская есть? Совсем с катушек съехали
- У человеков любой мути в избытке! - вздохнула Маша. - Просто мы про большую её часть и слыхом не слыхали. И дай бог, никогда не услышим А это? Это всё мелочи! В нашем мире арабской письменностью перестали пользоваться пару поколений тому назад. В Турции, я имею в виду Вот только Завет ихний, который они «Кураном» зовут, и сейчас таким же безобразием написан. Традиция, понимаешь ли
- Ну, здесь не только Куран! - усмехнулся старший, кладя газету обратно на клумбу.
- А чего ты хочешь, дружочек? - фыркнула Маша. - Здесь ведь тоже сказка, хоть и людская. А в сказках народ всегда консервативен, всегда какую-нибудь дурь да законсервирует!
- А я бы и от консервов не отказался, - скромно заметил младшенький.
- На которых срок годности по-арабски, - хихикнула одна из сестёр. - Съел полбанки – и сразу же копыта откинул!
- Значит, срочно ищем переводчика! – топнул копытцем козлёнок. - Пускай переводит
- А у людей говорят: «хорошее дело переводом не назовут», - заметила Катя.
- И ещё: «перевод, как и переход через линию фронта, без потерь невозможен», - поддержала её старшая сестра.
- Хрен знает что! - покачал головой четвёртый. - Им что, переводчики не нужны, сами фишку секут? Грамотные од
Он оборвал себя на полуслове, глядя, как из амфоры повалили сизый дымок. Перед этим какой-то гражданин минут пять воевал с пробкой - пытался, бедный, выковырнуть её из узкого горлышка сосуда. Пробка долго терпела его измывательства и наконец покинула свой пост. Вместе с ней покинул свое лежбище и обитатель амфоры. Он медленно материализовался в знойном воздухе, обретая зримую плотность и красочность. Тоже в полосатом халате, туфлях с загнутыми носами, только на голове не феска, а некое подобие навёрнутого полотенца. Банный день, блин! Позднее, правда, выяснилось, что никакое это не полотенце, а просто-напросто чал-ма. Мода у них такая - или феска чтобы, или энто чудо. А дамочки ихние вообще простынями головы обмотали - одни глаза наружу сверкают. Ну, точно – банный день!
- Я вызволил тебя из долгого заточения! - торжественно провозгласил владелец амфоры. – И теперь ты должен
- Погоди, мужик! – отмахнулся от него новоявленный вызволенец. – Сперва надо помочь этим добрым созданиям. – Он кивнул в сторону лесной компании. - Им помощь нужнее, чем тебе. А ты, видать, сказки плохо читал.
- Я их вообще не читал! – обиделся восточный «мужик». – От них никакой практической отдачи. Так, пустой трёп
- Ошибаешься, джаным, глубоко ошибаешься! Там говорится, что первую сотню лет я обещал озолотить выпустившего меня. Но никто не спешил вынуть проклятую пробку. Вторую сотню лет - и он продолжил хорошо всем известную историю из «Тысячи и одной ночи», постепенно сокращая награду. Потом следовало, естественно: «тому ничего не будет» и в завершение эпопеи: «я тебя, паразит, по стенке размажу!» Другими словами, конечно - это я под наше восприятие адаптировал.
Амфоровладелец малость сбледнул и стал отступать в проулок. Джинн захохотал:
- У меня сегодня хорошее настроение, джаным, так что беги – даю тебе пять минут форы! Хотя постой, не буду мелочиться – даю тебе пять часов! Где здесь песочные часы, а?
Наши приятели слушали сей этюд с явным удовольствием и даже не сразу сообразили, что понимают каждое сказанное слово. Даже отдельные нюансы речи
Вольноотпущенный рванул, как на Олимпиаде - только пыль из-под ног взметнулась, а джинн обернулся к зверям, подмигнул им и захохотал:
- Круто я его развёл? Теперь до самого Багдада бежать будет!
- А Вы по-каковски говорите? – рискнули уточнить козлята.
- Не суть важно! – небрежно отмахнулся джинн. – Всё равно толмач-магия всё перетолмачит. А пробку я всегда могу на место поставить и обратно выдавить, когда мне надо. Вот так, мои юные друзья! Не люблю лохов и им подобных
Кого он имел в виду под им подобными, было не совсем ясно, но уточнять сие не стали, ибо их разводить не собирались. Вроде бы
Здесь Автор вынужден просить прощения у читателей, ибо читатели помнят, что многие наши литераторы развлекаются подобными опусами. Белянин, в частности, или тот же Бабкин. Ну, может, не совсем подобными, но где-то около А пропускать подобный эпизод мне жутко не хотелось бы! Повествование и так идёт к концу - вернее, я решил, что пора его сворачивать - и выпускать колоритный момент лишь на том основании, что кто-то когда-то что-то схожее выдал Заметьте, не подобное, а всего лишь схожее! До некоторой степени
Но ежель совпадают не детали, а просто общий настрой Короче, тебе всё ясно! Подвернулся нашим туристам-интуристам эзотерический элемент, решил малость посодействовать – так что же им, отказываться что ли?
Не буду весь его монолог приводить - слишком затянуто и по-восточному цветисто - но суть в двух словах такая: народ, Вам гид нужен? Денег не беру, плата простым человеческим тьфу ты, звериным! - общением. Айда на экскурсию с сурдопереводом! Хотя постой, по-моему, не с сурдо-, а просто с синхронным! По принципу: хочешь понять - слухай сюда! Главное, чтобы переводчик переводимого не обгонял, а то получится, как фанера у наших певцов. И не смейтесь - у певцов то же самое: только рот открыл и хотел фразу напеть, а она уже звучит! Со звукового носителя И ты лишний оказываешься, не к месту вроде бы - и без тебя всем хорошо и весело. Ну да ладно!
Короче, двинули они по тюркийскому городу, по центральному его бульвару. Автор поглядел им вслед, вздохнул и совсем уж точку хотел ставить, дабы перейти к эпилогу, но
Вот именно «но»! В небе возникла крылатая тень, перечеркнула горизонт сложным зигзагом, и этакая летающая крепость стала закладывать вираж, ища место под посадку. А кому у нас подобный «транспорт» доступен? Сами знаете - только одной юной принцессе, укротительнице драконов и прочая-прочая-прочая. Со своим другом-подругой, разумеется
Наши друзья поглядели и ахнули: что же, мол, деется, сей момент паника вспыхнет, как в токийском метро во время газовой атаки – потопчут же граждане друг друга. А на чьей совести всё окажется? Ясно без комментариев. Они ведь как-никак земляки сей авантюристки - из той же самой реальности, массаракш!
Но сказочную публику драконом не удивишь. Тем более драконом с парой всадников на спине. Тем более драконом, не пыхающим пламенем, а ищущим, где бы аккуратненько приткнуться. Всё путём, господа, всё путём - авиадиспетчер тут не требуется, скорая и пожарные тоже - сами как-нибудь справимся!
Козлята с гепардами во главе развернулись и лихо рванули к зданию, на крышу которого опускался воздушный монстр. Кажется, это был не ’’Bu
·ehrin Bankas
·’’ и слава аллаху, а то бы охрана сей банки подумала на налёт и попыталась бы плотно воспрепятствовать. Опять столкновение, опять возможные жертвы. Но обошлось - «банкасы» осталось парой кварталов левее, напротив набережной. Историческая «встреча на Эльбе», точнее - на крыше - придвигалась вплотную и наши герои роняли слюнки в её предвкушении, а Автор грустно вздыхал, набивая на компе последнюю фразу. Увы, друзья, ничто не вечно под луной - даже под сказочной. Enter! Аминь!


·Так сказать роstscriptum
·
и куда они (сказки) утекают
Мой юный читатель! Снова обращаюсь к тебе так, хотя ты и подрос, пока читал эту сказку. Пусть самую малость, но подрос! И стал немножко мудрее, то есть обогатился неким жизненным опытом, коего у тебя не было, когда ты только увидел мой опус и почесал в затылке: а стоит ли заморачиваться такой громоздкой штукой – пока дочитаешь, забудешь, что там было в начале. Не забыл ведь, а? Я очень старался, чтобы не забыл
И вот теперь передо мной стоит вопрос другого рода: а надо ли писать дальше? Настоящий сказочник умеет остановиться вовремя. Дескать, и я там был, мёд-пиво пил, по ушам текло, а в рот не попало. За здоровый образ жизни, другими словами
Но шутки шутками, а история действительно вступает в иную фазу – появились в ней сапиенсы, то есть представители нашего с вами вида. А я обещал, что в сказке будут действовать исключительно звери. И даже ворчал на бедного Маугли, что он вторгся в звериную историю, как слон в посудную лавку. И вот теперь я хочу посоветоваться с тобой, дружок: стоит ли валить в одну тарелку и суп, и котлеты? То есть рассказ про чисто животный мир и рассказ про мир человеков Жили они до сей поры раздельно - только TV вносило некоторый диссонанс в эту стройную картину. В смысле «аста ла виста, бэйби»... И то зверушки ворчали, жаловались на дикость человеков. А ежели их ВМЕСТЕ свести? И что из того, что их Тюркия – сказочная страна, не чета НАШЕЙ Тюркиенин Джумхурриети – читай, Турецкой Республике! И что ТАМ привычнее не Кемаль Ататюрк, а скорее – старик Хоттабыч. Джин Хоттабыч Кстати, «джин» с турецкого переводится как «бес». Выходит, дядя Федя Достоевский и про них писал? Помните, есть у него такая повесть - «Бесы». Джины, одним словом
Ладно, это я снова шуткую. Мы с тобой не чукчи какие-то и прекрасно знаем, что дядя Федя восточными делами не заморачивался - ему и местного колорита вполне хватало. А вот меня несёт куда-то в сторону Востока. Ну, не могу я без него, плохо мне без восточной экзотики, уныло и грустно
Так что оставим пока сей вопрос открытым и законсервируем сказку до лучших времён. Ежели честно, не хочется мне этого делать, ох как не хочется! Привык я к своим персонажам, полюбил их всех. Даже Волка А что, обаятельный получился мерзавец - совсем как Жирик в незабвенной программе «Куклы». Помните такую? Хотя что это я – вас тогда и на свете-то не было! А потом, когда вас в проект сдали, НАШ господин Главный Гепард её взял да схарчил. Такой поджарый, подтянутый - и такой завидный аппетит! Ему что, другого корма было мало? Всякие там шоу дебильные Ан нет, шоу неудобоваримы - заворот кишок можно схлопотать, да такой, что ни одна реанимация не откачает.
Собрать бы всё население Среднелесья да провести меж ними референдум: не желаете ли, господа, дружным строем на консервацию? Как ваша Лесбезопасность в своё время Ах, не желаете! А жить под одной обложкой с моими соплеменниками не слабо? Что, в затылке чешете? Ну, чешите-чешите, а я пока тайм-аут возьму и займусь другими делами. У меня их, этих дел, выше крыши! И все неотложные - прости господи, чтобы не заругаться - все пристального догляда требуют. И вообще: я тут притворяюсь, что ты, мой читатель, пяти-шести лет отроду, а на самом деле, если разобраться Нет, когда я приступал к рассказу, я был твёрдо уверен, что пишу именно для такого контингента. Тем паче, что работаю я сторожем в одном симпатичном детском саду - первую ситуёвину почти с натуры срисовал. Ну, за небольшим исключением Но вскоре уразумел я, что текст мой малость того неадаптирован и жутко неадекватен восприятию дошкольного возраста. Вот если десяти-, двенадцатилетним да и то рановато, пожалуй. Несвоевременно. Не знаю даже, чем ЭТО объяснить, мой юный читатель! Может, тем, что я шибко далеко «уехал» от пятилетних и успел позабыть, как с ними общаться. С теми, кто раза в два постарше, тоже забыл - но всё-таки ещё не совсем! Не до конца, слава богу А когда буду до конца, значит вышел мой жизненный срок и нечего мне небо коптить! Надеюсь, что не доживу до той жуткой поры – нефиг таким людям под ногами у нормальных граждан путаться и вводить их в уныние своим старческим брюзжанием: вот, дескать, были люди в наше время – не то, что, блин, нынешнее племя. Богатыри, понимаете ли, не вы, увы! Эх, Михал-Юрьич, Михал-Юрьич, легко тебе было шутить на данную тему - ты и до двадцати восьми не дотянул, до комсомольского возраста, как говаривали в моё время А проживи ты раза в два поболе - навроде меня - что бы ты тогда сказал, а, классик?
О, извини, приятель, телефон звонит! Алло, слушаю Вас! Кто-кто, повторите, пожалуйста!
(Та-а-кой обалденный женский голос - глубокий, грудной. Как у турчанки В один голос влюбиться можно, чес-слово! Да ещё и с хрипотцой, с лёгкой такой Шарм неописуемый!)
- Гепарда Катя? Та самая гепарда? Простите, что переспрашиваю - я не тормоз какой-то, просто малость того обалдел! Говорите, Вы тоже «Коламбия-телекомом» пользуетесь? Ну, «Некст-флай» который И локалкой соответственно Ну-ну, впору веником убиться!
Я в сказке про лесной интернет не писал – думал, до Среднелесья не добрался пока. Недооценил, значит А Вы, говорите, в локалке мою сказку читали? Ну, правильно, «Gut» - это мой ник тамошний. Коротко и чётко – в отличие от сказки
Понравилось, говорите? ОЧЕНЬ понравилось?? Крайне польщён - лучшей награды и не придумать! Нет, не думаю, чтобы ТА КАТЯ читала. Только ей и дел, что по локалкам лазить!
Что? Про тамошнюю Тюркию расскажете? Вот за это огромное человеческое мерси! А то у меня по сути информации ноль, исключительно на голой интуиции выезжаю. Пока что весьма близко угадывал, но можно такого наинтуичить – все звери в лесу от хохота полягут!
Но сказку скорее всего ждёт финита. Финиш, финал Я когда её начинал, у меня кроме вступления всего четырнадцать глав задумано было. Считал этим и обойдусь Ан нет, то одна идейка проскользнёт – плюс глава! То другая выпорхнет на свет божий - ещё глава! Как дошло общее число до двадцати четырёх, всё, думаю, баста! Взял и разметил их буквами греческого алфавита, коих количеством столько же. Чтобы, значит, связать себя правилом и ничего сверху не измышлять. Ну да, как в ВDSM! А Вы и про ВDSM слыхали? Ну надо же!
Что, и снимки из моих коллекций смотрели? Их же там видимо-невидимо, без счёта! Ага, виды городов, пейзажи, красотки всякие - я не особо оригинален. Да-да, и те самые
Зачем, спрашиваете, с сайта ВDSM собираю? Нет, я не извращенец какой-нибудь – просто от нечего делать прикалываюсь! Вы же с сестрой тоже без конца хохмите, а ВDSM - это наша хохма, чисто человеческая. Навроде ролевых игр толкиенутых. Ну да, точно - у Москвы, у реки завелись ролевики. Только вместо хоббитов и эльфов с мечами их картонными такое вот действо! Специфическое Но менее глупо и более продвинуто. Да ладно Вам, Катюша, не надо на меня рычать - я человек впечатлительный, легкоранимый. Ну, типа вашей Ласочки
Говорите, свежий анекдот в тему - про ВDSM? Ой, только не при детях - они подобного юмора не оценят, маленькие ещё Ладно-ладно, рассказывайте, я запишу по-быстрому, стенографией. Значит, едет Илья Муромец по тёмному лесу и видит постойте, это ж про людей! А у Вас ТАМ разве не звериные анекдоты? Молчу-молчу, больше не перебиваю! У Вас такой рык обаятельный, только громкий чуток! и видит Василису Премудрую, к дубу туго примотанную. Останавливается напротив, любуется и спрашивает: «Что с тобой, Василисушка? Кто это тебя так?». А ему в ответ: «Иду я по лесу, цветочки собираю, птичек слушаю – и вдруг налетает Соловей-Разбойник! Схватил, к дубу прикрутил, снасиль Ой, я же говорю: не при детях - общественность не поймёт! Ну да, акселерация, согласен - но не до такой же степени! Вы нас, человеков, просто переоцениваете. Ладно, гоните дальше, Катерина Гепардовна! Короче, Илья Василисе: «А чего ж ты, дура, не кричала, на помощь не звала?» «Да какая помощь, Ильюшенька, глухомань вокруг несусветная!» Илья огляделся по сторонам, ладони потёр: «Глухомань, говоришь?» Ох, Катя, вы меня просто убиваете! Нет-нет, про двух подружек и капитана я вроде б слыхал. Это где он её к мачте Кстати, ВDSM - это са-авсем не то. Это не насильники и не извращенцы. Это когда связывают по обоюдному согласию - для прикола! Зачем, спрашиваете? А я знаю? Заводит, очевидно И вообще: Вы хотите, чтобы я на подобной ноте завершил детскую сказку? Дурдом Ага, я так и понял, что нарочно! Чтобы продолжение писать Ох и хитрая же Вы, ох и премудрая - куда там Василисе! Нет, правда, провокатор из Вас получился б отменный - по высшему разряду. Будь я в квалификационной комиссии, точно бы максимальный балл поставил! Да нет, не в качестве комплимента - я вполне серьёзно! Хорошо, Катюш, будет со временем и продолжение. Только загадывать наперёд не стоит. Говорят же у нас: «Хочешь насмешить Господа Бога - расскажи ему о своих планах». Договорились. Пока-пока, а то межгород столько насчитает, что и у ПАПЫ денег не найдётся! Аста ла виста, бэйби!
Щелчок отбоя - сказка снова уплывает за туманный горизонт. Гляжу в окно, на зелень тополей, и мысленно прощаюсь с персонажами, ожившими вдруг и шагнувшими в этот мир. И не только с персонажами, даже не столько с ними
И тебе аста ла виста, мой юный читатель-слушатель! Расти быстрей, набирайся ума-ра-зума, дабы понять, что я ещё накручу. А я это умею, чес-слово! Hаsta la vista, hasta pronto!
12 марта – 12 мая 2011 года, Царицын-Сталинград-Волгоград.

Р.S. А кстати, почему ’’Bu
·ehrin Bankas
·’’, а не обычное ’’
·ehir Bankas
·’’? Забавно! Для тех, кто с турецким не знаком, поясню: первое означает банк этого города, а второе просто городской банк. Нюанс, конечно, но не столь уж и маловажный! Или в Сказке свои законы, а?


Іт

Приложенные файлы

  • doc 5790701
    Размер файла: 652 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий