16. Вклад советских архитекторов в создание фун..


Еще в 1919 г. Огюст Перре выступил с вполне современными крупнопролетными постройками производственного назначения (Здесь имеются в виду две постройки Перре, а именно ателье декораций в Париже, перекрытое тонкостенным бетонным цилиндрическим сводом с продольным ленточным окном для верхнего света, и текстильная фабрика Эсдера, с залом на 2 тыс. маяшн. Последнюю Перре перекрыл плоским стеклянным потолком, конструкции которого опираются на тонкие железобетонные циркульные арки), однако функционализм как стиль, претендовавший на мировое господство, заявил о себе лишь три года спустя. В 1922 г. на западе и востоке Европы произошли два отнюдь не маловажных историко-архитектурных события: первое из них было связано с опубликованием проекта города на 3 млн. жителей, исполненного Ле Корбюзье (план Вуазена), а второе - с конкурсом на проект Дворца труда, в итоге которого первая премия была присуждена братьям Весниным. Проекты Весниных и Корбюзье не получили осуществления, и тем не менее они продемонстрировали функциональные, конструктивные и эстетические возможности нарождавшейся новой архитектуры и завоевали ей международное признание. Дворец труда братьев Весниных свидетельствовал о том, что творческие интересы архитекторов не ограничивались областью жилых и промышленных сооружений, а проникали в сферу крупных общественных зданий, тогда как проект Корбюзье перенес концепции нового стиля па почву большого города.
В своем экспериментальном проекте Ле Корбюзье разработал новый тип небоскреба и отвечающий ему своими гигантскими горизонтальными размерами тип столичного жилого дома, состоящего из взаимосвязанных корпусов, снабженных открытыми лоджиями. В отличие от американских небоскребов с их фальшивыми увенчаниями и декоративной мишурой небоскреб Корбюзье обладал лаконичной формой. Крестообразные 60-этажные небоскребы Корбюзье (при всей парадоксальности его градостроительного предложения в целом) оказали положительное влияние на аналогичные сооружения Мис Ван дер Роэ, Франка Ллойда Райта и ряда других мастеров, работавших над проблемой небоскреба в последующие годы. Отныне эклектическим небоскребам Америки пришел конец - постепенно их начали вытеснять небоскребы современного стиля, эстетика которых заключалась в пропорциях простейшей формы, созданной из стекла, металла и новейших пластических масс.
И. И. Леонидов. Проект Института В. И. Ленина в Москве (1927 г.)
В 1925 г. на Парижской всемирной выставке привлекали к себе всеобщее внимание два здания: павильон "Esprit nouveau" Ле Корбюзье и павильон Советского Союза, построенный К.С.Мельниковым. Художественное мастерство Корбюзье, казалось, достигло в этом грациозном строении полного совершенства, а сооружение Мельникова иностранная печать объявила ни с чем не сравнимым произведением зодчества (Восторженное отношение иностранных архитекторов к упоминаемому советскому павильону сохранилось до настоящего времени. Об этом свидетельствует, в частности, капитальная монография о всемирных выставках Р. Алой (Aloi R. Esposizioni architettura allestimenti. Milano, 1960)). Следует отметить, что, начиная с Парижской всемирной выставки, пробудившей на Западе интерес к искусству и культуре СССР, советское зодчество стало оказывать влияние на развитие мировой архитектуры во все более возраставших масштабах.
После конкурса на проект дома акционерного общества АРКОС (1925 г.) в СССР возобладал конструктивизм. Успех этого направления на советской почве был настолько безусловным, что за пределами его влияния осталось только небольшое количество убежденных сторонников старых классических стилей (К числу архитекторов, противодействовавших новому стилю, относился в то время И. А. Фомин. В середине 20-х годов он выступил с сильно нашумевшей идеей обновления классики, точнее реконструкции и упрощения дорического ордера, простые и мужественные формы которого считал созвучными духу пролетарской культуры. Что касается творческих платформ Ассоциации новых архитекторов (АСНОВА) и Объединения архитекторов-урбанистов (АРУ), то они отличались лишь очень немногим от основного направления советского зодчества. Практически же все архитектурные группировки, начиная от ОСА (т. е. Общества современных архитекторов, которое представляло конструктивистское направление), ставили перед собой задачу создания нового стиля, достойного социалистической эпохи). Братья Веснины. Проект Дворца труда в Москве (1923 г.)
Вслед за братьями Весниными ведущими мастерами конструктивизма стали М. Я. Гинзбург, И. А. и П. А. Голосовы, А. С. Никольский, И. И. Леонидов и Г. Б. Бархин. Периодически, отвлекаясь от классических стилей, к ним примыкали А. В. Щусев, И. В. Жолтовский, В. А. Щуко и ряд других мастеров. В воспитании архитектурных кадров большую роль помимо упомянутых лиц играли Н. А. Ладовский, Н. В. Докучаев, А. М. Рухлядев, В. Ф. Кринский и В. Д. Кокорин и все вместе, несмотря на расхождения в творческих взглядах, составляли все же самую сплоченную и целеустремленную в Европе когорту экспериментаторов, творцов новой стилистической системы.
Текстильный комбинат в Кайсери (Турция). Авторы проекта архитекторы И. С. Николаев, Б. М. Попов, И. Ф. Милинис, А. Л. Пастернак. Построен в 1932-1934 гг. Перспектива главного корпуса
Конкурсы, которые проводило Московское архитектурное общество во второй половине 20-х годов, находили многочисленные отклики за рубежом и превращались в события международного значения. Проекты и постройки советских зодчих публиковались во всех иностранных архитектурных журналах (Особенно часто откликался на советскую практику журнал L'architecture d'aujourd'hui". За один только 1931 г. в нем было помещено свыше сорока проектов и ряд статей, посвященных советскому зодчеству), а лучшие произведения зодчества (такие, как Днепровская гидроэлектростанция) привлекали к себе иностранных туристов, приезжавших в СССР для изучения советских архитектурно-строительных достижений. Большой интерес вызвала у иностранцев советская архитектурная школа, являвшаяся, наряду с "Баухаусом", не только кузницей кадров, но и лабораторией нового метода архитектурного мышления (Передовое место среди советских архитектурных вузов в 20-х годах принадлежало архитектурному факультету Московских высших художественно-технических мастерских (ВХУТЕМАС). На Парижской всемирной выставке 1925 г. ВХУТЕМАСу был присужден диплом первой степени за постановку творческих предметов на так называемом "Основном отделении". Педагогические методы ВХУТЕМАСа, предложенные проф. Н. А. Ладовским еще в 1922 г., получили распространение на Западе). Иностранные журналы охотно публиковали даже студенческие курсовые и дипломные проекты. Насколько велик был интерес иностранцев к советской архитектуре, свидетельствует тот факт, что в 1930 г. в Германии при издании трех монографий, посвященных всемирной архитектуре, одну из них целиком посвятили советскому зодчеству (Монография была издана в Вене в 1930 г. (El Lissitzky. Russland. Die Rekonstruktion der Architektur in der Sowjetunion. Wien, 1930)).
Текстильный комбинат в Кайсери. Участок размером 750X1000 м разделен шоссейной дорогой на жилую и промышленную зоны. Тем самым предусматривалось линейное развитие этого комплекса вдоль шоссе и железной дороги
В 1929 г. Панамериканское сообщество наций объявило международный конкурс на маяк-памятник Христофору Колумбу, который предполагали построить близ Санто-Доминго, на острове Гаити. Конкурсы, как и генеральные сражения, выявляют физическую и духовную силу наций, что же касается данного конкурса, то он продемонстрировал идейное богатство и стилистическую зрелость советской архитектуры. В то время как в большинстве проектов американских, английских и даже французских авторов ощущались либо пережитки псевдоживописной стилистики венского "модерна", либо мистика католицизма, в советских проектных предложениях не было ни легковесного стилизаторства, ни мистицизма. Наоборот, смелость, художественная простота, жизнеутверждающее начало и стилистическая принципиальность - вот те качества, которые ярко выступали в проектах советских авторов. В равной мере было чуждо им и эпигонство классических стилей, столь характерное для некоторых итальянских и испанских участников конкурса. В итоге столкновения на конкурсе всех архитектурных школ мира восемь советских проектов получили премии и похвальные отзывы с публикацией в монографии, изданной в Мадриде (Одной из первых премий был отмечен проект В. К. Олтаржевского; был премирован также проект Н. Е. Лансере. Однако больше всего наделал шуму на конкурсе проект К. С. Мельникова, в котором автор использовал архитектурную символику и эффект движения статуи Колумба, помещавшейся внутри музейного зала. Обратил на себя внимание проект, составленный А. В. Буниным, Т. Н. Варенцовым и Г. Т. Крутиковым, в котором маяк-памятник, помимо его мемориального значения, должен был служить призывом к завоеванию космического пространства. Монография, содержащая конкурсные проекты, была подготовлена техническим советником по проведению конкурса Альбером Кельсеем и опубликована Панамериканским сообществом (Gelsej A. Concours pour l'erection d'un phare a la memoire de Cristophe Golomb. Madrid, 1931)). Быстрое развитие промышленной архитектуры в СССР, во главе которой стояли В. А. Веснин, Л. А. Серк, А. В. Кузнецов и молодые еще тогда архитекторы И. С. Николаев, А. С. Фисенко, В. А. Мыслин и Е. М. Попов, привлекало к себе не меньшее внимание зарубежной печати. В 1932-1934 гг. советские архитекторы построили Кайсерийский текстильный комбинат в Турции, оснащенный самым передовым оборудованием. Выход советской промышленной архитектуры во внешний мир не остался незамеченным на Западе, поскольку экономически отсталая послевоенная Турция служила тогда ареной, на которой соревновались архитекторы передовых европейских стран, стремившиеся превзойти друг друга в новизне и совершенстве своих архитектурных идей.
Международный конкурс на проект памятника-маяка Колумбу в Санто-Доминго (1929 г.). Проект архит. К. С. Мельникова (основная идея - проникновение европейской культуры в Америку)
Достижения СССР привели иностранных архитекторов к непосредственному сотрудничеству с советскими зодчими. После двукратного посещения Москвы Ле Корбюзье в 1930 г. начал строительство громадного дома Центросоюза (Проект этого здания относится к 1928 г., строительство же было проведено в 1930-1936 гг. В работах над осуществлением и перекомпоновкой некоторых частей здания Центросоюза принял участие Н. Я. Колли, выезжавший в Париж для согласования проекта с Ле Корбюзье), а вслед за ним для продолжительной проектной и строительной работы в СССР приехали Андрэ Люрса, Ганнес Майер и ряд других выдающихся архитекторов Запада. Само участие этих мастеров в советском строительстве было показателем общности стилистических взглядов на западе и востоке Европы и в то же время оно возвышало советскую архитектурную культуру, поскольку зарубежные архитекторы приезжали в СССР не в качестве проповедников новых концепций, а как практики, искавшие экспериментальной творческой деятельности в атмосфере наиболее передовой архитектурной среды в Европе. Международный конкурс на проект памятника-маяка Колумбу в Санто-Доминго (1929 г.). Проект архитекторов А. В. Бунина, Т. Н. Варенцова и Г. Т. Крутикова. Нижняя сфера (музей Колумба) символизирует Землю, верхняя - первую планету, которой достигнет человек при покорении космоса
Под влиянием советского опыта расширилась и приблизилась к интересам парода тематика проектирования западных архитекторов. Если в раннем творчестве Ле Корбюзье преобладала индивидуальная вилла, адресованная заказчикам из интеллигенции и буржуазных кругов, то начиная с рубежа 20-х и 30-х годов он все более стал обращаться к многоэтажному жилищному строительству для широких слоев населения, а также к планировке городов и поселков. В проекте образцового населенного пункта для фермеров (1934 г.) Корбюзье попытался насадить па французской почве кооперативные формы сельского хозяйства, находясь под впечатлением строительства колхозов и совхозов в СССР.
В Германии в условиях нараставшего жилищного строительства новый стиль довольно быстро распространился на рядовые жилые дома в три-четыре этажа. Быть может, лучшие художественные результаты в этой области были достигнуты Бруно Таутом в застройке берлинских предместий. Наряду с архитектурой жилищ малой и средней этажности несомненных успехов в решении функциональных и художественных задач достигли французы и немцы в архитектуре школ, больниц, гаражей, кинотеатров и многих других небольших по объему сооружений. Однако развитие нового стиля не было сплошным победным шествием от одной архитектурной проблемы к другой. Факты показали, что функционализм развивался далеко не равномерно во всех областях строительства и далеко не все архитектурные темы оказались подвластными ему.

Приложенные файлы

  • docx 2338536
    Размер файла: 637 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий