Ревность К Горизонтальному Положению.doc


АВТОР: LizaHeilig НАЗВАНИЕ: Ревность к горизонтальному положению. (РКГП)БЕТА: Helen, Unfeigned_Heart (с 37-й главы по 47); Memory(до победного "fin.") СТАТУС: закончено.КАТЕГОРИЯ\ЖАНРЫ: Slash, PWP(?), Humor (в виде стёба), Bill's Pov, AU, Cruelty (сцены жестокости и насилия, соответствующие рейтингу), BDSM (бандаж, доминирование, садизм, мазохизм), Psychedelic;РЕЙТИНГ: NC-17ПЕРСОНАЖИ: Билл, Том, Дэвид Йост и т.д. КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: У Билла очень интересная работа - "проводить время с мужчинами за деньги" - все сторонники обратного, решайте сами, читать вам дальше или нет. Думаю, это не будет банальным. Возможно, это рассказ о том, как человек полностью меняет взгляды на жизнь. А может, это про то, как один человек становится для другого всем. ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ: Гомосексуальные отношения, разврат, мат, ещё много всякой х*рни. Местами жестоко. БДСМить или нет я ещё подумаю.=)ОТ АВТОРА: А что я? Я как всегда. Даже не знаю,что сюда написать, думаю, в дальнейшем мысли появятся. Фик отличается от предыдущего, зато, возможно, напомнит позапрошлый.ОБЛОЖКА: Рисунок Аллегатора, фш - Аркада. ТРЕЙЛЕР:

Ревность.Это чувство сопутствует тем, кто не понаслышке знает что такое измена. Возможно, они и сами изменяли, изменяют и будут изменять, и их просто гложет сам тот факт; эти люди сравнивают всех с собой, считают всех подобными себе. Чаще это мужчины, богатые, за сорок или около сорока. "Если я изменяю своей жене, она мне тоже изменяет." Только вот большинство думают, что их измена это нормально, а измена их второй половинки это преступление. Если мужчина лишь "гуляет налево", то его жена обязательно "подло изменяет". Если мужчина "кобель", то его благоверная - "сука". И почему-то я часто попадаю в подобные любовные треугольники, где каждый сам за себя, а я лишь острый угол этой головоломки. И все ревнуют. Муж жену, жена ревнует мужа, а я ревную себя к собственной работе.Ревнуют не из-за поступков, а из-за того, в каком положении они происходят, это доказано психологами. Лично я ревную себя к собственной работе, сильно. Она меня не достойна, но я не считаю себя униженным. Моя ревность к моему горизонтальному положению. Может, я сошёл с ума, но порой я просто безумно нуждаюсь в хорошей пощечине, хочу, чтобы мне кто-нибудь заехал по лицу и сказал "что ты делаешь, остановись!".Мои клиенты часто любят повторять "любви все возрасты покорны". На что я лишь тихо могу отшутиться "все в сексе позы хороши". Работа.Есть вещи, которые я не могу делать. Не могу. Всегда надо уметь сказать "стоп". Хотя, казалось бы, чего сложного? Часто просят, чтобы я отсосал, взял в рот. Это не сложно, даже приятно, если привыкнешь. Получать удовольствие можно от всего, даже от боли, всё дело в самовнушении. Не люблю какие-то извращения. Ползать со свечкой в заднице, получать удары плетью - нет, это не для меня. И если бы не деньги, я бы и не подумал о таком. Но если задуматься, дело даже не в деньгах. Любую свою работу надо любить, а если тебе не нравится то, что ты делаешь... это, наверное, неправильно, да, значит это не твоё. Whore/Шл*ха.Не люблю это слово, хотя когда слышу его в свой адрес, то возбуждение накатывает само собой. Но это слово не правильное, если оно касается моей работы. Я не могу назвать себя "шлюхой". Нет, это не так, я просто составляю компанию людям. Моя работа это своеобразное общение и если это общение происходит в горизонтальном положении, что в этом плохого? Я люблю секс, как это может не нравится? Работа на улице и "элитная" сильно отличаются. Мечтаю попасть в "элитный" класс, там и платят больше, и шансов нарваться на пьяного урода - гораздо меньше. Для рандеву элитного класса обычно снимаются номера в гостинице. Мягкая кровать, чистые простыни, богатые люди с кошельками, полными денег. Мужчины, у которых есть семья, а это немало, 78%. Наверное, они просто устали от однообразия, в любом случае дома есть жена, которая приготовит, постирает, уберёт; моими услугами пользуются именно мужчины с такими принципами. Может, такой мужчина среднего класса подзабыл, какой шлюхой может быть его жёнушка, может даже большей шлюхой чем я. Правы были мои родители, когда говорили, что на свою задницу приключений я точно найду. Но кто же знал, что смысл этих слов будет настолько прямой?
Я живу в собственной квартире. Хотя, если быть честным, я её снимаю, зато она действительно моя. Моя. Тут мои вещи. Живу в ней - плачу деньги. Нет денег - плачу собой. Замкнутый круг. С соседями мне, мягко говоря, повезло. Просто замечательные люди. Всегда ценил людей за общение, а то, чем они занимаются меня совершенно не интересует. Человек может быть киллером, но постоянно рассказывать -анекдоты, шутить, быть самим собой. А то, что за его плечами не один труп - это не важно. Рядом со мной, буквально через стенку, живут парни из секты "Белый холст". Их мировоззрение всегда казалось мне безумно интересным. Человек - это лишь белый холст, на котором ничего не написано, жизнь пишет своими причудливыми узорами на нашем сознании. Они проповедуют безэмоциональную жизнь. Меньше чувствуешь - дольше живёшь. Порой очень удобно иметь в доме телевизор с большим выбором громкости. Особенно когда соседи-сектанты выбивают эмоции клин клином. Они хлопают руками, пока ладони не начинают гудеть, кричат, пока не пропадает голос, всё это напоминает концерты рок групп, только без музыки, в квартире, где о стены бьётся лишь эта какофония голосов. За этим довольно забавно наблюдать, надо лишь не забыть заткнуть уши чем - нибудь. Также забавно наблюдать за тем, как морщатся стражи порядка, когда входят в квартиру, чтобы задержать нарушителей комендантского часа. В нос им бьёт стойкий запах алкоголя и свежих огурцов. Так забавно, порой жалею что в то время я "на работе" или правильнее сказать "под работой". Полицейский берёт со стола огурец, брезгливо нюхает его и кусает, наблюдая, как его коллеги выводят избивающих себя парней. Такое происходит каждый вторник. Каждую неделю, каждый месяц. Вторник, полиция, огурцы. Полицейский кусает огурец, старательно прожёвывая его двадцать два раза, чтобы помочь своему пищеварению, глотает, кусает снова. Никто не замечает. Всем плевать, что каждое утро этот полицейский не получает свой завтрак, что недавно его бросила жена, умерла собака и его понизили в должности. Всем плевать, что его холестерин превышает норму, а обувь жмёт. Он просто стоит и ест свежий огурец. Мне всегда было безумно интересно, зачем парни из организации "белый холст" покупают столько огурцов. Меня посещали пошлые мысли по этому поводу. Но... Тогда почему они не покупают вазелин? Или без вазелина больше "эмоций"? Поплакать, покричать, почувствовать боль они позволяют себе лишь раз в неделю. Вторник, полиция, огурцы. Наверное вазелин помог бы почувствовать им ещё парочку чувств - чувство удовольствия и жжения в заднице. Но я им не сказал, сославшись на непредсказуемость ситуации, я просто представил как это выглядело бы в магазине. Парень, пакет огурцов и баночка вазелина - весёлый вечер в весёлой компании. Но я этого не вижу, я под работой, включив телевизор на полную громкость. Загадки окружают нас, наш мир, мы окружаем мир загадками. Меньше знаешь - крепче спишь. Трезвая голова всегда спасёт похотливую задницу.Похотливая задница всегда найдёт проблем на трезвую голову. Замкнутый круг.Второй сосед - вор. Я склонен верить слухам. А если как раз-таки верить этим слухам, то всё именно так. С ним я почти не пересекался, а в тех редких случаях, он даже не здоровался со мной. Лицемерный придурок. Хотя всё тайное меня привлекало, ведь я никогда не видел лица этого человека. Он всегда ходил в большой куртке с капюшоном, толстовка и в редких случаях встречи на лестничной площадке я видел лишь его спину. В один прекрасный момент я понял, что меня дико раздражает та мысль, которая прочно засела в моей голове. "Он не хочет со мной здороваться, потому что я шлюха, бисексуал." Его раздражает эта мысль? Он гомофоб? Он мне противен! Вторник, полиция, огурцы. Дикие вопли за стенкой, смех, запах свежих огурцов на всю лестничную клетку. Я лежу под клиентом, который вколачивает меня в матрац быстро двигая бёдрами. У него такой маленький член, что я еле сдержался чтобы не рассмеяться, когда он стащил с себя брюки. Мужчина всеми своими силами пытается самоутвердиться в собственных глазах. На мгновение мне даже начало казаться, что вместе со стонами он бормочет что-то типа "могу, я могу". Бедный, захотелось погладить его по лысеющей голове, зачесать волосы на правый бок и сделать сострадательную мордочку. Я редко трахаюсь в своей квартире, просто на улице лишний раз этого делать не хочется. Но, видимо, клиенту не очень-то нравилась обстановка, в которой я живу. Наверное, ему хотелось как можно быстрее отсюда слинять. Самоутвердиться, получить удовлетворение и слинять. Сорокалетний холостяк, видимо не женат и страдает из-за этого. Неужели, когда разменяешь четвёртый десяток появляется такая острая потребность, чтобы тебе стирали носки, готовили, убирали за тобой всё дерьмо? А самому? Что, руки отвалятся? Разменять пятый десяток, без жены, с ху*вой работой, на которую не то что идти - думать о ней не хочется. Склероз, импотенция, полуфабрикаты, из близких друзей лишь собака, которая вынуждена каждый вечер наблюдать, как её хозяин от безделья пихает шариковую ручку в свой зад. Он всё ещё двигается во мне, приближая свой оргазм, а моя работа сводится лишь к тому, чтобы сжимать свой проход именно в тот момент, когда член клиента входит полностью. Самое сложное - это порой пересилить себя, пытаться самому поймать ноющее ощущение удовольствия. Попытаться изогнуться так, чтобы член клиента постоянно дотрагивался простаты. Ещё и ещё, наверное, поэтому я порой так хочу, чтобы меня кто-нибудь основательно подготовил, растянул. Гладил, массируя колечко мышц, а я бы насаживался на его пальцы и стонал. Но чаще всего клиенты желают оральный секс, это и дешевле и быстрее. И слава богу, потому что я достаточно наслушался историй про раздолбанные дырки, геморрой и все проблемы, связанные с анусом после анального секса. Меня пугало, что от этого никто не застрахован, и если презерватив был гарантией, что я не подцеплю от клиента какую-нибудь заразу, то кто мне мог гарантировать, что после очередной долбёжки в мою дырку мышцы сожмутся снова? Ведь всё равно, рано или поздно наступил бы момент "икс", и ты понимаешь, что всю оставшуюся жизнь тебе только и остаётся, что срать в собственные штаны.Движения клиента становятся более резкими, и наконец он останавливается, его пальцы больно вжимаются в мои бёдра, он старается натянуть меня сильнее. В этой позе, когда мои ноги на чьих нибудь плечах, я чувствую, как затекает спина, жизнь так распорядилась, что я слишком худой, и при каждом движении в моё тела я чувствую каждый свой позвонок. На клиенте презерватив, мужчина держит меня за ноги, вжимаясь своим пахом в мой зад, словно хочет кончить в глубь. Псих, что же ты делаешь? Неужели ты и правда думаешь, что твой хилый член способен порвать этот чёртов гондон? Если быть предельно честным, то почти через раз случаются всякие курьёзы, и мне просто приходится прилагать неимоверные усилия, чтобы сдержать смех. Я становлюсь похожим на придурков из секты "белый холст", которые запрещают себе эмоции. А иногда приходится играть, изобразить удовольствие, призывно приоткрыть рот, выдохнуть, прикусить губу, закатить глаза, это реальная изнанка жизни. И вот, я стараюсь не смотреть "туда", выгибаюсь, чувствуя, что мои ноги съезжают с клиента. Моя задница касается простыни, и по телу пробегают мурашки, такое чувство холода и пустоты, будто и нет у меня задницы, ноги онемели, и я не чувствую пальцев. Смотрю на мужчину, он улыбается, выворачивает свои брюки с изнанки, натягивает на свою задницу семейники и одевает штаны на ноги. Он кладёт рядом со мной деньги, о которых мы условились в самом начале встречи, хлопает меня по бедру и машет рукой, прощаясь. Морщусь и наиграно улыбаюсь, наблюдая за тем, как мужчина выходит из комнаты. Поднимаюсь с "кровати", ноги почти не держат, первое желание подрочить, но оно тут же пропадает, когда на полу я вижу использованный презерватив. Брезгливо поднимаю его с пола (вот козёл), и направляюсь на кухню в поисках помойного ведра. Мусор извращенца - упаковки от презервативов, использованные, шкурки от бананов. Надо выкинуть мусор. Мою руки, вдруг становится противно, что я держал в руках "это", а то, что это было у меня во рту и в заднице - пустяк.Открыв холодильник, подмечаю, что лампочка не горит, свет выключили. Благо ещё светло и острой необходимости включать свет нет. За стеной секта "белый холст" продолжают свою гулянку. Вторник, полиция, огурцы. Только от одних этих воплей хочется бежать на улицу или заткнуть уши, наверное, и у меня скоро будет нервный срыв. В холодильнике бутылка воды, какие-то овощи и баночка с анальной смазкой. Что в холодильнике делает смазка? Странно так, что в голове не укладывается. Словно я собрался её съесть.
Раз в неделю я прихожу в бар на соседней улице. Этой богом забытой забегаловкой управляет не то чтобы наша сутенёрша.. Хотя это так и есть. Но девушки называют её "мамочка". Стелла (так звали хозяйку забегаловки) никогда не относилась ко мне как к любимчику, но всё же была вынуждена признать, что я приношу ей довольно неплохой доход. Каждое воскресение надо было подойти к барной стойке, и уж тогда ждать остальных или распоряжений бармена. Это место было оформлено как отель-бар. Клиенты валили толпой, чтобы выпить и потрахаться. Стелла провожала клиента в номер, а затем созывала всех нас, мы входили по очереди, чтобы клиент мог выбрать ту, которая ему понравится больше всего. Из парней на той точке был только я и Марвин, такой симпатичный блондин. Но ему постоянно не везло с клиентами, жаль, если бы у него была возможность, он бы себя неплохо показал. И вот мы стоим перед той самой дверью в ''VIP-номер'' и покорно ждём. Некоторые девочки обмениваются косметикой, красят губы, всё это выглядит довольно забавно. Особенно забавно то, что они передают друг другу карандаш для глаз, со всех сторон слышу тихий шёпот, сплетни. На какой то момент задумываюсь, а чем мы отличаемся от людей, обыкновенных, с нормальной работой? Мы ведь все такие же, большинство тут дружат и друг за друга горой. Порой жалею лишь о том, что у нас нет охранников. И приходится выкручиваться самим (если что). Очередная девушка входит в номер и передаёт мне карандаш для глаз, как эстафетную палочку. Напротив меня, у стены, стоит бармен, за спиной слышу, как кто-то говорит, что ему сегодня исполняется тридцать. Кручу карандаш в руках, надо же, фирменный. -Билл, Билл, ну как сегодня? - Моего плеча касается наманекюренная, тонкая ручка. Поворачиваю голову и приветливо улыбаюсь. Чёрт, как же её зовут.. Киша, Лиша, Ниша, бл*. -Да нормально, а у тебя? -Ой, Стелла сказала, что сегодняшний клиент - это какой-то режиссёр, если кто-то из нас ему понравится, можно будет неплохо подзаработать. Вот я и смотрю, тебе карандаш не нужен? Можешь мне его дать прямо сейчас? - Не ответив, протягиваю девушке карандаш, она одними губами шепчет "спасибо" и чмокает меня в щёку. Дверь открывается и Стелла смотрит на меня, я лишь облокачиваюсь на дверной косяк, делая вид, что и не собираюсь входить. Женщина злится, даже при таком тусклом свете, я вижу, как её лицо краснеет от злости. Заглядываю в номер и вижу хорошо одетого мужчину в солнечных очках, лёгкая щетина на его лице придаёт ему ещё больше сексуальности, а на щеке красный след от помады. Видимо, девочки из кожи вон лезли, чтобы привлечь внимание именно к себе. Подхожу ближе и останавливаюсь рядом с кроватью, у соседней стены, толкаясь, стоят десять девушек, перешёптываются, словно тоже оценивая меня. Абсолютно с незаинтересованным видом, покрутившись перед кроватью, я развёл руками. Мужчина улыбался, вау, какие у него зубы, видимо, он частый гость у стоматолога, следит за собой. -Парень. Что ты мне покажешь? - Не то чтобы я ожидал этот вопрос, но я догадывался.-Ничего. - Совершенно спокойно отвечаю я. Сразу несколько девушек у стенки ахают. -Почему? - Снова спрашивает этот человек, по-моему, он единственный из всех понял мою игру. Какой догадливый. -Потому что я хочу, чтобы ты мне кое-что показал. - Непринуждённо смотрю в область его ширинки и облизываюсь. -А уж потом я покажу тебе всё, что хочешь ты. -Снимай штаны. - Командует мужчина. Стелла проходит позади меня, толкнув меня в плечо. Этакий тонкий намёк "делай, что тебе говорят". Чёрт, этого я не планировал. Остальным хорошо, столпились тут почти в чём мать родила, ой, а у Анжелики классный розовый пеньюар! Круто, ей идёт! Так, я отвлёкся. Не решаюсь перечить и медленно стаскиваю с себя джинсы. Усмехаюсь, дожил, даже не помню, что за бельё сейчас надето на мне, так, а я его вообще надел? Так, плавки, интересно, это в данной ситуации хорошо или плохо? Кидаю джинсы в руки Стелле, женщина неуклюже ловит их и насторожено смотрит на меня. Мужчина тоже не сводит с меня глаз, а потом жестом подзывает Стеллу. "Мамочка", виляя толстыми бёдрами подходит к клиенту и наклоняется к нему, словно демонстрируя своё декольте и сиськи шестого размера. Он что-то шепчет Стелле на ухо, она кивает, снова кивает, а потом отстранившись, смотрит на меня. -Да здоров он, здоров, это у него комплекция тела такая. - Женщина нервно хихикает. Клиент снова делает жест рукой, и "мамочка" наклоняется к нему. Он ещё что-то шепчет ей на ухо и потом кивает сам. Стелла подходит к двери, стоп, я что - в пролёте? - ну и хорошо, а то моя дохлая задница уже замёрзла, мне вернут джинсы? -Девочки, выходите. - Резко дёргаю головой, я не ослышался? Меня что, выбрали? Бл*! Все курицы выходят из номера, напоследок Стелла подходит ко мне, положив свою пухлую руку мне на плечо, она почти прислоняется губами к моему уху. -Презервативы под подушкой, смазка в тумбочке, игрушки в выдвижном ящике под кроватью. - Киваю, и "мамочка" быстрыми шажками покидает комнату, закрыв дверь.-Красивый у вас отель. И смотрю, все, кто тут работают тоже красивые. - Он что, про Стеллу говорит? Она красивая? Он что, обдолбаный? Хотя он прав, каждый человек по-своему красивый. -Но лучшие отели в Токио.-Ты был в Токио? - Мужчина жестом подозвал меня к себе, немного наклонившись назад. Я не был в Токио, но это город моей мечты. Зачем клиенту знать об этом? Его конечно можно понять, он хочет завязать разговор, развязав мне язык. Я подхожу вплотную к нему и останавливаюсь между его ног. Он придвигается ближе ко мне, задирает мою футболку и проводит пальцами по животу, остановившись на впадинке пупка. -Красивая татуировка. - Смотрит на мою татушку в форме звезды и ухмыляется. Эта картинка в самом низу живота появилась недавно, и я даже сам порой удивляюсь как я был способен на такой пошлый поступок. -Может, скажешь мне как тебя зовут?-Нам не разрешено говорить свои имена, номера телефонов и адреса.-А если я приплачу? Любишь чаевые? Мне всего лишь интересно как зовут такого красивого мальчика. Если хочешь, я тоже представлюсь. -Билл, меня зовут Билл.-Вот и замечательно, а я Дэвид Йост. Пару раз я видел, какой ср*ч после рандеву остаётся в номерах. Мне совершенно плевать, какой беспорядок царит вокруг меня, но кровать... Для меня кровать - это святое! Мятые, грязные, скомканные простыни, Господи, я готов бежать и орать во всё горло, лишь бы не видеть этого. Интересно, кто в этом отеле меняет простыни, убирается? Я люблю убираться, уборка успокаивает нервы, хотя это всего лишь перекладывание барахла с одного места на другое. Поворачиваюсь к Дэвиду, пытаясь согреться его теплом. Вау, даже не знаю что сказать, не помню когда в последний раз во время секса я не притворялся, а стонал по-настоящему. Йост - режиссёр. Он снимает порнушку. Фильмы для взрослых, любая из моих "коллег" трахалась бы с ним лишь за место в каком-нибудь новом фильме. Каждой из этих девок нравилось бы чувствовать себя шлюхой этого крутого режиссёра, он - папочка ситуации. И мне, чёрт возьми, понравилось как он меня отымел. Это редкость, за такие моменты я бы сам готов был заплатить. Слышу, как открывается дверь и привстаю на локтях, подчинившись любопытству. -Лежи, лежи. - А кого я ожидал увидеть? Конечно это была Стелла. -Он снял тебя на всю ночь, так что ты пока свободен. -Мне тут до утра лежать? - Шепчу в ответ, одновременно пытаясь следить за тем, чтобы Дэвид не проснулся. Стелла лишь нагло улыбается и закрывает дверь с обратной стороны.
У вас бывало такое, что не хотелось жить? В моей жизни такие моменты врядли можно назвать депрессией. Это уже скорее суицидальная наклонность. Но я слишком трусливый, чтобы полоснуть себе бритвой по венам. Тошнотворные мысли о самоубийстве меня посещают в клубах. Стелле звонят хозяева клубов и заказывают на вечер несколько симпатичных "шлюшек". А потом ты просто крутишься вокруг похотливой толпы, выслушиваешь пошлости, которые тебе нашёптывают на ухо и идёшь трахаться в туалет. Но это так, мелочи. В последний раз меня жутко мутило после коктейля, мой желудок его просто не принял, и меня жестко выворачивало на изнанку в течении получаса. Я сидел на полу в закрытой кабинке и обнимал унитаз. Состояние было такое, что просто хотелось разрыдаться, я устал, у меня кружилась голова, и желудок болел так, что хотелось утопиться прямо в этом толчке. Пользуясь ситуацией, что я был один в туалете, я громко хныкал, позволив себе минуту слабости. Кто бы знал как мне хотелось, чтобы кто-нибудь открыл эту чёртову кабинку, помог мне подняться с пола, помог мне умыться и привести себя в порядок, а потом... Если честно, я даже не сразу заметил что то, о чём я думал, начало происходить. Какой-то парень вытащил меня из кабинки и, придерживая меня под руку, подвёл к умывальнику. -Так, сколько пальцев я показываю? - Я устало посмотрел в сторону собеседника и... Вау, какие у него красивые длинные пальцы. Перевожу взгляд с его рук на лицо, первое, что бросилось в глаза это тёмная повязка на голову и косички, французские косички, как у какого-то репера, точно, как у Снуп Дога. Серёжка в губе и родинка на щеке, он выглядел и дерзко и мило, чёрт, похоже, меня это завело. Никогда не спал с парнями, у которых на голове такие косички, мне безумно захотелось их пощупать. -Три! И я хочу, чтобы ты меня ими трахнул. - Чёрт, даже в такой ситуации я всё равно думаю про секс. Невинно улыбаюсь, я еле стою на ногах, жуткая слабость во всём теле не являлась плюсом в мою пользу этим вечером. Не успел я понять, что ответил, как парень включил воду в раковине и нагнул меня так, что моё лицо оказалось под потоком воды. Я протестующе запищал, обессилено пытаясь оттолкнуться от бортика. -Трахаться он хочет. А то, что ты сейчас чуть не умер в обнимку с унитазом - это чепуха?! - Он отключает воду и разворачивает меня к себе лицом. Я весь продрог, вода по шее стекала под футболку и по телу бежали мурашки. -Экстази что ли наглотался? Глупо улыбаюсь и тяну руку к его голове, чтобы дотронуться до его волос. -Нет, всего лишь коктейль. - Тихо бормочу. Парень отрывает из мотка бумажное полотенце и аккуратно протирает мне лицо. А я просто стою в недоумении, не в силах даже спросить в чём дело...Очнулся я уже в своей квартире. Даже сначала не понял, как я тут оказался и, увидев этого парня из клуба, я окончательно запутался. Помню лишь, что отключился в том туалете. Но не помню, чтобы я говорил ему свой адрес. Может у меня галлюцинации? -Какого хрена? - Не выдержав, спрашиваю я, в надежде услышать хоть какие-то объяснения. Может, он всё же подумал над моим предложением и согласен трахнуть меня пальцами? Господи, Билл, о чём ты думаешь, ты уже сексом занимаешься бесплатно? А что? -Привет, и я тоже очень рад тебя видеть. - Отшучивается он, присаживаясь рядом со мной на кровать.-Я спрашиваю - кто ты, и что ты делаешь в моей квартире? -Какая у тебя короткая память, я тебя в клубе от толчка отодрал, ты с ним обнимался. - Смеётся парень, наблюдая за тем, как я злюсь.-Это неправда. Меня тошнило. Как мы оказались в моей квартире, я спрашиваю!? -Да я часто тут отсиживаюсь. У меня есть ключ, иногда я прихожу сюда и смотрю как ты спишь. Жаль, что ты тут редко ночуешь. - От шока я потерял дар речи. Так, дело даже не в том, что я сплю в чём мать родила, а в том, что за мной наблюдали? Да враньё, не верю, я слышал, что многих проституток преследовали влюблённые клиенты, но я не помню чтобы я спал с этим парнем, да и не похоже, что он в меня влюблён. -Ограбить хотел, а когда тут впервые очутился, то понял, что не найти мне тут ничего интересного, кроме фалоиммитатора в двадцать восемь сантиметров. Ты фанат петтинга? Я слышал, что про тебя болтают, но не знал, что это правда.-Чего? -Тебе что, вода в уши попала? Ты меня совсем не помнишь? - Он искренне удивляется, а я пытаюсь что-то сообразить.-Йозеп, вторник прошлого месяца? - Парень, у которого я стырил бумажник. Помню, что украл, но лица не запомнил. Чёрт, точно, наверное - это он, преследует меня из-за бумажника. -Прости, я верну тебе деньги что украл! Хочешь, отработаю?-Оу, а я думал, что я единственный вор в этой комнате.-Вор? Погоди-ка. -Я твой сосед. Живу напротив твоей квартиры. - Чувствую как от удивления рот открылся сам собой. -Меня Том зовут. Даже странно, что мы не знакомы. -Лучший способ познакомиться - это переспать.
Со сколькими нужно переспать, чтобы считать себя "шл*хой"? Что чувствуешь, когда тра*аешься с человеком, с которым едва знаком, или не знаком вовсе?После знакомства с Томом мне вдруг стало не наплевать на всё это. Впервые мне больно от одной только мысли, что я ошибался во всём ради чего жил. При этом Том ничего особого не делал, он не доставал меня нравоучениями. Может меня задел тот факт, что он со мной так и не переспал? Впервые я кому-то сам себя предложил, и мне было отказано. Даже не так, он мне не отказал, он отшутился какой-то глупостью, на которую я не смог ответить. Мы стали друзьями. Друзья - из моих уст это так абсурдно звучит. Вы когда-нибудь забывали дома мобильник, или любую-другую важную мелочь, чтобы приходилось за ней возвращаться? Наверное, когда-то давно, я забыл своё самолюбие, и почему-то только сейчас захотел за ним вернуться, хотя, ведь я сам, специально засунул его куда подальше. Том такой человек, что рядом с ним хочется быть "на уровне". Неужели моя репутация ниже репутации вора? Как я и предполагал, Дэвид предложил мне роль в каком-то порно фильме. Собственно хочу я, или нет - меня никто не спрашивал. В такой ситуации я был рад лишь одному факту, я больше не буду тра*аться с алкоголиками и водителями такси. Не буду больше отсасывать на улице у первых встречных мужиков, у которых есть парочка хрустящих банкнот. Если я буду сниматься в фильмах, я автоматически перехожу на следующую тропинку VIP уровня, там и клиенты поприличнее, и кошельки у этих клиентов - толще. С Томом мы пересекались уже чаще, намного чаще. Наверное, он старался не попадаться мне на глаза из-за его "работы". Он хотел со мной познакомиться, но боялся, что полицейские где-то установили слежку. Все мои предположения похожи на сюжеты фильмов, но я люблю искать поступкам людей достойное оправдание. Том просто не хотел впутывать никого в свои проблемы? Мои проблемы с полицией я решил давно, и очень хорошо известным мне способом. Но, похоже, Том тоже решил свои проблемы с полицией, и иногда, когда я возвращался «домой», он встречал меня у подъезда. Мы вместе ходили в магазин, брали что-нибудь выпить или какие-нибудь чипсы, и съедали всё, ещё до того, как успевали дойти до квартиры. Мне с ним так легко общаться. Только вот что странно, он так необычно говорит, его дикция отличается от моей, и это явно не из-за пирсинга в губе. У меня так вообще проколот язык, но я вполне нормально говорю, тут дело было в чём-то другом, но я не мог понять в чём же именно. Ещё я замечал, что когда я говорю, он смотрит на мои губы. Но это не тот пожирающий взгляд, который я видел сотню раз, это что-то другое, пристальное, внимательное и сосредоточенное. Меня это сбивает, когда я замечаю подобное. "Белый холст" больше не орали за стенкой каждый вторник. Может, они решили сменить "день- х"? Или же их достало то, что полицейские едят их огурцы? Или же стражи порядка выбили из бедных парней всю дурь так, что эмоций хватило до конца месяца? Порой я жалею, что мне придётся переехать из этого района. Я буду скучать. Но Йост твёрдо сказал, что я должен всему соответствовать, и что он не позволит своему "актёру", жить чёрт знает где. Но это «чёрт знает где» - всё же мой дом, который мне безумно нравился. Больше всего, наверное, я буду скучать по Тому. Всё же он хороший человек, я желаю ему лишь добра. Эх, чёрт возьми, если бы не обстоятельства, я бы всё же с ним переспал. Видимо, не в этот раз? Когда Йост попросил меня зайти к нему, я подумал, что он снова хочет положить меня под какого-нибудь влиятельного друга, который поможет моей карьере. Очередной глупый бред.-Познакомься, это твой телохранитель. - Я стоял и улыбался как дурачок, даже не слушая, что говорит Дэвид. Такая реакция была у меня всегда, когда я видел Тома, а он просто стоял и рассматривал меня, словно видит в первый раз. А я настойчиво отказывался понимать, что тут происходит.-Прости, что?-Твой телохранитель. - Повторил Йост, присаживаясь в кресло. Телохранитель? Что это? Это что-то типа вышибалы в клубе? Средство контрацепции двадцать первого века, человек стоит рядом и следит, когда надо высунуть. Увольте, Том ни как не вписывался в моих глазах под эти стандарты. -Он будет ходить с тобой, следить чтобы твоя задница не попала в плохие руки. - Том, со мной, круглосуточно, да ещё и зарабатывать на этом будет? Интересно, как он это сделал? -А теперь то, чего делать нельзя... - Список был большой, легче было бы просто перечислить обязанности Тома - телопредохранителя. Том должен был следить, чтобы мужики, которые меня тра*ают - платили деньги. Мне не очень-то нравилось, что Том будет в курсе всего этого. Он ведь не из этого мира, а вдруг, он разочаруется во мне как в человеке, когда узнает какой я на самом деле? Том лишь стоял и выслушивал всё, что говорил Йост, в то время как моё сердце просто отбивало чечётку. Мне не нравилось, мне неловко. Том постоянно ходил за мной, видел, что я делаю, с кем общаюсь. Чёрт, я не мог выполнять свою работу. Мы ведь, друзья. Я не хотел терять Тома как друга, не хотел опускаться в его глазах. Пару раз я пытался с ним заговорить, поговорить, оправдать себя. Но он постоянно уходил от разговора. Наше общение сводилось к паре слов, а дальше как пропасть. Мне это совсем не нравилось.
Я всегда думал, что «порно», это когда людей снимают на камеру в тот момент, когда они тра*аются. А потом всё это выкладывают в Интернет, обвешивают копирайтами и призывают определённую аудиторию тихонько подра*ивать. Эта сфера деятельности подразумевает собой воплощение фантазии? Тогда чьей? Сомневаюсь, что актёров. Меня всегда безумно бесила пометка «+18». Это ущемление прав человека, такое ощущение, что если тебе не полных семнадцать лет, ты не можешь дро*ить. То же самое и с журналом «PLAYBOY» - где наряду с фотографиями голых моделей и знаменитостей, выкладывали статьи о том, каким бензином лучше заправлять свой коллекционный Кадиллак. Такое ощущение, что если у тебя нет Кадиллака, ты не можешь дро*ить. Это было ещё то сборище акул. Силиконовых, оперированных, крашеных акул. Которые только и могли, что эротично облизывать леденцы, или же фотографироваться с приоткрытым ртом, когда в подбородок упирается чей-то член. Зря я привык здороваться с теми, чью рожу вижу не в первый раз. И на моё беззаботное «здрасьте», «акулы» лишь шумно выдыхали, поправляя свои силиконовые шарики в лифчиках, которые скорее напоминали сеточки для ветчины. Том посмеиваясь наблюдал, как я безрезультатно пытаюсь завязать с кем-нибудь разговор. Но видимо «ветчина» не хотела со мной общаться. Наверное, эти дамочки ещё не решили, в какой «класс» меня занести. Моя кандидатура намертво застряла между категориями «похотливый пассив» и «крутой самец». Ну, конечно до крутого самца я не дотягивал, на эту категорию указывала лишь моя половая принадлежность. По той же причине, когда я хочу в туалет, я захожу в дверку с буковкой «М», а не «Ж». Кстати говоря, меня всегда бесили мужские общественные туалеты. Никогда не понимал в чём прикол. Ты стоишь у писсуара, рядом стоит ещё какой-то мужчина, который так же справляет нужду. Тут ты просто замечаешь на себе его взгляд, он смотрит тебе между ног, потом замечает на себе твой удивлённый взгляд, улыбается в стиле «а я чё? Я ни чё!=)))». Именно сейчас мне надо было выделиться. У меня тут же появилась идея, и тут же она себя исчерпала. Вакантное место на коленках Йоста было занято.Том посмеивался у стенки, сложив руки на груди, и слегка опустив голову. Он ещё издевается. Но я, кажется, придумал, что мне сделать. Я подбежал к Тому, схватил его за руку и потащил в сторону дивана. Йост меня стерилизует за это. Игнорируя удивлённый возглас Тома, я толкнул его на диван и залез на него верхом. -Какого хрена? -Большого и длинного. – Прошептал я и заткнул Тому рот поцелуем. Он схватил меня за плечи и попытался оттолкнуть, но я крепко вцепился пальцами в диван. В моей голове вдруг пронеслась мысль «вау, я изнасилую своего телохранителя, и Дэвиду придётся нанимать телохранителя ему, чтобы охранять его тело от меня!». Но блин, я не хочу быть в активе. –Том, Том, пожалуйста, подыграй мне. – Бормотал я сквозь поцелуй, забираясь руками под его футболку. Пока я пытался сформулировать дальнейшие свои мысли, боковым зрением я заметил вспышку фотокамеры. Йост меня точно убьёт. -Билл, живо слезь с него! – Заорал рядом с моим ухом Дэвид. Всё, закончилась моя минута славы. Я покорно слез с Тома и уселся на диван нормально. –Вы что, спятили? Билл, тебе мало всех этих загорелых качков? -А мне этот нравится. – Я кивнул в сторону Тома и невинно захлопал глазками. -Ах так, слушай ты, я тебе поручил охранять эту задницу, а не тра*ать! – У Йоста был такой видок, словно из его ушей сейчас повалит пар. И вся эта злость была направлена на Тома, хотя инициатором был я. –Забыл уже, как эту должность получил? Сам-то от него ничем не отличаешься. – Йост дал Тому подзатыльник и предпочёл вернуться к своей новой знакомой. Я удивлённо посмотрел на Тома. Он поднялся с дивана и вновь подошёл к стенке, у которой стоял. -Том, а как ты получил эту работу? – Я закутался в одеяло сильнее и смотрел на Тома, который сидел в кресле напротив меня. –Ты что, с Дэвидом переспал? Как он тебя уговорил?! -Он меня не уговаривал, Билл. Я просто хотел попробовать, как это, как и тебе. Йост сказал, что только шл*ха может охранять шл*ху. -Это же полный бред. – Я приподнялся с кровати на локтях. –И как? -Хреново, Билл, хреново. – Том грустно улыбнулся и подмигнул мне. -Я могу тебя научить… Точнее нет, объяснить. Просто, нет для меня ничего ценного тут и тут. – Я провёл пальцами по губам, а потом по бедру. –Я просто стараюсь получать удовольствие, а не думать на тему, что об этом думают другие. -Я понял, что не ошибся. -В чём же? – Я заинтересованно склонил голову в бок. -Я люблю тебя, Билл. – Накрывшись одеялом с головой, я громко засмеялся. -Ну ты и приколист! -Спокойной ночи Билл. – Высунув голову из-под одеяла, я увидел, что свет, который горел, уже погашен. -Спокойной ночи, если я во сне скину с себя одеяло, прикрой, пожалуйста, мою голую попу? -Хорошо Билл.-Спасибо.
Том меня ревновал, любил? Любил как, как друга, как работу, или он любил мою работу? Конечно, одной проблемой меньше, когда под рукой всегда есть тот, с кем можно потра*аться. Хоть Йост это и запретил, но он ведь не должен знать всё. Для меня это скорее было игрой, чем чем-то серьёзным. К тому же немного пугало, что для того же Тома, это не игра. Мне хотелось разнообразия, мне безумно хотелось разнообразия, ведь жизнь – это соревнование. А я его не чувствую. Мне надо было что-то своровать, стырить, и чтобы Том это видел. Мне как ребёнку было безумно интересно, ведь он тоже воровал. Да, я раньше, иногда тырил деньги у клиентов, но это было совсем другое, и то, это было только тогда, когда они плохо со мной обращались. Это была месть, а не кража. Воровать надо то, что нужно? Мне нужна была краска для волос, и я решил прогуляться по магазинам. Мой верный охранник естественно пошёл со мной, только он не знал, что денег я не взял. По моему мнению, я довольно ловко спрятал упаковку под куртку, и сразу же застегнул молнию. -Что ты делаешь? – Удивлённо спросил Том. Он стоял рядом и просто не мог не заметить, что я собираюсь стырить эту чёртову краску для волос. -Тоже, что когда-то делал ты.-Я не воровал краску для волос, Билл. – Том засмеялся, и попытался вытащить упаковку из-под моей куртки. -Кража ради кражи! – Запищал я, пытаясь сделать шаг назад. Игнорируя мои сопротивления, Том расстегнул молнию на моей куртке и отдёрнул её край в сторону. -Ты псих, ты даже её в фольгу не замотал. Она же зазвенит при выходе. -Ну так научи меня, как правильно! – Радостно улыбнулся я, но сдал позицию, и он выхватил у меня упаковку с краской.-У тебя есть деньги, более того, ты можешь попросить Дэвида, и он оплатит тебе салон красоты! Что ты хернёй страдаешь? -Я хочу быть как ты.-Что?!-Своровать что-нибудь, как ты. – Я наивно захлопал ресничками, раньше это всегда срабатывало. -О Боже, теперь я ещё и виноват! Сегодня ты что-нибудь украдёшь, а завтра Йост скажет мне, что я подаю тебе плохой пример! -Ты должен позволить мне сделать это для тебя. -Ты своруешь мне краску для волос? -Краска мне. Но я ведь её украду. – Я кивнул головой в сторону выхода. -Объясни, зачем? – Том обессилено закатил глаза. -Ну, ты же узнал, что это такое, быть мной. А я хочу узнать, каково это, быть тобой. Оказалось, что бегаю я быстро. Отчасти я это всегда знал, ну или догадывался. Надо было завернуть в фольгу, как сказал Том, тогда бы, наверное, не зазвенело. С Томом мы встретились уже около отеля, там же я продемонстрировал свой трофей – краску для волос. Весь остаток дня я снова и снова рассказывал Тому, как убегал. Мы ходили до поздней ночи, просто гуляли, даже дошли до того места, где раньше жили. Обратно пришлось возвращаться на автобусе, опять же – зайцами. Главное просто вовремя выскочить за дверь и дать дёру. В итоге, в номер я добрался совершенно без сил, а ноги страшно гудели. -Бл*, ну я не могу, всё, мыться и спать. – Простонал я, пытаясь стянуть с себя джинсы, но видимо сил не было даже на это. Том стоял, облокотившись на дверной косяк, и внимательно наблюдал за мной. -Смотри краску не раздави. -Она же у тебя! -Я думал у тебя?-Тооом! – Я перевернулся на спину, всё ещё пытаясь расстегнуть ширинку и снять, наконец, джинсы. –Чёрт, я никогда столько не бегал, наверное джинсы приросли. – Том шумно выдохнул и подошёл ко мне. Он наклонился над моей ширинкой и быстро расстегнул и пуговицу и молнию. -Дальше сам?-Н-нет. – Удивлёно выпалил я, продолжая наблюдать за действиями Тома. Он приподнял мои бёдра и стянул джинсы до колен, затем просто потянул за штанины, полностью освобождая мои ноги. -С футболкой сам справишься? -Нет… - Я сказал это чисто автоматически. Том никогда так раньше не делал, в смысле, не помогал мне раздеться. Сейчас я был смущён больше, чем когда Том наблюдал за мной во время работы. Чёрт, я дурак, что скинул куртку, как вошёл в номер. -Ладно. Ты мне совсем не поможешь? Приподнимись и подними руки вверх. – Я выполнил просьбу Тома, и сидел, подняв руки воздух, ожидая его действий. Он потянул нижние края футболки кверху, и вскоре я кожей почувствовал как прохладно в номере. По телу пробежали мурашки. Том снял с меня футболку, и вывернув её с изнанки аккуратно сложил. –Тебе помочь добраться до ванной? -А ты совсем не устал? -Есть немного, но я уже привык, а ты нет. Тебе надо отдохнуть, у вас же завтра приём. Йост снова будет демонстрировать тебя похотливым мужикам. Ты завтра и так устанешь. – Том грустно усмехнулся, протягивая мне руку, чтобы помочь мне подняться с кровати. -Я от этого никогда не устаю, хотя бы, не устаю так, как устал сейчас. – Я путался в словах, мне почему то было сейчас так волнительно, я не помню когда в последний раз я так себя чувствовал. –Если бы ты, завтра, так же устал, как я сейчас, то я бы за тобой поухаживал. Правда. -Ты предлагаешь мне, завтра с кем-нибудь переспать? А если точнее, то лечь под кого-нибудь? -Ну, нет, я не знаю, я просто говорю, не слушай меня.-Ради тебя, я могу. -Что? -Да. А ты как думал?
Я сидел и разглядывал ананасы в шампанском, игривые пузырьки напитка поднимались к верху и шипели на поверхности бокала. Как же мне было хреново, я винил себя за вчерашний вечер. Пока Дэвид представлял всех своих «новых» актрис, я просиживал джинсы у барной стойки. Хоть сегодня я и увидел не оперированные, чистые лица. Это даже было странно увидеть пухленькую блондинку, которая не морила себя диетами, и выглядела она куда круче всех этих костлявых барби с пятым размером груди, которые прикидывались немыми до определённого момента. Но ведь правда, порой их единственный умный собеседник – это их грудь. Как-то недавно видел какую-то девушку, которая перед съёмками разговаривала с грудью, точнее она сказала – «ну девочки, не подкачайте!». Не подкачайте? Она их что, подкачивала? Я пьяно усмехнулся, снова отпивая из бокала. Всё равно хреново, Том сейчас где-то в кабинке, тра*ается с каким-то уродом, а я сижу тут, и чувствую себя полным де*ьмом. Я что, уже так не уверен в себе? Я что, уже, по нормальному парня не могу завоевать? Ведь он мне нравится, а я ему сказать об этом не могу, трус, трус. Нет, я сейчас пойду, и скажу ему, прямо сейчас пойду, и скажу. Я решительно ударил рукой по стойке, чем испугал бармена. -Том? – Немного дрожащим голосом спросил я, зайдя в мужской туалет, и тут же услышал скрипучий звук кабинки. Перед глазами сразу предстала картина – какой-то ублюдок имеет моего Тома, а он обессилено держится за стенку кабинки. –Том, ты тут? – Громче спросил я, подойдя ближе. -Да. -Том, прости меня, пожалуйста, ты можешь выйти? -Билл, я тут вообще то, немного занят. – Твёрдо ответил он, и я снова услышал и увидел, как шатается перегородка. -Том, ну, прекрати, пожалуйста, я не хочу, чтобы ты делал это из-за меня. Ты мне нравишься, Том. -Что? - Я отошёл от двери, заметив, что кабинка открылась. От того, что я увидел, я протрезвел на 30%. Мужчина, с которым Том зашёл сюда, лежал, голова его была в унитазе, а Том ритмично «пинал» его ногой, от чего бок мужчины касался противоположной стенки кабинки, так вот что здесь происходит. -Что за… так вот как ты тра*аешься! Я там сижу, напиваюсь, сгораю от чувства вины, а ты тут с этим козлом дайвингом туалетным заняться решил, а не сексом?! – Не ответив, Том подошёл ко мне и нежно поцеловал. От неожиданности я вздрогнул, даже по началу испугался… Вдруг сюда зайдёт Дэвид… и увидит, нас. –Том, не делай, больше, так. – Шептал я сквозь поцелуй. -Нас могут увидеть, не надо, тогда… тогда Дэвид разозлится. Тише, не надо....
Когда этот вечер закончился, Йост отправил Тома в номер одного, а меня попросил проследовать за ним. А я надеялся, что Дэвид больше не захочет проводить со мной время. Но чёрт возьми, я ошибался. Мы приехали к нему, и где-то после часа мирных посиделок, я понял, что до «полежалок» не дойдёт. Йост всячески пытался завязать со мной беседу, но я прямо задницей чувствовал, что здесь не всё так просто. Между делом, Дэвид начал рассказывать сценарий, на следующие съёмки. Хотя, какой тут сценарий, просто план действий, обстановка. Он возбуждался от собственных слов, а мне было совершенно безразлично, ведь на съёмках, я услышу всё тоже самое ещё раз, но принимать участие снова не стану. Я не актёр. Я как поп-корн в кинотеатре. -Что это? – Я испуганно вздрогнул, услышав, что в коридоре хлопнула дверь.-Не беспокойся, это, наверное, мой сын. – Мужчина улыбнулся, наблюдая за моей реакцией. -У тебя есть сын? Мы обсуждаем такие вопросы, когда у тебя дома сын? Сколько ему лет? -Ему пятнадцать. Не беспокойся, он ничего не услышит. -Как это? Мы ведь громко разговариваем, да и вообще… -Билл, он ничего не услышит, потому что он глухой. Забери его завтра из школы искусств, я просто не могу, а тебе я хоть как-то доверяю... Прости, я не знал, как начать этот разговор.То, что у Дэвида, оказывается, был сын, я не знал, тем более для меня было неожиданностью, что он инвалид. Йост прекрасно знал язык жестов, а я-то думал, почему у него такие рабочие, быстрые руки. Я думал, что он дрочит, а он оказывается с сыном общается. Парня звали Франц. Мне так понравилась его модная одежда и то, как у него были покрашены волосы. Натуральный цвет его волос – светлый, и макушка его головы была блондинистая, а дальше темнее, ближе к рыжему цвету волос. Возможно, красился он сам, причём явно на днях, поскольку пальцы его рук были, словно испачканы в авто-загаре, они были почти рыжие, как цвет его волос. Помню, когда я красился в первые, у меня руки три дня были чёрные. Франц был глухой не на сто процентов, поэтому у него была возможность носить слуховой аппарат, с помощью которого он мог нормально слышать. Но даже не смотря на это, он постоянно смотрел мне в рот. Потом он объяснил мне, что учится читать по губам. По губам.... Мы ходили вокруг его школы, он объяснил мне, что не хочет пока идти домой и ждёт какого-то друга. Он что, тоже гей? А чего я ожидал? У парня отец снимает порно, спит с актёрами из собственных фильмов, не удивительно. Мне даже жаль мальчишку, наверное, если Дэвид приводит в их дом какую-нибудь очередную фифу, он крадёт или отключает у сына его слуховой аппарат, чтобы мальчик ничего не услышал. Подумать только, всего каких-то четыре года назад, мне тоже было пятнадцать, я не на много старше Франца, но я уже ему нянька. Мы остановились около железного забора, выкрашенного в чёрный цвет. От сюда было легче всего следить за парадным входом в здание школы. -Это все глухие? - Знаю, это было неуместно, но этот вопрос мучил меня уже полчаса.-Ты смеёшься? -Нет, просто...-Тут такой только я, и друг нашего учителя. - Парень пожал плечами и снова уставился на мои губы. -У тебя очень, э, красивая родинка. Я слышал, что люди, у которых родинки около рта, любят пофлиртовать. Знаешь, ты не похож на шл*ху моего отца. -Я не ш*юха твоего отца. -Прости, что? Ты не мог бы когда говоришь, смотреть на меня. В последнее время у меня барахлит слуховой аппарат. -Проехали. А... как живётся, если ты не слышишь без этой штуки? -Как и всем. Вот друг нашего учителя воровал. Слабослышащие не такие уж и беспомощные, как многие думают. Мне нравится модель слухового аппарата этого парня, его зовут Том, я тоже хочу бежевый и такой мелкий. А отец купил мне голубой и довольно таки крупный, вот видишь? - Парень повернулся ко мне левым боком, демонстрируя эту штуку, которая была надета вокруг его уха. Секундочку...-Погоди, как ты сказал, Том?-Ну да, я вообще с ним хорошо знаком. Он хороший человек, хоть и отсидел за грабёж. Но ты не думай, всего несколько месяцев. Если бы он был плохим, я бы его не познакомил со своим отцом. Мой папа даже ему работу дал. Ты даже, наверное, знаешь, о ком я говорю, да? - Нет, мир не может быть настолько тесен. К тому же он сказал, что этот Том глухой, точнее, он слабослышащий. - А вот, кстати, и они, мой учитель мистер Веллер и Том. - Франц показал на парадную лестницу здания, было такое чувство, что я лишился дара речи. Мой Том стоял с учителем Франца и разговаривал с ним на языке жестов. -Друзья? А какие они друзья? Они спят вместе? - Я вдруг почувствовал дикую ревность, почему Том не рассказывал об этой части его жизни? Почему он это скрыл?-Нет, ты чего. А вы что, всё же знакомы? -Знаешь что, Франц, пойдём ка отсюда?-Эй, а как же мой друг?-Скинь ему смску что ты его не дождался.
На этот раз, снимать решили дома у какого-то богатенького приятеля Дэвида. Частная порно-студия, как это мило. Пришёл новый актёр, высокий афроамериканец. Всех, включая меня, это заинтриговало. Пышногрудые блондинки и сексуальные брюнетки стали поправлять свои богатства в лифчиках. Повезло, наверное, этого красавца привели для новой съемки, недаром я полдня подглядывал на здоровую ванну джакузи и шест для стриптиза. Уже представляю, как все эти девки виснут на шее этого качка, а потом они весело проводят время в удобной ванне с шампанским. Том стоял, облокотившись на светлую колонну в античном стиле, они стояли по всему дому, росли из пола к потолку, словно деревья в парке. С ним я не разговаривал по поводу того, что я узнал, пусть его секрет станет и моим секретом. Мне было немного обидно, я всегда думал, что хорошо умею разбираться в людях, как я мог не заметить, что у Тома проблемы со слухом? Да что уж там, как я мог не заметить слуховой аппарат, я всегда думал, что это так заметно? -Билл, мне нужно знать твоё мнение. - Я даже подпрыгнул, услышав голос Дэвида за своей спиной. Откуда у него появилась эта привычка подкрадываться? -Никогда больше так не делай!-А чего это ты такой пугливый? Боишься что ли этого большого чернокожего парня? - Йост сделал пару движений бёдрами, которые я бы назвал весьма пошлыми. -Расслабь булки, пока от тебя требуется только смотреть.-Я что, оценщик? -Понимаешь Билл, тут все акрёры определённого жанра, но лишь ты работал по специальности. -Ты мне сейчас гонишь, что они только притворяются, что тра*аются, а на самом деле они все девственники? Ты сейчас говоришь мне, что я единственный тут кого имели? -Нет, я совсем не про это. Не секрет, что почти все тут точно через постель, или за какие либо выдающиеся таланты. Но лишь ты работал на панели, там я тебя и нашёл. -Тебе чертовски повезло со мной.-Знаю. - Йост невесомо поцеловал меня в щёку и жестом подозвал к нам этого темнокожего верзилу. Сегодня великий день! Сегодня я узнал, это чувство, когда на тебя смотрят сверху вниз сто с лишним килограммов живого, чернокожего веса. Если ЭТО ляжет на меня... да что уж там, Йост непредсказуемый, но я стал умолять Господа Бога, чтобы Дэвид не дал команду "начали". Потому что после этой команды, до команды "кончили" будет уже не далеко. -Эдвард, поздоровайся с Биллом. -А может не надо? - Я и сам не подозревал, каким тоненьким голосочком могу говорить. Но зато, я знаю, как быстро я умею бегать. Я попытался развернуться, но Дэвид удержал меня за руку. -Ты куда? Стой, у меня для тебя сюрприз. - Йост нагло улыбнулся, посмотрев на меня. -Не люблю сюрпризы. -Ну что Эд, он твой. - Дэвид подтолкнул меня к этому большому парню. В следующую секунду я почувствовал руку на своей талии и обречённо захныкал. Я повернул голову в сторону Тома и стал шептать одними лишь губами "по-мо-ги". Каков был шанс, что он умеет читать по губам? Хотя, возможно слово "помоги", относится к разряду дежурных слов, которое знают все? Типа: <<Пиво, сиськи и футбол, подойди, забей мне гол!>>. В моей голове стало зарождаться столько мыслей одновременно, а Том тем временем сорвался с места и быстрым шагом направился в нашу сторону. Я чувствовал взгляд этого Эдварда в макушку моей головы, это было равносильно жарким лучам солнца, которые светили прямо мне в темечко. <<На моей спине рука, развели как дурака.>> -Билл, этот мужчина к тебе клеится? - Том смотрит снизу вверх на этого верзилу, а я даже пошевелиться боюсь. -Нет, спокойно, это мой подарок Биллу. Эдвард, сними штаны. - В моём воображении проскочили картинки, как этот Эд, снимает с себя свои трусы, потом за считанные секунды раздевает меня догола и начинает тра*ать мою тощую задницу. Дэвид, надеюсь, ты не такой псих, чтобы думать, что такой сюрприз мне понравится? Хотя, может быть и понравился бы, но не при таких обстоятельствах и возможных последствиях. -Ну как тебе, Билл? -Большой...чёрный...банан. - Начал говорить я, первое, что приходило мне на ум.-Нет, Билл, у Эдварда интимная стрижка! - Я выпучил глаза и немного нагнулся. -Б-и-л-л. - Прочитал Том, уставившись на, почти полностью выбритый лобок и громко засмеялся. Меня вдруг тоже пробило на смех. -Вот такими путями я буду добиваться твоего пиара, Билл. Тебе нравится? - Йост довольно улыбнулся, а я еле сдерживал себя, чтобы снова не засмеяться. -Да, это круто! - Я довольно улыбнулся, купаясь в лучах внимания сразу трёх мужчин. Богатый - но бабник. Большой, но... сильно большой. Том. И только в этом человеке меня устраивало всё. -Том, а сделаешь себе так же?-Ты правда этого хочешь?
по поводу того, что вы сейчас прочитаете,да, Билл - дурашка, мы все это понимаем, знаем, и повторять по сотне раз сам факт - не надо хД
Как давно я тут не был, в этом доме? Но в квартире Тома я не был вообще. А хотя хрен с этим, всё когда-нибудь бывает в первый раз. Его квартира была напротив моей, а я даже никогда не представлял её. Обычно я автоматически прокручиваю всё в голове. Всё, что окружает меня, становится причиной для дальнейших раздумий. И я уже смирился с фактом, что никто и никогда не узнает моих мыслей. Как только мы зашли в квартиру, Том кинул на пол чёрный рюкзак, и снял с ног обувь. Моё внимание остановилось на этом рюкзачке. -Откуда у тебя это?-Билл, ты чего, я с ним всю дорогу шёл. Это будет сюрприз. Это специально для тебя.- Я пожал плечами и уселся на что-то жесткое. Том включил свет, оказывается, я уселся на плетёную кушетку. Хотя моя задница стала догадываться об этом раньше, чем голова. Рядом со мной стояла большая вешалка и шкаф-купе с большим зеркалом. Я открыл рот. Усмехнувшись, Том присел рядом со мной на колени и снял с моих ног кроссовки. -Нравится?-Ты и это стащил?-И как ты себе это представляешь? - На мгновение задумавшись, я представил, как бы Том мог тащить этот дорогой шкаф. Нет. Не мог. -Пойдём, мой сюрприз в другой комнате. -А что тут? - Я указал на ближайшую дверь, всё ещё не поднимаясь с кушетки. -Тут спальня. -Б*я, что ж меня так постоянно тянет в кровать. - Я грустно усмехнулся. -А сюрприз не там? - В моём голосе появилась издёвка с долей надежды. Нет, ну а вдруг? Том отрицательно покачал головой и подхватил с пола рюкзак. Не понимая в чём дело, я поднялся с кушетки и зашёл с ним в соседнюю комнату, которая оказалась гостиной. Диван, два кресла, журнальный столик и большой телевизор... в комнате было много свободного места. Я ко всему тут боялся прикасаться, наверное так всегда бывает в первый раз в незнакомой квартире. -Сядь на диван. -Ну а где сюрприз? - Бубнил я, присаживаясь на тёмный, кожаный диван. Чёрт, откуда у него такие вещи? Это же всё стоит большую сумму денег. Том развернул одно из кресел спинкой ко мне, я лишь удивлённо выгнул бровь, не понимая, что тут вообще происходит. -Это театр. - Гордо заявил Том, положив рюкзак куда-то за кресло, а потом присел на корточки, спрятавшись за ним. Я вжался в диван. По моему, меня сегодня точно решили свести с ума. Интимные стрижки, театры за креслом, таинственные рюкзачки... Не успел я что-то на всё это съязвить, как увидел руку Тома, на которой была нарисована безумная рожица. Маркер выкатился из-за кресла. -Во пиз*ец. - Только и сумел воскликнуть я. -Так, давай пока без комментариев? - Том высунулся из-за кресла, разглядывая свою разрисованную руку.-Хорошо, но ты просто знай, что это пиз*ец. - Я часто закивал, усевшись на диван с ногами. Том снова спрятался за креслом. Меня это начало забавлять. Через несколько секунд я услышал звук открывающейся молнии, а потом рука Тома снова показалась из-за дивана. -Меня зовут Роб, и сегодня я ваш проводник по этому безумному миру порно. - "Заговорила" рука Тома. За этот вечер я узнал много нового. Том натягивал на свою руку презерватив, надувал его. К концу этого представления у меня было три гандоношарика, которые я тискал в руках. Рука Тома, которая представилась как "Роб", периодически демонстрировала то, что, оказывается, было в рюкзаке. Хотя, демонстрировала - это не то слово. Правильнее сказать "брала в рот". Полупрозрачный фалоимитатор стал гвоздём программы. А когда "в руке" Тома оказался вибратор, у меня сдали нервы и я расхохотался. Хреновина вибрировала у Тома в руке, на которой были нарисованы глазки. Это было самое зубодробительное представление, которое я когда-либо видел в жизни. -Тебе понравилось? - Том сидел рядом со мной на диване продолжая смеяться. -Ещё как. Только не стирай пока этого. - Я провёл пальцами по руке Тома, на которой до сих пор не стёрлась весёлая рожица. -Ну вот, теперь нас тут трое, и я ревную. -Трое? - Удивился я.-Ну да, ты, я, и он! - Том кивнул в сторону своей руки, которую продолжали поглаживать мои пальцы. Я смущённо заулыбался. Давно мне не было так хорошо, спокойно, нежно, радостно, тепло... Я бы мог продолжать вечно перечислять то, что я ощущал в этот момент, если бы не почувствовал, как рука Тома сжимает мою коленку. -Что ты делаешь? -Ты такой красивый, Билл. Я хочу, чтобы ты вечно улыбался.-У меня тогда сильно болела бы челюсть. - Том наклонился вперёд, не смело касаясь моих губ своими. Меня ещё ни кто так нежно не целовал, никогда. Он посасывал мои губы, водил языком по моим зубам. Со мной творилось что-то непонятно, я не смел даже пошевелиться, не то что ответить на поцелуй. Том положил руки мне под футболку, поглаживая мою кожу, едва касаясь пальцами, я часто дышал...-Мне кажется, я не смогу жить без тебя... Мне кажется, я очень сильно люблю тебя. - Шепчет он сквозь поцелуй, а по моему телу бегут мурашки.-Мне кажется, нам надо остановиться. - Сам не верю, что говорю это. -Но почему?-Я не собираюсь отказываться от того, что я делаю. Тебе же больно смотреть на всё что происходит, когда я с кем-то тра*аюсь, когда кто-то тра*ает меня. Мне нравится все, что я делаю, я не хочу что-то менять! Разлюби меня!-Но... когда ты сказал, что я тебе нравлюсь...-Я ошибся! Я ошибся, понимаешь? Это моё чувство собственности, ты моя собственность. Я всегда хотел, чтобы ты меня тра*нул, но я не хочу, чтобы это для тебя что-то значило, ведь для меня это будет просто очередной раз. - Вру, я вру, лжец, лгун, обманщик, плут. Ударь меня, заставь замолчать и поцелуй снова. Поцелуй меня, не верь в мои слова, заставь меня забрать их обратно. Почему я не могу сказать то, о чём я думаю на самом деле. Я уже ненавижу себя за это. Боюсь испортить и порчу, как маленький глупый ребенок, который долго выпрашивает конфету, а когда ему её покупают, он отказывается от неё. Гордость оказалась глупостью!-Ну и как же мне это сделать? Как сделать тебя не значимым? -Чёрт подери, я думал ты глухой, а не глупый! - Тут понимаю, что проговорился о твоём секрете. Ты быстро дотрагиваешься рукой до повязки, которая закрывает половину твоего лба и уши. Проводишь пальцами вдоль, до левого уха. Не могу смотреть на твоё лицо, ты удивлён, даже, кажется напуган. -Как ты узнал? - Игнорируя твой вопрос, спускаюсь с дивана и устраиваюсь между твоих ног. Пытаюсь расстегнуть ремень на твоих штанах, меня выдаёт лишь то, что мои руки трясутся. -Нет, Билл, не надо.-Почему? Попробуй не чувствовать ко мне ничего. -Я не хочу так!-А я хочу только так!-Так может ты меня и изнасилуешь? - Том грустно ухмыляется и пытается привстать, но я толкаю его обратно на диван. -Прекрати, это уже не смешно. - Ты пытаешься перевести это всё в шутку? Могу ли я назвать это предсказуемым? Наконец справляюсь с твоим ремнём и быстро расстёгиваю твою ширинку. -Просто сиди, договорились? - Снимаю свои штаны вместе с трусами и откидываю их на диван, рядом с тобой. -Я не... - Прислоняюсь губами к твоей щеке, нежно, мимолётно целую и ты замолкаешь. Я привык общаться с помощью своего тела, прикосновений, но я не помню, когда в последний раз я вкладывал столько смысла в поцелуй, столько немых слов. Ты должен меня понимать. Ты просто обязан. Стягиваю с твоих ног джинсы до колен и провожу пальцами рядом с резинкой твоих боксеров. Часто дышишь, интересно, о чём ты сейчас думаешь? Тяну боксеры вниз, ты позволяешь мне снять их с тебя, также до колен. Не смотришь вниз, смотришь лишь на моё лицо. Наклоняюсь к твоему члену и начинаю медленно его подрачивать. -Знаешь что общего между браком и проституцией? - Ты вжимаешься в диван, сжав пальцы на руках в кулаки. Наверное, даже не слушаешь меня, или не слышишь. Обычно от моих прикосновений стонет любой, натурал или гей - это не важно. Ты же наоборот молчишь, сдерживаешь себя, хотя, иногда твоё тело всё же берёт верх над разумом. Ты неосознанно толкаешься в мою руку, но тут же понимаешь что делаешь, пытаешься восстановить контроль над собой. -И что же общего?-Ты всегда принадлежишь кому-то. Я принадлежу своей работе, Том. - Но сегодня я принадлежу тебе... теперь всегда хочу, чтобы было так. -Я ревную тебя к твоей работе! -Это всего лишь положение, Том. -Я ревную тебя к твоему горизонтальному положению! - Почти выкрикиваешь ты. Постепенно сдаёшься.-Ну так спаси меня. - Нет, о чём я думаю? Это невозможно, я не должен накручивать себя, даже думать о таком. Я не создан для отношений с одним человеком. И Том, казалось бы, должен, как никто другой это понимать. Надо вернуться, моя защита - это нападение. -У тебя есть в доме какая-нибудь смазка? -Нет. - Чётко выговариваешь ты, сильно зажмуриваешься, а потом громко выдыхаешь. -Масло или крем? -Нет. -Ладно, я сделаю всё сам. - Мимолётно улыбаюсь и наклоняюсь к твоему члену, облизываю ствол, вдыхаю твой интимный запах. -Прекрати, хватит, не надо. - Чувствую на своих плечах твои руки, ты легонько но настойчиво отталкиваешь меня. -Билл, что же ты делаешь? -Я думал, это будет небольшой минет, перед тем как ты тра*нешь меня. Я, я уже представил, как ты делаешь это со мной, грубо имеешь и выгоняешь из квартиры. Как и все, в этом нет ничего особенного.-Да, Билл, но я не как все! - Ты встаёшь с дивана, надеваешь на себя своё бельё и джинсы и выходишь из комнаты, а я так и остаюсь сидеть на полу.
Ещё один парень, который тебя бросает. Ещё раз, это чувство, когда сердце разбивается. Я никогда этого не хотел. Я никогда не хотел влюбляться, меня устраивает всё то, что есть. Я никогда не считал, что мне чего-то не хватает. Хотя, то, чего мне так не доставало, было именно в этом человеке. С первых секунд знакомства, если их можно было так назвать, я понял, что это всё будет не так как обычно. Привет, в постель, пока. Может, я заслуживаю чего-то большего, а может это заблуждение. Может пора прекратить всё то, чем я занимаюсь несколько последних лет, а может, это наоборот как намёк, что надо продолжать, продолжать и работать в полную силу. Я всегда находил в сексе определённую прелесть. И даже если ни кто не тра*ал меня в задницу или в рот, я дро*ил в свой кулак.На этот раз мне снова пришлось сидеть с Францем. Йост запер нас в квартире, забрав куда-то Тома, сказал, что "по делам". Парень смотрел телевизор на полную громкость, а я спасался от этого шума на кухне. Дэвид предупредил, что у парня барахлит слуховой аппарат, читать по губам он умеет плохо - а язык жестов я не знаю. Полное не взаимопонимание. Вчера я ночевал у Тома в квартире, и мне никогда ещё не было так стыдно. Стыдно зато, что я хотел сделать, за то, что я говорил. Может я правда его обидел? Но он, кажется, не подавал виду. В итоге мы даже уснули в одной кровати, в его кровати. Правда перед этим он заставил меня надеть бельё, сказал, что иначе он уйдёт спать на диван. Этого я не хотел. И я наконец-то увидел, как выглядит его слуховой аппарат, когда он вытаскивал его на ночь, предупредив, что без него он меня не услышит. Если бы мне что-то понадобилось, я бы должен был разбудить его - похлопав по плечу, а не "на голос". В его ванной было много моих фотографий. Разных. Том фотографировал меня. Значит он правда пробирался ко мне в квартиру пока я спал. Я нашёл подтверждающие это фотографии. Они были прикреплены к зеркалу... Их было так много. Я и разные люди, мужчины, я их уже и не помню, в кафе, на лестничной площадке. Я не замечал, а Том даже до нашего знакомства охранял меня.Под раковиной я обнаружил не большую коробку, закрыв дверь изнутри, я присел на бортик ванной. Моё любопытство боролось с честностью в течении нескольких минут. Любопытство победило. Я медленно достал коробку из-под раковины и открыл её. Там лежала книжка, ежедневник, дневник...<<Боже, я готов умереть, как я счастлив. С ним мне всегда весело и хорошо. Он понимает, как же я люблю тебя. Билл и ты первый, кого я понимаю без слов, мне не нужно слушать тебя, чтобы услышать. Я так долго смотрел на тебя со стороны, а теперь я рядом. Я могу прикасаться к тебе, вдыхать твой запах. Вечно слушать твой голос, твой смех, как же я люблю тебя...>> Господи, какой же я придурок! -Билл! Билл, иди сюда! - Чёрт возьми, когда я начал подрабатывать нянькой? В комнате телевизор орал невыносимо, по этому, я сразу же попытался найти пульт. -Билл, он не работает, он совсем не работает! - Мальчишка сидел на диване и сжимал свой слуховой аппарат в руках. Не долго думая, я вообще выключил телевизор нажав на большую кнопку внизу экрана и присел на диван рядом с Францем. -Билл, сделай что-нибудь! Ты же друг Тома, а у Тома тоже есть слуховой аппарат, почини! - Парень кричал, не знаю, может это было из-за того, что он не слышал собственного голоса, а может, это была паника. Но я ничего не мог сделать, я даже не разбираюсь в технике. -Мне очень жаль, я не знаю, как его починить.-Я не слышу тебя Билл! Я не слышу! Не говори со мной!!! Обратно в квартиру вернулся лишь Том, Йост остался на переговоры с каким-то своим приятелем по поводу новых съёмок. Мне лишь оставалось молиться, чтобы меня не утвердили на какую-нибудь роль. С каждым днём я всё яснее понимал, что всё это - не моё. Том попытался починить Францу слуховой аппарат, регулировал громкость, но кажется, эта штука правда сломалась. Они общались на языке жестов, а мне лишь оставалось стоять рядом, и думать, про что они говорят. Всё. Решено. Попрошу Тома научить меня, может нам это поможет лучше узнать друг друга? Франц сжал левую руку в кулак, провёл под ним правой рукой а потом взмахнул ею в воздухе. Это привлекло моё внимание, потому что, после этого жеста парнишки, Том повернулся ко мне. У меня в голове на мертво, тут же засела мысль, что они говорят про меня. -Он что, обо мне говорит?-Нет. Обо мне. Он просто сказал, что я вор. Не смотри на меня так, Билл.-А что?! -Билл!-Том?!-Да заткнитесь вы оба! Не переговаривайтесь, когда я вас не слышу! - Не выдержал Франц, толкнув Тома в плечо. Он отвернулся от меня, и паренёк снова стал делать какие-то жесты руками, только теперь он периодически показывал на меня. Нет, ну они точно говорят обо мне, пользуясь тем, что я их не понимаю.
Том рассказал мне, что Дэвид переселил меня. На мой вопрос "куда", Том обнял меня и прошептал мне на ухо "ко мне". Я стоял совершенно неподвижно, и первые несколько секунд даже не мог вникнуть в слова Тома. Чёрт, ну конечно, а я-то думаю, почему у меня весь день ушки горят, а оказывается, все весь день говорят про меня, обо мне. Значит, ты с Йостом куда-то мотался, чтобы выпросить у него меня. Собственно я, правда, рад, но я всё ещё сожалею о своей глупости. Обо всём, что я наговорил тебе. А ты словно и не слышал, что кстати, оказывается вполне возможно. Может мне следует ещё покопаться в твоём дневнике, Том? Я хочу больше про тебя знать. То, что я знаю - недостаточно. Кажется, что окружающие тебя люди знают о тебе больше чем я. Словно я не часть твоего окружения. Я всегда думал что мир вращается вокруг меня, а оказалось, что он вращается вокруг тебя. И я, б*я, безумно ревную тебя ко всему. Ты ведь только мой? Докатился, я схожу с ума, ты заставил меня думать о тебе, волноваться, ты делаешь это специально! Идиот, придурок, дурак, дурашка... Запершись в ванной и включив воду, я снова добрался до дневника Тома. В это время он беззаботно возился на кухне, чтобы порадовать меня ужином. Ну вот, чувствую себя паршиво, он хочет порадовать меня, а я хочу полазить в его мыслях. Собственно он сам виноват, я так старательно пытался стянуть что-нибудь пожевать, но, б*я, твоя фраза "аппетит перебьёшь" - до сих пор звучит у меня в ушах. Запихнув мне в руку немного остроганную морковь, ты выгнал меня с кухни. Я решил не спорить с человеком в руках у которого был нож. Интересно, в том, что ты дал мне эту продолговатую морковку был какой-нибудь подтекст? Листая дневник, я заметил, что страница была подогнута. Охо-хо, Томми, ты недавно делал записи? Число было сегодняшнее, я радостно улыбнулся, надеясь прочитать, чем же был насыщен твой день. Опускаю крышку унитаза и сажусь сверху, опускаю на свои колени твой ежедневник и кусаю морковь. <<Сегодня Дэвид Йост водил меня в салон красоты.>>Куда? Что за? Три раза перечитываю эту строчку и понимаю что это вовсе не глюк моей фантазии, и виной тому не твой неразборчивый почерк. <<Пришло время переплетать мои косы.>>Б*ядь, ну не надо же так пугать, а то я пере*рал! <<До сих пор скучаю по своим дредам, но любая причёска рано или поздно надоедает. Мне пришлось их срезать. Но я почти мгновенно понял, что я не смогу с короткими волосами и тогда в голову пришла просто неимоверная мысль о французских косах. Помог чёрный канекалон. Собственно, по-моему, эта причёска мне даже идёт.>>Дреды, это такие колючие колбаски? - Подумал я, откусывая ещё один кусочек морковки.<<У Йоста оказался хороший слух, и память. Биллу вчера понравилась интимная причёска у какого-то очередного подопечного Дэйва. И Билл захотел, чтобы я сделал такую. Йост в этом поспособствовал. После переплетения моих косичек, он отвёл меня к своему знакомому мастеру интимных причёсок. Билл, лучше бы я набил татуировку с твоим профилем. Когда я увидел предметы, которые лежали на столике у мастера, я подумал, что меня сегодня точно кастрируют. Или покрасят мой пах в какой-нибудь цвет. На полках стояли краски: зелёные, розовые, красные, синие. "Это для боди-арта" - пояснил мне мастер. Наверное, в тот момент у меня глаза были размером с блюдца.>>Мое лицо расплылось в ухмылке. Томми, неужели ты такой стеснительный? <<Дэвид рассказал мне, что его друзья, которые утверждают актёров, никак не хотят снимать Билла в качественной порнухе. "Только с красивыми парнями" - Мечтательно прикрывал глаза Йост, пока я лежал с расставленными ногами, словно собирался родить. Меня совсем не радует тот факт, что Билл тр*хается со всеми, с кем ему прикажет Дэйв. Скоро я собираюсь прекратить это, правда, пока не знаю как. Хочу придумать все детали, чтобы выпутать Билла из этой гнилой паутины. Главное, чтобы он позволил, сам захотел. Я сделаю всё возможное.>>Томми...<<Судя по словам Дэвида, он уже хорошенько за*бал всех своих друзей с идеей снять Билла в классном порно. Билл бы уже давно снимался, но Йост уже присмотрел ему что-то, и это что-то он очень не хочет упускать. По этой причине он остриг пах Эдварда, который уже утверждён на какую-то роль. Теперь режиссёр того действия будет недоумевать, почему на лобке афроамериканца, который будет заниматься сексом с шикарной блондинкой, будет написано "Билл". Йост везде внесёт свой вклад. Собственно то, что теперь красуется у меня, мне только на руку. Точнее на пах, но это уже не важно. Но б*я, кто бы знал, как у меня теперь всё чешется! Мне кажется, я схожу с ума, и скоро буду чесаться о каждый предмет. Зачем Дэвид ещё это всё и оплатил? Ему что, есть выгода с того, что я влюблён в Билла? Он ведь сам запретил мне вторгаться в его личное пространство и следить, чтобы Билл сам не вторгал меня.>>После очередного абзаца я крепко задумался. Действительно, какая Йосту выгода? Блин, бедный Том. Пока я тут сижу и читаю это, он наверняка "чешется". Надо же, я всё больше удивляюсь ему, он так себя сдерживает постоянно, когда я рядом. Сначала он скрывал, что у него проблемы со слухом, теперь то, что у него буря в трусах. Чёрт, я хочу посмотреть на это! Но почему то, Том не спешит мне показывать? Порой мне кажется, что у каждого его действия, у каждой мысли есть скрытый предлог. Он всегда на шаг впереди. Он гениален, он лучший. Он мой.<<Сегодня насыщенный день. У Франца сломался слуховой аппарат. Билл попросил меня починить. Техника - не моя сильная сторона. И я не разбираюсь в подобных тонкостях. Я надеялся, что это просто какая-то фигня, к примеру, отключилась громкость или села батарейка. Собственно батарейка и села бы, если бы она там была. Её просто вытащили. И когда я спросил, кто бы это мог быть, парнишка сказал, что только Билл, и я. И когда я спросил про Дэвида, не мог ли он вытащить, Франц назвал меня вором и сказал, что я всегда завидовал ему. Он подумал, что я хочу оклеветать его отца. Начал нести какую-то бессмыслицу, что у него есть всё, а у меня ничего, и что даже Билла он может присвоить себе, отобрав у меня. Словно он не человек, а вещь. Да ещё и сам Билл стоял рядом и всё видел. Как хорошо, что он не знает языка жестов. Если он меня попросит научить, я откажусь, ему многое лучше не слышать, иногда я думаю что моя проблема - это не проклятье, а перспектива. Бесплатный проездной билет по стране глухих. Наверное, я буду беспомощным, если у меня что-то случится с моим слуховым аппаратом. Когда я волнуюсь становится хуже, видимо у Франца такая же проблема. У человека всего пять чувств: осязание, обоняние, зрение, вкус, слух. Если я окончательно потеряю одно из них, будет ли это означать, что всё остальное прибавится?>>Вздрагиваю от громкого стука в дверь ванны, чуть ли не выронив из рук твой дневник. -Билл, ты что, утонуть решил? Я всё приготовил, иди есть?-Я сейчас, подожди.-Чёрт, зря я дал тебе морковь, что ты там с ней делаешь, извращенец?! -Ем, представь себе. Сейчас выйду! - Закрываю твой ежедневник, кладу его в коробку и ставлю всё на место. Запихиваю оставшуюся часть моркови в рот и прожёвывая выключаю воду. -А я всё жду... - Нетерпеливо говоришь ты из-за двери. -Бу-бу-бу! - Передразниваю тебя с набитым ртом. И усмехаюсь. Детский сад. Зато я хоть немного узнал твоих мыслей, о которых ты мне не говоришь. Надо как-то основательно почитать твой дневник, чтобы каждую минуту не вздрагивать и не думать, что вот, сейчас ты зайдёшь и застукаешь меня. Даже с закрытой дверью я чувствую себя неуютно. Чувствую себя вором, вором твоих мыслей.
Том с откровенным видом офигевает от скорости, с которой я поглощал еду. Чёрт, а он ещё и готовить умеет? Я даже и не думал, что будет так вкусно. Это были какие-то овощи с мясом и картошкой. Трава-травой, и раньше я бы такое и в рот не засунул, но чёрт подери... пальчики оближешь! Б*я, в голове сразу появилась пошлая ассоциация. Я привык питаться в Макдональдсе и совсем отвык от еды домашнего приготовления. Хотя раньше я любил готовить, когда у меня было больше свободного времени. Да что уж там, не только я любил готовить, но и соседи из окон напротив, любили, когда я готовил. Сначала там жила очень скандальная бабулька, которая три раза в сутки орала мне в окно "Эй, бесстыдник, оденься!". Потом она поменялась квартирами с каким то парнем, и он то уже не возражал в каком виде я готовлю, сплю, хожу по дому. Том с неким упоением наблюдал за тем, как я ем, и сам время от времени подносил вилку к своим губам. Тут я заметил, как он ёрзает на стуле, потом он попытался положить ногу на ногу. И тут я вспомнил запись в его дневнике. Чёрт, сделать вид, что я не замечаю? Отвернуться и дать ему возможность засунуть руку под стол? Б*я, неудобная ситуация... неудобная, точно. Делаю вид, что мне неудобно сидеть и отодвигаюсь со стулом чуть дальше от стола, отворачиваюсь, словно меня дико волнует, не начертят ли ножки от стула чёрточки на паркете. Ну же, Том, действуй. Сижу, отвернувшись, и заинтересованно смотрю в пол.-Всё нормально? - Спрашиваешь ты наклонившись через стол. Б*я, да чешись ты, я не смотрю. -Да, тут просто, что-то... в общем... - Тихо мямлю боковым зрением слежу за тобой. Ну же, Том, такая возможность и я тебе её предоставляю. Можно будет списать на то, что я не увидел. Но, чёрт, ты словно и не улавливаешь что это твой шанс. Ещё через несколько секунд я понимаю, что ждать от тебя действий бесполезно. Ладно, придётся самому. Только как сделать так, чтобы ты не догадался, что я читал твой дневник? Думай Билл, думай. Пододвигаюсь со стулом обратно к столу и скромно улыбаюсь, что мне, наверное, не свойственно, поэтому Том удивлённо выгибает правую бровь. Снова начинаю кушать, только сбавив скорость. Кажется, в голову приходит не плохая идея. Снимаю с ноги тапок, на мгновение касаюсь ступнёй холодного пола и вздрагиваю. Если подумать логически, что сделает Том, когда почувствует, что я дотрагиваюсь до его бедра своей ногой? Б*я, я проделывал подобное сотню раз в ресторанах, когда хотел возбудить очередного клиента. Хоть это и было редкостью, потому что мои клиенты редко водили меня в рестораны, но это была моя благодарность. Моментальный стояк. Но мне сейчас нужно чтобы Том просто засунул руку под стол. Медленно касаюсь своей ногой его колена. Минус в том, что под столом слишком мало места. Приходится изворачиваться. Том откладывает вилку в сторону и удивлённо смотрит на меня. Улыбаюсь, и веду ногой дальше, пока мои пальчики не останавливаются в самом низу твоего живота. Отодвигаешься назад и смотришь под стол прямо на мою ножку. -И когда ты успокоишься, Билл? "Никогда" - ответ моментально возник у меня в голове. Ничего не ответив я лишь пошевелил пальчиками. -Понятно... - Словно прочитав мои мысли, шепчешь ты. Еле успеваю скрыть своё удивление. -Ты не против, если я выйду на пару минут? Если, конечно, ты опустишь ногу. - Ладно, как скажешь. Опускаю ногу ниже, специально коснувшись тебя между ног. Вау, что это? У тебя стоит? На меня, сейчас, здесь? Краснеешь, осознаёшь, что я почувствовал твоё возбуждение. Только скажи, и я отсосу тебе прямо здесь и сейчас. Чёрт, я безумно хочу увидеть твою интимную стрижку. Иначе, зачем ты сделал её, раз не покажешь мне? Словно ничего и не случилось, поднимаешься со стула и выходишь за дверь. Ну что ж, надежда умирает последней. Ещё вся ночь впереди.
Я отвык спать в трусах. Мой организм привык, что я итак сплю не много, а тут ещё половину времени, которое, по сути своей предназначено для сна я ворочаюсь. Однако хорошо, что Том заметил это ещё с прошлой ночи и сегодня разрешил мне раздеться. Но только я начал засыпать, он тихонько свалил в гостиную, на диван. Мне пришлось переступить через свой принцип во второй раз. Я, надев боксеры, отправился в комнату, где стоял чёртов диван. Том уже удобно устроился, отвернувшись к стенке, положив руку под голову. Чёрт подери, если понадобится, я дотащу тебя за ноги обратно в комнату, на нашу кровать! Глаза уже привыкли к темноте, и я могу различить твой сонный силуэт, который благодаря чёрному пледу сливается с диваном. Ну всё, ты сам напросился. Раньше из кровати посреди ночи сбегал я, а не от меня. -Том! А ну живо поднимайся! Мы так не догов... - Закрываю рот рукой и замолкаю. Я забыл. Твой слуховой аппарат лежит в спальне, и никакой реакции после моих слов не последовало. Ты не услышал, а я так испугался в последний момент, словно вовсе и не желал тебя разбудить. Переворачиваешься на спину, и я вижу, как ты резко вздрагиваешь.-Билл?! - Сердце уходит в пятки. -Чёрт, как ты меня напугал! - Я сам испугался. -Погоди, ничего не говори, я сейчас включу свет. - Неуклюже пытаешься выпутаться из пледа, одной рукой трёшь глаза. Срываюсь с места, поддавшись своему сердцу, и обнимаю тебя. Ты на мгновение замираешь, не понимая, почему я это делаю. Не спрашивай, я сам не знаю. Я не знаю. Перекидываю одну ногу и практически сажусь на тебя верхом. Не хочу тебя отпускать, дышу тобой. Чувствую твой запах уткнувшись носом тебе шею. -Билл, ты испугался? Ты испугался, что я оставил тебя одного? - Просто киваю, не могу думать сейчас иначе, я согласен со всем, что ты говоришь. -Том прости меня, пожалуйста, за всё. Возможно, я слишком часто делаю тебе больно. Ты только прости меня. Хорошо? Я не хочу больше. Том, меня никогда даже не целовали чувственно. Только ты... Раньше я не мог вздохнуть просто потому, что мне не давали этого сделать, а сейчас мне не хватает воздуха, от переполняющих меня чувств. Это не я, Том. Мне кажется, это не я говорю сейчас, это что-то новое, я не понимаю что со мной, расскажи мне, что со мной? Пожалуйста... пожалуйста.-Билл, что с тобой? Ты что-то говоришь? - Ты слегка отталкиваешь меня, подчиняюсь. Встаёшь с дивана, находишь выключатель, и в комнате зажигается свет. -Что с тобой? Тебе приснился страшный сон? - Очень, очень страшный, словно я работал шл*хой, а потом меня позвали сниматься в порно, а затем я влюбился в глухого вора. И я ему почти признался в любви, а он бы даже не услышал. Мне словно дали по голове, окатили ведром с холодной водой. Мне почему-то... больно. Я порез, я ранка, мне больно и кровь течёт. -Билл! Тебе плохо?! - Обхватываешь моё лицо руками и заставляешь посмотреть на тебя. А я чувствую, что-то мокрое скатывается к твоим ладоням. Часто моргаю. -Не надо, прошу тебя. Только не плачь. Что с тобой? -Ты ведь всё равно не услышишь. - Говори со мной, это меня успокаивает. Твой голос стал мне роднее собственного. -Билл, я умею читать по губам. Сейчас я пойду в комнату, вставлю себе слуховой аппарат и... Чёрт! Я задолбался! - Том отвернулся от меня и засунул руку в трусы, при этом тихо выругавшись матом. Я привстал с дивана пытаясь рассмотреть, что он делает. Но вспомнив про интимную стрижку моё любопытство пропало. Врятли он мне её покажет, а если я прямо скажу, он догадается что я читал его дневник... Но то, что он чешется при мне означает лишь одно, он не скрывает? -Ты ничего не говорил? - Том повернувшись, посмотрел на меня. Я перевёл взгляд на его руки, он держал пальцы на резинке боксеров. -Нет я не...-Я сделал интимную стрижку, Билл. - Он упрощает мне задачу. -И я покажу её тебе... - Я подавился воздухом и еле переборол себя чтобы не закашлять. -Но при условии, что ты больше никогда не будешь плакать, а если захочется, то скажи мне почему и поплачем вместе! - Я часто закивал и улыбнулся в предвкушении. Я увижу ЭТО! И он это сделал для меня! Для меня! Он подошёл ближе к дивану, и я почувствовал, что моё сердце хочет буквально выпрыгнуть из груди. А вдруг мы переспим сегодня? Вдруг он попросит меня отсосать ему? Боже, я всё сделаю. Всё что он попросит или захочет. Том медленно спустил свои трусы до колен и шумно вздохнул. Надо же, он правда сделал это... -Мне нравится. Очень. Ты мой герой. -Ради этих слов, я готов на многое. - Я верну тебе слух, ты будешь так же хорошо слышать, как и я, даже лучше. В комнате зазвонил телефон, и рядом с дверью замигала лампочка, светомузыка в такт мелодии телефона. А я думал это ночники, такие были в каждой комнате. -Том, телефон звонит. - Он повернулся в сторону лампочки и, натянув трусы, пошёл в комнату. -Возьми трубку Билл, это тебя. - Выкрикнул он, пока дверь за ним не закрылась. Что его так разозлило? -Откуда ты знаешь? - Телефон звонил совсем близко и оказалось, что он лежал у Тома под диванной подушкой. Том, ты ждал этого звонка? Хотел спрятать от меня телефон? -Да, я вас слушаю. -Вау, совсем не сонный, хотя голос у тебя заё*аный, я думал, что разбужу тебя. Уломал Тома развлечь твою попку? - Йост говорил таким задорным голосом, словно выиграл в лотерею. -В чём дело, Дэвид? -Попрыгай детка. - Я удивлённо посмотрел на телефонную трубку и снова приложил её к уху. -Зачем, ты же всё равно не увидишь? -Прыгай я говорю, у меня для тебя классные новости. - Несколько раз бью трубку об диван и снова прислоняю её к уху. -Слон! - Выкрикнул Йост и засмеялся. По-моему он ещё и пьяный. -Что за новости, говори быстрее. -Тебе ведь нравится Том. - Я вздрогнул и поднялся с дивана. -Твой охранник будет сниматься с тобой в порно. Я с таким трудом договорился на ту студию. -Он будет тр*хать меня? Какую студию? - Моему удивлению не было предела. Ещё больше меня удивило то, что это мне говорил сам Дэвид, который был категорически против того, чтобы Том вторгался в моё личное пространство и в меня. -Круглую студию! Сам потом всё увидишь, скорее всего, ты не раз видел её в порно фильмах. Каких мне трудов стоило перекупить её на время. -Господи, ну ты же финансовый гений! И тр*хаешься круто! - Том знает про наши съёмки? Йост ему уже сказал? Тогда почему это не было написано в дневнике, или Дэйв звонил как раз тогда, когда я читал очередную запись в ванной? Почему Том не рад? -Охо-хо, тебя тр*хал Бог? -Меня тр*хал ты.
Ночь была полна сюрпризов, возможно, поэтому я почувствовал головную боль сразу же, как открыл глаза. Том, почему тебя нет рядом? Все мои планы по поводу утренних приставаний рухнули. Скорее всего, ты проснулся раньше меня, ранняя пташка. Не мудрено, часы показывали, что уже полдень. Сегодня вечером я должен буду встретиться с каким-то приятелем Йоста, чтобы тот "посмотрел" на меня. Почему эта процедура обязательна? У меня нет никакого желания куда-то тащиться и что-то делать. Я бы даже забил на съёмки, но видимо сам господь Бог наконец-то увидел, что два любящих друг друга человека всё никак не могут потр*хаться. Мне выпадает самый прекрасный шанс, правда, я думал, что наш первый с Томом раз будет несколько другим. Однако, меня не могла не настораживать недосказанность в голосе Дэйва. Мне кажется, меня снова наё*ывают. Так, по-моему, я хочу в туалет. Ладно, пора оторвать затылок от подушки, задницу от матраса, руки от одеяла. Поднявшись с кровати, я мелкими шажками дошёл до двери и осторожно приоткрыл её. Странно, в квартире было тихо. Ты что, ушёл куда-то? Нет, ну так дело не пойдёт, оставить меня одного в квартире - это крайне не честно. А вдруг я её спалю? Надо бы из вредности поджечь в коридоре туалетную бумагу. Я быстро преодолел расстояние от комнаты до ванны и по привычке закрыл за собой дверь. Включив свет, увидел себя в зеркале и отшатнулся назад. Б*я, хорошо, что Том ушёл. Снимаю боксеры и кладу их на край раковины. Пока я поднимал сидушку унитаза, я заметил, что занавеска для душа свисает в ванну, а не как обычно - намотана на перекладину. Значит Том, принимал душ и ушёл не так давно, оставив занавеску стекать. Справив нужду (где сейчас тот парень который сказал, что самое приятное в этом деле это потрясти в конце?) я нажал на слив и захлопнул крышку унитаза. Надо проверить, снимается ли со шланга насадка для душа. Включив воду, я вымыл руки и уже потянулся к держателю, как увидел, что коробка с ежедневником не ровно стоит под раковиной. Б*ядь, я что, спалился, и вчера не так её поставил? Чёрт, чёрт, чёрт, только не это! Быстро достаю коробку, я ожидал, что ты перепрятал свой дневник, что обиделся на меня, ведь узнал, что я читал его, ведь узнал? Но твоя тетрадь откровений лежала всё на том же месте, в том же виде. Вытащив дневник из коробки, я затолкал её под раковину и начал листать к последним страницам. Да, действительно, ты сегодня снова записывал свои мысли.<<Кажется, я теряю слух. Без слухового аппарата, раньше, когда мне что-то говорили, я слышал "гул", отдалённо напоминающий голос, слишком тихо. Но вчера Билл что-то говорил мне, перед тем как заплакать, да, он плакал, а я чувствовал лишь его неровное дыхание с каждым новым словом. Это пытка. Неужели я должен расплачиваться за одну ошибку всю оставшуюся жизнь? После того, как в тюрьме меня избили эти ублюдки. Чёрт, я даже не помню, что было до того момента.>>Господи. Нет, я не могу это читать, я не должен. Я не могу. Так вот как ты потерял слух. Тебя избили... Почему ты не написал, что тебе нужно, чтобы снова слышать? Том! Я бы сделал для тебя всё что угодно! За любые деньги, я бы лёг под какого-нибудь амбала с толстым кошельком, я бы заработал! И тут до меня дошло: почему ты и не написал ничего по этому поводу. Ты не хочешь моей помощи, во всяком случае такой помощи. Ведь при таком раскладе, я снова попытаюсь заработать собой. Да и догадываешься ли ты, что я читаю твой дневник? Наверное, нет, иначе ты бы попытался манипулировать мной, но этого не происходит, или ты уже это делаешь? <<Я боюсь, что забуду твой голос, Билл... у тебя прекрасный голос, почему ты не поёшь? Чёрт, всё так навалилось, ещё мать постоянно названивает. Я еле успеваю скидывать звонок, прежде чем телефон подаст сигнал. Что ей нужно? Снова хочет припомнить мне мою судимость, по дурости? Мама, мама... Я знаю, что ты меня любишь, но мне сейчас не до тебя.>> Наверное, его мама очень хорошая женщина, раз смогла воспитать такого сына. Том хороший, хоть и вор, вор, а в остальном он порядочный на все сто процентов. Но у каждого человека свой выбор кем ему быть и родители не всегда могут повлиять, если только дети сами не спрашивают у них совета. Мне мои ничего не сказали, когда я впервые притащил домой парня, который потом тра*ал меня пол ночи. Мать лишь спросила на следующее утро: «Этот милый мальчик к нам ещё заглянет?». Тогда я окончательно понял, что то время, когда родителей любят не за что-то, а просто так, просто потому, что они есть - прошло. Все мои годы жизни с родителями прошли для меня впустую, но я не могу сказать, что родители мне ничего не дали. Всё же, они дали мне жизнь. А после того, как они дали мне жизнь, они давали мне деньги. Мой папа политик, бизнесмен, у него никогда не хватало времени, чтобы узнать, чем я занимаюсь. Собственно, я знаю, что такое игра судьбы: мой отец выступает с речью против проституции на улицах, против карманников, воров. Он против меня. По его законам, мне нет места для существования в этом мире. По его мнению - я не человек. Как же много раз я видел, как он выступает с экрана телевизора:-Вон с наших улиц! Убирайтесь из наших домов и жизней, вы совращаете наших детей. Мы пытаемся вырастить их в цивилизованной стране. С чистой душой и бескорыстным сердцем я показывал телевизору средний палец. Всегда, даже после того, как ушёл из дома. По-моему, никто даже не заметил, да и вряд ли искал. Хорошо, что деньги семьи меня не избаловали, оказывается, я был готов ко всему, словно всегда знал, что окажусь на улице с теми, против кого так настойчиво борется мой папа. Во всяком случае, говорит, что борется. Ничего не меняется, жизнь не становится лучше. Я самостоятелен, я личность, а не сыночек богатого папочки, уж лучше так, чем за тенью влиятельного отца. Расти кого-нибудь другого, я не сорняк.Том, мне интересно, какая она, твоя мама?<<Я не хочу, чтобы Билл сегодня ходил туда, куда его позвал Йост. Я знаю больше, чем знаешь ты. Билл, ты такой доверчивый, это всё не то, о чём ты думаешь.>>Что ты имеешь в виду? Конечно. Я не могу доверять человеку, у которого мои документы, но и уйти от него не могу. Может мне не идти сегодня? Но чёрт, тогда ты заподозришь, что я читал твой дневник. Что мне делать?
Дальше ничего не было, наверное, после того, как ты написал последнюю строчку, ты быстро запихал тетрадь в коробку, а коробку под раковину. Я последовал твоему примеру, даже поставил её так же неровно. Я всё же решил принять душ и помыть голову. Каково было моё удивление, когда я обнаружил на полке мой любимый шампунь с пометкой "без слёз". Это специально для меня, ведь так? Детский шампунь, пусть это останется нашим секретом? Наверное, когда ты был, в тогда ещё моей квартире, ты наведывался в мою ванну. Ты знаешь обо мне так много, в то время как я только начинаю узнавать тебя. Я стащил твою мочалку и мылся с ней. Она пахла тобой и твоим гелем для душа, я долго стоял под струями воды и просто держал её в руках, от чего подушечки пальцев сморщились. Больше всего на свете я бы сейчас хотел, чтобы со мной оказался мой вибратор, фалоимитатор, ну хоть любая подобная хренотень. Тут я услышал стук в дверь и чуть не поскользнулся от испуга. Так, я закрыл дверь? Придурок. Мне вдруг захотелось, чтобы Том застукал меня в душе, тогда и фалоимитатор не нужен. Ну чёрт, почему я всё ни как не могу уяснить что ты не хочешь тр*хнуть меня? Именно поэтому сейчас так деликатно постучался в дверь. Надо бы закругляться, я выключил воду и стал наспех вытираться. Из ванной я выскочил, лишь закутавшись в полотенце, оставив свои боксеры на раковине, да и чёрт с ними, потом заберу. Я закрыл дверь и огляделся по сторонам, в коридоре стояла большая сумка, как для переездов, серая в крупную клеточку, ты что-то принёс с собой, украл? Или тебе это дал Йост? В квартире было тихо, а меня снова разбирало любопытство. Ладно, ты ведь не будешь ругаться, если я посмотрю, что ты принёс? Мелкими шажками я подошёл к сумке и потянул за язычок молнии. То, что я увидел, просто не укладывалось у меня в голове, зачем это всё? В сумке были банки, всякие варенья, помидоры, солёные огурцы? Я в шоке. Мне стало холодно стоять босыми ногами на холодном полу, и я надел первые попавшиеся тапочки, правда, сначала их пришлось вытаскивать из-под сумки, от чего её содержимое начало позвякивать внутри. Я достал банку солёных огурцов и попытался открыть, но услышав чьи-то шаги с кухни, спрятался за вешалкой с одеждой. Шаги, каблуки, женщина? Женщина?! -Томми, ты уже вышел из ванной? А я тут тебе гостинчиков привезла. - Сказала она довольно-таки приятным голосом и включила в коридоре свет, рассекретив моё место положения. Чёрные волосы, карие глаза подведённые чёрными тенями, одежда в облипку, кого-то она мне напоминает? -Здрасьте. - Скромно пропищал я. Наверное, это со стороны выглядело более чем странно, ещё не остывший после душа парень, замотанный в полотенце, в тапочках, сидит на плетёной кушетке за вешалкой и держит в руках банку огурцов. Я влип. Она закричала, потом закричал я, затем мы закричали оба. -Уходи пока я не вызвала полицию! - Женщина схватила меня под руку и, открыв входную дверь, стала выталкивать меня на лестничную площадку. Я зацепился за дверной косяк, стараясь не уронить чёртову банку. -Ишь ты, какой упёртый! А ну отцепись и проваливай! -Сама отцепись, я тут живу! - У меня почти получилось снова проникнуть в квартиру, но теперь эта женщина начала бить меня по руке. -ТООООООМ!!!!!!!! - Мы закричали одновременно, и со злостью посмотрели друг на друга. Вот упёртая! Наглая, назойливая, откуда она вообще взялась?! Стерва! Боевая стерва, хоть и старше меня лет на двадцать.-Впусти меня! - Мой крик точно слышало пол дома, но эта женщина явно нет! -Ничего себе запросики! Иди отсюда! Я тут живу! - Она ударила меня! Эта стерва ударила меня по ноге, а у неё каблуки, так не честно! Я со своими тапками то и ответить не смогу. -Ничего подобного! Сама сваливай, коза! Забери свои соленья, варенья, и... - Она снова наступила мне на ногу, и я снова закричал, скорее из вредности, чем от боли. -Хорош глотку драть! Отпусти МОЮ дверь!!!!!!! -НЕТ! Это моя дверь! МОЯ! Я не уйду!!! Не уйду! - У меня уже болели пальцы, я из последних сил держался за дверной косяк, и ещё эта чёртова банка, зачем я её взял!? Уловив момент, она толкнула меня посильнее, и я не удержался. Женщина оперативно захлопнула дверь. Подув на свои пальчики, я поставил банку на ступеньки, ведущие на этаж выше. Ну всё, она сама напросилась. Я стал колотить в дверь, повис на звонке, со всей силы вдавливая кнопочку в стенку. -Я не открою тебе! Не открою! Раскатал губу - закатывай обратно! -Стерва! Вещи мои отдай! - Дверь на секунду открылась и мне в лицо полетели мои трусы, которые я оставил на раковине. Б*я. Я положил их на банку и вернулся к квартире. Развернувшись к двери спиной, я снова стал бить ладонью по косяку, но теперь ещё и ногой, по обивке из кожзаменителя. -Впусти! Меня! Впусти! Открой дверь! Вот б*ядь! -На себя посмотри! - Послышалось из квартиры. Так, что же делать? Надо подумать, что мы имеем. Настырная женщина в квартире у Тома - раз. Я стою голый на лестничной площадке - два. У меня есть банка огурцов - три...
Банка огурцов стала моим пропуском на тусовку сектантов. Я попал в эпицентр самой таинственной квартиры нашего дома. Но всё было лучше, чем замерзать на лестничной клетке, объясняя каждому соседу, который поднимался наверх, или наоборот спускался вниз, что у меня захлопнулась дверь и я жду слесаря. В квартиру сектантов зайти было вовсе не страшно, зря я считал полицейских отчаянными ребятами. Всё было вполне прилично, даже лучше чем в моей квартире, когда я жил через стенку от них. Кстати, в свою квартиру я тоже пробовал стучать, но в ответ я услышал лишь стоны, ахи, охи и что-то типа "ещёёё". Понятно, моя квартирка недолго пустовала. -Меня зовут Георг. - Почти шёпотом сказал парень, чуть старше меня с прямыми волосами ниже плеч. Мне бросилось в глаза, что на нём были лишь трусы, семейки в горошек. На теле синяков не было, значит ли это, что они поменяли направление и теперь не избивают себя? -Мне очень приятно с вами познакомиться, я ваш сосед, Билл. - Так же, прошептал я. -Я вам тут... огурчики принёс. Вы вроде как любите. А почему мы так тихо говорим? -Полгода насилия, полгода мира. -Типа хиппи, и свободная любовь? -Не верующий, я не имею прав рассказывать тебе о великой миссии. - Георг сделал одухотворённое лицо, подняв руки к потолку. -А твоя какая миссия на этой планете, о избранный? - Он приобнял меня за плечи и подтолкнул к двери в гостиную, я видел, что там сидят какие-то люди, через матовое стекло почти всё было видно. -Я себя продаю. Проститут... ка. -Да ладно? - Нормальным голосом произнёс он, выпучив глаза. -А вы разве не слышали? Меня часто в соседней квартире, в общем... -Да у нас, когда полицейский рейд, мы вообще ничего не слышим, не понимаем и под придурков косим. - Георг толкнул дверь, и я увидел двоих парней и одну девушку, которые стояли возле компьютера. Заметив, что дверь открылась, они обернулись в нашу сторону. -А я думал у вас тут одни парни! - Улыбнулся я. Кто-то из тех, кто сидел за компьютером присвистнул. Девушка сняла очки, распустила волосы, которые были собранны на затылке в пучок, и расстегнула юбку, подняв её вверх. -Вот такие у нас тут дела, Йохан стал Йоханной, надев юбку. - Подытожил Георг, и доброжелательно улыбнулся. А я как идиот, пялился на член между ног у девушки, точнее у парня... чёрт. Как я мог так ошибиться? - Надо же, говорил что проститутка, а такое видишь впервые? -Нет, просто я никогда бы даже не подумал. Вы очень красивый, и член у вас красивый. Что я несу? Ё* вашу мать, что я несу? Да б*я, я несу сюда огурцы, и теперь точно ничего не понимаю. Но лучше ничего не понимать в тепле, чем на лестничной площадке. -Спасибо. - Сказала эта "девушка", совсем не женским голосом. Перед моими глазами пример, как женская одежда меняет человека. -Билл, ты вообще это, располагайся, поставь огурцы на стол, присаживайся пока, а я тебе всё объясню. Кстати, Йохан, Билл тоже проститутка. - Парень опустил юбку, удивлённо и одновременно радостно уставившись на меня. -Ой, какая прелесть, Билл, знаешь, я ведь нимфоман, ты тоже нимфоман, или ты только ради денег? В нашу профессию так редко идут из-за удовольствия и ненасытности. Зато у моих клиентов глаза на лоб лезут, когда они начинают меня лапать. - Тараторил он, прокашлявшись, после этого, его голос становился более высоким. Георг выхватил из моих рук банку огурцов, от чего мои трусы, которые были намотаны на руку, упали на пол. На лестничной площадке я как-то не решился их надеть, для этого надо было снять полотенце, а у каждой двери есть глазок. Подняв с пола своё белье, я скромно присел в кресло, поправляя полотенце на бёдрах.-В общем, внешность обманчива! - Воскликнул Георг, пытаясь открутить крышку у банки. -То есть вы не сектанты? - Почему я такой наивный? -Это маска, на самом деле чего мы только не делаем! Эти полгода у нас такой ступор был с перевозкой овощей! Мы овощи пересылали в другие страны, правда не совсем легально, но денежка хорошая капала, только с огурцами мы пролетели, нам товар везут, а мы рассылать не можем, у нас каждый вторник полицейский рейд. С*ки, почти весь товар пожрали. - Объяснял брюнет в очках, регулируя наклон спинки кресла. - А огурцы всё везли и везли, мы их уже и ели, и из окна в прохожих кидали, Йохан от безделья даже в задницу себе огурец пихал! Чёртов нимфоман! -Густав, а что ты обзываешься, что ты обзываешься? Завидуешь? Я тебе тоже предлагал! - Йохан подошёл ко мне и сел на подлокотник кресла. -Да иди ты со своим огурцом! Они повсюду валялись. В холодильнике, под кроватью, б*я, в туалет захожу сидушку поднимаю, а там с*ка что-то зелёное плавает, продолговатое, в пупырышках! Вот черти, ни кто признаваться не хочет, кто огурец спустить в канализацию пытался! А кто доставать потом будет? Конечно я, конечно Густав, Густав подай, Густав принеси, Густав убери. -Не обращай на него внимание, Билл, он сегодня не в духе. Третий раз сертификат для лже-банкира переделываем. - Улыбнулся парень со светлыми волосами и длинной чёлкой, которую он постоянно пытался убрать за ухо. А я улыбался во все тридцать два зуба. Никогда раньше не встречал таких неординарных людей. -Да, кстати, Билл, забыл вас представить, парни. Ну, Густав уже себя представил, а тот, что белобрысый - Андреас. - Огорчённый безрезультатными попытками открыть банку с огурцами, Георг поставил её на пол рядом с компьютерным столом. - Мы продукты и вещи нелегально через границу переправляем, документы подделываем, деньги... Я думал ты из полиции, поэтому и начал дудку гнать про секту. Хотя, к нам полиция раньше в полотенце не приходила. - Доброжелательно улыбнувшись, все уставились на моё полотенце.
Йохан дал мне свои старые вещи. Чёрную и белую майку, которые смотрелись как одна полноценная, узкие джинсы и сапоги, которые застёгивались лишь наполовину. Его прошлый стиль был похож на мой, одежда плотно прилегала к телу, но мне она была на размер великовата. Я рассказал парням, как эта сумасшедшая выгнала меня из квартиры, рассказал, что мне негде дождаться Тома. Объяснил, что я буду сниматься в порно и у меня вечером "важная встреча". Йохан упал на колени, обхватив мои ноги руками, умоляя, чтобы я взял его с собой на съёмки. А что мне оставалось делать? Я пообещал ему, что возьму его с собой, надеюсь, Дэвид не будет против? Георг, Густав и Андреас всё ещё возились с компьютером, подделывая какой-то документ. А мы с Йоханом смотрели в окно, я надеялся увидеть Тома и безумно боялся, что проглядел его. -А какой он, твой Том? - Шёпотом спросил Йохан, и на мгновение отвернулся, проверяя, не мешаем ли мы остальным. Но парни были слишком увлечены, чтобы обращать внимание на нас. В голове промелькнула мысль, что Йохан спрашивает какой Том в постели. Откуда мне знать? Но я, почему-то думаю, что Том очень нежный и ласковый, я бы так сладко мурлыкал от прикосновений его рук, он бы меня целовал, гладил моё тело... -Он... он прекрасный. - Мечтательно прошептал я, закрыв глаза. -Ты влюблён? О да, я вижу, ты прям сияешь! ААА! Ты даже покраснел от смущения! - Запищал парень и забарабанил руками по подоконнику. - Погоди, а он знает, что ты его любишь? -Не знаю, может быть. Он слабослышащий, точнее, он не слышит без слухового аппарата, а у меня хватило смелости признаться в тот момент, когда...-Когда он не услышал. - Йохан закончил мою фразу и грустно улыбнулся. - Понятно, ну так признайся ему снова? Что-то много людей слух теряют, да мальчики? А я думал, в наше время чаще слепнут, чем глохнут. Вот я бы, на месте твоего парня ослеп, если бы каждый день видел тебя. Ты сияешь как солнечный лучик. Ох, кажется, я действительно слепну!... Ладно, не смотри на меня так, Билл. Это был просто комплимент. На самом деле, нам не понять того мира. Как наш последний заказ, вот зачем глухонемому человеку лезть в банковские махинации, ни как не пойму! -Глухонемому? - Я удивлённо посмотрел на парней, которые отвернулись от компьютера. -Ну да, тут нам заказали сделать сертификаты, грамоты для банковского дела. Андреас даже по этому поводу язык жестов выучил, чтобы хоть как-то переговоры вести. Ну, давай, покажи, что ты знаешь? - Густав подтолкнул блондина локтём, и тот сделал какой-то жест руками, похожий на один из тех, что я видел, когда Том разговаривал с Францем. Я моментально попробовал вспомнить, что я видел, и эта картинка всплыла перед моими глазами. Я приблизительно показал жест, который лучше всех запомнился мне. Жест, который показывал Франц. Я сжал левую руку в кулак, провёл под ним правой рукой, а потом взмахнул ею в воздухе. -Вор? Кто здесь вор? - Андреас удивлённо посмотрел на меня. -Опа! Билл, ты тоже знаешь язык жестов? Но причём тут "вор"? Мы не воруем. - Георг присел на край стола, ожидая моего ответа. -Я не знаю языка жестов, мой друг знает и разговаривает так со многими своими друзьями. А я просто хочу знать этот язык, хочу знать, говорят ли они обо мне. Можно я ещё кое-что попытаюсь изобразить, а Андре, если узнает - скажет мне? - Андреас согласно кивнул, и я попытался показать ещё несколько жестов, которые запомнил. -Билл, ты показываешь странную фразу. Ты говоришь "не достоин его, потому что вор", ну или что-то типа того... Что за бред? - Словами другого человека я услышал то, что Франц сказал Тому. Ну всё, я устрою этому мальчишке. Не ему решать, кто меня достоин. -Это не важно, Андре, а ты можешь научить меня языку жестов в свободное время, я к вам буду заходить иногда, можно? - Густав, Георг и Андреас переглянулись и кивнули, а Йохан за моей спиной радостно запищал. Неужели он так радуется моей компании? - Спасибо вам. А почему именно Андре выучил язык жестов, а не, к примеру, ты, Йохан? -В нашей... как ты там сказал? Секте? Так вот в нашей "секте", каждый за что-то отвечает. Я креативный мозг нашей компании, у меня отличная память, и рисую я хорошо. Георг отвечает за конспирацию, идея белого холста принадлежит ему, и это он виноват в полицейских рейдах, нас стали проверять, меня за всю жизнь так часто на пятнадцать суток сажали, что мама не горюй! Зато нас всех быстро отпускали, я не привередливый, сделаю минет полицейскому, он и отпустит. Ну, Андреас у нас отвечает за переговоры по поводу сделки. Всю основную работу делает Густав, работает за компьютером, оформляет заказы, он гений... - Йохан покраснел и отвернулся к окну, и я понял, что он чего-то не договаривает. - Вау, смотри Билл, какая машина, я бы на такой прокатился. - Я повернулся к окну и увидел чёрный лимузин, дверь со стороны водителя открылась, и я увидел, как из машины вылез Том.
Я бегом спускался вниз по лестнице, когда ты поднимался ко мне. Ты сразу схватил меня за руку, потащив вниз. Я лишь услышал, что я дурак, потому что не беру телефон. Но чёрт, как я его могу взять, если он в квартире, а меня оттуда выгнали?! Он мой телохранитель, а не водитель. Он должен охранять меня, сидеть рядом со мной в салоне и держать меня за руку. Моя душа в пятки ушла, когда Том открыл дверцу и сказал садиться в салон. Без единой эмоции на лице. Ладно. Я забрался в лимузин и сел на одно из сидений. В машине уже сидел мужчина с коротко подстриженными, светлыми волосами, в тёмном пиджаке и потёртых джинсах. Я нервно сглотнул и предпочёл не смотреть в его сторону, тем более решил ни о чём не спрашивать. И вообще не заводить же мне первому разговор? Я сел, по струнке положив руки на колени. Том сел на место водителя, громко хлопнув дверью, и я поймал его взгляд в зеркало заднего вида. Машина двинулась с места, а в салоне включился свет. Вздрогнув, я повернулся к мужчине, увидев, что я смотрю на него, он радостно улыбнулся, я тоже попробовал растянуть губы в улыбке, но получилось не очень. Лёд в ведёрке с шампанским звонко побрякивал при каждом торможении лимузина. И каждый раз я пытался снова поймать взгляд Тома в зеркале, но он упорно не смотрел на меня. Почему?-А Дэвид мне говорил, что ты не такой стеснительный. - Мужчина обращался ко мне, но я упорно не хотел отвечать ему и предпочёл проигнорировать его слова. - Давай познакомимся что ли? Всё же нам работать вместе, общаться. -Вильгельм. Можно просто Билл. - Выпалил я таким тоном, чтобы мужчина услышал не моё имя, а "не подходи, я кусаюсь". -Я знаю, как тебя зовут. Просто так хотелось это услышать от тебя, Билл. - Мужчина улыбнулся и подсел на мою сторону, вынуждая меня вжаться в самый угол салона. -Прекрасно, и как же зовут вас? -Оливер Похер. Я режиссёр-постановщик на завтрашней съёмке. -Ох, и зачем же такие игры в машинки, Оливер? Или этот лимузин как намёк на ваши остальные достоинства? - Я вжался в сидение и попытался оттолкнуть мужчину рукой, но он перехватил её и поцеловал. Надо же, если бы не такой "напор", я бы признал его джентльменом. -У меня много достоинств, какие ты хочешь увидеть в первую очередь? - Он положил свою руку на мою коленку, и слегка сжав пальцы, провёл ладонью по внутренней стороне бедра. От неожиданности я вздрогнул и попытался свести ноги вместе, но он не позволил сделать этого. -Я хочу увидеть вашу способность держать себя в руках. Но вы, пока только демонстрируете способность держать в руках меня. - Я посмотрел в сторону Тома и увидел что, он смотрит в зеркало заднего вида. Брови подняты и сдвинуты, что это, злость? -У тебя потрясающей красоты ноги, такие длинные. -Но только не надо облапывать их полностью. - Почти прошептал я, почувствовав руку Оливера у себя между ног. Ааах, Том, не смотри так на меня, мне самому это не нравится. Точнее, эти прикосновения нравятся лишь моему телу. Ну, Томми. Почему я не умею читать мысли? За всю свою жизнь я думал, что этому научился. Я научился читать мысли пьяных клиентов, я знал, когда меня могут ударить, я уклонялся от удара. Но я не знаю, как мне выкрутиться сейчас. -Ай-яй! Может выпьем? А ещё лучше давайте поговорим о завтрашней съёмке? Что мне делать? - Я попытался убрать руку Оливера от себя, но ему видимо было пох*р! Вот чёрт! -Ну не знаю, не знаю, твоего партнёра я утвердил, но я не знаю, на что способен ты. - Он надул губы и отвернулся от меня, словно весь его интерес ко мне пропал за секунду. Но я то понимал, что это обыкновенное подливание масла в огонь. -Погодите, а каким это образом "мой партнёр" показал вам, на что способен он? - Я снова выпрямился и посмотрел на Тома. - Каким это образом? - Я удивлённо раскрыл рот и показал рукой в твою сторону, но Оливер этого даже не заметил. Снова перехватив мою руку, воспользовался ситуацией, он поцеловал меня. Я протестующе замычал ему в рот и попытался укусить за язык, которым он сразу же стал орудовать у меня во рту, однако сильно сжав запястье, он заставил оставить свои мысли. Козёл! Том, каким ты образом показал ему "на что способен"? Почему? И почему ты сейчас спокойно сидишь, я бы на твоём месте уже стал оправдываться. Или в этом моя ошибка, а в твоём бездействии есть смысл? Чувствую как холодные руки Оливера пробираются под двойную майку, которую мне дал Йохан. Вздрагиваю и несмело начинаю отвечать на поцелуй, в котором я раньше бездействовал. Становится даже приятно, я редко целуюсь, но сейчас мне хочется отомстить Тому. По спине пробегает холодок, как представляю, что этот придурок тебя тра*ал! Или ты имел его? Ну что ж Томми, ты всё равно скажешь мне, или я прочитаю это вечером в твоём дневнике. Вздрагиваю от резкого звука, сигнала, Оливер разрывает поцелуй и поворачивается в твою сторону. Ты держишь руку на руле, приводя в действие клаксон. Потом снова и снова, мои губы растягиваются в улыбке. Ты против, поэтому и сигналишь.-Ты что, сдурел? В чём дело? - Недовольно кричит Похер на весь салон.-Тут какой-то г*ндон вперёд меня прёт, думает, что он самый умный, не видит что эта дорога только для меня. - Том, мне показалось или в твоих словах есть потаённый смысл? -Не видел, козёл, что моя машина длиннее его. -Как не видел? Такое трудно не заметить "на одной полосе". - Вмешался я, со своим скрытым смыслом. -Мы не перестраивались с ним в один ряд. Он за мной не ехал. - Значит Том, ты утверждаешь, что с Оливером не тра*ался? Тогда как?! - Я просто хочу, чтобы всякие ублюдки не трогали дорогу!-Дорога общая. Тут нигде не написано, что по ней должен ездить лишь лимузин, тем более если лимузин не хочет ехать нормально, а постоянно тормозит! -Лимузин щадит дорогу! Он любит её и не хочет сделать ей больно! -Лимузин не хочет сделать ей приятно, проехавшись по горячему асфальту своими шинами! - Выкрикиваю я, игнорируя удивлённое лицо Оливера, который вообще не понимает, о чём мы говорим.-Дорога глупая, и не знает, что по ней только и хотят что проехаться! И завтра по ней будет ездить не та машина, о которой она мечтает! Эта машина будет ездить по другому шоссе! - Что? Что-то я ничего не понял. Том даже не посмотрел на мою реакцию в зеркало, и говорил он таким голосом, что у меня внутри всё сжалось. Повтори! Живо повтори и без выкрутасов! Что это значит?! -Билл, а ты ещё в маршрутах разбираешься? Умеешь водить? У тебя уже есть права? - Усмехается Оливер, и снова начинает приставать. Вместо его слов, я слышу другие: Куда тебя тра*нуть(?), сделаешь мне минет(?), ты ведь опытная шл*ха... В машине затемнённые стёкла, по этому ни кто не увидит, если мы в очередной раз остановимся на светофоре, что я отсасываю у этого придурка. Придурка, который даже не понимает, что этот чёртов лимузин ведёт человек, которого я люблю, и который любит меня. И он, что-то хотел мне сказать... -А куда мы едем? - Тихо спросил я, расстёгивая ширинку Оливера. Он поддаётся, даже поднимает свою задницу, позволяя мне стащить джинсы с трусами до колен. -Мы катаемся, пока я не пойму, что ты действительно стоящая штучка. Хотя, знаешь, я в этом уже почти убедился. - Наклоняюсь к его члену и беру его в руку, начинаю быстро дрочить, пока не слышу довольный вздох. -Ну, давай же, возьми в ротик. - Это прозвучало как приказ, а не как просьба. У него действительно оказался не большой член. Я взял его в рот и начал посасывать головку, обводить её языком, причмокивать. Оливер погладил меня по голове, слегка надавливая на затылок, принуждая заглатывать глубже, но у меня не было никакого желания стараться доставить ему удовольствие. Хотелось поскорее покончить с этим. Подрачиваю ему у самого основания, оттягиваю кожу вниз, сильнее оголяю головку, всё ещё не выпуская её изо рта. Мну пальцами его яички, заглатываю член глубже, так, что головка неприятно соприкасается с горлом. Вздрагиваю, пытаясь подавить рвотный рефлекс, пытаюсь продержаться хоть несколько секунд, не дышать, почти не двигаться, только работать рукой. Автоматически сжимаю руку, может даже до лёгкой боли. Странно, обычно я сам возбуждаюсь от минета, но сейчас - нет. -Детка, тише, погоди, подай мне шампанское. - Выпускаю его член из своего рта и, убрав волосы от лица, тянусь к бутылке. Она оказалась начатой, и пробка была просто вдавлена в горлышко, чтобы шампанское не разлилось. Протягиваю бутылку Оливеру. -Ну, что ты смотришь на меня? Продолжай сосать. - Говорит он, выхватив бутылку из моих рук. Как я ненавижу, когда мне приказывают. Может, как бы случайно пустить в ход свои зубы? Не выход, тогда он может меня ударить, и уж тогда сорвётся Том. Оливер неуклюже открывает шампанское, пролив немного на чёрное кожаное сидение автомобиля. -О, а хотя знаешь что, Вильгельм, оближи сидение, я не хочу, чтобы в моей машине потом осталось пятно от шампанского. А салфетки, чтобы вытереть, у меня нет. -Так по-вашему, я салфетка? - К горлу подступает комок. Он обхватывает мой подбородок пальцами и хитро улыбается. -Ну конечно же нет. - Шепчет он. -Но тебе придётся облизать всё, что я тебе скажу, понял? Хочешь для начала выпить из бутылки? - Он подносит горлышко к моим губам и наклоняет. Делаю вид что глотаю и отталкиваю бутылку. - Ну а теперь за дело. - Не успевает он договорить, как я выплёвываю ему в лицо всё шампанское, что набрал в рот. Остатки капают с моего подбородка, и я не могу сдержать смех, наблюдая за выражением лица Похера. -Ах ты, су*а! - Выкрикивает он, опомнившись, и я тут же получаю сильную пощёчину. Щёку обжигает жар его ладони и скула начинает болеть. Кладу свою руку на место удара. Он ставит бутылку в ведро со льдом и бьёт меня снова, но теперь уже слабее. Первое правило для клиентов - не бить шл*ху по лицу, он словно знал и опомнился, но злоба взяла верх. Успеваю лишь вскрикнуть, прежде чем он сумел повалить меня на кожаное сидение.-Стойте! Мне больно! Том! Том!!! - Оливер стал расстёгивать мои джинсы, одновременно пытаясь их стянуть. Я почувствовал, как машина остановилась, а потом услышал, как открылась дверь салона, и вес чужого тела перестал перекрывать кислород. Меня трясло, и лицо горело, я просто боялся открыть глаза. Чьи-то руки коснулись моих джинсов, подтянув их обратно, и лишь тогда я приоткрыл один глаз. Том застегнул на моих джинсах пуговичку и отстранился, протягивая мне руку. В этот момент я отчётливо увидел за его спиной крылья, мой ангел хранитель. Похер лежал на полу, пытаясь подняться, но Том ударил его головой об пол и снова посмотрел на меня. -Ну же, Билл?! - Том щёлкнул пальцами перед моим лицом и помог мне подняться. Мы выскочили из машины, и я понял, что мы стоим посреди дороги, и все нас объезжают. Ты сделал это для меня. Только ты мог так сделать, чтобы спасти меня. Я смотрел на твоё лицо влюблёнными глазами, пытаясь поймать твой взгляд, прижавшись к тебе. Так теплее. -Нам надо остановить какую-нибудь машину. - Тебе приходилось перекрикивать проезжающие машины, которые сигналили, пролетали мимо. В нескольких метрах был светофор, и раз в минуту движение машин замедлялось, но тише не становилось.-А мотоцикл сойдёт? Ты умеешь ездить на мотоцикле? -Я? Да, но где ты возьмёшь мотоцикл? - Я лишь показал на ту сторону дороги, где крутился парень перед своим средством передвижения, с сигаретой в зубах. Типичный холостяк, которого интересует лишь свой байк. На улице уже была ночь, и мне "лишь в майках", было безумно холодно. Дождавшись красного света для машин, мы быстро перебежали дорогу и остановились рядом с этим парнем. Он удивлённо посмотрел в нашу сторону, выгнув бровь. -Привет! Я поцелую тебя за пять евро! - Сказал я на ухо парню, он выронил сигарету от моих слов. -Слушай ты, я не гей! - Хах! А я был бы готов поспорить, что совсем наоборот. Но это так, чисто интуитивно. Так, надо что-то быстро придумать. -Ладно, тогда тебя может приласкать моя грудастая подружка, совершенно бесплатно. Она шикарная блондинка. Она увидела тебя в окно своего лимузина и попросила остановится, а я так, чисто для проверки подошёл! А то вдруг ты бы геем оказался, таких много сейчас. - Без угрызения совести я вешал бедному парню лапшу на уши, а у него заинтересованно засверкали глаза. Ну что ж, тем хуже для него. Наверное, его "дружок" уже пробудился от фантазии на тему грудастой блондинки. -Правда что ли? - Он удивлённо посмотрел на меня, а затем перевёл взгляд на Тома. Ты стоял сзади, приобняв меня и с интересом слушал, что выдаёт мой язык без костей. -Быстрее иди, она не терпеливая, без тебя может начать! - Быстрее. Быстрее, ну же, соглашайся. Больше всего на свете я боялся, что Оливер сейчас очухается и выскочит из машины. Вот это будет сюрприз. Из него грудастая блондинка, как из меня натурал.-Ну ладно, постерегите мой велосипед! - Выкрикнул парень, перебегая дорогу, пока ещё горел нужный сигнал светофора. Том удивлённо посмотрел на мотоцикл. -Мне показалось, или он назвал его велосипедом? - Усмехнулся ты, залезая на железного коня, я "запрыгнул" следом, устроившись позади и обхватив Тома руками. -Билл, отогни "ножку".-Что сделать?-О Господи... Рядом с твоей ногой есть такая палочка, которая упирается в асфальт. Ты должен её убрать, просто задвинь её ногой. - Всегда питал слабость к мужчинам на мотоцикле, но совершенно не понимаю что и где. Мне вдруг стало страшно, а вдруг я свалюсь? Я выполнил просьбу Тома и вцепился в его футболку, сильнее обняв сзади. -Тише, ты меня сейчас задушишь. - Том погладил меня по руке, и я хоть немного расслабился, чёрт, лучше бы мы дождались какого-нибудь автобуса. Под моей попой завибрировала сидушка и я услышал шум мотора. -Мамочкиииии! - Запищал я, уткнувшись носом в спину Тома, и зажмурился. Мы двинулись с места, и я решился открыть глаза, потому что ничего не видеть - оказалось страшнее. На поворотах у меня кружилась голова, и я вскрикивал с непривычки. Это было похоже на полет, и я не мог понять, нравится мне это или нет, сердце замирало, а потом начинало биться быстрее. Ещё быстрее. Я не хочу, чтобы это прекращалось. Ты не так напряжён, как я. Твоё спокойствие придавало мне уверенности. Этой женщине мы отдались полностью, её звали скорость. - Том! Куда мы едем?! -В сказку! - Выкрикнул ты, и мне так захотелось тебе поверить.
После такого я полноправно могу возненавидеть свою профессию. Мы приехали к какому-то кинотеатру, и я попросил Тома остановиться. В каждом кинотеатре ведь есть туалет? Мне нужно было срочно умыться и главное - прополоскать рот. Даже после шампанского было ощущение, что я до сих пор держу во рту член Похера. Набираю в рот воды из-под крана, смотрю в зеркало напротив себя и выплёвываю воду в раковину. Ты с неким умилением смотришь на меня, вижу твой взгляд в зеркале. Секундочку, мне показалось, или?-Ты что, пялишься на мою попу? - Спрашиваю, выгнув бровь, и снова набираю в рот воды. Ты вздрагиваешь от моего вопроса и пытаешься понять, как я заметил. Сплёвываю воду и улыбаюсь. Я тебя поймал, признайся, я тебя поймал! Ты ведь давно меня хочешь, но твоё убеждение не заниматься со мной сексом для тебя важнее желания. А я лишь воплощение вожделения, похоть - моё второе я. Ты смотришь на моё отражение в зеркале и усмехаешься, прикрыв глаза рукой. Наверное, я выгляжу очень смехотворно, или ты снова прочитал мои мысли и смеёшься над ними? -Что, спалился? Нравится? Хочешь? - Я повилял своей пятой точкой, и игриво шлёпнул себя по ягодице. Но это вызвало у тебя лишь очередной смешок. Ах, тебе смешно? Я тут стараюсь, стараюсь, а тебе смешно! Ну ты и наглец! -Мне так нравятся твои плечи. Ты такой хрупкий, я понять не могу, как тот идиот тебя ударил. Как у него рука поднялась? - Ты ведь знаешь, что такое часто случается, но всё равно задаёшь этот вопрос. -Болит? - Отрицательно качаю головой. Нет, не болит, почти. Быстро подходишь ко мне и обнимаешь, словно пытаешься защитить от всего вокруг, от всего этого мира который окружает нас. И мне кажется, что я действительно в этом нуждаюсь.-Билл, можно я тебя поцелую? -Давай договоримся, что о таких вещах ты меня не будешь спрашивать? -Хорошо, прости, я не буду.-Не спрашивай, просто делай со мной всё что хочешь. Это я сейчас не как на всё готовая ш*юха говорю, а как полностью доверяющий тебе человек. - Улыбаешься и наклоняешься вперёд, касаясь своими губами моих. Не брезгуешь. Ты свидетель моих падений, всё происходит на твоих глазах. Знаешь, я бы на твоём месте уже давно бы сломался. Но как я могу сравнивать свою жизнь и твою? Нам двоим пришлось сложно. И мы встретились. До сих пор не верю, что это всё происходит, ты хоть сам понимаешь, что происходит? Мне из-за тебя... жизнь захотелось изменить. Нежно целуешь, так бережно и ласково, что у меня начинает кружиться голова. Ласкаешь моё небо языком, засасываешь нижнюю губу, и я чувствую сладкий привкус шоколада, ты в лимузине кушал шоколадку? А почему мне не оставил, жмот?! Улыбаюсь сквозь поцелуй и сладко постанываю тебе в рот, уже по привычке, идиотская привычка, от неё я сам возбуждаюсь. А ты? Прикажи мне что-нибудь сделать. Я сделаю всё.-Билл... Билл, тише, ты слишком развратно стонешь. -Прости, рабочая привычка. - Облизываю губы, и, кажется, краснею. А может расценить это как комплимент?-Ах рабочая привычка... Ты хочешь в кино? -В кино? Но у меня даже денег с собой нет. - Растерянно пожимаю плечами и удивлённо смотрю на тебя. Ты такой милый, от нашего поцелуя у тебя покраснели губы и кровь прилила к щекам. Ты тянешься в задний карман своих штанов и достаёшь кошелёк, но не твой. У тебя не такой... пафосный, у тебя простой, а этот... -Ну, а это моя рабочая привычка.-Ты что, спёр это у Похера? - От удивления я раскрыл рот, то ли хотелось завизжать, то ли запрыгать от какого-то непонятного прилива счастья, а может просто засмеяться. -О да, у него сегодня неудачный день. Но надеюсь, Билл, ты простишь меня, за то, что я не могу держать свои руки. Поверь, они сами. Я тут не причём. - Говоришь ты, явно пытаясь не засмеяться. Ты - сама ловкость. И не только в воровстве, но и со мной. Лучше бы ты со мной не мог сдерживать свои руки. Да и не только руки. Однако, ты всегда, умело уходишь от этого. - Поехали домой? -Домой? Ха, боюсь, не получится.-Что, почему? -В общем, там...
Мотоцикл мы оставили у кинотеатра и добирались до дома пешком. Кончилось что-то там, как объяснил мне Том. Правда, я забыл - что. Собственно, идти было не так далеко как страшно. Я никогда не ходил таким маршрутом, и почему-то боялся, что мы заблудимся. Весь мой страх подогревал мой рассказ о том, как меня почти без всего выгнала из квартиры та женщина. Хотя почему страх? Я её боюсь? Да ни сколько! Правда... я половину пути убеждал Тома вооружиться чем-нибудь тяжелым. А то мало ли. Но Том в ответ лишь смеялся, особенно когда я рассказал ему про банку огурцов и секту. Рабочие затеяли ремонт возле дома, у подъезда стоял асфальтоукладчик. По лестнице я поднимался уже в полусонном состоянии, и всё начало казаться сном. А может мне вообще приснилось, что в твоей квартире кто-то был? Открываешь дверь своим ключом, и я всё больше верю в версию про сон, в квартире не шороха. Слышу лишь, как открывается замок. -Ну что, кто первый заходит? - Усмехаешься ты, всматриваясь в мою сонную мордочку. -Квартира твоя. - О да, ни за что первым туда не войду, а то мало ли. У той женщины была целая сумка банок, вдруг запустит в меня вареньем, прям с порога? В любой ситуации надо искать плюс, тут плюс в том, что я буду сладким. Может тогда Том оближет меня? Чёрт, что за мысли, я явно почти сплю. Толкаешь дверь и заходишь первым. Всплеск воды, грохот, радостный женский визг.-Я знала, что ты, гад, вернёшься с копией ключа! - Женщина смеётся, Том стоит на пороге, рядом валяется пластиковое ведро, которое было наполнено водой, тянусь к выключателю и включаю в коридоре свет. -ТОМ? - Вскрикивает женщина. Стоп, она что, в моём халатике?! Ну всё! Всё! Пустите меня я ей сейчас все волосы чёрные, крашеные повыдёргиваю! -МАМА?!!! -КТО?!!! - Переспрашиваю я, схватив тебя за руку. Кажется, вода попала и на меня, а именно в уши. У меня уже слуховые галлюцинации. Ты назвал эту женщину ма.. мам.....мамой? Я уже мысленно заикаюсь! -МАМА! - Вскрикивает Том и протирает лицо от воды. - Какого чёрта тут происходит?!...О чёрт! Только не это! - Ты касаешься рукой своего уха, трогаешь повязку. Даже не сразу понимаю, в чём дело, но потом вспоминаю про слуховой аппарат. Туда ведь могла попасть вода. Но по твоему вздоху облегчения, понимаю, что всё обошлось, ведь так?-Томми, милый, это я для него воду приготовила. Это не для тебя было. - Она подбежала к тебе и начала выжимать край твоей футболки. Ах ты... всё его внимание на себя переключить решила? Нет, не выйдет! Хватаю противоположный край твоей футболки и тоже начинаю выжимать. - Отойди, всё из-за тебя! Он мой сын! - Женщина пихает меня в бок, я толкаю её в ответ.-Сама отойди! Он мой! - Постепенно, это перерастает в нечто на подобии конкурса перетягивание футболки, где швы держатся из последних сил. -Эй! ЭЙ! Я вам тут не мешаю? - Том выдернул из наших рук свою футболку, иначе он бы точно остался без неё. Хотя, может это не плохо? - Что тут вообще происходит? Мама, почему ты тут? -Милый, прости, это ведро с водой предназначалась этому...этому! - Она брезгливо тыкнула мне пальцем в плечо, и повернулась к Тому, изобразив полную невинность. - Я не выдержала, ты мне сказал, что придёшь к двадцати одному. Я думала, ты говоришь про время на часах, но, по-моему, ты говорил про возраст. Ты не отвечаешь на звонки, не приходишь, совсем меня забыл. Нашёл себе какого-то... этого, чёрненького бесёнка. Я прихожу, в квартире жуткий бардак...-Ты что, убиралась? - Обеспокоенно спрашиваешь ты, снимая с себя футболку, а я прощаюсь с последними нотками сонного состояния.-Я? Убиралась?! Ха! Конечно, нет! К тому же мне вообще ничего не давали сделать, через час как я проводила за дверь этого бесёнка, в дверь постучался какой-то мужчина. Представился как Дэвид Йост, сказал, что ты на него работаешь и просил передать пакет, сказал, что для Билла какого-то. Такой пакет ещё красивый, зелёненький, праздничный.-Там подарок? Мне? - Завизжал я подпрыгнув. -А, так это ты Билл что ли? Тогда не удивительно. Этот "подарок" самое оно для тебя, я уверенна, что ты в этом безгранично нуждаешься. - Она вытащила из-за вешалки пакет и протянула мне. - Йост сказал, чтобы ты непременно воспользовался этим завтра, перед какими-то съёмками. - Я заглянул в пакет и увидел клизму. С*ка. -Том! Она издевается! И ещё, она надела мой халат!-Правда? А то я думал, что это халатик такой бл...-Хватит! Я слишком устал, давайте всё завтра? Или послезавтра, так будет лучше? Билл, пойдём в душ, вместе?
Она бегает за тобой, я бегаю за тобой, ты явный авторитет у неё, тем более у меня. И когда мы вместе закрылись в ванной, я представил, что твоя мать стоит, прислонившись к двери ухом, пытаясь услышать то, о чём мы будем говорить. Или мы перейдём сразу к делу? Не знаю, о чём подумал ты, возможно, о том же. Вдруг твоя мать будет подслушивать наши стоны? О да, я уже видел её выражение лица, когда ты сказал, что мы идём в душ вместе. Жаль, у меня не было фотоаппарата. Я еле сдержался, чтобы не выкрикнуть "Ну что, съела?!". Но она не была столь удивлена, как я мог бы ожидать. Её самолюбие задело больше то, что ты идёшь в душ именно со мной, а мой пол, который эта женщина назвала "сомнительным" - её не особо волновал.Обходишь меня и включаешь кран, один вентиль, другой. Я сейчас улыбаюсь, наверное, как придурок. Просто пытаюсь угадать, что будет дальше и боюсь пошевелиться, не дай бог я снова всё испорчу. -Ладно, Билл, давай...-Даю! - Взвизгиваю и поворачиваюсь к тебе спиной, упираюсь руками в стиральную машинку. -Ну что ты, в самом-то деле. Раздевайся.- Слышу твой усталый голос и понимаю, что я снова всё не так понял. Секса не будет. Ну, может, мне всё же что-то перепадёт? Поворачиваюсь к тебе и скромно (насколько могу) улыбаюсь. Надо как-то разрулить эту ситуацию. Вдруг ты подумаешь, что я решил, что у нас будет секс? Чёрт, от недосыпа я уже чувствую, как левое полушарие мозга начинает тр*хать правое. Наслаждайся, логическое мышление, моя жизнь не поддаётся логике, хоть ты сегодня будешь в пассиве.-Прости, Томми, я просто пошутил. Неудачно, да? - Одежда на тебе уже почти высохла, но ты всё равно подрагиваешь от холода. Я не хочу, чтобы ты заболел. Никогда не думал, что слово "вместе" - может означать вовсе обратное. Пока я, засыпая, водил по своему телу руками, ты снова что-то записывал в дневнике. Я сгорал от любопытства, но всё же пытался не подавать виду, словно не замечаю. Я тут, перед тобой, так почему ты всё равно пишешь что-то в дневнике? Скажи мне! Несколько раз, словно случайно, я отодвигал занавеску и тянулся за гелем для душа. Ловил твой взгляд, ты лишь улыбался и отворачивался от меня. Какой ты недоходчивый! Я больше не знаю намеков, чтобы пригласить тебя к себе в душ. Хотя, остался последний.-Томми, потри мне спинку? - Жалобно прошу я, выглядывая из-за шторки. Усмехаешься, захлопываешь свой дневник, убираешь его на положеное место и подходишь ко мне. Ничего себе, слова оказались яснее намёков? У меня такое первый раз. С тобой всё как в первый раз. -Ну, что тебе там потереть? - Отодвигаешь шторку и смотришь на меня сверху вниз. У меня появилось непонятное желание прикрыться, но я успеваю прогнать его быстрее, чем нахожу взглядом ближайшее полотенце. Так, надо что-то тебе ответить, потому, что ты уже удивлённо выгибаешь бровь, ожидая моих слов. А что я вообще просил? Потереть... что потереть?! Животик, попу... а, точно, спинку. -Что хочешь! - С надеждой в голосе говорю я и отворачиваюсь к стенке лицом. Слышу твой уставший вздох, и чувствую, как ты касаешься моей поясницы. Вздрагиваю и немного сжимаюсь.-Я знаю, чего ты хочешь Билл. Только не брызгайся, мне некогда сушить одежду снова. Хочешь, можешь взять мою мочалку? – Киваю, всё ещё не поворачиваясь к тебе. Лучше промолчать, что я уже брал её. И через несколько секунд чувствую, как по моему бедру стекает холодный гель для душа, ты собираешь его ладонью, размазывая вверх. Проводишь рукой по моей попе, и на этом моменте перестаю дышать, но для тебя это всего лишь секунда? Неужели ты не придаёшь этому значения? Как ты можешь касаться меня там и ничего не чувствовать? Проводишь рукой выше и размазываешь остатки геля по моей спине. -Только не говори мне, что возбуждаешься, Билл?-Не скажу. - Опираюсь руками на стенку, и касаюсь холодной плитки лбом. Остудите меня, ухх. -Это хорошо, хватит с этой ванны одного человека, у которого бешеный стояк. - Усмехаешься и смачиваешь свою губку водой. Погоди-ка, что ты сказал?-Не сдерживайся. Я сейчас быстро сделаю себе растяжку, и можешь меня... - Немного раздвигаю ноги и касаюсь своей дырочки пальцами. Но не успеваю даже проникнуть в себя, как чувствую твою руку на своём запястье, ты просто не позволяешь мне этого сделать. -Нет, Билл. Ты же прекрасно знаешь, что я не сделаю этого. Мне неважно, как широко ты раздвигаешь ноги, как ты стонешь и под кем лежал. Я всегда постараюсь защитить тебя, в том числе и от самого себя.-Что ты такое говоришь? Не надо, ты мне нужен. - Поворачиваюсь к тебе и обнимаю. Даже забываю, что ты просил меня не брызгаться водой. - Просто подумай об этом. Думаешь? А теперь попробуй понять, что для меня ты самый важный. - Ты отстраняешься от меня и касаешься пальцами своего уха, на мгновение задумываешься, а затем вытаскиваешь из уха слуховой аппарат. -Даже так? Это совсем другой мир.-Но ведь в этом мире есть место для меня? Просто дай мне возможность, и я научу тебя новому виду общения, общения со мной. Телом. Объясни мне, чего ты боишься? - Возвращаешь себе возможность нормально слышать, поправляешь повязку на лбу и подходишь ко мне. Разворачиваешь лицом к стенке и проводишь губкой по моей спине, сильно надавливая. Словно и не было ничего. Словно я молчал, и ты не говорил.-Мы оба устали, надо хотя бы немного поспать. Сейчас, когда ты выйдешь из ванной, ложись в кровать, я тоже приму душ и приду. Только, Билл, надевай бельё, не дай Бог ты снова поругаешься с моей мамой. Или можешь заболеть, она любит спать с открытым окном, в квартире будет сквозняк... В общем, Билл. Я хочу, чтобы вы дружили. - Вот попал, это будет сложно. Но для тебя я постараюсь. Уже засыпаю, чувствуя приятную слабость во всём теле, и плевать, что до "подъёма" остаётся всего часа три. Хоть немного посплю, но на съёмках я, наверное, буду как переваренные макароны. Правда, после того как мы прокатили Похера, я сомневаюсь, что съёмка будет. Скорее всего, Йост просто устроит мне полный разнос. И слава Богу, я не хочу больше тра*аться ни с кем, кроме Тома. Нет, не правильно, не тр*хаться. Заниматься любовью. Я всегда думал что секс - это моё развлечение, за которое я получаю деньги, адреналин. А сейчас я уже готов поверить, что это нечто святое, и этим я пренебрегал. Неуверен, что я смогу на камеру сыграть дикое влечение к кому-то другому. Как же мне выпутаться из этого? Мой паспорт у Дэвида, он не отдаст мне его просто так, да ещё и после того, как я подложил ему такую свинью, чёрт, ещё и его несовершеннолетний сын влюбился в меня. Надо уснуть, только теперь не получится. Пытаюсь представить что-то более приятное. Том... он сейчас в ванной, наверное, быстро работает рукой внизу живота, и снова я виноват. Что со мной не так? Или наоборот, почему со мной всё так? Переворачиваюсь на бок и сдвигаю ноги вместе, в боксерах становиться тесно и тепло. Всё-таки от фантазий на тему твоего обнаженного тела у меня, несомненно, появляется эрекция. Слышу, как скрипнула дверь и вздрагиваю, надо притвориться, что я сплю. Иначе ты будешь ругаться, что я не послушал тебя, или подумаешь, что я специально мучил себя, дожидаясь тебя. Хотя, ведь я, правда, тебя ждал. Слышу шуршание ткани, и с закрытыми глазами сразу представляется картинка: ты полностью голый, вытираешь себя полотенцем. Хочется тихонечко застонать от желания. Чувствую, как рядом прогибается кровать, и сердце значительно увеличивает ритм. Кажется, оно бьётся слишком громко, и я забываю дышать, через раз. А ты словно прислушиваешься и, наверное, уже раскусил мой обман, чувствуешь, что я не сплю? Нет?-Какой же ты удивительный. - Тихо шепчешь ты, и твоё дыхание обжигает мне кожу, совсем близко. Мы всё же вместе. И ты довёз меня до моей сказки. Такой простой комплимент, а я уже безумно счастлив. - Удивительный, но притворяться что спишь, ты не умеешь... В то время, что мне удалось поспать, я видел удивительный сон. Мне снилось, что мы с тобой были так близко, обнимались, ты почти невесомо целовал меня, прижимая ближе к себе. Проснулся я в одеяле, словно маленький ребенок, завернутый в пелёнку. Наверное, я часто ворочался и успел закатать себя. Однако разбудило меня совсем не это, а телефонный звонок. Дэвид Йост ты приговариваешься к лишению секса на два месяца за то, что разбудил меня.Тома не было рядом, снова, но кровать была ещё тёплая, значит ушёл всего несколько минут назад. -Здравствуй детка, мне надо с тобой срочно поговорить. - Всё, мне к-а-п-е-ц. -Тебе понравился мой подарочек? Та милая леди передала его тебе? Кстати, это случайно не твоя мама? Вы так похожи! -Иди в зад! -А что это у нас голос такой сонный? О, я прекрасно знаю, что тебя может освежить! Прекрасная утренняя клизма! Гоу-гоу, машина приедет за вами через два часа! Краситься пока не надо, так что полтора часа у тебя ещё свободны. - Смеётся он. Это не правда, я не так долго крашусь. Злюсь. Надуваю губы. - Кстати, Похер сначала заснимет тебя, чтобы глянуть, как ты смотришься в кадре. Этакое интервью. Так, что же ещё... тебе Том что-нибудь говорил по поводу съёмки?-Нет, а должен был? - Не говорил, только намекнул. Надо придумать сразу несколько отступных путей из этого гадюшника. -Нет-нет. Он молодец. Не забудь про клизму и растяжку, у нас сегодня весёленький день! - Кладу трубку.Из одеяла сразу выбраться не получилось, и я с грохотом упал на пол. Выпутавшись, я заглянул под кровать, где стояла моя сумка с вещами. Тянусь за ней и вытаскиваю за ручку. Расстёгиваю молнию. Если требуется растяжка, то буду растягивать себя вибратором. К тому же получу удовольствие, хотя бы утром. Но чёрт, что это. Точнее, где это? Где мои "игрушки"? Три, два, один. Спокойствие. Это не честно, это подло! Отнять у меня вибратор всё равно, что отнять у ребёнка конфету! Размышляю логически, я так и знал что в этой квартире недотр*х как раз таки не у меня! Ну всё, прости Том, я не смогу стать другом для твоей мамы. Срываюсь с места и дёргаю за дверную ручку. Затем снова и снова, но чёрт возьми, она не поддаётся! Эта гадина подпёрла чем-то дверь. -ТОМ! ТООООМ! Открой! - Стучу руками по двери, но через минуту становится понятно - что это бесполезно. Может ты не слышишь? Оборачиваюсь и смотрю в сторону тумбочки, слухового аппарата вроде нет. Может ты в ванной, взял его, но ещё не включал? Точно, наверное, так и есть. Чёрт, времени в обрез, как мне выбраться отсюда? Когда я открыл окно и забрался на подоконник, то увидел внизу рабочих, которые клали на улице асфальт. Только сейчас был перерыв, или у нас всё снова, как всегда делается с неохотой и крайне безответственно? Чёрт, никогда не замечал, что боюсь высоты. Под окном оказался выступ примерно в тридцать сантиметров, я рассчитывал на что-то другое, это что-то должна была быть пожарная лестница, но это тоже не плохо. Я доберусь до окна в гостиную, и моя проблема будет решена. Осторожно опускаю левую ногу на выступ и проверяю его на прочность. Сойдёт. Главное не вляпаться в голубиное д*рьмо. Уж чего-чего, а этого тут было (пиз*ец как) много, чёртовы снайперы гадят на лету? Осторожно наступаю второй ногой на выступ и делаю шаг в сторону соседнего окна. Ещё один, ой мамочки, я стенка, я часть стенки, часть дома, я не загаженная часть дома. -Б*Я! - Так и знал, что всё же вляпаюсь рукой в голубиное г....-Парни, смотрите! - Услышал я мужской голос снизу. - Детка, что ты там делаешь, юху-у-у, спускайся к нам?! - Закричал один из рабочих, вскочив на ноги и показывая на меня пальцем. Хуже и не придумаешь. - Иди к нам, мы тебя не обидим! - Смеются они, а я делаю ещё один шажок в сторону нужного мне окна. Не хватало мне, чтобы крики этих придурков кто-нибудь услышал и выглянул в окно, достаточно мне зрителей. Делаю ещё один шажок и, оступившись, наклоняюсь вперёд, но вовремя успеваю схватиться за водосточную трубу. Дыхание сперло, и я не мог отдышаться. -Эй!!! Детка, ты там осторожнее! Лепёшка на асфальте будет выглядеть не так сексуально! - Засмеялся ещё один из этой компании бездельников. Надо как-то перелезть через трубу, которая разделяет выступ на две части. Я вижу только один выход. Перекидываю левую ногу через трубу, и вот я уже стою спиной к этим идиотам, оседлав продолговатую железную конструкцию. - ДА!!! - Радостно кричат снизу, и я слышу аплодисменты и свист. - Какая попка! Он решил нам показать свой вид сзади! - Придурки, я просто хочу залезть обратно в квартиру! Преодолев препятствие, я снова сделал шаг в сторону окна. Словно предчувствую завершения шоу (до моей цели оставалось всего ничего), парни внизу начали орать ещё громче. - Ну куда же ты, детка!-Да оставьте вы его, парни, наверное, он спал с каким-нибудь чуваком, и тут его жена пришла, вот он в окно и вылез! Видишь, он в одних трусах! - Поразительная проницательность и смекалка. И такие люди кладут асфальт? Неужели на асфальтоукладчике приходят самые гениальные мысли? Или работников коммунальных служб не слабо штырит от запаха свежего асфальта? Ещё чуть-чуть и дотрагиваюсь до подоконника. Ура, все, как и говорил Том. Его мать не закрывает окно на ночь и, слава Богу, не закрывает утром, пока не закрыла...
Кое-как вваливаюсь в гостиную, сдёрнув штору вслед за собой. Стоп. Тут были шторы? Я что, промахнулся? Нет, вся остальная мебель всё та же. Она что, успела вчера повесить шторы? Прекрасно. Вытираю руки об эту безвкусную ткань. Я бы ни во что не вляпался, если бы эта женщина не подпёрла мне чем-то дверь, так что - это месть! Меееесть, всё, это война, она началась ещё с того момента как я оказался на лестничной площадке! Выбегаю из комнаты и вижу в коридоре то, что не выпускало меня - стул. Дверная ручка не опускалась, упираясь в деревянную, резную спинку. Быстро преодолеваю расстояние из коридора до кухни, замечая, что в ванной шумит вода. Эта женщина моет посуду, а на плите закипает чайник, со свистом выпуская пар, словно сигнализируя о злости, которая переполняет меня сейчас. -Милый? - Тихо говорит она, даже не повернувшись в мою сторону, как раз в тот момент, когда я хотел начать свой "накипевший монолог". - Разбить тебе пару яиц? - Пытаюсь представить все перспективы данного вопроса и... как то не получается! - А, это ты, безгрудая барби-брюнетка. - Усмехается она, повернувшись в мою сторону. -На себя посмотри, кухарка!-А что плохого в том, что я готовлю своему сыну еду? А что в это время делает безгрудая барби!?-Я не безгрудая! - Тьфу, б*я, что я несу? -Я не барби! Меня Том любит таким, какой я есть! Да ты хотя бы накраситься без зеркала можешь? А вот я могу! - Принимаю боевую позицию, сложив руки на груди и сделав гордое выражение лица. -Я настолько красива, что мне всего десять минут нужно чтобы накраситься, а не как тебе - час.-А Том меня на руках носит! -А я ещё ходить не разучилась!-А мы с Томом давно живём вместе! -А я его родила! -А у меня грудь не отвисает! -А у меня рот закрывается. -У меня рот закрывается! -Вот замечательно, так закрой его! - Она похлопала меня по щеке и скорчила рожицу. Я услышал, как за спиной захлопнулась дверь в ванну и повернулся. -Мам, что за шум? - Том стоял в коридоре и вытирал лицо тёмно зелёным полотенцем. -ТОМ! Она у меня вибратор украла, и обзывается! - Ты резко опускаешь полотенце и удивлённо смотришь в нашу сторону, в частности на меня, да ещё и такими глазами словно увидел привидение. -В... вибратор? Мама, это правда?! - Том прекрасно знает, что для меня вибратор как для младенца соска. Но не в том смысле что: вставил в рот, и я заткнулся... хотя, и в этом тоже. -Секундочку, Билл, ты как чёрт возьми из комнаты вышел? -Так ты знал, что она меня закрыла? - Удивлённо выгибаю бровь, и внутри появляется какая-то обида. Ты знал, и не помог мне выйти? Смотришь на свою мать, а потом переводишь взгляд, снова на меня. Кажется, даже не замечаешь, что в дверь кто-то позвонил. Но в отличии от тебя, я это прекрасно замечаю по характерному звуку звонка и миганию лампочки под потолком. Я уже хотел было подойти к входной двери, как ты хватаешь меня за плечи и рывком возвращаешь на место. -Билл, послушай меня, это я тебя закрыл, специально, чтобы ты не вышел! Ты не должен сегодня попасть на съёмки. Ты никуда сегодня не пойдёшь, понимаешь? -В дверь звонят. -Я слышу. Но ты меня слышишь? - Согласно киваю. -Но что же нам делать, если это Йост, то... - Не даёшь мне договорить и заталкиваешь на кухню. Симона закрывает дверь и толкает меня в сторону стола, поставив тарелку с жареными сосисками на стол. -А не отравленно? - С издевательской ухмылкой спрашиваю я. -Ещё один звук, и ты окажешься в коридоре и без завтрака. Я вообще не понимаю, почему Том с тобой возится. - Так, я что, что-то проспал? Меня не посвятили в какие-то подробности, где подвох? Наверное, Том уже успел провести и с ней воспитательную беседу на тему того, что драться, обзываться, ругаться - не хорошо. Слышу, как Том матерится и открывает входную дверь. Удивлённо смотрю на сосиску в тарелке, пытаясь на вид определить степень её съедобности. -Я не буду рисковать. -Уже затошнило от продолговатых предметов? Уж не знаю, как ты добился расположения моего сына, но я то тебя вижу насквозь! Неужели такая тощая кукла как ты отменно трахается? Ведь всё дело в сексе, я права? - Не обращаю внимания, и поднимаюсь из-за стола, подхожу ближе к двери, чтобы услышать, что происходит в прихожей. И на своё собственное удивление слышу знакомый голос с хриплой ноткой, старательно переделанный на более высокий лад.-Здравствуй красавчик, а Билл тут живёт? - Чёрт, я совсем забыл, что обещал Йохану взять его с собой на съёмки. А, чёрт... Выскакиваю в коридор и первое что вижу это удивлённое лицо Тома. Через секунду понимаю, в чём дело. Йохан стоял, облокотившись на дверной косяк, и одежду его нельзя было назвать одеждой. Кружевные трусы, возможно стринги, чулки и корсет. Сверху было накинуто пальто, которое было распахнуто, открывая мне и Тому всю картину в целом. -Билл, потрудись объяснить мне, кто это? - Тихо шепчет Том, всё ещё не понимая ситуацию. -Ой, Билл! Это что, твой Том? Тот самый? Так странно живём рядом и даже не знакомы! Хотя я и Билла до вчерашнего дня не знал! А тут иду домой, а там парни асфальт кладут, говорят, что какой-то голый брюнет по карнизу шёл, я сразу понял, о ком речь. Ой, какая квартира классная, так здорово, что Билл тут живёт! - Йохан подскочил к Тому и принялся трясти его руку в знак приветствия. Знаю я эти приёмчики. - Я так рад, так рад что мне можно поехать с вами на порно студию! Я так об этом мечтал, мечтал, чтобы меня заметили, хотел выйти на новую ступеньку своей карьеры. Меня зовут Йохан.-Очень, очень приятно. А я... - Начал было говорить Том, постепенно вникая в ситуацию, хотя фиг его знает, что он там подумал. -А ты Том! - Подытожил Йохан, просто гениально. - Мне Билл столько о тебе рассказывал! -Интересно, что же!? - Ты удивлённо смотришь на меня, твоя рука всё ещё прибывает в руке Йохана. -Билл, в чём дело, не молчи?!-Нууу, Томми я обещал ему, что мы возьмём его с собой на съёмки. Он хочет сниматься в порно... ну и...-Это я уже понял.-Афигеть, почему я раньше не приехала!? - Слышу за спиной смех, и все поворачиваются в сторону кухни. Женщина в моём халате, ест мой завтрак и с интересом наблюдает за происходящим. -Том, почему ты не сказал, что у тебя тут так весело? Такие кадры. - Йохан дотрагивается до моего плеча и шепчет мне на ухо:-Билл, это та, кто выгнал тебя? – Киваю, даже не поворачиваясь в сторону друга. - А мы... поедем сегодня на студию, ведь правда? Я полночи готовился...
Ты проклянёшь меня за это? Ты что-то уже успел придумать, почему ты со мной не поделился, или твой план был написан ещё вчера в твоём дневнике? Что мне делать, скажи, что мне делать? Всё произошло слишком быстро, время пролетело почти мгновенно. Из нас троих - только Йохан был счастлив и помог мне собраться. Я был словно барби, которую надо одеть, накрасить, причесать. Он даже притащил свои вещи из соседней квартиры. Новые узкие джинсы, кожаную куртку и серую футболку с какой-то неприличной надписью на французском. Интересно, как он объяснил это остальным парням? "Биллу нужна одежда, чтобы через пару часов её сняли с него". Даже когда за нами приехала машина, Том не проронил ни слова. Мне казалось, что он на пределе. Чёрт, ну прости меня, я не должен был обещать Йохану, что он поедет с нами, но он так просил...Нас встретил Дэвид, я даже не успел вылезти из машины, как он вытянул меня за руку и попросил покрутиться на месте. Это была какая-то фабрика, и пахло чем-то сладким... Шоколад. Дэвид удивлённо посмотрел через моё плечо, и я увидел, как глаза его расширились и загорелись интересом. Почему-то, я сразу понял, что Йохан выбрался из машины, и с таким же, только уже "поддельным" интересом смотрит на Йоста. Просто ответная реакция. Он поглядывает в мою сторону, читаю в его глазах "что это за мужик, и почему он так пялится на меня"? -Вау, Билл, какую красивую девушку ты привёз с собой! - Восхищённо говорит Дэвид, продолжая сиять всем своим видом. Это он ещё не видел, как утром эта "девушка" брила лицо. -Я Дэвид Йост, я тут главный! А... как же зовут такую красавицу? -Вообще-то, это Йохан... - Решаю вмешаться, но чувствую, как парень толкает меня в бок. -НА! -Простите что? Говорите по очереди, Билл, не ревнуй, сегодня моё внимание будет итак только твоим. - Это что ещё он себе там понапридумывал?-Я Йоханна! - Ласково шепчет парень, пытаясь сделать свой голос максимально мягким и женственным. Слышу как захлопывается дверь машины и поворачиваюсь на этот звук. -Том, что это ты такой нервный? Или решил выбить окно, что тебе сделала машина?-Не рассчитал. - Натянуто улыбаешься и подходишь ко мне, кладёшь одну руку мне на плечо и шепчешь на ухо, -Не поворачивайся, тот ублюдок от которого мы вчера сбежали, стоит сзади. - О Боже, что сейчас будет. По поведению Йоста я могу предположить, что Оливер ничего ему ещё не рассказывал. -Какая приятная встреча. - Слышу знакомый голос Похера и он хватает меня за руку, заставляя обернуться. То, что я вижу заставляет меня рассмеяться и пожалеть, что я лишил себя возможности лицезреть подобное пару лишних секунд. -Что у вас с лицом, Похер? - Распухший, покрасневший нос, на котором красуется пластырь. Томми, ну что же ты так, надо было бить аккуратнее. -Как раз по этому поводу я и хотел поговорить. -Нет-нет-нет! Оливер, расскажи лучше, как ты провёл время с моим Биллом? Я же говорил что он высший класс! Надо быть полным лузером, чтобы он тебе не дал! - Захохотал Дэвид приобнимая Йохана, положив свою руку ему на поясницу, или ниже... Том тоже усмехается, сложив руки на груди, на мгновение они с Оливером переглядываются. -Это... это был самый классный вечер за последние несколько лет! Я потратил все свои деньги, даже кошелёк продал. Сначала Билл сделал мне отменный минет, потом я тр*хал его в лимузине, мы чёрт подери, загадили спермой все сидения. Он кончил три раза, ну и я удовлетворил себя на неделю вперёд. Но всё же, парень отменно сосёт. Мой член ещё никто так глубоко не заглатывал. - Он делает одухотворённое лицо, но потом хватается за нос. Врет, как дышит, а если учесть, что дышать носом ему сейчас затруднительно, то он врёт даже легче, чем дышит. Я не понимаю только одного, почему у Тома сейчас такой вид, словно он готов нанести Похеру второй хук справа? Господи, неужели ты ревнуешь? Ты ведь прекрасно знаешь, что это не правда! Не обращай внимание! -О да, и нос ты сам себе сломал, бился головой о стену, когда Билл покинул тебя? - Снова засмеялся Дэвид, на этот раз более явно похлопав Йохана по попе. -Ладно, нам пора. Том и Йоханна, вы пойдёте со мной, а ты, Билл, пойдёшь с Оливером. Вам ещё кое-что надо записать. - Йост загадочно улыбнулся, подталкивая меня ближе к Похеру. Что, решил подложить мне такую свинью? Или подложить меня под эту свинью? Пока я наспех пытался придумать как бы мне обломать Дэвида, ответ пришёл сам... Точнее я пришёл к нему, вчера утром. -Ну что, Йоханна, думаю наше знакомство продолжится в более приятной обстановке?-Да, конечно! - Выкрикнул я, чувствуя, как Оливер схватил меня за руку чуть выше локтя, заставляя идти за собой. Жестом показываю Тому, что всё нормально, я разберусь. А разберусь ли? Мне немного страшно, но с другой стороны, не убьёт же он меня? А всё остальное я могу пережить. Йост удивлённо смотрит на меня, и пока ещё улыбается. -Только Дэйв, учти, у Йоханны член между ног! И кстати, красивый! Я проверял! АЙ!
Мы несколько минут шли по какому-то плохо освещённому коридору, игнорируя стоны из разных комнат. У меня заплетались ноги, и Оливер буквально тащил меня за собой. Поначалу я просто смотрел в пол, но когда поднял глаза, увидел, что стены коридора были разрисованы. Всякие карамельки и сладости почти манили к себе, вызывая недостаток сладкого в организме. Это было что-то знакомое. И тут до меня стало доходить, как-то я видел порно, где девушку-куклу тр*хали в похожем помещении. А может это тут и было, я моментально отшатнулся от стенки, вспоминая очередной фрагмент того действа. Похер останавливает меня напротив какой-то двери и, открыв её, грубо заталкивает меня в комнату. Если бы там был порожек, я бы точно споткнулся. В комнате полная темнота, и я не знаю чего ожидать, пока я попробовал приспособиться к чёрной пелене перед глазами, включился свет, и я повернулся обратно к двери, где как оказалось, был выключатель. Оливер довольно улыбнулся и закрыл за собой дверь.-Располагайся. - Довольно усмехается и подходит к столу, на котором стоят два компьютера и один ноутбук. На полу возле двери лежали пакеты, и какие-то коробки, на фоне белых стен это смотрелось как разгром после ремонта. Рядом с ноутбуком лежала большая чёрная камера с выдвижным микрофоном. На секунду я повернулся назад, чтобы посмотреть, что находилось за моей спиной, но тут же повернулся обратно, решив что лучше не поворачиваться спиной к Похеру. -Думаю, с камерой ты подружишься быстро. Но нам с тобой дружить уже не получится. - Он кладёт ключи на стол и подходит к компьютеру, набивая на клавиатуре какой-то текст. На камере загорается лампочка, и я неосознанно вздрагиваю. Словно перед моим носом махнули рукой, делаю шаг назад. В нескольких метрах от меня - белый диван и подушки раскиданы по полу. Это всё, что я успел рассмотреть за долю секунды. -Ты знаешь, что Дэвид уже создал для тебя страничку в интернете на нашем сайте? Был очень удивлён, увидев твой псевдоним, фамилия как у известного политика, который выступает против проституции. Это ты снова поумничать решил? Учти, все фото и видео с тобой будут идти на твой блог. И представь себе, тебе даже придётся отвечать на комментарии. Надеюсь, ты умеешь обращаться с компом?-Умею. - Чёрт, я не готов морально к этому, я совсем не готов, я даже не задумывался. Раньше, когда, к примеру, я отсасывал у какого-то урода в подворотне, меня снимали его друзья на видео, тогда мне было наплевать, выложат это в интернет или нет. Но сейчас. Вторая мысль тревожила меня ещё больше чем первая. Мне нужен был псевдоним? Чёрт, они поспешили, или сделали это специально? Оказывается, тут действительно никто не знает, что я сын своего отца?-Садись на диван, чего ты стоишь? - Замешкавшись я всё же подошёл к дивану и проверил чистый ли он, проведя рукой по сероватой поверхности кожзаменителя. -Садись быстрее, я уже камеру включаю. Так, запомни, ничего не говорить пока я не задам тебе вопрос. Делать всё, что я скажу без споров и пререканий, "я не могу, я не хочу, мне стыдно, я не буду" - это всё ты должен был оставить за дверью в эту комнату, ты понял меня? - Осторожно сажусь на краешек дивана, пытаясь обдумать услышанное.-Я забыл оставить это за дверью, можно я выйду? -Уже поздно.-Мне надо накраситься? -Нет. Тебя накрасят потом, сейчас я посмотрю, как ты смотришься в кадре и на что ты способен. Уж постарайся, от этого зависит, что с тобой будут делать. Не сиди как зажатый, высушенный овощ, ты - порно-актёр, а не монашка. - Набираю воздух в лёгкие и выдыхаю, и так несколько раз, быстро. Оливер направляет на меня камеру, даже не поднимая её со стола, просто поворачивает. На панельке замигала кнопка, а потом загорелся красный огонёк. Я понял, что началось... Пытаюсь улыбнуться. -Здравствуй, создание неземной красоты. Как зовут тебя? - Усмехается Похер, наблюдая за мной по монитору компьютера. -Билл. Меня зовут Билл. -Отлично, Билл. Ты знаешь, почему сидишь здесь, на моём диване? -Наверное, потому что мы будем тр*хаться. - Похер улыбается, всё ещё не отрывая взгляд от монитора. -Замечательно, какой ты любишь секс, оральный или анальный? Мальчиков или девочек? -Я люблю разное... -Готов на всё значит? Я знаю что ты - пассив, и любишь когда тебя еб*т и в рот и в задницу большими членами. -О да, и это ещё раз означает, что секс с тобой мне не понравится. У тебя маленький и щупленький. - Счастливо улыбаюсь во все тридцать два зуба, наблюдая за покрасневшей рожей Оливера. -Всегда любил начинать знакомство с шутки, Билл. - Умело пытается выкрутиться он. На что мне остаётся лишь усмехнуться. Если в самом начале разговора я сильно волновался и сидел, пытаясь даже не шевелиться, то сейчас мне хотелось лечь на этот чёртов диван, накрыться пледом, взять тарелочку с бутербродами и... -Раздевайся, все хотят увидеть твоё тело. Давай, вставай. - Это мне сейчас хотелось делать меньше всего. При этом я ещё как-то старался улыбаться, чтобы скрыть свою неприязнь. Я быстро оголился по пояс, игнорируя пошлые комментарии Оливера по поводу того, как бы мне было хорошо проколоть соски, как бы круто было вымазать меня мороженым и облизывать, пересчитывая языком мои рёбра. Я не виноват, что я такой худой. Хотя нет, Том говорит, что я не худой, а просто хрупкий. -А теперь у нас самое интересное. - Похер подходит ближе, разворачивает меня к себе спиной и заставляет облокотиться на диван руками. Стою и жду распоряжений, неуверенно поглядывая через плечо. -Расстёгивай и спускай джинсы. - Пытаюсь сначала снять сапоги, которые мне одолжил Йохан, расстегнув молнию, я скинул их, помогая себе руками. Быстро расстёгиваю пуговицу на джинсах и тяну язычок молнии вниз. Не успеваю толком даже вышагнуть из штанов, как получаю звонкий шлепок по ягодице, от которого чуть ли не вскрикиваю, больше от неожиданности и возмущения, чем от боли. -Надеюсь у тебя разработанная задница, потому что тебя сегодня будут тр*хать во все дырки. - Усмехается он и проводит рукой по моей пояснице, останавливая руку чуть ниже, где недавно оставила отпечаток его рука.-Смотри камеру от восторга не урони. - Снимаю джинсы вместе с бельём и кладу их на край дивана. -Мне повернуться? -Нет, нет, погоди. Встань на диван, на колени, и облокотись на спинку руками. - А больше тебе ничего не сделать? Мысленно обкладываю его трёхэтажным матом, но продолжаю улыбаться на камеру. Быстро залезаю на диван и принимаю нужную позу, слышу как за спиной участилось дыхание "оператора-самоучки". -Прекрасно, а теперь ноги расставь шире, и прогнись. - Шепчет он, словно уже готов к тому моменту, когда требуется срочно подрочить. Не хочу дожидаться следующих указаний, всё кажется не слишком предсказуемым, только на камеру. Провожу пальцами между половинок и резво шлёпаю себя по заднице, тем самым вызываю у Оливера радостный возглас. -О да, детка, да ты горячая штучка! - Боже, только не говорите мне, что у него уже стоит только от моей подобной позы. Не хватало мне, чтобы потом ещё выяснилось, что Оливер наелся встань-травы. Если он меня сейчас тра*нет на этом диване, а потом мне ещё придётся тра*аться с кем-то на глазах Дэвида и Тома, я быстро выдохнусь. И морально и физически... Нет, я не выдохнусь, я просто сдуюсь. Никто кроме Тома не знает, что я не выспался даже. Лучше бы я ещё поспал, чем тратить время на "утреннюю растяжку" перед съёмками. Подумать только, а кто-то так живёт каждый день, пихая себе в задницу всё продолговатое. Мне же, пришлось работать пальцами, мои вибраторы нажитые непосильным трудом канули в небытие. -Если бы я сейчас не держал камеру, я бы точно тра*нул тебя. - Слава камере! На секунду мне даже показалось, что я произнёс это вслух. -О да, так, кажется я знаю что мне с тобой делать. - Да ну? Неужели? А я то думал ты впервые видишь голого парня перед собой. Понятия не имею как он держит свою, такую большую камеру, своими вспотевшими ручками. -Разворачивайся, садись, точнее ложись, и ноги раздвинь. - Не успеваю толком представить позу, которую я должен принять, как Оливер хватает меня за руку и тянет на себя, придерживая камеру на плече. Озадаченно сажусь на диван, ощущая пятой точкой какой же он холодный, вжимаюсь спиной в его спинку. Наклонившись назад, подгибаю ноги к себе и раздвигаю их. -Достаточно? - Похер отходит на шаг назад, облизывая губы. -Чуть вниз сползи, и ноги ещё шире раздвинь. - О Боже, я сегодня свалюсь с этого дивана. Замечаю, как Оливер отходит ещё дальше, на мгновение мне кажется, что он отойдёт далеко... И в конце-концов выйдет в коридор из этой комнаты. Но он подходит к высокому барному стулу, который находился возле компьютерного стола, и с жутким грохотом тащит его за собой, одновременно пытаясь не уронить камеру. -Отлично, я уже представляю комментарии в своём блоге: - кто за кадром пер.. -Эй, я вырежу это. - Постепенно, и Оливер и стул оказываются всего в метре от меня. Похер ставит камеру на стул и начинает что-то настраивать, вижу его довольную улыбку и резко сдвигаю ноги. -А ну, в исходное положение!-Мои длинные, шикарные ноги затекли! Какого хр*на ты делаешь?-Собираюсь присоединиться к тебе, в кадр.
-Собираюсь присоединиться к тебе, в кадр. - Совершенно спокойно говорит он и подходит ближе ко мне. Смотрит на меня сверху вниз. -А ничего, что я, как бы "против"?-Мы про это уже говорили. И на каких основаниях ты против? -Ты будешь портить кадр. Да ещё и твой сломанный нос... -Я профессионал. - Цедит он сквозь зубы, прожигая меня взглядом. -К тому же, с тебя должок. Вы украли у меня деньги, ты испортил такой вечер. Так что, сегодня ты будешь работать на износ. - Оливер резко выдыхает и меняется в лице, подходит ближе. Логично было бы сейчас представить, как он заедет мне по лицу, влепив звонкую пощёчину, я был к этому готов. Но он садится рядом со мной, сам раздвигает мне ноги, заставляет закинуть одну из них к нему через коленку. И вот я уже в полулежачем состоянии, цепляюсь руками за диван, пытаясь скрыть испуг. -А какие у тебя голосовые данные?-Боюсь, что в таком положении будет сложно петь. - Похер проводит ладонью по внутренней стороне моего бедра и останавливается прямо возле...-Люблю, когда ты шутишь, но если хочешь, можешь и спеть. - Он кладёт свою руку на мой живот и легонько начинает поглаживать. Чёрт, мой пах начинает подавать признаки возбуждения, пытаюсь с этим бороться, пытаюсь не подавать виду. Б*ядь, самое обидное, что у меня не на Похера стоит, я возбуждён из-за всей этой ситуации: я - голый, камера, диван - обжигающий холодом мою горячую кожу. А этот придурок наверное думает, что он виновник моего томления в паху. Похер обхватывает своими пальцами мой член и медленно начинает подрачивать, замечаю, что он пытается проследить за моей реакцией. Хочешь видеть, хорошо ли мне? Хочешь знать, что я чувствую? Пытаешься вывести меня на эмоции? Придурок, придурок, придурок!!! -Почему у тебя накрашено только два ногтя, Билл? - Он кивает в сторону моей левой руки, которая в это время сжимала подлокотник дивана. На самом деле весь остальной лак стёрся, но я должен что-то сказать, что-то другое. Я не должен подавать виду, что начинаю теряться. -Я накрасил только два ногтя, чтобы показывать средний палец - говоря при этом "иди в задницу", и указательный, чтобы показывать предполагаемое направление до той самой задницы. - Оливер оголяет головку моего возбуждённого предателя и начинает поглаживать её большим пальцем. Он ищет мои эрогенные зоны? Ха-ха, с*ка, не там ищешь, аааах. Закусываю губу и начинаю дышать чаще. Через несколько движений руки Похера, приходится плотно закрыть рот, и дышать носом. Во мне уже проснулись чёрт и ангел, сбивая меня окончательно. Один смеялся, и говорил, что стоит получить удовольствие, потакать Похеру, повиноваться его рукам и кончить. А другой просто шептал "Том... у тебя есть Том" - и это был самый весомый аргумент, чтобы бороться с собой, со своим телом. -У тебя есть парень? - Издевательски улыбается, продолжая стимулировать мой пах. М*дак, знаешь ведь, что есть, иначе твой нос был бы целым. Он спрашивает специально, не знаю для чего, просто так, лишь бы на камеру? -Да. -Поэтому ты сейчас такой зажатый? Не бойся. Это не измена, это просто твоя профессия. - Похер словно сам верит в свои слова, но из него плохой актёр, я вижу слишком много фальши. Фальшь во всём, только не в голосе, что странно, как минимум для меня. -Представь, что это "твой парень" касается тебя, хочет слушать твои стоны, ласкает твоё тело. Ты ведь не станешь ему сопротивляться? Ведь он тебя любит, да? -Любит... - Заворожено повторяю, словно под гипнозом.-И он хочет тебя. -Хочет... -Постоянно. -Да.-И ты отдаёшься ему, даришь всю свою любовь, позволяя ему прикасаться к тебе в самых потаённых местах. - Он проталкивает под меня свою руку и прикасается пальцами к отверстию, тут же сжимаюсь. Убирает руку и снова поглаживает внутреннюю сторону моего бедра.-И ты в любой момент готов доставить ему удовольствие. Отдайся ему. Сделай это, покажи ему свою покорность. - Неосознанно приподнимаю бёдра, тело не хочет терпеть, в мыслях мутнеет, я чисто машинально представляю руки Тома, блуждающие по моему телу. Оливер снова берёт в руку мой член и начинает дрочить, уже быстрее, выбирая темп. -И когда он будет тебя тра*ать, неистово натягивать тебя, ты будешь стонать под ним, для него. Ты будешь делать это для него? - Киваю, закрыв глаза, просто киваю. -Так сделай это для него. Ну же. - И с моих губ срывается стон, похожий на всхлип, из последних сил, измученный борьбой с самим собой я просто застонал. Мгновенно мне стало безумно стыдно, и я попытался свести ноги, в бессмысленной попытке остановить всё это, но Похер не позволил. -Не надо, пожалуйста. - Он двигает рукой всё быстрее, внутри меня всё ноет и дрожит. -Перестань, перестань. Я не могу больше, прошу. - Меня бьёт мелкая дрожь, жарко, тело покрывает испарина. Он даже не думает останавливаться, мучает меня морально, доставляя физическое удовольствие. Из последних сил, собрав всю волю в кулак, я хватаю Оливера за руку и переворачиваюсь на бок, уткнувшись носом в его плечо. Он недоумевает, останавливается, но снова хочет дотронуться до меня. Крепко держу его за руку, сжимая запястье. Хнычу от неудовлетворения и обиды на самого себя, нет, я сильнее, я справлюсь. -Какая самоотдача, какая выдержка, я почти восхищён. - Он заставляет меня отпустить его, и поднимается с дивана. У меня дрожат руки, в голову бьёт единственная мысль, и та, про самоудовлетворение. Оливер отошёл куда-то в сторону камеры. Забираюсь на диван с ногами, отвернувшись от объектива и прижав одну руку к лицу, пытаясь успокоиться или хотя бы восстановить дыхание, второй рукой я коснулся своего члена. Господи, пару раз, всего бы пару раз и я бы кончил. Проклинаю свою упёртость, проклинаю свои чувства, проклинаю свою любовь! Только собираюсь подрочить себе сам, наплевав на всё, как слышу звук открывающейся двери. Испуганно оборачиваюсь, чуть ли не свалившись с дивана. -А стучаться тебя не учили? Вообще то, мы тут снимаем! - Раздражённо выкрикнул Оливер, подойдя ближе к двери. -Йост сказал мне вас поторопить. - Том решительно прошёл в комнату. Почему на нём халат, где остальное, где его одежда? Заметив, что я голый, он прикрыл глаза рукой, типичное, смущённое выражение "я не смотрю" и, подойдя ближе, накрыл меня чем-то, что с первого взгляда напомнило мне плед, но это оказался ещё один халат. Быстро очухавшись, я попытался одеться, чтобы Том, не дай бог не увидел мой стояк. Хотя почему же? Пусть видит, пусть поможет мне! Завязав пояс халата, я поднялся на ноги, пытаюсь надеть сапоги, но даже не могу нагнуться, чтобы застегнуть их. Понимаю, что еле стою, ноги подкашивались и я, испугавшись, что упаду вцепился в руку Тому. -Помогиии... - Прошу хнычущим, обессиленным голосом. Не знаю, что имел ввиду: помочь мне получить разрядку, устоять на ногах, уйти отсюда? Ты придерживаешь меня за руки, прижав к себе, на мгновение ловлю твой взгляд, полный ярости. Ты смотришь в сторону Оливера.-Козёл, что ты с ним сделал? - Нет, нет, нет, если ты снова начнёшь бить ему морду, я просто не смогу вас растащить. -Уведи меня, пожалуйста. Быстрее, мне нужно тебе кое-что срочно рассказать! Очень срочно! - А пока мне надо придумать что именно. Ты снова смотришь на Похера, словно хочешь задушить его, а потом, придерживая меня за талию, выводишь из комнаты. Громко хлопаешь дверью, отпустив меня, когда мы, наконец, выходим из той комнаты. Облокачиваюсь на стенку, сдвинув ноги и положив руку на пах, делая вид, что мну пояс от халата, на самом же деле мну совсем другое. -Он что, ударил тебя? - Отрицательно качаю головой и всхлипываю, пытаясь беспалевно дрочить. - Принуждал тебя заняться с ним сексом? -Нееееет. - Взглядом намекаю тебе, что у меня стоит, посмотрев на свой пах и цокнув языком.-Он что, успел тебя тр*хнуть?! Да я его сейчас... - Не даю тебе договорить, чтобы удержать тебя от вех возможных, дальнейших действий и притягиваю к себе, обхватив твою шею руками. -Что ты делаешь, Билл? - Затыкаю тебе рот поцелуем, нежно посасывая твои губы, и прислоняюсь ближе к тебе, мой стояк упирается в твоё бедро. Секунда, две, отлично, реакции нет - эрекция есть. Начинаю тереться своим пахом о тебя, чёрт, прости меня, но я больше не могу. Ну не могу я! Наверное, со стороны это выглядело так, словно я собачка, которая тра*ает твою ногу. Может я, конечно, преувеличиваю, но мне безумно стыдно. Ты же, похоже, ведёшь себя так, словно и не ощущаешь мой стояк. Я бы на твоём месте уже давно помог мне получить разрядку. Но я снова забываю одну, маленькую делать: ты - не я! Возможно правы были мои клиенты, когда говорили что я испорченная шл*ха. Ничего меня не исправит, даже ты, прости меня.-Я люблю тебя... - Тихо шепчу, разорвав поцелуй и прислонившись к тебе в очередной раз. Подаюсь вверх, почти встав на мысочки, и кончаю. Ноги тут же подкосились, и я уткнулся в твоё плечо носом, повиснув на тебе. Чувствую, как моя сперма стекает по ноге под халатом, тело бьёт мелкая дрожь и мне сейчас на всё фиолетово. На всё... кроме тебя, твоего запаха, который притупляется одеколоном. Стоп, это не твой парфюм, это вообще не мужские духи, это бабские! У меня сейчас нет сил, чтобы начать ругаться, поэтому тешу себя мыслью, что до тебя, этот халат носила какая-то смазливая девка. Ты святой, ты можешь быть только моим. -Мне салфетка нужна, влажная... - Отстраняешься от меня на мгновение, а потом целуешь в губы. -Том, что ты делаешь? -Ты это сейчас сказал, серьёзно?-Да, мне действительно нужна салфетка. - Строю из себя дурачка, ты надуваешь губы. -Не дуйся, я шучу, ты мне нужен. - Хитро улыбаешься и я чувству, как твои руки быстро развязывают пояс моего халата. -Совместим приятное с полезным? - От удивления открываю рот. Нет, мне показалось. Да, точно. Мне показалось, я ослышался. Но вопреки моим мыслям ты опускаешься на колени так, что твоё лицо оказывается перед моим пахом.-Что ты делаешь?! -Да, действительно Том, что ты делаешь? - Поворачиваюсь на голос, и инстинктивно подаюсь назад, вжавшись в стенку. -Я жду вас в студии, а вы тут развлекаетесь? Том, я тебя сюда отправил, чтобы ты мне Билла привёл. Я ничего не говорил по поводу того, чтобы отсасывать ему по дороге!-Да мы ничего ещё не успели сделать! - Уж кому как не мне это знать? Я так долго этого ждал и тут, Дэвид смеет меня дважды обломать? Том застёгивает молнию на "моих" сапогах, нежно касаясь пальцами моих ног, и медленно поднимается с колен, отряхивая свой халат. Он словно игнорирует и пытается оспорить слова Йоста, и у него это получается. Теперь это всё выглядело так, словно ты просто нагибался, чтобы помочь мне застегнуть обувь. А может это так и было, а я просто придумал себе что-то нереальное. Теперь, это уже не важно. Словно ничего и не было. Ты принимаешься завязывать пояс моего халата, а ведь всего минуту назад сам же его развязал... -Пошли уже, все только вас и ждут! - Дэвид хватает меня за руку и тащит за собой. Я постоянно, специально спотыкаюсь и пытаюсь обернуться, Том медленно идёт за нами совершенно с отстранённым лицом, словно он не здесь. Если сегодня мне предстоит "играть в секс", то я буду стараться для тебя, смотреть на тебя. Дышать тобой. Большой павильон, чёрные стены с розовыми кругами, пересекающимися между собой. На вид это похоже на мыльные пузыри в нарисованном виде. В центре павильона была здоровенная кровать, по размерам напоминающая несколько двуспальных, только круглая и посередине отгороженная чем-то, что поначалу показалось мне большим зеркалом. Подойдя ближе, я понял, что это большой прозрачный экран со стеклом. Слева от кровати стояли уже настоящие зеркала. Я что, буду видеть себя, когда меня кто-то будет тр*хать? Сама кровать находилась на каком-то подиуме, высотой в 5 ступенек... Чёрт, всё же эти зеркала будут меня напрягать.Помню, был у меня клиент, который притащил меня к себе домой, и у него в спальне был зеркальный потолок. Мне это сразу не очень понравилось. Меня вдруг, неожиданно стало волновать, как я выгляжу, когда меня тра*ают, и я не мог сосредоточиться на процессе. Бедный парень не мог кончить два часа. Обычно за это время со мной он бы кончил уже раз шесть, если бы не умер...По периметру стояли большие камеры, на подобии той, на которую меня снимал Похер. Всё было похоже на те же, условия, за исключением света. Тут всё казалось таким ярким, что первая мысль, которая пришла ко мне в голову стала: "Тут я зажарюсь". Хотя, вокруг этих ламп крутились какие-то люди, регулируя яркость освещения. Возле двери, через которую мы вошли, был диван, на нём я обнаружил Йохана уплетающего бутерброд. -ЕДА! - С этим криком, я оттолкнул Дэвида и на пролом подбежал к другу. Йохан ринулся назад, закрывая собой что-то. Было бы что. Тут надо лишь свою честь защищать, если она ещё есть. -Чёрт! Билл, ты меня напугал! Я думал, ко мне снова та девка подбежала, я уже устал от неё еду прятать! Ой, прости, я не имел в виду, что ты на "девку" похож. - Он отодвинулся от подноса, и я увидел маленькие закуски и бутерброды, которые были похожи скорее на издевательство, чем на еду. -Межу прочим, я это для тебя припрятал, ведь знаю, что ты не завтракал. Мы же так и не успели. А ты не хочешь извиниться? Ты так оставил меня грубо, зачем ты Йосту сказал, что я парень? -А тебя так забавляют удивлённые лица мужиков, которые лезут тебе в трусы? - Я схватил с подноса бутерброд и сразу откусил большой кусок, начав быстро прожёвывать с плохо скрываемым наслаждением. Всё удовольствие от хлеба с сыром и колбасой притупляли лишь слова Йохана, что по павильону бегает сумасшедшая, голодная девушка. Надеюсь, в студии нет страпона, иначе мне придётся отрастить глаза на затылке. -Это было грубо. - Йохан пожал плечами, облизывая пальцы. - Ну да ладно, я привык, просто не ожидал от тебя такой подставы. Просто у меня эксперимент, обычно, все кто попадаются на мою женственность, а потом неожиданно понимают, что я парень, выкрикивают одну и ту же фразу: "Что за хрень"? Я уже столько придумал ответов на эту тему. К примеру "такая же хрень, что и у тебя". Ой, а ты, кстати, выглядишь очень нелепо в сапогах и халате. -Прости, если так... я не хотел тебя обидеть. Чёрт, ты не знаешь где можно найти салфетки? -Проехали. А в чём дело? - Проглотив кусочек бутерброда, я наклонился к Йохану так, чтобы меня мог услышать только он. -Я просто заляпан. В сперме. -ТЕБЯ УЖЕ ТР*ХНУЛИ?!!! - Шикаю на него, призывая замолчать.-Нет же, не кричи так. Я кончил, а не в меня. - С невозмутимым видом отстраняюсь от Йохана, и запихиваю в рот оставшийся кусок бутерброда. Беру следующий. Кусаю. Жую. Йохан переваривает полученную информацию с задумчивым видом, оглядываясь по сторонам. -Вытри халатом, делов-то! Наверное, все так делают, если что - я тебя прикрою. -Уговорил. Сейчас, доем и вытру. - Йохан громко вздыхает и вытягивает руки вперёд, хватает меня за бедро и тянет ближе к себе. Непонимающе смотрю на него, с набитым ртом. Он прикасается руками к внутренней стороне моего бедра и начинает тереть руками сверху вниз. -Вот, чувствую тут влажно. - От его слов я чуть не подавился, а он стал тереть интенсивнее. Чувствую на себе чей-то взгляд и поворачиваюсь обратно к двери. Том! Чёрт, постоянно теряю тебя из виду, среди всех этих людей и нахожу только в таких, нелепых ситуациях... Б*я! Как представлю что он там себе напридумывал, давно он смотрит? Ну, он-то должен понимать, что это нелепая случайность? Мы с Йоханом друзья, а не... Тут я почувствовал как меня толкнули в спину, и я обернулся. За мной стояла девушка, ярко накрашенная брюнетка в чёрном купальнике. И он ей совершенно не шёл, с её-то бледным цветом кожи.-Нет, ну ты посмотри, весь хавчик себе взяли и стоят жрут! А ну делитесь! - Девушка выхватила из моей руки бутерброд и откусила, злобно посмотрев на Йохана. Никогда бы не подумал, что девушка может так есть, запихивая в рот всё, что влезает. Хотя, я бы с ней сейчас мог посоревноваться, но я ещё не прожевал последний кусок бутерброда, который отобрали. Девушка начала что-то бубнить с набитым ртом, судя по тому, что она смотрела на Йохана, обращалась она к нему. -Простите, я вас не понимаю, что вы говорите? - Йохан, откуда такая вежливость?! Она тебя явно посылает через слово! Надо вмешаться. Я не позволю, какой-то девке обижать моего друга. Проглатываю всё что прожевал и выхватываю с подноса ещё один бутерброд, как раз тот, что девушка ещё не успела присвоить. Слышу недовольный визг над ухом. -Прожуй и проглоти сначала! Глотать то ты умеешь, я уверен. Права она ещё тут качает… На ляжки свои посмотри, всё жиром заплыло, голодать надо тебе, а ты тут корку апельсиновую наращиваешь! - Она бешеными глазами уставилась на меня. -Что ты сказал?!!! - Уже более внятный, оглушающий визг. -Говорю, сисек у тебя нет. Совсем плоская грудь, какой размер, нулевой или минус первый? На чём у тебя вообще бюстгальтер держится, на клею, скрепках, клейкой ленте? -ЧТО???!!! - Йохан угорал на диване, пытаясь смеяться не громко. -Да не парься, зато у тебя задница большая! - Девушка хотела накинуться на меня, но в последний момент за руку её схватил Дэвид. Возможно, мне повезло, хотя, чувствую что это ещё далеко не конец нашего с ней знакомства. Я с довольным видом надкусил последний бутерброд. Всё же словесный раунд победил я.-Чего не поделили, девочки? - С усмешкой спросил Йост, не выпуская запястье девушки из своей руки. Она начала нести что-то невнятное "да я его, да он у меня…" - Всё же вы похожи, да Билл? Я специально Ингу выбрал, правда, у неё попка побольше, чем у тебя. - Девушка завизжала и заехала Йосту по лицу. -Совсем уже? Переела? Сколько раз говорил, не есть перед съёмками?! Хочешь облажаться в пассиве? - Дэвид развернул её к себе лицом. Мои глаза стали размером с блюдца, заметив это, Йохан протянул мне поднос и я быстро скинул на него бутерброд и выплюнул то, что не успел проглотить. Пока я отплёвывался, Йохан скинул поднос за диван и с видом "я не при делах" положил руки на колени. Я обернулся в поисках Тома, но он пропал из виду, зато я заметил своего недавнего знакомого, которого я окрестил "большой чёрный банан". Только теперь у него на голове были заплетены французские косички. О Боже... Только не это. -Билл, кстати, забыл тебе сказать, твоим партнёром сегодня будет не Том. Надеюсь, ты не сильно надеялся? - Я не отрывал взгляд от афроамериканца, он разговаривал с девушкой, которая носилась вокруг него и чем-то обмазывала мускулистое тело. - Да, ты смотришь в правильном направлении, надеюсь, ты помнишь Эдварда, он будет сегодня твоим партнёром. А Инга будет с Томом. Скоро к тебе подойдёт девушка, которая поможет тебе накраситься, а я пока познакомлю Тома с его партнёршей. - Меня начала бить мелкая дрожь, то ли от злости на Дэвида, то ли от страха перед этим Эдвардом. Йост улыбнулся и взяв девушку за руку, как маленького ребёнка повёл её в сторону двери. Я не отрываясь смотрел на большого, чёрного парня, пытаясь угадать, что со мной сегодня будет.-Билл, а как это? - Услышал я, голос Йохана за спиной.-Что? -Как это: облажаться в пассиве? - Йохан! Не дай Бог тебе сегодня это узнать. Особенно на моём примере.
Уберите. Уберите все колюще-режущие предметы в радиусе километра. Закопайте всё огнестрельное и не подпускайте меня к ядерному оружию. Эта стерва флиртует с Томом. С моим Томом! Вьётся вокруг него как змея, однако он даже не смотрит в её сторону. Это, несомненно, радует, но мне кажется, если я отвернусь, обязательно что-нибудь случится. Я никогда так пристально ни на кого не смотрел. Я еле сдерживался, чтобы оставаться на месте. Блондинка в жёлтой кофте, аккуратно красила мне глаза. Периодически срываясь на крик, из-за того что я отказывался их закрывать даже на несколько секунд. Зато когда она подала мне зеркало, я не притворно удивился. Я никогда так не красился, мало того что мои глаза были накрашены чёрными тенями и подводкой, так над веками красовались стрелки от самой переносицы и почти до линии бровей. -Б*ядь. - Выругалась девушка. Я так и не понял, это она меня так назвала или была настолько довольна работой, а может наоборот - не довольна? У Йохана не получалось крутиться вокруг Дэвида, благо оказалось, что парень обладает невиданным терпением. Интересно, Йост ему действительно понравился? Но в адрес друга я слышал лишь "детка, посиди там", "малыш, подожди здесь", "я сейчас приду", "будь с Биллом". Дэйв стандартно отшивал всех и был полностью захвачен в творческий процесс, брызгая слюной на парнишку, который возился с одной из камер: -А я тебе говорю, поставь автоматический режим!... Что значит зачем?! А в лоб!?Девушка в жёлтом открывает какую-то бутылочку и выливает её содержимое себе на руку. Увлечённый шпионажем за Томом, я даже не сразу это замечаю. -Что это? -Не дёргайся, это лосьон. - Вокруг моих бёдер уже было завязано чёрное полотенце, халат лежал на диване, рядом валялись "мои" сапоги. Я вздрогнул от лёгкого холодка, когда её рука коснулась моей спины, она начала старательно втирать лосьон в мою кожу. Пусть она переборщит, тогда я буду выскальзывать из рук этого Эдварда как мыло в душе. - Эй, парень, подойди сюда! -Это вы мне? - Отозвался Йохан, сделав удивлённое лицо. -Тебе, а кому же ещё? Слушай, мне его надо намазать, а у волосы мешаются, подержи их, хорошо? Я бы сама хвост ему завязала, да руки уже намазала. - Йохан подошёл ко мне, и собрал мои волосы с шеи, приподняв их. - Благодарю.-Не за что. Чёрт, Билл, ты такой красивый! Только лицо сделай попроще, а то у тебя между бровями уже морщинка образовалась. В чём дело? Холодно, что ли, босой ведь стоишь, может, обуешься? - Прошептал друг, убирая прядь моих волос за ухо. -Ты только посмотри на них. - В пол голоса ответил я, махнув рукой в сторону Тома и этой шл... стер.. дуры. Йохан цокнул языком.-Что это значит, они флиртуют?-Да нет. Просто разговаривают. Вот смотри, сейчас она спрашивает, какой он любит секс... А он отшучивается, говорит что девственник. -Ого, у тебя что, такой хороший слух? Даже я их отсюда не слышу. -Да я тоже не слышу, зато вижу. Смотрю на их лица, как губы двигаются и всё сразу становится понятным. Том сейчас её реально динамит. - Довольно произношу я, сложив руки на груди, но моя "гримёрша" заставляет снова сделать руки по швам.-Ты что, по губам умеешь читать? -Нет. -Ты, между прочим, сейчас это и сделал. И продолжаешь делать. Ну, или есть ещё один вариант. - Йохан привлёк внимание девушки, которая натирала меня лосьоном, похлопав её по плечу. -Вы случайно в него не чудодейственный эликсир втираете? Чтобы он мог летать, видеть сквозь стены, быть в нескольких местах одновременно? - В ответ, девушка лишь показала ему средний палец. - Ясно, ну тогда уж прости Билл, но у тебя открылся дар! Анди наверное тебе позавидовал бы. Когда ты успел научиться?-Господи, вы самые трепливые парни из всех, кого я видела. Заткнитесь уже. - Йохан затих, я продолжал молчать.Девушка не вызывала доверия и казалось, что если её разозлить она может ударить сильнее парня. А может Йохан прав, когда я научился читать по губам? Нет, я просто слишком долго и пристально смотрел на "эту парочку", всё получилось чисто машинально. А может в этом и есть секрет? Просто внимательно следить за губами? <<-Значит, ты первый раз будешь сниматься в порно? Я даже не думала, что мне достанется такой симпатичный партнёр. А какие у тебя мускулы, ты качаешься?-Нет. Прости, я убеждённый не натурал. Гей. Так что, я тебе даже комплимент сделать не могу. -О, почему же гей не может сделать мне комплимент, новое правило геев? Так у тебя первый раз с девушкой будет?>>Так, так, так. Надо заставить себя не смотреть в ту сторону. Я не смотрю. Я не слушаю, о чём они там говорят. Это подло, это не хорошо, а я человек хороший, добрый, иногда даже честный, иногда даже с самим собой. Не дай Бог, я сейчас стану накручивать себя из-за какой-то с*чки. Я само спокойствие, я само совершенство. -Билл, ты так сексуально блестишь. - Улыбнулся Йохан, и я только тогда осознал, что по моему телу руками больше ни кто не водит.-Готов. - Вздохнула девушка, разглядывая результат. - Волосы отпусти его. - Она легонько ударила Йохана по руке. - Будешь без укладки, иначе волосы будут как стекло, потом хр*н распутаешь, расчёсывать тебя я потом не собираюсь. За день ещё успею твоих визгов наслушаться. - Её мысли вслух меня пугали. Ещё чуть-чуть и у меня начался бы нервный тик. -А как вас зовут, ну... чтобы мы вас позвали, чуть что? - Йохан всячески пытался влиться в процесс, хоть каким-нибудь местом.-Слушай мальчик, меня не зовут, я сама прихожу. - Друг нервно сглотнул и посмотрел на меня, пожав плечами. - Натали. А вы ничего так... фактурные мальчики. Инга разлеглась на кровати с одной стороны, Йост приказал мне так же лечь на другую сторону. Я быстро поднялся по ступенькам и упал на простыни, откинувшись назад. Чёрт, как мягко. Я думал, в этом бизнесе на всём будут экономить. В рекламах майонеза и творога ведь используют пену для бритья, а коньяк - это вообще чай. Даже есть такая профессия, делать из не съедобного - съедобное. Хотя бы на вид. Никто не знает, что за кадром всегда стоит ведёрко, в которое можно поблевать. Интересно, а в этой студии оно есть? -Так, идея такая...-А в порно разве должна быть идея? - Что-то подсказывало мне, что ничего мы сегодня не сможем снять. Особенно с моей лёгкой подачи. Ещё чего, я не позволю какой-то ш*лаве охмурять моего парня.-Представь себе, Билл! В общем, ты и Инга подсаживаетесь вплотную к стеклу, по идее это зеркало. Вы должны будите повторять движения друг друга. -Секунду, на мне полотенце, на ней купальник? Дэйв, я лифчик не надену! Мне не на что, хотя, собственно и ей не на что... Но всё равно! - Без лишних слов, Йост выходит за дверь. Я переглядываюсь с Ингой, эта с*чка усмехается. Через несколько секунд Дэвид возвращается, в руках у него большая сумка. Он достаёт оттуда такое же, чёрное полотенце как у меня и поднимается по ступенькам к кровати, протягивает полотенце девушке. -Закрепи. - Еле слышно говорит он ей. Чёрт, я снова прочитал по губам. Возле камер крутятся какие-то парни, это команда Йоста? Наверное, он будет раздавать приказы, а остальные будут вовремя включать и поворачивать камеру. Том стоял в метре от Эдварда и, казалось, что он сейчас протрёт взглядом дырку на накаченном теле верзилы. - В общем, команда понятна? Работает камера 4. - Йост указал на камеру, которая стояла напротив кровати, с её ракурса было видно, что кровать разделена на две части. Дверь в павильон снова открылась, но никто не вошёл. В дверях показалось кресло, кто-то толкал его сзади.-Держи Дэйв! - Я услышал голос Похера, кресло с бешеной скоростью поехало навстречу Дэвиду. Йост остановил его рукой, поймав за подлокотник, колёсики продолжали вращаться от силы трения.-Или проходи, или проваливай, мы уже начинаем. План помнишь? - Оливер посмотрел на меня, усмехнулся и закрыл дверь, он так и не соизволил зайти, хотя, возможно это и к лучшему. Пусть пойдёт подр*чит на запись со мной, которую он сделал не так давно. - Значит так, импровизируйте и повторяйте движения друг друга. Пока я не скажу стоп. Билл, я понимаю, что это твоя первая съёмка, но я также знаю, что ты у меня способный. Давай задействуем минимальное количество дублей? Думаю, вы быстро войдёте во вкус, не говоря уже про продолжение действия. - Дэвид пихает купальник Инги в сумку и садится на кресло, которое "предоставил" Оливер. Девушка постучалась ко мне через стекло, я скорчил недовольную физиономию и встал на колени перед стеклом, опираясь на руки. "Отличная исходная позиция" - услышал я откуда-то сзади, но голову так и не повернул. Инга приняла такую же позу, как и я. -Камера и... начали!
Это было похоже на игру в шахматы. Один ход мой, один её. Казалось бы, всё по-честному. Мы даже перед камерами успели поругаться. Она скорчила рожицу и показала мне язык, в ответ я продемонстрировал ей свой средний палец. Нравится? Правда в дальнейшем я умело замаскировал этот жест, взяв несколько пальцев в рот и начал их посасывать. Она повторила. Интересно, у кого-нибудь из наших случайных зрителей уже стоит? Для геев и бисексуалов в этой комнате объект вожделения, конечно же, я. А для натуралов... хотя, если бы я был натуралом, на эту с*чку у меня бы не встал. Зато интересно ощущать, что твои движения кто-то пытается повторить. Обезьяна. Нет, всё же те кто в этой комнате могут хотеть только меня. Без вариантов. За исключением только этой гадины, что напротив, она хочет Тома. Только через мой труп. Инга играючи, снимает своё полотенце. Б*ядь, ужас какой, я ослеп! Фу-фу-фу! Чёрт. Мне ведь придётся сделать тоже самое... Снимаю полотенце и одновременно отворачиваюсь от этого "зеркала", использовав свой ход. Позорище, ужас, щёки краснеют. Да, да, признаю, у меня не стоит, я совершенно не возбуждён, в этой комнате у меня может встать только на одного человека. И тот сегодня будет не со мной. С досадой закусываю губу, Инга повторяет, и тут я понимаю, что я начинаю вести. Она пропустила свой ход, уступив мне. Чувствую на себе не один взгляд, а главное - твой, Том. Я просто чувствую, как ты бегаешь по моему телу глазами. Как бы я хотел, чтобы ты ко мне прикоснулся, ласкал меня руками, и знаешь... Я буду делать это только для тебя. Можно я буду тебя соблазнять? Ну пожалуйста. Ты стоишь немного левее камеры, это позволяет мне повернуться и свободно смотреть на тебя. Первое правило - не смотреть в камеру, но нет правила, которое запрещало бы мне смотреть на тебя. И я буду пользоваться этим, пока оно не появилось. Йост не пожелал проследить за направлением моего интереса, ему явно больше нравилось сверлить меня глазами. Выгибаюсь, и медленно спускаюсь пальцами вниз по своему обнажённому телу от шеи до изгибов коленей. Мой пах подаёт признаки жизни? Вау! Раздвигаю ноги и начинаю приподниматься и опускаться, имитируя движения во время секса. Облизываю губы всё ещё не решаясь разорвать зрительный контакт с Томом. Перед глазами появляется пелена самообмана, словно тут нет никого кроме нас, только ты и я. Я забываю про всё. Ты и я, мне бы так этого хотелось. Тебе тоже? Не отворачивайся, не закрывай глаза, смотри на меня. Читай мои мысли, смотри на мои движения, я хочу тебя, чувствуешь? Запрокидываю голову и останавливаюсь, грациозно прогнув спинку. Секунда, две, я принимаю уже другое положение, встаю на четвереньки. Тебе нравится то, что ты видишь? Начинаю совершать движения, словно подмахиваю кому то попой... Тебе. Представляю тебя, твои руки на своих бёдрах. Представляю, что мне безумно приятно чувствовать тебя полностью. Наклоняешься ко мне и касаешься губами моих уст, ласкаешь мой рот своим языком. Хочу целовать тебя, сейчас, вечность. Кто-то тихо матерится, и это выводит меня из моей фантазии. Мимолётно смотрю на своё "отражение". Так странно быть "примером". Я даже и забыл, что Инга должна повторять мои движения, но она это делает. Я даже не предоставлял ей возможность, чтобы сделать "ход". -Стоп. - Слышу команду Йоста и удивлённо поворачиваюсь в его сторону, мы же только начали? Или что-то не так? Я беру с кровати своё полотенце, и обвязываю им бёдра. Моё отражение тоже прикрывается, заматывая себя в чёрную, махровую ткань. Дэвид кладёт ногу на ногу. У него что, стояк? Я думал, что Йост будет последним человеком в этой комнате, у кого встанет. - Давайте теперь попробуем с мальчиками. Эдвард, Том идите сюда. -Дэйв, Тома мне! - Выкрикнул я, слезая с кровати. -Ещё чего, Дэвид его уже мне обещал! - Инга так же вскочила с кровати. Я уставился на Йоста.-Билл, мы же об этом уже говорили. Ты будешь с Эдвардом, а Том с Ингой.-Ты мне говорил, что я буду сниматься с Томом.-Ну, так ты и снимаешься, это групповая съёмка, он же находится тут. -Да, но тр*хать то он будет не меня! - Йост всплеснул руками. Я понимаю, что врятли чего-то добьюсь, возможно, у меня потом будут проблемы, но я должен попытаться. Я просто обязан. -И чего же ты мне предлагаешь? Всё уже решено! У меня всё расписано, надо было раньше крутиться.-Пусть Том сам выберет, с кем он хочет сниматься! Дэвид, это будет честно, ты мне не сказал, что моим партнёром будет не Том. Я сюда пришёл, я хотел с ним...-Тихо! Закрой свой прелестный ротик! Понял?! - Я замолчал. Йост быстро поднялся по ступенькам к кровати и остановился рядом со мной. -Послушай меня, Билл. Чтобы ты тут сидел... да я. Я для тебя такой путь проложил. Ты хочешь вернуться на улицу? Ты этого хочешь, в тот ср*ный бардель? Снова хочешь жить в страхе, желаешь подцепить какую-нибудь заразу? Да я тебя из гнилой ямы вытащил, а ты ещё вы*бываться вздумал? Я дал тебе охранника, в которого ты успел втюриться, я и его взял на роль, чтобы тебе было комфортнее. Всё же, он ведь для тебя значимый человек, я прав? Я думал для тебя секс это забава, которую ты окрестил "работой". Так зачем же во всё это д*рьмо какие-то чувства придуманные приплетать? Б*ядь. Я ругался со своими друзьями из-за тебя, все, все они считают тебя бесперспективной ш*лавой. В моей спине торчит уже не один нож, а ты говоришь, что тебя что-то не устраивает? - Я ещё никогда не видел Дэвида таким злым. Он прав, я не в том положении, чтобы указывать чего я хочу. Мне почему-то обидною. Такое странное чувство, и хочется закрыться руками, сжаться в комочек и... Я правда, наверное, должен ему ещё ноги целовать. Каждое его слово было доказательством, что я не выпутаюсь из этого. Я останусь в этом бизнесе, вопрос лишь в том, вернуться ли на ступень ниже, или же останусь чахнуть на этой планке. А я мечтал, хотел попросить его вернуть мне документы, наверное, если бы я всё же его спросил, он бы просто рассмеялся мне в лицо. Йост резко хватает меня за волосы и тянет на себя, заставляет меня выпрямиться и вскрикнуть, вцепившись в его руку. - Не зли меня, ты не знаешь, какой я бываю в гневе, и тебе лучше этого не знать. Уж поверь мне, Билл. Тебе будет лучше, если ты всё же будешь слушаться меня. Будешь выполнять МОИ приказы. И запомни, без всяких "не хочу", "не буду". Если я скажу лежать, что ты сделаешь?-Лягу... - Всхлипываю, чувствуя, что Дэвид сильнее дёрнул меня за волосы вверх.-Если я скажу прыгай, что ты сделаешь? -Прыгну. -А теперь скажи мне, ты всё понял, ты понял кто ты? -Да, я ш... - Замолкаю, боковым зрением вижу, как Том срывается с места, быстро поднимается по лестнице к кровати и целует радостную Ингу. Чтоб у неё рожа треснула! Во мне закипает кровь, пульсируя яростью в венах. Я ничего даже произнести не могу, Дэвид отпускает мои волосы, и мои пальцы так же соскальзывают с его руки. Я просто чувствую, как меня колотит, как в трансе смотрю на свои побелевшие ладони. -Видишь Билл, как мы всё быстро решили. - Перевожу взгляд на Йоста, его лицо расплывается в довольной ухмылке. Он сейчас как кот, который объелся сметаны. А у меня всё плывёт перед глазами. Инга обвивает шею Тома руками, и тянет на себя, укладывая его на кровать. Сама садится сверху и положив свои ручонки ему на живот, начинает развязывать его халат. - Так, всё! всем понравилось шоу? Перерыв окончен, Эдвард, подойди к Биллу, сейчас продолжим съёмки. Раз. Дэвид медленно спускается по лестнице. Два. Инга довольно смеётся, медленно раздвигая края халата Тома.Три. Эдвард поднимается ко мне. -Билл, слезь с кровати, пусть Эдвард ляжет так, как Том сейчас лежит, а ты сверху. Медленно поднимаюсь, всё ещё прибывая в состоянии, которое лично мне напоминало транс. Быстрые картинки прошлого, и настоящего проносились перед глазами в немыслимом вихре. Матрац прогибается под телом афроамериканца, а я всё продолжаю стоять. Медленно поворачиваюсь к Тому, ловлю на себе взгляд Инги. -<<Лузер!>> - Лишь губами шепчет она и снова улыбается, продолжая удерживать тебя в горизонтальном положении. Ты пытаешься сдвинуть края халата. На твоих губах блестит её блеск, наверное, с каким-нибудь синтетическим, не натуральным привкусом. Клубника, вишня, яблоки. Ненавижу яблоки, у меня на них аллергия.
-Ну, о чём ты теперь задумался, Билл? - Нетерпеливо спрашивает Йост, усаживаясь в своё кресло на колёсиках. -Дорога не хочет, чтобы лимузин ездил по другому шоссе. - На мгновение мои губы затрагивает лёгкая улыбка, но всего на секунду и я снова поворачиваюсь к Тому. - Да, дороге нравятся другие машины, но ведь они всегда делают всё одинаково. Просто ездят. Быстро. Медленно. Долго. Быстро. Каждый раз новая тачка, они почти никогда не повторяются. И лишь лимузин, даже не затрагивая асфальта, смог оставить на дороге следы, которые будут важнее прошлых следов от шин, оставленных обыкновенными, машинами. Дороге будет очень больно видеть, как лимузин ездит по другому шоссе. И дорога надеется, что лимузин сможет простить ей то, что ему в своё время приходилось наблюдать за бесчисленными гонками. - Чувствую, что у меня дрожит голос, и я замолкаю, всё ещё не отрывая взгляд от Тома. Мне так ещё много надо тебе сказать. Но не здесь, не сейчас. Я не понимаю, за что ты мстишь мне, или это была вынужденная мера, чтобы Йост отпустил меня? -Дэвид, он спятил! - Завизжала девушка, снова пытаясь снять с Тома халат. -Билл, ты нормально себя чувствуешь? Может я слишком сильно тебя за волосы дёрнул?-Дэйв, да я сомневаюсь, что в его голове хоть что-то было, ещё до того, как ты его за волосы оттаскал. Он ведь ненормальный, посмотри на него. Просто смириться не может, что его парень, выбрал меня. А я уверена, что со мной, Томасу будет на много лучше. Правда, Том? Зачем тебе этот загнанный кролик? Он ведь уличный, а я актриса! Его, наверное, пол квартала переимело. И тут я почувствовал, как оборвалась последняя ниточка всех нервов. Терпение лопнуло как шарик с водой, только вместо воды был гнев, который переполнял меня. Уже ничего не соображая, я подбежал к ней и вцепился в её волосы. Она взвизгнула, схватив меня за руки, а я резко дёрнул её на себя, пытаясь стащить с кровати. Ещё один резкий рывок, оглушительный визг, и она поддалась моим рукам, я стащил её с Тома. Она упала на пол, потянув меня за собой. Этого я не ожидал, на секунду ослабил хватку и тут же почувствовал, как в мои волосы вцепилась её рука. Инга повалила меня на пол рядом с собой, сильнее вцепившись в мои волосы. В ответ я тоже, снова, сильно дёрнул и почувствовал в руке клочок убитых чёрной краской волос. Комната в очередной раз наполнилась оглушительным визгом. Я попытался подняться, хотя бы на колени, но она снова дёрнула меня за волосы, видимо, ею сейчас управляло желание прижать моё лицо к полу. Эта п*дла снова попыталась освободиться, на свой страх и риск, что я вырву очередной клок её волос. Резко переместив руку, она вцепилась ногтями в мою шею, теперь уже помещение наполнилось моим криком и мне пришлось отпустить её волосы. Но она не сдавалась, лишь сильнее царапая меня ногтями. Я попытался перехватить её руку, но ногти проехались дальше, до моего плеча. Я закричал и машинально стал царапать её предплечье, вонзаясь ногтями в кожу. Хоть мои ногти и были короче, но я умолял Бога, чтобы ей было также больно, как мне. Чтобы её рука сейчас горела так же, как моя шея и плечо.-Билл, наваляй ей! - Закричал Йохан, а потом я услышал чей-то голос, возможно, это был кто-то из ассистентов Дэвида.-Бабья драка!-Живо прекратите!!! - Услышал я голос уже самого Йоста. Пользуясь ситуацией, Инга попыталась встать, но я вовремя дёрнул её руку на себя, не позволяя подняться. В ответ она снова вцепилась в мои волосы и начала тянуть на себя. Я закричал, и ударил её рукой по спине, царапая ногтями вдоль позвоночника. -Хватит, да что с вами!? - Чувствую, как кто-то дотрагивается до меня. Почему до меня? Да, я затеял это, но сейчас меня держат за волосы, а я отбиваюсь. Меня кто-то тянет за руку, пытаясь нас растащить, на что я моментально реагирую, начинаю громко кричать и брыкаться. Инга не отпускает мои волосы, мне просто больно. Через пару секунд начинает кричать она, я слишком сильно вцепился в её руку, но чёрт подери, от лосьона, которым Натали натирала наши тела, рука соскальзывает с её предплечья, и я оставляю уже длинные царапины вдоль. Видимо наши вопли напугали тех, кто собирался нас растащить, больше рук я на себе не чувствовал. - Билл, пожалуйста, отпусти её! - Том, так это был ты? В ушах звенит от моего собственного крика и в горле першит, громко дышу ртом. - Билл, я прошу тебя!-Она держит меня, если она отпустит, то и я отпущу! - Она резко дёргает меня за волосы, от этого я снова вскрикиваю, и тут же отпускает руку. Я тоже отпускаю её, после чего она сразу же она отползает и поднимается на ноги. Я медленно поднимаюсь, держась за затылок одной рукой, в другой - клок её волос, которые я стряхиваю на пол. Часто дышим, я неуверенно оглядываюсь. Все столпились и осуждающе смотрят на нас. Том тоже часто дышит, остановив свой взгляд на моём плече. Щипит. Инга поправляет своё полотенце и подходит ближе к тебе. Она смотрит на свою исцарапанную руку всего несколько секунд, а потом вешается Тому на шею и начинает его целовать. Ты всячески пытаешься её оттолкнуть. Она специально. Она специально!!! Я сейчас её убью! Я просто убью её! Снова вцепляюсь в её волосы руками, и размыкаю ваш контакт. На секунду ловлю испуганный взгляд Тома и развернув Ингу к себе лицом, бью ей в нос со всей дури. За спиной слышу протестующий возглас Дэвида и, потеряв равновесие, мы снова падаем, теперь уже на кровать. Она обхватывает меня ногами и снова вцепляется мне в волосы, вижу, что у неё из носа идёт кровь. Я впервые ударил девушку, и не жалею! -Успокойтесь! Успокойтесь, кому говорю! - Голос Йоста только добавляет ей сил, она рывком оказывается на мне верхом, опрокинув меня на кровать. Её руки оказываются на моей шее, она просто начинает сжимать мне горло, снова пытаюсь царапаться, схватив её за запястья. В ответ она лишь сильнее сжимает пальцы. Упираюсь ей коленкой в живот, пытаясь оттолкнуть, кричу, брыкаюсь. Мне удаётся скинуть её с себя, но она, оказавшись рядом, снова вцепилась мне в руку, оставляя новые отметины. Со всей силы она замахивается и бьёт меня по голове. В ушах зазвенело, я отпустил её руку, закрыв лицо руками. Звон, перед глазами, были какие-то точки напоминающие помех, и я лишь сильнее сжался, желая, чтобы это быстрее закончилось. Я даже забыл о драке, боль заглушила всё. Она начинает колотить меня руками, наугад, не открывая глаза, я вытягиваю руки вперёд и тоже начинаю её бить, даже иногда попадаю. Поймав мою руку, она начала её выкручивать, я снова закричал, но почувствовал, что меня кто-то схватил под руки, и стащил с кровати. Я вскрикнул от боли, тот, кто подхватил меня, избавляя от этой сумасшедшей, дотронулся до раненного плеча. Открываю глаза в попытке обернуться. Том?!!! Поворачиваюсь к кровати, и вижу, что Ингу держит Эдвард, а она кричит, брыкается, пытаясь освободиться. Клянётся, что убьёт меня.-Я люблю его!!! Поняла, с*ка?!! Если ты ещё хоть раз дотронешься до моего парня своими ручонками я за себя не ручаюсь! Отпусти меня, Том! Отпусти!!! - Толкаюсь, пытаюсь расцепить твои руки, которыми ты держит меня под грудью, прижимая ближе к себе. -Тише, успокойся, успокойся Билл... - Спокойно шепчешь мне на ухо, призывая меня прекратить. Но я продолжаю кричать и посылать проклятья. -Отпусти меня! Отпусти! ТОМ!!! Слышишь? Отпусти сейчас же! - Прижимаешь меня ближе к себе, ещё сильнее, чувствую твоё неровное, шумное дыхание на своей шее. Понимаю, что если я сейчас продолжу брыкаться, то могу сделать тебе больно. Стоп. СТОП! Я должен успокоиться. -Что делать то с ней? - Эдвард держит эту с*чку над полом, а она машет руками и ногами, вопит, прерываясь лишь, чтобы перевести дух, кровь капает из её носа. -Вывести отсюда!!! - Йост срывается на крик и театрально закрывает свои уши руками. -Умыть ещё! Идите, я к вам потом подойду. Всё, проваливайте! Натали, помоги Эдварду и остальному персоналу, в женский туалет они пройти не смогут, но хотя бы дотащат её. Ассистенты и гримёрша вышли за дверь, афроамериканец вывел Ингу следом, дверь громко захлопнулась, но ещё были слышны крики и проклятья, которые она посылала в мой адрес. Том усаживает меня на кровать, всхлипываю, восхищённо смотрю на него. Мой герой. Больно. Почему-то хочется расплакаться, обняв его. Шея, спина, плечо, голова, руки - всё болит. И ещё этот проклятый звон в ушах, который всё ни как не хочет уходить. И я не могу понять, это из-за нашего крика или из-за удара по голове. -Билл, как ты? - Слышу голос Йохана. -Принеси лучше воды. - Командует Том и отрывает у чёрной простыни с кровати край. Дэвид раздражённо дышит через нос. Явно злится, но мне сейчас на это наплевать. -Йохан, живее! - Он подаёт тебе бутылку с минералкой, ты быстро откручиваешь крышку и убрав мои волосы с шеи, промачиваешь оторванный кусок простыни водой. -Потерпи чуть-чуть. - Тихо шепчешь мне на ушко, и начинаешь вытирать мои боевые раны, на которых уже начала сворачиваться кровь. Всхлипываю и зажмуриваюсь, щипит. Ты тихонько дуешь на мою кожу, успокаивая болевые ощущения. -И что это были за бои без правил?! Объясни, Билл! Ты понимаешь, что ты наделал, ты съёмку сорвал! Я не могу это оставить просто так. Мне придётся тебя наказать, ты видимо совсем обнаглел. Надо же так, она ведь актриса!-ЧТО!? Ш*лава она! - Выкрикнул я, вскочив с кровати. - Если она сюда вернётся, я врежу ей ещё раз, а потом ещё раз. Пока она не засунет свой язык в задницу! -Остынь! Том, остуди свою с*чку!-Дэвид, при всём моём мнимом уважении к вам, заткнитесь. Если вы ещё хоть раз вздумаете его унижать, я в стороне не останусь. - Том поднялся с кровати и подошёл к Йосту. Дэвид сделал шаг назад, сложив руки на груди. -Видимо вы совсем спятили. Ну что ж, Билл, возвращайся в свой гадюшник. Убирайся ко всем чертям собачьим. Ты ещё ко мне на коленях приползёшь. И не смотри на меня так, именно приползёшь. Потому что ходить врятли сможешь, а сидеть так подавно. У меня твою задницу давно уже выпрашивал один мой знакомый, но я не хотел тебя отдавать, этот мужчина любит... не совсем стандартный секс. Но, похоже, сделка всё же состоится. Я тебя ему продам на один вечерок!-Я не хочу!!!-Хочешь ты того или нет, но ты сделаешь! Ты - моя собственность! - Выкрикивает Йост, с довольным видом уставившись на меня. Том шумно дышит через нос, на его руках от напряжения проступают вены, а пальцы сжимаются в кулаки. Йохан прикрывает рот рукой и испуганно смотрит в мою сторону, словно просит, чтобы я что-нибудь сделал. -Собственность? - На удивление спокойным голосом спрашиваешь ты. - Он не твоя собственность!-Но и не твоя, Том. Я знаю, к чему ты клонишь, но если ты врежешь мне, я вызову охрану. -Мне плевать, это того стоит! - Подносишь кулак к лицу, дуешь на него и замахиваешься...-НЕ НАДО! Том! Я сделаю. Я виноват. И это моя работа. - Поворачиваешься, и смотришь словно сквозь меня. - Прости. Не нужно... прости меня. -Дэйв, там у Инги истерика. Он ей нос сломал, твоя помощь нужна! - Дверь в павильон открылась и в дверном проёме показалась голова Эдварда.-Ты что, зовёшь меня, чтобы я ей врезал и вправил нос на место? Я вообще-то разговариваю тут!-Но Дэйв, что мне Инге сказать!? -Да, б*ядь, скажи ей, что у меня есть знакомый пластический хирург! Пусть подождёт минут пять, сейчас к нему поедем! - Дверь захлопнулась. Йост повернулся ко мне и, схватив за руку, резко дёрнул на себя, рассматривая следы, оставленные Ингой на моём теле. - Да, она тоже хорошо поработала. Но ничего, через несколько дней заживёт. -Это не твоя забота теперь. - Том хотел подойти ближе, но я остановил его жестом. -А что, заботится о нём будешь? Знаешь Том, когда мой сын нас познакомил, я думал ты интеллигентный молодой человек. Понимаешь бизнес. Но чёрт подери, охмурить МОЮ шл*ху! Ты уникален. Зачем он тебе, ты же его кинешь, а он тебе уже доверился. А от тебя Билл, я вообще такой глупости не ожидал. Думаешь, если он врезал Похеру из-за тебя, то он сразу супергерой? Что ты ресничками хлопаешь? Да, я знаю, что ты Оливеру не дал. Я на это и ставил, ты ведь не дешёвка. Я буду звонить тебе каждый день Билл, и если ты надумаешь вернуться - пожалуйста. Правда работа стоять не будет. - Йост развернулся и быстро подошёл к Йохану, протягивая ему руку для рукопожатия. -Что это значит? - Неуверенно промямлил парень, посмотрев сначала на руку Дэвида, а потом на меня.-А ты не понимаешь? Ты хотел бы сниматься в порно? -Я? А как же Билл? - Йохан отрицательно замотал головой, делая шаг назад, словно испугавшись руки Йоста.-Он возвращается в свой прошлый бордель, если он такой принципиальный. Так, Йохан, вижу, что ты не против. Пойдем, я познакомлю тебя с Оливером Похером, он тебя заснимет на камеру, посмотрит каков ты в кадре... надеюсь, ты здоров? Медицинская книжка есть? - Йост подтолкнул Йохана к двери. - А вы одевайтесь, и уходите. Тебе Билл, я позвоню вечером или ночью, а может даже и утром. А ты пока думай, думай и раны зализывай. - Йост улыбнулся, выталкивая Йохана за дверь, и вышел следом. Чёрт, зря я привёл его сюда. Чёрт, чёрт. Теперь и он влип, но даже не подозревает об этом. Что делать? Я не вернусь в свой прошлый бардель. Ни за что, но и Дэвид не даст мне просто так уйти. Б*ядь, почему я такой невезучий? Том подходит к дивану и толкает его. -Том, что ты делаешь? -Беру перерыв от всего этого мозго*бства. - Я удивлённо наблюдаю за тем, как диван всего через несколько секунд оказывается возле двери. Поднос, на котором находились бутерброды, со звоном ударяется об пол. Дешёвка.
Мы лежали с Томом на этой большой кровати уже минут пять, просто смотрели друг на друга, он легонько поглаживал меня по руке, а я устало улыбался. Хотелось спать. Мы устроили себе передышку, слишком насыщенный сегодня день. И никто не знает, что могло случиться в следующую минуту. Пять, нет, уже шесть минут назад, когда ты подпёр дверь диваном и начал бить руками о стену, я испугался. Я просто испугался, понимая, что ты на грани нервного срыва, словно ты излучаешь мои эмоции, которые перекрыты невидимым барьером. Подумаешь, я и из худших ситуаций выпутывался. Йост перебесится, я тр*хнусь с тем его приятелем, и всё снова будет стабильно. Я не жалею, что подрался с Ингой, уже почти не больно. Только голова немного болит, но я уже научился не обращать на это внимание. И если бы я не вмешался, сейчас Том занимался бы сексом с этой ш*лавой, а в меня пихали сзади. Чёрт, меня подташнивает, наверное, от того, что я это представил, хотя может из-за головной боли...В коридоре слышались знакомые визги и мат, но вскоре всё стихло. Я не жалею. Второй сломанный нос за неделю. Том сломал Оливеру, я сломал Инге. Счёт равный - 1:1. Это того стоило. Улыбаюсь во все тридцать два. И всё из-за ревности, я никогда раньше не испытывал это чувство столь остро. Если бы мне кто-нибудь раньше сказал, что я буду драться из-за парня - я бы просто не поверил. Из-за территории на улице - да. Бывали у меня разборки с ночными бабочками на трассе, но более жесткие, так что Инге ещё повезло. Хотя и мне повезло, я не ожидал, что она окажется такой борзой с*чкой. Всё же она не актриса, возможно, одна из бывших ночных бабочек, одна из тех, что были там. В моей прошлой жизни. Меня учили драться не так, это были цветочки. В том, уличном мире, тебе так и мечтают заехать каблуком между глаз, вставить нож в спину, выколоть глаза, выдрать пару клоков волос. Я сделал лишь последнее. Из-за денег - да. В том борделе, куда я наведывался раз в неделю, у меня несколько раз воровали деньги. Пока я отлёживался в комнате, пытаясь отойти от бурной ночи, они просто крали их с тумбочки. Всё тело ныло, я не мог пошевелиться, но я слышал как мои деньги "уходили", бодро цокая каблучками. А потом были разборки, визг в туалете и лицом об кафель, потом об раковину и снова об кафель. Проделав такой путь, мои деньги возвращались ко мне, а мои лицо и руки приобретали царапины от накладных ногтей.Из-за родителей - да. Соперничество. В самом начале моего "пути" меня пытались сломить. В такие моменты каждый сам за себя, все переходят на личности. И хоть я и ненавижу своего отца, но одно дело, когда я называю его м*даком, а уж совсем другое, когда м*даком его называет какая-то левая тёлка в рваной, потасканной юбке, с неровным "боевым раскрасом". Хотя, может быть, подобные оскорбления меня торкали, потому что я люблю своего папу. Жаль, он меня не любит, он не захотел принять меня таким, какой я есть...-Почему ты так пристально на меня смотришь? – как-то слишком нежно улыбаешься, и от этого я сам расплываюсь в улыбке. -Задумался просто. -О чём же? - тебе действительно важно знать, о чём я думаю? Мне бы так хотелось прочитать твои мысли. Я могу лишь предположить, что ты доволен. Ведь я прав? Я сегодня за тебя сражался. Одинокая прядь волос из головы Инги до сих пор валялась на полу. Я брезгливо поморщился. - Тебе больно? - смотришь на мои боевые ранения, слегка прикасаясь к ним кончиками пальцев. Ты спутал моё презрение с болью? Да по сравнению со всем моим отвращением к Инге, Дэвиду и Оливеру, боль от царапин - это всего лишь назойливая мошка в большой комнате. В очень большой комнате. Ты знаешь, что она есть, но замечаешь её только тогда, когда она крутится рядом с тобой. Отрицательно качаю головой. Нет, мне не больно. Мне даже приятно, может, я мазохист? Нет, я победивший мазохист.Ты мало веришь в мои слова, но почему-то мне кажется, что ты прекрасно научился считывать мои жесты. А как ты отреагируешь на это? Тянусь к тебе и целую тебя в губы, вкладывая в свои прикосновения всю нежность, на которую способен. Я почему-то уверен, что ты это оценишь. Приобнимаешь меня, тянешь на себя, я чисто машинально усаживаюсь на тебя верхом. Кладу свои руки по обе стороны от тебя, словно поймав в свои сети. Или же на самом деле это ты меня соблазнил, м? Перемещаешь свои ладони на мои бёдра, немного сжимаешь, начинаешь поглаживать. Я удивлён. Нет, я шокирован. Зажмуриваюсь и часто моргаю, уже ожидаю увидеть не тебя, а кого-нибудь другого, после того, как в очередной раз открываю глаза. Но, чёрт возьми, это ты! И ты сейчас не говоришь мне "Билл, нам надо остановиться", "Билл, прекрати, пожалуйста", "Билл, мы не должны сейчас этого делать" и бла-бла-бла! Может, меня слишком сильно ударили по голове? Или же... Господи, неужели ты услышал мои мольбы? Том отступил от какой-то своей цели? Или он достиг её, что я пропустил? Я что-то сделал, нажал на какой-то спусковой рычаг? Кстати о рычагах... Чувствую, как Томми-младший упирается в меня. Ура, ура, ура! Я это так явно чувствую под собой, что мне кажется, я готов сойти с ума.
-Знаешь, с нашим везением, сейчас в эту дверь должен зайти кто-нибудь. Оливер, Дэвид или ещё кто-то. Кто угодно. Ох, а тут стало жарче... - мне кажется, или прожектора стали светить ярче? Наверное, у меня уже галлюцинации от столь пьянящей близости наших тел. -Ну, давай досчитаем до трёх и проверим наше везение? -Что может измениться за три секунды? - в помещении повисло молчание. Ты пристально смотрел на меня, сделав более серьёзное выражение лица. Где-то в голове после моих слов затикал таймер: раз, два... Резким движением переворачиваешь меня на спину, сам же оказываешься сверху. Я даже не успел испугаться или почувствовать боль от того, что израненное плечо коснулось простыней. На это было наплевать, учитывая то, что я уже лежал под тобой с раздвинутыми ногами. -Ты до сих пор считаешь, что ничего не изменилось? -Изменилось моё положение... - тихо шепчу, облизывая губы, и удобнее устраиваюсь под тобой. Я уже готов на всё и ко всему. Возьми меня. -Значит, ты снова хочешь быть в пассиве? – я прям воздухом поперхнулся и начал кашлять. К этому я был точно не готов. -А что, должно быть как-то, что ли... по-другому? Я, я просто думал, что ты меня... - я начал что-то мямлить, но от моих слов ты только рассмеялся. Удивлённо смотрю на тебя, а ты всё продолжаешь заливаться смехом, закрыв лицо руками. Мне почему-то тоже становится смешно, смешно от того, что смеёшься ты. - Нет, ну, правда, Том! -Там, в коридоре, я хотел сделать тебе минет. Ну, или хотя бы помочь тебе расслабиться, успокоиться... Я даже не сразу понял, что с тобой произошло. Чёрт, ты бы себя видел. Я часто наблюдал за тобой, когда ты уже был на грани, но такого я от тебя не ожидал, - когда у тебя стоит, ты очень быстро говоришь - в этом мы схожи. Чувствую, как у меня розовеют щёки. Я смущён, или это стыд? Мне стыдно за то, что я хотел кончить? Кто ты? Ты не Билл! Что за синдром невинной, стеснительной девственницы? Изыди демон антидр*чер! - Когда ты тёрся пахом о мою ногу, у меня вдруг появилось желание тебе отсосать. Тогда бы ты тр*хал меня в рот. Именно в тот момент я почувствовал, что у меня шарики за ролики заезжают. Я уже ни о чём кроме этого думать не мог! И эта мысль до сих пор эхом звучит в моей голове. И ещё кое-что. Твои слова, что ты любишь меня... А потом ещё про лимузин и дорогу, и эта ваша драка, Господи, Билл, я...-Ты хочешь мне отсосать? - чёрт, чёрт, чёрт, Том, медленнее! Слишком много слов, я пытаюсь зацепиться за каждую твою фразу, но следующая сбивает меня напрочь. Я впервые вижу тебя таким, таким возбуждённым, эмоциональным. Ты хочешь сказать что-то ещё, но я тебя опережаю. - Ты когда-нибудь уже делал это, честно? – медленно, но верно чувствую, что порчу ситуацию. Вдруг мне вспомнилась реплика Инги, из вашего разговора тет-а-тет, в который я случайно влился. А потом ещё тот наш разговор, после того, как ты стал моим охранником...<<-Том, а как ты получил эту работу? Ты что, с Дэвидом переспал? Как он тебя уговорил?! -Он меня не уговаривал, Билл. Я просто хотел попробовать, каково это, быть как ты. Йост сказал, что только шл*ха может охранять шл*ху. -Это же полный бред. И как? -Хреново, Билл, хреново.>>Но ты ведь тогда соврал мне. Маленький лжец. Ещё бы, тогда я тебя мало знал, но сейчас я понимаю, что ты никогда бы не опустился до такого. Особенно с Дэвидом. А если бы к тебе начал приставать Оливер (ну это если бы он только ооооочень сильно перебрал), то ты ему точно бы всё хиленькое "хозяйство" отбил. Прикусываю губу. Только не отвечай мне, ладно? Забудь о том, что я тебя спросил! -Ты боишься, что я не смогу сделать тебе приятно? - ты делаешь из этого шутку. Это ещё больше подогревает мой интерес, и слова сами подступают к горлу, словно приступ рвоты.-Как часто ты кого-то тр*хал до меня!? - просто п*здец! Заткнись. Заткнись, Билл, ты думаешь, он девственник? Да посмотри на него, он явно мачо, да ещё такой, который считать свои "победы" не привык. Всё, докатился, я уже разговариваю сам с собой. Но хотя бы про себя, а не вслух, значит стадия не последняя. -Что ты хочешь? Имена, фамилии, описания всех девушек с которыми я спал? - девушек? То есть, не парней? То есть... ты не девственник? Фух! Секундочку, и с какими это барби ты там кувыркался до меня?!!-Да! Имя, фамилию и номер страховки! Каждой! -Ты что, вздумал киллера нанять? Успокойся, это было давно! - давно. Тоже мне отговорка! Почему-то в голову закралась обида, ты всегда так мало о себе рассказываешь, и то в письменном виде. И вряд ли знаешь об этом. Отпихиваю тебя, заставляю отстраниться. Ты удивлённо смотришь в мою сторону, но всё же слезаешь с меня и садишься рядом на кровать. Приподнимаюсь на локтях. -Всё же, ничего не изменилось между нами! Я перед тобой уже долгое время как на ладони. Мне уже кажется, что ты обо мне знаешь больше чем я сам. А я тебя совершенно не знаю! - "Я тебя не знаю", "мы почти не знакомы" - раньше меня это вообще не останавливало. «Привет! Хочешь меня!? Пошли в койку, для тебя скидка 30%! Только сегодня!»Что же со мной происходит сейчас? Почему я так смертельно хочу тебя, почему я хочу вкладывать всю душу в поцелуи и всего себя в прикосновения... Встаю с кровати, с твёрдым намереньем уйти, но вспоминаю, что моя одежда осталась у Оливера. Ищу взглядом скинутые с ног сапоги, которые я снял не так давно. Босой, почти голый, в помещении, в котором я нахожусь первый раз, замок на двери в виде дивана, который подпирает ручку - только я так могу... Жить и уже ничему не удивляться. -Давай поиграем, Билл? - каким-то грустным голосом говоришь ты. Это заставляет меня сбиться с цели, и обернуться. - Откровение за откровение. Ты говоришь факт, если он верный, я что-то снимаю с себя. Я говорю факт, и ты что-то снимаешь...-Это будет слишком быстро: на тебе лишь халат, а на мне полотенце. -Тогда давай совершать лишь по одному движению на пути к обнажению, - ты уже говоришь стихами. Улыбка затрагивает моё лицо, а вся злость куда-то растворилась. Я не могу на тебя злиться долго. Может, вся проблема во мне, и ты просто мне не доверяешь? А может, я просто ищу несуществующие проблемы? Подхожу к кровати, сажусь напротив тебя. Прости, просто я ещё не до конца остыл после драки. Я как вспомню эту похотливую гадину, а тут мне представились "другие", и я не знаю, сколько их у тебя было, единицы, десятки? Только не спрашивай про количество моих клиентов - на этот вопрос я тебе уже никогда в жизни ответить не смогу. -Хорошо, Том, прости меня. Я веду себя как истеричная с*чка, - ты усмехаешься и развязываешь пояс своего халата. - ЭЙ! Мы ещё не начали игру! -Да я пошутил, прости. Начинай, - пытаешься подавить в себе улыбку и сделать серьёзное выражение лица. Я теряюсь в вариантах, что бы у тебя спросить в первую очередь...-А можно спрашивать всё что угодно? - Пожимаешь плечами, а потом согласно киваешь. - Ладно, у тебя был секс с парнями, когда тебе этого не хотелось? - ты несколько секунд не моргаешь, смотришь на меня, не отводя взгляд. Я понимаю, что спросил что-то не то. Я ещё могу взять свои слова назад? Где в моей жизни кнопка "перемотка"? Уже собираюсь начать длинную речь, где я бы рассказал тебе, что мне всё это не важно, что мне не важно с кем ты спал, кем был, кем приходишься сейчас. Ведь главное, что ты со мной. Ты рядом, и я рядом с тобой. Хочу спросить, можно ли задать другой вопрос. Открываю рот, набрав воздух в лёгкие, но ты неожиданно поднимаешься с кровати, снимаешь халат и откидываешь его на пол. Я удивлённо хлопаю глазами. Первое что пришло на ум: "А где интимная стрижка"? Взгляд сразу опустился до уровня твоего паха. Теперь у тебя там гладко, и нет моего имени. Мотаю головой, словно отказываюсь поверить в очевидное. Стоп. Почему ты разделся полностью? - Погоди, ты же сам сказал, что мы будем раздеваться медленно? Почему ты снял... всё? -Просто ты слишком прав. -Ты спал с парнями против своей воли? - я сам не понимаю что говорю. Но есть кое-что более серьёзное. Я не понимаю, о чём говоришь ты. -Не дай Бог тебе оказаться там, где был я. -По-твоему, то, что с нами происходит сейчас, это лучший вариант?! Я и так в полной заднице, я не знаю, что со мной будет завтра, через день, через неделю... -Лучше неизвестность, чем спать с открытыми глазами, в комнате, где ещё человек пять каждую секунду думают, как бы сломать тебя. Лучше неизвестность, чем каждую секунду думать о том, сколько человек караулят тебя за углом, и скольких ты успеешь вырубить, прежде чем охрана начнёт шевелиться. Лучше неизвестность, Билл, чем каждый раз чувствовать, что вот он конец, тебя сейчас убьют, и каждый раз ошибаться. А потом, в один прекрасный момент, очнуться в мире без звуков. Сильный удар по голове - и здравствуй тишина. Я не слышал шагов за своей спиной, я не слышал, о чём они переговариваются, я не слышал. Билл, ты понимаешь? - кидаюсь тебе на шею. Замолчи. Пожалуйста, перестань, мне стало страшно. Я не знаю, что бы делал я, если бы перестал слышать. -Ты меня пугаешь... -Прости, прости. Я не хотел. Просто, я не понимаю, как ты так можешь, каждый раз знаешь, что будет, и ложишься под кого-то. По своей воле. По своему желанию. И всё ради каких-то бумажек и придуманной выгоды. Я безумно боюсь сделать тебе больно словом или действием, я не знаю, как мне вести себя рядом с тобой. Что может тебя обидеть, что может ранить или уколоть. Зачем я тебе вообще это рассказываю? Чёрт...-Потому что ты любишь меня, и доверяешь мне, - улыбаюсь от своих слов, успокаивая и себя, и тебя. -А ты? Ты любишь меня? Билл, я ведь даже не знаю, когда ты мне врёшь, а когда говоришь правду. Ты говоришь, что открыт, ты - как на ладони. Но ведь мы оба знаем, что это не так. У тебя много секретов, ровно так же, как и у меня. Кто я для тебя? Цель, сосед, сожитель, охранник, знакомый, друг... Или человек, которого ты действительно любишь? - отстраняюсь от тебя, встаю на колени. Кровать прогибается, слишком мягко, я прислушиваюсь к каждому своему ощущению и касаюсь пальцами полотенца. Отгибаю его край, который был заправлен на поясе, и махровая ткань съезжает по моим бёдрам. - И что это значит? Почему ты тоже разделся полностью? -Просто ты слишком прав. -Прав? В чём именно?-В том, что у меня появилась цель. Познакомиться с обаятельным соседом. Каким-то чудесным образом он стал моим охранником, защитником, другом. Он впустил меня к себе в квартиру. Меня, со всеми моими заморочками, вибраторами в ванной на полках, смазками в холодильнике и привычкой спать без одежды. Он целовал меня ночью, а на утро я думал, что мне это снилось. Он что-то новое открыл во мне. Что-то тёплое внизу живота, что-то холодное по спине, что-то неясное в голове. Нечто дрожащее здесь, в груди, и очень приятное на губах. Любовь? Это слово ничтожно, по сравнению с тем, что я чувствую каждую секунду. И знаешь, ради меня никто раньше не делал таких милых, приятных глупостей... - робко тянусь рукой к низу твоего живота и провожу пальцами там, где недавно была моя любимая интимная стрижка. Я буду скучать по этому. Это было здорово. Но я знаю, что было бы ещё лучше. Ты шумно выдыхаешь, я перевожу взгляд на твоё лицо и обхватываю твой член пальцами, начиная медленно подр*чивать. Ты этого ждал? Я хочу понять, что означает этот твой взгляд. Ты просто смотришь на меня, изучая каждую чёрточку на моём лице. Это не гнетущий взгляд, нет, это то самое тепло... У тебя уже прилично стоит, но не достаточно, чтобы оказаться во мне. Стимулирую твоего приятеля, обхватив его в кольцо пальцев под головкой, совершая резкие движения вверх-вниз. Делаю это где-то с минуту. На губах появляется улыбка от предвкушения. Безумно жарко, то ли от ламп, то ли от того, что мы так близко. Перестаю играть с тобой пальчиками и тяну их в рот, с наслаждением вылизывая каждый. А ты безумно вкусный, твой возбуждённый член уже старательно выделяет смазку. -Объясни мне лишь одно, Билл. Через несколько минут я буду заниматься любовью с тобой, или с твоим профессионализмом? -Что-что с онанизмом? - делаю вид, что не расслышал тебя. А что я могу сделать? Всё, что я могу сделать, я просто делаю, полагаясь на свои ощущения. Меня никто не учил, как надо правильно стоять раком, хотя советы по этому поводу давали... -Ты ведь профи, а я любитель. -Том, ты хочешь сделать мне комплимент? Давай только не так, хорошо? Все профи в этом деле с раздолбанными дырками, им даже не в кайф тр*хаться. А я вроде как ещё... - не успеваю договорить и просто теряю мысль, когда чувствую твою ладонь на своём бедре. Придвигаюсь максимально близко к тебе, я всё ещё на коленях, тебя это заводит? Меня это заводит. Ты гладишь меня по внутренней стороне бедра, внимательно наблюдая за моей реакцией, а я лишь шире раздвигаю ноги, хочу, чтобы ты дотронулся до меня. Тебя устраивает такая моя реакция? Хитро улыбаешься, облизывая губы, поглаживаешь меня по попе, дотрагиваешься пальцами до колечка мышц, и я вздрагиваю. Даже сам не знаю почему.-А сейчас что ты чувствуешь? - твой палец постепенно входит в меня, подаюсь вперёд, но тут же снова пытаюсь насадиться. Медленно двигаешь им, словно разглаживаешь стенки прохода. -А ты? -Я чувствую, как ты пытаешься расслабиться, - добавляешь второй палец, всё так же внимательно вглядываясь в моё лицо. Что ты ожидаешь увидеть? Боль? Брось, мне не больно, это же не мой первый раз. К тому же в порно студии наверняка должна быть смазка. Не беспокойся за меня. Ох, обычно я ведь делаю это сам, или же не делаю это вовсе. Времени часто не хватает, никто не хочет притормаживать на пару минут, если это касается "комфорта" проститутки... И тут я понимаю, что это первый раз, когда меня кто-то растягивает. И этот кто-то - ты, Том. Я всегда хотел, чтобы мужчины уделяли мне внимание. Мне, а не своему возбуждённому приспособлению. Даже смешно, это в какой-то степени что-то новое для меня. Наклоняюсь к тебе и целую в губы, всасывая нижнюю. Ты начинаешь двигать пальцами, притянув меня ближе к себе. Мои стоны затихают на твоих губах, я даже прекращаю поцелуй. Пытаюсь глубже насаживаться на твои пальцы, хочу, чтобы ты задел простату, но ты словно специально не желаешь этого сделать. -Т-третий, п-пожалуйста, добавь третий палец... - медлишь, но слушаешься, на мгновение вытаскиваешь оба пальца, но через секунду я чувствую уже три. Гладишь ими меня, разводишь в стороны, продолжаю постанывать тебе в рот, а ты пытаешься поймать губами мои поцелуи, чувствую твоё жаркое дыхание на своей коже и просто схожу с ума. Тянусь к твоему паху и начинаю быстро д*очить твой член, наблюдая за движениями собственной руки. Обрывисто дышишь мне в шею, продолжая тра*ать меня пальцами, закусываю губу и тихонько постанываю. - Можно я возьму у тебя в рот? -Билл... - твои пальцы покидают моё тело, перехватываю твою руку и тяну её к своим губам. Начинаю посасывать, облизывать, тебя ещё больше возбуждает это действие, я вижу это, чувствую. Шумно выдыхаешь через нос и проводишь рукой по моей голове, убирая волосы от лица. -Скажи да! Пожалуйста, Томми, скажи да! - обиженно надуваю губы и прикасаюсь ими к головке твоего члена. Легонько целую и облизываю, провожу языком от яичек до головки. Ты не сможешь отказаться, ты просто не сможешь. Стонешь, инстинктивно подаёшься бёдрами вверх, но быстро берёшь себя в руки. Надо же. Обильно обрабатываю твой член своей слюной, причмокиваю, сжимаю твоего приятеля у основания, чтобы ты не кончил. Мну пальцами мошонку. Я вижу твоё напряжение, кусаешь губы, пытаясь заглушить стоны. -Бииилл, ммм... я хочу, я хочу-ууу, о-оох! Даа-а..нет, чёрт выслушай меня! - облизываю распухшие, покрасневшие губы и приподнимаю голову, удивлённо посмотрев на тебя. Ты упорно не хочешь сдаваться, пытаешься отвлечь себя и меня. Ну что ж, поговорим. -Что-то не так? -Ты остаёшься для меня главной загадкой на свете. Кто ты сейчас: человек, которого я люблю и который любит меня, или порно-актёр, который знает все эти штучки, чтобы простым минетом свести с ума? -Тебе не нравится то, что я сейчас делаю? Но твоё тело говорит мне обратное. Почему нельзя быть и тем, и тем? -Нет, нет, Билл, просто я не знаю какой ты на самом деле. И это иногда... - затихаешь, наблюдая за мной. Укладываюсь рядом с тобой на спину, раздвинув ноги и согнув их в коленях. - Какой же ты...-Доверчивый, - тяну тебя на себя, ты укладываешься сверху и с такой нежностью смотришь на меня, что мне просто хочется раствориться. Я не знал, что желание может ровняться с нежностью. Я всегда думал, что желание - это грубость и настойчивость... Чувствую твои губы на своей шее, обхватываю тебя ногами и поглаживаю руками по спине. Ох, сколько же это ещё будет продолжаться, ты мучаешь нас обоих. Ну же, тр*хни меня. Прижимаюсь своим пахом к твоему, виляю бёдрами, пытаясь намекнуть о своём нетерпении.
-См-мазка нужна, - шепчешь куда-то мне в шею и приподнимаешься, оглядываясь по сторонам. Всё должно быть в сумке Йоста, для него это как аптечка в машине, но я не хочу ждать. Это просто становится невозможным. Я потерплю боль, потому что больше не могу терпеть напряжение...-Не волнуйся за меня. Просто входи.-Билл!-Что? Я растянут. Давай, ну пожалуйста... - ты еле заметно киваешь и направляешь свой член в меня. Чувствую, как его головка уткнулась в колечко моих мышц. Если бы я не был настойчивым, ты бы отказался - не решился снова, но чёрт подери, у тебя так стоит, что, наверное, ты испытываешь боль. (Как же ты терпишь, чёрт возьми?) Возможно, это притупляет твою чрезмерную порядочность. Мне остаётся лишь надеяться на это, я хочу тебя. Я хочу тебя в себе. - Давай же, прошу, - внимательно смотрю на твоё лицо. Ты так сосредоточен, что на твоём лбу появилась морщинка. Ну же, действуй. Господи, ты первый кто так долго не решается и думает обо мне, а не о своей разрядке. Мне уже кажется, что мы делаем что-то неправильное, что я виноват, я дьявол, который портит твой ангельский, заботливый характер. Смотришь куда-то вниз, часто дышишь и резким движением входишь в меня наполовину. Вскрикиваю, выгибаюсь и закатываю глаза. Прикусываю губу, мой крик превращается в стон. Успеваю пожалеть, что отказался от смазки, и время, которое мы потратили на растяжку, показалось мне потраченным впустую. Всё же я давно не занимался сексом, чёрт, неужели отвык? Я-то не отвык, но как объяснить это моей заднице? Б*ядь, больно. Так, Билл, спокойнее, сейчас всё пройдёт... это уже было столько раз, мне ли не знать. Но ведь это с тобой, Томми, наш первый раз, я могу довериться, я могу расслабиться, я хочу получить удовольствие. Ты покачиваешь бёдрами, не выходишь из меня, но и не пытаешься двигаться дальше. Ты словно растягиваешь меня собой, чтобы я привык к тебе в себе. Расслабляю мышцы, которые сжались из-за первоначальной боли от проникновения. Снова медлишь, а я просто теряю голову - ты во мне, и это словно наркотик, которого хочется ещё и ещё, несмотря на побочные эффекты. Я так этого ждал, представлял этот момент. Мои мышцы сжимают твой член, я чувствую, как всё внутри меня пульсирует вместе с биением сердца. - Ещё, пожалуйста, двигайся, прошу, нет, умоляю тебя, - ты медленно покидаешь моё тело, а потом снова входишь, на этот раз глубже, но не полностью. Снова вскрикиваю, и это тебя останавливает. Ты осторожно совершаешь ещё одно движение бёдрами, сильно прикусываю губу, и из горла вырывается какое-то поскуливание. Чёрт, чёрт, соберись тряпка! Даю себе невидимую пощёчину, пытаясь не думать о неприятных ощущениях. Слышу, как Том матерится. - Н-не волнуйся за меня, мне не б-больно. Я хочу ещё. -Я слышу как тебе не больно. Лжец, - ты покидаешь моё тело, начинаю возмущённо дышать через нос, намекая о своём недовольстве. - Смазка нужна! И не смотри так на меня!-Не нужна нам смазка! А ну живо верни свой конец в мою дырку! -Ах, ты ещё требовать будешь?!-Это не я, Том. Это она требует! -То-то я вижу, что ты сейчас думаешь совсем не головой! -А как ты можешь сейчас думать головой!? -Привык уже, у меня из-за тебя вечный стояк, но я-то держу себя в руках! И если мы сейчас что-нибудь не придумаем, твоя задница мне завтра спасибо не скажет! -Очнись, тебе нимб что ли голову сдавил? Она и так не говорящая! - привстаю на локтях. Ты резко дёргаешь меня за ноги, и моя спина снова касается простыней. Наигранно и обиженно вскрикиваю, но то, что я вижу в следующий момент, заставляет меня замолчать. Ты осторожно кладёшь мою левую ногу себе на плечо и целуешь место рядом с коленкой. По телу пробегают мурашки, и я машинально шире раздвигаю ноги. Смотришь на меня несколько восхищённым взглядом и слабо улыбаешься. Я просто плавлюсь под твоим взглядом, а сердце начинает отбивать бешеный ритм. Одной рукой придерживаешь мою ногу на своём плече, а второй поглаживаешь мою попу. Ёрзаю под тобой и скоро получаю желанное. Чувствую в себе сразу три пальца, после твоего члена это мне кажется шуткой. Сгибаешь их под нужным углом, и я вздрагиваю, непроизвольно сжимаюсь, начинаю стонать. Ты не спешишь вытаскивать свои пальцы, а только сгибаешь их и разгибаешь, заставляя стонать меня ещё громче. -Кажется, я нашёл заветную кнопочку? – усмехаешься, снова двигая пальцами. Выгибаюсь в твоих руках, громко дышу, загребая руками простынь под себя. А тебя, кажется, это только забавляет? Тебе нравится наблюдать за тем, как я извиваюсь, когда ты каждый раз затрагиваешь простату? -Ааааахх!!!! Ммм... - двигаешь рукой быстрее, каждый раз задевая этот чёртов бугорок разврата внутри меня. Уже кричу запрокидывая голову назад, пытаясь не кончить только от того, что ты тр*хаешь меня рукой. -Тише, что же ты творишь?-Изверг! Тоооом, ты изверг! Господиииииии!!! - издаю пронзительный визг, от которого у меня же закладывает уши. Всё, что я вижу, на мгновение теряет очертания и тепло разливается по телу, мучительно отзываясь внизу живота. Нет, нет, только не сейчас, я не хочу сейчас. Так, надо подумать о чём то, что меня не возбуждает... Еда, точно еда. Ну, почему? Почему в голову приходят образы лишь сосисок и бананов, ну объясните мне, а? Так, друзья, Йохан, Густав, Георг, Анди, секта, вторник, полиция, огурцы! Огурцы, с пупырышками! НЕТ! Господи, голова кружится, я не могу больше терпеть, я скоро с ума сойду! -Так, дело дрянь, ты уже Бога видишь? -Дааа-а, он сейчас т-тр*хает меня пальцам-ми... Том! Тооом, пожалуйста, хватииит! - Вытаскиваешь из меня пальцы, моя нога съезжает с твоего плеча, и ты наклоняешься ко мне за поцелуем. - Я чуть не, чуть, ещё бы и я бы... ох... - шепчу прямо тебе в губы и чувствую твою руку у себя между ног. -Неееет! -Ты не хочешь кончить?-Томми, хочу, знал бы ты, как я хочу, безумно. Но не так, пожалуйста, ты меня понимаешь? Я не так хочу, и ты ведь хочешь? Ну же, пожалуйста, - обвиваю тебя руками вокруг шеи, притягивая ближе к себе, и засасываю твою нижнюю губу в поцелуе, облизываюсь, часто дышу. - Давай, давай сделаем, знаешь как? Я.. я перевернусь, хорошо? И ты засадишь мне сзади. -Нет, нет, я хочу видеть тебя. -Глупый, тут ведь никто не выключает свет, - снова целую тебя, расцепляю руки, переворачиваюсь под тобой и сразу взглядом натыкаюсь на объектив камеры. На секунду забываю как дышать. Когда на камере горит красная кнопочка, это ведь означает, что она выключена? Смотрю на свет и понимаю, почему было так жарко, всё поставлено именно так, чтобы было светлее только на кровати, при всём при этом, освещение работает на полную мощность. Мотаю головой, отгоняя мысли, которые подступили к голове. Оглядываюсь, на крайней камере за кроватью, слева, тоже горит красная кнопка. И на той, возле которой крутился паренёк, Йост ещё сказал ему, как же там было... "-А я тебе говорю, поставь автоматический режим!"ВОТ Б*ЯДЬ!Эта была подстава?
-Билл, в чём дело? - Тихо спрашиваешь, положив свои руки на мои бёдра. Ты не догадываешься, что нас снимают? Нет, ты не такой, ты бы не стал делать на камеру. Понимаю что ты не в курсе. Стоп машина, может, я снова накручиваю себя, и всё такое? Не могу же я сейчас сказать "Том, подожди, кажется, эти уб*юдки не выключили камеру". Это похоже на паранойю. Чёрт, что делать?! - Ты не передумал? У тебя такой вид, словно ты чего-то испугался. -Ещё чего! - действительно. - Тр*хни меня, - пусть моя совесть убьёт меня потом. Поворачиваюсь к тебе, виляя попой. Удивлённо выгибаешь бровь, немного виновато улыбаюсь. Проводишь руками по моей спине, я лишь сильнее раздвигаю ноги, прогнувшись под твоими прикосновениями. То, что я не буду видеть тебя, определённый минус этой позы. Упрощаю тебе задачу, тянусь руками к собственной заднице, но одновременно теряю опору и падаю лицом в простыни. Ещё лучше, теперь я даже камер видеть не буду. Ты сдавленно смеёшься, но тут же прекращаешь, когда видишь, как я раздвигаю ягодицы, наверное, твоему взгляду предоставлен сейчас лучший вид. -Ты тут такой красивый... - шепчешь, проводишь ребром ладони между моих половинок. -Конечно, ты уйму времени потратил, тр*хая меня пальцами, - не вижу, но чувствую, что ты улыбаешься. -Томми, не надо, ну не надо, пожалуйста. Ты... ты меня смущаешь. Давай просто сделаем это, хорошо? - я просто готов провалится сквозь эту кровать, сквозь землю. Я как подумаю, что камеры включены и идёт съёмка... Ты придвигаешься ближе ко мне, придерживаешь меня за бёдра и входишь в моё тело. Кусаю губы, пытаясь принять более удобное положение, ставлю руки как опору, уткнувшись в них лицом. Мне безумно стыдно, ну почему я решил поменять позу? Лежал на спине, не заметил бы камеру... Дурак, дурак, дурак! Почему у меня всё не слава Богу? А плевать! Что ж, Йост, ты хотел порно? Да наслаждайся! Том начинает медленно двигаться, постепенно наращивая темп, но все его движения столь осторожны, словно он пытается прочувствовать меня всего, полностью, а я готов отдаваться ему без остатка. Каждый раз стараешься надавливать на простату, чувствую, насколько ты возбуждён. Постанываю, пытаясь насаживаться на твой член глубже и сильнее, хочу задать свой темп, но ты не позволяешь, явно считаешь себя хозяином ситуации. Двигаешь бёдрами всё быстрее, накрываю свой пах рукой и в темп твоим движениям начинаю д*очить. Тихонько постанываю, и взгляд снова попадает на камеру. Часто дышу, уткнувшись лбом в простыни, и свободной рукой показываю фак прямо в объектив, хорошо, что ты этого не замечаешь, иначе бы я не избежал вопросов. Ты ласково водишь руками по моей спине. По моему телу бегают мурашки, безумно возбуждает нежность твоих рук и грубость твоих движений внутри моего тела. Накрываешь мою руку своей, и одновременно со мной начинаешь стимулировать мой член.-Позволь мне, Билл? - я буду делать всё для тебя. Я буду стонать, когда ты скажешь, я буду кричать, когда ты скажешь, я кончу когда ты скажешь... Божеее, как у меня стоит. Нет, я не могу, не могу больше... Покорно убираю руку, полностью отдаюсь под твой контроль. Толкаешься в меня и совершаешь резкие движения рукой, буквально доводишь меня до сумасшествия, уже просто кричу:-Ещё-ё-ё, пожалуйста, ещё, Томми-и, я не могу больше! ААААаах! Умоляю, быстрее! - прекращаешь движения бёдрами, но продолжаешь двигать рукой, массируешь большим пальцем головку. Громко дышу, глотая воздух, цепляюсь руками за простыни, пытаясь максимально приблизиться к тебе. Я заполнен тобой, я заполнен ощущениями, которые ты мне даришь...-Т-тише, тише Билл, не сжимайся т-так! -Я н-не могу, я чувствую тебя в себе, это так, так... Не могу, не могу больше-е! - сильно толкаюсь в твою руку, накрываю её своей и кончаю, задыхаясь от собственных ощущений. Ты ещё двигаешь рукой, пачкая её в моей сперме. Таю в твоих руках, теряя контроль над собственным телом. Стенки моего прохода сокращаются, и я чувствую, как ты покидаешь моё тело. Падаю почти без чувств, пытаясь понять, что происходит. Сквозь мутную пелену перед глазами, от которой всё расплывается, вижу, как ты морщишься, сжимаешь себя рукой и что-то мычишь, до боли прикусив губу. - Почему ты не кончил в меня? - ничего не отвечаешь, даже не смотришь в мою сторону, пытаешься успокоиться. Нет уж, я не позволю тебе так с собой поступать. Пытаюсь приподняться, это получается, но с трудом, подползаю ближе к тебе, наклоняюсь и дотрагиваюсь до твоего члена. Ты убираешь свою руку, шумно вдыхаешь воздух носом. Беру твоего приятеля в руку и, обхватив его пальцами, медленно начинаю под*ачивать. Моя рука так легко скользит, весь твой член в естественной смазке и небольшом количестве спермы, которая продолжает выделяться даже сейчас, когда я дотрагиваюсь до головки. Резко дёргаю ещё пару раз, и вязкая белёсая струя бьёт мне в подбородок, попадает на губы. Чувствую, как она стекает вниз по шее. Твой член пульсирует у меня в руке, стонешь, содрогаясь всем телом, облизываюсь и припадаю губами к головке. Слизываю выступающие капли спермы, причмокиваю. Сейчас я кажусь себе самым развратным и счастливым, еле заметно улыбаюсь уголками губ и отстраняюсь, вытирая пальцами остатки твоей спермы с шеи и подбородка. Ты падаешь рядом со мной на кровать, тяжело дышишь, часто моргаешь, потом переводишь на меня взгляд и поворачиваешься на бок, ко мне лицом. -У тебя макияж размазался, - безразлично отмахиваюсь, сейчас мне без разницы, но через несколько минут, возможно, это станет катастрофой. Но до этого времени, пока голова и тело отходят от секса, я буду спокойным и удовлетворённым зайчиком. - И что теперь? -Что?-Что, что?-Что?!-Я стал тебе неинтересен? - немного грустно говоришь ты, сминая край простыни пальцами. -С чего ты взял?!! -Ну... мы ведь, переспали, если ты не заметил.-Я не заметил? Том, да ты шутишь?! Да я чуть от недот*аха с тобой не умер! А это! ЭТО! Ох!!! Я этого так ждал, так хотел!-И ты, ну, в общем, Билл, ты не разочарован? -Что!??? - издаю возмущённый возглас и придвигаюсь ближе к тебе, почти вплотную. - Да ты только на мордочку мою довольную посмотри! - улыбаешься, всё же мой пример заразителен. - Вообще-то, сейчас бы следовало меня поцеловать, если ты, конечно, не брезгуешь, - приподнимаешься и целуешь меня, обхватив моё лицо руками, падаю назад, увлекая с поцелуем тебя за собой. Пусть в этом болоте, когда-то моего любимого разврата, появится хоть грамм настоящего счастья. И если камера сейчас действительно работала, а потом это вырежут, я лично вы*бу Дэвида первым, что попадётся под руку... -Ты чего улыбаешься? -Да так... может, повторим? Я почти уломал тебя на второй раз, когда понял, что сам не смогу. Камеры раздражающе поблёскивали объективами, и казалось, что кто-то сидит по ту сторону в закрытой комнате и пристально наблюдает. Помутнение после оргазма отступило, и пришло понимание того, что я нахожусь совсем не на седьмом облаке. И что я обычный человек. Пришло то, что я чувствовал каждый раз после очередного клиента. Нет, Том был в этом не виноват. Просто обстановка, в которой мы... Я не хотел, чтобы наш первый раз был так, тут, на камеру. Задница ныла. Голова болела с новой силой. Я сел на колени, массируя виски пальцами. Раньше всегда помогало, сейчас - нет. Больше болит с той стороны, где меня ударила Инга. Знал, что не обойдётся. -Билл, посмотри на меня, - резко поворачиваюсь, убирая руки от лица. - Билл у тебя... - ты смотришь на "главную" болезненную точку, о которой я только-только вспомнил.-Что?! - резко выкрикиваю, и мой голос эхом звучит по павильону. Я не хочу, чтобы ты видел меня, в моменты слабости. Сейчас именно такой момент. - Прости, я не хотел кричать. Мне нехорошо, поехали домой? Где твоя одежда? -Я видел, как Йост запихивал всё в одну из сумок. -Отлично, а вот мне придётся идти к Оливеру. -Хорошо, я оденусь и пойду с тобой!-Нет, не надо. Но если можешь, отодвинь диван на место и жди меня тут, - я медленно слезаю с кровати и подхожу к сумкам, которые стоят возле двери в два ряда. Хочу найти влажные салфетки. Надо же, а у Дэвида богатый арсенал вещей первой необходимости. Смазки с разными запахами и в разных тюбиках покорили меня. Так же в сумке находился продолговатый чехол, похожий на школьный пинал. Любопытство взяло верх и я потянул за язычок молнии. - Ух ты! - вырвалось у меня. Это были анальные бусы с вибрацией. Чёрт, хочу себе такие. -В чём дело? - слышу твой голос и поднимаю голову. Ты стоишь спиной ко мне, в пол оборота, удивлённо смотришь на то, что у меня в руках. Через секунду "игрушка" оказывается на полу. Чтоб меня. Ох, какое же у тебя тело... Непроизвольно облизываюсь, кружится голова. Ты, не дожидаясь ответа, начинаешь отодвигать диван на место. Какие у тебя красивые сильные руки, пальцы, впивающиеся в подлокотник, представляю эти пальцы на своих бёдрах. Закрываю глаза, прикусывая губу. - Билл?-Не мешай мне, я в космосе... - тихо шепчу и улыбаюсь. Провожу по своему телу руками. Чувствую на себе ещё одну пару рук. Притягиваешь меня ближе к своему горячему телу, так близко, что мне становится трудно дышать. - Тише.-Прости... Так хочется защитить тебя от всего, просто держать и не отпускать. Мои вещи мирно покоились у двери в "рабочую зону" Похера. В коридоре слышались приглушённые стоны, и я понял, что несколько часов назад я ещё легко отделался. Хотелось принять душ, но пришлось довольствоваться только влажными салфетками... Мне ещё повезло, что Оливер выпер мои вещи за дверь, иначе бы пришлось снова входить ТУДА. Я бы не хотел увидеть то, что там происходит сейчас, хотя на процентов девяносто уверен, что эти притворные стоны издаёт Йохан. Я прижал вещи поближе к себе и направился обратно в павильон, где сейчас одевался Том.Поворот, ещё поворот - тут и заблудиться не долго. Неожиданно даже для самого себя я остановился. За дверью, которая находилась не так далеко, слышалась возня. Ручка наклонилась вниз... Я сильнее прижал к себе свою одежду. Хоть на мне и был халат Тома, но я неожиданно почувствовал себя голым. Дверь открылась, и в коридор вышла девушка в короткой кожаной куртке, клетчатых брюках и в туфлях на высокой шпильке. В её руках была сумочка с золотистой пряжкой. Мои глаза удивлённо округлились от вида её причёски. В ответ она тоже уставилась на меня. -Что тебе надо? -У вас очень интересная причёска, - еле выдавил из себя я. Девушка была моего возраста, но я почему-то побоялся сразу перейти с ней на "ты". У неё был грозный воинственный вид и сумка в руках. Хотя три родинки на щеке, образующие треугольник, выглядели весьма мило.-Спасибо, дреды мне друг плёл, - девушка улыбнулась, поправив копну русых волос, спутанных в замысловатые нити. Том писал в своём дневнике, что у него раньше были такие... -Ты первый за день, кто на меня не орёт. А ты чего хотел-то? Татуировку, интимную стрижку, пирсинг? Или причёску какую-нибудь? -А вы разве не актриса? -Ещё чего! - девушка поправила сумку на плече. - Меня сюда позвали интимную стрижку сделать нескольким падшим. И какой-то девушке временную пошлую татуировку на груди. Ненавижу свою работу, иногда такие с*чки попадаются. Хотя деньги неплохие платят, - я усмехнулся вместе с девушкой. Она внимательно осмотрела меня с ног до головы. - А ты тут что, бассейн моешь? -А тут есть бассейн? -Очнись, парень! Это святая святых разврата, <<Horizontales Studio>> - тут снимают самое качественное порно с 1988 года! Когда я в туалет отходила, то мимо меня провезли большое кресло в виде члена. Не знаю, что с ним там делать будут, но выглядело это развратно. Ладно, так какими судьбами ты..... - дальше я не слышал, в ушах зазвенело и я облокотился на стенку, пытаясь не упасть. -Эй! Что с тобой?-Голова закружилась, сейчас пройдёт, - я отмахнулся рукой и чуть не упал сам, вместе со своей одеждой.-Ещё чего, ты весь бледный, - девушка залезла в сумку и начала что-то искать, ещё через несколько секунд она достала оттуда упаковку таблеток. - Держи. Проглоти, - так и знал, что сегодня я всё же это услышу в приказном порядке. - Ладно... - девушка сама открыла упаковку и вытолкнула на руку две таблетки. - Бери! - она поднесла свои пальцы к моим губам, я сжал зубы, словно подумав, что меня хотят отравить. Может, я понравился ей? Не думал, что я привлекательный для девушек, это сейчас некстати.-Я гей! - выпаливаю ей в лицо, и в тот же момент она запихивает таблетки мне в рот.-А я лесбиянка! Глотай! - не знаю, от чего я чуть не подавился: от того, что мне нечем было запить эти пилюли или от слов дредастой... -Что это было?-Сильное обезболивающее, запрещённое в десяти штатах, - она улыбнулась, щёлкнув меня по носу. Я вжался в стенку, пытаясь прийти в себя. - Не спрашивай, откуда оно у меня, а я буду молиться, что тут нету камер слежения, - девушка уставилась куда-то на мой лоб и видимо хотела что-то сказать, но просто прикусила губу. - Ты что, подрался, и тебе дали по голове? Сходи в ближайшее время к врачу, вдруг у тебя сотрясение. -У меня что, фингал под глазом? -Нет... Так с кем подрался? - девушка положила упаковку таблеток обратно в сумку и застегнула молнию. Головокружение и правда отступило, мне стало гораздо легче... Может попросить ещё таблеток на потом? Хотя, как это будет выглядеть? А что: к врачу я не собираюсь. Ненавижу людей в белых халатах.-Да, с дурой одной. Только не говори, что я не должен был драться с ней, потому что она слабый пол. -Ну, видимо, не такой уж и слабый. Вообще, я понимаю, меня за сегодняшний день эти с*чки уже так выбесили. Сегодня утром меня одна "актриса" просто заеб... Короче, чёрненькая такая, мелкая, всё материлась и ела. Я одному парню интимную стрижку удаляла, а она бегала вокруг него. Мне показалось, его она тоже достала по полной. В общем, у парня красотень такая, ну, ты понимаешь, о чём речь? Несмотря на то, что я парнями-то не интересуюсь уже несколько лет, засмотрелась я, - она засмеялась и толкнула меня в плечо, совсем по-дружески. - А эта коза как заорёт: "Что ты пялишься, дура!", я ей чуть не вмазала. Хотелось вбить этой дуре в голову, что у меня вообще работа такая, пялиться на интимные места. Ну а это, что я виновата что ли, если у парня реально красивый член? А девушку ещё так звали, ненавижу это имя, как мелом по стеклу. -Понятно... по-моему я с ней сегодня и подрался. Инга, да? - ловлю на себе удивлённый взгляд, а потом по коридору раздаётся звонкий смех. Если я правильно понял, именно эта девушка, с которой я разговариваю сейчас, уничтожила мою любимую интимную стрижку... Я даже приревновал, что она видела тебя без белья. Но, может, это не считается, она же сказала, что лесбиянка? -Слушай, с меня причитается. Ты такой милый, рада, что мы тут столкнулись. И знаешь, тебе идёт этот халат! - девушка улыбнулась, потрогав махровую ткань на рукаве. - Где-то сегодня я уже видела похожую вещицу. -Спасибо, наверное, мне надо идти, меня ждут... - медленно отхожу от стены, не поворачиваясь к девушке спиной. Зачем-то кланяюсь, словно переел суши, придерживая свои вещи левой рукой. Второй поправляю капюшон халата, накинув его на голову. -Так ты актёр тут? Значит, мы ещё увидимся. Я что-нибудь могу сделать для тебя?-Нет, нет, нет. Не надо.-Почему? Я могу бесплатно поколдовать над тобой. Татуировку, временную татуировку, интимную стрижку, пирсинг? - я прикусил губу. Может сделать интимный пирсинг? Нет, не буду. Я не такой экстремал, чтобы прокалывать головку члена, а, может, что-нибудь ещё? Татуировку с именем Тома?-А ты на дом приезжаешь? - назову ей адрес белого холста, договорюсь с ребятами, всё будет тип-топ. Сюрприз для Тома, ох, полагаю, ему понравится. -Думаю, мы что-нибудь придумаем.-Погоди, а как тебя зовут? - девушка засмеялась, словно ожидала этого вопроса.-Победительница. Знаешь, я считаю, что должна быть какая-то загадка. Не всё же и сразу. А ты?-Тогда я...
Заваливаемся с Томом в подъезд. Дверь громко хлопает за твоей спиной, и я чувствую твои руки на своих бёдрах. Притягиваешь меня для поцелуя, охотно отвечаю. Может, завалимся в ванну вместе? И попытаемся навёрстывать упущенное, пока не потеряем сознание? Как я раньше жил без этого, без твоих губ, без твоих рук, без твоих прикосновений. Целуй меня, трогай, согревай моё сердце. Я не хочу сейчас разглагольствовать на тему того, что нового я узнал. Не буду рисовать своё сказочное представление на тему счастья и "любви". Просто в моей жизни есть человек, который делает всё, чтобы хорошо было мне. И так хочется делать для него то же самое. Я эгоист, я по жизни эгоист, но впервые задумываюсь о ком-то, кроме себя. Возможно, потому что это и есть я? Том - это я? Вторая половинка меня, моего сердца, души. Сумасшествие это или безумие, а, может быть, гениальность и проницательность... Думает ли он о том же, о чём и я? Чувствует то же, что и я или даже что-то большее? Ты ведь раньше догадался сделать интимную стрижку с моим именем. Зато теперь я сделаю татуировку с твоим. Правда, я немного боюсь боли, говорят, это больно.Неожиданно ты отстраняешься и смотришь куда-то за мою спину. Удивлённо поворачиваюсь, пытаясь проследить за твоим взглядом. Облизываю губы. В подъезде плохое освещение, но даже без этого видно, как чёрным маркером на стене написано:"Иди вверх по лестнице, которая ведёт вниз".Оригинально. Акт вандализма с долькой остроумия. Чёрт, а ведь в доме недавно был ремонт. Почему у тебя такое напряжённое лицо? Со всех жильцов что ли собирали деньги на покраску подъезда, и ты пожертвовал больше всех? -Ну что, пошли? - пожал плечами я, взяв Тома под руку. Хотелось быстрее оказаться в квартире, в тёплой кроватке, в тёплой ванне, да где угодно, лишь бы рядом с тобой. От картин, которые рисовало воображение, у меня кружилась голова. Или... Стоп. Нет, у меня действительно кружится голова. Чёрт. Таблетка той девушки перестала действовать? Не хватало ещё, чтобы я в обморок упал прямо здесь и сейчас. Как поднимемся в квартиру, надо поесть, я сегодня так вымотался, но голода совершенно не чувствую.Не знаю, кто из нас первый остановился на очередном лестничном пролёте - ты или я, но подняв голову, я увидел ещё одну надпись, тем же почерком:"Любовь - это похоть.Любовь - это яд.Любовь - это то,Что двое творят.Я это пишу, потому что влюблён.Такая вот жизнь сравнима лишь со сном..."На подоконнике через лестничный пролёт вижу букет красных роз.-Кто-то знал, во сколько ты придёшь со студии, - тихо говоришь ты, шумно выдохнув через нос и сложив руки на груди. -Ты что, думаешь это для меня? В смысле, из-за меня?! - поднимаемся выше, тянешь меня за руку, а у меня почему-то ноги заплетаются. Невероятная усталость. Головная боль. Пожалуйста, тише. Ты словно слышишь мои мысли, тормозишь, показываешь на следующую стену. "И зачем же я тебя полюбил, Почему ты красивый такой, Билл?"-Романтично, кто бы это мог быть? А, Билл? Как ты думаешь? Ну что смотришь, бери букет, - Том сдёрнул цветы с подоконника за серебристую обёртку и вложил их в мои руки. - Ну, ты идёшь? Я уже жалею, что живу не на первом этаже, было бы меньше сюрпризов, - ты быстро стал подниматься наверх. Оглядев надписи на стенах, я стал подниматься за тобой, одной рукой цепляясь за перила, в другой сжимая злосчастный веник. Почему-то, я вдруг представил, что падаю в обморок.Твоя мать не упустила возможности "пошутить", попытавшись закрыть дверь до того момента, как я пересёк порог квартиры. Моя реакция меня подвела, но жалобно пискнув, я всё же смог привлечь внимание Тома. Женщина сдалась, прореагировав на дежурную фразу: "Ну, мама, хватит уже!". Чувствую, как её пристальный взгляд сканирует меня, словно рентген. Слышу, как в гостиной громко работает телевизор, из кухни пахнет чем-то вкусным, скорее всего жареным. Прохожу дальше по коридору к плетёной кушетке, представляя помойное ведро на голове Симоны - так она мне кажется безобиднее. Ты замечаешь наш зрительный контакт и встаёшь между нами, рискуя оказаться в эпицентре словесной перепалки. Ласково обнимаешь меня и целуешь в висок. Почему именно в висок? Не знаю, но мне приятно. Я готов замурлыкать, словно котёнок, и убрать свои коготки. Демонстративно швыряю букет на пол, сильнее прижимаясь к Тому. Надеюсь, ты не ревнуешь меня? Я бы на твоём месте просто закипал от злости. Хотя, почему? Как будто я собирался тр*хаться с надписями на стенах... Но мне приятно, это сладкая приправа для моей самооценки и самоуверенности. Но ведь ты должен понимать, что какие-то каракули для меня не столь важны. Твоя защита и внимание ко мне красочнее всяких цветочков.Во всём теле приятная слабость. Приятная слабость, всё ещё приятная слабость. Всё, я не могу больше врать себе. Не приятная слабость! Что происходит? Надеюсь, у нас найдётся такая таблетка, чтобы и от головной боли, и от головокружения избавляла? Такая же, как меня угостили в студии? В этой квартире много запретного, может, и таблетка, запрещённая в десяти штатах, найдётся? Не рискую спрашивать это при твоей маме. У неё на такой вопрос может быть свой ответ. "Болит голова, поможет топор". -О нет! - я даже не соизволил повернуться на голос Симоны, продолжая таять от прикосновений Тома. - О нет, нет, нет, только не говорите, что вы всё же переспали! - от слов твоей мамы у меня мурашки по спине побежали. Это что, так очевидно? -Мам...-Что мам? Что МАМ!? -Женщина, не психуйте, - усмехаюсь, это начинает меня забавлять. Она что, надеялась уговорить Тома вышвырнуть меня, а после того, как мы переспали, это будет сложнее? Да щас...Если бы она была кошкой, то её чёрная шерсть встала бы дыбом. Но ничего, я тоже умею показывать коготки. Наклоняю голову вбок, облокотившись на твоё плечо. Тепло. Неожиданно замечаю, как губы Симоны расплываются в улыбке, удивлённо выгибаю бровь.-Том, надеюсь, это ты в порыве страсти ударил его головой обо что-нибудь? - вздрагиваю и хватаюсь за голову. - Да, да, да, какая прелесть, справедливость существует.-Что там? Где зеркало!? - Боже, я убью Ингу, я её просто, просто... -Не волнуйся, небольшой синяк рядом с виском... Тебе не больно? Я хотел тебе сказать, но ты... - быстро бегу в ванную, даже не сняв обувь. Открываю дверь, включаю свет и отскакиваю, впечатавшись спиной в стенку. Кто-то стоит раком над ванной, обливая голову водой из душа. В сток стекает что-то чёрное и в помещении витает неприятный едкий запах. Дышать становится трудно. Кто это?! Что это? Секундочку, я знаю этот запах. Краска для волос? -А, ну, я не успела рассказать самое интересное. В общем, приходит час назад ко мне этот парень, говорит что знакомый твоего брюнета... - объясняет тебе твоя мама, а я всё ещё не могу сдвинуться с места или хотя бы пошевелится. – Ну, он попросил, чтобы я покрасила ему волосы, краску принёс, мне даже лишнюю пачку отдал. И цветы подарил. Но странный он какой-то. Он как ты, Том, - женщина перешла на шёпот, но, глубоко вздохнув, продолжила излагать в полную силу звонкого голоса. - Я ему на голову шапочку для душа одела, чтобы он дожидался, когда голова окрасится, а он в подъезд выбежал с пакетом каким-то, вот только сейчас вернулся. В пакете что ли этот веник был? -Франц? - тихо озвучил я свою догадку, но парень продолжал смывать краску с головы. Светлые волосы окрасились в чёрный. Что это за бессмысленный поступок? О чём он вообще думал, когда разрисовывал подъезд признаниями? Ему что, краска въелась в мозг? -ФРАНЦ?!!!Я понял, что сейчас он не слышит, и подошёл к выключателю, щёлкнув пару раз, включая и выключая свет. От неожиданности парень подпрыгнул и выронил душ из рук. Снова включаю свет и натыкаюсь на удивлённые глаза, которые смотрят прямо на меня. -Билл?! Ты уже пришёл! - радостный голос, и мальчик трёт руками глаза, но вода продолжает стекать с мокрых волос. -О Боже мой, так я и знал! - из коридора раздаётся звонкий смех Тома, и я поворачиваюсь в его сторону. Ты прикрываешь рот рукой, продолжая периодически вздрагивать, пытаясь подавить в себе смех. Мне почему-то тоже хочется засмеяться. Наверное, это нервное. -Ты видел мой сюрприз? Тебе понравилось? - парень разгибается и трясёт головой, вода стекает за воротник его красной водолазки и оставляет брызги на зеркале. Франц подходит ближе и обнимает меня, крепко прижимая к себе, словно мы закадычные друзья или... О нет, этого мне только не хватало, только не стояк! Я конечно понимаю, он подросток, у него такое может случаться постоянно, но только не сейчас и не на меня! Сдёргиваю с батареи полотенце и накрываю парню голову, в надежде, что он хотя бы отстранится от меня. Но он лишь глупо хихикает. - Билл, если ты что-то говоришь, прости, я пока не слышу.-Ну и что с этим делать будем? - Том чётко проговаривает каждую букву поднимая с пола букет, который, как оказалось, приобрёл именно Франц. – Может, отшлёпаем его этим? Или... Где-то у меня был старый ремень с увесистой пряжкой... - лёгким движением кидаешь цветы в противоположную часть коридора.-Томми, сынок, уступи им. Видишь, как они любят друг друга? Ужинать будешь? - Том снова усмехается, переглянувшись со своей мамой.-Конечно мам, буду. И Билл будет, когда малышню спать уложим, - Симона кивнула и скрылась на кухне. Как только дверь закрылась, оттуда послышался звонкий смех. Ну, спасибо! Я попытался высвободиться из столь крепких объятий, но чужие руки сдавили мои бока ещё сильнее. Откуда в этом молокососе столько сил? Я сдавленно охнул, и решил на время прекратить попытки. Три, два, один, сейчас попробую ещё раз...
-От тебя пахнет сексом, - парень озвучил итог своих мыслей и, отпустив меня, отстранился, вытирая голову полотенцем. Франц подошёл к стиральной машинке и открыл какой-то чехол, который скорее напоминал мыльницу. <<Это коробочка для слухового аппарата>> - в моей голове эхом отозвалась тихая мысль, которую старательно заглушал звон в ушах. -Ну давай, оправдывайся. Сексоголик, - наглым тоном процедил он, положив полотенце на стиральную машину и сложив руки на груди. Вот хр*нь, что ему наобещал его отец? Он что, обещал ему меня? А не маловат ли пацан для этого? По моему, это та грань, где я бы сказал "стоп". - Кто тебе синяк поставил? - Франц огляделся, и заметив Тома вздрогнул, вжимаясь в корпус стиральной машинки. - Он тебя ударил? Том, ты совсем спятил?! Да мой отец тебе за такое... Не смей трогать тех, кто работает на моего отца! - парень театрально стал жестикулировать на тему крутизны Йоста. Явно сын своего родителя. Мы с Томом выслушивали эту пламенную речь, периодически переглядываясь между собой. Ладно, всё же Франц ещё ребёнок. Хотя в гробу я таких детей видал. Глупый, но пытается казаться взрослым. Думает, если он знает пару поз из камасутры, смотрит много порнографии, которую снимает его отец и лапал "актрис" из фильмов Дэвида, то он уже крутой. Мачо. О Боже, был бы он лет на пять старше, я бы его обломал, уделал, размазал по стенке. Но задвигать на место ребёнка - выше моих сил сейчас. Их и так нет, совершенно не хочется тратить остатки в пустую и что-то доказывать с неясной головой. -Так, стоп! Я сказал СТОП! Что ты тут делаешь? Откуда ты узнал вообще, где я живу... Где мы живём!? - теперь уже моя очередь задавать вопросы и возмущаться. К тому же Йост отстранил меня от обязанностей, значит, его сыну я тем более ничего не должен. -Ну, у папы в записной книжке есть этот адрес, и там написано твоё имя. Водитель знал, как доехать сюда. Я и приехал. Хотел сделать сюрприз.-Вот так сюрприз. Том, давай его отцу позвоним, чтобы он его забрал? - мальчик хотел выразить протест, но ты опережаешь его. Начинаешь говорить первым. -Нет,.. - НЕТ??! - Иначе Йост подумает, что ты захотел вернуться ещё до того, как ты напомнишь ему о том, что у него есть сын.-Значит, вот кем пахнет от тебя, Билл. Вот с кем ты спал... - удивлённо выгибаю бровь. Франц сверлит взглядом Тома, хотя я слышал шёпот парнишки лучше, ведь стою рядом. -И что же нам с ним делать? - решаюсь разрушить тишину и паузу, от которой уже становилось неловко. -Не смейте выгонять ребёнка на ночь глядя на улицу! - слышу голос Симоны с кухни и мелодичное посвистывание в стиле "меня тут не было, меня тут нет". С каких это пор ей есть дело до кого-то, кроме себя? -Мам, у нас есть ещё одно спальное место? Диван в гостиной же раскладывается? Значит, Франц будет спать с тобой! - специально громко прокричал Том, чтобы Симона услышала его даже на кухне. -Ещё чего, я буду спать с Биллом! - нет, это уже выходит из-под контроля. - Тут же есть спальня, и там большая кровать. Хочу там. -Чего ты хочешь "там"? - Том подошёл ближе и посмотрел на Франца сверху вниз, словно хотел вбить его в пол, как торчащий гвоздь. -Том... - тихо шепчу, потянув тебя за рукав. Не надо сейчас устраивать сцен, я устал, ты устал, мы устали. Франц мелит какую-то ересь, не надо обращать внимание на этого мальчишку. Ну пожалуйста... Я плохо себя чувствую, Том! Том! Ну мне правда не хорошо...-Нет, погоди, - сам тянешь меня на себя, но потом заслоняешь собой, заставляешь спрятаться за твою спину. Господи, было бы от кого меня прятать! - Мне повторить? - Франц делает какой-то жест руками и показывает на меня. Эй! -Чёрт, если вы говорите обо мне, то я хочу слышать этот разговор! - мои слова глухо ударились о стены, но, казалось, их никто так и не услышал. Том тоже начал делать какие-то жесты руками, Франц не отставал. В коридоре слышалось лишь раздражённое дыхание обоих, и моё протестующее сопение. Первую минуту этого безумия я даже пытался запоминать эти замысловатые движения руками. По озлобленному взгляду Франца мне было понятно, что он что-то доказывает. Мне даже стало казаться, что если я сейчас уйду, они и не заметят. Может попрыгать тут с флажком, чтобы напомнить этим двум, что я ещё тут? Бесит. Меня это бесит. Меня это невероятно бесит! Я помахал перед ними рукой. О, надо же, меня снова заметили! Том одарил меня удивлённым взглядом, немного склонив голову в бок.-Билл, подожди.-Подождать?! Чего, пока я тут состарюсь и умру?!!! Может быть, объясните мне, о чём вы говорите? -Хах, ты себя нормально чувствуешь? Ты выглядишь каким-то... Уставшим. А вообще да, мы о тебе говорим, - мальчик довольно улыбнулся, облокотившись на стену, словно его забавляло моё недовольство.-Да вы что?! Неужели! А я не знал! Хотя погодите... Да это же очевидно, чёрт возьми! Только странно, я не понимаю разговора. Я его просто не слышу! Порой мне кажется, что я тут слабо слышащий. Я тогда тоже не буду с вами разговаривать! Причём и с тобой Том, тоже! - Франц громко засмеялся, но его смех прекратился, когда открылась дверь на кухню, и Симона притянула мальчишку к себе за плечи, поглаживая его по голове. Пару секунд я с плохо скрываемым удивлением наблюдал за этой картиной, но потом понял, что она всего лишь проверяла, прокрасилась ли в прошлом светлая голова паренька. Только у меня сложилось впечатление, что Симона просто хотела прервать эту дискуссию? Ради меня заткнуть парнишку? -Ну, что вы стоите? - лёгким движением женщина впихнула на кухню Франца и потянула Тома за руку. Я всё так же продолжал стоять, не двигаясь с места, и вообще делая вид, что меня не звали. А меня звали? -Билл, Билл, ты идёшь? – оборачиваясь, прокричал Том, пока Симона пыталась втащить его в свои владения. -Иду. Я только руки помою, - ты хотел возразить что-то ещё, но твоя мама вовремя поймала момент и через мгновение дверь захлопнулась. Наверное, надо было бы действительно вымыть руки и идти к остальным, рискуя своими нервными клетками, здоровьем и психикой. Но я выбрал другой вариант... Разрываясь между вариантами пойти есть, пойти в ванную или пойти спать, я выбрал последнее. Чёрт, но что-то мне подсказывает, что головная боль не даст мне сегодня уснуть. Надо попытаться. Надо попробовать или... Сходить к соседям. Точно. У белого холста ведь должно быть обезболивающее? Особенно, если вспоминать их шумные "вечеринки" по вторникам, как-то ведь они должны были зализывать раны после такого? Хотя, с простотой... К примеру, Йохана, он бы мог нарезать свежие огурцы кружочками и класть их на синяки. А потом верить, верить и ещё раз верить, что от этого боль от ушибов пройдёт. Самовнушение - одно из лучших лекарств. Но, боюсь, им я не смогу обойтись. Я не могу толком даже сфокусироваться на чём-то, не то, что долго и упорно представлять белых барашек на лугу. Немного пошатываясь и придерживаясь за стенку, я всё же вышел из квартиры. На лестничной клетке на удивление прохладно. Интересно, а Йохан уже вернулся "домой"? Но может и к лучшему, если нет. Тогда не пришлось бы отвечать на вопрос: "Ну, как у тебя дела"? Я бы сейчас даже солгать достойно не смог. Неуклюже кладу руку на звонок, за дверью послышалась возня, вперемешку с пением птиц (которое было скорее похоже на икание коровы), похоже, парням надо починить средство связи с подъездом. Прекрасно, вдобавок ко всему меня ещё и тошнит, снова. Чёрт, откройте дверь. Перед глазами всё начало плыть, я пытаюсь часто моргать, но, кажется, становится всё хуже, и перед глазами появляется рой искристых звёздочек. Нет. Надо вернуться в квартиру, к Тому. Пытаюсь развернуться, меня заносит в бок, хватаюсь рукой за стену, стараясь сохранить вертикальное положение. Спокойно. До двери всего несколько шагов, я справлюсь... Пытаюсь дышать спокойно, но воздух словно стал слишком плотным. Отталкиваюсь от стены, делаю шаг. Нет. Стоп. Не могу. Ноги подкашиваются, падаю на колени. Слышу, как за спиной открывается дверь. Перед глазами всё застилает чёрная пелена. Кто-то в моём сознании нажимает на кнопочку "выкл", и свет гаснет. Теряю сознание.
-Вот так. Тише... – чей-то шёпот, что-то мягкое под головой. Плечи и часть спины так же тонут в мягком. -Том? - пытаюсь приподняться или открыть глаза, но моя настойчивость вознаграждается лишь новым приступом головной боли и звоном в ушах. - Том... То-о-ом, - хнычу, словно это может что-то изменить. Словно ты избавишь меня от этого. Этого... Внезапного приступа, чёрт знает откуда взявшейся мигрени. -Тише, Билл. Он только уснул. Мы дали ему снотворное, а ты его разбудить вздумал? Он и так из-за тебя перенервничал, - уже яснее понимаю, чей голос слышу совсем рядом. Чтобы подтвердить свою догадку пробую снова открыть глаза. В комнате полумрак, свет излучает лишь ночник в виде банана. О Господи, это что, комната Йохана? Рядом стоит Георг, дверь в коридор приоткрыта и оттуда доносится какая-то возня.Я лежу на большом раскладном кресле, в окружении подушек, и укутанный в одеяло. Справа и слева от кресла стоят два шкафа. Вдоль стены, что левее - ещё один шкаф, который тянется до самой двери. Наверное, его делали на заказ. Правее - окно, скрытое плотными тёмными шторами, при таком освещении я даже не могу толком определить цвет... На глаза попадается одноместная кровать, разложенная и готовая для сна, но Том, поджав под себя ноги и положив голову на подлокотник, спит на ещё одном кресле. В комнате так же был стол с большим зеркалом, но я предпочёл его не разглядывать, сфокусировав взгляд на позе, в которой ты уснул.-Сколько времени? - пересохшими губами шепчу я. Облизываюсь. - Что произошло? - Георг шумно вздыхает и засовывает руки в карманы, через пару секунд он достаёт оттуда бумажник. - А это зачем?-Я проспорил Густаву. Он сказал, что ты, когда очнёшься, обязательно спросишь "что случилось", а я сказал, что нет, и так только в фильмах бывает, а оказывается...-Не надо так глубоко вдаваться в подробности.-Ты только не волнуйся. Тебе нужна тишина и покой. Врач сказал, что у тебя переутомление и небольшой ушиб. -Что?! Врач!?! Вы вызвали врача? - чуть ли не вскрикиваю я. Том что-то промычал сквозь сон, но всё же не проснулся. Снова перехожу на шёпот. - Какой ещё врач?-Самый обыкновенный, знакомый Густава. Да, мы вызвали его, а что ты прикажешь нам делать? Ты упал в обморок прямо на лестничной клетке и ужасно перепугал Андреаса. Он сказал, что больше никогда не будет дверь открывать.-Не надо было никого вызывать. Со мной всё в порядке!-Вот чёрт, как же вы с Йоханом похожи. Тоже мне, привыкли только к урологам и проктологам ходить, а остальное словно болеть и не может. Так, всё отдыхай, тебе надо набираться сил.-Я здоров!-Здоровые люди сознание на ходу не теряют! - Георг всплеснул руками и резко обернулся, закрыв рот рукой. Я тоже испугался, что мы можем потревожить твой сон, Том. Но волнения были напрасными, видимо, ты очень крепко спишь. А может эти паникёры переборщили со снотворным или ты выключил слуховой аппарат, что тоже вероятно. Я ловлю себя на мысли, что не помню, когда в последний раз видел тебя спящим. Всегда я засыпал раньше тебя, а просыпался гораздо позже. Ты словно всегда боялся проснуться со мной в одной кровати, одновременно. Неужели считаешь сон каким-то недостатком, слабостью, поэтому боишься показывать, что ты тоже человек? - А где наше горе женственное? -Йохан? Он ещё не вернулся? Наверное, всё ещё в студии... - дверь в комнату приоткрылась, и в дверном проёме показалась голова Густава. В его очках блеснул свет от замысловатого ночника, я тепло улыбнулся. Это он обо мне заботится, поэтому заглянул? Или имя "Йохан" услышал?-Надеюсь, его там не будут иметь полчища накачанных убл*дков, - Георг удивлённо посмотрел на друга, а тот в свою очередь снял очки и стал тереть их краем вязаной жилетки.Честно говоря, я тоже удивился. Это он хочет сказать, что порнушку никогда не смотрел, или смотрел, но не с парнями? Неужели он думает, что в гей-порно всё по-другому, и там полное равноправие, где мужики равного телосложения трутся членами друг о друга, пока не кончат? Чёрт подери. Как бы я хотел, чтобы всё было так просто. Почему-то все считают, что мужской пол более вынослив, и если парню засунуть член в задницу, он будет молчать, терпеть всё до самого конца, да ещё и кончить успеет. Хм, возможно в порно такое и бывает, но с изнанки всё иначе. Если неподготовленному представителю "сильного" пола в зад засунуть нечто большее в диаметре и в длине чем, предположим, шариковая ручка, он будет орать даже громче девушки. Не многие на деле готовы смириться с пассивной ролью. Те, кто пробуют это, делятся на две категории. Первая - сумасшедшие искатели приключений на свою пятую точку, которые по телевизору или в интернете узнали про удовольствие, которое приходит, если систематически надавливать на простату. В реальности, на деле, с первого раза, единственное, что вы получите - это боль в заднице и мысль в голове: "Ну я и придурок, стою раком, пихаю себе в зад вибратор подруги...". Я отношусь к этому клану придурков, правда у меня была расчёска с длинной, толстой ручкой. Вторая категория, которую лично я назвал "слабо". Тут уже всё влияние идёт от более умных друзей или находчивых подруг. Я был знаком с одним парнем на трассе, он, так же как и я, ловил клиентов. А оказался в этом деле после того, как решил заняться со своей подружкой анальным сексом. Мол, она начала ломаться, говорила что больно и прочее... Этот придурок не поверил. Через пару дней решил попробовать сам, таким образом, он переходит в первую категорию сумасшедших искателей приключений. Есть ещё несколько групп: "хочу денег" и "я влюбился в парня". Но поскольку я сейчас задумался про способы попадания в ряды пассивных, а не про проблематичность этого факта, я, пожалуй, промолчу.
-В порно главная ставка именно на это. Очень большой член в очень узкой заднице, - привстаю на локтях, пытаясь принять сидячее положение. -Что!? - у Густава округлились глаза. - И вы его оставили там? Он же глупый совсем, его там отымеют и кинут где-нибудь! Билл, Господи, что вы наделали? Давай адрес этой студии! - брюнет подлетел ко мне, выронив очки из рук, и схватил меня за плечи. Я взвыл, царапины после Инги напомнили о себе... Точно! Инга! Она ударила меня по голове, когда мы дрались. Видимо, это оказалось чревато последствиями. Густав потряс меня за плечи, возвращая в реальность. -Ай-й-й!-Замолкните вы, Тома разбудите! - Георг приложил палец к губам.-Неси ручку и бумагу... я запишу, - Густав быстро сорвался с места и выбежал за дверь. Я удивлённо проводил его взглядом. Ничего себе, что это было? Легонько тру плечо, чувствуя под пальцами свернувшуюся кровь... Б*ядь! Где моя футболка, где одежда? Приподнимаю одеяло. Я в белье. Уже хорошо, но кто меня раздел? -Ты извини его, они порой оба себя неадекватно ведут. Хотя, я Густава понимаю. Йохан как большой ребёнок, за ним нужен глаз да глаз. То он звонит с другого конца города, просит забрать его с заправочной станции. Хнычет, просит приехать быстрее, говорит, что за каждую минуту разговора он будет отсасывать заправщику, и что он уже отрабатывал два неудачных звонка, когда никто трубку не брал. То он приходит домой в грязной одежде и весь в синяках, говорит, что упал. Потом поправляет себя, говорит что его "уронили". Уронили, б*ядь, избили и тр*хнули. Мы его с вами отпустили, поверив честному взгляду и фразе: "Я туда и обратно, просто посмотрю, как люди работают".- С Йоханом всё будет хорошо. Я знаком с человеком, который взял его сниматься. -Только не говори, что этот же человек оставил на твоём теле такие отметины, - отрицательно качаю головой. Не рассказывать же сейчас Георгу, что это вообще была девушка, а то придётся поведать всю историю того, как мы поцапались. Надеюсь, её дела обстоят сейчас хуже чем мои. Усмехаюсь: конечно, хуже. Лежит она сейчас в клинике с намордником, пардон, с наНОСником в пол-лица. Рот открыт, на всю палату раздаётся храп. А в коридоре стоят два молоденьких санитара, еле-еле сдерживают смех и снимают её обколотую обезболивающими тушку на мобильный телефон. В комнату влетает Густав, протягивает мне блокнот и карандаш, сам же держит в руках телефон, набирая чей-то номер. Записываю примерный адрес, уточнив, что студия - это фабрика, и снова перевожу взгляд на Густава. -Алло, Йохан!!! - выкрикивает он. Мы с Георгом шикаем, приложив пальцы к губам, и смотрим в сторону Тома. Спишь... Спишь как ангел. Наверное, действительно не слышишь, любой другой бы уже давно проснулся. Густав опустил руку с телефоном, уставившись куда-то в стенку.-Ну, что там? – шепчу, прикусив губу, и протягиваю другу блокнот. -Он пьяный. Пьяный просто в ж*пу, - я удивлённо вздрогнул, но, кажется, Густав и не думал шутить. -Вот идиот. Поехали, чего стоим? - записная книжка исчезла из моих рук. Исчезла так быстро, что я почти этого не заметил. - Слушай Билл, постарайся снова уснуть, не волнуйся, Анди в соседней комнате, таз вот тут рядом с креслом.-Тазик?!-Ну да, если тебя будет тошнить, закружится голова, просто почувствуешь себя плохо - зови Анди или буди Тома. -Я пошёл одеваться. Надеюсь, ты скоро поправишься, Билл, - прошептал Густав, прежде чем выйти за дверь.-Я боюсь, что не смогу уснуть.-О Боже. - Шепчет Георг, наклонившись к нижнему ящику шкафа. - Вот, держи, это игрушка Йохана. По назначению он её не использует, зато это для него как кукла. Только не спрашивай, как он его зовёт, - друг положил рядом со мной продолговатый предмет, я даже не сразу понял, что это фаллоимитатор, да ещё и на присоске. -А как Йохан "его" зовёт? - я взял игрушку в руки, внимательно ощупывая каждый сантиметр. -Только не смейся. Френни. С ним Йохану спокойнее спать, может эта х*рня действительно обладает каким-то успокаивающим эффектом, или она какая-то ароматизированная, не знаю. Я такую чертовщину не нюхаю. Но Йохан нюхает. Правда, может он что-то курит, перед тем как нюхает. -Хочешь, открою секрет про член? - Георг неуверенно кивнул, я поманил его рукой, чтобы он наклонился ближе ко мне. - Просто такой кайф проснуться и потрогать чей-то... возбуждённый, эрегированный, напряжённый, горячий, сладкий, резиновый пенис, - парень отскочил от меня, а я еле сдержался, чтобы не засмеяться в голос. -Да иди ты!-Йа?! -Нет, Френни! Я вообще смотрю - ты здоров уже. А ну спи! Спокойной ночи, - Георг щёлкнул меня по носу и направился к двери, нашёптывая что-то. Но я разобрал лишь конец фразы: «Резиновый пенис...». Дверь захлопнулась. Я глубоко вдохнул и шумно выдохнул через нос. И что мне делать с Френни? Не стану же я осквернять девственную игрушку Йохана?Облизываю часть игрушки со стороны присоски и резким движением пришлёпываю её к шкафу. П*здец. Выглядело это так, словно кого-то замуровали по ту сторону, оставив лишь одну дырку где-то на уровне паха через которую и пробился наш маленький (хотя, я бы не сказал что он такой уж маленький), резиновый друг.Собираюсь уже укладываться, но резко вздрагиваю. Это мне показалось? Мне показалось, что у Тома сейчас были открыты глаза? Я вздрогнул, но, моргнув, увидел, что его глаза всё так же закрыты. Показалось, наверное. Надеюсь, он спит и видит прекрасный сон. Кое-кого доброго, честного, милого, сексуального, возбуждающего, неординарного, индивидуального, неповторимого, невероятно притягательного- Френни на присоске. Ну, и меня, естественно.Проснулся я от громкого хлопка двери. Входной двери. Затем началась какая-то возня, я приоткрыл один глаз. Сначала не понимаю, где нахожусь, потом вспоминаю вчерашний день, вечер и сегодняшнюю ночь. Сквозь шторы с улицы пробирался свет в комнату. Ночник был выключен и терялся на общем фоне вещей со стола. Секундочку. Да, собственно так я и думал. Том уже ушёл, в комнате его не было. В комнате вообще никого не было. Только я и Френни, который нависал надо мной угрожающе близко. Так, а это ещё что? Я дотронулся пальцами до головы. Она была чем-то перевязана. Не бинт, какой-то вязаный платок или шарф. Спросонья я ещё туго соображал, да и снимать этот источник тепла мне не хотелось. Был только один минус - он чесался. В прихожей возня всё продолжалась, я слышал чей-то шёпот, шаги, звук молнии и шорох одежды. -Поставьте меня на место, я в состоянии... - В коридоре что-то упало и послышалось пьяное хныканье. Дверь в комнату, где лежал я, приоткрылась. Я решил притвориться спящим. Георг внёс на руках Йохана, который то пытался цепляться за его плечи, то наоборот, пытался оттолкнуть. Когда Георг подошёл к свободной кровати, Йохан уже безвольно болтался в его руках, словно запас его сил иссяк. -Положи его, - услышал я знакомый шёпот, Том зашёл следом в комнату, прикрыв за собой дверь. - Густав сейчас принесёт какие-то таблетки. -Да какие к чёрту таблетки, ему проспаться надо. Он вообще никакой, ты только посмотри. Надо же, так его напоить. Что за сволочь это сделала? Вы же были в студии, кто его от вас увёл? - Том присел на край стола, наблюдая за тем, как Георг пытается уложить обмякшее тело друга на кровать. У тебя был такой вид, словно ты и не собирался отвечать на вопрос Георга. Мне показалось это странным. Ты только поправил повязку на голове, касаясь уха. Наверное, ты спал в слишком неудобной позе и теперь у тебя всё болит. -Так, я тут, - в комнату вбежал Густав со стаканом воды и с каким-то пакетом, на котором был изображён логотип местной аптеки. Ничего себе, я как-то покупал там бинты, когда вывихнул запястье, ну и цены там... -Поздно, он, похоже, отрубился, пусть поспит. А как проснётся, я ему голову оторву. Его ведь ещё и раздеть надо, не в одежде же оставлять, - Густав кивнул, поставив стакан рядом с Томом, и посмотрел в мою сторону. Том же наоборот пытался всматриваться в лицо Густава, напряжённо прикусив губу. Что происходит? У меня складывается впечатление, что ты пытаешься читать по губам. -А мы Билла не разбудим? - я вздрогнул, закрыв оба глаза, и вжался в подушки, пытаясь не подавать признаков жизни. Я даже почти перестал дышать. -Чёрт! - услышал я шёпот Георга и не смог сдержать себя. Снова приоткрыл один глаз, рискуя быть замеченным. - У него все бёдра в синяках, - я услышал болезненный стон и скрип кровати.-Не надо..... - очень тихий голос. - Не надо больше, - поначалу я даже не поверил, что это голос Йохана. -Я не могу это слушать. Позовите, когда он уснёт, - Густав быстро покинул комнату, игнорируя удивлённый возглас Георга. Том проводил его взглядом, снова повернувшись к кровати. Он что-то шептал, но в почти что кромешной темноте я ничего не мог различить. Движения губ были резкими, обрывистыми, словно ты ругался. Снова послышалось шуршание одежды и протестующий стон, который перешёл почти в плач. -Глупый, ты дома! Прекрати сопротивляться. Том, помоги мне, придержи его, - Георг дёрнул тебя за руку, и ты подошёл ближе к кровати. Я видел лишь, как на пол полетели джинсы, затем пряжка ударилась об пол. Ладно, это не моё дело, что сейчас происходит в этой комнате. Плевать, что я чувствую себя виноватым. Не надо было брать Йохана с нами! Всё из-за меня! Почему я за столько лет своей жизни не научился говорить твёрдое "нет"? Нет - и сжигать мосты. Окончательно. Бесповоротно. Даже не смотреть вслед всему, что было сразу же отвергнуто и вслед тем, кто был отвергнут мною. Теперь из-за меня пострадал человек. Да и пострадал ли? Может, ему было хорошо. И напивался он, потому что ему было весело. Синяки от того, что Йохана поглотила страсть от жаркого секса с Похером. Правда, не очень-то верится в последнее, если вспомнить размер члена у этого извращенца. Кого я обманываю. К обеду или к ужину, когда друг придёт в себя, извинюсь перед ним... Со стороны кровати снова послышался всхлип и протестующее мычание. Ну что они там с ним делают? Ответ на мой вопрос пришёл быстрее, чем я мог ожидать.-Надо пуговицы сначала расстегнуть. -Я виноват, что они не расстёгиваются? Знаешь что, Том, неси ножницы. Я не знаю, как снять с него эту блузку, - о Господи. Они сейчас испортят вещи и покалечат бедного Йохана. Ему и так досталось, я ношу его одежду, тут ещё и это. Мысленные терзания подождут. Наверное, мне всё же стоит подняться с кресла. Кое-как заставляю себя откинуть одеяло, сердце почему-то неимоверно колотится, словно от страха или волнения. Всё же, каких-то пару минут назад я бы не хотел быть рассекреченным, а тут сам поднимаюсь из своего укрытия. Аааа, в комнате не так тепло, как я думал, лёжа завёрнутый в одеяло и в окружении подушек. Странно, меня даже не заметили. Хорошо, представим, что я мышка. Маленькая бесшумная мышка, и я крадусь к сыру, то есть к Тому. Ноги немного подкашиваются, в теле непонятная слабость. Облокачиваюсь о стол, и в этот же момент Том резко оборачивается.
-Билл, ты проснулся! Ты что, спятил!? Вернись в кровать! То есть... в кресло! - не успеваю даже ничего возразить, ты просто хватаешь меня в охапку. - Глупый, тебе нельзя вставать, надо отлёживаться, ещё раз встанешь - я не знаю, что я с тобой сделаю! Я буду тебя долго и упорно ругать! -Да, да, да и отшлёпай лучше, - обхватываю твоё лицо руками, призывая замолчать и успокоиться. - Тише, мне уже лучше. Всё хорошо, - ты смотришь прямо на мои губы, в комнате повисла тишина, я вижу, как забегали твои глаза от волнения. Что с тобой? Неужели ты не слышишь? Это объясняет, почему ты не проснулся посреди ночи, когда я пришёл в себя и разговаривал с Георгом и Густавом. Ты просто не слышал, что мы говорили. Или же я ошибаюсь... Что случилось, пока я был в отключке? -Нет, всё плохо. Ты меня не слушаешься, и это плохо заканчивается. -Билл, ты-то зачем поднялся? - подал голос Георг, отвернувшись от кровати. -Я хотел спасти одежду Йохана от вас. -Тут пуговицы какие-то непонятные. По-моему резать придётся. -Не надо ничего резать, - я легонько оттолкнул Тома от себя и сел на край кровати рядом с Йоханом. Выглядел он в целом как всегда, только немного помятым. Отлично, это вообще не пуговицы, это декоративные крючки, расстегнуть которые даже легче, хотя принцип тот же. Просто вытолкнуть крючок из петли, отцепив крепление. Не удивительно, что они не поняли, что это за штуки, такие вещи носим только мы с Йоханом. Кто потратил столько времени, чтобы всё это застегнуть? Чьи труды я сейчас игнорирую? Или Йохан был ещё трезв, когда одевался после жаркого марафона? - Надеюсь, дальше вы справитесь сами? - собираюсь подняться с кровати, но чувствую холодные пальцы на своём запястье. Удивлённо смотрю вниз. Это прикосновение слабеет, и рука соскальзывает обратно на кровать. -Холодно. Дайте по-пожалуйста о... -Георг, подай моё одеяло! - сажусь обратно на кровать и провожу рукой по взмокшему лбу Йохана, убирая прядь волос за ухо. Я чувствую нереальный груз на сердце. Вину. У меня снова заболела голова. Битый битого жалеет. -Вот, накрой его, - Георг подаёт мне два края одеяла, а сам заворачивает в тепло ноги Йохана. Я накрываю худые плечи, так и не сняв с него замысловатую рубашку. -Билл, останься со мной. -Всё хорошо, мы все будем с тобой.-Нет, Билл. Только ты, - я поворачиваюсь назад. Георг согласно кивает и медленно покидает комнату, словно за каждый шаг на пути к двери он пытается найти причину, чтобы остаться. Том непонимающе смотрит на меня, почти не отрываясь. <<Уходи, пожалуйста>> - шепчу одними губами. Ты делаешь непонимающее лицо. <<Том, пожалуйста, Йохан просил. Ему нужен отдых.>> Отворачиваюсь к другу. Не хочу видеть твои удивлённые глаза. Для тебя явно сейчас нет разницы, произношу я что-то вслух или беззвучно. Меня почему-то это пугает. Хотя не должно, я ведь знаю твой секрет. Теперь я ещё и знаю, как это случилось. Замечаю, что дорожка света от отрытой двери постепенно пропадает. -Как пожелаешь... - тихий звук твоего голоса, и в комнате стало совсем темно. Я захотел подняться, чтобы открыть шторы, но Йохан испугался, что я тоже хочу уйти, и снова придержал меня за руку. Снимаю с головы платок и кладу его на край кровати. -В чём дело, что с тобой случилось? – вижу, как его трясёт и как он еле пересиливает себя, чтобы не показывать слабость.-Ты лучше. Прости, ты лучше, и я подвёл тебя. Он сказал, что я не могу исполнять твою роль. Я не такой гибкий, я не такой красивый, я не такой... - Йохан начал плакать, уткнувшись лицом в подушку и сильнее сжимая мою руку. - Я облажался. Я не смог, я думал, что всё будет совсем не так. Я - пустое место, дурак, подстилка, наивный неудачник. -Это не правда, что ты такое говоришь? Йохан, ты замечательный! -Знаешь, что было у тебя на голове? Это самая дорогая Густаву вещь, этот платок связала ему мама, он даже мне его никогда не давал трогать, а я всегда так хотел. Я так хотел стать ему ближе. Я его люблю, а он, а они... Они ко мне все относятся как... как... я обуза! А ты теперь спишь на моём спальном месте, с платочком о котором я всегда мечтал. Ты лучший во всём, ты лучше меня, ты самостоятельный, ты сексуальный. Я видел видео на сайте. Я видел, как тебя лапал Оливер, и даже тогда ты был невероятно сексуален. И с Томом ты был великолепен. Это было так чувственно, так страстно, так красиво, нежно. Дэвид сделал это специально, чтобы не платить тебе за эту съёмку. Он хотел тебя проучить, а за первый час видео с тобой посмотрело несколько тысяч человек. А на меня ни кто не захочет смотреть. Если ты не вернёшься, ты сделаешь самую большую ошибку в своей жизни, - Йохан затих. Я тоже молчал. В голове творился невероятный переворот. Дэвид, видео, сайт, я и Том. Вернуться. О Боже. Я ничего не понимаю... Это звучит так, словно Йохана запугали. Сказали ему убедить меня вернуться. Но пока я строил логическую цепь, парень снова продолжил говорить. Все мои предположения снова рассыпались, словно и не было их никогда. - Но если ты вернёшься, ты сделаешь ещё большую ошибку. Я сегодня был под тем... Большим чёрным парнем. Чёрт возьми, я думал, меня сажают на кол. Он даже не мог в меня полностью зайти. А потом меня поили, я пил. Столько всего, я уже и не помню что именно... -Успокойся, тебе надо уснуть, мы поговорим об этом, когда ты проспишься. А сейчас, слышишь меня? Забудь. Забудь, что там было и не вспоминай. - Я лёг на бок рядом с ним, сквозь темноту я видел его заплаканные глаза и сжимал его руки сильнее в своих. - Всё хорошо... И ты зря о себе такого мнения. Я бы тоже не выдержал, - он хотел что-то возразить, но я закрыл ему рот ладонью. - Не надо. Послушай меня. Я не вернусь, и ты туда не вернёшься. Теперь ты понимаешь, почему мне эта жизнь не нравится больше? Я чувствую себя товаром, Йохан, меня купили. Купили за цену, которую я даже не назначал. Я пошёл туда только потому, что не было у меня ничего больше. А у тебя есть друзья, - убираю руку от его лица и легонько приобнимаю всё ещё подрагивающее тело.
-Но у тебя есть Том.-У меня его не было. Мне его жизнь подарила, правда я не знаю за что. Я грешник со стажем, не умеющий жить по-другому, - я замолчал, потому что задумался. Мне ли не знать, что в жизни ничего просто так не бывает? Наверное, мне придётся заплатить рано или поздно, заплатить цену за такой дар. За человека, который стал самым лучшим в моей жизни. А может, я сейчас расплачиваюсь и не замечаю.-Я вдруг вспомнил... -Что? -Это так, из детства. Знаешь, я, кажется, первый раз влюбился в детском садике. В мальчика. Мы с ним вот так же лежали на кровати во время тихого часа, обнимались. Он был... самым сладким в моей жизни... Нет, не смотри на меня так, ты не то подумал. Я считал, что он сделан из сладостей, он был такой хрупкий, нежный. Словно тающий, как мороженое, - я вздрогнул и отстранился от Йохана, удивлённо уставившись на него. - Что-то не так? - нет, всё нормально. Просто ты рассказываешь моё прошлое... Ты говоришь про меня.Я так и не смог уснуть во второй раз. В голове причудливым вихрем метались картинки, воспоминания из прошлого, далёкого прошлого. То самое, что я запомнил, хотя не знаю зачем. Когда я был в детском садике, отец ещё не увлекался политикой, поэтому свои первые познания жизни я получал вместе с обыкновенными детьми. Детьми, у которых родители могут застегнуть кошелёк. Тогда мне казалось, что все парни геи, а девушки лесбиянки. Правда, я не знал ещё, как это называется, но другого объяснения я так и не нашёл тому, что все девочки и мальчики "тусуются" отдельно. Ты с тем, кто тебя интересует. Дети в этом плане самые открытые. Я помню, как мальчики из нашей группы всё время зажимали меня по углам и обнимали. Воспитательница стояла рядом и с умилительным видом говорила: "Смотри, Билл, как ты всем нравишься". Тогда я испытывал нечто похожее на смущение, удивление и неприязнь. Мне льстило такое внимание со стороны остальных детей. Некоторые пытались меня лизнуть. Да, именно облизать. Только потом я узнал, что кто-то из детей рассказал байку, словно я сделан из белого шоколада, сахарной ваты и мармелада. А кожа у меня холодная, словно лёд, потому что руки у меня из ванильного мороженого. Только один мальчик стоял отдельно от всей группы, в дверях, и улыбался. Позже я узнал, что он тот самый фантазёр, который сделал меня "сладким". Мы начали вместе играть, он рассказывал, что его мама модель, что она работает по ночам, а папа водит машину и охраняет маму. Я улыбался, а мальчик рассказывал мне истории о том, как он любит переодеваться в мамину одежду. Мои родители на тот момент были в разводе, они то женились, то разводились. Когда мать узнала, что папа разбогател, она вернулась к нему. Но тогда, в раннем детстве, мне не хватало материнского внимания, тепла. Во время тихого часа я перебирался на кровать своего друга, и мы лежали с ним, обнимались. Он шутливо целовал моё лицо, облизывал. Я спрашивал, зачем он это делает, а он постоянно говорил, что проверяет свою теорию. Мне он так нравился. Всё было хорошо, пока наша воспитательница не взяла отпуск, потому что у неё стал расти живот. Тогда ещё все дети шутили, что она проглотила шарик, и он надувается в ней. Никто не знал, откуда берутся дети, все были довольны версией "милый, тебя принёс аист", "солнышко, я купила тебя в магазине". Однако мой друг рассказал мне совершенно другую версию, перефразировав свою мать "дети появляются от балаболов мужчин, которые постоянно обещают "дорогуша, я успею вытащить" - и ни черта не успевают". После этого он ударил меня по голове. Зачем? Он сказал что его мама постоянно так делает, после того как говорит это. На место нашей воспитательницы пришёл воспитатель. Сейчас я могу назвать его симпатичным извращенцем, но тогда я считал его злым дядей. Половина группы тогда была в подгузниках. Многие не хотели "входить во взрослую жизнь", или им просто так нравились памперсы... Но когда кто-то не успевал дойти до туалета (а это для ребёнка уже унижение), становилось гораздо хуже. "Воспитатель" заставлял снимать мокрые вещи на виду у всей группы. Кто-то сидел смирно, кто-то хихикал, а кто-то боялся признаться, что уже минут как пять из последних сил терпит и пытается не уделать штаны. И все смотрят. Мужчина поглаживает пах, мой друг в спальне надрывается от рыданий, все дети смотрят на его обнажённое тело, не понимая, что происходит. Затем воспитатель берёт моего друга за руку. Друга, имя которого я забыл, потерял до недавнего времени... Он выводит его из спальни, буквально волочит за собой. Я выбежал следом, не столько из-за любопытства, сколько из-за волнения. Они были в раздевалке. Мужчина стоял на коленях перед Йоханом и трогал его тело. Целовал шею, плечи.Последнее, что я запомнил в тот день, это как меня вытолкнули за дверь и захлопнули её.Куда уходит детство? Оно не уходит. Его отнимают.
-Билл, подними трубку! - Анди снимает наушники и перестаёт говорить на французском с компьютером. Я даже не сразу понял, что он обращается ко мне, а не продолжает вести аудио конференцию по интернету. Телефон, и правда, надрывался какой-то противной мелодией на всю квартиру. -Билл, подними трубку, пожалуйста!-Но ведь я тут не живу. А что если...-Это, скорее всего, Густав. Наверное, снова забыл, какой формат бумаги надо покупать. Билл, пожалуйста, иначе Йохан проснётся, - поднимаюсь с дивана и выхожу в коридор. В квартиру Тома я так и не вернулся. Ты сказал, что пока Франц там, мне лучше оставаться у Белого Холста. Через несколько часов за сыночком должен был приехать Дэвид.Йохан спал в маленькой комнате, я сидел с Анди в гостиной. Густав и Георг куда-то ушли "по сектантским делам". Возможно, близился вторник, не знаю, я давно не смотрел на календарь и потерял счёт времени. Раньше, какой день недели я узнавал лишь из-за программы передач по телевизору, и по гулянкам "белого холста". Поднимаю трубку.-Да? -Йохан, это ты? Позови Шеффера, это по поводу того парня из-за которого я вчера к вам приходил, - замираю затаив дыхание. У кого из белого холста фамилия Шеффер? -Его дома нет, - говорю первое, что пришло на ум, всплеснув руками и ударив себя по лбу, тут же прикусив губу от боли. Синяк задел. Дурак. -Голос у тебя странный, ты заболел? Может, мне прийти и тебя осмотреть? -Нет, я выпил вчера лишнего, - пытаюсь прокашляться. - Пройдёт. -Конечно, я знаю, как ты не любишь врачей, но нельзя так относиться к своему здоровью. Вон как тот ваш друг, который в обморок упал. Давно я такого переутомления не видел. Кем он работает? Если так же, как и ты, Йохан, то вам обоим надо по шее надавать! Рекомендую постельный режим минимум на неделю. Есть вовремя, спать ночью! - идиотизм, у меня вся жизнь "постельный" режим. Я здоров, и вполне сносно себя чувствую. Врачи - вечные паникёры. -Всё понятно, спасибо, - скидываю звонок и ставлю трубку на место. -Билл, кто звонил?! - Анди выглядывает в коридор, облокотившись на дверной косяк. -Это Йохану звонили, - вру и не краснею. Хотя, человек, с которым я сейчас разговаривал, думает, что трубку поднял именно Йохан. - Как твоя конференция? - Анди пожимает плечами и заходит обратно в комнату. Смиренно прохожу следом, плюхаюсь на диван. Друг проходит к компьютеру, выдёргивает какой-то провод из колонки и что-то набирает на клавиатуре. -А? Что? Да я тут, тут, секунду Анди, - раздаётся голос из колонок, скорее неожиданно, чем громко, поэтому я вздрагиваю. Лёгкий акцент или просто не способность чётко выговаривать некоторые буквы. Интересно, почему Анди просто не позвал его, а стал набирать текст? -Знакомься Билл, это Моисей, - сказал друг, кивая в сторону колонок. -Здравствуйте! - прокричал я, ожидая ответа. - Он нас сейчас слышит? -Сомневаюсь. Он глухой. Почти на 90%. -А с кем ты тогда разговаривал? -Это был его деловой партнёр, он француз, - Анди уселся на край стола, из колонок раздавалось шуршание. -Моисей - оглохший ди-джей. Правда, мы с парнями сделали для него документы, и теперь он управляющий крупным банком, чисто формально. Это чтобы общаться с ним, я выучил язык жестов. Но платит он, конечно, хорошо, даже отлично. Игра стоит свеч.-Как он может быть ди-джеем, если он не слышит? - Анди усмехнулся и хотел что-то ответить, но его прервал звук открывающейся двери. В комнату зашёл Йохан, сонно потирая глаза. В его руке была подушка. -Андреас, если он хочет узнать "как", проведи его сегодня на Ибицу. Тебе всё равно туда нести документы и получать деньги, - Йохан положил подушку на диван и медленно сел на неё, поморщившись. -Не смотрите так на меня. Да, у меня болит задница! Да, вы меня разбудили! Да, я неважно выгляжу! Да, я чёрт подери человек! -Анди, слышишь меня? - раздался голос из колонок. Андреас быстро что-то печатал на клавиатуре. -Да, бери кого хочешь, я обязан вам. Сегодня в восемь, я как всегда за вертушкой, второй. -Вот о чём я говорил, - Йохан облокотился на диван спиной и закатил глаза, что-то простонав. Андреас снова что-то напечатал, и шум из колонок прекратился. -Как бы я снова хотел с ним зажигать всю ночь. Моисей гений. И у него прекрасный план, я буду верить, что к нему вернётся слух.
-И думать забудь, если бы там каждый день тусовался, сам бы оглох, - Анди снова присел на край стола, отвернувшись от компьютера, и начал напевать какой-то мотив. Я удивлённо выгнул бровь. Йохан стал в этом же ритме кивать головой, но потом издал ноющий звук и положил одну руку на затылок. -Хочу я пить, хочу курить и танцевать. Хочу я пить, хочу курить, ну вот опять. И вот я пью, потом курю, затем иду на танцпол. И я кручусь словно юла, терзая этот чёртов пол. Хочу я пить, хочу курить и танцевать. Я упаду, я поднимусь и так опять. Вдыхаю дым. И допиваю алкоголь, моих эмоций просто ноль. Я Моисей, я ваш пророк, ну а сейчас я ваш король, - Анди хлопал руками после каждой фразы, а в конце издал какой-то визг и поднял руки в воздух. Йохан засмеялся, насколько это было возможно. - Я нюхал кокс, пил терпкий скотч, и так всю ночь. Ангел посмотри-ка на мои глаза. Зрачки мои большие, и тормозить нельзя. Хочу тебя, прямо сейчас, и прямо здесь. Отдайся мне, прошу, давай, отдайся весь. Хочу курить и танцевать и снова пить. Люблю тебя и алкоголь, как свою жизнь. О да, о нет, я просто пьян, я дикий зверь. Ты согласись, скажи мне "да", себя доверь. Кури со мной, пей алкоголь, как мою кровь. Я подарю тебе взамен, в рассрочку, всю свою любовь. Под дикий шум. Под дикий драм и голоса. Кусаем губы до крови, и жадный взгляд глаза в глаза. И я порву своей рукой твоё бельё. Дотронусь властно до тебя и прошепчу "тут всё моё"...-Ради Бога, Андреас, заткнись. И танцевать дальше не смей. Ты же знаешь, как я возбуждаюсь от этой песни, - Йохан озвучил свои мысли в ту же секунду, как похожие поступили в мою голову. Правда я до конца не понимал о чём идёт речь, но мне нравилось. - Никто не собирается в ванну? - я удивлённо покосился на друга, а он в свою очередь оглядел нас с Анди.-Я только-только оттуда, - пожимаю плечами, не до конца ощущая уместность вопроса. -Ты мылся у нас? - немного смущённо киваю, продолжая "не вникать". - Так. А... кушать, кушать никто не хочет? - Йохан с надеждой посмотрел на меня. -Я... я как проснулся, сходил в душ и поел. -Что?! А со мной за компанию?-В душ?-Поесть! - он поднялся с дивана, потирая задницу рукой. - Я пока пойду в ванну, а ты, если захочешь, через полчаса приходи на кухню. И ты тоже, Анди! - Йохан немного грустно улыбнулся и вышел из гостиной, оставив свою подушку на диване рядом со мной. В комнате воцарилось молчание, а потом Андреас начал копошиться в ящике стола. -Значит, ты пойдёшь сегодня со мной на Ибицу? -Не знаю, а можно, чтобы и Том пошёл? - я поднялся с дивана и подошёл к Андреасу, наблюдая за тем, как он разбирает бумаги. -Если он сам захочет, то думаю, никто против не будет. Только затычки в уши возьмите. Вату. Беруши. Что угодно. -Там что, музыка настолько плохая? – хотя, чему я удивляюсь, если там ди-джей не слышит...-Нет, музыка просто, просто... В общем, это фишка Моисея. Этот клуб за глаза называют клубом глухих. Потому что там в основном веселятся люди, которые слабо слышат, или не слышат вовсе. Вся Ибица словно одна большая колонка. Звук идёт от всего: от пола, от стен и потолка. Те, кто не слышат, чувствуют волны звука и... Моисей так же работает. Он стоит спиной к колонке и через него проходит всё это. Это отобрало у него слух, и он думает, что когда-нибудь таким же способом снова начнёт слышать. -Том тоже не слышит... - прошептал я. Так тихо, что даже сам не услышал собственных слов. -О Господи! - Воскликнул Анди, уставившись куда-то за мою спину. Чисто инстинктивно я повернулся и увидел обнажённое тело Йохана. Он прикрывался своей рубашкой и маленькими шажками шёл в сторону дивана. -Я просто хотел полотенце взять. Забыл совсем. А оно в диване, в выдвижном ящике. Помогите, а? - Андреас отгородился ладонью, чтобы не видеть Йохана и подошёл к дивану, пытаясь разложить его в два спальных места. Подушка полетела в сторону. Йохан быстро вытянул одеяло из потайного ящика. - Билл, а ты тут своё видео на сайте смотришь, да? - вздрагиваю, посмотрев в сторону компьютера. - Ты не нашёл что ли? Давай я тебе введу адрес? -Эй! Стоять! - выкрикнул Анди, из последних сил цепляясь за диван, чтобы не придавить пальцы. Йохан быстро подошёл к компьютеру и открыл проводник. Печатает он медленнее, чем Андреас, я бы сказал даже "не печатает", а выискивает буквы на клавиатуре. Страница причудливо мигнула, и экран засветился чёрным, белым и красным. Йохан стал набивать моё имя в поиске. Моё настоящее имя. Господи. - Да помогите же мне кто-нибудь закрыть этот чёртов диван! Йохан, если ты мне там что-нибудь удалишь, я тебя убью! -Да успокойся, мы по порно-сайту сейчас пробежимся и всё, - я как ошалелый смотрел на экран. Моё имя, возраст, цвет глаз, волос, якобы мои предпочтения в сексе. В верхнем окне загрузилось видео, где я полулёжал на диване с раздвинутыми ногами, и в кадре видно только руки Оливера. Засранец, не соврал, что его рожа со сломанным носом не собирается появляться на видео. -А где то видео, ты сказал, что там я и Том, - я чувствовал, что мне стыдно. Щёки горели. -Вот оно, - Йохан ткнул пальчиком в чёрный квадрат, с бегающей строкой загрузки. - Оно загружается. Зато у тебя полно уже комментариев на первое видео. Хочешь, посмотрим? -Да, - я сказал да? Я сказал да??? Я что, спятил? Нет! На экране замелькали строчки, в основном по две - по три от разных людей.
Гость_Жучило<<Первый нах!>>Гость_порнократ<<Прекрасное тело, шикарные ноги. Дрочил так, что уже рука немеет.>>Я стал надеяться, что мне не надо будет отвечать на всё это... и тому подобное. Гость_Натуральчик<<Я натурал, а у меня стоит. Чёрт.>>Гость_КлассныйЕб*рь.<<Оххххххх, отымел бы я эту с*чку. Поставил бы на четвереньки и драл без смазки и растяжки слушая эти стоны. Сразу видно, шикарная б*ядь.>>Нервно сглатываю, жалея, что мои глаза на видео не загорожены чёрной полоской.Гость_-аНаНас<<Какое податливое тело. Хочу к*нчать в эту узкую попку. Завидую чуваку, чьи руки дотрагивались до этого тела. Интересно как долго он его потом еб%л?!!! Нам это покажут?>>Гость_Гость<<Хочу, чтобы меня так же...>>Гость_фууууууууууу!!!!!!<<Пид*ры!!!!!!!!!!!!!!>>Гость_вечныйПоиск<<Найду - вы*бу! Готовь анал.>>Гость_*акен*<< *слюни* >>Гость_Гость_111<<Сколько стоит ночь с этой принцессой? Заплачу любые деньги, пишите.>>Гость_аыыыыыыыыыыыыыыччччччччччГгрр<<Классно, аффторЪ дрочЧи есчо!))))))))))>>Гость_Гурман.<<Не плохо, не плохо>>Гость_Нямочка<<Честно, я подумала, что это безгрудая девушка с членом. Чего только в порно не увидишь. Но фак, по ходу это реально парень!>>Гость_Неадекват<<Ого, какая знаменитая фамилия, это что, сын того самого Каулитца, который против проституции на улицах нашего города? Какая ирония! А видео ничего так... вставило.>>Гость_Недодр_чил(<<Ёб*ный насос, а чё так мало то? Я к*нчить не успел!>>Гость_СексиГёрл221<<Гомодрилы! Меня мой парень бросил из-за вас, п*доры! Ненавижу!>>Гость_ЕбАлвас<<ПшлаНахС*чкаЧейКамментВыше!!! Утрись тёлка, ты не могла удовлетворить своего парня! Ты - лузер, тут не геи виноваты! п.с. - Видос классный)>>Гость_Ого-го<<Мне кажется, я тр*хал этого парня несколько месяцев назад. Да, точно. Он на шоссе стоял. Дешёвка.>>Гость_Тутонх*рон!<<И я тр*хал Билла Каулитца! Завидуйте, черви!>>Гость_...<<Когда ты ушёл из дома. Я не искал тебя. Думал, что ты нагуляешься и вернёшься. Когда я проезжал на машине мимо твоего... места работы...Да, чёрт возьми, да, я всегда был рядом и специально притормаживал. Хотел, чтобы ты увидел меня и набрался смелости вернуться. Но каждый раз я становился свидетелем того, как ты садишься в чужие машины, заигрываешь, ломаешься, как дешёвая дрянь. В кого ты такой? Почему сейчас я наткнулся на эту мерзость, и над всем этим стоит моя фамилия? Что мы с матерью тебе сделали, что ты так позоришь нашу семью?Дома я бы дал тебе всё, что ты пожелаешь. Образование, деньги, заботу. Но... неужели ты выбираешь это? Это мерзко. Это грязь.Это унизительно. Отвратительно. Ты жалок. И сейчас вызываешь у меня лишь отвращение и тошноту. Я дал установку сообщать мне о любых происшествиях в районе, где ты "работаешь". У твоей матери случился сердечный приступ, когда в три часа ночи нам позвонили, и сказали, что труп худощавого брюнета нашли в подворотне, избитого и изнасилованного до смерти. Мне полчаса описывали все ножевые ранения и побои человека, по описанию как две капли воды похожего на тебя. Я думал, что это ты. Я думал, что потерял тебя. Я думал, что твоя смерть наступила в результате множественных колото-резаных, проникающих ударов острым предметом. "Ты" умирал, захлёбываясь собственной кровью, пока "тебя" насиловали. Если бы это не был тот парень, это был бы ты, Билл. А болезни, СПИД? Надеюсь, ты пользуешься "резинками". Ты и твои любовники должны соблюдать правила, пользоваться защитой. Всегда. Пойми. Мы с твоей мамой скучаем по тебе. Даже по такому, каким ты стал сейчас. Билл, пойми. Я устал переживать "смерть" сына каждый раз, когда прохожу мимо двери в твою комнату. Я хочу снова услышать твой смех. Знать, что ты сидишь через стенку и просто смотришь телевизор. А не кричишь под кем-то, умоляя прекратить. Хочу знать, что ты в безопасности... Но это твой выбор. Ты совершеннолетний, и я не вправе указывать тебе, как жить. Но знай. Я буду бороться против тех, кто ведёт такой же образ жизни, как и ты сейчас. Я никогда не думал, что доживу до того дня, когда увижу, как моего единственного сына тр*хает какой-то ублюдок.>>Папа...Сказал ли я это вслух, или мой шёпот прозвучал только в моей голове, я не знаю. Весь мир вокруг просто пропал, всё стало серым и непонятным. Что-то внутри меня заныло и захотелось закрыть лицо руками, заплакать. Поджимаю губы и до боли прикусываю щёку во рту. Я даже не видел его. Ни разу. Ни разу за то время, когда работал на прошлой точке. Почему он сам не подошёл? Ну почему? Хотя, я бы тогда всё равно послал его куда подальше. Меня всё устраивало. -Билл, как ты? Кто это тебе написал?-Ты о чём? - Встрепенулся я, услышав голос Йохана. - А... не знаю, наверное, псих какой-то. Мои родители умерли, давно, - и я умер для них.-Прости, я не знал, - Йохан сделал грустную мордочку и с сочувствием опустил глаза. Всё же я стал немного по-другому к нему относиться. Как ниточка из прошлого без намёка на будущее.-Эй, парни! Я больше не могу держать этот чёртов диван! Я же сейчас ёжиков рожать начну, помогите! <<Девушка на высоких каблуках и в короткой юбчонке остановилась на повороте рядом со светофором и перекинула сумочку через другое плечо. Я лежал на скамейке рядом с заправкой, на другой стороне дороги, но приподнялся на локтях, услышав цоканье. Если она не уйдёт, значит, проститутка. Поправка, значит она блуждающая проститутка, без своей точки и сутенёра. А это хуже. Потому что эта дамочка пришла на мою территорию. На мою! Ко мне ни кто не суётся, значит, это или новенькая, или глупенькая. Светофор показывает зелёный свет, и девушка перебегает дорогу. Странно, детка, почему не на красный свет? Мне было бы меньше проблем. Правда, жаль, что в такое время машины тут редкость. И если кто-то и проезжает, то только с одной целью. За моим телом. Другого тела мне тут не надобно! Швабра останавливается рядом с соседней скамейкой и усаживается на неё, начинает снимать обувь и буквально визжит. Очевидно весь день на ногах, а каблук кажется ещё более высоким. Она кладёт сапоги на скамейку рядом с собой и поднимается. Господи, чего добивается эта козявочка? Кто пускает несовершеннолетних гулять так поздно ночью в такой бл*дской одежде и с таким боевым раскрасом? Тем временем мелочь расстегнула куртку и поправила бюстгалтер, хотя особых проявлений груди не наблюдалось. Ну всё, с меня хватит. Поднимаюсь со скамейки и, виляя бёдрами, подхожу к этой девчушке, которая, кажется, при разговоре будет дышать мне в пупок. Хотя нет, ошибся, сантиметров на двадцать.-Метр с кепкой, ты, что тут забыла?-Охамел совсем? Переспал днём? -С тобой переспишь, я на работе.-Я тоже! - взвизгнула она, приняв позу чайника, вот мои ручки (положив руки на бёдра), а вот мой носик (вытянув шею и наклонившись вперёд), словно стараясь казаться выше или напугать меня. -Послушай, иди сюда, - я взял её за руку и вывел на тротуар, показывая на дорогу. - Видишь территорию вон до того магазина, супермаркет, там вывеска ещё мигает? - она кивнула. - Так вот, надевай свои красивые тапочки, и п*зд... иди в ту сторону, после супермаркета заканчивается моя точка. -Да, пожалуйста, - показывает мне язык и садится обратно на скамейку, положив ручки на свою обувь. Видимо, отдала за них кучу денег, но нога ведь растёт всю жизнь, стали малы. Расставаться жаль, и теперь она вытаптывает их от подошвы до мозолей.>>
<<От мыслей меня отвлёк свет фар приближающейся машины. Я выпрямился по струнке и провёл руками по волосам, беспокоясь о том, что они могут торчать в разные стороны. Девушка тоже подскочила со скамейки. -Эй ты! Скройся с глаз! - прикрикнул я на неё, но она даже не обратила на меня внимание. Чёрт, это моя точка! Щарюсь по карманам и нащупываю пачку сигарет, которую оставил мой прошлый клиент. Сам не знаю, зачем я забрал её из номера, в котором мы тр*хались... Машина уже так близко, что я могу разглядеть её номер. Вытаскиваю пачку из кармана и кидаю её в малолетку. Попадаю в голову, она взвизгивает и оборачивается. - Я сказал вали! - девушка показывает мне фак, берёт обувь в охапку и почти бегом скрывается за углом заправки. Я убью её, если она вернётся, сделав круг. Крутая тачка тормозит рядом со мной, и затемнённое стекло медленно едет вниз. - А ты, я смотрю, горячая штучка, - из окна выглядывает парень лет двадцати пяти. - Подойди ближе, не бойся. Это я должен бояться тебя после того, что я видел, - усмехается, кивая за угол, куда убежала моя конкурентка. Подхожу к машине почти вплотную и нагибаюсь к окну. - Нет, нет, твоё личико мне пока не нужно, сладкий. Подойди ближе, расставь ноги и облокотись руками об машину. -Даже проверка моей половой принадлежности денег стоит. Но если у тебя какие-то сомнения, то я парень. -Ты что, боишься, что я тебе не заплачу? - он приподнялся, залезая рукой в задний карман штанов. Через пару секунд достал оттуда кошелёк и демонстративно открыл его, показывая валюту. Ого, ничего себе. - Ну что, мы договорились? - киваю и выпрямляюсь, облокачиваясь на машину руками. То, как его интересовал мой пах, должно было меня насторожить, но почему-то не насторожило. Мне постоянно попадаются какие-то извращенцы. Одним больше, одним меньше - мне плевать, если у них есть деньги, и они интересуются моим телом. После того, как я увидел все эти бумажки разной стоимости, меня просто вырубило. Парень провёл рукой по внутренней стороне моего бедра и остановился, поглаживая меня между ног. Я бы не сказал, что меня это безумно возбуждало, но в паху стало теплее. На другой стороне дороги я увидел, как притормозила машина, выключая фары. Подумать только, ко мне уже собирается очередь. Сожалею, кажется, я уже занят. Не люблю так жестоко обламывать людей, которые хотят меня, пусть тот, кто в той тачке хотя бы подрочит, пока я ещё здесь. - Слушай, эй, можно теперь поговорить с тобой, а не с твоей дружной компанией? - отстраняюсь и снова нагибаюсь к окошку. - Я готов отсосать тебе, и ещё заплатить за это сотню.-Договорились, - быстро киваю и усмехаюсь. Надо же, кажется ТАКОЕ у меня в первый раз.-Только у меня условие: можно сделать это по-быстрому, где-нибудь здесь? - прежде чем я успел хоть что-то ответить, он вылез из машины. Поправив свой ремень на брюках, он захлопнул дверцу. - Ну что, какие есть предложения? Может, пойдём в тот жилой дом? - Он указал на ту сторону дороги, откуда появилась та малявка. Бл*дь, мне сейчас будут отсасывать, а какая-то пиявка испортила настроение. -Ну, не вопрос, - пожимаю плечами. Парень поставил свою тачку на сигнализацию, и на светофоре как раз загорелся зелёный свет. Быстро переходим дорогу, моё внимание снова привлекла вторая машина, кто-то, сидящий там, быстро наклонился, словно уронив что-то. Когда мы зашли в подъезд, я сразу стал прислушиваться к звукам. Может быть, не только наш выбор сегодня пал на эту дверь. -Сделаешь это тут, внизу? -Нет, поднимемся на третий этаж, - я не понял этого сарказма, но отложил раздумья, увидев, как мой клиент стал подниматься наверх по лестнице. На моё удивление, он и правда остановился на уровне третьего этажа, точнее уже на ступеньках, которые вели на четвёртый. - Снимай штаны и ложись, точнее, садись... ну, ты меня понял! - Он указал на ступеньки. Я лишь удивлённо проследил за его взглядом. – Ну, что ты стоишь? - быстро расстёгиваю джинсы и спускаю их вниз вместе с бельём. Медленно сажусь на лестницу, опускаю штаны до уровня колен и расставляю ноги настолько широко, насколько это было возможно. Парень встаёт на колени в моих ногах, залезая руками под мою футболку и оголяя живот. Его быстрые пальцы блуждали по моему телу, бёдрам, а я расслаблялся от его прикосновений всё сильнее и сильнее. Мне было приятно, и, несмотря на этот грязный промозглый подъезд, тепло и хорошо.Неожиданно он схватил меня под локоть и резким движением перевернул на живот. Я больно ударился рукой и коленкой о край ступеньки. Дыхание спёрло от неожиданного страха, испуга, который я испытал всего за какую-то секунду. -Что случилось? - непонимающим голосом спрашиваю я, пытаясь обернуться. -Не рыпайся с*чка, - этот уб*юдок резким движением спустил мои боксеры ещё ниже, а потом я услышал, как он расстёгивает свои штаны. Резкая боль. Я прикусил губу, чтобы не закричать, но из горла всё равно вырвался протестующий возглас. Он сразу начал двигаться, не дав мне даже малейшей возможности привыкнуть к чувству постороннего в своём теле. Но это меня беспокоило не так сильно, как то, что на парне не было презерватива. Он драл меня в сухую, без смазки и растяжки. Не привыкать. Пох*й. Но без презерватива... Вскрикиваю после очередного толчка и получаю сильный удар по бедру, от которого непроизвольно сжимаюсь. Кожа краснеет и начинает гореть. Слышу хриплый стон над ухом, и парень снова начинает двигать бёдрами. И этот отвратительный звук, когда он входит полностью и его яйца шлёпаются о мою задницу. Кажется, меня сейчас вывернет прямо здесь и сейчас. Он снова бьёт меня по бедру, и я издаю сдавленный стон, снова сжимаюсь. Так продолжалось ещё минут восемь, за это время на моей заднице этот придурок оставил не один синяк. Когда ему надоело меня тр*хать, он просто вложил свой член в мою руку и заставил др*чить. Я, ничего не соображая, двигал рукой, быстро, резко, желая чтобы это закончилось как можно скорее, и чтобы этот придурок наконец от меня отстал. Кончил он в мою руку, схватившись за перила одной рукой и содрогаясь всем телом, получая долгожданную разрядку. Я лежал, боясь пошевелиться или даже натянуть бельё на ноющую попу. - А ты ничего так... - усмехнулся он через минуту, поднимаясь на ноги и застёгивая брюки. -Д..деньги, - прошептал я, испугавшись собственных слов. -Что ты сказал? - он наклонился ко мне, убирая прядь волос с лица.-Деньги, - повторил я, чувствуя, как грубые пальцы сжимают мой подбородок. Подумать только, неужели я всё ещё думал, что мне заплатят?Сильная пощёчина, и я почувствовал, как заныла щека, и во рту появился привкус крови. Я отвернулся, пряча лицо в руках, пусть даже заляпанных спермой. Он засмеялся и стал быстро спускаться вниз, я слышал, как его шаги удалялись. И хорошо. И пусть. Сегодня просто не мой день. Внизу хлопнула дверь. Я попытался натянуть на себя бельё, получилось не сразу, руки почему-то дрожали. Я слышал лишь своё собственное дыхание, пытаясь привстать. Но когда на очередном вдохе я затих, то услышал чьи-то шаги. Кто-то поднимался по лестнице ко мне. О нет, этот ублюдок вернулся... Резко отворачиваюсь, поджав правую запачканную руку под себя, а левой прикрываю лицо. Шаги остановились совсем рядом со мной, я, кажется, даже совсем перестал дышать. Он коснулся моей спины рукой, и я вздрогнул, не поворачиваясь. Только ещё сильнее напрягся. Я слышал лишь как что-то упало на ступеньки рядом со мной и снова удаляющиеся шаги. Что это за цирк? Что это было? Я приподнялся и огляделся вокруг. Рядом со мной лежало чьё-то портмоне. Это, простите, мне? Простым движением открываю заклёпку, и глаза просто лезут на лоб. Этого не может быть, это не кошелёк того парня. Даже там денег было меньше чем тут, и одни большие купюры! Боже, с-cпасибо...>>
Том не хотел идти в клуб. Он всё пытался найти несуществующую причину. Я сказал, что тогда пойду сам, один. Сказал, что ты меня не остановишь... Правда, в этом я соврал, но ты, кажется, поверил. Прости, но я знаю, на что давить. Ты согласился. Это всё мой идиотский дар убеждения.Йост за весь день так и не забрал Франца из нашей квартиры, но твоя мама любезно согласилась посидеть с парнишкой. Ну что ж, мне его даже жаль, сидеть целый день с Симоной в четырёх стенах. Ух, до костей пробирает от этой ядрёной смеси сарказма, иронии и желчи в мыслях. Мне показалось, что твоя мама стала относиться ко мне более снисходительно. Виной этому ты? Ты удивительный человек, как её переубедил? Хочу, чтобы причиной перемен был именно твой кулак по столу и властное слово. Не хочу, чтобы это была жалость. Ко мне.Весь день ты вёл себя странно, словно был где-то не здесь. Было очевидно, что происходящее замечал только я. Мы слишком давно знакомы, и я в состоянии понять, когда тебя что-то беспокоит. В течение дня я старался не ставить тебя в неловкое положение. Не разговаривал с тобой, если ты поворачивался ко мне спиной. Если ты не успевал читать по губам, я отвечал на вопросы парней из белого холста вместо тебя. Видимо ты отвык от этой своей привычки, вслушиваясь в мой голос, а не всматриваясь в мои губы. Почему? В голове пронеслась картина, как я отсасываю Похеру в лимузине. Как он пихает свой член в мой рот... Неудивительно. Тебе всё же стало противно, да? Я не хочу, чтобы мои губы ассоциировались у тебя только с моей "работой". Йохан полдня бегал за мной, спрашивая, что мы оденем в клуб. Хотя "бегал", это громко сказано, он немного прихрамывал и был не так улыбчив, как всегда. Я же сегодня подрабатывал матерью милосердия и был уступчив, как никогда. Йохан снова захотел побыть моим стилистом, консультантом. Хах, да кого я обманываю? Он просто подошёл ко мне с вещами, косметикой и бижутерией. Скинул всё это на столик со светильником в виде банана и сказал "поехали". Первым делом мы избавились от синяка на моей голове, замаскировав его тональником и пудрой. Затем в ход пошла остальная косметика. Дальше на очереди была одежда. Узкие джинсовые брюки с рисунком, напоминающим помехи телевизора бирюзовых, серых и синих оттенков. Белая майка, размера на два больше моего тела, и поэтому так безвольно болтающаяся на моих худых плечах. Пояс, под который Йохан поспешил заправить край майки. Но мне показалось, что это был всего лишь повод, чтобы дотронуться до меня. Странное ощущение... У меня паранойя?Массивная цепь на запястье и причудливый кулон в виде нескольких звёзд на шею. Я выглядел, наверное, излишне вызывающе, поэтому, когда Йохан потянулся за расчёской и лаком для волос, я остановил его, не позволив сделать себе стояк на голове, заметив стояк в его спортивных штанах. Интересно, что происходит? Неужели Йохан догадался, что я из его прошлого, я его первая любовь из нашего детского садика? Но это ведь бред. Кажется, я не давал повода, чтобы он вспомнил всё. Вёл себя так же, как обычно, после того, как он напомнил мне о нашем детстве. Я всегда думал, что первая любовь должна вызывать умиление, а не перевозбуждение. Меня напрягала мысль, что после того, как мы с Анди и Томом уйдём, Йохан побежит в ванну. Я стоял, нагнувшись к зеркалу, пытаясь ровно накрасить губы блеском. При этом постоянно ловил доверчивый взгляд в отражении и у меня предательски тряслись руки. Я боялся, да. Это страх. Я хотел побыстрее уйти в клуб. Меня всё не покидало ощущение, что он хочет...-Билл, почему у меня такое чувство, что мы уже давно знакомы? - вздрагиваю и максимально приближаюсь к зеркалу, делая вид, что безумно заинтересован своей внешностью. - Просто, ведь не бывает так. Мы с тобой, когда познакомились, я сразу к тебе так проникся. Может, это потому что мы в одной лодке. Может... -Да мы в одной лодке. Я тоже чувствую нечто подобное, - он что-то сразу захотел сказать, но я посмотрел на него через зеркало. - Нечто подобное, но не то же самое, - глубоко выдыхаю и снова принимаюсь водить по губам кисточкой с прозрачным блеском.-Помнишь, я тебе рассказывал про мальчика из своего детского садика?-Нет.
-Как же нет? Просто ты мне его напоминаешь. У него тоже были карамельные глаза, и... - я вздрогнул и чиркнул блеском по зеркалу, оставляя прозрачную дорожку. - И вот такая родинка под губой, как у тебя, - Йохан показал местоположение моей родинки и улыбнулся, подходя ближе. - Правда этого не может быть. Я слышал, что сейчас этот паренёк богат. У него отец разбогател. Кажется, он как-то связан с политикой сейчас... Наверное, на данный момент моя первая любовь сидит в шикарном ресторане с папочкой, ест тигровые креветки, макая их в соус с причудливым названием, которое почти нереально выговорить. Пьёт шампанское, выкуривая очередную толстую сигару, глубоко втягивая дым. Вдыхает его, до головокружения, - поэтому я и сбежал.-Когда курят сигары, не затягиваются. У тебя странное представление о "шикарной" жизни. А что если она не такая? -Откуда же мне знать, какая она на самом деле? - остановившись совсем близко, он посмотрел на моё отражение и, усмехнувшись, убрал прядь моих чёрных волос за ухо. - И уши у него были похожи на твои. Я так любил их целовать. Но помню, как именно из-за ушей его дразнили несколько мальчишек из другой группы. Как же это... - Билли, Билли - торчащие уши. Маму с папой ты с детства не слушал. <<Эй, Каулитц, скажи своим родителям, чтобы они тебя больше за уши не таскали, а то ты совсем лопоухий!>>Я откинул блеск в сторону и закрыл уши руками, мотая головой. Йохан испуганно уставился на меня, а потом положил свои руки на мои плечи, пытаясь успокоить. -Мне надо идти, - я резко оттолкнул от себя друга и подбежал к двери. -Стой, - как просьба, не как приказ, и я остановился. - Билли, Билли...-Замолчи. -Он был со мной, когда я был с ним, и мы были вместе. А ты был им. Когда был там и был со мной. Ты тот самый!-Йохан, не надо. -Ты Вильгельм Каулитц, а твой отец... Господи, твой отец видел тебя на сайте. К-какого чёрта ты всё ещё делаешь здесь?! -Здесь я могу жить. -Билл, в нашей квартире ты, конечно, можешь жить сколько угодно. Но там, то, что за дверью - это не жизнь! -Ты сейчас рассказываешь светлячку про свет! -Нет, я рассказываю бабочке про огонь, - я повернулся, облокотившись спиной о дверь. -Не рассказывай никому.-Что? Том тоже не знает, что ты богат?-Ты слышишь меня, Йохан? Если ты проболтаешься, я с тобой больше никогда не заговорю. <<Ты думаешь, всё так просто? Думаешь, я давился деньгами? Ты хоть представляешь, каково это? Шаг туда, шаг сюда - компромат на моего отца. А потом долгие разбирательства и крики в гостиной, по поводу того, что я не нормальный, и что меня надо лечить в психушке. Нормальные мальчики не должны писать в дневнике, как они мечтают отсосать у самого крутого парня в школе. А потом долгий список предположений, каково это на вкус и ощущения. Но и нормальные родители не должны читать личные записи своих детей. А потом осуждать, осуждать и ещё раз осуждать. Каждую строчку, каждую букву. Шаг в сторону, шаг обратно - с тобой общаются только из-за денег твоего отца. А самый крутой парень в школе знакомится с тобой, как только узнаёт что твой папик - мешок денег. Ты радуешься, приводишь его к себе домой. Он тр*хает тебя в разных позах весь вечер и всю ночь. И ты понимаешь, что это на самом деле не так приятно, особенно в первый раз. На следующий день, на доске школьных объявлений появляется твоя фотография, как ты голый, свернувшись калачиком, спишь, утомлённый после трёх долбёжек в задницу и одну в рот. Потом узнаёшь, что на тебя поспорили. Затем обнаруживаешь, что у тебя пропали карманные деньги за три месяца, и гордость увела под ручку девственность. А самый крутой парень в школе ведёт своих друзей в местный крутой клуб, за "свой" счёт. Пощёчина от отца. Безразличный взгляд матери. Больница. Проверки на венерические заболевания. Психолог. Унизительные расспросы за три сотни евро в час про то, как меня тр*хали и сколько раз. Ещё пощёчина. Моё обещание, что больше это не повторится. Месяц дома. Новые знакомые.-Эй, Билл, одолжи денег, всего пару сотен евро! - слишком быстрые заявления от человека, с которым я знаком всего второй день. -Прости, Люц, я не могу, - скромно улыбаюсь, втягивая через трубочку свой оплаченный коктейль. Парня сидящего напротив не смутило даже то, что я расплатился за наши заказы. -Почему, твой папочка ведь богат? У тебя есть деньги, а мы сидим тут, в этой жалкой забегаловке, - бармен недовольно покосился в нашу сторону, звонко поставив бутылку с мартини на зеркальную поверхность полки.-Вот именно, мой папочка, но не я, - встаю из-за барной стойки, собираясь уйти от очередного знакомого. Которого, как оказалось, волновали только деньги моего отца. -Стоять крошка, ты обиделся? Я ведь тоже умею обижаться, - парень схватил меня за руку и притянул к себе, крепко обняв. Мы стали покачиваться в такт медленной музыки, которая играла в баре. - Ты ведь гей. Пид*р. Драная с*чка, - я резко дёрнулся, но безрезультатно. Теперь я был прижат ещё сильнее, и моё лицо неприятно соприкасалось с тканью его куртки. Только сейчас я почувствовал запах его дешёвого парфюма и пота. - У меня есть друзья, которые заплатят мне эти жалкие две сотни, если я расскажу им, что у меня есть знакомый пид*р. Расскажу им, во сколько ты возвращаешься с учёбы и как ты выглядишь. А потом уже выбирать тебе. Быть покалеченным инвалидом, или быть покалеченным инвалидом которого изнасиловали.-Отпусти, - шепчу спустя пару секунд. Он ослабил хватку, и я потянулся в задний карман. - У меня только восемьдесят семь осталось...-Вот и отлично, значит, у тебя осталось сто двенадцать минут, чтобы заработать оставшиеся сто двенадцать хрустящих купюр.-Как?-Не знаю. Может, на панель пойдёшь?>>
Отворачиваюсь от окна. Даже в такси все молчали. Анди перечитывал бумаги, которые находились в большой синей папке. Том смотрел в окно, я смотрел на него. Легонько прикасаюсь пальцами к его руке. Она оказалась очень холодной. От моего тёплого прикосновения ты вздрогнул и обернулся, удивлённо посмотрев на меня, словно спрашивая "ты что-то говорил"? Да, я говорил это уже сотню раз. Знаешь, этот шёпот, внутри где-то. Наклоняюсь к твоему уху, прикрытому повязкой. Замечаю, что у тебя нет слухового аппарата. Он сломался? Или ты специально его не надеваешь в последнее время? Придвигаюсь ближе к тебе, словно собираясь что-то сказать. Что-то, что тебе всё равно не суждено услышать. Ты можешь лишь чувствовать моё дыхание на своей коже и догадываться о моих мыслях. Я так и застыл, облокотившись на твоё плечо. Расстояние до клуба стремительно сокращалось, а моё сердцебиение ускорялось, словно скорость машины. Никогда, никогда ещё я не был так расслаблен. Ты тоже. Расслабиться сильнее, означало бы потерять сознание или жизнь. Ну почему ты не слышишь? Что случилось, пока я был в отключке? Почему ты не рассказываешь мне? Не хочешь, чтобы я волновался? Но разве при любом раскладе волнения можно избежать? От мыслей тело словно налилось свинцом и в груди что-то неприятно заныло. Я как представлю, каково тебе, сразу становится страшно. Прости, это бы я не смог разделить с тобой, трус.Сейчас ты сидишь с закрытыми глазами. И я бы подумал, что ты задремал, если бы не видел, как ты моргаешь, минуту назад. Так быстро ведь нельзя уснуть. Человеку требуется 420 секунд в среднем, чтобы погрузиться в состояние сна. Это семь минут. То немногое, что я знаю.-Очень люблю тебя. Не спи, - шепчу тебе на ушко и медленно выдыхаю воздух, освобождая лёгкие от кислорода. Ты вздрагиваешь под моими руками, я пугаюсь, словно, и правда, разбудил тебя. -<<Странно, я, наверное, задремал>> - говоришь одними губами, без голоса, но чётко. Перевожу взгляд на Андреаса, который увлечённо сверлил взглядом бумаги. Чувствую, как ты слегка сжимаешь мою руку, привлекая внимание. -<<Мне сейчас показалось, что я слышал твой голос>>-Странный сон, - так же, почти беззвучно отвечаю и улыбаюсь. Я тебе снюсь, а ты снишься мне. Это всё сон. -<<Нет, нет, он не странный. Ты сказал, что любишь меня, очень любишь. И попросил не спать>> - отворачиваешься от меня и поправляешь повязку на лбу. От шока у меня открылся рот, и я не мог сформулировать даже одной мысли. Так ты слышал? -А сейчас? - говорю уже вслух. Анди удивлённо смотрит на меня, оторвавшись от бумаг. Но ты так и не повернулся в мою сторону. - Том! А сейчас?! Том! Слышишь меня! - уже почти кричу на весь салон. -Билл, ты чего? - Андреас отложил свои бумаги в сторону, даже водитель посмотрел в зеркало заднего вида. -Том! Том, чёрт возьми, ты меня слышишь?! ЭЙ! - сжимаю сидение пальцами и впиваюсь в него ногтями. Как ты услышал и почему не слышишь сейчас? Резко отворачиваюсь, сложив руки на груди. Анди наклоняется ко мне с сидения напротив и тихо шепчет:-Вы что, поссорились? -Нет. Всё нормально, - Андреас тяжело вздохнул и повернулся к Тому, потрепав его за колено. Ты обернулся к нам, непонимающе посмотрев в мою сторону. -Том, ну зачем ты обижаешь Билла? - о Боже, Анди!-Я? Когда!? Билл, ты что-то говорил?-Да, Том, он сейчас на всю машину кричал! -Это верно, - послышался с переднего сидения голос водителя. Я раздражённо хмыкнул, а потом посмотрел на тебя. -Вот. Есть контакт, - улыбнулся Андреас, снова взяв в руки папку. Ты резко прижал меня к себе, касаясь губами уха и крепко обнимая. Сначала я несказанно обрадовался такому твоему проявлению чувств. Но от твоих слов улыбка сошла с моего лица. -<<Пожалуйста, пообещай мне, что будешь осторожен. Всегда.>> И откуда у меня появилось странное предчувствие что... Что-то должно случиться.
Стоило Андреасу махнуть папкой перед лицом охранника-вышибалы, как он сразу же любезно открыл нам дверь со стороны запасного выхода. Первое, на чём я заострил своё внимание, была как раз эта дверь, толщиной в сантиметров тридцать. Даже этот амбал с трудом открыл её. Оказалось, что это была пробка в бутылке. На улице стали сразу же раздаваться звуки музыки из клуба. Я достал из кармана кожаной куртки кусок ваты, который оторвал из мотка ещё в квартире белого холста. Правда Йохан был против того, чтобы в его куртке была хоть одна вещь из аптечки. Заткнув уши, я передал вату Андреасу. В кармане кроме ваты лежало ещё что-то, снова засовываю туда руку, пытаясь понять на ощупь что это. Вот чёрт! Презервативы?-Девушка может снять куртку в гардеробе. - Произносит охранник, указывая на меня. Удивлённо смотрю на вышибалу. Я что, на девушку похож? Хотя, это же вещи Йохана, а он к этому и стремится. Охранник смотрит на меня ещё несколько секунд, а потом делает жест руками, согнув их в локтях, и показывает на свои плечи.-Нет, нет, он слышит. - Поспешил поправить его Анди. Класс, я "глухая девушка". -Проходите быстрее. По инструкции не положено, чтобы дверь была открыта более трёх минут за один раз. Так же, инструкция гласит, если в клуб заходят те, кто слышат, я вынужден сделать это. - Мужчина достаёт из внутреннего кармана пиджака чёрный маркер, откручивает колпачок, смотрит на часы. Непонимающе сверлю его взглядом, а он берёт мою руку и на запястье записывает дату, час, минуту. - Всё, ты можешь проходить. Следующий. - К охраннику подошёл Анди, протягивая ему руку, задирая рукав. Проследив за действиями друга, прохожу внутрь клуба, на ходу расстёгивая куртку. Под ногами засверкал пол и от моих ног в разные стороны побежали огоньки до двери и обратно. Я испуганно сделал шаг назад и обернулся. Анди уже, так же как и я пытался снять куртку и одновременно не уронить папку. -В чём дело, Билл? -Да пол... он... -Не обращай внимания, тут если даже до стены дотронуться подобное будет. Ты ещё парадный вход не видел. Тут самое невероятное лазерное шоу. - Я улыбнулся, снимая куртку с плеч. -Том, ты идёшь? - Оборачиваюсь к двери и вижу, как вышибала смотрит на тебя сверху вниз, закручивая колпачок на маркере. Мне одному его жест показался пошлым? Мужчина несколько раз засадил маркер в колпачок, прежде чем нормально его закрыть. На его лице играет довольная улыбка. Он сжал пальцы в кулаки и прижал их к груди, затем отстранил руки от себя и снова усмехнулся. В ответ ты сомкнул указательные и большие пальцы, сделав несколько плавных движений, словно имитируя волны. А затем прижимаешь руку ребром ладони к лицу, дотрагиваясь большим пальцем переносицы. -Том знает этого охранника? - Анди подошёл ко мне, перекинув куртку через руку и прижимая синюю папку к телу. -И видимо отношения у них не дружеские. -Почему? -Да хотя бы потому, что Том сказал ему, что они не друзья, а... Ну как бы тебе сказать. Враги. - Анди прошептал мне это на ухо и отстранился, снова посмотрев в сторону двери. -Том! Том ты идёшь? - Выкрикнул Андреас и стукнул рукой по стене. Огоньки добежали до двери, мигая красным и жёлтым. Том проследил за горящей полоской и обернулся. Господи, да что такое происходит с тобой? Ты ведь услышал. Ты ведь услышал меня в машине! Перешагиваешь через порог и подходишь к нам, от твоих шагов по полу побежали новые огни, расходясь в стороны. От меня пол искрился бирюзовым, от Андреаса желтым, а от тебя бордовым. Ты с интересом посмотрел вниз, разглядывая светящиеся точки. Вышибала закрыл дверь, и теперь коридор освещался лишь этими огоньками. Анди пошёл вперёд, свет побежал от пола к потолку, образовывая дрожащий огонь. Чем дальше мы уходили от двери, тем сильнее я чувствовал вибрацию от стен и от пола. Уши воспринимали лишь один звук "бум, бум, бум" с интервалом в пару секунд. Впереди я увидел переливающуюся занавеску, по которой то и дело пробегали яркие лучи из зала.
-Вау... - Прошептал я, но в таком шуме невозможно было услышать даже своих мыслей.-Добро пожаловать на Ибицу. - Андреас отодвинул занавеску и у меня ноги подкосились. Лучи из зала побежали в коридор, затмевая огоньки на полу. Перед нами стояла большая чёрная стена с проводами, и только потом я понял, что это колонки, которые стоят друг на друге. На полу лежали большие мотки проводов. -Как зайдём, поднимайтесь по лестнице, это первый ярус, там будет вторая вертушка. На полу номер 2 увидите, он светится. Смотрите не потеряйтесь. - Всё что говорил Анди, я читал по губам, его голоса было почти не слышно. -Том, ты что, спятил, отойди от стены! Я повернулся назад. Ты стоял, прижавшись руками и лбом к стенке. От тебя по стене бежали красные огни в виде лучей, словно от горящего солнца. Из-за музыки, не смотря на вату, у меня ещё сильнее закладывало уши. Но я замер не от грохота, а от того что я увидел. Ты двигался в такт звука, ощущая ритм в этом шуме. -Чёрт возьми, это потрясно! - Резко оборачиваешься, на твоём лице улыбка. -Пошли в зал?! Пойдёмте! - Анди ударил себя рукой по лбу и кивнул, чтобы мы выходили, сам же вышел первым. Я выглянул за занавеску, справа была лестница к подиуму, который возвышался на три метра от того места, где стоял сейчас я. Выше были ещё два яруса, словно балконы во весь этаж на которых танцевали люди. Я хотел подняться выше, чтобы рассмотреть всё, но Том притянул меня к себе, обняв сзади, резким движением возвращая в мигающий коридор. -Билл, ты слышишь это!? - В его голосе было столько восхищения, что он даже перекрикивал музыку.-Слышу, даже сильнее чем хотелось бы. - Разворачиваюсь к тебе лицом. Ты не говоря ни слова целуешь меня, обхватив моё лицо руками. -Что ты делаешь? – Шепчу, когда ты отстраняешься. -Я... мне стыдно признаться. Я уже был тут. Давно. Но даже забыл, как это, чувствовать звук. -Знаешь, я почему-то догадывался. -Как? -Ты знаком с охранником. -Нет, Билл, это не тот случай. - Отрицательно качаешь головой и морщишься, словно тебе противна сама мысль о человеке, который стоял у входа. -А какой это случай? И вообще, как ты меня услышал в машине, Том, и чёрт возьми, где твой слуховой аппарат!? -Я его больше не надену, Билл. Я вчера из-за тебя переволновался и... в общем, что-то случилось со слухом. Разговаривая с Йостом по телефону, у меня забарахлил аппарат и через секунду я всё так громко услышал, что даже в голове зазвенело. Я не знаю этому объяснения. Я минуту слышал и левым и правым ухом. Представляешь? А в машине это повторилось, правда, лишь на пару секунд, я даже не поверил. - Обнимаешь меня, кладу свою голову на твоё плечо. Давно я не видел тебя таким счастливым. Жаль, что вчера я это пропустил. - Правда, это быстро закончилось. Но я решил ходить пока без аппарата. Потому что... было действительно слишком громко. - Я огляделся, указав на занавеску.-Я могу себе это представить. Но может, ты отвлечёшь меня от этого шума? - Спускаешься прикосновениями по моей спине, пояснице и сжимаешь мою попу руками. Удивлённо охаю, чувствую твои губы на своей шее и, наклонив голову в бок, отдаюсь тебе. Резким движением приподнимаешь меня так, что я вынужден обхватить тебя ногами, и прислоняешь меня спиной к стенке, от которой сразу же побежали огонёчки. Моя куртка упала на пол. Придерживаешь моё тело, хотя я в этом не нуждаюсь. Крепко обхватив тебя ногами, я обвиваю твою шею руками. Наклоняешься ко мне за поцелуем. Спиной чувствую вибрацию и грохот, который исходит от стен, раскатываясь волнами. В голове зашумело, пытаюсь ближе прислониться к тебе. Вдруг я всё яснее начал понимать, что возбуждаюсь от такой позы и, что я, фактически зажат тобой, твоим телом. -Ну, Билл. Что ты на это скажешь?-Я никогда не тра*ался в такой позе! - Разорвав поцелуй, выкрикнул я. Ты удивлённо смотришь на моё лицо, и меня вдруг пробирает на смех. Запрокинув голову, я упёрся затылком в стену, чувствуя ритм музыки. –Тра*ни меня! -Что?! Сейчас? Здесь!?? Как?! - Удивлённо смотришь на меня, задаёшь слишком много вопросов. В твоих глазах горят огоньки, которые разбегаются от соприкосновения моей спины и стенки.-Нет, не по-настоящему. Подвигай бёдрами в такт. – По-другому скрещиваю ноги за твоей спиной и трусь своим пахом о твоё достоинство. Чёрт я уже жалею, что одел эти штаны. -Ты чувствуешь музыку? Я хотел почувствовать это... ну знаешь, когда ритм сердца и движений подстраивается под определённый темп. -Ты хотел тра*нуться с кем-то под клубную музыку? -Нет, Том! Я хотел заняться любовью с тобой, под клубную музыку! -И давно ты этого хочешь? - Том удивлённо выгибает бровь и улыбается. -Ты не поверишь! Уже около минуты! - Не отвечаешь, и сильнее обхватив меня руками, начинаешь совершать быстрые движения бёдрами, имитируя секс. Издаю радостный вскрик, теперь моя задница после каждого твоего движения бьётся о стенку, и красные огоньки волнами расходятся по коридору, постепенно пропадая, и появляясь снова. Прислоняюсь к твоим губам своими, ты приоткрываешь рот, часто дышишь, вылизываю твои губы и постанываю от возбуждения, которое разливалось по телу подобно сверкающим огонькам. -Б*ядь, что вы тут делаете? Я вас ищу, а вы всё ещё тут, да и к тому же... Это приличное заведение до полуночи тут запрещено тр*хаться по углам! - Поворачиваюсь на еле слышный голос Анди, и расцепляю ноги, которые скрещивал за твоей спиной. Ты тоже отпускаешь меня, и я касаюсь обувью пола. -Мы не тр*хались. Мы танцевали. - Оправдываюсь, убирая волосы от лица и облизывая губы, которые ещё помнили твой вкус, словно собственный. -Нет друг, это называется бесконтактное тр*ханье! Том, я понимаю Билла, потому что они с Йоханом похожи, а со вторым я живу в одной квартире уже большое количество времени. Но я думал, что ты себя держишь в руках. - Том посмотрел на меня и усмехнулся. Что? В чём дело? Тебе что, понравилось определение моей нимфомании из уст Андреаса? -Анди, ты не прав. Это я постоянно хочу секса, а Билл меня сдерживает. Ты только посмотри на него, как такого можно не хотеть 24 часа в сутки? - То ли я что-то не так понял, то ли я что-то не так расслышал, но итог был один. От удивления у меня открылся рот. Это я сдерживаю? Чем?! Как?! Когда я успел дать повод?! Андреас видимо тоже ничего не понимал. Резкий звук похожий на помеху заставил меня схватиться за уши и зажмуриться. -Какого чёрта? - Из-за шума я снова не слышал себя, только чувствовал, что мои губы двигаются. -Микрофон подключают! - Анди тоже заткнул уши и направился в зал. Поднимаю свою куртку с пола и заслоняю ею уши. -Ты что спятил? Вернись! - Резко замолкаю, услышав себя. Звук прекратился, и я услышал гул голосов и новый ритм, который отбивали колонки, но уже не так громко как это было на прошлой мелодии. -Да, Билл, мы с тобой спятили, потому что можем оглохнуть сами, а вот Тому, похоже, всё равно. - Я повернулся к тебе, ты двигался в такт, запрокинув голову и прислонив руки к ушам. Иногда ты терял ритм, не чувствовал, но танцевал и по полу бегали сверкающие огоньки создавая свою собственную мелодию. - Пойдёмте, скоро будет выступление Моисея. Мы вышли из коридора и поднялись за Андреасом по лестнице на подиум, который сначала показался мне шуткой создателя и весьма не прочным. Пол дрожал под ногами и чем выше мы поднимались к вертушкам и главным колонкам, тем я всё яснее понимал, сколько в клубе народу. Напротив подиума, внизу, толпились люди, многие просто стояли, многие двигались, пританцовывая. Там, внизу было ещё больше колонок, чем я думал. И я видел, как дрожали динамики во время каждого ударного толчка ритма. Витая лестница вела на второй ярус, который был расположен чуть выше подиума с вертушками, а оттуда была лестница на третий ярус. И все эти балконы располагались полукругом, и словно подиум был сценой.

Под моими ногами горела цифра "1", я заворожено смотрел вниз, повернувшись к залу спиной. Это была первая вертушка, за которой располагалась одна из главных колонок под тем же номером. Дальше была вторая и третья. Из-за этих динамиков и дрожал подиум, а выше был экран, на котором с потолка проектировалась трёхмерная картинка пульсирующего сердца. Но проектор я так и не увидел. Наверное, он был спрятан за телевизионными экранами под самым потолком. Представляю, как я сейчас глупо выгляжу с открытым ртом, чувствуя как пирсинг подрагивает в языке от волн звука. Анди подошёл к парню, под ногами которого горела цифра "2", он был босой. Обувь стояла рядом на полу, из лаковых ботинок торчали белые носки. Я поднял глаза и увидел светловолосого парня в белой футболке. Он махал рукой и двигал бёдрами в такт, словно тр*хал вертушку, периодически показывал на кого-то внизу и нажимая на какие-то кнопки. На его шее я заметил бейджик и фонарик на брелке. Андреас похлопал его по плечу, и тот обернулся, посмотрев на меня. Я готов поклясться, что этот парень выкрикнул "что б я был проклят", прежде чем снова уставился в сторону Анди. Через минуту их своевременной жестикуляции, друг показал в мою сторону, и босой парень подошёл ко мне почти вплотную. -<<Куртку можешь оставить тут, кидай прямо на пол! И другу своему скажи, что тоже может свою одежду тут оставить!>> - Прочитал я по губам. До меня даже не сразу в таком шуме дошёл смысл сказанного, но когда рефлексы догнали сознание, я обернулся. Том стоял спиной к колонке голый по пояс и сжимая в руках свои вещи. У меня просто сорвало крышу, и я стал ещё хуже соображать. -<<Эй! Твой друг умеет стоять за вертушкой?>> - Парень резким движением развернул меня к себе лицом. Не буду скрывать, я не понял смысл сказанного, не мог нормально сконцентрироваться, чтобы читать по губам. Перед глазами стоял Том, с голым торсом, облокотившийся на колонку. -<<Ну он умеет стоять...>> -<<Отлично, значит, он поможет мне в конкурсе.>> - Босой парень потёр ладони, и хотел было уже подойти к вертушке, но я почти повис на нём, пытаясь вернуть его на место. Чёртова куртка всё время мешалась в руках, и я всё же скинул её на пол. Б*я. Том же не умеет управлять всем этим! Я посмотрел на вертушку. Повсюду лежали диски, на трёх ноутбуках отображались звуковые дорожки, сливаясь в одну цепочку. Большая панель с кнопками, какая-то шкала, за ней ещё одна и ещё, я мог лишь догадываться, что это звук, скорость, чистота... у меня округлились глаза. -<<Нет, я не это...Слышите меня?>> -<<Я не слышу, но я умею читать по губам. А ты ведь не глухой, да?>>-<<Нет, я слышу, но, кажется, чем дольше я тут стою, тем этот факт становится менее важен.>> - Парень отстегнул фонарик от бейджика и направил его на Анди. Друг обернулся, прервав свой зрительный контакт с толпой. Босой парень махнул рукой в сторону вертушки, и Андреас расстался с папкой, положив её под панель и загородив тайник бутылкой с колой. Какая оригинальная конспирация. -<<Если вам тут неуютно стоять, я могу провести вас наверх. Ждите тут, сейчас вернусь!>> - Я пытался следить за движением губ, но тут понял, что меня отвлекает. Настойчивая рука босого Ди-Джея пробиралась мне под майку, от плеча к спине. Мои глаза округлились. Хорошо, что этот парень понимает намёки быстро. Убрав свои пальцы от моего позвоночника, он похлопал Анди по плечу и побежал к лестнице. -<<Ну как тебе Моисей?>>-<<Он гей?>> - Выкрикиваю я, когда белая футболка скрывается из виду. -<<Нет, ты что! Правда, с Йоханом он спал. Но тогда они оба были пьяные. Моисей вообще не знал, что он тр*хается с Йоханом на тот момент.>>-<<Просто замечательно, и кто же это был по его представлению?>>-<<Он его называет кокаиновый кролик, но на самом деле это галлюцинация после ЛСД.>> - Кажется, мне надо выпить. Или покурить. А лучше и то и то. В голове автоматически возникла картинка, как Моисей имеет гигантского кролика с торчащими зубами и красными глазами. И я убью всех к чёртовой матери, если мне сегодня это приснится. Анди поправил вату в ушах и поморщился. -<<У меня безумно в голове звенит, как Том может стоять рядом с колонкой?>> - Я повернулся назад, ты всё так же стоял рядом с источником звука, только теперь лицом к ней, согнув руки в локтях и скрепив пальцы в замок, уткнувшись в ладони лбом. -<<А тут все кроме нас глухие?>> -<<Что? Билл я не понял.>> - Андреас наклонился ближе ко мне. Показав на губы, он попросил, чтобы я повторил. -<<Нет, ты что, тут и слышашие есть. Найти в толпе их можно, наверное, по более чётким движениям в такт и по затычкам в ушах. К тому же тут персонал владеет языком жестов, они умеют читать по губам. Большинство имеют 100% слух. Пока что.>> - Я кивнул и посмотрел на толпу, внизу. Какая-то девушка стояла примерно также, как и Том, прислонившись руками к колонке и двигалась невпопад шуму. Худенькая блондинка, которую постоянно толкали, не давая поймать ритм вибраций исходящих от колонок. Я чисто автоматически повернулся к Тому и даже в темноте увидел, что его губы двигаются в такт звукового фона, голоса какого-то мужчины который повторял какие-то фразы. Но их я почти не мог разобрать из-за основного ритма. Ты слышишь это, или ты по волнам звука узнал этот микс? От того что произошло в следующую секунду у меня сердце остановилось. Ты закричал, зажимая уши руками, а потом резко ударил рукой по колонке.
Я хотел подбежать, но Анди придержал меня за руку. -<<Пусти! Он же сейчас оглохнет!>> - Дёргаюсь, пытаясь освободиться. Но Андреас только ещё крепче ухватился за мою руку. Прожигаю его удивлённым взглядом.-<<Билл, ты что, спятил?! Ты куда!?>> -<<А ты ослеп!? Ему плохо!>> - Злобно выкрикиваю, пытаясь расцепить пальцы Анди на своём запястье. Он смотрит куда-то через моё плечо и отпускает руку. Отталкиваю его от себя и подбегаю к тебе. Верхняя одежда валялась на полу рядом с колонкой, ты стоял, прислонив ладонь ко рту. Я так испугался за тебя. Я никогда в жизни так не беспокоился за кого-то. У тебя был совершенно отстранённый вид, ты часто моргал, а потом поднял голову вверх, убирая руку от лица. -<<Том! Том, ответь!? Что с тобой?>> - Я увидел, как у тебя кровь капает из носа на руку, пачкая пальцы и ладонь. Оттаскиваю тебя от колонки. -<<Не смей! Не смей даже стоять рядом с этими штуками!>> - Андреас подошёл к нам, протягивая кусок той самой ваты, которую мы использовали, чтобы не оглохнуть самим. Я просто оцепенел. Сердце стучало где-то в горле. -<<Что-то я переусердствовал.>> - Усмехаешься, приложив кусок ваты к носу и запрокинув голову. Тебе смешно? Смешно? Ты издеваешься?! Это, чёрт возьми, не шутки! Хватит делать вид, прекрати считать, что твои проблемы меня не касаются. Вытаскиваю из своих ушей вату и тянусь к тебе, намереваясь обезопасить твой слух. Я беспокоюсь за тебя, твоё поведение меня пугает. Особенно если учесть, к чему оно приводит. Накрываю твои уши руками, протолкнув в них пальчиками кусочки ваты. Зря я считал, что нет разницы. Открыты уши, закрыты. Оказывается, разница была. Теперь звук терзал мои барабанные перепонки без всякой преграды. Знаю, что скоро у меня снова заболит голова. Знаю, что уши начнёт закладывать, но сейчас мне всё равно. Убираешь кусок ваты от лица и смотришь на меня. Стираю из под твоего носа кровавый подтёк и тянусь к твоей щеке, ласково целую вопреки музыке, которая диктует свой грубым ритм. -<<Том, как ты, у тебя ничего не болит?>> -<<Всё нормально, малыш.>> - Прижимаешь меня к себе и легонько поглаживаешь по спине. Малыш? Я ослышался? Я не малыш!В зале погас свет, и отовсюду послышались возмущённые возгласы, но через пару секунд включился новый ритм и на экранах над нами и под потолком начался отсчёт времени. Три, два, один... "Здесь""Сейчас""Он"
Под потолком включились прожекторы, которые стали беспорядочно блуждать по залу, их внимание остановилось на втором ярусе посередине балкона, недалеко от нас. Когда свет стал не таким сильным и ослепляющим, я разглядел Моисея: он был одет во всё белое, и на голове у него был нимб, который переливался по кругу. К замысловатому головному убору был приделан микрофон. Рядом с парнем стояла девушка в красном обтягивающем костюме с хвостиком и рожками. Босой ди-джей показал в нашу сторону три пальца. Рядом со мной пробежал парень во всём чёрном и нажал на какую-то кнопку на вертушке. Из колонок послышался уже более чёткий ритм и наложенная музыка. В голове мелькнул тот текст, про который я сегодня услышал в квартире белого холста. Сразу же представились слова на фоне этого микса... Моисей показал два пальца. Не знаю, зависело ли это от того парня в чёрном, поскольку он не двигался больше с места, но со стороны балкона пошёл красный дым, и девушка начала танцевать странный танец. -<<Интересно танцует.>> - Сказал я, чувствуя, как Том поглаживает меня по бедру. Анди усмехнулся, видимо успел прочитать по губам то, что я сказал, в отличие от тебя...-<<Билл, она поёт.>> - Я снова посмотрел на девушку, которая повторяла один ряд движений и при этом улыбалась. -<<Вам нравится тут?>> - Выкрикнул Моисей, всё ещё продолжая держать руку в воздухе, показывая два пальца в сторону подиума с вертушками. В нашу сторону. По залу прокатилась волна радостных возгласов. Парень в чёрной одежде подбежал к устройству, которое было похоже на барабан, и пододвинул стойку с микрофоном, на которой загорелась кнопочка. Затем он провёл рукой по панели, поднимая вверх сразу три дорожки, и ударил по "барабану", начиная ритмично отбивать темп музыки. Моисей показал один палец в нашу сторону и поднял руки в воздух, совершая созывающие движения, словно он хотел, чтобы вся толпа подошла ближе. Я почувствовал, что у меня заложило уши, и попытался зевнуть. Похоже, помогло. Но вместе с нормальным уровнем слуха пришло понимание того, что я наплевал на все правила этикета, не прикрыв рот рукой. Но эта мысль тут же улетучилась, так и не загостившись в моей голове.-<<Всё нормально?>> - Поинтересовался Анди, а я лишь положил голову Тому на плечо, к тому же, так хотя бы одной стороной шум слышно было хуже. Всё же это слишком громко. Моисей разжигал толпу, он начал делать шутливые движения рукой, словно хотел шлёпнуть по заднице девушку-чёрта. Неожиданно из колонок стал раздаваться его голос. -Хочу я пить, хочу курить и танцевать. - Ди-джей провёл рукой по шее, затем сложил два пальцы, прислонил их к губам и медленно отвёл в сторону, при этом пританцовывая. Я удивился.-<<Анди, как он может петь?!>>-<<Что?! Это фонограмма, но это его любимая часть шоу. Если его посреди ночи разбудить и попросить исполнить это, он без запинки отчеканит всё. Только петь он нормально бы не смог. Не слыша собственного голоса, это трудно, поверь.>> -Хочу я пить, хочу курить, ну вот опять. И вот я пью, потом курю, затем иду на танц-пол. И я кручусь, словно юла, терзая этот чёртов пол. Хочу я пить, хочу курить и танцевать. Я упаду, я поднимусь и так опять. Вдыхаю дым. И допиваю алкоголь, моих эмоций просто ноль. Я Моисей, я ваш пророк, ну а сейчас я ваш король! – Я приподнял голову, посмотрев на Тома. Некое волнение не давало мне покоя. Ты стоял вполне спокойно. Только изредка запрокидывал голову и прижимал кусок ваты к носу. У меня такое чувство, будто в этом была моя вина. Почему? Откуда? Я не знаю. Но что-то ноющее в груди похожее на чувство вины холодной иголкой кололо сердце. Балкон заискрился, и рядом с Моисеем и девушкой появился кудрявый парень в набедренной повязке, со стрелами и луком за спиной. Это что, костюм Амура? Он вынес большую корону с мехом по краям на бордовой подушке. Ди-джей быстро снял свой нимб, поменяв его на царский атрибут. -Я нюхал кокс, пил терпкий скотч и так всю ночь. Ангел посмотри-ка, на мои глаза. - "Амур" уронил подушку на пол и встал на колени, преданно посмотрев на Моисея. -Зрачки мои большие, и тормозить нельзя. Хочу тебя, прямо сейчас, и прямо здесь. Отдайся мне, прошу, давай, отдайся весь. Хочу курить и танцевать и снова пить. Люблю тебя и алкоголь как свою жизнь. О да, о нет, я просто пьян, я дикий зверь. Ты согласись, скажи мне "да", себя доверь. Кури со мной, пей алкоголь как мою кровь. - Ди-джей сдавил пальцами подбородок парня, заставляя подняться на ноги. - Я подарю тебе взамен, в рассрочку, всю свою любовь. Под дикий шум. Под дикий драм и голоса. Кусаем губы до крови, и жадный взгляд глаза в глаза. И я порву. Своей рукой твоё бельё. Дотронусь властно до тебя и прошепчу "тут всё моё"... - Моисей сжал рукой ягодицу парня и притянул его ближе к себе. Надо же, что там Анди говорил про самого натурального натурала? Или глухой Ди-джей сейчас видит своего белого ЛСД кролика?Музыка приобрела более спокойный ритм, Моисей послал воздушный поцелуй залу и сразу же показал фак. Надо же, даже здесь действует метод кнута и пряника. Амур стал раздеваться, танцуя с девушкой-чёртом, а "звезда" шоу скрылся в темноте балкона.Лёгкое головокружение. Мои уши периодически закладывало, но я не жалел, что нахожусь здесь. Потому что Тому тут нравилось. Андреас испытывал такой же дискомфорт, как и я. Но он ждал окончания вечера, чтобы Моисей с ним расплатился. Я всё ждал, когда вернётся босой ди-джей и отведёт меня в более тихую часть клуба.
Анди увёл Тома в мужской туалет. Ты сказал, что чувствуешь привкус крови и захотел умыться. А если учесть, что Анди знал, где тут что, и ему я мог доверять, то вы ушли вдвоём. Надеюсь, по пути к вам не пристанет какая-нибудь девушка в купальнике. Кстати о девушках, у лестницы стояла представительница противоположного пола в халате и туфлях на высоченном каблуке. Она блуждала по залу глазами, пока не наткнулась на меня. Ну, здравствуй. Что она тут делала в халате, словно пришла сюда, встав с кровати? О нет, нет, только не подходи ко мне! Ты мне тут не нужна. Нет, забудь, не подходи. Стоп. Стоять. Стой на месте! -<<Билл? Ты - Билл, ты тот, что слышит?>>-<<Да, но только не в этом шуме.>>-<<Меня прислал сюда Моисей, он сейчас занят, но сказал, чтобы я привела тебя к нему. В самое тихое место клуба.>> - Девушка потянула меня за руку, в сторону лестницы. Слава богу, подальше от этих колонок. -<<А где оно?>>-<<Что?>> - Девушка обернулась, посмотрев на мои губы.-<<Где самое тихое место клуба?>>-<<Это приват комнаты и гримёрки.>> - Девушка потянула меня за руку, и мы стали подниматься по лестнице на второй этаж к балконам. -<<Скажи, что ты ведёшь меня в гримёрки!?>> - Она не ответила, лишь сильнее потянула меня наверх. Минуя ступеньки, мы оказались на втором этаже. Тут народ толпился только у балконов, а зал, который был дальше, почти пустовал. Здесь была барная стойка, много диванов, столиков, хрустальных пепельниц, которые переливались, как и свет в клубе. Я то и дело оглядывался назад и чуть не свернул шею, когда увидел дверь с надписью "WC". Может, Том и Анди как раз сейчас там? Чисто теоретически, сколько туалетов может быть в этом клубе? Подскажи мне, мой обманчивый организм. Резко останавливаюсь. Девушка скользит каблуками по полу и хватается за стенку, чтобы не упасть. -<<Мне в туалет нужно.>>-<<Ладно, тогда иди, я поднимусь без тебя. Как сделаешь свои дела, поднимайся наверх. Там будет бар, если не найдёшь Моисея или меня, то иди налево. Там будет дверь за шторой из бусинок.>> - Что-то мне подсказывало, что там находятся совсем не гримёрки. Если этот "не гей" хочет меня, я его разочарую коленкой между ног.-<<Договорились.>> - Девушка наклонилась ко мне и на "прощание" поцеловала в щёку, словно мы друзья уже довольно таки долгое время. Высокие каблучки зацокали по ступенькам. Я повернулся к двери с надписью "WC" и легонько потянул её на себя. Там был небольшой зеркальный коридор и две двери. Музыку тут почти не было слышно, уже хорошо, мои уши отдыхали. Стоп, где мужской, а где женский туалет? На дверях не было никаких опознавательных знаков. Ладно, попробуем по-другому. Я прислонился к левой двери и прислушался. По ту сторону была какая-то возня, но я не слышал голосов, только шаги, которые становились всё чётче. Вот чёрт! Еле успеваю отскочить. Дверь открылась прямо перед моим носом, и я увидел двух высоких накачанных парней. Они переглянулись и сделали несколько жестов руками, переговариваясь между собой. Я удивлённо уставился на них, сделав шаг назад. Упираюсь спиной в другую дверь. -Проходите. - Произнёс один из качков, придерживая дверь. Я заметил у него беруши, а на руке, маркером было записано время. У второго я не заметил этих деталей. Значит, из этих двоих глухой только один. Я кивнул и вошёл внутрь. Вдоль стены были писсуары в виде разомкнутых женских губ, пошло накрашенных красной помадой. Я поморщился. Вдоль другой стены были кабинки с серебристыми дверцами, покрытые какой-то блестящей краской. Умывальник и сушилки были уже почти у двери, и когда я вошёл, они оказались за моей спиной. Подхожу к одному из писсуаров и расстёгиваю ширинку, боковым зрением наблюдая за накачанными парнями, которые почему то не уходят. Приспускаю бельё и опустошаю свой мочевой пузырь. Нет, я всё же не понимаю прикола, стоять и смотреть, как кто-то справляет нужду. Немного поворачиваю голову вбок, парни продолжали стоять возле двери, переглядываясь, жестикулируя и улыбаясь. Сдавленная улыбка от меня в ответ, уже застёгиваю ширинку. Что-то мне подсказывало, что эти парни так просто меня отсюда не выпустят. Зайду в кабинку и там подожду, пока они уйдут. Застываю на месте, дверь ударяется о мою спину. Снаружи всё было совсем не так, как оказалось внутри. Все стенки были расписаны, а с двух сторон вдобавок были вырезаны два больших, круглых отверстия. Над одним было написано "Тр*хать здесь", а над другим "Сосать тут". Вдруг в одной из этих дырок я увидел улыбающееся лицо одного из парней. Дёргаюсь, повернувшись к двери, и пытаюсь её открыть, но видимо второй парень чем-то подпёр её. Например - собой.-Эй, что за дела?! Выпустите меня! - Я ударил рукой по дверце кабинки и повернулся к ней спиной. Из-за двери послышался смех. Нагибаюсь, и смотрю в дырку над которой было написано "Тр*хать здесь". -Да, да, это очень смешно, а теперь откройте дверь. -Прочитай что написано над дыркой. - Говорил парень, не тот, что был в соседней кабинке, но я думал достучаться именно до его разума.-Спасибо, читал. -Догадываешься для чего эти отверстия, мой друг тебе как раз хочет намекнуть! - Парень положил свою руку на пах, расстёгивая ширинку, я резко выпрямился и отскочил от стенки кабинки к двери. -Правильно, развлечёмся немного и сразу же выйдешь. -Нет, так дело не пойдёт. - Тихо шепчу и нагибаюсь к другому отверстию, проверяя, нет ли там кого. Быстро опускаю сидение унитаза и встаю на него ногами, цепляюсь за перегородку и вставляю ногу в дырку под названием "Сосать тут".
Пытаюсь напрячь руки и подтянуться, чтобы перемахнуть через перегородку в соседнюю кабинку. Вот чёрт, зря я не любил спорт в школе.-Я знал, что он так сделает. - Дверца открылась и ко мне зашёл один из качков. -Сам слезешь, или мне тебя стащить? - Быстро спрыгиваю на кафельный пол, часто дышу, не сводя взгляд с лица громилы. -БУ! - Вздрагиваю, отступив назад. –Смотри, Хартман, он испугался. Из соседней кабинки выходит второй и улыбается во все тридцать два.-Правильно, а боятся должны вы. - Нервно сглатываю и подхожу ближе. -Чего это? -У меня СПИД, так что вы ещё раз должны подумать. Хорошенько подумать. -Билл, да что ты врёшь. Ты бы никогда не позволил себя заразить. Ты что, не узнаёшь меня? - От удивления открываю рот. -Да ладно, всё, успокойся и напряги извилину. - Отрицательно мотаю головой. -О Господи, я - брат Киши. Мы сотню раз виделись у Стеллы в борделе! Да, а ты похорошел, я тоже тебя не сразу узнал. Тот Билл, которого я помню, стал бы сразу же раздеваться и ждать когда его тр*хнут в этом туалете. Только не говори, что ты больше не шл*ха! Потому что, чёрт возьми, хоть ты и похорошел, но выглядишь всё равно как ш*лава. Только более дорогая. -Прости, я тебя не помню всё равно. - Выхожу из кабинки и оборачиваюсь, облокотившись на кафельную стену. -Зато тебя помнят: Стелла говорила, что ты вернёшься. А то, видать, зазвездился, забыл уже, каково это, в самых низах? - Парень подошёл ближе и упёрся рукой в стенку, рядом с моей головой. - От тебя даже пахнет по-другому. Неужели даже не помнишь как я тр*хал тебя? Хотя, о чём я спрашиваю, ты уже давно потерял счёт всех тех, кто твою задницу имел. Но раз ты не помнишь, как я тр*хал тебя, то и не вспомнишь, как я тебя любил. Любил, бл*дь. А ты только и делал, что за бабло вкалывал под кем-то. Но всё равно, Билл, ты ах*енная тёлка. - Он усмехается и целует меня в щёку. Вжимаюсь в стенку, стараясь отвернуться, но он первый прекращает и начинает смеяться. -Хартман, ты знаешь что Билл Каулитц ах*енная тёлка? Да чёрт возьми, он нереально ах*енная тёлка! Билл Каулитц самая классная, невыеб*нно-ах*енная тёлка! Слышишь, Хартман? Да них*я ты не слышишь, пид*р долбанный. Ну что, Каулитц, можем вспомнить былое... О кстати, как там твой папик? Что-то не действует его предвыборная компания.-Его ещё не выбрали, программа не вступила в действие. - Я защищаю отца? -Да хорош гнать, сам-то представитель древнейшей профессии. Думаешь это истребить? Он даже тебе не смог запретить давать всем. Билл, ты по уши в д*рьме. С такими деньгами и в пассиве, мог бы снять себе любую тёлку, так нет же, сам тёлкой стал. В мужской туалет завалилась компания явно не трезвых парней, увидев нас, они перестали смеяться и затихли, впуская сюда звуки музыки. -О-па, а тут что, занято? - Пьяно пропел один из них, отпивая из бутылки, которая была у него в руке. Сразу видно, что глухих в этой компании не было. У высокого блондина с бутылкой в руке я увидел затычки в ушах.-А ты что, бл*дь, не видишь? Вон отсюда! - Выкрикнул мой собеседник, имени которого я так и не смог вспомнить. Впрочем, хорошо, что я его забыл. -А что, уже и посс*ть нельзя? - Выкрикнул ещё кто-то из тех, кто стоял в дверях. -Не видишь, что тут люди базарят? Сваливайте! - Но все продолжали стоять и тупо глазеть. – Хорошо, Билл, продолжим со свидетелями. На чём я там остановился? А, твой папочка... - Я быстро посмотрел на людей, которые переговариваясь, столпились в дверях. Максимально приблизившись к парню, я притянул его к себе. -Аааааааааах! Ещё, ещё, давай же, тр*хни меня!!! - Застонал я на весь туалет, наблюдая за удивлёнными физиономиями всех. -Да что тут происходит мать вашу? - Промямлил высокий блондин с бутылкой. -С*ка, проваливай! Дай кончить нормально, пока я не подошёл и еб*ло тебе не разбил об умывальник!-Охо-хоо, вот теперь я вижу перед собой того Билла, которого знал. - Парень приобнимает меня, лапая за задницу. До этого придурка что ли не дошло, что я просто хочу, чтобы эти идиоты свалили? Я не хочу, чтобы все в этом клубе знали, что я сын политика. Я не хочу больше позорить отца.-Поняли, не тупые. - Блондин поклонился, чуть ли не падая на кафельный пол. Его друзья подхватили нетрезвое тело, и все покинули туалет, дверь за ними закрылась. Я с облегчением выдохнул, но почувствовал, как чужие пальцы ещё сильнее сжали моё бедро. -Руку убрал. - Прошипел я сквозь зубы, сжимая запястье парня. -Вспомнишь как меня зовут - уберу. Второй парень привлёк моё внимание. Он подошёл ближе к нам и положил руку на плечо своего друга. -Он забыть, как тебя звать. Смиррись Ачиль. У него всегда быть слабая па.... ть на имена. - Каждое нечёткое слово сопровождал резкий жест рукой. И кажется, слово "память", было заменено на прикосновение рукой ко лбу, почти такое же, как на слове "забыть".-Ачиль!? Теперь запомню. -Он прав, Билл. У тебя всегда была слабая память на имена тех, кто тебя тр*хал. -Почему он... -Так говорит? Или так много о тебе знает? - Перебил меня мой "знакомый". -Знает он, потому что я рассказывал. Правда, не о тебе, а о великолепной секс-игрушке. А говорит так, потому что... Он глухой. Как и почти все в этом клубе. - Ачиль отпустил меня и развернулся к другу. Чёрт, не удивительно, что я забыл такое имя. -Ты........ нет. Н! - Я не мог разобрать, что мычал парень, размахивая руками и делая запрещающий жест, словно что-то перечёркивая. -Что ты делаешь в клубе, Билл?! -Я так же, как и ты, с другом пришёл.-Стелла по всему борделю пустила слух, что ты вернёшься. Скажу даже больше, она освободила тебе комнату на сегодня. Ты что, тут с клиентом? - Отрицательно качаю головой и отступаю назад к двери. -Я не вернусь. Я не вернусь, слышишь?-Тогда беги, Билл. - Ачиль взмахнул руками и снова повернулся к другу, показывая на меня. Они снова начали что-то обсуждать. Срываюсь с места и выбегаю за дверь. На выходе сталкиваюсь с каким-то парнем, который выплёскивает на себя мартини и недовольно что-то выкрикивает мне в след. Музыка снова долбит по ушам. Быстро поднимаюсь вверх по лестнице, цепляясь за перила. <<Быстрее, ну же, быстрее!>>Подгоняю себя. По спине пробежал холодок. Я словно чувствовал чужие выдохи на своём затылке. Последние две ступеньки почти перепрыгиваю, оказываясь наверху. Ловлю на себе удивлённый взгляд бармена и резко оборачиваюсь. Сердце колотилось в горле, казалось, именно от этого во рту так пересохло. Музыку тут слышно не было, только медлительная тематика очередного барного помещения успокаивающе действовала на мою паранойю. В клубе оказалась довольно хорошая звукоизоляция. За спиной была только лестница, ведущая вниз, и никаких одушевлённых предметов. Хотя, я мог бы поспорить, была ли душа у того парня из моего прошлого, которое так и хотело стать ближайшим будущим.
**
Лёгкий свист заставил меня снова обернуться, хотя это скорее было похоже на прыжок назад с резким поворотом головы. -Отдышись, кролик. У страха глаза велики. – Бармен отвлёкся от протирания стойки беленькой тряпочкой и облокотился на неё, подпирая голову рукой, – Тебя в соседней комнате ждут? Ты так взволнован, будь проще! – Этот человек явно был под действием валиума. Слишком плавные и спокойные движения для человека, который работает в клубе. Тем более для бармена. Если он подбросит бутылку, то она двадцать раз успеет разбиться. -Повод для волнения всегда должен присутствовать. Это инстинкт самосохранения. -Нет, друг. Это галлюцинации, наркотики, алкоголь, паранойя, но не этот твой чёртов инстинкт, – бармен пожал плечами и залез под стойку, сделав это так, словно спустился вниз по лестнице. Тут точно полно психов. Весь мир это сборище шизофреников с параноидальным синдромом. У животных это называется бешенством. Случай двухлетней давности, покрытый несколькими миллиметрами пыли. Домохозяйка поссорилась с мужем. Когда на следующее утро он пошёл бриться и чистить зубы, она набрала 911, сказав, что её благоверного укусила собака. Мужчину выволокли из ванной люди в ядовитых, светоотражающих жилетах. Недобритое лицо, мятная паста на пижамной рубашке, довольное лицо обиженной женщины и своевременные выкрики:-Бешенство! У него бешенство! Месть. Плюс сила убеждения. Плюс желание всегда быть правым. Плюс моя любовь к каналу RPO, где ведущий бытовых новостей всегда сидел на большом диване в позе «нога на ногу». Я до сих пор думаю, был ли это ход телевизионщиков, или же парню просто нравилось сдавливать такой позой своё достоинство, которое неприлично выпирало в узких джинсах.Любопытство. Страх. Преодоление. Ну же. Вперёд. Стыдно…
Я подошёл к шторе из бусинок, осторожно отодвигая пальцами несколько сплетённых в тугую косичку нитей. Освещение там оставляло желать лучшего: свет был включён только над одним из диванов в самом углу помещения. Там сидели три девушки и четверо парней, в одном из которых я признал Моисея. В комнате были ещё диваны, столы, и каждая такая «зона» была отгорожена серебристой перегородкой. Я подошёл ближе к зоне, где определённо велась некая дискуссия. Босой ди-джей сидел посередине, закрывая рукой рот девушке в коротком платье с кружевным декольте. Её наряд скорее напоминал вещичку из спального набора «сладкая вишенка». Брюнетка была явно недовольна тем, что Моисей не давал ей говорить, но это носило скорее шутливый характер. Тут же сидела девушка, которая поведала мне об этом «собрании». Трёх парней, которые сидели справа, я видел впервые. Хотя нет. Погодите. Такие же шустрики носились с подносами между людьми на танц-поле. Официанты с минимальным количеством одежды и максимальным количеством блёсток на теле. Похоже на меня тут никто внимания не обратил, но через секунду моё предположение растворилось в воздухе. -Билл, присядь. – Сказала девушка в халате, закинув ногу на ногу. Глухой ди-джей повернулся ко мне, дружелюбно, даже немного глупо улыбнувшись. Официанты освободили всю правую часть дивана, вынуждая меня сесть посередине, рядом с Моисеем. Или это была простая возможность выбрать место? Быстро проскальзываю между стеклянным столом и диваном, робко усаживаюсь на белый кожзаменитель. -Так. На чём я остановился? – Почесал затылок официант, усаживаясь обратно на своё место. Правда, теперь оно сместилось вбок ровно на два моих полупопия. Парень легонько меня подтолкнул, вынуждая облокотиться на спинку дивана. Только через несколько секунд до меня дошло, что это было сделано, чтобы моя голова не мешала Моисею «выслушать» некие претензии от персонала. Выслушивать и высматривать, читать по губам. Я заметил в ухе Моисея слуховой аппарат. Это его подстраховка? Гарантия от неловких ситуаций, боязнь не понять слов собеседника? Странно, я думал, что ди-джей этим не пользуется, а пытается вернуть слух с помощью того же шума. –Ну, вот она мне и говорит, значит… - Не разделяя зрительного контакта с ди-джеем, начал говорить официант. Разговор оказался совсем не про «разборки на работе». Все слова, слетающие с губ официанта, которого я, честно говоря, принял за гея, касались его подружки. Вот этой самой брюнетки. В обязанности ди-джея входят курсы психотерапии для парочек? Моисей смотрел на губы официанта, иногда щурился, иногда придвигался ближе, наклоняя брюнетку на себя. Интересно, он делал это специально, или потому что плохо слышал? А девушка взвизгивала, поправляла тёмные завивающиеся волосы, но не вырывалась. –Я пихаю свой член в её ротик. Она причмокивает. Сосёт. Даже улыбалась. – Девушка протестующее завизжала в руках Моисея, наверное, при этом обслюнявив его ладонь. Она явно хотела что-то сказать, но все слова сводились к мычанию и элюстраторам. Уж очень часто она жестикулировала, пытаясь что-то изобразить. –А сейчас… Овцу строит из себя какую-то. – Если бы взглядом можно было убить, то у официанта тут же отказало бы сердце. Глухой ди-джей кивнул парню, отвернувшись от него, и медленно убрал руку от лица брюнетки. О Боже. Зря он это сделал. Сначала последовала серия нечленораздельных выкриков. Потом была попытка нападения. Снова выкрики, не сдвигая свою пятую точку с нагретого места. -Да ты! Да я!!! -Да, дорогая? – Официант добродушно улыбнулся.-Ты - хренов импотент! – Выкрикнула девушка, вскочив с дивана. Моисей громко засмеялся, откинувшись на спинку дивана. -Что тут происходит? – Я постучал по плечу Моисея, вынуждая его обернуться. Должен признать, одежду он меняет быстрее, чем я когда-то менял партнёров. Неизменным «аксессуаром» ди-джея оставался только бейджик и фонарик. -Вы не против, м? – Ди-джей посмотрел сначала на брюнетку, поскольку она сидела рядом с ним, потом посмотрел на официанта. Подружки брюнетки и друзья официанта стали переговариваться.-Я – нет, – Отмахнулся парень, облокотившись на спинку дивана.-Мне всё равно! – Парировала девушка, прищурив глаза и сложив руки на груди. Моисей безразлично усмехнулся, уставившись на меня.-Это персонал клуба. Точнее, малая его часть. -Но не менее значимая! – Попыталась перебить девушка.
-Весь клуб как большой механизм, но иногда я не понимаю, чёрт возьми, в какую сторону он работает? Пока я не вижу, эти козлы устраивают тут перепихон, влюбляются, делают друг другу предложения частей тела и внутренних органов. -Руки и сердца! – Снова выкрикнула девушка, поджав и без того тонкие губы. -Потом женятся, и тут «ОП» - возникают проблемы. Он всегда спал на правой стороне кровати, а она не хочет быть слева. Он любит, когда ему отсасывают, а она ненавидит брать в рот. Он любит анальный секс, а она предпочитает классику. Он неисправимый актив, а она с вечным пассивом мириться не хочет. Единственное, что они любят оба, это целоваться. Единственная причина, почему они ещё не развелись, это вот это стадо общих подружек и друзей. Вот и решаем что делать, все вместе так сказать. – Моисей выдохнул, стирая выступающую капельку пота со лба. Я удивлённо выгнул бровь. -И это всё? -Всё? – Возмутилась брюнетка. – Да это катастрофа! -Да Господи! Попробуйте секс втроём! Пригласите общего друга или подругу: ты надеваешь страпон, ставите приятеля раком, твой муж пихает свой член ему в зад, а ты тем временем имеешь того же друга в рот, целуясь с мужем. – Девушка взвизгнула, повернувшись к подружкам, начиная что-то активно обсуждать. Официант повернулся к друзьям. Моисей нервно крутил головой, смотря то на девушек, то на парней. Наконец остановив своё внимание на мне, он подарил помещению звук аплодисментов. -Все всё поняли? Проваливайте! На сегодня всё! – Все кроме Моисея и меня поднялись с дивана. Я тоже хотел подняться, подумав, что «приказ» касается и моей задницы, но ди-джей придержал меня за руку. Этим людям понравился мой совет? Если это им действительно поможет, то пусть делают что хотят. Интересно, зачем Моисей попросил меня остаться? Медленно поворачиваюсь к нему и ловлю на себе его хитрый взгляд. «Посторонние» выходят, а я зажмуриваюсь. Перед глазами сразу всплывает картина три на три - оргия в туалете, из которого я только недавно слинял. Слышу, как рядом со мной скрипнул кожзаменитель. Открываю глаза, удивлённо уставившись на ди-джея, который положил свои босые ноги на стеклянный столик. -Билл, ты знаешь, что мы играем в игру? Все мы. Эта игра на выживание. Мы то усложняем правила, то нарушаем их. Я - твой новый уровень, бонус, нравится тебе это или нет. Видел того парня, ну, в костюме амура? Я его буквально с улицы взял, в программу вставил. -Ну да… - Пробубнил я себе под нос. -Нет, Билл, я парня вставил в программу, а не свой член вставил в парня. Когда-то, случилось так, что я стал его бонусом. Понимаешь? – Отрицательно качаю головой. -Анди сказал мне, что тебя что-то гложет. Ты боишься взглянуть в глаза своему страху. -Я ничего не боюсь! -Твоя проблема не имеет лица. Поэтому ты мечешься, не можешь определиться, что тебе нужно и что дорого? Если ты посмотришь на свой страх другими глазами, поймёшь, кто это – твои проблемы будут решены. -А, по-моему, ты бредишь, Моисей. Какая твоя проблема? – Я сложил руки на груди, занимая оборонительную позицию.-Перетр*х. Я занимался сексом даже когда стоял за вертушкой. Когда ел, когда ехал в машине. Мне дали кличку «кролик». Я тр*хал красивых девушек, иногда парней, таких как ты. А когда первый раз попробовал одну прелесть, увидел свою проблему своими же глазами! Музыка меня вознаградила и наказала. Моя проблема – Ирвин. Это здоровенный, белый кролик. -Прости, что?! -Вот! Ты уже теряешь слух! Нам надо действовать быстрее. Я дал надежду глухим людям. Тут они снова могут почувствовать звук. Тебе этого не понять, ты слышишь лишь шум, тебе больно. Ты чувствуешь головокружение и тошноту. Твоё время подходит к концу. В клубе можно находиться людям с нормальным слухом не более трёх часов. – Моисей провёл рукой по моему запястью, где было записано время, когда я вошёл в клуб. – Ты, конечно, можешь остаться. Но твои уши… думаю, они будут против. Я могу помочь. Совсем капельку, ну, и заодно познакомлю тебя с Ирвином. – Я непонимающе смотрел на ди-джея. Он приподнялся, залезая рукой в задний карман светло-голубых джинсов. -Я не буду это нюхать, – прошептал я, увидев маленький пакетик с белым порошком. -Не-не-не, это для меня. Для тебя то, что в подлокотнике. - Я обернулся, посмотрев на самый край дивана. – Открывай уже. Не бойся. Там нечто похожее на мини-бар. Правда вместо спиртного там… ну, другое. – Из любопытства я приподнял верхнюю часть подлокотника. Сверху лежал свёрток, завернутый в прозрачный пакет. А по бокам в тайнике валялись распечатанные пачки с сигаретами неизвестных для меня марок. -В пакете травка? -Бинго! -Я этим не балуюсь. -Не обижай меня. Я вижу, что у тебя стресс. Закури хотя бы. – Улыбнулся Моисей, высыпая на стол белую дорожку. -Я бросил курить. – Я с интересом наблюдал за тем, что делает ди-джей. -Какой ты праведный. Впервые вижу монаха в этом клубе. – Моисей высыпал всё содержимое пакетика на стол и наклонился над столешницей, разравнивая порошок указательным пальцем. -Скажи, это ведь сахарная пудра? Моисей? Это ведь не героин? – Он не ответил мне, сюсюкаясь с наркотиком, словно с ребёнком. Привстав, ди-джей снова залез в задний карман, достав оттуда несколько скомканных денежных купюр. Выпрямив одну, он положил её на стол, остальные же снова спрятал в карман. Я слышал про традицию, что кокс и героин нюхают, свернув трубочкой купюру в сто долларов. Такой же случай оказался сейчас. Моисей не спешил сворачивать сотню, а отделил краем купюры одну дорожку от остального порошка. – И зачем это? – Спросил я, словно всё же ожидая услышать ответ. Нет, я надеялся услышать хоть что-нибудь. Мне начало казаться, что я уже оглох. Моисей снова посмотрел на меня и положил руку мне на плечо. -Точно курить не хочешь? – Отрицательно качаю головой. Ди-джей запустил свои пальцы в мои волосы, массируя у корней. –Ты крашеный? Я вот тоже… Только я осветлил, а ты затемнил. Не отпирайся, это видно. -Отпусти, пожалуйста. -Пятнадцать секунд. Дай мне всего лишь пятнадцать секунд.
-Почему именно… - Не успеваю договорить, как рука Моисея резко наклоняет мою голову к столу, прижимая щекой к холодному стеклу. Резко выдыхаю, плотно сжав губы. Упираюсь руками в столешницу и мычу, пытаясь не дышать. Порошок дымкой расходится по столу от моего резкого выдоха, прилипает к лицу, губам. Кажется, я чувствую странный привкус, сопротивление становится бесполезным. Издаю странный писк и вдыхаю. Рука сразу же прекращает своё давление, и я выпрямляюсь, вскочив с дивана и отряхивая лицо. В носу становится щекотно и внутри всё странно теплеет и вяжет, словно от мёда. Странно, что осознание этого пришло почти сразу. Всё замерло, и я плюхнулся обратно на диван, вяло понимая, что сейчас произошло. -Расслабься! – На удивление спокойный голос Моисея, а я даже голову повернуть не могу. Он вдыхает дорожку, которую заранее отделил для себя. Вижу, что на стеклянном столе остались разводы от моих рук и лица. Я словно в трансе провожу пальцами под носом, смотрю на ладонь. Белая, сыпучая пыль похожая на муку или соду осталась на руке, замысловатым разводом отпечатавшись на коже. -Что ты, чёрт возьми, со мной сделал?! – Выкрикиваю на всё помещение, повернувшись к Моисею, и резко отодвигаюсь назад, цепляясь за диван. Рядом с ди-джеем стоял большой белый кролик. – О, Боже мой. Я сплю. Я сплю, сплю, сплю и мне нужно проснуться. Чёрт! Я просто уснул в квартире белого холста, да, я всё ещё в обмороке и не поехал в клуб. – Шептал я, поднимаясь с дивана и делая шаг назад, упираясь спиной в перегородку. -Познакомься, Ирвин. Это – Билл! – Моисей указал на меня. Кокаиновый кролик посмотрел на ди-джея, а потом повернулся ко мне, приветственно подняв лапку вверх. -Мамочки! – Пискнул я, почти забравшись за диван. - Это Йохан? Йохан, сними маску! Это плохая шутка! – Ирвин открыл рот, словно демонстрируя два своих торчащих зуба, и начал шумно сопеть. Усики дёргались на вытянутой мордочке, а розовый носик морщился, словно гигантский зверёк принюхивался. -О! Билл, ты ему понравился! -Да ладно?!! – Я вложил в голос весь сарказм, на который был способен. Животное двинулось вокруг стола, направляясь в мою сторону. Я дёрнулся, вскрикнув от испуга, и направился в обратном направлении, протискиваясь между столом, диваном и ногами Моисея, которые он снова положил на столешницу. –Почему он не трогает тебя?! -Да он и тебя пока что не трогает. Билл, расслабься, ты слишком нервничаешь. -Ты говорил, что это твой порок! Где мой?! – Я не сводил взгляда с кролика, который снова принюхивался. -Я ничего не могу сделать. Ирвин учуял в тебе похоть. Ты что, уже успел изменить своему другу, с которым сюда пришёл? – Моисей усмехнулся, облизывая губы и потирая переносицу. -Нет! Я бы так не поступил! Он - самое дорогое, что у меня есть, я его люблю! – Кролик повернулся в мою сторону и растворился в красной дымке со странным хлопком. Этот же звук прозвучал за моей спиной, и я обернулся. Кролик-переросток стоял на том же месте, когда я увидел его в первый раз, рядом с Моисеем. -Д*рьмо! – Воскликнул ди-джей, уставившись на двузубое, мохнатое существо с торчащими ушами.-Что произошло? – Я стоял, боясь пошевелиться.-Не чувствует он в тебе больше животной страсти. Выветрилось, когда ты тут кричал… - Ди-джей пожал плечами и, кажется, задумался, но потом показал на меня пальцем, повернувшись к кролику. –А я его люблю! Слышишь, Ирвин? Я вот взял и влюбился в него этим вечером! – Кролик издал какой-то странный звук, похожий на усмешку и приподнял лапку. Оказывается, кокаиновые кролики тоже умеют показывать фак. - Ишь ты! – Хмыкнул босой ди-джей, показав язык зверьку-переростку. Рядом с моим ухом пронеслось жужжание, и я повернул голову. В воздухе, треща крыльями, висела стрекоза. -Что это?... -Что ты увидел? – Голос Моисея вдруг стал серьёзным и холодным. Он что, не видит её? Да вот же она, рядом с моим лицом. -Стрекозу… - Прошептал я, в то время как «галлюцинация» кружила вокруг меня. -Что ты знаешь о стрекозе? -Именно об этой? Ничего. – Пожал плечами я, пытаясь уследить за этим глухим пролётом. –А ты?-Я знаю, что самка стрекозы спаривается лишь с тем самцом, который принесёт ей еду. И чем сытнее еда, тем охотнее она спаривается. -Что это значит? Ты намекаешь, что я самка стрекозы? – Я послал испепеляющий взгляд в сторону ди-джея. -Тебе лучше знать. – Усмехнулся Моисей. А стрекоза пропала в красной дымке, словно и не было её. -Куда она исчезла?!-Не знаю, я её не видел, это твоя проблема. Но раз она была размером меньше чем мой Ирвин, значит у тебя всё под контролем. – Ди-джей покосился на кролика и похлопал его по бедру. Такой жест явно не понравился порождению нашего щедро припудренного наркотиком мозга, и животное издало раздраженный рык. Я не хотел видеть, как Моисею сначала ломает, а потом откусывает руку злой кроль. Схватив ди-джея за край рубашки, я потянул его на себя, пока животное и его «хозяина» не разделял метр кожзаменителя дивана. -Моисей, что там с моей стрекозой!?-Что? Раз она вообще пропала, то ты разобрался в себе. Должен был что-то понять, осмыслить… - Присаживаюсь. Кролик так же сел на свободное пространство дивана, повернув к нам голову. Мы с Моисеем нервно покосились на мохнатого и переглянулись между собой.-Я больше никогда не буду нюхать эту гадость.-Гадость? Билл, это не действие наркотиков. Эта хрень творится в твоей голове! И все странности твоего мозга, пользуясь данной лазейкой, просто выскакивают из подсознания, словно черти из табакерки! Понимаешь? Возможно, нас сейчас тут нет. Возможно, мы на данный момент не разговариваем, а наши тела просто лежат на этом чёртовом диване. Возможно мы в отключке. Половина нашей жизни - это карусель, а остальная половина - это безумие, которое мы делаем для того, чтобы купить билет на любой другой аттракцион. Сейчас же, мы зашли в зал с кривыми зеркалами. Нереально, понимаешь? Хотя… Может, реальный я сделал всё это специально и сейчас пользуюсь твоим обездвиженным телом. – Замахиваюсь и со всей дури заезжаю кулаком по лицу ди-джея. Кисть начинает гудеть, встаю с дивана и трясу рукой, прикусив губу. Даже не знаю, куда бил и куда попал. Но место было жёстким. -Ты ох*ел в челюсть бить?! -Я должен был проверить! – Оправдываюсь, хотя вины не чувствую. Я врезал лишь за картинку, которая пронеслась в моей голове. <<А может, реальный я сделал всё это специально и сейчас пользуюсь твоим обездвиженным телом.>> Замахиваюсь и бью снова.
-Какого чёрта?! Что я сделал!? Чёрт, чёрт, этот чёртов звон! – Моисей вытаскивает слуховой аппарат, отшвыривает его на столик и прикладывает руку к скуле. -Не смей даже намекать, что тр*хаешь меня без моего ведома. Если всё это нереально, а твои слова – правда. Я… я… – Моисей закрыл лицо руками, откинулся на спинку дивана и сильно толкнул ногой столешницу. Стекло слетело с крепления и вдребезги разбилось, едва коснувшись пола. -Сядь. – Это прозвучало так отстранённо, будто ди-джей обращался не ко мне. А к примеру, к тому же к кролику, который смирно сидел всё в той же позе и не шевелился, больше напоминая плюшевую игрушку гигантских размеров. – Ты слышал, как всё разбилось. Тебя это напугало, возмутило, удивило? Попытайся описать это, не открывая рта. – Моисей посмотрел на меня, убирая руки от лица. -Прости. -Билл, я попросил описать тебя то, что ты почувствовал, когда услышал, как бьётся это чёртово стекло. – Неуверенно киваю. Ладно, раз он так хочет… Резко выдыхаю, приложив руки к груди, и специально вздрагиваю, сделав шаг назад. –Интересно. Ладно, что ты стоишь? Если тебя волнует, злюсь ли я - то я не злюсь. – Я хотел извиниться ещё раз, но Моисей снова показал на диван, приглашая меня присесть. Хорошо. – Ты удивительно показываешь испуг. Часто пугался? – Киваю, положив руки на колени и выпрямив спину. Весь мой вид выдавал напряжение. –Это связано с тем человеком, который ожидает тебя внизу? Мужчина средних лет и среднего роста.-Что?-За пару минут до того как ты пришёл, мне сообщили что парня по имени Билл разыскивает некто Дэвид Йост. Он пришёл с несовершеннолетним мальчишкой, а в клуб мы не впускаем лиц младше восемнадцати, даже несмотря на то, что парень глухой. Мне доложили. Каково же было моё удивление, когда я узнал, что они сюда не развлекаться пришли. Я ничего не понял, когда мальчишка на языке жестов объяснял мне про твой долг перед этим человеком, который, кажется, приходится ему родственником. Но когда речь зашла об организации «Белый холст», какая-то мозаика всё же начала складываться. Я не мог разглашать наличия своего контракта с этой фирмой и… -Я снимаюсь в порно. – Моисей удивлённо посмотрел на меня. -Прости, я не смотрел на твои губы, когда ты говорил. Повтори, пожалуйста? -Я. Снимаюсь. В. Порно. – В комнате повисла неловкая пауза. Ди-джей сначала оглядел меня оценивающим взглядом, потом сильно напрягся. На его лбу появилась морщинка. -Мне твоё лицо сразу показалось знакомым, но я точно не видел тебя в том порно, которое смотрел. Но, знаешь, мне не важно, как ты зарабатываешь. Рад, что съёмки ты променял, чтобы познакомиться со мной. – Боковым зрением замечаю, как кролик посмотрел на нас. Это же движение заметил и Моисей. – Ну, и, конечно же, с Ирвином. -Не впускай этих людей в клуб.-Прости, я снова не… -Не впускай Дэвида Йоста в клуб. – Более чётко и медленно произношу я.-Я не впустил. Но три машины стоят возле клуба и ждут тебя. Мне жаль. -Ничего, мы с Томом и Анди уйдём через запасной выход, через который вошли! – Моисей потёр пальцами переносицу, при этом закрыв глаза. – В чём дело? Что это значит? -Они уже снаружи, Билл, я видел, как Андреаса заталкивали в машину. Но я могу вывести тебя. Но только тебя. Я имею власть только здесь и сейчас, да и то сомневаюсь, что при этом нахожусь в здравом уме. – Ди-джей кивнул в сторону кролика. – Там, на улице, я - обычный инвалид. -Я забыл, как дышать. – Тихо шепчу я. – У меня руки немеют. Я пальцев не чувствую! – Поднимаю руки, всматриваясь в свои ладони. – Что мне делать? -Не поддавайся. Я могу увести тебя прямо сейчас. -А как же Андреас? А как же… мой Том? – Моисей положил свои руки на мои плечи, не разрывая зрительный контакт.-Подумай, что тебе важнее? -Ты спятил меня о таком спрашивать?! – Скидываю его руки с себя, часто дышу. Где-то внутри меня переполняет возмущение. -Все ответы кроются в твоей голове. Пойми, чего ты хочешь, и действуй. – Я услышал… или мне показалось, как я услышал, что скрипнула дверь. Машинально повернув голову, я поблагодарил Бога, что сижу. Иначе, я точно потерял бы сознание. Резко дёргаюсь, схватив за руку Моисея. -Так. Стоп. Спокойно. – Пытаюсь отдышаться, ди-джей удивлённо смотрит на меня. -Я последовал твоему совету и… в дверях стоит то, что меня сейчас безумно пугает. Не подумай, что я спятил. Хотя, чувствую, это скоро случится… Моисей, я боюсь насекомых и прочую гадость!-Стрекоза? -Богомол! -Что? Самка? – Я посмотрел в сторону двери, но, не поняв, куда нужно смотреть, чтобы выяснить пол существа, повернулся обратно. -Как сделать, чтобы это пропало?! -Чёрт возьми, откуда я знаю? Особенность богомола — пожирание самца самкой после или даже во время секса. -Эта штука пришла сюда, чтобы тр*хнуть меня, а потом съесть?! -Самец богомола не способен к совокуплению, когда у него есть голова, поэтому, половой акт у богомолов начинается с того, что самка отрывает самцу голову.-Вот чёрт, а я так хотел узнать, как тр*хается эта саранча. А оказывается, я и пискнуть не успею!-Билл…-Что Билл? Что Билл?! Тебе то не страшно, ты с кроликом тр*хаешься. -Билл, что это тебе напоминает? Быстрее скажи.-Ужасы по каналу discovery.-Озвучь то, что я сказал!!! Озвучь так, словно это всецело касается тебя!-Я не хочу заниматься сексом. Поэтому мне откусит голову богомол… секундочку. Дэвид Йост? – Я посмотрел на богомола, который пропал после хлопка в красноватой дымке. Через секунду за спиной Моисея растворился белый кролик.
-Просыпайся, Детка. Просыпайся. – Лёгкая пощёчина заставляет приоткрыть глаза. Но увидев обладателя руки, сразу захотелось снова зажмуриться и отвернуться. -Моисей… - Тихо шепчу, но только потом понимаю, что даже если он тут, то, скорее всего, не услышит меня. Не могу пошевелиться, вес чужого тела не позволяет. Да и сомневаюсь что дело только в этом. Моя реакция сильно тормозит, а в голове кипит нечто похожее на суп. –Где я?...-Ты на Ибице. Клуб такой, помнишь? -Дэвид, отвали… зачем ты…? – Я всё никак не мог собрать мысли в голову. Словно они расползлись по комнате. Радовало лишь то, что с каждым новым вздохом в голове становилось яснее. – Где Моисей?-Друг твой? Да тут вот лежит. Мне-то зачем его тормошить. Мне нужен ты. Ладно, давай, очухивайся. Поднимайся. Я тебя на руках через весь клуб нести не собираюсь. Жду на улице.-Чёртасдва! – Промямлил я, подметив, что у меня заплетается язык.-Действительно два. Два человека сидят сейчас в одной из моих машин. И оба тебе не последние люди. Я знаю, что ты трус, Билл. Но теперь думай, чего ты боишься больше. Быть предателем, бросить тех, кому ты дорог или пойти со мной. -Как ты ошибаешься. Как же ты ошибаешься. -А что? Есть третий вариант? – Йост усмехнулся, пропадая из моего поля зрения, через несколько секунд хлопнула дверь. Пытаюсь привстать, хотя толком не понимаю, где лежу. Руками пробую что-то нащупать. Что-то мягкое рядом. Поворачиваю голову вправо и вижу край дивана. Прекрасно, как я оказался на полу? Чёрт, стекло! Резко дёргаюсь и поворачиваю голову в левую сторону. Где… где разбитая столешница? Привстаю на локтях, в голове сразу зазвенело, и перед глазами побежали светлые точки. Проморгавшись, я увидел Моисея, который лежал на диване, поджав под себя ноги и обняв колени руками. Цепляюсь пальцами за подлокотник и забираюсь на мягкую поверхность. Осматриваю комнату, свою одежду, ширинку и пояс на штанах, пуговицу. Мало ли что Йост успел сделать, пока я был без сознания. -Нет, Ирвин, не надо. Я не в настроении. У меня болит голова. Чёрт, Ирвин. Убери от меня свою морковь… - Я посмотрел на Моисея, который странно начал дёргаться и морщиться. Будить, не будить? Мозг посылает сигнал, и рука с трудом поднимается. Слабо толкаю ди-джея в бок. Не просыпается. Почему он не просыпается? Толкаю сильнее. Он прекратил что-то мямлить и замолчал. Лицо его перестало отражать любые эмоции. Я уже не понимаю, что было правдой, а что было сном. На стеклянном столе лежал слуховой аппарат ди-джея в окружении белого порошка. Что вообще произошло? Как тут оказался Дэвид? Или часть моего сна всё же была правдой? Я не позволю этому богомолу откусить мне голову. То есть я не позволю Йосту говорить мне с кем и в какой позе тр*хаться. Чёрт, я не верю себе. Я не верю, что это я. Ачиль прав, я изменился. И я не понимаю, когда мне было лучше. Тогда, или сейчас? Я не относился к этому как к проблеме. Я вообще не считал свой образ жизни проблемой. И было легче. Но я сам всё поменял. Из-за тебя, Том. Надо было оставаться безразличным. А я не смог. Ко мне никто не относился так, как ты. Так, как бы мне этого хотелось. И сердце растаяло, пропало то, что казалось каменной коркой. В голове нарушился порядок, словно книжки на полках, расставленные по алфавиту, поменялись местами. Мир перевернулся, трижды треснув пополам. -Моисей, проснись! – Снова толкаю ди-джея в бок. Мысли уже приобрели хоть какую-то ясность, и тело начало слушаться. – Моисей! – Реакции не последовало, было только недовольное мычание. Чёрт, Моисей, мне так нужен твой совет…Взгляд падает на слуховой аппарат, лежащий на столике.
«Не прошло и года!» Всем своим видом говорил Йост. Он стоял, облокотившись на большую, чёрную ауди. Левее была припаркована ещё одна машина, водитель которой докуривал уже не первую сигарету, судя по окуркам на асфальте. -Что, мальчики? Нервы? – Поднимаю взгляд на Дэвида, который явно не ожидал, что я первым начну говорить. – С чего это вдруг к моей персоне столько внимания? Две шикарные тачки, столько красивых парней. – Подхожу к Йосту и демонстративно облизываю губы, мельком посмотрев на его пах. – Ну, здравствуй, крепыш. -Я, конечно, знал, что ты не от трезвого ума на полу валялся. Но я не думал, что ты так накокоинился. – Поджимаю губы и подхожу к машине. Провожу рукой по затемнённому стеклу. Чёрт. Том, подай знак, если ты тут. Останавливаюсь, прижав ладонь к ровной поверхности. Холод неприятно покалывал кожу: я даже не забрал свою куртку, оставив её на подиуме у вертушек. -Повторюсь. С чего вдруг ко мне столько внимания? -Ты так и не позвонил мне. Значит, ты захотел вернуться на свою прошлую работу. Ну, а этот человек работает на моего хорошего приятеля, которого ты сегодня обслужишь. А теперь, может, ты отлепишь руку от стекла? Я облегчу тебе задачу. Твой Том в машине. -В какой?-В той, за которую ты сейчас держишься. -А Андреас? -Белобрысый? В машине, которая слева от тебя. Он покинет нашу компанию по пути. Не смотри на меня так, Билл. Я не выкидываю людей на ходу. Мы высадим его, когда ты сядешь в машину. -А где Франц? – Йост удивлённо уставился на меня. -Он помог мне найти тебя и уехал домой. А откуда ты…-А кто ещё мог нас сдать? – А что я скажу? Что мне это рассказал Моисей, пребывая со мной в стране чудес, где за его спиной сидел белый кролик? Дэвид хотел что-то возразить, но я повысил голос, прервав его попытку. – Ладно! Что от меня требуется?-Залезть в машину. Надеть вещи, которые лежат в пакете. И продолжать быть в образе. – Не ответив, резко открываю дверь и залезаю в салон. Том лежал, уткнувшись лбом в стекло. Я быстро захлопнул за собой дверцу, подсаживаясь ближе к нему. Кто-то накрыл его пледом. Неужели Йост? Этому человеку знакомо такое понятие как… как… А что он испытывает ко мне и к Тому? Жалость? Я осторожно дотронулся, чувствуя под пальцами неприятную ткань. Пытаюсь тебя растормошить, оглядываюсь по сторонам. Сидения в салоне были странно расположены друг напротив друга. И отделены перегородкой от водителя и переднего места для пассажира. Правда, сейчас перегородка не закрыта. Тёмное стекло было опущено. -Том… Том, очнись! – Напугано шептал я. Не слышишь, поэтому и не приходишь в себя. Достаю из кармана слуховой аппарат Моисея и, приподняв твою голову, закрепляю устройство на ухе. – Том, это я. Пожалуйста, ты мне нужен. Передняя дверь хлопнула, и в салоне автомобиля зажёгся тусклый желтоватый свет. Вскоре я поймал взгляд Йоста в зеркале заднего вида. -Это чтобы следить за другими машинами, а не за людьми. – Подмигнул Дэвид, настраивая наклон зеркальной поверхности. – Если бы я следил за тобой, эта машина точно бы попала в аварию. А соблазн так велик… У вас обоих прекрасные тела. А какая самоотдача. Я трижды пересмотрел видео, которое было заснято в студии. Такой страсти я не видел давно. Правда, пришлось вырезать весь ваш трёп. Хотя иногда я сильно жалел, что видео было без звука. Придурок-ассистент забыл подключить провод! Ты, наверное, так сладко стонал, Билл. – Я почувствовал, как Том дёрнулся под моими руками. О нет, о нет. Он слышит это. – А когда ты показал средний пальчик в камеру, это выглядело так дерзко. Ты знал, что камера работает или догадывался? Ладно, можешь не отвечать. – Йост усмехнулся, поворачивая ключ зажигания. – Нет, всё же это слишком большой соблазн. – Дэвид повернулся назад. Посмотрев на меня, он нажал на какую-то кнопку возле руля. Тёмная, стеклянная перегородка поехала вверх, разделяя салон на две зоны. – Переодевайся живее! – Выкрикнул Дэйв, прежде чем в колонках включилась музыка, и машина сдвинулась с места. Я перевёл взгляд на пакет, который незаметно лежал напротив. Том дёрнулся, скидывая с себя тёплую грубоватую от времени и, наверное, частых стирок ткань, которой его накрыли. -Ты знал? -Я не знал. – Но догадывался. Это считается, нет? - Я просто так… Том… - Ты отвернулся от меня, закрыв лицо руками и застонал. -Это немыслимо. Зачем ты пришёл?! -Что значит зачем?! Я вытащу нас! Это моя работа, просто очередной клиент. Я не хочу знать, что ты думаешь по этому поводу, мне так легче. Прошу тебя, помоги мне переодеться, – Я перебрался на другое сидение, вытряхивая вещи. Из пакета вывалилось что-то белое, похожее на колготки и длинное, чёрное пальто. Я удивлённо развернул первое, пытаясь вникнуть, как это надеть. Через секунду я понял, что это не совсем колготки, но моя догадка была близка. Ещё через две пришло понимание того, что это боди. <<Комбинезон-сетка фирмы Catsuit. Описание: Мягкий комбинезон-сетка с рукавами. Глубокий “U”-образный вырез и вырез между ног для анального секса. Открытые кисти рук и стопы. Наслаждайтесь приятными моментами во время секса, ведь комбинезон снимать не требуется. В то время как ваша дырочка открыта, тело соблазнительно обтягивает приятный на ощупь материал. Цвет: БелыйРазмер: S/MМатериал: 100% полиамид.Производство: Польша>> Гласила яркая, переливающаяся этикетка, пришитая к горловине. Кровь резко прилила к голове, когда я представил, как буду выглядеть в этом. Поднимаю взгляд и сталкиваюсь с таким же удивлённым лицом, как и у меня. -И по поводу этого не хочешь знать моё мнение? – Тихо говоришь ты, посмотрев на белый материал в моих руках. -Том… -Помолчи. – Я уже не знаю чего ожидать. Твои губы подрагивают и медленно расплываются в грустной улыбке. - В этом ты будешь выглядеть очень сексуально. Завидую тому уб*юдку, который будет… будет… - Отворачиваешься к окну. А я чувствую смущение, и как щёки заливаются пунцовым румянцем. Ты выглядишь так отстранённо, словно о чём-то задумался. О чём-то, что тебя беспокоит. О ком-то. Обо мне? Гнев. Отрицание. Смирение. Бездействие.Расстёгиваю ремень, пуговицу на штанах, молнию. Снимаю бижутерию Йохана и кладу всё это на дно пакета. Привстаю, спускаю штаны вместе с бельём, оттягиваю майку и сажусь обратно на холодное сидение. -Том, выверни, пожалуйста, с изнанки комбинезон и оторви ценник? И ещё… пока я буду раздеваться, говори со мной. – Снимаю обувь, чтобы окончательно избавиться от джинсовых брюк и белья.
-Тебе это так нужно? Нужно слышать мой голос? – Почему ты везде пытаешься усмотреть подвох? Тянешься к моему будущему одеянию, не отрывая от меня выжидающий взгляд. – Зачем?-Клиенты никогда не разговаривают со мной, когда я раздеваюсь. Ты ведь не мой клиент, чтобы молчать. – Выворачиваешь с изнанки сеточку, делая швы менее заметными. – Хотя сегодня уже меня не заставят ещё раз снимать одежду… Мне немного неуютно. Знаешь, чувство странное. Холодно внутри. – Резко выдыхаешь, смотришь по сторонам, пытаясь зацепиться за что-нибудь взглядом. Лишь бы не смотреть на меня сейчас. Лишь бы не смотреть, да, Том? Согрей меня. -Я думаю, это одевается как любые штаны. Попробуй через вырез всунуть ноги, и раскатывай дальше… по телу. – Подсаживаешься ближе ко мне, раздвигая декольте «костюма» руками, и подставив наряд прямо к моим коленям, чтобы мне было не слишком высоко задирать и раздвигать ноги. А жаль. Перед тобой я бы всё делал с большим удовольствием. Медленно просовываю сначала правую, затем левую ступню, помогая себе руками и подтягивая ткань на себя, цепляя её пальцами. – Молодец. – Улыбаешься ты, посмотрев на меня снизу вверх. -Отвернись. – Это стоило того, чтобы озвучить. Я потратил чуть больше секунды на одно слово, чтобы увидеть твоё лицо. Да, я просто хочу привстать, чтобы натянуть сетку выше колен. -Я видел всё, что у тебя ниже пояса. Всё, что перестанет прикрывать майка, когда ты привстанешь. -Всё равно, отвернись. – Отодвигаешься и отворачиваешься к окну. Машина притормаживает, видимо впереди светофор. Немного привстаю и тяну сетку выше, поправляя её на бёдрах и заднице. Сажусь обратно и кладу ногу на ногу, снова поправляю сетку, чувствуя пятой точкой поверхность сидения в машине. Чёрт, кто придумал делать этот идиотский вырез в таком месте… А что мне делать, простите, со своим членом? Конечно переплетения не такие уж и большие, чтобы мой мирно спящий «дружок» обзавёлся привычкой выскальзывать за пределы одеяния. Но всё это уже сейчас выглядит для меня чертовски нелепо. Машина снова двинулась с места, за окнами замелькали знакомые фонари района, в котором я работал. До борделя остаётся не такое уж и большое расстояние. Быстро снимаю майку и кладу её в пакет к остальным вещам. Кое-как просовываю руки в рукава комбинезона. Я так бы и мучился, продолжая путаться, но вовремя додумался сжать пальцы в кулаки, чтобы они не попадали в плетёные «соты». Поправляю «декольте», подтягиваю комбинезон со спины, нащупываю этикетку. Пару раз дёргаю, пытаясь оторвать эту чёртову бумажку, но попытки не увенчались успехом. Почему в моей жизни никогда не было лёгких путей? Я знаком с режиссером порно! И даже он не вырезал из моей судьбы лишние и неудачные дубли. Даже наоборот. Я словно лежу на большой кровати и слушаю:<<Нет! Заново!>><<Тут должны быть другая эмоция! Ещё разок!>><<Что ты делаешь??? Слишком рано!>><<А теперь уже поздно! Понимаешь!?>>И я переворачиваюсь на другой бок, на спину, на живот. И всё равно, чтобы я не сделал, люди не будут видеть меня по-другому. Радует лишь то, что кто-то хотя бы пытается.Ты подсаживаешься ко мне, на мою сторону, отодвигая пакет с вещами к окну. Удивлённо смотрю на тебя, убирая руки от этикетки. Усмехаюсь, когда то я стоил столько же, сколько и этот наряд. Словно точно такая же этикетка вросла мне под кожу.-Замёрз? – Начинаешь говорить первым. Пожимаю плечами. - Давай помогу? – Приобнимаешь и нежно целуешь в губы. Проводишь языком по моим зубам, покорно приоткрываю рот, впуская тебя внутрь. Несмело начинаю отвечать на поцелуй, придвигаясь ближе к тебе. Какой приятный способ меня согреть. Какой интересный способ помочь. Улыбаюсь сквозь поцелуй. Если бы ты услышал мои мысли, ты точно бы засмеялся. Даже не замечаю, как постепенно выхожу из своей сжатой позы «нога на ногу». -Кто ещё замёрз? Ты ужасно холодный. – Провожу пальцами по твоим плечам, обвивая твою шею руками. Передаю тепло своего тела твоему. Углубляю поцелуй, по привычке начиная постанывать. И я уже не понимаю, бесит нас эта привычка, или же мы оба получаем от неё удовольствие. Так приятно слышать твоё довольное мычание в ответ. Спасибо, Дэвид. За что? За это. Глупо, даже смешно, благодарю за шантаж, похищение, за этот приятный момент на заднем сидении машины. За последнее можно простить многое. Проводишь руками по моему телу, словно пробуя на ощупь сетку, которую я надел. Или же наоборот, борешься с желанием снять её с меня. И зачем мы это делаем, зачем это всё? Я понятия не имею. Голова приятно кружится, внизу живота теплеет, и словно бабочки ласкают своими крыльями моё тело. Словно сам Бог благословляет и разрешает действовать. И плевать даже если это не Господь, а Дьявол, который хочет, чтобы я вечно горел между двух огней. Я хочу тебя, я хочу быть частью тебя, быть твоим, дышать тобой. Ты – пульс моих вен. Я – биение твоего сердца. Снова издаю этот ноющий, сладкий звук, который затихает на твоих губах. Твоя рука опускается на моё бедро, оттягивая сетку, и я раздвигаю ноги. Часто дышу, чувствуя своё напряжение в паху. Ты лёгкими, обрывистыми поцелуями покрываешь мои губы, то прикусывая, то оттягивая нижнюю. Медленно проводишь рукой у меня между ног. Гладишь мой член через сетку, которая создаёт более ощутимое трение, касаясь головки. Пристально наблюдаю за твоими движениями, при этом ещё сильнее раздвигая ноги. Предоставляю всего себя для твоих действий. Мне так приятно, когда ты так делаешь. Приятно, когда касаешься меня там. Касаешься ты. Ты, а не кто-то другой. Тут в голове что-то щёлкает, и я вздрагиваю всем телом, нехотя пытаясь сдвинуть ноги. -Тебе не нравится? – Слышу в твоём голосе разочарование. -Очень, очень нравится. Но я… я эту штуку испачкаю. А что если я… испачкаю. Они это заметят потом и догадаются. Том. Том… - Ты опускаешься на колени перед сидением и сам разводишь мои ноги. – Не надо, ну, не надо. Пожалуйста. -Ты не хочешь или боишься? -Я хочу, хочу, чтобы ты меня трогал, ласкал… Но не хочу, чтобы потом… -Не думай о том, что будет потом. – Мне вдруг захотелось продолжить фразу, «а будет ли что-то после этого»? После того, как машина остановится, и Йост скажет «приехали»! Вдруг это будет мой последний пункт назначения, где я буду отрабатывать всё, что заведение потеряло без меня, за время, которое я провёл в команде актёров Дэвида? Два с половиной фильма.Нет, нет, нет. Ты отвлекаешь меня от моих мыслей. Целуешь внутреннюю сторону моего бедра и ласково смотришь в мои мутные глаза. – Доверься. Мне. Как доверял всё это время. – Это было просто. Ведь ты не предавал меня. Еле успеваю закрыть рот рукой, чтобы не застонать на весь салон, когда ты провёл языком по моей мошонке, поверх сетки. - Опустись немного ниже. – Неуверенно киваю и выполняю твою просьбу. – Ты разрешаешь мне кое-что сделать? -Да. – Тихо шепчу, не разрывая с тобой зрительный контакт. Ты находишь вырез в костюме со стороны попы и ведёшь рукой выше. Сетка натягивается, когда твои пальцы обхватывают мой член. Медленно начинаешь подр*чивать, размазывая большим пальцем смазку, выделяющуюся из уретры. Наклоняешься, обхватив губами головку моего члена на столько, на сколько это позволял мой наряд. Ласкаешь губами и языком, мнёшь пальцами мой пах. Всхлипываю, еле сдерживая стоны. Чувствую, как машина тормозит, и Йост выключает музыку. Нет, нет, нет! Только не сейчас! Дверь со стороны водителя хлопает, от чего я сильно вздрагиваю. – Том, остановись, пожалуйста… Дэвид… он же… Том! Том, Том, ааах! – Отстраняешься от меня, вытаскиваешь руку из под сетки и облизываешь пальцы. – Чёрт, что же ты делаешь? – Пытаюсь отдышаться. Где пальто, которое было в пакете? Мне нужно пальто… ох. Том… Несмело улыбаюсь, склонив голову вбок, наблюдая за тобой и твоей грустной улыбкой. – Я люблю тебя. Дверь в салон распахивается, мой напуганный и возбуждённый взгляд сталкивается с глазами Йоста. -Так, так, так. Ни то, чтобы я не ожидал. Но… - Неожиданно он замолкает и постепенно его выражение лица меняется от сарказма почти к сожалению. Том поднимается с пола и садится рядом со мной на сидение, прикрывает меня тем самым пальто, которое я не смог найти. Дэвид так смотрел на нас, а я даже не мог понять, о чём он думает, и почему силком не вытаскивает меня из машины, выкрикивая проклятья. – Вы заканчивайте, а я пока покурю. – Йост захлопнул дверь автомобиля, снова оставив нас наедине. С чего бы начать? С того, что Дэвид не курит? Я удивлённо посмотрел на тебя. Ты лишь пожал плечами и поцеловал меня в шею, переходя поцелуями практически на спину. Прогибаюсь, а по телу побежали мурашки. -Х-хочешь, после того как это закончится, займёмся сексом? – В ответ я лишь услышал, как ты усмехнулся, потянув комбинезон на себя, перекусывая нитку, который была пришита этикетка. – Том, помнишь, что ты сказал в клубе сегодня? Что ты всегда меня хочешь, а я тебя останавливаю. Чем? Или ты… пошутил?-В каждой шутке есть доля шутки. – Закидываешь оторванную этикетку в пакет к моим вещам. – Для тебя цель переспать со мной как можно быстрее - была соревнованием с собственным самолюбием. А я не хотел спешить. Иначе, ты бы не понял то, что понимаешь сейчас. -То, что я пушечное мясо? Товар?-То, что ты кому то нужен не только из-за секса. Ты нужен мне. -Зачем я тебе нужен, если приношу всем столько несчастий? – Усмехаюсь, а ты обхватил моё лицо руками, заставляя смотреть только тебе в глаза, в то время как мои начали слезиться. Если спросишь почему, совру, что из-за освещения. -Когда я тебя встретил, увидел в первый раз. Я был глухой. Считал себя глухим. Отказывался слышать, слушать. А когда мы столкнулись на лестничной клетке, ты шёл вниз, я шёл наверх, помнишь? Ты ещё что-то сказал, а я не успел прочитать по губам, ты так быстро убежал… -Я извинился, что врезался в тебя, кажется… Я не помню когда увидел тебя в первый раз, мы так долго жили рядом, я ничего вокруг не замечал.-А я музыку услышал. И я сразу понял, что не отпущу тебя, никогда. -Нам надо идти… - Неловко выпутываюсь из твоих объятий, надевая пальто и застёгивая его на большие пуговицы. -Я не смогу. – Тихо говоришь ты, отвернувшись от меня.-Что? Что ты не сможешь?-Я не смогу слушать твои стоны, когда ты будешь спать с другим. Я просто не выдержу. Прости. И не говори, что ты не будешь стонать. Потому что они заставят. -Том… я…-Чья это штука? – Показываешь на своё ухо, куда я вставил слуховой аппарат. -Это Моисея.-Зачем ты её украл? Я точно на тебя плохо влияю. Потом надо будет ему вернуть. – Лёгким движением руки достаёшь из уха устройство, которое заменяло тебе слух. -Том, верни его обратно. Мне так будет спокойнее.-Хорошо, как только мы освободимся, я отвезу его обратно в клуб. И верну обладателю. – Делаешь вид, что не понимаешь, о чём я, и кладёшь устройство в карман джинсов. Прекрасная логика! Чёрт! Открываю дверь машины и высовываюсь наружу. Однако холодно. Быстро надеваю обувь и вылезаю из салона. Йост с совершенно отстранённым видом стоял возле машины. -Я и не знал, что тебе теперь требуется так много времени, чтобы кончить. -Я не кончил. – Зло смотрю на Дэвида, который явно нащупывает почву для очередного подкола. -Оу, Том уже не справляется в попытках удовлетворить тебя? Или это из-за того, что холодает? Том, если ты замёрз, посмотри запасную одежду в сумке, она в багажнике. Кстати, можешь её достать? Она ещё пригодится. – Йост жестом показал на багажник. Ты ещё пару секунд не отрывал взгляд от Дэвида, а потом вышел из машины. -Стоп! А где… где?! -Где тачка с ещё одним твоим приятелем? Я же сказал, что этот вопрос улажен? Его доставят в лучшем виде. -Доставят куда?!-Обратно к дому, где вы держали моего сына. Билл, замолкни наконец, и прекрати задавать глупые вопросы. -Никто не… - Начал было говорить я, но увидел Стеллу, которая с распростёртыми объятьями стала подходить ближе. Я даже не сразу понял, кого эта женщина хотела обнять, меня – главный винтик дохода её прогнившего заведения, или Йоста, который вкручивает меня обратно. Хотя нет, это скорее было похоже на дуэт молотка и гвоздя. Первый удар. Йост подталкивает меня вперёд, и я еле успеваю увернуться от Стеллы. Но она, не растерявшись, подошла к Дэвиду пытаясь обнять его. Я понимаю, что Йост многое видел в жизни, но это даже ему показалось слишком.Второй удар. Том закрывает багажник автомобиля, достав оттуда сумку. -А нельзя полегче? Машина дорогая! – В ответ лишь каменный взгляд. Зачем ты снова лишил себя слуха?! Теперь тебе придётся привыкать к «другому» виду общения, в который раз. Я уже убедился, какой это долгий процесс. Боишься снова начать воровать? Но ведь слуховой аппарат украл я, а не ты!Качаешь головой. Я непонимающе смотрю на тебя, не понимая в чём дело. Без слуха ты можешь читать мои мысли? Нет? Что тогда? Что-то в сумке? Йост берёт меня под руку чуть выше локтя и ведёт к двери в самое неприличное место квартала. В самое отвратительное место квартала, туда, где я бывал раз в неделю. Для подстраховки, для иллюзии постоянного заработка. Третий удар был, когда Стелла захлопнула за Томом дверь, уже изнутри заведения. Дуэт молотка и гвоздя закончен. Если я – гвоздь, то я точно вбит по самую «шляпку».
Слабонервным не рекомендуется читать пару последних постов. Вспомните про рейтинг фика. Аминь. Так странно снова находиться там, откуда ты, казалось, уже выбрался. Забыл. Пережил этот отрезок времени. Это как зыбучий песок. С каждым шагом в опасном направлении он заполняет твою одежду, засасывает, тянет в низ. Я шёл по прокуренному залу, испытывая ощущение некой ностальгии и странное, щемящее чувство внутри. Шаги за спиной, перешёптывания, стоны, угнетающая музыка, которую крутили тут по миллион сто сорок пятому разу. До дыр. По кругу. Снова и снова. Дэвид шёл, положив руку мне на плечо, тем самым подталкивая меня вперёд. Я лишь сильнее закутывался в плащ: было холодно, снизу противно поддувало, и у меня начали мёрзнуть ноги и задница. Стелла гордо шла впереди, ты шёл сзади нас. Йост попросил тебя тащить сумку, из которой разрешил забрать толстовку. -Помнишь, как мы познакомились, Билл? – Йост неожиданно начал разговор. Стелла мимолётно обернулась в нашу сторону, противно улыбаясь Дэвиду. -Нет. – Резко закрываю этот фонтан сарказма. На самом же деле прекрасно помню. Помню волнение, своё, людей, что были вокруг, и море зависти, когда Йост выбрал меня. Правда, я и тогда был не в восторге, может, кому-то это всё было нужнее. -Зато я помню… - Дэйв мечтательно закрыл глаза. -Мне плевать. -Знаешь, у любого человека должен быть хотя бы один путь к отступлению. Я хочу его тебе предоставить. Хочу, но не могу, из-за твоего характера, из-за твоего гонора. Я дал тебе шанс сравнить что лучше. То, что было здесь, или со мной. Так ты вообще захотел какой-то третий вариант, право на который тебе никто не давал. Ты и так счастливый человек, Билл, но не благодарный. Ты пессимист, твой стакан наполовину пуст. Знаешь, ты всё равно для меня похож на книжку, которую я никак не могу дочитать. Постоянно прибавляются новые главы. Как сегодня: я словно нашёл ещё несколько непрочитанных страниц, когда увидел вас в машине. -И что же это!? – Озлобленно смотрю на Дэвида, переходя почти на шёпот. Его голос пропитан ядом, который для незнающего человека мог бы показаться сладким сиропом. Очень сладким, почти приторным. Я не знал. И попался.-Мне жаль, что ваш первый секс заснял именно я. Мне жаль, что в своей глупости и резкости ты винишь меня. Мне жаль, что твой обожаемый Том сейчас тащит в сумке под подкладкой мою камеру. Мне жаль, что в номере тебя ждёт очень много сюрпризов и единственный, кто мог бы тебе помочь, будет сидеть за дверью и даже не услышит ничего, из-за своего недуга. – Стелла заворачивает за угол, и вот мы уже идём по узкому коридору с красноватыми стенами и бордовым ковром, в ворсе которого иногда можно заметить окурки. Двери чередовались с картинами и вырезками из журналов с женщинами в неприличных позах. -Почти пришли. – Констатирует Стелла, обернувшись в очередной раз и улыбаясь, уже чувствуя хруст денег в своих карманах. Моё лицо стало каменным. -Ну, Билли, чего ты скис? – Сердце отбивало новый, непонятный для меня ритм, чередуясь с каждым вздохом, шорохом подошв о ковёр, стоном из-за дверей. Бум, вздох, шаг, стон. Заново. Я обернулся назад, поймав на себе твой взгляд. «Остановись.»Шепчу одними губами. «Том, стой.» Ты останавливаешься, непонимающе смотришь на меня, но стоишь. Смотрю на Йоста, который, ничего не подозревая, продолжает идти вперёд. Левее будет дверь, сейчас. Вот сейчас. И я сделаю это. Кладу руку Дэвиду на поясницу. Он удивлённо смотрит на меня. Давай Билл! Резко толкаю Йоста, так, что он впечатывается спиной в дверь, замок не выдерживает и открывается. Знал ли я, что тут была свёрнута ручка? Нет, но в этом борделе ручки сломаны у каждой второй двери. Мы влетаем в комнату, где кто-то в это время весело тр*хался на двуспальной кровати. Дэвид хватает меня за руку чуть выше локтя и разворачивает лицом к себе. Вскрикиваю и снова отталкиваюсь от него, получается так, что он закрывает дверь своей спиной. -Какого хрена? Комната занята! Я заплатил! – Вопит мужчина, прикрываясь одеялом. Его партнёрше наоборот - глубоко всё равно. Настолько же глубоко - как и вибратор в её заднице. -Заткнись! – Ору на него, показывая средний палец. Мужчина трижды меняется в лице и притягивает к себе девушку, что-то шепча ей на ухо. -Что за дела, Билл? Резко захотел, чтобы я тебя тр*хнул? – Дэвид удивлённо разводит руками.-Что мне сделать?! Что мне сделать, чтобы завоевать путь к отступлению. Тот, что должен быть у каждого человека. Тот, который ты хочешь мне предоставить, но не можешь из-за моего характера и гонора? – Йост усмехается и отводит взгляд. – Что? По-моему я не говорил ничего смешного! -А я-то думал, что ты меня сюда втолкнул из-за того, что хотел обсудить моё решение по поводу съемки на сегодня.-Об этом я хотел поговорить после того, как предложил бы тебе быстрый минет.-На сколько быстрый? -Эй, у вас там всё в порядке? – Голос Стеллы из коридора, и вот уже Йост прижимает меня спиной к двери. -Всё отлично, мы сейчас! -Правильно, проваливайте! – Выкрикнул мужчина, надавливая на затылок девушки, которая уже отсасывала у него. Оперативная смена роли от шл*хи до соски. -Дэйв. Пожалуйста. -Не унижайся. – Не унижаться? Хотя чему я удивляюсь. Выпрашиваю поблажку, ход. Словно в шахматной партии. Несмотря на то, что белые ходят первыми - все пешки съедены чёрными. Вопрос лишь в том, что обе стороны словно забыли, кто ходит следующий. И решение сейчас принадлежит не мне. Но я всего лишь спросил цену, спасение белого короля от трёх слов. Шах и мат. Йост тянется в карман джинсов и достаёт оттуда маленький, коричневый маркер. -Что это?-Я не хочу давать тебе поблажку. Я не хочу идти тебе навстречу. Ты мне все нервы вымотал. Я не хочу давать тебе шанс. Но и отнимать его тоже не хочу. – Дэвид вложил маркер мне в руку. Я с удивлением заметил медицинский значок на колпачке. -Это Йод? -Да, и как ты знаешь, он имеет особенность впитываться в кожу. У тебя будет минута, чтобы объяснить своему приятелю ситуацию. Я не знаю, что ты ему скажешь, или запишешь на руке. Будет это номер твоей страховки, или же номер твоей кредитной карточки. Или же это будет номер телефона твоего лечащего врача, который подтирал твой сопливый нос ещё с пелёнок. Я знаю своего друга, встречу с которым тебе устроил. Не делай такое испуганное лицо. Да, он любит издеваться над своими партнёрами и партнёршами в сексе. Ты всё понял? Если скажешь нет - отберу этот чёртов маркер. -А по поводу камеры? -Что по поводу камеры? -Я хочу мозаику на лицо. Хотя бы на лицо. -Что значит хотя бы на лицо? Устал задом в камеру сверкать? Пошли! – Йост схватил меня за руку чуть выше локтя и выволок в коридор. -Дэвид!!! -Ладно, будет тебе мозаика! – Когда мы вышли из комнаты и за моей спиной захлопнулась дверь, Йост сразу толкнул меня так, что я влетел в стенку и чуть не выронил маркер. Том скинул сумку с плеча и подбежал ко мне. – Эй, осторожнее с моими вещами!-Билл, что он с тобой сделал?-Ничего. – Том удивлённо посмотрел на маркер в моей руке, словно спрашивая сразу две вещи «что это» и «зачем это»? Стелла стояла, сложив руки на груди, и выжидающе смотрела в нашу сторону. За столько лет работы в этом заведении она явно усвоила урок - когда молчать, а когда говорить.Йост поднял сумку с пола и пошёл дальше по коридору. -Ты идёшь, Билл? – Он остановился возле двери в конце коридора. -И я больше ничего тебе не должен? -Мы всю жизнь кому-то что-то должны. Но от меня к тебе претензий больше не будет. И даже больше, тебе заплатят. – Йост повернул ручку и кивнул Стелле. Женщина ответила тем же и быстро удалилась. Я слышал лишь, как её каблуки касались ковра уже в противоположном конце коридора. – И ещё, Билл. Время пошло. – Дэвид зашёл в номер, закрыв за собой дверь. -Что происходит? Мы уходим?-Нет. – Быстро пресекаю ряд вопросов, откручиваю колпачок у маркера и беру тебя за руку, переворачивая её тыльной стороной. -Что ты делаешь? – Ты непонимающе смотришь на меня. Нет времени тебе что-то объяснять, а я всё не могу решиться. Время быстро тикает, а я лишь убиваю его своим упрямством и нежеланием признать… -Этот номер… - Начинаю быстро записывать цифры на твоей руке. – Номер моего отца. Если трубку поднимет кто-то из персонала, охранник, домработница, секретарь, юрист, повар, чёрт возьми, кто угодно, скажи, что тебе нужен Йорг Каулитц. Скажи, что это связанно с его сыном. Но это только в крайнем случае. Йод будет впитываться в руку, поэтому постарайся запомнить номер, хорошо? И ради Бога, скажи, что ты не знаешь это имя, фамилию и вообще кто это. – Ты смотришь на свою руку, на которой постепенно стали пропадать цифры. Так быстро? – У тебя болит рука? – Шокировано смотрю на тебя и обвожу цифры заново, потом снова и снова. Господи, какой у меня неразборчивый почерк. – Том, ответь, у тебя болит рука?! -Почему я должен знать твоего отца? – Непонимающе одариваешь меня взглядом, словно пытаясь найти объяснение своего вопроса на моём лице. Хорошо, что ты не смотришь телевизор. -Том, рука!-Не болит. – Врёшь или нет? Замечаю на твоём запястье небольшие синяки. -Билл. Что происходит?
-Я люблю тебя. – Быстро целую в губы, прижавшись к тебе всем телом. – До встречи. – Отстраняюсь и почти бегу до двери, расстёгивая пуговицы на пальто. -Билл! Я должен сидеть здесь и волноваться?! – Уже хочу ответить, снова выкрикнуть, что люблю тебя и хочу, чтобы ты не беспокоился. Но для тебя, кричу я или же говорю шёпотом - не имеет значения. Если ты снова наденешь слуховой аппарат Моисея, то будешь слышать, как я вынужден унижаться. Как буду стонать под кем-то и наигранно просить вставлять мне глубже. -<<Я быстро, не беспокойся.>> Три пары обуви. Ботинки Йоста из чёрной кожи с тёмно-коричневыми шнурками. Чьи-то кроссовки. И ещё одни ботинки из чёрной кожи. От обуви Дэвида они отличались отсутствием какой-либо грязи на подошвах и по краям. Идеально вычищенные, при других обстоятельствах я бы этого даже не заметил. Но страх поднять глаза и отойти дальше от двери, возле которой на вчерашнем выпуске газеты стояла вся эта обувь, - был выше. Поворачиваю ручку в горизонтальное положение, замок щёлкает. Резко вдыхаю, чувствуя истинный запах прокуренной комнаты. Его пытались замаскировать цитрусовым освежителем воздуха. Как глупо… Интересно, получится ли потом отмыться от этого запаха? Получится ли отмыться вообще. Медленно поднимаю голову. Один из специальных номеров, Стелла любит прятать такие сюрпризы для тех, кому надо быстро перепихнуться. Номер с отдельной ванной, большой двуспальной кроватью, двумя диванами, столом, на котором были три бутылочки минералки... Йост сидел на диване рядом с каким-то мужчиной. Этот человек выглядел вполне интеллигентно. На вид они с Дэвидом одного возраста. В руках Йоста была камера, которую он старательно вертел в руках. Эти манипуляции закончились наведением объектива на меня. Я стал дальше расстёгивать пальто. Большие пуговицы быстро поддавались. К сожалению. -И обувь тоже снимай. – Довольно пробубнил приятель Йоста, облокотившись на диван. – Снаф, тащи сюда сумку и проваливай! – Дверь в ванну открылась, и в комнату вошёл парень лет двадцати – двадцати пяти. Я ожидал увидеть собаку после такого имени. Услужливая собачка «хозяина». Знаю, что так нельзя, ведь это человек, которого я даже не знаю. Но мне плевать. Он вынес с собой сумку, примерно такую же, какую Том тащил для Йоста сюда. Поставив её на свободный диван, парень обошёл меня стороной, поднял свои кроссовки с пола и вышел за дверь. Видимо он очень не хотел утруждать всех присутствующих смертельным номером завязывания шнурков. Я машинально повернулся, когда дверь стала открываться, и увидел тебя. Ты собираешься ждать за дверью? Том, не надо. Не стой там, уходи. Скидываю пальто. Оно медленно соскальзывает с моего тела на пол. Ты провожаешь его взглядом до пола и снова смотришь на моё лицо. Я лишь прошу Бога ещё пару секунд, чтобы «услужливая собачка» не закрывала дверь. Но видимо, Бога всё же не существует. Дверь закрывается, почти оглушительно отрезвляя сознание. Я поворачиваюсь к своим зрителям и начинаю снимать обувь, чтобы потом поставить её на освободившееся место. Чем быстрее всё начнётся, тем быстрее и закончится. -И так, Билл, познакомься…-Мне не обязательно знать имя клиента. – Бросаю в сторону Йоста раздражённый взгляд, но вместо его глаз вижу чёртову камеру. -Отлично, но «клиенту» обязательно надо познакомиться с тобой. -Что за бред? – Смотрю на мужчину, которого явно забавляет вся эта ситуация. - Ведёте себя словно первый раз шл*ху снимаете. – Улыбка мужчины стала ещё более пугающей. Самолюбие этого уб*юдка задеть будет сложно. -Билл, не надо тут устраивать твой фирменный цирк. – Йост, сидел бы ты, молчал, мне не так сильно хотелось бы тебе врезать. Я всё ещё могу запустить в тебя твоей же обувью.-Успокойся, Дэйв. Мальчишка прав, не надо имён. Пусть он зовёт меня как хочет… например - хозяин. -Простите? Вы, правда, думаете, что я захочу вас так называть? – Я удивлённо выгнул бровь и, кажется, не ошибся, назвав парня, который вышел отсюда пару минут назад, «услужливой собачкой». Йост отстранил камеру от лица, уставившись на меня взглядом «вынь шило из…». К сожалению, место он не уточнял. -Видимо, любишь работать язычком. -Да, я люблю потрепаться, а вы? – Кладу руки на бёдра, встав в оборонительную позицию. Хорошо, что они сидят. Без обуви я кажусь себе ниже ростом, от этого моя уверенность в себе тоже принижается. Сейчас я наоборот пытаюсь запрограммировать себя не сдавать позицию.-Я тоже, но давай от слов перейдём к действиям? -Хорошо, что мне делать? – Мужчина сделал вид, что задумался. Как и все, как всегда. В таких ситуациях «клиенты» заранее знают, чего хотят. Они сотню раз прокручивают свои желания, слова, все, что будут говорить и как поступать. Я думал, этот раз будет не таким. Я думал, этот раз будет спонтанным. -Вставай на колени и ползи ко мне. – Он снова улыбнулся и стал расстёгивать ширинку. Медленно опускаюсь на пол, испытывая терпение Йоста и его знакомого. Но Дэвид лишь поднялся с дивана, меняя ракурс. Видимо сверху я кажусь более униженным? Бросив вызывающий взгляд в объектив, подползаю к дивану. Мужчина тем временем уже спустил свои брюки до колен. Его член и моё лицо разделяла лишь полосатая ткань семейников (неожиданно). Игриво улыбнувшись, я дотронулся до пуговички на его нижнем белье и расстегнул потайной кармашек. – Нет. Сначала через ткань. – Киваю и начинаю поглаживать рукой его пах, мять пальцами мошонку. Мужчина довольно толкался в мою ладонь, пока я чувствовал, как его член напрягается. На ощупь можно было определить, что у него длинный и тонкий. Кто-то бы сказал «идеальный, для анального секса», но, чёрт, почему меня это не радует? Почему меня не радует тот факт, что мои болевые ощущения будут сведены на минимум? Ноющее чувство тревоги внизу живота всё равно не давало покоя. – Можешь начинать работать. Учти, то, что ты будешь делать, будет решать твою судьбу на сегодняшний вечер. Задобришь меня, и я не буду с тобой слишком груб. -Это должно меня утешить? -Это должно дать тебе стимул. – Снимаю с него брюки и бельё, мужчина любезно помог мне это сделать, слегка привстав. Кладу вещи на нагретое место, где сидел Дэвид. Так вышло, что теперь он стоял за моей спиной. Но именно сейчас я словно затылком стал сильнее чувствовать объектив камеры. А потом Йост недвусмысленно намекнул мне раздвинуть ноги шире и оттопырить задницу, когда я буду сосать. Всё это я понял, почувствовав, как его нога коснулась моей. Хотелось развернуться и послать его к чёрту, но я невольно засмотрелся на пах мужчины. Моё предположение касательно «агрегата» этого уб*юдка оказалось верным. Длинный и тонкий. Оттягиваю кожу, оголяя головку, и припадаю к ней губами. Облизываю, совершая целующие движения, вожу рукой по стволу. Второй рукой поглаживаю внутреннюю сторону его бедра… Какой-то маленький рисунок промелькнул под моими пальцами. Татуировка? -Чёрт! – Резко убираю руку и отстраняюсь. -О, я смотрю, тебе понравилась моя тату. – Я моргнул несколько раз, словно пытаясь прогнать наваждение. Галлюцинацию, которая снова вернулась. На бедре у мужчины была татуировка – стрекоза. И я ошибся: до этой секунды я в полной мере не знал, где предел удивления. – Что такое, малыш? – Мужчина сжимает пальцами мой подбородок, заставляя посмотреть ему в глаза.-Хочу… - Встать с колен. Уйти. Убежать. К Тому. Обнять его. Поцеловать. Прижаться к нему. Попросить, чтобы он обнял в ответ. Нет, я не могу вымолвить такое. – Хочу облизать вашу татуировку. – Не дождавшись ответа, наклоняюсь и провожу языком по крыльям стрекозы. Рисунок был весьма странным, словно рваным. Всасываю немного грубоватую кожу с жёсткими волосками. Мужчина проводит ладонью по моей голове, одобрительно поглаживая мой затылок. Постепенно перехожу к его паху, всё ближе и ближе. Не по собственной воле, просто повинуюсь давлению его руки. -Отлично, отлично. – Слышу комментарии Йоста за своей спиной, но своё недовольство могу показать лишь резким выдохом через нос. – Может, Билл теперь переберётся на кровать? – Делаю вид, что ничего не слышал, но... Видимо мой «клиент» согласился с Дэвидом. Кивнул, сделал какой-то жест – не знаю. Я не видел. В следующую секунду Йост взял меня под руку, заставляя подняться на ноги, и подтолкнул в сторону кровати. Бросаю недовольный взгляд на Дэвида и растираю колени, стараясь избавиться от неприятного ощущения после долгого пребывания в неудобном положении. Йост снова направляет на меня камеру и присаживается на корточки, медленно поднимая камеру вверх. Клиент довольно улыбается, встаёт с дивана и подходит к сумке. Звук молнии, шуршание пакета. -Дэйв? – Я испуганно озирался по сторонам. Мне стало не по себе, когда я увидел, как клиент достал из сумки ножницы. – Зачем это? -Билл, ложись уже. – Я опустился на кровать, сразу же подобрав под себя ноги. Меня всё ещё смущал мой наряд. Смущал.<<Чёрт, соберись, вспомни, как было раньше!>>Я думал, что самым трудным будет путь до этого номера, но то, что оказалось за дверью - было хуже. Я всё ни как не мог выгнать из головы картинку, как Том ходит по коридору, волнуется. Не может успокоиться, остановиться. Бьёт рукой по стенке, повторяет про себя номер моего отца, который я записал на его руке. Пытается выучить. Я всё представлял, представлял… Представлял, как ты облокачиваешься на дверной косяк и сползаешь на пол. Зажмуриваюсь и резко выдыхаю, сжав в руке край покрывала. Открыв глаза, я увидел перед собой клиента с ножницами и пакетом, в котором была клейкая лента. Снова смотрю в сторону Дэвида. Йост медленно поднялся на ноги и отошёл на шаг назад. Со стороны это, наверное, выглядело как бегство от моих немых вопросов. Я сидел неподвижно и даже не моргал. Ну что же ты, Дэйв, неприятно? Неприятно, когда я смотрю в объектив?
Клиент кинул пакет на кровать и оттянул мой наряд пальцами, коснувшись сетки ножницами. Один надрез, а затем мужчина резко дёрнул комбинезон на себя. Я невольно дёрнулся вслед за своей одеждой, слушая, как трещит материал. Он чуть не оторвал мне рукав, но видимо результат его удовлетворил. Мой пульс и дыхание участились, когда ножницы прочертили дорожку от моего плеча почти до живота. -Ян, не порань его. – Я вздрогнул. Честно говоря, не ожидал больше услышать голос Йоста этим грёбаным вечером. Так, значит, моего клиента зовут Ян? Прекрасно, теперь я знаю имя того, кто собирается меня тр*хнуть. И судя по тому, что он отложил ножницы, слава Богу, иметь меня он будет не ими. -Ляг. – Клиент толкает меня в плечо, заставляя облокотиться на руки и немного отодвинуться назад. Миллиметр за миллиметром я отползал, всё ещё пытаясь держать ноги вместе и хоть как то прикрываться. Но и эти попытки пришлось оставить, когда клиент сам положил руки на мои колени и раздвинул их в стороны. Он облокотился на меня, практически лёг, придавив меня весом своего тела. Я снова хотел посмотреть в сторону Йоста, но мне не позволили. Ян поставил руку рядом с моим лицом, обеспечив себе опору и загородив мне обзор. Вторую руку он просунул между нашими телами и положил её на мой живот. Он словно слушал моё дыхание, пытался поймать его, перекрыть. А я не мог себя контролировать, при каждом вдохе моё тело касалось руки этого убл*дка. Его подобное явно забавляло, а меня наоборот - пугало. Это его фетиш? Заставлять людей бояться? Заставлять людей не дышать? Мужчина провёл пальцами от моего бедра вверх, оттягивая сетку. Ткань снова треснула. И я уже не знал: испытывают на прочность меня или мой наряд. Да и вообще, было ли это испытанием? Может финиш был уже предрешён? Задолго до того, как я задумался об этом. И даже, снова, в этом положении, я думал не о себе. В голове возникла любимая картинка – мой Том. Губы сами расплылись в блаженной улыбке, которую я тут же попытался спрятать. Поворачиваю голову в бок, и касаюсь подбородком собственного плеча. -Том… - Беззвучно шепчу, стараясь не думать о тяжести чужого тела. -Билл, я думаю тебе надо перевернуться на живот… - Из моих мыслей меня вывел голос Йоста. -Зачем же, Дэйв? Я передумал заниматься с ним сексом. – Удивлённо смотрю на совершенно серьёзное лицо клиента. Я не знал: то ли плакать мне, то ли смеяться. Из горла вырвался странный возглас, и я попытался привстать сразу же, как «клиент» слез с меня. Мужчина отошёл к дивану, взял своё бельё и быстро стал одеваться. Поворачиваюсь к Дэвиду и не замечаю на его лице ничего. Порадовался бы за меня? Или же, теперь, твой приятель не заплатит тебе денег? А, Дэйв? -<<Зачем ты это сделал, Билл?>> - Дэвид изобразил странное движение рукой, а потом сжал кисть в кулак. Я растерялся, следить за его движениями или за губами? -<<Сделал что?>> - Непонимающе смотрю на Йоста. -<<Привык общаться с глухими? Так вот сообщу тебе, что здесь глухих нет. Ты даже не представляешь, что ты сделал.>> - Дэвид отвернулся от меня, снова делая вид, что настраивает камеру. Я посмотрел на «клиента», который достал из сумки большой футляр. Тубус, меньше чем для кия, но явно и не для чертежей. – Ян, ну ладно тебе. Давай обойдёмся без этого? -Кто такой Том? – Совершенно холодным голосом произнёс клиент, словно и не заметил тех слов, что сказал ему Йост.-Том? Это его телохранитель. – Дэвид кивнул в мою сторону. Я понял, чего не следовало делать, не следовало впутывать тебя сюда, даже шептать твоё имя. Даже когда страшно. Даже когда нет другого выхода. Молчать. -Это тот, что стоит за дверью? – Мужчина смотрит на меня. Отрицательно качаю головой. – Разве нет? Тогда почему твоё лицо говорит мне, что ты врёшь? -Моё тело порой врёт лучше меня. -Ну, раз так, то я обязательно должен научить твоё тело говорить только правду. – Мужчина открыл тубус, отстегнув ремешок и открутив крышку по часовой стрелке. Из футляра он вытянул гибкий, тонкий прут чёрного цвета. Их там было несколько, штук десять, может пятнадцать. Мужчина положил тубус на диван, а затем взмахнул рукой. Я лишь услышал свист, когда прут рассёк воздух. -Ян, убери ротанг. Я думаю не надо этого делать. Ты сам видишь, парень хрупкий… -Заткнись, Дэйв. А ты… вставай на колени, поворачивайся и положи руки на изголовье кровати. – Я испуганно уставился на Дэвида, но тот лишь кивнул мне. <<Прости, Билл, но я ничего не могу сделать.>> <<Прости, Дэйв, но ты даже не пытался.>>Я уже говорил, что не люблю подобное? Часто дышу через нос, пытаюсь найти выход. Говорят, если дышать через нос, мозг обильнее насыщается кислородом, в голову приходят дельные мысли. Но, кажется, это не мой случай. Медленно принимаю позу, в которую мне приказали встать. Крепко сжимаю пальцами изголовье кровати. Клиент подходит сзади и резко дёргает сетку, разрывая её на моей попе, чтобы вырез был больше. Намного больше. Дёргаюсь. Он заставляет меня сильнее оттопырить задницу и поставить колени ближе друг к другу. Сам отходит на шаг назад. Смотрю в сторону выхода в коридор, на дверь, за которой стоишь ты. Не хочу смотреть на Йоста и его приятеля. Не хочу здесь находиться. Свист прута рассекающего воздух, а потом резкая, жгучая боль в районе поясницы, которая сменяется ноющим ожогом. Казалось, кровь вспыхнула под кожей и продолжает гореть. Вскрикиваю и выгибаюсь, часто хватаю ртом воздух.-Считай, а не ори. – Снова оглушающий свист и боль, теперь уже ниже и ещё сильнее. Я снова закричал, израсходовав запас воздуха в лёгких. -Два… - Почти хриплю, и мой голос снова прерывается ударом. Вою, закрыв ладонью рот. Ноги разъезжаются в стороны, я почти падаю на кровать, перестав держаться. -Живо поднялся и подставил мне задницу! – Мужчина подошёл ближе, дёрнув меня за руку и положив её обратно на изголовье, заставляя меня держаться. Пытаюсь привстать, пытаюсь доказать себе, что я сильный. Хотя я уже ни во что не верю. -Три. – Чётко выговариваю и делаю резкий вдох. Прогибаюсь в спине, немного расставив ноги. Пытаюсь привыкнуть к боли. Хотя бы пытаюсь. -Правильно, счёт я ещё не отменял. – И снова это повторилось. Очередной удар. Дёргаюсь всем телом. Сумасшедший крик переходит в стон, а затем в тихий шёпот:-Четыре. – Не знаю, сколько он ещё будет так делать, но мне больно, больно. В голове лишь одна мысль «о Боже, о Боже, хватит». Снова этот свист прута в воздухе и боль. Сильно сжимаюсь и выпрямляюсь, словно это может чем-то помочь, на деле - я сделал лишь хуже. – П-пять. – Голос дрожит, ноги снова подкашиваются. Ещё до знакомства с Дэвидом, в этом же борделе меня снял клиент, который притащил с собой плётку. Он полчаса хлестал меня ею, уже тогда я проклинал всё на свете, но то, что было тогда и то, что происходило сейчас… Лучше бы я снова оказался в прошлом. Тогда было не так больно. Тогда было всё иначе. Но сейчас удары были такой силы, что когда прут касался меня, казалось, он вот-вот сломается напополам. Тело пульсировало там, где появлялись новые отметены.-Отлично. – Усмехнулся мужчина, и я снова почувствовал боль, напоминающую ожог. -Ш-шесть… - Сильно прикусываю губу, из горла вырывается измученный стон. -Ян, я думаю, хватит с него. -А я думаю, что не достаточно. Посмотри, как красиво на его белой коже проявляются эти красные полосы. Представь, как они будут синеть. – Мужчина снова замахнулся, и я почувствовал, как прут рассекает кожу. Дёргаюсь, кричу, чувствую, как к глазам подступают слёзы. -Сем-мь. – Клиент подходит ближе и проводит прутом вдоль моего позвоночника. Громко дышу, ноги подкашиваются. Всё ожидание сводится не к очередному удару, а к моменту, когда я упаду. Уже скоро, совсем скоро. Силы кончатся, вера иссякнет, боль возьмёт верх над уверенностью, что всё будет хорошо. Резкий удар, и я опять кричу. Подаюсь вперёд, цепляясь за изголовье кровати, а по щекам скатываются слёзы. – В-восемь… - После этого удара мужчина просто откинул прут на пол. Я не видел, как он это сделал, но слышал, как предмет, которым меня били, коснулся пола.
Без сил падаю на кровать, стирая со щёк мокрые дорожки собственной слабости. Пытаюсь рукой дотянуться до попы, но больно даже касаться тех мест, куда попадали удары. На руке остались липкие кровоподтёки и меня снова затрясло. Мужчина рывком перевернул меня на спину, от очередного резкого приступа боли я снова пытался закричать, но не смог. Клиент сдавил мне шею руками, начиная душить. Я испуганно ухватился за его запястья, пытаясь оттолкнуть или разжать ему пальцы, но мои руки дрожали и соскальзывали. Из глаз снова потекли слёзы, я часто моргал, позволяя им срываться с ресниц и дорожками течь куда-то к вискам. -Ян, прекрати, у него уже губы синеют! Он задыхается! – Щелчок. Йост выключает свою адскую машинку. Камеру, которую он как свою защиту держит в руках, боясь отпустить. -То-о-ом… - Пытаюсь кричать, но понимаю, что из горла вырываются лишь глухие хрипы. – То-о-ом, пожалуйста. – Я даже забыл, что ты всё равно меня не услышишь. Вдруг клиент ослабил хватку и убрал от моей шеи свои руки. Кашляю, пытаясь опомниться. -Да кто, чёрт возьми, этот Том? -Говорю же, его охранник, он ждёт за дверью. – Йост кивнул в сторону выхода в коридор. -Нет, нет… - Качаю головой. Зачем ты ему это сказал, Дэвид, кто тебя просил?-Ну, так приведи его сюда, раз этот парень так его зовёт. -Нет, не надо. Прошу. – Тихо шепчу. – Пожалуйста, не впутывайте его. -Тогда зачем ты его зовёшь? – Клиент опустился на кровать рядом со мной. Он провёл пальцами по моей щеке, стирая солёные дорожки от моих слёз. -Потому что… потому что мне больно и…-Ян, не слушай его, это я виноват. Дал ему установку чуть что - звать своего охранника. Ну и видимо в стрессовой ситуации… - Клиент потянулся за клейкой лентой, за ручку подтягивая пакет ближе к себе. Появились мысли, что он хочет заклеить рот Йосту и связать меня. Или связать Йоста и заклеить рот мне. Оба варианта были сейчас не лучшей перспективой. Но я не учёл ещё один расклад событий. Мужчине не нужен был скотч, ему нужен был пакет. Для чего? Я бы предпочёл этого не знать, но кто-то на небесах распорядился иначе. Даже не сразу понимаю, как пакет оказался на моей голове. А потом я услышал треск скотча. Я чувствовал, как круг за кругом клейкая лента наматывается вокруг моей шеи. Испуг. Сначала от того, что я перестал видеть происходящее, а потом уже из-за нехватки воздуха. Пытаюсь сопротивляться, просунуть руку под клейкую ленту, отодрать её от волос и от шеи, разорвать пакет… Руки не слушались, а при попытках сделать полный вдох – пакет прилипал к лицу. Из последних сил я попытался закричать и содрать с головы то, что перекрывало кислород. Но мои руки были быстро перехвачены, а потом я почувствовал, как кожу на запястьях стягивает та же клейкая лента. Пытаюсь крутиться, перевернуться, вдохнуть. Боль от ударов тут же напомнила о себе с такой силой, что в глазах потемнело. -Не вертись, ты делаешь только хуже! – Голос почти у самого уха. На секунду замираю и снова дёргаю руками. Но в следующую секунду понимаю, что мужчина успел их закрепить на изголовье кровати. Из горла вместо крика вырываются хрипы, голова начинает болеть. Дёргаюсь, пытаясь порвать скотч. В ушах глухо отдаётся собственный пульс и эхом звучит голос мужчины. Он что-то говорит, но я не слышу. Но я и слышать не хочу. Я хочу выбраться.-Отпустите! – Снова пытаюсь кричать, а затем сделать вдох. Пакет попадает в рот, я снова начинаю задыхаться. Чувствую чьи-то пальцы поверх пакета на своих губах. Секунда, и я снова могу сделать вдох. Не полный, но вдох. Лёгкие и горло болят, всё словно стянуто. -Так лучше? – Голос мужчины звучит как усмешка, а я кручу головой, пытаясь предугадать, что меня ждёт. – А где же спасибо? Ведь я сделал тебе дырку в пакете, чтобы ты смог дышать. – Кровать справа от меня прогнулась под весом чужого тела, и я почувствовал, как руки клиента раздвигают мне ноги. -Д-дэвид! – Я испуганно позвал Йоста, пытаясь не поддаваться давлению чужих рук. -Да, Билл, я здесь…-Оу, ты хочешь, чтобы он к нам присоединился, а, малыш? -Ян, хватит уже издеваться над парнем. – Чувствую, как мужчина снова тянет сетку, разрывая её по швам. Резкий рывок, я ударился затылком об изголовье кровати, а клиент раздвинул мне ноги, устраиваясь между ними. Я снова попытался сопротивляться. Мужчина приподнял меня, положив свои руки мне под колени, и я взвыл от боли. -Тише ты, попытайся расслабиться. – Моя левая нога оказалась на плече клиента, а его пальцы коснулись моей дырочки. Он резко всунул в меня сразу два, и немного согнув их, раздвинул в стороны. – Идеально. – Немного подвигав пальцами, он вынул их. Я услышал какой-то шум, звук расстегнувшейся молнии, шорох одежды. Оглушающий стук моего сердца не давал прислушиваться, но я машинально повернул голову к шуму. – Не крутись. – Пальцы мужчины снова коснулись моего отверстия и уже легче проскользнули внутрь. Я почувствовал некий дискомфорт и неприятное, скользкое ощущение. Наверное, он обработал пальцы смазкой. И судя по запаху, это что-то клубничное. Я замычал, пытаясь соскочить с его руки, но мужчина крепко придерживал меня за ноги, ограничивая мои сопротивления. – Ну, раз ты такой нетерпеливый… - Резкое чувство опустошения, а потом заполненности, постепенно сменившееся движением. Больно, обидно, неприятно. Он держал свои руки под моими коленями, и я слышал, как его яйца шлёпаются о мою задницу. У меня кружилась голова, от этого звука начало тошнить. Клейкая лента неприятно сдавливала шею, ограничивая подачу кислорода в лёгкие. Я начал кашлять, стараясь не дышать носом, чтобы не чувствовать приторный запах клубничной смазки. – О, да… - Застонал мужчина, прекращая двигать бёдрами. Не понимаю, что случилось, да и чтобы понимать сил не было. – Давай же, сожмись ещё раз! Попытайся вытолкнуть меня! – Мужчина резко толкнулся в меня, засаживая свой член по основание, а я дёрнулся, пытаясь соскочить. – Сожми проход! Слышишь меня?-Я не могу… - Хриплю, отрицательно качая головой. -Можешь! Или ты можешь только когда задыхаешься?! – Я почувствовал как мужчина отпустил мою ногу, и тут же его пальцы сдавили мне шею. – Давай! – Я попытался вытолкнуть его, но контроль над собственным телом был фактически потерян. Оно не хотело меня слушаться, слёзы подступили к глазам. Мужчина прождал ещё пару секунд, прежде чем снова начал двигаться, а его рука сдавила моё горло. Я хотел закричать, но голоса не было, он звучал только в моей голове. Дёргаюсь, слышу, как этот убл*док стонет, двигается быстрее, преодолевая сопротивление моего тела. Он получил то, что хотел. У меня стремительно темнело в глазах. Тёплая жидкость разлилась внутри, и я понял, что плачу. Пакет снова прилипал к лицу, но мне уже было всё равно. Я безрезультатно попытался сдвинуть ноги, меня сильно трясло, словно в номере была минусовая температура. Отлежавшись, мужчина встал с кровати, оставив меня в этом положении с единственной мыслью: «я это пережил». И после того, как выберусь отсюда, я снова буду любить жизнь. Я забуду, какого это – проклинать каждую секунду. Постепенно я начал успокаиваться, дрожь почти исчезла, осталась только боль и чужая сперма, стекающая по бёдрам. Дверь хлопнула, и я попытался улыбнуться своим мыслям. Всё хорошо, всё будет хорошо. Из-за пакета я не видел что происходило. Слышу лишь возню, а потом кто-то попытался приподнять меня с кровати. -<<Том…>> - Говорю вслух, или же это снова мой голос в голове? -<<Том.>> -Он без сознания! – Что? Нет. Я в порядке. Кажется.Чувствую, как чьи-то руки разрывают пакет, а я всё ещё не могу открыть глаза. -<<Том…>> - Снова зову тебя. Но в ответ снова слышу голос Йоста.-Он не может дышать, надо разрезать скотч. -Давай ножницы! -<<Том…>> - Чувствую, как кто-то приподнимает мою голову. Чувствую твои руки, пытаешься подцепить ленту пальцами, чтобы не поранить мне шею. -Я не могу, слишком туго затянуто! -Реж ему волосы! -Что? -С затылка будет легче разрезать. Реж, иначе он задохнётся! – Йост отцепил мои руки от изголовья кровати, быстро разматывая скотч на запястьях. Ладони гудели, я не чувствовал пальцев. -<<Том…>> - Ты проводишь рукой по моему затылку, отделяя линию волос от клейкой ленты. -Реж, чёрт возьми! – И ты это сделал. Я слышал, как щёлкнули ножницы и голову уже не так тянуло назад. Ещё одно движение ножниц. Ты осторожно снимаешь скотч и разорванный пакет с моей шеи. -<<Том…>> - Обнимаешь меня, прижимая ближе к себе, дуешь мне на шею, стряхиваешь со спины обрезанные пряди волос. -В этом номере есть телефон? Дэвид, тут есть телефон?! -У меня есть мобильный. Кому ты собрался звонить?! -Его отцу! -Его отцу?! Ты спятил!!? Ты хоть знаешь, кто его отец?-Нет! Это не важно!-Не важно? Да он и тебя и меня по стенке… -Дай мне чёртов телефон!!! – Пытаюсь зацепиться за твою одежду пальцами, но они всё ещё не слушаются. Прижимаешь меня ближе к себе, словно стараясь защитить. Теперь уже, наверное, поздно? Приоткрываю глаза, вижу, как Йост протягивает тебе свой мобильный. На простынях рядом с моими ногами лежат деньги. Медленно закрываю глаза, я так устал…-Позвонишь – и я сваливаю. Слышишь меня? Я сваливаю! И тебе советую, Том. -Чёрт… Дэвид, кажется, говорить будешь ты. -Что?!!!-Эта х*рня не работает! -Чья это игрушка? -Это слуховой аппарат ди-джея из клуба. Наверное, батарейка села. Я уже набрал номер, осталось нажать на автодозвон и говори!-Ты спятил? Я не хочу ввязываться в это! -Дэвид, я не слышу! Как ты себе представляешь этот разговор по телефону?-Ооо, чёрт! Сейчас, у меня был запасной для Франца…
С чего бы начать? Или продолжить, не начиная? Может, начнём с моей безумной мысли о смерти? Да, я думал что умер. Умер в том злосчастном номере, на кровати, в объятьях любимого человека. Можно ли умереть от стыда? От боли, отчаянья, сожаления? У меня безумно болела правая сторона, бедро. Так сильно - что отдавало в спину, а потом словно рикошетом доходило до колена. Начало тошнить. Кружилась и болела голова. Если бы она болела только от моих мыслей… Это бы всё объясняло, и было бы легче? Я закрыл глаза и провалился в темноту, в кромешную темноту. В такую, где если даже руку протянуть – её не будет видно. Я всё чувствовал, понимал, что со мной что-то происходит, осознавал. Только сделать ничего не мог. Я слышал, как Том разговаривал с моим отцом, и видимо разговор был не очень приятным для обоих. Всего пара минут на повышенных тонах. Диалог, в котором постоянно мелькало моё имя, моё чёртово имя. А уши так горели… такое обычно бывает, когда тебя кто-то вспоминает, не так ли? Ты вернул телефон и слуховой аппарат Йосту, а он что-то достал из кармана, положил на кровать. Только позже я узнал, что это были мои документы. Он всё время таскал их с собой, чтобы в нужный момент помахать ими перед моим носом? Как предусмотрительно и вместе с тем глупо. Дэвид ещё минуту находился в номере, просто смотрел на меня. На нас. Я чувствовал его взгляд. А потом… он просто вышел, осторожно закрыв за собой дверь. Если бы я мог, я бы прошептал ему в след тихое «пока». Мы ждали. Я не знал чего, я не знал зачем. Том просто покачивал меня, обнимал, осторожно целовал моё лицо. Словно хотел разбудить. Но ведь я не спал. Минута, две, пять. Ты привстал с кровати, снимая с меня чёртову сетку, которая была разодрана в клочья. А затем, чтобы я не замёрз, ты закутал меня в одеяло. И снова мы лежали рядом. Боль продолжала напоминать о себе, делая каждую минуту невыносимой. Каждая секунда тянулась вечность, я прислушивался к каждому шороху, звуку, я хотел отвлечься. О Боже, лучше бы я этого не делал. Я услышал, как ты плачешь, коришь себя за то, что не смог меня защитить. У каждого события есть свой смысл. Ты бы ничего не смог сделать. Наверное, так было нужно. Если бы я мог, я бы сейчас усмехнулся, а затем прошептал что люблю тебя. Навсегда, договорились?..И вот оно - то самое чувство, о котором я вспомнил в начале. Темнота. Если до этого я спал, всё ощущая словно это был сон наяву, как с открытыми глазами, то сейчас я действительно находился в неведении. Потому что, если бы я знал, что тогда происходило - я бы сделал всё, чтобы этого не допустить. Не знаю как, но я бы пытался. Я бы вывел себя из этой непонятной комы. Из этого синдрома запертого человека. Ведь это не справедливо! Несправедливо.
Шок, который я испытал, едва открыв глаза, я, наверное, не забуду уже никогда. Я лежал на животе. И, о Боже, это был балдахин. Моя отвратительная двуспальная кровать и этот чёртов балдахин, который я с таким наслаждением отцеплял от перекладин, когда мы только купили новую мебель в мою спальню. Я ненавидел всё то, от чего сбежал. Меня словно отбросило назад во времени.И вот я, так же, как тогда, в мой последний день с «семьёй», встаю с кровати. Ноги практически не держат, правая сторона - словно онемела, но я всё равно чувствую боль. Лучше бы я остался лежать…Я замотан в простыню и чувствую какую-то мазь на своей заднице и пояснице. В тот день я сделал только пару шагов от кровати, а потом упал на пол, потеряв сознание. От шока? Возможно. От боли? Вероятно. Или же у меня снова закружилась голова. Открываю глаза, всё по новой. Всё так же: я лежу на животе, не понимаю какой день, какой час. Окна плотно зашторены, постель перестелена новым бельём, от которого пахнет елью. Тусклый свет ночника горит где-то сбоку от кровати. Пытаюсь приподняться - не получается. Перед глазами всё плывёт, тело ноет. Секунда, две, и я уже не уверен, что вообще хочу вставать. Безумно хочется пить… Пробуждение №3. День – не знаю. Час – понятия не имею. Состояние – удовлетворительное. Форма одежды – простыня. А под ней… Отгибаю рукой ткань. Так и думал. Ничего. На бедре вижу тёмный синяк полоской уходящий вправо. Медленно поднимаюсь с кровати, запутавшись в балдахине. Отхожу в сторону, оценивая обстановку в комнате. На полу – ковёр. У кровати маленькие столики-тумбочки, на которых стоят ночники. По комнате буквально разбросаны мягкие пуфики. Кресло у окна стоит так, словно тот, кто на нём сидел, смотрел на кровать. Ну, или на того, кто на ней лежал… на меня.Книжный шкаф у стены, диван, два столика: один – круглый посередине комнаты, недалеко от кресла; другой - у книжного шкафа, ещё рядом с ним стоял деревянный стул. Похоже на красное дерево. Нет, это не моя комната. Кровать моя, но всё остальное… На полу валялись большие игрушки. Мягкие игрушки, к которым были привязаны целые грозди воздушных шариков. Некоторые из них отвязались и медленно покачивались под потолком. Как раз рядом с люстрой в виде большого, синего китайского фонарика с рисунком – мишка. Я оглянулся, пытаясь найти дверь, выход из комнаты. Но в поле зрения попадали только шторы. А где шторы – там окна, верно? Или же…Право – лево? Налево. Подтянув сползающую простыню, я подошёл к одной из штор. Только сейчас замечаю, что ходить мне уже не столь затруднительно. Отгибаю край занавеса. Круглые крепления легко скользят по карнизу. Да, это была дверь. Но к двери было прикреплено зеркало, в которое я, предпочёл бы не смотреться сейчас. Даже при таком тусклом свете я увидел на лице следы от подушки, синяки под глазами и волосы. Мои волосы заметно потеряли в длине… <<-Он не может дышать, надо разрезать скотч. -Я не могу, слишком туго затянуто! -Реж ему волосы! -Что? -С затылка будет легче разрезать. Реж, иначе он задохнётся! Реж, чёрт возьми!>>-Том… - Произношу твоё имя, и все события просто вихрем пролетают перед глазами. – ТОМ!!! – Кричу и дёргаю дверную ручку. Меня заперли? Дверь не открывалась. Сердце забилось быстрее, словно в приступе паники, а не она ли это была? Да, это была именно паника. Подбегаю к другой шторе, резко раздвигаю тяжёлые края ткани. Темнеет или светлеет? Утро или вечер? Залезаю на подоконник, дёргая ручку, пытаясь открыть хотя бы одну сторону окна – не поддаётся. Бью рукой по прозрачной поверхности, по подоконнику, по раме – все удары отдаются лишь глухим шумом и дребезжанием стекла, а ладонь в это время начала сильно гудеть. Быстро слезаю и подбегаю ко второму окну, раздвигаю шторы, дёргаю ручку. Она даже не опускается. Тяну на себя, вниз, - ничего. Осталась третья штора. Подбежав к ней, и отодвинув ткань, я увидел дверь. Дёргаю ручку – открывается. Темно и повеяло холодом, делаю шаг вперёд, провожу рукой по стенке, какие-то бутылочки падают на пол, натыкаюсь на выключатель. Клик – свет горит. Щурюсь, пытаясь привыкнуть. Это ванна. На полу валяются маленькие гели для душа, шампунь, несколько кусков мыла в форме фруктов, и вазочку со всем этим уронил я. Ванна, туалет, душевая кабинка, полки, шкафчики, снова я вижу зеркало и моё отражение. Резко выключаю свет и выхожу обратно в комнату. Как мне отсюда выбраться? Как? Снова смотрю на окна. Разбить, надо разбить.
Пробуждение №4. День – не знаю. Час – понятия не имею. Состояние – подавленное. Форма одежды – простыня. Лежу на кровати. Что было в прошлый раз? Господи, дай сил вспомнить!? Стоп, что это? Привстаю, провожу рукой от колена до ступни. На левой ноге мигает какой-то браслет. Что это ещё за чертовщина? Вылезаю из-под балдахина, встаю с кровати. Дохожу до кресла и сажусь в него, подобрав под себя ноги. Странно, ходить не больно, сидеть не больно, ну, почти не больно. Сколько я уже здесь? Почти в кромешной темноте видно, как мигает маленькая красная лампочка на браслете. Кажется, я знаю что это, это – домашний арест. Оглядываю комнату - всё так же. Только игрушки теперь разложены по порядку и нет шариков. Стул из красного дерева немного отодвинут от стола. О, чёрт. Я вспомнил, как пытался разбить окно. Точнее ЧЕМ. И я вспомнил, что у меня ничего не получилось. Наверное, это какое-то особое, пуленепробиваемое стекло. Или же стекло обработано специальной плёнкой – поэтому я не смог его разбить? Полный провал. После двух ударов – стул выпал у меня из рук. Просто было мало сил. И тогда дверь в комнату открылась, меня схватил какой-то мужчина в костюме дворецкого. За ним вбежал врач, и пока первый держал меня, второй сделал укол мне в предплечье, после которого я потерял сознание. Если это дом моих родителей, то где же они? Как всегда взвалили всю работу на «прислугу»? Наверное, это было что-то типа: <<Когда мой сын проснётся, вырубите его снова.>>Ох, почему так гуманно? Был всего-то укол. Почему не сразу прикладом по голове? Почему я должен сидеть тут, если мой отец просто боится зайти и поговорить со мной? Он ведь хочет. А если не хочет, тогда зачем я тут? И где Том? Где мой Том?! Почему его ко мне не пускают? Через два часа ко мне пришёл тот самый «дворецкий», который вчера поспособствовал моему усмирению. Он спросил, что я желаю на завтрак. Завтрак? Я думал, сейчас вечер. -<<Докажите, что сейчас утро?>> - Говорю я ему. Мужчина лишь непонимающе смотрит в мою сторону, и снова повторяет свой вопрос. -<<Сколько я уже тут нахожусь? Вы работаете на моего отца?>> Я не желал идти на компромисс. Но мой «собеседник» оказался тем ещё бараном. Может, он иностранец? Его заставили выучить одну фразу и запустили ко мне. Отец знает, что я могу развязать язык любому. Папуля даже убедился, что способы при этом я так же могу использовать весьма разнообразные. Но сейчас я ведь не собираюсь тр*хаться только для того, чтобы узнать точное время! Молчание повисло в комнате, я поднялся с кресла и подошёл ближе к «дворецкому». -<<Как вас зовут?>> - Я попытался быть дружелюбным и милым. Хотя я и так казался самым беззащитным существом, особенно если учесть мою наготу. Ох и повезло же этому барану, что я прикрываюсь простынёй. Интересно, если её как бы случайно отпустить, как быстро этот «дворецкий» вылетит отсюда? -<<Хозяин дома попросил меня узнать, что вы хотите на завтрак.>> -<<Сколько времени я тут нахожусь?>>-<<Герр Каулитц, что вы желаете на завтрак?>> -<<Отбивную по вашим рёбрам! Вы вообще слышите меня?>> - Я махнул рукой перед лицом мужчины. Видимо перед походом в мою комнату, его готовили словно в космос. -<<Вас удовлетворит омлет?>> - Надо же, новые слова? -<<Нет, я не хочу, чтобы меня удовлетворял омлет.>> - Мужчина усмехнулся, но сразу же попытался скрыть любые эмоции, сделав лицо каменным. -<<Нет, видимо вас всё же плохо подготовили. Вы дали мне повод, только было ли это случайностью?>> - Этот пингвин стоял и не двигался, пропуская мои слова мимо ушей, или же снова включив игнорирование. -<<О Господи, вам сказали не поддерживать со мной диалог, так не поддерживайте! Просто кивайте, чёрт возьми!>> - Я не ожидал, но мои слова подействовали, спустя пару секунд «дворецкий» кивнул. Я почесал затылок, продумывая свои дальнейшие действия. Контакт был найден, и пока я считал это плюсом. -<<Давно я здесь?>> - Мужчина молчал и не двигался, я тихо чертыхнулся, прикусив губу. Ладно, попробуем по-другому. -<<Я тут больше двух дней?>> - Осторожно спрашиваю, комкая простынь, в которую был замотан. «Дворецкий» кивнул, даже не посмотрев на меня. Он уставился в одну точку на стене позади меня. -<<И больше трёх дней?>> - Снова согласный кивок. -<<Больше недели?>> - Едва заметный, но снова положительный ответ. -<<Значит, не на много больше недели? Дней… девять?>> - Выражение лица полное сомнений. Отлично, теперь я разгадываю жесты. Поджатые губы, сощуренные глаза. -<<Девять дней, десять ночей?>> - Первое что пришло на ум, но «пингвин» снова закивал. Чёрт, я тут уже так долго, этого не может быть. Я не хочу в это верить, где Том? -<<Где Том? Он здесь? И что это вообще за место?>> - Тихо спросил я. В ответ лишь взгляд полный непонимания. Отлично, если бы Том был здесь, то его за эти дни тут каждая собака уже знала бы. Он, наверное, меня бросил, когда узнал кто мой отец. Папа обязательно бы ему представился, перечислив все свои заслуги перед обществом. -<<Что же мне теперь делать…>> - Вопрос это был или нет, но я произнёс это вслух. И если бы это и был вопрос, то он был риторическим. Однако «дворецкий» воспринял это на свой счёт. -<<Было распоряжение, что с вами можно будет разговаривать, если вы поедите. Так же вам не рекомендуется долго стоять, ходить и нельзя бегать, пожалуйста, лягте в постель. А я принесу вам еду.>>-<<С чего вдруг такие ограничения? Странно, я не ел больше недели, и всё ещё стою на ногах…>> - Может сейчас стоило бы изобразить обморок? Отлично. Раз… два…-<<Нет, вы ели.>> - Не прокатило бы. -<<Разве вы не помните? Вы уже были в сознании несколько раз. Правда, на непродолжительное количество времени.>>-<<Я помню, что я был… но не помню, чтобы я что-то ел.>> - Прокручиваю в голове все свои пробуждения. Но в памяти не всплывает ничего похожего на еду кроме кусков мыла в ванной… Ой. -<<Наверное, это из-за лекарств.>>-<<Каких ещё лекарств?>> - Понятно, почему за девять дней, я просыпался так редко.-<<Которыми вас лечили. Прости…те, я не могу больше с вами разговаривать. Если вы не желаете есть, я так и предам вашим родителям.>> - Мужчина развернулся, открывая дверь. Я даже встал на мысочки, чтобы выглянуть в коридор. Пытаться сбежать сейчас было бы бессмысленно. У меня слишком мало сил, я не знаю этого дома и вообще где я. На мне нет одежды – зато на ноге есть браслет. И эта мигающая красная лампочка означала - стоит мне покинуть границы определённой территории, так сразу же примчатся полицейские. -<<Эй, пингвин! Зовут-то тебя как?>> - Мужчина вышел из комнаты и только тогда обернулся.-<<Тилль.>> - Представившись, дворецкий закрыл за собой дверь, а я услышал нечто похожее на поворот ключа. Понятно. Они ставят дверную ручку на блокировку. -<<А меня… а меня Билл зовут!>> - Выкрикнул я, прижавшись к двери лбом. Ответа не последовало, только были слышны удаляющиеся шаги.
не удержалась от того чтобы вставить эту работу сюда
Пробуждение №5. День – не знаю. Час – понятия не имею. Состояние – нормальное. Форма одежды – простыня. Я снова задремал. Почти сразу же после знакомства с дворецким по имени Тилль. И, кажется, я нашёл ещё одну причину возненавидеть свою кровать. Слишком мягкий матрац. Слишком! Моё тело уже привыкло к раскладушкам, диванам, кушеткам. На этой кровати благодаря матрасу я вырубался моментально. Минута и чик – я тут же сплю. Видимо моему телу действительно требовался отдых. Только под головой оказывалась подушка – срабатывала команда «выкл». Я даже не понял, почему проснулся. Может от шума? Я вдруг совершенно ясно услышал, как где-то взлетает самолёт… но это ведь невозможно. Окно ведь закрыто? Но тогда почему в комнате так прохладно? Чувствую, как рядом со мной прогибается кровать. Инстинктивно немного отстраняюсь и ещё сильнее зажмуриваюсь. Я попытался притвориться спящим, но скорее всего мой испуг уже выдал меня. -<<Какой же ты удивительный.>> - До боли знакомый голос, твой голос. Том. Том, ты здесь… -<<Удивительный, но притворяться что спишь…>> -<<Не умею…>> - Губы задрожали и расплылись в улыбке. -<<Где же ты был, чёрт возьми? Я так испугался за тебя…>> - Хотелось зареветь, громко, навзрыд. Кинуться тебе на шею и просто заплакать, целуя твою родинку на щеке. Оставался лишь один вопрос, почему я всё ещё лежу с закрытыми глазами? Ты словно услышал мои мысли, и я почувствовал, как твоя ладонь накрыла моё лицо. Часто дышу, пытаясь совладать с желанием поцеловать твою руку. Но ведь это тогда… будет против правил? -<<Не открывай глаза, пожалуйста.>>-<<Что? Но п-почему?>> -<<Потому что иначе – я не смогу уйти.>> - Ты говорил почти шёпотом, словно надеясь, что я снова усну. Ты как колыбельная – убаюкиваешь меня, даришь спасительное спокойствие. С тобой мне не страшно. -<<Зачем тебе уходить? Если мы уйдём, то мы уйдём вместе. Правда?>>-<<Нет, Билл, сейчас тебе лучше оставаться здесь. Набираться сил.>>-<<Что за глупость? Я уже вполне…>>-<<Билл… Я не для того залезал к тебе через окно, чтобы ты обманывал меня. Я хотел посмотреть, что с тобой всё в порядке, проверить.>> - Медленно выдыхаешь и проводишь рукой по моим волосам. -<<Мне пора. Я ещё приду к тебе… Спи.>> -<<Нет, останься, останься.>> - Я уже не чувствую твою руку, но всё равно не могу открыть глаза. -<<Не уходи.>> - Совсем легко, почти невесомо касаешься губами моей щеки и отстраняешься. Слышу, как ты встаёшь с кровати и уходишь. А я, снова, медленно погружаюсь в сон. Странный хлопок и я подскакиваю на месте, оторвав голову от подушки. Кровать завешана балдахином, кто-то спустил ткань с креплений, чтобы не тревожить мой сон. Но я вижу, что в комнате светло. Окна не зашторены. Медленно встаю с кровати, отодвинув в сторону край ткани, и сердце словно пропускает удар, ещё один. Боюсь даже пошевелиться, хотя чисто на подсознательном уровне что-то уверяет, шепчет мне, что надо вымолвить хоть слово. Сделать хотя бы жест. -Доброе утро. – Спокойным, ровным тоном говорит мой отец, поворачивая ручку. – Кто-то забыл закрыть тебе окно, найду – сделаю выговор. А потом уволю к чертям. Кто-то явно хочет, чтобы ты заболел. -Или сбежал…-Или сбежал. – Повторяет отец, присаживаясь в кресло. – У тебя до сих пор слабый иммунитет. Тебе надо быть осторожнее, регулярно питаться, спать. -После чего? После чего у меня слабый иммунитет?-Ты на лекарствах, Билл. У тебя сотрясение мозга, лёгкий вывих тазобедренного сустава. Ушибы, синяки. Организм ослаблен последствиями простуды, которую ты не долечил. Осложнения на уши и сердце, ты что, хочешь умереть? -Ты всегда всё преувеличивал. – Отец раздражённо посмотрел на меня, а затем поднялся с кресла и направился к двери. – Ты со своими врачами всего меня осмотрел, пока я был в отключке? Насмотрелся? Видел, как я лежал тут с раздвинутыми ногами? Понравилось? -Знаешь, я даже рад, что тот мужчина неделю назад отходил тебя ремнём по заднице. Но видимо ума и чувства самосохранения у тебя от этого не прибавилось.-Это был не ремень.-Плевать. Тебе всё равно, видимо не хватило. Восемь синих полос, Билл. Можешь пойти в ванну и посмотреть, как тот убл*док разукрасил тебя. Ну а потом, может, сделаешь мне одолжение? На столике лежат анкеты пятнадцати человек, выбери пятерых.-Зачем? Что ты…-Один из представленных кандидатов станет твоей нянькой. Я ведь не могу сейчас следить за каждым твоим движением. Ведёшь себя как глупый волчонок. Ты же знаешь, что у меня работа. И тебе всегда не нравились мои совещания, командировки. Помнишь, ты на моём портфеле всегда рисовал свои инициалы кусочком мела? Меня это так злило, особенно если потом на руке и костюме оставались белые следы… Тебе нужен кто-то, кто бы смог с тобой совладать. -Что за бред, ты считаешь меня диким?! Где Том? Я хочу с ним поговорить!!!-Какой ещё Том? – Отец делает непонимающий вид. Или он действительно не понимает о ком я… Мне стало тревожно. -Парень, который был со мной в номере, когда ты приехал и перевернул всё с ног на голову! – Папа отвернулся, поворачивая дверную ручку. Нет, я не позволю закончить этот разговор так. – Не смей молчать! Ответь!-Он в тюрьме. -Что?! – Я вскочил с кровати. -Он изнасиловал тебя, я сам видел видео на том сайте! -Он меня не насиловал! Мы занимались с ним любовью! Любовью! - Хотя зачем я тебе всё это объясняю? Для тебя любой секс в котором ты бы увидел, как в меня пихают сзади показался бы насилием, тупым тр*хом. - Чёрт, зачем ты так поступаешь со мной?! Ты не должен был делать всего этого. Не должен! -Когда ты успокоишься, мы снова поговорим. – Отец вышел за дверь, закрыв её за собой. А я опустился на пол и закричал: -Вернись, чёрт тебя подери! Прими хотя бы раз в жизни правильное решение и вернись в эту чёртову комнату! Ты не сможешь держать меня здесь вечно! – В горле запершило, и я закашлял.Для тебя каждое твоё действие как рывок к успеху. Во всяком случаи ты так считаешь. Только я не твой избиратель, а ты не моё правительство.
Я словно попал в страшный, идиотский сон. А чего я хотел? Наверное после того комментария на сайте, в глубине души, я мечтал о воссоединении семьи. Поэтому и записал на руке Тома номер моего отца. Я рисковал, и я потерял. Не только свободу, но и тебя, Том. Меня запирали, я был словно в золотой коробке. Клетке. Четыре стены. И разве это жизнь? Лучше бы я оставался там - по ту сторону забора, который я видел из окна со второго этажа, где находилась моя комната. Там хотя бы был ты. А здесь только я. Новый я. Словно мягкая игрушка порвалась, и её перешили. Но чтобы сделать новый шов, надо воткнуть иглу. Так вот эта игла проткнула сердце, пытаясь сделать петлю и захватить новую нить. Игрушка только дёрнулась, но ничего не поняла. А когда поняла, было уже поздно. Я попытался открыть окно, возле которого стоял. Но оно снова не открывалось. У меня что, руки не из того места растут? Я же видел, как отец уже делал это. И не было никакого замка. Прижимаюсь лицом к стеклу, разглядывая территорию до забора. Деревьев было совсем немного и те росли вдоль неприступного ограждения. Но моё внимание привлекла детская площадка прямо под моим окном. Горка, качели, карусель. Зачем отцу покупать дом, на участке которого есть подобное? Или это для меня, и он до сих пор считает меня ребёнком? Даже после всего того, что видел? Я смотрел, как от ветра покачиваются качели и карусель. Хотелось глотка свежего воздуха. Ну, или хотя бы иллюзию этого, и я снова повис на ручке. Что-то странно щёлкнуло, и окно открылось. Я удивлённо проследил за движением своей руки, пытаясь понять - как же это у меня всё-таки получилось. В лицо ударил холодный воздух, и я высунулся, облокотившись на подоконник. Что я искал? Да что угодно, пожарную лестницу, трубу, по которой можно было бы забраться и спуститься. Я не верил, что тот визит Тома был сном. Я просто отказывался поверить. Но у окна я не увидел ничего. Никакой лестницы или чего-то похожего. Зато справа, через несколько метров на уровне первого этажа я увидел козырёк. Это что, был гараж? Нет, оттуда невозможно было бы добраться до моего окна, но я попытался обмануть самого себя и сделать вид, что всё возможно. От моих поисков меня отвлёкла сигналящая машина. Я вздрогнул, повернув голову направо и снова высунувшись из окна. Ворота. Я увидел ворота! Оказывается этот забор не без конца и края. Машина продолжала сигналить, и вскоре я увидел, как двери автоматически раздвигаются. Машина заехала на территорию, и к ней кто-то подошёл, видимо охранник? Значит, с этой стороны дома действительно находится гараж. -Ваш завтрак. – Быстро отскакиваю от окна, резко обернувшись назад. У двери стоял Тилль с подносом. – Билл, вам лучше не высовываться, иначе на окна поставят решётки. Или сигнализация сработает… датчик на вашей ноге…-То есть, если я высуну ногу в окно, сюда приедут злые дяди? -Да, сюда приедут полицейские. – Тилль подошёл к столику, на котором лежали папки с анкетами нянек и, отодвинув их, поставил поднос. Я увидел стакан свежевыжатого сока с мякотью, оладья небольшой горкой возвышались над тарелкой, а рядом с ними стояла маленькая пиала с джемом. -Сюда возможно пробраться незамеченным? -Не волнуйтесь, вас никто не сможет достать здесь. -Об этом я и беспокоюсь.-Вы…-Это глупо, Тилль, ты меня старше, хватит быть со мной на «вы». – Улыбаюсь во все тридцать два, демонстративно закрывая окно. – Или мой отец по поводу этого тоже выдал какое-то наставление? – Дворецкий отрицательно качнул головой. Даже странно, что папа пропустил этот пункт. Ну, или же тем, что ко мне обращались на «вы», мне хотели поднять самооценку? Звучит немного нелогично, но кажется обоснованным. Я мокнул палец в пиалу и поднёс к губам, тщательно посасывая и облизывая его, избавляя от (как оказалось) клубничного варенья. Издаю странный восторженный звук и смотрю в сторону Тилля. Дворецкий словно проглотил язык или подавился слюной. Не знаю, что именно, но вид у него был странный. -Как поедите…-Как поем.-Как поешь - сообщи. Потом я вернусь, и подберём тебе вещи. – Он развернулся и направился к двери. Я хмыкнул, и отвернулся, уставившись на папки с анкетами нянек. Папка №1, папка №2… Три папки и в каждой по пять анкет. Фотографии, характеристики, бывшие места работы и никаких имён. Не думал, что это вдруг станет интересным. Кого же мой отец считает достойным моего общения? Из пятнадцати кандидатов было всего две женщины. Это стало ещё более интересным, я решил повременить с завтраком и, собрав все папки в одну стопку, перетащил их на кровать.
Первая папка.Отец явно ограбил какой-то институт. Кандидат №046. Квалификация: Учитель. Женщина, с тугим светлым пучком на затылке. Миниатюрные очки на переносице. Сомневаюсь, что из-за плохого зрения, скорее просто «для красоты». Водолазка с высоким горлом бежевого цвета. Сразу видно - чёткая стерва. Чем дольше я рассматривал её фотографию, тем яснее понимал, насколько сильно я влип. Открываю вторую папку, и на кровать сразу же выпадают не закрепленные в файлы анкеты. О Боже, кто же так делает? Они что, надеялись, что я стану копаться в этом бардаке? Минутку, конечно, не надеялись, а наоборот. Наверное, они загнали сюда всех «неугодных» кандидатов. Тех, кто по основным параметрам прошёл, но чем-то не угодил. Может, в таком случае выбирать только из этой папки, чтобы насолить отцу? Я взял первую попавшуюся анкету. Ого, да мне сегодня везёт. С фотографии на меня смотрел красивый мужчина. Невольно я улыбнулся, склонив голову вбок. Кандидат №018.Квалификация: Врач. Врач? Я или разучился читать или разбираться в людях. Не было в нём ничего такого, что должно быть у врачей. Я хотел увидеть белый халат, а в глазах - чрезмерную заботу. Хотя бы поддельную, но от этого суть не меняется. Даже учительница была похожа на учительницу. Её фотография мне не врала. Но фотография этого мужчины… Однако, при всём при этом, я не испытывал к человеку с фотографии неприязнь или ещё что. Это было скорее безумным подозрением, обманом. Только непонятно кого хотели обмануть. Меня или моего отца.Может, это какой-то приятель Йоста, и покой мне только снился? Может этого мужчину послали сюда, чтобы добить меня? Чёрт, не знал, что после сотрясения мозга люди страдают паранойей.Я ещё минут пять смотрел на фотографию и пришёл к выводу, что этот человек не может быть плохим. В его лице было что-то знакомое, словно я его когда-то уже видел. Может быть, он был моим клиентом? Ну, или это действительно известный врач, и возможно я видел его в журналах, рекламе. Хотя, неужели одновременно быть врачом и тр*хать проститутку уже нельзя? Не положено по статусу? Ощущение такое, словно какое-то слово вертится на языке, ты понимаешь это, видишь образ, но не можешь произнести. Я точно его когда-то видел, или он кого-то мне напоминал. Двухдневная щетина в сочетании со смешной бородкой и родинка на правой щеке… как у Тома. Я почувствовал, что у меня начинает болеть голова. Возможно от голода, точнее я бы предпочёл так думать. Отложив анкету в сторону, я поднялся с кровати, желая поскорее попробовать свой завтрак. Подобного я не ел уже очень давно… Третью папку я тут же заляпал вареньем. Расположившись в кресле у столика с очередными анкетами, я спокойно ел свой завтрак, рассматривая кандидатов третьей папки. Переворачивать листы липкими пальцами было немного проблематично, но, как говориться, – и так сойдёт. В этой папке были люди с такими профессиями как:СтилистМаникюрша ПарикмахерКосметолог Массажист Сильно удивился, узнав, что маникюрша мужского пола, а парикмахер – женщина. Но фотографию толком я разглядеть не успел, случайно капнув на неё вареньем. О, мой Бог! Какие же у массажиста руки! Ух! Видать массаж он делает недавно, а раньше был бодибилдером. Через минут двадцать ко мне в комнату снова зашёл Тилль. Я думал, что дворецкий пришёл за подносом, но он, словно не обратив на меня внимания, прошёл к моей кровати. Только когда он опустился на одно колено, нагнувшись и отодвинув одеяло, которое почти свалилось на пол, я вспомнил, что у моей кровати есть поддон с ящиками для белья, одежды. Чёрт, я всё это время мог одеться нормально, а не шастать по комнате в простыне. -Через час ты примешь душ. А пока что я достану тебе твои вещи… -О, мы всё же перешли на «ты». – Я улыбнулся, поднимаясь с кресла и запихивая в рот последний кусочек блинчика. Интересно, мыться я буду тоже под сопровождением? -Ещё к тебе зайдёт твой доктор чтобы осмотреть тебя и на время снять с твоей ноги… – Тилль резко поднялся, выпрямившись по струнке, после того как выдвинул ящик из-под кровати. -Что случилось? -Это твоё? – Я подошёл к кровати, заглядывая внутрь и, кажется, блинчик попал не в то горло. На аккуратно сложенных вещах лежал фаллоимитатор на присоске. И не просто какой-то там, это был Френни! О Господи! Том действительно был тут, это был не сон, он не в тюрьме! А Френни – это, наверное, «привет» от белого холста! Йохан подарил мне свою любимую, девственную игрушку! Боже, надеюсь я выберусь отсюда раньше чем до одурения захочу секса. – Это твоё!? – Повторяет Тилль, с опаской поглядывая на невинную игрушку. -Конечно, моё. Мне папа подарил. – Вру и не краснею. Однако навык немного запылился, и дворецкий сделал ещё более недоверчивое лицо. – Ну, сам подумай, как тут могла оказаться эта вещь? Меня тут охраняют лучше сейфа в банке, даже на моей ноге висит сигнализация. Ну, кто кроме отца, который знает мои предпочтения, мог ЭТО сюда положить? -Я спрошу…-Ну валяй, я это себе уже представляю…<<-Здравствуйте герр Каулитц!-Здравствуй Тилль!-Герр Каулитц, я тут хотел вас спросить. Вы случайно вашему сыну в его ящик с одеждой большой толстый член не клали?>>-Ладно, предположим, я тебе поверил. – Тилль брезгливо отодвинул Френни и достал из ящика мою футболку, в которой я раньше спал. Затем шорты из того же спального комплекта. А я всё стоял и улыбался как полный идиот. Кстати об идиотах. Через полчаса после того, как Тилль покинул комнату, ко мне зашёл мой отец. С ним был какой-то мужчина. И, о чудо, вот оно! Тот самый наигранный, заботливый взгляд, о котором я вспоминал. Это был тот самый врач, который сделал мне укол. Видимо он же присматривал за мной, когда я был в бессознательном состоянии. С отцом я разговаривать не собирался, да и он не горел желанием начинать со мной словесную перепалку. Хоть я и видел, что его что-то гложет, но не верил, что это может быть чувство вины. Да, я обиженный ребёнок, и что? Я стану оценивать свою жизнь и учиться на ошибках, когда родители подадут мне в этом пример. Хочу увидеть маму… может быть, она бы меня поняла? Врач попросил меня лечь. Нехотя присаживаюсь на кровать, а затем ложусь на спину, внимательно наблюдая за действиями мужчины. Полезная информация №1 – у врача есть ключ от браслета с мигалкой на моей ноге. И когда он снял мой «домашний арест», я просто не верил своим глазам. Однако мне поспешили уточнить, что это только на время принятия ванны. И что эти двое будут ждать меня в комнате, пока я буду плескаться. Чёрт, вдруг они найдут Френни? Они ведь выкинут его! В голове созрел глупый, зато моментальный план. Я подобрал с кровати вещи, которые для меня выложил Тилль, а потом сделал вид, что роняю их по святой случайности прямо обратно в ящик. По-моему, никто даже и не заметил, как вместе с футболкой и шортами я поднял из ящика фаллоимитатор.
Френни я спрятал уже в ванной. Ну, или не спрятал, я просто прикрепил его на стенку в душевой кабине, сам же я принимал ванну, стараясь не думать о самоудовлетворении и о том, что снаружи меня ждут ещё бог знает какие «процедуры». Лёжа в ванной, я слушал, как шуршит белоснежная пена. Оказалось, что тут потрясающая акустика, и каждый всплеск воды плавными волнами расходились по кафельным стенам. Здесь было всё необходимое. Мне даже потрудились купить новую мочалку, и я её сразу же намылил мылом, от которого потрясающе пахло ванилью. Новые полотенца, белый халат на крючочке возле двери… Так чисто и красиво. Всю обстановку омрачал лишь странный звон в ушах и то, что рядом не было тебя, Том. Я бы так хотел, чтобы ты был здесь, со мной. Обнимал, нежно тёр моё тело губкой. Целовал. Я бы сейчас всё отдал за один только твой поцелуй. Когда я вылез из ванной и стал вытираться полотенцем, я остановился возле запотевшего зеркала. Но даже через такое нечёткое отражение я увидел полосы на своём теле. На спине, бёдрах, ягодицах. Восемь синих полос. Они словно паутиной переплетаются между собой. Следы уже не такие тёмные, но всё равно заметные… к тому же, кожа после тёплой воды покраснела, и отметины проявлялись более ярко. Надеваю белоснежный халат, а вместо него на крючок вешаю шорты и футболку. Ополоснув руки водой, провожу ими по волосам, убирая влажные после ванной пряди от лица. -Приляг. – Если я ещё раз услышу эту фразу, я кого-нибудь убью. Врач улыбался во все тридцать два. Отличное настроение, или ему просто так нравилась мысль о том, что он снова может полапать мою ногу? А может ему не терпится проверить, есть ли на мне бельё? Нету, и что?Оказалось что всё же второе, но третий вариант я так же не исключил. После того, как на моей ноге снова оказался браслет, мужчина попросил меня развязать пояс халата и раздвинуть ноги. -Что, простите? – Я удивлённо уставился на врача, а потом резко повернулся к отцу, который продолжал сидеть в кресле с абсолютно невозмутимым видом. -Раздвинь, пожалуйста, ноги. – Давно я не слышал подобного в предложении со словом «пожалуйста». Медленно выполняю просьбу, не сводя удивлённого взгляда с отца. Но пояс халата я так и не развязал. Не хватало мне ещё того, чтобы они на меня пялились, пока я в здравом уме. Врач трогает мою правую ногу, бок, бедро. Я чувствую его холодные пальцы на своей горячей коже… - Билл, ты всё же должен развязать пояс и раскрыть халат. -Я не стану этого делать. -Билл, мне всего лишь надо проверить… Ты что, стесняешься? Не волнуйся, я всё уже у тебя там видел. -Я и не сомневался. – Смотрю на врача испепеляющим взглядом.-Ладно, скажи, у тебя что-нибудь болит? Тянет, ноет? – Закрываю рот на замок и выкидываю ключ. Отец усмехается увидев от меня такой жест. – Хорошо, тогда простой тест на память. Я скажу пять слов, а ты повторишь их, договорились? Носорог, собака, бабочка, тигр, кролик. – Усмехаюсь, набрав воздух в лёгкие. Уже собираюсь начать перечислять только что услышанные слова, но тут понимаю, что уже не помню их. Последовательность, значение, всё словно выскочило из головы. Я помню всё до этого момента, но только не то, что он сказал пару секунд назад. Вместо команды «запись» моё сознание сработало в точности наоборот. Понимаю, что пауза затянулась, врач и отец выжидающе смотрят на меня, ждут моих слов, действий. -Э-э-э, повторите, пожалуйста. – Врач поднимается с кровати, подходит к моему отцу, что-то шепчет ему на ухо. Я привстаю, чтобы лучше видеть или услышать, о чём они переговариваются. Папа несколько раз меняется в лице, согласно кивает, обеспокоенно смотрит на меня… -Билл, у тебя были галлюцинации? -И это всё он понял только потому, что я прослушал какие-то слова? Не было у меня никаких галлюцинаций. Я не псих! -Может, это из-за кокса? Вы же нашли в его крови кокс. – Отец посмотрел на меня сверху вниз и снова уставился на врача.-Да, но это было уже больше недели назад… -А тебе бы это только на руку пошло, да, папа? Мог бы списать мою ориентацию на какие-то проблемы восприятия жизненного фона? Или может ты предположил, что я периодически под кайфом? – Врач непонимающе уставился на тебя. Что, папочка, нечего сказать, я прав? Поднимаешься с кресла, и тянешься к заднему карману брюк, достаёшь чековую книжку. -Вы этого не слышали. - Отец чётко выговаривает каждое слово, быстро что-то чиркая на листке бумаги. – И всё, что вы услышите и увидите до того, как успеете выйти за дверь, вы тут же забудете. – Последние штрихи, видимо цена молчания. И я вижу как зрачки моего, наверное, уже бывшего доктора расширились. Листок был вырван из книжки резким движением руки, я даже восхитился, кажется, у тебя, папа, появился навык? Мужчина со счастливым лицом берёт в руки чек и быстро отходит к двери, словно внимательно изучая каждую чёрточку. Я усмехаюсь, пытаясь представить какая там сумма. Да и за что такие затраты? Ответ пришёл слишком быстро и главное – неожиданно. Отец подошёл ко мне, резко дёрнув меня за руку на себя. Я издал странный звук похожий на жалобный, удивлённый писк. – Зачем ты пытаешься меня всячески опозорить перед людьми? Почему ты пытаешься казаться тем, кем не являешься? -Я тот, кто я есть на самом деле. А тебе что, так отвратительна мысль, что твоего сына кто-то тр*хал в задницу? Или тебя отвратительна мысль, что мне это чертовски нравилось? - Не успеваю ничего понять, как получаю сильную пощёчину. Одновременно чувствую, как отец отпускает мою руку, и я падаю на бок, лицом вниз закрыв голову руками. В ушах сильно зашумело, как тогда, в ванной. Щека горела от удара, было обидно. И даже сейчас я не осознавал, что произошло. -Йорг! Что вы делаете?! – Голос врача из противоположного конца комнаты. – Его нельзя подвергать стрессу, и тем более бить по лицу! У него недавно было сотрясение, функции мыслительного центра…-Я знаю! Знаю… - Кровать рядом прогибается, а я всё ещё лежу, сильно зажмурившись, словно ожидая очередного удара. Горячая рука нежно касается моего плеча, слегка сжимая и поглаживая… - Билл. – Тихий шёпот у самого уха. – Билл, прости меня. Я сорвался. Ты неделю лежал почти никакой…-И тебе это понравилось? -Что? Нет!-Нет, тебе понравилось, когда у меня не было своего мнения и права голоса…
-Билл, что с тобой? Ты меня пугаешь! – Удивлённо открываю глаза и смотрю на отца. Врач стоит рядом, смотрю на его руки.-Однако вы быстро спрятали чек. – Язвительно произношу, привстав на локтях. -Какой чек? – Отец испуганно смотрит на меня. – Билл, ты помнишь что случилось?!-Конечно, ты заплатил врачу за молчание и ударил меня по лицу! -Что??! Ты потерял сознание пару минут назад, когда тебе на ногу одевали датчик. Как ты себя чувствуешь, что-нибудь болит? – Тру рукой щеку. Неужели это мне «приснилось»? Как такое возможно? Часто моргаю. Меня что, пытаются запутать? Только кто? Я сам, или врач с отцом? После того, как я в очередной раз открываю глаза, всё словно становится чёрно-белым. Непроизвольно вздрагиваю, вжавшись в кровать. На кресле, в котором сидел отец, я увидел человека в маске кролика. Ирвин?! -Что происходит?! – Почти выкрикиваю. Отец сильно сжимает мою руку, спрашивает, что со мной, проводит ладонью перед лицом. Врач пытается задавать какие-то вопросы, которые я не слышу… Кролик прислоняет руку в белой перчатке к губам, делая намёк, чтобы я молчал. -<<У тебя галлюцинация. Меня никто кроме тебя не видит. Не пугай папу.>> - Знакомый голос, только слышу я его так, словно его искажают помехи. Или это из-за маски? -<<Кто ты? Ты не Ирвин?>> - Мысленно спрашиваю. В ответ кролик лишь отрицательно качает головой. -<<В клубе у Моисея была похожая на тебя галлюцинация, но она не разговаривала! Что означает твоё появление? Я что, захотел с кем-то безудержного, развратного секса?! Почему я тогда об этом не знаю?>> -<<Я не проблема. Я – решение. Я не последствие. Я – причина.>>-<<Нет. Ты – галлюцинация!>>-<<Тебе снова дали лекарство, на которое у тебя аллергия. Как тогда… помнишь? Тебе лет шесть, или ,кажется, семь. Ты в дождь катался с горки, упал, сломал руку и вдобавок простудился. Как тебя тогда знобило и ломало… а перед глазами бегали быстрые картинки, словно ты хотел словить двадцать пятый кадр. У тебя аллергия на большинство видов обезболивающих, напомни отцу.>> - Откуда он знает? Моё видение явно усмехается. -<<Я в твоей голове. Всё что знаешь ты, знаю и я. Зови, чуть что.>>-<<Стой! Но кто ты? Как тебя зовут?>>-<<У меня нет имени. Можешь придумать мне его, когда мы увидимся в следующий раз…>> - Кролик, насвистывая какую-то мелодию, поднялся с кресла, поправляя подушку. Постепенно иллюзия исчезла, а всё вокруг снова стало цветным. Том. Том, почему мне снова захотелось позвать тебя? Я растерян? Да. Мне страшно? Нет.-У меня аллергия… - Тихо шепчу, медленно перевожу взгляд от кресла к отцу. –На обезболивающие, помнишь? -В вашей карте написано про противопоказания к ибупрофену… мы это учли. - Вмешался врач, удивлённо уставившись на меня. – Мы вам давали другие препараты. К ним противопоказаний почти никаких.-Почти? – Возмутился отец, обернувшись к доктору. Я не понимал зачем, но врач вдруг приблизился и дотронулся до моего лица. Он провёл пальцами по моей щеке, подбородку. – Что вы делаете? -Пусть ваш сын скажет, принимал ли он какие-нибудь гормональные таблетки? Кролик не соврал. После того случая из реальности я больше не выпадал. Лекарствами меня пичкать тоже перестали. Всезнайка в белом халате предположил, что у меня гормональный сбой, а теми странными прикосновениями он проверял, бреюсь ли я. Оказалось, что нет. Мог бы просто спросить. Таблеток, кстати, я тоже никаких не пил. Но видимо моему отцу сложнее поверить мне, чем человеку, который предположил, что я мог выпить несколько упаковок противозачаточных за то время, пока был «в бегах». Интересно, по мнению врача, зачем бы я стал пить эти чёртовы таблетки?Сон превратился в ещё более нелогичную, безумную явь.
Так прошла ещё одна неделя. Я до дыр изучил все анкеты. Просто так, от нечего делать. Ещё чуть-чуть и я спятил бы окончательно, но ко мне в комнату вовремя принесли телевизор. Правда, ловил он мало каналов, приходилось постоянно крутить антенну в разные стороны. Но уже на второй день я понял, в какую сторону надо повернуть злосчастный шнур, чтобы телевизор сдался и поймал канал для взрослых. Жаль, что у меня не было точной программы, чтобы отслеживать только интересующие меня фильмы. Как назло, каждый раз я попадал на рекламу. Хотя эта реклама скорее напоминала «магазин на диване». Тест драйв – где девушки и парни засовывают в себя разные стимуляторы, а приятный фоновый голос в это время рассказывает о преимуществах товара. <<Реалистичный, гелевый фаллоимитатор с мошонкой и выпуклыми венками позволяет стимулировать как можно больше чувствительных точек. Создаёт эффект грубого проникновения. По ощущениям данный стимулятор не уступает реальному половому члену…>>Я слушал всё это, чувствуя, как к щекам приливает кровь, наверняка заставляя их краснеть. Закусываю губу, наблюдая, как тощий брюнет смазывает ствол фаллоимитатора смазкой, от чего он начинает блестеть. И вот уже приятный голос из телевизора рассказывает о «пользе» данной смазки. Парень из телевизора медленно начинает насаживаться на гелевый член, а я сильно сжимаю в руке пульт, почти невесомо вожу большим пальцем по всем кнопкам сразу. Нет, я не хотел переключить на другой канал. Если только подсознательно. Но единственное, чего я сейчас хотел вполне осознанно, это секса… Чёрт. Резко надавливаю на какую-то из кнопок и отодвигаю пульт в сторону. На экране сейчас какая-то женщина нарезает овощи. Оказалось, что я переключил на ночной канал кулинарии. Морщусь. Снова перевожу взгляд на пульт, словно гипнотизируя его. Нет, я не переключу обратно. Хотя, может там уже показывают что-то другое? Я ведь могу утолить своё любопытство? Всего на секунду, туда и обратно. А затем продолжу смотреть, как женщина бьёт яйца в стеклянную миску. Нервно сглатываю и, зажмурившись, переключаю на четвёртый канал. Открыв глаза, я словно посмотрел в зеркало. Я готов был поклясться, что увидел самого себя, но когда брюнет снова повернулся в камеру, я понял, что обознался. Сердце в груди всё ещё колотилось с невероятной скоростью. Собравшись с мыслями, я выключил телевизор вовсе. Завтрак, прогулка на свежем воздухе «под конвоем», и то, только до окна. После завтрака ко мне приходил Тилль, чтобы его открыть. А потом минут пятнадцать - двадцать стоял рядом со мной, пока я вдыхал уличный воздух. Рядом действительно находился аэропорт, ну, если не рядом, то в нескольких километрах от этого дома. Когда окно было открыто, я часто слышал и видел, как железные махины шли на посадку или наоборот - набирали высоту. Я всегда боялся летать, и боялся, когда отец куда-то летел. Я никогда не желал ему счастливого полёта, не говорил, что буду волноваться, и не просил перезванивать, когда самолёт приземлится. Я только всё портил, специально. Вытаскивал его вещи из сумок, крал его билеты, перекладывал паспорт, забирал бумажник. И главное не пытался скрыть, что всё это делал я. Свои «пакости» я даже подписывал, словно художник, - ставил завершающий штрих, свои инициалы белым мелом. В прошлом нашем доме пакет мелков всегда лежал у меня рядом с кроватью. На всякий пожарный. Вдруг у отца срочная поездка, а я не успел намазать ручку его портфеля клеем. В двенадцать лет это было моим главным страхом. Но сейчас… Я боялся, что Френни тоже был галлюцинацией, но «невинная игрушка» всё так же была в ванной. Но если быть до конца честным, иногда я держал его под подушкой. Я сильно рисковал. Но за эту неделю, никто даже не думал устраивать обыск. Видимо не знали, что у меня теперь много чего можно найти. Я выпросил у Тилля сигареты. Хотя не курю, однако с лёгкостью убедил дворецкого в обратном. Пачка сигарет, от которых пахло вишней, лежали в ящике под кроватью среди нижнего белья. Но иногда я доставал их и долго крутил в руках, словно изучая каждую букву на бордовой упаковке. Мне нужны были секреты. В этой чёртовой комнате я был как на ладони. Но даже в таком замкнутом пространстве я пытался сделать свой мир, по своим правилам. Френни под подушкой, сигареты в ящике и всё нормально.Оказалось, что мой сон слишком легко нарушить. Я перестал высыпаться, хотя, высыпался ли я до этого? Несмотря на однообразные дни, я легко уставал, но ночью спал от силы пару часов. И каждый раз мне снился Том. Сны пугали меня. Я даже их не запоминал толком, только помнил, что там был ты. И тут «хоп» - и я уже не сплю. Я подскакивал, засовывая руку под подушку, проверяя лежит ли там Френни… Мне хотелось верить, что ты придёшь, снова придёшь ко мне, за мной. У меня было предчувствие, что я скоро тебя увижу. У меня было странное щемящее ощущение, как тогда, когда ты был рядом. И это давало мне надежду, что в момент, когда ты приходил в прошлый раз я был в здравом уме. Нет, не так, это давало мне надежду, что ты вообще приходил. Такое не могло мне померещиться… или же могло? Может, я просто не могу свыкнуться, что ты сейчас находишься в самом ужасном для тебя месте. А я бессилен. И ещё эти мои сны, которых я не помнил, едва открыв глаза. Каждый раз, когда я заводил с отцом разговор про тебя, он уходил от ответа. А затем уходил из моей комнаты, хлопнув дверью. Если так он учился ставить точки, то на данный момент их уже стало слишком много. Все они, встав в один ряд, превратились в многоточие.
За всю эту бесполезно проведённую неделю мама ко мне даже не зашла, а потом отец рассказал, что они решили пожить раздельно. Кажется, это какой-то там пункт на пути к разводу? И теперь, возможно, я считаю, что это из-за меня. Как я только не пытался… но я не мог об этом не думать. Моя голова просто кипела от мыслей, выстроенных для меня графиков, рамок… Есть по расписанию, спать по расписанию. Даже организм подстроился под обычный ритм. У меня впервые нормализовался режим, и ночью я хотел спать. Жаль, что только «хотел». Я мечтал увидеть долгий, счастливый, красочный сон с тобой в главной роли. Но в этом доме все роли распределял мой отец. Ещё и эти чёртовы папки, которые мозолили глаза, и их никто не собирался забирать. Из всех анкет я не мог выбрать пятерых. Не потому что мне нравились все, нет. Мне не нравился никто! Я был подавлен, в плохом настроении. Я говорил отцу, что не понимаю, зачем мне всё это. А он каждый раз отвечал, что я способен понимать всё, кроме слов «надо» и «нужно».Ну, раз «надо» и тем более «нужно», то я выбираю всех! Да, я попросил пригласить всех этих людей на собеседования лично ко мне. Может быть, тогда меня выпустили бы из комнаты? Каждому третьему кандидату я уже придумал клички, те, кто остался «безымянным», будут пронумерованы по списку. Все клички появлялись сразу же, как ко мне поступала новая информация от отца. Не нарочно, а даже скорее случайно он успевал проговориться о ком-то из списка. Случайно? Господи, кого я обманываю? Он попытался сделать из этой ситуации соревнование. Моя главная слабость была любопытством. И этим фактом отец очень умело пользовался. И ещё… я оказался прав, в папке №2 были анкеты не самых «лучших» претендентов на роль моей няньки. Кандидат №093. Квалификация: ---. (что означало – офицер в отставке?)Полицейского? Ко мне в няньки? Это, наверное, шутка?Отцу он не понравился из-за истории, которая случилась с бедным парнем год назад. Из-за этой истории девяносто третий получил от меня кличку «пуля в заднице». Его… кажется, правая ягодица была прострелена при выполнении задания. И теперь, по слухам, на его попке красуется шрам в форме аккуратного сердечка. Нет, конечно, отец не рассказывал мне таких подробностей, потому что он знал: подобное только подогреет мой интерес. Рассказал тот, кто не знал. Тилль. И то, проговорился он только потому, что эта история вызывала у него нереально громкий хохот. В остальном же полицейский был идеален. Послужной список, стаж работы, лестные отзывы. Чёрт, ну как можно считать сердечко на попе – браком? Или отец знал, что я наверняка захотел бы проверить этот результат несчастного случая?Брак кандидата №018 заключался в том, что его прошлые места работы было невозможно проверить. Не зря этот человек сразу вызвал у меня подозрения. Больницы, в которых он «работал», отказывались предоставлять информацию о сотрудниках, ссылаясь на врачебную этику. Словно за какие-либо лишние слова им там яйца отрывают. Единственное, что предоставили бывшие работодатели кандидата №018, - это несколько рекомендательных писем, отчёты о проделанной работе, странные бланки, грамоты и прочий бред, в котором я предпочёл даже не ковыряться. Бумажки, бумажки, бумажки.Ещё этот человек был единственным, имя которого мне удалось узнать. Хотя оно, собственно, ничего мне не дало. Гордон. Надо бы записать, а то забуду. Второй раз папа так не проговорится… случайно. Хах! Я уже не верю в случайности в этом доме. Но разглашать имена кандидатов явно не входило в планы моего отца. Минут пять я искал в ящиках стола ручку, или карандаш, чтобы записать имя врача на анкете, но в столе были только разноцветные маркеры. Странно, но ладно. Маркер так маркер. Пока я осторожно выводил на листке рядом с номером имя кандидата, я вдруг стал понимать, почему не нашёл карандашей и ручек. Наверное, по той же причине в комнате не было ножниц. Все заведомо острые предметы были убраны куда подальше. Неужели кто-то думал, что я попытаюсь покончить с собой с помощью карандаша? У меня, конечно, изощренная фантазия, но не на столько.
И вот наступил день, когда отец всё-таки потребовал моего решения относительно кандидатов. Хотя… «потребовал» - сильно сказано. Просто попросил.Он, как и всегда, зашёл в комнату, только сейчас в его руках был какой-то странный пакет. Я смотрел телевизор, разукрашивая маркером фотографию чёткой стервы - учительницы. По всей видимости, у отца было очень хорошее настроение. На моё занятие он не обратил никакого внимания. Что ж, значит, мне просто суждено стереть с его лица эту глупую улыбку. -Всех! – Твёрдо произношу, протягивая тебе все три папки. Поначалу ты даже удивился, сделав ранее не знакомое мне выражение лица. Это не была растерянность, кажется, отец был готов к такому повороту событий. – Хочу всех на личное собеседование. -Хорошо. – Папа снова улыбается. Я не понял, он что, под кайфом? Он одобряет мой необоснованный каприз, не требуя объяснений? Мне стало не по себе. Отец подошёл к моей кровати, открывая свой загадочный пакет и высыпая на мои простыни открытки. С днём рождения. С рождеством. С днём отца. Поздравляю папу. Любимому папе. Желаю тебе папа… -Что это? – Я разгрёб руками переливающиеся карточки. -Это всё, что ты дарил мне. Вот эту помнишь? - Отец вытянул одну из открыток. – Ты подарил мне её когда тебе было восемь лет. Давай я сейчас зачитаю…-Нет! -Дорогой папочка, поздравляю тебя с днём рождения… -Замолчи! –Я так рад, что ты есть у меня. И что у меня есть возможность поздравить тебя с твоим праздником. Я часто по тебе сильно скучаю… - Остановись, хватит! – Но надеюсь, что в этом году мы всё же сможем поесть праздничный торт за одним столом. Я хочу быть во всём похожим на тебя, только проводи со мной и с мамой больше времени. Спасибо за то, что ты есть, хочу, чтобы ты был рядом всегда и… - Я не выдержал и выхватил открытку из его рук. -Дети тоже умеют лгать и ошибаться. – Исподлобья смотрю на отца и разрываю открытку пополам. -Билл, мы – одна семья. -Не напоминай! – Отец грустно улыбается и наклоняется ко мне. Он обнял меня, прежде чем я сообразил уклониться или отодвинуться подальше. -Билл… Давай вместе отпразднуем день твоего рождения? -Если ты помнишь, этот день уже был, а до следующего, я в этой комнате сидеть не намерен! -Билли… - Я бездействовал, лишь сильно напрягся, всем своим видом показывая, что мне подобное неприятно. –Отпусти. -Я всегда был и буду рядом с тобой, Билл. Давай забудем всё что было, и будем жить дальше? Ты, наверное, думаешь, что я… что мне легко так говорить, но эти все ужасы пережил ты. Ты мой сын, и мне безумно жаль что…-Тебе жаль? – Я наигранно удивился, хмыкнув про себя.-Твой друг сбежал. Тот, что был с тобой, сбежал спустя три дня после того как ты оказался тут… Я распорядился, чтобы его нашли. – Резко дёргаюсь в объятьях отца и сжимаю в руках край его свитера. – Но затем, я передумал. Признаюсь, что совершенно не понимаю, зачем ты его выгораживаешь. Но у тебя есть на это причины, и я в них поверил. Однако если он появится здесь, Билл… - Отец неожиданно прекратил говорить и поднялся с кровати. Я лишь удивлённо посмотрел на него снизу вверх. – Отдыхай. – Ты подобрал с кровати папки и подошёл к двери. Всю мою жизнь принимать за меня решения, идти мне наперекор. Пресекать любые капризы и перечить любым просьбам. Я не вырос избалованным, однако ты, папа, сломал мне жизнь своими страхами. Ты разрыхлил почву под моими ногами своей невнимательностью и безразличием. Поворачивая ручку, отец вдруг замер, словно что-то забыв. По началу я испугался, что он прочитал мои мысли, но, проследив за сосредоточенным взглядом, я понял, что дверная ручка стала труднее поворачиваться, однако сама дверь всё же открылась. -Кажется, я что-то сломал. – От слов отца у меня мороз пробежал по коже. – Но ведь, всё можно починить? – Лёгкая улыбка на его губах. А я всё меньше уверен, что мы всё ещё говорим о дверной ручке.Мысли должны оставаться мыслями, а догадки – догадками. Правила – правилами. Моя точка зрения отныне тишина, потому что порой мне кажется, что в мою голову тоже вставили маячок. И когда я думаю о чём-то «запретном», над моей головой начинает мигать красная лампочка. Я поднял глаза вверх, проверяя не спятил ли я. Господи, мне нужен кто-то, кто бы помог мне пережить дни заточения тут. Я верю, что Том придёт и заберёт меня отсюда. Но до этого времени я… да, я нуждаюсь в помощи. Пожалуйста. Закрываю глаза и ложусь на кровать, разгребая старые открытки руками, отталкивая их подальше от себя. Говорят, когда люди долго не выходят из комнаты и валяются в кровати – это депрессия. А что если мне больше некуда пойти? По телевизору показывали футбол, поначалу мне даже было интересно. Выбрал команду, у которой мне понравился цвет формы, начал следить за передвижением мячика по полю. Но потом сработал закон подлости и понравившаяся мне команда начала проигрывать. 2:0И куча жёлтых карточек за подножки, подручки, пинки, шлепки. Это было бы весело, если бы не выглядело так жалко. Даже в командном спорте люди обвиняют друг друга. Мы спотыкаемся на ровном месте, а потом кричим, указывая пальцем на человека, который стоял рядом. Говорим, что он виноват… Хотя, виноват он возможно только в том, что не успел поддержать, защитить от падения. Не вовремя. Всё так несвоевременно и не справедливо. Я подложил под голову подушку и повернулся, чтобы хорошо видеть окна. Шторы были открыты, на улице пасмурно, солнце почти не светит. Я лежал и вглядывался в серое небо, слушая голос из телевизора. Закрываю глаза. Дребезжание стекла заставило меня вздрогнуть. Я приподнялся с кровати, испуганно оглядываясь по сторонам. Снова этот звук и я уставился на второе окно. Снаружи по стеклу медленно съезжала чья-то ладонь. Пальцы сильно напряжены, словно человек, которому принадлежит рука, пытается зацепиться. Господи! Том! Вскакиваю с кровати, подбегаю к окну и дёргаю ручку. Протягиваю вниз руку, высунувшись наружу. -Держись То… - Замираю. Внизу, цепляясь за подоконник, болтался парень в маске кролика. Тот самый, которого я видел, когда отравился обезболивающим. Убираю руку, прижав её к груди, и отхожу в сторону. «Мой гость» цепляется за окно, подтягивается и вваливается в комнату, распластавшись на полу возле моих ног. – Что на этот раз? Чем обязан? Если ты не заметил, я ничего не принимал! И уж поверь, тут нет ни одного человека, с кем бы я хотел переспать. Ты не по адресу. -Да? Разве? Чёрт, ты прав, кажется, я ошибся окном… - Кролик поправляет маску. Замечаю на его руке варежку в виде пушистой белой лапки. Из рукава моя галлюцинация вытягивает такую же (кажется, они резинкой скреплены под его рубашкой) и надевает на вторую руку, которой он стучал ко мне в окно. Чёрт, снова понимаю, что у него знакомый голос. Но из-за маски все его слова превращаются в бубнёж. – Ну что ж, пока! – Он быстро поднимается с пола, доходит до двери, резко разворачивается и возвращается обратно. -И что это сейчас было? – Непонимающе смотрю на него, сложив руки на груди. Кролик пожимает плечами. -Окном я не ошибся. Ты звал меня. Ты не можешь меня отпустить и не отпустишь. Хочешь, чтобы я возвращался, и не хочешь, чтобы я уходил. -Где Том!? Почему мне не может «привидится» тот, в ком я действительно нуждаюсь? -Считай, что я за него. -Видать, на этот раз меня ещё сильнее отравили. В прошлый раз ты был более серьёзным! -Тогда тебе было плохо. А если тебе плохо, с чего мне веселиться? – Тихо говорит он, посмотрев куда-то в сторону. В комнате застыла тишина. Прекрасно, за меня волнуется моё воображение. -Ладно. Как тебя зовут? – Решаюсь первым нарушить молчание. -Я уже говорил тебе, что я безымянный. А ты обещал придумать мне имя.-Я ничего тебе не обещал. -Ну же, давай, придумай хоть что-нибудь. - Кролик усмехается и разводит руками. Смотрю на него и никак не могу собраться. В голове словно вакуум. Без идей и без мыслей. Без ощущений. - Ну, если хочешь, чтобы тебе было проще, зови меня так же, как и ушастого приятеля Моисея - Ирвин. Тебе ведь уже знакомо это имя. Не смотри на меня так, из нас двоих ненормальный здесь ты. -Если я псих, то ты – псих в маске кролика! Хотя… почему ты одет… - Смотрю на него с ног до головы, или точнее – до кончиков ушей.-Тебя удивляет, что я одет? Хочешь, чтобы я разделся? –Нет! Почему на тебе пижама? -Она причина того, что ты меня видишь. – Кролик сорвался с места и с разбегу плюхнулся на мою кровать. – Что бы ты сейчас не подумал, это не то. Всё гораздо проще. Ты спишь. -Встань с моей кровати и уходи! Тебе нечего тут делать, я не под кайфом, ни с кем не собираюсь изменять Тому. И я не сплю! – Дёргаю кролика за штанину и указываю на дверь. Потом недолго думая указываю на окно. В ответ он только смеётся, шутливо отталкивая меня ногами. -Если бы это был не сон, разве я мог бы сделать так? – Он щёлкнул пальцами, и я остался без одежды. –ЭЙ! – Выкрикиваю, пытаясь прикрыться руками. Кролик смеётся, но потом резко замолкает словно засмотревшись. Отхожу на пару шагов назад, и пытаюсь закутаться в балдахин. -Билл… Ты знаешь, что ты удивительный?
Не понимаю как, но я оказываюсь на кровати. И кажется… да. Я действительно спал. Спал и проснулся. Проверяю, есть ли на мне одежда. Моя футболка, шорты. Да, всё на месте. Точнее на местах. На своих местах. Привстаю с кровати, чувствуя головокружение и тошноту. Перед глазами мелькают маленькие точки. Странно, наверное, я уснул в очень неудобной позе. А ощущение такое, словно мне снилась морская болезнь, а не… Стоп!Телевизор выключен, но не помню, чтобы я его выключал. Пытаюсь понять, от чего я проснулся. И тут, не веря своим глазам, замечаю – штора, закрывающая дверь, отдёрнута, а сама дверь открыта. Стоп. Таймаут! Я что, продолжаю спать? Меня так долго держали «под замком»… я не верю в возможность выйти из этой комнаты так просто. -Ирвин, не смешно! – Раздражённо шепчу себе под нос, снова укладываясь на кровать, планируя нормально отдохнуть. Нормально! Кокаиновые кролики понимают слово «нормально»? Вопреки всем своим размышлениям, я услышал голоса. Мужские голоса, за дверью. Отлично, значит это не сон? Хотя, отлично ли это, если я не знаю чего ожидать. -Проходите, он ещё спит. – Сильно напрягаюсь. Папа? Зажмуриваюсь, пытаюсь сделать вид, что я действительно сплю. Хотя сейчас мне даже нет дела, раскроют мой обман или нет. Вместе с отцом в комнату вошёл ещё кто-то. – Ну, вот и он. Думаю, нет необходимости в том, чтобы его будить. Вы должны понимать, он сильно измотан, многое пережил. – Нет. Я сплю, сплю, сплю, и я этого не слышу. Что это вообще значит? Экскурсия как в зоопарке, а я дикий редкий зверёк на привязи? Или меня с самого начала привезли сюда, чтобы я спал только с теми, с кем выгодно отцу?! Нет, этого быть не может.Резко поднявшись, опираюсь на руки. Рядом с отцом посередине комнаты стоят двое мужчин. -Что тут происходит? – Кажется, моему возмущению нет предела. А если он и есть, то сейчас я просто не могу прочертить эту границу. -Билл, ты не спишь? – Сегодня ты сама догадливость? – Вот, познакомься, с этими людьми я работаю…-Причём здесь я?! -Ух ты, бойкий парень! Йорг, ты уверен, что хочешь потратить свою предвыборную программу на этого мальчишку? Твой соперник взял на воспитание ребёнка из детского дома, а ты в свои апартаменты ш*юху притащил. -Гюнтер, закрой рот. Он не шл*ха, понятно? А мой соперник на выборах сделал так, потому что двигает свою идею за развитие детских домов, помощь детям. Однако дети, которые воспитываются и в хороших условиях, попадают на панель. Своей программой я хочу показать, что и из этой проклятой ямы можно выбраться. Человек не должен превращать своё тело в подстилку ради денег, в продаваемый и легко покупаемый товар. -Что ты вообще несёшь? О чём ты, какая ещё программа?! – Почти срываюсь на крик, теперь я точно ничего не понимаю, и от каждого слова внутри меня всё холодеет. Такое чувство, что меня никто не слышит. Чёрт возьми, а разве похоже что моё мнение тут вообще должно учитываться? -Йорг, ты что, ещё не рассказал ему для чего он тут? – Возразил уже второй мужчина. А ты всё стоишь как вкопанный. Мне кто-нибудь скажет, что происходит и в чём дело? -Что он вам вообще сказал? Он сказал вам, что я его… -Так, хватит, пойдёмте в кабинет. – Отец даже не позволил мне закончить вопрос, хотя благодаря этому я преждевременно получил ответ. Он не сказал им, что я его сын. Но сказал, кем я работал. Ему стыдно за меня, что я такой. И он хочет исправить, попытаться. Снова. Интересно, как на этот раз? В чём заключается его идиотская, предвыборная программа? Я бы хотел узнать. Но только узнать, а не опробовать на себе. – Ты идёшь? – Удивлённо смотрю в сторону отца. Поначалу я даже не понял, что он обращается ко мне. -Что? -Поднимайся и пошли. – Они выходят за дверь, и какое-то время мне кажется, что эта была лишь отмазка, чтобы снова оставить меня одного. Но глупо терять такой шанс из-за банального недоверия. Быстро поднимаюсь на ноги, надеваю тапочки, и подхожу к двери. Я и так слишком долго медлил, теперь это было уже бессмысленно. Поворачиваю ручку. Секунда на удивление, ещё две на осознание, ещё одна на то, чтобы выйти из комнаты. И вот я уже стою в коридоре, который больше напомнил мне гостиничный холл. С множеством дверей, словно зеркально расположенных друг напротив друга. Через пару метров справа от меня, напротив той двери, что справа. Все двери были однотипные, только ручки были разные. Следующее, что привлекло моё внимание, это стены. Бежевые стены и светильники бра, лепнина. Всё было таким, таким… до неприличия благородным. Если такое конечно бывает. Отец взял меня под руку чуть выше локтя. -Что… - Чувствую, что нужно задать какой-либо вопрос, но какой? С чего мне начать? Почему именно сейчас было решено даровать мне свободу? Куда мы идём? Что ещё за предвыборная компания с моим участием? Отец тянет меня за руку, намекая, чтобы я шёл за ним. Но я и так не сопротивлялся. Моим сознанием сейчас полностью управляло любопытство, и шаг за шагом оно только укрепляло свои позиции. Налево по коридору был холл и лестница на первый этаж. Но я не успел всё достаточно хорошо рассмотреть. Место, куда мы шли, было на этом же этаже. Большая дверь из красного дерева с витыми позолоченными ручками. И возле этих «дверей в ад» нас с отцом ждали двое его коллег. Когда я лежал в комнате, эти двое казались мне выше. -Йорг, эта девочка уже была в твоём кабинете? Нет? В управлении поговаривали, что тебя жена бросила, так мог бы со своей «предвыборной компанией» покувыркаться на столе. – От возмущения я даже потерял дар речи. Но от отца реакции не последовало, однако потом я почувствовал, как он сильнее сдавил мою руку, от чего я слабо охнул. Папа повернул дверную ручку, подталкивая меня, чтобы я прошёл, как оказалось, в кабинет. За нами зашли и эти двое. -Билл, присаживайся. – Отец показал жестом, чтобы я сел на диван. Мебель стояла на ковре, полукругом возле стола. У стен были лишь шкафы с какими-то непонятными папками и книгами. Картины, которые скорее напоминали беспорядочную мазню, висели на свободных участках стены, где её не загораживали полупрозрачные полки из матового стекла. – Гюнтер, Морти, вы тоже садитесь. – Я сел на диван, сразу же подобрав под себя ноги. По обе стороны от дивана стояли два кресла, их и заняли коллеги отца. Слава Богу, диван полностью в моём распоряжении. Наверное, я бы не смог усидеть с этими двумя на расстоянии ближе, чем полтора - два метра. Минуту все просто сидели, не решаясь заговорить. Коллеги отца пялились на меня словно оценщики на аукционе. А я всё сильнее замечал их сходство: они что, братья? Папа предпочёл делать вид, что не замечает косых взглядов в мою сторону. Однако вид у него был, словно у закипающего чайника. Не хватало только пара из ушей. Ну что ж, ты ведь сам виноват! Я-то за себя постоять и при случае полежать смогу. А если что, то мой обидчик получит в глаз. И не только от меня, но и ещё от Тома. Когда он придёт за мной, я всё ему расскажу!-Как вы уже, наверное, поняли, меня зовут Билл. Сокращённо от имени «Вильгельм», кстати, переводится оно как «желанный». Но по вашим лицам, вы, очевидно и это уже поняли. – Я решился заговорить первым. Однако моя попытка, наверное, со стороны выглядела слегка вызывающе. Что ж, привыкайте. Папа видимо уже привык. На его лице удивления я не увидел вовсе. -Хорошего паренька ты выбрал, Йорг! – Хмыкнул коллега отца. Тот, что сидел слева от меня. Я подсел чуть ближе к этому придурку, облокотившись на спинку дивана. Закидываю ногу на ногу. -Вообще-то… - Медленно перевожу взгляд в сторону отца. – Это не он меня выбрал, а я его. А если быть предельно откровенным, то это был скорее выбор свыше. – Поднимаю руку вверх, указывая пальцем куда-то в потолок. Коллеги отца и сам папа проследив за движением моей руки, снова уставились на меня. Похоже, сейчас я центр сосредоточения всего непонимания в этой комнате. Утешает лишь то, что врать первым начал не я. Хотя отец не соврал, почему же… Он просто не сказал всей правды. И если это «лукавство во спасение», то кого спасаем? Не свою ли случайно задницу? А, герр Каулитц-старший? Что же вы молчите? Мне продолжать этот монолог? Только вот мысленно или же позволить словам сорваться с губ? -Свыше, сниже… какая разница. Может, познакомимся поближе? – Мужчина придвинулся вместе с креслом вплотную к краю дивана. Интересно, означает ли это то, что он работает здесь последний день? -Или со мной! Я бы тоже не против… - Поворачиваюсь к другому мужчине, мило улыбаясь, изображая полную заинтересованность в процессе «общения». Хотя, на мой взгляд, это больше похоже на нелогичную игру. -Зато против я. – Наконец возразил отец, и я смог спокойно выдохнуть, отвернувшись от «нежелательных» собеседников. Всего три слова, и он смог перевести все стрелки негодования на себя. А если бы я отшил этих придурков первым, то в силу обстоятельств - клеймо «шл*ха не даст» - повесили бы у меня на спине. Мне это сейчас не выгодно. Чего только не сделаешь, чтобы удержать свою репутацию «путаны» перед отцом. Раз уж он решил держать меня взаперти, пусть на это хотя бы будут реальные причины. А самое интересное то, что я во всём этом даже не виноват. – Билл, я пригласил тебя сюда чтобы обсудить кое-какие вопросы. И связаны они с твоим проживанием тут. – Голос отца кажется спокойным, но взгляд, просверливающий папку с бумагами, полностью выдаёт крайнюю степень смятения. – Давай для начала я познакомлю тебя с этими идиотами, которые не умеют шутить. Гюнтер, он сидит слева от тебя, отвечает за стратегию компании, которую я возглавляю. Справа от тебя – Мортимер, он в ответе за бюджет и рекламу. -То есть, моё проживание тут зависит от этих двух? Тогда можно мне прямо сейчас съехать? -Нет, Билл. Выслушай до конца. Ты должен знать, что произойдёт в ближайшие дни. Мы выберем тебе человека, который будет уделять тебе должное внимание, может даже этот человек в силу своих навыков научит тебя чему-нибудь новому. Говоря «мы выберем», я имею в виду себя и тебя. И затем, через какое-то время, когда будет готова твоя история, ты поможешь мне…-Стоп-стоп. Что ещё за «моя история»? На мой вопрос коллеги отца лишь засмеялись. -Ну, что ты типа весь такой бедный мальчик с трудной судьбой. Только ты не беспокойся. Мы тебя по магазинам поводим, накупим тебе шмотья нового, побрякушек. Познакомим с влиятельными личностями, может ты жизнь свою после этого как следует утроишь! – Я удивлённо поворачиваюсь к мужчине, который сидит справа от меня. Чёрт, как же тебя зовут? Точно, Морти. – Поэтому, герр Каулитц и хотел нас с тобой познакомить, понимаешь? Мы будем придумывать «историю», а потом отсчитывать деньги на то, чтобы развлекать тебя перед камерами. Всё понятно? -Более чем! Но кто решил, что надо что-то придумывать. У меня есть замечательная правда в рукаве. -Она не годится. – Возразил отец. -Но уж какая есть…-Билл, ты можешь идти. Погуляй пока по дому. Познакомься с остальным персоналом. И ещё, когда я говорю познакомься, я имею в виду только словесное общение. Понимаешь?-Да не вопрос. – Резко вскакиваю с дивана, любезно улыбнувшись. –Да как ты вообще мог подумать о таком? Я непорочное существо. А от самой мысли, что я тут с кем-то буду заниматься сексом, мне хочется упасть в обморок! -Давай только не здесь? -Не психуй. – Тихо шепчу одними губами, то ли самому себе, то ли это обращение к отцу. Обхожу стороной кресло, в котором сидит компаньон отца, ответственный за деньги и рекламу. При этом не забываю «как бы случайно» коснуться его ноги. Стеснительно улыбаюсь. Хах, а мне становится весело! – Кстати! Хотел спросить. Что это вообще за дом такой? Он больше на гостиницу похож.-Почему это тебя так интересует? – В глазах отца читается истинное удивление. -Тут так много дверей, вдруг имеются такие, куда мне лучше не заходить? -Тебе можно гулять, где захочешь, только не выходи за пределы дома. И да, тут раньше была небольшая гостиница. Работы по реставрации фасада до сих пор ведутся, хотя косметический ремонт внутри был закончен ещё до твоего приезда. -Йорг! Ты считаешь это разумным? Он ведь может у тебя что-нибудь украсть и смыться. Я думал, ты выделил ему лишь одну комнату. – К сожалению, я не видел, кто из коллег отца это сказал, но он был чертовски прав. Я бы так и сделал. Если бы не эта мигающая штука на моей ноге. Вот окажется прикол, если это всего лишь глупый фонарик. Надо бы проверить. -Я ему доверяю. – Приятно слышать. Подхожу к двери и поворачиваю ручку.-Странные у вас отношения, Йорг. -Действительно, как у папы с сыном. – Быстро выхожу из кабинета, подмигнув отцу.Я снова создаю ему проблемы. Надо же, всё как раньше.
Крытый бассейн. Сауна. Кухня, оборудованная в стиле «остров». Большая столовая для приёмов. Малая столовая для более скромных «торжеств». Гостиная. Большой холл на первом этаже, малый холл на втором. И он как раз выходил на один из кабинетов отца. В общем счёте, в доме их было три. Два оставшихся находились на первом этаже. Чёрт возьми, три кабинета! Три! Зачем ему столько?! Ещё мне удалось узнать, что в доме есть цокольный этаж. Попасть туда можно было через дверь на кухне, но она постоянно была закрыта. Скорее всего, там внизу была прачечная, или же отец исполнил свою давнюю мечту и обзавёлся винным погребом. Спальня родителей была в противоположном конце коридора от моей комнаты. Хотя ту спальню и большую кровать нынче разделял лишь отец. Наверное. Не знаю, кого он мог приглашать тихими, одинокими вечерами пока меня мучили мысли о столь желанном побеге. Кстати о побеге. «Игрушка» на моей ноге оказалась рабочей. Кажется, узнал я об этом в среду. Спустя пару дней как отец сообщил мне о том, что я его «предвыборная кампания». Да, это определённо была среда. Тогда ещё на завтрак я ел бананы, покрывая их из баллончика взбитыми сливками. Единственный выход из дома, который оказался открытым, был со стороны гаража. Собственно, через него я и вышел на свежий воздух. К сожалению, радиуса действия моего браслета хватило лишь на три метра от дома. Дальше он странно замигал, и у ворот включилась сигнализация. Через пару минут на территорию дома въехала полицейская машина. И «сирена» тут же заглохла, хотя лампочка на браслете продолжала мигать сквозь мою штанину. Я в это время сидел на детских качелях, которые были установлены на площадке. Полицейский опешил. Наверное, он думал застать меня чёрт знает в какой позе, в попытках перелезть через ограду. Собравшись с мыслями, он вежливо попросил меня вернуться в дом. Собственно, я и не думал сопротивляться. Пока не думал. Но на улице уже было прохладно. А мой спортивный костюм, который я нашёл в ту же среду на своей кровати, согревал моё самолюбие, но никак не задницу. Полицейский подвёл меня к гаражу, наверное, посчитав это кратчайшим способом вернуть «моё величество» в дом. Свет автоматически включился, и я стал разглядывать все, что привлекало моё внимание, лишь бы не сталкиваться взглядом с блюстителем закона. Три машины стояли в ряд, друг за другом. У дальней стены лежали какие-то балки. На стене висели гаечные ключи - целая коллекция разных форм и оттенков метала. Полицейский опустился на колени. Я удивлённо уставился на него, пытаясь сделать шаг назад, но мужчина придержал меня за бёдра. -Ч-что там? – Банально пытаюсь отвлечь его старой уловкой и дать дёру. Обычно меня ставят на колени. Эксперименты с такой неожиданной сменой ролей мне не нужны. -Это, наверное, осталось от строительных лесов. – Повернув голову, ответил мужчина, а я только сейчас понял, что показываю пальцем в сторону непонятных балок.-Строительные леса? -Да, у вас же тут фасад здания обновляют. Не дёргайся. – Мужчина снова дотронулся до моих ног, но на этот раз он просто задрал мне штанину. Полицейский минуту возился с браслетом на моей ноге, и вскоре лампочка перестала мигать. Видимо он что-то отключил. – Хочешь пойти и продолжить кататься на качелях? Только думаю, тебе стоит взять тёплую куртку. – Мужчина поднялся с колен, а я всё ещё продолжал смотреть куда-то в сторону. Кажется, я даже не слышал, что он меня спросил. Или же слышал, но только вот не слушал… -А у моего окна такие работы уже проводились? -Да, когда я в прошлый раз приезжал и ставил сигнализацию, леса ещё были. – На одну загадку для меня сегодня стало меньше. Том ведь вполне мог взобраться ко мне таким образом. Чёрт! Захотелось засмеяться и кинуться полицейскому на шею. -Билл Каулитц. Очень приятно познакомиться! – Протягиваю мужчине руку, желая выразить свою признательность более спокойным способом. -А ты, я смотрю, уже сыном хозяина дома себя возомнил. – До меня не сразу дошло о чём он, но за эти жалкие секунды я успел пожалеть, что решил «представиться». – А ручонку свою зачем мне протягиваешь? Хочешь, чтобы я её поцеловал, или просто пожал? – Полицейский обхватил мою кисть своими пальцами. -Взаимного «а меня зовут» было бы достаточно. -Меня не зовут, я сам приезжаю, когда нужно. -Ну и когда же это? -Когда срабатывает пожарная сигнализация. – Мужчина кивнул в сторону странного красного щитка в углу, неподалёку от коллекции гаечных ключей. – Или когда «сын» моего работодателя пытается сбежать из дома. -А оказывается «сын» вашего работодателя плохой мальчик… - Улыбаюсь, убрав руки за спину. -Уж не знаю, что ты удумал, парень. Но без сознания ты мне нравился больше.-Надо же, и вы успели поглазеть на меня, пока я был в отключке? Надеюсь, ситуацией вы воспользоваться успели, пока время было. А то знаете, теперь ваши шансы познакомиться со мной ближе упали до нуля. - Кладу руки на плечи полицейского, но он тут же перехватывает их. Неприятное ощущение лёгкой боли в запястьях закончилось через пару секунд после недолгого зрительного контакта. Давно мне не смотрели в глаза. -Глупый. Да кому ты нужен? Я просто устанавливал всю систему твоей охраны. – Мужчина кивнул в сторону моего браслета. -Видимо, нужен, да ещё как. Особенно если судить по этой штуке, которая, если честно, жутко мешает. Как она вообще работает? Во дворе закопаны какие-то датчики? Лучше скажите, иначе я серьёзно возьмусь за выяснение этого вопроса. -Перекопаешь ложкой территорию особняка? -Как вариант. -Не утруждайся. Твоя точка отсчёта находится на руке твоего отца. Чем дальше ты отойдёшь от него, тем вероятнее сработает твой браслет. Кстати, не советую тебе избавляться от своей игрушки. Я даже удивлён, что ты до сих пор не попытался это сделать. -Не поверите, как раз собирался… - Почему-то вспоминаются истории про то, как койоты, попадая в капкан, отгрызают себе лапы. -Если ты попытаешься это сделать, то сработает сигнализация, встроенная в само устройство. И поверь, это отнюдь не лунная соната. У моего коллеги на работе чашка лопнула, когда мы испытывали устройство в первый раз.
Я снова перестал спать. Точнее вновь вернулось то, что обычно называют «бессонница». Однако это не был тревожный симптом или же некое расстройство. Просто у меня появилась цель. Избавиться от своей точки отсчёта. Нет, я не хотел убивать отца. Я хотел снять с его руки детонатор, который запускал мою бомбу. Персонал, перешёптываясь, называл меня «хвостик» из-за того, что я все последующие дни бегал за отцом, часто брал его под руку. Его это только радовало и вызывало немую улыбку. Ведь он не знал, что я всего лишь ищу его браслет. Однако на его руках я не обнаружил ничего кроме странных часов. Признаться, я не ожидал увидеть нечто, что было бы дешевле марки ролекс. А если быть предельно честным, я не был уверен, что эта развалюха на руке отца вообще показывала время. Неужели, это и есть моя точка отсчёта? Я пытался уследить, понять, снимает ли отец хоть когда-нибудь эту странную вещь. Но, к сожалению, здравый смысл подсказывал мне, что, скорее всего, это происходит лишь тогда, когда он принимает ванну или плавает в бассейне. Да и сауну ещё никто не отменял. Я старался не лезть в рабочие моменты жизни дома и его обитателей. Но очень сложно не замечать дорогие машины, день за днём въезжающие на территорию особняка. Отец тактично просил меня не вмешиваться и отсиживаться в своей комнате в такие моменты. Но тогда зачем вообще было выпускать меня? Естественно я каждый раз игнорировал эту просьбу. Мне было важно не упустить ничего. Мало ли что может пригодиться? Таким образом, Тилль раз за разом ловил меня на коленях у главного кабинета отца, когда я прижимался ухом к замочной скважине. И чёрт с этим. Я всё равно не слышал ничего, кроме скучного трёпа о деньгах. Расходы, доходы, затраты, прибыль. И ни слова обо мне. Ни капли вранья. Ни секунды лжи. А уши всё равно горели. Прижавшись к замочной скважине, я выводил пальцам точные копии узоров, которые украшали саму дверь. По ту её сторону приглушённо слышались голоса. Спокойные, размеренные обсуждения очередных деяний, которые были напрямую связаны с одним из смертных грехов - алчность. -Ай-яй! – Только и успеваю сдавленно пискнуть, почувствовав, как меня одновременно схватили и за ухо, и под руку. -Ну не надоело тебе?! – Тилль заставляет меня подняться на ноги, при этом, он, кажется, даже и не собирается меня отпускать. – Лично я уже устал, что не день - ты тут как тут. Наверное, это уже какая-то закономерность, тебе так не кажется? -Мне кажется, что пора бы тебе отпустить меня! Я всё папе расскажу!-Ну, давай, и тебя снова будут запирать в комнате. – Дворецкий подталкивает меня в сторону лестницы на первый этаж. Ною, схватив Тилля свободной рукой за его запястье. Очередные гости, коллеги отца и девушка-уборщица, которую мы встретили уже на первом этаже - чуть шеи не вывихнули, пока наблюдали за тем как дворецкий медленно, но верно ведёт меня в сторону кухни. Все, кто работали в доме, в отличии от гостей знали, кто я есть на самом деле. Шл*шка, за которую стыдно родному отцу. Правда, за глаза все называли меня иначе: мелкий заср*нец, хвостик и папенькин сыночек. За глаза, но я всё равно об этом знал. Тилль отпустил меня сразу же, как втолкнул на территорию кухни. Я прижал ладонь к уху, злобно посмотрев на дворецкого. -Ну, я же просил не приводить его сюда! Он тут всё верх дном перевернёт! – Резко поворачиваюсь, уставившись на полного мужчину в белом фартуке, колдующего у плиты. Он даже не повернулся в мою сторону, однако уже не рад моему появлению. Я и раньше бывал тут, но ни разу не видел повара и тем более ещё кого-то. На краю стола сидел паренёк лет пятнадцати и ел персик, слизывая с руки капающий сок. – Тилль, ты меня слышишь? Мне твоего сына тут хватает, зачем ты ещё одного приволок? -Я не мешаюсь! – Каким-то слишком жалобным голосом произнёс светловолосый парень, обратившись к повару. Но затем он снова повернулся, уставившись на меня. – И он мешаться не будет… -Прекрати ворчать, Даниэль. На твоей кухне сейчас сын хозяина дома. Он имеет право находиться где угодно и когда угодно. К тому же он, наверное, голоден. А ты повар и, значит, обязан накормить гостя. – Весьма чётко и серьёзно Тилль произнёс свою, словно заранее готовую, речь, а потом с укором посмотрел на светловолосого паренька: - Август-Жан-Люк, чёрт возьми, я когда-нибудь увижу, чтобы твои ноги касались пола? Слезь со стола, в который раз тебе это повторяю! – Парень подавился персиком и медленно опустился на пол. Придерживаясь за край столешницы, он стыдливо уставился куда-то себе под ноги. Я поджал губы, чувствуя себя не в своей тарелке. Шумно выдохнув, Тилль ушёл, закрыв за собой дверь, не проронив больше не слова. И это ли хвалёная тактичность? Продолжаю стоять в дверях, переминаясь с ноги на ногу. Мну пальцами край футболки, старательно делая вид, что это самое увлекательное занятие в жизни. Парень смотрит на меня, откусывает очередной смачный кусок персика и снова запрыгивает на край стола.
-И чего вы оба скисли? – Повар повернулся к нам, вытирая руки о свой белоснежный фартук. – Ну что, Хвостик, давай познакомимся что ли? Хотя, можно ли назвать это знакомством, когда мы все тебя тут уже знаем. -Да, но я не знаю вас. – В ответ на мои слова повар усмехнулся. -Даниэль Дютрей, для друзей просто Диди. А мальчонка… думаю, он представится сам, когда перестанет чавкать. – Парень тем временем уже обсасывал оставшуюся от фрукта косточку. -Август-Жан-Люк Триман. – Дружелюбно улыбнувшись, паренёк спрыгнул со стола и подошёл к нижнему шкафчику, который был расположен под раковиной. Как оказалось, там стояло мусорное ведро. -А как насчёт того, что ты выпендрёжник, затейник и подлиза? – Повар улыбнулся, шутливо пригрозив мальчишке пальцем. -Ну, это в экстремальных случаях. – Косточка от персика глухо ударилась о край ведра, а потом угодила на самое дно. -У тебя тройное имя? – Я уставился на паренька, который чем-то напоминал мне сына Дэвида Йоста. Однако внешнего сходства не было вовсе, если только не считать цвета волос. Но ведь Франц перекрасился, чтобы привлечь моё внимание. А теперь он, возможно, никогда меня больше не увидит, что, скорее всего, к лучшему. -Да… Родители когда-то не смогли договориться. -У тебя трое родителей? – Парень стал нервно постукивать пальцами по столу, стараясь спрятать от меня свой взгляд. -Ну да. Шведская семья. У мамы было два партнёра, и мы жили вместе в одной квартире. Однако скоро им эти игры наскучили, и они разошлись. И теперь, полноправно я могу называть «папа» лишь одного человека. И знаешь, слава богу. – Парень исподлобья посмотрел на меня, приподняв левую бровь. -Не шуточные страсти. -Хах, кто бы говорил! Знал бы ты, какие слухи про тебя слышали стены этого дома. -Жан-Люк, ради Бога! – Повар покачал головой и снова повернулся к плите, убавив на одной из конфорок огонь.-А что? Я ведь могу поспрашивать о таких простых вещах как секс? -Я поговорю с твоим отцом по этому поводу, и он надаёт тебе по губам! – Диди снова посмотрел на мальчишку, а потом, оторвав от мотка бумажное полотенце, стал вытирать им столешницу. -Зачем же… - В разговор снова вмешался я. – Если что интересно - спрашивай. – Парень задумчиво улыбнулся. Видимо слухов обо мне тут было гораздо больше, чем я думал. Моё дело оставалось за малым – опровергать или подтверждать весь этот бред.-А ты… правда занимался проституцией? -Жан-Люк! Где твоя совесть, маленький негодник! -Да. – Ответив, я облокотился на стол, подперев голову рукой. Дютрей и мальчишка уставились на меня так, что я даже почувствовал себя немного неловко. -А правда, что тебя привезли сюда без сознания после очередного клиента? – Утвердительно кивнув, я взял с тарелки персик. Жаль, что остался последний. – А правда, что ты занимался сексом сразу с тремя? Как это было?!-Один пихал в меня сзади, другому я отсасывал, а третий просто др*чил себе моей рукой. – Я стоял и непринуждённо отряхивал фрукт от крошек, видимо в тарелке, из которой я его взял, раньше лежал хлеб. – Но вообще это было давно, и, знаешь, пределом я бы это не назвал. -Ух ты. – Пискнул парень и принялся рассматривать меня с ног до головы, словно выискивая какие-то изъяны. -А ну оба пошли вон с моей кухни! Я вам не позволю тут разглагольствовать на такие темы! -Диди, ну ты чего? Мы уже закончили. -Аппетит себе только портите такими разговорами. – Бубнил повар, всячески намекая, что подобное его, мягко говоря, раздражает. – Сегодня ещё и эти няньки приедут. А готовить на всех мне. Как вообще в таких условиях работать? Вы тут обсуждаете однополый секс, а я тем временем должен стоять и сосиски в сковороде переворачивать?! К тебе, Вильгельм, я претензий не имею. Но ты, Жан-Люк, похож на бескультурную, любопытную свинку! -А чего сразу я!? Он же мне отвечал!!!-Но ведь ты его спрашивал!-Погодите, кто сегодня приезжает? Почему мне ни кто не сказал? – После того, как повар проговорился о приезде «нянек», я просто впал в ступор. Видимо отец снова решил всё провести без меня. Неужели он думал, что я не замечу в доме присутствие лиц, которые были изучены мной вдоль и поперёк за несколько ужасно долгих дней? Кладу персик обратно в тарелку и, развернувшись, направляюсь к двери. Только я потянулся к ручке, как с диким визгом ко мне подбежал Жан-Люк и крепко вцепился пальцами в мою футболку.-Ты что, спятил? Не выдавай нас! -Я хочу поговорить с отцом.-Как объяснишь ему, откуда ты узнал про приезд? Диди и моего отца уволят, а я не хочу больше жить в общей, съёмной квартире! Там маленькая кухня, общая ванна и туалет, а спали мы вообще на полу! Пожалуйста. Я только запомнил где здесь что! Я даже не успел поприкалываться с системой поливки газона! – Я замер и резко повернулся, уставившись на парнишку. -С чем? -Ну, на улице встроенная система, управляется из гаража… Чтобы трава не засыхала и не желтела, раз в неделю включают и… в общем. Мне обещали, что на следующей неделе я её включу! -А во сколько, говорите, приезжает моя потенциальная головная боль? - Неосознанно расплываюсь в глупой улыбке.-В 17:20. А в чём, собственно, дело? – Повар и паренёк непонимающе переглянулись. -Устроим им тёплый приём? Или правильнее сказать «холодный душ»? Мы ведь сможем включить поливалку немного раньше? -Так, считайте, что я этого не слышал. – Отмахнувшись, Даниэль наклонился к духовке, немного приоткрыв дверцу, а потом переключил таймер, видимо добавив время. -Да ладно вам, чуть что, сразу сдавайте меня. Я организатор, я исполнитель, вы не при делах. -Да мы и так не при делах. Верно Жан-Люк? Жан-Люк?! – Ответа от мальчишки так и не последовало. Он стоял, схватившись за дверную ручку, и хитро улыбался. Видимо ему мой план понравился больше, чем нашему повару. -Через двадцать минут встретимся в гараже! – Быстро отчеканив эту фразу, парень просто выбежал за дверь. Надо же, а я умею ладить с детьми? -Билл… - Я уже собирался уйти, как меня окликнул Даниэль. – Вы там осторожнее, не впутай лишний раз мальчишку в какие-то свои дела.-Не впутаю. И спасибо за вкусные завтраки, обеды… -Не за что. Но всё же, ты зря гуляешь по дому, тебе лучше было бы сидеть в комнате. Тут бывают отвратительные люди. И не приведи Господь тебе самому это понять.
С кухни я ушёл со странным ощущением. Словно в этом доме все обладают безумно значительным объёмом информации. Более весомыми фактами, которые по каким-либо причинам обошли меня стороной. А когда мне недостаёт нужной информации, я допускаю много ошибок. Слишком много ошибок, которые могут мне потом аукнуться. По лестнице спускались те двое коллег отца, которые должны были сочинить новую историю моей жизни. Что более паршивого можно придумать о человеке, который, казалось бы, побывал в самом низу? От «А» до «Я», от нуля до сотни и обратно.Если учесть, что избиратели всегда любили в заголовках такое слово как «скандал», то я бы мог предположить, что эти двое припишут мне смену пола. Или же скажут всем, что я жил на ферме и у меня были интимные отношения с каким-нибудь конём по кличке «Ветерок». Ах да, я совсем забыл стандартную страшилку, где фигурировало бы кровавое убийство моих бедных родителей и последующая отправка единственного оставшегося члена семьи (то есть меня) в детский дом. Но думаю, отец не утвердит этот вариант, суеверно поплевав через левое плечо и постучав по деревянному столу в своём кабинете. Но чтобы известный политик взял к себе в дом «бездомную» шл*ху, хороший ход. Был бы. Одна ложь, прикрывшая другую, становится правдой. К тому же, если учесть весьма логичный слух «он взял его к себе в дом, он его тр*хает!», то расклад отнюдь не выгодный. И если хоть кто-то скажет мне, что ситуация не предусматривает таких поворотов событий, то я первый дам этому человеку по лицу. А потом посмеюсь до слёз читая подробную статью о том, как и в каких позах меня драл собственный отец. По дому в этот день шастали какие-то люди в синих комбинезонах, не выпуская из рук странные чемоданчики. В категорию рабочих, которые продолжали ремонтировать фасад особняка, определить их было весьма сложно. Форма одежды была иного рода, к тому же вовсе не запачкана. Эти мужчины прошли мимо меня, перед тем как я решил подняться к себе от греха подальше. Во всяком случае, у меня есть ещё двадцать минут, и я не собирался простоять в холле всё это время. Но, к сожалению, я не знал, что на меня у кого-то уже есть планы. Однако это стало весьма очевидным фактом, стоило мне только подойти к лестнице, на которой в это же время, остановившись, разговаривали стратег и ответственный за бюджет и рекламу. Неужели мой отец не понимает, с каким д*рьмом работает? Чуть ли не просверлив во мне дырку своим оценивающим взглядом, эти двое продолжили свой путь вниз. Я же стал подниматься наверх, своеобразно считая каждую ступеньку. -<<Пожалуйста – раз. Пожалуйста – два. Пожалуйста – три…>> - Лишь бы они не остановились рядом со мной. Лишь бы они не заговорили. Но видимо мои просьбы к кому-то, кто должен принимать их на небесах, просто пролетели мимо. В очередной раз. Видимо, чтобы было легче меня игнорировать, Бог снизошёл на землю, купил вату, вставил её в уши и вернулся к себе. -Привет, зая! – Это уже что-то новенькое. - Направляемся в свою комнату? – Прибавляю шаг, но успеваю переступить только через две ступеньки. – Ну-ка, ну-ка! Куда это мы так спешим, бежишь – значит виновен. – Эти двое буквально окружили меня: один остановился сзади, а второй вернулся, поднявшись на несколько ступенек выше. – Морти, давай его обыщем? Может он что-то украл? -Я с кухни иду…-Ну вот, у Йорга же там есть замечательный серебряный сервиз. Может быть, ты на него глаз положил? Ложки воруешь? Живо выворачивай карманы. -Нет. -Ах, не хочешь… Морти, обыщи его! – Я расставил руки в стороны, усмехнувшись. Мужчина стал облапывать меня, именно облапывать, а не обыскивать. Хотя, по-настоящему здравомыслящий человек сначала заметил бы что… -Гюнтер, у него нет карманов. -А сзади на штанах? А сбоку? -Поверьте, он и там смотрел. – Вмешался уже я, пытаясь обойти этих двоих. -Стоять!-А что ещё делать, когда вы мне не даёте пройти? -Что же ты такой неприступный, хочешь, мы тебе денег заплатим?-За что, за моральный ущерб? -Скорее за физический. Давай найдём укромное местечко, и ты покажешь нам что умеешь. Ты ничего не подумай, это нам нужно исключительно в служебных целях. Надо придумать твою историю, а для этого… -Что, нижняя головка мешает думать верхней? Может тогда закроетесь в туалете и решите свои проблемы сами, без меня? -Ты не веришь, что мы тебе заплатим? -Оглянитесь, зачем мне здесь деньги? Где мне их тратить? Оставлять Диди и Тиллю чаевые? – Похоже, мне, наконец, удалось решить этот вопрос, и я благополучно стал подниматься выше. Но, увы, первые мысли часто бывают ошибочны. Стратег окликнул меня раньше, чем мои ноги успели коснуться верхней ступеньки. -Информация. -Мальчики, ну какая к чёрту информация… - Шумно выдохнув, я обернулся.-Ты ведь хочешь отсюда выбраться, у меня есть отличные знакомые в очень престижном борделе. Там о своих заботятся, кормят, одевают, будешь как сыр в масле кататься. -Мне… мне и тут неплохо. – Не могу не согласиться, что его предложение было весьма заманчивым. Мне бы только выбраться отсюда, снять сигнализацию, выехать за территорию, а там я бы мог сориентироваться. – А с чего это вдруг вы хотите от меня избавиться? -У нас уже была кандидатура на роль овечки, откуда Йорг вытащил тебя… -Замолчи, Морти, мальчишке незачем это знать. -Получается, я нужен вам больше, чем вы мне.-Ну, хорош заливать, чего ты хочешь? -Вы напишите ту историю, которую я расскажу. И пустите в распространение, никого не спросив. И если я всё же надумаю, вы поможете мне выбраться из особняка, а на моё место притащите эту вашу овечку. – Мужчины переглянулись и начали о чём-то перешёптываться. Я уже собирался послать их к чёрту и спокойно уйти, но видимо, сегодня всё случается не так, как предполагаю я. -Расписка тебя устроит? Сделаем дела, согласуем все аспекты и нюансы данного соглашения… Ручка есть. – Я замер. Правильно ли я поступаю? Всего несколько секунд назад я был уверен , что да. Правда – как стоимость очередной ошибки?-Ну… и куда мы пойдём? В мою комнату? – Теперь, я снова наблюдал задумчивое выражение лиц обоих коллег отца. А чего тут собственно размышлять? – Почему нет, или вы отказываетесь?-Думаю, там уже поставили камеры, а Йоргу не понравится, если он увидит…-Что? Камеры? -Да, Йорг решил установить за домом круглосуточную слежку. Весь день тут эти парни с аппаратурой ходят. -Ах, за домом слежка… - Я и не думал, что в моём голосе может быть столько сарказма. -Кажется, в курилке ещё не ставили? – Я прикусил губу, вспомнив, что уже слышал про эту комнату. Кто-то из гостей отца говорил про это «потайное», и постоянно закрытое на ключ помещение. Кажется, там отдыхал отец и его компаньоны после длительного трёпа в кабинете второго этажа.
Я снова осознал, что моё положение в этом доме весьма не завидное. Мне разрешили выходить из комнаты, но при этом многие двери остались заперты. Хотя я считал, что сам являюсь ключиком для всех дверей. Так называемая курилка, совсем не оправдывала своего названия. В комнате я не увидел даже кальяна. Только, кажется, на небольшом столике возле оранжевых диванов блеснула хрустальная пепельница. Но первым, что бросилось в глаза, определённо был бильярдный стол. Отец никогда не умел играть. Наверное, это был результат прихоти тех, кто любил время от времени подержаться за кий. Я словно попал в помещение для неофициальных приёмов. Только для VIP. Неудивительно. Камеры тут и не собирались ставить. Это было более чем очевидно, ведь отец хотел собрать компромат на меня, а не на самого себя. Вдоль стены слева были столы, покрытые тёмно-синей скатертью. Серебристые подносы, на которых стояли перевёрнутые бокалы. Словно тут совсем недавно прилично (хотя я не удивлюсь если и неприлично) погуляли. «Стена столов» заканчивалась вовсе непримечательной дверью, а подняв голову вверх, я заметил, что потолок в комнате был зеркальный. -Не хватает только шеста для того, чтобы девушки лёгкого поведения танцевали тут развратные танцы. – Я сел на диван, взяв со столика хрустальную пепельницу. Наверное, со стороны это могло показаться приступом клептомании. – Освещение тоже оставляет желать лучшего. Слишком… приглушённо. -Думаю, мы попросим Йорга устранить эти недочёты. Кстати, когда мы закончим, ты сможешь тут же привести себя в порядок. – Стратег кивнул в сторону двери в противоположном конце комнаты. Видимо тут раньше была такая же спальня, как и моя, с отдельной ванной комнатой. – Там, кажется, душевая кабинка есть? – Мужчина посмотрел на коллегу и тот положительно кивнул.Не помню, когда в последний раз я так нервничал. Мне казалось, что мой испуг настолько заметен, что отражается в зеркальном потолке и в злосчастной пепельнице. И если от зеркал я спрятаться не могу, то переложить кусочек хрусталя за подушку вполне выполнимая задача. Улучив момент, когда мужчины что-то начали обсуждать между собой, я решил действовать. Но спрятав пепельницу, я нашёл что-то другое. На ощупь это была какая-то кружевная ткань, и я потянул её на себя, вытаскивая из под подкладки. -Хах, так вот где они были, Гюнт! Получается, та девушка вчера ушла без трусиков? – Я резко дёрнул рукой, выронив чьё-то нижнее бельё, и буквально отскочил в сторону, поднявшись на ноги. – Эй, ну ты чего, испугался стрингов? Или ты ярый противник светлого нижнего белья? – Коллега отца с совсем (как мне казалось) не свойственным ему именем Мортимер, подошёл и притянул меня к себе, почти ласково приобняв. При этом его руки стали блуждать по моему телу, стараясь задрать как можно выше мою домашнюю футболку. Я был чертовски напряжён, но всячески старался это скрыть. Однако дыхание выдавало меня с каждым ударом сердца. Оно не билось, нет. Это нельзя было назвать пульсом. Это был бешеный ритм, словно кто-то изо всех сил бьёт в барабан, натянутый до предела. Так громко, что закладывало уши. Мне хотелось выскочить из собственного тела, возможно на какой-то момент я даже отключился, это состояние сделало из меня ватную игрушку. Но реальная картинка вернулась, когда я почувствовал ещё одну пару рук пробирающихся под мои спортивнее штаны и бельё. Я чувствовал губы рекламщика на своей шее, в то время как стратег, приспустив штаны, тёрся пахом о мою задницу. От соприкосновений моей кожи и ткани его брюк по телу пробежали мурашки. -Я смотрю, ты уже начал возбуждаться. – Чувствую дыхание на своей коже, и чья-то ладонь легла мне между ног. Сначала это были массирующие движения, но потом пальцы сжались, сильно сдавив мой пах. Я охнул, подавшись назад, но тем самым ещё сильнее спровоцировал столь сильное давление. -Через… через двадцать ми-минут. Меня б-будут ждать внизу. Мне нужно будет спуститься и… ох… хватит! – Вскрикиваю, запрокинув голову назад, и мне тут же закрывают рот рукой.-Ничего, успеем. Десять минут я, десять минут Морти… -Я согласен, ты его пока растяни, потому что смазки нет. - Рекламщик сел на диван, притянув меня ближе к себе за бёдра, он задрал мою футболку. Его лицо оказалось на уровне моего живота, и мужчина стал целовать моё тату, вылизывая каждое ответвление пятиконечной звезды. Приятно и стыдно. Стыдно. Разве со мной такое бывает? Стратег спустил с меня штаны вместе с бельём, и я расставил ноги чуть шире. Это было лишь для того, чтобы мои вещи не свалились ниже колен, но мужчина это воспринял как совсем другой жест. Он стал массировать пальцами колечко моих мышц. Каждое движение его руки словно дразнило и призывало сдаться. Собственно, сдался я уже давно. Проиграл. Как говорил мой отец: проигравших не судят, пусть судят тех, кто выиграл, они всё равно уже первые. Нечего терять, кроме самолюбия. Не за что бороться, кроме свободы. -Ну же, расслабься… - Прошептал мужчина, засадив в меня сразу два пальца. Прикусываю губу, пытаясь скрыть протестующий стон из-за столь резкого вторжения. На его просьбу мне сразу же захотелось ответить не совсем цензурно. Чёртов убл*док. Говорит «расслабься», а сам делает всё так резко, что от движений его пальцев мне становится больно. Рекламщик заметил это сразу же, но видимо решил полностью проигнорировать увиденное. И правильно, и пусть. Мне не нужна жалость. Мне не нужна поблажка. -Ну же… - Шепчу, сильно зажмурившись, и подаюсь назад. -Тебе так не терпится почувствовать меня? – Усмехнулся стратег, раздвигая пальцы внутри моего тела. Не правда. Это не так. Я просто преступник, требующий наказания. Чувствую, что есть за что, но не помню самого преступления. А может, именно сейчас происходит то, за что потом я буду себя винить. И ведь правда буду. Уже чувствую этот груз ответственности. Облизываю ладонь и завожу её назад, выискивая ширинку мужчины. Тяну язычок молнии вниз, нащупываю пуговицу, расстёгиваю и её, правда, получается это не с первого раза. Штаны съезжают вниз, наверное, на тот же уровень, где находятся и мои. Свободной рукой мужчина сам приспускает своё бельё и кладёт мою ладонь на свой член. Сразу же начинаю водить ею по стволу, размазывая свою слюну и смазку, которая выделялась из головки. Тут я почувствовал ещё один палец внутри себя и от неожиданности резко открыл глаза, сразу же встретившись взглядом с рекламщиком. Часто моргаю, пытаясь отогнать странные белые вспышки, появляющиеся и пропадающие, словно салют на небе - яркие точки. Рекламщик тем временем стал подр*чивать себе сквозь брюки, наблюдая за тем, как его коллега тр*хает меня пальцами. -Гюнт, ну делай уже своё дело, чтобы и я успел. – Мужчина развалился на диване, расстёгивая ширинку, а я почувствовал, как меня подтолкнули сзади. -Я не сяду сюда, это порочное место. -А ты у нас такой святой? – Стратег вытащил из меня свои пальцы и приобнял сзади, положив руки на мой живот, комкая футболку. - Снимай всё. -У вас ведь есть презервативы? – На мой вопрос мужчины только усмехнулись. -Тебя это так заботит? Данный вопрос должен волновать только нас, вдруг ты чем-то болен? – Переглянувшись, они снова засмеялись.Недолго думая, я всё же вышагнул из штанов и белья и сложил всё это на диван, принявшись за футболку. Стратег тем временем сел на столик рядом с диваном и тоже освободил себя от верхней одежды и белья. Моя футболка ни как не хотела сниматься, но когда я расправился и с ней, откинув к остальным вещам, я увидел то, от чего у меня просто спёрло дыхание.
Запрыгнув на бильярдный стол, сидел Ирвин. Заметив, что я «обнаружил» его, он лишь осуждающе покачал головой. Чёрт, зачем ты тут и почему «недоволен»? Ведь это - единственное, почему ты можешь быть тут. Секс. Ты мой порок, и ты с самого начала знал, что так будет. Ведь я прав? -Ну что ты стоишь? Ложись на диван и раздвигай ножки. Может сегодня, я буду с тобой добрым, и поласкаю тебя язычком. – Стратег кивнул в противоположную от себя сторону и облизал губы. Судя по всему, подобные слова звучали в этой комнате весьма часто. Что видел этот зеркальный потолок, и сколько людей тр*хались на этом диване? Неужели, я буду следующим… -<<Не смей делать этого.>> - Ирвин слез с бильярдного стола и облокотился на него, продолжая косо смотреть в мою сторону. -<<Ты ведь не будешь этого делать? Ты ведь не предашь меня, правда?>> - Я еле нашёл в себе силы отвести от него взгляд, и в сердце так странно защемило. Словно до боли знакомое чувство накрыло с головой и, отразившись от стен, испарилось. -Неужели так не хочешь этого делать на диване? Ну ладно, тогда иди на колени к папочке… - Стратег похлопал себя по бедру и нагло улыбнулся. Я поднял свои вещи с дивана, и, не одеваясь, захотел уйти. Эта мысль, эта цель на какое-то время стала почти неконтролируемой. – Эй! Стоять! Куда это ты собрался? -Я хотел пойти и сесть на колени к папочке. – Мужчина придержал меня за руку, развернув к себе. -В таком виде? Хах! Долго же тебе придётся идти… - Не так долго, как бы вам могло показаться. – Брось вещи. – Стратег крепко держал меня, продолжая сидеть на столике. – Ну же, бросай! – Вещи полетели на пол, а мужчина резко развернул меня к себе спиной. Я лишь успел поймать непонимающий и словно опьянённый взгляд Рекламщика. Наверное, он считал все, что сейчас происходило, очевидным перегибанием палки. Ирвин подошёл к дивану, присев на край подлокотника. Я уставился на него, но всё же старался не выдавать того, что вижу. -<<Уходи, ты разве не видишь что мне и так плохо? Уходи.>>-<<Ты пришёл сюда сам. И тебя в эту комнату привело отнюдь не желание того, чтобы все узнали правду о твоём отце. Это было другое желание.>> - Ирвин поднял голову, словно разглядывая своё отражение в зеркальном потолке. Я сделал тоже самое, и почувствовал, как стратег тянет меня на себя, вынуждая сесть к нему на колени. -Расставь немного ножки, ты когда-нибудь тр*хался в такой позе? -Не помню, но вам, видимо, не впервой. -О да, ты прав, я частенько делаю так в машине с девушками…-Простите герр, но вообще-то я имел ввиду, что в такой позе, вы могли бы др*чить в свой кулак. – Ничего не ответив, мужчина сильно дёрнул меня, и я, не устояв на ногах, сел на его колени. Стратег снова стал грубо массировать колечко моих мышц, но на этот раз его пальцы не проникали внутрь. -Теперь я понимаю, за что тебя избили в твоём борделе, слишком дерзил, верно? – Ирвин резко выпрямился, услышав слова мужчины и замахнувшись, ударил его по лицу. Но рука прошла сквозь. Всё равно, что пытаться ухватить воздух. – Ну что, детка, есть какие-нибудь предпочтения? Просьбы? – Я посмотрел на моего кролика. Ты ждёшь, когда я отступлю? -<<Я не могу ему врезать, но ведь ты можешь, Билл.>> -Ну, чего затих, не к тебе, что ли, обращаюсь? -Только одна просьба. Не… не кончайте в меня. – Мужчина усмехнулся, и я почувствовал, как он начинает насаживать меня на свой член. В этот же момент Ирвин пропал. Неужели это был тот момент, когда я перестал считать всё это сном? Рассеянно смотрю по сторонам, и снова встречаюсь взглядом с рекламщиком, который явно заметил моё странное поведение. Однако он, так же как и его коллега сейчас сосредоточен лишь на своих ощущениях, занимаясь самоудовлетворением. -А ты… ты всё равно тугой, видимо мало тебя драли… - Резкое движение и у меня спёрло дыхание. -Меня не драли, я… я занимался сексом. – Наверное, это выглядело так, словно я пытаюсь найти себе оправдание, но разве оно существует? Оказавшись внутри почти полностью, мужчина сразу же попробовал двигаться, но у него ничего не получилось. Мне было больно, и из-за этого я сильно сжимался. -Что растягивал тебя, что нет. Расслабь задницу. – Прикусив губу, пытаюсь приподняться, и это даже получается, но тут же мужчина снова сдавливает мои бёдра, начиная насаживать меня обратно. Моё напряжённое дыхание сменилось тихим стоном боли, и снова он стал отталкивать меня, вынуждая привстать. Спустя несколько попыток мои движения стали казаться не такими принуждёнными. Только ноги онемели от неудобной позы. В голове прочно засела мысль, что этот чёртов столик нас не выдержит, поэтому двигался я очень медленно. Поднимался и опускался, стараясь доставить удовольствие не только стратегу, но и себе. Как жаль, что это чувство постоянно ускользало. Тело получало только дискомфорт. Приподнимаюсь и опускаюсь снова, пытаясь полностью управлять своими движениями, но стратег продолжал придерживать меня за бёдра, не позволяя мне лишних действий. Постепенно он давал мне разрешения на всё большие безумства. Его член почти выскальзывал из меня, и я тут же сжимался, слушая стоны, а потом, насаживаясь обратно, чувствуя, как головка затрагивает простату. Я пытался быть сдержанным, даже когда кровь застучала в висках, даже когда с губ сорвался мой первый стон. Я так этого не хотел, Господи, кто бы знал, как я этого не хотел. Моя воля действий закончилась слишком быстро. Мужчина оттолкнул меня, и я упёрся руками в диван, а потом он приказал мне встать с его колен. Диван был единственной опорой, потому что когда я поднялся, я понял, что у меня трясутся колени.-Ты уже закончил с ним? Отлично! Потому что я раньше кончу в свой кулак, чем ты в его задницу. -Нет… - Прошептал я, и тут же почувствовал, как мужчина снова навалился на меня. Он тёрся пахом о мою задницу, но не входил, словно проверяя, сколько я ещё выдержу, прежде чем упасть. -Чёрт возьми, Морти, дождись своей очереди и не порти мне кайф! Заткнись!-Сам заткнись, парень что, не может отсосать мне, пока ты тр*хаешь его задницу? – Я потянулся рукой к члену рекламщика, предугадывая столь очевидный ответ, но стратег перехватил её и резко развернул меня к себе лицом. Теперь уже я облокачивался на него, боясь упасть.-Дождись своей очереди. – Снова повторил мужчина, посмотрев в сторону коллеги, а затем убрал мокрые от пота волосы с моего лба. – Что-то ты уже уставший, отвык? Ложись. – Пошатываясь, я обернулся, посмотрев на столик, в сторону которого кивнул мужчина. -<<Ну же, чего ты ждёшь?>> - Вздрагиваю сначала от того, что мужчина начинает целовать мою шею, а затем уже потому, что снова вижу Ирвина. Столь невозмутим и с бокалом в руке, словно это всё бар и он отходил за выпивкой. Снова поворачиваюсь к мужчине лицом, и он тут же пытается поцеловать меня в губы. Уклоняюсь, и он дарит это прикосновение моей щеке. -Зачем вы это хотели сделать? – Непонимающе шепчу я, на мой вопрос мужчина лишь усмехнулся. -У тебя такая гладкая кожа… - Стратег подталкивает меня к столику, и я опускаюсь на него. Почти сразу же ложусь, и мужчина отстраняется, раздвинув мне ноги. Сейчас моё отражение в зеркальном потолке как никогда кажется жалким. -<<Ну да, и тр*хает он тебя только лишь потому, что у тебя кожа гладкая.>> - Ирвин развёл руки в стороны, от чего лёд звонко стукнулся о край бокала. Интересно, что там у него, виски? -<<А ведь был человек, который любил тебя.>>Стратег положил мои ноги на свои плечи и стал направлять свой член в меня. Пытаюсь максимально расслабиться, но моё напряжение хлещет через край. -Вот так, умница… - Мужчина что то бубнил себе под нос, постепенно нагоняя былой темп. Цепляюсь руками за стол, потому что от каждого толчка, я немного отъезжал назад. Мне, почему-то, снова стало ужасно стыдно.
-<<Если ты засунул в задницу огнетушитель, это ещё не означает, что ты стал пожарным. Если обстоятельства вынудили тебя лечь на стол и раздвинуть ноги, это ещё не означает, что ты стал шл*хой. Хотя глядя на эти два обстоятельства, мне искренне жаль, что я присутствую здесь. Но не волнуйся, я никому не расскажу, даже самому себе. Забудем это?>> - Мужчина каждый раз задевает мою точку наслаждения и с губ срываются рваные, приглушённые стоны. Выгибаюсь, позволяя ему проникать глубже. -<<Е-если ты научишь меня, как всё забыть, то с удовольствием.>> - Ирвин кивнул и поднёс бокал к маске, словно нюхая содержимое. -<<Ты хочешь выпить? А будет тост?>> -<<Конечно, за алкоголь.>>-За опьяненье… - Мой тихий шёпот прервался моим же вскриком, потому что стратег сильно ударил меня по бедру, чтобы я сжался. Мужчина наращивал темп, и стонал в голос, не сдерживая себя. Дёргаюсь, отцепив руки от стола, и тут же слышу странный треск, а потом резкий рывок вниз. Потеряв опору, мужчина падает на меня и уже лёжа на полу, я понимаю, что мы сломали стол. Перед глазами плыли круги, а в ушах сильно звенело, я сильно ударился затылком о столешницу, но, несмотря на это, я пытался оттолкнуть от себя стратега. Мужчина смотрел куда-то вниз и смеялся, но я понял в чём дело, лишь когда он отстранился.-Ох, прости парень, я не смог сдержаться. – Смеялся он, усаживаясь на диван. -Что? – Привстаю на локтях, чувствуя, как из моей дырочки вытекает сперма. –Ты что, кончил?! -И не только я. – Мужчина кивнул на мой живот, и я провёл по нему рукой, размазывая пальцами белую жидкость. Внутри всё задрожало, словно я сдерживал слёзы, но их не было. -Я… я не хотел. Я не мог. – Пытаюсь прикрыться, сдвинув ноги.-Хотел, не хотел. Может, ты испугался, когда стол рухнул, и чувства обострились, но итог одинаковый. Чёрт! Стол! Если Йорг узнает, что мы его сломали, он нам головы оторвёт, а если ещё узнает «как» мы его сломали… - Стратег с неким, наигранным сожалением посмотрел на своего коллегу. – Слушай, друг, я, конечно, понимаю твоё состояние, но нам надо идти. Так, что-то ещё… - Мужчина поднял с пола свои брюки и достал из кармана маленький брелок-ручку с ключами от машины. Удивлённо выгибаю правую бровь. – Ты что, головой ударился так, что даже про расписку забыл? -Но ведь у вас нет с собой бумаги. А эта ручка смехотворна! -<<А бумага ему и не нужна.>> - Ирвин выпустил бокал из рук и тот исчез всего в нескольких сантиметрах от пола, так и не разбившись. -Поворачивайся спиной, обойдёмся без бумаги! - Усмехнулся стратег, пожав плечами. Недолго думая сажусь в пол оборота, не в силах сдвинуться с места. Но мужчина сам слез с дивана и устроился рядом со мной, встав на колени. Звук откручивающегося колпачка, и я почувствовал, как по моей спине жёсткий стержень стал выводить буквы. Одна строчка, вторая. Я сидел, прикусив губу. Ручка несколько раз переставала писать, и стратег водил стержнем по одному и тому же месту пока на моей коже не появлялись чернила. Или же до появления царапин на моей спине. – Вот, готово, покраснение спадёт, и всё будет замечательно видно. – Мужчина закрутил колпачок ручки и сел обратно на диван, отряхивая колени. – Только ты, когда будешь смывать следы нашего с тобой… ну ты понимаешь. Расписку не смой. -П*донок. – Тихо говорю, пытаясь подняться на ноги, но слабость во всём теле усиленно клонит к земле. Мужчина начинает натягивать на себя свои вещи и ногой подталкивает ближе ко мне мои. Исподлобья смотрю на него, выворачивая свою футболку с изнанки. -Справишься сам, или до ванной тебя довести? – Спросил мужчина, уже застёгивая ширинку. -Справлюсь. – Стратег кивнул и подошёл к двери, пропуская вперёд своего коллегу, который что-то раздражённо бубнил. Наверное, из-за стояка в брюках. Они вышли, оставив меня с Ирвином, и уже за дверью я услышал, как у кого-то из них зазвонил телефон. -<<А я могу тебе помочь?>> - Игнорируя вопрос Ирвина, поднимаюсь на ноги, цепляясь за край дивана и немного прихрамывая, направляюсь в соседнюю комнату. Говорили, что там была душевая кабинка… Собственно, не лгали - и хорошо. Только, на деле в ней не работала холодная вода, а вариться заживо я не захотел. Нормальная подача воды была лишь к умывальнику, над которым висело большое зеркало, где я мог во всей красе увидеть отражение своего позора. Но как бы я не крутился, разобрать, что написано у меня на спине я не смог. Максимально прижавшись к раковине, я намылил руки и стал тереть свою кожу, стараясь смыть с тела следы своей и чужой спермы. Пол уже был прилично залит водой, но в дальнейшем я не собирался уничтожать следы своего пребывания тут. Задница ныла, а подтёки спермы сменились мыльными. -<<Видимо, только тебе есть до меня дело?>> - Грустно улыбаюсь, повернувшись к Ирвину.-<<Неправда, ты и сам прекрасно это знаешь.>> - Отрицательно качаю головой, и смотрю на себя в зеркало. -<<Ты просто меня утешаешь. А то, что ты видел, это мой личный способ утешать себя.>>-<<Утешение? Делать всё это, испытывать чувство вины, разве подобное можно назвать утешением? Смешивать себя с грязью, а потом смывать с себя чужую сперму – это утешение? Изображаешь безотказность, порочность, а на самом деле разрушаешь себя изнутри. Эта не твоя судьба. Твоя судьба быть с теми, кто тебя любит.>>-<<Любит? Меня все забыли. Даже Том.>>-<<Снова неправда!>> - Ирвин сделал шаг ко мне и обхватил меня за плечи. Я вглядывался в наше отражение, смотрел на его маску, словно стараясь понять, кто скрывается за ней. -<<Ты ведь скучаешь по нему и помнишь. Значит, он тебя тоже не забыл. И всё так же любит.>>-<<Нет. Я предал его. Прямо сейчас и прямо здесь. Я уже не понимаю в чём дело. Мне кажется, я схожу с ума. И ты этому подтверждение.>> - Освободившись от рук Ирвина, отрываю из мотка бумажное полотенце. Вытираться пришлось им, поскольку нормального, махрового, тут попросту не было. А закончив, я выкинул его в мусорную корзину.-<<Ладно. Кто я?>> - Ирвин взял меня за руку, и я удивлённо уставился на него.-<<Это что, шутка? Я не могу ответить так, сразу. Я понятия не имею!>>-<<Нет, ты знаешь. Кто я?>> -<<Этого не может быть…>> -<<Может. Просто ты слишком скучаешь. Не бойся. Кто я?>> -<<Том?>> Отстранившись от меня, он снял маску, и я почувствовал, как мои ноги подкосились. -<<Тише, тише. Я же говорил тебе, что я не следствие, я – причина. Я твой порок. Я, а не беспричинный секс как у Ди-джея из клуба.>> - Не выдерживаю и обнимаю его, кидаюсь ему на шею, цепляясь за одежду и целую в губы, страстно, со всем вожделением. Маска упала на пол, и я застонал в столь родные, приоткрытые губы. И это всё что мне было нужно в тот момент. Только его близость. -<<Как ты мог, как ты мог так долго молчать?>> - Смотрю в до боли знакомые глаза, целую родинку на его щеке. «Ирвин» прижался губами к моему виску, целуя и что-то нашёптывая, но смысл я уловил лишь на последней фразе:-<<Ведь я – это не он. Ты обязательно его дождёшься. Не упусти автобус.>>Может ли быть так, что после физического удовлетворения, мне не доставало морального? Только где его найти? Мне повезло, что можно было хотя бы попытаться восполнить сей досадный момент. Однако, время было против меня, на маленькое приключение я потратил чуть более получаса. Жан-Люк уже, скорее всего, отказался от нашей безумной затеи, но я всё же надеялся, что ошибаюсь. Когда я спустился в гараж, то обнаружил почти приросшего к щитку мальчишку. Он буквально повис на нём, явно заскучав, но когда увидел меня, заметно оживился. -А ты ,оказывается. не пунктуален, в отличие от своего отца! – Мальчик наигранно попытался изобразить злость. Или же он думал так отчитать меня за моё небольшое опоздание. -Наверное, пунктуальность по крови не передаётся. Они уже приехали? – Я осторожно выглянул на улицу. -Конечно. – Усмехнулся парнишка, наблюдая, с каким интересом я разглядываю автобус. – Слушай, напомни мне, почему мы это делаем? -Чтобы эти люди заранее знали, с кем связались. – Мальчик одобрительно хмыкнул и снова вцепился в какую-то кнопку на щитке. -Я уже ввёл код системы и поставил на максимум. Осталось нажать на кнопку. Ты только сообщи мне, когда они выйдут из автобуса и как можно ближе подойдут к газону. – Киваю, продолжая пялиться на автобус. Двери открыты, и водитель вытаскивает багаж.

HYPERLINK "http://www.youtube.com/watch?v=_PEn-OO2YXo&feature=related" \t "_blank"
Hollywood Undead- Undead
Из автобуса вышла чёткая стерва, поправив очки, она дотронулась до своей причёски, проверяя, есть ли выбившиеся прядки. На ней был строгий костюм в клетку и туфли на невысоком каблуке. Эта женщина единственная соизволила вылезти из автобуса, чтобы проверить, как доехал её багаж. Водитель пытался отгородиться. Но женщина наматывала рядом круги, словно назойливая мошка. -Что это за пятно!? – Завизжала она, тыкая пальчиком в свой чемодан. Её пронзительный вопль был слышен даже там, где стоял я. Хотя, наверное, её крик услышал весь дом. – У всех чистые, а мой?! – Водитель отмахнулся, мол «так и было», и продолжил вытаскивать чемоданы, выстраивая их в ровный ряд перед автобусом. Всего я насчитал пятнадцать. Каждому по чемодану? Ярко-малиновый – чёткой стервы, в него она вцепилась сразу же. Остальной багаж пока что продолжал скучать без хозяев. -Герр Каулитц, все кроме одного прибыли! Кандидат под номером восемнадцать сказал, что приедет на своём транспорте. – Водитель кивнул моему отцу, который в это время подошёл к автобусу. Надо же, а я думал у тебя очередное «срочное совещание». -Что ж, у него есть на это ещё пять минут, а потом скажите охране, чтобы они закрыли ворота. -Герр Каулитц! На моём чемодане, после того как его вытащили из автобуса, я обнаружила пятно! – Всплеснув руками, чёткая стерва пододвинула свой ярко-малиновый ужас к моему отцу. -После того, как вас размесят по комнатам, я распоряжусь, чтобы вам лично в руки выдали щётку. И вы сможете отчистить всё, что захотите. – Ответ стерву явно не удовлетворил, но она, слава Богу, заткнулась. По ту сторону ворот послышался странный приближающийся звук, словно от мотоцикла, и в этот раз слух меня не подвёл. Буквально через несколько секунд на территорию въехал мотоциклист в шлеме и с рюкзаком на спине. -<<Чёрт, и как он удерживает равновесие?>> - Подумал я, наклонив голову в бок, чтобы всё лучше рассмотреть. Может быть, мне бы даже удалось увидеть шокированное лицо отца. Я ведь знаю, как он не любит эти штучки. Но мотоциклист, лишь слегка притормозив у автобуса, развернулся, и погнал дальше. -Что за хр*нь? – Прислушавшись, Жан-Люк отошёл от щитка. Осмыслив, что мотоцикл едет сюда, я отскочил от выхода из гаража и, развернувшись, уставился на парнишку. Он стоял на месте всего в шаге от меня и прислушивался. Ненавижу такие моменты, когда решение нужно принимать моментально. И сейчас моим решением было спрятаться. Я схватил мальчишку за руку и затолкнул его на заднее сидение одной из машин, а потом так же залез в салон. Мы сидели на коленях, а я судорожно цеплялся за дверцу, которую не успел хорошенько захлопнуть. Звук резкого торможения заглушил даже мой собственный пульс. Мотоциклист подъехал прямо к гаражу. Я привстал, поддавшись любопытству. Почему-то я был уверен, что стёкла машины затемнены, хотя в гараже было слишком темно, что я мог увидеть? А что может увидеть мотоциклист? Однако я замер. Жан-люк шёпотом просил меня вернуться на место, вцепившись в мою руку, а я не мог пошевелиться. На голове мотоциклиста был шлем, но я всё равно понял, что он меня заметил. Но разве такое возможно? А разве можно смотреть в упор и не видеть? Но ведь Том смотрел на меня, и не замечал во мне тёмной стороны… А ведь она оказалась сильнее светлой. Хотя бы сегодня. Рука соскользнула с дверцы, и я вцепился в переднее сидение. На тёмном стекле, которое закрывало глаза мотоциклиста, отражалось солнце. Я не мог вздохнуть. Может из-за того что уже слишком долго старался дышать через раз, и всё это из-за испуга. Немыслимое ощущение продлилось ещё мгновение, потому что в следующую секунду мотоцикл сорвался с места и поехал обратно к автобусу. Я обессилено сполз вниз, отпустив дверцу и прислонившись к переднему сидению лбом. -Что у тебя на спине? – Жан-Люк дотронулся до моей футболки, от чего я дёрнулся, чуть не вывалившись из машины. – Ты что, ручкой чесался? – Я догадывался, что у стратега ужасный почерк, но чтоб на столько… Ничего не ответив, еле уловимо киваю и вылезаю из машины. Отряхиваю колени. Мальчик выжидающе смотрит на меня. -Ну что? В следующий раз буду звать тебя, когда у меня зачешется спина, допрыгнешь? -Я почти с тебя ростом! Лучше «в следующий раз» оставляй на ручке колпачок. -Это была шутка. -Как думаешь, тебя заметили?!-Я не знаю. -Как так?-Я не знаю! – Игнорируя удивлённое выражение лица мальчика, я решил отвернуться. Да, не стоило повышать на него голос. Щелчок в голове. И я словно почувствовал, как что-то внутри меня сделало шаг назад. Ученик, который забыл урок. Обратный прогресс. Сегодня я тр*хался по собственной воле с очередным уб*юдком, и, кажется, это запустило таймер. Я подошёл к выходу из