Чемакин А.А. Русские национал-демократы


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте его и откройте на своем компьютере.
Чемакин Антон Александрович
РУССКИЕ НАЦИОНАЛ-ДЕМОКРАТЫ В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ: ИСТОРИОГРАФИЧЕСКИЙ
АСПЕКТ
Источник
Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и
искусствоведение. Вопросы теории и практики
Тамбов: Грамота, 2015. № 1 (51): в 2-х ч. Ч. II. C. 203-209. ISSN 1997-292X.
Адрес журнала:
www.gramota.net/editions/3.html
© Издательство "Грамота"
Вопросы, связанные с публикациями научных материалов, редакция просит направлять на адрес:
[email protected]
��ISSN
7-
№ 1 (51) 2015, часть 2

УДК 94(470+571)
Исторические науки и археология
В статье рассматривается историография движения русских национал-демократов начала XX в. Анализ
руя труды как советских, так и современных исследователей, автор показывает, что идеология доревол
ционной русской национал-демократии является одним из самых малоизученных эпизодов истории общ
ственно-политической мысли России. Кроме того, автор отмечает некоторые ошибки, которые прису
ствуют в работах историков, обращавшихся к данной теме.
Ключевые слова и фразы
: национал-демократия; национал-либерализм; русский национализм; Всеросси
ский национальный союз; Российская империя; историография; политические партии России; политическая
история России.
Чемакин Антон Александрович
Российский государственный педагогический университет имени А. И. Герцена
[email protected]
РУССКИЕ НАЦИОНАЛ-ДЕМОКРАТЫ В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ:
ИСТОРИОГРАФИЧЕСКИЙ АСПЕКТ
Движение русских национал-демократов начала XX в. сегодня, к сожалению, остается практически неи
вестным не только для широкого круга людей, интересующихся политической историей России, но и для
большинства специалистов, занимающихся непосредственно периодом «третьеиюньской монархии». При
этом сами национал-демократы, хотя и не смогли стать серьезной политической силой, были достаточно з
метным явлением начала 1910-х гг.: они имели представительство в Государственной Думе, их деятельность
время от времени находила отклик на страницах печати. К числу национал-демократов можно отнести сл
дующих политических деятелей и их структуры: 1) киевский кружок, сложившийся вокруг профессора, деп
тата 1-й Государственной Думы Т. В. Локотя и газеты «Киев»; 2) петербургский кружок во главе с Д. Н.
гуном и М. Я. Балясным, продуктом деятельности которого явился литературно-общественный сборник «Ладо»;
3) московский кружок во главе с П. В. Васильевым и И. З. Желудковым, написавшими «проект программы
русских народных националистов» и пытавшимися создать «Русский национал-демократический союз»;
«(Имперская) Народная партия», основанная издателем журнала «Дым Отечества» А. Л. Гарязиным, деп
татом Думы М. А. Карауловым и упомянутым выше П. В. Васильевым. Если говорить об их расположении
политическом поле, то Т. В. Локотя и М. Я. Балясного можно поместить между националистами и октя
ристами. Впрочем, сам вопрос местоположения рус
ских националистов в политическом спектре России н
сит более глубокий и сложный характер, поэтому заинтересованные лица могут обратиться к дискуссии, пр
ходившей на страницах «Вопросов истории» [9; 27]. Московский же кружок, Д. Н. Вергун и Народная партия,
по сути, представляли собой разновидность прогрессистов, делающих особый акцент на национальном в
просе, в котором они были ближе всего к октябристам. Изучение русских национал
демократов практически
еще не начиналось ни в отечественной, ни, тем более, в
зарубежной историографии, поэтому речь в данной
статье пойдет не о работах, специально им посвященных, а о тех исследованиях, в которых данная проблем
тика была хотя бы намечена, а перечисленные персонажи
упомянуты.
Сразу же оговоримся, что, подходя
крит
ически к существующей литературе, мы не будем подробно обоснов
ывать те или иные утверждения
замечания, так как они выходят за рамки задач данной статьи и требуют отдельного рассмотрения.
Статьи в дореволюционной прессе различных идеологических лагерей, реагирующие на появление наци
нал-демократов и оценивающие их, мы также в рамках данной работы рассматривать не будем, поскольку
они принадлежат к публицистике эпохи и собственно историографией не являются. Впрочем, один дорев
люционный труд, принадлежащий перу В. И. Ленина, упомянуть стоит. Дело в том, что «в результате поб
ды партии большевиков и последующего господства коммунистической идеологии работы Ленина легли в о
нову методологии советской исторической науки», хотя они и «относятся к партийной публицистике» [12, с. 7].
В работе «О праве наций на самоопределение» Ленин писал: «Национализм великорусский, как и всякий
национализм, переживет различные фазы, смотря по главенству тех или иных классов в буржуазной стране.
До 1905 года мы знали почти только национал-реакционеров. После революции у нас народились
национал-
либералы
. На этой позиции стоят у нас фактически и октябристы и кадеты (Кокошкин), т.е. вся современная
буржуазия. А дальше
неизбежно
нарождение великорусских национал-демократов. Один из основателей
―народно-социалистической
партии г. Пешехонов уже выразил эту точку зрения, когда звал (в августовской
книжке ―Русского Богатств
за 1906 год) к осторожности по отношению к националистическим предра
судкам мужика. Сколько бы ни клеветали на нас, большевиков, будто мы ―идеализируем
мужика, но мы
всегда строго отличали и будем отличать мужицкий рассудок от мужицкого предрассудка, мужицкий дем
кратизм против Пуришкевича и мужицкое стремление примириться с попом и помещиком. С национализмом
великорусских крестьян пролетарская демократия должна считаться (не в смысле уступок, а в смысле борьбы

Чемакин А. А., 2015
Издательство «Грамота»
.gramota.
уже теперь и будет считаться, вероятно, довольно долго» [20, с. 318-319]. Ленин полагал, что «пробуждение
национализма в угнетенных нациях, столь сильно сказавшееся после 1905 года (напомним хотя бы группу
―автономистов-федералисто
в I Думе, рост украинского движения, мусульманского движения и т.д.),
неизбежно вызовет усиление национализма великорусской мелкой буржуазии в городах и в деревнях. Чем
медленнее пойдет демократическое преобразование России, тем упорнее, грубее, ожесточеннее будет наци
нальная травля и грызня буржуазии разных наций» [Там же, с. 319]. Таким образом, становится ясно и отл
чие, в понимании Ленина, национал-демократии от национал-либерализма. Национал-либерализм, согласно
ему, это «реакционная» идеология крупной буржуазии и интеллигенции, в то время как национал-
демократия – такая же «реакционная» идеология мелкой буржуазии, в первую очередь крестьянства. Да
ную работу Ленин писал в феврале – мае 1914 г., а напечатана она была в апреле – июне 1914 г. в журнале
«Просвещение». Если учитывать, что именно в эти месяцы шел и активно обсуждался в прессе процесс с
здания национал-демократической «Народной партии», то понятно, что упоминание национал-демократов –
это не какой-то прогноз на будущее, а отражение текущих политических событий. Пешехонова же Ленин
вспомнил, видимо, из тактических соображений, вызванных необходимостью борьбы с конкурентами
левом фланге политического спектра: по крайне
й мере, стоит отметить, что ни о какой национал
демократии народный социалист А. В. Пешехонов в своей статье не говорил, а всего лишь выразил мнение,
что требование самоопределения национальностей надо «облечь в такую форму, при которой они не могли
бы быт
ь восприняты массами, как стремление к раздроблению Россию», и по этой причине необходимо
«идти в массы с лозунгом не независимости национальностей, а с тем ―требованием
, которое ставит
жизнь,
с требованием их автономности» [28, с. 198
199].
Мысль Ленина про «нарождение великорусских национал-демократов» в советской историографии дал
нейшего развития, к сожалению, практически не получила, в то время как тема «национал-либерализма»
разрабатывалась относительно активно. Вполне возможно, что причиной было то, что «реакционная идеол
гия мелкой буржуазии» так и не смогла вылиться в законченные формы, а вот представители крупной бу
жуазии и интеллигенции – октябристы, кадеты и прогрессисты – были налицо. В коллективной монографии
«Непролетарские партии России. Урок истории» один из параграфов, посвященный кадетам, прогрессистам
и октябристам в годы «третьеиюньской монархии», так и называется: «На путях к национал-либерализму
консерватизму» [26, с. 133
143].
Вряд ли можно говорить о советской историографии «национал-демократии» как о каком-то целостном и
серьезном явлении: русские национал-демократы время от времени упоминались в работах советских ист
риков, но они всегда находились на периферии их интересов. И тем более нельзя говорить о выделении к
ких-либо периодов в советской историографии, связанных с этой темой: упоминания национал-демократов
были редки, и в сталинское время они ничем не отличались от таковых же во время брежневское.
В 1930 г. вышла книга Е. Л. Драбкиной, анализировавшей взгляды Т. В. Локотя и назвавшей национал-
демократию «социализмом дураков», «которым разлагающееся самодержавие пыталось организовать пр
тив революции общественное движение темных масс, направляя их инстинктивный социальный протест
ложному пути» [7, с. 41
42]. Впрочем, к
нигу того же Локотя «Оправдание национализма» она охаракт
ризовала как «основное ―теоретическо
произведение русского национализма XX
го века» [Там же, с. 49].
Примечательно то, что единственная более или менее развернутая характеристика организации национал-
демократов – «Народной партии» – была дана не в собственно историческом труде, посвященном после
ним годам существования Российской империи, а в коллективной монографии по истории русской эконом
ческой мысли в главе про экономиста начала XVII в. И. Т. Посошкова, которого национал-демократы счит
ли одним из своих предшественников. Автор главы отмечал, что «имя Посошкова <…> пытались использ
вать реакционные элементы для привлечения на свою сторону крестьянства.<...> Создание ―Общества им
ни крестьянина И. Т. Посошко
являлось шагом к образованию новой партии под названием ―Имперская
народная парти
, которая была задумана ее организаторами как кулацкая партия на почве столыпинского
земельного законодательства, с резко выраженным духом шовинизма, великодержавного национализма.
программа в своих основных чертах не отличалась от программы прогрессистов, представлявших
собою,
по выражению Ленина, ―…помесь октябристов с кадетами
. Программа русских ―прогрессистов
XX в.
только не была прогрессивной, но
и являлась по сути дела программой контрреволюционного либерали
ма, тогда как программа Посошкова была смелой и оригинальной для начала XVIII в.» [15, с. 360
361].
Лидер партии М. А. Караулов характеризовался как «землевладелец», «правый казак» и «один из
вожаков
контрреволюции в Терской области» [Там же, с. 361].
А. Я. Аврех в своей работе «Столыпин и Третья Дума» уделил значительное внимание национал-
демократическому сборнику «Ладо». Появление этого сборника он связывал с «искусственным характером»
партии националистов и «наметившимся у них расколом» [2, с. 411]. Он полагал, что «центральной идеей сбо
ника была мысль о необходимости превращения официального национализма в широкое народное движение –
―национал
демократизм
[Там же]. Саму же национал
дем
ократию Аврех считал попыткой «соединить зо
логический национализм с демократизмом широких масс, прежде всего крестьянства», и тут же говорил о «з
батовской неосуществимости» «подобной затеи и ее полной неприемлемости для Балашовых и прочих», наз
вал ее «д
емократической демагогией» [Там же, с. 413]. По поводу отличий «национал
демократии» и «наци
нал
либерализма» в контексте истории создания сборника «Ладо» Аврех делал следующий вывод: «Перед нами
своеобразные националистические ―Вехи
. Отличие их от кадетс
ких ―Вех
состоит лишь в том, что первые
��ISSN
7-
№ 1 (51) 2015, часть 2

двигались справа налево – от национализма к либерализму, а вторые вместе со струвенской ―Патриотикой

иберализма к национализму. Цель же у тех и у других была одна
обосновать идейно политическое теч
ние, ко
торое ―младонационали
называли ―национал
демократизмом
а кадеты
веховцы окрестили
―национал
либерализмом
Это была чистая конкуренция: подобно тому, как Струве упрекал свою партию за
то, что она добровольно уступила свое лидерство в национальных воп
росах правым элементам из боязни
прослыть ретроградной, так и сборник ―Ладо
считал, что не следует бояться угрозы быть зачисленным в л
бералы» [Там же, с. 412
413].
Аналогичные тезисы в краткой форме Аврех высказал в другой своей моногр
фии, говоря о попы
тке объединить «националистические лозунги с либеральным
и реформами» [3, с. 240
241],
также в «Советской исторической энциклопедии», утверждая, что «на короткое время среди части национал
стов возникло течение ―национал
демократизма
, провозгласившее нео
бходимость соедин
ения национализма
―демократическими
лозунгами для привлечения народных масс» [1, ст. 31]. Как мы видим, по вопросу о с
циальной сущности «национал
демократии» Аврех двигался полностью в русле советской историографии,
в то время как по
вопросу об отношении ее с «национал
либерализмом» выдвинул свою концепцию. Взгляды
Авреха подверглись критике еще в советское время. Так, Н. Н. Каретникова и Ю. Д. Марголис писали, что
«фрагментарность привлеченного материала затруднила автору (
т.е. А. Я.
Авреху
А. Ч.
) понимание процессов,
протекавших в лагере националистов, из
за чего он неверно оценил сборник ―Ладо
[16, с. 124]. К сожалению,
данные авторы ни слова не сказали о том, каковой должна быть «верная» оценка «Ладо». На наш взгляд, при
ципиаль
ная ошибка в концепции Авреха заключается в том, что сборник «Ладо» вообще не имел прямого о
ношения к партии националистов (Всероссийскому национальному союзу).
В. П. Булдаков и С. В. Кулешов в учебном пособии «История образования СССР и критика ее фальсиф
каторов» связывали национал-демократию с «мелкобуржуазным шовинизмом», который «закономерно ст
новился необходимой подпоркой империалистической реакции», и отмечали, что Т. В. Локоть «явно ра
считывал на национализм средних слоев и прямо протягивал руку и ―веховцам
и думской фракции наци
налистов, и ―Союзу русского наро
» [4, с. 46].
О. Ф. Соловьев в монографии «Русское масонство», вышедшей в 1993 г., но по своему содержанию все
еще относящейся к советской историографии (примечателен тот факт, что предисловие к ней написал один
из ведущих советских историков, И. И. Минц), точно так же связывает «Ладо» с партией националистов
говорит о том, что была предпринята «попытка создания национал
демократической партии с массовой
базой в лице главным образом к
рестьянства, но из этого ничего не вышло» [36, с. 227].
Подводя итог обзору советской историографии темы надо отметить, что во всех перечисленных работах
проводилось марксистско-ленинское положение о классовом характере идеологии, а национал-демократы
представлялись как партия кулаков, крестьян, мелкой сельской буржуазии, что вполне соответствовало з
явленному еще Лениным тезису. Более глубоко попытался разобраться в теме А. Я. Аврех, но, на наш
взгляд, пошел по ошибочному пути.
Падение идеологических запретов в 1990-е гг. привело к некоторому оживлению в изучении данной т
мы и большему разнообразию ее интерпретаций, но она все равно продолжала оставаться на периферии и
тересов научного сообщества, как и в советский период.
Д. А. Коцюбинский в своей монографии предпринимает попытку охарактеризовать сам ВНС как орган
зацию «национал-либерального» толка [18, с. 5-6], что было определенным новшеством в отечественной и
ториографии, прежде относившей к «национал-либералам» преимущественно кадетов, прогрессистов и о
тябристов. На наш взгляд, данное определение, хотя и дало определенный результат в плане выработки н
вых эвристических моделей, является не совсем корректным. Определение ВНС как консервативно-
либеральной организации, которое также встречается у Коцюбинского [Там же, с. 495], на наш взгляд, более
убедительно. Если же говорить собственно о национал-демократах, то Коцюбинский пишет о том, что
1911 г. группа петербургских членов ВНС во главе с М. Я. Балясным предприняла попытку найти иде
ную почву для сбл
ижения русского национализма с либерал
демократами веховского толка», и «с этой ц
лью был издан ―национально
демократический
сборник ―Ладо
в котором принимали участие представ
тели всех оттенков неославизма и национализма: от Д. Н. Чихачева и В. А. Бобр
инского
до близкого к с
циалистам В. М. Бехтерева» [Там же, с. 41]. Сразу же стоит отметить, что М. Я. Балясный не являлся ни
инициатором составления сборника, ни членом ВНС; впрочем, упоминание
«неославизма» является шагом
сторону правильной, на наш в
згляд, интерпретации сборника, которую Коцюбинский развивать не стал.
Стоит также отметить, что он совершенно обоснованно относит Т. В. Локотя к октябристам, хотя и рассма
ривает его как одного из идеологов национализма [Там же, с. 347]. Говоря о создании
«Имперской народной
партии», Д. А. Коцюбинский называет ее «близкой по духу леволиберал
ьной группе депутата Караул
ва»
[Там же, с. 42]; данное определение группы Караулова нам представляется вполне удачным, хотя будет
необходимо сделать и ряд оговорок по т
ой причине, что сам термин «левый либерализм» сегодня может
иметь несколько иное значение, чем в начале XX в. Свои тезисы касательно «Ладо» Коцюбинский приводит
и в статье про ВНС в энциклопедии «Политические партии России» [17, с. 137].
По всей видимости, Д. А. Коцюбинский также является автором посвященной ВНС статьи в вышедшем
1995 г. справочнике «Программы политических партий России. Конец XIX
начало XX в.». В данной ст
тье появление национал
демократии связывается с внутренними процессами, происход
ившими в партии
националистов: «ВНС являлся партией консервативно
либерального (национал
либерального) толка, сто
щей в одном типологическом ряду с ―Союзом 17 октябр
для программы и тактики которого также было
Издательство «Грамота»
.gramota.
характерно противоречивое сочетание охранительства и умеренного реформаторства. <…> Обостренность
национального вопроса и отсутствие земско-либеральных традиций, с одной стороны, и значительное ра
витие рыночных отношений в регионе действия партии – с другой, предопределили упомянутую противор
чивость природы русского национализма. Это обстоятельство легло в основу многочисленных попыток пр
одоления изначальной дихотомии во имя создания партии с более или менее четко выраженным ―прогре
сивным
(т.е. либеральным) лицом» [29, с. 366]. Первой такой попыткой объявляется создание в 1911 г
Н. Крупенским фракции «независимых националистов» («фракции центра»), второй
инициатива
А. Л. Гарязина по созданию национал
демократической «Имперской народной партии» в 1914 г., третьей
в какой
то степени уда
чной
раскол фракции националистов в августе 1915
г. и образование фракции
т.н.
«прогрессивных националистов», «ознаменовавшее собой конец существования ВНС как единого
целого» [Там же].
В данном случае мы видим, что национал
демократия рассматривается к
ак один из эп
зодов внутренней истории ВНС и этап по пути к созданию «прогрессивной» национальной партии.
Вслед за Коцюбинским С. А. Санькова полагает, что «сборник ―Ладо
был подготовлен группой пете
бургских националистов во главе с М. Я. Балясным», «целью его создателей было придание националист
ческой идее более демократического характера, что могло бы привлечь на ее сторону широкую обществе
ность, в первую очередь интеллигенцию», а сам сборник является «наиболее значительным изданием» ВНС
перед выборами в IV Думу [34, с. 180]. Справедливости ради стоит отметить, что данные неточности вполне
объяснимы тем, что тема сборника «Ладо», как и у многих других исследователей, в данном случае была
глубоко второстепенной, и эти неточности нисколько не умаляют значения данной работы в историографии
русского национализма (те же слова можно сказать и про вышеупомянутые работы Д. А. Коцюбинского).
А. Санькова упоминает сборник «Ладо» также и в своей статье, посвященной биографии одного из лид
ров ВНС В. А. Бобринск
ого [33, с. 209
210].
Э. Урибес-Санчес в коллективной монографии, посвященной внешней политике России конца XIX – нач
XX в., пишет о том, что «стремление сплотить националистические и патриотические силы, создать новое
движение так называемого ―демократического национализм
, якобы оппозиционного официальному, пр
явилось в намерении октябристов заключить соглашение с националистами (осень 1911 г.)», и выражено
оно было якобы в предложении октябристов «группе независимых националистов, выделившейся из наци
налистической фракции, объединиться и создать новую партию ―национал-либерало
на умеренно-
либеральной внутриполитической платформе в соединении с националистическими лозунгами. <…> Пра
тическим результатом этих попыток соглашения с националистами и создания национал-демократического
движения явился совместный программный сборник ―Ладо
<…> Но попытка создания новой партии з
кончилась неудачей» [38, с. 389]. Вышеприведенный текст вызывает только недоумение, так как ни один
«независимых националистов»
не был причастен к созданию сборника «Ладо», а взаимоотношения нац
оналистов с октябристами напрямую никак не касаются «национал
демократ
ии». Создается впечатление,
что
автор просто смешал несколько событий и попытался на их основе выстроить свою концепци
ю, абс
лютно ничем в действительности не подтверждаемую.
Интересный, пусть и выраженный в форме не вполне академической, призыв к изучению темы национал-
демократии, а не давно избитых сюжетов русской истории начала XX в., представляет рецензия в журнале
вободная мысль – XXI». Автор, скрывающийся за псевдонимом, критикуя сборник статей «Национализм.
Полемика 1909-1917» [25], пишет: «Проблемы возникают, когда дело доходит до содержания. Вот и здесь.
Полемика о национализме в означенное время – это Меньшиков и Струве, Шульгин и граф В. Бобринский,
это ―сборник нарождающейся национал-демократии
―Ладо
А кроме перечисленных апологетов, очень
даже разноголосых, – тьма не менее даровитых оппонентов. Не то в книге. Составитель с откровенным
нахальством пытается сбыть голяшку по цене филея. 32 статьи о том, как поссорились Чириков с Шолом
Ашем. <…> Милые! Надоело! Третье тысячелетие на дворе»
[30, с. 124].
Перейдем к наиболее важным работам постсоветской историографии, посвященным национал-демократам
начала XX века. Таковых работ мы насчитали четыре: это монографии С. В. Лебедева, М. Н. Лукьянова
А. В. Репникова и статьи А. А. Иванова.
С. В. Лебедев в своей монографии [19], несколько раз переиздававшейся, в главе «Русские национал
сты», значительное внимание уделяет национал-демократам. Он приводит обширные цитаты из работ
Т. В. Локотя и В. Строганова (очевидно, это псевдоним кого-то из националистов), справедливо отмечает, что
под «имущественной, хозяйственной массой демократии», которую национал-демократы считали своей с
циальной базой, «имеются в виду мелкие и средние предприниматели, квалифицированные рабочие, заж
точное крестьянство и национально-мыслящая интеллигенция»; что «националисты называли свою опору
демократией, напоминая, что в Древней Греции под ―демосом
имелся в виду не весь народ античного пол
са, а лишь его имущая часть»; что «трудящиеся собственники, которых националисты называли ―демосом
или ―демократией
а современные социологи средним классом, являлись главным носителем национальной
идеи» [Там же, с. 164] (если быть более точным, они должны были быть таковыми, но не всегда соответств
вали теоретическим построениям идеологов). Он полагает, что «вполне возможным было создание на базе
слияния националистов, октябристов, части черносотенцев и даже части кадетов Национал-Демократической
Партии, опирающейся именно на демократические элементы российского общества», «но времени на такое
развитие партий не хватило» [Там же, с. 171]. Впрочем, в работе С. В. Лебедева есть и вполне определенные
недостатки. Например, некоторые утверждения абсолютно не соответствуют действительности. Так, автор
��ISSN
7-
№ 1 (51) 2015, часть 2

пишет, что «в отличие от знаменитых ―Вех
выход ―Ладо
остался незамеченным, что объяснялось узкопа
тийной ориентацией сборника и отсутствием литературно значимых произведений» [Там же, с. 165]. Если
последним утверждением спорить не будем, так как оценка литературной значимости того или иного пр
изведения является личным делом каждого человека или уделом специалиста
литературоведа, то первые два
тезиса явно ошибоч
ны: во
первых, «Ладо», конечно, было далеко до успеха «Вех», но в прессе сборник о
суждался достаточно активно и даже цитировался с трибуны Государственной Думы, а во
вторых,
он не только не был «узкопартийным», но объединил на своих страницах политически
х, общественных и л
тературных деятелей от левых до крайне правых. Еще одним серьезным недостатком работы С. В. Лебедева
является то, что он фактически смешивает националистов и национал
демократов, причем так, что создается
впечатление, что все националис
ты (члены ВНС) и были, собственно говоря, национал
демократами.
В монографии М. Н. Лукьянова один из параграфов называется «―Россия для русских!
националисты и
национал-демократы» [23]. В своей работе данный автор упоминает и Т. В. Локотя, и сборник «Ладо», зн
чительное внимание уделяет «Народной партии» и национал-демократическому еженедельнику «Дым От
чества», то есть, по сравнению с другими работами, рассматривает идеологию сразу нескольких лидеров
национал-демократов, их структур и изданий. Он приводит воззрения национал-демократов, в основном
взятые из «Дыма Отечества», на целый ряд проблем – рабочую, крестьянскую, внешнеполитическую,
народного представительства. По его мнению, «подчеркнутую демократическую направленность имел п
литический проект ―национал-демократов
пытавшихся примирить либеральные, демократические ценности
с монархической идеей и русским национализмом» [Там же, с. 109]; при этом «смесь либерально-
демократических и консервативно-националистических установок, характерная для доктрины ―национальной
демократии
, обусловила готовность ее сторонников искать партнеров в самых разнородных политических
формированиях, от националистов до социалистов. Однако эта политическая ―всеядность
успеха не принесла:
потенциальных союзников справа отпугивал демократизм, а возможных союзников слева – национализм.
В результате ―национал-демократы
оставались маргинальной политической группировкой» [Там же, с. 154].
В то же время М. Н. Лукьянов относит национал-демократов к «левому флангу российского кон
тизма»
[Там же, с. 52], «поборникам консервативных ценностей» [Там же, с. 71], называет их «последов
тельными монархистами» [Там же, с. 110], а в их программных документах усматривает «влияние уваро
ской триады» [Там же, с. 240]. Все эти утверждения явл
яются как минимум дискуссионными, а как макс
мум
крайне спорными. Несмотря на то, что национал
демократам уделено не так уж и много места в мон
графии М. Н. Лукьянова, приходится признать, что эта работа является н
а сегодня самой значительной
данному
вопросу, что говорит только о малой разработанности всей темы русской национал
демократии.
Статьи А. А. Иванова, посвященные биографии и политическим взглядам Т. В. Локотя [10; 11; 13; 14],
выдержаны в спокойном, академическом тоне. Они, по сути, вернули из небытия имя этого незаурядного
политического деятеля начала XX в., которому ранее были посвящены или редкие упоминания в моногр
фиях, без какой-либо подробной информации биографического характера, или небольшие заметки в энци
лопедиях [22, с. 330]. Относительно работ А. А. Иванова хотелось бы поспорить с двумя утверждениями:
что «Локоть пытался создать самостоятельную русскую национально
демократическую организацию»
около 1908 г.; 2) что в 1914 г. «Локоть предпринял очередную попытку создания собственн
ой политической
структуры
―Народной партии
которая должна была воплотить в своей программе его политические
идеи» [13, с. 76
77]. По нашему мнению, Локоть никак не мог создавать национально
демократическую о
ганизацию в 1908 г., так как пришел к этим и
деям лишь в конце 1909 г., а
окончательно сформулировал их
лету 1910 г. Локоть не имел прямого отношения и к созданию «Народной партии», хотя поддерживал ко
такты с ее организаторами. Интересно отметить, что утверждение о причастности Т. В. Локотя к «Нар
одной
партии» достаточно широко распространено: так, оно присутствует в статье Д. И. Стогова [37, с. 28] и в
шеупомянутой монографии М. Н. Лукьянова [23, с. 154]. Причем в первом случае данное
утверждение,
всей видимости, просто «перекочевало» из статьи
А. А. Иванова, во втором же оно явно носит самосто
тельный и в то же время более осторожный характер.
В монографии А. В. Репникова отмечается, что «в 1911 году объединившиеся октябристы и националисты
выпустили сборник ―Ладо
, практически забытый исследователями русского консерватизма» [31, с. 242]. Из эт
го утверждения, а также из названия самой монографии, видно, что автор, так же как и М. Н. Лукьянов, относит
национал-демократов к консерваторам. Интерес в работе А. В. Репникова представляет указание на связь одного
из авторов «Ладо» – Б. В. Астромова – с масонами [Там же, с. 267]. Говоря о Т. В. Локоте, А. В. Репников сч
тает, что «его мечты о синтезе идеологий Союза русского народа и платформы трудовиков были не столь уж эк
травагантны, как это казалось современникам» [Там же, с. 496]. Приходится отметить, что и в этой работе выск
зан ошибочный тезис об участи Т. В. Локотя в создании «Народной партии» [Там же]. Еще одним интересным
моментом, связанным с данной работой является то, что часть ее, как раз касающаяся и национал-демократов,
в виде статьи была размещена в Интернете [32], откуда ее взял некто С. П. Золотарев и, практически не изменив
ни строчки, опубликовал под своим именем и другим названием в журнале «Вестник СевКавГТИ» [8].
За последние несколько лет опубликованы ряд статей, касающихся воззрений Т. В. Локотя [24; 35, с. 132],
но они не добавляют ничего нового по сравнению со статьями А. А. Иванова. Единственным интересным
материалом этого рода является публикация дальней родственницы Т. В. Локотя Н. В. Локоть в журнале
«Наука и образование» [21]. Статья посвящена истории семьи Локотей и содержит ряд интересных фактов,
хотя и написана далеко не в академическом стиле.
Издательство «Грамота»
.gramota.
Также стоит отметить статью В. А. Демина в энциклопедии «Государственная Дума Российской имп
рии. 1906-1917», посвященную «Группе независимых» и фракции «Народной партии» [6]. Достоинством ее
является то, что это вообще единственная статья, посвященная данному депутатскому объединению IV Думы,
одному из самых малоизученных. В. А. Демин в статье пишет о составе группы и ее голосованиях в Думе.
сожалению, в ней очень мало сказано об идеологии группы, вообще ничего не говорится о национал
демократическом ее характере, и совершенно никак не объяснено, почему «Группа независимых» также
менуется фракцией «Народной партии» и что представляла из себя эта партия.
Таким образом, завершая обзор постсоветской историографии, следует признать, что стремление связать
национал-демократов с ВНС, не всегда правомерное и обоснованное, только усилилось, но в то же время и
чезли попытки обвинить их в «зубатовщине» и «демагогии», а общий тон работ стал более корректным и и
бавился от целого ряда советских идеологических штампов, исчезло стремление трактовать национал-
демократию как явление не столько идеологическое, сколько социальное и классовое. Было уделено вним
ние некоторым аспектам деятельности национал-демократов, которые ранее не рассматривались, хотя тема
русской национал-демократии и сегодня остается практически не исследованной. Недостатком же постсове
ской историографии данной темы можно назвать то, что некоторые авторы пытаются делать умозаключения
и выстраивать свои собственные концепции без необходимых на то оснований, не опираясь на источники.
Несколько слов надо сказать и о зарубежной историографии. В работе американского историка Р. Эдел
мана [39], занимавшегося исследованием русского национализма начала XX века, уделено некоторое вним
ние сборнику «Ладо». Впрочем, он также считает, что инициатором его составления был М. Я. Балясный,
а причиной его создания было стремление консервативных петербургских интеллектуалов найти пути сбл
жения с либералами [Ibidem, p. 147]. Другой американский исследователь, Х. Роггер, также как и Э. Урибес-
Санчес, связывает без каких-либо серьезных оснований сборник «Ладо» с «независимыми националист
ми» [41, p. 97]. В работе Ф. Хиллис, посвященной русскому национализму в Малороссии [40], упоминается
В. Локоть, впрочем, попытка представить его взгляд на революцию как на «еврейский заговор, направле
ный на разрушение русских традиций», является сильным упрощением и искажением концепции последнего,
а некоторые эпизоды биографии Локотя, приводимые автором, вообще не соответствуют действительности.
Национал-демократу Д. Н. Вергуну посвящена большая и весьма подробная биографическая статья Р. Д. Г
рака, написанная на украинском языке и с точки зрения идеологии украинского национализма [5]. Вергун хара
теризуется как человек, который мог принести большую пользу украинской культуре, но этого не произошло,
«так как он убежден, что такой нации, как украинская, не существует, украинского языка нет, а те, кто называют
себя в Галичине украинцами, являются настоящими русскими, которые забыли о своих корнях» [Там же].
Д. Н. Вергуну как славянскому и галицко-русскому деятелю посвящена также одна из глав неопублик
ванной диссертации итальянского исследователя Дж. Савино [42], которая была любезно предоставлена нам
самим автором. В его диссертации также упоминается и сборник «Ладо», который характеризуется как
«попытка выйти за границы правого монархизма во имя имперской нации» «путем диалога между наци
нально-консервативным и либеральным секторами» [Ibidem, p. 109].
Таким образом, наиболее часто упоминаемыми в историографии (хотя, зачастую, в совершенно ошибо
ном ключе) эпизодами истории русского национал-демократического движения начала XX века являются
сборник «Ладо», деятельность Т. В. Локотя и создание «Народной партии». Другие же эпизоды, например,
деятельность московской группы национал-демократов, практически не поднимались в историографии –
в отечественной, ни в зарубежной (впрочем, справедливости ради надо сказать, что этот кружок упоминался
А. Я. Аврехом, но лишь в контексте изучения «Ладо» и без подробностей). Каких-либо попыток представить
национал-демократов как целостное движение, объединенное рядом идеологических установок, до насто
щего времени также не предпринималось. В связи с этим приходится констатировать, что комплексное из
чение истории русского национал-демократического движения в царской России является крайне актуал
ной и важной задачей современной исторической науки.
Список литературы
Аврех А. Я.
Националисты // Советская историческая энциклопедия: в 16
ти т. М.: Советская энциклопедия, 1967.
Т. 10
. Ст. 30
31.
Аврех А. Я.
Столыпин и Третья Дума. М.: Наук
а, 1968. 520 с.
Аврех А. Я.
Царизм и IV Дума (1912
1914 гг.). М.: Наука, 1981. 293 с.
Булдаков В. П., Кулешов С. В.
История образования СССР и критика ее фальсификаторов: учеб. пособие для ист.
спец. вузов. М.: Высшая школа, 1982. 176 с.
Горак Р.
Дмитро Ве
ргун з Городка [Электронный ресурс]
// Дзвін. 2012. № 2. С. 105
113. URL: http://dzvinua.
blogspot.ru/2012/03/blog
post_3940.html (дата обращения: 23.10.2014).
Демин В. А.
Независимых группа и фракция Народной партии // Государственная Дума Российской импе
рии. 1906
1917:
энциклопедия. М.: РОССПЭН, 2008.
Драбкина Е. Л.
Национальный и колониальный вопрос в царской России: пособие для вузов, комвузов и самообр
зования. М.: Издательство Коммунистической Академии, 1930. 189 с.
Золотарев С. П.
Буржуазно
либеральн
ые идеи русских консерваторов в применении к модернизации российского
государства и общества на рубеже XIX
XX веков // Вестник СевКавГТИ. 2010. № 10. С. 33
Иванов А. А.
Были ли русские националисты черносотенцами? (о статье И. В. Омельянчука) // Вопрос
ы истории.
2008. № 11. С. 171
175.
��ISSN
7-
№ 1 (51) 2015, часть 2

Иванов А. А
. Локоть Тимофей Васильевич // Общественная мысль Русского зарубежья: энциклопедия. М.: РОССПЭН,
2009. С. 394
395.
Иванов А. А.
Локоть Тимофей Васильевич // Русский консерватизм середины XVIII
начала ХХ века:
энциклоп
дия. М.: РОССПЭН, 2010. С. 276
278.
Иванов А. А.
Правые в русском парламенте: от кризиса к краху (1914
1917). М.
СПб.: Альянс
Архео, 2013. 516 с.
Иванов А. А.
Профессор Т. В. Локоть: путь русского националиста // Имперское Возрождение. 2008. №
3. С. 75
80.
Иванов А. А.
Т. В. Локоть: политический портрет русского националиста // Герценовские чтения 2007. Актуальные
проблемы социальных наук. СПб.: Издательство РГПУ им. А. И. Герцена, 2008. С. 86
История русской экономической мысли
: в 3
х т.
: Государственное издательство политической литературы,
1955.
Т. I. Эпоха феодализма. Ч. 1. IX
XVIII вв.
/ под ред. А. И. Пашкова. 756 с.
Каретникова Н. Н., Марголис Ю. Д.
Исчезновение концепции // Вестник Ленинградского университета. Серия
«История. Язык.
Литература». 1983. Вып. 1. С. 122
124.
Коцюбинский Д. А.
Всероссийский национальный союз // Политические партии России. Конец XIX
первая треть
XX века. М.: РОССПЭН, 1996. C. 135
137.
Коцюбинский Д. А.
Русский национализм в начале XX столетия. М.: РОССПЭ
Н, 2001. 528 с.
Лебедев С. В.
Русские идеи и русское дело. Национально
патриотическое движение в России в прошлом и насто
щем. СПб.: Алетейя, 2007. 557 с.
Ленин В. И.
О праве наций на самоопределение // Ленин В. И. Полное собрание сочинений: в 55
ти т. Изд
е.
Издательство политической литературы, 1969. Т. 25. Март
июль 1914. С. 255
320.
Локоть Н. В.
Годы и судьбы: история одной семьи // Наука и образование. 2010. № 11. С.
Локоть Тимофей Васильевич
// Государственная Дума Российской империи. 1
906
1917: энциклопедия.
М.: РОССПЭН,
2008.
Лукьянов М. Н.
Российский консерватизм и реформа, 1907
1914. Stuttgart: Ibidem
Verlag, 2006. 282 с.
Митрохин В. А.
Николай Устрялов и Тимофей Локоть как идеологи русской эмиграции «первой волны» // Вестник
Сарато
вского государственного социально
экономического университета. 2008. № 4 (23). С. 165
168.
Национализм. Полемика 1909
1917
: сборник статей
. М.: Дом интеллектуальной книги, 2000. 237 c.
Непролетарские партии России. Урок истории.
М.: Мысль, 1984. 568 с.
Оме
льянчук И. В.
О месте Всероссийского национального союза в партийной системе начала XX в. // Вопросы и
тории. 2008. № 4. С. 95
104.
Пешехонов А. В.
На очередные темы. Наша платформа (ее очертания и размеры) // Русское Богат
ство. 1906.
№ 8. С.
178
206.
Про
граммы политических партий России. Конец XIX
начало XX в.
М.: РОССПЭН, 1995. 464 с.
Рецензия на сборник «Национализм. Полемика 1909
1917» // Свободная мысль
XXI. 2001. № 4 (1506).
Репников А. В.
Консервативные концепции переустройства России. М.:
Academia, 2007. 519 с.
Репников А. В.
Русские консерваторы о природе и сущности самодержавного государства и власти [Электронный
ресурс]. URL: http://www.perspektivy.info/print.php?ID 35873 (дата обращения: 23.10.2014).
Санькова С. М.
Владимир Алексеевич
Бобринский как представитель консервативно
либерального направления
общественно
политической жизни России начала XX века // Консерватизм в России и мире: в 3
х ч. Воронеж: Вор
неж. гос. ун
т, 2004. Ч. 2. С. 195
217.
Санькова С. М.
Русская партия в России.
Образование и деятельность Всероссийского национального союза (1908
1917).
Орѐл: Издатель С. В. Зенина, 2006. 369 с.
Соколов Д. В.
Особенности идеологии русских либеральных националистов второй половины XIX века // Вестник
Томского государственного универс
итета. 2012. № 4 (20). С. 130
132.
Соловьев О. Ф.
Русское масонство 1730
1917. М.: Изд
во МГОУ; АО «Росвузнаука», 1993. 265 c.
Стогов Д. И.
Уставы и программы русских правых политических организаций периода Первой мировой войны:
сравнительный анализ // Изв
естия РГПУ им. А. И. Герцена. 2011. № 130. С. 19
31.
Урибес
Санчес Э.
Российское общество и внешняя политика // История внешней политики России. Конец XIX
начало XX века (от русско
французского союза до Октябрьской революции). М
.:
Международные
отношения
, 1997.
. 371
406.
Edelman R.
Gentry Politics on the Eve of the Russian Revolution. New Brunswick, New Jersey, 1980. 252 p.
Hillis F.
Children of Rus‗: Right-Bank Ukraine and the Invention of a Russian Nation [
Электронный
ресурс
]. Ithaca:
Cornell Univers
ity Press, 2013. 348 p. URL: http://goo.gl/PwcfsT (
дата
обращения
: 23.10.2014).
Rogger H.
Jewish Policies and Right-Wing Politics in Imperial Russia. Los Angeles – Berkeley: University of California
Press, 1986. 297 p.
Savino G.
Il nazionalismo russo, 1900
1917: ideologie, organizzazioni, sfera pubblica. Firenze: Istituto Italiano di Scienze
Umane, 2011. 371 p.
THE RUSSIAN NATIONAL DEMOCRATS IN THE RUSSIAN EMPIRE: HISTORIOGRAPHICAL ASPECT
emakin Anton Aleksandrovich
Herzen State Pedagogical University of Russia
[email protected]
In the article the historiography of the Russian national democrats‗ movement at the beginning of the XX century is considered.
Analyzing the works of both soviet and modern researchers the author shows that the ideology of the pre-revolutionary Russian
national democracy is one of the most insufficiently studied episodes of the history of social and political thought in Russia.
Furthermore, the author points out some mistakes, which are present in the works of the historians, who studied this topic.
Key words and phrases:
national democracy; national liberalism; the Russian nationalism; the All-Russian National Union;
the Russian Empire; historiography; political parties of Russia; political history of Russia.

Приложенные файлы

  • pdf 6086544
    Размер файла: 619 kB Загрузок: 2

Добавить комментарий