Святая блаженная Варвара, Христа ради юродивая, затворница Скворчихинская


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте его и откройте на своем компьютере.
Святая б
лаженная затворница Варвара, Христа
ради юродивая, Скворчихинская

Варвара Васильевна Архангельская

(1890


1966
)





По неизреченной Своей милости, сподобил
Господь уфимской земле во времена воинствующего
безбожия обрести великую исповедницу

веры,
подвижницу духа, подвизавшуюся в затворе. Имя её


Варвара Васильевна Архангельская.


Сотни и тысячи людей прибегали к ее помощи в
бедах и несчастьях, зная о милости Божией, обильно
изливаемой просящим по молитвам Варвары
-
затворницы, о даре пр
озорливости, которым
благословил её Господь за необыкновенной высоты
подвиги


нищету, затвор, непрестанную молитвы и
пост, хранение девства и телесного утеснения, ночное
бдение, голод, холод, гонения от властей, старчество.
Поистине подвижница стала избра
нным сосудом Духа
Святого. В тягостные десятилетия гонений явил
Господь через нее силу Божию, в немощи
человеческой совершающуюся и проявлявшуюся
дарами прозорливости и исцелений, ч
удесами и
чудесными знамениями.


Родительский дом и училище.

Родилась

Варвара
20 ноября 1890 года в семье скромного сельского
священника. Василий Александрович Архангельский,
происходил из духовного сословия, его отец также был
священником. Матушку звали Екатериной
Евлампиевной. Отец Василий служил во многих
храмах Уфимског
о уезда: до 1886


в новопостроенной
Пантелеймоновской церкви села Симбухина, затем в
Петропавловской церкви села Калинники, а с середины
1889 года в Михаило
-
Архангельской церкви села
Карауловка. Здесь и благоволил Господь появиться на
свет Варваре. К тому

времени в семействе были две
дочери


Ольга (старшая) и София (средняя) и сын
Николай, а за год
-
два до того родители потеряли
полуторагодовалую Верочку, умершую от скарлатины,
и двухмесячную Машу, умершую в младенчестве.
Однако избранницу Свою Варвару убе
рег Господь от
болезней.


Записки Уфимского епископа Дионисия 1893 года
рисуют подробности жизни Карауловки: 21 июня.
Понедельник. Село Карауловка. Церковь деревянная,
во имя Архистратига Божия Михаила, сооружена в
1882 году, приход состоит из одного

села, в коем
мужского

пола 903 души, женско
го 946 душ. Все они
православного исповедания, но придерживаются
двухперстнаго креста. Сверх того есть раскольники
Австрийской секты, коих мужского пола 14 душ и
женского 13.... При церкви в церковной сторожке
об
учаются мальчики и девочки; в нынешнем учебном
1892/3 году учащихся было: мальчиков 18, девочек 9.
Обучением мальчиков и девочек занимается
священник.


В 1890 году 25

мая в селе Карауловке был сильный
пожар, до основания сгорело 264 дома... В 1891 го
ду
свирепствовал страшный тиф, от которого много
померло народу, а на лошадей был падеж от сибирской
язвы. Затем в прошлом 1892 году 21 июня был опять
пожар, и сгорело 68 домов. В начале
нынешнего

года
скарлатина, тиф и горячка опять начали
свирепствовать,

но Божию
помощью

прекратились, от
сих бед жители села К
арауловки в конец
разорились...»
.


Избранницу Свою Варвару уберег Господь от
болезней. Однако семья рано осиротела: Вареньке едва
минуло 2 годика, когда умерла Екатерина
Евлампиевна. Родную мать

заменила чужая бабушка
-
просфорница, трудившая
ся в том же храме, где служил
отец

Василий. Всю жизнь благодарна была блаженная
этой бабушке (именем, вероятно, Параскева), и даже за
неделю до смерти вс
е вспоминала ее и благодарила:
«
Царство ей Небесное, что
она такую дала мне жизн
ь».


12 декабря 1894 года отец

Василий был перемещен
к Космо
-
Дамиановской церкви села Артакуль Бирского
уезда, а через два с
небольшим года, 9 апреля 1897
года
, скоропостижно скончался, ос
тавив детей
круглыми сиротами. «
Не дай

Господь проживать в
сиротстве!»



говаривала она впоследствии.


Около 12 лет было Вареньке, когда

в августе 1902
года привезли её

в Уфу поступать в Епархиальное
женское училище. Осиротевшая дочь священника
училась на полном епархиальном обеспечении.
Быстро
пролетели годы ученья. По результатам выпускных
испытаний в июне 1909 года Варвара Архангел
ьская
была признана окончившей «
полный учебный курс
Епархиального училища с правом

на звание домашней
учительницы» и получила аттестат.


Похоже, после э
того она приехала на короткое
время к каким
-
то б
лизким людям, они прочили её

замуж, но от замужества девица решительно
отказалась, оставила родных и с осени того же года
начала учительствовать.


Учительница
.

В стенах, какой школы сделала
она первые с
амостоятельные шаги, почти ничего не
известно. Говорят, что в середине 1910
-
х годов
трудилась в селе Куганак Стерлитамакского уезда.
Однажды о том времени поведала она Марии
Масловой (семейство Масловых называла затворница
своими любимцами и много рассказы
вала им о сво
ей
жизни), которая вспоминает: «
Как
-
то мы про Новый
год разг
оваривали, и она мне говорила: «
В
от, милая
Манечка, сейчас ведь ё
лок нет уже в

деревнях, а тогда
мы собирали ё
лки

при школе. Я помогала собрать
ё
лку, украшения делала, но когда начина
лось пение,

я
уходила, не могла оставаться».
С самого начала своей
трудовой жизни она избегала увеселений, единственно,
что ее занимало


ра
бота, храм и чтение святых книг»
.


Народная память и архивные документы
сохранили для нас рассказ о жизни подв
ижницы во
время, наступившее уже после крушения
православно
го Отечества. В 1919 году имя её

в списке
учителей Стерлитамакского уезда с указанием, что
окончила Епархиальное женское училище и
учительствует уже десять лет. В то время
она
трудилась в школе сел
а Ира, ныне Куюргазинского
района
, а в начале 1920 годов была переведена в село
Богородско
е, что верстах в 18 от Мелеуза.


Один из её учеников 1923
-
1924 годов, Никифор
Семенович Морозов, вспоминает: «
В те зимы стояли
холода, а дров в школе не имелось
, и было очень
холодно. Чтобы хоть как
-
то спастись, Варвара
Васильевна, которая жила здесь же, в школьном
домике, топила русскую печь, выгребала золу и,
постелив что
-
ниб
удь на кирпичи, в печке и спала».


Жила она одиноко, часто ходила в храм, вела с
людьми беседы о вере, раздавала листочки с
духовными текстами, посылала учен
иков по
воскресным дням в храм, и это в 20
-
е годы!

Часто
видели, как

молилась она в притворе школы.


В 1924 году учительницу перевели в Кандаурскую
школу Стерлит
амакского кан
тона, а в 1925
-
26

направили в Новониколаевку Скворчихинск
ого
сельсовета того же кантона.


Вспоминает Мария Маслова: «
Приехала Варвара
Васильевна в Новониколаев
ку, и бабушка впервые
увидела её
: приятно одета, в шубе, в шапочке
бархатной, на руку набро
шена накрывная шаль, очень
пушистая. Посмотрела новая учительница отведенную
ей комнату и уехала оформлять документы в
Скворчиху. Бабушка обратила внимание, что
приезжая
пришлась всем по душе.


В Скворчихе Варваре Васильевне понравилось, по
-
видимому,

больше, чем в Новониколаевке, здесь рядом
со школой была церковь, и она там осталась. Сняла
комнату в крестьянской избе недалеко от школы и
начала учительствовать. Она учила деток и науке, и
Господу Богу, приглашала на уроки священника, сама
ходила в церк
овь. Трудилась подвижница в школах
самой Скворчихи и близ

расположенного селения
Буденя, в 2,5 км от Скворчихи.


Была новая учительница строгой, аккуратной,
скромной, но одевалась, по деревенским меркам,
модно, по
-
городскому. Уважали ее на селе, вели
чал
и
«по батюшке»
, Варварой Васильевной. Учеников она
любила, и они были к ней очень привязаны.
Сохранилось воспоминание о прощании ее со своим
классом в школе Будени, куда назначили вм
есто
открыто религиозной новую «революционную»

учительницу. Произошло э
то незадолго до ухода
блаженной из мира.


Рассказывает Н.А. Крыгина: «
Мы жили на хуторе
Слободка, а учились в поселке Буденя, ходили за 2,5
километра. Вар
вара Васильевна меня учила в 1 классе,
а во 2

к нам прислали новую учительницу; она вошла в
клас
с и го
ворит: «
Я ваша новая

учительница Клавдия
Дмитриевна»
. Варвара Васильевна стоит между двух
рядов п
арт и молчит; а та продолжает: «
Сейчас мы
бу
дем изучать революционные песни»
. Как она
запевала, я не

помню, но только помню, пели:
«
Вставай, проклятьем з
аклейм
енный...»
. Мы пели, а
Варвара Васил
ьевна повернулась к нам лицом: «
Ну,
дети, до свиданья»
,


поклонилась и ушла из класса.
Больше она

к нам не приходила, а мы все её

жалели,
о
на такая добрая была, хорошо всё

объясняла. Плака
ли
мы крепко, даже сейчас
жалко».


Призвание
.

«
Ибо когда мир своею мудростью не
познал Бога в премудрости Божией, то благоугодно
было Богу юрод
ством проповеди спасти верующих» (1
Кор. 1:21).


Обычная жизнь Варвары Васильевны
Архангельской ок
ончилась где
-
то году в 1928
-
2
9
годах
. В обучении детей вере и молитве исповедница
видела исполнение долга перед Богом. Однако новые
порядки наступали и в школе. Тогда вложил Господь в
душу блаженной мысль об отка
зе от мира, юродстве во
Христе.


Однажды директор школы объявил о с
обрании
учителей. Уже знали, что посвящено оно будет
атеистической работе. Варвара Васильевна долго
не
приходила, ждали, ждали, а её

нет и нет, а когда,
наконец, пришла, то все ахнули: на одной ноге бы
ла
туфля, а на другой калоша. Её спросили: «Варвара
Вас
ильевна, что с вами?»



«
Да вот, туфля потерялась,
я искала,

не могла найти. Вот, еле нашла». Директор
открыл собрание: «
Теперь
будем учить детей, что Бога
нет»
. Вдруг Ва
рвара Васильевна прервала его: «
А куда
Он делся? Вчера был, с
егодня есть, а завтра не
будет?».



«
Владимир Ильич так сказал, что нет Бог
а, не надо
Богу учить, нету Его»
.


«
А куда же Он делся? Вчера
был, сегодня есть, а завтра не

будет?! Ну, ладно, до
свиданья»
,


неожиданно попрощалась
она и больше в
школу не пришла.


Позже один стар
ец истолковал, что блаженная
своим странным видом показала как бы два закона:
один разумный,

подобающий человеку, а другой
«дурацкий», безбожный.


В тот же день она выкинула столы и табуретки из
своей комнаты во двор, перевернув их вверх

ногами,
как
бы показывая, что жизнь поставлена с ног на
голову. Люди увидели, что она обернула голову
красным платком, мол, красное

безумие овладело
умами людей. «Ты что бросила учить?»



спросили её
,


«
Я б
олею, я заболела, не могу учить».


Некоторое время она
жила на прежнем месте, но у
хозяев было много детей, шума, суеты, а душа ее
стремилась к духовно
му сосредоточению и молитве. И
«куколка», как ласково называли её

жители, носившая
в деревне ботики на каблучках и бархатную ш
ляпку с
бантом, оделась в тряпьё
,
завела козочек, и пасла их в
молитвенном уединении, воз
вращаясь в дом поздним
вечером.


Затвор
.

На краю Скворчихи Яковлевы поставили
новый дом, а в старый, соединенный с новым сенями,
пустили Варвару Васильевну. Тогда блаженная
перестала пасти козоче
к, теперь и до
ма могла
пребывать в уединении.


Все окна своего жилища подвижница занавесила,
чтобы дневной свет не проникал внутрь. Выходила
мало и в осн
овном в сумерках или ночью. Своё

лицо
скрывала от посторонних глаз, если же кто встречался


отво
рачивала лицо, прикрывала платком или
тряпкой, покрывавшей голову вмес
то платка.


Одна и
з простых смиренных бабушек, ещё

девчонкой навещавшая блаженную, говорила, что та
прятал
ась от женщин, пересуживающих её

за рваную
одежду, всю в дырках, в какой х
одила теперь бывшая
учительница. К верующим она выходила, пускала
гостей и к себе, а иногда даже посещала благочестивые
с
емьи, приносила духовные книги.


Примерно через год
-
полтора, около 1930 года,

Господь открыл

блаженной путь к утверждению её

в
по
двиге затворничества.


Сын Яковлевых решил отделиться, старый дом
разобрали и переставили; блаженную хозяева
временно забрали к себе, а чуть позже продали ей
сарай
-
овчарню, что стоял тут же во дворе. Сарайчик
этот, размером 2 на 2 метра, был родильне
й для овец,
имел плохонький пол, два небольших оконца, печечку.
Варвара Васильевна раздала вс
ё своё

имущество и
поселилась в сарае,
его верующи
е называли скотной
или избенкой
, куда поставила кровать, сундук и
ст
олик; плотно занавесила оконца.


Она од
елась в фуфайку, простую юбку и кирзовые

ботинки на деревянной подошве
или калоши, а то и
вовсе хо
дила босиком
, голову покрыла тряпицей. Не
стирала, не убирала
, перестала мыться в бане,
расчё
сывать волосы. Она не стала заводить хозяйство,
не имела никакого

огородишка, не собирала ни грибы,
ни ягоды, не запасала дрова


оставила все житейские
попечения
, по слову Господа:
«
Не заботьтесь для
души вашей, что вам есть и что пить... или во что
одеться?... потому что Отец ваш Небесный з
нает,
что вы имеете нужду во

всё
м этом. Ищите же
прежде Царствия Божия и правд
ы Его, и это все
приложится вам»

(Мф. 6, 25, 32
-
33).


Единственно, о чё
м позаботилась


вы
копала
родничок недалеко от избё
нки, который поныне
почитается святым и целебным,
и только из него брала
водич
ку.
Жила блаженная только тем, что ей посылал
Господь, приносили верующие люди. Кушала она с
самого начала помалу


варила немножко, со стакан,
кашки, или
супчика картофельного с крупой.


Первое время она выходила поговорить, даже
посидеть на завалин
ке, однако к себе уже н
икого не
пускала. Постепенно всё

больше людей приходило к
ней поговорить о жизни, укрепиться в вере, попросить
святых молитв. Уже в предвоенные годы стяжа
ла
блаженная дар прозорливости.


Поразительно, но власти не упрятали затв
орницу
за решетку, не сгноили в ла
герях, несмотря на то, что
она «социально чуждый элемент»
, дочь священника,
верующая учительница. Хотя, вспоминает протоиерей
Сергиевс
кого кафедрального собора Уфы отец Иоанн
Федянин, «
она немножко была в ГПУ, наверное, в
20
-
х
годах; когда она учительствовала, ей сказали не
преподавать на религиозные темы, а когда выяснилось,
что она подвиж
ница Церкви, её

забрали в ГПУ

в Уфу;
она сама мне говорила: «
Я в Уфе была, возили меня в
Уф
у, в ГПУ; я тоже пережила много». Долго её не

держали, отпустили»
. Когда именно это было


в
период учительства, юродства или за
твора
-

доподлинно не известно.


В 40
-
е

годы затвор стал полным. В избё
нке
блаженной было темно, оконца полностью занавешены
тряпьем и заставлены какими
-
то ящичками. И
з
жилища выходила только ночью. Она почти никому не
показывалась, приот
крывала дверь домика, чтобы в
щё
лочку взять приношение.
Видевшие её

руку
говорили, что очень худая была, белая, тонкая. Людей
принимала, но к ним не выходила, они стояли на
крылечке и р
азговаривали с затворницей

через дверь. В
эти годы она ещё

топила печку, а дрова ей привозили
люди. Люди приносили и продукты, ко
торые она в
основном раздавала.


Открыты ей были все мысли, с какими шли люди.
Гостинцы она принимала, но не от всех, а т
олько от
тех, кто давал искренне, не жалея; стоило человеку
поколебаться, пожалеть


она не брала, вежливо
отказывая и употребляя те же самые слова, какие были
в мыслях у посетите
ля.


Одна женщина рассказывала: «
Пошла, а огурчики
только начали появля
ться, я и думаю, сколько огурцов
ей сорвать


два или три, ведь ребятишкам
-
то надо; ну,
сорвала там сколько
-
то, только подхожу к избенке, а
В
арвара Васильевна и говорит: «
А детям
-
то, детям
-
то
ты что будешь, сорвала мне?
Неси назад, ни одного не
возьму».



Многие женщины, получив похоронки,
отправлялись к блаженной, чтобы узнать о судьбе
близких. Она всегда говорила правду, иногда прямо,
иногда ин
осказательно.


Рассказывает К.И.

Дядиченко: «
Жила я в
Скворчихе
во время войны у своей родной тё
тки по

отцу, работала рабочей на низовом молокозаводе. Сама
я не видела Варвару Васильев
ну, но много слышала о
ней от тё
тки. М
не хорошо известны два случая её

про
зорливости, когда моя тё
тка ходила к ней, чтобы
узнать о судьбе моего отца Ивана Васильевича
Пищаева
. Первый раз


когда на него пришла
похоронка, что убит под Сталинградом.

Варвара
Васильевна успокоила её
, сказала, что отец мой живой.
И действительно, вскоре мы получили от него письмо,
что он попадал в окружение, был контужен, частично
потерял зрение и
слух, находится в госпитале. По
излечении отец снова воевал под Сталинградом, и
вскоре пришло извещение, что он пропал без вести.
Тетя опять пошла к Варваре Васильевне. В этот раз
прямо она ничего

не объяснила, только сказала: «Я
вижу цветы».


Тё
тка
поняла, что мой отец убит. И действительно,

он не вернулся с фронта. Но всё

же наверняка мы
ничего не знали и разыскивал
и его, писали запросы. В
1990 году

узнали, наконец, что отец действительно
убит и похоронен в братс
кой могиле в селе Авило
-
Федоров
ка нед
алеко от Саур
-
могилы, на границе
Донецкой и Ростовской облас
тей. Я и мои уже
взрослые дети,
дочь и сын с семьями
,

поехали туда.
Как только въехали в село, увидели прямо в центре
ухоженную могилу, на которой лежали живые цветы.
Могила была аккуратно огороже
на оградкой, на ней
стоял обелиск с 13 фамилиями, в том числе и моего
отца. Председатель колхоза поручил двум женщинам
ухаживать за могилой, поэтому она всегда убрана. На
День Победы сельчане собираются здесь, не забывают
павших, приносят цветы. Вот так че
рез 48 лет
подтвердилис
ь слова прозорливой праведницы.


Затворница провидела будущее и обещала помощь
при обращении к ней
. Рассказывает К.К. Шибиркина.
«
Была монашен
ка Анфедора, мирское имя её было
Надежда, она рассказывала: «Вот, тё
тя Клавдя, когда
я
хо
дила к Варваре Васильевне, а ещё

мален
ькая была,
то она мне сказала: «
Наденька,


вот три сестры, и они
вырастут, и одна замуж выйдет, одна монашенка будет,
а одна бл
удница будет»
. Это она про нас сказала;
сказала


и ладно, я ничего не понимала, а ког
да
совер
шилось, тогда только вспомнила.


Действительно, одна сестра вышла замуж, я стала
монашенкой, а с третьей сестрой случилась беда, она
забеременела в девках. Когда это выяснилось, мать
закричала: Я ей отрублю голову топором, потому чт
о
она осра
мила нас, всех родных»
,


и куда
-
то выбежала
из избы. Мы с
идим, а мне сестру жалко, так её

жалко.
Вдруг гляжу, дверь открывается, мать с топо
ром идет,
и тогда я вскричала: «
Варвара
Васильевна! Варвара
Васильевна!».

У матери


хлоп, топор из ру
к упал, она
п
оворотилась и ушла»
. Вот такое чудо. А Варвара
Вас
ильевна еще раньше ей сказала: «
Наденька, когда
что тебе будет

тяжело, трудно, ты мне кричи: «Варвара
Васильевна!»



я тебе помо
гу».


С теплом и благодарностью вспоминают
ишимбайские верующие духовную

поддержку,
которую чувствовали от затворницы в постройке храма
в Ишимбае. Рассказывает
К.Д.
Володина
: «
В 1945 году
строили, время
-
то военное было. Как тяжело было! Где
было взять материал
ы? И мужчин
-
то ведь не было, всё

женщины
,

да кто мог


у ког
о силенк
а была, тот и
строил...


Вот, загнали трактор и не вытащат, все тащили


и
девчонки, и молоденькие, и старые, тащили со
слезами. Построить церковь за год, когда не было
мужчин в доме


как это?! А Варвара Васильевн
а
помогала, молитвенно помогала»
.



«Открытие»

затворницы
.

«
Но Бог избрал
немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное
мира избр
ал Бог, чтобы посрамить сильное» (1 Кор.
1:27).


Зимой 1952
-
53 года попустил Господь затворнице
претерп
еть великое искушение. Нашлись «премудрые»

го
ловы, которые увидели в блаженной американску
ю
шпионку: живет, закрыто, а всё

знает. Можно сказать,
что
это официальное свидетельство её

прозор
ливости.
Тогда по распоряжению «сверху»

местные власти
создали ко
миссию по «
открытию»

блаженной, в
которую вошли
уполномоченный из Уфы и
скворчихинские


председатель сельсовета,
заведующий

клубом, врач местной боль
ницы, два
бригадира и кто
-
то ещё

из местных. В назначенный
день пришли упо
лномоченный, оба бригадира и ещё

кто
-
т
о к избенке, начали стучать.


Ва
рвар
а Васильевна рассказывала: «
Пришли, пили
из
бутылок, потом начали стучать: «Откройте, Варвара
Васильевна!»



«Я не открываю».


«Откройте!».


«Не
открываю»
. Выломали оконца, попытались влезть


не
вышло. Тогда разломали к
рышу и влезли через неё

внутрь. Бл
аженная спряталась в печку, закрылась
з
аслонкой и спиной уперлась в неё
. Незваные гости
заявили,

что просто так не уйдут, мол, «
вылезай,
мы
выйдем, а ты вылези, оденься»
.
Блаженная отказалась,
и тогда её

стали вытаскивать из печи насильно. Она не
давалась,

упиралась изо всех сил, кричала от боли,


тело
-
то её

царапалось о кирпичи,


просила оставить её
в покое.


Вытащить затворницу не смогли. Тогда разобрали
печные своды
, печь порушили, и блаженную всё

же
извлекли на свет, ч
то
-
то на неё

накинули и бос
ую, в
одних чулочках повели к саням, по колено в снегу.
Сани
стояли на дороге, так как к избё
нке трудно было
подъехать, а мороз под 40 градусов. По дороге члены
комиссии ее всячески оск
орбляли, а она все просила
их: «
Что же вы делаете? Хоть не оскорбляйте
меня
такими сл
овами! Я же девица, я вас прошу». Особенно
злобствовал «уполномоченный»



исщ
ипал блаженной
руки до синяков.


Затворницу привезли в сель
ский
совет. В первую
очередъ решили поручить в
рачу, Е.М. Рябцевой,
привести её в «
под
обающий»

вид, р
асчесать ей волосы,
помыть в бане. Однако волосы блаженной свалялись
ка
к войлок, расчесать их не было н
икакой
возможности, при
шлось остричь блаженную наголо,
волосы е
ё
, похожие на шапку, несколько дней
потом
валялись около сельсовета
. Врач подстр
игла
блаже
нной ногти и повела её

в баню. Однако здесь

Варвара Васильевна попросила: «
Ты меня не мой,
дав
ай только я умоюсь и руки вымою».


К сельсовету собралась толпа. Гадали, что будет.
Большинство сочувствовали Варваре Васильевне,
жалели. Вспоминает жительн
ица Скворчихи Е.Ф.
Новико
ва, которой тогда было 15 лет: «
Я видала
Ва
рвару Васильевну тогда, когда её

извлекли из
жилища, помыли, привели в порядок, она сидела в
сельсовете, а мы и
з школы бегали посмотреть на неё

как на сверхъестественное чудо, а ув
идели оч
ень
милую женщину, и ещё не пожилую».


В
сельсовете блаженную спросили: «
Где вы будете
жить? В вашей хибаре мы вам не разрешим жить, мы к
вам будем
приходить, когда нам надо будет»
.


«
Ну,
хор
ошо, тогда я буду жить у хозяев».


По выбору затворн
ицы п
оселили её

вновь у
Яковлевых. Там ей на печи загородил
и угол,
занавесили занавесками.


Рассказывает Е.К.

Меженина: «Когда её вытащили
из избёнки, мы пришли с тё
тей Груней Никаноровной
к Варваре Васильевне. И Варвара Васильевна посадила
нас на та
буретки, а сама в
озле нас встала на колени, и
всё

рассказала нам первым. И синяки пок
азывала...
Этот щипал, уфимский». Очень скорбно было её

душе.
Попросила принести отрезанные волосы, которые,
пока не отросли новые, прист
егивала булавочками к
платочку.



Избё
нку блаженной тем временем осмотрели
другие члены комиссии и обратили внимание на
аккуратно заправле
нную постель с пышной периной.
«
Ну вот, а говорили, себя ущемляет во всем, в
суровости
держит, а она на перине нежится»
,


сказал
кто
-
то. Но чуть т
ронули ту перину, она и расползлась,
сгнила уже. Да и все вещи в комнатке блаженной были
истлевшие от старости и сырости. Стоял затхлый
запах. Солнце через маленькое
окошечко в избушку не
попадало.


На печи нашли мешок слежавшегося комового
сахара, ч
уть грязного. Видимо, люди приносили, а она
не расходовала, просто складывала
. Кроме сахара,
было немного ещё

каких
-
то продуктов. Милостыни
были развешены на веревочках по избенке, но они
истлели
и рассыпались от прикосновения.


Жилище после «открыти
я»

выглядело как после
нашествия неприятеля: всё разбито, кругом сажа и
пыль от разломанной печки, вещи, иконы разбросаны,
п
од ногами валялись просфорочки.


Постепенно она успокоилась, уже ласково
беседовала с приходящими, угощала
их, чем Бог
послал.

Не было в её

смиренном сердце места обид
е.


Председатель сель
ского
совета уважал блаженную
и бранил пот
ом бригадиров за их жестокость.
Возмущены были все её почитатели.


Михаил Иванович Маслов, тогда директор
Салава
тских электросетей, горячилс
я: «
Варвара
Васильевна, я думаю, в Уфу писать бесполезно, я буду
ходатайствовать в Москву, чтобы их наказали за такое.
Я в Москву часто езжу, могу там зайти в министерство.
Москва даст указание, и они встанут перед судом. Вы
учительница наших родителей, ст
ольких воспитали


за что они вас пришли терзать, устроили му
чение
такое!».

А Варвара

Васильевна в ответ и говорит: «
Ни
в коем случае! Нельзя этого делать, нет. Ни в коем
случае, нет, это не суд, когда человек судит, суд буд
ет
тот, когда Господь их осудит»
.


И действительно, Господь тяжко наказал злодеев
за издеватель
ство над Божиим человеком. «
Не прошло
и месяца, какие
-
то недели
»,



рассказывает Мария
Ивановна Маслова,


«
и бригадиры попались на краже,
украли мешок проса или пшеницы; надо же, столько

лет воровали


все проходило у них, а тут... Господь
приступил к ним без нашего ходатайства, не надо ни в
Москву, ни в Уфу писать. П
осадили их, началось
следствие.


А в это время трагически погибла дочка одного из
них: пришла из школы, взяла саночки
, пошла кататься,
поехала с горы, вылетела на лед, лед проломился, и она
ушл
а под лед...


У второго бригадира одно несчастье следовало за
другим: жена пошла давать корм скотине и сломала
ногу; а корова пошла на реку пить, попала на лед, у нее
ноги ра
зъехались, и корова погибла


осталась семья
без кормилицы. Тогда жена второго бригадира Агафья
пришла на
костылях к Варваре Васильевне: «
Варвара
Васильевна! Простите нас,


и заплакала,


как мы
виноваты перед вами и перед Господом Богом!
».

А
Варвара Васи
льевна ответила: «Пусть Господь вас
простит».


Потом был суд, и дали бригадирам по 11 лет. Я
помню, ка
к Варвара Васильевна говорила: «
Вот, милая
Манечка, эти два бригадира всю жизнь воровали, а тут


раз,
Господь над ними и распорядился».


1953
-
1963 годы
.

У Яковлевых прожила блаженная
недолго. К ней приходило множество людей, и
хозяевам не было никакого покоя. А
, кроме того,
начала блаженная «чудить»
: уйдут хозяева из избы, а
она закроется изнутри и не пускает их. Люди
сердились. А блаженная в э
то вре
мя молилась в
уединении, душа её

вкушала пищу небесную, без
которой не могла жить. Хозяева пожаловались в
сель
ский
совет,

и ей разрешили вернуться в избё
ночку,
которую к
тому времени привели в порядок.


После пережитого испытания блаженная
усуг
убила свой подвиг. Она перестала топить печку.
Дрова, что заготовили люди, годами лежали
нетронутые. Из трубы е
ё избё
нки не видели дыма.
Чтобы что
-
нибудь согреть или приготовить она
пользовалась керогазом или керосинкой. Как же жила
она в холоде и сырости,

как же выдерживала лютые
морозы? Что

за силу такую дал ей Господь?!


И вновь потянулись к Варваре Васильевне
вереницы людей, это было настоящее паломничество
не только из Уфимской, но и соседних Челябинской и
Оренбургской епархий. А ведь добраться б
ыло
непросто, автобус из Ишимбая до Скворчихи не ходил,
и люди шли пешком около 20 километров. Власти
пытались противодействовать духовному

влиянию
подвижницы. Посещать её

негласно запрещалось, за
посетителями наблюдали, могли сообщить на работу,
после чег
о следовали не
приятности. Люди боялись, но
всё равно ходили к блаженной.


Примерно в 1957
-
1958 годах власти решили
по
местить её

в дом престарелых, однако Господь
чудесным образом защитил затворницу.
Свидетель
ствует Мария Ивановна Маслова: «
В летнее
в
ремя, когда
я к ней пришла, находились у неё

прокурор, следователь и милиционер из Воскресенска,
приехавшие на машине. Они
разговор вели, что хотели
бы её

взять отсюда в д
ом престарелых. А она говорит:
«
Никогда, никогда не поеду в дом престарелых. Там
люде
й много и больные, а у меня склероз сердца, катар
желудка, суставной ревматизм, мне здесь подходит
воздух, водичка. Я привыкла с этого родника
пользоваться водой, я чувствую, мне для желудка
лучше. И воздух самый для меня, для сердца здесь


хорошо дышится
»
. Да разве могла она туда поехать,
когд
а ночами молилась Господу Богу?


Они приехали такими решительными, а она
своими словами их обезоруживала, настолько в ней
святая сила была, скажет


как отрубит, и они стоят.
Господь, по
-
видимому, дал ей силу о
т них. «
Ва
рвара
Васильевна, кто вы такая?»



с удивлением
спрашивают,


Вы все
-
таки кто такая?». А она говорит
твердо: «
Я верующая учительница, которая воспитала
очень много деток. Мои ученики


врачи, педагоги,
военные, и все меня благодарят, присылают
бл
агодарственные письма.

Они постояли в
растерянности: «
Ну, Варвара Васильевна, извините за
бесп
окойство, простите, до свиданья»
. И все. А
приезжали взя
ть, видно было, что настроены её
арестовать и увезти».


Пожар. Последнее убежище
.

Осенью 1962 года в

избенке случилс
я пожар. Она рассказывала, что
«
кошечка прыгнула и свалила к
ерогазу, а потушить я
не смогла»
. Избенка сгорела дотла. Тогда
пожалели её

все те
же Яковлевы, приютили до весны.
Сначала жила
она в избе на печке, а потом вышла на холодную

веранд
у, жила там за сундуком.


О судьбе затворницы думали даже руководители
Скворчихинского сел
ьсовета и колхоза, все хотели её

устроить потеплее, попокойнее. Звали в Уфу, в
Оренбург в однокомнатную

квартиру, но она
отказывалась.


Верующие, собрав п
о копеечке деньги, в
складчину купили избушку в Ишимбае на берегу
Белой, мечтая перевезти туда Варвару Васильевну.
Затворница даже согласилась съездить посмотреть.
Тогда те, кто столь великую жертвенную любовь
проявили к угоднице Божией, получили и великое

духовное утешение и радость


увидели её.


Блаженная была маленькая, худенькая, прямо как
девочка; лицо ясное, приятное, голос чистый; одета в
старенькое пальто, одна пуговица была оторвана, а на
ногах обувь разная: на одной ноге сапог, наполовину
о
т
орванный, а на другой что
-
то ещё.


Вспоминает М. Маслова: «Посадили её

в кабину,
приехали в этот домик, а там уже женщины
постарались выбелить, как можно красивее цвет
сделать. Коврик положили, коечку установили, на
койку мягко все настелили. Кругом

все чистенько.
Чайник, блестящий литров на шесть из нержавейки
кипит


уже ждут, вдруг решится, переедет. Она
приехала, посмотрела. Когда увидала такую красоту:
дорожки расстеленные, газ шумит, теплота, чайник
кипит


да разве такой человек может в так
ую
благодать пойти! Вздохнула: «
Ну что ж, спасибо,
спасибо за старание. Всем до
свидания, простите, до
свидания».


Лишив одного убежища, Господь вскоре Сам
указал другое. Люди, жившие на самом краю села,
решили перебраться к центру. Дом разобрали и
пере
везли, а полусгнивший сарай оставили затворнице.
Сарай, сплетенный из тонких стволов и веток деревьев,
был совершенно бесхозный, старый и гнилой: крыша
почти раскрыта, летали голуби, на перекладинах
местами лежала гнилая солома, везде дыры и только
три сте
ны, одно небольшое оконце высоко от земли,
печки не было. Стоял он на пригорке, на самом ветру.
В него блаженная и перешла 3 мая 1963 года, на Пасху,
со всем своим скарбом, ко
торый удалось спасти от
пожара.


Пытались привести сарай в порядок


затыка
ли
травой и бумагой дыры, обшили три стены
рубероидом, сделали из подручных материалов
четверт
ую стеночку. Купили ей керогаз, тот, что был,
сгорел
, керосинку, привезли керосин. Блаженная
сердечно благодарила за заботу, но уже
не
пользовалась в последнем св
оё
м земном пристанище
ни керогазом, ни керосинкой. Так и провисели новые
эти вещи, привязанные к перекладине, так и простоял
керосин во флягах нетронутым


обнаружили их после
конч
ины блаженной.


Носила она старенькую фуфайку, хлопчато
-
бумажное плать
е и чулки, на ногах


кало
ши, а в
сильные морозы валенки,
некоторые говорят, что
в
аленки надевала и летом, в жару
. Ей нанесли одежду,
подушки, одеяла, матрасы,


всё

лежало возле сарая
не
тронутым.


Федор Маслов приве
з шубу. Вспоминает его
сестра: «
Бр
ат Федор тогда работал инженером на
катализаторной, на комбинате, привез шубу китай
скую
с капюшончиком и говорит: «Варвара Васильевна, я её

одел всего три раза, новая, чистенькая. Ведь хоть
стены обшили, а под стреху

снег летит и сквозняк от
крыши». Она го
ворит: «
Нет, Федя, возь
ми,
пожалуйста, потому что я всё равно её

не оде
ну. Она
тебе нужна, будешь ты её

носить, тебе надо


там

по
объектам где
-
то ходить, нет»
.


«
Вот я сейчас уеду,
сяду на автобус, в тепло, приеду в теплую квартиру, ну
как же вы? А вы
-
то

остаетесь день и ночь, день и ночь
постоянно на т
аком морозе? Ну, как вы можете?».



«Да, Феденька, тебе холодно»
.


«А вам?».



«Да,
Федя, тебе холодно»
,


строже повторила она с
ударением на сл
ове «тебе».


Все ходившие к блаженной в эти годы едино
гласно
свидетельствуют о необыкновенной высоте подвига


чудесном житии её

в снегу, терпении холода и такого
мороза, какой своими силами не может человек ни
выдержать, ни пережить, а только помощью Божие
й,
силою Святого Духа.


Рассказывает К. Шибирки
на. «
Как
-
то зимой
пришла я к ней в этот сарай. О
на приоткрыла дверь и
говорит: «
Ой, как холодно на улице, а у меня ведь
здесь в комнатке как в Ташкенте»
. А на самом деле
сарай есть сарай: на полу солома, сугробы вдоль стен.
Жизнь в сарае, открытом всем вет
рам и вьюгам, без
тепла и света, летом в духоте, осенью и весной под
дождем, в грязи и холоде, зимой в снегу на морозе


вот какой оказалась новая высота подвига угодницы
Божией. Вот какую участь уготовал ей Господь,
попустив пожар в избенке. Как она там ж
ила, особенно
зимой


один Бог знает. Ощуща
ла ли она мороз или
согревала её

непрестанная молитва, и в ангельском
хоре славословила она Бога? Несомненно, своей
жизнью, являла блаженная полноту бытия человека в
Д
ухе Святом.


Чтобы нашему плотскому разу
му охватить величие
сего чуд
а, обратимся к разъяснению преподобного

Серафима Саровского, сделанному
в его беседе с Н.
Мотовиловым: «
Заметьте же, ваше Боголюбие, ведь вы
сказали мне, что кругом нас тепло, как в бане, а
посмотрите
-
ка, ведь ни на вас, ни на м
не снег не тает и
под нами тоже. Стало быть, теплота эта не в воздухе, а
в нас самих. Она
-
то и есть именно та самая теплота,
про которую Дух Святый словами молитвы заставляет
вопиять к Господу: Теплотою Духа Святаго согрей
м
я!».


Ею
-
то согреваемые пу
стынники и пустынницы не
боялись зимнего мороза, будучи одеваемы, как в
теплые шубы, в благодатную одежду, от Святаго Духа
истканную. Так ведь и должно быть на самом деле,
потому что благодать Божия должна обитать внутри
нас, в серд
це нашем, ибо Господь ск
азал: «Царствие
Божие внутри вас есть»
. Под Царствием же Божиим
Господь разумел благодать Духа Святаго. Вот это
Царствие Божие теперь внутри нас и находится, а
благодать Духа Святаго и от

вне осиявает и согревает
нас...».


Пути стяжания Святого Духа
.

Многое в жизни
блаженной Варвары навечно останется сокрытым. Не
любила она любопытных, отсылала их о
т себя.
Вспоминает М. Маслова: «
Она иногда сама расскажет
что
-
нибудь


и всё
. А если нач
нешь расспрашивать,
она сразу: «
А зачем вам? Вы заче
м любопытство
п
роявляете?». Но всё

же через крупиночки
свидетельств из воспоминаний верующих Господь
приоткрыл завесу та
йны жизни и подвигов блаженной.


Каким был её

облик в последние 10
лет жизни?
Люди видели только её

руку, слышали голос, какой не
забудешь вовек


чистый, ясный, как ангельский,
приятный, звонкий, громкий, молодой; говор очень
ясный, дикция четкая, как и должно быть у
учительницы. Она редко, но открывалась отдельным
людям, тем, кому это было на духовную пользу.
Видели ее тогда и особо близки
е ей ве
рующие.


На голове у затворницы всегда была косыночка
или тряпица
, на теле что
-
то в виде платья,
ни сарафан
,
ни платье, а балахон какой
-
то,

или юбка с кофтой.
Одежда всегда простая,
черная, темная. Зимой в пальто
коротеньком

или фуфайке, в шали клетч
атой под
булавочку. На ногах летом к
алоши, драные
-
предраные
ступни, лапти

или, больше, босиком ходила. В холод
надевала чулки простые, калоши резиновые, но зимой
в сильный мороз носила и валенки. А ведь приносили
ей много всякой одежды, а когда она умер
ла,

всё
лежало, что ей носили, всё новое



и одеяла были,
и
шубы, и платья, и деньги


всё

лежало, она не

дотрагивалась, и в основном всё

раздавала. Как и
прежде, одежду носила вс
егда одну и ту же, не стирала
её
, сама не
мылась, не расчесывалась. Несла блаженная
подвиги добровольной
нищеты, нестяжания,
уничижения.


Подвиг затворничества длился около 36 лет, и с
течением времени затвор все более усугублялся. Несла
блаженная и подвиг добровольного темничества, живя
дес
ятки лет в полной темноте, почти не выходя
на свет
Божий. Мрак темноты в её

жилище немного
рассеивали лишь св
ет свечи или мерцание лампадки.


Молитва составляла основное содержание жиз
ни
блаженной, молитвою дышала её

душа, молитвою
стяжала она Дух Св
ятой, Которы
м животворилось и
согревалось её

тело в страшные морозы. Об
особенностях молитвенного правила подвижницы
из
вестно очень немного. Были у неё

молитвословы,
псалтирь, Евангелие, акафистники. По
-
видимому, она
вычитывала обычное молитвенное правило,

читала
также акафисты и каноны Господу, Божией Матери,
Бесплотным силам, многим святым, кафизмы
псалтири. В то время, когда в храмах шла Литургия,
блаженная стояла на

молитве и не принимала никого.


Известно три её

наставления о молитве. Первое
отно
сится еще к 40
-
м годам. Однажды она дала
молитвослов 11
-
ле
тней Марии Масловой и сказала:
«
Манечка, спиши молитовки


вот эта хорошая и эта, и
Михаилу Архангелу, и Ангелу
-
хранителю


ну, какие
нравятся,

перепиши, это очень надо знать».


Второе относит
ся к 50
-
м годам, когда блаженная
настоятельно советовала Михаилу Маслову читать
молитву
небесному покровителю святому

Архангелу
Михаилу и те
м самым уберегла его от смерти.


Третье наставление дала блаженная Марии
Масловой в последней с н
ей беседе нез
адолго до
смерти: «
Читай молитву Святой Троице, родным всем
скажи, и читайте, 12 раз


это минимум: «
Пресвятая
Троице, помилуй нас. Господи, очисти грехи наша.
Владыко, прости беззакония наша. Святый, посети и
исцел
и немощи наша имене Твоего ради», с
выраж
ением.


Святой Троице обязательно 12 раз читайте утром и
вечером, это для исцеления ваших немощей. Даже вот
в санаторий поедете, в ванночке лежите и читайте про
себя минимум 12 раз
Святой Троице, это очень
хорошо»
.


И с выражением сама прочи
тала, сд
елав
ударение на слове «имене»: «
Святый, посети и исцели

немощи наша, имене Твоего ради».


Днем молилась блаженная у себя в домике.
Ночами несла она подвиг молитвенных бдений. На
ночную молитву выходила к своему родничку


люди
видели, что ночью там
часто горела свечка. Постоянно
ходила мо
литься и в близлежащий лесочек,
в
километре
-
полутора от домика, молилась в лесу, как
преподобный Серафим Саровский, возвращалась под
утро, на рассвете, вся мокрая от росы, когда сельчане
уже выгоняли скотину. Комары
и мошка, холод и
дождь, н
ападения зверей, страхования...


Зимой сугубы
й подвиг несла блаженная в келии
.
Когда жила уже в сарае, в щелочку приоткрытой двери
видели верующие два следа в снегу, как бы два
колодца глубиной выше колена. Не подвиг ли сродн
и
столпничеству несла
молитвенница в снежном
затворе?


Воздержание от сна. Доподлинно не известно,
сколько часов оставляла себе подвижница на сон. Но и
недолгое время сна пров
одила она в подвиге. Живя в
избё
нке, зимой спала в печке, подложив под голо
ву
золу как подушечку, а летом на полу в углу избенки.
Поселившись в сарае, спала блаженная летом на земле,
зимой в

снежном «гнездышке» или же сидя на
сундучке.


Доподлинно известно, что блаженная всегда
держала все посты. Об этом знали и приносили т
олько
разрешенное Церковью. Особенно строго держала
Великий пост. В последние годы Великим постом жила
на хлебе и воде, ещ
ё

кушала лук, но даже
подсолнечного масла не употребляла. Вне постов
молочко и молочное блаженная кушала, видимо, до
посл
едних дней жи
зни. В остальном её

еда отличалась
простотой


хлеб, картошечка, яич
ки, рыба, каши,
постный супчик.


Несли ей, конечно, многое


и рыбные консервы, и
мясное, и печенье, и конфеты, однажды принесли даже
торт. Но она все это раздавала людям. А что
-
то
о
ставалось, блаженная перевязывала приношение
ни
точкой и вешала на перекладину, и в избенке, и в
сарае,



там оно засыхало или плесневело, так и
остав
алось годами, висело до самой её кончины.


Мясо блаженная не ела. Утверждают, что в самом
конце жизн
и ела блаженная только спичеч
ный коробок
манки, размачивая её в воде, зубов у неё

с
овсем не
оставалось, все выпали
, и возможно, молочное,

когда
приносили люди.


Блаженная не делала никаких запасов, кушала то,
что приносили, и только тогда, когда прин
осили


полагаясь всецело на волю Божию. Бывали дни, когда
люди шли сплошной вереницей, но бывали дни и даже
недели, когда не приходил никто, особенно в морозы, в
метели, в весеннюю и осеннюю распутицу. И тогда
сидела блаженная голодом столько дней, скольк
о Бог
пошлет. При этом она неизменно кормила голубей,
которые делили
с ней затворническое уединение.


До средины 50
-
х годов она часто ходила на свой
родничок по ночам помолиться и за водичкой. Похоже,
что позже она перестала выходить и за водой для
п
итья, положившись
на волю Божию. Потому просила:
«
Не забывайте, приходите почаще
, а то у меня и
водички
-
то нету»
. И
ногда терпела жажду много дней.


Вспо
минает Е.К. Меженина. «
Од
нажды я пришла,
а она говорит: «
Принеси мне воды, восемнадцать дней
нико
г
о не было, нету у меня водички»
,


и бидон
подала. Восемнадцать дней, значит, не толь
ко воды, но
и продуктов не было»
. За две недели до смерти
поведала Федору Маслову, что не пила


не ела
последние 8 дней.


Говорят, на родничок она всё

же ходила, но

или не
набирала там воду, или с разными целями
использовала воду, приносимую другими, и ту,
которую набирала сама. Быть может, служил этот труд
во спасение душ веру
ющих, ибо сказал Господь:
«
Кто
напоит одного из малых сих только чашею холодной
воды, во им
я ученика, истинно говорю

вам, не
потеряет награды своей» (Мф. 10:42).


Терпение скорбей и болезней. О скорбях
блаженной много уже сказано, а о болезнях,
попускавшихся Господом, мало что и
звестно.
Говорила она, что у неё

суставной ревматизм


значит,

терпела она сильные боли в суставах, но не оставляла
подвига жития в холоде и сырости; упоминала о
склерозе сердца


значит, болело и её

сердечко; не
прекращала постов, хотя страдала катаром желудка;
терпела зубную боль


к старости выпали у неё

все
зубы.

Иногда заказывала верующим привозить
лекарства


обычно аспирин.


Власяница блаженной.

Годами носила она на теле
рубашку, в которую вставляла булавки, остриями к
телу. Открылось это, когда о
девали затворницу после
смерти.


Преданность Церкви.

За все годы затвора
блаженная ни разу не была в церкви
, однако, ни от
Церкви, ни от её

таинств и традиций блаженная не
отходила. Она причащалась и теми с
вященниками,
которые посещали её

в затворе.


Свидетельст
вует протоиерей Иоанн Федянин: «
Я
знаю, ч
то Варвару Васильевну причащал

отец
Николай, священник из посёлка Раевка или из
Давлеканово, сейчас уже не помню
. Отец Николай
служил в епархии при владыке Иларионе, а уехал при
епископе Никоне (Лысенко), а до отца Николая
причащать Варвару Васильевну прие
зжал священник
из Авдона, то есть Варвара Вас
ильевна от Церкви не
отпадала».


Отец Иоанн, когда приезжал к блаженной,
привозил ей антидор из Почаева и просфорочку
Божией Матери, она брала с благодарностью.
Привозили ей верующие просфорочки и из
Ишимб
айского храма. Она просила свечи, лампадное
масло, церковные книги с крупным шрифтом. До
пожара были у блаженной в
домике иконочки, но в
пожаре всё

сгорело. Д
олго ходила она по пожарищу,
всё

искала иконку



материнское благос
ловение,
радовалась, что нашла.


Церковь блаженная очень любила, любила
церковное пение. Иногда просила приходивших
девушек петь молитвы, духовные песни. Говорила
многим, что очень любит службу и особенно вечерню.
Людям наказывала ходит
ь в церковь, не оставлять её.


Из после
дней беседы с Марией Масловой: «
Милая
Манечка, пожалуйста, не сверни с пути, как верила


не отступай, посещай храм. Как себя
ведешь в жизни,
так и продолжай».


Любила блаженная святых, очень почитала
Св
ятителя

Николая Чудотворца, говорила, что он
ск
оро слышит молитву. Почитала святого

Иоанна
Кронштадтского. По
-
особо
му чтила день Ангела,
память святой

великомученицы Варвары, 4/17 декабря.
Непременно передавала записочку о своем здравии в
храм на литургию и на молебен с акафистом.
Пр
иходивших наставлял
а: «Чти свой день Ангела как
Пасху»
. Памятовала блаженная об усопших родных,
многих просила молиться о них домашней молитвой, а
также через близких верующих передавала в храм
записочки
об упокоении и милостыньку.


Плоды Духа Святого
.

Подвигами своей
жизни
стяжала блаженная Дух Святой, Который явно почивал
на ней и проявлялся в благодатных дар
ах, особых
знамениях и чудесах.


Заметили дар прозорливости уже в 1930
-
е годы.
Открыто ей было и настоящее, и прошлое. Причем,
ведомы были события, поступки
, мысли людей, даже
их сны. Свидетелями этих дарований являлись не
только простые
верующие люди, но и священники.


Рассказы
вает протоиерей Иоанн Федянин: «В 1954
году,

в декабре были у Варвары Васильевны две
женщины и я. Долго беседовали. Варвара Вас
ильевна
не выходила, Она широко дверь не открывала,
разговаривали через дверь. Тогда что
-
то холодно было,
март, хотя погода стояла не морозная, но в сенях
избенки Варвары Васильевны холодно не было.
Сначала с Варварой Васильевной говорили те
женщины. Женщи
не, которая хотела узнать о сыне,
несправедливо осужденном и посаженном в тюрьму,
В
арвара Васильевна сказала, что «
Бог освободит его,
он невиновен, он сидит за другого человека, который и
должен сидеть. Все это выясни
тся и нужно передать на
пересуд»
. Сына
этой женщины
потом действительно
освободили.


Другой женщи
не Варвара Васильевна сказала:
«
Сын у тебя, но ты ничего не сможешь с ни
м сделать.
Разбойник у тебя сын»
. И действительно, потом он
убил человека, бедокурил и в тюрьме, куда был
посажен на 10
или 15 лет. А
мать от горя умерла.


А я уже последним говорил с Варварой
Васильевной.
Я не знал тогда, как называть её. Зашел в
сени и попросил: «Матушка, благословите!». А она
отвечает: «
Я не матушка, а Варвара Васильевна. Когда
меня называют Варвар
ой Васильевной, то по
минается
мой отец», так что «матушкой»

она себя

называть не
велела. Голос у неё

был нежный такой,
не старческий.


Тогда я сказал: «
Ва
рвара Васильевна,
благословите!»

Она ответила:
«
Я не благословляю, я
же не священник, а вот вы м
ожете меня благословить,
я мо
гу вас попросить благословения». А ведь я ещё

не
принимал сан, наверное, ей Бог открывал, что
назначит
меня быть священником.


О моем будущем Варвара Васильевна говорила:
«Т
ебе Господь все показал, вспомни твои сны в
1945

и
1947 годах».


А в эти годы были у меня очень удивительные
сны. Я их запомнил, как будто сейчас вижу. Сны эти
были в один и тот же день, на летнюю Казанскую. Я
1932 года рождения, мне в те дни было 13 лет (первый
сон) и 15 лет (второй сон). Свои сн
ы я никому не
рассказывал, только маме и одной монашенке, жившей
в нашей деревне, так что никто о них не знал, да и
сейчас не могу рассказать, что в них было, нельзя это.
А Варвара Васильевна знала об этих снах, знала и что в
них было мне открыто о моей жи
зни. В 1960
-
м году,
уже священником, снова я был у Варвары Васильевны
за советом. Храм, где я тогда служил, закрыли, и я
хотел уехать в другу
ю епархию. Но она сказала мне:
«
Сейчас эта волна (закрытия храмов) везде. Никуда
никогда не езди. Здесь ты родился
как священник, и
здесь всегда служи. Бог все управит. Эта волна
пройдет
. Эти немного побудут и убудут,
о
на имела в
виду власти, Хрущева
. Может, тебе придется
служить
и в Сергиевской церкви,
а Сергиевская церковь тогда
уже была, как и

посейчас, кафедральным

собором»
.

И
действительно, Хрущева сняли».


Свой дар Варвара Васильевна держала в тайне,
открывала людям Божию волю о них только в случае
действительной необходимости. Когда же к ней шли с
пу
стыми вопросами, она говорила: «Я не гадалка!».


Сох
ранился ряд свидетельств о помощи Варвары
-
затворницы в тя
жких недугах. Н.А. Сухова: «Варвара
Васильевна ещё

жила в скотной избенке, к ней ходила
жена председателя

Горбунова и мне рассказывала: «
У
меня так
болел мальчик, я думала, он умрё
т; он
родился весом

1935 граммов болезненный, висели
руки
-
ноги как плети. Пошла я к Варваре
Васильевне, а
она мне говорит: «
Ой, дорогушечка, как ты пришла, а
мне сегодня в окошечко птичка: «Тук
-
тук
-
тук!».
Думаю: «Ну, кто
-
то придет»
,


и тебя Бог прислал, а у
меня ни молочка
нет,
ни хлебушка, ни водички,
ничего». Я ей всё

принесла,
она взяла. Я говорю: «
У
меня ведь мальчик б
олеет, вот ведь мне горе, какое»
.


«
Да что ты, горе! Принеси своего мальчика, больно уж
пере
живаешь за него, я хоть погляжу».

Я принесла. И
вот Варвара Ва
сильевна его погладила по головке,
подержала, пообнимала


и всё
, он сразу глазки
открыл, веселенький стал
, руки
-
ноги поднял. А она
мне: «
Нет, не больной, него все пройдет и будет жить
д
олго, у него хрипота была и все»
. Домой пришла, он
начал кушать. И
, пр
авда, вырос парень здоровым».


Помогали людям и данные затворницей платки,
ложечка... Помогал
а водичка из родника блаженной.


Рассказывает Мария Маслова. У мамы очень
болела голова. Варвара Васильевна подала ей летний
пл
аток, весь обкапанный св
ечкой: «
Анна Ивано
вна,
носи постоянно этот платок»
. Стала мама носить этот
платок


головные боли п
ропали. Это было во время
войны».


Св
идетельствует К.К. Шибиркинсг. «
Мы один раз
с сестрой пошли к Варваре Васильевне. До того рожь
жали, и мне тут ста
ло что
-
то плохо,
заболела ровно, а
она говорит: «Айда, айда»
. С вечерни договор
ились,
цел
ителя Пантелеимона был праздник,

и пошли. Я кой
-
как, кой
-
как шла до родничка. Я умылась


и сразу с
меня все съехало, я сразу такую силу
почуяла, ровно
вновь народилас
ь».


Дар
помощи по молитве блаженной и её

советам.
Об одном из многих случаев ра
ссказывает Н.А.
Сухова: «
У нас в церкви Ишимбая была певчая Паша
Ротова. Она рассказывала, что как
-
то во время войны
не
чего было есть. Она и говорит: «
Айда, мама, пойдем
в Скворчиху, наймемся к кому
-
нибудь картошку
копать. Нам дадут картошечки, и мы не умр
ем с
голоду»
. Пришли, всю деревню обошли


никому не
надо работников, а мы есть хотим, голодные.

Подошли
к Варваре Васильевне: «
Варвара Васильевна, мы
пришли наниматься,
у

нас есть ничего нету с мамой»
.


«
Да, Пашенька, вы идите вот в тот двор, там вас и
накормят, и работу себе найдете»
. Мы пришли, а там
поминки, нас

накормили, а потом и говорят: «
Ну,
нанимайтесь у нас ка
ртошку копать, а то нам некогда»
.
Да два
больших меш
ка картошки нам дали».


О чудесных горячих плюшках блаженной, о
зеленой травке и чист
ой воде её

родничка и о
необыкновенной теплоте свидетельства Н. Суховой,

К.
Агафоновой и К. Мальковой. «
Варвара Васильевна нас
послала за водой.

Мы пришли к родничку
, а там льё
тся
водичка и тут же из зеленых листиков круглый
веночек, а было 40 градусов мороза. Это было на день
Ангела ей. Этот родник не замерза
ет никогда, здесь все
берут вод»".


О благодарности блаженной за п
омощь рассказал
Окользин Н.А.: «
Как
-
то

раз Варвара Васильевна начала
давать деньг
и за то, что я привез керосин: «
Возьмите
деньги, Никола
й Алексеевич! И даё
т деньги,
завязанные ниточкой.


«Да вы что, ни в коем случае»
,


отдаю назад, не беру.


«Ну, пусть Господь вам
оплатит»
. И что получилось
. Вскоре еду в колхоз. А
была осень, снег с дождем. В глубокой яме,
наполненной снегом и водой, тонет поросенок, пудов
на пять. Еле вытащили


куда девать? Забрал и дал
объявление, но никто не отозвался


вот вам и оплата
за керосин».


Особы
ми знамен
иями отметил Господь её

жизнь.
Рассказывали о чудесном пении, доносившемся из
сарая затворницы. Многих праведников сподоблял
Господь явной благодати, какую по неизреченному
Промыслу Своему попускал видеть простым и
многогрешным людям


говорим о нетварном
свете, о
сиянии угодников Божиих, очистивших души свои от
греховных скверн великими подвигами Христа ради,
соделавших тела свои истинными сосудами Духа
Святого. Господь неоднократно открывал людям
видеть блажен
ную Варвару во свете, в сиянии.


Очевидц
ам по
-
разному открывался этот свет,
разными словами и образами описали они его в своих
воспоминаниях. Свидетельствует матушка протоиерея
Владимира Залусского Вера Александровна, знавшая
блаженную лично и слышавшая многи
е рассказы о ней
от родителей: «
Отмет
ил Господь особыми знамениями
жизнь блаженной. Из жилища своего выходила она
только ночью. Многократно на протяжении
нескольких лет жители Скворчихи видели, как от
избушки исходил лучезарный
свет,

и вы
ходила
блаженная, вся в сиянии.


Вот как

вспомина
ют об этом свидетели: «
Жила в
Ск
ворчихе одна бабушка. Была у неё

дочь Аннушка,
лет 30
-
35, которая не могла ходить и даже

говорить,
т.к. в детстве её

лягнула лошадь, и она получила
травму головы. Эта бабушка часто не спала ночью, так
как приходилось встават
ь к б
ольной дочери. И вот она
часто,
это повторялось каждую ночь

часа в 2
-
3, т.е
глубокой ночью, видела,
а потом даже сп
ециально
ждала
, как Варвара Васильевна ходила за водой к близ
располож
енному роднику. Сначала домик её как бы
«загорался»

сиянием; потом

она сама выходила, а
перед ней, метрах в полутора шел как б
ы ребенок,
мальчик или девочка, видно, ангел это был её
, а сама
она шл
а с коромыслом, у которого кро
мочки были, как
золотые, и дужки от ведер


тоже. Вся в сиянии, в
хороших светлых одеждах и как

в молодости красивая,
молодая,
как на фотограф
ии, когда была еще
учительницей
. Сияние было, пока блаженная не
возвращалась

обратно в свою келию. Тогда всё

сияние
пропадало. И это видела бабушка на протяжении
нескольких лет, пока жила в Скворчихе в 1960
-
е г
оды.
Потом бабушка уехала в Ишимбай, где с дочкой жила
в кв
артире, и в Скворчиху не ездила».


Вспоминает Мария Масло
ва. «
Мамин дядя, брат
бабушки, был сторожем, летом недалеко от сарайчика

охранял овец, он рассказывал: «
Смотрю, идет Варвара
Васильевн
а с наклоном, а над ней свет такой, как
звезда над ней. Что такое? Недалеко от земли, где
-
то
метра полтора


звезда, прямо над ней, над головой.
Идет звезда. Я так заинтересовался, мне стало жутко,
время
-
то


первый час ночи. Приближаюсь к
косогорчику у ро
дника, смотрю


а это ж Варвара
Васильевна! Набирает водичку, и над ней озаре
нная
лучами горит звезда, над её

головой. Я уже так
тихонько, чтоб не спугпуть, смотрю


она помолилась,
берет водичку, разворачивается


и так звезда опять
сопр
овождает её до сам
ого сарайчика»
. А расстояние
от родника до сарайчика


огород пройти, он соток 60
был.


Свидетельствует Л.В. Таничева: «
Ночью Варвара
Васильевна выходила н
а молитву. Один мужчина
решил: «
Дай
-
ка я п
осмотрю за ней, куда она ходит?».

А ночью она ходила
к своему родничку. И вот он
пошел посмотреть. Когда она стала на молитву, то
поднялся столп от земли до неба, белый столп, а
мужчина со страха упал и долго лежал. Когда он
пришел в себя, встал


уже ни Варвары Васильевны, н
и
столпа не было. И он сказал: «
Н
е только я не пойду
смо
треть за ней, но всем прикажу: «Никто не ходите,
не смотрите».


Мир и теплота благодати ощущались всеми
посещавшими затворн
ицу. Вспоминает К.Д. Володина:
«
У

нас всегда одна была радость: «
Ой, Варвара
Васильевна нас приняла, мы
у неё были»
. Уж не дай
Бог, если кого не примет, дверь не откроет


это у нас
скорбь была»
. После
посещения затворницы долго всё

шло хорошо, как будто кто расчищал дорогу жизни.
Проходило время, и в душе рождалось какое
-
то
томление


значи
т, вновь пора идт
и к блаженной.


Рассказывает П.В. Ларичев: «Жизнь у нас была,
всё

равно,

что с распоряжения Варвары Васильевны.
Когда придешь


на все твои мысли она отвечала. Если
только не сходишь с неделю или дней 10


тоска какая
-
то, а сходишь


вся работа идё
т
как по маслу, все у
тебя спорится, как будто крылья даются. Так было
хорошо жить. И вот интересно, как сходишь


никакие
ни страсти потом не бр
али».


Вспоминает Мария Маслова: «
Ходили из Ишимбая
пешком 20 км. Казалось бы, устали, туда дошли,
оттуда ж
е труднее


а как на крыльях. Вот летишь,
настолько был какой
-
то Дух Святой, поддерживал
,
усталость пропадала абсолютно»
. Ходили не только
летом, но и в мороз. Шли, согреваемые мыслью о
встрече с Божиим человеком


и вот чудо: когда
доходили до места, с ко
торого уже было видно крышу
домика блаженной, становилось вдруг жарко
-
жарко,
приходилось даже расстегивать фуфайки и стягивать
рукавицы. Так было и при беседе. А уходили от
домика, и так снова холодно становилось! Видно,
благодать Господня, почивающая на б
лаженной,
действовала в э
то время и на приходящих к ней.


Старчество
.

Из житий святых известно, что
многие из них проходили большой и трудный путь в
духовных подвигах прежде, чем благословлял Господь
их служение людям. Преподобный Серафим
Саровский 3
1 год подвизался в уединении, когда
Пресвятая Богородица повелела выйти ему из затвора
для врачевания немощных человеческих душ.
Блаженная же Варвара с первых лет ухода в затвор
принимала людей, требу
ющих помощи и совета. В
таком её

служении


тайна воли Б
ожией. Не забудем,
блаженная совершала подвиг в тяжкое время гонений
на Церковь, и самим фактом своей жизни во Христе,
своими чудесными духовными дарованиями она
противостояла неверию и безбожию. Наверное,
поэтому Господь и возложил на нее крест служения
л
юд
ям с первых лет ухода в затвор.


Принимала блаженная не каждый день: сначала
только по будням, но потом наоборот, только по
воскресеньям и по праздникам, объ
ясняя: «В будни
некогда, у меня дела»
, работой называла она свой
великий подвиг молитвы, кр
ест Христов, который
несла. Тех, кто приходил впервые, она не всегда
принимала, а гостинцы не брала ни в первый, ни во
второй раз. Говорят, что только на третий раз уже все
брала, открывала же будущее с первого раза.
Принимала только тех людей, кто искренн
е шел к ней
за советом. Любопытствующих попусту


прогоняла.


Если человек направлялся в дру
гое место, а к ней
решал зайти «заодно»



не принимала. Видимо,
человек должен был совершить некий духовный труд,
чтобы Господь благоволил открыть Св
ою волю о

нем
через подвижницу.


К людям был
а ласкова. Говорила с любовью:
«
Манечка, милая Манечка!
», «Клавденька!». К
большинству обращалась на «Вы»
, не любила, когда
тыкали. Правда, и сама сетовала, что за долгие годы
жизни в Скворчихе привыкла к деревенско
му
об
ращению и сама уже называла на «ты»

тех, кого
знала с самого детства. Но все же с малознако
мыми
людьми говорила только на «Вы»
. Разговаривала она
нежно, ангельским голосом. Однако, иногда могла и
строго сказать что
-
то, твердо так, с нажимом


вот как
педагоги говорят
, вразумляя нерадивых учеников.


Старалась не говорить ни
чего лишнего, каждое
слово у неё

было взвешено. Иногда очень уставала от
пустых разговоров, с которыми к ней

шли, говорила:
«
Не надо меня тревожить, несут мн
е разную шорабору.
З
ачем мне всё

это? Одни сплетни, весь мусор. А мне

ведь тоже некогда, я работаю».


Говорила она кратко, вразумляя приходивших
отдельными словами или притчами, иносказаниями.
Она утешала, подсказывала, как быть, давала
наставлен
ия в духовной жизни, при
зывала
«
Покайтесь
», «Молитесь!», «Повенчайтесь!»
,
постоянно напоминала о необходимости ходит
ь в
церковь. Любила повторять: «
Де
тей учить должны мы
Слову Божию»
,


прося при этом «
привязать цветы к

свету»
, т.е. призывала воспитывать дет
ей в Боге,
несмотря на

гонения.


Не всегда понимали значение её

слов, но
проходило время


и смысл сказанного открывался в
каких
-
то событиях жизни. Иногда же она давала
прямые советы, отвечая на вопросы людей, многим и
многим помогла в скорбных обстоятельствах жизни.
Когд
а же люди обращались к ней за духовным
советом, то она посылала их в
церковь, себя не
превозносила: «
В церковь ходите, надо вам в церковь
ходить. У вас есть церковь.

Ходите туда и молитесь.
Там всё

есть
, а что я?».


Небесный вестник
.

Наступи
л 1966 го
д, старице
шел уже 76 год. За 2 недели до её

кончины, 13 февраля,
в воскресенье Господь послал вестника Своего
предупредить, дабы она была готова к

уходу в иной
мир. Кто был у неё
, какой Небожитель? Это не
известно. Но Господь попустил Федору Ивановичу
Мас
лову быть свидетелем сего чуда.


Со слов брата расска
зывает Мария Ивановна
Маслова: «
Подъезжаю, говорит, я к Скворчихе, иду, и
мой след первый, больше ничьих следов нет
. Подхожу
к сарайчику, а там идё
т разговор
. Как же так, ведь
никто же ещё

не прохо
дил, и дверь, смотрю,
проволо
ками вся закручена, а беседа идё
т, и слышен
голос, такой нежный, чудесный, на земле такого голоса
нет. Говорит голос громко, но ни одного слова не
понимаю. Варвара Васильевна ему отвечает. Тот голос
говорит


она ответы даё
т, о
тветы понятные. Нигде
такого голоса я больше не слышал, как у Варвары
Васильевны в тот раз


нежный, милый; говорит
громко, но ни одного слова не понятно, как на другом
языке на каком
-
то. Может, думаю, кто через крышу
пробрался, следа же нет, дай
-
ка вокруг

сарайчика
обойду. Обошел


ни одного следа внизу нет. Смотрю
на крышу


может через крышу кто
-
то пробрался,


там метр снега. У меня шапка дыбом поднялась.
Слышу, идет беседа, идет нежный громкий разговор


и ничего не пойму. И только последние слова слыш
у,
Варвара Васильевна говорит: «Хорошо,
приготовлюсь».


Я к двери, а она спрашивает: «Кто там?»



Я это,
Федя Маслов»
.


«
Ах, сейчас, сейчас, сейчас, Федень
-
ка, сию минуточку, сей
час я подойду. Как ты там,
что?».


«
Да как же вы, Варвара Ва
сильевна,
так
холодно, как вы?»


«
Да потихонечку, Феденька, что
-
то болела, вот эту неделю слабо чувствовала себя, вся в
поту была (на улице мороз, в сарайчике снег!), восемь
суток ничего во рту не было, не кушала, не пила, как
песок,

такое состояние».



«
Ох, Варвар
а Васильевна,
это у вас полная ослабленность. Надо в больницу,
давайте поедем, надо лекарство, на
до в тепло. Что
-
то
надо делать!».



«
Через

две недели меня здесь не
будет».



«
А где, Варвара Васильевна, вы будете?
».



«
Я буду у
Юдичевой Паши». Оттуда её

хо
ронили
потом. Резко не сказала. Но она уже знала, что умрет
через 2 недели. Если бы сказала, пошли бы все к ней
друг за другом, не дали бы ей ни отдохнуть, ни
помолиться.


«
Ой, ну
вот, хорошо, Варвара
Васильевна»,



он думал, что решила уйти жить к
Паше.
А Варвара Васильевна уже знала точно, что
хоронить её будут оттуда. Сказала только, что если кто
приедет, то идти
прямо туда. И через 2 недели всё в
точности исполнилось».


Пред самой кончиной попустил Господь
блаженной еще одно страдание. В субботу
вечером 26
февраля в сарае случился пожар. Мимо ехали
колхозн
ицы Пелагея, Евфросинья и Зоя: «
Батюшки,
никак
Варвара Васильевна опять горит!».

В
се
оставили, побежали к сараю. «
Варвара Васильевна, ч
то
такое? Ты, наверное, горишь!».



«
Да, д
а, горю, горю!»



закричала блаженная. Они дверцу сломали, забежали


а там пол
сарая дыма, не найдут старицу.
«Выручайте! Я ведь горю, горю!». Наконец,
рассмотрели её, сорвали горящие фуфайку и одё
жку.
Одна из женщин с себя сняла фуфайку и платье,
блаженную

одели в это,
или

в одеял
о завернули, как
говорят другие
, посадили на сани и

отвезли к
Параскеве Юдичевой. «
К Пашеньке, к Пашеньке
меня
везите, только к Пашеньке!».

Блаженная сказала,

что
шаль загорелась от свечки.


Позвали врача Елену Михайловну Рябцеву.
Блаженной н
емного обожгло шею сзади и с одной
стороны лицо. Перед тем, как
обработать ожоги,
пришлось, с её

согласия
, сантиметров на 50 укоротить
её длинные, до пояса, волосы,
их положили

ей в гроб,
они оказались русые
. Врач смазала ожоги и говорила
потом, что от
них

умереть блаженная не могла.


В последнюю ночь, вспоминала потом Пашенька,
блаженная очень мало говорила. Когда хозяйка стала

топить печку, вдруг спросила: «
Пашенька, а что там у
тебя
на кухне освещает, такой свет?»



«
Варвара
Васильевна, так я п
ечку

затопила, наверное, пылает»
.


«
Нет, не такой. Я з
наю, какой бывает от печки свет»
.


Видно, к
акой
-
то особенный ей свет сиял.


Душа блаженной мирно и тихо отошла ко Господу
утром в воскресенье 14/27 февраля. Как жила в
уединении и затворе, так и ско
нчалась одна, никого
рядом не оказалось. Пашенька ушла в сарай
затворницы за одеждой. Через некоторое время зашла
соседка, а блаженная уже отошла. Тело обмыли
Пашенька с соседкой, они же и одели его: в сарае
ничего приготовленного на смерть не нашлось,
ник
акой новой одежды не было. Тогда соседка дала
юбку, розовую кофту, повязали платочек. Так и
собрали блаженную в последний путь. Сообщили в
ишимбайскую Троицкую ц
ерковь, быстро приехали
певчие.


Вспоминает Сухова Н.А.: «
Поехали псаломщица
Зоя Александ
ровна, я и подруга моя Татьяна Зюзина.
Положили Варвару Васильевну в гроб. Сухонькая,
маленькая, как девочка 8 или 9 лет, легка
я как
пушинка, гробик маленький»
. Накрыли усопшую
церковным покрывалом, зажгли свечечки. Молитва у
гроба не прекращалась. Тем вре
менем весть о кончине
затворницы распространялась, и пошли
-
поехали в
Скворчиху люди. Ишимбайские хотели было забрать
блаженную в город и там похоронить, но
скворчихинские не дали, даж
е председатель колхоза
сказал: «Я из своей деревни её

никуда не отдам,
по
тому что
когда она здесь живет, у нас всё родится, и
большие урожаи».


Из домика Пашеньки простой деревянный, ничем
не обитый гроб вынесли женщины. Но тут подошли
девять девочек десятиклассниц, их прислал
председатель, ведь хоронили подвижницу
-
девицу
. И до
кладбища гроб на полотенцах несли девочки, сменяя
друг друга, с небольшими остановочками. Головка
каждой девочки была украшена цветочком из
ленточек, прикрепленным к платку, ленточки были
повязаны и на рукава шубеек. Шли с пением, пели
певчие, пел н
арод. Священника не было, совершать
требы вне церкви не разреш
алось, отпели блаженную
заочно.


Во время похорон многими чудесами Господь
показал, сколь благоугодила Ему жизнью и подвигами
блаженная затв
орница. Она любила голубей. В её

сарае
обитало и
х множество


крыши почти не было, и они
вольно летали, голуби прощались с блаженной. Они
невесть откуда незаметно появились, сопровождали
гроб до самого кладбища, кружили над могилкой до
тех пор, пока не водрузили крест, а затем так же
незаметно исчезли,
как и появились. И все это время
удивительно играло, прыгало
солнце, всеми лучами
светилось!


М.И. Маслова: «
Насчет солнца хочется сказать.
Накануне похорон такая была морозная

ночь! И утром
морозно. А как её

выносить


поднимается солнце, вот
как на

Пасху


восход бывает, вот тут уже поплакали,
что уж, действительно, чудо. Солнце в радужных
кругах, сияет


и пошла капель с крыш, а, п
о дороге
лужи, даже птичкам можно было пить, проталины как
в апреле, а это же только 1 марта. Но когда уже гроб
опустил
и в могилу, земелечкой засыпали, памятничек,
оградку поставили,


опять северный ветер, мороз,
солнышко ушло, туча, темнота


все ахнули».


Посмертные чудеса, исцеления и помощь по
молитве
.

Много лет прошло со дня кончины святой
подвижниц
ы, но не зар
астала тропинка к её

могилке,
бережно сохраняемой верующими. Блаженная Варвара
Скворчихинская прославлена в

лике святых. После
обретения её

честных мощей, они по благословению
Архиепископа Уфимского и
Стерлитамакского
почивали в М
елеузовском храме Казанско
й иконы
Богородицы. Ныне честные мощи блаженной
находятся в храме Тихвинской иконы Божией Матери
женского монастыря в честь святых

Царственных
Страстотерпцев посёлка Приютово Белебеевского
района.


Сотни паломников Уфимской и Оренбургской
епархий пос
тоянно притекают сюда, чтобы
помолиться, помолиться ей, уповая на молитвенную
помощь, на заступление той, которая уподобилась в
смирении, терпении и любви Самому Христу, и сейчас
пребывает в селениях Его со праведными.




Рака с мощами б
лаженной Варвары С
кворчихинской.



Как не вспомнить слова св. апостола
Иоанна
Богослова:
«
И мир проходит, и похоть его, а
исполня
ющий волю Божию пребывает вовек» (1 Ин.
2:17).


Не напрасны молитвы и не тщетны упования веры


имеются свидетельства чудес и чудесно
й помощи
блаженной Варвары
-
затворницы по молитве к ней и от
воды е
ё святого родника.


Спасение от верной гибели Михаила Маслова и
шофера Аркадия Древина.
Свидетельствует Мария
Маслова: «
Однажды Варвара Васильевна спасла от
гибели моего брата Михаила
и его водителя, Аркадия
Давыдовича Древина. Они строили тогда в
Федоровском районе, в Стерлибашевском, в Мелеузе.
Постоянно поездки. Ехали поздно, ночью. Спали
помалу, доставалось и шоферам, и начальству. Едут, а
недалеко от Мелеуза была прокопана большая
траншея. И вот, шофёр, не спавши накануне, задремал,
а брат тоже дремал в кабине. Потом
Аркадий
Давыдович рассказывал: «
Еду и вижу такой сон,


а он,
хоть и дремлет, но еще держится за руль,


вижу
Варвару Васильевну, она вдруг на капо
т как
вспрыгнет, и я
с криком: «Ой, ой, ой», мол, «
Варвара
Васильевна, что такое, зачем Вы тут, что
, сейчас
убьетесь, задавлю ведь»
,


просыпаюсь и резко
торможу; как выскочил, глянул


метр остался до
траншеи. Если бы она не явилась, я бы теперь не
ездил
»
. Она
их спасла. Это
было уже после её смерти.


Исцеление Анны Ивановны Масловой.
Рассказывает
Мария Ивановна Маслова: «
Ехала моя
мама с родственниками. Не доезжая до того места, где
проживала Варвара Васильевна, вдруг раз


у мамы
затемнение глаз, н
ичего не видит. Она и

говорит:
«
Василий (это родственник)
я ж не вижу ничего,
темно, ночь»
,


а ехали в обед, солнышко светило, уже
видели места, где Варвара Васильевна проживала,


«Ох, темно, Вася, миленький»
. Жена его ту
т же рядом
сидела, мама к ней: «
Ниночка, все, не вижу,

ослепла
полностью, ночь темная, ничего не вижу, прямо
чернота, нет света. Ой, скорее везите меня

к Варваре
Васильевне на родник»
. Василий быстренько
разворачивает прямо к роднику, по
бежали скорее,
черпанули воды. «Несите скорее умываться»
,


попила,
умыла
сь и к
Варваре Васильевне с просьбой: «
Варвара
Васильевна, ну помолись же ты за
меня Господу Богу,
прозри меня»
,


а уже так напугалась, что всю
затрясло.

Проходит несколько минуточек: «
Вижу
,

что
-
то белеет, белее, белее, свет, вижу

солнце, вижу, вижу!
Свет

вижу!».

Отчего это было? Или накануне
порасстраивалась, тетю ведь, мамину сестру, пять
дней,

как схоронили, после похорон она плакала очень,
может, с расстройства. Но ведь исцеление


это же
чудо!

Это было примерно в 1989 году.


Исцеление жены Васил
ия Голованова.
Свидетел
ьство Марии Ивановны Масловой: «
Отец и
сын Головановы, жители Ишимбая ухаживают за
могилочкой Варвары Васильевны, красят каждый год.
У жены дяди Васи была какая
-
то очень сложная
операция, она тяжело ее перенесла, и сказали ему уже,
ч
то она безнадежна, все. А они ходили к Варваре
Васильевне, когда она была еще живая, и родители
дяди Васи тоже ходил
и. Врачи твердили только одно:
«Готовьтесь! Все! Она безнадежна». Он тогда взялся:
«
Только у Вар
вары Васильевны спасаться будем»
,
начал вози
ть жен
у на могилочку приклониться к её

земельке. В летнее время


то и дело едут, часто ездили
они. На могилочке побудут, поклонятся


едут на
родничок, который Варвара Васильевна сама вырыла,
там больную умывают, все поклонятся у родничка,
помолятся, пото
м набирают флягу воды и домой везут
эту водичку. Она пьет, умывается, обтирается, а
кончается водичка


опять едут, опять на могилочку,
опять за водичкой. И все! Она сейчас работает


во
т и
безнадежная, ожила женщина.


Подвизавшись добрым подвигом на

земле, приняла
блаженная Варвара
-
затворница в Небесном царстве
венец правды, который уготовал Господь всем
любящим Его, и предстоит Престолу Божию в
непрестанно
й молитве о спасении душ наших.


Молись о нас, святая блаженная старица Варвара,
затворни
ца Скворчихнская, да не лишит и
нас Господь
части с праведными!

Нина Зимина
,
Уфимская и Стерлитамакская епархия
.




Источник:

http://hram
-
mezhgorie.prihod.ru/2013/10/05/blazhennaya
-
varvara
-
zatvornica
-
skvorchixinskaya
-
zhitie/



Приложенные файлы

  • pdf 3562385
    Размер файла: 604 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий