Провалинский Д.И. Правовые иммунитеты в теории российского права


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте его и откройте на своем компьютере.
УДК 34.01
Правовые иммунитеты в теории российского права
Провалинский Д.И.
Аспирант, ассистент кафедры теории и истории государства и права
Красноярского государственного аграрного университета
Право
Вестник экономики, права и социологии, 2015, № 1
ния этими лицами соответствующих функций [5,
c. 22-28].
По мнению С.В. Мирошник, иммунитет пред
ставляет собой совокупность особых правовых
преимуществ, предоставляемых в соответствии с
нормами международного права и Конституцией
страны определенному кругу лиц в силу занимае
мой ими должности [7, c. 15].
Согласно позиции А.В. Малько, правовые имму
нитеты есть особые льготы и привилегии, преиму
щественно связанные с освобождением конкретно
установленных в нормах международного права,
Конституции и законах лиц от определенных обя
занностей и ответственности, призванные обеспе
чивать выполнение ими соответствующих функций
[8, c. 11-22].
По мнению С.Ю. Суменкова, правовой иммуни
тет устанавливает особые, усложненные и отлич
ные от общих правовые процедуры привлечения к
ответственности в целях обеспечения выполнения
этими лицами соответствующих функций [9].
В.И. Руднев утверждает, что правовой иммуни
тет представляет собой законное правовое средство,
с помощью которого государство обеспечивает по
вышенную правовую защиту отдельных субъектов.
Он рассматривается как отступление от принципа
равенства граждан перед законом и судом, закре
пленного в ст. 19 Конституции РФ [10, c. 28].
М.Ю. Брыленков и И.Н. Пустовалова полагают,
что иммунитет является правовым инструментом,
используемым государством в целях предоставле
ния исключительного права лицам, занимающим
особое место в межгосударственных, государствен
ных и общественных отношениях не подчиняться
некоторым общим положениям закона [11, c. 208-
209]. По их мнению, иммунитет – особый вид при
вилегии, обеспечивающий своим обладателям пра
вовую неприкосновенность [11, c. 208-209].
Согласно позиции В.А. Терехина, иммунитет вы
ступает в качестве особой привилегии, основное
социальное назначение которой – гарантировать за
щиту специальных субъектов от необоснованных
посягательств, их независимость и эффективное вы
полнение ими государственных или общественных
функций [12, c. 34-39].
По своей правовой природе иммунитеты в том
виде, как они существуют в современном россий
ском праве, являются правовыми исключениями,
установленными государством. Наряду со льготами,
гарантиями и привилегиями они являются правовы
ми средствами, направленными на регулирование
общественных отношений.
Иммунитеты обладают определенными призна
ками, позволяющими относить их к правовым ис
ключениям, они:
– создают особый юридический режим, позволяют
облегчить положение соответствующих субъектов;
– являются гарантиями социально-полезной де
ятельности, способствующими осуществлению тех
или иных обязанностей;
– призваны быть правостимулирующими сред
ствами, побуждающими к определенному поведе
нию и обозначающими положительную правовую
мотивацию;
– выступают своеобразными изъятиями, право
мерными исключениями, установленными в специ
альных юридических нормах;
– представляют собой формы проявления диф
ференциации юридического упорядочения социаль
ных связей [13, c. 16-23].
В то же время правовые иммунитеты имеют при
сущие только им признаки, цели и функции, не по
зволяющие смешивать их и с другими правовыми
исключениями, они:
– обусловлены необходимостью повышенной
правовой защиты должностных лиц, выполняющих
государственно-значимые функции, а также лиц,
осуществляющих от имени государства междуна
родную деятельность;
– являются дополнительной гарантией осущест
вления такой деятельности;
– имеют правовое закрепление в нормах между
народного права, а также в нормативных право
вых актах высших законодательных органов госу
дарственной власти. Т.е. в силу положений ст. 71
Конституции Российской Федерации относятся к
предметам ведения Российской Федерации, что ис
ключает осуществление правового регулирования
на уровне субъектов Российской Федерации и орга
нов местного самоуправления.
Круг лиц, наделяемых правовым иммунитетом,
четко закреплен в соответствующих правовых нормах.
Однако, наиболее характерным признаком, от
личающим правовой иммунитет от иных правовых
исключений является то, что, в отличие от льгот
и привилегий, он не подразумевает получение его
обладателем каких-либо материальных благ, а, как
справедливо отмечает С.Ю. Суменков, предполага
ет дополнительные права либо освобождает от обя
занностей только в сфере реализации юридической
ответственности [9].
Еще одной особенностью правовых иммуните
тов является то, что они устанавливаются на срок
выполнения соответствующих обязанностей (пол
номочий), замещения соответствующей государ
ственной должности.
Единственным исключением из этого правила
является иммунитет экс-президента.
Так, ст. 3 Федерального Закона от 12.02.2001 г.
№ 12-ФЗ «О гарантиях Президенту Российской Фе
дерации, прекратившему исполнение своих полно
мочий, и членам его семьи» [14] предусмотрено, что
прекративший исполнение своих полномочий Пре
зидент РФ не может быть привлечен к уголовной
или административной ответственности за деяния,
совершенные им в период исполнения полномочий
Президента РФ, а также задержан, арестован, под
вергнут обыску, допросу либо личному досмотру,
если указанные действия осуществляются в ходе
производства по делам, связанным с исполнением
им полномочий Президента РФ.
В то же время указанный Закон предусматривает
случаи и процедуру лишения экс-президента непри
косновенности, что указывает на отсутствие у него
абсолютного иммунитета.
Существующие правовые иммунитеты мож
но классифицировать по различным критериям.
Малько предлагает следующую классифика
– в зависимости от природы реализуемых ими
функций правовые иммунитеты подразделяются на
международные, государственные и общественные;
– в зависимости от сферы их осуществления – на
межгосударственные и внутригосударственные;
– в зависимости от их характера – на материаль
но-правовые (например, освобождение должност
ных лиц Совета Европы от обложения налогами
окладов и вознаграждений, выплачиваемых Сове
том Европы; право беспошлинного ввоза личного
имущества при первоначальном занятии должно
сти, так называемые фискальные иммунитеты и
др.) и процессуально-правовые (неприкосновен
ность депутатов, иммунитет судей, должностных
лиц правоохранительных и контролирующих орга
нов и т.п.);
– в зависимости от того, какие объекты обеспечи
вает иммунитет, – на личную неприкосновенность,
неприкосновенность служебных и жилых помеще
ний, неприкосновенность имущества, служебной
переписки, архивов и иных документов, судебно-
процессуальный и свидетельский иммунитет и т.д.
[8, c. 11-22].
Особое место среди иммунитетов занимает пре
зидентский иммунитет. Согласно ст. 91 Конститу
ции Российской Федерации, Президент Российской
Федерации обладает неприкосновенностью [15].
Разновидностью правового иммунитета является
дипломатический иммунитет, под которым можно
понимать систему особых льгот, предоставляемых
дипломатическим представительствам иностран
ных государств и их сотрудникам [8, c. 11-22].
Государство устанавливает определенные изъ
ятия из общего порядка для отдельных субъектов в
зависимости от выполняемых функций и защищае
мого интереса.
Исходя из этих критериев, можно выделить сле
дующие виды иммунитетов:
– Связанные с замещением определенных за
коном государственных должностей. Они устанав
ливаются на период замещения соответствующей
должности.
К таким должностным лицам относятся Пре
зидент Российской Федерации, депутаты Госу
дарственной Думы и члены Совета Федерации
Федерального Собрания Российской Федерации,
Уполномоченный по правам человека в Российской
Федерации, судьи, прокуроры, сотрудники След
ственного комитета РФ и другие должностные лица,
поименованные в Федеральных законах.
– Связанные с выполнением определенных го
сударственных функций. Они ограничиваются вре
менем (периодом) выполнения соответствующих
функций.
К лицам, наделяемым такими иммунитетами, от
носятся члены избирательной комиссии, комиссии
референдума, зарегистрированные кандидаты в де
путаты.
– Связанные с определенным личным статусом.
К ним относятся иностранные граждане, облада
ющие дипломатическим иммунитетом и члены их
семей, Президент РФ, прекративший исполнение
своих полномочий, и члены его семьи.
Российское законодательство не содержит, да и
не стремится к нормативному определению тер
мина «иммунитет», используя для обозначения
данного правового института термин «неприкос
новенность», легального (нормативного) опре
деления которого также не имеется, толкование
содержания которого время от времени дает Кон
ституционный Суд Российской Федерации в связи
с жалобами граждан о нарушении принципа ра
венства перед законом и судом при определении
федеральным законодателем статуса отдельных
должностных лиц.
Однако и Конституционный Суд РФ не дает опре
деления понятия «неприкосновенность», разъясняя
лишь его отдельные признаки. Согласно правовой
позиции Конституционного Суда РФ, неприкос
новенность должностного лица имеет публично-
правовой характер, является определенным исклю
чением из общего конституционного положения о
равенстве всех перед законом и судом, призвана слу
жить публичным интересам, обеспечивая повышен
ную охрану законом личности должностного лица
в силу осуществляемых им государственных функ
ций, ограждая его от необоснованных преследова
ний, способствуя беспрепятственной деятельности.
Вместе с тем эта неприкосновенность не может рас
сматриваться как личная привилегия должностного
лица, освобождающая его от ответственности за со
вершенные правонарушения [16].
Указанное обстоятельство вызывает научные
споры по вопросу о соотношении понятий «имму
нитет» и «неприкосновенность».
Преобладающей в науке является позиция, со
гласно которой понятия «иммунитет» и «неприкос
новенность» тождественны (среди авторов, придер
живающихся этой точки зрения, С.А. Авакьян, [17,
253] М. Журавлев, [18, c. 88-93] В.А. Рощин, [19,
c. 89-91] В.А. Терехин [20, c. 26-34]).
А.Д. Бойков не указывает прямо на тождествен
ность этих понятий, но отмечает, что «юридический
иммунитет связан с понятием неприкосновенно
сти…» [21, c. 159-166]. По мнению О.Е. Кутафина,
более объемным является понятие иммунитет, кото
рое в качестве одного из элементов включает непри
косновенность [22].
Н.Ю. Волосова считает, что данные понятия со
относятся как частное и общее. Неприкосновен
ность – это понятие общее родовое, которое опре
деляет весь спектр отношений между личностью и
государством, обществом и другими членами обще
ства. Иммунитет же – понятие родовое, которое свя
зано лишь с определенным видом правоотношений
и которое регулирует эти правоотношения. Он воз
никает в связи с наделением лица определенными
полномочиями для выполнения служебных, пред
ставительских или иных функций. Иммунитет про
изводен от неприкосновенности и соприкасается с
ней как вид и род [23, c. 58-65].
С.Ю. Суменков полагает, что правовая непри
косновенность представляет собой процессуальную
составляющую иммунитета как комплексной пра
вовой категории. В этом заключается диалектиче
ское единство иммунитета и неприкосновенности,
не означающее, однако, их полного тождества. По
его мнению, иммунитет помимо правовой непри
косновенности может включать в себя индемнитет.
Индемнитет изначально отрицает всякую возмож
ность наступления юридической ответственности,
гарантируя абсолютную неответственность за соот
ветствующие действия. Примером может служить
индемнитет депутата – составная часть депутатско
го иммунитета, означающая неответственность за
высказанные мнения, речи и характер голосования
в парламенте. По утверждению данного автора, им
мунитет как многоструктурная правовая категория,
помимо правовой неприкосновенности и индемни
тета, содержит еще один компонент – свидетельский
иммунитет, принцип действия которого аналогичен
индемнитету [9].
Согласно позиции Н.С. Сопельцевой, содержа
ние правового иммунитета включает два элемента:
неответственность и неприкосновенность.
Неприкосновенность представляет собой услож
ненный порядок привлечения к ответственности
(например, действующее законодательство не ос
вобождает судей от уголовной ответственности, но
содержит усложненный порядок возбуждения дел,
предъявления обвинения, заключения под стражу).
Неответственность – освобождение от выпол
нения отдельных юридических обязанностей и от
ветственности. Ее пределы могут различаться в
зависимости от отдельных видов иммунитетов [5,
22-28]. В качестве примера неответственности ав
тор приводит все ту же недопустимость преследова
ния депутата за высказанное им мнение, позицию,
в том числе и при голосовании, если это мнение не
содержит публичного оскорбления или нарушения,
ответственность за которые предусмотрена феде
ральным законодательством [5, c. 22-28], которая в
исследовании С.Ю. Суменкова обозначена поняти
ем индемнитет.
Представляется, что предложенное С.Ю. Сумен
ковым и Н.С. Сопельцевой понимание правового
иммунитета наиболее полно отражает суть данного
правового явления. Поскольку за неприкосновенно
стью, как правило, забывается вторая, не менее важ
ная составляющая правового иммунитета, та цель,
с которой он как гарантия независимости осущест
вления соответствующей деятельности устанавли
вается – недопустимость преследования за выска
занное мнение или позицию.
В то же время, на наш взгляд, применение здесь
общеупотребимого в юридической литературе по
нятия «неответственность», которое, по меньшей
мере, ассоциируется с «безответственностью», не
совсем оправдано с точки зрения понятийного ап
парата. Представляется, что речь должна идти о
недопустимости преследования в связи с осущест
влением деятельности, охраняемой правовым им
мунитетом, т.е. индемнитете.
Как неоднократно отмечал в своих постановле
ниях Конституционный Суд Российской Федерации,
правовой иммунитет есть не что иное, как один из
элементов статуса лица, выступающий в качестве
гарантии его деятельности, обладающей публично-
правовым характером (повышенной охраны лич
ности в силу осуществляемых ею государственных
функций) [20].
По нашему мнению, именно упрощенное вос
приятие правового иммунитета как неприкосновен
ности отдельных лиц порождает широко распро
страненное толкование данного правового явления
как синонима безнаказанности, как отрицательного
стимула, подогревающее социальную напряжен
ность и недоверие к власти.
В последнее время в науке и в средствах массовой
информации все больше дискуссий звучит на тему:
необходима ли неприкосновенность депутатам, су
дьям, экс-президенту, другим должностным лицам.
При этом, как правило, вопросы предлагается решать
кардинально, путем ее отмены, а не путем упроще
ния процедуры привлечения к ответственности.
Однако, как справедливо заметил в свое время
заместитель Министра юстиции РФ А.В. Федоров,
иммунитет по своей природе не является синонимом
полной безответственности, он лишь устанавливает
определенные гарантии защиты от необоснованно
го привлечения к ответственности [24, c. 8].
Иммунитет не может означать освобождения
того или иного должностного лица от уголовной от
ветственности, он лишь призван служить процессу
альной гарантией нормального функционирования
государственных органов и органов местного само
управления. Поэтому нельзя относить иммунитет к
обстоятельствам, исключающим уголовную ответ
ственность [25, c. 434-441].
Как справедливо отмечает С.Ю. Суменков, им
мунитет не нарушает принцип неотвратимости на
ступления юридической ответственности. Практи
чески, в отношении каждой категории субъектов,
обладающих иммунитетом, установлен норматив
ный механизм, регулирующий порядок его лишения
В этой связи, представляется, что замена в рос
сийском законодательстве термина «неприкосно
венность» на термин «иммунитет» имеет важное
значение не только с точки зрения чистоты понятий
ного аппарата и юридической техники, а именно в
целях упорядочения правового регулирования.
Как отмечается в юридической литературе, наде
ление отдельных субъектов преимуществами ставит
проблему соотношения иммунитета с конституцион
ным принципом правового равенства [12, c. 34-39].
Мнения по этому вопросу разделились на два
противоположных подхода.
Некоторые авторы полагают, что иммунитеты за
крепляют неравенство, которое проявляется, в част
ности, при решении вопроса о привлечении таких
лиц к юридической ответственности, что является
социально вредным [26].
Другие авторы считают, что иммунитеты не на
рушают этот принцип, поскольку правовое равен
ство характеризует общий статус гражданина и не
учитывает различий в юридическом положении
субъектов правоотношений [27].
По нашему мнению, позиция последних пред
ставляется более последовательной и отражающей
реальное положение вещей. Поскольку настаивая на
полном равноправии, его приверженцы забывают о
той стимулирующей и компенсирующей роли, кото
рую выполняют иммунитеты, создавая некоторый
баланс между степенью повышенных требований
(профессиональных, этических и других), ответ
ственности и ограничений, которым должны соот
ветствовать и которые претерпевают лица, занима
ющие определенные должности, сопровождаемые
правовыми иммунитетами.
Как справедливо отмечает в этой связи М.В. Ба
глай, содержание равенства и равноправия предпо
лагает отсутствие неузаконенных привилегий, этот
принцип вовсе не означает, что право вообще не мо
жет устанавливать льгот и привилегий [28].
В своих постановлениях Конституционный Суд
Российской Федерации отмечает, что Конституция
РФ непосредственно не предусматривает непри
косновенность каких бы то ни было иных лиц. Это,
однако, не означает невозможность установления в
законе для отдельных категорий лиц, осуществляю
щих публичные функции, дополнительных личных
гарантий неприкосновенности, обусловленных их
особым статусом [29].
На наш взгляд, совершенно очевидно, что, буду
чи наделенными определенным статусом и исходя
из особенностей конкретного статуса (депутата,
судьи), обусловленного характером выполняемой
такими государственными должностными лицами
деятельности, предъявляемыми к ним квалифика
ционными и иными повышенными требованиями,
законодательными ограничениями, связанными с
замещением определенных государственных долж
ностей, законодатель вправе в рамках специального
правового регулирования установить для них опре
деленные гарантии независимости осуществления
возложенных на них государственных функций, в
том числе правовые иммунитеты.
Изначальное предназначение института право
вой неприкосновенности направлено на общее бла
го – оградить представителей власти, выполняющих
определенные государственные функции, без кото
рых немыслимо нормальное функционирование
государственного аппарата, от неоправданного уго
ловного преследования, обвинения в совершении
правовых нарушений, а также применения в отно
шении них мер административного принуждения
Как справедливо отмечает в этой связи Л.Г. Ко
новалова, не следует забывать, что неприкосновен
ность – одно из «максимально политизированных
юридических средств» [31, c. 65-70], отсюда и за
висимость от политики ее оценки. Однако в этом
случае происходит некоторая подмена понятий: как
гарантия депутатской деятельности должна вос
приниматься не неприкосновенность, а другой эле
мент иммунитета – неответственность депутата [32,
622-626], иначе говоря, недопустимость пресле
дования за высказанное мнение или позицию (от ав
тора) или как обозначает это понятие С.Ю. Сумен
ков – индемнитет [9].
Следует согласиться с позицией Т.В. Ефимова,
который отмечает, что ликвидация института право
вой неприкосновенности, равно как и наделение
депутатов неоправданно широкой по объему непри
косновенностью (когда неприкосновенность касает
ся любого рода правонарушений) неоправданы. Им
мунитет и индемнитет необходимы для обеспечения
свободы деятельности депутатов, которые не долж
ны опасаться, что в силу их политических убежде
ний против них может быть развернуто уголовное
или административное преследование. Цель зако
нодателя – найти баланс между необходимостью
привлечения депутата к ответственности по делам,
не связанным с их депутатской деятельностью, и га
рантиями их защиты от преследования по полити
ческим мотивам [33, c. 11-17].
Литература:
Ожегов С.И. Толковый словарь русского язы
ка: 80000 слов и фразеологических выражений
/ Российская академия наук. Институт русского
языка им. В.В. Виноградова. – 4-е изд., доп. – М.:
Азбуковник, 1999. – 944 с.
Николаев А. Дипломатические привилегии и
иммунитеты // Международная жизнь. – 1983. –
Словарь иностранных слов / Под ред. С.М. Лок
шиной. – М.: Изд-во Рус. яз., 1988. – 632 с.
Юшкова Ю.А. Правовой иммунитет историче
ский аспект // Государственное строительство и
право / Под общ. ред. Г.В. Мальцева. – М, 2006.
Сопельцева Н.С. Понятие правового иммуни
тета в российском законодательстве // Изд-во
ЧелГУ, Вестник Челябинского государственного
университета. – № 2. – 2003. – С. 22-28.
Богданова Н.А. Система науки конституционно
го права. – М, 2001. – 256 c.
Мирошник С.В. Правовые стимулы в россий
ском законодательстве: Автореф. дис. ... канд.
юрид. наук. – Ростов-на-Дону, 1997. – 26 с.
Малько А.В. Правовые иммунитеты // Правове
дение. – 2000. – № 6 (233). – С. 11-22.
Суменков С.Ю. Привилегии и иммунитеты как
общеправовые категории: Автореф. дис. … канд.
юрид. наук. – Саратов, 2002. – 26 с.
Руднев В.И. Иммунитеты в уголовном судопро
изводстве // Российская юстиция. – 1996. – № 8.
Брыленков М.Ю., Пустовалова И.Н. Правовой
иммунитет как фактор коррупционного риска //
Успехи современного естествознания. – 2012. –
Терехин В.А. Судейский иммунитет: проблемы
теории, законодательства и практики // Российская
юстиция. – М.: Юрист, 2011. – № 5. – С. 34-39.
Малько А.В., Суменков С.Ю. Правовой имму
нитет: теоретические и практические аспекты //
Журнал российского права. – М.: Норма, 2002.
Федеральный закон от 12.02.2001 г. № 12-ФЗ «О
гарантиях Президенту Российской Федерации,
прекратившему исполнение своих полномочий,
и членам его семьи» (ред. от 21.07.2014 г. № 216-
Консультант плюс
Конституция Российской Федерации (с учетом
поправок, внесенных Законами РФ о поправках
к Конституции РФ от 30.12.2008 г. № 6-ФКЗ, от
30.12.2008 г. № 7-ФКЗ) // СЗ РФ. – 26.01.2009 г.
– № 4. – Ст. 445.
Постановление Конституционного Суда РФ По
делу о проверке конституционности пункта 3
статьи 16 Закона Российской Федерации «О ста
тусе судей в Российской Федерации» в связи с
жалобами граждан Р.И. Мухаметшина и А.В.
Барбаша от 7 марта 1996 г. № 6-П // Вестник Кон
ституционного суда РФ. – 1996. – № 3.
Конституционное право: Энцикл. слов. / Отв.
ред. С.А. Авакьян М., 2001. – 466 с.
Журавлев М. К вопросу о правовом иммунитете
членов Совета Федерации и депутатов Государ
ственной Думы Федерального Собрания РФ //
Уголовное право. – 2000. – № 1. – С. 88-93.
Рощин В.А. За рамками правового поля: Что
показал анализ Федерального закона «О стату
се члена Совета Федерации и статусе депутата
Государственной Думы Федерального Собрания
11.
При этом, по нашему мнению, необходимо на за
конодательном уровне разграничить, что является
позицией и мнением, выражаемым в рамках выпол
нения обязанностей, обеспечиваемых иммунитетом,
а что является проявлением частного восприятия та
кого должностного лица именно как личности, либо
хотя бы обозначить примерные критерии такого раз
Поэтому, на наш взгляд, совершенно правы ав
торы, утверждающие, что правовой иммунитет
является условием, благодаря которому обеспечи
вается государственное управление, выполняются
государственно-служебные функции, и выступает
необходимым элементом любого государства [11,
Как правильно отмечает Н.С. Сопельцева, спо
ры вокруг иммунитетов должны быть перенесены
из плоскости обсуждения допустимости их уста
новления в законодательстве (что не подвергается
сомнению) в плоскость обсуждения конкретных ка
тегорий лиц, которые должны быть наделены право
выми иммунитетами [5, c. 22-28].
В развитие этой мысли следует добавить, что в
настоящее время крайне необходимо законодатель
ное закрепление понятия «иммунитет» и таких его
составляющих как «неприкосновенность», «индем
нитет», «свидетельский иммунитет», обозначение
их признаков, а также пределов распространения в
отношении конкретных категории лиц.
На наш взгляд, это способствовало бы снижению
остроты как научных, так и политических дискус
сий вокруг данного правового явления и позволило
бы обратить внимание на действительно значимые
для государства и общества проблемы.
В завершение следует согласиться с позицией
А.В. Малько и С.Ю. Суменкова о том, что уста
новление границы между необходимостью защиты
лица, выполняющего важные для государства и об
щества функции, и недопущением безнаказанности
этого лица в случае совершения им правонарушений
представляется весьма важной задачей правовой по
литики российского государства [13, c. 16-23].
Legal Privileges in Theory of Russian Law
Krasnoyarsk State Agrarian University
The paper deals with historical and theoretical aspects of the institute of legal privileges as one of the
tools of state legal policy.
Key words: privilege, legal privileges, indemnity, sanctity, privilege of witness, law stimulus, legal policy.
Российской Федерации» // Журнал российского
права. – 2000. – № 4. – С. 89-91.
Терехин В.А. Судейская дисциплина и ответ
ственность – гарантия прав и свобод граждан
// Журнал российского права. – 2001. – № 8. –
Бойков А.Д. Иммунитет депутатский // Проку
рорская и следственная практика. – 1998. – № 1.
Неприкосновенность в конституционном пра
ве Российской Федерации / О.Е. Кутафин. – М.:
Волосова Н.Ю. Неприкосновенность и иммуни
тет: соотношение понятий // Правовая защита
частных и публичных интересов: Материалы V
Международной межвузовской научно-практи
ческой Интернет-конференции. Сборник статей.
– Челябинск: Полиграф-Мастер, 2008. – С. 58-65.
Гриб В. Интервью с первым заместителем Ми
нистра юстиции Российской Федерации Алек
сандром Вячеславовичем Федоровым // Юриди
ческий мир. – 2009. – № 8. – С. 4-9.
Дорогин Д.А. Обстоятельства, исключающие
уголовную ответственность за преступления,
совершаемые должностными лицами // Актуаль
ные проблемы российского права. – М.: Изд-во
МГЮА. – 2014. – № 3 (40). – С. 434-441.
Третья власть в России. Книга вторая – продол
жение реформ / А.Д. Бойков. – М.: Юрлитин
форм, 2002. – 280 c.
Клеандров М.И. Статус судьи: правовой и смеж
ные компоненты / Отв. ред.: М.М. Славин. – М.:
Норма, 2008. – 448 c.
Баглай М.В. Конституционное право Российской
Федерации: учеб. для вузов / М.В. Баглай. – 6-е
изд., изм. и доп. – М.: Норма, 2007. – 784 с.
Постановление Конституционного Суда РФ По
делу о проверке конституционности положений
статей 13 и 14 Федерального закона «Об об
щих принципах организации законодательных
(представительных) и исполнительных органов
государственной власти субъектов Российской
Федерации» в связи с жалобой гражданина А.П.
Быкова от 12 апреля 2002 г. № 9-П // Вестник
Конституционного Суда РФ. – 2002. – № 5.
Шалыгин Б.И. О некоторых проблемах защиты
прав граждан в сфере административных право
нарушений и обжалования решений по ним // Ад
министративное право. – 2008. – № 1. – С. 23-25.
Коновалов А.Н. Причины наделения должност
ных лиц особым административно-деликтным
статусом // Научные труды РАЮН. Вып. 12: в 2 т.
Т. 1. – М.: Юрист, 2012. – С. 622-626.
Суменков С.Ю. Привилегия как политико-пра
вовая категория // Право и политика. – М.: Nota
Ефимов Т.В. Гарантии в системе правового обе
спечения деятельности депутата представитель
ного органа муниципальной власти // Админи
стративное и муниципальное право. – М.: Nota
Bene, 2009. – № 10 (22). – С. 11-17.
Право
Вестник экономики, права и социологии, 2015, № 1

Приложенные файлы

  • pdf 4924251
    Размер файла: 604 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий