Музыкально-гимнографическое творчество царя Ивана Грозного


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте его и откройте на своем компьютере.
естник Ю
оциально-гуманитарные науки»
дит не только к осознанию особой роли России как
единственной истинно православной страны среди
«изрушившегося» христианского мира, но и к смене
взглядов на власть государя, на его положение, за
дачи и направления деятельности.
В произведениях Ивана Грозного ярко проявля
ется осознание им роли самодержца, который «воца
рихомся Божиим велением». Согласно его представ
лениям, «Росийское царствие» унаследовало «искру
благочестия» от византийского «царя» Константина.
Примером для подражания становится не только по
литика византийских императоров по укреплению
власти государя, но и сфера их духовной деятель
ности. Первый русский царь активно выступает в
роли писателя-публициста, гимнографа, редактора
официальной летописи, любителя книжности [напр.,
см.: 2—5]. Особое значение в его духовной жизни
приобретает и музыкальное творчество.
Известно, что византийские василевсы посвя
щали много сил и времени созданию церковно-
певческих произведений, что являлось в империи
важнейшим видом профессионального музицирова
ния [6, с. 557—570]. Иногда они выступали в роли не
только гимнографов и мелодов, авторов поэтических
текстов и музыки (Лев VI Мудрый), но и в качестве
исполнителей своих песнопений (Феофил). В IX—
X вв. при императорах Льве VI и Константине VII за
вершается процесс формирования богослужебного
обряда. Многие праздничные службы превращаются
в мистерию — литургическую драму, обильно со
провождающуюся хоровым пением. Приняв на себя
миссию хранительницы истинного православия,
Россия должна была следовать и этим традициям.
О том, что и до Ивана Грозного русские госу
дари, великие князья, знали в совершенстве, ис
полняли самостоятельно или с придворным хором
церковно-певческие произведения (а значит и вла
дели музыкальной грамотой), говорят письменные
источники. так, в летописной статье под 1441 г. о
«преставлении князя Дмитрия Юрьевича Красного»
говорится, что в ночь с 18 на 19 сентября умираю
щий князь «начат пети Демеством» богородичны
и прочие песнопения [7, с. 261]. Здесь мы находим
самое раннее упоминание о существовании на Руси
Демества — самого торжественного стиля древне
го церковного пения (употреблялся, например, в
Литургиях, Многолетствованиях). Другой пример.
В «Царственной книге» отмечается, что в день
смерти великого князя Василия Ивановича 4 декабря
1533 г. велено было «диаком его певчим, большой
станице, стати в дверех у комнаты, и начаша пети
“Святыи Боже„ Большую» [8, с. 33]. В данном случае
впервые упоминается также особый музыкальный
стиль — Большой распев. По-видимому, песнопения
в этом стиле особенно любил слушать в исполнении
своих певцов, а, возможно, и лично исполнять вели
кий князь Василий, отец будущего первого царя.
Как государственный деятель царь Иван должен
был заботиться о церковном пении, его содержании
и состоянии: в те времена оно являлось действен
ным средством идеологического воздействия и
нравственного воспитания. Одной из важнейших
задач оставалось и создание собственного пантеона
святых, которые предстояли бы пред Господом и
молили о помощи молодому царству в дни тяжких
нашествий и испытаний. Решениями соборов 1547
и 1549 гг. в ранг общерусских было возведено около
40 святых, что привело к созданию новых циклов
песнопений российскими гимнографами и рас
певщиками.
На Стоглаве, соборе 1551 г., царь лично под
нял ряд вопросов о состоянии певческого дела. Он
призывал, чтобы не только священнослужители и
монахи, но и князья, бояре и все «богоязнивые»
люди продолжали «пытати и обыскивати о великих
новых чюдотворцех», собирая о них сведения, кано
ны и жития. Всё это после утверждения собором и
митрополитом Макарием следовало передать «церк
вам Божиим, пети и славити и праздновати, якоже
и прочим святым» [9, с. 251]. В своих вопросах к
членам собора царь отметил, что в церквах «чины
не сполна совершаются», в них «чтут, и поют, и
учатся» по книгам, переписанным «с неправленых
переводов». Кроме того, целый ряд песнопений
(псалмы «Хвалите имя Господне», «Иповедайте
ся Господеви», «На реце Вавилонстей», а также
«Святыя славы», «Отца и Сына» и др.) в Москве не
поют, а «речью говорят», в то время как в Новгороде,
Пскове и троице-Сергиевом монастыре их выпевают
в определенные или «во все» дни. Собор согласился
с царем, что всё следует «пети неотложно по Уставу»
Русские и иноземные источники донесли также
свидетельства о том, что царь Иван сам знал му
зыкальную грамоту, с удовольствием пел вместе с
придворным хором. Например, в 1564 г., присут
ствуя с семьей на освящении собора Переяславско-
Никитского монастыря, «красным пением с своею
станицею сам же государь пел на заутрени и на
Рис. 1. Царь Иван IV Грозный. Парсуна. Конец XVI в.
Искусствоведение и культурология
2014, т. 14, № 1
литургии» [10, с. 247]
. В Александровской слободе,
создав опричный «монастырь» и нарядив опрични
ков в монашеские скуфьи, он часто пел на клиросе.
П. Одерборн сообщает, что царь даже служил
обедню. (Заметим, что прямое участие государя в
совершении богослужения допускалось в Визан
тии). есть в записках иностранцев (правда, не во
всём достоверных) и свидетельства о том, что царь
иногда находил и весьма своеобразное применение
песнопениям: в 1573 г. на свадьбе своей племянницы
вместе с молодыми иноками Грозный плясал «под
напев Символа веры св. Афанасия»; он «певал ино
гда на своих пирах Символ веры Афанасия и другие
молитвенные песни за столом и находил в том удо
вольствие» [11, с. 57—58].
С именем царя Ивана Васильевича связаны
не только упоминания об исполнении государем
сложных певческих произведений (этим искусством
владели великие князья Руси и до него). Впервые мы
встречаемся с документальными свидетельствами о
возрождении этим правителем традиций византий
ских василевсов по
созданию
песнопений.
Произведения, обозначенные авторством Грозно
го, получили известность благодаря их открытию в
составе двух певческих сборников — «Стихирарей»,
писцом которых являлся знаменитый распевщик Ло
гин Шишелов
. Публикуя в 1878 г. описание первого
сборника в составе библиотеки троице-Сергиевой
лавры, иеромонах Арсений указал, что в рукописи
(№428) имеются стихиры в честь святителя Петра,
представляющие собой «творение» Иоанна Грозного
[13, с.146]. Второй цикл стихир, также обозначен
ный именем царя и включенный в ту же рукопись,
— Сретению Владимирской иконы Богородицы —
составитель описания, по-видимому, не обнаружил.
Издание обоих циклов песнопений позже осуще
ствил архимандрит лавры Леонид (Кавелин) [14]
ему принадлежит и открытие второго Стихираря,
содержащего песнопения царя Ивана. Исследова
тель выполнил подробное описание этой рукописи
с указанием песнопений и воспроизведением записи
о её написании Логином [15, с. 333—334].
После революционных событий в России пер
вый Стихирарь (№ 428), оказавшись, как и прочие
древние книги троице-Сергиева монастыря, в соот
ветствующем собрании (ф. 304) Отдела рукописей
Государственной библиотеки им. В. И. Ленина
(ныне — РГБ), оставался в поле зрения исследова
телей. Второй же сборник, переданный в собрание
государственного музея-заповедника на территории
монастыря, да еще помещенный в экспозицию,
многие годы оставался недоступным для ученых.
его даже считали утраченным. Лишь в середине
1990-х гг. он фактически заново был введен в науку
После опубликования архим. Леонидом стихир
Ивана Грозного в научной литературе сложились
Иногда под «красным пением» в источниках под
разумевается исполнение песнопений в торжественном
стиле Демественного распева.
Подробнее о нем, напр., см.: 12, с. 15—32.
Перевод на современную нотацию выполнил
И. А. Фортов под руководством Д. В. Разумовского [14,
разные точки зрения о характере авторства царя.
Вслед за публикатором песнопений многие иссле
дователи полагали, что в них царь Иван выступает
и как гимнограф, и как распевщик. Однако еще в
1928 г. Н. Ф. Финдейзен высказал сомнения по по
воду такой трактовки авторства Грозного. Отметив,
что «надписания в крюковых книгах вроде “творе
ние Льва деспота” обычно относятся к сочинению
данного литургического текста», и что текст царя
Ивана могли распеть «близкие» ему придворные
распевщики Федор Крестьянин и Иван Нос, ученый
констатировал: истину «покуда установить трудно»
[10, с. 246—247]. Ю. В. Келдыш, исходя из того, что
стихиры имеют указания об исполнении их «на по
добны» (певческие образцы), «которые мы находим
уже в рукописях XII в.», полностью отнес авторство
Грозного к области литургической поэзии [17,
с. 183—184]. Дальнейшие попытки изучения пес
нопений свидетельствуют о сохранении огромного
интереса к творчеству царя. В ходе исследований
были также выявлены новые списки уже известных
произведений с обозначением его имени. Вместе с
тем целый ряд опубликованных сведений и выводов
нуждается в уточнении или пересмотре.
Вернемся к самим источникам. Первую руко
пись мастер Логин написал в середине 1580-х гг.,
будучи «клириком» московского Чудова монасты
. Книга выполнена им довольно скромно, как
бы «для себя». Песнопения царя сопровождаются
упрощенными указаниями несколько даже быто
вого характера: «творение царя Иоанна, деспота
росиискаго» и «творение царево» [18, л. 98, 100 об.,
222 об.]. Второй сборник исполнен чрезвычайно
торжественно, имеет высокохудожественные много
красочные украшения с использованием золота (рис.
. Полистная запись в этой рукописи, оставленная
в 1647 г. её прежним владельцем, свидетельствует
о том, что «писал сии Стихорарь живоначальныя
троицы Сергиева монастыря головщик и уставщик
инок Логин своею рукою»
. В записи же само
го писца говорится, что Стихирарь — «списание
трудолюбезно многогрешнаго инока Логгина до
местика» [20, л. 458]. таким образом, сам Логин
свидетельствует, что сборник писался им во время
пребывания в троице-Сергиевском монастыре уже
в качестве руководителя (уставщика) церковного
хора, именуемого на Руси с древнейших времен
греческим словом «доместик». Эту должность он
В заключительной записи сообщается, что книга пе
реписывалась около года (с 17 февраля по 14 января) «во
обители иже во святых отца нашего Алексия митрополи
та Чюдова монастыря рукою многорешною неключима
го раба, клирика Логина» [18, л. 486]. Однако писец не
указал точные годы работы, поэтому сборник датируется
по бумаге (филиграням). Далее его мы будем называть
«чудовским».
Во время написания Логином Стихираря в троице-
Сергиевом монастыре работал художник-книгописец
Иван Басов [19, с. 272—275]. Сравнение Стихираря с
выполненными им рукописями показывает, что укра
шенные листы сборника [20, л. 7, 351, 487] выполнены
этим мастером, либо его учеником.
Сообщается также, что Логин «отдал» рукопись
своему племяннику Максиму, священнику московского
Успенского собора [20, л. 7—26].
Музыкально-гимнографическое творчество
царя Ивана Грозного
естник Ю
оциально-гуманитарные науки»
занял после смерти его друга уставщика Филарета
в 1619 г. Сам мастер умер в 1624 г. Можно предпо
ложить, что второй, троицкий, Стихирарь написан
Логином между этими датами. В обозначениях пес
нопений Грозного здесь указывается официальная
титулатура царя: «творение царя и великого князя
Иоанна Васильевичя всея Росии деспота», «творе
ние царя и великого князя Иванна», «творение царя
и великого князя Иоанна Васильевича всея Росии»
[20, л.124 об., 125, 279]. Всего в обеих (чудовской
и троицкой) рукописях авторству Ивана Грозного,
как отмечалось, приписывается два цикла певческих
произведений — праздничных стихир.
Первый по порядку следования цикл посвящен
памяти митрополита всея Руси Петра (1308—1326),
особо почитаемого в Москве. Именно Петр пере
нес в новую столицу из Владимира престол главы
Русской церкви, воспринятый от разоренного
монголами Киева. Митрополит, способствовавший
становлению Москвы как духовного центра Руси,
при Грозном почитался как основатель духовного
могущества всего государства. По сообщению
летописцев, в 1555 г. мощи святителя, временно на
ходившиеся в Чудове монастыре, после восстанов
ления Успенского собора вновь торжественно были
перенесены сюда, в основанный им храм, и уложены
в золотой раке. Все эти события объясняют особое
внимание царя к богослужению святому и желание
дополнить его новыми песнопениями.
Песнопения царя Ивана вошли в состав служ
бы «на преставление» святителя, совершавшейся
21 декабря. Открывается его цикл тремя стихирами
«на Господи воззвах» 2-го гласа для Великой вечер
ни, выполненными, как традиционно указывается,
«на подобен» (образец) «Кыми похвалеными»:
«Кыми похвалеными венецы увяземо святителя»,
«Кыми пророческими песнии венчаемо святителя» и
«Кыми духовеными пении воспоимо святителя» [18,
л. 98—99 об.; 21, л. 124 об.—125]. Следует отметить,
что эти песнопения в службе являются дополни
тельными («ины стихиры»), им предшествовали
три стихиры на тот же подобен, приписываемые
творчеству митр. Киприана (1380—1381). Далее с
именем царя связаны еще две стихиры святителю
Петру. Это песнопения, исполнявшиеся по заверше
нии службы, «на исхожении»: первая стихира «Отче
преблаженне», помещенная в троицком сборнике
[20, л. 125—125 об.], и славник «Денесе собори ру
стии» из чудовской рукописи [18, л. 100 об.—101].
таким образом, с именем Ивана Грозного связан
цикл в честь митр. Петра всего из
песнопений
(см. табл. № 1—5).
Следует отметить, что некоторые исследователи
приводят более обширные и разнообразные списки
произведений Грозного в честь святителя. так, царю
Ивану приписываются два славника, следующие за
стихирами «на Господи воззвах», все три стихиры
«Отче преблаженне» и др. [напр., см.: 21, с. 197; 16,
с. 163]. Однако эти утверждения бездоказательны.
Обратим особое внимание, например, на то, что
в самих рукописях четко указано, что с именем царя
связаны только стихиры митр. Петру «на подобен»
«Кыми». К стихирам на этот подобен найдены
подтверждения авторства царя и в других списках
[21, с. 198]. Ничего похожего в отношении других
песнопений не выявлено. Кроме того, по нашему
мнению, указание на «творение» царя можно отне
сти лишь к
первой
из стихир «Отче преблаженне» —
к стихире на 1-й глас. Наблюдения показывают, что
запись об авторстве распевов в древних певческих
рукописях обычно помещалась
после указания гласа
(и если необходимо — подобна). В данном же случае
в ремарках к последующим за первой стихирам с
идентичной начальной строкой 3-го и 7-го гласов ав
торство Грозного не подтверждено. Следовательно,
тексты и распевы к ним могли создать иные мастера,
даже если в них можно обнаружить нечто общее
такое же отсутствие обозначений авторства после
указания гласов наблюдается и по отношению к
другим песнопениям
Следующий цикл стихир, обозначенных и объе
диненных именем царя Ивана Грозного, посвящен
Владимирской чудотворной иконе Богородицы и
При создании второй и третьей стихир первая могла
быть использована в качестве образца. Подобный твор
ческий прием, когда «самогласная» стихира становилась
подобном для следующих за ней, мы обнаруживаем среди
произведений того же Логина Шишелова [12, c. 25—28].
Мы не останавливаемся на изданиях, в которых за
гимнографические произведения Ивана Грозного с ди
летантской непосредственностью выдаются написанные
разными летописцами молитвословия, произнесенные
(а следовательно, якобы и созданные) царем в самых раз
ных местах (в московском Успенском соборе, под стена
ми Казани), начиная с 11-летнего возраста.
Рис. 2. титульный лист троицкой рукописи Логина
Искусствоведение и культурология
2014, т. 14, № 1
включен в службу, созданную в честь «сретения»
этой иконы в Москве 23 июня 1480 г. тогда в
связи с угрозой нашествия хана Ахмата она была
окончательно перенесена в столицу из Владимира.
Икона-заступница стала государственной святыней.
В царствование Грозного кремлевские книжники
составили цикл повестей о её чудесах. В условиях
тяжелой борьбы за ликвидацию на границах Руси
враждебных ханств и набегов на Москву крымского
хана обращение царя к песнопениям в честь Влади
мирской иконы не было случайным.
его три стихиры «на Господи воззвах» вы
полнены для Великой вечерни на 1-й глас снова
на подобен — «О дивное чюдо»: «О великое ми
лосердие», «Дивное твое милосердие» и «твое
славяте заступление» [18, л. 222 об.—223 об.; 21,
В чудовском сборнике Логина этот цикл стихир
«творения царева» «на подобен» завершается слав
ником «Вострубите трубою песней» [18, л. 223
об.],
который в ряде исследований также отнесен автор
ству Грозного [напр.: 21, с. 234—237]. Однако в
самой рукописи это авторство не подтверждено, не
обнаружено пока указаний на него и в прочих спи
сках. В троицком же сборнике в качестве славника,
завершающего данный цикл стихир Грозного, Ло
гин поместил совсем другую стихиру — «Придете
русстии собори», также без указания на авторство
царя [20, л. 279]. Следовательно, из песнопений в
честь иконы Владимирской Богородицы «творению
цареву» достоверно пока можно отнести лишь
стихиры на подобен «О дивное чюдо» (см. табл.,
Заметим, что, создавая стихиры в соответствии
с избранными образцами, царь должен был хотя бы
мысленно их пропевать. Образец давал общие струк
туру песнопения и интонационный строй, определен
ный «фонд попевок» и принципы их распределения в
распеве. Все это не исключало элементов творчества,
особенно с точки зрения средневекового канониче
ского искусства. трудно предположить, чтобы, создав
стихиры, Грозный как любитель пения не пожелал
бы услышать их в исполнении своего придворного
хора и не «певал» бы их сам. Ясно, что песнопения,
распетые государем, должны иметь
созданный им
самим
певческий вариант. Однако оказалось, что
музыкальные тексты стихир «творения» царя Ивана
в чудовском и троицком сборниках Логина различа
ются. В первой рукописи стихиры изложены в стиле
Путевого распева, во второй — Знаменного. Это
почти удваивает количество певческих произведений,
обозначенных именем царя.
Исследование показывает, что царь Иван, при
бегнув к одному из широко применявшихся творче
ских принципов создания песнопений по образцам
(«на подобен» и производные от него), по существу
создавал
новые
гимнографические произведения.
Изучение их музыкальных текстов в знаменном рас
певе в сравнении с исходными вариантами (включая
подобен) свидетельствует о том, что они также име
ют некоторые различия, в том числе такие, которые
в каноническом певческом искусстве оценивались
как авторское творчество
. Поэтому у нас нет причин
отрицать в данном случае авторство царя.
См., напр., далее нашу совместную публикацию
с Н. В. Парфентьевой.
таблица
Певческие произведения царя Ивана Грозного, подтвержденные ремарками
Песнопения
Ремарки об авторстве
Начальная
и конечная строки
Источники
(с ремарками)
Преставление Петра, митрополита Киевского и всея Руси (21 декабря)
На Господи
воззвах, глас
2, подобен
«Кыми похва
творение царя Иоанна деспота
Росиискаго;
творение царя и великого кня
зя Иоанна Васильевичя всея
Росии деспота;
творение царя и великого
князя Ивана Васильевича всеа
творение государя царя и
великаго князя Иванна Васи
Кыми похвалеными венецы увяземо
святителя…
… Петра теплаго предстателя нашего
РНБ. Сол.690/769.
Кыми пророческими пении венчаемо
святителя…
… Петра теплаго предстателя нашего
Кыми духовеными пении воспоимо
святителя…
… Петра теплаго предстателя нашего и
На исхожении,
слава, глас 6
творение
царево.
Денесе собори рустии сошедошеся…
… молися прилежно о душахо нашихо.
На исхожении,
стихиры, глас 1
творение царя и великого
князя Иванна.
Отче преблаженне святителю Петре…
… моли спастися душамо нашимо.
Сретение Владимирской иконы Пречистой Богородицы (23 июня)
На Господи
воззвах, глас1,
подобен
«О дивное
чюдо»
творение царево;
творение царя и великого
всея Росии;
творение царя Иванна Васи
О великое милосердие грешнымо еси
Богородице…
… подаи намо тобою велию милость.
Дивное твое милосердие Владычице …
… поюще обрадованная радуися.
твое славяте заступление архиереи и
священицы…
… свои нествы рускими зовуще образ.
Музыкально-гимнографическое творчество
царя Ивана Грозного
естник Ю
оциально-гуманитарные науки»
Подтверждается это авторство и другими спи
сками (рубежа XVI—XVII вв.) знаменных стихир
на подобны, также обозначенных именем Грозного.
Их тексты почти идентичны варианту из троиц
кой рукописи Логина [22, л. 106 об.—107 об.; 23,
л. 146—147 об.; 307—307 об.]. Отметим, что этот
знаменный вариант стихир незначительно отлича
ется от варианта, появлявшегося с 1580-х гг. в ру
кописях из строгановской книгописной мастерской
[напр.: 24, л. 409 об.—410 ; 25, л. 337—337 об.]
Но в этих списках нет ремарок об авторстве царя.
Возможно, сказывалась традиция не обозначать
авторов произведений, созданных на подобны. Но
главная причина — в эпоху Ивана Грозного и позже,
до конца XVI в., авторство в певческих сборниках
вообще еще не обозначалось. Напомним, что имена
распевщиков указывали, как правило, их ученики,
переписчики книг. Наиболее широко указание имен
получивших известность мастеров вошло только в
начале XVII в.
таким образом,
знаменный вариант
произ
ведений, дошедший в троицком сборнике Логина
и в почти идентичных ему бытовавших списках,
имеющих обозначение авторства
царя Ивана,
можно с полным основанием считать «творением»
самого государя.
Гораздо сложнее решается вопрос об авторстве
тех же стихир в стиле Путевого распева. если
знаменные произведения получили некоторое
бытование в сборниках рубежа XVI—XVII вв., то
запись путевого варианта песнопений из чудовской
рукописи Логина представляет собой уникальное
явление
. Сама рукопись всегда хранилась у мастера
и после его кончины поступила в книгохранилище
троице-Сергиева монастыря, в котором он и до
живал свои дни.
Как показывают исследования, в стихирах
«творения царя Иоанна» Грозному принадлежит
главным образом гимнографический (поэтический)
текст или его редакция
. Можно предположить, что
Логин первоначально имел на руках царские тексты
в переложении на знаменный распев. Находясь на
клиросной службе в Чудовом монастыре Москов
ского Кремля (с 1585 г.), он был в гуще событий,
сопровождавшихся церковным пением лучших
исполнителей. Например, в декабре 1585
г. в мона
стырском рождественском «славлении» Христа уча
ствовали государевы певчие дьяки, дьяки и подьяки
митрополичьего хора и хоров некоторых владык, а
также дьяки частных хоров боярской аристократии.
Об этой мастерской см. в статье Н. П. Парфентье
ва (О строгановской мастерской книжно-рукописного
искусства XVI—XVII вв. // Вестник Южно-Уральского
государственного университета. Сер.: Социально-
гума
тарные науки. — Челябинск : ЮУрГУ, 2008. —
Н. С. Серегина отмечает наличие безымянного путе
вого варианта этих стихир, но он отличается от варианта
Логина [21, с. 198].
Создание царем гимнографии стихир не было слу
чайностью, известны, например, его: «Канун Ангелу
грозному и воеводе… творение Уродиваго Парфения»
или «На принесение мощем тропарь великому князю
Михаилу Черни
говскому, творение Ивана богомудрого
царя, самодержца российс
кого» [26, с. 192—196 и др.].
Причем с ними пели сами чудовские клирошане и
головщики [27, л. 121 об.—123]. Понятно, что в
этих условиях Логину были доступны любые, и
распространенные, и уникальные певческие про
изведения.
Обладая талантом выпевать «един стих» более
чем на десять распевов, головщик Логин мог напи
сать
свою
, путевую, певческую версию для царских
текстов
. Об этом красноречиво свидетельствует
славник «Денесе собори рустии», который оказался
нотированным лишь частично. Переписанный после
указания «творение царево», текст славника графи
чески не отличается от остального текста рукописи.
Здесь так же одновременно с его написанием черни
лами проставлялись знаки «
», свидетельствующие,
что писец имел перед собой черновик (протограф).
Но, начав вписывать крюковой текст, Логин вдруг
пропустил его над словом «рустии», а затем оста
новившись на формуле, подчеркивающей слово
«празденуимо», он еще раз повторил её далее по
тексту на слове «торжествуимо», и, как бы попробо
вав продолжить крюковой текст, прервался, так его
и не закончив (рис. 3). Вероятно, что-то распевщику
не понравилось в черновой записи, и он, обозначив
формулами общий контур распева, намеревался за
вершить его переписку после внесения изменений.
По каким-то причинам это не было выполнено.
Вместе с тем ясно, что так вольно Логин мог об
ращаться, вероятнее всего, с записью собственного,
но не государева распева
В пользу уникальности и «личного» характе
ра чудовской рукописи Логина свидетельствует
и само крюковое письмо в ней. Для середины
1580-х гг. путевая нотация, созданная для записи
произведений в стиле Путевого распева, была ещё
новой и непривычной. В среде мастеров певческого
дела возникали собственные варианты фиксации
путевых произведений с употреблением новых путе
вых знамен в комбинации с привычными знаменны
ми (столповыми)
. Именно подобным видом письма
и записано большинство путевых песнопений, вклю
чая атрибутируемые Ивану Грозному, в чудовском
Стихираре Логина Шишелова. Исследователи не раз
отмечали отличие данного письма и от знаменного,
и от путевого. Повторим, что мастер явно писал этот
сборник «для себя», осуществляя «перевод» многих
песнопений в путевой распев и записывая их прежде
всего ему понятной комбинацией знаков.
Итак, не исключено, что в Москве Логин узнал
о новом гимнографическом тексте стихир в их зна
менном варианте, выполненных царем на подобен.
Поэтому распевщик решил разнообразить «творе
ния» царя, создав к ним свой авторский, путевой,
Впервые это предположение высказано нами в рабо
те: 28, с. 102. Заметим, что в тот период Путевой распев
становится всё более популярным среди певчих и рас
певщиков, разрабатывается его особая нотация.
Н. В. Рамазанова также полагает, что этот славник
зафиксировал один из этапов работы Логина над распе
вом, и делает вывод, что к распевам в честь митр. Петра
во всех рукописях Логина царь не имел отношения [26,
такие варианты записи встречаются в певческих
сборниках последней трети XVI в. [29, с. 402—428].
Искусствоведение и культурология
2014, т. 14, № 1
Рис. 3. Работа Логина над музыкальным текстом к славнику «творения» царя Ивана
(РГБ. Ф. 304. № 428. Л. 100 об.—101)
вариант. Возможно, торжественный (троицкий)
сборник Логин переписывал, надеясь, что через
его племянника Максима, священника московского
Успенского собора, книга попадет в главный храм
России, где по ней будут воспевать Господа. Не
случайно сборник получил такое пышное и дорогое
художественное оформление. Однако Логин не ре
шился включить в него свою музыкальную версию
царских «творений», а поместил их в знаменном
распеве самого царя.
Но Логин, записывая путевые стихиры, хотя бы
обозначил авторство царя как гимнографа. Инте
ресно, что позже для стихир на подобен «Кыми»
появился еще один вариант путевого распева, к тому
же зафиксированный уже сложившейся путевой
нотацией. Данный вариант не имеет обозначения
авторства царя и содержится с Стихираре, написан
ном в 1602 г. другим видным мастером — иноком
Кирилло-Белозерского монастыря Христофором,
который в 1580-х гг. одновременно с Логином пре
бывал в московском Чудове монастыре. традиция
не указывать имена гимнографов
, проявившаяся в
рукописи Христофора, одного из лучших знатоков
церковно-певческого искусства, косвенно под
тверждает, что здесь Иван Грозный выступает как
автор прежде всего гимнографического текста. Все
песнопения Стихираря инока Христофора изложе
ны путевой нотацией. Напомним, что он является
и автором главного теоретического руководства по
данному виду русского музыкального письма [30].
Поэтому данный певческий вариант на основе гим
нографического текста стихир Ивана Грозного, воз
можно, также был создан самим Христофором [31,
л. 93
об.—95]. У нас нет оснований считать автор
ской версией царя
безымянную
музыкальную путе
вую версию его стихир в сборнике этого мастера.
Русские распевщики, создавая распевы к текстам ви
зантийских гимнографов, до второй половины XVII в. не
указывали их имена.
таким образом, из всего сказанного с наи
большей вероятностью следует, что царю Ивану
Грозному принадлежит только знаменная версия
приписываемых ему двух циклов праздничных
песнопений. Поэтические тексты перечисленных
стихир, обозначенных именем Грозного, очевидно,
были использованы распевщиком Логином Шише
ловым для создания к ним собственной музыкаль
ной версии в стиле Путевого распева, запись которой
осталась уникальной в его личном (написанном «для
себя») сборнике. Наконец, вероятно, знаменитый
инок Христофор к отдельным текстам царя создал
еще один певческий вариант путевого распева. Это
свидетельствует о том, что возможны находки и
иных музыкальных интерпретаций гимнографиче
ских текстов Ивана Грозного.
В заключение отметим, что в древнерусской
певческо-рукописной традиции XVI — первой по
ловины XVII в. использовалась строго выработан
ная терминология: словами «роспев», «перевод»,
«знамя» обозначались музыкальные авторские
или анонимные версии того или иного песнопения
(«ин роспев», «перевод Крестьянинов», «ино знамя
Варламово» и т. д.); посредством же термина «
тво
рение
» — авторство главным образом гимнографов.
Однако в Византии чаще всего они были авторами
и поэтических текстов, и напевов («творение
Льва
деспота Премудрого», то есть императора Льва
VI; и т. п.). В русле возрождающихся в придворно-
церковной жизни византийских традиций, скорее
всего, именно в этом значении и было применено
указание авторства к певческим произведениям
русского государя: «творение царя Иоанна деспота
Росиискаго». При «распевании» своих гимногра
фических текстов в стиле Знаменного пения он
применил различные творческие приёмы. Слож
ность исследования песнопений Ивана Грозного
предполагает последовательное его проведение,
с учетом стилистических особенностей распевов
Музыкально-гимнографическое творчество
царя Ивана Грозного
естник Ю
оциально-гуманитарные науки»
(знаменные, путевые) и примененных принципов
творчества (от наиболее простых, созданных «на
подобен», к более сложным, «самогласным»).
Осуществить это возможно лишь в целом ряде на
учных публикаций.
Литература и источники
1. Переписка Ивана Грозного с Андреем Курбским /
текст подг. Я. С. Лурье, Ю. Д. Рыков. — Л., 1979.
2. Лихачев, Д. С. Исследования по древнерусской ли
тературе / Д. С. Лихачев. — Л., 1986. — С. 361—377.
3. Библиотека Ивана Грозного: Реконструкция и би
блиографическое описание / сост. Н. Н. Зарубин ; публ.
А. А. Амосова. — Л., 1982.
4. Шмидт, С. О. Российское государство в середине
5. Рамазанова, Н. В. тропарь и кондак «князю Михаи
лу Черниговскому: творение Иоанна, богомудраго царя,
самодержца российского» / Н. В. Рамазанова // Литера
тура Древней Руси: источниковедение : cб. науч. тр. —
Л., 1988. — C. 107—116.
6. Герцман, е. В. Развитие музыкальной культуры /
е. В. Герцман // Культура Византии. Вторая половина
7. Московский летописный свод конца XV в. // Пол
ное собрание русских летописей. — т. 25. — М., 1949.
8. Царственная книга, то есть Летописец царствова
9. емченко е. Б. Стоглав: исследование и текст /
е. Б. емченко. — М. : Индрик, 2000.
10. Финдейзен, Н. Ф. Очерки по истории музы
ки в России с древнейших времен до конца XVIII в. /
11. Панченко, А. М. Иван Грозный и Петр Вели
кий: концепции первого монарха / А. М. Панченко,
Б. А. Успенский // труды Отдела древнерусской литера
туры Института русской литературы (Пушкинский Дом)
АН СССР. — т. 37. — Л., 1983. — С. 57—58.
12. Парфентьев, Н. П. «Преславный певец» и рас
певщик Логин Шишелов (ум. 1624) и его произведения /
Н. П. Парфентьев, Н. В. Парфентьева // традиции и нова
ции в отечественной духовной культуре : сб. мат-лов науч.
конф. — Челябинск : Изд-во ЮУрГУ, 2006. — С. 15—32.
13. Арсений, иер. Описание славянских рукописей
библиотеки Свято-троицкой Сергиевой лавры / Арсе
ний, иер.. — T. 2. — М., 1878.
14. Леонид, архим. Стихиры, положенные на крюко
вые ноты. творение царя Иоанна, деспота Российского.
По рукописи троице-Сергиевой лавры № 428 / Леонид,
15. Леонид, архим. Сведения о славянских рукописях,
поступивших из книгохранилища Свято-троицкой Сер
гиевы лавры в библиотеку троицкой духовной семина
рии в 1747 г. / Леонид, архим. — М., 1887.
16. Спирина Л. М. Малоизвестная певческая рукопись
XVII в. из собрания СПМЗ / Л. М. Спирина // Памятни
ки культуры. Новые открытия. ежегодник, 1995. — М.,
17. Келдыш, Ю. В. Ренессансные тенденции в русской
музыке XVI в. / Ю. В. Келдыш // теоретические наблюде
ния над историей музыки. — М., 1978. — С. 183—184.
19. Анисимова, т. В. О новонайденных рукописях
строгановских писцов братьев Басовых / т. В. Анисимо
ва // История библиотек: исследования, материалы, доку
21. Серегина Н. С. Песнопения русским святым /
Н. С. Серегина. — СПб., 1994.
22. РНБ. Солов. 690/769.
24. РНБ. Кир.-Бел. 586/843.
25. БРАН. Строг. № 44.
26. Рамазанова Н. В. Московское царство в церковно-
певческом искусстве XVI—XVII вв. / Н. В. Рамазано
ва.
27. РГАДА. Ф. 196. Оп. 1. № 273.
28. Парфентьев Н. П. Древнерусское певческое
искусство в духовной культуре Российского госу
дарства XVI—XVII вв.: Школы. Центры. Мастера /
Н. П. Парфентьев. Свердловск : УрГУ, 1991.
29. Лукашевич, А. А. К прочтению нотации рукописи
РГБ. Ф. 304/I. № 428 / А. А. Лукашевич // Гимнология
сб. статей. — Вып. 6: Актуальные проблемы изучения
церковно-певческого искусства. — М. : МГК, 2011. —
30. Христофор. Ключ знаменной. 1604 / Христофор ;
публ. М. Бражникова, Г. Никишова // Памятники русско
го музыкального искусства. — Вып. 9. — М., 1983.
31. ГИМ. Щук. № 767.
References
1. Perepiska Ivana Groznogo s Andreem Kurbskim [The
Ivan the Terrible’s correspondence with Andrew Kurbskiy].
Publ. by Ya. S. Lurie, Yu. D. Rykov. Leningrad, 1979.
2. Likhachev D. S. Issledovaniya po drevnerusskoy lit
erature [Studies in old Russian literature]. Leningrad, 1986,
3. Biblioteka Ivana Groznogo: Rekonstruktsiya i bibli
ogra�cheskoe opisanie [
Library of Ivan the Terrible: Recon
struction and bibliographic description
]. Comp. N.N. Zaru
bin. Publ. A.A. Amosov. Leningrad, 1982.
4. Shmidt S.O. Rossiyskoe gosudarstvo v seredine XVI
v. [
Russian state in the middle of the
century
]. Moscow,
5. Ramazanova N.V. Tropar’ i kondak «knyazu Mikhailu
Chernigovskomu: Tvorenie Ioanna, bogomudrogo tsarya,
samoderzhtsa rossiyskogo» [Troparion and Kontakion,
dedicated to the «Prince Michael of Chernigov:
Creation of
divinely wise tsar Ivan, The Russian autocrat»].
Drevney Rusi: Istochnikovedenie:
sb. nauch. tr.
Literature
of Ancient Rus: Source study: collection of scienti�c works
Leningrad, 1988, pp.107—116.
6. Gertsman E.V. Razvitie muzikal’noy kul’tury [De
velopment of musical culture].
Kul’tura Vizantii. Vtoraya
polovina VII — XII vv.
Culture of Byzantium. The second
]. Moscow, 1989, pp. 557—570.
7. Moskovskiy letopisnyi svod kontsa XV v. [Moscow
collection of annals the end of 15
century].
Polnoe sobranie
russkikh letopisey
Сomplete collection of Russian Chroni
]. Moscow, 1949, t.25.
8. Tsarstvennaja kniga, to est’ Letopisets tsarstvovanija
Ioanna Vasiljevicha. [The Regal book, i.e. The Chronicle of
Tsar Ivan Vasilievich’s reign]. St. Petersburg, 1769.
9. Emchenko E.B. Stoglav: issledovanie i tekst [Stoglav:
10. Findeizen N.F. Ocherki po istorii muzyki v Rossii s
drevneishikh vremen do kontsa XVIII v. [Essays on the His
tory of Music in Russia from ancient times to the end of the
century]. Moscow, Leningrad, 1928.
11. Panchenko A.M., Uspenskiy B.A. Ivan Groznyi i Petr
Velikiy: kontseptsiya pervogo monarkha [Ivan the Terrible
and Peter the Great: the concept of the �rst monarch].
Trudy
Otdela drevnerusskoy literarury Instituta russkoy literatury
(Pushkinskiy Dom) Academii Nauk SSSR
Proceedings of the
Department of Old Russian Literature of Russian Literature
Institute (Pushkin House) USSR Academy of Sciences
]. Len
12. Parfentiev N. P., Parfentieva N. V. «Preslavnyi pe
vets» i raspevshik Login Shishelov (um. 1624) i ego proizve
Искусствоведение и культурология
2014, т. 14, № 1
deniya [«O glorious One Singer» and raspevschik (composer
) Login Shishelov (died 1624) and his works].
Traditsii i no
vatsii v otechestvennoy dukhovnoy kulture: Sbornik materia
lov nauch. konf.
Traditions and innovations in the national
spiritual culture: compendium of scienti�c conference
13. Arseniy, ier. Opisanie slavyanskikh rukopise’ bib
lioteki Svyato-Troitskoy Sergievoy lavry [Description of
Slavonic manuscripts in Holy Trinity St. Sergius Lavra].
Moscow, 1878, t. 2.
14. Leonid, archim. Stikhiry, polozhennye na krukovye
noty. Tvorenie tsarya Ioanna, despota Rossiyskogo. Po ru
kopisi Troitse-Sergievoy lavry № 428 [Sticheras written
by neumatic (krukovie) music notes. Creation of Tsar Ivan,
Russian despot.
From the manuscript
of the Trinity-Sergius
]. St. Petersburg, 1886.
15. Leonid, archim. Svedeniya o slavyanskikh rukopi
syakh, postupivshikh iz knigokhranilischa Svyato-Troitskoy
Sergievy lavry v biblioteku Troitskoy dukhovnoy seminarii
v 1747 g. [Information about the Slavonic manuscripts re
ceived from Book Depository of Holy Trinity Sergius Lavra
to the library of Trinity Theological Seminary in 1747]. Mos
cow, 1887.
16. Spirina L.M. Maloizvestnaya pevcheskaya rukopis’
XVII v. iz sobraniya Sergievo-Posadskogo istoriko-
khudozhestvennogo muzeya-zapovednika (SPMZ) [The
little-known chanting manuscript of 17
century from the
collection of the Sergiev Posad History and Art Museum-
Reserve [hereinafter SPMR].
Pamyatniki cultury. Novije ot
krytija. Ezhegodnik, 1995
. [
Cultural heritage. New discover
Scienti�c Publication.
Yearbook,
1995
]. Moscow, 1996,
17. Keldysh Yu. V. Renessansnye tendentsii v russkoy
muzike XVI v. [Renaissance tendencies in Russian music
of 16th century]. Teoreticheskie nablyudeniya nad istoriey
muziki [Theoretical observations on the history of music].
Moscow, 1878, pp.183—184.
18. Rossiyskaja Gosudarstvennaja Biblioteca [Russian
State Library, Moscow]. Holding 304, № 428.
19. Anisimova T.V. O novonaydennykh rukopisyakh
stroganovskikh pistsov bratiev Basovykh [About the newly
discovered manuscripts of Stroganov scribes brothers Basov].
Istoriya bibliotek: issledovaniya, materialy, dokumenty
[History of Libraries: research, materials, and documents].
St. Petersburg: Rossiyskaja Gosudarstvennaja Biblioteca
[Russian State Library, Moscow], 2010, v. 8, pp. 272—275.
20. Sergievo-Posadskiy istoriko-khudozhestvennyi
muzey-zapovednik [Sergiev Posad History and Art Museum-
21. Seregina N.S. Pesnopeniya russkim svyatym [Chants
in honor of Russian saints]. St. Petersburg, 1994.
22. Rossiyskaja Gosudarstvennaja Biblioteca [Russian
State Library, Moscow]. Solov., 690/769.
23. Rossiyskaja Gosudarstvennaja Biblioteca [Russian
State Library, Moscow]. O.1-238.
24. Rossiyskaja Gosudarstvennaja Biblioteca [Russian
State Library, Moscow]. Kir.-Bel., 586/843.
25. Biblioteka Rossiyskoy Academii Nauk [Library of the
Russian Academy of Sciences], Strog., № 44.
26. Ramazanova N.V. Moskovskoe tsarstvo v tserkovno-
pevcheskom iskusstve XVI—XVII vv. [Moscow Tsardom in
сhurch chanting art of XVI-XVII centuries]. St. Petersburg,
27. Rossiyskiy Gosudarstvenniy Arkhiv Drevnikh Aktov
[Russian State Archives of Ancient Acts]. Holding 196. Inv.
28. Parfentyev, N.P. Drevnerusskoye pevcheskoye
iskusstvo v dukhovnoy kulture Rossiyskogo gosudarstva
XVI—XVII vv.: Shkoly. Tsentry. Mastera. [Old Russian
chant art in the intellectual culture of Russia in the 16th
— 17th centuries. Schools. Centers. Masters]. Sverdlovsk,
29. Lukashevich A.A. K prochteniyu notatsii rukopisi
RGB. F. 304/I. № 428 [By perusal of the notation in
manuscript of Russian State Library. F. 304/I, number 428].
Gimnologiya: sb. statey: Aktual’nye problemy izucheniya
tsercovno-pevcheskogo iskusstva [Hymnology: a collection
of articles: Actual problems of studying church singing art.].
Moscow, 2011, v. 6, pp. 402—428.
30. Khristofor. Kluch znamennoy. 1604 [Christopher.
Neumatic (Znamennoy) clef. 1604]. Publ. by M.Brazhnikov
and G. Nikishov. Pamyatniki russkogo muzikalnogo iskusstva
[Monuments of Russian music]. Moscow, 1983, v. 9.
31. Gosudarstvenniy Istoricheskiy Muzey [State
Поступила в
редакцию 4 февраля 2014 г.
Николай Павлович
, заведующий кафедрой искусствоведения
и культурологии, Южно-Уральский государственный университет (г. Челябинск),
доктор исторических наук, доктор искусствоведения, профессор, заслуженный
деятель науки Российской Федерации. Автор более 100 научных трудов, в том
числе 6 монографий, в области истории духовной культуры России и древнерус
ского искусства. E-mail:
ikolay Pavlovich,
the head of the chair of art criticism and cul
tural science of the South-Ural State University (Chelyabinsk), the doctor of historical
sciences, the doctor of art criticism, the professor, the honored member of science of
the Russian Federation. The author more than 100 proceedings, including 6 mono
graphs, in the �eld of a history of spiritual culture of Russia and old Russian art.
Музыкально-гимнографическое творчество
царя Ивана Грозного

Приложенные файлы

  • pdf 4173891
    Размер файла: 595 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий