Николай Настаев. Стихи. Избранное

Автор стихотворений - Николай Хулхачиевич Настаев.
Ко дню рождения.
Родился 6 августа 1949 года. Живет в п. Юста Юстинского района Республики Калмыкия
Напечатано в журнале «Теегин герл» №4, 2011г. стр.89. Журнал выходит с 1928года.
E-mail: [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] Генеральный директор В.Н. Мучеряев. Издательский дом «Герел».

Рубрика «На поэтической волне»
В декабре 1241 года умер хан Орды Угэдэй, что стало причиной возвращения Батыя на восток, с целью принять участие в избрании нового хана. В марте 1242 года началось обратное движение монголов через Боснию, Сербию и Болгарию.
Конец большого пути
Свищет, воет злая пурга
И поземкой метет по земле.
Старый воин Хара Толга
Дремлет, привычно сидя в седле.
Кто и чем его удивит?
Весь известный мир покорен
Непримиримый Ван-хан разбит,
Как и десятки враждебных племен.
Много лет в походах провел
Этот храбрый воин-монгол,
От верховьев реки Байн-гол
До Ливонского моря дошел
Этот преданный хану слуга –
Старый воин Хара Толга.
Крестоносцев железный строй
Разметал монгольский тумен.
Проиграли рыцари бой,
Впереди или смерть, или плен.
Усмехается Хара Толга,
Вспоминая тевтонских коней:
На таких не уйти от врага,
Тут монгольские кони сильней.
Вот и море. Прищурив глаз,
Смотрит сотник – не видно пути.
Все. Исполнен кагана приказ:
«До последнего моря дойти».
И, вручив магистру ярлык,
Повернули коней на восток.
Ведь монгол к воде не привык,
По волнам монгол не ездок.
И подсчитывает Хара Толга:
Сколько лет продолжался поход,
Сколько раз багульник расцвел,
Впереди – большой переход
До верховьев реки Байн-гол.
Сотник правит тризну коню
Из истории предков.
В 1211 г. бежавшие под натиском Чингисхана кидани, наводнили Среднюю Азию. Но уже семь лет спустя их государство вошло в состав Монгольской империи. Под властью монголов кидани (каракитаи) растворились в окружающих племенах, в частности найманах.
Военное поражение развеяло страхи перед военными силами чжурчжэней у многих подвластных им народов. К Чингисхану начали переходить со своими войсками командиры цзиньских приграничных частей китайцы и кидани по национальности. 

[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]

Старый сотник присел у огня
И слезу рукавом утер.
Потерял он в бою коня,
Погребальный разводит костер.
На саврасом верном своем,
Управляя конем без удил,
Сотник первым ворвался в пролом,
Трех киданей он зарубил.
А саврасый его озверел –
Он врага копытами бьет,
Злой кидань навел самострел –
Стенобитный таран-камнемет.
Взвился конь, как от роя пчел,
И с высокой стены упал.
Взвыл от злой досады монгол
И киданя стрелой достал.
И арканом волосяным
Прикрутил его к туше коня.
- Ты умрешь только вместе с ним,
Душу вынул ты из меня.
Спи, саврасый, последним сном,
Память я о тебе сохраню, -
Черный дым поднялся столбом,
Сотник правит тризну коню.
Я с детства слыхал про таинственный край –
Страну Эльдорадо – потерянный рай.
И с детства стремился попасть я туда,
Мечту не затмили былые года.
Мне надо, мне надо попасть в Эльдорадо,
Туда, где, наверное, ждет Шахрезада,
Где тени пиратов над грудами склада,
Мне надо, мне надо попасть в Эльдорадо,
И долгие годы искал я пути,
Как в рай мне проехать, как к счастью пройти,
Но мне объяснили: страны такой нет,
Что все это сказка, мираж или бред.
А мне все же надо попасть в Эльдорадо,
Где слезы давно уже льет Шахрезада,
Пусть нет там пиратов и выкопан клад,
Но я не сверну с полдороги назад.
Мне надо, мне надо попасть в Эльдорадо,
Где ждет – не дождется меня Шахрезада.
Ни горы, ни море – любви не преграда.
Мне надо, мне надо попасть в Эльдорадо,
Такая берет временами досада:
«Ау! Где же ты? Отзовись, Шахрезада!».
Но тихо и пусто, мерцает лампада,
И, значит, мне надо попасть в Эльдорадо.
Мне надо, мне надо попасть в Эльдорадо,
А вдруг не дождется меня Шахрезада,
Пусть там лабиринт, чародея засада,
Но, все же, мне надо попасть в Эльдорадо.
И, выйдя однажды из летнего сада,
Увидел – навстречу идет Шахрезада.
Сквозь слезы смеется: «Я долго ждала,
Но ты не пришел, и тогда я пришла».
Так вот ты какая, любовь и отрада!
Не нужен мне рай – он с тобой, Шахрезада,
И, если блеснет мне синь милого взгляда,
То, кажется, будто попал в Эльдорадо.
С тех пор ничего мне от жизни не надо:
Ни власти, ни славы – со мной Шахрезада,
Но, как отступает ночная прохлада –
Нет-нет, да вздохну по тебе – Эльдорадо.





[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] Как-то древний мыслитель сказал:
«Жизнь – театр, где каждый – актер,
Где всегда переполненный зал,
И Господь для всех - режиссер».
И, хотя пожалеем не раз,
Согласившись считать жизнь игрой,
Пустяки – зато каждый из нас
По сценарию – главный герой.
Каждый выберет роль по себе,
Не задумываясь, наперед,
Что игра – пройдет по судьбе,
А вот, жизнь по игре – не пройдет.
Каждый рвется сыграть роль сполна:
Суетится, страдает, хлопочет,
А средь зрителей сам Сатана
Свищет «бис» и громко хохочет.
Иль мы вправду сошли все с ума,
И весь мир к финалу несется.
На последних рядах Смерть сама
Рукоплещет и звонко смеется







Вновь проходит она стороной,
Снова мимо проходит она,
А могла быть моей женой,
Только чья же в этом вина?
Почему я не вырос там,
Там, где в детстве росла она?
Знаю я, был бы знак мне дан: -
Это будет твоя жена.
Что за зло разлучило нас,
Разлучило тебя со мной?
Верю я, был бы слышен глас –
Она будет твоей женой.
Уезжал я и в степь, и в тайгу.
Не хватало чего-то мне.
Хоть плохого сказать не могу
О своей, о бывшей жене.
И сошлись с ней, вроде, любя,
И любовь не была холодна.
Только разве обманешь себя,
Если сердце стучит – не она.
Скоро жизнь прозвонит отбой,
Жаль немного расстаться с ней,
Хоть не стала моей судьбой –
Все же я благодарен тебе.










13 PAGE \* MERGEFORMAT 14815




15

Приложенные файлы

  • doc 6068733
    Размер файла: 595 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий