Историография(ответы)-v2

ИСТОРИОГРАФИЯ

Билет 1. №1.
Деятельность М.Н. Покровского после Октябрьской революции. Первый марксистский учебник «Русская история в самом сжатом очерке».
После революции получил огромное количество разных должностей и возглавил организаторскую работу: зав. институтом красной профессуры; руководитель соц. и ком. (с 1924). академии; входил в состав истпарта; зам. ИМЛа (институт марксизма-ленинизма); зам. наркома просвещения (Луначарского). Возглавлял центрархив, редактировал журнал «Красный архив». Автор декрета по новой орфографии. Изобрел рабфаки, которые существовали до войны.
1918 – окончил «Очерки по истории русской культуры».
1923 – составил 1 курс историографии «Борьба классов и русская историческая литература». Из названия видно, что классовая борьба – главный стержень истории, а содержание истории –революционная борьба.
Сборник статей «На идеологическим фронте борьбы с контрреволюцией» – вместе с А.С.Бубновым, Н.Л.Мещеряковым.
1924 – ощущалась нехватка обобщающего марксистского труда по отечественной истории. Покровский пишет «Русскую историю в самом сжатом очерке». Эта книга сложилась из лекций прочитанных в Коммунистическом ун-те в 1919 г. Две первые части охватывали историю России до конца 19 века, третья часть – «Двадцатый век» охватывала 1896-1906. «Русская история в самом сжатом очерке» направлялась Покровским против главных концепций русских дворянских и буржуазных историков. Соответственно, центр исторической концепции Покровского составляли проблемы экономического развития и классовой борьбы. Большое значение предавал торговому капиталу в русской истории. Определяющее значение торговли видел уже в Киевской Руси. Образование Московского государства связывалось Покровским с развитием городов как торгово-промышленных центров и с развитием торговых связей. Опричнина – борьба торгового капитала в союзе с мелким дворянством против феодалов бояр. Полного рассвета торговый капитал достиг во 2ой половине 19 в. В 20ый век Россия вступила как страна развитого промышленного капитализма. История России – непрерывно следующие одна за одной революции: крестьянская революция в начале 17 в..; буржуазная революция – до восстания декабристов; народническая революция – 60-е гг. 19 века; революция 1905-1907 гг. и.т.д.
1925 – столетие движения декабристов, поэтому Покровский, как и многие, тоже выступает на эту тему. Он противопоставлял северных декабристов южным и обществу «Соединенных славян». Первых он называл «типичной буржуазно-помещичьей группировкой», а последних – революционными демократами.
1925 – «Марксизм и особенности исторического развития России».
1927 – вышли 2 тома «Очерков по истории Октябрьской революции»- первый обещающий труд на эту тему. События доведены до июля. Авторы рассматривали революцию как социалистическую. Значительно преувеличили роль войны в ее вызревании.
В 1929 г. включился в дискуссию о «Народной воле» (возникла из-за статьи Теодоровича, у него народники прямые предшественники большевиков). Покровский считал, что предшественниками большевиков из Народной воли были только эсеры. А в основном течения являлось буржуазно-либеральным.
Умер в 1932 году.

Билет 1. №2.
Реорганизация работы РАН и ее одела – отделение истории в 1990-е годы. Создание наукогородов и РГНФ для научных исследований.
После распада СССР была образована Российская академия наук. 9.10.1991 года принято решение о реорганизации РАН. Поставлен вопрос о переходе всех академиков, член-корреспондентов бывшей АН СССР в РАН. На момент 1991 года в академии было 1738 кандидатов в академики. Было избрано 39 академиков и 108 членкоров. В актовом зале МГУ прошли выборы президента РАН (им стал Юрий Осип), вице-президента РАН (Гончар). В результате реорганизации увеличилось количество учреждений АН, а также произошел количественный рост числа академиков. По данным центра исследований и статистики науки, за 1990-2003 гг. число научных организаций увеличилось в полтора раза, в то время как в целом по стране сократилось на 18,3%. За 1994-2003 гг. число научных организаций увеличилось на 13,2%.
Согласно указу Ельцина «О неотложных мерах по сохранению научно-технического потенциала России» был создан фонд фундаментальных исследований.
Весь 1992 год проходила реконструкция ряда объектов. В Санкт-Петербурге был воссоздан музей этнографии (Кунцкамера) имени Петра Великого. Создан Совет по выставкам, Совет по мировому океану. В Екатеринбурге создан институт промышленной экологии.
В 1993 году появились первые гранты.
В силу роста количества академиков (более 1114) принято решение провести сокращение штата РАН. Решено довести количество академиков до 500, членкоров до 600 человек.
Однако в целом основная модель АН, сформированная при Горбачеве, сохранилась и при Ельцине (см. Билет 20, №2), и только в 2002 г. была реорганизована структура управления РАН.
Российский гуманитарный научный фонд. 9 тыс. проектов поддержали его финансово + журнал «Новая и новейшая история».
Создание наукогородов. Магнотоград, Зеленоград, Арзамас-16, в Красноярске.


Билет 2. №1.
Расцвет творчества Е.В. Тарле в 1930-е гг. Его научные труды и общественная деятельность.
Предыстория: Евгений Викторович Тарле (1875–1955) – российский, а впоследствии советский историк с мировым именем, преподаватель, публицист. Его научная и преподавательская деятельность была связана главным образом с Петербургским (Петроградским) университетом, профессором которого он являлся на протяжении многих лет. Число печатных работ Е.В. Тарле превышает тысячу, включая около пятидесяти монографий. Сфера его научных интересов была чрезвычайно широка. Тема его докторской – “Рабочий класс во Франции в эпоху революции” (защищена в 1911 г.). Фундаментальное исследование “Континентальная блокада” (1913 г.) – единственное на тот момент в мировой литературе исследование экономической истории Европы в эпоху наполеоновских войн – закрепила за Тарле славу крупного историка-экономиста. В советский период ученый уделял много внимания истории международных отношений. И до, и после революции очень много времени проводил, работая в архивах Франции, Англии, Голландии и Италии и ввел в научный оборот немало источников.

После революции сотрудничал с властями, однако в начале 1930 г. арестован по обвинению в принадлежности к Промпартии: якобы он д.б. стать министром иностранных дел в новом правительстве после свержения коммунистов => лишен звания академика и полтора года в заключении, после чего смог устроиться на работу только в Казахстанском университете.
В 1932 г. Тарле вызван в Москву, наркомпрос Бубиков предложил ему участвовать в создаваемом Общесоюзном ученом совете, его восстановили в звании профессора ЛГУ, однако в звании академика нет.
1936 г. монография “Наполеон”. Написана по заказу серии “Жизнь замечательных людей”. Демонстрирует и положительные, и отрицательные качества Наполеона, прогрессивность его деятельности, закономерность его крушения. Все это органично вписывает в эпоху, в социально-экономические обстоятельства, в атмосферу международных отношений. До сих пор считается одной из лучших биографий Наполеона, благодаря ей Тарле стал любимчиком Сталина и самым популярным советским историком на Западе. Сразу переведена на 7 европейских языков, несколько переизданий за несколько лет. Тарле вновь начали широко печатать в СССР, в 1937 г. с него снята судимость + согласно Унгв. ВЦИК партии вернул Тарле звание академика (хотя обычно этими делами занимается сама академия) /по версии из книги он стал только старшим научным сотрудником академии. Неожиданно в 1937 г. 2 разгромные рецензии на “Наполеона”: якобы фальсификатор, контрреволюционер, т.к. якобы троцкистская идея прогрессивности деятельности Наполеона (на самом деле, об этом писал еще Маркс). На следующий день обе статьи дезавуированы (версия, что за Тарле заступился сам Сталин – метод кнута и пряника)
1937 г. “Жерминаль и прериаль” – о разгроме двух народных восстаний в Париже в апреле-мае 1795 г., о смертной казни 6 депутатов Конвента, поддержавших восставших.
1938 г. “Нашествие Наполеона на Москву” – впервые вводит понятие Отечественная война 1812 г..
1939 г. “Талейран” – лучшая работа Тарле, по мнению Унгв. Вышла во время переговоров Англии, Франции и СССР о создании коалиции.
Во время войны выступает с лекциями на историко-патриотические и международные темы, двухтомник “Крымская война”, в котором чувствуется прогибание под идеологию. После войны попал под Ленинградское дело, пытаясь заступиться за ленинградских коллег (арест Мавродина, Предтеченко). Тарле обвинен в плохом знании источников, неполном освещении некоторых проблем. Сталин вновь заступился – дал команду написать статью о нем журналу “Большевик”, но оправдание уже неполное, как было в первый раз.
По советской историографии: расцвет Тарле со второй половины 1930-х гг. до конца жизни, по современной: вторая половина 30-х – расцвет, но затем упадок, т.к. прогибается.

Билет 2. №2.
Итоги XIX Международного конгресса исторических наук в Осло (2001) и последних исторических конференций и симпозиумов 2002-2004 гг.
В августе 2000 г. Осло во второй раз (после августа 1928 г.) принимал Международный конгресс исторических наук. Более 2500 историков были приняты его организаторами. Неожиданно для историков из более чем 70 стран мира «Конгресс Тысячелетия» предстал как один из наиболее необходимых современному историку институтов интеллектуальной деятельности.
Особая популярность Конгресса стала возможной не только из-за необыкновенной концентрации лидеров историографии (среди докладчиков и дискутантов такие «громкие» имена, как Хэйден Уайт, Фрэнк Анкерсмит, Эрик Хобсбом, Н. Земон Дэвис, Йорн Рюзен, Александр Логунов и признанные руководители иных исторических проектов), и необыкновенного разнообразия предлагавшихся к обсуждению тем (от «универсальной историк континентов» до «культурной истории суицида в Венгрии»).
Конгресс стал этапным событием жизни историков, подводящим итоги развитию исторических наук в XX в.
В качестве центральных тем были вынесены проблемы теории и методологии историч. науки:
1. Анализ основных тенденций развития исторической науки в XX веке.
Наиболее типичным оказалось признание, что историографически XX век начался с понимания и осознания профессионалами-историками невозможности восстановления и описания исторических событий (событий прошлого) во всей полноте. Соответственно, интеллектуальные усилия историков были сосредоточены в двух направлениях.
Доминирующими оказались стремления к поиску оптимальных исследовательских методов и приемов, которые позволили бы если не устранить изначальные несовершенства научного исторического познания, то, по крайней мере, свести их к минимуму. Это стало основой формирования и развития многочисленных научных школ и направлений, определивших развитие историографического процесса.
Наряду с этим развивались и интеллектуальные усилия, базирующиеся на необходимости признания невозможности адекватного познания и интерпретаций прошлого. Именно в границах данного направления формировалось представление об исторической науке как познавательном проекте. Понимание того, что невозможность адекватного описания и объяснения не является недостатком, а, напротив, естественным условием деятельности историка-профессионала стало предметом особого внимания и дискуссий на конгрессе. Наиболее значимыми стали предложения о разработке новой теории исторической науки (концепция случайности, проблема разграничения, преемственность и прерывание, самопрезентация исторического, язык исторической науки в условиях поворота к разработке "глобальной истории").
2. Наука между "непонимающим знанием" и "понимающим непониманием". Развитие научных исследований последних десятилетий поставило в числе важнейших две тесно взаимосвязанных методологических проблемы.
Во-первых, обсуждение факторов, определяющих внутренние тенденции развития исторической науки.
Во-вторых, речь шла о кризисах научного исторического знания последних лет. Исследования природы и содержания исторического незнания должно стать одним из центральных элементов в современном методологическом поиске ("методологический концепт незнания" - "удивление перед знанием" - "неожиданная встреча" - "непонимание знания" "культура непроясненного").
3. Исправление памяти: цели и средства. Явно обозначились акценты к выявлению некоторых ключевых событий XX в., которые, по мнению диспутантов, оказали травмирующее воздействие на все развитие человечества. («Холокост», ГУЛАГ, репрессии Пол Пота). Лейтмотивом отношения к этим событиям становилось признание невозможности их понимания, а следовательно, и невозможности научного описания и интерпретации. Подобное признание ставило особый круг вопросов, адресованных собственно к научной историографии:
-Должна ли научная историография способствовать «забыванию» (преодолению) памяти об этих событиях или поддерживать память о них, тем самым, усиливая их травмирующее воздействие на цивилизацию?
- Возможно ли описание и интерпретация этих проблем с помощью языка научной истории и с помощью методов научной истории или это должно быть передано художникам, поскольку сфера художественного осмысления проявила себя как более продуктивная в сравнении с научной?
На этом фоне вырисовывался общий набор проблем, связанных с отношением исторической науки и исторической памяти человечества. (Особо дебатировались позиции по трем группам вопросов). Во-первых, о возможности и необходимости исправления (искажения) исторической памяти. Во-вторых, о взаимосвязи этических и эстетических компонентов с научным описанием и научными интерпретациями. В-третьих, о необходимости поиска принципиально новых приемов и принципиально новой культуры воздействия историков на развитие исторической памяти.
4. Низкое знание и перспективы historical sublime. Особое место в научных дискуссиях заняла проблема взаимоотношения между «низким» и «высоким» историческим знанием. В этой связи становилось ясным, что событийная история будет оставаться все более периферийным, все более «низким» историческим знанием, которому предстоит играть исключительно обслуживающую, информационную роль в интеллектуальных исторических проектах. Будущее же исторической науки связывается, прежде всего, с перспективой «высокого» исторического знания, historical sublime. Рефлексия профессионалов и новый исторический язык - магистральные направления развития научной историографии XXI века.
5. История историков вместо музея истории - возможная перспектива? Вопросы о перспективах выживания исторической науки в новых условиях занимали многих участников конференции. Если выявлять наиболее общие элементы в настроениях участников конференции, то их можно свести к следующим:
- Историческое научное знание будет развиваться (должно развиваться) по пути все большего сближения с художественным творчеством. Перспектив у научных проектов как особого типа историописания остается все меньше.
- Академическое сообщество должно пересматривать свою собственную позицию по отношению к социально-культурной значимости исследовательских проектов. Каждый человек должен иметь право на собственную историю. Назначение же профессиональной историографии - оказывать помощь в выработке и формировании необходимого варианта собственной истории. Историческое знание, таким образом, будет прогрессировать как бесконечное множество исторических знаний.
История, развиваясь как историография, все очевиднее будет проявлять себя в качестве истории историков, а не некоей универсальной научной историографии. (По материалам статей: Владислав Кравцов. Конструируя память Осло: профессионализм и несовершенство современного историка (XIX Международный Конгресс Исторических Наук); Александр Логунов. XIX Международный конгресс историков: проблемы самоосмысления научного исторического знания на рубеже веков).
Конференции, проходившие в 2002-2004 гг.
2004 год:
1) XIII Международный исторический конгресс по экономический истории.
2) Международная конференция «К 60-ти литию высадки союзников в Нормандии».
3) Научный форум в Ташкенте по проблеме межрелигиозного согласия.
4) Конференция Российской ассоциации антиковедов (Москва, 23-24 июня 2003 года).
Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2003-2005 гг.
1) 4-6 октября 2005 года – III международная научная конференция «Комплексный подход в изучении Др. Руси».
2) II Международная конференция «Комплексный подход в изучении Др. Руси» (3-6 ноября 2003 года)
3) XV международная конференция «История и компьютер» (о новых тенденциях развития исторической информатики).


Билет 3. №1.
Советская историческая наука в годы ВОв. Проблематика, важнейшие труды.
(Он же Билет 31.1 Развитие военной историографии и мемуарной литературы в годы ВОв).
До войны планировалось написать многотомную историю СССР, Украины – не успели. Во время войны многие исследования затормозились. Все исторические ценности эвакуируются на восток (часть МГУ – в Свердловск, некоторые архивные материалы (14 млн. единиц хранения) – в Соликамск).
Историки пишут и говорят на военно-патриотическую тематику, о справедливом характере войны, многие пошли в ополчение, многие работают в лекционном бюро в Казани – читают пропагандистские лекции (кажется, это называется Бюро научной пропаганды АН СССР).
Первые библиографические шаги: Полухин – библиографическая справка о защите СССР (из лекции не совсем ясно, что это), идея вспомнить историческую доблесть отечества: Осипов “Великие наши предки”, Нечкина “Кутузов” + пишут о многих других русских полководцах. 1942 г. – 700 лет с Ледового побоища => научные сессии, выставки, публикации. Также много публикаций посвящено Отечественной войне, т.к. 130-летний юбилей.
Тематика:
*) Демонстрация героизма советских воинов – описание подвигов
15 июля 1941 г. – первая публикация о летчиках, которые получили звание Героев Советского Союза. Серия “Герои ВОВ” – 56 карманных книжечек (о Соловихине, генералах). У истоков проблемы массового героизма стояла Нечкина. Тема Женщина на войне: Овценский “Хитрая девчонка”- о девушке-снайпере. Книги о городах-героях (Ольга Берггольц – стихи о блокадном Ленинграде).
*) Партизанское движение
Около 1,5 млн. партизан было. Очерки о связях партизан с регулярными войсками. 1943 г. – первая книга о партизанах, написанная руководителем партизанского движения Пономаренко – много неточностей. 1943 г. – первые партизанские мемуары (Ковпак).
*) Мемуарная литература
45 книг за годы войны. Многие мемуары дополнялись документами (особенно генеральские). Мемуары матерей погибших: “Моя Соня”, “Мой Саша” (о Герое ВОВ Чикалине). Во всех газетах полосы “переписка фронта и тыла”. Мемуары профессиональных журналистов: Избак “По дорогам Подмосковья”, “Фронтовой дневник” Петрова, “Фронтовые записки” Ставского. Мемуары крупных писателей: Борзенко “Десант в Крым”, Симонов “От Черного до Баренцева моря”, Саянов “Весна 45-го”.
*) Военная историография
Осенью 1941 г. комиссия по созданию “Летописи Отечественной войны”, глава – Александров, зам. – Минц. В ней есть сектор Героев Советского Союза, сектор военной экономики (позже вышла книга “Экономическая победа СССР в годы войны”), сектор Режим на оккупированных территориях (бюллетень о зверствах фашистов, редактор - Тарле). Публикации этой комиссии начались с 1942 г. в Историческом журнале (об обороне Одессы, о партизанском движении).
Военная историография – это, прежде всего, Сталин, все его указы, материалы по линии Генштаба (в основном секретного характера). Журналы “Морской сборник” – по военным операциям на море, “Военная мысль”. Первая крупная коллективная монография – “Сталинградская битва” под глав. ред. Замятина (здесь отражены и другие сопутствовавшие битвы). Чисто военная историография: Рубцов “Виды современного боя”, Шиловский “Прорыв фронта” (начинается с событий 2МВ, части выпущены отдельными брошюрами), Готовский – о нашей и фашистской стратегии. Труды по тактике турецкой, итальянской, германской армий.
Толчинский “Первая мировая война”, Натович “Первая мировая война”, Мавродин “Брусилов”, Тарле “Нахимов”, “Крымская война” – это произведение Тарле писал в осажденном Ленинграде, переведено на английский, впервые столь глубокий анализ дипломатической борьбы в 1850-е гг.
В начале войны была создана редакция по истории международной дипломатии, руководитель – Пономарев. В годы войны вышло исследование “История дипломатии”.
*) Литература по гражданской истории
Греков Б.Д. “Борьба Руси за создание своего государства” – доказал ненаучность норманнской теории, показал, что процесс образования государственности у восточных славян уходит к 6 в. н.э.; “Культура Киевской Руси” – утверждал, что Русь в культурном плане не отставала от Европы; “Крестьяне на Руси”.
Работы об Иване 3. Снегирев В. “Иван Третий и его время. Образование Русского национального государства” – в советской печати его критиковали за то, что здесь слабо отражены вопросы о роли народных масс в процессе образования государства и преувеличена степень централизации, достигнутая к 15 в. Базилевич К.В. “Образование Русского национального государства. Иван 3” – по крайней мере, в советское время эта работа считалась более глубокой, весь процесс показан на широком социально-экономическом и внешнеполитическом фоне, он впервые показывает роль народа.
Иван 4. Работы Виппера, Бахрушина, Смирнова – во всех идеализация государственной власти Ивана 4. Виппер: политика Грозного соответствовала дворянским интересам (хотя какие дворяне в это время?), он был идеальным организатором и вождем. Бахрушин: обратил внимание на роль реформ 1550-х в формировании русского централизованного государства, на противоречия в Избранной раде, между радой и царем; цель внутренней политики Грозного - полная ликвидация пережитков феодальной раздробленности и обеспечение обороноспособности страны; опричнина – неизбежный этап борьбы за абсолютизм.
История России в 17 в. Рассматривалась преимущественно в соц-эк плане. 1943 г. -1ый том монографии Яковлева “Холопство и холопы в Московском государстве 17 в.” – большой конкретный материал, тезис о Московском государстве 16-17 вв. как “холопьем царстве” (московские служилые люди – сами холопы своих правителей; отрицательная оценка в советское время, т.к. институт холопства рассматривался вне связи с соц-эк условиями.
Историография петровских реформ. Кафенгауз, Мавродин – значение петровских реформ в укреплении Русского государства, его экон, междунар и воен положения + значительное усиление гнета крепостничества. Кафенгауз делает акцент на военном аспекте. Сыромятников “Регулярное государство Петра” (показывает, что оно не только продворянское, но и прокупеческое).
Разработка истории народов СССР. Подготовка “Истории народов Узбекистана”. Творческий коллектив под руководством Панкратовой “История Казахской ССР с древнейших времен до наших дней”.
А также из лекций: Лихачев “Великий Новгород”, занимается историей культуры. Тихомиров “Борьба русского народа с немецкими захватчиками в 13 в.”. Бушуев “Борьба народов Кавказа за свою независимость” – первый портрет Шамиля: кавказцы проиграли не т.к. русский народ сильнее, а т.к. у горцев раскол. Гернет “История царской тюрьмы”. Струмилин пишет о промышленном перевороте в России – сдвигает его к 1830-м гг. (1830-е – 1860 г.), что вызывает серьезную полемику. “Французская буржуазная революция” Тарле.

Билет 3. №2.
Развитие научной периодики в 2000-е гг. Ведущие научные журналы, их редколлегии.
«Вопросы истории»: Выходит с 1926 г., 12 раз в год. Учредитель – РАН. Гл. редактор – А.А. Искендеров + Н.Н. Болховитинов, А.С. Гроссман, В.И. Кузищин, В.В. Поликарпов, В.В. Шелохаев, В.Л. Янин, И.В. Созин (зам. Гл. редактора). Тематика – российская и всеобщая история. Рубрики: политический архив XX века (публикации новых источников), исторические портреты; историки о времени и о себе; историография; письма в редакцию; воспоминания; историческая публицистика и т.д.
«Отечественная история»: Выходит с 1957 г., 6 раз в год. Учредители – РАН, Институт российской истории РАН. Гл. редактор: С.В. Тютюкин + М.А. Рахматтулин (зам), А.И. Аксенов, П.Н. Зырянов, В.С. Лельчук, Ю.А. Поляков, А.Н. Сахаров и др. По названия понятно, что журнал по истории России. Рубрики: дискуссии и обсуждения; историография, источниковедение, методы исторического исследования; критика и библиография; научная жизнь.
«Новая и новейшая история»: выходит с 1957 г, 6 раз в год. Учредители – РАН, Институт всеобщей истории РАН. Гл. Редактор: Г.Н. Севостьянов + Е.И. Тряпицын (зам), В.А. Виноградов, В.Н. Виноградов, Т.М. Исламов, И.И. Орлик, А.В. Пыжиков, А.В. Ревякин, В.В. Согрин, С.Л. Тихвинский, А.О. Чубарьян, Е.Ф. Язьков. Тематика – российская и мировая история. Рубрики: международные научные конференции; слово ученого; воспоминания; историческая наука за рубежом; историография и источниковедение; документальные очерки; страницы прошлого; рецензии; научная жизнь.
«Вестник Древней истории»: выходит с 1937 г, 4 раза в год. Учредители – РАН, Институт всеобщей истории РАН. Гл. редактор: Г.М. Бонгард-Левен. Замы: Ю.Н. Литвиненко, В.А. Головина, М.А. Дандамаев, С.Г. Карпюк + Д.Е. Афиногенов, В.И. Кузищин, А.И. Павловская, А.А. Смышляев и др. Рубрики: дискуссии и обсуждения; древние цивилизации: новые открытия; критика и библиография; научная жизнь; приложения и др.
«Родина»: выходит с 1879 г, 12 раз в год. По истории России. Учредители – Правительство РФ, Администрация Президента РФ (Путин почти в каждом номере). Гл. редактор: В.П. Долматов. Ред. совет: Н.И. Басовская, Г.В. Вилинбахов, А.Н. Кирпичников, П.В. Стегний, А.О. Чубарьян, В.Л. Янин и др.
Много журналов по более узким темам исследований + по вспомогательным историческим наукам: «Древня Русь: вопросы медиевистики», «Преподавание истории в школе», «Отечественные архивы», «Живая старина» + «Этнографическое обозрение» - по этнографии, «Российская археология», «Славяноведение» и др.


Билет 4. №1.
Исследования по гражданской истории в годы Великой Отечественной войны (труды Б.Д. Грекова, М.Н. Тихомирова, Д.С. Лихачёва, В.В. Мавродина, П.П. Смирнова и др.).
Историкам необходимо было утверждать мысль о справедливом характере войны, поднимать тыл на подвиги. Было заказано создать биографические справочники по защитникам Отечества. Вышло много популярных книг о доблестных предках. В ноябре 1942 г. пышно отмечалось 700-летие Ледового побоища. Всю войну разрабатывали тему «Истоки славянского героизма».
В начале войны была создана редакция по изданию «Истории дипломатии» (под руководством Пономарёва); всего вышло 5 томов. Издана коллективная монография «Великая французская буржуазная революция XVIII в.» под рук. Е.В. Тарле. В осаждённом Ленинграде была напечатана монография Тарле «Крымская война». Также Тарле написал очерк «Нахимов». В 1944 г. переиздана опубликованная в эмиграции монография Р.Ю. Виппера об Иоанне Грозном (автор в это время уже жил в СССР).
Вышло много литературы по гражданской истории. Борис Дмитриевич Греков (1882-1953). С 1937 г. и до конца жизни был директором Института истории АН СССР, одновременно директором Института материальной культуры (1944-1946) и Института славяноведения. Яростный антинорманист. В 1944 г. вышло IV издание труда «Киевская Русь» и монография «Культура Киевской Руси». Историографические очерки Грекова: «Ленин и историческая наука» (1944), «Ломоносов – историк», «Исторические воззрения Пушкина».
Михаил Николаевич Тихомиров (1893-1965) выпустил книгу «Борьба русского народа с немецкими захватчиками» (о событиях XIII в.).
Дмитрий Сергеевич Лихачёв (1906-1999) выпустил книгу «Великий Новгород».
Владимир Васильевич Мавродин (1908-1987) написал очерк о Брусилове, книгу о Петре Великом. О Петре, кроме того, выпустили книжки Б.Б. Кафенгауз («Северная война и Ништадтский мир», 1944) и Сыромятников.
Иван Иванович Смирнов (1909-1965) – специалист по истории средневековой России, автор ряда книг по истории XVI-XVII вв.
Снегирёв и К.В. Базилевич выпустили монографии об Иоанне III.
Бушуев выпустил книгу «Борьба народов Кавказа за свою независимость».
С.Г.Струмилин выпустил книгу о промышлен. перевороте (и «сдвинул» его на 1830-е гг.).
Толчинский выпустил 2-томник «Первая мировая война».
Гернет написал 5-томную «Историю царской тюрьмы».
В годы войны работали и другие известные советские историки (в скобках – области научных интересов): В.В. Адоратский (история марксизма), С.В. Бахрушин (социально-экономическая история России XV-XVII вв.), В.И. Веретенников (история государственных учреждений России XVIII в.), С.Б. Веселовский (социально-экономическая и политическая история России XIV-XVII вв.), Ю.В. Готье (история России XVII-XVIII вв.), Н.М. Дружинин (история России XIX в.), А.М. Панкратова (история русского рабочего движения), В.И. Пичета (социально-экономическая и культурная история Белоруссии, Украины, Литвы, Польши), Б.А. Романов (древнерусская история), Н.Л. Рубинштейн (социально-экономическая история России XVIII в., история народных движений на Украине, историография), А.Л. Сахаров (история России начала XX в.), А.А. Шилов (история и библиография революционного движения в России XIX-XX вв., история русской культуры), С.В. Юшков (историк права), А.И. Яковлев (история России XVII в.).
В конце мая 1943 г. при ЦК состоялось совещание историков по инициативе Панкратовой. Совещание проходило по 3 направлениям:
1) влияние немецкой историографии на русскую (норманнская теория);
2) об отношении к прошлому, о «положительных» и «отрицательных» моментах;
3) «национальные ошибки» (указывалось, что не все оценили тезис Сталина, что присоединение к России – наименьшее зло); ошибки шовинистического характера.
Документ по совещанию не был опубликован.
Из представителей Русского Зарубежья в это время работали П.Н. Милюков, Г.В. Вернадский, С.Г. Пушкарёв, М.М. Карпович, С.С. Ольденбург и др.

Билет 4. №2.
Неосталинские традиции в исследованиях 1960-70-х гг.
Как и ранее Компартия уделяла пристальное внимание совершенствованию идейно-методологических основ советской исторической науки. Большое значение для советских обществоведов имело издание Полного собрания сочинений В.И. Ленина, завершенное в 1965 году. В 1960 г. выпущена подготовленная Институтом Маркса-Энгельса биография Ленина. Глубокое воздействие на методологический рост советской исторической науки оказали 90- и 100-летие рождения Ленина. Историческая Лениниана пополнилась новыми крупными исследованиями – «В.И. Ленин и историческая наука» (1968), «В.И. Ленин и русская общественная мысль XIX–XX веков» (1969), «Ленинские идеи об изучении истории первобытного общества, рабовладения и феодализма», «Ленин и проблемы истории» (1970).
60–70-е гг. характеризуются сосредоточением внимания историков на разработке общетеоретических и методологических проблем всемирно-исторического и отечественного процессов. В это время особенно возросло значение коллективных форм научного творчества. Они превращаются в преобладающую форму, в особенности в изучении сложных проблем октябрьской революции и развития советского общества.
Значительные успехи советской исторической науки, широкий размах научно-исследовательской работы нашли воплощение в издании таких многотомных трудов, как «История КПСС» в 6 тт. и др.
В научной печати подверглись критике построения отдельных историков, отход от марксизма. Отмечались тенденции некоторых историков подменить изучение социально-экономических формаций в их цельности анализом многоукладности экономики.


Билет 5. № 1.
Совещания по вопросам образования после Октября 1917 г. Изменение учебных программ. Наступление Наркомпросса на традиционное историческое образование.
1918 г. – совещание по вопросам образования. Покровский выдвинул 12 тезисов развития ВУЗов: отмена званий и степеней, конкурсное избрание, коллегиальность. Для партийных ВУЗов отменили аттестаты. Стипендии нуждающимся. Участие студентов в управлении Вузами. Из новых учреждений, готовивших кадры историков-марксистов, первым был Коммунистический университет им. Свердлова, организованный в 1919 г. В 1921–1923 гг. коммунистич. универ-ты организованы еще в 9 городах. Они готовили советских и партийных работников. 11 февраля 1921 г. – создан Институт Красной профессуры. Три отделения – историческое, философское и экономическое. К преподаванию были привлечены ведущие марксисты – обществоведы и историки. В 1924 г. он выпустил первых слушателей.
Главная задача после революции – превращение универ-ов в центры социалистической науки и культуры и перестройки школьного образования. Однако в короткий срок перевести на марксистские позиции преподавание истории не удалось. Заменили обществознанием. В 1919 г. – факультеты общественных наук, вместо исторических. Курсы по истории социализма, революционного движения, революции 1905-07 гг., 1917 г. С 1924 г. – история партии и ленинизма.

Билет 5. №2.
Совещание историков в ЦК КПСС в мае 1944 г. Итоги совещания. Реэвакуация исторических учреждений.
В 1944 году в ЦК партии состоялось совещание с участием наиболее видных советских историков, на котором было обсуждено положение в исторической науке и подвергнуты критике антимарксиские ошибки в ряде работ. ЦК партии направлял работу по созданию истории народов Союз Советских Социалистических Республик. Так, в своих постановлениях «О состоянии и мерах улучшения массово-политической и идеологической работы в Татарской партийной организации» и «О состоянии и мерах улучшения агитационно-пропагандиской работы в Башкирской партийной организации» ЦК сформулировал задачи научного изучения истории Татарии и Башкирии и указал на серьезные националистические ошибки, допущенные отдельными историками и литераторами при освещении исторического прошлого татарского и башкирского народов. В целом партийная критика способствовала значительному повышению качества исторических исследований. Важно отметить, что рецензентами в партийной печати выступали видные советские историки. Это свидетельствовало о повышении методологического уровня советской исторической науки. Советская наука содействовала развитию советского патриотизма, вооружала защитников социалистического отечества сознанием героических боевых и революционных традиций народов Союз Советских Социалистических Республик.
Значительно углубились исследование проблем истории национальной государственности, культуры, внешней политики, дружественных связей с другими народами.
1944 год. Началось возвращение научных центров, архивов, музеев из эвакуации. Наряду с этим расширялась сеть исторических учреждений как в центре, так и на местах. Еще в 1942 году было признано целесообразно создать институт славяноведения АН Союз Советских Социалистических Республик. В 1944 г. возник Институт истории искусств АН Союз Советских Социалистических Республик. Тогда же была создана Археографическая комиссия Института истории АН Союз Советских Социалистических Республик. В период 1943 – 1944 гг. открылись АН Узбекистана, Армении, Азербайджана.
Наряду с реэвакуацией учебных заведений открывались новые университеты и пединституты с историческими факультетами. В 1944 г. началось издание «Известий АН Союз Советских Социалистических Республик. Серия истории и философии». Постановлением Президиума АН в 1943 году в города, освобожденные от оккупации – Смоленск, Курск, Харьков, были посланы лекторские группы, в состав которых входили Панкратова, Дружинин, Ефимов и другие историки. Складывались благоприятные условия и для более глубокого научного изучения истории героического прошлого народов нашей страны. С 1943 г. стал нарастать поток научно-исследовательской литературы, проводились научные конференции.


Билет 6. №1.
Создание новых научных учреждений в 1930-е гг. (соцакадемия, ИНП, Истпарт, ИНИОН, ин-т Маркса-Энгельса).
В развитии организационной структуры науки происходило два взаимосвязанных процесса: укрупнение ведущих центров общественных наук и углубление специализации ряда научно-исследовательских учреждений и учебных заведений. Одновременно совершенствовалась структура научных учреждений, уточнялись и конкретизировались их задачи в связи с программой социалистического строительства.
Исключительное важное значение для развития и пропаганды марксистко-ленинской методологии истории имела деятельность основных научных центров: Ин-т Ленина, Маркса и Энгельса, Истпарт. 1928 г. – Ин-т Ленина был объединен с Истпартом, а в 1931 г. – был создан институт Маркса-Энгельса-Ленина при ЦК ВКП(б). ИМЭЛ проводил подготовку и издание как опубликованных ранее, так и неопубликованных произведений Маркса, Энгельса, Ленина, изучение их жизни и деятельности.
Соцакадемия – 25 июня 1918 г. Далее – в 1924 г. Коммунистическая академия. Процесс специализации и совершенствования структуры охватил и Комакадемию. Во второй половине сформировались ее основные исторические секции и комиссии. В 1929 г. после передачи Комакадемии учреждений Российской ассоциации научно-исследовательских институтов общественных наук в ее составе был создан институт истории.
1931 г. – Историко-археографический институт, занимавшийся публикаторской и исследовательской деятельностью. 1933 г. – для руководства учреждениями, занятыми в составе АН разработкой вопросов истории, была создана Историческая комиссия, под руководством Волгина.
1936 г. – ликвидация комакадемии. В составе Отделения общественных наук АН СССр был создан Институт истории. С 1936 г. – издавал «Исторический архив», а с 1937 г. – «Исторические записки».
1938 г. – утверждена новая структура АН СССР. Из отделения общественных наук выделилось Отделение истории и философии.

Билет 6. №2.
Изменение в обществе и исторической науке после избрания Путина Президентом РФ.
Путиниана – очень много чего пишут о Путине. Первое, что появилось о Путине - “Разговоры с Путиным” – подготовлено журналистами к выборам 2000 г.
Путин в отличие от Ельцина говорит о примирении с коммунизмом, воспринимается как чистый государственник = интересы государства выше интересов человека.
Рой Медведев “Загадка Путина” – основная идея: Путин дан России богом. Млечин “От позднего Ельцина к раннему Путину” – публицистическая, а не историчексая работа, беллетризованная биография. Ж. Колеван (французский корреспондент газеты “Трибун”) “Чеченская война. Карьеры Путина” – основная мысль: Путин делает карьеру на крови на образе врага. Илюхин (депутат от КПРФ) статья “Куда ведет Россию Путин?” – ничего хорошего. Анисимов (обозреватель Комсомолки) серия статей “Кто вы, мистер Путин?” – выделил плюсы и минусы: восстановил управление страной, закончил войсковую операцию в Чечне, разогнал олигархов; но разогнал НТВ и другие оппозиционные СМИ. В. Третьяков (редактор Независимой газеты) статья “Нужен ли нам мистер Путин?” – вывод: не нужен => его убрали с поста редактора, сейчас делает программу на культуре. Точка зрения Унгв.: 2005-2006 гг. – время технологических катастроф – это знак Путину. Сейчас рейтинг у него падает, но не сильно.


Билет 7. №1.
Дискуссии 1920-х гг. в исторической науке.
Дискуссии составляли основу науки 1920-х гг. В это же время наблюдается обострение между властью и исторической наукой: 1.закрылись многие исторические журналы министерства просвещения, «Гермес», «Русская старина» и пр. 2. декрет о памятниках истории: что принадлежало к царскому времени – разрушить, 31 памятник революционным деятелям.
? По годовщинам выдающихся событий: 1925 – 150-летие восстания Е. Пугачева, 100-летие движения декабристов, 20-летие первой русской революции;
? 1918 – социальный академический журнал. 1-я дискуссия – Каутский и Ключевский в кейнсианстве – сильный надзор, осуждение Ключевского;
? 1919-1920 – о высшей школе
? 1921 – о методологии исторической науки. 2 взгляда на историю: 1. идеографический – все факты единичны, неповторимы. Лаппо-Данилевский, Чупров; 2. номотеический – до 1917 г. Ключевский, Василевский. После – Рожков (меньшевик). Конкретное и абстрактное должно быть совмещено. Против №1 – Ковалев: это т. зр. – есть научное крохоборство: это только факты. Против №2 – Крохалев: интерес к истории порождается интересом сегодняшним.
Резкие заявления без итогов.
? 1928 - Петрушевский Д. М. «Очерки по экономической истории средневековой Европы»: под сомнение объективный характер социально-экономических категорий, которыми оперировала марксистская методология истории.
? О социально-экономических формациях. Покровский М. Н.. До: дородовое, родовое общества, феодализм, капитализм, социализм, так что рабовладельческий строй, феодализм как феодальная раздробленность, капитализм как смена торгового капитализма промышленным, а затем финансовым. Покровский и компания – настаивали на существовании особой формации «торгового капитализма». Дубровский С.М. «К вопросу о сущности «азиатского» способа производства, феодализма, крепостничества и торгового капитала» 1929 – критика Покровского: нет повода выделять такую формацию, но сам выделял на том же основании отдельно крепостническую и феодальную формации. Дискуссии в Обществе историков – марксистов, в ИКП – поддержали в целом Дубровского. Покровский отошел от своей т. зр. к 1930-м гг.
? Как писать историю в годы гражданской войны. Петровский, 1921, хотел создать редакцию по истории Гр.войны. Полонский (первый редактор «Нового мира») – свой вариант очерка по истории Гр.Войны. 3 части: что было на основе царского времени, работа рев. Воен. Совета – политика, стратегия и тактика Гр. Войны. Плохой подход. Генерал Синдеев: «одному не под силу сделать это». Призвал к коллективизму. Кузьмин: изучение истории Гр.В. через гражданское общество. К этому присоединились и другие военные. Недооценка архивов, старых военных специалистов, неподготовка историков к написанию истории Гр.в. Военный съезд на Украине – Фрунзе: наметки истории Гр.в.. много людей-выдвиженцев. Тактика – изменение значения рубежей. Председатель Гусев созданной комиссии. Его зам – Каменев. Разработчик – Вадзетис – 1921 – 1-й проект, потом на 10 лет затихло.1931 – Горький вспомнил об этом.
? По нигилистическим направлениям. Отбросили религию на запад, на смену лозунг – философия запада. Ленин: Энгельс против буржуазной философии. Последний отечественный философ – Фейербах. Для з\владельцев – религия, ля буржуа – философия, для пролетариата – наука. «за» - ультралевые Горбачев, Рожицин, Частев. Лядов: надо кончать с бурж. наукой.требование независимости от партии. Сокращение пролет.культурного движения, сокращение выпускников, но выходили великие деятели. Творить коллективно: литература, живопись. 1924-1925: явления пролеткульта сходят на нет, здравые силы их перебороли.
? О социалистическом быте. 1924-1925. Ленин: что касается быта, ничего не закреплено. 1924 – всероссийское совещание: политпросвет, пролеткульт и пр. /1/. быт надоел, 2. недостаточное внимание быту. Появляется научная организация жизни (НОЖ), Жур. Демьяна Бедного «Жизнь». Общество: 1) быстрое изменение быта, футуристы, пролеткультовцы – коммунальные дома, были общие со службами быта; - ДАс (дом аспирантов: две «свечки» с переходом); - выбросить из Москвы подозрительных (жуликов и пр.); - детей в пригородные лагеря на воспитание; /2/. Быт не поддается регулированию, нельзя его регламентировать; /3/. А. Коллонтай: рушится семья, надо рушить – все будут братья и сестры по партии, заменить семью партией. Причина этого – трагическая демографическая ситуация, нехватка 5 млн мужчин. 1926 Указ (Курский) – зарегистрированные приравниваются к незарегистрированным, легко развестись. Средняя продолжительность брака – 8 месяцев. Пропаганда коммун. Прославление коммуны в Ленинграде вскоре распалось. 1930-е – выправление – меры по укреплению семьи: Сталин ввел прописку, запретил аборты, разделил обучение в школе, изгнал эротику из школ, семейная верность. Сейчас – каждый второй брак распадается.
? 1928 – 100 лет со дня рождения Чернышевского, 1929 – 50 лет образования «Народной воли» - дискуссии об отношении марксизма к народничеству, пролетарской революционности – к мелкобуржуазной.1929- дискуссия о Народной воле. Минский- народники – предшественники большевиков. Так же – Теодорович: строить республику советов; Невский, Кузьмин, Ярославенко. Против – Вл. Фил. Малаховский. У Ленина нет ни одного слова, где можно соединить народничество и большевизм.

Билет 7. №2.
XX съезд КПСС. Влияние его решений на развитие исторической науки.
Решения XX съезда повлияли на все дальнейшее развитие в СССР, в том числе определили пути движения исторической науки. Унгвицкий: «после него в исторической науке подул свежий ветер». Гл значение съезда – развенчание культа Сталина (но не уничтожение культа вождя как такового), начало массовой (но ограниченной и выборочной) реабилитации (в том числе и ученых-историков). НО: сама система, созданная Сталиным, критике не подвергалась. Подготовка съезда и доклада Хрущева велась с 1954 г. В февр 1956г. делегатам съезда был зачитан секретный доклад о культе личности. О докладе раньше узнали на Западе (возможно через Берута). В СССР – «О культе личности и его последствиях» (доклад Хр в урезанном виде) опубликован только 30 июня 1956 г.
Изменения в исторической науке ограниченные: 1) руководство осталось за партией: ЦК и Институт марксизма и ленинизма всем заправляли; 2) превозносить стали партию в целом: рост исследований по истории партии и современной истории СССР 2/3 ученых. Известные работы: М.А. Краев «Новый этап в развитии колхозного строя», Н.И. Анисимов «На новом этапе» и др; 3)реабилитация Ленина как главного идеолога советского строя: ленинские сборники каждый год, биографии Ленина, 1957 г. – полное собрание сочинений В.И. Лен + 1957 -1967 – 10 дополнительных томов.
Заменили «Краткий курс ВКП(б)» - «История КПСС» (под ред. Пономарева) – новое идеологическое клише – ленинское видение истории, рост числа его цитат.
С 1964 историография стала отдельной наукой, введена в качестве самостоятельной учебной дисциплины в вузах.
1957 – заседание АН, на котором принято решение о ежегодных весенних отчетах по истории (существуют до настоящего времени).
Значительных изменения коснулись исторической науки как учебной дисциплины. Переписали учебник (см. выше). С 1959 - переход на 11-летку, поэтому в программах рост часов на историю. Занялись и улучшением педкадров, т.к. ? учителей без специального образования – рост числа пединститутов + облегчение поступления в аспирантуру, рост числа советов по защите диссертаций (все меры по постановлению 1962 г. всесоюзного совещания по вопросу о мерах улучшения подготовки научно-пед кадров по историческим наукам). В науке – рост филиалов Института марксизма и ленинизма, образование Научных советов АН СССР и ее отделения истории по крупнейшим комплексным проблемам исторического процесса.
Рост периодических изданий: «Советская археология», «Исторический архив», «Отечественная история», «Новая и новейшая история» и др.
Что касается научных исследований, то по сравнению с предшествующим периодом не наблюдалось расширения тем исследований. По-прежнему занимались соц-эк. историей + большее внимание к мнению Ленина на эти проблемы, например, Шапиро, Дружинин – о крестьянах в XVIII в, Павленко – о зарождении капитализма в России.
Некоторые изменения в трактовках: 1) пересмотр личности Ивана Грозного: при Сталине его превозносили, сейчас: Черепнин – исследование по эпохе ИГ, а не по личности, негативно об опричнине, Пашуто – об элементах культа личности у ИГ; 2) при Сталине народники были главными врагами марксизма, сейчас: Полевой в 1957 г. включил народнический этап в народно-освободительное движение + Фомина назвала Лаврова революционером.
«Выдающиеся» издания и монографии: с 1961 г. – «Советская историческая энциклопедия», 1959 – 2-ое переиздание «История дипломатии», монография Рыбакова по былинному эпосу; анализ «Русской Правды» Смирнова; Пашуто о внешней политике Древнерусского государства; Минц «История Великого Октября» + издания сборников документов по Октябрьской революции – в 1957 г., к 40-летию Великого Октября.


Билет 8. №1.
М.Н. Покровский – историограф. Идеи и труды.
Покровский Михаил Николаевич (1868 - 1932) - член большевистской партии с 1905 г., видный советский государственный и общественный деятель, историк. Принимал активное участие в революции 1905-1907 гг., был членом Московского комитета партии. На V (Лондонском) съезде РСДРП избран кандидатом в члены ЦК. С 1908 по 1917 г. - в эмиграции. В годы реакции примыкал к отзовистам и ультиматистам, а затем к антипартийной группе "Вперед", с которой порвал в 1911 г. В 1917 г. возвратился в Россию. Некоторое время примыкал к группе "левых коммунистов", выступал против подписания Брестского договора. С 1918 г. - заместитель наркома просвещения РСФСР. В различные годы руководил Коммунистической академией, Институтом истории АН СССР, Институтом красной профессуры. С 1929 г. - академик. Неоднократно избирался в состав ВЦИК и ЦИК СССР. В эмиграции . участвовал в создании 9-томной "Истории России в XIX веке", издававшейся братьями А.Н. и И.Н. Гранат;
В 1910-15 гг. в первом издании в моск. изд-ве "Мир" вышли 1-5-й тт. "Русская истории с древнейших времён", в 1915-18 - "Очерк истории русской культуры" (1 изд., М.. ч. 1-2).
Подготовил курс лекций "Борьба классов и русская историческая литература»
Обосновал разгром старой профессуры.
1923г. Составил 1 курс историографии «Борьба классов и русская историческая литература». Из названия видно, что классовая борьба-главный стержень истории, а содержание истории- революционная борьба. Покровский много раз писал о политическом значении истории: «История- есть самая политическая наука из всех существующих». Соответственно буржуазная историческая наука подчинена политике буржуазии.
1924 Ощущалась нехватка обобщающего марксистского труда по отечественной истории. Покровский пишет «Русскую историю в самом сжатом очерке». Эта книга сложилась из лекций прочитанных в Коммунистическом ун-те в 1919 г. Две первые части охватывали историю России до конца 19 века, третья часть- «Двадцатый век» охватывала 1896-1906. «Русская история в самом сжатом очерке» направлялась Покровским против главных концепций русских дворянских и буржуазных историков. Соответственно, центр исторической концепции Покровского составляли проблемы экономического развития и классовой борьбы. Большое значение предавал торговому капиталу в русской истории. Определяющее значение торговли видел ужу в Киевской Руси. Образование Московского государства связывалось Покровским с развитием городов как торгово-промышленных центров и с развитием торговых связей. Опричнина- борьба торгового капитала в союзе с мелким дворянством против феодалов бояр. Полного рассвета торговый капитал достиг в 2 половине 19 века. В 20 век Россия вступила как страна развитого промышленного капитализма. История России- непрерывно следующие одна за одной революции: крестьянская революция в нач. 17 века.; буржуазная революция- до восстания декабристов; народническая революция- 60-е гг. 19 века; революция 1905-1907 гг. и.т.д.
1925 году столетие движения декабристов, поэтому Покровский как и многие тоже выступает на эту тему. Он противопоставлял северных декабристов южным и обществу «Соединенных славян». Первых он называл «типичной буржуазно-помещичьей группировкой», а последних революционными демократами.
1925 «Марксизм и особенности исторического развития России»
1927 г. Вышли 2 тома «Очерков по истории Октябрьской революции»- первый обобщающий трудна эту тему. События доведены до июля. Авторы рассматривали революцию как социалистическую. Значительно преувеличили роль войны а ее вызревании.
В 1929 году включился в дискуссию о «Народной воле» (возникла из-за статьи Теодоровича, у него народники прямые предшественники большевиков) Покровский считал что предшественниками большевиков из Народной воли были только эсеры. А в основном течения являлось буржуазно-либеральным.
1931 г. организовал семинар «Ленин как историк» в Институте красной профессуры. Под влиянием критики он признал, что «в ряде отдельных формулировок его концепция звучала весьма не по-ленински». Пытался пересмотреть влияние торгового капитала.
Умер в 1932 году.
+ см. вопрос 21

Билет 8. №2.
Критика псевдонаучных теорий «новой хронологии» ак. А.Г. Фоменко, Г.В. Носовского и др. Комиссия РАН по лженауке.
«Новая хронология» не признанная научным сообществом историков теория, сторонники которой, опираясь на математические расчёты, утверждают, что общепризнанная хронология исторических событий в целом неверна.
С 1993 г. приобрели широкую известность сочинения А.Т.Фоменко и Г.В. Носовского, посвященные глобальной корректировке хронологии исторического процесса.
В декабре 1999 года на историческом факультете МГУ состоялась конференция, посвященная "вечной теме" последнего десятилетия - феномену Анатолия Тимофеевича Фоменко. "Переворот" в исторической науке, учиненный академиком-математиком на рубеже 1970-1980-х годов, превратился в 1990-е в выгоднейшее коммерческое предприятие.
Основные положения «Новой хронологии» сформулированы академиком РАН математиком Анатолием Фоменко и его коллегами
Историки критикуют Фоменко за игнорирование методологии исторической науки. Основополагающим положением «Новой хронологии» является невозможность уверенной датировки событий, отстоящих более чем на несколько веков назад, но практически все современные историки считают, что комбинация существующих научных методов датировки ни один из которых, впрочем, не имеет прямого отношения к исторической науке позволяет датировать исторические события с очень высокой точностью. К сожалению, вместо приведения доказательств правильности традиционной хронологии историки обычно ограничиваются утверждением, что полнота и непротиворечивость построенной на этой хронологии исторической картины сама по себе доказывает её истинность, в принципе не допуская возможности образования порочного круга.
Кроме того, критика связана с реконструкцией истории, на которой в последние годы сфокусировалась группа «Новая хронология». Версия исторических событий XI XVII веков группы Фоменко кардинальным образом отличается от общепризнанной истории, что, естественно, вызывает многочисленные возражения традиционных историков. Ими неоднократно указывалось на то, что в работах сторонников «Новой хронологии», вопреки декларируемому принципу, согласно которому данные, известные в традиционной («скалигеровской») хронологии, анализируются математическими методами и тем самым доказывается тождественность некоторых событий и эпох, вместо реально изложенных в письменных источниках фактов и дат подставляются уже элементы фоменковской реконструкции истории, что, разумеется, даёт желаемые результаты. Отмечалось и то, что сторонники «Новой хронологии», с точки зрения их оппонентов, игнорируют целый ряд исторических источников, не вписывающихся в их гипотезу (по крайней мере не дают им интерпретации), умалчивают об альтернативных интерпретациях других фактов и т. п.
Необходимость создания специальной Комиссии РАН по борьбе с лженаукой нашла понимание у президента РАН академика Ю.С. Осипова. В ноябре 1998 г. такая комиссия была создана. За короткий срок она сумела в первом приближении рассмотреть ситуацию в целом и выработать ряд предложений. Некоторые из них могут быть реализованы при поддержке правительства, другие -при поддержке Президиума РАН.


Билет 9. №1.
Архивное дело и его реорганизация после Октября 1917 г. Развитие краеведения и музееведения после Октября 1917 г.
Краеведение.
После событий 1917 г. история как наука отрицается и на ее место приходит новая – обществоведение. Это сыграло положительную роль в развитии краеведения, которое переживало взлет. С.О. Шмидт занимался архивоведением, источниковедением и краеведением. Он назвал 20-е годы XX в. «золотым десятилетием краеведения». В эти годы появляются школы краеведения.
В СССР создан центр краеведения, издается журнал «Краеведение», где наряду с популярными публикуются научные и методологические статьи. 1937 год – деятельность краеведов запрещается, а некоторых из них репрессировали – в исследованиях не было единства мысли, которое вызывало бы единство людей.
После войны краеведение возрождается на трех уровнях: военно-патриотическое, историко-революционное и искусствоведческое (архитектурное) краеведение.
Арихвы.
В марте 1917 года создается профессиональная организация архивистов – Союз российских архивных деятелей, под председательством академика А.С. Лаппо-Данилевского. Союз объединил всех известных историков Москвы и Петрограда, служащих архивов, членов губернских архивных комиссий. Со 2 апреля 1918 г. Центральный комитет по управлению архивами начал работу. Председателем его единогласно был избран Рязанов, товарищем председателя – С.Ф.Платонов, членами бюро – Голицын и Лебедев. Основным стремлением при определении направлений деятельности нового органа было желание преодолеть ведомственность, засилье которой в архивном деле причиняло много неудобств, не способствуя своевременному вводу материалов в научный оборот, их обработке специалистам. Именно поэтому Рязанов предложил разделить все петроградские архивы на законченные и состоящие при ведомствах, оставив в последних лишь текущее делопроизводство после 25 октября 1917 г., затем централизовать законченные архивы и подчинить их Наркомпросу. Работа была в полном разгаре, когда вопрос о ходе создания Центрального управления архивами и библиотеками пожелал заслушать Совнарком. 26 апреля 1918 г. Рязанов сделал доклад на заседании СНК, затем работа была продолжена в Петрограде. В докладе разъяснялось, что смысл централизации архивов – в подчинении общему центральному управлению. Мнения присутствующих разделились. После двух заседаний малого Совнаркома декрет "О реорганизации и централизации архивного дела" был утвержден 1 июня 1918 г. Содержание: 1) все архивы ликвидируются, все в единый государственный фонд (ЕГАФ), все архивные дела находятся в ведении государства. 2) Заведование ЕГАФ возлагалось на главное управление архивным делом. Арихивы входят в систему Наркомпроса как отдел. Ведомственные учреждения не имели права уничтожать документы самовольно (требовалось разрешение). Значение декрета: 1) создана единая система управления архивами в РСФСР; 2) обеспечены приемлемые условия для работы.
М.К.Любавский и одновременно петроградские специалисты подготовили проект декрета "О хранении и уничтожении архивных документов", обсуждавшийся на совещании при ГУАД 23 декабря 1918 г. Большое значение имела деятельность справочно-статистического отдела, сосредоточивавшего сведения о том, где и в каком состоянии хранятся архивные фонды. Крайне важной представлялась и деятельность научно-издательских комиссий, решавших вопросы издания архивных описей и документов. Планировалось издание органа Главархива – журнала "Исторический архив". Первоначально его готовила петроградская редакция, затем материалы были переданы в Москву. Из-за типографских трудностей и нехватки средств первый и единственный номер журнала вышел лишь в 1921 г.
На местах до революции архивная работа была в ведении губернских архивных комиссий. Из-за тяжелого состояния частных, военных архивов, материалов по церковной истории, многие из них были привезены в центр – Москву и Петроград – где обеспечивалась большая сохранность документов, лучше налаживалась их обработка. Рязанов не побоялся привлечь на работу в Главархив многих "бывших" – П.С.Шереметева, Н.В.Голицына и др., видных деятелей науки (Н.А.Бердяев), военных (А.И.Верховский, в прошлом военный министр Временного правительства, генерал В,И.Селивачев, впоследствии помощник командующего Южным фронтом в Красной армии и др.), деятелей меньшевистской партии (Д.Ю.Далин, Б.И,Николаевский, А.Н.Потресов, А.А.Трояновский, И.Л.Юдин-Айзенштадт и др.). Только благодаря высокому авторитету Рязанова в коммунистических кругах удавалось освободить из тюрем ВЧК арестованных сотрудников Главархива.
Рязанов смог добиться передачи в ведение Главархива зданий Сената и Синода. В них и по сей день размещается Центральный государственный исторический архив в С.-Петербурге. В Москве под нужды архивов была использована часть кремлевских помещений.
Работа по первоначальному обустройству архивов и выработке принципов их деятельности. Требовались высококвалифицированные, образованные работники - И.Л.Маяковский, А.С.Николаев, В.В.Снегирев, Н.П.Черепнин приступили к организации архивных курсов, открывшихся в Петрограде 31 августа 1918 г. Но единой концепции развития архивного дела выработано не было, так как необходимо было принимать экстренные меры по спасению гибнущих материалов в условиях гражданской войны и послереволюционного хаоса. Летом 1920 г., Рязанов был снят с поста руководителя Главархива. Его место занял М.Н.Покровский (до 1932 года), негативно относившийся к старой профессуре и провозгласивший преимущественно политическое значение архивов. В итоге некоторые опытные сотрудники Главархива были вынуждены оставить работу.
1918-1920 гг. стали временем архивного дела в России.
1929 год – перелом. Господство бюрократии, архивы начинают обеспечивать интересы государства, партийной номенклатуры. До 1929 года – проходили съезды архивистов, после 1929 года –дискуссии прекращаются. В архивах – полное огосударствление. В 1938 году – юридически архивы включены в тоталитарную систему (из президиума ВЦИК подчинены НКВД). Усиливается секретность, ряд архивов закрыт для широкого доступа. С 1929 года – широкомасштабная кампания по разгрому архивов, как в центре, так и на местах (архивные фонды идут на утильсырье). «Чистка» кадров.
Апрель 1929: ВЦИК и Совнарком РСФСР «Положение об архивном управлении в РСФСР». Включил в себя все предшествующее законодательство об архивном деле. Принцип централизации архивного дела. Обязанности руководства на Центральное Архивное управление РСФСР (Покровский). Укрепление командно-административной системы. Управление ЦАУ передано в ВЦИК (выбирали руководителей и коллегию). ЦАУ получало широкие полномочия, но формальные. ГАФ (государственный архивный фонд) – документы упраздненных учреждений и организаций + материалы действующих советских учреждений. Для хранения документов дореволюционного периода: 2 древлехранилища (в Москве и в Ленинграде). Документы по советскому периоду: в создаваемый архив «Октябрьской революции и социалистического строительства» (сейчас ГАРФ: государственный архив РФ).
Пермская область (возн. В 1938 г): материалы в местных архивах делились на 2 части: 1) исторический архив (дореволюционный) 2) архивы октябрьской революции. Пограничная дата: 1 января 1917 года.
Минус: сфера деятельности ЦАУ постепенно сужалась. Некоторые организации не подчинялись ЦАУ и имели свои собственные архивы (ВКПБ, НКВД, Совнарком, ВСНХ, МИД). Увеличен срок хранения документов в архиве ведомств (с 1929 года – 10 лет)
«Макулатурные кампании» 1930-х годов. Поставили архивы под контроль государства. Создавались экспертные комиссии, в которых влияние архивистов было крайне мало. По данным «Бумаготреста» за период с 1929 года до середины 1930-х более 14 тыс. тонн архивных документов (28 млн. единиц архивного хранения) уничтожено. Уничтожено более 50%.
В 1932 году – умер Покровский. Во главе ЦАУ - Ян Берзин (до 1938 года). В 1938 – расстрелян по «шпионскому делу ЦАУ». В 1938 г. государственные архивы РСФСР были переданы в ведение Народного комиссариата внутренних дел СССР и стали называться ГАУ НКВД. Составляются «досье на инакомыслящих». Далее аресты, ссылки (в 1940 – 1 млн. чел-к). ГАУ НКВД возглавляет сотрудник НКВД Иосиф Никитинский.
29 марта 1941 г. СНК СССР утвердил «По¬ложение о государственном архивном фонде Союза ССР», в кото¬ром определялся круг материалов, составляющих документальную базу архивохранилищ СССР.
Музеи.
В истории музейного строительства в СССР особое место занимает период 20-30-х гг. - период становления советского музееведения, ког¬да в острой борьбе "разных тенденций и групп" утверждалась марксист¬ско-ленинская методология.
Значительное внимание советских партийных и государственных деятелей культурного строительства, историков, музейных работников, архивистов к вопросам музейного дела нашло свое выражение в много¬численных статьях, опубликованных на страницах таких журналов, как "Пролетарская революция", "Архивное дело", "Советский музей", "Кра¬еведение", "Народное просвещение", "Вестник просвещения", "Казанс¬кий музейный вестник", "Бюллетени" и "Еженедельники Наркомпроса" и других изданиях, ставших в настоящее время библиографической ред¬костью.
Литература дает возможность выявить особенности двух этапов, которые ясно прослеживаются в музейном строительстве: первый - от победы Октябрьской революции до середины 20-х гг., когда основной задачей музеев было собрать и сохранить исторические богатства для народа и служить делу культурного просвещения масс, делу народного образования. На следующем этапе музеи становятся мощными центрами пропаганды достижений социалистического строительства, активно тем самым, участвуя в этом историческом процессе.
Большое значение придавал Ленин естественно-историческим музеям, раскрывающим вопросы эволюционной теории. После Октябрьской революции большое одобрение у Ленина: вызвала идея создания заводских, производственных музеев и политехнических выставок, т.к. он видел в них важное средство производ¬ственной пропаганды среди рабочих. Закономерным было создание после Октября музеев нового типа -историко-революционных.
А.В.Луначарский, будучи наркомом просвещения, значительную часть своей деятельности посвятил вопросам музейного строительства. В первые послереволюционные годы, в обстановке острой классовой борьбы, иногда открытого саботажа со стороны старых музейных кадров идет централизации музейного дела, открытия музейных кол¬лекций для масс. Л.Б.Луначарский намечает основные направления деятельности советского музея: I. музеи - опорные пункты в деле народного образования; 2. музея - хра¬нилища ценностей; 3. музеи - опорные пункты науки.
Ряд положений Луначарского касается организации единой музейнсй сети: навер¬ху этой сети он видит центральные, специальные музеи, внизу - "синтетические" (многопрофильные): краеведческие, школьные и т.п. Они взаимосвязан, между ними должен существовать различного вида об¬мен, например, выставками. Следовательно, А.В.Луначарский рассмат¬ривал музейную сеть как единую систему.
Перед музеями были поставлены задачи перестройки экспозиции на принципах диалектического материализма, пропаганды самих принципов, создания экспозиции по социалистическому строительству. Ставят во главу угла классовый подход ко всем видам музейной деятельности, делая акцент на усиление воспитательной работы среди рабочих.
Ставилась задача - привлечь внимание к музеям местных партийных организаций, комсомольских и других общественных организаций.
Основными функциями советских музеев до середины 20-х гг. были: общеобразовательная, культурно-просветительная, краеведческая, исходя из этого, особое значение придавали краеведче¬ским музеям по истории экономики своего края и сельскохозяйствен¬ным музеям, считая их основной задачей; распространение естественно¬научных знаний среди населения.
Однако процесс становления музейного дела, как и всей совет¬ской культуры, был сложным. Новые представления о музеях утверждались в борьбе со старыми, традиционными. Дискуссии: что представляет собой музей - учреждение сугубо научное, культурно-просветительное или и то и другое.
Функциональное назначение музеев определяло их экспозиционную, научно-исследовательскую, собирательскую работу. В свою очередь, решение вопросов формирования музейных фондов во многом за¬висело от правильного решения вопроса о взаимоотношениях между му¬зеями и архивами.
Централизация музейного дела в стране, попытки создания в пер¬вые годы Советской власти единого музейного фонда неизбежно поста¬вили вопрос о стыковке музейного и архивного фондов, а активная собирательская работа вновь возникших музеев историко-революцион¬ного профиля - о стыковке музейных и архивных интересов. В музеи в те годы нередко попадали многие подлинные архивные документы, яв¬ляющиеся частью отдельных фондов и даже целые коллекции, что при¬водило к нарушению основного принципа неделимости архивных фондов. Взаимоотношения архивов и музеев в комплектовании обострились по мере усиления деятельности архивных органов по концентрации всех документальных богатств в государственных хранилищах Центрархива РСФСР. Так, вопрос о взаимоотношениях архивов и музеев поднимался в те годы в печати, обсуждался на первой Всероссийской конференции архивных деятелей в 1921 г., на 2-й Всероссийской конференции по краеведению в 1924 г., ряде областных конференций архивных и му¬зейных работников, на первом съезде архивных работников РСФСР в ма¬рте 1925 г. На съезде руководство Центрархива в лице В.В.Максакова, В. В. Адоратского выступало за изъятие всех архивных материалов из музеев и концентрации их в хранилищах Центрархива.
Решением съезда определился круг матери¬алов, которые должны быть немедленно переданы из музеев в архивы: архивные фонды правительственных учреждений, организаций, фабрик, заводов, монастырей, усадеб; материалы активных деятелей контрре¬волюции и лиц, эмигрировавших за пределы республики за время с 1917 г., архивы семьи Романовых (бывшей царской фамилии); архив¬ные фонды и разрозненные материалы дворцов, входивших в состав уч¬реждений, ведомств, министерств двора и уделов.


Билет 9. №2.
Основное направление деятельности советских историков в первое послевоенное десятилетие (1945-1955 гг.).
Вскоре после войны была восстановлена и расширена сеть научно-исторических учреждений и ВУЗов. К развитию науки широко привлекались союзные республики, к концу 40-х годов сформировалась сеть филиалов в них. В 1946 году была организована Академия Общественных наук при ЦК КПСС. В первое послевоенное десятилетие было подготовлено несколько тысяч новых специалистов (по истории КПСС – 2127чел.). Движение в науке продолжалось, стали выходить чисто историографические работы. Историографические введения стали обязательными (Нечкина, Греков).
1. Историография.
Была организована комиссия по истории науки, в которую вошли Волгин, Тихомиров, Рыбаков, Нечкина (Нечкина вообще была главным историком страны)
Комиссия решила издать очерки истории исторической науки. В первом томе был сформулирован предмет историографии и поднималась проблема периодизации историографии СССР. Утвердить важность фольклора, как исторического источника. В комиссии работали разделы по специальным дисциплинам, всеобщей истории. Доказывался приоритет нашей науки, а разногласия замалчивались.
2.Вопросы войны.
Политика Совинформбюро имела своей целью обелить Россию и опровергнуть обвинения, выдвинутые в США в работе «Советско-нацистские отношения». С этой целью вышла брошюра «Фальсификаторы истории» с подведением итогов ВОВ. Виновниками второй мировой войны назывались все страны (в т.ч. Англия и Франция), которые не позволили создать второй фронт вовремя. А наши действия 1939 года трактовались. Как попытка создать единый фронт. Объяснялось и наше поражение в начале войны: якобы наше отступление было частью хорошо продуманного наступления в конце. То есть это все – часть стратегии, схожей с войной 1812 года.
В краткой биографии Сталина была впервые дана периодизация ВОВ.
1. До осени 1942.
2. До осени 1943.
3. 1944
4. Окончательный разгром.
В литературе разрабатывались темы народа-победителя, народа-мученика, цены победы.
3. С 1948 года началась компания борьбы с космополитами. Все началось с постановления ЦК, направленного против оперы Мурадели «Великая дружба», его обвиняли в низкопоклонстве перед Западом. С весны 1948 года началась собственно кампания: в нескольких газетах появились статьи о группе театральных критиков, которые являются неблагонадежными. Все критикуемые были евреями (Унгвицкий говорит, что это получилось случайно) Холодов, Юзовский, Альтман. Вслед за этим последовала частичная высылка на 101 км. и частичное исключение из партии. Позднее критика перекинулась на философов (Кедров), литераторов (Бробов?, Антакольский?), институт экономики (Варга, автор теории кризисов). В исторической среде борьбу начал Греков. Гонения были направлены против Минца, Разгона. В ходе этой кампании впервые была применена критика устами студентов и младших научных сотрудников. Кара Мурза критиковал Минца. Л.Е. Кертмана сдала собственная аспирантка. В рамках этой борьбы был раскритикован учебник Рубинштейна. Обвиненный в излишней буржуазности, он все признал, но учебник не переписал, ограничился статьями.
Постепенно волна критики стала спадать, но осадок оставался. Суть борьбы: громили своих же.
Сталиным в эти годы были написаны две работы: «Марксизм, вопросы языкознания» (критика Маркса) и «Экономические проблемы социализма в СССР».
4. Самое большое количество исследований касалось истории средних веков.
Греков. В годы гражданской войны находился во Врангельском плену. Нол к 1935 году уже писал о средних веках, естественно на базе марксизма. Его работы: «Киевская Русь» (это не начало древней Руси, а один из ее этапов), «Крестьяне на Руси», «Золотая орда и ее падение». Получил звание доктора права в Праге. Зав. Института славяноведения. Его историографические исследования: «Советская историографическая наука за 25 лет», позднее дополнил ее «Советская историографическая наука за 30 лет». Писал о Ломоносове, Покровском, Ленине. Одна из крупнейших его работ – над списками Русской правды. Редактор «Отечественных записок».
Тихомиров. Дипломная работа «Псковский мятеж» потом был переработан в кандидатскую. Докторская «Исследования по Русской правде». Был редактором полного собрания русских летописей. В работе «Древнерусские города» отметил сходства развития русских и западных городов. Его интересовали народные восстания XII века, древняя и средневековая Москва, Россия XVIвека. Участвовал в полемике о времени создания «Слова о полку Игоревом». Придерживался мнения о том, что Слово было создано в XII веке (Зимин считал, что в XVII). Доказал существование библиотеки Ивана Грозного. Участвовал в раскопках Новгорода, написал «Великий Новгород в мировой культуре». Собрал огромную библиотеку и подарил ее Новосибирску.
5. В первые послевоенные годы были отмечены размахом публикаторской работы и расширением источниковой базы. Закончилось публикация серийных изданий, посвященных русским полководцам и флотоводцам. С 1949 года возобновилось издание полного собрания русских летописей, затем «Писем и бумаг Петра Великого». Издавались духовные и договорные грамоты русских князей XIV-XVI вв., акты феодального землевладения и т.д.
Продолжалось издание исторических журналов и газет. С 1945 года начали выходить «Вопросы истории» (бывший «Исторический журнал»).


Билет 10. №1.
Военно-историческая литература во второй половине 1930-х гг.
Журналы: «Военно-исторический бюллетень», «Красная конница», «Война и революция», «Техника и вооружение», «Военный зарубежник».
Обращение к истокам, восстановление преподавания истории, державность. Психологическая подготовка к войне, призыв к русскому патриотизму (особенно с 1938 г.).
Е.В. Тарле – «Наполеон» (1937), «Нашествие Наполеона на Россию» (1938). В первой из этих книг при описании нашествия французов на Россию автор утверждал, что, в противоположность Испании, в России не было массового восстания против французов, и наоборот, бывали случаи, когда крестьяне доносили французским властям на своих помещиков. Во второй же монографии Тарле пишет прямо противоположное – он прославляет единение русского народа (включая крепостных крестьян) в борьбе с французами. В данных работах Тарле отразился резкий поворот советского идеологического курса.
Маркевич – «Ручное огнестрельное оружие» (1937).
Марголин – «Начало стрелецкого войска» (1939).
Богоявленский – «Вооружение русских войск в XVI-XVII вв.» (1938).
Н.А. Левицкий – «Русско-японская война 1904-1905 гг.» (1938).
Яковлев – «Эволюция долговременной фортификации» (новое издание 1937).
В 1939 г. вышли в свет первые 2 тома «Истории военного искусства» Е.А. Разина.
Основные свои силы военные историки сосредоточили на изучении первой мировой и гражданской войн.
Первая мировая война в трудах: В. Меликов («Проблема стратегического развёртывания по опыту мировой и гражданской войны», 1935; «Марна, Висла, Смирна», 1937), Н.В. Новиков («Операции флота против берега на Чёрном море в 1914-1917 гг.», 1937), В. Попов («Бои за Верден», 1939), Д. Рыбин («Лодзинская операция в 1914 г.», 1938), С. Хмельков («Борьба за Осовец», 1939). Издание трудов по первой мировой войне зарубежных военных историков: Петэн, Лиддел Гарт, Ролльман, Виллари, Митчел, Брухмюллер, граф Джеллико, Турнэс.
Гражданская война и советско-польская война 1920-1921 гг.: Ф.Е. Огородников («Удар по Колчаку весной 1919 г.», 1938), И.Х. Паука («Разгром белополяков под Киевом в 1920 г.», 1938), Ф.Г. Филиппов («Борьба за Каховку», 1938). Безудержное возвеличивание роли Сталина в гражданской войне, с другой стороны – Троцкий становится фигурой умолчания.
Кроме того, в это время в области военной истории работали: Б.М. Шапошников, М.Н. Тухачевский, А.И. Егоров, В.К. Путна, И.И. Вацетис, Н.Е. Какурин, А. Коленковский, В. Триандафилов, Д.М. Карбышев и др.
Многие занимавшиеся военной историей были репрессированы: Тухачевский, Егоров, Вацетис, Путна, Паука, Какурин, Триандафилов и др.
Переиздание классических трудов К. фон Клаузевица («О войне»), Г. Дельбрюка («История военного искусства в рамках политической истории»), графа А. фон Шлиффена («Канны»), А.М. Зайончковского («Мировая война 1914-1918 гг.»), В.Ф. Новицкого («Мировая война 1914-1918 гг.»).
Русская эмиграция. Военно-исторические журналы, издававшиеся во 2-й половине 30-х гг.: «Часовой», «Русский инвалид», «Морской журнал», «Вестник Общества ветеранов Великой войны в Сан-Франциско», «Вестник Общества галлиполийцев» (с 1937 г. «Вестник галлиполийцев», с 1938 г. «Галлиполийский вестник»).
Военные историки Русского Зарубежья: генералы Н.Н. Головин, А.И. Деникин, Ю.Н. Данилов, Е.В. Масловский, полковник А.А. Зайцов и др. Основное внимание уделено, как и у советских военных историков, первой мировой и гражданской войне.

Билет 10. №2.
Дискуссии по последним работам И.В. Сталина. Кампания борьбы с «космополи-тизмом».
В мае-августе 1950 г. прошла дискуссия по проблемам языкознания, а в конце 1951 г. – по проблемам политэкономии социализма. Эти дискуссии развивались по отработанному сценарию и были организованы сверху. Однако приписывать их полностью инициативе центра всё же нельзя. Действительность была сложнее: проводя эти дискуссии, власти использовали и реальные тенденции, реальные стремления, существующие в духовной жизни послевоенных лет. Потребность широкого обсуждения проблем, рождённых войной, и вопросов послевоенного бытия тревожила мысли интеллигенции. Общественному мнению нужна была трибуна, чтобы обсудить эти наболевшие вопросы: профессиональная дискуссия была вполне подходящим поводом для реализации такой потребности, не случайно почти все «отраслевые» дискуссии охватывали более широкий круг проблем, чем предусматривал первоначальный предмет обсуждения.
Дискуссии нуждались в прикрытии мощным авторитетом, который взял бы на себя функцию главного арбитра. Для создания надёжного щита от научных доводов оппонентов необходим был авторитет, чьё мнение обсуждению не подлежит, поскольку всегда является «единственно правильным». Логика функционирования абсолютной власти предопределила дальнейший ход событий: у Сталина не было иного пути, как сделаться «великим философом», «великим экономистом», «великим языковедом» и т.д. Поскольку механизм борьбы с инакомыслием в качестве опорной конструкции предполагал высший авторитет, авторитет должен был произнести своё Слово. Слово авторитета становилось поворотным моментом дискуссий: вмешательство Сталина дало «нужное» направление дискуссии по проблемам языкознания («Марксизм и вопросы языкознания», 1950) и экономической дискуссии («Экономические проблемы социализма в СССР», 1952).
Эти работы сразу же в обязательном порядке изучались партийными работниками и студентами. Учёные взахлёб писали о расцвете своих наук после появления этих работ. В 1952 г. состоялось даже заседание Академии наук, посвящённое двухлетней годовщине выхода в свет работы Сталина «Марксизм и вопросы языкознания».

«Борьба с космополитизмом» – политико-идеологическая кампания конца 40-х – начала 50-х гг., проводившаяся «верхами» против ряда представителей творческой интеллигенции, чаще лиц еврейской национальности. С 1949 г. она проходила под лозунгом выявления «низкопоклонства перед Западом», разоблачения групп «безродных космополитов», «антипатриотов». Осуществлялась в различных формах: путём «раскрытия псевдонимов», публикации «открытых писем», организации общественных покаяний и др. Конструировала угрозу «внутреннего врага», «пятой колонны», включала действие репрессивных механизмов. Служила идеологической подготовкой «дела врачей» (начало 1953 г.), которое, в свою очередь, должно было послужить идеологической подготовкой массовой депортации евреев на восток страны. Кампания закончилась со смертью Сталина.
Одной из жертв кампании борьбы с «космополитизмом» стал Л.Е. Кертман. Ему пришлось покинуть исторический факультет Киевского университета. Один за другим университеты СССР отказывали Кертману в месте работы. Лишь Пермский (тогда Молотовский) университет не побоялся его принять.


Билет 11. №1.
Разгром «школы Покровского». Судьба его учеников.
Основной поток критики обрушился на Покровского после его смерти.
В начале 30-х гг. критиковалась его теория Торгового капитализма. Томсинский выступил со статьей «К вопросу о социальной природе русского самодержавия», в которой упрекал Покровского в том, что «торговый капитал для него является самодовлеющим фактором», и показывал, что в России у власти стояли крепостники. С критикой так же выступили Ломакин и Рахметов.
В 1934 году опубликовано содержание замечаний Жданова, Кирова и Сталина на конспекты учебников по истории СССР, но фамилии еще не назывались. Школа Покровского объявлена вульгаризаторством только в 1936 году. «Русская история в самом сжатом очерке» критиковалась за отрыв теории от практики, за опору на старую историографию, огромное количество теории, отсутствие хронологии и многих фактов.
Ярославцев назвал «всю писанину Покровского троцкистской прозой». Начинается разоблачение Покровского его же учениками. Все тот же Ярославцев обвинил Покровского в недооценке роли Ленина как историка, в 1 мировой войне Покровский недооценил агрессию империализма; Покровский назвал февральскую революцию рабочей- что тоже ошибка.
Панкратова вменила Покровскому в вину, что он хотел уничтожить историю как науку, находился в плену у буржуазной историографии, концепция торгового капитализма надумана и взята у Туган-Барановского. Покровский замалчивал историю народов СССР.
Греков в работе «Киевская Русь в изображении Покровского» критиковал позицию Покровского о том, что классы появились т. в 16 веке.
Насонов пишет критику взглядов Покровского о татаро-монгольском нашествии. Покровский не учел тяжести ига, не придал значение институту Баскачества.
Разбирались взгляды Покровского на 1812 год. Он принизил Кутузова, поверил французским источникам, недооценил Бородино, не учел Партизанское движение.
Критикуется позиция Покровского о том, что исходя из тяжелого положения крестьян при крепостничестве- вывод о невозможности в это время национально-освободительных войн.
Обвинен в социологизации истории.
Кампания проходила по мере нахождения компромата. С 1934 года (убийство Кирова) арестовываются друзья Покровского. Например Татаринов.
Существует вопрос о том, была ли школа Покровского вообще. Школа предполагает особое отношение к источникам, принадлежность к одному философскому направлению, наличие оригинальных идей, преемственность. Преемственности нет. После войны марксистская история опирается на Грекова а не Покровского.

Билет 11. №2.
Перестройка исторической науки после XX съезда. Участие советских историков в МКИН, международных симпозиумах и конференциях.
См. 14 вопрос + значительно учащаются контакты советских историков с зарубежными коллегами, не только из социалистического лагеря, но и из буржуазных стран. Самые тесные отношения с ГДР. 1957 – 1-ая научная сессия сов-герм историч комиссии в Лейпциге, посвященная 40-летию Великого Октября. 1959 – конференция «Германский империализм и 2-ая мир война» в Берлине. 1960 – конференция в Берлине о немецко-рус научных связях во 2-ой половине XVIII в. 1963 – конференция в Лейпциге, посвященная 150-летия Битвы народов. С др социалистическими странами: 1958 – в Бухаресте – румыно-сов совещание о сов-румын эк, полит и культ связях. С 1957 каждый год по инициативе общества историков-античников социалистических стран «Мир» конференции по истории древнего мира. С бурж странами: участие сов историков в междунар конгрессах востоковедов: 1957 – в Мюнхене, 1960 – в Москве, 1963 – в Дели. Встречи с английскими историками – 1958, 1960, 1962, с франц – 1958 –в Сорбонну ездили Нечкина и Арциховский; с итальян – 1964. Участие в Конгрессах славистов: 1955 – Белград, 1958 – Москва, 1963 – София. Конгрессы византистов: 1955 – Стамбул, 1958 – Мюнхен, 1961 Охрид.
В 1955 г. сов историки впервые приняли участие в X Международном Конгрессе исторических наук в Риме. От СССР ездил 21 чел, среди них – Сидоров, Арциховский. Конгрессы происходят каждые 5 лет, чтобы подвести итоги и определить основные тенденции развития историч науки, отметить наиболее серьезные достижения, выявить новые, подсказанные временем проблемы. 1960 – XI Конгресс в Стокгольме. На него приехали 230 представителей из социалистических стран, в том числе 42 – из СССР: Жуков, Тихомиров, Сказкин, Минц, Нечкина, Тихвинский, Черепнин, Данилов и др. 1965 – XII конгресс в Вене, поехало 60 чел во главе с А. Губером.


Билет 12. №1.
История России в трудах историков-марксистов (В.В. Воровский, М.С. Ольминский, И.Н. Скворцов-Степанов, В.А. Быстрянский, О.М. Стеклов и др.).
После 1917 года марксистко-ленинское (м-л) направление в исторической науке, возникшее в росс. Историографии в к 19в., из преследуемого стало господствующим. Нач. формирование советской исторической науки. К 1917 году у м-л направления не было организационно-материальной базы, научных центров, и научных и педагогических кадров историков. Многие работы Ленина были недоступны для изучения, так как издавались нелегально. Профессиональных историков в большевицкой партии было немногочисленно. В ином положении была буржуазно-дворянская историография. В ее руках оставались научно-исторические уч.-я, историч. Общества, журналы, кафедры. + обладала большим опытом исследовательской работы. Но под руководством Ком партии и Сов прав-ва создавались научно исторические учреждения, издательства, по новому поставлено архивное дело. Большую роль в становлении сов историч науки сыграли видные деятели большевистской партии – Бубнов, Быстрянский, Милютин, Невский, Покровский, Скворцов-Степанов, Ярославский. Они возглавили марксистские научные учреждения, общества, учебные заведения, организовавшие их пропагандист деятельность. Под их воздействием формировалось первое поколение профессиональных историков-маркстистов. Они вели борьбу с идеалистическими концепциями, своими трудами они способствовали развитию проблематики марксисткой историч науки. 1 задачей было – создание марксистских научно-историч учреждений. И уч заведений. 2 – подготовка кадров., которой занимался Скворцов- Степанов, он преподавал в универе. Вместо историко-философских и юридических отделений вводились политико-юридические и экономические. Он читал курсы по истории социализма, революц движениям, революций 1905-1917 гг. С 1918-22 начало выходить Собрание сочинений Маркса и Энгельса под редакцией Скворцова.
Сов историограф. нач на 1 этапе развития разработку истории револ движения и передовой общественной мысли. В 1918 году появилась статья Луначарского «А.Н. Радищев» - 1 пророк и мученик революции. В 1920 год – появилось ряд статей про Герцена, т.к это год его смерти (50 лет назад) Воровский В.В – не считал его социалистом, + выходило много статей о народниках.
Среди лит-ры по истории рев-ого движения в 19в. выделяется книга Ольминского М С. « Из прошлого» 1919 год . В ней предпринята попытка дать обобщающий очерк рев –ой борьбы в 19в. Автор критиковал буржуазные работы на эту тему, стремился связать рев-ое движение с экономич эволюц страны. Но его взгляды значительно расходились с ленинской концепцией освободительного движения в России. Движение декабристов не включено им в общую схему освоб движения, а 2 выделенных им периода – 40-60 гг. (заря революц романтизма) и 70-90 гг. (золотой век народничества и марксизм) – не выявляли классового содержания развития рев. Процесса.
В 1923 году отмечалось 25-летие 1 съезда и 20-летие 2 съезда РСДРП. С этими датами было связано появление новых научно-поп. Работ и уч. пособий по истории партии. Издавались работы Быстрянского В.А. Лепешинского, Ольминского по отдельным историко–партийным проблемам. Основная работа Быстрянского – «Революционная буржуазия и революция пролетарская».
100-летие со дня рождения Чернышевского стимулировало к более глубокому изучению трудов этого деятеля. В докладе Стеклова Ю. М. – автора 2х томного монографии «Чернышевский. Его жизнь и деятельность» - в Обществе историков – Марксистов говорилось, что он был 1 в России, кто обосновал коммунистич. взгляды, даже те которые проводил Сам Ленин! В ходе дискуссии концепция Стеклова была отвергнута.

Билет 12. №2.
Развитие советской исторической науки во второе послевоенное десятилетие (1955-1965 гг.).
1956-1965- это хронологические рамки периода. Вехой десятилетия является 20 съезд КПСС, его рассматривают как рубеж эпохи, после выходит масса постановлений, например, 55 трудов Ленина- постановление ИБЛЕ(?). в этот период историография становиться отдельной наукой и стала преподаваться в Вузах. Отрицательные моменты: 1) неоднородность реабилитации, 2)борьба с культом, культовыми методами, это порождает псевдокульт. Именно съезд становиться главной темой историографии этого времени. Возрастает интерес к компартии, но количество не переросло в качество. В это время очень большое значение имел институт коммунизма, марксистов так же выпускала академия при КПСС. Ежегодно выходили ленинские сборники, например, биохроника Ленина- его биография. История КПСС, под ред. Пономарева- все было пересмотрено с точки зрения ленинской концепции, по большому счету- это идеологическая перестройка.
Сам съезд готовился очень сложно, это был шок для всех, доклад в России держался в тайне от общественности, но на западе его удалось опубликовать, это заставило ЦК принять документ « о культе личности и его последствиях». Сам Хрущев очень сильно рисковал, так как он сам по локти в крови, но нужно понимать, что этот доклад это чуть-чуть критика Сталина. Изменения в публицистике, которые произошли в это время. Еще до съезда, сразу после смерти Сталина в журнале Вопросы Истории были сменены все редакторы, главным редактором была назначена Панкратова, а заместителем Буржалов. Обновили всю редакцию. Работая в Сталинской традиции, в 1954 журнал опубликовал большую статью в защиту Сталина, автор Панкратова- это была ошибка! На съезде Панкратова выступила с докладом, затем Буржалов с запиской о проблемах исторической науки, а после Молотов отдал приказ начать компанию против журнала ВИ. Сама Панкратова умерла после разборки, а Буржалов был отстранен.
Историография после 20 съезда. 1957- заседания АН об отчетах за последний год, существует до сих пор. 1957- мы пере провели конференцию историков- востоковедов. Институт славяноведения провел праздник в честь Дмитрова, а Пушкинский дом провел конференцию по основам соцреализма. Так же был ряд региональных конференций: 1) по подготовке к 40- летию Октябрьской социалистической революции ( на ней отметили две книги- «Революция в Петрограде», «Революция на Урале»), 2)по критике источников, во главе Мерзов. 1959- конференция по новым школьным программам. После съезда состоялось первое международная конференция, на самом деле впервые еще в 1956, но в 1957- приобретает диалоговую форму, в ГДР, огромная делегация от нас. Основные проблемы: 10 влияние Октябрьской революции на события в Германии, 2)классификация ВМВ. За 1957- мы съездили на 12 международных конференций, провели 18. 1965- международная конференция в Вене, от нас огромная делегация, которая участвовала во всех существующих секциях.(Черепнин- развитие общественной мысли в 19 в., крестьянские восстания на южных территориях., Нечкина- развитие исторической науки в 19 веке., развитие мировой истории к 1915 ), конечно мы не смогли дать бой западной историографии, но заявили о себе, признано отставание в исторической биографии. В это время выпустилось 200 докторов наук, 5 тыс кандидатов, но очень мало кадров преподавателей. Разрешили принимать в аспирантуру без отработки. Переориентировали программу издания, теперь более фундаментально: Баркин « эпоха СССР. История социализма», издана Всемирная история в 10 т, после конгресса в Вене еще 2 издали. Попытались уйти от европоцентризма., историческая энциклопедия, 16т, переиздание Ключевского, большое значение имеет научный комментарий Зимина., очерки истории исторической науки, под ред Тихомирова.
Дискуссии. Благоприятные, на отработанные темы, без эмоций и мощных противостоянии. 1) 1959- о имущественном расслоении крестьян. Суть: Рубинштейн, Дружинин считали, что расслоение началось 2/2 18 века, им противостояли Устюгов, Преображенский, которые цитируя Ленина « приблизительно в 17 в» отстаивали век 17, но это ненаучная привязка. 2) генезис капитализма. Павленко- доклад о том, что образование русского рынка произошло в 19 веке, не раньше. Противники утверждали, что в 17в. 3) май 1958- о Иване Грозном. По партийному заданию, в газете Знамя была огромная стать о Иване Грозном, очень высокая оценка его деятельности. Толстой А. « Иван Грозный», Иван не в превратном виде. Его противник Веселовский назвал роман литературным, а не историческим произведением. В. Костырев «Грозный» 2т, пытался провести на Сталинскую премию, Грозный описан положительно, за это дали 3-й степени. Эйзенштейн поставил фильм. 1957- статья Дубровского, где был в корень пересмотрен образ Грозного, это положило начало официальной дискуссии. В защиту выступили: Казаринов, шмитд, Черепнин- сказали, что нужно продолжать изучать, нельзя все идеализировать. Оппонентами были: Зимин, Пашутов- говорили, что ужасы Грозного- это явление времени. Дискуссия пустая. 4)Народничество. К. 1956- в журнале Коммунист Ю. Полевой рассмотрел народничество, как освободительное движение, выходит кн. Маркина « О революционном народничестве», Фомина « Социалистические взгляды Лаврова», Каратаев « Об экономических взглядов народников»- очень большая путаница, хотя разделил движение на этапы, Левин « Общественно- политические взгляды народников». 5)о переодизации историографической науки, эта дискуссия в 1961 в журнале История СССР. Очень много мнений, главный вопрос о критериях, были предложены следующие критерии:
Основная историческая концепция
Проблематика исследований
Методы работы с источниками
Организационные методы изучения
Нечкина предложила хронологическую, победила.
Появляются группы молодежи, которые впервые выступили с критикой представлений об экономике Сталина, критиковали большевизм, называя его смесью Пугачева и Евангелие. 3 арестовали, остальные организационно не оформились в кружки, Хрущев расправился с молодежью, это начало д/денства в России.
В 1961- свершился тихий переворот.


Билет 13. №1.
Создание РЗИА и других учреждений русскими эмигрантами в 1920-е гг.
(он же Билет 21. №1. Зарубежные центры и учреждения русских историков-эмигрантов).
История русской эмиграции:
Задачи, которые ставила перед собой наша интеллигенция в эмиграции: 1.) сохранить образ старой России; 2.) помочь молодым, которые остались в России, в творческом росте; 3.) написать обо всем, что видели и пережили, об исторических судьбах России.
Периодизация русской эмиграции по Пашуто: 1.) 1920-29 гг., 2.) 1929-39 гг., 3.) 1939-45 гг.
Всего 1.5 – 2 млн. чел эмигрировало.
Эмиграция началась с эвакуации войск Врангеля. Около 300 тыс. уехало сразу. Эти “врангелевские” эмигранты ехали в Турцию (там до сих пор большая русская община), откуда реэмиграция в другие страны, прежде всего во Францию, элита нашей эмиграции в Париже: в 1917 г. здесь 12/20 тыс. русских, после революции – 30 тыс., а после Стамбула (т.е. из Турции) – 72 тыс. Также много русских эмигрировало в Берлин, Прагу, Варшаву, Хельсинки, позже – в Харбин, еще позже – за океан: в США, Канаду, Аргентину, Бразилию, Индию, на о. Мадагаскар.
Те, кто сначала остались, идеологически неугодны советским властям (организуют философское общество в Питере – проф. Радулов, философскую ассоциацию – Толстой, Ремизов и др.) => с 1921 г. готовится высылка. Накануне в “Правде” статья “Последнее предупреждение”: д.б. высланы, т.к. в случае конфликта встанут на сторону противника. 1922 г. - “философский пароход”: организованы 2 парохода из Питера в Штеттин с философами, литераторами, историками. Расцвет русской философии – 1920-е гг., причем наши лучшие философы за рубежом (Бердяев, Булгаков). Эмигрировавшие историки: Андреев, Вернадский, Карсавин, Кизеветтер, Мельгунов, Мякотин, Пушкарев, Ростовцев, Струве, Шмурло, Федотов, братья Флоровские – создали массу учреждений, институтов, архивов, журналов, воспитали новое поколение историков.
Учреждения русских эмигрантов:
РЗИА – Русский заграничный исторический архив в Праге. Начало ему положено в 1923 г. постановлением русского общества Земгор (оно, по сути, являлось координационным центром для наших эмигрантов в Праге). К этому времени в Праге уже накопилось достаточно много материала для открытия архива: различные исторические документы стали собираться здесь при русской библиотеке и читальном зале с 1921 г. С самого начала дело было поставлено на твёрдую научную основу. Созданы совет архива (Кизиветтер - председатель), научная и хозяйственная комиссии (Шмурло, Мякотин, Чернавин). Структура архива: Отдел документов + Книжный отдел + Газетный отдел. Всего работало 15-17 архивистов. Финансовая помощь архиву от МИДа Чехословакии Э. Бенеша.
С 1924 г. начался сбор материала. Корреспондентская сеть в 44 государствах (Никонаевский в Берлине, Сватиков в Париже) – всего 1.5 тыс. чел. Часть материалов получали бесплатно, часть приходилось покупать. Проблема – встречалось много подделок.
Включения в архив: А) до 1934 г. обособленно функционировал "Донской казачий архив", собирающий документы, касающиеся Войска Донского, Донского правительства и жизни казачьей эмиграции, реликвии. Включен в главное хранилище на правах самостоятельной единицы после 9-летних переговоров. Б) документы Южной армии – архив Деникина. В) Архивы Герцена, батьки Махно, часть архива Толстого.
В 1930-е гг. РЗИА стал общепризнанным, одним из лучших хранилищ в мире. С 1936 г. (по Унгв.)/с 1928 г. (по солидной статье в инете) архив ? в собственность МИда (затем МВД) Чехословакии, его глава – доктор Славик. В 1939 г. Чехословакия оккупирована немцами => двойное подчинение архива, архивная работа осложнена, часть архива попала к Геббельсу. По окончании войны новое чехословацкое правительство постановило передать РЗИА в дар СССР (в связи с этим была какая-то делегация Минца). Целый ж/д состав с документами был отправлен в СССР. В Москве архив был включён в состав ЦГАОР (Центральный государственный архив Октябрьской революции), в Праге остатки в “Славянской библиотеке”. Все материалы до 1991 г. засекречены. Сейчас основная часть бывшего пражского архива хранится в Государственном архиве Российской Федерации (Г.А.Р.Ф.), в Москве.
Другие учреждения и центры русских историков-эмигрантов:
Отделение философской ассоциации в Париже (А. Белый) – научные, не политические дискуссии, споры, близкие к мистике.
Во Франции в 20-е гг. преподавали более 40 профессоров из российских университетов. В 1921 г. открыты русские курсы в Сорбонне = факультет для русских студентов. В 1926 г. открыт Франко-русский институт в Сорбонне (Милюков – вице-председатель). С 1925 г. в Париже проводятся Дни русской культуры, позже создана Лига русской культуры с отделениями в разных странах.
В Чехословакии наши работают в Славянском институте в Праге. В 1922 г. в Праге открыт русский юрфак, в 1923 г.- Русский пединститут и Русский народный ун-т. В Праге наш историк Кизиветтер играет большую роль в научной деятельности.
Гессен (кадет) в Берлине издавал “Архив русской революции” – о событиях революции, в т.ч. предшествующих ей.
Итог по Унгв. не в тему: мы внесли огромный вклад в культуру Запада. Рахманинов, Шаляпин, Бунин – единственные эмигранты, получившие Нобелевскую премию, Мережковский 9 раз номинировался. Эмигранты долгие годы ждали падения большевиков – не дождались => эмигрантская агония, резкий приступ ностальгии.

Билет 13. №2.
Критика сталинизма после XX съезда.
Компиляция из вопросов:
(Билет 7. №2.) XX съезд КПСС. Влияние его решений на развитие исторической науки.
Решения XX съезда повлияли на все дальнейшее развитие в СССР, в том числе определили пути движения исторической науки. Унгвицкий: «после него в исторической науке подул свежий ветер». Гл значение съезда – развенчание культа Сталина (но не уничтожение культа вождя как такового), начало массовой (но ограниченной и выборочной) реабилитации (в том числе и ученых-историков). НО: сама система, созданная Сталиным, критике не подвергалась. Подготовка съезда и доклада Хрущева велась с 1954 г. В февр 1956г. делегатам съезда был зачитан секретный доклад о культе личности. О докладе раньше узнали на Западе (возможно через Берута). В СССР – «О культе личности и его последствиях» (доклад Хр в урезанном виде) опубликован только 30 июня 1956 г.
Изменения в исторической науке ограниченные: 1) руководство осталось за партией: ЦК и Институт марксизма и ленинизма всем заправляли; 2) превозносить стали партию в целом: рост исследований по истории партии и современной истории СССР 2/3 ученых. Известные работы: М.А. Краев «Новый этап в развитии колхозного строя», Н.И. Анисимов «На новом этапе» и др; 3)реабилитация Ленина как главного идеолога советского строя: ленинские сборники каждый год, биографии Ленина, 1957 г. – полное собрание сочинений В.И. Лен + 1957 -1967 – 10 дополнительных томов.
Заменили «Краткий курс ВКП(б)» - «История КПСС» (под ред. Пономарева) – новое идеологическое клише – ленинское видение истории, рост числа его цитат.
С 1964 историография стала отдельной наукой, введена в качестве самостоятельной учебной дисциплины в вузах.
1957 – заседание АН, на котором принято решение о ежегодных весенних отчетах по истории (существуют до настоящего времени).
Значительных изменения коснулись исторической науки как учебной дисциплины. Переписали учебник (см. выше). С 1959 - переход на 11-летку, поэтому в программах рост часов на историю. Занялись и улучшением педкадров, т.к. ? учителей без специального образования – рост числа пединститутов + облегчение поступления в аспирантуру, рост числа советов по защите диссертаций (все меры по постановлению 1962 г. всесоюзного совещания по вопросу о мерах улучшения подготовки научно-пед кадров по историческим наукам). В науке – рост филиалов Института марксизма и ленинизма, образование Научных советов АН СССР и ее отделения истории по крупнейшим комплексным проблемам исторического процесса.
Рост периодических изданий: «Советская археология», «Исторический архив», «Отечественная история», «Новая и новейшая история» и др.
Что касается научных исследований, то по сравнению с предшествующим периодом не наблюдалось расширения тем исследований. По-прежнему занимались соц-эк. историей + большее внимание к мнению Ленина на эти проблемы, например, Шапиро, Дружинин – о крестьянах в XVIII в, Павленко – о зарождении капитализма в России.
Некоторые изменения в трактовках: 1) пересмотр личности Ивана Грозного: при Сталине его превозносили, сейчас: Черепнин – исследование по эпохе ИГ, а не по личности, негативно об опричнине, Пашуто – об элементах культа личности у ИГ; 2) при Сталине народники были главными врагами марксизма, сейчас: Полевой в 1957 г. включил народнический этап в народно-освободительное движение + Фомина назвала Лаврова революционером.
«Выдающиеся» издания и монографии: с 1961 г. – «Советская историческая энциклопедия», 1959 – 2-ое переиздание «История дипломатии», монография Рыбакова по былинному эпосу; анализ «Русской Правды» Смирнова; Пашуто о внешней политике Древнерусского государства; Минц «История Великого Октября» + издания сборников документов по Октябрьской революции – в 1957 г., к 40-летию Великого Октября.
(Билет 14. №2.) «Записка» Э.Н. Бурджалова о состоянии советской исторической науки. Гонения на журнал «Вопросы истории» (1957 г.). «Дело молодых в МГУ» (1957-58 гг.)
После ХХ съезда в журнале «Вопросы истории» сменили редакцию. Главный редактор – Панкратова, зам. – Бурджалов. К этому масса новых людей. Но совершили ошибку – но совершили ошибку – 1954 – опубликовали статью в защиту Сталина. На ХХ съезде впервые дали слово историку – Панкратовой. Он говорил о развенчании культа. За это на журнал посыпались обвинения. «Правда» выпустила статью Александрова, осуждающую журнал: «Кто идет против Сталина, тот идет против партии». Панкратову пригласили в ЦК на беседу. Бурджалова отстранили от дел.


Билет 14. №1.
Течение «евразийцев» в 1920-е гг. Их историческая судьба.
1918 – философское общество в Пг – проф. Радлов, на празднование крупных дат. 2350 лет со дня рождении Платона. Параллельно создается философская ассоциация – обсуждение насущных проблем современности. А. Белый, Минский, А. Толстой, Ремезов. Только научные дискуссии. Возникает евразийское течение. Русское техническое общество, Жур. «Экономист». Отталкивание от географии и этнографии. Евразия – место развития: остатки Европы (наши, идущие на восток и в Азию – Сибирь). Вернадский с самого начала рвется на восток, Савицкий, Трубецкой. 17 в. – вышли к Тих. Ок, 18 в. – к Тянь-Шаню. Евразия – еще и историко-культурное понятие. 1 – Византия, 2 – татаро - монголы. Военная империя: скифы, гунны, татары, Московское государство – единственное государство, которое оправдалось. Наша история- сумма всплесков и падений, что объединено внутренней позицией людей. По большому счету –борьба леса и степи (Урал – Азия). Иго – победа степи, после – реванш. Это не случайно, а народное чувство. Славяне – терпимо ко всем религиям мира, одинаково были отстранены от них. Евразийская теория – все беды с запада. Стали упирать на русских. Славяне реформы большевиков воспринимают все лучше и лучше, как результат – Союз Советских Социалистических Республик есть Евразия. Одобрили национальный вопрос, индустриализацию. Корсавин, Эфкон и прочие – поверили, вернулись. Савицкий только вышел из тюрьмы. Передал т.н. учение Гумилеву. Флоровский Е., Бицилин, Корсавин; Алексин – критик, Шахматов, Вернадский – историки, Совчинский – музыковед, Трубецкой – лингвист. Панченко – современный евразист. Сейчас тоже наблюдается мировой кризис государства и центр исторического развития смещается в Азию. Чубайс – старший: книга о проблемах евразийства. Национальная идея – вектор политики повернуть на восток. Хофер – автор понятия «геополитика»; ось: Берлин – Москва - Токио. Маккиндер – первый американец: центр - Евразия = побережье Атлантики, Дальний Восток (России нет, очень мало). Римский клуб: основа – 4 меридиана. 3 главные точки – Евроафрика, Азия, Америка. Признают, что Россия – это осколки империи, по числу населения сравнивают с Бразилией, Чехословакией. Россия не участвует в мировой политике, особенно с н. 1990-х гг. Россию не воспринимают серьезно. В рейтингах – максимально в 3-4 десятке. Поэтому надо приближаться к Азии. Если дальше развивать Россию с двумя центрами (Москва, Пб), ничего не получится, надо менять будущее: переносить столицу на географический центр Евразии – р. Енисей (Красноярск, но можно и другие).

Билет 14. №2.
«Записка» Э.Н. Бурджалова о состоянии советской исторической науки. Гонения на журнал «Вопросы истории» (1957 г.). «Дело молодых в МГУ» (1957-58 гг.) (по лекции Маши Стрик)
После ХХ съезда в журнале «Вопросы истории» сменили редакцию. Главный редактор – Панкратова, зам. – Бурджалов. К этому масса новых людей. Но совершили ошибку – но совершили ошибку – 1954 – опубликовали статью в защиту Сталина. На ХХ съезде впервые дали слово историку – Панкратовой. Он говорил о развенчании культа. За это на журнал посыпались обвинения. «Правда» выпустила статью Александрова, осуждающую журнал: «Кто идет против Сталина, тот идет против партии». Панкратову пригласили в ЦК на беседу. Бурджалова отстранили от дел.


Билет 15. №1.
Решения правительства о создании первых стабильных учебников в 1930-х гг. Конкурс, его итоги. Учебники.
1930-е гг. – время появления учебников. 1931г – отказ от всего, 1934 – идея возобновить исторические факультеты в Москве и Пб. Большая часть учреждений АН перенесена в Москву, начинается их реконструкция. 1936 – слияние ком. академии и АН (т.к. дублировали друг друга). 1938 – закрыт институт красной профессуры, образован высшая школа партии. Открываются новые исторические журналы. Встает вопрос об учебниках. До: Покровский «Русская история в самые сжатые сроки», Рожков «Русская история в сравнительном историческом отражении», Минц «учебник истории для 1-4 годов обучения крестьянской молодежи»- 4 блока, Валак «история народов СССР», Большаков «История».1932 – ЦК о неблагополучии на историческом фронте. 1934 – вместо истории социологические схемы, первые конспекты – Сталин, Киров, Жданов: выразили свои замечания. Конкурс на новые учебники - 01.1936 – 46 вариантов.постановление жюри об итогах – 08.1937. Первую премию – некому, вторую – «Краткий курс истории СССР», созданный кафедрой истории СССР МГПИ им. Ленина под ред. членкора Шестакову(учебник для начальных классов более чем на полтора десятилетия), третью – Панкратовой по истории империализма, Октябрьской революции и строительству социализма. Учебник по древнему миру – Мишулина, средним векам – Косминский, Новому времени – Ефимов. Для ВУЗов: до 19 века – группа историков – сотрудников института истории АН СССР и исторического факультета МГУ под рук. Грекова Б. Д., Лебедева В. И., Бахрушина С. В. «История СССР с древнейших времен до конца 18 века» (1939), 19 век – «Россия в 19 веке» под ред. Нечкиной М. В., современный период – Минц. Для неисторических факультетов – Тихомиров, многотомник по истории СССР – 12 томов. Конкурс: подробная характеристика недостатков общих для всех учебников (по итогам обсуждения ученых историков и преподавателей истории). В основном, эти замечания сводились к недостаточному внимания роли Советов в той или иной области, отсталости России к началу Первой мировой войны, необъективному рассмотру роли классов крестьян и помещиков в истории и прочее. Все эти замечания были учтены при создании учебников для средней школы и вузов. Многие учебники были написаны на высоком для того времени научно-историческом и методическом уровне. Они содержали большой конкретный материал по истории СССР, начиная с характеристики первобытнообщинного строя и рабовладельческих государств на территории Советов и кончая побе6дой социализма. В эти же годы в Институте истории началась подготовка к созданию многотомной истории СССР.

Билет 15. №2.
Негативные моменты в развитии исторической науки в 1960-80-е гг. Оправдание сталинщины.
В 60-е-80-е годы наметился кризис советской науки. С одной стороны, никогда еще не выпускалось такого количества специальных работ. За 20 лет вышло 1400 брошюр, работ по истории.
32% -досоветский период; 34,5% - советский; 14% - всеобщая история.
Истощался слой незащищенных ученых. С другой стороны, 46% историков были историками партии. Достижение: ленинская концепция, которая по сути выправлена Сталиным. Слабые политические корректировки курса не удавались. 1969 – семинар Гефлера: он рассматривал историю в рамках марксизма и то был разогнан. XIII МКИН – 1970 – крестьянское движение в мире с конца XVIII до наших дней. Утченко, Дьяконов: социальный состав; Удальцова, Гутнова: генезис капитализма в Европе. Спор о терминах: модель, эксперимент, структура.
Появляется четкая идеологическая конфронтация: 1975 XIV МИК – Сахаров о конвергенции; 1985 – Штутгарт, XVI МНИК – впервые круглый стол – «Историки и проблемы сохранения мира». Тихвинский. 3 темы: движение Сопротивления во Второй мировой (Живин); образ других (иностранцы, меньшинства (?), маргинальные группы; Вебер и методология истории (Барг).
Дискуссии: - о коммент. Сталина; - о культурной революции (Ким); - проблемы абсолютизма (Аврех) – абсолютизм на западе – это равновесие дворян и буржуазии; - обсуждение статей Энгельса.
Направление денационализаторов (Ронин). Капитализм у нас – иностранного происхождения. Дискуссия прервалась, так как в нее вмешался Сталин, который хотел показать рывок и отодвинул развитие капитализма (?).
Выросло новое поколение – Волобуев. 59 (69) конференция по многоукладности. Сидоров, Тарновский, Гиндин, Волобуев, Иванов. Бовыкин, Рыдзюнкин – за развитие капитализма.
Городецкий – «О введениях». Доклады по историографии, учебнику и т.д.
Спорили о «Слове о полку Игореве». 13 век – Гумилев, 16 – Мазон, 18 – Мусин-Пушкин. Потому что генетически зависит от «Задонщины». Лихачев: «Все подделки в литературе XIX века и они примитивны». Периодизация внутренних этапов культуры. Клебанов: др. гос. – X-XI вв.; XII – XVI – ранний феодализм, XVII – 1 пол. XIX - поздний феодализм. Краснобаев, Лихачев, Дмитриев – третий этап необходимо разделить: 2/3 XVII – 70-е XVIII – новый; 70-е XVIII – сер. XIX.
Протопоп Аввакум. Клебанов – культ-ист. явление; Демкова – творч. ист. произведение; Румянцев – истор. источник. Итог – Лихачев – Робинсон – борьба идей в русской литературе, Аввакум – Данте, посл. русское средневековье и 1 письм. нового времени.
Бескровный – шк. Сев. Кавказа. 1 т. «Русская армия и флот в 18 веке. 3 т. «Военное искусство в 19 веке». 4 т. «Русская армия и флот в нач. 20 века. Бескровный – историч. география. Автор первого атласа СССР. Крупнейший специалист по границам. В.Т. Пашута – изыскания по истории древней Руси. «Очерки по истории Галицко-Волынской Руси». «Образование Литовского государства».
«Итоги и проблемы изучения ист.Руси».
70-е – «Пути развития феодализма» - спор с Грековым (по-моему, двадцать лет как покойным :).
Минц. «Октябрь и мировой рев.процесс», «Октябрь в зарубеж. и совр. литературе» (воспоминание о Ленине. Вопрос о достоверности). Занимается историей гражд. войны в институте Красной профессуры. «Англичане на Сев», «Эсеры в Арх». Один из главных лекторов. «Очерки по истории русской армии». 1967 г. – науч. совет по проблемам окт.рев. Привлеч. зарубеж. ист.
Негативные моменты:
1) Усиливается «партийность» истории;
2) Растет количество работ по истории партии, разрабатываются вопросы жизни вождей (Брежнев);
3) Дискуссии по проблемам рев., феод., кап.
4) Оправдание Сталинских деяний и создание нового образа вождя – Брежнева.
Оправдание сталинщины:
Верность непосредственному руководителю стала важнее профессиональной компетентности и идеологической выдержанности. По мере проведения мероприятий по реабилитации сталинизма и возрастанию культа личности Л.И. Брежнева система морально-нравственных ценностей, присущая Генеральному секретарю и его окружению все интенсивнее насаждалась в народных массах.
Официально пропагандировалась одна идеология поведения, а неофициально насаждалась другая. Процесс ресталинизации все больше принимал ползучие формы, обволакивая общественную жизнь.
14 февраля 1966 года видные деятели культуры и науки Ромм, Сахаров, Чуйков, Ефремов, Плисецкая, Попов и другие направили Л.И. Брежневу открытое письмо.
В нем отмечалась обеспокоенность усилением тенденций, направленных на частичную или косвенную реабилитацию сталинизма. Авторы письма обращали внимание Брежнева на то, что попытки обелить Сталина таят в себе опасность серьезных расхождений внутри общества. Но их мнение не было учтено. Сталинские методы руководства и принципы жизни продолжали наступать. С теми, кто стоял на антисталинских позициях, расправлялись пока административными методами. Их увольняли с работы, накладывали партийные взыскания, исключали из партии. Сталинизм наступал в литературе, в искусстве, в науке и других областях жизни.
К этому времени меры воздействия к антисталинистам ужесточились: их публично компрометировали, прятали в психушки, сажали в тюрьму, высылали за рубеж и лишали советского гражданства.


Билет 16. №1.
«Академическое дело». Ход следствия , приговор, выводы.
«Академическое дело», сфабрикованное сотрудниками ПП ОПТУ в ЛВО, стало завершением той кампании, которую вело партийное и советское руководство против «буржуазной интеллигенции» в Академии наук, до конца 1920-х годов еще сохранявшей какие-то признаки автономии. Начиная с апреля 1929 вопрос об АН СССР неоднократно рассматривался на заседаниях Политбюро ЦК ВКП(б). Вскоре началась чистка АН специально созданной комиссией. В октябре 1929 этой комиссии стало известно, что в библиотеке и рукописных отделах АН СССР хранятся якобы «криминальные» материалы. На заседании Политбюро ЦК ВКП(б), состоявшемся 5 ноября 1929, было принято решение об уголовном преследовании сотрудников АН СССР, причастных к этой «архивной истории», и с 24 октября по 12 декабря 1929 были проведены первые аресты. Затем аресты приняли массовый характер, арестованным стали предъявлять обвинения в различных формах контрреволюционной деятельности. Были арестованы 4 академика (С.Ф.Платонов, Е.Н.Тарле, Н.П.Лихачев и М.К.Любавский), арестовано или привлечено к следствию 9 чл.-кор. АН СССР. Большая часть арестов произведена в Ленинграде. Арестованные в других городах (Москве, Минске, Свердловске) этапированы в Ленинград. Большинство пострадавших были историками, поэтому дело это часто называли «делом историков». Среди арестованных находились и другие специалисты, в частности, геологи и географы.К началу 1930 количество арестованных превысило 100 человек. Их разделили на две группы и завели два делопроизводства. В первую группу вошли 16 обвиняемых, названных следователями «основным ядром» контрреволюционной организации, и 13, которые были «постоянными и эпизодическими информаторами» «разветвленной шпионской сети», действовавшей в пользу Германии. В эту группу входило пять геологов: А.Н.Криштофович, П.И.Полевой, Д.Н.Бенешевич, А.А.Зеленецкий, М.А.Клер. Вторая группа (86 чел.) была поделена на несколько подгрупп. В одну из подгрупп, связанную с «вредительством» во время экспедиционных работ, входили геологи П.В.Виттенбург и В.И.Крыжановский.
С начала 1930 следователи вынуждали арестованных дать показания о принадлежности к якобы существовавшей монархической контрреволюционной организации. В протоколах допросов, производившихся в июне 1930, появляется название этой «организации»: «Всенародный союз борьбы за возрождение свободной России». Арестованных вынуждали дать показания о том, что они вели контрреволюционную пропаганду, стремились реставрировать помещичье-капиталистический строй, восстановить монархию, возвести на российский престол находившегося в эмиграции бывшего великого князя Андрея Владимировича. В отношении арестованных по «Академическому делу» применялись различные методы психологического и физического воздействия. Обвинение строилось на показаниях самих арестованных, в том числе и таких фантастических, как о якобы существовавших складах оружия. Никаких следов даже попытки проверить такого рода показания в материалах следствия нет. В ходе следствия от многих арестованных добивались показаний против академика Ферсмана. От П.В. Виттенбурга следователи добивались показаний, на основании которых Ферсмана можно было бы обвинить не только в участии в контрреволюционной организации, но и во «вредительстве», которым он занимался как руководитель экспедиционного дела («группа Ферсмана»). Показаний против Ферсмана следователи добивались и от академиков Платонова и Тарле. ОГПУ так, видимо, и не получило санкции на его арест.
10 февраля 1931 тройка ПП ОГПУ в ЛВО вынесла приговор первой партии арестованных по «Академическому делу»: 29 человек были приговорены к расстрелу (в том числе геолог Виттенбург), 53 к заключению в ИТЛ на срок от 3 до 10 лет (в том числе геологи Зеленецкий и Крыжановский), 2 к высылке на 2 года. Решение тройки было пересмотрено коллегией ОГПУ 10 мая 1931. Высшая мера наказания была сохранена в отношении бывших офицеров А.С.Путилова, А.А.Кованько, В.Ф.Пузицкого, Я.П.Куприянова, П.И.Зиссермана, Ю.А.Вержбицкого. 10 человек были приговорены к расстрелу, замененному заключением в лагерь на 10 лет, 8 к заключению в лагерь на 10 лет, 3 : к заключению в лагерь на 10 лет, замененному высылкой на тот же срок, 3 к заключению в лагерь на 3 года. В ходе следствия было освобождено 43 человека. Вынесение приговора тем арестованным, которых относили к «руководящей группе», затянулось. Он был вынесен коллегией ОГПУ 8 августа 1931: 18 человек были приговорены к высылке в отделенные места СССР сроком на 5 лет. Среди них были академики Платонов, Тарле, Лихачев, Любавский, геологи Клер и Криштофович. Пять человек приговорены к 5 годам заключения в лагере, 4 к 3 годам заключения в лагере, 1 к высылке в Западную Сибирь на 3 года.
Еще до завершения «Академического дела» ленинградские газеты «Красная газета» и «Ленинградская правда» начали травлю президента АН. «Ленинградская правда» опубликовала статью «Контрреволюционная вылазка академика Карпинского». В ответ ученый подал заявление об отставке с поста президента АН СССР. 25 февраля 1931 состоялось заседание Политбюро ЦК ВКП(б). По докладу Сталина были приняты решения: статьи в газетах, направленные против Карпинского, признавались ошибкой, а Калинину было поручено дать ответ обиженному президенту АН. Отставку его не приняли, и он оставался президентом АН, что должно было успокоить мировое общественное мнение. Но одновременно было реформировано руководство Президиума АН. Впервые в истории Академии наук оно назначалось решением высшей партийной инстанции Политбюро ЦК ВКП(б). Общему собранию АН предстояло лишь автоматически утвердить это решение. Сразу же по выходе из тюрьмы несколько осужденных по «делу Академии наук» заявили, что показания были даны ими под давлением и отказались от них. Соответствующие письма и заявления в высшие инстанции поступали и от находившихся в ссылке. Несмотря на это, версия ОГПУ оставалась в силе. Юридическая и гражданская реабилитация осужденных по «Академическому делу» затянулась на долгие годы. После 1956 в индивидуальном порядке было реабилитировано лишь несколько человек. Полная реабилитация имела место лишь в 1966-1967. Почти для всех осужденных она была посмертной.

Билет 16. №2.
Культ Л.И. Брежнева. Пропаганда концепции «развитого социализма».
Одна из наиболее характерных черт политической жизни этого периода состояла в раздувании "культа Брежнева". Кампания без¬мерного восхваления этого "верного ленинца" получает особый раз¬мах с середины 70-х годов, когда о его "личном вкладе" начинают твердить все средства массовой информации, огромными трудами вы¬пускаются "труды" и "воспоминания" престарелого генсека. На "вождя" обрушивается бесконечный поток наград.
Брежнев получил 7 орденов Ленина 5 звёзд Героя Сов.Союза и социалистического труда, был удостоен золотой медали им. К.Маркса за «исключительный вклад в развитие марксистско-ленинской теории и в научное исследование актуальных проблем развития социализма и всемирно-исторической борьбы за коммунистические идеалы», Ленинской премии мира и («по просьбам трудящихся») Ленинской премии по литературе за 3 брошюры: «Малая земля», «Возрождение», «Целина». В этих брошюрах от первого лица рассказывалось о подвигах Брежнева во время войны и затем на «промышленных и сельскохозяйственных фронтах». Для Генсека была сфабрикована блестящая военная карьера: в 1975г ему присвоено звание генерала армии, а в 1976 Маршала Советского союза. В 1977 Брежнев занял пост председателя Президиума Верховного Совета, а также стал председателем Совета Обороны, считался «автором» конституции. Всего имел более 200 наград. Этот культ напоминал сталинские амбиции, но выглядел карикатурно – за Брежневым стояла свита. Внешние атрибуты культа есть, внутреннего наполнения – нет.
Годы "застоя" породили свою специфическую идеологию. Уже во второй половине 60-х гг. стало ясно, что цели, поставленные Программой КПСС, принятой на ХХII съезде, в намеченные сроки ре¬ализовать не удастся. Новому руководству требовалась идейно-тео¬ритическая, пропагандистская основа для своей деятельности. Начи¬нается смещение акцентов с пропаганды целей коммунистического строительства на пропаганду уже достигнутой ступени развития. Выдвигается концепция "развитого социализма", которая давала официальной пропаганде новые возможности: она не ставила под сомнение сделанный Сталиным в 1936 г. вывод о построении в СССР основ социализма, не снимала формально Программу партии, нако¬нец, позволяла отодвинуть коммунистическую перспективу на неоп¬ределенное будущее.

Суть: социализм достиг определенной стадии, когда вызрели основные его элементы, но предстоял долгий период его совершенствования - говорили о длительной эволюции (без сроков, хотя Хрущев обещал коммунизм через 20 лет). Концепция была выдвинута в 1967 г. – в год 50-летия революции. На съезде 1968 г.Брежнев официально обосновал концепцию. Нашли в трудах Ленина фразу «развитой». Идеологи – Трапезников, Бурлацкий.
Концепция развитого социализма базировалась на идеях однородности советского общества, полном и окончательном решении национального вопроса; отсутствии социальных противоречий; неуклонном развитии экономики при дальнейшем росте благосостояния советских граждан.
Важной тенденцией идеологической жизни стало постепенное оправдание сталинщины. Почти полностью исчезли из упоминания факты репрессий, действия Сталина и его окружения по отношению к крестьянству стали рассматриваться и пропагандироваться как аб¬солютно оправданные, глубоко искажалась правда о событиях на¬чального периода войны. Идейная реабилитация сталинщины имела целью создание базы для возвеличивания действовавшего политичес¬кого руководства и прежде всего самого Брежнева.
На службу пропаганде идеологии развитого социализма были направлены средства массовой информации, наука, литература, искусство. Первоначально руководство заявило о продолжении в области культуры прежнего курса. Однако уже в 1966 г. с трибуны XXIII съезда КПСС зазвучали призывы бороться с «фальсификаторами истории», не публиковать произведения, которые «искажают нашу действительность, проповедуют пессимизм, скептицизм и упадничество, тенденциозно искажают отдельные этапы советской жизни».
Все это в значительной мере определяло и официальную поли¬тику в отношении духовной жизни, художественной интеллигенции. С конца 60-х гг. начинает ощущаться мощная официальная поддержка тех произведений, которые трактовали политические события пред¬военных лет, военную историю в духе возрождающегося неосталиниз¬ма. Многотомные эпопеи, многосерийные фильмы выводили образ Ста¬лина как спокойного, мудрого человека, принимающего трудные, но всегда верные решения. Наряду с этим официально приветствовали выпуск произведений на "производственную" тему.


Билет 17. №1.
Выход в свет «Краткого курса»
Книга вышла в свет 1 октября 1938 года под редакцией Комиссии ЦК ВКП(б) и была одобрена Центральным Комитетом. До выхода отдельной книгой печаталась по главам в газете “Правда” с 9 по 19 сентября 1938 г. Задачи, которые ставил ЦК, издав “Краткий курс истории ВКП(б)”, значение этой книги сформулированы в постановлении ЦК ВКП(б) от 14 ноября 1938 года “О постановке партийной пропаганды в связи с выпуском “Краткого курса истории ВКП(б)”. В этом постановлении, в частности, говорилось: “...партия получила новое могучее идейное оружие большевизма, энциклопедию основных знаний в области марксизма-ленинизма. В ней изложен и обобщен гигантский опыт Коммунистической партии, равного которому не имела и не имеет ни одна партия в мире. “Краткий курс истории ВКП(б) ” является важнейшим средством в деле разрешения задачи овладения большевизмом, вооружения членов партии марксистско-ленинской теорией, т.е. знанием законов общественного развития и политической борьбы, средством повышения политической бдительности партийных и непартийных большевиков, средством поднятия дела пропаганды марксизма-ленинизма на надлежащую теоретическую высоту”.
В постановлении давалась критическая оценка состояния работы по идейно-политическому воспитанию коммунистов и беспартийных, подвергались критике ее формы и методы, ставились конкретные задачи пропагандистской работы. “Создавая “Краткий курс истории ВКП(б)”, - говорилось в нем, - ЦК ВКП(б) ставил своей задачей ликвидировать вредный разрыв в области пропаганды между марксизмом и ленинизмом, который образовался в последние годы и который привел к тому, что ленинизм стали преподавать как самостоятельное учение в отрыве от марксизма, в отрыве от диалектического материализма, в отрыве от истории партии”.
Задача, которая выдвигалась в связи с пропагандой "Краткого курса истории ВКП(б)" - необходимость его усвоения всем составом партии. В статье “Настольная книга миллионов” “Правда” 9 сентября 1939 года сообщала, что по данным Всесоюзной книжной палаты “Краткий курс” издан в СССР за один год на 41 языке в количестве 15 020 900 экз. По состоянию на октябрь 1952 года “Краткий курс” на языках народов СССР был издан тиражом свыше 40 миллионов экземпляров.
"Краткий курс" был использован в обновленной системе образования парткадров, которая включала три ступени. Наиболее подготовленные члены партии должны были изучать "Краткий курс истории ВКП(б) с привлечением дополнительной литературы, основная масса - только учебник, а наименее образованные - "Краткий курс" "в сокращенном объеме". Таким образом, рядовой коммунист должен был усвоить тот материал, который объяснял причины прихода к власти большевиков, а также официальную версию современных событий.
+ была поставлена "задача ликвидации теоретического и политического отставания партийных кадров...в соответствии с решением ЦК ВКП(б) "O постановке партийной пропаганды в связи с выпуском "Краткого курса истории ВКП(б)"63. Этот пункт обозначил переворот в мировоззрении коммунистов, т.е. обязательность усвоения сталинской идеологии была зафиксирована не только на уровне постановления ЦК ВКП(б), но стала уставным требованием к члену партии.

Билет 17. №2.
Основные явления в развитии исторической науки в 2000-е гг.
Увеличивается число студентов до 250 тыс. Но появляется 360 негосударственных ВУЗов.
Масса конференций по различным профилям.
Особенность развития науки в XX в., в том числе и исторической, состоит в ее дроблении, узкой специализации и появлении в ней новых отраслей на стыке наук. В наше время исчезли историки широкого профиля (имеется в виду прежде всего академическая наука; среди преподавателей границы специализации значительно шире, но работники высшей школы обременены такой нагрузкой, что среди них не может появиться ни Соловьев, ни Ключевский), достаточно компетентные, скажем в истории Киевской Руси, в проведении крестьянской реформы 1861 г. и в истории Великой Отечественной войны. Узкая специализация, наметившаяся еще в дореволюционные годы, привела к возникновению нового типа историков, профессиональные знания которых ограничены исследованиями истории каких-либо столетий, а внутри столетий изучением какого-нибудь социального слоя (дворянства, боярства, горожан, крестьян), либо отрасли экономики (промышленность, сельское хозяйство, торговля), либо отдельно взятых комплексов хозяйств (помещичьи и монастырские вотчины, промышленные хозяйства), либо, наконец, отдельных регионов страны (Нечерноземный Центр, Черноземье, Поволжье, Урал, Западная и Восточная Сибирь, Дальний Восток и т. д.). Еще большую раздробленность в специализации можно обнаружить среди историков советского общества. Вспоминается при этом «Боярская дума Древней Руси», посвященная изучению ее истории от возникновения до упразднения. Концепция, добытая в результате исследования истории этого учреждения была использована Ключевским в общеисторической концепции.
Узкая специализация лишает историка возможности охватить весь комплекс протекавших в стране процессов, получить глубокое представление о тенденциях развития общества в целом и тенденциях развития отдельных его элементов.


Билет 18. №1.
Труды П.Н. Милюкова в годы эмиграции.
П.Н. Милюков – известный полит и общественный деятель России начала XX века. 1 из создателей и лидер партии конституционных демократов. Но занимался не только политикой, но и исторической наукой («История рус культуры» и др.). Поле Февр революции некоторое время был министром во Врем правительстве. После Окт. революции едет на Дон к белым, после (конец 1918 г) – под Киев, в имение друзей. Здесь он пишет «История рус революции». Дает первые выводы о причинах поражения белых в гражданской войне: не решили аграрный вопрос, бюрократизм, национализм. В 1921-23 гг. уже в Париже, продолжая начатую тему, пишет 3 тома «История 2-ой рус революции». Данную книгу следует отнести к публицистике, т.к. писал чел, принимавший активное участие в событиях – много претенциозности, политизированности. Периодизация революции по Милюкову: 1) февр-июнь; 2) июль-окт; 3) окт. 1917 г. Свое повествование он начинает с 1914 г, с начала 1-ой мир войны. Много пишет о себе – о своей антиправительственной речи 1 ноября 1916г в Гос. Думе, об «апрельском кризисе» (нота Милюкова 1917 г.). Оценка Врем. правительства: не смогли найти противоядие между двумя противодействующими силами – большевиками и корниловцами. Впервые приводит факты о роли германских денег в победе большевиков. Но уже отмечает их заслуги, гл из которых решение аграрного вопроса. В сер. 1920-х гг. – 2 тома «Россия на переломе». Гл вопрос, исследуемый в книге: почему не рушится сов строй. Ответ: полит монополия большевиков, штыки Красной армии, «красный террор». 1 из первых приводит цифры о жертвах «красного террора» (взял их в статье Деникина в «Таймс»). Более 1 млн. чел, среди них 28 епископов, 355 тыс. интеллигенции, 800 тыс. крестьян, 190 тыс. рабочих. Считает, что сов строй не долго просуществует при силовых методах, поэтому советует не прекращать белое движение + поддерживать антибольшестское движение внутри страны, т.к. по его мнению рус революция схожа с Великой Фр. революцией: большевики- якобинцы, нужен свой термидор, который должны совершить эмигранты. С приходом Сталина к власти, мнение Мил о СССр постепенно меняется. Полностью одобрял внеш. политику Сталина. Даже в 1962 г. на конференции по Дальнему Востоку и России высказался за сильную Россию, против посягательств на сов территории. В конце 1930-х гг. чувствует, что приближается мир война, но тем не менее не покину Париж. С вторжением немцев в Париж уезжает в Швейцарию. До последних дней оставался патриотом России. Пристально следит за воен. действиями на вост. фронте. После победы СССР в Сталингр. битве пишет последнюю статью о «Правда о большевизме». В СССР сложился новый тип людей, которых устраивает монопольная власть, привыкли к режиму. Нет негатива к сов власти, т.к. она смогла дать отпор врагу, успешно провела индустриализацию, воспитала патриотизм в народе. Мил не дожил до победы, но умер с верой в силу и мощь СССР.

Билет 18. №2.
Международные связи советских историков (1965-1985 гг.). XIII–XVI МКИН.
Первый официальный выезд произошел в 1956 г. на международный конгресс исторических наук.
1959г. – ГДР, Лейпциг. Конференция. С начала 60-х начинается выезд в экзотические страны (Чили, Бразилия).
1965 г. – Вена. 12 конгресс исторических наук. Советская делегация состояла из 55 человек. Главные: Черепнин – развитие общественной мысли 19 веке. Нечкина – развитие исторической науки в 19 веке. На этой конференции мы признали отставание в биографическом жанре.
13-й конгресс проходил в 1970 г. в Москве.
Основная проблема – исследование крестьянского движения в мире с конца 18 века до наших дней. Выступали Поляков и Трухановский. Также Утченко; Дьяконов («Социальная стратификация древних обществ»); Удальцова и Утнев (генезис феодализма в странах Европы). Были представлены и проблемы от других стран. США: «Математика и история». ФРГ: «Язык и история», «Язык на пересечении гуманитарных наук».
14-й Конгресс в Сан-Франциско. Из СССР 7 человек. Среди них был Сахаров. Он отметил, что западный мир не так един, как казалось. Внутри него тоже есть противоречия.
15-й конгресс прошел в Бухаресте. Отметили подписание хельсинских соглашений.
16-й конгресс в Штутгарте в 1985 г. Первый круглый стол с участием советских историков. Обсуждались общие проблемы истории. Выделился тихвинский. Наши доклады: «Движение сопротивления в годы 2МВ» (Жилин); «Образ других. «Иностранцы, меньшинства, маргиналы» (фамилия автора неизвестна); «Вебер. Методология история» (Барг).
Прошли большие дискуссии по терминологии: «модель», «эксперимент», «структура».


Билет 19. №1.
Работы П.Б. Струве, С.П. Мельгунова, А.А. Кизеветтера, В.Г. Вернадского и др. в эмиграции.
Эмиграция ставила перед собой несколько задач: сохранить старую Россию, помочь здоровым силам в России, написать о исторических судьбах России, о революции.
Струве П.Б. участвует, в сборнике «Из глубины» (1921), кроме него туда пишут Бердяев, Булгаков, Франк. В нем они пытаются дать оценку 1917 года. Четвертый сборник «София» только задуман, он не вышел, т.к. участники расходились в оценках ситуации в эмиграции. Началось дробление лагеря эмигрантов по направлениям Струве возглавлял лагерь консерваторов. В 1926 году на объединительном съезде произошел еще один раскол. Струве примкнул к Российскому центру объединения. Вскоре он становится редактором газеты «Возрождение», где выступает как центрист. Там Струве воевал с крайне правым крылом в эмиграции и заставил съезд принять резолюцию о том, что реставрации в России не будет. Так же выступал против левых, идеализировавших революцию (Милюков). Выступал против объяснения революции мистическими моментами, на которых настаивал Бердяев.
В своих работах Струве неправильно оценил угрозу фашизма, считал, что фашизм является отголоском коммунизма.
Мельгунов С.П. в эмиграции издавал исторический сборник «На чужой стороне», затем, «Голос минувшего на чужой стороне». С ним работали Полнер и Мякотин. Ими же издавался еженедельник «Борьба за Россию». В 20-е гг. им написаны работы: «Немецкий золотой ключ Российской революции»; «Трагедия адмирала Колчака»; «Красный террор». Красный террор он трактует как борьбу с низами. После войны пропагандирует лозунг о том, что нельзя верить Сталину. Пишет «Историю Николая II накануне отречения», «Тайны сепаратного мира», воспоминания в 2-х. тт. Умер в 1952 году.
Кизеветтер А.А. хорошо встретил февральскую революцию, отречение Николая. В этой ситуации он поддерживал Милюкова. К большевикам отнесся враждебно. Эмигрировал в Прагу в 1922 году. В эмиграции долгое время заведовал РЗИА (Русский зарубежный исторический архив). Работы: «Курс истории для французского читателя», «История МГУ» и др. Выступал противником евразийцев, против того, что азиатское преобладает в истории России. Написал воспоминания «Картины старой дореволюционной Москвы». Умер в 1933 году.
Вернадский. В эмиграции сначала в Афинах, затем в Праге. Профессор истории права. Затем приглашен в Йельский университет. Там пишет «биографию Ленина», «Историю России», «Богдан-гетман Украины». Вернадский являлся Евразийцем. Считал, что России подходит только военная империя. Над всем в России довлеет монгольское начало. Отмечал терпимость ко всем религиям мира. Все беды – с Запада, в т.ч. марксизм. Делал упор на специфику русской культуры. Высказывал симпатии большевистской власти. Одобрил индустриализацию. Вместе с Карповичем им выпущена история СССР- Вернадский пишет 5 т.
+ вопросы 35,39,41.

Билет 19. №2.
Кризис советской исторической науки в 1960-е – 1980 –е годы.
В 60-е-80-е годы наметился кризис советской науки. С одной стороны, никогда еще не выпускалось такого количества специальных работ. За 20 лет вышло 1400 брошюр, работ по истории.
32% -досоветский период; 34,5% - советский; 14% - всеобщая история.
Истощался слой незащищенных ученых. С другой стороны, 46% историков были историками партии. Достижение: ленинская концепция, которая по сути выправлена Сталиным. Слабые политические корректировки курса не удавались. 1969 – семинар Гефлера: он рассматривал историю в рамках марксизма и то был разогнан. XIII МКИН – 1970 – крестьянское движение в мире с конца XVIII до наших дней. Утченко, Дьяконов: социальный состав; Удальцова, Гутнова: генезис капитализма в Европе. Спор о терминах: модель, эксперимент, структура.
Появляется четкая идеологическая конфронтация: 1975 XIV МИК – Сахаров о конвергенции; 1985 – Штутгарт, XVI МНИК – впервые круглый стол – «Историки и проблемы сохранения мира». Тихвинский. 3 темы: движение Сопротивления во Второй мировой (Живин); образ других (иностранцы, меньшинства (?), маргинальные группы; Вебер и методология истории (Барг).
Дискуссии: - о коммент. Сталина; - о культурной революции (Ким); - проблемы абсолютизма (Аврех) – абсолютизм на западе – это равновесие дворян и буржуазии; - обсуждение статей Энгельса.
Направление денационализаторов (Ронин). Капитализм у нас – иностранного происхождения. Дискуссия прервалась, так как в нее вмешался Сталин, который хотел показать рывок и отодвинул развитие капитализма (?).
Выросло новое поколение – Волобуев. 59 (69) конференция по многоукладности. Сидоров, Тарновский, Гиндин, Волобуев, Иванов. Бовыкин, Рыдзюнкин – за развитие капитализма.
Городецкий – «О введениях». Доклады по историографии, учебнику и т.д.
Спорили о «Слове о полку Игореве». 13 век – Гумилев, 16 – Мазон, 18 – Мусин-Пушкин. Потому что генетически зависит от «Задонщины». Лихачев: «Все подделки в литературе XIX века и они примитивны». Периодизация внутренних этапов культуры. Клебанов: др. гос. – X-XI вв.; XII – XVI – ранний феодализм, XVII – 1 пол. XIX - поздний феодализм. Краснобаев, Лихачев, Дмитриев – третий этап необходимо разделить: 2/3 XVII – 70-е XVIII – новый; 70-е XVIII – сер. XIX.
Протопоп Аввакум. Клебанов – культ-ист. явление; Демкова – творч. ист. произведение; Румянцев – истор. источник. Итог – Лихачев – Робинсон – борьба идей в русской литературе, Аввакум – Данте, посл. русское средневековье и 1 письм. нового времени.
Бескровный – шк. Сев. Кавказа. 1 т. «Русская армия и флот в 18 веке. 3 т. «Военное искусство в 19 веке». 4 т. «Русская армия и флот в нач. 20 века. Бескровный – историч. география. Автор первого атласа СССР. Крупнейший специалист по границам. В.Т. Пашута – изыскания по истории древней Руси. «Очерки по истории Галицко-Волынской Руси». «Образование Литовского государства».
«Итоги и проблемы изучения ист.Руси».
70-е – «Пути развития феодализма» - спор с Грековым (по-моему, двадцать лет как покойным :).
Минц. «Октябрь и мировой рев.процесс», «Октябрь в зарубеж. и совр. литературе» (воспоминание о Ленине. Вопрос о достоверности). Занимается историей гражд. войны в институте Красной профессуры. «Англичане на Сев», «Эсеры в Арх». Один из главных лекторов. «Очерки по истории русской армии». 1967 г. – науч. совет по проблемам окт.рев. Привлеч. зарубеж. ист.
Негативные моменты:
1) Усиливается «партийность» истории;
2) Растет количество работ по истории партии, разрабатываются вопросы жизни вождей (Брежнев);
3) Дискуссии по проблемам рев., феод., кап.
4) Оправдание Сталинских деяний и создание нового образа вождя – Брежнева.


Билет 20. №1.
«Веховские традиции» русской эмиграции. Борьба направлений.
Сборник «Вехи» вышел в 1909 году. Ему предшествовал выпуск «Проблем идеализма» 1902 года.
В 1918 году этой же группой был издан сборник «Из глубины». В нем напечатали свои статьи Булгаков, Бердяев, Струве, Франк. Их задачей было развенчание типа революционера-профессионала и оценка событий 1917 года. Струве писал, что революция 1917 года – «национальное банкротство и мировой позор». Этот сборник был арестован и все номера, за исключением двух, арестованы. В США сборник был опубликован в 1967 году, а у нас только в 90-е.
Четвертый сборник был задуман и должен был называться «София». Но из-за расхождения во мнениях не был издан. В частности Струве уже не участвовал в нем.
В группе эмигрантов произошел раскол по вопросу оценок ситуации. Струве возглавил лагерь консерваторов, ему противостояли левые во главе с Бердяевым, который начал издавать «Инкопресс».
Собственно раскол произошел между Струве и Франком. Камнем преткновения стал вопрос о том, кто должен стать лидером эмигрантов и соответственно представлять их интересы. Струве настаивал на личности Николая Николаевича.
В апреле 1926 года Струве собирался провести объединительный съезд. Но левый фланг во главе с Милюковым отказались в нем участвовать. Кроме того, прямо на съезде произошел еще один раскол на крайне правых (Алексенский?) и Российский центр объединения (Струве). Позднее Струве организовал журнал «Возрождение» и постепенно перешел на центристские позиции.
Оппозиция «Вехам»: сборник «Против вех» и «Смена вех». Если честно, то сменовеховцы, это, по-моему, бывшие веховцы, пересмотревшие свои позиции. Сборник вышел в 1921 году (Устрялов, Ключников, Лукьянов). Они признали события 1917 года как исторический факт. Выступили против монархизма и парламентаризма. Считали, что теперь революционный этап закончен и должно начаться эволюционное развитие. Особые надежды они возлагали на НЭП. Считали, что это попытка большевиков влиться в западную капиталистическую систему и соответственно отказ от заоблачных и неосуществимых идей коммунизма. Но и среди них не было единства. Часть, объединенная журналом «Возрождение», считала, что НЭП – это стремление сочетать принципы коммунизма и капитализма. В качестве идеального гос. устройства они называли демократию трудящихся.

Билет 20. №2.
Историческая наука в годы «перестройки». Структура АН СССР. «Перспективные планы до 2000г.» АН СССР.
В годы перестройки наблюдается резкий всплеск интереса к истории. Начали обсуждать прошлое. В мае 1985 года состоялось общее заседание АН, на котором выступил с отчетным докладом Тихвинский. По-прежнему в качестве главной методологической схемы определялся марксизм-ленинизм. Шла речь о дискуссиях, признавалась необходимость решения нерешенных вопросов. Подготовлен список для дискуссий. В ноябре 1986 года состоялось совещание завед. кафедр общественных наук. Главный вывод совещания: историческая наука в тупике, она не работает на социализм. Представление о социализме находятся на рубеже 30-х гг. Появляется 2 вида критики: критика официальных лиц и критика извне. В этот период начинали свою деятельность известные публицисты: Юрий Афанасьев (ректор историко-архивного института), Леонид Боткин, Юрий Буртин, А. Нуйкин, Гавриил Попов, Е. Яковлев, П. Бунич и др.
Основные свойства исторической науки в середине 80-х гг.:
1. Главными были партийные документы.
2. Изолированность от мировой истории.
3. Были закрыты многие архивы.
4. Отсутствовала культура дискуссий, культура диалога.
Но, появились первые разночтения, то есть разные оценки.
С 1987-88 гг. наша наука перестала быть монолитной. Появились первые направления (консервативное, альтернативное, радикальное).
Это был период, когда резко увеличилась конкуренция идей.
Получила распространение мемуаристика:
1) В. Буковский «И возвращается ветер». 1987.
2) Петр Григоренко «В подполье можно встретить много крыс».
3) Амальрик. Записки диссидента.
4) Марченко. Мои наказания.
5) Юрий Орлов. Опасные мысли.
В 1988 году прошла конференция по истории и источниковедению. Главным докладчиком был Ковальченко, который сделал доклад по истор. философии.
Кроме него выступали Буганов, отметивший нехватку работ по источниковедению, Афанасьев, Магильницкий, Курносов; выступали молодые историки (Иванов, Агафонов).
13 октября 1989 года состоялось совещание молодых историков, где главным докладчиком стал А. Дмитров (МГУ). Поставил проблему – историческая наука и ее вклад в развитие общества. В целом было поставлено много общих вопросов, но не представлены способы их решения.
В 1989 году журнал «Вопросы философии» включил в приложение серию философов. Самым популярным был Бердяев. У него брали взгляд на наш революционный процесс. Вторым по популярности автором стал Макс Вебер. Увлечение иностранными авторами привело к очередному перегибу. Пайпс теперь стал фигурой поклонения.
Это был всплеск публицистики. В начале 90-х всплеск тиражей журнала «Вопросы истории» (до 106 тысяч), «Вопросы КПСС» переименовали в «Кентавр», «Историю СССР» в «Отечественную историю». Вышли сборники «Наше Отечество. Опыт политической истории», «История отечества второй половины XIX- XX вв.».
В указанный период проходили различного рода исторические дискуссии.
Например, в 1987 год отмечен дискуссией на проблему периодизации советского общества. Главным докладчиком на ней был Ким, который предложил четко определить этапы советской истории.
Он выделил три периода:
1) 1917-1941 гг. – переход от капитализма к социализму.
2) 1941-1985 гг. – зрелый социализм.
3) С 1985 – всестороннее совершенствование социализма.
Юрий Поляков предложил начинать второй период не с 1945, а с кон. 1940-х – нач.1950 – гг. Арутян предлагал выделить промежуток 1953-1956 гг. в отдельный период.
Минц также выделяет три периода:
1) 1917-1937 гг. – победа социализма в СССР.
2) 1937-1985 гг. – превращение социализма в мировую систему.
3) с 1985 – наша современность как продолжение дела Октября.
Лещенко выделяет 9 периодов. Смирнов выступил против того, чтобы считать верхней границей одного из периодов 1985 год, предлагая отодвинуть границу до 1987 года.
Многие считают данную дискуссию самой долгой и бесполезной.
Дискуссия о коренном переломе в ходе Великой Отечественной войны.
Традиционная точка зрения – Сталинградская битва.
В 1987 году ряд историков (статья Самсонова, Ржевского в журнале «История СССР») считают битву под Москвой настоящим переломом в ходе ВОВ. Главная идея – в ходе Московской битвы рухнула идея блицкрига. Кроме того, в качестве аргумента историки приводят экономические показатели. Они говорят о том, что в период Московской битвы СССР испытывал серьезные экономические трудности, однако после нее наблюдался экономический рост. Помимо этого, учитывается политический фактор – принятие Декларации ООН (подписанной 26 государствами). В идеологическом плане – разрушен миф о непобедимости, что подтолкнуло движение сопротивления.
Историк Генштаба Сидоренко считает, что Москва ничего не дала, так как не было непрерывного потока событий с переходом инициативы.
Стахов говорит о том, что в 1942 году СССР стоял на грани гибели: приказ 227 «Ни шагу назад».
Белов утверждал, что после Москвы Германия превосходила СССР в механизации, моторизации, профессиональном уровне.
Но, до Курской дуги мы не имели постоянной инициативы.
Василевский весь мир делит на мир войны до и после Сталинграда, не признавая никаких других точек зрения.
Структура АН СССР. «Перспективные планы до 2000г.» АН СССР.
В 1990 состоялись выборы в АН. Многие историки были приняты в академики. Волобуев за (три монографии), Янин и др. Членкоры: Алексеев, Ананьич, Милов и т.д.
Все сосредоточилось в Отделении истории АН (до 2 тыс. работников), у которого есть много ответвлений – головных институтов: институт США и Канады, Латинской Америки, Этнографии и Археологии, институт военной истории. Следующее звено – архив АН, археографическая комиссия, комиссия по использованию данных исторической науки, по развитию народного хозяйства.
Есть национальный комитет историков; лаборатория консервации и реставрации документов. Также существует ряд комитетов по изучению цивилизаций Центральной Азии, комитет славянских народов.
Кроме этого, АН имеет региональные отделения: Уральское отделение АН Свердловске, Новосибирский филиал (где есть институт истории и археологии), институт языка и литературы в Уфе и т.д. При многих отделениях АН есть комиссии по работе с молодежью и т.п.
Перспективные планы до 2000 г.
В рамках стратегии были выделены 6 основных программ:
По изучению соц. строительства во главе с Поляковым.
Революции и социального прогресса (Минц)
Проблема войны и мира (Самсонов)
Истории культуры народов (Рыбаков)
Проблемы этнической истории и современные национальные процессы (Бромлей)
По общественно-экономическим формациям (Удальцова).
Были определены и второстепенные темы: история мировой культуры (Пиотровский), Экономическая история СССР (Виноградов).
Шла строгая специализация ВУЗов.
Волгоград – германисты, Калининград – скандинавоведы, УРГУ (Свердловск) – балканистика, ПГУ – англоведение. Каждый ВУЗ имел одну из главных специализаций.
Особое внимание уделялось выходу научных трудов. Организована комиссия по издательской работе (Самсонов), комиссия по кадрам (Кукушкин).
Обозначилась проблема – старение кадров академии. Начались сокращения по всей АН.


Билет 21. №1.
Зарубежные центры и учреждения русских историков-эмигрантов.
(он же Билет 13. №1. Создание РЗИА и других учреждений русскими эмигрантами в 1920-е гг.)
История русской эмиграции:
Задачи, которые ставила перед собой наша интеллигенция в эмиграции: 1.) сохранить образ старой России; 2.) помочь молодым, которые остались в России, в творческом росте; 3.) написать обо всем, что видели и пережили, об исторических судьбах России.
Периодизация русской эмиграции по Пашуто: 1.) 1920-29 гг., 2.) 1929-39 гг., 3.) 1939-45 гг.
Всего 1.5 – 2 млн. чел эмигрировало.
Эмиграция началась с эвакуации войск Врангеля. Около 300 тыс. уехало сразу. Эти “врангелевские” эмигранты ехали в Турцию (там до сих пор большая русская община), откуда реэмиграция в другие страны, прежде всего во Францию, элита нашей эмиграции в Париже: в 1917 г. здесь 12/20 тыс. русских, после революции – 30 тыс., а после Стамбула (т.е. из Турции) – 72 тыс. Также много русских эмигрировало в Берлин, Прагу, Варшаву, Хельсинки, позже – в Харбин, еще позже – за океан: в США, Канаду, Аргентину, Бразилию, Индию, на о. Мадагаскар.
Те, кто сначала остались, идеологически неугодны советским властям (организуют философское общество в Питере – проф. Радулов, философскую ассоциацию – Толстой, Ремизов и др.) => с 1921 г. готовится высылка. Накануне в “Правде” статья “Последнее предупреждение”: д.б. высланы, т.к. в случае конфликта встанут на сторону противника. 1922 г. - “философский пароход”: организованы 2 парохода из Питера в Штеттин с философами, литераторами, историками. Расцвет русской философии – 1920-е гг., причем наши лучшие философы за рубежом (Бердяев, Булгаков). Эмигрировавшие историки: Андреев, Вернадский, Карсавин, Кизеветтер, Мельгунов, Мякотин, Пушкарев, Ростовцев, Струве, Шмурло, Федотов, братья Флоровские – создали массу учреждений, институтов, архивов, журналов, воспитали новое поколение историков.
Учреждения русских эмигрантов:
РЗИА – Русский заграничный исторический архив в Праге. Начало ему положено в 1923 г. постановлением русского общества Земгор (оно, по сути, являлось координационным центром для наших эмигрантов в Праге). К этому времени в Праге уже накопилось достаточно много материала для открытия архива: различные исторические документы стали собираться здесь при русской библиотеке и читальном зале с 1921 г. С самого начала дело было поставлено на твёрдую научную основу. Созданы совет архива (Кизиветтер - председатель), научная и хозяйственная комиссии (Шмурло, Мякотин, Чернавин). Структура архива: Отдел документов + Книжный отдел + Газетный отдел. Всего работало 15-17 архивистов. Финансовая помощь архиву от МИДа Чехословакии Э. Бенеша.
С 1924 г. начался сбор материала. Корреспондентская сеть в 44 государствах (Никонаевский в Берлине, Сватиков в Париже) – всего 1.5 тыс. чел. Часть материалов получали бесплатно, часть приходилось покупать. Проблема – встречалось много подделок.
Включения в архив: А) до 1934 г. обособленно функционировал "Донской казачий архив", собирающий документы, касающиеся Войска Донского, Донского правительства и жизни казачьей эмиграции, реликвии. Включен в главное хранилище на правах самостоятельной единицы после 9-летних переговоров. Б) документы Южной армии – архив Деникина. В) Архивы Герцена, батьки Махно, часть архива Толстого.
В 1930-е гг. РЗИА стал общепризнанным, одним из лучших хранилищ в мире. С 1936 г. (по Унгв.)/с 1928 г. (по солидной статье в инете) архив ? в собственность МИда (затем МВД) Чехословакии, его глава – доктор Славик. В 1939 г. Чехословакия оккупирована немцами => двойное подчинение архива, архивная работа осложнена, часть архива попала к Геббельсу. По окончании войны новое чехословацкое правительство постановило передать РЗИА в дар СССР (в связи с этим была какая-то делегация Минца). Целый ж/д состав с документами был отправлен в СССР. В Москве архив был включён в состав ЦГАОР (Центральный государственный архив Октябрьской революции), в Праге остатки в “Славянской библиотеке”. Все материалы до 1991 г. засекречены. Сейчас основная часть бывшего пражского архива хранится в Государственном архиве Российской Федерации (Г.А.Р.Ф.), в Москве.
Другие учреждения и центры русских историков-эмигрантов:
Отделение философской ассоциации в Париже (А. Белый) – научные, не политические дискуссии, споры, близкие к мистике.
Во Франции в 20-е гг. преподавали более 40 профессоров из российских университетов. В 1921 г. открыты русские курсы в Сорбонне = факультет для русских студентов. В 1926 г. открыт Франко-русский институт в Сорбонне (Милюков – вице-председатель). С 1925 г. в Париже проводятся Дни русской культуры, позже создана Лига русской культуры с отделениями в разных странах.
В Чехословакии наши работают в Славянском институте в Праге. В 1922 г. в Праге открыт русский юрфак, в 1923 г.- Русский пединститут и Русский народный ун-т. В Праге наш историк Кизиветтер играет большую роль в научной деятельности.
Гессен (кадет) в Берлине издавал “Архив русской революции” – о событиях революции, в т.ч. предшествующих ей.
Итог по Унгв. не в тему: мы внесли огромный вклад в культуру Запада. Рахманинов, Шаляпин, Бунин – единственные эмигранты, получившие Нобелевскую премию, Мережковский 9 раз номинировался. Эмигранты долгие годы ждали падения большевиков – не дождались => эмигрантская агония, резкий приступ ностальгии.

Билет 21. №2
Кризис исторической науки в эпоху «перестройки».
В это время резкий всплеск интереса к истории. Это век публицистики и документальной прозы. В основном интерес к вопросам теории истории, методологии, историографии. Упор на гласность, снята цензура- это главное достижение Горбачева.
1985- доклад Тихвинского, заслужил лишь 1% критики, все остальное блестяще, особенно в дискуссиях. В дискуссиях идет осуждение прошлого, особенно обвинение прошлого для перехода в будущее. Ноябрь 1986- всесоюзное совещание, критика сверху! Лихачев- крайне правый, историческая наука в тупике, перестала быть идеологическим оружием партии, сталинские трагедии еще существуют, наука на уровне 40-50- х годов. Беспроблемность истории, есть белые пятна и фигуры умолчания- это влечет к тому, что необходимо перестроиться! Интеллектуалы, 60-ки проявили инициативу критики из вне. 1987- первый удар по исторической науке. Юрий Афанасьев- первая открытая дискуссия по культу личности. Публицистика занимает первое место: Леонид Баткин, Владимир Селюнин, Гавриил Попов, Егор Яковлев.
Свойства исторической науки: 1) самоцензура автора, 2)главное партийный документ, как последнее достижение исторической мысли, 3) оторванность от мировой истории и историографии, 4) нет культуры дискуссий, диалога. Впервые различные оценки- это эмоции автора. 1988- история перестала быть однотипной.


Билет 22. №1.
В.И. Ленин и историческая наука в России (советский период).
Собственно ленинский период начинается еще в 90-е года XIX века, но с победой социалистической революции вступил в новую стадию, когда по его словам теория превращается в практику, оживляется практикой, исправляется практикой.
Итак, в каких направлениях исторической науки России оказал Ленин наибольшее влияние.
В.И. Ленин как методолог. Прежде всего, это метод историзма, обоснованию которого Ленин уделил особое внимание. В лекции «О государстве», прочитанной в коммунистическом университете им. Свердлова 11 июля 1919 года он вновь изложил этот принцип применительно к общественным наукам. В.И. Ленин указывал, что самое важное для правильного подхода к любому вопросу – смотреть на каждый вопрос с точки зрения того, как известное явление в истории возникло, какие главные этапы в своем развитии это явление проходило, и сточки зрения этого его развития смотреть, чем данная вещь стала теперь.
Вклад Ленина в исторический материализм. Он развил и конкретизировал на основе опыта Октябрьской революции учение о социально-экономических формациях, классах. Основное содержание современности было определено как переход от капитализма к социализму, была разработана теория о переходной эпохе.
В работе «О государстве» была дана наиболее полная характеристика докоммунистических формаций. Ленин говорил об особенностях последовательно сменявших друг друга первобытного, рабовладельческого, крепостного (феодального) и капиталистического обществ.
Затем в статье «О «левом» ребячестве и о мелкобуржуазности», написанной в 1918 г. говорил о том, что в России в то время было переплетение различных общественно экономических укладов: патриархального, мелкотоварного, частнохозяйственного, государственного и социализма.
Еще ранее (авг.-сент. 1917) в книге «Государство и революция» Ленин развил учение Маркса о двух фазах коммунистической формации (социализм и коммунизм), отметив, что различия между ними заключаются в степени развития производственных сил, в экономической зрелости общества.
В статье «Великий почин» 1919 г. Ленин дал новое определение понятия «общественные классы», указав, что классы это большие группы людей, различающиеся по их месту в исторически определенной системе общественного производства.
В работе «Экономика и политика в эпоху диктатуры пролетариата» 1919 г. был поставлен вопрос о диалектическом соотношении базиса и надстройки.
В работе «Детская болезнь «левизны» в коммунизме» раскрыл возможность применения мирных средстве для завоевания власти.
В.И. Ленин о социально-экономической и политической истории дооктябрьской России. Ленинская концепция истории России сложилась еще до революции. В работах 1917-1923 года Ленин обращался, прежде всего, на проблемы классовой борьбы и классовых противоречий, тем самым задавая тон для последующих исследований. Крепостническое государство имело одну классовую сущность при различных формах – закрепление власти феодала-помещика над зависимым от него крестьянином.
В статье «О «левом» ребячестве и о мелкобуржуазности» отметил решимость и прогрессивность реформ Петра I, но подчеркнул, что проводились они варварскими методами. Ленин, входя в дискуссию с Покровским М.Н., показал, что и при феодализме могут быть национально-освободительные войны, как, например, война 1812 г.
Из дооктябрьской историографии наибольшее внимание было уделено проблеме империализма. Еще в 1917 г. Ленин указывал, что монополистические объединения сращивались с государством и таким образом создавался государственно-монополистический капитализм, а власть при таком капитализме была у крепостнически-дворянски-помещичьего класса. Такого было определение классовой сущности самодержавия в России. В статье «Классовый сдвиг»1917 г. он писал, что горстка крепостников-помещиков во главе с Николаем II была у власти в теснейшем союзе с магнатами финансового капитала.
Ленин как основатель советской историографии. Основы историографии Ленин закладывал в обобщающих трудах, докладах на съездах, статьях, заметках и письмах по вопросам общественно-политической, социально-экономической и культурной жизни молодого советского государства. Подход Ленина к периодизации истории советского общества связан с его учением об основном звене в политике. Критериями периодизации выступали задачи, решавшиеся в тот или иной момент. Эта периодизация представлена в статье «Новые времена, старые ошибки в новом виде», написанной в августе 1921 года. Указанные им периоды:
1) С 25 октября 1917 по 5 января 1818 г. это время довершения буржуазно-демократической революции и упрочения Советской власти.
2) Брестский мир.
3) Гражданская война 1918-1920.
4) Этап перехода к мирному строительству 1921 г.
Позднее весну 1918 Ленин выделил как этап «мирной передышки».
Ленин также дал свою периодизацию революции в России, изложенную в апреле 1918 в работе «Очередные задачи Советской власти». Первый – от октября 1905 г. до октября 1917 г. этап подготовки. Второй «великий этап революции» – после 25 октября 1917 г. до весны 1918 г., время проведения везде и повсюду советской организации. Третий великий этап революции начался с установления передышки весной 1918 г.
Ленин дает свои причины победы революции в России в статье «III Интернационал и его место в истории» 1919 г. Во-первых, необычайная отсталость российской монархии вызвала необычайную силу революционного натиска масс. Во-вторых, отсталость России слила пролетарскую революцию против буржуазии с крестьянской против помещиков. В-третьих, революция 1905 года много сделала для революционного просвещения масс рабочих и крестьян. Без революции в 1905 («генеральная репетиция») была бы невозможна революция в 1917 г. В-четвертых, географические условия России позволяли ей дольше, чем другим странам держаться против военного перевеса капиталистических стран.
Осенью 1918 Ленин в книге (сначала была напечатана статья в «Правде» 11октября 1918 г.) «Пролетарская революция и ренегат Каутский» сделал теоретическое обобщение социально-экономических преобразований и политических итогов революции. Ленин осуждал Каутского, Брентано, Плеханова, за то, что они пытались противопоставить диктатуру пролетариата насквозь лживой, по мнению Ленина идее «чистой демократии», направленной на оправдание буржуазной демократии.
Тема социалистической революции не покидает Ленина. Он особенно тщательно разбирает труд меньшевика Н. Суханова «Записки о революции». Итогом стала статья «О нашей революции», где доказывалась лживость сухановских домыслов о «культурной незрелости» российского пролетариата. Ленин говорит о необходимости сперва завоевать власть, а потом на просторе и без эксплуатации развит подлинную пролетарскую культуру.
В статье «К четырехлетней годовщине Октябрьской революции» (1921) Ленин писал, что русская революция провела очистку России от остатков средневековья успешнее, чем Французская революция, что было предметом особой гордости.
В.И. Ленин об иностранной военной интервенции и гражданской войне. Ленин дал определение самому термину «гражданская война», назвав ее борьбой с оружием в руках одного класса против другого класса. Началась война летом 1918 г., и решающей причиной ее возникновения было объединение сил империалистической реакции и внутренней контрреволюции.
Вывод. Имея непререкаемый авторитет в среде большевиков и руководстве страны, Ленин, труды которого после смерти были объявлены классическими и канонизированы, закладывал основы будущей советской исторической науки. Он дал методологическое обоснование и свой взгляд на историю России, послуживший затем основой для будущих исследований советских историков.

Билет 22. №2.
Консервативные направления во второй половине 1980-х гг.
К середине 1980-х гг. наука приобретает свои свойства:
-) высокая самоцензура автора;
-) сохраняются партийные документы в трудах до сер 1980-х гг.;
-) изолированность от мировой истории и историографии;
-) закрыты были многие архивы и хранилища;
-) отсутствие культурных дискуссий;
-) появляются первые разночтения, первые мнения, которые отличались от массы. Они были основаны на эмоциях, в основном, а с 1987 г. наука перестала быть монолитно и появляются направления, например, консервативное, альтернативное, радикальное. Консервативное. Так называемое охранительное направление: все, что достигнуто, не трогать. Гусев – перестройка в нашем – новые подходы. Аналогично – Кукушкин, Хромов, Тихвинский. Цитаты последнего 27-го съезда 1986г. вновь: мы должны идти за Лениным. Главное – поставили вопрос о белых пятнах, извращении марксизма Сталиным (этого надо избегать). Объяснение присутствия белых пятен как недостаток информации. Со временем этот термин приобретает историографический характер: преграды на пути информации.


Билет 23. №1.
События Октября 1917 г., гражданской войны и НЭПа в исторической науке. Первые истории Октября.
Почти все известные российские историки отрицательно восприняли октябрьский переворот, многие из них оказались в эмиграции (из русистов, а также из активно писавших по истории России, это П.Н. Милюков, М.М. Карпович, А.А. Кизеветтер, Г.В. Вернадский, И.И. Лаппо, Е.Ф. Шмурло, П.Г. Виноградов, М.Т. Флоринский, Р.Ю. Виппер, А.В. Флоровский, С.С. Ольденбург, С.Г. Пушкарёв). Те же, кто остался, были вынуждены мимикрировать, приспосабливаться (Б.Д. Греков, Е.В. Тарле, Ю.В. Готье, А.Е. Пресняков), либо подвергались репрессиям (С.Ф. Платонов, М.К. Любавский, М.В. Довнар-Запольский, С.В. Рождественский, П.Г. Васенко, А.И. Заозерский). Впрочем, и мимикрия не всегда спасала от преследований (Тарле). На этом фоне относительно благополучно сложилась судьба С.В. Бахрушина, А.И. Яковлева, М.А. Полиевктова, А.И. Андреева, А.А. Введенского, Б.А. Романова.
Часть историков находила временное пристанище в тех университетах, которые находились на территории «белой» России. Так, в 1920 г. в Крыму (при бароне П.Н. Врангеле), в недавно открытом Таврическом университете, преподавали Г.В. Вернадский, Б.Д. Греков.
Ряд историков погибли на территории Советской России в годы гражданской войны: в 1919 г. большевики расстреляли председателя Императорского Русского Исторического общества Великого князя Николая Михайловича, в том же году вследствие тяжелейших условий жизни скончались А.С. Лаппо-Данилевский, М.А. Дьяконов. В 1920 г. умер А.А. Шахматов.
На «философском пароходе» (1922) были высланы, среди прочих, Р.Ю. Виппер, А.А. Кизеветтер.
Единственным крупным историком, принявшим октябрьский переворот, оказался М.Н. Покровский (поскольку даже меньшевик Н.А. Рожков воспринял это событие неоднозначно). Покровский и стал до своей смерти (1932) полновластным «диктатором» исторической науки.
В 1918 г. вышел декрет «Об организации и централизации архивного дела»; под руководством Д. Рязанова была образована коллегия Главного управления архивного дела.
В 1920 г. при Госиздате (затем при наркомате просвещения) была учреждена «Комиссия по истории Октябрьской революции и РКП(б)» (Истпарт) под председательством М. Ольминского.
Характерные черты становления советской исторической науки: пропагандистско-полемический тон обсуждения исторических проблем; формирование триумфаторской мифологии «Великой Октябрьской социалистической революции» (героизированные образы, пантеон «жертв революции», «чёрные» исторические портреты её противников и др.).
«Командные высоты» в исторической науке захватил Покровский. Он был назначен помощником наркома просвещения и председателем государственного Совета народного просвещения. В качестве такового ему были подчинены центральные архивы. Ему же была поручена реформа университетов. Преподавание истории было отменено и заменено марксистской социологией, исторические факультеты были закрыты. Декретом от 11 февраля 1921 г. был создан «Институт красной профессуры» (ИКП). Покровский стремился поставить всё научное историческое творчество под свой полный контроль. Но оставалась одна область, ему не подчинявшаяся: большинство российских историков, в том числе самые крупные, продолжали свою научную работу, не считаясь с распоряжениями Покровского. Этого последний перенести не мог. У него осталось только одно средство борьбы: физическое истребление противника. По его приказу ряд выдающихся российских историков были замучены в тюрьме и ссылке (Платонов, Любавский, Рождественский, Васенко, Заозерский).
Около 1930 г. звезда Покровского начала закатываться. Многие были раздражены его диктаторскими замашками. Другие критиковали его реформу университетов, и в частности исключение истории из университетского (и вообще школьного) преподавания. Теоретики коммунизма обвиняли его в извращении коммунистической доктрины. Тем не менее, Покровский оставался на своих должностях и продолжал «командовать» историей до своей смерти (1932).
Первые истории Октября. Безудержная героизация и мифологизация октябрьского переворота. С каждым годом празднования дня 7 ноября становились всё помпезнее и помпезнее. Каждая из годовщин этой даты с 1919 до 1923 гг. именовалась «юбилеем» (см. у И.И. Минца). Так, к первым «юбилеям» вышли брошюры В.А. Карпинского («Два года борьбы: Вторая годовщина Великой Октябрьской революции», 1919), В.А. Быстрянского («Революция буржуазная и революция пролетарская», 1920), В.И. Невского («Как образовалась Советская власть и что ею сделано за три года», 1920). В 1923 г. вышло более крупное исследование («Октябрьская революция в России, её предпосылки и ход» С.А. Пионтковского). Книга Пионтковского отличалась от кондовых советских работ последующих лет оригинальным заявлением, что «Октябрьская революция была в одно и то же время и пролетарской, и буржуазно-демократической». В 1924 г. вышла статья Л.Д. Троцкого «Уроки Октября»; развернулась борьба на историческом фронте между троцкистами и их оппонентами.
С другой стороны, на события октябрьского переворота откликнулись научными исследованиями и крупные историки-профессионалы. В 1919 г. в «белом» Киеве вышла монография П.Н. Милюкова «История второй русской революции». Позже, в эмиграции была издана монография С.П. Мельгунова «Как большевики захватили власть».

Билет 23. №2.
Альтернативное направление в период перестройки.
К середине 1980-х гг. наука приобретает свои свойства:
-) высокая самоцензура автора;
-) сохраняются партийные документы в трудах до сер 1980-х гг.;
-) изолированность от мировой истории и историографии;
-) закрыты были многие архивы и хранилища;
-) отсутствие культурных дискуссий;
-) появляются первые разночтения, первые мнения, которые отличались от массы. Они были основаны на эмоциях, в основном, а с 1987 г. наука перестала быть монолитно и появляются направления, например, консервативное, альтернативное, радикальное.
Альтернативное. Бедюсов, Козлов «История и конъюнктура». Общество соскучилось по альтернативам. Семинар: «Историческая наука и некоторые проблемы современности», «Российский пролетариат: облик, борьба, гегемония». 1980-е гг. первое направление альтернативщиков. Статья Волобуева П. В. «о выборе путей общественного развития»; Статья Ковальченко «Возможное и действительное: проблема альтернативного исторического развития»// СССР, 1986; Книга Волобуева П. В. «о выборе путей общественного развития» - ответственность за выбор. Магильницкий Б. «Альтернативность в истории современного общества» //ВИ, 1989 (о возможностях сталинского и ленинско-бухаринского вариантов развития капитализма, второй не мог победить); Т.В. Ершовой "Московская промышленность в годы первой мировой войны (1914-февраль 1917)"; Лагунов; статья Буганова А. «История – мамаша суровая» (чем более суровая обстановка, тем возможнее альтернатива; Главное – низкий уровень политической культуры масс + ухудшение состава партии = победило сталинское извращение марксизма). Княжкин И. – альтернативы в 1917-1920-е гг. не было, не позволяла обстановка.


Билет 24. №1.
Труды и деятельность Платонова в советское время.
Сергей Фёдорович Платонов (1860-1933) к 1917 г. уже был знаменитым учёным и преподавателем (в начале 1917 г. он был избран действительным членом Императорской Академии наук).
В 1917-1918 гг. Платонов являлся профессором Пермского университета.
Занимал должности председателя Археографической комиссии (1918-1929), директора Пушкинского Дома (1925-1929) и библиотеки Академии наук (1925-1928). В 1920 г. избран академиком РАН.
В 1921 г. написал один из самых значительных своих трудов – книгу «Борис Годунов». Платонов не считает Бориса виновником смерти царевича Дмитрия. В 1923 г. вышел популярный очерк «Смутное время», через год дополненный сборником документов «Социальный кризис Смутного времени».
В 1925 г. появилось исследование «Москва и Запад в XVI-XVII веках» – блестящий очерк основных вех культурного развития московского общества, процесса его европеизации в различных аспектах. Платонов считает, что связь Московской Руси с Западом завязывалась ранее и была крепче, чем обычно было принято думать (в его время). Князя Хворостинина автор называет «первой ласточкой культурной весны».
Последняя книга Платонова посвящена Петру: «Пётр Великий: Личность и деятельность» (1926). Поводом для её написания явилось появление в советской беллетристике романизированных биографий Петра, представляющих собой, с точки зрения Платонова, грубую пасквильную карикатуру (книги гр. А.Н. Толстого и Бориса Пильняка). Платонов счёл нужным восстановить подлинный образ Петра как государя и человека.
В конце 20-х гг. прошёл громкий процесс под названием «Академического дела». Тогда многих работников Академии наук обвинили в антисоветской деятельности и создании мифического «Всенародного союза борьбы за возрождение свободной России». В число арестованных в 1929 г. попали и крупные учёные-историки академики С.Ф. Платонов, Н.П. Лихачёв, М.К. Любавский, Е.В. Тарле. Платонов вызывал у большевистских властей наибольшую неприязнь – вспомнили, что он когда-то учил истории детей императора Николая II. Против Платонова сыграл и тот факт, что он, будучи директором библиотеки Академии наук, укрывал от советских публикаторов дневники покойного президента АН Великого князя Константина Константиновича. В данном случае Платонов выполнял волю умершего – согласно завещанию Великого князя, его дневники могли быть опубликованы не ранее 90 лет со дня его смерти (1915), т.е. не ранее 2005 г.
Умер в ссылке.

Билет 24. №2.
Развитие специальных исторических дисциплин в 2000-е годы (археология, археография, историческая география и др.)
В начале нового тысячелетия продолжается процесс поступательного развития традиционных вспомогательных исторических дисциплин. Однако в связи с информационной революцией, с распространением компьютерных технологий широкое распространение получают новые специальные исторические дисциплины.
Благодаря интенсивному развитию источниковедения, за последние 5 лет историческая наука получила огромный пласт новых, ранее не опубликованных исторических источников. Увеличился интерес к актовым источникам по истории средневековой Руси. Начался новый этап актовой археографии . Все активнее используются математические методы в исследовании нарративных документов.
Помимо источников по русскому средневековью вводятся в оборот, и продолжается изучение мемуарной литературы XIX столетия, а также публикуются новые источники по истории Белого движения.
Получает развитие историческая информатика, сформированная как новая историческая к концу 1980-х гг. Главная задача исторической информатики – исследование процесса информатизации исторической науки. В основе исторической информатики лежит совокупность теоретических и прикладных знаний, необходимых для создания и использования в исследовательской практике. Ее теоретическая база – современная концепция информации и теория источниковедения, а прикладная – информационная технология. Появление исторической информатики – ответ на вызов, поставленный перед гуманитарной наукой в конце XX века. Сегодня довольно успешно существует ассоциация «История и компьютер», на базе которой проводятся различного рода конференции, симпозиумы и т.д.
Применение математических методов в историческом исследовании позволяет углубить исторические исследования, сделать их более объективными и доказательными, плюс вводиться в научный оборот огромный массив документов.
В последние 10-15 лет Россию буквально захлестнул процесс антропологизации исторической науки (Гуревич, Поршнев). Следствием этого стало появление военно-исторической антропологии, сделавшей ставку на изучении человеческой составляющей войн. Происходит вовлечение в разработку концепций представителей смежных наук: психологии, социологии, военных наук, культурологи, обогащающих подходами и методиками историческую науку. Объектом военно-исторической антропологии является человек и общество в экстремальных условиях вооруженных конфликтов, плюс аспекты жизни «гражданского» мирного общества, которые характеризуют его подготовку к экстремальным условиям.
В целом, благодаря интенсивному развитию новейших технологий, вспомогательные исторические дисциплины приобретают качественно новое состояние.


Билет 25. №1.
Разгром и уничтожение дореволюционных исторических школ, обществ, журналов после октября 1917 года.
В учебнике дореволюционные историки, видимо, прячутся под словом «буржуазные». Так вот, эти буржуазные историки не приняли революцию. Тарле, Голубцов, Виппер – все писали работы, в которых переосмысляли произошедшую революцию. Наиболее враждебную позицию по отношению к революции занял Рожков.
Унгвицкий говорит, что сначала старых историков не трогали и наступление началось лишь в 20-30 годы. Это идеологически. А вот ученые звания и аспирантуру отменили в 1917. Аспирантуру в конце 20-х, а в 1934 – научные звания и написание диссертаций (до этого ограничивались докладом). В 1925 году Академия Наук из Российской была переименована в АН СССР.
15 марта 1931 года было принято постановление ЦК ВКП(б), которое гласило, что все силы научных работников необходимо бросить на разработку проблем социалистического строительства и классовой борьбы». С конца 20-х годов отдел пропаганды стал выступать с постановлениями и тезисами, приуроченными к историческим годовщинам. Например: 100летие Чернышевского, 25летие II парт съезда и т.д. В этих документах давалась партийная оценка событий, подводились итоги дискуссий советских историков.
Что касается прямого наезда на дореволюционных историков – то это т.н. Академическое дело (115 человек, в т.ч. Тарле, Богословский, Раков, Платонов). Подробнее см. соответствующий билет.
Больше я не знаю, что тут говорить. В учебнике и Интернете ничего нет. Унгвицкий сказал посмотреть «Очерки истории исторической науки» Том 4. В Горьковке его нет. Короче, надо спросить у него на консультации, пусть хотя бы тезисы скажет.

Билет 25. №2.
Радикальное направление во 2ой половине 1980-х.
Представители радикального направления отбросили все предыдущее, отказались от марксизма. Они импонировали Западу, не были напрямую связаны с партией, не были замешаны в идеологических компаниях.
Ю.Н. Афанасьев (создатель РГГУ, автор «История и мы») считал, что главная функция науки чисто научная. Призывал в корне пересмотреть всю историческую науку, пересмотреть прошлое. Отстаивал главные принципы школы анналов: цивилизационный подход, многовариантность исторических действий, разнонаправленность. В центре стоит человек. С точки зрения методологии: мы далеки от диалоговых форм. Он предложил прекратить изолировать страну от мировой науки, тем самым, признавая необходимость контактов за рубежом. Предлагал обсудить роль культуры в истории России, ментальность, психологические свойства человека. Его поддержали: Ю. Поляков, В. Сироткин, В. Кобрин, А. Буревич, Е. Пивовар, В. Поликарпов, А. Кара-Мурза. Появилась идея тоталитаризма. Стали выходить сборники: «Тоталитаризм как исторический феномен» под. ред. Кара Мурзы, «Природа тоталитарной власти», книга «Осмыслить культ Сталина» (автор Кара Мурза).
По-новому прозвучала тема Октябрьской революции. Радикальное направление отрицало научность в происхождении Октябрьской революции. Это сумма различных случайностей. По-новому прозвучала тема народа, роли народных масс. Тема страдающего народа – тема, сознательно поднятая Афанасьевым. Она была просто обозначена, но не была до конца раскрыта.
Изменилось отношение к немарксистской историографии. Речь шла не только о диалоге, но и о совместной работе.
Итоги: Радикальное направление шокировало научную публику. На Западе Р.Н. встретили в целом положительно, в СССР несколько настороженно. Немного пугал наступательный дух. Пугала связь представителей радикального направления с политикой. Афанасьев был членом демократической группы в Верховном совете. Однако именно это движение открыло новые архивы, центры, изменило отношение к иностранцам.


Билет 26. №1.
Жизнь и труды по истории Г.В. Вернадского.
Биография.
Вернадский Георгий Владимирович - крупнейший историк русского зарубежья. Родился 20 августа 1887 года в Петербурге, но детские и юношеские годы провел в Москве, где его отец, выдающийся отечественный ученый Владимир Иванович Вернадский (1863-1945) был профессором Московского университета. Благотворная семейная атмосфера помогла рано оформиться творческим интересам Вернадского - младшего. Он поступает на историко-филологический факультет Московского университета, в перерыве между занятиями, образовавшемся в 1905 году, слушает лекции в заграничных Берлинском и Фрейбургском университетах, затем возвращается в Москву и получает университетский диплом в 1910 году. Через год он переезжает в Петербург, где становится приват-доцентом на кафедре русской истории университета. Здесь он защищает магистерскую диссертацию на тему «Русское масонство в царствование Екатерины II». Его научными учителями были В.О. Ключевский (признанный лидер «московской исторической школы»), С.Ф. Платонов (глава «петербургской школы»), а также крупный историк и культуролог И.М. Гревс. В Московском университете он учился у выдающихся историков - Ключевского, Готье, Виппера, Кизеветтера, Петрушевского, Любавского, Богословского; параллельно с обучением он преподавал на рабочих курсах в Дорогомилове и в воскресной школе в Мытищах.
Еще в студенческие годы, наряду с темой масонства, его интересовало изучение влияний Востока на русскую историю, чему он посвятил несколько ранних статей. В дальнейшем эта тема станет в его научном творчестве ведущей. Несмотря на свои либерально-демократические политические убеждения (он вместе с отцом был членом кадетской партии), всей логикой своих исторических изысканий Г. Вернадский подводил к идее сильной централизованной власти, которая только и способна сохранить единое геополитическое пространство России-Евразию.
Во время гражданской войны Г. Вернадский вместе со своей женой Ниной Владимировной покидает столицу и переезжает вначале в Пермь (в 1918-1920 годах он работает профессором истории во вновь открытом пермском университете), а затем в Таврическом университете в Симферополе. В течение нескольких месяцев возглавлял отдел печати в правительстве генерала Врангеля. В Перми принял кафедру русской истории в недавно образованном Пермском ун-те, там опубликовал биографию Н.И. Новикова; при его активном участии было создано «Общество философии, исторических и социальных знаний»; первый сб. трудов общества был подготовлен под редакцией Вернадского. Научная и педагогическая деятельность Георгия Владимировича в Перми вскоре была прервана: установление в январе 1918 советской власти превратило профессора русской истории в политически неблагонадежного. Предупрежденный друзьями об аресте, он бежал из Перми.
После эвакуации из Крыма Г. Вернадский около года прожил в Афинах, где изучал в архивах источники по византийской истории, а затем переехал в Прагу, где получил должность профессора истории русского права на русском юридическом факультете. В Праге Г. Вернадский близко сходится со знаменитым историком и археологом Н.П. Кондаковым, пишет многочисленные статьи и брошюры на исторические темы и начинает сближаться с евразийским движением. Он глубоко воспринял идеи Кондакова, подтвержденные огромным фактическим материалом истории и археологии, о взаимодействии степной, византийской и славянской культур (прежде всего в истории русской культуры).
В силу особенностей своего характера Г. Вернадский совершенно не участвовал в общественно-политической жизни, складывающейся вокруг евразийства, однако многие его идеи были ему весьма близки. Особенно сильное влияние оказали на него общение с П. Савицким и его идея «месторазвития», подвигнувшая Г. Вернадского на написание нескольких работ, посвященных истории Евразии. Главным вкладом ученого в евразийство можно считать концепцию борьбы начал «леса» и «степи» как стержневых осей русской истории, а также идею периодической ритмичности государственно-образующего процесса, во многом предвосхитившую многие положения теории А. Тойнби.
Основными трудами Г. Вернадского, созданными в период существования евразийского движения были такие работы, как «Начертания русской истории» (1927), «Опыт истории Евразии с половины VI века до настоящего времени» (1934), «Звенья русской культуры» (1938).

В 1927 году Г. Вернадский получает приглашение занять, должность научного сотрудника по русской истории в Йельском университете. Поскольку шумные политические процессы вокруг евразийства и диспуты, популярные в русском зарубежье, давно тяготили его, то предложение было принято и он поселился в Нью-Хэйвене, где и прожил до конца своих дней. Здесь он ведет преподавательскую и научно-исследовательскую работу, пишет труды, прославившие его имя во всем мире. К ним относится, прежде всего, его пятитомная история России с древнейших времен до конца XVII века, написанная с 1943 по 1969 год. На протяжении своей почти полувековой деятельности в США Г. Вернадский создал свою мощную историческую школу. Проявлял огромный интерес к России, вел обширную переписку с отечественными учеными, оказал определенное влияние на Л.Н. Гумилева. Умер в 12 июня 1973 года в возрасте 86 лет в г. Нью-Хэйвен, штат Коннектикут.
Труды по истории.
В статьях 1913-14 Вернадским сформулировал важный для своих последующих исследований закон соотношения исторического времени и пространства в России (по существу, речь шла об открытии культурно-исторического хронотопа, определяющего национальную специфику): при постоянстве места социальное явление изменяется во времени, а при постоянстве времени оно изменяет пределы пространства, и соотношение этих изменений эквивалентно. Применительно к обществам, подобно России, занимающим огромные территории, действие этого закона составляет, по мнению Вернадского, всю философию истории данной страны. Здесь Вернадский предвосхищает одну из центральных смысловых категорий евразийства, предложенную П.Н. Савицким и развитую им самим, - «месторазвитие».
Вернадский взял на себя миссию разработать историческую часть евразийской концепции, что нашло наиболее яркое и последовательное воплощение в книге «Начертание русской истории» (Прага, 1927), а затем было развито в книгах «Опыт истории Евразии с VI в. до наст. времени» (Берлин, 1934) и «Звенья рус. культуры» (Берлин, 1938).
Особенно большое внимание Вернадский уделял: 1) рассмотрению соотношения леса и степи как определяющих природных факторов русской социокультурной истории (идея, воспринятая еще от Ключевского), а вместе с тем взаимодействия оседлой и кочевнической культур в русской цивилизации и культуре, бинарных по своему генезису и тенденциям самоосуществления в мире; 2) синтезу византийского и тюрко-монгольского культурного наследия в феномене «христианизации татарщины» на Руси (концепция, которую он разделял с Н. Трубецким), причем тюркский и монгольский фактор оказывается определяющим в цивилизационном отношении, утверждающим порядок факта (становление и развитие государственной организации, социально-политического строя, различных социальных и правовых институтов и т. п. атрибутов всемирной империи), а византийско-православный - в духовном развитии России, утверждающим порядок идеи (формирование строя идей, необходимого для мировой державы); 3) обоснованию географического вектора евразийской социокультурной истории - движению «против солнца», на Восток, отталкиваясь от Запада.
Вернадский пересмотрел по преимуществу отрицательную представления нескольких поколений отечественных историков об эпохе «монгольского ига» в истории Древней Руси и русской истории в целом. Монгольское завоевание Руси включило Русскую землю в систему мировой империи и возвысило русскую историю до истории всемирной, а в русском национальном характере воспитало, вкупе с христианством, готовность к подвигу смирения и одоление национальной гордыни. Отсюда проистекает и «всемирная отзывчивость» рус. культуры - культуры, органично соединившей в себе гетерогенность и полиэтничность (в частности, удивит, способность впитывать и усваивать «чуждые этнические элементы»), качества, свойственные мировой культуре как целому. Именно поэтому Георгий Владимирович, рассматривая историю России как модель мировой истории, а русскую культуру - как инвариант всемирной, постоянно включает в рус. историю частные истории других народов - скифов, сарматов, готов, гуннов, аланов, аваров, хазар, булгар, печенегов, половцев, монголов, тюрков, угро-финнов и т. д., - демонстрируя процесс последовательной культурно-исторической аккумуляции и синтеза разнородных социокультурных компонентов (ценностей, норм, принципов, традиций и пр.).
Настоящим открытием Вернадского явилось обнаружение в евразийской истории «периодич. ритмичности государственно-образующего процесса», определенной цикличности в процессах образования единой государственности Евразии (Скифская держава, Гуннская империя, Монгольская империя, Российская империя и СССР) и ее распада на систему государств той или иной конфигурации. Наряду с цикличностью ученый выявлял в истории Евразии преемственность ее типологически общих, сквозных структурных компонентов - «исключительно крепкой государственности», «сильной и жесткой правительственной власти», «военной империи», обладающей достаточно гибкой социальной организацией, авторитаризма, опирающегося на почву и потому не отрывающегося от своего народа; в тех случаях, когда когда-либо из перечисленных принципов нарушались, единая евразийская государственность распадалась или становилась на грань катастрофы (удельные усобицы, смутное время, канун революции и т. д.). С внутренней стороны для сохранения единства было необходимо единое, целостное и органичное миросозерцание, которое представляет собой осознание народом своего месторазвития как исторической и органической целостности; подобное миросозерцание также периодически то обреталось народом и его правящей элитой, то утрачивалось, разбивалось. В исторических и культурологических сочинениях историк оставался верен основным принципам евразийства как культурно-философской доктрины и методологии культурно-исторических исследований.
Научный подвиг совершил Вернадский, предприняв написание многотомной «Истории России». Проект остался незавершенным из-за смерти соавтора профессора Карповича в 1959, однако Вернадский почти закончил свою часть: в 1968 он подготовил к печати 5-й том своего труда, посвященный Московскому царству; 6-й том выпустили американские ученики ученого посмертно.

Билет 26. №2.
Международные связи советских историков (XVII МКИН, 1990 г.). Конференции и симпозиумы 1990-1991 гг.
Этот конгресс проходил в 1990 г. в Мадриде. Впервые российские историки не были отягощены идеологическими рамками. На конгрессе обсуждались три темы: 1. 1. Открытие Америки (Волховитинов). 2. Революции и реформы (Волобуев). 3. Мегаполис истории (Вадарский). Помимо этого было три литературные темы: 1. Концепция времени (Выступал Барг). 2. Антропология социальной истории (Бромлей). 3. Биография как исторический жанр (Павлова).
На этой конференции собрали круглый стол на тему: «Историк и культурное наследие человечества». Это было первое теоретическое отступление. Не было догматизма. Подняли тему международного революционного процесса. Дискуссии по периодизации.


Билет 27. №1.
Первые проявления культа И.В. Сталина на развитие исторической науки.
Собственно вклад в историческую науку Сталин сделал вскоре после смерти Ленина. В таких работах середины 20-х гг. как «Об основах ленинизма», «Троцкизм или ленинизм», Октябрьская революция и тактика русских коммунистов» Сталин раскрывает сущность ленинского учения о социалистической революции, диктатуре пролетариата, расстановке классовых сил во время революции. Работы, скорее написаны для борьбы с Троцким и его сторонниками, которые после смерти Ленина вызвали дискуссию о том, кто имеет больше значение в российской революции: Троцкий или Ленин.
На рубеже 20-30-х годов в СССР вышел ряд трудов по истории в частности в 1931 вышла книга «ВКП(б)» под редакцией А.С. Бубнова. За основу периодизации истории партии была взята ленинская схема. Затем «Краткая история ВКП(б)» под редакцией В. Кнорина (в состав авторов входили Пономарев Б.Н., Кучкин А.П.), затем новая книга Ярославского Е.М. «История ВКП(б)» в двух частях, «История Российской Коммунистической партии (большевиков)» Г.Е. Зиновьева, книги по истории партии В. Волосевича и В. Ваганяна.
Поскольку на рубеже 20-30-х гг. существовала еще некоторая свобода мнений в отношении истории партии и оценок Ленина, то присутствовала некоторая разноголосица в этом отношении. Разноречия были даже в наиболее распространенных работах Бубнова, Невского, Попова, Ярославского, в историко-партийных журналах. В связи с этим И.В. Сталин решил повлиять на дальнейшее развитие истории партии, как научной дисциплины. Эта задача была поставлена в письме Сталина «О некоторых вопросах истории большевизма» в редакцию журнала «Пролетарская революция», опубликованном в 1931 г.
Сталин решительно протестовал против необоснованного и политически ошибочного утверждения в одной из статей, опубликованных в журнале, о том, что Ленин и большевики недооценивали центризм, то есть прикрытый оппортунизм в германской и западноевропейской социал-демократии накануне первой мировой войны. Сталин обратил внимание на троцкистский характер учебника по истории партии Волосевича и призвал к разоблачению троцкистских и иных фальсификаторов истории Коммунистической партии. Письмо талина внесло коррективы в ряд положений историографии истории партии. Нов то же время он допускал чрезмерно резкую и недостаточно обоснованную критику в адрес некоторых историков, ослаблял внимание к расширению документальной базы исследовательской работы.
Затем в начале августа 1934 г. А.А. Жданов, С.М. Киров, и И.В. Сталин написали «Замечания по поводу конспекта учебника по истории СССР», одобренные Политбюро ЦК ВКП(б). главные недостатки конспектов по мнению авторов заключались в том, что он представлял собой конспект русской истории, а не истории СССР, то есть истории Руси, но без истории народов, которые вошли в состав СССР. Далее говорилось, что в конспекте не подчеркнута аннексионистско-колонизаторская роль русского царизма вкупе с русской буржуазией и помещиками, в связи с чем не были выяснены истоки и условия национально-освободительного движения покоренных царизмом народов России, не показан их вклад в общероссийское освободительное движение.
«Замечания» указывали также, что в конспекте не подчеркнута контрреволюционная роль российского царизма во внешней политике со времен Екатерины II до 50-х годов XIX столетия и дальше.
Отмечалось, что конспект не отражает роли и влияния западноевропейских буржуазно-революционных и социалистических движений на формирование буржуазно-революционого движения и пролетарско-социалистического движения в России.
Была критика, касающияся и эпохи феодализма. Указывалось, что в конспекте свалены в одну кучу феодализм и дофеодальный период, когда крестьяне не были еще закрепощены. Кроме того были смешаны самодержавный строй государства и строй феодальный, когда Россия была раздроблена на множество самостоятельных полугосударств.
Среди отмеченных недостатков указывалось на изобилие трафаретных ненаучных определений, неряшливых формулировок типа «разинщины», «пугачевщины».
Собственно сами «Замечания» указывали на полуколониальное положение России накануне Первой мировой войны, очевидно, для возвышения успехов собственно социалистического общества.
Во второй половине 30-х встал вопрос о написании единого учебника по истории партии. Была создана комиссия ЦК ВКП(б), которая рассмотрела и одобрила к изданию в 1938 г. книгу И.В. Сталина «История ВКП(б). Краткий курс».
В итоге вместо многочисленных учебников по истории партии с различной периодизация ей был создан новый труд, излагающий историю партии до 1938 г. В работе раскрывалось содержание и особенности ленинизма как высшего этапа марксистской научной мысли, а история партии тесно связывалась с историей страны.
Именно под влиянием Сталина в книге, которая затем стала основой для дальнейших исторических изысканий, давалась односторонняя, отрицательная оценка революционного народничества, не раскрывались его социальные корни. Вопреки положению В.И. Ленина, что большевизм как ткечение политической мысли и как политическая партия существует с 1903 г., «Краткий курс относил оформление политической партии к 1912 году, то есть ко времени Пражской конференции. Не была последовательно сохранена ленинскаяпериодизация отдельных этапов истории партии, а также истории Октябрьской революции и гражданской войны. Преувеличивалась роль Сталина в Октябрьской революции и гражданской войне.
Итог оказался таков, что историки вместо творческого подхода к изучению истории занялись комментированием положений «Краткого курса».

Билет 27. №2.
Положение исторической науки в период президентства Б.Н.Ельцина.
Ельцинские комплексные программы развития исторической науки до 2000 года.
Направления:
1) история строительства постсоциалистического общества;
2) революция и социальный прогресс (Минц);
3) проблемы мира и войны в 20 веке (Самсонов);
4) история культуры народов России (Рыбаков);
5) Этническая история и современные национальные процессы (Бромлей);
6) Общие закономерности и особенности развития общественных формаций (Удальцова);
7) История мировой культуры (Пиотровский);
8) Роль религии в прошлом и в современном мире (Бонгард-Левин);
9) Экономическая история России и СССР (Виноградов);
Практикуется строгая специализация всех ВУЗов:
- англоведение – ПГУ;
- германоведение – Волгоград;
- скандинавоязычные страны – Калининград;
- балканистика – Уральский гос. ун-т;
- историография – Томск.
Ельцин предложил организовать компактные группы по подготовке методичсеких разработок и учебников к печати.
Перестройка в издательстве исторического материала – Самсонов, по источниковедческим вопросам – Ковальченко.
Проблема – старение академиков (средний возраст академика – 77 лет). Решили сократить число членов Академии наук. С этого времени – 500 академиков и 600 членов-корреспондентов.
27 апреля указ «О неотложных мерах по сохранению научно-технического потенциала», создается
1992 год – в Санкт-Петербурге был создан музей Антропологии и этнографии им. Петра Великого, научный совет по выставкам (Макаров). В Башкирии – комиссия по публикации трудов Вернадского.
Сокращение исторического профиля – с 1993 года. В это время историков – 30 тысяч человек в стране.
В середине 90-х историографический "ренессанс" происходит благодаря тесному сотрудничеству историков-профессионалов и "историков-неформалов". Профессиональная историография, освобождаясь от действительно свойственных ей в прежние годы охранительных идеологических функций и вступая на путь творческих инноваций, начинает играть в современном общественном сознании полезную стабилизирующую роль. В это время перед историками стоит задача - содействовать преодолению устаревших стереотипов и формированию новых парадигм научного знания, а с другой - отстоять и защитить "чистоту" своего ремесла от дилетантов и недобросовестных конъюнктурщиков (это о новой хронологии Фоменко).
Происходит расширение поля для исследований, так как открыты архивные фонды, которые ранее были под запретом.
1992-1993 годы – 2 совещания при президиуме РАН.
1) 1992 г. – совещание по общественным наукам. Комиссия – перестройка общественных наук из-за обретения ими идеологической самостоятельности, было решено оставить 2 направления – гуманитарные и социальные науки. Академик Кудрявцев – в годы застоя уже были крупные авторы, которые не подчинялись общим тенденциям (Арбатов). Ковальченко – количество не переходит в качество в смысле обобщений, поэтому надо изучать и излагать концептуальные позиции. В истории системный кризис – общий, кадровый, финансовый.
2) январь 1993 г. – дискуссия в президиуме – по историческим наукам – Ковальченко – о методологическом кризисе в истории, коммунистические догмы до сих пор, необходимость многоликости методологии, необходимость избавиться от односторонности, внимание технической базе, которая отстает. Фурсенко – надо пересмотреть проблематику исследований. Волобуев – против мифологизации истории (о перекосах в исследованиях и подходах). Янин – искажения по истории Древней Руси.
1993-1995 гг. –дискуссии о реконструкции ВАК (Гусев) – по вопросу о присуждении степеней.
1992 год – создание фонда фундаментальных исследований, 1994 г. – из него выделяется РосГумНаучФонд (Янин). РГНФ поддержал 9 тыс. проектов за 9 лет.
1993-1994 гг. – дискуссия о наукогородах.
1998 г. – конференция по историографии (Ковальченко) и источниковедению (Буганов). Ковальченко – историки не идут дальшекомментариев библиографии (так как техницизм, диктат властей), необходимость гуманизации науки, исследования по конкретным темам не тянут до обобщений, по конкретным темам - не хватает концепных обобщений, несостыковка теории и практики.
Дискуссия – Афанасьев – надо в историографии все менять и выбрасывать, особенно историографию советского периода. Модельницкий – надо историографические оценки пересмотреть, но без сенсаций. Гутнова – пересмотр периодизации. Нет кафедр по историографии в ВУЗах, курсы читаются бессистемно, плохо читалась методология.
Совещание по историографии – с середины 90-х гг. – спор по учебникам (элемент национализма на местах).


Билет 28. №1.
Сборники АН СССР 1939,1940. «Против исторической концепции М.Н. Покровского» и «Против антимарксистской концепции М. Н. Покровского».
Собственно критические замечания в адрес Покровского пошли уже со второй половины 20-х гг. в 1926 г. С. Томсинский выступил со статьей «К вопросу о социальной природе русского самодержавия», в которой упрекал Покровского в том, что «торговый капитал» является для него самодовлеющим фактором.
Положения Покровского о торговом капитализме критиковались в докладе Рахметова и в прениях по его докладу в мае 1927 г. в Институте красной профессуры.
В апреле 1929 г. там же обсуждалась общая концепция русского исторического процесса Покровского. Снова звучала критика в адрес торгового капитала, которые якобы является творцом всей русской истории – от Киевской Руси чуть ли не до революции 1917 г. А в 1929-1930 в печати уже критиковались взгляды Покровского на народничество и мировую войну.
В ответ Покровский каялся, признавал ошибки, называл безграмотным собственное выражение «торговый капитализм». Признавал, что «Экономический материализм» не был еще им изжит на сто процентов, когда писал «Русскую историю», «Очерк истории культуры» и даже «Сжатый очерк». Покровский внес в текст «Сжатого очерка» многочисленные поправки, устранил все риторические преувеличения, но полностью переработать книгу не смог: скончался в 1932 г.
В середине 30-х годах в прессе развернулась травля т.н. «школы Покровского», сторонников которой именовали «двурушниками, протаскивающими троцкистскую пропаганду и проводящими подлую вредительскую работу». Понимая, что речь идет о жизни и смерти, почти все ученики Покровского отреклись от прежних взглядов и занялись самобичеванием.
В 1939 и 1940 гг. вышли сборники «Против исторической концепции М.Н. Покровского» и «Против антимарксистской концепции М.Н. Покровского». Среди авторов сборников были и бывшие ученики Покровского, и возвращенные из ссылок или уцелевшие на свободе историки старой школы.
Чем же не устраивали Сталина взгляды Покровского, всегда видевшего в исторической науке прежде всего средство политической борьбы? Во-первых, недовольство Сталина вызывало то, что Покровский преуменьшал роль личности в истории. Недаром генсеку очень понравилась биография Наполеона, написанная вернувшимся из ссылки Е.В. Тарле.
Во-вторых, Покровский критиковал русских историков-государственников, а Сталин считал нормой тотальный контроль государства над жизнью общества. Покровский подчеркивал убожество старой России, а Сталин уже взял курс на возвеличивание российского прошлого и установление преемственности между царской Россией и своим режимом. По-видимому, Сталину, сознающему, что его власть практически стала монархической, льстило обожествление государя. Любимыми историческими героями диктатора стали, цари-тираны: Петр Первый и особенно Иван Грозный (профессор Р.Ю. Виппер, написавший в Риге апологетический труд об Иване IV, которого он противопоставлял слабовольному Николаю II, после присоединения Латвии к СССР стал академиком, а его книга выдержала три издания).
В-третьих, изменилась и трактовка истории национальных отношений. Если Ленин именовал Россию «тюрьмой народов», а историки начала 30-х гг. писали о завоевательной политике царизма, то с конца 30-х гг. стали говорить о том, что завоевание Россией являлось для народов национальных окраин «наименьшим злом», что было справедливо лишь в некоторых случаях.
Сборники "анти-Покровский" были сработаны по той же примитивной "сталинской" схеме огульных обвинений, что и сборник о "классовых врагах" школы Платонова-Тарле 1931 г. Причем уцелевшие от репрессий "историки-марксисты" громили теперь другого учителя - Покровского (некоторые участвовали в обоих сборниках - и против Тарле-Платонова, и против Покровского).
Идеи Покровского уже названы прямо антимарксистскими. Здесь можно отметить несколько главных направлений:
Б.Д. Грекову в первом сборнике статей «Против исторической концепции М.Н.Покровского» принадлежит большая работа на тему: «Киевская Русь и проблема происхождения русского феодализма у М.Н.Покровского» (кроме него ранней тематике в сборниках посвящали статьи С.В.Бахрушин, С.В.Юшков, А.Н.Насонов). Сосредоточившись в основном на двух дореволюционных работах М.Н.Покровского, Греков отметил, что Покровский не признал существования в IX–XII вв. феодального государства, вслед за В.О.Ключевским преувеличил значение торговли и городов, преуменьшил роль сельского хозяйства. Критикуемым взглядам Покровского противопоставлялась собственная сложившаяся у автора и уже опубликованная в печати концепция генезиса феодализма, которую Греков дополнил здесь новыми идеями о сущности и эволюции вечевого строя Древней Руси.
Греков выступил и против тезиса Покровского о том, что монголо-татары способствовали объединению Руси. Однако, изменение взглядов Покровского во времени он проигнорировал. На большей сдержанности статей по ранним периодам истории в этих сборниках отразились не только личности, воспитание и положение их авторов, но и то объективное обстоятельство, что процесс вульгаризации и политизации науки в меньшей мере затронул именно исследование ранних периодов истории феодальной России.

Билет 28. №2.
Финансовые трудности исторической науки в 1990-е гг.
Большой финансовый долг Академии наук с начала 90-х, увеличение долга.
Резко сокращается издательское дело – в 1991 году – на 30 % сократился выпуск книг, в 92 году – еще на 40 %. Помощь ЮНЕСКО – 300 тыс. $ и 150 тыс. $ от Сороса. Попытки спасти науку.
27 апреля 1992 года указ «О неотложных мерах по сохранению научного потенциала», создается фонд фундаментальных исследований. Введение льгот для молодых ученых, аспирантов, студентов.
1993 год – финансирование зашло в тупик (особенно в Башкирии и в Татарии).
1993 год – была введена отдельная строка бюджета – на науку – 200 млн. рублей на науку.
Появляются первые гранты – на провинцию приходилось только 18 % (от 100 дол 800 рублей). Гранты разобрали москвичи.
Совещание 1992 года – при президиуме РАН – Ракитов (советник президента) – правительство не может финансировать общественные науки, дальше – тоже снижение финансирования.


Билет 29. №1.
Вклад Б.Д. Грекова в историческую литературу.
Греков Борис Дмитриевич (9.4.1882, Миргород Полтавской губернии - 9.11.1953), историк, академик АН СССР (1935), член Академии архитектуры (1939), трижды лауреат Сталинской премии (1943, 1948, 1953). В 1901 окончил гимназический курс. В 1901 - 1907 учился на историко-филологическом факультете Варшавского, а затем Московского университетов. Ученик В.О. Ключевского. Был оставлен при университете для подготовки к профессорскому званию и преподавал в Коммерческом училище. В 1914 защитил магистерскую диссертацию на тему: «Новгородский дом святой Софии (Опыт организации и внутренних отношений крупной церковной вотчины)» и стал профессором Петербургского университета. Как ученый, увлекавшийся социально-экономической историей, он сложился до 1917, опубликовав около 40 работ. Во время первой мировой войны был командирован в Пермь, где открылось отделение Петербургского университета. В 1918 Греков получил отпуск для работы над докторской диссертацией, уехал в Крым и был профессором университета в Симферополе. В 1921 вернулся в Петербургский университет, совмещал преподавательскую работу с работой в Академии наук и Центральном историческом архиве. До революции занимался историей Новгорода. В 1929 выпустил первую общую работу по истории Древней Руси «Повесть временных лет о походе Владимира на Корсунь». Приняв марксизм, Греков в 1934 был удостоен степени доктора исторических наук без защиты диссертации, а на следующий год стал академиком. Диапазон его научных интересов был широк.
В монографии «Киевская Русь» Греков анализировал вопросы хозяйственной, социальной, политической и культурной жизни раннефеодального общества. Как исследователь славянского права Греков проявил себя в работах «Винодольский статут об общественном и политическом строе Винодола» и «Полица. Опыт изучения общественных отношений в Полице XV - XVII вв.». Занимаясь политической историей русских княжеств в XIII–XV вв., совместное А.Ю. Якубовским написал книгу «Золотая Орда и ее падение». Значительны интересы Грекова как историографа (очерки, посвященные историческим взглядам М.В. Ломоносова, А.С. Пушкина, М.Н. Покровского и др.). Греков получил известность как археограф, с именем которого связаны публикации документов: «Правда Русская», «Хроника Ливонии», «Крепостная мануфактура в России» и др. Академик Н.М. Дружинин писал о Грекове: «Главным качеством Бориса Дмитриевича как ученого было гармоническое сочетание самостоятельного и тонкого анализа сложных исторических источников с широкими обобщающими выводами, дававшими новые и важные ответы на очередные вопросы науки». Греков - автор свыше 350 работ. Исследовательскую деятельность Грекова сочетал с преподавательской, оставив о себе славу замечательного профессора-лектора и руководителя семинаров. Крупный организатор науки в непростое для исторических исследований время, Греков с 1937 до конца жизни был директором Института истории АН СССР, одновременно директором Института истории материальной культуры (1944 - 1946) и Института славяноведения, сыграл крупную роль в развитии исторических исследований. С 1946 руководил Отделением истории и философии АН СССР.
Основатель т.н. «национальной» школы историков, которая заменила «школу Покровского». В 1939 вышло первое издание его капитального классического труда «Киевская Русь», в которой обосновал свою теорию, что славяне перешли прямо от общинного строя к феодальному, минуя рабовладельческий. Он констатировал, что основой хозяйственной деятельности Древней Руси было высокоразвитое пашенное земледелие, а не охота и звериные промыслы, и тем самым разрушил легенду буржуазных историков об отсталости социально-экономического строя восточных славян. Греков, исследовав формирование господствующего и зависимого классов, пришёл к выводу о наличии в Древней Руси государства и опроверг антинаучную теорию норманистов, считающих, что государственность была привнесена извне только в 9 в. В то же время Греков разрушил националистическую концепцию М. С. Грушевского, считавшего Киевскую Русь родиной одной лишь Украины, и доказал, что Киевская Русь была общей колыбелью русского, украинского и белорусского народов. В работе «Культура Киевской Руси» (1944) Греков показал высокую культуру Киевской Руси, нисколько не отстававшей от своих европейских соседей и игравшей крупную роль в международных делах. В 1946 вышла его книга «Крестьяне на Руси с древнейших времен до XVII в.», где «дал цельную марксистскую историю русского крестьянства» и «разгромил» ряд теорий (в т.ч. и своего учителя Ключевского). В области методологии выступил с работами «Ленин и историческая наука» (1944) и «Сталин и историческая наука» (1949), а также «Энгельс и проблема родового строя у восточных славян» (1936). С 1950 депутат Верховного Совета СССР и председателем комиссии по иностранным делам. С 1946 академик-секретарь Отделения истории и философии АН СССР.

Билет 29. №2.
Издательская деятельность историков в 1990-е гг.
Издательская деятельность историков в 90- гг. (лекции Маши Стрик).
В этот период сократилось издательское дело. Большую помощь оказывало «Юнеско».
27 апреля 1992 г. – «О неотложных мерах по сохранению научно-технического потенциала». Было решено создать фонд фундаментальных изданий. В Екатеринбурге создали институт промышленной экологии (Чукалов). Эти меры не помогли. Наука входила в состояние стагнации.
1993 г. – финансирование науки зашло в тупик (всего 200 млн., из которых 18% - в провинцию). Была создана интерпериодика (50 журналов).
(Последняя лекция) 1992 г. – прошло большое совещание при Президиуме общественных наук. Стал вопрос о реорганизации наук: предлагали из 5 существующих сделать две. Правительство объявило о том, что будет сокращать финансирование науки. Помимо этого выступил академик Кудрявцев о проблемах современной исторической науки (слишком много фактов, мало концепций).
1993 г. – заседание академии наук.
Доклад Ковальченко о кризисе в методологии (марксистская по-прежнему царствует и нет возможности от нее избавиться; эту ситуацию нужно менять). Также он отметил отсталость технической базы отечественной исторической науки.
Волобуев: выступил против мифологизации истории, касающейся перегибов о том, что до 17 г. жили хорошо, и после тоже.
Дискуссии были очень жаркими. Главный вывод сделал Ковальченко: нужно приблизить историю к современной жизни.
1993-95 гг. – дискуссии о реконструкции ВАК (Всесоюзная аттестационная комиссия).
1994 г. – создан Российский гуманитарный научный фонд. Первый руководитель – Янин. Поддержали 9 тыс. проектов, 800 конференций. В 1997 г. фонд был закрыт за экономические преступления.
1998 г. – конференция по историографии и источниковедению. Решили утрясти проблемы терминологии, проблемы стыковки обобщающих трудов и фактологических. Выступали: Афанасьев, Гупнова, Агафонов (из Перми).


Билет 30. №1.
Разработка истории феодализма в трудах Б.Д. Грекова, С.В. Бахрушина, М.Н. Тихомирова, С.В. Юшкова в 30-е гг.
Греков Б.Д. В ходе изучения проблемы закрепощения крестьян в XVI-XVII вв. историки Б.Д. Греков, М.Н. Тихомиров и другие рассматривали историю закрепощения крестьян в России в связи со всей системой производственных отношений феодализма. Если в 20-е годы закрепощение крестьян и распространение барщинной системы Б.Д. Греков и др. связывали с развитием торгового капитализма», то с начала 30-х историки приступили к разработке проблем товаризации сельскохозяйственного производства в изменении форм феодальной ренты, связь форм ренты с общественным устройством и внутренней политики государственной власти.
Итогом разработки проблемы на данном этапе стала обобщающая работа Б.Д. Грекова «Очерки по истории феодализма в России» (1934), в которой он исследовал систему господства и подчинения в русской феодальной деревне с X по XVI века.
В том же 1934 году были опубликованы важнейшие доклады и выступления Грекова и первые обобщения его концепции.
Победа к середине 30-х гг. стройной и профессионально аргументированной концепции Грекова о переходе восточных славян от первобытно-общинного строя к феодальным отношениям, минуя стадию рабовладельческой формации, была полна для ее автора внутреннего драматизма. Сразу после выхода в свет в1938 г. «Краткого курса истории ВКП(б)» эта концепция вступала в прямое противоречие с утверждаемой в IV главе «Краткого курса» идеей «пятичленки».
Дискуссия о характере общественного строя Киевской Руси возобновилась в 1939 г. Непосредственным поводом к ней послужила статья А.В.Шестакова в «Учительской газете» (от 21 мая 1939 г.), в которой отстаивалась мысль о рабовладельческой природе Древнерусского государства. В качестве ответа на эту статью в Институте истории 4 и 11 июня 1939 г. состоялась дискуссия, на которой вновь с полемическим докладом «Была ли Киевская Русь обществом рабовладельческим?» вынужден был выступить Б.Д.Греков.
В докладе на основе привлечения трудов основоположников марксизма-ленинизма, западноевропейского, византийского и русского материалов опровергалось мнение о возможности господства на Руси в раннее средневековье рабовладельческих отношений, вновь рассматривалась организация феодальной вотчины, утверждалось, что рабский труд, имевший место в Древней Руси, проявлял тенденцию к сокращению. В ходе дискуссии большинство ее участников (И.И.Смирнов, М.И.Артамонов, С.В.Юшков, М.Н. Тихомиров, С.В. Бахрушин) решительно поддержали Грекова.
В1935 вышла его книга «Феодальные отношения в Киевском государстве», в 1937 г. она была переиздана, а в 1939 г. вышла третьим изданием под названием «Киевская Русь».
На основе анализа письменных, археологических, лингвистических источников и этнографических данных он доказал, что процесс феодализации Древней Руси протекал одновременно с образованием древнерусского раннефеодального государства, что восточное славянство было народом земледельческим с высокоразвитой культурой. В итоге автор приходит к выводу о переходе восточных славян от первобытнообщинного строя к феодальному, минуя рабовладельческий. В рамках борьбы с «норманнской теорией» автор разрушал бытовавшее представление о социально-политической и культурной отсталости восточного славянства по сравнению с народами Западной и Центральной Европы того времени.
С.В. Бахрушин. Выступил на стороне Грекова и С.В.Бахрушин, критически оценивавший в предшествующие годы тезис Бориса Дмитриевича о господстве феодализма уже в IX–X вв. (по его мнению, о победе феодальных отношений можно говорить только с XI столетия).
Большое значение имел многотомный труд «История дипломатии» под редакцией В.П. Потемкина – советского историки и дипломата. В отдельных главах книги разбирались вопросы истории дипломатии Древней Руси, Московского государства и Российской империи. И Бахрушин вместе с Е.В. Тарле был одним из авторов нового издания. И это был первый исторический труд, создатели которого были первыми удостоены Государственной премии СССР. Уже позднее в 1943 много сделал Бахрушин в области изучения эпохи Ивана Грозного. Работе была присуща некая идеализация государственной деятельности Ивана IV. Основные работы автора были написаны уже после войны.
М.Н. Тихомиров. В связи с новыми задачами исторической науки значительно расширилась публикация исторических источников. Большое значение имела подготовка академического издания «Русской Правды», первый том которого содержал 96 различных текстов этого источника. М.Н. Тихомиров написал книгу «Исследования по «Русской Правде» (1940) о происхождении этих текстов.
С.В. Юшков. Вопросами истории Древней Руси успешно занимался С.В. Юшков – профессор истории права в Саратовском университете. Он начал изучение этой проблемы исходя из схемы Ключевского о торговом характере Руси IX-XI веков, но уже в первой половине 20-х сделал вывод о феодальном характере социальных отношений. Он сделал важный вывод о смердах как важнейшем разряде неполноправного сельского населения и преуменьшал степень феодализации в домонгольский период. В изучении феодальных институтов он придерживался схемы Павлова-Сильванского. Его работа «Эволюция дани в феодальную ренту в Киевском государстве в X-XI веках» опубликована в журнале «Историк-марксист» в 1936 г.
В начале 30-х годов историки отказались от свойственного В.О. Ключевскому и М.Н. Покровскому представления о Киевской Руси как торговой стране и начали рассматривать ее социально-экономические отношения с точки зрения теории общественно-экономических формаций. Во время дискуссии проходившей в Ленинграде в Академии истории материальной культуры в 1932 г., некоторые ученые (И.И. Смирнов и др.) старались доказать, что в Древней Руси на основе разложения первобытнообщинного строя сложилось рабовладельческое общество. Ленинградский историк Б.Д. Греков доказывал, что у восточных славян, как и у германцев, разложение первобытнообщинного строя вело к развитию феодальных отношений и установлению феодальной общественно-экономической формации.
С.В.Юшков также поддержал «феодальную гипотезу». Он еще с 20-х гг. разрабатывал тему генезиса феодализма, и в 1939 г. выпустил книгу, в которой была развернута концепция общественного строя Киевской Руси, в ряде существенных моментов отличавшаяся от грековской. По мнению С.В.Юшкова, о феодализме на Руси можно говорить лишь с XI столетия. Предшествующий период автор характеризовал как дофеодальный, во время которого существовало 3 уклада: патриархально-родовой, рабовладельческий и феодальный. Из них поначалу ни один не был господствующим, а затем на первое место вышел феодальный уклад.

Билет 30. №2.
Перспективы развития отечественной историографии в XXI веке (прогноз).
- необходимость преодолеть остатки догматизма, односторонности в историографии;
- проблема разработки определяющих концепций;
- освещение частных и общих вопросов (при приоритете концептуальных моментов);
- на основе открытия новых архивных фондов – расширение проблематики исследований и углубление существующих тем;
- увеличение количества междисциплинарных исследований (на границе истории с другими науками);
- создание условий для коммуникации историков различного профиля;
- налаживание обмена мнениями с зарубежными учеными.


Билет 31. №1.
Развитие военной историографии и мемуарной литературы в годы Вов.
(Здесь же смотреть Билет 3.1. Советская историческая наука в годы ВОв. Проблематика, важнейшие труды).
До войны планировалось написать многотомную историю СССР, Украины – не успели. Во время войны многие исследования затормозились. Все исторические ценности эвакуируются на восток (часть МГУ – в Свердловск, некоторые архивные материалы (14 млн. единиц хранения) – в Соликамск).
Историки пишут и говорят на военно-патриотическую тематику, о справедливом характере войны, многие пошли в ополчение, многие работают в лекционном бюро в Казани – читают пропагандистские лекции (кажется, это называется Бюро научной пропаганды АН СССР).
Первые библиографические шаги: Полухин – библиографическая справка о защите СССР (из лекции не совсем ясно, что это), идея вспомнить историческую доблесть отечества: Осипов “Великие наши предки”, Нечкина “Кутузов” + пишут о многих других русских полководцах. 1942 г. – 700 лет с Ледового побоища => научные сессии, выставки, публикации. Также много публикаций посвящено Отечественной войне, т.к. 130-летний юбилей.
Тематика:
*) Демонстрация героизма советских воинов – описание подвигов
15 июля 1941 г. – первая публикация о летчиках, которые получили звание Героев Советского Союза. Серия “Герои ВОВ” – 56 карманных книжечек (о Соловихине, генералах). У истоков проблемы массового героизма стояла Нечкина. Тема Женщина на войне: Овценский “Хитрая девчонка”- о девушке-снайпере. Книги о городах-героях (Ольга Берггольц – стихи о блокадном Ленинграде)
*) Партизанское движение
Около 1.5 млн. партизан было. Очерки о связях партизан с регулярными войсками. 1943 г. – первая книга о партизанах, написанная руководителем партизанского движения Пономаренко – много неточностей. 1943 г. – первые партизанские мемуары (Ковпак).
*) Мемуарная литература
45 книг за годы войны. Многие мемуары дополнялись документами (особенно генеральские). Мемуары матерей погибших: “Моя Соня”, “Мой Саша” (о Герое ВОВ Чикалине). Во всех газетах полосы “переписка фронта и тыла”. Мемуары профессиональных журналистов: Избак “По дорогам Подмосковья”, “Фронтовой дневник” Петрова, “Фронтовые записки” Ставского. Мемуары крупных писателей: Борзенко “Десант в Крым”, Симонов “От Черного до Баренцева моря”, Саянов “Весна 45-го”.
*) Военная историография
Осенью 1941 г. комиссия по созданию “Летописи Отечественной войны”, глава – Александров, зам – Минц. В ней есть сектор Героев Советского Союза, сектор военной экономики (позже вышла книга “Экономическая победа СССР в годы войны”), сектор Режим на оккупированных территориях (бюллетень о зверствах фашистов, редактор - Тарле). Публикации этой комиссии начались с 1942 г. в Историческом журнале (об обороне Одессы, о партизанском движении)
Военная историография – это, прежде всего, Сталин, все его указы, материалы по линии Генштаба (в основном секретного характера). Журналы “Морской сборник” – по военным операциям на море, “Военная мысль”. Первая крупная коллективная монография – “Сталинградская битва” под глав. ред. Замятина (здесь отражены и другие сопутствовавшие битвы). Чисто военная историография: Рубцов “Виды современного боя”, Шиловский “Прорыв фронта” (начинается с событий ПМВ, части выпущены отдельными брошюрами), Готовский – о нашей и фашистской стратегии. Труды по тактике турецкой, итальянской, германской армий.
Толчинский “Первая мировая война”, Натович “Первая мировая война”, Мавродин “Брусилов”, Тарле “Нахимов”, “Крымская война” – это произведение Тарле писал в осажденном Ленинграде, переведено на английский, впервые столь глубокий анализ дипломатической борьбы в 1850-е гг.
В начале войны была создана редакция по истории международной дипломатии, руководитель – Пономарев. В годы войны вышло исследование “История дипломатии”.
*) Литература по гражданской истории
Греков Б.Д. “Борьба Руси за создание своего государства” – доказал ненаучность норманнской теории, показал, что процесс образования государственности у восточных славян уходит к 6 в. н.э.; “Культура Киевской Руси” – утверждал, что Русь в культурном плане не отставала от Европы; “Крестьяне на Руси”.
Работы об Иване 3. Снегирев В. “Иван Третий и его время. Образование Русского национального государства” – в советской печати его критиковали за то, что здесь слабо отражены вопросы о роли народных масс в процессе образования государства и преувеличена степень централизации, достигнутая к 15 в. Базилевич К.В. “Образование Русского национального государства. Иван 3” – по крайней мере, в советское время эта работа считалась более глубокой, весь процесс показан на широком социально-экономическом и внешнеполитическом фоне, он впервые показывает роль народа.
Иван 4. Работы Виппера, Бахрушина, Смирнова – во всех идеализация государственной власти Ивана 4. Виппер: политика Грозного соответствовала дворянским интересам (хотя какие дворяне в это время?), он был идеальным организатором и вождем. Бахрушин: обратил внимание на роль реформ 1550-х в формировании русского централизованного государства, на противоречия в Избранной раде, между радой и царем; цель внутренней политики Грозного - полная ликвидация пережитков феодальной раздробленности и обеспечение обороноспособности страны; опричнина – неизбежный этап борьбы за абсолютизм.
История России в 17 в. Рассматривалась преимущественно в соц-эк плане. 1943 г. -1ый том монографии Яковлева “Холопство и холопы в Московском государстве 17 в.” – большой конкретный материал, тезис о Московском государстве 16-17 вв. как “холопьем царстве” (московские служилые люди – саим холопы своих правителей; отрицательная оценка в советское время, т.к. институт холопства рассматривался вне связи с соц-эк условиями.
Историография петровских реформ. Кафенгауз, Мавродин – значение петровских реформ в укреплении Русского государства, его экон, междунар и воен положения + значительное усиление гнета крепостничества. Кафенгауз делает акцент на военном аспекте. Сыромятников “Регулярное государство Петра” (показывает, что оно не только продворянское, но и прокупеческое).
Разработка истории народов СССР. Подготовка “Истории народов Узбекистана”. Творческий коллектив под руководством Панкратовой “История Казахской ССР с древнейших времен до наших дней”.
А также из лекций: Лихачев “Великий Новгород”, занимается историей культуры. Тихомиров “Борьба русского народа с немецкими захватчиками в 13 в.”. Бушуев “Борьба народов Кавказа за свою независимость” – первый портрет Шамиля: кавказцы проиграли не т.к. русский народ сильнее, а т.к. у горцев раскол. Гернет “История царской тюрьмы”. Струмилин пишет о промышленном перевороте в России – сдвигает его к 1830-м гг. (1830-е – 1860 г.), что вызывает серьезную полемику. “Французская буржуазная революция” Тарле.

Билет 31. №2.
Реформы образования в России в 2000-е гг. Первые итоги.
Основная сложность в изучении этого вопроса заключается в том, что реформа еще не воплощена в жизнь до конца. О ее содержании мы узнаем из самых разных источников и потому, теряемся в догадках, слухах и самых страшных прогнозах.
Реформа основывается на трех пунктах: 12летнее школьное образование, единый государственный экзамен, платное образование.
Предполагаемая платность очень волнует родителей нынешних школьников. Но, если верить Горбацевич, все не так страшно. При сдаче ЕГЭ ребенок набирает определенное количество баллов. Если эти баллы позволяют ему поступить на избранный факультет – прекрасно. Если ему недостает некоторого количества баллов, он может либо пойти в менее притязательный ВУЗ (или колледж) или на менее требовательный в плане баллов факультет. Либо, он поступает туда, куда и хотел, но на платной основе. Оплачивает он при этом только разницу между проходными и набранными им баллами. Следовательно, балл должен иметь определенное финансовое выражение. За набранные баллы расплачивается, видимо, государство.
Те, кто не в состоянии учиться платно, смогут воспользоваться системой кредитования должны будут потом «отработать» государству или иной организации, т.е. какое-то время трудится исключительно по полученной специальности.
Эта система позволит определить престижность ВУЗа. И соответственно наиболее популярные ВУЗы будут лучше финансироваться, а наименее популярные попадут под угрозу закрытия.
В любом случае, получается, что ВУЗ получает ровно столько денег, сколько у него студентов. Подобное подушное финансирование уже введено в средней школе. Кстати, эта реформа привела к тому, что финансовое положение в простых школах улучшилось, а в специализированных лицеях ухудшилось (т.к. у них меньше учащихся). Вопрос в том, насколько эффективно смогут школы воспользоваться полученными средствами.
Кстати, ЕГЭ, как считает один из разработчиков реформы, господин Клячко, это тоже возможность улучшения финансового положения средних школ и лично учителей. Депутат Мосгордумы Е. Бунимович так прокомментировал систему ЕГЭ: «Я, как представитель средней школы могу это только приветствовать, потому что коррупция перейдет из ВУЗов в среднюю школу и благосостояние учителей резко повысится». Рассуждая таким образом, Бунимович имеет в виду, что теперь, для поступления в ВУЗ ребенок пойдет не к ВУЗовскому репетитору, а к учителю, который подготовит его к ЕГЭ. По-моему, это не совсем так. Во-первых, сами задания в ЕГЭ требуют определенной корректировки работы учителя, вряд ли все школьные работники способны к таким изменениям. Во-вторых, ВУЗовскому преподавателю тоже не сложно готовить школьников к ЕГЭ.
Само ЕГЭ, по крайней мере по истории, состоит из трех частей. Первая – тест с вариантами ответов. Вторая – без вариантов. Третья – творческая – должна выявить у ребенка способности к размышлению и аргументации своей позиции. Сама по себе система унификации требований, наверное, не плоха, но многие считают неправильным проводить письменные экзамены по гуманитарным предметам.
Внутри среднего образования должна пройти профилизация. То есть до 9 класса все учатся в обязательном порядке. А в 10-11 ребенок уже должен предположить, чем он хочет заниматься дальше и, исходя из этого, выбрать себе ряд профильных предметов (видимо их число будет регламентировано), все остальное он будет изучать в рамках базового курса. Плюс: если ребенок правильно сориентируется, ему будет легче поступить в ВУЗ. Если он не правильно сориентируется, он поймет, что ненавидит математику и хочет писать стихи, но ему будет сложнее поступить в ВУЗ. Минус: нарушается комплексность и цельность образования. Ребенок далеко не всегда в 9 классе может определить свою будущую профессию.
Самым ощутимым и значимым итогом начавшейся реформы стало почти всеобщее (в преподавательско-студенческой среде) негативное к ней отношение. Протестуют все, кто как может.


Билет 32. №1.
Вклад М.В. Нечкиной в развитие советской историографии.
Нечкина Милица Васильевна советский историк, академик АН СССР (1958), советский историк, академик АН СССР (1958). Основные труды по истории русского революционного движения и общественной мысли 19 в., разработке общей концепции русского исторического процесса, историографии и методологии истории.
Нечкиной принадлежат работы по истории движения декабристов: "Общество соединённых славян" (1927),-впервые разработана история этого общества. "А. С. Грибоедов и декабристы" (1947; Государственная премия СССР, 1948), "Восстание 14 декабря 1825 г." (1951), "Движение декабристов" (т. 1-2, 1955). При участии Нечкиной и под её руководством продолжается публикация архивных материалов "Восстание декабристов" (т. 7, 9-12, 1950-1969). Нечкина подчеркивая национальные истоки движения декабристов, вместе с тем отметила влияние буржуазных идей французских просветителей и влияние революционных событий в Европе.
Значителен вклад Нечкиной в разработку проблемы первой революционной ситуации в России, систематическое изучение которой она возглавила в созданной по её инициативе в 1958 проблемной группе при Институте истории АН СССР. Этой проблеме посвящены труды Н. "Н. Г. Чернышевский в годы революционной ситуации" ("Исторические записки", т. 10, 1941), "Новые материалы о революционной ситуации в России (1859-1861 гг.)" ("Литературное наследство", т. 61, 1953), статьи по истории "Земли и воли" и революционных обществ, предшествовавших ей и сопутствовавших деятельности Н. П. Огарева и А. И. Герцена, опубликованные в изданных под редакцией Нечкиной сборник статей "Революционная ситуация в России 1859-1861 гг." (т. 1-6, 1960-74).
Радищева Нечкина рассматривала как дворянского революционера, в противовес группе историков (Горбунов, Покровский В.С.), которые видели в нем предшественника демократических деятелей 60-х. годов.
Под руководством Нечкиной осуществлено факсимильное издание крупнейших памятников общественного движения 50-60-х гг. - "Колокола" (выпуски 1-11, 1960-64) и "Полярной звезды" (книги 1-9, 1966-68).
В 1980 году Нечкина объединила работы о первой революционной ситуации в сборник «Встреча двух поколений», где раскрыла проблему смены дворянского этапа революционного движения разночинским.
Нечкина - автор и редактор первых советских учебников для высшей ("История СССР", т. 2, изд. 1940, 1949, 1954; "История СССР", т. 1, 1956, 1964) и средней (7-х и 8-х классов) школ. Исследование Н. проблем классовой борьбы и роли народа в историческом процессе нашло отражение в авторском участии в коллективных трудах "История пролетариата СССР" (1930-35), "Очерки истории пролетариата СССР" (1931) и др.- В этих очерках история пролетариата рассматривалась в связи с социально-экономическим развитием страны.
Нечкина участвовала в дискуссиях о складывании Русского централизованного государства. В 1954 году эти проблемы в обобщенном виде были сформулированы в докладе М.В. Нечкиной о «восходящей» и «нисходящей» стадиях феодальной формации. Нисходящая стадия феодализма началась в 17 веке, когда появились первые мануфактуры.
Под руководством Н. изданы т. 2-4 "Очерков истории исторической науки в СССР" (1960-66), сборник статей "История и историки" (1965, 1966, 1972). Награждена 2 орденами Ленина, орденом Трудового Красного Знамени и медалями.

Билет 32. №2.
Реформы правительства Б.Н. Ельцина в области науки и образования. Эксперименты в российских ВУЗах.
Вступление российской исторической науки в новую фазу своего развития. Создание Российской Академии наук. 9 октября 1991 года – учреждена академия. Выборы, на которых – жесткая борьба, много кандидатов. В результате выбрано 39 академиков, 138 членов-корреспондентов, президент – Юрий Осипов, заместитель – Гончар + вице-президенты по отраслям. 8 апреля 1992 года – первый отчет РАН. Грустная речь – умерло много историков.
Приня¬тие Закона о защите интеллектуальной собственности. Создание Российского фонда фундаментальных исследований, российско¬го гуманитарного научного фонда, открытие новых Советов РАН, заседание Президиума РАН по развитию исторической на¬уки в Российской Федерации (1993 г.). Выборы в РАН 1997 и 2000 гг. Избрание новых академиков и членкоров в Отделение Истории РАН.
Углубление кризиса науки в России в 1990-е гг. Сокраще¬ние финансирования науки, в том числе и исторической. Сокра¬щение научных кадров, затухание работы научных школ и на¬правлений. "Утечка мозгов" за границу. Деградация высшего образования в стране. Падение профессионализма научных кад¬ров. Засилье публицистики в исторических исследованиях. Мало изданий. Нет финансирования. Помощь ЮНЕСКО и Сороса. Первый указ президента по науке 27 апреля 1992 года «О неотложных мерах по сохранению научно-технического потенциала РФ». 1992 указом Ельцина создан «Фонд фундаментальных исследований». Льготы ученым, аспирантам и студентам. 1992 – год реконструкции. С 1993 года – появление строки в бюджете на науку. Появление первых грантов (небольшие, москвичи расхватали 82%). Расширение РАН: 500 академиков и 500 член-коров.
Полный крах марксистско-ленинских догм, распростране¬ние альтернативных, антикоммунистических концепций.
Перестройка общественных наук. Дискуссия: Ковальченко: говорил, что в общественных науках ситуация сложная т.к. количество не переходит в качество. Хватит изучать практический материал, нужна концепция. Ракитов: говорил, что Правительство не может финансировать общественные науки и финансирование будет сокращаться. Обсуждение путей преодоления кризиса – примеры Японии и Великобритании (сократили финансирование общественных наук и те через некоторое время оказались в кризисе. Все отметили, что у нас кризис системный. Осипов подвел итоги.
Январь 1993 года – 2-я дискуссия по историческим наукам. Главный докладчик – Ковальченко. Говорил о методологическом кризисе. Не можем перейти к многоликости методологий (звучало революционно). Призывал к контактам с Западом. Обратил внимание, что техническая база очень отстает (нет компьютеров).
Дискуссия: Фурсенко: нужно пересмотреть проблематику постсоветской истории. Остро выступил Волобуев – против мифологизации истории (что до Октября Россия была цветущим садом). Потом выступил по всем перекосам – против того, чтобы считать СССР до 2 М.В сплошным ГУЛАГом. Против переоценки 2 М.В. и роли отдельных военоначальников.
Янин: об искажении истории Древней Руси. За то, чтобы приблизить историю к современной жизни. Против поверхностного исследования.
Дискуссия 1993, 1995 годов о реконструкции ВАК (аттестационной комиссии). Председатель ВАК – Гусев. История ВАК: после 1917 года отменили все звания, но потом поняли глупость и в 1920 году – ввели аспирантуру (но не нужно было писать диссертацию, а только по итогам сделать доклад и уже получали степень). 1934 – вернули ВАКовские категории, ввели написание диссертаций. Так просуществовало до сегодняшнего дня. 2 диссертации нужно написать: на кандидата и на доктора. На западе – одна диссертация и сразу доктор. Сейчас – идет пересмотр, но сдвигов никаких. В конце ельцинского правления – сокращения количества докторов, кандидатов.
1994 год – выделение из «Фонда фундаментальных исследований» РГНФ (Российский Гуманитарный Научный Фонд). Янин – первый руководитель. РГНФ за 5 лет поддержал 9000 проектов финансово, конференции, книги. Помогли журналу «Новая и Новейшая история». Но в 1997 году – их проверила Счетная палата и нашла кучу нарушений. Это был удар, но потом фонд выправился.
1993 – 1994: дискуссия о наукоградах. Японцы первые сделали рывок. Вывезли в Сузуки в 1970 – 1975 годах 69 НИИ. Сегодня там крупный универ, самый крупный космический центр в мире. У нас – Зеленоград под Москвой, под Красноярском, Арзамас 16.
1998 – Конференция по историографии и источниковедению. По секции историографии главный Ковальченко, по источниковедению – Буганов. Обсуждали: нужно утрясти терминологию. В историографии – отметили фактографичность, не идем дальше библиографии т.к. вмешательство властей. Технократичность. Исследования по конкретной проблеме не достигают концептуального уровня. Нестыковка сложных теоретических выводов и фактографических исследований. Нужно скорректировать. По источникам – отстаем с 1920х годов. До революции издавалось много источников. Призыв печатать источники и срочно.
Дискуссии: Афанасьев – нужно все менять, все оценки, всю историографию советского периода. Томский: нужно пересмотреть оценки, но без истерик. Учитывать принцип историзма. Бутова: периодизацию историографии нужно пересмотреть. Агафонов (выступал как представитель из регионов) нет кафедр историографии, плохо читается методология.
С середины 90х – споры по учебникам. Появились учебники в республиках, содержали элемент национализма. Все южные народы доказывали свое тюркское происхождение. Шелест (первый секретарь Украины) написал учебник для Украины. Начал историю Украины с казачьей поры, доказал, что это было внесословное сообщество. История в отрыве от истории Руси. 2 М.В. – «22 июня фашистская Германия напала на Советскую Украину» и т.д.
В университетах – сокращение преподавательского состава и убрали некоторые курсы.
В целом: Обращение к ранее закрытым темам: законность Октябрь¬ского переворота и новой партийной власти, природа и эволю¬ция сталинизма, сущность и недостатки социалистического строя, объективная оценка политических противников больше¬визма, советская номенклатура, особенность межнациональных отношений и др. Демократизация отечественной исторической науки. Методологические поиски нового исторического инстру¬ментария. Смена парадигм в исторической науке. Переход от формационного к цивилизационному подходу в освещении ис¬тории России. Расширение историографического поля исследо¬ваний. Публикация новых источников и работ дореволюцион¬ных историков. Пересмотр оценок их трудов и вклада в отечест¬венную историографию.
РАН - "Британия и мы", "Германия и Россия", "Россия и Италия", "Война и дипломатия" и др. Выход книг по отечест¬венной историографии: Ермаков Д.В., Ширинянц А.А. "У исто¬ков российского коллективизма. Н.М. Карамзин", "Историче¬ская наука на рубеже веков", "Россия. XX век" и др.


Билет 33. №1.
Развитие советской исторической науки в первой половине 1930-х гг.
Развитие организационной структуры. В исторической науке того времени проходило два взаимосвязанных процесса: укрупнение ведущих центров общественных наук и углубление специализации ряда научно-исследовательских учреждений и учебных заведений. Одновременно совершенствовалась структура научных учреждений, уточнялись и конкретизировались их задачи. Особое значение здесь имели Институт В.И. Ленина, Институт К. Маркса и Ф. Энгельса, Истпарт. В 1928 г. Институт В.И. Ленина был объединен с Истпартом, а в 1931 г. в результате его объединения с институтом К. Маркса и Ф. Энгельса был создан единый институт Маркса – Энгельса – Ленина (ИМЭЛ) при ЦК ВКП(б).
ИМЭЛ проводил подготовку и издание как опубликованных, так и не опубликованных произведений Маркса, Энгельса, Ленина. Изучал их жизнь и деятельность, собирал, изучал и издавал материалы по партийному строительству, по деятельности Коминтерна. А на базе местных истпартотделов формировалась сеть научно-исследовательских историко-партийных институтов в столицах союзных республик.
В 1929 г. после передачи Комакадемии учреждений Российской ассоциации научно-исследовательских институтов общественных наук (РАНИИОН) в ее составе был создан Институт истории. Он сосредоточил свою задачу на разработке проблем истории капитализма, революционного движения, Октябрьской революции и советского общества, истории рабочего класса СССР.
На базе бывшей Археографической комиссии в 1931 г. был образован историко-археографический институт, занимавшийся публикаторской и исследовательской работой, главным образом по истории СССР феодально-крепостнического периода. В 1933 для руководства учреждениями, занятыми в составе АН СССР разработкой вопросов истории, была создана Историческая комиссия во главе с академиком В.П. Волгиным.
В 1929 Институт красной профессуры был разделен на 4 института: истории партии, истории (с отделениями истории России и СССР, истории Запада, истории Востока, истории рабочего и профсоюзного движения), философии и естествознания, экономики. За первое десятилетие своего существования ИКП подготовил свыше ста ученых историков, среди них были И.И. Минц, М.В. Нечкина, А.М. Панкратова.
В 1931 произошло переименование Древлехранилища Центрального государственного исторического архива в Госархив феодальной крепостнической эпохи – ГАФКЭ. В 1934 из Центрального государственного архива выделилось 4 архива: Архив народного хозяйства, Архив культуры и быта, Морской исторический архив и Военно-исторический архив.
Коммунистические университеты, сыгравшие свою роль в подготовке советских и партийных работников и пропагандистов, в 1932 г. были преобразованы в высшие коммунистические сельскохозяйственные школы; на базе Коммунистического университета им. Свердлова была создана Высшая партийная школа при ЦК ВКП(б).
До 1936 г. в исторической науке параллельно действовали две группы учреждений: институт истории Коммунистической академии и исторические учреждения академии наук СССР, находившиеся в Ленинграде. Деятельность их объединялась Исторической комиссией, развернувшей работу с 1934 г. Комиссия издавала свой непериодический орган «Исторические сборники». Исторические учреждения Академии наук более всего занимались историей феодальной России.
Значение Академии наук, как основного научного центра в СССР еще более возросло в связи с переездом президиума и большей части академических учреждений в Москву. Существование двух научных центров становилось ненужным. В начале февраля 1936 г. Коммунистическая академия была ликвидирована. Ее учреждения и институты переданы Академии наук СССР. В составе ее Отделения общественных наук был создан Институт истории. В новом институте было образовано 8 секторов, охвативших своей проблематикой все основные разделы истории СССР, всемирной истории и вспомогательных исторических дисциплин. Периодическим органом нового института стал журнал «Историк-марксист».
Издание классиков. С 1925 по 1932-33 гг. одновременно выходили 2-е и 3-е издание сочинений Ленина. Содержание было одинаковым, отличалось лишь внешним оформлением и качеством бумаги. В каждом издании было по 30 томов. С 1931 на базе Общества историков-марксистов (возн. В 1925, председатель М.Н. Покровский) выходит научно-популярный журнал «Борьба классов». А в1928-29 прошла первая всесоюзная конференция историков-марксистов. Приняло участие до 1000 человек.
Публикация источников. Систематический характер приобрело с сер.20-х гг. В 1930-34 гг. вышла четырехтомная «Крепостная мануфактура в России». Началось издание источников по истории народов СССР – об экономических отношениях Московского государства с государствами Средней Азии в XVI-XVII веках. В 1931 закончилось издание трехтомного собрания документов «Пугачевщина» под редакцией С.А. Голубцова. В нем впервые были напечатаны манифесты и указы Е. Пугачева и др. документы восставших. Тогда же закончилось издание 6 томов публикации «Восстание декабристов» с документами следственной комиссии и 8 том с «Алфавитом декабристов». Седьмой том с «Русской Правдой» Пестеля вышел в 1958 г.
Дискуссии по историческим проблемам. В 30-е годы это, прежде всего, спор об общественно-экономических формациях. Начало было положено книгой С.М. Дубровского «К вопросу о сущности азиатского способа производства, феодализма, крепостничества и торгового капитала» (1929). В книге была подвергнута критике теория «торгового капитализма». Отмечалось, что торговый и ростовщический капитал не создают особого способа производства, потому нет нужды выделять их в особую формацию.
В ходе дискуссии советские историки стали преодолевать теорию «торгового капитализма» и, кроме того, пришли к выводу, что «азиатский способ производства неверно считать особым способом производства, отличным от рабовладельческого и феодального. Эти дискуссии нашли отражение в сборниках «Спорные вопросы методологии истории» 1930 г., «Против механических тенденций в исторической науке» 1930 г., «Карл Маркс и проблемы общественно-экономических формаций» 1934 г.
В 1929-30 гг. прошла дискуссия о «Народной воле», поводом к которой послужила статья И.А. Теодоровича (1929), объявившего революционное народничество прямым предшественником большевизма. Автор резко критиковал Покровского, считавшего народовольцев буржуазно-либеральным течением. В заключение дискуссии ЦК ВКП(б) были опубликованы тезисы о «Народной воле». С одной стороны «Тезисы» критиковали попытку недооценки революционного народничества, а с другой стороны осуждались попытки смазать различие между научным и утопическим социализмом, попытки приукрасить народничество.
Входе дискуссий 1929, 1931 по проблемам империализма были отвергнуты взгляды о полуколониальном положение России перед Первой мировой войной.
Изучение истории рабочего класса. Задачи историков-марксистов по изучению истории пролетариата СССР были сформулированы в докладе А.М. Панкратовой на Первой Всесоюзной конференции историков-марксистов. В 1930-35 гг. издавался журнал «История пролетариата СССР», в 1932 г. вышел краткий очерк его истории, написанный Б.Б. Граве, М.В. Нечкиной, М.В. Панкратовой и К.Ф. Сидоровым.
Изучение гражданской войны. Еще с середины 20-х гг. одна за другой стали выходить монографии полководцев Красной Армии, в которых они на основе личного опыта и анализа военно-оперативных документов обстоятельно исследовали крупнейшие боевые операции. Особое место среди них занимают «Записки о Гражданской войне» В.В. Антонова-Овсеенко, изданные в 1924-1933 гг. в четырех томах. Это систематическое изложение автором боевых действий в 1918-1919 гг. и собрание документов, не попавших ни в какие архивы.
В общей работе А. Голубева «Гражданская война 1918-1920 гг.» (1932) освещается весь период иностранной военной интервенции и гражданской войны.
Изучение истории Коммунистической партии. Самым значительным явлением в этой области было издание четырехтомной «Истории ВКП(б)» под редакцией Е.М. Ярославского, охватившая время с 1880 г. до конца гражданской войны. Авторы И.И. Минц, С.А. Пионтковский, К. Ф. Сидоров и др. показана решающая роль Ленина в создании партии нового типа, но периодизация истории партии не соответствовала ленинской.
В 1931 г. Вышла книга ВКП(б) под редакцией А.С. Бубнова. Первая часть посвящена теоретическим аспектам стратегии и тактики партии, вторая – истории партии с 1884 по 1927 гг. в первой половине 30-х гг. получила широкое распространение «Краткая история ВКП(б)» под редакцией В. Кнорина и новая книга Е.М. Ярославского «История ВКП(б)» в двух частях.
Распространение исторических знаний. А.М. Горький предложил начать издание научно-популярной массовой «Истории гражданской войны в СССР». И в 1931 году была создана Главная редакция «Истории гражданской войны в СССР». В состав Главной редакции вошел и сам Горький. В том же 1931 году снова по предложению Горького было принято решение об издании «Истории фабрик и заводов». Горький же был инициатором издания «Серии исторических романов».
В августе 1932 г. было принято постановление об учебных программах в начальной и средней школе. Главный недостаток виделся в «недостаточности исторического подхода». ЦК отмечал, что в программах слабо дается представление об историческом прошлом народов и стран, о развитии человеческого общества и т.д. Было предложено значительно усилить элементы историзма в программах по обществоведению и другим предметам.
Преподавание истории. Изучение и преподавание истории в школах страдало рядом серьезных недостатков. Не было стабильных школьных учебников ни по отечественной ни по зарубежной истории. Периодизация отечественной истории, оценки многих исторических событий были разработаны слабо, не были сведены воедино итоги развития социально-экономического строя, классовой борьбы, внутренней и внешней политики, культуры. Отечественная история изучалась не широким фронтом, а отдельными разделами.
В существовавшем курсе обществоведения школьникам давалось весьма неполные и схематические знания отдельных исторических фактов. В высшей школе были резко сокращены сроки обучения (до 2-3 лет). Страна нуждалась в специалистах и это приводило к преобладанию прикладных дисциплин за счет резкого сокращения фундаментальных, в том числе и истории.
Подготовка квалифицированных кадров для школы затруднялась и тем, что в 1931 г. были ликвидированы исторические отделения Московского и Ленинградского университетов. Преподавание истории предавалось в выделенные из состава МГУ и ЛГУ Московский институт Философии, литературы и истории (МИФЛИ) и Ленинградский институт истории, философии и лингвистики (ЛИФЛИ).
В январе-марте 1934 г. Наркомпрос РСФСР организует два совещания ученых и школьных преподавателей истории для решения вопроса о наиболее эффективных методах изучения истории. Нарком просвещения А.С. Бубнов критически оценил имевшиеся тогда учебники по истории, отметил схематизм и перегрузку их социологическими схемами, отсутствие имен и описания конкретных событий.
В середине марта 1934 г. стал вводиться элементарный курс истории СССР в 3-4 классах, а в 5-7 и в 8-10 классах проведение параллельно изучения истории СССР и всеобщей истории. Стали готовиться хрестоматии и наглядные пособия по истории, расширялась подготовка преподавателей средней школы и шло специально для них издание исторического журнала.
С 1 сентября 1934 г. вместо этнологических и языковых факультетов открывались исторические факультеты в Московском и Ленинградском университетах. Одновременно были подобраны авторские коллективы для написания учебников по истории средней школы.

Билет 33. №2.
Вклад Д.С. Лихачева в отечественную историческую науку.
Научная биография академика Дмитрия Сергеевича Лихачева началась еще в студенческие годы. Он занимался одновременно в двух секциях отделения языкознания и литературы факультета общественных наук Ленинградского университета: романо-германской (по специальности английская литература) и славяно-русской. Так, уже в 19241927 гг. он подготовил исследование о забытых текстах Некрасова: нашел около тридцати неизвестных ранее фельетонов, рецензий и статей, печатавшихся в ряде изданий 40-х годов XIX в., и установил их принадлежность Некрасову. В те же годы Д. С. изучал древнерусскую литературу в семинаре у профессора Д. И. Абрамовича. Под руководством последнего он написал свою дипломную работу (неофициальную) о малоизученных «Повестях о патриархе Никоне». Официальной дипломной работой Д. С. по романо-германской специальности было исследование «Шекспир в России в XVIII веке».
После окончания университета Д. С. Лихачеву не сразу удалось сосредоточить свои силы и знания на научной работе, лишь через 10 лет включился он в состав сотрудников Сектора древнерусской литературы Института русской литературы (Пушкинский Дом) Академии наук СССР. В 1937 г. У него возник интерес к работам А. А. Шахматова, а затем и к широкому кругу вопросов, связанных с историей древнерусского летописания. Исследования в этой области принесут ему ученую степень кандидата (1941), а затем доктора филологических наук (1947).
Первые работы Д. С. Лихачева посвящены старшему летописанию Новгорода. Изучение Новгородских летописных сводов XII в. привело Д. С. к заключению, что особый стиль этого летописания и его общественная тенденция объясняется переворотом 1136 г., установлением «республиканского» политического строя в Новгороде. Итоги этих разысканий отражены также в его книге «Новгород Великий» (1945).
Расширяя сферу своих наблюдений над историей летописания, Д.С. пишет ряд статей, касающихся киевского летописания XI–XIII вв.: «Устные летописи в составе Повести временных лет» (1945), «Русский посольский обычай XI–XIII вв.» (1946). Наконец, он ставит перед собой задачу построить систематическую историю летописания от его возникновения до XVII в. Так рождается его обширная докторская диссертация, которая, к сожалению, была опубликована в значительно сокращенном виде. Книга Д. С. Лихачева «Русские летописи и их культурно-историческое значение» (1947) стала ценным вкладом в науку, принципиально новые выводы ее приняты и литературоведами и историками.
Углубленное изучение раннего этапа киевского летописания XI в., которое в начале XII в. привело к созданию классического памятника «Повести временных лет», лежит в основе двухтомного труда Д. С. Лихачева, изданного в серии «Литературные памятники» (1950). Заново критически проверенный текст «Повести временных лет» был в этом труде бережно и точно переведен Д. С. Лихачевым (совместно с Б. А. Романовым) на современный литературный язык, с сохранением своеобразного строя речи.
Цикл работ Д. С. Лихачева, посвященных русскому летописанию, представляет ценность прежде всего тем, что они дали верное направление исследованиям художественных элементов летописания на разных этапах его развития; они окончательно утвердили за летописями почетное место среди литературных памятников исторического жанра.
С 1950 г. Д. С. Лихачеву принадлежит одно из ведущих мест среди исследователей «Слова о полку Игореве». До настоящего времени не утратили своего значения его статьи «Исторический и политический кругозор автора Слова о полку Игореве» и «Устные истоки художественной системы Слова о полку Игореве» (1950).
Развернутую разработку все эти вопросы получили в его книге «Возникновение русской литературы» (1952). Исследователь показывает внутренние потребности, определявшие зарождение и развитие литературы, вскрывает ее самостоятельность и высокий уровень изложения, обусловленный развитием устной поэзии. Материал литературы XIXIII вв. был еще раз интересно использован Д. С. Лихачевым для обобщающей концепции в принадлежащих ему обширных разделах коллективного труда «Русское народное поэтическое творчество» (1953) «Народное поэтическое творчество времени расцвета древнерусского раннефеодального государства (XXI вв.)» и «Народное поэтическое творчество в годы феодальной раздробленности Руси до монголо-татарского нашествия (XII начало XIII в.)». Опираясь на отраженные в литературных памятниках XIXIII вв. народные предания, пословицы, обряды и обычаи, Д. С. осторожно анализирует в записях нового времени те их черты, которые есть основания относить к далекому прошлому.
Д. С. Лихачев все ближе и ближе подходил к общей проблеме «художественного метода» древнерусской литературы в его историческом развитии. Значение этой проблемы он так пояснил, обращаясь к широким кругам читателей в предисловии к книге «Художественная проза Киевской Руси XIXIII веков» (1957).
В художественном методе древнерусских писателей Д. С. Лихачева прежде всего интересовали способы изображения человека его характера и внутреннего мира. Цикл его работ на эту тему открывается статьей «Проблема характера в исторических произведениях начала XVII в.» (1951).
В 1958 г. Д. С. Лихачев выпустил в свет книгу «Человек в литературе Древней Руси». Опираясь на изучение большого фактического материала, Д. С. намечает несколько способов «стилей» изображения человека в древней литературе, не только сменявших друг друга, но и сосуществовавших в разных жанрах; он связывает выбор способа с задачей, стоящей перед писателем.
Обобщением наблюдений Д. С. Лихачева над художественной спецификой древнерусской литературы явилась его статья «К изучению художественных методов русской литературы XIXVII вв.» (1964), и особенно книга «Поэтика древнерусской литературы» (1967). Своеобразным итогом этих многолетних разысканий ученого явилась его книга «Развитие русской литературы XXVII вв. Эпохи и стили» (1973). В ней Д. С. обращает внимание на явление «трансплантации» как на особую форму общения и взаимовлияния средневековых культур. Д. С. отмечает, что для эпохи средневековья правильнее говорить не о влиянии одной культуры на другую, а об особом, специфическом именно для этого времени, процессе, когда «целые культурные пласты» пересаживались на новую почву «и здесь начинали новый цикл развития в условиях новой исторической действительности: изменялись, приспосабливались, приобретали местные черты, наполнялись новым содержанием и развивали новые формы».
Принципиально важным представляется предложенное Д. С. Лихачевым решение проблемы Предвозрождения в древнерусской литературе.
Д. С. обращался и к изучению древнерусской «смеховой культуры». В книге «Смеховой мир Древней Руси» (1976) он впервые поставил и разработал проблему специфики смеховой культуры Древней Руси, рассмотрел роль смеха в общественной жизни того времени, что позволило ему по-новому осветить некоторые черты в поведении и литературном творчестве Ивана Грозного, в русской народной сатире XVII в., в произведениях протопопа Аввакума.
Проблема жанровой системы древнерусской литературы была поставлена и разработана им в докладах на международных съездах славистов «Система литературных жанров Древней Руси» (1963), «Древне-славянские литературы как система» (1968) и «Зарождение и развитие жанров древнерусской литературы» (1973). В них впервые была представлена во всей своей сложности панорама жанрового разнообразия, выявлена и исследована иерархия жанров, поставлена проблема тесной взаимообусловленности жанров и стилистических приемов в древних славянских литературах.
В ряде статей он обсуждал конкретные вопросы текстологической практики, приемы издания документальных и литературных памятников, и наконец, выпустил в свет обширный труд «Текстология. На материале русской литературы XXVII вв.» (1962). Все этапы работ текстолога, начиная с розысков материала, подлежащих изучению списков произведения, и кончая восстановлением на их основе истории текста памятника и подготовкой к изданию каждой из сохранившихся его разновидностей, тщательно охарактеризованы.
Д. С. Лихачев в течение десятилетий не оставлял темы, которой он посвятил десятки своих работ. Тема эта «Слово о полку Игореве». В обобщающей работе «Слово о полку Игореве и эстетические представления его времени» (1976). Д. С. Лихачев рассматривает вопросы поэтики «Слова» исследует композицию памятника, «поэтику повторяемости» в нем, размышляет о возможной предназначенности «Слова» для исполнения двумя певцами.
Д. С. публикует книгу очерков о классических произведениях литературы Древней Руси «Великое наследие» (1975 и 1980). Он инициатор и участник монументальной серии «Памятники литературы Древней Руси».
Огромен вклад Д. С. в различные области научного знания литературоведение, историю искусства, историю культуры, методологию науки. Но многое сделал Д. С. для развития науки не только своими книгами и статьями. Значительна его преподавательская и научно-организационная деятельность. В 19461953 гг. Дмитрий Сергеевич преподавал на историческом факультете Ленинградского государственного университета, где вел спецкурсы «История русского летописания», «Палеография», «История культуры древней Руси» и спецсеминар по источниковедению.
Д. С. в 1954 г. возглавивил Сектор древнерусской литературы ИРЛИ АН СССР. Д. С. был председателем редколлегии серии «Литературные памятники», редколлегии ежегодника «Памятники культуры. Новые открытия», член редколлегии журнала «Известия АН СССР. Отделение литературы и языка», серии «Научно-популярная литература», издаваемой Академией наук СССР, член редколлегии издания Ленинградского отделения Института истории СССР «Вспомогательные исторические дисциплины».
В 1966 г. за заслуги в развитии филологической науки и в связи с 60-летием со дня рождения Д. С. был награжден орденом Трудового Красного Знамени; в 1986 г. Дмитрию Сергеевичу за большие заслуги в развитии науки и культуры, подготовке научных кадров и в связи с 80-летием со дня рождения было присвоено звание Героя Социалистического Труда. В 1986 г. Д. С. был избран на высокий пост председателя правления Советского фонда культуры.


Билет 34. №1.
Работы по истории древней и средневековой Руси в 1920-е гг.
(учебник Минца И. И. «Историография истории СССР». – М, 1982 г.).
С. 54: После победы Великой Октябрьской социалистической революции марксистско-ленинское направление в исторической науке, возникшее в российской историографии в конце 19 веак, из преследуемого стало господствующим, поддерживаемым всем авторитетом Коммунистической партии и Советского государства. Началось формирование советской исторической науки.
Становление советской исторической науки проходило в борьбе за преодоление буржуазной и мелкобуржуазной идеологии в историографии, за овладение марксизмом-ленинизмом и науки. Эта борьба развертывалась в условиях классовых битв октября 1917 – начала 1918 г., гражданской войны, первых лет НЭПа.
Сс. 69-70: Новое изучение истории началось с обобщающего труда Покровского «Русская история в самом сжатом очерке». Эта книга строилась в целом по схеме дооктябрьского труда покровского «Русская история с древнейших времен». Не преодолев влияния Ключевского В. О. в вопросе о занятиях восточных славян, Покровский находил определяющее значение торговли уже в Киевской Руси, где князья были «предводителями шаек работорговцев». Но в отличие от Ключевского он фиксировал внимание читателя на классовых движениях 11-12 веков. Образование Московского государства связывалось Покровским с развитием городов как торгово-промышленных центров и с развитием торговых связей. В таком духе он оценивал и позднейшую историю.
Следующий период связан с серединой 20-х годов. С. 85: Овладевая марксистско-ленинской методологией, советские историки в середине 20-х годов приступили к систематическому изучению социально-экономических отношений и классовой борьбы в феодальной России новой, материалистической основе. Положение в этой области было – сложным – с одной стороны, в историографии древней и средневековой России были наиболее сильные кадры ученых и прочные традиции, с другой – эти традиции были наследием буржуазной исторической науки.
Вопросами истории Древней Руси успешно занимался С. В. Юшков – профессор истории права в саратовском университете. Он начал изучение этой проблемы исходя из схемы Ключевского о торговом характере Руси 11-12 веков, но уже в работах первой половины 20-х годов сделал вывод о феодальном характере социальных отношений. В изучении феодальных институтов он придерживался схемы Павлова-Сильванского, однако сделал новые выводы о смердах как важнейшем разряде неполноправного сельского населения. В дальнейшем С. В. Юшков пришел к марксистскому пониманию социально-экономического положения и других разрядов сельского населения Киевской Руси, хотя значительно преуменьшал степень феодализации в домонгольский период. Его главная книга – «Эволюция дани в феодальную ренту в Киевском государстве Х-Х1 века. – Историк-марксист, 193, кн. 6.
Дополнительная информация, которая может понадобиться
с. 86: В начале 30-х годов советские историки отказались от свойственного В. . Ключевскому и М. н. покровскому представления о Киевской Руси как о торговой стране и начали рассматривать ее социально-экономические отношения с точки зрения теории общественно-экономических формаций. Во время дискуссии, проходившей в Ленинграде в Академии истории материальной культуры в 1932 г., некоторые ученые (И. И. Смирнов и др.) старались доказать, что в Древней Руси на основе разложения первобытнообщинного строя сложились рабовладельческое общество. Ленинградский историк Б. д. греков доказывал, что у восточных славян, как и у германцев, разложение первобытнообщинного строя вело к развитию феодальных отношений и установлению феодальной общественно-экономической формации (Греков Б. Д. Начальный период в истории русского феодализма, 1934. Его же: Рабство и феодализм в Древней Руси, 1926). Большинство участников поддержали Грекова.
В работах Веселовского С. Б. и ряда других историков старой формации закрепощение крестьян рассматривалось в связи с сеньориальным или вотчинным режимом по концепции Н. П. Павлова-Сильванского (Веселовский С. Б. К вопросу о происхождении вотчинного режима – М., 1926. Его же: Из истории закрепощения крестьян (отмена Юрьева дня), 1928). В ходе изучения этого вопроса советские историки Б. Д. Греков, М. Н. Тихомиров и другие разрабатывали историю закрепощения крестьян в России, рассматривая его связи со всей системой производственных отношений феодализма. Если в 20-е годы закрепощение крестьян и распространение барщинной системы Б. Д. Греков и другие связывали с развитием «торгового капитализма», то с начал 30-х годов эти историки приступили к разработке таких принципиально новых идей, как роль товаризации сельскохозяйственного производства в изменении форм феодальных группировок и т.д. итогом разработки проблемы на данном этапе стала обобщающая работа Б. Д. Грекова «Очерки по истории феодализма в России» (1934), в которой он исследовал систему господства и подчинения в русской феодальной деревне с Х по 16 век исходя из марксистского учения о формах докапиталистической ренты.

Билет 34. №2.
Унгвицкий расскажет на консультации 19.12. в 10.00.
А так вопрос – за Людой Кузнецовой.

15

Приложенные файлы

  • doc 5019210
    Размер файла: 593 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий