Сказка Драконьих гор J2 AU пре-слэш

Название: Сказка Драконьих гор Автор: 3112 Оформление и арт: SmallPolarFox Видео: A_S_S_A Бета: negelenka Категория: пре-слэш Пейринг: J2 Жанр: сказка, приключения Размер: ~30 700 слов
Саммари: Джаред точно знал, какое будущее его ожидает. Женитьба на достойной девушке, двое сыновей и спокойная, размеренная жизнь в маленьком городке. Все так бы и было, не внеси древняя магия свои коррективы.

Пусть станет невозможное возможным,
Пусть станет ближе все, что далеко.
И пусть все то, что кажется так сложно,
Решается красиво и легко.

Наклонившись, Джаред сорвал непонятно как выросшую в лесу незабудку, пристроив нежное растение к пестрому букету полевых цветов.
Тропинка вилась меж вековых стволов и то и дело ускользала из вида. Старики рассказывали – некогда их мир наполняла магия. Пройдя через лес, любой путник мог встретить приветливую фею или лукавого демона. Порой Джаред иррационально тосковал по тем временам. Будучи ребенком, он с замирающим сердцем слушал истории про огнедышащих драконов, про недобрых магов и заколдованных дев. И про славных рыцарей, побеждавших зло и заполучавших в жены сказочной красоты принцесс.
С лучшим другом детства они часами сражались на деревянных мечах во славу их маленького королевства. Пока маменька не начинала ругаться, кляня Джареда за перевернутое во дворе корыто и дико визжащих от ужаса свиней.
Женщина любила своего единственного сына, но считала, что у него в голове много дурости. Разве мог нормальный семилетний ребенок, устроившись вечером на крыльце, на полном серьезе высматривать среди нависших над их домом туч дракона? Хворостина была ее главным аргументом в разговорах с Джаредом о его дальнейшей судьбе.
К двенадцати годам Джаред вырос, вытянулся в долговязого подростка и оказался единственным кормильцем в семье после ранней смерти отца, выхаркавшего напоследок легкие. У Джареда не осталось выбора, и детские фантазии оказались забыты. Мальчишка, грезящий драконами, в одночасье повзрослел, взявшись за семейное кожевенное дело, зарабатывая медные и серебряные монеты для прокорма семьи. Помимо состарившейся матери на него легла забота о двух младших сестрах.
Пришла пора жениться. Джаред и так оттягивал грядущие перемены сколько мог, не замечая подчас недвусмысленных намеков молодых соседок. За два предыдущих года благополучно выдав замуж обеих дочерей, мать всерьез взялась за сына.
Погруженный с головой в работу, Джаред не сразу понял, почему в их доме с завидным постоянством стали появляться девушки в сопровождении дородных мамаш. А поняв, разругался с матерью в пух и прах, заявив, что никогда не женится.
Но время рассудило иначе. Месяц назад на весенней ярмарке в толпе Джаред увидел выбиравшую ткань на платье девушку с живыми карими глазами. Джаред уловил заинтересованный взгляд, брошенный в его сторону, и впервые в жизни стушевался. Женевьев поразила его. Будучи от кончиков смоляных непокорных локонов до остроносых туфелек эталоном женственности, девушка обладала железной хваткой волка. Умела не только выглядеть трогательно беззащитной, благодаря невысокому росту и стройной фигуре, но и считать монеты.
И, что немаловажно, знала толк в готовке. Джаред сдался.
Кольцо с пусть и небольшим, но бриллиантом надежно покоилось в боковом кармане куртки.
Тропинка, петляя между деревьев, вела Джареда к новой жизни степенного человека. Отец бы им гордился. К девятнадцати годам единственный сын неожиданно даже для себя не только не прогорел, но и расширил маленький семейный бизнес, наняв двух подмастерьев в помощь. Удачно выдал замуж сестренок, а сам собрался связать свою дальнейшую жизнь с достойной девушкой, продолжив род.
Джаред сделал решительный шаг вперед, зацепился ногой за вылезший из земли корень и растянулся во весь рост, подняв фонтанчики дорожной пыли.
***
Ладони исцарапаны в кровь о мелкие камешки, выходная куртка безвозвратно испорчена. Цветы разлетелись, радужным веером покрыв землю. Джаред подобрал недавно сорванную незабудку, пачкая смятые лепестки кровью. Сломанный цветок, казалось, сохранил тонкий медовый аромат раннего утра. Насмешливо жужжа, мимо пронесся толстозадый шмель. Проводив насекомое сердитым взглядом, Джаред от души чихнул.
Нечто странное привлекло его внимание. Среди ошметков прошлогодней листвы, в корнях подло подставившего подножку многовекового дуба блеснул кровавый огонек. Отложив сбор рассыпавшегося букета, Джаред потянулся, вытащив заляпанный землей камень правильной прямоугольной формы.
Джаред покатал камень между ладоней, счистив налипшую грязь. Оцарапанную при падении кожу закололо. Из-под слоя грязи проступили безупречно отполированные грани пронзительно алого цвета. Неизвестный мастер вложил в работу душу, создав произведение ювелирного искусства. Об истинной стоимости найденного сокровища Джаред мог только догадываться.
Завороженный игрой света в гранях, он сдул мелкие соринки.
- Ооо-о-о, - донесся до замершего Джареда полный удовольствия вздох, заставивший все мышцы в теле завистливо завибрировать.
Появившийся из ниоткуда путник потянулся до смачного похрустывания в затекших позвонках. На его лице застыла улыбка блаженного идиота.
- Что? – отвлекшись от своего занятия, спросил странный человек, недобро блеснув красными глазами. – Посмотрел бы я на тебя, проведи ты вечность в скрюченном положении. Дай мне минутку.
- Я ничего - Джаред только сейчас обнаружил, что сидел с открытым ртом. Неестественного цвета радужка незнакомца еще не повод для паники. Всему в мире можно найти разумное объяснение. – Собственно, мне уже пора.
Стараясь не смотреть в красные глаза, Джаред резво поднялся на ноги, запоздало спрятав рубин в карман. Под недружелюбное хмыкание он отряхнул испачканные брюки. Сделав только хуже – грязь живописными разводами оттенила серую ткань. Не поднимая голову, Джаред прикидывал, собрать ли рассыпавшиеся цветы или проще купить готовый букет в городе?
- То есть, тебе ничего от меня не надо? - мужчина склонился, подбирая с земли потрепанную ромашку.
Джаред машинально проследил за движением рук незнакомца. Магическое зрелище: искореженный цветок в длинных пальцах. Оторванные лепестки планировали вниз, один за другим. С похожим выражением на лице жестокие мальчишки отрывают крылья у пойманных мотыльков. Сглотнув подкативший к горлу ком, Джаред отрицательно мотнул головой. Нет. Цветы он собирать не будет. Женевьев, кажется, больше любила розы.
- Как знаешь, - незнакомец уронил растерзанный стебель под ноги. – Определишься – зови.
Его фигура подернулась дымкой, растаяв в красном мареве. Тонкой струйкой дымок зазмеился к замершему Джареду, просочившись в карман. Спрятанный внутри камень налился жаром, обжигая кожу сквозь тонкую ткань зауженных выходных штанов.
Странный человек давно исчез, а Джаред все не мог сдвинуться с места, громко икая.
***
Женевьев с родителями жила в паре кварталов от лавки цветочника в массивном двухэтажном доме почти в центре провинциального городка, рядом с главной площадью. Окна ее комнаты выходили на тенистую улочку. Несколько лет назад Джаред не смел и мечтать породниться с одним из богатейших семейств города.
Подобрав валявшийся под ногами мелкий осколок камня, Джаред бросил его в составленное из разноцветных стеклышек окно. Створка бесшумно отворилась. Обрамленное копной завитков личико девушки показалось в темном проеме.
- Джаред? – увидев жениха, Женевьев удивленно распахнула подведенные черной краской глаза. – Заходи в дом. Я испекла вкуснейший пирог.
- Женевьев, нет, - Джаред едва успел остановить соскользнувшую с подоконника в глубь комнаты девушку. – Не говори родителям обо мне. Ты можешь выйти незаметно?
Задумавшись на секунду, Женевьев кивнула. В переулок, заканчивающийся тупиком, почти не проникал солнечный свет. Глубокие тени тесно стоящих зданий создавали таинственный полумрак и прохладу. Чуть слышно скрипнула дверь, и на Джареда налетело, заключая в объятия, теплое облако шелка, вишни и корицы.
- Почему ты не хочешь зайти? – вытянувшись на носочках, Женевьев поправила Джареду растрепанные волосы и критически осмотрела его костюм. – Что с тобой произошло?
- Ну... я упал.
- Как? – рассмеялась Женевьев.
- В лесу, зацепился о корень это скучно, Женевьев, - Джаред перевел дыхание, выпалив: – Ты выйдешь за меня?
- Джаред, – Женевьев, аккуратно поправлявшая оторочку манжета, замерла. – Боже, какой ты все еще ребенок. Ты должен попросить моей руки у отца.
- Я хотел
- Вот только упал.
- Не смейся надо мной, Женевьев. У меня нет опыта красиво делать девушке предложение.
- Я и не смеюсь, дурачок. Ты должен официально сделать предложение, и, возможно, я уговорю отца его принять.
- Возможно? – все сильнее нервничая, Джаред запустил пальцы в отросшую шевелюру, наводя привычный беспорядок.
- Возможно, - ласково проворковала Женевьев.
- Что мне сделать, чтобы ты перестала сомневаться?
Убирая с лица Джареда лезущие в глаза пряди, Женевьев задумалась. Джаред понравился ей с первого взгляда. Это она позволила их отношениям зайти так далеко. Пусть он недостаточно богат для их круга, это дело поправимое. Женевьев чувствовала - при должном руководстве из податливого и мягкого материала по имени Джаред можно слепить жесткого и бескомпромиссного дельца. Считать монеты Женевьев обожала только при условии, что тратить их можно было, не считая. Особенно на украшения. Недавно в витрине ювелирной лавки появилась занятная безделица – выложенная алмазами подвеска в форме головы дракона. Из пасти вырывались язычки рубинового пламени. Так почему бы не соединить приятное с полезным?
- Есть у меня одно крошечное желание. Я хочу, чтобы ты подарил мне голову дракона
- Женевьев! – донесся из дома властный женский голос. – Ты мне нужна!
- Ой, мама зовет, - невинно мазнув губками по щеке жениха, Женевьев забрала у него розы. Зарывшись носиком в едва раскрывшиеся бутоны, она вдохнула стойкий аромат свежесрезанных цветов. – Какие шикарные.
- Но, Женевьев, – растерянный Джаред остался в переулке один, – где я возьму голову дракона?
***
Сегодня определенно не его день. Возвращаясь обратно той же тропинкой, Джаред еле передвигал ноги. Может, это загадка? Он понятия не имел, что могло скрываться за странным желанием получить голову дракона.
Должно быть, все женщины немного не от мира сего. Если рассудительная Женевьев пожелала голову дракона, то что ожидать от других, не имеющих и десятой доли ее ума? И посоветоваться не с кем: мать, предвкушая грядущую свадебную суматоху, отправилась навестить дальнюю родственницу. Сестры благополучно жили с мужьями в столице, а это почти на краю света.
Дойдя до места утреннего падения, Джаред в изнеможении опустился на землю. От коры дурманяще пахло смолой.
- Голова дракона. Ей захотелось голову дракона, - пожаловался Джаред гревшейся на камне ящерице. – Драконов не существует!
Все началось здесь. Странный камень, неприятный человек с пугающим взглядом. Удрученный мыслями о Женевьев и драконе, Джаред совершенно забыл об утреннем происшествии.
- Может, подарить ей кристалл? – задумчиво выдохнул Джаред. – Да чтоб тебя! Помяни дьявола
- Не скажу, что я тоже по тебе скучал, - человек с красными глазами привалился к стволу дуба, глядя на Джареда сверху вниз.
- Если это твой камень, забирай. Только оставь меня одного, - Джаред протянул вверх раскрытую ладонь.
- Если бы все было так просто, - прищурился красноглазый, пряча руки за спину. – Что ж. Я вижу, ты не в курсе, с чем столкнулся. Я – джин, раб кристалла, исполнитель трех желаний. Пока кристалл у тебя, ты мой хозяин. Хочешь остаться один – пожалуйста. Впрочем, возможно, это и есть твое первое желание?
На кончиках пальцев человека, назвавшегося джином, промелькнули искорки.
- Ты джин?
- Точно.
- Кристалл магический?
- Ты будешь уточнять каждое произнесенное мною слово?
- Но это невозможно. Мы живем в обычном мире. Здесь нет магии, джинов и драконов.
- Позволь с тобой не согласиться. Пожелай что-нибудь, - джин расплылся в улыбке, от которой у Джареда побежали по спине мурашки.
Джаред подобрался, вполне естественное чувство нереальности происходящего бесследно испарилось. Разве не об этом он мечтал в детстве? Увидеть настоящего дракона, с золотыми или серебряными чешуйками, блестящими под солнцем. Убить страшного зверя и положить его голову к ногам прекрасной принцессы. Так почему бы и нет.
- У тебя есть имя?
- [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], - джин осекся. – Ты знаешь, мое имя сложно для простого смертного, зови меня коротко – Дженсен.
- Дженсен, значит. А я Джаред. И я желаю получить дракона.
- Будет исполнено, - из кончиков пальцев джина посыпались огненные искры.
Джаред ждал чего угодно: обжигающего дыхания дракона в затылок, сбивающего с ног порыва ветра от могучих крыльев или звона в ушах от громогласного драконьего рева, но ничего не произошло. Безразличный ко всему ветер шелестел в кронах деревьев.
- И? – Джаред развел руками, оглядываясь. – Где дракон?
Дженсен метнулся в его сторону, приложил к груди ладони, и непонятная сила, ужалив, оттолкнула Джареда назад. Он хотел возмутиться бесцеремонности обращения, но не успел. Вросший в землю и почти скрытый в высокой траве камень покачнулся, по его гладкой поверхности веером разошлись трещины. От бока откололся небольшой кусочек. Из образовавшегося отверстия на Джареда в упор посмотрел зеленый с вертикальным зрачком глаз. Дженсен отступил на шаг, дернув за куртку несопротивляющегося Джареда за собой.
***
Угольно-черный, от кончика приплюснутого носа до кончика хвоста, заканчивающегося пушистой кисточкой, из рассыпавшегося камня, расправив похожие на невесомую паутинку крылья, выбрался крошечный дракончик.
- Красавец, - поцокав языком, возвестил Дженсен. Присев на корточки, он поманил новорожденного, дав ему возможность, лизнув протянутую руку, познакомиться. – Джаред, иди сюда. Теперь можно.
- Что это?..
- Дракон. Твое, между прочим, желание.
- Это не дракон. Это ящерица-переросток какая-то, - Джаред с сомнением ткнул пальцем в сторону зашипевшего на него дракона. – С крыльями?
- А чего ты, собственно, от новорожденного хотел? Через тысячу лет вырастет. Точно тебе говорю – за последнюю пару сотен тысяч лет мир не видел такого красавца!
- И как я подарю это своей девушке? Женевьев меня засмеет.
- А поподробнее? - Дженсен обернулся, ловя взгляд Джареда в силки красных глаз, заставив его непроизвольно вздрогнуть. – Зачем твоей девушке понадобился дракон?
- Не знаю. Она попросила подарить ей голову дракона. Ах, ты, - Джаред отдернул руку, пожаловавшись Дженсену: – Он меня укусил.
- Кто твоя девушка, парень? Ведьма? Голова дракона используется в очень сильных колдовских заклинаниях, - пойманным кузнечиком Дженсен отвлек дракона, плотоядно посматривавшего на хозяина.
- Женевьев не ведьма, – пробурчал Джаред, засунув пострадавший палец в рот. – Что ты делаешь?
- Читаю. При рождении дракон носит имя на чешуйках хвоста. Кто его знает, тому дракон и будет подчиняться всю жизнь. Джаред, твоего дракона зовут [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. Что-то созвучное Тамо.
- Тамо?
Дракончик, смачно хрустевший насекомым, поднял головку, внимательно глядя на хозяина, словно запоминая его навсегда. В глубине вертикальных зрачков отражение Джареда на миг замерло и медленно растворилось в черноте. Встав на не твердо держащие лапы, балансируя при ходьбе крыльями, Тамо доковылял до Джареда и ткнулся мордочкой в ногу.
- Он теплый. А я думал, драконы холодные - присев, Джаред погладил блаженно сощурившегося дракончика по чешуйчатой спинке.
- С чего им быть холодными? – с нарочитым равнодушием отреагировал Дженсен. – Они огненные существа. Живут в жерлах вулканов. Что дальше, Джаред? Это все трогательно и прекрасно, но я здесь для исполнения желаний.
- Еще желания? Я не представляю, что с этим-то делать.
- Как что? Твоя невеста хотела голову дракона. Вот дракон, нож у тебя из голенища торчит. Сделай девушке приятное.
- Ты же не серьезно? – Джаред поднялся с земли, тщетно отряхивая налипшую на штаны грязь. – Разве его можно убить. Он же маленький совсем, никому зла не сделал.
Дракон рыкнул, выплевывая изжеванные крылья, и покосился на возвышающихся над ним существ. Смотрят ли? Завозился, припадая на передние лапы, словно щенок, хвост заходил ходуном, шея вытянулась, из горла вырвался огненный вихрь. Дракон довольно заурчал, смотря, как Джаред затаптывает ногой крошечный пожар, но быстро потерял интерес и присмотрел новую жертву – примостившуюся на травинке божью корову.
Заметив завозившийся хвост и вытянутую шею, Джаред поднял дракончика на руки, несильно щелкнув по носу:
- Не смей, - палец Джареду на этот раз удалось спасти.
- Это дракон, Джаред, а не пушистая белка-летяга. Сомневаешься – подожди тысячу лет. Подрастет и сделает.
- Я умру, не протянув и сотни.
Дженсен хотел что-то возразить, но оборвал себя, лишь махнув в сторону Джареда рукой. Сорвав травинку и скинув куртку, джин устроился под дубом, всем видом выражая безразличие к происходящему вокруг. Первым не выдержал игнорирование Тамо. Вывернувшись из рук Джареда, дракончик спланировал вниз и уверенно заковылял в сторону притихшего джина.
- Ты ему нравишься.
- Чувствует родственную душу, - хмыкнул Дженсен, погрозив пальцем дракону, нацелившемуся на его сапог. – Будут еще желания, хозяин? Нет? Тогда я пойду, пожалуй.
Разворчавшись, Тамо отлетел на безопасное расстояние. Свернувшись клубком, дракончик вместе с хозяином, не отрываясь, проследил за медленно растворившимся в воздухе силуэтом джина. Остатки красноты припорошили травинки болезненным налетом.
***
В подступавших сумерках Джаред остался один на один с драконом. Не верилось, что норовящее поймать собственный хвост, вертящееся волчком существо может вырасти в огромное чудовище, пожирающее людей. Дракон замер, словно мысли прочитал. Подкрался ближе, доверчиво прижавшись к Джареду горячим боком. Как можно ему отрезать голову?
- И что мне с тобой делать? Не отдавать же, и правда, Женевьев?
Сонно жуя травинку, Джаред размышлял о будущем, стараясь не потревожить Тамо, задремавшего на его груди. На стремительно темнеющем небосводе гроздьями созревали сочные звезды. Похожее на наваждение умиротворение внезапно пропало. Джаред привстал, ловя кубарем скатывающегося дракона за задние лапы. Разгневанный бесцеремонным обращением Тамо вспылил. Прицельно фыркнул огнем в придержавшую его руку и грациозно спланировал на землю.
- Кажется, я знаю, что мне пожелать! – обожженный Джаред проводил его обиженным взглядом.
С вызовом джина вышла заминка. Оба раза Дженсен появлялся внезапно, пока Джаред, изучая, крутил кристалл. Проверенный сказками способ "потереть" не сработал. Под недоуменным взглядом окончательно проснувшегося дракона Джаред на пробу лизнул кристалл. Тамо мелко затрясло, из горла вырвалось клокотание, отдаленно напоминающее человеческий смешок.
- Ну же, Дженсен! – вспомнив сегодняшнее утро, Джаред расковырял заживающую царапину, мазнув по кристаллу кровью. – У меня есть желание, как тебя выковырять?
Раздосадованный неудачами, Джаред отложил кристалл в сторону, сунув зазря пострадавший палец в рот. По внутренним ощущениям едва перевалило за полночь. Как давно это было... Вот так же, вдали от людей, Джаред всматривался ввысь, надеясь разглядеть мелькнувший среди звезд силуэт дракона.
От кристалла шло мягкое призрачное сияние. Свечение разливалось волнами живого огня, покрывая землю тонкой вуалью древней, забытой людьми магии. Руки сами потянулись к кристаллу. Дыхание затуманило кроваво-красные грани, смягчив агрессию огня. Сзади раздалось хмыканье. По мнению Джареда, неодобрительное.
Развернувшись, Джаред нос к носу столкнулся с прищурившимся джином.
- Ях-х, не смей так больше делать. Иначе я за себя не ручаюсь! – появившийся Дженсен по-собачьи отряхнулся, потерев щеку костяшками пальцев.
- Что я сделал не так? - Джареда и самого потянуло отряхнуться.
- Ты меня облизал!
- А я знал, как тебя вызвать?!
- Дыханием. Подуй на кристалл и я появлюсь. Без слюней и дурацких поглаживаний.
- А сразу нельзя было сказать?
- А вначале все было нормально, это в третью попытку тебя на эксперименты потянуло, – парировал джин, складывая руки на груди.
- И что?! – возмутившись было, Джаред захлопнул рот, плотно сжав губы. Никто его, собственно, за язык не тянул. В первые два раза, по крайней мере.
- Это ты мне скажи, что. Я спал, когда тебе приспичило пообщаться, - джин, видимо, решил прожечь в собеседнике дыру.
- Ты можешь спать? - угольки красных глаз больше не пугали Джареда.
- А это принципиально важно?
- Просто интересно.
- Джаред, не заводи меня.
- И что ты мне сделаешь?
Дженсен переместился мгновенно, прикладывая ладони к груди Джареда. Неведомая сила встала между ними, отшвырнув джина назад. Плотно сжав губы, Дженсен с гримасой боли на лице потряс обожженными руками, осыпав траву искрами.
- Ты хотел желание? – потупил взгляд джин, в бессилии сжимая кулаки.
- Да, я желаю перенестись туда, где обитают большие драконы, - Джаред надеялся, что дрожь в голосе не выдаст его волнение.
- Будет исполнено.
***
Не успевшего ничего возразить Джареда накрыло магией буквально с головой. Вырвавшиеся из рук Дженсена молнии оплели Джареда, закутывая в подобие кокона. Малейшие прикосновения к всполохам серебряных нитей заканчивались болезненными разрядами. Кокон пульсировал, сжимаясь с каждым разом плотнее. Джаред перестал что-либо видеть, кроме ослепляющего света.
Все закончилось так же внезапно, как и началось.
Спадая, кокон приоткрыл перед Джаредом призрачную завесу, являя взору совершенно иной мир. Сосны, в два человеческих обхвата каждая, упирались мохнатыми кронами в лазурный небосвод. Все вокруг, насколько хватало взгляда, пронизывали лучи солнца, золотя опавшие иголки, устлавшие землю бархатным ковром. Воздух звенел кристальной чистотой. Джаред вдохнул полной грудью, упиваясь умиротворением, исходившим от места, в котором он очутился.
Дженсен обнаружился позади. Опираясь о ствол, он, не мигая, смотрел вдаль. Туда, где у самого горизонта вздымались вверх величественные горные гряды. Посеребренными снежной сединой пиками они вспарывали пенные барашки облаков. Погруженный в свои мысли, джин не сразу заметил подошедшего Джареда.
- Тебе знакомо это место?
- Мы на самом краю света, в дне пути от Драконьих гор. Там, - Дженсен ограничился кивком головы, - среди скал жили некогда тысячелетние драконы.
- Драконы - это здорово, но мне не нравится твое некогда.
- Тысячелетние драконы давно вымерли. Тамо – единственный дракон в твоем времени, если ты не пожелаешь иного третьим желанием.
- Постой. Но я же хотел перенестись туда, где обитают, а не обитали некогда драконы. Если желание неисполнимо, не стоило зашвыривать меня так далеко, чтобы полюбоваться окаменелостями.
- Я знаю, что ты пожелал. Поэтому мы здесь и сейчас: у Драконьих гор во времена могучих драконов.
- То есть, - прошептал Джаред, не чувствуя подгибающихся колен, – мы переместились не только на расстояние, но и во времени?
Дженсен не счел нужным ответить.
Место перестало казаться Джареду умиротворенным, повсюду замерещилась опасность. Воздух сгустился и приобрел зеленоватый оттенок. Так далеко от дома он никогда не забирался. Неизведанность внезапно напугала. Осталось всего одно желание, и, видя, чем обернулись два предыдущих, шансы попасть домой у Джареда практически сводились к нулю. Желая, приходилось учитывать множество факторов. То, что драконы должны быть большими, то, что место их обитания осталось далеко в прошлом.
- Как далеко? Дженсен, я хочу спросить, насколько далеко мы от моего времени?
- На тысячи, десятки тысяч лет в прошлом. Я не знаю точно. В эти времена в мире господствовала магия. Время не имело прямого хода. Каждый, кто мог, жил, сколько и когда хотел. Опережая твое любопытство – я мог.
- Сколько тебе лет?
- Много, - Дженсен внимательно посмотрел на Джареда. – Очень много.
- Когда ты родился, календарь еще не придумали?
- Не дерзи мне, человек. Подумай лучше о себе. Что предпочитаешь? Быть съеденным заживо демоном леса и стать одним из них? Или утонуть и провести вечность, ублажая водяного? А может, хочешь обуглиться в драконьем дыхании? Я нужен тебе, чтобы выбраться. Попасть целым и невредимым в тихий, спокойный любимый домик, под крылышко к драгоценной невесте. Так каким будет твое последнее желание, хозяин?
***
- Ты сказал, каждый, кто мог, жил вне времени. Как?
- Невероятно. Это все, что ты услышал из того, что я сказал? – Дженсен отлип от ствола, пинком отправляя припорошенный иглами камешек в недлительный полет. Джаред терпеливо ждал ответа и дождался. Тяжело вздохнув, Дженсен продолжил: - Используя Руны. Джаред, тебе их никогда не заполучить. Создаются они сложным заклинанием, под силу не всякому магу. Но ты можешь пожелать найти готовые Руны и гарантированно попасть домой.
- Давай забудем пока про желание. Могу я заполучить Руны, не прибегая к твоей помощи?
- Я тебе что, бесплатная справочная?!
- Кто?
- Ладно. Хорошо. Может быть, - если бы Дженсен мог фыркать огнем на драконий манер, Джаред тушил бы очередное возгорание. – В Драконьих горах жил маг, в его замке могли сохраниться необходимые тебе Руны. Но ты погибнешь на пути в горы. А если доберешься, погибнешь в горах.
- Все за то, что наш путь лежит в Драконьи горы. Там и драконы, и Руны.
- Джаред, ты вообще меня слушаешь? Остановись. Ты понятия не имеешь о силе, с которой собираешься столкнуться. Найдутся тысячи существ, пожелающих тебя убить. Они тебя уничтожат, стоит тебе открыть рот. Сотрут в порошок. Твои внутренности скукожатся и иссохнут.
- И один из них ты.
- Не буду отпираться. Ты успел меня достать.
- Тогда чего ты так переживаешь?!
- Может, я не хочу ни с кем делиться!
- А может, ты сам мечтаешь убраться отсюда подальше? Поэтому настойчиво выбиваешь из меня желание. А? Может быть, здесь не так уж и страшно. Что ты знаешь об этом времени, Дженсен?
- Тебя точно убьют за болтовню.
- Это не ответ, - Джаред скрестил руки на груди, копируя позу Дженсена.
- Хорошо. Да, я хочу убраться отсюда поскорее. Доволен? У прежнего меня в этом времени осталось немало врагов. Я стал легкой добычей. Не могу напасть, не могу защититься. Не могу использовать магию, пока очередной болван, вроде тебя, не пожелает очередную глупость. Если я попаду в руки одного из магов, тому миру, что ты знаешь, придет конец.
Дженсен выдохнул с последним произнесенным словом остатки эмоций и отступил. Он говорил настолько громко, что в обрушившейся внезапно тишине Джаред отчетливо расслышал стук собственного быстро бившегося сердца. Вот что значит ударить наугад, а попасть в самое яблочко – это больно.
Часть про "очередного болвана" неслабо проехалась по Джаредову самолюбию. И это далеко не самое неприятное в признании Дженсена. Неумело загаданным желанием Джаред нарисовал на джине жирную мишень для врагов из его прошлого. Джаред бы сам разозлился, сотвори с ним такое, пусть и не преднамеренно. И что теперь, бросить все? Забыть детские мечты, подобравшись к ним так близко? Всего день пути. Один день!
А, собственно, причем тут вообще Джаред? Дженсен далеко не добрая фея цветов. Да и джин из него фиговый, характер выпирает. Сам виноват. Так что Джаред потеряет, проведя в старом мире день, максимум два? По сути, ничего. Всегда можно воспользоваться оставшимся желанием. Зато потом не придется винить себя в неиспользованном шансе.
- Получается, - Джаред принял решение, вначале казавшееся непростым, – у тебя есть единственная возможность выбраться отсюда, не попав в руки к заклятым врагам. Это я и мое желание. А я собираюсь в горы за драконом и Рунами, и тебе придется мне помочь.
***
Дженсен не разговаривал с Джаредом всю дорогу. Он бы вообще исчез в кристалл, дай ему на то волю. Идти по пустому лесу, без птиц и зверей, в компании молчаливого попутчика – удовольствие ниже среднего.
Насколько хватало взора, простирались шеренги сосен-близнецов: подпиравших кроной небо, толщиной в несколько человеческих обхватов. Джаред, никогда не жаловавшийся на рост, почувствовал себя карликом. На все его подколки и вопросы джин отвечал кривой ухмылкой. Он ничего не рассказывал про мир прошлого и свою роль в его истории. Чтобы не уснуть от монотонной ходьбы, Джаред принялся фантазировать, поднимая из закромов памяти воздушные замки, лежащие в руинах со времен смерти отца, населяя их мифическими существами, придумывая характеры и взаимосвязи. И настолько увлекся, что не заметил произошедшее изменение. Улыбка Дженсена из озадаченной переросла в изумленную, а потом и в откровенно насмешливую.
- можно летать, сидя на драконе? Хорошо бы приспособить лошадиное седло. Дженсен, а драконы, правда, огромные? Больше или меньше городской ратуши? Ты говорил, Тамо за тысячу лет вырастет в настоящего дракона. Размах крыла чешуйки, отполирует ветер. Ты говорил, у меня красивый дракон
Дальше Дженсен не слушал наивные детские фантазии, сыпавшиеся изо рта, казалось, взрослого парня. Ошибочка вышла - Джаред не успел наиграться и принимал их опасное путешествие за увеселительную прогулку. А предупреждения Дженсена, попытавшегося до него донести ужас прошлого, несколько сгустив краски, пропустил мимо ушей.
И ведь на дурака не похож.
День догорал. Тени вытянулись, превращая лес в фантасмагорию шахматной доски. Впереди забрезжил просвет. Усталые путники вышли аккурат к старенькому, вторым этажом нависшему над узким крыльцом, постоялому двору. "Три поросенка" – гласила вывеска, приколоченная к плохо обструганному столбу.
- Ох, как же я, оказывается, вымотался, - завидев в окнах мерцающий свет, Джаред потянулся, мечтая о лежанке немногим мягче сосновых веток.
Дверь протяжно скрипнула, пропуская путников в полутемную, пропахшую золой комнату. За конторкой на высоком табурете восседала старуха, с головой замотанная в платки:
- Чего вам? - неприветливо квакнула она, отрываясь от вязания.
- Здесь можно переночевать?
- Одна комната – одна монета за ночь.
- Нам две, - роясь в карманах, попросил Джаред.
- Демонов не обслуживаем, - старуха подалась вперед, прищурившись. – Спрячь свои угольки, нечисть. Спалишь тут все и сам сгоришь, заклинание против вас наложено.
- Он не
Дженсен не дал Джареду закончить:
- Я понял. Никаких проблем. Для него комнату, я ухожу. Джаред?
- Да, конечно, - Джаред наблюдал, как рассеивается красноватый туман, незаметно просачиваясь в его карман. – Одну комнату, на ночь.
- Такой молоденький, а душу продал, эх. Откуда ты, сладенький? - старуха проворно сгребла монету узловатыми пальцами. – Странная какая, кругленькая. Хоть серебро? Ужинать будешь?
- Да, - Джаред едва не захлебнулся слюной.
- Проходи прямо, красавчик, - усмехнулась старуха. - Криси! Клиент!
На ужин понурая серая мышка с седыми прядками в туго заплетенных волосах принесла большую плошку мясного варева и кружку эля, прикрытую ломтем свежего хлеба. Больше Джаред ничего вокруг не заметил, бодро застучав ложкой.
***
Джаред думал, что заснет, едва его голова коснется подушки. На деле вышло иначе. Кровать оказалась короткой, а летняя ночь непривычно холодной. Могильная тишина обволакивала постоялый двор. От кристалла, благоразумно положенного в небольшой полотняный мешочек с длинным шнурком, веяло жаром, обжигающим грудь. Повернувшись, Джаред едва не опрокинул хлипкую кровать, натужно скрипнувшую под ним протяжным стоном бывалой уличной девки.
- Да чтоб тебя, - Джаред брезгливо поморщился, вдохнув прелый запах высушенных на сеновале трав, набитых в подушку.
Равнодушная к человеческому беспокойству луна-злодейка, прикрывшись дырявым веером облаков, лукаво подмигивала подслеповатым старушечьим глазом. Комната погрузилась во мрак, в совокупности с тишиной напомнивший Джареду ночь, проведенную на кладбище на могиле отца.
Джаред рывком сел, решительно растерев лицо ладонями. Да что с ним такое?! В комнату через распахнутое окно ворвался ледяной воздух, сдобренный запахом окружавшего постоялый двор леса. Дышать стало легче.
Вдоль забора, шаркая и припадая на клюку, ковыляла давешняя старуха. Инстинктивно отступив на шаг в комнату – уходя в тень – Джаред, притаившись, наблюдал за ночными прогулками пожилой женщины. Перебрав возможные варианты, он сделал ставку на банальную бессонницу. Отдав второе, почетное место, сбору колдовских трав, расцветающих в глухую полночь. Уж больно старуха походила на ведьму.
Проделав немалый путь, женщина остановилась, переводя дыхание, и огляделась. От стены хозяйственной постройки отделились две тени, бесшумно заскользив к застывшей на месте старухе. Джареду с каждой секундой все меньше нравилось происходящее во дворе действо. Прав Дженсен – это не его время, он здесь чужак, ничего не знающий и не понимающий болван. Коснувшись рукой мешочка с кристаллом, Джаред развязал завязку с намерением использовать последнее желание.
- Все спокойно, мальчики, - донесся с улицы приглушенный женских голос. – На второй этаж не ходите, не тратьте время
- Но почему, мама?
- Не перебивать, когда я говорю! – женщина огрела одну из теней клюкой. – Мальчик хорошенький, за него многие заплатят на невольничьем рынке. Но он продал душу. Сама видела, за ним по пятам следует демон. Ваша цель внизу – торговец артефактами. Не разбудите сестру, ей рано вставать.
Ноги Джареда подкосились, и он тяжело осел на кровать, так и не достав кристалл из мешочка. Никакая она не колдунья. Постоялый двор служил пристанищем шайке грабителей и убийц. Не раздумывая более, Джаред сорвался с места, в два широких шага пересек комнату и, перепрыгивая через ступеньки, сбежал на первый этаж. Вниз лунный свет не проникал – ставни предусмотрительно закрыли на засовы. Первый же встреченный на пути приземистый стул подставил подножку.
- Твою ж мать, - шепотом взвыл Джаред, сделал еще шаг и впечатался ребрами в угол каминной полки.
Пришлось спешно перетряхивать небогатое содержимое карманов в поисках забытого огнива. Подрагивающего язычка пламени хватило, чтобы, осмотревшись, выбрать правильное направление. Дверь в номер торговец артефактами беспечно не запер. Не издав ни звука, она легко отворилась на хорошо смазанных петлях.
- Кто здесь? – торговец спал чутко.
- Прошу, не кричите, - Джаред прикрыл дверь и прислушался. Вроде тихо. – Я такой же постоялец, как и вы. Вас собираются обокрасть и убить.
- И почему я должен тебе верить?
- Можете не верить, но они близко.
Дверь шелохнулась, в образовавшуюся щель неслышно просочилась тень. Торговец внезапно очутился у Джареда за спиной, зажал ему рот. Ничего не подозревающий убийца прокрался к кровати, занеся над головой кухонный нож. Толкнув Джареда в спину, торговец выбросил руку вперед.
Тяжело упав ничком, Джаред ощутил нарастающий жар, волосы на загривке вздыбились. Комната вспыхнула неестественным сиреневым светом, следом раздался дикий вой раненого зверя. С мокрым чавкающим звуком человека согнуло пополам. Дверь с грохотом распахнулась, саданув Джареда по лодыжке. Ворвавшийся второй убийца получил свою порцию сиреневой боли и упал замертво.
Все закончилось, не успев начаться.
Чиркнуло огниво. В неровном свете свечей Джаред смог рассмотреть человека, так легко разделавшегося с матерыми убийцами. Запахнув халат, торговец, оказавшийся невысоким седеющим мужчиной в возрасте, хитро прищурился, легко присев перед Джаредом на корточки:
- Ну что ж, такой же постоялец. Спасибо. Давай, что ли, знакомиться. Я Кертис. Покупаю и продаю редкие магические предметы, называемые среди людей артефактами.
- Джаред. Я кожевник. Иду в Драконьи горы, - вырвалось у не успевшего прикусить язык Джареда.
- В Драконьи горы? А нам, оказывается, по пути.
***
Мать с дочерью, поседевшей раньше времени, найти не удалось.
Пораженных магией убийц Джаред связал найденным обрезом пеньковой веревки и по настоянию Кертиса оттащил в хозяйственную постройку. Увиденное внутри едва не вывернуло сведенный судорогой желудок Джареда наизнанку. Отрезанные куски человеческих тел с отметинами зубов висели на крюках, облепленные жирными мухами. Снятая с людей кожа валялась прямо под ногами. Из банок, методично расставленных на полках вдоль задней стены, скалились отрубленные головы с пустыми глазницами.
Поскользнувшись в луже крови, Джаред чудом удержал равновесие. Взгляд выловил светлое пятно среди кусков человеческой плоти. Тряпичная кукла в льняном платьице смотрела вверх бессмысленным взглядом расширенных от ужаса пуговичек глаз.
Задыхаясь от вони разлагающихся тел, Джаред свалил свою ношу в общую кучу. Руки сами потянулись к детской игрушке. Ее место не в аду. С особой тщательностью воссозданном на земле людьми. Зажмурившись, Джаред рывком захлопнул дверь за спиной.
- Все нормально? – увидев смертельно побледневшего Джареда, увлеченно складывавший вещи в сумку Кертис напрягся и потянулся к лежащему на столе выточенному из потемневшей от времени древесины шарику.
- Да. Я в норме. Давай побыстрее уберемся отсюда.
- Мы собирались позавтракать, - Кертис почесал небритый подбородок с задумчивым видом, демонстративно запихнув странный предмет в сумку.
От одного упоминания еды Джареда замутило. Желудок однозначно намекнул на грядущий бунт в случае малейшей попытки накормить.
- Я не голоден, - только не думать о том, что он вчера поглощал со зверским аппетитом.
Пожав плечами, Кертис кивнул в знак согласия. Джареду собирать было особо нечего. Накинув куртку, он подождал неожиданного попутчика на опушке леса, подальше от постоялого двора с хозяйственной постройкой.
- Ну так, Джаред – кожевник. Зачем ты идешь в Драконьи горы? - не успели они углубиться в лес, Кертис тут же задал вопрос, внятного ответа на который у Джареда не нашлось. Он и так жалел о сказанном.
- Эээ драконов посмотреть.
- Не хочешь говорить – не говори, - отстранился Кертис, обходя лежащую на земле корягу. Кустистые седые брови сошлись на переносице. – Все знают. Драконы покинули горы, когда их облюбовал под собственное жилище Метатрон.
- Погоди, - Джаред сделал два шага вперед, прежде чем встал как вкопанный. – В горах нет драконов?
- Упс. А ты не знал? Пару столетий прошло, как последний тысячелетник скрылся за линией горизонта.
- Невероятно, - Джареду очень захотелось подышать на один кристалл, чтобы спросить, правда ли это, у одного скользкого джина, совравшего ему, не моргнув и красным глазом. - А Руны, способные перенести человека во времени, существуют?
Ушедший вперед Кертис замедлил шаг. Джаред рассматривал его спину с заброшенной на плечо сумкой, набитой артефактами, пока торговец медленно не повернулся.
- Да, Руны с подобным свойством существуют. А зачем они тебе, Джаред?
- Перенестись к дракону, - Джаред едва не сказал "в мое время". Острая боль в груди в последний момент смешала мысли, изменив готовую сорваться с языка фразу. Про то, что он из будущего, говорить почему-то не стоило.
- Неординарно мыслишь, - хмыкнул Кертис, продолжив путь. Замешкавшийся Джаред бросился его догонять. – Хочешь перенестись на два столетия назад? Имей в виду, лучше сразу на пять.
- Расскажешь мне про драконов?
- А чего бы не рассказать, идти нам еще долго, а за историей время пролетит незаметно, - Кертис подмигнул Джареду, приноравливаясь под его широкий шаг. – Драконы – существа, обладающие магией. В руках умелого мага они страшное оружие. Подчинить дракона достаточно просто: надо в момент его рождения прочитать имя, написанное на чешуйках хвоста, и произнести его вслух. Не рождайся драконы реже, чем рождаются звезды, повелители драконов, поверь мне, все как один желавшие власти, спалили бы мир до основания. Если в момент рождения дракона рядом никого не оказывалось, то дракон так и оставался диким, принадлежащим самому себе. Такие драконы селились в этих горах, названных впоследствии Драконьими. Диких покорить невозможно. Всего одному магу удалось сделать это. Как - никто не знает.
- Ты говоришь про Метатрона, из-за него драконы покинули горы?
- Нет. Метатрон давно не маг, у него украли силу.
- Тогда почему драконы ушли?
- Этого я не знаю, - Кертис присел на поваленное дерево, утирая пот со лба. – Передохнем.
Джаред, и сам порядком подуставший, согласился. Обогнув поросший мхом ствол, он углубился в заросли кустарника, листьями похожего на малину. Сорванная же ягода цветом соперничала с безоблачным небом. Желудок не возражал рискнуть и отравиться.
- Кертис, это есть можно?
- Можно, если хочешь прочиститься. Иди сюда. Подкрепись из моих запасов.
- Слушай, я не думаю, что пищу с постоялого двора стоит есть, - в сомнении понюхал ягоду Джаред. А вдруг пронесет? В смысле, то есть, наоборот.
- А кто говорил о той отвратительной пище. Иди сюда, не стесняйся.
Вылезая из кустов, Джаред почувствовал сногсшибательный запах жареного мяса. Только что снятого с вертела, пропитавшегося дымом сосновых лап.
- Когда ты успел?
- Садись, - Кертис жестом ярмарочного фокусника повертел перед Джаредом обычным на вид платком в крупную зелено-синюю клетку. – Итак, судя по твоим раздувающимся ноздрям, голодного зверя внутри способен удовлетворить жирный кусок мяса с горбушкой хлеба. Пара головок чеснока
- И сыр, - встрял Джаред, облизнувшись.
- И ломоть сыра, - усмехнулся Кертис, накрывая платком лист лопуха. Ткань внезапно приподнялась – И опа! Угощайся. Может, помимо драконов тебя еще что-то интересует?
- Расскажешь о джинах? - вгрызаясь в сочащийся жиром кусок мяса, спросил Джаред, сгорая от любопытства.
***
- Значит, джин. Интересно, - обглоданные кости полетели в ближайшие кусты. – Дай подумать. Джины - самые могущественные магические существа в мире. Исполнители желаний. Жестокие, коварные, подлые. Если им удается подчинить себе хозяина, они его уничтожают. Третье желание обычно становится последним по той причине, что джины, исполняя его, высасывают хозяина досуха. Кровь, энергию - они этим питаются. Попадался мне как-то кристалл с джином, подарил несчастный калека, некогда могучий правитель. Пожалел я его, взял тяжелый дар, а потом сам чуть не погиб. В последний момент выбросил кристалл в бездонную пропасть. Существо из преисподней должно туда и вернуться.
Каждое произнесенное Кертисом слово било наотмашь. Жестокие. Вот дракон, нож у тебя из голенища торчит. Сделай девушке приятное. Коварные. Так каким будет твое последнее желание? Подлые. Я понял. Никаких проблем. Для него комнату, я ухожу.
Скрытый на груди кристалл раскалился, даже сквозь ткань мешочка обжигая кожу.
- Тебя что-то беспокоит? – вытерев жирные пальцы клетчатым платком, Кертис довольно рыгнул, отдавая должное вкусной и сытной пище. – Джаред?
- Он жжется, - не тратя времени на мелкие пуговки, Джаред разорвал рубашку, сдергивая с шеи мешочек. Заторможено ощупывая саднящую кожу и не находя следов от ожогов.
- И что тут у нас? Позволь взглянуть, - Кертис постучал пальцем по увядающему листу лопуха. - О, да ты владел джином, мой мальчик.
Держа вспыхивающий кристалл за грани, Кертис поднес его ко рту и подул. Дженсен появился мгновенно. Тяжело дыша, джин зарылся пальцами в коротко остриженные волосы, цветом лица сравнявшись с посеревшими от времени стенами городских домов.
- Джаред
- Больше ни звука! – оборвал джина Кертис. – Я теперь твой хозяин. Исчезни.
Джареду осталось только наблюдать за фигурой джина, тающей в закатных сумерках, внезапно обрушившихся на притихший лес. Легкий дымок скользнул, обвивая держащую кристалл руку, прежде чем в нем раствориться. Коснувшись груди, Джаред ощутил образовавшуюся внутри пустоту.
- Что со мной происходит?
- Немного магии, мой мальчик. Твое сердце останавливается. Скоро оно перестанет биться и ты умрешь.
- За что? – пустота разрасталась, отбирая последние силы.
- За то, что дурак, - Кертис помог Джареду тяжело осесть на землю. – За то, что завладел тем, что изначально должно принадлежать мне. Не сопротивляйся, Джаред. Засыпай. Ты больше никогда не проснешься. Смирись. Давай-ка я тебе расскажу историю перед сном, ты же любишь слушать истории. Давным-давно жил маг по имени Кертис. Да, такое идиотское и далекое от магии имя досталось ему от родителей. Впрочем, обучившись, он убил их и сменил имя на Метатрон. Отлично звучит, да? Маг прилежно набирался сил. Становясь все могущественнее. И покорил бы весь мир. Но – это дьявольское двуличие судьбы – Метатрона обманом лишил магии его учитель. Столетия бывший маг влачил жалкое существование, скитаясь по земле и собирая крохи магии под видом торговца артефактами, в надежде найти предмет, способный вернуть его былую мощь. И вот, когда он почти сдался, а подкравшаяся старость лишала его последних надежд, судьба вспомнила о его существовании. Джин. Единственное существо в мире, способное вернуть мне магию. Но, - Метатрон расплылся в широкой улыбке, пощелкав пальцами для привлечения внимания, – что может быть приятнее - заполучив джина, узнать в нем своего учителя.
Последнее, что увидел Джаред, прежде чем заснуть – мага, что-то снявшего с его одежды.
Джаред закрыл глаза, выдыхая, и тут сердце его остановилось.
***
- Учитель, как же тебя угораздило-то? Оу, можешь говорить.
- Жалко выглядишь, Кертис. Смотрю, время к тебе немилосердно.
- Да, Кертис жалок, ты прав, - Метатрон обернулся к вмонтированному в стену зеркалу. Амальгама за столетия потускнела и покрылась сеткой паутинки, отражение искривилось. – Но я не Кертис. Итак, мое первое желание, джин. Я желаю вернуть всю магическую силу, обманом забранную у меня моим учителем.
- Будет исполнено, - скрежетнул зубами Дженсен.
Громадная зала замка, обрамленная мерцающим светом свечей, наполнилась потрескиванием. Колонны, поддерживающие свод, пошатнулись, с арок посыпался песок и штукатурка. Витражные стекла лопнули, хлынув вниз мириадам цветных осколков. Порыв ветра ворвался в зал, задувая свечи. Непроглядный мрак пронзила голубая молния. Одна, другая, третья. Молнии заметались, принизывая пространство. Зеркало в темной раме выгнулось, по его мутной поверхности пошли пятна, нарывы и волдыри. Один рос быстрее остальных – концентрированным источником света. Пока не взорвался с бешеным воем.
Пространство замерло, в испуге озираясь на время, чья размеренная пульсация магии секунд сбилась, пропустив удар. В остановившееся мгновение человеческое тело оторвало от пола, пушинкой подбросив в воздух в самое сердце шара из расплавленных кристаллов света.
Дженсен опустил обгоревшие по локоть руки. Плоть склизкими ошметками падала на усеянный мусором каменный пол залы.
- Так-так, - расправил плечи Метатрон, зависнув в воздухе. – Наконец-то былая сила вернулась. Я все еще жалок, а, учитель?
- Можешь в этом не сомневаться, - огрызнулся Дженсен, скривившись от острой боли в восстанавливающих кожный покров руках. – Дикие драконы и те побрезговали жить рядом с твоей развалиной.
Переместившись в пространстве, Метатрон ухватил Дженсена за подбородок, задирая его голову вверх:
- Напомни, кто ты теперь?
- Джин, - красные глаза, отличительная черта демонов и джинов, вспыхнули огнем.
- Джин. Поправь меня, если я ошибаюсь: первые джины пришли из восточных земель? Шаровары, оковы обычная для них одежда?
Развалившись в воздухе, Метатрон предвкушал ответ. Оба заранее знали, чем все закончится. Для этого не требовалось использовать магию джина и заглядывать в будущее. Сколько веков Метатрон грезил, как наяву представляя себе встречу с учителем. Сколько пыток он для него придумал. Сколько раз сломленный Дженсен умирал в его мечтах. Но реальность оказалась намного изысканнее любых, даже самых смелых, фантазий.
- Да. Но это не обязательно.
- Боюсь, для тебя обязательно. Я помню, учитель, как ты презирал в своем джине его излюбленную манеру одеваться.
Дженсен не сдвинулся с места, только губы кривил, пока Метатрон сам не разжал пальцы, отпуская. Дженсен повел руками, окутывая себя красным маревом. Рассеявшись, туман оставил на нем лишь полупрозрачные восточные штаны, да тонкие полоски золота на лодыжках и запястьях.
- Еще желания, хозяин? – скрестил руки на груди Дженсен, одарив Метатрона ярчайшей улыбкой. – Давай, уничтожь меня, тебе же так хочется отомстить.
- Ты видишь меня насквозь, - проворковал Метатрон. – Но не будем забегать вперед. Для начала опустись передо мной на колени, пока я не переломал тебе ноги.
***
- Какой хорошенький!
- Он мне нравится.
- Попросим у бабушки-совы заклинание?
- Поселим его на озере!
- Только папе, чур, ни слова
Джаред слушал мелодичные девичьи голоса, гадая, на каком свете находится.
Чувствовать размеренный перестук бившегося в груди сердца доставляло неописуемое удовольствие. Воздух пах распустившимися ночными цветами и прелыми сосновыми иголками. Звонко журчал ручей, принося прохладную живительную влагу лесным обитателям. Страшно хотелось пить.
- Ай, - вздрогнул Джаред, почесав место комариного укуса, и открыл глаза.
Бурная девичья перепалка мгновенно стихла. Из положения лежа ничего, кроме мохнатых макушек сосен на фоне черного небесного шелка, расшитого бисером звезд на зависть городским модницам, разглядеть не получилось. Джаред приподнялся на локтях, ощущая в теле небывалую легкость.
- Эй, я вас слышал. Где вы?
Из-за поросшего мхом камня показалась девичья головка с заостренными ушками, лист лопуха прогнулся, являя взгляду еще одну лесную жительницу – с иссиня черными локонами, обрамляющими личико. Третья, крошечная, не больше указательного пальца, девчушка поднялась на ножки и стряхнула иголки со сшитого из лазурных лепестков неизвестного цветка платьица.
Джаред поборол искушение поймать одну из крылатых девчушек, чтобы рассмотреть.
- Он странный. Он никогда фей не видел! Зато какой красавчик. Бабушке-сове он понравится.
- Стойте-стойте, - взмолился Джаред, насилу не оглохнув от девичьего гомона. – Можно не все сразу.
- Мы феи туманного озера, что в миле отсюда, - взвившись в воздух, девчушки, гордые обладательницы прозрачных стрекозьих крыльев, зависли перед лицом Джареда.
- Я не умер?
- Нет, конечно. Метатрон подложил тебе зуб Песочника. Усыпляющий человеческое сердце. Мы его вытащили и выбросили. Ты останешься с нами? У нас весело! Оставайся! – феи дружно засмеялись звонкими переливами колокольчиков.
- Я не могу остаться.
- Жаль. Куда ты пойдешь? Ты всегда можешь вернуться. Мы будем тебя ждать.
- В какой стороне горы, не подскажете? - поднявшись на ноги, Джаред под пристальным взглядом трех пар восторженных глаз непривычного для человека лазурного цвета стряхнул с одежды сосновые иголки. Волосы на голове напоминали воронье гнездо.
- Там, - махнула рукой фея. – Ты заблудился? Тебе нужна помощь?
- А вы можете помочь?
- Конечно! - воскликнули феи хором.
Образовав круг, они взялись за руки и закружились в вихре из поднятых с земли сосновых иголок. Джаред перестал различать детали в радужных бликах. Благоразумно сделав несколько шагов назад, он, не отрываясь, смотрел на творимую крошечными существами магию.
Феи разъединили сплетенные руки. Брызнув во все стороны искрами, магия рассыпалась, но в самом центре круга вспыхнула яркая точка, будто намертво прибитая к воздуху.
- Это светлячок, - фея опустилась на ветку куста, не потревожив листву, и поправила выбившиеся из прически светлые прядки. - Путеводная нить фей.
- Ты можешь выменять ее у нас на что-нибудь, - вытащив из шевелюры Джареда иголку, закончила за нее другая.
Собравшись вместе, феи расселись по веткам кустарника стайкой неугомонных ярких птичек и выжидающе посмотрели на человека.
- У меня, - Джаред зарылся в карманы, – всего несколько монет осталось. Да и то серебром.
- Ты не понял. Мы не продаем магию. Это запрещено. Мы ее обмениваем.
- Но у меня ничего нет, - расстроился Джаред, подцепляя и извлекая из кармана кольцо, предназначавшееся в другой жизни Женевьев. Ограненный алмаз тускло сверкнул и стыдливо померк, на фоне светлячка напоминая бутылочное стекло, обточенное волнами моря. – Кроме этого.
- Камушек? – заинтересовались феи. Получив кольцо, они долго вертели его, изучая со всех сторон, пока не вытащили алмаз, выбросив золотую оправу в траву. – Мы согласны. Помни нас. Возвращайся.
- А как пользоваться светлячком? – слова Джареда упали в пустоту. Вспыхнув, феи исчезли, оставив его одного. - Замечательно. Еще одна магическая штука и я опять понятия не имею, как она работает. Дженсен хотя бы язвил в ответ. А с этим как общаться?
Все оказалось проще, чем Джаред думал. Оказалось, достаточно произнести вслух желаемое место – замок мага Метатрона в Драконьих горах – и светлячок, мигнув, сорвался с места. Джареду оставалось споро переставлять ноги, следуя за путеводной нитью фей.
К исходу ночи Джаред достиг подножия гор. Ощущение, что все будет в порядке, привело его в некоторое замешательство.
***
Ночь отступала, отдавая права на мир утру, приближающемуся с первыми лучами солнца. Ноги гудели. Джаред остановился, любуясь происходящими с горами переменами. Где-то вдали поднималось солнце. Сорвав туманный покров, оно влило в серую палитру гор сочные апельсиновые тона.
Джаред ахнул: черной громадой над ним навис старинный замок. Он устроил привал под выточенной из каменного массива дверью. Стены замка во многих местах обвалились, нескольких башенок не хватало, окна сияли пустыми глазницами. Сквозь толстые, потрескавшиеся плиты пробивался плющ. Но, несмотря на проделанную временем работу, замок окончательно не распрощался с былым величием, заворожив остатками поблекшей красоты.
Исполнив свое предназначение, светлячок, вспыхнув, пропал.
Заскрежетав, дверь приоткрылась, звякнув бронзовыми ручками, отлитыми в форме демонских голов.
- Дженсен, - обрадовался Джаред, увидев пропавшего вместе с кристаллом джина. Но тот никак не отреагировал – лицо осталось равнодушным. Джаред засомневался, узнал ли его джин. Помнит ли болвана-хозяина?
Не произнеся ни слова, джин жестом пригласил Джареда войти. С грохотом, отрезая путь к отступлению, дверь захлопнулась. Джаред никогда в жизни не бывал в помещении, размером превосходящем городскую площадь. Утренний свет не проникал через лишенные мозаичных стекол окна. Тьма плотной стеной обступила Джареда. Окруженная язычками негаснущего пламени сотен свечей, в замке властвовала безграничная ночь.
Шаги Джареда гулко отражались от стен. Он невольно отвлекся, обернувшись к кравшемуся тише кошки Дженсену. И едва не подавился воздухом:
- Что на тебе надето? – первую фразу, готовую сорваться с языка, Джаред благоразумно проглотил. Ни одного печатного слова она не содержала. – Может, ты не знаешь, но эти тряпки прозрачные.
Глаза джина привычно вспыхнули красным, а вот выражение лица не изменилось. Вполне возможно, отблеск пламени свечей сыграл с Джаредом злую шутку. Дженсен указал направление, предлагая следовать за ним. Джаред и последовал, старательно отводя взгляд от фигуры джина, легкой походкой скользившего по отполированной поверхности пола.
Следующий зал оказался, если такое вообще возможно, значительно больше предыдущего. Пламени свечей, вставленных в византийскую корону канделябра, не хватало для оценки размера помещения. Джаред задрал голову, пытаясь рассмотреть свод, но, сколько бы он ни вглядывался во тьму, понять, где обрывается уходящая ввысь бездна, не получилось. Зал заканчивался полукруглой позолоченной апсидой. Пять ступеней из мрамора цвета слоновой кости вели к помосту для трона.
- Хм, ты все-таки достиг гор, - Метатрон вынырнул из тени на полу за спиной Джареда. – А я все гадал, кто обивает пороги моего замка. Думал, ты предпочтешь умереть легкой, а не мучительной смертью. Как приятно осознать свою ошибку, увидев тебя здесь.
Маг простер руки, и пол под ногами Джареда пришел в движение, распавшись на шипящих ядовитых змей. Джаред мгновенно погрузился в извивающиеся кольца по колени. От шелеста трущихся чешуек заложило в ушах. Сухие холодные тела оплетали Джареда, до крови раздирая кожу.
- Никогда не боялся настоящих змей, - Джаред поддел одну, отрывая от руки, и ловким движением сломал твари хребет. Мощная туша размякла, истлев на глазах. – Не говоря уж о навеянных мороком.
- Я недооценил тебя, – снял насланное наваждение Метатрон. – Как ты догадался?
- По развалинам замка. Я бы не стал жить в такой дыре, будь у меня достаточно сил все исправить.
- Забавно, но вот тут ты как раз ошибся. Я занимаюсь его восстановлением, - Метатрон горделиво выпрямился, вздергивая подбородок. – Вчера правое крыло лежало в руинах. А посмотри на него сейчас. Только одной башенки не хватает. Сегодня планировал заняться витражами. Знаешь, такие, из разноцветных стеклышек, с изображением сражения добра со злом и прекрасной девы в лапах дракона, но ты меня отвлек. Я не ждал гостей так скоро. Я вообще не ждал гостей. Прощай, Джаред. На этот раз навсегда.
***
Метатрон произнес несколько фраз на непонятном Джареду языке. Тени восставших мертвецов, наводнявшие замок, обрели плоть, схватив Джареда за шею. Силой заставив преклониться перед магом.
- Уничтожить его, - отдал Метатрон приказ теням.
Джаред рванулся, пытаясь выпутаться. Умирать в конце пути глупо и до физической боли обидно. Закусив губу, Джаред боролся, коротким лезвием ножа вспарывая тени. От каждого удара тени сжимались сильнее. Джаред проигрывал, почти задохнувшись. Из последних сил пилил выскальзывающим из пальцев лезвием сломавшегося ножа сдавивший горло сгусток, понимая, что от нехватки воздуха вот-вот потеряет сознание.
Тряпичная куколка выпала из кармана Джареда. Нитяные волосики взметнулись, алая ленточка, удерживавшая их собранными, соскользнула. В глубине пуговичных глаз полыхнул адский огонь. Мертвый взгляд куклы остановился на Метатроне.
- Нет! Откуда?! – маг взмахнул руками в слепой попытке защититься.
Сквозь окружившие его тени Джаред увидел протянувшиеся от куклы в сторону Метатрона щупальца. Округлые присоски с глухим чавканьем впились в плоть чуть ниже ключицы, туда, где по поверьям находилась душа человека.
- Учитель, желание, - мысли Метатрона лихорадочно метались, силясь найти выход. – Я желаю спастись!
- Будет исполнено.
Дженсен поднял руку, разжимая пальцы. На ладони джина переливалось огненными сгустками раскаленное облако. Взмыв в воздух, оно выпустило прозрачные нити. Метатрон вскрикнул, в глазах промелькнуло безумие. Стремительно метнувшись, нити пронзили мага, наполняя его бесконечным могуществом джина, взамен иссушая, делая неинтересным для тряпичной куколки.
- Разорвите его!!! – завопил бывший маг, не способный сопротивляться силе, затягивающей его в кристалл, образовавшийся из облака и на глазах приобретший кровавый оттенок. – Убейте Джар
Леденящий душу вопль сменился булькающими звуками.
Лезвие ножа, мгновения назад опускавшееся в тени, неожиданно легко скользнуло по пустоте. Облизнув в кровь искусанные губы, Джаред распластался по полу. Грудь высоко вздымалась и опадала с каждым вдохом. Его потряхивало, но вовсе не от холода. Внутри кипела буря эмоций: страх, отчаяние, надежда, но все пронизало неописуемое чувство эйфории. Он все еще жив!
О куколке, вселившей в Метатрона ужас, вспоминать не хотелось.
- Дженсен? - немного отдышавшись, позвал Джаред.
Джин не откликнулся. Зал опустел, маг и насланные им тени исчезли. Но вместе с ними пропала и единственная надежда Джареда вернуться домой – джин. Можно попытаться воспользоваться Рунами. Дженсен столько раз про них говорил, вот только Джаред понятия не имел, как они выглядят. Да и как ими управлять, тоже не знал.
Внимание Джареда привлеки отблески на полу, не похожие на дрожащее отражение свечей. Присмотревшись, он различил среди каменной крошки не один, а два кристалла.
- И кого мне выбрать? Джина, который меня ненавидит, или джина, который меня тоже ненавидит? - Джаред взвесил на ладонях камни-близнецы, гадая, на который из них ему подышать, чтобы вытащить Дженсена.
Куколка прищурила пуговичный глаз и отвернулась. Ее волосы вновь стягивала алая атласная лента.
***
- Поражен, ты все еще жив, - Дженсен, сверкнув глазами, уселся рядом с Джаредом.
- Я тоже рад тебя видеть, - губы Джареда сами собой растянулись в улыбке от одного вида Дженсена в привычной одежде, без прозрачных штанов. Об этом вспоминать все же не стоило. – Отлично выглядишь.
- Не перегибай, - несмотря на серьезный тон, Дженсен подхватил адресованную ему улыбку. – Научись вовремя останавливаться.
- Я научусь, честно, - стушевался Джаред, увидев, как выгнулась бровь джина. – А как ты стал джином?
- Да чтоб тебя! Я пожелал стать сильнее. Удовлетворен? Не джином, но больше силы, чем у магов, только у джинов.
- Тебя затянуло в кристалл.
- Да. Кристалл дал мне небывалую мощь, забрав свободу. Магия любит равновесие, - Дженсен поднялся с пола, незаметно отпихнув куклу дальше к помосту. – Хватит рассиживаться. Хочешь что-нибудь пожелать?
- У меня осталось одно желание, - вздохнул Джаред. – Потрачу его на возвращение домой.
- Открою маленький секрет, - джин направился к нише в стене. Эхо подхватило его голос, разметав по темным углам. – Об этом мало кто знает. Раз ты снова стал хозяином кристалла, счетчик желаний обнулился, эм, то есть, у тебя снова три желания. Второе – у тебя есть новый кристалл и минимум три желания вдобавок. Метатрон тебя не убьет, не тупи. И на сладкое, - Дженсен вернулся, опустив перед Джаредом сумку Метатрона. – У тебя есть Руны.
- У тебя глаза огнем горят, - наблюдая за Дженсеном, увлеченно перебирающим артефакты, поделился увиденным Джаред.
- Ты не представляешь, сколько здесь всего собрано. Будь моя воля
- Так я тебя бы и видел.
- Но мы имеем то, что мы имеем. Смотри, - Дженсен вытащил невзрачную табличку с непонятными письменами. – Это Руны для перемещения, о которых я тебе говорил. А эта вещица отведет глаза, сделав тебя невидимым. Коготь дракона - с его помощью можно найти спрятанное в земле сокровище. И много еще чего интересного.
- Здорово. А это для чего? – Джаред взял из сваленных в кучу предметов маленькую подушечку с вколотыми в нее двумя булавками.
- Этих малышек обычно втыкают магу в кожу, но с человеком срабатывает и на одежде. Простенькая, не опасная магия, дай, - Дженсен прикрепил булавки к штанине Джареда. - Хочу тебя спросить о Лилит. Откуда у тебя магия другой реальности?
- О ком? – Джаред оглянулся, растерянно пожимая плечами. – Ты о кукле? Я подобрал ее на постоялом дворе. Руки сами потянулись. Она тоже артефакт?
- Да, и очень сильный. Забирает души, не давая им переродиться. Ты оказался не в ее вкусе – не обладаешь магией.
- Хоть одна хорошая новость. Постой, а что делают булавки?
- Одна заставляет говорить правду, а вторая принимать на веру все, что скажет тот, кто ее воткнул. Метатрон прикрепил их к твоей куртке. Я пытался тебя предупредить.
- Так вот почему кристалл жегся, – Джаред опасливо открепил булавки, возвращая их на подушечку. – Я не понял тебя. Прости.
- А я тебе сразу сказал: это время опасно. Любой предмет может оказаться не тем, чем кажется. Как ты избавился от зуба Песочника? Дай угадаю. Феи туманного озера? Крылатые сохнут по красивым парням.
- Никто по мне не сох. Они помогли мне. И светлячка, показавшего дорогу, наколдовали.
- Разумеется. За просто так, не сорвав ни одного поцелуйчика? Сдают старушки.
- Я отдал им кольцо, предназначавшееся моей невесте. Дженсен, ты прав, мне надо возвращаться. Я столько времени потратил впустую, гоняясь за детскими мечтами.
- И ты все еще можешь увидеть тысячелетнего дракона. Глупо отступать, зайдя так далеко.
***
- Какой он? – Джаред едва поспевал за Дженсеном, освещавшим путь факелом. Они шли по узкому лазу внутрь горы, проход порой настолько сужался, что приходилось продвигаться боком.
- Он мудрый, старый, крылатый пройдоха. Обожает золото. Собрал приличную коллекцию камней, разругавшись на этой почве с королем гномов. Любит, как и ты, истории. Он тебе понравится.
- А почему он не улетел вместе с остальными?
- Насколько я помню, он говорил, что в этих горах некогда жили его отец, дед и прадед. В этих горах покоятся их кости. И он хочет и после забвения быть вместе с семьей.
- Почему у него нет имени?
- Потому что он дикий. При рождении рядом не оказалось никого, кто бы мог прочитать его имя.
- А какой он? В смысле, опиши его.
- Сам скоро увидишь. Вот еще, возьми, - Дженсен вложил в подставленную ладонь плоский полосатый камешек. – Нельзя идти к дракону без дара. Это тигровый глаз. Стоимости мизерной, но на него наложено проклятие. Дракону понравится.
- Какое проклятие?
- Джаред, серьезно, отстань от меня.
- А если я попрошу? Настой-чи-во-о.
- Оо-о-о, – то ли возмутился, то ли взмолился джин. – Каждый владелец камня терял интерес к жизни, его единственным увлечением становились камни. В конце концов все уходили жить под землю. Дракон и так живет под землей и любит камни, его позабавит, что люди считают его жизнь проклятием.
- Стоп. Я тоже захочу уйти жить под землю?
- Ты считаешь камень своим? Нет. Значит, не владелец. А сейчас замолчи, иначе я тебе точно что-нибудь подсуну. Идея не так уж и плоха.
Джаред надулся, обиженно засопев. Какой смысл идти рядом с ходячим кладезем знаний и при этом не иметь возможности слушать удивительные истории из прошлого, настоящего и будущего? Любопытство все же победило.
- Дженсен, ты бывал в будущем?
- Твое время для меня будущее.
- А еще дальше? – смотрящий под ноги Джаред налетел на широкую спину внезапно остановившегося джина, получив обжигающий разряд от соприкосновения.
- Еще вопрос и полезу обниматься, - предупредил Дженсен, поведя плечами.
- Ну и пожалуйста. Долго еще идти? – в ответ донесся протяжный стон.
Джаред рассмеялся, приотстав от шептавшего ругательства джина. Поскользнувшись на ровном месте, он ухватился за выступ из стены, посмотрев вниз. Обнаружив вместо серого камня зеркальную гладь стекла. Это были не виденные в горах вкрапления. Нет, пол тоннеля целиком состоял из матово переливавшегося, затягивавшего в глубину игрой теней, леденившего душу каменного покрытия, расплавившегося под действием высоких температур.
Чем глубже под землю они спускались, тем выше и чаще в тоннеле попадались участки, сплошь состоящие из стекла, пока тоннель не стал похожим на проход в слое мутной воды. Джаред провел ладонью по отражению своего лица, с болезненной зачарованностью вглядываясь вглубь. Лица корчили причудливые гримасы: смеялись, плакали, кричали от нестерпимой боли.
- Не смотри на них, - одернул его Дженсен. – Сойдешь с ума.
- Что это за место?
- Дорога в ад или к дракону. Кому как повезет.
***
Переступая мелкие камешки, перелезая невесть откуда взявшиеся валуны, Джаред отупело переставлял ноги, размышляя, если Дженсен задумал от него избавиться, то вот он – идеальный шанс. Тоннель вильнул в последний раз и оборвался, выводя в пустоту среди горных пород.
Джаред потер глаза, все пространство пещеры, насколько хватало взгляда, занимали горы золотых монет и драгоценных камней. Даже стены - и те отливали золотом. Слитки, чаши, кубки, фигуры забытых богов, ювелирные изделия – все сокровища меркли перед россыпью драгоценных камней немыслимых форм и оттенков.
- Боже мой, - Джаред присел, подхватив самый маленький невзрачный камень, за обладание которым ювелиры его времени продали бы души, не задумываясь.
- Впечатляет? – выдохнула пещерная стена.
Джаред не удержался на ногах, под смех Дженсена неловко приземлившись на зад. Округлившимися глазами он смотрел, как то, что он считал стеной, оживает. Дракон приоткрыл лишенный ресниц глаз, в центре отливающей золотом радужки рефлекторно сузился вертикальный зрачок.
- Давно не захаживал, [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. Совсем забыл про своего старого дракона? - из пасти вырвался кончик раздвоенного языка, в обхвате не тоньше Джареда. – Кого ты привел? Он сладкий? А то от предыдущего твоего подарка все горчит на языке.
Джаред захлебнулся вдохом, хрипло закашлявшись.
- Все ворчишь, домосед? - Дженсен рассмеялся. – Совсем камнями зарос. Чем тебе мой прошлый подарок не угодил? Принцесса вместо воды пила нектар цветов, откуда взяться горечи, гурманище?
- От тебя несет джином, - часть стены наморщилась.
- С последней нашей встречи в моей жизни произошли не очень приятные изменения.
- Доигрался.
- Я бы сказал, не учел все отрицательные моменты одного желания. Собственно, я тебя хочу познакомить с моим хозяином. Это Джаред. Он приготовил для тебя подарок.
- Джаред, значит? – зрачок превратился в узкую щель. – Что ты мне принес?
Джаред, получив тычок от Дженсена, протянул кабошон. Руки почти не дрожали.
- Забавная безделица. Брось. Что хочешь взамен?
- Он уже взял. Ты же почувствовал, - ответил Дженсен вместо Джареда, бесполезно разевавшего рот в незамутненном условностями детском восторге. – Нам пора, дракон.
- Не скажу, что был счастлив тебя видеть. Впрочем, будешь рядом - заходи. И этого приводи, он мне понравился. Когда выпутаешься, вместе его съедим, я поделюсь.
- Береги себя, чешуйчатый, - Дженсен присел перед Джаредом. – Соберись. Я прихватил из замка Руны. Пора возвращаться домой.
***
Лес за прошедшие несколько дней не изменился. Джаред на пробу пощупал кору дуба. Вполне настоящая. Солнышко ласкало кожу, стирая холод подземного тоннеля. Из кустов выглянула черная приплюснутая голова. С радостным ревом, распугав мелких пичуг, дракончик выпутался из ветвей, всеми конечностями обнимая Джареда. Длинный хвост обвил руку, мелко подрагивая пушистой кисточкой.
- Я дома? – крякнув, Джаред присел под тяжестью заметно подросшего Тамо. - Так просто? И я своими глазами видел тысячелетнего дракона. Видел я слишком много видел за несколько последних дней. И ты, - Джаред ткнул в Дженсена пальцем. – Ты ел людей?! Чего еще жуткого я про тебя не знаю?
Обнаружив в пределах досягаемости еще и джина, дракончик растерялся, закрутив головой – хотелось всего и сразу. Ткнув Джареда в плечо лбом, черная рептилия дождалась, когда человек сделает шаг в нужном ей направлении. Теперь хвост дотягивался до Дженсена, чем дракон не преминул воспользоваться, обвив запястье джина, щекоча кожу кисточкой. Мелко задрожав от переизбытка чувств, Тамо посмотрел на Джареда, растянув пасть в попытке скопировать человеческую улыбку.
- Ты ждешь ответа? С ума сойти. Я плохой, злой бывший маг, помнишь? – глаза Дженсена полыхнули. – Я жил долго, и сделал много, и не обязан перед тобой отчитываться. И не смей мне указывать рассказать тебе про мою жизнь!
- К какой части твоей жизни относятся прозрачные штаны?
- Еще слово - и никакая сила не оторвет меня от твоей шеи. Тамо, хватит! – дракон расстроено заворчал, отпуская запястье джина. – Я хочу уйти.
Джаред кивнул, плотно сжав губы. В глазах предательски щипало. Должно быть, виной тому раздражение от красного дыма, просочившегося в его карман. Джаред не хотел вот так заканчивать разговор, он вообще не ожидал, что они опять разругаются. В который раз Джаред не удержал язык за зубами, сболтнув лишнего. Дженсен прав, разозлившись. У каждого есть в прошлом моменты, о которых не хочется вспоминать и уж тем более кому-то рассказывать.
- Я дурак.
Почесывая Тамо за маленькими, плотно прижатыми к голове ушками, Джаред уселся под дубом, рассматривая свои сокровища: два кристалла с джинами, искрящийся камешек, что он подобрал в пещере дракона, и Руны, переместившие его домой. Глиняная табличка изменилась, половина странных письмен стерлась. Получается, магия Рун не бесконечна. Жаль. Джаред с удовольствием бы посмотрел, что творится в будущем, раз Дженсен отказался говорить на заинтересовавшую его тему.
Оставив разомлевшего Тамо греться на солнце, Джаред обошел дуб, раскапывая у его корней ямку. После тяжелых раздумий он опустил в нее один из кристаллов, второй положив в карман. Дженсен говорил, магия любит равновесие. Правильно ли Джаред выбрал, покажет время. Присыпав кристалл, Джаред убедился, что потревоженная земля ничем не выделяется, и задумался, куда деть Руны.
Подкравшийся со спины Тамо подсунул голову под руку, требуя внимания. Джаред погладил соскучившегося дракона.
- Плохой из меня хозяин. Пожелал дракона и тут же бросил новорожденного одного в лесу. Чем ты питался? – дракон икнул, из пасти вылетели несколько подпаленных огнем черных вороньих перьев. – О, понял. Вопросов больше не имею.
Джаред подтянул Тамо к себе на колени, пощекотав довольно порыкивающему дракону сытое брюшко.
***
По дороге домой Джаред смыл с себя пыль прошлого, искупавшись в протекающей рядом реке. Дракона пришлось оставить в лесу, впрочем, Тамо не возражал и вспылил, лишь поняв, что Джаред не собирается составить ему компанию. Пыхнув огнем на прощанье, дракон раскрыл перепончатые крылья и взмыл с места в воздух, обдав нерадивого хозяина порывом обледенелой грусти. Джареду оставалось только надеяться, что дракон правильно поймет принятое им решение, и так тяжелым камнем сдавившее грудь.
У калитки Джареда остановила соседка – известная на всю округу сплетница. Придерживая рвущуюся домой внучку, она долго пытала Джареда, куда он так внезапно пропал, почему так выглядит и надолго ли вернулся? С трудом, заикаясь через слово, Джаред удовлетворил жгучее любопытство женщины, сочиняя на ходу, мешая правду с полуправдой, а многое выдумывая. Из его сбивчивого рассказа выходило, что Джаред внезапно уехал в столицу решать семейные вопросы. По дороге на него напали разбойники. Тут соседка, в испуге охнув, притянула внучку поближе, зажимая отбивающейся девчушке уши, жаждая услышать кровавые, под стать внешнему виду Джареда, подробности. Джаред окончательно сник, скомкал конец и, не попрощавшись, чуть ли не бегом бросился в дом.
Не успел Джаред, переодевшись во все чистое, приготовить поздний завтрак, как в дверь настойчиво постучали. Стоящая на пороге Женевьев оглядела жениха с ног до головы, сделала, по мнению Джареда, поспешный и неправильный вывод и с размаха залепила ему пощечину.
- Мало того, что пропал, бросив меня, когда я уговаривала отца отдать тебе мою руку и сердце, так еще и, вернувшись, треплешься на каждом углу о поездке в столицу. Где маменька присмотрела тебе богатую невесту!
- Что? – Джаред забыл про горящую щеку и уставился на раскрасневшуюся Женевьев. – Неправда.
- Неправда? Так куда ты пропал, Джаред?
- Я ездил в столицу по делам! Нашел, эм, купил для тебя дракона, как ты и хотела. Я люблю те-бя.
Женевьев замахнулась для очередной пощечины, но в последний момент передумала. На черных, твердой рукой подведенных глазах навернулись слезы. Больше всего на свете Джаред боялся женских слез, в такие моменты ему тупо хотелось умереть.
- Дракона, - всхлипнула девушка. Первая слеза, скатившись по щеке, прорисовала четкий черный след. – Ты нашел для меня дракона?! О чем ты говоришь, Джаред? За ним не надо ездить в столицу. Подвеска была выставлена в лавке у городского ювелира. Мы не единожды проходили мимо, - слезы градом покатились из ее глаз.
Джаред наклонился, озадаченно рассматривая приколотую к груди, похоже, бывшей его невесты ювелирную безделушку. Филигранно отлитую из золота голову дракона, украшенную мутными камушками.
- Ты это хотела, когда просила у меня голову дракона? – у Джареда самого закружилась голова. Чтобы не упасть, пришлось опереться о косяк.
- Конечно, - всхлипнула Женевьев, доставая из расшитого бисером рукава кружевной платочек. – Это. Что же еще?
- И кто-то вместо меня исполнил твое желание. Так?
- Да. А что мне оставалось делать. После того, как ты пропал на три месяца. Чтобы скрыть позор, родители договорились о моем замужестве с достойным пожилым господином. Завтра моя свадьба. Лучше бы ты умер, - Женевьев промокнула заплаканные глаза, ловко убирая черные разводы с лица. – Прощай, Джаред.
Развернувшись, шелестя подолом платья, девушка, гордо подняв голову, удалилась, оставив в руке Джареда кружевной платочек.
- Меня не было три месяца? – глядя вслед удаляющейся, теперь уже точно бывшей невесте, промямлил Джаред.
***
- А чего ты на меня орешь? Иди, Рунам выскажи свои претензии, - перебил Джареда, нервно расхаживавшего по комнате, Дженсен.
- Это ты мне их подсунул!
- Шикарный аргумент. Если завтра тебя переедет телега, потому что ты не там решил перейти дорогу, значит, это я сговорился с лошадью?
- Но это ты перенес меня в прошлое. Я не просил. Мог бы подсказать, что тысячелетних драконов в мире не осталось.
- Не входит в мои обязанности комментировать желания хозяина. Пожелал переместиться к дракону – я тебя переместил. В копилку одно исполненное желание.
- Да, дракон. Женевьев хотела заурядную подвеску. Подвеску! Она не думала про живого дракона!
- Зато ты думал. Я – джин, а не балаганная гадалка. Четче формулируй свои желания, - облюбовав стоящий в комнате сундук, Дженсен сел, закидывая ногу на ногу. – Следующее обвинение.
- Из-за тебя у меня нет больше невесты, - теряя боевой настрой, выдохся Джаред, усаживаясь рядом.
- Ты знаешь, я рыдаю, вот честно, не передать словами, как мне жаль, что твоя недоколдунья тебя бросила. Утри сопли, найди другую, женись на ней.
- Мне не нужна другая. Я желаю жениться на самой прекрасной девушке на свете.
- Будет исполнено, - Дженсен поднес ладонь к губам и дунул, осыпав Джареда искорками.
- Что сейчас было? – вытащив из волос голубую звездочку, Джаред моргнул, проследив, как она, растаяв в его руках, испарилась.
- Ты пожелал, я исполнил.
- Ч-что я пожелал? – заикаясь, Джаред тряхнул шевелюрой.
- Жениться на самой прекрасной девушке на свете, - терпеливо напомнил Дженсен, двумя пальцами приподнимая руку Джареда за рукав рубашки. – Поздравляю, кстати. Совет да любовь. Детишек желать будешь или сам справишься?
Джаред смотрел на палец с обручальным кольцом, не мигая, добрую минуту. Потом моргнул. Кольцо не пропало. И как его угораздило вляпаться с очередным желанием? В кого, кстати, его угораздило вляпаться?!
- И на ком я женат?
- На самой прекрасной девушке на свете.
- А имя у нее есть?
- Определенно.
- Но ты его не знаешь.
- Ты не называл имен.
- Тогда на ком ты меня женил?! - выйдя из себя, Джаред развернулся, сгребая джина за грудки. Напряжение между ними сгустилось. Воздух, казалось, превратился в стекло, готовое разлететься на тысячу осколков. – Я, мать твою, не желал ничего. Я с тобой ругался! Какого дьявола ты руками размахался!!!
- Вообще-то, руки распускаешь как раз ты. Ты сказал: "Я желаю". Это для меня сигнал к исполнению. И если не собираешься уничтожать родительский дом, отцепись от меня, наконец!
- Джаред, дорогой, ты надолго? Я устала, милый, и хочу отдохнуть, – в комнату заглянула миловидная рыженькая девушка. – Что ты делаешь, любимый?
Сползая по стене в гордом одиночестве, Джаред вспомнил давний королевский указ, согласно которого требовалось считать принцессу Анну-Джулию самой прекрасной на свете. И только что вошедшая принцесса назвала его дорогим, милым и любимым, а безымянный пальчик ее левой руки украшал вставленный в золотую оправу камешек, поднятый Джаредом в пещере дракона.
***
- Милый? – настойчиво позвала мужа принцесса, сморщив чуть вздернутый носик.
- Да, конечно, уже иду ваше высочество?..
Принцесса рассмеялась, назвала Джареда солнышком, пообещав ожидать его в карете.
Стоило двери за его новоявленной женой закрыться, Джаред прижал к лицу попавшую под руку подушку и взвыл дурным голосом. Удивительно, но метод матери сработал. Выйдя к принцессе, Джаред лучился спокойствием и смог улыбнуться, не распугав оскалом королевских гвардейцев из дворцовой охраны.
Анна-Джулия, ожидая супруга, заинтересованно слушала присевшую в реверансе Женевьев. Чувствуя, что спокойствие дает трещину, Джаред представил закованного в кандалы Дженсена и королевским велением приказал пытать джина. Немного полегчало. Он смог подойти, не запутавшись в подкашивающихся ногах.
- Джаред, дорогой, подай несчастной девушке золотой, - беря его под руку, проворковала Анна-Джулия, обмахиваясь веером. Богато декорированное крупным морским жемчугом бирюзовое платье не давало ей свободно дышать. – Послушай только ее историю. Жених бросил ее у алтаря, сбежав к другой.
Джаред мужественно выдержал взгляд Женевьев и, вопреки легко читаемому в ее глазах желанию, не испепелился на месте. И в жабу тоже не превратился. Он пошарил по карманам, наперед зная, что золота в них нет. Ну да, в карманах оказалось пусто, зато к поясу крепился полный монет кошель. Отсчитав три, Джаред протянул их бывшей невесте, гадая, в какое место ему прилетят поданные "несчастной девушке" золотые.
Оказывается, плохо он знал Женевьев. Закусив губу, она недрогнувшей рукой взяла золото, с достоинством поклонившись:
- Благодарю.
- Ах, какая она милая, Джаред. Пожалуй, я возьму ее во дворец фрейлиной.
Джаред похолодел от ужаса, представив Женевьев во дворце: имеющую доступ к ядам у королевского лекаря, к пище на королевской кухне, к холодному и огнестрельному оружию, наверняка развешенному по стенам королевских залов.
- Моя госпожа, девушка грустит по потерянной любви. Разве вы ты хочешь видеть рядом с нашим счастьем слезы?
- Ох, я об этом не подумала. Как хорошо, что у меня есть ты. Так мы едем? Марк?! – одетый во все черное мужчина, занимавший непонятную для Джареда должность, подал принцессе руку, помогая устроиться в карете – поправил наброшенную поверх платья легкую дорожную накидку, собранную в мелкую складку.
Джаред обернулся к Женевьев:
- Ты все неправильно поняла.
- Вот, значит, кто она. Что ж, Джаред, поздравляю. Принцессе проиграть не стыдно.
Проглотив рвавшиеся наружу объяснения, Джаред вложил в пахнущие корицей ручки кошель с золотом:
- Прости меня. Надеюсь, ты найдешь свое счастье.
- Джаред, - принцессе не терпелось отправиться в путь. – Дорогой!
Забравшись в карету, Джаред утонул в устланном подушками сидении. Свистнул хлыст, заржали лошади, карета тронулась.
- Любимый, как же я рада после свадебного путешествия наконец вернуться домой. Сегодня моего медвежонка ждет незабываемая ночь, - проведя пальчиком по губам, Анна-Джулия подмигнула не успевшему поймать челюсть Джареду.
***
На этом потрясения от новой жизни не закончились. Вышедшего из кареты Джареда накрыла тень, заслонившая солнце. Спикировав вниз, дракон пронесся над головами присевшей в страхе дворовой челяди и, совершив финальный пируэт, приземлился в центре, положив на брусчатку придушенную мышь.
- Ты чего тут делаешь? – Джаред прикоснулся к мешочку с кристаллом, готовый, не задумываясь, потратить желание, если его дракону будет грозить опасность. – Улетай. Живо.
- Тамо! – воскликнула принцесса, выглядывая из кареты. – Опять мышку поймал? Марк, твой Желтоглазый – бездельник. Я прикажу лишить его королевской милости, если пострадает еще одно мое платье.
- Моя госпожа, - отвесив поклон, придворный удалился.
У Джареда глаза на лоб полезли: подобрав юбки, Анна-Джулия выбралась из кареты. Приблизившись, она осторожно коснулась Тамо, погладив краешек приплюснутой мордочки. Дракон, задумчиво скосив глаза, наблюдал за касающимися черных чешуек пальцами. Постояв немного, он недовольно мотнул головой, потопав прочь с прихваченной зубами мышью. Попутно фыркнув огнем на не успевшего вовремя убраться с дороги конюха.
- Почему он меня не любит? – протягивая руку дородной фрейлине, подавшей смоченный в лавандовой воде платочек, огорчилась Анна-Джулия. – Джаред, прикажи ему. Я хочу, чтобы твой дракон меня любил.
- Конечно, дорогая. Прямо сейчас этим и займусь, - поцеловав подставленную щечку, Джаред ретировался вслед за исчезнувшей за углом деревянной постройки кисточкой на черном хвосте.
В конюшне пахло свежим сеном и хорошо начищенной сбруей. Дракон расположился в дальнем стойле, рядом с переступающим с ноги на ногу и нервно пофыркивающим жеребцом. Покрутившись на месте, Тамо лег, положив мышь перед лапами. Очнувшийся грызун попытался ускользнуть, но не тут-то было. Дракон метнулся, оказываясь перед усатой пуговичкой носа истерично взвизгнувшей мыши. Мышь бросилась в сторону Джареда, в страхе забравшись на штанину. Фыркнув, Тамо отвернулся, потеряв к ней всякий интерес.
- До сих пор злишься на меня? - Джаред выкинул клацнувшую зубами мышь за ворота, обратившись к громко сопящему дракону. – На меня в последнее время все злятся.
Джаред сел на солому, рядом с постукивающим о камни хвостом. Не оборачиваясь, Тамо подвинул хвост ближе к Джареду, тихонько уркнув от легкого прикосновения. Чисто по-человечески вздохнув, дракон подошел к хозяину, встав передними лапами на плечи. Яркие драконьи глаза пристально всмотрелись в Джареда, проникая, казалось, в самые укромные уголки души. Джаред обнял Тамо, погладив по сложенным за спиной крыльям.
- Мир?
Судя по уткнувшейся под челюсть морде, дракон не возражал.
Встрепенувшись, Тамо толкнул Джареда в грудь, повалив на спину. Припав на передние лапы, дракон затаился. Неудобно вывернув шею, Джаред увидел причину драконьего беспокойства – в конюшню, крадучись, прижимая уши и поминутно озираясь, вошел пушистый кот с удивительно яркими янтарными глазами.
Замерев, Джаред наблюдал, ожидая дальнейшего развития событий.
Желтоглазый, не почувствовав опасности, успокоился, беспечно потянувшись. Этого дракон и дожидался. Взвившись вверх, он напугал стоявшего в соседнем стойле жеребца. Конь забился, ударив задними ногами по ограждению, за которым как раз и замер, вытянув лапы, Желтоглазый. От испуга кот подскочил, угодив в подвешенное конюхом на гвоздь ведро с овсом. Ведро с грохотом перевернулось. Овес засыпал кота с головы до кончика хвоста. Оглушительно мяукнув, Желтоглазый бросился вон из конюшни. В момент побега больше похожий на пыльный мешок, чем на королевское животное. Давно Джаред так не хохотал, почесывая за ушками довольного удавшейся проделкой Тамо.
***
Развалившись на украшенном парящими в облаках ангелочками ложе, поверх бархатного покрывала, Джаред ел сладкие темно-синие ягоды с тонкой ворсистой кожицей. Анна-Джулия назвала их инжиром. Сияли свечи. Довершил романтический настрой вечера появившийся в домашнем халате, идеально вписавшись в обстановку, Дженсен.
- Вашество, - воруя у Джареда с блюда несколько инжирин, Дженсен устроился рядом, обложившись подушками. – Что еще случилось в твоей скучной жизни по моей вине? Опять позвал на обвинительный процесс?
- Не угадал. Я хотел извиниться.
- Даже так. Это что-то новенькое. Продолжай.
- Что продолжай? Я извинился. Что ты хочешь? Чтобы я умолял, обрив голову?
- А ты сделаешь это?
- Я похож на идиота? – Джаред, подбросив Дженсену инжир, слизнул оставшийся на пальцах нектар. – Можешь не отвечать.
- Но никто не запретит мне помечтать. Например, представить тебя молчаливо исполняющего мои приказы. Подай инжирину, мой человек.
- Будет исполнено, мой джин.
- Хм, - посерьезнел Дженсен, осторожно, чтобы не коснуться Джареда, подставляя ладонь. – От тебя это звучит странно.
- Дженсен, только не злись, у меня к тебе всего парочка крошечных вопросов. Как я познакомился с принцессой и как получилось, что Тамо все знают?
- Хорошо, - Дженсен облизнулся, снова становясь собой – вытаскивая из-под спины подушку, он отшвырнул ее в сторону и сполз ниже. – Это все побочное действие исполнения желания. Дракон – часть магического мира, он помнит альтернативную историю, в отличие от простых людей. Все же прочие помнят события последних трех месяцев иначе Джаред, что ты со мной сделал? Я говорю как Метатрон!
- И совсем не похоже, - заверил Джаред, расхохотавшись. – Продолжай, я весь внимание.
- В этой ветви настоящего два месяца назад принцесса Анна-Джулия, совершая конную прогулку, оторвалась от приставленной к ней охраны и столкнулась в лесу с разбойниками. Тут-то на сцене и появился ты с драконом. Тамо выплюнул огонь. Ты спас принцессу и, заметь, отказался от награды в тысячу золотых. Романтичная Анна-Джулия влюбилась в бескорыстного, храброго рыцаря, повелителя маленького дракона. Король, наводящий ужас на соседей, продержался в осаде месяц, капитулируя перед единственной дочерью, и дал свое согласие на свадьбу с простолюдином. Тут и сказочке конец, - Дженсен встал, забирая пустой поднос, и накрыл задремавшего Джареда бархатным покрывалом, вышитым серебряными узорами ангельской тематики. – Длинный день. Теперь у тебя есть все, что может пожелать нормальный человек. И даже больше. У тебя есть дракон. Закопай кристалл в лесу, Джаред, не испытывай судьбу.
- А что будет с тобой? – Джаред зарылся лицом в подушки, не открывая глаз.
- Не знаю. Забвение?
Дженсен повел рукой, задувая свечи. Прислушиваясь к размеренному дыханию заснувшего человека. Комната погрузилась во тьму. Хитро сощурившись в отблесках кровавого кристалла, ангелочки прижимали пухленькие пальчики к полным губам, обещая хранить молчание.
- Зато я точно знаю, чего не будет. Исполнения желаний. Приказов. Хозяина. Хотя бы на время.
- Не уходи.
- Я думал, ты спишь.
- Я не сплю.
- Тогда ты все слышал. Отпусти.
***
Дженсен давно ушел, а Джареду все не спалось. Словно, уходя, джин прихватил с собой спокойствие своего хозяина. Он точно мировое зло. По потолку змеились тени. Приоткрытое ступенчатое окно поскрипывало, предвещая недоброе. Стены, обитые темно-синим атласом с серебряными звездами, отражавшимися на старинной мебели из красного дерева – и те выглядели зловеще.
Джаред не удивился бы, обнаружив справа от камина скрытую гобеленом потайную дверь, ведущую в самое сердце дворца и отнюдь не в тронный зал. За десятками ступенек винтовой лестницы обязательно найдется темница. С каменными стенами, потемневшими от пролитой крови и глухими к стонам заключенных. Джаред тряхнул головой – параллелей с постоялым двором его разгулявшемуся воображению сейчас и не хватало.
Будь за гобеленом дверь, привести она должна в покои принцессы. Ведь не дело особе королевских кровей пробираться ночью к своей половинке, блуждая холодными коридорами. Джаред рассматривал детали гобелена с вытканным ангелом, копьем пронзившим извивавшегося у его ног змея, размышляя, не многовато ли ангелов его окружает, когда подогретое мыслями воображение сыграло с ним злую шутку. Змей шевельнулся. Изогнув изумрудное тело, тварь впилась клыками в поправшую ее ногу.
Неслышно сдвинув гобелен, в спальню проникла закутанная в темный плащ с ног до головы фигура. Джаред замер, вспоминая обещание Анны-Джулии устроить своему медвежонку незабываемую ночь. Похоже, она имела в виду именно эту ночь и отнюдь не плюшевую игрушку. Принцесса так сладко зевала за ужином, кокетливо прикрываясь веером, что Джаред, увлекшись подкармливанием Тамо мясными деликатесами с королевского стола, совершенно забыл о ее планах на ночь.
Лежа под покрывалом в исподнем, Джаред оказался морально не подготовленным к исполнению супружеского долга, неоднократно якобы успешно осуществленного до этой ночи. Если верить Дженсену, примерно с месяц. За размышлениями Джаред заметил скользнувшую на ложе фигуру лишь по прогнувшемуся матрасу. А принцесса-то оказалась не пушинкой, Джаред попытался спихнуть придавившего его человека, запоздало осознавая свою ошибку.
- Не дергайся, - прошептал мужской голос, а прямо под кадык послушно замершему Джареду воткнулось жало клинка.
Неизвестный тихо свистнул. Из-за гобелена выскользнули две фигуры комплекции, далекой от женской. Джаред, едва не перерезав себе горло, рванулся к лежащему на расстоянии вытянутой руки мешочку с кристаллом, необдуманно снятому с груди после разговора с Дженсеном. Он не дотянулся считанные дюймы. Подоспевшие люди схватили Джареда за руки, выкрутив их за спину. В рот засунули вонючую тряпку. Тугие веревки опутали запястья и лодыжки. Скрученный по рукам и ногам, Джаред извернулся на постели, с отчаянием заметив, как мешочек соскользнул с атласной простыни, исчезнув из вида.
Придавивший Джареда к постели мужчина скинул капюшон, открыв холеное лицо с глазами-льдинками.
- Думаешь, можешь взять и отобрать у меня невесту? – сплюнув кровавую слюну, обратился к Джареду принц. – Анна-Джулия моя. Она обещана мне в жены с самого рождения. И я не потреплю, чтобы мне перешел дорогу какой-то безродный мошенник. Трон по праву мой. В лес его, и чтобы никто и никогда о нем больше ничего не услышал.
Повинуясь приказу, подручные закатали Джареда в бархатное покрывало и, небрежно взвалив на плечи, под покровом ночи тайными ходами вынесли из королевского дворца.
***
Принц скинул кожаные перчатки. Потирая ссадину, он прошел по комнате, умудрившись в неровном свете одинокой луны не споткнуться о разбросанные по полу подушки. Под пустым взглядом пухлых, выглядевших растерянными ангелочков налил бокал вина.
- Запомните, этот день войдет в историю как начало правления нового короля Миши I Великолепного, - отсалютовав небесным обитателям, Миша осушил бокал длинным глотком. Кроваво-красная капля скатилась по подбородку, впитываясь в кружево.
Напиток богов растекся по венам, смывая напряжение – взгляд холодных глаз потеплел. Неловко облокотившись о столешницу, задевая и опрокидывая бутылку, принц поставил бокал. Гулкое эхо прокатилось по спальне, замирая в облюбованных тенями уголках. Миша сбросил плащ на голову одному из ангелочков. Захваченный букетик незабудок слегка помялся под тяжестью ткани.
Непонятная любовь Анны-Джулии к невзрачным синим полевым цветам Мишу удивляла и в меньшей степени умиляла. Особе королевских кровей не к лицу восторгаться плебейским цветком. Но после размышления за полировкой любимого клинка, Миша счел вполне допустимым позволить будущей жене маленькую слабость в выборе фаворита среди цветов. И старательно посылал ей белые розы. Цветы, чей легкий аромат и шелковистая гладь лепестков достойны сопровождать его юную, а потому неопытную невесту.
Каким же ударом стала весть, перевернувшая всю его жизнь – об одной-единственной незабудке, подаренной Анне-Джулии никому не известным ремесленником.
Анна-Джулия, принадлежавшая Мише по праву рождения, вдруг решила, что влюбилась.
Миша передернул плечами, власть уплыла у него из рук к безродному мошеннику, повелевавшему драконом. Затоптанные инквизицией угольки былой магии вспыхнули с небывалой силой, грозя перерасти в настоящее пламя. Легенды гласили – драконами управляли сильные, властолюбивые маги. Джаред на сильного и уж тем более властолюбивого не походил. Ровно до тех пор, пока Миша не получил приглашение на свадьбу, на которой всегда планировал присутствовать в качестве жениха.
Чаша терпения принца переполнилась и, словно вино, расплескалась взбурлившая ненависть. Отдавать трон Миша не собирался. Устранить Джареда - лишь крошечный шажок на пути к возвращению трона. Гораздо сложнее ему представлялось возвращение благосклонности Анны-Джулии.
Колокол на сторожевой башне пробил полночь. Потайная дверь, скрытая гобеленом, едва слышно скрипнула. Змей, извернувшись, атаковал склоненного белокурого ангела в развевающемся за плечами плаще цвета незабудок. Миша, недолго думая, вытащил из ножен клинок. Рассеянное сияние свечей наполнило голубую спальню торопливо ускользающими тенями.
Ловко придерживая гобелен, в спальню вошла Анна-Джулия, одетая в воздушную накидку, в поясе прихваченную вышитой серебром шелковой лентой. Язычки пламени бросали на ее лицо красные отблески, румяня по-королевски жемчужно-белую кожу.
- Джаред, - позвала принцесса мужа, каждой буквой ненавистного имени втыкая раскаленные иглы в сердце Миши. – Медвежонок?
- Аннита, - сделав шаг навстречу вздрогнувшей девушке, Миша низко склонился, – не пугайтесь, это всего лишь я.
- Принц? Но что Вы делаете в спальне моего мужа? Уходите, Вы скомпрометируете меня!
- Прошу, не гоните, моя госпожа, - Миша двумя шагами сократил разделявшее их расстояние и успел подхватить подсвечник. – Аннита, Вы околдованы! Вы и ваш отец, все живущие во дворце.
- Вы говорите глупости. Колдовство - удел сказочников и маленьких детей. Пустите, мне больно.
- И дракон? – пустил в ход весомый аргумент Миша, целуя подрагивающие, пахнущие мятой пальчики. – Драконы – герои сказок. Но один из них поселился в вашем дворце. Магия вернулась. Джаред околдовал вас, наслал дракона, а потом спас! Он использовал ваше доброе сердце во зло. Вспомните сказки: драконами управляли маги, а маги всегда хотели богатства и власти.
Анна-Джулия взяла протянутый букетик синих полевых цветов. Стоящий перед ней на коленях мужчина целовал ее руку. Происходящее казалось ей все меньше и меньше неправильным.
***
Не забыв двинуть по ребрам, Джареда кулем свалили на что-то жесткое.
- И что будем делать? – спросил запыхавшийся голос.
- Можно его заколоть, – с сомнением предложил другой. – Сосед по осени в поле на вилы напоролся, помер мучительной смертью. Кишки наружу так и поперли.
- А куда колоть-то, где у него что? Ничего ж не понятно. Да и вещицу красивую жалко портить. Я б королевскую тряпицу сестренке подарил на платье. Смотри, какие цветочки повышаты.
Шепотом посовещавшись, незадачливые убийцы, пнув пленника пару раз для острастки, принялись разматывать понравившееся покрывало. Джареда крутануло, усиливая и без того заполнившую рот горечью тошноту. Выбравшись из ставшей ненавистной тряпки, Джаред успешно уткнулся лбом в холодные комья земли, вдыхая сырой запах ночного леса.
- Коли, - перестав возиться с покрывалом, убийцы черными воронами с железными когтями нависли над добычей. У Джареда сердце в пятки скатилось от ожидания адской боли.
- А чего это я?
- Так меч у тебя.
- Могу его тебе отдать, и так тащил всю дорогу. Эй, прекрати дергаться!
Окрик предназначался Джареду, крутящемуся ужом в попытке перевернуться. В бок ощутимо врезался обитый металлической пластиной нос сапога. Джаред, охнув, чуть не подавился тряпкой и перекатился на спину, собственным весом, для полноты ощущений, придавив онемевшие руки. От земли тянуло холодом. Над Джаредом нависали два призрака, выделявшиеся на фоне сереющего неба черными силуэтами.
- А может, его задушить? – повернулся один призрак к другому. – Мешок на голову и того. А то, рассказывали, от душения глаза могут вылезти.
- У тебя есть мешок?
- Нет. А у тебя?
- И у меня нет, дубина.
- А чего сразу обзываться, - обиделся напарник. – Сам че-нить предложи!
- Можно утопить. Камень на шею и бултых.
- Так, где мы и где твоя речка. Мы ж его до рассвета таскать будем по лесу. А вдруг кто увидит! Нас же потом и вздернут.
- А что, дело говоришь.
- Типун тебе на язык! Ума враз лишился?!
- Не, ты не понял. Давай его, - Джареду прилетел очередной тычок, - повесим.
- А веревка?
- Так, вон на нем сколько намотано.
- А если сбежит, когда сымем? Или драться будет? Ты будешь драться? – Джаред старательно закивал. – Вот видишь!
- Ну, я не знаю, на тебя не угодишь! А может, он сам чего скажет? Как хочешь помереть, голое ваше величество?
Джаред предпочитал умереть от старости в собственной постели в окружении безутешно скорбящих детей и внуков. И подавшего стакан воды, исполняя последнее желание, Дженсена. Жену Джаред, как ни старался, представить не мог. Женевьев его бросила, а Анна-Джулия предала. Других кандидатур не наблюдалось.
- Чего-то он не разговорчив.
- А ты кляп вынь, глядишь и заговорит.
- А если заорет?
- Так кто его услышит, мы ж в самую глушь забрались. Разве что волки прибегут.
Тени понимающе переглянулись. Оглядевшись, они зашептались, о чем-то споря и размахивая руками. Недолго посовещавшись и, судя по всему, придя к соглашению, один подцепил Джареда под мышки, второй подхватил за ноги. Оттащив сопротивляющегося Джареда к неглубокому овражку, они скинули тяжелую ношу вниз.
- Надо убираться. Волки недавно здесь проходили. Следы свежие.
- Пошли, дружище, сестренке подарок занесем, она нас, глядишь, завтраком накормит.
Совсем близко завыл одинокий волк.
***
По дну овражка струился тоненькой ниточкой источник. Попытавшись принять вертикальное положение, Джаред умудрился с ног до головы вымазаться в бурой глинистой земле. Волосы на голове мало чем отличались от торчащих во все стороны корневищ. Джареда трясло от холода, утренний лес - не место для прогулки в брэ. И те промокли насквозь и мерзко липли к телу.
О том, чтобы выбраться самостоятельно, нечего и думать.
Джаред сумел пережить страшную ночь, но вот дальнейшее будущее виделось ему исключительно в черной цветовой гамме. Расслабившись, поверив в исполнение желаний без вечно сопровождающих их подвохов, он – как ребенок по глупости наступает в нечистоты - угодил в самый центр дворцового заговора. С чего это Джаред вдруг решил, что вот так запросто станет принцем, женившись на принцессе? За власть дрались, раздирая друг другу глотки. А он оказался досадной помехой на пути сильнейших.
И кого обвинять в том, что все обернулось так: принцесса, с детства предназначавшаяся в жены другому, другому и досталась. Дженсена, который не предупредил? Так он говорил, что не обязан. Он ничего не должен своему хозяину.
А к дракону провел. Стоило Джареду распрощаться с детской мечтой, Дженсен сам заговорил о драконе.
В последнем с Джаредом разговоре джин ясно дал понять, насколько ему опостылело находить в рабстве у людей, исполняя их желания и подчиняясь указам. Кристалл держал своего пленника крепче придуманных людьми оков. Маг дорого заплатил за совершенное некогда зло, чтобы это ни означало.
Джин в финале детской сказки вновь становился человеком. А Джаред продолжал орать, донимать бесконечными расспросами, загадывал желания, от исполнения которых становилось только хуже, приносил пустые извинения, но так и не догадался отпустить. Хороший герой в сказке поступил иначе – взял и освободил.
Что теперь об этом думать! Джаред потерял кристалл. Дженсен остался во дворце, не доступнее, чем когда его выкрал Метатрон. В том времени Джаред совершил невозможное. Магия в лице стайки веселых фей подыграла незваному гостю. Но, как часто на все лады повторяли Джареду, магия любит равновесие.
- И кто это тут у нас слился с местностью? – на кромке оврага, сжимая тесак, стоял высокий мужчина. – Человек или зверь?
Джаред вытянул шею, замычав: "Помогите!"
- Звуки ты издаешь душераздирающие. Но, похоже, меня понимаешь. Кивни, если так.
Тряхнув превратившимися в палочки волосами, Джаред быстро-быстро закивал. Кто бы ни спускался в овраг, главное, у Джареда появился пусть и крошечный, но шанс выжить. Мужчине с незапоминающейся внешностью казалось на вид не больше тридцати. На висках проступила ранняя седина. Знававшие лучшие времена сапоги из грубо выделанной кожи, куртка в заплатках с неровными стежками, штаны на размер больше нужного – так одевалась половина деревенских жителей, у которых Джаред скупал шкуры для дальнейшей выделки.
- Не ори, - предупредил мужчина, вытаскивая кляп. Наклонившись, он зачерпнул пригоршню мутной воды, смывая с лица Джареда слой подсохшей глины.
- Помогите мне, - Джаред кивнул на связанные ноги и сдвинулся, демонстрируя руки.
- Ты кто? – не торопясь пускать в ход тесак, мужчина присел на корточки, рассматривая Джареда.
- Я кожевник. По дороге в город на меня напали грабители. Обобрали до нитки, связали и бросили умирать. Помогите мне, пожалуйста.
- Не ври, - мужчина прищурился. – Мы тебя и пальцем не трогали, а других разбойников в этом лесу нет.
***
- Так кто ты такой? – восседавший на лежанке с поистине королевским достоинством мужчина в который раз спрашивал дрожавшего от холода Джареда. В хижину набилось человек десять – Джаред сбился со счета. Каждый молчаливо занимался своим делом. Крутясь неподалеку, они невзначай прислушивались к допросу, рассматривая, кого привел к кривой лачуге ворчливый чудак Энди.
В который раз на разные лады Джаред в ответ твердил одно и то же: я кожевник, зовут Джаред, шел в город, ударили по голове, не видел кто, связали, ограбили, бросили умирать. И так по кругу. Снова и снова. Не поднимая глаз. Вкладывая в слова всю убедительность, отсыпанную богом при рождении.
- Джаред, значит, - крякнул, вставая с колченогой продавленной лежанки, мужчина. – А я Джеффри, но многие знают меня под именем Кольт. Итак, Джаред. Взять с тебя нечего. Разве что брэ, но они мне без надобности. Моим людям тоже. Держать здесь? Так мы люди простые, нам раб не нужен. Отпустить, сам должен понимать, не можем. Нехорошо подрывать разбойничий авторитет. Тем более, чувствую я, ты мне нагло врешь, а значит, не уважаешь. Остается либо убить, либо продать. За тебя запросто можно получить золотой на невольничьем рынке.
- Я сам хочу себя купить.
- Надо же, уже и первый покупатель нашелся, - заржавшего Джеффри поддержали все разбойники. – Ты, конечно, красавчик, но на девку все равно не тянешь. Уж извини. А больше тебе нам предложить нечего.
- У меня есть камень. Рубин. Стоит в разы больше золотого. Я готов отдать его вам в обмен на свободу.
- Рубин? И где ты его прячешь? – окинул критическим взглядом пленника Джеффри. – В заднице? А ну, ребята, подержите-ка его за руки и за ноги.
- Нет! Стойте! - Джаред увернулся от потянувшихся к нему со всех сторон рук. Догадливый Энди, не выпускавший из рук конец веревки, примотанный к запястьям, просто дернул ее, заставив Джареда полететь на пол.
- Что-то еще хочешь нам сказать, голуба? – проворковал Джеффри, навалившись сверху.
- Когда я понял, что за мной следят, я закопал рубин в лесу, иначе его бы у меня украли те, другие разбойники, - выпалил на одном дыхании Джаред, надеясь убедить разбойников в правдивости своих слов во что бы то ни стало.
- Нет, вы посмотри, какой находчивый малый, - взгромоздившись обратно на лежанку, Джеффри рыгнул. – А может, и нет никакого рубина вовсе? Очередная ложь. Как и про других разбойников?
- Рубин существует. Я готов отвести вас к нему. Одного.
- Хорошо, - Джеффри поманил Джареда к себе, по-отечески обнимая за шею, и, уперевшись лбом в лоб, добродушно зашипел: – Только соври мне, мальчик, и ты пожалеешь, что вообще родился на свет.
Разбойник посерьезнел, превратившись из дурашливого недальновидного балабола Джеффри в опасного предводителя шайки грабителей и убийц Кольта. Объявления о поимке, развешанные в нескольких городах, обещали за его голову немалое вознаграждение.
- Нет, не пожалею, - думая о событиях прошедших дней, ответил Джаред, к удивлению Джеффри впервые с их встречи по-настоящему улыбнувшись открытой, заразительной улыбкой везучего парня. – После всего того, что со мной произошло, не пожалею, как бы моя жизнь ни закончилась.
Сжалившись, Энди принес старые, многократно штопаные штаны и рубашку, поделившись небогатым гардеробом. Нашлись у разбойников и лишние стоптанные ботинки на размер больше нужного. Но лучше такие, посчитал Джаред, чем ходить по лесу босым.
***
- Так о
·ткуда у тебя рубин? – они шли едва различимыми тропами, известными одному Джеффри.
- Достался от прапрабабки, она жила при дворе, - не моргнув глазом, соврал Джаред.
- Не похож ты на знатного человека.
- А я этого и не говорил.
- Никак не могу понять, кто ты, - Джеффри сорвал с куста переспевшую ягоду малины, закидывая в рот. – Для простого ремесленника слишком независимый, словно владеешь всем миром. А для дворянина манерами не вышел, говоришь просто, двигаешься нескладно. Сплошная загадка. Раздетым бродишь по лесу и владеешь якобы сокровищем. Так кто ты, парень?
- Я не вру про рубин, Джеффри. Больше мне нечего добавить, - Джаред поддел попавшийся под ноги камень, на миг замерев под тенью, брошенной на землю широким птичьим крылом. Где же Тамо?
- Мы подходим к твоей тропинке. Дальше поведешь сам. Последний раз предупреждаю, - Джеффри показал заткнутый за пояс, скрытый одетой на выпуск рубахой кольт. – Без глупостей.
Джаред кивнул, он узнал место.
- Нам туда, - Джаред развернулся в нужном направлении. Джеффри не отставал, изучая придорожные кусты якобы в поисках ягод.
Отсутствие Тамо настораживало. Возможно, дракон не хотел показываться, пока рядом с Джаредом шел незнакомый человек?
- Тамо! – решившись, во всю силу легких крикнул Джаред. Не успел он открыть рот для повторного зова, Джеффри, переменившись в лице, дернул его на себя, приставив между лопаток пистолет.
- Ты чего, мать твою, орешь?! – зашипел Джареду в ухо Кольт, сбросив маску простака-Джеффри. – Что еще за Тамо?
- Не что, а кто, - в тон ему зашипел Джаред. – Вот Тамо. Я его приветствовал.
Кольт проследил за указательным пальцем Джареда, пока не уперся взглядом в широкий ствол дерева, заступившего им дорогу.
- Это дуб.
- Его зовут Тамо, - Джаред лихорадочно соображал, как выкрутиться, раз дракон так и не появился. А если с ним что-то плохое случилось?!
- Дуб?
- Да.
- Да ты в своем уме, парень? – немного успокаиваясь, Кольт ослабил железную хватку на горле Джареда. – Впрочем, это много объясняет. Под Тамо зарыт рубин?
- Да, пусти, я покажу.
- Дай-то боже, чтобы ты не отрыл простую стекляшку. Пошел, вперед!
Джареду только этого и ждал. Обойдя широкий ствол, он присмотрелся к корням, определяя место тайника. Несколько минут усердного копания – и пальцы нащупали твердую поверхность камня. Джаред извлек кристалл под алчно загоревшимся взглядом Кольта и выдохнул.
- Что за - Кольт навел оружие на появившегося в красной дымке седого человека.
- Я желаю оказаться в безопасности, - выкрикнул Джаред, зажмурившись.
- Будет исполнено, - скривился Метатрон, взмахом руки погружая тропу у дуба в красное марево.
Оглушительный звук выстрела вспорол плотное облако магической тишины.
***
Марево стремительно рассеялось.
Джеффри обошел дуб со всех сторон, прежде чем поднять из травы матово поблескивающий рубин. Из всех камней, ранее попадавших к нему в руки, этот входил в тройку лидеров. Небольшое пятнышко, формой напомнившее Джеффри притаившегося, готового броситься на добычу медведя, нисколько не снижало предполагаемой стоимости, напротив, делало рубин уникальным.
И все бы хорошо, если бы не одно но – наложенное на камень проклятие. Камни, пришедшие из далекого прошлого, порой оказывали странное, необъяснимое влияние на людей. Доходившие до Джеффри слухи больше напоминали сказки, чем правдивые истории. Так, например, одно колье с центральной вставкой из дешевого тигрового глаза, отшлифованного в форме кабошона, уводило людей под землю. Несколько владельцев один за другим добровольно переселились в пещеры. И каждый винил в непереносимом зове земли обычный на вид желто-коричневый тигровый глаз.
А чем еще, кроме наложенного на камень проклятия, объяснить исчезновение Джареда вместе со странным стариком, появившимся из красного тумана, Джеффри не представлял. Сколько бы ни стоил рубин, от него необходимо живо избавиться, даже за половину цены. Джеффри не собирался пополнять коллекцию баек, рассказываемых у костра случайными путешественниками, историей собственного исчезновения в красном тумане.
Он знал человека, которого могла заинтересовать проклятая вещица. И если поторопиться, то вполне можно до заката избавиться от свалившихся на его голову проблем. Осторожно, словно камень мог ужалить, Джеффри завернул его в тряпицу и долго и тщательно мыл руки в стылом ручье.
Путь до трактира "У дороги" занял почти целый день. Уставший и потный, Джеффри переступил порог заведения с последними лучами солнца. Выпив сходу кувшин колодезной воды, Джеффри крякнул и, сделав нормальный заказ, посмотрел в дальний угол. Она сидела на обычном месте, раскинув на потемневшей столешнице измятую колоду карт.
Джеффри устроился неподалеку, наблюдая за мелькающими картами. Картинки складывались в рисунок перед вздрагивающей женщиной в шляпке, скрывающей лицо под густой вуалью. Никто не знал - для того, чтобы изменить судьбу просительницы, колдунье, несколько веков живущей под видом гадалки, карты без надобности.
Они познакомились случайно. В тот памятный вечер юный Джеффри напился до беспамятства по случаю предстоящей женитьбы. Гуляя с друзьями по кабакам, Джеффри увидел интересную женщину, сидящую в темном углу с картами. Отливающие медью волосы тяжелыми волнами спадали ей на плечи, колдовские глаза прожигали насквозь. У Джеффри подкосились ноги. Упав на стоящий подле ее стола стул, Джеффри без спроса вытащил карту. Под задумчивым взглядом растеряв пьяный запал, он попросил рассказать о предстоящей счастливой семейной жизни. Женщина не двинулась с места, наоборот, это Джеффри пришлось наклониться, чтобы расслышать ее тихий, вкрадчивый голос. Все сказанное в тот вечер навсегда осталось между ними. Но намеченная на следующий день свадьба не состоялась. Домой Джеффри не вернулся.
- Давно не виделись, Джеффри, - собирая карты со стола, обратилась к подошедшему разбойнику колдунья. – Вытащишь карту?
- Убери подальше свои раскрашенные бумажки. У меня к тебе дело, - разбойник грузно сел, вытаскивая из-за пазухи тряпицу.
***
- Постой, - колдунья проворно оттолкнула Джеффри. – Позже.
Откинувшись на спинку стула, она поманила невысокую девушку в темном дорожном костюме, приличествующем моменту. Из-под капюшона, скрывавшего лицо незнакомки, выбился черный витой локон. Девушка положила перед колдуньей туго набитый кошель.
Джеффри встал, придвигая богатой даме стул.
- Что хочешь взамен? – колдунья, не прикоснувшись к золоту, отдернула руку.
- Смерти.
- Твоя душа будет вечность гореть в аду.
- Мне все равно. Он должен умереть. Вы поможете мне?
- Вытащи карту, - карты веером разлетелись по столу. – Еще одну. Покажи.
Выбранные карты легли на стол картинками вверх: молодой мужчина, держащий в руках жезл, и, следом, честолюбивая жрица в грациозной позе. Мельком взглянув на них, колдунья нахмурилась. Между выбранными картами вклинилась третья – Отшельник, символ в лучшем случае самодостаточности, а в худшем агрессивной отчужденности и желания возвыситься над окружающими.
- Откажись от своих мыслей. Бери монеты и уходи.
- Если вы мне не в силах помочь, - девушка обернулась, протягивая кошель в сторону навострившего уши Джеффри, – то, может быть, вы не откажетесь?
Джеффри взвесил на ладони кошель – незнакомка с черными мыслями не поскупилась с оплатой.
- Он откажется.
- Я, пожалуй, откажусь, - Джеффри не уважал напрасный риск, тем более, риск рассориться в результате случайной сделки с колдуньей.
Кошель упал на стол, солидно звякнув. Откинув капюшон, Женевьев оперлась руками о столешницу, нависая над собирающей карты колдуньей:
- Вы женщина, вы должны меня понять. Он предал меня, унизил, разбил сердце.
- У тебя нет сердца.
- Да, ведь оно разбито, - Женевьев вытянула из колоды карту. – Вы не можете мне отказать.
Написав имя, она бросила карту на стол рубашкой вверх и придавила кошелем. Скрыв побелевшее личико в тени небрежно наброшенного на голову капюшона, Женевьев встала, с грохотом отодвинув стул. Подол платья взметнулся. Она ни разу не оглянулась, с гордо поднятой головой проследовав к выходу.
- Мир полон ненормальных людей, - Джеффри сел напротив задумавшейся колдуньи. – Так ты выслушаешь меня, Данниль?
- Покажи.
Джеффри развернул тряпицу, широкой спиной загородив драгоценность от любопытных глаз посетителей трактира. Рубин в неясном отблеске пламени свечей налился насыщенным бордовым окрасом.
- Я нашел его в лесу в окружении красного тумана. Подумал, он может тебя заинтересовать.
Джеффри не смог скрыть разочарования от реакции колдуньи на преподношение. Она не предприняла попыток рассмотреть рубин, задумчиво мешая потрепанную колоду. Смиренно сложив руки перед собой, Джеффри ждал. Данниль отложила карты:
- Ты правильно поступил, Джеффри. Уходи и никогда не возвращайся. Ты свободен.
Не веря услышанному, Джеффри вскочил, опрокинув стул. Он рассчитывал получить хорошую награду, но не ожидал получить свободу. Не тратя времени попусту, Джеффри в последний раз взглянул на женщину с волосами цвета меди, запоминая каждую черточку выточенного словно из мрамора лица, чтобы передать будущему сыну, а возможно и внукам: "Никогда не заговаривать с гадалкой на картах, не знающей возраста".
***
Данниль небрежно сложила тряпицу, убирая кристалл в карман – трактир не то место, где стоило вызвать джина. Бросив на стол тусклые медяки, она, помедлив, взяла и кошель, полный золота. Испорченная гадальная карта осталась одиноко лежать на столешнице.
Выйдя на воздух, Данниль устало потянулась, пряча озябшие руки в карманы накидки. Идти предстояло недалеко. В паре кварталов вниз по улочке, уводящей к реке, стоял неприметный домик с красной черепичной крышей. Его ставни всегда приветливо распахнуты, газон подстрижен, а разносящийся ветром аромат круглогодично цветущих розовых кустов вызывал стойкую зависть у окрестных кумушек.
Ничего в доме не говорило об истинной сущности его хозяйки. За долгие годы Данниль привыкла к образу нелюдимой вдовы. Если бы не любопытные соседи, все чаще задающиеся вполне справедливым вопросом о ее неувядающей красоте, Данниль еще не одно десятилетие прожила бы в спокойном, славном городке.
- Госпожа, - окликнул Данниль хозяин трактира. – Вы забыли.
Взяв протянутую карту, оказавшуюся Рыцарем мечей, Данниль сдержанно кивнула, наконец прочитав имя. "Джаред". Перед внутренним взором предстал высокий, одетый в простую, но добротно сшитую одежду парень. Чрезмерно длинные волосы, лезущие в карие глаза, он то и дело убирал назад, проводя по ним рукой. Тонкие губы и родинка на лице около носа уточкой. Данниль пока не знала, как он умрет, но жизнь Джареда повисла на готовом оборваться волоске. Карта, вклинившаяся в расклад, насторожила колдунью. Словно неведомая сила стояла позади обычного человека.
Данниль отложила мысли о предстоящей работе, оплаченной помимо золота бессмертной душой. Она спешила домой. Другое жгло колдунью изнутри. Джеффри, когда-то попавшийся в расставленные сети, как и предсказала судьба посредством карты, принес своей госпоже бесценный подарок – частичку древней, почти исчезнувшей с земли магии – кристалл с джином. Одно желание - и Данниль больше не придется прятаться. Магия ворвется в серые будни повседневности. Сметя годы гонений на ведьм, с полыхающими до небес кострами, как утро стирает приснившийся кошмар.
С порога отмахнувшись от служанки, колдунья торопливо скинула накидку на пол, проходя в спальню. От простенького заклинания вспыхнули свечи и занялись поленья в камине. Данниль налила себе выпить. Кристалл в свете живого огня пленил ее сердце кровавыми бликами на гранях. В одной из прочитанных некогда легенд говорилось, будто кристалл наполняла настоящая кровь. Будь это так, то кровь внутри кристалла, доставшегося Данниль, кипела.
Положив кристалл на ладонь, Данниль выдохнула. Грань кристалла слегка затуманилась. И только-то.
Ничего не понимая, она прислушалась к внутренним ощущениям. Пусто. Колдунья не чувствовала присутствия в спальне иного, помимо нее, магического существа. В подлинности кристалла сомневаться не приходилось. Нечто не позволило джину появиться перед новым хозяином.
Данниль вытянула из-под кровати покрытый пылью сундук с артефактами. Опасливо отложив в сторону зеркальце в серебряной оправе, она достала огрызок карандаша и исписанный пожелтевший от времени пергамент.
"Почему я не могу вызвать джина?" – вывела Данниль остатком грифеля.
"Джин служит прежнему хозяину", – проявился ответ ниже.
Данниль прикусила губку. Разве такое возможно? Она держала кристалл в своих руках, а значит, она хозяйка. Так почему джин все еще служит прежнему хозяину?
"Имя хозяина джина?" – грифель закончился прямо у нее в руках. Магии артефакта не хватило на ответ. В сердцах колдунья скомкала бесполезную бумажку, бросив ее в огонь.
***
Времени сформулировать конкретное место не нашлось, и Джаред рискнул обойтись абстрактным понятием – безопасность. Звук выстрела резко оборвался. Сквозь окутавшие его багряные всполохи Джаред видел выпущенную пулю. Круглая дробинка вспорола дымку, обещая оттенить ее брызгами настоящей крови.
Окружающий мир изменился. Если безопасным местом окажется рай, Метатрон будет единственным, кто посмеется в конце его истории.
Джаред влетел виском во что-то твердое и отключился.
Сознание медленно возвращалось. Болела каждая косточка, ныли потянутые мышцы, а кожа зудела и чесалась. По непонятной причине навеянное магией джина марево не пропало. Джаред шевельнулся и в довершении свалившихся на него бед ушиб локоть. Но ужаснее боли, пронзившей руку до кончиков пальцев, оказалось ощущение пустоты вместо привычной тяжести кристалла.
- Не дергайся, будет только хуже. Здесь места для одного маловато, а тут еще и ты, лосяра, разлегся.
Джаред подтянул колени к ноющей груди. Мысли путались, сосредоточиться не удавалось.
- Где я?
- В кристалле.
- Что? – Джареда прошиб холодный пот, он, наконец, узнал в говорившем Метатрона.
Послушавшись его, Джаред без резких движений приподнялся, рассматривая кристалл изнутри. Место напоминало узкий тупик в длину шесть-семь футов, а в высоту не больше пяти. Долго не пропадавшее марево оказалось твердой и гладкой на ощупь внутренней гранью кристалла.
- Я стал джином?
- К моему великому сожалению, нет. Иначе у меня получилось бы тебя заколоть. Или свернуть шею. Или вырвать сердце. Я все перепробовал, пока ты не очнулся. Ты все еще мой хозяин. И я не могу никуда исчезнуть, мы внутри кристалла и твое дыхание меня постоянно вызывает. По-видимому, магия посчитала это место достаточно безопасным, чтобы таким образом исполнилось твое желание. Иронично.
- Слушай, раз уж я вынужден какое-то время наслаждаться твоим гостеприимством, - Джаред поерзал, выискивая позу поудобнее, – давай проведем время с пользой. Меня давно мучают вопросы, а Дженсен отказывается говорить со мной на эти темы. Так, может, ты мне ответишь. Во-первых, почему он отобрал у тебя силу?
- Он так поступил со всеми учениками, - Метатрон скривился, точно от вспышки острой боли. – Подождал, пока накопится достаточно, и забрал силу себе.
- Каким он был магом?
- Он выжег полмира и не поступил так со второй половиной потому, что ее принесли ему в дар отрекшиеся от власти правители. Они хотели жить. Он хотел слышать их крики. Они долго кричали под пытками, потакая его желанию. Глупцы надеялись выжить.
- Но сделал же он хоть что-то хорошее?
- Его дикий дракон никогда не голодал. Получал наисвежайшее мясо, порой умоляющее не есть его. Это считается хорошим поступком?
Джареду расхотелось дальше разговаривать. Нашел с чьей помощью удовлетворить любопытство. Один раз Метатрон обманул его, воткнув булавки и заставив поверить в коварство джинов. После чего украл кристалл и попытался убить. Что мешает ему проделать нечто подобное снова?
Прикинув, что понятия не имеет, где в данный момент находится кристалл, Джаред выбрал, как ему казалось, оптимальный вариант желания:
- Я желаю, чтобы ты перенес ко мне Дженсена.
- Будет исполнено, - удивление Метатрона не имело границ.
***
- Твою мать!
- Чтоб тебя!
Яркой вспышкой их разметало, прижав к противоположным поверхностям кристалла. Дженсен скорчился от боли, навалившись на Метатрона. Кристалл перед лицом Джареда заискрился мелкими всполохами. Пространство наполнилось низким гудением.
- Последних мозгов лишился? – очухавшись, процедил сквозь зубы Дженсен, отодвинувшись от Метатрона на максимально возможное расстояние.
- Соскучился, - огрызнулся ему в тон Джаред, хлюпая разбитым носом. – Больно-то как.
Дженсен оборвал готовый соскочить с языка сарказм.
Трущийся за спиной Метатрон мешал сосредоточиться, раздражая и без того вышедшего из себя Дженсена. Легко вырубив бывшего ученика единственным доступным джинам способом – растворив в мареве кристалла, он смог, наконец, сконцентрироваться:
- Почему мы в кристалле? - с Джаредом скучать не приходилось.
- Долгая история. Хорошо-хорошо, не злись. Меня собирались убить, я пожелал оказаться в безопасности и очутился в кристалле. Вкратце так.
- Последний раз, когда мы виделись, я оставил тебя в королевском дворце. Богатым и женатым на принцессе.
- Через пять минут, когда, как ты выразился, ты меня оставил, на меня напали. И ночь я провел отнюдь не на мягкой перине. К тому же Тамо пропал.
- Ты потерял и мой кристалл, - сделал свой вывод из сказанного Дженсен.
- Он остался во дворце, - Джаред понурил голову. – У тебя новый хозяин?
- Вообще-то нет. Будь у меня новый хозяин, я смог бы тебя придушить без сомнительного счастья скорчиться от боли.
- Значит, если я пожелаю Метатрону перенести сюда твой кристалл, это сработает?
- Понятия не имею.
- А что будет, если пожелать неисполнимое?
- Желание сгорит. Это третье твое желание, ведь так? Пожелав мой кристалл, ты рискуешь застрять здесь навсегда. Не глупи, пожелай выбраться от сюда.
Джаред пристально посмотрел в красные глаза устроившегося напротив джина:
- Ты знаешь, похоже, я неисправимый глупец. Что ты сделал с Метатроном? Верни его. Метатрон, исполни мое третье желание: я желаю, чтобы ты перенес ко мне кристалл Дженсена.
- Будет исполнено.
С ладоней Метатрона сорвались снопы искр. Дженсен, не отрываясь, следил за потоком, устремившимся в сторону Джареда, инстинктивно выставившего перед лицом ладони. Ударившись о них, искорки рассыпались.
- Жжется, - вскрикнул Джаред, потирая покрасневшие ладони о штаны. Ухмыльнувшись, Метатрон пропал. Исполнив три желания, он на время освободился от хозяина.
- Ну и что теперь делать будешь? - Дженсен с удовольствие влепил бы Джареду подзатыльник со словами: "Я же говорил, бестолочь!"
- Загадывать желания, - подняв голову, засиял начищенным серебряником Джаред, заражая улыбкой джина. – Дженсен, получилось. Твой кристалл у меня.
***
Тамо, расправив крылья, завис в воздухе. На ветке под сенью листвы сидела упитанная белка, наглым образом игнорируя проголодавшегося дракона. Ринувшись вниз, Тамо ворвался в листву, прицельно фыркнув в белку огнем. На лету, подхватив поджаренную добычу, устремился к облюбованной лисьей норе на склоне холма.
Тамо предвкушал скорое пиршество.
Внезапно, резко потеплев, ветер изменил направление. Тамо повел приплюснутым носом, на всякий случай поднимаясь выше взбешенного магией порыва. Чешуйки на спине вздыбились, перед мордочкой ощетинившегося дракона возникло красное облако, быстро увеличившееся в размере.
Тамо выпустил ужин из когтей и приготовился к сражению, предупреждающе ударив огнем. Облако растаяло. Нелепо растопырив руки в стороны, в воздухе материализовался Джаред. Тамо восторженно уркнул, взмахом крыльев приветствуя хозяина. Через секунду дракон, склонив голову набок, с удивлением смотрел на ушедшего в крутое пике хозяина, бесполезно размахивавшего руками. Природа не одарила его отличнейшими перепонками.
Тамо стремительно сорвался с места, догоняя камнем летевшего к бесконечно далекой земле Джареда. Вцепившись когтями в плечи, он напрягся, тормозя падение. Маленькому дракону, размером не больше дворовой собаки, оказалось не по силам удержать в воздухе взрослого человека, но смягчить встречу с землей получилось.
Переплетением рук, ног, лап и крыльев они врезались в крону дерева, проламывая ветки, и упали в колючие кусты ежевики.
- Тамо, - кряхтя, Джаред вытащил из-под спины острую палку. Лежать на кустах стало гораздо удобнее, несмотря на острые шипы, – и чего тебе на земле не сиделось.
Забыв про пропавший ужин, Тамо подставил брюшко под теплые руки Джареда, щуря глаза от переполнявшего его восторга. Будь на то его воля, дракон провел бы, распластавшись рядом с хозяином, остаток жизни. Для полного счастья не хватало разве что самой малости. Перевернувшись, дракон, поднабравшийся во дворце собачьих привычек, уткнулся мордой Джареду в ногу и под предупреждающий вопль фыркнул.
- Ну, ты молодец. Прожег мне штаны, - сбивая пламя с непоправимо испорченной вещи, Джаред ругал дракона, как ни в чем не бывало сидевшего рядом. – Ты же меня поджарить мог!
Джаред щелкнул дракона по черному носу. У обоих в животе заурчало. Тамо облизнулся, скользнув раздвоенным кончиком языка по чешуйчатой морде. Принюхавшись, дракон выбрал направление и одним прыжком скрылся в ближайших кустах.
Оставшись в одиночестве, Джаред проводил взглядом мелькнувшую среди листвы кисточку и со вздохом полез за кристаллом:
- Только слово про штаны, - не дал он Дженсену и рта раскрыть.
- Жду ответной любезности. Я молчу про твои, хотя и крайне любопытно, а ты забываешь про мои, раз и навсегда. По рукам?
- Договорились. А ведь я мог у Метатрона спросить.
- На мое счастье этого не произошло. Ты уже видел своего дракона?
- Видел. Тамо покорял высоты. Я чуть себе шею не сломал, навернувшись с облаков.
- А я устал тебе повторять - я же говорил, думай, что желаешь
Из кустов выглянула любопытная приплюснутая мордочка. Сжимая в зубах аппетитно пахнущие, прожаренные тушки, Тамо выбрался, ломая ветки, на твердую почву и вразвалочку засеменил к джину, требуя свою порцию внимания.
Мелких зверьков – Джаред настаивал на кроликах, Дженсен же склонялся к растолстевшим сусликам – уплетали, сидя прямо на поломанных кустах. Тамо, положив голову на передние лапы, устроился между джином и хозяином, грея обоих пышущими жаром боками.
***
Заночевать единогласно решили в лесу.
Тамо помогал стаскивать ветки и сгребать опавшую листву. Джаред едва успел остановить настроившегося поджечь импровизированную постель дракона, решившего, что перед ним будущий костер. Заворчав, дернутый за хвост Тамо мстительно устроился ровненько по центру собранной кучи, и все попытки согнать его оттуда не увенчались успехом. Дракон, обхватив себя крыльями, тихо засопел, погрузившись в спокойный сон.
- Спать справа или слева от очага предпочитаешь?
- Да без разницы, - Дженсен завалился рядом с драконом, похлопав по черной спинке. – Его воспитывать надо, Джаред. Иначе через пару сотен лет, когда подрастет и сможет говорить, дракон будет управлять тобой, а не наоборот.
- Очень смешно, - сгребая под голову побольше листьев, рассмеялся Джаред.
- Не вижу ничего смешного. У тебя осталось желание. И если ничего непредвиденного не произойдет, то оно станет последним. Используй его с умом. Например, можно жить вечно, только, желая, добавь – не старея, или к концу первого столетия от тебя начнут шарахаться даже непривередливые крысы.
- Правильно желать – целая наука. А я, как выяснилось, никудышный ученик.
- Зато я хороший учитель.
- Да уж, мне Метатрон рассказывал, - договорив фразу, Джаред запоздало прикусил язык. По другой бок от Тамо вспыхнули два недобрых огонька.
- И о чем вы еще с Метатроном беседовали?
- Дженсен, ну извини, ты мне ничего про себя не рассказываешь, отделываясь односложными ответами, а мне любопытно.
- И после всего, что он тебе наговорил, ты решил меня вызвать. И где логика, Джаред? Пресловутые инстинкты самосохранения?
- Я доверяю своей интуиции, - Джаред собрался с мыслями, подыскивая правильные слова. – Метатрон не единожды меня обманывал. Сколько в его словах о тебе правды?
- Каждое слово.
- Да ты даже не знаешь, что он про тебя наговорил!
- Джаред, а мне и не надо знать. Я все про себя знаю. Что мне надо сделать, чтобы ты понял, наконец, я тебе не друг? Я не в восторге от нашего общения. И от тебя тоже не в восторге.
- Если бы ты обрел свободу, что бы сделал? – подавив обиду, Джаред вернулся к началу разговора.
- Я не настроен мечтать о несбыточном.
- И все же. Расскажи, - Джаред закрыл глаза и выдавил: – Я приказываю.
- А говорил, никудышный ученик, - судя по шуршанию, Дженсен сел, подтянув под себя ноги. – Вернулся бы к своему дракону. В Драконьих горах найдется место и для моих гнилых костей.
Джаред кивнул. Намерение Дженсена в первую очередь, получив свободу, увидеть своего дракона, оказалось до боли похожим на его собственное первое загаданное желание.
- И никакого покорения мира? Морей крови, пыток, криков?
- Это доставило бы мне удовольствие. Но нет, - Дженсен взглянул на звездную россыпь над головой. – По крайней мере, не сразу.
- А если я пожелаю для тебя свободы?
- Я и буду свободен. От тебя. Ведь ты используешь свое последнее желание и перестанешь быть моим хозяином. Глупое желание. И я не про идиотскую формулировку. Нельзя освобождать зло. Это я тебе пытаюсь вдолбить. Ну, посижу я в горах пару столетий, заскучаю. Подумаю, а не покорить ли мне мир. И покорю. На сей раз ничто не сможет меня остановить. Пожелай лучше удачу в делах, счастье себе и близким, не знать болезней до самой смерти. Это хорошие желания, выбирай.
- Бесконечное число желаний?
- Не сработает. Испытано. Этого пожелать нельзя. Можно обхитрить правила, вновь став хозяином. Но за одно владение кристаллом не больше трех желаний.
- Джины врут?
- Естественно. Почему ты спрашиваешь?
- Спокойной ночи, Дженсен, - Джаред прижал к Тамо холодные ладони. - Завтра рано вставать.
Закончился еще один длинный день.
***
Данниль споро паковала вещи. Ночью, едва ее голова коснулась подушки, ей привиделся опирающийся на посох странник – верный признак грядущих перемен. Растолкав служанку, Данниль занялась сборами. Давно пора покинуть беззаботный городишко. Похоже, время ее торопило.
Последним из-под кровати колдунья извлекла сундук. К хранящимся в нем артефактам надлежало определить и кристалл. Данниль с сожалением коснулась красных граней. Если на это понадобятся годы, не беда. Она самостоятельно раскроет секрет древней магии, раз письмена в старинных книгах лгут.
Данниль испробовала все пришедшие ей на ум способы: потерла кристалл, омыла его слезами девственниц, окропила собственной кровью. С жертвенными младенцами в нынешнем столетии туго.
Все без толку.
Опустив кристалл, завернутый в тряпицу, поверх других артефактов, Данниль захлопнула крышку, крикнув служанку:
- Отнеси в карету, - указала колдунья, последний раз оглядывая опустевшую комнату. – И жди меня во дворе.
За спешными сборами Данниль не успела решить, в какую сторону двинуться. В горах, по слухам, до сих пор ищут спрятанные сокровища. Может, и ей попытать счастье? Тем более, кости говорили – сокровища существовали, но вот с местом вечно путались. Так и не решив, Данниль взмахом руки закрыла дверь за спиной, ступив на крыльцо.
- Ах ты, мерзкая девчонка, - Данниль сжала кулачки, чтобы не сорваться и не убить.
Посредине двора лежал перевернутый сундук с распахнутой настежь крышкой. А ценные, оберегаемые пуще зеницы ока артефакты рассыпались. Ползая на коленях, служанка втаптывала их в грязь в попытке собрать.
Данниль подобрала откатившийся к ногам кристалл. Метнув взгляд в сжавшуюся служанку, колдунья выдохнула по двору пополз красный туман. Заскулив, не годная ни на что девица бросилась прочь, проворно забравшись под днище кареты. Кони нервно забили копытами. В центре двора возникла фигура человека, словно сошедшего с иллюстрации в трактате о легендах и преданиях Драконьих гор.
- Кто ты? – сохранив спокойствие, колдунья неторопливо спустилась с крыльца.
- Мое имя Метатрон. Я джин, раб кристалла. Что пожелает моя прекрасная хозяйка?
- Что я желаю? – улыбнулась Данниль, пряча кристалл в складках темно-синей юбки, а в глубине карих глаз потаенные мечты. - О, нет. Не так быстро. Дай мне насладиться обществом самого могущественного существа в мире.
- В действительности это не так, - развел руками Метатрон, заливаясь краской от легкого прикосновения Данниль к его лицу. – Даже мой бывший учитель сильнее меня.
- А твой учитель тоже джин? – отдернула ужаленную разрядом руку Данниль.
- Да, - Метатрон галантно склонился.
- У него есть хозяин?
- Джаред. Гадкий, лживый сукин сын. Да простит меня госпожа за бранные слова.
Данниль приподняла ровные бровки. Джаред? Не самое распространенное имя. Возможно ли, что это тот самый Джаред, которого ей предстояло убить? Что ж, судьба сама шла в расставленные сети.
- Где ты, скверная девчонка? Долго мне тебя ждать?! – прикрикнула Данниль, отказавшись от любезно предложенной Метатроном руки. – Собери все живо. И только попробуй что-то потерять – выпорю. Нет, погоди, подай зеркальце.
***
К полудню карета въехала на постоялый двор.
Уставшая с дороги Данниль отдала распоряжения не отрывающей от земли взгляда служанке, а сама, шурша юбками, направилась в трактир обедать. Проглотив гордость, Метатрон сопровождал хозяйку, держась на шаг позади.
- Итак, - Данниль заказала тушеного в глиняном горшочке кролика и кружку доброго эля, – прежде чем я произнесу свое первое желание, надо закончить одно дело. И для этого мне понадобится твоя помощь.
- Все, что пожелает прекрасная госпожа.
- Опиши мне Джареда. Не хотелось бы ошибиться и убить не того.
- Высокий, - Метатрон задумчиво приложил сложенные молитвенно руки к губам. Убить? Она произнесла убить?! – Худой. Волосы давно не стрижены и не мыты. На щеке, рядом с носом, вот тут, родинка. Неуклюжий. Много болтает. Громко смеется. Руки – ветряные мельницы.
- Хватит. Я поняла, - Данниль во время рассказа Метатрона достала маленькое зеркальце в серебряной оправе. В череде сменяющихся в нем лиц она нашла нужное, то, которое мельком увидела в видении, прочитав на карте имя, немного подходившее под грубое описание Метатрона. – Взгляни. Это он? Это Джаред?
- Да, - вглядевшись в лицо человека, лишившего его всего – свободы, радости от мести учителю, Метатрон скривился, не пытаясь скрыть ненависти. – Это Джаред.
Перевернув зеркальце отражающей поверхностью к столешнице, Данниль одним ударом его разбила. Прикрыв осколки оправой, колдунья забормотала древнее заклинание. Под действием давно забытых слов серебро потекло, оплавляясь. Данниль занесла руку над набухающими пузырями и, умело вплетя среди последних слов имя обреченного на скорую смерть человека, резко опустила ладонь.
Метатрон отпрянул. Сидящая перед ним побледневшая женщина предстала в совершенно ином свете. Она не только умело пользовалась артефактами, но и сама обладала силой, на зависть магам средней руки.
- Готово, - Данниль отстранилась. На столешнице темнел едва различимый овал. Осколки и оплавленный металл испарились. – По истечении суток Джаред умрет.
- Я бы не радовался раньше времени, - с сомнением в глазах посмотрел на хозяйку Метатрон. – Гад живучий.
- Я не спрашивала твоего мнения, раб, - властно отрезала Данниль, окончательно сбросив маску милой вдовы. – Расскажи мне про своего учителя.
Испытав широкую гамму чувств побитой собаки, Метатрон рассказал все, начиная со знакомства с магом Дженсеном и заканчивая желанием Джареда получить кристалл. История получилась короткой, а ведь в ней заключалась вся жизнь Метатрона.
Дочь хозяина постоялого двора лично обслуживала посетителей, разнося заказы. Странная женщина, севшая с седым спутником в дальнем углу залы, залпом осушила бокал с крепким напитком и потребовала повторить. К кролику под овощами она практически не притронулась, внимательно слушая спутника. Бледность разлилась на ее сосредоточенном лице. Отложив вилку, дама встала, поправила меховые манжеты на рукавах и бросила на стол настоящее золото.
Тряхнув волосами, часто вызывавшими у стороннего наблюдателя ассоциации с кровью и огнем, Данниль направилась к выходу. Проходя мимо скромно одетой девушки, споро обслужившей ее за столом, колдунья запнулась. Красивая, работящая, послушная, молчаливая девушка. А не пришло ли время сменить порядком надоевшую служанку?
- Дитя, - обратилась Данниль к застывшей девушке, подцепив остро заточенным ноготком вплетенный в толстую косу красный бант. – Как твое имя?
- София.
***
Солнце сияло высоко в зените. Послеполуденный жар укутал землю шерстяным одеялом. Лес стойко сопротивлялся, отгородившись зеленой листвой с проскальзывающими золотистыми вкраплениями осенней седины. Облака лениво дрейфовали в бескрайней лазури небесного океана, не отбрасывая спасительной тени. Мир замер, подобно ночному сну готовясь пережить и дневное забытье.
Джаред обирал в изобилии попадавшиеся на пути кусты малины. Слизывая приторный нектар, стекающий по подбородку. Молчаливый джин отказался от предложенного угощения. Глубокая морщина, поселившаяся с раннего утра на его лбу, не давала Джареду покоя. В мыслях он вовсю допытывался у Дженсена о причинах его дурного настроения, но вслух они не произнесли ни слова.
С ветки сорвалась большая птица. Громко хлопая крыльями, она поднялась в воздух. Джаред проводил взглядом ее ленивый полет, пока черная точка не пропала среди барашков облаков.
Почувствовав легкое жжение в желудке, Джаред выкинул последние собранные ягоды, безрезультатно отряхнув липкие ладони. Молчание угнетало, а он так и не придумал нейтральных тем для разговора. Тамо оказался умнее обоих. С первыми лучами солнца, коснувшимися верхушек деревьев, дракон поднялся, широко зевнул и расправил крылья. Джаред проснулся от утренней прохлады – дракона и след простыл. Пришлось вставать, согреваясь в движении.
Въедливое насекомое, привлеченное, должно быть, сладким ягодным соком, пристроилось на руке. Джаред смахнул мошку, почесывая место укуса. Стало хуже, покраснение разрослось, стремительно распространяясь по руке. Джаред остановился – кожа покрылась пузырьками, росшими на глазах. Один лопнул, выплеснув желтоватый гной.
- Дженсен, - кожа начала отслаиваться. – Дженсен!
- Что еще? – раздражение в голосе джина черпалось ложками. Дженсен развернулся и осязаемо окаменел. – Что с твоей рукой?
- Меня укусило какое-то насекомое. Я подумал, мошка, - Джаред согнулся от ощущения внезапно взорвавшегося желудка. Сморгнув слезы, он увидел склонившегося над ним Дженсена. В глубине угольков красных глаз вспыхивало беспокойство. Похоже, у Джареда начался бред.
- Это не укус насекомого, - Дженсен убрал волосы с потного лица Джареда, и они остались в его руке. – Это проклятие, заговоренное на смерть.
Джареда скрутило во вспышке выворачивающей внутренности боли.
Сознание медленно возвращалось. Откуда-то издалека его звали по имени. Тело онемело и отказывалось подчиняться, в нос ударил запах гниющей плоти. С трудом получилось разлепить кровоточащие губы:
- Я умираю.
- Джаред, сосредоточься. Не закрывай глаза. Ну же! Повтори за мной! Я желаю иммунитет к проклятиям. Я желаю
- Я желаю, - прошептал Джаред, едва удерживаясь на границе тьмы, – чтобы ты лишился силы джина.
- Будет исполнено, - вынужденно ответил Дженсен, в очередной раз отчетливо осознав всю полноту беспомощности могущественных джинов.
Пространство искривилось, поглотив солнечный свет.
***
- Давай, открывай глазки, спящая красавица, - Джареда неаккуратно похлопали по щекам. – Давай, Джаред, я начинаю терять терпение, просыпайся.
- Исчезни, - Джаред, как от назойливых мух, отмахнулся от рук Дженсена. – Сил нет с тобой ругаться.
- Не проблема, сейчас исправлю.
- Ай, - подскочил Джаред, обиженно потирая ужаленное разрядом место. И открыл глаза.
Солнце неожиданно для середины дня отбрасывало на землю предзакатные багряные лучи, готовясь скрыться за горизонтом. Потемневшая листва, ласкаемая прохладным ветерком, умиротворяюще шелестела. Джаред перевел взгляд на склонившееся над ним лицо. Знакомые черты. Тени под глазами цветом соперничавших с зеленью крон. Джаред смотрел в глаза Дженсена, словно изучая их заново. Такого оттенка он больше ни у кого не видел. Джин моргнул, неслышно рассмеявшись, и влепил Джареду подзатыльник, попутно сбрасывая с колен.
- Эй, я умираю, можно поосторожней! – возмутился Джаред. Скатившись на землю, он увлек джина за собой, вцепившись в руку.
- Отцепись от меня, придурок. Ты не умираешь.
- У меня бредовые видения, день превратился в ночь, твои глаза стали зелеными и - судорожно вздохнул Джаред, сильнее сжимая запястье джина. – И я могу тебя безболезненно касаться. Я не умираю, ты прав, я умер.
- Что последнее ты запомнил? - посерьезнел Дженсен.
Джаред сопротивлялся, не позволяя сбросить руку, и победил. Прекратив возню, он задумался. А чем, собственно, закончилась его жизнь?
- Боль. Запах гниения. Ты говорил странные слова. Им-му-ни-тет. Что это? Часть какого-то заклинания? Я пожелал другое. Подумал, что без силы джина ты не будешь джином, а значит я ошибся, да? Я убил нас обоих?! Что за - под руку Джареда ткнулся чешуйчатый нос. – Тамо? Что ты тут делаешь? Дженсен! Твою мать, что произошло?
Джаред резко сел. Волдыри пропали, кожа приобрела естественный цвет и состояние, больше не истекая гноем. Тамо подставил голову под руку хозяина, возведя вверх немигающий просительный взгляд. Дженсен ткнул Джареда в бок:
- Твой дракон, тебе и гладить.
- Рассказывай!
- Это приказ?
- Это просьба!
- Совсем не похоже
- Дженсен!!!
- Сдаюсь. Ты нечто для меня непостижимое. Твои желания откатом бьют по мне, я вынужден подстраховываться и подсказывать. Но вместо того, чтобы прислушаться к моим словам и пожелать спастись, ты решил лишить меня силы. Заткнись и слушай, - осек Джареда, открывшего было рот, Дженсен. – Не знаю, что ты там думал, и знать не хочу, силы джина я лишился, исполнив твое желание. Пока ты валялся, стремительно отдавая вашему богу душу, кристалл раскололся. Я больше не джин.
- Тогда почему я все еще жив? – вставил вертящийся на языке вопрос Джаред.
- А я еще и не закончил. Я больше не джин, Джаред, я снова маг. И справиться с наложенным на тебя простеньким проклятием, рассчитанным больше на визуальные эффекты, мне особого труда не составило. И я позволил себе эту маленькую слабость.
- Зачем?
- Что значит зачем?
- Не то чтобы я не благодарен, я благодарен, даже очень. Спасибо. Но ты сам говорил: ты мне не друг, ты не в восторге от нашего общения и от меня тоже.
- Минутное помутнение, - пожал плечами Дженсен, срывая травинку. – Можешь считать твою дальнейшую жизнь полностью заслугой Тамо. Мне не хотелось расстраивать твоего дракона. Он привязался к тебе и непонятно почему полюбил.
***
- То есть, все закончилось?
- Ты как будто расстроился?
- Возможно, - Джаред почесал довольно заурчавшего Тамо. – Было здорово. У меня появился дракон, я увидел прошлое, наполненное магией, познакомился с удивительными существами
- Это я, что ли, существо?
- Не передергивай.
- Я уточняю.
- Я про фей туманного озера, про тысячелетнего дракона, про ладно, и про джинов и магов тоже, - Джаред наморщил нос, посмотрев одним глазом на Дженсена – сильно ли разозлился. – Я женился на принцессе. Да, определенно, я расстроен, что все закончилось. Я буду скучать. Куда ты теперь?
- Не знаю, - казалось, за спиной Дженсена выросли невидимые крылья. – В Драконьи горы, наверно. Отдать дань своему дракону – неплохой вариант, для начала.
- Вот бы переместиться во времени и познакомить дракона с Тамо.
- Хорошая мысль. Готов поспорить, старый домосед поднялся бы на крыло – показать парочку пируэтов зеленой молодежи. Но этому не бывать, Джаред.
- Есть еще один кристалл.
- Ты потерял его.
- Но мы могли бы
- Нет, - отрезал Дженсен, но что-то в его голосе смягчило резкость ответа. – Не могли бы. Что я тебе говорил про желания? Джаред, остановись. Было здорово, пусть так и останется. Не играй с магией, она все равно тебя переиграет. Ты нужен Тамо. Обучи его жить в мире с людьми, иначе через сотню лет над землей расправит крылья одичавший монстр.
Джаред посмотрел на расплывшуюся в улыбке чешуйчатую мордочку. Как он может стать монстром? Дракон приоткрыл один глаз, нашел взглядом хозяина и вопросительно уркнул. Совсем еще ребенок, по драконьим меркам – младенец. Дженсен прав, его надо научить, пока у Джареда есть время. Вот только учебников по воспитанию драконов в его времени не найти, да и сомнительно, что они существовали в прошлом.
- Дженсен, - Джаред схватил за рукав поднявшегося на ноги мага, – а как воспитывать дракона? Я как бы ничего не знаю.
- Ты издеваешься?
- С чего это?! Драконы вымерли много веков назад, сам говорил. Откуда мне знать, как их обучали. Это ты владел драконом. Может, поможешь?
Дженсен перевел взгляд на прислушивавшегося к их разговору Тамо. Умнейшая тварь, все понимает, даром, что говорить научится после второго столетия жизни. Хитрый, из Джареда веревки вьет. Стал бы Дженсен его так наглаживать да почесывать. Он уже решил, по глазам видно, Джаредом можно руководить. Морду подставляет, крутится рядом, позволяет себе продемонстрировать обиду. Раз не послушался хозяина, пытавшегося согнать его с настила для сна. Пропадет дракон, одичает.
- Ладно. Пойдете со мной в горы.
- Здорово, ты не пожалеешь
- Я уже жалею. Говорю один раз. Слушаться меня беспрекословно. Это обоих касается, - Дженсен внимательно посмотрел на притихшего дракона, не замечая растерянности, отразившейся на лице Джареда. - И лично для тебя, Джаред. Перестать доставать меня разговорами и вопросами.
В дорогу они решили – Дженсен предложил, а Джаред согласился – отправиться следующим утром. Джаред попросился заглянуть напоследок домой, оставить записку родным – попрощаться. Дженсен возражать не стал, решив дождаться его в лесу в компании присмиревшего дракона.
***
Карета катила по лесной дороге. Под мерный перестук подков Метатрон задремал. Снился ему восхитительный сон, будто кожа Джареда покрылась нарывами и гнойниками. Кристалл выскальзывал из скрюченных пальцев, а дыхание походило на предсмертный хрип, и вызвать джина у него никак не получалось. Время неумолимо летело вперед, приближая мучительную кончину
- Странно, - нахмурилась Данниль, внимательно всмотревшись в раскинутые кости. – Не понимаю.
Метатрон вынырнул из сладкой полудремы, прислушавшись к бормотанию хозяйки.
- Нет! – воскликнула Данниль, рассержено смахивая кости под ноги.
- Что-то случилось, хозяйка? – Метатрон заискивающе заглянул в глаза. Эта женщина вызывала у него озноб.
- Он выжил.
- А я говорил
- Исчезни! – Данниль распахнула створки, выветрив остатки красного дыма, и выглянула из кареты. – Эй, как там тебя, Софи, разворачивайся. Мы едем в столицу.
Но в саму столицу карета так и не въехала. Данниль указала свернуть с главного тракта на неприметную дорогу, а потом и вовсе в лес. Колеса моментально увязли в высокой траве. София нещадно хлестала лошадей, но выбраться не получилось.
- Хватит, бестолочь, - выбравшись из кареты, Данниль стащила с козел служанку, оказавшуюся на проверку ничем не лучше предыдущей дурищи, отхлестав по щекам. – Подождешь меня здесь, дальше я сама доберусь.
Подобрав юбки, Данниль углубилась в лес. Потайной ход, ведущий во дворец, она нашла быстро. Дверь, скрытая слоем земли, легко поддалась, словно ею постоянно пользовались. Данниль оглянулась и вошла в темный тоннель. От высеченной огнивом искры занялось пламя. По выложенным камнем стенам сочилась вода. Данниль с тоской посмотрела на туфельки, испачканные в собравшейся на полу луже. Жаль, но другого пути нет.
Факел плотно сел в крепление на стене. Прежде чем толкнуть неприметную дверь в конце тоннеля, Данниль критически окинула себя взглядом. Не считая испорченных туфель, придраться оказалось не к чему. Она выглядела почти идеально.
От гобелена пахло пылью и плесенью. Оттолкнув тяжелую ткань, Данниль отпрянула от нацеленного в грудь меча.
- Вы меня напугали, ваше высочество, - отклонив мизинцем острие, проворковала колдунья.
- Данниль? Что ты здесь делаешь? – принц убрал оружие, галантно предлагая даме руку.
- Я вижу, благодаря моей скромной помощи, ты избавился от наглеца, посмевшего занять трон и жениться на Анне-Джулии. Мои поздравления, Миша.
- Мы в расчете. Я щедро оплатил информацию о тайном тоннеле, ведущем во дворец.
- Не совсем в расчете, я пришла предупредить. Не откажи, выслушай меня.
- Говори, - предложив колдунье сесть, Миша разлил вино по бокалам. – Я слушаю.
- Один человек угрожает престолу. Кости говорят, если его не остановить, он в скором времени захватит власть.
- Еще один? - Миша поставил бокал на серебряный поднос. – Знаешь, где я могу его найти?
- Возможно. Кости часто врут при указании места. Но я знаю его имя, оно достаточно редкое.
- Ты тратишь мое время впустую, Данниль. Так кто он?
- Его зовут Джаред. Высокий, худой
- Джаред? Невозможно, я приказал своим людям убить его.
- Твои люди тебе соврали, Джаред жив. И он жаждет вернуть трон.
От удара кулаком поднос перевернулся. На полу распустила бутон хмельная роза, к досаде Данниль запачкав подол платья.
- Благодарю. Оставь меня.
- Мой принц, - склонилась Данниль, скрыв презрительную усмешку на губах.
***
Джареда схватили на пороге родительского дома. Пока он в недоумении крутил головой, руки заковали в тяжелые кандалы. Под материнский плач закованный в броню стражник зачитал королевский указ:
"Милостью его королевского высочества Миши повелевается доставить колдуна Джареда, наславшего на дворец страшного дракона, в тюрьму для последующих пыток и казни путем предания его огню".
У Джареда на слове "колдун" началась страшная икота, не прекращавшаяся до конца зачитывания королевского указа. Все попытки возразить пресекли на корню пресловутым кляпом. Джареда отволокли в повозку и бросили на деревянный, пропахший испражнениями животных и людей настил.
- Джаред, – всхлипнула мать, ухватившись за косяк, чтобы не упасть.
Воодушевленная развернувшимися на ее глазах трагическими событиями, соседка обняла ее, жалостливо гладя по растрепанным со сна волосам. Джаред был несказанно благодарен завзятой сплетнице за каплю проявленного сострадания. Слезы матери причиняли боль ощутимее кандалов, затянутых на руках до предела.
Скрипнув, повозка тронулась с места. Джаред тоскливо проводил взглядом родительский дом, не так он представлял себе прощание с родными. Оставалась надежда, что Дженсен забеспокоится его долгим отсутствием и придет на помощь.
Если захочет.
Дорога до столицы пролетела незаметно. Стражники гнали лошадей во весь опор, не останавливаясь справить нужду и на ходу утоляя жажду. По прошествии двух часов повозка въехала в центральные городские ворота. Джареда провезли по столичным улицам. Босоногие мальчуганы, хохоча, прицельно швыряли гнилые яблоки. А на центральной площади с пяток дюжих рабочих заканчивали укладывать вокруг столба вязанки хвороста.
У Джареда от осознания реальности произошедшего свело живот.
Королевские темницы, освещенные скудным светом факелов, приветствовали временного постояльца булькающими придушенными стонами обреченных на смерть обитателей. Джареда заперли в лишенном света каменном мешке. Тяжелое кольцо, одетое на шею, цепью соединенное со стеной, не позволяло свободно передвигаться в и без того ограниченном пространстве. Двери захлопнулись, окончательно отрезав Джареда от мира живых. Без воды, в полной темноте Джаред сжался в комок, пытаясь не завыть в голос. По королевскому указу жить ему оставалось меньше суток, ровно до завтрашнего рассвета.
Его сожгут по обвинению в колдовстве. Ирония судьбы. Да если б Джаред мог колдовать, разнес бы толстые стены или вышиб дверь, словом, и минуты не провел взаперти. Без помощи магии ему не выбраться. Неподдающееся описанию чувство беспокойства подтачивало Джареда изнутри – Дженсен свободен, у него теперь есть дракон, зачем ему возиться и спасать бывшего хозяина?
Время в темноте растянулось в бесконечность. У Джареда от неудобной позы заныла спина, кожа на запястьях, только недавно заживленная магией, вновь разодралась до крови. Джаред не представлял, сколько прошло времени, день на дворе или ночь, и не сразу сообразил, откуда взялся резкий, заставивший зажмуриться свет.
Принц Миша, зажимая нос шелковым платком, переступил порог камеры.
- А ты, и правда, жив. Лжецы не зря лишились голов, - Миша развернулся, собираясь уходить. – Я говорил, я не потреплю, чтобы мне перешел дорогу какой-то безродный мошенник. Трон по праву мой. И я лично завтра прослежу, чтобы твой прах развеяли по ветру за пределами городской стены.
***
Из окна гостиницы открывался прекрасный вид на площадь. Подготовительные работы к публичному сожжению колдуна шли полным ходом. Данниль по-кошачьи потянулась. Впервые она с радостью посмотрит на дергающееся в пламени тело. А вот и гвоздь завтрашнего представления. Джареда в повозке провезли через площадь. Данниль, прищурившись, пристально вгляделась в человека, чью жизнь стремилась оборвать. Не такой уж и нескладный. Вполне себе симпатичный провинциальный парень.
Данниль плотно закрыла окно, отсекая городской шум. Все сложилось идеально. Первым делом она завтра, после казни, пойдет к лучшему столичному ювелиру и вставит кристалл в оправу. Из него получится чудесная подвеска. А пока Данниль выдохнула
- Вот что, - колдунья поправила на платье глубокий вырез, не смущаясь откровенного взгляда появившегося на зов джина. – Мое первое желание. Я желаю держать в руках кристалл с твоим бывшим учителем-джином.
- Будет исполнено.
Метатрон вытянул перед собой руку и разжал кулак. На пол, срываясь с кончиков пальцев, посыпались красные искорки. Данниль, заинтригованная настоящей древней магией, придвинулась ближе и поймала крупицу света. Искра обожгла ее, колдунья вздрогнула, безотчетно лизнув покрасневшую кожу.
Поток искр иссяк.
- И? Где мой кристалл?
- Боюсь, ничего не вышло, - Метатрон с изрядной долей злорадства склонил голову перед колдуньей. – Я не в силах исполнить твое желание. Кристалла больше не существует.
- Вот как. Джин уничтожен?
- Нет, - вслушавшись в вечный шелест темноты, Метатрон потрясенно присел на кровать, не обращая внимания на гневно сведенные брови Данниль. – Дженсен больше не джин, он маг. Как у него получилось вырваться? Как?!
- Хватит мямлить, - не выдержав вида джина, нечленораздельно бормотавшего под нос, Данниль ухватила за седые волосы, обращая его лицо к себе. – В нашем мире появился настоящий древний маг? Насколько он силен?
- Ты себе не представляешь
Данниль отвлеклась. Конечно, она не представляла, настоящая магия давно покину мир, Данниль застала жалкие крохи. Но имя, оно прошло через тысячелетия. Магические книги, содрогаясь пожелтевшими страницами, шептали о маге, едва не погубившем мир. И имя ему [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. Фантастично предполагать, что это одно и то же магическое существо, но созвучие имени древнего мага и бывшего джина ее пугало.
У Данниль екнуло сердце. Рискнуть? Использовать представившуюся возможность? Данниль хороша собой, она умеет колдовать. Неужели у нее не получится соблазнить древнего мага, тысячелетия не видевшего женских прелестей? Джаред благополучно убран с дороги и опасности не представляет. У нее не осталось соперников, способных достойно побороться за внимание мага. И все же шестому чувству авантюра казалась запредельно рискованной. Щелкнув пальцами, осененная мыслью Данниль произнесла:
- У меня есть желание, джин. Я желаю, - Данниль показалось, что в глубине теплящихся огнем глаз джина промелькнули выбеленные ветрами кости. Мотнув головой, она прогнала морок, не заостряя на нем внимание, - я желаю стереть из памяти Дженсена все о Джареде и заполнить образовавшуюся пустоту воспоминаниями обо мне.
- Будет исполнено.
***
Уходя, Миша бросил догорающий факел на каменный пол темницы. В жутковатом свете огня темные стены склонились над пленником, грозя обрушиться и погрести его под толщей камней. Джаред почувствовал себя похороненным заживо. Учитывая предстоящие утром перспективы, он не представлял, какая смерть на самом деле наименее болезненна. Быстро сгореть или медленно умереть от голода и жажды?
Подтянув к подбородку колени, он смотрел на догорающее пламя, похожее на затухающие глаза Дженсена, когда он резко остывал и прекращал злиться. Мыслями упорно возвращаясь к освободившемуся от власти кристалла магу, Джаред не сразу обратил внимание на странную тень в углу. Отблески огня высвечивали ворох темной ткани, не представляющей интереса для Джареда по одной простой причине – все равно не дотянуться.
- Я покойник, - оповестил он тьму, когда сидеть в тишине стало невмоготу.
- Я бы не стал говорить так категорично, - проскрипело в ответ. Ворох тряпья распрямился, являя взгляду Джареда дряхлого старца в истлевшем балахоне. - Пока ты жив, все можно изменить.
- Кто вы? – Джаред всматривался в изборожденное глубокими морщинами лицо.
- Я твой шанс к спасению, - старец придвинулся ближе, коснувшись шеи и скованных рук Джареда узловатыми пальцами. – Так, я думаю, будет удобнее. У нас мало времени, а рассказ мой долог.
- Вы маг, – стараясь не тревожить ободранную кожу, Джаред засветился от вспыхнувшей надежды. – Вас Дженсен прислал?
- Хм, а я и забыл, как сильно ты меня раздражал в свое время. Помолчи. Я все расскажу. Завтра на рассвете тебя сожгут, - маг переждал удивленный возглас, удовлетворенно кивнув в наступившей следом тишине. – Ты умрешь. Прах развеют за городскими воротами, а кости закопают в лесу. Дженсен не спасет тебя. Не потому, что злится или махнул на тебя рукой. Он забыл тебя, Джаред. В вашу историю вмешалась магия, его воспоминания о тебе полностью стерли. Джины сильнее магов, он ничего не почувствовал. Загадавшая желание колдунья заняла твое место. Они вместе уйдут в Драконьи горы и восстановят замок Метатрона. Пройдет совсем немного времени, в Дженсене проснется неистребимое желание власти. О методах мага, думаю, ты имеешь некоторое представление. Колдунья, почувствовав, что теряет контроль, предпримет попытку все исправить. Твои кости оживят, сверху прикроют кожей и в таком виде, без души в мертвом теле, ты проведешь остаток своих дней на земле подле Дженсена, прислуживая своему безумному хозяину, - старец хрипло закашлялся. – Мир падет к его ногам, не продержавшись и столетия, колдунья сгинет в жерле вулкана. Пепел покроет сожженную землю толстым слоем. Черная смерть расправит крылья над немногими выжившими. Такое будущее ждет мир после твоего сожжения.
Джаред застыл, не в силах пошевелиться, оглушенный рассказом.
- Я помогу тебе изменить ход истории. Моей магии не хватит, чтобы нейтрализовать исполненное желание. Но кое-что я смогу сделать. В этом сосуде отводящий глаза настой. Не потеряй его. Выпьешь, добравшись до Драконьих гор. Настой изменит твою внешность, и колдунья не сможет распознать тебя. Послезавтра во время прогулки она потеряет это кольцо. Верни его ей. Попросись служить в замок и любым способом достань кристалл. Верни Дженсену воспоминания о тебе, загадав желание.
- Если вы не заметили, я как бы заперт.
- Небольшой толчок, сон, вложенный в прекрасную головку Анны-Джулии - и она поможет тебе бежать. Кажется, я все рассказал, времени почти не осталось.
- Стойте, - рванулся к старцу Джаред. - Вы так и не сказали, кто вы! Откуда вы столько знаете?!
- Твое любопытство хм, ладно. Оставшись на пепелище мира один на один с обернутыми в кожу переданными ему костями, Дженсен провел не одну человеческую жизнь в полудреме, чем-то напоминающей драконий сон. Блуждая на задворках сознания, он нашел призрачный след, оставленный магией, вмешавшейся в его память. Понадобилось не одно столетие, чтобы он по крупицам, истратив почти всю свою силу, вспомнил твое имя. А вспомнив все, ужаснулся содеянному. Джаред, он хочет все исправить, - искорки магии вспыхнули, сжигая ставший полупрозрачным силуэт. – Я хочу все исправить. Пока ты рядом, во мне нет желания поставить мир на колени. Магия любит равновесие. Ты и есть мое равновесие, не дающее сойти с ума и позволить тьме поглотить сердце. Помоги мне вспомнить тебя, Джаред, пока не стало слишком поздно.
- Дженсен? – Джаред схватил руками пустоту.
***
Вскрикнув, Анна-Джулия проснулась. Сжимая ладошками разламывающиеся виски, принцесса поднялась. Сон напугал реалистичностью, яркостью красок и подробностями деталей и образов.
Приснился принцессе солнечный день, неспешная прогулка на лошадях. Только вместо нападения разбойников на Анну-Джулию, упавшую со вставшей на дыбы Звездочки, напал дракон – огромный черный крылатый демон. Анна-Джулия закричала, но ее крик, разнесшийся на мили вокруг, не был услышан. Когтистые лапы оставили на теле глубокие раны, кровь залила белоснежное платье. И не появился из леса храбрый рыцарь – Джаред сгорел на костре по обвинению в колдовстве.
Массируя с удвоенной силой заломившие виски, принцесса прошлась по спальне. Ничего. Этим утром колдун, помутивший ее разум и отравивший чувства, умрет. "А что если, - зашептало испуганное сознание, – сон пророческий, дракона теперь никто не остановит!"
Анна-Джулия в отчаянии бросилась к потайному ходу, соединявшему ее покои с покоями ее нынешнего супруга – Миши. Отец провозгласил брак с Джаредом, тайно бежавшим в ночь, незаконным, и Анну-Джулию на следующий день без должных тому церемоний выдали замуж за принца Мишу. Как и оговаривалось при ее рождении.
Взявшись за скобу, открывающую потайную дверь, принцесса остановилась. Что толку бежать к Мише? Джаред от этого умрет раньше и сон обязательно сбудется. Принцесса отпрянула. Нет, ей нужен другой путь. Без разгневанного дракона в финале. Анна-Джулия подхватила халатик из восточного шелка с изображениями экзотических животных и, на ходу борясь с многочисленными завязками, решительно углубилась в тайный ход.
Добравшись до темницы, принцесса растерялась. В какой камере заключен колдун, она не знала. Стойко преодолевая отвращение, Анна-Джулия заглядывала во все зарешеченные окошечки, выискивая среди скорчившихся на голых камнях изуродованных тел бывшего супруга.
Джаред нашелся в конце длинного коридора. Принцесса обеими руками взялась за тяжелый засов и с трудом сдвинула его с места на дюйм.
- Анна-Джулия? – заметив мелькнувшую за частоколом решетки рыженькую головку, ждавший ее Джаред вскочил на ноги.
- О боже, прошу, не превращай меня в камень, - напуганная рассказами про колдуна и сном, принцесса в страхе присела под дверью, растеряв остатки храбрости.
- Я никогда не причиню вам вреда, - пытаясь успокоить, заверил принцессу Джаред. – Никогда, слышите.
- И дракон тоже? – осмелев, Анна-Джулия приподнялась, но так и не решилась взглянуть колдуну в глаза.
- Тамо не посмеет приблизиться. Я прикажу.
- Хорошо, я помогу. Засов ужасно тяжелый, - пожаловалась принцесса, дергая обитое железом дерево.
У нее ничего не выходило. Она налегла на засов, обламывая перламутровые ноготки.
Принцесса совсем выбилась из сил, когда у нее, наконец, получилось открыть дверь в темницу. Она едва не лишилась чувств, угодив в объятия освобожденного колдуна. Отстранившись от будто, и правда, околдованной, принцессы, Джаред поцеловал ее узкие, испачканные в ржавчине ладошки.
Дворец он покинул тайным ходом, выходившим в грязную подворотню.
***
Спать Джаред устроился на собранном в кучу мусоре. Кольцо колдуньи с черным, не пропускающим свет камнем он надел на мизинец, для надежности замотав сверху обрывком ткани. Из города не выбраться – городские ворота на ночь закрывались.
Утро нагрянуло внезапно. Сонного Джареда пинками выгнал из переулка разъяренный толстый господин, словно Джаред не спал в мусоре, а воровал его. Часы в часовой мастерской показывали почти пять утра. До казни осталось меньше десяти минут.
Позаимствовав позабытую на лавочке в столичном саду косынку, Джаред повязал ее на голову, скрывая лицо. И вслед за зеваками направился к месту собственной казни. Он остановился в тени вывески помпезной гостиницы, фасадом выходящей на центральную площадь.
Хвороста не пожалели. Джаред с горечью вспомнил первую зиму после смерти отца. Потерявшая кормильца семья жалась вокруг очага с догорающими поленьями, купленными на последние монеты.
Толпа, заполнившая площадь, зашумела, приветствуя появившуюся на балконе королевскую чету. В отличие от Джареда, окружающие еще не знали о побеге колдуна из-под стражи. На воздвигнутый из необструганных досок помост взошел давешний господин из переулка. Важно поправив очки на крупном носе, он зачитал королевский указ:
- Милостью его королевского высочества Миши, достопочтимого супруга принцессы Анны-Джулии и нашего будущего короля, повелевается предать признавшего свою вину колдуна Джареда, наславшего на дворец страшного дракона, околдовавшего прекрасную принцессу и обманом женившегося на ней, а кроме того умертвившего двух наихрабрейших воинов, до последней капли крови охранявших покой жителей столицы, казни путем сожжения, - толстяк промокнул лысину платочком и перевел дыхание. – Указ привести в исполнение немедленно.
Королевская охрана растолкала горожан, образовав в толпе проход, по которому под свист и громкое перешептывание отпрянувших людей в наброшенном на голову мешке протащили сгорбленную фигуру. У Джареда ноги подкосились, он и не подозревал, что своим побегом подпишет приговор неизвестному.
А ведь можно было легко догадаться, что этим все и закончится. Кто в здравом уме сообщит принцу о побеге колдуна? Самоубийц, похоже, не нашлось.
- А чего это колдуну мешок на голову натянули? – громким шепотом спросила стоящая рядом с Джаредом кумушка у товарки.
- Чтобы глазищами никого в камень не превратил, - авторитетно ответила пожилая дама.
- Так выкололи бы ему глаза, делов-то, - не унималась кумушка. – Очень хочется на колдуна взглянуть. Говорят, это последний. Больше нет их в мире.
Джаред отшатнулся от мило улыбающихся дам в скромных, скрывающих фигуры платьях с длинными, до кистей, рукавами. Между тем лжеколдуна дотащили до сложенных вязанок дров и начали прикручивать к столбу в центре. У Джареда внутри все оборвалось.
Его же сожгут! Что же делать? Не признаваться же в колдовстве и побеге?!
- Скучно, - донесся до боли знакомый голос откуда-то сверху. – Мало того, что этот человек далек от колдовства, как золотой от нищего, так они вообще собрались сжечь труп.
- Ты уверен? – поинтересовался женский голос. – Многие лишаются чувств перед казнью.
- Он мертв, - отрезал Дженсен. – Я не собираюсь досматривать этот фарс. Нам пора, Данниль.
Джаред протолкнулся сквозь толпу, оборачиваясь к оконному проему. На втором этаже гостиницы, как ни в чем не бывало, стоял Дженсен, обнимая за талию красивую рыжеволосую девушку. За шумом взревевшей толпы Джаред не смог расслышать загаданное им желание. Но увидел, прежде чем вместе с девушкой исчезнуть, Дженсен нахмурился, окинув внимательным взглядом собравшуюся на площади толпу.
***
Джаред изучил все карты в книжной лавке, пока настороженный владелец не прогнал его, и не нашел ничего, хотя бы отдаленно похожего на Драконьи горы.
Дженсен посмотрел на него в упор и не узнал. Не сумей Джаред выпутаться самостоятельно, последним в жизни, что бы он увидел, стали равнодушные зеленые глаза и хищная улыбка рыжеволосой колдуньи. Дженсен, и правда, забыл его. Собственно, старец в темнице об этом и предупреждал. Это Джаред до последнего отказывался верить его словам.
- Осторожней, ворона!
Лежа на спине на придорожной обочине, Джаред проводил взглядом проехавшую мимо телегу. Бежавший позади на привязи жеребенок высоко задирал тонкие смешные ножки. Выбравшись, Джаред побрел дальше, пиная мелкие камушки. Автоматически переставляя ноги, он уступал дорогу проезжающим мимо телегам.
Дуб встретил его приветливым шелестом листвы. Джаред обнял старого друга, прижимаясь лбом к выщербленной коре.
- Я хотел продолжения приключений, - пожаловался Джаред единственному слушателю. – Я их и получил. Хотел найти кристалл с джином и, пожалуйста, вынужден его искать. Только не вместе с Дженсеном, а ради него, что не так интересно. Магия, если ты меня слышишь, ты меня переиграла! Но я еще не все козыри выложил, стерва.
Обойдя дуб, Джаред ухватился за низко растущую ветку и полез вверх. Среди массивных веток затерялось глубокое дупло, давно покинутое птицами. Кажется, в прошлой жизни Джаред размышлял, куда спрятать Руны. И, не придумав ничего лучше, положил глиняную табличку в пустующую полость дерева.
- Спасибо, что сберег, - впервые за последние сутки Джаред улыбнулся.
Письмена заполняли Руны лишь наполовину. Второго шанса, похоже, не будет. В прошлый раз, вытаскивая их из прошлого, магию Рун, ничего не объясняя, использовал Дженсен.
- Попробуем, - стряхнув с поверхности мелкий сор и птичий пух, Джаред рассмотрел незнакомые символы. – Надеюсь, читать, что тут написано, мне не придется. Эээ, Руны, мне надо попасть в Драконьи горы, - Джаред прижал табличку к груди, зажмурившись. – Прошу вас, перенесите меня в Драконьи горы пожалуйста
Сквозь пальцы Джареда заструились тоненькие струйки песка. Табличка рассыпалась. Собравшись с духом, Джаред открыл глаза.
Он больше не сидел на ветке дуба, под ним раскинулась сосновая лапа. А вдали, насколько хватало взгляда, простирались серые пики Драконьих гор. Джаред узнал место, несмотря на то, что прочерченная много тысячелетий назад линия, разграничивающая зоны влияния между лесом и горами, в его время выглядела не столь явно.
В лучах заходящего солнца над горными вершинами вздымался черный замок. Без единого видимого изъяна со стороны крутого обрыва возвышалась башня с капеллой на острие треугольника. Над ней, расправив крылья, парил черный дракон – возродившийся из тлена истинный хозяин древних гор.
***
Прячась в сосновом лесу, Джаред переждал два дня. За это время он не единожды видел в небе черный силуэт дракона. Костер разжечь оказалось нечем, да и пламя могло привлечь ненужное внимание. Ночи подле подножия гор выдались холодные, и Джаред нещадно мерз, во сне зарываясь в опавшие иглы с головой.
На утро третьего дня Джаред проснулся раньше обычного, неожиданно почувствовав – пора. В пузырьке переливался лунным светом перламутровый настой. Джаред зажмурился и выпил оказавшуюся приторно сладкой на вкус густую жидкость. Магия подействовала не сразу. Его скрутило судорогой на подходе к размытой границе леса и скал. Перед глазами все поплыло. Ухватившись за ствол, Джаред с трудом удержался на подгибающихся ногах. Жар затопил сознание, перед глазами вспыхнуло пламя. Боль отступила постепенно, медленно оставив измученное тело. Джаред осторожно присел на гладкий, обточенный ветром и дождями валун, переводя дыхание.
Взгляд удалось сфокусировать не сразу. Руки выглядели непривычно, пальцы утолстились и стали заметно короче, огрубевшая кожа покрылась веснушками. Джаред ощупал ставшими чужими руками лицо. Кустистые брови низко нависали над щелочками глаз, нос раздался, напоминая картофельный клубень, и, Джаред не сомневался, тоже покрылся бледными пятнышками веснушек.
Дорога к замку заняла гораздо больше времени, чем он рассчитывал. Неловко перелезая с уступа на уступ, обдирая ладони, Джаред пытался вспомнить легкий путь, показанный светлячком фей. Местность выглядела абсолютно неузнаваемой. Оставив бесполезное занятие, Джаред двинулся вперед, ориентируясь на возвышающийся над пропастью замок.
Как бы он ни торопился, массивных, вырезанных из черного монолита ворот восстановленной внешней стены замка достичь удалось к закату.
Джареду не пришлось стучать, его появления ждали:
- Чего надо, уродец? – неприветливо бросил со смотровой башни закованный в броню гигант.
И только сейчас до Джареда дошло, какую он совершил глупость. Ни один стражник в здравом уме не пропустит обивавшего пороги бродягу к своей госпоже. А стоит ему обмолвиться о кольце, возможная награда и вовсе уплывет к доблестному начальнику замковой охраны.
- Пустите переночевать уставшего путника, – не рассчитывая на успех, попросился Джаред.
- Иди, куда шел, путник, - посчитав разговор оконченным, а бродягу неопасным, рыцарь скрылся в тени проема.
Солнце село. Джареду не осталось иного выхода, пришлось искать место для ночлега среди неприветливых скал. Стены замка защищали его обитателей от пронизывающего ветра. Там тепло и уютно. Кое-как Джаред устроился на камнях в нише. Растирая одеревеневшие конечности в тщетной попытке согреться, он клял себя за глупость.
Зажгли факелы. Гремя металлом, рыцари ежечасно совершали обход. До Джареда долетали обрывки слов, не дававшие забыться сном. Он пытался уловить знакомые имена: Дженсен, Тамо. Но рыцари говорили о девках, отсутствии мяса в похлебке на ужин и погоде.
Ветер стих ближе к утру.
***
Не успело проснувшееся солнце позолотить заснеженные пики, Джаред двинулся в обратный путь. Горы, словно вдоволь насмеявшись над незваным гостем, открыли его взору вырубленную в скалах широкую дорогу к замку. По ней свободно могли проехать всадники по двое в ряд.
На подступах к лесу у Джареда созрел новый план действия – подкараулить колдунью по возвращении с одной из ее ежедневных прогулок. После бессонной ночи он казался идеальным. Воспрянув духом, Джаред, устроившись на придорожном валуне, обдумывал детали, подобранной палочкой рисуя на очищенной от хвои земле закорючки.
Не замечая пристально наблюдавшие за ним из кустов глаза с вертикальными зрачками.
Мысли от Данниль и плана плавно перетекли к Дженсену. Воспоминание о маге, обнимавшем хрупкий девичий стан, пробудило в Джареде незнакомое доныне чувство утраты частички себя. Сравнимое разве что с потерей брата. Дженсена можно захотеть убить, на него легко обидеться или разозлиться, а вот жить без него оказалось почти физически больно.
Чересчур легко и быстро Джаред привык считать Дженсена родным, и тем неприятнее стало понимание детской наивности его заблуждения. Неровные линии на земле вырисовывали нечеткие очертания расправленных крыльев. Попадающиеся иголки Джаред передвигал, складывая в костяной каркас. Носком стоптанного ботинка он затер набросок, внезапно напомнивший слова Дженсена о его собственных костях, обтянутых кожей.
Время в ожидании тянулось мучительно медленно. Джареда разморило на солнце. Валун приятно нагрелся, щедро даря собранное тепло всему живому, не важно, будь то маленькая ящерка или большой человек. Где-то в районе полудня Джаред почувствовал, что начинает медленно поджариваться. Кончик носа обгорел и зачесался.
Кусты, в изобилии растущие вдоль дороги, показались Джареду куда привлекательней раскаленного камня. Отвоевав место у короткошерстного зверька, отдаленно похожего на некрупного волка, Джаред перебрался в прохладу. Кучные, белые барашки облаков неспешной чередой ползли по небосводу, навевая сон.
Конский топот приближающихся всадников прозвучал громом среди ясного неба. Среди частокола стволов замелькали черными молниями вороные скакуны. Проигрывавший затянувшийся бой дреме, Джаред потер глаза и спешно заковылял к дороге, приметив темно-бордовый плащ колдуньи.
- Госпожа! – непривычно запыхавшись, выкрикнул Джаред, выбираясь на дорогу наперерез всадникам. – Постойте! Прошу вас.
Данниль осадила жеребца, презрительно взглянув на появившееся из леса нечто уродливое, преградившее ей путь. Безобразный горбун, тряся паклями редких волос, протягивал покрытую коростой руку. Подав знак охране, Данниль сама приблизилась к наглецу, замахнувшись кнутом.
- Госпожа
Удар со свистом рассек воздух. Не успевшему увернуться Джареду кончиком хлыста рассекло щеку. Кровь брызнула из раны, едва не запачкав отороченный мехом горностая подол. Данниль похлопала по шее разгоряченного скакуна, нетерпеливо переминавшегося с ноги на ногу. Окропив дорогу кровью, горбун пополз под копыта лошадей. Слепо шаря по утоптанной земле.
Жалкое зрелище.
- Пошел прочь, отрепье! – натянула поводья, ставя скакуна на дыбы, Данниль. Пусть благодарит своего бога, что она не приказала растоптать его скрюченное тело.
Джареда, сжимавшего в кулаке найденное кольцо, окутало облаком поднятой копытами пыли. Данниль даже не взглянула на кольцо, возможно, Дженсен ошибся, придав его потере слишком большое значение.
***
Сплевывая пыль, набившуюся в горло, Джаред присел на валун. Одно радовало - колдунья его не узнала, настой сработал, в отличие от остальной части плана. Хорошенькую же задачку задал ему Дженсен.
Кусты справа от валуна зашевелились. Переспевшие, напоминавшие малину ягоды голубым дождем посыпались на землю. Волосы на затылке обдало жаром. Джаред подскочил, разворачиваясь. Из зелени, припадая на передние лапы, выскользнул готовый к атаке дракон. Крупная ягода чудом балансировала на приплюснутой мордочке. Верхняя губа приподнялась, и из глотки дракона вырвалось глухое ворчание.
- Тамо, - Джаред натянуто улыбнулся. – Ты чего? Не узнал меня?
Всегда приветливый, требующий внимания и обожающий поглаживания Тамо предупреждающе фыркнул огнем Джареду под ноги. Земля оплавилась. Выбравшись на дорогу, дракон посмотрел вслед затерявшимся среди скал всадникам. Пыль крупицами оседала вниз, маскируя следы от небольшого отряда. Дракон громко чихнул, мотнув черной головой, и вновь перевел немигающий взгляд на одинокую фигуру.
- Тамо, это же я, - начал Джаред, оборачиваясь вокруг своей оси. Он старался не потерять зрительный контакт с драконом, решившим обойти добычу и напасть с тыла.
Прижав маленькие ушки, дракон бросился вперед, сбивая с ног. Джаред приложился спиной о камни. Сверху навалилась немаленьким весом черная чешуйчатая туша. С треском провалившийся план передать кольцо колдунье грозил закончиться совсем плачевно. Из раскрытой пасти показался частокол остро заточенных клыков. Не к месту вспомнились подожженные вороньи перья. С этой стороной жизни дракона Джаред не жаждал познакомиться.
Раздвоенный кончик языка коснулся раны, нанесенной хлыстом на лице. Тамо задумчиво повел носом, узкие зрачки превратились в щелки. Дракон наклонился ниже и нерешительно уркнул.
- Я – Джаред, - предпринял новую попытку достучаться до дракона Джаред. – Я твой хозяин. Твое имя, написанное на хвосте, первым прочитал Дженсен. Но ты – мое желание. Помнишь, я появился в воздухе, высоко над землей, а ты меня спас? А королевский двор и Желтоглазого в конюшне, его шкуре тогда крепко досталось? Было весело. А лес, где мы с Дженсеном ночевали, а ты нас грел? Ты еще пытался подпалить собранные ветки. Ты любишь, когда тебя гладят. Сам голову подсовываешь. И урчишь. Вот как сейчас.
Джаред коснулся широкой мордочки. Дракон зажмурился, повернув голову так, чтобы непривычно мозолистые руки почесали за ушками, даря потерянное чувство умиротворения. Вздрогнув, дракон отбил руку кончиком хвоста. Он понял, кто этот сгорбленный временем человек и почему его потянуло к незнакомцу с непреодолимой силой. Тамо оглушено мотнул головой.
Джаред.
Глупый, наивный, но добрый и заботливый. Первый хозяин.
Но дракон не может подчиняться двоим одновременно!
Дженсен его хозяин. Он первым произнес драконье имя.
Тяжесть, придавившая Джареда к земле, исчезла. Обдав порывом ветра, дракон взмыл в небо, скрывшись за облаками.
- Тамо! Вернись, – шмыгнув носом, Джаред сел, вытирая с лица кровь. – Пожалуйста, не оставляй меня одного.
Надежда на возвращение дракона растаяла в раскаленном золоте предвечернего солнца. Джаред привалился к валуну, зябко укутавшись в тонкую куртку. Он упустил свой последний шанс. Темень сгущалась.
***
В прохладе пещеры Дженсен невольно поежился, пожалев об оставленной в замке куртке. Он воспользовался первым представившимся шансом, спустившись полузасыпанными ходами в ставшее последним пристанище тысячелетнего дракона.
Приплюснутый череп гигантской рептилии, ощетинившись острыми клыками, пристально взирал пустыми глазницами на живое существо, посмевшее потревожить вечный драконий сон. Закашлявшись, Дженсен смахнул золоченую пыль с почерневших от времени костей. Тонкие, полупрозрачные чешуйки посыпались на устланное сокровищами дно пещеры звонким дождем.
- Издох все ж таки, - слова отразились от далеких стен, гулким эхом прокатившись под сводом непривычно пустой пещеры. Дженсен с трудом проглотил вставший поперек горла ком. – А я выпутался. Вот, был рядом. Зашел, как договаривались.
Порыв ветра, со свистом ворвавшись в пещеру, наполнил пустоту тягучим янтарем драконьего смеха. Огромный остов дрогнул. Дженсен обошел распластанную на золоте когтистую лапу, не потревожив мелкие, немногим короче его руки, драконьи кости. От свернувшегося кольцом угольно-черного скелета, окутанного сеткой трепещущих телец летучих мышей, веяло былым величием грозного повелителя небес.
- Когда это я приходил к тебе без подарка? – Дженсен хмыкнул, ощущая, как из пещеры уходит пробирающий до костей холод. – Специально для тебя взял. В камень огнем навеки запечатана невинная душа. Насладись криками несчастной, чешуйчатый.
Кольцо с черным камнем глухо ударилось о выстланное выцветшим шелком днище золотого ларца. Крышка, инкрустированная сапфирами редкого василькового цвета, мгновенно захлопнулась, поглотив в истлевшем чреве бесценный дар.
- Я знал, ты оценишь. Кольцо принадлежало Данниль, - о гладко отполированные кости оказалось приятно опереться. Уходить Дженсену расхотелось. – Она особенная, хотя и не слышит крики. Думал, выпутаюсь, с наслаждением раздроблю все ее кости по одной. А вместо этого вылечил. История долгая, в другой раз поделюсь, или она сама расскажет. Хочет тебя увидеть. Вот только. Понимаешь, странность какая. Говорю и не понимаю, почему сейчас она не со мной. Она единственная, с кем мне было спокойно. Единственная, кто крутит мною, как хочет. Понимаешь, о чем я? Так почему она сейчас не со мной, чешуйчатый?
Дженсен задумчиво провел ладонью по лбу, смахивая испарину. В пещере ощутимо потеплело. Заволновавшись, летучие мыши сорвались с занявшихся пламенем костяных выступов, опутав драконий остов черными нитями взволнованного живого вихря.
За протянутую руку Дженсена уцепились коготки, до крови разодрав кожу. Испуганная мышь забилась, попав в ловушку. Яркая, обжигающе горячая кровь смешалась с его собственной. Проникая в вены, она разносилась телу с каждым ударом сердца. Дженсен поднялся, его глаза слепо смотрели в пустоту. Драконьи кости дрогнули, осыпаясь трухой под ноги. Вокруг, разрастаясь, бушевало пламя. Маленькие огненные факелы метались, не в силах вырваться на свободу из разверзнувшегося в их доме ада.
Золото, устилавшее дно пещеры, расплавилось. С пальцев Дженсена в лопающиеся золотые пузыри бордовыми хлопьями планировала спекшаяся кровь. Громогласный рев взорвал пространство, разбив реальность на жалящие осколки непроницаемого светом гранита.
Дженсен опустошенно выдохнул.
Восставший из пепла золотой дракон укоризненно посмотрел на своего хозяина. Посередине отливающей золотом радужки рефлекторно сузился вертикальный зрачок, превратившись в тонкую нить, готовую в любой момент оборваться.
- Дракон? – позвал Дженсен, протягивая руку, почерневшую от крови. Дракон подставил приплюснутую морду, сощурившись от легкого прикосновения. – Что
Упала звенящая тишина, мир вокруг словно застыл. Призрак растаял. Оставив в пальцах Дженсена несколько маленьких и невзрачных камешков, за обладание которым ювелиры нового времени продали бы души, не задумываясь.
***
Ворвавшись во двор замка, Данниль соскочила с коня, не глядя бросив поводья услужливому конюху. Размеренно текущая жизнь нового дома, деловито снующие слуги капля за каплей возвращали утраченное спокойствие. Данниль сняла кожаные перчатки и поправила выбившиеся из высокого хвоста волосы.
Она выехала ранним утром, намериваясь с первыми лучами солнца испробовать найденное в древней книге заклинание поиска. У озера приготовила алтарь, разложив в правильном порядке необходимые ингредиенты. Слова заклинания слетели с языка, осязаемо упав в водную гладь. Вода вздыбилась, рисуя причудливые картины: горы сменились оврагом, плавно перешедшим в густой лес. Взметнулись вверх стволы деревьев, переплетая кроны в единый шатер. И тут что-то пошло не так, почти найденное место подернулось рябью. Вновь выросли горные вершины.
Опрокинув кубок с настоем из трав, Данниль прервала заклинание. Такого места не существовало в реальности – не росли в Драконьих горах сосны. Если только кольцо не находилось в двух местах одновременно, в навеянных заклинанием видениях отсутствовал смысл. Но кольцо не могло перемещаться. Обычной, покрытой тонким слоем золота медной безделушке такое не под силу.
Кольцо дорого ей как память о давно ушедшей матери. Обвиненная в колдовстве, женщина сгорела в ярком пламени. Копаясь в золе, пока ее, причитая, не оттащила сердобольная тетка, трехлетняя Данниль нашла среди костей матери кольцо с почерневшим от огня камнем.
- От твоих мыслей веет жаром, - белая, небрежно застегнутая рубашка показалась в окне второго этажа. Оставаясь в полутени, Дженсен задумчиво смотрел на Данниль, ловко перекатывая в пальцах цветные камешки. Жестом умелого фокусника он заставлял драгоценности зависать в воздухе.
Вот кто мог помочь в ее поисках. Если бы захотел. Данниль отбросила печальные воспоминания. Прошлое стоило оставить позади. Тем более, когда будущее так настойчиво манило магическим взглядом зеленых глаз.
- Ты давно проснулся? – в подставленную ладонь спланировали принадлежавшие дракону сокровища. – Опять ходил к чешуйчатому один. Когда ты возьмешь меня с собой? Ты обещал.
- Я помню, - отряхнул чистые руки Дженсен.
Постоянное "Я помню" не давало Данниль спокойно спать по ночам. Она потратила не одно желание, чтобы узнать у Метатрона, что именно он помнил. Данниль не представляла, сколько времени Дженсен провел в компании Джареда. Она обрадовалась, узнав все об их отношениях, бывших нечто большим, нежели отношения «хозяин-раб», ведь теперь эта связь относилась к ней. Это Дженсен спас умиравшего от проклятия Джареда. А не исполненное желание, как она изначально думала.
- Так когда? Он мне нравился, помнишь, – не задумываясь, Данниль вернула ненавистную шпильку. – Хочу отдать дань памяти крылатому пройдохе, обожавшему камешки.
Двор накрыла черная тень. Тамо примерился и метко уцепился когтями за раму перед скривившим губы в подобии улыбки Дженсеном. Скрывая его от Данниль расправленными крыльями.
- Тамо! - вскрикнула колдунья, направляясь к распахнутой настежь двери. Легко взбежав по ступенькам, она в бессильном гневе прошептала: – Погоди, я покопаюсь и в твоих крошечных мозгах, крылатая бестия. Софи!!!
Дженсен погрозил заискрившимся вокруг ногтя пальцем не научившемуся себя вести дракону. Но наказывать вновь не стал. Данниль раздражала сильнее. Предлагая ей вместе отправиться в Драконьи горы, Дженсен, несмотря на произнесенные вслух слова, и не думал, насколько быстро пожалеет о сказанном. Данниль словно подменили в горах, общение с ней превратилось в постоянно ноющую зубную боль.
- Где тебя носило все утро? – Дженсен успокаивающе почесал чем-то взбудораженного Тамо за прижатыми ушками, коря себя за проявленную слабость. – Ты плохо на меня влияешь. Я твой хозяин, а ты пытаешься из меня веревки вить.
***
Пока Джаред обдумывал, что же произошло между ним и драконом, из-за скалы, вплотную примыкавшей к лесу, показалась девушка. Заплетенные в косу волосы растрепались, на щеке горел след, оставленный пощечиной. Опираясь на палку, она вглядывалась в камни под ногами, роняя редкие слезинки на подол грубо сшитого платья. Приблизившись почти вплотную, она заметила Джареда. Прикрыв рот ладошкой, девушка приглушенно вскрикнула.
- Не бойся, я не обижу, - Джаред вскинул руки, показывая, что безоружен.
- А я и не боюсь.
- Ты что-то ищешь?
- Моя госпожа где-то обронила кольцо, - девушка подошла к Джареду, присаживаясь рядом. – Если я не найду его до заката, она пообещала отдать меня дракону на съедение.
Джаред, собиравшийся, продолжив разговор, узнать у незнакомки побольше про замок и его обитателей, подавился воздухом. С каких пор Тамо питается людьми? Его что, голодом морят? Или Дженсен пожелал возродить золотого дракона? Что еще он успел натворить с момента их последней встречи?!
Нахмурившись, Джаред размотал тряпицу, продемонстрировав кольцо с черным камнем.
- Ты нашел его, - вспыхнувшее надеждой личико девушки тут же померкло. - Отнеси в замок, тебя щедро наградят.
- Возьми, - Джаред вложил кольцо в подставленную ладошку.
Придется придумывать другой план проникновения в замок. Вариант, предложенный дряхлым Дженсеном из будущего, не годился. Он окончательно выжил из ума, если решил, что Джаред сможет переступить через попавшую в беду девушку. Дракону ее, возможно, и не скормят, но есть масса других способов убить человека, Джареду ли не знать.
- Меня зовут София, - спрятав кольцо в вырез платья, девушка с нежностью посмотрела на Джареда. – Если я чем-то могу отплатить тебе за доброту, скажи.
- Может быть, в замке найдется для меня работа?
- Это не лучшая твоя идея. Послушай моего совета, не приближайся к замку. Я не врала про дракона. Он настоящий. Огнем дышит.
- Я не боюсь драконов.
- А стоило бы бояться, - София воровато оглянулась. – Если не дракона, то хозяйки замка.
- Она что, тоже ест людей? - натянуто рассмеялся Джаред, представив хрупкую девушку в объятиях Дженсена.
София не поддержала его шутливого настроя:
- Я не уверена, может, и ест. Не испытывай судьбу, уходи отсюда скорее, - разгладив юбку, София встала.
- Почему ты не сбежишь?
- Я не могу. Никто из живущих в замке не может надолго его покидать. Хозяин, по просьбе хозяйки, магией вырезал наши сердца, и чем дальше мы уходим от замка, тем хрупче связи и тем медленней они бьются. Когда я расхочу жить, я уйду. А пока. Мне надо возвращаться.
***
За ночь Джареда не озарило.
Кристалл и Дженсен с каждым рассветом становились все менее достижимыми. Джаред лишился кольца, в чужом обличии застрял на краю света рядом с медленно сходящим с ума магом, в самом сердце драконьих угодий. Это вчера Тамо отступил, а что будет завтра? Через неделю?
Выбравшись из кустов, Джаред потянулся, почесываясь. Сосновые иголки искололи тело, легко проникая под одежду. Помыться бы. Воняет. Недалеко тонкой струйкой из недр земли бил ключ, неся обжигающе холодные воды к солнцу. Выбор небогатый. Не искать же туманное озеро, на котором некогда жили феи.
У ключа Джаред скинул одежду, решительно зачерпывая кристальной чистоты воду. Не самый безболезненный способ самоубийства. Тело пробрало дрожью, дыхание перехватило. Джаред продолжал горстями выливать на себя расплавленный лед, растирая покрасневшую кожу руками.
Солнце за время утренних процедур взошло достаточно высоко. Находя лазейки в кронах сосен, оно пятнами высвечивало землю, даря драгоценные крупицы тепла. Джаред блаженствовал, разгоряченное обтиранием тело покалывало от удовольствия. Мышцы устало ныли.
Разбудил задремавшего Джареда конский топот.
Из кустов, сминая все на своем пути, вылетел вороной, неся на спине всадника. Наученный горьким опытом общения с выслеживающим добычу драконом, Джаред в последний момент успел отскочить в сторону.
- Тихо-тихо, – пришпорил всхрапывающее животное Дженсен.
Он сильно изменился с их последней, не считая мимолетного пересечения взглядами на площади, встречи. И дело даже не в добротно сшитом костюме вместо вечно потрепанной куртки. Дженсен смотрел на мир иначе. Черты лица хищно заострились. Губы кривились в презрительной усмешке, в глазах больше не искрился затаенный смех. Потеряв к столбом стоящему Джареду всякий интерес, Дженсен твердой рукой натянул поводья, собираясь продолжить путь.
- Дженсен, постой! – отмерев, бросил в широкую спину Джаред.
- Ты ко мне обращаешься?
- Дженсен. Я хочу
Простерев руку, Дженсен произнес непонятное слово, и горло Джареда сдавила невидимая сила.
- Для таких, как ты, я господин, - Дженсен чуть шевельнул пальцами, перекрывая Джареду дыхание. – Никто не смеет заговаривать со мной первым, даже обращаясь "господин".
Дженсен говорил, не повышая голос, и от этого лишенного эмоций, монотонно зачитываемого приговора кровь застывала в венах. Джаред карябал ногтями горло в тщетной попытке разорвать или хотя бы ослабить магические тиски. Его подняло над землей и ощутимо приложило о ствол сосны. Свалившись кулем на землю, Джаред поперхнулся благословенным воздухом.
- Ты прервал мою охоту, - оказалось, Дженсен не закончил расправу. – Добыча ускользнула от меня в деревню, к себе подобным. Прежде, чем я выпущу кишки каждому, кто ей поможет, я сдеру шкуру с тебя, горбун.
***
Расширившимися от ужаса глазами Джаред смотрел на приблизившегося Дженсена. Не достав ни меча, ни ножа, он лишь закатал рукава белоснежной рубашки. Джареду оказалось нечего противопоставить силе мага. Собственная внешность и та изменилась до неузнаваемости под действием настоя. Дженсен забыл Джареда. Перед ним, прижимаясь сгорбленной спиной к обшарпанному стволу, сидел испуганный уродец, посмевший обратиться по имени без должного почтения.
Дженсен соединил ладони в молитвенном жесте, тихо, нараспев произнося древние слова заклинания. В обледенелой зелени померкших глаз Джаред прочитал собственный приговор. Кожу на груди защипало, боль нарастала, распространяясь волнами. Джаред кричал: "Джен-сен-не-надо". Но ни звука не вырвалось из раскрытого рта.
Его медленно убивал ставший близким человек.
Смерть распростерла над Джаредом черные крылья. Боль внезапно отступила. Джаред приподнялся, протягивая руку старой карге с косой,.. и получил по лицу хлыстом.
- Тамо?!
Джаред с трудом сфокусировал взгляд. Защищая от Дженсена, перед ним на земле, раскрыв крылья и угрожающе выгнув шею, шипел дракон. Из пасти вырывались тонкие струйки пламени. Черный хвост, словно хлыст, беспокойно бил по земле. Это им Тамо задел Джареда.
- Ты все-таки узнал меня, - просипел Джаред, держась за ободранное горло.
- Тамо, это не игра, - голос скрытого от Джареда драконьими крыльями Дженсена звенел неприкрытой злобой. – Убирайся.
Дракон отрицательно мотнул приплюснутой головой, не двинувшись с места. Чешуйки на загривке встали дыбом. Трехмесячный дракон, ростом не больше дворовой собаки, готовился защищать истинного хозяина до последней капли черной крови. Как и предначертано судьбой любому из его рода. Опираясь на ствол сосны, Джаред поднялся на ноги. Под защитой дракона можно попытаться убедить Дженсена его выслушать.
Ударная волна подняла Джареда в воздух и легко отбросила. Выросший внезапно на пути ствол чуть не выбил дух. Перед глазами поплыли цветные пузыри. Джаред утер кровь с лица, переводя сорванное дыхание. Сосны, простоявшие неизменно столетия, погнуло и с покореженных веток погибшими бабочками планировали на землю горящие иглы. Пахло паленым. В эпицентре удара, покрытый слоем пепла, неподвижно лежал черный дракон.
- Нет, - простонал Джаред, не веря собственным глазам. Дженсен сформировал в руках голубой шар и прицельно ударил им в поверженного дракона, добивая. – Нет!
Джаред бросился вперед. Пусть глупо, пусть бесполезно, но не в его правилах отсиживаться в стороне, наблюдая за расправой над слабым.
- С дороги! – Дженсен придержал готовый сорваться с рук очередной шар.
- Остановись, ты его убиваешь!
- Почему он тебя защищает? Почему ты его защищаешь?! – маг закричал, больше не контролируя эмоции. Шар увеличился до размеров тыквы, победительницы прошлогодней городской ярмарки.
- Потому что я его хозяин. Я Джаред!
- Лжешь, - нахмурился маг, занося руки для удара. – Дракон принадлежит Данниль. Она
- Она стерла твои воспоминания обо мне. Но Тамо помнит.
- не может его контролировать, после моего освобождения. Дракон по праву принадлежит мне.
- А я могу. Потому что, будучи джином, ты сказал его имя мне, а не ей.
- Ты много знаешь для чужака.
- Я тебе не чужой. Это длинная запутанная история и, если ты готов меня выслушать, я все тебе расскажу.
***
Они обосновались в тени могучей сосны. Тамо порыкивал, устроившись у Джареда под боком, с недоверием следя за Дженсеном. Игнорируя обоих, Дженсен мерил шагами землю, пока Джаред, поглаживая дракона, рассказывал их историю.
- Значит, в результате я уничтожаю мир и вдвоем с тобой в виде обтянутых кожей костей забываюсь сном?
- А потом ты меня вспоминаешь и каким-то образом отправляешься в прошлое, чтобы ты вспомнил все раньше и не стал уничтожать мир.
- Ты сам понимаешь, какую чушь несешь?
- И ничего это не чушь, ты мне сам рассказывал, - обиделся Джаред. – Я дословно помню: иначе тьма поглотит твое сердце.
- А я еще и поэтом под старость лет заделался.
- Тебе виднее, это ты у нас маг.
- Хорошо. Хотя и не вижу ничего хорошего. Продолжим. Так это не твоя внешность?
- Ты дал мне какую-то сладкую гадость для отвода глаз. Кстати, можешь вернуть мне лицо.
- Я понятия не имею, как ты выглядел, а без этого никак. Я не бала
- Ты не балаганная гадалка, я знаю. Дженсен, а где Данниль прячет кристалл с джином? – Джаред воспрянул духом, заговорив о главном. - С его помощью мы вернем тебе память, а мне мой внешний вид. Ну и мир спасем.
- Этот кристалл? – Дженсен за цепь вытянул из-за ворота вставленный в оправу кристалл.
- Он все это время находился у тебя?! Так загадай желание вспомнить меня и все!
- И в чем подвох, Джаред?
- Нет никакого подвоха.
- Обязательно должен быть подвох, - Дженсен присел на корточки напротив лица Джареда, никак не отреагировав на предупреждающий рык поднявшего голову дракона. – Тебе зачем все это? Мир во всем мире? Не верю. Золото? Власть? Заполучить дракона? В чем твой интерес?
- Ты сам просил тебе помочь.
- Серьезно? Я? Просил помощи у какого-то там человечишки?
- Не у какого-то там человечишки, - в свою очередь наклонился вперед Джаред. Вот так, чтобы глаза в глаза, – а у меня. Ты просил помощи у меня.
- Тогда сделаем иначе. Прежде чем использовать желание и подвергать свою память необдуманному риску, я хочу убедиться в правдивости твоего рассказа.
- Как?
- Я могу прочесть твои воспоминания. Не то, что ты тут наговорил, приврал, приукрасил или сочинил. Или что тебе внушили мои многочисленные враги, дожившие до этого времени. А то, что ты помнишь на самом деле.
- Но есть проблема, ведь так?
- Есть. Способ ненадежен. Порывшись в твоей голове, я могу свести тебя с ума. Будешь пускать слюни до конца дней.
- А без этого никак? Проще же загадать желание.
- Значит, ты отказываешься? – не стал скрывать удовлетворения, ядом просочившегося в голос, Дженсен.
Джаред погладил дракона, чутко реагировавшего на каждую эмоцию хозяина. А кто говорил, что будет просто? Кто вообще мог подозревать, что дело дойдет до такого?
- Я соглашусь при одном условии. Если что-то пойдет не так, я хочу, чтобы Тамо никогда не убивал и не ел людей. Не заставляй его делать это.
- Это все? Принимается, - кивнул Дженсен, придвинувшись ближе. – Расслабься и получай удовольствие.
Джаред закрыл глаза, провалившись в темноту. Он не почувствовал руку на затылке, проконтролировавшую падение.
***
Виновато дернув хвостом, Тамо настороженно следил за действиями мага, но не ощутил опасности, поэтому предпочел не вмешиваться. Внутри дракона шла незримая борьба.
Сбросив оковы джина, не способного владеть чем бы то ни было, Дженсен автоматически стал первым, произнесшим его имя. Уходя с ним в горы, Тамо подчинялся древним правилам, повелевающим драконам следовать за хозяином. И сейчас он не понимал, почему бросился защищать Джареда, действуя на голых эмоциях, что ни одному дракону до него не было свойственно. Тамо запутался. Сильно напортачил, разгневав Дженсена. И не знал, чем загладить свою вину. И как себя вести в дальнейшем.
Убедившись, что Джаред заснул, Дженсен легко прикоснулся к его вискам, проникая в сознание.
Картинки хаотично сменялись, многое расставляя на свои места. Объясняя мелкие нестыковки. Показывая последние события в непривычном для Дженсена свете: высокий парень, запрокинув голову, заразительно смеялся, злился и требовал от Дженсена объяснений, огорчался и радовался. Бесил Дженсена до огненных всполохов и совершал немыслимые поступки, выбираясь из безвыходных ситуаций. В глазах Джареда дракон из золотой стены в пещере возвысился до исполнения детской мечты. Все оказалось реальным: и старец в дворцовой тюрьме, и рассказ об уничтоженном будущем, и попытки проникнуть в замок. И отданное Софии кольцо.
Дженсен нехотя выскользнул наружу. У окна, обнимая Данниль, он всматривался в толпу не просто так. Он почувствовал и искал, но не смог понять, кого. Потому что забыл. Прищурившись, вызвав в памяти промелькнувший образ парня, Дженсен одним движением стер навеянную магией маску горбуна.
Так-то лучше. Привычнее?
Воспоминания наслаивались. Испуганными летучими мышами они метались по пещере памяти. Дженсен с трудом различал, что в его прошлом не более чем навеянные исполнившимся желанием образы, а что реальность. Знание возможного будущего лишь усугубило положение.
Дженсен солгал – чтение чужих воспоминаний могло привести к безумию его, а не Джареда.
Голова разламывалась. Снимая с шеи кристалл, Дженсен уронил его. Давно у него перед глазами не двоилось. Вызванный дыханием, Метатрон критически оглядел безмятежно спавшего у дракона под боком Джареда и корчившегося рядом Дженсена.
- Третье желание, учитель?
- Да, скорее. Я желаю вернуть мои воспоминания и стереть чужие, - не задумываясь о последствиях, мечтая ослабить боль, пожелал Дженсен. В голове не осталось ничего, кроме хаотично сменявшихся, сводивших с ума образов.
- Будет исполнено, - вырвавшиеся с потрескиванием из пальцев искры ударили в Дженсена, погрузив его в спасительный сон.
В лесу повисла гнетущая тишина – предвестник приближающейся грозы. Забытый вороной всхрапнул, в испуге забив копытом. Метатрон прислушался – где-то ударил гром. Пританцовывая, джин сделал шаг в сторону Джареда:
- Опа, какой камерный момент. Один на один. Наконец-то тебя не защищает ни магия кристалла, ни Дженсен, ни дракон.
Тамо подпустил Метатрона ближе. Исполнив финальное па, джин потянулся к Джареду. Вмиг сбросив сонный вид, дракон выпустил огненную струю на зависть взрослому тысячнику.
- Нет! – взмахом руки Метатрон погасил пламя, не причинившее ему существенного физического вреда, кроме болезненного удара по самолюбию. – Ты! Все еще ему подчиняешься! Но почему?! Ведь Дженсен больше не джин, он твой хозяин. Он первым произнес твое имя. Почему ты оберегаешь Джареда?!
Под удивленным взглядом дракона джин растаял в воздухе, красным дымом всасываясь в кристалл. Тамо поднялся, осторожно подгребая лапами Дженсена ближе к себе. Так-то лучше. В надежде, что эти двое сумеют договориться и ему не придется выбирать между ними, дракон расправил крылья, немного прикрыв от начавшейся грозы погруженных в лечебный сон человека и мага. Драконьим чутьем Тамо понимал – оба нуждались в нем одинаково сильно.
***
Джаред резко сел, смаргивая липкое сновидение, засосавшее его в топкое болото воспоминаний. По ощущениям он проспал не меньше трех часов. Подстилка из еловых иголок сохранила остаток драконьего тепла. Самого летающего очага рядом не наблюдалось. Зато нашелся Дженсен. Казалось, облокотившись о ствол сосны, маг крепко спал, но в голосе сонливости не наблюдалось:
- Привет.
- Привет, - осторожно ответил Джаред, пересаживаясь ближе. – Ты вспомнил меня?
- Вспомнил. Я вернул твою внешность.
- Где Тамо?
- Охотится? – Дженсен пожал плечами. – Скоро вернется, ты ж у него личная гладилка-чесалка. Испортил мне дракона. Что из него вырастет? Щенок-переросток, похожий на тебя?
Джаред вместо ответа преодолел разделяющее их расстояние, стискивая опешившего Дженсена в объятиях. Утыкаясь носом в коротко остриженный висок. Маг замер, вслушиваясь в размеренное дыхание у своего уха, не видя заблестевших на раскрасневшемся лице глаз. Он медленно позволил себе расслабиться в непосредственной близости человека, чье сердце билось с его в унисон. Но долго не продержался:
- Эй, ты что-нибудь слышал о личном пространстве?
- Заткнись.
- Джаред, отлепись, а.
- Помолчи, я наслаждаюсь моментом.
- Долго еще?
- Я тебе сообщу, когда закончу.
- Из-за тебя моя репутация мирового зла серьезно пострадает, - расхохотавшись, предпринял новую попытку отстраниться Дженсен.
- Я никому не расскажу, честно.
- Только попытайся и мне придется тебя убить!
- Это будет наша вторая тайна, после прозрачных штанов.
- Джаред!
Хохоча, Джаред увернулся от сделавшего злобное лицо Дженсена. Завязалась шумная потасовка. Обмениваясь тычками, переплетенной кучей из рук и ног они покатились по золотистому ковру из иголок.
- Так не честно! - заорал Джаред, не в силах оторвать придавленные магией к земле конечности. – Ты использовал запрещенный прием.
- О, нет, - Дженсен уселся сверху, разминая пальцы. – Я только собираюсь кое-что сделать.
- Что? – Джаред беспомощно завозился, чувствуя в ногах неприятный холодок. – Что ты сделал с моими штанами?!
- Привыкай. Этот предмет одежды, называется шаровары. Материал может быть любым, даже не слишком плотным. Шаровары повсеместно носятся на востоке. А джины, известные приверженцы традиций, как ты знаешь, с востока. Шаровары или, как ты их называешь, прозрачные штаны они особо ценят и обожают носить. А ноги при этом обривают
- Дженсен, только посмей сделать это и я тебя убью!!!
***
В подкрадывающихся сумерках монотонно посвистывала длинноклювая птица. С высоты нижней ветки тревожно поглядывая на планирующее по воздуху невесомое перышко. Догорающий костер простер к нему жадные язычки. Попутно осветив кровавыми всполохами сидящих на подушках из опавших игл людей. Перо, объятое пламенем, рванулось ввысь, в слепой попытке стряхнуть пожирающий его тлен.
- Что теперь? - Джаред проследил за упавшим на землю почерневшим очином пера, затоптав брызнувшие в стороны искры каблуком.
- Пока жива, Данниль не остановится, - Дженсен оторвал загипнотизированный взгляд от матово переливавшегося на ладони кристалла, соперничавшего красотой бликов с живым огнем. – Я бы на ее месте не остановился. Она найдет способ добраться до тебя. Раз я уже не смог ей помешать забраться в мою голову. Джаред, вот у кого надо поучиться правильно загадывать желания. Она нас обоих сделала.
- Ты как будто ею восхищаешься?
- А ты нет? Она умная женщина, знающая, чего хочет и как этого добиться. Самоучка, выжившая в обществе, отрицающем само существование магии. Она достойна восхищения.
- Особенно за мои оживленные кости, обтянутые кожей.
- А я и не предлагаю жить дальше в ожидании мести. Я хочу поступить с Данниль так же, как она поступила со мной.
- То есть?
- Стереть ее воспоминания, заполнив пробел другой историей. Использовав три желания, создать для нее новую реальность. В которой не будет матери, обвиненной в колдовстве, и кристалла с джином. Первым желанием погрузить в магический сон на тысячу лет всех обитателей замка в Драконьих горах, включая Данниль.
- Мне нравится ход твоих мыслей, - подключился Джаред, подбрасывая сосновых веток в костер. – Вторым пожелать, чтобы весь мир поверил в историю о том, что в далеких горах спит погруженная в сон коварным колдуном или лучше колдуньей, так драматичнее прекрасная принцесса с волосами цвета меди. И разбудить ее можно лишь поцелуем истинной любви.
- Сахарно, но пойдет. И третье желание, самое главное – стереть воспоминания Данниль и заменить пустоту созданной реальностью. Тогда никто в мире, кроме тебя, меня и Тамо, не сможет рассказать ей, что произошло на самом деле. Данниль проснется другим человеком.
- Что будет с ее колдовской силой?
- Через тысячу лет узнаем.
- Так, когда начнем?
- Какой нетерпеливый, - подбросив, Дженсен перекинул кристалл Джареду. – Я использовал последнее желание, чтобы вспомнить. Данниль вся твоя.
Джаред бережно взял кристалл, почувствовав ставший привычным жар, исходивший от отполированных граней. Три желания отделяли его от спокойной жизни минимум на тысячу лет. За это время Тамо вырастет в большого дракона, достойного наследника Драконьих гор, Дженсен окончательно забудет про желание покорить и испепелить весь мир, а сам Джаред узнает много нового и интересного. И возможно, кто знает, еще не раз увидит золотого дикого дракона Дженсена, заглянув к нему в гости, в прошлое. Джаред улыбнулся, представляя старого домоседа, сузившего зрачок в предвкушении подарка и удивительной истории об их с Дженсеном приключениях.
Легким дымком кристалл отреагировал на дыхание. Метатрон скривился, увидев нового-старого хозяина:
- Придумал новое желание?
- Сразу три. Первое, я желаю
***
Эпилог
Дженсену, в отличие от Джареда, отключившегося сразу же, стоило ему обнять Тамо за горячий бок, не спалось. Вдали высоко в горах чернел на фоне звездного неба силуэт уснувшего замка. Громогласное Эхо перемен, прокатившись по миру, отразилось от увитых плющом стен раскатом безумного хохота.
Безрезультатно поворочавшись половину ночи, Дженсен встал, разминая ноги. Костер давно потух, последняя искорка отдала дух бесконечности, рассыпавшись в прах много часов назад. На землю опустилось время демонов, сжиравших души бодрствующих сомнениями и тревогами. Превращавших в реальность их самые страшные кошмары. Джаред спал сном младенца, неловко подложив под голову локоть, ничего не подозревая.
- Охраняй его, - бросил Дженсен во вспыхнувшие огоньками глаза проснувшегося дракона.
Произнеся несколько древних слов, Дженсен мгновенно переместился, оказавшись на краю глубокого ущелья, считавшегося у людей бездонным. Кристалл обжигал ладонь.
- Что, все же решил от меня избавиться? – появившись, Метатрон посмотрел Дженсену прямо в глаза и увидел в них отражение бездны.
- Избавлюсь, не сомневайся. Но не здесь и не сейчас, - Дженсен заторможено моргнул, словно в трансе. – Мне все не дает покоя одна мысль. Я не понимаю, почему это произошло, а значит, с твоей помощью я подстрахуюсь. Я желаю, чтобы однажды, идя по тропинке через лес делать своей девушке предложение, Джаред споткнулся у дуба, упал и нашел магический кристалл с джином по имени Дженсен.
- Будет исполнено.
Над их головами вспыхнули мириады серебряных звезд. Опадая, они испепелили демонов ночи, притаившихся на самом дне ущелья.

конец

Результат конвертации в тенгварРезультат конвертации в тенгвар Заголовок 1њђ Заголовок 215

Приложенные файлы

  • doc 7064361
    Размер файла: 592 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий