Актуальные проблемы европейской интеграции. Бугров Р.В


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте его и откройте на своем компьютере.
ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

Государственное
образовательное учреждение высшего

профессионального образования

«Нижегородский
государственный университет им. Н.И. Лобачевского












Р.В.
Бугров


Актуальные проблемы е
вропейской интеграции



Уч
ебно
е
пособие



Рекомендовано
учебно
-
методической комиссией факультета международных отношений для
студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению подготовки
021200
-


международные отношения

,
330300
-

регионоведение

.






















Нижний Новгород

200
7


2

УДК
227.7

ББК
Ф
-
4

Б 90





Б 90 Бугров Р.В.

Актуальные проблемы
е
вропейской интеграции: Учебное пособие.

Нижний
Новгород: Издательство Нижегородского госуниверситета, 2006.


7
4
с.



Под общей редакцией академика О.А. Колобова


Рецензенты:

д.и.н., профессор Сергунин А.А.
,


к.и.н., доцент Браницкий А.Г.




Учебное пособие предназначено для студентов, обучающихся по специальностям

международные отношения

,
«регионоведение»
.
Цель работы

дать обучающимся
углубленное
представление
об актуальных проблемах развития трех основных направлениях
деятельности ЕС
;
об особенност
ях
принятия решений
,

о
проблемах
и тенденциях

существующих в данной сфере
;
и представить обзор основных теоретических подходов к
процессу интеграции
.

















УДК
227.7

ББК
Ф
-
4

Б 90

© Бугров Р.В.

© Нижегородский государственный

университет им. Н.И. Лобачевского
, 2007


3

ОГЛАВЛЕНИЕ


Вступление


4


Часть 1
Интеграция в теории международных отношениях: обзор
современных подходов



4


Часть
2
Основные направления
деятельности ЕС


26

1.
1.

Этапы Маастрихтской программы создания Экономического и
Валютного Союза

26

1.
2.

Особенности
формирования политической и военной идентичности
ЕС

34


1.
3.

Политические аспекты создания единого правового и социального
пространства
ЕС

46



Часть
3

Особенности п
роцесс
а
принятия решений в ЕС



53

2.1
.

Основные участники процесса принятия решений в ЕС:
характеристика и формат взаимодействия


53

2.2.

Поиск баланса между институтами Европейского Союза:
коммунитарный и межгосударственн
ый методы принятия решений


61


Заключение


69


Список литературы


70




4

Вступление


Актуальность темы работы определяется научно
-
теоретической и
практической значимостью затронутых в исследовании проблем. За последние
десять лет мир стал свидетелем тра
гического распада сразу нескольких
государств, а вместе с ними и целой системы межгосударственных отношений в
рамках системы международных отношений, сложившейся после Второй мировой
войны. Но при этом параллельно с дезинтеграцией и конфронтацией в Европе
мы
наблюдаем обратный процесс всё более глубокого объединения государств в
Европе. Именно поэтому данная работа посвящена ключевой проблеме для
современного мироустройства: проблеме развития и трансформации государств, а
также современным методам формирова
ния и развития отношений между ними.

Наиболее ярким примером высокого уровня развития взаимоотношений
между государствами является процесс интеграции западноевропейских стран в
рамках Европейского Союза. В рамках данной работы автор показывает, что
лежит
в основе процессов интеграции, анализирует различные определения
интеграции и дает свое определение политической интеграции. Особое внимание
уделяется проблеме создания системы управления на общеевропейском уровне. В
дополнении к этому данная работа в опре
делённой степени восполняет пробел в
изучении теории интеграции.

Данное пособие разделено на три
части
. В первой
части
дается изложение
особенностей развития трех основных направлений деятельности ЕС:
Экономический и Валютный Союз, развитие политического с
отрудничества и
реализация создания единого правового и судебного пространства. Вторая
часть

посвящена разъяснению особенностей процесса принятия решений в ЕС и дается
анализ основных теоретических подходов к процессу принятия решений в
сложных многонацион
альных межгосударственных образованиях. Третья
часть

посвящена разбору ключевых теоретических походов к процессу интеграции,
доминирующих в современном научном дискурсе.


5

Часть
1

И
нтеграция в теории международных отношениях: обзор
современных подходов


За
последние полвека понятие «интеграции» стало неотъемлемой частью
языка мировой политики и международных отношений. Появившись в политико
-
экономическом словаре современности, оно первоначально относилось к
процессам объединения Западноевропейских государств
. В настоящее время
понятие «интеграция» находит свое применение для обозначения процессов
активного и расширяющегося взаимодействия между государствами в различных
регионах мира.

Кроме широко известного Европейского Союза, существует
несколько блоков инте
грационного характера, которые могут быть отнесены к
примерам региональной интеграции: НАФТА, МЕКОСУР, АТЭС, АСЕАН, в том
числе и СНГ. Цель этой статьи дать представление о теоретическом осмыслении
процессов региональной интеграции, через обзор современных
подходов к
феномену интеграции.

Особую важность исследованиям процессов интеграции придает тот факт,
что в центре внимания оказываются такие существенные проблемы современности
как обеспечение бесконфликтного сосуществования государств и развитие
эффектив
ного экономического сотрудничества, функции и судьба современного
государства и взаимодействие политики и экономики. Процессы интеграции
рассматриваются как положительные, с точки зрения их способности решить
данные вопросы.


Проблема определения термина
«интеграция» в теории международных
отношений

Несмотря на то, что оригинальное значение слова «
интеграция»
несет в себе
достаточно простой смысл
-
получение целого из каких
-
либо частей,
1
определение
этого термина различными специалистами не всегда совпадае
т. Например, с
одной стороны, в экономической науке существует представление о том, что
интеграция «развивается на базе интернационализации всей общественной жизни,
ускоряемой научно
-
техническим прогрессом, возрастания взаимозависимости
народов и госуда
рств»
2
, и в основе этих процессов лежат, прежде всего,
экономические процессы. По мнению российского исследователя Ю.В. Шишкова,
«международные организации интеграционной направленности

это лишь
видимая часть айсберга, основная же его часть

это процесс
ы международного
разделения труда, опосредуемого торговлей и другими экономическими
отношениями на микро
-
и макроуровне»
3
. Из этого следует, что интеграция

«это
закономерный процесс, который является следствием постепенного «раскрытия»



1
Современный словарь иностранных слов: 20 000 слов.
-

М., 1992.

2
Политология: Энциклопедический словарь /Общ. ред. и сост. Ю.И. Аверьянов

М., 1993, С. 122.

3
Шишков Ю.В. Формирование европейского экономического пространства.
/ Заглядывая в 21
-
ый век: ЕС и СНГ
.

M. 1998, С.79.


6

стран друг другу,
в ходе которого несколько моногосударственных
макроэкономических организмов шаг за шагом сращиваются в целое
полигосударственное хозяйственное пространство, которое со временем
структурируется в новый, укрупнённый, более эффективный экономический
организм»
4
.

С другой стороны, в классическом определении, данном неофукционалистом
Э. Хаасом, под интеграцией понимается «процесс, посредством которого
лояльность политических акторов нескольких национальных образований
смещается в сторону нового наднационального ц
ентра принятия решений, который
становится центром политической активности. Конечным результатом процесса
политической интеграции является новое политическое сообщество».
5

Кроме указанных выше, исследователь теоретических проблем Б. Розамонд
определил суще
ствование множества оригинальных определений, которые, тем не
менее, являются еще более расплывчатыми.
6
Например, М. Ходжес считает, что
интеграция

это «формирование новой политической системы из существовавших
до этого разделённых систем».
7
К ним же отн
оситься известное определение К.
Дойча: «создание сообщества безопасности между государствами региона».
8
По
определению У. Уолласа, интеграция
-
«это создание и поддержание интенсивных
и разносторонних систем взаимодействия между ранее автономными частями
.
9

Данные нами примеры хорошо высвечивают один из основных вопросов
теорий интеграции: что является существом и целью процессов, которые эти
теории призваны описать и объяснить? Другими словами, интеграция
-
это процесс
или результат? Кроме этого существу
ют разногласия по поводу того, что является
движущей силой интеграции экономическая выгода или политическая идея.
Именно поэтому каждая теория призвана дать свое объяснение процессам
региональной интеграции. Единственное, что объединяет все теории так, это

согласие в том, что предметом их изучения является мирное и технологически
обоснованное объединение независимых государств, осознающих свою
взаимозависимость, в единую систему.


Федерализм/неофедерализм

Федерализм (или конституционализм) как теоретический
подход к
интеграции утвердился после Второй мировой войны и с тех пор является одной из
ключевых теорий интеграции.

Основу теории составляет разработка принципа федерализма. По мнению
классика федерализма К. Уиэра, принцип федерализма представляет собой



4

Там

же
,
С
. 83

5
Dougherty, J
., Pfaltzgraff R.L., Contending Theories of International Relations. A Comprehensive Survey.

N.Y., 1990,
P.433.

6
Rosamond B., Theories of European Integration.

L., 2000, P. 11.

7
Ibid., P.12.

8
Ibid., P.12.

9
Wallace W., The Dynamics of European Integ
ration. L., 1990, p.9.


7

юридический принцип, в соответствии с которым суверенитет законодательно
распределен между двумя территориально разделенными уровнями управления.
10

«Интеграция, по федерализму, требует создания двух уровней правительства


разделенных, но работающих скоорди
нировано

правительство, стоящее над
целым (федеральный уровень) и правительство, регулирующее части
(государственный уровень)».
11
Таким образом, предлагается трансформировать
государство так, чтобы оно стало одной из ступенек организации власти в
человече
ском сообществе и, как следствие, перестало быть фактором
политической разъединенности мира. Исходя из данного определения,
федералисты выделяют три сопутствующих положения. Первое, конституция
стоит выше национального правительства. Второе, процесс измене
ния
конституции не может быть осуществлен в одностороннем порядке. Третье, в
качестве гаранта конституции должен выступать независимый арбитражный
орган, например, конституционный или верховный суд.
12

Целью федерализма является сохранение особого типа отнош
ений между
различными политическими образованьями, суть которого состоит в создании
«союза без стремления к единению».
13
Таким образом, федеральное государство


это политическое сооружение, призванное «примирить национальное единство и
власть с сохранением
прав государства» посредством федерального принципа. То
есть государства, входящие в федерацию, оставаясь в целом автономными, отдают
часть полномочий в пользу общих институтов.





10
Wheare K., Federal Government.

Oxford, 1963, Ch.,1.

11

Taylor P., International Organization
in the Modern World: The Regional and the Global Process.

L., 1993, p.90.

12
Bogdanor V., Federalism and the Nature of the EU in K. Nico
laidis, S. Weatherill (eds)
Whose Europe? National Models
and the Constitution of the EU
.

Oxford, 2003, p. 49.

13
Dicey A., Introduction to the Study of the Law of the Constitution.

L., 1959, p.143.


8

С помощью конституционного соглашения федерализм пытается найти
оптимальное
сочетание единства и независимости, полагая, что это единственный
способ обеспечить эффективность и законность управления в плюралистических
либерально
-
демократических обществах. По мнению А. Этциони, политическое
сообщество, созданное федерацией, должно о
бладать тремя признаками
интеграции: а) оно эффективно контролирует средства насилия; б) оно имеет центр
принятия решений, влияние которого распространяется на всё сообщество и в) оно
является доминирующим центром политической идентификации для большинства

населения.
14
В целом, федерализм предполагает, что возможно создание
гармонично функционирующей системы, включающей в себя автономные
образования и работающей для общих целей. Такая система может быть создана
только путем конституционных преобразований, а
не методами традиционной
дипломатии или постепенным «переливанием».
15


Федерализм, с точки зрения его сторонников, имеет два основных
преимущества перед другими проектами интеграции. Первое, это защищенность
системы от захвата власти какой
-
либо одной полити
ческой группой. Второе,
федерация более устойчива к внешним вызовам.
16
Кроме этого, необходимо
отметить, что федерализм не нацелен на анализ конкретной формы правления.
Более того, вряд ли существует государство, форма правления которого
полностью соответст
вует принципу федерализма, так как форма федерального
управления находиться в постоянном развитии.


Несмотря на то, что идея федерального устройства выглядит достаточно
просто, в практическом плане применить принципы федерализма оказалось
сложно, так как с
ама теория не предлагала четкого описания того, как должно
осуществляться разделение властных полномочий между федеральным и
государственным уровнями.
В то же время федерализм предполагает, что
государство
-
подобное образование, как форма федерального устро
йства, является
единственно возможным вариантом организации власти. Тем самым, не смотря на
критику национального государства, федерализм предлагает создание
супергосударства, которое будет призвано контролировать входящих в него
членов. Причем среди теоре
тиков нет согласия о методе создания такого
супергосударства.
С точки зрения одних сторонников федерализма, федерация
должна быть создана единым конституционным актом
-
конституционный подход.
Другие же считают, что федерализм должен постепенно завоевать п
опулярность
среди населения, которое затем будет голосовать за те преобразования, которые
приведут к созданию федерации
-
социологического подход.
17





14
dy of Leaders and Forces.

N.Y., 1965 p.4.

15
Riker W., European Federalism: the Lessons form the Past, in J. Hesse, V. Wright
Federalizing Europe?
The Costs,
Benefits, and preconditions of Federal Political System,

Oxford, 1996.

16
Ibid., p. 157.

17
Rosam
ond B., Op. cit., P. 35.


9


Современные представители неофедерализма разделились на сторонников
коммунитаризма и космополитизма.
С точ
ки зрения космополитизма,
человеческие ценности имеют универсальный характер, по отношению к которым
государство является ненужным ограничителем.
Проблема, которую пытаются
решить сторонники этого направления, заключается в попытке вместить
универсализм в
рамки региональной политической интеграции.
Сторонники
коммунитаризма пытаются наоборот защитить государство, как институт
наиболее эффективно представляющий человеческие сообщества.
18

Представительница неофедерализма А. Сбрагия описывает федерализм как
«по
пытку создания институтов, а не воспроизведение существующих
институционных форм».
Задачей этого созидательного процесса является
институционализация территориальных различий между национальными
государствами. Соответственно, наилучшим аналитическим инстру
ментом при
исследовании интеграционных политических процессов должна выступать
сравнительная политология.
19

Необходимо отметить, что в практическом плане идеи федерализма
оказывают существенное влияние на процессы региональной интеграции.
Например, первонач
альный вариант Маастрихтского договора 1992 года,
объявлявший о создании Европейского Союза, ставил задачу создания
«федеральной Европы». Несмотря на то, что в дальнейшем цель была
переформулирована на «создание более близкого союза», многие сторонники
нео
федерализма убеждены, что федеральный принцип остается лучшим
рациональным решением институционных и идеологических проблем стоящих
перед интеграционными процессами в Европе.
20
Активизация сторонников
федерализма последние четыре года идет активное обсужден
ие конституционного
договора. И хотя конституция ЕС, скорее всего не станет окончательным актом,
создающим Европейскую федерацию, сам факт работы над таким документом
дает повод заключить, что принципы федерализма будут и в дальнейшем активно
задействованы
в формировании ЕС.
21


Функционализм/неофункционализм

Функциональный подход стоит у истоков концептуального осмысления
феномена интеграции и, являясь важным элементом при изучении
международных и негосударственных организаций, внес ощутимый вклад в
развити
е современных теорий о взаимозависимости и теории режимов. Главная
задача, которую пытались решить последователи Д. Митрани, совпадала с той, что
ставили перед собой федералисты, но поиск стратегий по достижению
продолжительного мира между государствами бы
л начат с других предпосылок.




18
Miller D., The Nation State: a Modest Defence in C. Brown (ed)
Op.cit
., 1994.

19
Sbragia A. (ed), Euro
-
Politics.

Washington, 1992, p.261
-
262

20
Forsyth M., Federalism and Confederalism, in C. Brown (ed) Political Restructuring in

L.

21

См
.: K. Nicolaidis, S. Weatherill (eds) Whose Europe? National Models and the Constitution of the EU.

Oxford, 2003.


10
Поскольку капиталистическая модернизация первой половины 20
-
го века, по
мнению Д. Митрани, «сломала экономическую самодостаточность индивида и
локальной группы», то решение современных проблем не может быть найдено
только в
рамках одного территориально ограниченного образования, каковым
является государство.
22
По мнению функционалистов, отправной точкой при
решении поставленной задачи должен быть не вопрос о том, какой будет форма
международного сотрудничества, но какие функци
ональные задачи могут стать
стержнем технического взаимодействия

отсюда и название функционализм.

В основе функционального подхода лежит положение о том, что конкретные
человеческие потребности или общественное благосостояние должны быть более
приорите
тными, чем святость государства или доминирование какой
-
либо
идеологии. В отношении государства функционализм выражал сомнение в том,
что такая нерациональная форма организации социальной жизни способна
эффективно обеспечивать человеческие потребности. Так
ое недоверие исходило не
только из осознания вненационального характера потребностей, но и из того
факта, что идеологические и догматические установки мешают государству
максимизировать общественное благосостояние. Критика государства со стороны
функционал
истов строилась на основе двух наблюдений. Во
-
первых, ошибочно
рассматривать мир как сумму формально разделенных суверенных образований,
так как необходимо учитывать материальную взаимозависимость государств. Во
-
вторых, государство
-
центричный взгляд на мир
ограничивает возможности
развития системы перспективой перенесения черт государства на глобальный
уровень.
23


Несмотря на то, что наиболее известный теоретик неофункционализма,
современного варианта функционализма, назвал эту теорию «устаревающей»,
24

многи
е современные исследователи активно используют логику и понятия
неофункционализма в своих исследованиях.
25
Кроме этого неофукнционализм
является одной из самых значимых теорий региональной интеграции по степени
разработанности и универсальности.
По сути, не
офункционализм попытался
разработать практические рекомендации по развитию интеграции, основу которых
составляют следующие положения:

1)

интеграция должна начинаться постепенно со сфер, не
затрагивающих вопросов «высокой» политики, но в то же время
являющихся
ключевыми секторами экономики;

2)

необходимо создание соответствующей управляющей структуры,
которая была бы максимально независима от конкретных
национальных правительств и могла бы стать активным участником
дальнейшей интеграции;




22
Mitrany D., The Progress of International Government.

L., 1933,
р
.103.

23
Ibid,
р
.135

24
Haas E.,
The Obsolescence of Regional Integration Theory.

Berkeley, 1975.

25
Rosamond B., Theories of European Integration, p. 50.


11
3)

успешная интеграция в конк
ретных экономических секторах
создает функциональное давление на соседние отрасли, что
приводит к активизации и расширению интеграции (процесс,
известный как «переливание»);

4)

углубление и расширение интеграционных процессов приведет к
развитию общих институ
тов, таким образом, политическая
интеграция становиться неизбежным следствие экономического
объединения, что в свою очередь, приведет к укреплению системы
мирных взаимоотношений.

Принципы неофункционального подхода были заложены в работах Э. Хааса
и Л. Лин
дберга.
26
Беря за основу модель функциональной организации
международной жизни, неофункционалисты обратили внимание на значение
политического фактора в процессе интеграции. По их мнению, технические
вопросы не могут быть отделимы от политических. Следовател
ьно, интеграция
осуществляется не только с функциональной неизбежностью, но ее прогресс во
многом зависит и является результатом деятельности конкретных участников,
преследующих свои интересы. Здесь неофункционализм стыкуется с
плюралистической теорией в п
олитологии, которая рассматривает политический
процесс как соревнование между различными группами интересов за влияние.
27
По
мнению Э. Хааса, плюралистическая схема внутригосударственных отношений
может быть применима и к международным отношениям: «наднацио
нальная схема
управления на региональном уровне очень напоминает, по сути, правительство на
уровне индустриальной нации».
28


В центре внимания неофункциональной теории стоял вопрос, каким образом
и в силу каких причин государства добровольно ограничивают св
ой суверенитет,
одновременно приобретая новые средства для урегулирования конфликтов между
собой. Анализ опыта первых интеграционных проектов привел Э. Хааса к выводу,
что интерес, базирующийся только на экономической выгоде, иллюзорен, в силу
того, что не
имеет «глубоких идеологических или философских корней».
29
В то же
время, с точки зрения Э. Хааса формирование наднациональных политических
сообществ является отличительным признаком современной международной
жизни. Таким образом, экономический аспект интег
рации имеет значение только
для достижения более высокой цели

политической интеграции.

Поскольку политика и управление для Э. Хааса и его последователей
состоит, прежде всего, в «администрировании вещей» на основе рационального и
научного метода, то одно
из ключевых положений неофункционализма не
случайно носит чисто функциональный характер: ключевыми сферами интеграции



26
Haas E., Beyond the Nation State: Functionalism and International Organization.

Stanford, 1964; Lindberg L., The
Political Dynami
cs of European Economic Integration.

Stanford, 1963.

27
Alford R., Friedland R., Powers of Theory: Capitalism, the State and Democracy.

Cambridge, 1985, Ch 1.

28
Haas E., Beyond the Nation State: Functionalism and International Organization, p.71.

29
Cite
d in: Dougherty, J., Pfaltzgraff R., Contending Theories of International Relations. A Comprehensiv
e Survey,
р
.440.


12
являются те, которые затрагивают реальные материальные потребности людей.
Соглашаясь с принципами функциональной организации управления,
Э. Хаас, тем
не менее, подверг ревизии принцип автоматичности в процессе развития
интеграции посредством «разветвления» (
ramification
). С точки зрения
неофункционалистов, процессы интеграции содержат в себе как функциональную
автоматичность, так и целенапр
авленную деятельность различных участников. Тем
не менее неофукциональная модель предполагает возможность нескольких
автоматических процессов развивающих интеграцию: 1) успешная интеграция в
одном секторе будет втягивать в интеграционную сеть другие смежн
ые отрасли; 2)
экономическая интеграция автоматически увеличивает степень взаимодействия во
всем регионе; 3) увеличивается количество международных организаций, которые
становятся основными сторонниками интеграции.
30

Важнейшей составляющей данной теории инт
еграции является концепция
«переливания» (
spillover
), которая служила для объяснения динамики развития
интеграции. В связи с тем, что Э. Хаас и Л. Линдберг сами настаивали на значении
собственных интересов у участников интеграции, то «переливание» должно б
ыть
обусловлено целенаправленной деятельностью лиц и организаций, которые,
увидев преимущества сотрудничества в одной сфере, решили поддержать такое
сотрудничество в других отраслях и сферах. В этом проявляется экспансивная
логика «переливания»
-
«более ра
нние решения переливаются в новые
функциональные контексты, включают все больше и больше людей, требуют все
больше и больше контактов и консультаций».
31
Такая логика способствует тому,
что участники начинают определять свои интересы в более широком
интеграц
ионном контексте, то есть их интересы трансформируются под действием
интеграции. Тем не менее, переход к политической интеграции требует наличия
определенных условий. Во
-
первых, должны существовать наднациональные
институты. Во
-
вторых, эти институты должны
обладать полномочиями по
инициированию социальных и экономических процессов. В
-
третьих, задачи
стоящие перед институтами должны быть по природе «экспансивными». В
-
четвертых, государства должны видеть взаимосвязь между своими интересами и
интеграционным пр
оектом.
32


Поскольку заинтересованность участников к интеграции может быть не
постоянной, то, по мнению Л. Линдберга, более глубокая интеграция может
оказаться не выгодной всем участникам и поэтому она может стать источником
напряженности между государствам
и.
33
Следовательно, должны существовать
другие варианты, расширяющие роле выбора для участников интеграции. К



30
Ibid, p. 441.

31
Ibid, p. 439.

32
Lindberg L., The Political Dynamics of European Economic Integration,
р
. 7
-
8.

33
Lindberg L., Integration
as a Source of Stress on the European Community System // International Organization, Vol.20,.
Issue 2, 1966.


13
концепции «переливания» П. Шммиттер
34
добавил следующие стратегии
возможного развития интеграции:

разливание
spill around

развитие интеграции в др
угих сферах без увеличения
полномочий наднациональных организаций

наращивание
build

up


усиление организаций без углубления интеграции

окапывание
retrench


расширение консультаций, но ограничение
деятельности общих институтов

запутывание
muddle

about


д
ать возможность региональным элитам для
консультаций, без права принимать окончательные
решения

возвращение
spill

back


возврат к предыдущему уроню интеграции

упрощение
encapsulate


регулирование кризиса интеграции с помощь
незначительных изменений


Дос
тижение неофункционалистов состоит в том, что они пытались создать
теорию региональной интеграции на основе существующих на определенной
территории государств. Э. Хаас положительно оценивал создание региональных
интеграционных блоков, если для этого сущест
вуют три условия:
плюралистическая социальная структура, достаточное экономическое и
индустриальное развитие и общие идеологические установки. В целом,
неофункционалисты рассматривали интеграцию на региональном уровне как
неизбежный продукт современности,
которая характеризуется индустриализацией
и урбанизацией. В то же время Э. Хаас и П. Шмиттер, проанализировав несколько
интеграционных образований, пришли к выводу, что только в ЕС существует
потенциал автоматического политизирования интеграции, в то время
как другие
вряд ли смогут создать нечто большее, чем зону свободной торговли.
35


Транзакционализм

Если целью функционализма и федерализма было сдерживание государства
или поиск новых вариантов негосударственного управления, то теория
транзакционализма или
как еще называют теория коммуникаций или
плюралистическая теория предлагала найти способы стабильного и мирного
сосуществования имеющихся национальных образований. Основу данного
направления заложил К. Дойч, который создал теорию на основе соединения
межд
ународной политики и национализма.




34
Schmmitter P., A Revised Theory of European Integration, in L. Lindberg, S. Sheingold (eds) Regiona
l Integration:
Theory and Research,
-
Cambrid
ge MA, 1971, p.242.

35
Haas E., Schmmitter P., Economics and Differential Patterns of Political Integration: Projections a
bout Unity in Latin
America. //International Organization, Vol., 18, Issue 4, 1964,
р
. 720. and Schmmitter P., Constitutional Engineeri
ng by
Process not Product in K. Nicolaidis, S. Weatherill (eds)
Whose Europe? National Models and the Constitution of the
EU
, 2003, pp. 28
-
35.


14
Изучая национализм, К. Дойч пришел к выводу о том, что коммуникация
является ключевым механизмом социальной мобилизации, которая в свою очередь
является ответственной за развитие национального государства.
36
Такие же
проце
ссы, по мнению К. Дойча, происходят и в международной сфере.
Посредством коммуникации государства стремятся создать среду или сообщество
безопасности вокруг себя. В соответствие с этой теорией, интеграция определяется
как достижение безопасности в регионе
и мирного взаимодействия государств.

Суть транзакционального подхода была изложена в книге «Политические
сообщества и Североатлантическая зона: международная организация в свете
исторического опыта». Предметом внимания авторов этого проекта были
сообщества
безопасности

политические сообщества, в которых возможность
применения военной силы для разрешения международных споров была приведена
к минимуму. Создание таких сообществ было связанно с понятием интеграции,
под которой понималось «достижение в рамках
определенной территории чувства
общности, создание институтов и правил гарантирующих мирное развитие
отношений между странами».
37
То есть в данном случае интеграция может
считаться успешной, если создано сообщество безопасности.

Центральное предположение т
ранзакционализма гласит, что чувство
общности между государствами наиболее вероятно там, где существует наиболее
активная коммуникация, то есть чем активнее обмен транзакциями
(материальными, культурными, политическими) при наличии взаимопонимания,
тем бол
ьший уровень интеграции может быть достигнут.

По мнению современных представителей транзакционализма Э. Адлера и М.
Барнетта теория коммуникаций может быть применена к исследованию
современных интеграционных процессов, но с учетом некоторых поправок. Как
и
звестно теория К. Дойча строилась на базе популярного в 1950
-
е годы
бихевиоризма, поэтому достижение сообщества безопасности предполагалось
через взаимодействие между различными нациями. Более того, сторонники этой
теории считали, что взаимодействие может
быть количественно измерено через
подсчет количества международных телефонных звонков, туристов и тп.
Современное же приложение принципов транзакционализма должно учитывать
социальное происхождение транзакций, процессы социального научения
коммуникативного
действия, которые помогают акторам произвести взаимное
узнавание.
38


Как следствие, Э. Адлер и М. Барнетт разработали трехступенчатую модель
развития сообществ безопасности. Первая ступень предполагает наличие
некоторых базовых условий, предшествующих обра
зованию сообществ
безопасности. К таким условиям относятся демографические и технологические



36
Deutsch K., Nationalism and Social Communication.

Cambridge, Mass., 1966, Ch.8.

37
Deutsch K., et al, Po
litical Community and the North Atlantic Area: International Organization in the Light of Historical

Experience.

Princeton, 1957, p.5.

38
Adler E., Barnett M., Security Communities.

Cambridge, 1998, p.8.


15
изменения, сдвиги в глобальной экономике или изменения в восприятии внешней
угрозы. Корме этого значение имеют идеологические изменения, например,
развитие новой и
нтерпретации социальной реальности. На второй ступени
возникают факторы, ведущие к развитию атмосферы взаимного доверия и
коллективной идентичности, к которым кроме структуры власти и
институционального процесса в частности относят когнитивные структуры


знание. На третьей ступени уже на основе доверия и коллективной идентичности
формируется само сообщество безопасности.
39

Критика транзакционализма строится на том, что этот подход не предлагает
четкого описания механизмов, которые обеспечили бы создание соо
бществ
безопасности, а также нет четкого критерия, определяющего степень
интегрированности. Более того, в связи с тем, что транзакционализм делает
большой упор на понятие безопасности, то процесс интеграции попадает в полную
зависимость о того, как проблем
а обеспечения безопасности воспринимается в
конкретный промежуток времени. По справедливому замечанию одного
исследователя «обсуждение вопросов безопасности имеет тенденцию к
драматизации существующей ситуации, что может понизить уровень
существующей безоп
асности».
40

Тем не менее, важно учитывать, что основное отличие теории коммуникаций
от других подходов к интеграции заключается в том, что она не привязывает
интеграционные процессы ни к одному из существующих формальных
интеграционных блоков. Благодаря тео
рии коммуникаций представление о
международных отношениях как об отношениях между государствами может быть
расширено и включать в себя отношения между народами и обществами, что
помогло выявить роль неформальных взаимоотношений и, соответственно,
выявить ф
актор неформальной интеграции, который может стать необходимым
условием для формальной интеграции. Кроме этого теория коммуникаций
представляет широкие возможности для применения конструктивистского подхода

к интеграции, который делает упор на важность соц
иально
-
идеологических
факторов в процессе осмысления и построения социальной действительности.


Конструктивизм

Конструктивистский подход исходит из предположения о том, что
реальность, в том числе и процессы интеграции, социально сконструированы, а не
даны
как объективные факты материального мира. Соответственно,
конструктивисты ставят под сомнение один из основных тезисов (нео) реалистов о
том, что хаос и анархия являются объективной средой международных отношений.
Наоборот, международная анархия это социа
льное изобретение, которое
субъективно воспринимается государствами и воспроизводится через их



39
Ibid.

40
W?ver O., Insecurity, Security and Asec
urity in the West European Non
-
War Community, in E. Adler, M. Barnett (eds)
Security Communities, p.80.


16
взаимодействие.
41
Относительно проблем международной интеграции
конструктивисты считают, что: а) структуры международной политики являются
результатом социального
взаимодействия; б) государства

это динамично
развивающиеся агенты; в) государственная идентичность не задается заранее, а
воссоздается через длительное взаимодействие и г) различия между внутренней
политикой и международными отношениями незначительны.
42

Ключевой интерес для конструктивистского подхода представляют правила,
нормы и модели поведения, которые управляют социальным взаимодействием.
Вместе они составляют структуры, которые, с одной стороны, могут быть
изменены, если меняется поведение акторов,
но, с другой стороны, они
определяют политическую жизнь пока акторы воспроизводят их через свои
действия.
43
В то же время интересы участников интеграционного процесса и их
идентичность, с точки зрения конструктивистов, социально сконструированы.
Механизмом
конструирования служат процессы взаимодействия и
коммуникации.
44

Как следствие, понимание современных процессов интеграции
конструктивисты предлагают начать с анализа: а) роли идей; б) влияния
совместных представлений; в) эффекта доминирующих научных мнени
й и г)
процессов коммуникации.
45
Таким образом, «пост территориальная» реальность,
создаваемая интеграцией, по мнению
T
. Кристиансена, может быть описана как
изменяемая система, которая формируется институтами, экономикой и
идентичностью и где акторы действ
уют на нескольких уровнях, причем ни один из
уровней взаимодействия не может быть приоритетным.
46

Как отметил Д. Чекел, институционализм и конструктивизм в целом
одинаково определяют, что институты имеют значение в международных
отношениях в том смысле, что
они могут оказывать влияние на происходящие
процессы. Но эти два подхода отличаются фундаментально в том, как институты
проявляют своё значение.
47
Если, например, институционалисты в основном
определяют институты как формальные или неформальные правила игр
ы, которые
стимулируют рациональных акторов для проведения ими своих стратегий по
преследованию собственных целей, то конструктивисты определяют институты
более широко и включают в это понятие неформальные нормы, межсубъективное
понимание наравне с формал
ьными правилами. Они придают большую значимость



41
Wendt A., Anarchy is What States Make of it: the Social Construction of Power Politics. //Internati
onal
Organization,Vol.46, Issue 2, 1992.

42
Knutsen
T., A History of International Relations Theory.

Manchester, 1997, p. 28.

43
Christiansen T., Jorgensen K
-
E, The Amsterdam Process: A Structurationist Perspective on EU Treaty Reform. European
Integration On
-
Line Papers. http://eiop/texts/1999
-
001a.htm, p
5.

44
Checkel J., The Constructivist Turn in International Relations Theory. //World Politics, Vol. 50, 1
998,
Р
.324
-
48.

45
Risse
-
Kappen T., Explaining the Nature of the Beast: International Relations and Comparative Policy Analys
is Meet the
EU. //Journal of
Common Market Studies Vol. 34, Issue 1, 1996, p. 71.

46
Christiansen T., Reconstructing European Space in K
-
E., Jorgensen,
Reflective Approaches to European Governance.
-

Basingstoke, 1997.

47
Checkel, J., Op. cit.


17
институтам, которые создают акторов, а не только их стимулируют, но и
формируют их предпочтения и идентичность. Наиболее чётко этот тезис был
сформулирован Т. Кристиансеном и А. Вейнером: “достаточное количес
тво
доказательств свидетельствует о том, что интеграция, как процесс, оказывает
трансформирующее влияние на региональную систему государств”
48
. Хотя
конструктивистов критикуют за то, что они не смогли предоставить полноценных
гипотез, которые можно проверит
ь, и не помогли разобраться в практических
вопросах интеграции
49
, они поставили ряд интересных вопросов, связанных с
влиянием интеграции на частных лиц и государства.

В целом, как и транзакционализм, конструктивизм рассматривает
интеграцию как глобальный пр
оцесс, где отдельные примеры региональной
интеграции выглядят как часть общего контекста расширения масштабов
коммуникации, обмена идеями и знаниями.


Межгосударственный подход

Сторонники государство
-
центричного взгляда на процессы международного
сотрудни
чества объединились под флагом межгосударственного

подхода к
интеграции, который с конца 1960
-
х гг. является основным конкурентом
неофункционализма.

Один из ярких представителей этого направления С. Хоффманн в своих
работах указывал на тот факт, что нацио
нальные интересы, понимаемые как
«переплетение идей и идеалов, прецедентов и опыта, личных и групповых
интересов», имеют решающее значение для реализации процесса интеграции.
50

Также С. Хоффманн отрицал, что логика интеграции следует напрямую за
процессами
индустриализации и технократии. Наоборот, по его мнению, учет
политического фактора должен указывать на то, что функциональные связи не
имеют такого решающего значения, какое им придавали неофункционалисты.
51

Основное замечание к неофункционалистам выражало
сь в том, что они
сделали слишком большой упор на процессе, потеряв при этом из вида контекст, в
котором этот процесс происходит. С точки зрения С. Хоффманна, международная
система так устроена, что она будет создавать больше условий для различия между
го
сударствами, а не их слияния, так как основа системы содержит в себе принцип
самоопределения наций. Таким образом, интерес государства к интеграции
определяется больше его желанием существовать в ситуации большей
определенности, нежели действием агентов бо
лее сильных, чем государство.
52

Кроме этого С. Хоффманн поставил под сомнение наличие автоматичности в



48
Christiansen T., Jorgensen K. E., and Wei
ner A. The Social Construction of Europe.// Journal of European Policy 1999,
Vol. 6, P. 529.

49
Moravcsik A., Is Something Rotten in the State of Denmark? Constructivism and European Integration.
// Journal of
European Public Policy, Vol. 6, 1999, pp. 669
-
8
1.

50
Hoffmann S., The European Sisyphus: Essays on Europe, 1964
-
1994.

Boulder, 1995, p.5.

51
Hoffmann S., Obstinate or Obsolete? The Fate of the Nation State and the Case of Western Europe. //
Deadelus, 1966.

52
Hoffmann S., Op cit., p.882.


18
процессе интеграции, особенно его не устраивал характер связи между экономикой
и политикой. С его точки зрения, политическая экономика разделена на два
ур
овня, которые существуют автономно друг от друга. Первый уровень

сфера
«низкой» политики. Здесь государства готовы пойти на активное сотрудничество.
Второй уровень

сфера «высокой» политики. Она включает в себя вопросы,
напрямую затрагивающие суверените
т страны. В этой сфере государства не
стремятся поступаться своими полномочиями.
53

По мнению другого представителя межгосударственного подхода Р.
Хансена, неофункционализм ошибочно воспринимал роль наднациональных
институтов. А именно, не был учтен тот факт
, что существование
наднациональных институтов не является необходимым условием для успешного
экономического сотрудничества.
54
Дополнительная аргументация в пользу
первичности государства строится на двух предположениях. Во
-
первых,
формальная интеграция име
ет большее значение, чем неформальная. Во
-
вторых,
формальная интеграция создает условия для развития неформального
взаимодействия.
55

Межгосударственный подход рассматривает государство как ключевой
центр принятия решений, который действует на основе национа
льного интереса.
По мнению современного представителя
либерального межгосударственного

подхода Э. Моравчика, национальные интересы определяются в результате
внутренней борьбы между элитами и группами интересов. Следовательно, чтобы
понять позицию государс
тва по отношению к интеграционным процессам
необходимо проследить динамику внутриполитического процесса.
56
Вполне
очевидно, что государство передаёт ограниченные полномочия наднациональной
организации для достижения определённых целей своей политики. Поскол
ьку
основными участниками остаются национальные элиты, которые заинтересованы,
прежде всего, в сохранении своей власти, то, по мнению Э. Моравчика, “структура
(наднациональных) институтов приемлема для национальных правительств, только
если она больше усил
ивает, нежели ослабляет их контроль над внутренними
делами”.
57
Таким образом, возникает модель двухуровневой политики: интересы,
сформированные на национальном уровне, в дальнейшем выступают в качестве
направляющих маяков на международной арене, а координат
ором обмена между
двумя уровнями выступает государственный аппарат. Следовательно, развитие
наднациональных институтов должно полностью отражать результаты сделок
между высшими должностными лицами и правящими элитами национальных
государств, а общее направ
ление интеграции находиться в русле интересов
правительств.




53
Ibid.

54
Hansen
R., European Integration: Reflections on a Debate of Theoretical Efforts //World Politics, Vol. 21,
Issue 2, 1969.

55
Rosamond B., Theories of European Integration, p. 130.

56
Moravscik, A., Preferences and Power in the European Community: A Liberal Interg
overnmental Approach. // Journal of
Common Market Studies,

Vol. 31, 1993,
р
. 483.

57
Ibid, P.515.


19
Следуя вышеизложенной логике, некоторые исследователи выдвинули тезис
о том, что интеграция призвана «спасти» национальное государство в качестве
основного инструмента управления в глобализирующе
мся мире.
58
С точки зрения
А. Милворда идея о том, что государство добровольно передает свои полномочия
наднациональным институтам под руководством возникающей транснациональной
элиты, не подтверждается.
59
Поскольку государства не принимают решений в
полном
вакууме, то интеграция может быть выгодна государствам с точки зрения
объединения ресурсов для решения общих задач, например, поддержание
конкурентоспособности в глобальной системе. И хотя в мире уже существует
практика принятия решений на наднациональном
уровне, представители данного
направления считают, что основная динамика определения приоритетов в
интеграционной политике находится на уровне государства и поэтому говорить о
потере государством своих позиций еще рано.

Существенное отличие межгосударствен
ного подхода от
неофункционализма состоит в отношении к значимым моментам интеграции. Если
для неофункционалистов изменение/развитие интеграции происходит в период
между подписанием очередного договора, который только легализует
произошедшие «переливания»,
60
то сторонники межгосударственного подхода
считают, что
соглашения,
достигнутые в рамках межгосударственных
переговоров
,
определяют развитие интеграции.
61

Учитывая опыт региональной интеграции можно отметить, что большинство
современных интеграционных обра
зований, казалось бы, начинают свое развитие
на основе принципов функционализма/неофункционализма

сотрудничество
строиться на базе совместного решения конкретных вопросов, касающихся
свободной торговли, таможенного союза и т.п., с провозглашением планов
о
дальнейшей более глубокой интеграции. Однако реализация этих проектов, в том
числе и в ЕС, находится под непосредственным контролем государств. А
основным мотивом для углубления интеграции, по признанию Э. Хааса, является
не давление со стороны интеграци
онных сил, а давление извне.
62
Таким образом,
создание интеграционных объединений может восприниматься как настоятельная
необходимость для поддержания конкурентоспособности на мировом уровне в
глобализирующейся экономике и политике.
63


«Новый» институционали
зм

Отличительной особенностью институционального подхода к интеграции
является то, что он делает особый упор на значении институтов во взаимодействии



58
Milward A., et al, Frontiers of National Sovereignty. History and Theory 1945
-
1992,
-
L., 1993.

59
Ibid, p. 20.

60
Ross G., Jacque Delors and European Integrat
ion.

NY, 1995.

61
Moravscik, A., Liberal Intergovernmentalism and Integration: A Rejoinder. //Journal of Common Marke
t Studies, Vol.33
(4), 1995.

62
Viotti P., Kauppi M., International Relations Theory: Realism, Pluralism, Globalism,
-
N.Y., 1993, p.243.

63
Шишков Ю.В., Указ. соч., С.80.


20
государств и других акторов.
K
. Телен и С. Стейнмо указывают на то, что
институты, организующие политико
-
э
кономическую активность, являются не
просто инструментом, но и создают «информационно насыщенные» условия, в
которых участникам легче находить положительные решения. Институты
действуют в качестве посредников между предпочтениями акторов и результатами
пол
итики.
64

Современный, «новый» институционализм представляет собой достаточно
широкую научную парадигму (можно выделить несколько основных направлений:
историческое, социологическое и рациональное), поэтому само понятие
институтов имеет несколько различных т
рактовок. Например, в рамках
рационального институционализма институты определяются как формально
законодательно оформленные образования и система правил принятия решений,
которые налагают обязательства на участников интеграционного процесса.
Наличие зако
нодательных ограничений во взаимодействии акторов, заставляет
последних изменять свои стратегии и тактики в соответствие с требованиями
формальных правил.
65

В социологической трактовке под институтами понимают формальные
правила, процедуры и стандартные ти
пы взаимодействия, которые структурируют
отношения между участниками. Кроме этого в понятие институтов входят нормы
неформального взаимодействия и элементы «нормативного социального порядка»,
такие как традиции и правила поведения.
66

Поскольку действия учас
тников традиционно определяются понятием
интереса, то институционалисты разработали свои интерпретации роли институтов
для формирования интересов и предпочтений. Например, последователи
рационального
институционализма считают, что интересы формируются вне
институтов и являются результатом личных выборов участников. Поэтому
институты могут оказывать только сдерживающее влияние на выбор стратегий по
реализации уже сформированных интересов.
67
Несмотря на то, что такой взгляд
снижает роль институтов и лишает их
всякой автономности, по мнению У.
Сандхольца, он же объясняет, почему государства вообще создают институты


совместные институты помогают государствам снизить стоимость взаимодействия
между собой посредством более глубокого понимания взаимных целей и
потр
ебностей.
68


С точки зрения
исторического
институционализма, роль институтов

выглядит более существенной при
создани
и
общего контекста для политических и
экономических действий. Как следствие, институты способны формировать цели и
интересы акторов, и тем са
мым влиять непосредственно на результаты всего



64
Thelen K., Steinmo S., (eds) Structuring Politics: Historical Institutionalism in Comparative Polit
ics.

Cambridge, 1992.

65
Rosamond B., Op. cit., p. 120.

66
Armstrong K., Bulmer S., The Governance of the Single European
Market.

Manchester, 1998, p.52.

67
Thelen K., Steinmo S., Op. cit., p. 7.

68
Sandholtz W., Membership Matters: Limits of the Functional Approach to European Institutions. //Jou
rnal of Common
Market Studies, Vol.34, (3), 1996, p.406.


21
процесса интеграции. Кроме этого государства
-
участники не могут заранее
оценить длительных последствий своего участия в интеграционных институтах,
так как в будущем они вынуждены будут действовать в условиях с
оздаваемых
новыми институтами. В тоже время, институты своим существованием
определяют пути и варианты развития интеграционных процессов. Так, например,
было бы нерационально с точки зрения государства отдавать часть своих
полномочий в пользу общих институ
тов и тем самым терять контроль над
внутренней ситуацией. Но, если учесть фактор непредвиденных последствий,
создаваемый институтами, то можно согласиться с П. Пиерсоном в том, что
«решение краткосрочных задач, приведшее к созданию общих институтов,
опреде
лило в дальнейшем необходимость постепенного ограничения
государства».
69


Социологическое
направление в институционализме особое внимание
уделяет изучению институционализированных норм и обычаев. Как отметили П.
Холл и Р. Тейлор, институты в данном аспекте
рассматриваются с точки зрения их
«влияния на поведения через предоставление описаний, категорий и моделей, без
которых невозможно действие и его интерпретация».
70
Институты для социологов
являются механизмами, через которые социальные акторы обретают смыс
л
окружающего мира. Таким образом, институты выполняют функцию «управления
символами», то есть они помогают акторам определить свои интересы по
отношению к другим участникам.
71

Таким образом, институционализм предлагает для изучения широкий выбор
различных
аспектов интеграции: процедуры принятия решений, долговременные
результаты институционализации, особенности межгосударственного
взаимодействия на формальном и неформальном уровнях. Как следствие, вклад
институционализма в исследование интеграции состоит
в определении «новых»
аспектов и вопросов. Например, Т. Кристиансен при рассмотрении работы
Еврокомиссии уделил особое внимание взаимодействию множества
организационных потоков в рамках одного института. В результате он выявил
внутренние противоречия между
тенденциями к политизации и бюрократизации, с
одной стороны, и между дипломатией и демократией, с другой.
72

Еще одним преимуществом институционального подхода является учет
влияния правовой сферы на процесс интеграции. Институционализация правовых
норм соз
дала условия для большей самостоятельности правовой сферы.
Соответственно, взаимодействие правовой системы с политической и
экономической системами становиться действенным фактором в развитии
процесса интеграции и определении направлений и степени объедине
ния.
73




69
Pierson P., The Pat
h to European Integration: A Historical Institutionalist Analysis. //Comparative Political Studies,
Vol.29 (2), 1996, p.156.

70
Hall P., Taylor R., Political Science and the Three New Institutionalisms. //Political Studies, Vol
.44 (5), 1996, p. 948.

71
Ibid.

72
Cited in: Rosamond B., Op. cit., p. 125.

73
Armstrong K., Bulmer S., Op. cit., p.62.


22
Многие институтционалисты разделяют мнение о приоритетной роли
государства в интеграционном процессе, но, тем не менее, отличительным
достоинством этого исследовательского направления, по мнению М. Поллака,
является учет того, как институты структур
ируют выбор действующих акторов.
74

Действительно, понять процессы, происходящие в рамках современных
интеграционных объединений становиться все труднее, если учитывать только
традиционное понятие интереса, относительную силу государств и анализ сделок,
сов
ершенных в рамках межгосударственных соглашений.
75


Концепция многоуровнего управления

В последние десятилетие особое значение в изучении интеграции стала
играть концепция/
модель многоуровнего управления (МУУ)
, разрабатываемая
такими исследователями как Г.
Маркс, К. Бланк и Л. Хоуг. Поскольку процессы
интеграции приводят к образованию укрупненных социально
-
политических
систем, в которых ни один актор самостоятельно не может обладать полной
информацией для принятия комплексных решений, и также не обладает
дос
таточными полномочиями для полномасштабных действий, поэтому особый
акцент в данной теории делается на изучение проблем регулирования сложных,
динамичных и разнообразных социальных систем.
76
Концепция многоуровнего
управления рассматривает интеграционные об
разования в качестве систем
отличных, как от международных организаций, так и от государств.

Базовым предположением для данной концепции служит наличие
пересекающихся компетенций между множеством уровней управления и
взаимодействие политических сил между
этими уровнями. Таким образом,
государство, точнее уровень исполнительной власти может считаться только
одним из нескольких уровней организации интеграционного процесса. Модель
МУУ рассматривает интеграционные образования как цельные системы, где
кроме рас
пределения власти по различным уровням и участникам, существуют
различные направления политики, где действуют разные схемы регулирования.
Следовательно, структура политического контроля не является неизменной во
всех направлениях политики.
77
Кроме этого, по
дразумевается, что в такой системе
действуют как горизонтально, так и вертикально асимметричные
согласовательные механизмы.
78

Сторонники данной модели не утверждают, что государства перестают
играть свою ключевую роль в процессе интеграции, но, по их мнению
, чтобы



74
Pollack M., The New Institutionalism and EC Governance: The Promise and Limits of Institutional Ana
lysis. //
Governance, Vol.9 (4), 1996.

75
Garret G., Tsebelis G., An
Institutional Critique of Intergovernmentalism. //International Organization,Vol.50, (2), 1996,
p.299.

76
Kooiman J. (ed), Modern Governance: New Government
-
Society Interactions.

London, 1993, p.4.

77
Marks G., et al, Governance in the EU.

L., 1996, p4.

78
Christiansen T., Reconstructing European Space: From Territorial Politics to Multilevel Governance,
in K
-
E., Jorgensen,
Reflective Approaches to European Governance.
-
Basingstoke, 1997, p.65.


23
понять процесс принятия решений на наднациональном уровне необходимо
анализировать и независимую роль акторов европейского уровня. Кроме этого,
субнациональные акторы давно перестали действовать только на своей
территории, и также активно участвуют
в общеевропейских процессах. Создавая
ассоциации, государства никак не монополизируют, а скорее распределяют связи
между национальными и наднациональными акторами. Основным отличием
данной модели является то, что она видит интеграционный политический проц
есс
как взаимодействие независимых политических акторов на различных уровнях,
что отчасти отражает принцип субсидиарности.
79
Таким образом, теория МУУ
утверждает, что компетенции постепенно перемещаются от государства, как на
наднациональный уровень, так и
на субнациональный уровень.

Необходимо отметить, что модель многуровнего управления на прямую не
противостоит суверенитету государства. Наоборот, в ней государство само строит
систему, которая поможет сохраниться государству как таковому.
80
Система
управлен
ия, основанная на этой модели, ещё формируется, и только начинает
обретать некие институционные рамки. Сторонники данного подхода утверждают,
что система взаимосвязей, которую описывает концепция МУУ, появилась в
конце 1980
-
х, начале 1990
-
х годов в наиболе
е развитых интеграционных блоках.
По мнению Дж. Ругги, предметом изучения концепции МУУ являются
«посмодернистские международные политические формы», например, ЕС,
особенностью которых являются подвижность, постоянство неопределенности и
множественность фо
рм власти.
81
В тоже время в рамках данной теории, кроме
общей тенденции, ведущей к постепенному размыванию границ между
различными (наднациональным, национальным и локальным) уровнями
управления, не выдвигается четких предположений о дальнейшей динамике
ин
теграционных процессов. Таким образом, основное достоинство данной модели
состоит в попытке выделить сложность, неопределенность, как главные
характерные черты современных интеграционных объединений.

В качестве выводов можно отметить следующее. В данном
обзоре мы
рассмотрели основные современные подходы к теоретическому осмыслению
интеграции между государствами. Как можно заметить, не существует единого
подхода к объяснению феномена региональной интеграции и интеграции между
государствами в целом. Больши
нство теорий пытается делать обобщения на
основе анализа конкретных примеров интеграции. Основным таким примером,
являлся и до сих пор является Европейский Союз как наиболее продвинутый
проект по глубокому интегрированию государств. Именно на его основе
ст
роилось большинство вышеперечисленных теорий. В связи с этим необходимо
заметить, что чем дальше идет процесс интеграции в Европе и в мире, тем больше



79
Marks G., Hooghe L., Blank K., Integration Theory, Subsidia
rity and the Internationalisation of Issues: The Implication
for Legitimacy / EUI Working Paper RSC

No. 95/7,
Р
. 7.

80
Ibid.,
Р
.25.

81
Ruggie J., Constructing the World Polity: Essays on International Institutionalization.

L., 1998, p.173


24
возникает различных подходов к объяснению этого феномена. Причем происходит
это путем вклада знаний из ра
зличных смежных дисциплин: например, из
политической и экономической наук, социологии. В результате чаще возникает не
интеграция теорий, а наоборот специализация по определенным аспектам
интеграции

кто
-
то специализируется на институтах, кто
-
то на полити
ческом
процессе, кто
-
то на экономической базе интеграции. Усложнение феномена ведет
к диверсификации подходов к нему. В частности, пример концепции
многоуровнего управления натолкнул Дж. Петерсона на попытку разделить
процесс интеграции на несколько исслед
овательских уровней, где каждому
уровню соответствует «своя» теория.
82


Уровень

Значимая переменная

Лучший подход

Надсистемный

Изменения в общей
политической/ экономической
среде

«Макро теории»:
межгосударственный подход или
неофункционализм

Системный

Институциональные
изменения

Новый институционализм

Мезоуровень

Ресурсная зависимость

Анализ политических
взаимосвязей




Таким образом, получается, что ни одна теория не в силах дать полного
ответа обо всех аспектах интеграции. Так же ни одна теория не
может быть
названа чистой теорией интеграции, так как интеграция становиться процессом,
вовлекающим и затрагивающим все больше направлений общественной жизни.
Если в середине прошлого века основной задачей стоявшей перед теоретиками
интеграции был поиск пу
тей обеспечения мирного существования государств, то в
последнее десятилетие акцент сместился на поиск методов и механизмов
организации управления в увеличивающихся по масштабам политико
-
экономических образований на региональном уровне. Именно с помощью
ин
теграции государства и другие участники международных отношений пытаются
найти способы создания «зон процветания», способных усилить потенциал
региональной экономики в глобальной конкуренции. И вполне, естественно, что
одним из основных участников интеграц
ии остается государство, так как именно
оно имеет все необходимые ресурсы, в том числе и юридические для решения тех
задач, которые стоят перед человечеством. Что же касается конкретного
конечного результата интеграции, то этот вопрос по
-
прежнему вызывает
множество разногласий. Поскольку, наряду с объединительными процессами,
существуют и явления дезинтеграции, то интеграция не может носить



82
Peterson J., De
cision
-
Making in the EU: Towards a Framework for Analysis. //Journal of European Public policy, 2 (1)
1995, p.40.


25
прямолинейного характера. Тем не менее, очевидно, что с помощью процессов
интеграции и реинтеграции в современном мире
происходит реорганизация всей
системы экономико
-
политического регулирования в глобальном масштабе.



26
Часть
2
Основные направления деятельности ЕС


В данной части рассматриваются три основных направления деятельности
(или опоры) ЕС. К таковым относятся: Ев
ропейский Экономический и Валютный
Союз (
European

Economic

and

Monetary

Union
), Европейская Общая Внешняя
Политика Безопасности и Обороны
(
European

Security

and

Defense

Policy
)
,
Внутренняя политика или Сотрудничество в сфере правосудия и внутренних дел

(
Ho
me

and

Justice

Affairs
)
.

Именно наличие
трех
направ
лений деятельности, при
котором этот субъект мировой политики имеет черты и международной
организации и надгосударственного образования похожего на супергосударство,
делает ЕС таким уникальным актором н
а международной арене.


2
.
1. Основные этапы Маастрихтской программы создания Экономического и
Валютного Союза

В Маастрихтском договоре о ЕС записано, что Союз ставит перед собой
следующие цели: “содействовать устойчивому и гармоничному экономическому и
со
циальному прогрессу, особенно путём создания пространства без внутренних
границ, экономического и социального сплочения и создания Экономического и
Валютного Союза, в конечном счёте, включающего введение единой валюты;
способствовать утверждению индивидуал
ьности Союза на международной арене,
особенно путём осуществления общей внешней политики и общей политики
безопасности, включая возможное оформление в дальнейшем общей
оборонительной политики, которая могла бы привести со временем к созданию
общих сил обор
оны”.
83

Из перечисленного следует, что конечной целью является образование
политического союза и создание ЭВС
-
есть промежуточный, но необходимый
шаг. Теперь может быть более ясным становится, почему Европа сорок лет
говорила о единой экономике, но до сих
пор очень неохотно создавала её, а
поставив перед собой более высокую задачу, активно принялась за ближайшую
(ЭВС). Возможно, именно неопределённость дальнейшего развития и
невыгодность ситуации для какой
-
либо страны сдерживало деятельность всех
стран до 1
980
-
х годов.

Сама идея создания единой европейской экономики, основанной на общем
рынке, существовала и развивалась до подписания договора в Маастрихте, но
именно в этом договоре был заложен обязательный механизм осуществления
проекта ЭВС.

В начальных стр
оках Римского договора, подписанного в 1957 году, эта цель
сформулирована так: “Сообщество ставит своей задачей содействовать путём
создания общего рынка и прогрессирующего сближения экономической политики
государств
-
членов гармоничному развитию экономичес
кой деятельности в



83
Договор о ЕС
, ст.49.
/
Документы ЕС, под ред. Ю.А. Борко, М., 1994.
-
т. 2.


27
Сообществе, непрерывному и сбалансированному росту, возрастающей
стабильности, ускоренному повышению уровня жизни и более тесным связям
между государствами, которые оно объединяет”.
84

В Договоре прямо рассматривается зависимость процветан
ия Сообщества и
достижения им политической целостности от единого интегрированного рынка. В
этих целях договор определил создание особых условий для свободного движения
товаров, услуг, людей и капитала.

Подготовительным этапом на пути к ЭВС послужил Единый
Европейский
Акт, который провозгласил создание общего рынка к 1992 году, как необходимое
условие дальнейшего развития Сообщества.
85
Так же сильное влияние на развитие
идеи экономического союза в тот период оказали доклады Вернера и Делора, в
которых были п
редставлены основные механизмы построения ЭВС и которые в
последствии легли в основу Договора о ЕС.
86

Необходимо отметить, что идеи о ЭВС, высказанные комитетом Делора,
вызвали широкий общественный резонанс и были поддержаны вслед за наиболее
влиятельными г
руппами элиты (самый яркий пример
-
это создание Валери
Жискар д’Эстеном и Гельмутом Шмитом в 1986 г. Комитета за валютный союз в
Европе) большинством средств массовой информации.
87

Всё это создало необходимую базу для ведения подготовительной работы,
резул
ьтатом которой стало подписание в 1992 году Маастрихтского договора,
вносившего изменения в основные договора и утверждавшего разработанные
перед этим этапы создания ЭВС.

План создания ЭВС предполагал, что первый этап продвижения к Союзу
закончится к 1
-
му
января 1994 года
88
. До этой даты были отменены все
ограничения на движение капитала, платежи между членами Сообщества, а также
между членами и третьими странами осуществляются по единым правилам. Было
достигнуто более близкое сотрудничество в экономической
политике между
управляющими Центральными Банками, выполнение этой функции было
возложено на Комиссию и управляющих Центральными Банками.
89

В начале второго этапа (1994г.) начал действовать Европейский Валютный
Институт (ЕВИ). В задачи ЕВИ входило: укреплени
е сотрудничества между
национальными ЦБ; укрепление координации валютной политики государств
-
членов с целью обеспечения стабильности цен; контроль функционирования ЕВС;
принятие на себя задач Европейского Валютного Фонда, который был
ликвидирован; способст
вование использованию ЭКЮ и осуществление надзора за
его развитием, включая плавное функционирование клиринговой системы ЭКЮ;



84
Договор о ЕС, ст.100. / Документы ЕС, т.1.

85
См.: Единый Европейс
кий Акт. / Документы ЕС, т.2.

86
Шемятенков В.Г. Евро: две стороны одной монеты.
-
М.: Экономика, 1998, С. 96.

87
Там же. С. 87.

88
Договор о ЕС, Глава 4. / Документы ЕС, т.1.

89
Договор о ЕС, ст.109е. / Документы ЕС, т.1.


28
консультирование по вопросам, относящимся к компетенции национальных ЦБ и
воздействующим на стабильность финансовых институтов и
рынков.
90

Для подготовки третьего этапа создания ЭВС ЕВИ разработал инструменты
и методы, необходимые для проведения единой валютной политики на третьем
этапе; способствовал согласованию, где это необходимо, правил и практических
методов сбора, составления
и распространения статистических данных в регионах
в пределах своей компетенции; подготавливал правила осуществления
деятельности национальными ЦБ в структуре ЕСЦБ; способствовал
эффективности трансграничных платежей; контролировал техническую
подготовку в
ыпуска ЭКЮ в банкнотах.

К 31 декабря 1996 года ЕВИ разработал правовую, организационную и
логическую системы, обеспечивающие функционирование ЕСЦБ на третьем
этапе
91
, таким образом, ЕВИ являлся основным финансовым институтом в Союзе
до создания ЕЦБ.

Очень с
трого решался вопрос о контроле за ходом выполнения странами
договора. Для этого Комиссия и ЕВИ докладывали Совету ЕС о ходе выполнения
государствами
-
членами своих обязательств, относящихся к достижению
Экономического и валютного союза, при этом участие в
ЭВС определялось
следующими критериями конвергенции:

-
достижение высокой степени стабильности цен, что выясняется при
сопоставлении темпов инфляции, которые не должны превышать средний
показатель трех стран
-
кандидатов с минимальной инфляцией более чем на
1,5
пункта;

-
устойчивость финансового положения правительства, которая считается
достигнутой, если дефицит госбюджета не превышает 3% ВВП и
государственный долг не превышает 60%;

-
устойчивость сближения государства
-
члена, то есть участие его валюты в
мех
анизме обменных курсов европейской валютной системы не менее двух лет, и
не превышение долгосрочных процентных ставок среднего показателя стран с
минимальной инфляцией более чем на 2 пункта.
92

Кроме этого в отчётных докладах учитывались: развитие ЭКЮ, резул
ьтаты
интеграции рынков, состояние и тенденции развития текущего платёжного
баланса, анализ динамики затрат на рабочую силу в расчёте на единицу продукции
и других индексов цен.

Учитывая в должной мере указанные выше критерии и заключение
Европейского парл
амента, Совет в составе глав государств или правительств,
действуя квалифицированным большинством, к 31 декабря 1996 года должен был
решить, выполняет ли большинство членов необходимые условия для введения
единой валюты и имеются ли налицо подходящие услов
ия для перехода Союза к



90
Там же, ст.109.

91
Договор о ЕС, ст
.109
f
. / Документы ЕС, т.1.

92
Trait
e
sur lunion europ
e
enne.
Article 109J.


29
третьему этапу
93
. Но так как к концу 1997 года дата перехода к третьему этапу не
была установлена, то начало третьего этапа было автоматически назначено на 1
января 1999 года, что практически означало принятие волевого решения. До 1

июля 1998 года Совет на основе вышеизложенного подтвердил
квалифицированным большинством, какие государства
-
члены удовлетворяют
необходимым условиям для введения единой валюты.
94
Что касается единой
валюты, то в договоре о ЕС значится, что с начала третье
го этапа (1999г.)
стоимость ЭКЮ не подлежит изменениям и фиксируется по отношению к валютам
государств
-
членов
95
. Валютный состав корзины ЭКЮ больше не менялся.

В соответствии с договором государства, не удовлетворившие необходимым
условиям (в данном случае
получилось

не желающие вступать), были
освобождены от прав и обязанностей в ЕСЦБ и одновременно было
приостановлено их право голоса, то есть фактически они остались в стороне от
дальнейшего процесса. Эти положения могут быть отменены по отношению к
таким
государствам
-
членам Советом по докладу Комиссии и ЕЦБ после совещания
с Европейским парламентом
96
.

Можно заметить, что сразу при подписании договора несколько стран
заявили о своём не участии в ЭВС. Среди них Великобритания, Дания, Швеция и
Греция; по Вели
кобритании был подписан отдельный протокол, разрешающий ей
присоединиться в любое время.
97

C
началом третьего этапа начал работать Европейский Центральный Банк,
взяв на себя часть функций ЕВИ, который в свою очередь был
переквалифицирован.

Для выполнения за
дач, поставленных перед ЭВС, была создана новая
структура
-
Европейская система центральных банков во главе с Европейским
центральным банком, что означало полное слияние финансов всего Союза в одну
структуру.

Основной целью ЕСЦБ является поддержание стабил
ьности цен. Без ущерба
для этой цели система оказывает поддержку общей экономической политике
Союза. ЕСЦБ функционирует в соответствии с принципом открытой рыночной
экономики со свободной конкуренцией, способствуя эффективному
распределению ресурсов, то ес
ть участвуя в регулировании экономики
98
.

Основные задачи ЕСЦБ заключаются в том, чтобы: определять и проводить
в жизнь валютную политику Союза; проводить международные валютные



93
См.: Договор о ЕС.

94
Договор о ЕС, ст.109с. / Документы ЕС, т.1.

Также:
Cardiff

European

Council
,
15
-
16
June
1998:
Presidency

conclusions
. /
http
://
www
.
europa
.
eu
.
int


Польностью
условиям удовлетворяли только несколько стран ЕС, но при
этом желание подтвердили 11 стран с перспективой подтянуть показатели, плюс Греция, которой понадоби
лось на
это больше года.

95
См.: Догово о ЕС.

96
См.: Договор о ЕС.

97
Trait
e
sur lunion europ
e
enne,
Protocole sur certaines dispositions relatives au royaume
-
uni de Grand
-
Bretagne et

Irlande
du Nord.


98
Протокол об уставе ЕС и ЕСЦБ и ЕЦБ. / Договор о ЕС.


30
операции; хранить и управлять официальными резервами иностранной валюты
государс
тв
-
членов; содействовать плавному функционированию системы
платежей.
99

Надо заметить, что эта структура обладает определённой независимостью.
При исполнении своих полномочий, задач и обязанностей, определённых
договором и уставом, ни ЕЦБ, ни национальные ЦБ
не могут испрашивать или
получать указаний от институтов или органов Союза, либо от какого
-
либо
правительства. Особенно за независимость ЕЦБ (также как и за его дислокацию в
своём городе) боролась Германия. Сейчас он находиться во Франкфурте
-
на
-
Майне,
что
явно усиливает экономические позиции Германии.

Капитал ЕЦБ изначально составлял 5 млрд. ЭКЮ с возможностью
увеличения в будущем. Национальные ЦБ являются единственными подписчиками
и держателями капитала ЕЦБ. Для каждого национального банка установлена св
оя
доля в ЕЦБ, которая равна сумме: 50% доли соответствующего государства в
населении Союза и 50% доли соответствующего государства в валовом
внутреннем продукте по рыночным ценам Союза, то есть основными держателями
единого банка являются уже известные вс
ем лидеры Союза.
100

Как мы можем отметить, план создания ЭВС был достаточно чётко прописан
и осуществлён, но экономическая и валютная интеграция воспринимается на
Западе не как самоцель, она должна так же служить более высоким целям,
относящимся как к эконом
ической, так и политической сферам:

-
Экономическое благосостояние. Процветание всех государств
-
участников
основывается на двух основных элементах экономической интеграции:
специализации производства и кооперации в проведении политики.

-
Мир. Страны станов
ятся взаимозависимыми, что исключает вероятность
военного конфликта между ними.

-
Демократия. Объединение делает невозможным уничтожение демократического
режима в одной стране.

-
Права человека. От поддержания демократии будут неотделимы и права
человека.
101

Исходя из такой привязки политики и экономики, мы должны отметить, что
Маастрихтский договор, был компромиссным документом, удовлетворяющим
основным подходам к процессу создания ЭВС, которых придерживались страны
ЕС. Среди них наиболее выделялись “экономи
ческий” и “монетаристский”
подходы.

Первый подход поддерживался главным образом ФРГ и Нидерландами. Эти
страны определённо высказывались за фиксацию обменных курсов и введение
единой валюты, но при условии обязательного и строгого соблюдения критериев



99
Договор о ЕС, глава 3, ст.109с. / Документы ЕС, т.1.

100
Протокол об Уставе Европейской системы цент
ральных банков и Европейского центрального банка./Документы
ЕС.т.2, Ст.29.

101

The Economics of European Integration,
-
Р.20.


31
конв
ергенции, что означало невозможность чёткого определения сроков перехода
к полному союзу.
102


Второго подхода придерживались Италия и в несколько смягчённой форме
Франция, подчёркивая мобилизующую роль самой идеи ЭВС. Согласно их точке
зрения установление тв
ёрдой даты перехода должно было подстегнуть
национальные правительства и рыночные силы создать политические условия для
принятия непопулярных мер экономии и, в конечном счёте, ускорить
экономическую конвергенцию.
103

На межправительственной конференции не уда
лось найти компромисса
между этими подходами, только на саммите в Маастрихте было найдено разумное
сочетание подходов. “Монетаристская” точка зрения восторжествовала в том, что
государства
-
члены ЕС договорились установить твёрдые сроки создания ЭВС.
“Эконо
мисты” добились определения строгих критериев отбора кандидатов на
участие в зоне евро. Подобными компромиссами и было вызвано последующее
возрастание скептицизма по поводу успешного достижения обозначенных в
Маастрихте целей.

Но всё же Маастрихт означал о
чень серьёзный шаг на пути “углубления”
интеграции, так как, по мнению В.Г. Шемятенкова, он заложил правовую основу
будущего Экономического и валютного союза, определил институциональную
структуру ЭВС, установил точный график поэтапного создания ЭВС, согла
совал и
утвердил четыре обязательные критерия конвергенции, утвердил приоритеты
кредитно
-
денежной политики, предусмотрел систему временных исключений для
Великобритании и Дании.
104

Саммит в Маастрихте завершился в обстановке необычайной уверенности в
дальней
шем успехе планов развития интеграции, но уже известные нам
обстоятельства поставили под сомнение перспективы осуществления плана
Делора. По мнению В.Г. Шемятенкова, этому способствовали следующие
факторы: первое, начавшийся в 1989 году спад деловой активн
ости оказался
намного серьёзнее, чем ожидалось; второе, несколько неожиданным для
руководства ЕС оказалось наличие трудностей с ратификацией Маастрихтского
договора; третье, экономические и другие последствия воссоединения Германии
вызвали резкое расхожден
ие курсов экономической политики Бонна и его
партнёров по ЕС; и четвёртое, Европейская валютная система, которая должна
была стать своего рода трамплином для плавного вхождения в Экономический и
валютный союз, фактически рухнула.
105

Особенно значимым фактом
оказалась несогласованность действий
правительств ЕС и ожиданий общественного мнения стран двенадцати.



102
Шемятенков В.Г. Указ. соч. С.98.

103
Там же, С.98.


104
Шемятенков В.Г. Указ. соч. С
.99.

105

Там

же
,
С
. 101.


32
Осуществление “проекта
-
1992” преподносилось населению как средство
достижения нового “экономического чуда”, вместо этого произошло падение
производства,
что вызвало рост безработицы. Оказалось недооценённым сильное
противостояние национальных экономических и политических субъектов
экономическому союзу и, особенно, единой валюте. Кроме этого около трети
жителей стран ЕС вообще никогда не слышали об ЭКЮ и ЭВ
С.
106
Референдум же
в Дании в июне 1992 поставил под сомнение выполнение договора и,
следовательно, весь процесс интеграции, так как договор не смог бы вступить в
силу, если бы он не был ратифицирован всеми членами ЕС
107
.

После такого неудачного начала в созда
нии ЭВС символично выглядел уход
с поста председателя Европейской Комиссии Жака Делора, которого по праву
называли “архитектором” ЭВС. Пришедший на его место Жак Сантер более
приоритетным для себя считал социальную политику и борьбу с безработицей, а
не ра
звитие ЭВС.
108

В связи с этими событиями не удалось реализовать в намеченные сроки
координацию политики национальных центральных банков, к которой в большей
степени оказались не готовы малые страны. Практически неудачно развивался и
второй этап создания ЭВС,
предусмотренный в Маастрихте. Деятельность
Европейского валютного института, на который возлагались важные переходные
функции, оказалась неэффективной: первые четыре года своего существования
ЕВИ занимался главным образом подбором кадров и решением органи
зационных
вопросов.
109

Переломным моментом можно считать начало подготовки к новой
межправительственной конференции в Амстердаме. В июне 1995 года Комиссия
ЕС опубликовала “Зелёную книгу” о практических мерах по введению единой
валюты под названием “Одна вал
юта для Европы”. Авторы документа исходили
из того, что, определив принципиальные основы ЭВС, Маастрихтский договор
оставил открытыми практические вопросы переходного периода. Поэтому в
докладе была поставлена триединая задача: “первое, из всех возможных с
ценариев
перехода выбрать один, устранив тем самым неопределённость и сократив
издержки переходного периода; второе, определить конкретные задачи всех
участников процесса, вплоть до технических деталей; третье, выработать
основные направления кампании по ш
ирокому разъяснению проекта и завоеванию
поддержки со стороны общественного мнения, без которой переход к ЭВС был бы
невозможен”.
110
В декабре 1995 года европейский Совет на своём заседании в



106

One currency for Europe.
Green Paper. On the Practical Arrangements for the Introduction of the Single Currency.
European Commission, Brussels
-
Luxembourg, 1995. P.74.

107

Подробнее

об

этом

говорилось

в

предыдущей

главе
.
В 2001 г. сложилась подобная ситуация с ратификацией
договора
Ниццы в Ирландии, правда на этот раз особой паники не наблюдалось.

108

Programme Speeches of J. Santer // http://www.europa.eu.int

109
Шемятенков В.Г. Указ. соч., С.106.

110

One currency for Europe. Green Paper.

Р
.80.


33
Мадриде утвердил разработанный Комиссией сценарий и принял решение
о том,
что единая валюта будет называться евро.
111

Положительным оказалось то, что предложения Комиссии не требовали
внесения каких
-
либо дополнений в текст Маастрихтского договора. Поэтому
вопрос об Экономическом и валютном союзе не стоял в повестке дня ни
А
мстердамского саммита, ни предшествовавшей ему межправительственной
конференции. Более того, по мнению некоторых отечественных исследователей,
самый большой вклад, который Амстердам мог внести в подготовку ЭВС,
заключался в том, чтобы не затрагивать эту т
ему вообще, демонстрируя тем
самым решимость глав государств и правительств выполнять решения
Маастрихта.
112

Но
,
несмотря на то, что к полному согласию прийти не удалось (например, в
вопросе о Пакте стабильности и росте), в Амстердаме главы уже пятнадцати
го
сударств и правительств не пошли на то, чтобы отложить начало
заключительного этапа переходного периода создания ЭВС, даже если не все
члены ЕС будут в нём участвовать. Значение этого выражения политической воли
трудно переоценить, так как техническая подг
отовка к введению евро требует
серьёзных капиталовложений, на которые не согласится ни один экономический
актор, если нет твёрдо выраженной воли политического руководства.
Следовательно, для нашего исследования возникает важный вывод о том, что
экономическ
ая интеграция, которая часто считается основой всего процесса
интеграции и
исходит,
прежде всего
,
из целесообразности и выгоды, неотделима
от политических процессов и целей, определяемых политиками и социальной
действительностью. Кроме этого, создание ЭВС,
осуществленное по чёткому
плану, свидетельствует об окончательном оформлении единого экономического
пространства ЕС, пусть и не на всей территории Союза, что, несомненно, является
важнейшим достижением европейской интеграции. С января 1999 года
одиннадцат
ь
стран валютного союза перешли к общей экономической и валютной
политике

(в 2002 году к ним присоединилась Греция). Ныне они не просто
согласовывают или координируют национальные курсы в данной области, что уже
давно практиковалось в ЕС, а изначально форм
ируют единый курс. Страны
-
члены
валютного союза добровольно передали наднациональным органам функции,
неразрывно связывавшиеся ранее с понятием национального суверенитета.





111

См
.:
Madrid European Council
,
16 December
1995: Presidency conclusions.

112

Шемятенков

В
.
Г
.
Указ
.
соч
.
С
. 108.


34
2
.
2. Особенности
формирования политической и военной идентичности

ЕС

Одним из важн
ейших факторов развития ЕС стал тот факт, что в последнее
десятилетие интеграция европейских государств окончательно вышла за пределы
исключительно экономической сферы. Страны ЕС начали вырабатывать общие
подходы к связям с другими государствами, междунаро
дной безопасности,
региональным конфликтам и т.д. Все эти процессы привели к тому, что в
Маастрихтский договор, учредивший параллельно Европейским Сообществам
Европейский Союз, были включены положения об организации Общей внешней
политики и политики безопа
сности (ОВПБ), что в перспективе должно помочь ЕС
стать “глобальным актором”.
113

С момента начала реализации общей внешней политики и политики
безопасности (ОВПБ), определённой Маастрихтским договором о ЕС, было
написано достаточно много аналитических работ,
критикующих данное
направление в развитии европейской интеграции
114
. Это, вместе с другими
факторами, способствовало активному диалогу, а иногда и спорам о дальнейшем
развитии ОВПБ. Данная часть главы нацелена на рассмотрение
институциональной структуры ОВП
Б, оценку ОВПБ в действии, изучение
последних достижений, особенно в области безопасности и обороны, включая
некоторые оценки перспектив развития этого направления.

В октябре 1990 г. Комиссией Европейских сообществ был принят
меморандум о перспективах поли
тического союза, который лег в основу
обсуждения этой проблемы на МПК
115
. Суть его состояла в том, что европейские
сообщества предлагалось дополнить “второй” и “третьей” опорами

ОВПБ и
сотрудничеством в области правосудия и внутренних дел. Особый интерес д
ля нас
представляет включение в состав договора о ЕС раздела
V

-
“Положения об
ОВПБ”. Как было указано в договоре, “Союз начинает проводить ОВПБ”
116
.
Однако необходимо отметить, что идея о политическом союзе, хоть и
рассматривалась на МПК в 1991 году, так и
не попала в текст Маастрихтского
договора. Важно также отметить, что по Договору о ЕС согласование
внешнеполитических действий членами ЕС должно осуществляться не само по
себе, но с учетом других сторон деятельности ЕС, прежде всего экономической.
Маастрих
тский договор ввел оговорку и иного плана, которая также ограничивала
сферу применения ОВПБ. Согласно ей, ОВПБ должна осуществляться не по всем




113
Agenda 2000.Commission of the European Communities. Doc. Com. (97) 2000. Vol.1. For a Stronger and
Wider Union.
-
Brussels, 1997.
-
15 July.
-
P.36.

114

См
.,
например
:
Hoffmann S. Towards
a Common European Foreign Policy? //Journal of Common Market Studies,
Vol.38.
-


2.

June 2000, pp.189
-
198,
такую

же

мысль

высказал

Ф
.
Камерон
(
ДГ
1
А

КЕС
)
в
интервью с автором.

115
Барабанов О. Тенденции развития ОВПБ и ЗЕС: неожиданный вызов для России?
/Россия и основные институты
безопасности в Европе: вступая в 21
-
ый век / Под ред. Д. Тренина; Московский Центр Карнеги.
-
М.:
S
&
P
, 2000.
С.79.

116
Договор о ЕС, Ст
.
J
. / Документы ЕС. т. 2.


35
направлениям внешней политики, а только в тех областях, где члены союза имеют
“важные общие интересы”
117
. Естестве
нно, что такая формулировка допускает и
субъективное определение случаев, когда наличествуют “общность” и “важность”
этих интересов для стран участниц. В тех же случаях, когда ОВПБ подлежала
применению, общую позицию стран членов по данному вопросу должен
был
выработать Совет ЕС. Переход к конкретным совместным действиям в рамках
ОВПБ должен был осуществляться постепенно, но при этом в договоре не были
указаны сроки этого перехода.

Маастрихт провозгласил следующие цели ОВПБ. “Защита общих ценностей,
основн
ых интересов и независимости союза; укрепление безопасности союза и его
государств членов всеми способами; сохранение мира и укрепление
международной безопасности в соответствии с принципами Устава ООН, а также
с принципами Хельсинкского заключительного ак
та и целями Парижской хартии;
содействие международному сотрудничеству; развитие и консолидация
демократии и законности, уважение прав человека и основных свобод”
118
.

В Маастрихтском договоре указывалось также, что ОВПБ, в конечном счете,
включает и вопросы
формирования общей оборонной политики, которая со
временем преобразуется в общую оборону. Таким образом, появление общей
оборонительной системы не исключалось. В связи с этим на Маастрихтском
саммите Европейского совета была принята и особая декларация по
ЗЕС, который
мыслился как главная структура, на которую ЕС может опереться в этой сфере
119
.
После Маастрихта ЗЕС сразу же заявил о своей готовности разрабатывать и
осуществлять по просьбе ЕС меры оборонной политики. Но главной проблемой во
взаимодействии ЕС
и ЗЕС стало то обстоятельство, что состав участников каждого
из двух союзов не совпадает
.
С одной стороны, некоторые члены ЕС являются
нейтральными странами и не входят в военные союзы (как компромисс, им было
предложено получить статус наблюдателя при ЗЕС
). С другой стороны, в ЗЕС
входит несколько государств, не являющихся членами ЕС (Турция, Норвегия,
Исландия), по отношению к которым была предложена процедура “понижения”
их из полноправных членов ЗЕС в ассоциированные. В то же время известный
исследовате
ль проблем безопасности В. Журкин отмечает, что ЗЕС не всегда
может и должен быть рассматриваем как главный элемент ОВПБ
120
.

Большое значение имело, принятое летом 1992 г., решение ЗЕС о
возможности реализовывать задачи, не связанные непосредственно со стать
ей
V

договора о ЗЕС (совместная оборона стран членов). Выработанный список так
называемых “Петерсбергских задач”

(миссии гуманитарного и спасательного
характера, операции по поддержанию мира и управлению кризисами, включая
силовое умиротворение) установил
новые горизонты для развития ЗЕС как



117
Там же, Ст.
J
1.

118
Договор о ЕС. Ст.
J1.

119

Declaration (

30) on We
stern European Union, Maastricht, 7 February 1992
.

120
Журкин В. Интеграция, общая внешняя политика и безопасность. /Заглядывая в 21
-
й век: ЕС и СНГ.С.290.


36
механизма европейской оборонной координации. В то же время двойственная
природа Западноевропейского союза нашла свое отражение и в маастрихтской
декларации ЕС о ЗЕС, которая призывала его развиваться в качестве
”оборони
тельного компонента ЕС и средства укрепления европейской опоры в
Атлантическом союзе”.
121
Таким образом, ЗЕС продолжал оставаться
“мостиковой”

военной организацией между США и Европой. Такое положение
привело, в частности, к отдельным попыткам предпринимавши
мся как в Европе,
так и со стороны России вбить клин между ЕС/ЗЕС и НАТО, основанным на
утверждении о том, что европейцы сами должны строить свою оборону
122
.
Представляется, однако, что вся эта проблема носит несколько искусственный
характер, поскольку обращ
ения к членам ЕС, которые в то же время являются
членами НАТО, с призывом отказаться от НАТО и сосредоточиться на ЗЕС,
относятся исключительно к области риторики
123
. Именно в силу такого характера
ЗЕС трудно отделаться от мысли о его виртуальной природе, о т
ом, что он
является скорее идеей, чем реальной военной организацией. В связи с этим
попытки настаивать на самостоятельности ЗЕС (и более того


противопоставлять его НАТО) следует оценивать весьма сдержанно. Напомним,
что маастрихтская концепция ОВПБ (и, о
собенно, её оборонных составляющих)
была не столь уж однозначно воспринята населением некоторых стран
Сообществ.
124
И лишь после того, как на Эдинбургском саммите Европейского
совета в декабре 1992 г. был принят Протокол о некоторых положениях,
относящихся к
Дании, предоставлявший ей статус наблюдателя при проведении
совместной оборонной политики, договор был одобрен датчанами на повторном
референдуме. Таким образом, с самого начала своего существования ОВПБ уже
функционировала, хотя с изъятиями и не в полном
объеме.

Институциональные структуры, созданные в Маастрихте отражали
неоднозначность договорённостей между странами по основным проблемам,
включая так же и вопрос о том, какой метод использовать
-
межгосударственный
или коммунитарный. Так же не был решён
вопрос об определении европейской
идентичности в сфере безопасности и обороны (
European

Security

and

Defense

Identity
). Показательно, что хотя, например, Великобритания и Франция были
защитниками межгосударственного подхода, они же были противоположного
мн
ения по вопросу о независимой европейской оборонной способности. Тем не
менее Маастрихтский договор о ЕС был всё же компромиссным документом, мало
развившим структуры созданные Европейским политическим сотрудничеством



121
Декларация о Западноевропейском союзе. / Документы ЕС, С. 242.

122
Особенное внимание к этому вопросу
уделялось в российской прессе в моменты заметного похолодания
отношений России с США и НАТО в момент операции в Косово в 1999 году, и именно в июне того года были

предприняты попытки на саммите ЕС в Кёльне придать новый импульс ОВПБ.

123
В тоже время активно
пропагандируется полное сотрудничество НАТО с ЕС и ЗЕС, например, см.:
Официальный сайт НАТО



http
://
www
.
nato
.
int

124
Барабанов О. Указ. соч. С. 81.


37
(ЕПС).
125
Новая ОВПБ сохранила
Совет по
внешней политике
в качестве
центрального координирующего органа, поддерживаемого усовершенствованной
бюрократической системой, включающей в себя Политический комитет старших
дипломатических советников, европейских наблюдателей и множество рабочих
групп. Ср
еди наиболее заметных изменений можно отметить снятие табу на
обсуждение вопросов безопасности и решение о совместных действиях Союза.

ОВПБ начала работать после 1 ноября 1993 года, когда ЕС согласовал
несколько совместных акций (
Joint

Actions
), включая мо
ниторинг выборов и
поддержку демократии в России, Южной Африке, Палестине, постановление о
гуманитарной помощи в бывшей Югославии и установление администрации в
Мостаре, поддержку мирного процесса на Среднем Востоке, совместное
лоббирование принятия догово
ра о нераспространении ядерного оружия,
соглашение об экспортном регулировании товаров двойного назначения, контроль
над использованием противопехотных мин, продвижение Пакта стабильности для
решения проблем границ и меньшинств в Центральной и Восточной Ев
ропе,
поддержку гражданского ядерного завода (
KEDO
) в Северной Корее, разработку
законодательства для противостояния претензиям США на
экстерриториальность
126
.

В дополнение к этому были выработаны и введены в практику ЕС
общие
позиции
(
common

positions
), под
разумевающие выравнивание политики стран ЕС,
но не обязывающие к совместным действиям по бывшей Югославии, Ливии,
Судану, Гаити, Руанде, Украине, Бурунди, Анголе, Восточному Тимору,
Афганистану, Ираку, Нигерии, Кубе, Албании, Сьерра Леоне, Белоруссии
127
.

Хот
я эти действия были очень полезны для координирования позиции
государств
-
членов по некоторым основным вопросам, тем не менее, они не
содействовали повышению роли и проявлению решительных действий со стороны
ЕС. Масштабы действий были скромными, добавление
фактора ОВПБ не всегда
было очевидно, особенно для общественности, которая была в некоторой степени
разочарована неспособностью ЕС решить югославский кризис, где проявилась
известная формула: “Америка лидирует, а Европа следует за ней”.
128

Пересмотр положени
й Маастрихтского договора, начавшийся на саммите в
Турине в марте 1996 года, затронул и вопросы ОВПБ. В распространенном
накануне докладе Комиссии ЕС “Об усилении политического союза и подготовке
к расширению” в качестве одной из целей пересмотра договора
была названа
необходимость проведения более последовательной внешней политики ЕС,
повышения эффективности его международных акций, а так же выработки
европейской концепции безопасности и обороны.
129
Эта работа, как известно,



125

Там

же
.
С
. 82.

126
Cameron F. The Future of the Common
Foreign and Security Policy, Paper presented at the
Institute of European
Affairs, Dublin, 29 June, 1999.

127
См.:
http
://
www
.
europa
.
eu
.
int

128
What Global Role for the EU? //The Philip Morris Institute for Public Policy Research Report.

1997.

Sep
t
.
-
P.19.

129

Commission Report on Strenthening Political Union an
d Preparation for Enlargement.

Brussels, 1996.


38
завершилась подписанием в 1997 г.
в Амстердаме нового договора.

На
межправительственной конференции были выделены и основные цели, которые
должны достигаться в процессе повышения роли ЕС как единого актора на
международной арене. К их числу были отнесены: соединение в одно целое
различных
направлений, что позволит иметь единую и эффективную внешнюю
политику, располагающую работающими структурами и процедурами,
обеспечивающими ее устойчивость и последовательность; улучшение ОВПБ на
всех этапах ее разработки и осуществления; создание надлежа
щего “лица” Европы
в отношении безопасности и обороны в качестве интегральной части ОВПБ.
130

Хотя основа структуры, определённой Маастрихтским договором, не была
изменена в Амстердаме, договор показывает усиление внимания к
согласованности в вопросах внешней
политики. Статья С (договора о ЕС) была
дополнена и сейчас видит обязанность Совета и Комиссии ЕС в кооперировании
по обеспечению согласованности
131
. Договор определил различие между
совместными действиями
и
общими позициями
и представил новый инструмент
-

общую стратегию
(
common

strategy
)
132
. Говоря об общих стратегиях, можно в
качестве примера привести “Общую стратегию ЕС по России”, утверждённую в
июне 1999 года на саммите в Кёльне, где определены следующие стратегические
цели ЕС по отношению к России. В ча
стности, там говорится, что ЕС нужна, во
-
первых, “стабильная, открытая и плюралистическая демократия в России,
управляемая законом и поддерживаемая процветающей экономикой, приносящей
прибыль как народам России, так и ЕС; и во
-
вторых, сохранение стабильнос
ти в
Европе, развитие глобальной безопасности и нахождение решений на общие для
континента проблемы через сотрудничество с Россией”
133
. В целом, стратегия
представляет собой достаточно общий документ, но уже в нём можно заметить
некоторые признаки желания ст
ран ЕС через ОВПБ более активно влиять на
внутреннюю и внешнюю политику России, а также и других стран, что по сути и
представляет главную цель осуществления проекта ОВПБ.

Так же в Амстердамском договоре появилась новая цель ОВПБ: “сохранение
целостности с
оюза в соответствии с принципами Устава ООН”
134
. Это немного
двусмысленное положение, но оно может быть понято как обязательство
действовать совместно в случае внешней угрозы одной или нескольким странам
ЕС.

Далее следует рассмотреть другие изменения и допол
нения по следующим
основным аспектам внешней политики: планирование, принятие решений и их
осуществление.




130

Amsterdam European Council
,
16 June 1997, Presidency conclusions.

131

Treaty of Amsterdam, Article C.

132

Treaty of Amsterdam, Part 1, Articles J.2., J.3., J.4.

133

Common strategy of the European Union on Rus
sia, European Council, Cologne, 3
-
4 June 1999.

134
Treaty of Amsterdam, Title 5.


39
Что касается планирования, то договор создал отдел Политического
планирования и раннего предупреждения
-
ППРП (
Policy

Planning

and

Early

Warning

Unit
)
, который возглавляет Верховный представитель ЕС по ОВПБ
-
Х.
Солана, и в который входят двадцать человек командированных странами,
Советом, Комиссией и Западноевропейским Союзом (ЗЕС). Кроме прочих
обязанностей этот отдел осуществляет по запросу Совета, К
омиссии или по
собственной инициативе исследования возможных вариантов развития различных
процессов. Важно не преувеличивать ожиданий от отдела ППРП. Как отмечает
специалист в области безопасности О. Барабанов, “отдел имеет несколько
недостатков, среди кот
орых его размеры, отсутствие постоянных источников
информации, тот факт, что большинство его служащих будут откомандированы
министерствами иностранных дел, отсутствие бюджета и неизбежная зависть,
которая возникнет между ним и различными рабочими группами,

обеспечивающими ОВПБ”
135
.

Планированием уже занимаются во многих учреждениях и ведомствах, как
национального уровня, так и европейского, поэтому чаще всего проблемы
возникают не из
-
за недостатка планирования, а из
-
за отсутствия единой
политической воли, то
есть чёткой вертикали принятия решений в рамках ЕС, что
отчётливо показал кризис вокруг Косово. Задолго до самого кризиса было
написано не мало отчётов, предсказывающих подобное развитие событий
136
, но до
1999 года так и не было политической воли серьёзно за
няться этой проблемой.

Относительно процесса принятия решений Амстердамский договор
расширил использование метода принятия решений большинством голосов и
разрешил воздерживаться при голосовании, хотя единство остаётся главным
принципом при решении вопросов
в этой сфере.
137
В целом, очень трудно сказать,
как дальнейшие изменения в процедуре голосования улучшить эффективность
ОВПБ. Что действительно нуждается в определении и чего пока не делается, так
это решение вопроса о том, как ОВПБ будет функционировать в
расширенном до
25
-
ти и более членов Союзе.

Конкретный организационный механизм функционирования ОВПБ,
модифицированный в Амстердаме, состоит в следующем. Европейский совет на
своих саммитах, проводимых два раза в год, определяет приоритеты и
устанавливает
общие направления для всех “политик” ЕС, в том числе и по ОВПБ.
Совет ЕС (состоящий из министров иностранных дел государств
-
членов,
комиссара Еврокомиссии по внешним делам и Высокого представителя по ОВПБ,
одновременно являющегося генеральным секретарем Со
вета) проводит
ежемесячные встречи, на которых принимает конкретные решения, касающиеся
ОВПБ. Одновременно функционирует Комитет постоянных представителей, в




135

Барабанов

О
.
Указ
.
соч
.,
С
. 84.

136

Например
: The Philip Morris Institute for Public Policy Research Report.

1997

137

См
.:
Treaty of Amsterdam
, Title 5
.


40
состав которого входят послы государств
-
членов при ЕС и представитель
Еврокомиссии, еженедельно ра
ссматривающий текущие вопросы ОВПБ. Дважды
в месяц в рамках мониторинга ОВПБ проходят заседания Политического комитета
(в составе политических директоров от стран членов и представителей
Еврокомиссии). Наконец, ежедневной работой по этому направлению заним
ается
сеть так называемых европейских корреспондентов

от стран членов и аппарата
Комиссии. Сама Еврокомиссия, согласно Амстердамскому договору, получила
даже больше полномочий по ОВПБ, чем она имеет по некоторым вопросам
“первой опоры” ЕС

Сообщества и Эк
ономический и валютный союз.
138
Так, в
отличие от “первой опоры”, по вопросам ОВПБ Комиссия по своим полномочиям
фактически приравнена к государству
-
члену, и как любой член ЕС вправе
обращаться к Совету с любым вопросом относительно ОВПБ и вносить на Совет
с
оответствующие предложения. Как и любое государство
-
член, Комиссия вправе
требовать созыва чрезвычайного заседания Совета. Кроме этого, Комиссия
исполняет бюджет ОВПБ, составляющий часть бюджета ЕС, и вправе вносить
свои предложения по его оптимизации. Амс
тердамский договор ввел также две
новых структуры, непосредственно занятые проблемами ОВПБ. Это уже
упомянутый Высокий представитель по ОВПБ и подчинённое ему Подразделение
планирования политики и раннего предупреждения. В обязанности Высокого
представител
я, являющегося по должности генеральным секретарем Совета,
входит формулирование, подготовка и выполнение политических решений
Совета. При наличии соответствующего мандата он вправе от имени Совета вести
политический диалог с третьими странами. Высоким пре
дставителем по ОВПБ
решением Кельнского саммита (июнь 1999 г.) был назначен бывший министр
иностранных дел Испании и генсек НАТО Хавьер Солана Мадариага, который
официально вступил в свою новую должность в октябре 1999 г.

В рамках Амстердамского договора б
ыла модифицирована и система
принятия решений по ОВПБ. Как правило, эти решения должны приниматься
консенсусом. Однако договор позволяет использовать принцип “конструктивного
воздержания”, когда то или иное государство может воздержаться при принятии
решен
ия, не настаивая при этом на его изменении или невыполнении. Кроме того,
отступая от принципа консенсуса, Совет вправе принимать решения
квалифицированным большинством голосов в случае, когда речь идет о
конкретных решениях на базе уже выработанной общей с
тратегии ЕС. Впрочем, за
любым государством
-
членом сохраняется право заявить, что по значимым для
него причинам оно намерено воспротивиться принятию решения
квалифицированным большинством голосов. Все это ограничивает сферу
применения такого рода отступлен
ия от принципа консенсуса.





138
Барабанов О. Указ. соч
. С. 84.


41
Амстердамский договор наделяет полномочиями осуществлять ОВПБ и
представлять Союз Президента, советником которого выступает Верховный
представитель ОВПБ. Комиссия при этом остаётся “полностью включённой” в
осуществление ОВПБ в це
лом. Таким образом, складывается так называемый
“формат тройки”: Президент, Верховный представитель и Председатель
Комиссии. Но при этом изменения в договоре не дают ответа на известный вопрос
Г. Киссинджера о том, кому звонить в Европе по вопросам внешней
политики. В
зависимости от проблемы надо контактировать или с Президентом, или с Х.
Соланой, или с Председателем Комиссии, или с одним из четырёх членов
Комиссии, ответственных за внешние связи. Право инициативы в ОВПБ по
-
прежнему разделено между странами
и Комиссией.
139

По мнению К. Бильдта, занимавшего в 1995

1997 гг. пост Высокого
представителя ЕС по Боснии и Герцеговине, “неудача ЕС в предотвращении
боснийского кризиса стала ярким уроком для ОВПБ и четко показала, что все
политические стратегии в такого
рода вопросах должны опираться на военную
поддержку”.
140
Поэтому в вопросах безопасности и обороны договор содержит
некоторые изменения. По инициативе Швеции и Финляндии “Петерсбергские
задачи” были включены в договор. Страны ЕС договорились воспользоваться
ЗЕС
при разработке и проведении решений Совета, которые имеют оборонную
составляющую, пока окончательная структура общей оборонной политики не
станет реальностью.

Достаточно незначительные изменения в договоре по этому вопросу были
частично результатом не
расположенности бывшего консервативного
правительства Великобритании санкционировать любые полномочия ЕС в сфере
обороны. Но в течение 1998
-
99 годов Премьер
-
министр Т. Блэр изменил своё
отношение, возможно, по причине исключения Великобритании из “евроленд
а” и
в результате кризиса вокруг Косово. Предлагая оборонную инициативу,
Великобритания получила возможность заявить свои права на лидирующую роль
в области, где она традиционно сильна.
141
К удивлению многих, Австрия
содействовала такому повороту событий в м
омент своего президентства,
организовав первое в истории ЕС совещание министров обороны и первую
встречу Президента Совета (Шусель) с Генеральным секретарём НАТО (Солана) и
поставив этот вопрос на обсуждение на неформальной встрече Европейского
Совета в По
ртшахе (
Portschach
). Во время последующих консультаций странам,
наконец, удалось прийти к соглашениям, о которых пойдёт речь ниже, на саммите
в Кёльне 3
-
4 июня 1999 года, чему во многой степени способствовал кризис в
Косово
142
.




139

См
.:
Treaty of Amsterdam
, Title 5
.

140
Bildt C
.
The Global Lessons of Bosnia. //What Global Role for the EU? Op.cit.

P.19,27.

141
Hoffman, Stanley.
Towards a Common European Foreign Policy?
-
P. 190.

142

Ibid., P.191.


42
Решением Совета было определен
о, что “ЕС будет играть свою роль на
международной арене. Для этого мы намерены передать ЕС необходимые
средства и возможности для осуществления Общей европейской политики
безопасности и обороны... для этого Союз должен иметь способность для ведения
самост
оятельных действий, поддержанных надёжными военными силами,
подчинёнными ЕС, и способность решать вопрос об использовании военных сил в
случае международных кризисов без ущерба деятельности НАТО. Это также
требует усилий по адаптации, тренировке и соединен
ию национальных и
многонациональных европейских сил”
143
. Совет также объявил, что “теперь
пришло время нового шага в конструировании ЕС”. В соответствии с
вышесказанным было решено принять необходимые меры к концу 2000 года. В
этом случае, ЗЕС, как организац
ия, закончит выполнение своей задачи, то есть
перестанет существовать
144
.

В президентском отчёте, приложенном к заключениям Европейского
Совета, были выделены следующие моменты. Для достижения наибольшей
эффективности, с целью обеспечить политический контрол
ь и стратегическое
направление европейских операций, определённых как “Петерсбергские задачи”,
необходимо провести необходимые мероприятия, среди которых: обеспечение
возможности ЕС осуществлять анализ ситуации, разведку и стратегическое
планирование. Это
может потребовать, в частности: регулярных (или
ad

hoc
)
встреч Совета по общим вопросам (
General

Affairs

Council
), включая министров
обороны; создания постоянного отдела в Брюсселе (Комитет по политике и
безопасности), Европейского военного комитета, дающе
го рекомендации для
вышеупомянутого комитета, европейского военного штата, включающего в себя
Ситуационный центр, и вспомогательных возможностей, например, Спутникового
центра, Института исследований проблем безопасности
145
. Все вышеупомянутые
структуры прак
тически уже действовали в ЗЕС и их практически переподчинили
ЕС.

Основными характеристиками создаваемой системы должны стать
развёртываемость, устойчивость, гибкость, взаимодействие и мобильность, хотя
некоторые исследователи подвергли критике как сами пл
аны, так и способности
ЕС их осуществить.
146
Отчёт также разграничил операции, проводимые ЕС, на
операции с участием НАТО и без участия НАТО. Для операций с участием НАТО
основной упор будет делаться на договорённости, достигнутые в Берлине в 1996 и
Вашингто
не на саммите НАТО в 1999 годах. Это должно обеспечить доступ ЕС к
планированию НАТО операций, в которых ЕС играет ведущую роль.




143
См
.:
Cologne European Council
,

3 and 4 June 1999: Presidency conclusions.

144
Определённые решения были приняты в Ницце, но, как мы знаем, ЗЕС по
-
прежнему продолжает существовать,
хотя некоторые структуры ЗЕС постепенно переподчиняются ЕС, например, Институт Стратегичсеких
Исследований ЗЕ
С с 2002 года перешел в ведение ЕС.

145

Presidency Report. / Cologne European Council
,
3 and 4 June 1999: Presidency conclusions.

146

Например
,
выступление
: Wallace W
.
The EU As a World Actor: What Should Its Role Be? 563rd Wilton Park
Conference The EU in th
e Wider World. Wilton Park Conference Centre,16 April 1999.


43
В заключении отчёт указывает, что в особенности необходимо для
успешного воплощения в реальность европейской политики безопасно
сти и
обороны:

-
способность всех членов ЕС на равных условиях участвовать в европейских
операциях;

-
удовлетворительные договорённости с европейскими членами НАТО, не
входящими в ЕС (Турция, Норвегия, Исландия), с целью обеспечить их возможное
участие;

-

обеспечить равноправие всех участников без ущерба принципу
самостоятельности принятия решений Европейским Союзом;

-
успешное развитие взаимного сотрудничества НАТО и ЕС.

-
рассмотреть возможность участия ассоциированных партнёров ЗЕС.
147

Необходимо отметить,
что почти вся терминология, связанная с ОВПБ,
делает упор на категории “способность”, что отражает относительную отсталость
Европы в вопросе самостоятельности в обеспечении собственной безопасности.
Страны ЕС вместе тратят $140 млрд. в год на оборону, в с
равнении с $240 млрд.,
которые тратят США. ЕС имеет только 10% от возможностей США развёртывать
и поддерживать силы за пределами своей территории.
148
В течение всей операции
в Косово в 1999 году 85% воздушных сил были американскими.
149
В связи с
вышесказанным,
некоторые наблюдатели даже предложили ввести критерии
конвергенции в сфере обороны, так как существуют большие различия в расходах
стран на оборону (например, Франция тратит $708 на душу населения, а Испания
-

$196)
150
. Кроме этого, появились предложения за
менить в Европе воинскую
повинность на профессиональное формирование армии.

Ускорение развития ОВПБ в сочетании с перспективой расширения может
затронуть несколько чувствительных вопросов, что может в дальнейшем
усложнить весь процесс интеграции. Например,
каковы общие интересы Союза,
состоящего из 25
-
ти членов и простирающегося от Швеции до Кипра и от
Ирландии до Эстонии, и каким образом расширение повлияет на процесс
принятия решений?

Уже сейчас проявляются обеспокоивающие признак
и, когда большинство
стран предпочитает встречаться и действовать по договорённости напрямую друг
с другом, минуя структуру Союза. Знак вопроса можно поставить и на
способности малыми странами выполнять представительские функции в момент
президентства на у
ровне крупных стран. Хотя расширение может дать импульс к
дальнейшему разделению дипломатических полномочий в третьих странах




147

Presidency Report. / Cologne European Council
,
3 and 4 June 1999: Presidency conclusions.

148

Medley, Richard. Europes Next Big Idea // Foreign Affairs, September/

October, 1999, P.20
.

149

Robert
s, Adam. NATOs Humanitarian war over Kosovo. // Survival, Autumn, 1999, P.119.

150
Cameron F. The Future of the Common
Foreign and Security Policy, Paper presented at the Institute of European
Affairs, Dublin, 29 June, 1999.


44
(Союзу, видимо, не разумно будет иметь 15
-
25 представительств в некоторых
странах Африки, Азии и Южной Америки).

Вероятно, что р
оль Европейского парламента и национальных парламентов
в ОВПБ будет усиливаться, а это в свою очередь может застопорить или ввести в
хаотичное развитие весь процесс осуществления общей политики.

Конечно, за созданием ОВПБ с определённым интересом будут сле
дить и
другие страны, в особенности США. И пока США поддерживают стремление ЕС
строить евроатлантические отношения на всё большей ответственности ЕС за
свою безопасность и безопасность региона. Хотя в настоящий момент, вероятнее
всего, как отметила М. Олбр
айт, Союзу не удастся осуществить своей цели
создания автономной военной силы, не нарушив трёх условий: связывание, не
дискриминирование и не дублирование.
151

В то же время необходимо отметить, что тот уровень регламентирования
ОВПБ, который нашёл свое отраж
ение в Договоре, вызвал ощущение неполноты и
незаконченности у многих политиков в самом ЕС. Так, к примеру, комитет по
международным делам, безопасности и оборонной политике Европарламента в
своем официальном мнении от 29 октября 1997 г.
152
насчет только что

заключенного Амстердамского договора отметил, что ОВПБ оказалась отделена
от внешнеэкономической политики ЕС, в то время как по ряду направлений
(таким, как турецкое или китайское) эти две сферы внешних сношений особенно
тесно взаимосвязаны: экономические
шаги служат составной частью
политической дипломатии ЕС. Также комитет высказал свое сожаление по поводу
того, что в сфере ОВПБ не получил своего полного воплощения принцип
принятия решений большинством голосов (по мнению комитета, это
единственный инстру
мент, который сможет заставить государства
-
члены
конструктивно искать компромисс между собой, а не занимать раз и навсегда
свою особую позицию). Вообще члены комитета указали, что нормы
Амстердамского договора предусматривают лишь “мягкое давление” на
госу
дарства члены в формулировании и проведении ОВПБ, поэтому, как и
раньше, “знаменитая политическая воля останется самым важным критерием для
внешней политики ЕС”
153
.


В качестве выводов отметим следующее. Согласно Амстердамскому
договору ОВПБ была юридически
оформлена. Но механизм ОВПБ
часто

оказ
ывается
неэффективным при решении конкретных задач по причине
конкуренции между различными институтами ЕС и их аппаратами. Заметно
проявляется тенденция решать проблемы безопасности не на основе постоянного
союза, а ко
алициями
ad

hoc
, что явно не способствует проведению единой




151

Цит

по
: Cameron F. The Future
of the Common
Foreign and Security Policy.

152
Opinion for the Committee on Institutional Affairs on the Treaty of Amsterdam
-
Chapter III
-
Provisions on Common
Foreign and Security Policy. Committee on Foreign Affairs, Security and Defence Policy.//Europe
an Parliaments. Session
Documents. Report on the Treaty of Amsterdam,1997, 5Nov, Annex,Doc.A4,0347/97.

P.3
-
10.

153

Op. cit. P.10.


45
политики. Неясна судьба ОВПБ в случае
расширенного участия в ней
новых,
более слабых во всех отношениях членов. Если все тенденции сохранятся, то
состоявшееся в 2004 году и планируемое дальнейшее

расширени
е ЕС сделает

ОВПБ
еще
более аморфной, неуклюжей и ограниченной в реальных
возможностях. Другими вызовами эффективности ОВПБ могут стать освоение
новой роли глобального актора и отношения в системе НАТО
-
ЕС
-
ЗЕС.

Хотя
такие ключевые
саммиты
, ка
к
в Кёльне
в 1999 г.
и Ницце
по поводу
Ниццкого договора,
показали, что ЕС стремиться подготовить себя к активной
роли на мировой арене, в данном случае такая активность была в большей степени
определена внешними факторами, что позволяет говорить о не очен
ь высокой
степени эффективности и оперативности ЕС в реакции на уже существующие
потребности и тенденции.
Следовательно, можно отметить, что успех внешней
политики ЕС за последние 15 лет зависел больше от так называемой
«нормативной силы», то есть от спосо
бности распространять свои нормы, а
следовательно и влияние там, где его принимают, а не там, где хочет этого ЕС.




46
2
.
3. Политические аспекты создания единого правового и социального
пространства


В данно
м разделе
мы рассмотрим развитие "третьей" опоры Ев
ропейского
Союза, которая включает в себя сотрудничество в области внутренних дел и
юстиции; также мы обратим внимание на то, каким образом Западная Европа
готовится противодействовать “новым” вызовам безопасности с помощью
проводимой Европейским Союзом по
литики сотрудничества в области
внутренних дел и юстиции.

Развитие политики Европейского Союза в области внутренних дел и
юстиции можно рассматривать как один из наиболее значительных процессов
происходивших в Западной Европе в 90
-
е гг. В конце 80
-
х госуда
рства ЕС
обладали только несколькими мало скоординированными группами,
действовавшими на межгосударственной основе, Шенгенская система тогда
только ещё появилась. К 1998 году ЕС принял несколько конвенций и около сотни
обязывающих и не обязывающих документ
ов. С вступлением в силу
Амстердамского договора данное направление политики ЕС трансформировалось
в одну из основных задач, предполагающей создание в Европейском Союзе в
“зоны свободы, безопасности и справедливости”.
154


Главной причиной появления данного н
аправления деятельности ЕС
является то, что у стран ЕС при проведении политики по созданию общего рынка
с открытыми внутренними границами появилась необходимость сотрудничать в
сфере контроля над этими процессами уже на общеевропейском уровне. В связи с
э
тим Маастрихтский договор о ЕС определил основные сферы сотрудничества
(общей обеспокоенности): “политика предоставления убежища; правила,
регулирующие пересечение лицами внешних границ государств
-
членов, и
осуществления соответствующего контроля; иммиграц
ионная политика и
политика в отношении граждан третьих стран; условия въезда и передвижения
граждан третьих стран по территории государств
-
членов; условия проживания
граждан третьих стран на территории государств
-
членов, включая воссоединение
семей и получ
ение работы по найму; борьба с несанкционированной
иммиграцией, проживанием и работой граждан третьих стран на территории
государств
-
членов; борьба с употреблением наркотиков; борьба со
злоупотреблениями в международном масштабе; правовое сотрудничество в
гражданских делах; сотрудничество в области уголовного права; таможенное
сотрудничество; сотрудничество полиций в целях предотвращения и борьбы с
терроризмом, незаконными операциями с наркотиками и другими формами
тяжких международных преступлений, в связи
с организацией в масштабах Союза
системы обмена информацией в рамках Европейского полицейского ведомства
(Европол)”.
155
Как можно заметить, перечень сфер сотрудничества определяет



154

Treaty of Amsterdam, Article C.

155
Договор о ЕС, Ст. К1.


47
обеспокоенность стран ЕС тем, как обеспечить безопасность своего общества,
пр
ежде всего от проблем, источником которых являются, по всей видимости,
третьи страны.


Необходимо отметить, что ни одна из сфер деятельности ЕС не вызывала
такой сильной критики и такого количества предложений о глубоком
реформировании, как "Сотрудничество
в области внутренних дел и юстиции",
представленное в Разделе 6 Договора о ЕС. Когда Маастрихтский договор вступил
в силу, это направление критиковалось за его межгосударственную основу
156
,
неадекватность некоторых инструментов
157
и за наличие дефицита
демокр
атического и судебного контроля
158
над осуществлением данной политики.
Большинство же чиновников указывали на то, что включение этой сферы в
Договор и создание единой институциональной структуры означало шаг вперёд по
сравнению с неструктурированным межгосуд
арственным сотрудничеством,
существовавшим до Маастрихта
159
. Но реальное воплощение сотрудничества в
сфере внутренних дел и юстиции после вступления в силу Маастрихтского
договора подтвердило большинство критических замечаний: отсутствие чётких
задач, домини
рование правила единогласных решений, громоздкая пятиуровневая
структура принятия решений, неразделимое право Комиссии на инициативу,
неясный юридический статус "совместных действий" и "совместных позиций" и
разногласия по поводу контроля со стороны Суда Е
С в структуре "третьей" опоры.
Всё это не способствовало эффективному развитию комплексной политики в этой
сфере и явному стремлению государств
-
членов принимать не обязывающие
документы.
160

Очевидная слабость "третьей" опоры и увеличение числа проблем,
встаю
щих перед государствами в сферах иммиграции, транспортировки
наркотиков и международной организованной преступности, привело к первым
дебатам по поводу реформирования положений Раздела 6 Договора о ЕС. И в
начале межгосударственной конференции 1996/1997 гг
. большинство экспертов
соглашалось с необходимостью сделать более простым процесс принятия
решений, разработать новые задачи, инструменты и улучшить юридический
контроль. Хотя мнения варьировались по поводу вопроса, а стоит ли добиваться
этой целей с помо
щью дальнейшей коммунитаризации.
161
Доклады институтов
Европейского Союза по вопросу функционирования Маастрихтского договора
раскрыли основные расхождения в отношении реформы "третьей" опоры. Совет



156
Curtin
D. The Constitutional Structure of the Union: A Europe of Bit
s and Pieces. //C.M.L. Review, No30, 1993, P.17
-
69.

157
Jessuran dOliveira H.
-
U. Expanding External and Shrinking Internal Boarders, in D. OKeeffe, P. Twomey (eds), Legal
Issues of the Maastricht Treaty.

London: Chancery, 1994, P. 263.

158
Anderson M., Den
Boer M., Miller G. European Citizenship and Co
-
operation in the Fields of Justice and Home Affairs,
in Duff A., Pinder J. Maastricht and Beyond.

London: Loutledge, 1994, P.118
-
120.

159
Monar J., Morgan R. The Third Pillar of the European Union.

Brussels
: European Interuniversity Press, 1994, P.117
-
121.

160
Edwards G., Pijpers A. Eds. The Politics of European Treaty Reform.

London: Pinter, 1997, P. 328
-
335.

161
Winter J. A., et al. (eds). Reforming the Threaty on EU
-
The Legal Debate.

The Hague: Kluwer, 19
96, P.389
-
399.


48
ЕС поддерживал минималистский подход, который не разделяли
ни Комиссия, ни
Европейский парламент, также некоторые страны (в особенности Великобритания
и Дания) были против пересмотра, в то время как страны Бенилюкса, Австрия,
Германия и Италия благоприятствовали, как минимум, частичной
коммунитаризации. Поэтому пе
рспектива серьёзной реформы в сфере юстиции и
внутренних дел в начале конференции казалась несколько ограниченной в свете
существовавших противоречий.
162


Во время переговоров несколько факторов позволили сотрудничеству в
сфере внутренних дел и юстиции стат
ь одним из главных центров реформы.
Обеспокоенность Австрии, Франции и Германии по поводу вопросов внутренней
безопасности, возникающих в связи с расширением ЕС, настойчивость группы
стран по включению Шенгенской системы в Союз и более гибкое отношение
Бри
танского правительства на последних стадиях переговоров привели к тому, что
в Амстердаме Совет принял решение внести здесь больше изменений, чем к
какой
-
либо другой сфере. Некоторые из нововведений, внесённых Амстердамским
договором, например, коммунитариз
ация основных частей Раздела 6, выглядят
наиболее впечатляюще, что позволило некоторым правительствам государств
-
членов провозгласить реформу "третьей" опоры как одно из немногих достижений
межправительственной конференции.


Как мы уже отмечали выше, перег
оворы по "третьей" опоре выявили
сильные различия в подходах между Великобританией, Данией и остальными
членами ЕС по поводу дальнейшей реформы этого направления. Но это не были
два однородных, противостоящих друг другу лагеря: большинство противников
комм
унитаризации хотели оставить полицейское сотрудничество в компетенции
государств, в то время как сторонники дальнейшей коммунитаризации желали
перенести в структуру ЕС те вопросы, которые уже частично входили в сферу
деятельности ЕС, например, борьба с мош
енничеством в отношении бюджета
Сообществ.
163
Впрочем, каждая страна имела свои предложения и
обеспокоенности по поводу дальнейшего развития "третьей" опоры, в результате
Амстердамский договор кодифицировал в той или иной мере все эти различные
позиции, что
отразилось на сложности реформы. Часть договора, в которой
прописаны новые сферы (вопросы предоставления убежища, внешний
пограничный контроль), ставшие коммунитаризованными и к которым не
присоединились Дания, Ирландия и Великобритания, были перенесены с
новый
Раздел 4 Амстердамского договора. Те же сферы, с коммунитаризацией которых
согласились все страны ЕС (таможенное сотрудничество, защита финансовых
интересов Сообщества), были перенесены в другие части Договора. Но главным,
на наш взгляд, является вве
дение договором новой задачи для ЕС: "сохранять и



162
Monar J. Justice and Home Affairs in the Treaty of Amsterdam: Reform at the Price of Fragmentation.
//E.L.Rev., No23,
1998, P. 321.

163
Op. cit. P. 322.


49
развивать Союз как зону свободы, справедливости и безопасности". Хотя
определяя её, как территорию, "на которой обеспечивается свободное
передвижение лиц в привязке к соответствующим мерам, по контролю над
внешними границами, иммиграции и предупреждения и борьбы с
преступностью"
164
, Договор не объясняет, что подразумевается под
"справедливостью", "безопасностью" и "свободой", которая ранее понималась как
свобода на передвижение. Также надо отметить, что "соотв
етствующие меры"
имеют явное отношение к свободе передвижения лиц, что может предоставить
аргументы для опротестования любых действий, выходящих за рамки
компенсирующих мер, связанных со свободой перемещения.


В дальнейшем Комиссии и странам ЕС пришлось п
редпринять попытки
разъяснить не очень чёткие формулировки Амстердамского договора, которые,
правда, оказались не намного более ясными.
165
В отношении концепции
"свободы" План действий акцентирует внимание на том, что новый договор
открывает возможность к т
ому, чтобы дать понятию “свобода” "значение более
широкое, чем свобода передвижения лиц через внутренние границы", что должно
включать в себя "свободу жить в законопослушной среде", защищённой
эффективными действиями властей, как национального, так и европ
ейского
уровня.
166
В Заключениях Совета в Тампере акцент делается на концепции
свободы, основанной на внутренней безопасности, обеспеченной через
эффективное принудительное применение закона и доступ к справедливости.
Подразумеваемая здесь идея гарантии своб
оды для граждан через высокий
уровень безопасности означает, что есть фундаментальное различие между
"безопасным внутренним" и "небезопасным внешним", где границы ЕС служат
разделительной линией, а принудительное применение закона есть ключевой
инструмент
сохранения и дальнейшего увеличения этого различия. И обращение
здесь к "обеспокоенности" граждан отражает, по мнению исследователя этого
вопроса Й. Монара, заявку на легитимность этого разделения и его полного
воплощения.
167
Заключения Совета идут дальше и
объявляют, что "люди имеют
право ожидать от Союза направления всех сил для защиты их прав от угрозы
растущей преступности"
168
. По мнению Й. Монара, то, к чему может привести
подобный подход и его притязания на высшую легитимность достаточно
очевидно: народы,
живущие вне зоны, потенциально угрожают внутренней
безопасности и поэтому должны держаться вне или подвергаться контролю и



164
Treaty of Amsterdam, Title 4.

165

См
. Action Plan on how best to implement the provision
s of the Treaty of Amsterdam on an Area of Freedom, Security
and Justice / OJ No. C 19/1 of 23.1.1999, Presidency Conclusions of the Tampere European Council. /
Council document
SN 200/99.

166
Vienna Action Plan, paragraph 6.

167
Monar, Jorg. Justice and Home
Affairs in a Wider Europe: The Dynamics of Inclusion and Exclusion / ESRC One
Europe or Several? Programme Working Paper 07/00,
Р
. 3.

168
Tampere Presidency Conclusions, paragraph 6.


50
принудительным действиям, что другими словами можно характеризовать как
"Крепость Европы".
169


Хотя существуют два фактора, которые см
ягчают взаимозависимость между
свободой и внутренней безопасностью. Первое, это продолжающееся нежелание
стран ЕС отказаться от своего контроля над национальными инструментами
обеспечения безопасности. План действий также предусматривает, что
обязанности г
осударств
-
членов по поддержанию закона и порядка не могут быть
затронуты новыми положениями.
170
Это означает, что система, названная
"Крепость Европы", может возникнуть по периметру ЕС, но внутри зоны
безопасности, хоть и будут пересекаться национальные её
составляющие, все они
останутся самостоятельными. Второе, к концу 90
-
х ЕС и его Шенгенская суб
-
система подверглись волне критики со стороны третьих стран и общественных
организаций за то, что Союз всё более движется в сторону создания "крепости".


Развитие
интеграции в сфере внутренних дел и юстиции сильно влияет на
процессы "включения" и "исключения" участников во всей Европе. Создание зоны
свободы, безопасности и справедливости приведёт к тому, что присоединиться к
ней другой стране Европы будет возможным
только, если она захочет и сможет
принять все правила, структуры и механизмы, созданные в сфере внутренней
безопасности. Участвующие в этом процессе страны
-
не члены ЕС могут остаться
исключёнными из принятия решений (Норвегия, Исландия) и даже страны
-
чл
ены
ЕС, желающие быть в системе, могут также, по крайней мере временно, остаться в
стороне (Италия, Греция, Ирландия и Великобритания). В дополнение, угроза
исключения служит орудием распространения режима сотрудничества в области
ВДЮ на страны ЦВЕ, застав
ляя эти страны принимать более жёсткие меры, чем
нынешние, в вопросах визового режима и пограничного контроля. И хотя ЕС
провозгласил своей целью создание "открытого и безопасного Союза"
171
,
императив обеспечения безопасности пока превалировал над достижение
м
свободы. Хотя по мнению некоторых исследователей, "тенденции исключения"
имеют вполне обоснованное право на существование, поскольку ни одно
появляющееся политическое сообщество не обходилось без какого
-
либо
различения "свой"
-
"чужой", создавая тем самы
м свою собственную
идентичность.
172



Обеспечение безопасности своих граждан считается одной из
фундаментальных функций государства и его правительства. В то же время в ЕС
мы наблюдаем постоянное смещение функций государства в сторону Союза, и
поэтому следуе
т ожидать, вслед за развитием сотрудничества в сфере внутренних
дел и юстиции, создание системы внутренней безопасности на европейском
уровне. Что в противном случае подорвёт процесс политической интеграции. При



169
Monar J.
Op. cit. P.5.

170
Vienna Action Plan, paragraph 10.

171
Tampere P
residency Conclusions, paragraph 6.

172
Monar J.
Op. cit. P.28.


51
этом главной задачей Союза и его членов стан
ет поиск баланса между
безопасностью и открытостью, между ограничивающими действиями и
объединяющими ценностями. Многие исследователи видят возможность для
решения этого вопроса через открытое обсуждение, но пока эта сфера остаётся
очень чувствительной для
государств, и поэтому большинство вопросов решается
за закрытыми дверями без сильного парламентского контроля.


Процесс коммунитаризации большинства направлений, относящихся к
“третьей опоре”, и определение новых задач значительно увеличивают масштаб
дея
тельности Европейского Союза в сфере сотрудничества во внутренних делах и
юстиции. Кроме этого, примечательным является дальнейшее усиление роли Суда
и развитие сотрудничества с третьими странами.


Амстердамский договор также не достаточно освещает будущее
третьей
опоры: фрагментированные задачи получили приоритет перед исчерпывающей
общей политикой; создано искусственное разделение полномочий между
государствами
-
членами и Сообществом; в переходный период (около пяти лет)
процесс принятия решений останется
прежним. Так называемый демократический
дефицит уменьшится, но окончательно не исчезнет. Роль Суда Европейского
Союза в этом вопросе по
-
прежнему ограниченна.

В качестве выводов к данной части нашей работы необходимо отметить, что
развитие сотрудничества в
области внутренних дел и юстиции ЕС с целью
создания зоны свободы, справедливости и безопасности в Западной Европе
представляет собой амбициозный и неоднозначный проект. Амбициозность этого
проекта заключается в величине задач и масштабов их осуществления
, а с учётом
процесса расширения на страны ЦВЕ, через которые в страны ЕС попадает
основная масса социально
-
опасных элементов, степень сложности в достижении
цели максимально возрастает и становиться в полной зависимости от того, как
будут происходить проц
ессы интеграции в политической сфере. В тоже время не
всеми сторонами одинаково воспринимается то, каким образом эффективней
обеспечить функционирование создаваемой зоны: необходимо найти баланс
между межгосударственным и наднациональным подходом.

В качес
тве заключения к третьей главе мы должны отметить, что в
исследуемый период Европейский Союз продвинулся, хотя и не в одинаковой
мере, в каждом

из рассматриваемых направлений. Помимо традиционных сфер
деятельности, например, таких как внешняя торговля,

сел
ьскохозяйственная,
региональная, научно
-
техническая политика, где Сообщества удерживали
полученные результаты и проводили определённые реформы, в 1990
-
е годы
интеграция получила развитие в новых, важных для будущего ЕС, областях.

Достижения экономической и
нтеграции, несомненно, значительны, без
успешного завершения создания ЭВС было бы мало шансов на успешное развитие
других направлений.

Новым символом европейской интеграции стала созданная в соответствии с
Маастрихтским договором система Общей внешней пол
итики и политики

52
безопасности (ОВПБ), заменившая действовавший с начала 70
-
х годов механизм
Европейского политического сотрудничества (ЕПС). Сохранив
межгосударственный характер сотрудничества ЕПС, она существенно расширила
его рамки. Теперь ОВПБ предполаг
ает не только взаимные консультации, но и
выработку “общих позиций” го
сударств
-
членов, которые потом реализуется через
“совместные действия”, а также Коллективных страте
гий ЕС в отношении третьих
стран и регионов. После ратификации Амстердамского договор
а в 1999 году в ЕС
создана правовая база для развития военного направления. Теперь речь идет о
наделении ЕС действенным механизмом для решения всего спектра
“Петерсбергских задач”: от выполнения гуманитарных миссий до операций по
принуждению к миру. В 1990
-
е годы ЕС приступил к формированию европейской
“идентичности в сфере безопасности и обороны”. Основными ее компонентами
явились три фактора: расширение сферы внешнеполитического сотрудничества,
создание основ для военного развития ЕС и коммунитаризация “в
торой опоры”.

В целом эволюция “третьей опоры” происходила по тем же основным направ
-
лениям, что и развитие “второй опоры”: укрепление юридической базы и
легитимизация соответствующих положений в
основополагающих д
оговор
ах
,
усиление коллективной составляющ
ей, расширение сферы действия,
возникновение новых форм и институтов сотрудничества.


53
Часть
3

Особенности п
роцесс
а
принятия решений в ЕС


3
.
1.

Основные участники процесса принятия решений в ЕС:
характеристика и формат взаимодействия

В институциональной сис
теме Европейского Союза, в соответствии с
Маастрихтским договором, основную ответственность за выполнение задач Союза
несут пять институтов: Комиссия ЕС, Совет министров, Европейский Парламент,
Палата Аудиторов и Европейский Суд,
173
функции которых расписаны
в
достаточно большом количестве источников и литературы.
174
С другой стороны,
главенствующее значение имеет Европейский Совет, который формально только
“определяет политические ориентиры”
175
, но на деле задаваемые им ориентиры
являются определяющими для всего
развития ЕС. В связи с этим особый интерес
представляет то, каким образом взаимодействуют институты ЕС в процессе
принятия решений и проведении повседневной политики. Начнём с краткой
характеристики всех основных институтов и той роли, которую они играют
в
процессе интеграции.

Комиссия ЕС
, созданная в соответствии с Римским договором о ЕЭС и
действовавшая первоначально только в рамках этого объединения, воплощала в
себе наднациональное на
чало в интеграционном процессе и рассматривалась
многи
ми сторонник
ами “единой Европы” как своего рода эмбри
он, из которого
вырастет в будущем федеральная власть.
176
Но по мнению некоторых
исследователей, например М. Стрежнёвой, эти расчеты никогда не должны были
подтвердиться, и вряд ли на это можно рассчитывать в буду
ще
м.
177
По нашему
мнению, было бы поспешно ставить вопрос так резко

всё будет зависеть от того,
какая сложиться ситуация в будущем и какой институт способен будет её
регулировать.

Тем не менее, Комиссия, ставшая с 1967 г. единым органом для трех
сообществ (р
авно как и Совет, Европарламент и Евросуд)
178
, играет огромную и
незаменимую роль и в повседневной деятельности ЕС, и в стратегии, так
называемого “евростроительства”. Она остается уникальным институтом, до сих
пор не имевшим аналогов в интеграционных объеди
нениях, ко
торые возникали в
других регионах современного мира.




173

Ст
. 4,
Раздел
2,
Договор

о

ЕС
. /
Документы

ЕС
.

174
См., например: Borchardt K
-
D.
The

ABC

of

Community

Law
.


Luxembourg
:
Office

for

Official

Publications

of

the

EC
, 1994.

69
p
., также:
Колобов О
. А., Корнилов А. А., Макарычев А. С., Сергунин А.А. Процесс принятия
внешнеполитических решений: исторический опыт США, государства Израиль и стран Западной Европы.
-
Н.
Новгород: Издательство Нижегородского университета, 1992, и многие другие.

175
Договор
о ЕС, Ст.

D
.


176

Brugmans H.
Lidee Europeenne
, 1920
-
1970.
-
Bruges, 1970, Р.50.

177
Стрежнёва М. Институциональные формы европейской интеграции. /Заглядывая в 21
-
й век: ЕС и СНГ.

М.,
1998, С.132.

178

Merger Treaty, Brussels, 8 April 1965.


54
Об этом институте можно сказать, что это одновременно и нечто большее, и
нечто меньшее, чем гражданская служба Сообщества, её “бюрократия”
179
.
Большее
-
так как основополагаю
щие договоры предос
тавляют ей право
политической ини
циативы (деятельность Совета министров как законо
дательного
органа начинается только после того, как он по
лучает от Комиссии
соответствующее законодательное пред
ложение), меньшее
-
поскольку многие
традиционные для граж
данской службы обязанности в Сообществе выполня
ются
на национальном уровне.

Кроме того, Комиссия имеет полномочия в финансовой области (например,
исполнение бюджета), а также выполняет функции наблюдения и согласования,
которые могут иметь своим следствие
м судебное преследование страны
-
участницы Сообщества, не соблюда
ющей достигнутые в его рамках
договоренности. В свою оче
редь, Комиссия подвержена контролю со стороны
Палаты аудиторов.

Комиссию зачастую именуют бюрократическим “монст
ром”
-
имея в виду и
запутанный для непосвященных про
цесс принятия решений, одно из центральных
звеньев которого она составляет
180
, и количество “европейских” чиновников.
Между тем, хотя оно и растет, но не достигло еще двух десятков тысяч, что (при
всей условности подобных сра
внений в виду различия в объеме выполняемых
функций) все же выгодно отличает её от большинства национальных
администраций. Как и в большинстве международных организаций, большая часть
“европейских” чиновников занята переводом официальных документов на язык
и
государств
-
членов (после нового расширения ЕС в 1995 г. количество
официальных языков увеличилось с девяти до одиннадцати), оформлением и
распространением официальных бумаг.
181

В то же время формальное равенство с другими институтами
символизируется тем об
стоятельством, что члены Суда и Комиссии назначаются
не Советом министров
-
что могло бы подразумевать его верховенство (на
практике очевидное),
-
а “с общего согласия правительств государств
-
членов”
182
.
С другой стороны, Комиссия в полном составе может быть
отправлена Парла
-
ментом в отставку, тогда как отдельные члены Комиссии, в принципе, могут быть
принудительно уволены по решению Суда.

Совет министров ЕС
, в противоположность Комиссии, был учреждён как
орган межгосударственного сотрудничества
183
. В зависимос
ти от рассматриваемой
области политики ЕС (аграрная, торговая, финансовая и т.д.), в его состав входят



179

Стрежнёва

М
.
Указ
.

соч
.
С. 135.

180
Достаточно подробно об этом см.: Грант Ч. Делор.

М., 2002.

181
Захаров В.Б., Кабешев Д.В., Колобов О.А., Рыхтик М.И., Хохлышева О.О. Как делается демократия:
Европейский опыт. Учебное пособие.

Н. Новгород: ННГУ, ФСИ, 1995, С. 105.

182
См.:
Договор о Европейском Союзе.

183
Необходимо отметить, что факт существования неформального соглашения между правительствами о
национальных квотах при назначении на ответственные посты в Комиссии усложняет внешнее видение инсти
тутов
ЕС.
См.: Грант Ч. Делор.

М., 2002.


55
соответствующие министры государств
-
членов. Это окончательная инстанция в
принятии решений, но свобода действий министров в области законотворчества
огра
ничена не только необходимостью опираться на исходящие от Комиссии
предложения, но и согласительными процедурами с участием Европарламента и
Экономического и социального комитета (ЭСК
-
ЭкоСоц). Любое предложение
Комиссии, а также решение, принимаемое в С
овете, в качестве своей
законодательной основы должно иметь какую
-
либо из статей основополагающих
договоров.

Подготовительную работу для заседаний Совета министров осуществляет
Комитет постоянных представителей (КПП

Корепер I и II) в составе глав
национа
льных делегаций при Сообществе, а также их заместителей. Выражается
это в том, что Комитет получает предложения от Комиссии и рассматривает их
для выявления сфер возможных разногласий при обсуждении этих предложений
на министерском уровне. В поисках компро
мисса Совет министров опирается на
содействие общего секретариата. До Маастрихта у секретариата не было
собственной договорной базы, хотя его административный бюджет и был включен
в общий бюджет.
184

Во взаимоотношениях Комиссии и Совета министров всегда прис
утствовал
элемент соперничества, особенно на первом этапе развития Сообщества. Не
смотря на то, что это типично для отношений между двумя любыми
бюрократичес
кими структурами, по мнению М. Стрежнёвой, в данном случае
соперничество отра
жало в большей степе
ни коллизию между двумя тенденциями:
к усилению наднациональности и к сохранению межгосударственного начала в
ЕС.
185
Это противоречие как раз и является сутью всех споров по вопросу о
будущем ЕС, хотя с развитием интеграции происходит постепенное выравнивани
е
позиций обоих институтов. С одной сто
роны, Комиссия умерила свои амбиции и,
разрабатывая пред
ложения, стала более тщательно учитывать баланс нацио
-
нальных интересов. С другой стороны, принимаемые Сове
том директивы и
регламенты являются обязательными д
ля государств
-
членов и, по сути,
представляют собой решения, принятые на наднациональном уровне
186
. Тем не
менее,
упомянутая проблема не исчезла. Она на
шла отражение в проходящих
через всю историю ЕС дискуссиях о процедуре принятия решений: единогласно, с
п
ра
вом вето, которым располагает каждое государство
-
член, или большинством
голосов.
187
Если “люксембургский компромисс” был победой национального
государства, то в 1980
-
е годы обозначилась тенденция к постепенному
расширению круга вопросов, решаемых большинс
твом. Ныне Совет министров
принима
ет решения и простым большинством (главным образом по процедурным



184
Колобов О. А., Корнилов А. А., Макарычев А. С., Сергунин А.А. Процесс принятия внешнеполитических
решений: исторический опыт США, государства Израиль и стран Западной Европы.
-
Н. Новгород: Издательство
Нижегородского университета, 1992, С. 19
9.

185
Стрежнёва М. Указ. соч., С. 133.

186

Там

же
.

187

Decision rules in the EU: A Retional Choice Perspective. Ed. by P.Moser, G.Schneider.

NY.:Palgrave,2000, Р. 32.


56
вопросам), и квалифицированным большин
ством (в тех сферах, которыми
занимается Сообщество), и единогласно (новые сферы полномочий ЕС и те
случаи, ког
да С
овет намерен изменить предложение Комиссии без её согласия).
Вопрос о том, какой из этих процедур следует от
дать предпочтение в дальнейшем,
остается предметом ост
рых разногласий в ЕС.

В качестве Совета министров может действовать и
Совет глав государств
и правительств ЕС
(Европейский Совет)
. В таком качестве эта инстанция
может принимать формальные решения при соблю
дении поставленных условий
(имеет место предложение со стороны Комиссии, получено искомое
парламентское мне
ние, при голосовании представлена
Комиссия и есть необ
-
ходимый кворум, соблюдены соответствующие правила при голосовании)
188
. В то
же время Европейский совет как таковой, то есть, широко освещаемые в
международных СМИ, регулярные “саммиты”, формально органом Сообщества, а
ныне Союза, не явл
яется
189
. Его задачи и состав бегло излагаются в коммюнике
Парижской встречи на высшем уровне 1974 г., а также в ЕЕА. Они описываются и
в статье Д Раздела 1 Договора о Европейском Союзе, но не в статье 4
Маастрихтского договора, где прописаны институты ЕС.

Н
е будучи прямо включен в систему этих институтов, Европейский
С
овет
тем не менее принимает “заключения”, которые для дальнейшей деятельности
Совета министров являются обязательными.
190
Подобное своеобразие
институционального облика ЕС непосредственно объясня
ется историей его
развития: “люксембургский компромисс” 1966 года мешал принятию
эффективных решений и новый источник сплочения Сообщества был найден вне
“конституционного поля”
-
в форме личных договорённостей между
западноевропейскими лидерами. Со време
нем роль Европейского совета возросла
-
вплоть до того, что в Маастрихтском договоре он именуется главной движущей
силой в развитии Союза. И именно его подпирают известные всем “опоры” ЕС
191
.
До этого в основополагающих договорах соответствующая функция отво
дилась
Комиссии
192
.

Изначально у
Европейского парламента
были только совещательные и
наблюдательные функции. Парижский договор 1952 г. основал Парламентскую
ассамблею, которая стала именоваться Парламентом с 1962 г. Первые члены
Ассамблеи назначались национа
льными парламентами и зачастую имели двойной
мандат. Прямые выборы в представительный орган были заложены в статье 138
Римского договора, что явилось одной из причин институционального кризиса




188
Стрежнёва М. Указ. соч., С. 134.

189
Там же.

190
Обязательность

заключений

для Совета министр
ов, в данном случае, исходит из того, что министры
подчиняются своим лидерам на основе национального законодательства и наднациональное регулирование з
десь не
предусмотрено.

191
См.: Грант Ч. Указ. соч. С. 350
-
365.

192
Ст. Д, Раздел 1, Договор о ЕС.


57
1965 г., так как для де Голля, вернувшегося к власти во Франции
в 1958 г., прямые
“европейские” выборы были бы еще одним нежелательным шагом к укреплению
наднациональности. Он полагал тогда, что в случае дальнейшего нарастания в ЕС
наднациональных черт, политические и военные преимущества Франции
потеряются перед увел
ичивающимся экономическим могуществом Западной
Германии.
193
Поэтому его целью была Западная Европа, объединённая в
межгосударственный союз, так называемая концепция “Европы отечеств”, а не в
федерацию с наднациональной властью и сильным парламентом. Дания и
Великобритания, вступившие в ЕС уже после ухода де Голля в отставку, заняли
сходную позицию.
194
Тем не менее, государствам
-
членам в конце концов удалось
прийти к согласию по поводу прямых выборов, что должно было свидетельство
-
вать об укреплении демократичес
ких начал в разработке и принятии решений на
уровне ЕС
195
. Как уже было упомянуто, они впервые состоялись в 1979 г.,
обеспечив Европарламенту б
o
льшую легитимность. В дальнейшем он получил
также новые формальные полномочия в бюджетной области и в процессе
кон
сультаций между институтами. Таким образом, мы можем отметить, что в
общем институциональная система ЕС эволюционировала в сторону
относительного равновесия между Сове
том министров и Европарламентом.
196

Важную роль в интеграционном процессе играет
Европейск
ий Суд
. В своей
деятельности он опирается как на континентальную традицию, так и на
свойственные британской системе приемы прецедентного права. В его
компетенции следить за тем, чтобы Совет министров и Комиссия держались в
рамках собственных полномочий. Су
д, в ча
стности, рассматривает насколько
соответствуют основополагающим договорам, заключенные от имени
Сообщества, международные соглашения. При определенных обстоятель
ствах
даже отдельные граждане могут обращаться в Суд, до
биваясь отмены какого
-
либо
из
принятых актов или возме
щения ущерба, нанесенного им в результате
деятельности институтов ЕС.

Суд может выполнять и законодательные функ
ции
-
в той степени, в какой
возникали пустоты в правовой системе ЕС, обусловленные политической
слабостью Совета мин
истров.
197

Именно Судом были сформулированы некоторые фундаментальные
положения, которые были отраженны в основопо
лагающих договорах лишь
намеком.
198
Хотя Суд ЕС непосредственно правами человека не занимается, он,
однако, тре
бует от институтов Сообщества соб
людения фундаменталь
ных прав в



193
Манфред И
.А. Париж
-
Бонн. Франко
-
Западногерманские отношения во внешней политике 5
-
ой республики. 1958
-
1968.
-
М.: Наука, 1970, С.83.

194
История европейской интеграции 1945
-
1994.
-
М., ИВИ РАН, 1995, С. 102.

195
В настоящее время проблема, так называемого

демократичес
кого дефицита
” является основным предметом
дебатов вокруг расширения полномочий Парламента и будущим ЕС.

196
Стрежнёва М. Указ. соч., С. 135.

197

См
.:
Weatherill S. & Beaumont P. EC Law.

L., Pengiun, 1999.

198
Стрежнёва М., Указ. соч., С. 136.


58
разрабатываемых и принимаемых ими решениях
-
на том основании, что
государства
-
члены не могли бы выпол
нять решения, нарушающие права, которые
лежат в основе их собственной политической системы
199
. Именно Суду принад
-
лежит гла
вная заслуга в распространении точки зрения, со
гласно которой
дальнейшее утверждение права Сообщества зависит от его собственной
способности гарантировать соблюдение прав личности
200
. “Суд ЕС,
-
справедливо
отмечал российский юрист Е. Усиенко,
-
стал важней
шим звеном
западноевропейской интеграции, играя исключительно важную роль в
расширении предмета компетенции Сообществ, в упорядочении взаимоотношений
между органами власти, в частности, в укреплении правового статуса Ассамблеи
Сообществ. Он создал целую си
стему прецедентного права сообществ и явился
важным дисциплинирующим фактором в силу принятия им жёстких мер против
тех государств
-
членов, которые нарушали свои обязательства”.
201
Генерируемые
системой Сообщества законы защищают Евросуд и национальные суды.
Наличием подобной системы судебной защиты ЕС принципиально отличается от
всех других международных организаций и, по существу, уже не может быть
поставлен в единый ряд с ними.

Из институтов ЕС второго плана отметим
Экономический и социальный
комитет
202
. Когд
а в 1950
-
е годы такой консультативный орган создавался,
существование его посчитали необходимым, так как аналогичные структуры
существовали в отдельных странах
-
участницах объединения (например, в ФРГ), а
также в качестве дополнения к практически безвластно
й тогда Парламентской
ассамблее, тем более что последняя не отражала корпоративные интересы
важнейших групп западноевропейского общества
-
работодателей, работников
наем
ного труда, представителей мелкого бизнеса, крестьян и фермеров, обществ
потребителей
и т.д.
203
В дальнейшем ЭСК намного отстал от Парламента как в
темпах наращивания реальных полномочий, так и в политических претензиях. Тем
не менее, он продолжает функционировать, собираясь до шести раз в год, а его
вспомогательный персонал используется такж
е в обслуживании вновь созданного
в соответствии с Маастрихтским договором Комитета регионов.
204

Хотя
Комитету регионов
, как и Экономическому и Социальному комитету,
доверены не более чем совещательные функции, его будущее видится более мно
-
гообещающим. Мног
ие склонны усматривать в его создании первый шаг к
появлению третьего регионального уровня в институциональной структуре
Сообщества, в которой до сих пор различались лишь национальный и



199
Там же.

200
Евро
пейская интеграция: правовые проблемы. Книга
I
. /Ин
-
т государства и права РАН.

М., 1992, С. 113.

201
Государство и право.

М., №7, С. 12.

202
Отметим, что Палата Аудиторов в данном анализе не рассматривается, так как её функции по контролю
финансовой деятел
ьности ЕС практически не изменены и мало влияют на проблемы конфигурации власти в рамках
ЕС.

203
Стрежнёва М. Указ. соч. С. 140.

204
Ст. 198а, Договор о ЕС.


59
наднациональный уровни. Создание Комитета регионов
-
прямая политичес
кая
победа германских земельных властей, не намеренных в рамках интеграционного

объединения потерять те полно
мочия, которые они обрели в национальных
рамках.
205

Маастрихтский договор внес

во взаимоотношения институтов ЕС новые
изменения, которые, тем не мен
ее, трудно назвать революционными или
сенсацион
ными, изменения скорее несли политический смысл. Среди
усовершенствований
-
наделение Суда правом накладывать штрафы на те
государства
-
члены, которые нарушают достигнутые в ЕС договоренности.
206

Процедура сотр
удничества Совета министров и Европарламента в
законотворчестве была дополнена процедурой примирения там, где этим двум
институтам не удается достичь согласия в случаях, подлежащих голосованию в
Совете по принципу большинства. Данная процедура, дополнител
ьно укреп
-
ляющая позиции Парламента, применяется в тех случаях, когда принимаемые
решения касаются свободного переме
щения рабочей силы, обучения и
образования, культуры, здра
воохранения, защиты прав потребителей, научных
исследо
ваний, трансъевропейских
энергетических сетей, телекоммуни
каций и
транспорта. Если при этом возникает перспектива того, что Парламент во втором
чтении отвергнет общую позицию, принятую Советом министров, теперь
возможен созыв межинституционного Комитета примирения. Если и этот ша
г не
приведет к цели, у Парламента есть право окончательно отвергнуть
законопроект.
207

Отметим также, что ни у институтов ЕС, ни у национальных парламентов
нет возможности серьезно повлиять на изменения в функционировании
Европейского валютного союза, а появ
ившийся Европейский центральный банк
получил большую автономию в принятии решений
208
.

После вступления в силу Маастрихтского договора Комиссия назначается на
пятилетний период (а не на четыре года, как прежде), чтобы срок её полномочий
совпадал со сроком пол
номочий Парламента и состав КЕС мог быть представлен
Парламенту на одобрение.

Взаимодействие основных четырёх институтов ЕС (Комиссия, Совет,
Парламент и Суд) определяется рамками основных договоров между
государствами
-
членами и протоколов к ним и осуществ
ляется с помощью
различных комитетов. По отношению к субъектам европейского права институты
ЕС определяют правила действий с помощью регламентов, директив, решений по
конкретным вопросам, заключений и рекомендаций
209
. Таким образом, создаётся
достаточно обши
рный блок европейского права, который является приоритетным



205
Стрежнёва М. Указ. соч. С. 138.

206
Там же, С.139.

207
Borchardt K
-
D.
The ABC of Community Law.

Luxemb
ourg: Office for Official Publications, 1994.
-
Р.50.

208
Стрежнёва М. Указ. соч., С. 139.

209

Ст
. 189,
Договор

о

ЕС
.


60
по отношению к национальному законодательству. Кроме этого, нам необходимо
отметить, что в процессе принятия решений (основном инструменте
взаимодействия институтов ЕС) существует несколько основн
ых процедур:
консультации, сотрудничество, согласие и совместное принятие решений
210
. Их
развитие и применение отражает состояние и динамику баланса полномочий
между институтами Европейского Союза.

В заключение
необходимо отметить следующее. Структура инстит
утов
Европейского Союза представляет собой достаточно сложное переплетение
наднациональных и межправительственных институтов. И хотя мы можем легко
выделить в соответствии с нормативными документами те институты, которые
призваны продвигать процесс интегра
ции (Комиссия, Парламент, Суд),
практически полностью лидирующая и контролирующая роли принадлежат главам
государств
-
членов ЕС и их правительствам.





210

Treaty of Amsterdam, Articles 7(2,3); 23 (1,2); 12; 13 etc.


61
3
.
2.
Поиск баланса между институтами Европейского Союза:
коммунитарный и межгосударственный методы приняти
я решений

Система взаимодействия между рассмотренными нами выше институтами
ЕС постоянно развивается, что выражается в эволюции процесса принятия
решений на наднациональном уровне и баланса сил между институтами Союза. В
отношении того, каким образом должн
ы приниматься решения в ЕС, постоянно
велись явные и скрытые споры, сторонами в которых выступали сторонники
федерализации Сообщества и противники дальнейшей “сдачи суверенитета”, что в
процедуре принятия решений выражалось в вопросе:
К
акое соотношение дол
жно
быть между принципом единогласных решений и решений, принимаемых
большинством голосов?
211
Противоречивое отношение европейской элиты к
процессу интеграции и, особенно к способу принятия решений, привело к тому,
что Европейский Союз стал представлять собо
й уникальное политическое
объединение, институциональная структура которого не позволяет однозначно
назвать его ни сверхгосударством, ни международной организацией. На
протяжении всего периода развития, в большей или меньшей степени, в облике ЕС
присутству
ют и национальные, и межгосударственные, и наднациональные черты,
что, в частности, не было осознано руководством России при проведении своей
европейской политики в начале
-
середине 1990
-
х гг., которое по
-
прежнему
рассматривало ЕС как международную организа
цию.
212

Маастрихтский договор по форме представляет собой договор внутри
договора; он создал и описал в общих чертах общность, именуемую Европейский
Союз, которая, тем не менее, не получает собственного правового лица.
Большинство статей договора касалось др
угой общности
-
Европейского
сообщества, которое, в свою очередь, заменило Европейское экономическое
сообщество
213
.

Несмотря на то, что в некоторых существенных деталях, касающихся
европейских институтов, Маастрихтский договор продолжил и логически развил
но
вации, содержавшиеся в ЕЕА Между этими двумя документами проявилась
разница в акцентах. Как полагает исследователь институтов ЕС М. Стрежнёва, в
ЕЕА был сделан упор на закрепление и распространение коммунитарного метода в
процессе принятия решений, который
предполагает принятие решений на уровне
Союза, в Маастрихтском договоре, вопреки распространённому общественному
мнению, есть немало черт, создающих противовес коммунитаризации и
обеспечивающих защиту прерогатив национальной власти от излишних
федеративны
х устремлений.
214




211

Golub J. In the Shadow of the Vote? Decision
-
making in the European Community
. //International Organization, Vol.53,
No4, Autumn 1999, P. 734.

212
Бордачёв Т.В.
Terra

Incognita
,
или Европейская политика России. //
Pro

et

Contra
.
-
Том 6.
-
№4.
-
С.26.

213
Стрежнёва М. Институциональные формы европейской интеграции, С. 131.

214
Стрежнёва
М. Институциональные формы европейской интеграции, С. 132.


62
Требуется пояснить, что коммунитарный метод до 1990
-
х гг. фактически
сводился к диалогу между Советом министров ЕС и Комиссией. С точки зрения
Комиссии ЕС “коммунитарный(общественный) метод” заключается в следующем:
монополия Комиссии на за
конодательную инициативу, широкое применение
квалифицированного большинства при голосовании в Совете Министров, активная
роль Парламента ЕС, унифицированное определение законов Сообщества в Суде
ЕС.
215
Его применение начинается с того, что Комиссия направляе
т в Совет
определённые предложения, при этом, с расширением в Совете процедуры
голосования на основе большинства и с отказом от единогласных решений,
коммунитарный метод становиться методом наднациональным
216
. Однако, в
Маастрихтском договоре эту тенденцию у
равновешивает утверждение
межправительственного подхода в таких важных для государства сферах, как
внешняя политика и безопасность.

Межгосударственный (межправительственный) подход, в соответствии с уже
цитированным документом, имеет следующие характерист
ики: право Комиссии на
инициативу разделено с правительствами ЕС или существует только в отдельных
сферах, Совет принимает решения в основном единогласно, Парламент (Суд)
играет только консультативную (малую) роль
217
. “Этот подход,
-
отмечают У.
Никол и Т. С
элмон,
-
подразумевает образ действий, сохраняющий в
неприкосновенности власть национальных государств. В межгосударственном
подходе заключено также стремление избежать контроля со стороны Европейского
Суда.”
218

Ещё одной формой сопротивления укоренению и ра
спространению
коммунитарного метода, как основы организации процесса принятия решений в
ЕС, являются исключения, которые делаются для отдельных стран, и означают
фактическое признание за ними права не участвовать, по крайней мере, временно в
определённых
направлениях совместной деятельности. Такие факты уже имели
место
219
, но никогда ранее не достигало масштабов, позволяющих говорить о
воплощении концепции интеграции “на разных скоростях”.
220

В результате противодействия двух методов в Маастрихте была создана
весьма сложная система принятия решений, стержнем которой служит принцип
субсидиарности. В договоре смысл субсидиарности излагается следующим
образом: “В тех областях, которые не подпадают под его исключительную
компетенцию, Сооб
щество действует в соответ
ствии с принципом
субсидиарности, если и поскольку цели предполагаемого действия не могут быть
достигнуты в достаточной мере государствами
-
членами и поэтому, в силу
масштабов и результатов предпо
лагаемого действия, могут быть более успешно



215

Explanatory note on the Community Method. MEMO/02/102, Brussels, 22.05.2002. //http://www.europa.
eu.int.

216

Explanatory note on the Community Method.

217

Explanatory note.

218

Nicoll W., Salmon T
.C. Undersdanding the New European Community.

NY: Harvester Wheatsheaf, 1994, P.292.

219
Например, Шенгенское соглашение, которое в то время ещё не было частью

aquis

communautaire

.

220
Стрежнёва М. Указ. соч. С. 129.


63
достигнуты Сооб
ществом.”
221
Подразумевается, что в сфере непосред
ственной
компетенции Сообщества находятся те вопросы, по поводу которых нет сомнений,
что решать их лучше всего на союзном уровне и коммунитарным способом.

Данная формулировка достаточно неопределенна. В ней
не содержится
четких критериев разграничения компетенции ЕС и государств
-
членов. В то же
время, воз
можность установления таких критериев зависит от степени
однородности Сообщества. Если оно включает небольшое число стран с
идентичными социально
-
экономиче
скими и политическими системами,
совпадающими стратегическими интересами
222
, в принципе, возможно
определить, что может быть более успешно достигнуто Сообществом, а что
-

государствами
-
членами. Другое дело, если Сообщество состоит из стран,
находящихся на ра
зличных уровнях развития и резко отличающихся друг от друга
по своим возможностям. Вряд ли следует доказывать, что потенциалы
самостоятельного решения проблем германским и, скажем, румынским или
словацким государствами различны. Выработка каких
-
то общих кр
итериев
субсидиарности в рамках всего Сообщества становится при этом затруднительной.

В зависимости от обстоятельств принцип субсидиарности может стать либо
базой для наращивания наднационального начала и передачи национальных
полномочий в ведение органов
ЕС, либо, наоборот, отката вплоть до возвращения
некоторых полномочий, уже ставших “европейскими”, в сферу ведения
национальных государств. Расширив сферу деятельности Сообщества, Маастрихт
одновременно перенес центр тяжести в реше
нии многих новых и стары
х проблем
на межправительственные, т.е. не интеграционные, механизмы. Как лаконично
отме
тил бывший премьер
-
министр Франции Раймон Барр, “субсидиарность
-
это
децентрализация”
223
, по крайней мере, на современном этапе развития
Европейского Союза.

Отстаивая п
одобную интерпретацию принципа субсидиарности, нынешние
сторонники межгосударственного начала иг
норируют то, что представлялось
столь очевидным основопо
ложникам интеграции: “Европейское сообщество
должно было быть построено не только посредством устранен
ия барьеров на пути
взаимообменов между западноевропейскими государ
ствами, но и посредством
целенаправленного поощрения но
вых видов взаимодействия … и посредством
создания новых ин
ститутов, способных генерировать политическую поддержку и
лояльность”
224
. О
слабление наднационального начала не мо
жет быть
компенсировано никаким развитием межгосудар
ственного взаимодействия. Оно



221
Ст. 3
b
, 2
-
й параграф. Договор о ЕС.


222
Уже сейчас нынешний состав ЕС только с натяжкой можно назвать однородным. См.: Борок Ю.А. Социальны
е
предпосылки европейской интеграции. С.70.

223
Выступление на заседании Международного консультативного совета Центра по изучению европейской
политики 18 ноя
бря 1994 г., (CEPS).


224

Wallace W. The Transformation of Western Europe.
-
L., 1993. P.29.


64
означает, в конечном счете, ослабление “европейской идеи”, сделавшей саму
интеграцию такой, какой её до сих пор знал весь мир.

Соврем
енные западные специалисты усматривают ис
токи принципа
субсидиарности в социальном учении Вати
кана, изложенном в 1931 г., согласно
которому каждый че
ловек должен быть тесно вовлечен в принятие решений,
которые непосредственно его касаются.
225
Как представ
ля
ется другим
исследователям, корни идеи субсидиарности уходят гораздо глуб
же
-
в
противоположность националистической идее, усмат
ривающей именно в нации
единственный законный источ
ник политической власти и гаранта свободы
личности, прин
цип субсидиарн
ости восходит к римской идее, которая
подразумевает множественность уровней политического управ
ления и стандартов
соблюдения прав личности.
226

Поэтому, несмотря на то, что в Едином евро
пейском акте и в
Маастрихтском договоре просле
живается значительная до
ля преемственности,
исследователь Е. Михан предполагает: “первый из этих документов исходит из
концепции национализма, возводимого в степень наднациональности в том, что
все решения в конечном счете должны приниматься неким однообразным
способом, на одном
уровне, будь то национально
-
государственный или
надгосударственный уровень, которому отдают предпочтение федералисты, тогда
как Маастрихтский договор в большей мере опирается на неоимперскую идею:
уровней управления может быть несколько
-
главное, чтобы в
сякая проблема
находила должный уровень решения, а рядовые граждане сохра
нили причастность
к тому, что происходит, и гарантированные им законом права имели эффективную
систему реализации”.
227

Вместе с тем говорить об отказе после Маастрихта от наднациональн
ого
похода как идейной основы “евростроительства” было бы преждевременно,
особенно, если судить по тону выступлений бывшего в то время председателем
Комиссии Жака Сантера. Например, выступая перед членами Европейского
парламента в январе 1995 г., он заявил
, что “межправительственный процесс
принятия решений по вопросам иммиграции и преступности должен быть заменен
на традиционный коммунитарный метод”. Тогда же Ж. Сантер высказал
предположение, что “следующего председателя КЕС, возможно, будет избирать
Европ
арламент и что парламентарии могут

получить право вето на внесение в
будущем изменений в основополагающие договоры”.
228

Среди институтов ЕС наибольшую заинтересованность в распространении
коммунитарного метода выражает Европейская Комиссия, которая является
уникальным наднациональным органом и которая всю свою историю стремилась



225

Wilke M., Wallace H. Subsidiarity: Approaches to Powersharing in the European Community.

L.: Royal Institute of
International Affairs, 1990, P. 135.

226
См.: Стреж
нёва М. Указ. соч. С
. 130.

227

Meehan E. Citizenship and the European Community.

L.: Sage Publications, 1993, P. 93.

228

The Times.

1995.

January 18.

P.2.


65
обрести самостоятельную власть и репутацию в глазах европейцев. О роли
Комиссии особенно много заговорили в процессе строительства ЭВС при Жаке
Делоре с 1985 по 1994 годы, когда она я
влялась лидером и “локомотивом” нового
шага интеграции. Но после того, как в 1999 году вскрылись факты коррупции и
неэффективного управления, и Комиссии во главе с Ж. Сантером пришлось в
полном составе уйти в отставку, начали говорить об уменьшении её рол
и и даже
некой победе государств в борьбе за свой суверенитет.
229

Тем не менее Комиссия ЕС играет огромную роль, в том числе и
политическую, как в повседневной деятельности ЕС, так и в стратегии
“евростроительства”. Уникальность её заключается в том, что Ко
миссия, обладая
собственным бюрократическим аппаратом и формально независимым от
национальных государств
-
членов ЕС руководством, имеет право законодательной,
политической инициативы для всего Союза и часто разрешает спорные моменты
между правительствами, н
о при этом не имеет права решать некоторые
характерные для гражданской службы единого государства задачи, например,
паспорта гражданства до сих пор выдаются государствами
-
членами, а не единым
органом ЕС. Кроме того, Комиссия имеет полномочия в финансовой с
фере, а
также выполняет функции наблюдения и согласования.
230

Комиссия сыграла значимую роль в завершении создания “единого рынка”,
а затем в момент создания Маастрихтского договора, в котором были прописаны
все этапы создания ЭВС. Хотя в Амстердамском догов
оре уже было записано, что
главной движущей силой в развитии Союза является Совет Министров.
231
В
Маастрихте был закреплён баланс между Комиссией и Советом Министров перед
новым серьёзным шагом интеграции
-
созданием ЭВС, но теперь предполагается,
что Совет
Министров должен занять лидирующее место в строительстве Союза
232
.

Возможно процесс создания ЭВС стал тем “моментом истины”, который
поставил правительства перед необходимостью решить: насколько они доверяют
друг другу и общеевропейским институтам. Однозначн
о можно сказать только то,
что они не доверяют определение своих интересов какой
-
либо третьей стороне, в
данном случае Комиссии. Создание ЭВС затрагивало самую чувствительную
часть национального экономического суверенитета
-
выпуск собственной
национальной
валюты, поэтому страны оставили за собой все права по принятию
стратегических решений и установили независимый, в первую очередь от
Комиссии, Европейский Центральный Банк. Такая же практика продолжает
применяться при создании Общей внешней политики и поли
тики безопасности,
так как это не менее чувствительная сфера интересов национального государства.
Ещё одним инструментом ограничения влияния Комиссии является так




229

A survey of Europe.// The Economist (EIU).
-
October 23th.
-
1999, P.17.

230

Politics and Institu
tions in an Integrated Europe. Ed. by B. Eihhengreen, J. Frieden.

Berlin: Springer, 1995, Р. 22.

231

См
.
Treaty of Amsterdam amending the Treaty on European Union, the Treaties establishing the European Co
mmunities
and certain related acts, Amsterdam, 2 Oc
tober 1997.

232

Goodin R. On Constitutional Design. /ARENA Working Papers, WP 97/26, 1997.


66
называемая “комитология”

большое количество различных комитетов,
создаваемых при Комиссии в
случае принятия сложных решений,
подразумевающих консультации с правительствами стран
-
членов
233
.

Примечательно, что как только процесс создания ЭВС вступил в свою
последнюю фазу в январе 1999 года, Комиссия под руководством Жака Сантера,
работавшая с 1995 г
ода, была вынуждена уйти в отставку. Хотя то, в чём
обвинили Комиссию, активно обсуждалось и скорее всего присутствовало всё
время существования “европейской бюрократии”
234
. По всей видимости, активное
участие Комиссии в принятии судьбоносных решений и её ли
дирующее
положение в процессе интеграции в момент строительства ЭВС возродило идеи о
едином супергосударственном органе в лице Комиссии. А это могло заставить
национальные правительства попробовать поставить под контроль амбициозные
тенденции, проявившиеся
в усилении роли Комиссии, которой государства не
очень доверяют решать, что есть национальные и европейские интересы и как их
согласовывать.
235

Пришедшая на смену новая Комиссия под руководством Романо Проди,
бывшего Премьер
-
министра Италии, человека достат
очно умудрённого опытом,
вряд ли сможет, несмотря на заявления о грандиозных планах, получить те же
полномочия, что Комиссия имела раньше, особенно, при постоянном упоминании
о необходимости придать большую прозрачность деятельности Комиссии.
236

Вероятнее вс
его, что за Комиссией останутся проекты, начатые до
Маастрихтского договора: сельскохозяйственная политика, помощь регионам,
единый рынок и конкурентная политика, также, возможно, и расширение. Все
остальные проекты (ОВПБ и ЭВС), видимо, будут находится по
д
непосредственным контролем стран
-
участниц. Новое направление
-
внутренняя
политика и политика в сфере правосудия, которое появилось в деятельности
Союза после Амстердамских соглашений, станет, по всей видимости, предметом
споров о разграничении полномочи
й между Комиссией и Советом Министров.

Как уже упоминалось, Совет Министров ЕС, созданный как институт
межгосударственного сотрудничества, в последнее десятилетие обрёл статус
лидирующего органа при принятии решений в ЕС
237
. И если тенденция
сохранится, то и
зменения структуры ЕС, о которой так давно говорят, будут
происходить посредством приобретения Советом Министров новых
организационных структур, необходимых для осуществления действенного




233

Kepteyn P.J.G. & VerLoren van Themaat P. Intriduction to the Law of the EC.

Kluwer Law International, 1998, P.
391.

234
См.: Грант Ч. Делор.

М, 2002.

235

Borzel T.A
., Risse T. Who is Afraid of a European Federation? How to Constitutionalise a Multi
-
Level Governance
System, in What Kind of Constitution for What Kind of Polity? Responses to J. Fischer. / Ch. Joerges
, Y. Meny, J.H.H.
Weiler (eds).

Badia Fiesolana: EUI
, Cambridge, 2000, P.46.

236

См
.
Programme for the commission 1999, Speech by Romano Prodi, President
-
designate of the European Commission
to the European Parliament, 14 September 1999. / http://www.europa.eu.int/speeches.

237

См
.:
A survey of Europe.// The Ec
onomist (EIU).
-
October 23th.
-

1999.


67
руководства ЕС. Одно из предложений заключается в введении в состав
национальных правительств министров, ответственных за европейские дела,
чтобы они могли обеспечить более частые, чем четыре раза в год, заседания
Совета Министров ЕС, что обеспечит его действительную постоянную
руководящую роль. Особенно чётко такие взгляд
ы на реформу институтов ЕС
высказывает журнал “Экономист”.
238
Таким образом, Комиссии отводится роль
обслуживающего аппарата при Совете Министров, а Парламенту ЕС предстоит
быть площадкой для обсуждения существующих идей и проектов.
239


Относительно изменения
баланса сил между Парламентом, Комиссией и
Советом исследователи Дж. Цебелис и Дж. Гаррет пишут, что “за последние
десятилетие 20
-
го века в процедурах, использующих принцип большинства,
полномочия Комиссии уменьшились за счёт усиления законодательной роли

Парламента. Комиссия по
-
прежнему может заметно влиять на законодательный
процесс в рамках процедуры консультации, где Парламент не играет значительной
роли, но в процедурах сотрудничества и совместного решения
240
, Комиссия
потеряла свои былые полномочия, в
то время как Парламент сравнялся в этом
вопросе с Советом”.
241
Хотя для Парламента ещё существует необходимость
доказать свою легитимность на европейском уровне, прежде всего в глазах
избирателей, для того, чтобы к нему могли прислушиваться, так как выборы
п
оказывают, что пока большинство избирателей ЕС предпочитает не участвовать
в выборах в Европарламент.
242

Другой исследователь процесса принятия решений в ЕС Дж. Голуб
отмечает, что, несмотря на более широкое распространение принципа принятия
решений большинс
твом голосов в Совете министров и расширение прав
Парламента, эффективность принятия решений институтами ЕС в
постмаастрихтский период значительно снизилась по сравнению с периодом
главенства Люксембургского компромисса и ещё более снизится с дальнейшим
ра
сширением Союза.
243


В
заключении
необходимо отметить, что тенденция перемещения центра
руководства ЕС к Совету Министров и Парламенту ещё больше закрепляет
отступление от первоначального принципа европейской интеграции об участии
всех членов на равных основ
аниях и совместном осуществлении всех проектов.
Впервые отступление от этого принципа было закреплено в Маастрихтском
договоре, где говорилось, что ЭВС может быть создана и в случае, если не все




238

The

Economist
.
-

October
23
th
.
-
1999,
P
.21.

239

The

Economist
.
-

P
.19.

240
Последняя представлена в Маастрихтском и развита в Амстердамском договорах
.

241

Tsebelis G., Garret G. The Institutional Foundations of Intergover
nmentalism and Supranationalism in the EU. //
International Organization.
-
Vol.55.
-
No2.
-
Spring 2001, P. 384.

242
Мотков А.В. Выборы в Европейский Парламент 1999г.: альтернатива развития ЕС. / Европейский Союз на
рубеже веков. /РАН ИНИОН, Т.Г. Пархалина
(гл. ред.).

М., 2000, С. 99.

243

Golub J. In the Shadow of the Vote? Decision
-
making in the European Community. //International Organization, Vol.53,
No4, Autumn 1999, P. 764.


68
страны смогут принять в нём участие. Развитие ЕС по принципу
“Европа
нескольких скоростей”, стало реальностью после введения евро
,
завершения
создания ЭВС и ста
ло
неоспоримой реальностью
после
приёма новых членов в
ЕС. В случае сохранения такой тенденции реформа институтов ЕС неизбежн
а (для
чего и была проведена огр
омная работа по созданию конституции ЕС)
, но у стран
ЕС нет полного согласия по поводу того, какая реформа институтов должна быть
проведена. Сами методы принятия решений (коммунитарный и
межгосударственный) становятся инструментом борьбы институтов за влия
ние в
процессе принятия решений.




69
ЗАКЛЮЧЕНИЕ


В данной работ
е

было
показ
ано
, что лежит в основе процессов интеграции,
были проанализированы
различные определения интеграции и да
но
определение
политической интеграции. Особое внимание
было
уделе
но
проблем
е создания
системы управления на общеевропейском уровне. В дополнении к этому данн
ое

пособие
в определённой степени
дополнило знания
теории интеграции.

Хотя при
этом необходимо осознавать, что европейская интеграция это очень
разноплановый процесс, в котор
ом ЕС является воплощением и центром, но никак
не единственным проявлением интеграции. Особенность современного этапа
процесса строительства Европы состоит в том, что под возводимое здание ЕС
пытаются подвести все интеграционные процессы, происходящие в эт
ой части
земли. Таким образом, можно отметить тенденцию на создание некой
системообразующей структуры во главе с ЕС, которой будут подотчетны в той
или иной степени все субъекты политического, экономического и социального
пространства Старого Света. Но при
этом остаются нерешенными
как минимум
два
вопроса
.

Первый, какая форма окажется наиболее приемлема для такого
конгломерата: межгосударственный союз, супергосударство или нечто
компромиссное? Второй, кто будет наделен большей
ответственностью
, то есть
влас
тью
,
и как эту власть контролировать? Именно эти вопросы и становятся
камнем преткновения в текущих дебатах о будущем ЕС
.


Сведения, изложенные в данном пособии, могут стать базой для
заинтересованных студентов и помогут им сориентироваться в европейских
и
сследованиях.

Для дальнейшего изучения предмета автором предлагается список
полезной литературы.


70
СПИСОК

ЛИТЕРАТУРЫ


I
. Источники:

А) Договоры между государствами
-
членами ЕС, декларации и протоколы к
ним:

1.

Single European Act, Luxembourg/Hague, 17,28 Februa
ry 1986. /European Union
-

Selected instruments taken from the Treaties

Luxembourg: Office for Official
Publications, Book 1, Vol. 1, 1995.

2.

Treaty on European Coal and Steel Community, Paris, 18 April 1951. /European
Union
-
Selected instruments taken fr
om the Treaties

Luxembourg: Office for
Official Publications, Book 1, Vol. 1, 1995.

3.

Treaty on European Economic Community, Rome, 25 March 1957. /European Union
-

Selected instruments taken from the Treaties

Luxembourg: Office for Official
Publications,
Book 1, Vol. 1, 1995.

4.

Treaty on Euratom, Rome, 25 March 1957. /European Union
-
Selected instruments
taken from the Treaties

Luxembourg: Office for Official Publications, Book 1, Vol.
1, 1995.

5.

Treaty establishing a Single Council and a Single Commission
of the European
Communities. /European Union
-
Selected instruments taken from the Treaties


Luxembourg: Office for Official Publications, Book 1, Vol. 1, 1995, P. 697
-
734.

6.

Treaty on European Union, Maastricht, 7 February 1992. /European Union
-
Selected

instruments taken from the Treaties

Luxembourg: Office for Official Publications,
Book 1, Vol. 1, 1995.

7.

Treaty of Amsterdam amending the Treaty on European Union, the Treaties
establishing the European Communities and certain related acts, Amsterdam, 2
October 1997.

8.

Treaty of Nice. //Official Journal, C80, 10.03.2001 или на сайте ЕС
-

http://www.europa.eu.int.

9.

Декларация о гражданстве государства
-
члена. /Документы Европейского Союза,
т.2., перевод с англ. под ред. Борко Ю.А.

М.: Право, 1994, С.238.

10.
Де
кларация о Западноевропейском союзе. /Документы Европейского Союза, т.2.

М.: Право, 1994, С.241
-
245.

11.
Декларация о полицейском сотрудничестве. /Документы Европейского Союза,
т.2.

М.: Право, 1994, С.246.

12.
Протокол об Уставе Европейской системы центральных
банков и Европейского
Центрального банка. /Документы Европейского Союза, т.2.

М.: Право, 1994,
С.179
-
203.

13.
Протокол об Уставе Европейского валютного института. /Документы
Европейского Союза, т.2.

М.: Право, 1994, С.204
-
215.

14.
Протокол об Экономическом и
социальном комитете и Комитете регионов.
/Документы Европейского Союза, т.2.

М.: Право, 1994, С.233.


71
15.
Протоколы о некоторых положениях, относящихся к Соединённому
Королевству Великобритании и Северной Ирландии и Дании. /Документы
Европейского Союза, т.2.

М.: Право, 1994, С.221
-
224.

Б) Документы Комиссии и других институтов:

16.
Adapting the institutions to make a success of enlargement / Commission Opinion on
the calling of a Conference of Representatives of the Governments of the Member
States to amend the
Treaties, COM(2000) 34 final, Brussels, 26.1.2000.

17.
Action Plan of the Council and the Commission on how best to implement the
provisions of the Treaty of Amsterdam on an area of freedom, security and justice./
OJ, 1999/C, 19/01.

18.
Agenda 2000: For a stronger
and wider Europe, Strasbourg/Brussels, 16 July 1997.

19.
Common strategy of the European Union on Russia, European Council, Cologne, 3
-
4
June 1999.

20.
European Governance /A White Paper,
Brussels, 25.7.2001, COM(2001), 428 final. /

http://www.europa.eu.int.

21.
Repo
rt to the European Council on the application of the subsidiarity principle /
Commission of the EC, COM(94) 533 final, Brussels, 25.11.1994.

22.
One currency for Europe. /A Green Paper, Brussels, 1995. /
http://www.europa.eu.int.

23.
Towards the Enlarged Union. /
Strategy Paper and Report of the EC.

Brussels,
9.10.2002, COM (2002) 700 final.

в) Другие документы:

24.
Декларация Шумана. /Европа: новое начало. Декларация Шумана 1950
-
1990.
Европа и проблема расширения. Перевод с англ. под ред. Борко Ю.А.
-
М.:
Право, 199
4.

25.
Соглашение о Партнёрстве и Сотрудничестве между РФ и ЕС, о. Корфу, 24
июня 1994.

26.
Стратегия развития отношений РФ с ЕС на среднесрочную перспективу (2000
-
2010 гг.), Москва, 1999.

г) Мемуарные:

27.
Дубинин Ю.В. Дипломатическая быль (Записки посла во Франции).

-
М.:
РОССПЭН, 1997.
-
328с.

28.
Монне Жан, Реальность и политика. Мемуары.
-
М.: “Московская школа
политических исследований”, 2001.
-
664с.

29.
Грант Ч. Делор.(Биография)

М.: “Московская школа политических
исследований”, 2002.

427с.

30.
Попов В.И. Маргарет Тэтче
р: человек и политик (взгляд российского
дипломата).
2
-
е доп. изд.
-
М.: Международные отношения, 2000.
-
464с., ил.

31.
Thatcher, Margaret. The Downing Street years.
-
London: HarperCollins Publishers,
1993.

745p.

32.
Major, John. John Major: The Autobiography
.
-
London: HarperCollins Publishers,
1999.

650р.


72
д) Доклады аналитических групп и институтов:

33.
Актуальные проблемы Европы: Проблемно
-
тематический сборник.
М.: ИНИОН
РАН, 1995/1996, Вып.1,2.

34.
Борко Ю.А. Отношения России с ЕС и их перспективы. Доклады Инстит
ута
Европы, №75
-
М., 2001
-
104с.

35.
Геополитические перемены в Европе. Политика Запада и альтернативы для
России./Доклады ИЕ РАН,№19
-
М.,1995.
-

91с.

36.
Данилов Д.А. Западная Европа на постмаастрихтском этапе развития
интеграции в сфере безопасности./
Доклады ИЕ
РАН, №13
-
М., 1995.
-
91с.

37.
Данилов Д.А., Мошес А.Л. Структуризация пространства безопасности на
Западе и Востоке Европы. /Доклады ИЕ РАН, №70
-
М., 2000.
-

118с.

38.
Европейская модель на пороге 21 века. / Доклады ИЕ РАН, №60
-
М., 1999.
-

139с.

39.
Маастрихтский д
оговор: трудности ратификации, поиски решений,
перспективы./Доклады ИЕ РАН, №1, №8
-
М., 1993,1994.
-
30(47)с.

40.
Максимычев И.Ф. Объединение Германии как фактор европейской
безопасности /Доклады ИЕ РАН, №34
-
М., 1997.
-

42с.

41.
Опыт Европейских Сообществ и возм
ожное его использование Россией и СНГ.
/Доклады ИЕ РАН, №2
-
М., 1993.
-
111с.

42.
Пичугин Б.М. Расширение ЕС на Восток и экономические интересы России. /
Доклады ИЕ РАН, № 29,
-
М., 1996.

43.
Проблемы европейского регионализма. Доклады ИЕ РАН, №61
-
М., 1999.
-
90с
.

44.
Проект коммуны и федерация. /Доклады ИЕ РАН, № 23
-
М., 1996.

68с.

45.
Рубинштейн Ю.И. Европа 21
-
го века: государство, политическая система,
гражданское общество. /Доклады ИЕ РАН, № 67
-
М., 2000.
-
57с.

46.
Журкин В.В. ЕС: внешняя политика, безопасность. /Докл
ады ИЕ РАН, №47
-

М., 1998.
-

61с.

47.
Журкин В.В., Максимычев И.Ф. Европа в многополярном мире. /Доклады ИЕ
РАН, №66
-
М., 2000.
-
87с.

I
I
. Исследования:

48.
Борко Ю.А., Загорский А. В., Караганов С.А. Общий европейский дом: что мы о
нём думаем?
-
М.: Международны
е отношения, 1991.
-
232с.

49.
Богатуров А.Д. Системный подход и изучение международных отношений //
Мир между двумя войнами. Избранные документы по истории международных
отношений 1910
-
1940
-
х годов. / Сост. Мальгин А.В. М.: МГИМО МИД
РФ,1997.
-
С.5
-
13.

50.
Браницк
ий

А
.
Г
. Erit una Eropa?
(
Будет ли единой Европа? История объединения
Европы: противоречия, проекты, перспективы: Монография
)

/
Под общей ред.
академика О.А. Колобова.

Н.Новгород: ФМО ННГУ, 200
6
.
-
3
20
с.


73
51.
Браницкий А.Г., Каменская Г.В.
История европейской
интеграции: Учебное
пособие / Под общей ред. академика О.А. Колобова.

М.
-
Н.Новгород: ИМЭМО
РАН, ФМО ННГУ, 2003.
-
234с.

52.
Данилов Д.А. Западная Европа на пост
-
маастрихтском этапе: развитие
интеграции в сфере безопасности.
-
М., 1994.

53.
Европа: новые судьбы
старого континента. Реферативный сборник. Отв. ред.
Т.Г. Пархалина.
В 2
-
х частях.
-
М.: ИНИОН, 1992.
-
178с.(171с.)

54.
Европа на пороге 21
-
го века: ренессанс или упадок? Ред. колл. Т.Г. Пархалина.
-

РАН ИНИОН.
-
М., 1998.
-
242с.

55.
Европейский союз на рубеже век
ов / РАН. ИНИОН; Центр научно
-
информационных исследований глобальных и региональных проблем.(Гл. ред.
Т.Г. Пархалина).
-
М., 2000.
-
296с.

56.
Европейский Союз на пороге 21
-
го века: выбор стратегии развития. Под ред.
Ю.А. Борко.

М.:Эдиториал,УРСС,2000.

472с.

57.
Е
вропейский союз на рубеже веков / РАН. ИНИОН; Центр научно
-
информационных исследований глобальных и региональных проблем.(Гл. ред.
Т.Г. Пархалина).
-
М., 2000.
-
296с.

58.
Заглядывая в 21
-
й век: Европейский Союз и Содружество Независимых
Государств.
Отв. ред. Б
орко Ю.А.
-
М.: Интердиалект+, 1998.
-
324с.

59.
Захаров В.Б., Кабешев Д.В., Колобов О.А., Рыхтик М.И., Хохлышева О.О. Как
делается демократия: Европейский опыт. Учебное пособие.

Н. Новгород:
ННГУ, ФСИ, 1995.

116с.

60.
Иванов И.Д. Европа регионов.
-
М.: МО, 19
98.
-
192с.

61.
Иванов И.Д. ЕС: структура, политика, взаимоотношения с Россией.

М.:
Научная книга, 2001.

196с.

62.
История европейской интеграции 1945
-
1994.
-
М., ИВИ РАН, Под ред.
Намазовой А.С. и Б. Эмерсон, 1995.
-
308с.

63.
Капитонова Н.К. Приоритеты внешней по
литики Великобритании (1990
-
1997).
-
М.: МГИМО(У); РОССПЭН, 1999.
-
144с.

64.
Каргалова М.В. От социальной идеи к социальной интеграции: становление
социальной политики ЕС. /ИЕ РАН.

М.: Интердиалект+, 1999.

317с.

65.
Киссинджер Г. Дипломатия. Пер с англ. В.В
. Львова / Послесл. Г.А. Арбатова.
-

М.: Ладомир, 1997.
-
848с.

66.
Колобов О. А., Корнилов А. А., Макарычев А. С., Сергунин А.А. Процесс
принятия внешнеполитических решений: исторический опыт США, государства
Израиль и стран Западной Европы.
-
Н. Новгород: Из
дательство
Нижегородского университета, 1992.
-
240
c
.

67.
Колобов О. А., Корнилов А. А., Макарычев А. С., Сергунин А.А. Основы
политологии.
Учебное пособие. Н. Новгород: ННГУ, 1994.
-
84с.

68.
Колобов О.А., Балуев Д.Г., Кабешев Д.В., Рыхтик М.И., Хохлышева О.О. За
пад:
Новые изменения национальной и международной безопасности.
Монография.
-

Н. Новгород: ННГУ, 1997.
-
348с.


74
69.
Курочкин Д.Н. Евро: новая валюта для Старого Света. Проблемы становления и
перспективы развития ЕЭВС.

Минск: Европейский Гуманитарный ун
-
т, 20
00.

272с.

70.
Политическая наука в России: ителлектуальный поиск и реальность.
Хрестоматия. /Отв. ред.
-
сост. А.Д. Воскресенский.

М.: МОНФ, 2000.

684с.

71.
Регион в составе федерации: политика, экономика, право. Монография. Н.
Новгород: Изд. ННГУ, 1998.
-
386
с.

72.
Россия и основные институты безопасности в Европе: вступая в 21
-
ый век / Под
ред. Д. Тренина; Московский Центр Карнеги.
-
М.:
S
&
P
, 2000.
-
279с.

73.
Россия, НАТО и новая архитектура безопасности в Европе. Монография. Под
общей ред. Колобова О.А. Н. Новгород
: Типография ННГУ, 1998.
-
320с.

74.
Сафронова О.В. Теория МО: Учебное пособие.
-
Н. Новгород, 2001.
-
238с.

75.
Цыганков П.А. Теория международных отношений: Хрестоматия.

М.:
Гардакрики, 2002.

400с.

76.
Шемятенков В.Г. Евро: две стороны одной монеты.
-
М.: Эконом
ика, 1998.
-

346с.

III.

Статьи:

77.
Богатуров А. Синдром поглощения в международной политике. //
Pro

et

Contra
.
-
осень 1999.
-
том 4.
-
№4.
-
С.28
-
48.

78.
Бордачёв Т.В.
Terra

Incognita
, или Европейская политика России. //
Pro

et

Contra
.
-
Том 6.
-
№4.
-
С.23
-
32.

79.
Б
орко Ю.А. ЕС: углубление и расширение интеграции. // МЭиМО.
-
1998.
-
№8.
-
С.153
-
159.

80.
Борко Ю., Буторина О. Перспективы Евросоюза в новом веке. //Современная
Европа.
-
2001.
-
№3.

81.
Бугров Р.В. Европейский Экономический и Валютный Союз: цели и задачи. //
Ни
жегородский журнал международных исследований
-
зима 1998.
-
С.159
-
164.

82.
Бугров Р.В. Формирование военной и политической идентичности
Европейского Союза после Амстердамских соглашений. //Нижегородский
журнал международных исследований, Осень 2000
-
Зима 200
1, С. 77
-
84.

83.
Бусыгина И. Новая роль регионов в ЕС: опыт земли Северный Рейн
-
Вестфалия.
//МЭиМО.
-
1994.
-
№12.
-
С.94
-
99.

84.
Бусыгина И. Расширение Европейского Союза: покушение на самоубийство? //
МЭ и МО.
-
1995.
-
№9.

85.
Власов П. Европа в 2002 году
-
один ли
дер, одна валюта. // Эксперт.
-
1996.
-

4.
-

C
.41
-
43

86.
Воронов К. Чётвертое расширение ЕС: тормоз или стимул интеграции. //
МЭиМО.
-
1996.
-
№ 8.

87.
Дахин В. ЕС: уроки стрительства новой Европы. //МЭиМО.

1999.
-
№2.

С.
124
-
128.

88.
Делор Ж. Европа на пути к 1
992.//
Международная жизнь.
-
№10
-
1989.
-
С. 15
-
22.


75
89.
Иванов И. Расширение Евросоюза: сценарий, проблемы, последствия. //
МЭиМО.
-
1995.
-
№9.
-
С.22
-
33.

90.
Севорстьян Р. Государство как универсальный феномен и аналитическая
конструкция. //МЭиМО.
-
1998.
-
№11.
-
С.59
-
67.

91.
Семенко И. Группы интересов в ЕС: региональный аспект. // МЭиМО.
-
1998.
-

№4.
-
С.26
-
34.

92.
Федоров Ю.Е. европейская противоракетная оборона и Россия. //Европейская
безопасность: события, оценки, прогнозы.

2001.
-
Вып.1 (окт.)
-
С.7
-
10.

93.
A survey o
f Europe.// The Economist(EIU),
-
October 23
rd
,
-
1999, P.80.

94.
A survey of France. // The Economist (EIU),
-
June 5
th
,
-
1999, P. 64.

95.
A survey of Germany. // The Economist (EIU),
-
February 6
th
,
-
1999, P.58.

96.
A survey of Spain.//The Economist(EIU),
-
November
25
th
,
-
2000.

97.
A survey of Portugal.//The Economist(EIU).
-
December 2d,
-
2000.

98.
A survey of European business. //The Economist(EIU),
-
April 29
th
,
-
2000, P.60.

99.
A survey of European Union Enlargement. //The Economist(EIU), May 19
th
, 2001,
P.70.


I
V. Статистик
о
-
справочные издания:

100.
Европейский Союз: Путеводитель/Под ред. Борко Ю.А.(отв. ред.), Буториной
О.В.
-
М.: “Интердиалект+”, 1998.
-
200с.

101.
Глоссарий по европейской интеграции: термины договоров и соглашений ЕС.
-

М.: “Интердиалект+”, 1998.

358с.

102.
Дипломатич
еский словарь: В 3
-
х т./Гл. ред. А. А. Громыко,
-
4
-
е изд., перераб.
и доп.
-
М.: Наука, 1984.

103.
Международные исследования в России и СНГ.
Справочник.

М.: МОНФ,
1999.

357с.

104.
Мировая политика и международные отношения: ключевые слова и понятия.
-

М.; Н. Н
овгород, 2000.
-
208с.

105.
Политология: Энциклопедический словарь / Общ. ред. и сост. Ю.И. Аверьянов.
-
М.: Изд
-
во Моск. коммерч. ун
-
та, 1993.
-
431с.

106.
Справочник НАТО. Юбилейное издание к пятидесятилетию НАТО.
-

Брюссель: Отдел информации и прессы, 1998
-
1999(
r
eprint
).
-
408с.

107.
Шреплер Х.А. Международные экономические организации: Справочник.


М., 1997.

108.
Eurostat Yearbook.
-
Luxembourg, 1992
-
2001.

109.
The European Union: Key Figures.
-
Luxembourg: Office for Official Publications
of the European Communities, 1997.

110.
Fa
cts through figures: Eurostat Yearbook at a glance.
-
Luxembourg: Office for
Official Publications of the European Communities, 1998.

111.
Glossary. Institutions, policies and enlargement of the EU.
-
Luxembourg: Office for
Official Publications of the European
Communities, 2000.
-
79p.


76
112.
The Amsterdam Treaty: A comprehensive guide.
-
Luxembourg: Office for Official
Publications of the European Communities, 1999.
-
96p.


V. Ресурсы интернет:

113.
http
://
www
.
EC
.
ORG

-
сайт ЕС.

114.
http
://
www
.
EUROPA
.
EU
.
INT


сайт Европейской
Комиссии.

115.
http
://
www
.
UE
.
EU
.
INT

-
сайт Совета ЕС.

116.
http
://
www
.
ECA
.
EU
.
INT

-
сайт Суда Аудиторов.

117.
http
://
www
.
ESC
.
EU
.
INT
-
сайт Экономического и Социального Комитета.

118.
http
://
www
.
COR
.
EU
.
INT

-
сайт Комитета Регионов.

119.
http
://
www
.
ECB
.
INT

-
сайт Европейского Центральн
ого Банка

120.
http://www.EURO
-
OMBUDSMAN.EU.INT
-
Еuropean Ombudsman.

121.
http
://
www
.
eur
.
ru

-
сайт Представительства КЕС в Москве.

122.
http
://
www
.
fco
.
gov
.
uk

-
сайт МИДа Британии.

123.
http
://
www
.
nato
.
int

-
сайт НАТО.

124.
http
://
www
.
osce
.
org

-
сайт ОБСЕ.

125.
http
://
www
.
france
.
diplom
atie
.
fr

-
сайт МИДа Франции.

126.
http
://
www
.
bundesregierung
.
de


сайт Федерального Канцлера Германии.

127.
http
://
www
.
belgium
.
fgov
.
be


сайт Правительства Бельгии.

128.
http
://
www
.
austria
.
gv
.
at


сайт Правительства Австрии.

129.
http
://
www
.
palazzochigi
.
it


сайт Премьер
-
мини
стра Италии.

130.
http
://
www
.
la
-
moncloa
.
es


сайт Правительства Испании.

131.
http://www.consilium.eu.int
-

сайт
PESC.

132.
http
://
www
.
coe
.
int

-
сайт Совета Европы.

133.
http
://
www
.
aes
.
org

-
сайт АЕВИС

Россия.

134.
http
://
www
.
eustudies
.
org

-
сайт АЕВИС.

135.
http
://
www
.
foreignpolicy
.
com


сайт журнала Форин Полиси

136.
http
://
www
.
notherndimention
.
org

-
сайт Программы Северное измерение.

137.
http
://
www
.
politstudies
.
ru

-
сайт журналов Полис и МэиМО

http
://
pubs
.
carnegie
.
ru

-
сайт изданий фонда Карнеги.

77













Роман Владимирович

Бугров


Акту
альные проблемы
е
вропейской интеграции



Учебно
е
пособие









Государственное образовательное учреждение высшего

профессионального образования

«Нижегородский
государственный университет им. Н.И. Лобачевского


603950, Нижний Новгород, пр., Гагарина, 23
.


Подписано в печать Формат








Отпечатано в типографии Нижегородского
госуниверситета

им Н.И. Лобачевского

603600,
Нижний Новгород
, ул. Большая Покровская,37

Лицензия ПД № 18
-
0099 от 14.05.01



Приложенные файлы

  • pdf 1286816
    Размер файла: 590 kB Загрузок: 1

Добавить комментарий