Время перемен

Сборник "Время перемен...".
Сергей Ростиславович Субботенко.
Ранние стихи (1983 г.) да первые рассказы (1989 г.).





Оглавление


СТИХИ

Ручьи, летящие с предгорья2
Я подношу тебе в подарок...2
Работа лётная такая..3
Песни долга – лесть одна.3
Будет утро в жизни нашей3
Как люблю я эту пору.4
Ты, вспоминая, не грусти..4
Зимы, величественные силы5
Моя любимая подруга....6
Умчаться в даль – родные горы, реки....6
Морской волны очарование..7
Побольше радостных мгновений....7
Заходите в мой дом.8

Не теряйся в дороге....8
И безмятежность, тишина....9
Молча слёзная, плачет медленно...9
Я свой удел отмерил не аршином...9
Не переломлюсь, смогу, спою в струю...9
Лишь вечность – мне укор10
Напои свою грусть, на прицел положи.10
Сникли в небе свечи..11

Солнце золотом залило купола. 11





РАССКАЗЫ

Диалоги в Заречье у калитки и шалаша.12
Самолётик бумажный улетел в небо..14
Пашка-Камасутра.....14
Накормите тигра мясом..16

Адское время: 1990-е годы XX века...17
Бой...18
Как было – как будет...19
Любовь во Владике – выбор короля20
Тимурыч и его команда...20
Страх и море..22
Воскресение...23

Семейное положение командировочный...23
Русским быть по-кайфу...29
Наташка ранена и Серёга Челентано.....32


СТИХИ


Время бурных перемен.
Время радостей, печалей.
И раскидывает нас
Ветер новых расставаний!

г. Болотное, Новосибирская область, 
в/ч 21661, солдат/рядовой, мачтовик/верхолаз!


Ручьи, летящие с предгорья, 
Несут прохладу за собой.
Настой лесного аромата,
Пленяющего своей фатой.

Окутав часть большого сада,
Он прерывает здесь покой.
И камни чёрного фасада,
Нас удивляют красотой.

Здесь царство звуков лиры,
Рождённой в этой красоте.
И грозди яркие рябины,
Звенят на струнах в синеве.

Тут переливы акварели,
Пленяющий шум степной травы.
Прелестный вид кустов сирени,
Дарящей нам свои цветы.

Весь погружённый в это царство,
С любовью собранный букет,
Я подарю как принц влюблённый...
Тебе, мой юный, гордый силуэт!!!

"Ручьи, летящие с предгорья", Посвящение Сахалину, г. Барнаул, Алтай, 
Первый блокнот (сохранившийся), 5 мая 1984 года.02 ноября 1984 года.


Я подношу тебе в подарок Любви пылающей слова. И награждать не перестану Желанной страстью никогда.

Я отдаю всё, что имею, Себя всего преподношу. Не допущу, чтоб ты грустила, Руки любимой попрошу.

Как дар, награда жизни, Любовь живёт в душе у нас. Слиянье всех любовных вёсен, Что пробуждают радость в нас.

И вновь, назначивший свидание, Гвоздики бережно держу. Цветы несут моё признание, Всё говорят, что я хочу.

Ты их возьмёшь желанно, плавно Я поцелую да скажу: - Всё для тебя... любви создание Я на коленях отдаю.

"Я отдаю всё, что имею", стихи о Сахалине (Лесогорск/Заречье), г. Болотное, Новосибирская область, 26 ноября 1984 года.


Работа лётная такая Трудна, сложна, но хороша. Когда мерцает на прицеле
В огнях родная полоса.

Втираю лётчики машины
В лучи посадочных огней.  Запрос, ответ, команда – снова
Звучат в наушниках парней.

Налёт набрал часы за смену
И гаснут лампочки УФО. Специалист берёт водило
И зацепляет колесо.

Окончена вторая смена
И в темноте горят огни. Аэродрома блики света
Идут от взлётной полосы.

Работа кончена большая Полётный день пришёл к концу. Борты АПА во тьме таскают
Подводят лётную черту...

"Курсантам лётных училищ посвящается...", г. Барнаул, Алтай, 22 ноября 1984 года.


Песни долга - лесть одна. Влажные вздохи в дыхании дня.

... Стих из второго сохранившегося сборника "Альтернатива", г. Владивосток, 11 сентября 1988 г.


Будет утро в жизни нашей я спою тебе, О любви, о жизни нашей, о своей судьбе. И о том, как мы мечтали - печаль тая, Создавали и крушили замки с хрусталя.

Прикоснись ко мне скорее нежною рукой. Я хочу побыть с тобою - самой дорогой. И понять, что ты родная мне одна нужна, И не будет в этом мире счастья без тебя.

Ты любимая послушай... посиди со мной. Не грусти и не печалься - я всегда с тобой. В час, в минуту расставанья счастлив буду я Если ты мне снова скажешь - не смогу одна...

"Мечты, мечты...", стихи о Сахалине (Лесогорск/Заречье), г. Болотное, Новосибирская область, 4 сентября 1985 год.


Как люблю я эту пору Солнце, ветер и мороз.

Но" настырство" без предела - Копошится во дворе. День потух, луна поспела - Нет людей уже нигде.

Знаешь: завтра не уроки, Не дежурство после них. Не отнимут сон, что утром - Был для нас дороже тех -

Благ, что нам отцы сулили - И коляску, и мопед. По утрам чтоб не будили - Лучше нам подарка нет.

Отвечали бойко, резво - И бежали кто куда! Завтра день опять свободный - Развлекайся до утра.

"Каникулы", стихи о Сахалине (Лесогорск/Заречье), г. Болотное, Новосибирская область, март 1986 год.


Ты, вспоминая, не грусти, Дай Бог туда ещё прийти!

И в отпуске - спиртные чары, Я пригублял и не бранясь, В меня вливалась эта гадость, И кровь, взыгравшая неслась.

Морской прохладой окружённый, На Сахалинском берегу, Я отдыхал от жизни бурной, Лакая горькую бурду.

Конфета таяла стекая, Переживая свой удел, Музон катил не надрываясь, И в этом был большой задел.

Под тёплым солнцем отдыхая, Вкушая разом эту красоту, Морским ландшафтом наслаждаясь, Да мирской жизнь как в раю.

А под вечернюю фатою, В кругу приятелей своих, Мы собрались на пилораме, Взгрустнуть да выпить по чуть/чуть.

Все те же лица дорогие Улыбки, речи невпопад Воспоминания густые Дороже всяческих наград.

Хмельной угар мутил сознание Стаканы красного вина Мы клубы дыма выпускали И обнимались.. и не зря.

Сейчас, в отчаянье упавший Я умираю день за днём И верный путь домой избравший Я пробиваю бурелом.

Меня ломает и кидает И давит бывшее житьё И вся казарма удручает Да это всё же не моё.

Меня сейчас уносят мысли В такой невиданный простор Где моё счастье, моё горе Где мой родимый, отчий дом.

Там море, горы, реки Всё то, что я сейчас люблю И не за что не променяю Земли, жемчужину свою.

"Воспоминания", стихи о Сахалине (Лесогорск/Заречье), г. Барнаул, Алтай, первый блокнот (сохранившийся), 11 ноября 1984 год... о чём говорит это стихотворение? О том, что отцы/командиры должны работать с курсантами, понимать их, объяснять им - что Родина, она навсегда Родина. Соскучился - съездил и дальше летать... Просчёт командира - такое стихотворение в противопоставлении Родины и училища. Занимались, наверное, они - своим... юридическим образованием, а не 16/18 летними курсантами... оторванными от своих любимых, родных мест!!!



Зимы, величественные силы, Несут на землю хмурый взор. И завиваясь сизой гривой, Метель скрывает весь простор.

Зима, щемящая нам щёки, Мороз курчавый на заре. Даёт изящества уроки, Рисую сказки на стекле.

Он забирается повсюду, Он всемогущий и седой. Несёт порывистую стужу, Всё обнимая бородой.

Пушистый снег лежит, сверкает, В лучах морозного денька. И ветер, круто обжигает, Черты любимого лица.

Готов бродить с утра до ночи, Уединённым в тишине. Воспринимая всё до кочки, И льда хрустального в ручье.

В царстве Снежной королевы, В его звенящей синеве. Мы удивляемся строеньям, Стоящим в строгой красоте.

Ели гордое величье, Рябины гроздья на ветру. Снимают грустное обличье, И заполняют пустоту.

Неповторимо это чудо, Зимы хозяйство на земле. Оригинально и законно, Всё исчезает по весне!

"Зимы величественные силы", стихи о Сахалине (Лесогорск/Заречье), г. Барнаул, Алтай, первый блокнот (сохранившийся), 4 ноября 1984 год.



Моя любимая подруга, Твой светлый образ дорогой, В меня вселяет вдохновение, И переносит в мир иной.

Ты так красива и прекрасна, Ты так чудесна и нежна, Что я в тебе лишь вижу счастье, Сиянье света и тепла.

Твой голос нежный и звенящий, Подобно горному ручью, Во мне тревожит сладострастье, И только этим я живу.

Я не могу ворваться сразу. В твой храм любовью налитой. И говорю я только фразу, Тревожа тёмный локон твой.

Мои слова, как шум прибоя, Выносят страсти на обзор, А ты спокойно и красиво, Возносишь робкий образ мой.

Ты держишь такт и тон приличья, Не позволяя мелочь мне, Я понимаю всё отлично, И приближаюсь к мечте.

Весёлый, ласковый мальчишка, Живёт с надеждою в душе, Пусть будет радости с излишком, В его пылающей мечте.

"Признание", стихи о Сахалине (Лесогорск/Заречье), г. Барнаул, Алтай, первый блокнот (сохранившийся), 2 ноября 1984 год.



Умчатся в даль - родные горы/реки. Исчезнут в мглу - родные берега.
Но не забыть мне Сахалин вовеки. И счастьем пусть наполнены слова:

- Что остров есть! Он движется, он дышит. В руках людей, любивших там меня.
И пусть все люди повсеместно слышат: - Что это лучшая, красивая земля!

"Тебе", посвящение Сахалину (Лесогорск/Заречье), г. Барнаул, Алтай, первый блокнот (сохранившийся), 5 мая 1984 года.



Морской волны очарованье, Морской травы приятный цвет!

И ветер ласковый, туманный, Своей прохладой ворожит, И образ светлый и прекрасный - С моей судьбою говорит.

О, это счастье так прекрасно, Когда в потоке бурных дней, Мы вырываемся и сразу... Уходим к морю поскорее.

Оно так ласково и нежно: Своим хрипящим голоском, Вселяет дух и вдохновение - Возводит в нас хрустальный дом.

Но будет день в прохладе хмурой, Страстей невиданный поток - Покажет всем волной суровой - Морской, разгневавшийся Бог...

И бури, грозные раскаты. Прибойный грохот за кормой, Наводит грусть и угнетение - И ветер сильный, штормовой...

Но всё же я люблю свободу, И лишь завидовал всегда, Всем птицам, падающим в воду - И улетавшим в небеса!!!

И все прекрасные надежды, Свои страдания и мечты, Я приношу вам в подарок: Морские волны и пески...

"Морской волны очарование", стихи о Сахалине (Лесогорск/Заречье), г. Барнаул, Алтай, первый блокнот (сохранившийся), 1 ноября 1984 год.


Побольше радостных мгновений,
Чтобы счастьем вечно ты жила
И грусти – хмурое значение
Не испытала никогда.

Чтобы смех, улыбка, вдохновение,
Учебный корпус и досуг
Всё поднимало настроение
Тебе – сердечный, верный друг.

«Пожелание» стихи о Сахалине (Лесогорск/Заречье), г. Барнаул, Алтай, первый блокнот (сохранившийся), 28 ноября 1984 года.


Заходите в мой дом - Наполняйте бокалы. Стоит грусть утолить - Да житьё/прожитьё.

Наступает покой - Вечер бродит устало. Нам теперь без него - До утра не прожить.

Похвалите мой сад –
Осушите бокалы. В них утешена грусть –
Да житьё/прожитьё.

Засверкал небосвод - Нашу грусть отражая В бликах звёзд, что с собой - Ночь для нас принесла.

Покидая мой сад –
Не разбейте бокалы. В них останется грусть - Да житьё/прожитьё.

Не браните звезды - Что не к сроку упала. До рассвета, увы - И моя упадёт!

...Усталость, стих/песня из второго сохранившегося блокнота, г. Владивосток, 22 сентября 1987 года



Не теряйся в дороге - здесь кому повезёт. На вокзалах, тем более, агрессивен народ.
Затевается ссора у киоска с едой, Раздираются глотки: кто за кем и почём!

Пирожки рис без мяса, даже тесто... не рис, Но попробуй без драки до еды доберись.

Кто-то в чёрном пытался протолкнуться вперёд, Но толпа зарычала: - Хуже бестии прёт!
Отойди дорогая, здесь желудки в цене. Состраданью нет места в этой нищей стране.

Я плебея не верю, маслорылым вдвойне. Повстречаться бы снова на гражданской войне,
Где златые оправы, воля, рая и вообще... На устах, кто сегодня - кинул косточку мне.

Не срываю я глотки в привокзальной толпе. Не виновен, кто рядом в том, что голодно мне.

... Стих/песня из второго сохранившегося сборника "Альтернатива", г. Владивосток, 4 сентября 1988 г.



И безмятежность, тишина
Рождает в бездне мысль пера!

... Эпиграф из второго сохранившегося сборника "Альтернатива", г. Владивосток, 20 сентября 1988 г.



Молча слёзная, плачет медленно.
Только верю я – всерьёз!

... Эпиграф из второго сохранившегося сборника "Альтернатива", г. Владивосток, 11 февраля 1988 г.



Я свой удел отмерил не аршином,
И не пудами вес свой измерял,
Но твёрдо знал, всё выбивают клином,
Чтоб взять всё то, чего другой не взял.

И сила есть, её сейчас в избытке,
Необходима жизни широта,
Чтоб не пропасть, не упустить попытки,
А всё отдать в агонии труда.

Но ростом мал и думаю иначе,
В пучине лет так много растерял,
А надо жить, хотя бы на удачу,
Чтоб не затёрли меж житейских скал.

... Агония труда, стих/песня из второго сохранившегося сборника "Альтернатива", г. Владивосток, 10 сентября 1988 г.



Не переломлюсь, смогу, спою в струю.
Не перетружусь, спою, во славу королю.

В зубы не словлю, скажу, о чём хочу.
Только не пойму, к чему опять кричу.

Тот же старый хлев, одев, хомут бреду.
Только новый вид корыт, тошнит, плюю.

Небо прокляну, смогу, предам огню.
Только не стерплю, спрошу, кого хвалю.

Всё перекрою, свою, твою судьбу.
Только не найду одну лоскут/вину.

Значит бред в ушах и ложь в его глазах.
Видно, старина, узка для всех тропа.

Видно устарел хомут, нам новый шьют.
Только не смирюсь, сорвусь без сна в луга.

Ветром обольюсь, свалюсь – чиста роса.
Перевоплощусь, взмолюсь – прости меня.

... О наших переменах, стих/песня из второго сохранившегося сборника "Альтернатива", г. Владивосток, 09 ноября 1988 г.



Лишь вечность – мне укор.
Ложиться залп в затворник и упор,
Срываясь, дарит постоянство,
Ночной покой и райское убранство.

... Лишь вечность мне укор, четверостишье из второго сохранившегося сборника "Альтернатива", г. Владивосток, 01 июня 1988 г.



Напои свою грусть, на прицел положи
Свой удел и не трусь – разве сладко ты жил?

Разве пил не всегда, когда глотку драло
И кричал мишура всем игрушкам назло?

Не терпи – раз не в мочь.
Пей народ – слухи прочь.
Глотку горьким облей.
Свою гордость залей.

Не крути вольный чуб на хмельной голове.
Не криви влажных губ, злой хозяйке – судьбе.

Если выбор ты сделал – то будь посмелей
Понаглей до добрей – в губы пули залей!

Не терпи – раз не в мочь.
Пей народ – слухи прочь.
Глотку горьким облей.
Свою гордость залей.

Пусть хрипит боль – стоном дряблой струны.
Не слабей, вспомнишь коль – все проклятия души.

Всё: пора замолчать – мир оглох от Ура!
Идем долю спасать в два приёма с плеча.

Не терпи – раз не в мочь.
Пей народ – слухи прочь.
Глотку горьким облей.
Свою гордость залей.
Стережёт твой удел у Кремлёвской стены
Образец строевой и в лампасах штаны.

Искро этот бред в два приёма с плеча
Похмелит тебя пусть запах чести – свинца.

Не терпи – раз не в мочь
Пей народ – слухи прочь.
Глотку горьким облей
Свою гордость залей.

... Напои свою грусть, стих/песня из второго сохранившегося сборника "Альтернатива", г. Владивосток, 23 сентября 1988 г.



Сникли в небе свечи
Сбился лёд в реке
Мне приснился вечер
И земля в венце.

Звёздным ожерельем
Горы и луга
Украшает полночь
Сладко сплю и я.

... Сникли в небе свечи, стихотворение из второго сохранившегося сборника "Альтернатива", г. Владивосток, 02 июня1988 г.


Солнце золотом залило купола.  Живу сейчас я лаской января.
Тепло да ясно – тишь, у ноля.  Весна в зиме – когда я без тебя!
Но в этом сила, власть да красота. Свобода духа... жизнь, игра, слова.
Где место в этом царстве для тебя? Найди сама - не подкосив меня...
Оттого и одинок в судьбе поэта - я, Обнимая взглядом золотые купола!

... Солнце золотом залило купола, новый стих, г. Владимир, 20 января 2017 г.


























РАССКАЗЫ

ДИАЛОГИ У КАЛИТКИ ДА ШАЛАША.
(гор. Лесогорск/Заречье, Сахалин, 1980 г.)
– Почём горбуша, соколики?
– По пять! – отвечаем мы (браконьеры – типа рыбаки).
– А почему так дорого?
– Рискуем на пятьдесят пять (25 кошка, 30 хвост)?!
Зорро встаёт с завалинки; мы тормозим у его калитки.
Смотрит прямо в рыбу (которая на кошках) – сильно подрана или нет:
– Где ловили?
– На мосту.
– Только что?
– Ага. Упустили много. Чуть до мешка не поймали.
Дядька на «Москвиче» помешал.
Спросил что делаем. И как.
Мы показали: парочку подцепили и вытащили.
Интеллигент. Не купил. Наверное из Шахтёрска.
Сказал, что могут рыбзики подъехать, вот-вот.
Вроде уже в Лесогорске их УАЗик (козлика) видел.
И; сам уехал (оказалось – он сам и есть рыбнадзор, да мамку мою хорошо знал; пожалел нас).
– А вот эта, дядь Саш, ещё живая! С икрой! Видите?
В мешке. Жабрами шевелит – смотрите?!
– Что смотреть. Тащите в хату. За пузо и на мост.
Отходняк у неё! Шалопаи.
– Где оставить? (заругался – чуем: пошла сделка; радость)
– У Натахи спросите. Пусть возьмёт пару самок.
Вдогонку слышим:
– Только с икрой пацаны – по пятёрочке (5); горбылей – за трёху (3), если что?
Какой базар. Выберем. Не промахнёмся.
– Тётя Ната-Ша!.. – в семи метрах от крыльца кричим: дальше Джек (овчарка с висячими ушами, но мощной мордой) контролирует двор.
– Джек! Фу!
Мы повторили тот же куплет.
Отгремела цепь.
Пёс в будке.
Но морда наружу.
– В таз положите.
– Тёть Наташ, – горбылей, за два пятьдесят (2,50), если что, отдадим!
– Оставьте парочку: молоки себе поджарю.
Рыба посыпана крупной солью.
Нам выносят из дома к калитке:
– Деньги возьмите.
– Спасибо, тёть Наташ.
Нам чутка стыдно: своим продали, а не городским (углегорским, шахтёрским).
– Саня?! Иди рыбой займись.
– "Щас" чайку (с ковшика) хапну...
Наташка (между нами босяками) в тапках и в цветочном халате – домой почапала.
– Спасибо пацаны...
– Дядь Саш? а вам большой штраф выписали?
– Аккурат под зарплату, – грусть в глазах. – На сиг... хватит?
– Хватит... – на выдохе; глаза в землю за калитку, – движемся.
– Только родителям ничего не говорите.
– Замётано.
Заглянули ещё в пару домов по этой же улице «Октябрьской». Где по пятёрочке, где за четыре рубля (без скидок) и горбыли улетели. Из мешка. Сиговату легче стало.
На кошках подсохла и обпылилась. Не товарный вид стал. И за трёху не брали!
А ниже мы не уступали. Сами съедим. Дома.
Баба Мария целую сковородку сейчас нажарит. В муке.
Хвосты и головы в уху. Но это для них – для взрослых.
Поэтому, из мешка в основном – по пятёрочке.
Важные слишком покупатели были.
Никакой жалости.
Партийные боссы на пенсии: местного калибра.
Не боимся. Рыбаки.
Какие скидки? Из мешка, с икрой?!
Скажите спасибо, что по чирику не гоним!

II
Лафа.
Расторговались.
До обеда.
Остатки по домам сбросили и на Тайхатэ в магазин.
Почти полтинник в кассе. Общий сбор.
«Т...-134», «Род...», «Инт...» (кому какие нравились) – болгарские; пряники, конфеты, батон; зелёный горошек мозговых сортов. Шоколадка. Чёрная. Одна на всех.
Дядьке, первому встречному у магазина – пятьдесят грамм за углом и «Слынч... Бряг» початый тоже с нами.
В шалаш. На край поляны. К речке Лесогорке.
Пикник.
Пацанячий. На пять персон.
Мы – боги: нам по пятнадцать – одиннадцать лет.
Девчонки в интерес не входят.
Даже мысли такой нет.
Гемор, если честно. Беспонтовый.
Ни в карты сыграть, ни подколоть, ни дела обмозговать.
Воздушные пирожные они. Поклонницы одуванчиков, обедов по расписанию да темы по-пионерски. В трусах.
На пушечный выстрел лучше не подпускать.
Одна сегодня Кавуну показала в его пастушьем шалаше. Наскоряк. За рубль.
Да отцу сказала, дома за обедом. Ну, дэ-дэ? А?!
Он потом за Кавуном с дрыном носился, по поляне – глаза на выкат! Весь
серо-буро-малиновый. Как рубероид.
А пацан-то (на год старше нашего), только посмотрел?!
Мы ему не завидовали.
Благо, в первые часы он отцу Ле... на глаза не попался.
Сок...в тоже дэ-дэ. Мой сосед по колхозу.
Хозяйственный – коровы, быки, свиньи; амбар, сено, работа; свой пацан – лет пять, и две дочери жены: одиннадцати, да тринадцати лет – от первого брака. Полный наворот!
Но нас он знал: велики «Орлёнки», мопеды «Риги», рыба красная, болгарские, да винишко слегка.
По крутому: покер по ушам, да по пузу.
Покупались и по домам.
Нормальная психика.
В детстве Сок...в сам такой же был.
Но с дрыном он, другой!!! Невменяемый.
Мы ему (когда в очередной раз мимо нас, по кустам, пробегал):
– Дядь Петь! А что случилось?
– Где этот Кавун? Пастух недоделанный.
– Да был. Да ушёл. В шалаше у него пусто (взять нечего).
Сказал, что вашей Ле..., старшей. Денег дал.
За что не знаем.
– Прибью... Так и передайте. Мопед на уши одену!
– Накажем! Сами. Дядь Петь. Успокойтесь!
Пять капель. Вроде успокаивается. Дрын в сторону.
– Доверяю.
Пригубил.
И к себе. Есть чем и кем заниматься.
Конечно, передадим – за деньги с Кавуна!
Скажем: еле отмазали тебя. Гони четвертной!
Неплохой заработок и кассе общей не в напряг сделка.
Кавун при деньгах: коров каждое лето пасёт.
Пятьсот (500) рублей получает в месяц (июнь, июль, август):
– десять – корова, пять – бык, три – тёлка.
Не отдыхает летом.
Работящий.
А старшенькую зря тронул.
Понимаем Сок...ва, дядь Петю.
Старшенькая и так страшненькая: проблемы. Кому?
А тут ещё Кавун – искуситель колхозный.
Разговоров больше по Заречью будет. Стыдоба.
И не женишь. Грех на душу – зять такой!
А Лю..., вот, красивая. Младшенькая. Умненькая.
Вот бы показала?! Посмотрел бы. Кайф.

III
Через пять минут забыли про «это».
Сиговат в покер проиграл. Толстопузый.
Будем сейчас ему по пузу голому колотить. Картами.
Послюнявим. Чтобы смачно. Жирный кабан!
Ещё к столу подход, да купаться пойдём!
Без взрослых и женщин отдых – рай.
И на вчера – ой, на утро ещё деньги остались.



САМОЛЁТИК БУМАЖНЫЙ УЛЕТЕЛ В НЕБО.
(г. Калманка, Алтайский край, 1984 г.)

Шёл возле кочегарки – курсант второго курса самостоятельных полётов на Л-29:
– нашел листок тетрадный, сделал самолётик из него и запустил.
А он так пошёл вдаль:
– чуть-чуть проваливаясь, но и с набором высоты.
А потом всё выше и выше, и улетел – слился с облаками.
Невидно стало.
Очень высоко улетел.
И странного-то ничего нет по аэродинамике для лётчика-истребителя:
– воздушным потоком унесло!?
Но, кочегарка справа по курсу на аэродром, девятнадцать лет наступающим утром, посылка пришла от мамки: конфеты сахалинские, да денег немного на еду; думки разные в голове:
«–Уходить из училища или нет?»
и бескорыстное пожелание:
– летать(!) самолётику бумажному?!



ПАШКА-КАМАСУТРА
(г. Владивосток, Приморье, Дальний Восток, 1987 г.)
I
Заночевали первокурсники: три журналиста и артист у Пашки на «Молодёжной». Улеглись в зале, на полу (на матрацах). Вчетвером. Рядком.
Конец восьмидесятых. Начало октября. Осень приморская – сухая, тихая да сочная на краски. Сказка. Мы, как дети: всё новое и классное в западных книжках и фильмах.
Почитали, посмотрели – будем спать.
Сегодня отгул от усвоения всего на практике.
С утра, строго на учёбу: первым английский.
Первая пара – полтора часа издевательств.
Злая лилипутка не шутит: буквы иностранные заставляет жрать с широко раскрытым ртом и правильным прикусом! Перед этим нужен от всего отгул. Чистое дыхание, выбритые лица, – прямо лорды должны перед ней сидеть с полдевятого (8.30) утра.
Под ночь съели Пахины котлеты и ку...м мой «Пегас».
– Серый, девки наши, будущие артистки класс! – не в тему Мажу...в, но на сон грядущий в самый раз, укрывшись одеялом, запускает разговор.
– По-разному и без проблем, – поворачивается к балкону: одеяло уходит.
– Не пробовал ваших, – одеяло в обратку.
– Я говорю. Ну?!
– Угу (соглашаюсь по-сахалински).
– Позавчера, сразу после – я на сцену; и так в роль вошёл, что табуреткой трюмо расколотил.
Хорошо – репетиция была.
Плохо – спектакль без трюмо играли.
Вечером в общаге, в пару комнат заглянул – девки зеркала сразу наизнанку:
– Ахтунг, ахтунг, Мажу...в пришёл.
А всё остальное без изменений.

II
С «Молодёжной» ушла крайняя электричка на Угольную.
ТУХ-ТУХ за окном.
Стухла. Я выждал:
– А наши на журфаке почти все звезды?! – в будущем!
Чуть – что не скажешь, сразу в ответ получаешь: – Это плагиат!
Какой плагиат – я трахаться хочу!
Есть, правда, и нормальные; на подоконнике, на лестничной площадке не против. On-Line. Днём. До обеда.
Но это старшекурсницы отвязанные.
– Да ну: стрём так. Пока доберёшься. – Маж...в поворачивается к нам. – Не, пацаны, прямой разговор – вашим девкам моряки нужны.
Или военные (товмушники).
Или торгаши (двимушники).
Тоже, по ходу пьесы, будущие звезды с бабками, а не вы голытьба! С носками вонючими.
Да и по рожам, явно не звёзды.
– Не уж то?! – Ещё одну приговорил. – Я тоже после Армии. Пять лет в сапогах!
– А звание какое? Почеснухе только.
– Киномеханик! В должности рядового. Навсегда.
– Нет таких звёзд и якорей. Поэтому, только электрички тормозить вашими рожами. Пехота.
– Спасибо друг.
– А девки ваши, даже не рожам, а погонам со звёздами, да якорями нужны?! Приложение в помаде к причалу.
Короче, тема: попросишь ваших сделать это по-человечьи (бред – сами должны знать)...
Нет, же – цену набивают, типа стрёмно; кружат (вокруг него, да около) – понты колотят, хоть и без трусов уже.
– А мы же делаем!
– Кто делает?! Серый прекрати.
– Не, в натуре, что врать друг другу: сразу так делаем, что девка в струну: и не отпускаем... до потери сознания!
– ?! (семнадцатилетние ребята пытаются представить)
– Как икру кабачковую, знаешь! – продолжаю я.
В общаге. На шару.
А когда из стеклянной банки в ноль восемь веса...
Вообще: глубокая эротика. Чтобы деньги пришли.
Ножичком поглубже пару раз – и на хлеб в половинку, серый!
Не хватает. Опять телеграфируешь. Туда же.
Ножичком, как пальчиком/пёрышком в ту же ложбинку.
Как она после этого закрывается:
- В длину, с крючочком, нехотя, мягко и не совсем упруго...
Глазком павлиньего пера в остатке!
Есть невозможно – она уже у губ.
Надо отвлечься – поговорить с девчонками?!
Поблагодарить за Еду.
Иначе станет хорошо. Бессилие и в глюки переток!
А губы уже всё чувствуют:
– мягкий серый хлеб – тоненьким ломтиком;
– и кабачковую икру – ответной сладкой благодарностью.
А за губами ещё кончик языка и слюнки.
Все хотят сладости!.. И деньги тоже, Аж в припрыжку?

III
– Это по-пацанячьи ты объяснил? – Маж...в развеселился. – Серый, я только пердеть могу под одеялом!!!
– Не боимся. Сами такие! Фазаны...
Лёня засмеялся громче всех. Наверно перевёл эти фразы на английский и понял откуда деньги должны прийти!
Лёня не только медалист серебряный, но и как и Маж...в с Тихой. Юморит с девками: лет с двенадцати.
Переводы, видно, тоже получал. От гостей из будущего.
Для ребёнка. Срочным переводом. От тестя с тёщей!
И «До востребования»! На Главпочтамт.
Пашка c края матрацев:
– А вы знаете позу томагавком?
Серьёзно так сказал (ничего не понял про наше).
Молчим секунд пять:
– Да нет, наверное.
Маж...в угорать начинает; закашлялся. «Пегас» не в горло пошел, а в нос ударил – слюни до меня долетели.
– Паха, а это как? – утираясь, двигаю вперёд себя очередную умную электричку между нами в разговор, чтобы заснуть.
«–Так-то и так-то», и всё по книжке зачитал.
Сегодня прочёл явно.
– А!? Знаем!
Почти спим. Но интрига в тишине.
– А «стволом вишни»?
- ?!
И ещё раз точно – слово в слово – с учётом запятых по «Кама-Сутре».
– Серый, червонец дай! – Мажув сгонял на морвокзал за девкой (это не очень правильно, как сейчас видится).
Пошёл первым – обсуждать Пашкину «часть».
Зашёл Паха.
Минуты две и крик.
Мы ржать! Девка на улицу...

IV
Утром английский – мы с Лёней за первой партой:
– рейтинги набираем!
...
ДУ-ДУХ!
Дверь пинком посредине пары.
Пашка в костюме из розово/кремового оттенка кримплена с пластмасc/алюминиевым дипломатом.
Ни good morning (доброе утро) учителю, ни привет пацанам. Прошёл на заднюю парту. Мужчина!
– Пошёл вон отсюда! – по-русски злючка ему через пару секунд. Она вне себя, вышла из оцепенения!
А мы ржать с Лёней... и тоже из аудитории.
По мороженому в «Пингвине» и в горпарк через дорогу: в шахматы для великанов поиграть до следующей пары.
У Пашки, как и раньше, сразу убрали ферзя, офицера и пару коней.
Ничья. Впервые. «– Башка не варит».
Наши поздравления – Паха!
Ты не шахматист потомственный, теоретик по-жизни, теперь. Ты ровня нам.
Пусть и – из-под Хабаровска приехал.
Пусть и – в батином кримпленовом костюме.
Пусть и – девка убежала. Сразу. И без денег.
Первый раз и не такое бывает.
В камасутрах об этом не пишут, а пацаны поймут!

НАКОРМИТЕ ТИГРА МЯСОМ (Юмореска-1989 г.).
Добротным приморским летним вечером я расплачивался за два стакана кваса. Цирк на Ленинской (Светланская улица ныне, г. Владивосток) не работал, и жаждущих можно было пересчитать по пальцам.
– Что за безобразие, где народ? За каким-то г... (водкой) ломятся, а здесь квас и без очереди. Книгу жалоб мне пожалуйста.
Сказал, как стрельнул: слегка смуглый, слегка худощавый, слегка пьяный мужчина. Отшатнулся, махнул рукой, совершенно не среагировал на усмешки, – он решительно завернул за угол.
Допив второй стакан, я свернул туда же и застал его упёршимся в ворота (Цирка передвижного) всем телом, а особенно щеками меж металлических прутьев. За ними стояли нагромождённые один на другой контейнеры, машины для перевозки цирковых лошадей. Чуть подальше возле клетки с тигром, копошился дрессировщик. Прильнувший к ограде смотрел туда же.
– Эй, не зверь, а кусок недоразумения – мяса хочешь?! - крикнул, отпрянул и снова навалился на полосатую преграду. – За дураков приморцев держишь... кого показывать привёз? Я тебе друга своего Сашку покажу...

– Пошёл вон!
– Не лайся! Визитку отъел - трамвай запнётся. Ты хоть раз его мясом накорми. Пусть он объестся до тошноты, и не беда, если желудок отвергнет то, что покажется неуместным: облегчение всегда полезно, а по своему желанию, так и в самый раз. А ещё достойней, если ты, укротитель воли, поставишь в клетку воплощение своих идей – холодильник. Да разукрасишь его не лозунгами, а стройными оленями и ревнивыми к свободе орлами. Они напомнят, увы, уже облезлому хищнику о его духовном аппетите. Резервуар вкусной и свежей пищи он будет вскрывать тем чаще, чем сильнее будет хлестать по хребту плеть морали при беззаконии.
– Ты, бич владивостокский, – этот зверь такой же, как и вы. Хоть и живёт уже долго, но не заслужил такого. Это клетка указов, – дрессировщик ткнул пальцем в сторону спавшего тигра, – должна помочь ему разродиться. А потомству мы поставим холодильник, распишем его оленями и орлами, всеми теми несчастными, которые обитают в голодных просторах, холодных краях.

– Охотно верю твоему стремлению управлять тем, что по природе своей не поддаётся дрессировке. Ты выбьешь из него потомство, но... – тёмно-коричневый в том месте, где держится си..., указательный палец говорящего поднялся вверх, а затем, как дуло пистолета опустился на клетку с тигром, – но, пойми, что грозовые тучи среди ясного неба наполняет влагой тот, кто потом и низвергает их на свою усталую от бесполезных усилий спину.
Мне захотелось быстрей добраться, нет – быть сейчас же дома. Вытащить из морозильника мясо и впиться в него своим беззубым ртом. Но образ Моего (семейного) холодильника, украшенного чебурашками, другой мурой, отбил всю охоту, и я, заку..., неторопливо, как и раньше, потащился к трамвайной остановке.

...Мой первый из двух стартовых рассказов, 1988 год, студенческая практика, второй курс, газета «Ленинский луч», г. Большой Камень, Приморье.




АДСКОЕ ВРЕМЯ: 1990-Е ГОДЫ XX ВЕКА.
Владивосток 1993 года, привет коммерческий – серией этюдов, всем, кто был в бизнесе, в этой стране – хотя бы один день! 
Силовики в магазинах. Нас там лупили в Ангарске (Иркутская обл., 1997 г.) – мне рёбра переломали – пыром били сзади, когда я на колени сразу не встал к стене, руки за голову

А брали у ресторана «Баргузин» в центре города – рядом стадион «Ермак», там Вика ходила на концерт Киркорова в моё отсутствие... всех мордой в землю положили, рядом со мной старикан лежал (кошёлка с яйцами) – с магазина шёл да под замес попал, чутка дальше бабка валялась, ноги на растапырку – всех положили, а взяли: я вернулся на красной Газели к ресторану, уж уехал с «малым» да халулаевцем к ларьку, вернулся, зашёл через чёрный вход в ресторан, с Абдуллой вопрос решить, тут крики – толпа ломится из зала через кухню в «лапы», я пошёл спокойно к выходу – зацепило так зацепило, подхожу с блокнотом да ручкой в правой руке – маска ко мне:
– Ты кто?
– Я журналист! – отвечаю
Загрузили в микрик, в магазин пустой из панельных блоков – дизайн 1980-х годов, возле 23 квартала (ближе к гаражам да лесу) свезли человек пятьдесят – стрелку часовую: в фойе – там я получил по рёбрам самым маленьким крайним – им досталось, вскрикнул, а потом минут сорок на коленях простоял; было фотографирование в бухгалтерии на кинокамеру – на штативе, в полный рост – взгляд в окно, при дядьках серьёзных и тот же вопрос:

– Ты кто:
– Я Журналист?! – отвечаю

В камеру мальчишка рядом кричит:
– Я хоккеист (известный, звезда)!

Ему ответ:
– Все хоккеисты в Канаде!

В соседнюю комнату на круговую пробежку человек шесть нас вывели, бегаем – парни в масках меня узнали – держу ларёк спаренный двойной круглосуточный с кассовым аппаратом в 18 квартале (через дорогу барахолка городская). Не тронули. Отбегал в лёгкую. По магазину.

Налоговая – в детсадах...
Журналисты – в ларьках...

Гражданская и отечественная война – одновременно.
Враг проник в глубь Родины – враг проник в нас.
Травить его, травить словом, смыслом, трудом:
– Верой в Победу... одним словом... молчанием!


БОЙ
Газета «Капитал», г. Владивосток, Приморье,
Дальний Восток, 1992 г., редакционный портфель, этюд №1
I
Трое под вечер сидели в кабинете директора магазина «Люкс» (ООО «Триада»... с 1992 г.) рядом с рынком на «Школьной» (остановка трамвая №10 «ул. Борисенко») – тема с 1989 года в советском бизнесе – клёвые вещи по рыночной цене с комиссией. Верхняя одежда в основном, да сапоги (обувь), чуть позже колёса, шины, диски, масла.
Зашли синенькие. Нахамили троице – директору (а), он-то тут при чём, моряку с торгового судна (б), да просто кавказцу (в):
– земля наша, бизнес “на” в Первомайском районе –

обратная сторона самого рога Бухты Золотой Рог – суть Владивостока семь флотов по периметру бухты: торговый (1), научный (2), пассажирский (3), воен..ный (4), ремонтный (5), рыболовный (6), рефрижераторный (7), подводный (8) секретный (9)

– наш – коммерсанты-овцы наши – тоже.
II
Девчата на рынке сразу узнали эту новость:
– нахамили.
III
Трое на утро, там же – в кабинетике посидели за квадратным светлолакированном на колесиках советским столиком – типа люкс; водовки попили, взяли револьверы, вышли на улицу да стали убивать синеньких, прям в 12:10, на барахолке, с выхода с рынка до трамвайной остановки: куча народа (суббота, по-моему, была, солнце, красота, тишина, говор местных баб), между общагой да мостом в основном, возле мусорных баков, где застали, там да стреляли: прямо в лицо. Стрельнул одного, догнал следующего, стрельнул туда же – в рыло синее от безумия.

Надобно всеми мерами стараться, чтобы сохранить душевный мир и не возмущаться оскорблениями от других, для сего нужно всячески удерживаться от гнева и посредством внимания оберегать ум и сердце от непристойных колебаний. Оскорбления от других должно переносить равнодушно и приобучаться к такому расположению, как бы они не до нас касались. Такое упражнение может доставить нашему сердцу тишину и соделать его обителью Самого Бога.
Серафим Саровский, XIX век,
Центральная Россия
IV
Так спортсмены, с С. В. Тр. в №1:
– Победили плоть во Владивостоке.



КАК БЫЛО – КАК БУДЕТ?
Газета «Капитал», г. Владивосток, Приморье,
Дальний Восток, 1994 г., редакционный портфель. Этюд №2

I
Оба так и прикупил мафиозник «Круизёра»: в целлофане кресла (45.000 $).
А народ так смотрит на стрелке часовой возле «Люкса» – человек сто (!):
– по-доброму хвалит – новая всё-таки машина; а кто-то замолчал и не подходит больше.
Таракан убил мента. Мент залез в постель к его жене.
Новость дня на стрелке это. Площадке: сто машин – двести кожанок. Школьная–94. Лето. В 13:00.
Видел Таракана в 13:30. Напряжён. Виноват тот.
Пару дней спустя: менты убили Таракана.
II
Понятно, что-то надо сказать:
– Я ваши денежки не тратил. Я ваши денежки копил?!
«– Да классно, что, копил, копил и себе (проституток возить) только купил», – народ про себя всё равно думает... и худеет общак, и сыпется всё, и один остаётся мафиозник – раз разум потерял.
Начинает набирать силовиков, отбирать всё у несогласных, стрелять и резать чуть, что не так – ну, точно, разум потерял: рано/поздно бойцы отойдут или их перебьют и останется он один в своём коттедже с новым окружением, как оправданием – книжками святыми в переплёте с позолотой, да иконами дорогими в рост человеческий; и невдомёк ему, что стартовал он в одиночество с «Круизёра» для своего члена и проституток; и выход только один – избавиться от бензино/пластмассового барахла, коттеджа и снова, увидев взгляд напротив, сказать:
1. Я ваши денежки не тратил и не складировал, а в сделки по-жизни вложил! Двадцать лет почти потратил, да капитализировал предприятие производственное из Владивостока во Владимире к 2012 году. Создал площадку стоимостью в два миллиона долларов США – на яву. Топи труд – народ, вытаскивай деньги, неси в банк, открывай депозит под 4%, а то все 9 % годовых на четыре месяца шаг... ИЧП Суббатенковское: ЦМТ Арго-92 начало 31 марта текущего 2012 года обширную инвестиционную компанию – стоимостью 700 миллиардов советских, не деноминированных рублей. Всё наше – Земля, Женщины, Вера.
Или:
2. Давайте помыслим – что с прибылями делать?!

III
– Да что с деньгами делать – микроавтобус проституток прикупить на всех?!
И даже если так – то согласиться ему надо с таким инвестиционным предложением.
По стилю и манерам девяностых это. А на утро – снова, как с чистого листа, – снова собрались да решили, что работать (зарабатывать) будем на одной поляне (экономическом поле) – на всех! А делить?
Сходимся по сделкам – предприятиями капитализированными. Протащили сделку – поделили то, что сверху обязательных платежей и зарплат людей. А тратить?

IV
Пусть каждый сам теперь строит свой коммунизм и желательно – дома.


любовь во владике – выборы короля
Газета «Капитал», г. Владивосток, Приморье,
Дальний Восток, 1993 г., редакционный портфель, этюд №3

I
В торговлю через розничный магазин продовольственный – с наскоку, а тем более с понтами не залезешь:
– типа я дистрибьютор, у меня крыша – буровики и денег немерено. Не пройдёт! Видали там таких, с девяносто первого года, – через день приходящих и через месяц исчезающих.
Женщины бальзаковского возраста выбирают коммерсантов в розничных королей. Пропуск – по характеру, честности и лёгкости общения; и по-одному:
– Серёж, шампанского возьмёшь? Ящиков тридцать пять есть, – не в тему, как-то Раиса Петровна позвонила.
Слегка напрягся, вспомнил её. Она не только женщина.
Нетронутый, заматеревший на корню одуванчик: сорок лет в советской торговле – её статус.
– Не знаю; как пойдёт? – отвечаю в телефон.
– Да, ладно, у тебя там с ресторанной наценкой – оптом на Школьной то отлетает, что у нас на Змеинке – и для военно-морского банкета не втулишь. По цене сошлись; съездили – загрузили; по ходу переговорили.
Ларису Фёдоровну, общую знакомую, упомянули. Она пароходами с «Чокопаем» сейчас ворочит. Умница.
Пересчитал уже у себя шампанское – один лишний ящик. Проверяет, что ли? Не позвонил. Ну, на «фига» это? Обижуха, в общем.
Через день: «– Серёж, а лишнего не было?» – Раиса Петровна даже подсказывает ответ.
Ей, по ходу, неудобно. Но традиции – по просьбе – требовали проверки моей.
Проверка для избранных не строгая:

– деньгами отдам. Был.

II
Конечно, был я у неё. Помню: на «керогазе» я, да Саня Ефремов ещё из Москвы приехал (диски для студии звукозаписи подаргошной «Аякс» – из Болгарии через Шереметьево припёр; два чемодана российской эстрады! «Хорошая страна Болгария – а в России лучше всех! Диски продавать – в кассетах, тиражированных с дисков, на Баляева (торговая площадь на верху горы) в музыкальном ларьке – сотни в день: влёт!»).
Говорю ему: – Саня! На, держи телефон, звони: еду. Хочу, не могу, блин, её?!
Саня позвонил, ждёт, сказал. Из Арго на Фокина купили цветов больших, крупных, ярких и на Русскую в район Дома Молодёжи. Сначала Саня поднялся на пятый этаж. Потом я с цветами.
Зашёл в уже приоткрытую дверь. Знак с окна – уехали.
Обменялись орденами мы тогда; и сервис фарфоровый китайский настоящий у меня в кабинете от неё, как воспоминание: дорогой и изящный. Традиции ваши: пропуск в торговлю через розницу, по одному и с проверочкой через подружку – барьер не сложный, как сватовство при беременности. А вот уверенность ваша женская оправдана.

III
Если возраст будет дан – борзоватым коммерсантам: лучшие молодухи приведут нас к Вам; к вашему юмору, уму, мудрости, делающих из нас королей!
А иначе как розницу от разрыва без короны удержишь:
– с одной стороны от учредителей-покупателей,
– с другой стороны от инвесторов-поставщиков.



ТИМУРЫЧ ДА ЕГО КОМАНДА КОММЕРСАНТОВ-ПОБЕДИТЕЛЕЙ.
Газета «Капитал», г. Владивосток, Приморье, Дальний Восток, 1993-1995 гг.

Моей единственной законной жене Виктории,
душе, хозяйке, страдалице нашей – посвящаю эти
воспоминания о первых годах российского бизнеса
во Владивостоке (Школьная) 1992-1995 гг.

I
Октябрь 1994 года – Его Величество Господин Чёрный Вторник (а там Среда пришла, Четверг...) – имени БАБа да Дамы одной... о женщинах только приятное в ласках с поглаживанием! Доллар скакнул от 1/2 (1/4 в тайне) до 1/8 (000), а потом до 1/16 (000); влетели! (нашим днём – московской ночью уж)
II
Я был в кабинете, в своём кресле (целый день молчал) – когда всё началось да закончилось, даже не вставал – зачем – влетаешь! На доллары. С такого оборота (миллионы долларов... в день); три-четыре дистрибьюции – прямые от Тихого Океана до Уральского Хребта мои:
– товар в рублях ушёл на реализацию не в сегодня; а дефолт для нас дальневосточников состоялся, уж – вчера – время-то одно на всех московское! В бизнес-реалиях Коммерсантостана.
...
Дефолт?!
Коммерсанты первой волны стали легендами!
Купили за доллары, продали за фантики российские (не изменили им ни разу: с башней Кремлёвской да куполом с флагом – на лице билета банка России; на обороте его – Святой Собор Василия Блаженного со Спасской башней Кремля – 1000 рублей – центровая купюра в пачках на резинке тех лет)... не рассчитались долларами – никогда!
...
Государство умом БАБа, душами павших в боях за российский рубль коммерсантов – выжило. Золотое время Егора Тимуровича Гайдара (1/2 курс валют: доллар к рублю) без российской государственности ушло до Второго пришествия в 2011/2012 годах данным произведением-признанием
в Любви к Первому премьер-министру Новой России Е. Т. Гайдару.
III
Мстим мы (коммерсантостановцы) Государству Российскому – жёстко – вернули его в октябрь незабвенного 1994 года – да там воспитали в любви к коммерсантам; так надо; мы вернули вам ресурс – тогда ресурс нам, деньги нам – вам палка закона, – взмахнули... Дефолт; а теперь мы вам всё вернули – выжившие коммерсанты нищие-мультирабочие в 2011 году, ваш ресурс государственный колоссальный весь на 99,99...9%, ваши деньги на 99,99...9% все – ваша палка – Ваша; лупите сами себя по лбу, сами себе – минус 20% с 1 января 2011 года уменьшили капиталосостояние; нам по траверсу – ваша политика, там все – кто (ёжики – кто!) вас лупит почём попадя; это ясно было Егору Тимуровичу Гайдару – отдай собственность, капитал – никакой терроризм не пройдёт – за своё – башку сносил Я индеец бизнеса, мафиозо Первомайского района г. Владивостока не раздумывая... (в первой половине 1990-х годов) Наперёд; сейчас в марте-апреле 2011 года, когда всё ничьё – террористы башку вам снесли – Раз да на Века.

... Молчание ягнят-коммерсантов – зловеще!
... Проклятие плиточников, мультирабочих (Коммерсантов) – мурашки! У здоровых людей. По телу.

А Власти Дистрибьюторской:

– в глаза:
– Божья Роса!

Критическая масса – уничтоженных катком-идеологии государственности российской да воскресших с Божьей-Материнской помощью коммерсантов – добирается незаметно: 50+1%; но после её достижения – откат назад невозможен:
– Революция!
IV
Политика – это (реалии 2008-2011 годов) – мы.
Коммерсанты, с высшим образованием – призыва 1992 года, советским – сделали политиков... 666 в вашей кассе! Перебор:
– Акробаты, сами себе языковые гимнасты в ГД!

За бортом нашего труда – пусть двести рублей в день на 17 апреля 2011 года (одна ограда «Павлин» выкрашена) – но они мои личные двести рублей! Супротив ваших «сиксилиардов» бартерных, ненастоящих, выдуманных:
– Капитан - по курсу! Скала 20... год:

– (...) курс 1 к 1024... Вдруг, откуда не возьмись
нарисовался. Я уж не знаю кто;
(1994 г.) при курсе 1/16 явление дядьки Черно...мора,
(1998 г.) при курсе 1/32 в аут Б.Н.Е. (визирь Кир послан на турбины с трибун экополя... в атомщики?!),
(2000 г.) при курсе 1/64 появился Анчухрист (в кислородной маске, каске, москитке!),
(2008 г.) при курсе 1/128 с выпученными глазами вломился Чёрти (чё – да сбоку Бантик!) – в Мир,
...
(2012 г.) при курсе 1/256 рухнула семья,
(2016 г.) при курсе 1/512 растворился мужчина.
Решили:
– курс 1 к 1024 к народу – ПАБАЮЛ из газа
(ветошь-стиль, пугало-Poza, премьер-помещик)
во всех СМИ... сахарной головой. Вышел
V
Вообще запредел:
– курс 1 к 2048; всё перевернулось, обратновекторно, вчера, да сразу – мы сверху!.. стрельцов, лучников, охранников, надовцев; движемся – теперь дают за один рубль 2048 долларов США; империализм рухнул, товарищи-коммерсанты (комиссаров 1920-х годов стиль); вместе ... да со всем барахлом своим – разгадка 666 за нами (в этой книге); нами; всеми – коммерсантами первой волны призыва Егор Тимуровича (курс 1/2 – да Совесть во Взгляде Гайдара!); тайны нет, напряга нет, Запада нет – всё наше – Советское!
...
А книга осталась книгой: сказкой, любимой, арабской, цифрой – один (1) разгаданной. Вся:
– наизусть выученной!!! Мной... Характером, упорством, тигром приморской журналистики. Саблезубым! 4/10 иду Книгу (Ветхий Завет/Новый Завет) на март 2012 года чтения вслух – по порядку; купил в 2011 году, на заработанные мультирабочим деньги, Кор..н – иду второй раз системного чтения, второй раз – с комментариями читаю вдумчиво – часто про себя – вслух постоянно не вытягиваю пока: нравится, сильно дополняет Знание Книги, открывает новые образы.
VI
Мне доложили (1993 год): – Ельцин назначил Гайдара прям в сауне – по-простецки решён был вопрос в 1-(одна тысяча) – ё, 99-(девятьсот девяносто) – моё, 2-(втором) понимаешь ли, – году.

13tc ""15
СТРАХ И МОРЕ
Газета «Капитал», г. Владивосток, Приморье,
Дальний Восток, 1994 г., редакционный портфель. Этюд №4
I
Перепугались как-то журналисты (рекламные) во Владивостоке пароходов, таких больших, самостоятельных.
Ну, как и кто – ими может управлять? Только человек-мафия может этим большим миром управлять!
Так они подумали, запереживали и легли в дрейф.
Но как можно управлять без слова?
Этим же словом управляет мафиозник своим хозяйством, в том числе и пароходами.
А кто лучше слово знает – мафиозник или журналист? Журналист!
Но он будет всегда проигрывать, если будет видеть перед собой человека и управлять пароходами и людьми одновременно – здесь мафии нет равных! Без человека поуправлять пароходами – мафия бессильна.
II
Она вообще бессильна там, где человека не унижают с помощью слова.
Именно поэтому, чтобы хозяйничать – она подставляет какого-нибудь горе-человека под управление журналисту. И сразу становится равной ему: в грехе нет ни капли праведности.
Виноваты оба. И сдаётся журналист – человек он в душе.
И сразу бессилен газетчик, а мафиозник, очередную душу загубив: силён до горизонта!
И могуч, и беспощаден он. Добр, как сытый удав он тоже бывает.
Но только за деньги или вперёд инвестируя свою доброту.
Беря взамен только слова: – Я помогаю, ты согласен?..
Посылайте такого удава на хутор...
Без ваших ответных слов – он галатурия сутью – мусор на мелководье!
Как пароход без слова капитана лишь посудина на плаву!


13tc ""15
ВОСКРЕСЕНИЕ
Рекламная газета «Капитал», г. Владивосток,
Приморье, Дальний Восток, 1994 г., редакционный портфель. Этюд №5
С. В. Тр... Жив.
А кто тогда Сергей Ростиславович?
При нём?

Там, где заканчивается железная (сухопутная) дорога (Владивосток), стоит камень, – что она (железная дорога) здесь начинается.
Камень заложен царём Николаем II. Сто лет назад. В ознаменование строительства на Запад – железной дороги. Для нас из Европы взгляд – это “зазеркалье” и другая шкала (обратная) измерения экономической действительности, не иначе.
Но, с экономической точки зрения, там, скорее всего, заканчивается западный вектор экономического поля России и, соответственно, начинается восточный вектор. Что собственно для экономических расчётов одинаково и не принципиально. Для одного товара – дорога закончилась (пора продаваться или на экспорт – в море), для другого она только начинается (импорт – на сушу).
Для логики надо поставить такой же камень и в Санкт-Петербурге – как крайней точки (радиус 10000 км) для товара, отправленного из Владивостока.

Серж, это морской котик (Владивостокским девчатам Привет!), халулаевец – остров Кисиков; спецназовец неба, самый умный на «Школьной»:
– Голова что Дом Советов (ответов на все вопросы – инвестиции наперёд – в десятилетия), – о нём это дядя Альберт сказал на всю школьную аудиторию.

– Слушайтесь Его! – дядь Альберт рявкнул питерцам (поставщикам «Барин-Зигеля»: напиток такой двенадцатиградусный ликёр – полутора литровый или пол-литровый: «Киви», «Абрикос», «Малина»... прямые поставки с Германии через порт С.-Петербург на Камчатку, Сахалин, Приморье: выделенная инвестиционная линия Гелей-принцем), на их вопрос: – вы кто? – когда они считали много денег: Гена да Витя (бизнес-пара). Ответил:
– Я, – сказал дядя Альберт при Вике в первом офисе Арго (подсобка Люкса – дальняя, вся в паутине, пыль да хлам кругом, Борисенко,17). – Я, ребята, специалист по наточке ножей да по нарезке стволов?! – Да гагатнул толстый круглый многолицый дядя Альберт.
– Вика – мелочь нужна?!
Сгонял на барахолку Школьную. К девчатам из Америки.
Притащил.
Целый чемодан самых мелких 1000 купюр.
Рублей:
– На.
Ей.
В смысле им. Питерцам.
Не к спеху. Отдашь. Когда – хоть когда.
Ушёл.
В народ.
Поэт.
13tc ""15


Семейное положение:
командировочный «чепэшник», с собакой
(гор. Ангарск, Центральная Сибирь, 1997 г.)

Воскресенье
Я остался один. На целую неделю.
Жена рано утром уехала на день рождения своей бабушки в Забайкалье.

А вчера она купила шифоньер б/у. Зазеркаленный.
Я тащил шифоньер с Пашкой со второго этажа, а жена смотрела на меня – оценивая потерю. В очередной раз. Жалко или нет?! Я думаю, ей было что-то жалко.
Весело мы тащили до машины этот шифоньер с Пашкой.
Мы с ним общались. Хорошо – субботнее утро.
Жена оценивала меня на фоне Пашки.
Мне тридцать два года. Пашке восемнадцать лет.
Мы веселимся! На фига нам этот шифоньер у нас киоск в 18 квартале:
– на «однёрке» прямо до конечной;
– плюс три грубо/наскоряк струганных стола у киоска;
– и кофе с посетителями всех мастей.
Мы тащим шифоньер и ждём вечера – лето!
У жены, после первого бизнеса, день и детская поликлиника. Через квартал – ходить. Через квартал – деньги получать.
У меня и в этот (второй) раз бизнес, да ночная жизнь.
А деньги в кассе. На карман хватает. Больше и не надо – пока ищем формулу счастья новой жизни. Свободной.
А шифоньер не тяжёлый:
– в Газель в легкую, вдвоём;
– в гостинке на второй этаж и тоже в легкую.
Посмеялись. Да в киоск. К людям.
В ночь, в третью смену.

После ночи трудовой поспал до обеда.
Гоша (водолаз) запрыгнул ко мне на постель.
Скалится, виляет хвостом, лижется. (точно на улицу захотел)
Облизались – обнюхались.
Поднялся. Настроение хорошее.
Всё для меня: чистота, еда, хорошая июльская погода.
Хожу по квартире ферзём – солидно, не спеша.
Теперь ку... могу везде: и на кухне, и в ванной, и в спальне.
Протёр стол свежим полотенцем, достал всё вкусное из холодильника: печень трески, оливки, напитки.
Включил Кай Метова – «валум на макс» (громко):

Позиция номер один – говоришь: – не дам,
Позиция номер два – говоришь: – только его хочу.

Вот она, сила холостяцкой жизни.
Вечером в киоск. Самое время подниматься!
Уборку, мытье посуды отложил на утро.

Понедельник

Сегодня, после бурной ночной смены, взял выходной.
Девки надоели.
Больше не буду водить ночью в киоск никого.
Нескончаемый кураж: пляски на столах в нашем кафе «Бурьян» перед киоском, кенты-менты, чьи-то тачки, дачи, бабки. Ничего не разберёшь.
Ни сосредоточишься.
Бизнес и вакханалия по ночам – несовместимые вещи.
Если грамотно вести бизнес, то можно подняться.

Киоск это оптимальная форма розничной торговли. Есть киоски в три метра квадратных, есть шесть квадратов, есть двенадцать: но по своей сути – все они равны.

Мой киоск в этот раз 12м2 это почти магазин с одной витриной без склада и в этом его сила. Соотношение склада и витрины доведено до абсолюта (50/50). Пашка Мокеев иногда (в лучшие часы) так молотит, что чековая лента, как пулемётная – метрами вьётся и “бабки” в кассу не лезут в коробку (большую) от «сникерса» складываем.
Пашка – голый торс, Всем:
– спасибо, возьмите пакетик; детям – жевачку бесплатно; пацанам – анекдотик, и открывашечкой по пробочке от «Балти..ки»; девкам – улыбку, сига... и словечко заветное (дача есть – там по расписанию у меня (самого молодого) два дня “у” неделю. Едем, что ли?!).
В общем, профессионально обслуживает!!!
И музон – колонки/уши наружу вывешены.
Иногда по угару и мелом очередь отмеряем, сколько до прилавка метров очередь сегодня была – в пять, десять метров. Круто.
Наша фишка: складской запас в пять-десять квадратных метров. Он максимальный для оборота розничной точки за один торговый день. Помимо этого, преимущества киоска перед магазином – штат и обслуживающий персонал, и складские запасы. Чем меньше товара, тем лучше. В таком варианте кисок становиться на прямую связку с мелкооптовой базой.
Ему не надо создавать запасов на неделю или месяц.
Из-за этого оборот такой торговой точки напрямую связан с ликвидностью всех товарных позиций.
Товарные позиции, как парашютисты.
Если закуплены грамотно, то отлетают за один день.
Если допущена ошибка, то товар застаивается и начинает съедать складские площади по принципу – сегодня место занимал, вчера место занимал, и “ешо” будет занимать.
Так дела не пойдут, решает коммерсант: cрочно скинул цену и сбросил его. Он морозил капитал и сковывал складские площади.
Ещё одна особенность киоска – круглосуточный график работы. Данный временной режим равен суткам всему планетному обороту (три раза по восемь). За сутки можно провести три затоварки. Данный факт повышает и ликвидность предприятия в геометрической прогрессии, и авторитет хозяина.
Хозяин растёт, как профессионал в торговле.
Именно в киоске, а потом и в кабинке на базе – оттачивается мастерство любого коммерсанта, желающего остаться в бизнесе надолго. Киоск и кабинка (как киоск, по сути, но уже на мелкооптовом уровне) вырабатывает у коммерсанта настоящий дистрибьюторский характер: из-за «крошечного» помещения он вынужден каждый день торговать с колёс!
Стиль в работе пойман!
Такое мировоззрение (через опыт) даёт ему возможность уже на опте раскидывать фуры, вагоны – также с колёс.
Ему всё понятно: склад-то маленький!
И в этом заслуга первой его торговой точки – Киоска!

Хорошая мысль. Только, Серёня – что ж, ты такой умный – но такой бедный? А?! Почему деньги не держатся?

В обед поспал подольше – до шести вечера.
Пёс не дождался прогулки – всё сделал в коридоре.
Нехотя убрал. Запах остался. Пришлось побрызгать погуще дезодорантом.
Сосиски подогрел прямо в супе. Съел только сосиски.
Суп-тряпка, вкус её отсутствия пришёл.
На ужин поджарил вчерашние пельмени. Реальное открытие. Так вкусно. С Чаем. С батоном мягким, с маслом сливочным. Пару кружек чая да сковорода жареных пельменей – я самостоятельная личность.

Вторник
На работе, с утра, был какой-то дерибас.
Прошёл через пару стрел.
Зачем брал деньги у крыши на раскрутку?
Деньги не пахнут, но несут на себе отпечаток горя.
На таких деньгах не поднимешься.
Хотя сделал ещё одну попытку. В Иркутске у оптовиков (по рекомендации крыши) взял всякого быстрого приготовления пакеты – западного производства.
Пока вёз в киоск – изучил товар. Ох, эти европейские (горожане) производители, как брендмейкеры – тёмный лес!

Туши свет: на этикетках лапши, пюре, супа – фраза – ...с грибами.

Это в европейских городах:
– всё, что с леса – точно гриб.
А у нас – на просторах Родины от Камчатки до Карпат это же самое называется:
– подберёзовики, подосиновики; опята, маслята; лисички, грузди; чудо – белый гриб.
Вы же не пишете – картофельное пюре с животиной?
Белиберда-с получится!
Пишете с курицей, свининой, говядиной.
Всё понятно: есть такая животина и птица в домашнем хозяйстве.
Почему тогда предлагаете продавать ваши бренды (быстрого приготовления) с грибами?
Какими же конкретно грибами, неруси вы наши?
Нарисуйте на пачке, пожалуйста, свежие:
– или маслята, или опята, или подберёзовики!
И я, уже как покупатель, вспомню сахалинский светлый хвойный лес, кормивший и любивший меня в детстве – и выберу как друзей, под настроение, каких-нибудь конкретных грибов. Так и быть с вашим «б/п»!
Придётся написать «с шампиньонами» на ценнике.
Из подвала грибы. Вроде бы здесь их тоже едят.

Посетил свою мелкооптовую кабинку на базе.
Хороший день – ставить товар некуда!
«Хольс..тен», «Балти..ка» – прут, как угорелые.
Да и лимонад в полуторалитровых бутылках не обижает. Шустренько в шесть видов по одной, две упаковочки берут. Класс. А теперь и б/п в догоночку!
Надо в среду с Оксаной “Сига...цей” запасть на сутки в гостиницу «Зол. Коль..цо».
Хороша, наверное, хохлушка?
Подмигивает. Кабинку оставлю на Лёху Пугало.
Вроде бы парень смышлёный: свой магазин был.
Да и Наташка (продавец) серьёзно настроена.

Придя домой, объяснил Гоше, что праздник не всегда с нами, а довольно редко, и чаще уже вчера, чем утром. Поэтому, ждать тушенки, конфет и котлет не стоит.
Тревожно что-то на душе: поку... думая о жене.
Бросил взгляд на пол, вспомнил пылесос: «пора разуваться у порога и протирать Гоше лапы после прогулки, а не перед сном». Все-таки лень – двигатель прогресса!

Среда
Сегодня бросил вести тетрадь учёта – надоело это «сальдо-бульдо». Что толку, посчитали после ночной смены товарные остатки – опять недостача. И двести процентов прибыли не хватает перекрыть воровство.
Бухгалтер ноль. Все бухгалтерши начинающие или в конец заматеревшие: агенты, от времён Батыя, налоговой инспекции.

Былое в назидание настоящему!
Если бы старорусская сельская беднота (хохлы, мордва, татары и уйгуры) не захотела, было дело: татаро-монголы не брали бы штурмом победоносным города. Города, как крепости – всегда бизнес одной нации против всех. Это и есть – знать, каста, элита.

Мало того, что жируют, как обозницы: независимо от того есть добыча на предприятии или нет. Так ещё и за счёт этого же предприятия (получают зарплату) выполняют объём работы для налоговой, пенсионного фонда, фонда социального страхования и остальных государственных, явно не моих, структур! За свои же шанежки (денежки), с подачи этих горе-бухгалтеров, я (директор) ещё и козёл отпущения: мне выписывает налоговая, фонды разные – штрафы за неправильно оформленные для них документы.
Честно говоря, так это «насто... е... ее!». (как у бременских музыкантов)
Мне ни эти документы, ни их бухгалтерши не нужны.
Свои деньги я самостоятельно в тетрадочке посчитаю, зарплату людям выдам и в тему вложу сколько надо.
Да ещё на булку с маслом для себя, подруги и детишкам на молочишко останется!
Но бухгалтерша, как посланник Батыя – всегда рядом.
Ждёт: трудом и потом заработанных денежек, чтобы и в этом месяце на его государство поработать.
Она, как вечная обозница, теперь агентом на моём предприятии. У неё страх. И он же её Хозяин. Не здесь (здесь добрые и кормят), а там: где злые, злые тётки, а за ними дядька и его Закон – вечно меняющийся задним числом!

Заглянул в свою мелкооптовую кабинку на базе.
Дай Бог – в четверг – свести концы с концами.
Ничего не могу понять: где деньги, где товар?
С Пугало взять нечего, машину, и ту – уже отобрали!
С Наташки Короедки – тем более: муж в бегах!
(в смысле уже прибежал – сюда, из Подмосковья)
Тратишь: что на аренду кабинки, что на бензин, что на зарплату – ни прибыли, ни оборотки.
Как так: 500 баксов вкладываешь, и на три с половиной штуки влетаешь за несколько дней.
Точно, лучше в космосе бизнес вести.

В обед посетил гостинку.
Перевёл пса на сухой корм.
Не ест, правда, волк тряпочный.
Капризничает, но я ему не мама и не папа. Все жёстко!
Себе открыл «Сайру в масле».
Забрёл в ванную. Посмотрел на себя в зеркало.
Да, превращаюсь в чумахода, но, все равно, решаю окончательно:
– ежедневное бритье – станков не напасёшься!

Четверг
Я больше не подметаю пол ни на кухне, ни в спальне, ни в прихожей.

В наших мужских бедах, почти всегда, виновата не далёкая Америка, а близкая женщина и её тёща. Именно они не дают состояться нам, а чаще всего и откровенно вредят (даже заочно – издалека): – что кикимора, что её бабка-ёжка. Правда, и мы в это время, мало чем отличаемся от леших.

Это бессмысленно. Собрался за пять минут.
Собаку взял с собой в киоск.
Привязал снаружи, для острастки.
К обеду посетил местную мелкооптовую базу. Это броуновское движение коммерсантов с коробками, ящиками. Как в зоопарке. В торговых залах инвестиционный климат – запах вчерашних выручек. С первого раза и не поймёшь: кто во что инвестирует. Тащат всё подряд!
Однако ориентироваться, если у вас своя розничная точка, надо не на то, что тащат другие коммерсанты, а на то, что покупают в вашей розничной точке. Только ради своих покупателей надо посещать мелкооптовую базу (раз в день минимум) и участвовать в этой инвестиционной суете.
Если образно, то ваши покупатели (в розничной точке) – это учредители вашей торговой точки. Ради этого надо искать нужное по кабинкам, торговаться, проверять качество упаковки и быстро доставлять товар в свою торговую точку – учредители ждут дивидендов!
Хотя наша база – это уже не обезьянник, а банда пабаюлов в чистогане: пока бегал по кабинкам, спёрли две коробки «киндер сюрпризов». Когда успели!? Вроде бы, недалеко от машины «Миша – 2% с любой сделки» тёрся?
Но, ему-то они зачем? Он яйцами сейчас не занимается.
Поднялся, с папкой ходит, улыбается.
Иномарка появилась – криминал в сторону!
Скорее всего это те два наркомана: Лупик и его кент.
Каждый день их лупсуют, а они всё-равно передвигаются... в наглую хватают и ломятся!
Факт, киборги-нибелунги...
Вернулся с базы – пожалел малого: пёс ни в чём не виноват.
Запустил в киоск, дал чипсов.
Девиз вечера – только не консервы. В итоге, попил чайку крепкого, с батоном. Перед сном осенило:
– огорчительное вчера это непродуманное завтра!
Хотя, горечь на душе – открытие мне уже не поможет.

Милая моя, где ты.
Милая моя, где ты.
Я так устал. Так устал.
Я так хочу отдохнуть.
И я звоню, говорю, как давно я тебя не видел.
Кай Метов

У меня депресняк: пять дней без жены, без сна, без обеда и стираных носков изматывает больше, чем ежедневная разгрузка фур.

Пятница
Налоговая оборзела: сегодня опять выписала штраф.
Надо её в долги загнать. В понедельник перечислю им больше чем надо, на рубля три (три тысячи, по тем деньгам) с копейками – пусть заторчат ичепэшнику.
Не понимают русских слов: должны работать, как районная поликлиника или амбулатория: до обеда приём «больных» предприятий; после обеда хождение по «вызовам». Микстуры, пилюли; если что-то и больничный режим, и никаких угроз или придирок. Мечты, мечты...
Они ещё меньше нашего знают! Забатискафились.
Факт: обанкротиться могут все – кроме государства!

Побывал на базе. Товара в кабинке – слёзы.
Выручай Господи с понедельника – хорошим настроением, удачей и налаживанием отношений с людьми.
...Дай – ещё полкабины в другом зале и побольше товара на реализацию?! Хотя не по адресу просьба.
Может выгребу. Получали все, а отвечает только Главный?!
Обидно. Но будем прорываться. Держать кабинку.

Днём жена звонила соседке, спрашивала, как я: «– Бываю ли дома, гуляю ли с собакой». Соседка уверяет, что сказала только хорошее. Верю. Дома бывал редко.
Об отсутствующих (и не соблазнённых) только хорошо!
Бардак в квартире достиг своего апогея и перешел в неуправляемый хаос. К стойкому запаху, который дезодорант не может перебить, сухому корму во всех углах, разгневанный пес добавил пару растерзанных туфель и, по-моему, ночнушку жены. Он явно чем-то взбешён: хвостом не виляет, взгляд стеклянный.
Вечером решил не раздеваться. Какой смысл – утром снова одеваться.
Да и постель застелить легче – поправить только покрывало.

Суббота
Дошло: чувство Победы – непотрошёная рыба!

Женщины любят мужчин не за деньги и подарки, а за чувство Победы, которое они испытывают наравне с мужчинами, когда те спешат домой и успевают: с непотрашённой (с икрой) рыбой; букетом только что сорванных цветов (полевых); да и с любой другой добычей.
Для мужчины, давшему Ей возможность пережить мгновения счастья – женщина отдаст всё: и рыбу почистит, и накрасится, и cама всяко-разное захочет!!!
А деньги и подарки?! Женщины могут все деньги заработать на все подарки (об этом знал Чингисхан), если только захотят. Но без чувства Победы – они им не нужны...

Соскучился по своей. Держит меня. Аж мозги загибает.
...Принцип непотрошёной рыбы это принцип розничной торговли: её победы в битве за покупателя в своём микрорайоне (розница). По уровням выше: городе (мелкий опт), области (опт) регион (дистрибьюция), да и в стране (производство) в целом тоже непотрашёная рыба, побеждающий принцип! Только количество рыб разное продаётся – за раз!
Но это открытие не поможет закрыть дыру.
Даже в киоске с крепким оборотом и хорошей наценкой.
Платежи поджимают. Расчёты показывают, что попадаю и в рознице, и на мелком опте. Цифры побеждают чувства и самомнение. Как быть?
Мне уже даже дома страшно находиться.
Собаку покормил тем, что оставалось в холодильнике.
Пёс не рад. Грусть во взгляде и обречённость у него.
А у меня нет даже желания ку... в постели, чувствую, что начинаю терять психическое равновесие.
К вечеру стало резко ухудшаться зрение – глаза режет: гостинка, что будка ленивого пса!
Находиться в ней невыносимо. Решаюсь на единственно верный поступок – проветривание «квартиры». В последнем порыве открываю окна, забираю собаку и ухожу погулять, в лес.
Подольше – в первой половине дня очередная стрела.
Надо кое-что обдумать.
За что мне такая командировка?
Скорее всего, это больше не моя гостинка; жена; собака, киоск и шифоньер.
Одно радует – понятно чего в формуле счастья не должно быть:
– попоек, блуда и панибратства.



РУССКИМ БЫТЬ - ПО КАЙФУ!
(гор. Москва, Центр, 2000 г.)

I
Звонок другу в Москву:
– Антон, привет! – Я помню, ты марсианином хотел стать прошлым летом. Знаешь, есть одна московская (печатается во Владимире), газета «Частное мнение о Марсе».
Я хотел бы с этими ребятами встретиться (!), поговорить?
Вот насмешили: такие же ракетчики, как и мы.
Катался так, что с полчаса без тряски ни подумать, ни кофе выпить не мог!
Знаешь, кто у них Пушкин?
– ?!
– Марсианин?!
Но то, что он не русский это точно.
А если не русский, то явно марсианин!
–Теорема доказана, согласен!..
– Да и вообще этот Пушкин. Точно – Петра творение!
Вот отчебучил в одной Сказке. Не помню названия.
Про Кота там. Помнишь что написал? По памяти:

Трата – та... та.
Все ходит по цепи – кругом.
Идет налево – песнь заводит.
Идет направо – сказку говорит.

Эх, ко мне бы этого бездаря Пушкина на курсы молодого бойца (КМБ) в Болотное (под Новосибирском). Я бы ему показал на плацу за часов пять, где лево, где право в команде кругом. Летом – в солнцепёк; в противогазе. Да чтобы и песню спел, и сказку рассказал.
– Пушкин гений. Ему простительно незнание Устава.
Он нам Наташку подарил.
В каждой женщине умеющей читать, любить и плакать.
– Прощаю. А знаешь ещё кто у них марсианин?
– ?!
– Лев Толстой?!
Ну, если его от Православной церкви отлучили, то он точно, по крайней мере, басурманом стал.
– Да и вообще, кем он только не был?!..
– Лёня, эти два факта для меня, – точно не открытие.
Но, по кайфу повеселился, когда читал об этом – в варианте по-серьёзному!
– Маскарад, в натуре, какой-то!
– Не знаю...
Для меня настоящий марсианин один – Адыл.
Узбек, повар армейский. В Болотном (Новосибирская область, ближе к границе с Кемеровской областью на северо-восток), где они: узбеки, таджики, киргизы гнили заживо – частями тела, пальцами рук и ног.
Он по дембелю в исламский университет собирался поступать.
А мы смотрели на него иногда и думали: «– Почему он как воздушный шарик начинает подпрыгивать, когда его попросят (по-доброму) приготовить что-то».
А сейчас понял. Прежде чем людям что-то говорить (чтобы они слушали и верили) – добейся сначала, чтобы они есть не побрезговали, с твоих рук поданное (приготовленное).
– А ты что на кухне делал? В неположенных местах?
– Посуду мыл! Когда чайником был.
– Чмошник. Шланговал значит: от строевой и нарядов по роте?! Границу на китайцев бросал.
– Под Поэта молотил. А на границе и без меня всё правильно было. Спаренные пулемёты двенадцатого калибра в самых отчаянных местах – радиус контролировали.
Самонаводящиеся. Никакого человеческого фактора!
Попал в фокус – покрошили.
Столько зверья дикого и домашнего было попорчено. Они-то не в курсе, что именно здесь граница (под неусыпным контролем). А из того бетонного блока пограничник за всеми следит! Автоматически. Очередями.

А, знаешь, Антон! По теме.
– Какой?

II
– Про марсианство твоё будущее.
Ну, какой русский работяга не любит пятницу – после обеда?!

– Фу-ух, - в трубку.
Антон подкур...; по клавиатуре замолотил.
Букмекер центровой по СНГ – Антон. Ставки на матчи в Интернете, On-Line, итальянская линия.
Никаких товарных запасов, складов, да розничных торговых точек. Ноль – человеческого фактора!
Представителям своим какие-то указания даёт.
Видно раздражён местными бизнес-аборигенами.
Пистоны вставляет. Касса проседает по ходу пьесы.
Вставляет жёстко, судя по звукам.
Отправил сообщения.
– А как насчёт много «жён»? – доволен Лёня.
– Он вообще-то и не настаивал, – продолжаю я. – Есть баблоны – содержи. Нет – бобылюй!
Вижу я, что вся проблема сегодня в третьем выходном дне! Так надо пятницу объявить нерабочим днём!
И каждый отдыхающий в этот день – марсианин!
– А я бы, Серый, ещё и для Плутона дал выходной.
Понедельник. Прикинь: класс. Все на работу, а там не пускают! Выходной. И тоже оплаченный.
Куда пропал это Пачинок – бездарь наших дней?
Бурные, типа, протесты по стране:
«– Верни Пачинок – Понедельник».
– К слову про буддизм, Саньку Баль (работал в газете «Вчерашние новости “за деньги” для Москвы»; как сейчас называется она, по сути, не знаю – там редактора сменили), помнишь во Владике – в общаге, под пивко, спрашивали:
– Когда спрашивали?
– Да, Лёня! Ты, в натуре, москвичом что ли стал?
Ты тогда ещё ушуистом был, черный пояс; и на гитаре играл под «Депеш Мод»! Я собирался вам стихи написать. В итоге сам 45 минут дома на Сахалине записал. На каникулах – под мамкин суп с галушками да борщ!
У тебя ещё группа была «Депеша» третья после, «Третья смены там» да эта лондонская грампластинка «Мумий Тролля с восточного факультета».
– Илюха гений.
– Хорошо. Он своей Ольге с филфака пластинку с Лондона привёз. А ты своей Насте с филфака только шашку польскую! Настю позлил – за пять лет отсутствия только шашку!
– Ладно. А какой это праздник был?
–Тебя в Армию на настоящую китайскую границу забирали. Второй курс, кажется!
– А кого в тот вечер били?
– Да между собой метелились. Ты Козлову – удар «ваза-ури»: в потолок ногой показал. Он после этого на пару лет задумался. А мне Артур (Спил) по лбу гранёным стаканам заехал: типа я похож на Мефистофеля!
Посмотрел бы он на себя со стороны – ангелище (со станции Могочи) с бородищей, в трико чёрных со стрелками за 1,20, кедах резиновых за 3,50 и книжками Ницше и Шопенгауэра под мышкой!
...В общем, Баль заходит в комнату, а мы после боя сразу на него:
– Саня, ты кто по национальности?
– Я русский!
– Санёк, не обманывай нас – ты же бурят!
– Я русский! Сейчас паспорт покажу!..
А, как в зиндане у чечен...ц посидел, так сразу заговорил что: – Я рождён в Плутоне!
В каком Плутоне – Санька?
Мы с тобой на Сахалине, русскими родились!
И во Владивостоке на журфаке русскими учились.
Что ты бурят, что я украинец, по паспорту прошлому – русские!

III
Кстати, Антон, у тебя тоже фамилия на -енко заканчивается.
– А мне по кайфу быть русским!
– Антон, я не о тебе «имел ввиду разговор», я о великих русских!
– А в них не разберёшься.
Они могут быть всеми одновременно.
Им это тоже по кайфу. В любой день недели!
Причём бесплатно для новых окружающих?!
Родина их уже всему научила! Можно и покуражится.
– Антон, услышь меня. Ты же журналист. Голова.
Брось над футбольными болельщиками издеваться.
Созвонись с ребятами. Может возьмут тебя к себе!
Я готов по электронке с ящика хоть сегодня сдать в редакцию свои соображения об Марсе, марсианах, цифре. Разбирайтесь в текстах. Критикуйте. Явно в чём-то заблуждаюсь. И ставьте в газету. Гонорар оставляю на подъём вашей (если тебя примут) газеты «Частное мнение об Исламе»!
– Она, по-моему, по-другому называется. Более ёмко.
– Ни одна газета (печатное издание) не может называться: Всё об Марсе или Всё о Земле. Это узурпация. Надеюсь не со зла. Они точно не знают того, что знаем мы (ты да я)?!
Значит уже не Всё. А сколько таких как мы? Вся страна.
– Серый! Ну, чешешь! Ни хрена непонятно иногда, что говоришь – пора в депутаты!!!
– Трезво, дипломатично, Антон, говорю: показала тебе Настя своего Москаля за шашку, да тебя оставила в своей квартире в Москве-то! и то хорошо. Помоги ребятам бескорыстно газету делать на русском языке и про сегодня!



НАТАШКА-РАНЕНА И СЕРЁГА ЧЕЛЕНТАНО
(г. Владимир, Золотое Кольцо, 2003 г.)
Денису Рябцеву, Косте Служенко, Сергею Камозе, Марине Божко, Наталье Ищенко и другим нашим пацанам да девчатам – мулатам России посвящается это открытое письмо через Народ – Кучме да Артамону.
I
Ехала Наташка с редакционного задания по трассе и что было в салоне – непонятно, но улетели в кювет, где-то под Ставрово.
Хорошо ушли – с крепким креном влево после развилки.
Мимо трассы.
Пару берёзок левым задом рихтанули – и вправо, опять через дорогу, в столб.
Хорошо, по касательной в столб – рикошетом влево.
Потому и в кювете. Потому и живы остались.
Шофёр (по ходу), как и я – военный лётчик (из Барнаула) в прошлом: зашел в девяносто (90) градусный поворот, как на истребителе, не сбрасывая скорость, а, наоборот, РУД (ручку управления двигателем) на 100%!
Хорошо зашёл – по прямой ушёл: Наташка через лобовое стекло выскочила сразу.
И в поля ломанулась, как говорят.
Через два часа вернулась. Сама.
Попутку до Владимира ловить?!
Понятно – ударилась. Лечится в больничке «ГО и ЧС», если девки с её редакции не врут.
– Посетить что ли? – как-то подумал.
Но, как в палату зайти: к стройной, высокой – чисто владимирской девчонке? На горизонтальных растяжках.
Типа: – вот, типа, пришёл. Апельсинов принёс. Ешь!
«– Какие апельсины! Пошёл вон!»?! Может и так ответить не замужняя – женатому и бывшему начальнику: ей наверно и смеяться небезопасно?..
Прошёл год. Так и не сходил. Забыл.
У меня вышла книжка для журналистов и коммерсантов.
Проверял, на днях, электронную почту (); и, оба на: пришло письмо от Наташки. Ура. Выздоровела.
Пишет:
1. Я теперь большой начальник – Главбух.
Сдала полугодовой баланс!
2. Моя фамилия – Полякутко теперь. (замуж вышла!)
3. Почему не вижу вашу книжку на своём столе?
Это ваше упущение. (значок с улыбкой: типа прикол)
Ответил:
1. Ахтунг, ахтунг – Бельская, в прошлом, в Интернете!!!
Лукайтесь ассы – кто куда может. Всех затопчет?!
С утра передам тебе и на редакцию пару штук – не жалко!
Трескайте, пираньи!!!
Так рад, что ты Полякутко – свободная, так сказать, на выбор стала?! Теперь могу и рассказ дописать: «Наташка – ранена!» Там есть такая фраза: – Наташка, Наташка, что не парень, то промашка.
Теперь всё по другому – ранение на пользу явно.
2. А я после выхода книжки (редакционный тираж 1000 экз.), как баба после родов:
– вокруг меня одни декорации и они должны двигаться, а я Будда (в счастье – немом и неподвижном).
Пару дней без ответа.
Обиделась или не поняла до конца текста.
Молодуха – фигли. Жить только начинает!
II
Обед. В офисе никого. Все в полях.
Девятое сентября – у матери День рождения.
Надо попросить Володю телеграмму отправить.
Работы вал – сам не смогу.
Шестнадцать полос опять вдвоём с Алексеем делать.
Тяжко. Поставил самовар. Кофейку надо хапнуть.
Сам позвонил Наташке:
– Наташка, привет!
– Привет.
– Как дела: настроение, здоровье, баланс!
– Всё в ажуре!
– Фирма разбогатела?! (поднялась!)
– Это не ко мне вопрос.
Так, думаю, она «ещё та» бухгалтерша (на фанерке).
Иду дальше:
– Как муж? Как ночь?
– Да, купим всё! Ну, вообще, как ребёнок, прям!
Понял – это перевод ажура. Она разбогатела!
Но не съезжаю – хочу разговора:
– Наташка! Ты, где вообще спишь: с мужем или в коридоре?!
Ну, ты же не «балонка» породистая при бантах?
Я же о душе. О внутреннем Слове, о комфорте душевном.
– Что значит болонка?
– Как режиссёр эротических лент (оскароносец) объясняю:
– Вот прикинь Натали, в натуральную величину – проститутки берут умением: трудом, опытом, сноровкой, чуткостью; и слова-то какие красивые знают, и песни поют, и на столе пляшут: но всегда за деньги!
А это уже не интересно – поскольку чистый бизнес.
Экспресс-брак, так сказать, по предоплате 100%!
– А вам бы всё на шару!
– А вам бы начинающим главбухам (секс-штурманшам любого пола), не о тебе речь, всё – не то, что надо:
«хавки», одёжки, золотишка и деньжат побольше, как зверьки дву-жэ-пэ-е... честное слово.
Натурализм Натаха это не булками трясти, и не пираньями всё трескать. Это тело бесплатно отдаёшь, а мысль бесплатно получаешь от мужчины другой местности.
А для нас – то же самое, но наоборот!
Всё в ласках, бескорыстно и не в немую (а это Главное – истинно говорю): вот откуда дети красивые и умные!
– Так. Я ничего не поняла. Но мне ясно – вы переходите на оскорбления.
– Натали, не обижайся! Я не про бабки звоню, я о хотении и умении интересуюсь: как мир воспринимаешь теперь?
– Секс, что ли? Я же по-русски написала – Полякутко...
(Так, по-моему, не долечили).
– Разница Натали есть: то, что фамилия другая и в кабинете рядом с тобой никого, кроме меня нет это хотение!
– ?! (задумалась)
– Как ты вообще живёшь?
Уметь и хотеть – такие разные вещи!
Обычно молодые жёны бравируют тем, что они хотят и переводят это в одолжение мужьям.
Но хотеть это не ваше достижение.
Женятся не на хотении. Это подарок, данный вам, что бы вы передали его нам (мне в частности). Бесплатно, кстати!
Вот суметь передать – этому надо потрудиться.
За это можно и жениться.
– Я бы за такого, как Вы – никогда не вышла?!
– Натаха! “Мы” лучшая кандидатура (я с Сахалина аж).
Во мне лично уже пять кровей девичьих: русская, украинская, грузинская, чеченско-армянская и татарская?!
– Откуда татарам на Сахалине взяться?
– Где нефть – там и татары! Шутка.
Выросли мы на берегу Татарского пролива.
В Лесогорске.
Я, да друг мой первый – Марат Губайдуллин.
Да, Пашка Бондаревский – чистый еврей (тихоня).
Он все расчёты делал: что куда, кому и сколько.
Я только правил итоговую ведомость! И на выплату!
Да, пяток босяков чисто русских (местных) – оторви и брось.
Вот и вся компашка. Ох, мы дел понаделали.
Одной рыбы столько переловили – столько нервов рыбнадзорам из Углегорска попортили. Ни разу нас не поймали.
И свистели, и кричали, и в воздух стреляли – только заводили!
Один раз мой велосипед, правда, конфисковали.
Но брат двоюродный Серёга сказал, что это его «Орлёнок».
Хорошо сказал – вернули.
Даже извинились.
Спасибо ему.
– Что, что, а еврейская – вот ваша – первая. Не шифруйтесь.
– Откуда узнала мой секрет.
– Как только увидала, так сразу поняла: ух, какого грузинского еврея породистого нам ветрами перестройки занесло.
Прямо Князь с Ингури.
– Из Батуми, Натах. Там Мамка родилась.
До этого Волга – от Куйбышева до Астрахани.
Потом Грузия (но ты сама вычислила), да Сахалин.
При Сталине до Сахалина. Сразу после войны.
Но мать не в обиде. Так надо было.
Так что я богат пятью (шестью) кровями, как минимум.
Само совершенство. По Воде могу ходить:
– знания легко ложатся, когда не из-под палки!
Вот почему я – молодец.
И в бизнесе удалец (с четвёртой попытки).
А для Вас красавиц – Прям из Сказки на кроватку!
– Из магазина говорящих игрушек Вы?! Вот, правда.
Русскоговорящих. Даром не нужный?!
– Зато Детки будут и гениальные, и самостоятельные!
Не нарадуемся ими. И людям помогут, и о нас не забудут!
– Нет, уж, увольте... найду чистокровного себе.
– Зачем тебе – Он? Для детей же искать надо!!!
Все чистокровные жеребцы (за деньги сделанные), не смеши и поверь – исключительные бал...бесы в деле:
– Резво начинают – быстро сдают!
Коню на ипподроме простительно, мужчине в обществе (в трудовом коллективе) позор! Потому офисами, коттеджами, тачками отгораживаются – элита наша национальная.
От стыда прячутся. От глаз людских.
– Я уже свой выбор сделала?!
– Он украинский иммигрант новой волны или русский местный?
– Не скажу.
– Ему буряточка или якуточка тогда – нужна?!
Самовар на подоконнике уже минут десять кипит.
– А ещё лучше татарочка.
– Порву всех!!!
– Понятно.
– Ему больше никто не нужен!
Как этого не понять: всех (их) в бронерейтузы, паранджу и в телевизор!
В трубке музыка «Шансона» – ещё громче заиграла:
Не вспоминай меня, все было так давно.
Не вспоминай – когда дожди стучат – в твое окно.
Евгений Кемеровский... Явно. Классно.
Девчина, наверняка, в зеркальце смотрится.
Причёску (аля – «ё-кале-мане») поправляет.
Певичка, ты наша, белокурая.
– Наталка, а знаешь единственное зеркало для мужчины?
– Только без пошлостей!
– Икона. Образ Спасителя.
Смотришь на Него и плачешь иногда, когда жалуешься.
Он единственный Защитник у безотцовщины разных кровей, когда, кто Словом ранит. Особенно в детстве, когда сам нарисуешь на листочке, успокоишься, смотришь и думаешь: а у чертей – нет Икон. Вездесущий дьявол – их кумир. Нажива.
Чую: карандашом водит по листу. Меня выводит!
Разрешаю. Как первая любовь моя (Наташка Куцан).
Точь-в-точь. Дорожу той Наташкой, а этой в особенности.
Тогда, правда, была другая песня в хитах – иностранная:

Абра, абра ... трата-та – кадабра...


III
– Наташка! “Алё”!
А знаешь, какая у меня самая любимая весёлая песня?
– Какая?

Арго... трата-та... та – дорога дальняя...
– Нашли весёлую песню.
– А это кому как: женщинам печаль, мужчинам радость.
Работа нашлась не пыльная и дорога дальняя со смыслом!
А картина, знаешь какая?
– Такая же весёлая?
– Запорожские казаки, пишут – там открытые письма, разные и разным. (газету делают – вёрстка/читка идёт)
Тот, который пишет это Я.
– Тот, который раненный (перевязанный) и задумался вы! Или нет! Чуть пониже. С белым чубом, колышком вперёд, который сильно угорает это Вы. Копия.
– Во мне каждого из них помаленьку. Эта картина у нас дома во всю стену висела в Первомайске. Я вырос под Ней. И знаешь, Репин сделал лучший P.R. запорожским казакам. Столько русских женщин глядя на эту разношёрстную редакцию себе в мужья – украинцев выбрали.
Таких же весельчаков, как мой батя. Был и тю-тю.
– А кем он был?
– Сначала шахтёром, а потом в тюрьме долго сидел.
Но я об этом не знал. Он просился обратно.
Сильно просился, а мать не пустила его.
Бросил. Так бросил.
Под Хабаровском сейчас. Царство Небесное...
– А как Вы вообще журналистом стали?
– Взяток не давал – деньги не мне родня.
– Кто вас принял?
– После Армии – на журфак во Владике всех брали!
– Вот почему вы писать по-русски не умеете. Что за пунктуация. Все знаки препинания заменяете одним тире?!
– Пунктуация дело наживное. Люди мыслить научили.
Вырос я, Натаха, среди лесорубов, рыбаков да шахтёров. Всё по делу; всё по существу. Никто для них профессиональных словарей и букварей не составлял. Вырасту, думал я, в одиннадцать лет – выучусь и напишу для них много книг, чтобы легче и без матов – хлеб им давался.
Поэтому и пишу книжки про рекламу, да газету цифровую делаю, чтобы больше их угля, досок и рыбы ловко продавалось.
Когда такое добро хорошо продаётся, тогда у них и настроение хорошее и жёны – не пилят.
Да и мат не так слух режет. Добрый он получается.
А насчёт тире – то факт: начинаю писать всё с матами.
Густо.
Потом меняю маты на тире.
Стильно получается и экспрессия остаётся.
– Учиться вам надо! Русскому языку.

IV
– Тут поучишься. Его националисты приватизируют.
Перед выборами. Навариться жёстко хотят.
У меня есть подозрения, что за каждым таким кандидатом, кто понтуется под чистокровного русского – татарин, а за татарином – русский?!
Породнились – факт – мы: за тысячу лет!
Поменялись – собой. Что не русский националист, то кровожадный, как татаро-монгол. Даже хлеще!
Реж говорит (ставь на ножи) – и своих тоже.
На мусорном баке листовку такую вчера увидел!
Мне видится, что эти фрицы местные – жертвы советского кино. Ну, какие люди русские при Александре Невском.
Двести, а местами и пятьдесят лет всего прошло после заселения этих земель первыми иммигрантами с Киевской Руси.
Ещё и перемешаться не успели!
Хохлы беглые, мордва, татары да уйгуры – вот она Святая Русь при Невском. И слушалась эта разноязыкая Публика Его. А вот это поразительно.
Как не зауважаешь. Слушалась не за деньги!
А Слову верила Великого Князя.
Сказал: – Вставайте на Защиту!
Значит, пять минут на сборы и в строй с косами, да топорами!
Ближе к битве разберёмся, кто тактик, кто стратег и по чей роже сейчас молотить будем – за землю, детей и матерей – хохлятских, мордовских, татарских и уйгурских, за всех!
Князь знает! Он не городской и один на всех.
Да – денег и барыг (кто через горе зарабатывает) не терпит.
Так и получились русские. С Родиной, но без денег.
– Вот загибаете.
– Я так понимаю: бизнес отдельно, люди отдельно, а русский язык – тем более отдельно. Он чист изначально. Это исторически справедливо и в деле не помеха. Никакой Артамон мне не нужен, когда я работаю с русским языком – делаю газету или пишу мысли.
В общем, мой сказ такой – голимый бизнес-проект чей-то эти местные фашисты. Чуждая идеология. Вставать так всем. А звать – так покажи себя сначала в деле (в сделках белых – руководителем с 2001 по 2006 гг., менеджером с 2009 г., на фирме – мультирабочим с 2010 г., в коллективе рабочем – человеком с 2008 г.)!
Увидят – зауважают и, если что, сами встанут.
Ещё сдерживать будешь.
Былое – в назидание настоящему!
Если бы старорусская сельская беднота не захотела, было дело: ордынцы не брали бы штурмом победоносным – города.
По сему, в Артамона кто-то бабки вваливает из местных бал...
Кто в чистую (в чистом поле) конкурентную борьбу проигрывает таким как – Я.
Чует сердце, под местных, рядиться чертям, мода из-за границы пришла.
Там на Слове навариваются, как хотят.
И нацию определяют как фашисты в лихие для нас времена: вот немецкий язык – а вот ариец, под него.
Всех остальных в каменоломни или в концлагерь.
– А может быть вам на Украину пора вернуться....
– Нельзя – тоже опасно! Там скрещивать начинают. Кучман.
– Кого с кем?
– Украинца с украинцем! Украину говорит мы сделали – теперь будем украинцев делать. Без женщин.
– А это как?
– А так – конезавод или свиноферму по выводу породистых украинцев откроют!!! А как же их ещё делать?
Чистые украинцы нужны.
Боюсь ехать – не чистокровный – Я. Русский Челентано!
В расход ещё пустят, как при фашистах.
Хохлы сейчас под фрицев понтуются!
Европейцами хотят быть! Чер..ти! (те – кто так хочет)
Пушкиным на Родине моего отца сейчас не место.
Там Кучман телами, глазами, носами и «прононсами» занимается!
– Дался Вам этот Кучман!
– Он в Москве – Святом городе – об этом сказал.
Книжку там свою про “это” рекламировал.
– Как книжка называется?
– Ма.. Ка.. на украинском.
– Смело. А может он добра хотел. Да не смог выразиться?
– Гит тоже нам счастье нёс. Даже на бляхах написал «с нами бог». А, судя по горю бескрайнему людскому, дьявол в нём был. Эх, знал бы мой дед, когда в черниговских лесах партизанил (отцу был год, два, три), что такой Кучман «аля, “гетман”» на Украине появится?!
Эх, кто-то – здорово таких (говорунов) – крепко подставляет.
Ну, ничего. Посчитаемся. Придёт время.
Народ позовёт. С разрухой бороться.
Посему, я уж как-нибудь во Владимире (в России) пережду животноводов у власти на моей (шахтёрско-крестьянской) Украине!
А Россия – Мать нам – не русским по отцам.
Многие из нас здесь – состоялись и в искусстве, и в бизнесе, и в жизни. Не прогоните?! До времени? А, Натах?!
– Разрешаю!
– Спасибо. Это по-человечьи.
Правда, у меня паспорт ещё – Советский. Заработался.
– Нравится у нас?
– Здесь места былинные, а значит и люди те же.
Не лезут в душу – кто такой и почему.
Не мешают жить, но и Я стараюсь - не мешать!
– Да уж – так и поверила вам. Почти плачу...
– Не, плакать не надо: Булановой хватает и Кадышевой.
А сейчас ещё и Распутиной. Молодцы девки – заводят!!!
– ?! (задумалась)
– Ума-разума вместе набираться надо (в рекламе/бизнесе).
Родина богатая – надо только грамотно торговать научиться.
А фашизм доморощенный это от безграмотности в бизнесе. Это болезнь роста от незнания математики (даже арифметики) в торговле!
Перемещение товара на расстояния и во времени это чисто космический бизнес без человеческого фактора!
Товар в данном случае имеет: вес, объём и цену. И именно и только цена идёт в гору от времени и расстояний.
Когда она зашкаливает (если её – цифру не видят), то люди начинают искать – демонов, врагов...
Ну, в общем, любых негодяев, террористов – с юга!
Ну, в натуре (так хочется везде вместо тире крупно матами писать?!), кого-то надо наказать за то, что «ничто» не продаётся!
А с какого хрена (огородного) оно всё (весь товар) должно продаваться. В государстве и денег нет, что бы оплатить товарные запасы (горе “безграмотных” – производителей/торгашей) с сегодняшнего дня и – в течение ближайшего столетия. Апокалипсис!
Бейте сразу по рыжим, холёным и умным – мордам!
А теперь и по украинским! С подачи Артамона.
Он забыл совсем, что первой дорогой во Владимир была дорога из Киева! И именно оттуда (с юга) с Верой Православной пришли основатели Руси (Князья–Дети), а потом и России (Цари–Отцы).
И Невский не исключение. А лучшее подтверждение.
Но так было (били) раньше, когда князя не стало.
Было так – чтобы избежать апокалипсиса.
Что делать, если – цифры не знали?!
Только бить. друг друга.
Или учиться (пока не поздно) – цивилизованно, вместе торговать (с помощью цифровой рекламы): не выпускать товар из виду от станка до кухонного стола!!!
В этом, Наташка, и есть суть наших программ: «Рекламный план» – Товар во времени и «Постановка сбыта навсегда» – Товар на расстояниях, бескрайних просторах Родины!
Мы победили фашизм (математикой в расчётах, в первую очередь, для торгового блока)!
Надеемся раз и навсегда! Присоединяйтесь!
Мы уже пошли за всеми деньгами!
Даром все программы и разработки получите: в Слове!
– Да вы всё патентуете, как говорят.
– Это Мы по вашим правилам играем.
Ни одного патента нет.
Прикалываемся так: значки ставим в газете.
Играем в ваши игры, чтобы не прибили раньше времени.
А так (вне времени) – все авторские права принадлежат русскому языку, поскольку из слов взято и словами передано. Дарим и «Рекламный план», и программу «Постановка сбыта навсегда», и проект «Владимир–Федеральный» (как торговая площадка) и технологию «Газеты-Ракеты», и печатное издание «Владимир». И ещё кучу – чего. Всё на диске. Угораем – бумаги не хватит всё выводить.
Поднимайтесь. Зарабатывайте.
Дипломы, кандидатские, докторские защищайте.
Всем – тем хватит! А семье достатка.
С этой секунды – отменяем все патенты!
Телефон напомню:
Звоните – запишем.
Только со своим диском приходите.
Знаем вас шаровиков. Умудряетесь своровать даже то, что подарено. И еще: жёстко навариться (себе авторство присвоить) и дарителей постараться пришибить или прогнать.
Посему. Держим дистанцию и объявляем:
– Всё что понято – считается подаренным.
А насчёт Кучмана и Артамона!
Я не украинское отродье, а русский Челентано!!!
Суперзвезда! Им (чистоплюям) на зависть.
И прощаю их (после извинений перед русскими матерями с их стороны). Поскольку наша общая проблема не в том, что «они» (фашисты доморощенные от депутата русского до президента украинского) плохие – или это нация. Они не знают бизнеса! Слабаки.
От чего и за каждую копейку держаться и над собственностью дрожат.
И чужому, соответственно, завидуют!
Им Цифра известна в производственном блоке (труд учёных и авторские права на сопромат: теоретическая механика / техническая механика, как основы всех зданий и сооружений под названием государственный ресурс), но им не известна цифра в торговом блоке!
Именно замена человека на цифру (арабскую) в торговом блоке даёт свободу человеку навсегда!
И не только от такого же человека (Октябрьская революция против барина,
помещика, но плохо что всё-равно – за товар!), но и свободу от товара!
Навсегда! Нет больше товарной зависимости – кровь – предыдущих столетий.
Вот где – фашизм (национализм, через террор, прорвавшийся к власти) – смешать человека (как раба), слово (как пропаганду) и товар (как господина – чёр..а!).
Это не со зла – это от безграмотности в торговле!!!
Вот где проблема: так называемого западного маркетинга; и наших его противников – по сути, таких же бал.
А у Нас: цифра – 1 (щука) там – на экономическом поле работает: а мы (заказчики наши, в первую очередь) только бабки считаем / капусту шинкуем (деньги в смысле этих фраз)!
И Слова “та” какие стали появляться иногда у наших заказчиков: прёт товар, шквал звонков, сыпятся заказы!
Это наш маркетинг (рыбаков, шахтёров, лесорубов) без человека в интересе!
Пусть лучше человек производит, а когда отдыхает – о великом думает (вслух)! И женщин не забывает.
Они наш мир формируют от истока.
– Вы Сергей Ростиславович, прям волшебник какой-то.
– Пророк.
– Во сказанули?!
– А знаешь, чем пророки от волшебников отличаются?
– ?!
– Ничем. Пророков матери рожают в таких же муках, как и всех, а волшебников придумывают, когда сказки им читают.
А знаешь, Натах. Человек с ума сходит, когда рушится под листовками да книгами националистов его личная сказка. Поэтому, волшебники дарят в сказках детям, а пророки в жизни – взрослым, как детям.
– А я- то думала – будущее предсказывают или фокусы показывают.
– Пророки приходят подарки делать – через слово – всем людям. Не от себя, а от приславшего их. Без разбора. Молча (не объясняя всей глубинной сути подарков на века).
Дарят. Не афишируя. Незаметно. Без фокусов.
Поэтому их и не видят – поскольку сразу все пользоваться начинают плодами – их подарков. Кайф.
И лишь, если узнают (некоторые) их, то объясняют суть вещей, по-братски да без навара, загадок и доходчиво.
В общем как знания местного языка им позволяют.
И тоже без разбора какого роду/племени спросивший.
Поэтому мне дарили и это мои Пророки – Кирилл и Мефодий, Омар Хайям, Невский, Рублёв, Пушкин, Гоголь, Малевич, Горький, Есенин, Маяковский, Шукшин, Шолохов, Челентано (с сурдопереводом), Хемингуэй, Жванецкий (в оригинале), Высоцкий, Розенбаум, Лоза, Тальков, Круг, Кучин, Кемеровский, Макаревич, Гребенщиков, Никольский, Трофим...
А сейчас – и Слуцкий...
Это мой, журналиста – список.
Часть только.
Кого сходу вспомнил. (парочку потом дописал)
– Прилично.
– И я стараюсь дарить, как они. Если умело получается, то подарок – всегда сладкий десерт.
Не приедается. Не теряется.
А, вообще-то, каждый из нас пророком может быть.
Тут секретик маленький есть – сладкий.
Я тебе его в следующий раз – подарю.
Если хочешь – не по телефону.
Я могу делать, как и говорить – часов восемь, и даже сутки, если женщине нравится, с небольшими перерывами.
Вот такая любовь/морковь со Звёздами!
– Боже упаси!


V
– Да вспомни?!
Ведь я к тебе даже ни разу не прикоснулся!
– Потому и разговариваю. Терплю телефонное хамство.
– ?! (это уже я задумался на пару секунд).
...
– Первая любовь (хоть и повторно), как непорочное зачатие. Свято. Ты – мир даришь. Мягкости мне придаёшь. За что с меня магарыч: два билета в Шангриллу – тебе и твоему. Сходите во взрослый Диснейленд. Развейтесь в Москве.
– Давайте закругляться. У меня работа стоит.
– Да выдержит касса и эту перегрузку! Не межгород же.
Всё-таки обидно...
– Вы о чём опять?
– Да про этого писателя на мусорных баках. Артамона.
Уеду я, наверное, всё-таки. В Москву поеду пока.
В Америку не пускают (террористы добились своего).
Или туда, куда пригласят – газету, местную ракету, делать. Пусть этот чистоплюй – Вам: «Газету-Ракету» выпускает, да «Мысли Емели» пишет. А за кого-то и людей лечит и на рынке торгует. Я так понял – он чистокровный всё сразу и за всех умеет делать.
Безумец (хороший человек – под денежным наркозом).
Мать мою – русскую женщину, он обидел. Холоп.
Словом обидел, которое ему не принадлежит. Ведь этого она хотела, чтобы я таким был (русским/нерусским) – когда отцу на русском языке говорила: – Я тебя люблю!!!
И не ему определять, то ли она сделала или нет.
– Расслабьтесь, Сергей Ростиславович!
– Искать не буду. Работы много (на брата – по восемь полос за сутки). Родине сейчас труд нужен, а не трёп...
Но попадётся на глаза – зашибу!
– Никого не бойтесь. Не газуйте. У нас здесь круто! «Владимирский централ» видали?
– Пока только слыхал от Михаила Круга! Пронеси Господи.
– Это наш Пятизвёздочный отель, можно сказать.
Самый наворочённый! По Союзу слава гремит!
Менты его поймают. На пару месяцев туда.
Там есть кому – мозги нерадивым политикам вправлять.
Там интернационал и свобода мнений. Сами себе сроки выбирают и не детские (не четыре года депутатства, а лет двадцать жизни), выборы проводят и законы устанавливают.
Мне мальчишки знакомые рассказывали.
А за мать и безотцовщину спросят по полной программе, да отпустят – вину свою искупать. А сами будут по газетам внимательно заметки искать. Переживать за него: исправился или нет их политик? Справляется ли с их наказами: помогать и безотцовщине, и матерям одиночкам без разницы, какой они национальности и от кого у них дети!

...Золотые купола – душу мою радуют!
А то не дождь, – слёзы с Неба капают...
Хороший концерт «Только для вас». Круг. Заканчивается. Такую песню ведущая прерывает.
Опять реклама. Тупая.
Новенькую взяли. Веселится. (поднимается на глазах)

VI
– Наталья Владимировна. Хорошо. По балансу, чего звоню, как гендиректор чужой у главбуха настоящего спрашиваю – в чём разница между цифрой, числом и номером?
– Не знаю?
– Цифра – это чем, число – это сколько, а номер – это в какой позе!
– Так, мне надо работать...
– Подожди. Самый главный женский секрет раскрываю. Две минуты и ты прикоснёшься к тайне тысячелетия.
– ?! (ждёт, ещё бы женщине не ждать)
– А знаешь, почему Москва непобедима?
– Ну. Врите.
– Её наши предки – Александр Невский, в первую очередь, когда своего Сына посылал на княжение в Москву, с таким умыслом построили, чтобы там – под крестами православных храмов – все народы перемешались; а потом и под полумесяцами мечетей и звёздами синагог.
Через русский язык, вбиравший в себя всё больше и больше других языков.
И ставшим языком для всех понятным.
Как женщины (москвички) хотели – так народы и перемешивались.
...
Поэтому Тамерлан и не смог в крайний раз – сжечь её.
Развернулся и ушёл в степи. Своих (детей) он увидел – по ту сторону рва. Живчиков дерзких и бесстрашных – русскими женщинами рождённых.
С оружием попроще и послабее, чем у него. Но с таким же, как у него – характером и беззаветным желанием защитить своих матерей!
А как своих будешь истреблять? Проиграл до боя...
Русским женщинам проиграл – Империю потерял.
– Красиво.
– Общался с москвичками.
– Фу-у.
– Ну не скажи. Есть за что уважать. Понял я от них – женщины создают не берущиеся крепости, а не «лыцари» в доспехах на потешных рубежах.
Оттого от века к веку Москва, а вместе с ней и Россия становилась всё умней. И непобедимой оставались.
Сейчас, правда, чуть в сторону занесло (Европы).
Но я приеду и подлечу её.
– Да будет вам. Без вас скучно станет. Оставайтесь.
Давайте во Владимире столицу делать. По легенде.
– Только с Запорожской сечью. Чтобы и нам было дело (сделки белые).
– Ой, да лишь бы не плакало.
– И, чур, я князь!
– Украинец вы неисправимый, а князем по совместительству будете.
– Да вот и ладушки. Удачи вам там девчонки в «Рулетке».
Только не ищите новый Рим. (не пишите об этом)
Центр цивилизации это не город (столица) с самыми крутыми небоскрёбами и тачками.
Цивилизация это сформированный словом – разум наш.
А у разума нет центра!
Слово (русский язык) всегда в центре его!
Тогда – ему (солнцу) – мир принадлежит. Весь.
И Слово тогда – тепло и свет от солнца – всем людям.
А если вместо Слова – в центре разума – бревно или кусок пенопласта (кто на чём зарабатывает через человека в интересе): то это просто мозг. Ночь. Вечная.
Без места для закваски?! Находка для фашиста.
Для него да – небоскрёб и тачка (чужая, как правило) это круто; и распальцовка при всех, если заимел их?!
– Ой, как сложно. Пришлите всё тоже самое, но в переводе на русский! От нас не скучать Вам, нашим не русским, на «Ракете» с Емелей впереди! И поточнее пулять!
(Высылаю Натах этим рассказом: два времени в одном)

VII
Пик-пик.
Трубка перед собой.
Говорю гудкам: пока, счастье лётчика с Алтая.
Быть и тебе в декретном девка, а главбухом по совместительству (по жизни)! Чувственна – ты. Ранима.
Нo и прощать умеешь. Хороша, видится, как мать будешь.
Апельсины (ещё ни разу не купленные) оставляю – для своей.
Она тоже, ещё та – штурманша.
С Крыма – белогвардейское отродь...е!
Временами тоже хорошо заносило – до Таджикистана!
А дети Вот! – красивые получились. Как люди говорят.
VIII
Встал из-за стола. Отложил вёрстку газеты.
...
Окно запотело. Провёл ладонью. Осень на дворе.
Выключил самовар. Не хочу кофе. Чефирну.
Спасибо Наташка за разговор.
Бог в твоём сердце живёт – как матери.
А где же ему ещё – быть?! В борьбе против зла (национального, фараонского) – только на стороне женщины Он может выступать. Помогать ей.
А по-пацанячьи: всё выглядит так – не такая батва (Артамон и Кучман) пацанов по-жизни держит и на бой зовёт.
А женщины близкие по духу (такие Наташки) – матери, жёны, сёстры, подруги и дочери – делают нас пацанами – каждого отдельно. Рассеивают туман перед глазами. Чтобы горизонт и дело (сделки) перед собой мы видели, а не женским делом занимались: определяя цвет кожи, прононс и что там ещё должно быть в человеке.
Поэтому я за царство полнокровных детей на Земле!
От женщин/матерей.
Каких с такими и будем дружить.
Пусть временами раненных и не русских.
Лишь бы на русском языке разговаривали, благодаря которому и состоялись, и замуж вышли.
И не предавали Его. За европейские серебряники!

IX
Не пройдёт сделка – напоминание чистоплюям, и предающим, и продающим то, до чего и дотянуться не могут.
Иуда (и с этой секунды это уже тоже не секрет):
– Во-первых, был двенадцатым (12) Апостолом, судя по картинам (и не нам, грешным от рождения, его клеймить). А грех – предавать трижды до рассвета – в слове.
Поэтому, не примазывайтесь к «славе» (трагедии) двенадцатого апостола – Иуды! И не вашего ума дела – зачем Он попросил его так поступить. Дья... (суть товара в деньгах и на продажном языке) ваш хозяин.
– Во-вторых, Иуда был управляем и сделал бизнес только с Его разрешения!
А те, кто ему денег дал (в Евросоюз свой пустил) – натуральные бал! Явно не контрразведчики.
У Иуды касса их была. У него были деньги!
На весь мир у него было денег! Куда больше?!
А раз так – то, прежде чем (своих) денег додавать – спросить надо было у него:
– Ты сам пришёл или Он послал?
Раз Он послал, то надо было – не проводить сделку в жизнь?!
Попали!...
Захлопнулась калитка в рай для них с опасной внешней стороны. Две тысячи лет у них судороги.
Безумие сейчас туда лезть. В пекло.
Плач и скрежет там. Ад (местами). Где Дракула.
Вот так-то Кучман: президент только чистых украинцев!
1. Извинись – официально, публично, телевизионно перед русскими матерями!
2. Выплати алименты за все времена – русским женщинам, брошенным. Да, – дуй на все четыре стороны!
(Всё руководство «Экспо-Торга» (половина коллектива) – корнями по отцовской линии и детством c Украины)
А мы безотцовщина и не такое переживали от чужих дядек!
Даст Небо (и раньше давал и сейчас даёт – спасибо ему) и эту твою сделку переживём.
Там, говорят, у тебя проблема с хлебом?!
Как до тебя не дойдёт: Хлеб на трубы не меняют.
А тем более на деньги не покупают.
Да у тебя их нет! Блефуешь!
– Хлеб за любовь к детям – небо даёт!!!
Ко всем детям. А не только чисто-местным.
Со Слов коллектива – ООО «Экспо-Торг», редакций газет «Газета-Ракета», «Владимир», анкетных данных, заявлений о приёме на работу – записано правильно.
Главный редактор и генеральный директор – «всего и вся этого»; – в общем, Генерал Песчаных Карьеров (звание сам себе присвоил) – Серёга Челентано. 05-09.09.2003 г.
































"Time for change" (auto translation).
Sergey Rostislavovich Subbotenko.
Early poems (1983 g.) Yes the first stories (1989-2010).



POEMS
A time of rapid change.
Time, joys, sorrows.
And throwing us
Wind new of breakups!
Bolotnoye, Novosibirsk oblast,
in/h 21661, soldier/airman, Matovic/spider-man!


POEMS Streams, flying from the foothills
Are cool with him.
The infusion of the forest fragrance
Their veil.
Shrouding a part of a large garden
He stops here to rest
And the black stones of the facade
We are surprised by beauty.
Here the Kingdom of the sounds of the lyre
Born in this beauty.
And clusters of bright mountain ash
Ringing on the strings in the blue.
Here the shimmering watercolors,
Captivating noise of Prairie grass
A lovely view of the lilac bushes,
Giving us your flowers.
Immersed in this realm,
Lovingly assembled bouquet
I'll give like a Prince in love...
You, my young, proud silhouette!!!
"The streams, flying from the foothills", a Dedication to Sakhalin, Barnaul, Altai,
The first notebook (preserved), 5 may 1984.02 November 1984.



I bring you a gift
Love the flaming words.
And reward will not cease
Welcome passion never.

I give everything I have,
Just presented.
Can't let you be sad,
Hand favorite ask.

As a gift, the reward of life,
Love lives in the soul of us.
The merger of all love spring
What awakens joy in us.

And again, appoint a date,
Clove gently hold.
Flowers are my confession,
They all say what I want.

You'll get the desired, smoothly
I kiss but will say:
- All for you... love creating
I'm on my knees give.

"I give everything I have", a poem about Sakhalin island (Vladivostok/District), Bolotnoye, Novosibirsk oblast, 26 November 1984.



The flight such
Difficult, challenging, but good.
When flickers at gunpoint
In the lights of the native band.

Pilots Rubbing machine
In the beams of landing lights.
Request, response, command again
Headphones Sound guys.

Plaque dialed watch for a change
Extinguished And the lights of a UFO.
Takes Specialist led
Gears And wheel.

Finished second shift
And in the dark the lights are on.
Airfield light
Coming from the runway.

Work done for big
Flight day came to an end.
The sides of the APA in the darkness drag
Draw a line of flight...
"The cadets of flight schools is dedicated to...", Barnaul, Altai, on 22 November 1984.



Songs of the debt is the flattering one.
Moist breaths into the breath of the day.

... Verse of the second surviving collection of "Alternative", Vladivostok, September 11, 1988



It will be morning in the life I sing to you,
About love, about our life, about his fate.
And how we dreamed of - sorrow Ty
Created and crushing the castles with crystal.

Touch me rather tender hand.
I want to be with you - the most expensive.
And understand that you are a native I need one,
And it is not in this world of happiness without you.

You're favorite look... come sit with me.
Do not be sad and do not worry - I am always with you.
In the hour, the minute of parting, I will be happy
If you'll tell me - can't do it alone...


"Dreams, dreams...", a poem about Sakhalin island (Vladivostok/District), Bolotnoye, Novosibirsk oblast,
September 4, 1985.


How I love this time of year
Sun, wind and frost.

But" masterstvo" without limit –
Fumbling in the yard.
Day was extinguished, the moon is ripe –
There are no people anywhere.

Know that tomorrow isn't homework,
Not duty after them.
Will not take the sleep that in the morning
Was more dear to us than those

The benefits that we promised the fathers –
And the stroller, and scooter.
In the morning, not to Wake –
Better us there is no gift.
Answered smartly, briskly –
And running everywhere!
Tomorrow is free again –
Have fun until the morning.

"Vacation", a poem about Sakhalin island (Vladivostok/District), Bolotnoye, Novosibirsk oblast, March 1986.




Remembering you do not be sad, God forbid there is more to come! While on vacation with spirits enchantments I was pregular and not all the while cursing, I was joined by this stuff, And blood, sygravshie rushed. Sea surrounded by cool, On the Sakhalin coast, I had a rest from life stormy, Laka bitter swill. Candy was melting and draining, Experiencing your destiny, Mouzon wheeled't work And this was a big hit. Under the warm sun resting, Eating once this beauty Marine landscape enjoying Yes, worldly life in Paradise. And beneath the evening veil, In the circle of his friends, We gathered at the sawmill To stop being sad and drinking a little/a little. All the same person dear Smiles, speech at random Memories thick More all sorts of awards. Drunken frenzy stirred up the minds Glasses of red wine We smoke produced And cuddled.. and for good reason. Now, in despair has fallen I'm dying day by day Way home chosen I punched a windbreak. Beats me and throws And presses the former habitation And the whole barracks depressing Yes, it's still not mine. I now carry thoughts In such unprecedented scope Where is my happiness, my sorrow Where is my dear father's home. There's the sea, mountains, rivers All that I now love And nothing would not change Earth, the jewel mine.

"Memories", a poem about Sakhalin island (Vladivostok/District), Barnaul, Altai, the first notebook (preserved), 11 Nov 1984... talking about this poem? That fathers/commanders must work with students, to understand them, to explain to them - that homeland, she is forever the homeland. Miss went further to fly... the Blunder of the commander - a poem in opposition to the homeland and school. Did, perhaps, they... legal education, and not 16/18 year old students... separated from their loved ones, their homes!!!


Winter, glorious in power, Are on the ground frowning gaze. Scrolling and a blue mane Blizzard hides the entire space. Winter pressing us cheeks, Frost curled on the dawn. Give grace lessons Paint fairy tales on the glass. He climbs everywhere, He is Almighty and gray. Brings gusty cold, All embracing beard. Fluffy snow, sparkles, In the rays of a frosty day. And the wind, cool burns, Features your favorite faces. Willing to wander from morning to night, Secluded in silence. Seeing everything up to the bumps, And ice crystal in the Creek. In the Kingdom of the Snow Queen In his ringing blue. We wonder buildings, Standing in a simple beauty. Ate proud of the greatness Bunches of Rowan in the wind. Remove sad appearance, And fill the void. Unique it's a miracle Winter services on the ground. Original and legit, Everything disappears in the spring! "Winter majestic strength," verses on Sakhalin island (Vladivostok/District), Barnaul, Altai, the first notebook (preserved), 4 Nov 1984.


My dear friend, Your bright way, Gives me inspiration And transfers to another world. You're so beautiful and lovely, You're so wonderful and gentle, What I see is happiness The radiance of light and heat. Your tender voice and ringing, Like a mountain stream, Me disturbs the lust, And that's all I live for. I can't run in immediately. In your temple of love poured. And I say only a phrase Disturbing dark curl your. My words, as the sound of the surf, Endure passion in the review, And you're calm and beautiful Offering my timid way. You keep the beat and tone of decency, Not letting a small thing to me I understand everything perfectly, Closer to the dream. Cheerful, gentle boy, Living with hope in the soul, Let there be joy with a surplus In his glowing dreams. "Recognition", a poem about Sakhalin island (Vladivostok/District), Barnaul, Altai, the first notebook (preserved), 2 November 1984.


Zoom into the distance - home mountain/river. Disappear in the mist - native shores. But I cannot forget the Sakhalin forever. And let happiness filled with words: - What the island is! He moves, he breathes. In the hands of people who loved me. And may all people everywhere hear: - What is the best, beautiful land! "You," a dedication to Sakhalin (London/District), Barnaul, Altai, the first notebook (preserved), 5 may 1984



Marine wave charm, Sea grass nice color! And the wind gentle, misty, The cool tells fortunes, And the image bright and beautiful - My destiny says. Oh, happiness is so beautiful When the flow is turbulent days We pulled out at once... Go to the sea soon. It so gently and kindly: His wheezing voice, Instills a spirit and inspiration Builds in us the crystal house. But there will be a day in the cool gloomy Passions unseen stream - Show all wave severe - Sea, making angry at first God... And storms, menacing rumble. The surf crashing over the stern, Suggests sadness and depression - And strong wind, storm... But I love the freedom, And was kind of jealous always All the birds falling in the water And air travellers departing to heaven!!! And all the lovely hopes, Their suffering and dreams, I bring you a gift: Sea waves and sand...
"Sea waves charm", a poem about Sakhalin island (Vladivostok/District), Barnaul, Altai, the first notebook (preserved), 1 November 1984.



Come to my house Fill the glasses. Is sad to quench - Yes, life/living. Rest - Evening wearily wandering. We are now without him To live. Praise my garden – Dry glasses. They comforted the grief – Yes, life/living. Glowed the firmament Our sadness reflecting In the glare of the stars, - The night brought. Leaving my garden – Don't break the glasses. They will remain sadness Yes, life/living. Do not rebuke the stars That is not the deadline fell. Before dawn, alas - And my fall! ...Fatigue, verse/song from the second surviving notebook, Vladivostok, September 22, 1987



Do not get lost in the road - here lucky. At stations, the more aggressive people. The quarrel afoot at the food stall, Being torn apart by the throat: who is for whom and how much! Pies rice without meat, even the dough... not rice But try without a fight to get food. Someone in black was trying to push forward But the crowd roared: - Worse than beasts rushing! Back off honey, here stomachs in price. Compassion has no place in this impoverished country. Plebeian I don't believe makaruli twice. To meet again in the civil war, Where Golden rim, will, Paradise and all. On the lips, who today threw a bone to me. I do not tear the throat in the station crowd. Not guilty, who are near that hungry to me. ... Verse/song from the second surviving collection of "Alternative", Vladivostok, September 4, 1988











STORIES

DIALOGUES AT THE WICKET YES HUT.
(Gore. Gastello/District, Sakhalin, 1980 g.)

-How salmon, sokoliki?
-Five! -answer we (poachers-type fishermen).
-Why so expensive?
-Risk at fifty five (25 30 cat tail)?!
Zorro rises with zavalinki; We stagnate with his wicket.
Looking directly in fish (cats)-highly podrana or not:
-Where fished?
-On the bridge.
-Only what?
-Yup. Missed a lot. Just before the bag is not caught.
Uncle on "Moskviche" prevented.
Asked what we are doing. And how.
We showed up and dragged a couple:.
Egghead. Not bought. Probably from Shahtjorska.
Said that could drive up rybziki, is about.
Like already in their Lesogorske Wasiq (goat) seen.
And; Sam left (turned-himself and there are fish supervision, yes my mamku knew; pity us).
-And here's the uncles, Sasha, live! With caviar! See?
In the bag. Gills stirs-see?!
-What to watch. Drag in the hut. For the belly and on the bridge.
Recovery from her! The little rascals.
-Where to leave? (zarugalsja-Chui: went bargain; joy)
Natahi-ask. Let takes a couple of females.
After hearing:
-Only with caviar boys-by pjatjorochke (5); slabs for trjohu (3), if that?
What is the Bazaar. We choose. Not promahnjomsja.
-Aunt Nata-Sha! -in seven metres from the porch yelling: further Jack (Shepherd with drooping ears, but powerful muzzle) supervises the yard.
-Jack! Fu!
We repeated the same verse.
Otgremela chain.
Dog in the booth.
But the muzzle out.
-Put in the pelvis.
-Natash Aunts-slabs, two fifty (2.50), if anything, give!
-Leave a couple: Milt podzharju itself.
Fish with coarse salt.
We make from home to the gate:
-Money grab.
-Thanks, Natash aunts.
Us sensitive ashamed: its sold, rather than urban (uglegorskim, shahtjorskim).
-Sanja?! Go fish turn.
-"Right now" Seagull (with a jug) hapnu ...
Natashka (us bosjakami) in the tapkah and in the flowery robe-home pochapala.
-Thanks guys.
-Uncles Sash? did you Maj discharged?
-Just under salary-sadness in her eyes. -Cur. .. enough?
-Enough is enough ...-exhalation; eyes in the ground for a wicket, is moving.
Only parents don't say anything.
-Zamjotano.
Looked back in a couple of houses on the same street "October". Where to pjatjorochke, where four (without discounts) and gorbyli flew. Out of the bag. Sigovatu easier.
The cats had dried and obpylilas'. Not saleable. And for the trjohu did not take!
And below we did not concede. Eat themselves. At home.
Baba Maria whole skillet now nazharit. In flour.
Tails and heads into the ear. But it is for them to adults.
So, out of the bag basically-on pjatjorochke.
Shoppers were too important.
No pity.
Party bosses on pensions: local fire.
We are not afraid. Fishermen.
What discounts? Out of the bag, with caviar?!
Say thank you to not chase the chiriku!

II
Lafat.
Rastorgovalis'.
Before lunch.
The remains of houses dropped and Tajhatje in the shop.
Almost fifty kopecks in the cashier. Total collection.
"... -134" "Born ...", "..." (to which liked)-Bulgarian; gingerbread cookies, candy, baton; green pea brain of sorts. Chocolate. Black. One at all.
Man, first comer at store-50 grams and just around the corner "Slynch ... Bryag "pochatyj also with us.
In the hut. On the edge of the meadow. To the river Lesogorke.
Picnic.
Pacanjachij. Five persons.
We are gods: us fifteen-eleven years.
Girls in interest are not included.
Even thought this is not.
Hemorrhagic, honestly. Bespontovyy.
No cards to play, nor set, no case obmozgovat'.
Air cake they. Fans of dandelions, scheduled lunch Yes themes in Boy-Scout-way. In his underpants.
The gun shot better keep.
One today Kavunu showed in his shepherd huts. Naskoryak. For the ruble.
Yes, said father home for lunch. Well, Dae-Dae? EH?!
He then Kavunom with drynom was worn, meadow-eye on unloading! The entire
grey-brownish-Crimson. As roofing material.
A boy (a year older than our) only looked?!
He does not envy.
Fortunately, in the early hours he Father Le ... the eyes are not caught.
Juice ... in the same Dae-DAE. My neighbor on the collective farm.
Economic-cows and bulls, pigs; the barn, hay, work; your kid is five years, and two daughters, wives: eleven, yes thirteen years, from his first marriage. Full navorot!
But he knew: great "Orljonki" mopeds "Riga", red fish, Bulgarian, yes vinishko slightly.
Steep: Poker on the ears, Yes on puzu.
Bought and houses.
Normal psyche.
In childhood the juice ... the same was.
But with drynom it, another! Deranged.
We (when passing us again on bushes, ran):
-Uncles Sing! And what happened?
-Where this Kavun? Shepherd underdone.
-Yes it was. Yes has left. In a tent he has none (take nothing).
Say that your Le ..., the eldest. Money gave.
What we don't know.
-Prib'ju ... And pass. Moped on the ears put!
-Will! Themselves. Uncles Sing. Calm down!
Five drops. Kinda calms down. Drin aside.
-Trust.
Prigubil.
And to yourself. Have what and by whom to deal with.
Of course, pass-over money with Kavuna!
Say: barely otmazali you. Goni quarter!
Good earnings and box-office total is not in the spot transaction.
Kavun when money: every summer herding cows.
Five hundred (500) rubles gets per month (June, July, August):
-ten-cow, five-Bull, [email protected]
Does not rest in the summer.
Industrious.
And starshen'kuju for nothing touched.
Understand The Juice ... VA, uncles Petya.
Starshen'kaja and so 3.6 Service: problem. To whom?
And here another Kavun-tempter kolhozen Pazar.
Talk more in the district will be. Stydoba.
And not zhenish'. Sin per-son-in-law!
And Liu ... here is beautiful. Youngest. Umnen'kaja.
That would be revealed? Would look. Kaif.

III
Five minutes later, forget about "it".
Poker Sigovat lost. Tolstopuzyj.
Will he now on puzu bare pounding. Cards.
Posljunjavim. To relish. Fat wild boar!
Back to table approach, yes go swim!
Without adults and women holiday-paradise.
And today-Oh in the morning still money remained.



AIRPLANE PAPER KALMANKE (ALTAI) FLEW INTO THE SKY.
(g. Kalmanka, Altai Krai, 1984 g.)

Went near kochegarki is a second-year Cadet independent flights on l-29:
-found the exercise sheet, made airplane out of it and ran.
And he went into the distance:
-slightly sinking, but with a set height.
And then higher and higher, and departed-merged with clouds.
I can't see.
Very high flew off.
And strange-it's nothing on the aerodynamics for carrier-based fighter pilot:
-air flow claimed!?
But, according to the exchange rate on the right kochegarka airfield, nineteen years coming in the morning, the premise came from moms: candy sat, yes a little money to buy food; dumki different in my head:
-Leave the College or not? "
and selfless wish:
-fly (!) samoljotiku paper?!



PASHKA-KAMA SUTRA
(Vladivostok, Primorye, the far East, 1987.)

I
Freshmen spent the night: three journalists and an artist at the "Youth" Pashko. Settled in a room on the floor (on mattresses). Four of us. Row.
The end of the eighties. The beginning of October. Autumn seaside-dry, quiet Yes luscious paint. Fairy tale. We, as children: all things new and cool Western books and movies.
Revered, watched-will sleep.
Today is a day off from assimilating all in practice.
In the morning, strictly to study: the first English.
The first pair is an hour and a half of bullying.
Wicked liliputka's not kidding: the letters of the foreign forces gobble with widely opened mouth and correct bite! Prior to this, the need of the entire day off. Pure breath, biodiverse natural communities, persons directly, the Lords before it should sit with the ninth (8.30) am.
Under night ate burgers and Pahiny Ku ... m my Pegasus.
-Grey, Devki our, future artist class! -not theme Maju. at bedtime, but at most times, covered with a blanket, starts a conversation.
-Differently and without problems-turns toward the balcony: quilt escapes.
-Haven't tried your quilt-in obratku.
-I'm talking about. Well?!
-Hugo (agree on-sahalinski).
-The day, immediately after I on stage; and so the role became that stool vanity raskolotil.
Good rehearsal.
Bad-performance without vanity.
In the evening, a dorm room, in a couple of rooms looked-Devki mirrors immediately inside out:
-Achtung, Achtung, Maju. in came.
And everything else unchanged.

II
With "Youth" has gone extreme elektrichka on Coal.
TUH-TUH.
Stuhla. I waited:
-And our journalism almost all stars?! -in the future!
Almost-everything, immediately, in response you will get: is plagiarism!
What plagiarism-I want to get fucked!
There are, however, normal; on the windowsill, on the staircase. On-line. In the afternoon. Before lunch.
But this otvjazannye participants included female undergraduates.
-Yah: Strцm so. Doberjosh'sja so far. -Wai ... in turns to us. -No, boys, straight talk-your war or even the sailors need.
Or military (tovmushniki).
Or traders (dvimushniki).
Also, in the course of the play, the future stars with attendants, not you golyt'ba! Smelly socks.
Yes and rozham, clearly not stars.
-Not too then?! -Another sentenced. I, too, after the army. Five years in boots!
-And the title what? Pochesnuhe only.
-The projectionist! In a post drill. Forever.
-No such stars and anchors. Therefore, only trains to brake your you. Infantry.
Thank you friend.
-Girls your not even rozham, and all with the stars, yes anchors?! Application in Fondant to berth.
In short, topic: ask your do it in both humans (delusions themselves should know) ...
No, same-price fill, dumb type; turn (around him, Bush)-show-off batters, though without panties already.
-And we do!
-Who does that?! Grey stop.
-No, in kind, that lie to each other: at once so do that girl in string: and not released. unconscious!
– ?! (semnadcatiletnie guys trying to present)
-How to spawn kabachkovuju, you know! -keep I.
In dorm. On the globe.
And when the glass jars in zero eight ...
In General: the deep sensuality. The money came from.
Knife deep a couple of times-and the bread in half, gray!
There is not enough. Telegrafiruesh' again. There is the same.
Knife, as finger/pjoryshkom in the same lozhbinku.
As she then closes:
-In length, with krjuchochkom, reluctantly, soft and not quite elastic ...
Peacock eye feather in balance!
There are impossible-it is already at the lips.
We must escape-talk to girls?!
Thank you for the Meal.
Otherwise it will be good. Impotence and glitches in advanced!
And lips already feel:
-soft gray bread-thin slice;
-kabachkovuju and spawn-sweet response is greatly appreciated.
And the lips even the tip of the tongue and slobbers.
All want sweets! And the money too, as pripryzhku?


III
Is pacanjach'i you explained? -Wai ... in razveselilsja. -Grey, I just fart can under a blanket!
-We are not afraid. Such! Pheasants.
Lyonya laughed the loudest. Probably translated these phrases in English and understand where the money should come!
Lyonya not only silver medalist but also as Wai ... in with quiet. The Professor with I: twelve years.
Translations, it is visible, too. Guests from the future.
For a child. Urgent translation. From his father-in-law with a mother-in-law!
And "Poste restante"! At The Main Post Office.
Pashka (c) edge of mattresses:
-Did you know the pose of tomagavkom?
Seriously said so (understood nothing about our).
Keep silent for five seconds:
-No, probably.
IAW. in ugorat' begins; zakashljalsja. "Pegasus" is not in the throat and nose went hit-drool before I flew.
-Groin, and it's like? -utirajas', move forward yourself another smart commuter train between us in conversation, to fall asleep.
"-So and so», and all of the book read.
Today read clearly.
– А!? Know!
Almost sleep. But the intrigue in silence.
-"Cherry" barrel?
- ?!
And again-exactly Word for Word-incl. commas "Kama-Sutra".
-Grey, chervonets Dai! -Maju. in how the marine station for girl (it's not very properly as now seen).
Went first-discuss Pashkinu "part".
Went To The Groin.
Two minutes and scream.
We are laughing! The girl on the street.

IV
Morning English-Lyonia first desk:
-recruit rankings!
...
DU-DUH!
Kick the door in the middle of the pair.
Pashka in a suit of pink/creamy krimplena with plastmasc/aluminum diplomat.
No good morning (good morning) teacher, no Hi guys. Passed on the back of the desk. A man!
-Charades from here! -Russian zljuchka it after a couple of seconds. It out himself, came out of the torpor!
And we're laughing with Lyonia. and also from the audience.
For ice-cream in the "Pingvine" and gorpark across the street: chess for Giants play before the next pair.
Pashko have, as before, immediately removed the Queen, an officer and a couple of horses.
Draw. For the first time. -Baska not cooks.
Congratulations-Groin!
You're not a chess player, theoretician on the hereditary-life now. You peer to us.
Even if it is from under the Khabarovsk arrived.
Let and altitude krimplenovom costume.
Let the girl and ran away. Immediately. And without money.
First time and does not happen.
In kamasutrah about it do not write, and guys will understand!



FEED a TIGER meat (Humoresque-1989).

Good seaside summer night I paid for two cups of kvass. Circus on the Lenin (now svetlanskaya Street, Vladivostok) has not worked, and the thirsty can be counted on the fingers of one hand.

-That for the ugliness, where people? For some g. .. (vodka) break, and here kvass and jump the queue. Book of complaints to me please.
Said how bummed: slightly swarthy, slightly thin, slightly drunk man. Trogg waved, absolutely not reacted to smile-he strongly rounded the corner.

Finishing your second glass, I rolled back the same and caught him in upjorshimsja gate (Circus mobile) the entire body, especially the cheeks between metal rods. Behind them stood nagromozhdjonnye each other containers, machines for the transport of circus horses. A little further away near the cage with a tiger, was rummaging trainer. Pril'nuvshij the fence looked there.

-Hey, not an animal, and a piece of misunderstanding-of meat do you want?! -shouted, recoiled and stamped again to striped barrier. -For fools Russian tourists hold ... who brought the show? I'm a friend of his Sashku show ...

-Charades!

-No lajsja! Card keep-zapnjotsja. You once his meat feed. Let it ob'estsja ad nauseam, and it does not matter if the stomach rejects that seem inappropriate: relief is always helpful, and at their own discretion, and at most times. And croaking Ravens take flight, if you will, put, Tamer in a cage the epitome of their ideas-refrigerator. Yes razukrasish' its not slogans, and slender deer and jealous towards freedom Eagles. They remind, alas, already oblezlomu predator on his spiritual appetite. Reservoir of delicious and fresh food it will open more than stronger will whip along the whip morality when lawlessness.

-You, beach, Vladivostok-this beast is the same as you. Though he lives long, but didn't deserve this. This cage orders-trainer poked a finger in the direction of the fallen Tiger-should help him coming forth. And posterity we put tv, let's write down his deer and eagles, all those unhappy that inhabit the hungry, cold regions.

-Readily believe your desire to control that by its nature defies training. You vyb'esh' out of it, but ...-dark brown in the place where it stays ..., forefinger speaker rose up, and then as the muzzle of the gun down on the cage with a tiger, but I understand that the storm clouds of the blue moistens the one who then makes a fool of them tired of useless efforts back.

I wanted to quickly get not-be home right now. Pull the meat out of the freezer and to stick it to its toothless mouth. But the image of My (family) fridge, decorated with cheburashkami, another muroj, hit the entire hunt and I am buying ... slowly, like before, potashhilsja to the tram stop.

... My first of two start stories, 1988 year, student internships, second rate, "Lenin, big stone, Primorye.


HELLISH time: 1990-ies of XX century.
Vladivostok 1993 year Hi commercial-a series of Etudes, everyone who has been in business in this country is a least one day!

Policemen in stores. Us there lupili in Angarsk (Irkutsk region, 1997)-me broken ribs-pyrom beaten back, when I kneel immediately stood up against the wall, hands behind his head.

And took the restaurant "Barguzin" in the city center near the stadium "Ermak" there's Vicky went to concert Kirkorov in my absence. all face into the ground put next to me lying starikan (koshjolka with eggs)-shop walked Yes under mixing hit, further protective grandmother lay with your legs on rastapyrku-all put and took: I'm back on the Red Gazelle to the restaurant, I went with "small" da halulaevcem to lar'ku, returned, went through the black entrance, with Abdullah the question to decide here screams-the crowd bursts out of the room through the kitchen in "Paws" I went quietly to the exit-hooked so hooked, come with Notepad Yes a pen in his right hand-the mask to me:

-Who are you?
-I'm a journalist! -answer ...

Downloaded in mikrik, in the empty shop of prefabricated sections-design 1980-h godov, near 23 quarters (closer to garages Yes forest) delivered fifty-man-arrow hour: in the lobby, where I got to rib the smallest extreme-they got, shrieked, and then about forty minutes for lap stood; It was photographing in the accounting department at the camera is on a tripod, in full growth-look out the window, when serious djad'kah the same question:

-Who are you:
-I Am A Journalist? -answer ...

The camera boy next door screaming:
-I (famous star)!

He reply:
-All hockey players in Canada!

In the next room into a circular jogging six us brought, we-the guys in masks I learned-keep larjok coaxial dual 24-hour with the cash register in 18 quarter (across the city flea market). Not touched. Otbegal in light. On shop.

Tax-in kindergarten ...
Journalists in the stalls.

Civil and patriotic war-simultaneously.
The enemy had penetrated deep into the motherland-the enemy broke into the US.

Veer him Veer word meaning hard:
-Faith in victory. one word ... silence!



BATTLE
Newspaper "Capital", Vladivostok, Primorye,
Far East, 1992, editorial portfolio, Etude No. 1

I
Three evening sitting in the Office of the Director of "Lux" store (OOO "Triada". with the 1992 g.) near the market on a "School" (tram no. 10 "str. Borisenko)-1989 theme years in the Soviet business-cool things at the market price with the Commission. Clothes mostly, yes boots (shoes), later wheels, tires, wheels, oil.
Gone blue. Rude treatment Trinity-Director (s), then what, the seafarer with a merchant ship (b), Yes just Caucasian ' (in):
-the Earth is our business "to" in the Pervomaisky District-

the reverse side of the Golden Horn Bay Horn-the essence of Vladivostok seven fleets on the perimeter of the Bay: shopping (1), (2), (3) military. (4) repair (5), fishing (6), refrigerant (7), underwater (8). the secret (9)

-our ...-merchants-our sheep-too.

II
Girls on the market immediately learned this news:
-rude treatment.

III
Three in the morning, there is the kabinetike sat for square svetlolakirovannom on wheels Soviet table-type suite; vodovki drank, took guns, took to the streets to kill, sinenky became Yes straight in 12:10, at the flea market, with output from the market. tram: a bunch of people (Saturday, in my opinion, was the Sun, beauty, silence, the local dialect of Bab), between obshhagoj da bridge mostly near the dumpsters, where caught out there Yes shot right in the face. Bummed one caught up to the next, bummed there-snout blue from the madness.

All measures must try to keep the soulful world and not resent insults from others, for this need strongly refrain from anger and through attention to preserve the mind and heart of obscene variations. Insults from others must endure indifferent and priobuchat'sja to this location, as they are not related to us. Such an exercise can deliver our heart silence and make his abode of God himself.
Seraphim of Sarov, 19th century,
Central Russia

IV
So athletes, s. v. Tr. in no. 1:
-Won the flesh in Vladivostok.



AS IT WAS-HOW?
Newspaper "Capital", Vladivostok, Primorye,
Far East, 1994, editorial portfolio. Etude No. 2

I
Both and bought a mafioznik "Kruizjora": in the cellophane chairs ($ 45,000).
And people so looking at the time arrow near the "Suite" is the person a hundred (!):
-kindly praises-new all the same machine; and someone to shut up and not suitable anymore.

Cockroach killed MENTA. COP climbed in bed to his wife.
News of the day on the arrow it. Site: one-hundred-and-two hundred bat. School-94. Summer. In 13:00.
Saw a cockroach in the 13:30. Is strained. Blame that.
A couple of days later: cops killed a cockroach.

II
Clearly, something must be said:
-I'm your money not spent. I'm your money saving up?!
"-Cool, that saving up, saving up and myself (prostitutes carry) just bought," people still think to myself ... and grows thin and poured all the gang, and one remains mafioznik-time mind lost.
Begins to recruit law-enforcers to cull all the dissidents have shoot and cut a little, that's not so-well, exactly, mind lost: early/late fighters depart or their real and he will remain alone in his cottage with new environment as excuse-Saints in Carnets cover with gold, yes icons expensive human growth; and know him that he started in solitude with "Kruizjora" for its members and prostitutes; and the only way out is to get rid of gasoline/plastic junk, cottage and again saw the contrary view, say:

1. I'm your money not spent and not skladiroval and deals for-life invested! Twenty years nearly spent, yes kapitaliziroval enterprise production from Vladivostok in Vladimir to the year 2012. Created a platform worth two million United States dollars-to Java. TopI work-people, vytaskivaj money, Nesi in Bank, discover deposit under 4%, and all 9% per annum for four months ... ECP Subbatenkovskoe: ITC Argo-92 beginning March 31 2012 year extensive investment company is worth 700 billion Soviet, not denominated roubles. All our land, women, faith.
Or:
2. Let's ... We-that with profits do?!

III
-Yes that with money do-minibus prostitutes hit at all?!
And even if so it must accept something with such an investment proposal.
In style and manners of the nineties that. And in the morning-again like with a clean slate, is again yes decided that work (earn) will be on a meadow (economic)-at all! And share?
Agree on transactions is capitalized enterprises. Dragged deal-share what above compulsory payments and salaries of the people. And spend?

IV
Let every man now builds his communism and desirable home.



LOVE IN THE BISHOP-ELECTION OF KING
Newspaper "Capital", Vladivostok, Primorye,
Far East, 1993, editorial portfolio, Etude No. 3

I
In trade through a retail store grocery-swoop, and even more so with the fruit not the Ponte:
Type I distributor I have roof-drillers and money even be counted. Not to be held! Were there such with the ninety-first year-one day coming and disappearing in a month.
Middle-aged women choose merchants in retail Kings. Decal-on character, integrity and ease of communication; and one by one:
-Serjozh, champagne going? Thirty-five crates there, is not in the theme, such as Raisa Petrovna phoned.
Slightly tensed, remembered her. Not only is she a woman.
Untouched, zamaterevshij on the root of the dandelion: forty years of Soviet trade-its status.
-I do not know; How to go? -answer the phone.
-Yes, okay, you got there with the restaurant mark-up-wholesale to School then flies away, that we have to Zmeinke-and for Navy banquet is not vtulish'. Costs agreed; trip is downloaded; on the move spoke.
Larissa Feodorovna, common familiar mentioned. It with "ships Chokopaem» vorochit now. There's a good lad.
Counted already hosting champagne-one extra box. Checks what? Not called. Well, "figa" is? Obizhuha in General.
A day later: "-Serjozh, and there was no surplus?"-Raisa Petrovna even suggests an answer.
Her on-the-go, uncomfortable. But tradition-on request-demanded my checks.
Checking for chosen not strict:

-give money. Was.

II
Of course, I was in her. Remember: "kerogaze", I, yes Sania Efremov (came from Moscow has discs for recording studio podargoshnoj Ajax-from Bulgaria through Sheremetyevo pripjor; two suitcases. Russian pop stars! "Good country-Bulgaria and Russia is the best! Wheels sell-in cassettes, discs, tirazhirovannyh Baljaeva (Commerce Square on top of a mountain) in a music stall-hundreds per day: entry!).
Say to him:-Sania! On, hold the phone, call: food. Want to, can't shoot her?!
Sania rang, waits said. From Argo to Fokina bought flowers large, large, bright and on Russian Youth Home area. First Sania climbed to the fifth floor. Then I with flowers.
I came in the door slightly askew so already. Window sign-... left.
Exchanged orders we then; and service porcelain Chinese present in my Office from it, as: expensive and elegant. Your traditions: the retail trade through one by one and with proverochkoj through a girlfriend-barrier not complex like matchmaking in pregnancy. And here is the confidence your female is justified.

III
If age will be given-borzovatym merchants: best moloduhi will lead us to you; to your humor, intelligence, wisdom, make of us Kings!
Otherwise, as retail from the gap without a Crown holding:
-on the one hand from the founders-buyers
on the other side of the investors.



TIMURYCH YES ITS MERCHANTS-TEAM WINNERS.
Newspaper "Capital", Vladivostok, Primorye, the far East, 1993-1995 Gg.

My only legal wife Victoria,
soul stradalice our hostess-dedicate these
memories of the early years of Russian business
Vladivostok (school) 1992-1995 Gg.

I
October 1994 year-his Majesty Lord Black Tuesday (and there came Wednesday, Thursday ...)-the name Baba Yes Ladies one. women only pleasant weasel with stroking! The dollar went from 1/2 (1/4 in secret) to 1/8 (000000), then up to 1/16 (000000); scramble! (our day-Moscow at night too)

II
I was in the Office, in your Chair (full day silent)-when it all started, Yes, even not ended-why-vletaesh'! For dollars. With such a turnover (millions of us dollars. per day); three-four distribution-direct from the Pacific Ocean to the Urals my:
-goods in rubles not implementation retired today; a defaulted dal'nevostochnikov to us, really-yesterday-one time in all Moscow! In the business realities of Kommersantostana.
...
Defaulted?
Merchants first wave became legends!
Bought for dollars, sold for Russian candy wrappers (not changed them never: Kremlin Tower da dome with flag-on the face of the ticket on the back of Bank of Russia; it is the Holy Cathedral of Basil blessed with Spassky Tower Kremlin-1000 rubles banknote Center in packets on elastic those years). not paid $-ever!
...
The State wisely Baba, the souls of the fallen in battles for the Russian ruble merchants-survived. Yegor Timurovich Gaidar's Golden time (1/2 currencies: dollar to ruble) without the Russian statehood lasted until the second coming in 2011/2012 years the work-recognition

in love with the first Prime Minister of the new Russia, e. t. Gaidar.

III
Mstim we (kommersantostanovcy), the State Russian-hard-change it back to October 1994 unforgettable year-Yes there are reared with love for businessmen; so it should be; We have returned you resource-a resource for us, money to us-you stick law-flap ... Defaulted; and now we all returned-surviving merchants beggars-mul'tirabochie in the year 2011, your resource state a huge whole on 99.99 ... 9%, your money at 99.99 ... 9% all-your-your stick; lupite themselves on the forehead, ourselves-minus 20% from January 1, 2011 year reduced kapitalosostojanie; us traverse-your policy, there all-who (hedgehogs-who!) you would beat me you don't really need much; This clearly was Yegor Gaidar Timurovichu is give property, capital-no terrorism will be held-for-Baska has destroyed I Indian business mafioso pershamajski district of Vladivostok without hesitation. (in the first half of the 1990-ies) ahead; now in March-April 2011 onwards, when all anybody's-terrorists Baska you tore down-Times Yes for ages.

... The silence of the lambs-merchants-ominous!
... The curse of tilers, mul'tirabochih (Merchants)-Goosebumps! In healthy people. On the body.

And Power Distribution:

– eyes:
-Lady Rosa!

Critical mass-destroyed a skating rink-ideology of Russian statehood, yes the resurrected God-Parent help merchants-gets unnoticed: +1 50%; but after her achievements-rollback impossible:

-Revolution!

IV
Politics is (reality 2008-2011)-we.
Merchants, with higher education-call 1992 year, Soviet-made politicians ... 666 in your checkout! Robin:
-Acrobats, language themselves gymnasts in the DG!

Behind our work-let two hundred rubles per day on April 17, 2011 year (one fence pavlin is dyed)-but they are my personal two hundred roubles! Contrary to your "siksiliardov" barter, phoney, invented by:
-Captain at the rate! Rock 20 ... year:

-(...) course 1 to 1024. Suddenly, where mine was not
is drawn. I do not know who;

(1994, 2002) at the rate 1/16 the phenomenon Uncle black ... Mora,
(1998 g.) at the rate 1/32 out B.N.E. (vizier Cyrus sent to jekopolja from turbine. in nuclear engineers?!)
(2000 g.) at the rate 1/64 Anchuhrist appeared (in an oxygen mask, helmet, moskitke!)
(2008-2010) at the rate 1/128 with bulging eyes broken where is its (Che-Yes the side Bow!)-in the world
...
(2012, 2011.) at the rate 1/256 collapsed family,
(2016 g.) at the rate 1/512 dissolved male.

Decided to:

-course 1 to 1024 to the people-PABAJuL of gas
(rags-style scarecrow-Poza, Prime Squire)
in all media. sugar head. Released

V
General: zapredel
-course 1 to 2048; everything turned upside down, obratnovektorno, today, yes-we straight away from the top! shooters, archers, guards, nadovcev; move-now give one ruble 2048 United States dollars; imperialism collapsed, fellow merchants (Commissioners 1920 's style); together ... Yes with all their junk-unlocking the 666 behind us (in this book); us; all-merchants of the first wave of recruitment of Yegor Timurovich (course 1/2 Yes Conscience in view of Gaydar!); There are no secrets, no tension, no West-our-Soviet!
...
And the book remained a book: fairy tale, beloved, the Arab, the numeral one (1) razgadannoj. All:

-by heart learned! Me ... The nature, persistence, Tiger seaside zhurnalistik


FEAR AND THE SEA
Newspaper "Capital", Vladivostok, Primorye,
Far East, 1994, editorial portfolio. Etude No. 4

I
Scared somehow journalists (advertising) in Vladivostok steamers such large, self-sustaining.
Well, as someone they can control? Only man mafia can this great world manage!
So they thought, zaperezhivali and Hove.
But how can you manage without words?
This same word manages the farm mafioznik, including steamships.
And who better knows the word is mafioznik or a journalist? A journalist!
But it will always lose, if will see the person and operate steamships and the people here at the Mafia has no equal! Without the man govern steamships-mafia is powerless.

II
She generally powerless, where man is not humiliated by using Word.
That is why, to host-it substitutes any mountain-man under the control of the journalist. And immediately becomes equal to him in sin there is nary a righteousness.
Both are to blame. And journalist for rent-man it in the shower.
And immediately he is powerless, and the newsboy mafioznik, another soul zagubiv: strong up to the horizon!
And powerful, and it is brutal. Kind of like a well-fed Boa constrictor he also happens.
But only for money or forward by investing their kindness.
Taking instead of only words:-I help, do you agree?
Send this love to the farm ...
Without your response words-it galaturija essence-debris in shallow water!
As the steamer without the word Captain only old tub afloat!


RESURRECTION
Advertising newspaper "Capital", Vladivostok,
Primorye, the far East, 1994, editorial portfolio. Etude No. 5

S. V. Tr. Alive.
And who then Sergey Rostislavovich?
When it?

Where ends the iron (land) road (Vladivostok), stands the stone, that she (railway) begins here.
Stone laid by Tsar Nicholas II. A hundred years ago. To commemorate the construction of the West Rail. For us from Europe look is "through the looking glass" and another scale (reverse) dimension of economic reality, not otherwise.
But from an economic point of view, there's likely ends the Western vector of economic fields in Russia and consequently begins Eastern vector. That actual economic calculations the same way and not fundamentally. For one product-the road has ended (it's time to sell or export-sea), for another it just starts (import-land).
For logic should put the same stone in St. Petersburg-as an extreme point (radius of 10000 km) for goods sent from Vladivostok.

Serge, this fur seal (Vladivostokskim devchatam Hi!), halulaevec-Kissikov island; commando of the sky, the smartest at the "school":
-Head that House of Soviets (answers to all questions-investments ahead-in decades)-it is Uncle Albert said the entire school audience.

-Obey It! -uncles Albert barked at the Petersburg (suppliers "Barin-Siegel": drink this liquor dvenadcatigradusnyj-1.5 liter or half-liter: "Kiwi", "apricot", "Raspberry". direct deliveries from Germany via the port of St. Petersburg to Kamchatka, Sakhalin, Primorye: dedicated investment line Gels-Prince), issue:-who are you? When they saw a lot of money: Gene Yes Vitya (business). Replied:
-I said Uncle Albert when Vike in the first Office of the Argo (the kitchen sink Suite-distant, all in a cobweb, dust, yes trash, Borisenko, 17). I guys, natochke specialist knives Yes on cutting the trunks? -Yes gagatnul thick round mnogolicyj Uncle Albert.
-Vika-trifle need?!
How to flea market School. The devchatam of America.
Lugged.
A suitcase small 1000 bills.
Br:
-On.
Her.
In the sense of them. Petersburg.
Not to spehu. Donate. When-at least when.
Has left.
In people.
Poet.



MARITAL STATUS:
BUSINESS TRAVELLER "CHEPJESHNIK" WITH A DOG
(Gore Angarsk, central Siberia, 1997 g.)

Sunday
I was left alone. For the whole week.
Wife left early in the morning on the birthday of his grandmother in Transbaikalia.

And yesterday she bought second-hand wardrobe. Zazerkalennyj.
I dragged wardrobe with Pasha from the second floor, while the wife stared at me-assessing the loss. Once again. Sorry or not?! I think it was something of a pity.
Merrily we dragged to a car this wardrobe with Pasha.
We chatted with him. Good Saturday morning.
Wife has assessed me on background Pashko.
Me thirty-two years. Paschke is eighteen years.
We are enjoying ourselves! The fig us this wardrobe we have a kiosk in the 18 quarter:
-on the "odnjorke" right to the end;
-plus three rude/naskoryak strugannyh backgrounds at the kiosk;
-and coffee to visitors of all kinds.
We drag wardrobe and wait for the PM-summer!
His wife, after the first business day and children's Hospital. Through quarter-walking. Through quarter-money to receive.
I have this (second) time business, Yes.
And the money in the cash register. The Pocket missing. More to do while looking for a formula for happiness. Free.
A wardrobe is not heavy:
-Gazelle light, together;
-in the dormitory on the second floor and too easy.
Had a good laugh. Yes in the kiosk. To the people.
At night, in the third shift.

After a night of sleep work before lunch.
Gosh (diver) got to me on the bed.
Window, wags its tail, lizhetsja. (exactly on the street wanted)
Oblizalis'-obnjuhalis'.
Rose. The mood is good.
Everything for me: clean, food good July weather.
Go through the apartment, and engaging-solidly, without haste.
Now Ku ... can everywhere: in the kitchen, in the bathroom and in the bedroom.
Protjor table a fresh towel, took out everything delicious from the fridge: cod liver oil, olives, drinks.
Included Kai Metova-"valum on Max (loudly):

Number one position-say-not ladies,
The position of number two-you say-only his want.

Here it is, the power of the bachelor life.
In the evening at a kiosk. It's time to rise!
Cleaning, washing dishes in the morning postponed.
Monday

Today, after a hectic night shift, took the day off.
Girls bored.
Will no longer drive at night in the kiosk.
Endless courage: dancing on the tables in our cafй "Burian" in front of the kiosk, k
·ty-cops, the cars, dachas, Moolah. Nothing razberjosh'.
Neither sosredotochish'sja.
Business and bacchanal at night-incompatible things.
If correctly to do business, you can climb.

The kiosk is the optimal form of retailing. There are kiosks in three meters square, there are six squares, there are twelve: but in its essence-all of them are equal.

My kiosk in this time it is almost 12 m 2 shop with a showcase without a warehouse and this is its strength. The ratio of warehouse and refrigerated cases brought to the absolute (50/50). Pashka Mokeev sometimes (at best) so that threshes cheque tape, as machine-meter Ribbon and "grandmother" in the cashier do not climb into the box (large) from "snikersa" put.
Pashka-bare torso, All:
-Thank you, grab bag; children-free gum; guys-anekdotik, and otkryvashechkoj to Cork from "Balti ... Ki "; -war or even smile, Shiga. and the word cherished (dacha is there on a schedule I (the youngest) two days "by" week. Drive or what?!).
In General, professionally caters!
And Mouzon-speakers/ears outward posted.
Sometimes ugaru and chalk queue measure how much to counter meters turn today was in five, ten meters. Cool.
Our specialty: warehouse stock in five to ten square meters. He maximum for turnover retail points in one trading day. In addition, the advantages of a kiosk in front of the shop-staff and staff and inventory. The smaller item, the better. In this version the kitties to become direct bundle retail base.
It is not necessary to create reserves for the week or month.
Because of this, the turnover of this outlet is directly linked to the liquidity of all items.
Commodity positions, like paratroopers.
If purchased wisely, then fly from one day to the next.
If you make a mistake, then the goods stagnates and starts to eat up storage space on principle today, yesterday was a place occupied, and "it" will occupy.
So the case will not go, decides to Kommersant: prompt kicked off his price and dropped it. He gripped the capital and food storage areas.
Another feature of the kiosk is a 24-hour schedule. This timing mode is equal to days around the planetnomu turnover (three times eight). Per day you can spend three zatovarki. This fact increases the liquidity of the company and exponentially, and the authority of the master.
The owner grows as a professional in the trade.
It is at a kiosk and then in a stall at the base-honed skill of any merchant who wants to stay in business for long. Kiosk and cubicle (both stand, indeed, but already at the wholesale level) equips merchant present distribution in nature: because of the "tiny" premise he forced to trade every day with wheels!
Work style caught!
Such a worldview (through experience) gives him the opportunity to pitch being already on trucks, wagons-also with wheels.
It all clear: something small!
And the merit of its first outlet-a kiosk!

Good thought. Only Serjonja-well, you're so clever-but so poor? EH?! Why money is not kept?

At lunch I longer-until six in the evening.
Dog does not wait for the walk-all made in the hallway.
Reluctantly removed. The odor remained. Had to sprinkle more densely deodorant.
The sausages warmed up directly in the soup. Only ate sausages.
Soup-rag, taste her absence came.
Yesterday's roasted for dinner dumplings. A real discovery. So tasty. With Tea. With a soft baguette with butter cream. A couple of mugs of tea Yes pan fried dumplings-I self identity.


Tuesday
At work, in the morning, there was some deribas.
Went through a couple of arrows.
Why took money from the roof on promotion?
Money does not smell, but bear the imprint of grief.
Such money is not climbed.
Although made another attempt. In Irkutsk from wholesalers (on the recommendation roofline) took any quick-cooking packages-West production.
Yet despite the kiosk-examined this product. Oh, these European (citizens) as brendmejkery-dark forest!

Carcasses of light: on the labels of noodles, mashed potatoes, soup-phrase. with mushrooms.

It is in European cities:
-everything with forest-mushroom.
We are in the vast homeland from Kamchatka to the Carpathians this same thing is called:
-podberjozoviki, Aspen; mushrooms, masljata; chanterelles, mushrooms; miracle-white mushroom.
You don't write-mashed potatoes with zhivotinoj?
Nonsense-to succeed!
Write with chicken, pork, beef.
Everything is clear: there is a bird and animal like you understand in the household.
Why then offer to sell your brands (quick cooking) with mushrooms?
What specifically mushrooms, you are our nerusi?
Draw on a pack, please, fresh:
-or butter, or honey, or podberjozoviki!
And I, as buyer, remember Sakhalin is light coniferous forest, fed and liked me in childhood-and choose as friends, in the mood, any specific mushrooms. And be with your b/p!
Need to write a "mushroom" on the price list.
From the basement. Like here eat them too.

Visited his melkooptovuju booth at the base.
A good day to put the goods!
"Hol's ... ten "," Balti ... Ka-Prut, as possessed.
Yes and lemonade in polutoralitrovyh bottles does not offend. Shustren'ko in six species one at a time, two upakovochki take. Class. And now the b/n in dogonochku!
In Wednesday with Oksana "Shiga ... tsei "zapast' on the day in the hotel" evils. Col. .. TSO ".
Good probably hohlushka?
Winks. The booth will leave the Ljohu guy.
Like Guy intelligent: his shop was.
Yes and Natashka (seller) seriously.

Arriving home, Gaucher explained that the holiday is not always with us, and quite rare, and more often than yesterday morning. So, wait for the stew, chocolates and hamburgers are not worth it.
Anxious for something to the soul: Majo ... thinking about his wife.
Cast a glance at Paul remembered the vacuum cleaner: "shoes outside the door and wipe the Gaucher paws after walks, rather than at bedtime. Still, sloth-the engine of progress!

Wednesday
Today threw lead accounting notebook-tired of this "balance-bul'do". What use is found after the night shift commodity balances-loss again. Two hundred per cent profit is not enough to cut off the theft.
Accountant zero. All buhgaltershi beginners or end zamaterevshie: agents, from the time of Batu, the tax inspection.

Former in edification!
If the old Russian rural poor (Ukrainians, Mordvins, Tatars and Uyghurs) did not want to was the case: Tatar-Mongols do not take by storm the triumphant city. The city, as the fortress is always a business of one nation against all. This is-know caste elite.

Not only that it is greased, as oboznicy: regardless of production at the enterprise or not. So even at the expense of the same enterprise (paid) perform volume work for tax, retirement fund, Social Security Fund and the rest of the State, is clearly not my structs! For their shanezhki (money), with the filing of these mountain-accountants, I (Director) and scapegoat: it writes tax, funds are different penalties for improperly designed for these documents.
Frankly, so is the "present ... (e). her! ". (like bremenskih muzykantov)
Me neither these documents nor their buhgaltershi not needed.
Your money I own in tetradochke let me count, salaries and give people a theme put how many need.
Yes another bun with butter for yourself, girlfriend and kids at molochishko will remain!
But buhgaltersha, the Messenger of Batu is always nearby.
Waiting for: Labor and sweat and to denezhek earned this month for his State to work.
It, as timeless oboznica, now an agent at my company. Her fear. And he is her boss. Not here (here is good and the Fed) and there: where evil, evil aunt and uncle and his law is forever changing, retroactively!

Looked into its melkooptovuju cabin at the base.
God forbid-Thursday-to make ends meet.
I can't understand where the money is, where the product?
With the Scarecrow to take nothing, and the machine is already selected!
With Natashki Koroedki-even more so: the husband on the run!
(in the sense already ran from Moscow to here)
Spend: that rent booths, that of gasoline, that salary is neither profit nor oborotki.
Like so: 500 bucks you invest, and three and a half pieces vletaesh' for a few days.
Exactly better in space business news.

At lunch, visited gostinku.
Translated by dog dry food.
Do not eat, true Wolf rag.
Acting up, but I'm not him mom and not dad. All hard!
Imagine opened the Saury in oil.
Wandered into the bathroom. Looked at myself in the mirror.
Yes, I am in the chumahoda, but, still, I finally:
-daily shaving-machines do not napasjosh'sja!


Thursday
I am no longer podmetaju Paul neither in the kitchen nor in the bedroom or in the hallway.

In our men's troubles are almost always blame not America close and distant woman and her mother-in-law. It is they don't give us, but take place most often and frankly harm (even in absentia-from afar):-that the fright that her grandmother-jozhka. The truth is, and we at this time, little different from wood spirits.

It's pointless. Met for five minutes.
The dog took with him at a kiosk.
Tethered outside, for ostrastki.
In the afternoon visited the local melkooptovuju database. This Brownian motion merchants with boxes, drawers. As in the Zoo. In the trading halls of the investment climate is the smell of yesterday's proceeds. For the first time and not understand: who invests in anything. Pulling everything!
However, to navigate, if you have your own retail point, not that being dragged other merchants, and that buy in your retail location. Just for the sake of their customers must visit melkooptovuju base (once a day minimum) and to participate in this investment.
If figuratively, then your buyers (retail point) are the founders of your retail outlet. For this it is necessary to look for the right on cabins, haggle, check the quality of packaging and quickly deliver the goods in their trade point-founders await dividends!
Although our base is not monkey House, a gang of pabajulov in chistogane: while running around on the cabins, two boxes of spjorli kinder surprises. When wait!? Like, not far from the machine "Misha-2% with any transaction" tjorsja?
But it's something they why? He is not currently engaged in eggs.
Rose, with walks, smiles.
The vehicle appeared-crime aside!
This is most likely the two addict: Lupik and its Kent.
Every day they lupsujut, and they all move anyway. in a brazen grab and break!
Fact cyborgs-Nibelung.
Back to base-small: pity the dog in no fault.
Launched at a kiosk, gave chips.
The motto of the evening-only, not canned. In the end, drank tea strong, with baguette. Bedtime dawned:
-ogorchitel'noe today this ill-conceived tomorrow!
Though, the bitterness of heart-opening I already will not help.

My dear, where are you.
My dear, where are you.
I am so tired. So tired.
I so want to relax.
And I'm calling, saying, how long I haven't seen you.
Kai Metov

I have depresnjak: five days without wife, without sleep, without lunch and wash socks exhausting more than daily unloading trucks.

Friday
Tax oborzela: today again gave a penalty.
It must be her debts drive. In Monday will list them more than needed, the ruble three (three thousand, for the money) with something-let zatorchat ichepjeshniku.
Do not understand the Russian words: have to work as a district clinic or dispensary: reception before lunch "sick" industries; After lunch, walking on the "challenges". Medicine, pill; If something and hospital treatment and no threats or quibbles. Dreams, dreams ...
They even less our aware! Zabatiskafilis'.
Fact: go bankrupt may all-State!

Visited the base. Goods in the booth-tears.
Vyruchaj Lord with Monday-good mood, good fortune and build relations with people.
... Dai-polkabiny more in another room and more on consignment? Although not the address please.
May vygrebu. All received and responded only?!
It's a shame. But will break. Keep the booth.

During the day my wife called neighbour asked me: "How-Go home, walk with the dog. The neighbor claims that said only good things. I believe. Homes visited rarely.
About missing (and not soblaznjonnyh) only good!
Mess in the apartment reached its climax and moved to unmanaged chaos. The stable smell that deodorant cannot kill, dry feed in all corners, angry dog added a pair of rasterzannyh shoes and, in my opinion, nochnushku wife. He is clearly something furious: Tail Wags no sight glass.
Evening decided not to undress. What is the meaning of morning dress again.
Yes and it is easier to lay-to correct only a blanket.


Saturday
Came: feeling of victory-potroshjonaja no fish!

Women love men not for money and gifts, and for the feeling of victory that they are on an equal footing with men, as they hurry home and time: with the nepotrashjonnoj (ROE) fish; a bouquet of freshly picked flowers (field); Yes you can with any other prey.
For men, which gave her the opportunity to relive the moments of happiness-a woman give everything: the fish, brush and nakrasitsja, and the record of the combination-miscellaneous wants!
And the money and gifts? Women can earn all the money on all gifts (know Genghis Khan), unless they want to. But without a sense of victory-they do not need ...

Missed her. Keeps me. Even the brains of folds.
... Principle is not potroshjonoj fish is a principle of retail trade: her victory in the battle for buyer in his neighborhood (retail). Levels above: City (small wholesale), region (opt) region (distribution), and in the country (production) in general too nepotrashenaja fish, principle of winning! Only the quantity of fish sold for different times!
But this discovery does not help close the hole.
Even at the kiosk with strong traffic and good margin.
Payments deadlines are approaching. Calculations show that feed and in retail and wholesale prices on the fine. The figures beat the feelings and conceit. How to be?
I've even scary house.
The dog didn't so what was left in the refrigerator.
Dog is not happy. Sadness in look and Stephen King's desperation from him.
And I have no desire to even ... in bed, I feel that I was starting to lose the mental balance.
The evening was eyesight-eye cuts: for that booth lazy dog!
Be it unbearable. I hesitate on the only true act is airing "the apartment". In the latest spurt of open window, pick up the dog and go for a walk in the Woods.
Longer-in the morning the next boom.
It should be something to consider.
For that I am such a mission?
Most likely, this is no longer my for; wife; the dog, a kiosk and a wardrobe.
One pleases-understandable what the formula of happiness should not be:
-popoek, fornication and familiarity.



RUSSIAN BE-ON KAIFU!
(Gore, Moscow Centre, 2000 g.)

I
Call a friend in Moscow:
-Anton, Hello! -I remember you wanted to be a met last summer. You know, there's one Moscow (published in Vladimir), "private opinion on Mars".
I would like to meet with these guys (!) talk?
Here is the nasmeshili: same missilemen as we do.
Rolled around so that a half hour without shaking neither think nor coffee drink couldn't!
They know who Pushkin?
– ?!
-Martian?
But what he is not Russian.
And if not, then the Russian clearly Martian!
-Theorem is proved, I agree!
-And indeed the Pushkin. Exactly-Peter creation!
Here's otchebuchil in a fairy tale. Do not remember the name.
About Cat there. Do you remember what I wrote? From memory:

Waste-TA ... TA.
All walks the chain-wheel.
Goes left-song starts.
Goes right-fairy tale says.

Eh, I would bezdarja Pushkin to courses of the young soldier (KMB) in Yurga (near Novosibirsk). I showed him on the parade ground for five hours where left, where right in the team round. Summer beauty and serious summer sunshine; in mask. Yes to and sang a song and a fairy tale told.
-Pushkin genius. It is forgivable ignorance of the Charter.
He gave Natashka.
Every woman can read, love and cry.
-Forgive. And you know who else they have Martian?
– ?!
-Leo Tolstoy?!
Well, if its from the Orthodox Church excommunicated, he accurately, at least basurmanom.
-And in General, whom he only was not?!
-Lenka, these two facts for me-not exactly opening.
But Kaifu poveselilsja when reading about this-in option to chat!
-Masquerade, in kind, whatever!
-I do not know ...
For me the real Martian one is Adil.
Uzbek army chef. In the Heather (Novosibirsk region, closer to the border with the Kemerovo area in the North-East), where they are: Uzbeks, Tajiks, kyrgyzes rot alive-body parts, fingers and toes.
He dembelju at the Islamic University was going to come.
And we looked at him sometimes and thought: "why he as a balloon starts to bounce when it asked to (good) cook something.
And now realized. Before people had something to say (that they listened to and believed)-appearing first to have them not pobrezgovali with your hands fed (cooked).
-What are doing in the kitchen? In the wrong places?
-The dishes washed! When tea was.
-Chmoshnik. Shlangoval means: from the front and outfits in Rota? The border to the Chinese throwing.
-Under the Poet pounded. And at the border and without me everything correct. Twin machine guns in caliber twelfth most desperate ground-controlled RADIUS.
Self-guided. No human factor!
Hit the focus-crumbled.
So many wild and domestic animals have been poporcheno. They do not know that it was here (under the vigilant control). And from the concrete block border guard over all monitors! Automatically. Queues.

And, you know, Anton! On the topic.
-What?


II
Marsianstvo-your future.
Well, what Russian hunky dislikes Friday-afternoon?!

-Fu-UH-in a tube.
Anton podkur ...; keyboard zamolotil.
Bookmaker Center on CIS-Anton. Betting on matches online, on-line, the Italian line.
No inventory, warehouses, yes retail outlets. Zero-the human factor!
Representatives of its any indication.
Prominent local Aboriginal business difficult.
Caps inserts. Cashier gives on-the-go plays.
Inserts a hard, judging from the sounds.
Sent messages.
-How about a lot of "wives"? -happy with Lenka.
He generally and did not insist,-keep I-Have-bablony contains. No-bobyljuj!
I see that the problem today in the third output bottom! So we need to declare Friday a nonworking day!
And each camper that day-the Martian!
-And I'd, grey, also for Pluto gave off.
Monday. Prikin: class. All the work, and there are not allowed! Output. And also paid.
Where is the missing Pachinok-bezdar' our days?
Rough type, protests around the country:
"-Pachinok Monday-Verney.
-To the word about Buddhism, San'ku Bal ... (worked in the newspaper "yesterday's news" for money "for Moscow; now it is, in fact, did not know where the editor changed), do you remember in the Bishop-dorm room, under beer, asked:
-When asked?
-Yes, Lenka! You, in kind, a Muscovite that Lee has become?
You then ushuistom was a black belt; and the guitar played by "Depeche Mode"! I was going to write poems for you. In the end, 45 minutes by himself at home on Sakhalin recorded. On vacation-under the mamkin soup with dumplings Yes Borsch!
You've got another group was "Dispatch" the third after third shift there "Yes this London phonograph record" Mumiy Troll's East faculty.
-Ilyukha genius.
-Good. It its Olga with, plate with London brought. And you're its Nastia with, only stone Polish! Nastya pozlil-five years of absence only Checker!
-Okay. What is a holiday?
-You in the army at present Chinese border seized. The second course, it seems!
-Whom they beat in the evening?
-Yes metelilis' among themselves. You're Kozlov-hit "vase-URI": foot ceiling showed. He then thought about it for a couple of years. I Arthur (Cutting) forehead granjonym glasses arrived: type I resembles Mephistopheles!
He would look at ourselves-angelishhe (Mogochi station) with borodishhej in black leotards with arrows for 1.20, Kedah rubber for 3.50 and books Nietzsche and Schopenhauer armpit!
... In General, the Bal ... walks into the room, and we immediately after the fight:
-Sania, what nationality are you?
I am Russian!
-Sanya, do not cheat us-you are boring!
I am Russian! Now the Passport show! ...
And, as in zindan from Chechen ... TS sat, so immediately spoke that:-I am born in Pluto!
What Pluto-Sanka?
We are with you on Sakhalin, Russian born!
And journalism in Vladivostok Russians attended.
That you bore that I am Ukrainian, on the Passport to the past-Russians!

III
By the way, Anton, do you also surname on-jenko and ends.
-And me by Kaifu to be Russian!
-Anton, I don't about you "meant conversation", I on the great Russian!
-But they do not find!.
They can be all at once.
They also Kaifu. Any day of the week!
And free for new surrounding?
Their homeland around taught! You can and pokurazhitsja.
-Anton, hear me. You're a journalist. Head.
Cast over football fans scoff.
Sozvonis' with the guys. Can take you to himself!
I am willing to e-mail with the mailbox. even today to its editorial views on Mars, marsianah, digit. Understand the texts. Criticize. Clearly something errs. And put in the newspaper. Leave your rising fee (if you will) of the newspaper "personal opinion about Islam!
It is, in my opinion, is called differently. More succinct.
-No newspaper (print edition) may not be called: all about all about Mars or earth. This usurpation. I hope not with evil. They don't exactly know what we (you and I)?
Means is no longer Everything. But how much like us? The whole country.
-Grey! Well, cheshesh'! No horseradish wonder sometimes, what you say-it's time for deputies!
-Sober, diplomatically, Anton, saying: you showed your Nasty Henadiy Moskal at 2.30 for Checker, yes you left in his apartment in Moscow! and it's good. Help the boys selflessly newspaper do in Russian and Pro today!


NATASHKA-WOUNDED AND SERYOGA CELENTANO
(Vladimir, gold ring, 2003 г.)

Denis Didn't, Coste, Chris Sluzhenko Kamoze, Marina Bozhko, Natalia Ischenko and our other guys Yes devchatam-Afro-European parentage respectively Russia is dedicated to an open letter through people-Kuchma da Artamonu.

I
Rode with Natalie editorial job on the track and that was in the cabin-is unclear, but flew into a ditch somewhere under Stavrovo.
Good gone-with a strong roll left after the fork.
By the road.
A pair of birch trees left rihtanuli and right-back again across the street, in the post.
Well, on a tangent in post-rebound left.
Because of this, and in the ditch. Why alive remained.
Chauffeur (on the go), as I am military pilot (from Barnaul) in the past: gone in ninety (90) degree turn as a fighter, not a dropping speed, but, on the contrary, ores (engine control handle) at 100%!
Well here is a straight left: Natasha through the windshield popped out immediately.
And in the field rushed, as saying.
Two hours later, she returned. Itself.
Hitchhike back to Vladimir catch?!
Clear-banged. Treated in hospital, "civil defense and emergency" If the girls with her wording do not lie.
-Visit? -once thought.
But, as in the House go: to a slim, high-pure Vladimir's girl? Horizontal banners.
Type:-type came. Oranges brought. Eat!
"What oranges! Charades!?! Maybe so answer not married-married and former Chief: it probably laugh and insecure?
A year has passed. Never went. Forgot.
I have got a Carnet for journalists and businessmen.
Tested recently, email (...); and, two: letter from Natashki. Cheers. Recovered.
Writes:
1. I am now a big head-chief accountant.
Passed the semiannual balance!
2. My name is Poljakutko now. (married out!)
3. Why not see your book on your desk?
It's your omission. (the icon with a smile: a type of joke)
Replied:
1. Achtung, Achtung-Belskaya, in the past, online!
Lukajtes' assy-who can. All would be trampled?
In the morning will give you and the editor a couple of pieces is not sorry!
Treskajte, Piranha!
So glad you Poljakutko-free, so to speak, the choice became?! Now I can finish writing and storytelling: "Natashka-wounded!" there's this phrase:-Natasha, Natashka, that's not the guy, then Bobble.
Now all the other injury benefit.
2. a ya after the release of the book (editorial circulation 1000 copies), Baba after childbirth:
-around me some decorations and they have to move, and I am Buddha (happiness is silent and motionless).
A couple of days without a response.
Offended or not realized until the end of the text.
Moloduha-figli. Live is just beginning!


II
Lunch. No one in the Office. All of the fields.
9th September-her mother's birthday.
It is necessary to ask In a telegram to send.
The work shaft-not myself I can.
Sixteen bands again together with Alexei do.
Gravely. Put the Samovar. It is necessary to grab a coffee.
Itself called Natashke:
-Natasha, Hello!
-Hi.
-How you doing: mood, health, balance!
-Everything in openwork!
-The company rich?! (rose!)
Is not a question to me.
So, I think it has Ta ' buhgaltersha (fanerke).
Go further:
-As a husband? As the night?
-Yes, buy it! Well, generally, as a child, straight!
Understood-this is the translation of openwork. She is rich!
But not s'ezzhaju-want to talk:
-Natasha! You where generally asleep: with her husband or in the hallway?
Well, you don't "balonka" porodistaja at bantah?
I did about the soul. On the inner word of comfort of soul.
-What does lap-dog?
-Directed erotic tapes (Oscar winner) explains:
-Here's the prikin Natalie, life-size-prostitutes take skill: hard work, experience, snorovkoj, sensitivity; and the word-what beautiful know and sing songs, and dance on the table: but always for money!
And it's no longer interesting-as pure business.
Express-marriage, so to speak, 100% prepaid!
-And you would be all on the globe!
-And you'd be a beginner glavbuham (sex-shturmansham of either sex), not about you it, everything is not what it should be:
"havki", odjozhki, zolotishka and bigger bucks, how animals bi-zhe-PE-f ... My word upon it.
Naturalism is not Nataha butt shake and not piranhas all cracking. This body have free and free men receive from another area.
For us the same thing, but on the contrary!
Everything is sex, unselfishly and not silent (and this is important-assuredly): this is where the kids are beautiful and smart!
-So. I do not understand. But it is clear to me-you go to insults.
-Natalie, no offense! I'm not a Pro, I'm calling dibs on hotenii and ability to interested: how the world perceive now?
-Sex, or what? I wrote in Russian-Poljakutko ...
(So, in my opinion, not dolechili).
The difference is: Natalie that surname, another in the Office next to you anybody besides me there is wanting!
– ?! (to think)
-How do you even live?
Knowing and wanting these things!
Usually young women flaunt the fact that they want and translate this into a favor husbands.
But this is not wanting your achievement.
Getting married is not on hotenii. It is a gift given to you, what would you have given it to us (me in particular). Free, by the way!
Here is to be able to pass-this should work.
For this you can marry.
-I'd be in favor of such as you-never come out?!
-Nataha! "We" the best (I'm from Sakhalin as much).
Me personally for five bloodlines girlish: Russian, Ukrainian, Georgian, Armenian and Chechen-Tatar?!
-Whence Tatars on Sakhalin to come from?
-Where the oil is there, and Tatars! Joke.
We grew up on the banks of the Tatar Strait.
In Lesogorske.
I, yes my friend first-Marat Gubaidullin.
Yes, Pashka Bondarevskij-pure Jew (demure).
He did calculations: what where, whom and how much.
I only rules summary statement! And for payment!
Yes, heels bosjakov pure Russian (local)-otorvi and throw it.
That's the whole company. Oh, we ponadelali cases.
One fish so much perelovili-so much nerves rybnadzoram from Vuhlehirsk spoiled. None of us is not caught.
And whistled, and shouted, and shot only one!
Once my bike, however, confiscated.
But brother cousin Seryoga said that it is his "Orlyonok".
Well said-returned.
Even apologized.
Thanks to him.
-That, and Jewish-here's your first. Not shifrujtes'.
-Where to learn my secret.
-Once found, so knew immediately: UH what Georgian Jew pedigree us winds restructuring skidded.
The Prince explicitly with the Inguri.
-From Batumi, Natah. There the nurse was born.
Prior to this Volga-from Kuybyshev to Astrakhan.
Then Georgia (but you compute), Sakhalin.
Under Stalin to Sakhalin. Immediately after the war.
But the mother is not offended. So we had to.
So I am rich five (six) pedigree, at least.
Perfection. Can walk on water:
-knowledge easily fall when not under the sticks!
That's why I did well.
And in the business of u (fourth attempt).
And for you beauties-Straight out of a fairy tale in the crib!
-From the store talking toys you?! Here's the truth.
Russian-speaking. The desired gift?!
-But the kids will and brilliant, and independent!
Not be happier with them. And people will help, and won't forget about us!
-No, really, thank you. find a thoroughbred himself.
-Why do you need-It? For children to search should be!
All Thoroughbred stallions (for money made) don't tell and believe is exceptional ... demons:
-Quickly begin to quickly pass!
Horse on the racetrack forgivable man in society (in the workplace) a shame! Because the offices, cottages, wheelbarrows-barricaded themselves behind our national elite.
Hiding from shame. From the human eye.
-I have already made their choice?!
Is He a Ukrainian immigrant new wave or local Russian?
-I would not say.
Is It burjatochka or jakutochka then you need?!
Samovar on the windowsill already ten minutes boils.
-And even better tatarochka.
-Hasn't all!
-Clear.
-He don't need no one else!
As this does not understand: all (their) in bronerejtuzy, the burqa and tv!
In the tube music "chanson"-began to sing even louder:

Don't remember me, it was all so long ago.
NE vspominaj-when the rains knocking-in your window.

Evgeniy Kemerovskiy ... Explicitly. Cool.
Devchina, certainly looks at the mirror.
Hair (Al-' Yo-Kale-mane ") corrects.
Pevichka, you're ours, blonde.
-Natalka, and you know the only mirror for men?
-Only without the vulgarity!
-Icon. The Image Of The Savior.
You look at him and cry sometimes when complain.
He is the only Quarterback to have bezotcovshhiny different bloodlines when in Word hurts. Especially in childhood, when he narisuesh' on a piece, ease, look and think: Devils-no icons. The ubiquitous Devil-their idol. The acquisition of wealth.
Smell: pencil leads in a worksheet. Me prints!
Authorize. Kak Pervaya Lyubov ' Moya (Natasha Kucan).
Exactly. Cherish the Natashkoj, and this in particular.
Then, though, there was another song hits-foreign:

Abra, Abra ... waste-Ta-Kadabra.


III
-Natasha! "Aljo"!
And you know what my favorite song Merry?
-What?

ARGO ... waste of ... Ta-distant road.

-Found a cheerful song.
-And this is whom as: women men sad, joy.
The work was found not dusty and distant road with meaning!
And, you know what?
-The same merry?
-Zaporozhye Cossacks, writing open letters, there are distinct and different. (the newspaper make-coding/reciting goes)
The one who writes it I.
-The one that wounded (tied with) and thought about you! Or not! A little lower down. With a white forelock, peg forward, which is very ugoraet is you. Copy.
-In me each of them gradually. This picture is at home in all wall hung in Pervomaisk. I grew up under it. And you know, Repin made the best P.R. Zaporozhye Cossacks. So many Russian women looking at this raznoshjorstnuju editor himself in husbands-Ukrainians have chosen.
The same vesel'chakov as my Batya. Was and Chu-Chu.
-And who he was?
-First as a miner, and then sat for a long time in prison.
But I did not know about it. He asked back.
Highly requested, and his mother did not let him.
Threw. So quit.
Khabarovsk now. The Kingdom Of Heaven.
-And how do you become a journalist?
-Bribes did not give money not me KINS.
-Who are you adopted?
-After the army is on the journalism faculty at Bishop all take!
That's why you write in Russian does not know. That for punctuation. All punctuation marks are replacing one dash?
-Punctuation will come with time. People think taught.
I grew up, Nataha among loggers, fishermen Yes miners. Everything on the case; everything on its merits. Nobody for them and not ABC professional was. Grow up, thought I, at age eleven-vyuchus' and write a lot of books for them to easily and without mats-bread they were given.
Why write books about advertising, yes digital newspaper doing to much of their coal, boards and fish deftly sold.
When such a good good sold, then they have and a good mood and wives-not saw.
Yes and mat not as ear cut. Good it turns out.
And about the dash-fact: start writing everything with mats.
Thickly.
Then change the mats on the dash.
Stylish is expression.
-Learn you! The Russian language.


IV
-Here, pouchish'sja. His nationalists privatized.
Before the election. Navarit'sja strictly want.
I have a suspicion that for each such candidate who pontuetsja under the pure Russian-Tatar and Tatar-Russian for?!
Settled-fact-we: a thousand years!
Changed-a. That is not Russian nationalist, bloodthirsty, as Tatar-Mongol. Reporter's unwillingness to even!
Dir says (bet on)-and his too.
The trash can this leaflet today saw!
I see that these local victims fritzes Soviet cinema. Well, what kind of people the Russians under Alexander Nevsky.
Two hundred and fifty years places total occupation of these lands since the first immigrants from Kievan Rus '.
And must not wait too long!
Ukrainians runaway, Mordvins and Tatars Yes Uighurs-here it is Holy RUS by Nevsky. And obeyed the raznojazykaja His Audience. But it's amazing.
How not to zauvazhaesh'. Obeyed not for money!
And the word believed the Grand Duke.
Said:-stand on defense!
Means five minutes on fees and operational with scythes, axes, Yes!
Closer to the battle catch who tactics who strategist and on whose Roger now threshing will-for land, children and mothers-hohljatskih, Mordvin, Uighur, Tatar and for all!
The Prince knows! It is not the city and one at all.
Yes-money and baryg (who through mount earns) abhors.
So were the Russians. With the motherland, but no money.
-Here's the zagibaete.
-I understand: business separately, people separately, and Russian language-the more so separately. He is pure. This is historically true and not a hindrance. No I don't need Artamon, when I work with a Russian-make paper or write thoughts.
In General, my tale is a naked business project someone these local fascists. Alien ideology. Get up so all. And call-so show itself first in the (white-head transactions from 2001 to 2006, Manager with 2009, the company is mul'tirabochim with 2010, team working-man, 2008)!
See-zauvazhajut and, if anything, will themselves.
Still biting.

The former is for the edification of the present!
If the old Russian rural poor did not want, was not proud: take by storm the triumphant city.

Hereby, Artamona someone grandmother vvalivaet local ...
Who's in net (net) competition loses such as-I.
Senses the heart, under local, claim the dogs, fashion came from abroad.
There on the Word as want to weld.
And the nation is defined as fascists in dashing times: here are German-and Aryan, under it.
Everyone else in the quarry or in a concentration camp.
-Maybe it's time to go back to Ukraine to you. ...
-Do not-too dangerous! There are starting to annoy. Kuchman.
-Who with whom?
-Ukrainian with Ukrainian! Ukraine says we've done-now will Ukrainians do. Without women.
-How?
-And-stud or pig farm on conclusion of Thoroughbred Ukrainians will open! And how did they do?
NET Ukrainians needed.
I'm afraid to go is not Thoroughbred-Russian Celentano!
In more consumption be allowed, as with fascists.
Ukrainians now under pontujutsja Fritz!
The Europeans want to be! Through th. .. Ty! (those-who wants)
Pushkin in the homeland of my father now.
Kuchman there bodies, eyes, noses, and "prononsami" is!
-Given you this Kuchman!
Is It in Moscow-the Holy City said.
Their book Pro "Eto" advertised.
-How to book called?
-Ma ... Ka ... in Ukrainian.
-Safely. Or maybe it's good wishes. Yes could not speak?
-Git ... also brought us happiness. Even on metal plates wrote "God with us". And, judging from the endless human misery, the devil was in it. Eh, my grandfather would know when Chernigov forests during (his father was one, two, three), that such "Kuchman ALA," Hetman "in Ukraine appears?!
Eh, someone is cool such (talkers)-hard substitutes.
Well, nothing. Poschitaemsja. The time comes.
People call. With devastation fight.
Therefore, I too somehow in Vladimir (Russia) perezhdu breeders in power on my (shahtjorsko-peasant) Ukraine!
And Russia is the mother of us-not Russian for fathers.
Many of us here-took place in art, in business and in life. Not to banish? Before the time? But Natah?!
-Authorize!
-Thank you. This is both humans.
The truth is, I have another Passport-Soviet. Zarabotalsja.
-Enjoy with us?
-Epic space Here, and therefore people are the same.
Do not climb into the soul-who and why.
Do not disturb, but I try to-do not disturb!
-Yes-and believe you. Almost crying ...
-No, no need to cry: enough Kadysheva Bulanovoj.
And now even Rasputinoj. Well done girls-get!
– ?! (to think)
-Mind-mind together gain needed (in advertising/business).
Birthplace of rich-you just need to learn how to trade wisely.
And fascism due to ignorance in this homegrown business. This growing pains from ignorance of Mathematics (even arithmetic)!
The movement of goods over distances of time and space is a purely business without the human factor!
Product in this case is: weight, volume and price. And it is only the price goes up the hill from the time and distances.
When she rolls over (if it is a figure does not see), then people start looking-demons, enemies.
Well, in General, any villains, terrorists-from the South!
Well, in nature (like everywhere instead of dash coarsely mats write?!), someone must be punished for the fact that "nothing" is not for sale!
And what of Horseradish (garden) it all (all goods) must be sold. In the State and there is no money that would pay for inventories (woe "illiterate" producer/seller) from today and over the next century. Apocalypse!
Beat as soon as red-haired, holjonym and smart-face!
And now on the Ukrainian! With the filing of Artamona.
He forgot completely that first dear Vladimir was the road from Kiev! And from there (South) with Orthodox Faith came to the founders of the Rus (Princes-Children), and Russia (King-Fathers).
And Nevsky is no exception. And the best proof.
But it was (beaten) before when Prince.
It was to avoid Apocalypse.
What to do if the numbers don't know?!
Just beat. each other.
Or learn (until late)-civilized, however, trade (using digital advertising): keep this product out of sight from the machine to the kitchen table!
In this, is the essence of Natasha to our programs: "Advertising plan-the goods in time and" Staging marketing forever "-Goods on distances, the vast expanses of the Homeland!
We defeated fascism (math calculations, primarily for trade bloc)!
Hope once and for all! Free to join!
We already went over all the money!
Gift of all programs and development get: in the word!
-Yes you can patent, as saying.
Is We play by your rules.
No patent no.
Pull pranks like this: put the icons in the newspaper.
Play your games to not nailed.
And so (out of time)-all copyrights belong to the Russian language, because of the words taken and transmitted. Give and "Promotional" plan, and the staging of marketing forever "and the project" Vladimir-Federal (as a trading platform) and Newspaper technology-Rockets, and the print edition of "Vladimir". And a bunch of-what. Everything on the disk. Ugoraem-paper is not enough to withdraw everything.
Climb. Earn.
Diplomas, master's, doctoral, protect.
All-order enough! And family affluence.
With this second-cancel all patents!
Phone recall: ...
Call-write.
Only with your drive come.
Know you sharovikov. Manage to steal even that donated. And one more thing: hard navarit'sja (imagine assigning authorship) and donors try to pinch or chase away.
Wherefore. Keep your distance and declare:
-Everything is understood-it is so.
And what about Kuchmana and Artamona!
I am not the offspring of Russian, Ukrainian, and Celentano!
Superstar! (Chistopljujam) on envy.
And forgive them (after an apology before the Russian mothers on their part). Since our problem is not that they (fascists homegrown from the Deputy Russian to Ukrainian President) bad-or this nation. They don't know the business! Weaklings.
And for every penny to stick and tremble over the property.
And others, respectively, jealous!
They Figure well known in the production block (labor scholars and copyrights on sopromat: theoretical mechanics/technical manual, as the basis of all buildings and structures called State resource), but they do not know the figure in the commercial block!
It is the replacement of the human figure (Arab) in the commercial block gives freedom of man forever!
And not only from the same person (the October revolution against the master,
landlord, but bad that everything-is-over merchandise!), but also freedom from goods!
Forever! No more commodity dependence-blood-previous centuries.
That's where fascism (nationalism, through terror, the shining power)-human mix (as a slave), Word (propaganda) and goods (as Mister-chjor ... and!).
It's not with evil is due to ignorance in trade!
Here's where the problem is: the so-called Western marketing; and our opponents-in fact, the same ball.
And we have a digit-1 (Pike) there is on the economic field works: while we (our clients, primarily) only grandmother believe/cabbage shinkuem (money in the context of these phrases)!
And the word "TA" which sometimes began to appear among our customers: rushing a product, a flurry of calls, smell of orders!
This is our marketing (fishermen, miners, lumberjacks) without the person in interest!
Let the better man produces, and when resting is about great thinks (out loud)! And women never forgets.
They form our world from the source.
-You are Sergey Rostislavovich, a magician of some kind.
-The Prophet.
-In skazanuli?!
-You know, than the prophets from magicians differ?
– ?!
-Nothing. Prophets of the mother gave birth in the same torments as all, and wizards come up with when they read Tales.

And you know, Natah. Man goes crazy when collapsing under leaflets Yes books nationalists his personal tale. Therefore, wizards give in the tales of children and the prophets in life-adults as children.
-And I thought-the future predict or magic show.
-The prophets come gifts to make-over a Word to all people. Not from myself, but from sent them. Indiscriminately. Silently (without explaining all the deep essence of gifts for ages).
Give. Without advertising. Imperceptibly. None of your tricks.
Therefore they do not see-because all use begin to reap their gifts. Kaif.
And only if they learn (some) of them, explain the essence of things, fraternally Yes without Nawar, riddles and lucidly.
In General, as knowledge of the local language they allow.
And too indiscriminately any genus/tribe me asked.
So I gave and my Prophets-Cyril and Methodius, Omar Khayyam, Nevsky, Rublev, Pushkin, Gogol, Malevich, bitter, Esenin, Mayakovsky, shukshin, Sholokhov, Celentano (with sign language), Hemingway, zhvanetsky (original), Wysocki, Rosenbaum, Loza, Talkov, circle, Kuchin, Kemerovo, Makarevich, Grebenshchikov, Nicholas, Trofim ...
And now-and Slutsk.
This is my, journalist-list.
Part only.
Who immediately remembered. (a couple then finish)
-Decently.
And I try to give as they are. If skillfully turns out, the gift is always a sweet dessert.
Do not get bored. Is not lost.
And, in fact, each of us a prophet can be.
Sekretik here a little there is sweet.
I do it the next time-donate.
If you are not on the phone.
I can do both and say eight-hours, or even 24 hours, if the woman likes, with small breaks.
VOT Takaya Lyubov/carrots with the stars!
-God forbid!

V
-Yes, remember?!
I am you never even touched!
-Why talk. Endure phone rudeness.
– ?! (it already I thought for a couple of seconds).
...
-First love (again), as the Immaculate Conception. Holy. You give to the world. Softness I pridajosh'. What with me magarych: two tickets to Shangrillu-you and yours. Visit the adult Disneyland. Unwind in Moscow.
-Let's wrap this up. I have work worth it.
-Cash and survive this overload! No Intercity same.
Still, it's a shame ...
-You what again?
Yes about this writer on trash bins. Artamona.
Leave I probably still. In Moscow will go yet.
In America don't let (the terrorists achieved their).
Or wherever will invite-newspaper local rocket do. May this Sissy is you, "Newspaper-Rocket Launches, yes" Yemelya» writes. But for someone and people treats and the market trades. So I figured he blooded all at once and for all can do.
Madman (a good person-under monetary anesthesia).
My mother is a Russian woman, he offended. Bondsman.
The word offended, which does not belong to him. Because of this she wanted I was (Russian/Russian)-when father in Russian saying "I love you!
And not to him to determine whether she did or not.
-Relax, Sergey Rostislavovich!
-Search will not. A lot of work (to brother-eight bands per day). Homeland now work needed, not bullshiting.
But going on the eye-zashibu!
-Do not be afraid of Anyone. Not please step on it. We've got cool! «Vladimirskiy tsentral» seen?
-So far only heard from Michael circle! Carried Lord.
Is our 5-star hotel, you might say.
The navorochjonnyj! For the Union of glory thunders!
Cops caught him. For a couple of months back.
There is who is careless politicians straighten my brains.
There international and freedom of opinion. Choose terms themselves and not for children (not a Deputy for four years, and twenty years of life), and election laws establish.
I boys told acquaintances.
But for mother and bezotcovshhinu will be asked to complete the program, yes released-guilt atone. And will newspapers carefully notes search. Experience for him: corrected or not their policies? Cope with them by orders: help and bezotcovshhine, and single mothers, no matter what they're nationality and from whom they have kids!

... The Golden domes-my soul delight!
And it doesn't rain, "tears from heaven drip ...

Good concert "only for you". Circle. Ends. This song leading interrupts.
Advertising again. Dull.
Brand new. Have fun. (rises on the eyes)


VI
-Natalia Vladimirovna. Ok. On balance, what call as ceo of alien keeper have this ask-what is the difference between digit number and number?
-I do not know?
-Figure-this is what the number is how many, and the room is in what posture!
So I need to work.
-Wait. The Chief women's secret open. Two minutes and you prikosnjosh'sja to the mystery.
– ?! (still waiting for a woman not wait)
-Do you know why Moscow is invincible?
-Well. Vrite.
-Its our ancestors-Alexander Nevsky, first when his son sent to reign in Moscow, with such intent built there under crosses of Orthodox churches-all peoples intermingled; and then under polumesjacami mosques and synagogues stars.
Through the Russian language comprised in itself more and more in other languages.
And became a language for all to understand.
As women (Muscovite) wanted-so people and were mixed.
...
So Tamerlane and could not in extreme times-burn it.
Turned and left in the desert. Their (children) he saw on the other side of the ditch. Zhivchikov bold and fearless-Russian women born.
With guns easier and weaker than he. But with the same, as it is bezzavetnym in nature and the desire to protect their mothers!
But as its going to destroy? Lost prior to the fight.
Russian women lost-an empire lost.
-Beautiful.
-Socialized with moskvichkami.
-Fu-u.
-Well, do not tell. In that respect. I understood from them women create does not tackle the fortress, rather than "lycari" in armour on his borders.
Because from century to century, Moscow, and Russia became all the wiser. And invincible.
Now, though, a little aside skidded (Europe).
But I arrive and podlechu.
-Yes you will. Without you will be bored. Stay tuned.
Let's do capital in Vladimir. According to the legend.
-Only with the zaporozhian sich. We have to deal (deal white).
-Oh, Yes just not was doing so.
-Chur, I Prince!
-Ukrainian you incorrigible, and Prince will concurrently.
-Yes that's jumped. Good luck out there girls in "Roulette".
Just don't look for the new Rome. (do not write about it)
Center of civilization is not a city (the capital) with very steep skyscrapers and cars.
Civilization is formed by the word-our mind.
And the reason no Center!
Word (Russian language) is always in the middle of it!
Then he (the Sun)-the world belongs. The whole.
And the Word then heat and light from the Sun-all people.
And if instead of Words-in the center of the mind-a log or piece of foam (who earns what human interest through): it's just the brain. The night. Eternal.
Without place to leaven? A godsend for fascist.
For it Yes-skyscraper and pimp (chuzhaya, usually) that's cool; and raspal'covka at all, if you made them?!
-Oh, how complicated. Send all the same, but translated into Russian! We must not miss you, our Russian, not on "Rocket" with Emelej ahead! And accurately to bullet!
(Here the Natah story: two in one time)

VII
Peak-to-peak.
The handset itself.
Say gudkam: yet, happiness with the pilot of the Altai.
Be you maternity devka and glavbuhom concurrently (for life)! Sensual-you. Vulnerable.
No. and to forgive can do. Good, is seen as the mother of the race.
Oranges (never purchased) leave-for her.
She, too, has Ta-shturmansha.
With the Crimea-otrod' vs. the white guard. (e)!
Sometimes too well brought up to Tajikistan!
And children Here! -beautiful turned out. As people say.

VIII
Got up from the table. Postponed publishing the newspaper.
...
Zapotelo window. Spent with the Palm. Autumn in the yard.
Turned off the Samovar. I don't want coffee. Chefirnu.
Thank you Natasha for conversation.
God in your heart lives-as a mother.
Where is he to be?! In the fight against evil (national's Pharaonic) is the only female side He can act. Help her.
But pacanjach'i: everything looks so-not that the Batwa (and Artamon Kuchman) guys to life holds and battle calls.
And women are equal in spirit (such Natashki)-mothers, wives, sisters, girlfriend and daughter make us boys-each separately. Scatter the mist before my eyes. To horizon and deal (deal) we saw ourselves, and not women's business were doing: identifying the color of the skin, pronons and what else should be in man.
Therefore, I am in favour of full-blooded children's Kingdom on Earth!
Women/mothers.
Any;-b and such.
Let times wounded and not Russians.
Just to speak in Russian, which held, and married.
And not betrayed him. For European visit!

IX
The deal will take not-reminder chistopljujam, and predajushhim, and selling it, and reach out.
Judah (and with the seconds it is already not too secret):
-Firstly, was the twelfth (12) an apostle, judging from the pictures (and not us sinful from birth, his imprint). And Sin is betraying thrice before dawn-in a Word.
Therefore, do not primazyvajtes' to "glory" (tragedy) twelfth Apostle-Judas! And not your mind-why He asked him to do so. Demonic ... (the essence of money and goods to the saleable version) your boss.
-Secondly, Judas was manageable and did business only with his permission!
And those who gave him money (in the EU your let)-natural ...! Clearly not spycatchers.
Jude have their cashier was. He had the money!
The whole world he had money! Much more?!
And if so-then before (their) money dodavat'-ask him should have been:
-You came or he sent?
Once he sent, was not to conduct a transaction in-life?!
Hit! ...
Slammed the door gate to heaven for them with dangerous outside. Two thousand years they have convulsions.
Now there's madness. In the Inferno.
Weeping and gnashing there. Hell (places). Where Dracula.
Now, that's just pure President Kuchman Ukrainians!
1. The protesters-officially, publicly, before the Russians television mothers!
2. Claims paid alimony for all seasons-Russian women, abandoned. Yes-Duy on all four sides!
("Expo-guide of bargaining" (half the team)-paternal roots and childhood (c) Ukraine)
And we're not so experienced and fatherless from foreign men!
Will sky (and earlier gave and now gives-thanks to him) and that your transaction perezhivem.
There, they say, you have a problem with the bread?!
As before you will get: bread on the pipes do not change.
And even more so for money do not buy.
Yes you no! Bluffing!
-Bread for the love of children-the sky gives!
To all children. Rather than merely local.

With the words team-Expo-Torg ", newspapers" Gazeta-rocket "," Vladimir ", personal data, applications for employment is recorded correctly.

Editor-in-Chief and General Director-"anything and everything"; -in General, Maj. Sandy quarries (title assigned themselves)-Seryoga Celentano. 05-9 g.



























13 PAGE \* MERGEFORMAT 14115









Приложенные файлы

  • doc 6648781
    Размер файла: 590 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий