М.А.Ариарский ПРИКЛАДНАЯ КУЛЬТУРОЛОГИЯ


ОГЛАВЛЕНИЕ
ПРЕДИСЛОВИЕ 6 ВВЕДЕНИЕ 9 ГЛАВА I. ПРИКЛАДНАЯ КУЛЬТУРОРЛОГИЯ КАК ОБЛАСТЬ НАУЧНОГО ЗНАНИЯ И СОЦИАЛЬНОЙ ПРАКТИКИ 20 1.1. Социально-культурная ситуация на рубеже ТРЕТЬЕГО ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ 20 1.2. Становление единой науки о культуре 34 1.3. Прикладная культурология как средство научного обеспечения культурной политики и социально-культурной деятельности 56 1.4. Культурология и педагогика вовлечения индивида в мир культуры 81 1.5. Массовая культура в системе формирования личности 98 ГЛАВА II. ТЕХНОЛОГИЯ ФОРМИРОВАНИЯ ЛИЧНОСТИ КАК СУБЪЕКТА КУЛЬТУРЫ 115 2.1. Механизм усвоения культуры 115 2.2. Основные стадии и ведущие сферы формирования культуры личности 143 2.3. Методика формирования духовной культуры личности 171 ГЛАВА III. РЕАЛИЗАЦИЯ КУЛЬТУРОСОЗИДАЮЩЕГО ПОТЕНЦИАЛА ВЕДУЩИХ ОБЛАСТЕЙ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧЕЛОВЕКА 208 3.1. Общекультурное развитие личности в профессионально-трудовой сфере 208 3.2. Культуротворческая направленность системы образования 235 3.3. Обеспечение культуры досуга 264 ГЛАВА IV. ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРОЛОГИЯ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ УЧРЕЖДЕНИЙ ИСКУССТВ И КУЛЬТУРНО-ПРОСВЕТИТЕЛЬНОЙ РАБОТЫ 300 4.1. Социально-культурная деятельность театрально-зрелищных учреждений 300 4.2. Развитие информационно-просветительных функций музеев и библиотек 331 4.3. Удовлетворение рекреативных и духовных потребностей человека в центрах общественного досуга 360 ГЛАВА V. СИСТЕМА ФОРМИРОВАНИЯ СОВРЕМЕННОГО СПЕЦИАЛИСТА СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ 393 ГЛАВА VI .КАТЕГОРИАЛЬНО-ПОНЯТИЙНЫЙ АППАРАТ ПРИКЛАДНОЙ КУЛЬТУРОЛОГИИ 434 6.1. Терминологическая культура как непреложный элемент культурологического знания 434 6.2. Ведущие области культурологии 442 6.3. Исходные понятия фундаментальной (теоретической) культурологии 449 6.4. Стержневые понятия прикладной культурологии 461 6.5. Принятые в прикладной культурологии термины смежных наук 480 ЗАКЛЮЧЕНИЕ 487 ЛИТЕРАТУРА 494 ПРИЛОЖЕНИЕ
Паспорт специальности "Прикладная культурология" 522
ПРЕДИСЛОВИЕ

Весной 1987 года, когда автор предлагаемой читателям монографии на Учетном Совете Ленинградского государственного института культуры (ныне Санкт-Петербургского университета культуры и искусств) и на заседании учебно-методического совета Министерства культуры СССР выдвинул идею о необходимости ускорения наметившегося процесса интеграции различных научных течений в области культуры в единую науку об общих закономерностях становления, развития и функционирования культуры, утверждения на базе культурологии такого ее направления как прикладная культурология и создания научно обоснованной системы культурологического образования, аудитория единодушно оценила это как плод далекой от жизни фантазии. Прошло чуть более 10 лет, и культурология получила широкое признание в науке и общественном сознании, культурологические дисциплины читаются в гимназиях, лицеях, колледжах и вузах; факультеты культурологии стали одними из самых престижных в системе высшей школы; библиотеки и книжные магазины изобилуют десятками учебных пособий, справочников, словарей, антологий и иной литературы по курсам культурологии для разных форм и ступеней непрерывного образования.
В становлении культурологии как области науки произошел существенный прорыв. Однако в широкой массе работ по методологическим основам культурологии, философии культуры, исторической и социальной культурологии нет фундаментальных публикаций по прикладной культурологии как области культурологии, раскрывающей механизм вовлечения человека в мир культуры, обосновывающей технологию создания благоприятной культурной среды, определяющей пути и средства изучения, удовлетворения и последовательного обогащения духовных интересов и потребностей людей, их вовлечения в социально-культурное творчество.
Сложившийся пробел преодолевает монография заслуженного работника культуры Российской Федерации, доктора культурологии, профессора М.А.Ариарского, которая глубоко и разносторонне раскрывает сущность, природу и специфику прикладной культурологии, ее место в системе наук и социальной практики. Автор шел к этой книге длинным и тернистым путем. Ей предшествовали более 300 научных статей, учебных пособий, докладов на конференциях, учебных программ, редактируемых им сборников научных трудов. Под научным руководством М.А.Ариарского защищены более 50 кандидатских диссертаций, осуществлен ряд комплексных теоретико-эмпирических исследований, способствовавших утверждению прикладной культурологии как области гуманитарного знания, соединяющей теорию с социальной практикой.
Книгу отличают фундаментальность, многоаспектность, теоретическая новизна, практическая направленность. В первой главе на основе разностороннего анализа теории и истории вопроса обосновывается методология прикладной культурологии; во второй - четвертой главах раскрывается методика вовлечения человека в мир культуры и социально-культурное творчество; в пятой - обобщаются итоги деятельности созданной автором в 1987 году первой в стране кафедры прикладной культурологии по подготовке специалистов, владеющих теорией и практикой социально-культурного проектирования и формирования личности как субъекта культуры. Наконец, в шестой - суммирован апробированный практикой категориально-понятийный аппарат прикладной культурологии.
За последние десятилетия М.А.Ариарский создал научную школу прикладной культурологии, которая объединила его многочисленных учеников и последователей. Более 80 представителей этой школы в 80-90 годы XX века защитили кандидатские и докторские диссертации, выступили активными пропагандистами прикладной культурологии как области научного знания и социальной практики.
При всей своей многогранности монография не исчерпывает всех проблем современной прикладной культурологии. И хочется верить, что вслед за ней появятся многие другие публикации, которые будут способствовать дальнейшему развитию этого направления науки и формы теоретического и методического осмысления социально-культурной деятельности, внесут свой вклад в отечественную и мировую культуру.


Г.Бутиков, доктор культурологии, профессор, почетный академик РАО

ВВЕДЕНИЕ

Решение сложнейших социально-экономических, научно-технических, политических, экологических и иных задач, вставших перед Россией на современном этапе, актуализировало проблемы культуры и человека как ее носителя. Строитель информационной цивилизации XXI века, основу которой составит производство знаний и информации, гуманистически ориентированные высокие технологии, взаимосвязанная, взаимозависима и взаимодополняющая планетерная экономика, перспективно-долгосрочное планирование, демократия, самообеспечение и самозанятость, обязан следовать нормам права, может руководствоваться религиозной нравственностью, однако главным регулятором его поведения, деятельности, жизненной позиции должна выступать культура, проявляющаяся в образованности, профессионализме, социально-культурной активности, следовании высоким принципам морали.
В истории России было немало войн, восстаний, революций, иных тяжелых испытаний, преодоление которых требовало реформ в экономике, системе управления, других сферах социальной жизни. Однако наиболее эффективным средством прогресса всегда оказывалась культура, которая стимулировала творческие силы народа, консолидировала его единство, порождала мир и общественное благополучие.
За многие тысячелетия люди научились достаточно успешно постигать основы общения и семейно-бытовых отношений, осваивать общекультурные знания, овладевать профессией. Однако сегодня жизнь требует большего: человек третьего тысячелетия должен интериоризировать культуру как всепроникающее явление, проявляющееся во всех сферах и на всем протяжении жизни - от усваиваемых младенцем санитарно-гигиенических качеств до способности в труде, познании, быту, на досуге, в деловом и межличностном общении, во всех проявлениях общественных отношений жить по законам чести и красоты.
Условием эффективного развития общества становится успешная социализация и инкультурация личности, ее саморазвитие как субъекта культуры. Но, чтобы достичь этого, нельзя ограничиваться данными разных наук, раскрывающих методики решения частных образовательных или воспитательных задач. Нужна комплексная, всепроникающая программа нравственно-эстетического воспитания и развития творческих потенций личности во всех сферах жизнедеятельности, и таковая может быть предопределена культурологией, как наукой о культуре во всем ее многообразии и единстве, и прикладной культурологией, как областью культурологии, раскрывающей механизм вовлечения человека в мир культуры, его разностороннего развития и социально-культурного творчества.
Реальное место культуры в духовной жизни мирового сообщества предопределило настоятельную потребность завершить многовековой процесс становления единой науки о культуре, которая призвана обеспечить системное осмысление закономерностей происхождения, становления, развития и функционирования культуры, раскрытие сущности, природы, структуры и специфики духовного производства, анализ созданных и создаваемых национальных и общечеловеческих ценностей.
Как фундаментальная гуманитарная дисциплина культурология еще утверждает себя, но ее методологические основы, теоретические и фактологические источники были разработаны рядом выдающихся мыслителей XVII - XX веков - от Д.Б.Вико, И.Канта, Г.В.Ф.Гегеля, И.Г.Гердера, Л.Уайта, до Ю.М.Лотмана, М.С.Кагана, А.И.Арнольдова, С.Н.Иконниковой, Э.В.Соколова, А.Я.Флиера и др.
Сегодня культурология наряду с философией, экономикой, социологией, политологией, психологией, правом стала одной из стержневых дисциплин современной высшей школы. Это свидетельствует об оправданной тенденции гуманизации образования, необходимости усиления в нем многих аспектов, коренящихся в мировой и отечественной культуре. Однако, противоречивость сложившейся ситуации связана с тем, что объективные процессы социальной практики существенно опережают развитие культурологии как науки, разработку ее методологических основ, научно оправданной структуры, включающей широкий диапазон ее проявления от фундаментальной до прикладной культурологии, категориально-понятийного аппарата, определение роли и места в системе человекознания и гуманитарных науках.
Наибольший интерес в этом плане представляет прикладная культурология, которая отвечает требованиям социальной практики и принимает на себя раскрытие принципов использования теоретических знаний о культуре и механизмов хоминизации, социализации и инкультурации в целях прогнозирования, проектирования, регулирования и организационно-методического обеспечения культурных процессов; разработки и реализации технологий формирования благоприятной культурной среды; удовлетворения и дальнейшего обогащения духовных интересов и потребностей человека, развития его творческих потенций.
Как область практического преломления закономерностей культуры и культурной деятельности, прикладная культурология строится на обоснованной фундаментальной культурологией классификации функций культуры и вытекающих из них направлениях социально-культурной деятельности; на идее многообразия и обеспечения диалога и взаимовлияния культур, на концепции эволюционизма, диффузионизма, на принципах социодинамики культуры, на теории культурно-исторических типов и локальных цивилизаций.
Реализуемые прикладной культурологией механизмы культурно-просветительной деятельности и методика стимулирования социально-культурного творчества опираются на раскрытые в русской философии концепции сохранения и дальнейшего обогащения традиций духовной жизни и духовного наследия россиян, на этнических концепциях культуры и игровых формах социально-культурной деятельности, на разработанной в философии, психологии и фундаментальной культурологии концепции формирования духовного мира человека и личностно ориентированного процесса приобщения индивида к культуре, на теории развития празднично-обрядовых форм социально-культурной деятельности.
Принципиальное значение для прикладной культурологии имеют закон приоритетности культуры в общественном развитии, концепция реализации нравственно-эстетического потенциала культуры, требования дифференциальной культурологии об учете специфики формирования культуры различных социальных общностей, прогностические идеи проективной культурологии.
Существенный вклад в разработку проблемы внесли исследования Е.А.Александровой, А.И.Арнольдова, С.Н.Артановского И.М.Быховской, Г.П.Бутикова, П.С.Гуревича, Т.М.Дридзе, Б.С.Ерасова, А.С.Запесоцкого, А.С.Кармина, А.П.Маркова, С.Т.Махлиной, А.И.Новикова, Э.А.Орловой, Е.С.Протанской, А.Я.Флиера, Ю.М.Шора и других культурологов, которые раскрыли ряд принципиально важных аспектов теории и истории культуры, способствовали становлению культурологии как науки. Важную роль в научном осмыслении сути и природы социально-культурной деятельности; в обосновании взаимосвязи культуры, образования и воспитания; в обеспечении культуросозидающей направленности различных сфер жизнедеятельности сыграли исследования Д.Н.Аля, А.П.Беляевой, С.Г.Вершловского, Д.М.Генкина, Т.Г.Киселевой, Ю.Н.Кротовой, В.Т.Лисовского, Г.А.Неценко, Б.Д.Парыгина, М.М.Поплавского, Ш.З.Санатулова, Е.И.Смирновой, Ю.А.Стельцова, А.А.Сукало, Б.А.Титова, В.Е.Триодина, Г.И.Фроловой и др. Однако все эти исследователи не ставили перед собой задачу дать обобщенную характеристику сути и природы прикладной культурологии. Правомерно особо отметить исследования Г.М.Бирженюка, Л.Г.Брылевой, А.И.Голышева, непосредственно связанные с прикладной культурологией, но и они формулировали задачи ее анализа, ограничиваясь такими аспектами проблемы, как методология региональной культурной политики, технология развития социально-культурной сферы или онтология самореализации личности в социально-культурной сфере
Сложившееся противоречие между объективной потребностью и необходимостью использовать прикладную культурологию как средство решения непреложных задач вовлечения людей в мир культуры и неразработанностью ее методологических и методических основ обусловило целесообразность осуществить отраженное в предлагаемой читателям монографии комплексное теоретико-эмпирическое исследование цель которого - определить сущность прикладной культурологии как области научного знания и социальной практики.
Из этой цели вытекали задачи:
1. Выявить функции прикладной культурологии; ее объект, предмет, целевые установки, области научного знания, ведущие сферы реализации, место в системе наук.
2. Раскрыть технологию формирования личности как субъекта культуры, механизм усвоения культуры, основные стадии, ведущие сферы и методики формирования культуры личности.
3. Обосновать пути реализации культуросозидающего потенциала ведущих областей жизнедеятельности человека (профессионально-трудовой сферы, системы образования, досуга).
4. Определить специфику культуроохранительной, культурно-просветительной и культуротворческой деятельности социально-культурных институтов.
5. Разработать основы профессиограммы специалиста социально-культурной деятельности и системы его формирования.
6. Обобщить итоги многолетнего и многоаспектного поисково-констатирующего и формирующего эксперимента в паспорте специальности "Прикладная культурология" как интегральной характеристике этой области науки и социальной практики.
Объектом анализа стали отдельные индивиды, социальные общности и социально-культурные институты в процессе их преобразования из объектов воздействия в субъекты культуры. Предметом - процесс формирования культурной среды; технология изучения, удовлетворения и дальнейшего развития духовных интересов и потребностей людей; методика вовлечения личности или социальной общности в мир культуры, в социально-культурное творчество.
Изучение истории и теории вопроса позволило сформулировать предположение, основанное на том, что самого факта социального и научно-технического прогресса и предоставления широких свобод во всех формах духовной жизни для торжества гуманистически ориентированного информационного общества явно недостаточно. В дополнение к этому необходима нравственно-мотивированная, научно обоснованная и методически инструментованная культурная политика, которая, как минимум, призвана обеспечить:
- создание соответствующей требованиям цивилизации XXI века инфраструктуры общественно-культурной деятельности;
- подготовку специалистов, способных возглавить процесс создания, освоения, сохранения, распространения и дальнейшего обогащения ценностей отечественной и мировой культуры;
- формирование у всех групп населения, и в первую очередь молодежи, высоких духовно-эстетических потребностей и способов их эффективного удовлетворения; разработку и внедрение социально-педагогического механизма инкультурации личности, ее вовлечения в различные формы культурного творчества.
Решить эти задачи, опираясь на культурологию, социальную педагогику, социальную психологию, экономическую и правовую основы социально-культурной сферы и другие науки призвано такое активно развивающееся направление духовной жизни, как организация социально-культурной деятельности. Ведущей, стержневой областью научного знания, обеспечивающей методологическое, методическое и организационное осмысление сути, природы и источников функционирования социально-культурной сферы может и должна стать прикладная культурология, которая раскрывает механизм реализации нравственно-эстетического потенциала культуры, обосновывает технологию вовлечения людей в процессе освоения ценностей мировой и отечественной культуры и различные формы социально-культурного творчества. Прикладная культурология - это мостик между культурой как интегральным явлением духовной жизни и конкретным человеком, включенным в социально-культурную деятельность. Если государство и общество, а в еще большей мере наука и практика осознают это - он будет укрепляться, обрастая новыми методиками максимального развития творческого потенциала личности, стимулирования последовательного и активного проявления ее самобытности, индивидуальных способностей и дарований.
Осуществленный в книге анализ строился на синтезе философско-культурологических (М.Вебер, П.С.Гуревич, Б.С.Ерасов, С.Н.Иконникова, М.С.Каган, Э.Кассирер, Э.В.Соколов, Л.Уайт, А.Я.Флиер и др.) и психолого-педагогических (Б.Г.Ананьев, Ю.К.Бабанский, Л.С.Выготский, Б.С.Гершунский, Е.А.Климов, А.Н.Леонтьев, Н.Д.Никандров, С.Л.Рубинштейн, Д.Б.Эльконин и др.) концепций , на данных публикаций западноевропейских, северо-американских и японских ученых (Ш.Генри, С.Гликман, Р.Дейв, А.Корлози, Л.Колберг, А.Королли, Дж.Левинджер, Д.Либерман, Л.Миллер, В.Перри, А.Пэн, С.Судзуки, Р.Тамаширо, Р.Хант, Л.Шрейдер, К.Т.Элсдон и др.), которые в 80 - 90-х годах нашего века достаточно широко отразили влияние высоких технологий, компьютеризации производства и других аспектов социального и научно-технического прогресса на формирование духовных потребностей разных групп населения и способов их удовлетворения.
Как в любой науке, переживающей период становления и институциирования, в культурологии продолжаются дискуссии о ее границах, структуре, исходном категориально-понятийном аппарате. Предстоит немалая работа по уточнению параметров соотношения культурологии с философией, эстетикой, рядом других гуманитарных дисциплин. Однако уже сегодня на основе анализа теории и истории вопроса правомерно определить ряд методологических положений, которые приняты специалистами, прошли апробацию временем, нашли свое отражение в научных публикациях и могут быть положены в основу современного понимания культурологии как науки.
Во-первых - это концепция надбиологического социального характера культуры как формы общественного бытия, отражающей качественный уровень жизнедеятельности человека в труде, познании, быту, досуге, деловом и межличностном общении.
Во-вторых, - это принцип органичной взаимосвязи материальной и духовной стороны культуры; единства гносеологического, аксиологического и проективного в культурологии, призванной изучать и общие закономерности функционирования духовной жизни, и своеобразие культур разных эпох, регионов, народов.
В-третьих - это восприятие культуры как творения человека и его творца, как средства и способа реализации творческих потенций человека и социальных общностей.
И, наконец, в четвертых - швейцеровский принцип благоговения перед жизнью как основополагающий для общечеловеческой, планетарной культуры, ядро которой составляет экология духа и добра.
Важнейшая особенность культурологии видится в том, что предметом своего изучения она избрала не только и не столько лучшие образцы художественной культуры, вершины литературного, музыкального, театрального творчества, архитектуры, живописи, скульптуры, а объективные реалии современного мира; достижения, противоречия, проблемы многогранного процесса создания, освоения, сохранения и распространения ценностей культуры; процесса, связанного как с высоким искусством, так и с повседневным трудом, познанием, общением, бытом, досугом.
Для культурологии, и в первую очередь такого ее направления, как прикладная культурология, исключительное значение приобретает принцип целостного постижения культуры, методология формирования которой исходит из того, что ее нельзя усваивать фрагментарно, не связанными между собой частями, она всегда базируется на синтезе знания и веры, единстве информационно-логического и эмоционально-образного. Это сближает прикладную культурологию с педагогикой, избравших единый магистральный путь развития своей методики - от репродуктивно-информационного к эмпирико-диалогическому, от тематического к проблемно-концептуальному, от созерцательного к деятельному, культуротворческому.
Предлагаемая читателю книга пытается раскрыть сложный процесс формирования индивида как субъекта культуры, его преобразования из человека умелого, владеющего технологией производства, в человека творящего, человека-художника, который повседневно реализует высокие критерии культуры во всех сферах жизнедеятельности. При этом главная ее особенность проявляется в том, что каждое теоретико-методологическое положение, раскрываемое в первой главе, подкрепляется соответствующими методиками и технологиями в последующих главах, позволяющих рассматривать механизм инкультурации и реализации культуросозидающего потенциала ведущих областей жизнедеятельности человека на операционном уровне.
Всеобъемлющий и всепроникающий процесс вовлечения человека в мир культуры и социально-культурное творчество невозможно вложить в прокрустово ложе одной, даже самой объемной монографии. Ряд аспектов проблемы, естественно, остались за пределами анализа. Однако, для того, чтобы с максимально возможной полнотой ответить на наиболее актуальные, узловые вопросы заданной темы, структура книги построена на освещении референтных аспектов прикладной культурологии - основных стадий и областей формирования культуры индивида, объективных возможностей обеспечения разностороннего развития личности в сфере труда, познания и досуга, нравственно-эстетического потенциала социально-культурной деятельности. Особое место в работе принадлежит обоснованию профессиональных качеств специалиста прикладной культурологии, который призван обеспечить реализацию ее социальных функций, придать социально-культурной деятельности научно обоснованный и методически инструментованный характер.
Появление этой книги - результат многолетнего сотрудничества автора с профессорами Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств С.Н.Артановским, Д.М.Генкиным, В.Л.Дранковым, В.Д.Ермаковым, С.Н.Иконниковой, А.И.Новиковым, Л.В.Петровым, Н.И.Сергеевой, Э.В.Соколовым, с президентом Ассоциации музеев России, профессором Г.П.Бутиковым, с известными специалистами в области общего и культурологического образования, профессорами А.Д.Жарковым, Т.Г.Киселевой, Ю.Д.Красильниковым, Б.Г.Мосалевым, Г.Я.Никитиной, В.С.Садовской, Ю.А.Стельцовым (Московский государственный университет культуры и искусств), Б.Д.Парыгиным, В.Е.Триодиным (Санкт-Петербургский гуманитарный университет профсоюзов), А.Г.Соколовым, П.С.Хейфецем (Российская академия образования), Н.Ф.Максютиным (Казанская государственная академия культуры и искусств), Ш.З.Санатуловым (Московская академия труда и социальных отношений), В.Я.Суртаевым (Ростовский филиал Санкт-Петербургского университета культуры и искусств), В.В.Туевым (Кемеровский государственный институт культуры) и другими учеными, которые на разных этапах работы анализировали отдельные разделы рукописи и своими конструктивными замечаниями и советами способствовали становлению цельной концепции прикладной культурологии как области науки и социальной практики.
Книга рождалась на кафедре социально-культурной деятельности СПГУКИ, где каждое принципиальное положение автора становилось предметом разностороннего обсуждения на методологических семинарах и посредством других форм профессиональной экспертизы. Существенный вклад в разработку проблемы внесли профессора кафедры В.С.Аксенов, Г.М.Бирженюк, А.П.Марков, И.А.Новикова, А.З.Свердлов, А.А.Сукало, Б.А.Титов. Нельзя не отметить работу 44 аспирантов и соискателей кафедры, которые, осуществляя под научным руководством автора диссертационные исследования, проанализировали сотни отечественных и зарубежных научных публикаций, собрали огромный эмпирический материал, обогатив комплексное исследование и фактологически, и теоретически. Наконец, глубокой благодарности заслуживают многочисленные практики - от специалистов Министерства культуры РФ до учителей, библиотекарей, работников музеев, кинотеатров и клубных учреждений, которые помогли увидеть наиболее актуальные проблемы социально-культурной сферы и определить пути и средства их разрешения.

ГЛАВА I.
ПРИКЛАДНАЯ КУЛЬТУРОЛОГИЯ КАК ОБЛАСТЬ НАУЧНОГО ЗНАНИЯ И СОЦИАЛЬНОЙ ПРАКТИКИ

1.1. Социально-культурная ситуация на рубеже третьего тысячелетия

Вступление человечества в двадцать первый век происходит в условиях завершения пятивековой эры капитализма и перехода к новому способу организации общественного бытия, что в свою очередь породит и новый, соответствующий ему тип антропоцентристской гуманитарно ориентированной культуры. Уже сегодня под воздействием гигантского скачка производительных сил, под влиянием бурного развития информационных технологий, в условиях крушения ряда тоталитарных режимов и существенного социального прогресса во многих странах мира происходят глубокие качественные изменения в культуре, однако их темпы, широта и интенсивность в разных областях духовной жизни протекают далеко не идентично. Научно-технический и особенно социальный прогресс встречают активное противодействие фанатичного фундаментализма, национализма, иных форм политического экстремизма, которые способны на какое-то время, в каком-либо регионе остановить его или на какой-то период отбросить страну к далекому средневековью, но ничто не может нарушить общепоступательное движение цивилизации, изменить закономерность общественного развития. Вместе с тем, для того, чтобы наука, и в частности культурология, могли конструктивно влиять на это, необходимо разносторонне изучить сложившуюся социально-культурную ситуацию с учетом закона нелинейного развития сложных систем, определить специфику происходящих в различных регионах мира культурных процессов, выйти за пределы сведения культуры лишь к духовной жизни и даже - еще эже - к искусству, увидеть многообразие и всепроникающий характер культуры и в культуре труда, и в культуре познания, и в культуре общественных отношений, и в культуре быта и досуга, и в культуре общения.
На пороге третьего тысячелетия следует говорить не только о теоретических проблемах, связанных с определением роли и места культуры в условиях утверждения нового способа организации общественного бытия. Не менее важно определить пути и средства вовлечения человека в эту культуру, выработать у него умения и навыки культурной деятельности, сформировать в каждом индивиде основы нравственной, эстетической, экономической, политической, правовой, технической, экологической, физической культуры; научить жить по законам культуры во всех сферах жизнедеятельности - от соблюдения санитарно-гигиенической культуры и культуры общения до культуры управления и культуры художественного и научного творчества.
Широкий круг указанных выше задач призвана решать прикладная культурология, и ее актуальность становится особенно очевидной, когда видишь, какой непоправимый ущерб наносит депутат Государственной думы, не владеющий политической культурой, или инженер атомной электростанции, не удовлетворяющий принципиально новым требованиям к технической культуре специалиста, призванного обеспечить безопасность ядерных реакций.
Научно-технический прогресс, динамизм социальной жизни, расширение международных контактов, бурное развитие таких средств массовой информации, как Интернет, видеопродукция, спутниковое телевидение привели к формированию нового системного качества - общечеловеческой культуры, которая вобрала в себя мировые научные и производственно-технологические достижения; образцы воспитания, образования, общественно-политической жизни; созданные разными народами и поколениями шедевры искусства и иные формы культурной деятельности, равняясь на которые, человечество строит единую планетарную цивилизацию XXI века, идет по пути интеграции национальных культур, глобализации заложенных в них гуманистических ценностей.
При всей прогрессивности процесса становления общечеловеческой культуры он протекает достаточно противоречиво и несет в себе не только лучшие, но и весьма спорные явления социальной деятельности. Средства массовой информации способны сегодня донести до миллиардов людей сведения о выдающихся открытиях в науке, ход олимпийских состязаний, голоса гениальных певцов, но в то же время они столь же широко тиражируют образцы насилия, других явлений антикультуры. И в этой ситуации задача прикладной культурологии проявляется в том, чтобы разработать и внедрить такие технологии вовлечения человека в мир культуры, которые, способствуя сохранению и дальнейшему развитию национально-культурных традиций и национального менталитета, формировали бы у него избирательное отношение к информации, научили отличать подлинное искусство от его подделок, помогли воспринимать реальные ценности общечеловеческой культуры.
Осуждая последствия технократизма, который привел к засилью духовно и эмоционально обедненной мысли и гибели идеалов культуры, А.Швейцер1 выдвинул "принцип благоговения перед жизнью как основополагающий для общечеловеческой, общепланетарной культуры". Экологию духа и сущность добра как ядра общечеловеческой культуры великий гуманист XX века видел в том, чтобы сохранять жизнь, способствовать жизни, выявлять жизнь, которая способна развиваться до ее наивысшей ценности. Эта формула восприятия планетарной культуры может рассматриваться как методологическая основа прикладной культурологии.
Интеграция в современном культурном пространстве исторически сложившегося многообразия различных стилей и средств выражения человеческой жизнедеятельности предопределила его многомерность и многосложность. Однако, как справедливо заметил И.Л.Набок2, именно эта многополярность и многослойность сегодня оказывается под угрозой в результате нарастания так называемой гомогенизации культуры - приведения к единому знаменателю, ценностного выравнивания разноуровневых явлений. Развивая идеи, ранее в общем виде сформулированные А.Молем3, И.Л.Набок обращает внимание на то, что на рубеже нового тысячелетия преобладающими чертами культурного мироотношения оказываются калейдоскопичность, фрагментарность, дискретность, усиливаемые хаотичностью, неуправляемостью самой культурной ситуации, перенасыщенностью информационной среды, не поддающимся контролю разума использованием новых технико-технологических возможностей воздействия на психику человека. Типичные болезни начала XXI века - "видеотизм" и "синдром Интернета".
Появление экранной культуры - историко-культурная неизбежность, вызванная техническим и технологическим прогрессом. Однако отставание прикладной культурологии от темпов научно-технического прогресса и ее неготовность к выработке оптимальных способов освоения нового типа коммуникации привели к тому, что экранная культура в условиях стихийности лишает духовный мир человека его многомерности и многослойности, в значительной мере сужает его подлинное богатство. Экранизированные варианты литературной классики вытесняют письменную культуру, освобождают человека от чтения и вызываемого им активного мыслительного процесса. "Компьютерная графика" и "компьютерная живопись" лишают людей возможности воспринимать реальные шедевры изобразительного искусства. Визуализация массовой культуры нарушает единство слуховой и визуальной культуры, подрывает способность человека эмоционально воспринимать музыкально-интонационную информацию.
И экранизация классики, и компьютерная графика, и широкое распространение визуальной информации, равно как и другие утвердившиеся ныне формы функционирования культуры сами по себе могут лишь приветствоваться, но все они будут способны реализовать свой эстетический потенциал, лишь в том случае если обеспечат гармонию внутреннего мира человека с окружающей действительностью, станут органичным компонентом единого, многообразного и многомерного культурного процесса.
Культура как сотворенная людьми среда их обитания и форма созидания духовных и материальных ценностей простирается в бесконечность прошлого, настоящего и будущего, однако конкретные формы ее функционирования и составляющие ее компоненты (духовность, нравственность, эстетическое отношение к действительности), как правило, имеют выраженные границы, отражают определенную ступень цивилизации, детерминируются уровнем развития общества, его ценностными ориентациями и идеалами.
Цивилизация начала третьего тысячелетия активно преображает природную среду, общественное развитие, бытовой уклад. Длительный период многие поколения людей жили в условиях единой структуры ценностей культуры. Ныне на глазах одного поколения ценности культуры обновляются многократно. Разрыв синхронности социального и культурного цикла усложняет подготовку человека к восприятию постоянно обновляющихся культурных ценностей и ориентиров.
Психологический стресс испытывают бывшие граждане СССР, попавшие в США, Германию, Израиль, в новую культуру, в новое окружение, в новую систему ценностей. Приобщение к новой культуре, вовлечение в новые формы социально-культурной деятельности, в новый круг деловых и досуговых отношений происходит очень болезненно. В рамках единой страны обновление структуры культуры идет относительно постепенно, и это сглаживает, но не снимает проблему.
На всех этапах общественного развития на человека воздействовало две силы - культура, которая поднимала его над уровнем обыденности к высшим духовным ценностям, и антикультура, опирающаяся на низменные инстинкты и утверждающая культ силы, злобы, секса и наркотического дурмана.
Марксистский исторический материализм долгие годы исходил из того, что развитие культуры, равно как всей духовной сферы общества, является непреложным отражением изменений в сфере материального производства. Однако история России убедительно свидетельствует о том, что в ряде случаев исходной точкой выступает не экономика, а культура. Об этом говорит принятие христианства, которое стало стимулятором ускорения социально-экономического развития русских земель; социально-культурные преобразования Петра I, послужившие основой бурного экономического развития России, или либеральные реформы Александра II, которые открыли дорогу коренным экономическим преобразованиям. Вероятно, и на рубеже XXI века Россия в преодолении переживаемого системного кризиса может опереться на культуру, на накопленный ею в последние века уникальный духовный потенциал, несомненно обладающий культуросозидающей силой4. При этом принципиально важно не только сохранять и возрождать лучшие национально-культурные традиции, но и реализовать инновационные возможности культуры, преобразовать ее репродуктивную доминанту в креативную, созидающую, способную активно воздействовать на всестороннее развитие общества.
Современная техногенная цивилизация с ее образом жизни, конкуренцией, криминализацией, социальными и национальными потрясениями вызвала усиление внутренней дисгармонии человека, социальной нестабильности, разбалансирование его отношений с окружающей средой, породило взрыв стрессовых состояний, агрессивности, бездуховности, алкоголизма, наркомании, страхов и неуверенности в завтрашнем дне. Выход из сложившегося противоречия для складывающегося ныне информационного общества видится в энергоинформационном потенциале XXI века, который должен опираться на культуру овладения и реализации социальной, биологической и духовно-психической энергии в их единстве и многообразии5.
Одной из непреложных функций любого государства является культурная политика. Однако степень государственного регулирования культурной деятельности в странах с разным уровнем развития имеет принципиальные отличия. В США, Великобритании и других странах с высоко развитой экономикой и сложившимися демократическими традициями она носит весьма ограниченный характер, предоставляя общественным институтам и в первую очередь самому человеку широкие возможности в выборе содержания и форм духовного творчества. В странах с тоталитарными режимами эта политика стремится поставить под контроль все формы культурной деятельности, использовать культуру как средство идеологического воздействия на разные группы населения и укрепления существующего строя. Но в любой стране государственная культурная политика призвана:
* обеспечить охрану и учет культурного наследия, сохранение и преемственность национально-культурных традиций, защиту национальной культуры и языка в мире расширяющихся международных контактов и усиления межконтинентальных и межрегиональных информационных процессов;
* разрешить проблему общедоступности ценностей культуры, создать возможности для вовлечения различных слоев населения и в первую очередь молодежи в социально-культурное творчество;
* превратить культуру в средство единения населения, в фактор нравственно-эстетического воспитания, в исходную базу социального и научно-технического прогресса;
* добиться внедрения культурных начал в сферу труда, образования, управления, социальных отношений, в быт, досуг и другие области жизнедеятельности;
* осуществлять постоянную поддержку профессионального и любительского творчества; способствовать новаторству в культуре;
* оптимизировать социально-экономическое и социально-культурное развитие, противостоять непомерной и нравственно немотивированной коммерциализации культуры;
* стимулировать развитие общенациональной и региональной инфраструктуры социально-культурной деятельности;
* сформировать систему последовательно обновляющейся подготовки специалистов, способных возглавить вовлечение людей в мир культуры и протекающие в стране социально-культурные процессы;
* привести органы управления культурой, систему планирования, финансирования и прогнозирования ее дальнейшего развития в соответствие с требованиями социального, научно-технического и духовного прогресса.
Слабость сложившихся демократических традиций, низкий общий уровень политической культуры, неадекватно воспринимаемая свобода как вседозволенность и резкое ослабление государственной поддержки духовной жизни общества предопределили в России конца XX - начала XXI веков социально-культурную ситуацию, которая, в свою очередь, привела к упадку эстетического воспитания детей и молодежи, недоступности ряда ценностей культуры большинству населения страны, распаду процветавшей в период советской власти системы культурно-просветительной работы, коммерциализации и в определенной мере криминализации рекреативно-развлекательной сферы. Практическое устранение государства от регулирования культурных процессов привело к значительному сокращению фольклорных коллективов, поставило в тяжелейшее положение деятельность оперных театров, симфонических и камерных оркестров, и в то же время открыло дорогу пропагандируемой со сцены, а порой и с телеэкрана воинствующей безвкусице и явной антикультуре.
В этих условиях государственная культурная политика призвана:
* осуществлять правовую, экономическую, организационную и моральную поддержку социальных институтов и отдельных лиц, создающих подлинные ценности культуры и способствующих сохранению и дальнейшему развитию национально-культурных традиций;
* обеспечить общедоступность библиотек, музеев, театров, концертных залов, научно-просветительных, спортивно-оздоровительных, туристско-экскурсионных, культурно-досуговых учреждений и других очагов национальной и общечеловеческой культуры;
* возродить широко распространенную в 70-80-е годы прошедшего столетия идею эстетического всеобуча детей и молодежи и обеспечить ее реализацию в начале XXI века;
* разработать и внедрить механизмы развития спонсорства и меценатства в социально-культурной сфере, государственной поддержки культурной деятельности социально незащищенных групп населения;
* защитить население, и в первую очередь детей и молодежь, от черного пиара, от засилья квазихудожественной продукции, от пропаганды насилия, сексуальных извращений, бездуховности.
В условиях децентрализации потребления культуры, культурного творчества и управления сферой культуры проявляется и все более утверждает себя потребность в создании нетрадиционного программно-регулятивного механизма единой культурной политики, с помощью которой можно обеспечить оптимальное равновесие между фундаментальным плюрализмом культурного процесса и проектно-программным (программно-регулятивным) подходом к культуре как органичному целому.
Специфика общества, вступающего в XXI век, проявляется в том, что:
* благодаря научно-техническому прогрессу оно за относительно небольшую часть совокупного рабочего времени способно удовлетворить непреложные базовые потребности людей, направив основные усилия на решение социальных проблем и расширенное воспроизводство духовных ценностей, на вовлечение людей в различные виды и формы социально-культурного творчества;
* богатство любой страны в первую очередь определяется не столько обилием земли, полезных ископаемых или иных материальных ценностей, сколько уровнем образованности населения, развитостью научно-информационной базы и культурно-досуговой сферы;
* происходит дестандартизация и демассовизация экономической, социальной и духовной жизни; на место унифицированно-массового производства приходят базирующиеся на информатике и супертехнологии индивидуализированные услуги и продукты потребления;
* присущая индустриальному обществу механизация и автоматизация производства уступает первенство высоким технологиям, информатизации, научному знанию и, в наибольшей мере, гуманистической экономике, где производительность труда определяется эффективностью воспроизводства человека, способного стать и мерилом всех богатств и средством их достижения.
Основой парадигмы социального развития на рубеже третьего тысячелетия стали человек как высшая ценность и культура как коллективный интеллект и условие самоорганизации и саморазвития личности. Однако для того, чтобы реализовать творческие потенции индивида, вступавшего в XXI век, и привести культуру человека в соответствие с объективными требованиями и реальными возможностями мирового сообщества, необходимо учесть ряд принципиально важных факторов:
1. Сложившаяся система формирования культуры личности опирается на общее образование, стимулирует потребление культурных ценностей и фокусируется на лучших образцах музыкального, театрального, изобразительного и других жанров высокого искусства. Однако, общество XXI века не может опираться лишь на вершину духовных ценностей, оно обязано раскрыть все многообразие культурных процессов. Сегодня не менее актуальным представляется процесс формирования умений и навыков повседневной, практической культуры, охватывающей широчайший диапазон жизнедеятельности - от культуры познания, культуры труда, культуры деловых и неформальных отношений, культуры общения, от проявляемой во всех сферах жизнедеятельности нравственной, экономической, политической, правовой, экологической, эстетической, физической культуры до культуры быта и досуга.
2. Развитие экономики и культуры органически взаимосвязано, но внутренние закономерности их функционирования принципиально различны. Научно-технический прогресс ломает границы государств, приводит к последовательному переходу от национальной экономики к планетарной. Достижения техники и информатики можно и нужно без потерь переносить из страны в страну, из региона в регион. В сфере духовной жизни это оказывается невозможным, т.к. эстетические ценности непреложно требуют наличия определенных традиций, конкретной общности. Прав Э.Тайлор, постулирующий единый мир культуры, интегрирующий в себе общечеловеческие ценности, но не менее прав и О.Шпенглер, подчеркивающий, что развитие культуры неотделимо от каждого народа, и его национально-культурных традиций, каждого региона, каждой эпохи. В рамках единых духовных ценностей культура сохраняет уникальность субкультур отдельных народов, регионов, социальных групп. Как бы ни прогрессировали культурные коммуникации, самую высокую степень активного включения индивидов в духовное творчество может обеспечить лишь развитая культура конкретного района, конкретной общности.
3. Сложный и противоречивый процесс становления и развития культуры неотделим от закономерностей фило- и онтогенеза.
В современных условиях на протяжении одной жизни чередуется несколько культурных эпох, и это обязывает формировать у человека способность воспринимать динамику времени, эффективно адаптироваться к определенной культурной среде. В то же время процесс инкультурации носит непрерывный характер и связан с сенситивными пиками развития. От первых лет жизни ребенка, когда он осваивает основы общения и санитарно-гигиенической культуры, общество призвано соизмерять реальные возможности и способности к восприятию информации.
Мировая и отечественная возрастная психология и педагогика убедительно доказали, что дошкольники могут вполне успешно освоить технологию пения, танца или рисования. Однако подростки в 5 и 6 классах, изучающие историю Древней Греции или Рима, еще не способны осмыслить сущность и подлинную ценность античной культуры, равно как старшеклассники в силу ограниченности жизненного опыта не в состоянии в полной мере оценить В.Шекспира, В.Гете, Ф.М.Достоевского или Л.Н.Толстого.
Рассогласование между содержанием социально-культурного просвещения и объективными возможностями его восприятия на определенном этапе возрастного развития порою порождает иллюзию решения поставленной задачи. Более того, в ряде случаев это отталкивает человека от определенных духовных ценностей и затрудняет возможность их постижения в будущем.
4. В современной педагогике. прочно утвердило себя понятие "функциональная грамотность", предполагающее способность человека использовать имеющиеся базовые знания во всех сферах жизнедеятельности. Не менее актуальна сегодня и такая категория, как "функциональная культура", констатирующая, что личность не только усвоила совокупность определенных фундаментальных культурологических знаний, но и эффективно реализует их в профессионально-трудовой, общественно-политической и духовной сфере, в семье, быту и досуге, в общении и наедине с собой.
В обществе коллективного интеллекта и информационных технологий формирование культуры личности происходит в процессе социализации посредством образования, пропаганды научных знаний, вовлечения в духовное творчество, физкультуру, спорт, в другие виды социально-культурной активности. Но культура - это не только и не столько знание. Можно заставить человека усвоить таблицу умножения, императивы технологии производства или нормы гражданского поведения, но никак нельзя этими же методами приобщить индивида к таким ценностям культуры, как счастье, свобода, любовь. В. Соловьев очень точно подчеркнул, что культуру нельзя навязать силой, она должна стать результатом добровольного, желаемого выбора.6
5. В процессе социализации общество призвано заботиться о том, чтобы формирующаяся личность усвоила выработанную им совокупность требований и норм, восприняла основы накопленных к этому периоду мировоззренческих знаний. Воспитание гражданина осуществляется по вектору - от социума к индивиду. Механизм овладения ценностями культуры носит избирательный характер, отталкиваясь от особенностей способностей, наклонностей и дарований каждой конкретной личности. Одна из них в безграничном мире культуры остановится на музыке, другая - на живописи, третья - на поэзии. Кто-то утвердит себя в нескольких жанрах искусства, но никто не в состоянии объять всю его гамму. Вектор инкультурации идет от личности к ценностям культуры, и сложнейшая задача прикладной культурологии состоит в том, чтобы найти оптимальное соотношение между минимумом социально-культурных знаний, умений и навыков, которые должен усвоить каждый, и содержанием индивидуально-творческой деятельности, связанной с удовлетворением потребности личности в самоактуализации, самоорганизации, реализации своих потенций и способностей.

1.2. Становление единой науки о культуре

Интеграция научного знания о становлении, функционировании и развитии культуры, необходимость научного обеспечения различных направлений и форм социально-культурной деятельности и объективная потребность в эффективной реализации нравственно-эстетического потенциала мировой и отечественной культуры предопределили утверждение культурологии как единой науки о культуре, вставшей в один ряд с философией, экономикой, социологией, политологией. За короткий период начала 90-х годов культурология получила признание в системе гуманитарных наук, введена в качестве обязательной дисциплины для всех вузов России, внедряется в учебные программы средней школы и систему повышения квалификации, стала предметом широкого обсуждения научной общественностью.
Богатство и разнообразие культурных этносов нашло отражение во многих научных дисциплинах - от археологии, этнографии, истории, философии и искусствознания до семиотики и морфологии культуры. Однако сегодня реальное место культуры в духовной жизни мирового сообщества предопределило настоятельную потребность завершить многовековой процесс становления единой науки о культуре, которая призвана обеспечить комплексное осмысление закономерностей происхождения, становления, развития и функционирования современной культуры, раскрытие сущности, природы, структуры и специфики духовного производства, разносторонний анализ созданных и создаваемых национальных и общечеловеческих ценностей. Как фундаментальная гуманитарная дисциплина культурология утвердила себя лишь в последние годы, но ее методологические основы, теоретические и фактологические источники были разработаны рядом выдающихся мыслителей XVIII - XX веков - от И.Канта, И.Г.Гердера, Э.Тайлора, Н.Я.Данилевского, О.Шпенглера, Э.Кассирера, А.Тойнби, В.С.Соловьева, Н.А.Бердяева, В.В.Розанова, М.М.Бахтина, А.Ф.Лосева, А.Швейцера до Г. Риккерта, В.Оствальда, Л.Уайта, Т.Парсонса, Э.Фромма, К.Ясперса, Ж.-П.Сартра, А.Моля, Л.Н.Гумилева, Д.С.Лихачева, Ю.М.Лотмана, М.С.Кагана, А.И.Арнольдова, С.Н.Иконни-ковой, Э.В.Соколова и др.
Утверждение культурологии как явления духовной жизни, отрасли науки и одной из базовых дисциплин, изучаемой во всех типах высших учебных заведений, обусловлено глубокими качественными изменениями в духовной сфере, значительным ускорением общественного развития, достижениями современных гуманитарных наук и, в первую очередь, настоятельной потребностью конструктивно использовать созидательный потенциал культуры для решения возникших накануне третьего тысячелетия кардинальных социальных проблем.
Как подчеркивает П.А.Подболотов7, культурология значительно шире бытующего понятия "теория культуры", т.к. включает в себя не только научно-теоретические, но и эмпирические данные о культурной деятельности. Преодолевая отраслевой узкопредметный взгляд на явления и процессы духовной жизни, который отличает искусствоведение, социологию или экономику культуры, культурология интегрирует историю, философию и другие аспекты познания культуры и поднимается до уровня выявления общих закономерностей преобразования действительности, развития сущностных сил человека, превращения богатства человеческой истории во внутреннее богатство личности. В рамках этой научной дисциплины сегодня развивается фундаментальная культурология, которая концентрируется на обосновании общих закономерностей возникновения, становления и функционирования культуры, и прикладная культурология, призванная раскрыть социально-педагогические технологии приобщения человека к достижениям мировой и отечественной культуры.
Становление фундаментальной культурологии как формы отражения качественно нового уровня осознания методологических основ духовного производства и общих принципов социально-культурной деятельности на различных этапах цивилизации воспринимается как естественное развитие науки о культуре.
Искусствознание или иные составляющие такого широкого понятия, как культурология, как правило, фокусируются на лучших образцах музыкального, театрального, изобразительного или иных жанров искусства. Культурология в целом не может ограничиться лишь вершинами культуры, она призвана раскрыть объективные реальности современного мира, все многообразие процесса создания, освоения, сохранения, распространения и дальнейшего развития духовных ценностей, показав в этом процессе и достижения, и противоречия, и явные слабости и недостатки.
История цивилизации свидетельствует о том, что мифология древних отражала идеализированные образы людей и иных живых существ, которые были наделены сверхъестественными физическими и интеллектуальными качествами; религия в Библии, Коране и других энциклопедиях человеческой мудрости выразила интегрированные взгляды верующих на окружающую действительность; в эпоху античности люди ассоциировали культуру с образованностью и воспитанностью, а в средневековье - с конкретным образом жизни, ее укладом, традициями, обычаями и нормами. Культурология начала XXI века видит свои главные задачи в познании закономерностей, принципов и средств повседневного функционирования культуры как компонента общей социальной регуляции различных форм жизнедеятельности наряду с политикой, экономикой и социальным управлением, исходит из необходимости раскрытия механизма формирования в каждом человеке практической культуры, которая обеспечивает регуляцию социального бытия, утверждает культуру труда, познания, быта, досуга, семейных отношений, делового и неформального общения.
XX век войдет в историю России как время тяжелейших испытаний революциями, войнами, массовыми репрессиями и иными социальными катаклизмами. Разваливалась экономика, ломались традиции, рушились храмы, семьи, человеческие судьбы, страна с богатейшим природным и духовным потенциалом оказывалась в числе замыкающих мировую таблицу уровня жизни. И каждый раз после очередного социального потрясения здоровые силы общества обращались к культуре как наиболее эффективному средству единения людей во имя созидания и прогресса.
Русское искусство и поддержанное меценатами культурно-просветительное движение внесли огромный вклад в развитие экономики, образования и возрождение традиций интернационализма и веротерпимости после революции 1905 - 1907 годов. Созданная в 20-е годы система культурно-просветительной работы способствовала обеспечению общедоступности ценностей культуры, массовому развитию самодеятельного творчества, ликвидации неграмотности и малограмотности 80 миллионов человек. В послевоенный период эта система, подкрепленная шефством деятелей культуры над учебными заведениями, трудовыми коллективами и воинскими частями, обеспечила вовлечение в различные виды социально-культурного творчества десятков миллионов людей, приняла на себя осуществление идеи эстетического всеобуча детей и молодежи, внесла существенный вклад в формирование культуры труда, быта, досуга.
Реализация культуросозидающего потенциала российского общества в современной социально-культурной ситуации приобретает особую значимость, и помочь этому может культурология как наука о становлении, развитии и функционировании культуры, ее роли и месте в экономической, политической и духовной жизни.
Культурология как область научного знания ныне находится на начальном этапе становления, переживает сложный и противоречивый период поисков, ошибок, дискуссий. Сегодня продолжаются бурные споры о предмете культурологии, о границах этой науки, ее структуре и понятийном аппарате. Однако ряд методологических положений, концепций и идей, предопределяющих восприятие сути и природы культуры и изучающих ее наук, к концу XX столетия были приняты специалистами разных направлений и вошли в научный оборот. Как подчеркивалось выше в первую очередь, это положение о надбиологическом, социальном характере культуры как формы общественного бытия, отражающей качество жизнедеятельности человека в труде, познании, быту, досуге, в сфере общения. Это принцип органичной взаимосвязи духовной и материальной сторон культуры; единства гносеологического, аксиологического и проективного в культурологии как науке, изучающей общие закономерности культуры. Это восприятие культуры, выступающей в качестве способа реализации творческих потенций человека, как творения человека и в то же время его творца.
Идея целостности культуры нашла отражение в историко-философской концепции Д.Б.Вико (1668 - 1747), и в еще большей мере у И.Г.Гердера (1744 - 1803), который заострил внимание на том, что генетический и органический процесс воспитания человеческого рода и есть процесс освоения культуры.
Среди классиков философии культуры особое место принадлежит Георгу Вильгельму Фридриху Гегелю, который обосновал роль культуры в разрешении антропологических противоречий в субъективном и объективном, общественном и естественном, индивидуальном и универсальном, эмоциональном и рациональном; в развитии мышления к всеобщности, к абсолютному духу, к идеалу человеческого совершенства как высшей ценности культуры.
Различая в "Лекциях по эстетике" и в "Лекциях по философии" теоретическую и практическую культуру, Гегель, по сути, формулирует требование современной прикладной культурологии о постижении культуры посредством труда, согласовании своих деяний с законами природы, усвоении умений и навыков эстетической деятельности8.
Термин "культурология" впервые появился в 1915 году у известного немецкого физика, химика и философа В.Оствальда. Однако, в отличие от Э.Тайлора, который еще во второй половине XIX века выступил с идеей единой науки о культуре, В.Оствальд попытался с помощью этого понятия отделить явления, присущие только человеку, от процессов, характерных для естественной природной среды.
Идею Э.Тайлора, равно как ряд положений М.Вебера, А.Вебера, Г.Риккерта, Э.Кассирера, К.Юнга, О.Шпенглера, А.Тойнби, В.Оствальда, М.Бахтина, П.Карсавина, П.Флоренского, С.Франка, А.Лосева, Г.Шпета и других специалистов в области истории философии, социологии, антропологии, филологии, семиотики, подводящих к раскрытию общих закономерностей культурно-исторического процесса, в 1939 году в значительной мере реализовал Лесли А. Уайт, который в понятии "культурология" увидел термин, обозначающий научное знание о культуре в ее единстве и многообразии.
Несомненное достоинство культурологии по Лесли А. Уайту в том, что она не ограничивается восприятием лишь высокой культуры как совокупностью достижений в области науки, просвещения и искусства, а видит ее всепроникающий характер, охватывающий сферы труда, познания, общения, быта и досуга.
По П.Флоренскому, "в основу понимания культуры кладется исторически активная творческая деятельность человека и, следовательно, развитие самого человека в качестве субъекта деятельности. Развитие культуры при таком подходе совпадает с развитием личности ... в любой области общественной деятельности"9.
В этом определении - ключ к пониманию органичной взаимосвязи прикладной культурологии как одного из направлений культурологии и как науки о механизмах вовлечения человека в мир культуры и социально-культурное творчество с психологией и педагогикой как науками о личности и ее развитии. Три области человекознания - психология, педагогика и прикладная культурология - выступают как различные направления единого процесса научного осмысления феномена "человек и культура".
Существенные аспекты развития социально-культурной активности обоснованы в философском и культурологическом наследии Хосе Ортега-и-Гасета10, который подчеркивал, что культура как целое существует не как изначальная данность, а лишь потому, что определенное число людей на планете верит примерно в одно и то же и сомневается также в одном и том же. Верование составляет невидимую изнутри почву культуры, и когда эта почва уходит, перед человеком встает дилемма: либо смириться и перестать жить законами культуры, либо превзойти себя, найти в себе дополнительные резервы и разрешить противоречие средствами своей активности.
Сегодня в России привычная реальность, отраженная в традициях высокой духовности, патриотизма и соборности, как выразился бы Ортега-и-Гасет, "дереализовалась", "пребывает в пучине сомнений", и задача здоровых сил в том, чтобы вернуть веру в безграничные потенции своего народа, стимулировать его культуросозидающую активность.
К. Ясперс11 рассматривает культуру как непрерывное историческое движение, основанное на последовательном приращении нравственно-эстетических, религиозных, философских ценностей и базирующееся на научно-технических достижениях. Однако будущее находится в прямой зависимости от ответственности человека за направленность использования современных технических возможностей.
Забвение экзистенциальной коммуникации, потеря своих историко-культурных корней, по К.Ясперсу, превращает человека в единицу, приводит к потере своего лица. В этих условиях задача общества в том, чтобы вся система социализации и воспитания обеспечивала сохранение индивидуальности, которая не теряла бы себя в общем, а одухотворяла его.
Культура предопределяет духовный базис общества, его энергетику, совокупность созданных ценностей и непрерывно продолжающийся процесс их сохранения и расширенного воспроизводства. Она отражает уровень жизни, а главное, ее качество. Сердцевину этого феномена человеческого сообщества составляет гуманитарная культура, концентрирующая ее созидательные функции и обеспечивающая сохранение и наследование национально-культурных традиций, передачу социального опыта, преемственность поколений.
Культура, прежде всего, - понятие коллективное. Это не исключает такие аспекты индивидуальности, как санитарно-гигиеническая или сексуальная культура, но в основе своей культуру отличает коммуникативная природа, которая опирается на язык или иные сформированные историей символы общения.
"Символы культуры, - пишет Ю.М.Лотман, - редко возникают в ее синхронном срезе. Как правило, они приходят из глубины веков и, видоизменяя свое значение (но не теряя при этом памяти и о своих предшествующих смыслах), передаются будущим состояниям культуры. Следовательно, культура исторична по своей природе. Само ее настоящее всегда существует в отношении к прошлому (реальному или сконструированному в порядке некоей мифологии) и к прогнозам будущего"12.
Юрий Михайлович подчеркивает, что культура всегда подразумевает сохранение предшествующего опыта. Одно из важнейших определений культуры характеризует ее как негенетическую память коллектива. Поэтому она всегда связана с историей, всегда подразумевает непрерывность нравственной, интеллектуальной, духовной жизни человека, общества и человечества.
Если постижение культуры определенной эпохи - функция теоретической и исторической культурологии, то формирование исторической памяти и воспитание подрастающих поколений на культурных традициях народов и всего человечества - непреложная задача прикладной культурологии.
В XX веке в рамках исторической культурологии и культурантропологии широкое развитие получили вопросы диалога и взаимовлияния различных культур, проблемы аккультурации.
Британская школа социальной антропологии в лице Б.Малиновского, А.Родклифф-Браун, Годфри и Моники Вильсон, развивая традиции мифологической школы Д.Д.Фрезера и Э.Б.Тайлора, обосновала методологию процесса аккультурации, раскрыла принципы осуществления взаимовлияния культур, выявила специфику социально-культурного взаимодействия разных цивилизаций.
По пути практического раскрытия механизмов аккультурации пошла американская антропологическая школа. Её виднейший представитель Дж. Гершкович показал, как в процессе прямого и длительного контакта одной группы людей с другой изменяются культурные парадигмы обеих групп, как влияют на этот процесс религиозно-миссионерские службы, торговля, культурный обмен.
Аккультурация как средство сближения цивилизаций и взаимного обмена между народами духовными ценностями, безусловно, важная сторона культурологии, но не менее важен другой процесс - вовлечение человека в мир определенной, конкретной цивилизации, усвоения ценностей той культуры, которую представляют твои современники по региону, стране, части света.
В многочисленных изданиях 90-х годов XX века, отражающих проблемы культурологии, одни сводят ее к общей философии культуры; другие - к прикладной дисциплине, раскрывающей методику культурной адаптации к социальной среде; третьи видят в ней форму интеграции искусствоведения, теории культуры, истории культуры, социологии культуры, экономики культуры, семиотики культуры и других самостоятельных наук, раскрывающих различные аспекты культуры. Несомненный интерес в этом плане представляет позиция И.Л.Набока13, который подчеркивает метанаучный характер культурологии, означающий сочетание обобщающего системного, философского осмысления целостности культуры и ее процессов с анализом конкретных фактов функционирования культуры в различных сферах духовной жизни.
Как пишет М.С.Каган14, становление и развитие культурологического знания, и в первую очередь философии культуры, прошло три этапа. Первый - от античности до XVIII века - характеризуется попытками рассматривать культуру "в континууме онтологических, теологических и эпистемологических проблем". Второй связан со стремлением увидеть в культуре, при всей ее разнородности, предмет самостоятельного философского рассмотрения. При этом в понятие "культура" включалась и экономическая, и политическая жизнь, т. е. все, что не относилось к природе и Богу.
Развитие в XX веке наряду с философией культуры конкретно научных культурологических дисциплин и художественно-образного постижения культуры средствами литературы, изобразительного, музыкального, театрального и других искусств предопределило становление третьего этапа истории культурологической мысли, позволившей "подняться от интуитивного ощущения целостности культуры к ее теоретическому осмыслению как системы, отличающейся наивысшей степенью сложности по своему устройству и полифункциональности, системы исторической, саморазвивающейся и саморегулирующейся, органически связанной со своим творцом и творением - человеком - и находящейся в постоянном взаимодействии со своей природной и социальной средой".
На третьем этапе развития культурологической мысли удалось преодолеть эмпирическую заземленность и фактологическую ограниченность частных культуроведческих дисциплин, подняться до широкого философского обобщения сущности, природы и механизмов функционирования культуры, раскрыть в ней единство гносеологического, аскиологического и проективного.
Во введении к "Философии культуры" М.С.Каган15 подчеркивает, что "этнограф и социолог, психолог и технолог, искусствовед и педагог смотрят на культуру разными глазами и видят в ней разное". Можно рассматривать разные аспекты культуры, видеть ее различные компоненты, но любое явление, любой процесс, любая область жизнедеятельности только тогда могут стать объектом и предметом науки, если все, кто хочет их исследовать, смогут исходить из единых позиций, единых понятий, единых категорий. Появление культурологии как единой науки о культуре, во всем ее единстве и многообразии, по сути, снимает сложившееся противоречие, позволяет поднять осмысление культуры от ее интуитивного, субъективно-рефлекторного восприятия до уровня системного анализа, опирающегося на сложившуюся началу третьего тысячелетия методологию познания процессов и результатов культуротворческой деятельности человека.
Как научная дисциплина культурология пока четко не определила свои границы; сегодня это комплекс ряда общественных и гуманитарных дисциплин, отражающих различные аспекты культуры. Однако процесс их интеграции идет достаточно быстро.
Любая современная наука, будь то социология, политология, психология, педагогика, берет свое начало от философии. Философия культуры, и в первую очередь немецкая и русская культурфилософия, предопределили методологию культурологии. При этом значимость философии культуры обусловлена и спецификой сегодняшней России, которая ищет свои идеалы, свою национальную идею. Именно философия культуры призвана выявить культурную и национальную идентичность российского общества на рубеже XXI века, определить ценностные ориентации на грядущее тысячелетие, сформировать культурное самосознание каждой конкретной личности.
В сложном и противоречивом процессе утверждения культурологии как единой науки о становлении, функционировании и развитии культуры проявляется и стремление определить ее как науку наук, детерминирующую всеобщую методологию гуманитарного знания. Как подчеркивает С.Н.Иконникова16, такое превращение неоднократно происходило во многих науках гуманитарного цикла: эстетика отрывалась от искусства, этика от морали, этнография от жизни этносов, литературоведение от литературного процесса, право от криминалистики, религиоведение от конфессий, история от событий. Для того, чтобы культурология не попала в этот ряд, не оторвалась от исторической и современной реальности, принципиально важно развивать ее прикладное направление как область научного знания и социальной практики, органично связанную с культурной средой, социально-культурными процессами, а главное - с человеком как творцом культуры и ее производным.
Принципиальная особенность культурологии как метанауки о единой культуре во всей ее многослойности и многообразии проявляется в том, что она раскрывает не только шедевры классики, но и самые разнообразные, в том числе и весьма противоречивые, процессы повседневной культуры, захватывающие сферы труда, образования, общественной жизни, делового и неформального общения, быта, досуга.
Культурология позволяет раскрыть сущность и природу такого противоречивого явления духовной жизни второй половины XX века, как молодежная субкультура и контркультура, тяготеющие к музыкальному самовыражению, ритуальности, к стремлению возродить естественные истоки жизни средствами рок-музыки, символикой внешнего вида, специфическими формами общения, неприятием общепринятых культурных традиций при одновременной попытке опереться на фольклор и иные виды этнокультурной деятельности. Культурология объясняет это потребностью компенсировать противоречия сложившегося ныне процесса социализации молодежи, стремлением преодолеть трудности самоутверждения, утолить голод инициативы и самодеятельности, желанием выйти за пределы убивающего воображение и фантазию рационализированного и упорядоченного мира.
Появление культурологии как науки об органично цельном процессе становления, развития и функционирования культуры явилось результатом преодоления фрагментарности представлений об этом явлении духовной жизни, отдельные аспекты которого использовались с позиций разных наук. Культурология признала интегративную целостность того, что может и должно восприниматься, исходя из единой методологии. Однако процесс определения сути и предмета культурологии встретил сегодня активные попытки ограничить это направление гуманитарного знания.
В интересной и безусловно конструктивной статье А.П.Маркова17, к примеру, подчеркивается, что культурология не должна рассматривать в качестве своего объекта эмпирический состав культуры - на этом пути она будет вынуждена неэффективно дублировать методологию, принципы, цели и задачи культуроориентированных наук, обрекая себя тем самым на хронический дилетантизм. Она также должна отказаться от анализа культуры в наиболее обобщенном, абстрактном определении данного феномена как сотворенной человеком материальной и духовной среды его обитания, совокупности способов преобразования его природных задатков и возможностей, условия развития творческих способностей личности и гуманизации общества. Такое определение культуры, фиксирующее прежде всего внеприродную сущность этого явления, процессуальные и результативные составляющие внеприродного бытия человека, является, преимущественно, объектом философии культуры.
Объект культурологии - "сверхэмпирический" состав культуры, т. е. культура, отраженная и застывшая в "тексте" (в слове, знаке, символе, образе). Это та составляющая культуры, которая выступает специфическим способом ее самопознания и одновременно формой концентрации идеально-духовной энергии человека и человечества. Данный пласт человеческой культуры представляет собой максимальное выражение "проектных", идеальных способов и результатов освоения и преобразования природы, общества, самого человека. Безусловно, "проектность" является одной из основополагающих характеристик культуры в целом и прослеживается на различных уровнях и "в срезах" ее функционирования (процессуальном, результативном, идеальном, институциональном), но в наиболее концентрированном виде это свойство содержится в рефлектированном срезе человеческого опыта и бытия - в гуманитарной культуре, которую и следует рассматривать в качестве основного объекта культурологии. В этой связи культурология должна обнаружить глубинные связи онтологического уровня бытия культуры и форм ее самопознания и самосознания, рассматривая культуру как текст и текст как модель культуры и одновременно сущностный модус ее бытия.
"Тексты культуры", являющиеся продуктом специализированных сфер духовного производства (науки, искусства, религии и т.д.), выступают формой самосознания и самопознания культуры каждой конкретной исторической эпохи, высшим проявлением духовной, идеальной деятельности человека, мерой освоения и реализации человеком своей родовой сущности. Они обеспечивают непрерывность бытия социокультурной системы в историческом времени (ее континуальность), сохраняют язык нации, фиксируют "генотип духовности" (образ человека и мира), характерный для конкретного народа, выполняют функцию национального самосознания и культурной самоидентификации. В "текстах культуры" обнаруживаются и актуализируются универсальные модусы бытия культуры в целом - мифологический, символический, архитипический и др. В этой связи следует отметить очень существенное обстоятельство: в контексте культурологической проблематики "текст культуры" обретает предметную, онтологическую интенциональность - он начинает указывать на некую культурную реальность, которая за ним стоит, в нем и через него выражается и актуализируется.
Таким образом, отмечает А.П.Марков, в качестве объекта культурологии следует рассматривать явления и формы культуры "второго порядка", которые или уже содержат в себе непосредственное знание о различных феноменах культуры (т.е. знания, накопленные в русле таких "культуроориентированных" наук, как этнология, этнография, социальная антропология, искусствоведение, лингвистика и др.), или представляют собой форму неосознанного опосредованного (образно-символического), но в то же время целостного отражения всего многообразия культурного мира (это преимущественно "тексты" художественной и религиозной культуры, отражающие ее идеальный, ценностно-ориентационный смысловой пласт).
П.С.Гуревич подчеркивает, что культурология несет конкретное знание о культуре; философия культуры - метафизическое, абстрактное18. Такая позиция, достаточно широко распространенная, поддерживается многими известными теоретиками культуры, но она сужает понятие "культурология", которое призвано отражать восприятие культуры как единого целого, включающего и философию культуры, и аксиологию культуры, и социологию культуры, и семиотику культуры, и сравнительную культурологию, равно как историю мировой и отечественной культуры, дифференциальную культурологию.
Феномен культурологии интегрирует понятия "художественная культура, нравственная, экономическая, политическая, правовая, экологическая, физическая, религиозная культура; культура научной, художественно-творческой и иной социально и личностно значимой деятельности".
Наряду с этими сферами научного знания о культуре следует учитывать и такую область культурологии, как прикладная культурология, которая, в свою очередь, включает в себя культурологию личности, культурологию семьи и быта, культурологию социальной жизни, культурологию общения, культурологию досуга и иные направления вовлечения человека в мир культуры.
А.Я.Флиер19 видит предметом культурологического познания не всю культуру, что, по его мнению, по силам лишь всей совокупности социальных и гуманитарных наук, а комплекс ценностно-смысловых, нормативно-регулятивных и знаково-коммуникативных средств и механизмов, обеспечивающих коллективный характер форм жизнедеятельности человека. Ведущая функция культурологии в рамках этой позиции проявляется в исследовании системы социальных норм человеческой жизненной практики.
Подобное понимание сути и природы культурологии перекликается с концепцией И.М.Быховской20, которая в объект культурологии включает любые виды и формы человеческой жизнедеятельности, а в предмет - ценностно-нормативные установки и механизмы, регулирующие всю социальную практику, и в первую очередь взаимодействие и взаимопонимание между людьми.
И И.М.Быховская, и А.Я.Флиер многократно подчеркивают, что, подобно истории и социологии, культурология может рассматриваться как наука, изучающая все о человеке и обществе, но в конкретном ракурсе анализа экстраутилитарных регулятивных начал человеческой жизнедеятельности.
В любой области познания (исторического, экономического, политического, правового и т.п.) видов и форм человеческой жизнедеятельности А.Я.Флиер вычленяет:
* философско-теоретический уровень обобщений, касающийся вопросов сущности и базовых закономерностей, определяющих тот или иной вид деятельности;
* предметно-эмпирический уровень обобщений, связанный с вопросами непосредственных технологий, организации и обеспечения деятельности;
* специфический социальный уровень обобщений, относящийся к зоне "теорий среднего уровня", который исследует историю данного вида деятельности (ее генетический аспект), ее психологию (мотивационный аспект), социологию (социально-функциональную организацию ее субъектов) и культуру изучаемого вида деятельности (ценностно-нормативный и семантико-коммуникативный аспекты).
Это свидетельствует о том, что в любой области социального и гуманитарного знания может иметь место культурологический подход к определенным социально-нормативным функциям и механизмам изучаемой сферы жизнедеятельности, к процессам формирования различных профессиональных культур, к специфической символике, к языку того или иного вида деятельности.
Оценивая перспективы развития культурологии в XXI веке, отдельные специалисты указывают на невозможность ее дальнейшей опоры на деятельное понимание культуры, т.к. позитивная роль этой концепции практически исчерпала себя. Вступление человечества в информационное сообщество активно связывается с информационно-семиотическим подходом к культуре, реализующим, в частности, философские концепции Ю.М.Лотмана и его научной школы. Однако, вряд ли следует противопоставлять эти направления философской и культурологической мысли. Гораздо конструктивнее видеть их взаимодополняющее воздействие, ибо при самом активном развитии информационной техники и информационных технологий они, в конечном итоге, будут обеспечивать еще более эффективную, чем в XX столетии, деятельность человека по созданию ценностей культуры и культурные процессы, которые еще более возвысят человека как их творца.
Культурология стала одной из стержневых дисциплин современной высшей школы, ее основы преподают также в других звеньях системы непрерывного образования. По количеству изданных в 90-е годы ХХ века учебных пособий культурология заняла положение абсолютного лидера, значительно опередив философию, политологию, экономику, право, психологию и другие вызывающие общественный интерес дисциплины. Все это - несомненное свидетельство безусловно оправданной гуманизации образования, признания необходимости усиления в нем многих аспектов, коренящихся в мировой и отечественной культуре. Однако, противоречивость и парадоксальность ситуации связана с тем, что все эти позитивные, но относительно односторонние процессы, в основе своей носящие характер обобщения известных фактов теории и истории и культуры, существенно опережают развитие культурологии как науки, фундаментальную разработку ее методологических основ, ее категориально-понятийного аппарата, определение ее роли и места в системе человекознания и гуманитарных науках.
Утверждение культурологии как области научного знания связано с продолжающимся и ныне сложным и противоречивым процессом становления ее структуры, в рамках которой большинство исследователей выделяют фундаментальную (теоретическую) культурологию, интегрирующую в себе философию, социологию, экономику, аксиологию, семиотику культуры, культурную антропологию, культурное наследие; историю художественной, религиозной, философской, политической, экономической, нравственной, правовой, экологической, физической и других направлений культуры, и прикладную культурологию, раскрывающую принципы использования фундаментальных знаний о культуре и механизм хоминизации, социализации и инкультурации в целях прогнозирования, проектирования, регулирования и организационно-методического обеспечения культурных процессов; разработки и реализации технологий формирования благоприятной культурной среды; удовлетворения и дальнейшего обогащения духовных интересов и потребностей человека, развития его творческих потенций. Однако граница между фундаментальной и прикладной культурологией весьма подвижна. Более того, процесс определения тех или иных явлений как составных частей конкретного компонента структуры культурологического знания сегодня далеко не завершен, и различные авторы толкуют эту структуру весьма своеобразно. К примеру, один из ведущих специалистов в области культурологии А.Я.Флиер21 в глубокой и конструктивной работе, посвященной объекту, предмету и структуре современной культурологии, вводит в структуру фундаментальной культурологии психологическую культурологию, а в ее рамках - общую социокультурную теорию личности (что, безусловно, соответствует фундаментальной культурологии) и культурологию социальной интеграции, которая включает в себя механизмы социализации, инкультурации и социокультурной самоидентификации личности, что, по сути, составляет основное ядро прикладной культурологии.
Это же относится и к процессам формирования комплексов устойчивых социокультурных стереотипов (культурного менталитета) и способности человека к инновационной деятельности, к творческому преобразованию мира (культурология инновационной деятельности). А.Я.Флиер относит их к фундаментальной культурологии. Однако в дальнейшем он же доказывает, что психологическую антропологию можно представить как науку, исследующую не только общие закономерности формирования культурно обусловленных черт личности, но и механизмы систематического "обучения" индивида культуре и его самоидентификации в ней, механизмы "использования" индивидом обретенных культурных знаний и навыков в режиме их простого воспроизводства, наконец, механизмы "преодоления" индивидом традиционных культурных ограничений и выхода на поисковую, инновационную, творческую парадигму сознания и деятельности. А это, естественно, составляет предмет прикладной культурологии.
Научное осмысление сути, природы и специфики культурологии далеко не завершено. Это направление гуманитарного знания в XXI веке ждут новые исследования и дальнейшие поиски истины. Суммирование сложившихся взглядов уже сегодня позволяет гипотетически вычленить объект и предмет фундаментальной и прикладной культурологии, определить их сущность и специфику.
Объектом и предметом фундаментальной (теоретической) культурологии выступает интегративное знание о становлении, функционировании и развитии культуры как целостного феномена и специфически человеческого способа жизни; исторически развивающаяся система сотворенных человеком материальных и духовных ценностей; структура и продукты культурной деятельности - от конкретных произведений искусства и иных творений человеческого гения до созданных людьми языков, обычаев, нравов, этикета, символики, способов сакрализации, психологического склада нации или иной социальной общности; культура как ведущая функция и модальность человеческого бытия.
Объектом и предметом прикладной культурологии стали культурная политика, культурное прогнозирование, охрана и трансляция культурного наследия, социально-культурное творчество, социокультурные аспекты образования, воспитания, общения, профессионально-трудовой, общественно-политической, культурно-просветительной, семейно-бытовой, спортивно-оздоровительной и досугово-развлекательной деятельности; семья как первичная база формирования и функционирования культуры; учреждения искусства и иные социальные институты, которые обеспечивают сохранение и дальнейшее обогащение ценностей культуры, способствуют процессу социализации и инкультурации личности, ее вовлечению в духовное общение и различные сферы социально-культурной деятельности.


1.3. Прикладная культурология как средство научного обеспечения культурной политики и социально-культурной деятельности

Всепроникающий характер культуры породил столь же широкую, многообразную и общественно значимую деятельность по ее освоению, сохранению, распространению и дальнейшему развитию, которую интегрирует понятие "социально-культурная деятельность". Субъектами ее могут быть государственные и общественные институты, отдельные лица и социальные общности, проявляющие активность в различных сферах духовной жизни.
Первое направление этой активности связано с созданием ценностей культуры, осуществляемое как профессиональными специалистами (учеными, конструкторами, писателями, художниками, композиторами, актерами, музыкантами, архитекторами, дизайнерами, модельерами, ювелирами и т. п.), так и любителями социального, художественного и научно-технического творчества.
Второе направление, отражающее многогранный процесс освоения ценностей культуры, практически объединяет все население планеты, каждый представитель которого становится субъектом последовательного овладения различными компонентами культуры - от санитарно-гигиенической, коммуникативной, семейно-бытовой до художественной, нравственной, правовой, экономической, политической, экологической, физической и т. д.
Кто-то усваивает лишь самые элементарные основы культуры, кто-то достигает энциклопедических знаний и подлинных высот интеллектуально-эстетического творчества, но специфика цивилизованного общества проявляется в том, что каждый рожденный на земле индивид в большей или меньшей мере становится субъектом социально-культурной деятельности.
Третье направление, обеспечивающее связь эпох, преемственность культуры и передачу ее достижений из поколения в поколение, выразилось в деятельности музейных работников, библиотекарей, реставраторов, специалистов архивного дела и иных форм сохранения ценностей материальной и духовной культуры, исторической памяти, национально-культурного наследия.
Четвертое, ориентированное на распространение ценностей культуры, относится к деятельности лекторов, экскурсоводов, работников средств массовой информации и различных форм культурно-просветительной деятельности. В первую очередь оно объединило людей, получивших право носить высокое звание Учитель и посвятивших себя решению сложнейшей задачи руководства процессом освоения подрастающими поколениями и другими группами населения достижений мировой и отечественной культуры:
* педагогических работников дошкольных, общеобразовательных, средних специальных и высших учебных заведений, учреждений дополнительного образования, системы повышения квалификации;
* социальных педагогов, осуществляющих регулирование многоаспектных и индивидуально ориентированных процессов приобщения личности к культуре в открытой социальной среде.
Пятое направление, концентрирующееся на дальнейшем развитии культуры, обогащении ее содержания, расширении форм ее проявления и представленное, в первую очередь, менеджерами социально-культурной сферы, приняло на себя организационно-посреднические, административно-управленческие и психолого-педагогические функции стимулирования познавательно-образовательной, художественно-творческой, развлекательно-игровой, спортивно-оздоровительной и иных видов активности в области культуры.
Любое из приведенных направлений социально-культурной деятельности органически взаимосвязано с остальными, составляя единый культурный процесс. Однако у каждого из них своя специфика, свой предмет, своя методика, своя история развития. Одни направления, такие, как создание ценностей культуры или функционирование образовательных учреждений, обеспечивающих их освоение, появились вместе с цивилизацией и утвердили себя как непреложные компоненты жизни любого общества. Другие - такие, как организация социально-культурной деятельности, - относительно молоды и лишь сегодня отрабатывают свои категориально-понятийный аппарат, принципы, механизмы и технологии.
Перечисленные выше аспекты социально-культурной деятельности далеко не исчерпывают все ее многообразие, и совершенно естественно, что эта форма духовной жизни вызывает интерес философии, социологии, социальной психологии, педагогики, этнологии, семиотики, экономики, теории управления и ряда других наук. Однако интегральное решение проблемы роли и места социально-культурной деятельности в жизни человека и общества оказалось возможным осуществить лишь в настоящее время благодаря завершению многовекового процесса становления единой науки о культуре - культурологии, которая призвана обеспечить комплексное осмысление закономерностей происхождения, развития и функционирования современной культуры, раскрытие структуры и специфики духовного производства и воспроизводства, разносторонний анализ созданных и создаваемых национальных и общечеловеческих ценностей.
В рамках этой научной дисциплины, сегодня развивается фундаментальная, теоретическая культурология, которая концентрируется на обосновании общих закономерностей возникновения, становления и функционирования культуры, и прикладная культурология, призванная раскрыть социальные технологии создания благоприятной культурной среды, приобщения человека к достижениям мировой и отечественной культуры. Прикладная культурология исходит из необходимости раскрытия механизма формирования в каждом человеке повседневной, практической культуры, которая обеспечивает самоконтроль социального бытия, утверждает культуру труда, познания, быта, досуга, семейных отношений, делового и неформального общения.
Развитие прикладной культурологии в условиях современной России предопределено, в частности, и кризисной социально-культурной ситуацией, которую переживает наше общество. Сфера культуры оказалась еще менее подготовленной к переходу на новое качество духовной жизни, чем экономика или социология, и это породило ряд негативных процессов, нанесших существенный урон обществу и государству. Мы провозгласили лозунг возрождения российской культуры, но, не конкретизировав ни содержание, ни методику решения этой задачи, практически в течение ряда лет не добились никакого прогресса. Мы попытались широко открыть двери зарубежным образцам культуры, но в условиях полной незащищенности национально-культурного достояния России в них мутным потоком хлынули не шедевры искусства Запада и Востока, а отвергнутые в Америке, Западной Европе и Юго-Восточной Азии образцы псевдокультуры. Отказавшись от диктата атеизма, мы ударились в противоположную крайность, стремясь возложить на церковь социально-культурные функции, которые она в силу своей природы и ряда субъективных факторов не в состоянии реализовать. Наконец, справедливо отвергая тоталитарные принципы руководства культурой в годы советской власти, мы попытались перечеркнуть и несомненно прогрессивное, что было связано с ликвидацией неграмотности и малограмотности, развитием художественной самодеятельности, широкой общедоступностью духовных ценностей для всех граждан страны.
Практика, тем не менее, убедительно показала, что самого факта предоставления широких свобод во всех формах духовной жизни для подлинного развития социально-культурной деятельности явно недостаточно. В дополнение к свободе и демократии государство и общество должны выработать и реализовать систему организации духовной жизни, которая:
* обеспечила бы создание, функционирование и последовательное обновление культурной среды и инфраструктуры социально-культурной сферы, отвечающей требованиям информационного общества XXI века;
* опиралась на профессионально подготовленных специалистов, владеющих методикой вовлечения разных групп населения в мир культуры и обладающих способностью возглавить процесс создания, освоения, сохранения и распространения ценностей культуры:
* всесторонне стимулировала формирование высоких духовных интересов и потребностей людей и способов их удовлетворения, развитие социально-культурной активности, проявление культуры труда, познания, общения, быта и досуга.
Социально-ориентированная культурная политика, утверждения культуры во всех сферах жизнедеятельности, подготовка специалистов социально-культурной сферы, создание благоприятной культурной среды, нравственно-эстетическое воспитание и формирование умений и навыков культурной деятельности у подрастающих поколений опираются на философию, социологию, психологию, педагогику, теоретическую культурологию, другие направления гуманитарного знания, но ведущей дисциплиной, обеспечивающей научное осмысление этих процессов, выступает прикладная культурология. Это направление науки и социальной практики приняло на себя разработку методологии, методики и организации социально-культурной деятельности, раскрытие механизма изучения, удовлетворения и последовательного возвышения духовных интересов и потребностей людей, обоснование технологии вовлечения человека в процесс освоения и воссоздания ценностей культуры, в социально-культурное творчество.
Целевая установка прикладной культурологии - вовлечение человека в мир культуры. Содержание этого процесса в основе своей составляет социально-культурная деятельность, а методика осуществления поставленной цели строится на принципах социальной педагогики, на технологии педагогики сотворчества.
Как наука о культурных процессах, закономерностях их протекания и механизмах регулирования, прикладная культурология обращена к практической, повседневной культуре, обеспечивая устойчивую регуляцию социально-культурного бытия в сфере труда, познания, общения, семейных отношений, социального, технического, художественного творчества, досуга, иных областей жизнедеятельности. Она призвана придать нравственно-эстетический смысл изучаемым на разных этапах обучения наукам, а в условиях профессиональной деятельности - раскрыть ее социально-культурные аспекты. Она может и должна способствовать выявлению приоритетов национально-культурного развития, стимулировать решение многих других задач совершенствования социально-культурной практики. Однако реализация культуросозидающего потенциала прикладной культурологии находится в прямой зависимости от ее способности ориентироваться на эталоны и идеалы самых высоких достижений общечеловеческой и отечественной культуры, в повседневной жизни реализовывать ведущие концепции фундаментальной (теоретической) культурологии, которая, в свою очередь, интегрирует достижения философии, этнографии, антропологии, филологии, семиотики, социологии; истории художественной, религиозной, экономической, политической, нравственной, правовой, экологической, физической культуры и других наук, изучающих кардинальные проблемы культуры на современном этапе развития цивилизации, постигающие непреходящие ценности человечества.
Прикладная культурология строится на обоснованной фундаментальной культурологией классификации функций культуры (Г.Спенсер, Э.Дюркгейм, Т.Парсонс, Э.В.Соколов) и вытекающих из них направлениях социально-культурной деятельности: на идее многообразия и обеспечения диалога и взаимовлияния культур (С.Н.Артановский, С.Н.Иконникова, Э.А.Орлова), на концепции эволюционизма (Э.Тайлор, Л.Морган), диффузионизма (Ф.Ратцель, Т.Хейердал и др.), на принципах социодинамики культуры (М.Вебер, П.Сорокин), на теории культурно-исторических типов и локальных цивилизаций (Н.Я.Данилевский, О.Шпенглер, А.Тойнби, В.Шубарт) как методологической базе дифференциации и интеграции современных технологий вовлечения разных групп населения в мир культуры.
Принятые прикладной культурологией механизмы культурно-просветительной деятельности и методика стимулирования социально-культурного творчества опираются на раскрытые в русской философии и культурологии концепции сохранения и дальнейшего обогащения традиций духовной жизни и духовного наследия россиян (Н.Я.Чаадаев, В.О.Ключевский, В.С.Соловьев, П.Н.Милюков. Н.А.Бердяев, Д.С.Лихачев и др.); на этнических концепциях культуры и игровых формах социально-культурной деятельности (И.Хейзинга, Э.Берн); на разработанной в философии, психологии и фундаментальной культурологии концепции формирования духовного мира человека и личностно ориентированного процесса приобщения индивида к культуре (Э.Фромм, З.Фрейд, С.Л.Франк, В.В.Розанов, Л.Карсавин, К.Маркс, Ф.Энгельс и др.); на обоснованной в современной философии, этнологии и семиотике теории развития празднично-обрядовых форм социально-культурной деятельности (Э.Кассирер, К.Леви-Строс, М.М.Бахтин, А.Ф.Лосев, Л.Уайт, Ю.М.Лотман).
Дифференциальная культурология, ее требования учета специфики формирования культуры различных социальных общностей (половозрастных групп, профессий, классов, сословий, других слоев населения), равно как культурно-историческая психология (Л.С.Выготский, А.Н.Леонтьев, А.Р.Лурия) стали основой дифференцированного подхода к отбору методики приобщения разных групп населения к достижениям мировой и отечественной культуры.
Принципиальное значение для прикладной культурологии приобрели концепция реализации нравственно-эстетического потенциала культуры в философии И. Канта; методология использования художественной культуры как средства духовного развития личности (А.Я.Зиев, М.С.Каган, Ю.В.Петров, К.Б.Соколов, Ю.У.Фохт-Бабушкин); традиции народной культуры, разработанные Институтом художественного образования Российской Академии образования, методики эстетического воспитания средствами искусства (фольклор, театр, кино, изобразительное искусство и т. п.).
Существенную роль в научном осмыслении социально-культурной деятельности сыграл закон приоритетности культуры в общественном развитии (С.С.Аверинцев, А.И.Арнольдов, В.С.Библер, М.Вебер, Э.В.Ильенков, Э.С.Маркарян, Х.Ортега-и-Гасет, А.Швейцер, К.Ясперс), который способствовал разработке эффективного механизма обеспечения культуры труда, познания, быта, досуга, социальных отношений, делового и личностного общения.
Для проективной культурологии и определения ориентиров культурной политики существенное значение приобрели прогностические концепции культуры конца второго - начала третьего тысячелетия (О.Тоффнер, Ж.Дюмазедье, Ф.Фукуяма, И.В.Бестужев-Лада и др.).
Формирование прикладной культурологии как области научного знания и социальной практики обусловлено непреложной потребностью общества, вступающего в третье тысячелетие, обеспечить:
* научно-методологическое осмысление социально-культурной деятельности;
* осуществление государственной культурной политики и принятия научно обоснованных управленческих решений в социально-культурной сфере;
* эффективное прогнозирование, проектирование и регулирование социально-культурных процессов;
* разработку методики сохранения памятников истории и культуры, национально-культурных традиций;
* передачу и расширенное воспроизводство социально-культурного опыта;
* обоснование технологии достижения соответствующего культурным нормативам уровня социальной практики.
Важнейшая функция прикладной культурологии проявляется:
* в научно-методическом обеспечении культурно-просветительной и культуротворческой деятельности учебных заведений, трудовых коллективов, воинских частей, учреждений культуры, средств массовой информации, спортивно-оздоровительных, санаторно-курортных, коммерческо-развлекательных и иных институтов социально-культурной сферы;
* в раскрытии путей и средств внедрения нравственно-эстетических начал в семейно-бытовую, учебно-познавательную, профессионально-трудовую, рекреативно-развлекательную сферы, в деловое и досуговое общение;
* в разработке методологии и методики формирования культурной среды; изучения, удовлетворения и последовательного обогащения духовных интересов и потребностей людей; вовлечения человека в мир культуры, развития его духовно-эвристических и художественно-творческих потенций;
* в обосновании механизмов оптимизации процесса социализации, инкультурации и самореализации личности, преобразования ее из объекта культурно-просветительного воздействия в субъект социально-культурного творчества.
Ценности культуры, утверждаемые средствами прикладной культурологии, отражают богатство и многообразие культуросозидающей деятельности человека и широту критериев ее оценки. Это:
* витально-биологические ценности, связанные с поддержанием жизни, здоровья, безопасности, внешности;
* социальные ценности, характеризующие статус и место личности в обществе, профессионально-трудовой, духовно-досуговой и семейно-бытовой сфере;
* политические ценности, закрепляющие свободы, права и обязанности гражданина;
* моральные ценности, вытекающие из принятого в обществе кодекса чести;
* эстетические ценности, интегрирующие прежде всего представления об идеалах прекрасного, красоты и гармонии;
* научные ценности, выражающиеся в постижении истины, объективности и достоверности знания;
* религиозные ценности, основанные на вере во Всевышнего и культуре добра.
Приведенные выше ценности могут носить характер общечеловеческих, национальных, религиозных, групповых, личностных; могут одновременно удовлетворять и общечеловеческим, и национальным, и любым иным критериям. Механизм их усвоения, естественно, учитывает специфику определенных ценностей, но во всех случаях он должен строиться на технологии, органично соединившей в себе методы формирования общественного сознания (информирование, комментирование, обобщение, внушение, заражение, убеждение) и методы вовлечения в социально-культурную деятельность, посредством которой знания преобразуются в убеждения, нормы и принципы поведения.
Если культуру рассматривать как систему надбиологических программ человеческой деятельности, которые включают в себя идеалы, мировоззренческие ориентации, верования, предписания, нормы поведения, образцы деятельности, и в первую очередь совокупность знаний о мире, обществе, макро- и микросреде, основах наук, ценностях искусства и других компонентах, составляющих социально-исторический опыт человечества, то прикладная культурология призвана обосновать и реализовать методы, технологии, механизмы хоминизации, социализации, инкультурации и самореализации индивида, вовлечения его в социум и мир культуры. В этой связи правомерно утверждать фундаментальную зависимость современной цивилизации от эффективности прикладной культурологии как области научного знания и социальной практики, обеспечивающей формирование личности в соответствии с требованиями развития общечеловеческой и национальной культуры начала третьего тысячелетия.
Конкретизируя роль прикладной культурологии в решении этой проблемной задачи, в первую очередь, целесообразно видеть ее:
* в обосновании технологии гармонизации отношений человека с природой, осуществления такой системы ноосферного, экологического, а по существу гуманистического образования и воспитания, которая утвердит новую систему ценностей, основанную на гуманистической парадигме экологической культуры, способной сохранить биосферу и ее главное составляющее - самого человека;
* в раскрытии механизма погружения человека в социально-культурную среду через освоение системы научных знаний и ценностей литературы и искусства;
* во внедрении эффективных методик формирования способности человека включиться в процесс непрерывного образования, постичь информационные технологии XXI века, познать себя, реализовать свои творческие потенции.
Для прикладной культурологии принципиальное значение приобретает гуманистическая философия Альберта Швейцера22, который видел в культуре "совокупность прогресса человека и человечества во всех областях и направлениях при условии, что этот прогресс служит духовному совершенствованию индивида как прогрессу прогрессов". Несущая конструкция, стержень культуры по А.Швейцеру - в ее нравственном содержании. Прогресс культуры находится в прямой зависимости от возрождения и постоянного совершенствования ее нравственного характера и в непреложном формировании в рамках современной культуры жизнеутверждающего мировоззрения, которое включало бы в себя нравственно-эстетические, экологические и космические императивы.
Следует заметить, что А. Швейцер говорил об экологии и космическом мышлении задолго до прорыва в космос Ю.Гагарина и чернобыльской катастрофы, подобно В.И.Вернадскому, обогнав мышление современников по крайней мере на столетие.
Столь же прогрессивна и швейцеровская методология вовлечения человека в мир культуры, исходящая из того, что "способность человека быть носителем культуры, то есть понимать ее и действовать во имя ее, зависит от того, в какой мере он является одновременно мыслящим и свободным существом".
Эта позиция в значительной мере перекликается с концепцией П.Тейяра де Шардена23, которая, опираясь на веру в творческие и познавательные (рациональные) способности человека, определяет культуру как явление, возлагающее на человека ответственность (любовь) за отношения с окружающей природой и людьми (дух Земли), за развитие духовности.
Значимость прикладной культурологии как средства научного обеспечения процесса вовлечения человека в мир культуры проявляется уже на стадии определения самого понятия культуры. Э.С.Маркарян24, к примеру, подчеркивает, что культура - это "система внебиологически выработанных механизмов, благодаря которым стимулируется, программируется и реализуется активность людей в обществе". Выработать эти механизмы и обосновать их эффективность и призвана прикладная культурология.
Механизм постижения ценностей культуры взаимосвязан со спецификой сложившейся культурной среды, с уровнем развития средств трансляции этих ценностей, с особенностями восприятия тех или иных явлений и процессов культуры.
Непреложным условием усвоения определенных ценностей или способов культурной деятельности должно быть, как минимум, их наличие в окружающей микросреде. Не будь в детстве общения с пианино, скрипкой или виолончелью, не было бы в истории отечественной и мировой музыкальной культуры феномена С.Рихтера, Д.Ойстраха или М.Ростроповича. Чтобы оценить и полюбить музыкальное искусство, нужно не раз ощутить магию оперного или балетного спектакля, погрузиться в волшебный мир симфонического оркестра, почувствовать восприятие прекрасного теми, кто сидит рядом с тобой в оперном театре или зале филармонии. И в этой связи нельзя не отметить, что ущербность нашей системы эстетического воспитания во многом связана с тем, что миллионы и миллионы россиян за всю свою жизнь ни разу не общались с подлинными образцами высокого искусства, не познали его сами и не могли передать эстафету художественной культуры своим детям.
Постигая ценности культуры, человек в первую очередь усваивает наиболее простое, доступное, вызывающее ассоциации. На экране телевизора, по радио, в магазине, в рекламе, из окон домов люди постоянно видят и слышат далеко не лучшие образцы зарубежной поп-музыки, одежды, прически, поведения. В то же время с шедеврами музыки, с оперными певцами, с русскими народными ансамблями песни и пляски мы встречаемся на телеэкране не так часто. И надо ли в этой ситуации удивляться тому, что современная молодежь не воспринимает многие традиционные формы национальной культуры, не в состоянии по достоинству оценить ее подлинные шедевры?
На процессе усвоения культуры явно отрицательно сказывается и так называемая "кнопочная" методика проведения домашнего досуга, когда человек, оперируя телевизором, компьютером, приемником, музыкальным центром или иными атрибутами современных средств информации, лишает себя творческого процесса чтения, обмена письмами, а главное, проявления социально-культурной активности.
Одна из узловых и наиболее сложных задач прикладной культурологии связана с формированием у разных групп населения, и в первую очередь молодежи, системы ценностных ориентаций.
Специфика общечеловеческих, национальных, региональных или иных ценностей культуры проявляется в том, что они интегрируют в себе не только необходимое, но и желаемое, не только нормы, но и идеалы, которыми живет данное общество. Ценности культуры нельзя навязать силой. Добро, любовь или дружеские отношения могут быть результатом только свободного, активного, интериоризированного, личностно осмысленного выбора. Эти ценности нельзя заставить принять или отвергнуть, они должны быть восприняты сердцем, а это предопределяет необходимость сделать стержнем вовлечения человека в мир ценностей культуры методику воздействия на его эмоциональную сферу.
Сверхзадача прикладной культурологии - превратить ценности культуры из "вещи в себе" в "вещь для нас", реализовать созидающий потенциал культуры, сделать его доступным каждому человеку. Средствами решения этой задачи выступают система непрерывного образования; просветительная деятельность телевидения, радио, периодической печати, учреждений культуры; различные формы любительского творчества и т. д. и т. п.
В последние десятилетия все более существенную роль в обеспечении общедоступности ценностей культуры и вовлечении людей в процесс их освоения играет туризм. В США ныне функционирует около 160 тысяч федеральных туристических центров, с помощью которых свыше 280 млн. человек (значительно больше общей численности населения, способного осуществлять туристические поездки) ежегодно знакомятся с национальными парками, музеями, архитектурными ансамблями, с иными достопримечательностями страны. Подобная система освоения достижений национальной и мировой культуры средствами туризма сложилась в Германии, Японии, Великобритании, Франции, других экономически высокоразвитых странах.
Еще большую роль в посредничестве между индивидом и культурой сегодня играют технические средства информации, способные донести шедевры человеческого гения персонально до конкретного человека, превратить его повседневный досуг в фактор оптимального сочетания рекреации и духовного обогащения личности. Степень освоения куль-туросозидающего потенциала досуга на рубеже третьего тысячелетия превращается в один из ведущих показателей цивилизованности страны, ее соответствия требованиям формирующегося информационного общества.
Одна из ведущих сфер прикладной культурологии связана с экологией отечественной культуры, с сохранением и дальнейшим развитием культурной среды, несущей в себе неповторимые черты духовности, созидания, толерантности и милосердия.
Средствами экологического просвещения и вовлечения людей в социально-культурную деятельность прикладная культурология призвана:
* помочь россиянам осознать значимость их историко-культурного наследия, непреходящих ценностей памятников истории и культуры, музеев, заповедников, мемориальных зон, связанных со знаменательными событиями отечественной истории, с памятью о выдающихся деятелях науки и культуры, с достижениями архитектуры, строительства, садово-паркового творчества; разносторонне раскрыть огромный вклад российской литературы и искусства в мировую цивилизацию;
* формировать у всех групп населения эстетическое восприятие природной среды, осознанную потребность обеспечить ее сохранность и гражданскую ответственность за передачу ее новым поколениям;
* на примере Палеха, Гжели, Хохломы, Мстёры, уральских самоцветов, каслинского чугунного литья, вологодских кружев, сибирской резьбы по дереву и иных шедевров прикладного искусства проиллюстрировать богатство и разнообразие традиционного народного творчества, вызвать интерес к нему у подрастающего поколения, которое должно усвоить, сохранить и придать современный колорит этой форме социально-культурной деятельности;
* способствовать широкой пропаганде национально-культурного наследия, привлекать разные группы населения, и в первую очередь молодежь, к изучению и постижению фольклорного искусства и празднично-обрядовой культуры народов России, к активному участию в их дальнейшем развитии;
* донести до сознания подлинное богатство русского языка как языка межнационального общения народов России и носителя их лучших духовных традиций;
* реализовать систему последовательного формирования языковой культуры средствами массовой информации, непрерывного образования, искусства, культурно-досуговой деятельности, рекламы, семейного воспитания;
* показать особую роль православной, мусульманской и иных церквей в создании, сохранении и распространении ценностей культуры, в утверждении атмосферы веротерпимости и уважения духовной свободы каждого россиянина, в объединении усилий различных религиозных конфессий в решении стоящих перед обществом социально-культурных задач;
* помочь в полной мере осознать необходимость сохранить исторически сложившиеся завоевания российского общества в создании разветвленной сети культурно-просветительных учреждений, в осуществлении эстетического всеобуча детей и молодежи, в обеспечении общедоступности ценностей культуры, в вовлечении разных слоев населения в социально-культурную деятельность, в возникновении и развитии движения благотворительности в сфере культуры, в социальном признании специалистов и общественных организаторов культурного творчества.
Становление прикладной культурологии как научной дисциплины находится на начальном этапе. Потребуется немало лет, чтобы с достаточной достоверностью и четкостью сформулировать ее методологические основы, отработать исходный категориально-понятийный аппарат, уточнить структуру, добиться принятия в научных кругах и признания в общественном сознании. Однако анализ совокупного опыта вовлечения различных групп населения в мир культуры и обобщение данных осуществленного нами теоретико-эмпирического исследования позволяют уже сегодня раскрыть ее сущность, выявить ее роль и место в системе гуманитарных наук, определить ее объект, предмет, цели, задачи, обосновать области научного знания и ведущие сферы реализации культуросозидающего потенциала.
Прикладная культурология как область научного знания и социальной практики находится на стыке фундаментальной культурологии с другими областями социально-гумани-тарных наук, и в первую очередь педагогики, что позволяет, используя методики этих дисциплин в единстве с оригинальными культуросозидающими технологиями, вырабатывать теоретические концепции и практические рекомендации, направленные на совершенствование условий формирования и развития субъектов культуры (личности, социальной группы, этнокультурной общности, региона, общества, человечества), на оптимизацию процессов хоминизации, социализации, инкультурации и самореализации личности.
Прикладная культурология - отрасль культурологии, раскрывающая методологические основы, закономерности, принципы, средства, методы и формы вовлечения человека в мир культуры; определяющая механизм создания благоприятной культурной среды; обосновывающая технологию обеспечения условий для реализации духовно-эвристических и художественно-творческих потенций людей, проявления их социально-культурной активности.
Объект прикладной культурологии - человек, личность, индивидуальность, отдельный индивид или социальная общность.
Предмет прикладной культурологии - процесс формирования культурной среды; механизм хоминизации, социализации, инкультурации и самореализации личности; технология изучения, удовлетворения и дальнейшего развития духовных интересов и потребностей людей; методология и методика вовлечения личности или социальной общности в мир культуры, в социально-культурное творчество. Предметом прикладной культурологии выступает не идеал, а объективные реалии современного мира и его культурных процессов с присущими им достижениями, противоречиями, недостатками.
Цель прикладной культурологии - посредством комплекса специально отобранных и синтезированных видов культурной деятельности обеспечить:
* приобретение, расширение, углубление, обновление и приведение в систему знаний о природе, обществе, мышлении, технике и способах деятельности, способствующих утверждению мировоззренческой, идейно-нравственной и эстетической позиции;
* формирование интеллектуальных и практических навыков и умений в сфере социального, научно-технического и художественного творчества, стимулирование развития творческих потенций личности;
* создание, освоение, сохранение, распространение и воспроизведение ценностей культуры;
* усвоение способов культурно-досугового творчества и нерегламентированного общения;
* удовлетворение и последовательное обогащение духовно-эстетических интересов и потребностей разных групп населения;
* регуляция социального бытия, воспитание в каждом человеке повседневной, практической культуры, культуры труда, познания, быта, досуга, делового и неформального общения.
Задачи прикладной культурологии проявляются в том, чтобы обеспечить:
1) выявление закономерностей, принципов, средств, методов и форм создания, сохранения, трансляции и освоения культурных ценностей, норм, практик в сфере художественно-эстетической, религиозной, нравственной, социально-психологической, политической, правовой, экономической, экологической, физической культуры и разработка на этой основе условий и способов оптимизации этих процессов;
2) получение практически ориентированного знания о закономерностях формирования и развития различных субъектов культуры (личности, социальной группы, этнокультурной общности, региона, общества в целом) и поиск оптимальных механизмов регулирования социально-культурных процессов на соответствующих уровнях;
3) разработку принципов и технологий использования различных культурных практик (видов и способов культурологической деятельности и мышления, норм, традиций и форм человеческого общежития), сложившихся в истории мировых культур, в тех или иных сферах социокультурной деятельности, в культурной политике, управлении, образовании, воспитании, в эстетическом, художественном, духовно-нравственном, экологическом, физическом и психическом развитии личности;
4) формирование теоретических оснований и механизмов разработки и осуществления государственной культурной политики на общенациональном, региональном и отраслевом уровне;
5) определение условий оптимизации деятельности социокультурных институтов и неинституциональных общностей, проектирование функционально содержательных моделей учреждений (образования, культуры, досуга, здравоохранения, спорта и т.д.), выполняющих функции хоминизации, социализации, инкультурации и самореализации личности, способствующих саморазвитию субъектов культуры;
6) разработку теоретических и организационно-методических основ подготовки и последовательного повышения квалификации профессиональных кадров социально-культурной сферы.
Как научная дисциплина прикладная культурология опирается на фундаментальную (теоретическую) культурологию, на такие ее направления, как философия культуры, аксиология культуры, социология культуры, экономика культуры, семиотика культуры, сравнительная культурология, культурная антропология, историческая культурология, культурное наследие, культурология социальных общностей, этнокультура, культура поселений, народная культура, фольклористика, искусствознание, массовая культура и массовые коммуникации, эстетика как культурология искусства, нравственная культура, экономическая культура, политическая культура, экологическая культура, религиозная культура, культура научной, художественно-творческой и иной социально и личностно значимой духовной деятельности.
В рамках культурологии как единой науки о культуре прикладная культурология органично связана с системой человекознания, с такими гуманитарными науками, как философия, история, социология, общая и социальная психология, общая и социальная педагогика, языкознание, филология, семантика, семиотика, этнология, археология, антропология, демография, религиоведение, экономика и др. Методологические и методические принципы прикладной культурологии основываются на закономерностях самореализации творческих потенций личности, опираются на социально-психологические механизмы удовлетворения и дальнейшего возвышения ее духовных интересов и потребностей, строятся на педагогике сотворчества.
Области научного знания, составляющие прикладную культурологию, это, в первую очередь:
1) общие основы прикладной культурологии; ее проблемное поле, объект, предмет, закономерности, функции, принципы, средства, методы, формы; субъекты социально-культурной деятельности; категориально-понятийный аппарат, методология и методика исследований социально-культурной сферы;
2) аксиология культурной жизни; закономерности и социально-культурные механизмы формирования ценностных ориентаций и приоритетов социального бытия; методика воспитания эстетического вкуса, избирательного отношения к информации, способности оценивать произведения искусства, критически воспринимать явления псевдокультуры;
3) теория, методика и организация институциональных форм социально-культурной деятельности: методологические основания, социальные функции, цели, задачи, методы и технологии деятельности учреждений и институтов, выполняющих функции просвещения, эстетического и художественного воспитания, организации досуга, охраны и использования памятников истории и культуры; возможности и механизмы трансформации и внедрения исторически апробированных культурных практик в деятельность социокультурных институтов (культурно-просветительных, религиозных, образовательных, воспитательных, реабилитационных, художественно-творческих, санаторно-курортных, спортивно-оздоровительных, рекреативно-развлекательных учреждений и организаций);
4) теория, методика и организация неинституциональных субъектов социокультурной жизни: закономерности формирования и функционирования неинституциональных субъектов социально-культурной жизни; условия, технологии и способы оптимизации деятельности самодеятельных групп, объединений, клубов, ассоциаций, движений и других субъектов культуры; принципы и методы регуляции неинституциональных субъектов социокультурной жизни;
5) методика формирования обыденной (повседневной) культуры; особенности процесса хоминизации, социализации, инкультурации в условиях повседневной профессионально-трудовой, познавательно-образовательной, семейно-бытовой, культурно-досуговой и иных сферах обыденной жизни; формирование санитарно-гигиенической культуры, культуры семьи, быта, образовательной, профессиональной, общественно-политической, досуговой и иных форм традиционной деятельности;
6) проективная культурология: социокультурное проектирование; принципы и приоритеты культурной политики, разработка и реализация социально-культурных программ, изучение, удовлетворение и дальнейшее возвышение духовных интересов и потребностей разных людей и групп населения; организационно-методическое обеспечение социально-культурных процессов;
7) социокультурная адаптация; формирование благоприятной культурной среды; развитие инфраструктуры социально-культурной сферы, приведение ее в сответствие с современными требованиями; социокультурное аниматорство; благотворительность; организация и поддержка социокультурных контактов;
8) культура общения; формирование коммуникативной культуры информационного общества XXI века: сущность, природа, мотивы, средства и виды общения, специфика делового и неформального общения; мода, этикет, имидж, эстетика движения, речевое общение и речевая культура; культура использования технических возможностей общения, сложившихся на рубеже III тысячелетия;
9) культурология досуга; аксиология досуга; инфраструктура общественного, семейного и индивидуального досуга; обеспечение рекреации, лично значимого общения, познавательного, зрелищно-игрового и спортивно-оздоровительного досуга; развитие художественного, технического и прикладного творчества; празднично-обрядовая культура; экономика и правовое обеспечение культурно-досуговой деятельности;
10) функциональная культура: информационно-методическое обеспечение социально-культурной деятельности; взаимосвязь фундаментальных культурологических знаний и уровня их реализации в различных сферах социальной практики.
Ведущие сферы реализации культуросозидающего потенциала прикладной культурологии:
* профессионально-трудовая деятельность;
* системы непрерывного образования;
* область семейно-бытовых отношений;
* сфера социально-культурной жизни.
Важнейшие направления научной и практической деятельности специалистов прикладной культурологии:
* выявление, удовлетворение и последовательное возвышение социально-культурных интересов и потребностей различных групп населения, формирование способов их реализации;
* разработка федеральных. региональных и ведомственных культурных программ и социальных технологий их осуществления;
* стимулирование инновационных движений в сфере культуры;
* управление экономическими и правовыми механизмами создания культурной среды и организации социально-культурной деятельности;
* внедрение эффективных культурологических и социально-педагогических методик развития творческих потенций личности, вовлечение различных групп населения в культурно-эстетическое творчество;
* правовое, кадровое и методическое обеспечение различных форм социального, художественного и научно-технического творчества населения;
* использование мирового опыта стимулирования социально-культурной активности людей.

1.4. Культурология и педагогика вовлечения
индивида в мир культуры

Философия и культурология конца XX века (А.С.Ахиезер, С.Н.Артановский, Р.Барт, Д.Белл, В.С.Библер, X.Г.Гадамер, П.С.Гуревич, Ф.Джеймсон, Г.В.Драч, Б.С.Ерасов, С.Н.Иконникова, М.С.Каган, К.Леви-Строс, Ю.М.Лотман, Э.С.Маркарян, В.М.Межуев, А.С.Мыльников, Э.В.Соколов, А.Тоффлер, М.Фуко, М.Хайдеггер, К.Ясперс и др.) исходят из того, что культура как порожденная человеком форма бытия включает в себя: сверхприродные качества и способы деятельности человека; многообразие созданных человеком материальных, духовных, художественных ценностей; общение как средство реализации потребности людей друг в друге.
В сверхприродных качествах личности проявляются отличающие ее от других индивидов способности, наклонности, дарования, но в первую очередь эти качества выступают как результат социализации и воспитания. Один человек в итоге жизни может испытать гордость за открытия в науке и выдающиеся результаты практической деятельности, другой - за более скромный вклад в общественное производство или художественное творчество, третий с трудом насчитает отдельные добрые деяния, которые ему удалось осуществить; но каждый из них мог функционировать в человеческом сообществе и общаться с себе подобными лишь потому, что семья, учебное заведение, производственный коллектив, другие социальные институты и вся окружающая культурная среда помогли ему овладеть способами познания, профессиональным мастерством, культурой общения и иными технологиями социальной деятельности.
Если общие закономерности становления, развития и функционирования культуры обосновывает фундаментальная (теоретическая) культурология, то механизм инкультурации, методику овладения человеком умениями и навыками сверхприродной культурной деятельности, технологию вовлечения личности в мир культуры раскрывает прикладная культурология.
Ханс Георг Гадамер25, определяя специфику постижения ценностей культуры, указывал на принципиальное отличие этого процесса от процесса усвоения знаний в области естественных наук. В физике, химии, биологии происходит приращение знания; в культуре - непреложно вовлечение в мир ее ценностей. Законы математики можно выучить, явления культуры необходимо пережить.
Вильгельм Дильтей образно заметил, что природу мы объясняем, а духовную жизнь понимаем. В процессе социализации система непрерывного образования объясняет формирующейся личности раскрытые нашими предками формулы, теоремы, законы функционирования природной среды. По мере своего развития наука последовательно обогащает эти данные, что позволило только в XX веке породить авиацию, космонавтику, телевидение, атомную энергетику, компьютерную технику и многое другое, изменившее облик нашей планеты. И все это находит конкретное объяснение в точных науках, опирается на обоснованные ими и подтвержденные практикой закономерности.
Принципиально иначе складывается формирование гуманитарного знания, вовлечения человека в мир культуры. Гомера, Дж.Боккаччо, М.Сервантеса или У.Шекспира нельзя "объяснить". Опираясь на требования герменевтики (Фр.Шлейермахер, Х.Г.Гадамер), прикладная культурология призвана помочь людям, живущим на рубеже третьего тысячелетия, воспроизвести и реконструировать соответствующую эпоху, понять и интерпретировать авторский замысел и смысл их творений. Шедевры человеческого гения открывают широчайший простор для их толкований. При этом диапазон проявляющихся различий находится в прямой зависимости от их интеллектуальной емкости, оригинальности и глубины. Величие Леонардо да Винчи, А.С.Пушкина, Ле Корбюзье или Д.Д.Шостаковича в значительной мере интегрируется в том, что каждый, кто соприкасается с результатами их творчества, наряду с общечеловеческими и национальными ценностями находит в них свое, неповторимое, отражающее только ему присущий социально-культурный опыт.
Значение герменевтических принципов понимания, толкования и интерпретации явлений и процессов духовной жизни особенно актуально в условиях существенных изменений политической, экономической и социально-культурной ситуации. К примеру, только в 80-е - 90-е годы двадцатого столетия в общественном мнении россиян произошла явная коррекция оценок творчества К.Маркса, З.Фрейда, П.Филонова, И.Бродского, А.Шнитке и многих других философов, экономистов, культурологов, психологов, писателей, композиторов, художников. И в этой ситуации чрезвычайно актуально требование освободить толкование культурной жизни от идеологических догматов и политических пристрастий, дать право каждой индивидуальности интерпретировать ее на основе своего разума и своих чувств.
Вступление человечества в информационное общество XXI века ставит сложнейшую проблему подготовки индивида к жизни в поликультурном мире, где личность, сохраняя идентификацию с определенной культурой, выработает в себе способность усваивать общечеловеческие ценности, пользоваться возможностями мировых информационных систем, общаться с представителями разных культур.
Переход от техногенной к антропогенной цивилизации предопределяет необходимость познать живую природу, и в первую очередь человека, проникнуть в тайны творческих способностей личности, независимо от ее социальных или профессиональных функций.
От человека умелого, владеющего технологией производства, общество XXI века переходит к человеку творящему, человеку-художнику. Этот процесс начинается с формирования предрасположенности ребенка к гармонизации своего опыта, своей деятельности, своих отношений, с воспитания способности целостно воспринимать визуальную, музыкальную и вербальную информацию.
Становление индивида как человека, личности, индивидуальности изначально связано с освоением ценностей и нормативов культуры, овладением речью, санитарно-гигиенической культурой, методикой общения, умением одеваться, питаться, а в дальнейшем познавать, выполнять гражданские, нравственные, профессионально-трудовые, общественно-политические, семейно-бытовые и иные социальные функции, равно как способности проявлять эстетическое отношение к действительности и творить по законам красоты. Все это, естественно, не носит характер первооткрытия, а строится по веками сформированным и утвердившим себя в общественном сознании и традициях образцам культуры. Раскрыть эти образцы, вооружить человека умениями и навыками следовать им, приучить его всегда и во всем соизмерять себя с требованиями и нормами культуры, включить индивида в различные формы социально-культурной деятельности - генеральная функция прикладной культурологии.
Знакомя человека с достижениями как прошлых поколений, так и современного общества, прикладная культурология формирует в нем собственное субъективное начало, основанное на принятии утвердившихся в культуре традиций, норм, социальных требований. Культура регламентирует поведение и отношения людей, принуждает человека соблюдать определенные нравственные, эстетические, профессиональные и иные принципы жизнедеятельности, но эта регламентация во благо общества и личности, а данная норма принуждения добровольно и активно принимается и разумом, и сердцем.
В определенных ситуациях поведение и деятельность человека обуславливается нормами права, религиозным верованием, уставами общественных организаций, правилами внутреннего распорядка трудовых коллективов, воинских частей или учебных заведений. Культура же носит всепроникающий характер и детерминирует поведение индивида во всех сферах жизнедеятельности - от сферы производственно-экономических и общественно-политических отношений до форм самовыражения личности на новогоднем балу, в туристской поездке, на пляже или в интимном супружеском общении. Готовность человека соответствовать требованиям культуры в каждом конкретном виде социальной или семейной жизни предопределяется всей системой его обучения и воспитания, всей жизненной практикой, в процессе которой индивид закрепляет культурологические знания и преобразует их в убеждения, нормы и принципы поведения. А методология и методика решения этой задачи разрабатывается и реализуется прикладной культурологией.
Как подчеркивалось выше, развитие человечества на рубеже III тысячелетия связано с переходом от индустриального к информационному обществу, основу которого составит производство знаний и информации, гуманистически ориентированные высокие технологии, создание планетарной взаимозависимой глобальной экономики, перспективно-долгосрочное планирование, децентрализация экономики и политики, опирающаяся на демократию, самообеспечение и самозанятость. Однако в первую очередь ведущей базой информационного общества XXI века должна стать личность человека, обеспечивающая его успешное функционирование, что соответственно требует от прикладной культурологии разработки и реализации эффективных методик формирования у людей способности жить и творить в рамках этого общества.
Становление личности предполагает, как минимум, три взаимопроникающих, подчас протекающих параллельно, но сохраняющих свою специфику этапа, три аспекта усвоения культуры.
Первый этап - хоминизация (овладение индивидом основами человеческого поведения) - включает в себя освоение санитарно-гигиенической культуры, элементарных навыков общения (в первую очередь речи), культуры питания и иных компонентов культуры быта.
Второй этап - социализация - находит свое выражение во включении человека в общество посредством формирования у последнего культуры социального общения, культуры познания, культуры профессионально-трудовой деятельности, культуры выполнения гражданских, нравственных, общественных, семейных обязанностей.
Третий этап - инкультурация - связан с формированием у человека эстетического отношения к действительности и искусству, способности восприятия ценностей культуры; с овладением умениями и навыками художественного творчества, внесения эстетических начал в быт и досуг.
Многие становятся субъектами четвертого этапа развития личности - этапа самореализации своих творческих потенций, когда индивидуальность в полной мере раскрывает свои культуросозидаюшие возможности, внося в социально-культурную сферу свое "я", свою оригинальность и неповторимость.
Содержание и технология этих процессов предопределяется прикладной культурологией, а методика вовлечения человека в мир культуры строится в соответствии с требованиями социальной педагогики.
Определяя методологию и методику вовлечения человека в мир культуры, прикладная культурология должна учитывать всепроникающий характер культуры и специфику ее постижения в разных сферах жизнедеятельности. Усвоение научных знаний, культуры труда и производственных отношений, как правило, опирается на логику, на разум, требует экспериментальной работы, доказательства формул, теорем, эффективности технологических процессов. Восприятие произведений искусства в первую очередь основывается на эмоциональной сфере, на эстетических чувствах. Однако в целом осознание индивидом любых ценностей духовной или материальной жизни строится на единстве информационно-логического и эмоционально-образного. На научной конференции или при разработке высоких технологий превалирует разум, на концерте симфонического оркестра или художественной выставке решающую роль играют чувства, но любое явление культуры вызывает у людей и логические умозаключения, и эмоциональное восприятие.
Как образно отметил Б.В.Раушенбах,26 целостное - это то, в котором обе составляющие работы головного мозга (и логическая, и нелогическая, основанная на чувствах) гармонично сотрудничают, и человек только в этом случае становится человеком. Индивид, вооруженный только логикой, сродни компьютеру; человек, абсолютно лишенный способности логически мыслить - это что-то близкое к сумасшедшему.
Учет специфики культуры требует от прикладной культурологии разработать и внедрить такой механизм инкультурации, который, с одной стороны, обеспечил бы постижение культуры как единого целого, а с другой - позволил бы в разных ситуациях в большей или меньшей мере развивать логическое или эмоциональное восприятие.
Для прикладной культурологии принципиальное значение приобретают исследования В.П.Борисенкова, В.Г.Бочаровой, Б.С.Гершунского, В.В.Краевского, З.А.Мальковой, Н.Д.Никандрова, В.С.Шубинского и других теоретиков отечественной педагогики, которые в 60-е - 90-е годы раскрыли основы воспитания человека на всех этапах его жизненного развития, определили взаимосвязь педагогики со смежными науками, обосновали ее роль и место как особой области человекознания и социальной практики, выявили специфику форм научного, художественно-образного и стихийно-эмпирического педагогического сознания.
В российской философии и педагогике XX века (Н.А.Бердяев, С.Н.Булгаков, С.И.Гессен, И.А.Ильин, В.В.Зеньковский, В.П.Зинченко, Э.В.Ильенков, Н.О.Лосский, Ф.А.Степин, Г.П.Федотов и др.) сложилась концепция, в соответствии с которой цели воспитания в основе своей совпадают с целями формирования культуры как сердцевины становления индивидуальности.
Вряд ли правомерно идентифицировать понятия "воспитание" и "формирование культуры личности", однако, включая человека в сложившийся социум, система воспитания в первую очередь обеспечивает вхождение индивида в литературу, искусство, науку, в культуру труда, познания, общения, быта, досуга; пробуждает в нем искру творчества, утверждает потребность прекрасного. И в этом смысле методика воспитания выступает не только как атрибут социальной педагогики, но и как средство реализации целевых установок и принципов прикладной культурологии.
Органично связывая между собой цели воспитания и вовлечения формирующейся личности в мир культуры, прикладная культурология опирается на педагогическую культурологию, на выработанные педагогикой и веками оправдавшие себя методы развития духовно богатой и социально-активной индивидуальности, которая обладает исторической памятью, верна сложившимся национально-культурным традициям, владеет способностью воспринимать и создавать ценности культуры во всех сферах жизнедеятельности.
Придавая желаемую направленность духовным устремлениям индивида, культурология личности ориентирует его на сформированные веками идеалы, интегрирующие в себе представления о человеческом совершенстве. Весь процесс становления личности и вовлечения ее в мир культуры предполагает постоянное и последовательное стремление к идеалу, однако достичь абсолютного совершенства никому не дано, ибо, потеряв перспективу, общество остановилось бы в своем развитии. Учитывая это, прикладная культурология, обеспечивая реальные процессы хоминизации, социализации, инкультурации и самореализации личности, концентрируется на нормативных образцах, отражающих сложившиеся в обществе эталоны, на которые равняются и которым стремятся подражать.
Каждая культура, каждая эпоха вырабатывает свои идеалы, свои эталоны, свои нормативные образцы. В истории человечества закрепились образы героев Эллады, скандинавских викингов, славянских дружинников, английских джентльменов, японских самураев, американских деловых людей. Наиболее полно нравственные эталоны общества находили свое выражение в литературе. Миллионы и миллионы людей стремились подражать героям Гомера, М.Сервантеса, В.Гюго, Д.Лондона, Д.Голсуорси, Л.Фейхтвангера, А.Сент-Экзюпери. Самый глубокий след в жизни ряда поколений оставили созданные Л.Н.Толстым образы Андрея Болконского и Пьера Безухова. Их характеры существенно разнятся между собой, но у них, равно как и у иных героев мировой литературы, есть немало общих черт - таких, как трудолюбие, благородство, высокое чувство чести, активная доброта, деловитость, предприимчивость, скромность и т.д.- которые объединяют лучших представителей разных эпох и культур.
Попытки создать обобщенный нормативный образец личности как творения культуры и ее творца мы находим в Библии, в Коране, в других энциклопедиях человеческого гения, и это позволяет видеть конкретные ориентиры развития личности, формирования в ней наиболее ценных для культуры нравственно-эстетических качеств. При этом на каждом этапе исторического развития сохраняется значимость многих общечеловеческих черт, которые веками передаются из поколения в поколение, и в то же время появляются новые аспекты актуальной культуры, которые отражают требования данного времени. К примеру, в конце XX века в нормативный образец человека, усвоившего принципы современной культуры и культурной деятельности, входят понятия "экологическая безопасность", "компьютерная грамотность" и многое другое, что обеспечивает переход к торжеству информационного общества.
Совокупность приемов и способов вовлечения человека в мир культуры, отраженных в прикладной культурологии, в последние годы обогатились оригинальной методикой опоры на духовно-нравственные образцы, аккумулированные в персонифицированных символах культуры. В исследовании А.С.Запесоцкого27, в частности, убедительно показано, что в условиях принятия человеком идеала влечение к совершенству становится не только внешней целью воспитания, но и внутренним свойством личности, основой духовно мотивированных действий. Действует идентификационный механизм, когда человек равняет себя на избранный идеал, стремится ему подражать в поведении, в деятельности, в отношениях с окружающими. Референтный образ выступает эталоном саморазвития, и чем он духовно богаче, тем эффективнее его культуросозидающее воздействие.
Формирование и коррекция общественного сознания - процесс трудный и длительный. Истоки этого процесса коренятся в школе, и это предопределяет приоритетную роль образования в политике любого государства. В школе продуцируется духовный потенциал общества. Здесь закладываются основы интеллектуальных сил, кадровое обеспечение народного хозяйства, характер межличностных отношений. Величие государства в первую очередь предопределяется степенью развитости и качеством его системы образования, и то, что сегодня Россия при глубоком социально-экономическом кризисе остается в числе ведущих держав планеты - это главным и решающим образом детерминировано сложившейся в ней с петровских времен и последовательно совершенствуемой системой народного образования. При этом в менталитете россиян с особой силой проявилась главная особенность отечественной школы, которая всегда была не столько кузницей специалистов, сколько центром духовной жизни, базой обеспечения духовно-ценностной ориентации ее воспитанников.
Решая проблемы обновления общеобразовательной и профессиональной школы в современных условиях исторического перехода к новым формам государственности и хозяйствования, нельзя забывать, что сфера образования - зона повышенного риска, т. к. различные преобразования в ней чреваты долгосрочными и необратимыми последствиями. Любые новые и самые конструктивные формы образования не должны подрывать органичных связей с историческим опытом, с непреходящими традициями отечественной школы и отечественной культуры28. Именно культура как основной фактор самоорганизации общества в его цивилизованных формах должна стать центральным звеном содержания учебно-воспитательного процесса во всех звеньях и на всех уровнях непрерывного образования, от начального, когда формируются основы познавательной культуры, до высших форм постижения культуры, философского осмысления глобальных процессов ноосферы.
В 80-е - 90-е годы в отечественной педагогике и психологии активно проявила себя идея личностно ориентированного воспитания и обучения29, сторонники которой исходят из необходимости преобразовать традиционную знаниевую ориентацию учебно-воспитательного процесса на личностно ориентированное образование.
Вряд ли целесообразно, отстаивая методику личностно ориентированного педагогического воздействия, противопоставлять ее сложившейся системе формирования у обучающихся знаний, умений и навыков. Более правомерно обратиться к опыту В.А.Сухомлинского и его единомышленников, которые достаточно успешно сочетали эти стороны единого педагогического процесса. Однако для прикладной культурологии принципиально важно увидеть и реализовать конструктивное ядро этой парадигмы, предполагающей в воспитании и образовании средство становления человека, обретения им своего образа, своей неповторимой индивидуальности и духовности.
Как справедливо подчеркивает Е.В.Бондаревская, цель личностно ориентированного образования - не сформировать и даже не воспитать, а найти, поддержать, развить в человеке человека, заложить в нем механизмы самореализации, саморазвития, самовоспитания; утвердить в нем человекообразуюшие, социализирующие и культуросозидаюшие качества. Решать эти задачи возможно в условиях перехода от монолога к диалогу, от социального контроля к педагогически стимулируемому саморазвитию, от управления к самоуправлению, от педагогического диктата к освобождению обучающегося для творчества.
Сформулированные Е.В.Бондаревской педагогические принципы, по сути, обосновывают сущность педагогической культурологии, реализуют диалоговую концепцию культуры, поднимают педагогическое воздействие от уровня объяснения до взаимопонимания. И это свидетельствует о широких возможностях использования принципов личностно ориентированного воспитания и образования в прикладной культурологии.
В отечественной и мировой педагогике девяностых годов XX века30 все более утверждает себя концепция смены устаревшей учебно-дисциплинарной модели образования на личностно ориентированную модель, которая строится на учете реально проявляемых способностей, наклонностей и дарований. Это, несомненно, сблизит методики, принятые ныне в дидактике и социальной педагогике. Но это не может и не должно привести к пренебрежению спецификой методики социализации и инкультурации. Первая реализует информационную, формирующую, развивающую, активизирующую, обогащающую модели образования, но в основе своей исходит из необходимости включить формирующуюся личность в определенный социум с его ценностями, нормами, принципами, установками, со стандартами, отражающими требования общества к общекультурным, профессиональным, гражданским и иным социально-значимым качествам. Вторая - целиком отталкивается от конкретной личности с характерными ей индивидуальными чертами, используя те приемы и способы, которые наиболее адекватны природе данного индивида. В свете этого будущее педагогики видится в способности разработать и реализовать интегральную систему образования и воспитания человека XX века, которая органично соединит все конструктивное и перспективное, что сегодня наработано и в системе образования и в комплексе деятельности, обеспечивающей удовлетворение и дальнейшее обогащение духовных интересов и потребностей человека, стимулирование развития его творческих потенций, включения его в разнообразные формы культурного творчества.
Постижение культуры, вовлечение индивида в социально-культурное творчество строится на ключевом принципе целостности. Культуру нельзя усваивать по частям. Культурная деятельность базируется на синтезе знания и веры, на единстве информационно-логического и эмоционально-образного. Это предопределяет методологию и методику формирования культуры личности, сближает прикладную культурологию с магистральным направлением обновления системы образования, которое видится современной отечественной педагогике в движении от вербального, репродуктивно-информационного к эмпирико-диалогическому, от созерцательного к деятельному, культуротворческому, от тематического к проблемно-концептуальному.
Наиболее революционной в предполагаемой реформе образования представляется идея замены предметно-дифференцированной системы обучения на интегрированную, основанную на преподавании метадисциплины. Опытно-экспериментальная деятельность в ближайшие годы позволит определить правомерность или недопустимость межпредметной интеграции и синтетических форм обучения естественнонаучным и гуманитарным знаниям, но все, что связано с вовлечением формирующейся личности в мир культуры как единого целого требует адекватной методики и суть ее - в комплексном подходе к раскрытию феномена культуры, к развитию культуросозидающего потенциала каждого индивида, к стимулированию процесса реализации его культурно-творческих возможностей.
Для прикладной культурологии, вырабатывающей ныне механизм вовлечения человека в мир культуры, основанный на использовании взаимодополняющих традиций европейской цивилизации и духовных ценностей Востока, принципиальное значение приобретает опыт наиболее развитых в социально-экономической сфере стран (в первую очередь США, Канады, Японии, стран Западной Европы), где демократические институты государственного и общественного управления обеспечивают сбалансированность национальных и индивидуальных интересов, социальную защиту нуждающихся, гарантированную заботу о наличии у каждого жилья, питания, одежды и других неотложных атрибутов быта; системой контроля и государственного регулирования преодолевают эгоцентризм предпринимателей и создают в стране благоприятный нравственно-психологический климат.
Для развития социально-культурной сферы, несомненно, важен опыт США и других экономически развитых стран, где государство реализует десятки национальных и региональных культурных программ, а общественные организации, благотворительные объединения и религиозные общины вкладывают миллиарды долларов в нравственно-эстетическое воспитание детей и социально-культурную гуманитарную поддержку инвалидов и пенсионеров. Немало может дать опыт Японии, сумевший соединить достижения научно-технического прогресса с удивительной верностью своим национально-культурным традициям и непреходящим духовным ценностям. Но более всего для России важен конструктивный опыт Советского Союза, где, несмотря на самую жесткую идеологическую и политическую диктатуру, благодаря усилиям государства, профсоюзов, культурно-просветительных объединений была ликвидирована неграмотность и малограмотность, обеспечена широкая доступность художественных ценностей, десятки миллионов людей были вовлечены в бесплатные формы художественного творчества и спорта, а дети - в систему эстетического всеобуча.
На уровне развития различных стран сказывается наличие полезных ископаемых, благоприятный климат и многие другие факторы. Однако опыт Японии и стран Западной Европы, где испытывается острый дефицит природных ресурсов, но достигнуты выдающиеся успехи в научно-техническом и социальном прогрессе, говорит о том, что богатство культуры способно компенсировать любые негативные факторы, может обеспечить экономическое, политическое и духовное процветание общества даже при отсутствии других благоприятных условий.
На протяжении многих веков величие государства определялось богатством его недр, благоприятным географическим положением, развитостью экономической инфраструктуры. На пороге третьего тысячелетия, когда формируется информационное общество, эти факторы уступают место уровню культуры и образования населения, совершенству системы образования.
Как область гуманитарного знания, раскрывающая технологию создания благоприятной культурной среды, вовлечения человека в мир культуры и развития его культуротворческих потенций, прикладная культурология призвана способствовать приведению педагогики и российской школы в соответствие с требованиями антропоцентристской, гуманитарно-ориентированной культуры. Школа XXI века не может быть ограничена рамками обучения определенным наукам. Формализованное образование должно составлять важный компонент школьной деятельности, но школа в целом сможет отвечать стоящим перед ней задачам в том случае, если преобразуется в социальный институт приобщения подрастающих поколений к культуре во всей многогранности этого понятия. Именно школа призвана в ближайшие годы принять на себя основное бремя формирования культуры личности, диапазон которой простирается от способности обеспечить культуру тела до умения выполнять гражданские, нравственные, профессиональные и иные человеческие функции с позиций достижений мировой и отечественной культуры.
В решение этой задачи, естественно, необходимо включить семью, трудовой коллектив, средства массовой информации, учреждения искусств и иные социальные институты, но центром и ведущей базой реализации принципов прикладной культурологии должна остаться школа, т. к. в отличие от иных институтов, наделенных рядом различных функций, последняя концентрирует свое внимание на одной - включении формирующейся личности в мир культуры.

1.5. Массовая культура
в системе формирования личности

Вовлечение человека в мир культуры осуществляется всей сложившейся в обществе системой социализации и воспитания, при этом следует учитывать, что, в отличие от предметного, ориентированного и методически инструментированного обучения, культурологическое образование в основе своей носит надпредметный характер. Его объем призван охватить культуру духовную и материальную, высокую и повседневную, национальную и общечеловеческую, современную и простирающуюся к истокам цивилизации, культуру общества, региона, социальной группы, семьи, личности; культуру труда, познания, общения, быта, досуга.
Если взять только такую область высокой культуры, как искусство с его разнообразными жанрами, то для достаточно глубокого постижения даже одного из них порой не хватает всей человеческой жизни. В этих условиях культурологическое образование призвано заложить у каждого знание общих закономерностей зарождения, становления, развития и функционирования культуры; раскрыть специфику отдельных компонентов современной культуры; сформировать принципы следования требованиям культуры в различных сферах жизнедеятельности; выработать умения и навыки социально-культурной деятельности в одной или нескольких областях культуры; подготовить человека к социально-культурному творчеству.
Многослойность и диалектическое многообразие транснациональных и региональных культурных процессов предопределяет и сложность их отражения в прикладной культурологии, которая призвана донести до человека это духовное богатство. Философские концепции развития духовного мира, равно как сложные процессы, происходящие ныне в музыке, хореографии, изобразительном и иных жанрах искусства, благодаря доступным непрофессионалам информационно-просветительным методикам должны быть осознаны широкими слоями населения и это, несомненно, повысит общий уровень обыденного сознания, поможет преодолеть перекосы массовой культуры, уберечь молодежь от пагубного влияния пропагандируемого с эстрады культа насилия и иных низменных физических инстинктов. Особое значение эти методики приобретают для учителей, социальных педагогов, специалистов культурно-просветительных учреждений и средств массовой информации, управленцев социально-культурной сферы, которые профессионально призваны стать посредниками между теоретической культурологией и практикой вовлечения людей в мир культуры; обязаны разрабатывать региональные и общенациональные культурные программы, осуществлять культурную политику в соответствии с требованиями гуманизации общества и достижениями науки в области культурологии. Эти методики должны обеспечить преобразование обыденного сознания в научное, поднять уровень культуры домашнего хозяйствования до профессионально-технологической культуры, бытовую мораль - до нравственно-правовой культуры, суеверие - до способности научно осмыслить себя и свое место в окружающей действительности.
Можно по-разному относиться к массовой культуре, можно осознавать что такие явления, как кич, отвращают от подлинной культуры31, девальвируют восприятие искусства, но нельзя забывать, что благодаря простоте и доступности языка средств массовой информации это транснациональное явление в значительной мере является отправной точкой, с которой начинается вхождение человека в мир культуры, и в этой связи перед прикладной культурологией стоит двуединая задача:
* всемерно влиять на качественное совершенствование культурной информации, идущей с рекламы, эстрадных подмостков или транслируемой посредством радио, телевидения и иных средств массовой коммуникации;
* видеть в массовой культуре плацдарм, с которого должно начинаться последовательное возвышение духовных интересов и потребностей людей, их восхождение к подлинным высотам отечественной и мировой культуры.
Вовлекая человека в мир культуры, прикладная культурология призвана раскрыть все ее многообразие, всю многослойность культурных явлений и процессов на разных уровнях функционирования духовной жизни.
Во-первых, это исследуемый этнологией и культурной антропологией уровень эстетической культуры, характеризующийся локально-групповым восприятием действительности и представленный наследием дописьменных средств общения и информации, родовыми и семейными устоями, народной педагогикой, обрядами, ритуалами и иными формами традиционной культуры.
Во-вторых, это изучаемый семиотикой и смежными науками уровень национальной культуры, который закреплен в литературе, музыке, хореографии, театральном, изобразительном и иных жанрах искусства и наиболее ярко выражает себя в национальном менталитете.
В-третьих, это анализируемый социальной культурологией уровень массовой культуры, принимающий благодаря современным средствам информации транснациональный характер.
К сожалению, кино, телевидение, иллюстрированные журналы и другие средства массовой информации, равно как реклама или коммерческо-развлекательные учреждения, часто пропагандируют далеко не лучшие образцы культуры и в определенной мере подрывают в массовом создании традиции этнической и национальной культуры. Однако уровень массовой культуры во всей своей противоречивости - это объективная реальность. Ее нужно постигать и по мере возможности совершенствовать.
Еще более важно, чтобы человек увидел культуру в единстве многообразия и мог воспринять все лучшее, что способны дать и этническая, и национальная, и транснациональная культуры. Интегративным фактором, способным помочь увидеть это лучшее и утвердить себя в культуре, может стать философия культуры как наука, позволяющая подняться над частностями, осознать национальную идентичность, достичь культурного самосознания. Знание истории, теории, социологии, экономики культуры - непреложное условие усвоения принципов культурной деятельности, но оно не гарантирует того, что человек, познавший закономерности становления, функционирования и развития культуры, следует им в повседневной жизни. Знать о культуре и жить ею - понятия далеко не равнозначные, и в этой связи следует отметить социальную значимость прикладной культурологии, которая раскрывает механизм не только познания культуры, но и интериоризации ее норм и принципов, определяет пути и средства включения индивида в мир культуры, в систему отношений, основанных на высочайших нравственно-эстетический критериях, реализует технологию стимулирования творческих потенций личности, вовлечения ее в систему культуросозидающего творчества.
Культуру личности правомерно рассматривать на двух диалектически связанных между собой уровнях.
На уровне обыденного сознания проявляется спонтанно сформированная повседневная культура, охватывающая широкий пласт жизнедеятельности в сфере быта, досуга, в семейной и товарищеской микросреде. Ее диапазон простирается от личной санитарно-гигиенической культуры, культуры сексуальных отношений, культуры питания до культуры чтения, восприятия искусства и воспитания детей.
На уровне научного сознания проявляется выработанная в процессе общего, профессионального и культурологического образования высокая культура, которая реализуется в культуре труда и общественных отношений, культуре непрерывного образования и научного поиска, культуре проникновения в мир искусства и создания его ценностей.
Границы между этими уровнями культуры весьма прозрачны и подвижны. Немало людей обустраивают свой быт или выполняют родительские функции в соответствие с самыми высокими требованиями эстетики, психологии, педагогики и других наук, составляющих современное человекознание. Равно как многие работают в сфере производства, заседают в органах власти или берут на себя функции оценки произведений литературы, музыки и изобразительного искусства, не имея необходимого образования и не обладая соответствующим уровнем научного сознания. Можно надеяться, что в XXI веке люди значительно расширят границы проявления высокой культуры и в определенной мере будут руководствоваться ею в личной гигиене, семейно-бытовых отношениях, в сфере досуга и даже в интимной жизни. Но сегодня мы вынуждены считаться с реальностью и признать, что это не достигнуто не только в этих областях человеческого бытия, но в значительной степени там, где культура профессиональной деятельности выступает непреложным условием ее эффективности.
Одна из типичных и самых распространенных ошибок многочисленных публикаций по проблемам культуры проявляется в том, чти их авторы, как правило, ограничивают свой анализ высоким искусством, культурой чтения или восприятия телепередач. К этому, в частности, сводит проблему овладения духовным богатством автор одного из первых в области культурологии и, безусловно, конструктивного и полезного учебного пособия "Введение в культурологию" А.И.Арнольдов32.
Культура постижения культуры, подчеркивает известный философ и культуролог, - это умение не только смотреть, но и видеть, умение не только воспринимать, но и думать, не только знать, но и творить. Однако все эти требования в учебном пособии ограничиваются умениями смотреть, воспринимать, думать и творить лишь в области кино, театра, музыки, изобразительного искусства, телевидения и искусства чтения. Между тем, процесс вовлечения человека в мир культуры предполагает и культуру повседневности, охватывающую весь диапазон жизнедеятельности в сфере труда, познания, быта, досуга, социальных и межличностных отношений - от умения поддерживать культуру тела до способности по достоинству оценивать новые тенденции, проявляющиеся в мировом и отечественном искусстве.
Освоение культуры находится в прямой зависимости от эффективности просветительно-образовательной деятельности учебных заведений, от культурологической деятельности средств массовой информации, учреждений искусств, библиотек, музеев, кинотеатров, клубных и иных культурно-досуговых учреждений, от культуросозидающего потенциала семьи и микросреды каждого индивида; однако решающую роль в этом процессе играет собственная ответственность человека за обеспечение своей идентификации с ценностями культуры, за самовоспитание в духе лучших традиций духовной жизни, за самостоятельный поиск своей индивидуальности, своего роста в культуре, органичную связь с судьбами общества, за постоянное самосовершенствование.
Б.С.Ерасов в "Социальной культурологии"33 подчеркивает, что совокупность ценностных ориентаций, снимающих напряженность находящихся на разных полюсах оппозиционных ценностей и преодолевающих крайности, формирует срединную культуру (ядро культуры), в рамках которой достигается взаимная адаптация социальных слоев, этнических, национальных и конфессиональных компонентов, реализуется симбиоз и синтез разнородных структур, распределяются функции центра и периферии, формируется устойчивое региональное и местное самоуправление.
По Б.С.Ерасову, срединная культура проникает, не сливаясь с ней, в культуру повседневности, или в обыденную культуру, формируемую прежде всего обычаями и нормами. Автор не лишает повседневную жизнь и высоких ценностных ориентаций, но прежде всего видит в ней витальные ценности, физическое благосостояние, культуру питания, внешнего облика, не подтвержденную институциональной регуляции повседневность, в рамках которой складывается стереотипное поведение.
Жизнь, тем не менее, признавая право исследователя на типологизацию культурных явлений и процессов, убедительно свидетельствует, что культура едина в своем многообразии. К сожалению, и профессиональное мастерство может быть весьма низкого уровня. И, к счастью, повседневная, лишенная событийности и неординарности культура быта, досуга, межличностных отношений может отличаться подлинной духовностью, соответствовать самым высоким нравственно-эстетическим критериям.
Поддерживая в морфологическом строении культуры две ведущие области - обыденную культуру, осваиваемую человеком в процессе социализации в среде проживания, и специализированную культуру, овладение которой предполагает специальное профессиональное образование, Э.А.Орлова34 выделяет и такую категорию, как массовая культура, которая, занимая промежуточное состояние между этими областями, принимает на себя функцию транслятора культурных смыслов от специализированной культуры к обыденному сознанию.
Феномен массовой культуры в современной философии, социологии и культурологии связывают с обществом, где производство и потребление приобретает стандартизированный характер, где на политику активно влияют стихийные эмоциональные реакции населения, а широко тиражируемая культура утрачивает свою уникальность. К сожалению, в силу того, что люди чаще всего встречаются с проявлением массовой культуры в далеко не лучших образцах литературы, рекламы, шоу-бизнеса, у многих она ассоциируется с коммерцией и даже явной контркультурой. Нельзя не признать, что в массовой культуре 90-х годов XX века немало слабостей, противоречий и чуждых подлинной культуре явлений. Но это не позволяет нам игнорировать конструктивные стороны массовой культуры, которая приняла на себя важнейшую для общества функцию первичной социализации и инкультурации личности, ее вовлечения в мир прекрасного.
Как справедливо пишет Д.С.Лихачев35, массовая культура, точно так же, как и авангард, существовали в искусстве всегда. Народное искусство, искусство карнавала, искусство ярмарки, искусство балагана - это массовая культура, которая оплодотворяла и продолжает оплодотворять высокую культуру современности.
На рубеже третьего тысячелетия, когда завершается переход от сословной к национальной культуре и широкое развитие получает процесс приобщения людей к общечеловеческим ценностям, массовая культура способствует трансляции социального опыта, ценностных ориентаций, образцов и эталонов сознания и поведения, активно влияет на духовную жизнь общества.
А.Я.Флиер36 попытался детально раскрыть роль и место массовой культуры в современном обществе, выделяя при этом следующие ее проявления и направления:
* индустрия "субкультуры детства" (художественные произведения для детей, игрушки и промышленно производимые игры, товары специфически детского потребления, детские клубы и лагеря, военизированные и иные организации, технологии коллективного воспитания детей и т.п.), преследующая цели явной или закамуфлированной стандартизации содержания и форм воспитания детей, внедрения в их сознание унифицированных форм и навыков социальной и личной культуры, идеологически ориентированных миропредставлений, закладывающих основы базовых ценностных установок, официально пропагандируемых в данном обществе;
* массовая общеобразовательная школа, тесно коррелирующая с установками "субкультуры детства", приобщающая учащихся к основам научных знаний, философских и религиозных представлений об окружающем мире, к историческому социокультурному опыту коллективной жизнедеятельности людей, к принятым в сообществе ценностным ориентациям. При этом она стандартизирует перечисленные знания и представления на основании типовых программ и редуцирует транслируемые знания к упрощенным формам детского сознания и понимания;
* средства массовой информации (печатные и электронные), транслирующие широким слоям населения текущую актуальную информацию, "растолковывающие" рядовому человеку смысл происходящих событий, суждений и поступков деятелей из различных специализированных сфер общественной практики и интерпретирующие эту информацию в "нужном" для ангажирующего данное СМИ заказчика ракурсе, т.е. фактически манипулирующие сознанием людей и формирующие общественное мнение по тем или иным проблемам в интересах своего заказчика;
* система национальной (государственной) идеологии и пропаганды, "патриотического" воспитания, контролирующая и формирующая политико-идеологические ориентации населения и его отдельных групп (например, политико-воспитательная работа с военнослужащими), манипулирующая сознанием людей в интересах правящих элит, обеспечивающая политическую благонадежность и желательное электоральное поведение граждан, "мобилизационную готовность" общества к возможным военным угрозам и политическим потрясениям и т. п.
Существенную роль в формировании массового сознания, несомненно, играют:
* система организации, стимулирования и управления потребительским спросом на вещи, услуги, идеи как индивидуального, так и коллективного пользования (реклама, мода, имиджмейкерство и т. п.), формирующая в общественном сознании стандарты социально престижных образов и стилей жизни, интересов и потребностей, имитирующая в массовых и доступных по ценам моделях формы элитных образцов, включающая рядового потребителя в ажиотажный спрос как на престижные предметы потребления, так и модели поведения (особенно проведения досуга), типы внешности, превращающая процесс безостановочного потребления социальных благ в самоцель существования индивида;
* разного рода игровые комплексы (от механических игровых автоматов, электронных приставок, компьютерных игр и т. п. до систем виртуальной реальности), развивающие определенного рода психомоторные реакции человека, приучающие его к быстроте реакции в информационно недостаточных и выбору в информационно избыточных ситуациях, что находит применение как в программах профессиональной подготовки определенных специалистов (летчиков, космонавтов), так и в общеразвивающих и развлекательных целях;
* всевозможные словари, справочники, энциклопедии, каталоги, электронные и иные банки информации специальных знаний, Интернет и т.п., рассчитанные не на подготовленных специалистов, а на массовых потребителей "с улицы", что также продолжает просвещенческую мифологему о компактных и популярных по языку изложения компендиумах социально значимых знаний (энциклопедиях), а по существу возвращает нас к средневековому принципу "реестрового" построения знания.
Наиболее широко механизмы массовой культуры проявляют себя в условиях досуга как деятельности личности в свободное время, органично сочетающей рекреацию и дальнейшее духовное или физическое развитие. Именно эта формально не регламентированная деятельность позволяет человеку в полной мере почувствовать свободу от профессионально-трудовых канонов, обязательных учебных планов и программ, непреложных общественных или семейно-бытовых обязанностей, расслабиться, отдохнуть, развлечься, попасть в социально-психологическую ситуацию, максимально способствующую самореализации его творческих потенций.
Деятельность в свободное время может быть связана с научными увлечениями, изучением иностранных языков или музыкальной грамоты, постижением вершин литературной, музыкальной или театральной классики, знакомством с шедеврами изобразительного или иного жанра высокого искусства. Но в то же время она может посвящаться просмотру популярных фильмов и телепередач, чтению детективов и женских романов, массовым праздникам, различным видам спорта, танцам, легкой музыке, товарищеским застольям, семейным играм и забавам, общению с природой.
В сфере развлекательно-игрового досуга - на дискотеке, эстрадном концерте, клубной встрече, футбольном матче, вечере отдыха, семейных и дружеских торжествах - человек, как правило, не остается только зрителем или слушателем, он активно реагирует на происходящее, свободно выражая свои эмоции. На концерте поп-музыки или спортивных состязаниях порою интереснее смотреть не на сцену или соревнующихся, а в зал, на места публики, где молодежь, заражая друг друга и выплескивая эмоции, самовыражает себя.
В условиях свободного времяпрепровождения люди не только воспринимают широко тиражированные и адаптированные для невзыскательной массы населения рекламу и образцы литературы, музыкального, театрального или циркового искусства. Здесь они усваивают принципы и технологию неформального общения, перенимают образ поведения, эталоны одежды, прически, других атрибутов моды, с учетом требований среды формируют свой имидж.
Специфика досуга проявляется в том, что здесь встречаешь и высокую, и массовую культуру, границы между которыми подвижны и размыты. Для одних досуг - это опера, симфоническая музыка, музей, классическая литература, попытка писать, ваять, создавать иные творения искусства. Для других - возможность потусоваться, потрястись на танцах, посидеть в кафе, побалдеть у музыкального центра, прочитать модный детектив, посмотреть нашумевший фильм или спектакль, дать волю своим эмоциям на хоккейном матче или концерте рок-ансамбля, продемонстрировать приверженность экстравагантной моде.
Один и тот же вид досуга может нести в себе разные начала. Для одних зарубежный туризм - это возможность познать новое, расширить свой кругозор, приобщиться к непреходящим ценностям истории и культуры; для других - обойти побольше магазинов, побывать в "Мулен Руже", насладиться уютной гостиницей и оригинальной пищей. Одни в теннисе или аэробике видят средство обеспечения гармоничного физического развития, другие - дань моде. В коллекционировании можно проявлять и развивать способности к поисковому творчеству, умение атрибутировать и систематизировать оригинальные экспонаты, воспринимать через них историю и окружающий мир, а можно, накапливая те же экспонаты, использовать их как растущие в цене раритеты, которые со временем принесут материальный доход. У кого-то досуговые увлечения живописью порождают великолепные произведения искусства, а у другого его результатом станут лишь мещанские, грубо окрашенные лебеди.
Досуг бесконечно разнообразен. Сколько людей - столько моделей досуга, каждая из которых отражает индивидуальные особенности, и в первую очередь общий уровень культуры, который детерминирует интересы, потребности человека и формы их удовлетворения. Право на существование имеет и интеллектуальная дискуссия за товарищеским ужином, и семейное музицирование, и песня под баян на сельской завалинке, и компьютерные игры, и бильярд, и финская баня, и прогулки по парку или лесу, и "подкидной дурак" на пляже. Важно только, чтобы формы проявления высокой и массовой культуры, переплетаясь и дополняя друг друга, способствовали гармоничному развитию личности; чтобы, по мере своего духовного роста человек последовательно поднимался от примитивных к высоким формам досуговой культуры.
Социальная жизнь России на рубеже XX и XXI веков убедительно свидетельствует, что механизмы массовой культуры способны содействовать духовному развитию человека, что подтверждает семейное воспитание, где ребенку доступными его восприятию средствами прививают основы санитарно-гигиенической культуры и культуры общения, или школа, которая делает понятными обучающимся исторически сложившиеся достижения человечества в разных областях знания. Однако эти же механизмы в другой ситуации могут служить методике манипулирования общественным сознанием, формированию псевдопатриотизма, порождению националистического или религиозного психоза.
Искусно примитивизируя сложнейшие явления экономики, политики, национальных отношений, освобождая людей от необходимости глубоко и всесторонне анализировать общественные процессы и социальные проблемы, политические партии, общественные организации, инициативные группы, иные социальные объединения и отдельные политические деятели в угоду своим далеко не самым высоким и нравственно оправданным интересам извращают сознание значительной части населения, деформируют их ценностные ориентации и жизненные позиции, толкают людей на ложный путь проявления своей гражданской и общественной активности.
Примером этому может служить В.В.Жириновский, который с удивительной легкостью и актерским мастерством, жонглируя фактами и в еще большей мере плодами своей фантазии, порой низводит многосложные процессы экономической, политической и духовной жизни к вульгарно упрощенным схемам. Однако, сдабривая этот фарс фантастическими обещаниями удовлетворить любые потребности слушателей, он привлекает их к себе, делает их на какой-то период своими союзниками.
Легковерные, не способные к критическому мышлению люди принимают эту демагогию, ибо она порождает иллюзорные, но горячо желаемые ответы на волнующие вопросы, не требуя от них при этом сколько-нибудь существенных усилий.
Нарушая законы логики, игнорируя типичное и закономерное, В.В.Жириновский и ему подобные выхватывают случайные факты, возводят единичное в абсолют, и таким образом формируют у населения, не обладающего необходимой политической культурой, искаженное представление о действительности, нагнетают политический психоз, вызывают обострение социальных отношений. Спекулируя на национально-патриотических чувствах и естественном желании преодолеть сложившиеся противоречия и возникающие проблемы, они привлекают к себе определенные группы людей, которые не способны отличить политические реалии от политических игр. Более того, воздействуя на эмоциональную сферу последних, они превращают их в своих слепых последователей, включающихся в дальнейшее распространение социально приукрашенных утопий.
Реализуя себя в разных сферах и на разных направлениях проявления массовой культуры, - от субкультуры детства, общеобразовательной школы, средств массовой информации, культурно-просветительных учреждений, социально-культурной деятельности в трудовых коллективах и вооруженных силах до инфраструктуры интеллектуального, оздоровительного и развлекательно-игрового досуга, прикладная культурология предопределяет методологию и методику их использования в процессе формирования и развития личности. Теоретически обоснованный прикладной культурологией механизм опоры на массовую культуру в условиях вовлечения человека в социально-культурную деятельность строится на оправдавших себя принципах единства информационно-логического и эмоционально-образного воздействия на разум и чувства индивида.
Значимость этого феномена, интегрирующего высокоэффективную технологию реализации культуросозидающего потенциала духовной жизни, правомерно рассматривать на примере формирования целостного мировоззрения личности.
В ряде своих публикаций, и в первую очередь в дискуссии о судьбах российской интеллигенции, Б.В.Раушенбах37, опираясь на анализ социальной практики, выдвинул тезис об ущербности марксистской концепции научного мировоззрения, основанного лишь на логической информации. Личность постоянно получает информацию по двум каналам - логическому и внелогическому, которые одновременно воздействуют на разум и на эмоциональную сферу. Только в этом единстве заключена возможность поднять уровень восприятия действительности до целостного мировоззрения. И в этой связи методология и методика прикладной культурологии представляются абсолютно адекватными этой задаче.
Широкое внедрение в жизнь социально-культурных и психолого-педагогических технологий прикладной культурологии находится в прямой зависимости от степени готовности их субъектов к осуществлению возложенных на них функций. В настоящее время эти функции способна принять на себя российская интеллигенция, характерными качествами которой являются:
* гуманитарная образованность, интегрирующая ценности отечественной и мировой культуры, исключая местничество, национализм, любые проявления человеконенавистничества;
* моральная чистота, высокое чувство социальной ответственности, способность активно защищать свои нравственные позиции;
* восприятие культуры как критерия качества жизни, пронизывающего все сферы бытия - от творчества до повседневной культуры, проявляющейся в труде, познании, общественных отношениях, быту, досуге;
* духовно-нравственная направленность, детерминирующая активность личности в реализации своих гражданских, профессиональных, семейных и иных социально-значимых функций.
Воспроизводство интеллигенции, равно как сохранение и дальнейшее развитие ее традиций - задача здорового общества, и важнейшая роль в этом принадлежит прикладной культурологии, которая призвана научно обосновать механизмы создания благоприятной культурной среды, технологию раскрытия выработанных интеллигенцией разных поколений непреходящих ценностей; методику овладения совокупностью тех нравственно-эстетических качеств, которые позволяют человеку причислить себя к высокому сообществу, которое характеризует термин "интеллигенция".

ГЛАВА II.
ТЕХНОЛОГИЯ ФОРМИРОВАНИЯ ЛИЧНОСТИ
КАК СУБЪЕКТА КУЛЬТУРЫ

2.1. Механизм усвоения культуры

Специфика культуры проявляется в том, что в ней параллельно происходят два диалектически взаимосвязанных процесса: создание духовных и материальных ценностей и передача накопленного национально-культурного богатства от одного поколения к другому. При этом сложность механизма обеспечения культурной преемственности в первую очередь предопределяется тем, что подрастающее поколение за считанные годы должно усвоить и воспринять как эстафету дальнейшего развития совокупность того, что человечество созидало в течение многих тысячелетий, приведших к становлению современной цивилизации.
С одной стороны, механизм усвоения культуры базируется на спонтанном процессе жизнедеятельности людей, которые создают средства производства и средства потребления, строят, облагораживают быт, решают проблемы экологии и здравоохранения, проявляют свои творческие потенции в науке, искусстве, рациональной организации досуга. И все это представляет собой открытую книгу, пример для подражания, естественно перенимаемый формирующимися поколениями. С другой - в обществе сложилась система социальных институтов: от семьи и школы до учреждений искусств, массовой информации, культурно-просветительной деятельности, физкультуры и спорта, которые призваны вовлекать новые поколения в мир культуры, обеспечивать сложный и многогранный процесс хоминизации, социализации, инкультурации и индивидуализации формирующейся личности, стимулирования саморазвития ее творческих потенций.
Чем шире масштабы человеческой деятельности, индивидуального и коллективного творчества людей, чем больше объем накопленных в нашем мире ценностей культуры, тем сложнее процесс передачи культурного наследия, механизм его усвоения. Однако, как свидетельствует история, изобилующая примерами безвозвратных потерь существовавших в разные эпохи культур38, процесс культурной преемственности не может быть дискретным, не должен прерываться или останавливаться ни на одну минуту. Непрерывность передачи из поколения в поколение эстафеты культуры - одна из закономерностей ее эффективного развития, и чрезвычайно важно, чтобы этот процесс носил двусторонний характер: молодое поколение призвано осознать необходимость овладения культурным богатством породившего его общества и реализовать это в повседневной жизнедеятельности, а старшее - обязано делиться своим опытом с молодежью, посвящать значительную часть своей жизненной энергии делу образования, воспитания, вовлечения юной смены в мир сложившихся традиций, обычаев, норм, материальных и духовных ценностей.
В современном, полном противоречий мире сложнейший процесс становления личности не укладывается в традиционные рамки семьи и учебно-воспитательных учреждений, на нем все более активно сказывается социализирующее влияние средств массовой информации, трудовых коллективов, общественных организаций, круга общения, всей микросреды формирующейся личности. Механизм хоминизации, социализации и инкультурации раскрывает прикладная культурология, которая, в свою очередь, широко опирается на методики, веками наработанные отечественной и сравнительной педагогикой. Это в значительной мере обусловлено тем, что, с одной стороны, педагогическая наука и педагогическая практика унаследовали лучшие, уходящие в далекое прошлое приемы и способы стимулирования гармонического развития личности, а с другой, следуя духу времени, в свою очередь, используют для этого новейшие достижения общей и социальной психологии, социологии, этики, эстетики, теории управления и других наук.
На глазах одного поколения наряду с традиционной педагогикой (дошкольных учреждений, общеобразовательной школы, начальных, средних и высших профессиональных учебных заведений) утвердили себя социальная педагогика, семейная педагогика, педагогика спорта, военная педагогика, музыкальная педагогика, педагогика досуга, андрагогика, девиантология и другие ее направления, которые перекликаются с этнопедагогикой, народной педагогикой, педагогикой православия, ислама и других религиозных конфессий.
Педагогику во всем ее многообразии, равно как и прикладную культурологию, правомерно рассматривать в рамках более широкого научного понятия - человекознания, в котором преломляются принципиальные особенности науки последней четверти XX века, связанные:
* с превращением проблемы человека, его бытия, его культуры, его социальной защиты, его отношений с природной средой в общую проблему всей науки в целом;
* со все возрастающей дифференциацией научного изучения человека и углублением специализации отдельных дисциплин;
* с объединением различных наук и методов исследования человека в интегральные, комплексные системы, способные обосновать и раскрыть синтетические характеристики человека и человеческого развития.
В разработку основ современного человекознания существенную лепту внесли Ю. К. Бабанский, П. П. Блонский, Л.С. Выготский, В. Е. Гмурман В. В. Давыдов, Л.В.Занков, П. И. Зинченко, Ф. Ф. Королев, А. Н. Леонтьев, В. С. Мерлин, А. В. Петровский. К. К. Платонов, С. Л. Рубинштейн, Б.М. Теплов, С. Т. Шацкий, М. Г. Ярошевский и другие российские педагоги и психологи. В рамках Российской Академии наук и Российской Академии образования успешно функционируют институты и лаборатории человека. Наиболее конструктивный вклад в развитие человекознания внес Б. Г. Ананьев39, сумевший обосновать его методологию, выявить структуру, определить его роль и место в системе гуманитарного знания.
Лидер ленинградской школы человекознания 40-х - 70-х годов убедительно показал, что чем больше педагогика вникает в судьбу индивида, тем шире становится ее теоретический диапазон, тем разнообразнее и глубже проявляется ее взаимосвязь с ведущими направлениями человекознания. С другой стороны, по мере развития психологии, социологии, физиологии, этики и других наук о человеке возрастают возможности их педагогического приложения.
Эта же тенденция проявляется и в прикладной культурологии, становление которой стало возможным в условиях утверждения ряда новых направлений современной науки - от возрастной физиологии и морфологии, эргономики, семиотики, эвристики, психолингвистики, характерологии до прикладной социологии, прикладной психологии и социальной педагогики.
С превращением человекознания в одну из генеральных проблем всей современной науки и расширением фронта его педагогических приложений, отмечает Б. Г. Ананьев40, " создается новая ситуация и для самой педагогики, весьма благоприятствующая ее прогрессу и повышению практической эффективности. Однако существует опасность, что поток крайне разнородной научной информации уже сейчас превышает возможность ее своевременной переработки; некоторые из педагогических приложений гипертрофируются и противопоставляются самой педагогике, притязая на собственную теорию воспитания; возрастает обусловленная дифференциацией отдельных наук о человеке дробность подходов к воспитанию, и преодолеть такие тенденции можно лишь путем последовательного развития философских основ человекознания и входящих в него наук.
И педагогика, и прикладная культурология как любые отрасли научного знания должны вычленить изучаемый ими объект в виде определенной системы, отличающейся конкретными параметрами и неповторимыми, только им присущими целями, закономерностями и способами существования.
У прикладной культурологии и педагогики один объект - человек, личность, индивидуальность, отдельный индивид или социальная общность. Однако специфика каждой из этих наук проявляется в их предмете. Предмет педагогики - воспитание как сознательно и целенаправленно организуемый процесс41. Предмет прикладной культурологии - процесс формирования культурной среды; механизм хоминизации, социализации, инкультурации и самореализации личности; технология изучения, удовлетворения и дальнейшего развития духовных интересов и потребностей людей, методология и методика вовлечения личности или социальной общности в мир культуры, в социально-культурное творчество.
Процесс становления прикладной культурологии осуществляется достаточно активно, но он далеко не завершен. От нового направления культурологического знания наука и практика ждут ответы на многие вопросы, а именно - каким образом:
* приобретаются, расширяются, углубляются, обновляются и приводятся в систему знания о сложившихся ценностях культуры?
* формируются интеллектуальные и практические навыки и умения в сфере социального, научно-технического и художественного творчества?
* осваиваются, сохраняются, распространяются и воспроизводятся ценности культуры?
* какими путями, средствами и методами нужно решать задачи передачи из поколения в поколение социально-культурного опыта?
* обеспечить усвоение формирующейся личностью способов регуляции социального бытия, формирования в каждом человеке повседневной практической культуры, культуры труда, познания, быта, досуга, делового и неформального общения?
Механизм усвоения культуры начинается с хоминизации индивида, т. е. процесса приобщения новорожденного к роду человеческому, формирования общегуманистических нравственных качеств, основ физической и санитарно-гигиенической культуры, культуры речи, элементарной культуры общения, адаптации органов восприятия к конкретным формам природной и культурной среды.
Хоминизация носит общечеловеческий характер. Механизм ее, как правило, спонтанно передается из поколения в поколение, строится на принципах народной педагогики, опирается на национальные, религиозные, региональные, семейные и иные традиции, осуществляется главным образом в рамках семьи42. Специфика и сложность этого процесса в значительной мере предопределяется противоречивостью восприятия людьми сути и природы материнства и отцовства, их изначальной психологической и практической неподготовленностью к исполнению родительских функций.
С одной стороны, воспроизводство рода человеческого - первейшая и важнейшая функция любой женщины, любого мужчины. Однако подготовиться к ее реализации, обучаясь в школе, не представляется возможным. Будущие матери и отцы еще в подростковом и раннем юношеском возрасте за школьной партой усваивают основы тригонометрии или стереометрии, с которыми большинство в жизни наверняка не встретится. Но школа не в состоянии раскрыть им законы материнства или отцовства, т. к. сенситивные пики восприятия этих высочайших ценностей приходят значительно позднее, как правило, лишь с реальным рождением ребенка. Чтобы почувствовать себя матерью, молодая женщина должна услышать плач новорожденного, ощутить прикосновение его губ к своей груди. Все это низводит к минимуму теоретическую подготовку к материнству и, естественно, актуализирует роль семьи, семейных традиций и индивидуальную способность молодых родителей, опираясь на общий уровень своей культуры, в самые короткие сроки открыть для себя новые гуманистические качества, без коих невозможно отдавать частицу своего сердца появившемуся на свет существу.
Принципиально иначе строится процесс социализации, который детерминирован конкретным обществом, конкретным временем, конкретной социально-культурной ситуацией.
Социализация - это процесс и результат включения человека в определенный социум, освоения и воспроизводства им социального опыта, принятия требований, норм и принципов общественных отношений, формирование и реализация детерминированных обществом гражданских, нравственных, профессиональных, общественных, семейных и иных социально значимых функций. В ходе социализации культура средствами образования и воспитания спонтанно передается от поколения к поколению, а отдельный индивид, усваивая ее, включается в жизнь социума, обретает зрелость, становится личностью, индивидуальностью.
Отдельные аспекты социализации, связанные с образованием, воспитанием, нравственным или гражданским развитием личности, известны тысячелетия, с Древнего Китая, Древней Индии, Древнего Египта и Двуречья, где каждого человека пытались вписать в рамки существующего общества и строя. Однако как целостный и научно осмысленный процесс социализация заявила о себе лишь в XX веке.
Термин "социализация" появился в 30-х годах; в 1956 году он был впервые внесен в реестр Американской социологической ассоциации, а с 60-х - 70-х годов принят на вооружение учеными и практиками в России.
Социализация проявляет свои особенности в каждой культуре, в каждую историческую эпоху. Меняются способы, приемы и формы социализации, обновляются и приобретают новые краски взаимоотношения участвующих в ней групп, но сохранение основ культурного наследия в процессе общекультурного и психологического развития и в ходе социального становления молодого поколения происходит во всех обществах.
Для раскрытия и понимания сути социализации и механизмов ее осуществления принципиальное значение имеет принятая обществом модель освоения культурного наследия. В философии эпохи Просвещения традиционной моделью служило локковское представление о человеке как о "чистой доске", которая подобно мягкому воску запечатлевает воздействие среды. Другая модель возникла в рамках бихевиористской психологии, согласно которой человек активно стремится к удовлетворению своих врожденных биологических потребностей. При взаимодействии с общественной средой он однозначно реагирует на нее и изменяется таким образом, чтобы достичь максимального удовлетворения. Бихевиористами социализация понимается как приспособление, адаптация индивидуального организма к среде. Третья модель акцентирует значение врожденных механизмов поведения. Среда служит при этом лишь стимулом деятельности. Внешняя ситуация играет роль ключа, поворот которого приводит в действие цепь врожденных реакций.
Анализ специфики социализации, принятый в разных обществах и странах, свидетельствует о том, что различные модели индивидуального развития отличаются друг от друга по той роли, которую они приписывают внешним и внутренним условиям, врожденным программам или приобретенному опыту, созреванию и обучению, биологическим стремлениям и культурным целям, творческой деятельности и адаптации к среде.
Вторая половина XX века наглядно показала, что ведущие регионы и страны мира избрали разные пути социализации. В США преобладающим стал путь стандартизации личностных процессов, подгонки формирующейся личности под изначально сформулированные образцы поведения и выполнения определенных социальных функций и ролей. Во Франции понятие "социализация" предопределялось восприятием общества как сложившейся реальности, отталкиваясь от которой, человек может развивать свои наклонности и дарования, создавать свой духовный мир, избирательно усваивать ценности культуры, внося в общество свой персональный вклад, свою индивидуальность. В Японии ведущим стержнем социализации стало усвоение подрастающим поколением многовековых национально-культурных традиций, ритуалов, обрядов, восприятие уходящего в глубь истории менталитета и образа жизни.
Научное осмысление сути и природы социализации в России за последние тридцать лет прошло большой и плодотворный путь от первых публикаций Б. Д. Парыгина43, Н.В.Андреенковой44 и других пионеров этого направления исследований конца 60-х годов, где была сделана попытка разобраться в предмете социализации, до монографии Б.А.Титова45 и фундаментального учебного пособия Б. С. Ерасова46, в которых разносторонне раскрываются закономерности, принципы и технологии вовлечения человека в современное общество.
В философии, социологии, культурологии, психологии, педагогике и других науках конца XX века, изучающих человека, не прекращается полемика о сущности понятий "человек", "индивид", "личность", "индивидуальность", дискутируется соотношение биологического и социального в развитии личности и степень обусловленности в ней антропологических, психических, культурных, интеллектуальных и социальных черт, но каждый, кто руководствуется реальными достижениями человекознания, исходит из того, что человек - это прежде всего общественное существо, и важнейшую предпосылку становления его личности составляет связь с другими людьми; что процесс формирования и развития личности есть, главным образом, процесс усвоения и дальнейшего обогащения опыта общественной жизни; что личность есть персонифицированная социальная деятельность, и условием раскрытия ее сущности является методологический принцип единства деятельности, общественных отношений и сознания.
Отстаивая свое понимание различных аспектов многогранного и многозначного понятия "личность", ученые едины в главном, видя в ней, в первую очередь, "исторически обусловленную степень разумности и ответственности перед обществом" (В. П. Тугаринов)47; "суммарное выражение социальных качеств индивида" (Р. И. Косолапов, В. П. Марков)48; "совокупность интегрированных социально-значимых черт" (И. С. Кон)49; "плод социализации индивида в процессе онтогенеза" (М. С. Каган)50; "меру присвоения индивидом своей социальной сущности" (П. Е. Кряжев)51; "способность интериоризировать социальный опыт" (С. Л. Рубинштейн)52; "продукт общественно-исторического развития" (А. Г. Ковалев)53; "объект и субъект исторического процесса" (Б.Г.Ананьев)54; "объект и субъект общественных отношений" (Е. В. Шорохова)55", единство общечеловеческого, социально-специфического и индивидуально-неповторимого" (Б.Д.Парыгин)56.
Сложившееся ныне понимание личности позволяет видеть в социальных качествах человека в то же время и качества общества, ценности которого интериоризировал конкретный его представитель. В этих условиях правомерно утверждать, что, изучая закономерности формирования социального и культурного опыта личности, мы анализируем важнейшие аспекты функционирования всего общества, а исследуя природу общества, мы выявляем характерные черты объединенных в нем людей.
Как существо историческое, человек является порождением и результатом отечественной и всемирной истории, которая закреплена в традициях, обычаях и других достижениях культуры. Уникальность человека обусловлена тем, что благодаря сознанию, в отличие от животных, наряду с генетической программой он имеет программу социального наследования, которая предопределяет развитие каждого нового поколения. Именно потому, что вступающая в жизнь молодежь посредством социальной информации наследует материальные и духовные достижения предшествующих поколений, она избавлена от необходимости заново начинать все сначала и в познании, и на практике.
Методология социализации исходит из того, что подлинно человеческие свойства индивид приобретает в процессе общения с людьми и усвоения социально-культурного опыта. Причем решающая роль в интериоризации передаваемых от поколения к поколению материальных и духовных ценностей принадлежит общественной практике, субъектом которой выступает формирующаяся личность. Накопленный опыт находит отражение в системе званий, умений, навыков, мотивов поведения, установок, стереотипов, ценностных ориентаций.
Вклад каждого поколения в общественно-историческое развитие детерминирован социальными достижениями его предшественников, степенью восприятия их опыта и традиций. Это подтверждает исследование С. Н. Иконниковой57, которое, опираясь на комплексный анализ проблемы, убедительно показывает, что в современных условиях каждое новое поколение вступает в жизнь, имея растущий производственный, образовательный, общественно-политический и культурный потенциал.
Выступая преемником достигнутого уровня развития, каждое поколение выполняет важнейшую функцию активного освоения и преобразования мира, и этот активно-деятельный характер процесса социальной преемственности составляет отличительную черту общественно-исторического развития. На активно диалектический характер усвоения социально-культурного опыта обращает внимание и А.Н.Леонтьев, который подчеркивает, что на уровне личности прошлые впечатления, события и собственные действия субъекта отнюдь не выступают для него как покоящиеся пласты его опыта. Они становятся предметом его отношения к окружающему миру, его действий и в силу этого существенно влияют на технологию формирования личности как субъекта культуры. Одно в этом прошлом умирает, лишается своего смысла и превращается в простое условие и способы его деятельности - сложившиеся способности, умения, стереотипы поведения; другое открывается ему в своем новом свете и приобретает прежде не увиденное им значение; наконец, что-то из прошлого отвергается субъектом, психологически перестает существовать для него, хотя и остается на складах его памяти. Вклады прошлого опыта в личность становятся зависимыми от самой личности, превращаются в ее функцию58.
Активное творческое восприятие социально-культурного опыта предопределяется характером любого демократического и ныне формирующегося информационного общества XXI века, которое призвано видеть в человеке не пассивный продукт среды, не винтик, подогнанный под параметры определенней системы, не безликий объект управления стоящих над ним институтов и организаций, а субъект социального процесса, всецело ответственный за все общественные дела. Такой человек не перекладывает ни доли своей реальной ответственности на существующие правила и нормы. Он сам выступает как творец всех и всяких норм жизни, как творец самого себя.
Социально-культурный процесс в основе своей направлен на то, чтобы каждый представитель подрастающего поколения, усваивая социальный опыт, в первую очередь, сформировал себя, из богатств человеческой культуры "вырастил" свое сокровенное "я". Иначе говоря, задача не в том, чтобы он просто накопил вне содержания своей жизни эти богатства, "оброс снаружи" цивилизованностью и научился пользоваться результатами творчества, потреблять их как средства, а в том, чтобы он отождествил свое "я" с содержанием культуры, слил с ее жизнью свою жизнь, с ее целями свои цели и тем самым сделал смыслом своей жизнедеятельности все подлинно человеческое в человеке59.
В процессе социализации формирующаяся личность усваивает социально-культурный опыт, интериоризирует общественные ценности, требования и нормы, вырабатывает социально оправданную мировоззренческую позицию, овладевает способами общественного поведения и деятельности, утверждает в себе готовность и способность квалифицированно, ответственно и эффективно выполнять социальные роли в сфере экономики, политики, культуры и права60.
Для оценки параметров процесса постижения социального опыта принципиальное значение имеет точка зрения Г.Е.Глезермана61, который считает, что понятие "социализация" не исчерпывает всего многообразия взаимоотношений личности и социальной среды, что оно по содержанию уже, чем понятие "формирование человека". Однако именно узость понятия "социализация" имеет определенные преимущества, т. к. позволяет более конкретно и целенаправленно отразить природу вхождения личности в конкретную общественную среду.
Понятие "социализация" прочно вошло в практику учебно-воспитательных учреждений для детей, подростков и молодежи. Вместе с тем, представляется неоправданным ограничивать временные рамки этого процесса, равно как и формирования социально-культурного опыта, только периодом детства и юношества (как это, в частности, делает Н. В. Андреенкова).
Э. В. Соколов62 справедливо отмечает, что освоение социально-культурного опыта как процесс, ограниченный периодом детства и юношества, был приемлем в традиционных обществах с относительно бедным культурным потенциалом. В современных условиях непрерывного и активного усложнения общественной жизни социализация личности продолжается всю жизнь. Граница во времени между воспитанием как подготовкой к жизни и самой жизнью во многих отношениях стирается. С другой стороны, разные стадии развития - детство, отрочество, юность - нельзя рассматривать как подготовительные, имеющие целью лишь постижение культуры. С самого раннего детства формирующаяся личность не только усваивает культуру, она становится субъектом ее функционирования и дальнейшего развития.
Сложность и противоречивость усвоения социально-культурного опыта связана и с тем, что, будучи производной общественных отношений, личность остается автономной системой, которая обладает самостоятельной ценностью. Выполняя различные социальные функции, она не растворяется в них и не исчерпывается ими. Более того, в каждом виде социально-культурной деятельности личность проявляет свой индивидуальный почерк, отражает свое отношение к предмету и содержанию деятельности, свою мировоззренческую и нравственно-эстетическую позицию. Формирование и развитие личности - это неповторимый избирательный путь познания и опыта, особенность которого предопределяется индивидуальными природными данными, спецификой микросреды и рядом других факторов и обстоятельств. Развитие личности не ограничивается усвоением и интериоризацией внешних отношений. Оно включает в себя дальнейшую переработку усвоенного, его систематизацию, приводящую к целостным изменениям личности, возникновению новых побуждений к деятельности, новых ее структур, новой их экстериоризации.
Анализ различных аспектов становления личности подтверждает комплексный характер формирования социально-культурного опыта подрастающих поколений и убедительно показывает, что эффективность этого процесса зависит от того, насколько он педагогически осознан, корректно управляем, насколько стал предметом обучения и воспитания.
Формирование социально-культурного опыта - это, в первую очередь, область педагогики, но на практике мы сталкиваемся с противоречием, выражающимся в том, что исследования его закономерностей сегодня в большей мере захватили философию, социологию, прикладную культурологию, общую и социальную психологию, и в гораздо меньшей степени - собственно педагогику.
В течение многих лет усилия теоретиков отечественной педагогики были направлены на разработку примерного содержания воспитания школьников, в рамках которого раскрывалась методика социализации и инкультурации учащейся молодежи. Однако сложность этого процесса, требующего вариативности и учета конкретной специфики объекта воздействия (от индивидуальных способностей, наклонностей, дарований до особенностей микросреды), не позволила внедрить в широкую практику разрабатывавшиеся четверть века рекомендации63.
Существенный прогресс в разработку научных основ вовлечения формирующейся личности в мир культуры достигнут в исследованиях и практической деятельности отечественной школы социальных педагогов64, сумевших раскрыть особенности воспитательного воздействия на детей, подростков, юношей и девушек в условиях открытой социальной среды, когда ведущим мотивом их поведения выступает интерес. Педагогика 90-х годов XX века обогатилась рядом оригинальных исследований Северо-западного отделения Российской Академии образования по культурологическим аспектам обучения и воспитания65, позволившим раскрыть методологию и методику включения культурологических аспектов во все сферы учебно-воспитательного процесса. Однако при всем этом решающую роль в конструктивном повороте отечественной науки к проблеме методологии и технологии формирования личности как субъекта культуры на рубеже третьего тысячелетия сыграли фундаментальные работы представителей общегуманитарной, и в первую очередь философской мысли.
Обращает на себя внимание и интенсивность ускорения процесса вовлечения ученых в разработку культурологических проблем. Если в 70-е годы можно было назвать единичных авторов, монографии и иные фундаментальные работы которых посвящались вопросам социализации и инкультурации индивида66, то в 90-е (особенно после 1996 года) их количество увеличивается в геометрической прогрессии. Уровень этих публикаций весьма различен, но среди них есть немало работ, которые знаменуют собой новое качество в научном осмыслении путей и средств вовлечения человека в мир культуры и социально-культурное творчество67. Наиболее точно сущность и направленность современных концепций воспитания и развития личности выразил президент Академии гуманитарных наук В. Т. Пуляев68, который отметил, что ведущая парадигма современного гуманитарного знания носит антропоцентристский характер, человек становится центром деятельного осмысления социальных и экономических процессов на рубеже XX и XXI веков, а исследования личности и закономерностей ее формирования и развития могут и должны осуществляться как комплексная проблема на междисциплинарной основе.
Если понятие личности отражает единство индивидуальных особенностей и социальных функций, то, чтобы стать личностью, человек может и должен в деятельности, на практике обнаружить и проявить внутренние свойства, заложенные природой и сформированные в нем самой жизнью и воспитанием. Эта мысль, впервые обоснованная Ф.Ф. Королевым69 в конце 1920-х гг., стала впоследствии лейтмотивом отечественной педагогики, вошла в учебные пособия70, предопределила ее методологические принципы. Эта позиция позволила на рубеже третьего тысячелетия возродить концепцию личности, основанную на идеях природо- и культуросообразности и индивидуально-личностного развития.
Век техники уступает место веку человека антропогенной цивилизации. Идеал формирующейся личности ныне воплощает в себе общечеловеческую нравственность, национальный характер, индивидуальное своеобразие71. Теоретически он достаточно разработан для того, чтобы проектируемая модель человека XXI века стала реальностью, однако необходимо научное обоснование технологии его формирования, раскрытия механизма освоения нравственной культуры, обретения национальных черт и стимулирования проявления неповторимости конкретного индивида.
К сожалению, практика решения этой задачи существенно отстает от теоретических концепций. Однако педагогика и прикладная культурология сегодня могут опереться на ряд исследований, результаты которых позволяют увидеть многообразие путей и средств формирования личности как субъекта культуры, опереться на эффективные методики вовлечения разных групп населения, и в первую очередь детей и молодежи, в мир культуры.
Особое место здесь принадлежит работам Т. Е. Конниковой72, которая в 60-е годы завершила многолетнее социально-педагогическое исследование, давшее ей право раскрыть механизм усвоения культуры и вовлечения личности в социально-культурное творчество, не потерявший своей актуальности и эффективности в наши дни. В бесконечном множестве факторов, влияющих на процесс социализации и инкультурации, Т. Е. Конникова выделила нравственные образцы как источники культуроориентированного группового и индивидуально-личностного развития и как средства формирования природо- и культуросообразных ценностных установок.
Особенность нравственных образцов, аккумулирующих социально-культурный опыт, проявляется в том, что они не могут быть предъявлены только через слово как сумма готовых понятий о правилах и нормах морали.
Утверждаемый методами прикладной культурологии нравственный образец требует иного, чем в обучении, способа раскрытия подрастающим поколениям, и иных условий его усвоения. "Предъявление" нравственного образца осуществляется прежде всего через его воплощение в практической деятельности, в повседневных отношениях реальной жизни.
Другая особенность нравственного образца заключается в том, что нужные отношения нельзя построить предварительно, включая в них детей, подростков, юношей или девушек лишь тогда, когда эти отношения уже сложились. Их построение осуществляется при непосредственном привлечении последних. При этом процесс становления нравственных отношений, отвечающих требованиям культуры, одновременно представляет и процесс воспитания.
Педагогические аспекты социализации и инкультурации индивида нашли отражение в исследованиях Ю.П.Азарова, Ш.А.Амонашвили, В.Г.Бочаровой, С.Г.Вершловского, Р.Г.Гуровой, А.В.Даринского, Т.Н.Мальковской, А.В.Мудрика, Л.И.Новиковой, В.А.Сухомлинского73, других специалистов в области теории воспитания; философские и социологические проблемы вовлечения человека в социум и мир культуры получили достаточно широкое освещение в трудах И.В.Бестужева-Лады, С.Н.Иконниковой, М.С.Кагана, Л.Н.Когана, В.Т.Лисовского, В.Момова, А.Г.Харчева, Ю.У.Фохт-Бабушкина74, в материалах научных конференций, симпозиумов, дискуссий75. Однако наряду с общефилософскими, общесоциологическими и общепедагогическими принципами прикладная культурология должна была выявить оригинальные механизмы постижения культуры и включения личности в культурное творчество, которые отражали бы специфику этого конкретного процесса.
С целью определения особенностей формирования личности как субъекта культуры, разработки технологии организации социально-культурной деятельности как ведущей сферы вовлечения человека в мир культуры и обоснования функций прикладной культурологии как формы научного осмысления этого процесса автор в 70-90 годы возглавил комплексное теоретико-эмпирическое исследование76, участники которого, руководствуясь единой методологией и методикой научного поиска, выявили:
* культуросозидающий потенциал основных сфер жизнедеятельности человека (сфер труда, познания, быта, досуга);
* специфику постижения культуры на стадиях хоминизации, социализации, инкультурации и самореализации индивидуально-творческих потенций личности;
* роль и место ведущих социальных институтов (семьи, трудовых коллективов, воинских частей, учреждений культуры, образования, спорта, туризма и т. д.) в сохранении национально-культурных традиций и дальнейшем развитии культуры общества, социальных групп, индивида;
* оптимальные средства и методы организации социально-культурной деятельности разных групп населения;
* мировой опыт деятельности государства, общественных организаций, учреждений социально-культурной сферы и отдельных лиц по удовлетворению и дальнейшему обогащению духовных интересов и потребностей людей;
* правовые, экономические, организационно-управленческие и иные факторы, обеспечивающие развитие инфраструктуры социально-культурной сферы, эффективность социально-культурной деятельности и подготовки ее организаторов.
Существенные коррективы в методологию и методику исследования, длившегося более четверти века, внесла жизнь, и в первую очередь крушение Советского Союза и сопутствовавшей ему идеологии. В начале семидесятых эта идеология рассматривала человека как винтик, вмонтированный в общество и непреложно, на уровне автоматизма следующий его требованиям и нормам. В девяностые мы признали этого человека высшей ценностью, а обеспечение его свободы, благополучия и развития творческих потенций - главной заботой общества. В годы, когда начиналось исследование, государство видело одну из своих ведущих функций в повседневном и разностороннем руководстве культурой. Сегодня общепризнано, что управлять культурой нельзя. Государство и общество призваны лишь стимулировать самоорганизацию социально-культурной деятельности и саморазвитие культуры посредством правовой, экономической, организационной, кадровой и иной поддержки: они должны принять на себя создание соответствующей современному уровню научно-технического прогресса инфраструктуры социально-культурной сферы, благоприятной культурной среды, реальных условий, способствующих удовлетворению и дальнейшему возвышению духовных интересов и потребностей человека, развитию его способностей и дарований.
С учетом новой социально-культурной ситуации и сложившихся на рубеже третьего тысячелетия возможностей восприятия человеком духовных ценностей исследовательский коллектив смог обосновать технологию формирования личности как субъекта культуры и вычленить следующие функции социально-культурной деятельности как формы общественной практики, обеспечивающей реализацию механизма усвоения культуры:
* адаптивно-нормативную - в первую очередь связанную с хоминизацией личности, освоением формирующимся индивидом основ санитарно-гигиенической культуры, культуры речи и других элементарных человеческих качеств, адаптацией к социуму и его культуре, приобретением способности к самоконтролю и саморегуляции поведения;
* образовательно-развивающую - обеспечивающую освоение ценностей культуры, последовательный процесс социализации, инкультурации и индивидуализации личности;
* преобразовательно-созидательную, которая принимает на себя вовлечение личности в процесс создания ценностей культуры, в различные формы художественного, технического, социального творчества;
* эколого-охранительную, концентрирующуюся на формировании экологической культуры, сохранении культурного наследия, природной и культурной среды;
* информационно-просветительную, выражающуюся в накоплении, хранении и распространении информации, в культурно-просветительской деятельности, в формировании интеллектуальных и иных качеств, необходимых человеку информационного общества XXI века;
* интегративно-коммуникативную, реализующую диалог культур, взаимовлияние локальных цивилизаций, раскрытие достижений национальных и региональных культур, обеспечение адекватного и гуманного восприятия субкультур, формирование культуры деловых и неформальных отношений;
* рекреативно-игровую, предусматривающую формирование празднично-обрядовой и игровой культуры, обеспечение зрелищно-развлекательного досуга и психологической разрядки.
Выявление функций социально-культурной деятельности позволило сделать и второй шаг - обосновать функции прикладной культурологии как науки, призванной осмыслить методологию и технологию этой деятельности, раскрыть ее теоретический и методический арсенал.
В результате удалось доказать, что семь функций социально-культурной деятельности обеспечиваются следующими функциями прикладной культурологии:
* научно-методической, предусматривающей методологическое обоснование созидающего потенциала социально-культурной деятельности и методическое обеспечение процесса его реализации;
* политико-проективной, предопределяющей правовое, экономическое, политическое, духовное обеспечение социально-культурной деятельности, социокультурное проектирование;
* культуроохранительной, обосновывающей технологии сохранения природной и культурной среды, непреходящих ценностей мировой и отечественной культуры, обеспечение гармонии в системе "человек- природа";
* культуросозидающей, раскрывающей пути и средства разработки и реализации механизма последовательного вовлечения личности в мир культуры (хоминизации, социализации, инкультурации, индивидуализации), формирования разносторонне развитой, духовно богатой личности;
* культуротворческой, выражающейся в научно-методическом обеспечении процесса вовлечения человека в информационное общество XXI века и различные формы социально-культурного творчества;
* взаимообогащающей, рассчитанной на выявление принципов реализации духовного потенциала общения, разработку методики вовлечения личности в систему социальных коммуникаций, восприятие человека человеком, формирование культуры делового и межличностного общения;
* культуроориентирующей на раскрытие всепроникающего характера культуры, механизма обеспечения культуры труда, познания, быта, досуга, внедрения эстетических начал во все виды и формы жизнедеятельности.
Социально-культурная деятельность - чрезвычайно емкое и сложное понятие. Оно интегрирует труд архитектора, писателя или художника, создающих ценности культуры, работу реставратора, архивариуса или специалиста музейного дела, сохраняющих культурное достояние человечества, созидательное творчество педагога, руководителя самодеятельного объединения или организатора досуга, распространяющих эти ценности и вовлекающих в мир культуры новых и новых людей. Эта деятельность может быть институциональной и неинституциональной, носить профессиональный или любительский характер, осуществляться индивидуально или в рамках коллектива.
Каждое направление, каждая форма социально-культурной деятельности строится по своим технологиям, обладает определенными, порой уникальными особенностями. Однако есть факторы, объединяющие всех, кто связан с этой сферой духовной жизни. Это принципы социально-культурной деятельности как наиболее общие положения, которые отражают объективно существующие, внутренне обусловленные, необходимые и устойчивые связи и отношения, складывающиеся в процессе создания, освоения, сохранения и распространения ценностей культуры, и предопределяющие ее направленность, характер, содержание и формы.
Одним из важнейших результатов осуществленного нами теоретико-эмпирического исследования теории и практики социально-культурной деятельности во всех ведущих сферах ее проявления стало обоснование следующих ее принципов, на которых строятся механизм эффективной организации духовной жизни общества и технология формирования личности как субъекта культуры:
* добровольности и общедоступности социально-культурной деятельности;
* развития инициативы и самодеятельности;
* комплексности использования культуросозидающего потенциала природы и общества;
* дифференциации идейно-эмоционального воздействия на разные группы населения;
* преемственности и последовательности вовлечения индивида в мир культуры;
* взаимовлияния и взаимодополняющего воздействия реализации адаптивно-нормативной, образовательно-развивающей, преобразовательно-созидательной, эколого-охранительной, инфрмационно-просветительной, интегративно-коммуникативной и рекреативно-игровой функции;
* единства информационно-логического и эмоционально-образного воздействия на сознание, чувства и поведение людей;
* эстетизации общественной жизни.
Понятие "социализация" прочно вошло в практику учебно-воспитательных учреждений для детей, подростков и молодежи. Вместе с тем, представляется неоправданным ограничивать временные рамки этого процесса, равно как и формирования социально-культурного опыта, только периодом детства и юношества (как это, в частности, делает Н. В. Андреенкова).
Э.В.Соколов77 справедливо отмечает, что освоение социально-культурного опыта как процесс, ограниченный периодом детства и юношества, был приемлем в традиционных обществах с относительно бедным культурным потенциалом. В современных условиях непрерывного и активного усложнения общественной жизни социализация личности продолжается всю жизнь. Граница во времени между воспитанием как подготовкой к жизни и самой жизнью во многих отношениях стирается. С другой стороны, разные стадии развития - детство, отрочество, юность - нельзя рассматривать как подготовительные, имеющие целью лишь постижение культуры. С самого раннего детства формирующаяся личность не только усваивает культуру, она становится субъектом ее функционирования и дальнейшего развития.
Сложность и противоречивость усвоения социально-культурного опыта связана и с тем, что, будучи производной общественных отношений, личность остается автономной системой, которая обладает самостоятельной ценностью. Выполняя различные социальные функции, она не растворяется в них и не исчерпывается ими. Более того, в каждом виде социально-культурной деятельности личность проявляет свой индивидуальный почерк, отражает свое отношение к предмету и содержанию деятельности, свою мировоззренческую и нравственно-эстетическую позицию. Формирование и развитие личности - это неповторимый избирательный путь познания и опыта, особенность которого предопределяется индивидуальными природными данными, спецификой микросреды и рядом других факторов и обстоятельств. Развитие личности не ограничивается усвоением и интериоризацией внешних отношений. Оно включает в себя дальнейшую переработку усвоенного, его систематизацию, приводящую к целостным изменениям личности, возникновению новых побуждений к деятельности, новых ее структур, новой их экстериоризации.
Анализ различных аспектов становления личности подтверждает комплексный характер формирования социально-культурного опыта подрастающих поколений и убедительно показывает, что эффективность этого процесса зависит от того, насколько он педагогически осознан, корректно управляем, насколько стал предметом обучения и воспитания.
Формирование социально-культурного опыта - это, в первую очередь, область педагогики, но на практике мы сталкиваемся с противоречием, выражающимся в том, что исследования его закономерностей сегодня в большей мере захватили философию, социологию, прикладную культурологию, общую и социальную психологию, и в гораздо меньшей степени - собственно педагогику.
В течение многих лет усилия теоретиков отечественной педагогики были направлены на разработку примерного содержания воспитания школьников, в рамках которого раскрывалась методика социализации и инкультурации учащейся молодежи. Однако сложность этого процесса, требующего вариативности и учета конкретной специфики объекта воздействия (от индивидуальных способностей, наклонностей, дарований до особенностей микросреды), не позволила внедрить в широкую практику разрабатывавшиеся четверть века рекомендации78.
Существенный прогресс в разработку научных основ вовлечения формирующейся личности в мир культуры достигнут в исследованиях и практической деятельности отечественной школы социальных педагогов79, сумевших раскрыть особенности воспитательного воздействия на детей, подростков, юношей и девушек в условиях открытой социальной среды, когда ведущим мотивом их поведения выступает интерес. Педагогика 90-х годов XX века обогатилась рядом оригинальных исследований Северо-западного отделения Российской Академии образования по культурологическим аспектам обучения и воспитания80, позволившим раскрыть методологию и методику включения культурологических аспектов во все сферы учебно-воспитательного процесса. Однако при всем этом решающую роль в конструктивном повороте отечественной науки к проблеме методологии и технологии формирования личности как субъекта культуры на рубеже третьего тысячелетия сыграли фундаментальные работы представителей общегуманитарной, и в первую очередь философской мысли.
Обращает на себя внимание и интенсивность ускорения процесса вовлечения ученых в разработку культурологических проблем. Если в 70-е годы можно было назвать единичных авторов, монографии и иные фундаментальные работы которых посвящались вопросам социализации и инкультурации индивида81, то в 90-е (особенно после 1996 года) их количество увеличивается в геометрической прогрессии. Уровень этих публикаций весьма различен, но среди них есть немало работ, которые знаменуют собой новое качество в научном осмыслении путей и средств вовлечения человека в мир культуры и социально-культурное творчество82. Наиболее точно сущность и направленность современных концепций воспитания и развития личности выразил президент Академии гуманитарных наук В. Т. Пуляев83, который отметил, что ведущая парадигма современного гуманитарного знания носит антропоцентристский характер, человек становится центром деятельного осмысления социальных и экономических процессов на рубеже XX и XXI веков, а исследования личности и закономерностей ее формирования и развития могут и должны осуществляться как комплексная проблема на междисциплинарной основе.
Если понятие личности отражает единство индивидуальных особенностей и социальных функций, то, чтобы стать личностью, человек может и должен в деятельности, на практике обнаружить и проявить внутренние свойства, заложенные природой и сформированные в нем самой жизнью и воспитанием. Эта мысль, впервые обоснованная Ф.Ф. Королевым84 в конце 1920-х гг., стала впоследствии лейтмотивом отечественной педагогики, вошла в учебные пособия85, предопределила ее методологические принципы. Эта позиция позволила на рубеже третьего тысячелетия возродить концепцию личности, основанную на идеях природо- и культуросообразности и индивидуально-личностного развития.
Век техники уступает место веку человека антропогенной цивилизации. Идеал формирующейся личности ныне воплощает в себе общечеловеческую нравственность, национальный характер, индивидуальное своеобразие86. Теоретически он достаточно разработан для того, чтобы проектируемая модель человека XXI века стала реальностью, однако необходимо научное обоснование технологии его формирования, раскрытия механизма освоения нравственной культуры, обретения национальных черт и стимулирования проявления неповторимости конкретного индивида.
К сожалению, практика решения этой задачи существенно отстает от теоретических концепций. Однако педагогика и прикладная культурология сегодня могут опереться на ряд исследований, результаты которых позволяют увидеть многообразие путей и средств формирования личности как субъекта культуры, опереться на эффективные методики вовлечения разных групп населения, и в первую очередь детей и молодежи, в мир культуры.
Особое место здесь принадлежит работам Т. Е. Конниковой87, которая в 60-е годы завершила многолетнее социально-педагогическое исследование, давшее ей право раскрыть механизм усвоения культуры и вовлечения личности в социально-культурное творчество, не потерявший своей актуальности и эффективности в наши дни. В бесконечном множестве факторов, влияющих на процесс социализации и инкультурации, Т.Е.Конникова выделила нравственные образцы как источники культуроориентированного группового и индивидуально-личностного развития и как средства формирования природо- и культуросообразных ценностных установок.
Особенность нравственных образцов, аккумулирующих социально-культурный опыт, проявляется в том, что они не могут быть предъявлены только через слово как сумма готовых понятий о правилах и нормах морали.
Утверждаемый методами прикладной культурологии нравственный образец требует иного, чем в обучении, способа раскрытия подрастающим поколениям, и иных условий его усвоения. "Предъявление" нравственного образца осуществляется прежде всего через его воплощение в практической деятельности, в повседневных отношениях реальной жизни.
Другая особенность нравственного образца заключается в том, что нужные отношения нельзя построить предварительно, включая в них детей, подростков, юношей или девушек лишь тогда, когда эти отношения уже сложились. Их построение осуществляется при непосредственном привлечении последних. При этом процесс становления нравственных отношений, отвечающих требованиям культуры, одновременно представляет и процесс воспитания.
Педагогические аспекты социализации и инкультурации индивида нашли отражение в исследованиях Ю.П.Азарова, Ш.А.Амонашвили, В.Г.Бочаровой, С.Г.Вершловского, Р.Г.Гуровой, А.В.Даринского, Т.Н.Мальковской, А.В.Мудрика, Л.И.Новиковой, В.А.Сухомлинского88, других специалистов в области теории воспитания; философские и социологические проблемы вовлечения человека в социум и мир культуры получили достаточно широкое освещение в трудах И.В.Бестужева-Лады, С.Н.Иконниковой, М.С.Кагана, Л.Н.Когана, В.Т.Лисовского, В.Момова, А.Г.Харчева, Ю.У.Фохт-Бабушкина89, в материалах научных конференций, симпозиумов, дискуссий90. Однако наряду с общефилософскими, общесоциологическими и общепедагогическими принципами прикладная культурология должна была выявить оригинальные механизмы постижения культуры и включения личности в культурное творчество, которые отражали бы специфику этого конкретного процесса.
С целью определения особенностей формирования личности как субъекта культуры, разработки технологии организации социально-культурной деятельности как ведущей сферы вовлечения человека в мир культуры и обоснования функций прикладной культурологии как формы научного осмысления этого процесса автор в 70-90 годы XX века возглавил комплексное теоретико-эмпирическое исследование91, участники которого, руководствуясь единой методологией и методикой научного поиска, выявили:
* культуросозидающий потенциал основных сфер жизнедеятельности человека (сфер труда, познания, быта, досуга);
* специфику постижения культуры на стадиях хоминизации, социализации, инкультурации и самореализации индивидуально-творческих потенций личности;
* роль и место ведущих социальных институтов (семьи, трудовых коллективов, воинских частей, учреждений культуры, образования, спорта, туризма и т.д.) в сохранении национально-культурных традиций и дальнейшем развитии культуры общества, социальных групп, индивида;
* оптимальные средства и методы организации социально-культурной деятельности разных групп населения;
* мировой опыт деятельности государства, общественных организаций, учреждений социально-культурной сферы и отдельных лиц по удовлетворению и дальнейшему обогащению духовных интересов и потребностей людей;
* правовые, экономические, организационно-управленческие и иные факторы, обеспечивающие развитие инфраструктуры социально-культурной сферы, эффективность социально-культурной деятельности и подготовки ее организаторов.
Существенные коррективы в методологию и методику исследования, длившегося более четверти века, внесла жизнь, и в первую очередь крушение Советского Союза и сопутствовавшей ему идеологии. В начале семидесятых эта идеология рассматривала человека как винтик, вмонтированный в общество и непреложно, на уровне автоматизма следующий его требованиям и нормам. В девяностые мы признали этого человека высшей ценностью, а обеспечение его свободы, благополучия и развития творческих потенций - главной заботой общества. В годы, когда начиналось исследование, государство видело одну из своих ведущих функций в повседневном и разностороннем руководстве культурой. Сегодня общепризнано, что управлять культурой нельзя. Государство и общество призваны лишь стимулировать самоорганизацию социально-культурной деятельности и саморазвитие культуры посредством правовой, экономической, организационной, кадровой и иной поддержки: они должны принять на себя создание соответствующей современному уровню научно-технического прогресса инфраструктуры социально-культурной сферы, благоприятной культурной среды, реальных условий, способствующих удовлетворению и дальнейшему возвышению духовных интересов и потребностей человека, развитию его способностей и дарований.
С учетом новой социально-культурной ситуации и сложившихся на рубеже третьего тысячелетия возможностей восприятия человеком духовных ценностей исследовательский коллектив смог обосновать технологию формирования личности как субъекта культуры и вычленить следующие функции социально-культурной деятельности как формы общественной практики, обеспечивающей реализацию механизма усвоения культуры:
* адаптивно-нормативную - в первую очередь связанную с хоминизацией личности, освоением формирующимся индивидом основ санитарно-гигиенической культуры, культуры речи и других элементарных человеческих качеств, адаптацией к социуму и его культуре, приобретением способности к самоконтролю и саморегуляции поведения;
* образовательно-развивающую - обеспечивающую освоение ценностей культуры, последовательный процесс социализации, инкультурации и индивидуализации личности;
* преобразовательно-созидательную, которая принимает на себя вовлечение личности в процесс создания ценностей культуры, в различные формы художественного, технического, социального творчества;
* эколого-охранительную, концентрирующуюся на формировании экологической культуры, сохранении культурного наследия, природной и культурной среды;
* информационно-просветительную, выражающуюся в накоплении, хранении и распространении информации, в культурно-просветительской деятельности, в формировании интеллектуальных и иных качеств, необходимых человеку информационного общества XXI века;
* интегративно-коммуникативную, реализующую диалог культур, взаимовлияние локальных цивилизаций, раскрытие достижений национальных и региональных культур, обеспечение адекватного и гуманного восприятия субкультур, формирование культуры деловых и неформальных отношений;
* рекреативно-игровую, предусматривающую формирование празднично-обрядовой и игровой культуры, обеспечение зрелищно-развлекательного досуга и психологической разрядки.
Выявление функций социально-культурной деятельности позволило сделать и второй шаг - обосновать функции прикладной культурологии как науки, призванной осмыслить методологию и технологию этой деятельности, раскрыть ее теоретический и методический арсенал.
В результате удалось доказать, что семь функций социально-культурной деятельности обеспечиваются следующими функциями прикладной культурологии:
* научно-методической, предусматривающей методологическое обоснование созидающего потенциала социально-культурной деятельности и методическое обеспечение процесса его реализации;
* политико-проективной, предопределяющей правовое, экономическое, политическое, духовное обеспечение социально-культурной деятельности, социокультурное проектирование;
* культуроохранительной, обосновывающей технологии сохранения природной и культурной среды, непреходящих ценностей мировой и отечественной культуры, обеспечение гармонии в системе "человек- природа";
* культуросозидающей, раскрывающей пути и средства разработки и реализации механизма последовательного вовлечения личности в мир культуры (хоминизации, социализации, инкультурации, индивидуализации), формирования разносторонне развитой, духовно богатой личности;
* культуротворческой, выражающейся в научно-методическом обеспечении процесса вовлечения человека в информационное общество XXI века и различные формы социально-культурного творчества;
* взаимообогащающей, рассчитанной на выявление принципов реализации духовного потенциала общения, разработку методики вовлечения личности в систему социальных коммуникаций, восприятие человека человеком, формирование культуры делового и межличностного общения;
* культуроориентирующей на раскрытие всепроникающего характера культуры, механизма обеспечения культуры труда, познания, быта, досуга, внедрения эстетических начал во все виды и формы жизнедеятельности.
Социально-культурная деятельность - чрезвычайно емкое и сложное понятие. Оно интегрирует труд архитектора, писателя или художника, создающих ценности культуры, работу реставратора, архивариуса или специалиста музейного дела, сохраняющих культурное достояние человечества, созидательное творчество педагога, руководителя самодеятельного объединения или организатора досуга, распространяющих эти ценности и вовлекающих в мир культуры новых и новых людей. Эта деятельность может быть институциональной и неинституциональной, носить профессиональный или любительский характер, осуществляться индивидуально или в рамках коллектива.
Каждое направление, каждая форма социально-культурной деятельности строится по своим технологиям, обладает определенными, порой уникальными особенностями. Однако есть факторы, объединяющие всех, кто связан с этой сферой духовной жизни. Это принципы социально-культурной деятельности как наиболее общие положения, которые отражают объективно существующие, внутренне обусловленные, необходимые и устойчивые связи и отношения, складывающиеся в процессе создания, освоения, сохранения и распространения ценностей культуры, и предопределяющие ее направленность, характер, содержание и формы.
Одним из важнейших результатов осуществленного нами теоретико-эмпирического исследования теории и практики социально-культурной деятельности во всех ведущих сферах ее проявления стало обоснование следующих ее принципов, на которых строятся механизм эффективной организации духовной жизни общества и технология формирования личности как субъекта культуры:
* добровольности и общедоступности социально-культурной деятельности;
* развития инициативы и самодеятельности;
* комплексности использования культуросозидающего потенциала природы и общества;
* дифференциации идейно-эмоционального воздействия на разные группы населения;
* преемственности и последовательности вовлечения индивида в мир культуры;
* взаимовлияния и взаимодополняющего воздействия реализации адаптивно-нормативной, образовательно-развивающей, преобразовательно-созидательной, эколого-охранительной, инфрмационно-просветительной, интегративно-коммуникативной и рекреативно-игровой функции;
* единства информационно-логического и эмоционально-образного воздействия на сознание, чувства и поведение людей;
* эстетизации общественной жизни.

2.2. Основные стадии и ведущие сферы формирования культуры личности
Современное человекознание стоит на позиции, исходящей из того, что каждый индивид в своем становлении и развитии проходит стадии хоминизации и социализации, большинство - инкультурации, многие достигают стадии индивидуализации, когда личность в полной мере реализует свои индивидуально творческие потенции, самореализует себя92. С одной стороны, и хоминизация, и социализация, и инкультурация, и индивидуализация представляют процессы, протекающие в рамках онтогенеза. Социализация немыслима без опоры на хоминизацию, инкультурация осуществляется на базе хоминизации и социализации, индивидуализация интегрирует в себе все, что освоил индивид на всех этапах своего развития. Однако, с другой стороны, эти процессы нельзя ранжировать в строгой последовательности, поскольку в значительной мере они носят взаимопроникающий характер.
Обретение индивидом общечеловеческих свойств и потенций, овладение санитарно-гигиеническими навыками, речью и способами элементарного общения - это процесс, который, несомненно, правомерно считать хоминизацией, но, вместе с тем, это и усвоение культуры. Точно так же, овладевая знаниями в области истории и литературы или постигая основы деловых и производственных отношений, человек переживает процесс социализации, но одновременно это и усвоение культуры в той ее части, которую данное общество считает непреложной.
В отличие от простейших животных, многие из которых, наследуя в готовом виде типичные для них признаки, легко включаются в жизнь без предварительного научения, человеческий детеныш в первые годы жизни совершенно беспомощен. Без культуры, без систематического и целенаправленного руководства взрослых - носителей культуры - он не может развиться в нормальное человеческое существо. Лишь в обществе приобретаются прямохождение, умение манипулировать предметами, пользоваться символами, мимическая выразительность, способность мыслить и иные свойственные человеку черты.
Приобщение к групповой жизни предполагает формирование системы интересов и ценностных ориентации, устойчивой мотивационной структуры личности. Групповая жизнь накладывает определенный отпечаток на все психические функции человека, на его манеры и поведение. Происходит закрепление стандартных способов восприятия, мышления, речи, фразеологических оборотов и интонаций, способов реагирования в конкретных ситуациях.
Приобщение личности к системе культуры, как указывалось выше, отчасти совпадает с процессами хоминизации и социализации, поскольку без посредства культуры невозможно ни стать человеком, ни участвовать в жизни общества. Однако, усваивая культуру, человек может преследовать такие цели, которые определенная социальная общность непосредственно не вменяет ему в обязанность и даже не одобряет. Овладение классическим наследием, латынью или способностью играть на органе, приобретение знаний, не требуемых профессией и не входящих в понятие "актуальная культура", служат личности для приобретения индивидуального опыта, развития своей индивидуальности, и главным в этом процессе становится специальная культивация способностей и качеств личности, предопределенных природными задатками и последовательными усилиями по их реализации.
Индивидуализация охватывает все стороны личности, она состоит в развитии всех человеческих потенций - интеллекта, воли, эстетического вкуса, культуры общения. Но глубже всего она выражается в развитии и культурном наполнении таких качеств и душевных стремлений, как мудрость, оптимизм, любовь, надежда, вера, постоянная потребность в творчестве. Благодаря этим глубинным экзистенциальным качествам человек в максимальной степени чувствует себя самим собой, отличает себя от других людей, от мира в целом, испытывая при этом не чувство отчужденности и случайности существования, а живую связь с миром и людьми, необходимость и призванность своей жизни.
Личность выступает как субъект общечеловеческой деятельности, как субъект определенной социальной общности, как субъект индивидуального развития. На каждом уровне своего бытия, на каждом уровне субъективности индивид интегрируется в общество специфическим образом, оперирует специфической системой значений. На родовом уровне - это организм в единстве своих психофизиологических функций; на уровне социальной общности - носитель социально-культурных ролей, субъект определенной морали, субъект познания, субъект профессионально-трудовой деятельности, субъект семейно-бытовых отношений, субъект эстетического творчества и восприятия; на индивидуальном - субъект экзистенциальных состояний, выражающих самотождественность личности и ее неповторимого бытия.
Как биологический вид человек сформировался миллион лет назад. Как культурное существо он существует всего лишь несколько тысячелетий. Врожденные биологические потребности, ритмы организма, потенции психики должны быть приняты во внимание как важнейшие детерминанты культурных процессов, индивидуального развития и поведения. Пренебрегать ими для прикладной культурологии представляется непростительным. Человек - природное существо, находящееся во власти тех же биологических законов, которым подчинено все живое. Он состоит из плоти и крови и может существовать лишь в определенном диапазоне физических условий. Он строит свое тело из материалов внешней среды в соответствии с программой, заключенной в его генном аппарате, которая не подчиняется культуре и сознательному контролю. Жизнь есть непрерывный обмен веществ, старение, умирание тканей, биологическое воспроизведение себе подобных, смерть.
Становление личности обусловлено внутренними, биопсихическими процессами роста и внешними воздействиями со стороны общества и природы. Психическое развитие и созревание невозможно без усвоения социальных, исторически сложившихся видов и форм деятельности. Но, с другой стороны, усвоение любой культурной информации - знаний, навыков, эстетических представлений - требует внутренней мотивации, затраты некоторого количества психической энергии, которая черпается из биологических и психических ресурсов организма, высвобождается в результате межличностных взаимодействий в группах. Психические силы, внутренние потребности развития взаимодействуют с требованиями культуры, носителями которых являются родители, учителя, соседи, сверстники, книги, кинофильмы и т. д. В результате этого взаимодействия естественные импульсы усиливаются или подавляются, организуются и наполняются культурным содержанием.
В течение всего жизненного цикла усваивается культурная информация, влияющая на развитие личности. Но познавательная активность человека, его способность к установлению новых отношений, цели, способы усвоения им культуры различны в разные периоды жизни. Глубина и результаты воздействия культуры на человека зависят от чувствительности организма, от силы внутренней мотивации, от способа включенности человека в жизнь социальных групп и институтов, от уже достигнутого им уровня культурного развития.
Культура - неисчерпаемый кладезь ценностей, из которого человек получает материал для своего развития. Культурные нормы прямо или косвенно контролируют качество и количество получаемой информации. Усвоение культуры происходит как с помощью генетически обусловленных, так и посредством приобретенных, усвоенных в процессе обучения механизмов. Соотношение биологических и культурных факторов социализации и инкультурации зависит от возраста, индивидуальных качеств, развитости личности, от методов воспитания и обучения, используемых обществом.
Способность человека усваивать культурную информацию чрезвычайно велика. Мозг содержит около 10 миллиардов нервных клеток, каждая из которых может иметь с другими до 10 тысяч соединений. Емкость мозга гораздо больше емкости самой крупной библиотеки. Однако в процессе индивидуального развития реализуется лишь ничтожная часть этих возможностей. Пределы умственного развития отдельной личности зависят, главным образом, от внешних препятствий, блокирующих поступление информации, или от необратимых дефектов психики, возникших вследствие социальной, эмоциональной или физической недостаточности. Лишь при оптимальных условиях, которые пока что известны далеко не исчерпывающим образом, можно было бы ожидать развития мозга, близкого к теоретическому пределу93.
Врожденные, генетически обусловленные задатки, безусловно, влияют на темпы развития личности. Сколь бы ни была велика роль культурной и общественной среды, невозможно отрицать значение биологических и психологических предпосылок социализации и инкультурации. Ныне установлено, например, что новорожденные различным образом реагируют на внешние условия и имеют неодинаковую чувствительность. На восприимчивость ребенка, на его реактивность влияют конституционные характеристики, условия родов94.
Наследуя способность к физическому развитию, человек наследует также гены, влияющие на развитие интеллектуальных способностей. Но генетический интеллект требует для своего проявления благоприятных внешних условий.
Важную роль в усвоении культуры играют присущая человеку способность к быстрому научению, легкость образования условных связей, высокая адаптивность нервной системы.
Содержание и тенденции развития личности зависят в большой мере от чувствительности организма и психики к различным факторам внешней среды. Общая чувствительность по отношению к слуховым, зрительным и иным раздражителям, увеличиваясь с момента рождения, достигает пика к двадцати годам и затем медленно падает. С возрастом увеличивается избирательность к восприятию информации, изменяется сила мотивов и способность закреплять информацию, образовывать новые связи.
Генетическая программа развития организма построена таким образом, что на разных этапах онтогенеза он не в одинаковой степени чувствителен к воздействиям среды, к ее различным элементам. Периоды наивысшей чувствительности к факторам, благоприятствующим развитию или затрудняющим его, называют сенситивными, или критическими. Наименьшая чувствительность к голоду отмечена у детей 6 лет, в то время как в возрасте 3-4 лет голод приводит к значительному отставанию в развитии. Наличие сенситивных периодов проявляется в том, что некоторые навыки и психические стереотипы усваиваются лишь в определенном возрасте. Если условия для этого отсутствовали или момент был упущен, они воспринимаются с большим трудом, а иногда потеря оказывается невосполнимой. Еще в середине тридцатых годов Л.С.Выготский предлагал устанавливать сроки обучения, исходя из временных границ и длительности сенситивных периодов. Он обращал внимание на то, что факторы среды, благоприятно воздействующие на развитие в один период жизни, в другое время могут иметь нейтральное или даже отрицательное значение.
Обучение балету, музыке успешнее происходит в детстве, чем после 12-14 лет. Слуховые воздействия хорошо закрепляются в первые три года жизни. Готовность к обучению речи наступает в возрасте 12-14 месяцев.
Современная наука объясняет, почему некоторые возрастные периоды оказываются особенно важными для формирования основных качеств характера. В эти переломные моменты возникают устойчивые ассоциации, убеждения, психологические защитные механизмы. Проявляющиеся в определенном возрасте способности или потребности, например, способность к подражанию, к управлению голосовыми связками, половая потребность выражаются и реализуются с помощью имеющихся культурных образцов и сплавляются с ними в неразделимые целостные комплексы. Поэтому так трудно отделить научные, культурные элементы поведения от врожденных, естественных.
Первичное чувство самостоятельности развивается между двумя и четырьмя годами. В этот период независимость и активность ребенка ущемлять нельзя, даже если есть риск, что он ушибется, что-нибудь разобьет или сломает.
Первые четыре года в школе (приблизительно от 6 до 10 лет) являются критическими для формирования культурных интересов, связанных с полом. Если в этот период девочке будут грубо мешать "играть роль женщины", стыдить ее, когда она подражает матери или старшей сестре, подавлять в ней малейшие признаки "кокетства", не разрешать ей играть с мальчиками и т. п., то в будущем она, возможно, не сможет почувствовать себя полноценной женщиной. В этот период закрепляется привычка свободно, непринужденно вести себя в обществе, не испытывать смущения перед чужими людьми, возникает способность брать на себя руководящие роли в группе. Для того, чтобы нужное качество было закреплено, в воспитательном процессе целесообразно иногда "разыгрывать" специальные ситуации.
Между 6 и 12 годами ребенок устанавливает первые глубокие "идентификации" с родителями или теми взрослыми, которые его воспитывают. Он определяет их манеры, оценки и жизненные принципы. Конфликтные отношения с воспитателями в этот период, редкие контакты с ними или их отсутствие равносильны тому, что ребенок не имеет образцов для "идентификации". Не совершив соответствующей "идентификации" в конкретный жизненный период, человек обнаруживает, уже будучи взрослым, что ему трудно принять "мужскую" или "женскую" роль, решиться на вступление в брак, выбрать профессию, принять решение стать отцом и т. п. Вредными, тормозящими могут стать также и слишком "сильные" детские идентификации.
Запечатление представляет собой специфический механизм усвоения и закрепления информации, отличный по своим закономерностям от обучения "классического" типа. В процессе запечатления, как и в процессе обучения, устанавливается связь между объектом и способом реагирования на него. Но если способность к обучению увеличивается с возрастом, то способность запечатления уменьшается. При запечатлении наиболее действенно массированное воздействие информации, тогда как при обучении - раздельное. Если восприятие той или иной ценности произошло в надлежащие сроки, то возникший рефлекс может быть использован в дальнейшем обучении и как безусловный для подкрепления прививаемых навыков.
Установки, возникающие в периоды сенситивных пиков, включаются в ядро личности. В дальнейшем они "обрастают" новыми, более или менее устойчивыми, ассоциациями, находят проявление в различных сферах деятельности и активно работают всю жизнь. Другие запечатленные ассоциации, напротив, оказываются ненужными и вредными - например, застенчивость, излишняя внушаемость, недоверие. Они обычно "нейтрализуются" и компенсируются сознательно воспитываемыми противоположными качествами. У людей, от природы доверчивых и легко внушаемых, знающих за собой этот недостаток, можно заметить нарочитое недоверие к окружающим, подчеркнутое утверждение самостоятельности, которые служат как бы "защитным приспособлением" против излишней внушаемости.
Знание периодов максимальной восприимчивости, или "импритинговых" пиков, чрезвычайно важно и для выработки системы эффективного воспитания, и для предотвращения педагогических ошибок.
Значительная часть современных социологов рассматривает процесс социализации как "обучение культуре", в котором детерминирующими факторами являются мотивации и индивидуальная значимость информации.
Приобретение устойчивых навыков и знаний требует определенной внутренней мотивации. Сила мотивов определяет познавательную активность личности. Мотивы усвоения информации с возрастом меняются. В детстве главную роль играют физические потребности и влечения, эмоциональная зависимость от старших и любознательность. В юношеском и зрелом возрасте повышается удельный вес собственно социальных, интеллектуальных и нравственных мотивов.
Новые модели мышления и поведения развиваются в процессе естественного отбора. Пытаясь решить проблему методом проб и ошибок или подражая другим людям, человек вырабатывает новые способы деятельности. Если найденный прием подкрепляется удовлетворением потребностей, повышенным вниманием, благодарностью, восхищением окружающих, повышением самооценки, он имеет тенденцию закрепляться и даже вытеснять другие приемы. В индивидуальном развитии происходит не просто "наслаивание" одних навыков на другие, а непрерывная перестройка, реорганизация шаблонов поведения, мышления, эмоциональных стереотипов.
Важно подчеркнуть, что социализация, рассматриваемая в аспекте усвоения ценностей, не является пассивным отображением внешней среды и запоминанием. Деятельность личности имеет активно-приспособительный и в то же время целесообразный характер. Воспринимая новую информацию, человек стремится уменьшить состояние своей неуверенности, упорядочить свой внутренний опыт. Включение новой информации в систему личности происходит как непроизвольно, так и в результате систематических поисков. Чем более развит человек, тем значительнее роль интеллекта в его дальнейшем культурном развитии.
И. Лингарт различает в структуре учения четыре основных составляющих: мотивационную (состояние неуверенности, биологические и социальные потребности), познавательную (перцепция, мышление), исполнительную (программа деятельности, реакции, операции) и контрольную95. Выяснение их взаимодействия в каждом акте учения и в общем процессе социализации представляет собой задачу огромной сложности, в решении которой должны объединиться представители различных отраслей человекознания.
Усвоение культуры начинается с первых месяцев жизни. Основная масса характерообразующей культурной информации воспринимается и получает организованную форму в детские годы, когда психика особенно пластична и впечатлительна. От детских переживаний тянутся нити к будущим моральным убеждениям, предубеждениям, склонностям, успехам и неудачам. З.Фрейд справедливо подчеркивал, что "ребенок - отец взрослого". Л. Н. Толстой говорит о ранних годах своей жизни:
"Разве не тогда я приобрел все то, чем живу теперь, и приобрел так много, так быстро, что всю сознательную жизнь я не приобрел и одной сотой того? От пятилетнего ребенка до меня - только шаг. А от новорожденного до пятилетнего - страшное расстояние"96.
Устойчивость полученных в детстве навыков и представлений, пережитых горестей и радостей, их влияние на всю последующую жизнь человека известны давно и отмечались многими педагогами, психологами и писателями. Условные связи в детстве устанавливаются легко. Физическая и психическая несостоятельность детей, их зависимость от взрослых и легкая внушаемость также облегчают усвоение самой разнообразной культурной информации.
Детские впечатления глубоки и динамичны, но в то же время смутны и иррациональны с точки зрения взрослых; они не укладываются в представления и нормы здравого рассудка. Это объясняется отчасти тем, что до момента овладения языком ребенок не имеет лингвистических символов, с которыми он мог бы соотносить свои переживания. Его память должна хранить единицы опыта в нерасчлененном виде. В детской психике, как и в мифологическом сознании, прошлое и будущее, субъективное и объективное наплывают друг на друга. Поскольку детские впечатления сохраняют какую-то значимость и для взрослого человека, с ними связываются индивидуальное понимание и эмоциональная окраска многих событий.
Среди факторов, влияющих на развитие психических функций и личности ребенка в первые годы жизни, существенное значение имеют физический уход за ним, родительская любовь и забота, богатство зрительных и слуховых впечатлений, языковая среда, собственная активность ребенка. Имеет значение не только количество впечатлений, но и то, в каком порядке, в какой системе они воспринимаются и выполняются ребенком, как они организованы. Важнейшая роль среди других ощущений принадлежит первичным физиологическим ощущениям, таким, как голод, насыщение, тепло, кожное раздражение, боль, телесный комфорт, а также звукам и образам, которые с ними ассоциируются. Если материала поступает недостаточно - ребенок развивается медленно. Мотивация при этом ослабляется, возникающие психические структуры отличаются бедностью, неустойчивостью. Если материал подается неравномерно или в конфликтных ситуациях - его усвоение затруднено, хотя некоторая дисгармоничность эмоциональных переживаний и информационного поля сознания может оказывать стимулирующее воздействие на развитие психики.
Определенный режим воздействия на ребенка создает условия для организации его психики, для выработки первоначальных установок поведения. Возникшие в раннем детстве психические структуры служат в дальнейшем инструментом переработки и ассимиляции вновь поступающей информации. Воздействие богатой, хаотической среды может быть менее глубоким и плодотворным для личности, чем воздействие относительно бедной, но хорошо организованной среды. "Бомбардировка" перцепциями, которая происходит в более поздние годы под воздействием, например, кино и телевидения, будет оказывать воздействие лишь в том случае, если раньше была сформирована структура зрительного и звукового восприятия, выработались навыки упорядочивания и осмысления звуковой и зрительной информации.
Эффективность любых внешних воздействий зависит от степени зрелости организма, от чувствительности и емкости его воспринимающих устройств. Существует "порог" благоприятного влияния среды. По аналогии с рациональными нормами питания, можно было бы установить оптимальные параметры информационно стимулирующего воздействия для каждой стадии индивидуального развития. Добавление информации сверх оптимума дает очень мало.
Исследования последнего времени указывают на решающее значение материнского ухода для физического и психического здоровья будущей личности, для ее социального развития. Мать кормит ребенка, защищает его от холода и кожных раздражении, ласкает. От нее исходит основная масса звуковых, зрительных, кожных перцепций. Мать заменяет ребенку мир. Хаос первоначальных восприятии и эмоций упорядочивается, структура личности получает свою исходную форму под влиянием систематической материнской заботы. Эмоции матери, ее экспрессивное движение, изменения в настроении чрезвычайно сильно влияют на формирование детской психики. Согласно Салливену, большинство личностных расстройств могут быть прослежены вплоть до раннего детства, когда беспокойство матери передавалось незащищенной психике ребенка.
Культура группы, в которой воспитывается ребенок, в значительной степени определяет количество, качество и способы структурирования всей той массы разнообразных впечатлений, которые он получает. От нее зависит богатство перцептивной, языковой среды, разнообразие эмоциональных стимулов. С культурой связана частота, интенсивность и наполнение родительских контактов с детьми, забота о ребенке.
Материнская любовь - необходимое условие для развития личности. Она служит живым источником, питающим всю мотивационную основу личности. Эмоциональные резервы, способность любить, проявлять родительские чувства, вступать в контакт с другими находятся в прямой зависимости от любви и заботы, полученных в детстве. Отсутствие или недостаток их в возрасте до 7 лет с неизбежностью приводят к серьезному отставанию в умственном и эмоциональном развитии.
Если ребенок часто бывает голоден, страдает от холода и кожного раздражения, его эмоциональная сфера затормаживается. Недостаток речевого стимулирования замедляет умственное развитие. Неблагоприятный "старт" проявляется в таких качествах взрослой личности, как пассивность, вялость, психическая неустойчивость. Некоторые исследования правонарушений указывают на то, что тревога, возникшая и укоренившаяся в раннем детстве в результате лишения матери, предрасполагает детей отвечать асоциальным образом на более поздние конфликтные ситуации. Подсознательная боязнь "быть покинутым" остается у взрослого человека и заставляет его избегать сильных привязанностей, питает неуверенность в себе, недоверие к людям и к миру вообще. Систематически неудовлетворяемые детские желания - семена будущей враждебности, агрессивности и отчужденности.
Обычно дети реагируют на разлуку с матерью тяжелой депрессией. Следствием ее является также отставание в речевом развитии. Дети, содержащиеся в домах малюток, как правило, медленнее развиваются, чем дети, живущие дома. Они реже улыбаются, плохо реагируют на звуки, вялы, неинициативны. Если младенец находится в доме ребенка, но за ним ухаживает одно постоянное лицо, вредные последствия лишения матери сказываются гораздо меньше. Восстановление отношений с матерью сразу же благотворно отражаются на физическом и душевном состоянии ребенка. Некоторые ученые считают, что в возрасте до 3-х лет после трех месяцев разлуки с матерью наступают качественные изменения, которые нельзя полностью устранить. Лишь после трехлетнего возраста возможна относительно длительная разлука с матерью без тяжелых последствий.
Все сказанное не означает, что детские дома и ясли в принципе не могут заменить мать хотя бы на время. Речь идет лишь о том, что дети в этих учреждениях должны получить количество ласки, соизмеримое с тем, которое может дать им мать, и что забота должна исходить от постоянных лиц.
Для формирования здоровой, уравновешенной личности необходим некоторый "оптимум" любви и заботы, который способствует формированию таких экзистенциальных и характерологических качеств, как уверенность в себе, доверие к людям, настойчивость, инициатива, эмоциональность, оптимизм, душевная теплота. Чрезмерная забота и ласка, слишком долгое кормление грудью, насильственное кормление также вредят развитию личности. Излишняя опека и забота парализуют любопытство, способность манипулировать с предметами, мешают развитию самостоятельности и творческих потенций.
Если в раннем детстве количество заботы вдруг резко сокращается (что бывает в результате смерти или ухода одного из родителей, а также при необходимости для женщины-матери работать и оставлять ребенка на чьем-либо попечении), результат оказывается более сложным. Ситуация "прерванной заботы" активизирует бессознательный защитный механизм проекции. В сознании ребенка уже сформировался образ матери, дающей пищу, уменьшающей боль и успокаивающей. Этот образ направляет внимание ребенка и сопровождается чувством удовлетворения. Но вот, начиная с некоторого момента, ребенок все чаще испытывает голод, раздражение, образ матери в его сознании вновь и вновь оживляется, но не сопровождается больше чувством насыщения и успокоения. В результате у ребенка вырабатывается "амбивалентное", противоречивое отношение к образу матери, включающее в себя любовь и стремление к ней в сочетании с недоверием и боязнью утраты. Такой противоречивый образ матери, проецируясь впоследствии на любимую женщину, индуцирует импульсы недоверия и враждебности. Человек, перенесший в детстве смерть родителя, может стать источником напряженности и конфликтов. Влияние отца на процесс социализации изучено в меньшей степени. Слабый или часто отсутствующий отец не является подходящим объектом идентификации. Отсутствие своевременной идентификации с отцом создает для юноши определенные трудности при овладении мужскими ролями. Следствием является феминизация подростков или, реже, компенсаторная "сверхмаскулинизация", служащая часто симптомом конфликтной психики. Для девочек опыт отношений с отцом важен при формировании "образа мужчины".
Практика семейного воспитания существенно зависит от представления родителей о ребенке и о природе тех сил, которые управляют его поведением. Через призму обобщенного образа ребенка, специфичного для каждой культурной среды, преломляются индивидуальные чувства родителей.
На формирование психики ребенка оказывают влияние характеры родителей или воспитывающих лиц. Важна общая воспитательная установка по отношению к детям. Хотят ли родители, чтобы дети были продолжателями их собственного дела, оставались представителями той же общественной группы и профессии, что и они, или предпочитают, чтобы их социальных статус был более высок? Видят ли родители в детях только помощников, которых следует как можно больше удерживать поблизости, ограничивая их самостоятельность, или, напротив, себя рассматривают как "должников" своих детей, в счастье и успехах которых заключен главный смысл их собственного существования? Культурные установки родителей в отношении будущего ребенка влияют на его личность и на его представления о жизненных целях.
Очевидна зависимость, которая существует между характером личности и дисциплинарной системой, используемой при воспитании. Когда к ребенку относятся как к полноправному члену семьи, уважают его личное достоинство, разъясняют смысл предъявляемых к нему требований, а не заставляют выполнять их с помощью угроз, развивается личность с рациональным сознанием, способная действовать самостоятельно и инициативно, чувствительная к общественным и коллективным интересам. Рациональный демократичный характер вырабатывается у личностей, воспитанных в хорошо сплоченных семьях, с четким распределением прав и обязанностей, с признанным главой семьи, согласованной системой требований, наград и наказаний, последовательно осуществляемой на практике.
Если с личностью ребенка не считаются, требуя от него беспрекословного повиновения, если вводят новые нормы с помощью угроз и наказаний, а не поощрений и наград, из него может вырасти личность авторитарного типа, которой свойственно сильное "деспотическое" суперэго, неспособное, однако, полностью организовать личность. Авторитарный характер отличается слабой рациональностью, недоверием к фактам и доводам рассудка. Его увлекают иррационализм, мистицизм, с которыми может сочетаться склонность к цинизму. Человек авторитарного типа испытывает чувство неуверенности, если у него нет хозяина или идеи, которым он мог бы полностью и беспрекословно подчиниться. Поэтому он находится в постоянных поисках авторитета, разочарование в "символе веры" приводит его в полную растерянность, поэтому он враждебно воспринимает критику в свой адрес и адрес излюбленных его авторитетов. Повышенная восприимчивость к религии сочетается в нем с убеждением, что человек ничтожен и бессилен. Нетворческое, пассивное сознание порождает привычку к шаблонному мышлению, подверженность чужим мнениям, внушаемость. При столкновении с трудностями, с неопределенностью авторитарная личность занимает выжидательную позицию, стремясь угадать направление действующих в данный момент сил, и не старается творчески активно выйти из затруднения. Она может действовать успешно лишь в системе господства и подчинения, но не приспособлена к демократическому сотрудничеству.
Законченный тип авторитарной личности - фанатик, в котором полное господство какой-либо идеи сочетается с подавленностью естественных влечений. Фанатичная личность неспособна к самокритике и признанию ошибок, склонна к догматизму, полному и беспрекословному подчинению. Она проявляет бурную активность в рамках принятой веры и способна не отступать ни перед чем. Результатом авторитарного воспитания может быть также и анархическая личность, не имеющая позитивной цели. Ее самоутверждение достигается лишь в состоянии протеста, бунта, несогласия. Отклоняются всякие авторитеты. Человек не желает подчиняться какой-либо дисциплине под предлогом того, что это ущемляет его самостоятельность.
Не следует абсолютизировать роль раннего детства в формировании характера, как это делается во многих работах американских этнологов. Эта роль, при всей ее важности, все же ограничена и в некотором отношении подобна роли биологической наследственности. В детстве формируются лишь потенции. Станут ли они актуальными чертами характера, зависит от более поздних фаз развития. Человек развивается всю жизнь. В зрелом и даже в пожилом возрасте он способен усваивать новое и развивать черты характера, которых у него раньше не было. В любой культуре результатом первоначальной социализации является не один тип личности, а целая гамма непохожих друг на друга характеров. Какие из них в дальнейшем закрепятся, найдут простор для своего проявления, какие частично трансформируются, а какие будут "разбиты" и примут совершенно новую жизненную форму - определяется практическими и идеологическими требованиями, которые предъявляются к людям данного общества.
На темпы и направление социализации влияет техника обучения ходьбе, языку, играм. Развитие и особенности личности детей связаны с тем, когда, какими способами и сколь охотно взрослые члены общества передают детям свой опыт н знания. Техника обучения складывается из методов обучения, форм поощрения и контроля. Эффект обучения зависит от отношений между воспитателем и воспитуемым, между учеником и учителем. Чем глубже доверие и взаимопонимание между ними, чем большим авторитетом пользуется учитель, чем он эмоциональнее, тем легче, полнее, прочнее усваивается преподносимый материал. Конфликт между учеником и учителем снижает эффективность обучения.
Познавательная деятельность ребенка нуждается в одобрении и поддержке. Образы и знания интегрируются, растут в объеме тем быстрее, чем последовательнее и согласованнее обращаются с ребенком окружающие. На раннем этапе развития очень важно поощрять естественную склонность к познанию. Чем больше нового видит и слышит человек, тем больше его интерес к познанию. Чем больше опыт принятия самостоятельных решений, тем больше желание и способность справляться с различными трудностями. Если обучение мотивируется только страхом неудачи или желанием вознаграждения, интерес к познанию может угаснуть.
Высокая оценка познавательных возможностей ребенка стимулирует развитие. В одном из экспериментов детей информировали, что, согласно данным тестирования, от них следует ожидать в ближайшем будущем "интеллектуального скачка", хотя на самом деле никаких тестов не производилось. Проведенная через год проверка показала, что большинство детей действительно повысило свою успеваемость.
Развитие психической структуры личности в значительной степени совпадает с формированием в ее сознании основных познавательных и оценочных категорий, которыми организуется ее опыт. Социальное окружение, образы близких людей играют важную роль в организации этого опыта, в формировании исходных психических стереотипов: мужчин и женщин, своего и чужого, добра и зла, красоты и безобразия. Детские стереотипы служат как бы "эскизом" системы ценностей взрослого. Их ядерными элементами являются родительские образы. Образ матери первоначально заполняет для ребенка весь мир. Постепенно он суживается, сливаясь с конкретно воспринимаемым лицом. Его эмоциональная основа, перемещаясь в подсознательную сферу, становится "ядром" универсального образа женщины. Притягивая существенные элементы других женских образов, теряя случайные черты, стереотип становится все более обобщенным.
Существует гипотеза, согласно которой родительский образ во взрослом состоянии проецируется на существо другого пола, которое благодаря такой проекции приобретает высокую эмоциональную значимость.
В период влюбленности внезапно освобождаемая энергия, идущая из глубин личности, приносит ощущение свежести, новизны восприятия, вызывает перестройку личности. Создается новая, подчас очень сильная привязанность, меняются взгляды, привычки, что позволяет достичь близости и взаимопонимания с человеком, о существовании которого совсем недавно ничего не было известно, но подготовка к встрече с которым длилась, по существу, всю жизнь.
В последние десятилетия этнографы и психологи провели тщательные исследования многих культур с целью выяснить, как влияют различные методы воспитания и способы ухода за детьми на характер взрослой личности, на ее отношение к другим людям и культурным ценностям, на способность усваивать различные нормы и идеи. Рассмотрение системы воспитания в общем контексте культурных явлений позволило обнаружить ее устойчивость и глубокие, многосторонние связи с экономическим устройством, идеологией, религией, искусством. В течение веков происходила бессознательная шлифовка и отработка систем воспитания, их приспособление к экономике и формам общественного сознания. Через воспитание общество стремилось придать психике такую форму, которая была бы оптимальной для дальнейшего развития и функционирования личности в рамках данной культуры, хотя, разумеется, в любом обществе эта цель никогда не могла быть полностью достигнута. Установить и выразить связь типических компонентов детского опыта с чертами социального характера и экзистенциальными структурами взрослой личности очень трудно. Качественное различие между рационализированным и систематизированным опытом взрослого и относительно хаотичным, в значительной части и вербализуемым, опытом ребенка исключает возможность формулирования этой связи в виде однозначного, а тем более осознаваемого самой личностью соответствия. Связь между психическими установками, возникшими в детстве, и культурными условиями, в которых живет взрослый человек, также является сложной и опосредованной. Одним из моментов этой связи служит механизм проекции.
"Проективные системы", возникшие в раннем детстве, исполняют роль "ядра личности". Опыт, на котором они основаны, забывается, вытесняется. Остаются лишь психосоматические реакции, аффекты, динамика поведения. Новые впечатления наслаиваются на эту основу, и их эмоциональная окраска, значимость для личности определяются тем, как они ассоциируются с опытом раннего детства.
В процессе развития социальной структуры общества возникают более или менее четко очерченные сферы общественной жизни, в которых деятельность людей ориентирована на специфические ценности. Эти сферы отличаются друг от друга по характеру взаимоотношений людей; по степени эмоциональной вовлеченности; по требованиям, которые предъявляются к индивиду, по соотношению в них элементов творчества, функционирования и потребления культуры, по богатству культурных ценностей, которыми они располагают.
В результате усложнения и усовершенствования механизмов формирования личности как субъекта культуры последние оказались сосредоточенными главным образом в семье и в образовательной системе с ее многочисленными учебными заведениями и воспитательными учреждениями. Кроме того, на процесс формирования личности воздействуют игровые группы детей младшего возраста; неформальные группы подростков; интимно-дружеские отношения; учреждения культуры, досуга, спорта; средства массовой коммуникации, а с определенного возраста - профессионально-трудовая сфера.
Особо важную роль в процессе становления личности играет семья, та первичная малая группа, в которой живет и воспитывается человек с момента рождения. Именно она, как правило, реально влияет на личность в критические периоды ее развития, когда психика наиболее чувствительна и пластична. В семье усвоение культуры происходит при непосредственном участии подрастающего индивида. Ребенок находится в непосредственном эмоциональном общении с членами семьи, с помощью которых он приобретает навыки речи, мышления, предметных действий; учится ходить, различать интонационные оттенки голоса, пользоваться языком мимики, жестов. В семье ребенок практически впервые вступает в интенсивные и каждодневные взаимоотношения со взрослыми, представляющими для него мир культуры. Семья служит первой непосредственно воспринимаемой "моделью" общества, а отношения в ней - основным образцом межличностных отношений. В первый период жизни ребенка он взаимодействует с обществом только через семью. Профессия родителей, их культурный уровень и общественные связи определяют социальный статус ребенка и дают ему чувство социальной принадлежности. Родительские любовь и забота, психологическая зависимость ребенка от родителей создают в раннем возрасте оптимальные условия для передачи и усвоения культурных знаний и навыков. При достаточной культуре семьи воспитание в ней может быть целенаправленным и в высокой степени индивидуализированным, соответствующим склонностям и задаткам каждого ребенка. В семье ребенок, по существу, знакомится со всеми возможными типами человеческих взаимоотношений, приобретает опыт сотрудничества и разрешения конфликтов. Здесь у него есть своя роль, свои функции в ее хозяйственной жизни; практически взаимодействуя с взрослыми, участвуя в досуге семьи, он включается в принятые в данной микросфере структуру и характер общения, наконец, именно в семье развивается способность к интимному душевному общению.
Можно с уверенностью сказать, что развитие самосознания, способность к усвоению важнейших социальных функций, формирование характера, общее психическое здоровье личности в первую очередь обусловлены отношением родителей к ребенку, связаны с его первыми семейными обязанностями, с царящей в семье общей нравственно-психологической атмосферой.
Будучи незаменимой, семья как механизм культурной преемственности социализации имеет и ряд недостатков. Она не может предложить личности больше того, чем сама располагает. Уровень культуры семьи является трудно преодолимым "потолком" социализации, который препятствует усвоению более высоких ценностей. Разнообразие способов воспитания, принятых в различных семьях, мешает выработке необходимых стандартов культурного поведения. С точки зрения ребенка, для родителей не существует полноценной замены. Уход со сцены хотя бы одного из них резко нарушает процесс становления формирующейся личности. Эмоциональная атмосфера в семье сравнительно неустойчива, ее колебания пагубно сказываются на духовном самочувствии ребенка. Внутренняя структура семьи, взаимоотношения между ее членами обусловлены не только их личными качествами, но и социальным положением семьи. Занятия родителей, дневная продолжительность их труда, сменность, сезонность, напряженность работы и связанные с ней бытовые условия - все это может по-разному влиять на частоту, содержание, интенсивность родительских контактов с детьми, а следовательно, и на формирование их личности. Эффективность семьи как института социализации и инкультурации зависит от места семьи в обществе, от того, в какое положение поставлена женщина. Нехватка у родителей свободного времени, отсутствие педагогических знаний, конфликты между ними могут свести эту эффективность к нулю.
Второй сферой формирования личности как субъекта культуры является общеобразовательная система, представленная детскими садами, школой, средними профессиональными и высшими учебными заведениями. Образование имеет целью передачу социально-необходимых и профессиональных знаний. Предъявляя ко всем единые требования, образовательная система добивается необходимого минимума знаний от каждого учащегося. Она опирается на достижения мировой и отечественной науки, использует значительную часть накопленной обществом информации. Эффективности обучения она достигает при помощи специальных методических и организационных средств.
Недостатком образовательных институтов является то, что при современных методах обучения они не способны индивидуализировать процесс воспитания и усвоения знаний и могут осуществлять лишь внешний, относительно формальный контроль за ним. Отношение воспитанников и воспитуемых в системе образования близки к функционально-ролевому типу, условия для личностных контактов здесь часто оказываются недостаточными по сравнению с общеобразовательными целями. Сложившаяся система образования обладает известным консерватизмом.
Однако опыт развития средней и высшей школы в 90-е годы, связанный с отходом от многих непреходящих традиций российского образования и попытками без необходимого научного обоснования экспериментировать на обучающихся, свидетельствует о том, что в этой сфере духовной жизни разумный консерватизм строго предпочтительнее недостаточно выверенных инноваций.
В условиях последовательного перехода к информационному обществу XXI века существенно повышается роль средств массовой информации, которые, опираясь на современные технические возможности, ныне вошли в каждый дом, каждую семью, доходят до каждого индивида.
Благодаря постоянству источников массовой информации возникла своеобразная культурная среда, доступная всем группам населения - от детей, воспринимающих мультфильмы и компьютерные игры, до пенсионеров, следящих за газетными выступлениями, рекламой, передачами радио и телевидения. Средства массовой коммуникации сопутствуют человеку во всех областях жизнедеятельности. Они активно влияют на формирование общественного мнения, семейное воспитание, политическое настроение, моду, подсознательные сферы человека.
В многообразии средств массовой информации заложен огромный созидательно-организующий, просветительный и развлекательный потенциал, но эти же средства готовы нести и негативную, деструктивную информацию. Интеллектуальная, эстетическая культура личности в значительной мере выражается в избирательном отношении к различным источникам информации, в способности ее критической оценки и осмысленного восприятия.
К инфраструктуре социально-культурной сферы как совокупности материальных, организационных, финансово-экономических, кадровых, информационно-методических и иных условий осуществления социально-культурной деятельности на индивидуальном и общественном уровнях, обеспечивающих удовлетворение духовных потребностей людей и развитие их творческих потенций, помимо системы образования и средств массовой информации относятся:
* учреждения искусств (театры, киностудии, филармонии, цирки, художественно-творческие мастерские, любительские студии, кружки и т. д.);
* творческие союзы и иные объединения художественно-творческой направленности;
* научно-просветительные учреждения (музеи, историко-мемориальные комплексы, выставки, библиотеки, лектории, планетарии, зоопарки, ботанические сады и т.д.);
* культуроохранительные институты (заповедники, центры экологической культуры, архивы, реставрационные мастерские и т. п.);
* культурно-досуговые учреждения ( клубы, дома и дворцы культуры, парки культуры, кинотеатры, центры молодежного досуга, игротеки, дома художественного и технического творчества, концертные учреждения, дома торжеств и т. д.);
* ведомственные культурно-просветительные учреждения (дома офицеров, солдатские клубы, дома культуры милиции, дома медицинского просвещения, дома творческих работников (писателей, художников, композиторов, актеров и т. д.);
* санаторно-курортные и спортивно-оздоровительные учреждения (санатории, пансионаты, дома отдыха, профилактории, лагеря отдыха, базы досуга, стадионы, спортивные залы, спортивные базы, пляжи и т. д.);
* туристско-экскурсионные учреждения ( гостиницы, мотели, кемпинги, туристские базы, туристские поезда, туристские пароходы и т. п.);
* учреждения развлекательно-коммерческого досуга (мюзик-холлы, варьете, дансинги, казино, рестораны, кафе, сауны, бильярдные и иные центры игрового досуга).
Значительную роль в формировании культуры личности играют трудовые коллективы, воинские подразделения, общественные организации, вся микросреда - от родственников и друзей до людей, с которыми общаешься в автобусе или магазине. Однако степень влияния различных социальных институтов или отдельных лиц на процесс становления личности как субъекта культуры и методика их воздействия далеко не равнозначны. В семье решающую роль играют родственные узы, единый быт и досуг, передающиеся из поколения в поколение традиции; в системе образования на первое место выдвигается фактор единства познавательных интересов и осознания обязательств перед обществом и конкретным учебным заведением; в культурно-досуговой сфере, где человек ощущает полную свободу от субординации и экономических факторов, превалируют реально проявляемые интересы, увлечения, эстетические потребности.
Раскрывая специфику формирования культуры личности в разных сферах социальной жизни, прикладная культурология обосновывает принципы и методику культуросозидающей деятельности различных институтов общества, раскрывает технологию становления индивида как субъекта культуры, опирающуюся на механизм их интеграции


2.3. Методика формирования духовной культуры личности.

Иммануил Кант неоднократно подчеркивал, что есть мир природы, где человек зависит от ее закономерностей, и мир свободы и культуры, где индивид предопределяет свое поведение и деятельность степенью духовности, интегрирующей нравственно-эстетические, гражданские, интеллектуальные и иные качества личности, ее представления о себе и мире, позволяющие следовать требованиям общества и сохранять свою индивидуальность97.
По мере своего становления и развития личность последовательно включается в мир материальной, физической и духовной культуры, однако эффективность этого процесса находится в прямой зависимости от реализации ряда условий, среди которых особое значение ныне приобретает определение оптимальных границ воздействия на него со стороны общества, государства, семьи, учебно-воспитательных учреждений и иных социальных институтов.
Карл Роджерс98, к примеру, отстаивает концепцию отказа от идеологии формирования личности и перехода к идеологии ее развития. Цель воспитания он видит в обеспечении процесса естественного развития индивида; источник и движущие силы личностного роста - в самом человеке, а условием успешности этого процесса считает понимание и принятие личностью себя. Гуманистическая педагогика, по К. Роджерсу, направлена не на передачу информации и формирование знаний, а на личностно-центрированный процесс, смысл которого - помощь в развитии личности, в освоении себя и адекватной Я-концепции, в раскрытии своих способностей, в обогащении своего индивидуального опыта, в обретении ценностных ориентаций.
В ситуации самого широкого разброса методологических позиций - от возрождения принципов свободного воспитания Жан-Жака Руссо до возвращения лозунга А. С. Макаренко: "Личность формируется только в коллективе, для коллектива и через коллектив" - прикладная культурология, опираясь на сложившийся в конце XX века совокупный опыт формирования личности как субъекта культуры, концентрирует внимание на необходимости обеспечить интеграцию всех сил, которые способны содействовать решению столь сложной задачи. Это, в первую очередь, сам человек и заложенный в нем потенциал саморазвития. Это государство и общество, обязанные создать максимально благоприятные условия духовного развития каждого индивида. Это семья, школа и иные социальные институты, призванные, соблюдая свободу, достоинство и гражданские права человека, использовать достижения современной науки и практики для осуществления воспитательного влияния на процесс становления и развития духовно богатой, высоконравственной и общественно активной личности.
Формирование культуры индивида предполагает:
* овладение основами физической культуры (умения и навыки санитарно-гигиенической деятельности, физические тренировки, безопасное поведение, культура питания, одежды, бытовых и сексуальных отношений, активный отдых и т. д.);
* постижение материальной культуры, окружающей среды обитания (способность обеспечить экологию флоры и фауны, разумно использовать имеющиеся сооружения, оборудование, транспорт, средства связи и т. д.);
* усвоение духовной культуры как процесса и результата развития и функционирования совокупности форм общественного сознания (нравственного, экономического, политического, правового, экологического, эстетического, религиозного и т. д.), проявляющегося в науке, искусстве, просвещении, образовании и иных сферах бытия как формы реализации интеллектуально-сущностных сил человека.
Решающую роль в формировании физической культуры личности играет семья; в постижении материальной культуры и среды обитания - общеобразовательная и профессиональная школа; в усвоении духовной культуры - социально-культурная деятельность, позволяющая человеку познать сущность и природу культуры, включиться в художественные, технические и иные формы творчества, привести свое поведение в соответствие с нравственно-эстетическими требованиями общества.
Практика духовной жизни в России, в экономически развитых и в подавляющем большинстве развивающихся странах мира в конце XX столетия позволяет сделать вывод, что содержание социально-культурной деятельности - это комплекс специально отработанных и синтезированных видов деятельности, в процессе которой:
* постигаются, расширяются, углубляются, обновляются и приводятся в систему знания о природе, обществе, мышлении, технике и способах деятельности, способствующих утверждению научного мировоззрения, гражданской, нравственной и эстетической позиции;
* формируются интеллектуальные и практические навыки и умения в сфере социального, научно-технического и художественного творчества, развиваются творческие потенции личности;
* создаются, осваиваются, сохраняются, распространяются и воспроизводятся ценности культуры;
* усваиваются способы культурно-досугового творчества и нерегламентированного общения;
* удовлетворяются и последовательно обогащаются духовно-эстетические интересы и потребности людей.
Личность - автономная, саморазвивающаяся система. Стержень ее формирования находится в ней самой. Но общество и государство не только не имеют права сохранять при этом нейтралитет, а обязаны принять на себя:
* полное и научно обоснованное определение целей воспитания личности как субъекта культуры; совокупность знаний, умений и навыков, нравственно-эстетических и социально-психологических качеств человека и гражданина, которые необходимо формировать в процессе хоминизации, социализации и инкультурации;
* достижение органичного единства нравственного, гражданского, экономического, политического, трудового, правового, экологического воспитания; умственного, физического и эстетического развития личности;
* сочетание массовых, групповых и индивидуальных форм воспитательного воздействия с учетом особенностей различных групп населения;
* обеспечение взаимосвязи, взаимозависимости и взаимодополняющего характера процесса формирования культуры личности во всех сферах жизнедеятельности - в труде, познании, общественно-политической жизни, быту, досуге;
* целенаправленное сочетание различных средств и методов информационно-просветительного воздействия с вовлечением людей в различные формы социально-культурного творчества;
* учет и социально-целесообразную коррекцию системы сложившегося влияния на общую культуру, нравственный облик и жизненную позицию каждого индивида;
* всемерное стимулирование процессов самовоспитания и саморазвития личности.
Основным объектом и в то же время субъектом формирования культуры может быть общество, социальная общность, но в первую очередь - это личность как единство социального и индивидуального, как сложнейшая динамическая система, включенная в структуру разнообразных социальных связей и взаимозависимостей.
Прикладная культурология рассматривает становление личности как целостный процесс. Она отвергает "атомистический" подход к человеку, ибо ни одно качество не формируется и не реализуется изолированно, а всегда выступает как проявление личности во всем ее диалектическом единстве и многообразии.
Поддерживая правомерность дифференцированного подхода к различным группам населения и отдельным лицам при решении конкретных культуросозидающих задач, прикладная культурология исходит из того, что эффективность формирования культуры находится в прямой зависимости от комплексности этого процесса, от достижения такого положения, когда каждая социально-культурная акция органически переплетается со всей системой воспитания и способствует решению единых кардинальных целей формирования и развития личности.
Примером этого, в частности, служит социально-культурная деятельность, природа которой предопределяет широчайшее разнообразие средств, методов и форм рациональной организации информационно-просветительного воздействия и включения людей в культурное творчество.
Разработка средств, методов и форм социально-культурной деятельности осуществлялась с помощью Г.М.Бирженюка, Е.Ю.Кудиновой, И.Г.Мюльбейер, В.А.Писанко, В.В.Попова и Т.В.Рябовой. Результаты их исследований, выполненных под руководством автора, отражены в соответствующих диссертациях99.
Исследования позволили констатировать, что средства социально-культурной деятельности - это духовные, материальные факторы и виды деятельности, источники и инструменты создания благоприятной культурной среды и идейно-эмоционального воздействия на сознание, чувства и поведение людей, вовлечение их в мир культуры, в процесс создания, освоения, сохранения, распространения и дальнейшего обогащения ценностей культуры.
К ведущим средствам социально-культурной деятельности в первую очередь относятся:
* живое слово;
* искусство, образ;
* средства массовой информации;
* средства наглядной агитации и пропаганды;
* книги, музыкальные инструменты;
* технические средства: звукозаписывающая, звуковоспроизводящая, проекционная и иная аппаратура и т. д.
Методы социально-культурной деятельности - это система информационного и идейно-эмоционального воздействия; совокупность способов совместных действий организаторов и участников социально-культурной деятельности, направленных на решение конкретных просветительных, воспитательных и иных культуросозидающих задач.
В социально-культурной деятельности ныне сложились три группы методов.
Первая группа - это методы формирования общественного сознания, которые включают в себя:
* информирование;
* разъяснение;
* комментирование;
* обобщение;
* внушение;
* заражение;
* убеждение.
Вторая группа - это методы вовлечения в социально-культурную деятельность, способствующие преобразованию знаний в нормы и принципы поведения, в убеждения как качество личности. Эти методы предусматривают:
* включение в различные формы непрерывного просвещения;
* привлечение к разным видам любительского творчества;
* приучение к выполнению общественно-культурных функций;
* самоорганизацию;
* самоуправление;
* самообразование;
* самообслуживание;
* игру и т. д.
Значительную роль играет третья группа - методы стимулирования социально-культурной активности, которая включает в себя:
* положительный пример;
* соревнование;
* требование;
* общественное мнение;
* поощрение;
* перспективу;
* критику и самокритику.
Из приведенных выше методов формирования общественного сознания необходимо уточнить современное понимание таких терминов, как внушение и заражение. Внушение - это информационно-психологическое воздействие на отдельного человека или группу людей в процессе общения, рассчитанное на эмоциональное, некритическое восприятие информации и выраженных в ней мыслей, чувств и побуждений. Заражение - это информационно-психологический процесс передачи стереотипов поведения и эмоционального состояния от одного человека к другому неопределенной общности; форма интеграции групповой деятельности, основанная на спонтанно проявляющемся внутреннем механизме поведения и передаче через накал чувств и страстей психического настроя, обладающего большим эмоциональным зарядом.
В двух значениях выступает и такое понятие, как убеждение.
Говоря о методах формирования общественного сознания, мы рассматриваем убеждение как процесс информационно-психологического воздействия. В этом случае убеждение - это основанное на законах логики сообщение, ставящее своей целью формирование, углубление и закрепление определенных знаний и вытекающих из них позиций и отношений. Характеризуя методы вовлечения в социально-культурную деятельность, мы трактуем убеждение как качество личности, т. е. систему осознанных потребностей и высшую форму направленности личности, интегрирующую мировоззренческую позицию и побуждающую ее поступать в соответствии со своими взглядами, принципами и жизненными ценностями.
Перечисление приведенных выше методов социально-культурной деятельности позволяет судить о широком диапазоне приемов и способов ее организации. Однако на практике эти методы, как правило, используются не автономно, а в системе, ибо процесс вовлечения человека в мир культуры можно считать завершенным лишь тогда, когда знания, усвоенные благодаря использованию первой группы методов, преобразовались в убеждения, нормы и принципы поведения посредством реализации второй группы методов. Что же касается методов стимулирования социально-культурной активности, то без них невозможно эффективно применить ни первую, ни вторую группы.
Принятые на вооружение социально-культурной практики методы воздействия могут реализоваться лишь в единстве с ведущими средствами духовной жизни, образовывая определенные формы социально-культурной деятельности как утвердившуюся на практике систему применения совокупности определенных средств и методов вовлечения людей в процесс создания, освоения, сохранения и распространения ценностей культуры, в различные виды социального, научно-технического и художественного творчества.
В практике сложились эпизодические (лекции, экскурсии, вечера, гулянья, концерты, праздники и т. д.) и стабильные (клубы, кружки, инициативные группы, коллективы самодеятельного творчества, лектории и т. д.) формы социально-культурной деятельности.
Совокупный опыт этой деятельности изобилует различными формами ее организации. Они могут отличаться количественными параметрами вовлеченных в них людей, степенью активности их участников, богатством и разнообразием использованных средств, оригинальностью реализованных методов воздействия. Однако эффективность социально-культурных процессов в первую очередь предопределяется соответствием форм и содержания этой деятельности, ее целенаправленностью и научной обоснованностью.
В отличие от обучения в процессе формирования культуры личности невозможно сохранить линейный принцип последовательного наращивания новых знаний, умений и навыков. Оптимальным здесь представляются принципы концентризма и преемственности, связи с жизнью, с практикой культурного строительства.
На различных этапах общественного развития перед прикладной культурологией как областью научного знания, обосновывающего методологию и методику формирования культуры человека, могут возникать разные задачи, вытекающие из специфики социально-культурной ситуации. Однако есть непреложные ценности, которые постоянно должны находиться в поле внимания общества и государства. В первую очередь - это формирование нравственной культуры личности.
Современная этика, социальная психология и педагогика убедительно показали, что, будучи важнейшей составной частью единого процесса духовного формирования личности, нравственный аспект воспитания пронизывает все его стороны, отражает особенности социальной среды, общественных отношений, образа жизни. Его невозможно отделить от политического воздействия или процесса формирования творческого отношения к труду, оно органически включается в любую форму социально-культурной деятельности, пронизывает деловое и нерегламентированное общение.
Нравственное воспитание носит всеобъемлющий характер. Утверждать гуманистическую, активную, деятельную мораль невозможно посредством отдельного, эпизодического мероприятия. Эффективность нравственного воспитания средствами социально-культурной деятельности находится в прямой зависимости от того, насколько она пронизывает и содержание, и стиль, и атмосферу всей системы общественной жизни разных групп населения. Но наличие нравственных начал в любой сфере духовной жизни не исключает, а предполагает осуществление системы пропаганды принципов нравственности, органически дополняемой и углубляемой включением различных групп населения в деятельность, в процессе которой знание нравственных категорий преобразуются в убеждения, становятся нормой поведения.
Первым принципом морали, выражающим ее основную сущность и составляющим сердцевину нравственного воспитания, является преданность Отечеству, любовь к своей стране, независимо от того, переживает ли она период процветания или испытывает кризисные процессы.
Нравственность синтезирует и отражает социальный опыт личности, ее мировоззренческие позиции, идейные убеждения, деловые и неформальные отношения. Как важнейший компонент единой системы воспитания нравственное воспитание представляет совокупность целенаправленных и планомерных воздействий на сознание и поведение человека, которые наряду с самовоспитанием формируют осознанные этические понятия, нравственные убеждения, склонности, чувства и черты характера.
Нравственное воспитание включает в себя нравственное просвещение и организацию опыта нравственной деятельности, однако практика показывает, что фактически нет элементов жизнедеятельности, которые бы в той или иной мере не влияли на нравственное формирование личности. Нравственность воспитывается всеми компонентами окружающей человека микросреды. Но это не снижает значимости массовых мероприятий, раскрывающих сущность человеческой морали и организации соответствующего опыта нравственной деятельности.
Первым компонентом системы формирования морали средствами социально-культурной деятельности выступает нравственное просвещение, которое концентрируется на раскрытии:
сущности общечеловеческой морали и роли нравственных начал жизни общества;
основных морально-волевых качеств личности, сфер и форм их проявления;
особенностей отношения человека к труду, познанию и выполнению гражданских и общественных обязанностей, норм взаимоотношений между людьми.
Пропагандируя с помощью лекций, докладов, устных журналов и других методов просвещения принципы морали, каждый из которых составляет основу соответствующего направления нравственного воспитания, нельзя не учитывать, что идеи патриотизма, интернационализма, гуманизма, коллективизма, творческого отношения к труду и непримиримости ко всему, что мешает общественному благу, утверждаются не только и не столько беседами или тематическими вечерами, сколько методами формирования общественного поведения и организации соответствующего опыта нравственной деятельности.
Одним из важнейших принципов морали является забота каждого о сохранении и умножении общественного достояния. Это связано с воспитанием отношения к труду как к фактору физического, нравственного и интеллектуального развития, как к средству утверждения подлинно гуманистических и коллективистских черт, как к форме проявления социально оправданной активной жизненной позиции.
Второй компонент системы нравственного воспитания проявляется в использовании специфических педагогических приемов, способствующих формированию у разных групп населения необходимых моральных качеств. Реализуя принцип индивидуализации идейно-нравственного воздействия, организатор социально-культурной деятельности призван, опираясь на известные положительные черты характера воспитуемого, включать индивида в социально и нравственно значимые формы творчества, утверждая тем самым нравственные нормы как черты личности.
Третьим компонентом нравственного воспитания средствами и методами социально-культурной деятельности является воздействие на личность силой положительного примера.
Наконец, четвертым компонентом системы нравственного воспитания в семье, учебном заведении, трудовом коллективе или любой другой ячейке общества выступает моральный климат.
Формирование нравственной атмосферы, как правило, не планируется, ибо это не самоцель, а педагогическое условие, без реализации которого нет единого воспитательного процесса. И это еще раз предопределяет необходимость видеть нравственные аспекты любой социально-культурной акции, рассматривать любую сферу жизнедеятельности как комплексный институт формирования личности.
В системе нравственного воспитания проявляется единство двух его сторон: объективной, отражающей нравственные требования, которые предъявляет к личности общество, и субъективной, в которой преломляется собственное отношение конкретного человека к обществу, труду, людям, духовным и материальным ценностям. Важнейшая задача социально-культурной деятельности, равно как и всего воспитания, состоит в том, чтобы объективное нравственное требование стало субъективной нормой поведения личности, то есть объективные и субъективные начала воспитания практически совместились.
Решение этой задачи предполагает систему, в процессе которой формируются:
нравственные убеждения;
нравственные чувства;
нравственные поступки, поведение.
Будучи основой нравственного самосознания, убеждения отражают глубоко усвоенные знания, в истинности и бесспорности которых нет сомнений и которые человек готов отстаивать при любых обстоятельствах.
В условиях неинституциональной социально-культурной деятельности нравственная убежденность наиболее ярко проявляется в том, что, не ощущая в свободное время факторы служебного или иного юридически зафиксированного контроля, люди с исключительным упорством и последовательностью трудятся над созданием новых духовных и материальных ценностей, отдают свой досуг благородному делу пропаганды искусства. В сфере свободного времени моральная убежденность раскрывается в нравственном иммунитете, в неприятии любых чуждых общечеловеческой морали влияний.
Формирование идейно-нравственной убежденности органически связано с развитием нравственных чувств. "Ничто - ни слова, ни мысли, ни даже поступки наши, - писал К.Д.Ушинский, - не выражают так ясно и верно нас самих и наши отношения к миру, как наши чувствования: в них слышен характер не отдельной мысли, не отдельного решения, а всего содержания души нашей и ее строя. В мыслях наших мы можем сами себя обманывать, но чувствования наши скажут нам, что мы такое: не то, чем бы мы хотели быть, но то, что мы такое на самом деле"100.
Опираясь на единство информационно-логического и эмоционально-образного воздействия, социально-культурная деятельность может эффективно стимулировать утверждение и развитие чувств энтузиазма, воодушевления, любви к Родине, чувства гордости за принадлежность к народу, выработавшему непреходящие традиции гуманизма, духовности, патриотизма и коллективизма. Сама природа этой деятельности требует единства рационального и эмоционального воздействия, не допуская моральных назиданий или порицания, которые, по образному замечанию К. Д. Ушинского, "едва ли даже не хуже наказаний", ибо, не будучи прочувствованными, толкают к лицемерию и ханжеству101.
Участие в социально-культурной деятельности стимулирует рост духовных запросов, тягу к знаниям. В этой деятельности человек освобождается от пут индивидуализма, проникается сознанием необходимости действовать в интересах общества, во имя достижения общественных идеалов, вырабатывая при этом высокие моральные и духовные качества, привычку бескорыстного выполнения общественных обязанностей, чувство ответственности перед коллективом, потребность в товарищеской взаимопомощи.
Становление нравственных качеств неотделимо от последовательного формирования гражданского самосознания, гражданской позиции, гражданского поведения, взаимодействие которых составляет гражданскую культуру личности как универсальную характеристику действующих в обществе технологий общественно-личных отношений.
Гражданская культура - это совокупность ценностей, стандартов, норм и стереотипов, регулирующих отношения индивида или социальной группы с обществом и властью. С одной стороны, эти отношения предопределяются конституцией, кодексами и иными принятыми в государстве законодательными актами, с другой - такими неотъемлемыми атрибутами психологии человека и социума, как стереотипы индивидуального и общественного сознания.
Первый элемент гражданской культуры - гражданское сознание, основным компонентом которого является самоидентификация личности.
Принятие определенной социальной роли, идентификация себя с конкретным "другим" (личностью, группой, обществом) детерминирует принятие соответствующих данной социальной роли установок, стереотипов, поведенческих моделей и естественное следование им в повседневной практике. По З.Фрейду, самоидентификация является базовым фактором развития личности, основанным на сопоставлении "я" и "другого". В психологии идентификация представлена как процесс самоотождествления с другим человеком, группой, образцом. Гражданская самоидентификация как основной компонент гражданского самосознания непосредственно связана с осознанием себя как члена общества. Это глубоко личное качество, формирующееся в детстве и отрочестве и впоследствии становящееся психологической доминантой личности. На формирование гражданской самоидентификации особое влияние оказывают такие факторы, как ближайшая социальная среда - семья, род, национальная общность, социальный слой, и это является частью социально-педагогического процесса, результатом которого становится индивидуальное сознание, испытывающее потребность и проявляющее способность идентифицировать себя с чем-то вне себя.
Осознавая себя членом общества, человек выделяет из многообразия его признаков какой-то наиболее важный для себя и соотносит себя как личность именно с ним, часто проецируя свойства близкой социальной среды на все общество. Социальная группа, представляя собой пример коллективного сознания, особо нуждается в самоидентификации и самопрезентации, ибо только через это она становится референтной. К примеру, человек может идентифицировать себя с определенной нацией, ориентируясь на такие признаки принадлежности к ней, как язык, традиции, культура; с понятием "гражданин России", мысля масштабами страны и относя себя именно к ней; может увидеть в себе космополита, будучи психологически независимым от того общества, в котором живет и членом которого является лишь юридически. Референтная социальная группа может осознавать себя "коммунистами" "интеллигенцией", "шестидесятниками" и т. д. При этом механизм самоидентификации будет включать в себя стереотипизацию того объекта, с которым человек или социальная группа себя отождествляют.
Гражданская самоидентификация является психологическим механизмом, формирующим гражданское самосознание, поскольку усвоение определенной социальной роли детерминирует принятие соответствующих психологических и поведенческих стереотипов и установок. Сфера гражданского в человеческом сознании весьма динамична. Развивающееся сознание неизбежно ведет внутреннюю полемику, рефлексирует, под влиянием внешних обстоятельств и условий оценивает и переоценивает принятые ранее стереотипы.
Эволюция личности, ее активная интеллектуальная деятельность часто приводят к переоценке ценностей, сложившихся на том или ином этапе жизни, что может вызвать другое, негативное отношение к "своей" социальной группе, потребность в смене идентичности, внутренний конфликт. Так произошло с теми советскими гражданами, кто сжег свои партийные билеты в эпоху перемен, будучи до этого убежденными коммунистами. Рефлексия, размышления, приведшие к осознанию прошлого как ошибки происходили настолько интенсивно, им придавалось столь большое нравственное значение, что результатом стала смена гражданской самоидентификации и соответствующих ей стереотипов.
Если гражданское самосознание - это построение модели отношений личности или социальной группы с обществом и властью, базирующееся на идентификации себя как члена общества, то понятие "гражданская позиция" ассоциируется с нравственными качествами как субъективными свойствами личности.
Каждый индивид в обществе, хочет он того или нет, самой системой социальных связей вынужден каким-то образом относиться к власти, какой бы системой управления она ни была представлена. При этом отношения индивида с властью существуют непременно в виде взаимодействия, где оба субъекта являются активными элементами. И индивид, и власть выступают одновременно и субъектами, и объектами этого взаимодействия. В демократических государствах, например, индивид формирует состав власти, выбирая парламент и президента, и тогда он выступает в качестве субъекта, а власть в качестве объекта, в то же время власть, начав функционировать в новом составе, принимает какие-либо значимые решения, которые в той или иной степени касаются каждого гражданина, и тогда их роли меняются.
Гражданская позиция - это совокупность характеристик отношений индивида с обществом и властью, заданных как объективно, независимо от него, так и субъективно, им самим. Однако ни одна из характеристик не является окончательной. Все они подвержены изменениям в той же степени, что и само общество, равно как и каждая личность. Активная позиция может смениться пассивной в результате разочарования, усталости либо смены жизненных ценностей, а объективно заданная неспособность влиять на общественное устройство может смениться большим потенциалом воздействия на власть у каждого гражданина, как произошло в постперестроечной России. При этом огромная роль здесь принадлежит социально-педагогическим механизмам, посредством которых формируется тот или иной тип гражданской позиции.
Гражданская позиция - это лишь предпосылка гражданского поведения индивида или социальной группы, она его предопределяет и формирует, но не подменяет и не тождественна ему. Гражданское поведение - это реализация гражданской позиции в повседневной социально-культурной деятельности. Гражданская позиция нуждается в выражении, которое проявляется в повседневном социальном поведении и деятельности индивида.
Личность всегда каким-либо образом выражает свою гражданскую позицию. В высокой степени политизированный человек с активной гражданской позицией реализует ее принятыми в обществе и подходящими ему по темпераменту и характеру способами: это разговоры о политике в кругу друзей, внимание к этим вопросам в прессе, митинги, демонстрации, участие в пикетах, забастовках, профсоюзная деятельность, публикации в периодической печати, участие в выборах, самовыдвижение в политические структуры и т. д., а его антипод сторонится всего этого, переключая программы телевидения, если речь заходит о политике или общественной проблематике, игнорируя выборы, акции протеста и не подписываясь ни под какими призывами, ни протестного, ни ортодоксального толка. В разном поведении людей проявляются их различные гражданские позиции. А этим подчеркивается то, что гражданская позиция неотделима от гражданского поведения. Они существуют в неразрывном диалектическом единстве. При этом гражданское поведение личности или социальной группы в зависимости от различных обстоятельств эволюционирует таким же образом, как и их гражданская позиция.
Изучение гражданского поведения позволяет диагностировать состояние гражданской культуры в обществе, выделить ее основные типы.
Обобщение сложившихся в конце XX века концепций позволяет утверждать, что гражданская культура - дискретное явление, воплощающееся в многообразных по форме и содержанию типах: системах норм, ценностей, целей, стандартов, обычаев, образцов, технологий, регулирующих взаимоотношения индивида или социальной группы с обществом и властью и зафиксированных в виде социально-психологических стереотипов. Носителем определенного типа гражданской культуры, соответственно, может являться и личность, и социальная группа, и социум в целом. Сфера гражданского ограничивается общественно-личными отношениями, в которых важнейшая роль отводится взаимоотношениям носителя и власти, осуществляющимися в соответствии с политическим устройством данного общества. Структуру гражданской культуры составляют гражданское самосознание, гражданская позиция и гражданское поведение, располагающиеся по вертикали причинно-следственных связей: гражданское самосознание определяет гражданскую позицию, гражданская позиция - гражданское поведение. Процесс изменения содержания этих элементов в индивидуальном и массовом сознании является частью происходящего в обществе процесса социально-культурных изменений.
Формирование культуры - явление многогранное. Оно решает широчайший круг задач - от приучения новорожденного к основам человеческого поведения и владения речью до формирования эстетического отношения к действительности и умения жить по законам красоты. Но сердцевину этого процесса составляет процесс формирования мировоззрения как совокупности философских, экономических, социально-политических, этических и других взглядов и представлений, выражающих общие стороны явлений действительности и определяющих общий подход к их истолкованию.
Важнейшей производной мировоззренческой позиции, детерминирующей гражданские качества личности, выступает политическая культура как синтез идейных убеждений, политических знаний и организаторских умений и навыков, которые обеспечивают возможность эффективно выполнять социально-политические функции.
Значимость политической культуры и настоятельная необходимость ее формирования с исключительной наглядностью проявилась в российском обществе в 90-е годы XX века, когда из-за недостатка этой культуры огромное число руководителей - от депутатов Государственной думы Федерального собрания до членов региональных, муниципальных и иных органов власти - оказались неспособными выполнять свои функции, допустили непоправимые ошибки, дискредитировали власть в глазах народа, не только не устранили, но и усугубили возникший в стране экономический, политический и духовный кризис.
Политическая культура предполагает единство взглядов, убеждений и действий, а это, в свою очередь, детерминирует органичную взаимосвязь информационно-просветительного воздействия, обеспечивающего формирование глубоких и осознанных политических знаний, с вовлечением людей в систему социально-культурной и социально-политической деятельности, в процессе которой знания преобразуются в убеждения, в нормы и принципы поведения. Исходя из этого, включение личности в мир политической культуры должно носить актуальный характер, удовлетворять требованиям системного подхода, учитывать специфику аналогичной деятельности других социальных институтов, способствовать проявлению и дальнейшему развитию политической активности разных групп населения.
Опыт работы передовых учреждений социально-культурной сферы опровергает бытующее мнение о том, что здесь нельзя реализовать систему знаний, что их информация носит фрагментарный характер, а восприятие аудиторией теоретических положений представляется неэффективным в силу того, что в условиях свободного времени невозможно добиться произвольного внимания.
Поведение людей во внерабочее время нельзя детерминировать чувством профессионального долга или служебной субординацией, но именно в свободное время проявляется особый эффект восприятия информации, основанный на осознании того, что она никем не навязана, что это результат свободного, индивидуального выбора, главное в котором -удовлетворение и дальнейшее развитие интересов и духовных потребностей личности.
Политическое просвещение средствами социально-культурной деятельности строится на органичном соединении информационно-логического и эмоционально-образного воздействия, на использовании выразительных средств литературы и искусства. Все эти факторы способствуют повышению качества информации, созданию психолого-педагогических условий формирования в сознании людей четких представлений о закономерностях общественного развития.
Разносторонняя социально-культурная деятельность по формированию политической культуры личности дает основание сделать вывод, что в современных условиях, когда комплексный подход к организации духовной жизни вышел за пределы собственно педагогической сферы и стал методологической основой культурной политики, она может и должна рассматриваться как неотъемлемая часть единой системы развития культуры, эффективность которой находится в прямой зависимости от того, насколько:
органично она взаимосвязана с другими компонентами идейно-эмоционального воздействия на человека, сохраняя при этом неповторимость специфических средств и методов прикладной культурологии;
дифференцировано, систематично и последовательно пропаганда социально-политических знаний дополняется включением личности в различные виды общественно-творческой деятельности, в процессе которой эти знания преобразуются в политические убеждения, в нормы и принципы повседневной деятельности;
эта работа дополняет, обновляет и углубляет знания, умения и навыки, приобретенные в ученических, студенческих и производственных коллективах, семье, общественных организациях; способствует синтезированию и правильному пониманию фрагментарной информации, почерпнутой из различных источников массовой коммуникации;
она расширяет объективные возможности социального самоутверждения, стимулирует развитие общественно-политической и трудовой активности, помогает человеку осознать и проявить себя субъектом культуры и социального творчества.
Становление того или иного вида культуры всегда детерминировано определенным уровнем общественного развития, актуализируется особенностями социально-культурной ситуации и диктуемыми ею требованиями. В современных условиях перехода к рыночным отношениям и экономике, основанной на многообразии видов собственности, принципиальное значение приобретает экономическая культура как совокупность знаний, умений и навыков в области теории и практики, позволяющих правильно оценивать экономические явления и процессы и эффективно осуществлять экономическую деятельность.
Условиями эффективного функционирования рыночного механизма в настоящее время являются: свобода экономической деятельности хозяйствующих субъектов и их ответственность за итоги своей деятельности; свободное ценообразование, основывающееся на сбалансированности спроса и предложений; конкуренция товаропроизводителей; минимальное прямое участие государства в хозяйственной деятельности; учет национальными производителями достижений и требований сложившейся системы мировой экономики. Но главным и непреложным условием, которое может обеспечить формирование и функционирование цивилизованного рынка, внедрение менеджмента в разных областях производства и потребления, осуществление маркетинговой стратегии и реализацию принципов разумного хозяйствования во всех сферах жизнедеятельности, должна стать экономическая культура каждого гражданина, каждого члена общества, независимо от того, руководит ли он предприятием, фирмой, учреждением, или потребляет товарные ценности.
Рынок - это не только свобода производственной и коммерческой деятельности в сочетании с рациональной налоговой системой, но и умение предпринимателей и потребителей экономически грамотно и психологически верно включиться в рыночные отношения. А это умение достигается начинающимся в детстве и длящимся практически всю жизнь постижением основ экономической культуры.
Методика экономического воспитания по сути идентична методике формирования любого другого вида культуры. Она включает в себя информационно-просветительное воздействие, обеспечивающее раскрытие основных категорий и принципов современной экономики, и систему вовлечения индивида в социально-экономическую практику, способствующую преобразованию экономических знаний в соответствующие убеждения. Однако сложность, многообразие и динамичность экономической жизни диктуют необходимость дифференцировать этот процесс, вычленить понятия, доступные пониманию детей и подростков; определить содержание экономического всеобуча, которым должны быть охвачены все граждане страны; наконец, обосновать тот объем экономической теории и методики, который обязаны освоить лица, решающие проблемы экономики на профессиональном уровне.
Для Российской Федерации, строящей правовое государство, сегодня чрезвычайно важно преодолеть правовой нигилизм и правовую малограмотность большинства ее населения. Решение этой задачи связано с разработкой и принятием законодательных актов, которые детерминировали бы юридический базис социально-экономических реформ и защиту прав человека как высшей ценности общества. Но не менее важно привести образ жизни людей в соответствие с этими требованиями, а это, в свою очередь, диктует необходимость сформировать в каждом гражданине правовую культуру как уровень правосознания и законопослушности, предопределяющий осознанность правовых отношений и эффективность реализации человеком своих гражданских прав и обязанностей.
Не менее актуальна и задача привития людям экологической культуры как совокупности знаний, умений и навыков, обуславливающих способность человека или социальной общности обеспечивать оптимальные отношения с природой, сохранение культурной среды и культурного наследия. С экологической культурой тесно переплетается такое комплексное понятие, как психологическая культура, которое включает в себя знания человека об основных факторах и законах развития его внутреннего мира, способах и приемах саморегуляции, лежащих в основе психического здоровья личности.
В широком спектре отношений человека с природной и культурной средой существенное значение приобретает культура быта, т. е. уклад повседневной жизни, предопределенный нравственно-эстетическими и эколого-гигиеническими принципами удовлетворения материальных потребностей (пища, одежда, жилище, поддержание здоровья) и потребностей в освоении духовных благ (общение, информация, отдых, развлечение, физкультура, спорт и другие формы досуга). Однако особую, в полной мере исключительную роль в личности как субъекте культуры играет эстетическая культура, отражающая потребность и способность индивида строить труд, быт, досуг, деловые и межличностные отношения по законам красоты.
И наука, и социально-культурная практика свидетельствуют, что утверждение эстетического отношения к действительности пронизывает всю человеческую жизнь. Оно не может быть ограничено рабочим, учебным или свободным временем, оно, наконец, не может быть прерогативой только семьи, только учебного заведения, только трудового коллектива или иной сферы жизнедеятельности.
Характер эстетического воспитания наиболее адекватен принципам комплексного подхода ко всему делу воспитания, который, в свою очередь, диктует необходимость добиться единства действий всех общественных институтов в распространении конструктивного педагогического влияния на сферу труда, познания, общественно-политической жизни, быта и досуга людей.
С особой актуальностью сегодня встала проблема эстетического воспитания подрастающего поколения, и в первую очередь подростков, что обусловлено рядом объективных факторов, среди которых важную роль играет проявляющееся в последней трети XX века нарушение единства формирования различных компонентов личности.
Сегодня дети к 12 - 13 годам достигают основ физиологической зрелости, уже в 1-ом классе способны успешно осваивать обобщенные алгебраические понятия, однако общество не смогло еще выработать методы одновременного ускорения социального самоутверждения и, что особенно важно, нравственно-эстетического освоения мира.
Развитие эстетических чувств, потребностей, интересов, вкусов, а также навыков эстетической деятельности детей происходит в семье, школе, учреждениях культуры, а значит, успех всего дела эстетического воспитания находится в прямой зависимости от единства действий всех этих социальных институтов, от способности каждого из них найти свое неповторимое место в единой системе воспитания. Однако в современной практике можно констатировать рассогласование деятельности семьи, школы и учреждений культуры в рамках внешкольного эстетического воспитания подростков и острую потребность преодолеть это противоречие.
Фундаментом внешкольного воспитания детей является школа, определяющая содержание и основные направления деятельности всех других звеньев внешкольного воспитания, в том числе и эстетического. Типичная ошибка многих теоретиков и особенно практиков социально-культурной деятельности состоит в том, что они подчас не видят этого фундамента, генетической связи учреждений культуры и школы, что сказывается на сужении сферы воспитательного влияния домов творчества юных, парков культуры и отдыха, театров, концертно-зрелищных учреждений, библиотек, кинотеатров, музеев, домов и дворцов культуры на учащуюся молодежь. В то же время многие педагоги не используют возможности дополнения школьных форм воспитания внешкольными, в первую очередь культурно-просветительными.
Важнейшими условиями успеха эстетического воспитания подрастающего поколения являются сегодня системность и комплексность педагогических воздействий, планомерное осуществление задач формирования эстетической культуры всеми доступными средствами, во всех звеньях учебно-воспитательного процесса, тесная связь эстетического воспитания с нравственным, экономическим, политическим, правовым, экологическим, физическим воспитанием.
Включаясь в единую систему эстетического воспитания молодежи, социально-культурная деятельность призвана:
усилить мировоззренческий аспект учебной и внеурочной работы по формированию эстетического отношения к действительности и искусству;
расширить рамки пропаганды музыки, изобразительного и других видов искусства;
систематически приобщать школьников к лучшим образцам искусства, в особенности современного;
шире практиковать действенные формы приобщения к прекрасному, развивать творческие способности, воспитывать активную эстетическую позицию;
пропагандировать эстетические и педагогические знания среди родителей учащихся.
Если в части школьников, учащихся профессиональных училищ или студентов социально-культурная деятельность может опереться на учебный процесс, в той или иной мере решающий задачи формирования эстетических знаний и художественной культуры, то в отношении трудящихся этой опоры практически нет. Более того, ряд поколений людей, выросшие в период Великой Отечественной войны или иное сложное время, в детские годы не получили элементарных эстетических знаний, ощущая этот пробел и в сфере производства, и при выполнении родительских функций.
В этой ситуации включение социально-культурной деятельности в систему эстетического воспитания и такой ее компонент, как непрерывное просвещение разных групп населения, органично связано с решением одной из кардинальных задач воспитания - формированием у людей социально значимых духовно-эстетических интересов и потребностей.
Ныне, когда человечество последовательно вовлекается в формирующееся информационное общество XXI века, с особой силой проявляется закон возвышения потребностей, исходящий из того, что внедрение высоких технологий и расширение инфраструктуры социально-культурной сферы, усложнение производства детерминируют и соответствующее развитие материальных и духовных потребностей людей.
Категория "потребность" охватывает широкий круг физиологических, психических, социально-психологических, философских, экономических, этических и эстетических явлений. Она неотделима от понятий "интерес", "мотив", "установка", "цель". При этом потребность выступает здесь как первооснова, предопределяющая правильное восприятие и интересов, и целевых установок, и мотивов деятельности людей.
Наиболее близки друг к другу понятия "потребность" и "интерес", но в то же время они различны. И потребность, и интересы выступают побудителями активности личности, определяются ее объективным положением в системе социальных отношений, реальными условиями ее жизнедеятельности. Но при всей близости указанных категорий необходимо подчеркнуть и определенные различия между ними.
Понятие "потребность" по объему значительно шире, охватывая как биологические, так и социальные факторы. Потребности, - подчеркивал К. Маркс, - могут быть "естественными", "физическими", "интеллектуальными", "социальными"102. Интерес же свойственен только человеку.
"Всякий интерес, - писал И. Кант, - предполагает потребность или порождает ее..."103. Интерес является одним из этапов развития потребности, осознанной формой ее проявления.
Потребности по своему характеру устойчивы, а интересы более разнообразны и подвижны.
Обоснованию роли и места социально-культурной деятельности в системе формирования культуры личности способствует осуществленный Г. И. Щукиной анализ специфики познавательных интересов104. Познавательный интерес, подчеркивает автор, представляет собой избирательную направленность личности на предметы и явления окружающей действительности. Он выступает как цель воспитания и развития личности, как мотив усвоения определенных духовных ценностей. Формирование познавательного интереса происходит двумя путями: самим содержанием просвещения и определенной организацией познавательной деятельности объекта воспитания.
Эстетическая потребность утверждается на фундаменте знаний в процессе просвещения и воспитания. Следующая ступень развития эстетической потребности тесно связана с мотивами, в которых выражается направленность действий человека для их удовлетворения.
Разработка категории эстетической деятельности в прикладной культурологии, по существу, находится еще в начальной стадии. Многие авторы при анализе структуры эстетической деятельности ограничиваются исследованием художественного творчества. Между тем, эстетическая деятельность - это не только и не столько художественное творчество. Как справедливо констатирует А. К. Уледов: "Эстетическая деятельность вносит элемент творчества во все сферы общественной жизни и связана с преобразованием предметной среды - природной и общественной"105.
Генетический анализ эстетического отношения человека в системе общественной практики позволил Л. И. Новиковой выделить следующие виды эстетической деятельности106:
1. Эстетическая деятельность в системе материальной культуры (прежде всего ремесло и народная архитектура).
2. Обрядовый и игровой фольклор, воспроизводящий бытовые и производственные отношения.
3. Устный фольклор.
4. Искусство как особый социально-исторический вид эстетической деятельности.
Прикладная культурология исходит из того, что ни одна из духовных потребностей не будет успешно реализована, если она не включает в себя элемент эстетического отношения к действительности. В силу этого эстетическая потребность по природе своей носит универсальный характер и самым тесным образом связана с другими духовными потребностями.
Так, проявление эстетических моментов в трудовой деятельности связано с эстетическим восприятием, наслаждением самим трудом и его результатом. В процессе преобразовательной деятельности через труд складывается, реализуется и развивается познавательная потребность, окрашенная эстетическим отношением к действительности и искусству.
Эстетические отношения закрепляются в общении, в рамках которого индивиды физически и духовно творят друг друга. В этих условиях общение выступает и как механизм воспитательного процесса и как средство удовлетворения эстетической потребности.
В понятии "потребность" заложено и нравственное начало, ибо интеллектуальные и социальные потребности имеют границы лишь морального свойства. Неуемное потребительство, преобладание материальных над духовными потребностями приводит к уродливым, чуждым здоровому обществу явлениям. Мир материальных благ всегда был пробным камнем, испытывающим уровень эстетической культуры и нравственности человека. Страсть к накопительству, беспредельное поклонение вещам приводит к деградации духовных ценностей - любви, счастья, радости творческого труда.
Таким образом, области эстетического и морального в структуре духовных потребностей личности не совпадают, а пересекаются и взаимодействуют друг с другом. И эстетическая, и нравственная потребности имеют единые истоки: труд, познание и общение. Обе потребности носят оценочный характер, уровень их развития определяется практикой, отношением людей в процессе производства и в сфере свободного времени.
Развитие человека невозможно без совершенствования его эстетических чувств. Именно эстетические чувства в процессе преобразовательной деятельности, удовлетворения материальных и духовных потребностей дали возможность индивиду раскрыть свои сущностные силы, стать человеком, творцом.
Сущность эстетических чувств невозможно понять вне связи с такой эстетической категорией, как эстетический вкус. Высоко развитое эстетическое чувство является необходимой предпосылкой хорошего эстетического вкуса. "Мера вкуса, которой обладает человек, зависит от чувствительности, которой он наделен", - писал Ж.-Ж. Руссо107.
И. Кант характеризует вкус как "... способность судить о о прекрасном"108. В этом кратком определении есть рациональное зерно, ибо только человеку с хорошо развитым эстетическим вкусом доступно полное понимание, переживание и оценка прекрасного.
Эстетический вкус - это способность самостоятельной оценки эстетически значимых явлений действительности и искусства, которая выступает в диалектическом единстве как условие, процесс и результат деятельности человека. Он может проявляться как результат и в то же время условие для его дальнейшего развития на еще более высоком уровне. Эстетический вкус формируется в течение всей жизни человека в труде, в быту, в художественном творчестве, в процессе образования и воспитания.
Понять характер эстетического вкуса невозможно без соотношения его с эстетическим идеалом, ибо в эстетическом вкусе находит свое отражение определенная ориентация личности, ее целевая программа, то есть идеал. Эстетический идеал складывается в определенных исторических условиях на основе общественной практики Он отражает противоречивость, сложность и подвижность эстетической потребности. Иными словами, эстетический идеал формируется на основе развития эстетической потребности, которая и является внутренним условием существования идеала. Стремление человека изменить, переделать мир по законам красоты сопряжено с его активностью, детерминантом которой является потребность.
Становление и развитие эстетической потребности происходит в двух взаимосвязанных между собой формах человеческой деятельности - в восприятии и художественном творчестве. В первом случае имеется в виду эстетическое созерцание природы и предметов материально-преобразовательной деятельности человека. Второе, включая в себя первое, обусловлено становлением и развитием художественной потребности как особой формы проявления потребности эстетической, то есть возникновением самостоятельного вида духовного производства - искусства.
Эстетическое восприятие дополняется прошлым опытом личности, и потому оно всегда осмысленно, включает в себя момент обобщения предметов, их свойств и отношений. Восприятие - это мыслящее созерцание. И прежде всего это ассоциативный процесс, который включает в себя момент сопереживания и в какой-то степени сотворчества, опосредованный с одной стороны характером художественного произведения, а с другой - жизненным и эстетическим опытом человека. И, разумеется, интенсивность и глубина сопереживания определяется широтой художественных знаний, уровнем образования.
Как целостное образование духовного мира человека эстетическая потребность универсальна по своему содержанию. Это та область эстетического сознания, для которой характерно эмоционально-образное отражение действительности и искусства, которая глубоко характеризует эстетическое сознание человека и выступает основанием эстетических чувств, вкуса и идеала, играя роль систематизирующего, ведущего, организующего фактора в его структуре.
Ощущение, восприятие, представление, память, мышление, воображение и волевые процессы являются механизмами развития эстетической потребности в структуре эстетического сознания индивида. Они могут и должны последовательно развиваться и совершенствоваться. Решению этой задачи призвана способствовать социально-культурная практика.
Специфика эстетического воспитания проявляется в том, что оно призвано не только развивать художественно-эмоциональную сферу человека, но и совершенствовать его нравственно, интеллектуально и физически.
Общее образование, вооружая человека системой знаний, умений и навыков, формирует мировоззрение, развивает познавательный интерес. Последний является своего рода поисковым ориентиром, побуждая следить за произведениями того или иного автора, той или иной проблематики, за творчеством исполнителей, художников, режиссеров. Гуманитарное образование, полученное в общеобразовательной школе, позволяет зрителю, читателю, слушателю представить эпоху создания произведения, лучше понять его замысел, художественную идею, определить созвучность своему времени.
Повышение общеобразовательного уровня является важной, но не единственной предпосылкой осуществления массового художественного воспитания. Значительное место в этом процессе принадлежит повышению эстетического эффекта современного производства. Люди, усваивающие основы труда, встречаются на производстве с промышленной эстетикой, дизайном. Налицо диалектическая связь: характер современного производства диктует необходимость с детских лет формировать творческие потенции личности; искусство же стимулирует развитие воображения и творческой мысли.
Следующей предпосылкой расширения и совершенствования художественного воспитания масс является развитие средств массовой коммуникации, обеспечивающих широчайшую доступность художественной информации. Сегодня практически каждая семья может иметь телевизор, радиоприемник, магнитофон, музыкальный центр, домашнюю библиотеку, фонотеку, завтра она пополнится компьютером и другими средствами информации XXI века, однако повышение общеобразовательного уровня, насыщение быта предметной стороной художественной культуры само по себе автоматически не поднимает уровень художественного развития человека.
Сила искусства заключается в его способности вовлекать аудиторию в выработку эстетических идей и заставлять читателя, зрителя, слушателя интериоризировать художественные идеи в личной форме. Искусство для вступающего в жизнь поколения становится своеобразной "машиной времени", ибо оно позволяет человеку, ограниченному в пространственном и временном отношениях, преодолевать границы бытия, значительно расширять жизненный опыт.
Эффективность художественного воспитания во многом определяется сочетанием знаний об искусстве с включением в эстетическую деятельность. При этом последняя может быть "читательской", "литературоведческой", "критической", "собственно литературной деятельностью" и т. д.
Таким образом, структура художественного воспитания включает в себя восприятие искусства, усвоение знаний об искусстве, овладение художественными умениями и навыками.
Общее художественное образование начинается с раннего детства (с отдельных его элементов в программе воспитания детей в детских дошкольных учреждениях) и продолжается в его различных формах и видах всю жизнь. На школьном этапе элементы художественного образования включены в учебную программу. В зрелом возрасте повышение уровня художественной культуры связано с системой непрерывного эстетического просвещения. Последнее, в свою очередь, порождает потребность в профессиональном или самодеятельном художественном творчестве.
Воспитательный потенциал самодеятельного художественного творчества проявляется в том, что посредством этой формы духовной жизни осуществляется широкая пропаганда искусства, что она способствует удовлетворению эстетических интересов и потребностей ее участников, дает возможность проявить себя творцом художественных ценностей и организатором социально-культурной деятельности.
Эстетическая ценность художественной самодеятельности, ее притягательная сила в том, что она интегрирует в себе массовое социально-культурное движение, художественное явление, фактор непрерывного художественного образования, сферу духовно богатого досугового общения, средство рационального, активного отдыха и форму проявления творческой активности.
Эстетическое воспитание средствами самодеятельного художественного творчества может приобретать различные формы - от класса баяна или фортепиано, где человек овладевает основами игры на том или ином инструменте, до народного театра, самодеятельной студии или клуба любителей искусства, решающих достаточно сложные и социально значимые задачи. Но в любом объединении самодеятельного художественного творчества должно обеспечиваться:
вовлечение людей в процесс непрерывного художественного просвещения;
включение личности в создание ценностей художественной культуры;
утверждение духовно насыщенных форм досугового общения и отдыха;
последовательное формирование эстетических чувств, эстетических вкусов, эстетических идеалов;
всестороннее стимулирование социально-культурной активности.

ГЛАВА III
РЕАЛИЗАЦИЯ КУЛЬТУРОСОЗИДАЮЩЕГО ПОТЕНЦИАЛА
ВЕДУЩИХ ОБЛАСТЕЙ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧЕЛОВЕКА

3.1. Общекультурное развитие личности
в профессионально-трудовой сфере

Анализ тенденций развития производственных отношений свидетельствует о том, что в XXI веке они будут существенно отличаться от предшествующего столетия. И главное в этом отличии будет отражать не только и не столько новизна их научно-технической и технологической базы, сколько принципиально иной общекультурный уровень специалиста.
В промышленном производстве, в сельском хозяйстве, строительстве, на транспорте, в здравоохранении, бытовом обслуживании, в любой другой сфере профессиональной деятельности компетентность специалиста ныне предопределяется не только владением конкретными технологиями, но и таким уровнем внутренней культуры, который обеспечивает гарантии профессиональной экологии, исключающей повторение Чернобыля или иной человеческой катастрофы, вызванной противоречием между безграничными возможностями современной техники и недостаточным уровнем культуры обслуживающих ее людей.
С целью определения путей преодоления этого противоречия автор в конце 70-х годов возглавил комплексное теоретико-эмпирическое исследование, которое сконцентрировалось на выявлении:
* требований научно-технического прогресса к общекультурным качествам специалиста постиндустриального общества;
* объективных возможностей воздействия современной профессионально-трудовой деятельности на формирование гражданских и нравственно-эстетических качеств личности специалиста;
* оптимальных условий реализации этих требований и возможностей средствами культурно-просветительной, спортивно-оздоровительной и иных форм социально-культурной деятельности.
В исследовательский коллектив вошли Г.А.Акопян, А.М.Буравлев, В.В.Водопьянова, А.А.Зотиков, Н.Х.Камалова, П.М.Курячий, Л.П.Подоба, Ш.З.Санатулов, которые, следуя разработанной автором единой методологии и методике научного поиска, осуществили разработку одного или нескольких аспектов изучаемой проблемы, приняли участие в организации широкого формирующего социального эксперимента и анализе его эффективности, результаты которого были представлены в научных публикациях и диссертациях109.
Методология исследования строилась на синтезе философско-культурологических (М.Вебер, П.С.Гуревич, Б.С.Ерасов, С.Н.Иконникова, М.С.Каган, Э.Кассирер, Э.В.Соколов, Л.Уайт, А.Я.Флиер и др.) и психолого-педагогических (Б.Г.Ананьев, Ю.К.Бабанский, Л.С.Выготский, Б.С.Гершунский, Е.А.Климов, А.Н.Леонтьев, Н.Д.Никандров, С.Л.Рубинштейн, Д.Б.Эльконин и др.) концепций; на принципах органичной взаимосвязи профессионально-трудовой деятельности и общекультурного развития (С.Я.Батышев, А.П.Беляева, С.Г.Вершловский, А.М.Новиков, П.С.Хейфец и др.). Преодолению проявлявших себя в 20-80-е годы XX века стереотипов неадекватного восприятия зарубежного опыта способствовало обобщение трудов западноевропейских, американских и японских ученых (Д.Блок, С. де-Виндт, Ш.Генри, С.Гликман, Р.Дейв, А.Корлози, Л.Колберг, А.Кролли, Д.Либерман, Л.Миллер, В.Перри, А.Пэн, С.Судзуки, Р.Тамаширо, Р.Хант, Л.Шрейдер, К.Т.Элсдон и др.), которые достаточно широко отразили влияние высоких технологий, компьютеризации производства и других аспектов научно-технического прогресса на формирование потребности специалиста в непрерывном повышении уровня своего профессионального мастерства и общекультурного развития.
Принципиальное значение для методологии исследования приобрела концепция Дж.Левинджера о единстве морального, когнитивного и социального в личности, проявляющем себя в любой сфере профессионально-трудовой деятельности. Дополненная положением об опережающем развитии культуры как условии оперативного и успешного восприятия новой техники и новых технологий, она позволила реализовать принцип целостного подхода к специалисту XXI века, удовлетворить требования научно-технического прогресса к личностным качествам его субъектов.
Гипотеза исследования строилась на том, что профессиональная компетентность специалиста информационного общества не может ограничиваться владением компьютерной техникой или высокими технологиями. Не в меньшей мере ее должны характеризовать осознанное отношение к себе и окружающим; толерантность, креативность и поведенческая гибкость; способность видеть прекрасное в природе, обществе, семье, в труде, познании, досуге и общении; в умении строить свой мир по законам красоты, проявлять избирательное отношение к потокам социальной информации, находить границы между культурой и псевдокультурой, развивать свои эстетические способности, активно участвовать в социально-культурном творчестве.
Сверхзадачу профессионально-трудовой сферы мы видели в создании соответствующих условий для разностороннего общекультурного развития специалиста, независимо от возраста, пола, национальной принадлежности, базового образования, но с обязательным учетом его индивидуальных способностей, наклонностей, дарований, интересов, ценностных установок.
Вопросы общекультурного развития личности в процессе ее социализации и, в частности, проблемы культуры профессионально-трудовой деятельности длительное время представляются приоритетными для философии, социологии, социальной психологии, педагогики, а ныне и прикладной культурологии. Крупнейший деятель русской педагогики конца XIX - начала XX века П.Ф.Каптерев очень точно заметил, что "основу основ передачи подрастающему поколению социального опыта составляет общекультурное развитие индивида"110. А классик американской философии и педагогики Дж.Дьюи конкретизировал эту мысль, подчеркнув, что "общекультурное развитие - это ведущее средство социализации личности, в рамках которого обеспечивается равновесие и гармония между индивидом и средой и, в частности, между человеком и его профессиональной деятельностью"111.
Новая социально-экономическая ситуация и новые требования к культуре труда и общественных отношений предопределили необходимость пересмотреть принципы изначальной подготовки человека к профессионально-трудовой деятельности, обновить систему общего и базового профессионального образования, обусловили гуманизацию учебных планов средней и высшей школы. Во всех вузах, включая технические учебные заведения, с начала 90-х годов введен курс культурологии; в школах, профессиональных училищах, лицеях, гимназиях значительно расширен гуманитарно-эстетический цикл.
Усложнение отношений "человек - природа", "человек - техника", "человек - научно-техническая информация" и всей социально-экономической и духовной жизни общества детерминировали значительное повышение требований к интеллектуальной, политической, экономической, технической, правовой, экологической, нравственной, эстетической и физической культуре специалиста. Совокупность ценностно-ориентированных общекультурных знаний, умений и навыков и постоянной потребности интенсивного освоения актуальной культуры в сочетании с социально-культурной активностью представляется сегодня не просто желательным, а непреложным профессиональным качеством специалиста любой сферы профессионально-трудовой деятельности. Это, в свою очередь, предопределяет необходимость определенной перестройки первичного, базового образования, всей системы непрерывного (или в терминологии западноевропейских и американских ученых - неформального) образования, равно как и иных форм подготовки человека к выполнению профессиональных функций. Глубина осознания и усвоения инновационных методов и прогрессивных технологий современного производства и сферы обслуживания находится в прямой зависимости от культурного кругозора специалиста, и решать эти задачи возможно посредством последовательного расширения этого кругозора.
Отечественная и мировая наука ныне едины в принципиальной позиции, исходящей из того, что ведущей проблемой приведения личностных качеств специалиста в соответствие с новыми требованиями выступает проблема соотношения саморазвития и профессиональной деятельности, стержнем которой, в свою очередь, является диалектическое единство профессионального мастерства и общекультурного развития.
Важнейшую роль в разрешении этой проблемы играет система непрерывного образования как комплекс государственных и негосударственных образовательных и культурно-просветительных учреждений, которые обеспечивают организационное и содержательное единство и преемственную взаимосвязь всех звеньев, совместно решающих задачи общегуманитарной, естественнонаучной, социально-экономической, политехнической, нравственно-эстетической и профессиональной подготовки каждого человека с учетом актуальных и перспективных общественных потребностей и длящегося всю жизнь индивидуального стремления личности к самообразованию и самосовершенствованию.
Для специалистов, занятых в разных областях профессионально-трудовой деятельности, общекультурное развитие связано не с широким понятием культуры как совокупности созданных и создаваемых ценностей человечества, а с актуальной культурой, т.е. той частью культуры общества, которая находится в повседневном функционировании и включает в себя минимум необходимых самодеятельной части населения социально-политических, культурологических, естественнонаучных и технических знаний, умений и навыков.
Исходя из этого, прикладная культурология призвана решать триединую задачу:
* стимулировать потребность специалиста в деятельности по потреблению и воспроизводству ценностей актуальной культуры (от культуры труда до художественно-эстетической культуры);
* формировать знания, умения и навыки социально-культурной деятельности;
* вовлечь специалиста в реальное социально-культурное творчество.
Разносторонний анализ тенденций развития общественного производства конца XX века; учет специфики различных форм профессионально-трудовой деятельности - от добычи полезных ископаемых и создания космических станций до выполнения функций шофера, продавца, врача, учителя, милиционера или секретаря-референта; обобщение профессиограмм, квалификационных характеристик и иных документов, определяющих социальные и профессиональные требования к современным специалистам разного профиля; изучение результатов прогностических исследований, пытающихся выявить особенности производственных отношений формирующегося информационного общества, позволили сформулировать общекультурные качества, которые в одинаковой мере необходимы специалисту любой сферы профессиональной деятельности.
К ним, в частности, относятся умения:
* проявлять интерес и постоянно следить за явлениями и процессами духовной жизни;
* эффективно использовать традиционные (чтение, радио, театр, выставки и т.д.) и новые (видеопрокат, Интернет и т.д.) средства информации, проявлять дифференцированное отношение к ней;
* осуществлять художественно-нравственную оценку явлений искусства, различных форм социально-культурного творчества;
* вести диалог с людьми, конструировать социально значимые контакты, обеспечивать культуру общения;
* осуществлять нравственно-эмоциональное воздействие на окружающих средствами искусства, живого слова и наглядности;
* прогнозировать, планировать и осуществлять воспитательное воздействие на окружающих.
Для успешной работы с людьми современный специалист, освоивший основы социально-культурной деятельности, должен владеть навыками:
* изучения и учета интересов и потребностей разных групп населения (основы поисково-социологического мастерства);
* культурно-организаторской деятельности; экономического, правового, методического и организационного обеспечения функционирования социальных общностей разных типов (основы менеджерского мастерства);
* информационно-просветительной, зрелищно-познавательной и художественно-массовой работы (основы ораторского, просветительского, художественно-пропагандистского мастерства);
* самореализации своих творческих потенций и создания условий для проявления творчества коллег по профессионально-трудовой деятельности (основы психолого-педагогического мастерства);
* разработки и осуществления целевых социально-культурных программ (основы перспективно-формирующего мастерства).
Для этого он должен знать:
1. Принципы фундаментальной и прикладной культурологии, позволяющие использовать общие закономерности приобщения человека к культурному социуму;
2. Достижения и проблемы отечественной и мировой духовной культуры, чтобы уметь воздействовать на выбор, суждения, оценки личности, реализовывать принципы педагогической культурологии и педагогики сотворчества;
3. Критерии учета динамичных процессов социально-культурного творчества для осуществления художественно-критической оценки явлений духовной жизни.
Прикладную культурологию не может удовлетворить лишь констатация общекультурных знаний, умений и навыков современного специалиста. Не менее важно выявить их качественные параметры, определить мотивы социально-культурной деятельности, степень ее интенсивности, уровень проявляемой специалистом социальной активности.
С целью получения достоверной и репрезентативной картины, характеризующей общекультурное развитие специалистов разных форм профессионально-трудовой деятельности112, исследовательский коллектив сосредоточил свое внимание на анализе:
* количественных и качественных параметров, отражающих содержание и направленность их духовных интересов и потребностей, степень развития художественно-эстетических способностей, интенсивность участия в социально-культурной деятельности;
* исходной базы усвоения культуры и социально-культурного творчества (образование; наличие телевизора, компьютера, музыкального центра, музыкальных инструментов и других средств, обеспечивающих возможность культурной деятельности);
* качества потребляемых ценностей культуры, создаваемых и пропагандируемых результатов социально-культурного творчества;
* времени, приходящегося на индивидуальные и семейные формы потребления социальной информации и культурно-досуговое творчество;
* материальных затрат на создание индивидуальной или семейной инфраструктуры социально-культурной деятельности;
* соотношения объективных и субъективных факторов социально-культурной активности.
Исследование, безусловно, подтвердило исходную гипотезу и показало, что в современных условиях для специалиста материального и духовного производства, сферы обслуживания, области управления или любой иной формы профессионально-трудовой деятельности культура, общекультурное развитие, социально-культурная активность выступают не только в качестве личной ценности, но и как непреложная основа успешного выполнения своих служебных функций.
Культурный уровень как динамичное образование подвержен наибольшему воздействию на начальных стадиях формирования специалиста, тесно связанных с периодом профессионального и социального самоутверждения. Однако проблема роста общекультурных знаний, умений и навыков не теряет своей актуальности и на последующих стадиях, когда эрудиция личности и ее общая культура активно сказываются на качестве профессиональной деятельности, на характере деловых отношений, на способности оперативно осваивать новые технологии и эффективно откликаться на иные инновационные процессы.
Длительность исследования, длившегося двадцать лет, не позволила в полной мере сохранить взаимосвязь всех его элементов (тем более что на протяжении этих лет обновлялся состав исследовательской группы). Однако это негативное обстоятельство дало возможность достаточно наглядно увидеть, как даже за такое с точки зрения истории малое время под влиянием социального и научно-технического прогресса изменились требования общества к специалисту и требования специалиста к обществу.
В 1980-м году из 4,5 тысяч специалистов лишь 9 человек (0,2%) на первое место в повышении своего общекультурного уровня поставили задачи освоить компьютер. В 1998 году из такого же количества опрошенных 4320 человек (94%) указали на необходимость освоить компьютерную технику.
На начальном этапе исследования не более 12% опрошенных выражали желание усвоить английский язык, в конце 90-х годов этот показатель вырос до 78%. В этот же период появилось практически не встречавшееся в начале 80-х годов стремление заняться своим имиджем, эффектно представляться, вести деловые переговоры, непринужденно чувствовать себя на презентациях.
Особенностью деятельности современного специалиста является ее синтетический характер. Многие сочетают в своем труде, наряду с профессионально-технологическими, организаторские и управленческие, воспитательные и образовательные, пропагандистские и художественные, исследовательские и прикладные функции, осуществляющиеся в их неразрывном единстве. В конкретных видах деятельности и специфических ситуациях на первый план может выдвигаться та или иная функция или группа функций. При этом специфика общекультурного развития специалиста, в первую очередь, проявляется в его профессионально-трудовой деятельности, реализуя тем самым обоснованный в науке и практике деятельностный подход.
В философской и психологической литературе конца XX века реально развивались различные интерпретации деятельностного подхода. Все их многообразие условно можно представить в виде двух полярных позиций. Первая понимает деятельность как способ включения в общественную жизнь, вторая трактует деятельность как способ самореализации творческих потенций личности.
При первом способе деятельность существует как бы отдельно от личности. Сама личность подводится под существующие формы деятельности, которая оказывается конечной суммой наличных и внешних для личности социальных форм. При втором способе деятельность является неотделимой от личности, ее культуры, качества выполнения профессионально-трудовых функций, ее знаний, умений, навыков, многообразных форм самоутверждения в социальном мире. Деятельность здесь есть специфическая форма саморазвертывания личности, реализации ее творческих потенций.
При анализе проблем развития общекультурного уровня специалиста мы основывались на понимании деятельности именно как способа самореализации личности, ибо подлинная самореализация личности может быть только предметной. И предмет здесь рассматривается не как специфическая форма опредмечивания социальных отношений, а как посредник общения, деятельности, культуры, как специфическое "зеркало человеческой сущности".
Это тем более важно подчеркнуть, что зачастую под предметностью деятельности понимают чисто внешнюю сторону. Главным же смыслом и предметом деятельности является сама личность, ее общая культура и процесс ее развития. И не только в том плане, что она является основным результатом деятельности, но и - прежде всего - потому, что вне этого процесса не может быть реализована и та внешняя предметность, которая порождается деятельностью.
Сознательная организация определенных форм деятельности и отношений предполагает формирование у сложившихся специалистов ориентации на непрерывное образование, в рамках которого последний может и должен постоянно обогащать свой духовный багаж. Если стимулирование трудовой деятельности основывается на заинтересованности человека в результатах труда для удовлетворения прежде всего сегодняшних, "близлежащих" интересов, то стимулирование образования предполагает развитие и обогащение перспектив личности, способности поступиться текущими интересами ради перспективных.
Непреложным условием коренного совершенствования общекультурного развития специалистов в системе повышения квалификации представляется индивидуализация воздействия, ориентир на всестороннее развитие уникальных черт личности. Индивидуализация воспитательного влияния - это учет множества конкретных особенностей, присущих данной ситуации и данному человеку. Индивидуальность - совокупность тех свойств личности, которые придают ей неповторимое своеобразие и выявляются в особенностях ее образа мыслей, чувств и действий. Индивидуальность личности не сводится к биологическим или психологическим особенностям, хотя они все ее отличают. Индивидуальность показывает степень развития творческих сил, социальной инициативности, активности и своеобразие воздействия на окружающую действительность.
Индивидуальность выражается в той неповторимой психологической атмосфере, которая создается вокруг каждого человека в сфере труда, общественно-политической жизни, быта и, в первую очередь, досуга, когда человек чувствует себя максимально раскованным и свободным. Методология нашего исследования исходила из того, что личностный подход - это подход к человеку, с которым устанавливаются какие-либо объективные отношения именно как с целостной личностью, с учетом индивидуальной, функциональной и динамической структуры данного конкретного человека.
Сравнительный анализ сложившихся в России, странах Европы, США, Канаде и Японии направлений общекультурного развития специалистов разных форм профессионально-трудовой деятельности свидетельствует о том, что ведущим среди них остается непрерывное образование и такой ее компонент, как самообразование. Однако эту область духовной жизни правомерно рассматривать в рамках более широкого явления - непрерывного и разностороннего развития личности. Самообразование, равно как и вся система неформального непрерывного образования, - не самоцель, это лишь одно из средств последовательного и гармоничного развития в человеке его субъективности и целостности, стимулирования его интеллектуально-творческих потенций.
Характер производства, опирающегося на высокие технологии, специфика современной сферы обслуживания, особенности управленческой деятельности в правовом государстве, сложившиеся к началу XXI века производственные отношения предопределяют такие общекультурные требования к специалистам, которые формируют у последних мотивы непрерывного повышения уровня своих правовых, экономических и технологических знаний, владения компьютерной и иной техникой информационного общества, усвоение языков международного общения и навыков деловых отношений, отвечающих требованиям времени. Эти мотивы детерминируют установку на активное, творческое, проблемно-методологическое освоение культуры. И в этих условиях любые формы непрерывного образования - от соответствующих курсов или институтов до самообразования - не могут рассматриваться как внешние факторы, которые навязаны кем-то извне. Научно-технический и социальный прогресс порождает такую социально-культурную ситуацию, при которой любой аспект повышения общекультурного развития приобретает характер интериоризации специалистом ценностей культуры, становится субъектным, личностным фактором. Преимущества личностно ориентированной концепции повышения общекультурного уровня средствами непрерывного образования проявляются в том, что она не носит унифицированный характер, а исходит из тех противоречий социальной практики, преодоление которых является условием успеха профессионально-трудовой деятельности.
Если в XX веке личность рассматривалась через призму образования, то в XXI веке, наоборот, проблему образования необходимо рассматривать через призму личности, то есть через воспитание в человеке способности связывать качественно различные фрагменты социального и собственного опыта в органичную систему, в целостность, стержнем которой становится человек с его реальной потребностью идти в ногу с научно-техническим прогрессом и избирать формы повышения своей культуры в соответствии со своими способностями, наклонностями и объективными возможностями освоения этих ценностей. В силу этого субъектом непрерывного образования является личность, постоянно самоутверждающая себя в мире и самоформирующая свои профессионально-технологические и социально-культурные качества.
Обобщение совокупного опыта экономически развитых стран и анализ тенденций научно-технического прогресса позволяют прикладной культурологии придти к выводу, что концептуальные положения и вытекающие из них технологии непрерывного образования специалистов должны основываться на личностном подходе к формированию общекультурных качеств самодеятельного населения. Переосмысление содержания, методов обучения, характера совместной деятельности специалиста, повышающего свою квалификацию, и его преподавателя должно быть направлено на преодоление существующего отчуждения образования от личности. Образование должно рассматриваться как труд, как жизнь с личностным смыслом, основой которого выступает общекультурное развитие. Если игнорировать это положение, то непрерывность можно трактовать лишь внешним образом, как совокупность мероприятий, например, по повышению квалификации. Новый подход к непрерывному образованию специалистов разных сфер профессионально-трудовой деятельности совпадает с характером и природой их профессии, конкретного места в общественном производстве и иных сферах социальной жизни, дает установку и формирует готовность к проблемному видению реальности, к умению находить адекватные способы разрешения возникающих противоречий. Именно такое качественное обновление общекультурных знаний, умений и навыков требуется сегодня в условиях динамично изменяющейся социальной практики.
Принципиальная особенность современного этапа развития человечества состоит в том, что образование, становясь непрерывным, на определенном этапе теряет унифицированный и обязательный характер, дифференцируется в соответствии со спецификой профессионально-трудовой деятельности, превращаясь в личное дело каждого.
Характерной чертой нового этапа общекультурного развития специалистов любой сферы труда становится резкое увеличение разнообразия познавательных интересов и поисков возможностей их удовлетворения. Свидетельством этому могут служить многочисленные формы самообразования, платные курсы обучения, школы бизнеса. Специфика новых познавательных потребностей проявляется в том, что они конкретны, практичны, удовлетворяют актуальные интересы.
В системе первичного базового образования его содержание предопределяется традиционным представлением общества об объеме знаний, умений и навыков, которыми непреложно должно овладеть каждое вступающее в жизнь поколение. Заложенная в него информация об основах гуманитарных, естественно-математических и социально-экономических наук может отражать, а может и не отражать реально проявляемые обучающимися познавательные интересы, и тогда ее усвоение будет результатом осуществления принципа "не хочешь - заставим". Иная ситуация в условиях общекультурного развития специалистов, нашедших себя в той или иной форме профессионально-трудовой деятельности. Здесь исходная база обучения строится на осмысленном и совершенно конкретном интересе специалиста к определенной информации, объем которой последовательно расширяется и углубляется по мере усложнения научно-технического прогресса, повышения требований к сфере управления и обслуживания, осознания себя субъектом социального и профессионального творчества.
Профессиональная заинтересованность детерминирует познавательную активность, предопределяет мотивацию обучения, связывает процесс постижения новой информации с ожиданиями служебного роста и решения других личностно значимых проблем. И существенно важно, что эти ожидания связаны не с далеким будущим, а с самой реальной ближней перспективой, с повышением производственного разряда, должности, оплаты труда, с дальнейшим самоутверждением себя как субъекта созидательной деятельности.
Традиционная педагогика базового образования использует богатейший арсенал логического и эмоционального воздействия для того, чтобы сделать процесс обучения привлекательным и интересным, выработать соответствующие мотивы освоения знаний. В системе общекультурного развития как компонента повышения квалификации мотивация предопределена самим характером профессионально-трудовой деятельности. Решение задач, выступавших в школе или вузе как средства проверки знаний, здесь становится целью обучения, а усвоение знаний - средством их достижения. Непосредственное замыкание потребности в знаниях на результаты их применения позволяет преодолеть отчуждение специалиста, повышающего квалификацию, от учебного процесса, успех которого в значительной мере связан с внутренними мотивами расширения своего общекультурного кругозора.
Под воздействием научно-технического и социального прогресса концепция первичности общекультурного развития как фундамента личности гражданина и специалиста стала ныне приоритетной как в экономической, так и в образовательной политике. В рамках этой политики непрерывное образование, стержнем которого выступает формирование и духовное обогащение личности, представляется разветвленной системой, способной удовлетворить высокие требования формирующегося информационного общества.
Общекультурное развитие субъекта профессионально-трудовой деятельности в системе повышения квалификации становится ныне конечной целью и его предпосылкой, но в практике осуществления этой концепции проявляется немало противоречий.
Первое из них - между ценностями и приоритетами культуры современного общества и сложившейся системой образования, которая отражает прошедший век, и ориентирована на то, что было вчера и не раскрывает обучающимся перспективы на завтра. Практика подтверждает вывод Ж.Дюмазедье113 о том, что изменения в традиционной образовательной системе происходят значительно медленнее, чем перемены в обществе и культуре. А это приводит к тому, что общеобразовательная и профессиональная школа не поспевают за динамично обновляющимися социально-культурными потребностями общества, далеко не в полной мере удовлетворяют духовные потребности личности.
Второе противоречие - между необходимостью в кадрах, имеющих достаточно высокое общекультурное развитие, и узостью, ограниченностью их фундаментальной, общегуманитарной подготовки. Наиболее остро оно проявляется в США, Канаде, странах Западной Европы, где преобладание узко профессионального образования, обеспечивающего реализацию актуальных потребностей в высокопроизводительной деятельности, существенно снижает способность специалиста к обобщенному осмыслению закономерностей научно-технических процессов, затрудняет возможности восприятия новой техники и новых технологий.
Третье противоречие - между целесообразностью широкого внедрения личностно-развивающейся системы непрерывного образования и консервативностью существующих форм организации повышения квалификации, опирающихся лишь на использование предметно-информационного принципа обучения, который обеспечивает создание необходимых условий саморазвития индивида и его способности самостоятельно обновлять способы профессиональной деятельности.
Наконец, четвертое противоречие - между необходимостью интеграции различных звеньев общекультурного развития в единую постоянно обновляющуюся систему и существующей раздробленностью институтов повышения квалификации, действующих без учета кардинальных целей формирования и функционирования современного специалиста как субъекта социального и научно-технического прогресса.
В этой ситуации перед общеобразовательной и профессиональной школой стоит задача при сохранении непреходящих традиций российской системы образования обновить ее содержание в соответствии с требованиями XXI века, внедрить методики обучения, вытекающие из принципиально новых технических возможностей информационного общества, существенно расширить фундаментальную общекультурную подготовку во всех звеньях непрерывного образования, а перед государством - не менее важная задача координации усилий различных образовательных и социально-культурных институтов в решении кардинальной задачи формирования культуры самодеятельного населения.
И теория, и практика показывают, что магистральный путь повышения эффективности общекультурного развития специалистов различных форм профессионально-трудовой деятельности в первую очередь видится сегодня в обеспечении скоординированности и взаимосвязи всех его компонентов на каждом уровне духовного развития человека; реализации принципов его целостности, непрерывности, прогностичности. Протекающие ныне качественные преобразования системы непрерывного образования придают ей новые интегральные качества: ориентацию на конечный результат (формирование гармонично развитой и постоянно обновляющей свой духовный мир личности), прогностичность (отражение на каждой ступени образования перспективных задач последующей ступени и социально-экономических требований к системе образования в целом), преемственность по вертикали (на разных уровнях образования) и горизонтали (разные профили образования одного уровня), гибкость и динамичность (способность оперативно перестраиваться в соответствии с новыми требованиями к личностным и профессиональным качествам).
Современная психология отвергла бытовавшие ранее теории об ограниченности развития индивида периодом детства и юности, она ныне исходит из концепции безграничного личностного развития как основного способа существования человека во все периоды его жизни. Эта концепция позволяет нам видеть в системе повышения квалификации естественную и необходимую деятельность людей зрелого возраста, направленную на постоянное обновление, расширение и обогащение своих профессиональных и общекультурных знаний, умений и навыков. Причем диапазон этого обновления в любом возрасте может простираться от реквалификации до коренной переориентации мировоззренческой позиции, идеологических взглядов, политической направленности, восприятия разных жанров искусства и т.д.
Функционирование системы непрерывного образования как средства общекультурного развития личности в новых социально-экономических условиях, когда общество существует для человека, а не человек для общества, приобретает принципиально новое качество. Вся система непрерывного образования ныне детерминирована не только постоянно обновляющимися и усложняющимися социальными требованиями к профессиональным качествам специалистов, но и учетом индивидуально проявляемых личностных мотивов и устремлений людей к постоянному обновлению своих знаний, к приобретению новых специальностей, к самореализации своих творческих потенций.
Ведущая тенденция совершенствования системы непрерывного образования находит свое выражение в преодолении заземленно-потребительского отношения к специалистам и концентрации внимания не только на узкопрофессиональной, но и личностной компетентности, отражающей уровень научных знаний в области философии, политологии, истории, социологии, экономики, культурологии, права, этики, эстетики, психологии и других наук; культуры делового и неформального общения; умения и навыки общественно-организаторской и культурно-творческой деятельности.
В дополнение к сложившимся задачам формирования культуры современного специалиста (развитие коммуникативно-организаторских качеств, профессионального мышления, потребности в самообразовании) сегодня добавилось достижение индивидуальных профессиональных и жизненных целей. Наряду с компенсаторской и профессионально-обновляющей функцией утвердила себя личностно-развивающая и преобразующая функция.
Методика повышения квалификации наряду с традиционным решением типовых и профессиональных нестандартных задач фокусируется ныне на овладении механизмами научного познания и анализа социальной практики, чему способствует создание рефлективно-инновационной сферы, ставящей специалиста в условия необходимости проявить свой творческий потенциал.
Эффективность общекультурного развития находится в прямой зависимости от востребованности дополнительных знаний, умений и навыков, которые пробрел специалист. Десятки лет эта проблема решалась административным путем, главным образом за счет новых должностей, разрядов, тарифов оплаты. Сегодня, в условиях рыночных отношений, срабатывает единственный критерий - возросшее профессиональное мастерство, которое социально осмыслено и опирается на знания законов экономики и права, владение принципами менеджмента, строится в соответствии с современными достижениями человекознания. В социально-экономической ситуации, когда все активнее заявляют о себе факторы конкуренции и безработицы, конкурс на замещение вакансий в ту или иную фирму учитывает знание иностранных языков, эстетику внешнего вида, коммуникабельность, эрудицию в области литературы и искусства и многое другое, что отражает общую культуру специалиста. В этой ситуации качество системы повышения квалификации предопределяется тем, насколько она учитывает эти требования.
Если в повседневной производственной жизни профессиональный опыт выступает как бесспорно положительный фактор, то в условиях коренного обновления производства он порой становится определенным тормозом. В этой ситуации решающей предпосылкой успеха выступает широта эрудиции, которая придает личности динамизм, помогает ей свободнее видеть и воспринимать новое.
В научной литературе последних лет114 достаточно много говорится об общих проблемах и ведущих направлениях развития непрерывного образования, но практически, за редким исключением, вопросы общекультурного развития специалистов не ставились ни в теоретическом, ни в организационном плане. Между тем, общая культура специалиста включает в себя и профессиональные, и нравственно-эстетические, и социально-психологические качества. Она выступает даже и как психотерапевтическое средство, способствующее адаптации человека к компьютеризации производства, высоким технологиям и другим научно-техническим инновациям, формированию умений и навыков преодоления эмоциональной нестабильности, способности найти и утвердить себя в любой динамично изменяющейся технологии производства, в любом трудовом коллективе или ином объединении производственной направленности.
Как бы сегодня не подчеркивалось влияние научно-технического прогресса на механизм непрерывного образования профессиональных знаний, умений и навыков современного специалиста, нельзя недооценивать и такой аспект повышения квалификации, как решение социально-культурных проблем, волнующих общество не меньше, чем совершенствование технологии производства.
Специалист начала XXI века должен владеть самой совершенной технологией профессионально-трудовой деятельности. Но не менее важна его способность эффективно сочетать труд и отдых, уметь рационально строить свой досуг, обладать потребностью и способностью постоянно участвовать в социально-культурной деятельности.
Внедрение новой техники и технологии, других форм совершенствования производства приводят к повышению производительности труда, уменьшению необходимого рабочего времени, и, соответственно, к увеличению свободного времени. Создаются и материально-технические предпосылки для утверждения нового, более разумного образа жизни. Очень важно, что эта тенденция сливается с другой - с беспрецедентным возрастанием значимости, ценности образования.
По мнению Ж.Дюмазедье115, образование становится все более необходимым для разумной организации и планирования семейной жизни, досуга и т.д. А.П.Владиславлев116 очень точно отмечает, что система непрерывного образования способна решать не только производственно-технологические задачи, но и формировать привычки и потребности, необходимые для рационального и содержательного использования свободного времени человека, более того, она в состоянии обеспечить их удовлетворение.
Существенный и обычно игнорируемый аспект потребности в непрерывном образовании акцентирует бельгийский исследователь Л.Д.Эно117. По его мнению, только оно способно оптимально решать проблемы адаптации человека к новым видам деятельности, к новым обязанностям, с которыми он неизбежно сталкивается по мере своего перехода из одной возрастной группы в другую. Непрерывное образование, сопровождающее человека на протяжении всей его жизни, может оперативно и адекватно реагировать на все будущие изменения социопсихологических, демографических, социальных, семейных и иных параметров в жизни человека, которые заранее полностью предусмотреть, а тем более адекватно осмыслить и прочувствовать человек не может.
Тем самым непрерывное образование дает возможность значительно "разгрузить" в данном отношении образование детей, подростков и юношей, концентрируя внимание на актуальных для данного возрастного этапа вопросах.
В комплекс побудительных причин к введению непрерывного образования входит и группа духовно-культурных факторов. Это обусловлено, прежде всего, тем обстоятельством, что рост общего специального образования - предпосылка активного участия человека в культурной деятельности. Общеизвестна и универсально проявляется и такая закономерность, которую образно можно назвать "инерцией" предшествующего образования: чем выше образовательный уровень личности, тем активнее она стремится к продолжению образования. При этом образование не только развивает духовные потребности, но и порождает новые. Однако существует диалектическая противоречивость развития и в этой сфере. Постоянная и пока убыстряющаяся интенсификация творческого, содержательного труда приводит к тому, что у многих отрядов научной, технической и так называемой "творческой" (деятели культуры, искусства и просвещения) интеллигенции грань между рабочим и свободным временем постепенно стирается. Формально досуг вроде бы растет, а фактически является продолжением рабочего времени, но в несколько иной модифицированной форме. Должностные обязанности незаметно выходят за рамки собственно рабочего времени. Разумеется, они требуют развития личности, побуждают ее активно и непрерывно пополнять свои знания. И чем квалифицированнее, способнее и добросовестнее специалист, чем глубже он погружается в творческую деятельность, чем сложнее проблемы, которые он решает, тем больший объем знаний и информации ему необходимо непрерывно обновлять и тем больше усилий и времени это отнимает, оборачиваясь для личности адаптационным стрессом.
Анализ социально-экономических факторов, детерминирующих развитие системы культуры и образования на перспективу, позволяет выявить объективные тенденции и закономерности ее совершенствования. По данным современных исследований в области философии, культурологии, экономики, социологии, общей и социальной психологии, педагогики и теории управления, эти объективные закономерности сводятся к следующим:
1. Единство конечной цели функционирования системы культуры и образования - формирование широко образованной, высококвалифицированной, гармонически развитой и способной реализовать свои творческие потенции личности - определяет стратегическую направленность деятельности всех звеньев культуры и образования и требует четкой преемственности учебно-воспитательной работы на всех ступенях становления и развития индивида.
2. Непрерывное изменение характера, содержания и объектов труда в сфере материального производства, непроизводственной сфере и области управления требует систематического обновления знаний, умений и навыков специалистов любой квалификации и профиля, формирования творческого отношения к труду, осознанного стремления к приобретению новых знаний, повышению квалификации. Это означает объективную необходимость развития и совершенствования наряду с базовым образованием (дошкольное воспитание, общеобразовательная школа, профессиональное училище, средние специальные и высшие учебные заведения, аспирантура, докторантура) системы дополнительного образования, под которым понимается единая организационная структура различных социальных институтов обучения и воспитания, включающая в себя учебные заведения системы повышения квалификации, народные университеты и курсы, клубы по профессиональным интересам, социально разработанные программы учебно-воспитательного характера, реализуемые с помощью средств массовой информации, самообразование и т.п.
3. Важнейшее условие повышения эффективности системы образования - скоординированность и взаимосвязь всех компонентов учебно-воспитательных систем на каждом уровне образования: целей, содержания, методов, средств и организационных форм учебно-воспитательной деятельности. В связи с этим основополагающими принципами построения системы образования являются принципы целостности, непрерывности и прогностичности.
4. Взаимосвязь звеньев целостной образовательной системы не может сводиться только к реализации принципа преемственности, предполагающего поступательное усложнение учебно-воспитательных задач при переходе от более низких к более высоким ступеням образования. Речь должна идти о качественном преобразовании всей целостной системы непрерывного образования, приобретающей новые интегративные качества.

3.2. Культуротворческая направленность системы образования

Формирование культуры носит всепроникающий характер. Этот процесс начинается в семье с овладения новорожденным основами человеческого общения и длится всю жизнь во всех сферах бытия. Однако решающую роль в нем играет система образования, которая последовательно, стабильно, а главное, целеустремленно вводит индивида в мир культуры, закладывает фундамент гражданской, правовой, нравственной, политической, экономической, экологической, эстетической, физической, профессиональной культуры, включает в социально-культурную деятельность, в процессе которой знания о культуре преобразуются в убеждения, в мировоззренческую, нравственно-эстетическую позицию.
Социальный и научно-технический прогресс предопределил бурное развитие средств массовой информации, ввел в домашний обиход Интернет и другие достижения компьютеризации, создал условия для успешного функционирования учреждений дополнительного образования, любительского художественного творчества и просветительного туризма, породил возможность индивидуального обучения детей основам искусств, вызвал широкое стремление людей всех возрастов к самообразованию, и развитию своих творческих потенций. Наряду со школой возник ряд иных каналов культурологического образования, однако за ней, безусловно, сохраняется функция ведущего, стержневого звена в сложной и постоянно обновляющейся системе формирования личности как субъекта культуры.
У школы есть бесспорные преимущества, ставящие ее в особое положение по отношению к другим институтам образования. В первую очередь это предопределяется научной обоснованностью ее воздействия, опорой на выверенное веками и постоянно совершенствуемое содержание учебной деятельности, на педагогические кадры, профессионально владеющие методикой обучения. Вместе с тем понятие "общее образование" и, тем более, "общекультурное развитие" сегодня нельзя сводить лишь к результатам деятельности одной школы.
Современное понимание общего образования достаточно полно и точно выразил И.Я.Лернер118, охарактеризовавший его как процесс и результат освоения социального опыта, включающего в себя знания, навыки, ценности и практику творческой деятельности. Развивая это положение, О.Е.Лебедев119 подчеркивает, что образование есть процесс формирования практической способности решения для личности проблем на основе использования социального и осмысления собственного опыта обучаемых.
Вставшие в процессе образования проблемы О.Е.Лебедев разделяет на познавательные и практические, решаемые в повседневной жизни. К таковым он относит мировоззренческие, нравственные, коммуникативные проблемы и те жизненные задачи, которые постоянно возникают в общественно-политической, семейно-бытовой, культурно-досуговой и иных сферах бытия.
Такое образование школа может дать лишь в тесном взаимодействии с другими институтами формирования личности, особенно с теми, которые включают человека в социальную практику, позволяют апробировать свои силы, способствуют преобразованию знаний в убеждения, в нормы и принципы жизнедеятельности.
Российская школа входит в XXI век с осознанием того, что обеспечение ею глубокого и прочного освоения учащимися содержания образования - не самоцель, а лишь средство формирования интеллектуально развитой, духовно богатой, высоконравственной и социально активной личности. Ибо именно это выступает как сверхзадача и смысл ее функционирования и это, в свою очередь, диктует необходимость пересмотра некоторых методологических позиций современного образования.
Усиление культурологического аспекта образования детерминирует разработку и реализацию новой педагогической технологии, внедрение нетрадиционных способов обучения. Общекультурное развитие требует владения общенаучными знаниями как фундаментом мировоззренческой, нравственной и гражданской позиции личности, что предопределяет переход от предметно центристской ориентации школы к интегральной, междисциплинарной системе образования.
В существенном дополнении нуждается и классно-урочная система. Чтобы в полной мере постичь проблемы экологии, закономерности общественного развития или волшебную силу искусства традиционное академическое занятие должно быть продолжено в музее, в театре, в филармонии, с помощью использования компьютерных образовательных технологий или иными средствами вовлечения учащихся в ситуации, где последние могут не только услышать, но и увидеть, прочувствовать, осознать себя частицей существующего мира и его культуры.
История образования в России богата разнообразными формами обучения - от церковно-приходских школ, дававших начальные знания, до классических гимназий, обеспечивавших широкие гуманитарные познания и активное развитие умственных способностей учащихся.
Со времен Александра I, то есть с начала XIX века, российская школа представляла собой в мировом масштабе образец образовательного и просветительного творчества. Созданные в этот период гимназии соединили в себе все лучшее, что может быть в образовательном учреждении, и выдающиеся деятели европейской педагогики постоянно подчеркивали ее роль в мировом научном и социальном прогрессе.
Советская школа унаследовала традиции российского реального образования, основанного на формировании совокупности знаний, умений и навыков, ориентированных на решение конкретных, практических задач.
Заслуги сложившейся в СССР системы народного образования, которая в самый короткий исторический период ликвидировала массовую неграмотность и малограмотность, обеспечила общий подъем духовной жизни, способствовала бурному развитию науки и техники, бесспорны. Лучшее в этой системе получило мировое признание и, естественно, должно быть сохранено. Однако, все, что связано с культурой, нельзя рассматривать как одномерные категории. Как бы не потрясали цифры вовлечения населения в непрерывное образование и не фиксировали влияние этого фактора на развитие экономики, следует помнить существенное предостережение А.Швейцера: "Материальные достижения - это еще не культура, она становится ею лишь в той мере, в какой их удается поставить на службу идее совершенствования индивида и общества"120. Учитывая специфику культуры, при определении перспектив развития образовательных структур следует обратить внимание на ошибки и перекосы советской школы, усилившей технократический характер обучения, утвердившей приоритет средств над целью, а цели над смыслом, ограничившей самостоятельное мышление учащихся, сузившей границы восприятия культуры и объективные возможности проявления индивидуальности, самоутверждения и самореализации личности в социальной сфере.
Информационное общество XXI века предъявит школе ряд требований, связанных с преодолением противоречия между ценностями этого общества и сложившимся содержанием образования. Однако уже сегодня есть достаточные основания утверждать, что она должна дать обучающимся:
* знание закономерностей развития природы, общества и человека;
* владение технологиями информационно-познавательной, социальной и профессионально-трудовой деятельности;
* осмысленное представление о культуре и ее ценностях, об отношениях человека к природе, окружающим и к самому себе, о сути национальных и общечеловеческих культурных традиций;
* реальную возможность, ориентируясь на принятую в обществе систему ценностей и норм, конструировать себя по законам красоты и принципам отечественной культуры.
Сверхзадачей любого звена непрерывного образования выступает становление личности, развитие индивидуальности, обеспечение социальной востребованности тех знаний, умений и навыков, которые оно формирует.
Образование не только закладывает знания основ наук, мировоззрения, владение профессией, общее интеллектуальное развитие человека. Оно призвано играть решающую роль в становлении личности как субъекта культуры, формируя ее культурную компетентность, в которой проявляется совокупность знаний, умений, навыков и ценностных ориентаций, позволяющих осознанно воспринимать процессы и явления культурной жизни, адекватно учитывать требования общественной регуляции отношений, проявлять социальную адаптивность и психологическую мобильность, эффективно участвовать в социально-культурной деятельности.
Будучи производной процесса социализации и инкультурации, культурная компетентность личности находит свое выражение в социальной адекватности среде обитания, в усвоении совокупности законов, обычаев, правил, образцов и иных средств регуляции поведения, которые приняло общество.
Значимость культурной компетенции человека существенно повысилась в современных условиях, когда личность оценивают не по сословно-классовым, национальным или религиозным характеристикам, а по широте общекультурного кругозора, профессиональному мастерству, толерантности, творческой активности, организаторским, коммуникативным и иным деловым качествам.
Введение в научный оборот и социальную практику категории "культурная компетентность" позволило увидеть новые грани в сущности образованности, рассматривая ее как качество личности, которое выражается в умении последней эффективно решать значимые для нее задачи в различных сферах жизнедеятельности на основе сформированного в процессе обучения социального и общекультурного опыта. При этом общекультурная образованность личности проявляется в способности к:
* продолжению образования на последующей ступени при наличии необходимых опорных знаний и умений;
* самообразованию как интегральному выражению умения самоорганизации своей познавательной и творческой деятельности;
* самопознанию и самоопределению, к сознательной и осознанной формулировке своих планов и целей, к осмысленной самооценке и самоанализу эффективности своего саморазвития;
* ориентации в области культуры, науки, идеологии, к интеграции и осмыслению имеющейся суммы сведений, необходимых для понимания и оценки явлений культуры, восприятия сущности и значения фундаментальных наук, различных идеологических систем и выбора собственной мировоззренческой позиции;
* применению полученных в учебном заведении знаний и умений для продолжения обучения и в практической деятельности при взаимодействии с социальными структурами в профессионально-трудовой и общественно-политической деятельности, в деловом и досуговом общении с другими людьми, в семейно-бытовых отношениях.
Важнейшая задача современной школы - от начальной до высшей - заключается в том, чтобы конкретизировать и сделать целенаправленным учебно-воспитательный процесс, определив его приоритеты на каждом направлении педагогической деятельности. Наиболее значимыми из них представляются:
1. Личностное формирование обучающихся в процессе учебной и внеучебной деятельности с учетом их индивидуально-психологической природы, позволяющее развивать:
* психологические, интеллектуальные, эмоциональные, нравственные и иные личностные задатки детей, подростков, молодежи;
* социальную культуру, интегрирующую национальные традиции россиян и проявляющуюся в интеллектуально-познавательной и трудовой деятельности, в общении, быту, досуге, в уровне коллективизма, в степени духовности и нравственной чистоты;
* потребности и способности к эффективному физическому и умственному труду;
* творческие способности, реализующиеся в готовности к поиску, открытости к новому, самостоятельности в принятии решений, в стремлении к достижению конструктивных результатов, дисциплинированности, ответственности и т.д.
2. Общекультурное и нравственно-эстетическое развитие обучающихся, обеспечивающее:
* формирование ориентиров в мире общечеловеческих и национальных духовных и материальных ценностей;
* привлечение внимания и стимулирование устойчивого интереса к отечественной и мировой культуре, ее духовным и нравственным корням;
* осмысление роли искусства в отечественной культуре, в мировой цивилизации;
* воспитание нравственных критериев, художественного вкуса, понимания стилевой целесообразности и чистоты, чувства меры и соответствия времени;
* выработку умений оценить мир нравственных и эстетических ценностей, отличать истинное от вульгарного и безвкусного;
* развитие художественных и творческих задатков: чувства цвета, формы, фактуры, пропорций, способности к изображению, воспроизведению, фантазии, созданию нового.
Главная же цель образования проявляется в том, чтобы в учебном заведении знания, умения, навыки и ценностные ориентации явились для воспитанников прочным фундаментом, на основе которого они могли бы эффективно строить дальнейшую жизнь, удовлетворяя свои гражданские, социальные, духовные и материальные потребности, внося своим трудом посильный вклад в решение стоящих перед страной кардинальных социальных задач.
Усвоение культуры в современных условиях неотделимо от компьютерной и иной техники XXI века. Следовательно, в функции школы входит обучение подрастающих поколений способам получения информации посредством этой техники. Вместе с тем, нельзя не видеть и не пытаться преодолеть сложившееся противоречие между возможностями учащихся механически получать ответы на любые вопросы, вытекающие из изучаемых ими дисциплин, и необходимостью решать интеллектуальные задачи.
Проблема соотношения опоры на технику и индивидуальное творчество в процессе обучения возникла давно. Еще философы Древней Греции осуждали применение в школе появившихся счетов, которые, по их мнению, наносили ущерб развитию арифметического мышления детей. Гораздо сложнее преодолеть это противоречие ныне, когда через Интернет каждый учащийся может получить готовое сочинение, реферат или ответ на любую задачу естественно-математических курсов. Тем более необходимо найти и внедрить такие методики, которые, не игнорируя достижения научно-технического прогресса, обеспечивали бы непрерывный интеллектуальный рост обучающихся, стимулировали развитие их логического мышления и памяти.
Не менее острой представляется проблема защиты детей, подростков и молодежи от социальных пороков нашего времени - от алкоголизма, наркомании, сексуальных извращений до участия в группировках фашистского толка. И решение ее в первую очередь видится в формировании нравственно-эстетического и эколого-гражданского иммунитета, что в свою очередь представляется результатом учебно-воспитательного воздействия школы, которая призвана не только вооружать своих воспитанников соответствующими знаниями, но и способствовать их вовлечению в мир культуры, в активную социально-культурную деятельность, несовместимую с какими-либо социальными отклонениями.
Сложные социально-культурные проблемы ставит перед системой образования складывающаяся на определенном этапе общественного развития кризисная ситуация. К примеру, в 90-е годы XX века, когда Россия испытывала острый кризис экономики, политики, идеологии, межнациональных отношений, процесс социализации и инкультурации не мог осуществляться традиционными методами включения индивида в окружающую среду. Перед школой в этот период возникла ответственейшая задача - выработать у учащихся избирательное отношение к микро- и макросреде, научить их воспринимать подлинные ценности общества, проявлять протестное отношение к сложившимся в нем негативным явлениям, в любой ситуации следовать высоким традициям российской духовности и тем самым вносить конструктивные начала в существующие общественные отношения.
Одним из противоречий общественного процесса является закономерность того, что чем быстрее он протекает, тем выше темп морального старения и обновления знаний и техники, а значит, и темп девальвации ранее полученного образования. Как ни растягивай обязательное образование, ни продлевай его сроки, как ни "втискивай" всевозможные знания в прокрустово ложе учебных программ, без системы образования, основанной на принципе непрерывности, уже не обойтись. Дело даже не в устаревании знаний, а в том, что завтра могут появиться совершенно новые и крайне необходимые для специалиста научные и технические данные, без знания которых он просто не сможет выполнять свои функции.
В результате действия этой закономерности утверждает себя и относительность понятия "образованность". Специалист, еще вчера считавшийся образованным, по мере обновления информации теряет это качество, а на каком-то этапе становится абсолютно непригодным для выполнения своих профессиональных функций.
Понятия "грамотность", "исходная подготовка" не статичны, а очень подвижны и исторически изменчивы. Время существенно трансформирует вкладываемый в них смысл. Во второй половине XX века на смену традиционному пониманию грамотности как владению основами чтения, письма и счета пришла концепция "функциональной грамотности" как умения реально использовать свои знания и навыки на практике. Эта концепция призвана помочь человеку не оказаться функционально недееспособным в условиях современной цивилизации. А это, в свою очередь, предполагает необходимость наряду с традиционными знаниями выработать у обучающихся умения и навыки владения техническими средствами формирующегося информационного общества.
Обобщая мировой опыт эволюции содержания образования на рубеже тысячелетий, Б.Л.Вульфсон121 подчеркивает, что стратегия его развития детерминируется объективной тенденцией перехода от ведущей роли материально-вещественных элементов производства к духовно-идеальным. Условием воспроизводства общественной целостности становится обогащение интеллекта, подъем творческой энергии, духовно-нравственных сил.
Б.Л.Вульфсон убедительно показывает, что школа XXI века не может стандартизироваться по принципам машинного производства, когда принимается единственно верная универсальная модель, основанная на реализации единых алгоритмов осуществления учебно-воспитательной деятельности. Организуемый в жестких рамках целесообразности педагогический процесс, ставящий воспитуемых в позицию властной зависимости от воспитателей, исчерпал себя, продемонстрировал свою бесперспективность, на смену ему приходит новая практика образования, ориентированная на максимальное стимулирование развития творческих потенций каждого обучающегося.
Модель непрерывного образования, стержнем которой выступает идея содействия раскрытию сущностных сил человека, в наибольшей мере удовлетворяет концепции философской антропологии и прикладной культурологии о принципиальной незавершимости образования, ибо столько, сколько индивид живет, столько он стремится познавать, осваивать мир, реализовывать в нем себя.
Начиная с 20-х годов XX века россияне как аксиому воспринимали тезис о бесспорных преимуществах отечественной системы образования. И это имело более чем достаточные основания. Только самая прогрессивная школа позволила в кратчайший исторический период ликвидировать неграмотность и малограмотность, обеспечить всеобщее среднее образование, подготовить высококвалифицированные кадры практически для всех ведущих областей экономики и духовной жизни. Лучшим подтверждением эффективности образования в России стал прорыв в космос в начале 60-х годов и ряд выдающихся достижений в области фундаментальных и прикладных наук. Однако самая прогрессивная школа не может стоять на месте и жить заслугами прошлого. Она нуждается в постоянном обновлении, что в свою очередь требует и соответствующей культурно-образовательной политики, и определенного финансирования, и научно-прогностического обеспечения. К сожалению, это гораздо раньше осознали в США, Японии, западноевропейских и других экономически развитых странах, которые извлекли полезные уроки из опыта российской школы и внесли существенные изменения в содержание и формы обучения122.
Модель системы образования конца XX - начала XXI века для ведущих стран Запада и Японии предопределилась еще в мае 1961 года во Франции на международной конференции "Какое будущее ожидает человечество?", когда под влиянием космического полета Ю.А.Гагарина ведущий докладчик Ж.Фурастье123 отметил, что эпоха "индустриального общества", основанная на природных богатствах и мощной промышленности, для ряда государств исчерпала себя; начинается длительный и многотрудный процесс перехода от индустриальной к новой научно-технической фазе, опирающейся на образование, культуру, наукоемкие отрасли производства.
Конференция констатировала, что широта и темпы научно-технического прогресса в современном мире детерминированы уровнем образования и технологической культурой основной массы производителей новых видов энергии, неизвестных ранее материалов, компьютерной и иной наукоемкой техники. Интеграция науки и производства несоизмеримо усложняет характер и содержание профессионально-трудовой деятельности; расширяет сферу управления, финансирования и обслуживания; меняет структуру рабочей силы; резко повышает долю высококвалифицированных специалистов, превращая их в доминирующую часть самодеятельного населения. Ведущим показателем богатства общества выступает его интеллектуальный потенциал, подкрепленный развитой системой непрерывного образования.
В 70-е годы западногерманские социологи Х.Байнхаузэр и Э.Шмакке124 в своем "Своде международных прогнозов" подчеркивали, что ныне принято говорить об эпохе науки, техники, космического пространства, вычислительных машин и т.д. Однако из всех этих определений для начала XXI века больше всего подходит формула "эпоха образования". Вне всякого сомнения, сегодняшнему поколению в ближайшие 30 лет придется учиться больше, чем любому другому поколению до него. И эта тенденция в дальнейшем лишь усилится.
Основатель Римского клуба футурологов А.Печчеи125 наиболее четко определил суть новой ситуации во взаимоотношениях человека и техники: "Веря в почти безграничные возможности и всесилие техники, человек, однако, закрывает глаза на то, что при всем своем могуществе техника лишена интеллекта, не способна к рассуждениям и не умеет ориентироваться в нужном направлении. Именно человек - ее хозяин - призван моделировать и направлять ее развитие. И не качества элитарных групп, а именно средние качества миллиардов жителей планеты станут определять подлинное лицо общества, вступившего в третье тысячелетие".
Первая особенность современных образовательных систем в США, Японии, Западной Европе проявляется в их гуманистической направленности. На рубеже третьего тысячелетия все в большей мере реализуются идеи Альберта Эйнштейна и Бертрана Рассела о том, что основополагающим принципом и критерием эффективности учебного заведения любого типа должен стать гуманизм образования, который обеспечивается и его содержанием, и методикой педагогического воздействия.
Гуманизация образования предопределила появление в общеобразовательной и профессиональной школе новых курсов истории, литературы, философии, психологии, культурологии; обусловила широкое внедрение занятий музыкой, пением, изобразительным и иными видами искусств. Однако наибольший результат здесь достигается благодаря нравственной атмосфере, основанной на признании приоритета личности обучаемого как высшей ценности общества.
Вторая особенность модели школы конца XX - начала XXI века нашла наиболее полное отражение в поликультурной и многонациональной среде обучения и воспитания детей и молодежи. Интернационализация экономики, духовной жизни и другие интеграционные процессы в странах Общего рынка, Японии, США, Канаде, Израиле породили веротерпимость и уважение к культуре различных народов, создали условия для формирования такого микросоциума, который впитал бы в себя лучшие традиции не только отечественной, но и мировой культуры.
Практически каждый старшеклассник немецкой, французской, итальянской, скандинавской или иной европейской школы знает английский язык, может объясняться на нем, прочитать информацию или понять содержание фильма; подавляющее большинство побывали во многих странах Европы; имеют представление о Лувре, Британском музее, Кельнском соборе; могут дать характеристику католицизму, православию, исламу, протестантству. Аналогичные процессы протекают в США, Канаде, Австралии, Новой Зеландии, Японии, где гуманистические и поликультурные традиции и воспитание молодежи свели к минимуму проявления национализма и шовинизма, позволили утвердить в ее среде высокие гуманистические качества.
Третья особенность этой модели порождена динамизмом современного производства, революционными темпами его обновления, утверждением новых видов профессионально-трудовой деятельности, которые требуют высокой технологической культуры, психической и физической устойчивости, профессиональной гибкости и мобильности, умения постоянно обновлять и обогащать свои знания. Все это, в свою очередь, диктует необходимость так построить занятия в общеобразовательной и профессиональной школе, чтобы обучающиеся выработали соответствующие навыки интеллектуального и физического труда, умения быстро и оперативно менять виды деятельности, способность рассчитывать эффективность и полезность любой работы.
Четвертая особенность вытекает из тотальной компьютеризации и внедрения других результатов научно-технического прогресса в труд, общественно-политическую жизнь, быт и досуг, что порождает для школы сложную и противоречивую ситуацию. Как подчеркивалось выше, с одной стороны, компьютер или иная современная техника существенно облегчает получение информации, делает ее более доступной, полной и конкретной. С другой - тот же компьютер освобождает учащегося от необходимости помнить, считать, сопоставлять, а главное, думать. В сложившейся ситуации разные звенья образования вынуждены искать оптимальные методики, которые позволяют извлечь из имеющейся техники ее конструктивно-информационный потенциал и, вместе с тем, сохранить интеллектуальный тренинг, обеспечивающий развитие умственных способностей и трудолюбия учащихся.
Приоритеты государственной политики в сфере культуры и образования в экономически развитых странах мира вытекают из того, что в сложившейся формуле "наука - производство" длительное время недоставало такого промежуточного звена, как "образование", без которого невозможен фронтальный научно-технический прогресс. К этому следует добавить и такой фактор, как конкурентоспособность общества.
Опыт послевоенной Японии и Германии, а в последние десятилетия Южной Кореи, Сингапура, Турции, Мексики и ряда других стран свидетельствует о том, что экономические успехи, как правило, являлись следствием приоритетных инвестиций в образование, обеспечения опережающего развития именно этой сферы общественной жизни.
Видя в совершенствовании образования важнейший источник социально-экономического прогресса, парламент и правительство Великобритании приняли в 80-90-е годы 14 государственных программ развития системы образования (в том числе "Нация в опасности" (1983), "Акт об образовании в целях экономической безопасности" (1987), "Поправки к закону об усовершенствовании работы школы" (1988), "Закон о реформе образования" (1990) и т.д.). Особое значение в Великобритании и других англоязычных странах с традиционно децентрализированными системами образования и широкой демократией в отборе содержания обучения приобрели принятые в 90-х годах программные документы о внедрении государственных образовательных стандартов. В 1987 году Министерство образования и науки приняло "Национальный учебный план", который предусматривал минимум естественнонаучных, гуманитарных и технических знаний учащихся на различных стадиях обучения. Внедренный в Англии в 1989 - 1990 учебном году и впоследствии принятый в США, Канаде, Австралии, Новой Зеландии и других странах, этот план позволил упорядочить стержень учебного процесса, обеспечить культурологическую направленность образования, сохранив при этом право на любые дополнительные авторские программы.
В итоге всей этой работы каждое учебное заведение в экономически развитых странах мира имеет определенный набор предметов, обязательных для всех школ, колледжей, институтов; ряд дисциплин, обязательных для выбора учащимися, и ряд факультативов, избираемых по желанию обучающихся.
Престижность образования подтверждается тем, что, к примеру, в США семь президентов, возглавлявших страну в последние сорок лет, в число трех первых своих декретов и деклараций включали программы усовершенствования образования.
Дж.Буш в 1988 году объявил себя "президентом образования", а Билл Клинтон, придя в Белый дом в январе 1993 года, в первом послании Конгрессу отметил, что самой приоритетной своей задачей видит государственную поддержку американской школы конца XX века, которая должна внести решающий вклад в социальный и научно-технический прогресс как в США, так и во всем мире.
При самом широком разнообразии форм и содержания начального, среднего, высшего и поствысшего образования в разных странах мира в 90-е годы наметилось сближение понимания сущности и природы школы, в которой в любом регионе планеты - от Северной Америки до Центральной Африки - видят ключевую роль в развитии личности и подготовки ее к труду, общественной и семейной жизни, к продолжению учебы в системе непрерывного образования и самообразования.
По заключению ЮНЕСКО, среднее образование на рубеже XX и XXI веков во всем мире будет представлять ступень системы просвещения, располагающуюся между начальной и высшей школами, которая охватит учащихся от 11-12 до 17-18 лет и объединит общеобразовательную школу, дающую знания, умения и навыки, необходимые для любой последующей специализированной подготовки, и профессионально-технические учебные заведения, ориентированные на непосредственную подготовку человека к определенной профессии или роду деятельности.
В складывающейся модели школы начала третьего тысячелетия есть немало подлинно прогрессивного, но есть и ряд существенных противоречий. Для США, Японии и стран Западной Европы в этой модели достигается существенный результат в обеспечении государственного образовательного стандарта, в усилении гуманитарной и естественнонаучной подготовки молодежи, в преодолении узкого прагматизма и значительного разрыва в уровне общекультурного развития учащихся. Для стран Азии, Африки, Латинской Америки наиболее значимым представляется переход от узкоэлитарного к широкому и общедоступному среднему образованию, что должно поднять народы этих регионов на качественно новый уровень культуры.
Немало конструктивного в мировом опыте образования может найти и Россия. Однако по ряду параметров учебные планы и программы отечественных школ, колледжей, лицеев, гимназий и профессиональных училищ уже сегодня отражают определенные преимущества по отношению к зарубежью, и это, естественно, следует учитывать.
В первую очередь речь идет о средних и высших профессиональных училищах, которые в России дают достаточно широкое общекультурное образование, позволяют своим выпускникам непосредственно вливаться в число специалистов разных профессий и, в то же время, предоставлять достаточные возможности и для продолжения профессионального обучения в высших учебных заведениях.
Для большинства экономически развитых стран, равно как и для государств Азии, Африки и Латинской Америки, где осуществляются попытки усовершенствовать систему образования, российская профессиональная школа являет собой эталон, равнение на который призвано помочь преодолеть тупиковость профессионального обучения, его узкий прагматизм и ориентир на отсев слабоуспевающих школьников.
Зарубежная профессиональная школа, при всех ее достижениях в развитии материальной базы, находится в явном противоречии с объективными потребностями развивающегося производства и протекающими социально-культурными процессами, и это заставило принять ряд кардинальных мер по изменению сложившейся ситуации.
Во Франции в значительной мере принята российская модель профессиональной школы, что позволило к началу 90-х годов создать разветвленную сеть средних профессиональных учебных заведений, которые наряду со специальностью дают своим выпускникам общее среднее образование, позволяющее продолжать учебу в вузе. Контингент этих училищ ныне составляет более 50% от общего количества учащихся системы среднего образования. В Чехии лишь 17% выпускников восьмилетней общеобразовательной школы поступают в гимназии, 23% - в техникумы, а 60% - идут в средние профессиональные училища, учебные планы в программы которых, как правило, в основе своей заимствованы в России.
Энергичные попытки использовать опыт российской профессиональной школы проявлялись в Турции, Сирии, Ираке, Алжире, ряде стран Юго-Восточной Азии и Латинской Америки. Однако вследствие финансовых трудностей, отсутствия инженерно-педагогических кадров и в силу ряда социально-политических факторов эта практика пока не принесла желаемых результатов. В условиях, когда в Европе число обучающихся в средних профессиональных училищах последовательно растет (с 18,5% от общей массы учащихся, обучающихся в системе среднего образования в 1970 году, до 29% - в 1998 году), то в странах третьего мира количество учащихся профессиональных школ сократилось с 12,8% в 1970 году до 8% - в 1998 году.
В свете этих факторов нельзя недооценивать непреходящие ценности утвердившейся в России системы общего и профессионального образования и необходимость сохранить их даже в самой сложной социально-экономической ситуации.
Есть все основания утверждать, что школа начала XXI века в экономически развитых странах мира соединит в себе конструктивные достижения сложившихся в разных регионах мира образовательных систем. Она будет строиться на осознании приоритетности образования как основы социального и научно-технического прогресса; на включении школы в единую систему непрерывного образования, которая будет просвещать и духовно обогащать человека всю его жизнь; на совокупности гуманитарных и естественнонаучных знаний, которые обеспечат формирование человека, находящегося в гармонии с природой, окружающим миром и самим собой.
Новая школа реализует в себе модель базового образования, которое, при учете национальной, региональной и иной специфики, должно:
* до 75-80% учебного времени посвятить родному языку, истории, математике, основам информатики, естественнонаучным дисциплинам и иностранным языкам, обеспечить культурологическую, естественнонаучную, математическую и технологическую подготовку учащихся на всем периоде обучения;
* усилить гуманитарные аспекты образования; включить в учебные курсы материал, раскрывающий взаимосвязь нации, культуры, технологии и общественной жизни; сформировать знания о человеке, его развитии, мотивах поведения, способах общения, условиях плодотворной и счастливой жизни.
Приведенная выше концепция принадлежит Римскому клубу как наиболее признанному в мире международному интеллектуальному центру, однако сами авторы отмечают, что в ряде позиций она требует существенной доработки, связанной с учетом процессов интернационализации жизни, усилением внимания к социально-культурным явлениям, с ориентацией на развитие познавательной и творческой активности обучающихся.
Особое место должна занять разработка современной концепции профессионального обучения как одного из непреложных компонентов единой системы непрерывного образования.
Прогнозируя профессиональную школу начала XXI века, ученые разных стран сходятся на том, что она должна:
* строиться на опережающей в своем развитии материально-технической базе и технологии, с которой выпускники учебного заведения этого типа встретятся и непосредственно после ее окончания, и через 10 - 12 лет профессионально-трудовой жизни;
* соединять профессиональную подготовку с образованием в объеме средней школы, что позволит учащемуся после выпуска работать по избранной специальности или продолжать обучение в высшей школе;
* осуществлять учебно-воспитательный процесс на принципах педагогики сотворчества, стимулирующей познавательную активность учащихся и эффективно реализующей их творческие потенции.
Наиболее существенные результаты в строительстве профессионально-технической школы ныне достигнуты в России, на Украине, во Франции и Чехии. Принятые в этих странах системы обучения и воспитания специалистов средней квалификации рассматриваются как своеобразные эталоны, последовательное развитие и обогащение которых может реально привести к созданию модели среднего профессионального учебного заведения XXI века.
Определяя общие требования к содержанию образования, "Закон Российской Федерации об образовании" на одно из главных мест поставил задачи обеспечить:
* "адекватный мировому уровень общей и профессиональной культуры общества;
* интеграцию личности в систему мировой и национальной культуры"126.
Для практического осуществления этой исходной установки необходимо, с одной стороны, сохранить и закрепить непреходящие ценности российского образования, а с другой - более глубоко изучить мировой опыт организации общего и профессионального образования, выявить основные тенденции развития зарубежной школы, определить общечеловеческое и национальное в системах образования различных стран, а главное, увидеть в сложившейся практике реальные образцы, равняясь на которые, сегодня можно сделать существенный шаг в совершенствовании российской профессиональной школы и всей системы непрерывного образования.
Наибольший интерес в этом плане представляет опыт экономически высокоразвитых стран. Однако, для того, чтобы не впадать в крайности и случайные оценки, целесообразно несколько подняться над собственно школой, рассмотрев ее достижения, проблемы и противоречия через призму общей образовательной политики. Учебные заведения любого уровня и любой направленности имеют безусловную самоценность, но, в первую очередь, они составляют одно из звеньев общей системы непрерывного образования, и их оценка будет правильной и обоснованной лишь на фоне учета глобальных образовательных процессов.
Сложившиеся в США, Японии, Западной Европе системы общего и профессионального образования отличаются широчайшим разнообразием в содержании, сроках, целевых установках, источниках финансирования, методике и организации обучения. К примеру, в США есть профессиональные курсы, где за две - три недели дают квалификацию помощника санитара, и профессиональные школы, в которых в течение шести лет готовят дипломированных программистов со средним образованием. Учебные заведения создают федеральные органы, штаты, муниципалитеты, общины, производственные компании, торговые фирмы, общественные фонды, благотворительные организации, инициативные группы, научные центры, частные лица. Общеобразовательные и профессиональные школы возникают на базе университетов, производственных и торговых предприятий, церквей и даже тюрем. В этой ситуации государство видит свою роль в том, чтобы, не связывая муниципальную, общественную или частную инициативу, обеспечить в каждом учебном заведении определенный образовательный стандарт.
На конец 90-х годов в США реализовалось 4 национальных и сотни региональных программ общего и профессионального обучения молодежи и людей третьего возраста, здоровых и инвалидов, состоятельных и материально нуждающихся, коренных американцев и иммигрантов.
Усилия государственных органов США, Великобритании, Германии, Японии и других экономически развитых стран в конце XX века в области профессионального образования в первую очень были связаны с тем, чтобы преодолеть узкий практицизм профессиональной школы, поднять ее до способности готовить специалистов широкого профиля, совмещающих профессиональное мастерство с техническими и гуманитарными знаниями на уровне средней школы. Примером здесь служит Франция, которая еще в 70-е годы XX века успешно использовала российский опыт среднего профессионального образования и достигла того, что 40 - 42 % молодежи после восьмилетней школы продолжает учебу в учебных заведениях профессионального образования, получая здесь и необходимые гуманитарные знания, а с конца 90-х годов и культурологическую подготовку.
Ведущим мотивом преобразования автономных профессиональных училищ в составные части более широких образовательных центров (университетов, колледжей, учебно-производственных комплексов и т.д.) является стремление усилить связь профессионального обучения с источниками научно-технического прогресса, привлечь к процессу обучения университетскую профессуру и конструкторов новой техники, преодолеть узко практическую направленность профессиональной школы.
Главное достоинство американской, японской и западно-европейской системы непрерывного образования - в ее технической оснащенности, компьютеризации, позволяющей в любое время и в любом месте донести до обучающегося необходимую ему новую информацию. Не менее важна динамичность и мобильности сложившихся в США форм первичного профессионального образования и повышения квалификации, которая откликается на требования научно-технического прогресса значительно быстрее, чем система общего среднего и высшего образования.
Почти идентичные процессы с учетом национальных и региональных особенностей протекают в Канаде, Японии, Западной Европе. Однако, концентрация основных звеньев профессиональной школы и, в первую очередь, системы повышения квалификации непосредственно в сфере производства, порождает ряд существенных проблем, в определенной мере деформирующих целевые установки непрерывного образования. Основное противоречие сложившегося в Японии, Северной Америке и Западной Европе базового образования и системы повышения квалификации - в их прагматичности, в нацеленности на решение узковедомственных задач в ущерб общекультурному, да и общетехническому развитию специалистов.
Вторая слабость этой системы - в ее излишней заземленности и ограниченности проблемами конкретной фирмы или иного объединения, которые диктуют определенное содержание учебного процесса. Только в Италии и частично в Великобритании, Франции и Испании существуют государственные органы, формирующие и контролирующие общенациональные стандарты непрерывного образования. Во всех остальных государствах эта деятельность не поднимается выше интересов отдельной фирмы и это, естественно, тревожит ученых и общественность США, Канады, Японии и других стран, где идеи национальных общеобразовательных стандартов пока еще только провозглашены.
На некоторую ущербность западных моделей базового профессионального образования и системы повышения квалификации обращают внимание ведущие ученые США и Западной Европы (Р.Дейв, Д.Корелли, А.Кронли, Ш.Шеффкнехт и др.), которые подчеркивают явно недостаточное использование заложенного в них общекультурного потенциала.
На рубеже третьего тысячелетия с особой силой проявилась необходимость видеть и реализовывать культуротворческий потенциал образования. Сегодня цели образования нельзя увязывать только с интересами экономики и потребностями рынка рабочей силы. Необходимо постоянно учитывать ценностные аспекты в развитии образования, рассматривая его как объект культурного потребления и как один из ключевых моментов улучшения качества жизни. Общее и профессиональное образование все меньше должно рассматриваться в инструментальном плане и все больше в гуманистическом, не как ступень к социально-профессиональному продвижению, а как персональное право, без которого человек будет чувствовать себя обделенным.
Принципиально важная тенденция развития системы образования ныне проявляется в ее культурологизации, во внедрении элементов знания о культуре и специфике ее проявления во все компоненты общего и профессионального образования, во все учебные дисциплины (от гуманитарных до математических и естественнонаучных), во все формы учебной и внеучебной культурно-просветительной деятельности.
Культуросозидающая направленность образования должна, по возможности, смягчить негативные последствия технической цивилизации, которая односторонне гипертрофирует развитие технических наук в ущерб гуманитарному знанию. В этой ситуации проблемы человекознания в системе образования должны решаться не только средствами специальных культурологических дисциплин, но и путем освещения вопросов культуры в рамках математических и естественнонаучных курсов.
Идея единства общекультурной, профессиональной и нравственной подготовки человека к выполнению своих гражданских и профессиональных функций была сформулирована еще в 70-е годы XIX века, когда Александр II в приветствии выпускникам профессионального училища при Путиловском заводе подчеркнул, что Россия хочет видеть в них не только профессиональных умельцев, но и высоконравственных и широко культурных граждан своего Отечества. Однако только сегодня мы в полной мере осознаем значимость этого единства и можем разработать принципы государственных образовательных стандартов и вытекающих из них комплексов учебно-программной и методической документации, которые закрепляют единство общегуманитарного, социально-экономического и естественно-научного циклов образования в современной школе.
Важнейшая особенность сложившейся в России к двухтысячному году образовательной политики проявилась в том, что государственные образовательные стандарты различных типов учебных заведений - от общеобразовательной школы до гуманитарной гимназии, профессионального лицея и технического колледжа - предусматривают, как минимум, перечень общекультурных качеств, которые должны быть сформированы в процессе обучения и воспитания у всех выпускников общеобразовательной и профессиональной школы. Каждое среднее учебное заведение любого типа и любой направленности обязано добиться того, чтобы его выпускник:
* выработал осознанное представление о научных, философских и религиозных картинах мироздания; назначении и смысле жизни человека; о духовных ценностях и их значении в жизни общества и каждого человека;
* понимал роль науки в развитии цивилизации, соотношении науки и техники;
* постиг условия формирования личности и свою ответственность за сохранение жизни, природы, культуры; объяснил для себя феномен культуры, умел оценивать ее достижения;
* осознал смысл взаимоотношений духовного и телесного, биологического и социального начал в человеке;
* сформировал научное представление об основных этапах развития человечества и их хронологии, о сущности сознания; понимал природу психики, умел дать психологическую характеристику личности;
* знал типологию, основные источники возникновения и развития массовых социальных движений; владел основами социологического анализа;
* усвоил основы экономической теории, умел анализировать основные экономические события;
* имел представление о сущности власти, политической жизни, политических процессах и отношениях;
* осознал права, свободы и обязанности человека и гражданина, свободно владел государственным языком Российской Федерации.
Опираясь на эти требования государственных образовательных стандартов, каждое учебное заведение, призвано строить свои учебные планы и программы и разрабатывать методику обучения и воспитания, основанную на единстве общегуманитарной, социально-экономической и естественнонаучной подготовки учащихся. Важнейшим направлением деятельности коллектива любого образовательного учреждения стало обеспечение гуманистической направленности обучения.

3.3. Обеспечение культуры досуга

Одна из ведущих тенденций развития современной цивилизации связана с усилением роли досуга в духовной жизни общества и сохранении здоровья его членов. Чем более быстрыми оказывались темпы научно-технического и социального прогресса, тем более интенсивно шел процесс перемещения производительных сил из сферы материального производства в сферу быта и досуга. Осознавая, что сложившаяся к началу третьего тысячелетия организация труда и система образования не могут достаточно эффективно решать кардинальные проблемы нравственно-эстетического формирования личности, ведущие страны мира пошли по оправдавшему себя пути реализации рекреативно-развивающего потенциала досуга. И правомерно, что ныне величие государства в значительной мере определяется долей совокупного национального продукта, вложенного в эту сферу бытия.
По данным Организации Объединенных Наций127, на середину 90-х годов XX века США и Канада вкладывали в материальную базу и процесс организации досуга (включая национальные парки, гостинично-туристское хозяйство, рестораны, бассейны, стадионы, атрибуты индивидуального и семейного досуга и т.д.) более 50% своего бюджета, Япония - 44%, Австралия и Новая Зеландия - 43%, страны Западной Европы - от 37 до 41%, В нашей стране этот процент несоизмеримо меньше, и общая тенденция социального развития ныне ведет к дальнейшему увеличению отставания инфраструктуры культурно-досуговой сферы от экономически развитых стран.
Социально-экономический кризис 90-х годов обнажил противоречия, связанные с потерей стратегических приоритетов культурной политики, - неразвитость у значительной части населения духовно-эстетических интересов; чувство растерянности, вызванное крушением идеалов, которые питали патриотизм нескольких поколений; проявление в отдельных кругах элементов национализма, местничества, потребительского отношения к жизни, а главное, потеря исторических перспектив развития своего Отечества. Наиболее остро сегодня встали проблемы культурно-досуговой деятельности, ибо развитие современной цивилизации связано с кардинальным изменением роли досуга в духовной жизни общества.
В подавляющем большинстве стран - от США, Канады или Японии до Дании, Турции и Бразилии - принимаются и реализуются национальные программы организации досуга разных групп населения, финансируется строительство культурных комплексов и региональных центров досуга, осуществляется система эстетического воспитания детей и гуманизация досуга людей пожилого возраста; расширяется подготовка социальных педагогов, релаксаторов, аниматоров и других специалистов, призванных способствовать рациональному использованию свободного времени людей.
Принятая сегодня в мире практика реализации нравственно-эстетического потенциала досуга представляет несомненный интерес и для России, при этом особого внимания заслуживает международный опыт защиты национально-культурных традиций свободного времяпрепровождения. К примеру, в Японии разработана и успешно осуществляется система материального поощрения прикладного народного творчества. В школах и культурно-досуговых центрах пропагандируется народное музыкальное, хореографическое, песенное искусство. Фильмы, спектакли, выставки, отражающие культурные традиции народа, получают существенную дотацию государства и местных органов власти. Постоянная забота о сохранении и обогащении фольклорного искусства, народных ритуалов и обрядов составляет важное направление государственной политики стран Западной Европы. Здесь практически в каждой школе или ином учебном заведении есть фольклорные коллективы, а записанные на видео- или аудиокассеты фольклорные концерты раскупаются в гораздо больших тиражах, чем американские эстрадные шлягеры.
В странах Юго-Восточной Азии, на Среднем и Ближнем Востоке, в Скандинавии, Германии, Бельгии, Голландии органы управления культурой несут перед государством ответственность за недопущение на эстраду и в другие сферы культурно-досуговой деятельности явлений антикультуры.
В последние десятилетия XX века наблюдается рост значения досуга как общественной ценности. Свободное время по своему объему начинает превышать время труда. Резервы воспитательного воздействия общества на личность в этой связи перераспределяются, и досуг ныне превратился в столь же важную сферу формирования личности, какими традиционно выступали прежде учеба и труд. Досуг приобретает все большую субъективную ценность для людей, ибо обладает широкими возможностями для самореализации личности, для удовлетворения ее многообразных потребностей и интересов. Однако по своей организации он заметно отстает от труда. Научным обеспечением труда общество занималось на протяжении тысяч лет, а научная организация досуга вошла в орбиту интересов ученых и практиков сравнительно недавно.
За последние годы активность людей в сфере досуга приобрела новое качество. Наблюдается небывалое прежде расширение видов, форм, всего диапазона самодеятельной досуговой деятельности. Характерно, что, если прежде досуг четко дифференцировался на индивидуально-семейные (домашние) и обобществленные (клубные) формы, то ныне возникла огромная по своему объему и богатая по структуре досуговая деятельность людей, осуществляемая вне сложившихся традиционных рамок. При этом практика показывает, что неформальная система организации досуга охватывает значительно большее число людей, чем формальная. Неорганизованный досуг по сравнению с организованным оказался несравненно более гибким, динамичным и оперативно реагирующим на складывающуюся социально-культурную ситуацию.
Учреждениями культуры пока освоена лишь незначительная часть свободного времени людей. Во многом это обусловлено тем, что они по традиции занимаются организацией традиционных форм культурно-досуговой деятельности. Между тем как реальное творчество разных групп населения, их интересы и потребности давно переросли эти рамки. Это и разнообразные виды любительства, и новые синтетические формы художественной самодеятельности, и проведение камерных праздников, обрядов, ритуалов, другие виды коллективной эмоциональной жизни. Игнорирование реальных интересов граждан учреждениями досуга приводит к возникновению стихийных объединений, чья деятельность протекает вне социального влияния и далеко не всегда способствует конструктивному развитию личности.
На сферу свободного времени существенно усилилось влияние научно-технической революции. Это находит выражение в стремлении людей рационализировать свой досуг, использовать в нем современные достижения техники, повысить его эффективность в информационном, образовательном, эмоциональном, рекреативном плане.
Изменение роли и места свободного времени в жизни человека начала XXI века побуждает поставить вопрос о повышении досуговой квалификации людей. При этом следует учитывать, что если вопросы обучения или повышения трудовой квалификации являются традиционными, а подготовка молодежи к труду составляет важнейшее направление деятельности системы народного образования, то повышение досуговой квалификации, формирование готовности каждого человека к рациональному досугу пока, в значительной мере, остается во многом стихийным процессом.
В течение многих десятилетий общество пыталось решать проблемы воспитания личности, ограничивая этот процесс рамками трудового и учебно-воспитательного коллектива. В последние годы имели место попытки преодолеть дискретность воспитательного процесса, включив в него и сферу досуга. Однако эффективность культурно-досуговой деятельности оказалась чрезвычайно низкой вследствие того, что на область свободного времени были механически перенесены методы воспитания, принятые в формализованных условиях труда и обучения.
Можно спорить о принципиальной правомерности и границах педагогического влияния на сферу досуга, но вряд ли ныне следует сомневаться, что управлять поведением и деятельностью личности в ее свободное время нельзя. Государство и общество призваны создавать условия для удовлетворения и дальнейшего возвышения реально проявляемых интересов и потребностей людей, однако методика решения этой задачи ждет еще глубоких и достоверных исследований. От науки, и в первую очередь от прикладной культурологии, требуются ответы на многие вопросы, связанные с функционированием культуры и культурно-досуговой деятельности в новых социально-экономических условиях.
Незнание объективных процессов, происходящих в социально-культурной сфере, и пренебрежение к проявляемым разными группами населения культурно-досуговым интересам породило глубокие противоречия в культурной политике. За годы советской власти были уничтожены десятки тысяч центров камерного досуга, к которому тяготеет подавляющее большинство населения. Зато построена масса отвергнутых зрителями, практически пустующих ангаров, под которыми подразумевались современные кинотеатры.
Недостаток, а подчас и полное отсутствие профессионализма в организации общественного досуга часто приводит к грубым отступлениям от элементарных психолого-педагогических требований. Взять, к примеру, дифференцированный подход к объекту воздействия. Его в некоторых случаях довели до такого абсурда, при котором начисто снижается возможность обеспечить преемственность и взаимообогащение поколений. Для подростков - рок-ансамбли, для пенсионеров - лекции о текущем моменте. Каждому только свое.
В этой связи целесообразно вернуться к опыту замечательного режиссера и педагога Александра Александровича Брянцева, который заменил поклассные посещения ТЮЗа семейными культпоходами с тем, чтобы спектакль не стал механическим продолжением урока литературы, а побуждал к сопереживанию отцами и детьми единых нравственных проблем. Основатель российского театра для детей, безусловно, осознавал значение принципа дифференциации приобщения разных групп населения к достижениям отечественного и мирового искусства, но категорически отвергал вульгарно-примитивный подход к его реализации.
У нас нет присущей Западу индустрии досуга; нет ничего сравнимого с культурными центрами Дж.Кеннеди и Ж.Помпиду; нет национально-культурных заповедников, как в США или Японии, но у нас есть непреходящие ценности общественно-просветительного движения, есть успешный опыт ликвидации неграмотности и малограмотности, опыт вовлечения миллионов в добровольное и общедоступное общественно-культурное творчество в сфере досуга; есть, наконец, великолепные традиции реализации принципов социальной справедливости в культурно-досуговой деятельности, которые необходимо сохранять и умножать.
Магистральный путь эффективного использования культуросозидающего потенциала досуга сегодня видится:
* в гуманизации социально-культурной деятельности в свободное время, освобождении ее от несвойственных природе досуга идеологических и производственных функций; актуализации национальных форм традиционной культуры и общечеловеческих ценностей;
* в создании системы материального, правового, психолого-педагогического и организационно-методического обеспечения широкой доступности культурно-досуговой деятельности для всех слоев населения, государственных гарантий защиты от коммерциализации культуры и нарушения принципа социальной справедливости, стимулирования свободы творчества и общественных инициатив в сфере рационального использования свободного времени людей;
* в разработке и осуществлении федеральных, региональных и муниципальных культурно-досуговых программ, обеспечивающих отдых и дальнейшее духовное и физическое развитие всех проживающих на данной территории групп населения;
* во всестороннем развитии инфраструктуры культурно-досугового творчества путем совершенствования традиционных (клубы, парки, музеи, библиотеки, кинотеатры и т.д.) и создании новых общественно-государственных центров досуга, отвечающих требованиям обогащения духовной жизни региона;
* в коренной перестройке образования в сфере культуры и досуга, перевода его в новое качество, отвечающее требованиям научно-технического, социального и духовного прогресса начала XXI века.
Однако наряду с этими очевидными направлениями социальной деятельности сложившаяся ситуация требует учета более глубинных факторов, детерминирующих государственную политику и общественную позицию в части реализации культуросозидающего потенциала досуга, а это предопределяет необходимость глубокого и разностороннего научного анализа проблемы. Э.В.Соколов128, Ю.Н.Кротова129, А.С.Орлов130 и ряд других исследователей справедливо подчеркивали, что истоки общества рационального досуга уходят в глубины истории, в Древний Восток, античный мир, в эпоху Возрождения, в языческие традиции доколумбовой Америки; в иудаизм, христианство, ислам; в философию, социологию, психологию, педагогику и другие науки о человеке, который по мере развития цивилизации все в большей степени становится хозяином своего времени, постигает ценность досуга и формирует в себе умения и навыки его разумного использования.
Элементы складывающегося восприятия досуга как средства рекреации и фактора духовной жизни встречаются в разнообразных документах, раскрывающих историю Китая, Индии, Египта, Двуречья. Однако относительно сложившаяся система взглядов на содержание, формы и в первую очередь аксиологию досуга возникает лишь в античном мире в философии Платона, Аристотеля, Эпикура.
Эти взгляды во многом были противоречивы и иллюзорны. Но в них и сегодня человечество черпает духовные силы. К примеру, понимание свободного времени в Древней Греции основывалось на платоновской концепции государства, в котором все аспекты жизнедеятельности строго детерминированы принципами, лежащими вне самой личности. По сути, Платон первым обосновал социальную значимость досуга, но досуг в его понимании выступает как один из компонентов функционирования государства. В зависимости от места, которое человек занимает в обществе, определяется содержание, форма и время его досуга. Регламентируется и искусство, которое в этом государстве выступает как способ заполнения свободного времени. Главное, чтобы свободное время было заполнено. Согласно Платону, свободные граждане его государства свою жизнь, как правило, должны проводить в празднествах, хороводах, соревнованиях ума, спортивных состязаниях131.
Определение занятий в сфере свободного времени как строго обязательных, равно как формулирование культурных целей, реализуемых через эстетическое, как уже заранее заданных, уничтожало суть и природу свободного времени в его подлинном смысле, лишало человека естественного права после выполнения гражданских, профессиональных и семейных функций быть абсолютно свободным в выборе содержания и форм своего времяпрепровождения. У Платона132 такие существенные признаки свободного времени, как право свободного выбора, личная мотивация деятельности, формирование этического не как органичного результата совместной деятельности, а как следование интериоризированных личностью этических принципов, практически отсутствуют.
Существенный прогресс в толковании сути и природы досуга продемонстрировала философская школа, которая строилась на базе концепции Аристотеля и исходила из противоположной Платону идеи свободного воспитания свободнорожденных граждан. По Аристотелю, сущность свободы в первую очередь проявляется в том, что позволяет раскрывать творческие потенции личности. Досуг же выступает как средство решения этой задачи. У Аристотеля свободное время - это "высокий досуг", ибо в нем реализуется "самоценность" гражданина. Длительный и сложный процесс воспитания протекает во всех сферах жизнедеятельности, но достигает своего апогея в высоком досуге. В государстве демократии - домоведение, торговля, научная, даже административная деятельность - все выступает как средство создания условий для высокого досуга133.
Если в государственной, социально-политической или профессионально-трудовой деятельности поведение человека детерминировано определенными обязательствами, субординацией и иными формализованными факторами, корректирующими позицию личности, то в условиях свободного времяпрепровождения человек ориентируется только на свои интересы и потребности, т.е. только в этой жизнедеятельности он до конца останется самим собой и в меру своих способностей реализует себя как индивидуальность.
Аристотель вводит понятие "высокий досуг" как формы интеллектуального развлечения и философского общения с Божеством; определяет взаимодействие разума с Божеством как высшую цель жизни, реализуемую именно в сфере свободного времени. А это, в свою очередь, предопределяет высокий статус свободного времени, культивирование специфического поведения в его сфере, подчиненное положение всех других сфер жизнедеятельности государства и человека.
Платон провозглашает культ государства, в рамках которого проявляются разнообразные потенции досуга. Аристотель, до предела возвышая роль досуга, подчеркивает значение государства в обеспечении возможностей человеку реализоваться в сфере свободного времени, но оба, по сути, максимально концентрируют внимание на значимости досуговой деятельности как важнейшем условии развития личности.
В ряду мыслителей Древней Греции, внесших свой вклад в разработку проблем досуга, следует отметить Эпикура, который охарактеризовал это явление духовной жизни как "средство самоустранения от тревог и опасностей, от общественных и государственных дел, фактор нравственного развития, условие телесных и духовных наслаждений"134.
После крушения античного мира в Европе, Северной Африке, на Ближнем и Среднем Востоке утверждается эпоха идентификации досуга с неоправданной праздностью, отрицания ценности досуга, физического преследования тех, кто пытался вслед за Аристотелем видеть в свободном времени "праздник ума и гармонии".
В христианстве время отражает две "ипостаси": земное и вечное. В философии средневековья тщательно обосновывается различие и взаимодействие этих двух феноменов времени. Ценностный аспект времени смещается на сакральное (священное) время, время человеческого существования представляется обесцененным. Как писал С.Ф.Ольденбург, "Основную психологическую установку человека средних веков в его отношении ко времени, основной нерв его переживания самой категории времени можно было бы определить как ожидание, постоянное напряженное ожидание конца человеческого, земного времени, однако такого конца, который явится началом нового состояния, когда времени уже не будет, а наступит вечность..."135.
Средневековая трактовка времени как отношения преходящего и вечного имеет достаточно глубокий смысл, т.к. позволяет увидеть принципиальные различия рабочего, необходимого нерабочего и свободного времени. Примером могут служить США и Канада, где ныне функционируют многие религиозные конфессии и каждая из них - от католиков, православных, протестантов до мусульман и наследников языческих верований - развивает идеи преходящего и вечного. В то же время заземленность, обыденность, отказ от высоких вечных принципов в прагматических обществах, безусловно, сказываются и на характере проведения досуга. Зачастую свободное время оказывается продолжением обыденных занятий, и ни по целевым установкам, ни по задачам не несет в себе признаков "свободы", а это лишает досуг его природы и специфики. В средневековье в любом костеле имелась возможность увидеть величие и красоту окружающего мира, отрешиться на какое-то время от суеты повседневности и приобщиться к абсолюту. Однако в свой домашний очаг принести это прекрасное человек не имел права.
И Э.В.Соколов, и Ю.Н.Кротова последовательно показывают, что по мере распространения и укрепления христианства углубляется противоречие между пониманием досуга как праздности, обнажающей суетность и бренность человека, и пониманием досуга как высшей созерцательности, ставящей человека над повседневной будничностью жизни, над условностями общества. В эпоху Возрождения личный секретарь Папы Римского - Лоренцо Валла - сумел предложить гедонистическую концепцию образа жизни, прекрасно укладывающуюся в рамки официальной католической морали. В Испании, Англии, Франции, в различных регионах Италии и Германии XVII века аристократическими кругами распространяется модель образа жизни, продолжающая идеи титанов Возрождения. В XVIII веке право на досуг как на источник наслаждений и удовольствий утверждается в образе жизни не только аристократов-вольнодумцев, но и разночинцев. С осуждением пуританской морали в XIX веке выступают Ф.Ницше, Ф.Фурье и многие другие мыслители.
Начиная со времен античности праздность была политическим аргументом плебеев в их борьбе против патрициев. В праздности видели причину падения нравов в вырождающемся Риме. Фома Аквинский заклеймил ее как источник скуки и бесплодного времяпрепровождения. Б.Паскаль в своих известных "Размышлениях" задает вопрос: "Почему разум сохраняет достоинство, предаваясь горю, но позорит себя, предаваясь наслаждению?" и, последовательно отвечая на него, стремится доказать, что лишенное потребительских интересов времяпрепровождение убивает человека, стоит вне морали.
Праздность осмеивалась Эразмом Роттердамским, Франсуа Рабле и другими гуманистами этой эпохи. Критика свободного времени занимает центральное место во всех утопиях XVI - XYII веков, она активно осуждалась Томасом Мором, Томмазо Кампанеллой, их последователями. Одним из первых актов Великой Французской революции была отмена всех религиозных праздников, воскресного отдыха, установление десятидневного рабочего цикла.
Европейская культура XVI - XYII веков осознает реальность дискретности времени в сфере бытия. Человек XYII века в своей нравственной практике должен был начать систематически осуществлять переход от своего несовершенного, разорванного на фрагменты эмпирического существования к той континуальности и цельности, которую реформаторы называли состоянием "спасенности", "благодарности", обретения своего призвания в жизни и т.д.136.
Эпоха Возрождения вносит новое в понимание времени, существенно изменяет его по сравнению со средними веками. Крупнейшие мыслители продолжают бичевание празднеств, но время осмысливается ими уже как "драгоценнейшая вещь", владеть которой означает "окультуриваться в ней". По иному раскрывается диалектика индивидуального и исторического времени. Время наиболее индивидуально и является внутренним достоянием человека, в памяти которого хранится вся история человечества. Возрастает понимание ценности переживаемого времени, ощущение конечности, краткости каждого мгновения. Появляется осознание прогностических возможностей собственной деятельности, новое отношение к судьбе, которую можно творить и которая не зависит только от Бога. Сместились акценты в оценке бытия, произошла реабилитация ценностей настоящего. Переживание "здесь и теперь" становится особенно интенсивным. Начинается процесс секуляризации во многих областях общественной и культурной жизни, известную самостоятельность по отношению к церкви приобретают искусство, философия, наука. В эпоху Ренессанса формируется новый тип человека - он становится все более самостоятельным, освобождается от прежних связей и от сознания своей зависимости от традиции, он осознает себя иначе, чем человек античный и средневековый, он теперь творец самого себя. Не случайно в эпоху Возрождения столь символическое значение приобретает фигура художника; в ней воплощается идея человека-творца, человека, вставшего на место Бога. Этот идеал творца, деятеля, не апеллирующего к Богу, а опирающегося на себя, доходит до наших времен, в том числе и в понимании сущности досуга как средства рекреации и фактора духовного и физического развития личности.
Понятие времени находится в центре философских концепций XIX - XX веков, таких, как философия жизни, экзистенциализм. У Анри Бергсона время - это не внешняя характеристика жизни, не безразличная к ее содержанию "форма протекания", а наиболее существенное определение самого ее содержания. Освальд Шпенглер в "Закате Европы" трактует время как судьбу, подчеркивая, что "собственно судьба, время - суть заменяющие друг друга понятия". Вместе с тем, начиная с XYII - XYIII веков и кончая XX столетием, существует разрыв между пониманием времени в науке и в философии, ибо в науке время постигается лишь мышлением и остается безразличным к его содержательному наполнению.
А.Швейцер писал, что в середине XX века сложилось два взгляда на проблему времени. В религиозных представлениях о времени "ритм исторического бытия" определялся внеисторическими факторами, а проблема времени ставилась в плане "время и вечность". С другой стороны, достаточно широко проявилась и вульгарно-историческая трактовка истории, где проблема времени практически не ставилась. Историческая реальность оказалась сведенной к эмпирическим аспектам. Однако обе крайние позиции по существу не имели дела с собственно исторической реальностью: первая уже утратила из поля зрения историю, а в поле зрения второй история еще не попала137.
Усилиями С.Г.Струмилина138, Г.А.Пруденского139 и других российских ученых в XX веке утвердило себя важное направление комплексных социально-экономических исследований свободного времени. Причем уже в 20-е годы, задолго до становления социологии и экономики досуга на Западе, С.Г.Струмилин разработал принятую в основе своей и сегодня модель свободного времени, обосновал принципиальные пути ее совершенствования.
Существенное влияние на исследование содержания, характера и природы досуга разных групп населения оказали фундаментальные работы М.Веберна, Т.Веблена, Э.Дюркгейма, Питирима Сорокина, Б.Рассела, Д.Риесмана, Ж.Дюмазедье, С. де Себастьяна, Д.Коумена, Н.Миллера, Ч.Роджека, Р. и Е.Линд, Дж.Ландберга, Ж.Фурастье, Т.Парсонса, Дж.Робинсона, К.Робертса, Ж.Фридмана, С.Паркера, Д.Белла, М.Каплана, С.Линдера, А.Салаи, К.Жигульского и других философов, социологов, экономистов, психологов и педагогов Европы и США.
Наиболее плодотворными в изучении социально-экономических и психолого-педагогических проблем досуга стали 60-70-е годы, связанные с завершением комплексных исследований В.Г.Байковой, А.В.Баранова, В.И.Бестужева-Лады, Д.М.Генкина, Б.А.Грушина, А.А.Гордона, В.Г.Давыдовича, Г.А.Евтеевой, Г.Е.Зборовского, С.Н.Иконниковой, Э.В.Клопова, В.Т.Лисовского, А.И.Мазаева, А.В.Неценко, Г.П.Орлова, В.Д.Патрушева, Б.Д.Парыгина, Э.В.Соколова, В.Е.Триодина, В.А.Ядова и других ученых, попытавшихся не только констатировать проблемы организации досуга, но и определить эффективные пути их решения. При этом следует особо отметить исследования Г.А.Евтеевой, Э.В.Соколова и В.А.Ядова, которые позволили выявить преломление закономерностей философии, социологии, общей и социальной психологии в теории и практике социально-культурной деятельности.
С конца 30-х годов благодаря П.А.Сорокину, К.Мангейму, Г.Маркузе, Э.Фромму в США, Э.Дюркгейму, Ж.Фридману, Ж.Фурастье, Ж.Дюмазедье во Франции социология досуга утверждает себя как самостоятельное направление науки и социальной практики, которое органично связано с философией, экономикой, социальной психологией.
Ж.Фридман, а вслед за ним и другой классик французской школы социологии досуга Ж.Дюмазедье отстаивают компенсаторскую концепцию досуга, видя в ней в первую очередь средство снятия порожденной профессионально-трудовой деятельностью физической, психологической, интеллектуальной усталости и создания условий для дальнейшего развития личности.
Ж.Дюмазедье вводит понятие социокультурной деятельности как "сознательной, преднамеренной, организованной, в значительной мере планируемой аккультурации"140.
Анализируя специфику американской и английской научных школ досуга И.А.Новикова141, Б.А.Титов и Н.А.Кострова142 показали, что современная английская школа досуга - это в первую очередь теоретические концепции К.Робертса143, С.Р.Паркера144, Д.Р.Келли145 о взаимовлиянии труда и досуга и социально-психологической модели культурно-досугового творчества; работы социологов Дж.Кларка146 и Ч.Критчера147 о специфике бюджетов времени разных групп самодеятельного населения; попытка руководителей британской Ассоциации научно-технических и управленческих служащих К.Дженкинса148 и Б.Шермана149 выявить природу "досугового шока" конца XX века.
Научное обоснование природы и специфики досуга в США и Канаде в основном связано с панельными исследованиями супругов Р. и Е.Линд150, осуществленными в 1925 - 1929 и 1935 годах, с Дж.Ланбергом151, который в 1934 году выявил особенности свободного времени городского населения. Но наиболее активно американская школа досуга стала утверждать себя в послевоенные годы благодаря фундаментальным исследованиям Т.Парсонса152, М.Каплана153, Дж.П.Робинсона154 и созданию многочисленных институтов исследования досуга на базе ведущих университетов. Широкую известность в этой области приобрели работы Калифорнийского университета (С.Голд)155, Пенсильванского (Дж.Годби)156, Аризонского (Д.Данн)157, университета штата Северной Каролины (Д.Сессом)158 и т.д.
Исследования конца XX столетия, безусловно, обогатили научные представления о сути и природе досуга, позволили сформулировать ряд конструктивных рекомендаций по практике организации общественного, семейного и индивидуального времяпрепровождения.
Публикации Д.Белла, А.Грина, Х.Данфорта, Д.Келли, Д.Коумена, Р.Крауса, Д.Миллера, Г.Нигерсона, Д.Роджерса, С. де Себастьяна, ряда ученых Японии, Южной Кореи, Австралии, Индии, Индонезии показали, какие огромные изменения произошли в материальной базе и формах организации досуга за последние 20 - 30 лет. Однако реальные достижения в развитии инфраструктуры культурно-досуговой деятельности, в совершенствовании индустрии досуга и технологии его организации с достаточной очевидностью обнажили существенное отставание научного обеспечения этих процессов.
Наиболее слабой стороной досуговедения стала односторонность осуществляемых в его рамках исследований. Они, как правило, анализировали экономические, социологические, социально-психологические аспекты досуга, за редким исключением оставляя в стороне педагогику и культурологию реализации нравственно-эстетического потенциала свободного времени.
Глубокое противоречие между культуросозидающим потенциалом досуга и низким уровнем его реализации, предопределенным научной неразработанностью механизмов вовлечения разных групп населения в мир культуры в условиях свободного времени, предопределило целесообразность осуществить культуролого-педагогическое исследование, цель которого - разработать методологию и методику обеспечения культуры досуга как условия превращения этого явления духовной жизни в средство рекреации и фактор разностороннего развития личности. Из цели исследования вытекал ряд взаимосвязанных и в то же время относительно самостоятельных задач.
Среди них:
* обосновать методологию культурологического и социально-педагогического анализа явлений и процессов, происходящих в сфере свободного времени;
* разработать методологию и методику изучения, удовлетворения, педагогической коррекции и дальнейшего возвышения досуговых интересов и потребностей разных групп населения;
* определить исходный понятийно-категориальный аппарат культурно-досуговой сферы, подняв степень его осмысления от уровня обыденного сознания до научного;
* выявить объективные возможности прикладной культурологии в реализации эффективных технологий вовлечения разных групп населения в мир культуры средствами культурно-досуговой деятельности.
Широта и многоаспектность исследования обусловило необходимость сформировать под руководством автора творческий коллектив, члены которого в рамках единой методологии осуществили решение ряда частных задач и внесли существенный вклад в осуществление общего замысла.
Наиболее значимые результаты длившегося более 20 лет комплексного исследования отражены в публикациях автора159 и диссертациях руководимых им аспирантов, поэтапно с 1982 по 1999 год включавшихся в коллектив.160 Исследование осуществлялось в творческом содружестве с Г.Г.Волощенко,161 Д.М.Генкиным,162 А.Д.Жарковым,163 Г.А.Евтеевой,164 Ю.Н.Кротовой,165 Н.Ф.Максютиным,166 Б.Г.Мосалевым,167 И.А.Новиковой,168 М.М.Поплавским,169 Э.В.Соколовым,170 В.Я.Суртаевым,171 В.Е.Триодиным172 и другими специалистами, внесшими существенный вклад в разработку досуговедения как области научного знания и социальной практики. Обмен информацией с этими деятелями отечественной культурологии и педагогики позволил уточнить исходные методологические позиции, определить степень разработанности проблемы, выявить аспекты, требующие более глубокого и разностороннего научного анализа, обосновать исходный категориально-понятийный аппарат, раскрыть понятия "свободное время", "отдых", "досуг".
Исследование опиралось на обоснованные Г.А.Евтеевой уровни использования свободного времени и классификацию культурно-досуговых занятий, детерминированных возрастом, образованием, характером профессионально-трудовой деятельности и спецификой интересов и потребностей личности.
Принципиальное значение имел вывод исследования Э.В.Соколова о том, что деятельность человека в свободное время обладает внутренней целевой доминантой, выражающей стремление личности к реализации ее сущностных сил, целостности в развертывании свободной деятельности, предопределяющей специфику культуры досуга.
Пониманию экономических, правовых и организационных факторов, предопределяющих направленность, содержание и формы культурно-досуговой деятельности, способствовали работы И.М.Болотникова, В.С.Галуцкого, Г.Л.Тульчинского и других исследователей, босновавших принципы внедрения механизмов рыночных отношений в сферу свободного времени.
Значительную роль в раскрытии социально-культурного потенциала досуга сыграл анализ теоретических, методических и прикладных выводов исследований, сложившихся в Западной Европе и США научных школ (В.Бужински, Ж.Дюмазедье, М.Каплан и др.), исследовавших структуру и тенденции развития свободного времяпрепровождения разных групп населения. Преодолению утвердившихся в последние десятилетия стереотипов неадекватного восприятия зарубежного опыта обеспечения общественного досуга способствовало изучение практики функционирования культурных центров имени Дж.Кеннеди в Нью-Йорке и имени Ж.Помпиду в Париже; центров отдыха и развлечений в США, Канаде, Японии, Австралии, Новой Зеландии и Западной Европе.
Методология и методика исследования исключали прямолинейное истолкование связи общественной организации досуга и качественных изменений в уровне культуры личности, не позволяли ограничиться поиском одновариантных решений, диктовали необходимость учета самых разносторонних факторов социально-культурного и психолого-педагогического влияния. Мы рассматривали объект анализа в естественной взаимосвязи с окружающей действительностью, в единстве со всей системой духовной жизни общества, с учетом специфических особенностей центров досуга как важных звеньев этой системы. Комплексный подход к проблеме позволил рассматривать личность в ее реальных взаимосвязях и отношениях одновременно как члена ряда коллективов в труде, в учебе, в семье, в быту и на досуге.
Мы стремились обозреть социально-культурные процессы в сфере досуга как единый комплекс, как систему, в структуре которой функционирует интересующее нас конкретное звено. Это обусловило необходимость более етально рассмотреть методологические основы социального воздействия на человека в условиях свободного времени. Учитывая сущность и природу досуга, мы изначально отвергли правомерность прямого воспитательного воздействия на индивида в этой сфере и увидели ключ к решению социально-воспитательных задач в создании условий, стимулирующих удовлетворение и дальнейшее возвышение реально проявляемых людьми культурно-досуговых интересов и потребностей.
Принципиальную роль в разработке методологии и методики исследования сыграло обоснование его исходного понятийного аппарата.
В первую очередь необходимо было положить конец ненаучной, на уровне обыденного сознания трактовке понятий "свободное время", "отдых" и "досуг" в учебной литературе и директивных документах. Даже в Философском энциклопедическом словаре известный российский социолог Б.А.Грушин173 видит в понятиях "досуг" и "свободное время" синонимы. Между тем, даже самый элементарный анализ предопределяет необходимость учитывать, что это не только разные понятия, но и термины, относящиеся к разным областям научного знания. Свободное время - социально-экономическая категория, отдых - психофизиологическая категория, досуг - категория социально-экономическая.
Социальная практика свидетельствует, что бюджет времени человека складывается из трех органично взаимосвязанных, но качественно различных компонентов: рабочего времени, необходимого внерабочего и свободного времени.
1.Рабочее время (для обучающихся - учебное время) - это часть общего бюджета времени, детерминированная уставами, правилами распорядка и иными обязательными предписаниями, которые четко определяют параметры рудовой, учебной или иной изначально регламентированной деятельности.
Личность свободна в выборе профессии и путях ее овладения, но в принципе трудовая или учебная деятельность, где ее форма, содержание и технология целиком предопределяются администратором, мастером, педагогом или иными лицами, выступает для человека как первейшая необходимость, как естественное условие существования, как требование природы и общества.
Необходимое внерабочее время слагается из:
а)времени, идущего на удовлетворение физиологических и санитарно-гигиенических потребностей (сон, прием пищи, физическая зарядка, уход за собой и т.д.);
б)времени, которое требуется для подготовки к работе, выполнения домашних заданий, передвижения к месту работы или учебы и обратно, и всего остального, что органично вытекает из профессионально-трудовой или учебной деятельности;
в)времени, затрачиваемого на самообслуживание, помощь семье и товарищам и на другие виды хозяйственно-бытовой деятельности.
Необходимое нерабочее время не имеет столь четко определенных границ, как рабочее, но и оно обусловлено рядом социально-экономических и физиологических факторов и находится в прямой зависимости от направленности, содержания и структуры рабочего времени. В основе своей оно направлено на сохранение жизнедеятельности и работоспособности личности и выступает как фактор восстановления физических сил, растраченных в рабочее время. Это значит, что в течение необходимого внерабочего времени происходит процесс простого воспроизводства сил индивида.
Если в рабочее и необходимое внерабочее время поведение человека детерминировано гражданскими, профессиональными и иными обязанностями и непреложными физиологическими, санитарно-гигиеническими, бытовыми, материальными потребностями, то в свободное время оно определяется уровнем духовных и физических потребностей, чувством общественного долга, умением рационально использовать свой досуг.
3.Свободное время - это часть общего бюджета времени, остающегося у человека после выполнения им профессионально-трудовых, гражданских, семейных обязанностей, удовлетворения физиологических, санитарно-гигиенических и иных непреложных потребностей, и которое он может использовать по своему усмотрению в соответствии со своими интересами и возможностями.
Все, что связано с бюджетом времени и такими его составляющими, как рабочее, необходимое нерабочее и свободное время, - это область экономики и социологии. Прикладная культурология и педагогика опираются на данные этих наук и используют их при определении объективных возможностей его духовного наполнения. В той же мере они учитывают протекающий в организме человека психофизиологический процесс отдыха, который отражает снятие физического, психического, интеллектуального напряжения, восстановление и дальнейшее развитие сил. Отдых может быть длительным и кратковременным, активным и пассивным, эффективным и малоуспешным, полным и неполным, но все это предмет медицины, психологии, гигиенистики. Предметом прикладной культурологии и педагогики выступает досуг как форма деятельности в свободное время, обеспечивающая отдых, органично совмещенный с разносторонним физическим и духовным развитием личности.
Осуществленный исследовательским коллективом анализ совокупного опыта культурно-досуговой деятельности позволил выявить рекреативную и развивающую функцию досуга, а в рамках последней - следующие подфункции:
* вовлечения индивида в процесс непрерывного просвещения;
* включения людей в различные формы любительского творчества (художественного, технического и т.д.);
* обеспечения личностно значимого неформального общения;
* компенсаторную (самореализацию творческих потенций человека, которые не удается проявить в профессионально-трудовой и иных изначально детерминированных сферах жизнедеятельности).
В ходе опытно-экспериментальной работы было выявлено и проанализировано почти пятьсот форм досуга, включавших в себя:
* активную рекреацию (непрофессиональный спорт, прогулки и иные формы общения с природой, спортивные и интеллектуальные игры, разведение цветов, выгуливание собак и т.д.);
* товарищеское общение, развлечения, праздники, посещения спортивных состязаний, ресторанов, танцевальных залов, клубов и т.д.;
* индивидуальное потребление ценностей культуры (чтение, прослушивание радиопередач, музыкальных записей, просмотр телепрограмм, восприятие компьютерной информации и т.д.);
* потребление духовных ценностей публично-зрелищного характера (кино, театр, филармония, эстрада, музей, выставка, лекторий, планетарий, зоопарк, ботанический сад и т.д.);
* познавательный, спортивно-оздоровительный туризм; участие в клубных объединениях, спортивных секциях и иных формах коллективного времяпрепровождения;
* любительское творчество (пение, музицирование, художественная самодеятельность, коллекционирование, моделирование, конструирование, ремесло и т.д.).
За основу классификации форм досуга могут быть приняты:
* степень устойчивости воспитательного воздействия (эпизодические и стабильные формы досуга);
* широта участия в культурно-досуговой деятельности (индивидуальные, групповые, массовые формы досуга);
* специфика субъекта организации досуга (формы деятельности клуба, парка культуры, библиотеки, театрально-зрелищных, спортивно-оздоровительных, развлекательно-игровых и иных учреждений);
* особенности объекта культурно-досугового воздействия (дети, молодежь, самодеятельное население, пенсионеры и т.д.);
* полнота реализуемых в досуговой деятельности функций (монофункциональные, диафункциональные, комплексные).
С точки зрения отдельного человека и культуры в целом значение занятий на досуге чрезвычайно велико, ибо они включают каждого в систему культурных ценностей, помогают их освоению, служат целям гармоничного развития личности. Однако, досуг не должен заполняться чем-то случайным, в нем всегда должна просматриваться цель. Удовлетворение одной потребности порождает новую потребность, поэтому изменения в сфере досуга должны быть направлены на переход от простых ко все более сложным потребностям: от физических - к духовным, от индивидуальных - к общественным, от пассивности - к активному творчеству.
Содержание и формы досуга находятся в органичной взаимосвязи с характером профессионально-трудовой деятельности и всем образом жизни человека.
В.Е.Триодин174 очень точно заметил, что, к примеру, для подводника спуск под воду - тяжелый труд, для члена клуба подводного плавания - активный досуг. Актер на сцене работает, участник художественной самодеятельности - духовно наполняет свое свободное время. Исходя из этой позиции, досуг следует рассматривать как форму любительской деятельности, психологически воспринимаемую как удовольствие, а субъективно оцениваемую как высшую ценность.
По мере духовного роста человека последовательно обогащается и его досуг и, если нет условий для его поступательного развития, это приводит к негативным последствиям. Именно в условиях неразвитости конструктивных начал досуговой деятельности свободное времяпрепровождение превращается в фактор антикультуры, порождает условия для пьянства, наркомании, разврата и других антиподов образа жизни любого цивилизованного общества. Отсюда понятно, какое значение имеет прикладная культурология, которая раскрывает механизм рациональной организации досуга людей, обеспечения его педагогической направленности.
Структура досуга, соответствующая прогрессивному усложнению и развитию потребностей личности, представляется рядом уровней деятельности, отличных друг от друга по своей культурной значимости.
Одним из первичных уровней организации досуга является развлечение. На этом уровне досуг становится в какой-то мере целенаправленной, организованной, активной деятельностью. Развлечениями могут служить прогулки, игры, участие в коллективных экскурсиях или путешествиях, посещение концерта или танцевального вечера, коллекционирование или другие виды любительства и т.д. Деятельность на уровне развлечения отвечает социально-психологическим потребностям личности и лучше всего протекает в небольших, неформальных коллективах, в группах свободного общения, в семье.
Для людей, находящихся на уровне развлекательного досуга, важную роль играет зрелище в самых разных формах его проявления. Игнорировать потребность в зрелище - значит обеднять досуг людей. Действенность зрелищ во многом предопределяется характером вызываемых эстетических переживаний. Зрелище адресовано не одному человеку, оно - для каждого зрителя, для всей публики. Человеческая общность в данном случае оказывается могучим резонатором, усиливающим индивидуальные эстетические переживания и рождающим коллективную эмоцию. Основу таким переживаниям в зрелище дает ряд взаимосвязанных, взаимопереплетенных факторов. Прежде всего, это красота, изобретательность, яркость. Одновременно зрелища всегда несут и познавательную нагрузку, специфическими средствами перерабатывая события прошлого и современной жизни, демонстрируя возможности науки и техники, достижения ума и рук человека.
Являясь самостоятельным действием, рассчитанным преимущественно на эстетическое восприятие, зрелище, как правило, не связано с самодеятельностью людей, которые довольствуются лишь положением зрителя. Вследствие этого воспитательная ценность развлечения на уровне зрелища ограничена, но недооценивать и тем более игнорировать ее, естественно, нельзя.
Переход от развлечения к высшему уровню досуга связан с пробуждением и развитием более сложных интересов личности, перерастающих рамки групповой жизни и выходящих в более высокие области человеческой деятельности. Современная наука убедительно показала, что поэтапное развитие и усложнение досуга как явления культуры и сферы воспитания всегда происходит параллельно с расширением потребностей и интересов, с переходом их от индивидуальных через групповые к общественным.
Одним из высших проявлений человеческого досуга на уровне общественных, общекультурных потребностей является праздничных досуг, означающий такую организацию масс, которая в отличие от зрелища основывается не только на восприятии, но и на активном действии, связана с самыми различными формами самовыражения, включает в себя позитивное отношение людей к тем или иным датам, событиям, традициям. Быть на празднике - значит активно участвовать в массовом действии, которое основывается на сопереживании и совместных действиях большой общности людей.
Досуг - время, которое каждый вправе использовать по своему выбору и усмотрению. Но, вместе с тем, это - время, от характера заполнения которого непосредственно зависят и готовность человека к общественно-полезному труду, и нравственный облик человека. Поэтому оно не может быть свободно ни от социального влияния, ни от моральной ответственности перед обществом.
Прикладная культурология как любая отрасль знания должна вычленить изучаемый ею объект в виде определенной системы, отличающейся конкретными параметрами и неповторимыми, только ей присущими целями, закономерностями и способами существования. При этом нельзя не учитывать, что культурно-досуговая деятельность носит своеобразный характер и не может копировать функционирование индивида в школе, трудовом коллективе или общественно-политической организации. Однако, в любой ячейке общества преломляются единые методологические принципы прикладной культурологии, анализ которых помогает научно обосновывать возможности их реализации в специфических условиях того или иного социального института, позволяет творчески осмыслить и использовать все подлинно конструктивное, что накоплено теорией и практикой формирования личности в современном человекознании.
Прикладная культурология предполагает не просто воздействие, обеспечивающее не только усвоение индивидом какой-то суммы сведений и правил, но и стимулирование культурной деятельности самого человека, в ходе которой знания и идеи превращаются в убеждения, привычки, в мотивы поведения; формируются социально значимые культурно-досуговые потребности и способы их реализации. Это методологическое положение является основополагающим в анализе механизмов воздействия на личность, с целью формирования у нее культуры организации и самоорганизации досуга.
Многолетнее комплексное исследование различных аспектов обеспечения культуры досуга не решило и не могло решить всей совокупности проблем, которые детерминируют реализацию культуросозидающего потенциала рациональной организации и самоорганизации свободного времени разных групп населения. Однако оно смогло существенно ускорить процесс их разрешения и сформулировать ряд социально значимых теоретических и методических положений.
В ходе исследования опровергнута идея о правомерности управления поведением, отношениями и деятельностью людей в сфере свободного времени и обоснована концепция рациональной организации досуга, исходящая из принципа опосредованного воздействия на личность, группу или иную социальную общность путем создания благоприятных условий для:
* удовлетворения, педагогически целесообразной коррекции и дальнейшего развития психофизиологических, коммуникативных, познавательных и эстетических потребностей;
* стимулирования социально значимых мотивов культурно-досуговой деятельности;
* формирования и развития умений и навыков рационально строить свой досуг;
* самовыражения и самоутверждения личности в сфере свободного времени.
Исследование позволило обосновать сущность и специфику методики сотворчества как наиболее адекватной природе досуга совокупности приемов и способов обеспечения культуросозидающего влияния на людей в сфере свободного времени, построенной на внедрении субъект - субъектных отношений и преобразовании объекта воспитательного воздействия в субъект культурно-досугового творчества.
В ходе исследования раскрыты содержание и структура процесса обеспечения культуры досуга, включающего в себя формирование:
* осмысленной необходимости рационально использовать свое свободное время;
* активного стремления духовно насыщать и интенсивно строить свой досуг;
* умений и навыков планировать и организовывать свое свободное время.
Исследование показало, что культура досуга как способность личности к выработке качественно нового, собственного подхода, замыслов и решений по организации своего свободного времени представляет своеобразный образ мысли по созданию своих, индивидуализированных способов действия в сфере досуга. Как результат педагогического воздействия и самовоспитания, культура досуга является слагаемым одновременно действующих интеллектуальных, эмоциональных и волевых факторов организатора свободного времени и объекта его воздействия, который последовательно преобразуется в субъект социально-культурного творчества.
Культуру досуга в этой связи можно определить как сложное качество личности, характеризующееся совокупностью проявления самостоятельности мышления и действия, функциональной и интеллектуальной активности, творческих устремлений во имя реализации прогрессивного процесса отдыха и дальнейшего саморазвития, продуктивного влияния на окружающих.
Отражая социально-сущностные силы человека, которые реализуются в практике общественной жизни, культура досуга входит в структуру социальной активности как один из способов ее выражения и критерий ее эффективности.
Возможность проявления личностью культуры досуга определяется не только объективно (социальными условиями), но и совокупностью субъективных факторов:
* развитых структурных компонентов культуры свободного времяпрепровождения;
* наличием основ специальных знаний и умений в избранной области культурно-досуговой деятельности;
* творческой установкой на данный вид отдыха.
Осуществленное нами исследование позволило утвердить в общественном сознании понимание культуры досуга как интегрального качества личности, отражающего потребность и умение конструктивно использовать свое свободное время, которое реализуется в активном отдыхе, удовлетворении и постоянном возвышении духовных потребностей посредством репродуктивной и творческой деятельности по освоению культурного наследия человечества, созданию культурных ценностей и развитию своих сущностных сил.
В ходе исследования обоснована программа формирования духовных интересов разных групп населения и способов их реализации в сфере досуга в условиях повседневного, воскресного и каникулярно-отпускного свободного времени, основанная на поэтапном переходе от пассивных и ситуативных к активным и стабильным формам свободного времяпрепровождения на уровне:
* репродуктивном, когда досуг строится на известных образцах;
* поисково-творческом, при котором личность вносит в досуг элементы индивидуализации его форм и содержания;
* творческо-созидательном, обеспечивающем разностороннее раскрытие индивидуальности.
Показателем эффективности этой программы выступает коэффициент интенсивности освоенного свободного времени, отражающий взаимосвязь духовного наполнения досуга и уровня владения умениями и навыками его организации, что проявляется в способности личности:
* планировать свой досуг;
* использовать эстетический и оздоровительный потенциал природной среды;
* осуществлять интеллектуально насыщенное общение в кругу семьи, друзей, клубного объединения или иной социальной общности;
* эффективно использовать возможности чтения, избирательного просмотра телепрограмм и других форм индивидуального потребления ценностей культуры;
* реализовывать свои способности и дарования в различных областях художественного, технического и прикладного творчества.

ГЛАВА IV

ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРОЛОГИЯ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ УЧРЕЖДЕНИЙ ИСКУССТВ И КУЛЬТУРНО-ПРОСВЕТИТЕЛЬНОЙ РАБОТЫ

4.1. Социально-культурная деятельность театрально-зрелищных учреждений

Прикладная культурология как область научного знания и социальной практики решает широкий круг задач - от методологического обоснования созидательного потенциала культурной деятельности и ее правового, экономического, политического, духовного, материально-технического, организационно-методического и кадрового обеспечения, до разработки культурной политики и внедрения эстетических начал в труд, познание, быт, досуг и иные формы жизнедеятельности. Однако ее ведущая функция концентрируется на раскрытии научных основ вовлечения человека в мир культуры, создания благоприятной культурной среды, удовлетворения и последовательного возвышения духовно-эвристических и художественно-творческих интересов и потребностей разных групп населения. И в этом прикладная культурология органично смыкается с педагогикой, используя ее веками наработанные методы хоминизации, социализации, инкультурации и стимулирования индивидуального развития личности. С другой стороны, педагогика, интегрируя в себе не менее широкий комплекс задач научного обеспечения процесса обучения и воспитания человека, во всем, что связано с формированием культуры индивида или социальной общности, опирается на теоретическую, историческую и прикладную культурологию.
Преподавание литературы в средней школе или обучение дошкольников основам изобразительного или музыкального искусства строится на принятых в педагогике принципах дидактики, но содержание этого процесса коренится в культурологии. Даже в естественно-математических и технических дисциплинах, призванных наряду со специальными знаниями формировать культуру мышления и эстетическое отношение к данному виду деятельности, решение этих задач осуществляется с учетом специфики культуры и культурных процессов.
В конце XX века в системе непрерывного образования во взаимосвязи с традиционными циклами естественно-математических и социально-экономических дисциплин утвердило себя культурологическое направление, включающее:
- начальное художественное обучение в детских садах и учреждениях начального образования;
- раскрытие основ теории и истории культуры в средних общеобразовательных и профессиональных учебных заведениях;
- научное осмысление проблем теории и истории культуры средствами культурологических дисциплин в высшей школе.
В духовной жизни современного общества все большую роль играет система дополнительного образования, позволяющая не только углублять и расширять художественные познания разных групп населения, но и включать их в разнообразные формы социально-культурного творчества, способствующие преобразованию знаний о культуре в художественно-эстетические убеждения, в нормы, принципы и навыки социально-культурной деятельности. Если к этому добавить основанную на педагогике С.Т.Шацкого и А.А.Брянцева художественно-просветительную деятельность театров юного зрителя; широко реализуемые сегодня принципы музыкальной педагогики Б.В.Асафьева, Л.А.Баренбойма, Д.Б.Кабалевского, Б.Л.Яворского; педагогику пропаганды изобразительного искусства Б.М.Неменского; методику нравственно-эстетического воспитания средствами киноискусства С.А.Герасимова или утверждающиеся ныне на телеканале "Культура" художественно-педагогические формы эстетического просвещения, то правомерно сделать вывод о том, что в современной России сложилась система воспитания разносторонне развитой, художественно-образовательной и духовно богатой личности. Содержание образовательно-воспитательного процесса в этой системе детерминировано культурологией, а методика воздействия на разум и чувства обучающихся - педагогической культурологией.
Совокупный опыт культурологического образования и воспитания позволяет сделать вывод, что педагогическая культурология - это область науки и социальной практики, которая интегрирует в себе принципы педагогики и культурологии и, опираясь на их взаимодействие и взаимовлияние, раскрывает методику историко-культурного просвещения и вовлечения индивида в социально-культурную деятельность, способствующую преобразованию знаний о культуре в художественно-эстетические убеждения, нормы и принципы духовной жизни.
Введение в научный оборот понятия "педагогическая культурология" позволяет более четко определить границы использования педагогики в сфере социально-культурной деятельности. Когда говорится о методике преподавания культурологических дисциплин, раскрытии вопросов культуры в разных формах обучения или о пропаганде художественно-эстетической культуры средствами искусства - это предмет педагогической культурологии. Когда речь идет о технологии разработки и реализации культурной политики, социально-культурного проектирования или создания благоприятной культурной среды - это, естественно, собственно прикладная культурология. Когда же мы сталкиваемся с механизмом вовлечения человека в мир культуры, правомерно видеть в нем органичное соединение и прикладной, и педагогической культурологии - двух направлений науки и социальной практики, которые взаимно дополняют и обогащают этот процесс.
Педагогическая культурология - понятие новое. Его нет в существующих учебных пособиях и словарях, однако на практике многое из того, что раскрывает это направление науки применяется достаточно давно. Пропагандой культуры средствами искусств на Руси занимались веками. Православная церковь вовлекала людей в мир культуры с помощью музыки, хорового пения, изобразительного и ораторского искусства; с XVIII века во многих помещичьих усадьбах крепостные крестьяне и их дети участвовали в театральных постановках; оригинальные методы приобщения широких слоев населения к музыкальной классике, живописи и скульптуре использовали члены "Могучей кучки" и "Движения передвижников". Диапазон художественного просвещения простирался от Талашкинской школы искусств М.К.Тенишевой и Лиговского народного дома художественного воспитания рабочих С.В.Паниной до благотворительных концертов Ф.И.Шаляпина, Л.В.Собинова, А.В.Неждановой, на которых великие мастера сцены доносили до гимназистов, студентов, солдат чарующие мелодии русской и западноевропейской оперы.
И священнослужители, приобщавшие людей к искусству, и помещики, вовлекавшие своих крестьян в театральное творчество, и многочисленная армия российской интеллигенции, считавшая своим гражданским и нравственным долгом способствовать повышению общекультурного уровня населения страны, решали эти задачи методами педагогической культурологии, но делали это интуитивно, спонтанно. В чем-то их деятельность была достаточно успешной, в чем-то допускала существенные ошибки. Однако сегодня, в условиях формирующегося информационного общества, когда Интернет и иные новейшие электронные средства обрушивают на людей лавину самого противоречивого воздействия - от шедевров мировой культуры до их абсолютных антиподов - строить процесс инкультурации на уровне обыденного сознания, безусловно, нельзя.
В современной социально-культурной ситуации формирование духовного богатства личности может быть эффективным лишь на научной основе. И педагогическая культурология в этом плане может принять на себя широкий круг задач. Она способна помочь индивиду разобраться в сложных и противоречивых процессах культурной жизни, воспитать интерес и любовь к искусству, привить художественных вкус, выработать умение воспринимать и оценивать явления духовной жизни, наслаждаться подлинными творениями человеческого гения, отвергать любые формы псевдоискусства, вносить свой вклад в создание ценностей культуры.
Педагогическая культурология призвана обеспечить преобразование явлений и процессов культуры из "вещей в себе" в "вещи для нас"; сделать доступным любым слоям населения театральное, музыкальное, изобразительное и иные жанры искусства; дать возможность наиболее полно реализовать нравственно-эстетический потенциал художественной культуры. Но для этого, прежде всего, необходимо выявить сущность и специфику этой области духовной жизни, обосновать механизм ее восприятия, раскрыть совокупность приемов и способов вовлечения людей в систему социально-культурной деятельности, обеспечивающей ее дальнейшее развитие.
Богатство и многообразие художественной культуры обусловили неослабевающий интерес к ней со стороны ряда наук. Философы исследуют ее методологическую основу, содержание, структуру и функции, социологи изучают формы распространения художественной культуры и уровень овладения ею различными группами населения, психологи постигают специфику художественных способностей и художественного творчества, а педагогическую культурологию интересует процесс формирования личности под воздействием художественной культуры, и в этой области за последние десятилетия достигнут определенный прогресс. Многие работы, посвященные изучению этой проблемы, способствовали дальнейшей разработке таких вопросов, как понятие, структура, функции художественной культуры и ее место в жизни общества. Указывая на богатейший созидающий потенциал различных видов искусств, ряд специалистов (Ю.Б.Борев, М.С.Каган, Л.Н.Коган, Ю.А.Лукин, Т.С.Махлина, Ю.У.Фохт-Бабушкин и др.) раскрывают специфику восприятия каждого из них, подчеркивают особенности их использования как средств духовного развития, как для отдельных индивидов, так и для социальных общностей.
Давая обобщенную оценку художественной культуры, Ю.У.Фохт-Бабушкин определяет ее как ядро эстетической культуры175, а Л.Н.Коган видит в ней степень реализации сущностных сил социального субъекта в художественном освоении действительности176. Ю.Б.Борев обращает внимание на специфику искусства, которое вовлекает аудиторию в выработку эстетических идей и заставляет читателя, зрителя, слушателя интериоризировать художественные идеи в личной форме177, а М.С.Каган отмечает способность искусства "раздвинуть границы реального опыта жизни, значительно расширить жизненный кругозор"178.
За последние годы появилось немало интересных работ, посвященных проблеме функций искусства179. Отсутствие единства в трактовке этих функций говорит о сложности предмета исследования и возможности различных подходов к его рассмотрению. Но, так или иначе, всеми авторами признается такая функция искусства, как его преобразующее воздействие на личность (например, у М.С.Кагана - социально-организационная функция как базовое звено многоуровневой системы искусств; у Ю.Б.Борева - общественно-преобразовательная, познавательно-эвристическая, воспитательная функции).
Педагогическая культурология строит механизм восприятия искусства на использовании способности психики индивида поддаваться внушению, подражать героям художественных произведений, а главное сопоставлять отраженные в искусстве явления и процессы со своим жизненным опытом, сопереживать, соизмерять себя с мыслями, чувствами и поступками этих героев.
Сила искусства проявляется в том, что оно одновременно воздействует и на разум, и на чувства человека, вызывая широкую гамму эмоционального восприятия - от симпатии, восхищения и восторга до грусти, негодования и презрения.
Органично соединяя интересы и потребности личности и общества, искусство раскрывает свою социальную сущность в способности реализовать:
- гносеологическую функцию познания действительности;
- аксиологическую функцию определения ценностей окружающего мира;
- эвристическую функцию активизации и развития творческих потенций человека;
- просветительную функцию распространения знаний о сути наиболее значимых событий и явлений бытия;
- пропагандистскую функцию формирования общественного сознания и утверждения определенных философских, экономических, политических, правовых, нравственных, эстетических, экологических и иных концепций и идей;
- коммуникативную функцию обеспечения духовного общения людей на базе восприятия ценностей культуры;
- гедонистическую функцию стимулирования душевного подъема и чувства наслаждения;
- воспитательную, по сути интегрирующую в себе все вышеперечисленные функции и способствующую проявлению деятельной сущности искусства, его социальной предназначенности стимулировать процесс общественного преобразования действительности.
Специфика искусства проявляется в том, что оно реализует свои социальные функции во взаимосвязи, взаимодействии и ситуации активного взаимодополнения с другими сферами духовной жизни. Гносеологическую, познавательную функцию в первую очередь осуществляет наука; просветительную - широкая система непрерывного образования; пропагандистскую - политические институты государства и общества и их средства печатной, электронной и иной информации. Однако искусство не дублирует, а усиливает и обогащает их воздействие. Используя феномен единства информационно-логического и эмоционально-образного воздействия, искусство активизирует и интенсифицирует процесс восприятия действительности, раскрывает ее в эстетическом многообразии, способствует открытию новых граней в известных явлениях и фактах, учит видеть прекрасное, поднимает на новую высоту духовный мир человека.
Вне искусства нет силы, которая одновременно позволяет индивиду видеть, слышать, чувствовать, мыслить, сопереживать и, по сути, вслед за создателем этого творения подняться до уровня художника. При этом искусство не может быть назидательным, решать узко утилитарные задачи. Его воспитательное воздействие проявляется в том, что оно возвышает человека, выводит его за пределы будничного, заставляет оперировать категориями вечного.
Л.С.Выготский180 и его последователи убедительно показали, что искусство вызывает не обыденные, отражающие биологическую сферу личности, а художественные эмоции, носящие социальный характер и отличающиеся осмысленным восприятием окружающего мира. Это достигается благодаря тому, что искусство не копирует природу, а обобщает, отражает среду обитания, выражая ее смысл и сущность.
Искусство породило и стало основой деятельности многочисленных институтов социально-культурной сферы, каждое из которых обрело определенный профиль, приняло на себя конкретные функции. Это, в первую очередь:
- социальные институты по производству произведений искусства (киностудии, художественно-творческие и художественно-производственные мастерские, дома художественного творчества, дома прикладных искусств и т.д.);
- культуроохранительные институты (дворцово-парковые, ландшафтные, историко-художественные заповедники, реставрационные мастерские и т.д.);
- культурно-просветительные учреждения, специализирующиеся на пропаганде искусства (художественные музеи, кинотеатры, видеотеки, музыкальные салоны и т.д.);
- образовательно-воспитательные учреждения художественного профиля (школы изобразительных искусств, музыкальные школы, хореографические студии, вузы искусств и т.д.).
Особое место занимают театрально-зрелищные учреждения (театры, филармонии, цирки и др.), которые интегрируют в себе и создание ценностей культуры, и опирающуюся на них повседневную культурно-просветительную деятельность.
Как образно заметил Луи Жуве181 театр - это самое совершенное, удивительное и оригинальное изобретение человека. Его феномен пытаются исследовать, по крайней мере, более двух с половиной тысячелетий. От Аристотеля и Эпикура до наших дней представители разных наук стремятся раскрыть механизм его воздействия, понять природу его коллективного искусства, осознать синтетический характер используемых им выразительных средств, оценить роль и место драматурга, режиссера, актера и других участников процесса создания театрального действия. В последние годы в исследование проблем современного театра активно включились социологи, социальные психологи, экономисты, сценографы, специалисты электронной техники, других направлений научного знания. И в целом правомерно констатировать, что театроведение сумело представить общественному мнению достаточно полную и достоверную картину состояния театрального дела. Однако белым пятном на этом фоне представляется раскрытие сути и природы социально-культурной деятельности отечественного театра, определение методики художественно-педагогического воздействия театра на разные группы зрителей, обоснование оптимальной технологии формирования театральной культуры населения и в первую очередь молодежи.
Включаясь в исследование социально-культурной деятельности театра, филармонии, цирка, мы видели особую значимость этих центров культуры в том, что их искусство представляет собой творчество, совершаемое на глазах у зрителя. Театральный спектакль, цирковое представление, филармонический или эстрадный концерт каждый раз воспроизводятся заново, и зритель воспринимает не только результат сценического действия, но и сам творческий акт. Он становится свидетелем, и в значительной мере соучастником создания духовных ценностей.
Замечательный русский актер и руководитель труппы Малого театра А.И.Южин очень точно подчеркнул, что публика для актера - это холст для художника, но холст живой, отзывчивый, помогающий художнику, дополняющий его, зажигающий актеров своим дыханием, с любовью и радостью купающий свою душу, свою мысль, нервы и сознание в потоках их вдохновения. Произведения сценического искусства живут лишь до тех пор, пока идет спектакль, представление, концерт, пока не прекратился творческий процесс. Их можно записать на пленку, но от этого действие существенно потеряет то, что совершается на сцене, происходит здесь и сейчас. Произведения живописи, художественная фотография, кинофильм или книга, посвященные самой горячей теме современности, изображают ее как явление свершившееся, то есть как прошлое. Театр же, даже ставя Софокла, Шекспира или Пушкина, играет их в настоящем времени.
Как бы ни было велико эстетическое наслаждение, доставляемое восприятием любого художественного произведения, оно никогда не заменит радости, доставляемой воздействием самого процесса художественного творчества. Зритель может десятки раз смотреть один и тот же спектакль, слушать симфоническое или камерное произведение, наслаждаться цирковыми трюками, но каждый раз он имеет дело с рождением нового художественного произведения.
По своей природе сценическое искусство предполагает активную позицию зрителей, ибо ни в каком ином искусстве нет такой зависимости творческого процесса от его восприятия, как в театре, филармонии или цирке. Как бы ни относился посетитель картинной галереи к полотнам живописцев, ни одного штриха это отношение в них не изменит. Актер же, дирижер или музыкант как чуткий барометр реагируют на малейшее движение в зале и откликаются на него - чуть большей продолжительностью пауз или, наоборот, ускорением ритма, какими-то иными нюансами исполнения.
Любой спектакль, представление или концерт - своеобразный поединок с залом, потому что каждый раз зрителя нужно заново завоевать, сделать своим союзником, превратить в соучастника творческого процесса. Оперируя к чувствам и мыслям зрителей, театр воздействует не на отдельного человека, как книга или картина, которую каждый может прочесть или посмотреть наедине с собой, он обращается одновременно ко множеству людей, собравшихся в зрительном зале, воздействует на всех сразу, формируя коллективное сознание, основанное на взаимном заражении, на едином чувстве сопричастности к происходящему действию.
Издревле театр выполнял в обществе благородную роль института просвещения и воспитания широких социальных слоев, выступая как уникальный вид искусства массового показа и восприятия, обладающий привлекательностью незафиксированности и сиюминутности.
На всех этапах истории театр был могучим оружием гуманизма, одним из самых мощных институтов самовоспитания человечества. Истина, провозглашаемая с театральных подмостков, по силе и широте своего воздействия всегда была не сопоставима с истиной, которая была заложена в других формах искусства.
Сила театра проявляется в том, что удовольствие здесь сочетается с поучением, спокойствие с возбуждением, забавы с образованием. "Более, чем какое-либо иное общественное учреждение в государстве, театр есть школа нравственной мудрости, путеводитель по гражданской жизни, верный ключ к сокровеннейшим входам в человеческую душу. - писал Ф.Шиллер, - ...Театр есть общий канал, по которому от мыслящей, лучшей части народа струится свет истины, мягкими лучами распространяясь отсюда по всему государству. Более верные понятия, более высокие правила поведения, более чистые чувства растекаются отсюда по всем жилам народа"182.
Появившись вначале как развлечение, театр постепенно стал для человека школой познания жизни, выразителем его чувств, стремления к общности, к коллективному сопереживанию.
Театральное искусство раздвигает жизнь человека далеко за пределы его физического существования. Восприняв образы театра, интериоризовав их, зритель незаметно для себя расширяет собственное духовное бытие. Искусство театра владеет поразительной способностью сливаться с жизнью. Жизнь, показанная со сцены, не только предмет увлекательного зрелища и поучительного познания, она еще и часть собственной жизни зрителя, ибо он в эту жизнь свободно вошел, она стала ему близкой и знакомой. Эта жизнь для него реальность, некогда существовавшая сама по себе, а ныне, в сегодняшний вечер, воссозданная искусством.
Идейная и эмоциональная емкость, широкая наглядность, способность непосредственно воздействовать на большие массы людей делают театр одним из наиболее действенных форм духовного воспитания народа. По словам Гарсиа Лорки: "Театр - одно из самых действенных полезных орудий в строительстве страны, это барометр, отмечающий ее величие или упадок. Чуткий театр, верно направленный во всех своих жанрах - от трагедии до водевиля, - может в несколько лет изменить мировосприятие нашего народа. А театр искалеченный, у которого вместо крыльев - копыта, может развратить и усыпить целую нацию"183.
"Театр - счастливец, - писал К.С.Станиславский, - он и в дни мира и в дни войны, в дни голода и урожая, и в дни революции и мира оказывается нужным и наполненным. Когда весело и радостно на душе - люди идут к нам, чтоб веселиться; когда голодно, тяжело, тоскливо на душе - идут в театр, чтоб отвлечься, успокоиться"184.
Театр всегда обращается непосредственно к жизни человека, к насущным вопросам его бытия и сознания. И поэтому древнее и молодое искусство театра всегда было и продолжает оставаться в высшей степени искусством современным. Театр может обогатить духовный мир человека, воздействовать на его ум, волю и чувства, пробудить в нем творческую активность и идейную устремленность. Искусство театра развивается благодаря потребности в нем людей, но оно само постоянно формирует эту потребность, воспитывает художественный вкус.
Роль театра, равно как концертно-зрелищных учреждений в духовной жизни общества, безусловно, велика. По широте своего воздействия на разные группы населения эти центры культуры уступают лишь телевидению и кино185. Однако можно ли утверждать, что их культуросозидающий потенциал используется в полной мере? К сожалению, нет, ибо десятки миллионов россиян не посещают театры и, тем более, залы филармонии, а значительная часть реальных зрителей и слушателей не обладает элементарной культурой восприятия художественной информации, не владеют умениями и навыками избирательного отношения к искусству и способностью оценки его достоинств.
Между интересом к театральному, цирковому, филармоническому или эстрадному искусству и художественной культурой личности, умением воспринимать искусство и стремиться к общению с ним - прямая связь. Если ты не способен сопереживать происходящую на сцене трагедию, радоваться цирковой буффонаде, наслаждаться эстрадными мелодиями, если ты не поднялся до восприятия С.Прокофьева или А.Шнитке, - вряд ли появится желание посетить театр или концертный зал. Жизнь убедительно показывает, что формирование культуры зрителя и слушателя должно начинаться с детства, с подросткового возраста, и решение этой задачи может и должна принять на себя педагогическая культурология.
Необходимость последовательного вовлечения подрастающих поколений в мир художественной культуры подтверждается зафиксированным в исследованиях социологов реальным противоречием: наличием среднего и высшего образования у большинства молодежи при отсутствии достаточного уровня эстетического развития. Наиболее ярко это проявляется в том, что, имея возможность воспринимать высококачественную художественную продукцию, массовый потребитель нередко ориентируется на произведения среднего уровня, восприятие которых не требует определенных интеллектуальных и эмоциональных усилий и специальной подготовки. Только в условиях отсутствия у значительной части населения подлинно эстетического вкуса оказалась возможной ситуация, когда под маркой традиционной культуры прилавок заполняется многочисленными подделками, которые, к сожалению, достаточно активно раскупаются. Недостатки художественного воспитания породили кич и интерес к псевдохудожественным коллективам, претендующим на роль выразителей новой музыкальной культуры.
Общее образование, вооружая молодого человека системой знаний, умений и навыков, формирует мировоззрение, развивает познавательный интерес. Последний выступает своего рода поисковым ориентиром, побуждая следить за произведениями того или иного автора, той или иной проблематики, за творчеством исполнителей, художников, режиссеров. Гуманитарное образование, полученное в общеобразовательной школе, позволяет зрителю, читателю, слушателю представить эпоху создания произведения, лучше понять его замысел, художественную идею, определить созвучность своему времени.
Повышение общекультурного уровня является важной, но не единственной предпосылкой осуществления массового художественного воспитания и образования. Значительное место в этом процессе принадлежит повышению эстетического эффекта современного производства. Подростки, усваивающие основы труда, встречаются с промышленной эстетикой, дизайном. Налицо диалектическая связь: характер современного производства диктует необходимость с детских лет формировать творческие потенции личности; искусство же, особенно в его современных формах, стимулирует развитие воображения и творческой мысли.
Следующей предпосылкой расширения и совершенствования художественного воспитания подростков является развитие средств массовой коммуникации.
Современное техническое оснащение повседневного бытия позволяет практически каждой семье иметь телевизор, радиоприемник, магнитофон, музыкальный центр, домашнюю библиотеку, фонотеку. Однако, повышение общеобразовательного уровня, насыщение быта предметной стороной художественной культуры само по себе автоматически не обеспечивает художественное развитие подростков. Необходима специальная работа по формированию потребности в общении с высокохудожественными произведениями искусства, вооружению школьников определенной системой знаний.
Традиционно термин "художественное образование" связывается с профессиональной деятельностью в области искусства. Или еще уже - с профессиональной деятельностью в области изобразительного искусства. Нередко под художественным образованием понимают систему организации художественного обучения. Так, "Большая советская энциклопедия" определяет художественное образование как систему подготовки мастеров изобразительного, декоративно-прикладного и промышленного искусства, архитекторов, художников, искусствоведов, художников-педагогов. В определенной мере - это определение вполне правомерно. Но жизнь требует учета и ряда иных факторов.
Для широкого определения понятия "художественное образование" в первую очередь необходимо уточнить его целевую установку. Цель художественного образования - приобщение личности к художественной культуре, результатом которого является потребность в общении с искусством, способность наслаждаться искусством, умение ценить подлинное искусство, которое является структурообразующим элементом художественной культуры.
Сила искусства заключается в его способности вовлекать аудиторию в выработку эстетических идей и заставлять читателя, зрителя, слушателя интегрировать художественные идеи в личностной форме. Искусство для вступающего в жизнь поколения выступает своеобразной "машиной времени", ибо оно позволяет человеку, ограниченному в пространственном и временном отношениях, преодолевать границы бытия, значительно расширить жизненный опыт. Предметом художественного образования должно стать искусство.
Общее художественное образование есть процесс, результатом которого является знание основ эстетики, знание и понимание специфики искусства как формы общественного сознания, его видов и жанров, художественная эрудиция. Это образование проявляет себя не только в ходе усвоения знаний об искусстве, что само по себе является важной задачей художественного образования. Оно осуществляется также в процессе восприятия искусства, ибо знание об искусстве имеет смысл тогда, когда его результатом является повышение общей культуры зрителя и слушателя, формирование высокого художественного вкуса.
Сложившаяся в Российской Федерации система эстетического воспитания опирается на знания, которые формируются школьными курсами литературы, музыки и изобразительного искусства. Однако за пределами этих дисциплин остаются волнующие современное общество проблемы театра, кино, хореографии, прикладного искусства, художественного вещания радио и телевидения.
Беглые обзоры культурных процессов в курсе истории или анализ драматургии отдельных писателей на уроках литературы дают определенные знания, но в программах этих дисциплин задачи по их преобразованию в соответствующие умения и навыки практически не ставятся. Далеки от требований культуры формирующегося информационного общества XXI века проводимые в начальных классах уроки музыки и изобразительного искусства. Ограниченные рамками детского восприятия эти, дисциплины не затрагивают сложные процессы музыкальной культуры, не пытаются давать оценки противоречивым тенденциям развития живописи, скульптуры, графики, художественной фотографии.
Противоречия функционирующей системы художественного воспитания подрастающих поколений привели к тому, что у значительной части подростков, юношей и девушек не выработаны необходимые интересы и потребности общения с искусством.
Как показало наше исследование из 3156 старшеклассников и учащихся профессиональных училищ Санкт-Петербурга, Самары, Орла, Калининграда, Пскова и Новгорода лишь у 273 (8,7%) был обнаружен интерес к театральному искусству и только у 84 человек (2,6%) были выработаны навыки восприятия музыкальной информации.
Подавляющее большинство учащихся (2848 - 90,2%) в ответах на вопросы анкеты, при собеседовании на классных часах и в индивидуальных беседах подчеркивали, что удовлетворение своих потребностей в общении с искусством в отдельных случаях они находят в кинотеатрах, а главным образом в просмотрах художественных фильмов по телевидению. Преобладание влияния кино подтверждается и данными статистики.
Существенную роль в совершенствовании системы художественного воспитания сыграла получившая бурное развитие в 80-90-е XX века годы система дополнительного образования. Анализ первых результатов ее деятельности среди учащейся молодежи ряда регионов страны позволил обобщить немало интересных и эффективных форм приобщения детей, подростков, юношей и девушек к достижениям отечественной и мировой художественной культуры. Но в то же время, этот анализ обнаружил явное противоречие между современными требованиями к обеспечению завершенности воспитательного воздействия и ограниченным количеством учащихся, которые систематически и последовательно, а не эпизодически и случайно вовлекаются в педагогически целесообразную эстетическую деятельность, дополняющую учебный процесс и способствующую преобразованию знаний в нравственно-эстетические убеждения, нормы и принципы поведения.
Широкое художественное образование предполагает, что раскрываемые на уроках духовные ценности будут дополнены, углублены, проиллюстрированы в процессе чтения, просмотра телепередач, посещения театра, музея, филармонии, кинотеатра, участия в самодеятельном художественном творчестве. Использование воспитательного потенциала культурной среды, естественно, не может носить столь целеустремленный, планомерный и последовательный характер, сколь это возможно обеспечить в процессе обучения, но стремиться к этому, безусловно, необходимо. Между тем, как свидетельствует практика, свободное времяпрепровождение подростков в основе своей отличает случайный, не связанный с учебным процессом и не детерминированный им выбор видов и форм досуговой деятельности.
Школьники 4 класса в течение года бывают в кинотеатрах в среднем 8 раз, в музеях и театрах 1 раз, на концертах в филармонии практически не бывают, а на детских утренниках и массовых праздниках в клубных учреждениях и парках - 4 раза.
В 5-8 классах эта картина в основном сохраняется с той лишь разницей, что к 8 классу количество посещений кинотеатров достигает 12, экскурсии в музеи остаются на уровне 4 класса, посещение театров достигает в среднем 2-х раз в год. Школьники старших классов и учащиеся профессиональных училищ за этот же период бывают на эстрадных концертах в среднем 1-2 раза, на вечерах в клубных учреждениях до 9-10 раз, в музеях 2-3 раза. Филармонию посещают единицы.
Таким образом, подростки юноши и девушки общаются с учреждениями культуры в среднем чаще, чем 1 раз в неделю, но это общение носит односторонний характер и в основе своей связано с киноискусством. В этих условиях важная организационно-практическая задача сводится к тому, чтобы с помощью педагогической и родительской общественности раскрыть конструктивные возможности разных видов искусства, усилив при этом пропаганду театрального, музыкального и изобразительного искусства.
Не менее сложная проблема связана с некритическим отношением подростков к кино. Формирование избирательного отношения к искусству, и в частности, к искусству кино, сложный, длительный и противоречивый процесс. Нельзя недооценивать присущий подростковому возрасту интерес к героико-приключенческой тематике, детективу; можно приветствовать и поддерживать интерес подростков к историческим фильмам, к произведениям о Великой Отечественной войне. Правомерен и интерес старшеклассников к проблемам товарищества, дружбы, любви. Однако стремление школьников пойти в кино на любой новый фильм и неумение отличить подлинное произведение искусства от умело смонтированного кинобоевика таит в себе существенный изъян формирования у учащихся эстетического отношения к действительности. Если же к этому добавить, что каждый школьник и учащийся профессиональных училищ в среднем в неделю от 9 до 14 часов проводит за просмотром фильмов, демонстрируемых по телевидению, то напрашивается вывод, что налицо явное злоупотребление кино-информацией, которая, как свидетельствует ряд ученых, перейдя через определенные границы, перестает носить конструктивный характер, превращаясь порой в свою противоположность.
При существенном различии в широте и интенсивности общения учащейся молодежи с искусством можно констатировать, что 93% от общей массы подростков, юношей и девушек чаще или реже смотрят телепередачи, бывают в кинотеатрах и других учреждениях искусств, однако это общение ограничивается уровнем слушателей или зрителей. И только 16% дома, в школе или в клубе овладевают основами игры на фортепиано, баяне, гитаре или иных музыкальных инструментах, участвуют в работе клубов любителей искусств, занимаются в коллективах самодеятельного художественного творчества. Это значит, что лишь малая часть подростков, юношей и девушек вовлечена в наиболее эффективную форму развития своих творческих потенций и имеет возможность не только воспринимать достижения художественной культуры, но и непосредственно участвовать в ее дальнейшем развитии и обогащении.
Определяя программу формирования интереса подрастающих поколений к различным жанрам искусств, мы отдавали себе отчет в трудности решения этой задачи в части театральной и музыкальной классики, но были уверены, что с искусством цирка никаких проблем не будет. Однако эти предположения в значительной мере не подтвердились. Как показало поисково-констатирующее исследование, почти повальное увлечение цирком в начальной школе в старших классах претерпевает существенные изменения. Из 2460 учащихся старших классов общеобразовательных школ и профессиональных училищ 297 (более 12%) отвергают цирк, т.к. "не хотят терять время на забавы для малышей"; 244 (почти 10%) "не воспринимают глупые репризы клоунов", а 200 человек (9%) проявили себя противниками цирка из нравственных позиций протеста против мучений дрессированных животных.
Приведенные выше аргументы далеко не бесспорны. В них отражается и юношеский максимализм, и не очень адекватное восприятие экологических проблем животного мира, и стремление, дистанцируясь от малышей, подчеркнуть свою взрослость. Однако, поскольку объективно такие позиции существуют, их нужно учитывать, и в первую очередь необходимо средствами педагогической культурологии использовать методики формирования у молодежи смеховой культуры, способности видеть и ценить юмор, умение смеяться.
В процессе исследования обнаружилась достаточно интересная связь между цирком и спортом. Наибольший процент поклонников цирка оказался среди участников спортивных секций, которые видели в артистах цирка эталон мужества и спортивного мастерства.
На позиции учащейся молодежи сказалось и место проведения опроса. В Пскове или Великом Новгороде, где нет стационарного цирка и у горожан складывается о нем впечатление посредством телевидения или представлений жонглеров и акробатов на клубной сцене, сторонников этого искусства оказалось значительно меньше, чем в Санкт-Петербурге.
Выявляя объективные возможности организации социально-культурной деятельности концертно-зрелищных учреждений, мы отталкивались от психологических закономерностей восприятия песни, танца, разных жанров музыки. При этом необходимо было учитывать, что в отличие от слова музыка воспринимается не в силу своей новизны, а ассоциативно. Слушатель, особенно неопытный, ищет в ней знакомые мелодии и ритмы, а это в свою очередь диктует необходимость последовательного, поэтапного вовлечения индивида в мир музыкальной культуры.
Эффективную программу музыкального воспитания многие годы осуществляет Санкт-Петербургская государственная филармония им.Д.Д.Шостаковича. Приглашению молодых слушателей в свой большой зал, предшествуют лекции-концерты в школах, профессиональных училищах, воинских частях, где слушателей знакомят с музыкальными инструментами и разными формами музыкального выражения действительности.
Несколько поколений города на Неве выросло на музыкальных абонементах "От А до Я", в рамках которых последовательно осваивали основы популярной и классической музыки.
С 30-х годов, когда И.И.Соллертинский и И.Л.Андроников вступительным словом, предвосхищавшем концерт, ярко и доступно доносили до слушателей его суть, Санкт-Петербургская филармония последовательно развивает и совершенствует методику культурно-просветительной деятельности среди разных групп слушателей. В основе этой методики - учет специфики музыки как явления духовной жизни и закономерностей ее восприятия.
Первая особенность музыки кроется в интонациональной природе этого вида искусства. Музыка становится близкой и понятной в силу сходства с интонациями человеческой речи. Когда язык и звуковая речь в древности стали средствами общения между людьми, возникли первые образы вокальной музыки - музыки для голоса. Интонирование в музыке как проявление человеческой речи, сознания и мысли раскрыты в работах академика Б.В.Асафьева. Интонация рассматривается им как фундамент, как звуковыраженная "музыкальная мысль", которая лежит в основе музыкального образа произведения, его содержания и формы, творческого метода, стиля и иных граней музыкального самовыражения. В самом звучании слова отражается интонационный смысл сути; музыка не выдумывается, а плавится из реальности. Можно сказать, что главное в восприятии музыкального произведения состоит в том, чтобы услышать "смысл интонационного смысла"186.
Вторая особенность музыки в том, что она выступает как особый язык человеческого общения: музыка не может отражать и изображать отдельные предметы и явления, но она способна более ярко передавать переживания человека, внутренний мир его чувств, эмоционально-психологические состояния, их динамику, переливы. В этой связи Р.Шуман любил повторять, что там, где кончается слово, начинается музыка.
Воссоздавая эмоциональный опыт человечества, музыка заставляет каждого подниматься до вершин эмоциональных переживаний, придает людям нравственные силы, воспитывает в них веру в жизнь, правду, красоту, стимулирует воображение, обогащает чувства и интеллект.
Третья особенность музыки состоит в глубине и огромной эмоциональной силе не только нравственно-эстетического, но и психологического и физиологического воздействия на человека. Материалом, физической основой построения музыкального образа выступает звук, который по данным современной психологии является более сильным сенсорным раздражителем для человека, чем свет или цвет. Главный эстетический смысл музыкального произведения, естественно, проявляется в его художественно-образной системе, однако нельзя недооценивать и силу физиологического воздействия на человека его физико-акустического ряда.
Отталкиваясь от самой природы музыки, Санкт-Петербургская филармония более 70 лет совершенствует методику музыкального просвещения, являя собой пример эффективной пропаганды музыкальной классики. Реализуемая филармонией система социально-культурной деятельности учитывает, что самые великолепные творения музыкального гения остаются "вещью в себе" до тех пор, пока люди не освоили их. Даже для профессионалов требуется время, чтобы услышать и принять новую мелодию. История знает как трудно коллеги по "Могучей кучке" принимали Первый концерт для рояля с оркестром П.И.Чайковского; сколь болезненно шли первые репетиции "Войны и мира" С.С.Прокофьева, как музыканты отвергали первые опусы А.Шнитке. Вряд ли на фоне этих примеров можно удивляться, что школьники или учащиеся профессиональных училищ без необходимой подготовки не проявляют интерес к И.С.Баху или Д.Д.Шостаковичу.
Музыкальное просвещение, охватывающее самые широкие слои населения, в этом плане представляется принципиально важным и необходимым. Однако информационно-просветительное воздействие - это лишь первый этап формирования музыкальной культуры, за которым должно последовать вовлечение людей в различные формы музицирования, в процессе которого знания о музыке могут преобразоваться в умения и навыки музыкального творчества.
От филармонии как учреждения культуры, которое призвано исполнять и пропагандировать произведения музыкального искусства, нельзя требовать и организации музыкального образования. Однако в истории отечественной культуры есть примеры, способные сегодня подсказать пути более полной реализации культуросозидающего потенциала музыки. Это пример С.И.Танеева, Е.Э.Линевой, Б.Л.Яворского, Н.Я.Брюсовой, Н.К.Метнера, А.Б.Гольденвейзера, К.Н.Игумнова и других подвижников, которые в 1906 году создали Московскую Народную консерваторию, где представители самых разных групп населения имели возможность приобретать музыкальные знания и обучаться исполнительскому искусству.
Интеграция просветительного опыта Санкт-Петербургской государственной филармонии и концепции С.И.Танеева об общедоступном музыкальном образовании позволили выработать рекомендации региональным филармониям России о расширении их влияния на слушателей посредством заключения договоров с учебными заведениями, центрами дополнительного образования, воинскими частями и клубными учреждениями о творческом сотрудничестве, в процессе которого:
- филармонии помимо традиционных концертов принимают на себя осуществление циклов лекций-концертов, последовательно раскрывающих шедевры музыкальной классики и наиболее актуальные тенденции развития современной музыкальной культуры;
- учебные заведения, воинские части, клубные учреждения, центры дополнительного образования вовлекают людей в систему музыкального просвещения; кружковую и студийную деятельность по освоению основ музыкального творчества, организуют посещения филармонических концертов с последующим обсуждением их достоинств и недостатков.
По данным Министерства культуры Российской Федерации187 в 1998 году 64 филармонии страны тесно сотрудничали с образовательными и культурно-просветительными учреждениями. Несколько меньше (47 филармоний) имели договора о культурном шефстве над воинскими частями. Практически все филармонии вели музыкально-просветительную работу в санаторно-курортных учреждениях, многие - в гостиницах, на туристских базах, в трудовых коллективах. И это свидетельствует о существенной тенденции к обогащению содержания и форм их социально-культурной деятельности.
Определяя принципы организации социально-культурной деятельности театра начала XXI века, мы руководствовались концепцией Г.А.Товстоногова, исходившей из того, что современный театр обязан соединить, сплавить воедино школу с праздником, мудрость с развлечением, урок со зрелищем188. История театра блестяще подтвердила, что реальным и стабильным вниманием зрителей пользовались именно те творческие коллективы, которые удовлетворяли этим требованиям.
Малый театр России:
- это средоточие отечественной классики;
- это реалистическая, доступная пониманию любого зрителя режиссура;
- это созвездие мастеров сцены, свято хранящих национально-культурные традиции "Дома А.Н.Островского", но одновременно - это признанная школа литературного русского языка, где каждый спектакль, являя образец культуры речи, соединяет урок со зрелищем, школу - с праздником.
"Современник", Захаровский "Ленком", Любимовская Таганка, Санкт-Петербургский Малый драматический театр - Театр Европы под руководством Л.А.Додина - это социально острый репертуар, новаторская режиссура, но в первую очередь - это социально-культурные центры демократии и прогресса, психологический климат которых способствует формированию у зрителей активной нравственно-эстетической позиции.
К началу нового столетия подавляющее большинство театров восстановили нарушенную в 90-е годы XX века традицию культурного шефства над вооруженными силами, учебными заведениями, детскими домами, социально-значимыми стройками. Ряд театров включились в движение за сохранение памятников истории и культуры, экологической среды, уникальных традиций региона.
Наибольшее распространение получила культурно-просветительная деятельность театров, направленная на воспитание зрительской культуры детей и молодежи. Особое место в решении этой задачи принадлежит театрам юных зрителей, и совершенно естественно, что на формирующем этапе исследования, мы опирались на конструктивный опыт театрально-зрелищных учреждений Москвы, Саратова и в первую очередь Санкт-Петербурга, где в ТЮЗе им.А.А.Брянцева успешно реализуется эффективная и оригинальная программа нравственно-эстетического воспитания детей и молодежи средствами искусства.
Опыт Московского Центрального детского театра позволил увидеть широчайшие возможности репертуарной политики. Учащаяся молодежь столицы встречается в театре с произведениями классиков русской и мировой литературы, которые изучают по школьной программе, при чем постановки театра никак не копируют эту программу, а дополняют и обогащают ее, стимулируя стремление школьников глубже и полнее познать доставшееся новому поколению литературное наследство человечества.
Уникальный музыкальный театр имени Наталии Сац позволяет с ранних лет встретиться со многими шедеврами музыкальной культуры и с помощью педагогически осмысленной режиссуры понять специфику оперы, балета, оперетты, мюзикла.
Саратовский ТЮЗ осуществил на своей сцене серию постановок, раскрывающих нравственные ценности человека. Галерея романтических героев - от Спартака до Юрия Гагарина - побуждает юных зрителей равняться на них, воспитывать в себе высокие нравственные качества.
Оригинальную систему воспитания средствами театрального искусства, разработал и успешно претворяет в жизнь Санкт-Петербургский ТЮЗ. Эффективность этой деятельности предопределяется дифференцированным подходом к зрителям разного возраста; широтой репертуара, включающего и детские сказки, и "Братьев Карамазовых"; системой обратной связи, позволяющей постоянно отслеживать динамику восприятия каждой постановки разными группами детей, подростков, юношей и девушек.
Педагогическая культурология театра строится на концепции смешанного зрительного зала и отвержения классных культпоходов. Для подростка, которого вместе с классом привели в театр, спектакль превращается в дополнительный урок с присущей ему психологической атмосферой. Здесь слышаться те же реплики одноклассников, те же замечания педагога, требующего быть внимательным. В этой ситуации подросток не испытывает ауры театра, где происходящее можно воспринимать индивидуально, а внимание проявляется не от того, что этого требует учитель, а потому, что тебя естественно увлекает "мудрость, соединенная с развлечением".
Театр последовательно добивается того, чтобы в зале дети сидели с родителями, с которыми дома можно обсудить спектакль, поспорить о его достоинствах и недостатках, сопоставить с принятыми в семье ценностями.
Ведущим стержнем социально-культурной деятельности театра успешно выступает Делегатское собрание - орган общественного самоуправления, объединяющий представителей школ, профессиональных училищ, детских домов. Его функции проявляются:
- в информировании коллектива театра о пожеланиях, замечаниях и просьбах зрителей;
- в донесении до учебных заведений информации о жизни театра, его репертуаре и намечаемых премьерах;
- в организации общественных обсуждений спектаклей, встреч с актерами и руководством театра, проведении конференций, выставок, презентаций и иных форм пропаганды театрального искусства.
В процессе исследования сложившиеся формы социально-культурной деятельности театра были дополнены созданием общественного родительского совета, объединившего представителей аналогичных советов школ. Это дало возможность учитывать мнение родительской общественности и через нее в свою очередь давать информацию в учебные заведения и советы муниципалитетов.
Существенное значение в современных условиях приобретают создание стабильной взаимосвязи театрально-зрелищных и клубных учреждений. Современный дом культуры или центр досуга, опираясь на театрально-зрелищные учреждения, имеют возможность строить эстетическое воспитание на подлинных образцах драматического, оперного, балетного искусства. В свою очередь, театры с помощью учреждений клубного типа могут углубить процесс пропаганды своих произведений, формировать эстетический вкус и избирательное отношение к искусству, стабилизировать свою зрительскую аудиторию, привлечь в нее учащуюся молодежь и ряд других групп населения, у которых не выработана потребность постоянного общения с театральным искусством.
Клубы любителей театра, зрительские конференции, стабильное шефство мастеров искусств над коллективами самодеятельного творчества не только расширяют зрительскую аудиторию, но и обеспечивают обратную связь, формируют вокруг театра определенное общественное мнение.
Исследование социально-культурной деятельности театрально-зрелищных учреждений убедительно показало, что их связь с домами культуры или иными центрами досуга может последовательно преобразовать совокупность находящихся в регионе автономно функционирующих учреждений культуры в социально-культурный комплекс, в рамках которого каждое из них, сохраняя специализацию и неповторимость своего лица, будет рассматриваться как составная часть единой системы, обеспечивающей кульуросозидающее воздействие на сферу свободного времени населения, работающего, обучающего и проживающего в данном регионе.
В основе функционирования такого комплекса должно быть:
- изучение, учет, удовлетворение и дальнейшее обогащение эстетических интересов разных групп населения;
- стабильная связь учреждений культуры и досуга с повседневной жизнью региона, с социально-политическими, экономическими, воспитательными задачами, которые решаются в его рамках;
- динамичное и эффективное использование материальных, кадровых и других возможностей различных учреждений искусств и культурно-просветительной деятельности в решении единых воспитательных задач; преодоление параллелизма и дублирования в их работе;
- система комплексного планирования социально-культурной деятельности, последовательно реализующая объективные возможности каждого учреждения культуры в обогащении духовной жизни региона.
В рамках культурного комплекса с максимальной полнотой будет реализовываться социально-культурная функция театрально-зрелищных учреждений как системы общественно-воспитательной и культурно-шефской деятельности, которая, выражая гражданскую позицию мастеров искусств и будучи производной их профессионально-художественного творчества: обеспечивает последовательное возвышение духовных интересов и потребностей людей; способствует формированию у них интереса к театральному и другим жанрам искусства, эстетического вкуса, культуры восприятия художественных ценностей; последовательно пропагандирует результаты их творческой работы; содействует расширению и стабилизации аудитории зрителей; вовлекает разные группы населения в художественно-критическую деятельность и самодеятельное театральное творчество; вносит интеллектуально-эстетические начала в содержание и формы общественно-организованного досуга.

4.2. Развитие информационно-просветительных функций музеев и библиотек

XXI век открывает перед человечеством самые широкие возможности получения информации и удовлетворения своих познавательных интересов. Люди еще не успели в полной мере осмыслить последствия информационной революции, совершенной Интернетом, а ученые создают технику нового поколения, позволяющую получать информацию о тайнах Вселенной и коры головного мозга. Однако как бы ни раздвигались границы познания, как бы ни обновлялась материально-техническая база информации и просвещения, есть социальные институты, которые веками сохраняют и будут сохранять свое особое, неповторимое место в духовной жизни общества - это библиотека и музей.
Нельзя не видеть, что социальный и научно-технический прогресс вносят в деятельность этих центров культуры существенные коррективы. От свитков папируса или хранилищ сокровищ египетских фараонов до электронных версий информации и современной экспозиции Эрмитажа пройден огромный путь. Изменились экспонаты музейного хранения, несоизмеримо расширился масштаб культурно-охранительной деятельности, умножилось число читателей, повседневно пользующихся книгами, кассетами, дискетами, разного рода и периодическими изданиями, но роль музея и библиотеки как институтов формирования исторической памяти, социальной информации, пропаганды национально-культурных традиций, непрерывного просвещения и нравственно-эстетического воспитания не только сохранилась, но и последовательно развивается. Обеспечивая преемственность поколений, превращая документы истории и образцы культурной деятельности в средства информационно-логического и эмоционально-образного воздействия, эти культурно-просветительные институты помогают людям, вступающим в третье тысячелетие, постигать непреходящие ценности человечества, осваивать новую информацию, включаться в социально-культурное творчество.
Только за несколько последних десятилетий в библиотеку пришла компьютерная техника, ее посетители широко используют лазерные диски, кассетное кино, механических переводчиков, автоматизированные каталоги и многие иные новинки. Однако, пока существует книга, - а она еще очень долго сохранит себя как уникальное явление культуры, - именно она будет предопределять лицо библиотеки.
Можно дискутировать с Н.А.Рубакиным189, считавшим, что чтение - это не столько расшифровка содержания книги, сколько проекция на нее собственных переживаний читателя, и даже пытавшимся доказать, что, сколько у книги читателей, столько у нее и содержаний. Но то, что книга ставит читателя в активную позицию, стимулирует эффективный мыслительный процесс, побуждает к творчеству - это аксиома, принятая и психологами, и представителями других областей человекознания.
Современная библиотека утвердила себя как неотъемлемое звено системы непрерывного образования и воспитания, приняв на себя существенную роль:
- в реализации внешкольных форм социализации, инкультурации и индивидуализации личности;
- в обеспечении самореализации творческих потенций личности, выходящих за пределы профессиональной деятельности;
- в оказании помощи образовательным учреждениям в общекультурном и профессиональном просвещении;
- в содействии семье и школе в нравственно-эстетическом воспитании детей и молодежи;
- в организации интеллектуально насыщенного досуга разных групп населения.
Педагогическая культурология в деятельности библиотеки проявляется в том, что, сохраняя читателям свободу выбора содержания и форм освоения информации, она корректно, не довлея над личностью, направляет ее познавательную активность в педагогически целесообразное русло.
Преимущество библиотеки в реализации принципа добровольности, в живом общении библиотекаря и читателя, позволяющем осуществлять дифференциацию объекта воздействия, обеспечить избирательное, селективное обслуживание. Ориентируясь на конкретно проявляемые интересы и запросы посетителей, библиотека может расширить источники информации, дополнив книгу периодическими изданиями, картографией, произведениями изобразительного искусства, видеокассетами и т.д. Опираясь на принципы педагогической культурологии, библиотекарь учит читателя находить нужную книгу, самостоятельно ориентироваться в библиотечных фондах и справочно-библиографических источниках, последовательно расширяет круг его чтения, а главное, возвышает духовные интересы и потребности, поднимая их до уровня литературной классики.
Главное достоинство библиотеки - в том, что она позволяет читателю воспользоваться универсальным фондом источников информации, с универсумом знаний, где представлены все отрасли науки и практики, или точнее, документированная часть социальной памяти, данная в ретроспективе.
Принципиальная особенность библиотечной деятельности в современных условиях связана с широким внедрением электронной техники. Как подчеркивает И.Е.Баренбаум190, электронная книга теснит на библиотечных полках традиционные формы печатных изданий. Фонды библиотек все более пополняются различными аудиовизуальными средствами, компьютерами, компакт-дисками, видеокассетами. Возникают артотеки, диатеки, фильмотеки. Привычные книгохранилища, библиотеки превращаются в "медиатеки", появляются и утверждают себя новые средства и способы хранения и передачи информации. Понятие книги вытесняется термином "документ".
Компьютерная технология, позволяющая получать самую широкую информацию через Интернет, поставила перед библиотекой сложнейшую проблему формирования такого ценностного ориентирования, эстетического вкуса и общей культуры человека, которые предопределили бы его избирательное отношение к этой информации, выработали иммунитет к восприятию сюжетов, несовместимых с нормами морали. Именно на этом должны сосредоточиться ныне и индивидуальные формы воздействия библиотекаря на читателя, и система культурно-просветительной деятельности библиотеки, осуществляемая средствами наглядности, лекционной пропагандой, вечерами встреч, презентациями новых поступлений и т.д.
Увеличение общего объема информации и усиление ее разнообразия обусловили необходимость значительно расширить рамки информационно-просветительной деятельности библиотеки, детерминировали укрепление ее связей с образовательными учреждениями и институтами культуры и досуга в решении единых социально-культурных задач. Пути их осуществления раскрывает прикладная культурология, которая, сохраняя присущий библиотеке принцип добровольности и свободы выбора, позволяет создать в ней благоприятную культурную среду; изучать, удовлетворять и возвышать реально проявляемые духовные интересы и потребности людей; вовлекать их в различные виды познавательного творчества, а через него в широкий мир культуры.
На аналогичных принципах может реализовать свой культуросозидающий потенциал и современный музей, который интегрирует в себе научно-исследовательские, охранительно-реставрационные, художественно-экспозиционные и культурно-просветительные функции.
Широта социальных функций музея предопределила и разнообразие работающих в нем специалистов. В ведущих музеях мира, как правило, сосредоточено не менее тридцати направлений профессиональной деятельности - от искусствоведов и реставрато