Л. ван Бетховен — Кантата »Морская тишь и счастливое плавание»


Аннотация на кантату Людвига ван Бетховена
«Meeresstille und glückliche Fahrt » (op. 112, 1815 г.)
на слова Иоганна Вольфганга фон Гете.
Это самостоятельное крупное двухчастное произведение, написанное для четырехголосного смешанного хора и оркестра. Первая часть («Meeresstille» или «Морская тишь») переходит во вторую («Glückliche Fahrt» или «Счастливое плавание») без перерыва (attacca).
Автор музыки кантаты – Людвиг ван Бетховен (1770-1827 гг.) – великий немецкий композитор, пианист и педагог, самый поздний (после Гайдна и Моцарта) представитель венского классицизма. Характеризуя творческий облик композитора, прежде следует сказать о его неиссякаемом жизнелюбии и вере в могущество человека. Такие черты личности, питаемым богатым миром чувств – лирических, возвышенных, патетически-страстных, определили образ и содержание важнейших сочинений Бетховена. К их числу относятся 32 фортепианные сонаты (самые известные из них - №8 «Патетическая», №14, №21 «Апассионата»), опера «Фиделио», музыка к драматическим спектаклям и увертюры к ним («Эгмонт», «Кориолан»), а также 5 концертов для фортепиано с оркестром и один скрипичный концерт.
Наиболее примечательную страницу творчества Бетховена занимают его 9 симфоний. Само мышление композитора являлось симфоническим. Рояль, которым Бетховен владел в совершенстве, также трактуется им как оркестр – это наглядно проявляется в фортепианных сонатах. И в зрелых хоровых сочинениях Бетховена кристаллизуется, по сути, новый музыкальный жанр – хоровой симфонизм. Хор понимается композитором как мощный инструмент оркестра и существует наравне с другими. Итоговое воплощение принципа хорового симфонизма в последнем сочинении - Девятой симфонии – самое главное достижение Бетховена в области хоровой музыки, оказавшее влияние на все последующие поколения композиторов.
Условно хоровое творчество Бетховена разделяется на три периода (ранний, средний и поздний). На раннем, (до 1802 г.) этапе творчества, самом светлом в жизни композитора, были созданы две кантаты – на смерть императора Иосифа II и на приветствие нового императора, хоровые песни, а так же гимн «Мы - великий немецкий народ». Примечательно также создание Бетховеном оратории «Христос на масленичной горе» - единственного произведения композитора на религиозный сюжет. Наступление среднего периода творчества (1802-1817) начиналось прогрессированием глухоты композитора и знаменовало обращение его к сюжетам борьбы за свободу и воспеванию силы Человека. Характерно, что теперь Бетховен шире, нежели раньше обращается к хоровой музыке. К числу значительных произведений среднего периода относится Месса C-dur для хора, солистов и оркестра; Фантазия для фортепиано, хора и оркестра; а также кантата «Морская тишь и счастливое плавание». Принцип хорового симфонизма уже наглядно проявляется в этих сочинениях. Помимо этого Бетховен утверждает тип светской кантаты, не связанный какими-либо традиционными рамками заказа. Из особенностей хорового письма уже зрелого мастера выделяется преобладание гомофонного склада с использованием полифонии в «решающих», обычно наиболее значительных эпизодах сочинений. К среднему периоду творчества относится также написание единственной оперы композитора - «Фиделио». Хор здесь вводится дважды – в финале первого акта и в апофеозе всего произведения – важно, что это очень значительные в драматургии произведения моменты. Поздний период творчества Бетховена представляют два крупнейших сочинения для хора и оркестра – Торжественная месса и Девятая симфония. Месса - произведение, в сущности, не религиозное, прославляющее силу Человека – знаменует путь развития духовной музыки на протяжении многих лет ее существования. Работа в жанре мессы или реквиема не в целях выражения религиозных чувств нашла отражение во многих сочинениях композиторов XX века. Последнее сочинение композитора - Девятая симфония, в финал которой вводится квартет солистов и смешанный хор гениально воплощает все идеи и художественные принципы композитора. Чтобы указать на важность открытия Бетховена, можно привести лишь некоторые примеры использования хора в симфонических произведениях у композиторов в дальнейшем – Г. Малером в «Песне о земле», И. Стравинским в «Симфонии псалмов», Д. Шостаковичем в симфонии №2 и №13.
Таким образом, даже несмотря на небольшое количество произведений для хора в творчестве Бетховена (хоров a capella у композитора вовсе нет) нельзя не отметить их художественную ценность и историческую значимость. Использование средств выразительности хора помогло композитору в осуществлении его масштабных замыслов.
Автор текста кантаты «Морская тишь и счастливое плавание» - Иоганн фон Гете (1749-1832) – великий немецкий поэт, а также государственный деятель. Драматические и поэтические произведения Гете легли в основу огромного количества музыкальных произведений композиторов-романтиков. С точки зрения взаимоотношения двух гениев эпохи – Бетховена и Гете важно рассмотреть и «Морскую тишь и счастливое плавание» Бетховен преклонялся перед талантом Гете, и очень желал встречи с ним, которая состоялась в 1812 году. Поэт и композитор испытали некое охлаждение друг к другу после встречи, и Бетховен даже позволял себе колкие замечания в адрес «придворной принадлежности» Гете. Уже в 1823 году, оставив в прошлом претензии, Бетховен высылает письмом Гете кантату с посвящением и в письме признается в почтении и великой любви к поэту. Но композитору было не суждено получить ответ ни на произведение, ни на письмо. Замысел Бетховена написать музыку на «Фауста» так и остался нереализованным. Кантата, таким образом, осталась одним из значительнейших произведений композитора на стихи Гете.
Перевод текста на русский язык осуществил советский поэт Ярослав Иванович Родионов (1903-1943).
Общая форма кантаты - двухчастная, построенная по принципу контраста. Надо сказать, что для кантаты Бетховен использовал два ранее не связанных между собой стихотворения поэта. Первая часть имеет темповое обозначение Sostenuto (четверть=84), и имеет созерцательный, светлый, очень умиротворенный характер, озаренный в середине двумя ярчайшими вспышками восторга. Так звучит стихотворение -
Тишь сковала гладь морскую
Без движенья вод простор
И моряк на сникший парус
Грустный свой направил взор
Ветра нет, кругом безмолвно!
Мертвый сон, глубокий сон!
И в тоске застыли волны,
И в тумане небосклон.
Бетховен в кантате первые две строчки повторяет снова.
Образ второй части (Allegro vivace, четверть=138) – восторженный, бурлящий, очень яркий. Сменяется картина природы. Нарушено спокойствие первой части, его сменяет безостановочное движение, радостное возбуждение. Сопоставление образов природы и человеческих чувств – одна из характерных особенностей романтического восприятия мира, которое было близко Бетховену. Приводится текст, использованный во второй части.
Уходят туманы! Под солнца лучами стал
Счастлив и радостен путь корабля,
И свежие ветры шумят парусами!
Вздымаются волны, и дали открыты.
Всех нас зовет земля!
Бетховен использует текст в различных вариантах, придавая отдельным строчкам различное содержание – и это напрямую связано с вопросом формы и художественного образа.
Первая часть имеет промежуточную между простой и сложной трехчастной форму, с очертаниями концентрической. Схематически это можно представить так:
Вст. а B а1 b c b1 2 т. 8+8 8 8+8 9 8+14
D-durD-dur-G-dure-moll-A-durD-durD-durD-durКульминационный раздел первой части – «с» - находится в точке золотого сечения. Реприза расширена за счет расширения каденции второго предложения – происходит окончательное успокоение после двух эмоциональных всплесков выражаемых динамическими, фактурными и регистровыми средствами. Этими яркими эпизодами Бетховен предвещает настроение второй части, поэтому они имеют еще и формообразующие значение.

В крайних разделах первой части статичный образ достигается почти полным отсутствием мелодии, строгой аккордикой, и отсутствием динамических изменений (в партитуре стоит ремарка – sempre pp.) Что очень характерно – партия хора по сути дублирует оркестровую партитуру, то есть Бетховен использует хор как симфонический инструмент, не отделяя его функцию от функции оркестра. К числу гармонических средств относится подчеркивание переменности лада – D-dur - h-moll – отображающее минимальное движение морской глади.
Средняя часть более эмоционально разработана и вследствие этого обнаруживает богатый спектр выразительных средств. В разделе «b» нарушается аккордовая фактура и беспрерывное течение оркестровой ткани. Бетховен использует чередование различных хоровых групп, появляется некое мелодическое развитие, разряжаемое паузами. Создается образ морской стихии, словно замершей, но таящей в себе несокрушимую мощь. Ощущение «затаенной силы» достигается динамическими и гармоническими красками – дважды вводится оттенок sF (на словах «кругом безмолвно» и «Мертвый сон» в партии сопрано), быстро возвращающийся к исходному состоянию – pp. Красочно вводится трезвучие шестой ступени на словах «Глубокий сон» у басов и дополняется красивым хроматическим подголоском. Впервые в оркестре в этот момент звучит медь. Это создает мощное впечатление и подготавливает слушателя к восприятию главной кульминации первой части.

В разделе «с» эмоциональный всплеск происходит дважды – и подготавливается в течении такта нарастанием звучности и фактурным уплотнением. Интересна его подготовка за вторым разом. Бетховен обрывает кадансовый оборот D-dur введением доминанты к A-dur. Внезапная гармоническая краска затем дополняется вводом в партию хора пульсации восьмыми нотами и новым нарастанием звучности с повторением мощного аккорда.
25403873500
Следующий затем раздел «b1» лишен динамических преобразований и постепенно успокаивает характер первой части. Квадратность раздела нарушается введением однотактовой связки в оркестре к репризе.
Реприза имеет еще более статичный облик, нежели первая часть формы. Это происходит по закону восприятия формы и также достигается исключением подголоска у альтов, который придавал небольшое движение.
Расширенная каденция выдержана на ДОП. Фактура обогащается полифоническими подголосками в нюансе p - словно изображающими легкую рябь на морской глади. В оркестре теперь звучат аккорды pizzicato – разряжением фактуры оркестра достигается еще большее успокоение. Завершает часть тонический секстаккорд у хора, звучащий в низком регистре. Все вернулось к начальному состоянию кантаты – к морской тиши и покою. И из этого покоя, будто из полной тишины возникает вторая часть кантаты.
Вторую часть в вопросе формы можно трактовать по-разному – как двойную трехчастную и как сонатную без разработки с развернутой кодой. Более правильным мне представляется второй вариант – в силу симфонизма мышления Бетховена. Кода в его сочинениях часто становится «второй разработкой», а в конкретном случае может заменять ее.
Вст. Экспозиция Связ. постр-е Реприза
Главная п. Побочная п. Главная п. Побочная п.
14 т. 16+1 (связка) 24 12 16+1 (связка) 28
D-durD-durA-durD-durD-dur – G-durG-dur – D-dur
Кода
Кода Заключение
21 33
D-durD-durНачало второй части у оркестра как уже было сказано, возникая как будто «из ничего» подготавливает вступление хора уже на нюансе F. Экспозиция главной партии проходит сначала в аккордовой фактуре с мелодией в сопрано, имеющей восходящее направление движения: а затем, в унисонном звучании всего хора. В оркестре – постоянная пульсация восьмыми нотами, сообщающая бурный характер движения. Побочная партия имеет более светлый, легкий характер – Бетховен сопоставляет различные группы хора и тембры, начинается она в нюансе p, в конце возвращаясь к forte. Гармонические средства экспозиции весьма прозрачны.
Связующее построение начинаясь, как и побочная партия на pp, постепенно разрастается в звучности и подготавливает наступление репризы, где вступление главной партии звучит уже чуть ярче, чем в экспозиции. В репризе Г.п. обогащается небольшой полифонической разработкой, П.п. еще более разрабывается. Градус эмоционального напряжения растет все больше.
Кода начинается с проведения измененной темы Г.п. на ДОП. Ее развитие обрывается внезапным введением уменьшенного вводного септаккорда, завершающееся однотактовой паузой в оркестре и внезапным сокращением звучности. Будто легкая тень сомнения – в партии хора по-прежнему звучат слова о счастливом плавании. Сомнение развевается уже через два такта и наступает заключение, построенное на материале П.п. В заключении примечательны динамические контрасты от F к p, и дважды происходящей остановке на фермате, после которых снова начинается безостановочное движение вперед. Прием кратковременной остановки бурного потока эмоций – прием характерный для Бетховена – часто применяемый в Девятой симфонии. Таким образом, эмоциональное напряжение все больше возрастает к концу формы, и кульминации своей достигнет буквально на последних тактах, а правильно сказать – через несколько секунд после окончания исполнения.
Переходя к особенностям хорового изложения, можно выделить отсутствие divisi и сольных партий в кантате.
Диапазон всего хора – от Fis большой октавы до A второй октавы. Диапазон партии сопрано – от Cis первой октавы до A второй октавы. Диапазон партии альтов – от H малой октавы до E второй октавы. Диапазон партии теноров – от D малой октавы до A первой. Диапазон партии басов – от Fis большой октавы до E первой. Тесситурные условия весьма трудные – в высоком, напряженном регистре во второй части кантаты долгое время приходится петь S и T. партии A и особенно B в отдельные моменты также трудны в отношении тесситуры. Связано это с трактовкой хора Бетховеном – он руководствовался не столько удобством условий пения, сколько желаемым звучанием – и это проявилось также и в ненормативном голосоведении, в иногда возникающих широких разрывах между голосами. С «симфоническим» звучанием хора связаны также проблемы хорового строя.
К наиболее трудным задачам строя относится описанный выше кульминационный эпизод первой части кантаты. После долгого пения в низком регистре на тихой звучности сопрано необходимо спеть ноту предельного высокого регистра, совершив скачок на ундециму, на октаву вверх поднимается альт, на квинту – тенор, и на октаву вниз – бас. Получается аккорд очень широкого расположения (более трех октав), где решающее значение необходимо уделить попаданию на свои ноты крайних голосов – чтобы было ясным мелодическое положение аккорда и его функция (секундаккорд). Первая трудность для исполнителей – услышать этот аккорд, чтобы можно было подготовить его взятие. Вторая – с помощью активного дыхания совершить скачок. И третья – снижая звучность, не потерять высоты звука. В работе над этим фрагментом поможет временное упрощение технических задач (пение в удобной октаве), и работа с каждой партией отдельно по выверению своего скачка.
В отношении горизонтального строя наиболее трудной оказывается партия сопрано. Во второй части кантаты у них излагается мелодия, которая звучит чаще в высоком регистре и требует хорошей вокальной работы и интонационного слуха. В произведении присутствуют и типичные хоровые трудности, такие как пение на одной ноте (связующий раздел между экспозицией и репризой во второй части), движение параллельными интервалами, схождения в унисон (в проведениях Г.П. второй части), пение, чередуемое короткими паузами (средний раздел первой части). То, станут ли эти моменты существенной проблемой для дирижера, зависит прежде всего от квалификации хорового коллектива.
Хорошая дикция, которая необходима и для удобства пения (особенно в верхнем регистре) должна подкрепляться еще знанием особенностей немецкой музыки, в которой текст определяет содержание произведения и задает его эмоциональный тонус. Дыхание во всей кантате – по фразам. Характер звука – светлый, ни в коем случае не форсированный; в первой части наполненный свободой выдоха, legato, чередуемое со свободным staсcato; во второй - более полетный, облегченный звук – звуковедение non legato и marcato.
Дирижеру, берущему это произведения для изучения с коллективом важно, прежде всего понять специфику бетховенского гения, того света, которое излучает его музыка. «Морская тишь и счастливое плавание» - кантата позднего периода творчества, во многих отношениях предвещающая появление IV части Девятой симфонии. И главная исполнительская задача – достижения характера бурного эмоционального подъема после исполнения произведения – это достигается пониманием формы кантаты, достижением яркого контраста между ее частями, а также хорошей вокальной работы с коллективом, которая нивелирует все тесситурные трудности произведения. Кантата непрерывна в развитии художественного образа, и до самого последнего такта этот образ «укрепляется», обрастает новыми гранями.
В произведении содержится большое число дирижерских трудностей. Начиная от самого общего – необходимо правильное определение темпа в разных частях кантаты и качественный показ звуковедения legato в первой и non legato во второй части кантаты. Дирижерская схема – alla breve на два в «Морской тиши», и 6/8 на два в «Счастливом плавании». Наличие полифонических приемов развития во всей кантате определяет трудности показа вступления и дыхания – в этом отношении наиболее сложной будет являться реприза побочной партии и кода второй части. Частые снятия хора, не сопровождаемые снятиями в оркестре также не должны пройти мимо внимания дирижера. Другие трудности - показ контрастной динамики в первой части (в среднем разделе) и грамотное построение фразы, когда хор поет F во второй части.. К ритмическим особенностям дирижирования относятся частые ритмизованные снятия во второй части. Наконец – важнейшая из трудностей – заполнение доли в жесте legato и звуковедение в кисти, которое должно быть в первой части - во второй должно смениться легким, не напряженным жестом, также метроритмически выверенным. В коде второй части присутствуют две ферматы, которые при исполнении Бетховена имеет очень важную роль – эти ферматы готовят новое развитие, и новый поток чувств. «Выслушивание» этих фермат потребует концентрации и внимания от дирижера.
К специфическим вопросам относится дробление долей в первой части. В партитуре стоит «резаный» ключ, но вполне возможно дирижирование «Морской тиши» и на четыре. На мой взгляд, стоит следует указанию в партитуре. В середине первой части, в разделе b и b1 возможно дробление с целью показа вступления pizzicato струнных и на следующую долю хора.
Феликс Мендельсон в 1825 году в знак уважения к Бетховену напишет программную увертюру с таким же названием и в той же тональности – ре-мажор, подобно кантате Бетховена. Историческое и художественное значение «Морской тиши и счастливого плавания», безусловно, велико по сей день. Воплощение этого сочинения доступно будет только профессиональному коллективу большого состава хора, с профессиональным симфоническим оркестром. Возможно поэтому не так часто исполняется выдающееся произведение немецкого композитора, лишенного слуха, но так широко одаренного любовью к жизни и к человечеству.

Приложенные файлы

  • docx 5068502
    Размер файла: 575 kB Загрузок: 4

Добавить комментарий