Экономическая социология. Поланьи. Арриги. Грамши.


Чтобы посмотреть презентацию с картинками, оформлением и слайдами, скачайте ее файл и откройте в PowerPoint на своем компьютере.
Текстовое содержимое слайдов презентации:

Концепции экономической социологииЛекция 3 Борьба между двумя крупными идеологическими течениями – марксизмом и либерализмомФактически борьба между парадигмами планового хозяйства и свободного саморегулирующегося рынка.Марксизм потерпел серьезное поражение – как теория и как совокупность практик. Однако это не привело к торжеству либерализма. Негативным последствия для противоположной стороны.Возможен ли «третий путь»? Карл Поланьи (Karl Paul Polanyi), 1886-1964Происхождение и семья (родители - Михаил Поллачек и Сесиль Вол)Адвокат, кавалерийский офицер, журналист, политик (основатель Венгерской радикальной партии, затем христианский социалист)Вена, Лондон – Оксфорд, с 1940 г. – Колумбийский университетГлавный труд – «Великая трансформация» (1944) «...в мой центрально-европейский менталитет вошли - очень рано - русские элементы – и не слишком поздно - англо-саксонские... Не только Гете учил меня терпению, но и Достоевский... Я перестал интересоваться марксизмом, начиная с 22 лет. Я попал под серьезное религиозное влияние в возрасте 32 лет».«…С 1909 по 1935 гг. я ничего не делал». Рыночное капиталистическое обществоПосле того как начали использоваться в производстве сложные машины и агрегаты, саморегулирующийся рынок стал неизбежным. Чтобы такое сложное производство окупало себя, все элементы процесса, в том числе сырье и труд, должны находиться в открытой продаже.Формирование «свободного» рынка требует разделения общества на экономическую и политическую сферыУсиление автономии экономических отношений: общество начало представляться в виде производной от его экономики Рыночное капиталистическое обществоОднако принцип невмешательства(laissez-faire) осуществлялся планомерно, в то время как социальный протекционизм - спонтанная реакция на общественные изменения, вызванные неограниченным свободным рынком.Сам по себе принцип laissez-faire не способен естественным образом породить свободный рынок. Потребовалось громадное расширение административных функций государства и обеспечение идеальной прозрачности общественного механизма для чиновничьего взгляда.Принцип «невмешательства» на деле привел к невероятному увеличению масштаба вмешательства.Земля, труд и деньги - «фиктивные предметы потребления» => Рынок подчиняет общество своим законам. Рыночное капиталистическое общество нежизнеспособно!Масштабные разрушения старых структур, природной и человеческой субстанции общества => стихийные меры общества по своей защите.Не существовало экономики, которая бы управлялась законами рынка. Склонность «естественного человека» к прибыльным занятиям (Адам Смит) — фикция.Экономическая деятельность человека подчинена общей системе социальных связей. Экономическая система приводится в действие неэкономическимимотивами.Принципы взаимности (reciprocity), перераспределения и домашнего хозяйства (греческая oeconomia). Исходный пункт - географически обусловленное наличие дальней торговли, которая изначально напоминает не столько обмен, сколько рискованное путешествие, охоту, пиратство или войну.Местные рынки обустраивались посредствомсложной системы запретов так, чтобы исключить мотив личного обогащения путем обмена. Города возникли не столько для защиты рынков, сколько для предотвращения их экспансии в сельскую местность. Социальное сознание формировалось по модели, заданной СпинхемлендомСистема Спинхемленда обеспечивала «право на жизнь»Создание в Англии рынка труда задержалось до 1834 года (Акт о реформе закона о бедных). В сочетании с несправедливыми законами 1799–1800 годов против рабочих союзов (профсоюзы разрешили лишь в 1870 году) она привела к падению заработной платы и массовому пауперизму. Таким образом, сознательно сконструированная чисто рыночная экономика просуществовала не более одного поколения Парадокс рыночной экономикиС одной стороны, она требует для своего эффективного функционирования таких культурных нерыночных факторов как доверие, честность, усердие, трудолюбие, ответственность и т.д. С другой стороны, рыночная система разрушает эти культурные факторы. Уникальная цивилизация XIX века основывалась на  международной банковской системы и финансовой олигархии, ее ядре. Эта система нуждалась в мире — явлении, немыслимом в XVIII веке. Она рухнула нарубеже XIX–XX веков. Восстановление этой системы после Первой мировой войны оказалось невозможно. Окончательно – в начале 1930-х гг. Рыночная экономика несовместима с основами человеческого бытия. Основы эти - выживание человека как вида и сохранение среды его жизнеобитания. Социальный интерес состоит в том, чтобы вывести фиктивные товары из сферы влияния рынка. Феномен фашизмаФашизм как программа реформы рыночной экономики путем ликвидации демократических институтов, лишения личности «естественных человеческих свойств» и отрицания идеи «человеческого братства». Его предпосылка (как и социализма) — отказ рыночного общества нормально функционировать.Тотальный кризис – ставка на уничтожение рыночных институтов. Феномен фашизмаОпределенные влиятельные лица, действуя вполне рационально, пытаются сохранить свой высокий статус, но уже не на экономических, а на «чисто социальных» основаниях, для чего им требуется полная изоляция страны и возможность«конструировать» социальные отношения.Устанавливается социальныйпорядок на вполне произвольных основаниях, не всегда в пользу тех самых лиц. Фашизм — это реванш социального, вдруг высвободившегося из-под гнета экономических отношений. Антиглобалистское движение (с 1999). Театр абсурда?11 сентября 2001 г.Стихийное противодействие основных групп общества наступлению парадигмы саморегулирующегося рынка? Что дальше?Концепция Поланьи – корпоративный социализм. Он предлагал разделить все материальные потребности на три группы благ: 1) блага, необходимые для персонального потребления (еда, одежда, домашняя утварь и др.), 2) блага, необходимые для «городского» потребления (улицы, строения, автобусы, парки и т.д.) и третья группа – блага, необходимые для существования всего общества (самолеты, радиовещание, почта и др.).Первые две группы товаров должны были бы производиться локальными и региональными компаниями и только третья группа товаров – крупными компаниями национального или интернационального уровня.Против идеи классовой борьбы. Не отдельные слои общества должны бороться между собой, а все общество должно бороться за увеличение транспарентности => идея «гражданского общества». Против увлечения защитой «сирых и убогих» => тяжелые последствия (история Спинхемленда). Несвободным человека делает не зависимость от природы, не зависимость от общества, а зависимость от рыночных институтов, которые деформируют систему ценностей человека и подменяют цель средствами.Свобода, по Поланьи, это, прежде всего, свобода от неперсонифицированной материальной силы.Человек - главная ценность. Эта морально-этическая позиция была господствующей в работе всей его жизни. Какое влияние на формирование и развитие идей Карла Поланьи оказал исторический опыт России?Чем идеи Карла Поланьи интересны для современных российских обществоведов?Поланьи, как и другие западные левые интеллектуалы, считал плановую систему эффективной (и экономически, и социально) альтернативу «дьявольской мельнице».Многоукладность типична для всей истории развития человечества. В таком случае история человечества во многом теряет стадиальность. Вместо эпох-стадий - эпохи-"коктейли": античная древность – это "коктейль" с соотношением взаимности – редистрибуции - рынка, условно говоря, в пропорции 20:40:40; средние века в Европе - "коктейль" в пропорции 20:60:20; европейское новое время - "коктейль" 10:40:50, и т.д. В России, в Азии – иначе, чем в Европе. Что в постиндустриальную эпоху? Джованни Арриги (Giovanni Arrighi, 1937-2009)Происхождение и карьераГлавная книга – «Долгий двадцатый век» (1979-1994)Соперничество двух мощных идеологических школ — американской теории модернизации и советского марксизма-ленинизма Как же так?Капитализм не равняется рационализации и духу протестантизма? Капитализм не равняется либеральной демократии? Капитализм не равняется индустриальному производству и эксплуатации наемного труда? Капитализм — не рыночная экономика?! И вообще не экономика, а «антирынок», способ властвования, предполагающий регулярно возобновляемое строительство монопольных ограничений на путях предпринимательской рыночной стихии. Капитализм как волнообразно достраивающаяся система контроля (а не производства и не обмена) над рыночными отношениями и политикой государств.Синтез на основе идей Йозефа Шумпетера, Антонио Грамши, Дэвида Харви и Фернана Броделя. Антонио Грамши (1891-1937)«Тюремные тетради»теория гуманистической политики вместо диктатуры пролетариата, феномен интеллигенции. В 1970-е гг. ИКП официально провозглашает Грамши — явно в пику сталинизму — провозвестником политической стратегии еврокоммунизма. Поэтому, несмотря на ореол мученика, Грамши замалчивался в СССР. Фордизм и гегемония. Оба в разной степени используются Арриги. Грамши выявил связь между экономикой конвейерного производства, корпоративной организацией бизнеса, массовой политикой и культурным комплексом растущего массового потребления. Символом этого комплекса стал автомобиль Форда. Синтез политэкономического анализа, социологии производства, потребления, равно как семьи и образования, плюс культурологии современных городских сообществ. подход. Гегемония вовсе не синоним господстваЭто господство плюс согласие подчиниться. Ситуация гегемонии возникает, когда значительная часть общества принимает порядок вещей потому что:данный порядок представляется общим благом (скажем, движение в сторону прогресса или оборона от общей опасности);обществу предложен весьма комфортный материальный компромисс (как в западных демократиях всеобщего благоденствия после 1945 г.);существующему порядку попросту не видно никакой реальной альтернативы. «Все было навеки, пока не кончилось».  Арриги выделяет у Харви следующие аргументы. «Пространственно-временноезакрепление» капитала означает возможное решение капиталистических кризисов путемотнесения расходов / доходов на будущие периоды (временная отсрочка) и географическойэкспансии. Капиталистыкапитал на определенной территории уже не может приносить прибыль.Избыточный капитал заставляет искать прибыльные вложения в новом географическом пространстве, которое вскоре обустраивается физически и социально. Если капитал не находит пространства для освоения, он подвергается девальвации.Движение капитала может происходить безболезненно, а может вызывать «кризис перемещения» из-за местного сопротивления. Оно может возникнуть из центра (США по отношению к Китаю) и из вновь обустроенных пространств, не желающих терять экономические выгоды от инвестиций. «Кризис перемещения» затрагивает проблему баланса силы, которая выражается в ослаблении гегемона и подъёме новых держав.   Для гегемона существуют два возможных выхода из затруднительного положения: организация финансового кризиса путем девальвации активов на облагодетельствованных территориях и использование военно-политических средств для обращения международной конкуренции в свою пользу.=> Накопление путем лишения прав владения, что в исторической перспективе выражалось в переводе различных прав собственности (общественной, государственной и т. д.) в эксклюзивные частные права; в колониальном и неоколониальном присвоении активов и природных ресурсов; в подавлении альтернатив капиталистическому использованию человеческих и природных ресурсов. Четыре «систематических цикла накопления», связанных с доминированием четырех исторических гегемонов: Генуэзской республики, Нидерландов, Соединенного королевства Великобритании и Соединенных Штатов Америки.Каждый из этих последовательных циклов обнаруживал существенно больший масштаб пространственного расширения, но меньшую временную продолжительность действия и включал фазу материальной экспансии (вложения в производство и торговлю) и фазу финансовой экспансии (вложения в обладание титульных прав собственности). Четыре циклические экспансии осуществлялись в формах пространственно-временного перемещения капитала и накопления путем лишения прав владения, вызывая кризисы перемещения капитала. При каждом последующем цикле эти формы приводили к появлению новой господствующей силы и новой организации системы накопления, меняя географию исторического капитализма. Генуэзцам, представлявшим город-государство, удалось создать пространную торгово-финансовую сеть в Средиземноморье и по берегам Черного моря и удачно обращать экономическую конкуренцию европейских и восточных держав в свою пользу.  Нидерланды, представлявшие в эпоху своего расцвета гибрид городов-государств и национального государства, выстроили более пространную торгово-финансовую сеть, но в отличие от генуэзцев, «покупавших» защиту своей сети у внешних держав, стали нести издержки по защите своих интересов самостоятельно.  Великобритания – развитое национальное государство в пору своего подъёма и процветания – захватила огромные территории, став мировой империей. включать в постоянные издержки не только защиту интересов правящего капиталистического класса, но и затраты на формирование производственных цепочек.   США: военная мощь позволяет им доминировать во всем мире, налагать удушающие экономические санкции на любое недружественное государство. Капиталистическая экспансия США, основанная на экономических ресурсах их внутренней территории и военной мощи, стала включать не только издержки по защите интересов правящего капиталистического класса и издержки производства, но и затраты на поддержание значимых внешних рынков. Каждый последующий цикл возрождал правительственные и экономические стратегии и структуры, которые были вытеснены в предшествующем цикле. Нидерланды в период своей гегемонии восстановили венецианские практики государственного монополистического капитализма, которые преодолели генуэзцы. Великобритания в пору своего доминирования прибегла к практикам генуэзского космополитического капитализма и практике управления испанской колониальной империи. США возродили практику корпоративного капитализма, свойственного былой голландской гегемонии. Таким образом, переходы между историческими циклами капиталистического накопления могут описываться как маятниковое движение между имперскими космополитическими и национальными корпоративными организационными структурами. Имперские космополитические структуры Арриги называет «экстенсивными режимами», а национальные корпоративные структуры – «интенсивными режимами». Первые, как правило, проводят территориальную экспансию, вторые консолидируют освоенное пространство.В кризисных процессах перенакопления особенно значительную роль играют государства. Формируются тесные смычки государственных и бизнес-структур. Накопление путем лишения прав владения провоцирует социальные конфликты. Воздействие социальных факторов на режим накопления усиливается с ходом эволюции. Выводы1. Следует отказаться от идеи количественно расширяющейся, но структурно неизменной мировой капиталистической системы. Речь идет об отказе от понятия экономических циклов Кондратьева, циклов гегемонии, логистики как эмпирического выражения структурной неизменности. Наоборот, глобализация исторического капитализма включает фундаментальные структурные трансформации пространственных сетей, вкоторые встроена система накопления.2. Приоритет в анализе должен отдаваться сетям, лежащим в основе организации доминирующего бизнеса и правительственных структур режима. Пространственная организация империалистических космополитических (экстенсивных) режимов отличается от национальных корпоративных (интенсивных) режимов. 3. Наиболее важными в анализе представляются критические моменты смены с материальной фазы экспансии на её финансовую фазу. Сравнение последовательности явлений в эти критические моменты позволяет выявить структурные трансформации. Сравнение каждого из этих явлений с аналогичными явлениями более поздних этапов существования того же режима позволяет определить циклические трансформации, включённые в повторение кризиса перенакопления.4. Особое внимание следует уделять социальным конфликтам в периоды накопления

Приложенные файлы

  • pptx 7912117
    Размер файла: 566 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий