(RUS) Колумбайн. Правдивая история преступления — Джефф Касс


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте его и откройте на своем компьютере.
43


В этот понедельник Робин Андерсон видела Дилана в последний раз
-

на втором уроке
(мат.анализе). У Дилан казался тихим, хотя в этом не было ничего необычного


по выходным, если это было
возможно, он сп
ал до полудня или до часу.

У разных одноклассников Эрика и Дилана сохранились свои воспоминания о том, что они делали
в тот понедельник. Дастин Гортон и Эрик Джексон рассказывают, что около 9.50 они поехали в ближайшее
автокафе «Бургер Кинг»; Дастин был за

рулем своего Шевроле Чевелл 1972 года выпуска, Дилан сидел на
переднем пассажирском сиденьи, а Эрик


на заднем. Они купили поесть, вернулись обратно в школу,
позавтракали на парковке, а потом пошли в кабинет класса видеосъемки.

Четвертым уроком было креа
тивное письмо; урок начинался в 10 утра. Он был общим для Эрика,
Дилана и Нейта. Дайкман рассказывает, что учитель не появился вовремя, поэтому Эрик и Дилан попросту
слиняли.

Потом Сью ДеВитт заметила Эрика и перекинулась с ним парой слов. Эрик выглядел
б
еспокойным и раздраженным.

Брукс Браун рассказывает, что он успел помириться с Эриком до шутинга. В последнем семестре
они стали посещать общие занятия, и Брукс осознал, что настало время «зарыть топор войны». Брукс также
переживал за Дилана, которому прих
одилось метаться между двух огней.

-

Мы оба были незрелыми,
-

сказал Брукс Эрику.


Я просто хочу оставить все позади и двинуться дальше.


Эрик пожал плечами и ответил:

-

Круто.

Поэтому 19 апреля Брукс подбил Эрика и Дилана прогулять четвертый урок и пригл
асил их на
ланч в МакДональдс. Они согласились, но сперва посидели дома у Эрика. Около половины третьего Николь
Маркхам увидела Эрика и Дилана на парковке для учеников. Ей показалось это странным, потому что
занятия закончились, а она никогда не видела, чт
обы Эрик и Дилан оставались в школе после уроков.


Эндрю Берд рассказал на допросе, что в понедельник он говорил с Диланом по телефону насчет их
фантастической бейсбольной лиги. Берд пытался обменяться с Диланом несколькими игроками.

-

Я подумаю об этом и
дам тебе знать завтра,
-

ответил Дилан; он не казался чем
-
то обеспокоенным.

Вечером Дилан сказал своим родителям, что собирается пойти в Outback Steakhouse с Эриком и еще
несколькими друзьями. Он сказал, что это любимое заведение Эрика, и что у него есть к
упоны на бесплатный
ужин. Дилан ушел около шести часов. Когда он вернулся, мама спросила, хорошо ли он провел время. Дилан
ответил, что хорошо; он принес с собой стейк.

Однако Нейт Дайкман говорит, что не знает ни о каком ужине в Outback в четверг
(а при ч
ем тут
четверг? Касс перепутал с понедельником или что?


прим.пер.)
. Но точно известно, что Эрик тем вечером
виделся с поставщиком оружия Марком Мейнсом.


Эрик все еще хотел, чтобы Мейнс купил ему кое
-
какую аммуницию; он позвонил ему где
-
то в
восемь часов

вечера. Мейнс почувствовал недоброе и быстро отправился в
«Кей март».

По пути обратно
Мейнс позвонил Эрику и сказал, чтобы тот подъехал к его дому. Мейнс был высоким и худым, его длинные
каштановые волосы были стянуты в хвост.


Тем вечером он ждал Эрика,
стоя рядом с дорогой. Подъехав, Эрик отдал Мейнсу 25 долларов за
две коробки 9миллиметровых картриджей


100 патронов.

Хоть Эрику и официально было отказано в
присоединении к морской пехоте, он завел об этом разговор.


-

Это последний вариант, который у ме
ня есть,
-

сказал Эрик


Мейнс спросил его, не собирается ли он сегодня вечером пострелять по мишеням.


-

Может быть, завтра,
-

ответил Эрик
.


Эрик записал свои мысли на кассету, подписанную "Никсон", которая была лишь процитирована шерифом.
"Это произойде
т меньше чем за девять часов"
, говорил Эрик.
"Люди умрут из
-
за меня. Этот день
запомнится навсегда".

(Неясно, почему кассета была подписана "Никсон", но тут, скорее всего, нет связи с
президентом Ричардом Никсоном. Как
-
то Эрик писал о друге, которого назыв
ал Никсоном, и, возможно, эта
кассета была уже старой, и Эрик ее перезаписывал).


Зак Хеклер подсчитал, что он разговаривал с Диланом по телефону каждый вечер. Они обсуждали
школу и компьютерную игру Quake. Но когда Зак позвонил Дилану вечером в понедельни
к, Дилан сказал,
что он уже кое
-
с кем разговаривает, и попросил Зака перезвонить попозже. Зак попытался позвонить в
половину одиннадцатого, но Дилан ответил ему, что он устал и собирается ложиться спать. «Странно как
-
то»,
подумал Зак. Обычно Дилан ложился
спать в полпервого или в час ночи.


http://vk.com/columbineshooting


42



На следующий день в Great Clips зашел Уэйн Харрис. Он поздоровался со Сьюзан и назвал ее по
имени. Уэйн выглядел счастливым, и Сьюзан подумала, что у Эрика хорошие взаимоотношения с
родителями.




* * *


За две недели до выпускного бала Робин Андерсон по
звала Дилана пойти туда с ней. Когда он
спросил у нее точную дату, Робин ответила:
«17 апреля».

Дилан несколько смешался; некоторое время он
раздумывал, а затем согласился пойти.

За неделю до променада Робин совершила паломничество в Вашингтон и вернулась
обратно 17
-
го
днем. Когда она позвонила Дилану, он был за компьютером, но они договорились о встрече. Робин должна
была заехать за ним, чтобы Том и Сью смогла их сфотографировать.


Когда девушка приехала к Дилану, его родители завели разговор о будущем пос
ле школы и стали снимать
Дилана и Робин на видеокамеру. Дилан был в смокинге, а Робин


в синем платье.

Потом они поехали к Келли Браун, подруге Робин, чтобы там их забрал лимузин. С Диланом и Робин ехало
еще десятеро учеников, включая Нейта Дайкмана. Выпу
скники отправились в ресторан «Белла» (судя по
всему, итальянский


прим.пер.), где Дилан съел большой салат, ужин из морепродуктов и десерт. Когда
Дилану захотелось курить, он вышел на улицу вместе с Нейтом, и они поговорили о недавней поездке Дилана
в Ар
изону. Ужин закончился примерно в половину десятого.

На протяжении всего вечера Дилан вел себя нормально и, казалось, пребывал в хорошем
расположении духа. Он танцевал с Девон Адамс и говорил, что хотел бы пойти с ней в кино на «Матрицу» 21
апреля. Эти его

слова до сих пор смущают Девон.


-

Это могло значить, что они планировали стрельбу, но не установили конкретную дату,
-

говорит она.


Это
может означать все, что угодно, но, по
-
моему, Дилан просто ни за что не хотел меня расстраивать. Вот
почему он прише
л ко мне на день рождения и даже на вечеринку по случаю конфирмации, на которую не
хотел идти. Понимаете, Дилан не любил расстраивать людей. Каждый раз, когда он ссорился с родителями,
он чувствовал себя ужасно, потому что расстраивал их. Он всегда пережив
ал, если родители сердились на
него за что
-
то. Потому и кажется таким странным, что он хотел пойти со мной в кино в среду, если знал, что


во вторник случится… то, что случилось.

Джессика Хьюджс, ехавшая в лимузине вместе с Диланом, разговаривала с ним о в
ечеринке,
которая должна была состояться через пару недель по поводу воссоединения ребят, учившихся по программе
для одаренных детей в начальной школе. Дилан собирался принести на вечеринку пиццу из «Блэкджек».

Дискотека проходила в денверском дизайн
-
центр
е; она завершилась в полночь. Затем Робин и Дилан поехали
на лимузине к Келли, переоделись и поехали на машине Робин на вечеринку в Колумбайн. Там их встретил
Эрик, одетый в синюю фланелевую рубаху.

Моника Шустер, тоже ехавшая в лимузине (по
-
моему, она был
а с Дайкманом


прим.пер.)
говорила, что Эрик на вечеринке вел себя нормально. По ее словам, «мы страдали фигней, лазили по разным
сайтам и играли в разные видеоигры». Робин говорила, что Эрик, Дилан и их приятель Крис Моррис
просаживали деньги в казино.

Р
обин и Дилан покинули вечеринку в три часа ночи. Сперва они поехали к Келли, чтобы Дилан
забрал свой смокинг, потом Робин повезла Дилана домой. Когда он подошел к дому, на часах было уже 3.45.
Сью Клиболд не спала; она спросила Дилана, как все прошло. Он м
ельком показал ей фляжку со шнапсом, но
сказал, что выпил совсем немного. Оставшиеся ребята из его группы отправились завтракать, но Дилан с
ними не пошел, потому что сильно хотел спать.



* * *



Клиболды обычно устраивали по воскресеньям семейные обеды.
Но когда Сью разговаривала с
полицией, через 10 дней после шутинга, она не смогла вспомнить, был ли у них такой обед 18 апреля.

В понедельник, 19 апреля, в 6.30 утра Эрик и Дилан отправились на урок боулинга в Белльвю
Лэйнс. Дастин Гортон, их одноклассник,

вспоминает, что Эрик выстрелил в стену (где
-
то на улице) из
пневматического пистолета. В 7.15 Эрик, Дилан и Нейт Дайкман, прихватив с собой кого
-
то еще,
отправились в супермаркет King Soopers. Потом у Эрика и Нейта был класс видеосъемки; Эрик вовсю клевал

носом, и учитель предложил ему сходить в медкабинет.

41


* * *


О Сьюзан ДеВитт
.

Выпускной.

19 Апреля.



Семнадцатилетняя Сьюзан ДеВитт была вместе со своим отцом, когда пришла в полицию и сказала, что была
знакома с Эриком Харрисом. Она была у него дома в субботу, за три дня до шутинга


на свидании.

Сь
юзан работала регистратором в парикмахерской
Great Clips

(переводится примерно как «Большие
Ножницы»
-

прим.пер.), в том же квартале, где находился «Блэкджек», и знала Эрика около трех месяцев


с
января
. Она часто забегала в пиццерию, чтобы забрать заказы

для своих коллег, и Эрик ей понравился
.


В конце концов, Эрик выяснил имя Сьюзан и начал спрашивать у ее друзей, нравится ли он ей. Пару раз он
приходил к ней в парикмахерскую.

В пятницу, предшествующую Колумбайн, Сьюзан заглянула в «Блэкджек», чтобы забр
ать заказ, и
дала Эрику свой номер. Он сказал, что позвонит, когда она вернется с работы (ее смена заканчивалась в
девять вечера). Но, когда Эрик позвонил ей на домашний телефон, он попал не на Сьюзан, а на ее мать. Ей
показалось, что Эрик


приятный парен
ь, пока она не сообщила ему, что Сьюзан нет дома. Похоже, Эрик
несколько рассердился, но миссис ДеВитт все равно дала ему номер пейджера Сьюзан.


Эрик вызвал ее по телефону из своей спальни, и они поговорили около получаса. Сьюзан
объяснила, что она в гост
ях у подруги. Эрик рассказывал ей о компьютерах и о том, как он перестал общаться
с некоторыми своими друзьями после того, как услышал, что они говорят о нем за его спиной и смеются над
ним. Но по его голосу нельзя было сказать, что он взбешен. Эрик и Сьюз
ан условились встретиться в субботу.

Оказывается, Сьюзан не была единственной из
Great Clips
, кого приглашал на свидание Эрик.
Таня Уорлок
,
которая тоже училась в Колумбайн, сказала полиции, что Эрик звал ее погулять раз десять, но она всегда
отвечала «нет
», потому что уже встречалась кое
-
с кем. По ее словам,
«Тане не казалось, что Эрик какой
-
то
псих, просто он вел себя очень настойчиво. Он был очень вежлив и учтив, когда приглашал ее на
свидание, но он не принимал «нет» за ответ»
. Уорлок говорит, что Эрик
звал гулять еще кого
-
то из
парикмахерской.

Вечером в пятницу Эрик ночевал у Дилана. Том и Сью рассказали полиции, что Эрик не приходил
к ним домой целых шесть месяцев, но они припоминают, что в тот раз он принес черную набитую
спортивную сумку; Эрик держал

ее двумя руками. Том предположил, что там мог быть компьютер. На
следующее утро Эрик ушел без сумки. Том больше никогда ее не видел и даже не искал.

В субботу 17 апреля состоялся бал выпускников. Эрику отказали все девушки, которых он
приглашал; друзья пы
тались кого
-
то ему
«сосватать»,

но бесполезно. Таким образом, Эрик провел этот
вечер у себя дома, со Сьюзан ДеВитт. Он должен был позвонить ей днем, но сделал это аж в полседьмого
вечера. Она согласилась прийти к нему в гости и посмотреть фильм. Сью жила в
сего в пяти минутах ходьбы;
она появилась у Эрика в семь вечера. Его родители только что ушли в ресторан отмечать 29
-
ю годовщину
свадьбы. Черный плащ Эрика лежал на лестнице.

Они посмотрели
«Горизонт событий»,

тот же научный фильм, что Уэйн Харрис забрал и
з
полицейского участка после того, как Эрика арестовали за взлом фургона. Эрик и Сью смотрели фильм
прямо в подвале; фильм закончился в половину десятого, после чего Эрик выпустил свою собаку на улицу, а
потом вернулся. Они со Сьюзан немного поговорили, и
Эрик снова сказал, что злится на бывшего друга,
который его предал. Эрик назвал его
«скотиной»
, но больше не высказывался в подобном духе. Он выглядел
скорее обиженным, чем злым.

Родители Эрика вернулись домой примерно в десять вечера, и Сьюзан поговорила
с ними пять
минут. Они ей понравились. Уэйн Харрис сообщил, что делал стрижку в Great Clips. Потом родители
поднялись по лестнице наверх, а Эрик спросил, хочет ли Сьюзан послушать музыку. Они спустились в его
комнату, которая находилась внизу в подвале.


Э
то был последний шанс Эрика кое
-
что сделать до Колумбайн.

Сью вспоминала, что в комнате Эрика висел плакат Дженни МакКарти, а также плакаты других групп. К
окну были прицеплены отрывные талоны, оставшиеся после концертов и сеансов в кинотеатре. У Эрика был
и
диски, которые он сделал на своем компьютере; висели футбольные майки.


Эрик и Сьюзан слушали спокойную, приятную музыку, хотя Эрик предпочитал более
«пробивную».

Сьюзан не заметила ничего подозрительного. Эрик не говорил о джоках, о политике или о
черны
х. Около половины одиннадцатого сестра Сьюзан сбросила ей на пейджер сообщение
«иди домой».

Сью задержалась у Эрика еще на полчаса, и в какой
-
то момент Эрик обнял ее одной рукой.
Когда Сью
уходила, он поцеловал ее в щеку, таким образом попрощавшись с ней.

40


-

Я спросил
«Элейн, так что случилось? Я видел машины в тот вечер, когда в «Колумбайн» стреляли.
Случилось что
-
то ужасное с внуками?»

И Элейн
ответила:
«Да, мой внук убит. Погиб в «Колумбайн».

Я
выразил свои соболезнования, сказал, что очень им сочувствую. Потом спросил:
«Кем он был?»

Элейн
ответила:
«Боже мой, он был убийцей»
.

Тогда Фергюсон спросил фамилию внука.

-

Харрис. Его фамилия Харрис.

Выходные Фергюсон провел, работая у себя во дворе. К нему подошел Дик
Пул; по его щекам струились слезы.

-

Он был просто раздавлен и пытался что
-
то мне объяснить,
-

вспоминает Фергюсон.


Я сказал ему:
«Дик, не
нужно ничего объяснять»
, и вновь выразил свои

соболезнования. Не вспомню дословно, что он еще мне
говорил, но то, что случилось, сжирало его живьем. Он не мог заснуть.

После стрельбы
,

приветствия, улыбки и визиты семьи Пул к Фергюсонам прекратились. Стиву
кажется, что Ричард и Элейн больше ни разу не

упоминали о своем внуке, и, чтобы прийти в себя, им
потребовалось около трех лет


по крайней мере, так это выглядело. Мэри Фергюсон говорит, что Пул стали
реже собираться со своими родственниками в их доме. И каждый раз на годовщину трагических событий Д
ик
и Элейн уезжали из штата, подальше от репортеров


Мэри не захотела говорить, куда именно они уезжали.


-

Каждый год, как только наступает апрель,
-

поясняет она,
-

Дик сообщает:
«На эту неделю мы уезжаем»
.

9 августа 2002 года около 9 утра в федеральном

окружном суде появился Уэйн Харрис, чтобы дать
показания насчет Лювокса. Сперва я его не узнал. Он явно похудел; его лицо вытянулось, волосы и усы
поседели. На поясе черных широких брюк висел сотовый телефон. Полосатая рубашка для поло смотрелась
на нем п
о
-
дурацки. Уэйн больше походил на заядлого игрока в гольф, чем на человека, который пришел
давать показания. Все это потрясло меня.

В какой
-
то момент я обнаружил, что стою с ним возле ряда писсуаров в мужском туалете.

-

Вы


Уэйн Харрис?


спросил я его.

-

Почему вы так думаете?


в ответ спросил он и издал смешок.

Я сказал, что он похож на Уэйна Харриса. Повисла пауза. Потом я снова спросил его, зачем он
здесь


не затем ли, чтобы дать показания? Он ответил, что находится здесь по многим причинам. Очень
ти
пичная "юридическая" реакция.


Хотя поведение Уэйна было почти дружелюбным, словно он наслаждался словесным поединком,
я задал ему вопрос: думает ли он, что именно Лювокс спровоцировал стрельбу в «Колумбайн»?


-

Думаю, все прояснится,
-

ответил Уэйн.


Есть

ли что
-
нибудь еще, о чем он хотел бы рассказать? Нет. А как ему кажется, сможет ли он
вообще когда
-
нибудь о чем
-
либо рассказать? Ну нет. Хотя все
-
таки допускалась возможность.

Показания Solvay недоступны для широкой общественности, но мы с фотографом подж
идали снаружи. Когда
все закончилось, Уэйн Харрис и один из его юристов выскользнули из здания суда чуть позже половины
второго, словно хотели избежать встречи с нами. Фотограф отснял несколько кадров. Харрис, надевший
солнцезащитные очки, и его поверенный

пронеслись через внутренний дворик здания суда, оказались на
пешеходном переходе и стали просто "прогуливаться". Перед ними встал фотограф, снова сделал несколько
снимков и отошел с дороги. Ни Харрис, ни его поверенный не сказали ни слова.






















39


Я надеялся, что что
-
то изменит ситуацию, и Уэйн все
-
таки заговорит. Но этого не случилось.

-

Ну что ж, я надеюсь, что это так,
-

сказал я.


Публика все еще хотела услышать Харрисов. Полиции хотелос
ь услышать от них больше
информации. А Харрисам не хотелось, чтобы против них возбуждали уголовное дело или судебный
гражданский процесс. Дейву Томасу пришлось идти на компромисс.

Если поверенные Харрисов говорили что
-
либо о них, Томас мог узнавать детали,

но не мог
использовать эту информацию против самих Харрисов, поскольку она считалась
«основанной на слухах».


…В 2001 году Томас повторно озвучил основное затруднительное положение:


-

Какая нам выгода от соглашения, что никакие заявления Уэйна и Кэти Хар
рис не могут быть использованы
против них? Мне неизвестны обстоятельства возможного обнаружения и последующего уничтожения
трубчатой бомбы Уэйном Харрисом в 1998 году.

Исходя из этого, появились новые вопросы. Знали ли Харрисы о записях Эрика? Об оружии?

-

Как Эрик и Дилан планировали изготавливать бомбы, неужели в доме Харрисов без ведома самих Харрисов?
Как вам известно,
-

заметил Томас,
-

я никогда не угрожал никому из родителей возбуждением уголовного
дела, я никогда не обладал достаточной информацией и
ли доказательствами для этого.

Вот как Дейв Томас описал утверждаемый инцидент с трубчатой бомбой между отцом и сыном, чтобы
проиллюстрировать возможную родительскую ответственность:

-

Можно предположить два сценария. Первый: отец находит бомбу и спрашивае
т:
«Эрик, какого черта
происходит? Что это такое?»

Сын ему отвечает:
«А, это я валял дурака, пока делал проект по
естественным наукам. Я прочитал в книге, как древние китайцы изготавливали снаряды, а потом немного
увлекся и сделал эту штуку, чтобы посмотре
ть, взорвется ли она. Мне показалось, это будет весело»
. А
отец ему:
«Идиот. Знаешь, какой ты идиот? Мы пойдем и уничтожим ее. И больше ты никогда не будешь
делать ничего подобного!»

Второй сценарий (как я думаю, события развивались не по нему
): «Что ты
де
лаешь?»

-

«А, изготавливаю трубчатую бомбу. Я собираюсь принести ее в школу и взорвать там кучу
людей, потому что я их ненавижу. Ненавижу!»

-

«Ну что ж, вперед, давай, делай, что хочешь».

Этого не
было… Хотя я не знаю. Я не знаю, когда именно это произошло
. Я не знаю обстоятельств. Не знаю, какой
разновидности была эта трубчатая бомба, не знаю, как она может быть связана с другими вещами в данном
случае. Так что я мог сказать лишь:
«Мистер Харрис, вы можете выйти и рассказать мне обо всем, и, хоть
я не имею

понятия о том, что вы мне скажете, но я пообещаю, что не стану использовать ваши слова
против вас».

И так я ему и сказал. А в каком положении я бы оказался, если бы мистер Харрис ответил:
«Я
провел выходные, делая вместе с сыном трубчатые бомбы»?

Наскольк
о нам известно, больше Харрисы не имели никаких дел с полицией.

В декабре 2001 года
в газетах «Роки Маунтин Ньюс» и «Вестворд» напечатали ранее неизданные записи Эрика, которые еще
больше раскрывали его убийственные планы. Неизвестный источник (или несколь
ко) втихомолку передал
документы из отдела шерифа людям из СМИ. Шериф намекнул, что это могли сделать Харрисы
-

якобы они
тайком публикуют информацию
-

но это явно контрастировало с их кротким нравом и нежеланием
публичного оглашения. Родители Эрика в отве
т на это заявили, что они
«пришли в ужас из
-
за неожиданной
публикации дневниковых записей и рисунков их сына»,

и что это может повлечь за собой инциденты с
подражаниями.

20 апреля 1999 года отдел шерифа округа Джефферсон изъял из дома Харрисов многочисленн
ые
записи и другие предметы. В июне 2001 года отдел шерифа предоставил мистеру и миссис Харрис копии
некоторых изъятых записей. Эти копии во многом отличаются от тех копий, что опубликовали денверские
СМИ.

Харрисы очень боялись, что записи Эрика могут вызв
ать подражание и повторные случаи
скулшутингов. Из
-
за этого они кажутся двуличными, неискренними, потому что скрывали информацию о
своем сыне, которая могла бы объяснить, что служило ему мотивом. А уже эта информация могла бы на
самом деле помочь предотвра
щению других скулшутингов.

На момент стрельбы родители Кэтрин Харрис, Ричард и Элейн Пул, все еще жили в скромном
домике на юге Денвера, там же, где росли их дочери. Седой, аккуратно причесанный мужчина в шерстяной
клетчатой рубашке и темных брюках ответил

из
-
за двери:
«Нет, я в этом не заинтересован»
, когда его
попросили что
-
нибудь рассказать о семье.

За 11 дней до стрельбы Эрику исполнилось 18 лет, и сосед семьи Пул, Стив Фергюсон, помнит,
что Дик (Ричард) посещал какую
-
то вечеринку Эрика за 2 недели до с
трельбы. 20 апреля Фергюсон вернулся
домой около 6 вечера и увидел неподалеку небольшую очередь из машин; он догадался, что это приехали
родственники соседей, и почувствовал, что это как
-
то связано со стрельбой


иначе зачем бы стольким людям
собираться ве
чером во вторник?


Тогда Фергюсон не стал заходить к Ричарду и Элейн; он выждал пару дней и позвонил им с
работы.

38


К августу 1999 года все резко изменилось. Шериф и окружной прокурор теперь говорили, что
Харрисам никогда не обеспечат должную защиту и неприкосновенность, а встречи будут проводиться на
расстоянии вытя
нутой руки. Джон Кикбуш, к тому времени начальник отдела, чья репутация позже будет
стоять под вопросом из
-
за опубликованной фальшивой информации, сказал, что еще рано разговаривать с
поверенными Харрисов (или эта беседа может быть превратно истолкована ка
к запрос на
неприкосновенность).

Кикбуш объяснил представителям СМИ, что предложенные интервью с Харрисами всегда в
большей степени были об Эрике, а не о потенциальном криминальном поведении от имени родителей.


-

В целом, мы хотим исследовать личность Эри
ка. Мы хотим узнать, чем он любил заниматься, с кем дружил.
Мы говорили им (Харрисам), что нам нужно получить как можно больше информации, чтобы разобраться с
«Колумбайн», что эта информация в будущем сможет предупредить подобные поступки.


От имени окружн
ого прокурора выступила его пресс
-
секретарь Пэм Рассел:

-

Посреди всего этого беспорядка (после стрельбы) могут возникнуть всяческие недоразумения. Она
добавила, что окружной прокурор Дейв Томас разговаривал с адвокатом Харрисов Беном Колкиттом
несколько р
аз, намереваясь назначить встречу.


-

Неприкосновенность больше не является проблемой. Они не ищут защиты "попутно", так что это больше не
проблема.

Официальное заседание в полиции состоялось через полгода после стрельбы, 25 октября. Харрисы,
их поверенные

и частный следователь встретились с Кикбушем, шерифом Джоном Стоуном, помощником
шерифа Джоном Данауэем, ведущим следователем в деле «Колумбайн» Кейт Баттан и окружным прокурором
Дейвом Томасом.


Уэйн и Кэти Харрис (Кевин не присутствовал) выглядели «
норм
альной провинциальной семьей,
родителями, которые искренне заботились о сыне и друг о друге»,

как сказал Дейв Томас. Они вели себя
несколько осторожнее, чем Клиболды. Казалось, что Уэйн контролировал свои эмоции, возможно, из
-
за
военного прошлого. Кэтрин г
оворила больше, чем ее супруг. Ничего недопустимого в поступках Харрисов
замечено не было.

-

У них было много фотографий с Эриком,
-

рассказывает он.


Они разложили их и дали нам посмотреть.
Мне подумалось, что они очень сильно хотели дать нам понять, что

их сын был не таким, как большинство
ребят его возраста. Он не был
«адским монстром»

или настолько плохим, что о нем вообще лучше было не
говорить. Такое у меня сложилось впечатление. Было много семейных фото, кадров с вечеринок и дней
рождения, с футболь
ных матчей, из мест, где они жили.

-

И еще,
-

продолжает Томас,
-

мы уважительно отнеслись к ним, мы внимательно выслушивали все, что они
хотели сказать. Помню, вопросов было очень мало. Они просто о многом рассказывали, а нам подумалось,
что это


отправн
ая точка для целых серий интервью. С последующими интервью, правда, ничего не вышло.
Никто особо не торопил их и не беспокоился:
«Ну, давайте с того, что случилось, когда он пошел в старшую
школу, и что происходило за неделю до стрельбы»

-

нет, такого не б
ыло. Все вели себя очень терпеливо.

Следователи задавали коротенькие вопросы, в основном насчет частых переездов Харрисов. Уэйн рассказал,
что их семья носит статус
«военной семьи»,

и что Эрик часто был новичком в школах.


-

Вызывало ли это у него какие
-
ни
будь проблемы?


спросил кто
-
то.

-

Нет, не было ничего такого, о чем бы мы не знали,
-

ответил Уэйн.


Я хочу сказать, он казался вполне


привыкшим к новым условиям.


Всякий раз, когда упоминались события в «Колумбайн», Уэйн недовольно кряхтел, словно
выра
жал полное неверие. В какой
-
то момент Кэти Харрис заплакала.


-

Думаю, она испытывала смешанные чувства,
-

говорит Томас.


Очевидно, что она сильно любила своего
сына, но очевидно и то, что она была достаточно осведомлена о том, что он совершил, и не могл
а в это
поверить:
«Как такое может быть? Как он мог такое сделать?»

В сентябре 2000 года я позвонил Уэйну Харрису в Службу Безопасности Полетов, что в пригороде
Инглвуда, и задал несколько вопросов. Он вспомнил, что получал от меня «подготовительное» письм
о, но
оказался не готов к разговору.


-

Я же вам говорил, сейчас мы не в том положении. Так что, прямо сейчас… мы просто на это неспособны.


-

Не связано ли это с какими
-
то проблемами правового характера?


-

Да, и, может быть, значительно,
-

ответил Уэйн.

Тогда я спросил, не может ли Уэйн хотя бы немного рассказать о жизни Эрика, без прямых
упоминаний «Колумбайн».


-

Ну, я вам скажу, что мы не рассматривали… э… такую возможность, что кто
-
то станет писать об этом
книгу. Мы просто не можем сейчас…

-

Ну, а что
-
нибудь еще он может сказать?

-

Нет, прямо сейчас не могу.

37


Выдвижной ящик стола в гостиной, где имелись еще какие
-
то данные об Эрике, тоже был "подшит к делу".
Компьютер разобрали на части и увезли. Из сарайчика на заднем дворе агенты выудили две белые
поливинилхлоридовые (ПВХ) трубы, предположительн
о послужившие материалом для создания бомб.
Окончательно «очистили» дом только 21 апреля в 12.10 дня.

Полиция и пожарные также заподозрили наличие в доме бомбы; газовые испарения могли достичь
взрывоопасного уровня. Может быть, Эрик намеревался убить своих

родителей. Может быть, он надеялся,
чтобы полицейские, которые придут обыскивать дом, взлетят на воздух. Так или иначе, был эвакуирован весь
квартал. Вызвали саперов.


Пока Харрисы и их «эскорт» ждали снаружи, к Уилдону обратилась тетя Эрика. Она сказала,

что
Уэйн и Кэти боятся возмездия со стороны родителей убитых. Но Уилдон написал в отчете, что
«ни мистер
Харрис, ни миссис Харрис не выглядели расстроенными или удивленными тем, что произошло».

В 2003
-
м году появились фотографии Харрисов, когда они посети
ли здание федерального окружного суда.
Уэйн Харрис был одет в черные брюки и голубую рубашку с галстуком, а выглядел гораздо старше, чем на
военной фотографии. Ему было уже 54 года; заострившийся нос, поседевшие волосы, полысевшая макушка.
На Кэтрин Харрис

были черные слаксы (широкие брюки) и черная майка с глубоким вырезом, украшенная
желтыми цветами. Ей тоже было 54 года.

Прежде чем стало, наконец, известно как выглядят Харрисы, уже было видно, что они не так
настроены сотрудничать, как Клиболды, и якобы
даже настаивали на персональной неприкосновенности,
прежде чем согласиться на разговор с властями. О родителях Эрика было мало что известно. Их публичные
заявления были более скудными и краткими, чем у Клиболдов. Даже их поверенные почти не разговаривали с

прессой. И, кажется, никто не высказывался от их лиц, даже тогда, когда они вернулись в Колорадо. Кто
были их друзья? То же самое


об Эрике. Вряд ли кто
-
то, знавший Эрика, симпатизировал ему или был его
другом.

Кроме того, Харрисы гораздо меньше боролись

за сохранение информации о сыне. Они позволили
опубликовать результаты вскрытия Эрика и не стали подавать в суд на журналистов. Если Клиболды подняли
больше шума с целью выяснить, в чем же они ошибались, Харрисы выдерживали стоическое молчание. Из
-
за
этог
о некоторые предположили, что они скрывают куда больше.


Как и Клиболды, Харрисы впервые высказались на следующий день после трагедии:


-

Мы хотим выразить искреннее сочувствие семьям всех жертв и всему обществу за эту бессмысленную
трагедию. Просим


моли
тесь за всех, кого затронуло это ужасное событие.


После шутинга Харрисы отправились в ближайшую гостиницу «Мэрриотт» и не возвращались
домой вплоть до Дня Памяти, наступившего через месяц. В пятницу, 30 апреля 1999 года, в тот же день,
когда Клиболды бесе
довали с правоохранительными органами, первый заместитель окружного прокурора
Марк Потлер объявил, что Харрисы будут уклоняться от всяческих разговоров до тех пор, пока им не
обеспечат защиту.


-

А мы никому не обеспечиваем защиту,
-

добавил он.


Проблема
с неприкосновенностью в какой
-
то момент обернулась проблемой с письмами. Пока
семьи жертв целый месяц после стрельбы получали письма от родителей Дилана, доставка аналогичных
писем от Харрисов почему
-
то тормозила. Родители Эрика отправляли свои письма чере
з школьный округ, где
они обрабатывались почтой «Колумбайн». Затем письма направлялись в отдел шерифа, который посетовал,
что доставлять письма было не так
-
то просто, но он не мог связаться с адвокатом Харрисов, чтобы вернуть их.
Адвокат Бенджамин Колкитт
говорил, что шериф даже и не пытался с ним связаться.

Кэти Харрис
«очень сильно сердилась»,

как говорил кто
-
то из друзей семьи. Она бы сама лично
доставляла письма семьям жертв, а этот инцидент уменьшал ее шансы на сотрудничество с полицией.


-

Это неправи
льно,
-

говорила она.


Мы ужасно огорчены.

Выжившие, как только оправились от ранений, стали сами забирать письма Харрисов из отдела
шерифа (хотя через полгода после Колумбайн «Денвер Пост» объявила, что семьи погибших писем не
получали). Одно из писем, о
тправленное Марку Тейлору, содержало следующее:



«Пожалуйста, прими наши искренние пожелания твоего скорейшего выздоровления. Нет слов,
чтобы описать всю трагичность того дня. Мы бы отдали свои жизни, чтобы предотвратить
те события».



Письмо было подписа
но так
:



«С уважением, Уэйн, Кэти и Кевин Харрис».



36


ГЛАВА 14


ХАРРИСЫ: НЕПРИКОСНОВЕННОСТЬ.



20 апреля, прежде, чем по
лиция добралась до их дома, Уэйн сам позвонил в 911:


-

Это Уэйн Харрис, моего сына зовут Эрик Харрис, и я боюсь, что он может быть вовлечен в
стрельбу в школе «Колумбайн».

-

Как именно вовлечен?


переспросил диспетчер.

-

Он


член того, что они называют
«мафией плащей».


-

Вы сегодня разговаривали со своим сыном, мистер Харрис?

-

Нет… Там нашли кого
-
нибудь еще?

-

Пока что ищут подозреваемых. С кем ваш сын


с бандой?

-

Они называют себя «Тренчкот Мафия»… Я только что услышал это по телевизору.


Стэн Конне
лли, детектив из Лейквуда, уже точно не помнит, кто именно предупредил его о стрельбе в тот
вторник, но когда он включил телевизор, его потрясла серьезность происходящего.


Оказавшись у дома Харрисов, Коннелли столкнулся с группой полицейских из отдела Шер
идан, еще одного
пригорода Денвера. Коннелли отчего
-
то подумал, что Эрик Харрис, устроивший бойню, сбежал и сейчас
находится дома. Он с радостью принял бронежилет


не легче тех, что были надеты на некоторых
полицейских


и надел его на рубашку с галстуком
, но под спортивный пиджак. На окне шевельнулись
жалюзи. Теперь было точно известно, что в доме кто
-
то находится, и полицейские заняли свои позиции.

К Стэну, стоящему перед дверью, присоединились, покинув задний двор, лейтенант Джон Янторно и
детектив Грир
сон Уилдон. Следующим шагом для Коннелли было пройти вперед и постучать. Они
представились, спрятавшись за оружием.

Коннелли поговорил с Уэйном и Кэти Харрис, а также с сестрой Кэти, Карен Шепард. Все они
были одеты
«со вкусом».

Никто не выделялся. То же с
амое можно было сказать и про дом.


В плане чувств и эмоций Харрисы были похожи на Клиболдов. Шокированные, они не могли поверить в
происходящее, но сохраняли присутствие духа.


Уэйн Харрис сказал, что «пресса уже была у них, и теперь они ждут своего адвок
ата». Опираясь
на отчет Коннелли, «Харрисы вели себя сдержанно и были намерены стать добровольными посредниками,
если их сын и вправду был связан с вышедшей из
-
под контроля ситуацией».

Уэйн кратко рассказал Коннелли о сыне. Эрик был намерен окончить школу,

каждый день носил
черный плащ, но не проявлял никакого интереса в праздновании дня рождения Гитлера, насколько Уэйн знал.
«Интерес Эрика к взрывчатке и огнестрельному оружию был таким, как у человека, готовящегося в
морпехи, не больше», записал Коннелли п
осле беседы с Харрисом
-
старшим. Уэйн добавил, что у него нет
причин верить, что Эрик на самом деле связан со стрельбой в «Колумбайн».


В отчете Уилдона вырисовывается немного другая картина. Он указывает на то, что Харрисы
«не
желали сотрудничать с полицие
й»

и сначала не позволяли им войти в дом. По словам Коннелли, они
отвечали на вопросы, но давали лишь самую основную информацию. Ему хотелось бы знать больше, но он не
стал выражать недовольство.


В доме семьи Харрис было три этажа: подвал, цокольный этаж
и верхний этаж. После того, как
полицейские вошли внутрь, Кэти Харрис провела Уилдона наверх. Затем он спросил, что в подвале. Кэти
ответила, что там находится комната Эрика. Уилдон и Грег Миллер, еще один сотрудник из Шеридана,
двинулись в ту сторону.


-

Я не хочу, чтобы вы туда спускались,
-

сказала Кэти Харрис.

Полицейским вновь пришлось объяснять, что им необходимо исследовать помещение для
всеобщей безопасности. Мама Эрика смягчилась. Уилдон продолжил спускаться по лестнице и, держа перед
собой пистоле
т, вошел в комнату Эрика. На кровати лежал полиэтиленовый пакетик с гильзами от дробовика.
Другими вещественными доказательствами, изъятыми при обыске комнаты, были петарды и/или материал
для создания бомб, обрезанный ствол дробовика, обрез пневматической
винтовки, страница из
"Поваренной
книги анархиста",

озаглавленная как
"Бытовые заменители",

и предметы, в которых зияли пулевые
отверстия
-

книги о нацистах и видеокассета с фильмом
"Апокалипсис Сегодня"
, вставленная в
видеомагнитофон.

Войдя в кухню, полиц
ейские увидели школьное расписание Эрика, притороченное магнитом к
холодильнику, и забрали его. Потом они взяли с обеденного стола фотографии Эрика, сделанные в период
его учебы в старших классах, извещения о выпуске из школы и адреса тех, кому нужно было
их отправить.
35


визиты, хоть и не являлся их пастором, беседовал с н
ими и уверился, что "родители ни в чем не
виноваты"; благодаря профессору Джеймсу Гарбарино, в 2001 году появилась книга
Parents Under
Siege
, посвященная Тому, Сью и Байрону и процитировавшая некоторые их высказывания; в 2004
-
м
журналист Дэвид Брукс опубли
ковал статью в "Нью
-
Йорк Таймс", в которой говорилось, что
Эрик и Дилан являлись жертвами общества, и что к стрельбе их подтолкнули издевательства над
ними; в основном, вся вина в этой статье была возложена на Эрика, к Дилану отнеслись как
-
то
несерьезно, н
е написав ни про его увлечение оружием и бомбами, ни про то, каким он был
неуважительным и нетерпимым.)


В сентябре 2000 года я подал запрос в университет Аризоны с целью получить заявку Дилана на поступление.
Томас Томпсон, их юрист, ответил, что этот док
умент может быть общедоступным, но потребуется
моральное и юридическое обязательство


проинформировать Клиболдов. Их адвокат Гэри Лозоу запросил
полтора месяца, чтобы «рассмотреть права и свободы Клиболдов в соответствии с законодательством
Аризоны», и То
мпсон одобрил запрос.


В 4.18 дня, в последний день срока, Лозоу отправил Томпсону письмо по факсу. Ему нужно было
еще 2 недели «чтобы посмотреть, можем ли мы разыскать кого
-
то, кто бы сделал то, что мы от него
потребуем…» Томпсон и его начальник дали Клиб
олдам дополнительных 9 дней. Как только срок закончился,
Томпсон, не получив ответа от Клиболдов, опубликовал документ.

В июне 2001 года я написал материал для газеты
«Роки Маунтин Ньюс»,

содержащий
конфиденциальные расчетные документы, разоблачающие детал
и урегулирования судебного иска против
Робин Андерсон. Спустя месяц, несмотря на давнишнюю взаимную неприязнь, я позвонил Лозоу.

-

Джефф «Гипертрофированная Самоуверенность» Касс,
-

так он ответил на мой звонок.

Я сказал, что расцениваю его высказывание ка
к комплимент. Потом еще раз спросил, будут ли
Клиболды с кем
-
либо беседовать насчет «Колумбайн».

-

Не будут,
-

ответил Лозоу,
-

и уж точно не с вами.

Он добавил, что в моей статье упоминается копия расчетного чека Андерсон на 285 000 долларов
(эту сумму, с
корей всего, покрыла страховка дома), и это было, по его выражению, «абсолютно
отвратительно» и «может воспрепятствовать мирному урегулированию вопроса».

-

Я ценю, что вы мне об этом говорите,
-

ответил я.


Благодарю, что делитесь со мной.

-

Мы больше не
будем с вами разговаривать, вообще. Так что спасибо вам, мистер Касс. До свидания.

Лозоу положил трубку. Но ни он, ни другие поверенные Клиболдов не остановились.




























34




Доказательства того, что Эрика и Дилана

в чем
-
то ущемляли, привели Сью в замешательство.

-

Ди, мы ни в чем не были ущемлены,
-

утверждала она.


Я еврейка. Вы знали об этом? Нас не учили
ущемлению.

На показания, в которых говорилось, что оба парня размахивали нацистскими лозунгами, Сью ответила
:

-

Ди, это просто нелепо.


Сьюзан выглядела «расстроенной и оцепеневшей», когда они разговаривали 21 апреля; иногда в ее глазах
блестели слезы.


-

Она действительно не имела понятия, что ей теперь делать. Она сказала: «Ну что ж, Ди, теперь я не могу
сказа
ть, увижусь ли с вами еще когда
-
нибудь, потому что не знаю, что будет дальше, и как я буду жить.
Может, нам придется переехать, сменить имена, не знаю». Она поблагодарила меня, а я пожелала ей удачи.


Больше Ди со Сьюзан не разговаривала; ее дочь отправила

Сью открытку на День Матери.

В тот же день Клиболды выступили с заявлением насчет «Колумбайн».


-

Мы хотели бы передать всем, кого затронула эта трагедия, что и сами чувствуем неодолимую печаль. Наши
мысли, молитвы и искренние извинения идут от наших серд
ец к жертвам, их семьям, друзьям и обществу в
целом. Как и вся страна, мы боремся, пытаясь понять, почему это произошло, и просим, чтобы вы относились
к нашей частной жизни с уважением. Мы переживаем глубокую боль и скорбим о погибших.

В день стрельбы преп
одобный Дон Марксхаузен думал про себя «Кто, черт возьми, их
бестолковые родители?» Когда он совершал причастие, к нему подошел один из соседей Дилана и произнес:

-

Клиболд.

-

Что?


переспросил Марксхаузен.


-

В полицейских машинах полным
-
полно их имущест
ва. Это семья Клиболд. Стрелял их сын.

-

Да вы что? Правда? Тело Христово,
-

это Марксхаузен произнес, обращаясь к прихожанам, и продолжил
раздавать им хлеб.


-

Продолжай, продолжай,
-

говорил он сам себе, пытаясь сохранить невозмутимый вид.



… Похороны Д
илана были назначены на 24 апреля; церемония проходила в местном похоронном
бюро. На ней присутствовало всего 15 человек, включая дядю и тетю Дилана, Рэнди и Джуди Браун, мать и
отчима Нейта Дайкмана. Сам Дайкман на похороны не пришел, потому что, как он с
ам заявил, ему ничего не
сказали.

Не пришел также и адвокат Гэри Лозоу. Церемонию посетил другой юрист, больше по причинам
правового характера. Присутствовала жена преподобного Марксхаузена, лютеранский пастор и один
полицейский. Робин Андерсон вспоминает,

что ее приглашал кто
-
то из друзей Дилана, но она не смогла
присутствовать на похоронах, потому что слишком поздно получила уведомление.


Том Клиболд был одет в темно
-
серый, угольный костюм; Сьюзан была в платье. Перед началом
службы Марксхаузен решил «раз
рядить обстановку» и предложил всем поговорить.


-

Мы разговаривали около 45 минут, и во всех словах сквозила любовь к Дилану.


Люди говорили не о массовом убийце. Они вспоминали бойскаута, члена Маленькой Лиги, 10
-
летнего
мальчика, который обожал бросатьс
я в свою маму пиявками, которых доставал из ручья. В открытом гробу
лежал тот самый, прежний Дилан, а не кровавое месиво.

Беседа и воспоминания людей несколько смутили Марксхаузена.


-

Все говорили о том, как они сильно любили Дилана, что думали, какой он
действительно замечательный
парень… И после похорон ко мне приходили другие семьи и говорили, что Клиболды проделали
поразительную работу в воспитании сына. Очень тяжело присутствовать на похоронах и осознавать, какой на
самом деле была реальность.

Марксха
узен поинтересовался, будет ли юрист "молчать или контактировать с прессой".

-

А почему бы вам самому не рассказать людям о том, что вы сегодня видели?


ответил адвокат.

После похорон Клиболды сделали заявление:

-

Сегодня прошли закрытые похороны нашего с
ына, Дилана Клиболда, которого мы любили так сильно, как
только родители способны любить своего ребенка. Нашу печаль и горе в связи с его смертью и всей
трагедией невозможно описать. Мы вновь приносим извинения всем тем, кто также переживает потерю
родных
и близких, и продолжаем молиться за жизнь и здоровье тех, кто был серьезно ранен. Также мы
хотели бы выразить свою признательность тем, кто нас поддерживает в этот период.


От переводчика:

Вкратце напишу, что было дальше: несколько семей выступили с иском

против Робин Андерсон, и
ей пришлось публично выступить с показаниями, а также заплатить $285 000; Клиболды решили,
что виной всему
-

отрицательное влияние Эрика; Дон Марксхаузен неоднократно наносил им
33


С другой стороны, Клиболды занимались тем, что билис
ь за прекращение выпуска информации о Дилане и
шутинге. Нужно ли показывать всем «подвальные ленты»? Или отчет о вскрытии Дилана, который по
умолчанию сочли общедоступным? Нет, нет и еще раз нет.

Те, кто знал семью Клиболд и Дилана, говорили, что, судя по
всему, Дилан жил скрытной жизнью.
Дилан, стрелявший в «Колумбайн», не был тем Диланом, которого они знали, не тем, кого вырастили Том и
Сью. Но, если Дилан держал свои планы на школу в секрете от родителей, Том и Сью боролись за то, чтобы
скрыть детали его

жизни от других.

То, что Дилан оставил после себя, ясно говорило о том, что его главным намерением было
покончить с собой. Сью полагает, что Дилан именно поэтому совершил такое преступление. И она не так уж
далека от истины, но все
-
таки стрельба в «Колумб
айн» главным образом являет собой массовое убийство.

На
следующий день после стрельбы Сью Клиболд отправилась стричь волосы. В тот момент, когда тысячи
людей


копы, репортеры, школьники, семьи, политики, доброжелатели, зеваки, навязчивые поклонники,
психи
, местные жители


обступили школу, Сью сидела в кресле салона «Dee’s Four Star Images», что всего за
милю от «Колумбайн». Салон располагался в том же торговом центре, что и «Блэкджек Пицца», где работали
Эрик и Дилан; однако Сью в разговорах с парикмахеро
м никогда не упоминала об этом. За весь год, что
Сьюзан Клиболд посещала салон Ди Грант, она ни разу не говорила о своих детях. Обычно она приходила
стричься раз в месяц.

Ди точно не помнит, когда Сью пришла к ней впервые; по ее словам, Сью всегда приходил
а
вовремя и всегда выглядела уставшей


это объяснялось сдачей в аренду переделанного викторианского
особняка в Денвере. Но Ди не удивилась, когда Сью позвонила в самый худший день ее жизни


день
стрельбы


чтобы перенести запись на следующие сутки.


-

Я
всегда чувствовала, что эта женщина очень благоразумна, что она


хороший человек,
-

рассказывает Ди Грант, которой что
-
то около 60 лет.


И то, что она позвонила и попросила перенести запись
из
-
за того, что произошло


мне кажется, она так поступила из
-
за

привычки быть ответственной. Вы не
отменяете встречу. Вы никому не говорите, почему так поступили, но и никого не подводите. Она всегда
была ответственной. Это ее модель поведения. Она просто не знала, как может быть по
-
другому.

В небольшом павильоне Ди Г
рант и в теплый весенний день пахнет лаком для ногтей. На ней самой надето
черное платье с узором из белых и зеленых листьев. На ногах


черные туфли
-
лодочки. В кресле сидит
клиентка; Ди делает ей маникюр. В приемной лежат журналы «Жизнь Среднего Запада» и

«Эссенция»
-

странный выбор, учитывая мизерное количество черных в районе Колумбайн.

21 апреля в парикмахерской присутствовали внуки Ди. Сью отметила, что они были очень милы и
приветливы с ней, и вспомнила о своих детях. Но Ди уже установила связь между
Сьюзан и Диланом. Вот
почему она позвонила в полицию до того, как Сью вошла в салон.


-

Я подумала, что, раз произошло такое ужасное несчастье, я должна была уведомить полицию о
том, что она здесь, чтобы они обеспечили ей защиту


и ей, и мне тоже, или про
сто чтобы имели в виду. Мне
не хотелось, чтобы все это коснулось и меня. Я действовала в интересах всех остальных. Потому что


кто
знает, может, ее кто
-
то преследует? Может, кто
-
то что
-
нибудь замыслил?..

Ди сказала полиции, что им не нужно заходить прямо
в салон:


-

Я просто хотела, чтобы они были рядом, патрулировали, чтобы со Сью ничего не случилось, чтобы никто за
ней не вошел. А они ответили, что в этом нет необходимости.


Ди призналась, что о предстоящем приходе Сью предупредила и священника.


-

Навер
ное, я это сделала потому, что я католичка, и мне нужно было поговорить со святым отцом. Мне
кажется, я хотела почувствовать, что все делаю правильно. Я хотела относиться к Сью так, как всегда к ней
относилась. Она всегда была со мной в нормальных отношени
ях. Я узнала, что ее семья переживает кризис,
но мне не нужно было этого знать. На нее ополчился целый мир, и я представила себя на ее месте… Это
похоже на то, словно примеряешь на себя чужую обувь. И у меня не было причин думать, что она являет
собой зло,

что она


всему виной. Поэтому я никогда не осуждала ее. Я пыталась относиться к ней как к
матери, на которую обрушилась ужасная трагедия.

Сью сделала стрижку и покрасила волосы. Это обошлось ей в 55 долларов. Ди говорит, что
множество женщин, переживших
какую
-
либо трагедию, в конце концов приходили к ней и усаживались в
парикмахерское кресло. Теперь Сьюзан Клиболд начала пересматривать свою собственную жизнь, задавая
себе вопросы: Что произошло? Мы думали, что все делаем правильно. В чем мы ошиблись?

Сью
не испытывала большой симпатии к Эрику Харрису, в особенности после того, как их с
Диланом поймали на краже; тогда она запретила Дилану видеться с Эриком какое
-
то время. Она надеялась,
что, когда Дилан уедет в колледж, их связь ослабнет или вовсе исчезнет.

После стрельбы Сью укрепилась во мнении, что чрезмерное увлечение Дилана компьютерами
было тревожным знаком. Раньше она колебалась, думая, что с их помощью Дилан все
-
таки много узнает, и
это дает ему преимущество.

32


ГЛАВА 13


КЛИБОЛДЫ: ОБЫСК И БОРЬБА.



Одно из самых интригующих заявлений Сью Клиболд, которое было публично оглашено, записано в отчете
Инскипа (полицейского, которы
й опрашивал Клиболдов в день стрельбы): «На вопрос об оружии и
взрывчатке Сьюзан ответила, что Дилан всегда был сильно увлечен как огнестрельным оружием, так и
взрывчаткой. Она заявила, что Дилан носил «боевые» сапоги, и ему нравилось, как он в них выгляде
л».

Теперь весь мир знает, что Дилан увлекался оружием и созданием самодельных бомб. Однако было
неожиданно услышать, что его мать знала об этом еще до стрельбы в «Колумбайн». Но, как указано в
документах Дилана из диверсионной программы, Сью быстро меняла

свое мнение, если что
-
то казалось ей
«достойным порицания».

«Затем она отказалась от своего предыдущего утверждения и заявила, что Дилан на самом деле
никогда не говорил о взрывчатке и огнестрельном оружии, ему просто нравилось ходить в черном плаще и
вое
нных ботинках», писал Инскип.

После разговора со Сью Инскип побеседовал с адвокатом Клиболдов, Гэри Лозоу.


-

Гэри указал на то, что члены семьи согласны оказать помощь расследованию и сотрудничать с нами. Том
также захотел отправиться в школу и поговорить

с Диланом за ее пределами, если это возможно (если бы
оказалось, что Дилан точно был одним из стрелявших).


Окружной прокурор Дейв Томас был в это время в «Колумбайн», и Лозоу позвонил его
помощнику:

-

Том Клиболд услышал по телевизору имя своего сына.


Э
ти слова были переданы Томасу, который тут же обратился к командующему отделом шерифа:

-

Если сюда приедет Том Клиболд, это нам поможет?

Ответом было: не беспокойтесь, полицейские еще даже не вышли со стрелками на связь.


Было почти 2 часа дня. По факту, с

момента смерти Эрика и Дилана прошло уже около двух часов.

…Инскип стал опрашивать Джуди Браун и отметил, что она очень бурно отреагировала на произошедшее.
Она рассказала ему, что примерно год назад ходила в отдел шерифа округа Джефферсон и предупреждала

полицию о том, что может произойти.

Том и Сью повторяли снова и снова, что Дилан просто не мог совершить что
-
то подобное, что
полиция не нашла ни пистолетов, ни бомб. Однако следователи, явившиеся к Клиболдам с ордером на обыск,
обнаружили самодельные кас
теты, какой
-
то материал для дробовика, гильзы, ствол дробовика, четыре
коробочки с 9
-
миллиметровыми пулями, две пневматические винтовки, пневматический пистолет и
инертную гранату. Позже, когда полиция спросила о трубах из гаража, Том ответил, что они были

нужны
Эрику и Дилану для ремонта арендных домов. Том не мог понять, зачем Дилану нужно было убивать 13
человек и делать трубчатые бомбы.

Около восьми вечера прибыл помощник шерифа и сказал Клиболдам, чтобы они уехали из дома
на какое
-
то время и взяли с со
бой одежду. Первым вышел Том. Его сопровождали Инскип и помощник
шерифа. Следующей была Сьюзан; она несла двух птиц и двух кошек. И тут эмоции прорвались наружу.
Байрон заплакал и обнял отца.

Том, Сьюзан и Байрон ехали в разных машинах. Каждого сопровождал

как минимум один друг.

Сначала Клиболды выражали большую готовность разобраться во всем. Они быстро побеседовали с
полицией. Сказали, что хотят помочь отыскать ответ на вопрос, почему в школе «Колумбайн» произошла
стрельба. Они намеревались провести откры
тую встречу с семьями жертв, но, по словам их пастора,
адвокаты этого не позволили.


Тома и Сью обвиняли меньше, поскольку считали Дилана не лидером, а последователем: лучше
вырастить рядового солдата, чем злого гения.

-

Они оставались собой даже в кризисн
ой ситуации, они хотели попробовать разобраться в том,
что случилось, и почему это случилось,
-

говорит Корнфелд (один из полицейских).


Не знаю, может быть,
им кто
-
то посоветовал так себя вести.

Но, если Клиболды действительно хотели помочь миру узнать о
б их сыне и понять, почему
произошла стрельба, они выбрали для этого довольно необычный способ. По факту, если не обращать
внимания на их беседы с полицией, которые были переданы общественности, они всего один раз давали
интервью в СМИ


и это за 8 лет. Ин
тервью было опубликовано в «Нью
-
Йорк Таймс» журналистом Дэвидом
Бруксом. Колонка состояла из 777 слов; в заключение Брукс написал, что Клиболды развенчали миф о
смелости и честности в школе «Колумбайн».


31


Людям, находящимся в состоянии депрессии, легче совершить суицид. Психопатам


нет. Но самоубийство
для Эрика и Дилана имело см
ысл по ряду причин. Это был их окончательный способ продемонстрировать
контроль над своей собственной жизнью и единственный антидот против неконтролируемой ярости


несмотря на 45
-
минутное побоище, учиненное ими в школе, Эрик и Дилан все еще не были удовле
творены.
Они также могли поступить как «воины»
-

благородно умереть, чем быть захваченными живьем.

И совершить суицид Эрику и Дилану не мешало ничего: жизнь на Земле уже была для них адом, потому что
умные ребята, такие, как они, никогда не были среди попу
лярных. Они ожидали большего, но получали
меньшее. Их «падение» с социальной лестницы было таким крутым потому, что у них были высокие
ожидания.

Дилан писал в своем дневнике: «Я не вписываюсь в рамки общества. Это то, что сложнее всего
разрушить, и в то же

время самое слабое, что существует». Смерть должна была освободить его. Эрик
намеревался уничтожить все, включая себя.

В чем
-
то Эрик и Дилан были правы. Жизнь в старшей школе несправедлива, как и жизнь в целом.
Застенчивость и неразвитые социальные умения

Дилана сделали его обреченным с самого начала; люди
выбирали странного и жестокого Эрика.

В каком
-
то смысле Эрик и Дилан оба не были такими уж смышлеными. Они могли бы стать
хозяевами Вселенной в наступающем компьютерном веке, если бы просто потерпели еще

один месяц в
старшей школе. Их местью стал бы успех в жизни. Но их жестокость и неокрепший разум (все
-
таки они были
несовершеннолетними) сыграли свою роль. Эрику и Дилану хотелось немедленно отомстить, выступить
против социальной иерархии, которая, как он
и чувствовали, ошибалась в отношении них.

Умерев девственниками и, наверное, самыми большими неудачниками в старшей школе «Колумбайн», Эрик
и Дилан все
-
таки водили с кем
-
то дружбу, но это не имело значения, поскольку их приятели стояли на той же
ступени со
циальной лестницы. Харрис и Клиболд даже не осознавали, что у них были друзья. Душевная
болезнь исказила реальность: Эрик был ослеплен яростью, а Дилан


депрессией.

Возможно, Дилан был умнее Эрика и, как может показаться, первым подал идею устроить стрель
бу. Но
именно Эрик отточил эту идею, превратил в действительность; его энергия была больше сфокусирована на
жестокости.

Обоим хотелось устроить самый большой по количеству смертей скулшутинг, но им удалось
убить и покалечить не так много человек. Но, по фа
кту, они «активизировали» само представление о резне в
школе


в этом им помогло создание бомб и беспрецедентный уровень планировки шутинга и самоубийства.
Но даже Эрик и Дилан не были основоположниками скулшутинга


все это уже происходило еще до их
рожде
ния


к примеру, случай с Энтони Барбаро (30 декабря 1974 год).



























30


Однако те факторы, которые побудили его к стрельбе


школа или диверсионная программа


проще
идентифицировать.


Жестокость Эрика сильнее бросается в глаза. Но он не похож на типичного скулшутера. Другие
стрелки больше схожи с Диланом Клиболдом. И хотя говорилось, что Эрик был главным обманщиком,
именно Дилан всех дурачил. С первых минут стрельбы в «Колумбайн» и чер
ез многие годы откровений люди
удивлялись тому, что одним из стрелков был Эрик. Дилан сбивает людей с толку. К нему стоит
присмотреться.

Сумма записей Дилана выдает однозначный диагноз: депрессия. Когда Фузельер поставил этот
диагноз, он тут же объяснил ег
о:


-

Совершенно драматичные эмоциональные перепады. К примеру, начинается этим:


«Я нашел свою родственную душу и любовь всей моей жизни», а заканчивается: «она не знает, кто
я, поэтому моя жизнь ужасна, и я убью себя».



Иммельман согласен с тем, что у
Дилана была депрессия: это объясняется его чувствительностью к
оскорблениям и тем, что каждый день он по тысяче раз
«умирал».

По его словам, у Дилана было расстройство
личности, которое выражалось в его замкнутости. Он хотел быть частью компании, но не мог
.

Вторая характеристика Дилана, данная Иммельманом


«пассивно
-
агрессивное расстройство личности»

или
то, что официально именуется «негативностью». Такие люди демонстрируют свое негативное отношение и
«пассивное сопротивление»

работе и требованиям общества
, как говорится в DSM. Они все откладывают на
потом и забывают сделать то, что им нужно сделать. Они могут быть «
угрюмыми, болезненно
чувствительными, нетерпеливыми, любящими поспорить, циничными, скептическими и своевольными»

и
чувствуют себя «
обманутыми,

недооцененными, непонятыми»
. Постоянно кому
-
то на это жалуются.
Особенно они ненавидят представителей власти и всех тех, к кому эти власти благоволят (в случае с Диланом,
это, возможно, были джоки). Когда эти самые власти говорят негативисту, что ему дела
ть, он становится
неподатливым, и ничто не может на него повлиять. Негативисты сваливают свои неудачи на других или
извиняются и обещают «в следующий раз исправиться».

По Иммельману, Дилан демонстрирует пассивную агрессивность в случае с эссе по тайм
-
менед
жменту
-

оно получилось больше нужного размера, использовался странный шрифт, а само эссе было
неинтересно читать. Это пример того, как кто
-
то пытался саботировать против авторитета. В школе Дилан
попусту терял время. Его подозревали в порче шкафчика одног
о из учеников, с которым у Дилана произошел
конфликт.


-

Что сделал Дилан? Пошел и напрямую сцепился с тем школьником? Нет,
-

говорит Иммельман.


Он решил
действовать исподтишка и исцарапал шкафчик. Именно так выглядит пассивная агрессия по самому своему
определению.

Дилан демонстрирует пассивную агрессивность еще и в поздравительной открытке для своей
подруги Девон Адамс. Он показывает свою привязанность к ней, но также дразнит
«колдуньей вуду»
.


-

Похоже на то, что когда он хотел принести человеку пользу
, он причинял ему боль. Другими словами, его
пассивно
-
агрессивное поведение словно выходило на другой уровень.

Рассказ Дилана о человеке в черном плаще, который не только перестрелял джоков, но и
забавлялся с ними, как с игрушками, демонстрирует садизм


т
ак Дилан вел себя в «Колумбайн», издевался
над людьми, прежде чем расстрелять. Все же Иммельман и Фузельер согласны с тем, что садизм Эрика был
более выраженным. Для Дилана же он вовсе не был
«путеводной звездой».

Если у Дилана была депрессия, и он хотел с
овершить самоубийство, тогда почему он пошел на
убийство других людей? Как и у многих скулшутеров, его депрессия проявила себя в выплеске гнева. Он
ненавидел себя, ненавидел остальных и обвинял в своих проблемах всех подряд.

Фузельер говорит, что Эрик запл
анировал массовое убийство специально для разрешения проблем
Дилана: «Это их вина, они «зомби», а мы превосходим их… так давай всем покажем, насколько мы их
превосходим…»

Если бы Дилан уехал учиться в колледж, как полагает Фузельер, планировать стрельбу бы
ло бы
больше незачем.


-

Если бы по каким
-
то причинам Харрис уехал из Литтлтона, я думаю, Дилан бы не смог
совершить шутинг в одиночку. А если бы уехал Дилан, наверняка Эрик все
-
таки пошел бы стрелять или
совершил еще что
-
нибудь подобное.

Депрессия объясня
ется и биологическими, и окружающими факторами. И, как у Эрика,
биологические факторы Дилана выявить сложнее, чем окружающие.




29


невежами и теми, кто не может играть в «Doom». Эти записи, как и следовало ожидать, публика
восприняла более сурово.

Но дневник рассказывает нам другую историю, которая выглядит более правдоподобной. В
двух, наиболее крас
норечивых взглядах в сознании Эрика, он предстает Диланом Клиболдом


грустным,
одиноким, депрессивным. Если Эрик действительно чувствовал превосходство, оно исходило из чувства
неполноценности.

В конце 1998 года Эрик написал:



«Все постоянно смеются надо

мной, над моей внешностью, над тем, какой я слабак... я вам
отплачу за это, я отомщу сполна. Вы могли бы более уважительно ко мне относиться, лучше
со мной обращаться, чаще советоваться со мной, обращаться со мной как со
старшеклассником, тогда я, может,
не был бы готов оторвать вам всем ваши сраные головы.
К тому же я всегда ненавидел свою внешность, я издеваюсь на теми, кто выглядит как я,
иногда это получается невольно, а иногда просто потому что мне хочется разорвать самого
себя. Вот где корни всей это
й ненависти. У меня практически нулевая самооценка, особенно
когда речь идёт о девушках, внешности и так далее. Вот поэтому люди надо мной смеются...
причём постоянно... поэтому меня никто не уважает, поэтому я так
ВЗБЕШЁН.

На
сегодняшний день у меня доста
точно взрывчаток, чтобы уничтожить человек сто, а если
запастись штыками, мечами, топорами, то можно убить ещё десяток. И этого не будет
достаточно!

Оружие! Мне нужно оружие! Дайте мне оружие, чёрт возьми!»


Следующая запись


последняя в дневнике (3 апрел
я 1999 года):



«…почему же со мной никто не хочет? Я ведь такой милый, внимательный и прочее, но
нееееет. Думаю, я слишком уж стараюсь. Но мне же нужно быстрее, NBK приближается. Это
количество драматической иронии и предзнаменования охуенно. Все, что я в
ижу и слышу, я
каким
-
то образом связываю с NBK. Будь то бомбы, часы, оружие, напалм, убийство людей
-

всё
как
-
то вливается в NBK. Иногда всё как будто в кино. Я хочу ещё заложить мины и бомбы где
-
нибудь в городе. Наберу дополнительные фраги. Я ненавижу вас
, люди, за то, что вы лишили
меня стольких приколов. И не надо говорить: «Ну, тут ты сам виноват», потому что я не
виноват. У вас был мой номер телефона, и я вас просил, но
-

нет. Нет
-
нет
-
нет, нам не нужен
здесь этот странный Эрик, о чёрт побери, блядь, не
т».


Эти пассажи укрепляют мнение Дуэйна Фузельера о том, что Харрис был психопатом, поскольку
«обе
записи являлись для Эрика целью переложить вину за свои действия на других»
. Что
-
то вроде


«Поскольку вы не уважаете меня, ребята, у меня нет никакой самоо
ценки, и, следовательно,
меня это злит, а раз так, вы сами виноваты, если я хочу вас убить».


Иммельман говорит, что в этих записях проявляется нарциссизм Эрика. Цитата из DSM (Diagnostic and
Statistical Manual):



«Ранимая самооценка делает людей, страдаю
щих нарциссизмом, очень чувствительными к
"травмам"
-

критике или поражениям. Хотя они внешне могут этого не показывать, они
чувствуют себя оскорбленными, деградирующими и опустошенными. Их реакция может
выразиться в презрении (надменности), ярости или дер
зкой контратаке. Такие переживания
часто приводят к отдалению от общества или появлению смирения, которое может скрывать
и оберегать величие».


В книге «Без совести» Харе рассматривает ряд возможных причин появления психопатии и резюмирует:


«Это комплекс



и плохо изученный


взаимодействия между биологическими факторами и
требованиями общества. Это не значит, что психопаты обречены развиваться неизменно по
одному пути или быть по жизни девиантом. Это значит, что заложенное в них природой… дает
им плохую
почву для социализации и формировании совести».


Крайняя жестокость Эрика сделала его психопатию неотъемлемой, свойственной и предопределенной.
28


полной ответственности за содеянное. «Психопаты запросто обвинят в своем вандализме их дряхлую
бабушку».

Даже диверсионная программа могла подтолкнуть Эрика и Дилана к стрельбе
-

еще один признак
психопатии.


-

Это всего лишь гипотеза, говорит Иммельман.
-

Если бы их не принудили к прохождению диверсионной
программы, стрельбы в "Колумбайн" бы не было. Эта те
ория особенно касается Эрика. Он ужасно не любил,
когда другие люди указывали ему, что делать. У него должно было накопиться очень много злости, пока он
проходил тренинги, имел дело с правоохранительными органами и сдавал анализ мочи.

Честно говоря, Эрика
нельзя назвать психопатом на все 100 %. Психопаты не склонны к
самоубийству, они не ищут славы. Они обычно происходят из «низкого социально
-
экономического статуса и
городских условий». У несовершеннолетних психопатов обычно наблюдается шаблонное поведение,

которое
включает в себя жестокое обращение с животными. В своих записях Эрик никогда о подобном не упоминает.
К тому же, он показывает свои эмоции и чувства: сожалеет о потерянных друзьях детства, хочет завести
больше друзей в «Колумбайн», беспокоится о т
ом, что будет с его родителями после стрельбы (хотя
Фузельер отмечает, что, если бы Эрику действительно были важны родители, он бы не пошел на шутинг).

Беспорядочное поведение делает психопатов неважными работниками, однако Эрик всегда считался
«образцовым
».

Ложь ради лжи


еще один признак психопатии, а Эрик лгал много. Как он сам писал в своем
дневнике
, «мне просто нужно не намочить свою задницу».

Другими словами, Эрик нуждался во лжи, чтобы
больше ни во что не ввязываться. Это определенно было не ради за
бавы.

Иммельман поставил Эрику более конкретный диагноз


«злобный психопат». Это может
объяснить нам некоторые отличия Эрика от
«обычного психопата».

Кажется, что термину «психопат» не
нужно дополнительное определение вроде
«злобный, недоброжелательный»

и
ли
«особо мстительный и
враждебно настроенный»
.

Но это определение может объяснить нехарактерную для психопата жестокость
Харриса. По словам психолога Теодора Миллона, такие личности обладают
«хладнокровной
беспощадностью, сильной жаждой мести за реальное
или вымышленное плохое отношение/обращение,
которому они подвергались в детстве».

Они не хотят казаться слабыми, не хотят опираться на чье
-
то плечо;
они твердо сохраняют имидж жестких, сильных людей.

Иммельман также полагает, что у Эрика были такие черты х
арактера, как нарциссизм и садизм.
Почему садизм


потому что Эрик не просто убивал, а при этом дразнил и мучил своих жертв. Он планировал
перед стрельбой убить Брукса Брауна, причем не просто убить, а издеваться над ним и мочиться на него.


Иммельман сопо
ставил действия Эрика с действиями снайперов, которые в 2002
-
м году втихомолку убили
десять человек.


-

Они скрываются, пытаются не запачкать руки, убивая,
-

объясняет Иммельман поведение снайперов.
-

Они
заинтересованы не в страданиях жертв, а в убийстве
на глазах у публики. А стрелки в «Колумбайн» хотели,
чтобы каждая их жертва мучилась перед смертью; как правило, садисты унижают и властвуют».

Иммельман приводит в пример одну из фантазий Эрика от
17 ноября 1998 года
:


«
Я хочу взять и разорвать кому
-
то го
рло прямо зубами, как жестяную банку. Собственными
руками выпотрошить его внутренности, оторвать ему голову и через шею вырвать сердце и
лёгкие, вонзить нож в кишки и провести лезвием вверх к сердцу, а потом выдернуть остриё из
груди! Хочу схватить какого
-
нибудь маленького слабенького новичка и разорвать его в клочья как
волк, показать ему, кто тут бог. Хочу задушить его, раздавить ему голову, вдавить зубами вески в
череп, оторвать челюсть, вырвать ключицу, переломить руки пополам и выкрутить их... этот
пре
красный звук ломающихся костей и рвущейся плоти, ааа... столько хочется сделать, но так
мало шансов».


Что до нарциссизма, то психопаты обычно не стремятся оказаться в центре внимания.


-

Им нужны заслуги за их преступления,
-

говорит Иммельман.


Но эти л
юди не заинтересованы в том,
чтобы войти в историю. Психопаты хотят совершить преступление для самих себя, они верят, что мир
принадлежит им.

Однако Эрик Харрис хочет именно войти в историю. В дневнике он пишет: «
Не вините никого,
кроме меня и Водки»
. Эрик
у нужна сила и мощь, но грандиозные замыслы нередко могут сломить
нарциссистов.


-

Вот почему они часто закомплексованы и заняты саморазрушением


потому что откусывают больше, чем
могут прожевать. Вспомните планы Гитлера


захватить весь мир, сотворить ра
су господ
-

всего этого в
действительности нельзя осуществить. Иногда это называют просто манией величия».

Эрик рассказал нам, почему он сделал то, что сделал, но я бы с этим поспорил. Кажется, что у
него могло быть две причины. В Интернете Эрик показывал
свое превосходство над «тупицами»,
27


ГЛАВА 12


Violent Profiles


(о том, кто такие психопаты, и был ли психопатом Эрик Харрис)



Психопаты, если склоняться к разным интерпретациям, охватывают весь диапазон


от серийного убийцы
Теда Банди до жестокого психиатра Ганнибала Лектера из фильма
«
Молчание ягнят».

По существу, у психопатов имеется ледяное чувство превосходства: они высокомерны, чрезмерно
самоуверенны, нахальны, обаятельны и говорливы.

И это в сочетании с такими чертами характера, как импульсивность, раздражительность и агрессия.
Так
же можно сказать, что у таких людей «антисоциальное расстройство личности»; они могут неоднократно
воровать, портить имущество, изводить других или заниматься чем
-
то нелегальным. Об этом сказано в книге
«Diagnostic and Statistical Manual», Библии диагнозов

психических расстройств.

Психопаты могут действовать таким образом, чтобы ими никто не помыкал. Им также
свойственно считать, что их жертвы заслужили свою участь, потому что были дураками или неудачниками.
Или потому, что жизнь несправедлива.

Психопаты оп
рометчивы, они не задумываются о грядущих последствиях. Тем не менее, они не
обязательно жестоки. Смерть, о которой они забывают, может наступить в погоне за другими целями.
Психопаты отличаются манипулятивным поведением. Психопат может быть уверенным в се
бе человеком в
строгом костюме; он втирается кому
-
то в доверие, а затем обналичивает банковский счет. Таких людей не
заботят чувства других. Эта заложенная в них основа


недостаток совести


может быть куда страшнее, чем
насилие/жестокость, которые они ин
огда воплощают в жизнь.

Как утверждают некоторые эксперты, Эрик Харрис был психопатом. Внешне он вел себя
спокойно и говорил людям то, что они хотели слышать. Он с честью прошел через диверсионную программу,
сожалел о случившемся и был намерен исправиться,

написал письмо с извинениями владельцу фургона.
Одним из его школьных заданий было эссе «Мне стыдно за себя» (I feel sorry for myself) о том, какой он
извлек урок. Он смотрел Джуди Браун в глаза и говорил ей, что хочет извиниться за свою бурную реакцию
на
счет рюкзака


это произошло сразу после инцидента с лобовым стеклом. Все это было лицемерием,
фальшью (хотя Джуди Браун была единственной, кто назвал Эрика лжецом). Ему было все равно. Но он
продолжал скрывать свои планы о стрельбе.

Дуэйн Фузельер, психол
ог, который был также старшим следователем ФБР по делу «Колумбайн»,
считает, что Эрик действовал как психопат. По его словам, когда психопаты становятся действительно
жестокими, это


крайняя степень.


-

Эрик Харрис хотел причинить боль другим людям. Без р
азницы, кому именно.

Психопаты не сумасшедшие; то, что они «психопаты», не подразумевает то, что они «психи», как
многие склонны думать. Они рациональны, расчетливы и сознают свои действия. Они не могут признать
свою невменяемость, если столкнуть их лицом
к лицу с их преступлениями. Когда шизофреник, к примеру,
говорит, что убивал кого
-
то потому, что «так ему приказали марсиане», то его не считают ответственным по
«причине невменяемости»

-

пишет Роберт Харе в книге
«Без совести».

«Когда человек, которому по
ставлен
диагноз «психопат», продолжает нарушать одни и те же правила, он/она признается судом психически
невменяемым и отправляется в тюрьму. Реакция общества на зверские преступления, в частности серийные
убийства и истязания, обычно такая:
«Тот, кто это
сделал, однозначно был сумасшедшим».

Это не всегда
подтверждается законом или психиатрией».

Специальные программы, такие, как диверсионная программа, не помогают, потому что
психопаты не хотят лечиться. «Психопаты не чувствуют, что у них имеются проблемы э
моционального или
психологического характера, и не видят причин менять свое поведение, чтобы приспособиться к
общественным стандартам, с которыми они не согласны».

При прохождении терапии психопаты научаются манипулировать сеансами и говорить
«правильные»
вещи: «В детстве со мной плохо обращались» или «Я никогда не мог справиться со своими
чувствами».

Обри Иммельман, профессор психологии в колледже Святого Бенедикта/Университета Святого
Джона в Миннесоте, выходит за рамки рядовой системы правопорядка. Он сп
ециализируется на
политической психологии и криминальном профилировании; у него была возможность тщательно
рассмотреть документы стрелков в «Колумбайн». Иммельман полностью согласен с тем, что Эрик был
психопатом.


По его словам, психопаты пытаются свалить

свою вину на кого
-
то другого, а Эрик как раз пытался
взвалить бремя ответственности за кражу техники на Дилана. Письмо к владельцу фургона не отражало
26


ЗАЯВКА ДИЛАНА В УНИВЕРСИТЕТ АРИЗОНЫ


Из
11 главы




"Университет
у Аризоны:




Я бы хотел рассказать Вам о себе. Я проучился в старшей школе "Колумбайн" три с
половиной года (до этого учился в школе "Кен Карил"). За это время я принял участие во многих
внеурочных мероприятиях, работал там и сям, стре
мясь обеспечить себе хорошее будущее. В
девятом классе я получал оценки, отражавшие мое упорство. Однако следующие два года у меня
были проблемы с удержанием
G.P.A

(среднего балла) на высоте. Отчасти это было результатом
моего времяпровождения с плохой ком
панией и наплевательства на будущее. Я думал много
времени и, наконец, осознал, что решения, которые я приму, повлияют на всю мою оставшуюся
жизнь. Также у меня есть проблемы в общении с людьми и управлении своим временем.

За все четыре года мои отметки де
монстрируют и будут демонстрировать, что я выбрал
относительно трудные предметы в надежде улучшить свое образование. К примеру, я набрал 402
по французскому к концу одиннадцатого класса и уже четвертый год изучаю математику (точное
название предмета
-

мат.

анализ). Из
-
за трудных предметов мои оценки не такие высокие, как бы
мне хотелось, но я

чувствую, что извлек из этого выгоду, большую, чем получение высших баллов
на более легких уроках. Теперь, в выпускном классе, я стремлюсь работать еще упорнее, чем
ра
ньше, и повысить свои навыки управления временем, чтобы заработать лучший средний балл.

В старшей школе "Колумбайн", как и в свое свободное время, я
-

компьютерный энтузиаст. Мой
первый опыт работы с компьютером был в средней школе. Потом я прошел 3 компью
терных
курса в "Колумбайн": структурированный
Q
-
Basic
, который учит языку программирования,
Computers A
-
Z

(оборудование и его обслуживание) и класс веб
-
дизайна
HTML,

учащий школьников
создавать и работать с веб
-
страницами. Еще я выполнял различные техничес
кие задания для
персонала. А когда у меня было немного личного времени, я учился работать в
Visual Basic

и
HTML
.
Мы с другом также заинтересованы в серверном обслуживании и сетевом администрировании.
Результатом этих занятий, как и потраченного на это моег
о личного времени, стало то, что у
меня появилась сильная страсть к

использованию, эксплуатации и знаниям о компьютерных
системах. Я чувствую, что информатика и инженерия в дальнейшем очень помогут моему
образованию и будущему.

Некоторыми из внеклассных за
нятий, в которых я участвовал, будучи учеником
старшей школы "Колумбайн", были школьными постановками и музыкальными выступлениями. Я
выполнял роль звукорежиссера на мероприятиях. С десятого класса, когда я начал эту свою
деятельность,

я был звукорежиссеро
м на 4
-
х постановках, а также принимал заявки на участие в
некоторых частных кругах и на шоу талантов в нашей школе. Еще я был рабочим сцены и помогал
ставить пьесу. Этой весной я и несколько других учеников хотим попытаться отснять целый
фильм за пределам
и школы.
У меня сильный интерес к звукорежиссуре и съемках видео.

Я решил подать заявку в Университет Аризоны по разным причинам. Первая заключается в


высокой конкуренции и весьма известном компьютерном программировании. Я полагаю, что это
очень поможет м
не с образованием и карьерой.
Также я думаю, что мне очень понравится сухой
и теплый климат
-

абсолютная противоположность тому климату, в котором я живу
.

Я действительно верю, что буду хорошим и активным студентом; надеюсь, что Вы чувствуете
то же самое.
Спасибо Вам за рассмотрение этой заявки и письма. С нетерпением жду Вашего
ответа.






С уважением,


Дилан Беннет Клиболд.





25


-

Позвони через год,
-

сказал Гонзалес Эрику,
-

если все еще будешь заинтересо
ван.

Гонзалес не был убежден в том, что Кэтрин Харрис пыталась сорвать вербовку Эрика, потому что
ей не хотелось видеть его морпехом; она поддержала возможность обучения в колледже, предоставленную
морской пехотой.

-

Я просто сказал им все как есть и побла
годарил за потраченное время,
-

говорит Гонзалес.
-

Эрик выглядел
расстроенным, но не опустошенным.

Больше Харрисы ничего не сказали, но
«тоже были огорчены».

И сам Гонзалес был разочарован.

Если бы встреча прошла успешно, тогда бы Эрику предстояло пройти
еще одну проверку, потом
зарегистрироваться (в субботу, 17 числа), пройти медосмотр и дать присягу в федеральном здании суда в
центре Денвера (где позже будут проводиться слушания по делу Колумбайн). Но вместо этого Гонзалес сел в
свою машину, позвонил нач
альнику на сотовый и сообщил, что Эрик Харрис вне игры. Тем же вечером Эрик
позвонил Марку Мейнсу. Так как Эрик был недостаточно взрослым, чтобы покупать патроны, он попросил
Мейнса. Тот согласился, но потом забыл это сделать.


В пятницу, 16 апреля, придя
в школу, Эрик рассказал друзьям о своей неудаче. По словам Брукса
Брауна
, «он выглядел расстроенным, даже когда говорил, что ему это по барабану».

-

Мы с Диланом были первыми, кому он рассказал,
-

слова Нейта Дайкмана из интервью для The National
Esquirer.



Он спросил меня: «Куда же мне идти?» Для него морская пехота была последним вариантом.


В сложившемся тупике существовала, по меньшей мере, одна хорошая вещь: в «Блэкджек Пицца» Эрика
повысили до начальника смены. Но это уже не имело значения.

Как тольк
о в Колумбайн началась стрельба, Гонзалес был на пути в школу, чтобы забрать выписку
из зачетно
-
экзаменационной ведомости другого ученика. Потом он вспомнил, что у него назначена встреча в
Лейквуде в 11.30, резко развернулся и поехал в обратную сторону. По
зже он увидел по телевизору дом
Харрисов и испытал настоящий шок.


-

Это было так странно,
-

добавляет Гонзалес.

После того, как огласили имя Эрика, Гонзалес позвонил начальнику и сказал, что проводил
собеседование с Эриком на прошлой неделе. Начальник пре
дупредил его, чтобы он никому об этом не
говорил, но пошли слухи, и в рекрутерский офис Лейквуда повалила такая толпа журналистов, что Гонзалесу
пришлось уйти через черный ход. Это продолжалось около месяца.

Клиболды знали, что Дилан играл в Doom


чересчу
р много. Тома Клиболда беспокоило, что Дилан смотрел
жестокие фильмы


«Матрицу»,

«Джеймса Бонда», «Смертельное оружие»

-

но он считал, что все
подростки это делают.

Том также думал, что они с Диланом очень похожи, и Дилан был его лучшим другом. Клиболд
-
мл
адший казался типичным подростком. Хотя он зачастую односложно отвечал на вопросы, они с отцом
много разговаривали, играли в шахматы, вместе возились с машиной Дилана (к примеру, устанавливали туда
динамики).


У Клиболдов имелся абонемент на сезонную игру
бейсбольной команды Colorado Rockies, и Том обычно
брал туда с собой Байрона и Дилана. За три года до Колумбайн Том и Дилан перестали вместе играть в
спортивные игры, так как у Тома обнаружился ревматоидный артрит.

Клиболды ничего не имели против друзей Ди
лана, которых они описывали как «спокойных,
воспитанных, приятных, вежливых и, возможно, скромных». Приятели Дилана определенно не считались
особо популярными в школе, но казались счастливыми и здоровыми, не отягощенными социальным
давлением. Некоторые из
них являлись участниками фантастической бейсбольной лиги, у которой имелся
собственный веб
-
сайт. Дилан ночевал в доме у кого
-
то из друзей, включая Эрика, примерно раз в месяц.

Клиболды считали Эрика «
весьма спокойным»

и уважительным, однако он нечасто быва
л в их доме. Эрик
мог разозлиться на Дилана, если тот «что
-
нибудь запарывал», но Клиболды не замечали лидера среди них
двоих. Когда Эрик и Брукс поссорились, Дилан, казалось, не держал зла на Брукса. Когда в начальной школе
у Брукса была музыкальная группа
, Дилан играл в ней на барабанах, а за год до Колумбайн они вместе
обсуждали сценарий к пьесе.

В месяцы, предшествующие стрельбе, Дилан мог бы сказать о себе, что он все еще влюблен и все
еще в депрессии. Он заполнял дневник огромными сердцами, писал, что
перестал мастурбировать, и все
-
таки
намекал на шутинг:


«Я ненавижу этот бездумный застой. Я застрял в человечности. Может быть, NBK (боже) с
Эриком


это путь к свободе. Ненавижу это».





24


Гонзалес вспоминает, что Эрик выбрал три квадратика:
«физическая форма», «задатки лидера»

и еще один,
вкл
ючающий сразу 3 причины:
«уверенность в своих силах, самостоятельность и самодисциплина»
.
Гонзалес не может вспомнить, почему Эрик выбирал тот или иной квадратик, но последний определенно не
считался вопиющим признаком эгоистичности.


-

Обычно такой выбор
делают капитаны футбольных команд.


На поле боя Эрик был больше заинтересован в спецназе или пехоте. Как большинство людей, Гонзалес сказал:

-

Он в основном искал азарта.


Встреча длилась час
-
полтора. Гонзалес отметил, что Эрик не похож ни на книжного черв
я, ни на
джока. Он казался самым обыкновенным парнем. Эрик никогда не упоминал о Дилане, ничем не намекал на
стрельбу в школе, не рассказывал о взломанном фургоне. Гонзалес дал ему несколько брошюр, и Эрик
спросил, предоставляет ли морская пехота обучение
в колледже. Он выглядел искренне заинтересованным.

Дело близилось к завершению.

-

Ты готов стать морским пехотинцем?


спросил Гонзалес.

Но Эрик сперва хотел закончить школу, что являлось довольно типичным желанием. Тогда
Гонзалес попросил Эрика поговорить

с родителями, справедливо полагая, что у них могут возникнуть какие
-
то вопросы. Гонзалес знал еще и то, что люди начинают слышать негатив в свой адрес, как только
рассказывают семье и друзьям о своих решениях, поэтому он сразу же назначил следующую встреч
у.

Через три дня, 8 апреля, в час дня, Гонзалес снова встретился с Эриком. Встреча длилась 15
-
17 минут.


-

Он (Эрик) был достаточно уверен в своем решении, но хотел обсудить его с родителями.


Если рекруту 17 лет, Гонзалесу необходимо встретиться с его род
ителями, так что в случае Эрика это был
спорный вопрос. Но Гонзалес обычно виделся с родителями, если рекрут еще учился в школе, поэтмоу он
захотел встретиться с Харрисами вечером в восемь. Эрик сказал, что поговорит с ними и перезвонит
Гонзалесу.


На след
ующий день, в пятницу 9 апреля, Эрик отмечал свой день рождения. Он собрал друзей в
торговом центре
Southwest Plaza

в
«Draft Bar and Grill».

Крис Моррис пришел вместе со своей девушкой
Николь Маркхам. Это был последний раз, когда Кори Фризен видел Эрика и
Дилана; он вспоминает, что они
сказали что
-
то вроде
«как мы хотим, чтобы все джоки сдохли»,

но Кори не воспринял это всерьез.


Дилан и Робин завершили вечер с Эриком в
Rock’n’Bowl;

свет был приглушен, а диджей крутил музыку с
полуночи до двух часов.


Спуст
я три дня, 12 апреля, Гонзалес, так и не дождавшийся звонка от Эрика, пришел к нему на
работу. До трагедии оставалось 8 дней.

-

Эрик, почему ты мне так и не позвонил?


спросил Гонзалес.


Кажется, Эрик ответил, что был слишком занят на работе. Как бы там н
и было, они условились
встретиться в доме Харрисов в четверг 15 апреля, в 6 часов вечера. Гонзалес и папа Эрика сразу нашли
общий язык. Оказалось, они работали вместе в Окинаве; мужчины начали вспоминать о пляжах, водных
лыжах, лодках и гольфе. Они постоял
и в гостиной и некоторое время поговорили о работе.


-

У них был уютный дом,
-

добавляет Гонзалес.


Обычные родители.


Уэйн Харрис был в парадной рубашке и широких брюках


он только что вернулся домой с
работы. Кэтрин Харрис была одета в стиле
«casual».

На Эрике, кажется, были шорты и футболка. Сам
Гонзалес был облачен в военную форму; он как следует подготовился к деловому разговору.

Он сказал, что прекрасно понимает, что у родителей мо
гут быть вопросы. И в самом деле, они беспокоились
насчет образовательных возможностей и начальной программы, позволяющей выпускникам старших школ
присоединиться к пехоте незамедлительно, но после выпуска еще некоторое время посещать учебный
лагерь.


-

Мам
а была не в восторге от работы, связанной с боевыми действиями,
-

говорит Гонзалес.


Я объяснил ей,
что это
-

его (Эрика) выбор, и что существует множество других вариантов.

Больше вопросов не было. Гонзалес пробыл у Харрисов около получаса и уже готов бы
л уйти, когда Кэтрин
Харрис покинула комнату и вернулась с каким
-
то лекарством:

-

А что насчет этого?

-

Что это?


спросил Гонзалес.

Кэтрин Харрис сказала, что это Лювокс. Гонзалес никогда не слышал о таком лекарстве. Он
уточнил, относится ли лекарство к т
ой же категории, что и риталин с прозаком, которые считаются
психотропными препаратами и лишают права присоединиться к морской пехоте. Мама Эрика ответила, что
да, относится.

-

У нас проблема,
-

Гонзалес стал объяснять, что рекруты не должны принимать ника
ких лекарств, даже
пенициллин. Из
-
за более серьезных препаратов, таких, как риталин, рекруты должны воздерживаться от
приема лекарств на протяжении года, чтобы стать морпехами.


23


-

Мы как психологи
-
консультанты в школах,
-

рассказывает Гонзалес.


Пытаемся улучшить условия их
(рекрутов) жизни.

Гонзалес заинтересован в наборе рекрутов возрастом от 17 до 29 лет. Рекрутеры могут подходить
ко всем и каждому, хотя он и уклоняет
ся от того, чтобы брать на службу людей с лишним весом, поскольку
они, возможно, не соответствуют фитнес
-
стандартам.

Гонзалес тоже является выпускником старшей школы Колумбайн (он закончил ее в 1987 году).
Отчасти поэтому он и стал работать неподалеку отту
да. Как у рекрутера, у него имелся доступ к списку
местных старшеклассников. Вот так Гонзалес и позвонил Эрику Харрису в пятницу 2 апреля 1999 года, за 18
дней до трагедии. Их разговор длился 20 минут, в течение которых Гонзалес проводил предварительную
пр
оверку. Он задавал Эрику вопросы насчет возможных заболеваний, психического здоровья, употребления
наркотиков, а также стандартные вопросы о росте, весе и о том, носит ли Эрик очки. Эрик рассказал, что в
детстве он сломал нос и запястье; как это случилось,

Гонзалес вспомнить не может.

Эрик не стал рассказывать о том, что посещал психолога, или что принимал лекарства


эти обстоятельства
могли запросто стать препятствием на его пути.


-

Очень часто подростки стесняются рассказывать о таких вещах,
-

говорит Г
онзалес.


Тем более по
телефону.

Эрик сказал Гонзалесу, что работает в «Блэкджек Пицца», увлекается компьютерами, футболом и оружием.
Ничего необычного. Эрик учился на пятерки и четверки.

-

Он очень умный парень,
-

добавляет Гонзалес. Рекрутер спросил, чт
о думают родители Эрика по поводу
морской пехоты. Эрик ответил:

-

Они не будут возражать.

Гонзалес назначил время для встречи с Эриком


через три дня, в понедельник (5 апреля), в час дня.


-

Мне показалось, что с Эриком все получится, поскольку он серьезн
о думал стать морских пехотинцем, да к
тому же интересовался оружием.




***



Эрик, казалось, выбрал другой путь. После разговора с Гонзалесом он записал в дневник следующее (перевод
Дуни Дарковой): «Месяцы пролетели. Сегодня первая пятница финального мес
яца. Многое успело произойти.
У Водки теперь появился TEC
-
9. Мы испробовали всех наших малюток, у нас шесть готовых бомб с часовым
механизмом, тридцать девять «крикетов», двадцать четыре самодельных бомбы и напалм, который пока ещё
в процессе приготовления
. Сейчас я пытаюсь с кем
-
нибудь потрахаться и доделать бомбы с часовым
механизмом. NBK уже тут как тут, почему же со мной никто не хочет? Я ведь такой милый, внимательный и
прочее, но нееееет. Думаю, я слишком уж стараюсь. Но мне же нужно быстрее, NBK приб
лижается. Это
количество драматической иронии и предзнаменования охуенно. Все, что я вижу и слышу, я каким
-
то
образом связываю с NBK. Будь то бомбы, часы, оружие, напалм, убийство людей
-

всё как
-
то вливается в
NBK. Иногда всё как будто в кино. Я хочу ещё
заложить мины и бомбы где
-
нибудь в городе. Наберу
дополнительные фраги. Я ненавижу вас, люди, за то, что вы лишили меня стольких приколов. И не надо
говорить: «Ну, тут ты сам виноват», потому что я не виноват. У вас был мой номер телефона, и я вас просил,
но
-

нет. Нет нет нет, нам не нужен здесь этот странный Эрик, о чёрт побери, блядь, нет.»

5 апреля Эрик пришел в офис в Литтлтоне, что неподалеку от Колумбайн. На нем была черная футболка с
принтом Rammstein, черные штаны с карманами и теннисные туфли.


Го
нзалес снова задал Эрику те же вопросы, что и в прошлый раз, для того, чтобы удостовериться в
твердости его намерений и в том, что не возникнет никаких препятствий. Затем Эрик стал выполнять тест,
который должен был выявить его математические и речевые нав
ыки. Гонзалес подсчитал, что Эрик прошел
тест за 25 минут. Средний результат, по словам Гонзалеса


от 40 до 60 баллов. Более высокий результат дает
возможность пройти подготовку для любого подразделения службы. Эрик набрал 74 из 99. Гонзалес сказал
ему, ч
то это очень хороший результат.


Репутация морпехов определяется прежде всего на поле боя, в обращении со штыками. Но, как и
любая мудрая корпорация, они ищут людей с такими чертами характера, которые делают их умнее
леммингов. С этой целью был составлен с
писок 11 черт характера, необходимых для успеха, и собранных на
основе опроса бывших морпехов на Фортуне 500 (ежегодный список из пятисот самых прибыльных
американских промышленных корпораций


прим.пер.). Все эти особые черты подаются кандидатам в виде
11

маленьких квадратиков, окрашенных в разные цвета. Кандидаты должны выбрать те квадратики, которые
объясняют причины, заставившие их пойти в морпехи.


22


ГЛАВА 11


ПЛАНЫ НА БУДУЩЕЕ



Дилан обсудил свои планы насчет поступления в университ
ет Аризоны с Питером Горватом.
Некоторыеребята обычно говорили, что уехать учиться в колледж


значит уйти от родителей.


-

Но Дилан об этом не говорил. Он ждал этого, понимаете, для него открывались большие возможности. Он
говорил, что упорно трудился рад
и этих возможностей. Он был взволнован и возбужден предстоящей учебой,
как любой нормальный юноша.


20 февраля 1999 года у Горвата состоялся иной разговор с Эриком и Диланом. Они подошли к
нему в кафетерии и сказали, что какой
-
то ученик припарковался слишк
ом близко к одному из их
автомобилей и вел себя слишком
«напыщенно»
. По словам Горвата, Эрик и Дилан повели себя в этой
ситуации
«очень вежливо, уважительно и спокойно»
. Вроде бы ничего такого не произошло (кроме
словесной перепалки), но Эрик и Дилан бояли
сь, что их автомобили будут повреждены или безнадежно
испорчены. В конфликте не были замешаны джоки, но эта история (для Горвата) служит еще одним
доказательством того, что Эрик и Дилан не были настроены против него. Пусть даже раньше он подозревал
их в че
м
-
то, они все еще могли ему довериться. У них были претензии к «системе».

За месяц до «Колумбайн» кто
-
то из учителей заподозрил Дилана в курении марихуаны, и Горват
вызвал его к себе, чтобы это проверить. Но Дилан не делал ничего подобного: у него не было
марихуаны, от
него не пахло марихуаной, он выглядел и действовал адекватно.


-

Никаких признаков того, что он находился под воздействием наркотиков. Некоторые учителя ведут себя как
параноики.


Примерно в то же самое время у Дилана возник
конфликт с его бывшим любимым учителем


преподавателем технологии Ричардом Лонгом. Ученики должны были платить больше, чем за 10 страниц,
распечатанных в компьютерном классе, и лаборантка Пегги Додд обвинила Дилана в нарушении этого
правила. Он же в ответ

назвал ее сукой. Додд пожаловалась Лонгу, и он вызвал Дилана в свой кабинет, чтобы
узнать, что произошло.

-

Ну, эта сука…
-

начал Дилан.

Для Лонга этого оказалось достаточно. Он прервал Дилана на полуслове:

-

Ты не должен так выражаться! Я больше не разре
шаю тебе подходить к компьютерам.

-

Ну и черт с ними,
-

ответил Дилан.


Это уже неважно.

У Эрика Харриса, с его умением обращаться с компьютерами, была возможность поступить в
колледж. Другим вариантом была военная служба. Эрик уже давно хотел стать морск
им пехотинцем
(однажды он написал, что хочет такую работу, на которой можно было бы «взрывать что
-
нибудь»). Ему даже
снились сны о морской пехоте. В одном из них Эрик, вооруженный до зубов, ночью шел через лес и вдруг
заметил яркие вспышки, которые отбрасы
вали тени. Эрик вышел к пляжу, полному дельфинов и китов. Было
очень много звезд, и чей
-
то голос произнес:
«Остерегайся вспышек, и отлично провести время!»

Потом
Эрик сам взлетел к звездам.


Исходя из этого, Эрик мог предположить, что его сон


не что иное
, как вмешательство судьбы. И
в один прекрасный день с ним действительно связался представитель морской пехоты.

Сержанту Марку Гонзалесу по прозвищу
«Гонзо»

было 30 лет на момент трагедии. На протяжении
нескольких лет он работав Норфолке (Вирджиния), Окина
ве и лагере Пендлтон (Калифорния). Он побывал в
18 странах, но ни разу не видел сражений.

Чтобы достичь прогресса в морской пехоте, Гонзалес должен был выполнить
«особое задание».

Сперва он хотел быть инструктором по строевой подготовке, но, к его сожалени
ю, в 1998 году Гонзалеса
назначили рекрутером (специалистом по подбору кадров


прим.пер.).


Хороший рекрутер


это как хороший продавец, а Гонзалес продавал множество полных
энтузиазма военных.


-

Каждый молодой человек или молодая женщина имеет свои особ
енности,
-

объясняет Гонзо.


У них у всех
разные потребности. И мы просто пытаемся связать это с тем, что знаем о морской пехоте.

Во время полицейского допроса Гонзалес был одет в рубашку цвета хаки с коротким рукавом и мятые
голубые брюки. Он был стрижен

очень коротко, под ежик. У него было плотное телосложение. Допрос
проводился в конференц
-
зале рекрутерского офиса в Денвере; Гонзалес возражал против того, чтобы его
показания записывали на диктофон. Зал был наполнен телевизорами, видеомагнитофонами, флаг
ами,
стульями с черными накидками и географическими картами Колорадо.


Гонзалес подсчитал, что он набрал в морпехи всего 47 рекрутов, и семеро из них


женщины. В
Техасе было много «залетных», желающих поступить на службу. В Колорадо Гонсалес нашел только
одного.


21


Робин рассказала полиции, что факт приобретения Эриком и Диланом огнестрельного оружия ее не удивил


у них была работа, и они не тратили денег на своих девушек, поскольку ни с кем не встречались.
Она думала,
что оружие нужно им для охоты или просто для коллекции.

Но Эрик и Дилан никогда не говорили об охоте, а когда Дилан попытался подстрелить у себя на
заднем дворе лань из пневматического пистолета, мама ему не разрешила. Парни попросили Робин ник
ому
ничего не говорить, а они, в свою очередь, никому не скажут о ней.

Когда они уже покидали выставку, мозг Робин неожиданно пронзила мысль


а вдруг они кого
-
нибудь застрелят?

-

Ребята, вы же не станете делать глупостей?


спросила она.


-

Нет,
-

ответил
и они.


Если бы Робин имела понятие о планах Эрика и Дилана, она бы обратилась в полицию.


После выставки они сперва подвезли Эрика до дома. Потом Дилан подъехал к дому Робин; Андерсон
пересела в свой автомобиль, и они поехали к Дилану заниматься мат. анал
изом. Дилан поставил БМВ в гараж,
сунул дробовик под куртку и, держа в руке сумку с другими покупками, поднялся в свою комнату.













































20


ГЛАВА
9


ВЫСТАВКА ОРУЖИЯ.




Робин Андерсон пригласила Дилана Клиболда на променад


бал выпус
кников. Но еще раньше он
пригласил ее на выставку оружия.

Робин была полнощекой светловолосой девушкой. Она ходила в церковь и училась на «отлично»;
именно она была той, кто приобрел для Эрика и Дилана 3 из 4
-
х пистолетов, которые использовались в
стрельбе
. За это ее не осудили, однако на выпускную церемонию она не явилась.

Робин думала, что Дилан был умным парнем, но не всегда прилагал усилий. Он был спокойным,
хорошо ладил с другими


по крайней мере, делал то, чего от него ждали


но также любил бывать в

одиночестве и играть в компьютерные игры. Робин знала о том, что Эрик и Дилан не ладят с джоками, но с
ней они никогда не говорили ни о Гитлере, ни об убийствах, никогда не носили свастику. Робин не
разговаривала с ними о политике; а если ей нужно было со
отнести их с какой
-
либо религией, это был бы
атеизм. Робин не знала об увлечении Дилана бомбами, и даже после стрельбы продолжала упорствовать:


-

Он никоим образом не был похож на человека, способного совершить такое преступление.

Когда Робин впервые встр
етилась с Диланом в 1995 году, он показался ей
«грубым парнем»,

но потом она
стала называть его
«самым милым из всех, кого она знала»
. Ее друзья говорили, что Робин была просто без
ума от Дилана. Он же не разделял ее чувств, общаясь с ней, как с другом. Ме
жду ними не было
романтических отношений, но Робин звонила Дилану около трех раз в неделю, а по пятницам они обычно
ездили в боулинг. К ним присоединялись и другие, включая Эрика, но с ним Робин никогда много не болтала.

Робин приходила к Клиболдам в гости

и разговаривала с родителями Дилана раза три.


-

Они были заботливыми родителями, что я могу еще сказать,
-

рассказывает Робин.


Мама называла его Дил,
знаете.
«Мы собираемся в кино, Дил, мы скоро вернемся»
. Они


ну как все родители


хотели знать, куда

он
идет, с кем, и все такое.


Клиболды, в свою очередь, знали, что Робин изучает вместе с Диланом мат. анализ. Они считали
ее
«очень милой».

Эрик и Дилан позвали ее на выставку огнестрельного оружия. Им было по 17 лет, и они не могли
сами приобрести писто
леты, а Робин уже могла


ей исполнилось 18 пару недель назад.


22 ноября 1998 года Эрик и Дилан позвонили Робин около 10 утра и сказали, что хотят приобрести дробовик.
Робин не хотелось представлять свои документы на проверку, но Эрик и Дилан уже разведал
и, что эта
выставка для
«частных дилеров»
, так что не требовалась никакая документация.

Прибыв на выставку, троица прошла к человеку, с которым Эрик и Дилан вчера говорили,
Рональду Фрэнку Гартманну. Ему было 59 лет. 20 из них он отслужил в Вооруженных Сил
ах Америки. На
продажу у него имелся двуствольный дробовик Стивенс, изготовленный примерно в 1969 году. Дробовику
было столько лет, сколько Эрику и Дилану было в сумме; 20 апреля они помогут ему войти в историю.

Эрик и Дилан спросили Гартманна, если у него

что
-
нибудь короче, чем эта двустволка, и он вытащил рулетку,

чтобы показать им, насколько можно укоротить дробовик (в соответствии с законом). Гартманн, в свою
очередь, задал ребятам вопрос, привели ли они кого
-
то, кому уже есть 18 лет. Они ответили утвер
дительно.

Гартманн уточнил возраст Андерсон. Она ответила, что ей недавно исполнилось 18; Гартманн попросил
удостоверение личности. Робин показала ему свои водительские права.

Гартманн назвал цену дробовика


245 долларов. Такую же цену Эрик и Дилан заплат
ят за другое
оружие. Робин вытащила из сумки кошелек, в котором лежали деньги Дилана, и оплатила покупку. Гартманн
протянул ей дробовик, но вместо Робин его забрал Дилан.

-

Ты хочешь быть джентльменом и сам понесешь дробовик?


спросил Гартманн.

-

Да,
-

от
ветил Дилан.

Андерсон робела и нервничала, но Гартманн понял, что она впервые приобретает оружие. Они с
Диланом выглядели вполне невинно. Беспокоиться было не о чем.

Робин, Эрик и Дилан стали искать другого продавца. Теперь наступила очередь Эрика. Он нача
л вести
переговоры насчет второго дробовика. Робин не помнит точно, кто за него платил


она или сам Эрик. Этот
торговец не задавал никаких вопросов и не просил показать документы. Второму дробовику
(Savage
Springfield

или

Arlene
, как назвал его Эрик) тоже

насчитывалось около 30 лет. (Между прочим, Дилан назвал
свой дробовик
Fly



прим. пер.)

И еще один дилер, и еще одно ружье


9миллиметровый черный карабин. У Робин попросили
удостоверение личности, и продавец перепроверил его с кем
-
то за другим столом. И
вновь Андерсон не
запомнила, кто именно платил за оружие.


19


двойка по мат.анализу. Но Клиболды в разговоре с ним подняли другую проблему. Они хотели, чтобы
Кригсхаузер предупредил Дилана, что, если он еще раз что
-
нибудь выкинет, ему же будет хуже.


-

Интересный р
азговор,
-

дополнил свои показания Кригсхаузер.


Клиболды предупредили его, что они рассматривают варианты поступления Дилана в колледж.

-

Понятно. Моя задача


пораньше отпустить его. Вас это устроит?

-

Да, устроит,
-

ответили Клиболды.


Кстати, не могли

бы вы предупредить его насчет выпускных
розыгрышей? Мы опасаемся, что, если он что
-
то учудит, это перебьет ему шансы на поступление.


-

Хорошо. Конечно, я с ним поговорю,
-

ответил Кригсхаузер.

В показаниях не было сказано о том, почему Клиболды думали, ч
то Дилан может устроить какую
-
то выходку.

На следующий день Кригсхаузер увиделся с Эриком и Диланом. Он прочитал Эрику (и, как мы
можем предполагать, Дилану) внушительную речь, спрашивал, какие у них впечатления от программы


позитивные или негативные


ч
тобы знать, мог ли он их улучшить.


Кригсхаузер дал напутствие Дилану «быть очень осторожным с выбором будущего, особенно в связи со
скорым выпуском из школы». Эрика он попросил «в будущем делать правильные выборы».

Эрик и Дилан были официально «освобожден
ы» 3 февраля 1999 года. В последний день встречи Кригсхаузер
узнал их прозвища


Водка

и
Рэбэл.


-

Я спросил: что это


R

и
V
? Они ответили


это просто кое
-
что, чтобы вы нас не забывали.
Правда? А что это значит? Вроде бы они говорили про виртуальный мир.

Или просто сказа
ли Рэб и Водка, я
уже не помню.

Отпуская Дилана, Кригсхаузер написал одностраничный отчет и отметил, что Дилан проделал
«очень добросовестную работу». Наиболее эффективной частью программы стали общественные работы.
«Он многому научился, ч
тобы отказаться от бесплатной работы в свободное время». Средний балл Дилана
был хорошим.

Прогноз был таков:



«Хороший. Дилан


смышленый молодой человек, с большим потенциалом. Если он способен
проявить себя и быть целеустремленным, в его жизни все будет

нормально». Отчет заканчивался
следующими строками: «Ему необходимо прилагать усилия ради своих целей, чтобы оставаться
на положительном пути. Он достаточно умен, чтобы претворить мечту в реальность, но ему
необходимо осознать, что это


кропотливый труд»
.


Отчет о
«Р
аннем успешном освобождении»
Эрика был точно так же оптимистичен.


«Эрик проделал замечательную работу», писал Кригсхаузер. «Прогноз: Хороший. Эрик


весьма
смышленый молодой человек, который, похоже, добьется успехов в жизни. Он достаточно у
мен,
чтобы достигнуть высоких целей, у него есть мотивация».


В своих показанях Кригсхаузера попросили дополнить эти комментарии.


-

У него (Эрика) вроде были какие
-
то цели,
-

ответил он.


Мы говорили с ним об этом. Он внимательно
слушал. Он выглядел как
парень, который собирается совершить что
-
нибудь чертовски хорошее.

Также Кригсхаузер высказался относительно своего заключительного отчета:

-

Ну что ж, это забавно, потому что успешные заключения никто даже не читает. Зачем лишний раз сотрясать
воздух? Но,

в основном, Эрик оставил впечатление о себе как об очень, очень толковом парне. А таких
никогда не бывает слишком много. Ничего личного по отношению к другим ребятам, которые не такие
умные или наоборот, очень умные. Мне кажется, что, когда кто
-
то произво
дит впечатление весьма
смышленого человека, он может только выиграть, если будет стремиться протолкнуть себя на более высоки
е
уровни.











18


В одном из заданий программы нужно было растолковать какие
-
то конкретные преступления и п
оследующее
за ними наказания. Казалось, уже тогда они обдумывали нападение на «Колумбайн». Дилан привел
следующий пример хулиганства (нарушения общественного порядка)




«Билли Боб взрывает дымовую шашку в библиотеке»
.



Для полноты картины он приписал:


«Рашиб объясняет Самиру, как сконструировать бомбу, но только Самир ее подрывает».


Эрик написал про соучастие в преступлении
:


«Бобби убивает Джонни (sic). Старший брат Бобби, Билли, выбрасывает дробовик, из которого
был убит Джонни, в озеро…»


Про хули
ганство же он написал следующее:


«Боб берет свой АК
-
47, идет в центр города и стреляет несколько раз, громко крича при этом
«СРАЖАЙТЕСЬ!»


-

Эрику был интересен этот курс, потому что он открыл для себя те вещи, о которых раньше не знал,
-

говорит Кригсха
узер.

Санчез требовала, чтобы Эрик продолжал посещать психолога, и Кригсхаузер был с этим
согласен.


-

Здесь, в диверсионной программе, нет профессионалов по психическому здоровью,
-

говорит он.


Если диверсионная программа направляет несовершеннолетнего н
а психологическую консультацию, она
может установить контакт с психологом, но не наоборот. Кригсхаузер никогда не связывался с психологом
Эрика, Кевином Альбертом; Альберт, в свою очередь, не контактировал с Кригсхаузером.

Но Кригсхаузер обсуждал с Эриком
его посещения к психологу.


-

И он рассказывал, что справляется отлично. Он думал, что лекарства ему помогают. Он перестал держать
под контролем свои эмоции, потому что чувствовал их стабильность. Я говорил ему:
«Ну, если у тебя есть
какие
-
нибудь проблемы,

дай мне знать, потому что мы хотим дать тебе все необходимое, чтобы ты с
ними справился


если у тебя по
-
прежнему будут с этим проблемы».


19 января 1999 года, за три месяца до стрельбы, Эрик сказал Кригсхаузеру, что у него остался еще
один сеанс у психол
ога. Если бы Кригсхаузер почувствовал, что эти консультации не проходят гладко, он бы
не разрешил Эрику окончить прохождение диверсионной программы.


У Эрика всегда было ровное, устойчивое настроение. Он никогда не выглядел пьяным или
одурманенным (под нар
котиками), он никогда не заводил бессвязных разговоров с незнакомыми людьми. Он
никогда не выходил из себя или выглядел «ненормально раздраженным». Помимо жалоб в сторону
правительства, Эрик не был жестоким, никогда не демонстрировал свою ненависть к кому
-
то из группы.
Эрик не стремился всем показать, что он


лучше, чем другие. Он не выглядел чем
-
то одержимым. Он не
трясся, не дрожал, не был гиперактивным или депрессивным.

В беседах с Эриком и Диланом никогда не упоминались такие вещи, как нацизм, травля и

власть в
школе. Они никогда не говорили о сексе


эту тему Кригсхаузер мог бы нормально воспринять, если бы для
этого существовали реальные основания


такие, как подростковая беременность. Кригсхаузер также не
обсуждал с Эриком и Диланом их кражу со взло
мом, и они никогда не рассказывали о своих старших братьях.

Кригсхаузер предположил, что виделся одновременно с Эриком и Диланом по меньшей мере 5 раз.
Еще столько же раз он встретился с ними по отдельности. Взаимодействие между Эриком и Диланом он
описал
как «свойственное». В тот раз, когда Кригсхаузер стыдил Дилана за его оценки, Эрик был с ними.


-

И его реакция на происходящее была соответствующая. Не то, чтобы он активно участвовал в этом, но и не
оправдывал Дилана. Он как будто со всем соглашался


да
, да. А Дилан вел себя правильно. Он был полон
раскаяния. Оба вели себя уважительно
-

и когда были вместе, и когда поодиночке.

Кригсхаузер не думает, что Эрик и Дилан были более открыты с ним, когда приходили по
отдельности.


-

Мне кажется, я всегда получа
л от них достаточно информации.


На вопрос, был ли Дилан застенчив, Кригсхаузер ответил, что нет, не особо.

19 января 1999 года. Три месяца и один день до «Колумбайн». Кригсхаузер должен был встретиться с Эриком
и Диланом. Также он связался с Клиболдами, п
отому что его беспокоили оценки Дилана


ему светила
17


таким уж воинствующим он не был. Он внимательно слушал, что я пытаюсь до него донести.

Эрик и Дилан спр
ашивали:


-

А что, если мы курим травку? Что, если мы не согласны с тем, что это незаконно?

-

Так или иначе, это незаконно,
-

отвечал Кригсхаузер,
-

и я скажу вам, что вы не должны этого делать.

-

Ну, это понятно; вы же авторитет, это для вас типично
,
-

та
ков был ответ Эрика.

Позже Кригсхаузер прокручивал этот диалог у себя в голове бессчетное количество раз. Но детали
могли ничего не значить.

По факту, диверсионная программа должна была успокоить и исправить Эрика и Дилана; вместо этого она
могла, наоборот
, подтолкнуть их к «Колумбайн». Их раздражали установленные кем
-
то правила, а внутри
кипел гнев за то, что их поймали на месте преступления.

Кригсхаузер посоветовал Дилану улучшить свои оценки; в противном случае ему придется
каждый день приходить в кабин
ет диверсионной программы, чтобы выполнить домашнюю работу и
еженедельно составлять «журнал домашнего задания». Сперва оценки Дилана действительно улучшились, но
по физкультуре упали до единицы. Учитель математики отметил, что Дилан мог бы использовать вре
мя на
уроке с большей пользой, и Дилан признался, что во время урока читал книгу.



«Я говорил ему, что нужно прилагать больше усилий», писал в своем журнале Кригсхаузер. «Он все
преуменьшал и оправдывался. Я попросил его послушать себя и подумать о том, ч
то он говорит.
Все это звучит так, словно он чувствует себя жертвой, хотя и отрицает это».


В противоположность Дилану, оценки Эрика были хорошими


пятерки и четверки. "
Он чертовски хороший
ученик. Со школой нет никаких проблем".

…К сентябрю Кригсхаузер о
щутил, что Эрик стал лучше справляться с программой. «Эрик
спрашивал, можно ли ему будет поехать в марте в Германию. Я ответил, что это будет зависеть от него
самого. Если он будет так же упорно стараться, я попытаюсь отпустить его чуть раньше, чтобы он на
сладился
поездкой и больше не беспокоился о диверсионной программе. Я напомнил ему, что его усилия и прогресс
должны оставаться на высоком уровне, чтобы все получилось». (В своих показаниях Кригсхаузер не мог
вспомнить ничего другого о поездке в Германию).

В следующем месяце Кригсхаузер узнал, что Эрик получил предупреждение за превышение
скорости. Родители посадили его под домашний арест на три недели и отобрали компьютер на пару недель.
Кригсхаузер подумал, что этого достаточно, и не стал давать Эрику доп
олнительных заданий.

Эрик посетил однодневную программу под названием «Насилие можно предупредить» (у Дилана не
наблюдалось таких проблем с эмоциями). 1 декабря 1998 года Эрик написал эссе о том, что ему пришлось
узнать. Он написал в точности то, что Кригс
хаузер хотел услышать:


«Курс по управлению гневом оказался весьма полезным. Я чувствовал, насколько компетентны в
этом вопросе инструктора; сам по себе курс длился недолго. Я узнал о том, как наркотики и
алкоголь способствуют насилию, и как всего этого из
бежать. Более всего внимание было
сконцентрировано на тех, кто уже совершал жестокие преступления, и на тех, кто употреблял
алкоголь или наркотики. Тем не менее, я все
-
таки смог понять, что такое злость и гнев, как их
распознать и как с ними справляться. Я

полагаю, что наиболее ценной частью этого курса было
обдумывание идей о том, как контролировать гнев, и способов снятия стресса без какой
-
либо
жесткости. Писать, гулять, разговаривать, поднимать тяжести, слушать различную музыку,
выполнять упражнения


вс
ем этим можно воспользоваться. Также мы обсуждали
положительные и отрицательные результаты гнева и насилия… Мне кажется, все эти
предложения могут быть полезными, но главная часть курса в том, что у каждого


свой способ
управления злостью. Если человек не

хочет держать свои эмоции под контролем


у него будут
проблемы. Человек сам должен хотеть контролировать злость. Все начинается у нас в голове. Я
понял, что тысячи способов могут оказаться бессильными, если ты веришь в жестокость. И я
счастлив, что могу
сообщить, что с помощью этого курса и опыта, которого я набрался в
диверсионной программе, я хочу пытаться контролировать свой гнев».



Но в тот же день в документе Эрика Кригсхаузер написал совсем другое заключение.


«Эрик честно сознался, что этот курс
был ничем иным, кроме как пустой тратой времени. Все
это он уже слышал
».


…Одна из программ, которые проходили Эрик и Дилан, называлась
"Курс уголовного правосудия".

16


так и не перезвонили. В принципе, Кригсхаузер мог даже не сомневаться, чт
о Эрик Харрис на самом деле
«отличный работник».

Для своего эссе по тайм
-
менеджменту Дилан использовал шрифт, очень похожий на арабский. В
эссе не было заглавных букв; оно состояло из двух больших параграфов и являло собой отношение Дилана к
властям. Сочин
ение, озаглавленное просто «тайм
-
менеджмент» и без даты, также продемонстрировало
интеллектуальные способности Дилана. Он написал о Семилетней войне, о серии конфликтов мирового
масштаба между двумя коалициями


французской и английской. Единственной ошибк
ой, которую допустил
Дилан, было то, что эти события происходили в 17
-
м, а не в 18 веке.



«Тайм
-
менеджмент


это неотъемлемый аспект общества»


таким было начало.



«С

момента изобретения часов в Средние Века люди стали более продуктивны, эффективны и
зна
чительно улучшили свою жизнь. знание о том, как и когда нужно выполнять определенные вещи


ключ к счастливой жизни».


Британцы победили французов в Североамериканской битве, которую, судя по всему, Дилан имел в виду,
когда писал


«
...
французы вообще не з
нали, что такое


управление временем, потому что когда им нужно было
действовать, они колебались. опытный знаток тайм
-
менеджмента развернул бы пушки как
можно скорее и покончил с угрозами британцев. в заключение хочу сказать, что этот и другие
примеры пок
азывают нам всю важность управления временем».


Санчез высоко оценила работу, назвав ее «весьма креативной и хорошо написанной». В тот день она
последний раз виделась с Эриком и Диланом перед тем, как передать их дело Кригсхаузеру. В конце концов,
Санчез с
делала вывод, что Дилан «приятный молодой человек, немного бестолковый и со специфичным
чувством юмора; он заставлял меня смеяться». Она добавила:


-

Иногда я вижу Дилана и Эрика вместе. Мне хотелось бы встретиться с ними по отдельности, чтобы я могла
пого
ворить с Эриком о его лекарствах. Это все, что я хотела сказать, пока
-
пока! 24 июня Санчез закончила
свою запись об Эрике, внеся туда выражение на испанском языке: «Muy facile hombre» (это можно
истолковать как «покладистый, добродушный паренек»). Отдельно
е, последнее заключение от Санчез
вмещало в себя немного больше умозаключений об Эрике.


«Очень приятный молодой человек. Кажется ответственным и раскаивающимся. Я совсем не
беспокоюсь, что он может употреблять наркотики


у него есть голова на плечах (по
смотрим,
что покажет его анализ мочи на ЛСД или что
-
то другое)».


Образовательный уровень Эрика и Дилана, вероятно, вознес их над другими клиентами диверсионной
программы. На самом деле их преступления были совершены не столько ради материальной выгоды, ск
олько
ради мести. Но у Санчез, скорее всего, не было ни времени, ни возможности предугадать это. Эрик и Дилан
умели обманывать. В свою первую полноценную встречу с Эриком Кригсхаузер уловил его
«четкую»

философию

только черное или только белое. Они говори
ли о лекарстве и настроениях Эрика; Харрис был,
по словам Кригсхаузера,
«очень восприимчив и весьма уважителен».

В тот же день Кригсхаузер встретился с Диланом, чтобы обсудить какие
-
то бюрократические
вопросы. Но на следующую встречу, 27 июля, Дилан не яви
лся. На следующий день он позвонил и заявил,
что перепутал время. Кригсхаузер разозлился, как Санчез, когда Дилан не явился на общественные работы. С
Эриком в вопросе управления временем никогда не было проблем.

Если клиенты, как Эрик и Дилан, хорошо себя
вели, Кригсхаузер мог разговаривать с ними более
откровенно


не только на предписанные темы.

-

24 августа я задал им вопрос, что они думают о самой диверсионной программе и почему. В в целом беседа
вращалась вокруг правительства, правил в обществе, автори
тетов против не
-
авторитетов, хаоса против
порядка и тому подобное
.


Дилан стал критиковать общество, как в разговоре с Питером Горватом. Они вместе с Эриком
начали ругать слепую веру в закон и власть.


-

Он (Эрик) был противником правительства, как и все м
ои клиенты. Ему не нравилось, что из
-
за кражи у
него теперь проблемы. Ему не нравилось, когда кто
-
то начинал указывать ему, что делать. Но при всем этом
15


ГЛАВА
8


ДИВЕРСИОННАЯ ПРОГРАММА.




Через три месяца Андреа Санчез (психолог
-
консультант, занимавшаяся случаем Эрика и Дилана
) уехала и
оставила Харриса и Клиболда на попечении Роберта Кригсхаузера. За 6 лет работы Кригсхаузер работал с
500 клиентами, и только 10
-
15 из них позволяли завершить прохождение программы раньше срока. Среди
счастливчиков оказались и Эрик с Диланом. По
словам Кригсхаузера, они «очень сильно старались и
чувствовали свою ответственность за случившееся».

Кригсхаузер и Санчез никогда не выступали публично. Но в 2002 году Кригсхаузер давал
показания в рамках судебного иска против фармацевтической компании Sol
vay, производившей Лювокс. Иск
подал Марк Тейлор, выживший в стрельбе, но оставшийся инвалидом. Тейлор утверждал, что Лювокс не
помог здоровью Эрика, а наоборот, лишь ухудшил его. Впоследствии Solvay выплатили $10 000
Американскому Сообществу Онкологии Пок
азания Кригсхаузера не оглашались, и это породило очередной
ряд теорий заговора. Якобы Кригсхаузер мог научить Эрика и Дилана мастерски врать и мошенничать.


Письменные заметки Санчез и Кригсхаузера, предъявленные публике, полны ошибок и показывают их не
с
лишком блестящий ум. Однако показания Кригсхаузера демонстрируют его неподдельную преданность
своей работе.

В основном всю вину хотели возложить на Лювокс.

Эрику и Дилану дали по 40 часов общественных работ; им, как и другим участникам программы,
не разреш
алось пользоваться оружием, включая пневматические пистолеты и карманные ножи.


Кригсхаузер говорит, что никогда не уличал Эрика во лжи.


-

Честность Эрика никогда меня не беспокоила. Он никогда не давал мне повода заподозрить его в чем
-
то
подобном.

Дилану

никак не удавалось отработать первые десять часов общественных работ. Он начал в парке
Эльдорадо Каньон неподалеку от Болдера (местность на севере Денвера, город студентов); он утверждал, что
2 июня отработал 7 часов


с 7.40 утра до 2.40 дня
-

но, по нео
бъяснимой причине, работал там первый и
последний раз. Рассерженная Санчез поручила Дилану подготовить задание по тайм
-
менеджменту на 2
страницы.


Потом Дилан отработал всего лишь полтора часа в лютеранской церкви Святого Филиппа. И
вновь, если обратиться
к файлам диверсионной программы, больше там не появлялся. Этому, как и в
прошлый раз, не было объяснения. На тот период в муниципальном районе имелась всего одна церковь,
которую возглавлял преподобный Дон Марксхаузен
-

тот же самый пастор, что был на похо
ронах Дилана. Но
никто из церкви, включая Марксхаузена, не помнит, чтобы Дилан у них работал.

В конечном итоге 11 июня Дилан стал работать в Лейквуде, в центре отдыха «Линк», там же, где собирался
работать Эрик. «Линк» раньше был средней школой, а теперь н
аходился под командованием делового центра
Лейквуда в округе Джефферсон. Там был тренажерный зал, видеоигры и бильярд. Бывший кафетерий
сдавался в аренду. Эрик и Дилан работали вместе только однажды


23 июля. И все
-
таки Дилану удалось
отработать в "Линк"
36 с половиной часов. Дейв Кирхофф, координатор центра «Линк», помнит, как смотрел
репортаж о «Колумбайн» по телевизору. Имена Эрика Харриса и Дилана Клиболда показались ему
знакомыми, и сотрудники стали проверять документацию.



Самое ужасное


осознавать
, что ты и понятия не имел, на что оказались способны эти ребята,
-

говорит
Кирхофф.


«Линк» обычно не принимал на работу тех, кого обвиняли в краже, ведь в случае чего первое
подозрение пало бы именно на них (то же касалось и Эльдорадо). Но Кирхофф не пом
нит ничего такого в
документах Эрика и Дилана.

Общественная работа в «Линк»
-

следить за чистотой и порядком. Работники нарезают круги по
всему зданию с очистителем стекол, полотенцами и метлами. Друзьям часто хочется работать вместе.

Кирхофф дал Эрику зак
лючительную оценку «отличный работник»; эти слова он говорил далеко не каждому
из двухсот человек, побывавших у него на общественных работах.


-

Как по мне, они (Эрик и Дилан) были достаточно надежды, а в чем
-
то даже компетентны.


Кирхофф добавляет:

-

Ниче
го особенного о них я не помню. Они приходили, делали свою работу и делали ее хорошо, но ничего
такого уж поразительного в них не было.


Кригсхаузер не знал всех деталей работы Эрика и Дилана
-

«клиенты никогда об этом не рассказывают». Он
мог обратиться к

сотрудникам программы, если ему казалось, что подросток не выполняет общественные
работы должным образом. Он попытался связаться с «Линк», оставил на автоответчике сообщение, но ему
14


ты собираешься выполнять программу? Посмотри на своего отца


посмотри ему прямо в глаза


и пообещай,
что ты непременно улучшишь свои оценки.

Сле
дующим был Эрик. Когда он сказал, что кража со взломом была его первым правонарушением,
ДеВита почувствовал раздражение.

-

И почему мне в это не верится? Первый раз


и тебя поймали. Я не верю. А если бы поверил, тебе нужно
было бы серьезно подумать о како
м
-
нибудь другом способе доходов, поскольку у тебя, как у вора, нет
будущего. Это действительно редкий случай, когда преступников ловят в первый же раз.


-

Мы полагаем, что это был первый раз,
-

ответил Уэйн Харрис.


И мы рады, что его сразу же поймали. Мы

не осведомлены о каких
-
либо предшествующих проблемах.


Эрик рассказал, что в школе получает пятерки и четверки. То время, когда он должен быть дома


10 вечера
по выходным и 6 вечера по будням.


-

Хорошо,
-

ответил на это ДеВита.


Мне кажется, вам удаетс
я держать обстоятельства и ситуацию под
контролем только из
-
за ужесточения временных рамок.


ДеВита был приятно удивлен тем, что у Эрика есть работа, и задал ему еще один вопрос:

-

У тебя есть какие
-
либо обязанности по дому?

-

Да, ваша честь,
-

ответил Эри
к.

-

Какие именно?

-

Стирать, выносить мусор, пылесосить, подметать пол.

-

Ты все это делаешь без напоминаний?

-

Да, ваша честь.


ДеВита разговаривал с Эриком и Диланом всего по 5 минут. Подростки не бывали замешаны в
других, более серьезных случаях, и ДеВ
ита, который живет в районе Колумбайн, говорит, что был сбит с
толку вежливыми молодыми людьми.



































13


кто
-
то просто так оставил технику лежать на траве, было подозрительно. Уолш попросил мальчиков честно
вс
е рассказать.

Эрик посмотрел на Дилана. Повисла небольшая пауза, а затем Дилан во всем сознался. Уолш
арестовал их, забрал Эрика с собой и вызвал еще одну машину для Дилана. Диспетчер полиции связался с
родителями, и они поехали за сыновьями в участок.

Уол
ш встретился с Уэйном и Кэти Харрис и в их присутствии зачитал Эрику его права. Эрик
согласился с ними и стал рассказывать, как все было. По его словам, Дилан заметил фургон, а в нем
-

технику,
и предложил:

«Давай заберемся внутрь и украдем эти штуки! Буде
т прикольно. Давай?»

«Нет, на черта оно надо»,

ответил Эрик.


Потом, судя по всему, Дилан стал его убеждать, и Эрик все
-
таки согласился:

«Ладно, давай попробуем».

Прежде чем поговорить с Диланом, Клиболды проконсультировались с адвокатом, чье имя не
упоми
нается в отчете. Уолш отправил Эрика и Дилана в участок округа Джефферсон, откуда их забрали
родители. Позже отец Эрика вернулся в отдел шерифа, чтобы забрать фильм, взятый напрокат; этот фильм
считался вещественным доказательством и назывался "Event Horiz
on" (Горизонт событий). Сюжет
повествовал о космическом корабле, которому угрожала опасность быть затянутым черной дырой. Через
месяц после инцидента с кражей техники Дилан что
-
то нацарапал на шкафчике одного из учеников. Питер
Горват не знает, почему Дила
н выбрал именно тот шкафчик, и не может вспомнить имени того ученика


только то, что Дилан орудовал скрепкой для бумаг. Дилан не успел закончить свое «произведение искусства»,
поэтому было неясно, что же он хотел нацарапать.

Сорок минут Горват и Дилан жда
ли появления Тома Клиболда и обсуждали произошедшее. По
словам психолога, Дилан был "весьма взбудоражен". Горват пытался его успокоить, но тот начал
отвратительно ругаться (не лично на Горвата). Дилан был «очень огорчен школьной системой и тем, как в
школе

обращались с людьми, включая тех, кто над ним смеялся». Горват также полагает, что Дилан сердился
на своего отца и был расстр
оен «тем, что происходит дома».

Однако в интервью с автором этой книги Горват не может вспомнить, чтобы у Дилана и мистера
Клиболд
а были какие
-
то проблемы.



«Дилан понимал то, как работает система в школе. Он был хорошо осведомлен. И его
это злило
-

не я лично, а система.
Беседовать с Диланом означало беседовать с
высокоинтеллектуальным человеком.

Он не был глупцом или каким
-
то банд
итом. Умный,
интеллигентный парень. Я помню, на каком уровне шел разговор; я сидел и думал: «Вот это да,
ничего себе уровень для мальчика его лет». Понимаете, он много знал о конкретных вещах и весьма
красноречиво рассказывал о том, насколько знает закон и

о том, почему его отстранили от
занятий, и, в конце концов


какое в таких случаях у общества отношение к человеку».


Наконец подоспел Том Клиболд, которого Горват называл
«Эйнштейном».

Приличный, красноречивый и
проницательный, он носил очки, а его волос
ы в то время уже были цвета соли с перцем. Том попросил
Дилана выйти из кабинета. «Ему (Тому) подумалось, что наказание слишком суровое», говорит Горват о
стандартном трехдневном отстранении от занятий за вандализм.


-

Может, мы сможем придумать что
-
нибудь

другое? Разве он (Дилан) не может выполнить хотя бы 25 или 30
часов общественных работ?


спрашивал Том.


Но Горват не изменил своего решения. 25 марта Эрик и Дилан явились в суд, чтобы окончательно признать
свою вину и начать прохождение диверсионной про
граммы. То, что с Эриком и Диланом явились их отцы, а
не матери, как обычно бывало, несколько удивило первого судью округа Джефферсон Джона ДеВиту.
Слушание началось с Клиболдов.

-

Это был довольно травмирующий опыт, как я думаю,
-

говорил Том.


Возможно,

это хорошо, очень
хорошо, что он попался в первый же раз. То есть, насколько мне известно, это был первый раз.


-

Он бы рассказал вам о других случаях, если бы таковые были?

-

В общем
-
то, да.


-

Это значит, что у вас друг с другом хорошие отношения?


уто
чнил ДеВита.

-

Да,
-

ответил Том.


Но ДеВиту беспокоили оценки Дилана


четверки и тройки (B и C).


-

Бьюсь об заклад, ты мог бы учиться на одни пятерки, если бы как следует выполнял письменные

работы,
-

сказал Девита.

-

Я не знаю, сэр,
-

пробормотал Дилан
.

-

А когда, черт возьми, ты будешь знать?


повысил голос судья.


Тебе осталось проучиться всего год. Когда
12


ГЛАВА 7.


ЮНЫЕ ПРЕСТУПНИКИ.




Полиция и администраци
я школы ловили Эрика и Дилана за проступки с сентября 1997 по май 1998 года.
Наказания отнюдь не останавливали Эрика и Дилана


наоборот, побуждали совершить преступление
-

может быть, не великое, но крупное. Желание мести росло.

Питер Горват, школьный пси
холог, впервые
пересекся с подростками, когда один из учеников обнаружил в своем шкафчике пропажу некоторых вещей,
включая камеру, а другой сообщил, что получил угрожающую записку


«О
твали от Девон Адамс».



Горват считал Эрика и Дилана «блестящими» ученик
ами, но в конце концов заподозрил их, Девон
и ее парня Зака Хеклера 2 октября во взломе школьного компьютера и получении цифровых комбинаций от
всех школьных шкафчиков. Зак получил 5 дней отстранения от занятий, Эрик и Дилан по 3 дня (хотя в
другом докумен
те указано, что Дилан получил 5 дней).


Девон объясняет, что они сделали это потому, что «Колумбайн» не ставила перед ними сложных задач.
-

«Нам просто было скучно.»

Горват встретился с родителями Эрика и Дилана, и ему показалось, что Том Клиболд не раздел
ил
его подозрений, а родители Эрика не согласились с наказанием для Эрика.


Способность Харриса и Клиболда взламывать шкафчики появилась в результате занятий в компьютерном
классе Ричарда Лонга. Инцидент, разумеется, затронул преподавателя. В результате Ри
чард утратил все свое
уважение к Эрику, а Уэйн Харрис
-

к Ричарду.


-

«Вы слишком сильно доверяли моему сыну», так сказал Уэйн.


Самое известное их крупное преступление
-

кража техники из фургона 30 января 1998 г.
Предыстория нам известна


вначале Дилан н
амеревался провести время с Хеклером, но потом уехал вместе
с Эриком на его Хонде. Сначала они кидали бутылки и взрывали петарды, а потом приметили фургон с
техникой, припаркованный неподалеку. И вот как они действовали.


Эрик был какое
-
то время "на шухере
" в своей машине, чтобы в случае чего успеть скрыться.
Дилан натянул на левую руку лыжную перчатку и три раза попытался разбить окно со стороны
пассажирского сиденья. Это ничего не дало. Тогла Эрик надел лыжную перчатку на правую руку


20 апреля
они сдела
ют то же самое


и попытался разбить это же окно. Безрезультатно.

Они решили бросить камень. Со слов Эрика, Дилан нашел достаточно большой, взял его двумя
руками и разбил окно с шестой попытки


так, что камень приземлился на водительское сиденье. Эрик пом
ог
убрать осколки.


Они забрали датчики, измерительный прибор, набор инструментов, калькулятор, черные
солнцезащитные очки, мини
-
фонарик, чековую книжку и прочее. Потом Дилан 15 минут переносил все это в
машину. Полная стоимость вещей составляла $1,719. Эр
ик и Дилан поехали в ближайший парк Deer Creek
Canyon. Патрульный Тим Уолш заметил их машину в 9.20 вечера. Парк закрывался через час после захода
солнца или около 6.15.

Уолш вышел из своей патрульной машины и встал прямо перед Хондой. Он посветил на нее
ф
онарем. Эрик и Дилан, по всей видимости, слушали музыку и разглядывали диски. Уолш увидел, как Дилан,
сидевший на пассажирском сиденьи, взял одну из украденных вещей (измерительный прибор) и нажал на
кнопку. Эрик пристально смотрел. Прибор сработал, и парн
и воскликнули:

«Круто!»

Затем Дилан схватил маленький черный фонарик и включил его.

«Ух ты! Так ярко светит!»

-

восхитился Эрик.

Затем он взял еще кое
-
что и сказал:

«Смотри, у нас есть приставка Нинтендо».

Они продолжали рассматривать награбленное, пока

Эрик не
предложил:

«Лучше убрать все это в багажник»
. Он открыл дверцу багажника изнутри и вышел из машины. Уолш тут
же представился и спросил, что здесь происходит.

Эрик ему ответил, что они просто «болтались неподалеку» и увидели припаркованный фургон,

а
рядом, на траве


лежащую технику. Уолш захотел на нее взглянуть; Эрик ответил: «Конечно». Эрик и Дилан
вытащили из машины 11 предметов и положили их на багажник. Уолш снова спросил, как именно они
обнаружили технику. Клиболд повторил слова Эрика: нашли

в траве рядом с Deer Creek Canyon Road. На это
Уолш сказал, что в таком случае нужно туда отправиться, чтобы проверить, не взломана ли машина. То, что
11


"Каждый день мы придумывали что
-
то новое. Иногда мы искали 50
-
летние гильзы; находили даже
вещи, принадлежавшие к эпохе Войны За Независимость и Гражданской Войны. К примеру,
однажды под стары
ми казармами, еще со времен Гражданской Войны, Крис отыскал дневник
пленника. Мы проводили вместе бессчетное количество времени, просто болтая друг с другом".


У Эрика и Криса был еще один друг
-

Йенс из Норвегии.



"Он был просто сама застенчивость. Нашей

с Крисом задачей было сделать из него нормального
американского парня".



В тот период своей жизни Эрик был весь переполнен эмоциями
. "Я прятался в шкафу"
, вспоминал он.

прятался от всех, когда хотел побыть один"
. Были времена, когда он, сидя в задней
части школьного
автобуса, болтал с приятелями об
"оружии, сексе и людях".


Кэтрин Харрис в то время была домохозяйкой, а Уэйн, помимо своих основных обязанностей
военного, был скаут
-
лидером и играл с сыновьями в баскетбол на подъездной дорожке. При этом он

настоятельно требовал от Эрика, чтобы тот ничего не запорол (не облажался, если угодно). Но самая большая
неприятность, которую хорошо помнит Крис Оттен
-

когда их с Эриком поймали за поджиганием петард. Их
наказали и посадили под домашний арест.

В 1993 г
оду военная база закрылась, но ежегодный праздник
-

День Независимости
-

все равно
отмечали. Его устроили прямо в центре базы
-

в широком поле.


"У меня, Криса и Джесса (это был еще один наш лучший друг) были самые лучшие места. Мы были
в ста шагах от ста
ртовой площадки. Фейерверки взрывались прямо над нашими головами. Позже
началась вечеринка, выступали какие
-
то группы. А через несколько недель Крис переехал в
Джорджию. Это было невероятно тяжело принять. Мы проводили друг с другом времени больше,
чем с р
одителями, и вот он уехал. Правда, со мной еще оставался Джесс, и, пока я был в
Платтсбурге, мы старались видеться как можно чаще".


Если переезд из Оскоды означал для Эрика катастрофу, то после Платтсбурга он и вовсе упал
духом.
"Это был самый тяжелый пер
еезд. Большинство моих воспоминаний связано с Платтсбургом",

пишет Эрик четыре года спустя.


"Когда уехал Крис, когда мне пришлось уехать от Джесса, я многое перечувствовал. Одиночество,
потерю и даже раздражение оттого, что я провел с ними столько времен
и, а теперь должен
уехать, потому что существует что
-
то, чего я не в силах остановить. Немного времени уходит
на то, чтобы завести лучшего друга, но чтобы его потерять, достаточно всего двух слов: "Мы
переезжаем".


Эрику было почти 16 лет, когда он изливал

эти мысли на бумагу.


"Потеря друга
-

едва ли не

самая худшая вещь, которая может случиться с человеком, особенно в
детстве. Я много где жил, но последние 3 места были самыми веселыми, и у меня остались от них
самые лучшие воспоминания
-

но не осталось д
руга. Я потерял многих хороших друзей, и всякий раз,
когда снова кого
-
нибудь терял, то переживал самые худшие моменты в своей жизни".


В июле 1993 года Уэйн и Кэтрин Харрис с сыновьями вернулись в Колорадо и осели в Литтлтоне.
Эрику вновь пришлось приспос
абливаться к незнакомой, чужой для него территории. Крис Оттен чувствовал,
что Эрик был там несчастлив.


И все
-
таки нашелся человек, который принял Эрика
-

Дилан Клиболд
. Эрик, в свою очередь,
принял Дилана. Их дружба не поддавалась сомнениям и не прекраща
лась вплоть до их гибели.


Впервые Эрик и Дилан встретились в школе Кен Карил. Неизвестно, что именно сблизило их, однако по
словам различных свидетелей, обоих задирали и не принимали в компании.







10


ГЛАВА 4.


ВЗРОСЛЕНИЕ (О Харрисах)




Отец Эрика Харриса, Уэйн Харрис, родился 7 октября 1948 года. Он вырос в Инглвуде, что

на юге Денвера.
Его родителей звали Уолтер и Телма. У Уэйна была старшая сестра Сандра.

Уолтер Ха
ррис работал в отеле
"Браун Палас" в центре Денвера.


В 1966 году Уэйн закончил старшую школу "Инглвуд"; одноклассники запомнили его как


светловолосого, веснушчатого парня, который был к тому же скромен, умен, прилежен и

спокоен. Он не мог
похвастаться бо
льшим количеством друзей, он не был лидером или

козлом отпущения.

После окончания
школы Уэйн поступил в университет Колорадо, чтобы изучать бизнес, но

потом перевелся в денверский
колледж Metropolitan State.

Мать Эрика Харриса выросла в Денвере. Ее отец, Р
ичард К. Пул, был в составе войск США


во время Второй Мировой Войны; был награжден нашивкой с двумя бронзовыми

звездочками за
освобождение Филиппин. С 1972 по 1976 входил в состав резерва

воздушных войск.

У Ричарда и его жены
Элейн родилось трое дочерей.
Старшая, Синтия Джейн, появилась

на свет 27 декабря 1945 года. Через
полтора года родились близняшки
-

Карен Энн и Кэтрин Энн (мама Эрика)
-

2 июля 1947 года. Они ходили в
старшую школу имени Джорджа Вашингтона.

Уэйн Харрис и Кэтрин Пул поженились 17 апрел
я 1970 года в
Первой Пресвитерианской

Церкви в Инглвуде. Через три года Уэйна зачислили в состав воздушных войск. В
том же году
-

1973
-
м
-

откр
ылась старшая школа "Колумбайн"

Первый сын, Кевин Д. Харрис, родился 14 марта 1978 года. Эрик появился три года с
пустя

в
Вичите, Канзас. Большинство людей, знавших его, говорили, что он был обыкновенным

парнем.


Эрик очень страдал из
-
за частых переездов, связанных с работой отца. Когда ему было 2 года,
Харрисы переехали в Дейтон, Огайо. Потом
-

в Оскоду, Мичиган (тог
да Эрику было уже 8).

Оскода
расположена на северо
-
востоке Мичигана, прямо напротив озера Харон. В то время


численность населения
города составляла всего 12 000 жителей, и Эрик запомнил Оскоду


"очень и очень маленькой". Харрисы жили
в обширной лесистой м
естности. "Поблизости


было трое соседей, было двое детей моего возраста. Каждый
день мы играли либо в лесу,

либо у кого
-
то дома", вспоминал Эрик, когда писал об этом в школьной работе.


Позже Харрисы переехали жить на базу. По словам Эрика, база была "ста
рой, а дома были


похожи на
квартиры". Соседей было много, но Эрик очень скучал по друзьям, оставшимся

в Оскоде, особенно по своему
лучшему другу. "Мы могли добраться друг до друга всего за

10 минут, но все равно виделись за все время
раза три от силы. Наш
а семья жила на базе

около полугода. У меня там были друзья, хорошие друзья, но это
было не то, что раньше
.

Когда Эрик учился в начальной школе "Сидар Лейк", его родители не пропускали ни


одного собрания, по словам "Нью
-
Йорк Таймс". В школе Эрик никого не

обижал и вел себя

прилично.


Через пару лет Харрисы уехали из Оскоды. "Мне было очень тяжело вновь остав
лять своих


друзей", писал Эрик



"
И в тот раз я навсегда попрощался со своим лучшим другом".


... На школьном сервере в файлах Дилана было найдено соч
инение "Просто день". Однако

Рэнди Браун не
думает, что его автор
-

Дилан. Скорее, оно принадлежало Эрику
-

там была

описана семейная поездка на
рыбалку.


Тогда Эрик проснулся в 5 утра в предвкушении чего
-
то действительно классного, "не школы или
еще како
й
-
нибудь херни".


Небо было еще темным, варилось кофе. Эрик не любил кофе на вкус
-

он любил его аромат.


"Мой брат уже встал и пытался произвести на отца впечатление... Сколько себя помню, мой
брат всегда старался всех впечатлить, а мне всегда казалось, ч
то это
-

пустая трата времени".


Когда Эрику было 11 лет, Харрисы переехали жить на очередную военную базу
-

в Платтсбург, Нью
-
Йорк, у
озера Чемплейн. Эрик снова впал в меланхолию. "Поначалу я долго не мог завести друзей, несмотря на то,
что вокруг было м
ного ребят моего возраста", писал он. "Потом, когда начался учебный год, с помощью
брата я кое
-
с кем подружился. Мы стали лучшими друзьями и все делали вместе."

Именно здесь, в Платтсбурге, Эрик нашел своего "самого лучшего друга, который когда
-
либо был у
него"
-

Криса Оттена. Он жил всего в паре кварталов от Эрика.


9


Окончив старшую школу, Том поступил в спрингфилдский университет Виттенберг, который входит в состав
евангелическо
-
лютеранской церкви Америки. В 1969 году он перевелся в университет Ohio State, где
встретил свою будущую жену Сьюзан.

Том и Сью по
женились в округе Франклина 1 июля 1971 года; ей
было 22 года, ему 24. Оба потеряли отцов, а Том
-

еще и мать. Через два месяца после свадьбы умер дедушка
Сью Лео Ясенофф.

Сью выпустилась из университета в 1972 году, получив степень бакалавра в
художествен
ном образовании; ее второстепенным предметом была психология. Том получил профессию
скульптора. Вскоре Клиболды переехали в Милуоки, где у Сью появился интерес к "проблемным" людям.
Она полгода проработала в психиатрической клинике интерном в области "арт
-
терапии для взрослых", потом
стала работать в больнице имени Святого Майкла
-

со взрослыми и подростками

Но в 1975 году Сью резко сменила карьеру. Она поступила в колледж Cardinal Stritch, чтобы


получить степень магистра в чтении. Заголовок ее исследоват
ельской работы
-

"Выбор

наименее тяжелых
книг для малоимущего читателя в средней школе".


Сьюзан часто работала в начальных школах. Ее работа включала в себя специальное

образование помощника
учителя и специалиста по чтению. Около года она работала в униве
рситете Висконсина в Милуоки по
государственной программе помощи молодым людям с ограниченными возможностями.

Её начальник Марк
Уорус помнит, как Сью позвонила ему 23 октября 1978 года
-

в тот день


у нее родился первый сын, Байрон.

-

Она сказала что
-
то вр
оде "Я позвонила тебе даже раньше, чем сообщила своей матери,


чтобы ты знал, что сегодня меня не будет". Забавная вышла шутка.

...В 1979 году Том представил университету Висконсина свою диссертацию на тему

геологии:
"Палеомагнитные характеристики осадочны
х пород из Cedarburg Bog, Ozaukee


County, Висконсин". Работа
составила 58 страниц; в благодарностях Том написал:



"В конце

концов я бы хотел поблагодарить своего самого важного человека
-

мою жену Сьюзан,
за

ее бесконечное терпение и поддержку, когда зад
умывалось исследование и готовилась
эта

работа. Без ее помощи диссертация не была бы закончена".



Около года Том проработал геофизиком
в компании "Филлипс Петролеум".
Следующим на

очереди стоял
штат Колорадо, в котором вовсю процветала нефтяная промышленно
сть.






























8


-

Я боюсь неудач. Я даже не пытаюсь что
-
то сделать, если не увере
на в успехе. Я слишком много
думаю; у меня напрочь отсутствует характер. Меня беспокоят программы о медицине и на
военную тематику. Я боюсь насекомых как ребенок. Еще меня пугают самолеты и штормовая
погода. Раньше, если я чего
-
то пугалась, мама начинала з
аботиться обо мне, а сестра обзывала
меня дурой.



Мне часто кажется, что для других людей я
-

обуза. Иногда я просто чувствую себя подавленной.

Наверное, страх смерти всегда будет со мной. Как бы мне хотелось "выключить" эту часть


мозга! Объяснить все эт
о наверняка могли бы какие
-
нибудь травмы, но у меня их нет. Когда


у меня болит голова, я всегда уверена в том, что это
-

фатальн
о. Затем приходит страх смерти,
и

боль усиливается.

Буквально все заставляет меня думать о смерти. По вечерам я стараюсь
отвлека
ться
-

ем, смотрю телевизор, репетирую или мастурбирую. В общем, я впустую трачу
время, когда только и думаю о смерти
-

но такова моя жизнь. На вопросы о своей семье Сандра
ответила, что ее отец был чутким, милым человеком, который обожал что
-
то делать для

нее и
которым она восхищалась. Когда Сандра выпустилась из старшей школы, он внезапно умер.

-

А мать?

-

Святая. На самом деле святая,
-

отвечает Сандра.
-

Добрая и терпеливая. Никогда не
критикует.


Исходя из всего вышеизложенного, мы видим молодую женщин
у из хорошей семьи; женщину
любящую и любимую, умную, интеллигентную, привлекательную, увлекающуюся музыкой, но
-

с
искалеченной эмоциональностью.

Откуда берут начало ее страдания и почему они забирают все ее внимание?


В результате исследования ее детства

и отношений с родителями становится ясно, что в самом
начале родители допустили ошибку, удовлетворяя все ее нужды, когда ей становилось страшно.
Потом, когда Сандра стала испытывать страхи в подростковом возрасте, ее мать сначала
окружала ее заботой, но п
отом стала раздражаться.


И теперь, повзрослев, Сандра продолжает "лечиться" теми же попытками и способами
-
"убаюкивает"

свои страхи, от чего они только усиливаются.

В ее боязни смерти нет ничего
сверхъестественного. Сандре нужно было отпустить свои страхи
, понять, откуда они
происходят, увериться, что это ее не принижает, и продолжить заниматься какими
-
то своими
делами
-

со страхами или без них.

Вскоре после этого Сандра наконец решилась на то, к чему давно склонял ее жених: выйти замуж.
Она вплотную заня
лась свадебными хлопотами, после чего с некоторым удивлением сообщила мне,
что боится намного меньше. Это показывает, что теперь она наконец
-
то сможет избавиться
от того ребенка, которым была в прошлом, и преодолеть свою фобию.

Сейчас Сандре намного лучше.

Для успокоения она использует другие методы. Ее по
-
прежнему
тянет назад, к старым способам, но теперь она может решительно пресекать рецидивы."


...Дилан тоже был словно зачарован смертью. Он тоже падал духом, несмотря на то, какими
-

значительными
или не
значительными
-

были его неудачи. И Сьюзан, и Дилан кажутся весьма чувствительными натурами.
Мисслдин упоминает о депрессивном состоянии Сьюзан, и дневниковые записи Дилана совершенно ясно
дают понять, что у него была депрессия. Но в противоположность мате
ри Дилан воспринимал смерть как
возможность сбежать из несчастной, убогой жизни (именно такой он видел жизнь).

Дедушку Дилана со стороны отца звали Уильям Клиболд. Когда ему было 52 года, а его

второй

супруге Лилиан Грейс Рэй
-

39 лет, у них родился сын Т
ом (дата рождения
-

15

апреля 1947 года). Когда
Уильям умер, старший брат Тома, Дональд, стал его воспитывать,

хотя у самого в то время уже было пятеро
детей. Тому было всего 12 лет, Дональду


29.

..Через 2 месяца после печально известной даты
-

11 сентяб
ря 2001 года
-

американцы стали
украшать свои двери и окна маленькими флажками; также поступили и Клиболды. Газон был весь усыпан
осенними листьями; неподалеку во дворе орудовали граблями мужчина и мальчик.


Сэм (прозвище Дональда) Клиболд прошел к своему
автомобилю.

-

Мы не желаем разговаривать с вами!
-

крикнул он.
-

Это касается и моих сыновей! Однажды мы уже
контактировали с прессой, и они нас надули

..Том Клиболд ходил в школу "Сильвания" и, как другие мальчики, для выпускного фото 1965
года был в пидж
аке и галстуке. Улыбался он слегка застенчиво. В ежегоднике о нем написали как о "ловком
плотнике и большом фанате картинга". Также Том есть в списке команды по легкой атлетике, а на общей
фотографии он стоит в верхнем правом углу. Еще он посещал клуб шахм
атистов.



7


ГЛАВА 3


СЕМЬЯ (О Клиболдах)




"Филантроп и спортсмен Лео Ясенофф скончался в возрасте 77 лет"
-

таким был текст на первой
полосе Columbus Dispatch.


В честь Лео был на
зван Еврейский общинный центр; это великое достижение стало также
рефреном в некрологе Дилана, который представил стрельбу в Колумбайн как историю мальчика
из выдающейся еврейской семьи, совершившего ужасный поступок.


Дилан и Эрик Харрис убили 13 человек,

прежде чем покончить с жизнью.

Лео пожертвовал почти 13 миллионов долларов на благотворительность.

Дилан и Эрик ненавидели всех и вся.

Лео принимал все расы, цвета и вероисповедания.

Эрик восхищался нацистами.


Лео стремился помогать евреям


Родовая ветвь

ведет от Лео к сыну Мильтону, от него к внучке Сьюзан, а от нее
-

к правнуку Дилану. Но
Дилан родился через 10 лет после смерти Лео и даже не был ему родным по крови. Малоизвестный факт
-

сын Лео и дедушка Дилана, Мильтон Рис Ясенофф, был взят из еврейс
ко
го Дома Ребенка в Коламбусе.


...Мать Дилана Клиболда родилась 25 марта 1949 года. Она посещала частную женскую школу
"Коламбус" с первого по двенадцатый класс. В десятом классе Сью была помощником художественного
редактора школьной газеты "Силуэт" (Silhou
ette), а в одиннадцатом классе она стала редактором сама,
причем не только "Силуэта", но и школьного ежегодника TOPKNOT. Учавствовала в продвижении
литературного журнала Scroll, в котором были рисунки, рассказы и стихи. Посещала клуб латинского. В
выпускно
м классе делала фотографии для школьной газеты.


С короткими каштановыми волосами она напоминала мальчишку. Улыбка всегда с легкостью
появлялась на ее лице. Прибавьте ко всему этому заостренный подбородок и высокие скулы, и вы увидите
женскую версию Дилана
.

Ученицы школы "Коламбус" носили униформу
-

белые носки, юбки до колена, белые блузки. Сью
не отличалась от других.

Она выпустилась из школы в 1967 году; тогда же умер ее отец. Мать Сьюзан умерла в 1987 году
из
-
за остановки сердца. Сью поступила в колледж

Нокс в Гейлсбурге, Иллинойс, но через два года бросила
учебу. Сводный брат Сью, Чарльз Хьюлсман Третий, не уверен, почему она это сделала. Может быть, в
университете Огайо было больше возможностей. Может, она хотела быть рядом с матерью. Но Чарльз уверен,

что после смерти отца Сью стремилась получить психологическую помощь. Её случай был описан в книге
Хью Мисслдина, профессора из университета Огайо.

В

книге

"Your Inner Conflicts
-

How To Solve Them"
она

фигурирует

под

псевдонимом

Сандра
.
Некоторые детали

ее биографии были нарочно изменены.


-

Думаю, Сью гордилась тем, что попала в книгу в столь молодом возрасте,
-

говорит Чарльз.

Возможно, Сью гордилась еще и тем, что смогла успешно решить свою проблему. Хотя тогда она наверняка
не чувствовала себя так, к
ак после стрельбы в "Колумбайн"

В кратком телефонном разговоре (единственном между мной и миссис Клиболд) я упомянул, что изучил ее
профиль в книге Мисслдина.

-

Что?
-

переспросила она.


-

Да
-
да,
-

ответил я,
-

вы указаны там как Сандра.


-

Вы далеки от ис
тины. Я сейчас повешу трубку.

Так она и поступила. Вскоре мне позвонил ее посредник, адвокат Гэри Лозоу. Он сообщил мне, что это
"дело", как он его назвал, случилось, когда Сью было 19 лет. Больше со мной никто об этом не говорил.

Вот описание Сандры, прив
одимое в книге Мисслдина:


"Сандра
-

20
-
летняя женщина, пришедшая ко мне из
-
за своей фобии. Она испытывает сильный
страх смерти.


-

Что бы я ни делала, я постоянно думаю о смерти,
-

признается Сандра.


Она
-

студентка, получающая музыкальное образование и
собирающаяся выпуститься из


колледжа; с прошлого года живет со своим женихом, они оба любят друг друга; жених тоже
увлечен музыкой.


Когда я попросил Сандру рассказать о себе, она поведала:

6


самом деле. Но мне кажется, он так сказал потому, что не хотел меня расстраивать. Вот почему он пришел ко
мне на день рождения и вечеринку после конфирмации. Я хочу сказать, что Дилан не л
юбил разочаровывать
или расстраивать людей. Всякий раз, когда он ссорился с родителями, он чувствовал себя очень плохо, всегда.
Вот почему его планы насчет нашей с ним встречи в среду выглядят так странно, ведь он должен был знать,
что случится во вторник.


Клиболды позвонили Девон на следующий день после стрельбы, чтобы позвать ее на похороны Дилана.


-

С ними разговаривали мои родители; и я попросила их передать Клиболдам, что, если я буду им нужна, то
обязательно приду.


Однако вместо этого Девон посетил
а похороны Рейчел Скотт, прошедшие в один день с похоронами Дилана.


-

Наверное, то, о чем я больше всего жалею
-

что я пришла проводить в последний путь Рейчел, а не Дилана,
-

рассказывает Девон.


Почти через полгода после "Колумбайн" Девон позвонила Клиб
олдам
-

это было бы 18
-
летие
Дилана, 11 сентября 1999 года. Они не меняли номер телефона; Девон оставила им сообщение: "Даю вам
знать, что я о вас думаю. Я не забыла о Дилане, и я все еще рядом."

Она пришла к родителям Дилана с подарком и провела с ними па
ру часов, болтая "о воспоминаниях и
прочем". Она вспоминала, как Дилан оказал ей помощь после автомобильной аварии.

-

Наверное, они думали, что это было круто,
-

рассказывает Девон.
-

Мы были на перекрестке; Дилан
остановил машину, подбежал к моему окну и
затараторил: "Ты в порядке? Ты цела?" Он весь трясся, а я
попросила его позвонить моим родителям и сообщить им, чтобы они меня забрали.


Потом они стали обсуждать то, что сплачивало их: убийства. И то, почему Дилан это сделал. Клиболды все
еще задумываются

над его мотивами и причинами. Мнение Девон таково:


-

Множественные возможности личности... То есть, буквально любая теория может подойти. Мы обсуждали
практически все.


Несколько раз Клиболды плакали при Девон.

-

Скорей всего, это потому, что я начинала
первая; я очень много плакала.


Через год Девон снова посетила родителей Дилана в день его рождения.

Людям бывает трудно описать, как выглядели Клиболды в то время. Девон вспоминает, что Сьюзан после
смерти Дилана ходила в его джинсах, хотя и не была такой

высокой, а ее глаза часто были полны слез.

-

У нее было такое состояние, когда хочется все забыть, отгородиться,
-

говорит Девон.
-

Сьюзан прошла
через самое худшее, что только можно перенести в жизни. И она пыталась не вспоминать. Это проявлялось в
ее го
лосе, глазах и манерах поведения; это было очевидно.


































5


После "Колумбайн" Девон пронесла своего муравьеда через всю страну; она выступала бок о бок с еще
одним
представителем контроля над оружием Томом Маузером, отцом погибшего Дэниела. Девон полагает,
что муравьед приносит ей удачу, потому что с ним она чувствует себя уверенней.

-

Знаете, когда я занимаюсь своим делом, я часто разочаровываюсь, потому что много т
ех, кто против и не
желает ничего слушать. И тогда я вспоминаю, зачем я все это делаю. Чтобы вырвать оружие из рук какого
-
нибудь парня, такого, как Дилан... который, может быть, чувствует, что у него нет другого выхода. Чтобы он
не смог с успехом воспользо
ваться смертоносным оружием.

Девон никогда не думала, что Дилан может быть жестоким. Когда они мутузили друг друга в бассейне, они
просто развлекались. Во время игры в футбол ее толкали другие мальчики, но Дилан
-

никогда. Однажды,
когда Девон порезала но
гу прямо на поле, Дилан вышел из себя, попросил тайм
-
аут и промыл ей рану.


Дилану не нравились собаки, и он боялся сибирского хаски Девон, но, опять
-
таки из уважения к ней, как
-
то с
этим справлялся.

-

Он не хотел ничего портить, понимаете?
-

рассказывает
Девон.
-

Он всегда относился ко всему с
уважением.


Девон замечала у Дилана вспышки гнева. Он мог "взорваться" из
-
за какой
-
нибудь незначительной вещи, к
примеру, из
-
за неуда по контрольной. Сперва Дилан подавлял свою злость.

-

Я помню, как
-
то раз мы поссор
ились, потому что я сказала что
-
то такое, чего не должна была


говорить; я просто очень сильно на него рассердилась, не помню за что. Я была взбешена,


а он просто ушел, и я даже не знала, переживает он или нет. Но он просто не подходил ко мне около недели
.
А потом все наладилось; мы поговорили и помирились. Но какое
-
то время Дилан действительно был очень
расстроен.


Девон слышала о том, что Эрик и Дилан по ночам что
-
то взрывали, занимались "мятежническими
вылазками" или запускали тонны фейерверков. Девон з
нала, что Эрик назвал свою бомбу "Пацци" (Pazzie), и
что у него была еще одна
-

"Анасаци" (Anasazi)
-

в честь древних людей,


обитавших на юго
-
западе Колорадо и практиковавших каннибализм.


-

Очень многие школьники умеют делать трубчатые бомбы. И всем нрав
ится запускать петарды. Тут я ни в
чем их не подозревала.

Как полагает Девон, именно с помощью Эрика Дилан превратился из Мистера Приятного Парня в убийцу.


-

С Эриком Дилан становился "безумным Диланом". Безумные записи в подвале. Безумцы, которые
отправи
лись стрелять в людей. Безумный Дилан, создающий бомбы. Понимаете?

Эрик был трудным и агрессивным парнем. Он одевался как боец диверсионно
-
десантного отряда и никогда
не был счастлив. Если он злился, он мог что
-
нибудь пнуть. Эрик пытался быть таким же, как

все, но не мог.
Подонок, который выводил из себя всех, даже Дилана. Это стало ясно после смерти Эрика, когда почти все,
кто его знал, рассказывали, что на самом деле не были такими уж друзьями с ним.

-

Он был просто занозой в заднице,
-

говорит Девон.


-

Если Дилану что
-
то нравилось, Эрику автоматически начинало нравиться то же самое,
-

добавляет она.
-

Группы, одежда и всякая прочая ерунда.

Девон говорит, что родители не "упустили" Колумбайн из поля зрения
-

они вообще ничего не
видели, потому что Дилан в
се хорошо скрывал. Когда Девон осознала, что произошло в тот день, ей было
очень трудно поверить, что Дилан убивал людей. Она могла лишь заключить, что "это было их
противостояние".

В музыке Дилану были важны не тексты. Если говорить о техно, Дилану было н
ужно "больше басов". Ему
реально это нравилось. Большинство подобной музыки было инструментальной. Дилану не нужны были
слова, он хотел своим собственным умом понять, о чем говорит музыка. Ему не нравилось, когда ему
говорили, что нужно чувствовать. Он был

индивидуальностью. Он всегда стремился быть
индивидуальностью, но не всегда успешно. Можно просто потерять себя в техно
-
музыке.


-

Когда мы вместе проводили вечера,
-

вспоминает Девон,
-

он просто отключался. Музыка словно
переносила его куда
-
то в другой
мир.

Сью Клиболд однажды спросила Дилана насчет плаката с шок
-
рокером Мэрилином Мэнсоном, и Дилан
ответил, что слушает не столько слова, сколько музыку.

Как
-
то в разговоре с Девон Дилан упоминал, что хочет пойти на ближайший концерт The Chemical Brothers.
Он так и не смог туда попасть
-

концерт состоялся летом 1999 года.

Как полагала Робин Андерсон, Дилан собирался учиться в Аризоне потому, что ему хотелось бы
жить в пустыне. Как казалось Девон Адамс
-

это был его шанс покинуть Колорадо. Когда Дилан побыва
л в
Аризоне, он нарисовал самого себя в обнимку с кактусом.


На выпускном вечере Дилан танцевал с Девон; тогда же он предложил ей вместе пойти на "Матрицу" в среду,
21 апреля. Это предложение до сих пор ее озадачивает.


-

То есть, они планировали шутинг и,

по
-
видимому, не договорились о точной дате. Кто знает, как было на
4


ДИЛАН И ДЕВОН АДАМС



Девушки пугали

Дилана. Будучи звукорежиссером в классе театральной постановки, он

любил
находиться среди других "чудаков", но все
-
таки не знал, как общаться с людьми. Ему

нравилась
учеба, а не школа. Среди его друзей были девушки, но ни с кем из них он не

встречался.




Летом 1997 года Дилан познакомился с Девон Адамс, которая тогда только начала учиться в

"Колумбайн"; Эрик и Дилан перешли в одиннадцатый класс. Девон сильно сдружилась и с


Эриком, и с
Диланом
-

они вместе завтракали и обедали. Дилан обы
чно ел на завтрак

пончики и пил апельсиновый сок
или газировку. Харрис и Клиболд могли процитировать

наизусть весь фильм "Прирожденные убийцы". Как
-
то раз один из джоков прямо
-
таки

напал на Девон, заметив, что она болтает с Диланом:

-

"Ты чего разговарива
ешь с этим

гомиком? Ты что, лесба?"


Девон запомнила Дилана приятным и милым парнем, который "просто пытался поскорее

пережить 4 года
старшей школы". И весьма забавным парнем. Когда у Девон была

конфирмация в лютеранской церкви,
Дилан дал ей желтую поздрав
ительную открытку, на

которой написал: "Теперь ты можешь стать жрицей
вуду, у тебя появится храм в Африке, и

ты сможешь произносить заклинания и сушить головы". Одетый в
джинсы и красную

футболку The Chemical Brothers с радугой, он отдал Девон подарки пере
д тем, к
ак
началась

вечеринка, потому что там собирались быть две девушки, которые ему не нравились.


На шестнадцатилетие Девон в июле 1998 года Дилан был одет в серую футболку The

Chemical Brothers, а на
его голове была неизменная бейсбольная кепка с лого
типом команды

Boston Red Sox (Дилан был буквально
одержим бейсболом). На обложке поздравительной

открытки было написано: "Каковы шансы на то, что ты
получишь подарок ко дню

рождения?" Внутри стояло: "Между тощим и монашкой". Изображение высокого
тощего ков
боя рядом с монахиней. "Ну что, неплохо
-

немножечко безвкусного и бессмысленного юмора,
чтобы украсить твой день, АААА?!!" Еще из
-
за того, что Девон получила автомобиль Понтиак Вентура 1973
года выпуска неделю назад, Дилан добавил: "С днем рождения. Не за
дави меня, иначе потеряешь свои права,
и я буду очень злиться, хе
-
хе
-
хе".

Девон вспоминает безо всякой иронии, как она устроила в доме "детективную" вечеринку под
названием "Летальный Луау" (луау
-

традиционный гавайский пир, сопровождающийся танцами и муз
ыкой
-

прим.пер.) Ее мама приготовила жареный рис и карамелизованный лук. Девон уговорила Дилана надеть
гавайскую рубашку; он не хотел этого делать, потому что думал, что слишком крут для этого, но все
-
таки
надел из уважения к Девон. На этой вечеринке ему
досталась роль туриста по имени Лес Баггс, и он отлично
провел время.

Девон думает, что Том Клиболд был очень справедливым человеком.


-

Как
-
то раз
Дилан вернулся домой через два часа после наступления коммендантского часа (было около
полуночи), хотя обещ
ал прийти вовремя. И его отец сильно рассердился и на пару дней забрал у Дилана
клавиатуру от компьютера. Это было справедливым наказанием. Не могу припомнить, чтобы родители
сажали его под домашний арест. Они просто говорили "ты должен прийти на час раньш
е" или что
-
то в этом
роде; я думаю, они понимали, как важно для Дилана проводить время с друзьями.

В свой последний год в "Колумбайн" Дилан отвозил Девон домой на своей машине, если ее парень, Зак
Хеклер, не мог этого сделать. За это Девон отдавала Дилану
5 долларов из своих карманных денег, но
говорила, что это
-

от ее матери, потому что Дилан наотрез отказывался брать деньги у Девон. Пока они
ехали, они обычно беседовали о школе и учителях. В машине Дилана возле зеркала заднего вида висела
игрушка, изо рт
а которой лилась вода, если надавить ей на живот.

За полгода до стрельбы Дилан и Девон были в гостях у их общего друга, смотрели фильм; спустя
некоторое время соседние ребята стали светить на них лазером. В ответ Дилан, Девон и их друг прокрались к
ребятам

и посветили в их окно галогенной лампой.

-

Мы были горды, что смогли дать отпор этим пятиклашкам,
-

вспоминает Девон.


Они устраивали вечер "космических танцев", прыгая под музыку KMFDM или Nine Inch Nails.

-

Дилан тогда нереально оттягивался,
-

добавляет

Девон.

К тому времени у Дилана уже были длинные волосы, прикрывавшие уши и выбивавшиеся из
-
под
бейсбольной кепки
-

точно так же он выглядел в день стрельбы. Его любимой футболкой была темно
-
зеленая
с белыми буквами: "AOL
: WheRe KewLz HaXORz ArE
" ("AOL: Та
м, где крутые хакеры"). Пояснение: это
шутка, потому что AOL очень просто взломать.

Один из любимых подарков Дилана для Девон стоил 10 долларов наличными. Какое
-
то время
Девон была просто влюблена в муравьеда Beanie Baby. Дилан ненавидел эти игрушки, но на

Рождество 1998
года он купил черно
-
бело
-
серого муравьеда для Девон.


-

Нет нужды говорить, что я коллекционирую муравьедов с того дня,
-

говорит она.


3




Джефф Касс


«Колумбайн: Правдивая исто
рия преступления»

(фрагменты книги)


Перевод
Арины Дорониной

оформление
Лихачевой Маргариты



Содержание


Дилан и Девон Адамс







4

Глава 3. Семья. (О Клиболдах)

7

Глава 4. Взросление. (О Харрисах)

10
Глава 7
. Юные преступники.

12

Глава 8. Див
ерсионная программа.

15

Глава 9. Выставка оружия

20

Глава 11. Планы на будущее.


22

Глава

12.
Violent

Profiles

(
O

том
,
был

ли

Эрик Харрис психопа
том)

27

Глава 13. Клиболды: Обыск и борьба.

32

Глава 14. Харрисы: Неприкосновенность.


36

О Сьюзан ДеВитт.

Выпускной.

19 Апреля.



























































































































































4
1































2


















Джефф Касс


«Колумбайн: Правдивая история преступления»

(фрагменты

книги)



Перевод
Арины Дорониной

оформление
Лихачевой Маргариты





























http://vk.com/columbineshooting


2016


1




Приложенные файлы

  • pdf 5109223
    Размер файла: 564 kB Загрузок: 7

Добавить комментарий