Железный бурьян

Уильям Кеннеди Железный бурьян УИЛЬЯМ КЕННЕДИ ЖЕЛЕЗНЫЙ БУРЬЯН Эта книга посвящается хорошим людям: Биллу Сегарре, Тому Смиту, Гарри Стейли и Франку Триппетту Железный бурьян (вернония) принадлежит к семейству сложноцветных. У него высокий прямой стебель и фиолетово- синие цветы, образующие верхушечные сравнительно рыхлые соцветия. Листья длинные, тонкие, заостренные, с опушенной нижней поверхностью. Плод – семянка с двумя рядами фиолетовых щетинок. Цветет с августа по октябрь на влажных плодородных почвах от Нью- Йорка на севере до Джорджии на юге, а западнее – от Мичигана, Иллинойса и Миссури до Луизианы. Название свое получил из-за крепости стебля. Изложено по «Определителю диких цветов Северной Америки» Одюбоновского общества Для лучших вод подъемля парус ныне, Мой гений вновь стремит свою ладью, Блуждавшую в столь яростной пучине. Данте Чистилище Перевод М. Лозинского I В кузове разболтанного грузовика, на дороге, петлявшей по кладбищу Святой Агнесы, Френсис Фелан понял, что покойники еще больше, чем живые, любят общество себе подобных. Грузовик внезапно обступила чаща памятников и кенотафов; сходные по архитектуре и поражающие своим размером, они сторожили покой привилегированных мертвецов. Но грузовик ехал дальше, и граница простых привилегий обозначилась: дальше лежали гектары подлинно престижной смерти. Выдающиеся мужчины и женщины, капитаны жизни, погребенные без своих мехов, бриллиантов, карет, лимузинов, но с помпой и почестями, покоились под сводами роскошных гробниц, выстроенных наподобие небесных сейфов или частей Акрополя. Ну а затем, конечно, – неизбежные массы, ряд за рядом, под простыми камнями и крестами попроще. Феланы селились в этом районе. Мать Френсиса нервно завозилась в могиле, когда подъезжал грузовик, а отец раскурил трубку, улыбнулся беспокойству жены и выглянул из-под своей дернины – сильно ли изменился сын со дня несчастья на железной дороге. Отец Френсиса курил корешки трав, погубленных засухой, периодически нападавшей на кладбище. Вещество корешков он хранил в карманах, покуда оно не становилось хрупким на ощупь, затем растирал между пальцами и набивал в трубку. Мать плела кресты из одуванчиков и других корневатых сорняков; стараясь сохранить растения во всей их долготе, она плела их, пока они были еще на зеленой стадии смерти, а потом поедала с неутолимым отвращением. – Погляди на эту могилу, – сказал напарнику Френсис. – Ничего себе, а? Это Артур Т. Гроган. Мальчишкой я видел его в Олбани. Он был хозяин всего электричества в городе. – Теперь у него электричества маловато. – Не скажи, – возразил Френсис. – Такие мужики хорошую вещь не упустят. Приближавшийся прах Артура Грогана, которому не лежалось в своей модели Парфенона, озарился воспоминанием Френсиса о важном, давно минувшем дне. Грузовик продолжал свой путь вверх по склону. ФАРРЕЛЛ, – назвалась придорожная могила. КЕННЕДИ, – назвалась другая. ДОГЕРТИ, МАКИЛЛЕНИ, БРУНЕЛЛ, МАКДОНАЛЬД, МАЛОУН, ДУАЙР и УОЛШ, – объявили остальные. ФЕЛАН, – сказали две маленькие плиты. Френсис увидел пару фелановских камней и отвел взгляд из опасения, что под одним из них может оказаться его крошка сын Джеральд. Он не встречался с Джеральдом с того дня, как выронил его из пеленки. И сейчас не хотел встречаться. Отвернулся же он от камней под тем предлогом, что они принадлежат совсем другой семье. И был прав. В этих могилах лежали два дюжих брата, два молодых Фелана; оба работали на канале, и оба были пропороты одной и той же водочной бутылкой в 1884 году, сброшены в канал Эри возле салуна «Черная рыба» в Уотервлите и притоплены длинной палкой. Братья взглянули на одежду Френсиса, на обтрепанный коричневый пиджак, мешковатые черные брюки, замызганную синюю кочегарскую рубашку и признали в нем своего, хоть и не родича. Туфли на нем были такие же сношенные, как те башмаки, в которых они проходили последний день жизни. И еще братья прочли у него на лице знакомые следы алкогольного томления, которое сильно у них развилось в могиле. Оба были крепко пьяны и беззащитны, когда головорез Маггинс убил их одного за другим и забрал все их деньги, 48 центов. Мы погибли ни за грош, сказали безмолвные, мертвецки пьяные братья Френсису, который трясся в кузове, глядя на веселые белые облака, теснившиеся в утреннем небе. На солнышке соки в нем побежали живее, и он истолковал этот прилив сил как небесный дар. – Холодновато, – сказал он, – но денек, видно, выстоит. – Если не блеванет, – сказал Руди. – Дятел стебанутый, как ты о погоде выражаешься? Выпал хороший денек – радуйся. Разве можно говорить, что небо на нас блюет? – У меня мать была чистокровная чероки. – Врешь. Твоя мать мексиканка была – вот откуда у тебя скулы. Про индейцев мне не заливай. – Она из резервации в Скоки, Иллинойс, уехала в Чикаго и устроилась продавать арахис на Ригли-Филд. – Нет никаких индейцев в Иллинойсе. Сколько был там, ни одного не встретил. – Он сами по себе живут. Грузовик миновал последнюю обитаемую часть кладбища и направился к холму, где пятеро мужчин с кирками и лопатами копали землю. Шофер остановился, отпер задний борт, и Френсис с Руди выпрыгнули. Вместе с пятерыми они стали грузить машину землей. Руди громко пробормотал: – Сообразим. – Чего ты опять соображаешь? – спросил Френсис. – Червей. Сколько червей помещается в грузовике земли. – Считаешь их? – Пока что сто восемь, – сказал Руди. – Чумной, – сказал Френсис. Когда машину нагрузили, Френсис и Руди влезли на кучу, и шофер повез их к склону, где десятка два свежеумерших распространяли сладкий запах разложения, фимиам незаслуженной бренности и прерванных грез. Водитель, видимо привыкший к таким запахам, подогнал машину поближе к новым могилам и задремал, а Руди с Френсисом стали таскать мертвецам землю. Некоторых похоронили два-три месяца назад, но гробы их все еще забуровливались в раскисшую от дождей почву. Нагульный вес прожитых дней искал себе горизонт упокоения на первопутке смерти, создавая над каждой могилой прямоугольную впадину. Отдельные гробы устремились как будто к ядру Земли. Ни на одной могиле еще не поставили плиты, но некоторые были украшены американским флагом на палочке или глиняным горшком с букетиком линялых матерчатых цветов. В изголовье Луиса (Большого Папы) Дугана поникли в корзине гладиолусы, еще сохранившие кое-какую желтизну на бурой стадии смерти. Папа Дуган, бильярдный артист из Олбани, умер всего неделю назад, захлебнувшись собственной рвотой. Тщетно пытаясь освежить в памяти, как он выполнял обратный винт и верхний, Папа Дуган узнал Френни Фелана, хотя не видел его двадцать лет. – Интересно, тут кто? – сказал Френсис. – Наверно, католик какой-нибудь, – ответил Руди. – Ясно, католик, башка. Кладбище-то католическое. – Иногда и протестантов пускают. – Ни в жизнь. – И евреев иногда пускают. Индейцев тоже. Папа Дуган запомнил форму Френсисова рта с того дня, когда впервые увидел его на бейсбольном поле в Чедвик-парке. Папа сидел в первом ряду напротив третьей базы и видел, как Френни взлетел на трибуну за верховым мячом; мяч угодил бы Папе прямо в грудь, если бы Френни не встал на уши, чтобы перехватить его. Папа видел, как улыбнулся Френни после этого номера, и, хотя зубов у Френни теперь почти не было, он улыбнулся точно так же, кинув свежую землю на могилу Папы Дугана. Твой сын Билли спас мне жизнь, сказал Френсису Большой Папа. Поставил меня на голову, когда меня стошнило на улице. Я все равно помер, в другой раз. Но он меня выручил, и я хотел бы взять назад те поганые слова, что сказал ему. И позволь дать тебе личный совет. Никогда не вдыхай свою рвоту. Френсис не нуждался в таких советах. От спиртного его никогда не тошнило, как Папу. Френсис умел пить. Он пил все время и не блевал. Он пил всё, что содержало спирт, – всё, и всегда мог ходить, и высказать мог не хуже любого все, что у него на душе. Алкоголь погружал его в сон в конце концов, но – на его условиях. Когда он принимал свою норму, а все вокруг уже выпадали в осадок, он просто опускал голову, свертывался калачиком, как старый пес, засовывал руки между ног, чтоб охранить остатки прежней роскоши, и засыпал. Так он делал, когда пил. Сейчас он не пил. За два дня он не выпил ни капли и чувствовал себя ничего. Даже немного бодрым. Он перестал пить потому, что кончились деньги, а вдобавок Элен чувствовала себя не очень замечательно, и надо было за ней присмотреть. К тому же и в суд хотел прийти трезвым – а идти пришлось потому, что зарегистрировался на выборах двадцать один раз. В суд он пошел, но под суд не пошел. Его адвокат, кудесник Маркус Горман, отыскал в документах ошибку в дате, и обвинение против Френсиса развалилось. Обычно Маркус брал с клиента пятьсот долларов, с Френсиса же затребовал всего пятьдесят, потому что его попросил скостить Мартин Догерти, газетный обозреватель и бывший сосед Френсиса. Но у Френсиса и пятидесяти не нашлось, когда пришла пора расплачиваться. Он их пропил. А Маркус требовал. – Ну нет у меня, – сказал Френсис. – Тогда иди работать и заработай, – сказал Маркус. – Мне за работу платят. – Никто не возьмет меня на работу, – сказал Френсис. – Я бродяга. – Я добуду тебе работу на кладбище, – сказал Маркус. И добыл. Маркус игрывал в бридж с епископом и знал всех католических шишек Одна из них заведовала кладбищем Святой Агнесы в Минандсе. Френсис спал в бурьяне под мостом на Донган-авеню и, проснувшись сегодня в семь утра, пошел в миссию на Медисон-авеню пить кофе. Элен там не было. Она куда-то девалась. Он не знал, где она, и никто ее не видел. Говорили, что вчера вечером она околачивалась поблизости, а потом исчезла. Перед этим Френсис поскандалил с ней из-за денег, и она ушла куда-то, черт ее знает куда. Френсис получил кофе и хлеб с бродягами, которые завязали, и с теми, которые только еще карантинили; за ними наблюдал священник и желал пообжиматься с их душами. В душу ко мне не лезь, был девиз Френсиса. Дай просто кофе. Потом он стоял перед миссией, убивал время, ковыряя в зубах картонкой от спичек. И тут подошел Руди. Руди тоже был трезв на этот раз и причесан и подстрижен, хоть и сед. Усы тоже подстрижены, на ногах белые замшевые туфли, хотя и октябрь на дворе, что за черт, бродяга же, и рубашка белая, и стрелка на брюках. Френсис, с одним шнурком на две туфли, с колтуном в волосах, вдыхал вонь своего тела и, впервые в жизни ее устыдясь, почувствовал себя обойденным. – Красиво выглядишь, бродяга, – сказал Френсис. – Я был в больнице. – А чего? – Рак. – Брось. Рак? – Он говорит мне: умрешь через шесть месяцев. Я говорю: умру от пьянки. Он говорит: никакой разницы, хочешь пей, хочешь ешь, все равно не жилец. Рак тебя съест. Желудок – это такая сволочь, ты понял меня? Я сказал: хочу дожить до пятидесяти. А он говорит: ни за что не доживешь. Я говорю: ну и ладно, какая разница. – Хреново, дед. Есть бутылка? – Доллар есть. – Черт, мы в доле, – сказал Френсис. Но тут вспомнил, что должен Маркусу Горману. – Слушай, – сказал он, – хочешь поработать со мной и сшибить доллар-другой? Возьмем пару бутылок, переночуем под крышей. Холода идут. Погляди, какое небо. – А работать где? – На кладбище. Грязь таскать. – На кладбище? Можно. Мне надо привыкать к нему. Как платят? – Черт их знает. – Я говорю, деньгами платят или дают бесплатную могилу, когда умрешь? – Без денег пусть другого поищут, – сказал Френсис. – Я себе могилу не копаю. Они пошли пешком из Олбани в Минандс, километров десять, а то и больше. Френсис чувствовал себя здоровым, идти ему нравилось. Жаль, что он не чувствовал себя здоровым, когда пил. Он хорошо себя чувствовал, но не здорово, особенно по утрам или проснувшись среди ночи. Иногда чувствовал себя мертвым. И голова, и горло, и желудок чтобы наладить их, надо было выпить стакан, а то и два – иначе в мозгу получался перегрев от стараний разобраться в жизни, и глаза выскакивали. Выпить нужно позарез, когда горло – как язва, а времени – четыре утра, и вино кончилось, и все закрыто, и денег нет, и стрельнуть не у кого, даже если бы и было где открыто. Вот гадость-то. Гадость. Руди и Френсис шли по Бродвею, и на углу Колони-стрит Френсиса потянуло свернуть, поглядеть на дом, где он родился и где до сих пор живут его брательники с сеструхами. Раз он так сделал в 1935 году, когда мать умерла и он подумал, что уже можно. И чего достиг? Выставили под ж коленкой, вот чего он достиг. Пускай на них обвалится этот дом, тогда я, может, подойду, думал он. Пускай сгниет. Пускай клопы его съедят. На кладбище, почувствовав воинственное настроение сына, Катрин Фелан забеспокоилась: в смерти ожидались перемены. В вороватом приливе энергии она сплела еще один крест из росших сверху трав с мочковатым корнем, быстро заглотала его, но осталась недовольна вкусом. Травы были тем приятней, чем длинней их корень. Чем длинней сорняк, тем противней крест. Френсис и Руди шагали по Бродвею на север. Правая туфля у Френсиса хлопала, и задник настырно тер пятку. Он щадил ногу, но вскоре углядел веревочку на тротуаре перед магазином сантехники. Френки Ликхайм сопляк был, когда Френсис был уже большим парнем, а теперь у него свой магазин сантехники – а у тебя что, Френсис? У тебя веревочка. Когда недалеко идешь, шнурков не нужно, а если дорога длинная, без шнурков испортишь ноги на несколько недель. Думаешь, все мозоли, какие нужны в пути, у тебя есть, – а набрел на другую пару туфель, и тут же тебе свеженькие волдыри. Потом до крови их сотрешь, и сиди на месте, покуда не закроются струпьями, а по ним уж новую мозоль набивай. Веревочка не пролезала в дырки. Френсис рассучил ее и вдел половину, пропустив несколько дырок, чтобы хватило завязать. Потом подтянул носок, вернее, воспоминание о нем – в пятке дыра, на пальце дыра, на подошве тоже, надо другие достать. Стертое место носком проложил и завязал новый шнурок, не туго, а чтобы только туфля не шлепала. – Есть семь смертных грехов, – сказал Руди. – Смертных? Это как – смертных? – Мрут от них. Вот как. – Что касается меня, я только один признаю, – сказал Френсис. – Суеверие. – Ага. Суеверие. Так. – Зависть. – Зависть. Это да. Точно. – Похоть. – Верно, похоть. Этот мне всегда нравился. – Трусость. – Это кто трус? – Трусость. – Не знаю, о чем ты. Слова такого не знаю. – Трусость, – повторил Руди. – Это слово мне не нравится. Что ты там сказал про трусость? – Ну, трус. Он трясется. Ты знаешь, кто такой трус? Он убегает. – Нет, такого слова я не знаю. Френсис не трус. Он с кем хочешь будет драться. Слушай, знаешь, что мне нравится? – Что тебе нравится? – Честность, – сказал Френсис. – Тоже грех, – сказал Руди. По Шейкер-роуд дошли до Норт-Пёрл-стрит и снова повернули на север. Теперь они там живут. Церковь Святого сердца перекрасили с тех пор, как он в последний раз ее видел, а напротив, в 20-й школе, устроили корты. И много домов появилось с шестнадцатого года. Вот их квартал. Когда Френсис проходил по этой улице в последний раз, она мало чем отличалась от пастбища. Коровы старика Руни ломали забор и бродили по улице, валили прямо на тротуар и на мостовую. Ты это прекрати, сказал старику судья Роунан. Что прикажешь делать, спросил старик, пеленки на них надевать? Они добрались до конца Норт-Пёрл-стрит, где она входила в Минандс и, повернув, вливалась в Бродвей. Миновали место, где некогда стояла таверна «Бычья голова». Френсис мальчиком видел там кулачный бой: Гас Рулан вышел из своего угла, лопух-соперник протянул руку для пожатия, а Гас заехал ему, и кончен бал, погасли свечи. Честность. Миновали стадион Хокинса – здоровую дуру отгрохали на месте Чедвик-парка, где Френсис играл в бейсбол. Хороший удар, и мяч катится на край света, в травы. Гав-Гав Бакли кинется за ним, тут же найдет, фокусник, и высадит бегуна с третьей базы, когда до дому рукой подать. Гав-Гав держал в траве пяток запасных про такой случай и хвастал потом своей игрой в поле. Честность. Умер Гав-Гав. Развозил лед и лошадь кулаком огрел, а она его стоптала, так словно бы? Не-ет. Ерунда какая-то. Кто же лезет на лошадь с кулаками? – Слушай, – сказал Руди. – Не с женщиной ли я тебя видел на днях? – С какой? – Не знаю. Элен. Ага, ты звал ее Элен. – Элен. Ее теперь ищи-свищи. – Чего же? Сбежала с банкиром? – Она не сбежала. – Тогда где она? – Кто ее знает? Приходит, уходит. Я ей не табельщик. – У тебя их тыща. – Там еще много свободных. – И все хотят с тобой погулять. – Они на носки мои падают. Френсис задрал брюки и показал носки: один зеленый, один синий. – Ты прямо… как его… повеса. Френсис опустил штанины и пошел дальше, а Руди сказал: – Эй, что там за чертовщина вчера с марсианами? В больнице только о них и разговору. Ты слышал радио? – А как же. Они приземлились В 1938 г. Орсон Уэллс сделал радиопостановку по роману Герберта Уэллса «Борьба миров». Многие приняли ее за документальную передачу, и она вызвала панику. ( Здесь и далее – прим. перев.) . – Кто? – Марсианы. – Где приземлились-то? – Где-то в Джерси. – И что? – Им там не больше, чем мне, понравилось. – Нет, серьезно, – сказал Руди. – Я слышал, люди, как увидели их, повыскакивали в окно, из города удрали. – Молодцы, – сказал Френсис. – Правильно сделали. Как увидишь марсиана, в два окна надо выскакивать. – С тобой нельзя говорить серьезно. Ты… как это называется… легкомысленный. – Что ты сказал? Легкомысленный? – То, что ты слышал. Легкомысленный. – Что это значит, черт возьми? Ты опять читал, фриц полоумный? Говорил же – нельзя вам, трехнутым, читать. Бегаете потом, людей обзываете. – Это не оскорбление. Легкомысленный – хорошее слово. Вежливое слово. – Забудь слова, вон кладбище. – И Френсис показал на ворота. – Мне мысль пришла. – Какая? – На кладбище полно памятников. – Это верно. – Сроду не слыхал, чтобы памятник поставили бродяге. Прошли длинной подъездной дорогой от Бродвея до кладбищенских ворот. Френсис полюбезничал с привратницей, упомянул Маркуса Гормана и представил ей Руди, тоже хорошего работника, готового трудиться. Она сказала, что грузовик скоро подъедет, а они пусть пока посидят. Потом они с Руди поехали в кузове и занялись могилами. Поправив последнюю, сели отдохнуть. Шофер грузовика куда-то пропал, и они сидели, глядя с холма на Бродвей, на холмы Ренсслера и Троя за Гудзоном, на плотный дым, извергавшийся из трубы коксового завода за мостом в Минандсе. Френсис решил, что здесь неплохо было бы лечь в землю. Холм был приятно покат: вниз по траве в воду и дальше, за реку, через деревья на дальний холм – вынесет одним махом. Лечь здесь – значит обрести свое место в пространстве и времени. Обзавестись соседями, и даже вполне древними, как Тобиас Баньон, Илиша Скиннер, Элси Уиппл, что покоятся у подножия холма, измельчаясь под белокаменными плитами, с которых исподволь стирают имя снега, пески, кислоты забвения. А много ли стоит увековечение имен? Да, есть такие, кто в смерти, как при жизни, будет всегда нести бремя известности. Потомкам тех, впадающих в безымянность у подошвы холма, суждена более долгая память. Их мраморные плиты на склоне и новее и массивнее, и буквы в них врезаны вдвое глубже, так что имена их будут видны по меньшей мере вечно. И наконец, Артур Т. Гроган. Грогановский пантеон что-то смутно напомнил Френсису. Френсис глядел на него и недоумевал, что, помимо величины, может означать это сооружение. Он ничего не знал об Акрополе, а о Грогане – немногим больше: только то, что он был богатый влиятельный ирландец и в Олбани имя его было у всех на слуху. Френсису не приходило в голову, что это мраморное хранилище ветхих костей есть благолепный сплав древней культуры, современного цента и самообожествления. На его взгляд, гробница Грогана могла бы приютить десятки тел. Это соображение царапнуло память, и перед мысленным взором Френсиса возникла могила Клубничного Билла Бенсона в Бруклине. В девятьсот восьмом году, когда Френсис играл на третьей базе, Клубничный Билл был левым полевым в команде Торонто, а в шестнадцатом, когда Френсис ушел из дома после смерти Джеральда, они встретились на переезде в Ньюберге и вместе вскочили на нью-йоркский товарняк. Билл кашлял и через неделю после приезда в город умер, прокляв свою короткую жизнь и взяв клятву с Френсиса, что он проводит его на кладбище. Один не хочу туда ехать, сказал Клубничный Билл. Он умер без денег, и поэтому гробом ему был ящик – несколько корявых досок да фунт гвоздей. Френсис доехал с ним до места захоронения и, когда городской возчик с помощником переложили ящик Билла на доски, постоял там, чтобы Билл пообвыкся в новом окружении. Место неплохое, корешок. Вон даже пара деревьев. Тут выглянуло солнце за спиной у Френсиса и, проникнув в щель между досками, осветило полость в земле. Это зрелище поразило Френсиса: огромная каверна с десятком таких же грубых гробов, сваленных один на другой, иные на боку, один стоймя. Вырыто было столько, что поместилось бы еще три-четыре десятка ящиков с мертвецами. Через несколько недель соберется штабель – коробки с пирожками для большой утробы. Теперь тебе нечего волноваться, сказал приятелю Френсис. Большая компания. Поди, и не уснешь еще в таком кагале. Френсис не хотел быть похороненным, как Клубничный Билл, в коммунальной могиле, но и кувыркаться в мраморном храме размером с общественную баню тоже не хотел. – Я не прочь, чтобы меня здесь похоронили, – сказал он Руди. – Ты здешний? – Был когда-то. Родился здесь. – Твои родные здесь? – Кое-кто. – А кто? – Ты задавай вопросов больше, а я тебе ответов подвалю. Френсис узнал холм, где похоронены его родные: как раз напротив меченосного ангела-хранителя, что стоял на цыпочках на третьей мраморной ступеньке и охранял карлика Тоби, героически погибшего на пожаре в гостинице «Дилаван» в 1894 году. Надгробие заказал старик Эд Догерти, писатель, когда прочел в газете, что на могиле нет памятника. Ангел Тоби указывал вниз, туда, где была могила Майкла Фелана, и Френсис отыскал ее взглядом. Мать должна лежать там же, наверное спиной к нему. Хабалка. Солнце, выглянувшее ради Клубничного Билла, выглянуло и в тот день, когда хоронили Майкла Фелана. Френсис в тот день обливался слезами; отброшенный поездом, Майкл описал в воздухе роковую дугу на глазах у него, и воспоминание об этом рвало душу. Френсис нес отцу горячий обед; Майкл увидел его и пошел навстречу. Он благополучно миновал маневровый паровоз, двигавшийся по первому пути, а потом обернулся назад и, пятясь, угодил под поезд, которого не было слышно за лязгом маневрового. Он отлетел и упал комком, и Френсис подбежал к нему первым. Он хотел как-нибудь расправить изломанное тело, но боялся шевельнуть его; поэтому только стащил с себя свитер и подложил отцу под голову. Сколько же людей умирают скрюченными. Несколько человек из бригады отвезли Майкла домой в фургоне Джонни Коди. Он протянул две недели и удостоился больших некрологов как знатный бригадир, самый известный путеец на Нью-Йоркской центральной железной дороге. Всех путейских дистанции отпустили утром на похороны, и проводить Майкла на новое жительство пришли сотни людей. И королева-мама правила домом единолично, пока не последовала за ним в могилу. Раскопать бы сейчас, подумал Френсис, влезть туда и задушить ее кости. Он вспомнил, как плакал, стоя перед открытой могилой отца, и подумал, что в один прекрасный день некому уже будет вспомнить, что он плакал в то утро, – как некому подтвердить, что кто-то оплакивал Тоби, Илишу, Элси. От горя не остается следов, абстракции первыми заметает снег забвения. – Я обошелся бы без камня, – сказал он Руди. – Главное, чтоб не одному умирать. – Если умрешь раньше меня, я разошлю приглашения, – сказал Руди. Вдруг осознав, что ее никчемный сын готов примириться со смертью, ежели таковая произойдет в товарищеской обстановке, Катрин Фелан фыркнула и высказала свое неодобрение мужу. Но Майкл Фелан провожал взглядом сына, направлявшегося к клену, под которым был похоронен Джеральд. Майкла всегда изумляло, что живые инстинктивно находят дорогу к покойным родичам, не зная заранее их местоположения. Френсис никогда не видел могилы Джеральда, не был на похоронах Джеральда. Весь приход Святой Агнесы был скандализован его отсутствием. Но вот он здесь, идет целеустремленно и слегка прихрамывая, чего Майкл у него прежде не замечал, – идет и закрывает брешь между отцом и сыном, между внезапной смертью и неизбывной виной. Майкл дал знать соседям, что, кажется, происходит акт духовного обновления, и глаза мертвецов, очевидцев своих собственных исторических упущений и непоправимых расколов в минувшей жизни, безмолвно хлопали Френсису, шагавшему вверх к клену. Руди следовал за приятелем на почтительном расстоянии, чувствуя, что присутствует при событии этапном. Вид побитый, отметил он. В своей могиле, под кельтским крестом Кельтский крест – крест с кругом или концентрическими кругами. , Джеральд наблюдал за приближением отца и раздумывал, как ему надлежит поступить при встрече. Отпустить ли отцу прегрешения – не то, что уронил, это была случайность, а то, что бросил семью, малодушно бежал, когда от него требовалась стойкость? Могила Джеральда задрожала от чаемого великодушия. При жизни не овладевший речью, умерший с односложным лексиконом гуков и нямов, в могиле Джеральд обрел языковой дар. Его способность выражать свои мысли и понимать чужие сделала его гением среди мертвых. Он мог беседовать с любым из местных взрослых на любом языке, но еще изумительнее была его способность понимать верещание векш и воркотню бурундуков, безмолвные сигналы жуков и муравьев, склизкие семафоры слизней и червей, ползавших по его могиле и ниже. Он мог читать убывающий ток энергии листьев и крылышек, что ронял на него клен. А поскольку уделом его была невинность и недоля, Джеральд вырастил защитную паутину, отводившую от него всякую влагу, всяких кроликов и кротов и прочую землеройную тварь. Паутина сплелась из яркой серебряной пряжи – тонкотканый, почти прозрачный кокон. Тело его, мало того что избавленное от необходимости гнить, в некоторых отношениях – например, волосяного покрова на голове – обрело законченность, с одной стороны, естественную, а с другой – волшебную. В младенческом своем великолепии он приобрел тот лоск, какой наводит ранняя смерть: сияющая золотисто-белая кожа, серебристо-серые ногти, густые кудри с антрацитовым блеском и в масть им глаза. Ни кисти, ни перу не описать его, спеленутого в могиле. Не прекрасным и не совершенным предстал бы он зрителю, а несказанным и сказочным существом, подобного которому не сыскать на кладбище, хотя оно изобиловало мертвыми младенцами. Френсис нашел могилу не разыскивая. Он стал над ней и воскресил в памяти то мгновение, когда ребенок выскальзывал из его пальцев в смерть. Он помолился об отмене времени, чтобы успеть повеситься в подвале с углем до того, как возьмет перепеленать сына. За невозможностью этого, помолился о том, чтобы сыну был дарован вечный мир в могиле. Верно, конечно, что мальчик не узнал страданий в своей короткой жизни: он быстро умер от перелома шеи и не почувствовал боли: крак, и все кончено. Джеральд Майкл Фелан, было выбито на камне. Родился 13 апреля 1916 г., умер 26 апреля 1916 г. Родился 13-го, прожил 13 дней. Несчастное любимое дитя. Слезы потекли у Френсиса из глаз, и, когда одна из них капнула на башмак, он повалился на могилу, вцепился в траву и вспомнил, как его пальцы цеплялись за пеленку. Она пахла душистой младенческой мочой, и, когда ужаснувшаяся рука Френсиса сжала ее, капля священной жидкости упала ему на башмак. Двадцать два года минуло, но и нынче память Френсиса могла выстроить – в зримых, слышных, осязаемых подробностях – всю панораму того дня, с минуты, когда он вышел после смены из депо, до разговора о бейсболе с Бантом Данном в салуне Кинга Брейди и даже путешествия домой с Капом Лоулером, сказавшим, что пиво у Брейди задохлось и пора ему промыть трубы и что Тейлоров мальчишка, их сосед, ходит зелеными острицами. Память начала возвращать забытые образы, когда он составлял уравнение между Артуром Т. Гроганом и Клубничным Биллом, но теперь он просто видел все воочию. – Я помню все, – сказал Френсис Джеральду. – В первый раз сейчас задумался об этом с тех пор, как ты умер. Тогда после смены я взял четыре пива. Я уронил тебя не потому, что был пьян. Четыре пива, и четвертого даже не допил. Оставил на стойке у Брейди возле банки со свиными ножками, чтобы с Капом Лоулером домой идти. Билли тогда было девять лет. Он раньше Пегги узнал, что ты умер. Она еще не вернулась с занятий в хоре. Твоя мать сказала два слова: «Боже мой», и мы разом присели, чтобы поднять тебя. Присели и замерли, когда разглядели тебя. Тут вошел Билли и тоже увидел. Почему Джеральд скрючился? – спрашивает. Знаешь, я видел Билли неделю назад, хорошо выглядит. Хотел купить мне новый костюм. Из тюрьмы меня взял под залог, денег дал пачку. Говорили о тебе. Говорит, мать никогда не кляла меня за то, что я тебя уронил. Двадцать два года – и ни одной живой душе не сказала, что это я. Вот женщина, а? А линолеум под тобой, я помню, был желтый в красную клетку. Как думаешь – раз я начал вспоминать это в открытую, может, хоть теперь помаленьку забуду? Немым излучением воли Джеральд возложил на беглого отца обязанность совершить последние искупительные акты. Ты не узнаешь, в чем они состоят, молча сказал сын, пока не исполнишь их все. А когда исполнишь – не поймешь, что это было искупление, как не увидел искупления в своем нынешнем убожестве. Но после того как совершишь искупление, ты больше не будешь стараться умереть из-за меня. Френсис перестал плакать и попробовал высосать хлебную крошку, застрявшую между двумя коренными зубами, последними в почти беззубом рту. При этом он чокнул языком, и белка, заготовлявшая на зиму провиант, испугалась, перестала скрести землю и спиралью взлетела по клену. Френсис воспринял это как сигнал к окончанию визита и обратил взгляд на небо. Исполинский бурт шерсти, режущий глаз белизной, двигался с юга на север по восточной стороне небосвода. Прекрасная шерсть приплыла и согрела день, ветерок ослаб, солнце поднималось к полудню. Френсис уже не зяб. – Эй, бродяга, – окликнул он Руди. – Давай поищем шофера. – Ты что там делал? Там у тебя кто-то знакомый лежит? – спросил Руди. – Мальчик один знакомый. – Мальчик? А чего он – молодым умер? – Да, молодым. – Что с ним стряслось? – Упал. – Куда упал? – На пол упал. – Ха, я в день по два раза на пол падаю – и не умер. – Это ты так думаешь, – сказал Френсис. II С кладбища в город они ехали на автобусе Олбани – Трой, через Уотервлит. Френсис сказал Руди: – Раскошелься на десять центов, бродяга. И они вошли в плоскорылую красно-кремовую витрину на колесах, обтекаемую по форме, но без уютности коня-качалки, без огонька и живости, свойственных вымирающему трамваю, без искры электрической жизни. Френсис помнил трамваи сердцем, как помнил отцовское лицо, ибо все его молодые годы прошли в любовной близости к трамваю. Трамвай владел его жизнью так же, как железная дорога – жизнью отца. Он проработал в Северном депо Олбани много лет и мог разобрать и собрать трамвай с закрытыми глазами. Из-за трамваев он даже убил человека – в 1901 году, во время трамвайной забастовки. Потрясающие машины, но век их уходит. – Куда направляемся? – спросил Руди. – Не все ли тебе равно куда? У тебя что, свидание назначено? Или у тебя билеты в театр? – Нет, просто охота знать, куда я еду. – Ты двадцать два года едешь, не знаешь куда. – Пожалуй, это ты верно заметил. – Мы едем в миссию, посмотрим, что там и как, может, кто скажет, куда Элен девалась. – Как зовут Элен? – Элен. – Нет, фамилия как? – На что тебе знать? – Охота знать, какая у человека фамилия. – Нет у ней фамилии. – Ладно, не хочешь говорить – не надо. – Об том и речь, что не надо. – Поедим в миссии? Я оголодал. – Можем поесть, почему нет? Мы трезвые, значит, пустит нас. Я там ужинал на днях – тарелку супу дали, с голоду подыхал. Кислый, гады. Кто завязал, живут там, обжираются, как свиньи, а объедки – все в бак и нам выносят. Помои. – Нет, кормит все-таки хорошо. – Хорошо, что не из параши. – Нет, первый сорт. – Кто в сортах говна разбирается. И жрать не даст, сука, пока его проповедь не послушаешь. Смотрю я на бродяг, что там сидят, и удивляюсь. Чего вы сидите, вшей мозгами ловите? А они старые и усталые, все алкоголики. Ни во что они не верят. Голодные просто. – Я верю, – сказал Руди. – Я католик. – Ну и я католик При чем тут это? Автобус ехал на юг по Бродвею, вдоль бывших трамвайных путей, через Минандс, к Северному Олбани, мимо машиностроительного завода Симмонса, мимо фетровой фабрики, пекарни Бонда, Восточной писчебумажной компании, бумажной фабрики. Остановился на Северной третьей улице, чтобы впустить пассажира, и Френсис увидел через окно свой район – никак нельзя было теперь его не увидеть: начало Северной улицы, спуск к каналу, лесоперевалочную базу, низину, реку. По-прежнему на углу – салун Брейди. Жив ли Брейди? Хорошо подавал. Он играл за Бостон в 1912-м, когда Френсис играл в вашингтонской команде. А закончив, Брейди открыл салун. Только двое из Олбани выступали в высшей лиге – и оба осели на одной улице. Рядом с Брейди стояла закусочная Ника – новая, – и перед ней играли в классики ряженые ребята – клоун, привидение и чудовище. Один прыгал по меловым квадратам. И Френсис вспомнил, что сегодня канун Дня всех святых, Хэллоуин, когда привидения заглядывают в дома и мертвые бродят где попало. – Я жил в конце этой улицы, – сказал он Руди и сам удивился – зачем? Он не собирался раскрывать перед ним душу, но день работы рядом с простаком, забрасывание мертвецов землей в неровном ритме создали между ними связь, и Френсис находил это странным. Руди, двухнедельной давности друг, казался теперь спутником в странствии к невыясненной точке в ином краю. Простак, безнадежный и пропащий, такой же пропащий, как сам Френсис, хотя помоложе годами, он умирал от рака, плавая в невежестве с балластом глупости. Он был бестолков, покорен, как овца, и плакал иногда о своей потерянности; но что-то в нем поднимало дух Френсиса. Оба они искали поведения, приличествующего их ситуации, их невыразимым чаяниям. Оба до тонкости знали все табу, этикет, протокол бродяг. Из разговоров своих они поняли, что разделяют веру в братство обездоленных, но в шрамах их глаз написано было, что никакого такого братства нет и в помине, что все их братство в одном – в вечном вопросе: как я перекантуюсь еще двадцать минут? Они боялись остаться без горючего, боялись полицейских, надзирателей, начальников, моралистов, психов, правдолюбцев, друг друга. Они любили рассказчиков, врунов, шлюх, боксеров, певцов, шотландских овчарок, которые виляют хвостом, щедрых бандитов. Руди, думал Френсис, он просто бродяга. А кто нет? – Долго тут жил? – спросил Руди. – Восемнадцать лет. Шлюз был под самым домом. – Какой шлюз? – На канале Эри, тыква. Я с крылечка мог забросить камень на другой берег. – Реку я видел, а канала не видел. – Река была в той же стороне, подальше. И сейчас есть. А лесоперевалки нет уже, осталась только низина, где засыпали канал. Там бродяги селятся. На прошлой неделе я переночевал там с одним старым приятелем. Там и рельсы еще лежат – по этой дороге я как-то ехал на матч в Дейтон. В тот сезон я бил 387. – Это в каком году? – В девятьсот первом. – Мне было пять лет, – сказал Руди. – А сейчас сколько – восемь? Они проехали мимо бывшего трамвайного депо на Эри-стрит, теперь там стояли автобусы. Здания покрашены в другой цвет, да и новые появились, но, в общем, похоже на то, что было в шестнадцатом. В тот день в девятьсот первом году из депо выехал трамвай, набитый штрейкбрехерами и солдатами, и нагло понесся к центру по Бродвею, покорно подстели вшемуся под колеса. Но на углу Колумбии улица переменила позу: она вскипела яростью забастовщиков и их жен; на углу трамвай попался в ловушку между двумя пылающими простынями, которые Френсис помог зажечь на контактном проводе. Трамвай сопровождали кавалеристы; внутри ехали солдаты с винтовками. И когда продажные шкуры застряли между двумя огненными столпами, Френсис отступил, откинул тренированную руку и круглым гладким камнем, тяжеленьким, как бейсбольный мяч, засветил в голову залетному кондуктору. На солдат посыпались камни, солдаты ответили огнем, двое в толпе осели пустыми мешками – но не Френсис: он рванул к железной дороге и бежал вдоль нее на север, пока не стали лопаться легкие. Он нырнул в канаву и просидел там лет девять в ожидании погони; но погоня так и не появилась, а появился брат Чик и приятели Патси Маккол и Мартин Догерти, и, когда они остановились у канавы, он вылез, и вчетвером побежали дальше на север, мимо лесного склада, и укрылись у его тестя, Железного Джо Фаррелла, начальника очистной станции, которая из воды Гудзона приготовляла питьевую для народа Олбани. А немного позже, выяснив точно, что возле Олбани ему обретаться нельзя, потому что штрейкбрехер точно умер, Френсис вскочил на поезд, следовавший на север: на запад он не мог поехать, для этого пришлось бы сперва вернуться в безумный город. Не велика беда: он поехал на север, потом пошел пешком, добрался до дороги западного направления и поехал по ней на запад, до самого Дейтона, Ага-ё. Штрейкбрехер был первым, кого убил Френсис Фелан. Звали его Гарольдом Алленом, и был он холостяк из Вустера, Массачусетс, член НОЧ НОЧ – Независимый орден чудаков – общество взаимопомощи с ритуалом масонского типа, основано в начале XVII в. в Англии. , шотландско-ирландского происхождения, двадцати девяти лет, два года как из колледжа, ветеран испано-американской войны, в боях не участвовал, странствующий маляр, который нанялся штрейкбрехером в Олбани и теперь сидел через проход от Френсиса в длинной черной шинели и форменной фуражке. За что ты меня убил? – с таким вопросом обратились к Френсису глаза Гарольда Аллена. – Я не хотел тебя убить, – сказал Френсис. И поэтому кинул камень величиной с картофелину и раскроил мне череп? У меня вытекли мозги, и я умер. – Ты получил по заслугам. Штрейкбрехеры получают то, что им причитается. Я поступил правильно. Значит, ты совсем не раскаиваешься. – Вы, суки, отбираете у нас работу – что же это за человек, если он не дает человеку кормить семью? Странно слышать это от человека, который бросил семью на все лето и потом бросал каждый год на весну и лето, сколько длился бейсбольный сезон. И не ты ли бросил семью окончательно в 1916 году? Насколько я понимаю, за двадцать два года ты ни разу не навестил своих. – Были причины. А камень? Солдаты бы меня застрелили. Что же мне – лапки кверху? А потом я уронил новорожденного сына, и он умер, и я не в силах был с этим жить. Трус – он бежит. – Френсис не трус. У него были причины, и веские, черт возьми. Тебе нечем оправдать свой поступок. – Нет есть чем, – закричал Френсис. – Мне есть чем оправдать. – Ты кого там оправдываешь? – спросил Руди. – Вон там, – Френсис показал на железнодорожные пути за трамвайным депо, – я сидел в товарном вагоне и ехал на север, неведомо куда, но опасность вроде уже миновала. Он шел не очень быстро, иначе бы я не вскочил на ходу. Смотрю и вижу, впереди бежит парень, бежит как угорелый, как я только что бежал, а за ним гонятся двое, и один из них, похожий на полицейского, еще и стреляет. Остановится и выстрелит. А парень бежит, мы его нагоняем, и тут я вижу, что сзади него бежит еще один. Оба – к поезду. Я выглядываю из-за двери, осторожненько, чтобы не подстрелили, и вижу, первый хватается за лесенку одного вагона и нырь туда – влез, а они все стреляют, и тут – как раз мы по переезду катимся – второй подбегает к моему вагону и кричит: «Помоги мне, помоги», а они палят по нему, как сволочи, – вылезешь помогать, подстрелят в два счета. – И что ты сделал? – спросил Руди. – Лег на брюхо и вывесился – чтобы мишень им была поменьше, – протянул парню руку, он хватается за нее, почти ухватился, я уж втягивать его начал, и тут шарах – влепили ему в спину, и будь здорова, дорогая, я надолго уезжаю. Парень убит, я вкатываюсь в вагон и только в Уайтхолле, когда второй парень заваливается ко мне, узнаю, что оба – беглые, их везли в Олбани, в окружную тюрьму. А тут – трамвайная забастовка, стрельба и заваруха, потому что кто-то кинул камень и убил штрейкбрехера. Толпа на улице ошалела, шум, беготня, конвоиры, которые с ними, отвлеклись, и ребята дали деру. Убежали, залегли где-то, потом выскочили, пробежали еще километров пять, как я, но конвоиры напали на след и погнались за ними. Этого первого так и не поймали. Он доехал со мной до Дейтона, благодарил меня, что я хотел помочь его корешу, и даже двух кур украл, пока мы стояли на сортировочной. Наелись – прямо в вагоне их жарили. Он был убийца, этот парень. Задушил какую-то приличную женщину в Селкерке и сам не понял зачем. А которого подстрелили, тот был конокрадом. – Видно, ты много нехорошего на своем веку повидал, – сказал Руди. – Да, где кровь течет и черепа раскалываются, – сказал Френсис, – я знаю, чем там пахнет. Конокрада звали Альдо Кампьоне: иммигрант из города Терамо в Абруцци, он поехал в Америку искать счастья и нашел работу на строительстве Нью-Йоркского баржевого канала. Но как человек сельский, соблазнился видами на лошадей в городе Коймансе, был сразу пойман, посажен в тюрьму, препровожден для суда в Олбани и убит при попытке к бегству. Урок его Френсису был таков: жизнь полна капризов и несостоявшихся поездок; воровать дурно, в особенности если тебя ловят; пулю не перегонишь, будь ты даже итальянец; рука, поданная в минуту нужды, прекрасна. Все это Френсис и сам знал неплохо, так что истинный урок Альдо Кампьоне заключался не в умственных выводах, а в зрелище; ибо Френсис до сих пор помнил обращенное к нему лицо Альдо. Оно походило на его собственное; вот почему, возможно, Френсис и пошел на риск: чтобы спасти свое лицо своею собственной рукой. Кинулся Альдо к раскрытой двери вагона. Протянулась ему навстречу рука Френсиса Фелана. Прикоснулась к согнутым пальцам Альдо. Пальцы Френсиса сжались и потянули. И напряглась рука. Напряглась! И Альдо поддается – к двери, к двери, вверх! Прыгни! Тащи, Френсис, тащи! Ну, оп! Хват прочен. Человек уже в воздухе, летит к свободе на сильной руке Френсиса Фелана. А потом шарах – и отпустил. Шарах – и он внизу, он катится, он мертвый. До свиданья, дорогая. Когда автобус остановился на углу Бродвея и Колумбия-стрит, на том самом, где позорный трамвай попался в ловушку между пылающими простынями, в салон вошел Альдо Кампьоне. В белом фланелевом костюме, в белой рубашке, с белым галстуком, волосы прилизаны, в бриолине. Френсис сразу понял, что белый этот наряд – не невинности, а смирения. Низкого происхождения был человек, с низким доходом и поступок совершил низкий. И смерть за него принял ниже некуда, в пыли и прахе. Новый костюм ему, наверно, выдали на том свете. И вот он прошел по проходу и встал между Руди и Френсисом. Он протянул руку Френсису с намерением непонятным. То ли это просто приветствие, принятое в Абруцци? То ли угроза, предостережение? Или запоздалая благодарность, или даже сочувствие к такому человеку, как Френсис, который прожил долго (по сравнению с ним), много пережил и продвигался к смерти. Или, чего доброго, – милостивый жест, приглашение туда, если уже не «добро пожаловать» оттуда. При этой мысли Френсис, протянувши было руку навстречу, живо ее отдернул. – Мертвым конокрадам руки не подаю, – сказал он. – Я не конокрад, – сказал Руди. – А похож, – сказал Френсис. Тем временем автобус остановился на углу Медисон-авеню и Бродвея, и Руди с Френсисом сошли в морозные шестичасовые сумерки последнего вечера октября 1938 года, нечестивой поры, когда благодати нехватка, а старо- и новопреставленные лезут в общественный транспорт на этой земле. В песке и пыли, на лысом пустыре возле миссии Святого Спасения, простершись под освещенным окном, лежало человеческое тело. Вытянутость его позы заставила Френсиса остановиться. Тела в проулках, тела в канавах, тела повсюду были вечной составляющей его ландшафта: телесная литания усопших. Это тело было женским и будто выполняло посмертный полет во прахе: лицом вниз, руки вперед, ноги раскинуты. – Эге, – сказал, остановившись, Руди. – Это Сандра. – Сандра, а дальше как? – Сандра дальше никак. У ней только имя. Как у Элен. Она эскимоска. – Черт полоумный! Все у тебя или чероки, или эскимосы. – Нет, точно говорю. Она на Аляске работала, когда там строили дороги. – Умерла? Руди нагнулся, взял Сандру за руку, подержал. Сандра отняла руку. – Нет, – сказал Руди, – не умерла. – Тогда вставай давай, Сандра, – сказал Френсис, – а то собаки жопу отгрызут. Сандра не шевелилась. Волосы ее утекали от ее неподвижности – желто-белые космы струились в пыли, линялое грязное платье закрутилось под коленями, открыв чулки, разорванные в стольких местах, что их уже и нельзя было назвать чулками. Поверх платья на ней были два свитера, заляпанные и драные. Левая туфля отсутствовала. Руди нагнулся и похлопал ее по плечу. – Эй, Сандра, это я, Руди. Ты меня знаешь? – Х-х-х-н, – сказала Сандра. – Что с тобой? Заболела или как? Или просто пьяная? – Д-н-н-н, – сказала Сандра. – Она пьяная, – выпрямившись, сказал Руди. – Совсем уже не может пить. Валится. – Замерзнет тут, придут собаки и жопу отгрызут, – сказал Френсис. – Какие собаки? – Собаки – собаки. Не видел, что ли? – Собак я мало вижу. Я люблю кошек. Кошек я много вижу. – Если пьяная, в миссию не впустят, – сказал Френсис. – Это верно, – согласился Руди. – Придет пьяная – он ее выпрет. Пьяных женщин он еще хуже, чем нас, не любит. – Какой же он к черту проповедник, если не проповедует тем, кто нуждается в этом? – Пьяницы не нуждаются, – сказал Руди. – Ты хотел бы служить в комнате, полной бродяг вроде нее? – Она бродяга или просто в запое? – Бродяга. – Похожа на бродягу. – Она всю жизнь бродяга. – Нет, – сказал Френсис. – Всю жизнь нельзя быть бродягой. Кем-то она раньше была? – Раньше была проституткой, а стала бродягой. – А до того, как стала проституткой? – Не знаю, – сказал Руди. – Говорит только, что была проституткой на Аляске. А до того, наверно, – просто девочкой. – Вот видишь? Девочкой! Значит, не бродягой и не проституткой. Френсис увидел в потемках потерянную Сандрой туфлю и подобрал. Положил рядом с ее левой ногой, потом присел и сказал ей в левое ухо: – Ты замерзнешь сегодня ночью, поняла? Холод будет, мороз. Может снег пойти. Слышишь? Тебе надо убраться куда-нибудь от холода. Я эти две ночи спал в траве, и был жуткий холод, а сегодня уже сейчас холоднее, чем вчера ночью. Я чуть руки не отморозил, а прошел всего два квартала. Сандра! Слышишь, что я говорю? Если добуду тебе чашку горячего супа – выпьешь? Сможешь проглотить? Непохоже, что сможешь, но вдруг. Примешь в себя горячего супу – не так скоро замерзнешь. А может, ты хочешь сегодня замерзнуть, может, потому и улеглась в пыли. Тут даже травы нет, чтобы в уши не надуло. Я когда на улице сплю, люблю, чтобы бурьян был повыше. Супу хочешь? Сандра повернула голову и поглядела на Френсиса одним глазом. – Ты кто? – Да так, бродяга, – сказал Френсис. – Но трезвый и могу достать тебе супу. – Выпить достанешь? – Нет, у меня таких денег нет. – Тогда супу. – Хочешь встать? – Нет. Я тут подожду. – В пыли вся вывозилась. – Ну и ладно. – Как хочешь, – сказал Френсис, поднимаясь. – Но смотри, берегись собак. Она заскулила вслед уходившим Руди и Френсису. Ночь была – черный ворон, и ветер нес миру лед. Френсис признал, что проповедовать Сандре – бессмысленно. Кто стал бы проповедовать Френсису в бурьяне? Но разве правильно – не пускать ее погреться? Если ты пьяный, это не значит, что ты не мерзнешь. – Если ты пьяный, это не значит, что ты не мерзнешь, – сказал он Руди. – Верно, – согласился Руди. – Кто это сказал? – Я это сказал, макака. – Я не макака. – А похож. Из миссии доносились ревностные звуки, производимые органистом-любителем, и несколько голосов пели хвалу нашему Христу, где бы мы все были без Него? Голоса принадлежали его преподобию Честеру и пятку мужчин в рубашках. Они сидели на складных стульях в первых рядах церкви. Честер, раблезианского вида косолапый мужчина с буйными седыми волосами и смолоду воспалившимся от виски лицом, стоял у аналоя и наблюдал паству – десятка четыре мужчин и одну женщину. Элен. Френсис увидел ее с порога – серый берет набекрень, старое черное пальто. В отличие от остальных, она не держала псалтырь, а сидела, сложа руки и всем своим видом дерзко отрицая возможность спасения усилиями методиста, подобного Честеру: Элен была католичка. Если ей и подвалит спасение, то пусть уж через ее церковь, истинную церковь, единственную. Христово имя, – пели Честер и его приверженцы в рубашках, – Христово имя, ты рассеешь страх, Покончишь ты с печалью и тоской, Ты музыка у грешника в ушах, Ты наша жизнь, здоровье и покой Здесь и далее стихи в переводе Е. Кассировой. . Остальные семь восьмых паствы, мужчины с чумазыми, удрученными, разнообразно обросшими лицами, нахохлившись в своих пальто и держа на коленях шляпы – у кого они были, – хранили молчание или рассеянно подборматывали певчим, а то и вовсе клевали носом. Пение продолжалось: Грех сокрушает Иисуса сила, Надежду и для узника храня. Христова кровь всех грешников отмыла, Христова кровь спасла меня. Меня-то нет, сказал себе, неспасенному, Френсис, вновь ощутив свою немытую вонь, которая по сравнению с утром усилилась. Пот трудового дня, запах засохшей земли на руках и одежде, гнилостное кладбищенское амбре, притворившееся ветреной продувной свежестью, – все это наделось, как обонятельный наряд, на личную вонь. Когда он повалился на могилу Джеральда, встречный выхлоп изгаженной жизни чуть не удушил его. Услышьте, глухие, Немые, раскройте уста, Хвалы вознесите Мессии, Слепые, узрите спасителя мира Христа, Пляшите от счастья, хромые. Хромые и колченогие безрадостно опустили свои песенники, а Честер, перегнувшись через аналой, окинул взглядом собрание. Туг, как всегда, были хорошие люди, добропорядочные, в самом деле томившиеся без работы, жертвы общества, изуродованного алчностью, ленью, глупостью и Богом, впавшим в гнев при виде вавилонских излишеств. Эти бывали в миссии лишь транзитом; им священник мог только пожелать удачи, прочесть молитву, дать поесть перед долгой дорогой. Истинными же его адресатами были другие: пьянь, ханыги, дураки, полоумные, для которых одной удачи – мало. Им нужен расписанный путь, ментор и провожатый по адам и чистилищам их дней. Нести слово и свет стало трудно, ибо вера в людях дышала на ладан и антихрист был на коне. Предсказано было у Матфея и в Откровении, что все меньше и меньше будут почитать Библию, все больше будет беззакония и разврата. Слово, песнь, свет – они скоро погибнут, ибо мы, без сомнения, присутствуем при конце времен. – Заблудшие, – сказал священник и подождал, пока слово осядет в их поврежденных скворечниках. – Пропащие, пропащие навеки. Мужчины и женщины, заблудшие, безнадежные. Кто спасет вас от праздности вашей? Кто помчит вас по шоссе спасения? Христос спасет! Христос избавит! Священник выкрикнул слово «избавит» и разбудил половину прихожан. Руди, клевавший носом, вскинулся и, ошалело взмахнув рукой, вышиб псалтырь из рук у Френсиса. Книжка шлепнулась на пол, его преподобие Честер уперся в Френсиса взглядом. Френсис кивнул, священник ответил ему кремнёвой улыбкой. Затем он благословил паству. Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство небесное. Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю. Блаженны плачущие, ибо они утешатся. Братья, катящиеся под уклон, вы, обитатели бедных улиц в вечном городе, всем нам давшем приют, не печальтесь, что пали духом. Не страшитесь мира оттого, что вы кротки и смирны. Не думайте, что горькие ваши слезы напрасны, ибо все сие есть ключ к Царствию Божию. Люди сразу погрузились в сон, а Френсис решил, что смоет с лица трупную вонь и стрельнет у Честера новую пару носков. Честеру слаще нет как одарять носками исправившихся пьяниц. Напитай голодного, трезвого одень. – Готовы ли упокоить ум свой и сердце? – спросил священник. – Есть тут сегодня человек, желающий иной жизни? Господь говорит: Приидите ко Мне. Внемлете ли Его слову? Так встаньте же. Выйдите вперед, преклоните колени и будем говорить. Сделайте так и спасены будете. Ну! Ну! Никто не шелохнулся. – Тогда аминь, братья, – с досадой сказал священник и сошел с амвона. – Слава богу, – сказал другу Френсис, – супу сейчас даст. Началась толчея у стола, разливка кофе, черпание супа, раздача хлебов ревностными добровольцами приюта. Френсис нашел Махоню, добрую душу, приютского хозяйственника, и попросил у него чашку супа для Сандры. – Ее бы впустить надо, – сказал Френсис. – Замерзнет там. – Ее впускали, – сказал Махоня. – Он ее не оставил. Она была набравшись, а у него на этот счет – сам знаешь. Супу он даст, только боже тебя упаси сказать, кому это. – Секретный суп, – сказал Френсис. Он вынес суп черным ходом, прихватив с собой Руди, и нашел Сандру на прежнем месте, за пустырем. Руди перевалил ее на спину и усадил. Френсис поднес чашку ей под нос. – Суп, – сказал он. – Псу, – отозвалась Сандра. – Ешь, – Френсис наклонил чашку. Суп потек по подбородку, но Сандра ничего не проглотила. – Не хочет, – сказал Руди. – Хочет, – сказал Френсис. – Злится, что это не вино. Он попробовал еще раз, и Сандра сделала глоток. – Когда я там ночевал, – сказал Руди, – Сандра, помню, говорила, что хотела стать сестрой. Не то была сестрой. Так, Сандра? – Нет. – Чего – нет? Не была или не хотела? – Врач. – Врачом хотела быть, – объяснил Френсис и снова наклонил чашку. – Нет, – сказала Сандра, оттолкнув суп. Френсис поставил чашку и надел драную туфлю ей на левую ногу. Потом поднял ее – перышко, отнес к приюту и посадил к стене спиной, чтобы хоть не так дуло. Ладонью стер плотную пыль с ее лица. Дал ей еще глотнуть из чашки. – Врач хотел, чтоб я стала сестрой, – сказала она. – А ты не хотела, – сказал Френсис. – Хотела. А он умер. – А-а, – сказал Френсис. – Любовь? – Любовь, – сказала Сандра. В миссии Френсис отдал чашку Махоне, а тот вылил суп в раковину. – Как она, ничего? – спросил Махоня. – Лучше не бывает. – Ее и «скорая» теперь не возьмет. Разве что кровью исходить будет. Френсис кивнул и пошел в уборную, чтобы смыть с рук Сандрину пыль и кладбищенский смрад. Потом он вымыл лицо, шею и уши; закончив, вымыл еще раз. Прополоскал рот, указательным пальцем левой руки почистил зубы. После этого смочил волосы, расчесал их девятью пальцами и вытерся мокрым полотенцем, висевшим на стене. К тому времени, когда он взял суп и хлеб и уселся рядом с Элен, многие уже поели. – Где ты пряталась? – А то тебе интересно. Я уж три раза могла бы на улице сдохнуть, а ты бы и не узнал. – Откуда я к чертям узнаю: орешь, топочешь, а потом сбегаешь как ненормальная. – Будешь с тобой ненормальная – все до гроша спустил. Ты совсем рехнулся, Френсис. – У меня есть деньги. – Сколько? – Шесть. – Где взял? – Весь день работал на кладбище как проклятый, могилы ровнял. Наломался. – Ты работал? – Целый день, правда. – Чудесно. И трезвый. И ешь. – И вина не пил. Не курил даже. – Как мило. Хороший мальчик, я тобой горжусь. Френсис набросился на суп, а Элен улыбнулась и допила кофе. Половина народу уже ушла из-за стола. Напротив них рассеянно ел Руди. Махоня и отзывчивые добровольцы шумно собирали посуду и носили на кухню. Священник тоже допил кофе и подошел к Френсису. – Я рад, что ты встал на путь исправления. – Ага, – сказал Френсис. – А ты как, маленькая леди? – Я – совершенно восхитительно, – сказала Элен. – Если хочешь, Френсис, для тебя, кажется, нашлась работа. – Я сегодня работал на кладбище. – Отлично. – Не скажу, что всю жизнь мечтал копать землю. – Может быть, новая окажется лучше. Сегодня заходил старьевщик Росскам – ищет помощника старик. Я ему иногда посылаю людей и вспомнил про тебя. Если всерьез хочешь покончить с пьянкой, сможешь прилично подзаработать. – Старьевщик, – сказал Френсис. – А работа какая? – Ездить по домам с тележкой. Росскам покупает тряпье, бутылки, лом, бумагу; мусор не берет. Возит сам, но состарился – ему нужна пара крепких рук. – Где он? – На Грин-стрит, под мостом. – Спасибо, я к нему зайду. А еще буду благодарен, если дадите мне пару носков. Мои совсем сопрели. – Какой размер? – Десятый. Да хоть девятый, хоть двенадцатый. – Найду десятый. А ты, Френсис, хорошую работу не бросай. Рад, что и у тебя все хорошо, маленькая леди. – У меня все очень хорошо, – сказала Элен. – Исключительно замечательно. – Когда Честер отошел, она сказала: – Рад, говорит, что у тебя все хорошо. У меня все прекрасно, и не хрена мне говорить, что у меня хорошо. – Не ссорься с ним, – сказал Френсис. – Он мне носки обещал. – Возьмем пару бутылок? – спросил у него Руди. – А на ночь приткнемся где-нибудь. – Бутылок? – переспросила Элен. – Это я утром сказал, – объяснил Френсис. – Нет, никаких бутылок. – На шесть долларов можем снять комнату и выкупить чемодан, – сказала Элен. – Шесть я не могу, – сказал Френсис. – Надо дать чего-то адвокату. Два ему дам. Ведь это он мне работу сосватал, а я ему должен полсотни. – А где собираешься ночевать? – спросила Элен. – А ты где ночевала? – Нашла место. – У Финни в машине? – Нет, не у Финни. Знаешь же, что больше там не останусь. Ни на одну ночь там больше не останусь. – А куда ты пойдешь? – А ты где ночевал? – Я ночевал в бурьяне, – сказал Френсис. – А я койку нашла. – Да где, черт возьми, где? – У Джека. – Я думал, ты больше не любишь Джека и Клару. – Не скажу, что они мои любимцы, но койку они мне дали. – Это хорошо с их стороны. Подошел Махоня со второй чашкой кофе и сел напротив Элен. Махоня был толстый, лысый и целыми днями жевал незажженную сигару. В молодости он занимался стрижкой, но когда его жена вынула все их деньги из банка, отравила его собаку и сбежала с парикмахером, которого Махоня, за счет усердия и тупейного таланта, вытеснил с рынка, Махоня запил и кончил бродягой. Однако гребенку и ножницы он носил с собой в доказательство того, что талант его – не вымысел пропойцы, и стриг бродяг за пятнадцать центов, иногда за десять. Он и в приюте продолжал стричь – уже бесплатно. В 1935 году, вернувшись в Олбани, Френсис познакомился с Махоней, и они не просыхали месяц. А несколько недель назад, когда Френсис снова появился в городе, чтобы регистрироваться за демократов – по пять зеленых за фиктивную душу, – пути его с Махоней вновь пересеклись. Избирательная кампания принесла Френсису 50 долларов и еще 55 осталась должна – но на эти рассчитывать не приходилось. А Махоня теперь был в завязке и полон энергии – заведовал хозяйством в приюте у Честера. Теперь он стал смирным, не пил и не пел, как прежде. Френсис сохранил к нему доброе чувство, но считал его эмоциональным калекой: да, трезв, но какой ценой? – Видал, кто играет в «Позолоченной клетке»? – спросил Махоня. – Я газет не читаю. – Оскар Рио. – Наш Оскар? – Он самый. – Что он делает? – Бармен-певец. Докатился, а? – Оскар Рио, который выступал по радио? – спросила Элен. – Тот самый, – подтвердил Махоня. – Фарт свой пропил, но теперь завязал, работает в баре. Не то, что было, конечно, но хотя бы жив. – Мы с ним и с Махоней дня три гудели в Нью-Йорке. Так, Махоня? – Если не неделю, – сказал Махоня. – Счет дням потеряли. Но спел он миллион раз и в каждом месте, где пили, садился за рояль. Такого музыкального выпивохи я в жизни не встречал. – И я когда-то пела его песни, – сказала Элен. – «Возлюбленный индиец», «Джордж, мой пирожок» и эту красивую, протяжную: «С тобой под персиковым деревом». Он сочинял душевные и добрые, я их все пела, когда еще пела. – Я не знал, что ты пела, – сказал Махоня. – Я безусловно пела и превосходно играла на фортепьяно. Пока был жив отец, я училась классической музыке. В Вассаре Вассар – респектабельный колледж в Покипси, штат Нью-Йорк, первоначально – женский. . – Альберт Эйнштейн был в Вассаре, – сообщил Руди. – Черт ненормальный, – сказал Френсис. – Он там речь произносил. Я читал в газете. – Это могло быть, – сказала Элен. – Там все выступают. Вассар – один из трех лучших институтов в мире. – Надо пойти проведать Оскара, – сказал Френсис. – Без меня, – сказал Махоня. – Нет, – сказала Элен. – Почему? – спросил Френсис. – Боишься, напьемся, если зайдем поздороваться с приятелем? – Этого я не боюсь. – Тогда пойдем. Оскар хороший малый. – Думаешь, он тебя помнит? – спросил Махоня. – Может, помнит. Я его помню. – И я. – Так пошли. – Я пить не буду, – сказал Махоня. – Я два года не был в баре. – Там есть лимонад. Лимонад тебе разрешают? – Бар, надеюсь, не дорогой? – спросила Элен. – Смотря что пьешь, – сказал Махоня. – Цены обычные. – Публика чванливая? – Бар как бар, в старинном духе. Но половина выручки – от богатых пижонов, которые ходят туда повидать дно. К ним бодро подошел его преподобие Честер – рот благодушным полумесяцем, широкую грудь расперло добротой – и вручил Френсису пару серых шерстяных носков. – Примерь. – Спасибо вам за носки. – Они хорошие, теплые. – Как раз то, что нужно. Мои совсем сносились. – Молодец, что не пьешь. И выглядишь сегодня свежее. – Это у меня маска для Хэллоуина. – Не надо себя принижать. Не теряй веры. Открылась входная дверь, и в проеме возник худенький молодой человек с рыжими вихрами и в бифокальных очках. На нем было синее пальто размера на два меньше положенного. Он стоял прямо под лампой, не отбрасывая тени, и держался за дверную ручку. – Дверь закрой! – крикнул Махоня. Молодой человек сделал еще шаг и захлопнул дверь. Испуганный кроличий взгляд его бегал по помещению, лицо было как треснутая тарелка. – Кранты ему, – сказал Махоня. Священник решительно подошел к двери, остановился вплотную к пришельцу, вгляделся, принюхался. – Ты пьян. – Пару всего принял. – Э, нет. Это уже через край. – Честное слово, – сказал молодой человек. – Две бутылки пива. – Где ты взял деньги на пиво? – Один там отдал мне долг. – Ты попрошайничал. – Нет. – Ты бездельник. – Я только выпил чуть, ваше преподобие. – Складывай вещи. Я сказал тебе: в третий раз этого не потерплю. Артур, дай его чемоданы. Махоня встал из-за стола и поднялся наверх, где обитала временно горстка тех, кто разбирался со своей жизнью. Священник и Френсису предложил остаться – если он просохнет. У него будет чистая постель, чистая одежда, трехразовый харч и теплая комната на двоих с Христом, покуда он будет решать для себя вопрос: «Что дальше?» Рекорд миссии принадлежал Махоне: восемь месяцев житья, а с четвертого – заведующий хозяйством, столь стоек он был в воздержании. Не пей, не кури наверху (пьяные пожароопасны), неси свою трудовую ношу и подымешься тогда, непременно подымешься в сияющие объятия Бога праведного. Кухонные добровольцы прервали работу и с торжественной жалостью пришли наблюдать изгнание молодого многообещающего собрата. Махоня спустился с чемоданом и поставил его у двери. – Махоня, дай сигаретку, – сказал молодой человек. – У меня нет. – Ну скрути тогда. – Говорю, нет у меня табаку. – А-а. – Ты должен уйти, Рыжик, – сказал священник. Элен встала, подошла к Рыжику и протянула ему сигарету. Он взял ее, ничего не сказав. Элен зажгла спичку, дала ему прикурить и вернулась на место. – Мне некуда идти, – сказал он, выдув дым мимо священника. – Надо было подумать об этом до того, как начал пить. Ты своеволен, молодой человек. – Мне чемодан даже некуда деть. И я забыл наверху карандаш и бумагу. – Чемодан оставь здесь. За карандашом и бумагой придешь, когда из тебя выветрится отрава и ты сможешь говорить о себе как разумный человек. – Штаны там остались. – Никуда они не денутся. Никто твоих штанов не возьмет. – Можно выпить чашку кофе? – На пиво деньги нашлись – найдутся и на кофе. – Куда мне идти? – Не имею представления. Приходи трезвый, получишь еду. А теперь – ступай. Рыжик взялся за ручку, открыл дверь, шагнул за порог. Потом вернулся и показал на чемодан: – У меня там сигареты. – Так забери их. Рыжик расстегнул ремень на чемодане и, порывшись, достал пачку «Кэмела». Потом снова стянул чемодан ремнем и выпрямился. – Если я завтра приду?.. – Завтра и посмотрим, – сказал священник, открыв дверь, и вытолкнул молодого человека в темноту. – Штаны мои не потеряйте, – крикнул Рыжик в стекло затворившейся двери. Френсис в новых носках первым вышел из приюта, первым тревожно заглянул за угол, где со вчерашнего вечера, все так же прислонясь к стене, сидела Сандра: ночь зашила ей глаза, как дневной птице. Френсис тронул ее твердым пальцем, она пошевелилась, но глаз не открыла. Он поглядел на полную луну – серебряный уголь, который освещал эту ночь для кровящих женщин и пенногубых безумцев, а его согревал – его же собственной огромной тенью, мостившей ему путь. Когда Сандра пошевелилась, он прикоснулся к ее щеке тыльной стороной руки и ощутил ледяной холод ее тела. – У тебя нет там старого одеяла, или тряпок, или от какого бродяги пальто осталось – накинуть на нее? – спросил он Махоню, который стоял в тени, размышляя о неожиданной встрече. – Что-нибудь найдется. – Махоня высвободил ключи и отпер дверь темного приюта: все огни были погашены, только на кухне еще горели и будут гореть до одиннадцати – до окончательного закрытия. Махоня распахнул дверь и вошел, а Руди, Элен и Френсис, окружив Сандру, наблюдали за ее дыханием. На глазах у Френсиса человек двенадцать испустили последний вздох – все были бродяги, кроме отца и Джеральда. – Может, перережем ей горло, тогда ее «скорая» заберет, – сказал Френсис. – Не нужна ей «скорая», – сказала Элен. – Она заспать все это хочет. И даже холода не чувствует, точно вам говорю. – Она как ледышка. Сандра шевельнулась, повернула голову на голоса, но глаз не открыла. – Вино есть? – спросила она. – Вина нет, золотко, – сказала Элен. Вышел Махоня с серой тряпкой, возможно бывшим одеялом, и шершавой этой двуличностью обернул Сандру. Он заткнул край в ворот ее свитера и соорудил вокруг головы подобие капюшона, отчего она сделалась похожа на монахиню. – Я на нее нагляделся, – сказал Френсис и пошел прочь, из-за холода прихрамывая сильнее обычного. За ним последовали Элен с Махоней, а потом и Руди. – Ты ее раньше знал, Махоня? – спросил Френсис. – Ну – когда она была в форме? – Конечно. Ее все знали. По очереди. А потом она стала устраивать любовные вечеринки – так у ней это называлось, – только злобничать начала: сперва, значит, любовь, а потом искусает. Столько народу поранила, что потом только незнакомые соглашались. А потом кончила с этим, сошлась с одним ханыгой, Фредди, и с год они специализировались друг на дружке. Потом он куда-то уехал, а она – нет. – Никто так не страдает, как покинутые возлюбленные, – сказала Элен. – Это всё колеса, – возразил Френсис. – Полно народу страдает, а никогда не любили. – Кто любил, страдает больше, – сказала Элен. – Ну да. Махоня, где этот шалман? На Грин-стрит? – Ага. Еще пару кварталов. Где раньше был «Веселый театр». – Я ходил туда. Смотрел канканных кисок с письками. – Френсис, веди себя прилично, – сказала Элен. – Я приличный. Приличней меня ты за неделю ничего не встретишь. На Грин-стрит их окружили домовые, привидения в капюшонах, Чарли Чаплин с набеленным лицом, при котелке и тросточке, и девочка в старинной громадной шляпе, которую украшала натуральной величины птица. – Они заберут нас! – сказал Френсис. – Остерегись! – Он вскинул руки и затрясся в жуткой пляске. Дети засмеялись и заухали страшными голосами. – Ох какой славный вечер, – сказала Элен. – Холодно, но славно, и погода ясная, правда, Френ? – Славно, – сказал Френсис. – Все славно. Дверь «Позолоченной клетки» вела в вестибюль бывшего театра «Веселье», превращенный в заднюю часть бара. Сам же бар изображал – отчасти пародийно – богемные пивные Нью-Йорка сорокалетней давности. Френсис уставился на пару монументальных полуодетых грудей, колыхавшихся под рыжей шевелюрой и алым ртом. Обладательница этого богатства исполняла с эстрады городские страдания: «Ты б меня не оскорблял, если б рядом Джек стоял» – голосом, настолько лишенным музыкальности, что это уже было пародией на пародию. – Она ужасна, – сказала Элен. – Чудовище. – Да, так себе, – сказал Френсис. Пол был посыпан опилками, зал освещен старинными люстрами и бра, переделанными под электричество. Длинный ореховый бар с надраенной латунной подножкой и тремя сияющими плевательницами; за полупустым баром человек со стоячим воротничком, узкой бабочкой и резинками на рукавах разливал пиво по высоким бокалам, а за столами, никак территориально не выделенными в зале, сидела публика, знакомая Френсису: проститутки, бродяги, пропойцы. Среди них, за другими столами, расположились мужчины в строгих костюмах и женщины в лисьих горжетках и шляпах с птичкой – их места в зале если чем-то и выделялись, то тем только, что люди на этих местах выглядели иначе. Так что «Позолоченная клетка» сегодня была музеем противоестественного братства, и улыбка бармена приглашала бродяг Френсиса, Элен и Руди, равно как их друга в чистой рубашке Махоню, принять в этом участие. – Вам стол, друзья? – Пока есть бар – не нужно, – сказал Френсис. – Так прислонись же, друг. Что будем пить? – Лимонад, – сказал Махоня. – Я, пожалуй, тоже, – сказала Элен. – Это пиво прямо соблазняет, – промолвил Френсис. – Ты сказал, не будешь пить, – напомнила Элен. – Я сказал – вино. Бармен придвинул к Френсису бокал и посмотрел на Руди. Руди заказал то же самое. Пианист заиграл попурри из «Она знала дни получше» и «Мой любимый свалился с Луны» и предложил тем, кто знает слова, подпевать. – Ты похож на одного моего приятеля, – сказал Френсис бармену с пронзительной улыбкой. Бармен с пышной, волнистой седой шевелюрой и выразительными седыми усиками ответил ему взглядом, достаточно долгим для того, чтобы разморозить память. Потом перевел взгляд с Френсиса на Махоню, тоже улыбавшегося. – Кажется, я вас знаю, орлы, – сказал бармен. – Тебе правильно кажется, – ответил Френсис, – только когда я тебя последний раз видел, ты не отращивал щекоталку. Бармен погладил серебристые усики. – Ну и напоили вы меня, ребята, в Нью-Йорке. – Это ты поил нас в каждом баре на Третьей авеню, – сказал Махоня. Бармен подал руку Френсису. – Френсис Фелан, – сказал Френсис, – а это Руди-фриц. Хороший человек, но малость того. – Люблю таких, – сказал Оскар. – Махоня Пакер, – сказал Махоня и подал руку. – Я помню, – сказал Оскар. – А это Элен, – сказал Френсис. – Живет со мной, а почему – убей бог, не знаю. – А я все так же прозываюсь Оскаром Рио, друзья, и я вас в самом деле помню. Только не пью теперь. – Хе, я тоже, – сказал Махоня. – А я еще не отстал, – сказал Френсис. – Подожду до пенсии. – Он сорок лет уже как на пенсии, – сказал Махоня. – Неправда. Сегодня весь день работал. Заколачивал деньги. Как тебе мой новый костюм? – Красавец, – сказал Оскар. – Нипочем не отличить от тех вон франтов. – Что франты, что бродяги – разницы никакой, – заметил Френсис. – Только франты выглядят как франты, – сказал Оскар, – а бродяги – как бродяги. Правильно? – Ты умный мужик, – сказал Френсис. – Ты еще поёшь, Оскар? – спросил Махоня. – За ужин. – Так спой же, черт тебя подери, – сказал Френсис. – Раз ты так вежливо просишь… – согласился Оскар и повернулся к пианисту: – «Шестнадцать». Немедленно раздались аккорды «Шестнадцати нежных лет». – Чудесная песня, – сказала Элен. – Я помню, ты пел ее по радио. – Твоя любовь не ржавеет, дорогая. Оскар запел в микрофон, стоявший на баре. Голоса своего он не пропил и слуха не потерял. Время будто двинулось вспять: этот голос был также привычен американскому уху, как голос Джолсона или Мортона Дауни, – и даже Френсис, редко слушавший радио и в прежние годы, и, тем более, нынче, явственно помнил этот тембр и это тремоло, помнил по нью-йоркскому загулу, когда песни Оскара были хоралом нескончаемой радости для всех, кто мог их слышать, – так, по крайней мере, помнилось Френсису за далью лет. И то, с каким вниманием слушали Оскара бродяги, франты, официанты, лишь подтверждало, что этот пьяница не мертв, не умирает, а проживает эпилог незаурядной жизни. А все же, все же… вот он, спрятавшийся за усами, такой же калека, и в усталых его глазах читает Френсис страдания собрата, для которого жизнь оказалась, вопреки большому успеху, обещанием неисполненным и теперь уже точно неисполнимым. И песню он пел состарившуюся, но не от лет, а от износу. Песня его обтрепалась. Вытерлась песня. Прозрение это вызвало у Френсиса потребность исповедаться во всех своих грехах перед законами естества, морали и общества, безжалостно обнажить и исследовать каждый изъян своего характера, даже самый мелкий. Что же погубило тебя, Оскар? Захочешь ли ты сказать это нам? И сам знаешь ли? Меня-то погубил не Джеральд. Не пьянство, не бейсбол и даже не маманя. Что же там такое поломалось, Оскар, и почему никто не придумает, как нас починить? Когда Оскар плавно перешел ко второй песне, талант его показался Френсису безмерным и несоответствие между его талантом и загубленной жизнью – совсем необъяснимой тайной. Чтобы человек такое умел и это ничего не значило? Френсис задумался о своих подвигах на солнечных, подернутых дымкой полях вчерашнего дня: как он угадывал полет мяча после любого удара биты, как бросался на мяч, словно ястреб на цыпленка, как гасил его скорость – летящего или коварно катящегося по траве. Ловил его хищным взмахом перчатки, а правая рука уже тянулась к ее кожаной полости и – бежал ли он, падал ли – хватала добычу тренированными когтями и швыряла в сторону первой или второй базы или куда там было нужно – и тебе конец, дружок, ты вылетел. Ни один игрок не владел своим телом так, как Френсис Фелан, безотказная бейсбольная машина, и не было на свете игрока быстрее его. Френсис вспомнил цвет и крой своей перчатки, ее запах – запах пота и промасленной кожи – и подумал: сберегла ли ее Энни? Кроме воспоминаний да двух-трех вырезок из газет, эта перчатка была единственным, что сохранилось от конченой карьеры, достигшей пика в ту пору, когда давно остались позади лучшие годы; но сама эта просрочка будто обещала, что где-то может ждать его другая слава, что где-то пропоют осанну Френни Фелану, одному из самых лучших в бейсболе бегунов. На кульминационной строке голос Оскара задрожал от горькой утраты: слезы застилают глаза, когда он вспоминает о потерянной жемчужине своей жизни, разбитое сердце зовет и зовет ненаглядную. Френсис повернулся к Элен и увидел, что она плачет прекрасными очистительными слезами: Элен, с неизгладимой печатью печали на коре головного мозга, с безысходной любовью до гроба, лила слезы над всеми жемчужинами, потерянными с тех пор, как впервые пропели эту старую нежную песню любви. – Как это было прекрасно, как прекрасно, – сказала Элен Оскару, когда он присоединился к ним возле пивного крана. – Эта песня – одна из самых моих любимых. Я сама ее пела. – Пела? – сказал Оскар. – А где? – О, всюду. Концерты, радио. Когда-то я пела на радио каждый вечер – но это было сто лет назад. – Вы должны исполнить нам. – Ни в коем случае. – Посетители здесь всегда поют. – Нет, нет. Да как я выгляжу! – Ты выглядишь не хуже любой здесь, – сказал Френсис. – Нет, ни в коем случае, – сказала Элен. Но она уже настраивала себя на то, чего не могла сделать ни в коем случае: заправляла волосы за уши, одергивала воротничок, разглаживала платье на более чем выпуклом фасаде. – Что будете петь? – спросил Оскар. – Джо их все знает. – Дайте подумать. Френсис увидел, что за дальним столиком сидит Альдо Кампьоне, с кем-то вдвоем. Ходит за мной, сукин сын, подумал Френсис. Он уперся взглядом в Кампьоне, и тот сделал неопределенный знак рукой. Что ты хочешь сказать мне, мертвец, и кто это сидит с тобой? У Альдо в петлице белого фланелевого пиджака был белый цветок – что-то новенькое после встречи в автобусе. Чертовы мертвецы, разъезжают толпами, цветы покупают. Френсис присмотрелся к его соседу, не узнал, и ему захотелось подойти поближе, разглядеть получше. А что, если там никто не сидит? Что, если я один вижу этих амбалов? Подошла цветочница с корзинкой белых гардений. – Купите цветок, сэр? – спросила она у Френсиса. – Это можно. Почем? – Двадцать пять центов. – Дайте нам один. Он выудил из брюк монету и пришпилил гардению к лацкану Элен булавкой, которую ему дала цветочница. – Давненько я не дарил тебе цветов, – сказал он. – Ты будешь петь нам, надо прифрантиться. Элен перегнулась через стол и поцеловала Френсиса в губы; он краснел, когда Элен целовала его на людях. Она всегда была первостатейной озорницей между простынями – когда были простыни, когда было чем между ними заняться. – Френсис всегда дарил мне цветы, – сказала она. – Как разживется деньгами, так первым делом мне – дюжину роз, а то и белую орхидею. Главное – мне цветы, а деньги – дело десятое. Правда ведь, Френ? – Всё – правда, – сказал он, хотя не мог припомнить, чтоб покупал орхидею, да и не знал, как они выглядят. – Мы жили как голубки, – сказала Элен Оскару, улыбавшемуся этой сцене бродяжьей любви у себя в баре. – У нас была прекрасная квартира на Гамильтон-стрит. Посуда – вся, какая только может понадобиться. У нас был диван и большая кровать, простыни, наволочки. Чего у нас только не было, правда, Френ? – Правда, – сказал Френсис, пытаясь вспомнить эту квартиру. – У нас была герань в горшках и цвела всю зиму. Френсис обожал герань. И ледник, набитый едой. Мы так ели, что приходилось садиться на диету. Какое чудесное было время. – Когда это? – спросил Махоня. – Я и не знал, что вы где-то засиживались надолго. – На сколько надолго? – Ну, не знаю. Наверно, на месяцы, раз была своя квартира. – Да было раз, я месяца на полтора задержался. – Нет, квартира у нас была гораздо дольше, – сказала Элен. – Френсис пить не бросил, стало нечем платить, пришлось отдать и наволочки и посуду. У нас был хевилендский фарфор, самый лучший. Меня отец учил: покупаешь – так покупай самое лучшее. У нас были кресла цельного красного дерева и красивое пианино. Оно стояло у брата, и брат не хотел с ним расставаться, но оно было мое. На нем однажды играл Падеревский – в девятьсот первом году, когда приезжал в Олбани. За этим пианино я пела все мои песни. – Она классно играла на пианино, – сказал Френсис. – Точно говорю. Может, споешь нам, Элен? – Пожалуй. – Что вам хочется спеть? – спросил Оскар. – Не знаю. Может быть, «Когда-то славным летом». – Самое время ее спеть, – сказал Френсис, – когда мы мерзнем там как цуцики. – А впрочем, я лучше спою Френсису, – сказала Элен, – за то, что он подарил мне цветок. Ваш друг знает «Он мой друг» или «Любимый мой»? – Ты слышал ее, Джо? – Я слышал, – сказал пианист Джо и сыграл несколько тактов из припева песни «Он мой друг», а Элен тем временем улыбнулась и встала и пошла на эстраду уверенно и грациозно, как и подобало при возвращении в мир музыки – мир, с которым она не должна была расставаться, – и зачем только ты рассталась с ним, Элен? По трем ступенькам на эстраду подняли ее знакомые аккорды, всегда приносившие радость, – аккорды не одной этой песни, а целой эпохи песен, тридцати-, сорокалетней эпохи песен, прославлявших любовь, верность, дружбу, и семью, и страну, и мир природы. Легкомысленная Сал была сущим чертом, но честней и надежней ее – поискать. Мэри была прекрасной подругой, подарком небес, и любовь к ней не угасла. Свежескошенная трава, лунное серебро, огонь в очаге – вот были заповедники души Элен, песни, что она пела сызмалу, песни, жившие в ней, как классика, навеки заученная в молодые годы, и говорили они с ней не абстрактно с эстетических вершин искусства, которым она когда-то надеялась овладеть, а прямо и просто о насущной валюте души и сердца. Бледная луна озарит наших сердец переплетенье. Ты похитил мое сердце, любимый, так не расстанемся же никогда. Любовь моя, души моей огонь, говорили ей песни, ты моя, я твой навеки. Ты девичество мое сгубил, мои надежды разлетелись пылью. Прогони меня с улыбкой, но запомни: солнце жизни ты моей погасил. Любовь. В груди Элен волной поднялась жалость. Френсис, печальный человек, был ее последней великой любовью, но он не был единственной. Вся жизнь ее прошла в любовных печалях. Первый любимый сжимал ее в неистовых объятиях годами, а потом объятия разомкнул, и она покатилась, покатилась вниз, и в конце концов в ней умерла надежда. Лишенной надежды – вот кем была Элен, пока не повстречала Френсиса. И когда под звуки рояля Элен подошла к микрофону на эстраде «Позолоченной клетки», она была живым взрывом нестерпимых воспоминаний и неукротимой радости. И не волновалась ни капли, ни боже мой, потому что была профессионалкой и перед публикой не робела нигде – ни в церкви, ни на музыкальных вечерах, ни у Вулворта, где продавала ноты, ни на радио, где каждый вечер ее слушал целый город. Не ты один, Оскар Рио, пел американцам в эфире. Были золотые деньки и у Элен – не ей робеть перед публикой. Однако сейчас она… ну, скажем, девушка охвачена смятением, потому что радость и печаль наполняют ее одновременно, и она сама не знает, которая возьмет через минуту верх. – Как фамилия Элен? – спросил Оскар. – Арчер, – ответил Френсис. – Элен Арчер. Руди удивился: – Как же ты сказал мне, что у нее нет фамилии? – Мало ли кто чего тебе скажет, – ответил Френсис. – Замолчи давай и слушай. – А теперь, – объявил в свой микрофон Оскар, – вас порадует парой песен испытанная артистка. Милая Элен Арчер. И, не сняв обтрепанного черного пальто, чтобы не показывать еще более рваную юбку и блузку, на тонких ногах, упершись в стойку микрофона выпуклым животом, придававшим ей вид беременной на шестом месяце, являя себя публике олицетворением женской катастрофы и прекрасно сознавая очевидность своего образа, Элен стильно надвинула берет на бровь. Она схватила микрофон с уверенностью, отодвигавшей катастрофу по крайней мере до конца песни, и запела «Он мой друг» – песню бойкую и короткую, запела воодушевленно и насмешливо, и в посадке головы, во взмахах кисти, в движении глаз читалась горделивая добродетель. Характером он крут, пела она, зато не плут. И он поделится с ней последним. Ей не нужен даром никакой миллионер. Лишь бы друг ее был рядом с его пятнадцатью долларами в неделю. Эх, Френсис, если бы ты зарабатывал хоть пятнадцать. Если бы. Аплодисменты были громкими и длительными, и ободренная Элен запела «Моего любимого», приняв факел от Фанни Брайс и Элен Морган. Тезки. Эх, Элен, ты пела по радио, и куда это привело тебя? Какая судьба увела тебя от вершин, тебе предназначенных по праву таланта и образования? Ты родилась, чтобы стать звездой, – так многие говорили. Но на вершины взошли другие; тебе же досталась лишь горечь. Как научилась ты завидовать тем, кто поднялся вместо тебя, незаслуженно, не имея ни школы, ни таланта. Подобно однокласснице Карле, которая простого мотивчика не могла спеть, а снялась в кино с Эдди Кантором, или Эдне, прямиком из Вулворта попавшей в бродвейское шоу Кола Портера только потому, что научилась вилять задом. Но и сладостью Элен не обнесли: Карла свалилась с обрыва в автомобиле, а Эдна взрезала себе вены и истекла кровью в ванне у любовника, так что Элен смеялась последней. Элен поет в эту минуту на эстраде – и только послушайте, какой она сохранила голос после всех невзгод. Посмотрите на этих нарядных людей, жадно ловящих каждую ноту. Элен закрыла глаза, слезы рвались наружу, и она сама не могла понять – блаженной ли это радости слезы или же смертной тоски. В какую-то секунду чувства слились, и это стало неважно: тоска или радость, радость или тоска, жизнь для Элен от этого не менялась. Любимый, как она обожает тебя. Ты не можешь себе представить. Бедная девочка, она само отчаяние. Если она ушла, то вернется к тебе на коленях. Когда-нибудь. Она твоя. На веки вечные. И гром! Гром аплодисментов. Нарядные люди встают перед ней – когда это было в последний раз? Еще, еще, еще, кричат они, и теперь она рыдает от радости – или от утраты, – и, глядя на нее, Махоня с Френсисом тоже плачут. И хотя слушатели просят еще, еще, еще, Элен изящно спускается по трем ступенькам, идет с гордо поднятой головой и неописуемо мокрым лицом к Френсису и целует его в щеку, чтобы все знали: вот он, о ком она пела, если вы сами не поняли этого, когда мы сюда вошли. Вот он, любимый. Ей-богу, это было прекрасно, говорит Френсис. Ты лучше всех. Элен, говорит Оскар, это первый класс. Хочешь петь у нас – завтра подходи к хозяину, и обещаю, он берет тебя на жалованье. У тебя замечательный голос. Замечательный. Благодарю вас душевно, говорит Элен, я глубоко вам всем благодарна. Как приятно, когда твой дар получает признание – и твоя превосходная школа, и врожденная грация. Я благодарна вам и приду петь вам снова, можете не сомневаться. Элен закрыла глаза, слезы рвались наружу, и она сама не могла понять – блаженной ли это радости слезы или же смертной тоски. Какие-то странного вида люди вежливо хлопали ей, а остальные сидели хмуро. Раз они хмурые, значит, им не понравилось твое выступление, Элен. Элен изящно спускается по трем ступенькам, с высоко поднятой головой подходит к Френсису, и он чмокает ее в щеку. – Очень славно, старушка, – говорит он. – Неплохо, – говорит Оскар. – Может, как-нибудь еще разок споете? Элен закрыла глаза, слезы рвались наружу, и она понимала, что жизнь не переменилась. Если она ушла, то вернется на коленях. Приятно получить признание. Элен, ты – как черный дрозд, когда ненадолго выглянет солнышко. Ты встрепенулась, Элен, как черный дрозд на солнышке. Но что с тобой будет, когда солнышко зайдет. Благодарю вас. И я приду к вам петь еще. Ах ты, птичка черная! Встрепенулась! III Руди, пьяненький после шести стаканов пива, отправился один искать ночлег, а Френсис, Элен и Махоня пошли назад по Грин-стрит и по Медисон к миссии. Проводим Махоню домой и снимем комнату в гостинице «Паломбо», согреемся, ляжем, вытянем ноги. Потому что у Френсиса и Элен есть деньги: пять долларов семьдесят пять центов. Два остались от тех, что Френсис дал ей прошлой ночью, да три семьдесят пять из кладбищенского заработка – в «Позолоченной клетке» истратили мало, две трети выпивки поставил Оскар. К полуночи город замер, и луна была белой, как первый снег. По Пёрл-стрит медленно проезжали редкие автомобили, в остальном все было тихо. Френсис поднял ворот пиджака и поглубже засунул руки в карманы. Возле приюта луна осветила Сандру, сидевшую на прежнем месте. Они подошли посмотреть. Френсис сел на корточки и потряс ее. – Ты уже протрезвела, леди? Сандра окуталась молчанием. Френсис сдвинул назад ее капюшон и при ярком свете луны увидел на ее носу, щеке и подбородке следы зубов. Он помотал головой, чтобы яснее видеть, – и увидел, что на руке у нее отгрызен один палец и мясо между большим и указательным. – Собаки до нее добрались. Он повернул голову: на той стороне улицы, в полуосвещенном углу, сидела и ждала красноглазая дворняга. Он кинулся к ней, схватив по дороге камень, псина побежала в проулок, а Френсис подвернул ногу на высунувшемся из тротуара кирпиче и растянулся во весь рост. Потом встал, тоже раскровененный из-за дворняги, и пососал ссадины. Когда он переходил улицу обратно, с Бродвея налетели домовые в тряпье и масках и заплясали вокруг Элен. Махоня, склонившийся над Сандрой, выпрямился, а домовые заплясали еще свирепее. – Две ноги, два уха и большое брюхо, – закричали они Элен. Она попробовала подобрать живот, но домовых это только раззадорило. – Эй, ребята, – крикнул Френсис. – Отстаньте от нее. Они продолжали плясать, и домовой с черепом вместо головы ткнул ее в живот палкой. Она хотела стукнуть его по черепу, а в это время другой домовой выхватил у нее сумочку, и они бросились врассыпную. С криком «Чертенята, паршивцы!» Элен погналась за ними. Френсис с Махоней пустились следом, топая по ночной мостовой и уже потеряв из виду мальчишку с черепом. Домовые разбежались по проулкам, попрятались за углами и стали недосягаемы. Френсис обернулся к далеко отставшей Элен. Она плакала и задыхалась, согнувшись почти пополам в приступе горя. – Сучьи дети, – сказал Френсис. – Ой, деньги, – простонала Элен. – Деньги. – Он ушиб тебя палкой? – Кажется, нет. – Да какие там деньги? Завтра еще достанем. – Большие. – Что большие? – Там, кроме этих, было еще пятнадцать долларов. – Пятнадцать? Откуда у тебя пятнадцать? – Твой сын Билли дал. В тот вечер, когда нашел нас в «Испанском» Джорджа. Ты уже валялся, а он дал нам сорок пять долларов – все, что при нем было. Тридцать я тебе отдала, а пятнадцать у себя оставила. – Я смотрел в сумке. Там не было. – Я их за подкладку засунула, чтобы ты не пропил. Я хотела выкупить чемодан. И комнату снять на неделю – передохнуть. – Черт подери, теперь у нас ни гроша. Всё ваши бабьи хитрости. Тоже никого не догнав, вернулся Махоня. – Ну и шпана здесь, – сказал он. – Элен, ты как? – Хорошо, я хорошо. – Не зашибли? – Да вроде ничего. – А Сандра-то, – сказал Махоня. – Умерла. – Еще хуже, – отозвался Френсис. – Ее обгрызли. – Надо внести ее, пока не догрызли, – сказал Махоня. – Я вызову полицию. – А ты думаешь, ее можно внести? – спросил Френсис. – Она ведь и протрезветь не успела. Махоня ничего не ответил и распахнул дверь миссии. Френсис поднял Сандру из пыли и внес в дом. Он положил ее на старую церковную скамью у стены и накрыл ей лицо колючим одеялом – последний подарок Сандре от мира. – Будь у меня четки – я бы почитала над ней, – сказала Элен, сев на стул возле скамьи и глядя на труп Сандры. – Они у меня лежали в сумочке. Я носила эти четки двадцать лет. – Посмотрю с утра на пустырях и в урнах, – сказал Френсис. – Они объявятся. – Наверно, Сандра мечтала о смерти, – сказала Элен. – Да ну, – отозвался Френсис. – На ее месте я бы мечтала. У нее уже была не человеческая жизнь. Элен посмотрела на часы: двенадцать десять. Махоня звонил в полицию. – Сегодня святой день обязанностей, – сказала она. – День всех святых. – Ага, – сказал Френсис. – Я утром хочу пойти в церковь. – Ладно, иди в церковь. – Пойду. Хочу слушать мессу. – Слушай. Это завтра. А что нам сегодня делать? Куда мне тебя спать девать? – Можешь остаться здесь, – предложил Махоня. – Кровати все заняты, но можешь спать здесь, на скамьях. – Нет, – сказала Элен. – Мне что-то не хочется. Можем пойти к Джеку. Он сказал, можно приходить, если захочу. – Это Джек сказал? – спросил Френсис. – Это его слова. – Тогда нечего рассиживаться. Джек – ничего. Клара – стерва бешеная, а Джека я люблю. Всегда любил. Это точно, что он так сказал? – «Приходи когда захочешь» – я уже в дверях была. – Хорошо. Тогда мы двинулись, Махоня. Насчет Сандры постараешься? – Все остальное беру на себя, – сказал Махоня. – Ты знаешь, как ее фамилия? – Нет. Никогда не слышал. – Теперь это не имеет значения. – И раньше не имело, – сказал Махоня. Френсис и Элен шли по Пёрл-стрит к Стейт, которая вот уже двести лет была самым центром городской жизни. Один трамвай полз вверх по крутому склону Стейт-стрит, другой скатился им навстречу, свернул на Пёрл. Из ресторана «Уолдорф» вышел мужчина, поднял воротник пальто, запахнул лацканы, поежился и пошел дальше. Пальцы у Френсиса коченели, иней расцветал на крышах автомобилей, прохожие выдыхали зыбкие султаны пара. Из люка посреди мостовой вдруг хлынул пар и растаял в воздухе. Источник его представился Френсису подземным жителем: огромная человечья голова с заведенными в уши трубами, пар бьет из гнойной раны в черепе. Альдо Кампьоне, шедший по другой стороне Норт-Пёрл, сделал рукой тот же двусмысленный жест, что и давеча в баре. Пока Френсис раздумывал над его смыслом, из тени на свет фонарей вышел тот, кто сидел тогда рядом с Альдо, и жест Альдо стал понятен: Альдо хотел представить Френсиса Дику Дулану, бродяге, который пытался отхватить ступню Френсису мясным секачом. – Я ходил сегодня к мальчику на могилу, – сказал Френсис. – К какому мальчику? – К Джеральду. – Ты ходил? – сказала она. – Это в первый раз, что ли? Вроде в первый. – Да. – Ты думал о нем в последние дни. На прошлой неделе его помянул. – Я все время о нем думаю. – Что это на тебя нашло? Френсис увидел улицу, лежавшую перед ним: Пёрл-стрит, центральный сосуд города – когда-то его города, теперь – чужого. Коммерческая топография ее неприятно удивила Френсиса: столько нового, столько магазинов позакрывалось, о которых он и не слышал. Кое-что осталось прежнего: Уитни, Майер, старая Первая церковь над Клинтон-сквер, библиотека Прейна. Он шел; булыжник под ногами превратился в гранитные плиты, дома – в магазины, жизнь обветшала, умерла, возродилась, и видения того, что было, и того, что могло бы быть, пересеклись в зрачке, не способном припомнить одно и истолковать другое. Что бы ты отдал, Френсис, чтоб никогда отсюда не уезжать? – Я говорю, что на тебя нашло? – Ничего на меня не нашло. Просто думаю о всякой всячине. Вот эта улица. Когда-то она была моя. – Не надо было продавать ее, если мог обойтись. – Деньги. Я не о деньгах толкую. – А я и не думала, что о деньгах. Это я для смеху. – Смеху мало. Говорю, я был на могиле Джеральда. Я с ним разговаривал. – Разговаривал? Как разговаривал? – Стоял и с травой трепался. Умом, наверно, тронулся, как Руди. Он штаны на ходу теряет. – Ты не тронулся, Френсис. Это потому, что ты здесь. Не надо нам здесь оставаться. Надо уехать куда-нибудь. – Правильно. Вот куда нам надо. Куда-нибудь. – Больше не пей сегодня. – Слушай. Не лезь ты мне в печенку. – Пожалуйста, не пей. Не надо тебе пить. – Такого трезвого, как я, ты за неделю не встретишь. Вот какой я трезвый. На той стороне улицы было. Вот что было: Билли мне кое-что сказал про Энни. Я тебе не говорил. Билли мне сказал про Энни: она никому не рассказала, что я его уронил. – Кому не рассказала – полиции? – Никому. Ни одной живой душе. Ни Билли, ни Пегги, ни брату, ни сестрам. Ты слыхала что-нибудь подобное? Чтобы женщина пережила такое и не сказала ни одной душе. – Тебе есть что рассказать об этих людях. – Да ничего особенного. – Может, пора повидаться с ними. – Нет, толку от этого не будет. – На душе станет легче. – А чего там тяжелого? – Ну уж – что есть. – Ты о моей душе не беспокойся. Чего это ты не осталась в миссии, когда приглашают? – Не нужна мне их благотворительность. – А суп их ела. – Не ела. Только кофе выпила. А потом, я Честера не люблю. Он не любит католиков. – А католики не любят методистов. Выходит – квиты. Что-то я католических приютов тут не видел. И католического супу давно не ел. – Не останусь, и все тут. – Ну и замерзай на здоровье. Цветок твой уже замерз. – Замерз, и ладно. – Ну, ты хоть песню спела. – Спела. Я пела, а Сандра умирала. – Она бы и так умерла. Срок ей пришел. – Нет, я другого мнения. Это фатализм. Я думаю, мы умираем, когда больше не можем терпеть. Я думаю, мы терпим, сколько можем, и, когда можем, умираем – вот и Сандра решила, что можно умереть. – С этим я не спорю. Умираем, когда можем. Лучше не скажешь. – Я рада, что хоть в этом мы согласны. – Мы нормально ладим. Вообще ты ничего. – Ты тоже не поганый. – Мы оба не поганые, – сказал Френсис, – только у нас ни гроша и ночевать негде. Мы бездомные. Пошли скорей к Джеку, пока он свет у нас перед носом не выключил. Элен взяла Френсиса под руку. По другой стороне вровень с ними шагали молча Альдо Кампьоне и Дик Дулан, под конец жизни прозванный Бузилой. Элен отпустила руку Френсиса, стянула на шее воротник, потом обняла себя и спрятала руки под мышками. – Я продрогла до костей, – сказала она. – Да, холодновато. – Нет, я по-настоящему продрогла, насквозь. Френсис обнял ее одной рукой, и они вместе поднялись по ступенькам к двери Джека. Дом стоял на Тен-Брук-стрит, короткой улице в районе Арбор-хилла, названной в честь героя Революции и известной тем, что в семидесятых и восьмидесятых годах прошлого века здесь поселились новоиспеченные богачи-лесопромышленники, числом до дюжины, и жили стенка в стенку, состязаясь в роскоши. Дома они себе отгрохали каменные, а теперь эти дома были заняты под квартиры, как у Джека, и под меблированные комнаты. Подъезд у Джека не запирался. По широкой ореховой лестнице, еще сохранившей следы элегантности, несмотря на вытертый ковер, Элен и Френсис поднялись к двери в квартиру и постучались. Джек приоткрыл дверь и выглянул наружу с выражением воинственного ракообразного. Одной рукой он придерживал дверь, а другой держался за косяк. – Зашли навестить тебя, Джек, – сказал Френсис. – Не найдется выпить бродяге? Джек приоткрыл дверь чуть шире, заглянул Френсису за спину, увидел Элен и, отпустив дверь, сделал шаг назад. Их встретил голосок Кэт Смит из проигрывателя, подключенного к приемнику. На кого-то, ждавшего Кэт, светила луна в Каролине. Перед проигрывателем на ночном горшке сидела Клара; горшок был обложен пурпурными подушками, и от этого казалось, что она сидит верхом на огромном животном. Ноги ее были прикрыты красным одеялом, но оно съехало на сторону, обнажив голое бедро до самой ягодицы. Рядом с проигрывателем на столике стояла бутылка с белой жидкостью, а на другом столике, поменьше, – четверть мускателя, которую можно было наклонить, не поднимаясь с места. Элен подошла к Кларе и остановилась над ней. – Ну и холодный же ноябрь выдался. Снег того и гляди пойдет. Ты пощупай мои руки. – Между прочим, это мой дом, – хрипло сказала Клара, – и руки твои щупать не собираюсь. И голову тоже. И снега никакого не вижу. – Выпей, – сказал Джек Френсису. – Ага, – сказал Френсис. – Часов шесть назад я съел тарелку супа, но она уже пролетела насквозь. Не мешало бы скоро поесть. – Ешь ты или нет, меня не касается, – сказал Джек. Джек ушел на кухню, а Френсис спросил у Клары: – Тебе полегче? – Нет. – Ее несет, – сказала Элен. – Я сама скажу людям, что со мной, – сказала Клара. – Она потеряла мужа на прошлой неделе, – сказал Джек, вернувшись из кухни с двумя стаканчиками. Он наклонил бутыль и налил оба до половины. – Как ты узнала? – спросила Элен. – Прочла сегодня в газете, – сказала Клара. – Утром я сводил ее на похороны, – сказал Джек – Взяли такси и поехали в похоронный зал. Ее даже не позвали. – Выглядел совсем так же, как на нашей свадьбе. – Брось! – сказал Френсис. – Только волосы – как снег, и всё. – Ее дети там были, – сказал Джек. – Чванятся, – сказала Клара. – Иногда думаю: что, если я удеру или протяну ноги? – сказал Френсис. – Элен, наверно, с ума сойдет. – Если протянешь ноги, она тебя похоронит раньше, чем завоняешь, – сказал Джек – Вот и всё. – Душевный ты человек, – сказал Френсис. – Надо погребать своих мертвецов, – сказал Джек. – Это католической церкви правило, – сказала Элен. – Не о католической церкви речь, – сказал Френсис. – Короче говоря, теперь она холостая, – сказал Джек. – Я узнаю, какие у ней планы. – У меня план жить нормально, – сказала Клара. – Нормально – это хорошо, – сказал Френсис. – Только вот что такое нормально, черт возьми? Холод сегодня нормальный. Адский прямо холод. Пальцы. Все тер себя – проверял, жив ли. Знаешь, хочу задать тебе один вопрос. – Нет, – сказала Клара. – Ты сказала «нет». Это как понять? – Что он хотел спросить? – сказал Джек – Ты узнай, что он хотел спросить. Клара молчала. – Как вообще дела? – спросил Френсис. Со столика, где доскрипывала последней бороздкой пластинка Кэт Смит, Клара взяла бутылку с белой жид костью и отпила. Сделав глоток, она тряхнула головой, и сальные нечесаные пряди взметнулись хлыстами. Глаза ее сидели низко в орбитах – пара убывающих лун. Она заткнула бутылку и запила неприятную жидкость мускателем. Затянулась сигаретой, закашлялась и злобно сплюнула в скомканный платок. – Дела у Клары не очень, – сказал Джек, выключив проигрыватель. – Ползаю пока, – сказала Клара. – Для больной ты неплохо выглядишь, – заметил Френсис. – По мне, так не хуже обычного. Клара улыбнулась Френсису, не отнимая стакана от рта. – Меня никто не спрашивает, как дела, – сказала Элен, – но я скажу. У меня дела чудесно. Просто чудесно. – Пьяная как не знаю что, – сказал Френсис. – Да, нагрузилась до жабер, – со смешком подтвердила Элен. – На ногах не стою. – Ты ни в одном глазу, – сказал Джек. – Пьяный у вас – Френсис. Тебе уж не завязать, а, Френни? – Если Элен останется со мной, ничего путного из нее не выйдет. – Я всегда считал, что ты умный, – сказал Джек, отпив из своего стакана половину, – но это не так, это не так. – Ты мог ошибаться, – сказала Элен. – А ты не встревай, – сказал Френсис, показав на нее большим пальцем и глядя на Джека. – От этих забот в сумасшедший дом загреметь недолго: где она будет жить да где ей притулиться. – Думаю, ты был бы завидным мужчиной, – сказал Джек, – если бы отстал от вина. В любое время имел бы в кармане двадцать долларов, в неделю бы пятьдесят зарабатывал, а то и семьдесят пять, красивую квартиру имел бы со всем хозяйством и какой хочешь выпивкой – если бы бросил пить. – Я сегодня работал на кладбище. – Работа постоянная? – спросил Джек. – Только на сегодня. Завтра надо повидать одного человека – таскальщика себе ищет. Кое-какая силенка пока есть. – Будешь работать, всегда будешь с полсотней. – Была бы полсотня, на нее бы истратил, – сказал Френсис. – Или туфли бы купил. Мои сносились, а Гарри, комиссионщик, дал мне за четверть доллара. Увидел, что я почти босой, и говорит: «Френсис, разве можно так ходить?» – и дал мне эти. Но размер не мой, и в одном шнурка нет. Бечевкой вот завязал. Шнурок-то у меня в кармане, да все не вставлю. – Это что же, шнурок в кармане, а в туфлю не вставил? – спросила Клара. – Он у меня в кармане, – сказал Френсис. – Так вставь его в туфлю. – Кажись, в этом был. Элен, ты знаешь, где он? – Меня не спрашивай. – Сам поищи, – сказала Клара. – Она хочет, чтобы я вставил шнурок в туфлю, – сказал Френсис. – Да, – сказала Клара. Френсис перестал рыться в кармане и уронил руки. – Я отрекаюсь, – сказал он. – Ты – чего? – спросила Клара. – Я отрекаюсь, а я это не люблю делать. Френсис поставил свой стакан, ушел в ванную, сел на крышку унитаза и стал думать, почему он соврал насчет шнурка. Зловоние, исходившее от его паха, ударило ему в нос; он встал и спустил брюки. Вышел из них, потом стянул трусы и бросил в раковину. Поднял крышку унитаза, сел на сиденье и мылом Джека, пригоршнями черпая воду из раковины, вымыл причинное место и ягодицы – все заросшие корой отверстия, тайные складки и морщины. Ополоснулся, еще раз намылился и снова ополоснулся. Вытерся одним из полотенец Джека, вынул трусы из раковины и подтер ими залитый пол. После этого он набрал в раковину горячей воды и опустил в нее трусы. Стал намыливать – и у него в руках они распались на две части. Тогда он выпустил из раковины воду, выжал трусы, сунул в карман пиджака и, приоткрыв дверь, крикнул: «Джек!» Когда Джек вошел, Френсис прикрыл свою наготу полотенцем. – Джек, друг мой, у тебя не найдется старой пары трусов? Любых, старых. Мои разорвались к чертям. – Пойду погляжу. – А бритвой твоей можно попользоваться? – На здоровье. Джек принес трусы, и Френсис оделся. Когда он начал намыливать бороду, в ванную вошли Альдо Кампьоне и Бузила Дик Дулан. Франтоватый Дик в синей диагоналевой тройке и жемчужно-серой кепке сел на крышку унитаза. Альдо устроился на бортике ванны; гардения его совсем не пострадала от ночной стужи. Бритва не брала трехдневную щетину Френсиса; он смыл мыло, намочил лицо горячей водой и снова намылил. Пока Френсис втирал мыло в бороду, Бузила Дик разглядывал его лицо, но ни одной черты не мог припомнить. Ничего удивительного: в последний раз Дик видел его ночью в Чикаго, под мостом, неподалеку от сортировочной станции, где пятеро их делили богатство страны в 30-м, голодном, году. Один из них показал на опору моста, где прежний обитатель этого пространства написал стишок: Барашек, ты бедняга, Проснешься – холод, лужи, Продрог ты весь от стужи, А скоро будет хуже. Барашек, не тужи, Почешем ходом пешим С тобой мы в дальний путь И пиво будем дуть, Пошлем заботы к лешим. Бузила Дик помнил этот стишок не хуже, чем смех сестры Мэри, располосованной насмерть, когда она, катаясь на санках, въехала под конные сани; и так же ясно помнил жалобно нахмуренный лоб брата Теда, умиравшего от врожденного порока сердца. До тех пор их было трое, и жили они с дядей, потому что родители умерли по очереди и оставили их одних. И остался из них Дик, совсем один, – и вырос злым, работал в доках, потом нашел занятие полегче, в районе, где ночью бурлила жизнь, – разбивал лица скандальным пьяницам, хмельным карманникам и толстым охотникам до клубнички. Но и это продлилось недолго. У Бузилы Дика долго ничто не длилось, и он пошел бродяжить и очутился под мостом с Френсисом Феланом и еще тремя людьми, ныне уже безликими. Запомнил он у Френсиса только руку, которая скребла сейчас бритвой намыленное лицо. А Френсис запомнил, что в ту знаменитую ночь он рассказывал о бейсболе. В неспешном темпе, поскольку деваться им все равно было некуда, он стал воспроизводить незабываемые картины детства, дабы слушателям стало понятно, как зародилось в нем стремление сделаться третьим бейсменом. Мальчиком, рассказывал Френсис, он играл среди взрослых, в непосредственной близости наблюдал их подвиги, их фирменные приемы, их умение перехватить низовой мяч, поймать верховой, овладеть катящимся по земле с такой же легкостью, с какой дышишь. Они играли на Ван-Вурт-стрит, на площадке для поло (козьем пастбище Малвани), и было их восемнадцать – героев, приходивших сюда вечерами, по два-три раза в неделю, тренироваться после работы – мужчин под тридцать или за тридцать, воссоздававших игру, которая захватила их в ранней юности. Был там Энди Хефферн, худой, угрюмый туберкулезник, умерший на курорте Саранак, – хороший питчер и никакой бегун; он играл в перчатке с длинными пальцами и почти без подкладки: только тонкая кожица стояла между скоростью мяча и его закаленной ладонью. Был Уинди Эванс, филдер, игравший в кепке, в шиповках и в суспензории; он ловил мячи за спиной, дальний мяч обгонял на милю – хлоп, и нерасторопный мяч уже у него в перчатке, и Уинди скачет, сияя, и говорит миру: нас таких мало осталось! И Ред Кули, шортстоп, покоривший детское воображение Френсиса, – он болтал без умолку и бросался за каждым приземлявшимся мячом так, словно это был ключ от рая, и, если бы не домоседская скромность, сделавшая его узником Арбор-хилла до конца его недолгих дней, имел бы все основания прославиться как величайший игрок своего времени. Эти мемуары Френсиса вызвали у Бузилы зависть, превосходящую разумение. Почему один человек должен быть так одарен – не только приятной биографией, но и красноречием, способным заворожить квартет бродяг у костра под мостом? Почему не изольется словами то, что лежит и преет на сердце у Дика Дулана, то, что ему позарез нужно выразить, хотя, что нужно, он и сам никогда не поймет. Так вот, этот большой вопрос остался без ответа, и волшебных слов не нашлось. Ибо в фокусе злобного внимания Бузилы оказались туфли говорливого Френсиса – самый желанный и, не считая горящих палок и планок в костре, самый заметный под чикагским мостом предмет. И Бузила Дик залез к себе под рубашку, где носил с колорадских времен нож, и вытянул его из ножен, сделанных из картона, клеенки и бечевки, и сказал Френсису: я отрежу, к матери, твою ногу; объявил это, одновременно сделав выпад, и все-таки преждевременно объявил, ибо реакция у Френсиса в те дни была, наверное, получше, чем теперь, в ванной у Джека. Реакция была пружинистая, жилистая и взрывная, и прежде чем Дик, принявший днем слишком много сивухи, купленной из соображений цены, а отнюдь не пользы для здоровья, успел чем-либо загладить свою запальчивость, Френсис отразил секач, направленный уже не на ногу, а на голову, потеряв в процессе две трети указательного пальца правой руки и приблизительно три миллиметра оконечности носа. В страшном крене, теряя кровь, он выбил нож у Бузилы и, схватив его за штанину и под мышку, с размаху, о Агнца гнев, ударил об устой моста, где было написано стихотворение, – ударил, как тараном, и расколол Бузиле голову от левой теменной области до чешуйчатой части затылочной кости, и бросил окровавленное, бесчувственное, протекшее и мгновенно ставшее мертвым тело. Из этой неподконтрольной ситуации Френсису запомнился позыв к бегству, желание самое частое – после желания ни к чему не стремиться. В спешном порядке поискав потерянные фаланги и заключив, что они окончательно ушли в пыль и бурьян и никакой и ничьей руке их оттуда не извлечь, задержавшись еще чуть-чуть для рекогносцировки – не с целью возмещения утраченной части носа, а скорее для того, чтобы запомнить, как выглядела эта доселе неотъемлемая часть, Френсис пустился бежать и тем возобновил состояние столь же приятное для его существа, сколь и естественное, – бега по периметру бейсбольной бубны после удара битой, бегства от обвинений, от женской и мужской клеветы, от семьи, от уз, от обнищания духом через ритуалы исправления и, наконец, бегства как такового, как чистого выражения душевной склонности. Он нашел дорогу до товарного двора, нашел там товарный вагон с открытой дверью и так оставил без завершения очередной эпизод, череда которых и составляла истинную и полную историю его жизни. В больницу он явился, когда поезд прибыл в Саут-Бенд, Индиана, и молодой врач спросил его: где палец? А Френсис сказал: в бурьяне. А кончик носа? Если бы ты принес мне кончик, мы бы, возможно, сумели его пришить, и ты бы даже не вспомнил, что терял его. К тому времени все уже перестало кровоточить, и Френсис снова был избавлен от тех неумолимых сил, что так часто стремились оборвать нить его жизни. Он остановил кровотечение из своей раны. Он остановился, твердый в своей нерешительности, перед лицом капризной и враждебной судьбы. Он остановил, о дивный человек, самое смерть. Френсис вытер лицо полотенцем, застегнул рубашку, надел пиджак и брюки. Он кивнул Бузиле, принося извинения за то, что лишил его жизни, и одновременно желая показать, что сделал это не нарочно и надеется на понимание со стороны Бузилы Дика. Бузила улыбнулся и приподнял кепку, открыв сияние, увенчивавшее его голову. Френсис увидел черепную трещину, которая вилась и поблескивала среди волос, как речка, и Френсис понял, что Бузила Дик в раю или в такой близости от рая, что уже приобрел качества ангела Господня. Дик снова надел кепку, и даже кепка испустила сияние, подобно солнцу, когда оно пробивается сквозь легкую серую тучку. Да, сказал Френсис, виноват, я сильно разбил тебе голову, но, надеюсь, ты помнишь, что у меня были на то причины. И протянул усеченный палец. Ты знаешь, что без пальца нельзя стать священником. Нельзя служить мессу с такой рукой. И бейсбольный мяч не кинешь. Он потер шишку на носу култышкой пальца. Шишка тут, да черт с ней. Доктор сильно ее забинтовал, но зачесалось, и я содрал. Потом воспалилось, я снова к доктору – а он говорит: нельзя было срывать бинты, теперь я должен ее выскоблить, и шишка у тебя будет еще больше. И так и так была бы шишка. Ну и черт с ней – такая шишечка ведь не очень меня портит? Я не жалуюсь. Я больше пяти лет обиды не держу. – Френсис, ты как там? – крикнула Элен. – Ты с кем разговариваешь? Френсис помахал Бузиле Дику, сочтя, что кое-какие долги насилия погашены; но это не заставило его забыть о разгуле мученичества, творящегося вокруг: о мучениках гнева, алкоголя, неудач, утрат, неблагоприятной погоды. Альдо Кампьоне жестом дал понять Френсису, что, несмотря на отсутствие в таком деле закономерности, молитвы иной раз доходят до адресата; однако откровение это мало утешило Френсиса, ибо с тех пор, как закончилось детство, он ни разу не знал, о чем бы ему помолиться. – Эй, бродяга, – сказал он, выйдя из ванной, – не поднесешь бродяге выпить? – Он не бродяга, – сказала Клара. – Да разве я не знаю, черт возьми? Он настоящий человек. Рабочий человек. – Что это ты побрился? – спросила Элен. – Чесалось. Четыре дня – и волос обратно в кожу врастает. – Тебе это, правда, к лицу, – сказала Клара. – Это точно, – подтвердил Джек. – Я знала, что Френсис интересный мужчина, – сказала Клара, – но бритым вижу его первый раз. – Я думал: сколько бродяг на моей памяти умерли в бурьяне. Просыпаешься, весь засыпан снегом, а он уже замерз к хренам, окоченел. Некоторые все-таки встают и уходят своими ногами. Со мной самим так бывало. А другие так и остаются навсегда. Ты, когда скитался, не встречал такого Бузилу – Дика Дулана? – Не встречал, – сказал Джек. – А еще был один, Поконо Пит – умер в Денвере, как кирпич затвердел. И Собачник Фелтон – этот доплыл в Детройте: напустил в штаны и примерз к тротуару. А еще один чудила, – его так и звали Шестая Палата, без фамилии, – когда его нашли, у него из носу росла красная сосулька. Сколько же их – и никогда у них ничего не было, и не знали они ничего, глупые, воришки, сумасшедшие. Рыжий Фил Тукер, недоросток, замерз весь скрюченный, коленками к носу. Так вместо того чтобы разогнуть, его похоронили в половинке гроба. Господи помилуй, сколько дураков. И наверняка ведь все так помирают, и наверняка все попадают на небо, если только оно есть. – А я так думаю: умер, в землю закопали, и всё тут, – сказал Джек. – А небо там всякое – это для меня одна бессмысленность. – Ты все равно туда не попадешь, – сказала Элен. – Тебе забронировано в другом месте. – Тогда я с ним, – сказала Клара. – Кому это небо надо, если там одни монашки. Скучища, господи. Френсис с Кларой познакомился меньше трех недель назад, но кривую ее жизни видел ясно: гулящая девчонка, но даром не любит, переходит в профессионалки; надоело, выходит замуж, рожает детей, потом и это побоку и снова в проститутки; заболевает, больна не на шутку, стареет, страшнеет, вцепляется в Джека, превращается в мегеру. Но зубы почти все на месте, неплохие, и волосы: свести ее в парикмахерскую, завить, и будет ничего еще; одеть понарядней да в туфли с каблуками, в шелковые чулки; э, слушай, и грудь еще при ней, и нога – вон, кожа чистая. Клара увидела, что Френсис изучает ее, и подмигнула. – Я знала одного, очень был на тебя похож Заводилась от него прямо. – Да уж наверное заводилась, – сказала Элен. – Ему нравилось, чем я его угощала. – У Клары перебоев с мужчинами не было, – сказал Джек. – Мне повезло. Но она сильно болеет. Вот почему вам нельзя остаться. Она ест много тостов. – О, я могу поджарить тосты, – сказала Элен и поднялась со стула. – Хотите, сделаю? – Захочу есть – сама себе сделаю, – ответила Клара. – А потом, я спать собираюсь. Вы дверь заприте, когда будете уходить. Джек схватил Френсиса за локоть и потащил на кухню, но не раньше, чем Френсис перенастроил зрение на Клару верхом на навозной машине, беззвучно славшую смрады из разрушенного кишечника и его стоков. Когда Джек и Френсис вернулись с кухни, Френсис курил сигарету Джека. Потянувшись за вином, он уронил ее, и Элен застонала. – Все падает на пол, – сказал Френсис. – Я не упрекну тебя, если выставишь этих бродяг, которые не умеют вести себя уважительно. – Час для меня поздноватый, – сказал Джек. – Раньше два-три часа поспать мне хватало, теперь – нет. – Сколько я у тебя не ночевал? – спросил Френсис. – Недели две уж, а? – Да брось ты, Френсис, – сказала Клара. – Четырех дней не прошло. А Элен вчера ночевала. А в воскресенье ты. – В воскресенье мы ушли, – сказала Элен. – Я тут две ночи пробыл, да? – сказал Френсис. – Шесть, – уточнил Джек. – Считай, неделю. – Я с тобой не соглашусь, – сказала Элен. – Неделю с лишним, – сказал Джек. – А я знаю, что нет, – сказала Элен. – С понедельника до воскресенья. – Да нет же. – Все перепуталось немного, – сказал Френсис. – У него много чего перепуталось, – сказала Элен. – Надеюсь, еду у себя там в кафе ты не так путаешь. – Нет, – сказал Джек. – Ты оскорбительно разговариваешь, ясно? – сказал Френсис. – Неделю, – сказал Джек. – Ты врешь, – сказала Элен. – Я знаю, что говорю, и вруном не обзывай. – У тебя совсем мозгов нет? – спросил Френсис. – А считается еще, в колледже училась – я, мол, то да се. – Я училась в колледже. – Знаешь, Френни, – сказал Джек, – я думал тебя здесь оставить, пока работу не найдешь и денег не подкопишь. Ты мне ничего платить не должен. – Ударьте по рукам, – сказала Элен. – А теперь я засомневался, – сказал Джек. – Потому что я бродяга, – сказал Френсис. – Я бы так не сказал. – Джек подлил Френсису вина. – Я знала, что это одни разговоры, – сказала Элен. – Я тебе так скажу, Джек. Я всегда хорошо относился к Кларе. – Ты напился, Френсис, – завопила Элен и снова вскочила со стула. – Ну и ходи пьяным всю жизнь. Я ухожу от тебя, Френсис. Ты ненормальный. Только и думаешь, где бы нажраться. Ты сумасшедший. – А что я такого сказал? Сказал, что Клара мне нравится. – И ничего в этом плохого, – сказал Джек. – Я ничего против не имею, – сказала Элен. – Что мне делать с этой женщиной, не знаю, – сказал Френсис. – Будешь или нет здесь ночевать – это хоть ты знаешь? – спросила Элен. – Нет, не будет, – сказал Джек – Будешь уходить – забери его. – Мы уходим, – сказала Элен. – Клара болеет, понимаешь? – сказал Джек. Френсис отпил вино, поставил на стол и принял позу чечеточника. – Клара, как тебе нравятся мои обновки? Ты не сказала мне, какой я нарядный. – Ты прямо артист, – сказала Клара. – Не трать зря время, Френсис, – сказала Элен. – Ты ведешь себя враждебно, поняла? Хочешь ночевать со мной сегодня в бурьяне? – Я никогда не ночевала в бурьяне. – Никогда? – сказала Клара. – Да, никогда. – Ну да, – сказал Френсис. – Она спала со мной в вагонах и в поле. – Никогда. Выдумываешь все. – Мы с ней и долиной ходили. – Ты, может, и ходил. А я в такую даль вообще не заходила – и не собираюсь в такую даль заходить. – Не такая уж и даль. Позавчера она спала в машине у Финни. – Это в последний раз. Если до этого дойдет, я лучше к родным наведаюсь. – Ты в самом деле наведайся к ним, милочка, – сказала Клара. – Мои родные – почтенные люди. Мой брат – очень зажиточный адвокат, но я не люблю просить у него. – Иногда приходится, – сказал Джек. – Поселилась бы с ним. – Тогда – попрощаться с Френсисом. Нет, у меня есть Френсис. Мы бы завтра поженились, если бы он получил развод. Верно, Френ? – Да, золотко. – Иногда мы ссоримся – но только когда он пьет. Он тогда голову теряет. – Надо тебе завязывать, – сказал Джек. – Всегда будешь с двадцаткой в кармане. Такие люди, как ты, нужны. У тебя будет все, чего пожелаешь. Новенький проигрыватель вроде этого. Это радость. – Имел я все это говно, – сказал Френсис. – Поздно уже, – сказала Клара. – Да, ребята, – сказал Джек – Пора придавить. – Сделай мне сандвич, а? – сказал Френсис. – С собой. – Нет, – сказала Клара. Элен встала и пошла на нее с криком: – Ты забыла, как сама голодала? – Сядь, заткнись, – сказал Френсис. – Не заткнусь. Я помню, как она пришла ко мне, давно еще, и есть просила. Я ее давно знаю. Что знаю, я не забываю. – Я никогда не просила, – сказала Клара. – Он только сандвич попросил, – сказала Элен. – Я дам ему сандвич, – сказал Джек. – Джек больше не хочет, чтобы ты приходила, – сказал Френсис. – Я и сама больше не приду. – Он попросил сандвич. Я ему дам сандвич. – Я знаю, что дашь. – Правильно, черт возьми. Дам. – Правильно, черт возьми, – сказал Френсис. – Я знал, что дашь. – Вы мне мешаете, – сказала Клара. – С острым сыром. Любишь острый сыр? – Больше всех, – сказал Френсис. Джек ушел на кухню и принес завернутый в вощеную бумагу сандвич. В комнате молчали. Френсис сунул сандвич в карман. Элен уже стояла в дверях. – Спокойной ночи, друг, – сказал Френсис Джеку. – Счастливо тебе, – сказал Джек. – Ну, увидимся, – сказал Френсис Кларе. – Пока, – сказала Клара. На улице Френсис ощутил потребность бежать. Они двигались по Тен-Брук-стрит в сторону Клинтон-авеню, то есть под уклон, и он ощущал, как сила тяготения вынуждает его перейти на рысь и предоставить Элен самой позаботиться о своих нуждах. Холод завернул еще круче, небо окончательно прояснилось, луна в стерильном одиночестве стояла еще выше. Норт-Пёрл-стрит была пустынна: ни людей, ни машин в эту пору – час сорок пять по большим часам на Первой церкви. Три квартала они прошли молча и теперь направлялись туда, откуда начали путь, к южному краю, к миссии, к табору бродяг. – Ну и где ты теперь спать завалишься? – спросил Френсис. – Не знаю, но у них бы не осталась, ни на шелковых простынях, ни на норковых подушках. Я помню, как она шлюхой была и вечно без денег. А теперь вишь как занеслась. Не могла я ей не высказать. – Ну и чего ты добилась? – Джек правда сказал, что больше не пустят меня? – Да. А меня оставляли. Клара думает, что ты искушаешь Джека. Я думал, полюбезничаю с ней, так она из-за тебя не станет беспокоиться, а ты разошлась как не знаю кто. На! Откуси сандвича. – Я им подавлюсь. – Ничего, не подавишься. Еще рада будешь. – Я не лицемерка. – И я не лицемер. – Нет, да? – Знаешь, что с тобой будет? – Он схватил ее за ворот и за горло и заорал в лицо: – Я тебя по мостовой раскачу! Только попробуй со мной говниться. Будь же ты женщиной, черт побери! Потому тебя никто и не пускает. Я хоть сейчас туда пойду и лягу. Джек сказал: оставайся. – Не сказал. – Нет, сказал. А тебя не хотят. Я сандвич попросил. Дали? – Ты изумительный и колоссальный. – Слушай… – Он по-прежнему держал ее за ворот. – Еще прищурься на меня, и я тебя об этот автомобиль расшибу. Девять лет торчишь у меня занозой в жопе. Тебя не хотят, потому что ты заноза в жопе. Наверху Пёрл-стрит возникли фары, они приближались, и Френсис отпустил Элен. Она не пошевелилась и смотрела на него в упор. – А, у тебя глаза завелись, я вижу! – Он кричал. – Я их тебе раскрашу. Дура чертова! Знаешь, что сделаю? Сдеру с тебя пальто и в тряпках пущу гулять. Она не шевельнулась и не моргнула. – Съем сейчас сандвич. Весь сыр сожру. – А я не хочу. – А я хочу. Завтра буду голодный. И не подавлюсь им. Я за все благодарен. – Ты прямо святой. – Слушай. Приди в норму, или я тебя убью. – Не буду есть. Крысиная жратва. – Я убью тебя! – завопил Френсис. – Ты слышишь, черт бы тебя взял? Не доводи до греха. Будь же ты женщиной, черт бы тебя взял, отправляйся куда-нибудь дрыхнуть. Они шли, не совсем рядом, к Медисон-авеню, снова на юг по Саут-Пёрл – возвращались той же дорогой. Френсис задел руку Элен, и она отодвинулась подальше. – Останешься у Махони в приюте? – Нет. – Со мной заночуешь? – Брату позвоню. – Правильно. Позвони. Позвони два раза. – Он меня где-нибудь встретит. – А где монету возьмешь для телефона? – Это мое дело. Ей-богу, Френсис, ты был нормальный, пока не принялся за вино. Вино, вино, вино. – Я найду картонку. Пошли в старый дом. – Там все время полицейские с облавами. Я в тюрьму не хочу. Не понимаю, почему ты не остался у Джека с Кларой, раз тебя так зазывали. – С тобой по-хорошему нельзя. Они шли по Медисон на восток, миновали миссию. Элен не взглянула в ту сторону. На углу Грин-стрит они остановились. – Я пойду вниз, – сказала она. – Кому ты рассказываешь? Некуда тебе идти. Получишь там по черепу. – Это не самое плохое, что со мной бывало. – Надо найти место. Собаку и ту так не выгоняют. – Значит, такие уж они люди. – Ночуй со мной. – Нет, Френсис. Ты сумасшедший. Он схватил ее за волосы на затылке, потом взял за голову обеими руками. – Ты меня ударишь, – сказала она. – Не ударю, детка. Я тебя люблю малость. Сильно замерзла? – Кажется, за два дня ни разу не согрелась. Френсис отпустил ее, снял пиджак и накинул ей на плечи. – Нет, нельзя без пиджака в такой холод, – сказала она. – У меня же пальто. Тебе нельзя в одной рубашке. – Какая, к чертям, разница? Пиджак не согреет. Она вернула ему пиджак. – Я пошла. – Не уходи от меня, – сказал Френсис. – Ты пропадешь в мире. Но она ушла. А Френсис прислонился к фонарному столбу на углу, зажег сигарету, подаренную Джеком, потрогал долларовую бумажку, которую ему сунул на кухне Джек, доел то, что осталось от сандвича, а потом выкинул старые трусы в сток. Элен дошла по Грин-стрит до пустыря и увидела костер, разведенный в бочке из-под керосина. Со своей стороны улицы она разглядела, что вокруг костра сидят пятеро цветных – мужчины и женщины. За бочкой, среди травы, на старом диване лежала белая женщина, а на ней цветной мужчина. Она вернулась туда, где стоял Френсис. – Не могу сегодня ночевать на улице, – сказала она. – Я умру. Френсис кивнул, и они пошли к автомобилю Финни – черному «олдсмобилю» 1930 года выпуска, безжизненному и бесколесному, в проулке возле Джон-стрит. В машине спали двое – Финни на переднем пассажирском сиденье. – Я не знаю того, кто сзади, – сказала Элен. – Знаешь. Это Рыжик из миссии. Он тебя не обидит. А попробует – я ему язык вырву. – Я не хочу к ним, Френсис. – Там хоть тепло. А в поле холод, детка, жуткий холод. Будешь шляться одна по улицам – заберут в два счета. – И ты полезай назад. – Нет. Мне там тесно. Ноги не помещаются. – Куда пойдешь? – Найду, где бурьян повыше, от ветра спрятаться. – Ты вернешься? – Конечно вернусь. Выспись как следует, а с утра приду или сюда, или в миссию. – Я не хочу здесь спать. – Надо, детка. Больше негде. Френсис открыл правую дверь и толкнул Финни. – Эй, бродяга. Двинься. К тебе гости. Финни открыл глаза, налитые вином. Рыжик продолжал храпеть. – Ты кто такой? – спросил Финни. – Френсис. Подвинься, пусти Элен. – Френсис. – Финни поднял голову. – За это завтра принесу тебе бутылку, – сказал Френсис. – Ей нельзя там на холоду. – Ну да. – Ты мне не нудакай, а подвинься, в жопу, и дай ей сесть. – Ууввр, – произнес Финни и перелез под руль. Элен уселась спереди, свесив ноги из машины. Френсис погладил ее по щеке тремя пальцами и опустил руку. Она подобрала ноги. – Тебе нечего бояться, – сказал Френсис. – Я не боюсь. Не в том дело. – Финни ничего плохого не допустит. А допустит – убью паразита. – Она знает, – сказал Финни. – Она здесь бывала. – Правильно, – сказал Френсис. – Ничего с тобой не случится. – Да. – Утром увидимся. – Ага. – Не унывай, – сказал Френсис. И захлопнул дверь машины. С пустой душой он шел на Полярную звезду; им безраздельно владело одно желание: переменить курс своей судьбы. Слишком часто ночевал он на южном краю, на пустыре, в бурьяне. Этого больше не будет. Завтра с утра ему надо было предстать перед старьевщиком, поэтому ночевка в одном из брошенных домов на юге Бродвея, регулярно прочесываемых бессмысленной полицией, – чрезмерный риск. Кому хуже от того, что переночуют под крышей, не на ветру, четыре, или шесть, или восемь человек, – а в доме с поломанными лестницами и дырами в полу, куда можно провалиться и сломать себе шею, в доме, где уже пять, а то и десять лет обитают только голуби? Кому хуже? Он шел по Бродвею на север, мимо Стимбот-сквер, где мальчишкой пробирался на речные пароходы, чтобы прокатиться до Троя или Кингстона или устроить пикник на острове Лагун. Он миновал здание Делавэр-Гудзонской железной дороги и «Ивнинг джорнэл» Билли Барнса – на строительстве этого дома в 1913 году работал его туповатый брат Томми. Он дошел до угла, где стояла когда-то гостиница Килера – брат Питер, случалось, ночевал там, поссорившись с мамой. Но гостиница сгорела через год после того, как Френсис сбежал из дому, и теперь на ее месте торговый ряд. В тринадцатом году, когда река взбесилась и затопила половину центра, Френсис плыл к гостинице по Бродвею на лодке, и с ним сидел Билли. Малыш был в восторге. Сказал, что это лучше, чем на санках. Не сохранилась гостиница. А что вообще сохранилось? Ну, я. Ну да, я. От меня тоже не бог весть сколько сохранилось; не цел, но жив. И провалиться мне в пекло, если сдохну. Полчаса Френсис шел строго на север из центра – в Северный Олбани. На Мейн-стрит он свернул направо – и вниз по ее пологому спуску, к реке, мимо дома Макгроу, потом мимо Гринов – некогда единственных цветных в Северном Олбани, мимо дома Догерти, где до сих пор жил Мартин – света в окнах нет, – и мимо забитой досками «Тачки», салуна Железного Джо Фаррелла; там Френсис научился пить, там смотрел петушиные бои в задней комнате, там впервые заговорил с Энни Фаррелл. Он шагал к низине, где раньше был канал, – не сохранился, давно засыпан. И шлюза нет, и дома при шлюзе, и бечевник зарос травой. Но на подходе к Норт-стрит Френсис увидел знакомое сооружение. Мать честная. Сарай Жестянки Уэлта – стоит! Кто бы мог подумать? Неужели и Уэлт жив? Вряд ли. Слишком глуп, чтобы так долго жить. Неужели им пользуются? И все еще – сарай? Похоже, сарай. Но кто нынче держит лошадей? Сарай оказался скорлупой; через громадную дыру в дальнем конце крыши луна лила холодное пламя на старый выщербленный пол. Летучие мыши по-балетному описывали дуги около уличного фонаря – последнего фонаря на Норт-стрит; всхрапывали и топали вокруг Френсиса призраки лошадей и мулов. Он сам потопал по половицам и нашел их крепкими. Он потрогал половицы и нашел их сухими. Дверь сарая висела на одной петле, и Френсис прикинул, что если удастся ее повернуть, то он сможет спать за ней, загородившись от ветра с трех сторон. Над этим углом лунный свет не затекал под крышу – здесь Жестянка Уэлт развешивал рядком на гвоздях свои грабли и вилы. Френсис возродит этот угол, восстановит все грабли и вилы, вернет на ночь лицо Жестянки Уэлта в его прежнем виде, наловит залетных воспоминаний об ушедших временах. При лунном свете он увидел на дальней полке кипу газет и картонную коробку. Он расстелил газеты в своем углу, разорвал коробку и на эту плоскую кипу лег. Когда-то он жил в двадцати пяти шагах от того места, где лежал сейчас. В двадцати пяти шагах отсюда 26 апреля 1916 года умер Джеральд Фелан. В автомобиле Финни Элен, наверное, дрочит ему или берет в рот. Финни не годен для совокупления, а Элен толста для игр на переднем сиденье. Элен годна для любого дела. Он знал, хотя она ему об этом не рассказывала, что однажды ей пришлось дать двум незнакомым – чтобы поспать в покое. Френсис принимал эти измены так же безропотно, как воспринимал обязанность стащить одеяло с Клары и проникнуть сквозь несчитанные уровни вони, дабы получить доступ в постель. Блуд – всеобщая валюта выживания; разве нет? Нынешнюю ночь я могу и не пережить, подумал Френсис, спрятав ладони между бедрами. Он подтянул колени к груди, не так высоко, как Рыжий Фил Тукер, и подумал о смертях, которые причинил и, может быть, еще причиняет. Умирает Элен, и Френсис, возможно, главный фактор, приближающий ее к смерти, хотя сегодня вечером все его существо было устремлено к тому, чтобы не дать ей замерзнуть в пыли, как Сандра. Я не хочу умереть раньше тебя, Элен, – вот о чем думал Френсис. Без меня ты будешь в мире как ребенок. Он подумал о том, как летел по воздуху его отец, и понял, что отец в раю. Добрые оставляют нас здесь, чтобы мы размышляли об их деяниях. Мать должна быть в чистилище и будет там, черт подери, вечно. Мегера из мегер, отрицательница жизни – но для ада в ней не хватало зла. А чтобы хоть на минуту ее пустили в рай – если есть у них такое место, – этого он себе не представлял. Новый студеный воздух ноября лежал на Френсисе как одеяло. Тяжесть его обездвижила тело, но принесла ему покой; а тишина положила конец мучениям ума. В подступавшем сне из земли выросли рога и горы, и рога – небесные трубы – играли с блеском, достойным гибельности горных троп с их карнизами и глыбами, нависшими над головой. Затем, уступив не без трепета их закодированным призывам, он физически вознесся в заоблачные высоты, где давным-давно была сочинена эта песнь. И уснул. IV Френсис стоял на подъезде к свалке и отыскивал взглядом старика Росскама. Серые облака, похожие на две летучие кучи грязных носков, стремительно пронеслись мимо утреннего солнца, мир озарился резкой вспышкой света, и Френсис заморгал. Взгляд его блуждал по кладбищу усопших вещей: ржавых газовых плит, сломанных дровяных плит, мертвых ледников, велосипедов с погнутыми колесами. Гора изношенных автомобильных шин бросала тень на равнину ржавых труб, детских колясок, тостеров, автомобильных крыльев. В длиннющем сарае с тремя стенами высилась горная цепь из картона, бумаги и тряпья. Френсис вступил в этот отверженный мир и направился к покосившейся деревянной лачуге, перед которой стояла запряженная в тележку лошадь с просевшей седловиной. За тележкой виднелась горка тележных колес, а рядом с ней – россыпь сковородок, жестянок, утюгов, кастрюль, чайников и целое море металлических фрагментов, уже безымянных. В единственном окошке лачуги Френсис увидел, вероятно, Росскама, наблюдавшего за его приближением. Френсис толкнул дверь и предстал перед хозяином, человеком лет шестидесяти, круглолицым, лысым, коренастым, грязным, с широким и несомненно жилистым торсом и похожими на корни дуба пальцами. – Здоров, – сказал Френсис. – Угу, – сказал Росскам. – Священник говорил, тебе нужна пара крепких рук. – Может, и так. У тебя, что ли, крепкие? – Покрепче, чем у многих. – Наковальню поднимешь? – А ты наковальни собираешь? – Всё собираю. – Покажи мне наковальню. – Нет у меня наковальни. – Так на черта ее поднимать? – А бочку? Бочку поднимешь? Он показал на керосиновую бочку, до половины насыпанную деревяшками и железным ломом. Френсис обнял ее и с трудом приподнял. – Куда ее тебе поставить? – Туда, откуда взял. – Сам-то поднимаешь такие? – спросил Френсис. Росскам встал и, без видимых усилий оторвав бочку от земли, поднял выше колен. – Так ты в приличной форме должен быть, если такие таскаешь, – сказал Френсис. – Тяжелая дура. – Эта, по-твоему, тяжелая? – сказал Росскам и вскинул бочку стоймя на плечо. Потом спустил ее на грудь, перехватил и поставил на землю. – Всю жизнь поднимаем, – сказал он. – Да уж вижу. Это все – твое добро? – Все мое. Не раздумал работать? – Сколько платишь? – Семь долларов. А работа до темноты. – Семь. Немного за ручную работу. – Другие хватаются за такую. – Надо бы восемь или девять. – Найдешь лучше – берись. На семь долларов люди семью кормят целую неделю. – Семь пятьдесят. – Семь. – А-а, ладно – один черт. – Залезай на телегу. Проехав на тележке минуты две, Френсис понял, что к вечеру копчик будет жаловаться, если доживет до тех пор. Тележка подскакивала на гранитных плитах и трамвайных рельсах; ехали молча по ясным утренним улицам. Френсис радовался солнечному свету и, глядя, как люди этого старого города встают на работу, открывают магазины и рынки, выходят навстречу дню имущества и прибыли, чувствовал себя богатым. На трезвую голову Френсис всегда тяготел к оптимизму; долгая поездка на товарном поезде, когда выпить было нечего, открывала новые горизонты выживания, и, случалось, он даже сходил с поезда, чтобы поискать работу. Он чувствовал себя богатым, но чувствовал себя мертвым. Он не нашел Элен, он должен ее найти. Элен снова пропала. У этой женщины просто специальность такая – пропадать. Может, пошла куда-нибудь в церковь. Но почему не зашла в миссию за кофе и за Френсисом? Почему, черт возьми, каждый раз из-за нее Френсис должен чувствовать себя мертвым? Тут он вспомнил статью о Билли в газете и повеселел. Первым ее прочел Махоня и дал ему. Статья была о сыне Френсиса, и написал ее Мартин Догерти, журналист, некогда живший рядом с Феланами на Колони-стрит. Билл оказался замешан в похищении племянника Патси Маккола, местного политического босса. Племянника вернули целым и невредимым, но Билли влип, потому что не донес на предполагаемого похитителя. Мартин написал статью в защиту Билли и назвал Патси Маккола нечистым на руку честолюбцем за то, что он подло обошелся с Билли. – Ну и что, нравится тебе? – спросил Росскам. – Что? – спросил Френсис. – Сексуальные штуки, – сказал Росскам. – По женской части. – Я теперь мало об этом думаю. – У вас, бродяг, много всяких вывертов по этой части, правильно я говорю? – Некоторые это любят. Я – нет. – А как ты любишь? – Да я вообще уже не люблю. Скажу тебе честно. Я свое отгулял. – Такой мужчина? Сколько тебе? Пятьдесят пять? Шестьдесят два? – Пятьдесят восемь. – А нам семьдесят один, – сказал Росскам. – И ничего не отгулял. По четыре-пять за ночь заделываю моей старухе. А днем – не сочтешь. – Что – днем? – Женщины. Сами просят. Ездишь от дома к дому, тебе предлагают. Не при нас это придумано на свете. – Я никогда не ездил от дома к дому, – сказал Френсис. – Я полжизни ездию от дома к дому, – сказал Росскам. – И знаю, что и как. Предлагают. – И с триппером, поди, на короткой ноге. – Два раза за всю жизнь. Лекарством пользуешься – он проходит. Эти женщины, они не так часто злоупотребляют, чтобы заразиться. Голод у них, а не триппер. – Кладут тебя в постель в старой одевке? – В подвале. Они в подвале любят. На дровах. В угле. На газетах старых. Идут за мной по лестнице, нагибаются над газетами, буфера показывают или юбку передо мной на лестнице поднимут, другое показывают. Самая лучшая тут из последних была у меня на четырех урнах. Очень шумно – но женщина… Что она говорила – у тебя язык не повернется повторить. Горяча, ух, горяча. Сегодня утром мы ее навестим, на Арбор-хилле. Ты на телеге подожди: это недолго, если ты не против. – С чего мне быть против? Телега твоя, ты начальник. – Это правильно. Я начальник. Они выехали на Северный бульвар, а оттуда на Третью улицу – всё под гору, чтобы не замучить лошадь. Ехали от дома к дому, грузили старые часы и разбитые приемники, бумагу без конца, две коробки увечных книг по садоводству, банджо со сломанным грифом, банки, старые шляпы, тряпье. – Вот, – сказал Росскам, когда они подъехали к дому страстной дамы. – Хочешь, погляди в подвальное окошко. Она любит, чтоб смотрели, а мне все равно. Френсис помотал головой и остался на тележке – глядеть на Третью улицу. Он мог бы восстановить ее всю по памяти. Детство, молодость проходили на улицах Арбор-хилла, девочки открывали в себе желания, мальчики на этом открытии грели руки. Шайка в проулках подглядывала за раздевавшимися женщинами, а однажды они наблюдали предварительные ласки голых мистера и миссис Райан, покуда те не выключили свет. Джон Килмартин дрочил во время этого спектакля. Воспоминание возбудило Френсиса. Хотел ли он женщину? Нет. Элен? Нет, нет. Он хотел снова подглядывать за Райанами и вместе с ними достигать готовности. Он слез с тележки и зашел за дом, где жила горячая дама Росскама. Он ступал тихо, прислушиваясь, и до него доносились стоны, невнятные слова и звук усталости металла. Он присел на корточки и заглянул в подвальное окошко: вот они, на урнах, штаны у Росскама спущены на туфли, а под ним дама в платье, задранном до подбородка. Когда Френсис разглядел их, стали внятны и голоса. – Ох как, ох как, – говорил Росскам. – Ох как, ох как. – Ох, я люблю, – говорила горячая дама. – Ох, я люблю. Ох, я люблю. – Ох, любишь, – говорил Росскам. – Ох как, ох как. – Суй мне, – говорила горячая дама. – Суй мне, сунь, сунь, сунь, сунь мне. – На тебе, – говорил Росскам. – На тебе. – Ох, еще, еще, – говорила дама. – Я злая баба. Еще, еще. – Ох как, ох как, – говорил Росскам. Горячая дама увидела в окошке Френсиса и помахала ему рукой. Френсис поднялся и пошел к тележке, против воли извлекая из памяти картины прошлого. Бродяги спаривались в вагонах, женщин харили хором в траве, бродяга насиловал восьмилетнюю девочку, а потом насильника били ногами до полусмерти другие бродяги и скидывали на ходу с поезда. Он видел легион женщин, с которыми спал: женщины ничком, женщины голые, женщины с задранными юбками, с раздвинутыми ногами, с раскрытыми ртами, женщины в охоте, потные и кряхтящие под ним и над ним, женщины, изъявляющие любовь, желание, радость, боль, нужду. Элен. Он познакомился с Элен в нью-йоркском баре, и когда выяснилось, что оба из Олбани, любовь их ускорила свой ход. Он поцеловал ее, она – в ответ, с языком. Он погладил ее по телу, уже тогда старому, но отзывчивому и полному и еще без опухоли, и они признались друг другу в жарком взаимном желании. Френсис не решался утолить его, ибо восемь месяцев был без женщины после того, как с трудом и большими неудобствами для себя избавился от м-вошек и бесконечной слизистой капели. Однако близость пылающего тела Элен прогнала страх перед болезнью, и, в конце концов поняв, что сблизиться им предстоит не на одну ночь, сказал: «Я не притронусь к тебе, детка. Пока не проверюсь». Она предложила ему надеть презерватив, но он сказал, что терпеть не может эту пакость. Сделаем анализ крови, вот что мы сделаем, сказал он ей, и они скинулись на поход в больницу, и получили хорошие анализы, и сняли комнату, и занимались любовью до изнеможения. Любовь, ты член мой, стертый до крови. Любовь, ты негасимый огонь. Ты обжигаешь меня, любовь. Я опален, я почернел. Тележка ехала дальше, и Френсис понял, что она движется к Колони-стрит, где он родился и вырос, где до сих пор живут его сестры и братья. Колеса тележки скрипели, старье в кузове тряслось и гремело, возвещая возвращение блудного сына. Френсис увидел свой дом – все та же расцветка, беж и коричневая, – и рядом покрытый высоким бурьяном пустырь на месте сгоревшего дома Догерти и школы Христианских братьев Христианские братья Ирландии – религиозное общество для образования бедных мальчиков. . Он увидел, как отец и мать после венчания сходят перед домом с коляски и, переплетя руки, поднимаются на крыльцо. На Майкле Фелане железнодорожный комбинезон, и выглядит он точно так, как в ту минуту, когда его сбил мчавшийся поезд. Катрин Фелан в венчальном платье выглядит так же, как в тот день, когда она влепила Френсису пощечину и он отлетел к буфету с посудой. – Остановись на минутку, а? – попросил Френсис Росскама, который не промолвил ни слова с тех пор, как поднялся из подвала страсти. – Остановить? – сказал Росскам и натянул вожжи. Новобрачные перешагнули через порог и вошли в дом. Они поднялись по лестнице в спальню, которую им предстояло делить на протяжении всей совместной жизни, – теперь эта же комната стала их совместной могилой, и такая сдвоенность пространства представлялась Френсису столь же логичной, сколь и сам этот момент, где сошлось настоящее пятидесятивосьмилетнего Френсиса с годом, предшествующим его рождению, 1879-м, когда совершилось таинство брака. Комната имела вид, знакомый с детства. Дубовая кровать и два дубовых туалетных стола приросли к своим местам так же прочно, как деревья, бросавшие тень на могилы Феланов. Комната благоухала смесью материнских и отцовских запахов – разделявшихся, когда Френсис зарывался лицом в чью-либо подушку, или открывал ящики туалетов с интимной одеждой, или, скажем, вдыхал запах горелого табака в остывшей трубке или аромат куска мыла Пирса, используемого как саше. На шестидесятом году совместного существования Майкл Фелан обнял в спальне молодую жену и провел пальцем по ложбинке между грудей; Френсис увидел, как его будущая мать содрогнулась от первого и, насколько он понял, отвратительного любовного прикосновения. Комната Френсиса, первенца, была рядом с их спальней, поэтому он годами слушал их ночные препирательства и отлично знал, что мать неизменно сопротивлялась мужу. Когда Майкл все же одолевал ее – силой воли или угрозой передать их дело на суд священника, – Френсис слышал ее возмущенное рычание, тяжкие стоны, извечные доводы относительно того, что половые сношения, не производящие потомства, греховны. Ей противно было даже то, что люди знают о ее совокуплениях с мужем, завершившихся рождением детей, – и эта ее печаль всю жизнь бесконечно радовала Френсиса. Сейчас, когда муж стал стягивать с нее через голову рубашку, девственная мать шестерых детей отшатнулась в ужасе, духовная подоплека которого открылась Френсису впервые и который так же явственно выражался в ее глазах в 1879 году, как и на кладбище. Кожа ее была свежа и розова, как тафта внутренней обивки гроба, но, несмотря на молодой румянец, она была безжизненна, как шелк ее красного погребального платья. Она всю жизнь была мертвой, подумал Френсис и впервые за много лет пожалел эту женщину, кастрированную самокладеными монашками и самолегчеными священниками. В ту минуту, когда она по обязанности отдавала свое свежее тело молодому мужу, Френсис ощутил, как «железная дева» «Железная дева» – средневековое орудие пытки. навороженного целомудрия пронзает ее со всех сторон и стягивается с годами все туже, покуда совсем не задушит в ней чувственность и она не сделается холодной и бескровной, как гранитный ангел. Она закрыла глаза и повалилась на брачное ложе, словно труп, готовясь принять мужа, и беспорочная кровь отца страстно впрыснулась в ее старый сосуд, и в ней завозилась жизнь новозачатой смерти. Френсис наблюдал, как эта первичная лужица набухает веществом, увидел, как она меняется и растет со скоростью света, достигает размеров младенца и, грубо выдернутая отцом из материнской полости, распрямленная и шлепком ввергнутая в бытие, быстро превращается под его руками в сорное существо. Диким ростом тело вымахало во взрослого человека и встало перед Френсисом, полностью одетое во все то, что было сейчас на нем. Он узнал беззубый рот, палец с недостающими фалангами, шишку на носу, смертную сутулость своей новорожденной тени и понял, что этой распадной личностью, так долго формировавшейся, он останется все бесконечные годы своей смерти. – Но-о, – сказал Росскам, и старая кляча поплелась вниз по Колони-стрит. – Ста-а-рье бе-ре-ём, – завопил Росскам. – Ста-а-рье бе-ре-ём. – Клич этот был на самом деле песней из двух нот: до и си-бемоль, а может, фа и ми-бемоль. И в окне напротив дома Феланов появилась женская голова. – Ее-есть, – откликнулась она двумя нотами. – Ста-арье. Росскам остановил лошадь перед углом дома. – На заднем крыльце, – сказала женщина. – Газеты, ванна и кое-что из одежды. Росскам застопорил тележку и слез. – Ну? – сказал он Френсису. – Не хочу заходить. Я ее знаю. – Ну и что? – Не хочу, чтобы она меня видела. Миссис Диллон. У нее муж железнодорожник. Я их всю жизнь знаю. Мои родственники живут вон в том доме. Я на этой улице родился. Не хочу, чтобы соседи увидели, что я похож на бродягу. – А ты и есть бродяга. – Мы с тобой это знаем, а они – нет. Я всё буду таскать. В следующий раз всё сам перетаскаю. Только не на этой улице. Ты понял? – Чувствительный бродяга. Чувствительного бродягу я нанял в помощники. Росскам отправился за старьем один, а Френсис стал смотреть через улицу и увидел, как мать в домашнем платье и фартуке украдкой сыплет соль на корни молодого клена, росшего на дворе у Догерти, но бесцеремонно ронявшего веточки, листья и крылатки на цветы и помидоры Феланов. Катрин Фелан сказала своей почти тезке Катрине Догерти, что мусор и тень этого дерева Феланам нежелательны. Катрина обрезала, где смогла, нижние ветви; обрезать верхние попросила Френсиса, к семнадцати годам прослывшего среди соседей мастером на все руки; и Френсис сделал: влез наверх и отпилил живые руки сильного, молодого дерева. Но на каждую обрезанную ветвь жизнь ответила новыми побегами, и дерево зазеленело пышнее всех на Арбор-хилле, приводя в ярость Катрин Фелан, которая сыпала еще больше соли на корни, прораставшие под забор и все нахальнее вторгавшиеся на участок Феланов. – Мама, почему ты хочешь погубить дерево? – спросил Френсис. А мать сказала: – Потому, что дерево не имеет права залезать на чужие дворы. Если нам понадобится дерево на дворе, мы посадим свое, – сказала она и подбросила соли. Листья на дереве кое-где увяли, а одна ветвь засохла окончательно. Но засолка не дала результата: Френсис увидел, что клен вырос вдвое против прежнего; зеленый гигант стоял над бурьяном и тянулся к солнцу оттуда, где некогда был двор Догерти. Под ярким полуденным солнцем 1938 года дерево сократилось до половинного размера сорокалетней давности – такого, как в июле 1897-го, когда Френсис, сидя посреди кроны, спиливал ветку над головой. Он услышал, как открылась и закрылась задняя дверь нового дома Догерти, глянул вниз со своего насеста и увидел Катрину Догерти с продовольственной сумкой; на ней была серая летняя шляпа, атласные серые бальные туфельки и больше ничего. Она спустилась по пяти ступенькам на заднюю веранду и направилась к новому сараю, где Догерти держали свое ландо и лошадь. – Миссис Догерти, – крикнул Френсис и спрыгнул с дерева. – Как вы себя чувствуете? – Я еду в город, Френсис, – ответила она. – Вам не надо что-нибудь надеть? Какую-нибудь одежду? – Одежду? – Она поглядела на свое голое тело, потом наклонила голову набок и, с насмешливо расширенными глазами, оцепенела. – Миссис Догерти, – сказал Френсис, но она не ответила и не пошевелилась. С перил веранды, которые он сооружал, Френсис взял кусок зеленой парусины, предназначенной для навеса над боковым окном, завернул в него голую женщину, взял ее на руки и внес в дом. Он усадил ее на диван в задней гостиной и, пока парусина еще не совсем сползла с ее плеч, стал искать в доме одежду. Он нашел халат, висевший на двери кладовки, поднял Катрину на ноги, просунул ее руки в рукава, завязал на ней пояс и, уже одетой, развязал под подбородком ленту шляпы. Потом снова усадил ее на диван. В шкафчике он нашел бутылку шотландского виски, в буфете бокал, налил с четверть, поднес ей ко рту и уговорил глотнуть. Виски – волшебный напиток и вылечит вас от всех огорчений. Катрина отпила, улыбнулась и сказала: – Спасибо, Френсис, ты такой заботливый. Глаза ее уже не были расширены, муть из них ушла, оцепенение исчезло, лицо и тело оттаяли. – Вам лучше? – спросил он. – Мне хорошо, совсем хорошо. А ты как, Френсис? – Хотите, я схожу за вашим мужем? – Мужем? Мой муж в Нью-Йорке, боюсь, что он труднодосягаем. А зачем тебе понадобился мой муж? – Может быть, привести кого-нибудь из родственников? Кажется, у вас был какой-то приступ. – Приступ? Что значит – приступ? – Там. На заднем дворе. – На дворе? – Вы вышли совсем неодетой, а потом как будто застыли. – Послушай, Френсис, тебе не кажется, что ты слишком фамильярен? – Этот халат я на вас надел. Я внес вас в дом. – Ты внес меня? – Завернул в парусину. Вот в эту. – Он показал на валявшуюся перед диваном материю. Катрина посмотрела на парусину, сунула руку за пазуху и пощупала голую грудь. Когда она снова посмотрела на Френсиса, он увидел в ее лице лунное величие, леденящий сплав красоты и заброшенности. В дальнем конце парадной гостиной Френсис увидел лоб и глаза Мартина, девятилетнего сына Катрины Догерти, который наблюдал все это из-за спинки стула. Прошел месяц, и в день, когда Френсис доделывал двери в сарае Догерти, Катрина окликнула его с заднего крыльца, поманила его в дом, провела в заднюю гостиную, села на тот же диван и жестом предложила ему кресло напротив. В длинном желтом платье с мягким воротом она показалась Френсису солнечным лучом. – Можно налить тебе чаю, Френсис? – Нет, мэм. – Не хочешь ли сигару моего мужа? – Нет, мэм. Я их не курю. – Неужели у тебя нет мелких пороков? Может быть, ты виски пьешь? – Пробовал, но больше пиво пью. – Ты считаешь меня безумной, Френсис? – Безумной? Как это? – Безумной. Безумной, как Черная Королева. Странной. Сумасшедшей, если хочешь. Ты считаешь Катрину сумасшедшей? – Нет, мэм. – Даже после моего приступа? – Я и считал, что приступ. Приступ не значит, что сумасшедшая. – Конечно, ты прав, Френсис. Я не сумасшедшая. Кому ты рассказал о том происшествии? – Никому, мэм. – Никому? Даже дома? – Нет, мэм, никому. – Я знала, что ты не расскажешь. Можно спросить – почему? Френсис потупился. – Люди могли не понять. Что-нибудь не то подумать. – Что – не то? – Всякое могут подумать. Раздетые люди – это не совсем обычное дело. – Хочешь сказать, люди что-нибудь выдумают? Изобретут какие-то воображаемые отношения между нами? – Могут изобрести. Чтобы сплетню распустить, им и не такого хватит. – Значит, промолчав, ты хотел спасти нас от скандала? – Да, мэм. – Пожалуйста, не зови меня «мэм». Так обращаются слуги. Зови меня Катриной. – Я не могу. – Почему не можешь? – Это слишком большая вольность. – Но это – мое имя. Сотни людей зовут меня Катриной. Френсис кивнул. Попробовал слово на вкус, молча, потом помотал головой. – Не могу выговорить, – сказал он и улыбнулся. – Скажи. Скажи: «Катрина». – Катрина. – Вот видишь, выговорил. Скажи еще раз. – Катрина. – Хорошо. Теперь скажи: «Что для вас сделать, Катрина?» – Что для вас сделать, Катрина? – Великолепно. И больше никак меня теперь не зови. Я настаиваю. А я буду звать тебя Френсисом. Так нас звали, когда мы родились, и в крещении это было утверждено. Друзья должны отбросить церемонии, а ты, после того как спас меня от скандала, – определенно мне друг. В новой перспективе – с тележки старьевщика – Френсису открылось, что Катрина не только самая редкая птица в его жизни, но, возможно, самая редкая из всех, когда-либо гнездившихся на Колони-стрит. На улицу рабочих-ирландцев с нею явился дух изысканности, и улица немедленно ответила враждебными и завистливыми взглядами. Но через какой-нибудь год после ее вселения в новый дом (уменьшенную копию особняка на Элк-стрит, где она родилась, и взрастала, как тропическая орхидея, и жила до того, как вышла замуж за Эдварда Догерти, писателя, чьи занятия и слова, речь и национальность были анафемой для ее отца и который, в качестве компенсации, выстроил эту копию, где Катрина могла и дальше жить в своем коконе, – но выстроил в районе, где сам он никогда не почувствует себя чужеземцем, – строил с размахом, истратил весь капитал и для завершения вынужден был нанимать рабочую силу из соседских, вроде Френсиса) ее обаяние и щедрость, ее совершенная простота и множество других человеческих достоинств превратили враждебность большинства соседей в дружелюбный интерес и восхищение. При первом появлении Катрины внешность ее поразила Френсиса: и ее светлые волосы, собранные сверху мягким венком, и темные блестящие глаза, полнота и величественность форм, царственная осанка, и неровные зубы, придававшие ее красоте неповторимость. Эта богиня, которая прошла нагой по его жизни и которую он нес на руках, сейчас сидела напротив Френсиса на диване и, глядя на него расширенными глазами, подалась вперед и спросила: – Ты в кого-нибудь влюблен? – Нет, м… нет. Я еще молод. Катрина рассмеялась, а Френсис покраснел. – Ты такой красивый мальчик В тебя, наверно, все девушки влюблены. – Нет, – сказал Френсис. – У меня не очень получается с девушками. – Почему? – Я не говорю им то, что они хотят услышать. Я не умею разговаривать. – Не все же девушки хотят от тебя разговоров? – Которых я знаю – все. Я тебе нравлюсь? Очень? Я тебе нравлюсь больше Джоанны? В таком роде. Нет у меня времени для такой ерунды. – Тебе снятся женщины? – Иногда. – А я тебе снилась? – Один раз. – Это было приятно? – Нет, не особенно. – Вот как? А что было? – Вы не могли закрыть глаза. Только смотрели и даже не моргали. Я испугался. – Этот сон мне совершенно понятен. Знаешь, один великий поэт сказал, что любовь входит через глаза. Человеку надо быть осторожным, чтобы не увидеть слишком много. Надо ограничивать свои аппетиты. Для большинства из нас мир чересчур прекрасен. Он может убить нас красотой. Ты никогда не видел, как падают в обморок? – В обморок? Нет. – Кому ты сказал «нет»? – Нет, Катрина. – Тогда я устрою для тебя обморок, милый Френсис. Она встала, вышла на середину комнаты, посмотрела на Френсиса, закрыла глаза и упала на ковер, приземлившись сперва правым бедром, а потом опрокинулась на спину лицом к стене, забросив правую руку за голову. Френсис стоял и смотрел на нее. – Хорошо у вас получилось. Она не шевелилась. – Ну, можно уже встать, – сказал он. Она по-прежнему не шевелилась. Он взял ее за левую руку и тихонько потянул. Она не шевельнулась. Взял за обе руки и потянул. Тело ее никак не отозвалось на это, и глаз она не открыла. Он посадил ее, но тело осталось таким же вялым, глаза были закрыты. Тогда он взял ее на руки и перенес на диван. Когда он усадил ее, она открыла глаза и выпрямилась. Френсис все еще придерживал ее одной рукой за спину. – Меня научила этому мать, – произнесла Катрина. – Сказала, что это может выручить при затруднительной ситуации в обществе. Однажды я исполнила это в живых картинах, и мне долго аплодировали. – У вас хорошо получилось, – сказал Френсис. – Я могу еще устроить припадок каталепсии. – Я не знаю, что это такое. – Это когда ты замираешь в каком-нибудь положении и не движешься. Вот так. И вдруг оцепенела с расширенными, немигающими глазами. Спустя неделю Катрина проходила мимо пастбища Малвани, где Френсис со случайной компанией играл в бейсбол. Она остановилась на самом краю поля, в двух шагах от улицы, а от Френсиса, который болтал и приплясывал вблизи третьей базы, ее отделял весь бейсбольный квадрат. Увидев ее, Френсис перестал болтать. В этом иннинге мяч к нему не попал ни разу. В следующем до биты его очередь не дошла. Катрина дождалась третьего иннинга, когда он поймал низко летящий мяч, а потом еще и высадил бегуна, увидела его дальний удар, которого ему хватило на две базы. Когда он добежал до второй, она отправилась домой, на Колони-стрит. В тот день, когда он сделал новые навесы, Катрина позвала его обедать. Когда ее муж отсутствовал, а мальчик был в школе, она неизменно находила время поговорить с ним. Она подала ему омара gratine В сухарях (франц.). , спаржу под голландским соусом и «Блан-де-Блан». Из всего этого Френсису была знакома только спаржа, без соуса. Катрина подала ему в столовой, молча, потом села напротив, по-прежнему молча принялась за еду, и он, глядя на нее, – тоже. – Вкусно, – сказал он наконец. – Правда? А вино нравится? – Не особенно. – Отборное. Ты его еще полюбишь. – Как скажете. – Я тебе снилась еще? – Раз. Не могу рассказать. – Нет, расскажи. – Дурацкий сон, сумасшедший. – Сон и должен быть таким. А Катрина не сумасшедшая. Скажи: «Что для вас сделать, Катрина?» – Что для вас сделать, Катрина? – Рассказать мне свой сон. – Ну, вы там – маленькая птичка, но еще и такая же, как вы в жизни, и прилетела ворона и съела вас. – А кто ворона? – Простая ворона. Вороны всегда едят птичек. – Тебе хочется меня оберегать, Френсис. – Не знаю. – А что обо мне знает твоя мать? Она знает, что мы разговариваем как друзья? – Я ей не говорю. Я ей ничего не говорю. – Хорошо. Никогда не рассказывай обо мне матери. Она твоя мать, а я Катрина. И останусь Катриной на всю твою жизнь. Тебе это известно? Ты никогда не встретишь такой, как я. Другой такой быть не может. – И я так думаю. – Тебе когда-нибудь хочется поцеловать меня? – Всегда. – Что еще тебе хочется со мной сделать? – Не могу сказать. – Можешь сказать. – Я – нет. Я вперед сдохну. Когда они поели, Катрина наполнила оба бокала и поставила на восьмиугольный столик перед диваном, где сидела обычно; а он сел в кресло, теперь уже как бы свое. Он выпил все вино, она налила снова, и они говорили о спарже и об омаре, и она объяснила ему, что значит gratinГ© и почему этим французским словом называют блюдо, приготовленное в Олбани из омара, пойманного в Мэне. – Чудесные вещи приходят из Франции, – сказала она ему, а он, разгоряченный вином, удовольствием и перспективами, чувствовал себя непринужденно и все внимание сосредоточил на ней. – Ты знаешь о Святом Антонии из Египта, Френсис? Вы с ним одной веры – веры, которую я нежно люблю, не разделяя. Я говорю о нем потому, что он был искушаем плотью, и говорю о моем поэте, который пугает меня, ибо видит в женщине то, чего мужчина не должен бы видеть в женщине. Вот уже тридцать лет, как он умер, мой поэт, но он видит меня насквозь – в образе женщины, заключенной в клетку и рвущей зубами тело живого кролика Ш. Бодлер. Стихотворения в прозе. «Женщина-монстр и кокетка». . Хватит, говорит ее сторож, нельзя сразу съедать все, что дано тебе на день, – и отнимает кролика, оставляя у нее в зубах свисающие кишки. Она по-прежнему голодна, только во рту у нее вкус того, чем она могла бы напитаться. О, маленький Френсис, кролик мой, ты не должен меня бояться. Я не разорву тебя на куски, и твои нежные внутренности не будут свисать у меня изо рта. Прекрасный Френсис, исполненный многих нежных достоинств, прекрасный юноша, мой желанный, не говори обо мне плохо. Не говори, что Катрина создана для огня luxuria Здесь – сладострастия (лат.). : ты должен понять, что я Антоний и дьявол искушает меня твоей нежностью – в моем доме, на кухне, во дворе, на моем любимом дереве, – тобой, мой нежный Френсис, несший меня нагую на руках. – Я не мог допустить, чтобы вы вышли на улицу без одежды. Вас бы арестовали. – Знаю, что не мог, – сказала Катрина. – Именно поэтому я и разделась. Я другого не знаю – каковы будут последствия. Не знаю, хватит ли у меня сил сопротивляться искушениям, которые своевольно вношу в свою жизнь. Знаю только, что любовь моя направлена в тысячу сторон, а так не должно быть, ибо это удел блудницы. Мой поэт говорит, что женщина в клетке с кроликом в зубах – истинный и ужасный образ нашей здешней жизни, а не женщина, оплакивающая вслух несбыточные надежды… мертва, до чего мертва, до чего печально. Ты, конечно, сам понимаешь, что я не мертва. Я просто женщина, добровольно отдавшаяся в рабство прекрасному человеку, образу жизни, который он называет таинством, а я – великолепной тюрьмой. Антоний жил отшельником, и я подумывала о такой жизни – чтобы противостоять Врагу. Но муж боготворит меня, а я его, и оба мы боготворим нашего единственного сына. Понимаешь, не бывало на свете близости более прекрасной и теплой, чем у нас в доме. Мы семья благоговения, успеха, нежно исцеляемых ран. Мы томимся друг без друга, жаждем родного прикосновения. Мы не можем без этого жить. И, однако, ты здесь, я мечтаю о тебе, желаю наслаждений, о которых ты не смеешь говорить, радостей, недоступных даже твоему воображению. Я жажду радостей мадемуазель Ланцет Ш. Бодлер. Стихотворения в прозе. «Мадемуазель Бистури». Bistouri – хирургический нож (франц.). , преследовавшей врачей так же, как я преследую тебя, мой чуткий юноша, мой прекрасный Адонис Арбор-хилла. Она любила своих врачей и их дело. Кровь на их фартуках была знаком их совершений в операционной, и мадемуазель обнимала ее, как я обнимаю твою лебединую шею с ожерельем грязи и гляжу в твои глаза, где застыла боль молодой невинности. Ты веришь, что Бог есть, Френсис? Конечно, веришь, и я тоже, и верю, что Он любит меня и будет лелеять меня на небесах, как я Его. Мы будем возлюбленными. Бог создал меня по Своему подобию, так почему мне не думать, что Он тоже невинное чудовище, любящее таких, как я, соблазнительница детей, запертое в клетку животное с кровавыми внутренностями в зубах, женщина, обнимающая окровавленные фартуки, припадающая к алтарю всего, что есть святого, в покаянной позе всех лицемеров? Думал ли ты, Френсис, когда я звала тебя с дерева, что вступишь в мир, подобный тому, где я обитаю? Поцелуешь ли меня, если я закрою глаза? И если упаду в обморок, расстегнешь ли платье, чтобы мне легче дышалось? Катрина погибла в 1912 году в пожаре, который вспыхнул в Школе Братьев и перекинулся на дом Догерти. Френсиса не было в городе, но он прочел об этом в газете и приехал на похороны. Он не увидел ее: гроб был закрыт. Убил ее не огонь, а дым, так же как желание ее было задушено не пламенем ее чувственности, а пеплом – так думал Френсис. Могила Катрины на сельском кладбище Олбани, где в подземный мир уходили протестанты, через несколько лет густо заросла одуванчиками и для цветочных парикмахеров кладбищенских стала курьезом. Точно так же, как Френсис и Катрина стригли клен, а он от этого становился лишь пышнее, прополка ее могилы ускоряла рост сорняка: словно на каждый порванный корень ответом было появление сотни новых корешков. И так буен был этот рост, что через десять лет после смерти Катрины могила стала достопримечательностью для кладбищенских туристов, дивившихся весенней желтизне ее последнего земного жилища. Мода прошла, но цветы сохранились и по сей день – и теперь об этом историческом диве помнят лишь древние старики, да праздношатающийся иногда набредет на него, блуждая среди могил, и, наверно, объяснит его капризным природным извержением. – Ну, – сказал Росскам, – хорошо отдохнул? – Я тут не отдыхом занимаюсь, – ответил Френсис. – Ты все оттуда забрал? – Все, – сказал Росскам, забросив в телегу охапку старой одежды. Френсис оглядел ее, и в глаза ему бросилась белая с выработкой рубашка, чистая, с мягким воротничком и без половины рукава. – Эту рубашку… – сказал он, – я бы купил. – Он вытащил ее из кучи. – Отдашь за двадцать пять центов? Росскам взирал на Френсиса, словно на какую-то синюю в полоску жабу. – Вычти у меня из жалованья, – сказал Френсис, – идет? – На что бродяге чистая рубаха? – От моей воняет, как от дохлой кошки. – Чистоплотный бродяга. Чувствительный и чистоплотный мне попался бродяга. Катрина развернула сверток на столе в столовой, взяла Френсиса за руку и подняла из кресла. Расстегнула на нем синюю рабочую рубашку. – Сними это старье, – сказала она, держа перед ним на весу белую шелковую с выработкой рубашку – для Френсиса такую же диковину, как устрицы и «Шато Понте-Кане», которых он только что отведал. Когда он обнажился до пояса, Катрина ошеломила его поцелуем и тем, что стала обследовать пальцами всю его спину. Он держал женщину, как хрустальную вазу, – боясь не только ее хрупкости, но и своей. Когда он снова увидел ее губы, ее глаза, священную долину ее рта, когда она отодвинулась на несколько сантиметров, все еще держа его за голую спину, он осторожно прикоснулся пальцами к ее лицу и шее. По ее примеру он потрогал обнаженную часть ее плеч и шеи, и по нисходящей линии воротника его рука естественно спустилась к верхней пуговице блузки. И тогда медленно, словно танец их пальцев был заранее отрепетирован, рука Катрины перебралась на грудь, скользнув по его руке, занятой тончайшим трудом, и спустила с левого плеча ненужную бретельку рубашки. Его пальцы сделали то же самое на правом плече, и он задрожал от наслаждения, и греха, и все еще немыслимых перспектив ниже границы, обозначенной спускаемыми одеждами. – Тебе нравится мой шрам? – спросила она, прикоснувшись к овальному белому шраму с неровной розоватой кромкой там, где начинала угадываться выпуклость левой груди. – Не знаю. Не знаю, нравятся ли мне шрамы. – Ты единственный из мужчин, кто видел его, кроме мужа и доктора Фицроя. Никогда больше не смогу надеть открытое платье. Такое уродство, наверное, привело бы в восторг моего поэта. Тебя не оскорбляет его вид? – Он есть. Часть ваша. По мне – ничего плохого. Все ваше, и все, что вы делаете, – все хорошо. – Мой обожаемый Френсис. – Откуда он у вас? – При пожаре слетела горящая палка и пронзила меня. При пожаре в гостинице «Дилаван». – Да, я слышал, что вы там были. Ваше счастье, что она не попала в шею. – О, я вообще счастливая, – сказала Катрина, подавшись к нему, и снова его обняла. И они снова поцеловались. Он приказывал своим рукам двигаться к ее груди, но они не повиновались. Лишь крепче сжимали ее голые руки. И только тогда, когда она перебралась пальцами с его лопаток в подмышки, его пальцы осмелились забраться в подмышки к ней. И только когда она снова отодвинулась, чтобы пальцам было удобнее дергать и гладить ранние волоски у него на груди, позволил он своим пальцам попробовать текучий изгиб, телесную белизну, живую наполненность ее грудей и завершить исследование розами сосков, лукаво устроившими для него сейчас сеанс каталепсии. Когда Френсис надел новую рубашку и забросил старую в зад телеги, он увидел через улицу Катрину, манившую его с крыльца. Она завела его в спальню, где он никогда не бывал и где стена пламени поглотила ее, не повредив даже подола платья – того самого, в котором она пришла смотреть на его игру летним днем 1897 года. Они стояли друг против друга, разделенные брачным ложем, соединенные годами любви, веками мечты. Не было женщины, как Катрина: она заставила его примерить перед нею рубашку, потом забрать с собой, чтобы когда-нибудь он прошелся в ней по улице, а она увидела бы его и заново пережила этот день; заставила его припрятать рубашку где-нибудь вне дома – пока не изобретет объяснение, откуда у семнадцатилетнего рабочего парня такая вещь, которую может позволить себе только утонченный поэт, или театральный актер, или немыслимо богатый лесопромышленник. Изобрел он – залог: он играл в покер в спортивном клубе, у другого игрока кончились деньги, и он предложил поставить свою новую рубашку; Френсис осмотрел ее, принял ставку и выиграл на фулле. Мать, наверное, не поверила этой истории, хотя и не связала появление обновки с Катриной. Однако она не упускала случая позлословить на ее счет, поскольку знала, что у Френсиса появились обязанности перед женщиной, если не привязанность – и не просто к женщине, а к владелице вредного дерева. Она наглая, высокомерная. (Неправда, сказал Френсис.) Неряха, плохая хозяйка. (Сходи посмотри, сказал Френсис.) Рисуется, сидит перед окошком с книгой. (Не зная, как оправдать книгу, Френсис негодовал молча, а потом вышел из комнаты.) В окнах пляшущего пламени, которое поглотило Катрину и ее кровать, Френсис увидел голые тела, соединившиеся в любви, сладострастные корчи, поцелуи счастливой муки. Он увидел себя и Катрину в алчном броске, которого не было, в блаженных ласках, которые могли бы быть, и затем в верховном слиянии жажд, которое будет всегда. Любили они? Нет, они никогда не любили. Они любили всегда. Они узнали любовь, которую ее поэт поносил бы и пачкал. И они запачкали свое воображение мутацией любви, которую поэт Катрины воспевал бы и прославлял. Любовь всегда неполна, она всегда ложь. Любовь, ты чистая рубаха моей души. Глупая любовь, недалекая. Френсис обнял Катрину и вложил в нее беспорочную кровь своей первой любви, и она отдалась – не существо, а слово: милосердие. И слово набухло, как милость его набухшего члена, поднявшегося, чтобы принести ей стойкий багровый дар карающего греха. И тогда эта женщина внедрилась в его жизнь, прячась в самой сердцевине пламени, улыбаясь ему во всей бесстыдной красе своих снов; и пробудила в нем желание любви его собственной, любви, не принадлежащей больше ни одному человеку, – любви, которую ему не придется делить ни с другим мужчиной, ни с юношей вроде него. – Но-о, – крикнул Росскам. И под солнцем, всползавшим к зениту, телега покатилась с холма, и лошадь свернула с Колони-стрит на север. V Скажи мне, прекрасная дева, есть ли у вас еще такие, как ты. Встречаются, добрый сэр, и дум-ди-дум и дум-дум-ту. Как изящно, как благородно. Элен напевала, глядя на стену, освещенную поздним солнцем. В кимоно (шелк, правда, из десятицентового магазина, но не лишено элегантности, совсем как настоящее, никому не догадаться; кроме Френсиса, никто ее в нем не видел и не увидит; никто не видел, как ловко она стянула его с вешалки у Вулворта) – в кимоно, надетом на голое тело, усевшись поглубже в старом кресле, выпускавшем из себя начинку, она уставилась на пыльного лебедя на картине с треснутым стеклом, лебедя с красивой белой шеей и красивой белой спиной: лебедь был, был. Да да-да. Да да-ди-да-да. Да да-ди-да-да. Да да да. Она пела. И мир менялся. О сладостная сила музыки, она возвращала ей молодость. Мелодия вернула ее в тот фарфоровый век, когда она стремилась к высотам классической музыки. Ее план – а первоначально план ее отца – заключался в том, что она пойдет по стопам бабушки и семейную гордость вознесет на новые высоты: сперва Вассар, затем, если она действительно так одарена, как кажется, – Парижская консерватория, затем концертный мир, затем весь мир. Если что-то сильно любишь, говорила ей бабушка Арчер, когда на девочку нападала слабость, – ты согласна умереть за это; потому что, когда мы любим изо всех сил, наши глупые маленькие «я» уже мертвы и нету уже страха перед смертью. А ты бы умерла за свою музыку? – спросила Элен. И бабушка сказала: я думаю, что уже умерла. А через месяц ее настигла весьма жестокая смерть. Лебедь был, был. Первая смерть у Элен. Вторая явилась на занятия по математике, на третьем месяце ее пребывания в Вассаре. За Элен зашла миссис Кармайкл – молодая, хорошенькая, ходившая на высоких каблуках, слегка прихрамывая, – и повела ее в кабинет. К вам приехали, сказала миссис Кармайкл, ваш дядя Эндрю. Он сообщил Элен, что отец болен. А в поезде из Покипси переменил болезнь на смерть. А по дороге с вокзала в Олбани, когда они поднимались по Стейт-стрит, добавил, что он, Немыслимо, Бросился с виадука на Хоук-стрит. Элен, спутав страх с горем, сдерживала слезы еще два дня после похорон, но тут мать сказала ей, что с Вассаром для нее все кончено; что Брайен Арчер покончил с собой, промотав свое состояние; что остав шиеся деньги потратят не на образование глупой девочки Элен, а на то, чтобы ее брат Патрик мог доучиться последний год на юридическом факультете в Олбани; потому что адвокат может спасти семью. А что пользы для нее от классической пианистки? Элен казалось, что она просидела в кресле много часов, хотя инструмента, чтобы убедиться в этом, у нее не было. Но с тех пор как к двери подошел старик-калека Донован, прошло точно не меньше часа. Донован подошел к двери и сказал: Элен, как ты там? Ты весь день не выходишь. Не хочешь что-нибудь поесть? Я кофе варю, не хочешь? А Элен сказала: о, спасибо тебе, старый калека, – ты вспомнил, что у меня еще есть тело, а я уж о нем почти забыла. А кофе – нет, не надо, спасибо, добрый сэр. Есть ли у вас еще такие, как ты? Freude, schГ¶ner GГ¶tterfunken, Tochter aus Elysium! Радость, пламя неземное, Райский дух, слетевший к нам! Фридрих Шиллер. «К радости». (Перевод И. Миримского.) День, можно сказать, начался с музыки. Она покинула машину Финни, напевая Те Deum Тебе, Бога, хвалим (лат.) – католическое церковное песнопение. – почему, она сама не знала. Но в шесть часов, когда еще не рассвело и Финни с другим гостем еще храпели, Те Deum стало ее попутной песней. На ходу она размышляла о ближайшем будущем, своем и своих двенадцати долларов, последних двенадцати долларов из ее жизненного капитала, – об этих деньгах она не собиралась говорить Френсису, и они были надежно засунуты в лифчик. Не трогай мою грудь, Финни, там больно, повторяла она снова и снова, боясь, что он нащупает деньги. Финни послушался и исследовал ее только между ног, изо всех сил стараясь спустить, а она, Господи, смилуйся над ней, старалась ему помочь. Но Финни так и не смог, и отвалился в изнеможении и сухом безразличии, и уснул; а Элен не уснула, не смогла – сон казался делом прошлым. За последние недели единственным, чего достигала Элен во время отдыха, было иллюстрированное бодрствование возле самой границы сна: веселые ангелы, толпы на коленях перед Агнцем, и все они – личинки, порождающие одну гигантскую бабочку ангельских волос, радостное видение Элен. Почему Элен радовалась в своей бессоннице? Потому что могла уклониться от дурной любви и кровожадных пауков. Потому что научилась прятаться в мир музыки и тешить себя воспоминаниями. Она натянула трико, боком вылезла из автомобиля и пошла навстречу зарождавшемуся дню; утренняя звезда еще светилась на исчезающем небе ее ночи. Венера, ты моя счастливая звезда. Элен шла к церкви с опущенной головой, ступала осторожно. И вдруг появился ангел (а она-то в кимоно) и сказал ей: «Опьяненные тобою, мы вошли в твой светлый храм!» Как красиво. Церковь была – Святого Антония. Святой Антоний Падуанский, святой-чудотворец, гроза еретиков, ковчег Писания, отыскиватель потерянных вещей, покровитель бедняков, беременных и бесплодных женщин. Сюда шли для сохранения души итальянцы, пребывавшие в этом городе на ролях нигеров и миков. Обычно Элен ходила в церковь Непорочного Зачатия – несколькими кварталами выше по склону, но опухоль сегодня давила такой тяжестью – словно булыжник в животе, – что она пошла к Святому Антонию: не так высоко взбираться, хотя итальянцев она боялась. Они смуглые, и вид у них опасный. И еда их ей не нравилась, особенно чеснок И кажется, что они вообще не умирают. Целый день едят оливковое масло, объясняла ей мать, в этом все и дело; ты хоть раз в жизни видела больного итальянца? Месса еще не началась, но из церкви неслись звуки органа, и Элен поняла, что день обещает быть добрым, раз приветствует ее с утра этой блаженной музыкой. В церкви сидело десятка три или четыре людей – немного для обязательного дня У католиков – день, когда они должны ходить на мессу и воздерживаться от определенных работ. . Не все такие обязательные, как Элен, а впрочем, и времени-то всего десять минут седьмого. Элен прошла вперед и села в третьем ряду слева от прохода, позади человека, похожего на Вальтера Дамроша. На глаза ей попалась полка со свечами; она встала, подошла и бросила два цента – всю мелочь, какая была у нее в кармане пальто. Органист непринужденно бродил по григорианским хоралам, а Элен зажгла свечку за Френсиса и прочла «Аве Мария», чтобы Господь руководил его в трудностях. Бедный человек кругом виноват. Элен и сама сейчас помогала Френсису – тем, что не виделась с ним. Это решение она приняла, когда держала в руке коротенький, бескровный и необрезанный пенис Финни. Она не пойдет в миссию, не встретится утром с Френсисом, как условились. Она уйдет из его жизни, ибо поняла, что, снова оставив ее у Финни и точно зная, чем это для нее кончится, Френсис сознательно наставлял себе рога, сознательно унижал ее и таким образом разлучал их с тем, что еще осталось живого от их взаимной любви и уважения. Зачем она позволила Френсису поступить так с ними? Ну, она раболепствует перед Френсисом, так повелось с самого начала. Это она своим раболепством поддерживала его отношение к ней на протяжении почти всех девяти лет, что они были вместе. Сколько раз она от него уходила? Десятки и десятки. Сколько раз, всегда зная, где он будет, она возвращалась? Те же десятки, но теперь – минус один. Похожий на Вальтера Дамроша наблюдал за ее манипуляциями у полки со свечами, а она тем временем вспомнила, как сам Дамрош смотрел в партитуру Девятой симфонии в Харманус Бликер-холле, когда ей было шестнадцать лет. Слушай внимательно, сказал ей отец. Вот про это говорил Дебюсси: волшебство распускающегося дерева, когда все листья раскрываются разом. Здесь впервые, сказал отец, в симфоническом произведении зазвучал человеческий голос. Может быть, и ты, моя Элен, создашь однажды нечто великое в музыке. Никто не знает, сколько сил таится в каждой человеческой груди. Ударил колокол, из ризницы вышел священник с двумя служками, и месса началась. Без четок Элен не привыкла читать молитвы, она посмотрела, нет ли где рядом книги, и увидела на скамье перед собой брошюру «Слушаем мессу». Она дочла до Поучения, где Иоанн видит Ангела Божия, восходящего от востока солнца, и Ангел Божий видит еще четырех ангелов, которым дано вредить земле и морю, и говорит этим плохим ангелам: не делайте вреда ни земле, ни морю, ни деревам… Элен закрыла книгу. Зачем посылать ангелов вредить земле и морю? Она не помнила, чтобы когда-нибудь читала это место, но оно было ужасно. Ангел землетрясения расколет землю. Саргассов ангел задушит море водорослями. Ей невыносимо было думать о таких вещах, и она стала смотреть на других людей, слушавших мессу, и увидела мальчика лет девяти, который мог бы быть ее мальчиком и Френсиса, если бы у нее получился ребенок вместо выкидыша, после единственного оплодотворения, принятого ее чревом. Перед мальчиком на коленях стояла женщина с искривленными костями и параличным дрожанием и держалась обеими корявыми руками за спинку скамьи. Успокой ее тряску, Господи, выпрями ей кости, молилась Элен. А потом священник стал читать Евангелие. Блаженны плачущие, ибо они утешатся. Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня; радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах. Радуйтесь. Да. Обнимитесь, миллионы! Слейтесь в радости одной! До конца Евангелия Элен не дотерпела. На нее напала слабость, и она села. Когда месса кончится, она попробует что-нибудь съесть. Кусок хлеба, чашку кофе. Элен повернула голову и стала считать молящихся – церковь заполнилась уже больше чем на треть, человек, наверное, сто пятьдесят. Они не могли быть все итальянцами, потому хотя бы, что одна женщина напоминала мать Элен, представительную миссис Мэри Джозефину Нёрни Арчер в элегантной черной шляпе. Вот что еще было общего у Элен с Френсисом: матери презирали их. Лишь через двадцать один год Элен нашла сложенное и хранившееся под замком в записной книжке последнее завещание отца, о существовании которого не было известно и которое он написал, уже собравшись покончить с собой; половина скромных остатков его состояния отходила к Элен, другую половину он велел разделить поровну между ее братом и матерью. Элен вслух прочла его матери – парализованной и уже десять лет тащившейся к могиле на шее у сиделки-дочери, – и ответом ей была торжествующая улыбка родительницы: ловко же она украла у Элен будущее, чтобы самой и сыну жить как паве с павлином. Сын вырос в политического адвоката, прославившись своим умением отсуживать наследство у вдов, и неизменно вешал трубку, когда звонила Элен. Элен так и не сквиталась с тобой за то, что ты сделал с ней, Патрик, сам того не ведая. Даже ты, больше всех нажившийся на этом, не знал о мамашином двурушничестве. Зато с мамой Элен расквиталась: бросила ее в тот же день и уехала в Нью-Йорк, предоставив заключительный уход за ней дорогому братцу – каковой он и осуществил, поместив старую инвалидку в то, что Элен предпочитает называть богадельней, а на самом деле общественную лечебницу, дабы последние дни ей оплатил округ Олбани. Одна и никем не любимая в богадельне. Куда подевалось твое оперение, мама? Нет, Элен. Как ты смеешь быть такой мстительной? А не ходила ли ты сама в павлиньих перьях – пусть недолго, пусть давно? Взгляни на себя: как ты сидишь и смотришь на постель, что манит тебя грязным бельем? Тебе, утонченной, претит эта грязь, разве не так? Не только потому, что – грязь, а потому еще, что не хочется лежать на спине, не имея перед глазами ничего прекрасного – только треснутая штукатурка да шелушащаяся краска потолка, – тогда как, сидя в кресле, можно созерцать хотя бы дедушку Лебедя или даже синие картонные часы на этой стороне двери, которые позволяют оценить время твоей жизни: РАЗБУДИТЕ МЕНЯ В… – словно хоть один постоялец этого заведения когда-нибудь воспользовался или желал воспользоваться устройством, или калека Донован увидел бы его, если бы даже им воспользовались, а увидев, принял к сведению. Часы показывали без десяти одиннадцать. Претенциозность. Когда сидишь на краю постели в подобной комнате и держишься за тусклую желтую медь кровати, смотришь на грязное белье и мягкие коконы пыли в углах, возникает сильное желание пойти в ванную, где тебя только что полчаса рвало, и помыться. Нет. Пойти в настоящую ванную комнату в конце коридора, с ванной, где ты столько раз била и топила тараканов, а после драила эту ванну, драила, драила. Ты пойдешь туда по коридору в японском кимоно, с миндальным мылом в розовом полотенце, и ковер будет толстым и мягким под мягкими подошвами шлепанцев, которые в детстве ты держала под кроватью; шлепанцы с коричневыми шерстяными кистями и желтые внутри и мягкие, как лайковые перчатки, – ты нашла их под рождественской елкой, в коробке от Уитни. Санта Клаус покупает у Уитни. Когда тебе уже нет дела ни до Уитни, ни до Санта Клауса, ни до туфель, ни до ног, ни до Френсиса, когда то, что, думалось тебе, будет длиться, пока ты дышишь, – когда все это сносилось и ты стала такой, как Элен, ты крепко держишься за медь и по коридору пошла бы наверняка босиком или в туфле с лопнувшей перепонкой, пошла бы по запакощенному вытертому ковру помыть себя под мышками и между старыми грудями махровой тряпкой – чтобы избавиться от запаха, – пошла бы, если бы было ради кого избавляться. Конечно, Элен рисуется, когда предается таким мыслям: совсем как мать – и моет банную тряпку холодной водой за неимением другой, и, только вымывши дважды, осмеливается употребить ее для лица. А потом бы она (да, да, она, можешь ли себе представить? вспомнить можешь ли?) напудрила тело пудрой «Мадам Помпадур», надушила за ушами «Фиалкой Парижа» и волосы расчесала щеткой – шестьдесят раз туда, шестьдесят раз сюда, и сказала бы своему отражению: хочешь быть милой, веди себя мило. Артур любил, когда она милая. После службы, выходя из церкви Святого Антония, Элен увидела человека, похожего на Артура, лысевшего так же, как Артур. Это был не Артур, Артур умер, слава Богу. Когда ей было девятнадцать, в 1906 году, Элен пошла работать в фортепьянный магазин Артура – сперва продавала только ноты, а потом демонстрировала, как изысканно звучат инструменты Артура под умелой рукой. Погляди, как она сидит за пианино Чикеринга, играя «Ты придешь ко мне домой» для элегантной четы, не просвещенной в музыке. Погляди, как играет на стейнвеевском рояле сюиту Баха для красивой женщины, которая в музыке смыслит. Погляди, как и те, и другая покупают инструменты благодаря волшебнице Элен. Но однажды, когда ей 27 лет, и жизнь ее кончена, и она понимает, что никогда не выйдет замуж и в музыке, вероятно, не пойдет дальше музыкального магазина, Элен вспоминает Шуберта, который так и не поднялся выше учителя музыки – бедный и больной, получал всего пятнадцать-двадцать центов за свои песни и умер в 31 год; и в этот страшный день Элен садится за рояль Артура и играет «Кто Сильвия?», а потом играет все, что помнит из полета ворона в Die Winterreise «Зимний путь», вокальный цикл Шуберта. . Цветок Шуберт. Рожденный, чтобы расцвести в безвестности. Как Элен. Артур тому виной? Он держал ее узницей своей любви по вторникам и четвергам, когда закрывал магазин пораньше, и вечерами по пятницам, когда говорил жене, что репетирует с Мендельсоновским клубом. И вот Элен в комнате на Хай-стрит, с задернутыми занавесками, голая сидит на кровати, а Артур встает и надевает халат, рассуждая уже не о половом вопросе, а о Торжественной мессе Бетховена – или же в тот раз – о песне Шуберта… а может, о великолепной Девятой, про которую Берлиоз сказал, что она похожа на первые лучи восходящего солнца в мае. На самом деле – обо всех трех и еще о многом, многом, и Элен с обожанием слушала дивного Артура, пока из нее вытекала его сперма, и жаждала овладеть в совершенстве всей музыкой, когда-либо сыгранной, спетой или пригрезившейся. В наготе непрерывного вторника и четверга и неизменной пятницы Элен видит теперь испорченное семя женской бесплодной мечты – семя, что, проклюнувшись, вырастает в бесформенный, треплемый ветром сорный цвет, ни для чего не нужный, даже для своего вида, ибо сам не производит семени: мутант, который вырастает лишь для одного красивого дня, как все дикое, а после вянет, гибнет, падает и исчезает. Цветок Элен. Никто не знает, сколько сил таится в каждой человеческой груди. Никто не ожидал, что Артур бросит Элен ради женщины помоложе, лишенной слуха секретарши, музыкальной невежды с большим задом. Оставайся столько, сколько хочешь, любовь моя, сказал Артур; ибо не было еще такой продавщицы, как ты. Увы тебе, бедная Элен, любимая не за тот талант ангельским Артуром, которому дано было вредить Элен; который обучил ее тело и душу, а потом отправил их в ад. От церкви Святого Антония Элен дошла до Саут-Пёрл-стрит и повернула на север в поисках ресторана. Она представляла себе, как сядет за столик в чайной Примроза на Стейт-стрит, где подают маленькие сандвичи с водяным крессом и срезанными корками, чай в японских чашках с блюдцами и маленькие кубики сахара в серебряной вазочке с изящными серебряными щипчиками. Но остановилась на кафетерии «Уолдорф», где кофе стоил пять центов, а тост с маслом – десять. Незаметно вынула из бюстгальтера долларовую бумажку и, зажав в левом кулаке, сунула в карман пальто. Выпустила ее только на то время, пока несла на стол кофе с тостом, а потом снова сжала в кулаке – доллар, но уже с пятнадцатицентовой дыркой. Одиннадцать восемьдесят пять – все, что останется. Она положила сахар в кофе, налила сливки и стала потихоньку пить. Съела одну половину тоста, откусила от второй и отложила. Кофе выпила весь, а еда не лезла в горло. Она заплатила по счету и снова вышла на Норт-Пёрл, сжимая сдачу в кулаке и думая о Френсисе и о том, что ей делать дальше. Холод уже пощипывал, несмотря на теплое солнце, и подталкивал ее мысли к помещению. И она пошла в библиотеку Прейна, в убежище. Села за стол, дрожа, и обхватила себя руками; постепенно согревалась, но озноб сидел глубоко. Нарочно задремала, чтобы сбежать на солнечный берег, где летают белые птицы, но седая библиотекарша растолкала ее и сказала: «Мадам, правилами не разрешается здесь спать» – и положила перед ней старый номер журнала «Лайф», а потом с соседнего стола взяла утренний выпуск «Таймс-юнион» на палке и дала ей со словами: «Но можете оставаться здесь сколько угодно, моя дорогая, – если захотите читать». Женщина улыбнулась ей сквозь пенсне, и Элен улыбнулась в ответ. Есть на свете хорошие люди, и иногда ты их встречаешь. Иногда. Элен раскрыла «Лайф» и нашла фотографию растянувшейся на два квартала очереди за пособиями: мужчины и женщины в темных пальто и шляпах стояли, засунув руки в карманы, в холодный день Святого Людовика. Увидела фото прачки-негритянки Милли Смоллс, которая зарабатывала 15 долларов в неделю и выиграла 150 000 в Ирландском тотализаторе. Элен закрыла журнал и заглянула в газету. Ясная погода и потепление, обещал синоптик. Врет. Сегодня, возможно, + 10, а вчера-то был ноль. Холодина. Элен поежилась и подумала о том, чтобы снять комнату. По данным опроса, Кросли Дьюи опережает Лемана. Доктор Бенджамин Росс из обсерватории Дадли в Олбани говорит, что марсиане не могут напасть на Землю. «Трудно представить себе, чтобы ракета или космический корабль могли достигнуть Земли. Земля – очень маленькая мишень, и, по всей вероятности, космический корабль марсиан просто пролетит мимо». Мэр Олбани Тэчер отрицает, что на выборах в 1936 году было выдано лишних 5 000 бюллетеней. При попытке сесть на товарный поезд убит человек. Его мать отравилась. Элен перевернула страницу и наткнулась на статью Мартина Догерти о Билли Фелане и похищении. Она прочла ее и заплакала, ничего не усвоив; поняла одно: семья отнимает у нее Френсиса. Если бы у нее с Френсисом был дом, он бы ее никогда не оставил. Никогда. Но дома у них не было с начала 30 года. Френсис работал в ремонтной мастерской на южном краю города, ходил в бороде, чтобы его не узнали, и называл себя Биллом Бенсоном. Потом мастерская прогорела, и Френсис снова запил. Работы не было, не было и шансов на работу, и через несколько месяцев он оставил Элен. «Никакой от меня пользы ни для тебя, ни для кого, – кричал он в истерике, перед тем как уйти. – Ничего из меня не вышло и никогда не выйдет». Какая проницательность, Френсис. Совершенно пророческие слова – что ты так и останешься никем, даже в глазах Элен. Френсис где-то теперь один, и даже Элен его больше не любит. Не любит. Потому что все в этой любви умерло, истрачено усталостью. Элен не любит Френсиса романтически: эта любовь увяла много лет назад – роза зацвела лишь раз и навсегда погибла. И не любит Френсиса как товарища, потому что он всегда кричит на нее и бросает одну, чтобы в ней ковырялись пальцами другие мужчины. И определенно не любит его как любовника, потому что так любить он уже не может. Он старался так сильно и так долго, что ты себе представить не можешь, Финни, – а ей только больно было на это смотреть. Больно было не физически – эта часть у Элен теперь такая большая и такая старая, что сделать ей там больно уже ничто не может. Френсис не мог ее достать, даже когда был в силе, она была глубже. Ей нужно было что-то исключительно большое, больше Френсиса. Эта мысль впервые пришла ей, когда она стала гулять с другими мужчинами после Артура – а он был такой большой – и ни разу не получила того, что нужно. Ну, может быть, раз. Кто это был? Элен не может вспомнить лицо того раза. Она ничего не может вспомнить – только что в ту ночь, в тот раз, что-то в ней было затронуто, какой-то глубинный центр, которого не касался никто ни до, ни после. Тогда-то она и подумала: вот почему некоторые становятся профессионалками, потому что это так хорошо, и всегда будет кто-то еще, кто-то новый, чтобы тебе поспособствовать. Но не такова Элен, чтобы пуститься на это, чтобы открыться для любого, кто явится с деньгами на оплату завтрашнего дня. Кто это мог подумать, что Элен такая? Оду «К радости», пожалуйста. Freude, schГ¶ner GГ¶tterfunken, Tochter aus Elysium! В животе у Элен заурчало, и она вышла из библиотеки подышать поглубже целительным воздухом утра. Пока она шла по Клинтон-авеню, а потом по Бродвею, подкатила тошнота, и она остановилась между двумя автомобилями, схватилась за телефонный столб, ожидая рвоты. Но тошнота прошла, и Элен двинулась дальше. Она миновала железнодорожную станцию и остановилась лишь при виде витрины с инструментами в «Магазине современной музыки». Глаза ее играли с банджо и гавайскими гитарами, с малым барабаном и тромбоном, с трубой и скрипкой. Над инструментами на полках стояли пластинки: Бенни Гудман, братья Дорси, Бинг Кросби, Джон Маккормак – песни Шуберта, бетховенская «Аппассионата». Она вошла в магазин и стала разглядывать и трогать инструменты. Проверила полку с нотами новых песен: «Девочка на низких каблуках», «Мое сердце у него в руке», «Ты была, наверно, прелестной крошкой». Она подошла к прилавку и спросила у молодого человека с прилизанными каштановыми волосами: – У вас есть Девятая симфония Бетховена? – И, помолчав: – А можете мне показать пластинку Шуберта, которая в витрине? – У нас есть, и мы можем, – ответил продавец, и нашел их, и дал ей, и показал на будку, где она могла спокойно их послушать. Сперва она поставила Шуберта, и Джон Маккормак спрашивал: Кто Сильвия? И чем она всех пастушков пленила? Умна, прекрасна и нежна… И хотя Элен была в полном восхищении от Маккормака и обожала Шуберта – обоих отставила ради заключительного хора Девятой симфонии. Радость, пламя неземное, Райский дух, слетевший к нам. Слова валились на Элен по-немецки, а она перелагала их на собственный радостный язык. Женщине любовь внушивший, Ты приди на праздник к нам. О, какой же это был восторг. У нее закружилась голова от звуков: гобои, фаготы, голоса, величественная поступь фугато. Скерцо. Мольто виваче. Элен лишилась чувств. Молодая покупательница увидела, что она падает, и поспешила на помощь. Когда Элен очнулась, голова ее лежала у молодой женщины на коленях, а молодой продавец обмахивал ее зеленым конвертом от пластинки. Бетховен, когда-то зеленый, зеленый как поляна. Игла скрипела в последней бороздке. Музыка смолкла – но не в мозгу Элен. Она звучала по-прежнему – первые лучи восходящего солнца в мае. – Как вы себя чувствуете? – спросил продавец. Элен улыбнулась, слушая флейты и альты. – Кажется, ничего. Поможете мне встать? – Отдохните минутку, – сказала девушка. – Сперва придите в себя. Вам нужен врач? – Нет, нет, спасибо. Я знаю, что со мной. Через минуту-другую все будет в порядке. Но теперь она знала, что надо найти комнату, и найти немедленно. Не хватало только свалиться, переходя улицу. Ей нужно собственное помещение, теплое и сухое, и чтобы ее пожитки были при ней. Продавец и девушка помогли ей подняться и стояли рядом, пока она снова усаживалась на скамью в будке. Убедившись, что Элен окончательно пришла в себя и больше не упадет, молодые люди вышли. Тут-то она и сунула пластинку с четвертой частью под пальто, под блузку, и уложила на склон опухоли, которую доктор назвал доброкачественной. Но может ли такая большая быть доброкачественной? Элен потуже запахнула пальто, стараясь не раздавить пластинку, сказала обоим своим благодетелям «спасибо» и медленно вышла из магазина. Ее чемодан был в гостинице «Паломбо», и она отправилась туда: далеко, мимо Медисон-авеню. Не свалиться бы по дороге. Не свалилась. Выбилась из сил, но нашла старого калеку Донована в его расшатанной качалке, с плевательницей у ног, на лестничной площадке между первым и вторым этажами – заменявшей вестибюль в этом заведении. Сказала, что хочет выкупить чемодан и снять комнату, ту самую, где они всегда останавливались с Френсисом, если она была свободна. А она была свободна. Шесть долларов выкупить чемодан, сказал ей старик Донован, и полтора доллара за ночь или два пятьдесят за две ночи подряд. Мне на одну, сказала Элен, а потом подумала: что, если не умру сегодня? Тогда понадобится и на завтра. И сняла комнату со скидкой, после чего у нее осталось три доллара тридцать пять центов. Старик Донован дал ей ключи от комнаты на втором этаже и спустился в подвал за ее чемоданом. – Редко вас вижу, – сказал Донован, притащив чемодан к ней в комнату. – Дела были, – сказала Элен. – Френсис нашел работу. – Работу? Вот это да! – Можно сказать, у нас все организовалось. Очень может быть, что снимем квартиру на Гамильтон-стрит. – Значит, опять при деньгах? Вот и хорошо. Френсис придет сегодня? – Может, да, а может, нет, – сказала Элен. – Зависит от его работы – сильно будет занят или нет. – Понял, – сказал Донован. Она открыла чемодан, вынула кимоно и надела. Потом пошла мыться, но не успела начать, как ее вырвало; она сидела на полу перед унитазом, и ее рвало, пока было чем; потом еще пять минут тужилась всухую, потом попила воды, чтобы вытошнило хоть этим. А Френсис думал, что она из вредности отказывалась от сандвича с сыром. Наконец это прошло, она сполоснула рот и слезящиеся глаза и все-таки помылась, да, помылась. Прошлепала по вытертому ковру к себе в комнату, села в кресло возле кровати. Она смотрела на лебедя и вспоминала свои ночи с Френсисом в этой комнате. Клара, дешевка, обчистила симпатичного молодого человека в коричневом костюме и пришла сюда прятаться. Хочешь спать с человеком – спи с ним, сказал Френсис. Будь женщиной, черт бы тебя взял. Хочешь обчистить – обчисть. А это что такое: сперва спала, потом обворовала? Какая чистая мораль была у Френсиса. А ты, Клара, скажи ради Христа, зачем ты пришла сюда со своими неприятностями? Разве у нас их без тебя не хватало? И всего-то украла Клара четырнадцать долларов. Хотя это – много. Элен прислонила пластинку Бетховена к подушке посреди кровати и любовалась ее красотой. Потом рылась в чемодане, разглядывая и трогая каждую вещь: вторую пару трико, бабочку с искусственными бриллиантами, синюю юбку с прорехой, безопасную бритву Френсиса и его перочинный нож, старые бейсбольные вырезки из газеты, красную рубашку и коричневую левую туфлю, правая потеряна: но одна туфля лучше, чем ни одной, верно? – доказывал Френсис. Сандра потеряла туфлю, а Френсис ей нашел. Френсис очень заботливый. И вообще очень. Очень католик, хотя притворяется, что нет. Вот почему Френсис и Элен не могли пожениться. Как изящно они отгородились своей религией от брака. Чем не остроумное решение? Потому что на самом деле Элен хотела плыть свободно, так же как и Френсис. После Артура она поняла, что захочет всегда быть свободной, даже если придется за это страдать. Артур, Артур, Элен больше ни в чем тебя не упрекает. Она понимает, что ты был человеком не стойкой преданности, не таким, как Френсис; и понимает еще, что позволила тебе ранить ее. Элен помнит лицо Артура – какое облегчение появилось на нем, как он улыбнулся и пожелал ей удачи в тот день, когда она сказала, что уходит и будет работать тапершей на немых фильмах и в варьете. Шла по жизни своевольно – вот что делала тогда (и делает) Элен. А воля была – к благодати, если угодно; хоть и не очень-то давалась эта благодать. И своеволие – не играла ли она в него, не обманывала ли себя Элен? Не шла ли по жизни, подчиняясь побуждениям, жившим где-то в глубине? Почему же, в самом деле, ничего у нее толком не получалось? Почему жизнь ее всякий раз сворачивала на задворки, как бездомная кошка? Кто Элен? Кто Сильвия, скажите? Сказать? Элен встает и держится за медь. Ступни у Элен как ясная желтая медь. Только у кровати медь давно не чищена. А Элен воспитывалась в чистоте, и стоит она у края конечной кровати в конечной комнате конечной гостиницы конечного города конца. И когда такая женщина, как Элен, приходит к концу чего-то, она становится грустной и сентиментальной. Она всегда любила красивое в жизни: музыку, ласковое слово, любезность, цветы, солнце, добродетельных мужчин. Люди бы опечалились, узнай они, как могла бы сложиться жизнь у Элен, если бы пошла не по той колее, которая привела ее в эту комнату. Люди, возможно, даже заплакали бы от надежды, что такие женщины, как Элен, могли бы жить, пока не найдут себя, не выправятся, не отыщут вечно раскрывающуюся радость – вместо одинокого конца. Люди бы, возможно, почувствовали, что где-то что-то пошло неправильно, а если бы шло правильно, такая женщина, как Элен, не пала бы так низко. Но это ошибка: нет таких женщин, как Элен. Элен – не символ никакой потерянности, не из тех, кто «пошел по скользкой дорожке», не из тех, кто «кабы раньше знал». Элен – не инстинкт, помрачивший разум, не мономания, рожденная в потемках души, жаждущей всего на свете, в том числе и собственной погибели. Элен – не бездомная кошка на исходе живучей жизни. Ибо с тех пор как Элен родилась, и утонченно воспитывалась отцом, и благородно развивалась, она сама принимала решения, основываясь на разуме, более или менее современных познаниях, интуитивном чувстве дозволенного и обычных советах подруг, любовников, врагов и прочих. В уме она никогда не была повреждена, и мозг ее вовсе не проспиртован, как полагали некоторые. Она постоянно читала газеты, правда в последние годы меньше, поскольку все новости, кажется, стали плохими. Всегда слушала радио и была в курсе музыкальной жизни. А зимой читала в библиотеке романы о женщинах и о любви: Элен знает все о Лили Барг и Дэзи Мил лер. При этом Элен следила за своей внешностью и соблюдала гигиену. Регулярно стирала нижнее белье, носила серьги, одевалась скромно – и с четками не расставалась, пока их не украли. Не была лежебокой. Она шла по жизни с чувством: я считаю, что веду себя более или менее правильно. Я верю в Бога. Я салютую флагу. Я мою себя под мышками и между ногами, и что с того, если много пью? Кому какое дело? Кто знает, сколько я не выпила? Об этом почему-то не задумываются, когда обзывают таких, как Элен, старыми пьяными шалашовками. Для чего людям (вроде противного Рыжика на заднем сиденье автомобиля Финни) нужно оскорблять Элен? Когда Элен слышит о себе такие отзывы, она напускает на себя глухоту. Игнорирует их. Элен помнит это слово – напрасно Френсис думает, что из нее выветрилось все образование. Не выветрилось. Она не пьяница и не блядь. У нее позиция такая: я летела сквозь годы, и я никогда не отдавалась мужчинам за деньги. Сколько раз я сама платила за себя в ресторане. Я позволяла угостить себя вином, но это потому, что угощать вином – обязанность мужчины. И если ты такая женщина, как Элен, которая не превратилась в блядь, никого не ввела в грех… (Правда, мальчики встречались в ее жизни – в барах, одинокие, как зачастую она сама, но, кажется, с грехом они уже были знакомы. Однажды.) Однажды. Был ли однажды мальчик? Да, с лицом священника. Ох, Элен, какие же кощунственные мысли лезут тебе в голову. Слава богу, ты никогда не любила священника. Чем ты это объяснишь? Тем, что священники добродетельны. И вот, пока Элен держится за медь и смотрит на часы, все еще показывающие без десяти одиннадцать, и думает о шлепанцах, о музыке, о большой бабочке и белом голыше с именем адресата, у нее возникает мимолетная мысль о священниках. Ибо если тебя воспитали, как Элен, ты полагаешь, что у священников хранятся ключи от двери к спасению. Сколько бы ни совершила ты грехов (сколько песку в пустыне, соли в море), ты в тот час, когда держишься за желтую медь и наблюдаешь за часами, неизбежно придешь к мысли об отпущении и вспомнишь, как душила «Фиалкой Парижа» лифчик, чтобы он, открыв на тебе платье и целуя тебя туда, не почуял запаха пота. Но священники, Элен, не имеют никакого отношения ни к лифчикам, ни к поцелуям, и тебе должно быть стыдно, что ты смешала их в одну мысль. Элен искренне раскаивается в такой мысли, но как-никак это было трудное время и для нее, и для ее веры. И хотя утром она молилась в церкви, и потом, с перерывами, целый день, и накануне ночью молилась в машине Финни, повторяя: «Се, отхожу ко сну», когда ни сна не было, ни возможности уснуть, – по сути, Элен не чувствует никакой нужды исповедаться в грехах и получить отпущение. Элен даже задается вопросом: католичка ли она в самом деле и что такое в наши дни католик? По чести, думает она, может быть, и не католичка. Но если не католичка, то и ничто другое. Она определенно не методистка, господин Честер. Привело ее к этой неопределенности скопление грехов, и если вам угодно назвать их грехами, то скопление это – изрядное. Сама же Элен предпочитает называть их решениями – потому-то она и не чувствует нужды исповедаться. С другой стороны, задается вопросом Элен, понимает ли хоть одна душа, насколько добродетельной была ее жизнь? Она ни разу никого не предала, а это, в конечном счете, для нее самое важное. Она признает, что оставила Френсиса, но предательством это никто не назовет. Можно, пожалуй, назвать это отречением, вроде того как отрекся ради любимой женщины король Англии. Элен отрекается ради мужчины, прежде любимого, чтобы он был настолько свободен, насколько ей нужно и насколько сама всегда была свободна, насколько оба были свободны, даже в те времена, когда их соединяла самая крепкая связь. Не Френсис ли попрошайничал на улицах, когда она заболела в тридцать третьем году? А ведь до этого он никогда не попрошайничал. Если Френсис мог попрошайничать ради любви, неужели Элен не сможет отречься ради нее же? Ее отношения с Артуром и с Френсисом кое-кто сочтет греховными. Она признаёт, что некоторые другие ее вольности с заповедями Бога и Церкви могут сильно сказаться, когда настанет время Суда (медь и часы, медь и часы). Пусть так, но никаких священников она вызывать не будет, и сама к ним тоже не пойдет. Никому и ни под каким видом не объявит она, что любовь ее к Френсису была греховной: весьма вероятно – да нет, безусловно, – она была самым важным событием в ее жизни, важнее в конечном счете, чем любовь к Артуру, ибо Артур оказался недостоин. Поэтому, когда калека Донован снова стучится в одиннадцать часов и спрашивает у Элен, не нужно ли ей чего, она отвечает: нет-нет, спасибо тебе, старый калека, мне больше ничего не нужно и никого. И старик Донован говорит: сейчас заступает ночной дежурный, а я отправляюсь домой. Приду утром. А Элен говорит: спасибо, Донован, спасибо тебе большое за твою заботу и за то, что пожелал мне спокойной ночи. И когда он отходит от двери, она отпускает медь и думает о Бетховене, об оде «К радости». И слышит приближение радостных толп. Да да-да. Да да-ди-да-да. И чувствует, как ее ноги превращаются в перья, а голова медленно слетает вниз на встречу с ними, и тело сгибается под грузом такой большой радости. Видит, как голова медленно, медленно слетает вниз. А белая птица скользит над водой и наконец усаживается на японское кимоно. Упавшее медленно. И мягко. На траву, где распускается лунный свет. VI Сперва был пожар на складе в южной части Бродвея, возле старого чугунолитейного завода Фицгиббона. Пламя рванулось вверх, стремясь принять совершенную форму сферы, насилуя небо. Потом, когда Френсис и Росскам стояли в хвосте легковых автомобилей и грузовиков и лошадь Росскама пятилась и всхрапывала от страха перед стихией, огонь прикоснулся к какому-то хранилищу грома, и одна сторона склада взлетела на воздух орудийным цветком черного дыма, и ветер понес его к ним. Автомобилисты стали закрывать окна, а беззащитные легкие Френсиса, Росскама и лошади саднило от ядовитых дымов. Впереди полицейский заворачивал транспорт обратно. Росскам ругался на иностранном языке, неизвестном Френсису. Но что ругался, это было очевидно. Когда они свернули к Медисон-авеню, лица у обоих были залиты едкими слезами. Сейчас они ехали налегке, только что сбросив первый груз старья на дворе у Росскама. Френсис пообедал на дворе яблоком, которое ему дал старик, и переоделся в новую белую рубашку, кинув синий реликт на гору тряпья. Начали вторую ездку – к южной окраине, – но в три часа пожар вынудил их переменить маршрут. Росскам завернул на Пёрл-стрит, и тележка въехала в Северный Олбани; внизу, позади них, все еще поднимался в небеса дым. Росскам завел свою траурную песню о старье и привел в смятение нескольких домохозяек. Со двора старого дома возле Эмметт-стрит Френсис выволок бесколесную тачку с насквозь проржавелым днищем. В носу у него до сих пор стоял запах гари. Когда он скинул добычу на телегу, перед ним предстал Скрипач Куэйн, сидевший на перевернутом ночном горшке, на котором поупражнялся в меткости какой-то снайпер-любитель. Скрипач, в прошлом вагоновожатый, нынче одетый в бежевый твидовый костюм с коричневой в горошек бабочкой и в соломенное канотье, улыбнулся Френсису осмысленно – впервые с того дня в 1901 году, когда они подожгли намоченные в керосине простыни и остановили штрейкбрехерский трамвай. Когда солдат прикладом проломил Скрипачу череп, сочувствующая толпа живо унесла его, спасая от ареста. После удара он еще лет двенадцать прожил глупым, на попечении сестры, старой девы Марты. Мученица его раны, Марта водила Скрипача, героического овоща, по улицам Северного Олбани, дабы соседи видели истинные последствия беспардонной забастовки. На похоронах Скрипача в 1913 году Френсис вызвался нести гроб, но Марта ему отказала: она считала, что Френсис, пламенный борец, склонил в то утро Скрипача к насилию. От рук твоих довольно было вреда, сказала она Френсису. К гробу моего брата ты не прикоснешься. Не слушай ты ее, сказал ему Скрипач со своего дырявого насеста. Я тебя ни в чем не виню. Не был ли я на десять лет тебя старше? Не мог разве думать своей головой? И, посмотрев на него взглядом, рассеявшим смущение, торжественно добавил: это тебе придется прощать твои предательские руки. Френсис стряхнул ржавчину с пальцев и пошел на задний двор за новым грузом мертвого металла. Когда он вернулся, рядом со Скрипачом, теперь державшим шляпу на коленях, сидел штрейкбрехер Гарольд Аллен в черной шинели и фуражке вагоновожатого. Френсис посмотрел на них, и Гарольд Аллен приподнял фуражку. Головы у обоих были разбиты и окровавлены, но не кровоточили: неизменные раны покойников, очевидно, зажили и стали такой же деталью воздушных созданий, как глаза, горевшие энтропийной страстью, свойственной всем убитым. Френсис забросил утиль в тележку и отвернулся. Когда повернулся обратно, чтобы удостовериться, там ли они, в бесколесной тачке сидели еще двое. Он не знал их имен, но по изумлению, застывшему во впадинах их глаз, понял, что это покупатель и галантерейщик – зрители, убитые ответным, неприцельным огнем солдат после того, как Френсис раскроил голышом череп Гарольду Аллену. – Я готов, – сказал Френсис Росскаму. – Ты готов? – Что за спешка? – спросил Росскам. – Таскать больше нечего. Может, поедем? – А он еще и нетерпеливый, этот бродяга, – сказал Росскам и забрался на тележку. Френсис, чувствуя на себе взгляды четырех теней, подставил им затылок. Тележка покатилась по Пёрл-стрит на север. По улице Энни Фелан. В ее сторону. Небо на западе зловеще нахмурилось, снова подул холодный ветер, и Френсис поднял воротник пиджака. Часы с рекламой лимонада «Нэхи» в витрине у бакалейщика Элмера Райвенберга показывали 3-30. Первого дня ранней зимы. Если ночью пойдет дождь, а мы останемся на улице, то замерзнем, к чертовой матери, насмерть. Он потер руки. Они враги ему? Как могут руки предать человека? Все в шрамах, мозолях, с расщепленными ногтями, плохо сросшимися костями, сломанными об чужие челюсти, с синими венами, такими набухшими, что, кажется, вот-вот лопнут. Пальцы на руках были длинные – кроме того, которого не было, – а теперь, с возрастом, они росли в толщину, как нижние ветви дерева. Предатели? Возможно ли? – Ты любишь свои руки? – спросил он у Росскама. – Люблю, ты сказал? Люблю я руки? – Ну да. Любишь? Росскам посмотрел на свои руки, посмотрел на Френсиса, посмотрел в сторону. – Серьезно, – сказал Френсис. – У меня такая мысль, что мои руки делают, что сами хотят, понимаешь? – Нет пока. – Я им не нужен. Что им взбредет, то и делают. – Ага, – сказал Росскам. Он еще раз взглянул на свои корявые руки, а потом снова на Френсиса. – Тронутый, – сказал он и хлопнул лошадь вожжами по крупу. – Но-о, – сказал он, чтобы переменить тему. Френсис вспомнил левую руку Скиппи Магайера и то первое лето на выезде – в Дейтоне. Скиппи, питчер, жил с Френсисом в одной комнате: высокий, левша, он не ходил, а вышагивал, и на своей «горке» он преображался в какого-то царя горы. Он вообще, если хотел, мог выступать гоголем, даже стоя на месте. А потом его левая рука стала трескаться – сперва пальцы, потом ладонь. Он обихаживал ее: смазывал, держал на солнце, купал в английской соли и в пиве, но рука не заживала. А когда менеджер команды начал проявлять недовольство, Скиппи, плюнув на трещины, побросал десять минут на тренировке, после чего мяч стал красным, а ладонь и пальцы превратились в горсть кровавой каши. Менеджер сказал Скиппи, что он болван, и отчислил его вместе с негодной рукой из команды. В ту ночь Скиппи проклял менеджера, напился сильнее обычного, растопил угольную печку, хотя был август, а когда пламя разгорелось, залез в нее рукой и выхватил горсть пылающих углей. Он показал иуде-руке, где раки зимуют. Чтобы спасти ее, врачу пришлось отрезать три пальца. Ну, кое-кому вроде Росскама Френсис, может, и покажется тронутым, но так, как Скиппи, он никогда бы не поступил. Верно? Он смотрел на руки, соединял шрамы с воспоминаниями. Бузила Дик отнял один палец. Неровный шрам пониже мизинца… этот – от безумного приступа жажды, когда он ночью разбил кулаком витрину в Чайна-тауне, чтобы добыть бутылку вина. В драке с бродягой, который хотел поиметь Элен на Восьмой авеню, он сломал первую фалангу среднего пальца – срослась криво. Какой-то бешеный в Филадельфии хотел украсть у Френсиса шляпу и откусил ему кончик большого пальца на левой руке. Но Френсис с ними рассчитался. Каждый шрам был отмщен, и Френсис помнил этих гусей всех до единого – почти все, должно быть, уже погибли, и может, от собственной руки. Или от руки Френсиса? Бузила Дик. Гарольд Аллен. Последнее имя вдруг подействовало как волшебный ключ к биографии Френсиса. Впервые в жизни он почувствовал, что двигала им не сознательная воля, а нечто иное; приоткрылась закономерность в поступках, панорама всех совершенных им насилий: сколько же людей погибли от его руки, или были изувечены, или, как с этой парой изумленных и безымянных теней, в скольких смертях его буйный нрав был повинен косвенно? Он хромал теперь и всегда будет хромать с металлической пластиной в левой ноге – потому что человек украл у него бутылку апельсиновой воды. Он догнал этого шибздика и отобрал бутылку. А шибздик ударил его топорищем и раздробил кость. И что же сделал Френсис? Бить такого мелкого было неудобно; Френсис ткнул его лицом в грязь и вырвал зубами кусок у него из затылка. Есть вещи, которым я вовсе не хотел учиться, – такая мысль родилась у Френсиса. А делал такое, чему и учиться не было нужды. И я про это даже знать не желал. Сейчас, когда Френсис глядел на свои руки, они казались ему посланцами из какого-то преступного угла его души, механиками самовольной роковой стихии в его жизни. Он был у них в семье убийцей; насколько он знал, никто в его роду не жил так буйно. А ведь и он не искал такой жизни. Но ты нацелился убить меня, молча сказал сидевший на задке тележки Гарольд Аллен. – Нет, – не обернувшись, ответил Френсис. – Никого я не хотел убить. Причинить вред, поквитаться – да. Ну, разбить окно в трамвае, устроить шухер – в таком роде. Но ты же знал, еще когда был начинающим, какой у тебя точный бросок. Гордился этим. Вот почему ты пришел в тот день на линию, вот почему все утро подбирал камни весом с бейсбольный мяч. Ты метил в меня, чтобы прослыть героем. – Но не затем, чтоб убить. Только выбить глаз, да? Френсис вспомнил фигуру Гарольда Аллена в полный рост в трамвае – несомненно, мишень. Вспомнил координацию зрения с движением руки – дистанции и кистевого досыла. Всю жизнь он помнил, как повалился Гарольд Аллен, когда камень попал ему в лоб, под волосы. Френсис не слышал, но вечно воображал, какой звук произвел камень (летевший со скоростью километров сто десять в час), ударившись в череп Гарольда Аллена. Череп отозвался звуком глухим, но резким, отрывистым, решил он, как арбуз от удара бейсбольной биты. Френсис задумался о злом самочинстве своих рук и спросил себя: а как потом Скиппи Магайер справлялся с самоубийственными наклонностями своей левой? Почему Френсису на ум то и дело приходит самоубийство? Проснешься в бурьяне под Питсбургом, окоченелый, шевельнуться не можешь от холода, снегом посыпан и затвердел как чурка, и говоришь себе: Френсис, еще одну ночь терпеть тебе не хочется и утра, такого, как нынешнее. В самый раз с моста вниз головой. Но немного погодя встаешь, стираешь иней с уха, идешь куда-нибудь согреться, стреляешь пять центов на кофе и шагаешь еще куда-либо, только не туда, где мост. Френсис не понимал, почему он заигрывает с самоубийством, почему уклоняется. Не понимал, почему не прыгнет, как отец Элен, когда он увидел, что ему крышка. Наверно, недосуг – все сообразить надо насчет следующего получаса. Не заглянуть Френсису за край жизни – такой уж он человек, что бежит, когда дело швах: все некогда было дух перевести, остановиться в тихом месте, чтобы умереть. Да и бежать-то ему не так уж хотелось. Кто же мог подумать, что за обедом в День благодарения, сразу после их с Энни свадьбы, мать объявит, что и ему, и его простой бабенке надо забыть дорогу в этот дом? Через два года старая грымза смягчилась и дозволила ему навещать родных. Но зашел он только раз, и то не дальше порога, поскольку выяснилось, что дозволение не распространяется на не простую вовсе Энни, пришедшую вместе с ним. Так что семейные связи на Колони-стрит были порваны с треском. Он выехал из квартиры, которую снимал в том же квартале, за девять домов от них, поселился на северной окраине, по соседству с родителями Энни, и не заглядывал в чертов дом, пока не умерла боевая мамаша (печальная, изломанная, упорствующая в глупостях несчастная женщина). Отъезд. Бегство своего рода, первое. Снова бегство, когда убил штрейкбрехера. Снова бегство – каждое лето, пока была возможность, – чтобы подтвердить единственный талант, который давал ему могучее ощущение свободы, позволял танцевать на земле под грохот духовых оркестров, под радостные крики и сладострастные приветствия толпы. Бегством спасался от безумия Френсис все эти годы – и не спрашивай его почему. Он любил жить с Энни и детьми, любил сестру Мэри и почти любил братьев Питера и Чика и брата-идиота Томми, и все они приходили к нему в дом, когда он стал нежеланным гостем в их доме. Он любил или почти любил многое в Олбани. Но вот – снова февраль. И скоро уже снова сойдет снег. И трава опять зазеленела. И танцевальная музыка снова звучит в голове у Френсиса. И снова его подмывает бежать. И он бежит. Из небольшого дома за церковью Святого сердца вышел человек и поманил Росскама, а тот осадил лошадь и слез, сторговать у человека старье. Френсис, сидя на тележке, смотрел, как из 20-й школы выходят дети и пересекают улицу. Женщина, видимо их учительница, вышла на перекресток с поднятой рукой, чтобы увеличить тормозящую силу красного светофора, хотя транспорта поблизости не было, кроме телеги Росскама, а она уже и так стояла. Дети, закончив мирские занятия, муравьиной цепочкой перешли на противоположную сторону под опеку двух черных скользящих фигур – монахинь, которые вложат в молодые податливые умы святую Господню истину: блаженны кроткие. Френсис вспомнил Билли и Пегги детьми, которых так же передавали из старой школы в эту самую церковь для наставления о путях Господних – словно кто-то в них мог разобраться. При мысли о Билли и Пег Френсис задрожал. Один лишь квартал отделял его от их дома. Адрес он теперь знал из газеты. Приду как-нибудь в воскресенье с индейкой, сказал он однажды Билли, когда Билли впервые его пригласил. А реплика Билли была такая: кому, на хер, нужна индейка? Кому, действительно? – ответил тогда Френсис. Но теперь его ответ был: выходит, мне. Росскам влез на телегу, так и не сговорившись с жильцом, желавшим избавиться от мусора. – Некоторые люди не понимают старье, – сказал Росскам тыльному концу своей лошади. – Старье – это не мусор. А мусор – не старье. Лошадь тронулась, и каждый цок ее копыт стягивал обручи на груди у Френсиса все туже. Как это сделать? Что им сказать? Нечего сказать. Бог с ними. Нет, просто постучись. Вот я и дома. А может, просто: чашкой кофе не угостите? – а дальше будет видно. Ничего не проси, ничего не обещай. Не извиняйся. Не плачь. Зашел в гости, и всё. Узнал, что нового, засвидетельствовал почтение и ступай себе. А индейка? – Я, пожалуй, чуть погодя слезу, – сказал он Росскаму, и тот скосил на него глаз. – Все равно скоро день кончается – через час уж стемнеет, правильно? – Он взглянул на небо, серое, но еще яркое, с едва угадывавшимся на закате солнцем. – Дотемна кончить? – сказал Росскам. – Дотемна не кончаешь. – Надо повидать там людей. Давно не виделись. – Так иди. – Так ты заплати мне, сколько отработал. – День не отработал. Приходи завтра, соображу сколько. – Работал почти весь день. Часов семь, наверно, без обеда. – Полдня ты работал. Три часа еще до вечера. – Я больше полдня работал. Больше семи часов работал. Можешь скинуть доллар. Это будет по справедливости. Я возьму шесть вместо семи, да четвертак вычти за рубаху. Пять семьдесят пять. – Полдня работал – половину заработал. Три пятьдесят. – Нет, брат. – Нет? Я начальник. – Это верно: Ты начальник. И мужик ты здоровый. Но я тебе не дурак и, когда меня ободрать хотят, понимаю. И я тебя предупреждаю, мистер Росскам: когда меня рассердят, я злее черта. – Френсис поднес ему к глазам правую руку. – Думаешь, не стану драться за свое, – погляди. Эта рука много чего повидала. Плохого. Не одного на тот свет проводила. Ты понял меня? Росскам остановил лошадь, застопорил тележку и намотал вожжи на крюк у подножки. Они стояли на Пёрл-стрит, посреди квартала, как раз напротив двери школы. Оттуда все еще выходили дети и неровной цепочкой тянулись к церкви. Блаженны многие кроткие. Росскам осмотрел руку Френсиса, до сих пор протянутую к его лицу, с недостающими фалангами, пылающими шрамами, звенящими жилами и пальцами, чуть согнутыми в обещании кулака. – Угрожаешь? – сказал Росскам. – Ты мне угрожаешь. Я угроз не люблю. Пять двадцать пять заплачу, не больше. – Пять семьдесят пять. Я сказал: пять семьдесят пять – по справедливости. В этой жизни надо быть справедливым. Росскам извлек из-под рубашки кошелек на кожаном ремешке. Отслоил от рулончика пять долларовых бумажек, дважды пересчитал и положил в протянутую руку Френсиса, тут же повернувшуюся для приема ладонью к небу. Потом добавил семьдесят пять центов. – Бродяга есть бродяга, – сказал Росскам. – Больше бродяг не беру. – Благодарю тебя, – сказал Френсис, пряча деньги в карман. – Не нравишься ты мне, – сказал Росскам. – А ты мне даже понравился, – сказал Френсис. – Да и я не так уж плох, когда узнаешь поближе. Он соскочил с тележки и помахал Росскаму, а тот, не сказав ни слова и не оглянувшись, уехал на своей тележке, наполовину загруженной старьем и разгрузившейся от теней. Френсис шел к дому, хромая сильнее обычного. Нога не болела так уже несколько недель. Терпеть было можно, но подниматься нормально над тротуаром она не желала. Френсис шел очень медленно, и прохожему показалось бы, что он отрывает ногу от тротуара, политого клеем. До дома было полквартала, и сам он не был виден – только серая веранда, – должно быть, его. Френсис остановился при виде немолодой женщины, вышедшей из другого дома. Когда они сошлись, он заговорил: – Прошу прощения, леди, вы не скажете, где мне купить хорошенькую индейку? Женщина посмотрела на него сперва с удивлением, потом с ужасом и быстро вернулась по своей дорожке в дом. Френсис смотрел ей вслед с суеверным чувством. Почему, когда он трезвый и в новой рубашке, женщина пугается простого вопроса? Дверь снова открылась, и появился лысый мужчина, босиком, в нижней рубашке и брюках. – Что ты спросил у моей жены? – Спросил, не знает ли, где мне купить индейку. – Зачем? – Да вот, – сказал Френсис и, умолкнув, повозил ногой по тротуару, – утка моя сдохла. – Шагай не задерживайся. – Понял, – сказал Френсис и захромал дальше. Он окликнул школьников, переходивших улицу: – Эй, ребята, не знаете, где тут мясная лавка? – Да у Джерри, – сказал один. – На углу Бродвея и Лоун. Френсис поблагодарил мальчика, подняв руку; остальные смотрели на него. Когда он двинулся дальше, ребята повернулись и убежали вперед. Мимо дома он прошел, даже не взглянув в ту сторону. Походка стала чуть легче. Надо пройти два квартала до лавки и два обратно. Может, там праздничная скидка. Курицей обойдемся? Нет. К Лоун-авеню он разошелся, а перед Бродвеем шаг стал и вовсе для него нормальным. Струганый пол в мясном магазине Джерри был необыкновенно чист и посыпан опилками. Белые витрины с наклонным блестящим стеклом предлагали Френсису, единственному посетителю, великолепные печенки, почки, бекон, соблазнительные вырезки и отбивные, прекрасно смолотый колбасный и котлетный фарш. – Что вам? – спросил мясник в белом фартуке. Волосы у него были такие черные, что лицо казалось беленым. – Индюшку, – сказал Френсис. – Я хочу хорошую мертвую индюшку. – Других не держим, – сказал мясник. – Только хороших и мертвых. Большую? – А какие они – большие? – Такие большие, что не поверите. – А вдруг? – Двенадцать-тринадцать кило. – И почем такие звери? – Смотря сколько весит. – Правильно. Почем кило? – Девяносто восемь центов. – Девяносто восемь. Скажем, девяносто. – Он помолчал. – Килограммов на пять найдется? Мясник скрылся в белой кладовой и вышел, держа в обеих руках по индейке. Взвесил одну, потом другую. – Эта четыре с половиной, а эта пять шестьсот. – Нам старшую птицу, – сказал Френсис и, пока мясник заворачивал ее в белый пергамент, выложил на прилавок пять долларов и мелочь. Мясник оставил ему на прилавке двадцать пять центов сдачи. – Как вообще дела? – спросил Френсис. – Так себе. Денег у людей нет. – Деньги есть. Добыть только надо. Вот эта пятерка, что я тебе дал. За день сегодня заработал. – Если пойду добывать деньги, кто в лавке останется сидеть? – Да, – сказал Френсис. – Кое-кому приходится только сидеть и ждать. Но сидишь та в чистоте. – Грязные мясники на рынке не удерживаются. – Да, мясо чистоту и аккуратность любит. А как же. – Правильно. Это всем не мешает помнить. Ну, желаю закусить своей мертвой. Он дошел по Бродвею до салуна Кинга Брейди и оттуда посмотрел вдоль Норт-стрит на сарай Жестянки Уэлта внизу и на место бывшего шлюза – наконец-то при свете дня. На улице появилось несколько новых домов, но изменилась она не сильно. Он видел ее мельком из автобуса и вчера ночью из сарая, но, несмотря на перемены, принесенные временем, глазам его она предстала такой, как прежде; и взирал он сверху на вспять повернувшее время: два человека поднимались к Бродвею, один – похожий на него двадцатиоднолетнего. Вверх, вверх, вверх шагал молодой человек, приближаясь к нему, и Френсис понимал характер уличного подъема. Холод индейки проникал сквозь пиджак, студил бок и руку. Он взял сверток под другую руку и пошел по Северной третьей улице к дому. Подумают, хочу, чтобы при мне зажарили индейку. Надо сказать: вот индейка, зажарьте к воскресенью. Навстречу ехали ребята на велосипедах. Уолтер-стрит была усыпана листьями. Нога заболела, подошва снова стала липнуть к тротуару. Чертовы ноги, тоже живут сами по себе. Он повернул за угол, увидел переднее крыльцо, прошел мимо. Свернул на дорожку и остановился у боковой двери перед гаражом. Поглядел на белую в горошек занавеску за четырьмя стеклышками двери, на ручку, на алюминиевый ящик для молока. Сколько же он украл бутылок из таких ящиков. Бродяга. Убийца. Вор. Тронул звонок, услышал шаги, увидел, как отодвинулась занавеска, увидел глаз, увидел, как приоткрылась на палец дверь. – Здравствуй. – Да? Она. – Принес тебе индейку. – Индейку? – Да. Пять кило шестьсот. – Поднял ее. – Не понимаю. – Сказал Биллу: приду как-нибудь в воскресенье, индейку принесу. Хоть и не воскресенье, а пришел. – Это ты, Френ? – А ты думала, из марсиан кто? – Боже мой. Боже мой, боже мой. – Она распахнула дверь. – Как жизнь, Энни? Выглядишь хорошо. – Заходи, заходи же. Она поднялась на пять ступенек, прямо перед ним. Лестница налево вела в подвал – туда он и собирался зайти сперва, забрать хлам для Росскама, а потом уже объявить себя. А теперь шел прямо в дом, закрыв за собой боковую дверь. Пять ступенек вверх под взглядом Энни – и в кухню; она пятится, лицом к нему. Смотрит. Но улыбается. Это хорошо. – Билли сказал нам, что видел тебя. – Она остановилась посреди кухни, Френсис тоже остановился. – Но он не думал, что ты придешь. Господи, какая неожиданность. Мы прочли про тебя в газете. – Стыдно было? – Нет, все смеялись. Весь город смеялся – двадцать раз зарегистрироваться на выборах! – Двадцать один. – Ох, Френ. Ох, какая неожиданность. – Вот. Сделай что-нибудь с этой птицей. Она меня застудила. – Зачем ты принес? Да еще индейку. Потратился, наверно. – Железный Джо мне говорил: Френсис, с пустыми руками не приходи. Звонок нажимай локтем. Зубы у нее покупные. Нету больше тех красавцев. Волосы почти седые, только догадаться можно, что была шатенкой, а рот из-за новых зубов немного запал. Но улыбка та же, улыбка без обмана. И пополнела: грудь больше, в бедрах шире; и задники туфель завалены. Вены сквозь чулки проступают, руки красные, фартук в пятнах. Вот что делает домашнее хозяйство с красивой девушкой. Какой он увидел ее в «Тачке». Среди речников и лесорубов, в салуне Железного Джо, в самом низу Мейн-стрит. Самая красивая в Северном Олбани. Так обо всех хорошеньких говорили. Но про нее – правду. Вышла посмотреть, где Железный Джо. И Френсис не решался подойти к ней два месяца. Заговорил наконец. Сказал: здравствуйте. Через два дня они сидели на двух штабелях досок на лесном складе Кибби, и Френсис говорил глупости, которых никому в жизни не собирался говорить. А потом они поцеловались. Не тут прямо, а через сколько-то часов, а может и дней. Френсис сравнивал этот поцелуй с первым поцелуем Катрины и нашел, что отличаются они, как кошки от собак Вспомнив теперь оба и глядя на рот Энни со вставными зубами, он понял, что в поцелуе образ жизни проявляется так же, как в улыбке или покрытой шрамами руке. Поцелуи идут сверху или снизу. Иногда они идут от головы, иногда от сердца, а иногда просто от промежности. Поцелуи затихающие идут от сердца, и после них на губах остается сладость. Поцелуи, идущие от ума, норовят проделать что-то в чужом рту и почти не рождают отзыва. А поцелуи от ума и от промежности вместе и, может, с толикой сердечного, как у Катрины, – это такие поцелуи, что, бывает, всю жизнь не опомнишься. Но вот случается такой, как на досках у Кибби, идущий и от головы, и от сердца, и от промежности, и от рук на твоих волосах, и от грудей, еще не так разбухших, и от объятия этих рук, и от времени, которое само следит за тем, сколько его может пройти без того, чтобы тебе хоть чуть-чуть наскучило, как впоследствии наскучивало целоваться почти со всеми, кроме Элен, и от пальцев (у Катрины тоже были такие пальцы), пробегающих по твоему лицу и вниз по шее, и от плеч под твоими ладонями, а в особенности от косточек, что растут из спины наподобие ангельских крыльев, и от глаз, которые то закроются, то откроются – проверить, с тобой ли это происходит, не приснилось ли во сне, и когда понял, что ага, не во сне, можно закрыть их снова, и от языка, едрена мать, от языка – да где же она этому научилась – никто так не умел, кроме Катрины, но она была замужняя, у ней ребенок, ей было где научиться – а ты, Энни, черт подери, ты-то где набралась, может, тут на досках каждый день упражнялась (нет, нет, знаю, не было этого, всегда знал, что не было), нет, у такой женщины, как Энни, это от природы, поцелуй идет от каждой части тела, и не только, и за этим ртом с этими новыми зубами, на которые сейчас смотрит Френсис, за прежними губами, которые он помнит и уже не хочет целовать иначе как в воспоминаниях (хотя и они подвержены переменам), – за этим ртом он прозревает заповедную суть этой женщины, суть, которая рождает в нем воспоминания не только о годах, но о десятилетиях, даже больше, о веках, эпохах, так что он уверен: неважно, где сидел он с этой женщиной – в древней ли пещере, в хижине ли на краю болота или на досках в Северном Олбани, – оба они будут знать, что есть в каждом из них что-то такое, что должно перестать быть одним и стать двоими и должно поклясться, что до конца дней другого не будет (и не было, такого же), а будет преданность, и суверенность, и верность, и прочая такая белиберда, которой люди забивают себе голову, когда сказанное ими не имеет никакого отношения к вечностям времени, а знаменует одновременное осознание парности навек – вот ведь как, – оба они, Френсис и Энни, в один и тот же миг понимают, что есть в них что-то такое, что должно перестать быть двоими и стать одним. Вот что означал их поцелуй. Френсис и Энни поженились через полтора месяца. Катрина, я буду любить тебя вечно. Однако случилось другое. – Индейка, – сказала Энни. – Посиди, пока приготовлю. – Нет, это долго. Съешьте ее, когда захотите. В воскресенье или когда. – Ее не так уж долго жарить. Два-три часа. Так долго тебя не было – неужели сразу и убежишь? – Я не убегаю. – Хорошо. Сразу и поставлю ее в духовку. Придет Пег, начистим картошки и луку, а Данни сбегает за клюквой. Индейка, надо же. Рождество торопишь. – Данни – это кто? – Данни не знаешь? Конечно, откуда. Сын Пег. Она вышла за Джорджа Куинна. Джорджа ты ведь знаешь, и у них мальчик Десять лет ему. – Десять. – В четвертом классе, умница. – Джеральду было бы сейчас двадцать два. – Да. – Я видел его могилу. – Видел? Когда? – Вчера. Работал там днем, нашел его, поговорили немного. – Поговорили? – С Джеральдом поговорили. Рассказал ему, как это вышло. Всякого нарассказал. – Думаю, он рад был тебя услышать. – Может быть. А Билл где? – Билл? А-а, ты о Билли. Для нас он так и остался Билли. Прилег. У него с политиками получилась неприятность, переживает. Похитили племянника Патси Маккола. Сына Бинди. Ты, наверно, читал об этом. – Читал. И Мартин Догерти мне рассказывал, давно уж. – Мартин сегодня в газете написал про Билли. – Это я тоже видел. Хорошо написал. Мартин говорит, отец его еще жив. – Эдвард. Жив, на Мейн-стрит живет. Память потерял, бедняга, а так крепкий. Видим его иногда – с Мартином прогуливается. Я разбужу Билли, скажу, что ты здесь. – Нет, не надо пока. Поговорим. – Поговорим. Правда. Пойдем в комнату. – Куда, в такой одежде-то? Старье весь день таскал. Весь дом тебе запачкаю. – Подумаешь. Неважно. – И тут хорошо. Вон из окна двор видно. Красивый двор. И собака у тебя – колли. – Веселая. Данни стрижет траву, а собака в нее свои кости закапывает. У соседей кошка, так она за ней вдоль забора гоняется. – Сильно семья изменилась. Да я так и думал. Как твой брат и сестры? – Хорошо. Джонни совсем не меняется. Сейчас он в комитете у демократов. Джози очень растолстела и потеряла много волос. Носит накладку. А Минни всего два года прожила с мужем – умер. Очень одинока, комнату снимает. Но мы все видимся. – Билли молодцом. – Игрок, и не очень хороший. Вечно без денег. – Когда мы первый раз встретились, он хорошо ко мне отнесся. Тогда он был при деньгах. Залог за меня внес, спас от тюрьмы и хотел мне новый костюм купить. Порядочно дал денег, а я, конечно, все спустил. Он малый твердый, Билли. Я его любил. Говорит, ты ни ему, ни Пег не рассказывала, что я уронил Джеральда. – Да, только на днях рассказала. – Ты, Энни, оригинальная женщина. Таких, как ты, поискать. – Что пользы об этом рассказывать? Что было, то было. Твоей вины в том не больше, чем моей. Ничьей в том вины нет. – Никак мне не отблагодарить тебя за это. Туг благодарности – все равно что пустой звук Тут я не знаю прямо… Она махнула рукой. – Хватит об этом, – сказала она. – Всё уже. Пойди сядь, расскажи, как это ты вдруг к нам собрался. Он сел на скамью в алькове и глянул в окно, где стояла герань с двумя цветками, увидел колли, яблоню, которая росла у них на дворе, но давала тень и плоды двум соседним, клумбы, подстриженную траву и белый забор из сетки, все это ограждавший. Как красиво. Ему нестерпимо хотелось рассказать обо всех своих прегрешениях, чтобы хоть ими уравняться с этой не доставшейся ему красотой, но язык его цепенел, примерно так же, как ноги, когда он шел по клейкому тротуару. Его ум и тело пребывали как будто в наркотическом сне, когда восприятия сохранены, а действовать не можешь. Не было никакой возможности объяснить, что привело его сюда. Для этого пришлось бы не только перечислить все грехи, но и беглые, напрасные мечты, все его случайные блуждания по стране, все его возвращения в этот город и отъезды – снова отъезд и снова к ним не зашел, а почему – не знает. Пришлось бы подвергнуть вскрытию его приступы буйства, страх перед правосудием, его жизнь с Элен и нынешнее от нее отступничество, спанье с разными женщинами, которые ему вовсе не были нужны, его пьяные дела, утренние похмелья, ночевки в бурьяне, попрошайничество – не из-за безработицы, а сперва ради Элен, а потом – из-за того, что это легко: легче, чем работать. Все было легче, чем возвращение домой, – даже опуститься до уровня социальной личинки, уличного слизня. Но вот вернулся домой. Он же дома сейчас, верно? И если да, то спрашивается как раз: почему? – Можно, конечно, сказать – из-за Билли, – ответил Френсис. – Но дело не в этом. Спроси перелетную птицу, почему она улетает на юг, а потом возвращается на север, на старое место. – Что-то, видно, тебя проняло. – Говорю, Билли выручил меня из тюрьмы, заплатил залог, а потом пригласил домой, хотя я думал, никогда не пригласят после того, что я натворил… А потом узнал, что ты сделала – верней, не сделала, – и Пег выросла без меня, хотелось на нее посмотреть. Я говорю Билли: хочу прийти домой, когда смогу что-нибудь сделать для родных, а он говорит, – приходи просто так, повидаться, плюнь на индейку – вот это ты можешь для них сделать. Ну и пришел. И с индейкой. – Но что-то в тебе изменилось, – сказала Энни. – Из-за женщины, да? Билли с ней познакомился? – Из-за женщины. – Билли сказал, что у тебя другая жена. Элен, он сказал. – Не жена. И не была женой. Жена у меня одна была. Энни, сложив на столе руки, почти улыбнулась ему, и Френсис принял это за насмешку. А она сказала: – И у меня был только один муж. Только один мужчина. У Френсиса перехватило глотку. – Вот что делает религия, – сказал он, когда смог заговорить. – Не религия. – Мужчины на тебя как мухи на мед небось слетались. Такая была красивая. – Пробовали. Но ни одного не подпускала. Не хотела. Даже в кино ни с кем не ходила, кроме своих и соседей. – Не мог я жениться, – сказал Френсис. – Есть такое, чего ты не можешь. Но с Элен я жил. Это да, это правда. Девять лет, с перерывами. Она хорошая женщина, но беспомощная, как ребенок. Улицу сама не перейдет, если за руку не возьмешь. Вынянчила меня, когда я совсем доходил. Мы нормально жили. Хорошая баба, ничего не скажу. В хорошей семье выросла. А улицу ни черта перейти не может. Энни смотрела на него печальными глазами, горько сжав рот. – Где она сейчас? – Черт ее знает где. В городе, наверно. За ней не уследишь. Шатается где попало – когда-нибудь так и умрет на улице. – Ты ей нужен. – Наверно. – А тебе что нужно, Френ? – Мне. Хм. Шнурок. Второй день бечевкой туфлю завязываю. – И больше ничего? – Держусь пока. День проработать могу. Особенно, конечно, не работаю. Памяти не потерял, все, что было, помню. Тебя, Энни, помню. Это украшает жизнь. Помню, как у Кибби на досках первый раз с тобой говорил. Ты-то помнишь? – Как будто это было нынче утром. – Дело давнее. – Очень давнее. – Господи, Энни, скучаю я по вас и по всему, но ни черта я в этой жизни не стою – и никогда не стоил. Погоди. Дай кончить. Не могу я кончить. Даже начать не могу. Но надо. Есть что сказать. Докопаться только надо, слова найти. Жалко мне до черта – только и это ничего не значит. Слова одни говенные, извини за выражение. Против того, что я сделал с тобой и с детьми, – ерунда. Я не могу это исправить. Через пять месяцев, через полгода после того, как ушел, я понял уже, что будет все хуже и хуже и поправить ничего нельзя, домой дороги нет. Вот торчу здесь, в гости пришел – и всё. Тебя повидать, пожелать вам благополучия. А у меня свои какие-то дела творятся, и выхода я никакого не знаю. В гости пришел, и всё. Мне ничего не надо, Энни, честное благородное слово, ничего не надо, только поглядеть на всех. Поглядеть – мне довольно. Как у вас тут, что на дворе. Красивый двор. И собачка славная, черт, славно. Много чего есть сказать, много чего надо сказать и объяснить, всякой такой хреновины, – извини меня еще раз, – только не готов я это сказать, не готов смотреть на тебя, когда ты это будешь слушать, – и ты, думаю, не согласилась бы слушать, если бы знала, что я тебе расскажу. Гадость, Энни, гадость. Дай просто посидеть и бутерброд дай, я голодный как волк Но послушай, Энни, я никогда не переставал любить тебя и ребят, особенно тебя, и никакая это не заслуга, и ничего я не хочу, когда говорю это, но сколько жил, я всегда помнил то, чего нет ни в Джорджии, ни в Луизиане, ни в Мичигане, а я везде побывал, Энни, повсюду, и нет на свете ничего такого, как твои локти сейчас передо мной на столе и этот фартук, весь в пятнах. Черт возьми, Энни. Черт возьми. У Кибби были только нынче утром. Ты правильно сказала. Но это давнее дело, и я ничего не прошу, только бутерброд и чашку чая. Ты все «Ирландский к завтраку» пьешь? За этими словами последовала пауза, а дальнейший разговор был несущественным, если не считать того, что он сблизил мужчину и женщину, еще дальше разведя их физически, что позволило ей сделать Френсису сандвич со швейцарским сыром и начать приготовление индейки: солить, перчить, начинять не вполне, правда, черствым хлебом, но в общем уже пригодным, смазывать сливочным маслом, поливать тимьяновым соусом, сдабривать луком и специальной приправой из жестяночки с красно-желтой индейкой на этикетке и, наконец, уложить ее в жаровню, для которой она как будто нарочно была выращена и убита – настолько совпадали их формы. А кроме того, во время этой скачущей беседы, глядя на двор и наблюдая за собакой, Френсис вдруг заметил, что двор превращается в сцену для встречи с духами, хотя ничто, кроме ожидания, при взгляде на траву не сулило такой возможности. Френсис смотрел и понимал, что снова он в судорогах бегства – только на этот раз не прочь, а вверх. Чувствовал, как на спине вырастают перья, и знал, что скоро взмоет в невообразимые выси, и знал, что за год разговоров не объяснить, почему пришел домой; тем не менее в голове у него складывался сценарий: пара трамваев с парой королей съезжаются к одному пути и, сойдясь на стрелке, не крушат друг друга, а сливаются в один вагон, и короли в нем встают друг против друга в королевском марьяже, ни тот ни другой не одерживают верх, а вместе ведут трамвай – кренящийся, анархический, безумный, опасный для всех остальных, и тут в него вскакивает Билли, хватается за ручку контроллера, и короли немедленно уступают кудеснику управление. Он дал мне сигарету «Кэмел», когда меня разрывал кашель, подумал Френсис. Он знает, что человеку нужно, – Билли знает. Пока Энни накрывала стол в столовой белой полотняной скатертью, раскладывала серебро, которое подарил им на свадьбу Железный Джо, расставляла незнакомые Френсису тарелки, из школы пришел Даниел Куинн. Мальчик швырнул школьную сумку в угол и замер, увидев стоявшего в дверях кухни Френсиса. – Здравствуй, – сказал ему Френсис. – Данни, это твой дедушка, – сказала Энни. – Он пришел навестить нас и останется обедать. Даниел, глядя Френсису в лицо, медленно протянул правую руку. Френсис пожал ее. – Очень приятно познакомиться, – сказал Даниел. – Взаимно, малыш. Ты большой для десятилетнего. – В январе мне будет одиннадцать. – Ты из школы? – Нет, с религиозного урока. – А, с религиозного. По-моему, я видел, как ты шел через улицу, и даже не знал, что это ты. И что-нибудь рассказали там? – Про сегодняшний день. День всех святых. – Что именно? – Это святой день. Надо быть в церкви. В этот день мы вспоминаем мучеников, умерших за веру, и никто не знает их имен. – А-а, ну да, – сказал Френсис. – Этих я помню. – А что случилось с вашими зубами? – Даниел! – Зубами, – сказал Френсис. – Мы с ними расстались, почти со всеми. Осталось немного. – Вы дедушка Фелан или дедушка Куинн? – Фелан, – сказала Энни. – Его зовут Френсис Алоиз Фелан. – Френсис Алоиз, в самом деле. – Френсис усмехнулся. – Давно я этого не слышал. – Вы бейсболист, – сказал Даниел. – Играли в высших лигах. Играли за «Вашингтонских сенаторов». – Было дело. Теперь не играю. – Билли говорит, вы научили его закручивать. – Так он еще помнит, а? – А меня научите? – Ты питчер? – Иногда. Умею бросать от костяшек. – Летит неровно. Трудно попасть. Найди мячик – покажу, как его закручивать. Даниел убежал в кухню, оттуда в кладовку, вернулся с мячом и перчаткой и отдал их Френсису. Перчатка была мала, но он засунул в нее пальцы, взял мяч в правую руку и рассмотрел швы. Потом взял его в щепоть – двумя с половиной пальцами. – Что случилось с вашим пальцем? – спросил Даниел. – С ним мы тоже расстались. Такая вышла авария. – А без него трудней закручивать? – Конечно, труднее, но не мне. Я теперь не бросаю. Понимаешь, питчером я никогда не был, но говорил со многими. Уолтер Джонсон был моим приятелем. Знаешь его? Большого Поезда? Мальчик помотал головой. – Неважно. Он показывал мне, как это делается, и я запомнил. Указательным и средним берешь за швы, вот так, а потом кистью – резко наружу, вот так, и, если ты правша – ты правша? – мальчик кивнул, – мячик закрутит в воздухе такую маленькую жигу и будет заворачивать бьющему прямо в пуп – это если он тоже, конечно, правша. Я понятно говорю? – Мальчик опять кивнул. – Фокус в том, что бросаешь не как уходящий, – он крутанул кистью по часовой стрелке, – а наоборот. Делаешь вот так – Он крутанул кистью в обратном направлении. Потом дал мальчику попробовать и так, и так и потрепал его по спине. – Вот как это делается, – сказал он. – Научишься этому – бьющий подумает, что у тебя в мяче зверек и летит, как в аэроплане. – Пойдем на двор, попробуем, – сказал Даниел. – Я найду другую перчатку. – Перчатку? – сказал Френсис и повернулся к Энни. – У тебя часом не завалялась где-нибудь моя старая перчатка? Как думаешь? – На чердаке целый сундук с твоими вещами. Может, она там. – Там, – сказал Даниел. – Я знаю. Я видел. Я сбегаю. – Не сбегаешь, – сказала Энни. – Это не твой сундук. – Да я его уже смотрел. Там еще пара шиповок, и одежда, и газеты, и старые карточки. – Ты все сохранила, – сказал Френсис. – Нечего тебе делать в этом сундуке, – сказала Энни мальчику. – Мы с Билли один раз смотрели карточки и вырезки из газет, – сказал Даниел. – Билли не меньше меня смотрел. А он там на многих. – Мальчик показал на Френсиса. – Хочешь посмотреть, что там есть? – спросила Энни у Френсиса. – Можно. Может, шнурок себе там найду. Энни повела его по лестнице; Даниел убежал вперед. Они услышали его голос: «Билли, вставай, дедушка пришел», – и когда поднялись на второй этаж, Билли, в халате и белых носках, взъерошенный и сонный, уже стоял в дверях своей комнаты. – Здорово, Билли. Как дела? – сказал Френсис. – Здорово. Пришел все-таки? – Ага. – Я пари готов был держать, что не придешь. – Проиграл бы. И принес индейку, как обещал. – Индейку, а? – У нас обед с индейкой, – сказала Энни. – Мне сегодня в город надо, – сказал Билли. – С Мартином договорились встретиться. – Позвони ему, – сказала Энни. – Он поймет. – Мне звонили рыжий Том Фицсиммонс и Мартин – оба говорят, что на Бродвее все спокойно, – сказал Билли Френсису. – Я говорил тебе: у меня были неприятности с Макколами. – Помню. – Я не захотел сделать все, как они хотели, и они решили меня прижать. Играть не мог, зайти выпить никуда не мог на Бродвее. – Я читал статью Мартина, – сказал Френсис. – Он назвал тебя кудесником. – Мартин тебе набрешет. Я ничего такого хитрого не сделал. Только сказал про Ньюарк – и там прихватили кое-кого из похитителей. – Что-то ты все-таки сделал. Про Ньюарк сказал – уже кое-что. Кому ты про него сказал? – Бинди. Но я не знал, что эти люди – в Ньюарке, а то бы ничего не сказал. Стучать я ни на кого не стану. – Зачем же про Ньюарк сказал? – Не знаю. – Вот, значит, почему ты кудесник. – Да это Мартина трепотня. Но кое-кого он переубедил; политики от меня нос уже не воротят, так он сказал по телефону. То есть я вроде уже не вонючка. Френсис принюхался к себе и решил, что надо как можно скорее помыться. К бродяжьему смраду его костюма добавилась вонь тележки Росскама, и в этом доме запах оказался нестерпимым. Грязные мясники на рынке не удерживаются. – Разве можно уходить, Билли? – сказала Энни. – Отец пришел и будет обедать с нами. Сейчас идем на чердак смотреть его вещи. – Индейку любишь? – спросил его Френсис. – Какой же дурак не любит индейку – если тебе нужен подробный ответ. – Билли посмотрел на отца. – Слушай, захочешь побриться, возьми в ванной мою бритву. – Не учи людей, что им делать, – сказала Энни. – Одевайся и иди вниз. После этого Френсис с Энни взошли по лестнице на чердак. Когда Френсис открыл сундук, запах утраченного времени распространился по чердаку – насыщенный аромат цветов-узников, растревоживший пыль и всколыхнувший занавески на окнах. Френсиса сразу одурманил этот запах воскрешенного прошлого и ошеломило увиденное – ибо из сундука с фотографии смотрело на него его лицо в возрасте девятнадцати лет. Вокруг карточки лежали в беспорядке скатанные носки, американский флажок, бейсболка «Вашингтонских сенаторов», газетные вырезки и другие фотографии. Френсис смотрел на себя с трибуны Чедвик-парка днем 1899 года – лицо без морщин, все зубы целы, ворот расстегнут, волосы треплет ветер. Он поднял карточку, чтобы разглядеть получше, и увидел, что стоит в группе мужчин, перебрасывая мяч из правой руки в левую, на которую надета перчатка. Полет мяча на этом фото всегда был для Френсиса загадкой, потому что аппарат запечатлел мяч и сжатым в руке, и в полете – смазанной дугой, устремленной к перчатке. Фотография слила два мгновения в одно: время разрозненно и едино, мяч в двух местах сразу, явление такое же необъяснимое, как Троица. Френсис воспринял фотографию как троичный талисман (рука, перчатка, мяч) для достижения невозможного, ибо всегда считал невозможным для себя, разрушенного мужчины, несостоявшегося человека, вернуться в историю под этой крышей. И, однако, он здесь, в этой твердыне восстановимого времени, прикасается к неприкасаемым материальным остаткам жизни человека, который еще не знал, что погиб, так же как мяч в своем неодушевленном неведении не сознает еще, что летит в никуда, что он пойман. Но мяч еще не пойман – пойман только фотоаппаратом, запечатлевшим его положение в пространстве. И Френсис еще не погиб – есть только очевидность процесса. Мяч еще летит. Френсис еще живет, чтобы отыграть еще один день. Разве нет? Мальчик заметил зубы. Человек может вставить новые зубы, фабричные. Энни вставила. Френсис вынул из сундука верхний лоток, и под ним оказались шиповки, перчатка, которую немедленно схватил Даниел, два костюма, пара черных полуботинок без шнурков и пара коричневых туфель на кнопках, дюжина рубашек и дюжины две белых воротничков, кипа нижних рубашек и трусов, связка ключей от давно забытых замков, брусок и ремень для правки бритв, чашка для бритья с обмылком, помазок с еще целой щетиной, семь опасных бритв в коробке – по дням недели, – носки, галстуки-бабочки, подтяжки и бейсбольный мяч, который Френсис вынул и показал Даниелу. – Видишь это? Имя видишь? Мальчик посмотрел и покачал головой: – Не могу разобрать. – Поднеси к свету, прочтешь. Это Тай Кобб. Он расписался на этом мяче в 1911 году – в тот год он бил 420. Мне подарил мяч один парень, и я его сохранил. Коварный игрок был Тай Кобб – сколько раз он шел на меня с шипами. Но что играть умел – этого у него не отнимешь. Он был лучше всех. – Лучше Бейба Рута? – Лучше – злее, коварней, быстрей. Бить хоумраны, как Бейб, не мог, но все остальное делал лучше. Хочешь этот мяч с его автографом? – Конечно хочу! А кто не хочет? – Тогда он твой. Но ты почитай про него – и про Уолтера Джонсона. Узнаешь, какие это были игроки. А Кобб, я слышал, еще жив-здоров. Тоже еще не умер. – Этот костюм я помню, – сказала Энни, подняв рукав пиджака в елочку. – Он у тебя был выходной. – Интересно, впору ли еще? – сказал Френсис и приложил брюки к талии. Оказалось, что за эти двадцать два года ноги у него не стали длиннее. – Забери его вниз. Я протру его губкой и выглажу. Френсис хмыкнул. – Выгладишь? Оденусь-ка я во все новое. Выкинем эту рванину. Он набрал себе полный туалет, вплоть до носового платка, и сложил на полу перед сундуком. – Я хочу их посмотреть, – сказала Энни, вынув вырезки и фотографии. – Забери их вниз, – сказал Френсис и закрыл сундук. – Я понесу перчатку, – сказал Даниел. – А я бы попользовался твоей ванной, – сказал Френсис. – Ловлю Билли на слове – побреюсь и шмотки примерю. Вчера вечером брился, но Билли говорит, снова надо. – Не обращай внимания, – сказала Энни. – Ты прекрасно выглядишь. Она спустилась с ним по лестнице и провела его по коридору, куда выходили, одна против другой, две комнаты. Показала на спальню, где скромно, со вкусом подобранные, стояли односпальная кровать, туалетный стол и детское бюро. – Это комната Данни. Хорошая большая комната, и утром в ней солнце. – Энни вынула из стенного шкафа полотенце и дала Френсису. – Если хочешь, мойся. Френсис заперся в ванной и примерил брюки; они были впору, только не застегивалась верхняя пуговица. Наденем с подтяжками. Пиджак вышел из моды двадцать лет назад, и остаточное чувство приличия в Френсисе было оскорблено. Но он решил все равно надеть этот пиджак; душок времени был несравненно приятнее, чем смрад бродяжничества, пропитавший то, что было на нем. Он разделся и пустил воду в ванне. Осмотрел рубашку из сундука и предпочел ей белую с выделкой из тележки старьевщика. Примерил полуботинки без шнурков, давно разношенные, и обнаружил, что даже с мозолями ноги у него за эти двадцать два года не выросли. Он вошел в ванну и медленно погрузился в ее пары. Вздрогнул от жара, от удивления, что он действительно тут и горячая ванна ему в самый раз, как индейке жаровня. Он ощутил блаженство. Он смотрел на умывальник, окруженный сейчас ореолом святости, и краны его были священны, и душ божествен, и он подумал: а не на все ли нисходит благодать в тот или иной момент существования, – и решил: да. Пот тек по его лбу и с носа капал в ванну – слияние древней и современной влаг. И, как бывает, солнце вдруг прорвало меркнущие небеса, и сияние его было внезапно, как вспышка молнии; однако блеск этот не гас, словно некий ангел блаженной ясности парил за окном ванной. Столь стоек был свет, столь ярок даже после заключительного закатного салюта, что Френсис вылез из ванны и подошел к окну. Внизу, на дворе, Альдо Кампьоне, Скрипач Куэйн, Гарольд Аллен и Бузила Дик Дулан возводили деревянное сооружение, в котором Френсис уже признал будущую трибуну. Он вернулся в ванну, намылил щетку на длинной ручке, поднял из воды левую ступню, отскреб ее дочиста, поднял правую ступню и отскреб ее. Франтом 1916 года спустился Френсис по лестнице: бабочка, белая с выделкой рубашка, черные полуботинки с лоском, серый в елочку пиджак с лацканами на двадцать лет уже принятого, черные шелковые носки и белые шелковые трусы, кожа повсеместно свободна от грязи, голова вымыта дважды, под ногтями чисто, оставшиеся зубы начищены, зубная щетка вымыта с мылом, вытерта и вставлена на место, щетины на щеках нет и в помине, волосы расчесаны и смазаны для покорности вазелином, походка пружинистая, на лице улыбка; Френсис франтом сходит по лестнице, да, и поражает семью восстановимостью своей красоты и потенциалом элегантности и воспринимает их взгляды как рукоплескания. И в голове у него играет танцевальная музыка. – Черт возьми, – сказал Билли. – Вот это да, – сказала Энни. – Вы по-другому выглядите, – сказал Даниел. – Надо было маленько принарядиться, – ответил Френсис. – Амуниция чудная, но сойдет. Тему преображения развивать никто не стал – даже Даниел, – не желая касаться прежнего, такого жалкого и такого ужасного состояния Френсиса. – Это барахло надо выбросить, – сказал Френсис, подняв увязанные в пиджак старые вещи. – Данни заберет. Отнеси в подвал, – сказала Энни мальчику. Френсис сел на скамью напротив Билли. Энни разложила на столе вырезки и фотографии, и Френсис с Билли стали их рассматривать. Среди вырезок Френсису попался пожелтелый конверт со штемпелем 2 июня 1910 года – Бейсбольный клуб Торонто, Палмер-хаус, Торонто, Онтарио, мистеру Френсису Фелану. Он открыл его, прочел письмо и спрятал в карман. Обед приближался; Даниел и Энни чистили картошку в раковине. Билли, тоже нарядный, с прилизанными волосами, в крахмальной белой рубашке с расстегнутым воротом, в брюках со стрелкой и остроносых черных туфлях, пил пиво «Доблер» из литровой бутылки и читал вырезку. – Я их уже читал, – сказал он. – Я и не знал, что ты такой хороший игрок. То есть что-то, конечно, слышал, а потом как-то вечером в городе кто-то заговорил про тебя и стал кричать, что ты был асом, – а я-то и не знал, что ты был таким большим игроком. А про эти вырезки помнил, видел их, когда сюда переезжали. Тогда пошел и почитал. Ты был тот еще бейсболист. – Неплохой, – сказал Френсис. – Бывают хуже. – Газетчики тебя любили. – Я много чего вытворял. Артист для них подходящий. У меня была энергия. Энергию все любят. Билли предложил Френсису стакан пива, но Френсис отказался и вместо этого взял из его пачки «Кэмела» сигарету, после чего стал рассматривать вырезки, где говорилось о том, как он затмил всех в матче своей игрой в поле, или сделал четыре хоумрана за игру и последним ударом решил исход встречи, или как он проштрафился: например, в тот день, когда придержал за пояс бегуна на третьей базе – старый номер Джона Макгроу, – был верховой мяч, бегун рванулся было к дому, но не мог двинуться с места и повернулся к Френсису, закричал от возмущения – тогда Френсис отпустил его, и он побежал, но мяч перебросили раньше, и он вылетел. Ловко. Но Френсиса выгнали. – Хочешь выйти посмотреть двор? – вдруг произнесла рядом с ним Энни. – Конечно. Собаку посмотрим. – Жаль, цветы отцвели. В этом году их столько было. Георгины, львиный зев, анютины глазки, астры. Астры держались дольше всех. – А у тебя тут герань до сих пор. Энни кивнула, надела свитер, и они вышли на заднее крыльцо. Темнело; на воздухе было холодно. Энни прикрыла дверь, погладила собаку, которая два раза гавкнула на Френсиса и примирилась с его присутствием. Энни спустилась по пяти ступенькам во двор, Френсис и собака за ней следом. – Тебе есть где ночевать сегодня, Френ? – А как же? Всегда есть. – Хочешь вернуться домой совсем? – спросила она, глядя в сторону, и отошла на несколько шагов к забору. – Ты поэтому к нам пришел? – Нет. Это вряд ли. Я тут буду лишний. – Я думала, ты не прочь. – Я думал об этом, чего скрывать. Но после стольких лет, вижу, ничего не получится. – Я знаю, надо будет постараться. – Старанием тут не обойдешься. – Случаются и более странные вещи. – Да? Назови одну. – Ты ходил на кладбище и разговаривал с Джеральдом. Страннее этого я ничего в жизни не слышала. – Ничего странного. Пошел, стал там и нарассказал ему всякой всячины. Там у него хорошо. Красиво. – Это семейное место. – Знаю. – Там и для тебя есть могила, прямо у камня, и для меня, и для обоих детей – если понадобится. У Пег, я думаю, будет отдельное место, с Джорджем и Данни. – Когда ты этим обзавелась? – спросил Френсис. – Да уж много лет. Не помню. – Ты купила мне место после того, как я сбежал. – Я купила его для семьи. Ты член семьи. – Давно уже я так не думал. – Пег до сих пор очень сердится, что ты не с нами. Я тоже сердилась, много лет, но это прошло. Не знаю, почему больше не сержусь. В самом деле не сержусь. Я позвонила Пег, чтобы она принесла клюкву. Сказала ей, что ты здесь. – Про меня и про клюкву. Сгладить маленько новость. – Наверно, так. – Тогда я пойду. Не хочу скандалов, родственников раздражать не хочу. – Ерунда. Перестань. Просто поговори с ней. Ты должен с ней поговорить. – Ничего путного я ей не скажу. Тебе-то ничего не мог сказать толком. – Я знаю, что ты сказал и чего не сказал. Я знаю, тебе трудно то, что ты сейчас делаешь. – Да ни черта я не делаю. Я вообще не знаю, зачем что делаю в этой жизни. – Ты хорошо сделал, что пришел домой. Данни это навсегда запомнит. И Билли. Он рад был помочь тебе, хотя не говорит этого. – Вытащил бродягу из тюрьмы. – Ты не жалеешь себя, Френсис. – Черт, да кого я когда пожалел? Трибуна уже заполнялась, люди поднимались молча и рассаживались, прямо тут, на дворе у Энни, перед Богом, и собакой, и прочими: Билл Корбин, баллотировавшийся в шерифы в 90-х годах, проигравший и перешедший в республиканцы, Перри Марсолейз, который получил в наследство от матери состояние, пропил его, потом сгребал в городе листья, и сам Железный Джо с большими усами и большим животом и большой рубиновой булавкой в галстуке, и щеголь Дуайр в мягкой шляпе, и маленький Джордж Куинн, и маленький Мартин Догерти, мальчишки при битах, и дед Мартина Эмметт Догерти, яростный фений, чьи горячие речи о том, что денежные мешки наживаются на рабочих и с ирландцами обходятся как с паршивыми белыми неграми, зажгли революционный огонь в глазах у Френсиса, и Патси Маккол, который вырос в хозяина города и нес бейсбольную перчатку в левой руке, и еще какие-то люди, которых Френсис и тогда, в девяносто девятом, не знал, просто завсегдатаи салуна, которые болели за «Катальщиков» Железного Джо и пришли на пивной праздник в тот день, когда Олбани выиграл вымпел лиги Олбани – Трой. Они всё шли: 43 мужчины, 4 мальчика и 2 моськи, которых провел Скрипач с приятелями. И тут между чудаком Рябым Макманусом, одетым в котелок, и Джеком Корбеттом в жилетке, но без воротничка уселся Шибздик – он? Он, что ли? Шибздик с выгрызенной шеей. Ни одна компания без такого не обходится. Френсис закрыл глаза, чтобы выблевать это видение, но, когда открыл их, трибуны стояли на прежнем месте и люди сидели как прежде. Только освещение изменилось – стало ярче, и с ним еще острее ненависть Френсиса ко всяческим фантазиям, всяким бесплотностям. Вы все мне осточертели, подумал он. Мне осточертело воображать, кем вы стали, кем я мог бы стать, если бы жил среди вас. Мне осточертели ваши грустные биографии, ваше сентиментальное благочестие, ваши проклятые неизменные лица. По мне, лучше сдохнуть в бурьяне, чем стоять тут и глядеть, как вы томитесь – как Христос перед смертью томился, чтобы поскорее все кончилось, хотя знал каждую паршивую мелочь, которая приключится не только с Ним, но и со всеми вокруг, и с теми, кто даже еще не родился. Вы – фотография всего-навсего, призраки чертовы. Нету вас, и не подманивайте больше, не зовите – не пойду. Вы все умерли, а если нет, так давно пора. Это я живой. Это я вас из ничего напек. И знали вы про жизнь не больше моего. И на дворе бы вами не пахло, если б я не открыл сундук. Так что катитесь к чертовой матери! – Эй, ма! – закричал из окна Билли. – Пег пришла. – Мы сейчас, – отозвалась Энни. И когда Билли закрыл окно, повернулась к Френсису: – Ты ничего не хочешь сказать мне или спросить у меня, пока мы без них? – Энни, я хочу спросить у тебя миллион вещей и два миллиона сказать. Я съем для тебя всю землю на этом дворе, траву съем и собачьи кости – если попросишь. – Думаю, все это ты уже съел, – сказала она. И они вместе поднялись на заднее крыльцо. Увидев, как его дочь, в цветастом фартуке, нагнувшись к духовке, поливает соусом птицу, Френсис подумал: не для такого наряда работа. На одной руке у нее были часы, на другой браслет, на безымянном пальце целых два кольца. Туфли на высоких каблуках, шелковые чулки с выпуклым швом и лиловое платье предназначались, конечно, не для кухни. Темные короткие волосы были завиты мягкой волной, губы накрашены, на щеках румяна; длинные ногти покрыты темно-красным лаком. Она была немножко, а может и не немножко, полнее, чем надо, но она была красавица, и Френсиса безмерно обрадовало, что это его дитя. – Как живешь, Маргарет? – сказал Френсис, когда она выпрямилась и увидела его. – Хорошо живу. Твоими молитвами. – Ага. – Френсис отвернулся и сел за стол напротив Билли. – Оставь его в покое, – сказал Билли. – Он только что пришел, черт возьми. – Он-то нас оставил в покое. И меня. И тебя. – Да кончай ты эту канитель, – сказал Билли. – Я говорю как есть. – Так ли? – спросила Энни. – Ты уверена, что все так и есть? – Да уж как-нибудь. И не собираюсь лицемерить и встречать его с распростертыми объятиями после всего. А то заявляемся вдруг с индейкой – и все прощено. – Я на прощение не рассчитываю, – сказал Френсис. – За эту черту я давно перешел. – И куда же ты пришел? – Никуда. – Вот в этом я ни капли не сомневаюсь. А раз никуда, почему ты тут? Чего ради явился как призрак и суешь нам тощую индейку, когда мы тебя давно похоронили? Расплатиться ею хочешь за двадцать два года, что мы без тебя обходились? – В этой индейке пять кило шестьсот, – сказала Энни. – Я понять хочу: зачем ты ушел из своего ниоткуда и пришел сюда? К нам. В дом, который ты не строил. – Я тебя построил. И Билли. Помог построить. – Лучше бы не помогал. – Заткнись, Пег! – крикнул Билли. – Что за язык поганый! Заткнись, черт бы тебя взял! – Он пришел в гости, только и всего, – тихо сказала Энни. – Я уже спросила его, хочет ли он остаться, и он сказал: нет. А если бы захотел, конечно, остался бы. – Да? – сказала Пег. – Так все уже решено? – Нечего тут решать, – ответил Френсис. – Мать же сказала: я не останусь. Я уйду. – Он дотронулся до солонки и перечницы, отодвинул к стене сахарницу. – Уйдешь, – сказала Пег. – Обязательно. – Слава богу. – Ну все, хватит! – заорал Билли, вскочив со скамьи. – В тебе чувства столько же, сколько в гремучей змее. – Извините за то, что у меня вообще есть чувства, – сказала Пег и вышла из кухни, шваркнув дверью. Дверь открывалась в обе стороны и еще долго продолжала качаться туда и сюда. – Суровая дама, – сказал Френсис. – Да она шелковая, – отозвался Билли. – Но головку, когда надо, поднять умеет. – Она отойдет, – сказала Энни. – Я привык, что люди на меня кричат, – сказал Френсис. – У меня кожа как у бегемота. – В этом доме она не помешает, – сказал Билли. – А где мальчик? – спросил Френсис. – Он все это слушал? – Он на дворе, играет с твоим мячом и перчаткой. – Перчатка не моя, – сказал Френсис. – Я дал ему мяч с автографом Тая Кобба. А перчатка эта твоя. Хочешь отдать ему, я не против. Да и перчатка-то так себе против нынешних. Его перчатка вдвое лучше той, что у меня была. Но я про себя всегда думал: эту перчатку я отдам Билли, чтобы хоть немного духу старших лиг осталось в доме. Эта перчатка ловила больших людей. Драйвы от Триса Спикера, высаживала Кобба, выгоняла из коридора Эдди Коллинза. Много такого. Билли кивнул и отвернулся от Френсиса. – Ладно, – сказал он. И, вскочив, вышел из кухни, чтобы отец не увидел (все равно увидел), что у него перехватило горло. – Хорошим парнем вырос Билли, – сказал Френсис. – Крепких ребят ты вырастила, Энни. – Могли быть покрепче, – ответила она. На фоне черного неба двор, залитый новым светом, снова завладел вниманием Френсиса. Мужчины, мальчики и даже собаки держали зажженные свечи – собаки боком, в зубах. У Рябого Макмануса – все не как у людей – свеча стояла на котелке. Это был сад церковных служек, поджигавших сам воздух, и на глазах у Френсиса служки разразились песней – но песней без смысла: сколько ни прислушивался Френсис к их напеву, он не мог разобрать ни слова. Текст был бессложный, как тишайший свист вьюрка или пыхтение древесной квакши. Наблюдая это представление (а наблюдал он с суеверным страхом, ибо оно превосходило все, что он мог ожидать от сновидения, забытья или даже одного литра крепленого), Френсис ясно понял, что происходит оно на такой арене его существования, над которой он еще меньше властен, чем думал тогда, когда Альдо Кампьоне сел в автобус. Сигналы из этого шлюза времени были зловещи, призраки совершенно лишены юмора. А затем, когда он увидел, как Шибздик (который знал, что за ним наблюдают, и знал, что ему не место в этой компании) вставил свечку горящим концом в яму на затылке, и когда наконец узнал в напеве служек Dies irae День гнева (лат.) – начальные слова католического песнопения, исполняемого во время отпевания. , ему стало страшно. Он зажмурил глаза, он закрыл лицо ладонями и попытался вспомнить кличку своей первой собаки. У него была колли. Вернулся Билли с сухими глазами, сел напротив Френсиса и предложил ему еще сигарету; тот взял. Билли налил себе пива, выпил и после этого сказал: «Джордж». – Ах, боже мой, – сказала Энни, – совсем забыли про Джорджа. – Она ушла в комнату и оттуда крикнула наверх: – Пег, позвони Джорджу и скажи, что он может идти домой. – Оставь ее, я сам позвоню, – крикнул ей Билли. – Что с Джорджем? – спросил Френсис. – Тут как-то вечером за ним пришла полиция, – сказал Билли. – Патси Маккол навалился из-за меня на семью. У Джорджа лотерейный пункт, и они, видно, хотели завести дело о содержании игорного заведения, хотя разрешение он получил. Спрятался в Трое, барбос, сколько дней в норе просидел. Но теперь я чист, значит, и он тоже. – Однако прибрали Макколы к рукам кое-что в городе. – Не кое-что, а все. Тебе-то хоть заплатили за то, что столько раз регистрировался? – Заплатили пятьдесят, я тебе говорил, еще пятьдесят пять должны. Не видать мне их. – Получишь. – Попало в газеты – теперь побоятся. С бродягами связались. Ты же слышал, что Мартин сказал. И будут опасаться, что я их заложу. Я никого не закладывал. – Так ты без денег? – Немного есть. – Сколько? – Мелочь. На сигареты. – Ты на индейку все истратил. – Да, часть ушла. Билли протянул ему сложенную пополам десятку. – Спрячь в карман. Нельзя ходить без денег. Френсис взял бумажку и хмыкнул. – Я двадцать два года хожу без денег. Но все равно спасибо, Билли. Я с тобой разочтусь. – Ты уже расчелся. – И он пошел в комнату звонить Джорджу в Трой. Вернулась на кухню Энни и, увидев, что Френсис рассматривает фото Чедвик-парка, заглянула через его плечо. – Ты красивый на этой карточке. – Да, – сказал Френсис. – Я был ничего из себя. – Некоторые так считали, некоторые – нет. Я и забыла об этой фотографии. – Надо ее в рамку, – сказал Френсис. – Тут много народу с Северного края. Джордж и Мартин, мальчишки – и Патси Маккол. И Железный Джо. Он хорошо получился. – Очень, – сказала Энни. – Смотри, какой он тут здоровый и толстый. Вернулся Билли; Энни положила фотографию на стол, чтобы было видно всем троим. Они сидели на одной скамье, Френсис посередине, и разглядывали карточку, показывая на тех, кого узнали, взрослых и детей. Энни узнала даже одну собаку. – Замечательный снимок, – сказала она и встала. – Замечательный снимок. – Ну, он твой, вставь его в рамку. – Мой? Нет, твой. Тут бейсбол. – Не, не, Джорджу тоже понравится. – Ладно, я его окантую, – сказала Энни. – Отнесу в город, чтобы сделали как следует. – Правильно, – сказал Френсис. – На тебе десять долларов на рамку. – Эй, – сказал Билли. – Нет, – сказал Френсис. – Разреши мне, Билли. Билли усмехнулся. – Денег не возьму, – сказала Энни. – Спрячь в карман. Билли рассмеялся и хлопнул по столу ладонью. – Теперь я понял, почему ты двадцать два года был без денег. Понял, почему мы все нищие. Это у нас в крови. – Мы не нищие, – возразила Энни. – Мы себя содержим. Нечего говорить, что мы нищие. Ты нищий, потому что ставил не на тех лошадей. А мы не нищие. У нас бывали тяжелые времена, но за дом мы еще платим. И не голодали еще, слава богу. – Пег работает, – сказал Френсис. – Она личный секретарь, – сказала Энни. – У хозяина инструментальной компании. Ее там любят. – Она красавица, – сказал Френсис. – Сварлива малость, когда на нее найдет, но красавица. – Ей бы надо моделью быть, – сказал Билли. – Ей не надо, – сказала Энни. – Нет, надо, черт возьми, надо, – сказал Билли. – Ее звали моделью для пасты «Пепсодент», но мама встала поперек Кто-то ей в церкви объяснил, что модели, ну, знаешь, – легкого поведения. Тебя сняли, и ты по рукам пошла. – При чем тут это? – сказала Энни. – Зубы у нее, – сказал Билли. – Самые роскошные зубы в Северной Америке. Красивее, чем у Джоан Кроуфорд. А улыбка! Ты еще не видел ее улыбки, потрясающая улыбка. Как Таймс-сквер, вот какая. Она могла бы быть на афишах от берега до берега. Мы бы в зубной пасте купались – и в деньгах тоже. Но нет, – он показал большим пальцем на мать. – У нее была работа, – сказала Энни. – И это ей было не нужно. Не понравился мне который ее нанимал. – Да ничего особенного. Я разузнал про него, – сказал Билли. – Не самозванец. – Откуда ты мог узнать? – Откуда я вообще узнаю? Я гений, едрена мать. – Не выражайся, гений. Ей в Нью-Йорк надо было ехать сниматься. – И она бы не вернулась, да? – Может, вернулась бы, а может, и нет. – Теперь ты понял? – обратился Билли к отцу. – Мама хочет, чтобы цыплятки были при ней. – Не упрекну ее за это, – сказал Френсис. – Да, – сказал Билли. – Этот человек мне не понравился, – сказала Энни. – Вот что главное. Я ему не доверяла. Никто не ответил. – Каждую неделю она приносила жалованье, – сказала Энни. – Даже когда компания временно закрылась, хозяин взял ее кассиршей в свой универсальный магазин. Магазин с крытым полем для гольфа. Громадное помещение. Однажды они чуть не пригласили туда Руди Вале. Она узнала много нового. Никто не ответил. – Сигарету? – спросил Билли. – Давай, – сказал Френсис. Энни встала и отправилась к холодильнику в кладовке. Принесла оттуда масленку и поставила на обеденный стол. Пришла Пег, как раз когда все замолчали. Она потыкала вилкой картошку, проверила индейку, уже коричневую, и, не полив ее, закрыла духовку. Порылась в ящике, нашла консервный нож, открыла банку с горошком и поставила греть в кастрюле. – Индейка хорошо пахнет, – сказал ей Френсис. – Ага. Я сливовый пудинг купила, – сказала она, обращаясь ко всем, и показала жестянку. Потом повернулась к отцу. – Мама говорит, ты ел его на десерт по праздникам. – Точно, ел. С белым сладким соусом. Сладким-сладким. – Рецепт соуса на этикетке, – сказала Энни. – Дайка сюда, я сделаю. – Я сама, – сказала Пег. – Приятно, что ты вспомнила, – сказал Френсис. – Невелики хлопоты, – сказала Пег. – Пудинг готовый, только разогреть, прямо в банке. Френсис присмотрелся к ней и нашел, что в глазах у нее больше нет яду. Эта леди скачет, как термометр. Увидев, что он ее разглядывает, Пег слегка улыбнулась – улыбка не для плаката, не для того, чтобы ты побежал за зубной пастой, но – улыбка. Какого черта, имеет право. Из холода в жару, из жары в холод. У ней это натуральное свойство. – У меня есть письмо, хочешь послушать, пока там готовится? – сказал Френсис и вынул из внутреннего кармана пожелтелый конверт с погашенной двухцентовой маркой. На обороте было написано его рукой: «Первое письмо Маргарет». – Получил его не сочту сколько годиков назад – Он вынул три сложенных втрое листка пожелтелой бумаги в линейку. – Пришло ко мне в Канаде, в 1910 году, когда я был в Торонто. – Он развернул листки и на вытянутой руке, поближе к свету, подальше от глаз, стал читать: «Милый папочка, ты, наверно, не думал, что у тебя есть дочь, которая ждет твоего письма с тех пор, как ты уехал. Я так рассердилась, что ты не думаешь обо мне, что хотела убежать с цирком, который приезжал сюда в прошлую пятницу. Я делаю уроки, и у меня тут пример по арифметике, который я не могу решить. Может быть, у тебя получится? Как твоя нога, лучше? Надеюсь, что вы выигрываете. Не бегай слишком много с твоими ногами, а то тебя отвезут домой. У мамы и Билли все хорошо. У мамы 14 новых цыплят и еще 2 несушки высиживают. Восьмого числа приедет цирк Дикого Запада. Ты не поспеешь к нему домой? Я хочу пойти. Билли сейчас ложится спать, а мама сидит на кровати и смотрит на меня. Не забудь ответить на это письмо. Надеюсь, что ты там совсем не скучаешь. Смотри, если поймаю тебя с другой девушкой, я ей повыдираю волосы. Любящая тебя Пегги». – Подумай, – сказала Пег, так и не опустив вилку, – я и не помню это письмо. – Ты, наверно, много чего не помнишь про то время. Тебе одиннадцати еще не было. – Где ты его нашел? – Наверху, в сундуке. Вон сколько лет хранилось. Я только одно письмо сохранил. – Это правда? – Это можно проверить. Все бумаги, какие у меня есть, – в этом сундуке; ну и еще в одном месте несколько вырезок. – Хорошее письмецо, я считаю. – Я тоже, – сказала Энни. И она, и Билли – оба смотрели на Пег. – Я помню Торонто в десятом году, – сказал Френсис. – Кругом игры было сплошное жульничество. Раз совсем уже стемнело, а жулик судья, Бейтс его звали, все не прекращает игру. В него бросают помидорами, комками грязи, а он все не останавливает: мы выигрывали, а он был за другую команду. Ловил в тот вечер Толстяк Хауард – подходит к питчеру Карману Вилсону, и мы втроем на горке перекидываемся парой слов. Толстяк возвращается, присел у себя, Карман бросает, судья показывает: «Бол», хотя никто ничего не видел – такая темень. Толстяк поворачивается к нему и говорит: «И ты засчитал это за бол?» Судья ему: «Да». «Я его съем, если это бол», – говорит Толстяк. «Тогда можешь начинать», – судья говорит. А Толстяк берет мяч и откусывает от него кусище, потому что никакой это не мяч, а желтое яблоко я дал Карману. Игру мы, конечно, выиграли, а судья так и вошел в историю как Слепой Бейтс – не мог отличить от мяча яблоко. Бейтс потом стал букмекером. И там тоже жульничал. – Ай да история, – сказал Билли. – Чудные дела творились в старое время. – Чудные дела все время творятся, – сказал Френсис. Пег вдруг прослезилась. Положила вилку в раковину и подошла к отцу, который сидел, сложив на столе руки. Она села рядом и накрыла их своей рукой. Немного погодя приехал из Троя Джордж Куинн, Энни вынесла индейку, и вся семья Феланов приступила к обеду. VII – У меня вид как у бродяги, да? – спросил Руди. – Ты и есть бродяга, – сказал Френсис. – Но ты хороший бродяга, если ты не против. – Знаешь, почему люди зовут человека бродягой? – Не могу понять. – Потому что им так приятней. – От правды никто не помирал, – сказал Френсис. – Раз ты бродяга, значит, бродяга. – Нет, бродяг много умерло. Старых мало осталось. – Ничего, новые подрастают. – Много хороших людей умерло. Хороших механиков, машинистов, лесорубов. – Некоторые не умерли, – сказал Френсис. – Мы с тобой не умерли. – Говорят, Бога нет, – сказал Руди. – Но Бог должен быть. Он охраняет бродяг. Они встают из снега, идут и выпивают. Взять тебя, ты ведь в новеньком костюме. А взять меня. Как есть бродяга. Законченный бродяга. – Ну, не законченный, – сказал Френсис. – Ты бродяга, но не законченный. Они шли по Саут-Пёрл-стрит к гостинице «Паломбо». Половина одиннадцатого; ночь была ясная, звездная, но очень холодная: предвестие зимы. Френсис простился с семьей около десяти и на автобусе приехал в центр. Сразу пошел в миссию – пока не заперли, – нашел на кухне Махоню, в одиночестве допивавшего остатки кофе. Элен весь день не показывалась, и Махоня ничего о ней не слышал. – Но тут тебя Руди спрашивал, – сказал Махоня Френсису. – Он или на станции греется, или забрался в какой-то брошенный дом на Бродвее. Говорит, ты знаешь в какой. Но учти, Френсис, я слышал, полицейские обыскивают старые дома чуть не каждую ночь. Тут из наших столовавшихся многих нет – думаю, все в тюрьме. Небось ремонт там затеяли, маляры понадобились. – Не пойму, какого лешего им надо, – сказал Френсис. – От бродяг никакого вреда. – Разлюбили бродяг полицейские – вот в чем, наверно, дело. Сперва Френсис заглянул в пустой дом – это ближе всего к миссии. Он вошел через проем без двери и очутился перед сырой, непроглядно темной лестничной клеткой. Подождал, пока глаза привыкнут к темноте, и стал осторожно подниматься по ступенькам, перешагивая через скомканные газеты, осыпавшуюся штукатурку и через негра, калачиком свернувшегося на первой площадке. Пробирался среди разбитых стекол, пустых бутылок из-под вина и содовой, картонных коробок и человеческого кала. Уличный фонарь освещал сталагмиты голубиного помета на подоконнике. Френсис увидел еще одного спящего возле дыры, в которую, по слухам, на прошлой неделе провалился какой-то Мак Мичиганец. Френсис обошел дыру и спящего и нашел Руди. Один в комнате, он лежал на широкой доске, поодаль от разбитого окна, накрыв плечи вместо одеяла газетой. – Эй, бродяга, – сказал Френсис, – ты искал меня? Руди заморгал и уставился на него снизу. – Ты с кем разговариваешь? – сказал он. – Ты кто такой, фэбээровец, что ли? – Хватит валяться, фриц полоумный. – А, это ты, Френсис? – Нет, это Буффало Билл. Ищу тут индейцев. Руди сел и сбросил с себя газету. – Махоня говорит, ты спрашивал меня. – Ночевать негде, денег нет, бутылки нет, и людей никого нет. Бутылка была, но кончилась. – Огорченный своим положением, Руди повалился на доску и сразу заплакал. – Я покончу с собой. У меня склонность, – сказал он. – Я последний. – Э, вставай, – сказал Френсис. – У тебя ума не хватит с собой покончить. Надо бороться, надо быть стойким. Элен не могу найти. Ты Элен не видел? Надо же, такой холод, а эта женщина без крова. Прямо жалко ее, черт. – Где зимы и снега нету, – сказал Руди. – Да, снега нету. Пошли. – Куда пошли? – Отсюда. Останешься здесь – угодишь в тюрьму. Махоня говорит, они обыскивают норы. – В тюрьме хоть тепло. Дадут шесть месяцев, выйду – как раз все цветет. – Френсису тюрьма ни к чему. Френсис свободен и свободным останется. Они спустились по лестнице и вернулись на Медисон-авеню. Френсис решил, что Элен, наверно, раздобыла где-то деньги, иначе она стала бы искать его. Может, позвонила брату, и он ей подкинул. А может, заначила больше, чем сказала. Непростая дамочка. А с деньгами рано или поздно завалится в «Паломбо», за чемоданом. – Куда идем? – Какая тебе разница? Пройдешься, кровь разгонишь. – Где ты взял одежку? – Нашел. – Нашел? Где нашел? – На дереве. – На дереве? – Ага. На дереве. Там все растет. Костюмы, туфли, галстуки. – Никогда ты мне правды не говоришь. – Вот это правда, – сказал Френсис. – Любая хреновина, какая тебе в голову придет, – правда. В «Паломбо» они встретили старика Донована, который как раз собирался сдать дежурство ночному портье. Было около одиннадцати, и он приводил в порядок стол. Да, сказал он Френсису, Элен здесь. Въехала в начале дня. Да, у нее все в порядке. Была веселая. По лестнице поднималась – вид как всегда. Взяла комнату, где вы всегда останавливаетесь. – Ладно, – сказал Френсис и вынул десятидолларовую бумажку, полученную от Билли. – Можешь разменять? Донован разменял, и Френсис вручил ему два доллара. – Отдай ей утром, – сказал он, – и посмотри, чтобы еду купила. Узнаю, что не отдал, – приду и вырву у тебя все зубы. – Отдам, – сказал Донован. – Элен я люблю. – Поди проверь, как она. Не говори, что я тут. Только посмотри, как она, не нужно ли чего. Не говори, что я послал, ни-ни. Проверь просто. И Донован постучался в одиннадцать часов к Элен, выяснил, что ей больше ничего не нужно, вернулся и доложил об этом Френсису. – Утром скажи ей, что я днем зайду, – велел Френсис. – А если я ей понадоблюсь, а меня нет, пусть скажет, где ее найти. Махоне пусть скажет в миссии. Знаешь Махоню? – Знаю, где миссия, – ответил Донован. – Чемодан выкупила? – Выкупила и заплатила за два дня за комнату. – Значит, все-таки получила деньги из дома, – сказал Френсис. – Но два доллара все равно ей отдай. После этого Френсис и Руди пошли на север по Пёрл-стрит; Френсис вел приятеля быстро. Три манекена в вечерних костюмах поманили его из витрины. Он помахал им рукой. – А теперь куда идем? – спросил Руди. – К ночному бутлегеру, – сказал Френсис. – Возьмем пару бутылок – и в ночлежку, поспать. – Ага, – обрадовался Руди. – Наконец-то ты сказал что-то приятное. Где ты достал столько денег? – На дереве. – На том, где галстуки растут? – Да, – сказал Френсис. – На том самом. На Бивер-стрит, на втором этаже, Френсис купил у бутлегера две литровые бутылки мускателя и две поллитровки виски «Зеленая река». – Сучок, – сказал он, когда бутлегер подал ему виски. – Но то, что должен делать, делает. Френсис заплатил бутлегеру и положил в карман сдачу: осталось два доллара и тридцать центов. Бутылку вина и бутылку виски он отдал Руди, и, выйдя от бутлегера, оба разом приложились к вину. Так Френсис выпил впервые за неделю. Ночлежкой заведовала старуха с тяжелым низом и рояльными ногами, вдова какого-то Феннесси, умершего так давно, что никто уже и не помнил его имени. – Здорово, мать, – сказал Руди, когда она открыла им дверь. – Меня зовут миссис Феннесси, – сказала она. – У меня имя есть. – Я знаю, – сказал Руди. – А знаешь – так и зови. Только негры говорят мне «мать». – Ладно, родная, – сказал Френсис. – Родной тебя никто не зовет? Нам две койки. Она впустила их, взяла деньги, доллар за две койки, а потом отвела наверх, в большую комнату, сделанную из двух или трех путем сноса перегородок и превращенную в спальню с дюжиной грязных коек, из которых лишь одна была занята спящим телом. Комнату освещала одна лампочка, на взгляд Френсиса трехваттная. – Э, – сказал он, – тут больно светло. Еще ослепнем. – Если приятелю тут не нравится, – обратилась к Руди хозяйка, – пусть идет в другое место. – Кому же тут не понравится? – сказал Френсис и сразу плюхнулся на койку рядом со спящим. – Эй, бродяга, – сказал он и потряс его за плечо. – Выпить хочешь? Человек с громадными, недельной давности струпьями на носу и лбу повернулся к Френсису. – А-а, – сказал Френсис. – Это Лось. – Да, это я, – сказал Лось. – Лось, а дальше как? – спросил Руди. – Лось, а дальше никак, – ответил Френсис. – Лось Беккер, – сказал Лось. – А это Руди, – сказал Френсис. – Он дурнее косого клопа, а так ничего. – Ты прибарахлился с прошлого раза, – сказал ему Лось. – Даже при галстуке. В зажиточные подался? – Нашел дерево, где десятки растут, – объяснил Руди. Френсис обошел койку и сунул Лосю свое вино. Лось глотнул и поблагодарил кивком. – Ты зачем меня разбудил? – спросил Лось. – Разбудил, чтобы дать тебе выпить. – Темно было, когда я засыпал. Темно и холодно. – Черт возьми, я-то знаю. Руки холодные, ноги холодные. И сейчас тут холодно. На-ка, выпей еще, согрейся. Виски хочешь? Виски тоже есть. – Не, нормально. Хорош. Самому-то хватит? – Выпей, мать твою. Не бойся жить. И Лось глотнул «Зеленой реки». – Я думал, ты со мной портками хочешь поменяться, – сказал он. – Хотел. Мои были совсем новые, только малы. – Где они? Ты сказал, пятидесятый, четвертый – мне в самый раз. – Эти хочешь? – Спрашиваешь, – сказал Лось. – Если тебе отдам, останусь без штанов, – сказал Френсис. – Я тебе мои отдам, – сказал Лось. – Зачем ты новые штаны меняешь? – спросил Руди. – Правильно, – сказал Френсис, встав и оглядывая свои ноги. – Зачем? Нет, хер ты их получишь. Мне самому эти штаны нужны. Нечего мне говорить, что мне нужно. Свои штаны надевай. – Я куплю, – сказал Лось. – Сколько ты хочешь? У меня еще на неделю работы – песочить полы. – Ну и натирай себе, – сказал Френсис. – Штаны не продаются. – Не натираю – песочу. Я их песочу. Я их не натираю. – Не ори на меня, – сказал Френсис. – Я тебе башку расколю к чертям и на мозги наступлю. Ты боевой мужик, а? – Нет, – сказал Лось. – Я не боевой. – А я боевой, – сказал Френсис. – Позалупайся мне – умрешь моложе, чем я думал. – Я и так умру. Я гнилой, как этот потолок. У меня туберкулез. – Ах ты боже мой, – сказал Френсис и сел. – Извини. – Он в колене. – Я не знал, что у тебя туберкулез. Извини. Я всех жалею туберкулезных. – Он в колене. – Так отрежь ногу. – Они и хотели. – Так отрежь. – Нет. Я им не дал. – У меня рак желудка, – сказал Руди. – Да, – сказал Лось. – У всех что-нибудь есть. – Придет ко мне кто-нибудь на похороны? – спросил Руди. – Может, нет у тебя ничего такого, от чего работа не вылечит, – сказал Лось. – Вот это правильно, – сказал Френсис, повернувшись к Руди. – Чего ты на работу не устроишься? – Он показал на улицу за окном. – Посмотри на них. Все работают. – Да ты ненормальней его, – сказал Лось. – Нету нигде работы. Ты откуда приехал? – Такси есть. Вон такси едет. – Ну, есть такси, – сказал Лось. – Ну и что? – Водить умеешь? – спросил у Руди Френсис. – Бывшую жену с ума свел, – ответил Руди. – Молодец. Так и надо. Их и надо сводить с ума. В углу комнаты Френсис увидел трех женщин в длинных юбках; их стало четверо, потом трое и снова четверо. Лица были знакомые, но по имени он их не помнил. Их возраст менялся с их числом: то двадцать, то шестьдесят, то тридцать, то пятьдесят – но не девочки и не старухи. Энни сейчас, наверное, пытается уснуть – и так же не готова к этому, как Френсис, так же не в силах проститься с этим днем. А Элен, наверное, спит мертвым сном, от усталости и волнений. Хлебом не корми, дай поволноваться. Энни не такая. Энни, она не волнуется. Энни жить умеет. Пег тоже, поди, не спит. С чего ей спать, если всем остальным не спится? Всё еще гуляют, точно. Френсис им такое представление устроил, что не враз забудешь. Показал им, что может человек сделать. Что человек не боится вернуться. Чертовы привидения, ходят за тобой повсюду, но это ладно. Не уступай им, и всё. И делай то, что надо делать. К трем женщинам, к четырем в углу присоединилась Сандра. Френсис дал мне суп, сказала она им. Он утащил меня с ветра и надел мне туфлю. Женщин стало пятеро. «Я хочу на гору эту, – запел Руди, – где зимы и снега нету». Френсис увидел среди пятерых лицо Катрины; пятеро сделались четверыми, четверо троими. В ночлежку пришли Финни и Рыжик, и с ними третий, которого Френсис не сразу узнал. Потом увидел, что это Старый Туфель. – Э, к нам гости, Лось, – сказал Френсис. – Это Финни? – спросил Лось. – Похоже, он. – Он самый, – сказал Френсис. Финни стоял в ногах его кровати, очень пьяный, качался и пытался понять, кто о нем разговаривает. – Ты, сука, – сказал Лось, приподнявшись на локте. – С какой это ты сукой разговариваешь? – спросил Френсис. – С Финни. Он работал в «Испанском» Джорджа. Любил огреть дубинкой пьяных, когда шумели. – Это правда, Финни? Любил им врезать? – Убрррх, – сказал Финни, и его потащило по проходу от Френсиса. – Злой был гад, – сказал Лось. – Меня раз ударил. – Ушиб? – Еще как. Три недели голова болела. – Кто-то сжег машину Финни, – объявил Рыжик. – Он пошел за жратвой, вернулся, а она горит. Он думает, легавые подожгли. – Зачем легавые жгут машины? – Легавые сбесились, – сказал Рыжик. – Всех метут. А за всем этим, я слышал, Американский легион. – Паразиты толстожопые, – сказал Френсис. – Всю жизнь за мной гоняются. – Легионеры и легавые, – сказал Рыжик. – Потому мы и пришли сюда. – А тут, думаешь, безопасно? – спросил Френсис. – Безопасней, чем на улице. – Захотят тебя забрать, сюда не сунутся, да? – спросил Френсис. – Они не знают, что я здесь, – сказал Рыжик. – Ты что думаешь, это «Уолдорф-Астория»? Думаешь, эта старая стерва внизу не скажет им, кто здесь есть, а кого нет, когда спросят? – Может, не легавые сожгли машину, – сказал Лось. – У Финни полно врагов. Знал бы, что у него машина, сам бы сжег. Он, сука, всех нас бил, а теперь сам на улице. Встретим его в темном переулке. – Слыхал, Финни? – сказал Френсис. – Они тебе глаз натянут. Они тебя всей кодлой в переулке встретят. – Нггрух, – сказал Финни. – Финни хороший. Отстаньте от него, – сказал Рыжик. – Ты приказы тут отдаешь, директор? – спросил Френсис. – А ты кто такой? – спросил Рыжик. – Я такой, что башку тебе растопчу и выдавлю как апельсин, если будешь учить меня, что делать. – Прямо, – сказал Рыжик и отодвинулся к койке рядом с Финни. – Я как вошел, сразу догадался, что это ты, – сказал Старый Туфель, подойдя к Френсису. – Я тебя, труба иерихонская, где хочешь узнаю. – Старый Туфель, – сказал Френсис, – Старый Туфель Гилиган. – Ага. Память у тебя ничего. Не пропил еще. – Старый Туфель Гилиган. Чугунное брюхо, медная верзуха. – Уже не чугунное, – сказал Туфель. – Язва у меня. Два года как пить бросил. – Так какого черта ты тут? – Зашел повидать ребят, поглядеть, что и как. – Гуляешь с Финни и этим рыжим хмырем? – Ты кого назвал хмырем? – сказал Рыжик. – Я тебя назвал хмырем, хмырь, – сказал Френсис. – Язык у тебя длинный, – сказал Рыжик. – А нога еще длинней, и я тебе ее в нос засуну, если будешь тут вонять, когда с тобой по-хорошему. – Не кипятись, Френсис, – сказал Старый Туфель. – Что у тебя нового? Хорошо выглядишь. – Богатею, – сказал Френсис. – Шмотки новые, пара бутылок и деньги в кармане. – Значит, в гору пошел? – сказал Старый Туфель. – Я-то да, а ты какого черта тут делаешь, если не пьешь, – вот чего не пойму. – Я же говорю: шел мимо, любопытно стало, как там в старых местах. – Работаешь? – Постоянное место в Джерси. Даже квартира есть. И машина. Машина, Френсис. Веришь или нет? У меня – машина! Не новая машина, но хорошая. «Гудзон» двухдверный. Хочешь, прокачу? – Прокатишь? Меня? – Ну да, а кого же? – Сейчас? – А мне все равно. Я поглядеть зашел. Я тут не ночую. Да и не стал бы тут спать. Клопы за мной в Джерси прибегут. – Вот этого вот бродягу, – обратился Френсис к Руди, – я от смерти спас на улице. По три, по четыре раза за ночь падал пьяный – голова перевешивала. – Это правда, – сказал Старый Туфель. – Раз пять или шесть лицо разбивал, как этот. – Он показал на Лося. – Но больше так не делаю. В трех сумасшедших домах побывал. И бросил. Три года как не бродяжничаю, два не пью. Хочешь прокатиться, Френсис? Только условие: без бутылки. Жена унюхает – съест меня. – И жена есть? – сказал Френсис. – И машина, и жена, и дом, и работа? – спросил Руди. Он сел на койке, чтобы получше разглядеть этого захватчика. – Это Руди, – сказал Френсис. – Руди-дуди. Собирается покончить с собой. – Знакомое чувство, – сказал Старый Туфель. – Как-то утром нам с Френсисом страшно захотелось выпить. Обошли весь город, ничего не добыли, в туфли снег набивается, на улице минус двадцать градусов. В конце концов продали кровь, а деньги пропили. Я потерял сознание. Очнулся – выпить хочется до ужаса, денег нет и взять негде, кровь больше не сдашь – и тут мне захотелось умереть, по-настоящему. Умереть. – «Где все время лето, – запел Руди, – где растут котлеты на кустах и можно спать на воле». – Хочешь прокатиться? – спросил его Старый Туфель. – «В сигаретных деревьях пчелы жужжат, и в фонтанах бьет лимонад», – продолжал Руди. Потом он улыбнулся Туфлю, глотнул вина и снова повалился на койку. – Человек хочет прокатить, а пассажиров нету, – сказал Френсис. – Выходит, отбой, Туфель, ложись, ногам дай отдых. – Не-е, я, пожалуй, дальше двину. – «Стемнело под вечер, и вспыхнули в таборе костры, и бродяга у всех на виду шагал по путям, чтоб на поезд вскочить, сказал он: назад не приду». – Кончай песни петь, – сказал Рыжик. – Спать не даешь. – Я ему рыло расквашу, – сказал Френсис и встал. – Без драк, – сказал Лось. – Она нас вышибет к черту или полицию позовет. – Значит, это будет день, когда меня вышибли из ночлежки, – сказал Френсис. – Это свинюшник. Я жил в свинюшниках получше, чем этот поганый свинюшник. – Где я вырос… – начал Старый Туфель. – Мне начхать, где ты вырос, – сказал Френсис. – Заткнись. Я из Техаса. – Тогда скажи город. – Галвестон. – Не задирайся, – сказал Френсис, – а то получишь в нюх. Я боевой мужик. Не то что Финни. Двенадцать человек побиваю. – Ты пьяный, – сказал Старый Туфель. – Да, – сказал Френсис. – Башка отказывает. – Давно отказала. Какая муха тебя укусила? – Ни хера не муха. Муха это ерунда. – Змея? – Во, змея. Гремучая. Это я понимаю. Нашел о чем поговорить. Кто хочет говорить о змеях? Лучше о бродягах поговорим. Из-за Элен стал бродягой. Пакость, не хочет домой, не хочет стать человеком. – «Элен плясала хулу в Гоно-лу-лу», – запел Руди. – Заткни пасть дурацкую, – сказал ему Френсис. – Люди меня не любят, – сказал Руди. – Поёшь, руками махаешь, про Элен говоришь. – Я собой не владею. – Про то и говорю, – сказал Френсис. – Я старался. – Знаю, но ты не можешь – значит, живи какой есть. – Мне нравится быть осужденным, – сказал Руди. – Нет, не будь осужденным, – сказал ему Френсис. – Мне нравится быть осужденным. – Никогда не будь осужденным. – Мне нравится быть осужденным, потому что я делал плохое в жизни. – Ты никогда не делал плохого, – сказал Френсис. – Вы, полоумные, заткнитесь там, – заорал Рыжик, сев на койке. Френсис немедленно встал, побежал по проходу и с разбега смазал Рыжика кулаком по губам. – Я тебя уделаю, – сказал Френсис. Рыжик откачнулся от удара и упал с койки. Френсис обежал койку и пнул его в живот. Рыжик застонал, откатился, и Френсис пнул его в бок Рыжик откатился под койку Финни, прячась от ноги. Френсис не оставлял преследования и уже приготовился заехать черным полуботинком без шнурков ему в лицо, но вдруг остановился. Руди, Лось и Старый Туфель стояли и наблюдали. – Когда я знал Френсиса, он был силен как бык, – сказал Старый Туфель. – Дом развалил в одиночку, – сказал Френсис. – И шар-баба не понадобилась. Он взял бутылку с вином и приветственно поднял. Лось улегся на койку, Руди на свою. Старый Туфель сидел на койке возле Френсиса. Рыжик, облизывая разбитую губу, тихо лежал под койкой, на которой храпел Финни. Лица всех знакомых Френсису женщин калейдоскопически сменялись – одно за другим, одно за другим – на трех фигурах в дальнем углу. Троица сидела на стульях с прямыми спинками, озирая всю ткань Френсисовой жизни. Мать вышивала по рисунку «Дом, милый дом», Катрина отмеривала от рулона новую материю, а Элен обрезала махры. Потом все они превратились в Энни. – Когда мне плюют в лицо – я никому не спущу, а уважать заставлю, это для меня первая забота, – сказал Френсис. – Я буду в аду гореть, если у них есть такое место, но мускулов у меня хватает и крови тоже, и я переживу. Ни один бродяга еще не сказал против Френсиса. Пусть только попробует, черт меня возьми. Все несчастные, гады, все мучаются, не дождутся, когда в рай попадут, бродят под снегом, в пустых домах спят, штаны на них не держатся. Я когда отъеду на тот свет, я хочу тут всех благословить. Френсис никогда никого не обидел. – Пересмешники будут петь, когда ты умрешь, – сказал Старый Туфель. – Пускай. Пускай поют. Мне говорят: кончай бродяжить. И я мог. Я хотел, только теперь это все растрепалось, как буксирный канат на канале, туда и сюда, туда и сюда. Когда ты столько раз бит, ты доходишь до мертвой точки. Даже гвоздь. Загнал его – он остановился. Будешь бить дальше – головка отломится. – Это точно, – сказал Лось. – «На горе на леденцовой, – запел Руди, – у легавых прыти нет». – Он встал и взмахнул бутылкой, подражая Френсису; потом, раскачиваясь, продолжал петь, громко и не фальшивя: – «У собак клыки из ваты, курочки несут омлет. И товарняки пустые, и всегда сияет солнце. Я хочу на гору эту, где зимы и снега нету, и не сыплется из туч, и с утра до ночи лето на горе на леденцовой». Старый Туфель встал и собрался уходить. – Никто не хочет прокатиться? – спросил он. – Ладно, черт с тобой, – сказал Френсис. – Руди, ты как? Пошли из этого свинюшника. На воздух. Дышать от вони нечем. В бурьяне лучше, чем в этом свинюшнике. – Пока, друг, – сказал Лось. – Спасибо за вино. – Это да. И благослови Бог твое колено. Френсиса не согнешь. Не гвоздь. – Я согласен, – сказал Лось. – Куда мы едем? – спросил Руди. – Едем в табор, к моему приятелю в гости. До табора довезешь? – спросил Френсис у Старого Туфля. – На северном краю. Знаешь, где он? – Нет, ты знаешь. – Холодно будет, – сказал Руди. – У них костер, – сказал Френсис. – Лучше холод, чем клоповник. – «У берега яблочных вод, где синяя птица поет», – запел Руди. – Во, то самое место, – сказал Френсис. Машина Старого Туфля ехала на север по бульвару Эри, где прежде тек канал Эри, и Френсис в машине вспоминал Эмметта Догерти: красное с резкими чертами лицо, волнистые седые волосы, крепкий острый нос, придававший ему сходство с Небесным Воином, таким и будет всегда его помнить Френсис – ирландца, который никогда не пил больше чем надо, серьезного, остроумного и владевшего собой человека с высокими целями и неистребимой верой в Бога и в рабочий народ. Френсис сиживал с ним на аспидной ступеньке перед «Тачкой» Железного Джо и слушал его бесконечные рассказы о тех временах, когда он и страна были молоды, когда речные пароходы везли вверх по Гудзону иммигрантов, прибывших морем из Ирландии. Разразилась холера, их снимали с пароходов в Олбани и отправляли по каналу на запад: отцы города потребовали от правительства, чтобы бациллоносных иностранцев содержали вне города. Эмметта, приплывшего в Нью-Йорк на голодном корабле из Корка, отправили вверх по Гудзону, и в бассейне Олбани он увидел своего брата Оуэна, который махал ему с берега. Оуэн бежал за пароходом до северного шлюза, выкрикивая советы, сообщая семейные новости, и велел ему сойти на берег, как только разрешат, а потом написать, где он, чтобы Оуэн послал ему деньги на дилижанс до Олбани. Но Эмметгу лишь через несколько дней удалось сойти с пакетбота – причем название места он так и не узнал, а местные власти насильно отправили прибывших еще дальше на запад. В конце концов очутившись в Буффало, Эмметт решил не возвращаться в негостеприимный Олбани и пустился дальше, в Огайо, где стал мостить улицы, а потом строить железные дороги, вместе с ними двигаясь на запад, сделался рабочим вожаком, а потом и руководителем «Клан-на-Гейл» «Клан–на–Гейл» или «Объединенное братство» – националистическая организация американских фениев. Существовала во второй половине XIX века. и дожил до тех времен, когда ирландцы забрали власть над Олбани. И вдохновленный его рассказами Френсис Фелан бросил камень, который изменил ход жизни людей, даже еще не родившихся. Это видение пакетбота, плывущего по каналу, и Оуэна, который бежит параллельно по берегу, рассказывая о своих детях, было так же реально для Френсиса – хотя само событие произошло за сорок лет до его рождения, – как и автомобиль Старого Туфля, ехавший по ухабам на север, к тому самому месту, где они расстались. Он чуть не плакал из-за того, как разлучило братьев Догерти проклятое правительство, – ибо также и он был разлучен сейчас с Билли и остальными. И чем? Чем и кем снова разлучен с людьми, едва успев их обрести? Имя этой силы – если есть у нее имя – не имело значения, но действие ее было сокрушительно. Эмметт Догерти не винил никого в частности – ни холерных инспекторов, ни даже отцов города. Он знал, что большая сила переместила его на Запад и вылепила из него то, чем ему суждено было стать, – и это перемещение, эту лепку понимал сейчас Френсис, ибо постиг бродяжью тягу, которая стала такой важной составляющей его духа. Поэтому Френсис нашел вполне резонным то, что он и Эмметт слиты в одну персону – в героя пьесы, написанной сыном Эмметта, драматургом Эдвардом Догерти: Эдвард (муж Катрины, отец Мартина) изобразил в «Депо», как Эмметт, рассказывая свою историю разлуки и возмужания, сделал Френсиса радикалом, научил опознавать врага и метить камнем. И подобно тому, как реальный Эмметт вернулся с Запада домой героем рабочего движения, беззаконным героем возвращался домой Френсис в пьесе. После того, что сделал его камень. Одно время Френсис верил всему, что было сказано о нем в пьесе Эдварда: что он освободил забастовщиков от богатых нищих, трамвайных хозяев – так же как Эмметт помог распрямиться Падди-землекопу и вылезти из своей канавы в новый век. Драматург увидел в них обоих небесных воинов, вдохновленных социалистическими богами, которые понимали историческую потребность ирландцев в помощи свыше, ибо без нее (так говорит Эмметт, рабочий-вожак – златоуст из пьесы) «как нам избавиться от свиней-тори, подлинных и неукротимых дьяволов всей человеческой истории?» Камень (разве не он?) вызвал ответный огонь солдат и стал причиной гибели двух зрителей. А без этого, без смерти Гарольда Аллена, забастовка могла продолжаться, потому что из Бруклина всё везли и везли штрейкбрехеров – ирландцев-иммигрантов вроде тех, что были на пакетботе с Эмметтом, и кое-кто из них сразу дезертировал, сообразив, в чем дело, другие же оставались, растерянные, обескураженные, обманутые нанимателями, которые обещали им работу на железной дороге в Филадельфии, а вместо этого подсунули штрейкбрехерство, ужас и даже смерть. Были среди штрейкбрехеров даже забастовщики из других городов, бездушные люди, которые сели здесь в трамваи, схватились за чужую работу, в то время как другие штрейкбрехеры работали вместо них. И все это могло продолжаться, если бы Френсис не бросил первый камень. Он оказался главным героем стачки, родившей героев десятками. И, став героем, всю жизнь винил себя в смерти троих людей, не различая за событиями, произошедшими в тот день, действия сил иных, чем его правая рука. Не мог признать, хотя и знал, что в тот день летели, и тоже не без последствий, другие камни, что солдаты палили по зрителям не столько в отместку за смерть Гарольда Аллена, сколько в предположении своей собственной, ибо открыли огонь не после того, как Френсис метнул камень, а после того, как вся толпа обрушила каменный град на трамвай. И, не в силах увидеть ничего, кроме своего деяния и его непосредственных, как ему казалось, результатов, Френсис бежал в героизм и через писаное слово Эдварда Догерти еще больше взвалил на себя великой героической вины. Но теперь, когда эти события давно отошли и были глубоко похоронены и подлинная его вина имела к ним так мало отношения, он видел в забастовке просто безумие ирландцев – бедные против бедных, народ, класс, разделившиеся сами в себе. Видел, как Гарольд Аллен пытался уцелеть в тот день и ту ночь, когда на него ополчилась исступленная толпа, – так же, как он сам, убегая в чужие города, старался уцелеть наперекор их враждебности, как всю жизнь старался уцелеть наперекор своим худшим инстинктам. Ибо Френсис понимал теперь, что воюет с самим собой, что сражаются друг с дружкой его разные части, и если ему суждено уцелеть, то не с помощью какого-то социалистического бога, а за счет ясности в мыслях и твердого взгляда в лицо правде; ибо вина, которую он ощущал, не стоила смерти. И ничему она не служила, кроме как ненасытной кровожадности природы. Фокус в том, чтобы выжить, обставить гадов, уцелеть перед толпой, в роковом хаосе, и показать им всем, как может человек наладить жизнь, если возьмется за это. Бедный Гарольд Аллен. – Я прощаю сукина сына, – сказал Френсис. – Это какого? – спросил Старый Туфель. Вдребезину пьяный Руди лежал на заднем сиденье, держа бутылку с вином и бутылку с виски стоймя на груди открытыми – вопреки приказу Старого Туфля не откупоривать их в машине – и не проливая при этом ни капли. – Которого я убил. Его звали Алленом. – Ты убил человека? – И не одного. – Случайно, да? – Нет. В этого я метил – в Аллена. Он хотел отнять у меня работу. – Значит, поделом. – Может, да, а может, нет. Может, он не мог иначе. – Ерунда, – отозвался Старый Туфель. – Все так считают. Хорошие, плохие и сволочи. Грабители, убийцы. И Френсис умолк, углубившись в еще одну истину, требовавшую усвоения. Табору было, возможно, семь лет; или три года, или месяц, или несколько дней. Это был шлаковый отвал, погост, беглый город. Он стоял между кустами сумаха и приречными деревьями, уже голыми от раннего мороза. Случайная на земле сыпь из толевых хибарок, сараюшек и разных импровизированных строений, для которых не придумано слов в человеческом языке. Город бытийного транзита и сослагательной оседлости, стойбище тех, для кого передвижение – либо проклятие, либо бессмысленность, либо невозможность. Здесь обитали калеки, потерявшие дом уроженцы города и люди, закончившие путь и осевшие в ожидании следующей катастрофы. Табор, зримое проявление болезни века, площадью примерно в два городских квартала, расположился между рекой и железнодорожными путями, сразу за бывшим трамвайным депо и покинутым зданием – бывшим салуном Железного Джо. Приятелем Френсиса в таборе был человек шестидесяти с лишним лет по имени Энди; когда-то в товарном вагоне, по дороге в Олбани, он признался Френсису, что прежде звали его Энди Сено-Солома, поскольку лет до двадцати не умел отличить правую руку от левой – задача, которую ему и теперь приходилось порой решать в напряженные моменты. Френсис сразу почувствовал симпатию к Энди и поделился с ним сигаретами и едой – и сразу вспомнил о нем, когда Энни дала ему два сандвича с индюшкой, а Пег сунула солидный кусок сливового пудинга, каковые три предмета, нетронутые и завернутые в пергамент, лежали сейчас в карманах его костюма, сшитого в 1916 году. Но о том, чтобы поделиться с Энди едой, он всерьез не думал, пока Руди не запел песню о таборе. Вдобавок, при виде собственной быстро кипящей злобы и саморазрушительной заносчивости, отразившихся на Рыжике, он ощутил нечто вроде удушья, и стечение таких обстоятельств побудило его покинуть ночлежку и искать чего-то, что было бы дорого его душе, поскольку сейчас Френсису прежде всего нужна была вера в простые решения. А Энди Сено-Солома – человек, запутавшийся в названии своих рук и тем не менее уцелевший для того, чтобы поселиться в городе бесполезных епитимий и быть за это благодарным, – представлялся Френсису существом, заслуживавшим внимательного изучения. Френсис нашел его без труда, когда машина Старого Туфля остановилась на грунтовой дороге перед табором. Энди дремал возле угасавшего костра. Френсис разбудил его и вручил ему бутылку виски. – Выпей, друг. Для смазки души. – Здорово, Френсис. Как поживаешь? – Переставляю ноги по очереди – авось куда-нибудь придут, – ответил Френсис. – Отель открыт? Привел к тебе парочку бродяг. Вот Старый Туфель говорит, что он больше не бродяга, но это он только говорит. А это Руди-пудель, хороший мужик. – Здорово, – сказал Энди. – Рассаживайтесь. Как чувствовал, что ты придешь. Костер еще горит, и на небе звезды. Холодновато только в доме. Сейчас включим отопление. Сели вокруг костра, Энди подбросил прутиков и щепок, и вскоре пламя потянулось к тем высям, где вечно царствует огонь. Пламя вдохнуло жизнь в студеную ночь, и люди грели возле него руки. За спиной у Энди замаячила фигура; ощутив ее присутствие, он обернулся и пригласил Мака Мичиганца к первобытному очагу. – Рад познакомиться, – сказал Маку Френсис. – Говорят, ты на днях провалился в дыру. – Шею мог сломать, – сказал Мак. – Сломал? – спросил Френсис. – Если бы сломал, умер бы. – А, так ты жив, значит? Не умер? – Это кто еще? – спросил Мак у Энди. – Правильный мужик. В поезде познакомились. – Мы все правильные, – сказал Френсис. – Не встречал еще бродягу, чтоб мне не нравился. – Это сказал Уилл Роджерс Уилл Роджерс (1879–1935) – американский актер и юморист. , – сообщил Руди. – Черта лысого, – ответил Френсис. – Это я сказал. – Не знаю. Он так сказал. Все, что знаю, я прочел в газетах Этой фразой Роджерс начинал выступления. , – ответил Руди. – Так ты читать умеешь? – сказал Френсис. – Джеймс Уатт изобрел паровую машину, – сказал Руди. – А ему было только двадцать девять лет. – Он был кудесник, – сказал Френсис. – Правильно. Чарлз Дарвин был очень выдающимся человеком, понимал ботанику. Умер в 1936 году. – О чем он говорит? – спросил Мак. – Он ни о чем не говорит, – ответил Френсис. – Просто говорит. – Сэр Исаак Ньютон. Вы знаете, что он сделал с яблоком? – Этого я знаю, – сказал Старый Туфель. – Он открыл тяготение. – Правильно. Знаешь, когда это было? В 1936 году. Он родился от двух повитух. – А ты порядком разузнал про этих кудесников, – сказал Френсис. – Бог вора любит, – сказал Руди. – Я вор. – Мы все воры, – сказал Френсис. – Что ты украл? – Я украл любовь моей жены, – сказал Руди. – И что с ней сделал? – Отдал обратно. Держать не стоило. Ты знаешь, где Млечный Путь? – Где-то там, – сказал Френсис, глядя в небо, такое звездное, каким он его еще не видел. – Жрать охота, – сказал Мак Мичиганец. – На, откуси, – сказал Энди. И вытащил из пальто большую луковицу. – Это лук, – сказал Мак. – Тоже кудесник, – сказал Френсис. Мак взял луковицу, осмотрел и вернул Энди, а тот откусил от нее и снова положил ее в карман. – В магазине дали, – сказал Энди. – Говорю ему: хозяин, голодаю, мне надо что-то съесть. И он дал две луковицы. – У тебя были деньги, – вмешался Мак. – Сказал тебе – купи буханку хлеба, а ты купил бутылку вина. – Не получается – и вино и хлеб, – сказал Энди. – Ты что, француз? – Хочешь покупать еду и выпивку – устройся на работу, – сказал Френсис. – На прошлой неделе я мячи на гольфе подносил, – сказал Мак, – хреновина, невыгодно. На буграх оскальзываешься. У самих-то шипы на ботинках. Говорят: иди работать, бродяга. Я бы пошел, но не могу. Пять-шесть долларов добуду – и на поезд. Я не бродяга. Я босяк. – Слишком много двигаешься, – сказал Френсис. – Потому и в дыру провалился. – Да, – сказал Мак, – но в этот дом я больше ни ногой. Слышал, полицейские там каждую ночь людей забирают. Кто осел – считай, сгорел. На ходу – с собой в ладу. – Сегодня вечером тут полицейские были, фонарями светили, – сказал Энди. – Но никого не замели. Руди поднял голову и обвел взглядом лица, освещенные костром. Потом поглядел на небо и обратился к звездам. – На окраине, – сказал он. – Я непоседа, странник. Вино ходило по кругу, и Энди подбрасывал дрова, хранившиеся в его халупе. Френсис вспоминал о том, как Билли, надев костюм, пальто и шляпу, показывался ему перед уходом. Нравится шляпа? – спросил он. Нравится, сказал Френсис, стильная. Свою потерял, сказал Билли. Эту в первый раз надеваю. Ничего выглядит? Стильно выглядит, сказал Френсис. Ладно, пора в город, сказал Билли. Давай, сказал Френсис. Еще увидимся, сказал Билли. Не сомневайся, сказал Френсис. Останешься в Олбани или подашься куда? – спросил Билли. Еще не знаю, ответил Френсис. Есть тут над чем подумать. Это всегда есть, сказал Билли, после чего они пожали руки и больше уже не разговаривали. Сам он ушел через час с небольшим, пожав руку и Джорджу Куинну, ушлому и франтоватому мужчинке, рассказывавшему плохие анекдоты («Ты откуда?» – спрашивают потрепанную корову. «От верблюда»), которым все смеялись, а Пег крепко обняла отца и поцеловала в щеку, вот это поцелуй, всем поцелуям поцелуй, а потом Энни взяла его руку в обе руки и сказала: приходи обязательно. Конечно, сказал Френсис. Нет, сказала Энни, ты должен прийти, мы должны поговорить о многом, я хочу рассказать тебе о детях, о семье. Если захочешь остаться на ночь, мы поставим тебе койку у Данни. А потом совсем легонько поцеловала его в губы. – Эй, Мак, – сказал Френсис, – ты правда голодный или так губами шлепаешь, от нечего сказать? – Я голодный, – сказал Мак. – С утра не жрал. Тринадцать, четырнадцать часов небось. – На, – сказал Френсис, развернув один сандвич с индейкой и половину отдав Маку. – Откуси пару раз, но все не ешь. – У-у, ладно, – сказал Мак. – Я сказал тебе, он хороший мужик, – сказал Энди. – Хочешь кусок? – спросил у него Френсис. – Мне луку хватило, – сказал Энди. – А вон малый в ящике от рояля, он тут спрашивал поесть. У него там младенец. – Младенец? – Младенец и жена. Френсис отнял у Мака Мичиганца остаток сандвича и в темноте, разбавленной светом костра, побрел к ящику от рояля. Перед ящиком тоже горел костерок, и возле него, сидя по-турецки, грелся человек. – Я слышал, у тебя ребенок, – сказал Френсис подозрительно смотревшему на него человеку, а тот кивнул и показал на ящик. В темноте Френсис разглядел очертания женщины, свернувшейся вокруг чего-то, похожего на спеленутого младенца. – У меня тут харч лишний, – сказал Френсис и отдал мужчине нетронутый сандвич вместе с остатками другого. – И сладкое. – Он отдал пудинг. Мужчина принял дары, подняв к нему лицо, на котором было написано изумление человека, пораженного молнией посреди безводной пустыни; а благодетель его исчез прежде, чем он смог осознать подарок Френсис занял свое место в безмолвном кругу у костра Энди. Все, кроме Руди, свесившего голову на грудь, смотрели на него. – Дал ему поесть? – спросил Энди. – Ага. Хороший малый. Я-то сегодня поел от пуза. Сколько ребенку? – Три месяца, он сказал. Френсис кивнул. – У меня тоже был. Звали Джеральдом. Упал, сломал шею и умер – а было ему тринадцать дней. – Беда, – сказал Энди. – Ты никогда про это не говорил, – сказал Старый Туфель. – Да, потому что это я его уронил. Взял в пеленке, а он выскользнул. – Вот черт, – сказал Старый Туфель. – Не мог я с этим справиться. Потому и от семьи сбежал. А на прошлой неделе на другого сына наткнулся – и он мне говорит, что жена никому про это не рассказывала. Человек уронил ребенка, ребенок умер, а мать ни одной живой душе ни слова. Не могу это понять. Женщина хранит такой секрет двадцать два года, оберегает такого, как я. – Женщин не поймешь, – сказал Мак Мичиганец. – Моя целый день, бывало, передком шурует, а потом приходит домой и говорит мне, что до нее в жизни никто не дотронулся, кроме меня. У меня только тогда глаза открылись, когда домой пришел, а она с двоими сразу кувыркается. – Я не про то говорю, – сказал Френсис. – Я говорю про женщину, которая женщина. Я не про блядь подзаборную говорю. – Она красивая была, однако, – сказал Мак. – И характер необыкновенный. – Ага, – сказал Френсис. – И весь у ней между ног. Руди поднял голову и посмотрел на бутылку. Поднес ее к свету. – Отчего человек становится пьяницей? – спросил он. – От вина, – сказал Старый Туфель. – От того, что в руке у тебя. – Вы когда-нибудь слышали про медведей и про сок тутовой ягоды? – спросил Руди. – Сок тутовой ягоды бродит у них в животе. – Да ну? – сказал Старый Туфель. – Я думал, он бродит до того, как внутрь попал. – Не. Не у медведей, – сказал Руди. – И что сделалось с медведями и соком? – спросил Мак. – Они оцепенели, и у них сделался бодун, – сказал Руди и долго-долго смеялся. Потом опрокинул бутылку и слизнул с горлышка последние капли. Он бросил бутылку к еще двум пустым – своей из-под виски и Френсисовой винной, которая ходила по кругу. – Черт, – сказал Руди. – У нас нечего выпить. Пропадаем. Вдалеке послышался шум моторов и хлопанье автомобильных дверей. Напрасно Френсис исповедовался. Заговорить о Джеральде с чужими было ошибкой – никто не принял этого всерьез. И совести он не облегчил, и прозвучало это ненужно, как бессмысленная болтовня Руди про кудесников и медведей. Френсис пришел к выводу, что принял еще одно неверное решение – в длинной цепи других. Он пришел к выводу, что вообще не способен на правильные решения, что такого непутевого человека свет не видывал. Теперь он был убежден, что никогда не достигнет равновесия, позволяющего многим людям жить мирной жизнью, без насилия и дезертирства, жизнью, вырабатывающей к старости хотя бы малую толику счастья. Он не понимал, чем отличается в этом смысле от других людей. Он знал, что в чем-то он сильнее их, более склонен к насилию, что тяга к бегству у него в крови, но все это не имеет никакого отношения к умыслу. Ну ладно, он хотел попасть камнем в Гарольда, но это было давно. Зная Френсиса так, как он себя знал, мог ли кто-нибудь подумать, что это он ответствен за смерть Бузилы Дика, обкусанную шею Шибздика, за синяки на Рыжике, за шрамы на других людях, давно забытых или давно похороненных? Сейчас Френсису было ясно лишь одно: относительно себя он никогда не мог прийти к каким-либо заключениям, основанным на разуме. При этом он не считал, что не способен мыслить. Он видел себя существом неведомых и непознаваемых качеств, человеком, лишенным хладнокровия, как в импульсивных поступках, так и в обдуманных. И, однако, признаваясь себе, что он – душа исковерканная и погибшая, Френсис всякий раз убеждался в разумности и целесообразности своих действий: он бежал от родных, потому что такому нечестивому человеку не место среди них; все эти годы он уничижал себя нарочно – в противовес пугливой гордыне, ибо всегда гордился своей способностью сочинить торжество, из которого проистечет благодать. Кем он был – он был воином, да, защищавшим веру, которую никому не дано выразить в словах, тем более ему самому, но как-то это было связано с охраной святых от грешников, живых от мертвецов. А воин – он был убежден в этом – не жертва. Ни в коем случае не жертва. В глубочайших глубинах души, где рождается неизреченный вывод, он говорил себе: моя вина – единственное, что у меня осталось. Если расстанусь с ней – я ничего не значил, я ничего не сделал, я был ничем. И, подняв голову, он увидел людей в легионерских фуражках, строем двигавшихся на костер с бейсбольными битами в руках. Люди в фуражках вошли в лагерь с лютой целеустремленностью, безмолвно сшибая все, что возвышалось над землей. Они проламывали хибарки и валили сарайчики, и так уже почти разрушенные временем и непогодой. Кто-то, увидевший их, выскочил из своей конуры и побежал, выкрикивая одно слово: «Облава»; кое-кого из бродяг он разбудил, и они, похватав пожитки, бросились следом за ним. Гости Энди только тогда заметили приближение налетчиков, когда первые разгромленные лачуги уже горели. – Что за черт? – удивился Руди. – Почему все повскакали? Френсис, ты куда? – Вставай, глупый, – сказал Френсис, и Руди встал. – Во что это, к черту, я влопался? – сказал Старый Туфель и попятился от костра, не сводя глаз с атакующих. Они были еще в полусотне метров, а Мак Мичиганец уже предпринял стремительный отход: согнувшись серпом, он бежал к реке. Налетчики продвигались вперед, круша табор; один из них снес лачугу двумя ударами. Шедший за ним облил развалину бензином и кинул спичку. Они уже были в двадцати метрах от сарайчика Энди, а Руди, Энди и Френсис, оцепенев, смотрели на происходящее изумленными глазами. – Надо уходить, – сказал Энди. – У тебя в хибаре есть что-нибудь стоящее? – спросил Френсис. – Стоящего у меня только шкура, а она при мне. Троица стала медленно пятиться от налетчиков, которые явно намеревались сровнять весь поселок с землей. Френсис заглянул на ходу в рояльный ящик и увидел, что он пуст. – Кто они? – спросил у Френсиса Руди. – Зачем ломают? Никто ему не ответил. С полдюжины лачуг и конур уже пылали, от одной загорелось высокое голое дерево, и пламя его вздымалось высоко в небо, намного выше, чем огонь горящих лачуг. При пляшущем свете пожара Френсис увидел, как один из налетчиков ударил по хижине, а из нее на четвереньках выполз человек. Несильно размахнувшись битой, налетчик огрел его по заду, и человек вскочил на ноги. Налетчик ткнул его еще раз, и тот, хромая, убежал. Горящая хижина беглеца осветила улыбку налетчика. Тут Френсис, Руди и Энди тоже собрались бежать, уверовав наконец, что ночь наводнена демонами. Но когда повернулись, увидели еще двоих с битами, заходивших слева. – Грязные бродяги, – сказал один и размахнулся битой, целя в Энди. Тот ловко увернулся, побежал, и его поглотила ночь. Налетчик махнул битой в обратную сторону, и удар пришелся пьяненькому Руди по затылку, прямо над шеей. Руди ойкнул и упал. Френсис прыгнул на налетчика, вырвал у него биту, отскочил, повернулся лицом к обоим: они шли на него, и на лицах у них была ненависть, смертельная и безадресная, как оскаленные зубы бешеной собаки. Второй налетчик поднял биту и нанес вертикальный удар, от которого Френсис легко уклонился шагом влево – как делал когда-то, ловя сильный низовой мяч. И, сразу шагнув вперед, как если бы отбивал бросок, направленный в сторону, со всего размаха ударил битой того, который свалил Руди. Френсис вложил столько силы в удар, что, будь на месте человека мяч, он улетел бы по центру за ограду поля, – где угодно, на любом стадионе, – и Френсис ясно услышал, ощутил руками, как лопнул у нападавшего позвоночник И со сладострастным удовольствием увидел, как тот, нелепо скорчившись, без звука упал на траву. Второй налетел на Френсиса и сбил его с ног, но не битой, а тяжестью прущего тела. Они покатились по земле; в конце концов Френсис все же освободился, ударив противника сбоку по горлу. Но тот был крепок и очень проворен – он уже стоял на ногах, когда Френсис только поднялся на колени, – и уже отводил биту для удара. Бита Френсиса, описав полкруга, ударила его по колену. Сустав ушел назад, нога сложилась в обратную сторону, и человек рухнул с протяжным воплем. Френсис поднял Руди, издававшего нечленораздельные звуки, взвалил на плечо и побежал изо всех сил к реке. Там повернул вдоль берега к городу. Он остановился в высоком бурьяне, уже буром и мертвом, и полежал рядом с Руди, чтобы отдышаться. Их никто не преследовал. За голыми деревьями был виден табор; пожар там распространялся. Луна и звезды светили на реку – покойное море стекла рядом со злым, расползавшимся огнем. Рука у Френсиса оказалась в крови; он подошел к реке, намочил платок, смыл кровь. Потом жадно пил из реки удивительную, ледяную, свежую воду. Промокнув щеку, понял, что она еще кровоточит, и прижал к ней мокрый носовой платок. – Кто они? – спросил Руди, когда он вернулся. – Ребята из другой команды, – сказал Френсис. – Не любят нас, грязных бродяг. – Ты не грязный, – прохрипел Руди, – у тебя новый костюм. – Черт с ним, с костюмом, – голова как? – Не знаю. Такого никогда не чувствовал. Френсис потрогал его затылок. Крови не было, только громадная шишка. – Идти можешь? – Не знаю. А где Старый Туфель с машиной? – Уехал, наверное. Думаю, машина в розыске. Угнал, наверно. Раньше промышлял этим. И своим очком. Френсис помог Руди встать, но Руди не мог стоять сам и не мог переставлять ноги. Френсис снова взял его на плечо и пошел на юг. Целью его была Мемориальная больница, бывшая Гомеопатическая, на Норт-Пёрл-стрит, в центре. Далеко до нее, но другого места ночью не было в этом проклятом городе. И всю дорогу придется пешком. Ждать автобуса или трамвая в этот час – Руди умрет в канаве. Френсис нес его сперва на одном плече, потом на другом, а когда обнаружилось, что Руди немного владеет руками и может держаться, взял на закорки. Он нес его по прибрежной дороге, чтобы не попасться патрульной полицейской машине, потом вдоль путей до Бродвея, а оттуда – на Пёрл. Он внес его по лестнице в больницу, в приемный покой, маленький, чистый, ярко освещенный и пустой. Увидев их, сестра откатила от стены носилки и помогла Руди сползти на них со спины Френсиса. – Ему разбили голову, – сказал Френсис. – Идти не может. – Как это случилось? – спросила сестра, изучая глаза Руди. – Какой-то ненормальный на Медисон-авеню ударил его кирпичом. – Я вызову врача. Он пьяный. – Сейчас не в этом дело. У него еще рак желудка, но сейчас у него беда с головой. Ему досталось страшно, вы уж поверьте, и его вины тут нет. Сестра подошла к телефону, набрала номер и тихо поговорила. Руди улыбнулся, посмотрел на Френсиса мутным взглядом и ничего не сказал. Френсис похлопал его по плечу и сел рядом отдохнуть. Он увидел себя в зеркальной дверце шкафчика. Бабочка на нем сидела косо, а рубашку и пиджак он закапал кровью, когда еще не знал, что ранен. Лицо чумазое, костюм в грязи. Он поправил галстук и стряхнул кое-где грязь. После второго звонка и разговора, который Френсис уже хотел прервать, чтобы она занялась, черт возьми, раненым, сестра вернулась. Она пощупала Руди пульс, сходила за стетоскопом, послушала сердце. И сказала Френсису, что Руди умер. Френсис встал и посмотрел на лицо приятеля; на нем еще была улыбка. – Как его звали? – спросила сестра. Она взяла карандаш и больничную карточку. Френсис только смотрел на остекленело улыбавшегося Руди. Исаак Ньютон Яблочный, родился от двух повитух. – Скажите, пожалуйста, как его звали? – повторила сестра. – Звали Руди. – Руди – а фамилия? – Руди Ньютон, – сказал Френсис. – Он знал, где Млечный Путь. Когда Френсис отправится к гостинице «Паломбо», чтобы согреться, вытянуться рядом с Элен и подумать о том, что случилось и как с этим быть, часы на Первой церкви будут показывать 3-15. Он пройдет мимо ночного портье на лестничной площадке, махнет ему рукой и поднимется в комнату, где они всегда останавливались с Элен. Глядя на грязь в коридоре и на вытертый ковер, он напомнит себе, что для него и Элен – это роскошь. Он увидит свет под дверью, но все равно постучит, чтобы убедиться, Элен ли в этой комнате. Никто не отзовется, он откроет дверь и увидит Элен – на полу, в кимоно. Он войдет в комнату, закроет дверь и будет долго стоять, глядеть на нее. Волосы у нее будут распущенные, рассыпавшиеся по полу, красивые. Немного погодя он подумает, что надо бы поднять ее на кровать, но решит, что в этом нет смысла: ей и так лежать хорошо и удобно. Вид такой, будто она спит. Он сядет в кресло и будет смотреть какое-то время – какое, он не сможет потом подсчитать, – и решит, что принял правильное решение, не переложив ее на кровать. Потому что она не скрючилась. Он заглянет в открытый чемодан, найдет свои старые вырезки и положит их в нагрудный карман пиджака. Найдет свою бритву и перочинный нож, ее бабочку с искусственными бриллиантами и все это тоже рассует по карманам пиджака. В стенном шкафу, в ее пальто он найдет 3 доллара и 35 центов и сунет их в брючный карман, не понимая, где она их взяла. Вспомнит, что оставил для нее два доллара, и теперь их не получить ни ей, ни ему – пусть считаются чаевыми старику Доновану. Элен говорит «спасибо». Потом он сядет на кровать и будет смотреть на Элен оттуда. Увидит, что глаза у нее закрыты, и вспомнит, какими ярко-зелеными они были при жизни, эти чертовские изумруды. Просидит долго, стараясь заглянуть в смеженные глаза Элен, а потом услышит за спиной женский разговор. Поздно теперь, скажут женщины. Поздно теперь заглядывать ей в душу. А он все будет смотреть, помня о патефонной пластинке, что прислонена к подушке; он знает, какую песню она купила или украла. Свою любимую «Бай-бай, черный дрозд», и он услышит, как ее вполголоса поют женщины, а сам будет созерцать свирепо блестящие шрамы на душе Элен, свежие и мертвенно-белые среди старых шрамов, между тем как душа Элен уже очищается от всех мирских ран, пламенея зеленым пламенем надежды, но и сохраняя эти шрамы в целостности, как рубцы прозрения глубочайших тайн Сатаны. Френсис, это раздвоенное создание – то пожилой человек, согбенный смертный, то снова птенец, только-только вставший на крыло, тихо подпоет женщинам: «С тихой песней я иду», – и песня откроет ему, что смотрит он вовсе не в душу Элен, а в свою назойливую и нетвердую память. Ему ясно, что и Руди, и Элен понимают его сейчас гораздо глубже, чем понимал когда-либо или будет понимать их он. Мертвые – все глаза у них. Он станет отматывать нить своей жизни от смерти Элен и увидит ее в том же японском кимоно, лежащую рядом с ним после нежной любви, и она говорит ему: я больше ничего на свете не хочу – только чтобы мое имя вернулось в семью. И Френсис встанет и поклянется, что когда-нибудь разыщет могилу Элен, где бы ее ни зарыли, и поставит камень с глубоко высеченной надписью. «Элен Мари Арчер, чистая душа» – будет высечено на камне. Френсис вспомнит, что, когда гаснут чистые души, мир наводняют силы тьмы, несущие с собой грозу, раздоры и огонь. И он поймет, что должен молиться о спасении ее души, ибо никак иначе ей теперь не поможет. Но поскольку в его представлении мир иной был не Дворцом Небесным, где легионы блаженных душ поклоняются Святому Червю, а скверным туманом над скважиной, через которую земля опорожняется от смрада гниющих жизней, перед глазами Френсиса горел вопрос: как этому человеку молиться? Он будет размышлять над ним опять несчитанное время и решит в конце концов, что молиться у него нет никакой возможности – ни об Элен, ни даже о себе. Тогда он опустит руку, и дотронется до макушки Элен, и погладит ее по голове, осторожно, как гладит отец по мягкому родничку новорожденного ребенка, – осторожно, чтобы не потревожить текучую россыпь ее волос. Таких красивых. Потом он выйдет из комнаты Элен, оставив там свет. Он пройдет по коридору до лестничной площадки, махнет задремавшему в кресле ночному дежурному и снова окунется в студеную и живую ночную тьму. А к рассвету он уже будет на товарняке, и Делавэр-Гудзонская железная дорога повезет его к берегу яблочных вод. Он будет сидеть на корточках посреди пустого вагона с приоткрытой дверью, чуть в стороне, чтоб не дуло. Будет наблюдать, как звезды, чей огонь лишь несколько часов назад казался негасимым, тают в пробуждающемся небе, в раннем его переливе из сиреневого в розовое. Он не в силах закрыть глаза и поэтому задумается о том, что он теперь может делать. Потом решит, что не способен выбрать между всеми открытыми для него возможностями. Теперь он уверен только в том, что живет в мире, где события сами решают за себя, и единственное, что может человек, – это находиться в одном прыжке от их непостижимости. Он увидел Джеральда, запеленутого в серебристую паутину могилы; потом видение растаяло, как звезды, и он не мог припомнить даже цвет его волос. Он увидел всех женщин, которых стало трое, а потом их невозможное объединение тоже растаяло, и остался только прекрасный рот Катрины, произносивший не столько слова, сколько их немые очертания; и тогда он понял, что оставляет позади больше, чем город и набравшуюся за его век галерею трупов. Он оставлял позади даже яркое воспоминание о шрамах на душе Элен. Когда поезд замедлил ход, чтобы набрать воды, в вагон вскарабкался Клубничный Билл. Для бродяги, умершего с кашлем, он выглядел довольно нарядно: полотняный костюм в синюю полоску, соломенная шляпа и туфли цвета нового бейсбольного мяча. – При жизни ты так хорошо не выглядел, – сказал ему Френсис. – Смотрю, тебе там неплохо. По прибытии каждому придают портного-итальянца, объяснил Билл. Но скажи мне, друг, от чего ты бежишь на этот раз? – Всё от той же своры, – сказал Френсис. – От полицейских. Никаких полицейских нет, сказал Билл. – Может, до рая еще ни один не добрался, но здесь они меня заманали. Не гонятся за тобой полицейские. – Ты точно знаешь? Буду я морочить такого человека, как ты? Френсис улыбнулся и стал напевать песню Руди о крае, где синяя птица поет. Он выпил последний глоток виски «Зеленая река», показавшегося теперь прохладным и освежающим. И подумал о чердаке Энни. Отличное место, сказал ему Билл. У них там койка в углу, рядом с твоим сундуком. – Я видел его, – сказал Френсис. Френсис подошел к двери вагона и бросил пустой бутылкой в луну, бросок был с подкруткой, и она ушла в сторону восходящего солнца. Плывя в небе, бутылка с луной заиграли душевную музыку, как банджо, и божественная их игра побуждала Френсиса спрыгнуть с поезда и искать убежища под святой фелановской кровлей. – Слышишь эту музыку? – сказал Френсис. Музыку? Я бы не сказал. – Банджо. Очень приятное банджо. Это бутылка от виски играет. Бутылка и луна. Тебе виднее, сказал Билл. Френсис опять прислушался к луне и бутылке и услышал их еще явственнее. Если ты услышал такую музыку, незачем больше лежать. Можно встать с этой койки, подойти к заднему окну мансарды и посмотреть, как гоняет голубей Джейк Бекер. Голуби носились над всем кварталом, сукины дети, кругом, кругом, кругом, а Джейк, бывало, свистнет – и возвращаются в клетки. Черт-те что. – Что тебе сделать на второй завтрак? – спросила Энни. – Я не привереда. Сандвич с индейкой – в самый раз. – Чаю еще хочешь? – Этого чаю я всегда хочу, – сказал Френсис. Чтобы его не увидели, он держался от окна подальше, когда смотрел на голубей или с другого конца чердака наблюдал за игрой в футбол на школьной спортивной площадке. – Если тебя не увидят, все обойдется, – сказала ему Энни. Она меняла ему постельное белье два раза в неделю, повесила бежевые занавески и купила пару черных штор, чтобы по вечерам он мог читать газету. Но нужды в чтении он больше не испытывал. В голове не осталось мыслей. Если мысль появлялась, то оседала на мозге, как утренняя роса на каменной равнине. Солнце уничтожало росу, и только ее следы оставались на камне. А камню эти следы не нужны. Вопрос состоял в том, дознаются ли они, что спину человеку сломал Френсис. Ищут ли его? Или делают вид, что не ищут? В сундуке он нашел старый тренировочный свитер и носил его с поднятым воротом, чтобы скрыть лицо. Еще он нашел пилотку Джорджа Куинна – она придавала ему военный вид. В армии он дослужился бы до нашивок, медалей. Дисциплина всегда была ему по душе. Никому не придет в голову разыскивать его в пилотке Джорджа. – Френ, ты любишь желе? – спросила Энни. – По-моему, я никогда не делала тебе желе. Да и не помню, продавали тогда «Джелл-О»? Если его разыскивают, тогда кончен бал. Погасли свечи. Он отправится туда, где тепло, где не надо больше бежать от людей и прятаться от погоды. Эмпирей – область вовсе не пространственная, он не движется, и у него нет полюсов. Он обнимает светом и любовью primum mobile Перводвигатель (лат.). , отдаленнейшее и быстрейшее из материальных небес. В primum mobile являют себя ангелы. Но если его не разыскивают, он как-нибудь скажет Энни (у нее уже была такая мысль, это он понял) насчет того, чтобы поставить койку в комнате у Данни, если все точно утрясется и образуется. В этой комнате у Данни места было много. И утром там солнечно. Славная у него комната.

Приложенные файлы

  • rtf 3525269
    Размер файла: 468 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий