Айгуль Вольтман — Личностная автономия женщин в социокультурном контексте


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте его и откройте на своем компьютере.
Доклады. Лекции. Обзоры
«Психопатология и Аддиктивная Медицина» Том 2 номер 2 (июнь 2016)
«Психопатология и Аддиктивная Медицина» Том 2 номер 2 (июнь 2016). Стр. 36—40
Личностная автономия женщин
в социокультурном контексте
Айгуль Вольтман
бакалавр психологических наук, Национальный Исследовательский Университет Высшая Школа Экономики,
г. Москва; E-mail: [email protected]
предписаний, которые могут являться дополнительным барьером для обретения личностной авто
номии. Обретение личностной автономии женщины рассматривается с точки зрения структурной
модели, описанной в контексте экзистенциально-аналитической теории. Исследование выявляет
взаимосвязь между показателями личностной автономии женщин и наличием фемининных и ма
скулинных качеств.
аналитическая теория.
Личностная автономия является одним из критериев
психического здоровья личности и необходимым компо
нентом счастливой и успешной жизни каждого человека,
однако социокультурный аспект данной проблемы разли
чается в зависимости от гендера.
Общемировой культурный акцент на репродуктивные
функции женщины формирует её общепринятую роль и
задачи, затормаживая таким образом её собственные про
явления воли, подменяя автономию квази-автономными
ные цели на гетерономное долженствование.
Отсюда же возникает другая полярность образа жен
щины, которая настолько отлична от патриархальных
устоев, что начинает сама же детерминироваться ими,
оценивая свой успех по «мужским» идеалам.
Однако с развитием западной цивилизации и новыми
культурными завоеваниями, борьба за свои права стано
вится менее актуальной, и наступает время манифеста
ции свободной воли женщин.
женщина может сама разрешать общекультурные проти
воречия, находить свое место в жизни и саму себя.
Для методологического обоснования исследования
была выбрана экзистенциально-аналитическая теория,
разработанная австрийским психотерапевтом и клини
ческим психологом Альфридом Лэнгле. Упомянутая
теория представляется одной из самых перспективных
направлений современной психологии с точки зрения и
ее практической эффективности. Она включает в себя
к исполненности экзистенции. Автономия в проявлен
ной форме представлена на уровне третьей мотивации,
однако, для практических нужд оказывается необходимо
рассмотреть её с точки зрения более развернутой струк
турной модели обретения автономии, которая была более
подробно описана Еленой Станковской [20]. С помощью
этой модели рассматриваются актуальные для женщин
специфические особенности и препятствия для обрете
ния автономии, обусловленные культурной и социальной
Следует отдельно отметить, что самим автором ис
пользуемой теории автономия никогда не рассматрива
лась с точки зрения гендерного аспекта, что вполне по
нятно, так как подразумевается, что оба пола имеют оди
наковые возможности для обретения автономии.
Первая фундаментальная мотивация связана с вопро
сом «могу ли я быть в мире?» и необходима в качестве
обретения основы для бытия, осознания своих возмож
человек обретает доверие себе и миру.
Эти факторы необходимы для обретения автономии
как сама возможность ее существования — автономия
заложена в нас природой, и каждый (здоровый) индивид
от рождения наделен этой способностью. Однако, неко
торые предписания могут противоречить собственным
«Психопатология и Аддиктивная Медицина» Том 2 номер 2 (июнь 2016)
Доклады. Лекции. Обзоры
желаниям или потребностям женщины, вследствие чего
могут возникнуть затруднения с доверием себе, так как
она начинает детерминироваться не внутренними пред
посылками, а внешними.
Убеждения в роде того, что женщины хуже способны
водить машину, ориентироваться на местности, изобре
тать, мыслить логически, овладевать какими-то «муж
скими» профессиями и т.д. — подрывают саму основу
автономии, чувство «я могу». Фундаментальное доверие
к миру основывается на обретении духовной опоры, вы
ходящей за пределы рационального, однако этот шаг мо
жет заменяться идеей о необходимости обретения опоры
в мужчине. Здесь можно говорить о феномене выученной
беспомощности — представлении женщин, что без по
мощи мужчины они не могут справиться с данностями
бытия, принятием решений, доведением их до реального
воплощения.
Кроме прочего, к уровню первой фундаментальной
мотивации относится уникальная возможность женщины
вынашивать и вскармливать потомство. Эта данность по-
разному воспринимается самими женщинами: для одних
это источник силы, самоидентификации и продуктивно
сти, для других же — несправедливость мира и причи
на отчуждения от собственного тела, которые являются
следствием приобретения негативных штампов, обретае
мых вместе с гендерной социализацией [6].
На втором уровне мотиваций женщина сталкивается
со следующим фундаментальным вопросом — «нравит
ся ли мне жить?». Этот уровень связан с обретением цен
ностей, обнаружением того, что же важно для меня, а так
же решением открыться новому опыту. Здесь так же есть
свои подводные камни — например, распространенная
ценность, навязываемая женскому полу — замужество,
рождение детей, забота о домашнем уюте и пр.
Конечно же, эти ценности действительно могут быть
актуальными для отдельных женщин, однако, сам факт
навязывания их может вызывать дополнительные труд
ности в принятии этих ценностей, или ценностей проти
воположных — как, например, желание посвятить свое
время карьере. На этом уровне так же имеет место фено
мен двойной нагрузки, который затрудняет обнаружение
ценностей — необходимость одновременно реализовы
вать и семейные и профессиональные обязанности. При
этом, давление общества присутствует независимо от
того выбора, который женщина совершает в пользу од
ного или другого.
Третий уровень экзистенции отвечает на вопрос «имею
ли я право быть самим собой?» Именно здесь мы можем
говорить об автономии личности как о проявленной или
не проявленной, так как это уровень поисков и образо
вания собственной идентичности, становления тем, кем
я являюсь на самом деле, обретения аутентичности. Для
этого необходимо три основных компонента: уважитель
ное внимание, справедливое отношение и признание
ценности личности, приобретенные как в соотнесении
с другими, так и реализованными самой личностью по
отношению к себе. Если внешние предпосылки зависят
от других и от внешних обстоятельств, то именно вну
тренние предпосылки представляют собой ту духовную
работу, которая необходима для того, чтобы Person прояв
лялась все ярче, а человек все больше становился самим
собой [10]. По большому счету, обретение личностной
автономии связано именно с этими процессами духовной
работы человека.
На данном уровне среди специфических особенно
стей, с которыми сталкиваются женщины, можно выде
лить трудности, связанные с довлеющими ожиданиями
других насчет того, какой должна быть женщина — про
исходит навязывание каких-то критериев женственности,
либо же критериев, по которым оцениваются успехи в со
временном мире.
Полвека назад Бетти Фридан обозначила эту проблему
как вымысел «загадки женственности», идеи, что жен
щинам, обладающим истинной женственностью, не нуж
ны карьера, высшее образование и политические права,
и их единственная цель — создание семьи. Хорошей ил
люстрацией может послужить проблематика отношения
женщины к своему телу — транслируемые в культуре
стандарты красоты создают дополнительные трудности
в принятии себя и признании своей уникальности [4].
Здесь так же не лишним будет отметить проблематику
объективации женщин, которая, с точки зрения описан
ной структурной модели, подрывает автономию не толь
ко на данном уровне, подавляя право быть собой, но и
на предшествующих уровнях мотиваций, ограничивая ее
возможности и ценности.
Уровень четвертой фундаментальной мотивации ста
вит человека перед вопросом «Я есть — ради чего?» и
важен как уровень обнаружения экзистенциального
смысла бытия. Четвертая мотивация также связана с ре
ализацией принятых на предыдущих уровнях решений
в действии
— воля является вершиной мотивационной
иерархии.
Таким образом, можно судить о том, что суть отказа
от собственной автономии заключается в том, что проис
ходит подмена собственного экзистенциального смысла
чьими-то другими представлениями, фантазиями или во
лей, в то время как на самом деле собственный экзистен
циальный смысл доступен только самой личности.
К сожалению, культура веками оставляла заниматься
вопросами, касающихся высшего смысла бытия мужчи
нам — именно они преимущественно занимались во
просами религии, философии и определения высших
ценностей, в то время как женщине вменялись весьма
определенные задачи, в то время как некоторые фило
софы даже всерьез заявляли о несостоятельности жен
Доклады. Лекции. Обзоры
«Психопатология и Аддиктивная Медицина» Том 2 номер 2 (июнь 2016)
ского существа как такового. Распространенное мнение
о том, что высшее предназначение женщины — рожать и
воспитывать детей, само по себе, конечно, имеет значи
мость, явно превосходящую индивидуальное бытие, од
нако, во-первых, не может вменяться всем без исключе
ния, а во-вторых, не может обозначаться как единственно
существующий вариант, так как таким образом оно пре
вращается в диктат.
С ракурса четвертой фундаментальной мотивации
биологическая роль женщины как вынашивающей плод
и ухаживающей за ребенком, действительно представ
ляет отдельный интерес. Ведь эта роль предполагает как
неизбежный телесный, так, в лучшем случае, и психоло
гический симбиоз с ребенком.
Кроме того, что само ее тело является некоторой ос
новой для того, чтобы другой появился на свет, она, к
тому же, сталкивается с новыми задачами в вопросе рас
поряжения собственным телом, а также временем и вни
манием.
Таким образом, женщина, в какой-то степени, начина
ет меньше принадлежать самой себе. С первого взгляда
может показаться, что это в меньшей степени предпола
гает автономию — на биологическом уровне.
Однако, здесь мы можем задаться вопросами о воз
можности того, что женская модель автономии может
немного отличается от модели, построенной по логике
маскулинных ценностей.
Еще Карен Хорни отмечала, что с точки зрения соци
альной борьбы или «мужских мерок», материнство мо
жет рассматриваться как бремя, однако, оно так же может
рассматриваться и как своего рода привилегия и чудо са
мой жизни. С экзистенциальной позиции, возможно, что
автономия женщины в меньшей степени предрасположе
на проживаться в форме изолированности, но может про
живаться как свобода для связанности или просто воз
можности быть для чего-то или кого-то, и посредством
этого обретать смысл, воплощаться в чем-то большем,
чем она сама.
Подводя итог всего сказанного, можно сделать вы
вод, что для обретения автономии необходимо на каждом
уровне обнаруживать и поддерживать собственное и раз
граничивать навязанное, чередовать отдачу себя миру и
присвоение чего-то из мира, то есть сохранять равнове
сие процессов открытости и отграничения.
Таким образом, автономию можно определить как
способность самостоятельно вырабатывать отношение к
самому себе, (т.е. к внутреннему) и к окружающему (т.е. к
внешнему), и реализовывать это отношение в действиях.
Заложенное в культуре противоречие, актуальное для
женщины, кратко можно обозначить как выбор между
предписаниями быть такой, как в культуре воспринима
ется «быть женственной», что чаще всего описывается
в терминах слабости, покорности, беззащитности и т.д.,
или предписаниями «быть успешной, как мужчина», что
чаще ассоциируется с силой, достижением целей, спо
собностью к лидерству и пр. Для того, чтобы изучить
этот вопрос эмпирически, целесообразно понять, как ав
тономия женщины связана с проявлением фемининных и
маскулинных качеств.
Для проведения исследования были использованы
следующие инструменты: опросник экзистенциальных
мотиваций «ТЭМ» (Тест экзистенциальных мотиваций)
и полоролевой опросник Сандры Бем. Перед заполне
нием опросников респондентки указывали свой пол и
возраст в соответствующих полях. Опросник экзистен
циальных мотиваций имеет 4 внутренние шкалы, отно
сящиеся к каждой фундаментальной мотивации, однако
рассматривались лишь показатели по третьей шкале — в
качестве оценки выраженности личностной автономии
респонденток.
Несмотря на то, что для анализа учитывались лишь
ответы на вопросы третьей шкалы, для сохранения пси
хометрических характеристик опросника, он был пред
ставлен в полном виде.
Из результатов полоролевого опросника были выде
лены два показателя. Первый — это сумма показателей
выраженности как фемининных, так и маскулинных ка
честв. Второй показатель — индекс, расчитываемый по
оригинальной методике С. Бем, на основе которого де
лается заключение о фемининности или маскулинности
личности, что означает преобладание либо одних, либо
других качеств.
Основная гипотеза исследования сформулирована
следующим образом: высокие показатели личностной
автономии женщин взаимосвязаны с высокой выражен
ностью как фемининных, так и маскулинных качеств
одновременно. Для ее проверки были выделены две ги
потезы-следствия:
1. У испытуемых с высокими показателями автономии
больше выражены как фемининные, так и маскулинные
качества одновременно.
2. Испытуемые, у которых выражены только феминин
ные или только маскулинные качества, имеют средние и
низкие показатели автономии.
В исследовании приняло участие 115 женщин возраста
от 18 до 35 лет. Для проверки первой гипотезы-следствия
был использован коэфициент корреляции Спирмена, т.к.
одна из выборок имеет ненормальное распределение.
На основе значения коэффициента корреляции r=0.478
при высоком уровне значимости p<0.001, можно сделать
вывод о наличии взаимосвязи умеренной силы между ав
тономностью и выраженностью обеих — и фемининных,
и маскулинных качеств.
Вторую гипотезу-следствие удалось проверить толь
ко для респонденток с выраженностью фемининных
качеств, т.к. в выборке исследования респонденток с ма
«Психопатология и Аддиктивная Медицина» Том 2 номер 2 (июнь 2016)
Доклады. Лекции. Обзоры
скулинностью личности представлено в недостаточном
количестве.
Таким образом, для проверки второй гипотезы-след
ствия респондентки были разделены на две группы: пер
вая — с высокой выраженностью только фемининных
качеств и вторая — с высокой выраженностью одновре
менно и тех и других качеств.
Для оценки различий в показателях автономии между
данными группами был использован параметрический
t-критерий Стьюдента для несвязанных выборок (распре
деление в обоих выборках соответствует нормальному).
Уровень значимости t-критерия p<0.05, на основании
чего можно сделать вывод о наличии значимых различий
между группами.
Таким образом, мы можем заключить, что группа ре
спонденток с выраженностью только фемининных ка
честв имеет показатели по автономии ниже, чем группа
респонденток с выраженностью и тех и других качеств .
Кроме того, среднее значение по выборке первой группы
было ниже, чем по выборке второй группы, что так же
соотносится с гипотезой.
Исследование выявило, что, несмотря на то, что в
культуре определенные качества приписываются только
одному полу, обнаружение в себе и воспроизведение и
тех и других качеств оказалось оправданным с точки зре
ния высоких показателей автономии.
Как уже освещалось ранее, существуют негативные
представления, направленные как против фемининных,
так и против маскулинных качеств в женщине. Однако
необходимо вырабатывать некоторую резистентность по
отношению к общепринятым стереотипам, реализуя и те
и другие черты.
С одной стороны, может показаться, что в ходе иссле
дования была выявлена несостоятельность культурных
представлений относительно вопроса личностной авто
номии.
Тем не менее, именно эти представления являются ос
нованием для последующего синтеза и самоопределения
личности — социокультурная среда, посредствам своего
давления, в то же время и подталкивает личность к авто
номности и самоопределению посредством творческого
акта.
В статье были описаны те актуальные социокультур
ные противоречия, которые оказывают влияние на жен
щин в процессе обретения автономии на каждом уровне
фундаментальных мотиваций, что расширило понимание
феномена женской автономии в рамках экзистенциально-
аналитической теории.
Благодаря рассмотрению автономии в рамках струк
турной модели ее обретения и полученным результатам
эмпирического исследования, выявленные знания могут
быть использованы в консультативной и психотерапевти
ческой практике.
Список литературы
Арендт X. Vita activa, или О деятельной жизни /
Пер. с нем. и англ. В. В. Бибихина; Под ред. Д. М. Носо
ва. — СПб.: Алетейя, 2000 г. — 437 с.
Бовуар С. д. Второй пол. В 2 Т. / Пер. с фр., общ.
ред. и вступ. ст. С. Г. Айвазовой, коммент. М. В. Аристо
вой. — М.: Прогресс; СПб.: Алетейя, 1997. — 832 с
Гегель Г.В.Ф. Феноменология духа. - М.: Наука,
2ООО. - 495 е., или Гегель Г.В.Ф. Система наук. Ч. I.
Феноменология духа // Соч.: В 36 т. Т. 4. - М.: Соцэкгиз,
Вульф Н. Миф о красоте: Стереотипы против жен
щин / Наоми Вульф ; Пер. с англ. — М.: Альпина нон-
фикшн, 2013. — 445
Дергачева О.Е. Автономия и самодетерминация в
психологии мотивации: теория Э. Деси и Р. Райана // Со
временная психология мотивации / Под ред. Д.А. Леон
тьева. М., 2002. С. 103—121.
Ершова Н.М., Мясникова Л.А. Путь к себе: женщи
на между полом и гендером. Екатеринбург: Изд-во Гума
нитарного университета, 2007. -192 с.
Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность.
2-е изд. М., 1977.
Леонтьев Д. А. Феномен свободы: от воли к авто
номии личности // В кн.: Только уникальное глобально:
Личность и менеджмент. Культура и образование. Сбор
ник статей в честь 60-летия Г.Л. Тульчинского. СПб. :
Личностный потенциал: структура и диагностика /
Науч. ред.: Д. А. Леонтьев. М. : Смысл, 2011.
Лэнгле А. «Person. Экзистенциально-аналитиче
ская теория личности», — М.: Генезис, 2008.
11.
Попова Л. В. Проблемы самореализации одарен
ных женщин // Вопросы психологии, 1996. № 2.
Франкл В. «Воля к смыслу», — М.: Эксмо-Пресс,
Фридан Б. Загадка женственности. — М., 1994. —
Сс. 44—50.
Хорни К. «Женская психология» / пер. Замфир Е.
И.; ред. Решетников М. М., Черкасов С. М. — Санкт-
Петербург: Восточно–Европейский институт психоана
Ясперс К. «Введение в философию», — М., 2000.
Längle, A. (2000) Personalen Existenzanalyse. Vienna,
Längle, A. (2008) Existenzanalyse. In: Längle, A.,
Holzhey-Kunz, A. Existenzanalyse and Daseinsanalyse (pp.
29-180). Vienna, Austria: University Textbook (Facultas).
Längle, A. (2011) Emotionality: An Existential-
Analytical Understanding and Practice. In: Trnka, R., Balcar,
Доклады. Лекции. Обзоры
«Психопатология и Аддиктивная Медицина» Том 2 номер 2 (июнь 2016)
K, Kuska, M. (Eds) Re-constructing Emotional spaces.
From Experience to Regulation (pp. 41-62). Prague: Prague
Längle, A. (2012) The Viennese school of existential
analysis: the search for meaning and af�rmation of life. In:
Barnett, L, Madison G. (Eds) Existential therapy: Legacy,
vibrancy, and dialogue (pp. 159-170). New York: Routledge.
Stankovskaya (2014) To Tell ‘Yes’ to Oneself:
Existential-Analytical Perspective on Autonomy. Psychology
Journal of the Higher School of Economics, 11 (4), 136-145.
Aygul Voltman
Barchelor of Psychology Science, National Research University Higher School of Economics, Moscow
Summary. The article explores the effects of actual sociocultural contradictory regulations on women,
which may be an additional barrier for obtaining personal autonomy. The acquisition of personal autonomy
of women is viewed from the perspective of the structural model described in the context of the existential
analytic theory. The study reveals the relationship between the index of personal autonomy of women and
the presence of feminine and masculine qualities.
Keywords: autonomy; authenticity; sociocultural prescriptions; existential analysis.

Приложенные файлы

  • pdf 1057924
    Размер файла: 445 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий