БЕЗУПРЕЧНЫЕ ЛЮДИ В БЕЗУПРЕЧНЫХ ДОМАХ


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте файл и откройте на своем компьютере.
БЕЗУПРЕЧНЫЕ ЛЮДИ В БЕЗУПРЕЧНЫХ ДОМАХ - Сейчас бесов гонять будем. - Каких ещё бесов? к/ф «Остров» *** Это безупречный дом. Деревянный одноэтажный, но с чердаком и террасой. Здесь нет мертвых перегоревших лампочек даже в подвале , или нет отклеившихся , порванных уг о л к ов обоев. Нет пыли , даже если провести пальцем по самым верхним полка м , нет свисающей паутины с потолка . Каждый тяжеленный том книг и стоит на своем месте, как в городской библиотеке , в определенном порядке . Посуда перемыта и протерта сухим полотенцем, а половицы не скрипят. Ни на одной рубашке в гардеробе нет ни одной складки , ботинки всегда начищены до блеска . А это, кстати, образцовый узел галстука. Как на картинке. Его стороны ровные, и затянут т ак, что не душит, как петля висельника, но и не болтается, как вечером пятницы у менеджера самого среднего звена. Знаете, имею привычку завтракать уже в костюме. Вилкой и ножом , с салфеткой на коленях . Позволяю себе только допивать кофе, подойдя к окну и о глядывая улицу . Это хорошая яичница: ни одна желтая капля не вытекла из правильного круга на непогрешимо белое. Бекон прожарен, но не подгорел. И брокколи сварена ровно так, чтобы сохранить хруст. Полагаю, сегодня к завтраку подойдет « Vide Cor Meum » Ханса Циммера , вы, конечно, всё понимаете. Вообще, летом этот газон перед домом самый зеленый во всей округе, он идеально подстрижен так, что ни одна травинка не поднимается выше других. Должно быть, соседи считают меня геем или американцем , потому что сами они не считают нужным убрать даже собачье дерьмо от своей покосившейся калитки. Я не гей. Впрочем, зимой я здесь просто чищу и сметаю метлой с нег. В Сибири каждое утро делать это утомительно , но, говорят, полезно для здоровья . Благо, что зима нынче выдалась н е снежная. Морозы стоят крепкие, но снега мало. Когда меня спрашивают, почему бы мне не перебраться в город, ближе к работе, я говорю, что люблю свежий воздух и природу. И это правда, но не вся. Выхожу за белый без изъяна заборчик. Этому дому не хватает ра зве что резвой и звонкой небольшой собаки , типа таксы или щенка бигля . Но нет, в этом доме я живу один. Хотя… это не совсем так. Чёрт, я не знаю, как сказать. Машина заводится с первого раза, несмотря на сильные заморозки ночью, и двигатель работает безуко ризненно . Каждые полгода я заезжаю в сервис просто так , проверить, а каждую неделю на автомойку. Иногда прошу пропылесосить весь салон и багажник. *** Подкатать рукав а рубашки можно тремя способами: три раза на длину манжета , два раза на длину манжета и по - итальянски, когда выворачиваешь рукав и натягиваешь манжет до локтя, а потом ещё раз подворачиваешь края. Последний мне нравится больше всех, потому что такой подворот потом легко раскатывается обратно одним движением. Подкатывать рукава я стал после т ого, как случайно заметил, что студентки внимательно следят за этим действием и им это нравится . С тех пор, оголяю свои жилистые предплечья и кожаный ремень часов на запястье в начале каждой лекции, а иногда ещё и позволяю себе упереться руками в первую па рту. О, нет, я не цепляю своих малолетних учениц, мне это не интересно, поверьте. Хотя никогда не был обделен нежным женским вниманием, несмотря на свои… хм, как бы сказать, дефекты. У меня, знаете ли, горб. Огромный такой горб, полный гноя, на пол спины, как у Квазимодо. Издалека ка жется, что я несу мешок со своими грехами или подарками . Первое не далеко от истины. В сю одежду приходится шить на заказ , даже зимнее пальто . Горб как - то давит на позвоночник, поэтому я ещё и хромаю на правую ногу, будто подтаскиваю её постоянно , будто мне её прострелили . Иногда горб становится меньше, и тогда я хожу почти прямо, а иногда его ра здувает так, что я мог бы в нем пронести пару кило кокаина через границу, и тогда просто нет никакой жизни , самочувствие ни к черт у . Вот уж не знаю, отчего это зависит, может, от погоды. Хотя, на самом деле, догадываюсь . Не от погоды. На кафедре передо мной несколько распечатанных листов лекции, но они не нужны мне. Маркеры , шпаргалки . Я веду наискучнейший курс художественной культур ы в одном из педагогических техникумов, но веду этот курс чертовски здорово . Рассказываю им про художников Ренессанса, про поиск идеала в творчестве Рафаэля Санти, а они… слушают. Говорю им про флорентийский период в его творчестве, «период Мадонн», про р имский, а они… пишут, записывают за мной. Переключаю слайды «Мадонна с младенцем», «Мадонна Солли», «Сикстинская Мадонна», а эти сукины дети интересуются, переспрашивают и спорят где какая Мадонна . Он носит спортивные штаны, от него разит дешевым блевотным пивом и дешевым же резким одеколоном , но он спрашивает, что это за старик и чем он обеспокоен? Вчера вечером эту дрянь трахали черные парни на заднем сиденье ржавого корыта, а сегодня она вглядывается в Микеланджело в образе Гераклита на «Афинской школе» . Господи, честное слово, я не знаю в чем секрет. Может быть, немного небрежности на уроках . *** К огда я собрал уже все свои листы в папку и выключил свет в аудитории, вот уже собираюсь запереть дверь, ко мне подходит одна студентка. Она беженка, она недавно была вынуждена бежать сюда из одной красивейшей, как желтое поле ржи, страны. Там, дома у неё были неплохие возможности стать успешной, она умница, но здесь у неё не было других вариантов, кроме этого заплеванного техникума с исписанными партами . И вот она подходит ко мне, б лагодарит за урок, говорит о том, что ей было интересно и уточняет кое - что по поводу зачёта . Мне кажется, она просто ищет повод поболтать со мной , все понимают, что сдадут мой зачет без проблем . Но я не отказываю ей, вижу, что эт о место тяготит её, что ей хочется просто с кем - то поговорить, и по - отечески даю какие - то бестолковые советы. М ы и дем по коридору и обсуждаем то, что уже дал еко от творчества Рафаэля Санти, мы говорим про один полуостров и про двух президентов , хотя эт о было бесконечно давно . По первому образованию я всё - таки неудавшийся политолог. - Ох, Илья Владимирович, за такие речи вас в Сибирь сошлют, не боитесь? Мы остановились у окна в коридоре и улыбнулись . За окном хрустели тонны снега. - Моего деда уже давно сюда сослали, - я улыбнулся. - И что же он тут делал так долго ? - Как что? Жил , трудился да детей под потолок подбрасывал. - А за что сослали - то? - За язык. - Вот видите! Видите, Илья Владимирович, и вас черти за язык дергают! Если б только за язык… В техн икуме уже почти никого не осталось, вечерело. Она прикусила губу и смотрела на меня снизу вверх и похоже, подошла слишком близко. Неужели, она думает, что я флиртую с ней? Неужели она приняла этот разговор, эту любезность, за какие - то намеки? Или мне кажет ся? Дай бог. Поправляю галстук и прячу руки в карманы. - Да, правда. - Нужно чертей своих усмирять, держать их на привязи и никому не показывать . Я задумался. - А вот тут, голубушка, посмею не согласиться с вами, поспорю даже , - уставился в окно. - Бесов своих или чертей, если угодно, нужно выпускать наружу и волю им давать. Хотя бы иногда. Нельзя их, как псов, на цепи держать. Они скулить будут вечерами и землю под собой когтями рыть. Не будет тогда спокойствия, только промаетесь всю жизнь, продёргаетесь. Зачем так жить? Только мучиться. А коль совсем страшные че рти, совсем постыдного требуют от человека , чего не можете им дать, так лучше совсем в петлю влезть. Ночью и тихо - тихо, чтоб никто не видел. Если смелости хватит, конечно. Мужества. Да не у каждого есть оно в достаточном объеме . Всё лучше, чем терпеть, держать в себе всю эту нечисть , этот гной . - Что вы такое говорите, Илья Владимирович? Я б удто очнулся и посмотрел на неё. Язык мой ‬ враг мой. - Ой, прости меня, мелю тут всякую чушь , напугал вас, наверное … - пробормотал что - то ещё невнятное в этом духе и уставился на свои ботинки . - Не думайте об этом. Впрочем, мне пора. Да и вам тоже. Уходя я заметил, как хорошо сочета ются у неё снежно белая блузка и вульгарная красная помада. Может, я и ошибался, у этой девочки есть варианты стать успешной и здесь. Я оглянулся, в её глазах пропал страх, но появился какой - то блеск, какая - то чертовщинка. Похоже , она рано или поздно спу стит своих чертей с цепи. Я не хотел этого, честное слово, я не специально. Да простит меня господь за эту душу. *** Яндекс показывает красный уровень пробок. И это серьезный минус для все х, кто живет за городом. Мы пол жизни добираемся на работу, а вечером обратно до мой . Обычно трачу это время на прослушивание аудиолекций по средневековой истории , но не сегодня. Сегодня горб беспокоит меня сильнее обычного , он ноет и пульсирует , и я понимаю , что это значит, что не стоит даже начинать что - то делать , не получится сосредоточиться ни на чем, просто нужно добраться до дому . У меня температура подскочила и потею весь , как скотина . Какой - то автохам на «Марке» резко перестраивается без поворотников в мой ряд, а я едва успеваю притормозить и, вспылив , жму на сигнал. Знаете, конец рабочей недели, мы все на пределе , как курок револьвера . Вообще, я вожу очень аккуратно: останавливаюсь прямо перед стоп - линией, не срываюсь на желтый свет, а если появляется где царапина на машине, тут же полирую весь кузов. Его же задний бампер уже изрядно потрепан. Дрифт ‬ эт о не его. Скажите мне, чёрт возьми, кто в этой дурной стране распустил слух о спортивном характере этого автомобиля? Это же совершенно неуправляемая корова, в Японии за руль «Марка» садятся только , чтобы доехать до работы или навестить пре старелых родителей на соседней улице . Видимо, хама задел мой гудок или он услышал мои мысли , не суть, но он не поленился остановиться, выйти из машины и подойти ко мне. Боюсь представить, какой же у него маленький член, чтобы так самоутверждаться. А в целом , он килограмм на двадцать тяжелее среднего россиянина. Бритый и в спортивном костюме, как и полагает ся быть водителю такого автомобиля. Господи, это страна спортивных костюмов , когда этот кошмар закончится? Перед тем как открыть окно, я спокойно и не заметно раскрыл свой широкий, как Енисей, хорошо наточенный «Бокер». Давай, положи руку на дверцу моей машины , оставь на ней хоть одно жирное пятнышко , и я отрежу нахрен тебе твои пахнущие дешевой рыбой пальцы с грязными ногтями , клянусь Иисусом, ты зальешь кровью полдороги и бу дешь визжать, как дешевая проститутка. - Ты чо сигналишь , пидор ? ‬ он стоит надо мной и тяжело дышит большими ноздрями , чёрными и волосатыми, как жопа негра . - Вы резко выехали на мою полосу… - И чо? Он презрительно смотрит на моё пальто и голубой ворот рубашки . - Была аварийная ситуация. Извините, я не хотел … - Чо? Всё - таки не искоренить из русского народа эту крепостную привычку снимать шапку да кланяться начальнику в пояс. Вот стоит он, быдло, бить морду мне пришел, а видит, что машина чистая и блестит вся, стоит как его жизнь, и тронуть её грязными руками не смеет. - Можем просто поехать дальше или вызовем инспектора, если хотите … Он замахнулся своим громадным, как бочка, кулаком . Ну, морда ‬ не машина, можно и ударить. Проезжающие начали сигналить , мы затрудняем движение . Ага , давай, сученышь, сун ься мне в окно. Я сжал нож крепче, он ещё не пробовал крови. Те ножи, которые пробовали, обычно тут же скидываю в ближайший мусорный бак, даже если отдал за них пять сотен долларов . Оно того стоит. Я перехвачу руку, прижму её к дверце, и полосну по самым сухо жилиям, так чтобы у него до самой см ерти вместо нормальной кисти будет подстаканник. Главное повернуть так, чтобы пальто не забрызгать . - Ты чо, педик что ли? ‬ он плюнул жёлтой густой соплей себе под ноги, вернулся в тачку и резко тронулся с места. Машину, кстати, занесло и он чуть не задел соседний автомобиль. Да, я признаю , что мы богоизбранный народ. Но, похоже, бог избрал нас только для того, чтобы хорошенько оттрахать в задницу. Нет, я не гей, впрочем, эт о уже говорилось . *** Синие проблесковые маячки включены без сирены. Это похоже на немое кино , как раньше . Полицейская машина у вашего дома вызывает спокойствие много где, но только не в этой стране. В России полиция вызывает скорее тревогу. Впрочем, я не тревожусь, я знаю, кто это. Почти уверен. И окончательно успокаиваю сь, когда мне навстречу выходит сестра , одетая по форме . Она хороший коп. Хотя, если честно, она плохой коп. Черт, не знаю, я говорю о том, что все мы немножко оборотни, но кто - то ещё и в погона х. Она прикрывает мой зад всю жизнь, начиная с десят ого класса, когда полицейские внезапно нагрянули на дискотеку и нашли у меня в карманах немного шмали. С возрастом проблемы становились серьезней, но она продолжала вытягивать меня из дерьма. Семейные ценности у нас на уровне итальянской мафии. Коза Ностра , мать твою. - Привет, - она осторожно обнимает меня , не притрагиваясь к горбу, и целует в щеку. - Да, привет, - мы стоим у калитки. - Ты в порядке? ‬ о на хлопает меня по плечу. - Да всё, нормально. - Уверен? Всё под контролем? ‬ она продолжает хлопать по плечу и смотрит прямо в гла за . - Всё хорошо. - Я беспокоюс ь. Мама беспокоится, - всё ещё хлопает так, что начинает отдавать в спину . Мне кажется, что только благодаря маме сестра обо мне и заботится. Так бы давно бросила . Последний ребенок в семье, да ещё и с таким недугом. Меня жалели всем миром. - Я контролирую себ я. Мы немного молча стоим , она наконец - то оставила мое плечо в покое . Я не хочу пускать её в дом, поэтому делаю самое страдальческое лицо, какое только могу. - Как ты себя чувств уешь? ‬ она косится мне за спину . - Болит. Ноет совсем, наверное, на мороз. - Что будешь делать? - Лягу, - и это правда. ‬ Устал, отдохну немного и буду в норме. - Да, пожалуй. - Буду в порядке, как всегда. Мы ещё немного стоим. - Я поеду, - она будто резко вспомнила, что торопится. - Да, - а я ответил слишком быстро, чтобы казалось искренне. ‬ Привет маме. Сестра оглядела мой дом. - Приглядывай тут. - Всё под контролем. Она в курсе всех моих дел. Нет, она в курсе абсолютно всех моих дел. Боюсь себе представить, что будет со мной, когда она выйдет на пенсию. В любом случае, так не мо жет продолжаться вечно, и каждый преступник втайне мечтает, чтобы его поймали. Сбросить грех с души. Смотрю вслед полицейскому автомобилю и запираю калитку на засов . *** Снимаю рубашку, она мокрая от пота и на ней уже есть небольшое гнойное пятно. Так иногда бывает , рана гноится. Кидаю это дерьмо в корзину для грязного белья . Обхожу этот безупречный дом по периметру : приглушаю свет, опускаю жалюзи на всех окнах, делаю телевизор громче и замыкаю все замки. Ми моходом поправляю салфетку на столе. Отключаю звук на телефоне , хотя можно и не отключать . Набираю горячую ванну. Ложусь в неё как бы боком, чтобы не давить на горб, нужно его хорошо распарить, чтобы было легче, я разомлел в теплой воде до полусна. Время потерялось , не знаю который час, должно быть, поздно . Похоже, пора. Я через боль в полубреду свожу несколько раз лопатки за спиной, как крылья, чтобы сдавить горб, как прыщ , как чирей . Мне кажется, это может помочь. Но это точно произошло бы и без моего участия. Сопротивление бесполе зно. Наконец горб прорывает , и я чувствую, как теплый , как парное молоко, вонючий гной сперва толстой струей брызнул на кафель, как хороший сквирт, а затем по тек по ребрам. О пускаюсь в воду, чтобы тут же промыть рану. Он появляется. Он рождается из моего г орба, как птенец пробивает яичную скорлупу, сперва протискивает в узкую дырку свои паучьи лапы, затем протискивает голову, как свинья роет яму под забором. И это дико больно, это невын осимо больно, будто режут тупым, как семиклассник, ножом , мне приходится проходить через это раз в пару недель, иногда чаще, иногда реже. Это происходит так давно, сколько я себя помню. Сперва ты надеешься, что в этот раз он не придет, а затем раздираешь глотку и молишь бога, даже если никогда в него не верил, чтобы он выбралс я из тебя поскорее и это всё закончилось. Я плачу и бьюсь головой о борт ванны. Наконец он появляется на свет. Он снова родился. Каждый раз он выбирается из моего горба, как дьявол из преисподней, из самого пекла. Как оживший мертвец из могилы. Я не знаю, кто это, что это, мне думается, что это чёрт или бес. Но это точно мой, мой личный бес. Он чёрен, как ночь, он лыс, как младенец и мордаст, как российский чиновник. У него не руки, а волосатые лапы с когтями, у него нет ног, у него козлиные копыта , запачканные в навоз . У него свиной хвост , закрученный штопором . Клыкастая, как у летучей мыши , пасть, бараньи рога и огромные черные , как смородина, глаза. Он выбирается из воды, отряхивается, как пес, садится мне на грудь, подтягивает меня за шнурок с дер евянным крестом к себе поближе и смотрит прямо в душу, дышит на меня утренней вонью изо рта. - Ну, привет, - когда я отворачиваюсь, он своими когтями открывает мне веки, чтобы я посмотрел на него , для него это важно . ‬ А вот и я. Он ‬ это я. Он даже больше я, чем сам я. Потому что он знает все мои самые страшные мысли и желания. Он приходит и заставляет меня делать то, что мы обычно удаляем из своей истории браузера. Заставляет делать это в реальности, а не в Интернете и не на словах или не в своей голове. Заставляет, принуждает, но на само м деле, это действительно то, чего я хочу, что я хочу делать, но не делаю, потому что стыдно или страшно. Мне хотелось бы, чтобы было иначе, я убеждаю себя, что всё иначе, но , к сожалению, это правда. Он достает это из сам ых д альних уголков моего подсознания , из тех, где сам я и не бывал никогда. Поэтому, это я и есть, это мой личный, персональный бес. Говорят, при рождении каждому дается ангел, мне дали его. - Ну же, идем скорее, у нас мало времени! Ночь коротка! Он тянет меня за руку из ванны. - Нет, послушай, давай не сегодня? Хотя бы раз пожалей меня! Пожалуйста ! Я не могу этого делать, я больше не хочу… - Идем, что ты такой скучный? Я вываливаюсь из ванны , как кит, выброшенный на берег, заливаю пол и, не вытираясь, на х оду натягиваю джинсы. Я , правда , болен и обессилен, у меня жар, спотыкаюсь, но он тянет меня дальше , впиваясь когтями в ладошку . Оставляет меня в комнате, а сам молодым ягненком скачет на кухню и открывает холодильник, выкидывает из него всё , что попадает под руку : яйца, яблоки, молоко, банку огурцов, достает размороженную сырую говядину и разрывает её, раскидывает по полу. Громит мою идеально чистую кухню. Кухню, где для каждого напитка есть свой бокал. Находит кое - что и смотрит на меня. - Так, так, так.. Что тут у нас припрятано? Хе - хе! - Стой, давай не это! Серьезно! - Иди - ка сюда! ‬ его голос мечется от низенького, как у маленькой девочки, до баса, как гром гремит, что дрожит мочевой пузырь , и не смеешь ему перечить. Он садит меня на стул, сам запрыгивает сверху и открывает мне рот , заг лядывает в него . Все пломбы на месте, стоматолог раз в пол года. Я пытаюсь отвернуться, но он бьет меня по щекам. Затыкает мне нос и шепчет на ухо самые страшные угрозы. Затем разом выливает мне в горло, как в воронку, виски, который стоит пол моей зарплаты. - Вот так, тебе же самому легче будет! Понимаешь о чём я? Понимаешь? ‬ толкает меня локтем в бок и хохочет. Смачно рыгает вместо меня, будто сам выпил и бросает пустую бутылку мне под ноги. Я отползаю в сторону и тут же пытаюсь проблеваться прямо здесь , в это время он пугающе затаился. - Господи, да нет! ‬ я беспомощно развожу руками. ‬ Что ты нахрен делаешь? Он кричит на весь дом , запрыгивает на кухонный стол и оставляет на нем огромную, в свой собственный вес, кучу. - Не забудь завтра утром прибраться! - Ты животное! Ты грязное жи вотное! Я знаю, зачем ты здесь, так какого хрена ты размениваешься на эти жалкие гадости? - Да погоди ты! Он подтирается занавеской. Он не только испачкал, но и смял её. - Так, что тут у нас? Теперь о н валит меня на диван , сам встает на него своими грязными копытами . Я пытаюсь подняться , но он прижимает меня обратно. - Только дернись! Слышишь, парень, я серьезно, только дернись и я сделаю , сам знаешь что! ‬ он тычет когтем мне в грудь. - Понятно тебе? Я сделаю это, щенок! Сука, сиди спокойно, или я из тебя душу выбью! Теперь я сижу тихо и смирно. Стараюсь думать о чем - то другом, хотя бы мозгом убежать из этой комнаты подальше. Наверное, так делают белые немки , когда их насилуют грязные мигранты из Турции в подворотне. Не знаю, наверное. Просто принимаю то, что никак не могу изменить. Можно только переждать, перетерпеть, как если тебе рвут зуб. Он вводит многозначный пароль от моего компьютера, передает изображение на огромную в пол стены плазму и делает звук на максимум. Печатает по памяти говорящий сам за себя адрес са йта и включает какой - то видеоролик. Вполне конкретный видеоролик. - Смотри, смотри! Он садится мне на шею, поворачивает голову и открывает мне глаза, а они закатываются, потому что выблевать бутылку виски мне так и не удалось. - Погляди, если это найдут у тебя, тебя посадят! И сестричка твоя не поможет! Никто не поможет. Но ты смотри, скажешь, что я включил! Да смотри ты! ‬ он яростно бьет меня по голове. С мотрю, у меня всё расплывается, и я ничего не вижу. Только какие - то голые тела. Но по звуку, а звук включен так, что все соседи могут слышать, по звуку понятно , что там. Нет, не просто порно. Особое порно. Ни один здоровый человек не станет это смотреть. Я не говорю, что никогда не смотрел это. Это дерьмо сложно, практически невозможно найти или купить. Если ты не умеешь об ойти блокировку, конечно. - Смотри! Не бойся, никто не зайдет в комнату! Смотри, не бойся. И я смотрю. Он расстёгивает мне ширинку, но у меня не стоит. Он пытается помочь мне, но ничего на этот раз не выходит. - Педик! ‬ он спрыгивает с меня. ‬ Вонючий пед ик! Ссыкло! Гомик! Отрицательно качаю головой. Кажется, я на какое - то время отключаюсь под крики, маты и смаз анные пятна на голубом эк ране . Знаете, эти странные рисунки, которые мы делаем несознательно? Когда говорим по телефону, например, а под рукой оказывается карандаш и мы просто что - то чертим на бумаге: закорючки, кубики, кресты. Говорят, по этим рисункам можно многое сказать. Я всегда рисую одно и то же. Это дом, большой деревянный дом с зелеными воротами. Виден скворечник и дерево. Кажется, что сейчас откроется калитка и меня встретит старушка - мать. Выйдет отец. А собака узнает ещё издалека и не залает, только хвостом машет. Они всегда ждут и всегда примут меня. Любого. Даже обосравшегося по уши. Мать выгребет всё из холодильника, отец выкатит полную до краев бутылку само гона на кедровых орехах. Старая беззубая кошка пригреется рядом, и мы просидим так за разговорами ни о чем до глубокой ночи. Язык развяжется. А на следующий день можно истопить докрасна баньку да исхлестать себя березовым веником до последнего листа. Выгна ть из себя бесов. Прихожу в себя от того, что меня тычут мордой в мокрый от виски стол, как котенка носом в собственное дерьмо. Капает на белый пушистый ковер. - А ну, просыпайся, ленивый кусок дерьма! Не время спать, сейчас самое главное! - Нет! - Самое г лавное, я сказал! Думаешь, что я тут делаю? Всё в комнате перевернуто , как после Мамая , на стене непонятно чем написана и нарисована всякая непотребщина . И, кажется, я всё же блеванул на свой диван. Он кидает мне зимние ботинки. - Обувайся, идем! - Иди к дьяволу, я никуда не пойду! - Ах ты, сука! ‬ он хватает один ботинок и колошматит меня им по голове , как жена пьяного мужа. ‬ Я для него стараюсь, а он ещё и не хочет , видите ли! Получи! Пиздец тебе! Он заставляет меня , не понимаю как, но заставляет меня обуться и тащит меня, впрочем, я и сам знаю куда идти. Через весь двор. А снег сметён ровно по бровке. Ночь темна , как перед рассветом, и мороз щиплет нос и щеки. Тайком, будто заключенный под конвоем, успеваю глянуть на небо и выхватываю кусочек, кусочек чистого и звездного неба, глубокой, даже бездонной синевы. Как дома, как в детстве. Он запрыги вает на навесной замок и отпирает его своим ключом. Мы оба стоим у порога. Должно быть, наши две тени в дверном проеме смотрятся жутко , как в кошмарном сне . Особенно его тень. Он вообще неведомое что - то , такого не существует на нашей земле , такое и представить нельзя . Раньше это был гараж, но моя машина всегда ночует на улице. Эта мягкая обивка на стенах и потолке похожа на утеплитель, но на самом деле это звукоизоляция. На полу грязный обоссаный матрас, а в углу ведро с дерьмом. Тут же рядом чашка с объедками и недопитая бутылка с водой. На тонкой, но прочной цепи прикованная за шею сидит девушка. Она не бес, её с цепи отпустить нельзя. Никак нельзя. Я бы очень хотел, но уже поздно. Грязная, как черт, тощая, как гончая собака. Голая. Наверное, она сп ала, а когда мы пришли, проснулась. Она плачет, у неё есть ещё силы кричать . Её никто не услышит. Девушка из последних сил то кидается на меня, но не достает, то в ужасе забивается в угол и закрывает глаза. Просит отпустить её. - Я бы очень хотел. Но уже п оздно. Он , этот демон, внимательно смотрит мне в лицо, улавливает каждую эмоцию, как Пол Экман, а я смотрю на девушку и стараюсь ничего ему не выдать . - Знаешь, я тут захватил твои любимые игрушки. Он высыпал их из мешка . Очень много. Разные. Разных цвето в и размеров, для разных игр. Как бы подталкивает ко мне. - Сколько она уже здесь? Он хохочет в голос . - Ты сам знаешь! Это ты её притащил сюда. Эта проблемная сучка, те были покладистей. - Не помню. Я ничего не помню. Мне кажется, некоторое время назад в местной газете писали о пропавшей девушке, но я не уверен. Судя по ногтям , по волосам на ногах и подмышками , она тут пару недель, может три. Похоже, она студентка или старшеклассница. Он подпрыгнул и включил за шнурок тусклую желтую лампочку. Девушка закрыла лицо руками , как напуг анное животное . Мы оба смотрим на неё. - Тебе ведь это нравится, правда? - Нет, - я отвечаю совершенно спокойно, без гнева и без раздражения. - Нравится. Качаю головой. - Я вижу, по тебе всё видно, парень! Ты делаешь каменное лицо, но меня не проведешь. Не забывай, я знаю о тебе всё. - Убирайся отсюда. Оставь меня в покое раз и навсегда. Хватит уже. Довольно. Пора остановиться. Это не может больше продолжаться. - Я только хочу помочь тебе. Ты ведь знаешь, что сам этого хочешь. А я только помогаю, если что - то случится, всё с валишь на меня, правда? Я не против. Правда, не против. Если тебе не нравится, то скажи мне. Только скажи глядя в глаза, скажи, если сам в это веришь. - Мне не нравится это. Я не хочу этого. Ты меня заставляешь, - в глаза ему я смотреть не стал. - Да? Что - то мне подсказывает , что это не совсем так, - он похлопал меня по набухшей ширинке. Я взорвался. - Убирайся, мать твою! Говна кусок, я ненавижу тебя, ты заставляешь меня делать это! Я не хочу этого! Это не я! Это всё ты! Я не такой! Я не кусок дерьма, я не делаю всего этого! Это не я! Я кричал , плевался и тыкал в него пальцами, а девушка жалась в угол. Он молча подождал пока я успокоюсь, по - дружески похлопал меня по плечу и вышел , прикрыв за собой дверь . - Развлекайтесь тут … Девушка продолжала кричать и драть матрас ногтями . Я остался с ней наед ине. В тёмном гараже. И я могу делать с ней всё, что захочу, никто не услышит и не узнает . А если и услышит, мне за это ничего не будет. Когда, если не при полной безнаказанности, при полной уверенности, что никто ничего не узнает, когда если не в это мгно вение проявляется наша сучья сущность? И цепи брякаю об землю, бесы бешенными псами сорвались с них , они больше не скулят, а заливаются лаем с пеной у пасти, они вырвались из своего безупречного дома , из своего безукоризненного , натертого до блеска дома . А я отодвинул игрушки ног ой в сторону и сделал шаг . Она кричала: - С кем? С кем ты постоянно разговариваешь, чёртов псих? С кем ты разговариваешь , скажи мне! Кроме нас двоих там никого не было . 01.2016

Приложенные файлы

  • pdf 2878581
    Размер файла: 235 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий