3. Теплей Береста и Мёртвые Травы.


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте файл и откройте на своем компьютере.
Поговаривают, что именно меря нские Арбуи научили Теплея понимать язык птиц и зверей, луговых трав, полей, лесов, рек, язык Природы словом . Хотя чудиться мне, что просто помогли вспомнить, ибо давалась ему сия наука без лишнего напряжения, но с особой Любовью. А что в лугах, полях, лесах, на реках и озёрах проводил он больше времени, чем дома, ибо там он был дома более, чем где - либо, подтвердит каждый, кто его именно там и встречал чаще. Всё по лесам, да по полям ходил, травы собирал, ягоды, коренья - те сами ему рассказывали, что от чего, а что для. На то они и Духи мерянского Леса, входят в наши тела и могут выполнить любые просьбы, если правильно их попросить ; да тайны приоткрыть, тому, кто достоин. Другой бывало, приболеет, иль просто тоска кручина одолеет, пойдёт во поле нарвёт трав, соберёт ягод, заварит, запарит – и вроде бы лечебно, а вот только Силы в том нет, лишь вкус да свойств полезных чуток. Теплей же, к чему не прик оснётся, что не приготовит, да шёпотом оживит – всё и Душу и Тело лечит, в идно тайну какую знал и не одну, ибо травы, что он собирал, давали и здоровье, и Силу человеку. Мало уметь собирать ибо нужно ещё найти, а для того нужно знать где и как. Мало уметь сохранить, ибо нужно ещё знать, как применять. А посему подобные собирате ли лишь разводили руками, ибо доступное Теплею не было доступно им. Оно и понятно, не каждый с Природой на - ты, всё чаще на вы, да ещё и в одну сторону. А тайна сея заключался в том, что в каждой травинке, капле дождя, дуновении ветра, луче солнца, в кажд ом звере и человеке, сокрыто то, без чего всего этого и быть не могло, и это ни, что иное, как Любовь. Тому, кто посвящён в сию тайну, слова не нужны. Мерянские Арбуи хранили и оберега ли это Знание от чужих , но, с некоторых пор, в него был посвящён и Тепле й. На ра зных языках и наречиях он о звучит по - разному, но делает своё дело одинаково, со всеми и каждым. Ни одно сем я, брошенное в З емлю, не прорастёт без этого, а что проросло, крепко корнями за землю держится. Всё сильнО своими корнями , но корни человека, то не только Земля, где он родился,т о ещё и обычаи, и традиции его народа, и тот жизненный уклад, те неписанные Законы, по коим жили и коим учили Предки. Утратив свои корни, человек подобно сорванному цветку, при видимом благоухании и красоте, будет медле нно увядать. Конечно дорогой читатель, ты волен возразить – ведь человек свободен и не привян, как цветок к Земле и расстояние для путника не повод для кручины. Возможно, ты и прав и правы те, кто мыслит образом похожим, но повторюсь, что Сила у всего живо го от корней, забыли корни и оно увяло. Забыли человека, дак он как цветок – со временем увянет. От того и предков чтили, не столь могилы , сколь память сохраняя об ушедших, ибо верили - н е умерли они, не канули, а лишь ушли в века . У шли, но Силою своею пов сюду пре бывают с нами - наблюдая, защищая да уча. А посему, когда беда стучится в двери, иль Силы на исходе, иль война, мы просим помощи у них, у тех, кто уж не с нами в этом Мире. В сырой Земле лежат, но то лишь образы, БлагоДаря которым мы связываемся с теми, кто ушёл, ибо с лышат нас, их Души, а не уши . Мать с ыра Земля, ты и родительница, кормишь и питаешь, ты и даёшь, и ты же забираешь . Потому, когда Силы покидали Теплея, иль тоска червями, словно яблоко, поедала тело, он уходил в поля, и там обнявши Зем лю, лежал и время протекало, как река. И помогало, ибо предки его, те, что в земле на родине лежат, слышали его и никогда не покидали. Но чтил он и тех, кто лежал и в этой земле, и они тоже слышали его, и тоже помогали, ибо видели почтение его и к ним. Воз вращался он и было его не узнать – здоров, весел и полон Сил. Удивлялся народ – что за чудо, а чудо то под ихними ногами. И вот однажды Теплей был занят по хозяйству во дворе, вдруг слышит – кони у ворот. Ворота отворились и вошёл гонец от князя, а за ним два воина и несколько варягов. Окинув взором двор , он подошёл к Теплею со словами : - Ты что ли будешь кудесник местный ? Князь слёг – не ест, не пъёт и с ложа не встаёт. К тебе послал, не знаю кто, од но лишь знаю, что шеп ну ли ему, ты на ноги ставишь местный люд. И хоть в Богов, что веришь ты, мой князь не верит, но так его прижало, что выбор не велик. Собирайся, поедешь с нами в Россов Стан , да гляди мне, ежели , чего не так, мой князь шутить не любит , да и я тож е . - Сначала доброго здоровья т ебе служивый и князу твоему. Ч то шутить не любит, не велика беда, починим, не в первой. А что в Богов моих не верит не моя забота. Негоже традиции да обычаи народа с коим живёшь своей гордыней попирать. Твоя дорога только Богу ведома, а гибель она не в Теле, она в Душе, а Душа верою живёт. Нищему собраться – подпоясаться, дак я готов. – Слова Теплея возмутили воеводу. Он оттолкнул гонца и выступил вперёд, подошёл поближе. Суровый взгляд оценивающе смерил с головы до пят и с ухмылкой произ нёс : - Ну, раз готов, поехали тогда. А что, с собою ты ничего не возмёшь, там снадобья какие , иль коренья, когти зверя, иль я не знаю, чем ты лечишь там народ ? - Да развеж я лечу - Природа лечит так - то, любая хворь , что человеку, что зверю, в наказание дан а. Она же, как печать на грамо те, лишь подтверждает, что где - то, что - то сделано не так. И приходит, чтоб указать, чтоб быть услышанной, но , похоже, князь не слышит. Я лишь могу найти причину и указать, что сделано не так, и от чего Душа томится, а после, у видев блеск раскаянья в глаза х , приниму сь лечить и Тело. Глаза ведь зеркало Души, по ним можно прочесть всё, что сокрыто от посторонних глаз . – Взгляд воеводы стал ещё суровей : - Любую тайну говоришь ? Смотри мне, я тебя предупредил! - П редупреждён – вооружён, да слышу я , и нечего кричать. А тайны ваши, мне простому человку, к чему, чтоб по ночам не спать ? – Однако, князь велел доставить кудесника к нему и он, воевода здесь для того, после разберёмся, что к чему. Он нахмурился, но не проронил ни слова. Не привык он к такому обращению. Он погладил бороду , махнул рукой и вышел за ворота, Теплей последовал за ним. Всадники, а с ними и Теплей, промчались рысью мимо изб, подняв клубы пыл и и скрылись за холмом, оставив соседей Теплея в раздумьях, что такого м огло приключиться, что сам князь, послал дружину за их соседом, и , чем всё это закончиться ибо па мятуя былое, ничего хорошег о это не предвещало. А меж тем, когда городище осталось позади, глядя в спины крышами изб и изгороди , дружина галопом помчалась по разбитой дороге, петлявшей меж ухабов и пригорков. Мальчишки, бежавшие следом, о т стали и , взобравшись на пригорок, пытались разглядеть в пыли удаляющихся всадников, что мчал ись вдоль берегов реки Дея . Пыльное облако, поднима емое копытами, пересекло реку в брод, где и рассеялось, а что там далее уж и не видать, ибо дружина, скрылась за деревьями и исчезла в лесной глуши. Лесная дорога была знакома Теплею и он уверенно держался в седле, на что не применул обратить внимание не только воевода. Затем лесная доро га вновь сменилась , просёлочной под копытами всадников , вновь окутав их дорожной пылью . Вдали показались берега озера Меро , чуть поодаль частокол Стана Россов и вот уж мостовая отмерила под копытами остаток пути. Всадники спешились у Северных ворот . Воевод а махнул рукой сторожевым , и массивные ворота отворились. Дозорные окинули Теплея недоверчивым взглядом, как зверь завидевший чужака на помеченной им территории. Воевода подошёл к ним и что - то сказал, указывая рукою в сторону Теплея. Стражники кивнули и не сводили взоры с гостя. - Жди здесь, - крикнул воевода Теплею. – А вы , – обратился он к дозорным ; - Глаз с него не спускайте. – Затем смерив взглядом Теплея, удалился прочь. Стражники пристально поглядывали на Теплея, было видно, что , то ли побаиваются они чего, то ли просто хотят выглядеть устрашающе, но не приставали с распросами, что и было на руку Теплею ибо разговоры разговаривать у него не было ника к ого желания. Прошло не так уж и много времени, когда вернулся воевода и уже совсе м другим тоном произнёс : - Князь ждёт, пойдём за мною. - Теплей даж пожалел, что тот вернулся так быстро, ибо он не успел толком разглядеть ту красоту, что открылась его взору, ибо не каждый день такое видываешь - высокие стены с красивыми башнями, украшен ные главами х рамов и башенными шатрами . Они поднялись по лестнице, затем прошли по крепостной стене и вошли в палаты, со стен коей взирали лики старцев в дорогом обрамлении. Везде горели свечи и их блики танцевали на стенах, словно помещение было живое. Во здух был пропитан запахом воска вперемешку с запахом ладана и цветочным ароматом, коими был украшен алтарь. Причём было видно, что цветы эти тут уж не первый день лежат , ибо успели завянуть местами. И всё это словно грозовая туча висело под потолком. Свечи чадили и потрескивали, Теплей сразу заметил это – не хороший знак. Князь стоял на коленях пред иконой и молился. Воевода хотел было, что - то сказать, но увидев то же, что и Теплей, приложил палец к губам, всем своим видом показывая, что пока лучше сохранят ь молчание. - Доброго здравия тебе Теплей, БлагоДарствую, что не отказал в моей просьбе. Проходи и будь, как дома. – не порворачиваясь произнёс князь. – Отвернулись от меня мои Боги, не слышат меня, не дают Силы , не покровительствуют удаче. Молюсь денно и ношно, с колен не встаю, а всё без перемен, всё без толку и вера моя пошатнулась и света не вижу, лишь Тьма безпроглядная и в очах моих и в Душе селиться. - Боги никогда не отворачиваются от человека, коли он сам не отвернёся от них. БлагоДарю за гостепр иимство, но я и так , как дома, хоть в Стане твоём, хоть в Лесах окрестных, ибо земля эта, что приютила меня и народ древний, что живёт здесь испокон веков, считают её своей и почитают её , как Мать. Да и гостям тут рады, но коли гость со своим уставом , да в чужой монастырь… , - Теплей не успел договорить, как воевода, ухватившись за рукоять оружия, бросился на него с криком : - Да как ты смеешь ? Да я сейчас тебя… - Остынь воевода , оставь нас, ибо нам с глазу на глаз побеседовать нужно, верни оружие в ножны, достаточно крови - крикнул князь не оборачиваясь. Повисла пауза , и было слышно, как потрескивают свечи в этой тишине. Воевода , сверкнув глазами, словно то не глаза были, а испепеляющий огонь , нехотя загнал мечь в ножны . - Но князь, разве можно доверять чужаку, ведь ты его совсем не знаешь. – Князь жестом показал, что хватит и указал ему на дверь. Тот, повинуясь княжей воле - вышел, тяжело дыша, захлопнув за собой тяжёлые дубовые двери. Я зыки пламени на свечах качнулись в такт воздушному порыву и продолжили далее пожирать воск и чадить смрадной копатью. Теплей оставался стоять, где стоял. Князь наконец - то повернулся к нему и встал с колен, тут Теплей смог разглядеть его лицо. Оно было уставшее, круги под глазами, пересохши е губы, волосы нечёсанные спадали на дорогие одежды. Тело было покрыто каплями пота, он весь горел. Князь подошёл поближе, взглянул в глаза Теплею , и в этом взгляде читалась мольба о помощи. Великий князь, которого боялась и пред которым преклонялась местн ая знать, стоял сейчас перед ним, простым мужичком и трясся, как осиновый лист, хотя и старался всем видом скрыть это. Он долго смотрел Теплею в глаза, и вних них ничего кроме страха не отражалось. Затем жестом указал Теплею на лавку : - Присаживайся знаха рь, разговор у нас с тобой будет долгий . Сам видишь, чахну я. Поможешь – проси, что хо че ш ь , а нет – не серчай. Но условимся сразу, что в этих стенах у видит глаз, услышит твоё ухо, тут и останется. А вне этих стен твои у ста безмолвны будут, как у рыбы, ибо вверяю свою судьбу в твои руки всецело. - Что чахнешь – вижу, е сть на то причина, ибо всё имеет свою цель, а каждая болезнь – лекарство, что её излечит, а Человек – предназначенье. И ты, и я, и каждый, часть той Силы, что пронизывает МироЗданье. Большое в малом, малое, в большом. И ты, то малое, одновременно и большое. Ты этой Силы часть, и ты же эта Сила. И эта Сила в каждом члене чело века, и в каждом органе, что со ставляет твою Душу. Физическая боль, то знак, пре дупрежденье , что в мыслях иль поступках, ты что - то делаешь не так. Раз так, то эта Сила через орган и предупрежда ет. Закрой глаза, прислушайся, ведь тело, через сей орган твоё внимание влечёт , услышь его, и ответ будет, и подсказка, что сделать, дабы эта хворь покинула тебя, и более не возвращалась в твоё тело. Ну, а насчёт молчания, не БесПокойся, что уши мои слышат, не разболтают губы, ибо Таинство сие, меж нами происходит, и боги лишь тому свидетели, но, и у стен есть уши. Я посему, на шёпот перейду, и ты последуешь тому примеру. Воевода не находил себе места, то ходил взад вперёд вдоль стены, то прислушивался прижавшись ухом к двери, но только ничего услышать не удавалось кроме монотонной речи и ту не разобрать . Время тянулось, как еловая смола по древесной коросте – медленно и тягуче. Воево да ходил взад - вперёд, то переминался с ноги на ногу, то с носка на п ятку. Время словно остановилось, и казалось, что никакая Сила не сдвинет его жернова с места. Словно иссяк ручей, что заставляет вод яное колесо вращать мельничные жернова. А когда дубовая дверь с грохотом отворилась , и в дверях появился князь, живой и невредимый, он даже вздрогнул от неожиданности, и с облегчением выдохнул и разжал вспотевшие от волнения и напряжения руки сомкнутые за спиной. - Воевода, вели прибраться здесь и двери настежь , пусть В етер тут хозяином побудет. И вот ещё чего – вели цветы те мёртвые , повынести и сжечь в О гн е. Никто не собирается тут Богу Душу отдав ать подобно им . Ещё не вышел срок мой, как выйдет, тогда будешь горевать. Да , и коней снаряжай поскорее, ехать надо . - Помилуй князь, куда ехать - то, ты на ногах еле стоишь - вскричал воевода, - ночь за порогом. - Пок уд а до места доберёмся, уж рассветёт и пошивеливайся давай, время не на нашей стороне сейчас. Оно безВозВратно уходит, не воротишь, а посему поторапливатьс я нужно. - Да акстись князь, кому ты веришь, кому до верился – чужаку и дикарю, что Камни, Деревья, Реки и Л еса почитает, как Богов ? Что служит чёрту и его Силой исцеляет ? Князь схватил воеводу за ворот и взглянул ему в глаза. – Да мне сейчас хоть к чёрту в гости, только б из бавиться от сей роковой напасти. Что думаешь, не вижу, как лекари твои руками лишь разводят, да шепчутся с усмешкой за дверьми ? Ступай и сделай, что велю. Он оттолкнул воеводу и тот отскочив, замер на мгновение, но решив более не пер е чить, побежал отдавать команды и пробегая мимо открытой двери увидел Теплея. Тот сидел за столом , ни жив , ни мёртв, и лишь задумчиво гляд ел пред собой на догоравшую свечу. Б ыло видно, что он тож имел уставший вид. Воевода опытным взглядом оценил ситуац ию, и что - то внури него подсказало, что князю ничего не угрожает, по крайней мере сейчас иль пока, помчался вниз по лестнице. Откуда через мнгновение донёсся его громкий гол ос, слившийся с суетой, сопут ствующей сборам и подготовкой. Уже светало , и т уман озёрный застилал дорогу, дозорные всматривались в его пелену . Теплей и князь ехали на равне и, о чём то беседовали в пол голоса. Воевода ехал позади и в какой раз отметил для себя, что Теплей на удивление, неплохо справляется с животным, несмотря на то, ч то лишь недавно оказался в его седле. Лошадь , на которой ехал Теплей, обладала необузданным нравом, и мало, кто решался обуздать её дикий и вольный характер. Но сейчас она шла соб ранным шагом, легко и свободно держа голову, параллельно Земле. Воевода сразу заметил это своим намётанным взглядом , ибо хоть сам хорошо управлялся с лошадьми , но с этой всегда был настороже . Он был хорошим воином , и многое повидал в своей жизни , и это заставляло сомневаться его во всём, сомневался он и сейчас. Даже видя, что князю стало легче, он всёже искоса поглядывал на Теплея с недоверием. - Никогда не было, и нет у мерян, обычая дарить сорванные цветы, - донёсся до воеводы обрывок разговора. – Тем бол е украшать ними избы. Мерянские Арбуи учили меня , что сорванный цветок стреми ться выжить, как и всё живое вокруг. А оставшись без корней, будет тян уть по своему стеблю Силу, из окружающих. И ему всё равно, кто это – люди, животные иль другие растения. - Но ты же собираешь травы, и лечишь хвори ними , и не только хвори. Похоже, что какую Тайну, неведомую другим знаешь. – Проговорил князь, задумчиво глядя куда - то перед собой. - Конечно, собираю . А Та й ны …у Матушк и - Природы от нас никаких Тайн нет , она постоянно с н ами говорит, но мы не слышим. Делиться, а мы берём б ез меры, забываем иногда БлагоДарить. Как грибники – один пройдёт , и пнёт ногами , или с корнем вырвет, после меня хоть трава не р асти. А посему , с пустою пайвой возвратиться в другой раз . Иль наоборот – полна коробочка, а ему всё неймётся. Во всём мера нуж на, да уважение , а меря меру знает . Тебя обидят, будешь тому рад ? Наверно долго будешь обижаться ? Воевода подтянул узду и его конь ускорил шаг. Приблизив оного поближе к разговору. Он ехал, слушая, о чём ведал Теплей и всё больше проникался его прост ыми речами. Но всё же уши как у Волка на чеку и взгляд отточен, ибо жизнь князя была на кону. - И вместо того, чтобы использовать эти дары, человек ведёт себя, как господин, хотя на деле все равны и всё едино. Да собираю травы и коренья, да сушу. Но разве ж в доме ? - Ну , хорошо, а в Троицкие Дни, когда меряне почитают Летних Дедов, и заготоавливают Троицкую зелень, да украшают ей избы, ворота, колодцы, да на рога коровам надевают ? В чём разница, или они не все об этом знают ? - Ну почему не все, с рожденья знает каждый, стар и млад. Да, рубят молодые ветки у берёз, дубов, у липы, да рябины и не только. Да украшают избы и ворота, на то и Духов День, чтоб чтили своих Предков, которые приходят в этот тот на З емлю. Но, как закончен праздник, всё сжигают, бросают в глухие места и овраги, сплавлялют по воде, да на деревья забрасывают. Дабы избавиться от Духов, чей срок дозволенного пребывания в гостях закончен, ибо знают, что всему своё время и место определено. И по Завету Предками оставленному, не только брать п оложено, но и отдавать с почтением. - Послушай, а ка к же быть с венками, что девушки плетут и одевают их на голову парням в Купалов день ? А парни носят те венки с почтеньем ? – не выдержав , вмешался воевода , и , пришпорив своего коня , поравнялся с собеседниками. - Когда девиц а дарит молодцу венок, спл етённый хоть из луговых трав, хоть из веток древесных , но у же сорванных, а значит почти мёртвых , подумай сам, не забирает ли венок из него Силу ? Обычай сей откуда в вашей вере, и кто прин ёс его на земли меря, и для чего ? - Повисла пауза, вопрос конечно неудобен и колюч, но и ответ не с круглыми краями. - Так значит те цветы, что в палатах княжих украшали стены, не доброю рукой принесены ? – начал было воевода. - Довольно воевода, помолчи! – князь жестом показал обоим – хватит. - Да ну вас. – Вое вода пришпорив коня и тот рысцою удалился вперёд, а догнав впереди едущих о чём - то загворил с ними, но всёж оглядывался по мере движения, то на князя, то на Теплея. - Скажи Теплей, а та Земля, что я под рубахой на шее таскаю, отправляясь в походы, как и вы язычники, с о тчего двора , для чего тебе нужна была тогда в палатах ? Теплей улыбнулся и поглядел на князя. Тот сдержанно улыбнулся в ответ. - Поил тебя водою, подмешивая эту землю в чашу, чтоб ы с каждым глотком, ты обретал покой Душевный и Силу, что хранит Земля твоя, ибо дом твой там, а здесь ты гость, как ни крути. Чего скривился княже, аль не повкусу напиток сей ? Сам же молвил, выпью даже яду, только пусть поможет. - Скажи, а кто навёл на меня сию хворь ? Ведь ты же знаешь, я же вижу. – с дрожью в голосе спросил князь , глядя на Теплея . - Не о том, кто навёл сейчас думать нужно , вопрос в другом – чем ты заслужил такое ? Жел ания твои в разрез с Завета ми идут и не получ ая, берёшь Силой, что желаешь. Посему и злобы много в тебе, ибо, как малое дитя, игрушку отобрали, а не забрать. Но злоба по рождает ещё больше зла, и люди склонны об этом забывать. Всё, что печалит твою Душу, и что знобит больное Тело, рождается в уме твоё м, будь то здоровье, иль дела мирские, иль государственные, иль ещё какие. В тебе источник бед, не где - то, а раз источник ты, никто кроме тебя решить не сможет это. Но мало тех, кто это принимает, а посему идут за помощью к Вохва м, К удесникам и прочим, и ска ть виновных, в ком угодно и где угодно, чтоб наказать обидчика. А коли тот не в Силах им помочь, ищут того, кто посильнее , не желая понять, что в этом виноваты они сами. И заблюждаются веря в то , что кто - то сделает за них то, что они сами должны сделать. И не хотят понять, что хоть и З нахарь иль К удесник, и силён, но его ремесло полезно лишь тогда, когда Высшие Силы на стор оне обиженного несправедливо, и никогда он не станет помогать самому виновнику. Ибо не может хотеть этого более, чем он сам . Ты думаешь , что я лечу, но я даю лишь Веру в простое Знанье – испытаний не по Силам не даю т. Что Путь, тебе определённый С выше, никто кроме тебя не одолеет. И нравится тебе, иль нет, Богам не важно, ты иль идёшь, иль чувствуешь себя неважно. Есть и такие, что пообещ ают пройти за тебя это, но скажу честно – то враньё , и я к такому не имею отношенья. Меня средь них ты не ищи, иб о иными Т ропами хожу , да и цена такой подмоге непормрна. Взыщут с тебя, хоть и в неведеньи творишь, ибо то знаючи БлагоСлавляю . Найди в себе Си лы изменить, что можешь, а нет – прими, как есть. В дохни Жизнь полной грудью, ан нет, от того и маешься. Тело твоё само очищается от этой грязи, от того и горит , не мешай ему . От того и выходит из тебя, что не твоё, чему не место в твоём Теле, прислушайся, но глух ты. Присмотрись, но нет, не видишь дальше носа. Князь сжал поводья, но ничегно не ответил, ибо понимал – мужичок явно знает, что говорит и возразил бы в другой раз, но не в этот. Сей простолюдин ведь докопал до сути. А Теплей устремил сво й взор н а кроны Е лей, которые рассвет уже окрашивал, позолотив макушки. Почти добрались, вот она Поляна, вот Курганы, вот и Р ека, камыш шумит над ней. - Нет, З нахарь ты видно выжил из ума, я не готов решиться на такое. Чтоб князь один остался в поле ? Да, чт об З мея ему вползала в рот … Не знаю, я тебе не доверяю…и князя одного не отпущу! – Прошипе л воевода. Его лицо побагровело, как закат но Солнце . - Доверься мне воевода , ибо не применяю в К удесах того, в чём не уверен. И не оди н он будет там, вдвоём с тобой устроимся поодаль и будем наблюдать . И князь твой скоро встанет на ноги, иначе корить себя придёться до скончанья дней. Послушай, ведь любой мерянин знает, что в сенокос и ли другую страдную пО ру, когда крестьянин отдыхает посредь П оля, то ище т всегд а мест таких, где водятся Ужи. То, у Р еки быть может, иль низина с тенью, что от Солнца укрывает. И т ут же спят , не опасаясь З мей, что к сонным приползают, ибо У ж сих гадов отгоняет и не отойдёт от человека, пока тот спит, и дело своё сделает, решайся. Но если мы сейчас ему об этом скажем – он испугается, гляди, да ты и сам дрожишь. А время ждать не будет, его повозка, запряжена конями, что без устали вращают КолоКруг. И оба устремили свои взоры туда, где князь сидел в густой траве. Зевота одолела, с нею дрём а, вот князь улёгся на траве. Воевода жестом подозвал воинов и те послушно отошли, не понимая, что происходит. Все замерли, повисла тишина. Томительное время ожиданья наполнилось шелестом луговых трав и разноцветьем полевых цветов. Теплей закрыл глаза и ст ал что - то шептать, воевода стоял в оцепенении, боясь даже пошевелиться. И вот спустя какое - то время, глаза Теплея открылись, но губы не переставали шептать. Он жестом указал воеводе в сторону князя, тот устремил свой взор в указанную сторону, и его рука пр ивычно нащупала рукоять меча. Кровь ударила в виски, глаза расширились и он увидел, как по груди у князя ползёт Уж. Князь мирно спал, открыв рот, и эта тварь Божья вползала в него. Воевода ещё сильнее стиснул рукоять меча, да так, что захрустели кости. Вок руг шумели травы, растворяя происходящее во времени. А чрез какое время Уж появился весь в гное, вычистился об траву и снова устремился обратно. Воевода ещё крепче сжал рукоять меча , хотя куда уж крепче и хотел было уже освободить его от ножен , но Теплей о становил его, положив руку на навершие рукояти. Уж скрылся вновь и через время появился, затем, всё повторилось вновь . Воевода даже не дышал. Когда У ж появился в третий раз, Теплей громко свистнул и тот скрылся в траве . Князь проснулся и протёр глаза, а во евода только сейчас выдохнул. Его лицо было даже не красным, оно сияло как закат зимой перед морозом. - Ты чего это воевода, перегрелся иль опять с Теплеем не сошлись во мнении ? Вскипел, как СамоВар, налей - ка лучше квасу мне, да чтоб холодны й. Пр иснилось будто пил его во сне, да жадно так, что даже в горле пересохло. Бывает же такое, чтоб так явно, не пробуя, я ощутил и вкус, и холод браги, и волненье, что в предвкушении глотков томлюсь. Ну что Теплей, Сол нце на троне, пора обрядить что ли, верши своё таинство. - Ну, чтож пора, самое время, - спокойно сказал Теплей , и пройдя мимо воеводы, что стоял, как вкопанный, похлопал его по плечу. - Пусть левая рука не знает, что свершает правая, - сказал Теплей. Затем подойдя к своей лошади, неспешно отвязал ме шок от седла, похлопал её по загривку. Вскоре о ни вместе с князем пошли к Р еке о чем - то беседуюя. Воевода лишь проводил их взглядом, задумчиво гладя свою бороду. О чём беседовали эти двое, он не слышал, он отхлебнул из братины квасу, и его прохлада обожгла нутро, а тело отзвалось дрожью. Вдали неспешное т ечение холодной даже летом Деи , Р ека безмолвно взирала на происходящее. Было видно, как князь скинул с себя одежды, вошёл в воду , и крестясь, окунулся раз 12 с головой. Затем, взял хлеб из рук Теплея , покл онился Р еке, перекрестился вновь и с поклоном отпустил хлеб по течению. Вышел в третий раз, взял флягу, и войдя в воду вылил то, что в ней был о с поклоном . К расное, как кровь пятно разлилось по речной глади, растворяясь , и , уносясь прочь по течению . Затем повернулся спиной к реке, бросил через себя монеты в воду , и до воеводы донеслось еле слышное – “ Оплачено ” . В ыйдя на берег , присел на камне рядом с Теплеем и они о чём - то долго беседовали. Солнце катилось к закату. Дружина пост авила шатёр, мерно потрескива л О гонь в очаге, над которым готовилась еда , и жарилось мясо. В оины беседовали о чём - то своём. О чём, воеводе было не интересно, ег о взор был устремлён в сторону Р еки, на берегу которой, до сих пор сидели двое, и казалось, что их беседа никогда не закончит ся. Вечерело, дозорные были на своих местах, тут же мирно паслись лошади, всё казалос ь привычным на первый взгляд. Всё да не всё, что - то всёже изменилось, а именно отношение воеводы к этому простолюдину. Он, воевода, храбрый воин, не раз видевший смерть , б ыл напуган . Не столько за себя конечно, сколь за князя, а Теплей, откуда в нём это ? Откуда он это знает ? Кто его этому научил , да и на местных вроде не похож, тогда откуда ? Вопросы, как назойливые комары летней ночью у воды, облепили его. Той ночью Теплей провёл ещё один обряд – очищение Огнём. И когда князь блаженно уснул, воевода подсел к костру, рядом с ним и они ещё долго беседовали о том, о сём и об этом. А поУ тру, прос нувшись, князь застал их там же у костра, и было видно, что они и не собирались спать. И , похоже, что от их вражды не осталось и следа. Когда утренний туман рассеялся, и Солнце вновь заняло своё привычное место на Неба С клоне, после путешествия по водам по дЗемного М ира, князь засобира лся обратно в свой Стан. Ибо дела государственные не терпят отлагательств. - СпасиБо(г) Теплей, ты сделал своё дело, а я держу своё слово – проси, что хо че ш ь , но только за себя проси, другие тоже с языком, коль нужно будет - сп росят . – произнёс князь. - СпасиБо ? Нет, СпасиБо не по мне, в этих краях – БлагоДарю в почёте. А ч его я хочу , дак чтоб ы люди жили в мире, в ладу, в соглась и с ближним, это в твоих Силах ? Ведь Сила , коей П рирода наделяет всё живое, и не разрушает и не созид аё т, она чиста, покуда человек её чрез свою Душу не пропустит. И уж потом, окрасившись в цвета, чт о красят эту Душу, он способна раз рушать , иль созидать . К аждый видит это в разном Свете, в свете Луны одно, а Солнце освещает то иначе. Но разве то, что освещ аемо от этого свою меняет суть ? Отсюда заб луждения, отсюда разность взглядов. Отсюда веры разные у нас тобой. Но разве разный Бог ? Он МногоЛ ик и он Един ЕдиноВ ременно . Ты в Храм идёшь к нему, а я в Леса. Иконы почитаешь, я Луга. Но разве Истину глазами разглядеть ? Им Веры нет, как В еры нет ушам , а посему, я сердцу доверяю. Коль В еры разные у нас с тобой, каждый пусть останется при своей, и почитает тех, кто ему сердцем ближе. Нельзя у народа его веру отнимать, народ без веры, что дерево без корней, погиб нет. А для себя я и сам в сил ах раздобыть что нужно. Слава Богу , и руки, и ноги есть, да и голова на пл ечах тоже. - Ну, К удксник , ну загнул, но я всего лишь князь, куда мне до Богов, и моя власть не т ак уж безгранична. Проси иное, то, что для себя, то, чт о под Силу мне, а я могу не мало . Всё выполню, тебе я обещаю. - Иного и не нужно мне, меня спросили – я ответил, а коль не в Силах, нужен оговор - это - под Силу, это - извиняйте . Не знаешь никогда, где обретёшь, где потеряешь. Всё равновесно в мире том, г де Солнце – прИ шло по утру, а к веч е ру лишь поминай, как звали . – ответил Теплей, поклонился и пошёл прочь. Места тут знакомые, каждая травинка знакома, одно деревцо не похоже на другое, ну как тут заблудишься ? Есть люди, котор ые видят только дерев ья, не замечая Лес а за ними . Тропа знакомая петляя, как З мея, меж косогоров, рытвин да ухабов, Лесов дремучих, где нога, привычно шаг чеканя, к дому приближала. Закатно Солнце отмеряло день, три раза привестсвовал его Теп лей пОутру, а на четвёртый, снова в избу постучали. Теплей отво рил и вошёл воевода. Протянул к нему руку и крепко пожал её. - Будь здравым друже, М ир твоему дому. Всего не зна ю, что ты князю молвил и бил в К уддесы над костром , взывая к Небу , но я глазам своим не верю до сих пор , хоть князь идёт на поправку и это чудо. А чудо в нашей В ере – бесовской удел. И Сила в руках появилась, и в голосе, да и Душой воскрес словно. Но главное указы выходят , из под княжеских чернил, и видно, что сменил свой гнев на милость тех, кто издревле тут жил , хотя и не по нраву то боярам . Но князю, ты похоже угодил, и щедро за содеянное, он вознаградил. – Он подошёл к ушату, зачерпнул братиной, воды студёной с родника , и , приложившись , осушил её до дна. - Щедрый человек тот, кто отдаёт нуждающемуся то, в чём о н нуждается, в нужное время и в нужном месте. Я рад наука не пропала даром, и время не потрачено за зря. А видеть в чуде Беса лишь часть правды, ибо Бог творит чудеса, но только нашими руками, за неимением своих. Какие В етры занесли тебя сюда ? - Какие В ет ры ? Я быстрее Ветра примчал сюда, гостинцы принимай. К нязь слово держит, хоть , и не договорив тогда, у шёл ты. Н о по возвращеньи в Стан он места себе не находил, бродил вдоль стен, на озеро ходил. Однако я не лезу в княжии дела, а давеча позвал меня в палат ы, и снарядил к тебе, так, что принимай. Как распорядишься тем, то дело не моё, но не откажи. Они вышли во двор, н а прощание воевода пожал Теплею руку своей сильной рукой и похлопал его по плечу. Затем снова взглянул ему в глаза , и прищурившись подня л взгляд на Небо и сказал : - Солнце клониться к закату, пора мне , и не серчай , ежеле чего не так. Я не со Зла, положение обязывает. Князю передать чего ? – Теплей тоже п однял голову вверх, к Солнцу , что безмолвно взирало с Н ебес, первёл взгляд на макушки Е лей, которые виднелись вдалеке, на Реку, что безмолвно окаймляля Х олмы по росшие Т равой, затем на воеводу . Тот моргнул от неожиданности, ибо в глазах Теплея, словно отразилось Солнце, как Огонь, и ослепило княжъего посланника, но виду тот не пОдал. - Вот, С олнце, всходит каждый день на НебоСводе, взирает свысока на нас. И страснтсвуя по С вету, видит много - и наших П редков, и нас видит, увидит и наших П отомков, когда придёт их час. Е му ведь всё равно кто мы, любит оно нас всех одинаково , без разбору . И ему в сё равно, в каких краях Реки глубже, Трава зеленее иль Небо синее. Но мы помним, что дни быва ю т солнечные, бывают и пасмурные. Так и человек, как Солнце, странствует по Свету, в одни К рая приходит , другие покидает . Остаётся лишь П амять , светлая иль не очен ь ! А посему н е думай о прошлом, о том твои П редки позаботились. Думай о сегодняшнем дне, дабы добром вс поминали тебя твои П отомки. Исправь, что в Силах, а чег о нельзя оставь, как есть, на то своя причина. И не терзайся боле и не руби с плеча, ибо в Душе по кой поселиться тогда, когда начнёшь БлагоДарить за то, что ты уже имеешь. А князю БлагоДарность от меня передай, ибо, соблюдён Закон, доставшийся от П редков – НЕЛЬЗЯ ВЗЯТЬ БЕЗ ТОГО, ЧТОБ НЕ ОТДАТЬ . Словами ложно передать, а записать – не хватит бересты. И Белой тебе Дороги воевода, как станет где не в моготу, глаза в ночное Небо устреми, её увидишь, трудн о не заметить. Да П редков своих славных о помощи проси, они добры и им не тяжело ответить. Воевода вскочил в стремена, тут же оживились его сопроводит ели, и , пришпорив коня, помчал прочь , поднимая клубы пыли , следом и сопроводители . Теплей смотрел ему в след, пока тот не скрылся из виду. Но и потом его взгляд ещё долго был прикован к той стороне, где изгиб Деи скрывался в Лесу, что так же скрыл и всадни ков. Поиграв вдоволь с пылью, оставленной копытами, Ветер принёс её остатки , и ноздри ощутили её запах. Дорога опустела, но только до утра, ибо утром Теплей уже пылил по ней, и ноздри, привычно вдыхали её чуть уловимый запах, что перемешан с лугоцветьем трав. Соседи, приветливо ему кивали вслед, что бывало, не так уж часто, ибо на то была причина. Вчера, ка к только воевода покинул селение, Теплей раздал соседям часть того, чем отблагодарил его князь. Кому съестное, кому меха и ткани, украшенья, а ребятне сладости. Не задобрить для, а с тем, что был приучен не брать без меры. Себеж оставил часть , но ровно сто лько, чтоб пользу приносило, ибо сам не бедствовал, но и не был сказочно богат. Добравшись к полудню, до Сарского городища, он обменял у кузнеца на меха, достойный нож для охоты, на коем было рунами набито – “ То сделал Лурд ” , доставшийся тому от варягов. Они , похоже , и перевели кузнецу смысл написанногог однажды. Да топорище в придачу , ибо евоное уж поизжилость малость. Видно пришло его время им енно сейчас, и именно сейчас оно к нему пришло . Затем пер е кинулся словечком с офеней и приобрёл у оного мешочек т абаку, вещь тоже нужная. Жизнь здесь текла Р екой, причём весенней, когда на оной наступает ЛедоХод. А к вечеру, как только Солнце притянуло горизонт, отправился обратно. По дороге, нашёл месточко прямо у Р еки, собрал хворост и развёл костёр, который обложи л камнями, и угостил его добротно, от Души. А когда стемнело и появились З вёзды в ночном Небе, устремил свой взор в их сторону, и долго смотрел на них не овтводя глаз, под треск Огня, шум полноводной Р еки и стрекотание ночных обитателей летней ночи. Видно кто - то где - то, тоже сейчас смотрел на него и о чём - то думал. Человек рождается с Судьбой, с ней же и умирает, а Жизнь лишь отрезок, на котором она воплощается. Духовное богатств о умножается, когда им делятся.

Приложенные файлы

  • pdf 2959794
    Размер файла: 174 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий