Закрывая открытые двери


Закрывая открытые двери
http://ficbook.net/readfic/2292567
Автор: LAPUSIK (http://ficbook.net/authors/LAPUSIK)
Беты (редакторы): fifti_fifti, AlfaAnge
Фэндом: Tokio Hotel
Рейтинг: PG-13
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Юмор, Мистика
Предупреждения: Нецензурная лексика
Размер: Миди, 28 страниц
Кол-во частей: 1
Статус: закончен

Описание:
Живущий прошлым парень по имени Том, до сих пор «бережно и нежно» опекаем матерью! ))) Ему не нравится его жизнь люди, которые его окружают работа, которая достала! Но все меняется в один прекрасный день, когда судьба, а может просто чья-то злая шутка, дает ему шанс подумать над своим поведением и кое-что подправить в его хромой жизни! )))

Разрешение получено для *TOKIO_HOTEL_SLASH* Размещение на других ресурсах с разрешения автора.

Примечания автора:
Эта работа была написана на конкурс фикатон 2014 «Временная петля»! ))) Никаких целей я не преследовала, ибо писалась она только для развлечения! ))) Честно, не думала, что приму участие в этом конкурсе но тем не менее! )))


Будильник на сотовом телефоне настойчиво проигрывал знакомую и приевшуюся мелодию каждые пять минут, только владелец аппарата так и не соизволил дотянуться до него и отключить источник внешнего шума. Батарейка питания на пятом круге не выдержала испытание временем и, издав тоскливый писк, отключилась вовсе.

За окном собирались хмурые тучи, окрашивающие небо в неприятный темный оттенок. В комнате царил полумрак.

Парень с лохматыми русыми волосами, которые были убраны неопрятный хвост, открыл один припухший после сна глаз, а за ним и второй. Вставать ему абсолютно не хотелось. Несколько минут он тупо смотрел в потолок недовольным взглядом, будто собирая силу воли в кулак для подъема. Из размышлений его вывел звонок домашнего телефона, который было невозможно не взять.

- Томас Бреннер, если ты сейчас не встанешь с кровати, то я приеду к тебе, - прозвучал в трубке уверенный женский голос.

- Я уже умылся, - пробубнил Том и в изнеможении закатил глаза.

- Ты меня на этот бред не купишь. Поднимай свой зад и иди на работу, а то опять опоздаешь.

- Мам! – парень резко соскочил с кровати, начиная раздражаться. – Совсем не обязательно звонить каждое утро. Я только один раз проспал, а ты теперь методично мне выедаешь мозг десертной ложечкой.

Том отправился в ванную комнату, чтобы доказать матери, что он бодрствует и совершенно не врет. Он открыл кран на всю мощность и поднес телефон к струящейся воде.

- Мне не надо липовые доказательства предоставлять! – укоризненно произнесла мать. – Я еще сегодня Густаву позвоню и спрошу, во сколько ты явился на работу.

- А-а-а-а! – грудным голосом взревел Том. – Я вообще скоро этого стукача в толчок затолкаю! Мало он меня в школе закладывал, так еще и тут жить спокойно не дает!

- Помни, только благодаря ему ты получил такую хорошую должность, - не унимаясь, отчитывала мать нерадивого сына.

- Хорошо-хорошо-хорошо, я ему при встрече обязательно пятки в кровь расцелую! – гаркнул Томас и нажал кнопку отбоя. А потом, опустив руки и устало вздохнув, тихо проныл, - я уже вырос же мне двадцать шесть!

Вопрос подъема с постели был решен благодаря этому гневному звонку, правда, успокоения Тому этот факт не принес. Злой на Густава Эбеля – пухлого очкарика и по совместительству его знакомого со времен младшей школы – парень принялся умываться и обдумывать план, как отучить эту сволочь стучать на коллег по работе.

Из дома молодой человек вышел уже в опрятном виде, причесанным, умытым и почти вовремя, но вот на работу добрался с небольшим опозданием. Он как раз вошел в кабинет, когда проходящий мимо Густав, опасливо косился на него, переговариваясь с кем-то по телефону. Суть разговора Том не уловил, но несколько фраз расслышал сразу же, сопоставляя утренние угрозы матери с этим диалогом.

- С*ка, очкастая! – тихо прошипел парень, поняв, что Густав опять его заложил.

Настроение под стать погоде было не слишком рабочим. Вдобавок, Томас подумал о том, как скучна была его жизнь. Каждый день одно и то же: дом, офис, рожи коллег, недовольное начальство, скучная работа. Все это раздражало и порой выводило парня из себя. Хотя возможно, дело было в отпуске, который следовало взять еще три месяца назад.

Немного потосковав, Том все же приступил к работе. Он перелистнул страничку настольного календаря, устанавливая двадцать второе апреля, убрал фотографию в рамке, где счастливо улыбался после окончания университета в окружении своих родителей и принялся выбивать цифры на компьютере.

За отчетами, которые требовалось сдать двадцать четвертого числа, время текло быстро. Только через два часа Том поднял голову и понял, что ему необходим глоток спасительного кофе. Парень не успел выйти из кабинета, как наткнулся на злобное выражение лица русоволосого парня, который стоял, опираясь одной рукой на косяк двери и, пытался выжечь в Томе дыру взглядом. Затем тихим голосом, но с нотками угрозы, он спросил:

- Ты нарываешься? Давно рожу тебе в кровь не разбивал?

- Билли, - с ехидной улыбкой протянул Томас, заранее зная, что коварный план по свержению конкурирующего коллеги явно удался и у того возникли очередные неприятности. – Встреча-то какая приятная. Только вот немного не въехал, с чего вдруг такая агрессия к моей пушистой и белоснежной персоне? – наигранно удивился Бреннер.

- Ты мне уже не в первый раз вставляешь палки в колеса по этому проекту!

- Ну, ты здесь свои черные крылья предо мной не отбеливай. Ты прекрасно знал, что этот проект мой, но сунул в него свою рожу. Так что теперь не надо ныть о том, какой я скверный и гадкий, - Том зло прищурил глаза и ехидно улыбнулся.

Ходившие мимо коллеги по офису начали замирать в предвкушении действа. Некоторые даже высунулись из кабинета, ибо потасовки между Томасом Бреннером и Биллом Райдером случались довольно часто.

Билл был новым сотрудником отдела, а Том - прожженным конторским волком, который со временем надеялся, что за хорошие заслуги его переведут на более высокую должность. Но далеко идущим планам не суждено было сбыться: в офис пришел полный энергией и креативных идей Билл. Он быстро влился в коллектив и втерся в доверие к начальству, и вскоре проект, которым должен был заниматься Бреннер, отдали Райдеру. С тех самых пор в офисе началась непримиримая война двух противоборствующих сторон, в которой никто не хотел уступать место оппоненту.

Правда, был тут и еще один момент. Тому со временем стал нравиться Билл, только вот сказать ему об этом для Бреннера значило принять безоговорочное поражение. Он не собирался делать этого в открытую и потому предпочитал делать вид, что ненавидит парня и строить ему козни. Иногда он в действительности желал убить Райдера, хотя в то же время тайно мечтал быть с ним рядом, только вот понятия не имел, как совместить два этих противоречивых чувства.

- Не моя вина, что ты не смог удержать проект, поэтому не лезь ко мне, - Билл в ответ зло прищурился, готовясь к любому повороту событий.

- А то что? – угрожающе тихо спросил Том. – Побежишь жаловаться начальнику?

Парни сделали шаг навстречу, вставая почти вплотную и, замерли на расстоянии нескольких сантиметров друг от друга. Сотрудники отдела тоже застыли в предвкушении, перестав пить бесплатный кофе и шелестеть офисными документами. Между Томом и Биллом уже было две драки, за что каждый из них получил строгий выговор. За такое любой другой мог вылететь с работы, но эти парни являлись ценными сотрудниками и только потому получили поблажки от начальства.

Постояв несколько секунд и пощекотав нервы всему отделу, парни резко разошлись в разные стороны. Сотрудники снова засуетились и заспешили по своим делам, поняв, что шоу не будет. Билл, не оборачиваясь, выкрикнул:

- Я тебя предупредил.

- Я это учел и записал, - в тон ему ответил Бреннер.

Настроение было испорчено и Тому срочно захотелось выплеснуть негативную энергию. В конце коридора мелькнула пухлая фигура Густава Эбеля. Парень сжал челюсти и направился к нему.

Бреннер резко распахнул двери кабинета коллеги, которому хотел накостылять за донос матери. Небольшого роста паренек в очках среагировал моментально, вставая в стойку и выставляя кулаки для защиты:

- Не подходи ко мне!

- Ты ведь в курсе, что мы делали со стукачами в школе? Хочешь, я тебе напомню? – Том сделал несколько шагов к обороняющемуся парню, который попятился назад, упираясь спиной в стену.

- Она сама позвонила мне. Что я должен был сказать?

- Что угодно!

- Я не люблю врать, - предупредил Густав.

- После того, как я тебя окуну в унитаз головой, ты полюбишь.

- Твой метод запугивания малоэффективен и давно устарел!

- Не понял? Ты сейчас нарываешься? – Том одной рукой уперся о стену возле головы пухлого парня, пытаясь взглядом зашугать того насмерть.

- Ты не посмеешь. Здесь много народу - пролепетал Густав, мечтая, чтобы его оставили в покое. Ведь это не его вина, что мать Тома с детства ему доверяла и всегда интересовалась об успехах сына через него. Он не совсем понимал, почему за свои добрые стремления должен постоянно получать по шапке.

- А мне пох*р! Еще раз вздумаешь стукануть - пожалеешь! - для проформы Том ударил кулаком по стене и вышел.

Немного выпустив пар, парень вспомнил, что он выходил из кабинета за кофе и направился к автомату. Налив себе стаканчик спасительного напитка, Том решил зайти в кабинет своего друга Георга. С ним у Тома не было общих детских воспоминаний или проектов, Бреннер познакомился с Кантором уже здесь, в офисе, и у них сразу сложились дружеские взаимоотношения.

Георг был крупным парнем с короткой стрижкой, и в данный момент разговаривал по телефону, но завидев Тома, тут же поспешил попрощаться.

- Привет, Том. Заходи, - он махнул рукой, чтобы тот вошел внутрь.

- Помешал? – спросил Бреннер, закрывая двери и садясь на стул.

- Да нет, мы уже поговорили. А ты чего такой весь встрепанный? Опять с Биллом сцепились? – участливо спросил друг, хотя и так знал причину нервозного состояния Тома.

- Тут все вместе навалилось, - отмахнулся рукой тот. – Еще стукачок Эбель, с*ка, под ногами путается.

Георг рассмеялся:

- Тебе проще уволиться. Здесь либо ты кого-то из них убьешь, либо Билл тебя грохнет.

- Замучаются мне могилу копать. Из принципа не уйду, а то слишком обрадуются.

- Твои методы воспитания коллег до добра не доведут, - Георг откинулся в кресле, закидывая руки за голову и мечтательно добавляя. – Я, может, на днях в отпуск уйду.

- Завидую, - Том вздохнул. – А мне пока это счастье не светит. Только уйди, как тебя тут же выпрут безвозвратно. Задолбала меня эта война.

- Ну так прекращай! Сдай оружие и подпиши капитуляцию.

- Все к черту! Пусть Билл первый вывешивает белый флаг, а я еще подумаю, - категорично отозвался Том.

- Вот ты экскремент канализации! - Георг засмеялся, тщательно подбирая сравнение. – Иди уже работай, а то ты только и делаешь, что ищешь повод к увольнению.

- Я вообще, вышел кофе попить, а тут этот х*р на роликах подкатывает. Так что не я начал.

В это время на рабочем столе Кантора зазвонил телефон. Он поднял трубку и, коротко сказав, что сейчас подойдет, положил ее обратно.

- Ладно, начальник требует к себе на аудиенцию. Увидимся позже. Я зайду за тобой на обед, - друг подмигнул, улыбнувшись от вида вредной физиономии Тома, и вышел за дверь.

Бреннер еще некоторое время посидел в кабинете Георга, а затем отправился к себе. Настроение после беседы с другом не улучшилось, но работа не стояла на месте, и ее в любом случае необходимо было выполнять.

Том зашел в свой укромный уголок, все еще не оставляя надежды в один день сменить его на более просторный кабинет. Он сел на стол, понимая, что совершенно ничего не хочется делать. Эта война с Биллом выматывала и забирала последние силы. На какое-то мгновение в голове промелькнула светлая идея, что пора бы и завершить этот бессмысленный спор о проекте, но этот миг был настолько коротким, что Бреннер даже не стал на этом заморачиваться.

В обед, строго по расписанию, в кабинет Тома заглянул пунктуальный Георг.

- Ну что, Тасманский дьявол проголодался? – как всегда привел он свое любимое сравнение. – Пошли, возродим в тебе добрые чувства.

- Да, пожрать можно, – согласился Том, сладко подтягиваясь в кресле.

Парни спустились в служебную столовую и удобно устроились за свободным столиком.

- Что начальник тебе сказал? – будничным тоном спросил Бреннер, набивая рот едой.

- Да все как обычно. Заставил переделать кое-какие отчеты, - Георг тоже принялся за обед.

В столовую вошел Билл Райдер. Том сразу увидел его, кривя лицо, как только тот оказался в помещении. Конкурент окинул взглядом присутствующих, и остановился на Бреннере. Билл так же был «счастлив» видеть недовольного Тома. Несколько секунд парни зло смотрели друг на друга, чем заставили Георга немного напрячься, но потом Райдер все же отправился за обедом, и не стал вступать в перепалку вновь.

- Козел! – недовольно буркнул Том.

- А ты в курсе, что у этого рогатого сегодня день рождения? – спросил Георг и улыбнулся.

- И что? Предлагаешь мне ему купить подарок? – иронично отозвался Бреннер.

- Неплохая идея. Кто-то же должен сделать первый шаг к примирению. Пусть человеком широкой души окажешься ты.

- Ну, если только коробку с говном! – зло отчеканил друг, снова набивая рот едой.

- Бл*, Том, ты как злобный тролль, - Кантор рассмеялся.

Бреннер лишь улыбнулся, немного расслабляясь в компании друга. Трапеза прошла без происшествий и конфликтов. Парни спокойно пообедали, и разошлись по своим кабинетам.

За окном начался дождь, который собирался еще с утра. Том с тоской посмотрел на крупные капли, стекающие по стеклу. Настроение работать пропало вовсе. Он сел за компьютерный стол и открыл первый ящик, доставая оттуда маленькую коробочку, в которой лежал серебряный браслет. Этот подарок он купил еще две недели назад, и обладателем украшения должен был стать никто иной, как Билл Райдер. Он надеялся на то, что этот жест станет началом к примирению, а может, и чему-то большему. Но, воплотить желаемое в жизнь Том не осмелился: дарить его парень не собирался, хоть и хотелось.

Бреннеру иногда казалось, что Райдер не всегда мечет молнии из глаз в его сторону. Порой он ловил взгляды, в которых мелькало некое подобие заинтересованности, но они были настолько мимолетные, и сказать что-то определенное было сложно. Хотя, может, он просто себе это выдумал?

Парень провел пальцами по полированной поверхности пластины и усмехнулся.

До конца трудового дня больше никаких происшествий не случилось и Том, благополучно дождавшись положенного времени, ушел домой. По дороге он все-таки попал под проливной дождь. Мокрый и злой Бреннер добрался до близлежащего супермаркета, где совершенно неожиданно даже для самого себя купил светильник. Зачем он ему сдался? На этот вопрос Том не мог ответить. По всей видимости, на тот момент было такое состояние души, а кроме всего прочего продавцы стали косо поглядывать на бесцельно бродящего между прилавков мокрого парня и ему ничего не осталось, как пройти на кассу и расплатиться.

Капли стали мельче. Прижав к себе коробку с громоздким светильником покрепче, Томас вышел из магазина. Несмотря на то, что Бреннер промок дальше некуда, он спешил добраться до дома почти бегом, пытаясь донести сухим хотя бы прибор освещения, по ходу матеря неудачный день, погоду, Билла, Густава, и даже матери досталось недовольное бурчание, когда Том открывал дверь квартиры.

Поужинав в одиночестве бутербродами, Том лег спать. Шум дождя медленно расслаблял парня, уводя его в мир спокойствия и отдыха.

***


Надоедливая мелодия на сотовом телефоне заиграла по новой, заставляя Тома сморщиться от неприятного пробуждения. Парень любил засыпать, а вот просыпался всегда с трудом и огромным нежеланием вылезать из кровати. Он перевел сигнал будильника еще на десять минут и закрыл глаза. Но время пролетело неестественно быстро, вновь вырывая Бреннера из мира сладкого сна. Том настырно оттягивал момент, пока вместо мелодии будильника не заиграл сигнал звонка. Посмотрев на дисплей, Том увидел надпись «мама».

Парень простонал в подушку, тут же вставая с кровати и направляясь в ванную комнату. Там он быстро включил воду и нажал кнопку принятия вызова:

- Ты опять в постели? – прожужжал в трубке звонкий женский голос.

- Я уже умываюсь, слышишь? – Том поднес динамик к льющейся из крана воде.

- Ты должен был умыться еще двадцать минут назад. Том, опять опаздываешь! – укоризненно произнесла мать.

- Мам, главное, что я уже встал. Остальное успею сделать.

- Я позвоню Густаву и спрошу, когда ты пришел. И да, Томас Бреннер, если еще раз вздумаешь запугивать мальчика, то я тебе уши на затылок натяну! И не посмотрю, что тебе, детине, уже двадцать шесть лет. Ты меня понял?

- Он опять донес на меня?

- Я не услышала ответ на свой вопрос.

- Я понял! – недовольно взревел заведенный Том, которого Эбель уже начинал изрядно бесить.

- И не надо мне тут демонстрировать свой характер! – предупредила мать. – Ты всегда был очень сложным ребенком и то, что за тобой сейчас ведется такой тотальный контроль вина твоя, а не моя!

- Я уже давно не лидер школьной группировки! Я уже взрослый!

В трубке послышался язвительный смех. Это была последняя капля, после чего Бреннер нажал кнопку отбоя и потер лицо ладонями. Он посмотрел на себя в зеркало. Оттуда на него глядело незнакомое отражение: опухшее после сна лицо, встрепанные волосы, да и в целом его вид не выдавал человека, довольного жизнью. Ему вдруг захотелось вернуться прошлое и опять учиться в школе. Боже, какие это были золотые времена! Уважение одноклассников, веселые компании, гулянки, девочки, которые готовы были умереть от одного его взгляда. Так здорово не было даже в университете, который Том закончил с горем пополам. Там Бреннеру уже приходилось доказывать свое превосходство ежедневно, ибо конкурентов хватало.

Немного потосковав по прошлому, Том принялся собираться на работу. Ежедневная рутина утомляла. Все как всегда: ванная комната, скудный завтрак, надоевший до чертиков деловой костюм.

За окном сегодня сияло солнце. Тому это показалось хорошим знаком. Значит, этот день будет лучше, чем вчера. Собравшись, парень вышел за дверь, а когда спустился в лифте, его удивлению не было предела. На улице стояла пасмурная погода, а нависшие над городом тучи свидетельствовали о том, что будет проливной дождь. Том несколько минут таращился на неестественное погодное явление, а затем решил вернуться и взять зонт, так как вчерашняя мокрая прогулка ему не понравилась.

Недовольный парень вернулся в квартиру. Он суеверно улыбнулся зеркалу в прихожей и взял зонтик, собираясь идти на работу. Но тут он зацепился взглядом за окно, где опять светило яркое солнце и не было даже намека на пасмурное небо. Второй раз за утро Бреннер был сбит с толку. Он даже подошел поближе, с целью убедиться, что это не мираж. Картинка не изменилась.

Немного помешкав, Том оставил зонт дома и отправился к лифту. По дороге он все думал, как такое может быть, что в одно мгновение в небе висят тяжелые грозовые облака, а в другое уже стоит ясная погода. Он же не мог подниматься на лифте целую вечность? Перед подъездной дверью Бреннер остановился, а затем открыл ее. Погода не изменилась. Парень неуверенно перешагнул через порог, недоверчиво глядя на голубой небосвод, словно опасаясь, что оттуда сейчас ливанет как из ведра. Но ничего не происходило, и Том все же отправился на работу.

Здесь, как и всегда, царили спокойствие и рутина. Снующие туда-сюда сотрудники с кипами бумаг в руках. Пустая болтовня коллег возле кофейного аппарата, которые начинали свой трудовой день именно оттуда, в общем, привычная серая обстановка офиса и неизменный кабинет Томаса, который уже набил ему оскомину. Бреннер сел за надоевший до чертиков рабочий стол, перелистнул на календаре число с двадцать второго апреля на двадцать третье и принялся возиться с документацией. Стрелки часов за занятием стали двигаться чуть быстрее.

Немного поработав, Томас решил отвлечься на стаканчик кофе. Потянувшись в кресле и разминая затекшие мышцы, парень встал и направился к двери, но не успел он выйти, как наткнулся на злобный взгляд Билла Райдера. Чувство дежавю в тот час посетило Тома. Кажется, вчера была точно такая же поза и такой же недовольный взгляд:

- Ты нарываешься? Давно я рожу тебе в кровь не разбивал?

- Не понял, ты меня каждое утро теперь будешь доставать? – удивился Бреннер.

- Ты мне уже не в первый раз вставляешь палки в колеса по этому проекту.

- А мы разве вчера этот вопрос не обсуждали? – ситуация показалась настолько странной, что от изумления Том не мог понять, зачем Биллу повторять вчерашний диалог. Ну не могло же чувство дежавю оказаться настолько долгим, что растянулось на несколько минут?

- Не моя вина, что ты не смог удержать проект, поэтому не лезь ко мне, - Билл зло прищурился, сжимая кулаки.

- Дибилизм, конечно, но ты мне угрожаешь по второму кругу, - обескуражено произнес парень.

- Я тебя предупредил, - заявил Райдер и, резко развернувшись, направился в свой кабинет.

Том так и стоял возле двери, переваривая только что состоявшийся разговор. Он был уверен, за день до этого Билл говорил те же самые слова и совершал идентичные действия. Тогда в чем заключался подвох? Этого Бреннер так и не понял. Стряхнув наваждение, он пошел за кофе, но тут в конце коридора мелькнул Густав. Все еще находясь в непонятном состоянии, Том вспомнил, что задолжал несколько подзатыльников этому стукачу. Да и следовало проверить кое-какие подозрения.

Бреннер подошел к двери и, немного помешкав, вошел внутрь. Густав сидел за столом. Увидев незваного гостя, он довольно ощутимо напрягся:

- Ты опять пришел меня запугивать? – опасливо, но как можно увереннее, твердым голосом произнес Эбель, усердно демонстрируя то, что он не боится Тома. Хотя вид у того был скорее потерянный, чем злой.

- Ты продолжаешь стучать, - констатировал факт Том, понимая, что глупо выглядит после разговора с Биллом.

- Том, - устало произнес Густав, – разбирайся со своей мамой сам, а? Я же объяснял, что не могу врать. Ну, вот что мне трубку не поднимать?

Бреннер почти не обращал внимания на слова Эбеля. В голове, как испорченное вино, забродили странные мысли. Он пришел сюда, чтобы убедиться в отсутствии бреда, наблюдая сегодня вчерашние кадры из жизни, но Густав полностью опроверг его теорию, чем окончательно сбил Томаса с курса. Продолжать начавшийся разговор уже не имело смысла и парню захотелось вернуться к себе и спокойно обдумать случившееся.

- Не я предложил, - завершая диалог, сказал Бреннер и поспешил побыстрее ретироваться из кабинета, чтобы не выглядеть еще глупее, оставляя обескураженного Эбеля в гордом одиночестве.

Выйдя в коридор, Бреннер еще раз сопоставил разговор с событиями вчерашнего дня. Ощущение, что сегодня что-то было не так, не покидало парня. Как по заказу, в памяти всплыл странный эпизод с погодой. А ведь накануне точно так же лил дождь! Для собственного успокоения Том отправился к единственному человеку, которому мог довериться – Георгу.

Бреннер вошел в кабинет к Кантору, который стоял возле стола и перебирал кое-какие бумаги. При виде друга расположившегося в позе, отличающейся от той, что была вчера, Том облегченно вздохнул. Может, ему тоже пора в отпуск? Том решил, что галлюцинации вполне могли стать эффектом его грандиозных переработок.

- Ты в порядке? – участливо спросил Кантор, когда увидел выражение лица своего коллеги.

- Вроде бы, - ответил Том, вспоминая, звучали ли эти слова от Георга за день до этого.

- Вид у тебя ох*ревший. Ты, случаем, не обкурился?

- Тебе мозг продуло что ли? – тут же возмутился Том, забывая то, о чем думал. – Я на работе. Да и последний мой косяк я выдул аж в университете.

- О, вот теперь узнаю тебя, - друг улыбнулся. – Мне в бухгалтерию сейчас надо. Обед как обычно по расписанию? Или у тебя планы какие?

- Да вроде без изменений. Зайдешь за мной? – Том окончательно расслабился, облокачиваясь на косяк двери, наблюдая за тем, как Георг собирает нужные ему бумаги.

- Без вопросов, - Кантор подмигнул и вышел из кабинета, оставляя Тома одного. Вспомнив, что он так и не дошел до кофейного аппарата, Бреннер пошел исправлять досадное упущение. Организму требовалась доза кофеина, а потом нужно было срочно приняться за отчеты. Завтра двадцать четвертое число и это крайний срок, когда их необходимо сдать.

Глоток спасительного напитка, и Том вошел в кабинет. Поставил стаканчик на стол и уже приготовился вбивать цифры, но тут выяснилось, что утрешняя кропотливая работа не сохранилась. В папке лежал файл, который он закончил вчера. Выругавшись матом, Бреннер начал все по новой.

Время обеда подошло довольно быстро. В кабинет, как всегда, заглянул Георг:

- Ну что, Тасманский дьявол, проголодался? Пошли, зародим в тебе добрые чувства.

Слова друга заставили Бреннера напрячься. Он недоверчиво посмотрел на Кантора, опять поэтапно вспоминая странности сегодняшнего дня.

- Эй, ты чего завис? – удивился Георг. – Или ты на диете? Пошли.

Том встал с места, направляясь за другом. Что-то было определенно не так!

Кантор прошел в столовую, оставляя Бреннера за дверью. Несколько секунд он стоял и смотрел на нее, не решаясь войти внутрь. В голове раз за разом прокручивались события минувшего дня. Они были разными, но что-то их объединяло. И тут Том подумал - он везде проходил сквозь двери! Проверять свою дикую догадку ему определенно не хотелось, но переселив себя, Бреннер все же вошел в столовую. Внутри помещения все было как обычно, и парень не мог понять, повторяется ли то, что было накануне или все-таки продолжается сегодняшнее. Окинув взглядом присутствующих, Том заметил Билла. Блондин уже сидел за своим столиком, уминая обед, поэтому Том сообразил, что все же попал в настоящее. Он поспешил занять место рядом с Георгом, продолжая озираться по сторонам.

Почти весь обед Бреннер молчал, вспоминая детали вчерашних разговоров, действий. Но, как назло, в голове находилась лишь поверхностная информация, без каких бы то ни было заостряющих внимание подробностей.

Кантора такое поведение друга удивило. Обычно нервный, злобный, эгоистичный, саркастичный или ироничный, Бреннер мог о чем-то говорить часами, но сейчас он казался до странности молчаливым и внушал весьма серьезные опасение за стабильность своего состояния.

- Том, с тобой точно все нормально? – спросил Георг после непродолжительного молчания.

- А что не так?

- Так я у тебя и спрашиваю – что не так?

- Со мной все нормально, - соврал Том, понимая, что объяснить Георгу невменяемость с элементами дежавю будет очень сложно.

- Сомневаюсь. Рассказать не хочешь? С Биллом опять что-то не поделил?

- Не в нем дело, - Том нахмурился.

- Ну, ты сегодня что-нибудь скажешь в чем тогда? – предпринял последнюю попытку Кантор.

Том на мгновение задумался, а потом как-то нервно рассмеялся:

- В дверях!

- Том, ты точно ничего не употреблял наркотического?

- Я знаю, как это сейчас выглядит, - все еще смеясь, Бреннер принялся рассказывать Георгу суть проблемы. – Просто даже не знаю когда открываю двери, то случается, нечто странное.

- Барабашки что ли мимо пробегают? – немного иронично отозвался друг, услышав проблему Тома.

Бреннер снова принялся смеяться:

- Бл*, лучше бы они!

- Может, тебе все же отпуск взять? – У Георга на действия Тома не возникло даже желания улыбнуться. Его реально беспокоило странное поведение друга.

- К черту отпуск! Вообще, все к черту! – Бреннер нервно стучал пальцами по столу, усмехаясь, как умалишенный.

Происходящее нравилось ему все меньше, но главное - объяснения этому найти он тоже не мог. Ну не станет же он рассказывать то, что каждый раз, когда открывает двери, периодически попадает в один и тот же день? При таком раскладе был риск угодить в места особой направленности.

- Психоаналитик? – предложил еще один выход Кантор.

Только успокоившийся Том опять закатился в безудержном веселье. Своим не в меру радостным поведением он привлек к себе внимание, и, чтобы больше никого не шокировать нервными приступами, поспешил выйти из столовой, на ходу кинув удивленному Георгу:

- Это ты в точку! Прям вот в самую точку!

В кабинет Том вернулся уже совершенно серьезным человеком. Неадекватность ситуации зашкаливала все сильнее с каждым мгновением. Проще было уверовать, что он психически больной человек, у которого возникли галлюцинации на фоне враждебных отношений с коллегой по работе.

За окном по-прежнему светило солнце. Работать больше не хотелось, а настроение падало с реактивной быстротой. Бреннер тяжко вздохнул, вспомнил про отчеты, которые надо сдать завтра и приступил к выполнению служебных обязательств.

Том больше не выходил из помещения, а значит, все должно оставаться по-прежнему, хотя в этом он тоже не был уверен.

Стрелка на часах подходила к шести, и наступало время идти домой. Накопленные за день опасения давали о себе знать и, уже собираясь выходить, Том осторожно с опаской потянул на себя дверь, выглядывая в коридор. Особых различий между вчерашним днем и сегодняшним он не нашел, но выходить надо было в любом случае. В конце-то концов, не ночевать же в офисе!

Парень спустился на лифте до первого этажа и спокойно отправился к стеклянной двери центрального выхода, за которым его ждало заходящее за горизонт солнце и расположенный неподалеку дом. Но когда Бреннер потянул на себя створку, то тут же оказался на улице под проливным дождем.

- С*ка-а-а-а! – протянул Том. Он попытался зайти назад и выйти снова, но погода упорно не хотела меняться. Злясь на стечение неудачных обстоятельств, Бреннер отправился по привычному маршруту до близлежащего супермаркета.

Добежав до убежища, парень зашел в помещение и тут же поймал на себе странные взгляды покупателей и продавцов. Обернувшись к выходу, Бреннер понял причину – на улице было сухо и светило солнце, а одежду на нем впору выжимать. Сконфуженно улыбнувшись, Том вышел обратно и побрел домой, надеясь, что зайдя в квартиру, он не останется во вчерашнем дне.
Вечер прошел без происшествий. Все так же одиноко поужинав пресловутыми бутербродами, Томас отправился спать. Ему хотелось проснуться завтра в обычном дне, с обычными его порядками, в обычном режиме. На этой мысли парень закрыл глаза, проваливаясь в беспокойный сон.

***


Будильник по заезженному сценарию прозвенел в назначенное время, хотя в нем не было надобности: сон все равно никак не шел к Тому. Проснувшись задолго до рассвета, парень просто лежал и думал о том, как сложится сегодняшний день и стоит ли ему вообще выходить из дома и из дверей в целом. Но сегодня наступило двадцать четвертое число, и необходимо было сдать отчеты начальству, иначе о дальнейшей карьере можно не помышлять.
Нехотя Том вылез из кровати и уже собрался отправиться в ванную комнату, как вдруг зазвонил сотовый. Это была не мать, что само по себе упрощало начавшийся день. Звонившей оказалась Элена, с которой Том тесно общался в университете и после окончания сохранил дружеские отношения.

- Привет, подруга дней моих суровых, - поприветствовал ее Бреннер, улыбаясь.

- Том, как же я рада слышать твой голос! – радостно воскликнула девушка. – А ты форменный засранец, никогда не позвонишь первым!

- Извини, замотался совсем, - парень, зажав плечом телефон, отправился на кухню, заварить себе кофе. Он открыл дверь и услышал до боли знакомый голос матери:

- Томас Бреннер, если ты сейчас же не встанешь с кровати, то я приеду к тебе!

- Мам? – удивился Том, и неуверенно добавил. – Я уже на кухне.

- Ты меня на этот бред не купишь. Поднимай свой зад и иди на работу, а то опять опоздаешь!

Том быстрым движением снова открыл дверь на кухню и вышел в коридор.

- Том, ты меня слышишь? – снова раздался мелодичный голос Элены. – Ты куда пропал?

- Я в городе, - быстро сообщил парень очевидную информацию, немного опешив, на что услышал смех:

- Это я знаю. Я тебе говорю про данный момент.

- Да просто телефон на кровать упал, - соврал Бреннер, в ужасе начиная понимать, что череда сумасшедших событий еще не окончена.

- Ну, так ты придешь?

- Куда?

- Что с тобой? На вечеринку ко мне.

- Не уверен, что это хорошая идея. У меня тут кое-какие проблемы возникли.

Парень стоял возле дверей в ванную комнату, не решаясь войти внутрь. Теперь он был на все сто процентов уверен, что дело именно в них!

- Да что там у тебя случилось? Ты какой-то странный.

- Странный - это еще мягко сказано. Элена, давай я тебе потом позвоню, а то на работу опоздаю.

- Ну, окей! – немного недоуменно согласилась девушка.

Попрощавшись с подругой, Бреннер недоверчиво посмотрел на вход в ванную комнату. Не отдохнувшая нервная система взяла свое: Том вспыхнул словно факел, разозлившись на всю эту чепуху с провалами в прошлое. Он резко вошел внутрь и принялся психованно умываться, порывисто хватая мыло, роняя щетки, разбрызгивая воду. Закончив со сборами на работу, парень покинул квартиру.

Когда Том оказался на улице, погода стояла солнечная, но это абсолютно не радовало. Все еще нервничая, Бреннер двинулся в путь. Правда, по дороге боевой пыл бунтаря поубавился, так как он все же опасался снова попасть в прошлое.

Благополучно преодолев все двери, Том наконец оказался перед кабинетом. Глубоко вздохнув, он вошел и сразу же принялся выискивать признаки прошлого и настоящего. Взгляд его тут же зацепился за календарь. Бреннер вчера самолично выставил двадцать третье число, но там сейчас красовалось двадцать второе, а рядом опять стояла рамка с фотографией, которую он отправил в ящик. Но главным признаком было то, что за окном снова нависали грозовые тучи.

Мучительно простонав, парень первым делом подумал про отчеты. Их надо было кровь из носа сдать сегодня, двадцать четвертого числа, но по стечению диких для понимания обстоятельств, Том не мог не вытащить новые файлы, не отнести их начальству. Парень предпринял попытку вернуть все на свои места. Он быстро вышел из кабинета, а затем снова зашел. Ничего не изменилось.

- Твою же мать! – с отчаянием в голосе проговорил Бреннер и снова повторил попытку. После нескольких раз злой и "
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·расстроенный парень плюхнулся за стол, сжимая виски ладонями и пытаясь найти выход из сложившейся ситуации. За время размышлений Бреннер пришел к выводу, что рано или поздно он вернется в настоящее, главное не опускать руки и продолжать искать верный путь.

Парень немного посидел, а затем решительно встал, намереваясь вернуть утерянное время. Он ходил по разным кабинетам, открывая и закрывая двери, интересовался у сотрудников о сегодняшней дате, вводя их в недоумение, заглядывал в окна, надеясь увидеть там солнце, а не тучи, но все старания оказывались тщетными. Коллеги утверждали, что сегодня двадцать второе и других вариантов развития событий пока не предвиделось. Том возвратился в свою обитель, где впал в уныние.

Стрелки часов неумолимо двигались к обеденному перерыву. Бреннер подумал о Георге. Нервы сдавали и хотелось с кем-нибудь поговорить на тему «сбоя временных рамок». Сомнение в том, что адекватный человек сможет понять суть проблемы, превышало любое желание что-либо рассказывать вообще. Но, тем не менее, настроившись, Том решительно направился к Кантору. Он резко открыл двери кабинета, наталкиваясь на пронзительный взгляд Билла, который стоял, опираясь одной рукой на косяк двери. Хоть парень и шел к другу за советом, но и появление Райдера не стало для него сюрпризом.

- Ты нарываешься? Давно я рожу тебе в кровь не разбивал?

- Заткнись! – прервал его Том, даже не останавливаясь и твердым шагом шествуя к Георгу.

Билл не ожидал такого поворота в разговоре, а потому с удивлением и легкой растерянностью посмотрел в след Бреннеру, неуверенно выкрикнув:

- Я тебя предупредил!

Том ничего не ответил. Под косые взгляды коллег он прошел по коридору до конца и открыл дверь, за которой предположительно должен был находиться Георг Кантор.

Друга на месте не оказалось. Том с удивлением осмотрелся, натыкаясь взглядом на окно, за которым светило слепящее солнце и календарь с двадцать четвертым числом. Сердце с бешеной скоростью принялось стучать внутри, а его обладатель едва не подпрыгнул от радости. Нервно засмеявшись, Том поспешил вернуться в кабинет.

Войдя к себе, Бреннер обнаружил изменения, и это осчастливило его настолько, что хотелось об этом прокричать в открытое окно, только вот вряд ли кто-либо смог бы оценить подобный душевный порыв, продиктованный бурными эмоциями. Том тут же сел за компьютер доделывать отчеты, надеясь успеть в срок.

Работа на позитивной волне шла быстро и с удовольствием. Том еще никогда так не радовался настоящему, в голове мелькнула мысль, что моменты прекрасны, и их чаще надо ценить.

Все доделав вовремя, в прекрасном расположении духа, Бреннер поспешил к начальству.

Он быстро собрал нужные документы и вышел. По пути ему попался Кантор, которого довольный вид друга развеселил. Том задорно подмигнул ему со словами:

- Зайдешь ко мне на обед. Вместе спустимся.

- Стандартно. Я, кстати, только что от шефа. Он сказал, чтобы ты не забыл про отчеты. Тебе через два дня их сдавать.

На последних словах Бреннер остановился, как вкопанный. Выражение лица с радостного сменилось на гримасу ужаса.

- Нет-нет-нет! Сейчас этого не может быть, - забормотал он.

- С утра, по крайне мере, было, - недоуменно ответил Георг. – Ты забыл про отчеты?

Том глянул на документы в руках. Это оказалось совсем не то, что он брал изначально.

- Только не сейчас! Только не это! – Бреннер в панике подошел к первой попавшейся двери и вошел через нее в кабинет, вводя в ступор немолодую женщину с причудливой прической на голове. Коллега, нечего не понимая, изумлённо приподняла брови, наблюдая за тем, как Том то заходит, то выходит, постоянно спрашивая про сегодняшнее число.

Георг не выдержав, подошел к обеспокоенному другу.

- Том, с тобой все в порядке?

- Точно! – Бреннера осенила идея, и он подвел Кантора к порогу, а сам зашел с обратной стороны двери. – Стой там, я так буду знать какое сейчас число!
По логике Тома, Георг должен был исчезнуть, если сейчас двадцать четвертое апреля, или остаться, если число по-прежнему будет двадцать второе. Том закрыл дверь перед носом Кантора, а затем резко распахнул, создавая колебания воздуха и шевеля тем самым волосы на голове друга.

Георг с не менее удивленным видом, чем у женщины за спиной Тома, наблюдал за манипуляциями, как ему показалось, не совсем здорового товарища. А Бреннер продолжал истязать дверь, раз за разом распахивая и захлопывая ее.

- Ну, давай же! Давай!

- Том - дверь закрылась, а затем снова открылась. – Ты странно - все повторилось, – ведешь себя, - и снова Бреннер хлопнул дверью перед лицом Кантора.

Наконец Георг просто не выдержал, придерживая объект издевательств ногой, он грубо взял Тома за руку и потащил его в свой кабинет. Уже на месте Кантор усадил Бреннера на стул, сверля его сканирующим взглядом и самостоятельно пытаясь понять, в чем причина такого буйного поведения.

- Том - Георг в уме принялся тщательно подбираться слова, чтобы не обидеть друга. – Ты сегодня, мягко говоря, странный. Ничего не хочешь мне сказать?

Парень примерно сидел на стуле и барабанил пальцами по коленке. Да, он хотел с кем-то поделиться, но сейчас это желание пропало напрочь.

- Я понимаю, что выгляжу как придурок, но ты меня не поймешь.

- Есть специальные люди, которые могут выслушать и помочь, - постарался Георг как можно тактичнее донести свою мысль.

- Ты намекаешь на психолога?

- Как бы да. Твои действия не поддаются никакой логике. И уж если ты не хочешь говорить со мной, то попробуй побеседовать с Мари. Она штатный психолог и не раз помогала людям с их проблемами.

- Все не так просто, - Том нервно усмехнулся, представляя весь происходящий с ним бред на словах.

- Причина же должна быть?

- Двери.

- Двери? – изумленно переспросил Кантор.

- Двери, - подтвердил Бреннер, кивая головой.

- Том это за гранью моего понимания. У Мари больше диагнозов для проникновенной беседы с тобой.

- Ты хочешь сказать, что я на всю голову еб*нутый?

- Слушай, ты посиди, а я сейчас ее приведу, - доверительным и мягким голосом сказал Георг, не обращая внимания на вопрос друга. Он тут же покинул помещение, оставляя Тома наедине с его персональным сумасшествием.

Бреннер не стал задерживаться в кабинете Кантора. Теперь помимо одной проблемы у него появилась другая – надо было постараться не попасться на глаза Мари с Георгом и досидеть этот день, как можно спокойнее, раз уж с отчетами все равно ничего не вышло. Пребывая в нервозном состоянии, Том вышел из небольшого помещения и как всегда направился в свою каморку. Навстречу ему попался молодой стажер, который слегка неуверенным голосом сообщил:

- Томас Бреннер? Вас с отчетами ждет начальник.

- Да пошел он - уныло сообщил Том и тут же осекся, быстро просматривая бумаги в руках и понимая, что он сейчас находится в настоящем. – Пошли со мной, откроешь мне двери! – тут же передумал Бреннер и схватил ничего не понимающего парня, ведя того к кабинету начальника.

- Но я у него только что был! - упирался стажер.

- Это не важно. У меня отчеты горят.

- Но я-то здесь причем?

- Открывай! – взбудоражено произнес Бреннер, когда они оказались возле нужной двери. Паренек какое-то время колебался, но просьбу выполнил. Довольный Том подмигнул ему, и смело вошел в кабинет шефа.

Молодой человек принялся оживленно распинаться в объяснениях, чем немало удивил начальство. Сколько глава отдела помнил Тома, тот никогда с таким энтузиазмом не относился к своей работе. Выслушав Бреннера и не поскупившись на похвалу, начальник отпустил его. Словно камень упал с плеч после встречи с руководителем. Счастливо улыбаясь, Том вернулся в свою трудовую обитель. Ему сейчас даже не страшно было оказаться в прошлом, хотя червячок беспокойства продолжал точить его изнутри.

Подходя к кабинету, Бреннер натолкнулся на улыбающегося Георга:

- Ты где все беспризорничаешь?

- А психолог? – с ходу спросил Том.

- Начальник мозг тебе растряс? Какой психолог?

- Не важно, - задумчиво произнес Том. Ему было непонятно, почему прошлое не отражается на будущем. – Пошли, покушаем, а то что-то соображать туго начинаю.

Георг по-дружески похлопал Бреннера по плечу, и они пошли вниз. Весь недолгий путь в несколько минут, Кантор о чем-то оживленно рассказывал другу, но Тому было не до этого. Он лишь машинально качал головой и натягивал улыбку на моментах, когда Георг смеялся.

Перед дверью в столовую Томас взял Кантора под руку, искренне надеясь, что временные шалости не допустят себе вольностей при свидетелях. У Георга странности друга вызвали легкое недоумение, но он тактично промолчал.

Пообедав в столовой под неумолкающий голос Кантора, парень поспешил вернуться в кабинет. Постоянно подозревая настоящее в прошлом и наоборот, Том ловил каждое мгновение и делал в уме сверку событий. Но день благополучно шел к завершению и больше не принес никаких сюрпризов.

Бреннер вернулся домой, когда солнце уже садилось.

Ужинать в одиночестве Тому не захотелось. Парень постоял несколько минут возле полупустого холодильника, тоскливо глядя на полуфабрикаты, а затем закрыл створку. Он выключил везде свет и, усевшись на подоконник, решил выкурить сигарету. Бреннер завязал с этой пагубной привычкой два года назад, но сегодня вдруг захотелось ее вернуть. Давно забытый привкус никотина не принес ожидаемого эффекта.

Так и не докурив до конца сигарету, Томас затушил тлеющий огонек и пошел спать, предварительно поставив на тумбочку бокал с ложкой.

***


Солнце взошло над городом, освещая золотыми лучами комнату Тома, который сладко спал несмотря на то, что будильник на сотовом играл знакомую мелодию уже второй раз. Парню это ни в коем случае не мешало досматривать сон. Под звонкую трель тот лишь повернулся на бок и причмокнул губами. Но стоило только зазвонить сотовому мелодией, поставленной на вызов матери, как Бреннер, машинально схватил бокал с ложкой и, активно звеня посудой, нажал на кнопку вызова:

- Я уже завтракаю, - начал он, исключая банальное приветствие.

- Вот видишь, мои ежедневные звонки не прошли даром, и ты теперь радуешь свою мать успехами.

- Сомнительные достижения, - пробубнил Том, так и не открывая глаз. – Ладно, мам, мне пора уже выходить. Я тебе потом позвоню.

Том нажал отбой. Звонок матери разогнал сонливое состояние, так что пока оно снова не вернулось, надо было срочно вставать. Парень потер пальцами глаза и поднялся на ноги. Дальше все как обычно – утро с его неизменной рутиной.

За легким завтраком Бреннер задумался, а вдруг однажды он так и останется в двадцать втором апреля, где больше не будет будущего. На душе стало тоскливо. Том часто недооценивал прекрасные моменты жизни, а сейчас жалел об этом, боясь уже никогда их не увидеть.

Выходя за порог квартиры, Бреннер уже не так сильно опасался, что окажется в прошлом. Он принял решение просто плыть по течению и не сопротивляться превратностям судьбы так уж яро.

Парень спокойно дошел до работы под ярким солнцем и вошел в кабинет, с радостью понимая, что сегодня это сегодня, а значит, жизнь уже удалась. Он сел за рабочий стол и открыл ящик, где лежал браслет для Билла. Сейчас Том жалел, что не подарил его в день рождения. Он грустно улыбнулся, снова проводя большим пальцем по глянцевой поверхности, а затем закрыл несостоявшийся подарок, убирая его с глаз подальше. Надо было сосредоточиться на работе, а не на романтичных вздохах.

Минута за минутой, час за часом время близилось к обеду, а Бреннер еще не пил традиционный кофе. Оторвавшись от файлов и подсчетов, он направился к выходу, за которым стоял злой Билл, опираясь на косяк двери. Уже знакомым, угрожающим голосом Райдер спросил:

- Ты нарываешься? Давно рожу тебе в кровь не разбивал?

Том улыбнулся и, поддавшись непонятному порыву, обхватил лицо Райдера ладонями, а затем под пристальным взглядом коллег поцеловал его в губы. Сказать, что весь офис был в шоке, значит просто промолчать. Билл опешил от такой дерзости, начиная оглядываться по сторонам и краснеть за такую недвусмысленную ситуацию. Было видно, что парень растерялся. А Том лишь улыбнувшись нестандартной выходке, и направился к кофейному автомату.

- Я больше не буду тебя предупреждать, - как-то не слишком уверенно произнес Билл, вслед уходящему Тому. Он еще немного постоял, обдумывая произошедшее, и отправился к себе.

Том сделал для себя кое-какие выводы: раз Билл не ударил его в челюсть, значит не все потеряно и он не ошибся в своих предположениях касательно него.

Бреннер налил кофе в пластиковый стаканчик и пока стоял у аппарата, вдруг подумал, что неплохо бы поговорить с Густавом. По логике вещей, этот поступок сложно назвать здравым, но Тому вспомнились школьные годы, во время которых пухлый парень был посмешищем за свои увлечения паранормальными явлениями. Всех деталей Бреннер не помнил, но главное - Эбель сейчас как нельзя кстати подходил на роль консультанта. Конечно, при условии, что школьная любовь к необъяснимому не перегорела. Приняв решение, Том отправился в кабинет Густава.

Как только Бреннер открыл дверь, то понял, что он по-прежнему в двадцать втором апреля. На настенном календаре красовалась именно эта дата, за окном нависали грозовые тучи, а Эбель лишь подтвердил домыслы, моментально вставая в стойку и выставляя кулаки для защиты. А затем последовали уже знакомые слова:

- Не подходи ко мне!

Том небрежно махнул рукой и уселся на стул без приглашения.

- Она сама мне позвонила. Что я должен был сказать? – неуверенно пролепетал Густав, к собственному изумлению не видя в Томе и намека на агрессию.

- Это не важно, - спокойно произнес тот.

- Я не люблю врать, - совсем обескуражено ответил Эбель, опуская руки.

- Я не за этим пришел. Садись, - парень махнул рукой в сторону стула, на который Густав присел, не сводя взгляда с Тома. – Тут такое дело помнишь, ты увлекался всякой хренью ну, там порталы, черные дыры

- Нет-нет-нет, - прервал его пухлый парень, складывая руки в воздухе перед собой в виде креста, показывая Бреннеру, что об этом он говорить не собирается.– Я этим уже давно не занимаюсь. Хватит надо мной смеяться!

- Ты меня дослушаешь? – Бреннер недовольно насупился.

- Слушаю, - не стал спорить Густав. Разговор ему явно не нравился, но и другого выхода тут тоже не было.

- Вот смотри, у меня есть друг, который входя в любую дверь, оказывается в прошлом ну короче, в определенном дне

- Временная петля, что ли? – недоверчиво отозвался Эбель, все еще выискивая в словах Тома подвох.

- Да-да! – радостно отозвался тот, видя понимание.

- И что ты хочешь от меня услышать? – Густав развел руки в стороны, вопросительно глядя на Бреннера.

- Почему я он туда возвращается?

- Ты?

- Нет, он!

- Ну, хорошо, пусть будет он, - милостиво согласился Эбель. – Скорей всего, где-то что-то нарушено, и потому петля периодически замыкается.

- И как из нее выйти?

- Никак. Она сама порвется. Для этого достаточно совершить какой-нибудь поступок или передвинуть стакан с водой.

- А как узнать, что надо сделать?

- Я не знаю, - задумчиво ответил Эбель, забыв обо всем и активно принимая участие в обдумывании ситуации. – Где-то случилось смещение и пока тыто есть он его не исправит, то так и будет возвращаться в один и тот же день.

- Твою мать, - тихо выругался Том. – Слушай, а вот еще вопрос. Допустим, случилась ситуация, когда я он в очередной раз попал в прошлое, но оно не отразилось на будущем. Почему?

- Отражение пойдет с того момента, когда петля разорвет свой замкнутый круг. А пока, сделанное в прошлом не скажется на изменениях в будущем.

- Это как ограбить банк и не сесть в тюрьму?

- Ну, почти.

- Знать бы еще, где этот переломный момент, - задумчиво проговорил парень. – Слушай, а если я он там застрянет навсегда?

- Ну, может случиться и такое, - подтвердил опасения Бреннера Густав. – Но когда-нибудь она все же должна лопнуть.

- Ладно, спасибо за консультацию я ему передам твои слова, - Том встал и направился к двери.

- Да не вопрос, обращайся, если что.

Бреннер вышел в коридор, но остановился. Как-то нехорошо получилось. Густав ему помог, ответив на вопросы, которые не с каждым опытным психиатром решишься обсудить, а он всю жизнь только и делал, что доставал Эбеля из собственной природной вредности. Тому стало совестно, и он вернулся для успокоения своей души, так как искренне надеялся, что Густав этого помнить не будет.

- Слушай

- Ну что опять?

- Да не, я это извиниться за все годы хотел. Ты так вроде неплохой парень оказался отзывчивый, - сказав то, что хотел, Том покинул кабинет, оставив Эбеля с открытым ртом.

Парень вернулся к себе, так и оставаясь в прошлом. Работать не имело смысла, поэтому он просто удобно устроился на стуле, запуская несложную офисную игру, ожидая, когда к нему придет Георг.

Кантор в назначенный час заглянул в кабинет Тома:

- Ну что, Тасманский дьявол, проголодался?

Парень безучастно кивнул головой, вставая с нагретого места.

Как обычно, они спустились в столовую и, заняв свободное место - а именно то, где они сидели двадцать второго апреля, - оба приступили к обеду. Молчаливость Бреннера была неестественной, поэтому Георг решил сам начать разговор:

- Начальник к себе вызывал. Заставил переделывать кое-какие отчеты.

- Ммм, - немного безразлично промычал Том, делая понимающий вид.

В столовую, как по расписанию вошел Билл. Он окинул взглядом присутствующих и остановился на Бреннере. Несколько секунд парни смотрели друг на друга, а затем Райдер первым разорвал зрительный контакт, отправляясь за едой. Во взгляде ни у того, ни у другого уже не было злости. Тому даже показалось, что Билл, который всегда держался достойно при любых обстоятельствах, сейчас немного смутился. Бреннер про себя усмехнулся, позабавленный таким наблюдениям.

Проследив, куда смотрит друг, Георг спросил:

- А ты в курсе, что у него сегодня день рождения?

- Знаю, но подарок покупать не буду, - сразу предупредил Том, хотя с досадой подумал о браслете.

- А это неплохая идея. Кто-то же должен сделать первый шаг к примирению. Пусть человеком широкой души окажешься ты.

- Вряд ли кто-то оценит, - устало констатировал Бреннер.

- Том, ты сегодня какой-то не такой, - сомнительно произнес Георг. – Может, тебе отпуск взять?

- Может, - без противоречий согласился друг.

Остаток обеденного перерыва парни общались на незначительные темы, обсуждая офисную жизнь в целом.

Поднявшись к себе в кабинет, Бреннер все же приступил к работе. Она хоть и была на данном временном отрезке бессмысленной, но заниматься ерундой уже не осталось сил. Проведя время с пользой, Том начал собираться домой. Настоящее так и не вернулось, а потому парень попал под проливной дождь двадцать второго апреля. И только пройдя через дверь собственной квартиры, он оказался в настоящем времени.

Весь мокрый, но на удивление спокойный Бреннер переоделся, поужинал в одиночестве и лег спать. Только сна не было. В голове роились мысли, которые не давали заснуть. В сознании шла переоценка ценностей, своего поведения, а вместе с тем пришло понимание того, как прекрасна эта жизнь. Том осознавал, что в один момент ее может и не стать, и ему совершенно не хотелось существовать в замкнутом пространстве, ведь это значило бы полное отсутствие путей для развития и стремления. Все остановилось бы на достижениях одного дня и не более того. Он не понимал того счастья, которое окружало его раньше каждый день, и именно сейчас захотелось вдыхать воздух настоящего постоянно, а не кусками, вечно опасаясь застрять во времени. В мыслях сразу стали появляться картинки тех мест, в которых он не бывал, но очень хотел поехать. Мягкая улыбка коснулась его губ, и под это монотонное обдумывание Бреннер все же заснул.

***


Утро началось со звона будильника, а затем и со звонка матери. Том встал с кровати и нажал на кнопку «ответить».

- Томас, ты завтракаешь или еще в постели валяешься? – начала родительница.

- Собираюсь завтракать, - немного насупившись, но вполне спокойно ответил Бреннер, направляясь в ванную комнату.

- Вот видишь - начала женщина нравоучения, но была прервана.

- Вижу, мам, вижу, - пробормотал Том, глядя на помятое отражение в зеркале. – Ты хороший воспитатель. Густаву спасибо за офигенную работу. Что-то еще?

- Да, правильно, еще бы тебе подумать о будущем, чтоб не остаться одному.

- Я не одинок. Ты всех замещаешь.

- Не дерзи! – строго произнесла женщина.

- Стараюсь, но с тобой это сложно. Все, мам, ты самая лучшая на свете. Я тебя люблю. Пока, - быстро проговорив несложные предложения, Том отключил сотовый телефон.

Собираясь на работу и переходя от двери к двери, парень периодически поглядывал на окно, за которым светило солнце и не было никаких признаков пасмурной погоды. Это явление природы очень радовало Бреннера, и в очередной раз в его душе затеплилась надежда, что временная петля порвалась еще вчера, а он сегодня так и останется в настоящем. Но все закончилось на моменте, когда Том вышел из подъезда, тут же оказываясь под хмурыми тучами. Настроение немедленно стало соответствующим.

Том добрался до работы без приключений, как обычно прошел в кабинет и уселся за стол, начиная выполнять уже сделанную работу. Возможно, временная петля разомкнется и тогда, как сказал Густав, начнется новый отсчет с последствиями. Но пока этого не произошло, приходилось вновь и вновь вбивать в таблицу уже заученные цифры, ведь в любое время могло настать двадцать четвертое.

Проработав некоторое время, Бреннер решил не отказываться от традиционного кофе и, размяв затекшие руки, вышел в коридор. Как и следовало ожидать, там он натолкнулся на привычное зрелище в виде злобного Билла, опирающегося одной рукой на косяк двери.

- Ты нарываешься? Давно рожу тебе в кровь не разбивал?

- Нет, просто привлекаю к себе твое внимание, - как-то буднично произнес Том и, чмокнув Райдера в щеку, пошел дальше по делам.

Билл опешил, не ожидая подобного ответа от своего оппонента, с которым у него были постоянные конфликты. Это было сделано и сказано так, будто они семейная пара и никакой войны между ними никогда не существовало.

- Ты - обескуражено произнес Билл, так и не зная, чем закончить реплику. – Придурок! – в конечном итоге пробубнил он себе под нос и ушел в кабинет, постоянно оборачиваясь назад.

Том спокойно налил себе кофе и отправился работать дальше. К Георгу заходить не было надобности - все равно он заглянет в обед. К Густаву вопросов больше не было, поэтому оставался только его маленькая конторка. Зайдя внутрь, Том улыбнулся, ибо за окном светило яркое солнце, а на календаре стояло вчерашнее число двадцать четвертое апреля, которое он еще не успел перелистнуть. Довольный тем, что настоящее его не покинуло, он с задором принялся за работу.

В обед, точно по расписанию, заглянул Кантор:

- Поднимай свой зад. От работы дохнут кони пошли есть, бессмертный пони, - в стихах пригласил друг пообедать.

Том лишь улыбнулся своеобразному гимну офиса, вставая с места и следуя за Георгом. Настроение на удивление было легким и совершенно не хотелось выказывать свое неудовольствие. Том как будто смирился с превратностями судьбы и сейчас просто плыл по течению. Георг негромко что-то рассказывал другу, иногда ловя его улыбку и понимание во взгляде.

- Ты сегодня странный, - выдал заключение Кантор, когда они подходили к столовой.

- То, что я слушаю тебя и не возражаю? – Том улыбнулся.

- Ну да, обычно сарказм и ирония так и прут из тебя. А сегодня ты такой - Георг не мог найти нужные слова, чтобы описать состояние Бреннера. – Умиротворенный что ли. В кого-то влюбился?

- Жизнь прекрасна, правда? – спросил Том, словно не слыша вопроса друга. Он первым зашел в дверь столовой, снова оказываясь в прошлом, так как за окном стояла пасмурная погода, и собирался дождь, но даже эти мелочи не испортили настроения. Том с Георгом сели уже на привычное место и приступили к трапезе. Точно по запланированному распорядку дня в помещение вошел Билл. После нескольких секунд сканирования всех присутствующих он встретился взглядом с Бреннером. Райдер скептически выгнул бровь и, хмыкнув, отправился за обедом.

- Сволочь! – как-то беззлобно произнес Том и повторил усмешку Билла.

- А ты в курсе, что у этой сволочи день рождения? – Кантор улыбнулся.

- Знаю, подарок купил, осталось только торжественно вручить.

Георг прекратил жевать и с набитым ртом уставился на Тома, до конца не веря в только что услышанное, а Бреннер, как ни в чем не бывало, продолжил уничтожать обед. Через несколько секунд ступор у Кантора прошел и, дожевав макароны, он сконфуженно произнес:

- Неплохая идея. Кто-то же должен был сделать первый шаг. В общем, я рад, что ты оказался человеком широкой души, – но Георга заели сомнения, и потому он все же задал интересующий его вопрос: – Слушай, ты сейчас не шутишь?

- Нет.

- Хорошо, - рассмеялся Георг обескураженный таким ответом. – Вопрос в другом, что за подарок? Дары канализации?

- Нет.

- Да за*бал ты! – не выдержал друг, повышая голос, чем привлек к себе внимание сидящих неподалеку коллег. – Не мог же ты за одну ночь из демона перевоплотиться в ангела? Ты что-то темнишь.

- Нет, - снова ответил Том. – Купил браслет, если б мне такой подарили, то я бы был безгранично рад.

- Там искусная надпись отборным матом?

- Нет, - настала пора рассмеяться Тому. – Ты что такой подозрительный?

- Ладно, - не унимался друг. – У меня осталась только одна версия: тебя похитили инопланетяне и промыли мозг.

Георг еще пытался вывести друга на разговор, но Том просто отшучивался, ставя тем самым собеседника в окончательный ступор. Они благополучно пообедали и разошлись по кабинетам, при этом Бреннер не терял надежду вернуться в свое время. Жаль, что осуществиться желаемому было не суждено – за окном все так же хмурилось небо, а на календаре стояло двадцать второе число.

Том вздохнул и сел за рабочий стол. Мелкие капли влаги уже бились о стекло, начиная прочерчивать мокрые дорожки вниз. Том смотрел на них и думал о простых вещах, но в тоже время таких важных и значимых моментах, которых ему сейчас так не хватало. Философские мысли медленно перетекли на воспоминания о Билле. И уже в который раз Бреннер опять достал из ящика так и не подаренный браслет. Наверное, самое время было ему обрести своего хозяина, но небольшие сомнения одолевали парня.

Еще немного подумав и взвесив собственное решение, Том пошел на отчаянный шаг. Все равно завтра Райдер ничего помнить не будет, зато Том знал, ему это принесет успокоение. Глубоко вздохнув, Бреннер вышел в коридор. Убедившись, что двадцать второе апреля никуда не исчезло, он направился в кабинет «врага», которого порой до безумия хотелось обнять.
Дверь была не заперта. Томас затаил дыхание, впервые за последнее время совершая правильный поступок. Даже если Билл и не согласится принять подарок, то этот жест может положить конец войне. В этот момент Том почувствовал себя взрослым, а потому вздохнув поглубже, вошел внутрь.

За окном в кабинете Райдера так же шел дождь, но самого именинника не было на месте. Том почувствовал разочарование. Он с тоской посмотрел на мокрое окно и оставил коробочку на столе, выходя за дверь. Но, немного подумав, он все же вернулся и написал записку: «С днем рождения. Том».

Парень направился к себе и приступил к работе под успокаивающий шум дождя. Он ожидал, что поговорит с Биллом и, возможно, они придут к какому-нибудь соглашению, но, увы, не вышло. А еще Бреннер начал жалеть, что оставил подарок. Сейчас ему это показалось глупостью, опрометчивым шагом. И самое страшное, Билл просто мог посмеяться над его щедростью. Том старался гнать прочь необоснованные мысли, которые подпитывались всего лишь внутренними страхами. Он никогда не боялся признаний, недругов, ответственности, но перед Биллом Райдером он трусил, скрываясь за маской бравого солдата. Преподнеся подарок, Бреннер, сам того не подозревая, открылся настолько глубоко, что это заставило его задуматься: а стоило ли оно того?

Хорошо, что работа отодвинула все негативное в сторону и оставила только сосредоточенность. Пару раз Том выходил из кабинета за кофе, но двадцать второе апреля не собиралось меняться. Бреннер уже практически смирился с участью одного дня, но искренне надеялся, что даже если он вернется в настоящее, то Билл забудет этот поступок, так как Том не собирался больше дарить ему браслет. Возможно, даже стоит выкинуть его от греха подальше, чтобы больше не попадать в такие ситуации.

Рабочий день наконец-таки завершился и Том отправился домой, коря себя за то, что не взял зонтик. Дождь на улице усилился, поэтому парень приготовился сдавать стометровку по скоростному бегу, но, оказавшись на улице, понял, что настоящее его не покинуло. Том улыбнулся и отправился домой, медленно бредя по тротуару.

Зайдя в квартиру, Бреннер посмотрел в окно, убеждаясь в том, что сегодня двадцать пятое число. Но воодушевленного настроения не было. Все казалось таким пустым, словно в жизни отсутствовали уют и тепло. Мать в очередной раз оказалась права, сказав, что ему надо подумать о будущем. Такая жизнь уже надоела: дом, работа, дом, одинокий ужин и холодная постель. Стоя возле окна, парень поклялся, что обязательно все изменит, если судьба даст ему второй шанс.

На небе взошла одинокая луна, такая же, как и Том, который заснул крепким сном под пристальным взглядом ее желтого глаза.

***


В комнате царил полумрак из-за сгущающихся на небе туч. В такую погоду Тому всегда сладко спалось и ни в коем случае не хотелось просыпаться. Будильник разрывался от звонкой мелодии, но глянув краем глаза на обстановку вокруг, Бреннеру вдруг пришла идея никуда сегодня не ходить. Надо было только позвонить начальнику и соврать что-нибудь правдоподобное. Том уже потянулся к телефону, но тут вспомнил, что сегодня суббота и фактически ему никуда не надо.

Должного облегчения это осознание не принесло, зато спать резко расхотелось. Том встал с кровати и побрел на кухню, чтобы первым делом заварить кофе, а там уже и подумать о дальнейшем дне.

За чашкой ароматного напитка, Бреннер решил, что неплохо было бы сходить к матери. Он давно у нее не был, хотя и знал, данный визит обернется не в его пользу, ибо она умела выводить из равновесия кого угодно.

Том не успел додумать эту скорбную мысль. В комнате зазвонил телефон. Нехотя парень встал и отправился принимать вызов. На дисплее красовался неизвестный номер. Удивленно приподняв бровь, Бреннер нажал нужную кнопку:

- Да.

- Привет, - ответил ему приятный мужской голос.

- Привет? – не то вопросительно, не то с сомнением произнес Том.

- С тобой все в порядке? – таким же сомневающимся тоном спросили на другом конце.

- Да, а кто это?

- Если ты сейчас пошутил, то я тебя при встрече кастрирую, - серьезным тоном ответил некто на его вопрос.

- Как так? – не понял угрозы Бреннер, силясь вспомнить, кому еще он перешел дорогу.

- Легко и просто. Том, это Билл! Ты что, с*ка, забыл, что сегодня пригласил меня покататься на лошадях за городом?

- А как же дождь? – Бреннер явно не понимал к чему весь этот разговор и что за Билл беспокоил его с самого утра.

- Да в задницу его! Там крытый стадион! Я не понял, ты вчера в офисе дурака валял?

- А я валял? – но тут до Тома дошло. Это был Билл Райдер! Осознание пришло внезапно и Бреннер впал в ступор, силясь понять, когда же он пропустил целый кусок жизни? – Погоди! Ты же Билл Билл Райдер!

- Я в курсе, - без особых эмоций ответил парень.

- А как мы договорились о встрече?

- Как цивилизованные люди, - иронично ответил Билл, которого вся эта ситуация начинала напрягать. – Так мы куда-нибудь едем или продолжаем топ самых тупых вопросов?

- Едем, - быстро согласил Том, не веря своему счастью. Он обязательно выяснит, как так получилось, а пока он согласен на все, если, конечно, это не злая шутка судьбы.

- Хоть что-то здравое за целое утро от тебя услышал. Я за тобой заеду через час.

- Я буду готов и через пол часа, - заверил Том, счастливо улыбаясь.

- Твоя скорость меня радует, - мягким голосом сообщил Райдер и засмеялся.
- А мы уже целовались?

- До встречи, - продолжая смеяться, Билл нажал кнопку отбоя.

Бреннер присел на край стула, начиная экстренно копаться в собственных мыслях. Парень вспоминал поэтапно весь день, пока не дошел до подарка, который оставил на столе у Билла. Получается, что временная петля разорвана и сейчас он пожинает последствия, а это значит, Райдер не посмеялся над подарком и бесконечной войне с мордобоями и взаимными оскорблениями пришел конец.

И тут Том вспомнил: неожиданно и ярко в голове пролетели мысли о тех днях, которые он не проживал, которые прошли как в тумане, но они возникли, внезапно, как вспышка. И действительно, после подарка, Райдер около двух дней кидал на бывшего оппонента косые взгляды, не решаясь подойти и поговорить. А затем, в один прекрасный момент они столкнулись возле кофейного аппарата. Неловкое молчание длилось недолго, Том первый спросил о браслете, понравился ли Биллу подарок, на что парень сдержанно поблагодарил его. Ну а после, он сам пришел к Бреннеру в кабинет и они начали разговаривать, понимая, что отвечают друг другу взаимностью. И самое главное, Том набрался смелости пригласить его на свидание, а Билл согласился!

Бреннер поднялся с места, начиная нервно смеяться, закинув руки за голову и постоянно повторяя:

- Она разорвалась! Она разорвалась! Она ра-зор-ва-лась!

Осчастливленный таким событием, Том открыл окно, громко крича на всю улицу:

- Она разорвалась!

- Заткнись, придурок! – послышалось в ответ с нижнего этажа.

- Она все равно разорвалась!

- Если не заткнешься, то я тебя разорву!

Том, словно не слышал угрозы, и продолжал кричать о том, что жить в настоящем - это здорово!




КОНЕЦ! )))
Не забудьте оставить свой отзыв: http://ficbook.net/readfic/2292567

Приложенные файлы

  • doc 4687946
    Размер файла: 174 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий