Glava_1_1

1. Естествознание в контексте человеческой культуры

1. 1. Иерархия уровней культуры

Прежде чем приступить к ознакомлению с основными идеями, концепциями и подходами, принятыми в настоящее время в естественных науках, целесообразно ответить на вопросы: что такое естествознание? какое место оно занимает в жизни человека? что является объектом его изучения и каковы общие методологические принципы и проблематика естественных наук? Фактически речь идет (используя физическую терминологию) об определении «системы отсчета», в которой существует естествознание и вне которой вообще трудно говорить о поведении интересующих нас объектов.
Такой «системой отсчета» для естествознания является человеческая культура, под которой в широком смысле понимается специфический способ организации и развития человеческой жизнедеятельности, представленный в продуктах материального и духовного труда, в системе социальных норм и учреждений, в духовных ценностях, в совокупности отношений людей к природе, между собой и к самим себе. Представляя собой феноменологию человеческого бытия, культура как философская категория противостоит природе («натуре»), фиксируя «сверхприродное» начало в способах и продуктах человеческой деятельности.
Культуру принято делить на материальную, охватывающую результаты материальной деятельности человека, и духовную, включающую в себя сферу сознания, духовного производства (рис. 1.1). Компонентами духовной культуры являются мораль, право, религия, искусство и многие другие формы общественного сознания, в том числе и основной объект нашего внимания в этом курсе - наука, функцией которой является производство и теоретическая систематизация объективных знаний о действительности. На следующем иерархическом уровне наука условно подразделяется на естествознание (естественные науки), гуманитарные (или общественные) науки и технические науки. Объектом изучения естествознания является природа, под которой понимается весь окружающий человека материальный мир, включая и «телесную оболочку» самого человека. Гуманитарные науки занимаются специфическими особенностями человеческого бытия (как индивидуального, так и общественного). Что касается технических наук, то они представляют собой связующее звено между технологической
базой производства (относящейся уже к материальной культурой) и фундаментальным естествознанием.
В свою очередь естественные науки традиционно включают в себя математику, физику, химию, биологию, науки о Земле. На этом же иерархическом уровне гуманитарные науки подразделяются на историю, археологию, этнологию, антропологию, экономику и социально-экономическую географию, философские науки, литературоведение, юридические и политические науки, социологию, искусствоведение, психологию и другие. Следует, конечно, иметь в виду, что указанное разделение естественных и гуманитарных наук является весьма условным, четких граней между разделами может и не существовать. Более того, самыми актуальными и динамично развивающимися являются сейчас именно пограничные области, такие как биофизика, геохимия, математическая лингвистика и т.п.
Следующий иерархический уровень содержит области знания (названия некоторых из них указаны на рис. 1.1). Например, науками о Земле являются геология, геохимия, геофизика, горные науки, океанология, физика атмосферы, география и гидрология суши. Дальнейшее дробление областей знания связано с еще большей конкретизацией рассматриваемых вопросов. Например, в геологии, как одной из наук о Земле, изучаются общая тектоника и геодинамика, тектоника континентов и дна океанов, стратиграфия, литология, палеонтология, петрология магматических пород и другие вопросы. Следует отметить, что и этот иерархический уровень является далеко не последним.
Таким образом, наука имеет очень сложную иерархическую структуру, причем тенденция к еще большему усложнению этой структуры не ослабевает. В связи с этим возникают вопросы: имеется ли предел специализации знаний? является ли процесс дифференциации науки прогрессивным? Перед тем, как ответить на эти вопросы, остановимся на глубокой аналогии между наукой и живой природой. Последняя, как и наука, имеет сложную иерархическую структуру, включающую в себя огромное разнообразие организмов, принадлежащих к различным видам, родам, семействам и т.д. Эта структура не является чем-то застывшим, а представляет собой динамическую, постоянно изменяющуюся систему. В процессе эволюции одни виды исчезают, другие образуются вновь, и в целом иерархия в живой природе имеет



















Рис. 1.1. Иерархия уровней культуры

тенденцию к усложнению. Причиной биологического многообразия является «бесконечное» разнообразие условий окружающей среды, в которой существует и с которой взаимодействует жизнь. Именно многообразием форм жизни обеспечивается устойчивость биосферы как экологической системы планетарного масштаба.
Сказанное о живой природе можно почти полностью отнести к науке, которая обладает многими специфическими признаками функционирования живых организмов (высокая упорядоченность, самовоспроизведение, саморегуляция и т.п.). Поэтому и иерархическая структура науки эволюционирует в направлении все большего усложнения, специализации, что одновременно является и условием ее устойчивости. В процессе эволюции некоторые научные направления могут исчезнуть, другие - появиться. Наука в целом может расцветать в какие-то периоды или, наоборот, увядать под действием тех или иных внешних факторов. В целом же развитие науки носит прогрессивный характер, отражающий все более глубокое ее «погружение» в окружающий нас мир.

1. 2. Иерархия естественных наук

Естественные науки на рис. 1.1 представлены в виде непересекающихся прямоугольников, что на самом деле не совсем верно. Хорошо известно, что между естественными науками существуют достаточно широкие пограничные области, в которых «хозяйничают» науки – «гибриды», такие как математическая физика, физическая химия, биофизика, биохимия, геофизика и многие другие. Напрашивается вопрос: а есть ли вообще в естественных науках «непересекающаяся» информация? Другими словами, все ли естественные науки одинаково фундаментальны или одна из них в будущем, возможно, «поглотит» остальные?
Прежде чем ответить на этот вопрос, попытаемся разобраться в различиях между естественными науками, которые имеют место в настоящее время. Различия эти связаны с тем, что материя в природе имеет различные уровни организации, которые, так же как и культура, образуют иерархическую структуру. На самом глубоком уровне находятся элементарные частицы и фундаментальные физические поля, посредством которых эти частицы взаимодействуют. Изучением таких объектов занимается современная физика. Однако в более широком смысле к физике относят все те явления и процессы в природе, описание которых опирается непосредственно на энергию взаимодействия между отдельными частями рассматриваемой системы и между системой и окружающей средой. Энергия взаимодействия - это то общее, что есть и в механике, и в электромагнетизме, и в термодинамике, и в квантовой физике. В философии для обозначения материальной структуры, которая на данном иерархическом уровне организации материи считается элементарной (неделимой) используется термин субстрат. Таким субстратом для физики являются частицы (не обязательно элементарные), взаимодействующие посредством физических полей.
На более высоком уровне структурной организации материи располагаются атомы, представляющие собой устойчивые образования из элементарных частиц и полей. Описывать взаимодействие атомов, особенно сложных, с помощью законов физики - очень неблагодарный труд из-за резко возрастающей сложности математических расчетов. Кроме того, и это оказывается самым главным, результаты таких расчетов часто трудно интерпретировать. В то же время, перейдя на другой «язык» - язык химии, можно без труда описать практически все известные процессы с участием атомов. Таким образом, в химии не интересуются внутренней структурой атомов, а считают их элементарными (неделимыми) объектами химических процессов. Другими словами, субстратом химии являются атомы.
Химия изучает процессы образования и превращения молекул. Молекулы, как известно, отличаются огромным разнообразием: от простейших, типа Н2, СО2 или Н2О, до сложнейших органических молекул, состоящих из сотен тысяч и миллионов атомов. Однако, существует класс органических молекул - так называемые биополимеры (белки, нуклеиновые кислоты, полисахариды), поведение которых обнаруживает особые свойства, в первую очередь, самоорганизацию и самовоспроизведение, которые лежат в основе биологических процессов в природе. Поэтому субстратом биологии являются биополимеры.
Эту иерархическую лестницу можно продолжать и дальше, за пределы естествознания. Например, в социальных науках элементарной структурой, или субстратом, является человек.
Мы сознательно начали рассмотрение этого вопроса с физического субстрата, хотя если включать математику в состав естественных наук, следовало бы поговорить и о субстрате математики. Таким субстратом, очевидно, является единица, ибо все остальные числа - это разное количество единиц или же их отсутствие. Однако, не все ученые согласны с тем, что математика - это естественная наука, так как она изучает не сами материальные объекты, а пространственные и количественные соотношения между ними, выраженные в абстрактной, обобщенной форме.
Обратимся теперь к проблеме фундаментальности естественных наук, которая фактически сводится к ответу на вопрос: возможно ли в будущем описать социальные процессы на языке биологии, биологические - на языке химии, химические - на языке физики, а самое физику представить в виде простых математических соотношений? При положительном ответе на этот вопрос мы приходим к понятию редукционизма, под которым понимают возможность сведения сложных явлений к более простым, более элементарным. Редукционизм являлся и является весьма мощным методологическим принципом в науке, с его помощью были получены важные результаты, позволившие связать, казалось бы, совершенно различные явления. Например, электромагнитная картина мира установила единую природу электрических, магнитных и оптических явлений.
Однако, как показало развитие науки, возможности редукционизма не беспредельны. Оказывается, далеко не всегда поведение сложной системы можно свести к простой сумме поведения ее компонентов. Сложные системы, начиная с определенного уровня организации своей структуры, обнаруживают новые качества, которые не могут быть даже описаны с помощью тех характеристик, которыми пользуются для описания отдельных частей системы. Например, свойства здания, построенного из кирпичей, нельзя свести к свойствам кирпичей, хотя бы потому, что из одних и тех же кирпичей можно построить совершенно разные здания. Точно так же из одних и тех же букв алфавита можно составить совершенно разные слова, а значит «свойства» слов не вытекают из «свойств» составляющих их букв. Таких примеров появления нового качества при переходе от простых объектов к сложным можно приводить до бесконечности.
Таким образом, разделение на гуманитарные и естественные науки, на физику, химию, биологию не является временным, а имеет принципиальный характер и, скорее всего, в том или ином виде сохранится в будущем.

1. 3. Аксиологическая многомерность духовной культуры

Итак, духовная культура даже на ближайшем иерархическом уровне имеет многокомпонентную структуру, включая в себя религию, науку, искусство, мораль, право и т.д. (рис. 1.1). В чем природа такого разделения и по каким признакам оно осуществляется? Ответы на эти вопросы дает аксиология - философское учение о духовных ценностях и о структуре ценностного мира.
Человек как объект живой природы находится в постоянном взаимодействии с окружающей средой, получая с помощью органов чувств необходимую информацию о ее текущем состоянии и на основании этой информации адекватно реагируя на изменение внешних условий. В отличие от многих представителей животного мира, реакции которых являются инстинктивными (строго запрограммированными), поведение человека, значительно более гибкое и «свободное», связано со специфическим способом обработки получаемой информации, которая осознается человеком в виде субъективного образа внешнего мира (рис. 1.2). Сам по себе этот образ ничего не говорит человеку и, следовательно, не приводит в действие исполнительные механизмы человеческих реакций, обеспечивающих саморегуляцию функций организма, их подстройку к изменяющимся внешним условиям. Включение человеческих реакций происходит после оценки субъективного образа, которая осуществляется путем его сравнения с соответствующим идеальным образом (идеалом), также присутствующим в сознании человека. Идеал концентрирует в себе весь видовой (филогенетический) и индивидуальный (онтогенетический) опыт реагирования на те или иные воздействия1 .




Человеческое
сознание
Онтогенетическая
коррекция идеала



Внешний
мир



Рис. 1. 2. Отражение в сознании человека образов внешнего мира


Для нас сейчас важно, что такая оценка субъективного образа происходит с разных сторон, в соответствии с разными критериями. При этом объекты и явления внешнего мира становятся для человека носителями различных духовных ценностей. Эта многогранность оценки субъективного образа (а значит и внешнего мира) и лежит в основе дифференциации компонентов духовной культуры, каждый их которых отвечает за тот или иной критерий оценки. Так, например, моральная оценка субъективного образа основывается на этических нормативно-оценочных категориях («добро» - «зло»). Для оценки с точки зрения «красоты» используются эстетические категории («прекрасное» - «безобразное», «возвышенное» - «низменное» и т.п.). В области права оценка действительности связана с категориями «справедливости» и «несправедливости». Наука, как составляющая духовной культуры, также имеет свой специфический подход к информации о внешнем мире, который основан на применении оценочных категорий «истина» и «ложь». Именно поэтому одной из основных функций науки, наряду с производством нового знания, является обоснование истинности этого знания.
Оценки одного и того же явления, одной и той же информации с разных точек зрения могут быть различными, часто «противоположными». Рассмотрим несколько примеров. На презентации знаменитой картины В.И. Сурикова «Переход Суворова через Альпы» (рис. 1.3) автору были высказаны справедливые упреки в том, что изображенная им сцена нереальна, так как в походных условиях солдаты не могут быть одеты в парадные мундиры и держать ружья с примкнутыми штыками. Суриков согласился с этим, заметив, однако, что «хотя это и нереально, но зато красиво!» Таким образом, не всегда «ложь» выглядит «безобразной», и это часто оказывает влияние на результат научной деятельности. С другой стороны, ученому часто приходится подавлять в себе те или иные эмоциональные (например, эстетические) реакции на пути к истине1.
Другой пример связан с замечательным фильмом братьев Васильевых «Чапаев», где имеется психологически очень точно сделанная сцена каппелевской атаки, вызвавшей эстетическое восхищение даже у тех, кому она несла смерть: «Здорово идут!», - воскликнул в эти драматические мгновения один из красноармейцев. В этом примере эстетическая оценка явления с точки зрения «прекрасного» находится в конфликтном отношении с утилитарной оценкой («благо»).
В качестве еще одного примера вспомним строки из стихотворения А.С. Пушкина «Герой»:
«Тьмы низких истин мне дороже
Нас возвышающий обман...»,
которые, фактически, допускают возможность сочетания «добра» и «лжи» при оценке той или иной ситуации.
Используя математическую терминологию, можно сказать, что человеческое сознание, в которое «погружен» субъективный образ




Рис 1.3. И. В. Суриков «Переход Суворова через Альпы»


внешнего мира, является, с точки зрения аксиологии, многомерным пространством, «оси координат» которого соответствуют различным духовным ценностям. В этом же смысле следует понимать и название настоящего параграфа.

1. 4. Гносеологические аспекты естественнонаучного знания

Наука занимается производством объективного знания и обоснованием его истинности. Это означает, что все субъективное, т.е. привнесенное человеком - субъектом познания, должно быть полностью устранено из полученной информации об объекте или явлении. Однако, выделение объективной информации из субъективного образа - не простая задача, так как, во-первых, несмотря на удивительное совершенство наших органов чувств, их чувствительность, быстродействие, разрешающая способность и другие параметры ограничены, что приводит к искажениям получаемой с их помощью информации1.
Во-вторых, возникновение субъективного образа в сознании человека - это только один из двух каналов отражения внешнего мира. Другой мощный механизм отражения - эмоционально-чувственный, интегрально влияя на состояние организма в целом, вносит существенный вклад в процесс обработки информации. Рассмотрим этот механизм более подробно. Нервные импульсы, формируемые в органах чувств, поступают в головой мозг человека двумя путями. По так называемым лемнисковым путям эти импульсы передаются в соответствующие области коры больших полушарий головного мозга, которые связаны с дифференцированием ощущений, с сенсорной модальностью передаваемой информации. Именно здесь и формируется субъективный образ внешнего мира. Однако кроме этого существуют экстралемнисковые пути передачи информации, которые на уровне ствола головного мозга отходят в виде ответвлений и заканчиваются в подкорковых образованиях мозга. Эти пути связаны с образованием эмоций и чувств, эмоционального фона ощущений. Основное их назначение - регуляция возбудимости («настройка») корковых клеток на основе интегральной оценки получаемой информации с точки зрения биологической значимости внешних раздражителей для жизни организма. В ряде случаев такая эмоциональная оценка буквально «спасает» организм в условиях недостаточной информации или в случае резких неблагоприятных воздействий, когда на образно-логическое осмысление создавшейся ситуации просто нет времени. В качестве примеров можно привести эмоциональное состояние страха, которое испытывает человек в незнакомом месте, или состояние радости, «мобилизующее» психофизиологические реакции организма на восприятие благоприятной информации.
Все это свидетельствует о том, что «объективное» и «субъективное» не являются двумя различными, непересекающимися частями полного знания. Наоборот, «субъективное» и «объективное» переплетены, «встроены» друг в друга. Поэтому для получения объективного знания нельзя просто «отсечь» субъективную информацию. Одним из способов их разделения является экстраполяция полного знания в направлении уменьшения искажающего влияния указанных выше субъективных факторов в процессе отражения внешнего мира в сознании человека1 .
Чтобы наглядно представить себе риск, с которым связана операция экстраполяции, рассмотрим пример из истории физики, связанный с открытием явления сверхпроводимости (Х. Камерлинг-Оннес, 1911 г.). В начале нашего века было известно, что при уменьшении температуры Т вплоть до самых низких из доступных в ту пору значений (примерно 20 градусов по шкале Кельвина или - 2530С) электрическое сопротивление металлов R уменьшается по линейному закону. На рис. 1.4,а прямоугольниками приведены экспериментальные результаты, отражающие такую зависимость. Экстраполируя эту зависимость в область еще более низких температур, можно было оценить значение сопротивления Ro
·0, соответствующее экспериментально недостижимой температуре Т = 0 К. Однако, когда была освоена техника получения сверхнизких температур, позволяющая охлаждать вещество почти до 0 К, оказалось, что реальное поведение сопротивления обнаруживает резкое, скачкообразное уменьшение до нуля при некоторой температуре Тс, которая, например, для ртути близка к температуре жидкого гелия 4,2 К (рис. 1.4,б). Таким образом, экстраполяция может привести к неоднозначному или просто неправильному (ложному) результату.
Поэтому объективное научное знание, получаемое путем экстраполяции, обязательно должно подвергаться анализу (экспертизе) на предмет его истинности. А так как непосредственные эталоны истинности для конкретных явлений внешнего мира отсутствуют, то указанную экспертизу необходимо проводить различными косвенными методами, которые на данном историческом этапе признаются научным

R,
Ом

12 ЭКСПЕРИМЕНТ


8



4
ЭКСТРАПОЛЯЦИЯ


0 20 40 Т, К

а)

R,
Ом



0,100

ЭКСПЕРИМЕНТ
0,075


0,050


0,025


4,0 4,1 4,2 4,3 4,4 4,5 Т, К
б)

Рис. 1.4. Зависимость сопротивления R ртути от температуры Т:
а) линейная экстраполяция экспериментальных значений в область Т( 20К;
б) переход ртути в сверхпроводящее состояние при Т ( 4,2 К
(Х.Камерлинг-Оннес, 1911 год)


сообществом в качестве доказательных. Среди таких научных методов можно назвать аргументированность, обоснованность, причинно-следственную связанность и другие.
Экстраполяционная неоднозначность, историческая изменчивость научных методов исследования приводят к тому, что истина является категорией не неизменной, не метафизической. То, что когда-то считалось истинным, затем уточняется, модифицируется, а порой и отбрасывается. Достаточно вспомнить некогда популярные в науке, а впоследствии потерявшие актуальность теории теплорода, флогистона, эфира и т.п. В связи с этим возникает вопрос: как быть с теми продуктами познания, которые были получены в процессе научной деятельности, но, подвергшись в ходе развития науки критике и выбраковке, в настоящий момент не соответствуют науке по своему реальному статусу? Аналогичный вопрос возникает и в связи с включением в состав науки гипотез и теорий, находящихся в стадии проверки, альтернативных подходов, нуждающихся в обосновании, чья истинность пока еще не является твердо установленной. В настоящее время все они включаются в состав науки, образуя три ее составные части: науку переднего края, ядро науки и историю науки.
Наука переднего края наряду с истинными включает в себя и «неистинные» (что выясняется лишь впоследствии, post factum), но полученные научными средствами результаты. В качестве примеров можно привести концепцию кварков – «ненаблюдаемых» субэлементарных частиц, комбинации которых образуют все известные в настоящее время адроны (сильно взаимодействующие элементарные частицы). Эта концепция, безусловно, научная, однако об экспериментальном обосновании этой концепции говорить пока не приходится - это дело отдаленного будущего. Задача науки переднего края - генерировать новое. Поэтому сюда включаются и плохо обоснованные, недостаточно подтвержденные, «сумасшедшие» идеи, без которых наука лишилась бы эвристичности (другими словами, стала бы собранием тривиальностей). Единственное условие, которое следует выполнять при работе с таким научным материалом - это не забывать о его научном статусе, о его возможной «неистинности», то есть не торопиться включать этот материал в ядро науки.
Ядро науки состоит из концепций, результатов, теорий, методов и т.д., истинность которых в настоящее время не вызывает сомнения. Задача ядра науки - выступать фактором определенности, играть роль базисных знаний, ориентирующих и корректирующих познавательные акты.
Например, в настоящее время никто не сомневается в законе сохранения энергии, даже с учетом весьма нетривиальных обобщений этого закона для явлений микромира. Столь же уверенно большинство ученых отвергает витализм - концепцию, связывающую сущность жизни с нематериальными факторами.
В историю науки включают морально устаревшие знания, вытесненные за пределы ядра. Эти знания неправильно было бы квалифицировать как «издержки», ибо в противном случае рано или поздно в качестве такой «издержки» предстанет вся нынешняя наука. Историко-научную деятельность неправильно понимать лишь как деятельность архивную, ограниченную поиском, обработкой и систематизацией фактов, относящихся к прошлому науки. Напротив, анализ предыстории рассматриваемого вопроса всегда входит органической частью любого, самого современного научного исследования. Именно историко-научная деятельность дает развернутую панораму динамики знания, способствуя постижению внутринаучных перспектив и возможностей.

1. 5. Эмпирический и теоретический уровни научного знания

Прежде всего, не следует смешивать знания, получаемые в результате научной деятельности, с другими формами знания. Например, элементарные знания, обусловленные биологическими закономерностями, свойственны и животным, и человеку. Они служат необходимым условием их жизнедеятельности, реализации поведенческих актов (при чувстве голода человек «знает», что нужно принять пищу). Житейские знания, основанные на здравом смысле и обыденном сознании, являются важной ориентирующей основой социального поведения человека. В отличие от этих и других форм, научное знание возникает в результате осмысления фактов в системе обобщенных понятий и категорий той или иной науки и формулируется в виде объективных законов.
Существующие уровни научного знания - эмпирический и теоретический - связаны с соответствующими формами научного исследования. Эмпирическое1 исследование направлено непосредственно на объект и опирается на данные наблюдения и эксперимента. Полученный в результате эмпирического исследования массив информации проходит предварительную обработку, направленную на обнаружение качественных или количественных корреляций (соответствий) между экспериментальными фактами. Так как при этом исследователь старается за «частными» результатами увидеть «общие» закономерности, то основным логическим методом обработки данных становится индукция. Индуктивное обобщение экспериментальных результатов обычно рассматривается как опытные истины или эмпирические законы. В качестве примеров таких законов можно привести законы Кеплера о движении планет вокруг Солнца, закон Ома, связывающий электрическое напряжение и ток в проводнике, законы феноменологической термодинамики, законы Менделя в биологии и многие другие.
Основной проблемой, связанной с индуктивным обобщением опытных фактов, является обоснование истинности эмпирических законов, так как никакое конечное число подтверждающих наблюдений не может считаться исчерпывающим доказательством. Поэтому в определенном смысле индуктивный эмпирический закон - это предвосхищение обоснования, гипотеза, которая в дальнейшем требует проверки и подтверждения в системе более надежных принципов. Тем не менее в ряде случаев эмпирические законы считаются настолько убедительными (например, классический закон сохранения энергии), что применяются как аксиома.
Теоретический уровень научного знания связан с совершенствованием и развитием понятийного аппарата науки и направлен на всестороннее познание объективной реальности в ее существенных связях и закономерностях. Этот уровень возникает как следствие необходимости обоснования истинности эмпирических законов и заключается в построении идеализированной модели того или иного объекта или явления. Фактически речь идет о конструировании такой идеальной структуры, состоящей из связанных между собой абстрактных объектов, что поведение этой структуры было бы «похоже» на поведение ее реального прототипа. Описание такой идеальной структуры, особенностей ее поведения и составляет содержание теории рассматриваемого реального явления. Классическими примерами таких теорий могут служить динамика материальной точки Ньютона, электростатика Кулона, молекулярно-кинетическая теория идеального газа, специальная и общая теория относительности, квантовая хромодинамика и другие.
Идеализированный объект теоретического знания может выступать в различных формах, предполагать или не предполагать математическое описание, содержать или не содержать того или иного момента наглядности, но при всех условиях он должен выступать как конструктивное средство развертывания всей теории. Этот объект, таким образом, выступает не только как теоретическая модель реальности, он вместе с тем неявно содержит в себе определенную программу исследований, которая реализуется в построении теории. Соотношение элементов идеализированного объекта - как исходных, так и выходных - представляет собой теоретические законы, которые, в отличие от эмпирических законов, формулируются не непосредственно на основе изучения опытных данных, а путем определенных мыслительных действий с идеализированным объектом.
Легко видеть, что логический метод теоретического знания противоположен индукции и представляет собой процесс перехода от некоторых общих принципов, постулатов, лежащих в основе теории, к их следствиям, определяющим поведение рассматриваемой теоретической модели в тех или иных конкретных ситуациях. Такой метод получения знания называется дедукцией. Он использовался еще древними греками, в частности, Аристотелем. Декарт противопоставлял дедукции интуицию, посредством которой, по его мнению, человеческий разум «непосредственно усматривает истину», в то время как дедукция доставляет разуму лишь опосредованное (полученное путем рассуждений) знание. Бэкон и другие логики-«индуктивисты» считали дедукцию второстепенным методом, в то время как подлинное знание дает лишь индукция. Другие ученые (например, Лейбниц), напротив, именно дедуктивные знания считали «истинными во всех возможных мирах».
Теоретическое знание может развиваться относительно самостоятельно от эмпирических исследований - посредством знаково-символических операций по правилам математического или логического формализмов, посредством введения различных гипотетических допущений, а также путем мысленного эксперимента с идеализированными объектами. Однако если для эмпирических законов основной проблемой было обоснование их истинности, то теоретические модели истинны сами по себе, так как являются логическими конструкциями, созданными человеком (если, конечно, не считать, что такие конструкции могут «содержать ошибку», т.е. быть внутренне противоречивыми). В связи с этим наиболее важным вопросом для теоретического уровня знаний является адекватность предлагаемой теоретической схемы тем реальным явлениям, которые эта схема должна отражать. Решение этого вопроса во многом зависит от тех критериев, которые выбираются для подтверждения этой адекватности. Ясно, что абсолютного соответствия теоретических и экспериментальных результатов требовать нельзя, так как теоретическая модель не является копией реального прототипа. Как подтверждение теории отдельными эмпирическими примерами не может служить безоговорочным свидетельством в ее пользу, так и противоречие теории отдельным фактам не есть основание для отказа от нее. Теоретические выводы должны, во-первых, в целом не противоречить реальной действительности (именно в этом смысле следует понимать известный тезис «практика - критерий истины»), во-вторых, предсказывать новые результаты и условия их получения, в-третьих, обладать возможностью развертывания, т.е. распространения на возможно более широкую область явлений, в-четвертых, служить основой для самоуглубления (построения все более обобщенных моделей и конструкций).
В различных областях естествознания соотношение эмпирического и теоретического уровней знаний различно. В современной физике теоретическое знание занимает столь большое место, что иногда теоретическую физику справедливо считают одним из разделов математики. С другой стороны, в биологии, медицинских науках удельный вес идеализированных построений значительно меньше, чем эмпирической информации.



Вопросы для самопроверки:

Какое место занимает естествознание в духовной культуре?
В чем заключается специфическое отличие науки от других компонентов духовной культуры?
Каким образом можно отделить объективную информацию о внешнем мире от субъективной?
Признаются ли научными результаты, истинность которых не является строго обоснованной?
В чем отличие логических методов анализа, применяемых на эмпирическом и теоретическом уровнях получения научного знания?

 Речь здесь не идет о физической химии - пограничной между физикой и химией области, где широко используются физические подходы для изучения различных химических процессов.
1 Очень образно сказал по этому поводу М. Горький: «Когда природа лишила человека его способности ходить на четвереньках, она дала ему, в виде посоха, - идеал!»

1 1 Часто приводимый пример о том, что выдающийся физик ХХ века Поль Дирак красоту математической теории считал обоснованием ее истинности, не следует воспринимать буквально. Скорее речь здесь идет об эмоциональном состоянии ученого, получившего важный научный результат.
1 Очевидно, то же самое можно сказать и об используемых в экспериментальной практике приборах и инструментах.

1 Именно на стадии такой экстраполяции наука «расходится» с искусством, которое интересуется, в первую очередь, субъективной составляющей получаемой человеком информации.
 Здесь мы касаемся области очень сложных логико-философских рассуждений, которые демонстрируют, насколько серьезно настоящая наука подходит к обоснованию истинности своих выводов. Не вдаваясь в подробный анализ различных подходов к этому вопросу, отметим, что научная честность требует постоянно стремиться к такому эксперименту, чтобы в случае противоречия между его результатом и проверяемой теорией, последняя была отброшена. Как сказал известный математик Г.Вейль: «Я хочу выразить безграничное восхищение работой естествоиспытателя, который старается вырвать интерпретируемые факты у неподатливой природы и который хорошо знает как предъявить нашим теориям решительное «нет» или тихое «да».

1 Синонимами термина эмпирический являются экспериментальный, феноменологический, опытный.









13PAGE 15



культура

природа

духовная

материальная

наука

право

искусство

религия

гуманитарные

естественные

технические

физика

науки о Земле

биология

химия

математика

горные науки

география

геология

океанология

физика атмосферы


ИДЕАЛ

Исполнитель-ные органы человека

Органы чувств человека

Субъективный образ внешнего мира


























Приложенные файлы

  • doc 383136
    Размер файла: 174 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий