лекция 5

Тема 5. Общество как социокультурная система

Учебные вопросы:
1.Общество как категория социологии.
2.Реформы общества как социальное явление

Литература для самостоятельной работы обучаемых по теме лекции

Военно-социальная работа: методология, теория, практика.
М., 2000.


Военно-социальная работа в подразделении – части (Методические рекомендации)
М., 1995.


Евченко A.M. Семья молодого офицера: Дисс. ... канд. социол. наук.
М., 1991.


Дьяченко М.И. Психологический анализ боевой деятельности советских воинов: Дис.... докт. психол.наук.
М.: ВПА, 1969


Калинчук Л.В. Военно-социальный работник части: сфера деятельности и стиль работы.
М., 2000.


Корякин В.М. Теория и практика военно-социальной работы в Вооружённых Силах Российской Федерации.
М., 1999.


Корчемный П.А. Психологическая подготовка летного состава военно-воздушных сил к активным боевым действиям в условиях современной войны: Дис.... докт.психол.наук.
М.: ВПА, 1990


Ответчиков А.В. Психические состояния военнослужащих в особых условиях ведения боевых действий.
М.: ГА ВС, 1991


Психологическая поддержка военнослужащих.
М. Логос, 2001


Савельев В.В. Как выжить солдату в неуставной армии.
Р.-на Д. Феникс. 2003


Съедин С.И., Абдурахманов Р.А. Психологические последствия воздействия боевой обстановки.
М.: МО РФ, 1992


Справочник войскового психолога, офицера по организации общественно-государственной подготовки, военно-социальной работы. За права военнослужащих.
М. 2004.


Справочник офицера - воспитателя
М. 2003.





Вопрос №1.Общество как категория социологии
Общество это сгусток связей и взаимодействий, сложившихся между людьми.
Признаки общества это устойчивые черты, характеристики, которые позволяют отличать общество как целостное социальное образование от всех других (от социальной реальности, социальных отношений, институтов, общностей, культуры).
Первый признак общества территория, на которой происходит консолидация социальных связей. Многие общности нашли свою эко-логическую нишу для удовлетворения своих витальных потребностей, что придало жизнедеятельности индивидов неповторимые черты, обусловленные многообразием климатических условий и природным ландшафтом. С появлением государственных границ возникли дополнительные факторы, влияющие на локализацию социальных взаимодействий на определенных территориях.
В современных условиях с развитием средств коммуникации социальные связи все активнее выходят за пределы территориально-государственных образований. Туризм, деловое сотрудничество, международные контакты начинают постепенно размывать очаговый характер социальных взаимодействий. Глобализация социальных связей позволяет, например,
Н. Луману говорить об одном едином обществе, основу которого составляют коммуникативные процессы. «Понятие территориальных границ... становится излишним, и тем самым излишне предположение о многообразии региональных обществ».
Однако большинство социологов по-прежнему считают возможным рассматривать общество как способ организации социальной жизни, локализованной на определенной территории. При этом признается, что хотя современные национально-государственные границы, возникшие в результате конфликтов или компромиссов, во многом являются искусственными, эта искусственность не мешает границам быть реальным сдерживающим фактором развития социальных взаимодействий. И даже на уровне обыденного сознания мы воспринимаем общества именно как разделенные по территориально-государственным границам (китайское, французское, российское и другие общества), имея в виду конкретные виды социальных образований, сложившихся в определенном месте нашей планеты.
Второй признак общества универсальность, т.е. его всеобъемлющий,, разносторонний характер. Общество включает в себя все многообразие социальных связей, отношений, все социальные институты и общности, сложившиеся в рамках определенного территориального пространства.
Благодаря своей универсальности общество может создать необходимые условия для удовлетворения разнообразных потребностей индивидов и предоставить последним широкие возможности для самоутверждения и самореализации. Только в обществе человек может заниматься узкопрофессиональной деятельностью, зная, что всегда сможет удовлетворить свои потребности в пище и одежде; только в обществе он может приобрести необходимые навыки, познакомиться с достижениями культуры, науки; только общество может предоставить ему возможность сделать головокружительную карьеру. Иными словами, общество обладает той универсальностью, которая позволяет индивиду выполнить свое основное предназначение дать людям такие формы организации жизни, которые облегчат им достижение личных целей.
Третий признак общества автономность, способность существовать самостоятельно, что достигается за счет высокого уровня внутренней саморегуляции, обеспечивающей поддержку и постоянное воспроизводство сложной системы социальных отношений. Способность к воспроизводству социальных взаимодействий характерна и для каждого социального института, общности, организации в отдельности. Однако только в обществе складываются механизмы контроля и регуляции всей совокупности социальных связей. Это находит свое отражение в создании особых институтов, обеспечивающих координацию разнородных социальных образований, таких, как мораль, право, государство, а также комплексных систем ценностной легитимации социального порядка религиозных верований и идеологических доктрин. А главное, общество регулируется и управляется исключительно теми институтами и организациями и на основании тех норм и ценностей, которые возникают, создаются внутри него самого. Благодаря саморегуляции обеспечивается самостоятельность общества независимо от его размера.
Четвертый признак общества интегративность, которая проявляется, с одной стороны, в том, что ему удается подчинять себе каждое новое поколение, включать индивидов в единый контекст социальной жизни, побуждать их воспроизводить в своих действиях его сложнейшую структуру. Люди, связанные с обществом невидимыми нитями общности языка, культуры, происхождения, сами тяготеют к нему, ибо оно предоставляет им возможность использовать привычные образцы поведения, следовать устоявшимся принципам, создает неповторимую атмосферу духовного единства.
С другой стороны, общество обладает внутренними механизмами не только поддержания ранее сложившихся структур, но и включения в сложившуюся ткань взаимосвязей новых социальных образований, создаваемых людьми в практической деятельности. Механизмы социальной интеграции необычайно сложны, но именно благодаря им происходят постоянное подчинение единой логике вновь возникающих институтов, общностей, организаций, их ориентация на сложившийся социальный порядок.
Ита к,общество это особый, необычайно сложный вид организации социальной жизни. Оно включает в себя все многообразие устойчивых социальных взаимодействий, все институты и общности, локализованные в рамках конкретных государственно-территориальных границ.
Общество обладает такими механизмами саморегуляции, которые позволяют ему поддерживать свою целостность, упорядочивать отношения между институтами и общностями, интегрировать социальные новообразования и подчинять своей логике поведение основной массы населения, побуждая людей, живущих на соответствующей территории, воспроизводить в своих действия единую ткань многообразных социальных взаимодействий.
Выделяя основные признаки общества, мы только подчеркиваем специфику этого сложного социального образования. Определим основные принципы его организации.
Структурная композиция общества
Изучение общества требует рассмотрения его элементов сквозь призму их значимости для целого. Иными словами, необходимо не просто констатировать множественность структурных элементов общества, а вычленить устойчивое, повторяющееся из эпизодического, малозначимого, случайного, т.е. те элементы, которые структурируют, воспроизводят общество как целостность. Выделяя устойчивое, повторяющееся в социальных взаимодействиях, указывая способ организации устойчивых элементов, мы как бы строим каркас общества, моделируем его структурную композицию.
Как уже упоминалось, в социуме неизбежно происходит стандартизация определенных видов взаимодействий, что выражается в появлении статусно-ролевых стандартов поведения. Роли существуют не сами по себе, они всегда связаны с соответствующим статусом. Статус это структурная единица в рамках социальной реальности, попадание в которую неизбежно ведет к изменению поведения индивида в соответствии с принятыми в социуме нормами и правилами.
Статусно-ролевые позиции представляют собой базовые составляющие устойчивых социальных взаимодействий. В совокупности они составляют первый уровень общества. На рис. 1, на котором представлена графическая модель общества, статусные позиции изображены в виде кружков, а исходящие из них векторы являются условным изображением ролей. Базовый, первичный уровень общества охватывает не все многообразие конкретных социальных действий и взаимодействий, составляющих сложную, по-своему .уникальную в каждый временной интервал картину социальной жизни, а лишь те из них, которые носят устойчивый, нормативно фиксируемый и воспроизводимый характер.
Например, учитель как статусно-ролевая позиция, по поводу которой в социуме существует конвенциональная договоренность (все знают, кто такой учитель и что он должен делать), является составляющей первого уровня общества, а конкретное исполнение роли учителя каким-либо педагогом, предполагающее неизбежную индивидуальную интерпретацию ролевого поведения (методика преподавания учителя М отличается от методики преподавания учителя N), относится уже к социальной жизни как к реальному воплощению статусно-ролевой позиции учителя,. Иными словами, в поведении разных учителей будут воспроизводиться как своеобразный общий знаменатель неизменные, устойчивые элементы, которые и составляют ролевой стандарт учителя, принятый в данном обществе.
Любое общество можно представить в виде множества статусно-ролевых позиций, причем чем их больше, тем сложнее общество. Однако статусно-ролевые позиции не являются простым нагромождением, лишенным внутренней гармонии. Они организованы, соединены между собой бесчисленными нитями. Организованность и упорядоченность обеспечиваются благодаря более сложным структурным образованиям социальным институтам, общностям, организациям, которые связывают статусно-ролевые позиции между собой, обеспечивают их воспроизводство, создают гарантии их устойчивости и составляют второй, институциональный уровень общества.
Главная трудность в «объяснении» общества сопряжена с поиском ответа на вопрос, почему общество является целостностью, почему оно не распадается на отдельные группы, институциональные образования. Для того чтобы ответить на этот вопрос, мы поднимемся на третий уровень нашей модели общества и попытаемся объяснить основные принципы его организации.
Третий уровень является социетальным, он обеспечивает воспроизводство связей, значимых для общества в целом, в этом его главное отличие от институционального уровня, который регулирует групповые или специализированные виды взаимодействий. Нормативно-регулирующее воздействие социетального уровня характеризуется:
универсальностью, т.е. всеобщностью. На этом уровне регуляция осуществляется не в отношении специализированных видов взаимодействий (возникающих, например, в семейной жизни, в области образования, финансов или производства обуви). Это сфера институциональной регуляции. В зону упорядочивающего воздействия социетального уровня попадают практически все институциональные образования и социальные группы, а следовательно, и практически все статусно-ролевые позиции;
интегративностью. Этот уровень обеспечивает «удержание» институциональных образований в едином комплексе. Он подчиняет своей логике не только ранее сложившиеся социальные институты, группы, но и каждый новый их вид, не позволяет распадаться обществу как целостности на составляющие его структурные элементы, сдерживает центробежные тенденции.
Социетальный уровень состоит из двух взаимодополняющих способов организации связей между институтами и общностями: культуры и политической власти. Именно культура и политическая власть способны задавать социальным взаимодействиям такие алгоритмы, которые сдерживают центробежные тенденции в социальной жизни, препятствуют распаду общества, обеспечивают его целостность.
Рассмотрим логику влияния, воздействия культуры и политической власти на другие уровни общества. Начнем с культуры и для начала сравним развитие общества с генеалогическим деревом. Единый ствол обозначает исходную, практически однородную по своему социальному составу общность людей, связанных узами родства и соседства. Первое разветвление начало внутренней дифференциации, появление внутри социума-монолита относительно автономных социальных образований общностей и институтов, переход, используя терминологию Ф. Тенниса, от Gemeinschaft (общины) к Gesellschaft (обществу). Чем интенсивнее разветвляется дерево, тем сложнее становится общество и тем больше дистанцируются друг от друга его сегменты. Особенность генеалогического дерева заключается в том, что жизненная энергия каждый раз сосредоточивается в верхних слоях кроны, ибо появление каждого нового слоя означает уход предшествующего слоя в историю
Мы наблюдаем каждый раз лишь конкретный набор социальных институтов и общностей. Их многообразие, противоречивость не могут не наводить на мысль о хаосе, случайном нагромождении. Но если использовать предложенную аналогию, то становится очевидно, что связь между разнообразными социальными образованиям все же существует: создавая новые институты, общности, люди н могут освободиться от сформировавшихся в течение веков представлений о ценностных образцах и нормативных предпочтениях В силу этого неизбежно происходит своеобразное удержание старо го в новых социальных образованиях. Непрерывность этого процесса, на наш взгляд, делает допустимой сравнение влияния культуры на совокупность институализированных отношений в обществе с генетическим кодом, который задает тождественность, закладывает основы принадлежности к одному виду многочисленных особей. Однако будем помнить, что это лишь метафора, ибо в социальной жизни природа «наследственности» качественно иная социализация.
Итак, культура задает определенный алгоритм действиям индивидов, воспроизводящих институализированные отношения или солидарные связи. Она незримо присутствует, когда человек выполняет роль покупателя, предпринимателя, учителя и т.д. Однако специфика культурной составляющей институализированных отношений заключается в том, что человек ее не ощущает, находясь ь привычной социокультурной среде. И только приехав в чужую страну, он начинает понимать, что функции покупателя, предпринимателя, учителя и т.д. можно исполнять иначе, чем принято у него на родине.
Вот как описывает, например, Дж. Сэлэкьюз ведение переговоров с арабскими правительственными чиновниками и бизнесменами с их западными партнерами: «Западные бизнесмены, ведущие переговоры в Египте или Саудовской Аравии, вынуждены терпеть частые перерывы на телефонные разговоры, обсуждение текущих вопросов с секретаршами и визиты посетителей, желающих сообщить что-то важное правительственному чиновнику или бизнесмену. В то время как западные бизнесмены, скорее всего, расценят подобные помехи как признак невежливости или отсутствия -заинтересованности со стороны своих арабских коллег. Но арабы сочтут непростительной грубостью отказ поговорить по телефону или принять своего друга или коллегу».
Общие культурные образцы, постоянно воспроизводимые в сознании и поведении людей, объединенных исторической судьбой и территорией проживания, являются символическими связующими звеньями многочисленных институциональных и солидарных объединений в обществе. Благодаря им тип взаимодействия в рамках определенного института или общности приобретает форму не уникального, принципиально отличающегося, а специализирующего- -ся, т.е. отличающегося в силу специфики решаемых задач, но воспроизводящего наряду с этим наиболее общие нормы поведения и нравственные принципы.
Влияние культуры на институализированную систему отношений проявляется и в том, что именно культура помогает человеку сформировать целостный взгляд на окружающий его социальный мир, объединить в своем миропонимании различные социальные институты, группы, в которых всегда найдется место для каждого индивида. Создавая мифы, ценностные представления, идеологические концепты, научные парадигмы, люди не только познавали и объясняли окружающий мир, но и вырабатывали приемлемые суждения о необходимости существования различных институтов, классов и групп в виде научных теорий, обосновывающих влияние разделения труда и социальной диференциации на ускорение социального прогресса, в виде идеологических концептов, утверждающих необходимость единства народа или в виде наивных суждений.
Культура, таким образом, задает общую тональность институционального развития как бы изнутри, из внутреннего мира человека, сформировавшегося в определенной культурной среде. Усваивая сложившиеся ранее коллективные представления о целесообразности, необходимости или неизбежности институционального многообразия, человек воспринимает его как естественное состояние общества. Наличие культурного кода, т.е. опривыченных ценностных образцов поведения, помогает ему постоянно и довольно безболезненно переходить от одной статусной позиции к другой, выполняя в течение дня, например, последовательно роли сына, студента, покупателя, пассажира и т.д.
Однако возможности культуры ограничены. Одна культура не может обеспечить единства общества. Инновационные процессы на некоторых этапах становятся настолько интенсивными, что появляются социальные образования, противостоящие ранее сложившемуся ценностно-нормативному порядку. Обычно процесс радикального обновления провоцируется резко возросшим влиянием других культур, что происходит в условиях объединения разных пародов или развития коммуникационных сетей. И если в нашей метафоре культура это своеобразный генетический код общества-дерева, то политическая власть каркас, поддерживающий ослабленные ветви, направляющий их и не позволяющий им при этом разлетаться слишком далеко.
Политическая власть из всех видов власти в обществе отличается всеобъемлющим характером, являясь универсальным взаимодействием, включающим всех его членов. Решения статусной группы, осуществляющей политическую власть, становятся обязательными для индивидов, вовлеченных в социетальные отношения. Достигается это как институализацией властных взаимодействий, предоставлением политической верхушке права на легитимное насилие, так и использованием ею многообразных ресурсов, прежде всего материальных, силовых, для проведения своей воли. Благодаря политической власти в обществе всегда есть рычаги для сдерживания де-зинтеграционных процессов, подавления групповых конфликтов, инициирования новых процессов, создания новых институтов, организаций, переструктуризации норм. Не случайно распад общества всегда начинается с кризиса политической власти.
В рамках политической власти складываются нормы права общеобязательные правила, установленные законами, указами и другими решениями государственных органов управления, соблюдение которых подкрепляется принуждением со стороны государства.
Например, институт семьи в современном обществе регулируется не только внутренними механизмами, но и поддерживается предоставлением соответствующим государственным органам законной возможности принуждать людей к соблюдению установленных норм и правил институционального взаимодействия.
Государство, таким образом, выступает в роли внешней силы, наделенной правом кодифицировать, контролировать и развивать институциональные отношения в обществе.
Благодаря нормам права становится возможным не только контролировать процесс воспроизводства определенного института, но и фиксировать функциональное назначение тех или иных институциональных образований, определять их зоны действия. Государство, таким образом, формирует и контролирует единое правовое пространство, обеспечивающее функциональную целостность всего общества.
Таким образом, благодаря культуре и политической власти обществу удается поддерживать связь социальных институтов, общностей, организуя их целостность и укрепляя тем самым общество.
Культура задает ценностные образцы поведения людей в виде нравственных норм, морали, традиций, стилей жизни и ценностные ориентации в виде суждений, мифологем, идеологий, идеалов, которые, влияя на мотивацию людей, пронизывают инситуциональный и статусно-ролевой уровни общества. Политическая власть через государственное регулирование скрепляет связи между институтами, общностями прежде всего там, где воздействие культуры оказывается уже недостаточным, где нормы морали требуют подкрепления в виде права, закона, принуждения.
Моделируя структурную композицию, мы невольно начинаем рассматривать общество как систему, т.е. как целостность, элементы которой определенным образом упорядочены и связаны между собой. Однако объектом системного анализа в социологии могут быть не только общество, но и социальное действие, группа, организация, институт или культура. Рассматривая общество как систему, мы лишь выбираем способ объяснения данного сложного социального объекта, который в отличие от других теоретических методов социологии позволяет понять логику функционирования сложного целого.
В социологии существует несколько методов определения принципов устойчивого функционирования общества. Первый метод выделение в обществе важных, значимых подсистем, несущих самостоятельную функциональную нагрузку, и установление между ними стабилизирующей зависимости. В результате «укрупняется» ракурс исследования, происходит отвлечение от более мелких компонентов, что позволяет свести анализ устойчивости и изменчивости общества к проблеме зависимости, взаимовлияния не множества элементов, а только нескольких подсистем.
Так, К. Маркс выделял как базисную экономическую подсистему, состоящую, в свою очередь, из двух блоков: производительных сил и производственных отношений, а также надстроечную подсистему политическую. Стабильность общества могла быть достигнута только при условии соответствия производственных отношений производительным силам, а политической надстройки экономическому базису, и напротив, кризис, обострение борьбы наступали в случае нарушения равновесного соответствия указанных подсистем.
Главным при этом является определение ведущей подсистемы, изменения в которой могут вызвать изменение всей системы. Для К. Маркса такой подсистемой была экономика: «В общественном производстве своей жизни люди вступают в определенные, необходимые, от их воли не зависящие отношения производственные отношения, которые соответствуют определенной ступени развития их материальных производительных сил. Совокупность этих производственных отношений составляет экономическую структуру общества, реальный базис, на котором возвышаются юридическая и политическая надстройка и которому соответствуют определенные формы общественного сознания. Способ производства материальной жизни обусловливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще».
Ярко выраженная в трудах К. Маркса позиция экономического детерминизма неоднократно подвергалась критике: трудно было объяснить причины устойчивости одних обществ и распада других исключительно влиянием производственных отношений. Спустя столетие французский социолог Р. Арон укажет на противоположную тенденцию: «Современные индустриальные общества, у которых много общих черт... различаются прежде всего структурами государственной власти, причем следствием этих структур оказываются некоторые черты экономической системы... В наш век все происходит так, будто возможные конкретные варианты индустриального общества определяет именно политика».
Несмотря на противоположность взглядов К. Маркса и Р. Арона, их объединяет попытка «объяснить» общество взаимовлиянием и взаимозависимостью его подсистем. В настоящее время ученые воздерживаются от однозначных оценок главенствующей роли той или иной социетальной подсистемы, но сам подход, позволяющий интерпретировать функционирование системы посредством логики взаимодействия ее подсистем сохранился. В какой-то мере этому способствует выделение в рамках социологии отраслевых дисциплин: политическая, экономическая социология, социология культуры. Занимаясь изучением своего сегмента социальной реальности, исследователи неизбежно вынуждены определять место и роль этого сегмента в обществе, его влияние на другие социетальные подсистемы.
Второй метод объяснения системной целостности общества, сложившийся в рамках классического функционализма, принцип функционального единства общества, согласно которому система создает, поддерживает, сохраняет и развивает только то, что необходимо ей для нормального функционирования. Вот что говорит по этому поводу А. Рэдклифф-Браун: «Функцией отдельного социального обычая является его вклад в совокупную социальную жизнь, которая представляет собой функционирование социальной системы в целом. Такой взгляд предполагает, что социальная система... имеет определенный тип единства, который мы можем назвать «функциональным единством». Мы можем определить его как состояние, в котором все части социальной системы работают совместно с достаточной гармоничностью или внутренней согласованностью, т.е. не порождая устойчивых конфликтов, которые не могут быть ни разрешены, ни урегулированы»
Логика классического функционализма, объясняющего связанность всех элементов общества, не безупречна. В ее основе лежит допущение, что люди осознают полезные функции составляющих компонентов общества и делают все возможное для их сохранения и воспроизводства. Однако, как отмечал Р. Мертон, наряду с позитивными, явными функциями могут возникать латентные, не несущие «полезной» нагрузки для системы в целом. А главное, при определении позитивных функций неизбежно проявляется субъективный взгляд исследователя на саму систему. В связи с этим «функциональный анализ систематически игнорирует предостережение А. Токвиля о том, чтобы не путать знакомое, привычное с необходимым: "...то, что мы называем необходимыми институтами, зачастую оказывается не более, чем институтами, к которым мы привыкли.
Принципиально новым подходом является метод изучения социальных систем, сформулированный Т. Парсонсом, который акцентирует внимание на том, что социальные системы являются открытыми, т.е. постоянно взаимодействуют с внешним окружением, а следовательно, принципы устойчивости такой системы нельзя сформулировать на основе исследования только внутрисистемных процессов. Он указывает основные составляющие окружающей среды:
человек в двух своих ипостасях: как физиологическое существо (или, по выражению Т. Парсонса, как «поведенческий организм») и как система личности;
природа, а также вся совокупность реальных материальных объектов, созданных руками человека;
социальные системы, не контролируемые данным обществом, т.е. другие общества, международные организации и объединения и т.д.;
ценности, социокультурные образцы поведения, выработанные и вырабатываемые в ходе взаимодействий народов, принадлежащих к разным обществам, но имеющих общую историческую судьбу, и обычно обозначаемых как цивилизации.
Т. Парсонс выводит функциональные требования, которые, по его мнению, могут быть использованы для описания любой системы, потому что носят объективный характер, т.е. определяются не конкретными ценностными ориентациями на тот или иной социальный и политический порядок в обществе, а стремлением к самосохранению фундаментальным принципом любой системы.
Применяя методологическую концепцию Т. Парсонса к анализу общества как системы, можно говорить о том, что главным условием самосохранения этой системы является обязательное выполнение ею нескольких функций.
Во-первых, общество должно уметь адаптироваться к окружающей среде, реагировать на ее изменения. Однако приспособление не должно быть пассивным, поскольку для общества это может быть равносильно гибели, так как в этом случае оно утрачивает свою качественную определенность.
Приспособление должно осуществляться на основе обратной связи, т.е. система должна обладать способностью мобилизовать внутренние ресурсы и самостоятельно воздействовать на окружающую среду. Для этого система должна выполнять вторую функцию целедостижение, которая как бы уравновешивает функцию адаптации и заключается не в способности индивидов рационально формулировать определенные цели и задачи, а в наличии у любой системы объективной способности поддерживать свою целостность, влияя на свое окружение.
Третья функция поддержание образца, т.е. способность системы воспроизводить свои элементы, сохранять внутреннюю структуру. Если в системе отсутствуют механизмы, обеспечивающие это воспроизводство, она неизбежно утратит свою индивидуальность и может переродиться в новое социальное образование. Если в обществе не будут функционировать механизмы, позволяющие постоянно воспроизводить в действиях людей институализирован-ные отношения и солидарные связи, оно перестанет существовать.
Четвертая функция интеграция, т.е. способность системы интегрировать новообразования, неизбежно возникающие по мере ее развития, подчинять их своей логике; в противном случае могут нарушиться равновесие системы, разорваться ранее сложившиеся связи и отношения.
Элементы общества-системы должны быть не случайным нагромождением, а нести «полезную» нагрузку, т.е. выполнять любую из перечисленных функций. По Т. Парсонсу, функциональная нагрузка экономических институтов адаптация, политических институтов целедостижение, институтов образования, семьи поддержание образца и т.д.
Проблема объяснения условий устойчивости и самовоспроизводства общества занимает центральное место в системном анализе. Ее решение позволяет понять логику объективных системных требований, ограничивающих действия людей в обустройстве своего общества. Рассмотрим более подробно механизмы, обеспечивающие функционирование или воспроизводство общества, чтобы понять, почему одни общества устойчивы, а другие распадаются вопреки действиям правителей, использующих, казалось бы, весь арсенал средств для сдерживания центробежных тенденций.

Вопрос №2.Реформы общества как социальное явление
Функционирование общества это его постоянное самовоспроизводство, устойчивый процесс воссоздания базовых элементов, структур, функциональных связей, определяющих качественную определенность социетальной системы. Для обозначения процесса самовоспроизводства социальной системы используется термин «аутопойезис» (в переводе с греческого самотворение, самопорождение), предложенный чилийским биологом У. Матураной.
Аутопойетические системы это такие системы, которые обладают способностью воспроизводить свои основные компоненты, обеспечивать их связанность, упорядоченность, поддерживая тем Самым собственную идентичность. Однако это не исключает изменений внутри системы, появления новых элементов, новых зависимостей и связей, переструктурирования нормативного порядка и т.д. Аутопойетические процессы впервые были описаны в живых системах. Приведем пример описания клетки, который позволит лучше понять суть аутопойезиса: «Клетка это сложнейшая система, состоящая в среднем из 105 макромолекул. За полное время жизни данной клетки все макромолекулы возобновляются приблизительно 104 раза. При этом в течение всего процесса клетка сохраняет свои отличительные свойства, связанность и относительную независимость. Она воспроизводит мириады компонент, но все же не производит ничего, кроме самой себя. Сохранение единства и целостности, в то время как сами компоненты непрерывно или периодически распадаются и возникают, создаются и уничтожаются, производятся и потребляются, и называется самовоспроизведением (или аутопойезисом)»*. Позднее аутопойетическими стали называть и социальные системы, поскольку они в отличие от неживой природы обладают способностью живых организмов «воспроизводить мириады компонент, но все же не воспроизводить ничего, кроме самой себя». Данный методологический подход позволил воспринимать общество не как застывшее структурное образование, а как динамическую систему, существующую благодаря постоянному развитию аутопойетических процессов.
Рассматривая общество как аутопойетическую систему, подчеркнем следующие его основные свойства:
общество обладает способностью воспроизводить себя как целостность. Это объективное свойство системы: хотя оно проявляется в действиях людей, вступающих в различные социальные взаимодействия, связи и отношения, оно не определяется желанием и волей конкретного человека;
воспроизводя себя, общество не только сохраняет свою целостность, но и изменяется. В обществе постоянно идут процессы обновления структурных связей, базовых элементов, ценностно-нормативного порядка и т.д.;
самовоспроизводство это не воссоздание общества в абсолютно неизменном виде, а поддержание его самотождественности, т.е. сохранение общих принципов организации, которые определяют качественное отличие общества от всех других социальных систем, позволяют проводить его различение с окружающей средой;
самовоспроизводство общества осуществляется только на основе развития метаболических процессов, т.е. постоянного взаимодействия общества и его окружающей среды.
Условно процесс самовоспроизводства общества можно представить в виде постоянной цепочки различных фаз, определяющих состояние системы
Фаза динамического равновесия это воспроизводство индивидами всех основных структурных элементов и функциональных связей общества-системы. Взаимодействуя, люди ориентируются на статусно-ролевые предписания (воспроизводится статусно-ролевой уровень общества, см. рис. 1), благодаря этому обеспечивается бесперебойная работа социальных институтов, организаций, групп (воспроизводится институциональный уровень системы), а также соблюдаются культурные, правовые нормы (воспроизводится со-циетальный уровень системы). Равновесие системы всегда относительно, потому что поведение реальных людей всегда многообразнее ролевых предписаний, но возникающие отклонения либо не мешают целостности системы, либо быстро подавляются, например, институциональными механизмами санкций. Именно этим обусловлено динамическое равновесие системы.
Фаза нарушения равновесия это появление рассогласований, сбоев в работе общества-системы: увеличение числа случаев, несоответствия поведения ролевым предписаниям, снижение эффективности санкций, нарушение нормативного порядка. Рассогласование внутренних функциональных связей чревато серьезными последствиями для системы, поэтому она должна активизироваться с целью подавить дисфункциональные явления и тем самым обрести равновесие.
Фаза нового динамического равновесия это восстановленное, относительно устойчивое состояние системы. Отличие его от предыдущего динамического равновесия может варьировать от практически незаметного до радикального. В первом случае обычно говорят о собственно функционировании, воспроизводстве системы, во втором об ее изменении, преобразовании.
Главным возмутителем спокойствия системы является человек, способный своими действиями разрушать сложившиеся институциональные связи, делать неэффективным нормативный порядок. Вот почему основной проблемой функционирования общества-системы является подчинение своей логике действий человека.
Прежде всего для этого необходимо, чтобы поведение людей соответствовало статусным предписаниям, чтобы они исполняли роли, определяемые системой.
Для решения этой задачи используются механизмы социализации именно'в ходе социализации индивиды учатся исполнять предписываемые обществом роли, узнают о значимых культурных образцах поведения, вырабатывают ценностные ориентации, что обеспечивает постоянное воспроизводство сложившихся социальных связей.
Общество-система в целях поддержания своего динамического равновесия стремится направить поведение индивидов в рамки статусно-ролевых отношений. Для этого, как уже говорилось, существуют различные уровни регуляции и контроля социальных взаимодействий: групповые нормы, институциональные требования, регулирующее воздействие культуры, государственное принуждение. Они дополняют процесс научения статусно-ролевому поведению внешним воздействием, принуждением к выполнению нормативных предписаний.
Однако в реальной жизни всегда есть девианты, т.е. люди, действующие не по правилам системы. При определенных обстоятельствах (возникновение новых ценностей, нарастание неудовлетворенности в обстановке экономического кризиса и т.п.) девиация может обрести угрожающие для системы масштабы. В этом случае главным стабилизирующим фактором общества-системы становятся механизмы второго уровня механизмы, институализации, которые проявляются в двух основных формах: самозащита, т.е. предохранение уже сложившегося института или общности от саморазрушения, способного произойти, если поведение индивидов перестает соответствовать институциональным или групповым нормам и правилам, и создание новых институтов, новых групп, организаций, позволяющих упорядочить новые виды социальных взаимодействий.
Процесс создания новых структурных образований может развиваться «снизу», т.е. в виде постепенного появления всех основных институциональных атрибутов устойчивых статусно-ролевых взаимодействий, нормативных правил, внутреннего социального контроля за выполнением этих правил. Благодаря этому отношения, имевшие ранее спорадический, случайный характер, становятся устойчивыми, формальными и дают рождение новым социальным организациям и институтам.
Так, в конце 80-х начале 90-х гг. в СССР возникают на волне недовольства масс народные (национальные) фронты. Первоначально аморфные, лишенные четкой ориентации, они постепенно обретали черты устойчивых организаций и дали начало многим политическим партиям молодых государств, образовавшихся после распада СССР.
Создание новых структурных образований возможно и «сверху», т.е. параметры новой институциональной структуры задаются в виде законов, указов, принимаемых политической элитой. Как правило, такие решения принимаются по мере осознания усиливающегося недовольства народных масс и нарастающей угрозы расширения зоны девиантного поведения. Осуществляется как бы упреждающий удар, т.е. массам предлагаются готовые нормативные отношения, задается алгоритм их будущей деятельности.
Типичный пример институализации «сверху» структурные реформы, т.е. рационально разработанные параметры новых социальных образований, которые еще предстоит операционализировать в виде конкретных статусно-ролевых взаимодействий. Такой вид институализации является как бы упреждающим, канализирующим возможные, но еще не проявившиеся в полной мере виды взаимодействия. В силу этого она возможна только благодаря властной поддержке, так как требует элементов принуждения, без которых освоение индивидами новых ролей может сильно растянуться во времени или вообще не произойти. Поэтому единственным реальным проводником структурных реформ в обществе является государство, обладающее для этого необходимыми ресурсами. В какой бы форме ни осуществлялась институализация, она неизбежно завершается появлением на втором уровне общества-системы новых социальных организаций или институтов. Это может вызвать неадекватную реакцию системы как целого ведь могут возникнуть структуры-«монстры», не соответствующие логике социетального уровня общества-системы.
Так, Первая Государственная дума (1905 г.) не вписывалась в логику нормативного порядка абсолютной монархии ее появление требовало изменений, перераспределения функций между государственными институтами; император должен был отдать часть своих полномочий новому государственному образованию, претендовавшему на роль парламента.
Появление в СССР во второй половине 80-х гг. многих политических партий потребовало отмены конституционной нормы о руководящей роли КПСС;
профессионализация в США в XIX в. государ-. ственного управления потребовала ограничения правила «системы добычи», согласно которому каждый новый президент приводил с собой свою команду и практически обновлял весь государственный аппарат. Структуры-«монстры», возникающие стихийно или создающиеся государством, требуют переструктурирования нормативного пространства, что может быть очень болезненным для общества: изменение норм всегда затрагивает интересы определенных групп, неизбежно происходит столкновение сил, утрачивающих свои позиции в социальном пространстве, и сил, расширяющих зоны своего влияния. Борьба между ними может спровоцировать резкое нарастание вненормативного, девиантного поведения.
Общество-система не может позволить правящей элите или другим группам, опираясь на насилие, по своему усмотрению, исходя лишь из собственных представлений и интересов, переустраивать социальные взаимодействия. Благодаря третьему виду механизмов функционирования общества легитимации результаты социализации и институализации постоянно сравниваются с общепринятыми ценностными образцами культуры данного общества, нормами права. В результате осуществляется своего рода «выбраковка» тех новообразований, которые не соответствуют доминирующей системе ценностей, устоявшимся правовым нормамНапример, невозможно ввести монархическую форму правления там, где монархия в массовом сознании не воспринимается как ценность; невозможно утвердить принципы правового государства там, где народу неизвестны иные образцы поведения, кроме беспрекословного подчинения царю-батюшке и т.д. Механизмы легитимации обусловлены культурой, которая, как уже отмечалось, является своеобразным генетическим кодом общества, влияющим на поведение множества индивидов и позволяющим каждому из них формировать в своем сознании однотипные образы окружающего мира и тем самым достигать согласия по основным вопросам социального порядка. Нормы, не соответствующие ценностным образцам культуры общества, не приживаются или остаются фикцией, зафиксированной на бумаге. Любым изменениям в обществе практически всегда предшествуют сдвиги в ценностных ориентациях значительной части населения.
Трудности радикального реформирования определяются именно глубиной противоречия между исторически сложившейся и усвоенной массами культурой поведения, мышления, восприятия и предлагаемыми, еще непривычными, типами социальных взаимодействий. В сознании людей должны произойти серьезные изменения, чтобы они приняли новую систему норм, правил, пересмотрели свои ценностные ориентации.
Ценностный раскол населения, религиозный или идеологический, делает общество крайне уязвимым, механизмы легитимации в нем перестают выполнять интегрирующую функцию. Сторонники разных религиозных взглядов и идеологических концепций могут поддерживать несовместимые институциональные образования, выступать за установление в стране взаимоисключающих структур, организаций и т.п.
Так, приверженцам либеральной системы ценностей институт частной собственности представляется естественным и крайне необходимым, а представители коммунистической идеологии видят в нем источник неравенства и выступают за его отмену. Единственным «страхующим механизмом», способным предотвратить распад общества, может быть государство, которое берет на себя задачу подавления отклоняющегося поведения, используя для этого находящиеся в его арсенале средства, включая применение прямого насилия. Однако эти средства могут дать правящей элите лишь кратковременный шанс на осуществление своего господства власть сама должна обладать легитимностью, пользоваться доверием населения, в противном случае она обречена (подробнее о легитимации политической власти см. раздел X, гл. XXVII). Механизмы легитимации универсальны, поскольку регулируют все институты, в том числе и институты политической власти.
Механизмы функционирования общества представляют собой аутопойетические процессы, при помощи которых система воспроизводит себя в постоянном развитии: социализация обеспечивает воспроизводство ранее сложившихся структурных элементов и взаимосвязей, институализация появление в системе новых структурных образований, легитимация интеграцию новообразований в единый ценностно-нормативный порядок, поддерживая целостность системы.
Указанные механизмы объективны, они развиваются в любой социальной системе, обеспечивая ее воспроизводство. Но они проявляются только в конкретных действиях людей, социальных актеров.
Параметры, свидетельствующие о развитии общества, должны относиться к основным структурным уровням общества-системы, быть необратимыми и устойчивыми. Можно выделить три основных параметра:
появление новых элементов культуры в виде новых ценностных моделей и коллективных представлений, в соответствии с которыми будет осуществляться легитимация нормативного порядка и институциональных отношений в обществе-системе;
Например, как убедительно показал М. Вебер, ценности протестантизма оказались значимыми для общества-системы не сами по себе, а потом.у, что оказали огромное воздействие на изменение экономических и политических отношений в западных обществах.
появление новых (исчезновение старых) институтов: создание института парламентаризма и упразднение института монархии, появление мануфактур и сети частных банков, становление института государственной службы и объединение мелких предпринимателей в группу интересов и т.д. Этот вид изменений охватывает институциональный уровень общества-системы и означает появление на этом уровне новых структурных образований. Он предполагает также изменения и на статусно-ролевом уровне, так как создание любого нового социального института или организации неизбежно означает появление новых статусно-ролевых взаимодействий;
трансформация функциональных зависимостей между структурными элементами общества-системы, определяемых ее со-циетальным уровнем: расширение полномочий президента или парламента, ограничение власти монарха, появление новых норм, определяющих степень ответственности экономических институтов, расширение прав высших учебных заведений и т.д. Иными словами, речь идет об изменениях нормативного порядка, о переструктурировании правового пространства, задающего алгоритм институциональным отношениям в обществе.
Таким образом, развитие это перемены, затрагивающие структурную композицию общества, т.е. те наиболее устойчивые, относительно неизменные факторы, которые влияют на поведение людей, определяют их действия, задают логику последующим событиям.
Необходимо различать развитие стабильного общества-системы, когда оно оказывается в состоянии аутопойезиса, и развитие дезорганизованного общества-системы, когда аномические процессы не позволяют ему восстанавливать в полном объеме свою структурную композицию.
Инновационные процессы в стабильном обществе развиваются на фоне основных аутопойетических процессов, поддерживающих воспроизводство системы, ее целостность. Поэтому любая новация, чтобы состояться, не должна вносить диссонанс в системный механизм, иначе мощные восстановительные силы системы подавят ее или вытеснят на периферию социетального порядка. Иными словами, все создаваемые людьми новые социальные структуры должны пройти проверку на соответствие ранее сложившимся принципам системной самоорганизации.
Чтобы объяснить, как решается эта сложная задача в реальной жизни, обратимся к схеме инновационного процесса, предложенной П. Штомпкой, несколько изменив ее
На стадии создания новации проявляется творчество индивида (индивидов). Происходит изобретение чего-то нового, что еще никак не проявлялось ранее в жизни общества: новая трактовка философом принципа социальной справедливости, изобретение нового орудия труда, идея политика о создании новой партии, оригинальная теоретическая концепция ученого, желание группы государственных деятелей провести конкретные реформы и т.д.
Не всякая идея человека может рассматриваться как новация. Главным отличием новации является то, что, будучи реализованной, она в той или иной мере должна будет изменить структурную композицию общества-системы, т.е. должны появиться новая социальная организация или институт, новые нормы или ценности, измениться престижность статусных позиций и т.п.
Поэтому радикальный, на первый взгляд, лозунг «Правительство в отставку!» не несет в себе новизны. В нем выражено лишь недовольство существующим правительством, но не более того. Реализация данного лозунга приведет только к замене персонального состава кабинета министров, но никаких изменений, например, в политической институциональной подсистеме не произойдет.
Второй этап инновационного процесса сообщение о новации. Изменения структурной ткани общества не могут быть уделом одиночек, в том числе гениальных. Любые социальный институт, организация, нормативный порядок или идеологическая система существуют только в процессе их воспроизводства многими людьми, поэтому первое условие вхождения этих изменений в реальную жизнь распространение о них соответствующей информации.
Третий этап инновационного процесса отбор («фильтрация») новаций. На этом этапе отбрасываются многие идеи, предложения, получившие достаточную информационную поддержку. Блокирование нововведений осуществляется в обществе постоянно и повсеместно: в лице традиционно ориентированных коллег по работе и друзей, в лице идеологических или политических противников, которые любую идею противоположного политического лагеря априори назовут абсурдной, в лице тележурналистов, которые могут интерпретировать содержание идеи таким образом, что ее автору будет не по себе от возможных последствий ее реализации.
В любом обществе действуют три основных «фильтра», отсекающих большую часть новаций, известных достаточно широким слоям населения:
правящая элита, обладающая властными полномочиями в стране и, следовательно, наделенная правом принятия управленческих решений, законодательных актов, без которых, как правило, невозможно осуществление большей части нововведений, затрагивающих социетальный порядок. Ее политические воззрения, ценностные ориентации, корпоративные интересы, симпатии и антипатии, личные амбиции все это может сыграть роль при отборе новаций. Вот почему качество политической элиты, ее открытость, заинтересованность в изменениях одно из важнейших условий развития общества. Наивысшая степень зависимости инновационного процесса от правящей элиты отмечается в тоталитарном обществе, где государство контролирует даже распространение идей, для чего создает цензуру;
правовые нормы, ограничивающие поток новаций и существующие, к примеру, в виде определенных процедур, которые необходимо соблюсти, чтобы принять закон например, о свободной продаже земли. Правовой механизм ограничения нововведений начал складываться по мере разрушения абсолютизма, по мере перехода к постоянной сменяемости высших государственных должностных лиц, осуществляемой в ходе всеобщих выборов. Потребность в нем была вызвана опасениями бесконтрольности, хаотичности изменений, если на их пути будут убраны все преграды;
культурные ценностные ориентации и установки населения, доминирующие коллективные представления о социальном порядке. Этот механизм фильтрации новаций является наиболее сложным, потому что обычно не связан с позицией конкретных лиц, способных запретить то или иное нововведение. Он проявляется в массовом недоверии людей ко всему необычному, не укладывающемуся в традиционные представления, ко всему, что может нарушить их привычный уклад жизни.
Прохождение новации через фазу отбора означает начало материализации идеи в конкретное социальное образование: издается нормативный акт, создается новая организация, новая идеологическая система обретает своих сторонников и начинает распространяться в обществе, изменяются функции какого-либо уже существующего института и т.д. Однако осуществление замысла совсем не обязательно ведет к планируемому результату. Инновационный процесс вступает в четвертый этап «прорастание» новации, ее внедрение в уже сложившиеся отношения.
Создаваемое новообразование должно занять определенную нишу в поле структурных социальных отношений, воспроизводиться в действиях людей. Далеко не всегда новообразования, прошедшие «фильтры», органично входят в существующую ткань социальных отношений. Может произойти компенсация, т.е. нововведение будет испытывать сильное воздействие со стороны ранее сложившихся институциональных связей, норм и ценностей культуры. В этом случае значение новации падает, она постепенно компенсируется.
Может произойти чрезмерная компенсация, когда сопротивление внедряемой новации или новациям оказывается столь высоким, что происходит перерождение как самой новации, так и окружающих ее структур.
Если сравнить это с живым организмом, то при чрезмерной компенсации реакция организма на имплантируемый орган оказывается настолько сильной, что в нем начинаются сложные необратимые процессы, способные привести к летальному исходу. Чрезмерную компенсацию часто называют «эффектом бумеранга». Установление во Франции республики в 1848 г. и монархический переворот Луи Бонапарта в 1852 г.; Октябрьский манифест в России в 1905 г. и наступление реакции в 1907 г.; хрущевская «оттепель» и последующий период борьбы с инакомыслием все перечисленные события являются вехами вначале внедрения новации, а затем ее ликвидации и принятия мер, усиливающих влияние ранее существовавших политических структур.
Таким образом, на четвертом этапе инновационного процесса происходит своеобразная проверка нововведений «на прочность». Новации, которые прошли этот этап, должны легитимироваться. Легитимация новации последний этап инновационного процесса: население окончательно принимает новацию, постепенно интериоризирует нормы нового институционального образования, привыкает к новым финансовым институтам, новой политической партии, считает нормальным и естественным для своей страны развитие новой системы идеологических взглядов.
Легитимация новой структуры никогда не осуществляется автоматически, а требует направленных действий агентов социализации. Особенно большую роль в этом деле играют средства массовой информации.
Если в стране, в которой создается парламент, телевидение, радио и печать, будут заниматься исключительно критикой деятельности парламентариев, вряд ли институт парламентаризма легитимируется. Таким образом, возможны исключения новаций и на последнем этапе инновационного процесса. Специфика этого исключения заключается в том, что оно воспринимается уже как откат от проведенных преобразований или реформ.
Последовательное развитие инновационного процесса возможно только в стабильном обществе, в котором девиация не выходит за рамки критического для системы уровня, в котором благодаря аутопойетическим процессам постоянно воспроизводятся социальные связи и отношения. Только в этом случае работают механизмы фильтрации новации, и само обновление структур обретает постепенный, упорядоченный характер. В обществе с ярко выраженными признаками кризиса, аномических процессов инновационный процесс утрачивает последовательность, механизмы фильтрации перестают функционировать, появление, распространение и внедрение новаций носит хаотичный характер, что еще в большей степени усиливает нестабильность общества-системы. Все это является следствием неспособности общества-системы восстановить свое динамическое равновесие.
Ученые, исследовавшие различные виды систем, пришли к выводу, что утрата способности быстро восстанавливать равновесие ведет к неопределенности и непредсказуемости системы. В ней нарушается логика причинно-следственных связей, и любое случайное и, на первый взгляд, малозначимое событие может вызвать неожиданные последствия. Такая система переживает бифуркацию т.е. разветвление путей выбора своего нового состояния. Иными словами, нарушается постепенность хода развития общества с четко выраженной причинно-следственной зависимостью. Облик общества может измениться самым неожиданным образом, ибо обычные регуляторы воспроизводства институциональных связей не срабатывают в силу разбалансированности внутренних механизмов самовоспроизводства системы.
Особенностью такого состояния общества является хаотичность как форм предложения, так и способов внедрения новаций. Новации могут сыпаться как из рога изобилия. Каждая группа начинает предлагать свой вариант преодоления кризиса, настаивать на его реализации, и чем влиятельнее, организованнее, сплоченнее группа, тем больше у нее шансов реализовать именно свой пакет предложений по переустройству общества. В этих условиях механизмом отбора новации становится сила группы или демонстрация такой силы. И сильнее, как правило, оказывается та из конкурирующих групп, которая сможет привлечь на свою сторону массы.
Массам отводится роль ресурса поддержки данной новации. И вот здесь огромную роль могут сыграть мятежные харизматические лидеры, способные повести недовольных, обеспокоенных, возбужденных людей за собой. Для этого они должны сделать сложные политические проекты доступными для понимания непосвященных масс, облечь их в привлекательные и понятные лозунги.
Вывод:
Итак, общество обладает не только механизмами самовоспроизводства, но и способностью изменяться, развиваться. Изменения в стабильном обществе в определенной мере поддаются прогнозированию, так как люди, создающие новацию, ориентируются на нормативные требования, на социетальный порядок. Изменения в обществе, находящемся в состоянии системной дезорганизации, аномии, непредсказуемы. Люди, утратившие связь с социальными нормами, отчужденные от общества, могут самым кардинальным и неожиданным образом изменить политический строй, экономические институты, пересмотреть свои ценности, переструктурировать социальное пространство.

Заголовок 115

Приложенные файлы

  • doc 67846
    Размер файла: 174 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий