Народно-революционная армия ДВР


СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ
ГЛАВА 1.ВООРУЖЕННЫЕ ФОРМИРОВАНИЯ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА В БОРЬБЕ ПРОТИВ АНТИСОВЕТСКИХ СИЛ И ИНТЕРВЕНЦИИ В ПЕРИОД ЛЕТА 1917 - ЗИМЫ 1918 г.
ГЛАВА 2. ФОРМИРОВАНИЕ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ РЕГУЛЯРНОЙ КРАСНОЙ АРМИИ НА ТЕРРИТОРИИ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА РОССИИ В ПЕРИОД ЯНВАРЯ 1918 - 1920 Г.
ГЛАВА 3. ОРГАНИЗАЦИЯ, ФОРМИРОВАНИЕ И КОМПЛЕКТОВАНИЕ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ НАРОДНО – РЕВОЛЮЦИОННОЙ АРМИИ ДАЛЬНЕВОСТОЧНОЙ РЕСПУБЛИКИ В ПЕРИОД ВЕСНЫ 1920 Г. - 22 НОЯБРЯ 1922 Г.
ГЛАВА 4. БОЕВЫЕ ОПЕРАЦИИ НАРОДНО – РЕВОЛЮЦИОННОЙ АРМИИ ДАЛЬНЕВОСТОЧНОЙ РЕСПУБЛИКИ ПРОТИВ АНТИСОВЕТСКИХ СИЛ И ИНТЕРВЕНЦИИ В ПЕРИОД ВЕСНЫ 1920 Г. - 22 НОЯБРЯ 1922 Г.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ
ВВЕДЕНИЕ
История Дальнего Востока – составная часть истории России. Она имеет прямое отношение к формированию современной российской государственности. Начиная с XIX в. дальневосточные территории России начинают играть важную роль в политической конъюнктуре мирового сообщества.
Сейчас Дальневосточный регион является важной экономической составляющей Российской Федерации, обладающей колоссальными сырьевыми запасами, возможностями для развития промышленной инфраструктуры и вложения инвестиций. Вследствие этого он является объектом притяжения внимания многих противников России в области внешней политики, что побуждало руководство России постоянно заботиться об обороноспособности Дальнего Востока.
Актуальность исследования определяется востребованностью опыта деятельности органов Народно-Революционной армии Дальневосточной Республики в организации и деятельности современных структур, обеспечивающих обороноспособность и безопасность российской части Дальнего Востока.
Значимость темы состоит в том, чтобы показать роль Народно-Революционной армии Дальневосточной Республики в формировании российской государственности на Дальнем Востоке, а так же в реализации внешнеполитических целей России на территории Дальнего Востока и в мировой геополитике
Историографию проблемы можно условно разделить на три периода: 1920-е гг. – 1930-е гг., 1930-е – нач. 1990-х гг., нач. 1990-х гг. – и по наше время.
К первому периоду относятся многочисленные труды, наиболее полно отражающие процесс революционной борьбы и приход большевиков к власти на территории Дальнего Востока, а так же дает характеристику отдельным этапам борьбы советской власти против оппозиционных ей сил и интервенции в регионе, в т.ч. и путем применения организованных вооруженных сил. Характерным является наличие работ не только просоветских авторов, но и авторов. Поддерживавших оппозиционную большевистским Советам сторону кадет и эсеров.
Таким образом, специфика исследований данного этапа определяется наличием трудов отражающих деятельность Народно-революционной армии ДВР как гаранта целостности территории и неприкосновенности российской части Дальнего Востока.
Второй этап в историографии исследуемой проблемы охватывает период со 1930-х гг. по нач 1990-х гг. и отличается наличием широкого спектра точек зрения на развитие революционной борьбы и Гражданской войны на Дальнем Востоке.
Период 1930 – 1940-х гг. характеризуется жесткой догматической схемой исторического процесса, вычеркиванием из истории имен политических руководителей (в том числе председателя Сибревкома И.Н.Смирнова и члена Дальбюро и председателя правительства ДВР А.М.Краснощекова), деятелей партизанского движения. В то же время, к середине 1930-х гг. стала реальной угроза СССР со стороны Японии после оккупации ею Маньчжурии, и проблема изучения интервенции стала своевременной.
Наиболее плодотворным в историографии Октябрьской революции и Гражданской войны в Забайкалье и на Дальнем Востоке стал этап (1950-е - 1980-е гг.), т.к. после XX съезда КПСС сложились определенные условия для планомерного исследования проблем в дальневосточном регионе, где профессиональные историки оформили научный коллектив, координирующий свои усилия с историками из Сибирского отделения Академии наук и г. Москвы. Итогом данной деятельности явилась масштабная работа с документальными источниками, хранившимися в архивах и ввод их в научный оборот, возвращение в историю имен политических руководителей и деятелей партизанского движения, репрессированных в 1930-е гг. Историография этого периода отличается по своей проблематике от предыдущего этапа, но марксистская схема исторического процесса остается доминирующей, а партии большевиков уделяется преимущественное внимание.
В 1960-е – 1970-е гг. исследователи более детально разрабатывают отдельные вопросы истории Гражданской войны на Дальнем Востоке.
Третий период историографии исследуемого вопроса (нач. 1990-х гг. – и по наше время) характеризуется изменением в подходах к исследованию рассматриваемого вопроса. Под влиянием изменившейся общественно-политической ситуации в годы перестройки исследователи заговорили о необходимости "новых подходов" к изучению истории Гражданской войны в регионе.
Необходимо отметить, что специальной работы, полным образом отражающей процесс формирования и боевого применения Народно-революционной армии ДВР в период Гражданской войны не появилось.
Цель работы состоит в исследовании деятельности Народно-Революционной армии Дальневосточной Республики в качестве сдерживающего фактора против провокационных и милитаристских действий иностранных военных контингентов, а так же контрреволюционных Советской власти элементов в период 19.
Цель работы диктует следующие задачи исследования:
- Изучить процесс формирования и состояние Народно-Революционной армии Дальневосточной Республики к началу интервенции иностранных держав на Дальнем Востоке;
- Осветить задачи, решаемые Народно-Революционной армией Дальневосточной Республики в период 1918 – 1922 гг.;
- Показать вклад Народно-Революционной армии Дальневосточной Республики в борьбу с иностранной интервенцией и контрреволюционных Советской власти элементов.
Объектом исследования являются Народно-Революционная армия Дальневосточной Республики в период 1918 – 1922 гг.
Предметом исследования является деятельность Народно-Революционной армии Дальневосточной Республики по обеспечению экономических, политических и военно-стратегических интересов Дальнего Востока в период 1918 – 1922 гг.
Хронологические рамки работы: 1918 – 1922 гг. Следует отметить, что в данной работе имеется выход за хронологические рамки, т.к. формирование вооруженных сил Советской власти на Дальнем Востоке началось уже в 1917 г. и позже послужило основой для создания Народно-революционной армии ДВР.
Территориальные рамки: Дальний Восток России, Северо – Восток Китая (Маньчжурия), пограничные районы России с Кореей и Монголией.
Методологической основой данной работы является теория научного познания, главным принципом которой является объективность, историзм, а также связь с общественно-политической практикой. Автор данной работы использовал разнообразный теоретический инструментарий, который позволил ему реализовать задачи данного исследования, сделать выводы о роли Народно-Революционной армии Дальневосточной Республики в период Гражданской войны и ДВР.
Объективность исследования состоит в точном учете всех исторических фактов, анализе решений, постановлений и приказов, отражающих деятельность Народно-Революционной армии Дальневосточной Республики как инструмента внешней политики СССР в Азиатско-Тихоокеанском регионе и на Дальнем Востоке.
В анализе исторических явлений и фактов применен формационно - цивилизационный подход к исследованию внешней политики СССР, деятельности партийных органов РКП(б), государственных советских органов и органов ДВР, в том числе и Народно- Революционной армии Дальневосточной Республики.
В данной работе автором были использованы специальные научные методы исследования: проблемно хронологический, сравнительно-исторический, периодизации, актуализации, системно-структурный, статистический, а также общенаучные методы познания, такие как дедукция, индукция, анализ и синтез.
Источниковая база исследования включает несколько групп источников, среди которых: материалы Государственного архива Хабаровского края, сборники опубликованных документов, мемуарная литература, служебные справочные издания и т.д.
Первая группа источников включает опубликованные законодательно-правовые акты правительства СССР, руководства Наркомата Обороны СССР (НКО), Наркомата Внутренних Дел СССР (НКВД), а так же командного состава пограничных войск СССР.
В сборнике опубликованных документов и материалов «Пограничные войска СССР – 1918-1928 гг.» отражены опыт, структура и организация пограничной охраны ДВР. Ценность сборника состоит в том, что в нем представлены документы и материалы различных ведомств, которые отражают формирование и деятельность органов государственной безопасности, пограничной охраны, внешнеполитических взаимоотношений с государствами-соседями, а также ликвидацию аналогичных имперских структур с анализом и учетом их опыта.
Вторую группу источников составляют мемуары государственных и военных деятелей. Особенный интерес вызывают мемуары атамана Г.М.Семенова.
В данной работе использовались и мемуары советских партийных и военных деятелей: М.Губельмана, П.Постышева, И.Шевчука, В.Блюхера и мн. др.
В качестве вторичных источников использованы монографии и статьи отечественных авторов, а также диссертации.
Практическая значимость исследования заключается в том, что данная работа может быть использована для подготовки лекций, семинарских занятий, уроков в школе и служить делу военно-патриотического воспитания российской молодежи.
Структура данной работы включает в себя введение, четыре главы, заключение, примечания, список источников и литературы.
ГЛАВА 1. ВООРУЖЕННЫЕ ФОРМИРОВАНИЯ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА В БОРЬБЕ ПРОТИВ АНТИСОВЕТСКИХ СИЛ И ИНТЕРВЕНЦИИ В ПЕРИОД ЛЕТА 1918 - ВЕСНЫ 1920 г.
В истории российского Дальнего Востока период начала XX в. явился периодом глубоких изменений в социально-экономической и политической основах. В то же время к 1917 г. Дальний Восток оставался одним из экономически отсталых регионов Российской империи. Так, например, основной статьей экономической прибыли Дальнего Востока являлась добыча сырья и его поставка в регионы центральной России и за рубеж.
Под влиянием событий февральской революции 1917 г., политических воззваний ЦК РСДРП(б) и приказов Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов на Дальнем Востоке резко повысилась политическая активность рабочих, солдат и матросов. Так, 3 марта 1917 г. были арестованы генерал-губернатор Приамурья Н.Н.Гондатти и командующий войсками округа генерал Мищенко, а уже 4 марта в Хабаровске, Владивостоке, Чите, Харбине, Благовещенске (5 марта) и наиболее крупных поселениях российского Дальнего Востока стали возникать представители новой власти – Советы рабочих, солдатских и казачьих депутатов, Комитеты общественной безопасности, подчинившие себе губернскую и уездную администрацию.
Однако своеобразное сотрудничество эсеровского, меньшевистского и большевистского направлений в революционных событиях 1917 г. оказалось недолговечным и явило собой лишь кратковременную консолидацию оппозиционных монархии сил, объединенных общей целью – свержением монархического режима. С течением времени в большевистском крыле социалистического направления получает развитие идея о захвате власти, путем совершения социалистической революции в государстве и формировании своего правительства, что наталкивало руководство большевиков на осознание необходимости создания и формирования собственных вооруженных сил.
Следует отметить тот факт, что РСДРП к 1917 г. имело значительную поддержку военных частях и соединениях, расквартированных на Дальнем Востоке. Так, например, из 30 540 солдат и матросов крепости и гарнизона Владивостока, участвовавших в выборах 16 616 (54%) отдали свои голоса за большевиков, а в Никольск – Уссурийске за данную партию проголосовало свыше 50 % личного состава гарнизона.
Летом 1917 г. по инициативе большевистских организаций стали создаваться вооруженные отряды пролетарской милиции из рабочих Владивостока, Хабаровска, Благовещенска, Никольск – Уссурийска, Спасска, Имана, Сучана и других городов, общая численность которых к августу 1917 г. превысила 10 тыс. чел. Помощь в обучении и вооружении данных формирований оказали гарнизоны Никольск-Уссурийска, Хабаровска, Сучана и других городов. Так, например, только гарнизон Владивостока передал отрядам Красной гвардии 1300 винтовок.
Все попытки эсеро-меньшевистского исполкома Владивостокского Совета помешать созданию вооруженных отрядов Красной Гвардии, а так же разоружить революционные армейские части оказались неудачны благодаря активной деятельности большевистских ячеек среди рабочих и солдат. Попытка корниловского мятежа и июльские волнения в Петрограде вызвали соответствующую реакцию на местах. Так, например, Военная комиссия Владивостокского совета приняла и довела до частей гарнизона, решение по которому войска могли вызываться в город только по решению Совета, была усилена вооруженная охрана промышленных объектов, созданы мобильные отряды рабочих, солдат и матросов.
Под влиянием октябрьского переворота 1917 г. 6 ноября 1917 г. Владивостокский городской комитет РСДРП(б) созвал общее партийное собрание солдат и матросов, результатом деятельности которого стало формирование при горкоме партийной военной группы из представителей воинских частей.
После 10 ноября 1917 г., когда в Хабаровске была получена телеграмма В.И.Ленина о необходимости взятия власти большевиками на местах под свой контроль, под влиянием революционных настроений вооруженные отряды, возглавляемые большевиками 16 ноября 1917 г. захватили Сучанский каменноугольный район. 29 ноября отрядами Красной гвардии, силами гарнизона и флотских частей во Владивостоке были блокированы учреждения Временного правительства и проведено переизбрание исполкома Владивостокского совета, во главе которого был поставлен А.Я. Нейбут.
К 6 декабря власть большевистских Советов была установлена в Уссурийске, а затем и в Хабаровске, где силами рабочих арсенала, гарнизона и Амурской военной флотилии сорвали попытку краевого комиссара Временного правительства правого эсера А.Н.Русанова сформировать правительство «Бюро земств и самоуправлений Дальнего Востока» и избрали большевистский Совет во главе с Л.Е.Герасимовым.
В ночь на 12 декабря по распоряжению большевистского испокома городского Совета отряды красногвардейцев, солдат 730-й пешей дружины и матросов флотилии заняли почту, телеграф, телефонную станцию, электростанцию, вокзал, банк и казначейство, а утром в Хабаровске открылся III съезд Советов Дальнего Востока, избравшего председателем исполкома А.М.Краснощекова и поставившего на первый план вопрос об обороне завоеваний революции.
Согласно решению съезда основной вооруженной силой на Дальнем Востоке признавалась Красная гвардия с собственным уставом, организацией и вооружением. Старую же армию предлагалось подвергнуть демократизации и реорганизации на основе декретов Советского правительств, а после заключения мира с Германией - демобилизовать.
Для руководства военным строительством при краевом Совете был образован краевой военный комиссариат – первый центральный орган управления вооруженными силами ДальнегоВостока во главе с руководителем военной комиссии Владивостокского Совета большевик Э.К.Кистер. В марте – апреле 1918 г. создаются облатсной военный комиссариат Владивостокского Совета, революционные штабы Благовещенского и Читинского Советов.
Военные комиссары краевого и областных Советов были направлены в воинские части прежней, императорской армии. Так, в приказе войскам Дальнего Востока № 38 от 12 января 1918 г. указывалось, что они назначаются в управлении военного округа с неограниченными полномочиями.
Под руководством Дальневосточного бюро РСДРП(б), а также краевого Совета военные комиссары вводили в жизнь декреты Совета Народных Комиссаров от 16 декабря 1917 г. «Об уравнении всех военнослужащих в правах» и «О выборном начале и об организации власти в армии». Всю деятельность по реорганизации армии возглавили такие большевики, как К.А.Суханов, А.М.Краснощеков, Л.Е.Герасимов, И.Г.Кушнарев, М.И.Губельман, П.М.Никифоров, Ф.Н.Мухин и др.
В революционном лихолетье России в армейской и флотской среде постоянно проводилось реформирование политики новой власти в области комплектования войск командными и политическими кадрами. Так, в январе 1918 г. повсеместно прошли перевыборы командного состава, а также военных чинов окружных, гарнизонных, корпусных штабах и управлениях. Не выбранные на новые должности увольнялись из армии или отправлялись в долгосрочные отпуска, что способствовало истоку из армии квалифицированного кадрового офицерского состава. На местах данную политику поддерживали комитеты, переизбранные в войсках Приамурского военного округа, в Сибирской и Амурской военных флотилиях, в казачьих частях, ротных, батальонных, полковых и судовых формированиях.
Создание красногвардейских отрядов на фабриках и заводах завершилось в феврале 1918 г., в сельской местности – к середине 1918 г., объединив группировку численностью в более чем 20 тыс. штыков.
Победа большевиков при захвате государственной власти в центральной России вызвала рост контрревоюционных – оппозиционных большевикам элементов, влияние которых на политическую жизнь подтверждалось наличием собственной вооруженной силы – в основном в лице отдельных формирований старой армии из кадровых офицеров и юнкеров, а так же казачьи части.
На Дальнем Востоке основным плацдармом борьбы с Советской властью большевиков стало КВЖД, в зоне которой располагалось «правительство автономной Сибири» во главе с правым эсером Дербером. Активизировалось амурское и уссурийское казачество. Так, четвертый войсковой круг уссурийского казачества в январе 1918 г. избрал атаманом известного своими антисоветскими настроениями есаула И.М. Калмыкова. В Благовещенске совместное взаимодействие организовали правый эсер И.М.Гамов и атаман Г.М. Семенов.
Активизировала свою деятельность и иностранная интервенция, зачастую открыта поддерживавшая контрреволюционные элементы. Так, в январе 1918 г. в бухту Золотой Рог вошли японские крейсеры «Ивами», «Асахи» и английский крейсер «Суффолк», а 1 марта – американский крейсер «Бруклин». Консулы Японии, Великобритании, США, Франции, Китая и Бельгии еще 27 февраля 1918 г. заявили свои протесты против ликвидации Владивостокским Советом городских самоуправлений и укрепления отрядов народной милиции.
Начался процесс экономической блокады и экономического разорения Дальнего Востока России. По требованию консулов маньчжурскими властями была закрыта для торговли государственная граница между Россией и Китаем. Многие из выезжавших иностранцев – физических и юридических лиц открытым образом вывозили на свою Родину товары, закупленные российскими властями до октября 1917 г. и находившиеся на территории морских портов.
Первым против Советской власти выступил атаман Семенов, сформировавший при поддержке японских властей, на территории Маньчжурии «особый маньчжурский отряд» общей численностью в 4 тыс. чел. и планировавший захват Читы, Иркутска и Верхнеудинска, а так же соединиться с войсками Колчака и Дутова. 29 января 1918 г. войска атамана Семенова развили наступление на Читу. Ему навстречу по приказу Центросибири были переброшены революционные войска Забайкалья, Сибири и Амурской области, который в тяжелых боях за станции Даурия, Шарасун и Харанор остановили противника, а затем в начале марта и изгнали его с территории России.
Шестого марта вспыхнул антисоветский мятеж в Благовещенске под предводительством атамана Гамова, поддержавшего местный эсеро-меньшевистский комитет охраны общественного порядка и объединившего под своим командованием 2 казачьих полка и дружины охраны общественного порядка, общей численностью в более чем 4,4 тыс. чел. Используя элемент внезапности восставшим удалось разоружить гарнизон революционных войск (1 тыс. чел)., захватить артиллерию, склады вооружения и боеприпасов, телеграф, почтамт, железнодорожный вокзал, переправу через р.Зея, здание Совета и арестовать членов областного Совета и делегатов проходившего IV крестьянского съезда Амурской области. 8 марта войска Гамова осуществляют неудачную попытку силами бронепоезда захватить Амурскую железную дорогу в районе ст. Бочкарево.
Дальневосточное бюро РКП (б) и крайисполком, осознав всю опасность сложившегося положения, принял срочные меры по мобилизации военных сил для восстановления власти и порядка в регионе восстания. В несколько дней ими было поставлено под ружье значительное количество рабочих, крестьян и солдат. Так, уже в ночь на 7 марта в Амурскую область были отправлены эшелоны с красногвардейскими отрядами из Хабаровска (320 чел.), из Владивостока (500 чел., 12 пулеметов и 4 орудия), из Читы – с орудиями и боеприпасами, из Никольск-Уссурийска – с подразделениями 12-го полка. Военнослужащие эшелона демобилизованных солдат, следовавшего из Владивостока после митинга в Хабаровске приняли решение выступить на подавление мятежников. Военный комиссариат исполкома Дальневосточного Совета направил в район боевых действий 4 тыс. винтовок и 1 030 тыс. патронов.
В целях обеспечения безопасности Советской власти и политических решений нового правительства была проведена массовая агитационная работа среди рабочих, служащих и матросов Амурской флотилии, ремонтных мастерских Амурского военного управления, речного порта (?), позволившая к 8 марта создать мобильный боеспособный отряд численностью в 800 штыков с нелегальным Военно-революционным комитетом (под председательством А.И. Катунина – Агибалова) и Военно-революционным штабом (под председательством А.И.Комарова) во главе.
Таким образом, к 12 марта активными мерами большевистских советов были сформированы крупные вооруженные подразделения, сведенные в роты, боевые группы и отряды, общей численностью в 12 тыс. чел., сконцентрированные в Астраханке, Владимировке, Будунде и других поселках и предназначенные для штурма Благовещенска.
Наступление красногвардейских отрядов началось 12 марта в 4.00 утра и встретило ожесточенное сопротивление противника. Тем не менее к концу дня город был очищен от войск атамана Гамова и его сообщников, которые сбежали в китайский г. Сахалян, похитив при этом из банка сумму золото и ценности на сумму в 37 млн. рублей.
Таким образом, к весне 1918 г. Советская власть была установлена во всех основных населенных пунктах края. Вооруженные отряды рабочих, казаков, солдат и матросов стали главной опорой большевистских Советов в борьбе с оппозиционными ей силами, а так же основой для последующего создания отрядов Красной Армии и Красной Гвардии на Дальнем Востоке России.
ГЛАВА 2. ФОРМИРОВАНИЕ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ РЕГУЛЯРНОЙ КРАСНОЙ АРМИИ НА ТЕРРИТОРИИ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА РОССИИ В ПЕРИОД ЯНВАРЯ 1918 - 1920 Г.
Первым нормативно-правовым актом, положившим начало формированию регулярной армии Советского государства стала «Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа, принятая ВЦИК 3 января 1918 г., в которой утверждалось, что: «В интересах обеспечения всей полноты власти за трудящимися массами и устранения всякой возможности восстановления власти эксплуататоров, декретируется вооружение трудящихся, образование социалистической красной армии рабочих и крестьян, и полное разоружение имущих классов». Последующий декрет СНК от 15 января 1918 г. «Об организации Рабоче - Крестьянской Красной Армии» распространялся на всю территорию России подконтрольную Советскому правительству и обозначил то, что военнослужащими РККА могут добровольно стать лица, достигшие 18-летнего возраста, обладавшие революционной сознательностью и получившие рекомендации войсковых комитетов, общественно-демократических или партийных организаций.
Дальний Восток был обособлен от остальной части России и не мог рассчитывать на полноценную помощь Советской власти и ее вооруженных сил. Положение усложнялось высадкой во Владивостоке и на Сахалине войск интервентов со стороны США, Японии и иных стран. Данные события обозначили необходимость формирования регулярных отрядов РККА и на территории Дальнего Востока России.
В соответствии с этим II Общесибирский съезд Советов, проходивший в Иркутске 16 – 26 февраля 1918 г., предложил всем Советам Сибири и Дальнего Востока приступить к формированию регулярных вооруженных сил и утвердил Проект организации РККА и Красной гвардии в Сибири.
Бюро Сибирского военного комиссариата, осуществлявшее контроль над процессом формирования отрядов РККА, предложило на материальной базе Приамурского военного округа создать в крае 4 пехотных полка с 3 артиллерийскими батареями (в Благовещенске, Хабаровске, Никольск-Уссурийске, Ново-Киевском), гарнизон крепости Владивосток и Амурскую военную флотилию. Красная гвардия рассматривалась в качестве резерва для пополнения отрядов РККА.
Военный комиссариат Дальневосточного краевого комитета Советов в марте 1918 г. на основе декрета СНК «О Рабоче - Крестьянской Красной Армии» разработал Положение о Красной Армии в Приамурском военном округе, в котором были определены организационные формы и принципы комплектования воинских частей, управления ими, задачи обучения и воспитания красноармейцев. Согласно данному Положению организовывались Дальневосточный штаб Красной Армии, подчиненный крайисполкому Советов, а в местах дислокации частей – местные (гарнизонные) штабы Красной Армии, подчиненные непосредственно местному Совету, краевому комитету Советов и краевому штабу Красной Армии, в состав которого вошли В.В.Сакович, Л.Е.Герасимов, Д.А.Носок, Э.П.Шабадин и Г.С.Дорошевский. В Амурской области для строительства РККА был создан Военно-революционный комитет.
Высшей организационной единицей РККА на Дальнем Востоке являлся полк или отдельные батальоны. В состав полка входили 2 строевых и 1 вспомогательного батальонов, хозяйственной роты. Строевой батальон включал 2 роты (по 161 красноармейцу) по 4 взвода каждая. Взвод состоял из 2 отделений по 2 звена. Вспомогательный батальон включал команды:пулеметной, разведчиков, ординарцев и связи. Каждый полк имел в своем составе 1 артиллерийскую роту, вооруженную 4-6 легкими полевыми пушками.
В дело создания Красной Армии в крае активно включились партийные и советские организации, печатные средства массовой информации, разъяснявшие цели и задачи новой армии, условия приема и службы в ней, что, например, позволило руководству краевого и местных штабов РККА начать формирование на добровольческом принципе Владивостокский, 1-й Хабаровский и Благовещенский полки, а также наладить в ротах качественную боевую подготовку.
Базой для формирования новых воинских формирований стали: военный городок на Первой речке, порт и железнодорожный вокзал – во Владивостоке, Красная речка и база Амурской военной флотилии – в Хабаровске. Командные же кадры для новой армии с апреля 1918 г. стали готовиться в школе младших командиров, созданной при краевом штабе РККА.
Проводя политику формирования новой армии, Советское правительство было вынуждено решать и еще одну специфическую задачу – по расформированию подразделений старой «императорской» армии, демобилизации военнослужащих и призыву лояльных к Советской власти военных специалистов на службу в РККА в качестве резерва инструкторов краевого штаба. Так, на основании приказа Народного комиссара по военным делам № 42 из войск Приамурского военного округа в январе – апреле 1918 г. были планомерно демобилизованы до 60 тыс. чел.
Тем не менее, несмотря на принимаемые меры, советское руководство почти сразу же столкнулось с процессами, препятствующими формированию новой армии. На ходе призыва сказались сложности недавнего военного времени, усталость людей от войны, экономический кризис и влияние антисоветских сил.
Одновременно с формированием РККА на Дальнем Востоке продолжилось строительство Красной гвардии, для чего при военных комиссариатах краевого и областных Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов были назначены специальные комиссары – К.Д. Кусман (краевой комиссар), А.П.Алютин (Приморская область) и В.К.Аксенов (Амурская область).
Отряды Красной гвардии создавались по производственному принципу на основе положения, выработанного военным комиссариатом краевого Совета. В марте 1918 г. отряды Красной гвардии стали пополняться солдатами-фронтовиками, возвращавшимися домой, что позволило приступить к созданию отрядов Красной гвардии в сельской местности, а также начать регулярные занятия по обучению красногвардейцев военному делу.
С началом интервенции на Дальнем Востоке местные органы Советской власти сталкивались с провокациями, организуемыми интервентами, а зачастую и прямым военным вмешательством во внутренние дела экономически богатого Дальнего Востока. Так, например 4 апреля 1918 г. японская разведка во Владивостоке спровоцировала нападение на японскую контору Исидо. Итогом данной провокации стало то, что уже 5 апреля в порту началась высадка японских и английских войск. В апреле – мае 1918 г. японские десанты в г. Александровске-Сахалинском и пос. Де-Кастри.
Под влиянием данных событий большевики Дальнего Востока активизировали работу по организации вооруженных сил. Так, IVкраевой съезд Советов, проходивший с 8 по 14 апреля 1918 г. предложил всем Советам принять самые энергичные меры для мобилизации сил по подготовке края к обороне и объявил Дальний Восток на военном положении, в соответствии, с чем к концу апреля 1918 г. численность дальневосточных подразделений РККА была доведена до 2 тыс. чел., а отрядов Красной гвардии – до 20 тыс. чел.
Под угрозой новых провокаций со стороны интервентов были предприняты экстренные меры по увеличению пропускной способности железных дорог, учету и охране военных запасов, складов, баз, военных городков и иных объектов военного ведомства, разгрузке Владивостокского порта от продукции военного времени.
С целью создания обученного резерва для войск РККА СНК 8 апреля 1918 г. принимает декрет об учреждении волостных, уездных, губернских и окружных комиссариатов по военным делам, а 22 апреля ВЦИК принимает постановление по которому в Советской Республике было введено обязательное военное обучение без отрыва от производства всех мужчин в возрасте от 18 до 40 лет и женщин – добровольцев.
Согласно декрету СНК № 491, изданному 4 мая 1918 г. в границах Амурской, Приморской и Камчатской областей и о. Сахалин учреждался Восточно-Сибирский военный округ с центром в г.Хабаровске. Кроме того, Дальневосточным Совнаркомом высшей военной властью края был объявлен краевой штаб РККА, гвардии и флота, возглавляемый военной коллегией из комиссаров, в президиум которой вошли: В.В.Сакович, В.С.Ермак, Е.Н.Ходанович, Г.А. Гузеев-Горский, Д.А.Носок и Г.И.Кальманович.
Краевой штаб РККА, гвардии и флота включал в себя отделы: организационно-агитационный, вооружения, транспорта, учетный, формирования и обучения, а также управления: квартирное и инженерное, финансовое и снабжения, санитарное и ликвидационное по делам бывшего штаба Приамурского военного округа.
Советские военные власти на Дальнем Востоке принимали активные меры по противостоянию вооруженным антисоветским силам, поддерживаемым интервентами. Так, в апреле 1918 г. в ответ на действия войск атамана Г.Семенова, перешедшего с более чем 3-тысячным отрядом русско-китайскую границу в Забайкалье и пытавшегося захватив г.Читу, отрезать Дальний Восток от Советской России, Дальневосточный краевой комитет РКП (б) направил на Забайкальский фронт из Владивостока, Хабаровска и Благовещенска 3 сводных отряда РККА, составивших 1-й Дальневосточный социалистический отряд в 1тыс. штыков и сабель под командованием В.А.Бородавкина и комиссара М.И.Губельмана.
К концу мая 1918 г. на Забайкальском фронте было сосредоточены силы в 13 тыс. бойцов, в т.ч. до 2 тыс. венгерских, австрийских, немецких и чехословацких добровольцев – военнопленных, 30 орудий и 2 бронепоезда под командованием члена Центросибири С.Г.Лазо. В ходе ожесточенных боев войска семеновцев были разгромлены и выбиты на территорию Маньчжурии.
В Приморье, где в первых числах июня 1918 г. с территории Маньчжурии вторглись антисоветские силы под командованием казачьего есаула Калмыкова (600 чел.) и подполковника Орлова (несколько сот кадет), был создан Гродековский фронт. Первыми в боевые действия вступили отряды РККА из Владивостока, Никольск-Уссурийска, отряд чехословацких интернационалистов и сотни красных казаков общей численностью до 900 чел., в ожесточенных боях остановившие войска противника.
Краевой штаб РККА, гвардии и флота, учитывая рост Красной Армии на Дальнем Востоке, в рядах которой насчитывалось свыше 4 тыс. чел, а также незначительные силы неприятеля принимает решение вести боевые действия на Гродековском фронте силами лишь частей РККА, в соответствии, с чем боевой состав фронта был доведен до 3 тыс. бойцов. Чтобы не допустить вторжения противника на гродековском и полтавском направлениях были созданы сильные заградительные отряды под командованием И.П.Абрамова и Г.С.Дрогошевского. В резерве командования фронта оставались 2 бронепоезда и кавалерийская сотня.
Однако, не смотря на достигнутые успехи частей Красной Армии, противник с 29 июня 1918 г. начинает развивать стратегический успех на обоих фронтах благодаря прямому военному вмешательству вооруженных сил интервентов и восставших частей демобилизуемых чехов – военнопленных, которые численно превосходили вооруженные силы Советской власти. Упорное сопротивление частей РККА под Никольск-Уссурийском на некоторое время остановило наступление противника.
Под влиянием данных событий Краевой комитет РКП(б) и Дальсовнарком принял решение создать в районе г. Спасска и г. Имана новый фронт против восставших чешских частей. Руководили организацией нового фронта председатель Дальсовнаркома А.М.Краснощеков и председатель краевого штаба Красной Армии, гвардии и флота В.В.Сакович. Вся полнота власти на местах передавалась военно-революционным комитетам. Край был объявлен на военном положении.
К лету 1918 г. военная опасность захвата Дальнего Востока войсками интервентов и контрреволюционных Советской власти элементов усилилась, что осложнялось отсутствием возможности быстрой военной помощи из центра страны. Так, например, только в районе г. Владивостока численность группировки экспедиционного корпуса интервентов достигала 150 тыс. чел.
Учитывая обострение политической ситуации, краевой комитет РКП (б) и Дальсовнарком принимают решение о введении в действие на территории Дальнего Востока положений Постановления ВЦИК от 29 мая 1918 г. об обязательном наборе в армию и декрет СНК от 12 июня 1918 г. «О призыве рабочих и крестьян в ряды армии», что позволило 15 июля 1918 г. Дальсовнаркому объявить мобилизацию и поставить под ружье мужчин 1896 – 1898 гг. рождения, а также командный состав из рабочих, крестьян и интеллигенции, имевших право выбора в Советы Российской Федерации. Для централизации управления войсками Дальсовнарком 11 июля 1918 г. назначил главнокомандующим вооруженными силами Дальнего Востока В.В.Саковича и определил временную организацию его штаба в составе отделов: оперативного, формирования и обучения, учета, вооружения, снабжения, финансового, санитарного, военно-технического, военных сообщений и походной канцелярии. Начальником полевого штаба фронта стал Г.И.Кальманович, инспекторами полевого штаба фронта: по артиллерии – Э.Шрейбер, по пулеметной части – М.Лазарев, по кавалерии – С.Скударный, по бронесилам – В.Зубарев. Комиссаром фронта по передвижению войск был утвержден А.К.Чумак. Был учрежден и Военно-революционный комитет Уссурийской железной дороги, в который вошли представители от командования фронта, краевого Совета и железной дороги.
Одновременно с этим к 10 июля 1918 г. развернулись тяжелые бои в районе г. Спасска, где войскам РККА, насчитывавшим ок. 3 тыс. бойцов, 32 пулемета, 8 полевых орудий и 2 бронепоезда противостояли войска белочехов и контрреволюционеров, включавшие 7 тыс. штыков и сабель, полевую артиллерию и 2 бронепоезда. Всего же в крае, по официальным данным Народного комиссариата по военным делам РСФСР, к началу июля 1918 г. насчитывалось до 12 тыс. бойцов.
Противник, используя свое превосходство в живой силе, постоянно наносил удары по позициям войск РККА. Командование Уссурийского фронта, учитывая возникшую возможность окружения с флангов принимает решение отвести войска к ст. Уссури и занять оборону в районе железнодорожного моста через р.Уссури. Здесь фронт временно стабилизировался и части РККА пополняли свои потери за счет поступления маршевых рот.
Центром сосредоточения революционных сил и средств для фронта стал г.Хабаровск Находящийся здесь отдел проходящих рот принимал формирования добровольцев и призывников и сводил их в подразделения и части под командованием таких командиров как И.П.Шевчук, А.К.Флегонтов, Караичев и др. Только в район г. Имана с Хабаровского отдела проходящих маршевых рот было отправлено более 3 тыс. чел. из Амурской и Приморской областей.
В прифронтовой полосе развернулись работы по формированию и обучению новых частей, назначались их командиры и комиссары, создавались органы управления и тыла. Батальоны, получавшие наименования населенных пунктов, представители которых составляли большую часть их личного состава – 1-й и 2-й Хабаровские, Владивостокский, Спасский, Благовещенский батальоны и т.д. В роты и батальоны сводились также отряды Красной гвардии, находившиеся на передовых позициях Моряки Амурской военной флотилии сняли с канонерской лодки «Монгол» пушки и совместно с хабаровскими железнодорожниками оборудовали 2 бронепоезда.
С целью укрепления воспитательной работы в войсках в начале июля 1918 г. в составе дальневосточных войск РККА был создан полевой политотдел штаба Уссурийского фронта, во главе с военным комиссаром фронта М.И. Тайшином.
Реорганизация частей и усиленная боевая учеба усилили количетвенную и качественную боеготовность армии. Так, к концу июля 1918 г. в составе Уссурийского фронта насчитывалось 14 тыс. бойцов и до 80 орудий. Стоит отметить, что в этих четко организованных отрядах личный состав почти целиком состоял из уже из бойцов, имевших боевой опыт.
В ходе тяжелых боев, проходивших с 31 июля по 4 августа 1918 г. на Уссурийском фронте при Каульских высотах войска РККА отбросили противника на расстояние в 40 км. от ст. Уссури и продолжили развивать успех при поддержке сил 2 бронепоездов и флота.
Поспешное отступление чехов вызвало тревогу в странах - интервентах. Уже 2 августа 1918 г. японское правительство с согласия других союзных правительств опубликовало декларацию о посылке войск во Владивосток для облегчения положения чехословаков. Кроме того, - 5 августа 1918 г. во Владивостоке состоялось совещание союзного командования, которое признало положение чехословаков на Уссурийском фронте критическим и определило состав экспедиционного корпуса.
На всем фронте части Красной Армии дрались с огромным подъемом, уверенные в скорой победе. Они пополнялись добровольцами и военнообязанными призывных возрастов. Рабочие хабаровского арсенала, базы Амурской военной флотилии, механических заводов и мастерских Благовещенска, железнодорожники ремонтировали вооружение, строили бронепоезда, производили необходимые армии предметы снаряжения. На поле боя бойцам оказывали помощь перевязочные отряды, руководимые врачами Л. Д. Гелен и О. Д. Соловьевой. Санитарный поезд, начальником которого был врач Львов, эвакуировал раненых в хабаровский военный госпиталь и больницы Хабаровска и Благовещенска. В войсках повысилась дисциплина, они закалялись, приобретали боевой опыт.
Наши войска успешно продвигались вперед. Так, 20 августа на фронте от разъезда Краевский до станции Свиягино войсками РККА был разбит британский батальон. Чтобы спасти чехов от полного разгрома, главнокомандующий корпусом интервентов генерал Отани спешно послал на Уссурийский фронт 12-ю японскую дивизию, которая вступила в бой с частями РККА у с. Духовское 23 августа 1918 г., потеряв при этом 200 чел. Вместе с японцами в этом бою принимали участие английский и французский батальоны, а также 27-й американский полк под командованием полковника Штейера.
Используя решающее превосходство в живой силе и технике, а также тактику обходов, фланговых ударов, заходы в тыл, войска интервентов и контревоюлионных элементов сумели перехватить инициативу, после чего к 26 августа 1918 г. части РККА с боями отошли на правый берег р. Уссури, а через три дня заняли позиции Бикинского оборонительного района.
Крайне тяжелая обстановка в августе 1918 г. сложилась и на Забайкальском фронте. После занятия Иркутска чехи перенесли боевые действия в Забайкалье. Оправившись после разгрома в июньских боях, войска атамана Семенова снова двинулись на Читу с юга, после чего 20 августа части РККА оставили Верхнеудинск, а 26 августа — Читу. Советский Дальний Восток оказался в кольце. К концу августа 1918 г. стало очевидным, что вследствие огромного превосходства объединенных сил белогвардейцев и интервентов отразить натиск своими силами советские войска на Дальнем Востоке не в состоянии.
Вследствии этого, 25 августа 1918 г. в Хабаровске открылся V Чрезвычайный краевой съезд Советов — последний краевой съезд первого периода Советской власти на Дальнем Востоке. Одновременно на ст. Урульга проходила конференция партийных, советских и военных работников Забайкалья и Центросибири. И съезд в Хабаровске, и конференция в Урульге, всесторонне оценив обстановку, приняли единственно возможное решение: перейти к партизанским формам борьбы, использовать все возможности для разгрома контрреволюции и иностранной интервенции.
Ликвидацию фронта и отвод сил в горно-таежные районы планировалось проводить последовательно, с тем, чтобы партийные, советские и военные органы имели время, необходимое для организациипартизанских баз и штабов и перехода их на нелегальное положение. Для обеспечения организованного отступления советских частей на фронт выехала специальная делегация, избранная V Чрезвычайным краевым съездом Советов. Однако противнику удалось прорваться по линии железной дороги и 4 сентября занять Хабаровск. К сентябрю часть войск Уссурийского фронта и остатки советских отрядов Забайкалья сосредоточились в районах Благовещенска, Свободного и Зеи. Прорвавшиеся сюда в середине сентября из Маньчжурии по Амуру японские и белогвардейские отряды заняли 18 сентября Благовещенск и на следующий день — поселок Зея.
Таким образом, Советская власть просуществовала на Дальнем Востоке в 1917—1918 гг., однако, несмотря на сложность военно-политической обстановки, дальневосточные части РККА проявили доблесть.
С сентября 1918 г. начался новый период гражданской войны на Дальнем Востоке. Он продолжался по февраль— март 1920 г. Это был период борьбы против американо-японских интервентов и белогвардейцев. Ввиду захвата ими основных жизненных центров края строительство регулярных вооруженных сил здесь прервалось и борьба велась в форме партизанской войны.
На Дальнем Востоке бесчинствовала жестокая реакция. В 1918—1919 гг. погибли сотни партийных, военных и советских работников. Во Владивостоке и г, Хабаровске были убиты белогвардейцами К. Суханов, Д. Мельников, Н. Гаврилов, Б. Славин, Г. Аксенов. В Амурской области были замучены и расстреляны С. Щадрин, В. Шимановский, Ф. Сюткин, М. Чесноков, Я. Шафир, А. Чумак. В Забайкалье в семеновских застенках погибли А. Вагжанов, В. Серов, В. Кожевников, Ф. Балябин.
Ни на одной окраине Советской страны не было столько интервенционистских войск, как на Дальнем Востоке. Их численность в этом крае и в Сибири составляла около 200 тыс. человек. Они заняли основные жизненные центры Приморья, Приамурья. Зимой и весной 1918—1919 гг. японские карательные отряды за проявление сочувствия к партизанам сожгли в Амурской области до 30 крупных сел и деревень. В январе 1919 г. японский карательный отряд учинил жестокую расправу над крестьянами села Белоярово Амурской области.
Японо-американские интервенты подвергли край массовому ограблению, вывозили золото, рыбу, меха, лес, сырье и другие богатства, нанося огромный ущерб промышленности и сельскому хозяйству. Убытки, причиненные советскому Дальнему Востоку за период иностранной оккупации, только по неполным данным, составили около 300 млн. рублей золотом. Режим насилия и террора, контрреволюционная и антинациональная политика вызвали гнев и возмущение народа, что стало своеобразной основой для развертывания партизанского движения в крае.
ЦК РКП(б) направлял политическую и военную деятельность подпольных партийных организаций Сибири и Дальнего Востока. Непосредственно партизанским движением с первых дней руководили созданное 17 декабря 1918 г. Сибирское бюро ЦК РКП (б), Дальневосточный, Амурский, Читинский, Верхнеудин-ский подпольные комитеты РКП (б) .
Подпольные комитеты РКП (б), сочетая легальную и нелегальную работу, направляли усилия дальневосточных большевиков и трудящихся масс на развертывание повстанческого движения, укрепление партизанских отрядов, дезорганизацию колчаковского тыла. Боевой программой действий в организации и ведении партизанской войны в крае были решения VIII съезда РКП (б), определившего политику партии в военной области, а также 1, 2 и 3-я Сибирские конференции РКП (б) (август и сентябрь 1918 г., март 1919 г.),
Пройдя несколько этапов в своем развитии, партизанское движение выросло в крупную боевую силу и оказало большую помощь Красной Армии, наносившей главный удар по интервентам и белогвардейцам. К осени 1919 г. в Приморье, Приамурье и Забайкалье действовали до 200 партизанских отрядов и групп, в которых сражалось свыше 50 тыс. бойцов.
Руководство партизанской войной осуществляли областные и волостные военно-революционные штабы, созданные при соответствующих партийных комитетах, городские и сельские революционные комитеты. Они возглавили организацию и руководство боевыми группами, партизанскими отрядами и партизанскими районами. Так, при Дальневосточном областном комитете РКП (б) были созданы военный и агитационный отделы, рабочий Красный Крест, транспортная секция и подотделы: снабжения партизанских отрядов, связи и явки, информации. Значительная часть партийного актива, в том числе С. Г. Лазо, М. И. Губельман, Ф. В. Шумятский, И. М. Сибирцев и многие другие, работала непосредственно в повстанческих районах. В Приморье основным центром партизанского движения были Сучанскиекаменноугольные копи, серебросвинцовые рудники, сучанская железнодорожная ветка. К лету 1919 г. общая численность партизан, объединенных единым командованием, составляла здесь до 4—5 тыс. человек.
Интервенты и белогвардейцы не раз бросали против партизан крупные силы из Владивостока и Никольск-Уссурпйска. Но, несмотря на это, партизанское движение разрасталось, охватывая все новые районы. Летом и осенью 1919 г. партизаны Приморской области разрушили более 350 железнодорожных мостов, в том числе 40 металлических, сбросили под откос 15 воинских эшелонов, повредили связь на многих участках.
Славными подвигами отличились партизаны Приамурья. Выступление против колчаковского режима здесь началось с восстания рабочих и гарнизона Хабаровска в ночь на 28 января 1920 г., когда 3-я и 4-я сотни казачьего полка, часть артиллерийского дивизиона, саперы и пулеметная команда, к которым присоединились рабочие дружины, обезоружили роту юнкеров, арестовали офицеров и двинулись к центру города, чтобы захватить штаб Калмыкова. Атаман сбежал в расположение японцев и поднять там тревогу. Японские и американские войска заняли все выходы из города и отрезали повстанцам пути отхода. Восставшие части были интернированы, а затем помещены в американский концентрационный лагерь на Красной речке.
Особенно значительные операции приамурских партизан против войск интервентов и колчаковцев начались с мая 1919 г. Несколько партизанских отрядов, действовавших в районе Хабаровска, Бикина, 19 мая организовали успешный налет на японский гарнизон на станции Верино и охрану железнодорожных мостов через реки Хор и Кия.
На левом берегу Амура успешно действовал партизанский отряд, организованный в районе Тунгуски грузчиком Хабаровского речного порта И. П. Шевчуком. Внезапными и частыми налетами в районе между реками Амур и Тунгуска и Амурской железной дорогой он наносил ощутимые удары по японским и белогвардейским войскам.
В борьбу с белогвардейцами активно включились и отряды народных мстителей низовья Амура. Этому во многом способствовала объединительная конференция, которая проходила 1—2 ноября 1919 г. в селе Анастасьевка Хабаровского уезда. Представители партийных комитетов и партизанских отрядов образовали объединенный Военно-революционный штаб партизанских отрядов Хабаровского, Никольского уездов и Сахалинской области и приняли решение о подготовке к решающим боям с белогвардейцами и интервентами.
На основе решения объединительной конференции в начале ноября 1919 г. в низовья Амура были направлены из района Хабаровска три небольших партизанских отряда. Среди их руководителей были коммунисты Д. С. Бузин, Т. И. Наумов, Ф. В. Железин, А. И. Комаров. Общее руководство отрядами возглавил М. Е. Попко. Красные партизаны в условиях суровой зимы за два месяца преодолели более 900 верст. По пути следования к отрядам присоединились не только русские рабочие и крестьяне, но и часть жителей стойбищ малых народов Амура.
Активизировалась борьба партизан Приамурья в районе Хабаровска. Уже в декабре 1919 г., действуя по единому плану, приамурские партизаны разрушили телефонную связь и вывели из строя значительную часть мостов и других сооружений на железной дороге между станциями Бикин и Бира на протяжении 420 км.
Широкий размах приняли действия партизан Амурской области. Отряды имели твердое партийное руководство, умело и мужественно действовали по линии железной дороги и в бассейнах рек Зея и Бурея. В их рядах сражалось немало бойцов, отошедших сюда с Уссурийского и Даурского фронтов,
Сигналом к вооруженному выступлению против японских оккупантов в Амурской области послужило восстание крестьян села Мазаново, которые 7 января 1919 г. перебили японский гарнизон. Подпольный обком РКП(б), руководимый талантливым вожаком амурских коммунистов Ф. Н. Мухиным, свел отряды в партизанскую армию. Ее командующим был назначен участник июльских боев с белочехами Г. С. Дрогошевский. Японское командование, получив данные о сосредоточении партизанских отрядов в районе д. Чудиновка, спешно двинуло туда пехотные полки, стремясь окружить и уничтожить партизанскую армию. В ночь на 16 февраля у разъезда Юхта начался бой. Почти все находившиеся в них солдаты были перебиты.
Однако опыт боев показал, что, несмотря на храбрость и мужество бойцов, партизанская армия одними своими силами не может освободить от оккупантов Амурскую область. Поэтому, выполняя указание ЦК РКП(б) необходимости подчинения и соразмерности партизанского движения главным средствам борьбы, Амурский военно-революционный штаб разделил партизан на небольшие отряды численностью не свыше 200 человек. Закончив рассредоточение, партизаны в августе — сентябре 1919 г. провели по единому плану крупную совместную операцию на Амурской железной дороге, получившую ироническое название «Капитальный ремонт Амурки». Боясь партизан и опасаясь за свои коммуникации, японское командование во второй половине 1919 г. начало стягивать свои войска в крупные города и железнодорожные станции. Численность партизан в области к этому времени достигла 12 тыс. человек.
В действиях забайкальских партизан в 1919—1920 гг. преобладали удары крупных соединений в соответствии с единым планом. В апреле 1919 г. из «лесных коммун» образуются четыре кавалерийских полка, насчитывавшие до 2 тыс. бойцов, главным образом конников. Партизаны в мае — июне провели ряд операций, наиболее крупными из которых были налеты на Нерчинский и Газимурский Заводы, двухдневный бой над Горным Зерентуем, разгром в июне 1919 г. 7-го и 8-го белогвардейских семеновских полков над Газимурским Заводом, сокрушительный удар по семеновской кавалерии около станции Богдать. В Забайкалье сражались и наносили удары по тылам врага свыше 40 партизанских отрядов общей численностью до 25 тыс. человек.
В сентябре 1919 г. партизанские отряды образовали огромный Восточно-Забайкальский фронт, освободив от семеновцев и японцев большую территорию по рекам Шилка и Аргунь, район Нерчинского Завода, железной дороги на Маньчжурию, в долинах рек Ингода, Опои и Хилок.
Помимо партизанской борьбы весь Дальний Восток охватили забастовки и саботаж на предприятиях и транспорте. Крупные политические и экономические забастовки рабочих Владивостока, шахтеров Сучана, металлистов Благовещенска следовали в 1918—1920 гг. одна за другой, нередко они сочетались с активными действиями партизан. Особенно большую роль играло местное население в обеспечении партизанских отрядов оружием, продовольствием и медикаментами. Рабочие-железнодорожники сообщали партизанам о передвижении воинских составов, принимали участие в нападении па военные эшелоны, ремонтировали оружие, перебрасывали по железной дороге подпольщиков, нелегальную литературу и листовки. Рабочие- подпольщики Владивостока отправили партизанам в 1919 г. 10 тыс. винтовок, 500 гранат, 1500 пудов муки и много другого имущества и продовольствия. В партизанских районах при помощи рабочих оборудовались мастерские по ремонту оружия, снаряжения боеприпасов, производства гранат и мин.
Новый период в действиях партизан Дальнего Востока начинается с конца 1919 г., когда на Восточном фронте войска РККА переняли инициатиу.
Перед дальневосточными большевиками встал вопрос о подготовке и проведении всеобщего восстания и установлении Советской власти на всем Дальнем Востоке. Дальневосточный комитет РКП (б) в январе 1920 г. приступил к непосредственной подготовке восстания во Владивостоке. Она велась под лозунгом временной передачи власти Приморской областной земской управе, так как создание Советов во Владивостоке в то время было невозможно без вооруженной борьбы с войсками интервентов. Для руководства подготовкой и проведением восстания обком партии учредил объединенный оперативный штаб военно-революционной организации (ООШ). Его начальником был назначен С. Лазо, секретарем — И. Мамаев, членами — И. Кушнарев, Л. Коровин. ООШ развернул большую работу по организации районных военно-революционных штабов, рабочих боевых ячеек и по пропаганде среди белогвардейских войск. Во всех пяти административных районах Владивостока были сформированы подпольные рабочие дружины.
Под влиянием большевиков начался массовый переход солдат в ряды партизан. Только за последнюю декаду января в Южном Приморье партизанские отряды выросли на 20 тыс. человек. Вышли из повиновения и перешли на сторону народа 34-й и 35-й стрелковые полки. 26 января 1920 г. был освобожден Никольск-Уссурийск.
А в ночь на 31 января во Владивостоке вспыхнуло восстание. Оно началось всеобщей забастовкой рабочих. К ним присоединились солдаты и матросы гарнизона. Ставленник Колчака генерал Розанов и его приближенные бежали под защиту японских войск. Днем в город вошли партизанские отряды. Власть была передана Приморской областной земской управе, действия которой находились под контролем партийного комитета РКП (б). Восстание перекинулось на север области, и 1 февраля 1920 г. власть белогвардейцев была свергнута в Имане.
Контрреволюция отступала. Революционные силы занимали город за городом, район за районом. Экспедиционный отряд революционных войск под командованием И. Г. Булгакова-Бельского 12 февраля 1920 г. освободил станцию Вяземская. На следующий день, захватив из банка 36 пудов золота и расстреляв до 40 неблагонадежных казаков, атаман Калмыков с небольшим отрядом бежал из Хабаровска в Маньчжурию. А 16 февраля экспедиционный отряд революционных войск, посланный из Владивостока, вошел в этот город, накануне уже блокированный партизанами.
На большей части территории Амурской области к декабрю 1919 г. фактическая власть находилась в руках «таежного» исполкома, избранного 16 декабря VI съездом трудящихся этой области, проходившим в селе Ромны. Съезд принял решение о наступлении на Благовещенск. Партизаны стягивали свои силы, подпольная организация большевиков готовила в городе восстание. Пятого февраля 1919г. рабочие, солдаты и казаки, перешедшие на их сторону, свергли атамана Кузнецова и провозгласили в городе Советскую власть. В период с 23 февраля по 19 марта 1920 г. интервенты покинули Амурскую область. В декабре 1919 г. Советская.власть была восстановлена на Чукотке и Охотском побережье, 10 января 1920 г. — на Камчатке, 14 января — на Сахалине.
Только Центральное Забайкалье продолжало оставаться под властью атамана Семенова, опиравшегося на японские штыки. Но и там в 1920 г. была установлена Советская власть.
Итак, партизанская война, развернувшаяся по всему Дальнему Востоку и Забайкалью в 1918—1920 гг., увенчалась успехом. В партизанских отрядах сложилась тактика действий в тылу врага, выросли и закалились талантливые политические и военные деятели, которые затем приняли активное участие в строительстве вооруженных сил Дальнего Востока в новых условиях. Из партизанских отрядов были сформированы многие полки Народно-революционной армии, которые в 1921—1922 гг. мужественно защищали от интервентов и белогвардейцев советский Дальний Восток.
ГЛАВА 3. ОРГАНИЗАЦИЯ, ФОРМИРОВАНИЕ И КОМПЛЕКТОВАНИЕ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ НАРОДНО – РЕВОЛЮЦИОННОЙ АРМИИ ДАЛЬНЕВОСТОЧНОЙ РЕСПУБЛИКИ В ПЕРИОД ВЕСНЫ 1920 Г. - 22 НОЯБРЯ 1922 Г.
Советская Республика, разгромив армии Колчака, Деникина и Юденича, в начале 1920 г. получила мирную передышку. Но, несмотря на достигнутые успехи, обстановка на востоке страны оставалась напряженной и опасной. Япония отказалась вести переговоры с нашим правительством о заключении мира. В начале 1919 г. она вела переговоры с США об усилении интервенции. Под охраной японских войск в районе Читы находилась армия Семенова.
Японское командование обещало сохранить нейтралитет и не вмешиваться в русские дела, если на Дальнем Востоке не будет объявлена Советская власть. В этих условиях ЦК РКП (б) и Совнарком РСФСР, стремясь сохранить мир в этом крае и предотвратить новое нападение Японии, приняли в феврале 1920 г. решение о создании буферного государства — Дальневосточной республики (ДВР). Войска 5-й армия, покончившая с Колчаком в Сибири, прекратила дальнейшее продвижение на восток и закрепилась на рубеже оз. Байкал, р. Селенга, граница с Монголией.
В тезисах ЦК РКП (б) указывалось, что Дальневосточная республика существует до полного удаления японских войск с территории Дальнего Востока. ДВР по форме организации власти является буржуазно-демократической, но правящей партией в ней должна быть Коммунистическая партия. Народно-революционная армия ДВР, будучи формально подчиненнойправительству Дальневосточной республики, на деле должна быть одной из армий Советской России
Руководство строительством ДВР и партийной работой на ее территории возлагалось на Дальбюро РКП (б), созданное в начале марта 1920 г. В конце июля оно было преобразовано в Дальбюро ЦК РКП (б), в состав которого вошли Н. К. Гончаров, А. М. Красно-щеков, И. Г. Кушнарев, С. Г. Лазо, П. М. Никифоров, П. П. Постышев и А. А. Ширямов.
В основу строительства Вооруженных сил в Дальневосточной республике были положены программа военного строительства, выработанная Коммунистической партией на VIII съезде РКП (б), и богатый опыт РККА. В постановлении Дальбюро «О Народно-революционной армии» указывалось: «...считать необходимым построение НРА по образцу (штатам, схемам и пр.) Красной Армии и сохранение в ней влияния РКП (б)».
Практическое строительство Народно-революционной армии по указанию Советского правительства и ЦК РКП (б) развернулось еще в марте 1920 г. с образования Военного совета НРА, политотдела (ПОарма) и штаба. В Военный совет вошли Г. X. Эйхе (председатель) , который являлся до этого командующим 5-й Краснознаменной армией, члены Дальневосточного бюро РКП (б) Н. К. Гончаров и А.А. Ширямов.
Решающее значение в создании боеспособной армии имела всесторонняя помощь Дальневосточной республике со стороны РСФСР. Из Республики Советов в НРА постоянно направлялись воинские формирования, людские ресурсы, командные и политические кадры, вооружение, техника, снаряжение и боеприпасы. Народоармейцы снабжались всеми видами довольствия наравне с Красной Армией.
На первых порах Народно-революционная армия состояла из Приморской революционной армии, советских частей и партизанских отрядов Амурской области и Восточного Забайкалья и Прибайкальской народно-революционной армии. Эти соединения и части находились на разных стадиях формирования, были далеко не одинаковыми по численному составу, степени организации и боеспособности. Фактическое объединение под единым командованием всех сил Народно-революционной армии завершилось в ноябре 1920 г.
Приморская революционная армия, созданная к концу марта 1920 г., насчитывала 25 тыс. штыков и сабель, 32 пулемета и 76 орудий. Непосредственно ее формированием руководил Военный совет Приморского земского правительства, который возглавляли большевики С. Г. Лазо, А. И. Луцкий, И. М. Сибирцев, Б. Н. Брагин (Мельников). При Военном совете были развернуты оперативное управление (В. В. Сакович), разведывательное управление (А. Н. Луцкий), отдел связи (С. Г. Черемных), отдел снабжения (В. П. Шишкин) и другие военно-административные органы. Партийно-политическим органом Военного совета являлся политотдел (П. С. Парфенов, с марта — В. П. Владивостоков), состоявший из отделений: политических уполномоченных, личного состава, культурно-просветительного и издательского.
Конференция признала необходимым распространить влияние Военного совета на Амурскую область. Военный совет Приморья стал именоваться Военным советом Дальнего Востока. Командующим вооруженными силами был назначен С. Г. Лазо.
Первым крупным практическим мероприятием Военного совета явилась реорганизация партизанских отрядов и революционных воинских частей в регулярную армию на основе директив, инструкций и штатов Красной Армии. Планировалось создание 8 стрелковых бригад, 17 полков, 16 отдельных батальонов.
В феврале 1920 г. образуются Владивостокский корпусной, Ни-кольск-Уссурийский, Спасский и Хабаровский дивизионные районы. Началось формирование 1-й Дальневосточной отдельной стрелковой бригады в Спасске, Никольск-Уссурийской отдельной стрелковой бригады, Приморской отдельной стрелковой бригады в Раздольном и других воинских частей. Принимались меры для восстановления Сибирской военной флотилии.
В Приморской революционной армии вводится институт политических уполномоченных. В приказе войскам № 3 от 10 февраля указывалось, что уполномоченные Военного совета при строевых частях армии и флота учреждаются «для руководства политической жизнью войск» '. На должности начальников политотделов и политуполномо-ченных Приморская организация РКП (б) направила 41 коммуниста. Под руководством политуполномоченных в войсках проводились политические и культурно-просветительные мероприятия, осуществлялся контроль за организацией службы и быта, развернулась партийная работа. К середине марта 1920 г. коммунистические ячейки (по 10—12 членов партии) были созданы почти во всех частях, что в усиливало партийное влияние в войсках.
В конце марта войска Приморской революционной армии начали перегруппировку в районы, где не располагались японские войска, а также вывоз в Амурскую область и таежные районы Приморья военного имущества со складов и из арсеналов Владивостока и Хабаровска. Только в Амурскую область было отправлено 300 вагонов военных грузов, 60 тыс. винтовок, сотни пулеметов, 9 танков, большое количество боеприпасов и обмундирования.
Получив новые директивы о перемещении строительства ДВР в Прибайкалье, Военный совет приступил к дальнейшему укреплению Приморской революционной армии как составной части НРА. Однако начатая реорганизация войск Приморской революционной армии была действиями японцев. Первым звеном в цепи их провокаций были события, разыгравшиеся в Николаевске-на-Амуре. В ночь 12 марта 1920 г. местный японский гарнизон, нарушив мирный договор, внезапно напал на партизан. В ожесточенном трехдневном бою гарнизон интервентов был разгромлен.
Но японцы готовили новые провокаций. В ночь на 5 апреля 1919 г. интервенты открыли артиллерийскую и пулеметную стрельбу по революционным войскам во Владивостоке и захватили город. Формальным поводом для нападеппя послужило их лживое заявление от 31 марта 1920 г. о существовании якобы «угрозы жизни и имуществу японских подданных и угрозы миру в Маньчжурии и Корее». Вооруженные выступления японские войска предприняли также в Хабаровске, Никольск-Уссурийске, Спасске и других городах Приморской области. Карательные операции японцев на Дальнем Востоке проводились с санкции США, Великобритании и Франции. Во время этих провокаций интервенты нанесли тяжелый удар большевистским силам: погибло 4 тыс. бойцов революционной армии. Многие руководящие военные и партийные работники были арестованы и подверглись жестокой расправе, в том числе С. Лазо А.Луцкий и В. Сибирцев.
В Раздольном в ночь перед провокацией японцы пригласили для переговоров весь командный состав бригады. Командиры пришли и были в упор расстреляны. В это время японские подразделения окружили русские казармы и открыли по ним огонь из винтовок и пулеметов. Были расстреляны японцами и бойцы 36-го Народно-революционного полка в Хабаровске, который в момент провокации находился на занятиях и не имел патронов.
Революционные войска мужественно отражали вероломные удары врага. В Шкотово героическое сопротивление интервентам оказали бойцы 1-го Дальневосточного советского полка. Революционные войска Никольск-Уссурийска вместе с делегатами проходившего в городе съезда трудящихся Приморской области с боями пробились к Спасску, где храбро сражались бойцы партизанских отрядов под командованием И. Певзнера и А. Борисова.
В трудных условиях революционные войска отошли в тайгу, часть из них с боями пробилась в Амурскую область. Из подразделений и групп бойцов, отошедших на левый берег Амура, был создан сводный полк под командованием Ф. М. Петрова-Тетерина. Подразделения полка заняли оборону в районе Хабаровского железнодорожного моста и протоки Бешеная и закрыли японцам путь в Амурскую область, где по решению VIII областного съезда трудящихся было введено военное положение и образован (под председательством С. С. Шилова) ревком, взявший власть в свои руки. Было принято обращение к населению с призывом вступать в революционную армию.
Несмотря на огромное неравенство сил, японские интервенты и дальневосточная контрреволюция своей конечной цели не достигли. Им не удалось создать свой «черный буфер» от Приморья до Читы. Но Земское правление было вынуждено 27 апреля и 15 июня 1920 г. подписать договоры о новом режиме оккупации, согласно которым вдоль железной дороги от Владивостока до Хабаровска и сучанской ветки устанавливалась Нейтральная зона — 30-километровая полоса по обе стороны железной дороги. Войска Приморского земского правительства отходили за нейтральную зону, им разрешалось иметь милицию численностью 4250 человек. В ведение японских войск переходили казармы, военные склады и оружие в районах их расположения.
В связи с выступлением японских войск в Приморье Амурский областной революционный комитет срочно направил на фронт Амурский советский полк, группу командиров и политработников во главе с военным комиссаром области С. М. Серышевым. На левом берегу Амура, напротив Хабаровска, образовался Восточный (Хабаровский) фронт. Военный совет принял энергичные меры по укреплению фронта и пресечению попыток японцев продвинуться в Амурскую область. Развернулась активная реорганизация многочисленных полупартизанских частей и партизанских отрядов в Амурской области и в Восточном Забайкалье в регулярные части НРА.
В короткое время на левом берегу Амура были созданы 9 стрелковых и 1 кавалерийский полки, составившие в июле 1-ю Амурскую стрелковую дивизию. В полки влились подразделения и части Приморской революционной армии и части, присланные на фронт Амурским революционным комитетом. Сделав несколько безуспешных попыток переправиться через Амур в районе Хабаровска, японские войска до октября 1920 г. ограничивались ведением разведки и периодически вели артиллерийский огонь по передовой позиции частей фронта.
Серьезное внимание Амурский революционный комитет уделял и Восточно-Забайкальскому фронту. В конце марта 1920 г. был образован его Военный совет в составе Д. С. Шилова (командующий войсками), М. Э. Дельвига, В. В. Лондо. Фронту из Благовещенска были отправлены бронепоезд и отряд пехоты и кавалерии численностью 1 тыс. человек, отдельный батальон пехоты и кавалерийский полк, 6 орудий и 2 пулеметные команды. Амурские части составили правое крыло Восточно-Забайкальского фронта.
Предприятия Амурской области перестраиваются на военный лад. Благовещенский механический завод и мастерские города производили ремонт оружия, изготавливали детали для орудий и пулеметов, снаряжали снаряды и патроны. В поселках Зея, Ульма, Суражевка и других оборудуются мастерские по ремонту винтовок, производству патронов. Налаживается массовый пошив обмундирования и снаряжения. Осенью 1920 г. бойцам фронта было направлено 20 тыс. комплектов обмундирования, 16 тыс. полушубков и 6 тыс. ватников .
По решению Дальбюро и командования НРА в мае 1920 г. войска Восточного Забайкалья и Амурской области объединяются в единый Амурский фронт. В его Военный совет вошли Д. С. Шилов (командующий), С. Г. Вележев, Я. П. Жигалин. В июне — сентябре того же года была проведена реорганизация всех войск, штабов и политорганов по единым штатам НРА. Из повстанческих частей Восточного Забайкалья и советских частей Амурской области формируется 2-я Амурская стрелковая дивизия (командир П. Н. Ведерников, военный комиссар И. М. Логинов). Части повстанческого кавалерийского корпуса реорганизуются в 1-ю Забайкальскую кавалерийскую дивизию (командир Я. Н. Коротаев, военный комиссар М. М. Максимов). При помощи моряков и трудящихся Благовещенска были вооружены пароходы «Труд», «Марк Варягин», «Карл Маркс», вспомогательные суда «Боткинский», «Муравьев-Амурский» и «Уссури». Они составили основу Красной Амурской флотилии. Командующим флотилией был назначен бывший боцман коммунист В. Я. Канюк.
В Благовещенске начали работу специальная учебная команда младших командиров и военно-инструкторская школа для командиров отдельных частей. Была организована школа агитаторов и пропагандистов. Областной военный комиссариат предпринял издание уставов и наставлений.
Политорганы и военные комиссары в партийно-политической работе главное внимание сосредоточили на укреплении воинской дисциплины и преодолении проявлений партизанщины. Они приняли участие в расстановке командных кадров. Многие партизанские командиры прошли переподготовку на краткосрочных фронтовых курсах. В частях и подразделениях было создано прочное партийное ядро и обеспечено партийное влияние на все стороны реорганизации войск и подготовки их к предстоящим боям. К октябрю 1920 г. во фронте насчитывалось 164 коммунистические ячейки, объединившие 2661 члена и кандидата в члены РКП (б).
Планомерно формировались части НРА в Западном Забайкалье. Они с самого начала создавались под непосредственным руководством ее Военного совета но образцу Красной Армии. Сохранялась преемственность как в организационной структуре и командных кадрах, так и в боевой технике и организации политической работы. В марте 1920 г. Военный совет ввел институт военных комиссаров, создал нолпторганы и организовал в частях коммунистические ячейки.
Одним из основных источников формирования войск Народнореволюционной армии ДВР в Забайкалье были кадры Восточно-Сибирской армии, в которой в феврале 1920 г. имелось 7 дивизий общей численностью 26 726 бойцов, 105 пулеметов и 14 орудий. В марте 1920 г. приказом земской власти Прибайкалья Восточно-Сибирская армия была преобразована в Прибайкальскую народно-революционную армию. Из рядов 5-й армии НРА получила много опытных командиров и политработников. Только из 30-й дивизии 5-й армии в ДВР было направлено 50 командиров и политработников.
В апреле — мае 1920 г. в Прибайкалье по штатам Красной Армии формируются 1-я и 2-я Иркутские стрелковые дивизии и кавалерийская бригада. Стрелковая дивизия имела до 10 тыс. человек, 60—80 пулеметов, 14—18 орудий и состояла из 2 бригад по 3 стрелковых полка, отдельного кавалерийского полка и 2-3 артиллерийских дивизионов.
Первые боевые операции Народно-революционной армии ДВР имели целью ликвидацию «читинской пробки» — сосредоточения сил белогвардейцев и интервентов на территории Центрального и частично Восточного и Юго-Восточного Забайкалья, разделявшего Западное Забайкалье и Амурскую области июля 1920 г. на станции Гонготта представители командования Народно-революционной армии и японских войск подписали соглашение о перемирии. Японское командование обязалось не участвовать в боевых действиях против ДВР и вывести свои войска из Забайкалья. Однако практически оно сделало это лишь в середине октября, вновь продемонстрировав свое лицемерие. Командование НРА использовало перемирие для реорганизации и усиления боевого состава войск, повышения уровня боевой подготовки и укрепления дисциплины.
Форма одежды народоармейцев отличалась от той, что носили бойцы Красной Армии. Они имели нарукавный знак (ромб), а на головном уборе — кокарду с изображением звезды, к которой были прикреплены кайло и якорь, символизирующие горную и рыбную промышленности края.
В конце сентября — начале октября 1920 г. семеновские части стали нарушать Гонготтское соглашение о перемирии, совершая нападения на заставы Народно-революционной армии. Они намеревались спровоцировать НРА на переход демаркационной линии и столкновение с японскими войсками. В этих условиях шансы мирной ликвидации «читинской пробки» были сведены к минимуму.
Задача подготовки и проведения третьей Читинской операции была возложена на войска Амурского фронта, которые ударом на Читу с востока должны были разгромить семеновско-каппелевские части. Ликвидация «читинской пробки» в октябре — ноябре 1920 г. — одна из крупных операций на Дальнем Востоке в годы граяеданской войны. На сопках Центрального Забайкалья и в даурских степях в течение месяца были разгромлены отборные, хорошо подготовленные и экипированные части забайкальской белогвардейщины. Войска Народно-революционной армии захватили 16 бронепоездов, около 100 орудий, до 150 пулеметов, 10 самолетов, огромное количество боеприпасов и другого военного имущества.
Двадцать восьмого октября в Чите под руководством члена правительства ДВР Ф. Н. Петрова открылась объединительная конференция областных правительств Дальнего Востока, на которой произошло фактическое объединение Западно-Забайкальской, Восточно-Забайкальской, Амурской, Приморской, Сахалинской областей и Камчатки в Дальневосточную республику. Местом пребывания правительства ДВР стал город Чита.
Двадцать девятого ноября 1920 г. приказом главнокомандующего войсками НРА Г. X. Эйхе вооруженные силы ДВР были разделены на две армии — 1юЗабайкальскую и 2-ю Амурскую. Этим актом завершилось фактическое объединение Народно-революционной армии Дальневосточной республики. В Забайкальскую армию вошли 1-я Читинская, 1-яВерхнеудинская и 3-я Амурская стрелковые, отдельная Забайкальская кавалерийская дивизии, Троицкосавская и Сретенская кавалерийские бригады; в Амурскую армию — Благовещенская стрелковая дивизия, Хабаровский и Благовещенский укрепленные районы, войска Приморской области, Сахалина и Камчатки. Общая численность личного состава НРА составляла около 100 тыс. человек.
Так в марте — октябре 1920 г. в сложных и трудных условиях была создана Народно-революционная армия ДВР. Руководство ЦК РКП (б), Дальбюро ЦК РКП (б) и всесторонняя помощь РСФСР были основой успеха становления и боевых действий НРА как неразрывной части Красной Армии
В 1921 г. в Дальневосточной республике была проведена реорганизация войск и органов управления. Этот процесс осуществлялся на основе решений VIII съезда Советов (декабрь 1920 г.) и X съезда РКП (б) (март 1921 г.), под знаком повышения политического и боевого уровня НРА и подготовки к предстоящим боям.
Основные направления и масштабы реорганизации НРА были определены на 1-й и 2-й Дальневосточных конференциях РКП (б) (ноябрь 1920 г., февраль 1921 г.) и на 2-й конференции военкомов НРА (февраль 1921 г.), проходивших под руководством Дальбюро ЦК РКП (б). Предстояло организованно завершить переход войск на казарменное положение, боевое и трудовое положение, начать планомерное строевое и политическое обучение и воспитание личного состава.
Для повышения боевой мощи и боеспособности НРА планировалось доукомплектование боевых частей личным составом, вооружением и техникой, укрепление пролетарского ядра командных кадров, сокращение штабов. Общее количество войск сокращалось в 1,4 раза, органов управления — в 2,2 раза. Из имеющихся 57 соединений и частей формировались 25 (2 бригады, 7 стрелковых и 5 кавалерийских полков, 9 артиллерийских батарей, 2 бронепоезда). Вместо 11 оперативных органов управления создавались единый штаб НРА, штабы Приамурского и Забайкальского военных округов (по штату штабов дивизий), отдельной стрелковой и кавалерийской бригад. Образовывались политотделы военных округов и бригад.
Реорганизация проводилась в условиях начавшейся демобилизации старших возрастов и сокращения общего количества личного состава армии, при остром недостатке материально-технических средств. В строевых частях находилось 27 350 человек, что составляло менее 30 процентов общего состава НРА. Некомплект личного состава во многих частях достигал 40 процентов. Не хватало преданных революции военных кадров. Среди командиров 35 процентов составляли бывшие офицеры царской армии. Особая нужда ощущалась в политработниках (в феврале 1921 г. некомплект политсостава в НРА составлял 528 человек, в том числе 187 военкомов и 200 политруков).
Большие трудности НРА переживала и в материально-техническом обеспечении. Серьезным тормозом на пути ее преобразования в регулярную армию являлось стремление сохранить партизанские порядки (выборность командиров, обсуждение планов боевых действий на собраниях бойцов и т. д.). Отрицательно сказывалось на ходе реорганизации отсутствие Военного совета НРА.
Несмотря на трудности, Амурская армия к началу года завершила передислокацию войск. Ее командование и штаб после окончания формирования в районе Нерчинска 20 декабря 1920 г. прибыли в Хабаровск. Приказом главкома НРА № 639 от 26 июля 1921 г. армия реорганизуется в Амурскую стрелковую дивизию, командиром которой одновременно командующим войсками Приамурского военного округа назначается А.Я.Лапин. Части дивизии располагались: 1-я бригада — в Нерчинске, 2-я — в Сретенске, 3-я — в Благовещенске и Хабаровске.
Войска Забайкальской армии находились в военных гарнизонах по линии железной дороги от станции Борзя до Верхнеудинска. К ноябрю 1921 г. создается Забайкальский военный округ.
ГЛАВА 4. БОЕВЫЕ ОПЕРАЦИИ НАРОДНО – РЕВОЛЮЦИОННОЙ АРМИИ ДАЛЬНЕВОСТОЧНОЙ РЕСПУБЛИКИ ПРОТИВ АНТИСОВЕТСКИХ СИЛ И ИНТЕРВЕНЦИИ В ПЕРИОД ВЕСНЫ 1920 Г. - 22 НОЯБРЯ 1922 Г.
Планомерная реорганизация НРА была сорвана переворотом белогвардейских частей в Приморье и началом вторжения войск барона Унгерна в Западное Забайкалье. Эта акция таила в себе реальную угрозу образования на Дальнем Востоке новых фронтов и могла привести к возобновлению гражданской войны, частичной или полной блокаду международным капиталом. Особая опасность состояла в том, что в ударную группировку белогвардейцев были включены военные формирования семеновцев и каппелевцев, которые тайно перебрасывались из Маньчжурии под прикрытие японских войск в район Гродеково и Владивостока — в «нейтральную зону», в которую войска НPA, строго выполнявшие русско-японское соглашение 1920 г., не имели доступа.
Двадцать четвертого мая 1921 г. каппелевские части захватили Никольск-Уссурийск, а отряд семеновцев - Спасск. 26 мая была свергнута Приморская областная земская управа и создано «Приамурское временное правительство» во главе с братьями С. Д. и Н. Д. Меркуловыми. В Южном Приморье к этому времени имелось 4200 штыков, 1770 сабель, 80 пулеметов, 12 орудий и стали именоваться «земской ратью».
Наибольшую опасность для ДВР имело сосредоточение под прикрытием японских войск регулярных антисоветских частей в Южном Приморье. Правительства ДВР и РСФСР заявили решительный протест против враждебных действий Японии, вследствие чего 28 мая 1921 г. Политбюро ЦК РКП (б) обсудило вопрос о положении в Дальбюро ЦК и наметило развернутую программу усиления вооруженных сил ДВР и ее обороноспособности.
По решению Политбюро ЦК РКП (б) в июне 1921 г. на пост главнокомандующего Народно-революционной армией и Военного министра ДВР Василий Константинович Блюхер. Г. X. Эйхе был отозван на другую ответственную работу. Вместе с Блюхером прибыло более 100 командиров и политработников. В ДВР для нужд НРА направляется необходимое количество военного имущества, вооружения и бронепоездов. Принимается решение о передаче в ее состав одной из сибирских дивизий.
Дальбюро и созданный Военный совет НРА развернули работу по подготовке армии к боевым действиям. Началось оперативное развертывание войск на приморском, забайкальском и амурском боевых участках. Организованно прошел призыв в армию более 10 тыс. допризывной молодежи и увольнение около 20 тыс. народоармейцев, выслуживших установленные сроки службы. Так, по состоянию на 1 августа в боевых частях НРА было более 30 тыс. бойцов. На их вооружении имелось свыше 35 тыс. винтовок, 519 пулеметов, 88 орудий, 9 бронепоездов, 6 танков, 115 автомобилей и 15 самолетов.
Из РСФСР прибыли телефонно-телеграфный дивизион, телефонно-строительная рота, отдельная полевая радиостанция. В Амурской военной флотилии, которая начала сосредоточение своих сил на зимовку в Благовещенске, находилось пять башенных и канонерских лодок, четыре вооруженных парохода.
Проведенные летом 1921 г. аттестация командного состава, перерегистрация членов РКП (б) и первая чистка рядов партии положительно сказались на укреплении командных и политических кадров в IIPA. В ее строй встали 74 красных командира и 169 военкомов — выпускников Центральной военно-политической школы НРА. К июлю 1921 г. укомплектованность политработниками в НРА достигает 87,9 процента.
Положительное влияние на идеологически-политической работе в войсках оказало укрепление материальной базы. Летом 1921 г. в НРА имелось 56 клубов, 103 стационарные и 201 передвижная библиотеки, 76 школ грамоты. В фонд библиотек в течение года из РСФСР поступило 203 390 книг и 1 800 тыс. агитационных материалов. За это время в НРА было издано 50868 тыс. книг и агитационных материалов, выпущено более 1 300 тыс. экземпляров военных газет «Боец и пахарь» и «Вперед».
В конце мая 1921 г. одновременно с мятежом во Владивостоке началось вторжение в пределы ДВР и Сибири с территории Внешней Монголии банд барона Унгерна, насчитывающих свыше 10 тыс. штыков и сабель. Главный удар Унгерн наносил на троицкосавско-селенгинском направлении и преследовал цель не только захватить, но и разрушить участок железной дороги в районе Байкала и прервать связь между ДВР и РСФСР. Против этих вражеских сил выступил экспедиционный корпус Красной Армии под командованием начальника и военного комиссара 35-й дивизии К. А. Неймана. В подчинение командира экспедиционного корпуса вошли 2-я Сретенская и 1-я Троицкосавская кавалерийские бригады и пограничный батальон НРА. Формирование экспедиционного корпуса началось до начала вторжения отрядов Унгерна по просьбе Временного народного правительства Монголии от 10 апреля 1921 г. для совместной борьбы с белогвардейцами.
В оборонительный период (май — июнь) части Красной Армии, НРА ДВР и монгольский отряд X. Чойбалсана отразили все попытки белогвардейцев прорваться к железной дороге по левому берегу реки Селенга. В районе Троицкосавска кавалерийский полк МНР А во главе с Д. Сухэ-Батором разгромил крупный антисоветский отряд, двигавшийся в обход Кяхты и Троицкосавска.
В наступательный период (июнь — август) части экспедиционного корпуса (7600 штыков, 2500 сабель, 20 орудий, 2 бронеавтомобиля, 4 самолета) во взаимодействии с кавалерийскими бригадами НРА и цириками МНРА под командованием Сухэ-Батора перешли в наступление освободили Ургу (ныне Улан-Батор).
Сам барон Унгерн 22 августа 1921 г. был взят в плен и по приговору революционного трибунала расстрелян в Новониколаевске (ныне Новосибирск).
Через некоторое время центр боевых событий перекинулся в Приморье и Приамурье. После контрреволюционного «меркуловского» переворота во Владивостоке белогвардейцы в ноябре 1921 г. провели крупные карательные операции против партизан в бухте Ольга и в Сучанской долине. Активную помощь им оказывало японское командование, передавшее белогвардейцам 3200 винтовок, 24 пулемета, большое количество орудий и боеприпасов.
Тридцатого ноября 1921 г. 3-й каппелевский корпус генерала Молчанова и 2-й корпус генерала Смолина (10 полков, 2 бригады и бронепоезд, всего 4111 штыков и 1195 сабель) перешли 30-километровую нейтральную зону и повели наступление на Хабаровск по линии железной дороги против войск Приамурского военного округа (1200 штыков и 280 сабель). Главные силы НРА располагались в Забайкалье.
Имея превосходство в силах, ударная группировка противника овладела станциями Иман, Викин. Враг стремился вторгнуться в пределы Приамурской области, захватить Хабаровск и открыть себе путь на Читу.
На подступах к Хабаровску оборону занял Коммунистический отряд и прибывший из Читы Особый Амурский полк. Коммунистический отряд коммунистов и комсомольцев, занявших оборону у станицы Казакевичево. В ходе боя более половины отряда погибло на боевых позициях, 28 раненых подверглись пытками и были расстреляны. Двадцать первого декабря 1921 г. части Народно-революционной армии оставили Хабаровск.
Для руководства боевыми действиями были созданы командование и штаб фронта. Дальбюро ЦК РКП (б) утвердило его Военный совет в составе С. М. Серышева (командующий), П. П. Постышева и Б. М. Мельникова. Войска Приамурского округа и Особый Амурский полк объединились в Сводную стрелковую бригаду и отошли к станции Ин.
Разгром врага, обладавшего многократным перевесом в людях и вооружении, по первоначальному плану предусматривалось осуществить на рубеже реки Архара, сосредоточив здесь к 10 января 1922 г. основные силы НРА. Войска Приамурского военного округа, усиленные Особым Амурским полком, должны были активными действиями наносить урон противнику на захваченном ими плацдарме на левом берегу р.Амур, а в случае сильного нажима врага отходить по линии железной дороги, взрывая мосты.
28 декабря 1921 г. на Восточном фронте при станции Ин, наступавшего противника встретили огнем батальоны 5-го и 6-го полков Сводной стрелковой бригады, прочно укрепившие свою оборону за железнодорожной насыпью. Их действия поддерживал огнем бронепоезд № 8. Наступление было отбито. Враг начал отходить, оставив на поле боя до 300 чел. убитыми и ранеными.
Развернувшиеся в начале января активные боевые действия изменили оперативную обстановку, дав частям НРА реальную возможность разгромить войска генерала Молчанова на левом берегу Амура — в районе Волочаевки.
Дальбюро ЦК РКП (б) и военное командование Дальневосточной республики принимали все меры, чтобы подготовиться к решающим боям. Успешно проводится мобилизация шести возрастов на территории Приамурского и четырех возрастов на территории Забайкальского военных округов. В НРА были призваны 8063 человека. Оперативные резервы начали своевременно перегруппировку в прифронтовую полосу.
Рабочие и крестьяне Дальнего Востока и Забайкалья помогали армии. Железнодорожники организовали работу, но ремонту паровозов и вагонов. Шахтеры Кивдинских копей передали НРА 250 пудов угля. Рабочие Верхнеудинского завода в течение шести дней изготовили 1 тыс. комплектов железнодорожных печей. По призыву Дальбюро ЦК РКП (б) повсеместно начался сбор материальных и денежных ценностей в фонд помощи фронту. Трудящиеся прислали своим защитникам 2 тыс. полушубков, 1,5 тыс. телогреек, 4 тыс. фуфаек, 2 тыс. рукавиц. При 40-градуспом морозе они были особенно необходимы бойцам. Только в ходе недели помощи фронту, начавшейся 5 февраля 1922 г., было собрано продуктов, одежды и различных ценностей на сумму 71 649 рублей золотом. На фронт для бойцов прибыло 13 вагонов подарков.
На станции Ин 8 января завершил сосредоточение Троицкосавский кавалерийский полк. С 10 по 31 января на участке станций Бира и Ин выгрузились эшелоны Читинской стрелковой бригады.
Военные советы НРА и Восточного фронта, политорганы и военные комиссары довели до личного состава задачи в предстоящих боях, необходимость разгрома врага под Волочаевкой и выхода Народно-революционной армии в Южное Приморье до наступления весны. В ротах, батареях и бронепоездах перед наступлением был зачитан приказ Военного совета НРА № 45, освещавший задачи войск НРА.
Смотром готовности сил явился парад войск на станции Ин 31 января 1922 г. Полностью укомплектованные личным составом и оружием Особый Амурский, 6-й стрелковый полки и пластунский отряд Сводной стрелковой бригады, 1-й и 2-й стрелковые полки Читинской стрелковой бригады, артиллерийские подразделения прошли церемониальным маршем.
К началу штурма Волочаевских укреплений противника состав и дислокация противостоящих сил были таковы. В начале февраля на Восточном фронте сосредоточилась Сводная стрелковая бригада под командованием Я. 3. Покуса. В нее входили 5-й, 6-й и Особый Амурский стрелковые полки, 4-й кавалерийский полк, полк И. П. Шевчука и пластунский батальон Ф. М. Петрова-Тетерина, 4 артиллерийские батареи и Забайкальскую группу войск Всего НРА имела на Восточном фронте 6300 штыков, 1300 сабель, 144 пулемета, 30 орудий, 3 бронепоезда и 2 танка.
Общая численность войск противника составляла 7500 штыков и сабель, 95 пулеметов, 11 орудий, 3 бронепоезда. Их главные силы были сосредоточены в Волочаевке, а сильные передовые отряды и заслоны — в Ольгохте, Нижне-Спасском и Архангельском. Резервы противника находились в Николаевке, Покровке и Владимировке. Стратегический резерв (кавалерийская дивизия генерала Савицкого—1100 сабель) занимал станцию Верино.
Получив отпор у станции Ин, белогвардейская армия принялась поспешно укреплять район Волочаевки как базу обороны и плацдарм на берегу Амура для летнего наступления.
Оборонительные позиции врага в Волочаевке простирались на 17 км с севера на юг от р. Тунгуски до р. Амур. Это были окопы, блиндажи, ходы сообщения, перед которыми в несколько рядов тянулись проволочные заграждения. За проволокой белые соорудили валы из мешков с песком, покрытых снегом и облитых затем водой в 40-градусный мороз.
Командование Народно-революционной армии понимало, что бой под Волочаевкой будет решающим. Ударом Сводной стрелковой бригады с фронта, в полосе железной дороги, разбить противника на волочаевских позициях. Одновременно Забайкальской группе предстояло нанести удар по левому флангу врага в направлении на Верхне-Спасское и Нижне-Спасское и выйти в его тыл, отрезав белым путь отступления в Приморье.
Четвертого февраля ночью 2-й полк Читинской стрелковой бригады и 3-я артиллерийская батарея войск НРА атаковали врага и к полудню выбили его из Ольгохты. Пытаясь вернуть разъезд, генерал В.М. Молчанов бросил сюда подкрепление и бронепоезд, но безуспешно.
Восьмого февраля части Сводной стрелковой бригады двинулись на исходные позиции для штурма Волочаевки. Забайкальская группа начала обходное движение к р. Амур. Когда полки Сводной бригады заканчивали сосредоточение для штурма, у д. Архангеловка завязала бой группа Ф. М. Петрова-Тетерина и И. П. Шевчука.
На рассвете 10 февраля Сводная стрелковая бригада перешла в наступление. Ее 6-й полк действовал южнее железной дороги. Один батальон Амурского полка, наступавшего в центре, продвигался с 2-мя танками вдоль железнодорожного полотна, 5-й стрелковый и 4-й кавалерийский полки, совершив обход по глубокому снегу, атаковали Волочаевку с севера. Но продвинуться дальше проволочных заграждений им не удалось, так как атакующие цепи оказались без поддержки артиллерии, отставшей почти на 5 км. Вышли из строя и оба танка. Поскольку не были еще восстановлены мосты, к Волочаевке не могли подойти бронепоезда.
Не удалась атака Волочаевки и 11 февраля. В ночь на 12 февраля командование Народно-революционной армии произвело некоторую перегруппировку войск, подтянуло артиллерию. Напряженными усилиями ремонтники восстановили мосты, и к стрелковым частям подошли бронепоезда № 8 и 9. Из батальона 6-го полка, Сводного кавалерийского эскадрона и одной батареи двухорудийного состава Особого Амурского полка была сформирована обходная группа, перед которой стояла задача под покровом темноты обойти Волочаевку с юга, уничтожить железнодорожные мосты в тылу врага и нанести по нему удар с этого направления.
Перегруппировал свои силы и противник. Опасаясь выхода в тыл войск Забайкальской группы, генерал Молчанов бросил из Дежневки на Нижне-Спасское резервную Поволжскую бригаду. С ней столкнулась обходная группа Сводной бригады, одержавшая победу в бою.
В 7 часов 12 февраля прогремели 3 орудийных выстрела с бронепоезда № 9, положив начало артподготовке. В 8 часов части Народно-революционной армии пошли на штурм. Главный удар наносили 6-й и 3-й Читинский стрелковые полки. Разорвав проволочные заграждения, передовые цепи прорвались к окопам противника.
В11 часов 30 минут 12 февраля 1922 г. волочаевские укрепленные позиции были взяты. В ожесточенных трехдневных боях в войсках Восточного фронта было убито 128, ранено 800 и обморожено 200 чел. Противник потерял убитыми 400, ранеными 700 чел.
За героизм, проявленный в этом сражении, орденом Красного Знамени были награждены 6-й стрелковый полк, переименованный впоследствии в 4-й Краснознаменный Волочаевский полк, бронепоезд № 8, 3-я батарея. Команда бронепоезда получила серебряный кубок с надписью «За удержание станции Ин в наших руках». А на серебряном кубке, врученном 3-й батарее, значилось: «За беспримерную и лихую работу в почь с 7 на 8 февраля 1922 года под разъездом Ольгохта». За особую храбрость и находчивость, проявленные в зимних боях в районе Ина, Ольгохты, Волочаевки, ордена Красного Знамени были удостоены многие командиры, комиссары и бойцы Восточного фронта.
Наступление войск Народно-революционной армии успешно продолжалось. Двенадцатого февраля был освобожден г.Хабаровск, а уже 27—28 февраля 1922 г. белогвардейские части были разбиты на укрепленных позициях в районе Бикина, Васильевки и отступили по линии железной дороги в Приморье, под прикрытие японских оккупационных войск. К 30 марта были заняты Иман, станция Шмаковка, ряд других населенных пунктов. Впереди был Спасск, в котором находились японские войска.
Командование Восточного фронта 2 апреля 1922 г. направило в Спасск к японскому командованию уполномоченного с письменным заявлением о своих действиях только против войск белогвардейцев. Начальник штаба японских войск в г.Спасске передал уполномоченному НРА Н. С. Лебедеву, что японское командование будет соблюдать договор от 29 апреля 1920 г. о нейтральной зоне.
Тем не менее, интервенты предпринимают последние попытки спасти остатки контрреволюции на юге Приморья. По их указке Земский собор 22 июля 1922 г. избирает монархиста генерала М. К. Дитерихса«правителем Приамурского земского края» и воеводой «земской рати», предписав ему начать наступление, рассчитывая оказать этим давление на делегацию РСФСР и ДВР на начавшейся 4 сентября 1922 г. Чанчуньской конференции.
Шестого сентября белогвардейские войска численностью до 1 тыс. штыков и 250 сабель потеснили части прикрытия и заняли станцию Шмаковка. Однако выдвинувшимися в район боев войсками НРА противник был выбит с захваченных позиций и 14 сентября снова отошел к разъезду Краевский. Безуспешной и попытка провести карательные операции против партизан в Приханкайском и Анучинском районах.
Временный перерыв в боевых действиях командование НРА использовало для перевода войск на штаты Красной Армии, принятые для мирного времени, и подготовки к завершающим боям гражданской войны. Восточный фронт ликвидируется. Из войск, находящихся в прифронтовой полосе, формируется 2-я Приамурская стрелковая дивизия и Дальневосточная кавалерийская бригада. В Забайкалье на базе 104-й стрелковой бригады развертывается 1-я Забайкальская стрелковая дивизия. На командиров дивизий были возложены обязанности командующих войсками Приамурского и Забайкальского военных округов. Им были подчинены пограничные и территориальные войска.
В связи с отзывом В. К. Блюхера в Ленинградский военный округ главнокомандующим Народно-революционной армией и военным министром ДВР назначается Иероним Петрович Уборевич.
В НРА проводятся важные организационные кампании: очередное увольнение и призыв в армию, выборы в Народное собрание ДВР, неделя укрепления партийных организаций, двухмесячник по борьбе с неграмотностью, принятие военной присяги, двухнедельник состояния армии, развитие красного шефства и др.
В боевой и политической подготовке успешно внедряются формы и методы обучения и воспитания, сложившиеся в Красной Армии. Центр партийно-политической работы переносится в роту, эскадрон, батарею. 1 октября 1922 г. был повсеместно введен политчас как основная форма политического воспитания народоармейцев. Пятнадцатого июля 1920 г. в НРА завершилась чистка партии, оставив на 1 октября в 200 партячейках 2625 членов и кандидатов в члены РКП (б).
Общее количество войск НРА достигло 42 479 человек. Более половины из них находились в строевых частях. Красные командиры составили 32 процента. Боевая готовность НРА к действиям по окончательному разгрому противника в Южном Приморье была высокой.
Учитывая важное положение Спасска для обороны Приморья и охраны своих коммуникаций от партизан, японцы еще в 1921 г. создали здесь сильные укрепления. Город окружали 7 фортов долговременного типа. Между ними проходили глубокие окопы с блиндажами, прикрытые колючей проволокой в 3—5 рядов кольев. Подходы к укреплениям были пристреляны, в случае необходимости артиллерийский и пулеметный огонь со всех фортов мог быть сосредоточен на любом участке.
К выполнению боевой задачи по взятию Спасска со стороны НРА привлекались 2-я Приамурская стрелковая дивизия, Отдельная Дальневосточная кавалерийская бригада, дивизион бронепоездов и ряд специальных подразделений — всего около 8 тыс. штыков и сабель, 288 пулеметов, 22 орудия, 2 бронепоезда. Кроме того, в помощь им по железной дороге и на кораблях Амурской военной флотилии из района Хабаровска перебрасывался резерв фронта — 1-я Забайкальская стрелковая дивизия (около 5 тыс. штыков и сабель, 143 пулемета, 18 ору дий).
Белогвардейские войска «земской рати» имели около 12 800 штыков, 2700 сабель, 750 пулеметов, 32 орудия, 4 бронепоезда и 11 самолетов. Спасский укрепленный район обороняла Поволжская группа из трех полков под командованием битого под Волочаевкой генерала Молчанова (1800 штыков, 700 сабель, 28 пулеметов, 9 орудий).
Для штурма спасских укреплений войска ударной группы были разделены на две колонны. Правой, под командованием Я. 3. Покуса, предстояло действовать вдоль железной дороги с севера и северо-запада. Задачей левой колонны, руководимой заместителем командира дивизии С. С. Вострецовым, являлось нанесение удара с северо-востока. Для обхода спасских укреплений с юго-востока направлялась Отдельная Дальневосточная кавалерийская бригада. Часть белогвардейских сил должны были отвлечь на себя партизанские отряды.
Утром 8 октября 1922 г. войска Народно-революционной армии начали штурм спасских укреплений. 6-й Хабаровский полк из правой колонны сбил передовые подразделения врага и занял северо-восточную окраину Спасска, завязнув там в тяжелых боях. На участке левой колонны бойцы 5-го Амурского полка, пытавшиеся пробиться через проволочные заграждения между фортами № 2 и 3, также не достигли успеха. Находясь в надежных укрытиях, враг всюду встречал штурмующие цепи частым ружейно-пулеметным огнем и картечью.
К 8 октября, командование Народно-революционной армии решило сосредоточить на одном участке больше артиллерии, разрушить укрепления врага и совершить прорыв. Вскоре 20 орудий обрушили огонь по противнику, оборонявшему форт № 3. После артподготовки на штурм форта двинулись роты 5-го Амурского полка, не достигнув успеха, понеся значительные потери Ценой значительных усилий к 23 часам форт № 3 был взят. В укрепленных позициях противника образовалась брешь. Ночью противник трижды пытались вернуть утерянный рубеж, но все их атаки были отбиты.
Весть об этом успехе вызвала подъем в частях. Стянув к форту № 3 все орудия, Я. 3. Покус приказал утром 9 октября после артиллерийской подготовки начать решительный штурм остальных фортов. Однако первая атака народоармейцев была отбита. В ходе второй атаки взрывами снарядов во были порваны и смяты ряды колючей проволоки. Замолкли некоторые огневые точки врага.
В 10 часов народоармейцы снова пошли на штурм. На участке левой колонны Троицкосавский кавалерийский полк и курсанты дивизионной школы младших командиров прорвались юго-восточнее г. Спасска и развернули наступление на железную дорогу. 6-й Хабаровский полк после ожесточенного боя овладел фортом № 1 и оттеснил противника к южной окраине города. Разведчики 6-го полка и рота 1-го батальона 5-го полка совместным ударом выбили белых из форта № 2. Потеряв к полудню 9 октября 5 фортов, противник, опасаясь окружения, вывел части из города. В боях под Спасском «земская рать» потеряла более 1 тыс. солдат и офицеров, две батареи, бронепоезд.
В 1921—1922 гг. в Южном Приморье и других районах Дальнего Востока, захваченных белогвардейцами и японскими войсками, продолжалась партизанская борьба. Для нее была характерна высокая согласованность действий партизан и войск Восточного (Хабаровского) фронта. На основе постановления Дальбюро ЦК РКП (б) от 6 июня 1921 г. «О партизанских действиях в Приморье» в партизанских районах были созданы Военный совет партизанских отрядов Приморской области и единый штаб партизанских отрядов, туда были направлены опытные командно-политические кадры. Народоармейцы влились в партизанские отряды.
Централизация управления, постоянная помощь опытными кадрами, вооружением и боеприпасами, ненависть трудящихся к белогвардейцам и японским оккупантам позволили партизанским отрядам активизировать свои действия непосредственно в зоне расположения войск противника. Они вели разведку, нападали на железнодорожные и водные коммуникации врага. Только, например, в марте 1921 г. партизаны осуществили успешные налеты на станцию Иман, село Анучино, разъезд 26-я верста вблизи Владивостока, захватили белогвардейскую шхуну «Михаил». 24 апреля 1922 г. на перегоне Мучная — Манзовка они пустили под откос японский воинский эшелон.
В течение второй половины 1922 г. партизаны Приморья, численность которых к октябрю достигла 3900 человек, истребили 1300 солдат и офицеров противника, 600 ранили и 200 взяли в плен. За это же время они совершили 68 крупных налетов на железную дорогу, пустили под откос 2 бронепоезда, 8 тов.арно-пассажирских поездов, захватили 4 пулемета, 364 винтовки, 113 гранат, 25 ящиков с патронами.
После поражения под Спасском антисоветские силы пытались остановить наступление НРА в районе с. Монастырище, где они сосредоточили все свои силы. 13—14 октября 1922 г. войска Народно-революционной армии и партизаны Приморья в упорных боях нанесли окончательное поражение врагу.
В ходе сражения генерал Дитерихс предпринял попытку нанести контрудар с запада, во фланг наступающим частям НРА. Главком НРА Уборевич разгадал этот план и своевременно выдвинул на правое крыло Отдельную Дальневосточную кавалерийскую бригаду и 1-ю Забайкальскую дивизию. Контрударная группа генерала Смолина не смогла добиться своей цели. Попытки врага ударить в тыл 1-й Забайкальской дивизии, наступавшей на Вознесенское, также не имели успеха.
После разгрома «земской рати» под селами Вознесенское и Монастырище Народно-революционная армия продолжала преследование противника по двум направлениям: в сторону Гродеково и г. Владивостока. 15 октября Дальневосточная кавбригада заняла станцию Голенки, 2-я Приамурская дивизия — г. Никольск-Уссурийск, а 1-я Забайкальская дивизия 16 октября овладела станцией Гродеково. Двадцать пятого октября Народно-революционная армия вступила во Владивосток.
Храбрость и мужество командиров и бойцов Народно-революционной армии были высоко оценены. Только за подвиги в последних боях орденами было награждено более 350 человек.
Преаидиум ВЦИК 16 ноября 1922 г. объявил Дальний Восток нераздельной частью Советской России и распространил на его территорию законы РСФСР. Просуществовав более двух лет, Дальневосточная республика выполнила поставленные перед ней задачи.
Орудием ее вооруженной защиты Дальневосточной республики являлась Народно-революцпонная армия. Двадцать первого ноября 1922 г. приказом по войскам Сибири НРА была переименована в 5-ю Краснознаменную армию.
С разгромом противника в Приморье, Приамурье, Забайкалье боевая деятельность армии на Дальнем Востоке еще не улеглась. Предстояло освобождение от интервентов и белогвардейцев отдаленных северных районов края. Эта задача была возложена на войска Приморского корпуса 5-й Краснознаменной армии. В конце 1922 г. Камчатка стала советской. И лишь к середине следующего года завершилась ликвидация отрядов Пепеляева на Охотском побережье.
Особенность решения этих в целом небольших по масштабам задач состояла в том, что все они были связаны с необходимостью подготовки и снаряжения специальных экспедиционных отрядов, которым предстояло самостоятельно действовать в труднодоступных, слабо населенных и освоенных районах, порою удаленных от баз снабжения на тысячи километров. Тем не менее, данные задачи были успешно выполнены.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
В сложившейся к периоду Гражданской войны 1918-1922 гг. системе международных взаимоотношений на Дальнем Востоке образовался комплекс угроз для экономической, политической и военной безопасности данного региона, что потребовало от власти большевиков создания военной структуры, способной успешно защищать государственные интересы в дальневосточном регионе. Создание Народно-революционной армии было направлено на защиту дальневосточных границ.
Созданная структура претерпевала неоднократное реформирование в силу складывавшейся в реальности военно-политической ситуации.
Результаты исследования позволяют сделать вывод о том, что Народно – революционная армия сыграла значительную роль в обеспечении безопасности и неприкосновенности дальневосточных рубежей.
В ходе исследования деятельности Народно-революционной армии ДВР автором были успешно и в полном объеме реализованы задачи исследования, а именно:
- исследована деятельность Народно-Революционной армии Дальневосточной Республики в качестве сдерживающего фактора против провокационных и милитаристских действий иностранных военных контингентов, а так же контрреволюционных Советской власти элементов в период 1918 – 1922 гг.
Изучен процесс формирования и состояние Народно-Революционной армии Дальневосточной Республики к началу интервенции иностранных держав на Дальнем Востоке;
Освещены задачи, решаемые Народно-Революционной армией Дальневосточной Республики в период 1918 – 1922 гг.;
Показан вклад Народно-Революционной армии Дальневосточной Республики в борьбу с иностранной интервенцией и контрреволюционных Советской власти элементов.
СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ
Опубликованные документальные материалы.
Пограничные войска СССР (1918-1928 гг.). Сб. док. М., 1973;
Газеты
2.2 Дальневосточный пограничник. Региональная газета Пограничной службы ФСБ России. - Хабаровск, 2009.
Монографии.
Владимир Ильич Ленин: Биография. – М.: Политиздат, 1981. – 770с.
Вопросы истории Дальнего Востока. Сборник статей. – Хабаровск: Хабаровский государственный педагогический университет, 1972. – 240с.
Время и события: календарь-справочник по Дальневосточному федеральному округу на 2008 г. – Хабаровск: ДВГНБ, 2007. – 399с.
Города Хабаровского края. – Хабаровск: Книжное издательство, 1972. – 464с.
Дальневосточный пограничный: Очерк истории Краснознаменного Дальневосточного пограничного округа. – Хабаровск: Книжное изд-во, 1983. –288с.
Дубинина, Н. Дальний Восток и советско-японские отношения в 20-е годы XX века // Дальний Восток. Российский литературный журнал. - № 3, май 2009. – С.172 – 180.
Завалишин, А.Ю. История Дальнего Востока России в новое и новейшее время (середина XVII – XX век): Учебное пособие для 8 – 9 классов общеобразовательных учреждений /А.Ю. Завалишин. – Хабаровск: Издательский дом «Частная коллекция», 1999. – 288с.
Из истории Гражданской войны на Дальнем Востоке (1918 – 1922 гг.): Сборник научных статей. Выпуск четвертый. – Хабаровск: Краевой краеведческий музей им. Н.И.Гродекова, 2004. – 216с.
История Сибири. Т. 4 – Л., 1968 . – С.167.
Календарь памятных дат и событий отечественной военной истории. – М.: изд-во «Армпресс», 2007. – 800с.
Край далекий наш, но родной (судьба дальневосточных территорий): материалы студенческой научно-практической конференции. – Хабаровск, 2005. – 176с.
Краснознаменный Дальневосточный: История Краснознаменного Дальневосточного военного округа, 3-е издание, испр. и доп. – М.: Воениздат, 1985. – 348 с.
Ленин, В.И. Полное собрание сочинений. Т.12 / В.И.Ленин. – С. 228.
Мальцев, Е.Е. Партия и армия / Е.Е.Мальцев, А.А.Бабаков, П.А.Жилин . – М.: Политиздат, 1980. – 414с.
Семенов, Г.М. О себе Воспоминания, мысли и выводы. М., 2002;
Советские Вооруженные Силы. Вопросы и ответы. Страницы истории. – М.: Политиздат, 1987. – 416 с.
Филонов, А.М. Три ипостаси Якова Дьяченко: Из истории освоения Приамурья и Приморья / А.М.Филонов. – Хабаровск: Издательский дом «Приамурские ведомости», 2009. – 200с.
Фортунатов, В.В. Отечественная история. Учебное пособие для гуманитарных вузов / В.В.Фортунатов. – СПб: Питер, 2009. – 352с.
Ципкин, Ю.Н. Хабаровск в годы Гражданской войны //История и культура Приамурья: научно-практический журнал. - № 2 (4) 2008. – С.86 – 105.
Янгузов, З. Забвенья нет / З.Янгузов. – Хабаровск: Книжное издательство, 1990. – 336 с.
Интернет-ресурсы
http://www.biografia.ru - [Таежные походы. Сборник эпизодов из истории Гражданской войны на Дальнем Востоке / под. ред. М. Горького, П. Постышева, И. Минца Изд-во "История гражданской войны", М., 1935 г. ]
http://bse.sci-lib.com – [Большая советская энциклопедия];
http://dic.academic.ru – [Большая Россияская энциклопедия];

Приложенные файлы

  • docx 7466728
    Размер файла: 174 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий