Гномы. Поход (для редактирования)


Глава 1
ЭДИЛИЯ
Э
дилия – райский край гномов. Природа этой страны воистину невообразимо прекрасна. Взять только зверей. Медведи – самые первые жители этих краёв. Они живут буквально в каждом леске, перелеске, иногда дело даже доходит до задних дворов гномов-средняков.Этот край богат оленями и пушниной, кабанами и зайцами, кровожадными волками и хитрыми лисами.
А растения там всех видов, какие только душе угодны: от гигантских дубов до неприметных кустарничков хризантем.
Реки в этой стране всего две (не считая ручьёв): Эо и Дило. Они берут истоки на двух разных концах системы Северных гор, а кончаются, когда они соединяются в одну величайшую реку Гару, перед этим обогнув гигантский лес Междуречья – это второе название Эдилии.
В общем, этот край и располагался в этом дремучем месте. Без проводника туда идти очень рисково, так как набрести на берлогу или болото, или того хуже – в место, которое околдовано чарами фей, – никто не хочет. Если войти туда, то выбраться почти невозможно. Эти уродливые создания настолько кровожадны, что едят свою добычу живьём.
Гномы – очень организованный народ. Их общество разделено на типы, группы, классы.
Типа всего два: средняки и вышаки. Средняки – простые жители без всяких привилегий, а вот вышаки относятся к богачам, занимающих высокие должности при дворе короля.
Групп у средняков две: работяги и головодумы. Ну, названия говорят сами за себя, но мы всё же расскажем о них.
Работяги делились на пять классов: стряпальщики – это те, кто жили на единственном большом поле, где они и производили продукты, конечно, конвейеров и консервов у них не было, но еда была изумительна. Так же там жили пивовары и мёдоделы, чьи напитки славились на весь мир.
Рудокопы – мастера добычи драгоценных металлов и камней, самых прочных горных пород, иногда эти творцы выливали такие сплавы, что если сделать из него кольчугу она выдержит удар большой секиры и даже не испортит свой вид царапиной.
Мастера – это кузнецы, ювелиры, портные и все вроде этих, которые могут выполнить любую прихоть, конечно, за приличную плату, но у гномов добра навалом, поэтому чаще всего заказчиками становятся люди или эльфы. Это самые большие гномы всего мира, достигающие почти одного с половиной метра. Некоторые кузнецы так куют свои творения, что после этого эти вещи становятся, как бы, магическими, принося удачу своему владельцу. Портные шили бесподобные наряды изо льна.
Торговцы – гномы, которые любят озолотить карманы при любых обстоятельствах, с ними надо вести себя осторожно, так как эти хитрюги могут обобрать до нитки, и глазом не моргнув. А, в общем, это перекупщики, ну, что там купи у какого-нибудь работяги что-то дешёвое и продай какому-нибудь отзывчивому человеку или эльфу за приличную цену, конечно.
Строители – весь свет знает, что гномы шарят в строительстве, возводят огромные крепости, копают подземные королевства, воздвигают неприступные стены. Туда же относятся и архитекторы, которые с малейшей точностью проектируют всё перечисленное. В общем, без них в Эдилии, как без рук, в общем, как и без других классов.
Так, с работягами закончили, расскажем теперь о головодумах. Кстати, тоже говорящее название. В отличие от работяг они больше всего предпочитают мыслить.
Первые – это коротышки, название которых происходит из-за их роста, не превышающего метра. Это были любители разных механизмов, тайничков, и, конечно же, заводных игрушек – у каждого механика было свыше сотни таких штуковин. Они так же делали оружие, не мечи и топоры, нет, а всевозможные крюки-захваты и многое-многое другое, где есть механизмы.
Писатели – очень замкнутые гномы, но шедевры выдают такие, что аж душа трепещет от одних только описаний здешних мест, а уж если они романы пишут, то вся женская половина населения Междуречья так плачет, что никак и ничем не успокоишь, хоть в шута переоденься и прыгай перед ними, корча при этом рожи. Пишут эти творцы обо всём: и о рыцарях, и о рабочих, и о животных, и даже летописи, а песни сочиняют душевные и весёлые, для войны и для мира.
Учёные проводят всю свою жизнь в наблюдениях и исследованиях, некоторым удаётся даже открыть новые виды трав, новые звёзды и тому подобное. Гномам не очень это интересно, но всё же…
Барды – пожалуй, самые нудные и невыносимые гномы, их песни не имеют рифмы и ритма, они просто что-то там тренькают на своих балалайках, да что там говорить, у них отродясь не было слуха, но сами утверждали, что узколобым гномам их не понять.
Теперь расскажем о вышаках. Они делятся на глав и свиту. Главы, разумеется, должны что-то возглавлять.
Король – это король, сидит на троне, всеми командует, так сказать, осуществляет общее руководство.
Лорды – возглавляют строительства, посевы и так далее.
Наместников всего пять, в принципе, сколько и областей с крупными городами. Они смотрят как идут дела у лордов и докладывают обстановку королю.
Пришло время рассказать о свите.
Воины – бесстрашные гномы, не знающие пощады, их толстые латы не пробивали стрелы, а оружие не ведало отдыха. Если они затеют драку, то лучше не вмешиваться, а то и тебе надают таких тумаков, что сидеть расхочется. Едят они, впрочем, как и все гномы: за семерых – и в свою очередь делятся на множество классов.
Советники – мы бы сказали советчики – просто занимают высокую должность и особого ничего не делают: всегда отвечай королю, да и всё.
И, кстати, вот ещё что… Многие жители Междуречья относились сразу к нескольким классам – разумеется это личный выбор каждого уважающего себя гнома: например, гном мог родиться в касте головодумов, а в будущем мог либо остаться головодумом и продолжать заниматься разработкой всяческих механизмов, либо ещё (дополнительно, так сказать) мог стать каким-нибудь военным, ну, или продолжать продвигаться по службе.
В Эдилии пять городов. Центральный – это Аз-город, он славится своими рынками и башнями с изумрудно-сапфировыми крышами. К нему относится самая маленькая область. Она составляет только город, но город настолько большой, что его провозгласили участом. Там заседал сам король.
Второй участ – Северо-западный с Титан-городом – славился рудокопами.
Третий – Северо-восточный – славился мастерами. Кстати, город там был Вартаг, рядом с которым и жили наши герои.
Четвёртый – Юго-западный, где росли поля и жили стряпольщики, конечно, основной массой. Там был город Торбат.
Ну, и пятый – Юго-восточный с городом Аландор, где жили почти все головодумы.
Вы не думайте, что все гномы жили в городах, нет, в Междуречье великое множество деревень и посёлков…
Глава 2
ДВА ДРУГА
И
тут, дорогой читатель, появляемся мы – маленькие, волосатые, дурно пахнущие, но трудолюбивые гномы: Арнер – из касты коротышек и Эор – из касты мастеров. С раннего детства Арнер любил мастерить различные механизмы. Сначала это были маленькие бесполезные безделушки, но потом со временем они превратились в грандиозные изобретения, которые нашли свои применения в различных сферах гномьей жизни.
Что касается Эора, то он кузнечного молота с детства из рук не выпускал, иногда бывало, что мать заставала маленького кузнеца, спящего с ним в обнимку. Кузнечный молот был для него не только игрушкой. Он стал помощником в его не лёгком труде.
Юного кузнеца с малолетства тянула мания ковки. Заходя в кузницу своего отца, он просто-напросто погружался всем своим сознанием в ковку и когда создавал свои изделия, его никто и ни что не могло остановить, даже, если нагрянут тёмные силы, от своей работы он ни на секунду не отвлечётся. Эта отличительная особенность и помогла стать ему самым искусным кузнецом своего класса. Даже сам король просил его выковать ему оружие.
И вот, в один прекрасный день, судьбы этих двух выдающихся гномов тесно сплелись. В небольшой деревушке Бробево, которая находилась неподалёку от Вартага, Эор, как, впрочем, и всегда, что-то мастерил в своей кузнице.
В это же время, неподалёку от дома Эора, проживал старый мастер механизмов Арнер. Как всегда, запершись в своём доме, он кропотливо работал над очередным проектом. На этот раз это была его трость. Как вы уже поняли, Арнер уже был не молод. Ему недавно стукнуло девяносто девять лет, поэтому ходить без трости было весьма трудно.
Что сложного?.. Трость как трость, но для этого старичка иметь обычную трость было не интересно. И он четыре дня придумывал, что же туда вмонтировать. Арнер додумался вмонтировать в конец трости три стальных когтя, которые с неимоверной силой сжимаются при нажатии на небольшую кнопочку.
Так… основание было готово, но просто ручку сделать было не профессионально, и старичок сказал хриплым голосом своему лучшему другу филину Фокке, который жил с ним каким-то образом с самого рождения: «Так-так… Мне нужен… нужен… Кинжал?» Фокка что-то пробурчал в ответ и повернул на бок голову. «Как зачем?! Я буду им драться!» – воскликнул старичок. Птица удивлённо посмотрела на него. «Ну, я буду им что-нибудь резать! Да-да-да, точно! А сделаю я его так, что ножнами для него будет трость. Когда он будет внутри палки, когти не будут работать. Вот это идея! Как тебе, Фокка?» Филин тут же закивал головой и начал размахивать крыльями.
Через несколько часов всё было готово. Оставалось только выковать кинжал. Он выяснил у соседей, что поблизости проживает очень искусный мастер ковки. Арнер, немедля, отправился в указанном направлении к дому кузнеца. Подойдя к дому, мастер механизмов постучал в дверь, но ему никто не открыл. Тогда он в спешке принялся искать кузнеца и тут же услышал стук чего-то тяжёлого по металлу и насвистывание. Старый мастер пошёл на звуки. Эти звуки привели его к старой ветхой кузнеце, сквозь щели которой просачивался свет от полыхающей доменной печи. Только старичок собирался постучать в дверь, как она отварилась и стукнула механика по лбу.
В дверном проёме показался высокий, почти полтора метра ростом, гном, ведь сам Арнер был не велик: всего один метр в высоту. Этот большой гном выглядел следующим образом: на голове ни волосинки, нос картошкой, длинная борода, заплетённая в три косы, свисала до пояса, одет в запачканный фартук, в кармане которого торчали кузнечные клещи, в запачканную кожаную жилетку, в чёрные штаны и кожаные ботинки. Механик первым задал вопрос:
– Вы тот самый кузнец, о котором все говорят?
– Ну, да. Чего хотели-то?
– А, извините, как вас по имени? – держа ладонь на синяке, спросил Арнер.
– Эор… Вы не ответили на мой вопрос, – напомнил кузнец.
– Я бы хотел попросить вас сделать мне кинжал, – сказал престарелый механик.
– Просто попросить?
– Я заплачу, – зная гномов, сказал Арнер.
– Тогда милости просим, – гостеприимно впустил в свою кузницу мастера по механизмам Эор.
В кузнеце было не выносимо жарко. Арнер из-за жары мигом весь промок насквозь. Эор поставил около окна стул и предложил сесть своему клиенту, а сам подошёл к наковальне.
– И, так, что именно вы хотите? – не отрываясь от своей работы, спросил кузнец.
– Как я уже говорил, мне нужен кинжал.
– Сталь или сплав моего собственного изготовления?
– Ась? – не понял механик.
– Ну, из какого материала мне ковать?
– А что вы посоветовали бы?
– Если честно, слав моего собственного изготовления.
– А в чём разница? – уточнил Арнер.
– Из этого сплава оружие получается прочнее и острее.
– Тогда вот из этого сплава. А оно точно будет прочным? – поинтересовался клиент.
– Не бойтесь. Всё сделаю в лучшем виде, – успокоил своего клиента мастер ковки, – а теперь приготовьтесь. Сейчас будет немного жарковато.
И тут кузнец принялся за своё любимое дело. Нагрев свой сплав до нужной температуры, мастер мигом начал заливать им форму для кинжала. Подождав, когда оно затвердеет, он вытащил из формы свою заготовку, взял в руки молот и принялся стучать, пока заготовка не остынет. Когда она остыла, он взял свои клещи положил её обратно в печь, подождал, вытащил, и опять начал стучать своим кузнечным молотом по заготовке, тем самым выбивая нужную форму клинка. Потом он опустил заготовку в чан с водой и сунул её обратно в печь. Эти процедуры он повторял в течение нескольких часов, пока не получил долгожданный клинок. После этого Арнер подошёл к кузнецу и спросил:
– А он точно острый и прочный?
Эор ничего не ответил, он просто подошёл к манекену и одним ударом рассёк его надвое, потом пропихнул кинжал между тисками, перед этим повернув кинжал так, чтобы обе стороны лезвия смотрели на обе сторонки тисков, и начал медленно их сжимать. Механик услышал, как что-то треснуло, обернулся и от удивления раскрыл рот: тиски дали трещину, а кинжалу хоть бы хны. В таком положении он простоял ещё пять минут, а потом опомнился от слов кузнеца.
– Ну, как, достаточно прочно?
– Д-д-да, – с удивлением ответил Арнер, – сколько я вам должен?
– Ну, примерно…
Арнер кинул ему небольшой мешочек с золотом и спросил:
– Этого хватит?
– Ну, вполне, – Эор от удивления раскрыл глаза, дважды пересчитал сумму и сказал, – это же много?
– Да ладно. За хорошую работу и приличной суммы не жалко, – щедро признался механик.
– Всё равно, я не могу столько взять. Это слишком много, – отпирался от предложения кузнец.
– Да бери, пока дают, мне не жалко.
– Ну, ладно, если вы настаиваете…
Эор спокойно взял предложенную Арнером сумму, отдал ему клинок и спросил:
– Простите, а как вас по имени?..
– Арнер бег Баркенстон, можно просто Арнер, – представился мастер механизмов. – А как ваше полное имя?
– Эор, сын Трода.
– Очень приятно.
– Взаимно.
– Не хотите ли чаю? У меня как раз дома чайник стынет, вот только не с кем выпить, – любезно предложил выпить чаю гостеприимный старичок.
– Можно, – согласился кузнец.
– Тогда пройдём… те в мои хоромы, тут не далеко, всего в пару домах отсюда.
– Вперёд.
С этого момента и началось их знакомство. Два гнома вошли в дом механика, сели за стол, поставили на него самовар, чашки и сахар. В доме у Арнера было нечего особенного: стол находился около окна, рядом с ним стояли два стула, кровать находилась на втором этаже. Напротив стола, за которым сидели гномы, стоял ещё один – на нём лежали кучи бумаг, с чертежами для трости, сами знайте для кого. Над ним висели две картины: одна из них – Арнер и какая-то женщина, а вторая – сам механик.
– Это твоя жена? – попивая чаёк, спросил кузнец. – Красивая. А где она сейчас?
– Она… умерла… – сделав небольшую паузу, сказал вдовец.
– Ой, извини, я не знал.
– Да ладно, не переживай. Всё нормально, – успокоил кузнеца механик.
Старичок усадил своего гостя за стол и сказал:
– Сейчас я кое-куда схожу, и кое-что принесу, – Арнер подошёл к шкафчику, который находился в паре шагах от места их посиделки, открыл нижнюю дверцу и достал небольшой бочонок с пивом. – Ну, может быть, по маленькой?
– Мы же только на чай пришли? – удивлённо спросил Эор.
– Да ладно тебе.
– Ну, если только по маленькой, – согласился мастер.
Механик подошёл к столу, поставил на него бочонок «со счастьем», налил себе и своему гостю пива и тут понеслось.
После двух кружок с пивом у них мигом завязались разнообразные темы для обсуждения: о женщинах, об армии, о нынешнем короле, также они разговаривали о себе, как раньше жили, чем занимались, ну и многом-многом другом.
Где-то через час они полностью опустошили весь бочонок, но Арнер потом откуда-то ещё один достал, только он был уже поменьше. Этот бочонок они опустошили где-то за полчаса.
Закуски у них не было, поэтому Эор встал из-за стола и сказал, что скоро будет, а когда он пришёл механик увидел, что в правой руке он держит небольшой мешочек с мясом, а в левой – две бутыли с медовухой – собственного брожения. И так продолжалось ещё три часа. Три часа они о чём-то разговаривали и рассказывали друг другу разные смешные истории, которые приключались с ними.
Спустя три часа, пришло время прощаться друг с другом. Они пожали друг другу руки, Эор сказал, что хорошо посидели и после пошёл к себе домой ложиться спать. Арнер убрал всё со стола, кружки, бочонки и остатки еды выкинул в мусор, и отправился стелить себе постель на второй этаж. Он вытащил постельное бельё из своего шкафа, всё аккуратно постелил, лёг в постель, и уснул без задних ног. Эор вообще, придя домой, ничего не стелил, а просто плюхнулся на кровать и уснул, так как выпил он больше чем механик и соответственно был пьянее его. С этого дня они стали друзьями.
Утром, встав с постели, Эор вновь отправился в свою кузницу что-то мастерить, ведь жить без ковки он никак не мог. Растопив доменную печь и раскалив метал, кузнец принялся ковать очередную безделушку.
Тем временем Арнер любовался своим клинком, своим детищем… Вскоре – через несколько минут сунул его обратно в трость и, опираясь на неё, пошёл навестить своего нового друга. Подойдя к кузнице, он постучал в дверь и в это же мгновенье ему отворил дверь большой коренастый гном.
– Здравствуйте Эор, – любезно поздоровался старый механик.
– О, это вы? Проходите, проходите, – кузнец впустил его в свою «обитель металлов» и опять принялся ковать.
– Над чем вы сейчас работайте? – спросил старичок.
– Да так, очередную безделушку кую, – честно признался кузнец. – Слушай, я же ведь у тебя вчера был в гостях?
– Ну, да. А что?
– Так, может быть, сегодня вечером ко мне зайдем, посидим, поговорим, ну как вчера, – предложил Эор.
– Если быть честным, то… можно, – согласился механик. – А у тебя ещё медовуха осталась?
– Конечно, – улыбаясь, произнёс кузнец. – У меня дома целый погреб имеется. Там много разных напитков хранится: каких только душе угодно.
– Так ведь это замечательно, – обрадовался Арнер. – А пиво у тебя есть?
– Дорогой мой Арнер. Вот скажи мне, у какого уважающего самого себя гнома не может быть пива, ну, или, в крайнем случае, кваса?
– Понятно. Тогда вечером у тебя.
– Замётано.
– Ну, до вечера.
После этих слов старичок тихо вышел из кузницы, а Эор осторожно прикрыл за ним дверь и опять принялся ковать, в принципе, как и всегда, но, вскоре, он вынужден был покинуть свой «храм метала и огня», чтобы подготовить свой дом к вечерним посиделкам. Идти пришлось недолго: дом мастера находился всего лишь в пару метрах от кузни.
Ближе к вечеру, мастер ковки из своего погреба вытащил бочонок пива, бутыль медовухи, нарезал мяса на закуску, поставил на стол две кружки и принялся ждать своего гостя.
Вечером – когда солнце уже почти скрылось за горизонтом, и небо окрасилось в яркие, манящие взгляд, цвета – кто-то позвонил в колокольчик. Кузнец подошёл, открыл дверь и вежливо предложил войти в дом запыхавшемуся гостю.
– А у вас мило, – осматривая дом своего друга, сказал Арнер. – А это кто? – указав на картину с изображением мускулистого и волосатого гнома, висящую около окна, спросил механик.
– Это я в молодости.
– А это кто? – указал на другую картину коротышка.
– Это… это моя жена и сын, – вытирая слёзы на глазах, еле-еле произнёс кузнец.
– А где они сейчас? – спросил мастер механизмов, не отводя взгляда от картины семьи Эора.
– Я… я не знаю, возможно, они живы, а возможно и нет, – ставя на стол бочонок с пивом и нарезанное мясо, произнёс мастер ковки. – Так, всё готово, прошу к столу…
– Подожди, а что произошло-то?
– Я… я не хочу об этом говорить, – со слезами на глазах, бросил взгляд на картину своей семьи кузнец. – Да и сама история долгая…
– Ну, а всё-таки?
– Всё равно, я не хочу об этом говорить…
– Ты не доверяешь мне?
– Подож…
– Ты не доверяешь мне?
– Не в этом дело, Арнер, – стоял на своём большой гном.
– А в чём тогда?
– Это… личное… – промямлил мастер. – Так, я просто я не хочу об этом говорить. Ясно?!
– Ладно-ладно, не хочешь как хочешь.
– Ну, что, к столу тогда?
После этого они сели за стол, а дальше происходило всё как в гостях у Арнера. Гостеприимный хозяин бегал в погреб всё за новыми и новыми бочонками и бутылями.
– А все эти фигурки ты сам ковал? – спросил старичок, посматривая на полки, на которых стояли фигурки воинов, драконов.
– Сам. Вот этими руками, – посмеиваясь, признался кузнец.
Посидели они на славу… Выпили около трёх бочонков пива и столько же бутылей медовухи. В конце посиделки, а она закончилась, где то через два часа, два гнома попрощались друг с другом и пошли спать. Арнер к себе, Эор к себе. Убрав всё со стола и выкинув мусор, мастер ковки подошёл к своей кровати, плюхнулся на неё и уснул. Мастер механизмов пришёл к себе домой, поднялся к себе в спальню, поставил свою трость рядом с кроватью, тоже плюхнулся на неё и уснул…
Прошёл год. Дружба между этими двумя гномами окрепла. Они ходили друг к другу в гости практически каждый день, вместе охотились и вместе делили мясо добытого зверя. Арнер даже построил маленький домик на своём дубу, который рос около его дома. Эор, разумеется, ему тоже помогал: заготавливал материалы, помогал сколачивать доски и многое другое. Жили они себе жили, не тужили, как говориться, но вот однажды к ним пришла очень интересная идея…
Глава 3
ХОРОШЕЕ НАЧАЛО
К
ак-то раз Арнер и Эор затеяли поход через Северные горы, перед этим доковыляв до Вартага, а от него до почтовой станции Камнестуков, потом до бухты Несокрушимого флота, а оттуда по тем же горам до пещер рядом с истоком Эо. После минования пещер они должны были выйти к подножью горы Изумрудни, там дойти по лесу до Эо и доплыть до королевства людей Бехай.
Очень рано, на рассвете, когда солнце только-только начало появляться над горизонтом, Арнер пришёл на центральную площадь деревни с гигантским рюкзаком на плечах, держа в руках всё ту же трость. Одет он был в тулуп, шапку-ушанку, в тёплые меховые рукавички, штаны и валенки. Через несколько минут к нему подошёл Эор – тоже одетый в тулуп, в штаны с меховой подстилкой, с пояса которых, поблёскивая на солнце, свисали кузнечные клещи с небольшими лезвиями на конце рукоятей, в валенки и тёплые рукавички. Лысая его голова под лучами солнца искрилась, словно кусок льда. Шёл он, подкатывая сзади небольшую одноручную тележку, в которой лежал, довольно-таки, большой мешок, наполненный едой и всякой всячиной, и железный двуручный молот.
Они встретились и пожали друг другу руки. Старичок воскликнул:
– Здорово!
– Здрасте, – поприветствовал кузнец.
Был уже ноябрь. Подул сильный ветер, настолько мощный, что сорвал с головы бедного коротышки шапку. Быстро скинув рюкзак, ловкий гном побежал за ней.
– Ха-ха-ха! – начал смеяться Эор.
– Фух… Еле догнал, в моём возрасте такие забеги – редкость. Может уже, пойдём? – напомнил Арнер.
– Да, пожалуй, – согласился мастер.
От центральной площади путники двинулись по улице, направленной на север. Они проходили мимо небольших лубяных домов, некоторые из них казались давно заброшенными, из-за запущенных ноябрьских участков. Вот путники уже подошли к северным деревянным воротам деревни, над которыми венчался резной дубовый венок – это знак того, что дальше по дороге будут встречаться, чаще всего, дубовые рощи. Выйдя из города, друзья направились по тропинке, идущей по полю.
Шли они по этой тропинке, распевая песни на всю округу. Эор брёл впереди, протаптывая сугробы, Арнер же плёлся, периодически спотыкаясь, за ним. Да-да, вы не ослышались, сугробы. Снег в Эдилии выпадал уже в начале октября. Шёл третий час пути. Поле казалось бескрайним, лишь иногда вдалеке виднелись края, ещё не запорошенных снегом, лесов. Тут друзья остановились, и старичок шепнул Эору:
– За нами кто-то следит. Не подавай виду, что мы его заметили.
Мастер кивнул своей лысой головой, вытащил из телеги молот и крепче сжал его; в тот же миг Арнер повернул рукоятку своей трости, готовясь вынуть кинжал. Кузнец надел шапку-ушанку, вынув её из телеги, и, не оборачиваясь, пошёл вперёд, лишь глазами оглядывая белую пустыню вокруг них. Казалось, что кроме них нет здесь больше никого за километров десять. Но, как только путешественники прошли метров сто, на них напало непонятное трёх-метровое существо с огромным шерстяным покровом и могучими клыками. Они не понимали, где оно могло спрятаться, но Арнер как-то почувствовал его.
Эор не растерялся и ударил молотом по его лохматому пузу; от боли косматый монстр нагнулся, схватившись за живот, а кузнец со всего размаха ударил тележкой по его толстой щеке. Существо вырубилось. Мастер только замахнулся, чтобы прикончить его, как Арнер подбежал к нему и крикнул:
– Ты что творишь?!
– Я? Э-э-э… Что? – в недоумении возразил большой гном.
– Это один из хозяев леса! – крикнул механик.
– Кто?! Хозяин чего?! – переспросил кузнец.
– Леса! Если он очнётся, то нам не поздоровится… Хотя... Если он что-нибудь вспомнит после такого удара. Но, всё же, неловко получилось, – рассудил коротышка, почёсывая затылок своей крупной рукой. – Ты должен был к нему отнестись с уважением, мы же всё-таки в его владениях. И ты мог сломать об него тележку!
– С уважением?! Это как? Он выскочил и встал передо мной, преградив мне путь, и что мне оставалось делать? Да, и, кстати, – Эор положил свой молот обратно в телегу, – тележки бы нечего не было. Это же «эдильский дуб»!
– А, ну, точно, его достаточно проблемно сломать. Что с ним будем делать? – ткнув тростью в существо, поинтересовался Арнер.
– Давай его оттащим вон туда, пока он не очнулся, а там уже решим, что с ним делать, – показав указательным пальцем в сторону леса, который еле-еле просматривался вдалеке, предложил кузнец.
– Отличная идея. Давай, тащи, – сказал старичок.
– А что я один должен его тащить?!
– Ты вырубил, ты и тащи. И вообще, я стар и спина у меня болит, – с ухмылкой на лице, сказал Арнер.
– Ладно, – вздохнув, молвил большой гном.
Эор вытащил из тележки несколько мотков верёвок и обвязал ими плечи косматого чудища. И тут встрял механик:
– Ой, да ладно, так уж и быть, я помогу тебе.
– Хорошо. Ну-ка, вот, держи верёвку.
И вот друзья вместе потащили хозяина леса. Под его весом проминался снег, оставляя широкую колею. Бедным друзьям, разумеется, было очень тяжело, но разве трудности когда-нибудь останавливали гномов. Пройдя около одного километра пути, старичок застонал:
– Какой же он тяжёлый. Сколько же он весит?
– Килограммов двести, не меньше, – продолжая тащить это существо, кряхтя, сказал Эор.
– Я больше не могу! – бросив верёвку, закричал Арнер. Как только головодум бросил верёвку, тело чудища намертво погрязло в белоснежной пелене, отчего кузнеца резко отдёрнуло назад, и он плюхнулся на пушистую перину.
– Э-э-э, ты чего?! – лёжа в снегу, рявкнул кузнец.
– Он тяжёлый, – что-то мастеря из тележки своего друга, сказал механик.
Эор лежал, как бы, отдыхая, на снегу и ждал, пока Арнер доделает что-то. Мастер лежал и смотрел на бескрайнее голубое небо. Всякий раз, когда он бросал свой взгляд на просторы небесного моря, ему хотелось взобраться на летающий корабль, встать за его штурвал и плавать, плавать по небу и наслаждаться его великолепными видами. Так и сейчас он страстно этого желал.
Через некоторое время коротышка крикнул:
– Всё. Давай положим его на сани.
Большой гном поднял голову и увидел небольшие сани в место тележки.
– Это как? – с недоумением спросил кузнец.
– Легко! Главное иметь под рукой гвозди и молоток, а дальше только дело фантазии и мастерства. Ну, а если ты спросил на счёт того, как мы втащим хранителя на сани, то не беспокойся, втащим как-нибудь, – с улыбкой на лице, ответил Арнер.
Гномы кое-как взгромоздили «попутчика» на сани, которые, конечно, сильно скрипели, и, порой, было слышно, как будто что-то трещит, но всё-таки туристы довезли монстра до могучей тысячелетней дубравы. Гномы провозились с чудищем около часа, не меньше: пока стаскивали его с саней, пока снимали верёвки с его плеч. После этого горе путешественники вышли на тропинку, уходящую вглубь леса, и побрели дальше.
Глава 4
«ТИХАЯ» НОЧЬ В ЛЕСУ
В
ечерело. За стволами могучих дубов скрылись бескрайние просторы поля, за ветвями – небо. По узенькой утоптанной тропинке, скрепя снегом, брели туристы. Рассматривая деревья, Арнер сказал:
– Я помню ещё маленьким ходил в этот лес.
– Это ж, сколько лет назад было? – оглядываясь по сторонам, спросил Эор.
– Лет девяносто.
Вдруг кузнец присел и посмотрел на право.
– Что там? – спросил старичок.
– Ты ничего не слышал?
– Нет, но я кого-то чувствую, и он явно не один.
Вдруг послышался громкий стон. Механик прислушался, а затем молвил:
– Эти звуки я узнаю из тысячи других! Что тут делают лешие?! В этих местах живут только лесные звери и феи, но никак не лешие!
– Не знаю, – задумался Эор.
Погода была пасмурная, ветер дул так, что вековые дубы раскачивались, как травинки на лёгком ветерке. Иногда шёл снег, ну не то, чтобы снег, а сильная метель, заметающая белым покрывалом всё в округе. В такой погоде чувствовалась вся мощь природы.
Гномы побрели на звук, их любопытство не давало им покоя. Что же там делают лешие? Уходя всё дальше и дальше в дубраву, друзья наткнулись на следы этих тупых и бесчувственных существ. Следы вели в чащу леса.
– А это чьи следы? – возмутился кузнец.
– Понятия не имею, но этот кто-то вместе с лешими шёл! Он поменьше их будет, – предположил механик.
– И этот кто-то был не один, – показав пальцем на метр левее, где было очень много таких же следов, произнёс Эор.
Места здесь были болотистые, и грязь вперемешку со снегом сильно выдавали каждого путника, шедшего по ним.
– Нам лучше не натыкаться на эти создания Родла. Вдруг их тысячи, – сказал Арнер.
Вдруг старичок вспомнил:
– А-а-а… Я Фокку забыл! – тут же с тысячелетнего дуба слетела большая, больше старичка, птица, точнее филин. – Умница! Пошёл за мной, – с облегчением воскликнул механик.
– Как ты мог про него забыть?
– Проживи столько же, сколько и я, и не такое забудешь, – ответил, обнимая птицу, Арнер.
– Ладно, пойдем, проверим, кто бродит по этим местам, – предложил Эор.
– Нет. Уже вечер. Надо искать ночлег. И, кстати, надо бы перекусить, – доставая из рюкзака хлеб и масло, сказал Арнер. – Ну-ка Фокка, слетай за хворостом, – дав небольшую пеньковую верёвку в когти филина, дал указания старик.
Птица тут же распахнула свои двухметровые крылья и улетела в чашу леса. Было много снега, поэтому с земли дрова были сырые, и Фокка полетел срывать с деревьев небольшие веточки.
Они нашли большой дуб, напоминающий своим видом гигантский кубок: множество толстых ветвей вздымались вверх, изгибаясь, словно чаша, а ствол, толщиной в несколько больших пивных бочек, поддерживал их. Его коричнево-золотистые листья, в прочем, как и у остальных дубов, не опадают, поэтому в лесу, даже зимой, было достаточно темно.
Друзья решили не разводить костёр, так как было неизвестно, на каком расстоянии находились тёмные силы, а костёр мог привлечь их внимание, да и разводить костёр на дереве – это, как-то, не правильно. Арнер нарвал два небольших мешка листьев, один мешок с листьями оставил себе, другой отдал своему другу, достал из своей походной сумки плед. Потом туристы взобрались на дерево, оставив сани внизу, положили мешки с листьями на дно «чаши», легли на них, накрылись пледом и, закрыв глаза, уснули, словно младенцы.
Через пару часов механик проснулся от того, что Фокка, когда прилетел, пытался разбудить своего хозяина, постукивая клювом по его голове. Эор проснулся от того, что когда старичок вскочил, содрал с него плед. Арнер молвил:
– Фокка чем-то обеспокоен. Надо бы сходить и проверить, сколько их там. И вообще, кто с лешими.
– Я пойду с тобой, – предложил кузнец. – Тебе понадобится помощь.
– Не в этот раз, – сказал механик. Старичок упал на колени и тут же превратился в лохматую серую рысь.
Вытаращив глаза, Эор вскрикнул:
– А. А. А… Это как понимать?!
– Я принадлежу к древнему роду оборотней, – сказала рысь. – Я могу, помимо рыси, превращаться ещё и в щуку.
– Но почему ты мне раньше об этом ничего не рассказывал?
– Я не люблю этим хвастаться. Некоторые гномы считают нас созданиями Родла, – с огорчением сказал Арнер. – Ты пока поспи, а я мигом сбегаю и вернусь. И, кстати, филин – начало мира.
– Как?! – с удивлением произнёс кузнец.
– А вот так.
– Это ж, сколько ему лет?
– Мне столько, сколько лет миру, – вдруг заговорил филин.
– А. А. А, – Эор упал на пятую точку, указывая пальцем на Фокку. – Он ещё и говорящий?!
– Да, а ты думал, что создатель мира не умеет говорить? – с удивлением, задал вопрос мастеру механик.
– Я? Я не… – что-то пробубнил в ответ мастер.
И тут небольшая косматая рысь спрыгнула с дуба и побежала в сторону, куда вели следы. Следом за ним взлетел Фокка и сказал:
– Мы ненадолго.
Рысь бежала очень быстро. С разных сторон мелькали большие, запорошенные снегом дубы. Ветер посвистывал в ушах. Шла метель, и небольшие снежинки медленно падали на землю, покрывая новым слоем образовавшийся наст. Лунный диск кое-как освещал дорогу. Арнер бежал то по деревьям, то по очень крепкой корке льда на снегу, то перепрыгивал упавшие вековые дубы. Фокка преследовал своего хозяина по пятам.
Через полчаса они достигли лагеря неизвестных существ. Оборотень залез на самый высокий дуб в округе, возвышавшийся над другими деревьями, и уселся на толстую ветку. Рядом с ним сел и его верный друг. Они увидели частокол вокруг опушки леса, который огораживал огромный, по своей величине, лагерь. В центре него стояла крупная юрта из медвежьих шкур. Перед ней горел гигантский костёр, возле которого стояла костяная стойка с толщенной книгой.
Пузатые лешие несли дозор, их была дюжина. По всему лагерю валялись бездыханные тела или вообще какие-то деревянные куклы.
Фокка пролетел над станом и, вернувшись, сказал:
– Тут не только лешие и куклы. Посмотри-ка вон туда, – филин указал на стойку с книгой. – Там точно есть маг. Это не похоже на обычную книгу.
– Давай подберёмся поближе, – предложил механик, слезая с дерева.
– Вон, видишь? Это не обычные лешие, – присмотревшись получше, сказал Фокка. – Они заколдованные. Заметил? У них глаза чёрного цвета.
– Да, точно, – согласился Арнер. – Надо быть аккуратней.
Они тихонько прокрались до юрты, скрываясь за всевозможными стойками с оружием и повозками с провизией. Разыгралась метель.
– Это нам на руку, – хитро произнёс Арнер.
Фокка повернулся и кивнул головой. Лазутчики подошли к юрте поближе. Заглянули в неё и увидели, что посреди помещения на деревянной подставке стоит и сияет рубиновая магическая сфера. Там было три человека.
– Спящий в середине – самый толстый, весь в наколках, должно быть маг, – прошептал старичок.
– А остальные кто? – поинтересовался Фокка.
– Наверное, какие-нибудь вожди, – обратившись обратно в гнома, сказал Арнер. – Может, немножечко пошалим?
– Это можно.
С этими словами механик подошёл к телеге. Откинул тростью брезент, увидел гору фейерверков, и сказал:
– Зачем это им?
– Скорее всего, для магических обрядов, – подумал Фокка.
– Ты думаешь о том же, о чём и я? – посмотрел на филина Арнер.
– О да!
– Сейчас мы им покажем! – с ухмылкой на лице произнёс механик. – Ты пока отнеси это к юрте, а я пока займусь телегой.
Арнер нашёл небольшую садовую телегу, через сугробы прокатил её к входу в юрту, подпёр её несколькими копьями и погрузил ракеты в неё, по направлению к юрте. Фокка показал ещё одну телегу с фейерверками. На этот раз, не задумываясь, механик нашёл две верёвки, обвязал ею все четыре края телеги. Фокка, взлетев, перекинул один конец верёвки через сук, находящийся высоко над костром. Потом с помощью быка, который находился в лагере, старичок поднял телегу ввысь под самый сук.
Второй конец верёвки Арнер положил на землю и, при помощи трёх когтей своей трости, приковал его к промерзшей земле и оставил трость там же, вот только вынув из неё кинжал, мало ли пригодится. Механик нашёл кастрюлю, большую кастрюлю, насыпал в неё жёлуди, валявшиеся под снегом, накрыл крышкой и её же закрепил бечёвкой. После этого он взял в руку наполовину горящее полено, кинул в юрту кастрюлю, попав прямо в голову магу. Она навела столько шума, что разбудила всех троих. Спросони, жирдяй спросил:
– Кто ты такой?!
– Я тот, кого вы сейчас на долгие годы запомните. Я – шалун! – как сказку рассказывал, говорил Арнер.
– Что?!
– А вот что! – с улыбкой до ушей, сказал Арнер и кинул горящее полено в телегу, стоящую в проходе.
Вожди всё равно ничего не поняли и услышали только какое-то шипение. В тот же момент со свистом из телеги вырвались горящие ракеты. Искры из юрты ринулись рекой, и она взлетела на воздух – в прямом смысле этого слова, после чего она со свистом улетела в сторону частокола и там же бабахнула, что аж деревья, которые находились неподалёку, загорелись. Этот салют увидели все лешие. Со всех сторон весёлый старичок услышал боевой клич этих безмозглых существ: «Тугурум!»
– О… О… О-о-о-о-й-и-и-и-и… О-ё-ё-ёй… Неловко-то как. – посеменил к костру, бормоча себе под нос, механик.
Дымящийся шатёр зашевелился, и оттуда вылезли озлобленные люди со словами:
– Это что вообще было?! Кто это сделал?!
Маг крикнул:
– Найдите мне этого… смелого! – мотая головой, его глаза обнаружили Арнера. – Схватить!!!
Арнер посмотрел по сторонам и увидел, что его окружили со всех сторон пузатые лешие. Жирдяй взял рубиновую сферу и в этот миг все куклы, которые валялись по всему лагерю, вдруг встали и пошли с обнажёнными кривыми мечами прямо на старичка. Фокка, тем временем, от всего этого подальше спрятался на суку дуба. Как только предводители подошли достаточно близко, старичок закричал на весь лагерь:
– Ст… ст… стой… стой… – Дамы и господа! – лица людей сразу стали злыми. – Точнее, господа! – все в недоумении встали на месте и стали слушать бредни механика. – На ваших глазах сейчас будет происходить чудо! Как бы вы не пытались меня поймать, вы этого не сможете сделать! Исключено! – подняв указательный палец вверх и приклонив голову с умным лицом, произнёс «оратор». – А знаете почему?
– Ну и почему же? – протяжно басом произнёс один из вождей: тот, который был самый высокий, и тот, который держал в руке палицу.
– А вот почему! – Арнер воткнул кинжал в трость, выдернул её из земли, и гигантская телега с кучей фейерверков полетела вниз: прямо в костёр.
Старичок нагнулся и побежал на человека. Обратившись в рысь, он проскочил у него между ног, прыгнул, и в тут же момент оборотня подхватил, слетевший с ветки дерева, филин.
Телега упала в костёр и сразу же взорвалась, тем самым создав такой взрыв, что всех, кто стоял вокруг костра, отнесло на несколько метров назад, в том числе и леших, половина из которых сгорела, а остальным точно не поздоровилось. Что касается деревянных кукол, то больше половины из них взорвалась, создав при этом дополнительную ударную волну, а остальных просто отбросило куда подальше.
Маг перевернулся на спину присел на горящий зад. Вид, мы вам скажем, у него был потешный. Отсутствие одной брови и тлеющая длинная борода его никак не смущали. Ему повезло, что он был лысый, а то так ещё и без волос на голове остался, хотя, ничего бы не изменилось. Дымящиеся штаны и роба из волчьей шкуры ему вовсе не мешали. Он, кряхтя, поднялся, пнул каждого из вождей и крикнул:
– Что разлеглись болваны?! В погоню!!!
Глава 5
НЕ СОВСЕМ ДОБРОЕ УТРО
Д
ойдя до привала, где спал кузнец, Арнер, недолго думая, взобрался к нему, окутался пледом и уснул. Но заснуть у механика не получилось. Эор храпел во всё горло. Даже внизу, под самым корнем дерева был слышен храп. Вскоре храп более-менее утихомирился и старичок, наконец-то, уснул.
Утро было солнечное и ясное, но прохладное. Солнышко так и играло своими лучами по белому снегу. Сидя на ветвях тысячелетних дубов, громко пели птицы. Вчерашние следы были занесены снегом, ну, и путники не много.
Арнер проснулся от чудного запаха еды. Кузнец возле дерева развёл костёр и жарил на нём толстые сочные колбасы. Увидев это, старичок спрыгнул с дерева и, подбежав к своему другу, произнёс:
– Ты чего?! Давай туши!
– Зачем? – в недоумении сказал Эор. – А как же колбасы?
– Чёрт с ними! Туши давай. За нами погоня и если ты не хочешь, чтобы они узнали, где мы скрываемся, то туши костёр!
– Кто они?! – засовывая полусырые колбасы в сумку, спросил мастер.
– Не знаю, но вчера ночью я у них такого шуму навёл, – весело произнёс Арнер.
– Правда? Ну, тогда, нам конец, – улыбчиво сказал Эор.
– Нам не конец. Нужно бежать от сюда и как можно быстрее!
– О-ё-ё-ёй…
После этих слов большой гном потушил костёр, прислушался, а затем проговорил:
– Поздно.
В этот момент громко прозвучал боевой клич леших: «Тугурум» и топот. Взяв сумки, друзья быстрее ветра взобрались на дуб и кое-как спрятались, высыпав друг на друга листья из мешков, на которых они спали этой ночью, и не много присыпав себя снегом.
Вражеский отряд вышел из чащи дубравы и, рассредоточившись, начал искать смелого «террориста», наведшего шуму в их лагере.
Снова началась метель, как нельзя кстати. Видимость понизилась до нуля. Ничего не было видно. Еле-еле виднелись очертания старых деревьев. Вдруг один из леших заметил возле дуба, догадайтесь возле какого, сани. Подойдя к ним, он вдруг услышал шорох на тысячелетнем дубу. Он подошёл по поближе к дереву, чтобы осмотреть его, и тут из кучи листьев ему что-то ударило по щекам большим кузнечным молотом. Разумеется, это был наш неумолимый кузнец. Тупое существо со стоном рухнуло на землю. Все обернулись в сторону старого дуба.
Сжав свой молот по крепче, мастер спрыгнул с дерева и двинулся прямиком на врага. Старичок подхватил свою трость, с которой он никогда не расставался, и, спрыгнув с дерева, направился помогать своему товарищу. Подойдя к нему, они ненадолго остановились, как будто чего-то ждали.
Спустя некоторое время враги с криками понеслись на гномов, а гномы на врагов. Фокка, в это время сидевший на самой верхушке дуба, недолго думая, полетел за ними. Филин подхватил своего хозяина и куда-то унёс, оставив Эора одного.
Эор начал первым. Он буквально влетел в толпу кукол и вывел из строя три штуки: одну сбил, а две других расколошматил молотом. Один из леших ударил его ногой, и гном отлетел на много-много метров назад, ударившись о дерево. Подняв шапку, отряхнув её и надев обратно на голову, мастер поднялся и убил своего обидчика: ударил ему в пах, а потом как дал ему по щекам молотом, что аж был слышен хруст костей.
С куклами ему пришлось повозиться. Они были быстрые и с лёгкостью уклонялись от его ударов. В это время на него побежал ещё один леший. Но с ним кузнец особо не мучился, он просто запустил в него своё оружие, разбив тем самым гиганту голову. Вытащив свои клеши с пятнадцатисантиметровыми лезвиями на концах рукоятей, он быстренько, парируя удары кукол, сломал эти ходячие механизмы: одному при помощи клещей оторвал голову, запусти ею в другого, тот упал, а кузнец подбежал и вонзил ему в глазницу сразу оба лезвия.
Вдруг на ветке дуба показался Арнер, прыгнул на лешего, который медленно подходил с поленом к Эору, выдавил ему глаза, тот, конечно же, пытался поймать нашего старичка, но ослеп. А в этот момент Эор, уклоняющийся от ударов кукол, подбежал к трупу громилы, поднял свой молот, потом подбежал к лешему, на котором сидел старичок, и со всего размаху ударил по его ноге и, похоже, сломал её. Тупая громадина как заорёт от жуткой боли. Арнер упал на землю, а Эор ударил ещё раз и добил громилу. Кузнец подошёл к своему другу, помог ему встать и сказал:
– Давай ты займёшься этими ходячими деревяшками, а я – лешими.
– Согласен, – отдышавшись, молвил механик. – Так будет легче нам обоим.
С этими словами два друга вместе ринулись в атаку. Арнер, хоть и чуть-чуть подустал, сдаваться не собирался. Он яростно уничтожал врагов, разя всех своей тростью. Парируя удары кукол, он медленно, но верно, приближался всё ближе и ближе к капитану – к толстому, одетому в шубу, и держащему в руке меч, человеку с густой шевелюрой и длинными пушистыми усищами. Но путь к нему пригородил леший, медленно подступая к гному. Как только чудище замахнулось, ей в голову прилетел молот и оно, со стоном, рухнуло перед старичком.
– Благодарствую! – прокричал Арнер, но не успел он и опомниться как его со всех сторон окружили куклы. Но механик не растерялся, вытащил из трости кинжал и прокричал:
– Подходите по одному! Всем достанется! – погрозил правым кулаком старичок.
Одна за другой, куклы падали на землю. Арнер, в ярости, размёл всех своих обидчиков, выйдя из боя всего с пятью не глубокими порезами. За всем этим наблюдал, стоящий вдалеке, капитан этого тёмного отряда. К нему-то и направился старичок. Они посмотрели друг на друга и начали поединок. Коротышка уклонялся, как мог, но парочка вражеских выпадов всё-таки достигла своей цели. Была порезана рука и чуть-чуть задета нога. Даже истекая кровью, Арнер не сдавался и не хотел. Капитан выбил у старичка кинжал, трость, и тут, неожиданно, появляется Фокка. Сев на голову капитана, филин начал клевать её, что есть мочи, а механик подобрал свой кинжал и воткнул ему в брюхо. Тот упал, и Арнер произнёс:
– Благодарю тебя.
– Да не за что, – сказал филин. – Кажется, твоему другу нужна помощь. – Повернув голову в сторону, где сражался Эор, проговорил Фокка.
Подбежав, Арнер увидел, что два леших перекидывают его друга друг другу, как мячик, да ещё и посмеиваясь. Чтобы отвлечь их, старичок начал закидывать их палками, снежками. Те обернулись, выпустили кузнеца из рук, он упал и, кажется, ушиб пятую точку, хотя и упал-то на мягкую пелену. Механик начал бегать туда-сюда, стараясь не попасть под тяжёлые ноги гигантов. Эор свистнул своему другу и тот кивнул ему, а потом они вместе бросились добивать тупоголовых созданий. Разумеется, на помощь прилетел и Фока. Паря над головами леших, он царапал им лица, чтобы на некоторое время ослепить их, дабы дать возможность гномам одолеть их. И этот момент настал…
Большой гном подбросил своего друга, его поймал филин, потом он сбросил старичка на голову одному из этих грязных гигантов, Арнер воткнул свой нож в горло врага, а Эор сделал всё остальное. Второй леший увидел, что его собрата убили какие-то маленькие существа, подбежал к убийцам, схватил их и замахнулся, чтобы кинуть, но этого не случилось, потому, что Фокка клюнул его в глаз, тот схватил птицу и кинул её далеко и надолго. В этот момент он выпустил из рук гномов. Арнер в падении умудрился метнуть свой кинжал во врага, попав ему прямо в горло. А дальше кузнец метнул свой молот в голову, угадайте кому, и на этом бой был окончен.
– Маг, наверное, всё видел. Он управляет этими куклами, я видел. Надо уходить, – в спешке проговорил коротышка.
– Согласен. Скоро сюда, наверное, прибудет ещё один отряд, и тогда нам точно несдобровать. Нужно поискать другое безопасное место, отдохнуть и залечить раны, – поднимая свой любимый кузнечный молот, сказал Эор.
– Тогда вперёд.
Собрав все сои вещи, они направились в путь. Филин летел за ними и периодически сообщал, что впереди. Но даже под такой надёжной охраной друзья чувствовали себя не комфортно. Им постоянно казалось, что за ними следят. Весь день они бродили по лесу, не зная, куда двигаться дальше, пока Фокка не обнаружил узенькую тропинку. Гномы мигом направились к ней и уже ближе к вечеру вышли из дубравы и направились дальше.
Стемнело. Подул лёгкий прохладный ветерок. На небе показалась луна и мириады ярких звёзд. Арнер и Эор стали искать наиболее подходящее место для ночлега. Кузнец предложил смастерить в сугробе небольшой проход, постелить внутри него мешки, чтобы было на чём лежать, и там скоротать всю ночь. Механик согласился, так как больше ничего в голову не лезло, и предложил вырыть ещё один для саней, и вскоре они вместе начали рыть тоннели. Примерно за час путники управились, постелили себе и уснули, спрятав сани в соседней вырытой норе.
Глава 6
ВСЁ ПОЗАДИ…
Д
рузья спали долго, ведь после тяжёлого и напряжённого дня следовало отдохнуть, а вчерашний день выдался на славу. Утренний ветерок достиг снежной норы, где громко храпели два гнома.
Первым проснулся Эор. Вдохнув свежий воздух, он выполз из укрытия и направился к санкам с припасами, перед этим разбудив Арнера. Фокка летал по перелескам, осматривая территорию, держа в когтях охапку хвороста. Кузнец расчистил небольшой квадрат, чтобы разжечь костёр. Как только филин приземлился, мастер спросил:
– Что так долго?
Фокка, ничего не сказав в ответ, отдал ему хворост и, сев рядом с ним, задремал. Механик, тем временем, занимался утренней зарядкой, разминая свои старенькие косточки после вчерашнего побоища. Большой гном развёл костёр и принялся жарить сочные колбаски.
Спустя несколько минут, завтрак был готов. Друзья славно поели, ну а после потушили костёр. Потом собрали вещи, разрушили временное укрытие, засыпали снегом кострище, разбудили Фоку и двинулись в путь.
Шли они по бескрайним заснеженным полям. Эор, как обычно, шёл впереди, протаптывая тропинку для Арнера. Филин порхал в небе, осматривая окрестности. Утреннее солнце так и играло своими лучиками, слепя гномам глаза, а ветерок щекотал щёки да нос.
По полям они шли примерно два дня. Ночевали в вырытых в сугробах норках. А Фокка всё летел и летел за ними. Спустя два дня они дошли до вечнозелёного соснового леса. Сосны были похожи на огромные башни, возвышающиеся до самого неба. В этом лесу изумительно пахло смолой. Воздух был свежий и чистый. Ближе к вечеру друзья вышли на опушку леса. Голодные и уставшие, они принялись искать место для ночлега. Старичок такое место быстро нашёл: под кроной небольшой пышной сосны. Прокопав небольшое углубление в снегу, они постелили под себя мешки. Открыв небольшой бочонок медовухи, и достав немного еды, они принялись рассказывать друг другу разные истории из своей жизни, которые ещё не успели рассказать друг другу за вечерними посиделками в Бробево. Так путники провели целый вечер.
Начало смеркаться. Снег заблистал от лунных лучей, словно миллионы маленьких светлячков, усевшихся на землю. Повсюду слышалось уханье сов и вой волков. Тёмные мрачные тени деревьев пугали одним только своим видом, скрывшись за непроглядной теменью. Но гномам было уже всё равно – выпив целый бочонок медовухи, они храпели во всё горло. Фокка, тем временем, тоже спал, сидя на суку дерева, хотя спать под гномьий храп практически не реально, но филин ничего, справлялся, ведь нынче у него, да и не только у него одного, выдался трудный денёк.
Вдруг в метрах ста от места, где спали два друга, в густых зарослях кустарника послышался какой-то шорох. Филин мигом проснулся, и хотел было разбудить своих друзей, но потом передумал, решив самостоятельно разобраться, в чём дело. Он слетел с ветки и полетел в ту сторону, откуда раздавался шорох. И тут его кто-то схватил и, затолкав в мешок, утащил невесть куда.
Эор проснулся по среде ночи: ему захотелось в туалет. Он подошёл к той самой сосне, на которой сидел Фокка: она находилась ближе всех к месту его с Арнером привала – ну, и сделал то, ради чего ему пришлось отложить свой сон. Увидев, что филина нигде нет, хотя он видел, как тот уселся на сук дерева, когда он с Арнером выпивал, кузнец запаниковал и принялся будить механика:
– Просыпайся, просыпайся.
– Что… что такое? – спросони пробубнил старичок.
– Фокки нигде нет.
– Может он ещё не вернулся?
– Когда мы с тобой выпивали, я заметил, как он сел на ветке вон того дерева, – указав пальцем на то дерево, под которым справлял нужду, сказал Эор.
– Точно?
– Да разве я тебе врать буду?
– Ладно, пойдем, проверим, куда это там Фокка подевался.
С этими словами они стали искать своего верного товарища, прочёсывая каждый метр, в надежде его обнаружить. Они искали его под каждым кустиком и деревом, но филина нигде не было. Арнер даже умудрился упасть в берлогу медведя, после чего старичок устроил небольшую ночную пробежку вокруг всей опушки.
Поняв, что на опушке искать пропавшего товарища ночью бесполезно, они легли обратно спать, в надежде утром под светом солнца найти своего друга.
Наступило утро. Солнце светило ясно. Кузнец и механик проснулись и тут же смекнули, что филина до сих пор нет. Они вновь принялись искать его. На этот раз всё обстояло гораздо проще, чем ночью. Подойдя к берлоге медведя, окружённой кустами, они увидели вокруг зарослей следы каких-то существ.
– Это гоблины, – с уверенностью сказал Эор.
– Гоблины? Но в этом лесу отродясь не было их. Откуда они здесь? – спросил Арнер.
– Наверное, это бродячие гоблины, – пояснил мастер, – а они частенько забредают в такие глухие места.
Не мешкая, они пошли по следам. После нескольких часов ходьбы и беготни друзья вышли на не большую опушку: гораздо меньшую, чем та, на которой они разбили привал. Путники решили отдохнуть. Как только Арнер присел на упавшее дерево, он увидел чуть заметный дымок, возвышавшийся над макушками деревьев. И это было как раз в том направлении, куда вели следы. Эор сразу крикнул:
– Вон там! Вперёд, скорее!
Арнер, не задумываясь, бросился за ним.
Бежать им пришлось сквозь глухую чащу леса. По пути им встречались упавшие деревья разной величины, через которые им приходилось перепрыгивать, а через некоторые и перелезать. Когда они бежали, старичок умудрился обо что-то споткнуться и, упав, своим лицом на снегу расчистил небольшую полосу. Эор подбежал и поднял своего невнимательного друга. Вся его борода была в снегу. Со стороны он выглядел смешно, но самому ему было не до смеха. Отряхнув свою бороду меховой рукавицей, он снова двинулся в путь.
И вот, наконец-то, гномы достигли небольшого лагеря гоблинов. Они отворили деревянные ворота и вступили на маленькую гоблинскую территорию, на которой помещалось всего-то четыре палатки, да кострище. Никого не было. Палатки были пустые. Друзья занервничали. Жив ли их верный друг? Или же эти грязные существа слопали его? А они могут…
Вдруг Арнер за своей спиной услышал чьи-то шаги. Он обернулся и увидел упитанного, горбатого гоблина, замахивающегося на него кухонным ножом. Механик сразу же схватил его за ту же руку, в которой находилось оружие, кинул на спину, так как он был на голову ниже старичка и прижал его своей ногой. Тот свистнул и тут из леса с жуткими воплями выбежали ещё три маленьких грязных существа. Все они разом побежали в сторону Эора. Первому кузнец хлопнул ладонью по голове и тот упал. Второму он своим большим ботинком подкосил ноги и тот упал. А третьему большой гном ударил своей тяжёлой рукой по костлявой спине и тот тоже упал, пропахав своим лицом сугроб. Арнер указал на гоблина, которого он придерживал ногой, и сказал:
– По-моему, этот их предводитель.
– Наверное, просто вот эти ну ни как на главарей не похожи.
– Правильно, – хрипя, сказал горбатый гоблин. – Да отпусти ты меня, – попросил он у Механика. – Позвольте представиться, я Ярик – предводитель шайки Воронов.
– Кого-кого? – не поняв, спросил Эор.
– Воронов, дубина! – позволил себе немного дерзости Ярик.
– Ты это кого дубиной назвал карлик пузатый?!
– Да прекратите вы оба! – убрав с груди Ярика ногу, сказал Арнер.
– Разговаривайте только со мной, просто мои сообщники понимают только по-гоблински, – объяснил горбатый гоблин.
– Хорошо. И так, это вы украли нашего филина? – спросил старичок.
– Филина? Какого филина?
– Ясно… Я чувствую, ты урока не понял, – Арнер только начал замахиваться своей тростью на пузатого хитрюгу.
– Ах, филина. Его украли мы. Мы требуем за него выкуп в размере ста золотых. Если вы не заплатите, то мы его убьём, ну, или съедим! У нас как раз припасы закончились…
– Чувствую, тебе надо бы ещё поваляться… – сказал Арнер.
– Ладно-ладно. Забирайте, – с испугом прохрипел горбатый коротышка.
– Вот то-то же.
По приказу Ярика, гоблины сходили в лес и принесли птицу. Друзья освободили Фокку, и тот захотел клюнуть горбатого, но его рукой остановил механик:
– Тихо-тихо, успокойся, благодаря тебе, мы нашли языков.
– Ладно, пускай поживут ещё! – сказал филин.
– Стоп-стоп-стоп-стоп-стоп-стоп… Это с чего же вы решили, что мы что-то знаем? И мы вам всё равно не скажем о наступающей войне…
– Так-так-так… Это ещё что за война? – спросил Эор.
– Ой, шо-то я ляпнул… Но всё равно ничего не скажу!
– Договаривай, коли сказал, – кузнец выставил перед глазами Ярика свой молот.
– Угрозы пошли, – с ухмылкой произнёс гоблин.
– Ну, не бесплатно… – схитрил Арнер.
– Так… Что вы там хотите узнать?
– О какой войне ты проболтался? – спросил мастер.
– Мы видели, как вы наткнулись на разведотряд.
– Ого, что-то на отряд они не были похожи. Скорее всего, это был полк, – удивлённо проговорил механик.
– Но это был всего лишь небольшой отряд, который состоял из двадцати живых существ: дюжина леших, три предводителя – ты сними уже знаком, ну и семеро гоблинов, а после того, как кое-кто поджог уйму фейерверков, нас стало четверо. А остальные были куклы – вы оба их видели.
– Да уж… – сказал Эор.
– А теперь поподробней… Кто вообще нанял вас? И кто они такие? – с тревогой спросил Арнер.
– Нас нанял колдун из… – не успел договорить гоблин.
– Из Великой степи эндов? – спросил коротышка.
– Да, из Грагаса, а как ты догадался?
– Да что там сложного? Они были с юртой из медвежьих шкур – только у тех степняков такие бывают, – и по манере боя этих остолопов. Я воевал с ними, когда был главным военным инженером Вартагского войска, и мне пришлось с ними повозиться. Да, тогда я с ними хорошо повозился, – разъяснил Арнер.
– Так вот почему ты так искусно владеешь мастерством боя? – в недоумении спросил Эор.
– А-ха-ха-ха-ха… – рассмеялся старичок. – Мне до сих пор нет равных в Эдилии в бузе.
Эор скинул с себя тулуп, снял шапку ушанку, отбросил молот и сказал:
– Гоблины, вы не против немного подождать?
– Ах, да, конечно.
И тут большой гном пошёл в сторону коротышки, разминая руки.
– Ой, сейчас кто-то огребёт… – пробубнил себе под нос Арнер, откинув трость в сторону и сняв шапку ушанку. – Для тебя даже тулуп снимать не буду.
Гоблины уселись на скамейку перед костром и начали делать ставки. Самый мелкий и тощий из гоблинов сказал на своём языке:
– Ставлю тридцать чеканков на во-о-он того громилу! – и кинул звенящий мешочек на землю.
– Ах, так! Тогда я ставлю тридцать пять на него же! – сказал второй самый высокий гоблин.
– Ну, тогда я тоже тридцать пять! – сказал гоблин средних размеров в шерстяной вязаной шапке.
Ярик, уже встречавшийся с Арнером в поединке, предположил, что выиграет коротышка и воскликнул на гоблинском языке:
– Ставлю пятьдесят на победу мелкого!
И вот поединок начался. Эор помчался на Арнера, словно гепард на свою добычу. Когда кузнец был уже совсем близко, старичок уклонился и толчком с ноги в спину роняет своего противника. Мастер встал и направился на механика. Тот нырнул ему под ноги и кинул соперника через себя в мягкий сугроб. Эор не удержался, схватил бревно и начал крутить его вокруг шеи, подходя к Арнеру наращивая темп. Когда работяга подошёл почти в плотную, коротышка начал смеяться, ведь плечи кузнеца были выше головы Арнера. Кузнец в ярости взял ствол дерева в руки и принялся им махать из стороны в сторону со словами:
– Би… ба…бу…бым… блин! – перед последним словом головодум увернулся так, что его соперник попал бревном прямо по толстому дереву. Ему отдало в руки так, что оружие вылетело из них.
Арнер с ухмылкой сказал:
– Вот видишь, я же сказал, что не одолеешь.
– А-а-а… зашибу! – в ярости прокричал Эор.
– Ярость тебе никак не поможет, – улыбаясь, решил позлить соперника старичок. – Теперь я буду бузить по-настоящему, – Арнер взял бревно по больше, чем было у кузнеца.
Мастер крикнул:
– Откуда у тебя столько силы в руках?
Арнер ответил:
– Не забывай, к какой касте я принадлежу.
И тут коротышка начал размахивать бревном налево и направо. Эор не понял, что происходит, а понял только тогда, когда его соперник надавал ему стволом дерева по щекам. Отлетев на несколько метров влево, большой гном отключился.
Спустя несколько минут он очнулся от того, что Ярик хлестал по его щекам своей ладонью. В это время к горбатому гоблину по одному подходили другие гоблины и клали ему в руки мешочки с деньгами. Арнер поднял своего друга и, обернувшись к горбуну, сказал:
– Ну, что ж, продолжай свой рассказ.
– А как твой друг?
– Нормально… Вот только голова немного болит, – держась за свою голову, произнёс Эор. – Ар… зачем же так сильно нужно было бить-то?
– А я и не сильно ударил, – с ухмылкой на лице, ответил старичок.
– Ну, так что, я могу продолжить? – спросил пузатик.
– Да, конечно, – хором произнесли гномы.
– А как же плата за рассказ? – поинтересовался язык.
– Я вижу, ты её уже получил, – ткнув тростью в мешки, висящие на поясе гоблина, сказал Арнер.
– Ах, да, забыл… – подлизался гоблин.
– Позвольте представиться, я – Торбек, сын короля гоблинов, – встал и вдруг заговорил на понятном языке средний из вонючек в вязаной шапке. Скажем вам, что одет он был приличней, чем остальные, никаких заплаток, дырочек у него на одеждах не было. Вносу торчали две золотые кости, а на левом ухе висела большая золотая серьга. – Этого горбуна вы слушайте меньше, он вас проведёт, как детей.
– Что ты говоришь, мальчишка?! – воскликнул Ярик.
– А то! Ты не хочешь выбраться и удрать от степняков?!
– Так, стоп!!! – закричал Арнер. – Что тут происходит? Почему этот говорит на нашем языке, хотя ты сказал, что он его не знает? Всё, я окончательно запутался! – потрясся головой и, бросив снег себе в лицо, произнёс головодум.
Глава 7
ИСТОРИЯ ОДНОГО ГОБЛИНА
С
темнело. Прохладный зимний ветерок подул с запада. Гномы и гоблины решили развести костёр: Эор отправился за хворостом, гоблины подвинули поближе к кострищу небольшую скамейку, а Арнер принялся шарить в санях в поисках огнива.
Через некоторое время из лесу, с большой охапкой хвороста, вышел кузнец. Выложив дрова шалашиком, он положил под них волокно льна и, вынув из кармана огниво, развёл костёр. Друзья и шайка гоблинов расселись вокруг костра. Настала тишина. Слышно было только треск сосновых веток в костре, звуки, издаваемые совами и филинами, и свист ветра. Тишину прервал голос старичка:
– Так, и что мы тут, собственно, собрались? Торбек, ну-ка давай рассказывай, что это ещё за война, о которой упомянул Ярик?
– Это… – хотел начать Ярик, но его перебил гоблинский принц.
– Замолчи! – пригрозил Торбек. – Всё началось с того, что на Южной заставе гоблинских земель часовые поймали лазутчика степняков из Грагаса. Под жуткими пытками (а гоблины умеют их делать) выяснилось, что он хотел узнать, есть ли путь через нашу страну в вашу, не через Восточную заставу на реке Дило, кстати, там родился Ярик, поэтому его и назвали не именем степняков, а гномьим – Ярослав…
Ну так вот… пленника доставили к нашему королю Ворбику – моему отцу. Он узнал, что колдун с Грагаса – брат колдуна из Гараса, а Гарас, как вы знаете, столица страны южных темнокожих воинов, которая располагается на берегу озера Гара. И эти колдуны решили объединить свои земли…
– Так чтобы объединить земли, им надо завоевать все земли северней самой могучей реки Гары, – прервал рассказ Арнер.
– Нет, они пошли другим путём. Не одна армия не способна завоевать самую большую крепость мира – «Медвежью лапу», поэтому они собираются завоёвывать всю южную половину континента: армия Грагаса начнёт захватывать Гоблинские земли, Гарбук с самыми меткими лучниками; армия Гараса же станет завоёвывать юг Диких простор с их неведомыми животными и чудовищами, Мёртвые земли с их безжалостными тварями, земли Бессмертных с их великанами, Таваку, где живут почти только торговцы, и край троллей с могучими, но тупыми существами и людское королевство Бехай, а после вместе нападут на Эдилию.
– Но как этот отряд здесь-то оказался? – в недоумении спросил Эор.
– Это разведотряд колдуна из Грагаса и он, похоже, уже завоевал Гарбук, но, когда мы находились в составе этого отряда, я узнал, что на Эдилию грагская армия пока нападать не собирается – колдун из Грагаса хочет дождаться своего брата, а когда он подоспеет, они вместе нападут на край гномов с двух сторон. Так что, если ваш король не успеет, как следует, подготовиться, вашему королевству, увы, несдобровать.
Армия из Грагаса слабее и малочисленней армии Гараса. У них одни магические куклы, но если убить того, кто ими командует, они станут абсолютно бесполезными безделушками. Также к ним совсем недавно присоединились лешие и воины пустынь, одетые в лохмотья, да и дерутся своими хопешами, я вам скажу, они не очень искусно. А вот армия Гараса совсем иная. Тут на оборот, мало кукол, но очень много обычных искусных южных воинов. Помимо них, в гарской армии находятся разные большие и маленькие твари, и тролли, но если они завоюют Земли бессмертных и Земли мёртвых, то к ним примкнут ещё и гиганты и воины Кост-града, а они, как вы знаете, беспощадные и очень опасные, – подробно разъяснил гоблинский принц. – Я всё это узнал, находясь на службе у грагского колдуна, а он частенько общался по магическому шару со своим братом.
– Вот это да, – удивился Арнер. – Не уж то ли это всё происходит наяву?
– Похоже, что да, – с грустью ответил Эор. – Не уже ли наша любимая и прекрасная Эдилия скоро падёт?
– Да я согласен, шансов маловато, но шанс всё-таки есть, – начал успокаивать гномов Торбек.
– Какой? Скажи, – хором прокричали друзья.
– Вам надо бы сходить и попросить о помощи в людское королевство Бехай, пока оно ещё существует…
– Это к королю Феофану Мудрому?! – вскрикнул кузнец.
– Да я знаю, что он противный тип, но выбора нет, – сказал Торбек.
– Ну, если другого выхода нет, то придётся наведаться к нему, – вздохнув, произнёс старичок.
– Тогда, в добрый путь, – пожелал гоблин.
– Не сейчас. Сперва надо бы наведаться к моему старому приятелю в Бухту несокрушимого флота, – предложил Арнер.
– Ну, хорошо, время ещё есть. Вы идите в бухту, а я со своими спутниками направлюсь в гоблинские земли, следит за грагским колдуном, – сказал принц.
– Да будет так… Прощай Торбек – принц гоблинских земель, – произнёс Арнер.
– Прощайте, Эор и Арнер.
– А где Фокка? – спросил старичок.
– Он куда-то улетел, – ответил принц. – Прощайте.
С этими словами они разошлись. Гоблины потушили костёр и, собрав вещи, направились по намеченному пути, а два друга, тоже собрав свои вещи, отправились в бухту за Северные горы.
Шли они около трёх часов. Мороз щекотал их большие носы и щёки. Эор шёл впереди и протаптывал тропинку для своего друга. Разбушевалась метель. Снежинки большие и маленькие метались в разные стороны. Деревья, скрепя, под напором ветра качались из стороны в сторону, словно травинки. В такую погоду идти было невозможно, но два гнома не могли иначе, ведь если они замешкаются, то они не успеют дойти до людского королевства за помощью, и тогда всему гномьему царству, да и всему миру, наступит конец, поэтому отважные гномы продолжили свой путь, несмотря не на что.
Через ещё три часа они достигли окраины соснового бора. Усталость взяла верх над героизмом. Друзья устали идти шесть часов по большим сугробам, да ещё в метель. Они разбили привал. Смастерив небольшой шалаш от ветра, они разожгли маленький костёр на отчищенном небольшом квадрате. Эор пожарил четыре маленькие колбаски, которые он и его друг мигом слопали. После сытного ужина они принялись обдумывать свои дальнейшие действия, но, разумеется, не без фирменной медовухи Эора, конечно. Они решили двинуться дальше в путь ночью.
Настала ночь. В шуме ветра еле-еле было слышно уханье сов и филинов. Гномы потушили костёр, сломали шалаш, замели следы и отправились дальше. Выйдя из лесу, они шли по белоснежному полю. На тёмном небе сияла луна, и блестели мириады ярких звёзд. Пейзаж был просто замечательным и поражал своим великолепием путников. Арнер даже споткнулся об, засмотревшегося на небесные ночные просторы, Эора, и они оба дружно упали лицами в снег. Встав, отряхнув бороды, и извинившись друг перед другом, они продолжили свой путь, а ветер всё шумел да шумел не переставая. Повсюду были сугробы. Они были настолько большие, что гномы с лёгкостью проваливались в них по пояс, но даже это их не остановило.
– Надо бы отдохнуть, – с отдышкой сказал старичок.
– Надо бы, – согласился кузнец.
Гномы снова вырыли в сугробе два небольших туннеля, постелили под себя мешки и заснули.
Глава 8
РАСХОЖДЕНИЕ ПУТЕЙ
П
рошло три дня. Гномы уже достигли Северных гор, у подножья которых виднелись огромные валуны, «бараньи лбы», остроконечные скалы, и всё это было покрыто большим слоем снега. Деревьев в этой местности росло очень мало: одно на, примерно, сто, а может быть и на двести метров.
Шла сильная метель. Ноги проваливались в сугробы практически на каждом шагу. Из-за метели не было видно не своих рук, не своих ног. Друзьям уже казалось, что они заблудились и что всё, это конец, но тут молчание прервал голос кузнеца:
– Смотри, там свет! – Эор указал пальцем на еле-еле видневшуюся в дали небольшую избушку, из окон которой сочился свет.
Избушка была небольшая, старая, ветхая, и создавалось такое ощущение, что она вот-вот рухнет. Вся она была, в буквальном смысле, завалена снегом от порога до крыши и упиралась прямо в гору.
Гномы тихонько подошли к ней и постучали в крепкую дверь из лиственницы.
– Есть кто дома? – спросил Арнер.
Ответом была тишина. Лишь ветер своим нескончаемым гулом наполнял всю долину. Механик постучал ещё раз:
– Есть кто дома?! – уже громким голосом спросил коротышка.
Но в ответ опять тишина. Тогда в дверь постучал Эор:
– Есть кто дома?!! – громко-громко прокричал кузнец, да так, что его друг чуть не оглох.
И тут изнутри послышался голос:
– Чаго?
– Откройте дверь, пожалуйста, мы замёрзли, – вежливо попросил старичок.
– Чаго? Не слышу, – снова послышался голос из избы.
– Открой дверь, тебе говорят! – прокричал Эор.
– А-а-а, дверь, что ли, открыть?
– Да! – хором крикнули друзья.
– Хорошо, чаго орать-то.
Дверь отварилась, и из неё показался старый-старый гном, с плешью на голове, в старом потрёпанном свитере, в штанах, в валенках и с небольшим дубовым посохом в правой руке. Взгляд его был удивлённый и настороженный.
– Ну, заходите-заходите, не стойте на морозе. В этих краях гости большая редкость, проходите-проходите, – произнёс старик.
– Благодарствую, – поблагодарил Арнер.
Оставив сани на улице, друзья зашли в дом, в котором был всего лишь один шкаф, стол, стулья, сундук, кровать и небольшая печка. Хозяин оказался гостеприимным: усадил путников за стол и повесил их тулупы и шапки-ушанки на гвоздики.
– Ну, рассказывайте, ой нет, подождите, сейчас я кое-что достану, – он встал из-за стола, направился к шкафу, достал оттуда три кружки и небольшой бочонок с квасом. Потом поставил его на стол, дал всем по кружке, налил всем славного хлебного напитка и себе в том числе, уселся обратно за стол и продолжил:
– Вот теперь давайте рассказывайте, куда путь дер-жите?
– Мы идём в Бухту Несокрушимого флота, – взяв кружку в руки и отхлебнув из неё чуть-чуть, ответил Эор.
– А позвольте узнать, зачем? Что вам понадобилось в тех краях? – хитро посмотрев на друзей, спросил старик.
– Я хотел навестить своего старого приятеля, – ответил Арнер. – Мне надо у него кое-что попросить.
– И что же? – с недоверием спросил старый гном.
И тут в дверь кто-то постучал, как будто дятел по стволу дерева. Хозяин дома поставил кружку, встал из-за стола и направился к двери. Он отворил её и в помещение влетел заплутавший член команды – Фокка. Старик медленно закрыл дверь и медленно направился к столу, посматривая на филина. Тот подлетел к столу, и, посмотрев на механика, сказал:
– Вы где были?! Я вас уже искать устал.
– А ты где был? – в недоумении спросил Арнер.
– На разведку летал.
– А как ты нас нашёл? – спросил, допивая квас, Эор.
– Торбек подсказал, куда вы направились.
– Понятно. Есть какие-нибудь новости? – икая, произнёс коротышка.
– Есть, вот только они вам очень не понравятся…
– Погодите-погодите, – перебил Фокку старик, размахивая руками. – Это ваш филин?
– Да, мой, – в недоумении ответил старичок. – Зовут его Фокка.
– Так-так, филин Фокка, где-то я его уже видел, – бубнил себе под нос хозяин дома. – А тебя… случайно… не… Арнером величать? – немного с испугом пробормотал он.
– Как ты… погоди-ка… дай-ка мне на тебя посмотреть…
Старик подошёл поближе, а механик прищурился и через некоторое время, радуясь, прокричал:
– Кузьма, Кузьма ты ли это?!
– Арнер?! Как же я рад тебя снова видеть!
Механик и хозяин дома пожали друг другу руки, а потом по-дружески обнялись. Глаза их от радости так и горели, словно звезды на небе, а выступившие слезинки искрились, будто льдинки при свете восходящего солнца. Сев за стол, старик, улыбаясь, сказал:
– Арнер, мы ж с тобой сто лет не виделись.
– Это уж точно! – с улыбкой до ушей произнёс коротышка. – Помнишь, как мы с тобой служили вместе?
– А то! – рассмеявшись, ответил Кузя. – Ты ж надо мной постоянно шутил, подкалывал меня, – не переставал смеяться Кузьма.
– Как будто ты надо мной никогда не шутил. А кто меня постоянно водой обливал, когда я из казармы выходил, не припоминаешь?
– Естественно я, а кто же? – с улыбкой до ушей молвил хозяин дома.
– Эх, я ж помню тебя только Фанатиком копья, – вздохнув, вымолвил Арнер. – Ну, что, ты дослужился до кого мечтал?
Старик рассмеялся, подошёл к шкафу и спросил:
– И так, ты хочешь знать дослужился ли я до того, о ком я мечтал, или нет?
– Конечно, – выпивая очередную кружку кваса, ответил Арнер.
Старик ухватился обеими руками за обе ручки шкафа.
– Вот, смотри! – он резко открыл дверцы шкафа. В шкафу на вешалке висели сияющие, отполированные железные с серебром доспехи: шлем со значком медвежьего следа, кольчуга с железным посеребренным нагрудником, на котором был изображён медвежий след, посеребренные наплечники, тоже с изображением медвежьего следа, перчатки и сапоги из дублёной кожи, и колчан с множеством острых копий. Увидев этот доспех, Арнер подавился квасом, откашлялся и спросил:
– Вот это да. Ты дослужился до Повелителя копья?
– Ну, как видишь, продвинулся по служебной лестнице, так сказать, – с ухмылкой на лице ответил Кузьма. – Ну, а ты, как сам-то, до кого дослужился?
– Я-то? – спросил Арнер, указав сам на себя пальцем. – О-о-о, сейчас покажу.
Механик встал из-за стола, вышел на улицу, подошёл к саням и вытащил оттуда блестящую железную посеребренную шапку с забралом, прикрывающим подбородок, область рта и нос, небольшим меховым плюмажем и значком медвежьей лапы на лбу. Сама шапка шею не прикрывала, поэтому чтобы решить эту проблему к ней была прикреплена толстая, плотная, небольшой длинны накидка из дублённой кожи. Таковой была шапка воеводы… Кстати, о воеводах. Всего в Эдилии их было пятеро: первый – командующий войском Центрального участа, второй – командующий Вартагским воинством (им-то и был Арнер), третий – командует армией Северо-Западного участа, четвёртый – Юго-Западным войском, пятый – Юго-Восточным.
Одев «шлем», старичок вошёл в дом, и тут, увидев его, все, кроме Фокки, обомлели – он ведь знал до кого его хозяин дослужился. Эор, держа в руке очередную кружку кваса, уронил её; Кузя чуть было честь не отдал, если бы Арнер не сказал ему, что этого делать не стоит.
– Обана, – разинув рот, пробормотал хозяин дома.
– Ух, ты, – тоже разинув рот, произнёс кузнец.
Коротышка сел обратно за стол, снял свою железную шапку, положил её на край стола, налил себе квасу, и, чуть-чуть отхлебнув, сказал:
– Ну, как тебе?
– Да уж, удивил, так удивил, надо за это выпить.
Кузьма и большой гном налили себе кваса, а после все чокнулись кружками и мигом осушили их.
– Я кстати забыл представиться, – сказал мастер. – Я Эор – кузнец, друг Арнера.
– Очень приятно, – ответил старик. – Ну, а моё имя вы уже слышали, но скажу ещё раз, Кузьма – Повелитель копья и тоже друг Арнера.
– Мне тоже очень приятно.
– Фокка, так какие там у тебя новости? – спросил головодум.
– Они вам всем очень не понравятся, – сказал филин.
– Но всё-таки…
– Ладно. Когда мы повстречали тех гоблинов в сосновом боре, они схватили меня и утащили к себе в лагерь. Потом вы пришли и освободили меня, но это не важно. Когда Торбек начал вам рассказывать о грядущей войне и о тех двух колдунах, я, прослушав весь его рассказ целиком, решил поискать гарского колдуна…
– И как нашёл его? – перебил филина старичок.
– Не совсем. Я не полетел искать его, потому что, во-первых, он очень далеко, ну, а во-вторых, я очень устал, и поэтому полетел в ту дубраву к грагскому колдуну – ты его помнишь Арнер?
– Ну, как же его не помнить-то, как мы с тобой ему зад подпалили, – старичок улыбнулся, вспомнив те события, что с ним и Фоккой происходили во вражеском лагере.
– Ну, и вот. Прилетев на то место, я уселся на сук дуба и стал подслушивать…
– И что же ты там узнал? – снова перебил рассказчика механик.
– Не перебивай… так, о чём это я? Ах, да. Колдун так смешно выглядит, я аж чуть не рассмеялся: борода опалена и брови тоже, от этого его лицо выглядит грустным, одна сторона усов длинней другой, одежда прожжена, но не об этом сейчас, это я так, просто, к сведению. В общем, вот что я узнал. Колдун из Гараса начал завоёвывать те земли, о которых вам гоблинский принц рассказывал. Пока что он завоевал только юг Края троллей и Таваку, но я думаю, что он скоро будет здесь и вот тогда нам всем может прийти конец, если мы не предупредим короля, – закончил свой рассказ Фокка.
– Да, вести не из лучших, – вздохнув и налив в свою кружку кваса, сказал Арнер.
– Согласен, – согласился Эор и тоже налил себе в кружку кваса. – Надо спешить.
– Так подождите! – выкрикнул Кузьма. – Какая война, какой колдун, что это ещё за Торбек, что вообще происходит?!
– Не кричи, сейчас мы все тебе всё расскажем в мельчайших подробностях, – произнёс коротышка.
– Ладно, валяйте, – сказал старик, и, начав, было по чуть-чуть отхлёбывать из кружки.
Рассказ друзей продлился около двух часов. Они рассказали хозяину обо всём, что с ними приключилось: о том, как они собирались в поход, о том, как они забрели в дубраву и о событиях, которые там происходили, о том, как они вышли из лесу и направились дальше и о том, как они забрели в сосновый бор и о событиях, которые там произошли, ну и о самой войне, колдунах и о прочем. После того, как друзья окончили свой рассказ, наступило молчание. Гномы пили квас, молча, как будто вспоминая о чём-то. Но молчание прервал голос Кузьмы:
– Ну и дела.
– Да уж, и не говори, – согласился с ним Эор. – Сами в шоке от всего этого. Мы, кстати, когда услышали об этой войне впервые, точно также удивились, вот прямо как ты.
– Что делать-то будем? – спросил старик. – Одни мы не справимся (под «мы», я имею в виду «гномы»), надо бы кого-то попросить нам помочь. Но вот кого?
Эор ненадолго задумался, а потом ответил, попивая квас:
– Есть у меня одна мыслишка, но вот чтобы её осуществить, мне нужен корабль.
– Зачем он тебе? – спросил Арнер.
– Потом узнаешь, – ответил кузнец.
– Так братцы, я иду с вами, – предложил хозяин дома.
– Зачем? – хором спросили друзья.
– Помочь вам хочу, да и королевству нашему, – ответил, отхлёбывая квас, Кузьма. – Засиделся я здесь, всё равно никому через Северные горы не пройти.
– Что ты думаешь, Фокка? – спросил головодум.
– Я и не против. Наоборот, я рад слышать, что он хочет помочь нам в ратном деле, – ответил филин.
– Ну, хорошо, решено, идёшь с нами старый друг, – улыбнувшись, согласился коротышка.
– Спасибо вам, друзья. А давайте-ка это отметим?
– Мы не против, – хором ответили кузнец и механик.
Они налили в кружки ещё квасу, чокнулись и выпели содержимое кружек залпом.
– Давайте-ка, спать ложится, завтра нам предстоит трудный день, – убирая бочонок и кружки обратно в шкаф, сказал хозяин дома.
Он разобрал кровать, вытащил из сундука подушки и матрасы, постелил себе на кровати, а на полу – своим друзьям. Потом подозвал их и те, будучи чуть-чуть под шафе, плюхнулись на постеленные им матрасы и тут же заснули. Фокка уселся на сундук и тоже сразу же уснул, от усталости. А что касается хозяина дома, то он всё сидел до полуночи за столом и, хлебая из кружки квас, задумчиво смотрел в окно, любуясь красотами природы. На окнах виднелись зимние узоры, оставленные стариной морозом, за окном шла метель, снежинки которой кружил ветер, как бы танцуя вместе с ними вальс. Луна озаряла, казалось, бескрайние Северные горы, а снег под её лучами блестел, словно золото в сокровищнице короля. Искристые звёзды блестели на небе, будто бы кто-то рассыпал мириады крошечных угольков. На небе виднелось множество созвездий: большая и малая медведица, или, как их называли гномы, большой и малый ковш, бык, стрелец и многие другие.
Наконец допив квас, Кузьма потушил свечи, улёгся в свою мягкую и тёплую постель и уснул, по крайне мере пытался уснуть, ведь его гости так храпели, что аж весь дом шатался, но через некоторое время их храп немного утих и хозяин дома погрузился в чудесную страну снов.
Утро. Солнечные лучи, просачиваясь сквозь стекло, светили трём гномам в глаза. Первым проснулся старик. Зевнув, он встал с пастели, посмотрел в окно, сходил в туалет на улицу, потом умылся под умывальником в кабинке, которая была рядом с туалетом, и, зайдя обратно в свой дом, принялся готовить завтрак.
Друзья, тем временем, храпели во всю, как будто и не собирались вставать. Но как только хозяин дома начал готовить, они, учуяв запах еды, мигом соскочили с кровати и, потянувшись и, зевнув, уселись за стол, ожидая утренний перекус. Завтрак был вкусный и сытный: яичница с овощами и жареное мясо.
– Ну, что, как спалось? – уплетая мясо за обе щёки, спросил Кузьма.
– Отлично, давно так не высыпался, – доедая яичницу, ответил Арнер.
– Я тоже, – с набитым полным ртом, пробубнил Эор.
– Как еда? – спросил старик.
– Вкусная, а то колбасы надели уже, – ответил кузнец.
– Ну, так давно взял бы да убил кого-нибудь. В наших эдилийских лесах зверья много, – возразил механик.
– Легко сказать, – молвил мастер.
– Чего «легко сказать»? Молот в руки и… в-вух-в-вух, – размахивал руками Арнер, словно держал в них оружие.
– Молотом охотится… Ты видел хоть раз, чтоб охотники с молотом на зверя-то ходили?
– А чего? Метнул бы его и… всё… кердык зверушке, – усмехнулся головодум. – Ты ж его к-а-ак метнёшь… мокрого места не останется. Если ты уж лешему череп проломил, когда в него в дубраве молотом запустил, то я даже боюсь представить, что было бы с несчастной зверушкой какой-нибудь…
– Да ну, ешь уже, – отмахнулся от приставалы-коротышки большой гном.
Перекус продлился ещё около десяти минут, а потом настало молчание, но продлилось оно не долго – его прервал голос старика, убиравшего вымытую посуду в шкаф:
– Ну, так что, когда отправляемся-то?
– Прямо сейчас, – сидя на сундуке, ответил Фокка. – Времени мало, надо торопиться.
– Ладно, давайте еды возьмём в дорогу, мало ли, поесть захочется, – предложил Кузьма.
– Не надо, у нас всё с собой, – сказал Арнер.
– Так ведь не всё же время колбасу есть, – настаивал хозяин дома.
– Хотя, пожалуй, что ты прав, возьми чего-нибудь.
– Ну, что, идём? – спросил большой гном.
– Да, вот только кое-что одену.
С этими словами старик открыл дверцы шкафа, вытащил из него свой блестящий доспех Повелителя копья. Посмотрев на него, он мигом напялил его на себя, потом повесил за спину колчан с множеством копий и сказал:
– Всё, я готов, идёмте.
– Подождите, – Эор выбежал на улицу и вытащил из саней бутыль медовухи. – Надо бы, на дорожку.
– А давайте, – улыбнувшись, согласился Арнер.
Хозяин дома вытащил из шкафа те же самые три кружки, из которых они вчера квас пили. Кузнец разлил медовуху по кружкам и сказал:
– За поход.
Все троя чокнулись кружками и мигом их осушили. Кузьма убрал их обратно в шкаф, а потом произнёс:
– Ну, в добрый путь.
– В добрый, – ответили хором Арнер и Эор, и тут же надели каждый свой тулуп и каждый свою шапку-ушанку.
Все вышли из избы. На улице дул холодный ветер, морозя всем щёки. Старик запер свой дом на замок, положил ключ в карман и вместе со всеми отправился в путь-дорогу.
Шли они, шли давно забытой гномьей тропой, соединяющей земли Вартага с той самой бухтой, к которой они направились. Всюду виднелись одни засыпанные снегом горы. Под утренними солнечными лучами снег искрился, словно пылающая в чистом поле трава. Всю дорогу они разговаривали, обсуждали дальнейшие планы.
Уже к полудню вдали виднелись врата Бухты несокрушимого флота. Подойдя поближе, гномы узрели большие, обвешанные золотыми дубовыми венками и медвежьими следами, сделанными из чистого серебра, врата, высокие дубовые стены и пару остроконечных башен.
– Стой, кто идёт?! – послышался чей-то голос со смотровой башни.
– Мы путники, мы пришли с миром! – прокричал Арнер.
– Ну, проходите-проходите.
Врата открылись. Путники вошли в бухту. Повсюду стояли маленькие каменные гномьи дома, росли многовековые, запорошенные снегом, дубы, да ели; на каждой улице находились сувенирные и торговые лавки, торговцы которых всем предлагали что-нибудь купить. Со всех сторон виднелись огромные Северные горы, словно величественные крепостные стены, оберегающие бухту от невидимого врага.
Повсюду кипела жизнь: кто-то что-то покупал у торговцев, кто-то встряхивал ковры, кто-то просто ходил по улице, разговаривая со всеми на разные темы, а кто-то работал. Кузьме захотелось купить себе какой-нибудь сувенир на память, но Арнер и Эор напомнили ему:
– Времени мало, надо спешить.
Через три часа гномы наконец-то достигли причала. Их взору представились огромные железные торговые суда и боевые корабли на пару. Всего было два вида боевых кораблей: бронебойные и штурмовые. Бронебойные корабли были оснащены небольшим тараном, на конце которого виднелась голова орла. Штурмовые же, напротив, не имели тарана, зато имели множество пушек, на конце которых виднелась медвежья голова, разинувшая пасть. На мачте у каждого корабля вился флаг с изображением лапы медведя – она же была нарисована и на фюзеляже. За кораблями виднелись бескрайние просторы Холодного моря. Изумрудная вода под солнечными лучами блестела, создавая впечатление, что блестит не она, а как будто множество-множество маленьких изумрудов, только-только добытых из недр земли трудягами рудокопами. Со стороны моря дул, пронизывающий до костей, морской бриз.
– Здесь начинается и заканчивается наша родная Эдилия, – засмотревшись на горизонт, сказал Эор. – Арнер, ты только взгляни на эту красоту.
– Прелестно, – улыбнувшись, произнёс механик. – Надо бы найти моего знакомого, – поглядывал во все стороны старичок.
И тут к ним подошёл пузатый, длиннобородый, красноносый, одетый в чёрное пальто, в штаны, в валенки и капитанскую войлочную шапку-ушанку со значком медвежьей лапы, хромой, бородатый и усатый гном.
– Приветствую, – поздоровался он. – Я могу вам чем-нибудь помочь?
Коротышка принялся пристально разглядывать странного на вид гнома. Спустя некоторое время Арнер спросил:
– Ярополк… это… ты?
– Так точно! А откуда вы…, погоди-ка…, не уж то ли ты Арнер? – в недоумении произнёс красноносый гном.
– Ярополк!
– Арнер!
Рассмеявшись от радости, оба гнома обняли друг друга, ведь они не виделись практически пол века.
– Сколько лет, сколько зим! – сказал Ярополк.
– Как я рад снова видеть тебя дружище! – прокричал старичок. – Ой, я же совсем забыл, позволь тебе представить моего друга Эора – он вартагский кузнец и Кузьму – мы с ним вместе в армии служили.
– Очень приятно, а я Ярополк – его друг и капитан вон того штурмового судна.
– Очень приятно, – ответил кузнец и пожал капитану руку.
– Мне тоже, – произнёс Кузьма и тоже пожал капитану руку.
– Может быть, пойдём и отметим такое событие ко мне – на моё судно? – предложил пузатый гном. – Нам как раз недавно завезли новую партию эльфийского вина, – шёпотом сказал он.
– Мы бы с радостью, но нам нужно торопиться: у нас неотложные дела, – ответил на предложение своего старого приятеля головодум.
– Да ладно тебе, по чуть-чуть же можно, – начал уговаривать своего друга Кузьма.
– Тем более что надо бы за встречу, за знакомство, – продолжил Эор.
– Ну, ладно, по чуть-чуть можно, нам как раз нужно у тебя кое-что спросить, – согласился Арнер.
Вдруг с одного из кораблей сошёл высокий, бородатый, круглолицый, одетый в длинный кафтан, в штаны и в валенки, гном. На голове его виднелась большая тёмная войлочная, со свисающим шнурком, шапка со значком медвежьей лапы – наверное, он был кем-то вроде адмирала, а его, заплетённая во множество кос, борода раскачивалась на ветру.
– Так, что здесь происходит?! – басистым голосом прокричал он.
– Добрый день, товарищ адмирал! – поприветствовал Ярополк.
– Добрый. А это кто?! – прокричал круглолицый.
– Это мои друзья, товарищ адмирал, это Арнер, это его филин, это Эор, а это Кузьма, – с испугом ответил капитан.
– Говоришь, Эор, – задумавшись, пробормотал адмирал. – Это имя мне знакомо: мне оно напомнило одного капитана флота, кстати, его тоже звали Эор. Хороший был парень, жаль только из флота ушёл.
Кузнец снял свою шапку, убрал её в сумку, потом медленно достал оттуда войлочную, похожую на цилиндр, шапку-ушанку Капитана флота со значком медвежьей лапы и, надев её, произнёс:
– Здравствуйте, адмирал.
– Вот те на… Эор… не ожидал тебя увидеть! – удивился круглолицый гном. – Ну, как жизнь? Рассказывай.
– Вполне нормально, – без каких-либо эмоций ответил большой гном.
– А ты не хочешь вернуться обратно на флот? – спросил адмирал.
– После того, что произошло со мной, не хочу, – злобно произнёс кузнец.
Адмирал нахмурился. Наступило гробовое молчание. Слышно было только шум ветра и моря, да голоса горожан. Молчание прервал вопрос Арнера:
– А что с тобой произошло, Эор?
– Да так, ничего особенного…
– Ну, раз уж ничего особенного, тогда и рассказывать не зачем, – с ухмылкой прервал кузнеца адмирал.
– Вот только во время одной из битв, этот товарищ, – большой гном указал на круглолицего, – бросил меня и остатки моей команды помирать в дальних землях. Мой корабль взорвали вражеские орудия, а он даже не удосужился нас подобрать! Слава богу, что по близости была земля, а то так бы и померли в водах Холодного моря. Но те земли, на которые мы вступили, принадлежали нашим врагам – оркам. Они мигом выследили нас и, схватив, потащили в свой огромный замок, где мы пробыли около двух лет. В тёмной и холодной темнице мы мучились от голода: нас кормили только раз в день. Пища была скудной: хлеб, да вода, и больше ничего.
Два года мы обдумывали план побега. И вот, этот день настал… День, когда нам наконец-то удалось выбраться из этой проклятой темницы, но выжил только я, а оставшихся в живых членов моей команды вырезали до последнего. Добежав до доков, я позаимствовал у тамошних лодочников лодку. На ней-то я и добрался до Эдилии. Но когда я доплыл до Бухты несокрушимого флота, оказалось, что адмирал-то наш на всё королевство объявил о том, что я и вся моя команда погибли при крушении корабля! Отчасти, это правда, а отчасти и нет – я же жив. После того как правительство узнало, что я жив, оно мигом об этом объявило. Но, даже несмотря на то, что слушок о моей смерти прошёл, я всё равно ушёл из флота, так как я больше не мог служить вместе с предателем, который, к тому же, был моим другом детства.
– Да-а, уж, – удивился Кузьма.
– Не было этого! – разозлившись, прокричал адмирал.
– Было! – ответил на возглас круглолицего гнома Эор. – Ты всегда мне завидовал, всегда пытался меня как-нибудь по-тихому убрать со своего пути, да так, чтобы это похоже было на несчастный случай или на стечение обстоятельств!
– Да, да, я всегда тебе завидовал, потому что ты всегда был лучше меня, делал всё лучше, даже звание поначалу имел выше моего, а я всегда на твоём фоне выглядел никудышным, никчёмным гномом!
Тем временем Арнер о чём-то думал. Взгляд его был устремлён далеко-далеко за горизонт, а друг его всё ругался да ругался с адмиралом. И вдруг, не выдержав, он вскрикнул:
– Тихо!
Все притихли.
– Сколько у вас кораблей? – продолжил головодум.
– Помолчи! – прикрикнул на механика адмирал.
– Ты как с ним разговариваешь?! – крикнул Кузьма.
– Чего?! – спросил круглолицый.
– Ты знаешь кто он такой?!
– Ну и кто же?!
Тут Арнер вынул из повозки свой «шлем» и надел его. Адмирал вытаращил на старичка глаза, отдал ему честь и с испугом пробубнил:
– Простите меня господин. Не признал я вас!
– Надо бы тебя за твою дерзость и измену наказать, чтобы впредь знал, как разговаривать со старшим по званию, – обратно надев свою шапку-ушанку, а шапку воеводы убрав обратно в сани, сказал коротышка.
– Я на всё готов, чтобы искупить свою вину, – произнёс адмирал, стоя по стойке «смирно».
– Как звать-то тебя? – спросил головодум.
– Емельян…
– Емель, снимай свою шапку! – приказал Арнер.
– Что? – спросил круглолицый.
– Что слышал! Снимай шапку!
Дрожащими руками адмирал медленно снял свою шапку и медленно отдал её коротышке. Тот, приняв её, посмотрел на Эора, а потом сказал ему:
– А теперь и ты сними свою шапку.
– Что?! – в недоумении спросил кузнец. – Зачем?
– Увидишь.
Головодум отдал шапку большого гнома адмиралу, а шапку Емельяна – Эору.
– Надевайте, – приказал Арнер. – Теперь ты, – он указал на круглолицего гнома, – капитан флота, а ты мой друг теперь адмирал.
– Как так? – в недоумении спросил круглолицый. – Я не понимаю…
– Ты разжалован! С этого дня ты подчиняешься ему, – старичок указал пальцем на кузнеца. – А если нарушишь хоть один его приказ, или будешь строить против него козни, мигом из флота вылетишь! Понял?!
– Да, господин, понял, – круглолицый гном отдал честь воеводе и ушёл прочь.
– Ну, а теперь, друзья мои, можно и выпить, – потерев руки, предложил Арнер.
– Так это ж всегда, пожалуйста, – улыбнулся Ярополк. – Пройдемте на мой корабль.
Друзья поднялись на палубу большого штурмового корабля. Матросы на нём трудились не покладая рук: кто-то драил палубу, кто-то сидел и точил оружия, кто-то налаживал пушки. Под лучами солнца железная обшивка корабля блестела, словно огранённые алмазы. Погода стаяла прелестная: холодный северный ветер морозил щёки и нос, а солнце светило так, что аж слепило всем глаза.
Ярополк отварил двери своей каюты и впустил обморозившихся путников. Посреди помещения стоял большой прямоугольный дубовый стол, вокруг него были расставлены, оббитые волчьими шкурами, стулья. По бокам каюты стояли большие дубовые, набитые всякой всячиной, шкафы, а под окошком стоял и пылился большой бочонок. Эор, поставив сани возле входа, подошёл к столу. Гостеприимный капитан этого судна, усадив своих друзей за стол, и повесив, кроме доспеха Кузи, их шапки и тулупы на вешалку, предложил:
– Не желайте ли выпить кружечку замечательного кваса?
– Я б с удовольствием, – ответил Арнер.
– Я б тоже не прочь выпить, – сняв свой шлем и поставив его на стол, молвил Кузьма.
– Пожалуй, соглашусь с Кузей, – сказал Эор.
Капитан подкатил к столу бочонок, взял из шкафа кружки и налил в каждую кваса.
– Ну, что друзья, за встречу и за знакомство, – сказал коротенький тост Ярополк.
Все мигом чокнулись кружками и принялись отхлёбывать из них знаменитый хлебный напиток.
– Ну, рассказывайте, с чем пожаловали? – спросил капитан.
– Мы пришли к тебе по одному очень важному делу, мой друг, – в полголоса ответил механик.
– А по какому?
Все замолчали, но тишину прервал грустный голос кузнеца:
– Надвигается война.
– Как это?
– А вот так, – отхлёбывая кваса, ответил Кузьма.
– Ну-ка давайте-ка рассказывайте, да по подробней.
И тут Арнер, чуть-чуть отпив хлебного напитка, начал рассказывать про своё с Эором путешествие. Рассказ его был и о событиях в дубраве, и о событиях, произошедших в сосновом бору, и о гоблинах, и о колдуне из Грагаса и Гараса. Ярополк внимательно слушал рассказ своего старого друга, стараясь не упустить ни малейшего момента.
И вот, наконец, когда рассказ был окончен, капитан корабля ухватился за голову и, вздохнув, произнёс:
– Да, ну и дела.
– И не говори, – согласился с ним коротышка.
– Надо что-то делать, – сказал пузатый гном.
– Именно поэтому мы к тебе и пришли, – отхлебнув немного кваса, произнёс Арнер.
– А я-то чем вам могу помочь?
– Да тут недавно Эор заявил, что ему нужен корабль, – допив содержимое кружки, покосился на кузнеца механик. – Друг мой, а ты не хочешь ли объяснить мне, зачем тебе всё-таки корабль понадобился?
– Мне надо сплавать к одному моему знакомому за море, – вздохнув, ответил Эор.
– Во-первых, зачем, а во-вторых, куда? – спросил Арнер.
– Во-первых, чтобы победить такую армию одних нас – гномов недостаточно, я хочу попросить у него о помощи, а во-вторых, к эльфам.
– Хм… слушай, отличная идея… вот только… – промолвил головодум.
– Нам придётся расстаться, друг мой, – сказал за головодума мастер.
– Одних эльфов тоже недостаточно, – молвил Ярополк. – Может быть, попросить помощи ещё и у людей? Как думайте?
– Вот кто-кто, а эти нам уж точно не помогут, хотя Торбек говорил обратное, – махнул рукой кузнец.
– Как знать, как знать, может, и помогут, – рассудил механик, – а давай так, ты отправишься к эльфам, а мы с Кузьмой – к королю Феодору, а от него к людям, – предложил механик.
– А я? – спросил капитан.
– А ты отправишься со мной, – сказал Эор. – Помощники всегда нужны, да и вдвоём веселее будет.
– Отлично, – оценил Арнер.
– Ну а теперь, к делу. Ярополк, ты не знаешь, где можно взять хороший корабль? – спросил Эор.
– Пойдём, я покажу тебе.
Капитан и кузнец встали из-за стола и направились к дверям каюты. Надев шапку и тулуп, он вместе с капитаном вышел на улицу. Ярополк указал на блестящий, стоящий вдалеке, большой штурмовой корабль.
Недолго думая, кузнец спросил:
– А какую скорость он развивает?
– Ну… – задумался пузатый гном, –- чуть больше пятидесяти вёрст.
– Вполне прилично, но маловато. А какой самый быстрый корабль?
– Корабль нового поколения: «Таран-ледоруб», – ответил Ярополк. – Пойдём я его тебе покажу.
Капитан повернулся и направился по узкой улочке, по которой, наверно, и лошадь бы не прошла. Эор недолго думая побрёл за ним. Потом пузатый гном перешёл на бег и, прихрамывая, побежал по еле заметному вдали мосту, который уходил в раскол, выдолбленный в толще породы. В тоннеле было темно. Факелы тушились из-за сильного сквозняка. На полу, по специальным желобам, стекала вода, оседавшая на поверхности стен из морского воздуха.
И вот, выбежав из пещеры, они вышли на деревянный помост, и Эор узрел большое озеро, в котором стояло два корабля-тарана.
Тут Ярополк остановился и, указав рукой на два гигантских корабля, сказал:
– Вот эти красавцы.
– Нет, ну, ты издеваешься?! – в недоумении спросил куз-нец. – Да эти бы колымаги до двадцати вёрст в час разогнать!
– Адмирал, спокойно, они за пять минут разгоняются до девяноста, – улыбнувшись, промолвил пузатый гном.
– Десять лет назад, когда я служил, я не припомню даже этого озера, а о таких кораблях и вообще не слыхивал.
– Так ведь, сколько лет-то прошло. С тех пор всё изменилось, – с насмешкой проговорил Ярополк, – корабли, как видишь, новые построили.
– Вижу, – ответил мастер. – Ну что ж, давай, объясняй, чем оснащены, что могут.
– Во-первых, их детали изготавливали лучшие кузнечные мастера Сталеграда, а паровые двигатели создавали в самом Титан-городе, которые употребляют намного меньше воды…
– Меньше это во сколько? – перебил капитана Эор.
– В два раза меньше, чем старые тараны, – с ухмылкой ответил капитан.
– Как так?! Ведь старые тараны в минимум шесть раз меньше этих.
– А вот так, и я хочу тебя удивить, друг мой, экипаж у одного такого красавца составляет сто гномов. Во-вторых, две трети корабля находится на поверхности, и это позволяет развивать ему такую скорость – с весом шестьдесят тысяч тон – это чудо.
– Это самый тяжёлый корабль, когда-либо создававшийся за всё историю нашего мира, ну, по крайне мере, из тех агрегатов, что я знаю, – удивлённо сказал Эор. – На нём мы и поплывём. Мне он понравился, – с улыбкой до ушей произнёс большой гном.
– Я так и думал, – улыбнулся капитан.
Гномы ещё разок взглянули на корабли, а потом отправились обратно на корабль Ярополка. Возвращались они тем же путём, каким и пришли сюда.
Вечерело. Солнце приближалось к горизонту. Небо налилось алыми и жёлтыми цветами. Воздух становился всё холоднее и холоднее, а шум прибоя и свист ветра дополняли эту замечательную картину.
Войдя в каюту капитана, кузнец и пузатый гном увидели спящих за столом друзей – видать перепили немного квасу. Храп раздавался такой, что аж было слышно на палубе. Тихонько сев за стол, Эор громко крикнул в ухо Арнеру:
– Эй! Проснись!
Тот, разумеется, резко вскочил, не поняв, что происходит, и в недоумении молвил:
– Что?! Где?! А, это вы, вернулись наконец-то.
– Ага, – раздался голос Ярополка.
– Ну, что, нашли ли корабль? – жмурясь, спросил механик.
– Не то слово, да и ещё какой, – улыбаясь, ответил ему кузнец.
– Какой? – всё также жмурясь, вымолвил коротышка.
– Огромный корабль-таран нового типа, – сев за стол, ответил капитан.
– Понятно… – зевая, пробубнил старичок. – Эор, у меня есть к тебе одна просьба.
– Ну и какая же?
– Мне надо проснуться.
– И?
– Ударь меня, – жмурясь, сказал головодум.
– Ты чего?
– Чего-чего, ударь! – прокричал Арнер.
– Я не могу тебя ударить, ведь ты же мой друг. Я же ведь получу потом, – вымолвил кузнец.
– Так ведь не в глаз, а так, пощёчину, – пояснил старичок.
И тут на всю каюту раздался звонкий крик: «А-а-ай» – от сильной пощёчины Эора.
– О-о-о, теперь хорошо, – радостно сказал механик. – Благодарю.
– Да не за что.
– Ярополк, ты же ведь нам обещал налить, только что привезённого, эльфийского вина, – припомнил Арнер.
– Кстати, да, – согласился со своим другом большой гном.
– Ой, точно, я же ведь совсем забыл, – взялся за голову капитан.
Пузатый гном встал из-за стола и быстрым шагом вышел из каюты. На палубе никого не было: матросы уже давно спали. Пройдя несколько метров по палубе, капитан подошёл к большому люку, открыл его и спустился по лестнице в трюм. Трюм был просто огромный и набитый битком всякой всячиной: пушками, ядрами, оружием, доспехами, бочками, наверное, со знаменитой гномьей медовухой, сундуками, которые были заполнены чем-то до отказа, и деревянными ящиками, на которых было написано «Эльфийское вино лучшего качества». Ящики были не большие, где-то размером примерно гномам по грудь. Капитан, не думая, открыл один такой ящик и вытащил из него два маленьких бочонка. Потом обратно закрыл его на замок, вылез из трюма, закрыл люк и быстрой походкой отправился обратно к себе в каюту, чтобы угостить своих друзей сладким вкусом эльфийского вина.
Тем временем в каюте:
– Будем будить Кузьму? – с ухмылкой на лице спросил Арнер, сидя за столом.
– Надо бы, – бродя из угла в угол, ответил Эор.
Старичок тихо подошёл к храпящему Кузьме и громко-громко прокричал: «Вставай!». Старый воин мигом вскочил, забренчав доспехами, и, не поняв, что происходит, вытащил из колчана копьё и спросил:
– Что?! Где?!
– Тихо-тихо, успокойся, – обратился к старику кузнец. – Это мы.
– Понятно, – засунул копьё в свой колчан Кузя. – Эор, ну, что, нашёл корабль?
– Да.
– А где Ярополк? – спросил Кузьма.
– Он пошёл за вином, – сев обратно за стол, ответил механик.
– Так это ж прекрасно, – улыбнулся старик.
И в этот момент в дверях показался капитан с двумя бочонками вина. С весёлым лицом, хромой походкой он подошёл к столу, поставил два бочонка, налил всем в кружки вина и произнёс тост:
– Ну, за встречу.
После этих слов, все чокнулись кружками и отхлебнули чуть-чуть. Арнер, распробовав напиток, произнёс:
– Прекрасное вино.
– Я ж говорил. Эльфы же делали, – улыбнулся Ярополк.
– Они же винных дел мастера, – громко засмеялся Эор.
Вся каюта наполнилась звонкими голосами хохочущих во всё горло гномов, да такими, что слышно было даже на палубе, да что там на палубе, даже на улицах бухты было слышно, как хохочут наши герои.
Настала ночь. Солнце скрылось за горизонтом, а его место заняла большая сияющая луна. Яркие звёзды, словно маленькие огоньки, заполонили всё небо, а удивительное северное сияние вовсю сияло, чьи переливающиеся цвета привлекали внимание любого, кто посмотрит на это прекрасное чудо природы.
Тут Арнер встал и произнёс:
– Ну, всё, пара в путь.
– Что, уже? – спросил Ярополк.
– Да, пожалуй, – вставая из-за стола, ответил механик. – Мы и так уже здесь засиделись.
– Давайте хотя бы утра дождёмся, – возразил Эор.
– Ты-то дождёшься, а нам надо ещё пройти через перевал малых троллей, а как вы все знаете, днём там даже эльфийский разведчик не проедет не замеченным. И к сведению, в «Тайных войсках» этих безжалостных огромных убийц используют как ищеек, – объяснил старичок.
– Вы собрались идти через перевал малых троллей?! – вытаращил глаза на механика кузнец. – Это ж, каким надо быть безумцем, чтобы решиться на такое.
– Таким как я! – усмехнулся Арнер.
– То есть, ты всерьёз собрался идти через этот перевал? – спросил Кузьма.
– А что такого-то?
– Да нет ничего, просто оттуда ещё никто не возвращался, – вздохнув, ответил старик.
– А вот мы вернёмся, – улыбнулся коротышка.
– Так мы идём или нет? – встрял в разговор Ярополк.
– Сейчас, подожди, – покосил глаза на капитана Эор.
– Может мы пойдём по дальней дороге, на ней поспокойней будет, – начал умолять старичка старый воин.
– Нет, мы пойдём через перевал – это самая короткая дорога, ведущая в Аз-город! – возразил Арнер.
– Может всё-таки не надо? – робко сказал Кузьма.
– Чего ты боишься? С ними, в отличие от других троллей, договориться можно, – начал уговаривать старика механик.
– Хм… ладно, – наконец-то согласился старый воин.
– Вот и славненько, – улыбнулся головодум. – Выдвигаемся!
– Подождите, дайте я хотя бы своего помощника предупрежу, – вымолвил Ярополк.
– Хорошо, давай только быстрее, – согласился Арнер.
Капитан мигом выбежал на улицу, а друзья его начали потихоньку собирать свои вещи, хотя там и собирать было нечего, всё и так уже было собранно, оставалось только проверить всё ли они взяли или нет.
– Арнер, я доверяю тебе наши сани, береги их, ибо там лежит ценный продукт.
– И какой же? – спросил старичок.
– Медовуха, – улыбнувшись, ответил кузнец.
– А. А. А. А. А-а-а… это что ль? Я его буду беречь, как своего Фокку.
– Благодарю.
– Кстати, а где Фокка? – задал вопрос Арнер.
И вдруг, неожиданно, откуда-то послышалось знакомое уханье.
– Слышал? – прислушался коротышка.
– Ага, – тоже прислушался кузнец.
В дверях показался силуэт блудного филина. Он был весь потрёпанный, грязный и, видимо, уставший.
– Приветствую, – отдышавшись, проговорил филин. – Арнер, стар ты уже стал.
– Ну, есть не много. А к чему ты это сказал?
– Да просто ты и Эор постоянно про меня забывайте. Ладно ты старый, а этот, пенёк ушастый, вспомнить даже обо не мог.
– Ха-ха-ха, он может, – усмехнулся старичок.
– Эй! Не смешно, – нахмурился большой гном. – А как ты нас нашёл-то? – удивлённо посмотрел он на филина.
– Да ваш хохот за многие мили отсюда слышно, – немного преувеличил Фокка.
– Ну-с, господа, пора, больше медлить нельзя, – сказал и вышел на улицу Арнер.
– Так, я не понял, опять в путь? Я ж только-только прилетел, давайте хоть чуть-чуть посидим.
– Нет, не можем, мы итак тут слишком долго сидели, надо выходить, – возразил механик.
– Ладно, хорошо, – согласился Фокка. – Только поеду я на санях, а то я летать уже устал.
– Без проблем, – сказал головодум.
– Ну и где же Ярополк? – вдруг невзначай спросил Кузьма.
Тут в дверях показался капитан с мечом в ножнах. Отдышавшись, он вымолвил:
– А вот и я. Ну что, вы готовы?
– Ну, в общем-то, да, – проверив сани и взяв в руки свой молот, ответил Эор.
Пузатый гном убрал кружки обратно в шкаф, туда же убрал и эльфийское вино и откатил бочонок с квасом к окошку. Все вышли на палубу. Было очень холодно. Гномы даже потирали руки, чтобы согреть их. Им казалось, что все они сейчас замёрзнут и станут похожи на большие бородатые сосульки.
Ярополк запер дверь каюты и повёл всех к перевалу малых троллей. Перевал этот находился на другом конце Бухты несокрушимого флота, так что идти им пришлось не долго. Где-то через час, а может и два, гномы достигли гор.
– Тут, Эор, наши пути расходятся, – посмотрев на горы, вымолвил Арнер.
– Как думаешь, мы ещё когда-нибудь встретимся?
– Не знаю, друг мой, не знаю.
Начался снегопад. Маленькие искристые снежинки медленно-медленно падали на землю.
– Эх, друг, прощай, будь осторожней, – пожал руку механика кузнец.
– Прощай, – ответил коротышка, – и ты тоже будь осторожней. Прощай Ярополк.
– Прощай.
– До свидания, Эор, – сказал Кузьма.
– Пока.
– Прощай Фокка, – выговорил мастер. – Береги своего хозяина, – прошептал он филину.
– Не беспокойся, он вернётся в целости и сохранности, я прослежу за этим, – ответил Фокка.
Капитан и кузнец стаяли и смотрели на уходящих вдаль товарищей, а когда их силуэты исчезли, они направились готовить «Таран-ледоруб» к отплытию.
Глава 9
РОДСТВЕННИЧКИ
В
от уже около часа путники брели по бескрайнему ущелью. Со всех сторон их окружали горы, горы и только горы. Луна озаряла путь. Звёзды всё блестели и блестели на небе, словно множество маленьких угольков. Снега было до такой степени много, что гномы проваливались в него по пояс. Одному Фокке было хорошо, так как сидел он себе спокойно на санях, а хозяин тащит их, кряхтя и что-то бубня себе под нос. Кузьма не отставал, даже на оборот, пару раз он обогнал своего друга, да, порой, так, что потом несколько минут ему приходилось ждать, пока бедный механик, упираясь на трость, дотащит свои сани.
Ветер всё усиливался и усиливался. Метель постепенно превращалась в пургу. Идти становилось всё тяжелее и тяжелее. Из-за пурги ничего не было видно: не своих ног, не даже кончика носа. Прикрывая рукой лицо, старый воин прокричал, идущему впереди, другу:
– Арнер, может, остановимся на ночлег?! Я не могу больше идти!
– Нет, нельзя, если остановимся, то замёрзнем! – прокричал в ответ старичок.
– Что же тогда делать?!
– Идти, дружище, идти!
– Я больше не могу, я устал!
– Терпи друг мой!
Шли они ещё около часа. Пурга не прекращалась, а наоборот усиливалась. Фокка тем временем тихо спал, сидя на санях. Вдруг Кузьма подбежал к своему другу и указал пальцем на подножье горы:
– Смотри… Что это там?
– Похоже на… расщелину, – присмотрелся Арнер. – Пойдем, подойдём поближе.
Давние друзья без подозрений побрели к расколу в твёрдой породе. Свет в ней становился ярче с каждым торопливым шагом. Спустя пару минут старичка осенило:
– Стой! – прокричал он. – Тут же полно нор этих малых троллей!
– Эмм.… Соглашусь, надо уходить отсюда, – не успел Кузьма промолвить эти слова, как сверху послышался хриплый звук рога Афкарата. – Ты слышал это?
– Ой. Ой. О-ой… дело плохо… – засуетился механик. – Что встал столбом? Бежим!
После этих слов, гномы, немедля, побежали прочь, вернее сказать, Кузьма побежал, а Арнер медленно плёлся с санями в руках, упираясь на проваливавшуюся трость. Тогда старый воин подбежал и помог своему другу тащить сани, но далеко им уйти не удалось.
Внезапно из дыр в породе выползли тролли, в честь которых и был назван этот перевал. Ростом они были небольшого – два, а может и три метра – обычный тролль был где-то примерно метра четыре, четыре с половиной, может и больше. Одеты они были в шерстяную кофту, меховую жилетку, меховые варежки, в рваные штаны и валенки, а за поясом у каждого болтался меч. Лица их внушали страх, не от того, что они были страшными, просто разозлились они не на шутку, ведь незнакомцы вторглись в их владения.
Старый воин так и замер от ужаса, а Арнер знал заранее, что такое может случиться с ними. Фокка, окутанный с головы до ног белоснежным покрывалом, всё спал да спал.
Вдруг, подойдя поближе, басом заговорил один из этих троллей – самый бородатый, волосы, свисавшие с висков которого, были закручены в толстые косы, похожие на бивни мамонта, только с распущенными концами:
– Кто вы такие?!
– Мы путники, – ответил механик.
– Чего вам здесь надобно?!
– Да в принципе ничего, – закатил старичок.
– Ну, так если ничего, тогда зачем пожаловали?!
– Просто решили прогуляться по вашим чудным просторам, ведь я наслышан о красоте этих земель, – Арнер огляделся по сторонам и увидел, что ещё несколько троллей подошли к ним.
– Да... Просторы у нас и впрямь чудные, а вот незнакомцев у нас не любят, – сдвинув брови, ответил бородатый и самый большой тролль.
– Так мы же родственники! – воскликнул старичок.
– Какой ещё родственник?! – в недоумении промолвил один из существ.
– Тебя как зовут? – поинтересовался Арнер.
– Иван Большая борода, – гневно сказал тролль.
– Как ты мог забыть то, что ты троюродный племянник моей двоюродной тётки, которая мне приходится четвероюродной бабкой по линии моего пятого отца от начала мира, – запутывая громадин, говорил старичок.
– Чаго?!
– Чаго-чаго, родственник ты мой, – ответил механик.
Существо нагнулось и обняло Арнера. Старичок в растерянности сказал:
– А-ха-ха, здорова, брат мой!
– Пошли, отужинаем, хоть уже и поздно, надо есть нам, да надо… – протяжно произнёс глава «банды».
– Ты что? Совсем уже? У нас война на носу, а ты отужинать собрался, некогда, – прошептал на ухо оборотню Кузьма.
– Увидишь мой план, не выдай нас самое главное, – в ответ, сквозь улыбку, смотря на рыжие косички усов тролля, торчащие в стороны, промолвил Арнер.
Через несколько секунд к героям подошли мощные и вонючие чудища, посадили их на шею и побрели в неизвестном направлении.
– Уважаемые тролли, не могли бы взять вот эти вот сани? – сидя на шее у громилы, указал на сани механик.
– Нет проблем.
К саням подошёл тролль и не потащил, а взял их на руки. Фокка, как будто ничего не ощущая, безмятежно спал. Его так запорошило снегом, что похож он был на снеговика с клювом вместо морковки.
– Куда вы меня тащите, я вас всех перебью! Снимите меня! – начал возмущаться Кузя.
– Помолчи! – крикнул, сидя на длинноволосом тролле, Арнер.
– Ладно-ладно! – проворчал в неудовольствии старый воин.
Существа шли строем в две колонны. Во главе шёл Иван, рядом барабанщик, задавая ритм литаврой. Сугробы становились всё глубже, но через пару минут механик своим бирюзовым глазом увидел пещеру, куда и направлялись «умные».
Тролли, придя в пещеру, друзей приняли с почестями, поставили сани возле входа, достали вяленое мясо, медовуху, квас. Арнер спросил невзначай:
– У вас же много пещер, а нет такой, которая вела бы прямо к главной дороге до Аз-города?
– Есть, ещё бы её и не было, как бы мы тогда в такую пургу грабили торговые повозки? – без колебаний ответил Большая борода.
Спустя часа пира, Арнер уговорил их провести до главной дороги сокращённым путём. Шли они гуськом по узенькой тропке через горы. Головодум тащил сани с ценным грузом и Фоккой. Снег всё шёл и шёл; ветер дул и дул, набирая силу. Вдруг, неожиданно, со снежных горных вершин сошёл снег. Троллям и гномам повезло: они успели отбежать, а то так бы и лежали под несколько метровым слоем снега. Громилы своими большими руками проделали сквозной тоннель. Через час путники дошли до Огромной горы, у подножья которой находилась пещера. Внутри её было темно и сыро. Арнер, заглянув во внутрь, спросил у Ивана:
– Это она?
Тролль, почесав затылок, ответил:
– Она самая.
– Ну, тогда прощайте, – сказал старичок.
– Прощайте. Идите всё время прямо.
Громадины развернулись и побрели к своему логову, а друзья же, посмотрев друг на друга, зашли во тьму.
В пещере было жутко. По всюду свисали сталактиты, и изредка попадались сталагмиты и сталагнаты, а под ногами хрустел тоненький лёд. От одного единственного вздоха слышалось громкое пугающее эхо. Создавалось ощущение, что кто-то или что-то тихо бредёт по пятам за гномами, поэтому Арнер и Кузя частенько оборачивались. Помимо этого, у путников было странное чувство, что вот-вот на них сейчас кто-то нападёт. Друзья предались ложному чувству и крепче взялись за оружие, но кошачье зрение старичка давало понять, что всё в порядке.
В пещере было много разных ответвлений, но тролли друзьям наказали идти всё время прямо, так что с выбором нужного пути у них проблем особых не возникало.
Спустя полчаса, путники решили устроить привал, так как они ужасно устали и им очень хотелось спать. Устроившись поудобней возле стены, они моментально заснули, ну а Фокка и так уже спал. Пещеру наполняло эхо от гномьего храпа. Так они и проспали до самого утра…
Глава 10
НАЧАЛО МОРСКОГО ПУТЕШЕСТВИЯ
Т
ем временем Эор и Ярополк готовились к отплытию. Они вместе загружали припасы в трюм: еду, питьё, оружие, снаряжения и другие необходимые вещи; осматривали всё ли налажено или нет; матросы мыли палубу, готовили топливо и прочее. В общем, где-то через часа полтора, а может и два, корабль был полностью готов к отплытию, да и команда тоже, но друзья решили подождать до утра. Устав, они легли спать прямо на корабле-таране.
Настало утро. Все заняли свои места: адмирал и капитан устроились в каюте, водитель встал за штурвал, матросы – в своих каютах, ну а механики – в машинном отделении. Адмирал Эор скомандовал страже открыть ворота и те послушно начали крутить колесо. Ворота открылись и корабль «Таран-ледоруб» отправился в плаванье.
Погода была не из лучших. Начался сильный дождь. Сильный ветер дул и дул, нагоняя большие волны. Капли дождя постукивали по стеклу и железной обшивки корабля.
Эор и Ярополк, находившись в каюте, что-то обсуждали за бочонком кваса.
– Да, – вздохнул кузнец, – погода прямо на заказ.
– И не говори, – согласился пузатый гном.
– Как там интересно наши друзья? Они же пошли через тот проклятый перевал, а там ты сам знаешь, кто там водится, да и ещё погода такая ужасная, – поинтересовался Эор, отхлёбывая квас и смотря в окно.
– Ни чего с ними не случится, – ответил Ярополк. – Они искусные воины, они справятся.
– Надеюсь.
На окнах виднелись узоры, оставленные морозом. Ветер свистел всё сильнее и сильнее.
– Эор.
– А?
– Когда доберёмся до нужного нам места, что будем делать?
– Ну, сперва, наведаемся к моему старому приятелю эльфу, – ответил кузнец. – В последний раз я его видел, еще, когда он был обычным воином, а сейчас я слышал, что он уже стал полководцем.
– Стоп, а как ты мог знать, кем он сейчас стал, если живёт-то он за тридевять земель?
– Так я ж до сих пор со своими сослуживцами общаюсь, в вартагских тавернах, бывало, посидим, поговорим, а многие из них и сейчас бороздят просторы морей и частенько к эльфам наведываются, по крайне мере года два-три назад – точно, а, вот, последнее время что-то перестали…
– А как ты со своим другом-эльфом-то познакомился?
– Да было дело, – начал Эор. – Я тогда служил на флоте помощником капитана…
– То есть, это было давно? – с ухмылкой перебил своего друга Ярополк.
– Не перебивай… Так, на чём это я? Ах да, ну так вот, я тогда служил помощником капитана и плыли мы прямиком в эльфийское королевство – я тогда был на торговом судне и надо было доставить в их королевство оружие, разумеется, не за красивые глаза.
И вот, значит, подплываем мы к докам и… никого, всё горит, дымится, повсюду валяются мёртвые тела эльфов и ещё каких-то странных существ, я пригляделся и узнал в них орков. Я доложил своему капитану об увиденном, он, конечно же, мне не поверил, мол, как это так? Чтоб самих эльфов убили, да не может быть. Я ему объяснил, что так вот оно так, и привёл его самого взглянуть на это. Он своим глазам не поверил. Ну и вот тогда мы решили поискать выживших. Мы взялись за оружия и принялись рыскать по всем докам, в поисках хоть одной живой души. И как ты думаешь? Кого мы нашли раненым под полуразваленным домом?
– Кого же? – в недоумении спросил Ярополк.
– Того самого моего друга, вернее, моего пока ещё будущего друга. Мы его, разумеется, вытащили, подлечили, в общем, поставили на ноги. Он представился мне Ларсером, ну и я тоже назвал ему своё имя. Я у него потом ещё спросил:
– «А где все эльфы?»
А он мне:
– «Нас застали врасплох орки. Они вышли из леса и, неожиданно напав, перебили всех. Один я вот остался в живых, да и то, если бы не вы, то так бы и помер под этими завалами».
А я ему:
– «Да не за что. А куда эти грязные твари потом направились?»
– «К главному городу Элькару», – ответил он мне.
Мы предложили ему свою помощь, и он с радостью согласился. После этого мы направились вслед за Ларсером к Элькару. По пути нам попадались немногочисленные отряды орков, но мы их всех, естественно, перебили. Через час мы достигли цели и узрели полыхающий, полуразрушенный, окружённый полчищами созданий Родла, город.
– А что было дальше? – опять перебил своего друга Ярополк.
– Хватит меня перебивать… Так, что было дальше? А дальше мы ринулись в атаку, кое-как добрались до города, вернее, до его руин и помогли отбить атаку орков. Мы, кстати, притащили с собой несколько корабельных пушек. В общем, устроили жару. Многие из нашей команды погибли, но тех, кто выжил, наградили, причём довольно-таки хорошо, и поблагодарили за помощь, – окончил свой рассказ Эор.
– Да, история, – удивился пузатый гном, попивая квас.
– И не говори.
– У тебя прямо вся жизнь сплошное приключение.
– Ну, есть не много.
– Ого, не много, то помог эльфам, то попал в плен к оркам и вот сейчас вместе с Арнером спасаете своё королевство, да и целый континент.
– Да уж.
Дождь за окошком всё шёл да шёл, не переставая. Ветер нагонял большие чёрные тучи.
– Видать скоро шторм начнётся, – налив в кружку ещё кваса, невзначай вымолвил Ярополк.
– Может быть, – сказал Эор.
– Я слышал, что в этой местности много пиратов водится, это так, Эор?
– На счёт пиратов не знаю, – допив квас, ответил кузнец, – а вот на тот счёт, что здесь частенько плавают суда других королевств, это точно, да и попадаются не всегда добрые.
– Да, дела, – удивился пузатый гном.
– Я-то, как ни как, не в первый раз в этом море плаваю.
Корабль, не останавливаясь, всё шёл вперёд. Капельки дождя постукивали по его обшивке. Волны врезались об борта корабля, из-за этого его немного покачивало.
– Похоже, что шторм начинается, – попивая квас, сказал Ярополк.
– Только этого нам не хватало…
Глава 11
ВЕЛИКИЙ АЗ-ГОРОД
У
тром гномы продолжили путь по тёмной пещере. Слышалось эхо, свистевшего снаружи, ветра. Фокка, отоспавшись, наконец-то проснулся. Посмотрев по сторонам, он не понял, где находится, и поэтому спросил:
– Арнер, где это мы?
Старики чуть в обморок не упали от, неожиданно прозвучавшего, голоса филина, так как в этой пещере и так было страшно, а тут ещё за спиной кто-то что-то у тебя спрашивает.
– А-а-а! Фух… напугал… О-о-о, проснулся наконец-то.
– Ага. Ты не ответил на мой вопрос, где мы?
– Мы в пещере. Она ведёт прямиком к дороге на Аз-город.
– А как вы её вообще нашли?
– Тролли подсказали, – ответил механик.
– Т-т-тролли?! – выпучив глаза, запнулся филин.
– Да, тролли, – подтвердил коротышка.
– А как вы...?
– Как мы их уговорили? – спросил Арнер. – Да тут всё просто, мы их развели, – улыбнулся старичок.
– Понятно, ну почему я пропускаю всё самое интересное?
– Ты спал.
Пещера всё продолжала и продолжала тянуться вдаль. Казалось, что она никогда не кончиться, и путники будут вечно бродить по ней. Через час, гномы уже потеряли надежду выбраться отсюда, но тут вдруг Кузьма, шедший впереди, громко вскрикнул:
– Смотрите, выход!
Арнер и Кузя, обрадовавшись, побежали к выходу, а Фокка пытался удержаться на, подскакивающих на каждой кочке, санях.
Пурга стихла, и её место занял падающий снег. Утренние солнечные лучики заиграли на лицах путников. Друзья, не много постаяв и посмотрев куда-то вдаль, подышали свежим воздухом и пошли дальше. Напоследок, механик бросил взор на, величественно стоящую позади путников, гору. Порода отливала ярким зеленоватым оттенком под теплыми солнечными лучами – это искрилась изумрудная руда – вся гора была просто облеплена ею. По всей её поверхности торчали маленькие и большие, запорошенные снегом, зеленоватые кристаллики.
Арнер не мог оторвать взора от такой красоты. Он задумался и погрузился всем своим сознанием глубоко-глубоко в недра своего разума. Перед глазами мелькала первая встреча его и кузнеца, как он тогда попросил Эора выковать ему кинжал, и первые дни похода. Но долго думать ему не дал его старинный друг:
– Друг, о чём думаешь-то? Нам идти надо.
– Да так, просто вспомнил первые дни нашего с Эором похода. Видишь эту гору?
– Ну, вижу, а что это за гора-то?
– Изумрудня, – со вздохом ответил старичок. – Мы же с Эором как раз и хотели дойти до этой горы, а потом отправиться обратно в нашу небольшую деревеньку, но наши пути разошлись, и я даже и не представляю, когда мы снова свидимся, ну а если свидимся, то обязательно поведаю ему о том, что его друг добрался-таки до той самой горы, до которой мы и планировали.
– Обязательно расскажи, да и не только об этой горе, – положа свою ладонь в кожаных перчатках на плечо Арнера, молвил Кузя, – а сейчас нам пора.
Арнер ещё разок взглянул на Изумрудню, а затем отправился в путь.
После случая с троллями с гномами больше ничего не приключалось. Шли они спокойно, дорога была ровной и протоптанной множеством чужих ботинок. Снежинки тихо падали на землю, а бывало, и кружились на ветру. Снег под лучами солнца искрился, словно языки пламени, и звонко скрипел под ногами, а заснеженные деревья были похожи на большие полыхающие факелы.
Где-то через день, а может и через два, путники наткнулись на многолетнюю дубраву. Разумеется, гномы вошли в этот, бескрайний на вид, лес, так как дорога вела прямо через него, никуда не сворачивая. Зайдя в эту дубраву, Арнера нахлынули воспоминания о той другой дубраве, где они с Эором отражали атаку воинов грагского колдуна, да и как он сам вместе с Фоккой подпалил самому колдуну мягкое место. Дубы, запорошенные снегом, в этом лесу были похожи на больших могучих воинов в сияющих доспехах, стерегущих покой многовековой дубравы.
Друзья решили не останавливаться, а идти дальше и дальше. Лишь под вечер они решили устроить привал, да и то ненадолго. Они пожарили колбаски, которые всё никак не заканчивались, и принялись уплетать их за обе щёки. Филину тоже достались колбаски, но ел он их, не слезая с саней. Поев, путники потушили костёр и двинулись опять в путь.
– А ты чего всё на санях сидишь? – спросил филина Арнер.
– Силы берегу, – зевнув, ответил Фокка.
Настала ночь, и весь лес окутала непроглядная тьма. Лишь луна кое-как, но освещала путь путешественникам, а звёзды блестели на небе, словно множество маленьких-маленьких снежинок под ночными лунными лучами. Ветер морозил им щёки да носы. Они так и не уснули, все, кроме Фокки – он-то моментально уснул, а почему бы и нет? Едешь себе на санях, ничего не делаешь, а тебя кормят, да и ещё и катают.
Ночь у друзей выдалась тяжёлая: спать хотелось практически на каждом шагу, дрёма так и тянула их ко сну, но не сгибаемые гномы не подались сну и не остановились, чтобы поспать, хотя и глаза у них уже слипались и подкашивались ноги, но это всё мелочи.
Утром они так всё и шли да шли, но вдруг, не выдержав больше, Кузьма выкрикнул:
– Давай остановимся и отдохнём, мы всю ночь шли, давай хотя бы сейчас чуть-чуть поспим. Одному Фокке хорошо: он спал всю ночь, а мы нет!
– Мы должны идти, – спя на ходу, промямлил Арнер.
– Я больше не могу и ты, по-видимому, тоже!
– Ладно-ладно, давай поспим. Фокка разбудишь нас через часа два-три?
– Хорошо.
Гномы легли под большой ветвистый дуб и уснули. Вся дубрава наполнилась громким храпом двух друзей. Несколько часов бедный филин слушал невыносимый храп. Он даже пытался заткнуть уши, чтобы не слышать это, но всё без толку. Спустя ещё пару часиков, он наконец-то разбудил своего хозяина и друга, так как больше не выдержал:
– Подъём!
Те резко вскочили и в недоумении спросили:
– Что? А? Где?
– Тихо-тихо, это я.
– А, Фокка, это ты…, фух…, сколько ж мы спали? – потерев свои глаза, спросил Арнер.
– Где-то около шести часов, а может и больше.
– Ого, а ощущение, что целых два дня спал непробудным сном.
– Согласен, – согласился Кузя, – чувствую себя бодреньким. Вот теперь можно и идти.
– Ну, тогда, в путь, – встав, сказал механик.
И друзья снова двинулись в путь. Бесконечная, на вид, дубрава, казалось, и не думала заканчиваться: она как будто бы не хотела отпускать своих гостей, шепча им на ухо «Останьтесь, вы так устали…». Этот голос был на столько сладким, что даже несмотря на то, что гномы уже отдохнули, им странным образом захотелось вздремнуть ещё, ещё и ещё, а лес то и дело поддерживал это чувство, периодически подбрасывая дрова в костёр: по сторонам тропы, по которой брели путешественники, то тут, то там мелькали большие, размашистые, с густыми сетями веток дубы, под которые так и хотелось лечь, закрыть глаза и насладиться сладким сном…
Кузе, порой, казались вместо дубов мягкие, тёплые, большие кровати, на которые так и хотелось плюхнуться и уснуть – что за дивные видения в этой дубраве?.. А может это чьи-то чары?.. Проказницы феи, скорее всего, шалят – они любят накладывать чары на путников, таким образом одурманивая их, ну, а потом с этими, потерявшимися «в пространстве» и полностью подчиняющимися их воле, «марионетками» они могли делать всё, что им только вздумается: могут просто съесть, а могут использовать их в своих целях, например, в качестве рабов… Эх, многих доблестных воинов слопали эти хитрые существа: как, прошедших не один десяток битв, опытных вояк, так и ещё совсем зелёных новобранцев, которые, возможно, достигли бы чего-то большего. Но судьба – штука коварная: порой, ты даже и не знаешь, как она себя поведёт по отношению к тебе…
Спустя, примерно, полтора-два часа, путники, наконец-то, вышли из этого проклятого места, и пошли уже по чистому заснеженному полю. Видно не было ни единого деревца, все они как будто в один миг исчезли, не оставив после себя ни одного пенька, только небольшие кустарники кое-как, но устилали бескрайние просторы снежной пустыри.
И вот, наконец, в дали путники узрели башни крепости Аз-города.
– До города осталось примерно около двух часов пути, – вглядываясь вдаль, вымолвил Арнер.
– Ну, тогда, где-то к обеду мы уже будем в городе, – подтвердил Кузя.
– Чего стоим? Идёмте, – скомандовал Фокка.
Гномы ускорили шаг. Ветер свистел в ушах, нос и щёки покраснели, вернее, нет, уже посинели, а вся растительность на лице покрылась инеем. Снежинки врезались прямо в глаза, но это не останавливало друзей. Город медленно-медленно приближался всё ближе и ближе, пока перед путниками не возникли огромные каменные врата и крепостная стена. Гигантская крепостная стена, сконструированная из множества слоёв камня, обхватывала весь город. Стена надёжно защищала столицу и его жителей, а боевые и сторожевые островерхие башни, которых было как грязи, обеспечивали дополнительную защиту. И тут где-то с вершины высокой сторожевой башни послышался голос:
– Вы кто такие?! Чего вы здесь забыли?!
– Я Арнер – механик из Вартага, это Кузьма – пограничник, а это мой филин! – громко отозвался механик.
– У-у, – подал голос Фокка.
– Мы пришли с важными вестями для короля! – добавил Арнер.
– Хм… тогда проходите, – ответил часовой. – Открыть ворота!
Врата Аз-города отворились, и глазам друзей представился великолепный пейзаж города: множество различных домов, сконструированные из прекрасно отшлифованного камня с росписью, торговые лавки, которые стояли на каждой улице по пять, а может и по шесть штук. Помимо торговых лавок, на улицах города находились по одному, а может и по две, оружейные лавки, кузнечные лавки, портные, гончарные и другие. Практически в каждом уголке столицы гордо возвышались ввысь статуи воинов и памятники былых королей, а, запорошенные снегом, парки и сады дополняли изумительный пейзаж славного гномьего города.
Но самым прекрасным и зрелищным был королевский замок. По красоте он превосходил все здания города, да что там, и все здание других городов Эдилии. Врата его были украшены различными самоцветами: рубинами, изумрудами, сапфирами и другими драгоценными камнями; великолепный портик был сконструирован из огромных каменных колон с резными капителями. Как и все здания Аз-города, королевский замок был сделан из камня, но, в отличие от других домов, камни замка были отшлифованы намного лучше, да так, что солнечные лучи отражались при попадании, и от этого замок блестел, словно сделан он был вовсе не из камня, а из драгоценностей. Путники от изумления разинули рты – они в жизни не видели такой красоты, даже в Вартаге.
Жизнь в городе кипела вовсю. Все жители были чем-то заняты: кто что-то мастерил в кузнечной и других лавках, кто просто прогуливался, а кто что-то покупали в торговых лавках. Идя по улицам города, друзья никак не могли налюбоваться красотами столицы.
Через полчаса они достигли замка. Вход в него охраняла грозная на вид стража: большие нахмуренные брови виднелись из-под железного посеребренного шлема; большой нос испускал пар; длинная борода грациозно извивалась на ветру; их железные посеребренные доспехи, щит и клевец с длинным древком, похожим на пику, ярко-ярко сияли под лучами солнца. Головодум попросил у них разрешения впустить их. Те, естественно, поинтересовались кто они и что им надо, но всё-таки пропустили странников вовнутрь.
Внутреннее убранство замка просто ошеломляло того, кто зашёл бы сюда. Различные картины висели на стенах в большом количестве – их было ни счесть. Огромные горельефы изображали различные картины из жизни гномов, в том числе и войны. Статуи воинов и кого-то ещё гордо, как живые стражники, стояли по углам. Канделябры освещали помещения замка тусклым светом. Роскошная мебель дополняла интерьер каждой из множеств комнат и зал. Алые ковровые дорожки простилались из комнаты в комнату, из зала в зал. В общем, залы замка были просто великолепны.
Путники даже боялись наступить на ковровою дорожку – м??? ?? ??? ????????, ? ????? ???? ?? ??? ?? ??? ????? ????????, ?? ??? ??? ?? ??? ? ????? ????? ?? ???, ? ??ало ли ещё заляпают, а потом тебе за это по шее могут надавать, да что там по шее – секир башка и… всё, – поэтому при входе в замок, они вытерли ноги несколько раз. Стража повела их в тронный зал, который находился на втором этаже. И тут перед ними возникли большие золотые двери, расписанные различными узорами. Стражники приказали стаять и ждать, пока им не разрешат войти, а сами, открыв двери, вошли в зал. На большом золотом троне, украшенном драгоценными камнями, сидел бородатый гномьий владыка. Одет он был в алую мантию с шерстяной накидкой, в большие сапоги из дубленой кожи, в серые штаны и в белую рубашку. На груди у него виднелся золотой медальон, а на голове красовалась роскошная золотая корона. Подойдя к королю, они поклонились ему, а затем доложили:
– Ваше величество, там к вам пришли какие-то гномы, говорят, что у них для вас важные новости.
– А имена у них имеются? – спросил король Феодор.
– Ну… – задумался стражник, – они представились Арнером и Кузьмой.
Король, услышав знакомое имя, удивлённо посмотрел на стражника, и тотчас же спросил:
– Как ты сказал? Арнер?
– Вроде, да.
– Впусти их.
Двери распахнулись, и друзья вошли в зал, разумеется, прихватив с собой сани с вещами и Фоккой. Король встал со своего трона и, улыбнувшись, направился к гостям. Механик с распростёртыми объятиями направился навстречу королю, и те обняли друг друга.
– Арнер, сколько лет сколько зим!
– Я тоже рад видеть вас, ваше величество!
Все, находящиеся в зале вельможи, стражники, Кузьма и прочие, разинули рты от удивления – они не ожидали такого.
– А. А. А. А. А. А… это как понимать? – удивился Кузя и тут же сел на колени.
– Очень просто, – отозвался Фокка – он единственный во всём тронном зале не удивился тому, что его хозяин и король обнялись. – Они старые знакомые. Сдружились за всё то время, пока Арнер верой и правдой служил в армии.
– Ого.
Прекратив обниматься, король задал вопрос всем своим вельможам и стражникам:
– Ну чего рты раззявили? Он друг мой старинный, отличный воин, причём со званием воеводы Вартагского участа… Арнер мне как брат родной…
– Но, ваша светлость, позвольте, как по мне, так непристойно гному королевской крови заводить дружбу с… простолюдином, пускай он даже и в чине воеводы – послышался чей-то голос.
– Так, это кто там вякает?! – нахмурив брови, король бросил на вельмож взгляд полный злобы.
Тишина.
– Я ещё раз спрашиваю, кто это там учит меня как нужно жить?! – в ярости король топнул ногой.
Тут из толпы вельмож вышел лысый, длиннобородый, одетый в коричневый кафтан с длинным воротом гном и молвил:
– Ваша светлость, я нисколько не собираюсь вас учить, я просто…
– Так, я вижу ты секир башка захотел, так я это быстро могу устроить! – подойдя к нахалу, владыка схватил его за, просматривающийся из-под кафтана, ворот рубахи.
– Ваша светлость...
– Чаго «ваша светлость»?! – передразнил дерзилу король. – Ты не раз мне уже дерзил. Стража! Проводите-ка вы этого товарища к нашему палачу! – подмигнул воякам монарх. – Он его уже давно дожидается.
По приказу владыки стражники схватили наглеца и поволокли его к Ефиму-палачу, который ещё пару недель назад взял отгул у короля и отправился навестить своих родных в небольшую деревеньку Пограничье, которая находилась возле границы Центрального и Юго-Восточного участа. Но нахал этого не знал…
– Умоляю, пощадите, – со слезами на глазах молил о пощаде дерзила.
– За свои поступки и слова нужно отвечать.
После этих слов стражники выволокли гнома из тронного зала.
– Итак будет с каждым, кто посмеет ещё мне дерзить.
Все остальные вельможи тут же всполохнулись.
– Феодор, это что сейчас было? Зачем бедного гнома на плаху-то сразу?! – в недоумении поинтересовался старичок.
– Ой, да на какую плаху, палача нашего уже несколько недель как нет, к родственникам отправился в Приграничье.
– Не понял? – снова в недоумении спросил Арнер.
– Чего ж тут не понятного-то. Палача нет, а этот… смелый в темнице пару деньков посидит, одумается, понервничает, зато это послужит ему уроком.
– А не слишком уже ли жестоко вы его разыграли?
– Да ладно… Пойдём-ка, друг мой, лучше отпразднуем твоё прибытие, – всё улыбался Феодор. – Эй! Накрывайте столы…
– Подожди… те, мы с моими друзьями пришли к тебе не для того, чтобы чаи гонять, – вымолвил Арнер. Потом достал свою шапку ушанку и одел её. – Мы пришли тебе доложить, что надвигается война – ужасная, всепоглощающая война, – добавил он.
– Какая война? Ты что такое говоришь? – в недоумении спросил король. – Так, а почему я о ней ничего не знаю? – обернувшись к своим военачальникам, которые стояли у трона, задал ещё один вопрос владыка.
– Мы о никакой войне не знаем, ваше величество! – гордо вскинул голову какой-то воевода – Арнер их не различал, так как снаряжение и знаки у всех были одинаковы.
– Феодор, они не могут ничего знать о войне, я сам только недавно узнал о ней, – сказал механик.
– Т-а-ак, – король, кряхтя, сел на трон, – рассказывай и всё в мельчайших подробностях.
Арнер начал свой рассказ. Речь шла как обычно о шайке гоблинов, о принце гоблинов, о том, как они вместе с кузнецом встретились с колдуном Грагаса и отразили его атаку, а сам старичок вместе со своим филином подпалили ему мягкое место. Потом коротышка рассказал то, что он услышал из уст Торбека и всё в этом роде.
В общем, рассказ заместителя короля продлился примерно полчаса. Услышав всё это, король погрузился в глубокое раздумье. Он думал, как спасти свою любимою Эдилию и всех тех, кто в ней живёт. Военачальники тоже принялись шевелить извилинами, закалившегося в многочисленных давнишних сражениях, мозга.
Спустя полтора часа, Феодор наконец-то заговорил. Лицо его было объято тревогой, а глаза полыхали яростью и ненавистью к колдунам:
– Где ты говоришь твой друг, этот… как его… Эор?
– Отправился просить о помощи у эльфов, – ответил старичок.
– У эльфов? – усмехнувшись, спросил Феодор. – Разве эльфы помогут нам в этой войне? Я не припомню ни единого случая, когда эти доходяги помогали гномам в войнах. А тамошний король? Его вообще кроме своего королевства ничего не интересует. Так что, вряд ли нам они помогут.
– Тьфу, да это вообще не проблема, – усмехнувшись, сказал механик. – Эор как-то мне рассказывал, что в эльфийском королевстве у него есть друг. Так что, эльфы, возможно, помогут нам.
– Ну, а ты, куда потом пойдёшь? – подперев голову рукой, спросил владыка. – Не уж-то ли к людям?
– Так точно, – ответил головодум.
– Что?! К этому толстяку Феофану Мудрому, который только орёт и ест всё подряд?! А его сын – принц Андреан, которого за свой рост каланчой прозвали, весь в папку пошёл: тоже орёт, но мало ест.
– Других вариантов нет, друг мой, – вздохнув, ответил Арнер.
– В принципе-то, ты прав, других вариантов нет, кроме как наведаться к людям в Бехай, – согласился король. – Что ж, ты правильно сделал, что первым делом предупредил короля своего королевства, теперь мы предупреждены. Военачальник Фрол, готовьте войска, а тебе, друг мой, я пожелаю удачи в твоём не лёгком пути. Прощай. Может, некогда поистине мудрый, Феофан одумается и поможет нам, а не станет только свою пятую точку прикрывать. Эх… буду надеяться…
– Я тоже… Ну, прощай… те, – отозвался механик.
– Может, всё-таки останешься, отдохнёшь с дороги? – предложил владыка.
– Пожалуй, что нет, надо спешить, – молвил механик.
– Ну, как знаешь, ещё раз удачи тебе и ещё раз прощай.
– Прощай… те.
Головодум взял свои сани и вместе с Кузей вышел за пределы тронного зала. Они спустились по, искусно сделанной, лестнице и направились к воротам на улицу. Выйдя на улицу, коротышка вдохнул глоток свежего воздуха и со спокойной душой вымолвил:
– Ну, вот и всё, теперь я могу спать спокойно. Король предупреждён, а вместе с ним и вся Эдилия, а предупрежден, значит, вооружён.
– Это уж точно.
– Ну, товарищи, – Арнер обратился к Кузе и Фокке, – в путь.
– В путь, – отозвались те, к кому обращался старичок.
И путники снова отправились в долгий и не лёгкий путь, но не успели они и шагу ступить, как распахнулись ворота и к друзьям подошёл седой большебородый, гном в очках и произнёс:
– Извините, король приказал выделить вам машину на паровом двигателе, чтобы облегчить вам путь.
– О, как, – удивился старичок. – Ну, хорошо, ведите.
Большебородый гном провёл путников в мастерскую, которая находилась неподалёку от замка. Придя туда, путники узрели небольшую, двухместную, железную, с двигателем, похожим на два котла, машину. После того, как седой гном завёл этот агрегат, из его трубы повалили клубы пара.
– Вот, это «Тарахтелка», – молвил гном в очках.
– А почему её так назвали? – улыбнувшись, спросил Кузя.
– А назвали её за, соответствующий её названию, звук, который она издаёт. Вот, слышите? «Тар-тар-тар-тар-тар-тар-тар». Она, как бы, тарахтит.
– Не развалится? – занервничав, спросил пограничник.
– Обижайте.
– Ладно, сойдёт, – сказал Арнер.
– Тогда, прошу, присаживайтесь.
Друзья прицепили к заду парового агрегата свои сани, сели и, попрощавшись с седым гномом, поехали.
Глава 12
«ГОРЯЧЕЕ» МОРЕ
Т
ем временем, в Холодном море начался шторм. Корабль качало туда-сюда, туда-сюда. Волны вырастали до таких размеров, что ударяясь об борта славного судна, могли случайно затащить моряков в свои холодные тёмные воды.
Адмирал и капитан в каюте еле-еле стаяли на ногах; стол ходил ходуном; посуда выпадала из одного единственного шкафа; бочонок с квасом катался по всему помещению.
За окнами слышались раскаты грома; молнии сверкали ярче, чем летнее солнце; огромные волны баламутили море и раскачивали корабль так, что создавалось ощущение, что судно вот-вот сейчас перевернётся; Ярополк побежал к штурвалу, чтобы взять управление в свои руки. Взяв штурвал, он начал выравнивать судно и кое-как избегать волн. Показав, как правильно надо водить корабль в шторм, пузатый гном отдал управление водителю, а потом направился обратно в каюту. Дождь звучно барабанил по обшивке. Ветер всё нагонял и нагонял волны. Чёрные тучи были такими густыми, что аж солнечный свет не мог протиснуться сквозь них. Тьма наступила…
Прошло около двух часов, а шторм всё не утихал, даже наоборот, постепенно усиливался. Гром гремел всё чаще и чаще, гроза сверкала всё чаще и чаще. Казалось, что всё это никогда не кончиться.
Командующие судном приколотили гвоздями бочонок с квасом к столу, чтобы тот не укатился от них в очередной раз. Подняв с пола кружки, они налили себе славного хлебного напитка и принялись что-то обсуждать.
– Проклятый шторм! – сев на свой стул, прокричал Эор. – Всё не утихает, зараза.
– Да и, кажется, не собирается утихать, – согласился Ярополк, смотря в окошко и попивая квас.
– Надеюсь, что с нами больше ничего не приключиться, – сказал кузнец, держа в руке кружку с только что налитым квасом.
– Очень на это надеюсь, – согласился капитан.
Тут мастер прислушался и произнёс в пол голоса:
– Ты ничего не слышал?
– Нет, а что? – ответил пузатый гном.
– Да ничего.
Ярополк тоже прислушался и молвил:
– Что это за звук?
Вдруг из-за горизонта сверкнули яркие, похожие на звёздочки, маленькие огоньки. Быстро-быстро они приближались к судну, оставляя за собой ярко светящийся хвост. Эор, посмотрев в окно, соскочил со стула и крикнул на всё каюту:
– Ложись!
После этого Ярополк повернул голову и увидел за окном приближающиеся шары. Ничего не говоря в ответ, он упал на пол и прикрыл руками голову.
Раздался взрыв. Ударная волна выбила все окна в каюте. Капитан и адмирал вылетели за дверь – на палубу судна. Встав, подняв свою шапку адмирала и отряхнув её, кузнец бросил взгляд в ту сторону, откуда появились эти странные объекты. На горизонте показалось множество деревянных кораблей: больших и маленьких – и плыли они на тёмных парусах. Все они поочередно выстреливали теми самыми полыхающими шарами.
Снаряды быстро-быстро приближались к кораблю. Конечно, многие снаряды, то перелетали, то не долетали, а те, кто долетали, взрываясь, создавали мощную взрывную волну, сносившую всё на своём пути. Опомнившись, гномы разбрелись кто куда: кто по каютам, а кто к механизму, который приводил таран в действие. Эор решил сам управлять кораблём. Скомандовав по передатчику машинному отделению, чтобы те завели двигатель на полную мощность, он повёл судно на всех парах прямо на, невесть откуда взявшиеся, корабли.
– Эх, вспомним молодость, – сказал своему другу мастер.
– Давай покажем этим нахалам, где раки зимуют! – отозвался капитан.
Залпы всё не прекращались. Многих матросов, тех, кто не успели спрятаться, взрывом снарядов отбрасывало в море, а многих и вовсе разрывало.
– Иди и прикажи воинам браться за оружие, – скомандовал адмирал.
– Зачем? – в недоумении спросил пузатый гном.
– На абордаж пойдём, – уставив взгляд на вражеские корабли, с ухмылкой ответил Эор.
Капитан мигом направился к своим подчиненным. Спустившись по лестнице, он оббежал все каюты со словами: «К оружию!».
– Это мы, господин, с радостью! – хором отзывались воины.
Вояки послушно одели поверх своих свитеров кольчуги, железные шлемы с наносником на головы и взялись, кто за мечи, кто за молоты, кто за топоры, а кто и вовсе брал кинжалы. Многие, также, взяли метательные копья и луки со стрелами.
«Таран-ледоруб» шёл на всех парах прямо на врага, а те не прерывно по нему давали очереди залпов. Большинство снарядов рикошетом отлетали в сторону и тонули в пучине моря, но некоторые всё-таки достигали цели. От взрывов обшивка трещала по швам, да что там, и вовсе разлеталась на мелкие кусочки, но адмирала это не останавливало. В воздухе стало пахнуть гарью; гномьий корабль горел, как древесина в костре, но, не смотря на мощные залпы вражеских орудий, он держался молодцом. Гром всё так и гремел; гроза не прерывно продолжала сверкать; ветер всё усиливался, нагоняя волны, а те в свою очередь раскачивали корабль. И вот, наконец, гномьий корабль подошёл поближе к своим врагам, да так что можно было даже разглядеть воинов на палубах. Присмотревшись, Эор пробубнил себе под нос:
– Орки! Что они здесь делают?
Адмирал приказал машинному отделению завести таран, и те мигом привели его в действие. Серебряная разинувшая пасть медведя, прикреплённая к концу одной из двух частей тарана, показалась из воды, а верхняя часть стала медленно двигаться вверх-вниз, напоминая ножницы. Под обстрелом, на всём ходу, «Таран-ледоруб» врезался в один из вражеских кораблей и своим тараном перерубил его надвое. Орки в ужасе попрыгали в ледяную воду, в надежде спастись. Перерубленный корабль медленно уходил под воду, а тем временем гномьий корабль уничтожил ещё один, хотя и был сильно потрёпан. Залпы не утихали. Адмирал кое-как умудрялся лавировать между снарядами, но не всегда получалось. Тут под воду пошёл ещё один корабль, затем ещё один, а потом и ещё один. Бой был похож на догонялки: корабль-таран догонял, уплывающие от него, корабли орков.
Спустя час был потоплен ещё один корабль. Гномы, повылазив из своих укрытий, начали громко кричать: «Ура!» Но, как говорится, не говори гоп, пока…, сами знаете что. Орки так просто не собирались сдаваться: они дали ещё один залп. Многие снаряды безнадёжно канули в воду, ну а остальные попали прямо в цель. Нескольких гномов отбросило в воду, а многих разорвало на части, прямо на месте.
И тут случилось то, чего никто не ожидал: один из снарядов снёс верхнюю часть тарана, но Эор не собирался сдаваться. Оставив штурвал, он бросился искать водителя. Найти его оказалось просто – он спрятался в каюте пузатого гнома и мастера, вернее, в том, что от неё осталось. Приказав ему встать за штурвал, кузнец поднял с пола свой молот, вынул из-за пояса кузнечные клещи и скомандовал остаткам своей команды, в том числе и своему другу, идти на абордаж. Гномьий корабль столкнулся с кораблём орков. Гномы подцепили крюками-кошками мачту вражеского корабля, привязали верёвки от крюков к чему покрепче, и крикнули водителю дать ходу. Тот резко рванул назад, и вражеская мачта переломилась у самого основания. Вражеский корабль был обездвижен. И тут гномы перекинули мостики на чужую палубу и ринулись в атаку.
Оказавшись на палубе корабля, гномы завязали яростный бой с грязными существами. Одеты орки были в к???ольчуги с кожаными пластинами, в потрёпанные штаны с ж?елезными наколенниками, железные шлемы с шипами, кожаные сапоги и перчатки, а вооружены они были кто фальшионом, кто ятаганом, а кто и боевым топором. Первыми начали Ярополк, и, разумеется, Эор. Капитан своим мечом разил всех, кого видел на своём пути. Кузнец тоже не отставал – он дрался как медведь, которого разбудили зимой: тыкал во врагов лезвиями своих клещей и дубасил своим молотом по их головам. Моряки, как и их главнокомандующие, тоже дрались, как заведенные: издавая громкие пугающие вопли, они, то разили врагов знаменитой на весь мир гномьей сталью, то своими кулаками охаживали оркам по зубам, по пузу, а если допрыгнут, то и в глаз. Гномы-лучники обстреливали врагов с палубы стрелами. Лязги оружий, стоны, вопли доносились на многие мили от места сражения.
Через час корабль был захвачен. Под залпами вражеских орудий Ярополк решил пострелять в орков из их же оружия. Приказав воинам встать за пушки, он принял на себя командование корабельными орудиями.
Тут подоспели огромные железные штурмовые корабли орков. Из их огромных труб, которые даже из далека было видно, валили огромные клубы чёрного дыма. Все гномы разинули рты. На их лицах застыл дикий ужас. Кораблей было ни счесть. Сами-то гномы находились на деревянном корабле, а «Таран-ледоруб» беззаботно раскачивался на волнах. Деревянных штурмовых кораблей орков осталось совсем чуть-чуть – по ним-то воины и начали стрелять, и Эор вместе с ними. Те, разумеется, всё стреляли и стреляли. Несколько пушек на корабле, на котором находились гномы, вывело из строя взрывами снаряд, выпущенных из вражеских орудий. Поочерёдно, вояки начали обдавать орков непрерывными залпами пушек. Так вскоре подорвался один из деревянных кораблей, затем другой, а через некоторое время и ещё один.
– Молодцы, хорошо поработали! – похвалил вояк капитан.
– Стараемся, – отозвался кузнец.
Эор с Ярополком и небольшой горсткой воинов перебрались на свой потрёпанный корабль, оставив остальных на деревянном, чтобы те хоть как-то прикрывали их. Кузнец скомандовал водителю развернуть корабль и на полном ходу направиться к приближающейся вражеской армаде. Громко заревели паровые двигатели; из труб повалили клубы пара; «Таран-ледоруб» отправился в, возможно, свой последний бой. За ним же еле-еле поплыл деревянный корабль – мачт-то на кораблях, как правило, несколько, – не прекращая обстреливать врага. Тут, взорвавшись, был выведен из строя один из железных кораблей орков, а через некоторое время другой корабль пошёл ко дну. Все гномы деревянного корабля радостно заликовали. Вдруг с палуб вражеских субмарин раздался пушечный залп. Снаряды попадали, то в корабль-таран, то в деревянный. Пушки на деревянном корабле взлетали на воздух, разрывались, падали в морскую пучину, но гномов этим было не напугать: они так разозлились на орков, что казалось, их не напугает даже взрыв корабля, на котором они плывут, и не напугает собственная смерть. В ответ они быстренько развернули корабль, быстренько зарядили пушки и обдали бортовым залпом орочью флотилию. Один корабль задымился и с него же последовал ответный выстрел. Древесный корабль вспыхнул, словно факел.
И тут железный гигант из Эдилии достиг, наконец-то, своей цели. Серебряная голова медведя со всего размаху пробила большую дыру в днище одно из штурмовых оркских кораблей. Он медленно-медленно погружался в пучины вод Холодного моря, и ему уже никогда не суждено было подняться со дна. Эор даже немного удивился такому повороту событий: он и не ожидал, что железные корабли орков будут меньше по размеру, чем его любимый «Таран-ледоруб», а в дали они казались просто огромными.
Тем временем, на древесном корабле случилась катастрофа: вражеский снаряд пробил левый борт. Вода всё быстрее и быстрее заполняла трюм, но, несмотря на это, он всё ещё держаться на воде, а гномы продолжали обстреливать своего врага. В это время на одном из железных вражеских судов разыгрался яростный бой. Гномы били врага, как никогда: рубили, резали, буквально рвали орков на куски своими сильными руками. В эпицентре боя были, как всегда, Эор и Ярополк. Уставшие, они дрались из последних сил, не давая врагу шанса сделать очередной выпад. Гроза всё не стихала; волны становились всё сильнее и сильнее, раскачивая корабли; капли дождя барабанили по железу; молния сверкала так ярко, словно светило летнее полуденное солнце.
Пока одни гномы сражались с орками, другие тушили пожары на корабле. Под частыми обстрелами, воины ни на секунду не прерывали пушечные залпы, да и враги тоже. Очередным залпом снесло капитанский мостик, в результате оставив корабль без управления. На полуразрушенной палубе царил хаос и разруха: всё кругом было объято огнём, скопилось довольно-таки много трупов. Древесный корабль стал наклоняться на левый борт, да и плюс ко всему его раскачивали волны, но залпы с него всё равно не утихали: многие гномы полыхали, словно факелы, но, всё равно, от орудий не отходили.
Прошло полтора часа. Вражеский корабль, на котором вспыхнуло сражение, был уничтожен, за ним последовал и ещё один. Гномы больше не могли биться, да и осталось их раз два и обчёлся, что на одном корабле, что на другом, а вот враг всё наступал и наступал. Вскоре «Таран-ледоруб», на последнем издыхании, так как он уже был весь помятый, в трещинах, полыхал как факел, пробил своим тараном ещё один корабль орков.
Вдруг три вражеских корабля обдали очередью залпов бедный деревянный корабль и тот моментально взорвался. Гномы «Тарана-ледоруба» бросили взгляд на погружающийся в воду корабль. Грусть и печаль объяла их, ведь на борту древесного корабля находились их товарищи, с которыми они бок обок вот уже много лет бороздили бескрайние просторы Холодного моря и закалялись в жестоких схватках. Разозлились они пуще прежнего: ярость объяла их, не стерпев, многие орали во всё горло, дабы испустить пар. Оттолкнув водителя, за руль встал опять Эор. Скомандовав: «Вперёд!» – он на всех парах повёл свой корабль на врага, и таким образом вывел из строя ещё один очередной вражеский корабль.
И тут вся флотилия обдала гномьий корабль пушечными залпами. Обшивка разлеталась в пух и прах; деревянная палуба горела и разлеталась в клочья; гномы становились живыми факелами и выпрыгивали за борт, попадая в объятия бушующего моря. У всех выступал пот на лицах; за считанные секунды «Таран-ледоруб» превратился в полыхающий ад, но даже в таких условиях гномы твёрдо стояли на ногах, лишь только после очередного вражеского залпа они не выдержали и покинули корабль, последними, разумеется, корабль покинули кузнец и Ярополк. Раздался взрыв. Огромный по своим размерам гномьий корабль канул в пучины темного и мрачного моря. Остатки вражеской флотилии развернулись и отправились восвояси.
Гроза всё так и гремела, шторм не утихал, ливень, не прекращая, всё лил да лил; от остатков побоища не осталось ни следа, лишь только несколько деревянных и железных обломков беззаботно дрейфовали по волнам…
Глава 13
В ГОСТЯХ У ЛЮДЕЙ
К
узьма и Арнер, тем временем, на «Тарахтелке» давно проехали Аз-градский участ и уже едут по просторам Торбатского участа. Яркое солнце светило в глаза, маленькие снежинки беззаботно падали на, застеленную белой пеленой, землю. Клубы пара медленно вылетали из труб парового двигателя машины. Кузя, стоя спиной к своему другу, подливал в котёл кристально чистую водицу.
– Главное воду на морозе долго не держи, а то двигатель заправлять нечем будет, – сказал механик, сидя за рулём железного агрегата. – Ставь воду рядом с топкой.
– Хорошо, – улыбнулся Кузьма.
Ехали путники без остановки. Паровая машина двигалась медленно, но зато ноги больше не уставали, да и, благодаря этому агрегату, привалов стало меньше.
Снежинки падали и падали на землю. Бороды, усы и брови путников постепенно покрывались снегом. Паровой агрегат подскакивал на каждой кочке, и от этого бедному Кузе стало плохо. Ухватившись за живот рукой, он стал глубже дышать, чтобы не вывернуться на изнанку.
– Слушай, ты можешь кочки объезжать, а не ехать прямо по ним? – сев рядом с паровым котлом, спросил старый воин.
– Не ворчи, дорога, кокая-то не ровная, хотя и завалена снегом, – буркнул Арнер.
– Мне плохо.
– Тошнит что ли?
– Не то слово.
– Ну... Кузя...
Механик остановил машину, чтобы дать возможность своему другу хоть чуть-чуть спокойно посидеть и отдышаться. Старичок пошарил в санях и вытащил небольшую флягу с водой. Встряхнув её, чтобы проверить, замёрзла ли вода или нет, он отдал флягу своему другу.
– На вот, попей, легче станет.
Тот мигом опустошил пол фляги и, сняв с руки кожаную перчатку, вытер ладонью губы, а затем сказал:
– Фух… благодарю.
Они посидели ещё не много, а потом, спустя некоторое время, снова отправились в путь, только теперь старичок объезжал кочки, как и просил его друг. Теперь-то старика больше не тошнило, и ехал он, теперь, улыбаясь, ну и периодически подливая воду в котлы. Фокка, тем временем, весь укутанный снегом, любовался красотами здешней природы. Солнечные лучики, отражаясь от железного корпуса «Тарахтелки» и от железного посеребренного доспеха Кузи, слепили друзьям глаза.
Вскоре Кузьма и Арнер стали подъезжать к какой-то деревушке. На её воротах красовался дубовый венок и медвежий след. Домов было ни счесть. Жители всё копошились, чем-то занимались. Друзья на всё это наблюдали со стороны. Проехав эту деревню, вскоре показалась и ещё одна, потом ещё одна, а потом и ещё одна.
И тут перед путешественниками возник Торбат – огромный, прекрасный, неприступный город. Врата в город, как и в Аз-городе, были расписаны различными узорами. Как и в столице, стены были сделаны из, прекрасно отшлифованного камня, но всё равно не дотягивали до столичной красоты и величия.
Где-то через несколько минут, Торбат остался позади. Остроконечные верхи сторожевых башен медленно-медленно скрывались в дали, а путники всё продолжали ехать к горизонту. Дорога всё уходила и уходила вдаль, и, казалось, ей нет конца. По левую сторону виднелся густой, весь в снегу, старый смешанный лес, а по правую сторону машины виднелись бескрайние просторы Великого поля – самого большого и прекрасного поля Эдилии. Какое это поле прекрасно летом! Тоненькие колосья пшеницы и ржи беззаботно раскачиваются тёплым летним ветерком. Воздух в это время года весь пропитан хлебным запахом, вдыхаешь его и сразу же сгораешь желанием ощутить вкус пшеничного и ржаного хлеба, а голосистые птицы поют такие прекрасные песни, что от одного только звука вы начинаете летать в облаках, погружаясь всем своим сознанием в далёкие фантастические миры. Правда, зимой здесь всё совсем не так: просторы поля выглядят совсем безжизненными, ни одного колоска не было видно под толстым пушистым покровом. Но путь путешественников пролегал не по полю.
Вскоре на небе загорелись алые, жёлтые и оранжевые цвета заката. Солнце медленно-медленно скрывалось за горизонтом. Под последними лучами солнца снег искрился, словно звёзды. Механик глаз не мог оторвать от красот вечернего неба.
Ночью коротышку сменил Кузя, а старичок, тем временем спал беспробудным сном. Луна сияла на небе. Мириад ярких маленьких небесных огоньков ярко мерцали и мерцали на ночном небе. Иногда, «водитель» отрывал взгляд от дороги и пристально смотрел на небо. Его восхищала красота ночного неба, даже больше, чем дневного. Несколько раз Кузьма чуть не уснул, если бы не громкий храп спящего друга. Храп был настолько громкий, что у старого воина к утру страшно разболелась голова.
Утром за руль сел опять Арнер. Бодренький и выспавшийся он с новыми силами водил машину. Старик, тем временем, похрапывал у тёплых котлов парового двигателя. Фокка уже давно проснулся и, сидя на покачивающихся санях, ухал и смотрел вдаль.
– Что это ты ухать-то начал? – спросил «водитель».
– Не знаю, просто так, захотелось, – ответил филин.
Спустя час, механик узрел старинную реку Эо. Восхищению его не было предела. В ширину она была не очень большая, но вот в длину она была довольно-таки огромной. Вся она была затянута толстым слоем чистейшего льда. Долина реки была объята бескрайними просторами леса. Разные деревья росли в этих лесах: сосны, ели, ясени, вязы, а особенно дубы. Дубов здесь росло очень много. И все деревья, окутанные в белые шубы, под лучами солнца, блестели, словно факелы, переливая то розовым, то изумрудным, то ещё каким-нибудь цветом. Через всю реку простирался большой деревянный мост – по нему-то и повёл машину Арнер. Друг его всё не переставал храпеть, не удивительно, ведь он всю ночь глаз не смыкал. Переехав реку, механик остановился и поглядел назад, ведь где-то там, на севере – в Вартагском участе – стаяла их с Эором родная деревенька. Через несколько минут, он продолжил свой путь до Бехая.
Тут проснулся Кузьма и, потерев глаза, в недоумении спросил:
– Где мы?
– Только что проехали границу Эдилии, – смотря вперёд, ответил Арнер.
– Ого.
– Где-то через два три дня будем в Герц-граде, – вымолвил механик.
Ночью друзья решили устроить привал, чтобы поесть, ведь они ничего не ели вот уже много дней. Пожарив несколько сочных колбасок и мигом съев их, они продолжили своё путешествие. Арнер устроился возле котлов, а Кузя сел за руль.
Прошло два дня. Солнце игриво сияло и светило в глаза. Ветер дул и дул, морозя пухлые гномьи лица. На горизонте всё чаще стали появляться деревеньки. Жители, выходя на улицу, смотрели в след, проезжающей мимо, машине, а больше всего их удивляла не машина, а, сидящие за её рулём, гномы, ведь гномы в их краях – это большая редкость.
Деревья раскачивались на ветру, сбрасывая с себя белую мягкую шубу. Тут проснулся Кузьма. С закрытыми глазами он потянулся за своей флягой, которая раскачивалась на гвоздике, торчавшего из корпуса одного из котлов. Отхлебнув не много водицы, он повесил её обратно на гвоздик и снова уснул. Но долго ему спать не пришлось: Арнер ударил ладонью по квадратному нагруднику друга и тот мгновенно проснулся.
– Хватит дрыхнуть. Приехали уже, – сказал коротышка.
– Наконец-то, – позёвывая и потянувшись к верху, пробубнил старый воин.
– Что? Приехали? – проснувшись, спросил Фокка.
– Потерпи, ещё немного осталось, – ответил механик.
Спустя час, путники узрели перед собой большие железные врата Герц-града. Крепостные каменные стены внушали страх любому, кто посмотрит на них, но только не гномам. Грозные куполообразные сторожевые башни возвышались на многие метры вверх. Посмотрев на крепость, друзья переглянулись и заговорили:
– Ну, стены так себе, да и башни тоже, – начал Арнер.
– И с чего это все говорят, что крепость Герц-града внушает страх? – спросил Кузя.
– Даже и не знаю, по мне стены как стены, ничего особенного.
– Но всё равно, наши стены искусней сделаны и надёжней. Вот они-то как раз и внушают страх, а эти… тьфу.
– Что вы там шепчетесь?! – вдруг послышался басистый голос с одной из сторожевых башен. – Кто вы?! И что вам понадобилось в наших краях?!
– Мы… мы гномы. Мы посланы нашим королём к вашему с очень важным делом! – прокричал старичок.
– Ладно, проходите. Открыть ворота!
Врата тут же распахнулись, и друзья на своей машине въехали в город. Людей было видимо, не видимо, и все таращились на, проезжающих мимо них на «Тарахтелке», маленьких созданий и, особенно, на, необычного размера, филина.
Жители повсюду были чем-то заняты, всё копошились и копошились как муравьи в муравейнике. Воины, одетые в железную кольчугу, со спины оббитую мехом, кожаные сапоги, шерстяные рукавицы, штаны и, украшенный конским хвостом, шлем, с копьём на плече, с мечом в ножнах и с круглым железным щитом патрулировали город, причём на каждой улице.
Замок был просто огромен, но до размеров гномьего всё равно не доходил: с железными вратами, с большим количеством башен, флагов и стягов. Грозная стража неподвижно стояла на посту, как статуи, держа в руках алебарду и круглый железный щит. Друзья представились и сказали, что у них важные вести для короля и те, молча, открыли двери и повели незнакомцев в тронный зал.
Внутреннее убранство было практически такое же, как и у гномьего короля, только чуть-чуть поскромнее: множество золотых канделябров освещали залы и комнаты королевского дворца; картины висели на всех стенах и в большом количестве; мебель одним своим видом так и манила уставших путников присесть и отдохнуть.
Через несколько минут стражники привели незваных гостей к дверям одного из залов, находящихся на первом этаже. Большие железные посеребренные двери, украшенные росписью и драгоценными камнями, распахнулись от единственного прикосновения руки одного из стражника, и те повели путников к своему владыке. Тот, окружённый множеством вельмож, стражников, прекрасных дам и ещё кем-то, сидел на троне и беззаботно болтал, и хихикал. Выглядел он потешно: толстое пузо выпирало из-под царских одеяний, круглое пухлое лицо ухмылялось шуткам, которые звучали из уст его подчинённых, щурились маленькие зелёные глаза, корона одета была на бок, усы были мокрые от какого-то напитка, а борода была коротко пострижена и вся усыпана крошками. Сидя на своём троне, король весело дрыгал своими пухлыми ножками. Тут к нему подошли стражники и сказали:
– Приветствуем тебя, господин. Тут вот к вам гости пожаловали, говорят, что из Эдилии.
Владыка перестал смеяться, и его лицо, из весёлого и жизнерадостного, превратилось в серьёзное и грозное. Сев поровнее, он взял в руку золотой скипетр, хитрым прищуром осмотрел гостей с ног до головы, потрепал свою бородку и сказал:
– Добрый день достопочтимые гномы. Рад приветствовать вас в Герц-граде.
– И мы рады тебя приветствовать, о Феофан Мудрый – король людей, – в ответ поприветствовал владыку механик.
– Назовите свои имена, гномы.
Переглянувшись со своими товарищами, Арнер вымолвил:
– Я, Арнер – механик из Вартага.
– А я, Кузя – пограничник.
– Арнер и Кузьма, – проговорил король, – сильные имена, а это что за птица? – Феофан указал пальцем на филина.
– А это Фокка, господин, он мой друг.
– А что у вас в санях?
– Припасы, да и только.
– Проверьте, – приказал стражникам повелитель. Те послушно развязали сумку и пошарили в ней.
– Припасы, какие-то шапки, больше ничего, – пробубнил один из стражников.
– Хорошо, очень хорошо, – кряхтя, владыка встал с трона. – Так позвольте же узнать, зачем вы пожаловали в мои владения? – подойдя поближе к путникам, спросил Феофан.
– Мы пришли просить у тебя помощи от всего нашего народа, – гордо ответил Арнер.
– Помощи? У меня? – засмеялся Феофан. – И ты думаешь, что я вот так прямо и соглашусь помочь вам, даже сам не зная в чём? Сперва скажи мне, в чём это я вам должен помочь?
– В войне, – злобно нахмурив глаза, ответил старичок.
– В войне? В какой это ещё войне? – опять рассмеялся король.
– В той, что может поглотить и разрушить всё твоё королевство! В той, что в скором времени поглотит весь мир, в том числе и Бехай! – разозлился старичок. – Так что опомнись и одумайся, господин. Вспомни былые времена, когда ты был не таким, как сейчас: ты был храбрый, умным, добрым, всегда помогал нуждающимся в помощи, в твоей помощи. Ты дружил практически со всеми королевствами и помогал им. Куда подевался тот Феофан Мудрый, которым ты был когда-то?! Что с тобой стало? Посмотри на себя, ты ожирел, обрюзг, стал злым и бесчувственным, трусливым владыкой, которого ничего не интересует, кроме своего царства!
– Откуда ты меня так хорошо знаешь?
– Наш король частенько заезжал в твое королевство, ну, а я… – механик пошарил в санях и вытащил оттуда свою «шлем» воеводы, надел его и продолжил, – я воевода Вартагского участа. В былые времена вместе с королём я частенько захаживал в твои владения, так что я много чего о тебе знаю.
– Вот чего-чего, а этого я совсем не ожидал, так что вы там говорите, за война надвигается?
Старичок снова завёл разговор, который он уже не один раз рассказывал и который ему уже сам надоел. Он рассказывал про начало их с Эором похода, про стычку с колдуном из Грагаса, про сосновый бор и о событиях, произошедших с ними в тех местах. Также он поведал людям о Торбеке и рассказал, что услышал из уст гоблинского принца. Феофан внимательно слушал рассказ гнома и что-то обдумывал. Наконец, когда тот окончил, владыка молвил таковы слова:
– Да, дела. Ну, хорошо, я подумаю, а пока разрешаю вам пожить в моём замке.
– Нам некогда, – возразил механик, – нам нужно помочь остальным гномам укреплять оборону и помочь в сборе войск, но за приглашение спасибо.
– Ну, раз уж вы торопитесь, то тогда хотя бы отдохните с дороги денёк другой в моём городе, вы, наверное, голодны и устали с дороги.
– А вот это было бы кстати, – согласился Арнер.
– Вот и славно. Эй, стража, проводите наших гостей в их покои.
Те поклонились и повели путников в опочивальню на третий этаж королевского дворца.
Гномам идти было тяжело: как ни как возраст, да и тащить на третий этаж сани тяжеловато, а тот факт, что своими санями они царапали мраморный, с позолоченными узорами пол королевского дворца, их вообще не смущал. Но всё-таки, они дошли. Стража открыла дверь, и путешественники узрели большую просторную комнату. Две спальные кровати стояли напротив друг друга возле окон, из которых был прекрасно виден город; большой деревянный шкаф стоял около двери; небольшой квадратный столик со стульями стоял посреди помещения; в одном из углов стоял большой деревянный сундук. Они втащили сани в комнату и плюхнулись на кровати.
– Эх, давно на перине не лежал, – положа руки за голову и смотря в потолок, сказал Арнер, – с того момента, как мы с Эором отправились в этот поход.
– А перина такая мягкая, вот только в доспехах лежать не очень удобно, – молвил Кузя.
– Так сними их.
Старый воин мигом снял с себя железно-серебренный доспех, колчан с копьями и снова плюхнулся на кровать.
– Так-то лучше, – сказал он. – Арнер.
– Что?
– А зачем вы с Эором вообще отправились в этот поход?
– Мы не в такой поход отправлялись. Мы отправлялись в тихий и спокойный поход, от нашей деревеньки, до истоков Эо, через Бухту несокрушимого флота, и обратно, через гору Изумрудню, а всё, что случилось потом – это уже просто случайность. А отправились мы в поход просто для поиска приключений, а в результате были втянуты в войну.
– М-м-да… А потом вместе с вами были втянуты я и Ярополк.
– Это да… Ох, наконец-то я сегодня нормально посплю, а то надоело спать, где попало, – сказал Арнер и задремал.
Кузя последовал его примеру и тоже задремал. Фокка, тем временем, слетел с саней и, сев на подоконник, стал разглядывать столицу людского королевства. Вся комната, да ещё и коридор наполнились громким гномьим храпом.
Глава 14
ПРИБЫТИЕ В ЭЛЬФЛЯНДИЮ
У
тро. Свет восходящего солнца осветил таинственный берег. Ни единой снежинки не было видно, не говоря уже про сугробы. Здесь царило лето. Тихо шелестели листья многовековых дубов, вязов, ясеней, осин. Золотистый песок ярко светился под лучами солнца. Холодный ветерок подгонял рябь на блестящей воде. Утренний прибой пригнал к берегу деревянные и железные обломки и не только. Мокрые и обмёрзшие гномьи тела лежали на берегу без единого движения. Тоненькой коркой льда покрылись их потрёпанные одеяния. Волосы их длинных бород были похожи на миллионы тоненьких сосулек. Возле одного гнома лежал кузнечный молот, а возле другого короткий меч. Стаи чаек кружили над ними, издавая громкие звуки, а через несколько минут весь пляж был просто усыпан ими.
Вдруг из лесу появился эльф. На его лице виднелись морщины, а длинные седые волосы извивались под утренним бризом. Одет он был в старый потрёпанный тёмно-зелёный халат, в белую рубашку, серые рейтузы и в кожаные сапоги. Опирался он на деревянную трость с железным круглым набалдашником. Разогнав всех чаек, он медленно подошёл к бездыханным телам и начал их пристально разглядывать. Чтобы проверить, живы они, или нет, он потыкал в них своей тростью, но те не шелохнулись. Через несколько минут он убежал обратно в лес, а потом вернулся с небольшой тележкой. Положив в неё «трупы», он потащил их в чащу леса.
Шёл он узенькими, поросшими мхом и травой, тропками, пробираясь сквозь большие колючие кусты. Со всех сторон слышалось пение птиц. Старые вязы, многовековые дубы, заросшие лишайником, осины и ясени своими густыми кронами скрывали небо и не пропускали солнечный свет, от этого-то в лесу и было темно да мрачно.
Часа через два старец подкатил тележку с телами гномов к старой, поросшей мхом и лишайником, избе. Два окна смотрели в ту сторону, где стоял эльф; ветхое крыльцо было немного покошено на бок, и только дверь выглядела совсем молодой. Старый эльф еле-еле втащил трупики в дом и уложил их на лавки. Потом он подошёл к столу, который стоял посреди помещения, и поставил на него котелок. Налив в него воды, он начал бросать в него травы, чьи-то лапки, шишки, и ещё много чего. После этого он подвинул лавки, на которых лежали гномы, поближе к печке. Трупы начали потихоньку оттаивать, а когда они совсем оттаяли, он медленно влил каждому в рот целебного настоя. Спустя час он ещё раз влил им в рот зелье, а затем и ещё раз. Через несколько минут он достал из ветхого шкафа бочонок с вином, налил себе в кружку, отхлебнул немного, а остальное вылил в рот гномам. После этого он легонько побил по их щекам своей дряхлой ладонью.
И вдруг, свершилось чудо: гномы медленно возвращались к жизни. Сперва у них подёргивались пальцы, за-тем веки глаз, а затем они и вовсе очнулись. Эор медленно поднялся со скамейки и также медленно сел на неё. От жуткой боли в голове, он ухватился за неё обеими руками, и начал вспоминать события, минувшего дня. Ему припомнился яростный бой на море, взрыв деревянного корабля, а затем и «Тарана-ледоруба». Следом за ним поднялся и Ярополк. Он так же, как и кузнец, ухватился руками за свою голову от боли в ней. Тут Эор медленно поднял голову и увидел, сидячего за столом и пьющего вино, эльфа. Старец посмотрел на гномов и сказал басистым голосом:
– О, очнулся наконец-то.
– Д-д-да… – мастер ухватился за голову руками, так как боль не утихла. – Где я? – промямлил Эор.
– Ты у меня дома.
– А ты кто?
– Можете звать меня Эйнором, если так угодно, но привык я больше к прозвищу отшельник.
– Очень… приятно, – сквозь зубы пробубнил кузнец.
– А позвольте поинтересоваться, а как вас зовут?
– Я Эор – кузнец, а это мой друг Ярополк.
– Очень приятно. А откуда вы прибыли?
– Не помню… – жмурясь от боли, пробубнил Эор, – из Эдилии, вроде, из Эдилии же, Ярополк? – покосился на своего друга кузнец.
– Да… – пробубнил в ответ Ярополк.
– Ух-ты, вот это да, – удивился Эйнор. – Гномов-то у нас уже давно не видели, – продолжил отшельник, отхлёбывая вино из кружки.
– У нас это где? – спросил капитан.
– Вы находитесь в Эльфляндии – древнем эльфийском королевстве, правда, до самих эльфов тут ещё идти да идти…
– В Эльфляндии? – спросил Эор. – Не мог бы ты провести нас к эльфам, у нас к ним дело есть.
– Дело? – ухмыльнулся отшельник. – Какое ещё дело?
– Да так, – ответил, почесав затылок, большой гном.
– А по конкретней?
– Ну, это касается войны, – ответил за своего друга Ярополк.
– Войны? Тогда это не ко мне, но провести вас к другим эльфам проведу.
– Благодарю, – поблагодарил Эор, – и благодарю тебя ещё за то, что спас нас.
– Да не за что, пока что, но отправимся мы завтра, а сегодня вам надо отлежаться.
– Да, кстати, а ты не знаешь, почему у нас так голова болит? – вдруг невзначай спросил кузнец.
– Ну, это, так, побочный эффект зелья.
– Какого ещё зелья? – поинтересовался капитан.
– Ну, не важно.
Отшельник дал им отпить кристально чистой водицы, а после помог им прилечь на большую кровать, стоящую возле окон. Она была такой мягкой, что у гномов создавалось ощущение, что они как будто парят в небесах на большом мягком облаке. Друзья сняли верхнюю одежду, положили её на стул, стоящий возле кровати, укутались в мягкое пушистое одеяло, сомкнули глаза, и тут у Эйнора заболела голова. Он, конечно же, представлял себе, как храпят гномы, но не мог представить, что это будет настолько громко. Дом ходил ходуном, а его хозяин не знал, куда и деться. Так путники и провалялись на кровати весь день, а затем и целую ночь.
Настало утро. Солнечный свет еле-еле просачивался сквозь пышные кроны деревьев; шелестели листья, и кланялась трава; сидя на деревьях, распевали свои прекрасные песни птицы. Гномы всё спали да спали на большой просторной кровати. А вот отшельник уже давно проснулся, правда, не понятно, как он умудрился заснуть, когда во всё горло храпят два гнома. Стоя возле печки, он что-то готовил: на вид это что-то было похоже, то ли на салат, то ли на кашу, а то и вовсе на какой-то суп.
Где-то через час, проснулся Ярополк. Медленно потянувшись, он встал с мягкой перины, подошёл к столу, и, отхлебнув воды из кружки, сел на деревянный стул. Тем временем проснулся Эор. Зевнув и потянувшись, он встал с постели и подсел к своему другу.
– Ну, что, как спалось? – поставив на стол три миски с непонятно чем, спросил отшельник.
– Я ещё никогда так не спал, – улыбнувшись и потянувшись, ответил кузнец.
– А голова-то больше не болит? – поинтересовался Эйнор.
– Да вроде нет, – почесав затылок, ответил Ярополк.
– Ладно, давайте, ешьте, вам сил надо набираться.
Большой гном поковырялся ложкой в густой желеобразной каше тёмно-тёмно-зелёного цвета. Из этого торчали листики, травинки, немного мяса, но мастер всё-таки отважился и через силу попробовал это странное блюдо.
– Не дурно, – пробормотал он.
– На вид это кажется не съедобным, но вот если попробовать… – сказал отшельник.
– М-м, – с полным ртом промямлил капитан. – А что это?
– Это мясо в травяной каше, – не спеша, поглощая пищу, ответил хозяин дома. – Готовить это блюдо научила меня моя мама, а её моя бабушка, а её мой дедушка и так далее.
Настала тишина. Слышно было только сопение эльфа и гномов, и как они пережёвывают еду. Эйнор достал из шкафа небольшие кружки, налил в них эльфийское вино и подал их своим гостям.
– М-м… вкусное вино, – распробовав напиток, сказал Ярополк. – А откуда оно у тебя?
– Да это вино у нас каждый эльф у себя дома гонит, – с ухмылкой ответил отшельник.
– Эх, сейчас бы выпить моей медовухи, – замечтался кузнец.
– А что такое медовуха?
– О-о-о, это божественный напиток, – опять замечтавшись, ответил Эор.
– А ты что её ни разу не пил? – спросил у хозяина дома Ярополк.
– Нет, – пожал плечами отшельник.
– И ни дай бог тебе её попробовать, – предупредил капитан. – Голова от неё болит так, что головная боль от нашего гномьего храпа тебе покажется мёдом, а особенно, если ты её ни разу не пил.
– А вот от моей медовухи голова нисколько не болит, она у меня не просто какой-то там напиток, она у меня нектар, – возразил большой гном.
– Ну, я твою не пробовал, так что о ней судить, а вот о медовухе в тавернах Бухты Несокрушимого флота…
– Ой, что-то ты мне про храп напомнил, – зажмурившись и ухватившись за голову рукой, сказал Эйнор.
– А что мы разве громко храпели? – спросил капитан.
– Не то слово, – ответил хозяин дома. – Ну, что ж, пора в путь дорогу собираться.
– Кстати, пора бы уже, на дворе вон как светло, – посмотрев в окно и отхлебнув винца, в ответ произнёс Эор.
Старый эльф собрал тарелки, ложки, кружки и поставил их на небольшую тумбу, стоящую возле печки. Потом неторопливо подошёл к шкафу, открыл скрипучие резные двери, снял с вешалки свой дряхлый тёмно-зелёный халат, напялил его и, взяв свою трость, обратился к своим гостям:
– Давайте, собирайтесь.
Те, не задумываясь, надели свои верхние одежды.
– А где наши оружия?! – возмутился Эор.
– Не беспокойтесь, ваши оружия лежат в тележке.
Быстрее молнии гномы выбежали из дому, отыскали тележку и вытащили оттуда свои меч и молот.
– Где мои клещи?! – крикнул отшельнику кузнец.
Тот неторопливо вышел из дому, подошёл к большому гному и ответил:
– На берегу моря рядом с вами лежали только меч да молот.
– Не уж-то ли потерял? – себе под нос буркнул Эор. – Как же я без них? – чуть не плача, тихо пробубнил он. – А шапки, шапки наши где?
– Повторяю, на берегу лежали только вы оба, да меч с молотом.
– Да ладно тебе, успокойся, и без клещей как-нибудь обойдёшься, – начал успокаивать своего друга Ярополк.
– Спасибо, что хоть молот со мной.
– Ну, что, пора в путь, – сказал Эйнор.
Направились они по узенькой заросшей тропинке, ведущей вглубь леса. Со всех сторон их окружали одни деревья, лишь изредка попадались небольшие кустики. Солнечные утренние лучи еле-еле просачивались сквозь густые кроны деревьев; ветер покачивал гномьи бороды, длинные седые волосы эльфа, зелёненькие листики и травинки; повсюду было слышно многоголосье птиц. Вдруг по ветке пробежала рыженькая белочка с пушистым хвостиком. Заметив её краем глаза, Эор на секунду остановился и посмотрел на ветку. Белочка показалась из дупла, посмотрела на гнома и тут же спряталась, а мастер продолжил свой путь.
Три часа, безрезультатно, конечно, они брели по бескрайнему лесу: пробирались сквозь непролазные заросли терновника, шлёпали по болотам, переплывали реки, а один раз они вообще забрели невесть куда. Спустя ещё пару часов они наконец-то вышли из лесу. Перед ними открылись просторы бескрайнего поля. Высокая зелёная трава кланялась до самой земли под напором сильного тёплого летнего ветра; солнце так и играло своими лучиками на синем небе, слепя глаза путешественникам; бабочки, пчёлы, шмели летали от травинки к травинке, от цветка к цветку; над полем кружили стаи больших и маленьких птиц, распевая свои прекрасные песни.
– Ну, вот мы и пришли, – повернувшись к гномам, сказал Эйнор.
– Куда? – не отрывая глаз от чудного пейзажа, спросил Ярополк.
– Как куда, к эльфам, – удивившись заданному вопросу, ответил отшельник. – Перед вами Элькар – главный город Эльфляндии, древнее эльфийское пристанище.
Друзья пригляделись и вдалеке увидели город, окружённый стеной. Старый эльф бросил взгляд на него и, развернувшись, не спеша пошёл по тропинке в лес.
– А ты что, разве с нами не хочешь пойти? – посмотрев в след эльфу, спросил Эор.
– Я, ведь, отшельник, я привык жить один, поэтому прощайте, может быть, свидимся ещё.
Путники помахали на прощанье своему спасителю, а затем прямиком направились полем к эльфийскому городу. Шли они словно по лесу: трава была настолько большая, что видны были только макушки гномьих голов, а также она закрывала путешественникам обзор, поэтому шагали они, словно в тумане, не разбирая дороги, куда глаза глядят. Эор шёл первым. Своим большим молотом он мял траву, делая, так сказать, тропинку. В уши гномам всё время жужжали различные насекомые: пчёлы, шмели, мухи, комары, – которые вскоре им надоели.
– Ярополк, посмотри, где там город и далеко он ещё, – попросил кузнец, мня траву своим оружием.
Капитан подпрыгнул и быстро-быстро в прыжке обежал поле глазами, но не успел ничего разглядеть, затем подпрыгнул ещё раз, быстро осмотрел окрестности и сказал:
– Фух… далековато.
Друзья продолжили брести по густым зарослям травы. Эор всё так и продолжал приминать траву своим молотом. Ветер покачивал травинки, одеяния и растительность на лицах гномов. Над головами путников кружили стаи птиц и тучи насекомых.
Спустя час путешественники выдохлись и решили немного отдохнуть. Они нарвали травы, постелили её под себя и улеглись на импровизированную постель. Эор, сунув травинку в рот, положил руки за голову и принялся размышлять о прошлом, о настоящем, о будущем, в общем, о вечном, а Ярополк, тем временем, полежав на «кровати», решил немного пройтись по зарослям, разведать местность. Вскоре он вернулся, и путники продолжили свой путь. Ветер беззаботно веял на просторе, раскачивая травинки; большие пушистые облака плыли по небу, словно корабли по морю. Тучи маленьких жужжащих надоед кружили над, пробирающимися сквозь заросли, путниками, а птицы распевали свои прекрасные звучные песни. Несколько бабочек попархали над гномами и уселись на лысую голову Эора. Ярополк, разумеется, захихикал – ну как же не засмеяться тут, если подумать. Кузнец не сразу догадался, над чем его друг смеётся, а когда догадался, то согнал бабочек со своей головы, погрозил своему товарищу кулаком, мол, ещё раз хихикнешь – по шее получишь, и продолжил путь.
Через час, а может и через два мастер попросил своего приятеля посмотреть, далеко ли ещё до города. Тот послушно несколько раз подпрыгнул и, оглядевшись, сказал:
– Мы немного свернули не туда.
– Куда именно?
– Нам нужно было идти всё время прямо, а мы взяли немного влево, – объяснил капитан.
– Ох, – вздохнул адмирал, – ладно, ну и куда же нам теперь нужно идти?
Пузатый гном ещё разок подпрыгнул и сказал:
– Туда, – Ярополк указал в ту сторону, откуда они пришли, – только иди надо теперь прямо-прямо и только прямо.
И наши путешественники отправились в том направлении, которое указал пузатый гном.
Спустя час, а может и через полтора, они вышли из зарослей. Пейзаж с высокой травой сменил прекрасный зелёный луг. Он был просто усыпан цветами, словно ночное небо звёздами. Ветер покачивал травинки и цветы, как мать, убаюкивающая своё чадо.
Шли они, шли по бескрайнему зелёному полю, в сопровождении не умолкающих птиц. Кругом ни кустика, ни деревца не было видно, всё трава да трава.
И тут перед ними возник город, окружённый огромной белокаменной стеной с множеством башен. Солнечные лучи, отражаясь от стен крепости, слепили странникам глаза по хлеще солнца. Огромные железные ворота с серебряным орнаментом дракона возвышались на много метров вверх. Гномы так и застыли от изумления – такого в своей жизни они ещё не видели. Даже крепостные стены Аз-города не сравнятся со стенами древнего Элькара. Путников прям так и тянуло распахнуть ворота, шагнуть в великий эльфийский город и полюбоваться его красотами – они думали, что если стена и врата такие чудесные, то они представляли себе какой и сам город.
Но, вот, случилось так, что их мечтам пришлось отступить: путь им преградили грозные эльфийские воины, облачённые в блестящий серебряный доспех и вооружённые щитом, мечом и древком, на конце которого виднелся наконечник в форме небольшого шара с длинным шипом.
– Стойте, гномы! – крикнул воин.
– Нам нужно пройти в город, – сказал Эор.
– Нельзя, – ответствовал другой эльф-воин, – там смута, и нам велено никого не пускать!
– Но нам срочно нужно к вашему военачальнику Ларсеру, у нас для него срочные вести.
– А откуда ты интересно знаешь нашего военачальника, незнакомец?! – воин направил своё древко с шарообразным наконечником прямо к лицу кузнеца.
– Мы с ним старые друзья, – спокойно ответил мастер.
– Даже если вы с ним друзья, хотя этого и быть не может, мы всё равно вас не можем пропустить, по его же, кстати, приказу.
– Ладно, я этого делать не хочу, но придётся, – себе под нос буркнул Эор. – Ярополк, лучше отойди, – обратился он к своему другу, и тот, поняв, что собирается сделать его товарищ, послушно отступил немного назад.
Кузнец сжал в руках свой любимый молот. Воины насторожились и, не успев ничего предпринять, друг за дружкой ухнулись об крепостные стены.
– Эор, ты чего?! Это ж что же нам теперь за это будет, – в ужасе капитан схватился руками за голову.
– Не беспокойся, никто же не узнает, – с улыбкой сказал большой гном.
– Ну да, а если они сейчас очухаются?
– Сейчас? Не-е, часа через два и даже не вспомнят, что с ними произошло.
– Вот всё у тебя всегда делается через силу.
– Не всегда, – возразил кузнец, – когда не получается тихо и спокойно договориться.
– Ладно, пошли.
И путники, не мешкая, вошли в город. Вооружённые вилами, косами, топорами и чем-то ещё толпы жителей метались по всему городу, а толпы воинов пытались их остановить. На каждом переулке, на каждой улице шли сражения, лежали мёртвые тела, как обычных жителей, так и служивых; повсюду был слышен плач маленьких детей, кровь лилась ручьём, на виселицах висели, наверное, зачинщики восстания. В общем, картина была страшная, не то, что страшная, а жуткая.
Тихонько, не спеша, не издавая лишнего шума, гномы пробирались через баррикады к замку, с множеством выступающих галерей и с кучей башен. Возле замка картина была ещё более ужасающей: стражники из последних сил отбивались от разъярённой толпы чем-то возмутившихся жителей, а те в свою очередь закидывали их камнями, палками, вилами, короче, закидывали тем, что под руку попадётся.
Кое-как, не заметно, ну, или почти не заметно, путники добрались до распахнутых золотых ворот королевского замка, разумеется, отправив отдохнуть от боя нескольких воинов и горожан, легонько приоткрыли их и вошли вовнутрь.
От одного вида внутреннего убранства дворца можно было догадаться, что король был фантастически бога: кругом стояли статуи, сундуки, висели картины; высеченные барельефы изображали сцены былых сражений, быт и труд эльфийского народа; разнообразные стяги, щиты, оружия и доспехи украшали стены. Несколько прислуг мыли полы и чистили украшения – к ним-то и подошли странники.
– Извините, вы не подскажете, где нам найти военачальника Ларсера? – спросил Эор.
– Он, кажется, у себя в покоях, м-мистер гном, – дрожащим голосом, ответила служанка.
– А позвольте узнать, где они находятся? – спросил кузнец, спрятав за спину своей молот, чтобы не напугать слуг.
– Э-м-м… поднимитесь п-по лестнице на третий этаж, а дальше идите всё время п-прямо.
– Благодарю, – молвил мастер, улыбнувшись и поклонившись.
Гномы бегом побежали до большой широкой винтовой лестнице.
– Что здесь, интересно, делают гномы? – спросил слуга, моющий полы.
– Не знаю, – ответила служанка, сметающая пыль с серебряных доспехов, – может их король позвал?
– Да навряд ли, – ответила третья служанка, тоже моющая полы.
Поднявшись бегом по винтовой лестнице на третий этаж, путники побежали в том направлении, которое им указала служанка, и они тут же упёрлись в большие деревянные двери. Большой гном постучал, но двери оказались не запертыми, и они тут же распахнулись.
Широкий коридор, украшенный картинами с пейзажами морей, лесов, полей и прочего, тянулся на несколько метров в глубь помещения, пока не вывел странников в широкую просторную комнату, с несколькими шкафами, с большой кроватью возле окон и с большим квадратным столом, на котором была расстелена карта.
Возле стола, упёршись об него руками, стояло множество длинноволосых, ушастых, одетых в серебряные доспехи с зелёными накидками, эльфов, но один из них отличался от остальных. На лице у него виднелся большой шрам на пол лица; голубые глаза жадно изучали карту; небольшая татуировка в форме двух скрещенных мечей виднелась у него на левой щеке; длинные светлые волосы свисали, чуть ли не до поясницы; за спиной у него проглядывался длинный зелёный плащ – видать, это и был Ларсер. Эор постучал костяшками пальцев по стенке и все, находящиеся в помещенье эльфы, бросили свои злобные взгляды на незнакомцев.
– Вы кто такие и как проникли в эти покои?! – басистым голосом задал вопрос один из воинов. – И кто вас сюда впустил?!
– Чего надо?! – спросил тот самый эльф со шрамом на пол лица.
– Мы, мы гномы… – запнулся Эор
– Ну, ясно, что не эльфы или кто-то другие.
– Из Эдилии… – продолжил Эор, смотря в глаза глав-ному.
– А что разве где-то ещё гномы живут?! – сказал эльф, что стоял справа от того, что со шрамом.
– А что так грубо? – возразил Ярополк.
– А как же, вы ворвались в мои покои без приглашения, да ещё пытайтесь дерзить нам! – проорал эльф с татуи-ровкой.
– Мы? Да больно надо, – ответствовал кузнец.
– И вообще, вы не ответили на мой вопрос, чего надобно вам здесь?!
– Прежде чем я отвечу на твой вопрос, я задам свой, Ларсер, не уж-то ли ты не узнаёшь своего старого приятеля? – он обратился к эльфу с татуировкой.
– Что?! Какого ещё приятеля?! Хотя подожди-ка, что-то такое я припоминаю…
– Война с орками, десять, может и двадцать лет назад, на доки неожиданно напали орки; ты повредил ногу; тут приходят гномы и тебя, так сказать, ставят на ноги…
Эльф со шрамом вышел из-за стола, ухватился рукой за голову и произнёс:
– Стоп… нет… быть того не может… не уж-то ли ты… тот самый…
– Ну, наконец-то ты вспомнил, – кузнец направился к эльфу с распростёртыми объятиями.
Кузнец и эльф обняли друг друга по-дружески. Все остальные эльфы стояли с разинутыми ртами и широко распахнутыми глазами, как будто они у них сейчас вываляться.
– Сколько лет, сколько зим! – не выпуская кузнеца из объятий, радостно вымолвил Ларсер.
– Я тоже рад тебя видеть, дружище! Вот, познакомься, это вот мой друг Ярополк – капитан, – Эор обратился к своему старому другу, выпустив его из своих объятий, – ну, а Ларсера ты, наверное, уже знаешь, – кузнец обратился к пузатому гному.
– Очень приятно, – пожал руку гнома эльф со шрамом.
– И мне.
– И вы познакомьтесь, – военачальник обратился к путешественникам, – вон тот с повязкой на правом глазу – Мэйнон, брюнет – Сэндол, а блондин с короткими волосами – Альдер. А это мой старинный друг Эор, а это вот его товарищ – Ярополк.
Эльфы и гномы поклонились друг другу и пожали руки.
– Ну, друг мой, рассказывай, как там дела у тебя в Эдилии!
– Знаешь, вполне отлично, вот, кузнецом начал работать.
– А как же твоя служба на флоте? – спросил Ларсер, усевшись на стул.
– Эх, – кузнец махнул рукой, – забросил, дослужился до капитана флота и ушёл.
– Да как же так? Ты ж мог стать адмиралом.
– Мог, и стал, – гордо ответствовал Эор.
– Ты ж службу забросил?
– Да стал я им совсем недавно, у меня друг – воевода – вот он-то меня и повысил.
– Ого, какой у тебя друг, – молвил Ларсер. – Хоть какие-то хорошие новости за сегодня, – вздохнув, с грустью добавил военачальник.
– А ты я вижу, военачальником стал, – сказал большой гном.
– Ну, как видишь.
– Кстати, о сегодняшнем дне, что тут у вас произошло-то? Смотрю, что-то народ взбунтовался. – Эор подошёл к окнам и выглянул на улицу. Там он увидел, что бои так и не стихли.
– Это всё из-за орков, – ответил Сэндол за военачальника, который только-только собрался об этом сообщить гостям.
– Они пожгли все наши поля, лишив нас хлеба – умный ход, – продолжил Альдер, подойдя к окну и выглянув из него, – а народ, как только узнал, что еды больше нет, тут же взялся за вилы, косы и помчался к королю, а воины, по приказу нашего военачальника, – он покосился на Ларсера, и тот кивнул ему, – не пускают их к его величеству.
– Разумеется, я не могу допустить, чтобы народ растерзал своего владыку из-за каких-то там орков.
– Но ведь и народ растерзывать не надо, – ответствовал Ярополк. – А вы не пробовали с ним поговорить?
– С кем с ним? – спросил Ларсер.
– С народом.
– Пробовали, не помогло, – ответил Мэйнон, разглядывая карту. – Тогда мы попытались его запугать: изловили зачинщиков восстания, казнили их через повешение и сказали, что вот так будет с каждым, кто посмеет хоть ещё раз поднять мятеж. И это не помогло. Ну а дальше вы и сами, наверное, всё видели: кровь, плачь, стоны.
– Да, ну и дела у вас тут творятся, – вымолвил, почесав свой волосатый затылок, Ярополк.
– И не говори, – согласился с гномом военачальник. – И так уже целых две недели, – молвил, встав со стула, Ларсер.  – А с чем же вы сюда пожаловали? Присаживайтесь, – военачальник предложил своим гостям сесть на роскошные красные кресла с деревянными ручками, и те, не задумываясь, плюхнулись на них и даже немного подпрыгнули.
И Эор принялся рассказывать своему другу всё в мельчайших подробностях: про их с Арнером поход, про стычку с колдуном из Грагаса, про гоблинов, про рассказ Торбека и своём плане с Арнером. Все эльфы, в том числе и сам Ларсер, внимательно слушали своего гостя, не отрываясь ни на что. Под конец мастер добавил:
– В общем, пришли мы к вам просить о помощи. Одним нам – гномам – в этой войне не выстоять; мой друг уже отправился просить о помощи людей – к их королю Феофану, а ты сам знаешь, какой он мерзкий тип, хотя и не всегда таким был, – да и то не факт, что они согласятся нам помочь. Вот мы с Ярополком и пришли к вам – эльфам.
– Да, дела, опять эти колдуны зашевелись, – буркнул себе под нос эльф со шрамом. – Я, конечно, всё понимаю, я бы с радостью помог вам, но мы не можем вести войну одновременно и с орками, и с колдунами, у нас на это просто сил не хватит, да и к тому же народ поднял восстание. А ещё надо ходить к королю за согласием, так что…
– Так ведь, если они захватят Эдилию, то они через море и до вас доберутся, и вот тогда вам точно придётся вести войну и с орками, и с колдунами, – объяснил кузнец. – Мы же не просим вас воевать с Грагасом и Гарасом, мы просим просто помочь нам и всё.
– Всё равно, мы не как не можем вам помочь, – настаивал на своём Ларсер, и голос у него был такой, что, казалось, он и не собирался менять своего мнения. – У нас и так проблем хватает.
– Ладно, Эор, похоже, зря мы сюда пришли, – шепнул на ухо своему другу Ярополк.
– Да погоди ты, – сказал мастер капитану. – Слушай, а что если мы поможем вам погасить восстание?
– Как?! Поговоришь с народом? Да он тебя даже слушать не станет, закидает чем-нибудь тяжёлым и всё, поминай, как звали, – сурово воскликнул эльф со шрамом.
– Сразу я, а король, разве, никак не может со своим народом поговорить?
– Исключено, – ответил Ларсер. – Народ возмущён, он в бешенстве, нашего владыку к нему никак нельзя подпускать, загрызет, да и только.
– Ну, прям, – ухмыльнулся Эор, – если вы дадите ему всё объяснить, никто его не загрызёт.
– Всё равно, я никак не могу это сделать, тем более по его приказу.
Сэндол, Мэйнон и Альдер вытаращили от удивления глаза на Ларсера.
– Ты же ведь говорил, что воины обороняют владыку по твоему приказу? – начал брюнет.
– Не совсем, на самом деле это он приказал мне не пускать смутьянов во дворец.
– Так нарушь приказ, – молвил кузнец, – другого выхода у вас нет.
– Не могу.
– А твой друг прав, – согласился с Эором Альдер.
– Что? Ты что такое говоришь?! – выкрикнул военачальник.
– Что-что? Он прав, другого выхода у нас нет, а то смута вечно будет продолжаться.
– Я не могу нарушить приказ, я слово королю дал, – продолжал настаивать на своём эльф со шрамом. – Владыка сказал: «Любой ценой не дай смутьянам проникнуть в мои покои». А приказ, вылетевший из уст короля, цениться на вес золота.
– Да знаю я, – сказал Альдер, – но выхода-то другого у нас нет.
– Послушай, друг, – положив на плечо Ларсера свою ладонь, молвил Мэйнон, – я тебя уже давно знаю, я много битв плечом к плечу с тобой прошёл, ты хороший воин, отличный друг, но самое главное, что я понял о тебе, так это то, что ты эльф – чести, у тебя честь – это самое главное в жизни, и, если тебе дали какой-либо приказ, то ты его обязательно выполнишь, поэтому я прошу тебя… хоть раз прислушайся к тому, о чём говорят тебе твои друзья!
– Эх, – вздохнул военачальник, – возможно, ты и прав. Что-то я уж слишком зациклился на чести. Ладно-ладно, уговорили, нарушу приказ, пойдёмте, надо навестить нашего владыку Энарлиона.
Все мигом вышли из комнаты военачальника Ларсера и направились к винтовой лестнице. Затем они спустились на второй этаж, прошли множество залов, расписанных фресками, и остановились возле огромной, доходящей почти до потолка (потолки в замке были метров десять, может и пятнадцать в высоту), серебряной двери.
Эльф со шрамом в тронный зал шагнул первым, за ним его товарищи, а за ними кузнец и капитан. В тронном зале не было ни единой души, не считая короля; одни лишь статуи беззаботно стояли по углам зала, а резные мраморные колоны, словно титаны, поддерживали расписной потолок. Король восседал на большом серебряном, усыпанном множеством драгоценных камней, троне. Белое пальто с мехом на плечах свисало до самого пола; обутые в чёрные туфли, ноги были накинуты одна на другую; за поясом у эльфийского владыки виднелась длинная в серебряных ножнах сабля. Множество золотых и серебряных колец украшали длинные пальцы короля, а длинные белые волосы напоминали белые пушистые облака. Смотрел он в пол, упёршись на руку, как будто мысленно рассуждал о чём-то, но увидев гостей, тут же обратил на них свой злобный взгляд. Медленно поднявшись с трона, он гордой походкой направился навстречу военачальнику.
– Надо же, кого я вижу, Ларсер, как там обстоят дела с бунтовщиками?
– Ваше величество, всё под контролем.
– Отлично, ну раз уж всё хорошо, тогда с чем пожаловал? О-о, я смотрю, ты привёл гостей.
– Да, это гномы из Эдилии – Эор и Ярополк, они пожаловали со срочными вестями.
– С вестями, с какими такими вестями?
– Ваше величество, – поклонился Эор, – на наше королевство надвигаются полчища воинов Грагаса и Гараса, мы прибыли просить вас о помощи, о владыка Энарлион.
– Хм, – хмыкнул в ответ король, – мне нет дела до каких-то там гномов, – развернувшись, он направился к своему трону, – у нас в Эльфляндии и так проблем хвата-ет. Проклятые орки пожгли наши посевы, и склады с запасами после осады несколько недель тому назад, а тут ещё народ восстание поднял, так что не до вас сейчас, – усел-ся на свой трон владыка эльфов.
– Кстати, на счёт восстания, ваше величество, – начал Ларсер, – я тут подумал, народ-то жалко, может, вы попробуйте с ним поговорить?
Энарлион злобно поглядел на эльфа со шрамом и ответил ему:
– Народ ему жалко… Тебе был дан приказ не пускать во дворец смутьянов, а тут ты хочешь, чтобы я к ним вышел с речью, и что я им скажу?! Извините, еды нет, орки всё разворовали и сожгли, всё будет в порядке, не отчаивайтесь… Да они меня после этого растерзают, как собаки кусок мяса, – рассуждал владыка. – Как говорил мне мой отец: «Силу победит сила». Этому правилу я и следую, и следовал он, а он, как ты, Ларсер, знаешь, был великим эльфийским владыкой, при нём не было ни одного восстания!
– Так ведь народ же не виноват, что ему есть не чего, зачем же его высекать-то за то, что они смуту подняли? Они, таким образом, пытаются решить свои проблемы, с ними же надо просто поговорить, вразумить их, что такой путь решения проблем – не есть правильный, – возразил Эор, – а кто же их может вразумить, как не вы, о ваше величество.
– Они смутьяны и за это они должны быть уничтожены!
– Опомнись владыка, – начал уговаривать Энарлиона Ярополк, – не будь тираном и душителем народа, выйди и поговори с ним и всё, вот увидишь, народ сразу успокоится.
– Да поймите же вы, ваше величество, – молвил военачальник, – народ успокоить надо, не истреблять, а успокоить, а силой вы ничего не решите, я сам это понял совсем недавно и жалею, что раньше этого не понял. Я, так же, как и вы, пытался решить эту проблему силой и, как видите, не получилось, народ, как бунтовал, так и бунтует!
Настало гробовое молчание…
Энарлион всем своим сознанием погрузился в глубокие раздумья. Перед его глазами мелькало множество картинок событий, давно минувших дней. За окнами тихо поддувал летний ветерок, донося лязги оружий, крики, стоны и плач. Закончив свои размышления, владыка, молча, поднялся со своего трона и быстрой походкой направился к дверям.
– Ваше величество, вы куда? – спросил Ларсер.
Оглянувшись и вздохнув, владыка молвил:
– Пойду, остановлю резню, а то такими темпами мне не кем будет повелевать.
– Так вы же, вроде, хотели эту проблему силой решить? – с удивлением вымолвил военачальник.
– Да я тут подумал, может вы и правы: не всё в этой жизни решается силой, – спокойным голосом ответствовал владыка. – И, кстати, если всё получится, то вы все останетесь живы, а если нет, то, увы, секир башка вам будет… всем, за вашу дерзость.
Все переглянулись друг с другом и пошли за Энарлионом.
Спустившись на первый этаж, владыка быстрым шагом направился к распахнутым входным вратам. За воротами сеча так и не стихла. Лязги оружий, крики и вопли дополняли кровавый пейзаж смуты. Повсюду валялись кучи изувеченных трупов. Воины держались из последних сил, пытаясь не подпустить разъярённых жителей Элькара к королевскому замку.
При виде Энарлиона бой тут же стих; эльфы-воины и горожане обратили свои взоры на него. И тут король произнёс свою речь. Голос его: грозный, но одновременно чистый, сладкий, словно нектар, – подобно ветру разнёсся на многие-многие мили отсюда. Каждое, вылетевшее из его уст, слово врезалось каждому эльфу в душу, словно острый клинок в плоть влага. Как мечом, владыка орудовал словами, разя каждого, кто ему попадался на глаза, прямо в сердце. Все его внимательно слушали, не отрываясь ни на что, и смутьяне, кажется, начали потихоньку успокаиваться. Напоследок, король выбросил ещё парочку фраз, предложив сплотиться и вместе дать отпор врагу. После этого смутьяны, да и воины тоже, побросали свои оружия и поклонились своему повелителю. После, не много поболтав со своими подчинёнными, Энарлион распустил толпу и приказал воинам отнести раненых в лазарет, а убитых похоронить по всем правилам: как хоронят своих братьев настоящие эльфы. Обернувшись к Ларсеру и его друзьям, он сказал:
– Ну, что ж, должен признать, что был не прав на счёт того, что они меня могут растерзать.
– Мы ж вам говорили, – начал Эор, – им просто нужно было всё объяснить и всё.
– Вот именно, – согласился Ярополк.
– Эх, ну ладно, живите, пока. Теперь осталось разобраться с проклятыми орками.
– А потом вы нам поможете? – спросил капитан.
– Посмотрим, – вздохнув, ответил владыка, – не торопите события, а пока прикажу-ка я слугам подготовить опочивальню для вас, вы, наверное, устали с дороги.
– Да, и ещё как, – молвил кузнец.
После этого они все вместе зашли обратно в замок.
Вскоре Энарлион, как и обещал, отвел странникам комнату в своём замке возле опочивальни Ларсера. Комната гномов была довольно-таки просторная. Две кровати стояли напротив друг друга, два окна выходили туда же, куда и окна в комнате военачальника, круглый стол стоял посередине помещения с пододвинутыми к нему стульями, около двери стоял большой просторный шкаф, набитый одеждами, постельным бельём и прочим барахлом. Эор медленно подошёл к окну, выглянул из него и, всматриваясь вдаль, застыл. Капитана же поборола усталость и дрёма, и он мигом, плюхнувшись в постель, крепко-крепко заснул – не стал путник противиться желанию увидеть прекрасную страну снов, успокаивающую и дух, и тело…

Приложенные файлы

  • docx 4069319
    Размер файла: 174 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий