Понимающая психотерапия Л 1,2 П 1 от Наты

Понимающая психотерапия
Василюк Федор Ефимович

Лекция 07.09.15

1 ступень. Базовые понятия и технологический алфавит понимающей психотерапии

Формат мастер-класса, диалогическое общение.
Понимающая терапия – это терапия сопереживаний.

Наша задача – описать свою систему психотерапии.
Для этого нужно будет ответить на ряд вопросов (на которые должна отвечать каждая психотерапия). Будем опираться на опыт разных дисциплин.

Примеры определений психотерапии.
это лечение души. Здесь – это относится к медицинскому типу лечения.
это эмоциональная поддержка и помощь человеку. К какой из культурных практик это ближе? К дружеским отношениям.

Введем представление о тех культурных практиках и системах помощи, которые ближе всего к психотерапии. Для чего это нужно? Необходимо опираться на опыт, который есть в этих практиках, при построении своей системы психотерапии.

Будем называть профессию смежной, если клиент, первый раз придя на консультацию, ожидает от консультанта чего-то, что можно ожидать от смежных профессий (например, ожидает, что вылечит – близко к медицине). Педагогика – запрос «научите меня» Социальный работник: запрос помочь найти работу. Тренер: проведите со мной работу, чтобы достичь мышечной релаксации (тренер близко к педагогу). Экстрасенс: попытка заглянуть в будущее. Священник: запрос к нему: «чувствую свою вину» и т. п.

Профессия
Высшая цель и ценность
Предмет или антропологический образ
Проблемное состояние или ситуация
Продуктивный процесс
Деятельность профессионала
Метод

Медицина
Здоровье
Организм
Болезнь
Регенерация, восстановление функций
Лечение
Их много

Педагогика
Знание
Способности
Незнание
Освоение (знаний)
Обучение


Социальная работа
Социальная адаптация

Дезадаптация
Адаптация
Поддержка, сопровождение


Тренер
Развитие
Способности + потенциал
Дистресс
Восстановление
Тренировка


Экстрасенс
Благополучие
«Поле»
Порча, сглаз
Доверие
Магические действия


Священник
Святость
Душа (дух)
Греховность
Подвижничество, аскеза
Душепопечение


Моя психотерапия
Любовь, радость, красота
Чувства, эмоции, эстетические переживания
Отсутствие доступа к чувствам любви, радости, переживанию красоты
Восстановление контакта с чувствами любви, радости, красоты
Эмпатическое слушание, фиксирование внимания на чувствах и эмоциях, культивирование чувств любви, радости, красоты.



Пырву Вячеслав
Самоактуализация (в виде какой-то деятельности своих идей), что принесет радость жизни
Предрасположенность и потенции человека (что нравится делать или может понравиться)
Невозможность или неспособность актуализироваться (клиент унывает и подавлен)
Процесс обнаружения в себе ресурсов, вдохновляющих целей и режим
Помощь в поиске ресурсов, поддержка в соблюдении режима




Раньше у человека было «право на несчастье», т. е. человек чувствовал одиночество, грусть, тоску, и это считалось нормальным. Человек справлялся сам. Сейчас все больше считается, что человек не имеет права быть несчастным

Общество потребления переходит в общество переживания. Например, человек такого общества покупает джип, в котором нет необходимости (дороги хорошие), для того, чтобы просто почувствовать себя за рулем «крутой» машины. Человек в обществе переживания все время должен принимать решение, что он должен сделать, чтобы получить то или иное переживание. В этом обществе психотерапевты становятся «консультантами по приобретению опыта».

Высшая цель и ценность
Отвечая на этот вопрос, мы отвечаем в терминах итогового результата.
В медицине – здоровье пациента. Это – результат. Ради него действует врач.
В педагогике – знания. Это знания ученика.
Соц. работа – социальная адаптация. Например, проблема пожилых эмигрантов: им нужно приобрести множество социальных навыков.
Тренер – развитие спортсмена и т. д..

Что произойдет с моим пациентом в самом идеальном случае? Каким он будет, что с ним случится?

Пациент станет любящим, добрым, легким, радостным, чувствующим полноту и красоту этой жизни.

Другие примеры терапевтических концепций:
Самоподдержка (спокойствие)
Гармония душевного состояния
Самосовершенствование

Пример. Приходит родитель с проблемой «не могу найти общий язык с ребенком, с подростком».

Самоподдержка. Это обретение человеком способности самому, своими силами справляться с жизненными обстоятельствами.

Есть реплика клиента, есть теория, и нужно, чтобы фраза учитывала то, что сказал клиент (плюс теория).

Секрет терапии: как сядешь, так будет и работа идти.

Предмет или антропологический образ. У каждой из этих профессий складывается свой образ объекта. Человек как объект многих профессий представляется по-разному.

Например, врач видит человека как организм. Т. е. врач думает о человеке в терминах организма. Врач оценивает походку, смотрит на цвет лица, слышит дыхание и т. д. На основе этого выстраивает различные гипотезы.

Продуктивный процесс. Например, врач думает, что в организме есть некий продуктивный процесс, который приводит к здоровью, и таблетка ему только поможет. Т. е. с помощью таблетки мы только запускаем целебные процессы в организме.

Д. з.
1. Дописать свою теорию. Дать краткое объяснение каждому пункту.
2. Провести сеанс сам с собою (письменно), пытаться воплотить свою теорию. Писать комментрии.
3. Психотехнические инновации. Опыт работы с собой покажет, что моя теория может быть усовершенствована. Далее описать одну инновацию, которую я ввела в изначальную теорию после опыта с самим собой.

Лекция 14.09.15

Теория понимающей психотерапии

Как мы заполняем ту же таблицу в рамках понимающей психотерапии.
1. Цель и ценность: смысл.
2. Онтология или предмет: жизненный мир.
3. Проблемное состояние: критическая ситуация.
4. Продуктивный процесс: переживание.
5. Деятельность профессионала: сопереживание.
6. Метод: понимание.

А как вам теперь, после того, как вы стали авторами собственных теорий, к этому отнестись? Как к правильному? Это было бы удобной позицией, но неправильной. В рамках этого курса нужно занять ученическую позицию и освоить категории понимающей терапии. Но занять ученическую позицию можно, занимая свою позицию. В каких-то пунктах будет что-то общее между вашей теорией и понимающей психотерапией, в каких-то будут радикальные расхождения. Создаются предпосылки для критики.

В психотерапии работает не столько технология, сколько человек, своей душой, своим опытом, самим собой. Этот человеческий опыт есть главный потенциал, который помогает. Лучшее лекарства для человека – это другой человек. Теория нужна, но в конечном итоге она нужна как обработка своего опыта. Ничего другого у нас нет. Мы не можем помогать человеку чужими идеями, убеждениями, ценностями. Только своими. Поэтому на нас – психотерапевтах – лежит груз ответственности в хоть какой-то работой над собой. У нас есть профессиональная обязанность что-то делать со своей личностью. Это отражено во всех школах психотерапии, которые требуют определенное количество часов личной терапии.

Мы знакомимся с теорией понимающей психотерапии методом «заражения». Т. е. сначала входим в дух этого подхода. Возможно, даже подражая интонациям терапевта, который работает в рамках этого метода.

1. Цель и ценность - смысл
Категория смысла. Лежит в основе всего гуманитарного знания. Является центральной для логотерапии Франкла. Понимающая психотерапия (ПП) является одной из версий логотерапии.

Какие представления о смысле здесь используются. Странное ограничение. Можно было бы взять понятие смысла у Франкла. Но этому мешает требование «рефлексивного традиционализма». Это идея, что всякое научное движение должно осуществляться в рамках традиции. Если мы ей не следуем, то либо это гениальный человек, который зачинает новую традицию, либо это должна быть в рамках имеющейся традиции рефлексивная позиция переосмысления.

В случае ПП традиция – теория деятельности Леонтьева. Как смысл понимается в теории деятельности Леонтьева. .Можно свести его понимание к двум понятийным оппозициям. Одна из них – это противопоставление смысла и значения, другая – смысла и эмоции.

Как Леонтьев к этому приходит. Вообще метод противопоставления оппозиций широко используется в терапии. Пока мы не выстроили противоположность, мы не знаем, про что мы говорим. Только задавая оппозицию, мы создаем контекст, в котором понятие становится осмысленным.

Теория сознания. Первое различение, которое делал Леонтьев: сознание есть не только знание, но и отношение. Имеется в виду, что сознание человеческого – это не просто набор информаций, оно страстно, оно вживлено в мир, ему небезразлично, что происходит. Если мы не видим отношения к миру субъекта, просто знания ничего не объясняют.

Каковы психологические единицы анализа сознания в разных этих аспектах? Единица анализа сознания как знания есть значение. Единица анализа сознания как отношения есть смысл (смысл 1). А каковы конкретные формы существования смысла в человеческом сознании? Есть непосредственные формы существования смысла (это эмоции), есть опосредованные (смысл 2). Как Леонтьев понимает этот смысл? Леонтьев описывает человека, который идет с работы домой и у него неприятное, досадливое чувство. Но он пока не понимает, что это такое. День вроде был удачный. Он приходит домой, и думает: почему так? И вдруг он понимает: тот большой успех, который достигнут на работе, достигнут не благодаря мне, а благодаря идее другого человека. Сначала была эмоция, и в ней существовало что-то, что потом в процессе осмысления стало смыслом. Мотивация быть первым была главной, на оказалась поражена, поэтому было досадливое чувство.

Цель терапии – познание собственных смыслов. Какова бы была тогда терапия? Например, с человеком, переживающим острое горе. Помочь ему прийти к очень ясному, отчетливому, точному, неприкрытому, неэмоциональному пониманию того, что для него значит эта потеря. Тогда человек бы пришел к мысли, что он теперь навсегда одинок, что жизнь лишена будущего, смысла, надежды, что так устроен этот мир, и ему стоически нужно смириться с этим одиночеством. Была ли бы это терапия? Да, возможно, философская, жестокая терапия. Идея встречи с подлинной реальностью. Эпиграфом ее могло бы быть: «Не теряйте отчаяния». Но не хочется заниматься такой терапией, в этом нет никакой надежды и вдохновляющего. Привести человека к осознанию экзистенциалов одиночества, смертности

Что же есть живое в теории Леонтьева? Это есть, но не в теории сознания, а в теории мотивации. Там есть различение в побуждающих и смыслообразующих мотивах. Побуждающий мотив может заставить человека действовать, но он не приносит радости. Например, человек устраивается на скучную, бессмысленную работу. И коллектив не интересный. Но зарплата хорошая. Это может побудить человека устроиться на эту работу. Деньги будут, но радости не будет. Но есть другая работа, которая с отличным, веселым коллективом, но денег платят мало. Человек может и на такую работу устроиться, так как работа будет его вдохновлять. Этот мотив – смыслообразующий (смысл 3).

Смысл 3 – когда человек действует в соответствии со смыслообразующим для него мотивом. Он чувствует, что он живет, что он развивается, у него все расправляется – душа, тела. Есть надежды, перспективы это признаки такого смысла. Это делает жизнь более ясной, прозрачной, открытой. Например, человек колеблется, и вдруг обстоятельства ему подсказывают: вот что сделает твою жизнь более ясной – тогда это и нужно делать. Это понятие смысла мы и используем в ПП.

Можно ли конкретизировать смысл так, чтобы у нас в процессе терапии был какой-то контроль за ним?

Смылом человек защищается от мелкости, от впадения в страстные состояния. Отсутствие смысла – это попадание в бездну безысходности, тупиков, безнадежности и т. д. Имеется в виду объективный, духовный смысл (стихотворение Кибирова «Карабас»).

Модель смысла

Какую мы можем предложить модель смысла, которая может нас ориентировать в психотерапевтическом процессе? Триада «жизнь – истина – путь» (евангельская триада). Она предлагается как феноменологическая модель смысла. Жизнь, истина и путь – это разные координаты, по которым можно оценивать наличие или отсутствие смысла.

Жизнь. Часто к нам приходят клиенты с жалобами на апатичность, отсутствие сил, витальности. Депрессивность. Отсутствие аппетита, нежелание что-то делать, повышенная утомляемость. Это люди сами осознают. Такое ощущение, что из них жизнь вышла, она в них не бьется. Смысл может быть поражен в этом жизненном, витальном ключе. Часто такие пациенты встречаются в клинике неврозов. Жалуются на утомляемость и раздражительность. Невроз – психогенное заболевание. Тогда утомляемость напрямую связана со смыслом. Сизифов труд – это наказание бессмыслицей. Бессмысленную работу выполнять намного труднее, чем осмысленную. Если у больного неврозом смысловое оскудение, нет, для чего жить, то одно из проявлений симптоматики дефицита смысла – это дефицит сил.

Пример: ребенку не хочется идти в школу (например, его там бьют), вот он просыпается в 7 утра, и в нем совсем нет сил. Но тот же ребенок просыпается на каникулах в это же время, и в нем много сил, что-то его зовет.

Когда вдруг появляется какая-то перспектива, предложение, то происходит подъем общей витальности.

Истина. В смысле есть не только витальность. Часто бывает так, что все благополучно, но какой-то нет правды в жизни человека. Он не понимает, чем его жизнь оправдана, чем она мотивирована. Ради чего он живет. И человек хочет этого смысла, он требует от себя, чтобы был такой смысл. У Ухтомского есть формула: жизнь есть требование от бытия смысла и красоты. Это клиническая формула. Человек, из жизни которого ушли смысл и красота – невротик. Он болен, его нужно лечить. В частности, если мы, закончив магистратуру, поедем в Нью-Йорк, там есть возможность благотворительной терапии с миллиардерами молодыми. Это очень страдающие люди, потому что их жизнь часто лишена смысла. Обычно история такая. Человек поставил задачу заработать к 30 годам миллиард, чтобы купить островок. И он его заработал и собирается купить островок. Но с миллиардом нужно что-то делать. Это обычно международная корпорация. И он нанимает менеджера-руководителя. Но менеджеры во всем мире воруют. Он тогда опять берет управление на себя. Дальше обычная симптоматика у таких людей: они худеют, теряют аппетит, возникают сексуальные дисфункции, нарушение сна. Он приходит к дорогому аналитику и просит его полечить. Аналитик говорит: пожалуйста, пять раз в неделю приходите. Миллиардер: но я не могу пять раз. Аналитик ему тогда отказывает, ему важна репутация, а он не вылечит при редком посещении.

Путь. Часто пациенты описывают свое состояние в терминах: не знаю цели, не знаю, куда идти, не знаю, что выбрать У них метафора пути. Не выстраивается линия, не видно перспективы. Если нет пути, цели – нет в этом пункте смысла.

Жизненный мир

Мы мыслим человека как жизненный мир. Что это значит? Открывается дверь, к вам в кабинет входит человек. И мы думаем в первую минуту, что он один пришел. Но как только начинается разговор, выясняется факт, что он пришел как маленький «цыганский табор», со всеми чадами и домочадцами, с идеями, .прошлым и будущим он вошел не как анатомический субъект, вошел виртуальный целый мир. И мы имеем дело с его небольшим миром. Это выражается так, что он, может быть, ничего не знает про расстановки, но он это делает. Он говорит: с одной стороны, племянница, которая требует а с другой стороны, жена, которая говорит и он показывает, «рассаживает» близких. И мы можем даже по его интонации охарактеризовать его жену и племянницу.

В большинстве случаев людей волнуют отношения. Это самое сложное и уязвимое. Если мы человека мыслим просто как субъекта, рационального, а не видим этой реальности, мы все время будем «не попадать», даже жестом. И будет явные сбои в понимании.

Сама категория – из курса философии. В психологии есть категория «жизненного пространства».

Как устроен жизненный мир? У каждого жизненного мира есть свое пространство, свое время, свой язык, свой миф, своя философия, свое предметное наполнение, свои Другие. Мы, входя в сознание клиента, должны уподобиться путешественникам-этнографам, которые изучают чужую страну. Мы должны тактично, понимая, что вроде бы человек похож на нас, но он другой. У него другая душа и другая культура, другой жизненный мир..

Пример. Как может быть устроено пространство. Для осознания человека очень важна организация пространства, что далеко расположено, что близко. Это не физикальное пространство. Был случай работы с парнем 20 лет, который заикался. Я попросил его обучить меня заиканию, не имитировать заикание, а обучить своему заиканию, своей технологии. Многие клиенты любят такую позицию, чувствуют себя профессионалами в собственном симптоме. Он уже все знал о своем заикании. Больше заикался на «п». «Представьте, то вы идете в магазин. И надо приготовить фразу продавцу. Нужно эту фразу придумать, твердить ее про себя и донести без изменений до прилавка. Там что-нибудь да будет не так, а вы эту фразу будете говорить. П-п-п-пожалуйста (и при этом показывает жест рукой слева вниз). Тогда я попросил его заикаться с жестом вправо вверх. С таким жестом пациент не заикался

Другой пример. Клиентке трудно было общаться с врачом, авторитетной фигурой для нее. У нее возникала темнота при приближении к этому человеку, состояние отупения. Когда она описывала, я заметил, что она делает специфические движения шеей. Шея с одной стороны, склонилась, а с другой чуть-чуть поднялась. Это похоже на то, что чувствует ученик, которого вызвали к доске, а он ничего не знает, и чем больше он говорит, тем больше впадает в состояние тупости? Клиентка подтвердила, что чувство похожее. Выяснилось, что с врачом она общалась тоже как-то снизу вверх, если так смотреть долго, в психическом состоянии наступал момент отупения.

Время. В любой терапии всегда есть временной аспект. Он редко выявляется прямо, но он всегда есть. Например, проблема опозданий. Часто обнаруживается, через два-три шага, что это не проблема опозданий, а проблема со временем, часто страх смерти.

В любой терапии всегда можно обнаружить аспект времени жизненного мира. Пример. Мужчина приходит с мальчиком 12-ти лет, и говорит: у него депрессия. -- чем она проявляется? – Он не радуется, не улыбается и говорит нам с женой, что лето кончилось. А сейчас 10 июня. – (к мальчику): нарисуй мне, как устроен год (зима, весна, лето, осень). Он рисует. Год начинается с сентября. И вот сентябрь, ноябрь, декабр а потом лето! Разобьем на 3 части его лето. А с 1-го июля родители отправляют его на Кипр учить английской язык. Лето и так коротенькое, а родители преграждают взгляд на лето Кипром с английском языком. Ему сложен даже не английский язык, а необходимость устанавливать контакт. Кипр продлится не все лето, несколько недель, но эта поездка мешает видеть лето.

Временное измерение – это измерение жизненного мира. Простая и удобная форма, которой мы можем удерживать пациента как жизненный мир.

Является ли жизненный мир субъективным? В жизненный мир человека-колясочника и здорового человека ступеньки (обычные и объективные) входят совсем по-разному. Поэтому жизненный мир – это не просто наши субъективные иллюзии. Это объективная реальность но так, как она входит в жизнь человека.

Критическая ситуация

Здесь – как ситуация невозможности жить, сделать нужный выбор, человек приходит в терапию чаще не тогда, когда он может то попробовать, это попробовать, а когда он уже все попробовал.

Именно в этой ситуации человек оказывается перед нами. В глубине его опыта, той сложности, с которой он пришел, стоит столкновение с тем, с чем он не может сам справиться. Ситуация невозможности – ее можно было бы описать и как ситуацию бессмысленности. У Спинозы есть определение счастья. «Этика» Спинозы (это психология). Счастье – это увеличение способности тела к действию. Например, человек выздоравливает от болезни. Выходит на улицу первый раз. Можно самому идти перед ним распахивается мир новых возможностей, которые казались ему в болезни закрытыми. Счастье – это не большие возможности сами по себе, а когда количество возможностей увеличивается. Ситуация невозможности совпадает с тупиками, закрытыми путями жизни, путями построения отношений.

Виды критических ситуаций. Стресс, фрустрация, конфликты, кризисы. На каждую ситуацию есть методы психотерапевтической работы. Эта невозможность есть вызов для терапевта. Мы должны встретиться с человеком не только в его силе, ресурсах, возможностях. А в его безысходности, боли, тупике Можно сделать кое-что с собой, что противоречит обычным рефлексам, когда мы встречаемся с человеком в беде. Например, к нам подходит приятель и говорит о своих неладах в семье, на работе. Какая обычная реакция: «Да ничего, все устроится, все будет хорошо» Мы поддерживаем человека. А как он изнутри это слышит? Мы не поняли, не прикоснулись, не встретились с тем, что человека беспокоит. Но в терапии мы должны делать нечто не совсем обычное. Терапия – это искусственное действие. Мы здесь должны наперекор рефлексу утешения сделать шаг внутрь его безысходности. Не получится ли так, что мы этим еще больше введем в его тоску? Нет, на практике происходит прямо противоположное. Когда терапевт вдруг совсем перестал утешать, обнадеживать, а просто выразил вместе с клиентом или за клиента некий приговор по ситуации – клиент, вместо того, чтобы впасть в уныние, вдруг находит в себе силы, чтобы самостоятельно бороться с этой ситуацией.

Пример с К. Роджерсом. Он встречается с пациенткой. Она жалуется на то, что она боится замужества. Описывает, как она боится. И в ответ Роджерс говорит ей: «Правильно ли я понимаю, что для Вас брак – это просто ад?» Она говорит: да нет, не ад Роджерс довел ситуацию до предела, и пациентке стало не с чем спорить.

Если нам не удалось встретиться с человеком в его беде, хотя бы прикоснуться, то мы для этой терапии с этим клиентом уже никуда не годимся. Нас ничего не задело, не зацепило. Мы прикоснуться должны искренне, а не так, что мы скажем, а в душе не будем так думать.

Переживание

Человек находится в ситуации невозможности. Сделать ничего не может. Что ему остается? Пережить эту ситуацию. Процесс переживания рассматривается как продуктивный процесс ПП, благодаря которому человек выходит сам из кризиса, из фрустрации, из конфликта. Переживание здесь рассматривается как деятельность. Нужно что-то сделать с собой, осуществить некое страдание (страдатус – натужные труды по уборке урожая, буквально).

Экономический взгляд на переживание ввел Фрейд. «Работа печали». Мы это знаем. Наступают периоды, когда душа обязана преодолевать эту безысходность, безнадежность. Наша надежда на клиента – что он с ней справится. Мы не можем при всем нашем сочувствии за другого человека пережить его горе, принять за него важные решения. У нас есть отличная идея, как ему лучше будет жить. Но сообщив ему об этом, мы лишаем его возможности совершить личный подвиг.

Ожидание, что принесет эффект терапии – это переживание. Люди иногда переживают свои кризисы и без нас, терапевтов. У них с детства есть опыт переживать обиды, например. Значит, они могут сделать это и в терапии.

Сопереживание
А наша задача тогда – сопереживать, чтобы поддерживать процесс переживания, сопровождать его, вдохновлять и т. д. Все, что работает на поддержку переживания.

Понимание
Возникла критическая ситуация. Начинается процесс переживания. Человек пытается справиться, совладать с ситуацией. Вопрос. Предположим, мы примем, что главное – это сопереживать. Вот человек пожаловался. Что нам делать, как нам сопереживать? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно рассмотреть переживание изнутри. Тут нам поможет теория деятельности. Всякая деятельность опосредована сознанием.

Типология сознания, необходимая для этой работы. В сознании выделяется сначала две категории. В акте сознания есть наблюдатель и наблюдаемое. Наблюдатель может находиться в активном состоянии (субъектном) и в пассивном (объектном). И наблюдаемое может находиться в таких же состояниях. Мы получаем четыре типа состояния сознания.
1. Сознавание. Наблюдатель активен, наблюдаемое пассивно. Например, я вспоминаю, что я делал вчера. Слушаем шум машин за окном. Можем продумать, как совершенствовать свою терапевтическую систему.
2. переживание. Наблюдатель пассивен, наблюдаемое активно. Переживание, которое дано нам само собою. Переживание эмоциональных состояний «меня охватила страсть». «мне неожиданно в голову пришла замечательная мысль». «Эта вещь мне бросилась в глаза». Есть режим сознания, где со мною что-то случается. Исследователи психологии творчества обнаруживают, что основные идеи «приходят». Поэты часто говорят, что «кто-то диктует».
3. Рефлексия. Наблюдатель и наблюдаемое активно. Я сам активен по отношению к собственной активности. Я сам перебиваю свою идею или мысль. (поэтесса Ольга Седакова – посмотреть!) В психотерапии рефлексия важна, именно в момент рефлексии происходят главные повороты психотерапевтического процесса.
4. Бессознательное. И наблюдатель, и наблюдаемое пассивно. Ничего внешне не происходит, что-то произошло внутри, но никто ничего не пронаблюдал. Что-то происходит, но что, мы не знаем (узнать можем только потом, «задним числом»).

Процесс переживания опосредован рефлексией, сознаванием, переживанием и бессознательным. Т. е. деятельность переживания раскладывается на четыре линии. Пример. Человек узнал о предательстве. Первая нота (сознавание ) – боль, ужас. Потом появляется мысль «Нет, этого не может быть». Потом отвергает эту мысль: «Нет, это все-таки так». Потом он переходит на уровень переживания. Потом говорит себе «нужно что-то сделать» (переходит на уровень сознавания). Переходит к рефлексии: «а почему я должен что-то делать». Потом опять сваливается на уровень переживания. Целый день происходит такая работа. Наконец он устает и ложиться спать. Начинается работа на уровне бессознательного. Могут сниться кошмарные или, наоборот, счастливые сны.

Все это болезненный, вовсе не гармоничный процесс. Душа может совершать много непродуктивных действий. Например, может продумывать одну мысль много раз, с нее не сходя. Человек «тупеет». Некоторые мысли повторяются одна за другой – человек понимает, что ходит по кругу. А иногда блокируется какой-то уровень. Например, при остром горе может быть заблокирован уровень переживания и человек не чувствует ничего. Иногда человек сам себя не помнит – процесс проходит без рефлексии. При истерических неврозов большая часть проходит на уровне бессознательного, в виде конвер
·сии, соматизации. Тело берет на себя работу переживания.

Итак, что делать. Если наша задача – поддерживать процесс переживания, то на каждом уровне построения процесса переживания мы должны иметь инструмент, чтобы где-то прикоснуться, где-то притормозить. Т. е. иметь такие терапевтические действия, которые помогут коснуться каждой из «струн» переживания. Такие действия есть:
Рефлексия – метод маевтики
Сознавание – метод кларификации
Переживание – эмпатия
Бессознательное – интерпретация.

Бессознательное не существует без акта интерпретации. Т. е. оно не является реальностью психотерапии до тех пор, пока нет метода интерпретации. Вывод из этого: если бессознательное не обладает самостоятельным бытием внутри психотерапии, то мы вводим понятие комплексной реальности: бессознательная интерпретация. То есть бессознательное только через что-то (интерпретацию).

Переживание и эмпатия. Переживания становятся реальностью психотерапевтического процесса только тогда, когда у нас (психотерапевтов) есть эмпатия. То, что не встретило эмпатию, не вошло в психотерапевтическую реальность.

Методологический вывод. Рефлексия, бессознательное, сознавание переживание – клиента. А маевтика, кларификация, эмпатия, интерпретация – терапевта. Т. е. мы фиксируем психотехническую единицу, которая включает не только объект нашего познания, но и нас самих. Она объединяет и клиента, и терапевта. Мы имеем дело не с объективной реальностью, данной нам отдельно от нас. Аксиома классического научного мышления: объект моего познания не зависит от моего познания. Здесь не так. Само переживание клиента, как оно разворачивается в терапии, зависит от того, как я его встречу, от меня. Переживание клиента становится другим, потому что я с ним взаимодействую.

Все эти методы являются методами терапевтического понимания. Общая модель: с одной стороны, это процесс переживания, с другой – сопереживания, который работает методами понимания.

Общая задача состоит в овладении технологией работы каждого из этих методов.

Примеры.
Ситуация 1. Я боюсь работать с клиентом. Есть клиент, есть терапевт. Клиент что-то рассказывает. И терапевт говорит, что я боюсь работать профессионально с клиентом. Почему боится? «Мне кажется, что я не найду подходящей фразы в нужный момент или вообще не буду понимать, что делать». Словом «кажется» он указывает на иллюзорность, неуверенность. Т. е. видит картинку: вот психотерапевтический кабинет, сидит клиент, которому нужно говорить подходящие фразы. У терапевта есть чуланчик, где лежат подходящие фразы, и он не успеет туда «нырнуть», чтобы выбрать подходящую фразу. «не могу сказать подходящую фразу» -- это начало паники. И «не буду понимать, что делать» - развитие паники.
Всегда ли так бывает? Нет, терапевт говорит, что умеет помогать, но в другой ситуации. Когда я не в «короне психолога», а когда есть я и есть человек, я знаю, что говорить и что делать.
«Эта неуверенность связывает меня по рукам и ногам» -- уже называние своего симптома. То есть есть Я и есть Неуверенность, которая это Я связывает.
Картинка итоговая: ест вдохновляющий супервизор, который говорит: ты начни, а дальше само пойдет. Супервизор действует противоположно Неуверенности.
Эмпатия: я правильно понимаю, .что Вы испытываете оцепенение и страх, когда начинаете работать с клиентом.
Кларификация: правильно ли я понимаю, что Вы часто перед началом сеанса проигрываете в уме такую ситуацию, что Вы не можете сказать ни слова
Маевтика: правильно ли я понимаю, что терапевт должен быть абсолютно раскован, сразу выпаливать как пулемет любые слова?
Интерпретация:


Ситуация 2. Клиент жалуется: я толстая. Т. е. есть человек, он оценивает себя. И результат этой оценки: я такая-то (толстая).
«Я хочу сбросить вес» (рисунок: скала, на ней вес, она хочет его сбросить).
«Я не хочу быть толстой. Я устала быть толстой» (нагнетание, рубленные фразы). Уже это допекло. Прием усиления.
Дальше после этих жалоб и нагнетания терапевт мог бы подумать: какая она несчастная. Но клиентка говорит так: «Мне кажется, я очень счастлива внутри себя». Здесь слово «кажется» можно стереть. Оно звучит как «мне неприлично признаваться, но я очень счастлива внутри себя». Т. е. есть некое внутреннее пространство внутри себя, где я счастлива.
«А вес мешает жить полноценной жизнью». Человек счастлив, но Вес – препятствие на пути к полноценной жизни.
Нам нужно ответить.

Попробуем ответить сначала с помощью эмпатии. Общая идея эмпатического ответа: мы пытаемся расслышать не то, что человек говорит, а то, что он чувствует, и возвращаем ему это его чувство. Какие чувства: отвращение, отчаяние, раздражение, тяжесть. И в связи с каким аспектом данной ситуации. «Правильно ли я поняла, что Вы чувствуете отвращение к своему внешнему облику?» «Вы не принимаете свое тело на пути к своей счастливой жизни». «Правильно ли я понимаю, что Вас раздражает Ваше отражение в зеркале. Структура фразы: оператор понимания и чувство, которое человек испытывает. Попробуйте войти в жизненный мир человека и почувствовать, что в Вас откликается в связи с этой жалобой. Эмпатическая фраза должна быть «немножко вопросительной». В чем смысл оператора понимания и «немножко вопросительной интонации»: мы показываем клиенту, что главное слово останется за ним. Почему не полностью вопросительная? Если будет слишком вопросительной, мы попадаем в другую коммуникацию, где мы расспрашиваем («Давно ли это, милочка, у вас?») и за нашими вопросами скрывается некая наша идея. Но если мы верим, что это она будет переживать (свою полноту, например), то наша задача – только поддерживать этими полувопросительными интонациями.

Кларификация. «Правильно ли я понимаю, что вы размышляли над причинами этого состояния, но пока у Вас нет точного ответа?» Нужно сделать работу на уровне сознавания, когда клиент активен. В чем смысл работы на этом уровне? Мы хотим поддержать проработку ситуации, интеллектуальную, содержательную, волевую. Клиент пытается как-то с этим справиться, проводит умственную и волевую работу. Нужно принять решение, оценить ситуацию. И мы поддерживаем эту работу. Общая формула реплики: оператор понимания + вы думаете то-то у вас перед глазами такая-то картина. То есть нужно сказать либо о ситуации, либо о наблюдателе и его действиях. Цель кларификации: поддержка переживания клиента на уровне сознавания (обдумывание причин, следствий и т. д.) Клиент делает шаг на уровне сознавания, продумывая какие-то свои идеи. «Когда вы смотрите в зеркало, вы видите,»

Маевтика. Что есть жалоба клиента? Она указывает на какой-то факт, объективные обстоятельства, которые не соответствуют какой-то норме. Когда мы говорим эмпатические реплики, мы скорее поддерживаем жалобу. Когда говорим на уровне кларификации, мы скорее поддерживаем факты и действия. Когда мы говорим на уровне маевтики, мы выявляем те убеждения клиента, которые факты превращают в жалобы. Поэтому, раз человек жалуется на то, что он толстый, есть какие-то убеждения в том, что норма – быть худой (истощенной, изможденной). Наша задача – выявить эти убеждения. Мы не будем с ними спорить. Наша задача – показать клиенту эти убеждения, дать отрефлексировать. Часто эти нормы человеку кажутся самоочевидными и не замечаются. «Правильно ли я Вас понимаю, что Вы убеждены в том, что толстые люди не живут полноценной жизнью». Реакцией клиента скорее всего будет замешательство «Да.. нет» Мы стимулировали рефлексию. У нас нет задачи корректировать убеждения человека. Значение слова «маевтика» -- греч. "родовспоможение». Сократические беседы. «я не знаю истины, ее знает собеседник, я помогаю ему родить истину». «Правильно ли я понимаю, что счастливы только люди с весом менее 60 кг?»

Интерпретацией в рамках ПП пользуются, но не на первой ступени. Нужно иметь довольно большой материал. Смысл интерпретации: она объясняет из некоторой априорной модели, почему человек что-то чувствует или думает. У меня есть идея, и я накладываю факты жизни человека на эту идею. Интерпретация вводит целостную конструкцию, которая объясняет смысл событий, о которых говорит клиент. Тут оператор понимания уже другой. «Не думаете ли Вы не кажется ли Вам нельзя ли объяснить ли это тем-то и тем-то». В интерпретации есть объяснение (вот причины, почему Вы толстая) Классический ход: все проблемы из детства Вы жертва своих родителей, которые требовали: ешь, ешь, ешь

Домашнее задание
1. Прочитать две статьи (которые вышлют). Одна «Уровни переживания и методы психологической помощи» и «Семиотика и техника эмпатии».
2. На одну и ту же фразу клиента построить пять разных эмпатических реплик. «Я толстая. Я хочу сбросить вес. Я не хочу быть толстой. Я устала быть толстой. Мне кажется, что я очень счастлива внутри себя, а этот вес мешает мне жить полноценной жизнью».
3. Провести аутопсихотерапевтический сеанс. 5 фраз клиента, 5 фраз терапевта. Только эмпатические фразы.

Практическое занятие 24.09.15

Эмпатия

1) Оператор понимания, 2) персона, 3) эмпатический знак, который состоит из модуса переживания (испытываете страх, охватывает страх – разные контакты с переживанием), переживание, связь, предмет и 4) Другой (часто человек обращается не к вам, а к кому-то другому).


«Правильно ли я понимаю, что Вам очень больно?» Эмпатическая реплика? Вроде бы да. Но боль тут получается очень большая, она охватывает все время, всю жизнь клиента. Иногда такие реплики тоже необходимы, но они очень общие. Есть много уточнений. Например, привязка по времени: там и тогда (в прошлом или в будущем, но не здесь) и здесь и теперь. Глобальное деление всех эмпатических реплик: здесь и теперь и там и тогда. Эмпатические реплики «здесь и теперь» должны четко зафиксировать момент: «Правильно ли я понимаю, что сейчас, когда Вы рассказываете о ссоре с сыном, вы чувствуете возмущение и растерянность?» Должна быть точная локализация момента. Обычно «сейчас» – это время консультации.

Хронотоп – это место и время. Может быт встроен не только в эмпатические реплики, но в другие (например, в кларификационные). Зачем может быть нужна эмпатическая реплика «здесь и сейчас»? «Меня охватил страх»: наблюдаемое активно, наблюдатель пассивен. Это уровень переживания, нам нужно вывести человека на этот уровень. Поэтому когда мы строим эмпатическую реплику, мы стараемся скорее встроиться в чувство клиента, чем побудить его к какой-либо активности. Если мы будем строить эмпатические реплики, клиенту будет с нами комфортно. Люди уверены, что понять можно только сознательно (это уровень созавания), но человека можно понять и через чувство (уровень переживания). На этом уровне нет логики, но на нем человека тоже можно понять. Если у вас трудности контакта с клиентом, первый уровень, который поможет этот контакт установить – это уровень эмпатии. Это прикладная функция эмпатии – установить контакт. В нашей терапии эмпатия – это не только прикладная функция, это способ работы, способ понимания клиента.

Функция эмпатической реплики – поддержать клиента, помочь ему удержаться в том состоянии, которое важно. Бывает, что это переживание запрещено, и человек прикоснулся к нему – и отпрыгнул. А психолог, проговаривая чувство, которое человек не может назвать, позволяет побыть там. Эмпатия позволяет удержаться в некотором состоянии, которое, по мнению психолога, значимо для клиента. Нам нужно, чтобы процесс переживания развернулся, тек. Эмпатия – удобный метод, который позволяет разделить чувства клиента, усилить, пережить вместе с клиентом. Бывают невыносимые чувства, из которых клиент «выскакивает». Психолог усиливает переживание. Или ослабляем переживание: «Правильно ли я понимаю, что, когда Вы вспоминаете об этом, у Вас до сих пор саднит» (т. е. там и тогда было очень плохо, а здесь и теперь остался только отголосок).

Пример с репликой клиента «Я толстая».
«Правильно ли я понимаю, что Вас охватывает вдохновение, когда Вы представляете свою жизнь, когда Вы удовлетворены своей фигурой».
Есть наблюдатель, который «смотрит кино», и в нем он похудевший. Здесь есть описание события (уровень сознавания). Фокус внимания сместился в конец фразы, а там – развернутое описание. Поэтому это смешанная реплика, и эмпатическая, и кларификационная. И тут задается контекст судьбы, у человека жизнь поменялась. Этим фраза хороша. Какие минусы. У нас задача разделить то переживание, которое есть. А человек чувствует себя ужасно (он толстый). Нам важно услышать, почему плохо. Клиент говорит где-то о вдохновении? Вдохновения по поводу будущего в реплике не было. В хорошее зачем нам встраиваться? Человеку и так хорошо. Мы должны помогать там, где плохо. И мы должны разделять то, что есть, а не то, что будет.

«Правильно ли я понимаю, что уже некоторое время Вы чувствуете усталость от недовольства своим весом?»
Немного перегруженная фраза. Изменим ее: «Правильно ли я понимаю, что Вы недовольны собой и ужасно от этого устали?» Если человек пришел в тяжелом эмоциональном состоянии, старайтесь, чтобы фразы были короче.

«Так ли я понимаю, что Вас пронизывает уныние и удурченность из-за несоответствия Вашего тела Вашему идеалу?»
Из-за – это к сознаванию.
Один из критериев построения эмпатической реплики – это критерий обратной реконструкции. Когда из реплики терапевта мы можем восстановить, что сказал перед этим клиент.
Когда фраза очень большая и конфликтная внутри (например, клиент счастлив и несчастлив одновременно), мы должны отразить и то, и другое.

Персона во фразе.
«Так ли я поняла, что Вас как женщину переполняет желание стать стройнее?» Клиент может возразить: «Не то, чтобы меня переполняло это желание внутри-то я счастлив!» Это хорошая фраза, но она откликается только на одну из персон клиента. И еще минус: мы снизили здесь остроту переживаний. Человек может быть немного обижен. Это скорее про запрос клиента. Фраза делового менеджера, но тут мы немного недослушали человека. Мы откликаемся здесь только на часть переживаний.

Правильно ли я понимаю, что Вы как женщина испытываете неудовлетворенность своим внешним видом из-за лишнего веса?
Здесь используется «из-за» (причина и следствие). Клиент будет соскальзывать на уровень сознавания. И мы не точно отражаем силу переживания. У клиента ужас-ужас, а мы использовали слово «неудовлетворенность». Сильный клиент начнет давить: «да, и еще вот это». А слабый клиент согласится.

Одна из функций – разрешение чувствовать это чувство. А если мы игнорируем чувство, мы не даем на него разрешение. Конечно, если к нам пришел клиент в аффекте, мы можем не обязательно разгоняться в этом аффекте, а перевести клиента на уровень сознавания, чтобы человек проснулся и понял, где он и с кем разговаривает.

Нужно отразить чувство клиента. Если клиент чувствует, что его не слышат, то он усиливает (тон, звук, аргументы). Если клиент раздражается и объясняет вам одно и тоже, это означает, что вы его не слышите.

Зачем персона в эмпатической реплике? В конфликте сталкиваются две персоны. Одна – современная красивая женщина (конечно, стройная) и вторая – счастливый человек внутри себя, которому не очень принципиально, толстый он или худой. И этот счастливый человек смотрит на себя в зеркало и понимает, что что-то не то. Мы выделяем эти персоны, чтобы было понятно, какое чувство какая субличность чувствует. Кто чувствует унылость, а кто – счастье. Это позволяет нам понять клиента.

Люди часто реагируют на персоны сильнее, чем на переживание, которое они описывают. «Вы как хорошая мать». «Вы как ответственный человек». Часто, когда клиенты слышат выделение Персоны, они начинают спорить. Различных «Я» у человека бывает много. Хорошо войти с ними в контакт, и посмотреть, как они устроены. Если мы не расслышим Персоны, мы будем обращаться к Клиенту слишком упрощенно. Персоны позволяют дифференцировать внутренне пространство Клиента (который является главным дирижером этого пространства). И говорим ему: «У тебя есть внутри Счастливый человек, которому вес не слишком важен, и есть Стройная женщина. Что ты будешь с этим делать?»

«Помогите мне заставить себя сделать Х». Тут клиент приходит с Саботирующей Частью. Нельзя в это встраиваться, так как тут будет символическое уничтожение важной части клиента. Все части важны. Ленивая часть, например, может помогать не сойти с ума на работе. У нас стоит задача выслушать все части, и, никого не убив, всех примирить.

В нашей реплике тело может быть Персоной. Клиент так себя и видит: толстое тело и внутри счастливый человек. Вообще, когда клиент приходит с запросом что-нибудь с собой сделать, исцелить, избавиться, мы должны очень внимательно его слушать, так как попытки «убийства» этой части не привели к успеху ранее у клиента. Не надо поддерживать клиента в «убийстве», это неубиваемо, как правилонужно полюбить всех, и «издерганного родителя», и сопротивляющегося «внутреннего ребенка». Мы должны выслушать всех и сделать так, чтобы они друг друга услышали.

Поэтому, если человек борется, нам важно понять, с чем он борется. Может быть, это и не лень.

Если к нам пришел человек худой, но он чувствует себя толстым – нам хочется его сразу разубедить. Этого делать нельзя! Мы исходим из критерия доверия к переживаниям человека. Он так себя чувствует, и мы ему верим. Это психологическое ощущение веса. Он психологически чувствует себя тяжелым. И все попытки похудеть не убирают его ощущение тяжести. Оказывается, что дело вообще не в весе. «Правильно ли я понимаю, что Вы чувствуете телесную тяжесть». Мы не должны врать (мы видим худого человека) и одновременно мы должны поддержать ощущения, что он чувствует себя толстым. Мы в контакте с его чувствами, а они не врут. Мы с чувствами его в контакте, а не с картинкой, которую мы видим.

Можно поддержать в чувствах даже человека в психозе, который видит рептилоидов, которые его облучают. Мы можем отразить это так: «Правильно ли я понимаю, что Вы чувствуете страх».

Нам остается доверять, слушать и отражать чувства.

Домашнее задание!
Построить пять кларификационных реплик и провести аутосеанс кларификации. Принести на следующее занятие. Прочитать статью про кларификацию.

Работа в группах

Будет реплика. Каждому необходимо построить к ней эмпатический ответ. Будем проверять, как работает отклик эмпатического ответа.
Реплика: «У меня сейчас очень много суматохи в жизни. Но есть одно очень хорошее событие. Мою тетушку прооперировали, операцию откладывали очень долго, наконец операция прошла. Это очень радостное, очень важное событие. И так получается, что я теперь как-то пересматриваю очень много в отношениях с ней. То есть эта операция повлияла еще и на нашу жизнь, не только связанную с ее болезнью».

Ответ: «Правильно ли я понимаю, что вы сейчас перегружены разными делами и событиями, среди которых для вас очень значимо одно из них, связанное с операцией тетушки. Что вы волновались за эту операцию и рады, что она прошла. И Вы чувствуете, что эти события влияют на пересмотр ваши отношений с ней».

Эта фраза «слишком хорошая»! Клиент скажет «да» и замолчит. Если бы я подчеркнула, что было много страхов, суматохи, а потом облегчение. Я это не подчеркнула, не развития. Такие фразы неплохо структурируют, но они имеют мало отношения к эмпатии. Ближе к кларификации.

Если вы используете Персону, держите в голове, с кем она взаимодействует.

Если клиент обращается с нами не так, как нам нравится (называет на ты, например), можно сказать: если Вам удобно называть меня на ты, Вы можете меня так называть (то есть мы даем разрешение клиенту, это не слабая, а сильная позиция).

Ответ: «Правильно ли я понимаю, что Вы чувствуете усталость от суматохи жизни» – вы дали название переживанию. Есть интерпретативный контекст, но небольшой. Хорошая реплика, хочется поразмышлять. Она больше эмпатической фразы, там много смыслов. Фраза получилась маленькая, короткая, правдивая.

Когда нет абсолютного попадания – это тоже хорошо. У клиента возникнет желание уточнить.

Сила эмпатического знака. «Я устала от суматохи». Правильно ли я понимаю, что вы устали от всех событий, которые происходят вокруг вас. Это кларификация.
Правильно ли я понимаю, что Вы чувствуете бессилие и тяжесть». Это эмпатия. То есть мы не расшифровываем события, акцент не на них! Мы усиливаем чувство, либо находим ему телесное означение, либо подыскиваем образ (Вы словно марионетка, которую дергают за ниточки).

Правильно ли я понимаю, что у Вас был период суматохи и тревог, сейчас Вы сбросили часть этого груза, и теперь пришли новые чувства, и Вы в растерянности.

Нам важно попытаться определить, чему нужно дать голос. Что мы хотим поддержать. К чему присоединиться. Течет множество ручейков, но мы можем выбрать одну из дорожек. Берем то, что мы считаем живым. Для любого клиента желательно услышать, что там живое.

К чему строим эмпатические реплики? Лучше – к общему звучанию фразы. Интегрировать. Но не просто перечислить, а выбрать то, на что откликнуться.

Персону мы используем для психодрамматической постановки реплики (одной персоне противостоят другие, например). Персона почти всегда указание на какое-то противоречие. Вы как женщина так-то и так, а как что-то другое так-то и так.

В примере про толстую женщину. Используем персону «Вы, как Женщина, хотели бы стать стройной». Таким образом, мы выдвигаем гипотезу, почему клиент чувствует себя несчастным, ищем то смысловое поле, в котором у него проблема. Персона наводит нас на то, где же корень этой проблемы. Например, мы считаем, что вес угнетает женское начало.

Сейчас будет сеанс, где попробуем опыт на конкретном примере, посмотрим, как этот метод работает в жизни. Нам скоро нужно будет записать короткую консультацию.

Если вес описания предмета в эмпатической фразе терапевта очень велик, то это приглашает клиента обсуждать сам предмет, а не свои чувства. Т. е. фраза становится кларификационной. Эмпатия в этом случае тоже может сработать. Но если мы хотим, чтобы он углубился в свое чувство, нужно сделать акцент на чувствах. Меняем порядок слов в предложении: сначала описываем предмет, а завершаем на чувствах.

Клиент худой, а жалуется, что он толстый. Есть опасность подтверждения некоторых нереалистичных убеждений. Но есть еще худшая опасность – исправления и коррекции. Она 10 лет, будучи истощенной, страдает от полноты, на этом построена ее жизнь – а мы грубо вторгнемся в ее мир. Выход. Мы исходим из презумпции доверия. Мы не должны солидаризоваться с бредовыми убеждениями клиента, но мы можем солидаризоваться с его чувствами по поводу этих бредовых идей (например, со страхом).

Вопрос? Стоит ли защищаться от переживаний клиента? Усиливаем ли мы эмпатией чувства клиента? Но тем, что мы честно называем клиенту чувства, в которых он боялся себе признаться, тем самым мы делаем их менее ужасными (не так страшен ) И еще – клиент оказывается с этим чувством не один на один, а с вами. Поэтому человек может заглянуть туда, куда он в одиночку не может заглянуть. Научное объяснение: названное, описанное и выраженное чувство попадает в эстетический горизонт, и там действуют законы искусства, катарсис. Оно из ужаса превращается во вполне человеческое.

Сеанс.

Записываем эмпатическую реплику. Занять внутреннюю позицию терапевта, эмпатического. Мы понимаем, что у клиента есть какая-то сложность, ситуация вызова. И мы хотим сопереживать клиенту, желаем, чтобы все совершилось хорошо. Соучаствуем душой во всем, но психотерапевтически нужно удержаться в одном слое – что она чувствует, что хочет выразить, что больно или трудно.

- (клиент) Я постоянно всюду опаздываю (описание ситуаций опоздания).
- (терапевт) Осуждение к себе появляется и еще есть страх и некоторая необъяснимость, недоумение.
– Я не могу самой себе это объяснить. Время и я отдельно.
– Такое ощущение, что вы в ужасе просыпаетесь, время уходит, и вы уже себя застаете в том, что вы уже опоздали. И привычный стыд, и сомнение в себе.
– Я стала поздно вставать. Ставлю будильник и не слышу.
– Вас это даже больше ужасает, я не хозяйка себя. Мое тело, мой сон и время живут своей жизнью. Чего-то нет, и это просто ужасает, все более растерянно себя чувствуете.
– Энергии нет. Не знаю, почему.
– Вот это чувство утраты сил, энергии, это тоже связано со временем. Так ли я понял, что Вас пугает, что есть другая причина – она в дефиците жизненных сил?
– Я пока не могу взаимосвязи выстроить. Наверное, с какой-то энергией это связано.
– Свежая мысль, гипотеза Ваша внутренняя, она еще не связывается (продолжительное молчание). Насколько я понимаю, что в Вашем опыте были такие эпизоды, когда что-то Вас так волновало, радовало, звало, что энергия в Вас бурлила, и это влияло на Ваши отношения со временем?
– Я не могу опоздать в одном случае – когда нельзя опоздать (на важное мероприятие, которое начинается строго по времени, например).
– Большое наказание, вот бы что Вас вдохновило.
– Не вдохновило, а организовало.
– Вы почувствовали какую-то цельность, которая была бы задана извне. А внутри как будто бы нет собранности.
– Да, есть ощущение, что нужен кто-то, кто будет довлеть. Хотя мне этого не хочется
-- У Выготского есть рассуждение о животных с внутренним скелетом и с внешним. И те, и другие хороши. Так организовывать ситуацию, чтобы был внешний скелет. Как для меня звучит проблема. Вы говорите, что тревоги, стыд – это плоды, а корень – в отсутствии энергии. Поскольку изнутри Вы не можете себя мотивировать, а только внешние требования меня зовут в бой и тогда все в порядке. Но ведь тогда это не проблема опозданий. Опоздания выявляют другую проблему – такого образа жизни, который Вам созвучен. Где есть внешний скелет. Это не обязательно давящая структура. «Ты здесь нужна, без тебя ничего не произойдет». Проблема нужности, одиночества, невостребованности, которая в этом проявляется. Но я не знаю, так ли.
– Что-то близкое.
– Я не знаю, так ли это. У нас бывают в жизни такие периоды, когда мы знаем, что мы не очень нужны этому миру. То опоздания, даже то, что на нас злятся за опоздания, выявляет то, что мы все-таки нужны. Может быть, душа ищет каких-то подтверждений значимости?
– Может быть
– Тогда мы Вас благословляем опаздывать на всю катушку! Но Вы все-таки приходите, в конце концов.

При обсуждении вопрос: не навязываем ли мы клиенту свою гипотезу (в данном случае, почему происходят опоздания). Ответ: мы, как терапевты, что-то привносим, но у клиента есть свобода выбирать, что себе взять.
15

Приложенные файлы

  • doc 197356
    Размер файла: 167 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий