За кругом из мела


За кругом из мела
http://ficbook.net/readfic/2631515 Автор: SilverFly (http://ficbook.net/authors/515763)Беты (редакторы): Selena-Miralissa (http://ficbook.net/authors/514897) Фэндом: Гравити Фолз Персонажи: human!Билл / ДипперРейтинг: NC-17 Жанры: Слэш (яой), Мистика, Hurt/comfort, AUПредупреждения: Смерть персонажа, Насилие Размер: Макси, 87 страниц Кол-во частей: 28 Статус: закончен Описание:- Сосновое Деревце, ты будешь поражен, но на стороне зла ты смотрелся бы в тысячи раз лучше, - Сайфер подмигнул, улыбаясь и показывая ряд острых, как бритва зубов. Посвящение:Селе, Ключику и тем, кто в теме. Публикация на других ресурсах:Только с разрешения автора. Писать в личные сообщения, если понадоблюсь. Примечания автора:Ознакомление с фэндомом обязательно для прочтения, так же желательно в общих тонах знать некоторые теории и популярные AU, вроде monster!Falls, тогда вы поймете отсылки и пасхалочки. Но без этого можно пережить, да. Глав планируется 28. Всё дописано 13.01, далее выкладывается по главе в день.На 19.12№6 в жанре «Даркфик»№14 в жанре «Мистика»№38 в жанре «Hurt/comfort»№49 в жанре «Ангст»Просто ЩИКАРНЫЙ арт на 5-ую главу от Рассольника :>http://cs7010.vk.me/c622630/v622630065/e9c2/6K7OSCloca8.jpgОт Вероникушки со сходки. Спасибо :>http://cs7065.vk.me/c623116/v623116963/17d14/w4GBrHjSbwk.jpgОт моего солнышка. (Красила в САИ я) :>http://cs622031.vk.me/v622031180/19270/7YH8WbLWjsc.jpgОт моей заи Сели. Спасибо, божечки *3* :>http://cs622225.vk.me/v622225454/14034/xT5qOmgP1L4.jpg

Прими,
      Диппер сидел у окна и смотрел на преобразившийся мир. Наконец-то лето!       Сколько отвратительных вещей произошло за учебный год. Его задирали хулиганы, а отбиваться оказалось сложно, хотя и удавалось редко. Мэйбл приобрела кучу подруг в своем классе, а мальчик остался верен книгам, третьему дневнику, чудесам и приключениям.       Сестра волновалась за него. Тот ни с кем не говорил, даже когда она просила остаться с ним за обедом – утыкался в одну из своих книг, или повторял заданный материал. Пайнс был человеком-тенью, в то время как сестра – девочкой-миром. Она любознательно относилась ко всему и, пытаясь поддержать хоть какие-то отношения с братом, сильно терялась, будто разрываясь на две части.       Дипперу было скучно. Он нашел пару знакомых, без этого никак, но не сдружился близко с кем-либо. И вот сейчас, летом, настала пора ехать в Гравити Фолз! Подросток, он уже имел право сказать это в свои пятнадцать лет, жил воспоминаниями об этом месте. Каждое лето, каждый год они ездили туда. И всякий раз находились новые тайны, новые загадки. Приехать в Хижину Тайн означало вернуться к жизни.       Ведь городские, каменные джунгли казались такими серыми и скучными.      Даже сейчас вид из окна наводил грусть. Пусть в парке у дома и расцветают деревья, с высокого этажа не видно других красок, кроме серо-белого неба и соседних высоток. Поэтому Диппер утыкается в книгу, улыбаясь воспоминаниям о дяде Стэне, Зусе и Вэнди.      - Эм… Диппер? – в комнату входит сестра, сначала заглядывая за дверь, осматривая комнату, погруженную в полумрак. Они давно живут отдельно, но свободно приходят к друг другу на ночь, или просто поболтать. Мальчик оборачивается. Мэйбл выглядит растерянной, почти обеспокоенной.       – Почему ты сидишь в темноте?      Он чувствует, что предстоит долгой разговор.      - А, извини, просто привык, - он подскакивает и включает свет, дотянувшись до выключателя правой рукой. – Ты хотела поговорить о чем-то?      - Братик, в общем… Пацифика пригласила меня погостить у неё летом, - шепчет сестра, отводя глаза. Улыбка спадает с губ Диппера, но он возвращает её обратно на лицо почти моментально.       - И что? Вы же будете в Гравити Фолз, - название города отдается теплом в его душе, - И это всего на пару недель, так ведь?       Мэйбл качает головой и вздыхает.      - Я знаю, как эта поездка важна для тебя, Дипп. Но Пацифика зовет меня, Кэнди и Грэнду в Италию, в их виллу. На два месяца, - дышать становиться тяжелее, руки опускаются. Пайнс хочет возразить, но лишь проглатывает ком в горле, подходя к сестре, и кладет руки ей на плечи, лучезарно улыбаясь.      - Слушай, всё в порядке! Это же твои друзья, развлекайся! – как же ему хотелось возразить, попросить сестру остаться с ним. Без неё в лавке будет не так весело, но девочка слишком много пережила из-за него, особенно в последний год, когда нападки хулиганов участились. Так что Диппер не имел права лишать её летнего отпуска.      - Ты уверен? Это будет наше первое лето раздельно, - она улыбнулась. Её брат улыбнулся в ответ.      - Все в порядке, правда. Я же буду не один! И я позабочусь о Пухле, надеюсь, она не сильно заскучает без тебя, - Пайнс подмигнул.      Мэйбл засмеялась и обняла его.      Она вышла из комнаты, помахав рукой. Но мальчик еще долго стоял на месте, вытирая рукой глаза. Стало одиноко и холодно. Но он не мог отказать себе в радости поехать в Гравити Фолз, пусть там без сестры он будет один два месяца, но справится самостоятельно.      В конце концов, не будет уроков, учителей, вечно придирающихся к его ответам у доски. Лишь ветер, сосновый лес и ощущение свободы!      И дневник. Нужно не забыть взять эту книжку с собой, она очень важна.      Диппер поднялся на цыпочки, чтобы достать её с верхней полки и, чуть не опрокинув на себя стопку книг, отпрыгнул, устало фыркая. Да, силы у него было маловато, надо было лучше следить за своей формой. Подросток откинулся на кровать, зевая и потирая уставшие от чтения в темноте глаза.      - Первое лето «один»… Нельзя винить Мэйбл, это её решение, - он закутался в одеяло, сжимая простыни в руках.      – Она обещала, что проведет лето со мной.       «Это глупо – винить её в том, что у самого нет друзей», - подумал мальчик, засыпая. 
***
      Вещи были собраны за три дня до отъезда, так что утром не было особых хлопот сложить мелочи в маленький чемоданчик и оглянуться на пустую комнату довольным взглядом. Вот и время отъезда из этого серого мира.      Проходя мимо зеркала, Пайнс на секунду задумался и задержался, доставая из шкафа потрепанную бело-голубую шапку. Он натянул ее на глаза, грустно улыбаясь.       Так намного лучше!      Его никто не провожал. Родители рано уехали на работу, потому что были очень заняты, а сестра еще мирно спала, улыбаясь девичьим грёзам. Уходя, Пайнс вздохнул, тихо закрывая на ключ входную дверь и нащупывая в кармане брюк билет на автобус.       Дорога казалась долгой, немыслимо долгой. За окном мелькали сосны, горы. Но когда на глаза показалась табличка «Добро пожаловать в Гравити Фолз», сердце мальчика замерло от восторга. Дома. Он дома. Там, где хочет быть всегда.      Минутная стрелка наручных часов не успела сдвинуться, как машина уже припарковалась к обочине. Так как маршрут проходил мимо, то в городке из автобуса вышло мало людей, если быть точным – один лишь Пайнс.      На станции было пусто, лишь одна маленькая старая машина с подписью STANLY на номерном знаке весело издала громкий рычащий звук мотора, приветствуя мальчика. Диппер улыбнулся, подбежав к ней.      - Привет, дядя Стэн! – крикнул он, кидая вещи в багажник. Его родственник лишь хмыкнул.      - Ну, здравствуй, малой, - поприветствовал тот племянника, оглядываясь по сторонам. – А где твоя сестра?      Пайнс на секунду замешкался, грустно смотря в след уезжающему синему автобусу, и повернулся к мужчине, весело, пусть про себя немного болезненно, улыбаясь.       - Её не будет месяца два, я думаю. Но она передавала привет. И спрашивала, не скормил ли ты её свинью волкам в лесу, - хихикнул подросток, залезая на переднее сидение и пристёгиваясь.      - О, как бы мне хотелось. Этот розовый тиран сожрал все хлопья сегодня утром, - пробурчал Стэнфорд, выводя машину из парковки. – А как поживает наш городской ребенок? Нашел друзей в этом учебном году? Вон твоя сестра уже не ездит к дедушке на каникулы, бери с неё пример. Развелось молокососов.       - Да, у меня появилось пара друзей, - соврал мальчик, отводя глаза к окну и наблюдая за знакомыми магазинами, мелькающими за стеклом. Вот лавка Ленивой Сьюзан, концертный зал, где они с сестрой сыграли «Носковую оперу», а вот исторический музей. Этот город Пайнс знал, как свои пять пальцев. Каждый поворот, каждый камень на тротуаре. И свежий лесной запах хвои пробуждал в нем желание возвращаться сюда раз за разом.      - Ладно, лишняя рабочая сила мне не помешает в любом случае, - они выехали за город, где их уже ожидала застывшая жизнь Хижины Тайн.      - И я тоже рад тебя видеть, дядя Стэн, - рассмеялся мальчик, любуясь таким знакомым местом из окна.      - Приветствия на потом оставь. Но я рад, что ты приехал, - в хриплом голосе отразились нотки счастья, дядя тоже улыбался.      Старые прогнившие доски домика все так же оставались на своих местах. Пайнс удивился, как эта деревянная развалюха все еще стоит на земле, а не рухнула. Но он все еще всей душой любил это место.      - Эй, чувак! – знакомый женский голос, веселый, но в то же время скучающий.      - Вэнди! – улыбнулся подросток, подбегая к девушке, что стояла у порога. Они договорились больше не поднимать тему о его странной мимолетной влюбленности еще прошлым летом, так что легко общались, оставаясь друзьями. – Рад видеть тебя. Все еще работаешь здесь?      - Да, малыш Диппер, - она насмешливо натянула ему козырек шапки на глаза. – Ни года без подработки в любимом заведении. Да, мистер Пайнс? – она оглянулась на мужчину, который открывал багажник.      - Приветствия потом, малой, забирай свои пожитки и вали в комнату!       Это лето начиналось великолепно.
Примечание к части
Я начал этот фик. Удивительно. Он валялся в черновиках недели три.
Дыши.
      А его комната на чердаке ничуть не изменилась!      Дядя никогда не стал бы тратиться на ремонт, так что Диппер не был удивлён, когда обнаружил всё ту же обстановку. Прохладное, сохраняющее равномерную температуру даже в жару, помещение имело запах старых, но не забытых воспоминаний о каждом лете.      Прогнившие, сырые доски на стенах рассказывали о битвах с сестрой, заметки мелом на них - о приключениях и монстрах в лесу. Вот кривой рисунок Лепрекорна авторства его сестры, который по ночам пугал своим устрашающим взглядом. Вот гномы, начерченные менее дрожащей рукой, в отместку сестре за первое чудище. Половину этих существ закрывали плакаты девичьих групп и разворотов с журналов Вэнди. Какая глупая самозащита.      В отличии от первого года, на чердаке стояла одна кровать. Мэйбл переехала вниз, так как просила об отдельной комнате еще давно, чтобы не ссориться с братом. А последний не стал ничего менять, оставляя воспоминания во всей красе цвести на стенах.      Пыльная, скрипучая тумбочка и шкаф – все, что осталось со времен молодости дядюшки Стэна, было любезно предоставлено в личное пользование Диппера. Он смахнул с них слой годовой пыли и чихнул, прикрывая рукой рот. Да, конечно, сюда никто не заходил долгое время.      В этом даже сомневаться не стоит.      На полке стояла фотография, где близнецам было по двенадцать лет. С того времени прошло так много событий, но инцидент с Гидеоном не забудется никогда. Это было кошмарно, но в то же время завораживающе и великолепно. После этого Пайнс понял, что не сможет жить без этого города.      Но любимой частью комнаты для мальчика было окно. Треугольное, с орнаментом, в которое Мэйбл часто попадала клюшкой или мячиком. Оно отражало его самого и показывало сосновый лес за хижиной в разных красках. Такой настоящий, такой живой, такой знакомый. Диппер был уверен, что сидел у этого окна примерно половину своих каникул в Гравити Фолз.      На подоконнике до сих пор лежала забытая подростком книга о «Утином детективе». Тот не дочитал её и ждал всю осень, зиму и весну, чтобы был еще один повод вернуться сюда.       Улыбка тронула его лицо, когда он открыл книгу и пролистал несколько страниц, ощупывая бумагу пальцами. И тут же вспоминая те времена, что он был здесь.      Однажды Мэйбл и Диппер наткнулись на огромный говорящий валун. Ну, как говорящий? На одном из его краев было мхом выложено смешное грустное лицо. Сестра сразу же задумала сделать ему макияж и накрасить губы красной краской, которую она использовала для загончика Пухли. Они приходили к валуну ежедневно, перекрашивая «рот» в красный. Но, когда «губы» изобразили подобие улыбки, то Пайнс немного испугался и прекратил походы к камню.      Но сестра продолжила, приходя оттуда уставшая и немного взволнованная. Диппер спрашивал, конечно же, что за дела происходили возле того валуна, но Мэйбл лишь отводила глаза и хихикала.       На их третье лето близнецы пошли глубоко в лес, где нашли странное озеро, полностью заросшее водяными лилиями. Когда к нему подходили близко, появлялся странный туман, и можно было услышать пение. В этом не было ничего страшного, но Пайнс всегда боялся, что появиться странная тень и утащит его с Мэйбл на глубину.       Не то, что бы мальчик был параноиком, просто об этом явлении однажды он прочёл в дневнике. Жаль, что сестры не будет с ним этим летом. Подождите-ка.      Дневник!      Судорожно разбросав все вещи по комнате, он застонал, прижимая руку ко лбу и вздыхая. Да, конечно, глупый людской ум. Он понятия не имел, как мог забыть такую важную вещь.      В этой книге хранились все его каникулы, проведенные в этом городе. Каждый день он находил все новые и новые тайны, разгадывал их, записывая на отдельные, смятые листки. Как теперь проводить лето, если нет этой книги?!      Подросток устало выдохнул и поднял с пола брошенную одежду, раскладывая её на полки. Мэйбл бы гордилась его притворной аккуратностью. Но этот порядок, конечно, обернется хаосом всего через пару дней. И, возможно, останется таковым до приезда сестры.       - Эй, малец, спускайся. Что ты завис у себя на чердаке, червей кормишь, небось? – Стэнфорд со скрипом открыл дверь в комнате. Мальчик подпрыгнул от неожиданности и повернулся.      - Я еще не работаю в лавке, дядя Стэн. Могу я хоть немного посидеть и вспомнить о жизни в этом городе? – вздохнул Диппер и зевнул, выходя из комнаты вслед за родственником. Тот фыркнул, вручая ему таблички с рекламой Хижины Тайн и гвозди.      - Время это исправлять. Сейчас пойдешь, как по традиции, развесишь их на деревьях, - буркнул дядя Стэн, подходя к кассе и отбирая у Вэнди журнал. Девушка лишь развела руками и продолжила работу.      - Но, черт подери! Это же всё равно абсолютно бесполезно! Кто увидит это в лесу? – попытался возразить Пайнс, но Стэнфорд перебил его.      - Не отлынивай от работы! Вперед, пошевеливайся.      Именно этого Диппер и ожидал от дяди. Так что, лишь усмехнувшись в ответ, он подобрал выпавшую из руки табличку и пошел к открытой двери. Пайнс обернулся и осмотрел лавку. Вэнди, сидя за прилавком, помахала ему рукой и подмигнула. Зус всё еще копался в прошлогодних товарах, но оторвавшись от работы, тоже улыбнулся.      - Я рад вернуться к вам, ребята, - тихо проговорил мальчик, выходя во двор по старым скрипучим ступеням.      - Мы тоже рады, малец, - прошептал Стэнфорд, смотря в окно, отвлекшись от посетителей.       Лес, однако, тоже ничуть не изменился с последнего посещения города. Он знал каждую тропинку, как свои пять пальцев, так что пройтись по ним не составляло труда.       Вот и несколько старых указателей. Интересно, зачем дядя каждый год заставляет вешать новенькие на каждой ветке сосны? Это выглядит больше как ритуал, чем привычка или работа.      Тихий, спокойный день наполнялся жизнью с каждым громким вскриком птицы и шорохом листьев под ногами.      Вот она – долгожданная свобода!      Гравити Фолз вселял надежду в сердцах тех, кто находился в этом маленьком городке. Пусть даже «Общество слепого глаза» больше не действовало в окрестностях, мало у кого вид деятельности изменился. Ленивая Сьюзан всё еще готовила вкуснейшие блинчики в городе, Шериф Блабс и его помощник всё еще бездельничали на посту. И именно это делало это место особенным, ярким.      Шорох позади мальчика заставил его уронить таблички и резко обернуться, оглядываясь по сторонам.      Никого.      Странно, Диппер был уверен, что слышал топот копыт. Если ему не изменяла память, в этом лесу, особенно в начале лета и преддверье Летуина, можно было встретить безглавого всадника на своей трехколесной колеснице с козлом в упряжке. И это немного беспокоило.      Рычание позади и быстро бьющееся сердце в груди. Да, прекрасное начало лета.
Уйди
      Диппер резко обернулся, сильно сжимая зубы, прикусывая губу, чтобы не закричать. Да, он не ошибся – это был тот самый всадник. Огромная, если не сказать гигантская лошадь со злющими глазами и острыми рогами, как у оленя. На фыркающем животном сидел человек, если его можно так назвать, в старой потрепанной, почти сгнившей одежде, запачканной зеленой слизью. И у него действительно не было головы, зато упомянутая дневником «коса смерти» имелась.      Пайнс отступил на шаг, ближе к соснам, и сглотнул. Повезло так повезло, нечего сказать. Он резко развернулся, пытаясь не споткнуться о корень дерева, и бросился бежать. Жуткий стук копыт не внушал доверия. Ветки хвои царапали лицо, слабо, но болезненно впиваясь в кожу. Кинув под куст таблички с рекламой, подросток почувствовал легкость в руках, но бег не прекратил.      Дыхание, как и ожидалось, быстро сбилось, сердце приняло просто бешеный ритм. Его одноклассники, наверное, продержались бы дольше, но горло уже болело от частых вдохов, которые все сильнее резали глотку.      Сзади послышалось ржание коня, звук взмаха острой, как бритва, косы и громкий испуганный вскрик Диппера, не удержавшего равновесия.      Он зажмурился, закрывая голову, место, куда чаще всего бьет этот всадник, руками и приготовился к резкой вспышке боли и темноте.      Но ничего не последовало.      В смысле, абсолютно ничего.      Пайнс поднял голову, широко раскрывая глаза и отскакивая в сторону от застывшего в паре метров монстра. Он огляделся на теперь незнакомый лес. Наверное, забрел сюда из-за погони. Но то, что привлекало внимание больше всего, наверняка нельзя было объяснить простым «потерялся». Мир потерял свои краски и стал серым.      Он был в измерении снов! Но что произошло?      - О, Сосновое Деревце, только объявился и уже попадаешь в неприятности? – раздался насмешливый, почти механический голос. Глаза Диппера расширяются, и он вглядывается в серость небес, но его плеча касается рука. Мальчик судорожно дергается, резко поворачиваясь лицом к новой угрозе.      Знакомый треугольный демон снимает шляпу. Подросток подсознательно почувствовал бы его ухмылку, не смотря на то, что ее не было.      Появление Сайфера всё объясняет.      - Скучал по мне? – продолжает Билл, подбрасывая трость в воздух и ловя её несколькими секундами позже, прокручивая в руках и опираясь ей о пустоту.      - Мечтай, Билл, - фыркает мальчик, поднимаясь с земли и подбирая потрепанную кепку.      - Ну-у, - протягивает демон, спускаясь на уровень глаз Диппера и несильно тыкает его тростью по голове. Тут же смеется и отлетает, вновь поворачиваясь к подростку. - Я только что спас тебя, мог бы быть и повежливее. Странные вы, людишки. Странные и невежливые.      - Я не просил меня спасать! – пробурчал мальчик, переминаясь с ноги на ногу и осматривая серую поляну, на которой они находились. Ничего необычного, он помнил это место, такой же родной лес, только лишенный всех тонов, кроме серого и чуть темнее. Если в этом измерении было такое понятие как "вечер", то это время суток было бы таким.      - Ох, в таком случае, я могу позволить этому милому пареньку выполнить свою работу и отправить тебя в «лучший мир», - хохотнул демон, щелкая пальцами. Замерший всадник тут же ожил, лошадь медленно, преступая с ноги на ногу, начала подходить к Дипперу. Последний уставился на оружие существа, вновь делая шаг назад.      Дыхание еще не восстановилось, каждый вдох отдавался болью, а ноги будто и вовсе не существовали, почувствовать их просто невыполнимая задача. Еще один замах косой, и подросток зажмурился.      - Но не стану, - раздалось в голове бодрое эхо. Еще один щелчок, и синее пламя, окутавшее монстра, заставило того сгореть и превратиться в пепел.       - Чего это вдруг? Если ты ждешь от меня ответной услуги, то, поспешу тебя огорчить – перебьешься, - зло отвечает он, выдыхая.      - Боже, дитя, успокойся, - закатывает глаз Билл. – От тебя всё равно толку, как от крохотного котёнка в ядерной физике.      - Тогда зачем? – интересуется тот, подходя к треугольнику. Он облетает вокруг, осматриваясь с разных сторон.      - Зачем, что? – издевательски переспрашивает демон.      - Зачем ты меня спас? Тебе не будет с этого никакой выгоды. Неужели наш злобный Билл Сайфер подобрел за прошедшие два года? – хмыкает Диппер, сложив руки на груди.      - А, ты об этом! – вскидывает руки Сайфер, отходя на пару метров. – Ты нарушил порядок в моем лесу. Здесь нынче не ходят людишки. Охранники, эти бесполезные существа, решили припугнуть тебя, но ты побежал вглубь. Сосновое Деревце, я вижу и знаю всё что происходит в этом лесу. А орущего, как слон в брачный период, тебя было трудно не заметить!      - Это не объясняет твоего поступка, - мямлит Диппер, отводя взгляд.      - Мне было бы лень оттирать кучу кишок, размазанных по деревьям. Знаешь, я довольно люблю эстетику, а твои внутренности, уж прости, не украшают вид из окна, - смеется демон.      - Спасибо и на этом, - виновато чешет затылок мальчик, прикусывая губы. Его щеки чуть покраснели, скорее от стыда за своё поведение.      - Пустяки, Сосновое Деревце. Знаешь, вежливость идет тебе больше, попробуй делать так чаще.      Повисла неловкая пауза. Сайфер в это время рассматривал шатена почти пронзающим душу взглядом.      - Может, отпустишь меня домой? Я не думаю, что хочу провести каникулы с демоном, - ежится мальчик, пиная серую листву ногой.      - Сосновое Деревце, не делай преждевременных выводов, - серьезный, почти отдающий холодом и раздражением голос, - Но, так и быть. Увидимся, малыш!      И мир опять стал цветным, после яркой вспышки, что последовала за щелчком пальцев. Пайнс протер глаза руками, приходя в себя. Он был у места, где оставил свою работу – рядом с ним лежали его инструменты и оставшиеся плакаты рекламы хижины тайн.      А вот это на Билла уже не было похоже. Хотя, может он просто решил внезапно усыпить подростка посреди леса. Но, опять же, зачем?      Этот злобный желтый треугольник всегда действовал не систематично, почти спонтанно, и тем не менее, оставался в выигрыше. То есть, этот поступок он тоже совершил с подтекстом, каким бы он ни был.      Стоило вернуться домой и подумать насчет этого еще раз, желательно, записав всю информацию на бумаге.       И что Сайфер имел в виду в своей последней фразе? Они еще увидятся? 
Примечание к части
Я сдал всё самое сложное. Возвращаюсь к привычному ритму. Спасибо всем, кто поддерживал меня :з
В тиши.
      В хижине было так же тихо следующую неделю. Посетители, работа, редкие походы в магазин в Гравити Фолз, обеды в кафе Ленивой Сьюзан. Жизнь текла настолько равномерно и скучно, что Дипперу казалось, что его родной, полный суеты и мистики город кто-то подменил. Никаких сверхъестественных опасных монстров, только зайцы с оленьими рогами иногда пробегали по опушке, да летающая тарелка пару раз показалась на горизонте. Будто кто-то или что-то так удачно оберегало его от напасти.      Пайнс предполагал, кому это было под силу, но не видел смысла в этом варианте. Да и зачем Биллу охранять его? Целью демона было либо получение дневника, либо уничтожение этого города, что он получит?       И с каждым вопросом ситуация становилась все более непонятной.      Мальчик, чтобы развеять скуку, часто гулял возле хижины в нерабочее время, пока дядя не позовёт его доделывать свою часть работы, или чего-либо еще. Бесполезная готовка, бесполезная уборка. Пусть намного лучше, веселее, чем дома, но всё равно нудно.      - Дядя Стэн, - позвал шатен, бросив короткий взгляд на часы, и с грохотом поставил ведра для уборки на пол. Семь вечера, рабочая смена закончилась пару часов назад. Владелец магазинчика часто задерживал его да вечера и ранее. – Дядя Стэн!      - Да, малой? – раздался раздраженный голос из гостиной. Стэнфорд сидел в кресле и лениво переключал каналы на стареньком телевизоре.      - Я пойду в город? Там, вроде, вечеринка намечалась сегодня. Рабочая смена закончилась, - доложил Диппер, заглядывая в дверной проём, сложив руки на груди. Мужчина оборачивается на него и машет рукой, и зевает.      - Вали куда хочешь. Не сгинь по дороге и возвращайся под утро. Не напивайся только, - когда-нибудь эта безответственность убьет его, но сейчас она выпала только на руку Пайнсу. Тот пожал плечами и вышел из лавки, захлопнув дверь.      В лесу было прохладно, но душно. Так бывает летом в хвойных зарослях, и Диппер прекрасно знал это. Он не собирался идти в город, тем более засиживаться до утра, но прогулка казалась прекрасной идеей.      Засохшие иголки шелестели под ногами, луна с презрением смотрела из-за высоких сосен, ветки иногда царапали руки, но подросток продолжал пробираться по чаще, уже просто мечтая о том, чтобы встретить какое-либо существо.      И, как по его велению, подростка внезапно схватило за ногу и подняло над землей.       Шатен в панике вскрикнул, уже жалея о своих желаниях, висеть в воздухе было не самое приятное занятие. Он кашлянул и осмотрелся, так как ничего не последовало вновь: никакого удара, никаких действий. Лишь веревка равномерно покачивала его в воздухе.      Он перевел глаза вниз.      О, просто превосходно. Он застрял в лесу, метрах в пяти над землёй, ночью, в дикой глуши с хищниками наготове. Не то чтобы последними этот лес был переполнен, но опасаться стоило хотя бы ручной ведьмы или «стражников», которыми управлял Билл.      Пайнс сгруппировался и осмотрел шкур на веревке, привязанной к дереву. Но треск ветки заставил его расслабиться и прикусить губу. О, да, чудесная новость – это ловушка не просто для дичи, а для её скорого убийства.       Диппер вздохнул и медленно поднял глаза. Да, выхода не было, разве что перевернуться в воздухе во время падения и за несколько секунд схватиться за соседнюю ветку. Но последняя казалась не слишком надежной.      Мальчик прошипел и сглотнул. Да, лучше бы он пошел в город. Теперь к абсолютной безысходности ситуации нужен вой волка внизу, ожидающего добычу.      - Нужна помощь, Сосновое Деревце?      Но этот парень, пожалуй, будет хуже волков. Диппер ударил себя рукой по лбу и заметил, что его кепка упала с головы и лежала на земле.      - Отвали, Сайфер, без тебя, если не видишь, ситуация не из лучших, - фыркает шатен, складывая руки на груди. Демон смеется, смотрит на ветку и садится на нее. Мальчик резко и испуганно вскрикивает, когда чувствует, как согнулось дерево.      - Как скажешь. Только посижу тут чуток, - игриво продолжает треугольник, поправляя галстук-бабочку. - О, знаешь, я даже искал тебя, дитя!       - Что тебе надо? – мальчик морщится, пытаясь не злить Билла, как бы он не хотел сейчас сделать едкий комментарий по поводу абсурдности ситуации.      - Хотел показать тебе кое-что! – он сползает с ветки и на секунду исчезает из вида. Та неожиданно дергается, чуть опускаясь вновь, похоже, она не далеко до того, что бы окончательно упасть на землю. Шатен сглотнул, зажмурился.      Но, когда услышал смешок прямо над ухом, заставил себя открыть глаза и тут же отпрянуть от шока.      Перед ним был мужчина в желтом костюме, лет двадцати на первый взгляд. Он пронзительно смотрел на него единственным глазом, а второй прикрывала челка и повязка, едва заметная под волосами золотистого цвета. Одет он был в черные, безупречно выглаженные штаны, белую блузу и желтый пиджак. На шее красовался галстук-бабочка. В руках он держал все ту же трость и ехидно улыбался.      - Ч-что… К-кто? – замямлил мальчик, пытаясь выговорить что-либо, но все слова он заглотнул в шумных вздохах. Ветка треснула громче.      - Демон, Сосновое Деревце, - Билл подхватил мальчика на руки и засмеялся, рассматривая в его взгляде ужас и смущение. – Я могу принимать любую форму. Но, если это тебя так пугает, то я, пожалуй, останусь в ней.      - Ты же… Как ты меня касаешься?! Мы же не в измерении снов! – выкрикнул хриплым голосом Пайнс, оглядываясь вниз. Демон парил над землей, чуть выше сосен.      - А ты думал, что за несколько лет, что мы не виделись, я оставлял свою силу на месте? Пф, дитя, да ты наивен.       - Отпусти меня! – почти истерически крикнул он. Блондин поднял брови и хитро улыбнулся, выпуская Диппера из своих рук. Несколько секунд полёта, и демон вновь поймал кричащего подростка. В этот раз последний вцепился ему в шею, уткнувшись носом в плечо «спасителю».      - Ну же, Сосновое Деревце. Если бы я хотел убить тебя – то давно бы это сделал, - прозвучал смешок.      - Так зачем ты это делаешь? Помогаешь мне или вроде этого, как бы, но всё равно. Чего ты добиваешься? – он поднял глаза на лицо Билла. Тот злобно усмехнулся в ответ. Кто знал, о чем мог думать демон про себя.      - Узнаешь в скором времени, малыш. А пока попробуй не угробить себя этими бесполезными выходками, - он почти бережно опустил Диппера на землю. Но шатен не мог поверить, что в этих действиях может быть что-то нежное по отношению к нему, поэтому не обратил на это внимания.      - Какой в этом смысл? – Сайфер раздраженно цокнул языком и несильно ударил подростка тростью по голове.      - Слишком много лишних вопросов, мясной мешок. Не слышу благодарности в твоем голосе. Ты вообще помнишь, с кем говоришь? – демон вальяжно развернулся и исчез в свечении, оставив Пайнса одного со своими мыслями.      До него эхом донеслось жуткое, пробивающее до мурашек «Я буду следить за тобой».      Можно ли сказать, что это событие повлияет на будущее? Может, он был слишком неучтив?      Дорога домой до хижины заняла минут десять. В большей части потому, что Диппер долго вспоминал, как выйти из этой части леса.      - Я вернулся, дядя Стэн! - мальчик был уверен, что дядя уже волнуется и послал за ним бригаду спасателей. Но громкий храп заставил его засомневаться в этом.      Да, за него беспокоился, если можно так сказать, только демон.      Надо позвонить Мэйбл и рассказать о произошедшем. Ну, или просто поговорить, он не звонил сестре три дня, она же говорила, чтобы он звонил ежедневно.      Мальчик прошел по комнате и взял в руки телефон, набирая согревающие душу цифры. Было так приятно говорить с сестрой, она всегда была готова подбодрить словом и своим смехом.      Гудок, второй, третий.      Диппер почувствовал, как сжалось сердце. Мэйбл не могла забыть о нем, нет! Она же была самым близким человеком за последние годы, самым дорогим.       «Абонент не отвечает. Оставьте голосовое сообщение после сигнала…»      Да, если бы он остался в лесу на той ветке или просто упал, никто не заметил бы ближайший день так точно. Ну, что же, она просто не может ответить, не так ли?       Перезвонит завтра.
Верни,
      - Да, Мэйбл, всё в порядке! Нет, правда, я понимаю, - Пайнс держал телефон у уха и улыбался. Денек выдавался забавным с самого утра: проснулся он от того, что свинья сестры облизывала его лицо, затем позвонила хозяйка животного. Но не смогла долго говорить, лишь бросила «доброе утро», и связь прервалась.      - Нет, сестричка, я не обижаюсь, что ты! – Диппер пытался не сильно громко говорить, перебирая ногами, шаркая подошвой по каменной кладке площади.      Солнце с самого начала дня светило слишком ярко. Лето, что с него взять. И в городе было тепло, светло и радостно. Мальчик шагал к супермаркету, стараясь удержать телефон у уха.      - Мэйбл, успокойся. Так, как там в Италии? – улыбается он, останавливаясь у автоматической стеклянной двери здания. Мельком пробегает взглядом по списку покупок и тяжело вздыхает. Дядя переборщил с необходимыми товарами и определенно дал меньше денег, чем понадобится.      Сестра же рассказывала об экскурсиях, природе и вилле Пасифики. Восхищению и радости в её голосе просто не было предела. Она видела Рим, древние памятники архитектуры. Даже записала кое-какие интересные факты в блокнотик, чтобы показать позже брату. Диппер слушал, просто чувствуя себя счастливым. Пусть он и завидовал немного тому, что не увидит этой красоты своими глазами, зато Мэйбл обещала отправить много фотографий.      Но больше всего радовало то, что даже находясь на отдыхе с друзьями, сестра не забыла о нем. Даже сделала записочки. Это было так мило с её стороны.      - А как ты время проводишь? - послышалось в трубке.      Пайнс на секунду замолчал, увидев в толпе желтый пиджак, и застыл на месте, сам не зная почему.      - Диппер?      - Да ничего, сестричка. Гравити Фолз такой, каким ты его оставила, и он ждет твоего возвращения, - выдавливает из себя мальчик, сглатывая. А что ему рассказать? Он пару раз наткнулся на Сайфера, который по непонятным причинам спас его.      Ему усмехаются из толпы, и он кашляет в кулак.      - Мэйбл, я перезвоню! – Диппер бросает трубку и бежит к лестнице. Последний протестующий вскрик сестры растворяется в шуме магазина.      Вывески, продавцы, заманивающие зайти к ним в лавки. И коридоры, коридоры лабиринта здания, что путают, сбивают с пути, заставляя все же свернуть туда, куда не собирался заходить.      - Доброе утро, Сосновое Деревце, - смеется Сайфер, опуская руку на плечо мальчику. Последний вздрагивает от неожиданности, переводит испуганный взгляд на демона, рассматривая ехидную ухмылку на его лице.      - Ч-ч… Что ты..? – прикусывает губу шатен, расширяя глаза. Тот язвительно хихикает, пробегает пальцами по его шее, вызывая мурашки по коже, и дергает за козырек, отнимая кепку и вертя ее в руках.      - Вышел в магазин приятным утром, малыш. Запрещаешь? – смеется Сайфер, делая пару шагов вперед, к продуктовому магазину. Диппер по инерции следует за ним, чтобы забрать свою шляпу.      - Нет, в смысле, что?! Тебе же вообще не нужно ходить по магазинам! Ты – демон! – протестует мальчишка, догоняя того и идя с ним в ногу, не отставая. Блондин прикрывает глаза, вздыхает, не спуская улыбки с губ.      - Это не лишает меня маленьких радостей вроде похода по магазинам, м? И будь тише, ты вызываешь лишнее внимание, дитя, – он берет корзину и проходит к прилавкам, складывая некоторые вещи туда.      - Нет, я не об этом! Чего ты добиваешься? – раздраженно бурчит шатен, но послушно снижает тон.      - Хм, я даже не задумывался, - наигранно озадачено произносит Билл, подставляя палец к губам и хмыкает. – В такой форме удобно посещать город, не находишь? Думаю, люди бы не поняли, если бы увидели треугольную кирпичную стену в магазине, ведь так?      - Ну, наверное, мало ли, - переходит на шепот Диппер, почесав затылок.      - О, смотри-ка, - Билл указывает на вывеску. - "Поймавший в лесу дивного огромного оленя получил приз от организации "Eyednilb"." Забавно, да?      - Так... Вчера я попался в сети охотников? Я уже думал, что кто-то ловил твоих стражей! - мальчик выдохнул.      - Возможно. Стоит узнать об этом чуть больше, - смеется демон, кладя в корзину сыр и отходя от прилавков.      - Может, отдашь мне кепку? Я спешу, - фыркает подросток, но продолжает следовать за демоном, сложив руки на груди недовольно.      - Насладись моментом, Сосновое Деревце! Vivere memento*, жизнь вас - марионеток, такая короткая. Вы даже придумываете смешные обряды, чтобы она была не такой скучной, а ты так попросту тратишь время зря. Оглянись вокруг, - демон подошел к кассе.      - И это мне кто говорит. Сайфер, познал жизнь и радуешься? И что за обряды? - мальчик приподнимает брови в недоумении.      - Ну, к примеру, вы наряжаете деревья в разноцветные огни и танцуете рядом. Умилительно, не находишь? - блондин мечтательно закатывает глаза.      - Ты про Рождество?       - Я знаю про это, малыш. Просто с моей стороны, не зная традиции людишек, это выглядит глупо, - он фыркает и расплачиваться. Диппер выходит следом за ним, покидая продуктовый магазин.      Они привлекают несколько заинтересованных взглядов, но память о двух посетителях быстро стирается в головах людей.      - А какие традиции у демонов? Не знаю, наряжаете отрезанные головы под сочельник? - Билл смеется, трепет мальчика по голове, все еще не возвращая кепку.      - Ха-ха, Сосновое Деревце, - он вытер выступившие слезы с глаз. - Ты почти прав. Но у нас все очень двоично.      - Хм? - шатен заинтересованно смотрит на Сайфера.      - Например, если демон дарит кому-то оленьи зубы, - тот сделал акцент на слове "оленьи". - То это может означать два действия: попытка напугать и попытка привлечь внимание. Так скажем, ухаживание, - он идет к выходу.      - Да? И как же определить, каков был подтекст? - демон резко останавливается, чем вгоняет подростка в ступор.      - Да никак, - он пожимает плечами. - Обычно это очевидно, - Билл протягивает тяжелый пакет мальчику. Последний, все еще недопонимая, по привычке берет его и жмурится, когда демон натягивает ему кепку на глаза.      - До скорой встречи, Сосновое Деревце. Спасибо за прогулку.       Он разворачивается и уходит, махая рукой. Пайнс некоторое время стоит, как вкопанный, лишь потом догадывается заглянуть в пакеты.      Удивительно, но там находится все продукты, что у него были в списке. Обычно поход за покупками тянется часа три, потому что Диппер часто забывает что-то в отделе и возвращается обратно несколько раз.      Это было неожиданно...
Примечание к части
* (лат) Помни, что живешь.
Пусти.
      Вернувшись в хижину, Диппер внимательнее осмотрел пакеты на предмет странных вещей, просто на всякий случай. Ничего особенного – лишь продукты, указанные Стэнфордом на бумажке, лишняя бутылка лимонада, что было непонятным намеком, наверное, и чистый блокнот?       Да, в самом деле, на дне пакета мирно лежала записная книжка. Небольшая, размером, наверное, чуть меньше, чем дневник, который Пайнс нашел однажды летом в Гравити Фолз. Дизайном, к слову, похожая на него. Та же коричневая обложка, лишь немного новее, те же золотистые обрамления в уголках.      Странно, Диппер не заметил, как Сайфер брал что-то подобное с прилавка. Тем более, они были в магазине продуктов, как это могло попасть ему под руку? И что бы значил этот «невинный» жест? На что демон намекал?       Мальчик раскрыл блокнот, пролистал белые чистые листы и прикусил нижнюю губу, пытаясь осознать, найти намёк в поведении блондина. Он спас его, провёл по магазинам и… Сделал подарок? Ничего из этого не имело смысла.      - Малец, что ты тут застрял? Раскладывай продукты, возвращай сдачу и вали куда хочешь, - рыкнул дядя, заходя в кухню. Он посмотрел на подростка, приподняв правую бровь и хмыкнул. - Ты рассматриваешь покупки, сидя на полу? Мда, я думал, ты вышел из этого возраста, или по сестре скучаешь?      - Ч-что? – подросток подскочил, слегка краснея, и сглотнул, прижимая блокнот к груди. Стэн слегка расширил глаза, вглядываясь в предмет у племянника в руках. – А, ну, я разбирал вещи и пытался прочитать срок годности на молоке, вот и присел. Я скоро закончу.      - Хорошо. Сегодня лавка закрыта весь день, думаю, что я поеду в соседний город, на встречу с бывшими…друзьями, - фыркнул Стэн, разворачиваясь к парнишке спиной. Это объясняет отсутствие Вэнди и Зуса в хижине. – Ты, вроде, хотел погулять? У тебя есть возможность.      - Хотел? – переспросил Диппер с нотками удивления в голосе. Он положил продукты в холодильник и спрятал блокнот за спиной, всё еще не уверенный в значимости этой вещицы.      - Ага. Все уши мне вчера прожужжал, не помнишь? – засмеялся дядя, растрепав волосы мальчика. – А как же сдача? – он протянул руку подростку.      - Я все потратил, даже доплатил из своих, - устало выдохнул Диппер, хлопая себя по лбу. Судя по чеку, который он так же нашел в сумке с продуктами, это было действительно так. Надо бы вернуть Биллу деньги.      – В таком случае, до завтра! Если сюда приедет полиция, ты знаешь, что делать! – дядя прошелся по комнате, размахивая своей тростью, и вышел из хижины, громко стукнув дверью.      Послышалось заводное рычание мотора, Стэнфорд приводил свою старенькую машину в действие, и почти моментально смотался со двора. Пайнс покачал головой, глядя в окно на растворяющееся в воздухе пыльное облако. Вот в чем-чем, а в деньгах его родственник был несерьезен. Или серьезен, но в свою пользу.      Шатен почесал затылок, думая над словами дяди Стэна. Он просился у него погулять? Действительно ли?      Он поднялся к себе в комнату, раскрывая блокнот на первой странице и на секунду задумался. Что если ему начать вести собственный дневник? Это было бы довольно забавно, по крайней мере, это еще одна вещь для развлечения. Диппер не был хорошим художником, зато имел при себе фотоаппарат, купленный на карманные деньги в прошлом году.      Стоило начать, но с чего?      Мальчик взял со стола ручку и прикусил колпачок от нее, задумываясь. Да, наверное, «стражи» леса, как их назвал Билл, стоили пары страниц в дневнике. Попытавшись изобразить жуткого коня и всадника на нём, Диппер безуспешно вырвал один лист, решив использовать его, как на проверку пера. Но вот второй рисунок получился более четким, почти похожим на настоящий.      Он написал всего пару фраз, потому что больше в голову ничего не пришло. Что конкретно было о них в третьем дневнике? Тоже не много, лишь рисунок и факт их появления перед Летуином. Он узнал уже больше, но, если он встретит Билла в четвертый раз, то обязательно спросит о подробностях.      Демон вряд ли ответит, но попробовать стоило.      - Сайфер… - тихо прошипел подросток, несильно сдавливая ручку и прикусывая губу. Ранее от блондина были одни проблемы: он помогал Гидеону, захватил тело Диппера, проник в разум Стэна, почти все там разрушив. Но теперь воспоминания о нём не вызывали резких негативных эмоций. Скорее, легкую, инстинктивную человеческую неприязнь и… Интерес? С ним было определенно интересно говорить.      - М, Сосновое Деревце, а ты неплохо рисуешь! – Билл неожиданно появился на подоконнике, положив одну ногу на другую и скрестив руки на груди, усмехаясь. Мальчик перевел на него глаза, моргнул пару раз. Демон подошел ближе, рассматривая рисунок «стражника». – Вот только пишешь бред.      - Билл? Что ты тут делаешь? – вместо этого спросил он, нахмурившись. Блондин усмехнулся, снимая с того кепку и растрепав волосы.       - Ты сам меня позвал. Ты же знаешь, я слышу все, что происходит в городе. Даже твои мысли, - он подмигнул, опускаясь рукой в бархатных перчатке ему на щеку и аккуратно, почти бережно, проводя большим пальцем по прикрытым векам Пайнса.      - Но я не звал тебя, - пожал плечами он, чуть отодвигаясь. Сайфер засмеялся, вальяжно играя тростью.      - Тебе хотелось поговорить с кем-нибудь? И у тебя остались вопросы после нашей встречи, м? – он придвинул второй стул, садясь на него и ехидно улыбаясь Дипперу. Последний вздрогнул под внимательным взглядом.      - Остались, - не стал врать подросток, медленно кивая.      - О, давай так! Ты задашь мне три любых вопроса, а я взамен получу три маленькие услуги с твоей стороны. В свою очередь, я обещаю, что эти услуги будешь выполнять лишь ты. Можешь отказаться от любой, если категорически против их выполнения, - предложил он.      - Что ты задумал на этот раз? – тихо бурчит Диппер, подозрительно косясь на блондина.      - Ничего, мальчик мой. Нужно же что-то и мне получать за ответы на вопросы, - он подмигнул. Диппер сглотнул, вздыхая и кивая. Он не увидел в словах Билла подвоха. Последний, заметив ожидающий взгляд мальчика, засмеялся. – Не-ет, дитя. Это не сделка, я уверен, что ты выполнишь свою часть, так какой смысл её заключать?      - А ты уверен, что выполню? – тихо шепчет шатен, полностью отрывая свое внимание от блокнота, с интересом слушая голос Сайфера.      - Не вижу причин тебе их не выполнять, - тихий смешок. – Это будет забавно! Задавай вопросы, малыш, - демон поднялся в воздух, закидывая руки за голову, показывая свою расслабленность. Диппер задумался.      - Ладно, зачем ты подложил мне этот блокнот? – кивнул своим мыслям мальчик, во все глаза смотря на реакцию блондина. Тот закатил глаза, громко, почти зловеще засмеялся.      - Сосновое Деревце! Ты уморителен! У тебя есть шанс спросить о любых вещах в Гравити Фолз, о любых загадках этой вселенной. А ты выбираешь это? – Билл откровенно издевался. Даже встал на пол, нависая над Диппером. Придвинулся ближе, наклоняясь над его лицом, ехидно смотря ему в глаза. Подросток попытался сдвинуться с места, но его движения будто сковали. – Но, так и быть, мне это выгодно. Этот блокнот был простым подарком. Никакого подтекста, если ты думал об этом. Я ожидал, что ты начнешь вести подобие дневника твоего дедушки, так что подумал, тебе он пригодится.      - Моего дедушки? – не понял шатен.      - Думай, прежде чем спрашивать, Сосновое Деревце, - устало вздохнул Сайфер, облокачиваясь на трость. – У тебя еще два вопроса.      - Ладно. Эм, - он задумался. – Почему ты так себя ведешь? В смысле, спас меня, провожал до дома. Это странно и немного пугает.      Сайфер фыркнул.      - С тобой совсем неинтересно, Диппер, - мальчик вздрогнул, когда услышал своё имя. – На это есть свои причины. Допустим, это часть моего плана. Дальше.      - Стой, ты не ответил полностью! Что за план, почему ты не договариваешь? – рассердился он, раздраженно сжав руки в кулаки.      - Я не обязывался отвечать полностью, человечишка. Тем более, тебе будет это неинтересно, уверяю. Скучные задумки скучных демонов, - злобная усмешка.      - Оу, да ладно! Тогда этот вопрос не считался, тупой всезнающий треугольник.      - Так уж и быть, раз ты передумал. Поэтому я и говорил – думай, прежде чем спрашивать. Что может в будущем принести тебе пользу? Информация правит миром, знаешь! – он подмигнул. Пайнс задумался.      - Ты говорил, что я ошибся насчет записей, - он кивнул в сторону блокнота на столе. Демон удовлетворенно улыбнулся, кажется, ребенок уловил суть игры. – Что именно я написал неверно?      - О, это уже другой разговор, - демон подлетел ближе, обнимая того за плечи и поворачивая голову к листам. Билл взял ручку и ровным, аккуратным почерком вывел несколько строк на бумаге, комментируя их вслух. – Они не являются моими созданиями, Сосновое Деревце. Но ты прав, подчиняются мне. Я назвал их «стражами» не потому, что они охраняют эти леса, в этом деле они бесполезны. Потому, что они ходят строго по краям одной территории леса. И нет, я не знаю, зачем они это делают.       - Неожиданно, - Диппер нахмурился, вслушиваясь в голос Билла.       Демон, со странной усмешкой написал несколько символов внизу страницы.       - А это что? – подросток удивленно вскинул брови.      - Шифр. Тебе, дитя, мой маленький подарок. Когда-нибудь ты поймешь, что он означает, - Сайфер отстранился, перед этим невесомо поцеловав мальчишку в лоб. – Думаю, у тебя еще не созрел последний вопрос, Сосновое Деревце. Не прогуляешься со мной?      - А? Что? – подросток покраснел, когда демон нарушил границы его личного пространства. – В город? Но мы же только что там были!      - Кто сказал, что мы пойдем в город?       И Диппер, продумав в голове варианты событий, неловко кивнул.
Не сгинь
      Шли они долго. И, скорее всего, большинство этого времени было потрачено на небольшой круг через лес, что был сделан из–за попытки запутать на местности Диппера. Сайфер всем своим видом показывал, что он издевается – летал рядом или просто пропадал из виду.      В такие моменты Пайнсу приходилось останавливаться, ждать, пока демон наиграется и покажется где–то за деревом или у него за спиной. Он решил, что без провожатого легко заблудится в этом лесу, когда увидел третью поваленную сосну–ориентир. Или, может, всё ту же, вокруг которой они ходили.      – Ты уже просто играешься со мной! – не выдержал мальчик, грозно складывая руки на груди. Демон ехидно захихикал, спускаясь вниз и приземляясь рядом с парнишкой, хватая того за руку.      – Есть немного, Сосновое Деревце, – усмехнулся тот, потянув за собой в противоположном направлении. – Дело в том, что ты захочешь узнать позже, где находится это место, куда я тебя веду. А это мне пока не нужно.      – Тогда зачем ты это делаешь? – Диппер нахмурился, но послушно пошел вслед за демоном, пусть нехотя, пусть инстинкты уже в голос, во все горло орали, что эта затея неправильная.      – Просто любопытно. Тебе нет? – смеющийся тихий голос.      Остальная часть пути прошла в тишине, которая лишь изредка прерывалась шелестом засохших иголок под ногами. Они с Сайфером, если верить интуиции подростка, шли где–то с час в северном направлении от хижины, углубляясь всё дальше в лес.       В такую чащу мальчик не рискнул бы заходить никогда, даже будучи с сестрой. Почему это вдруг он захотел вернуться туда самостоятельно?       Тем не менее, тропинка путалась, завивалась. Это даже немного пугало. Пугало немного и то, что демон с какой–то толикой величия шагал по ней, ненавязчиво, но напористо ведя за руку мальчика, не оглядывался. Будто дальше без него пройти было нельзя, словно он шел впереди, защищая.      – Мне нравится ход твоих мыслей, Сосновое Деревце, – послышался кроткий смешок. Диппер шокировано поднял глаза на блондина. Тот же все еще смотрел вперед. – Но если тебя так пугает эта тишина, то мог бы просто сказать. Я не хочу, чтобы ты боялся чего–либо.      – Сайфер? – подросток с трудом выдохнул задержанный в легких воздух через ком в горле. Когда он успел задержать дыхание? Шатен вслушался в его слова, медленно успокаиваясь, почти доверившись. – О чем ты?       – Так–то лучше. Не волнуйся, я уже говорил, что не наврежу. До какого–то времени, – усмехнулся демон, резко сворачивая с тропинки на зеленую траву, покрытую дождевой водой. Дышать стало намного легче, будто сам воздух резко очистился. – Когда–нибудь, но не сейчас. Я просто покажу тебе кое–что.      Диппер прикусил губу.      – Я не сомневался в этом, – тихо пробурчал он. – Какой смысл мне не верить тебе?      – Тоже верно. Демоны не врут, они недоговаривают, – Билл остановился у огромного дерева, так быстро и неожиданно поворачиваясь и хватая мальчика за вторую руку, прижимая к себе, что последний пискнул от неожиданности. – Запомни это правило. Есть множество лазеек в договорах.      – Зачем ты мне это рассказываешь? – Пайнс покраснел, не в силах разорвать зрительный контакт между ними.      – О? Что я вижу? Смущение? – ехидная ухмылка, он специально приближается ближе, но резко отстраняется, все еще держа его за руку. – Ты же хотел знать больше, человечишка. Я, так скажем, даю тебе такой шанс. Это будет забавно - смотреть на то, как ты попробуешь сложить из кусочков общую картину. Может, даже поможешь мне.      – Помогу? Чем я смогу помочь демону? Повелителю разума? – удивленно спрашивает тот.      – Тсс, ты хочешь знать слишком много, малыш. Оставим этот разговор. Скажу лишь, что ты сам придешь к разгадке, без моей помощи, я лишь покажу, как правильно начать, – демон подмигнул.      Пайнс поежился. Ему не особо нравилась вся ситуация, в которой он оказался, но что–то в словах демона его зацепило. Он ожидал лета, полного дивных приключений, тайн. Но ведь все загадки разгаданы – общество «Слепого глаза» распущено, автор дневников уже не так важен. И Билл давал шанс попробовать сначала. На более высоком уровне сложности, Диппер чувствовал. Это завлекало.      – Как скажешь, – неохотно согласился подросток. Он не был уверен, что Сайфер спрашивал, ведь он и так знал ответ.       – Вот и чудно, дитя. А теперь давай приступим, – он подошел ближе к дереву, отпуская Диппера, как–то злобно, почти дьявольски улыбаясь. Не то чтобы он обычно улыбался добро, нет, но сейчас блондин выглядел почти безумно. Он положил руку на ствол, проводя по нему рукой в бархатной перчатке. Хмыкнул, очевидно, не получив желанного результата, снял ткань с ладони, несильно царапая дерево.      Послышался скрип. Пронзающий уши скрип.      Мальчик сглотнул, смотря на то, как на землю посыпались искорки.      Билл засмеялся, когда вывел на дереве золотистую букву. Выжег, почти буквально. Листва растения буйно шуршала над головой, будто недовольная этим.      – Что ты... – подросток подошел к блондину, но тот лишь засмеялся, поворачиваясь лицом к нему.      – Ты бы видел себя сейчас, малец. Ох, не зря я тебя сюда привел. Пойдем, я закончил с их защитным барьером, – демон протянул руку мальчику. Последний уставился на неё. Это выглядело, будто он принимает то, что случится дальше. Принимает будущее, соглашается с чем–то, что повлечет страшные последствия.      Сайфер кивнул, понимая замешательство человека.      – В случае, если ты боишься, я готов истратить одну просьбу ради такого случая. Принимай мои слова как хочешь. Можешь отказаться, как мы обговаривали. Но, кто знает, на что я потрачу остальные просьбы. Диппер Пайнс, хватит теряться в сомнениях, выбери сторону.      Диппер почувствовал, как сжалось сердце. Выбрать сторону? Перейти к злу? Он сделал шаг назад, пытаясь понять, предугадать цепь событий. Но звеньев в этой цепи не хватало.      – Сосновое Деревце, ты будешь поражен, но на стороне зла ты смотрелся бы в тысячи раз лучше, – Сайфер подмигнул, улыбаясь и показывая ряд острых, как бритва зубов. – Но, не волнуйся, сейчас я не собираюсь спрашивать это. Я имел в виду, останешься ли ты скучать в своей крохотной хижине или займешься тайнами, как раньше?      Пайнс колебался. Он понимал, что это решение – самое важное в его жизни, что все последствия будут зависеть от его выбора в данный момент.      Может, все перейдет в необратимый конец, может, все будет станет лучше, как можно лучше. Он заблудился в собственных мыслях, и оттуда не было выхода. Билл терпеливо ждал, наслаждаясь замешательством мальчика. Этого он и добивался.      Шатен глубоко вздохнул еще раз и взял предложенную руку. И мир вокруг резко почернел. 
Примечание к части
С Новым Годом
В глуши.
      – Ну, Сосновое Деревце, можешь открывать глаза, – донесся смешок в ухо. Диппер резко подпрыгнул от близкого контакта, когда Сайфер играючи прикусил нежную кожу на мочке уха. Отскочил, заливаясь румянцем, и, держа руку у укушенного места, гневно блеснул глазами.      – И что это было?! – вскрикнул он, недовольно сжимая пальцы в кулаки. Демон залился хохотом, отходя к серой железной стене.       – Боже, дитя, мне определенно нужен ваш человеческий фотоаппарат. Я даже начинаю понимать вас, идиотские мясные мешки, – он прикрыл перчаткой рот, чтобы смеяться тише.      Диппер немного обиженно фыркнул, отворачиваясь. Они находились... Да, вообще–то, неясно где. В узком тёмном коридоре с железными поцарапанными стенами. Кое–где с потолка капала грязная, мутная вода, похоже, они под землей, в какой–то лаборатории. Но, так как догадка мальчика не была подтверждена, он косо глянул на Сайфера.      Тот нагло улыбался, будто говоря взглядом: сам решай, ты вступил в игру. Пайнс прикусил язык, нахмурившись, и огляделся, пытаясь поймать взглядом детали.      Ничего нового: лишь надписи на полу и потолке чем–то черным. Возможно, они даже были чем–то выжжены или же просто нарисованы чернилами. Но какой смысл? Подросток наклонился, проводя рукой по одной из букв. Ребристая поверхность. Это царапины?      – Правильно мыслишь, Шерлок. Идём дальше? – он щелкнул пальцами, создавая небольшой сгусток света, больше похожий на маленькую звезду. От резкой вспышки глаза заслезились, Диппер протёр глаза, привыкая к свечению. Он рассмотрел веселую ухмылку демона. Последний откровенно развлекался.      Блондин развернулся, уверенно шагая в темноту. Подросток засомневался всего на секунду, но, побоявшись заблудиться в коридорах - а здесь, казалось, целый лабиринт, - поспешил за ним. Шаги отдавались гулким эхом. Бежать было не от кого, да и, собственно, некуда, но Сайфер с самого начала их прогулки задал довольно быстрый темп. Тот вообще не уставал, ровно и четко наступая на хрупкую плитку с глубоко выцарапанными буквами. Текст, написанный на странном языке, иногда стирался вовсе, иногда становился четче, выделяясь в свете импровизированного фонарика.      Пайнс не мог разобрать письмена. Буквы были похожи на латинские, но из–за их величин и того факта, что текст иногда исчезал из виду, переходя на развилке в другую сторону, собрать воедино их было невозможно.       Диппер сбился в третий раз и прекратил тщетные попытки.      Внезапно Сайфер останавливается у двери, которая появилась неожиданно, почти из воздуха, будто кто–то включил голограмму. Демон усмехнулся, поворачиваясь к проходу и провел по деревянной поверхности рукой, очищая от пыли табличку.      – Ну что, Сосновое Деревце, зайдём? – он с силой толкает дверь. Та поддается. Диппер входит следом за блондином, глядя на табличку, которую осматривал Билл.       «Лаборатория №6/18»      Мальчик проглатывает подступивший к горлу ком. Замок обуглен.      Демон же совершенно не обращает на это внимание, будто это лишь ненужная деталь, и обходит комнату вокруг, что–то проверяя. Включает свет щелчком пальцев. Электрические лампы неохотно зажигаются в потолке.      – Здесь пахнет формалином, – морщится Диппер, зажимая нос и кашляя. Билл, улыбаясь, подходит к нему и гладит по волосам.      – Да, ты прав. На то это и лаборатория, не находишь? – хмыкнул тот, слегка подталкивая Диппера к стене, придержав за спину. – Что ты видишь, Сосновое Деревце?      – Я? Стены, – фыркнул мальчик, чувствуя руку на своей спине и стадо мурашек, пробегающих вдоль хребта.      – Присмотрись. Будь внимательнее, – терпеливо вздохнул Сайфер.      – Бумагу, календари, записки, обшарпанную краску, – пожал тот плечами. – Что здесь особенного?      Демон с усмешкой посмотрел в лицо Пайнсу и постучал пальцем по зачеркнутой клеточке на календаре. 20 июня.       – Они отсчитывают дни до чего–то? Но ведь… – мальчик присмотрелся, сравнивая дни недели и год. – Это вчерашняя дата!       – Именно, «мистер детектив»! Здесь кто–то недавно был. Причем, вчера или даже сегодня. Ничего еще не видишь, дитя? Развивай свои способности, да, – он подтолкнул его ближе, сам отходя в сторону.      – Здесь записки и вырезки из газет. Про «ковёр обмена», изобретенный великим ученым. Он работает на принципе обмена электронами. Стой, это же, – он удивленно поднял брови.      – Да, верно, то, что вы нашли в хижине со своей сестричкой, – Диппер оглянулся на Сайфера. Он был удивлён, просто до шока удивлён. Повелитель разума, конечно же, знал об этом, но если это было написано в газете… Значит, ковер был показан человечеству?       – Общество «Слепого глаза»? – догадался он.      – Ты прав. Но это уже было в их интересах, потому что ковер был найден случайно и выдан под авторством другого человека. Как «величайшее изобретение», хотя он использовался для других целей. Они стёрли всем память, сожгли все газеты того выпуска, но…      – Не нашли ковёр, – предположил мальчик.      – Ты абсолютно прав, дитя. Он как будто испарился, – удовлетворенно сложил он руки на груди, захихикав.       – Но как он оказался у дяди Стэна? – продолжил подросток логическую цепочку, нахмурившись. Демон замотал головой отрицательно, указывая рукой на распахнутые двери.      – Еще не время, Сосновое Деревце. Чуть позже ты поймешь и это, – он подмигнул. Они вместе пошли дальше по затененному коридору.      Но вот потолок чуть поднялся, стены растянулись и перестали давить нагнетающим ужасом. Интерьер менялся, становился более утонченным, в этой части здания вполне можно было находиться. Даже едких запах формалина, преследовавший их после посещения лаборатории, медленно угасал.       Местность стала больше похожа на музей Гравити Фолз, только немного заброшенный и разбитый. По обе стороны стояли экспонаты настоящих животных местных лесов, в непонятных огромных контейнерах.      – О, господи, что… – Диппер с жалостью смотрел на гномов, на скелеты разнообразных существ. Здесь проводились серьезные эксперименты, это было ясно, как день. Это было чудовищно.       – Да, малыш Диппер, люди сделают все что угодно ради знаний, – грустно усмехнулся Билл, рассматривая разрезанного пополам зайца с рогами. На глаза мальчику навернулись слёзы.      Здесь было все, что нужно ученому, все для изучения – высушенные эмбрионы животных, внутренние органы в банках с надписями на латыни, почти живые экспонаты и роботы, построенные по схемам живых существ.      – Это бесчеловечно, – он опустился на колени, закрывая глаза.      Стальной скрип. Один из роботов начал работу. Скрежет железа и проводов. Записанный на диктофон крик раздался из динамиков. Пайнс вздрогнул и попятился. Эта штука просто неимоверно пугала, особенно прикрепленные к конечностям ножи.       Сайфер, усмехнувшись, вознес над головой руку и раздавил тростью машину, поворачиваясь к мальчику.      – Зато это реальность, с помощью которой люди добивались чего–то. Грязно, но правильно, хм?      Подросток не нашел, что ответить. Просто кивнул, хотя был не согласен абсолютно.      Из–за угла послышался крик, быстрые слова, брошенные в сторону и выстрел. Пуля, а это было именно человеческое оружие, ударилась о стену и упала на пол с тихим стуком.       Сайфер быстро развернулся в сторону выстрела, заграждая собой Диппера. Еще один, третий. Тени, показавшиеся на вспыхнувшем свету, засуетились и убежали с криками «Sollicitudo!».      Диппер судорожно вздохнул, попятившись к стене.      – Билл! В нас стреляли! К–кто? – он был в полнейшей панике, на лице читался ужас. Сайфер тихо вздохнул, вспоминая, что тот еще ребенок. Он подошел ближе и наклонился.      – Все в порядке, Сосновое Деревце, тебе не о чем волноваться, когда я с тобой, помнишь? – он сделал так, чтобы их лбы соприкоснулись, заставляя подростка смотреть на себя, но тот не поддавался внушению.      – Какой… Какой «в порядке», Билл?! – истерично вскрикнул он. – В нас стреляли! Ох, зря я пошел с тобой, зря я это сделал! Знал же, что с тобой все будет непросто! Сначала эти лаборатории, потом выстрелы!      Билл еще раз устало вздохнул и положил пальцы ему на подбородок, заставляя замолчать.      Демон придвинулся, провел языком по губам мальчишки, чуть приоткрывая их. Он не встретил сопротивления, так что продолжил, углубляя неожиданный нежный поцелуй, касаясь кончиком языка неба Диппера, несильно, скорее игры ради, кусая его губы. Подросток все это время с распахнутыми от страха глазами смотрел на Билла, не осознавая ситуацию. Лицо демона выражало умиротворение: глаза прикрыты, дыхание ровное и спокойное.       Теплый язык продолжал исследовать его рот. На удивление, эти медленные, тягучие движения успокаивали, хотя биение сердца осталось быстрым, но теперь более из–за самого момента.      Сайфер отстранился через несколько секунд после того, как Диппер протестующе замычал.      Мальчик смущенно покраснел, почти до ушей и недовольно посмотрел на Билла.      – Что... Это... Было? – нечетко выговорил он.      – Поцелуй. Но помогло, м? – засмеялся демон, уворачиваясь от удара кулаком от возмущенного парнишки. 
Круши,
      – Ладно. Ладно, так уж и быть, может, я соглашусь, – Диппер вздохнул, держа руку на лбу и пытаясь не смотреть на все еще смеющегося демона. – Но это был не лучший способ вывести меня из паники!      – Зато эффективный! – подмигнул Сайфер, поднимаясь и протягивая мальчику руку, что бы помочь тому встать. Последний, уже не колеблясь, сам не замечая этого, принял помощь, вскакивая на ноги. Демон усмехнулся, чего Пайнс не заметил. Все шло по плану, мальчишка уже даже не думал об опасности, и мог принимать от него помощь.      И это был большой шаг.      – Хорошо, Сосновое Деревце, пройдемся чуть дальше, нужно кое–что поискать, – проговорил он и потянул шатена за собой, ловко сворачивая на развилке. Диппер уже не был уверен, ходят ли они кругами, или Билл действительно знает дорогу и ведет в правильном направлении. Если так, то откуда ему известны все повороты и тайные ходы?      – Эй, а что конкретно мы ищем? – спросил подросток, оглядываясь назад, ища глазами того, кто в них стрелял, но там никого не оказалось. Лишь тишина и скрип машин, которые, видимо, включили те, кто заметил их с Биллом.      – Одну ма–а-аленькую украденную вещицу. Можно, конечно, и новую сделать, но ведь так интереснее? – демон скосил на мальчика, что шел позади, все еще ежась от мелкого страха, усмехаясь.      – Вещицу? А почему ты потащил меня с собой? – он приподнял брови, но не обернулся на блондина, еще раз пробуя разобрать надписи на полу.      – А тебе не понравилось наше маленькое приключение? – раздался тихий самодовольный смешок. Диппер раздраженно вздохнул, но вдруг осознал ситуацию.      Да, ему нравилось. Адреналин просто бушевал в крови: появилось что–то новое, интересное, манящее. Странные эксперименты, лаборатории, новые загадки. Все, как раньше, лишь изменился партнер. С ним была не его вечно позитивная сестра, направо и налево разбрасывающая конфетти и, в принципе, не приносящая пользы, а демон.      Не слишком внушающий доверие, вечно насмехающийся, но надежный. Удивительно надежный, по крайней мере, сейчас. Почему–то Биллу не хотелось противостоять, как раньше. Он будто казался не таким плохим? Скорее, существом с долькой безумия, но еще способного показать то, что захочешь.      Лишь краем глаза, будто дразня и заставляя самостоятельно додумывать детали.      И это было интересно.      Но Диппер промолчал, не в силах даже кивнуть, потому что не хотел признавать свое полное поражение перед соперником, потому что гордость яростно сказала «нет».      – Все еще сопротивляешься правде, малыш Диппер? – послышалось впереди. Демон остановился, поворачиваясь к Дипперу лицом, и скрестил руки на груди.      Повисло молчание. Пайнс кусал губы, зная, что демон ожидает от него, но сказать это было довольно неловко. Но он решился.      – Да, мне понравилось это приключение. Черт, это так странно говорить… Спасибо за сегодня, Билл, – он почесал затылок и почувствовал, что руки коснулась чужая рука, мягко потянув вперед.      – Вот и чудно, не находишь? Но «сегодня» еще не окончено, – он повернул в последний раз, и перед ними предстала кладовая.      Целая куча пыльного хлама была свалена в этой комнате по углам. Его было настолько много, что комната Стэнфорда обзавидовалась, имей она чувства. Вещи, одежда, закрытые сундуки, несколько разбитых зеркал. И темнота, как и в остальных частях подземелья.      Подросток даже удивился, что маленький сгусток света, паривший над рукой демона, мог освещать эту кромешную тьму. И, если предположения его были верны, то этот свет видели только они с Сайфером.       – Вот оно, – ободрено присвистнул Билл, с минуту покопавшись в хламе, и, наконец, вытащил маленькую шкатулку.      – Что это? – не понял Диппер, рассматривая коробочку, сделав шаг к блондину. Тот повертел ее в руках, даже, играючи, подбросил в воздух, после поймав.      – Это, мой дорогой, то, что у меня украли несколько лет назад, – он пожал плечами, улыбаясь наивной заинтересованности шатена.      – А почему ты вернул это только сейчас?      – Не было необходимости. А сегодня, – он открыл коробочку, доставая золотистую цепочку с небольшим треугольником–подвеской. Билл сделал пару шагов в сторону Диппера, хитро улыбаясь. Последний не смог сдвинуться с места, словно его сковал и страх, и интерес.      Шаги, стук каблуков Сайфера о пол и тишина, когда демон остановился. Тот, все еще улыбаясь, расстегнул застежку на цепочке и, аккуратно обвив руки вокруг шеи мальчика, застегнул ее у него за спиной.      – О, чудесно, Сосновое Деревце, – проурчал он на ушко, отстраняясь и осматривая откровенно ничего не понимающего Диппера. На его груди висела золотая подвеска.      – Билл? – позвал он, когда неловкое молчание и игра в гляделки затянулись. Шатен сильно покраснел, подняв в руке довольно тяжелую для своих размеров, подвеску.      – Да? – как ни в чем не бывало ответил демон.      – Что это?       – Подарок, – он пожал плечами, фыркая. – Я думал, у вас людей принято дарить подарки. На праздники, там, чтобы сделать приятно другому. Или я ошибаюсь?      – Нет, мы…дарим подарки, но… От тебя, мне? Это неожиданно, – Диппер замялся, отпуская подвеску на грудь.      – М–м, смущаешься, Сосновое Деревце? – произнес он ехидно. Пайнс еще больше покраснел, отступая на шаг.      В коридоре, за поворотом, послышались чужие крики и шаги. Мальчик обернулся туда, нервно оборачиваясь на демона. Тот цокнул языком.      – Заметили брешь, да? Ну, что же, – он притянул к себе шатена, обнимая за талию и смотря в его глаза. Прижал чуть сильнее, когда тот дернулся от неожиданности, давая понять, что не отпустит из объятий.       В сильных руках было спокойно и...безопасно? Да, довериться демону, чуть не умереть и чувствовать себя в полнейшей безопасности в его руках это довольно странные ощущения за весь день.      Билл усмехнулся, проводя рукой по щеке Диппера и закрывая ему глаза.      – Сomminuam afferre salutem, – последнее, что услышал мальчик.
Дерзай.
      – И что это было? – нервно спрашивает Диппер, когда они перемещаются в хижину. Вокруг ни души, дядя Стэн еще не вернулся, а за окном все еще светит жаркое солнце. Билл коротко усмехается и садится на кресло, закидывая ногу на ногу.      – Слишком часто ты задаешь этот вопрос, Сосновое Деревце. И что ты имеешь в виду под «это»? Выстрелы? Темноту? Наше маленькое приключение? – он щурится, довольно улыбаясь замешательству мальчика.      Последний открывает рот, чтобы что–то сказать, но затыкается, кашляет в кулак и тихо ругается себе под нос, проклиная сегодняшний день.      – Все и сразу, Сайфер! – возмущенно складывает он руки на груди, пронзительно глядя на демона. Тот же лишь скучающе отмахивается. Мальчик сглатывает и отводит глаза в сторону, переводя взгляд на фамильный гобелен.      Он раздумывал несколько секунд, а затем ударил себя по лбу, раздраженно и устало застонав. Он притащил из кухни табуретку, садясь рядом с демоном. Тот увлеченно перевел на него глаз с желтым, нечеловеческим зрачком.      – Начинай, малыш, – издевательски тянет гласные Сайфер, показательно зевая.      – Так. Ты потащил меня сегодня в странное место. Оно, по всей видимости, находилось под землей, и давно было обесточено, – предполагает Диппер, задумчиво почесывая подбородок.       Билл кивает в ответ, вспоминая, что во всех коридорах была абсолютная темнота, лишь в одной лаборатории он сам включил свет. Этот подросток не так уж туп.      – Это была заброшенная станция какого–то общества. Раз ты упоминал «Слепой Глаз», то думаю, что именно его. А еще люди, что в нас стреляли, говорили на латыни. Я же прав, да? – он поднял глаза на демона, почти победно улыбаясь.      – Знаешь латынь? – удивленно приподнял брови Сайфер.      – Нет, просто догадался. Предположил, а ты сам ответил на мой вопрос, – щёлкнул пальцами мальчик, хлопая в ладоши. Демон смеется, прикрывая глаза рукой.      – О–о–о, Сосновое Деревце, из тебя выйдет неплохой подопечный, – говорит он в сторону. – Но вот незадача: я не отвечал конкретно на твой вопрос, – Диппер дернулся. – Но за догадливость я тебе подсоблю. Да, они говорили на латыни.      – Спасибо. Но это многого всё равно не дает, – закатывает глаза мальчик.      – Ну–ну. Смотря с какой стороны повернуть, дитя, – хмыкнул Сайфер, поглаживая себя по волосам и усмехаясь.      – На что ты намекаешь, Билл? – шатен приподнялся, устраиваясь поудобнее.      – Ты хочешь, чтобы я дал ответ на твой вопрос? Ладно, слушай, малыш. Если общество как–то связано с латынью, то оно определенно может изучать тайны этого городка. Возможно, даже магию. Черную, светлую, изгнание, вызов демонов. Если же нет, то это сборище ученых, изучающих аномалии, а не проникающих в чужие секреты. Значит, если бы они говорили на другом языке, кроме, конечно, латыни и нашего родного, даже шифром – мы бы посчитали их выходцами из правительства или заумными бородатыми дядьками, ведь так?      – Ты…      – Дитя, каждая фраза имеет свой смысл, – злорадно улыбается Билл, показывая острые зубы.      – Но какая гарантия, что ученые не изучают латынь?! – нахмурился подросток.      – А смысл? – хмыкнул Сайфер.      – Что?..      – Какой в этом смысл? Если они бы учили все невпопад, то не выяснили бы главного. Одно дело – тайное общество, что занимается аномалией углубленно, ведь так? Какой смысл ученым призывать демонов, если не это их цель?      – Мы не знаем их цели, – все еще попытался спорить Диппер, хотя доводы демона звучали довольно убедительно. Тот вздохнул и поднялся с кресла, подходя к мальчику и обнимая его за плечо, несильно прижимая к себе.      – Если бы у них была другая цель, кроме как изучение животных и их анатомии, то они не были бы тайным обществом.      – Ладно, ладно. Согласен с тем, что этот факт был важен, – Диппер достал из стола свой блокнот и начал записывать то, что помнил быстрыми движениями руки. Почерк получился размашистым и не слишком понятным.       Демон победно улыбнулся, наблюдая за заинтересованностью и догадливостью его маленькой игрушки.      – Ты сказал «подопечный», – невольно бросил тот, не отрываясь от листа. – Что ты имел в виду под этим словом? И почему «выйдет»? Я ни на что не соглашался.      – Ты уверен в последнем утверждении? Я же говорил, что на моей стороне ты будешь смотреться в несколько раз лучше, – демон устало вздохнул, отходя от парня и специально громко стуча тростью о пол.      – Чего? – мальчик обернулся, шокировано смотря на демона. Да, он согласился пойти с ним в подземелье, но не…      – Расслабься, малыш. Пока да, не соглашался. Но кто знает, на что ты решишься в будущем? А пока, продолжай. Мне нравится тебя слушать. И никаких вопросов, пока не закончишь со своим рассказом. Проверим твои аналитические способности, – Сайфер ухмыляется, наслаждаясь, искренне наслаждаясь робостью и шоком в глазах Диппера.      – Ну… – он смотрит на свои записи, продолжая.      Когда они заканчивают, Сайфер, не давая мальчику сказать ни слова, резко придвигается, невесомо целует его, проводя теплым языком по его губам. Диппер отпрыгивает, смотря на растворяющегося в воздухе демона, но успевает заметить легкую ухмылку на его губах.      Он сидит в ступоре еще несколько секунд. Вслушиваясь в быстрые удары сердца, не находит в себе сил делать что–либо дальше, лишь касаясь пальцами пылающих губ.      «Молодец, Сосновое Деревце. До скорой встречи», – доносится до его головы, когда он уже отгоняет лишние мысли.      Июнь пролетает быстро, почти мгновенно. Встречи с демоном, который просто наотрез отказывается хоть словом обмолвиться о последних секундах каждой их встречи. Новые загадки, почти каждый день. Сайфер помогал с заполнением дневника, наблюдал, ухмыляясь, иногда подсказывал интересные идеи для шифрования. Но он никогда не был разговорчив, больше слушал Диппера, помахивая в воздухе тростью, и иногда издевательски-ядовито указывал на ошибки.      Но каждая встреча заканчивалась одним и тем же. Легкий поцелуй и хохот, таящий в тени. Диппер даже привык к этому, подумав, что это демоническая странная традиция, но… Это все равно настораживало! А еще больше настораживало то, что он никогда не думал об этом, как о чем-то противном...
Заметь,
      Июльский вечер. Было еще довольно светло, но солнце уже заходило за горизонт, в последний раз освещая сосновый лес за окном. Билл не появлялся несколько дней, и Диппер откровенно заскучал, сидя в своей комнате на чердаке. Он даже перечитал все книги, которые демон ему подарил, даже открыл в интернете страничку с уроками латыни.      Но ничего более за развлечение не сошло. Сайфер строго-настрого запретил подростку ходить в лес без его сопровождения, так что даже обычного лета в Гравити Фолз у него не было. Лишь тонна домашней работы свалилась на его плечи, когда дядя заметил, что племянник ничего не делает.      Но сейчас, слава богу, смена закончилась, полы подметены, пыль вытерта, и у Пайнса есть время передохнуть и поскучать, глядя в окно. Он скучал по демону, который теперь занял значительное место в его душе. Диппер не знал, что будет, когда он вернется в город. Теперь без Сайфера жизнь, казалось, тянулась неизмеримо долго.      Мальчик просидел на стуле до того момента, как на улице окончательно поблекли краски дневного леса и развернулся к кровати, выключая свет. Он лег на простыни, тихо вздыхая.      Он, наверное, скоро начнет отмечать на календаре дни, когда не встречался с Биллом. Этого демона так не хватало, что от мысли, что его нет так долго и что он сам, может, наскучил всезнающему треугольнику, хотелось кричать.      Раздался стук.      Диппер дернулся, посильнее закутываясь в одеяло, и развернулся к стене лицом. Его уже начинают беспокоить птицы, часто прилетающие ко второму этажу хижины. Мэйбл часто подкармливала их.      Но стук повторился более настойчиво.      Мальчик вскочил с кровати, раздраженно рыкнув и с трудом встал, устало вздыхая. Надо прогнать этих пернатых идиотов, чтобы знали, как по ночам мешать порядочным людям спать.      Но он застыл, когда подошел к окну.      На внешнем подоконнике сидел Билл. Его очертания были видны в мягком свете вышедшей на небо луны. Сайфер улыбался, смотря на замешательство Диппера. Мальчик прямо слышал его тихие смешки. «Что, не ожидал?», - спрашивал его взгляд.      И Пайнс открыл окно, впуская в комнату прохладный летний ветерок. Демон ничего не говорил, лишь осмотрел комнату и остановил глаза на мальчике.      – Билл… что? – тихо спросил он, подходя ближе. Демон протянул вперед руку и аккуратно погладил его по волосам, остановив ладонь на щеке. – Где ты был?      – Тсс, – он приложил палец к своим губам, заставляя замолчать и поднялся, зависая в воздухе чуть выше шифера на крыше.       – Зачем? – прошептал Диппер, выглядывая из окна, стараясь не терять демона из виду. Билл подлетел чуть ближе, наклоняясь к его уху. Шатен уже подумал, что тот собирается делать. Укусить, громко засмеяться, оглушая, но…      Билл запел.       Его ровный, спокойный и чуть низкий голос так завораживал. Заставлял вслушиваться, не в слова, а в тональность, будто гипнотизируя. И это хорошо получалось.       – Сквозь туман проведет млечный свет луны, – тихо протянул он, отстраняясь и улыбаясь Дипперу. Как обычно, ехидно, наслаждаясь его непонимающим, но заинтересованным взглядом.      Демон не нуждался в мелодии, его слова точно повторяли и задавали ритм. На секунду Диппер готов был поклясться, что где–то услышал тихо играющее пианино.      – Все, что потерял, – Билл протянул руку, в пригласительном жесте. Пайнс дернулся, но, не мешкая ни секунды, протянул ладонь. Демон несильно дернул того на себя, мягко прижимая к груди, боясь уронить. – Ты найдешь...      Шатен вздрогнул, покраснев. Сайфер не отпустил его руку, крепко обнимая за талию и продолжая петь.      – Все былые проблемы, – они парили над сосновым лесом. Билл чуть отстранился, увлекая подростка в тихий вальс. И пусть тот и не знал движений, все равно повторял за демоном, заметив усмешку в его глазах. Да, он был беспомощным перед этим монстром. И он попался в его лапы. Ничуть не жалея об этом. – Лишь отголоски весны...      Они чуть спустились. Пейзаж вокруг изменился – Сайфер телепортировался куда–то в глушь, как обычно не показывая дороги. Когда он успел?      – Куда мы пришли, и где мы будем в конце? – протянул демон, осторожно приземляясь на траву и окидывая рукой местность, будто хвалясь своей находкой.      Озеро. Небольшое, скорее, прудик, окруженный густой растительностью. На водной черной глади ярко отражалась лунная дорожка, а ветер создавал лишь мелкую рябь на поверхности. Сайфер щелкнул пальцами. Тишина будто взорвалась, и из кустарников вылетели десятки маленьких светлячков, едва освещая местность.      – Представь что мечты сбываются все, – Диппер завороженно смотрел на эту картину, неловко переводя взгляд с Сайфера на озеро.       – Билл… это… – мальчик сглотнул, оглядываясь.       – Мой тебе подарок, Сосновое Деревце. В эту дату, помнится, вы с сестрой когда–то победили меня, – короткий смешок. – Частично. Меня невозможно победить.      Демон свободной походкой прошелся по зеленой траве к озеру, сняв перчатку и опуская руку в еще не успевшую охладиться после дня воду.      – Ты сделал это… – все еще не мог говорить мальчик, лишь открывая и закрывая рот, пытаясь подобрать слова.      – Нет, это сделала природа. Я лишь хотел, чтобы ты это увидел. Сегодня чудная ночь, зачем ты сидел за книгами? – он наклонился над осевшим на землю мальчиком.       Пайнс не понимал, что с ним происходит. Руки и ноги дрожали, щеки густо залились румянцем. Он смотрел вдаль, на лунную дорожку и яркий свет жучков.      – Эй, малыш? – Сайфер несильно толкнул того тростью, усмехаясь. – Знаешь, я не люблю людишек именно потому, что им не удается замечать красивого в природе и они создают искусственное. Если бы не эти глупые людские машины, представляешь, сколько можно было увидеть подобных пейзажей?      – Они… – Диппер сглотнул. – Это великолепно, Билл. Я не знал, что ты любишь подобные места.      – Я романтик, Сосновое Деревце, – засмеялся он. – Но я больше демон, дитя. Романтика для меня имеет другое значение, мой милый мясной мешок.      – Оленьи зубы и кричащие головы? – раздался тихий смешок.      – Вроде того. Правильно мыслишь, хоть мы и не виделись несколько дней. Я уже думал, твой мозг зачах за это время.      Повисла пауза. Они оба сидели и смотрели на озеро. Диппер, уткнувшись носом в руки, что сложил на коленях. Билл стоял рядом. Его план приводился в исполнение. Мальчик скучал по нему, легко пошел с ним, даже если он не сказал куда.       Диппер Пайнс полностью принадлежал Биллу, сам этого не замечая. Сначала тот хотел разбить его, сломать. Но планы резко меняются на поле боя. Теперь, видя в мальчике нотки преданности, не трудно было сделать его своим. Осталось лишь несколько действий, что повлекут за собой итог.      Нежный ветерок манит сквозь листву.      И осень красит мир.
Примечание к части
Закончил полный план оставшихся глав. Смело поменяла размер на "макси", рейтинг. Кто узнал песню тому просто зачет.
Отдай.
      И снова рабочий день в хижине. После того случая Билл появлялся по ночам и разговаривал с Диппером, сидя за окном, никогда почти не влетая в его комнату. И каждая встреча опять заканчивалась невесомым поцелуем, которого Диппер ждал.       Было светло и из-за жуткой жары хотелось спать. Вэнди на работу сегодня не вышла, так что Пайнс работал на кассе, что ему как раз сегодня и было нужно. Спокойный день и почти полное отсутствие покупателей. Даже дядя Стэн заскучал.      И, когда, казалось, что тот уже закроет лавку из–за отсутствия клиентов, дверной колокольчик издал мелодичный звук. Диппер лениво перевел глаза на дверь и тут же подскочил, с трудом удержав равновесие и не упав.      – Добро пожаловать! – весело улыбнулся он посетителю, видя знакомого демона, что оперся спиной о стену и рассматривал свою трость, вертя её в руках. Зашедшая девушка дернулась и нервно отошла к сувенирам, где её встретил Стэн.      Давно Сайфер стоял так? Он, конечно, упоминал, что кроме Диппера его никто не видит, но мог хотя–бы напоминать о своем присутствии. Тогда этот день не казался бы таким серым с самого начала.      – О, Сосновое Деревце. Приветик, – блондин подмигнул, подходя к прилавку. Диппер обернулся на дядю, что упорно предлагал клиентке майку с пумой, и позволил себе улыбнуться.      – Зачем пришел? – спросил Диппер тихо, стараясь не привлекать внимания. Демон повел плечом, как всегда хитро улыбаясь, ожидая, что Диппер что–то предположит. – Хочешь пригласить меня куда–то?      – Наша любимая организация расшевелилась, нужно срочно проверить, чем они там занимаются. Ты же хочешь пойти со мной, не так ли? Подумал, что тебе будет интересно, а ты тут сидишь и ворон считаешь. Бесполезное занятие, – засмеялся Билл, подлетая ближе к Дипперу и рассматривая список того, что сегодня купили. Пайнс вел этот журнал вместо Вэнди, стараясь скрыть её безделье.       Блондин недовольно фыркнул.      – О, конечно же! – закивал мальчик, лучезарно улыбаясь. – Но только вот… – он перевел глаза на Стэнфорда, что провожал девушку к выходу и вздохнул. – Рабочая смена еще не закончена.      Билл приподнял брови и, усмехаясь, показал пальцем на его родственника. Диппер непонимающе оглянулся на мужчину.      – Диппер, дорогой, мне надо уехать к друзьям, так как сегодня больше не будет клиентов, я уверен в этом. Ох, эта жара… В общем, можешь закрыть лавку и заняться… Чем ты там обычно занимаешься? – дядя фыркнул, подходя к двери.      – А, что? Хорошо, – кивнул он, косясь на Билла и усмехаясь. Демонические шутки.      Когда Стэнфорд уехал, и Пайнс убедился, что его машина скрылась за поворотом, подросток позволил себе радостно вскрикнуть, подпрыгнув. О, да, выходной день! И Билл был здесь, что может пойти не так?      – Хорошо, дитя, иди ко мне, – подозвал Сайфер, расставляя руки в стороны. Шатен остановился и, быстро метнувшись к двери, закрыл дом на ключ и подошел к демону, обнимая его за плечи, улыбаясь.       Билл усмехнулся, целуя его в макушку и прикрывая глаза. Диппер последовал его примеру, если не закрыть глаза во время перемещения – будет сильно кружиться голова, он успел это понять уже за несколько раз, когда Сайфер брал его с собой.      Он открыл их через секунду, отходя от Билла на пару шагов и тут же узнавая местность. Они были там, где и в первый раз. Только теперь возле дерева, на котором Сайфер выжег странный символ, собралось несколько человек.      Билл жестом приказал мальчику молчать и прижал к себе, создавая защитный барьер. Диппер не сильно разбирался в магии, но из тех заклинаний, что демон быстро диктовал для записи в дневник, он понял, что этот барьер дает невидимость.      - И это то, над чем вы работали все это время, агент Пауэрс? – раздался чуть насмешливый строгий голос. Агент? Диппер присмотрелся, узнавая в фигурах двух знакомых людей из правительства, а также несколько человек, одетых в красные плащи общества «Слепого глаза».      - Верно, все довольно просто. Мы взяли ваши древние чертежи из этих руин и возобновили исследования с помощью новейших технологий.      Диппер побледнел, увидев в руках человека пистолет, и вспомнил недавний инцидент со стрельбой. Билл, заметив это, коротко усмехнулся, сильнее сжав руку на его плече.      - И что эта штука делает? – до боли знакомый голос раздался из–за дерева, после шумного рычания мотора и тормозов. Мальчик шокировано вслушался в него, рассматривая нового человека, что пришел.      Ошибки быть не могло.      - О, рады, что вы приехали, брат Стэнфорд, – раздался спокойный голос одного из членов общества.      Шатен вздрогнул, отступая на шаг назад. Нет, этого не могло быть! Он потряс головой, протер кулаками глаза. Его дядя был замешан в этом?! Мало того, он был членом общества! Того, что пыталось его убить.      – Сосновое Деревце… – тихо позвал Билл, чуть обеспокоенно смотря на мальчика. Последний оглянулся на демона. – Не о чем беспокоиться. Это ведь его выбор, он считает его верным.      - Семь патронов. Каждый отлит из специальных металлов и заговорен вашими текстами, – слышится голос сзади, и Диппер сглатывает, обращая внимание на людей.      - И что конкретно делают эти патроны? – послышался незнакомый женский голос.      Из леса в небольшой клетке вытащили всадника. Того самого, на лошади, что заносил над Диппером косу смерти, собираясь убить. Теперь с ненавистью на них всех посмотрел Сайфер.      Раздался выстрел. Громкий, почти оглушающий. Диппер поморщился, зажмуриваясь. Но, когда он открыл глаза, то увидел, что от всадника осталась лишь черная дымка. Лошадь, будто взбесившись, вырвалась из клетки и, громко заржав, убежала в лес.      - Они нужны для убийства демонических сущностей, – раздался голос Стэна.      Билл видел, как зажал себе рот рукой Диппер, и резко оттащил его от того места, где они стояли.      Нет, нет, не может быть! Зачем?! Какой смысл в этом? Они ведь никогда даже не знали, что делают демоны, если бы они не… Поддавались влиянию этих текстов, если бы они не злили их, то не создавали бы такое оружие.      – Тише, Сосновое Деревце, – проворковал Билл, смотря ему в глаза.      – Но…      – Никаких «но». Я буду с тобой в любом случае, на твоей стороне. Тебе нечего бояться рядом со мной.       И мальчик кивнул, сглатывая комок в горле.
Люби,
      — Эй, братишка, привет! – радостный крик озаряет хижину Тайн. Диппер дергается, отрываясь от дневника, и оборачивается на входную дверь, резко пряча книжку под подушку и переводя глаза на календарь на столе.      Середина июля. Точно, сестра же уезжала на полтора месяца, как он мог… Он не звонил ей уже месяц, если быстро прикинуть. Мальчик сглотнул, потер переносицу. Да, с этими прогулками и тайнами он совсем забыл о ней.      Странно, он всегда думал, что лето без Мэйбл может быть существенно печальным, полным слёз и грусти. Но… получилось наоборот? Да, Пайнс уже забыл, что сестра должна была приехать. Он быстрым движением заправил подвеску, подаренную Биллом, за майку и развернулся ко входу, надеясь, что сестра не заметит темные круги под глазами.      — Мэйбл! – натянуто радостно крикнул шатен, оставаясь на месте, когда девочка влетела в комнату. Та уже, наверное, ждала того, что её заучка–брат собьет её с ног.      – Что такое, бро–бро? – чуть удивленно проговорила она, оглядывая комнату. Он снял постеры и вытер их рисунки, оставив комнату кристально чистой.       – А, все твои постеры внизу, у тебя. Я просто решил прибраться, скучно было, – попытался оправдаться он, отмахиваясь от сестры. Он придвинул ногой стул к столу, пряча несколько стопок исписанной символами бумаги.      – Да? Я думала, ты не выбрасываешь их, чтобы помнить о нашей совместной жизни… – немного грустно сказала девочка, проходя вперед и садясь к нему на кровать. Пайнс сглотнул. Он не хотел обидеть её, нет, совсем.      – Нет, ни о чем таком не думал. В смысле, если они тебе дороги, я их не выбросил, – затараторил он, оглядываясь на часы. Двенадцать дня. Сегодня смены у Стэна предусмотрительно не намечалось, так что он договорился встретиться с Сайфером в это время в лесу. Время шло. А демон не любил, когда тот опаздывал.      – Да, все в порядке! – Мэйбл улыбнулась, и подросток с облегчением вздохнул. – Почему не звонил?      Ох, как он боялся этого вопроса.      Диппер вздохнул, пытаясь придумать оправдание.      – Да Стэн совсем с работой загонял, так что времени почти не было. Приходил с лавки уставший и сразу спать ложился. Ни на что не было времени, – кашлянул он в кулак, нервно смотря на часы.      – Да? Даже на сестру? – сузила глаза девочка.      Вот за что Дипперу нравилось проводить время с Биллом. Никаких лишних вопросов, никаких обид, разве что легкое раздражение, когда Пайнс откровенно не догадывался до легких ответов. Он уже и забыл, как трудно общаться с другими людьми. Надо подбирать слова.      – Нет, Мэйбл, я не это имел в виду, – если он выйдет сейчас и пресечет расспросы сестры, то опоздает лишь на пару минут. Это было плохо, конечно, так относиться к семье. Мальчик был правда рад видеть её, но та появилась откровенно невовремя.      – А что? Ладно, колись, ты девушку завел и сейчас к ней на свидание спешишь?      Диппер закашлялся, издавая подобие смешка, но скрывая его кулаком. Да, конечно, треугольная кирпичная стена очень походила на девушку. Это было довольно смешно, если бы он на секунду не задумался.       Дипперу было приятно проводить с ним время. Сайфер изменился, даже если что–то скрывал, то довольно мило себя вел, помогал. И… эти поцелуи после каждой встречи вовсе не походили на дружеские. И не похоже было на то, что он сам сильно сопротивлялся.      Мальчик покраснел.      – Значит, все же, да? – ехидная улыбка сестры.      – Считай как хочешь, – бросил он, медленно отходя к двери. – Рассказывай лучше, как ты время с Пасификой провела, – глупо улыбнулся он, провожая сестру по лестнице вниз, незаметно закрыв свою комнату на ключ.      – О, знаешь, чудесно, – уклонилась она от ответа.      – Дети, я уезжаю, закройте хижину. Мэйбл, детка, располагайся в комнате, разноси вещи, все, как всегда.      Диппер цокнул языком, незаметно бросая взгляд, полный яда, на Стэнфорда. Мальчик все еще не мог поверить, что его дядя замешан в этом всем. И, скорее всего, он едет на собрание, а это значит… Сайфер позвал его именно для этого.      – Я тоже ухожу, дядя Стэн, – он вышел перед родственником, махая девочке рукой. Та помахала в ответ, коварно улыбаясь.      Мальчик быстрым шагом прошелся к лесу. Он даже слышал, как от дома отъезжает Стэнфорд. Когда Пайнс забрел достаточно глубоко в лес, то остановился, опираясь спиной об огромную сосну.      – О, малыш, ты опоздал, – недовольный голос прозвучал прямо над ухом. Диппер дернулся, но он ожидал, что Сайфер появится именно так.      – Прости, приехала Мэйбл, и я…немного оправдывался перед ней, – вздохнул он, отводя взгляд от демона. Тот усмехнулся.      – Тебе не надо оправдываться передо мной, я же все знаю, забыл, Сосновое Деревце? – демон подтолкнул его к себе, мягко обнимая.      – Да–да, я помню, всезнающее дорито, – усмехнулся Пайнс, прикрывая глаза и наслаждаясь секундным теплом. С каких пор ему стало нравиться прижиматься к Сайферу? С каких пор он начал слушать каждое его слово и стараться избегать возможности потерять его доверие?      – Мы пришли, – тихо прошептал блондин, несильно отстраняя от себя мальчика.      Собрание. Ничего особенного, как раньше – несколько представителей «Слепого глаза», Стэнфорд и агенты. Диппер сглотнул. В этот раз они находились дальше, очевидно, Билл почувствовал опасность, исходящую от этого изобретения и не давал мальчику подойти ближе.      «Учитель никогда не подставит ученика под бессмысленный удар», – как говорил демон ранее.      Так как звук приглушал и барьер, и расстояние, разговоров слышно не было. Но Диппер понял, что они «проверяли» это оружие вновь и убили еще одно существо с «демонической энергией».      Сайфер скрипнул зубами, его глаз на секунду вспыхнул красным.      Диппер взял демона за руку, обращая его внимание на себя. Тот дернулся, что было довольно необычно, и перевел удивленный взгляд на шатена. Тот улыбнулся ему. И Билл улыбнулся в ответ. Быстро, слабо, но улыбнулся.      Не своей обычной ехидной усмешкой, что показывала его раздраженное или увлеченное состояние. Демон просто улыбнулся.      – Эй, Диппер, как насчет остаться у меня? – демон резко схватил того за руку, потянув в сторону от поляны. Это произошло так резко, что мальчик ойкнул, но пошел следом, непонимающе смотря на блондина.      – Что?      – Ну, у меня чудный дом в Гравити Фолз. Старое здание, но ремонт совершенно новый, – он обернулся через плечо, подмигивая. – Я когда–то экспериментировал с людским сознанием, так что он официально мой. Немного нечестным путем добытый, но, – он фыркнул, – какая разница?      – Ты загипнотизировал строителей и городскую власть? – предположил Диппер.      – Ага. Самую малость, если быть точным, – Сайфер рассмеялся. – Вы, людишки, такие смешные.      – Как похоже на тебя, Билл, – короткий смешок со стороны шатена.      – Так что, согласен? Не в смысле, что я спрашиваю, я бы все равно притащил туда тебя, Сосновое Деревце. У меня же еще, вроде бы, остались две просьбы?      – Да–да, я бы и без траты твоего желания пошел, но раз ты предлагаешь. Хотя я понятия не имею, зачем ты вообще устроил такой странный обмен.      – На все есть свои причины, смотря с какой стороны смотреть. Итак, у тебя остался один вопрос, у меня – одна просьба. Звучит, как игра, не правда ли, дитя?      – Для тебя все звучит, как игра. Но, да, пожалуй. Игра, не имеющая четких правил и границ.      – Тебе интересно, не правда ли?      «Всяко интереснее, чем слушать болтовню Мэйбл о мальчиках», – подумал Диппер, не сбавляя темпа ходьбы.
Мечтай.
      Диппер проснулся довольно резко, будто из сна его выдернули насильно. Он огляделся, потирая рукой затекшую шею. Незнакомый интерьер казался довольно приятным глазу.       Большая комната с высоким потолком. Темные бордовые обои с золотыми вставками и плотные шторы, закрывающие источник света в помещении. Огромная лестница, ведущая вверх, была как раз позади подростка, но шея слишком болела, чтобы сильно высоко поднять голову.      Он сам сидел на диване. Пайнс присмотрелся, замечая, что вся мебель: два кресла, несколько огромных, скорее всего, коллекционных, ваз были просто идеально подобраны под обои и общую картину, будто были частью жизни здесь.      Мальчик присел на подушках, скрипя зубами. Как он попал сюда? Ах да, Билл предложил прийти к нему в дом и тут же телепортировался, наверное, не желая показывать путь в это… поместье? Или просто не хотел терять времени. Иногда трудно определить, что у этого демона на уме и имеет ли значение какое-либо из его действий.      «Смотря с какого места смотреть, Сосновое Деревце» – вспомнилась фраза смеющегося Сайфера. Да, на эту ситуацию ведь тоже можно посмотреть с разных сторон.       – Проснулся, дитя? – раздался строгий, немного скучающий голос Билла. Диппер, тихо зажмурившись, заставил разум сфокусироваться на звуках, затем повернул голову.      – Черт, Сайфер, – выдохнул он, протирая глаза. – Почему я спал на диване в прихожей? – он поднял брови и поднялся, потягиваясь и вытягивая спину, затем блаженно расслабился.      – Ты наотрез отказался подниматься ко мне в комнату, – демон стоял на середине ступеней, оперившись на трость одной рукой и держа небольшую книжку перед лицом в другой. Он уже был одет, хотя Пайнс не был уверен, был ли его гардероб сменным и раздевался ли он вообще. Сайфер с хлопком закрыл книгу, поправляя пальцем маленький цилиндр на голове, коварно усмехаясь.      – Не удивительно, – пожал плечами подросток.      – А потом ты сказал, что слишком устал и завалился на диван, сразу задрыхнув. Не стал тебя будить, ты такой умилительно беспомощный, Сосновое Деревце, – засмеялся демон, внезапно появляясь со спины. – Так и хотелось разбить тебя, но я сдержался. Ах, какой я милосердный.      Иногда он жутко пугал.      – Так… где мой телефон? – заволновался Пайнс. Он не сказал семье о том, что придет домой. Ох, что подумает сестра. Ох, не хотелось бы все это выслушивать.      – Он остался у тебя дома. Если хочешь забрать его – можем пройтись к Хижине Тайн, – пожал плечами Сайфер, вчитываясь в текст в своей книге, вновь вальяжным движением открыв нужную страницу.      Диппер фыркнул.      – Готов поспорить это нужно для чего–то, раз ты не хочешь туда перемещаться, – заметил мальчик, наступая на первую ступеньку и медленно подходя к демону. Тот поднял глаза и усмехнулся.      – Смотря с какой стороны посмотреть, дитя. Мечтай о том, что я раскрою тебе все твои секреты. Ты, всё же, такой же ребенок, каким и остался, – Сайфер сделал несколько шагов вперед, пересекаясь с Диппером, теперь находясь чуть ниже его на лестнице.       – Ладно, спорить не буду, это бесполезно. Пройдемся ко мне, я выслушаю лекцию, а потом…      – А потом мы пойдем веселиться, Сосновое Деревце. Но, вот незадача, ты проспал пару часов, так что на улице только начинает темнеть, – Сайфер приоткрыл дверь перед мальчиком. И правда, его дом в Гравити Фолз, находился как раз напротив музея. Он казался незначительным с улицы, но внутри… Действительно, дворец.      – Веселиться? – не понял Диппер, выходя за двери. От демона можно было ожидать чего угодно.      – Узнаешь, Сосновое Деревце, – ухмылка исказила его лицо. Недобрая, но довольно привычная, Сайфер всегда улыбался так.      В хижине было тихо, как вечерами, когда клиентов нет вообще. Диппер махнул Биллу рукой, собираясь лишь зайти и взять телефон. Никого в доме не было, он не задержится.       К слову, последнее было удивительно. В доме абсолютная темнота. Мальчик включил свет в лавке, проходясь по комнате в поисках телефона.       Старые вещицы на полочках будто смотрели на него. Дядины бесполезные товары: кофты с пумами и леопардами, сувениры, абсолютно ничего из себя не представляющие. Диппер немного понимал Сайфера – почему люди клюют на это? Не могут же они быть абсолютно тупыми, чтобы не замечать этих подделок?      – Ай! – подросток ударился о тумбочку ногой и зашипел от боли, когда засмотрелся на синеватый свет из–за ящика с напитками. Что это? За ним была дверь?      Шатен подошел ближе к автомату и заглянул за него. Действительно, проход и лестница, ведущая вниз. Пайнс огляделся, мигом заходя в темный коридор, и спустился вниз.      Старые, но каменные ступеньки и темная угнетающая атмосфера просто ужасно разнилась с теплым и приятным интерьером хижины. Здесь было прохладно и зябко, почти жутко. Диппер с трудом передвигал ногами, пытаясь не поскользнуться.       – Это же... – он зашел в огромную комнату, где вокруг были разные приборы со светящимися разноцветными лампочками. По правую руку стояла небольшая книжная полка с разной аналитической литературой.      А рядом с ней был стол с еще включенной лампой, а на нем были...      – Д–дневники? – с придыханием спросил у тишины Пайнс, нервно разглядывая красные книги в знакомом переплете. – Последние части! – чуть испуганно выдохнул он, проводя пальцем по знакомому почерку.      И внезапно на него накатила такая тоска и разочарование. Пусть дядя и был членом тайного общества, но он же обещал…      – Он обещал, что больше не прячет ничего! – раздраженно крикнул Пайнс, хватая обе книжки и замечая, что случайно сбросил со стола стопку бумаги, узнавая в белоснежных листах страницы третьего дневника.      И стиснул зубы, помяв один из листиков, за которым наклонился.      А затем, прижав к себе дневники, выбежал из темной комнаты, уже не боясь упасть на крутой лестнице. Он взял телефон, лежащий на полке у кассы, и с грохотом захлопнул двери сначала в тайную комнату, затем в хижину.      «Меня не будет пару дней», – написал он сестре дрожащими пальцами, сжимая руки в кулаки.
Усни
      Диппер почти вылетел пулей из дома, тяжело дыша и держа у груди дневники. Все вокруг казалось злом, предательством, обманом. Он так громко хлопнул дверью хижины, что испугал стайку птиц, взмывших в небеса.      Мальчик побежал к лесу, усевшись у одного из деревьев. Было обидно. Просто потому, что дядя солгал ему. Будь то тайное общество, копирование его дневника, это ладно. Но тот хранил огромную тайну. Они с Мэйбл просто не могли заметить того, что родственник хранил что–то действительно огромное под домом, где они жили.      Они имели право знать...      Ну, или хотя бы не раскрывать секреты вот таким образом.      Сайфер с непониманием поднял брови, когда подходил к шатену. А когда заметил дневники, что сжимал мальчишка в руках, лишь вздохнул, присаживаясь рядом.      – Сосновое Деревце, – позвал он раздраженно, когда услышал, как Пайнс всхлипнул. Да, демон не любил слёзы и жалость, что разводили люди. Диппер помнил это прекрасно, поэтому лишь вытер слезы с лица, пытаясь отбросить лишние мысли.      Блондин усмехнулся. Чудесно! Всё шло просто чудесно! Пайнс не просто пытается повиноваться его голосу, он делает это при стрессе, почти не контролируя себя, инстинктивно. Это определенно играет ему на руку, но почему… Почему этот жалкий мясной мешок, что должен был стать оружием, вызывает сожаление?      – Прости, – тихо шепчет шатен, не в состоянии остановить свои эмоции.      Демон смотрит на мальчика. Он оказался умным, находчивым и быстро понимал все, что Билл говорил. Схватывал на лету, жаждал их следующих встреч, новых знаний, которых хотел добиться самостоятельно.      Он был превосходен.      – Диппер, – серьезно говорит Сайфер, нежно кладя свою руку на плечо шатена и чуть притягивая к себе. Последний дергается, резко вдыхает воздух и переводит заплаканные глаза на блондина.      – Ты назвал меня…      – Диппер, сколько бы тебя не предавали, помни, что это будут не последние минуты в твоей жизни, в любом случае. Относись к этому проще, смотри на ситуацию с другой стороны, – продолжает Билл, с легкостью выхватывая книжки из рук мальчика. – Теперь у тебя три части. Пусть ты и знаешь почти все записи наизусть, – на лице демона появляется злобная ухмылка.      Листы из дневника вылетают, некоторые испаряются. Диппер тянет руку к бумажкам в воздухе, хватая одну из них.      Он смотрит на листок, вчитываясь в текст. И действительно, за месяц знакомства с Биллом он узнал всё, что было там написано. Строчку за строчкой, скучный, полный ненужных слов текст.       – Это же просто, – Диппер нахмурился, выпуская листок из рук, - Куча хлама. Почему ты хотел заполучить дневники? – он поднял взгляд на Сайфера.      – И в куче мусора есть бриллианты, Сосновое Деревце. В одной из частей написаны способы уничтожения демонов. Как видишь, твой дядя нашел и расшифровал их, – он грустно усмехнулся.      Пайнс прикусил губы, он хотел что–то сказать, но подавил голос глубоко в горле, чуть сильнее сжимая кулаки. Люди же ничего не знают. И все равно хотят уничтожать это? Билл бы не нанес им вреда, если бы…      – Если бы они не искали способ нанести вред мне, – продолжил он мысль.      – Вот почему ты так ненавидишь людей, – сглотнул Пайнс, успокаиваясь и откладывая от себя ненужную теперь книжку.      – Кто бы хотел любить то, что пытается тебя уничтожить без особой причины? Причем, используя для этого чужие методы. Нагло украденные! Люди глупы, недалеки. От них не было и не будет прока, – шипит Сайфер, чуть сжимая руку на плече своего маленького подопечного.      Их прерывает звонкая мелодия. Диппер косится на карман своих джинсов и берет в руки мобильник. На экране высвечивается имя сестры. Пайнс вздыхает, фыркая. Впервые он не хочет отвечать на звонок, но демон кивает, улыбаясь.      Шатен нажимает кнопку «ответить» и прикладывает телефон к уху.      – Братик! Где ты пропадал?! Мы со Стэном пошли искать тебя час назад, когда он вернулся! – орет девичий расстроенный голос в трубку.       – Не надо волноваться, Мэйбл, я со своим знакомым. Мы просто немного задержались, и я возвращался домой, чтобы забрать мобильный, – врет Пайнс.      – Что?! Какой знакомый, Диппер?! – кричит в трубку уже дядя, заставляя мальчика поморщиться от помех и чуть отодвинуть мобильник, а демона хихикнуть и невесомо погладить подростка по шелковистым волосам.      – Друг, дядя Стэн, – пытается спокойным тоном сказать Диппер, не съязвив и не сказав ничего лишнего насчет дневников и хижины. С родственниками сейчас не сильно хотелось говорить. – Мы познакомились, когда ты послал меня в лес, чтобы развесить рекламу.      «И он спас меня от монстра, что охраняет лес», – мысленно добавил мальчик, на что Сайфер рассмеялся, прикрывая рукой рот. Демон убрал руку с его плеча и взял в руки последний дневник, вырывая несколько страниц и зловеще усмехаясь.      – Диппер, мальчик мой, твоя сестра приехала наконец-то после стольких дней отсутствия! Все в сборе, а ты не хочешь провести время с семьей? – выпутывает дядя Стэн, а Диппер лишь фыркает, наблюдая за тем, как Билл откровенно потешается над текстом на одной из страниц.      – Я, пожалуй, на ночь у него останусь, – он поднимает вопросительный взгляд на демона, но последний лишь коварно улыбается.      – Бро–бро, – это был уже голос сестры. Шатен раздраженно фыркает. Хотелось подольше поговорить с Биллом, насчет всей этой ситуации. Семья теперь казалась такой далекой. Нужной, но далекой.      Глубоко в душе Диппер все еще не хотел их предавать.      – Да, Мэйбл? – устало спрашивает мальчик.      – Слушай, я не знаю, что за маньяк твой «друг», но, прошу тебя, возвращайся! – кричит девочка. Пайнс растерянно смотрит в пустоту. – Кончай со своими глупыми тайнами, Дипп!      – Он не маньяк, – только и смог ответить подросток, сдерживая гнев. Билл не был убийцей. Люди, без колебаний убившие стражника, были. Это разве не считается? А Стэнфорд лишь стоял рядом, даже держал в руках этот проклятый пистолет!      – А кто он тогда?! – рычит Стэнфорд. – И твоя сестра права, бросай эти опасные делишки, хватит говорить со своим воображаемым другом, и иди домой!      Диппер скрипнул зубами.      – Он реальнее твоих лживых обещаний, – Сайфер растягивает ухмылку от уха до уха и убирает руку мальчика от телефона, заставляя посмотреть на себя.      – Незачем продолжать, Сосновое Деревце, – он сбрасывает вызов и целует мальчика в губы, притягивая к себе. Это заставило Диппера вздрогнуть от неожиданности. – Забудь их. Ты мой, полностью мой...
Примечание к части
Господа, в главе нц.
И встань.
      Сайфер продолжает, не ослабляя напор. А Диппер отвечает, поддавшись порыву. Да, этот мальчишка великолепен, он чудесен, по всем параметрам. И теперь он почти сдался. Сам не заметил, как попался в клетку. Осталось лишь дождаться, когда он сам закроет дверцу...      Подросток роняет трубку на землю, пытается отстраниться, когда воздуха не остаётся, но ему не позволяет Сайфер, притянув к себе за волосы, жадно продолжая. Диппер судорожно вдыхает, когда демон получает слабое сопротивление, но тут же опять теряет мысли в поцелуе.      Незачем думать, не сейчас, не в этот момент. Билл кусает его нижнюю губу, чуть слышно рыча, будто предупреждая о чем-то. Пайнс почему–то сразу понимает и покорно прикрывает глаза, все же беря в руки телефон, нащупав его на холодной траве.      Они телепортировались. В этот раз не ко входу, а в одну из комнат. Однотонные обои, все такие же, как в коридоре. Огромное окно, сейчас впускающее холодный свет луны, и огромная кровать с белоснежными простынями.      Диппер сглотнул, оглянувшись вокруг, и растерянно посмотрел на Билла. Тот усмехнулся и толкнул подростка на кровать, заставляя лечь и откинуться на подушки.       – Б–билл, подожди! – нерешительно шепчет Пайнс, когда демон нависает над ним.      Тот выглядит раздраженно. Но все же остановился в паре сантиметров от лица подростка, смотря тому в глаза. Зрачок демона сверкал золотом, заставляя замолчать и потерять силы к сопротивлению.      – Я слушаю, Сосновое Деревце? – протянул он, кладя одну из рук в перчатке на талию мальчика. Последний покраснел, резко отвернувшись. – Ты хочешь спросить «что я делаю», м? – усмехается Билл, поднимая ладонь вверх под футболкой по бархатной, бледной коже.      Подросток судорожно выдыхает, мотает головой, понимая, что другой ответ лишь разозлит Сайфера.      – Умница, – шепчет демон ему на ухо, слегка прикусывая мочку, и тут же зализывая место укуса. Подросток дергается, чувствуя, как по телу пробежала волна мурашек, и прикусывает губу, боясь пошевелиться. – А теперь смотри на меня. И не смей отрывать свой милый взгляд, договорились?      Диппер кивает и поворачивает голову прямо, получая удовлетворенную ухмылку в ответ.      Сайфер легко снимает с подростка футболку, когда снял перчатки. На удивление тот не сопротивлялся, лишь смущенно пискнул, когда остался без одежды и покраснел, хотя взгляда не отвел.      Билл, довольный таким раскладом, взял ладони Диппера в свои руки, положил на свою грудь, где начинались пуговицы пиджака, и хитро усмехнулся, проводя рукой по еще маленькому бугорку на штанах шатена.      Последний шумно выдохнул, когда почувствовал легкое, почти невесомое прикосновение. Удивительно, но подростковые гормоны уже предательски взбунтовались, когда к телу начали прикасаться. Шатену редко удавалось самостоятельно ласкать себя. Дома постоянно были родители или сестра, а про то, чтобы разделить с кем–то удовольствие он даже не думал.      – Неискушенный маленький котенок, – засмеялся Сайфер, помогая Дипперу справиться с пуговицами.      Пайнс что–то раздраженно буркнул, отводя взгляд, когда стянул с демона желтый пиджак. Последний же, все еще усмехаясь, положил на щеку мальчика ладонь, мягко целуя в губы, но через секунду резко прокусывая кожу до крови, заставляя шатена вскрикнуть.      – Я говорил тебе, не отводи взгляда, дитя, – шепчет Сайфер, отстраняясь и слизывая алую каплю со своих губ. Диппер испуганно кивает, проводя языком по неглубокой ранке.      Демон стягивает с себя выглаженную блузу и откидывает в сторону, расстегивая замочек на галстуке–бабочке, как вдруг замечает золотую цепочку на шее Пайнса, которой не придавал особого значения.      – О, – он хихикает, проводя пальцем по знакомому маленькому треугольнику, – Знакомая вещица, Сосновое Деревце. Приятно, что ты носишь её, – еще один поцелуй, более нежный, и Сайфер спускается чуть ниже, прикусывая нежную кожу на шее.      Шатен сглатывает, наслаждаясь новыми приятными ощущениями. Он никогда не испытывал подобного, не понимал, почему люди так часто говорят о «метках» на коже, а теперь…      – А теперь, ты мой, малыш, – тихо вторит его мыслям демон, отрываясь от его шеи, любуясь своей работой. Это не заживет еще несколько дней.      Демон расстегивает его джинсы, нарочно медленно, наблюдая за реакцией. Диппер, пользуясь моментом, разглядывает идеальную фигуру Билла, чуть покраснев. Билл неприкрыто радуется такой покорности своего подопечного.      Он проводит рукой по члену мальчика через трусы, заставляя приглушенно простонать. Да, этот стон… Это была музыка для его ушей. Хотелось заставить шатена молить о большем, подчиняться.       – Не сдерживай свои сладкие стоны, Сосновое Деревце, – тихо шепчет Билл ему на ухо, стягивая нижнее белье и проходясь холодными пальцами по его дырочке, дразня.      Затем демон щелкает пальцами, доставая из воздуха небольшой белый флакончик, и наносит крем на пальцы, смотря на чуть испуганное выражение лица шатена.      – Тише, мой маленький подопечный, – ухмыляется Сайфер, целуя того в лоб. – Будет больно, но тебе понравится.       И демон аккуратно ввел в него два пальца, растягивая узкий проход своего любимчика. Тот же поморщился от тянущей боли, прикусив губы. Но попытался расслабиться, чтобы было меньше дискомфорта.      – Вот так, – возбужденно рычит Билл, добавляя через время третий палец.      Неприятно, чуть больно, но Диппер терпит. Почему–то Сайфер ухмыляется, чего–то ожидая от него, и это не дает покоя.      И, внезапно даже для самого себя, Пайнс стонет, почувствовав, как пальцы касаются сплетения нервов внутри. И почти сразу двигает бедрами навстречу, желая еще раз увидеть перед глазами яркие круги, поймать это наслаждение.      Демон тут же вытаскивает свои пальцы и, намазав на руку еще немного смазки, и, пройдясь ими по всей длине члена, подтаскивает Диппера ближе к себе, заставляя обвить ноги вокруг своего торса.      – Терпи, – шипит демон, прикусывая губы мальчика и ловя в поцелуе болезненный громкий стон. Сайфер сразу же вошел полностью, блаженно выдыхая.      – Ч–черт, – подает голос Диппер, сжимая пальцы на плечах демона, слегка царапая его кожу. Тянущая боль пронзила тело, но эта боль граничит с куда более приятными ощущениями. Сайфер двигается, принося незабываемое удовольствие.      – Наслаждаешься, Сосновое Деревце? – тянет гласные блондин, толкаясь еще несколько раз, устанавливая слабый темп. Пайнс прижимается ближе и тихо стонет, неосознанно толкаясь бедрами навстречу демону.      И все, выдержка летит к чертям, Билл рычит, вдавливая подростка в кровать, жадно целуя, срываясь на бешеный темп. Диппер глубоко вдыхает резко потеплевший воздух, получать кислород становится сложнее.      Демону это нравится. Нравится эта похоть в глазах обычно стеснительного мальчика. Нравится, что именно он довел его до такого состояния, что ОН принадлежит ЕМУ.      Пайнс не выдерживает первым, изливаясь в руку Сайфера, чуть позже кончает и демон, с рывком выходя, облизываясь и усмехаясь.       Они лежат на кровати рядом, тяжело дыша. Диппер прикрыл глаза, уткнувшись носом в грудь Билла, пока тот прижимает к себе податливое, расслабленное тело, играясь с его волосами.      – Билл, – начинает Диппер, но тот прерывает его.      – Спи, дитя. Дела подождут... 
Ты боль
      Вокруг было тихо. Серое небо, серая местность. И ни звука в ближайших паре километров, полнейшая тишина.      Диппер с трудом поднялся с холодной земли, потер голову и огляделся. На удивление все вокруг казалось знакомым: все та же поляна в лесу Гравити Фолз, лишенная красок измерением снов.      – Билл? – позвал Диппер, поднимаясь и отряхиваясь от пыли. Пусть ветер не дул, но подросток почувствовал на коже легкий холодок. Почему–то стало ужасно одиноко, будто его бросили.      – Я здесь, Сосновое Деревце, – слышится ответ из–за спины. Но шатен уже даже не дергается, потому что ожидал появления демона. Он оглядывается, улыбаясь блондину, как обычно, видит его усмешку. Они часто встречались здесь, в этом измерении, так что это не было в новинку.      – Итак… – Диппер покраснел, смотря на Сайфера и вспоминая события ночи.      – Не волнуйся, дитя, ты остался у меня на ночь, я разбужу тебя утром и отведу к семье, – засмеялся демон, натягивая кепку с рисунком елочки мальчику на глаза. – Или ты хочешь повторить, м?      – В–воздержусь, – заикнулся Диппер, отскакивая на пару шагов и отворачиваясь в поисках зацепки насчет того, почему они здесь находились. – Так… Где мы, Сайфер?      – В измерении снов, – фыркнул демон, усмехаясь и наблюдая за тем, как мальчик обернулся, дернув бровью. – В лесу, Диппер. На той поляне, куда ты успел добежать, прежде чем тебя убил «страж», – он пожал плечами.      – И что мы здесь делаем? – добивался ответа Диппер. Редко удавалось заставить демона отвечать на какие–либо вопросы, так что получить мельчайшие зацепки нужно было сразу же.      – Развлекаемся, Сосновое Деревце, – усмехнулся демон, резко разворачивая его за плечи в другую сторону.      Там было несколько фигур. Только теперь мальчик услышал, что оттуда доносились громкие крики, возгласы и споры. Фигуры напоминали шахматные, простые белесые очертания людей, никакой четкости.      Так же можно было сказать и о голосах. Механические, без интонации, тягучие и неприятные. Диппер поморщился, подходя ближе.      – Проекция не всегда удобна. Зато эффективна, – кивает Сайфер, следуя за своим подопечным, сложив руки за спиной. – Легче следить за ними в реальном мире, так тратится меньше сил. Тем более, мне нужно поддерживать и твое нахождение тут, – он усмехнулся.      – Проекция? Ты можешь следить за людьми, не выходя отсюда? – удивленно приподнял брови Пайнс, протягивая руку в иллюзию. Действительно, обычные белые тени, без формы, более кривые вблизи, чем с расстояния.      – Да. Но, я же говорю, это будет работать только при большой компании и нашей с тобой опасности быть замеченными, – констатирует Билл.      – Что–то ты слишком добрый сегодня, – косится на демона Диппер, наблюдая за тенями, пока те, очевидно, говорят что–то о пистолете и пулях. Сайфер подмигивает.      – Ничего необычного, мой милый подопечный, – Диппер внимательно смотрит на демона. Тот всегда называл его «будущим подопечным». – Просто теперь ты официально под моим покровительством.      Пайнс нахмурился, непонимающе смотря на блондина. Тот пожал плечами, усмехаясь. Как всегда не договаривает, лишь хитро уклоняясь от ответа.      – Ладно, пропустим этот момент, – фыркнул Диппер, вслушиваясь в разговор белых теней.      На самом деле из их речи понять ничего нельзя было: лишь отдаленное жужжание странных скучных фраз. Диппер отошел от фигур, подходя к деревьям и глубоко вдыхая носом приятный воздух.      В измерении снов он всегда был чист, не испорчен цивилизацией. Дышалось легко и свободно.      – Скучно, Сосновое Деревце? – спрашивает Билл, не поворачиваясь к нему. Диппер сглатывает, понимая, что сейчас любое неверное слово может его разозлить, и задумывается.      Этот демон, определенно, стал частью его жизни. Въелся в неё, перевернул все вверх ногами и не желает покидать её. И, пусть он иногда слишком радикален, Билл хороший, действительно хороший друг.      Они могут часами болтать о мистике, загадках, о чем–то другом, не замолкая. Пусть Сайферу, возможно, эти часы и кажутся скучными, Пайнс всегда ждет момента для разговора.      – Нет, ничуть. Ты лучше поймешь их разговоры сейчас, они рассказывают о составе этих пуль, – вздыхает Диппер, потирая переносицу пальцами, и слышит тихий смех демона.       – А ты даже силы свои оценивать можешь, дитя. Мне нравится. Чудесный прогресс, – Пайнс кожей чувствует улыбку блондина и смущенно опускает глаза, неловко краснея. Он старается не выдавать того, что безумно рад такой незначительной похвале. Хотя, что тут странного? От Билла редко можно услышать подобное.      – Пустяки, – шепчет в сторону мальчик.      Вдруг фигуры резко дергаются, и раздается выстрел. Диппера отбрасывает в сторону синим пламенем, прежде, чем он успевает среагировать. Билл скрывается в тени и оттягивает мальчика с поляны, где уже слышатся шумные разборки людишек.      – Что?.. – спрашивает шатен, смотря на разозленного Сайфера. Он никогда не видел такой ярости, гнева на его лице. Пайнс сглатывает, прекращая сопротивляться, когда его прислоняют к дереву.      – Кажется, я недооценил их силы. Глупые людишки, сами не понимающие, что творят, – шипит демон, выходя из себя окончательно, не смотря на шатена.      Подросток подходит к блондину ближе, кладет руку на его плечо и смотрит в красные от ярости глаза. Демон сначала выглядел ошарашено, будто что–то осознавая про себя. А затем лишь привычно усмехнулся.      И обнял своего подопечного.      – Да, Сосновое Деревце, – фыркает демон, отрываясь от него. – Надо продумывать все тщательнее…
Уйми.
      Диппер проснулся сразу после этого, тут же чувствуя резкую боль в спине. Он зашипел, прикусив губы.       – О, Сосновое Деревце. Утро доброе, – Билл погладил Диппера по волосам, тот же неожиданно быстро поднялся, попятившись. Сначала неосознанно огляделся, вспоминая, что находился в комнате Билла, прежде чем заснуть.      – Привет, Сайфер, – Пайнс зевнул, потягиваясь и обнаруживая, что он одет в белую шелковую пижаму, с маленькой синей ёлочкой на плече. – Ты меня переодел?      – Мой подарок тебе, дитя. Не надейся на такую щедрость в дальнейшем, – ухмыляется демон. – Вижу, вчерашнее тебе понравилось, – Билл прикоснулся к своей шее пальцем, едва слышно хихикая, наблюдая за тем, как мальчик, краснея, проводит рукой по своей шее и это движение отдается тянущей болью, как после укуса.      – Ты… – испуганно задыхается Диппер, подпрыгивая на кровати и смотря в зеркало на несколько ярких засосов на бледной коже. – Ты оставил…      – Ты сегодня не слишком сообразительный, – фыркнул Сайфер, закатывая глаза.      – Билл, я же живу с семьей, а вдруг они заметят! – нервно вскрикивает мальчик, вглядываясь в блондина, будто пытаясь вызвать у него чувство вины. Но, конечно же, такого чувство у великого повелителя снов просто нет.      – Какая разница? Разве я не могу оставлять метки на том, что принадлежит мне? – он поднимает правую бровь, смотря на шокированного подростка, скрестив руки на груди.       – Ладно, как скажешь. Думаю, можно прилепить пластырь, чтобы скрыть это, – бурчит Пайнс, отводя глаза от зеркала и ища взглядом свою одежду.       А Билл улыбается. Тот ведь даже не стал спорить с его фразой. Все получается даже быстрее, чем он этого ожидал.      – Твоя одежда на полочке, Сосновое Деревце, – блондин разворачивается, проходя к выходу из комнаты. Он вальяжно распахивает большую деревянную дверь и, проводив взглядом своего подопечного, удаляется.       Диппер быстро переоделся, оставляя пижаму на кровати и спустился вниз. На удивление огромный запутанный коридор казался знакомым. Мальчик нашел выход к прихожей через пару минут и посмотрел на демона, стоящего у двери.      – Какой ты медленный, дитя, – недовольно произносит Билл, когда подросток подбегает к нему. Он держит двери открытыми, усмехаясь.      – Я сам найду дорогу, да? – грустно спрашивает Пайнс, на что Сайфер лишь кивает. – Будешь разбираться с нашей стратегией?      Диппер сам не заметил, как сказал «наша», но Билл, кажется, даже не заметил этой оговорки.      – Да, нужно кое–что поправить. Думаю, ты будешь в состоянии и сам дойти до дома. Если что, – он достал из–под майки шатена золотистую подвеску. – Ты знаешь, как меня позвать.      Диппер кивнул, выдыхая.      – Никогда бы не подумал, что мне захочется больше оставаться с тобой, чем с семьей, – произнес Пайнс, выходя за порог. – Ты же придешь вечером?      Сайфер усмехнулся, закрывая двери.      «Обязательно, мой маленький подопечный».      А в хижине его ждали крики сестры и сонные поучения дядюшки Стэна. Конечно, он всю ночь был на собрании, так что выспаться у него не было времени. Обществу Слепого Глаза и агентам надо было обсудить ту таинственную энергию, что они нашли вчера.      Но все замечания мальчик пропускал мимо ушей, как ненужную информацию. Он понимал, что поступил плохо, но почему–то не чувствовал себя виноватым. Сколько бы он не старался вызвать у себя чувство вины – не выходило.       Мэйбл ведь сама не звонила ему за все лето, напрочь позабыв о брате. А дядя Стэн сам прогулял невесть где всю ночь, наверное, соврав, что ищет его.      – Да, я все понимаю. Извините, ребят, – холодно произнес Пайнс, поднимаясь по лестнице и закрывая двери на ключ.      Весь июль прошел в попытках выйти в лес, но и сестра и «желающий добра» Стэнфорд наотрез запрещали даже приближаться к выходу из хижины. Если бы не визиты Сайфера по ночам, Диппер бы точно умер со скуки.      – Слушай, Билл, – как–то нервно говорит шатен, любуясь просторами, что создал Сайфер для них двоих в его разуме.      – Да? – спрашивает демон, эффектно появляясь из ночной пустоты, сверкая золотистым фраком, как и звезды на черном небе.      Диппер некоторое время переступает с ноги на ногу, будто решаясь что–то сказать. Теплый, приятный ветерок, так непохожий на обычный ночной ветер согревает кожу. Даже во сне это можно ощутить.      – Научишь меня, как пользоваться магией? – все же решительно кивает он, поднимая глаза на демона. Последний с секунду парит над ним, но затем лишь более злобно ухмыляется, опираясь тростью о воздух.      – Я думал, ты не попросишь.
И будь
      И после этого началось то, чего Сайфер так долго ждал. Его маленький подопечный начинал делать успехи в магии. Причем, будучи неопытным, задавал вопросы о том, что ему понадобиться в будущем, верно угадывая неточности во всех словах демона.      Последний не мог не радоваться такому рвению. Правда, им очень мешало то, что они находились в измерении снов, а не в реальности. Это слегка искажало их возможности, плюс к этому его Сосновое Деревце постоянно находился под излишней опекой.      Диппер постоянно злился на Стэнфорда и сестру за их недалекость и непонимание. Они лишили его всех радостей лета – встреч с «другом», хотя сами в полной мере наслаждались выходными. Мэйбл без конца бегала к Пасифике, а дядя на свои собрания.      Пайнс считал, что это было несправедливо и обидно. Поэтому, когда родственники возвращались и пытались все же вытянуть из него какую–либо информацию, он запирался в комнате или только разводил руками, играя в дурачка.      – Диппер, мне не нравится твое поведение! Ты не забыл, с кем разговариваешь? – подросток поднимает глаза на Стэнфорда и приподнимает одну бровь. Такие разговоры перестали быть редкостью и страшно раздражали.      А еще больше бесило то, что ответить на это было нельзя. Никаким язвительным словом, вообще ничем – лишь молчанием. Потому что если Диппер молчал, он был уверен, что не сболтнет лишнего.      – Дядя Стэн, нет, – отвечает он, когда понимает, что родственник не отвяжется. Раньше он бы и не подумал, что захочет послать мужчину, но сейчас хотелось закончить разговор.      – Дитя, – Пайнс дергается и гневно смотрит на старика, почти яростно. Стэн отвечает непонимающим взглядом. – Что случилось?      – Не смей… так меня называть, – почти шипит Диппер, натягивая улыбку на лицо и прикусывая язык. Сайфер всегда издевался над ним этим «милым» словом, когда он не мог правильно повторить слова на латыни.       Шатен старается шептать как можно тише, неразборчивее, со слабой улыбкой на лице.      «Audite me, ventus», – по инерции бурчит он, отводя глаза. Окно в лавке раскрывается сильным потоком ветра, и бумаги с открытками, лежащие на столе, разлетаются по комнате. Мальчик поднимается, бросая холодный взгляд на Стэнфорда и начитает убираться.      «Прекрасно, мой милый подопечный! Это прекрасно!» – слышится ободренный радостный голос в голове. Это заставляет улыбнуться и прикрыть рот рукой, чтобы родственник не заметил этого. Голос тут же исчезает, но приятное чувство на душе остаётся.      Он же никогда не чувствовал такого, если его хвалил кто–то из семьи?      Такие слова от демона были редкостью, особенно в последнее время. Тот чаще смеялся, когда Пайнс читал заклинание с неправильными ударениями и получал, в прямом смысле, козлов или ураганы вместо рыб или легкого ветерка.      Но мальчик старался все больше с каждым разом, проводя дни за чтением, пока родственников не было рядом и они оставляли лавку на него.      Да, были и такие моменты, которые Диппер искренне ненавидел. Стэн и Мэйбл иногда в течение дня отсутствовали, оставляя подростка полностью одного. Однажды даже Вэнди и Зус не пришли в выходной, а Пайнс сидел и развлекал клиентов.      Как же ему стало обидно, когда он увидел, что в городе появились флаеры наподобие «хижина Тайн работает и в выходные этот раз! Не пропустите!». И мальчик работал в одиночку. С толпой, огромным количеством туристов.      Если раньше он думал, что это было нормально, теперь Диппер искренне хотел избавиться от этой жалкой работы. Он чувствовал себя преданным.      – Бездельничаешь, Сосновое Деревце? – у стены появляется Сайфер, заставляя шатена от неожиданности подскочить со стула и обернутся, тяжело дыша.      На него обернулись несколько слишком внимательных туристов, но он сел обратно, не обращая на это особого внимания.      «- Что надо, Билл?» – весело подумал Диппер, когда пульс чуть–чуть успокоился. Блондин редко навещал его посреди рабочего дня. А если уж это происходило, то обязательно назревало что–то грандиозное.      – Да ничего особенного. Меня достали твои родственники, только и всего. Ты быстро прогрессируешь, я должен присутствовать, как покровитель. А нам мешают глупые людишки, – раздраженно шипит Сайфер. Диппер улыбается.      «- Я сегодня опять один на хозяйстве?» – спрашивает мальчик, оглядываясь в поисках Стэна.      – Нет, они оба тут. На удивление, – пожимает плечами демон. Пайнс с надеждой смотрит на дверь, а затем вздыхает, поднимаясь.      – Я ухожу, дядя Стэн, – кричит он уже у двери и тут же запирает её, отбегая к лесу. Мужчина резко выскакивает, но замечает лишь силуэт племянника, скрывающегося вдалеке.      – Черт подери, Диппер! – выкрикивает он, но не преследует, потому что новые клиенты подходят к кассе по повелению магии Сайфера.      Последний же, усмехаясь, появляется перед мальчиком, останавливая его и коварно улыбаясь. Он протягивает руку, предлагая провести к нужному месту. А Диппер берет, улыбаясь и без колебаний.      – Рад, что мы, наконец, встретились в реальности, Сосновое Деревце? – тихо смеется демон, продолжая медленно идти вперед.      – Ты сомневался, что это скоро случится? – фыркает подросток, закатывая глаза.      – Нет.      Демон резко останавливается и прижимает шатена к дереву, жадно целуя и быстро перехватывая инициативу. Он удовлетворённо наблюдает за немного испуганным, но расслабленным взглядом своего подопечного.      Своего маленького, милого подопечного. Который лично передал все права на свое существование Сайферу, сам не заметив этого.       Глупая людская привязанность сыграла демону на руку. Но и сам Билл не представлял для себя последователя лучше, чем этот мясной мешок. 
В пути.
       Диппер медленно гулял по измерению снов, раскидывая ногами опавшие серые листья. Без Билла, пока тот был «занят», было ужасно скучно настолько, что хотелось выть и лезть на стены.      Он спал. Спал, в смысле, дома, на кровати рядом с Мэйбл, что переехала к нему в комнату после того, как он еще раз сбежал из хижины для обязательного урока с Сайфером.       К слову, занятия магией зря не проходили: мальчик теперь много чего умел и даже разбирался в том, что говорит демон, когда ищет какие–то книги у себя в библиотеке. Пайнс теперь сам поддерживал свое существование в измерении снов и мог входить туда, когда хотел.      Но серое пространство казалось невероятно скучным, пусть и было полностью подвластно его сознанию. Мальчик в очередной раз вздохнул, быстро набирая темп шагов и взлетая над огромным лесом. Отсюда сосны были словно нарисованными простым карандашом.       Угловатые пушистые деревья были как на ладони. Диппер щелкнул пальцами, создавая подобие цвета и свежий вечерний ветерок. Ничего особенного – это обычный фокус и будет держаться недолго, минуты три. Измерение снов не терпит длительных изменений в своей структуре.      Подросток спустился на поляну, замечая две беловатые тени, и придвинулся ближе. Проекция обычно появлялась в двух случаях: если ее призывал Сайфер, либо если Пайнс находился рядом с людьми, которых демон проецировал ранее.       Шатен присмотрелся, подходя ближе, но тени молчали и стояли ровно, держа что–то в руках.       А затем последовала резкая вспышка, и сереющая атмосфера измерения снов быстро поблекла, отступая назад. В мир выступили краски и форма, а Диппер, до этого момента левитировавший над землей, упал на нее, больно ударившись.      – Что? – тихо спросил он, шипя от ощущений в копчике. Приложился он знатно.       Перед ним стояли двое мужчин, в которых он с удивлением узнал агентов. Диппер приложил руку ко рту, смотря на людей и пытаясь понять, что произошло.      Его только что выбросило!      Из измерения снов!      Из, по сути, самого безопасного места.      – Мальчик, как ты связан с ментальным пространством?! – его хватают за плечи и с силой трясут, не давая прийти в себя окончательно. Переход из реальности резко меняет множество показателей, так же как и перемещение, выбивая из колеи все тело.      – Пространством чего? – морщится от боли Пайнс, осознавая, что комок страха подкатывает к горлу. Он может быть сильным рядом с Биллом, словно у источника энергии, но самому применять магию удается редко, особенно - сложные заклятья.       Сейчас, фактически, он безоружен. И пойман врагами, которые пытаются ни за что убивать обычных существ.      – Ментальное. Пространство. Как ты там оказался? – четко повторяет агент, подставляя дуло пистолета к его голове.      Мальчика в панике, стрессе, хотя разум отдаленно кричит, что никто не собирается стрелять. Он проглатывает комок в горле, резко мотает головой.      – О чем вы говорите? – играет в «дурачка» Диппер, хотя в душе надеется, что его не заподозрят, не будут задавать больше вопросов. Нужно придумать план. Срочно нужно провести этих людей, как учил Сайфер, но как…      Почему так страшно?      Липкое ощущение холодит спину, заставляя волну мурашек полностью парализовать его тело. Нельзя было водиться с демоном, надо было слушать Стэнфорда… А что если он вот сейчас просто так умрет, когда агенты поймут, что от него нет толка?      Как выстрел в «стражника». Ничего особенного, лишь маленькая пуля, пробивающая плоть. Он ведь тоже бесполезен. Эксперимент. Подопытный кролик.      И сердце бешено заколотилось в ожидании. Сайфер обычно уходил надолго, если предупреждал его – на день, два, неделю. Так что сейчас он не придет на выручку.      Не успеет.      – Не играй в дурачка, пацан! – грозно говорит второй агент. – Демоническое отродье! Уничтожитель вселенных, – шипит он, давая мальчику сильную пощёчину. – Убийца…      Диппер шокировано смотрит на него.      Он? Убийца?       Почему–то усмешка сама появляется на лице. Он не убийца. Глупые людские мясные мешки, которые ничего не понимают в этом мире.      Последовал удар в живот, очень сильный. В физической силе Диппер сильно уступал одноклассникам, не то что двум взрослым мужчинам, решившим избить беззащитного ребенка. Интересно, зная правду, они остановились бы? Вряд ли, он же связался с демоническим отродьем.      – Deus stercore… – шипит Диппер, когда кашляет кровью и чувствует, как теплая струйка стекает по лбу. Ругаться на священном языке? Сайфер бы точно сейчас дал ему по губам и одарил сердитым взглядом.      – Не смей усмехаться, грязный демон!      – Говори, как ты оказался в ментальном пространстве?      Так они называют измерение снов? Это заставило Диппера рассмеяться, держась за живот и пытаясь вынести боль.      Его хватают за воротник и притягивают кверху, почти задушив крепкой хваткой. Пайнс держится рукой за острый золотой треугольник у себя на шее и усмехается.      – Есть один секрет, – приглушенно говорит Диппер, кладя свою руку поверх рук агента и, улыбаясь, посмотрел ему в глаза. – Но вот, увы, я не смогу его рассказать.      Еще один удар, и Диппер жмурится.       «Сосновое Деревце…» – раздается до жути пугающий металлический голос. Подростка резко и болезненно отдергивает в сторону синее пламя, и он вновь падает на землю, пытаясь откашляться.      Но когда он поднимает глаза, то видит, что находится в комнате Билла, а тот стоит рядом, пылающим яростью взглядом прожигая насквозь. 
Примечание к части
Господа, в главе нц.
Желай,
       Диппер шмыгнул носом, чувствуя резкую боль в конечностях и только увидел, что был довольно сильно изувечен: вывихнута рука, сильно поранена голова, а из мелкой царапины на щеке текла кровь.       – Билл, я… – тихо шепчет Пайнс осевшим голосом, он почти готов расплакаться. Смелость, показываемая снаружи, резко испарилась, оставив лишь испуганного мальчика.      – Что я говорил тебе о походах в лес? – шипит демон, присаживаясь рядом, все еще бросая полный ярости взгляд на своего подопечного.      – Не сметь… – повторяет шатен, чувствуя мягкое прикосновение к голове, и тихо стонет от боли, когда рука в перчатке проходится по ране.       – Что я говорил насчет прогулок без меня? – продолжает Сайфер, вытирая кровь с лица и резким движением дергает руку подростка. Диппер вновь вскрикивает.      – Н–не сметь, – всхлипывает он, пытаясь подвигать рукой. Демон выдыхает уже более спокойно, когда избавляет шатена от мелких синяков.      – Сосновое Деревце, ты меня разочаровал, – железным безэмоциональным тоном говорит демон, обрабатывая царапины.      – Я же ничего не делал, Билл. Я просто ходил по измерению снов и… Меня вытащили оттуда, – тихо шепчет Диппер, вытирая слезы с глаз.       Сайфер нервно вздыхает. Этот глупый мальчишка точно сведет его с ума. Он так разозлился, просто потому, что боялся потерять его.       Боялся потерять мелкий, наивный мясной мешок. До чего опустился великий демон разума? До привязанности к человечишке.      – Я знаю, дитя. Но в измерении снов теперь небезопасно. Раньше я мог тебя защищать, если ты находился здесь, теперь… – демон сглатывает, пытаясь совладать с тобой.      – Ты что? – не понял Диппер, не осознавая испуга в голосе блондина, последнему это было на руку.      – Я забочусь о тебе, глупый человек, – раздраженно рычит Сайфер, опрокидывая мальчика на кровать и с силой сжимая его плечи, целуя напористо и властно, будто стараясь доказать своё превосходство, величие.      Подросток первые секунды лишь хлопает глазами в шоке от происходящего, но затем отвечает, судорожно выдыхая. Боль в теле все еще отдается тягучими неприятными ощущениями, но лечение, что оказал Билл, подействовало быстро. Постепенно снимало её.      – О тебе и твоих недалеких мыслях, – рычит демон сквозь поцелуй, срывая с мальчишки футболку и наклоняясь к бархатной коже, целуя его ключицы.      Диппер жмурится, смотря за демоном из полуприкрытых век. Сайфер проходится поцелуями чуть ниже, стаскивая со своего подопечного штаны, грубо, сразу же. Впивается острыми ногтями в его бедро, избегая надавливать на место, где ранее находились небольшие синяки.      – Потому что ты, самодовольный мальчишка… – Билл царапает его живот, наблюдая за тоненькой линией рубиновой крови, и тут же слизывает капельку, наслаждаясь слабым стоном Пайнса. – Сам себя защитить не в состоянии.      Шатен прикусывает кожу на руке, но блондин мягко отводит его конечность от лица, целуя в губы.      – А сейчас не смей сдерживаться. Я хочу слушать, как ты стонешь, Сосновое Деревце. Не закрывай свой миленький ротик, – пугающе холодным голосом говорит Билл, расстегивая пиджак и откидывая его в сторону.      – Н–но Билл… – испуганно сжимается Пайнс, пытаясь одновременно и закрыться от него и рассмотреть тело демона.      – Боишься? Я думал, это мы давно с тобой прошли, – он наклоняется, раздвигая ноги мальчика и, усмехаясь, рассматривает возбужденный половой орган и несколько царапин, оставленных им самим.      Билл стягивает свою одежду и опирается о кровать, не оставляя Пайнсу шанса на побег. Проводит пальцами по его щеке, стирая большим пальцем мелкую слезинку, и тут же кусает его губы, ловя болезненный вскрик, когда в подростка входят сразу три пальца.      Пайнс пытается отстраниться, но демон упорно держит, продолжая чуть грубо разминать его, и усмехается в губы. И подросток ловит себя на том, что ему нравится.      Нравится находиться рядом с демоном в такие моменты, чувствовать его прикосновения. И легкую боль, и заставляющую колотиться сердце нежность.      Билл ловит эти мысли и удовлетворенно рычит, понимая, что поймал свою добычу. Он вытаскивает пальцы и резко, без предупреждения входит в желанное тело, получая громкий и протяжный стон в ответ.      Он останавливается на пару секунд, давая возможность своему подопечному привыкнуть, и, все еще улыбаясь, соприкасается с ним лбами, заставляя смотреть себе в глаза, успокаивая.      Шатен сглатывает, расслабляется через усилие и прерывисто выдыхает, едва заметно кивая. Но демон видит этот жест и тут же двигает бедрами, принося наслаждение.      – Нравится, Сосновое Деревце? – воркует демон на ухо мальчика, пока тот выгибает спину, лишь бы почувствовать разряд, проходящий по спине. Ему незачем спрашивать, он сам все знает и откровенно довольствуется этим.      Диппер не отвечает, лишь изредка постанывает, наслаждаясь ровными движениями и тем, как рука демона водит по его вставшему члену в такт толчкам.      Он быстро кончает, откидываясь на подушки и на секунду сжимается, что заставляет Сайфера прорычать и излиться, тут же обнимая своего подопечного.      – Сладких снов, – говорит он, целуя мальчика, что еще не успел восстановить дыхание, в лоб.      – Ты же в любом случае появишься в моем сне…      Лишь тихий смешок в ответ.
Прости.
      Диппер проснулся, когда почувствовал прикосновение к своим волосам. Он поднял голову, сонно смотря на Сайфера. Демон уже не спал.      Он сидел на кресле рядом с кроватью подростка, закинув ногу на ногу, и делал вид, что увлеченно читает какую–то книгу. Пайнс был почти уверен, что он пытается игнорировать его и добивается извинений. Ну, не может он с таким наигранным увлечением ожидать чего–то еще.      – Привет, – тихо шепчет шатен. Сайфер поворачивается к нему лицом и приподнимает брови, серьезно смотря на него. – Я себя хорошо чувствую, если не считать жуткой боли в спине...      Демон смеется глазами, будто удовлетворенный своей собственной работой, и возвращается к чтению. Подросток присматривается к названию маленькой книжки. Это его собственный дневник. С которым Билл помогал ему в последнее время.      – Опять что–то не сходится? – мальчик садится на кровати, укутываясь в одеяло, и смотрит на блондина, а он показательно молча перелистывает страницы тонкими пальцами.      Подросток еще несколько минут сидит так, понимая, что, все же, заставил демона волноваться. Он раньше никогда не видел Билла в такой ярости, даже когда он смотрел на ученых в том подземелье, то была ненависть – не ярость. Почему же он так разозлился вчера?      Тишина давила на него огромным весом. Ссориться с демоном не лучшая идея, хотя, даже если бы Диппер сделал что–то непростительное, то Сайфер вряд ли убил бы его. Но это раздражение пугало еще больше смерти.      – Прости меня, – пробурчал мальчик, обращая, наконец, внимание блондина на себя. Тот победно усмехнулся, откладывая книгу и переводя взгляд на шатена, внимательно слушая. – Прости, что заставил волноваться и не позвал.      – К слову, о последнем поподробнее, – нахмурил брови Билл, но ухмылка не спала с его лица.      – Я думал ты был занят, не хотел тебе мешать, – почесал затылок Пайнс, спуская ноги с кровати, не поднимая взгляда. Но он услышал раздраженный вздох со стороны сидящего рядом.      – Сосновое Деревце, посмотри на меня, – Диппер подчинился, нехотя, правда, но поднял глаза на него. – Для тебя у меня всегда найдется время. Особенно если ты в опасности. Я же просил звать меня при любой опасной ситуации.      Его тон, как всегда, был поучительным, но более нервным.       – Прости, – мальчик поднялся с кровати и сделал пару шагов навстречу креслу. Наклонился и обнял Сайфера за шею, чувствуя, как демон тихо фыркнул.      – Чтобы такого больше не повторялось, – сильные руки обняли в ответ, что было неожиданностью.       Вновь повисла тишина. Диппер заметил за собой, что слегка покраснел, и ему нравилось просто стоять рядом с блондином и обнимать его. Было тепло и спокойно. Не как при похожих ситуациях с сестрой, нет. Более уютно.       Он задержал дыхание, слушая сбившийся ритм собственного сердца и надеясь на то, что Билл не услышит слишком громкий стук.      – Они выстрелили, – сказал Пайнс, все еще не отрываясь от демона. Последний поднялся с кресла, чуть отталкивая от себя подопечного. Ненавязчиво, мягко.       – Осталось три, да? Три пули из семи, – кивнул своим мыслям Сайфер, беря Диппера за руку и ведя в коридор.       Солнце еще не поднялось окончательно, а в окна, что не были прикрыты занавесками, пробивался едва видный свет луны. И это было единственным освещением, хотя на потолке висело несколько ламп, изящно покрытых слоем позолоты.      – Да, – кивнул вскоре подросток.      Сайфер резко остановился, перед тем, как открыть двери в свой кабинет.      – Скоро мы расправимся с ними. Грядет последняя битва, – зашипел он. – А пока надо подготовиться. Ступай домой, дитя.       – Что? Нет, я помогу тебе! – разочарованно пискнул Диппер, но тут же прикусил язык. Нельзя перечить покровителю, в этот раз он действительно хотел помочь.      На удивление, демон лишь усмехнулся.      – Понимаю твое рвение, но мы же только что обсуждали этот момент, да? – Пайнс кивнул недовольно. – Я позову тебя, если будет что–то очень интересное. А пока тебе нужно поспешить к семье. Скоро проснется твоя любимая сестричка. Ты же не хочешь испугать ее своим отсутствием?       – Н–нет, – заикнулся Пайнс, вновь кивая. – Но все равно я не хочу туда идти…       Сайфер вновь усмехается. Его маленький подопечный… Имеющий желание покорно учиться. Он просто идеален.      – Давай, Сосновое Деревце, – легкое касание руки по каштановым волосам. – Не мешай злым демонам работать.      Мальчик усмехается и, наиграно вежливо поклонившись, пошел к выходу из поместья.      Он был дома спустя несколько минут. Дорогу до хижины он знал наизусть, даже пару коротких путей. Так что это не составило много проблем.       Диппер сидел в кухне и пил чай, наслаждаясь приятным утром. Давно ему не приходилось бывать у Билла дома.      – Малец, ты что здесь делаешь?! – слышится крик Стэнфорда. Пайнс вздыхает, кладет руку на лоб и трет переносицу. Старик собрал пакет, где был красный костюм участника ордена «Слепого Глаза». Наверное, только вернулся со встречи.      – Пью чай, дядя Стэн. Или это тоже «абсолютно запрещено»? – скопировал он писклявый голос сестры, указывая пальцем на потолок.      – Нет. Пей и не подавись. Ты был молодцом в последние дни…      «А вы всю ночь разбирались с неизвестным призраком?»      – К слову, где ты был всю ночь? – о, неужели общество и агенты получили информацию о внешнем виде пойманного «демона»? Забавно.      – У сестры на верхнем этаже. Можешь спросить, когда она проснется, – усмехнулся Пайнс, стараясь скрыть ехидность во взгляде.
Молись,
       Еще несколько раз за день поссорившись со Стэном и Мэйбл, Диппер понял, что так продолжаться не может. Его раздражало наивное поведение сестры и разговоры с дядей, которые, он был уверен, не приносили никакой пользы.      Он просто тратил время.      И вот, наконец, когда дядя в очередной раз оставил его на хозяйстве в одиночку, Пайнс сорвался. Но не высказал ни слова из тех, что хотел, лишь поднялся на второй этаж, перелез через окно на крышу и лег на место, где обычно отдыхала Вэнди, взяв с собой учебник по латыни.      До конца дня оставалось лишь несколько часов, и он не хотел провести весь выходной вкалывая на дядю. Тем более, сестре за безделье он платил в два раза больше, чем ему за целый день непроглядной работы.       Это было несправедливо и довольно глупо. Глупо потому, что после этого они еще спрашивали «Почему ты стал более раздражителен?», «Почему ты уходишь из хижины?».       Подростку казалось это невозможным. Он пытался совладать с собой и лишь тихо вздыхал, когда Мэйбл получала зарплату больше, намного больше. Не на жалкие два–три доллара. На двадцать баксов. За что? Просто потому, что Стэн хотел показать, что она веселая и добрая, за это получает больше.       Сам не понимая, что именно этим убивает последнюю веру в семью у Диппера. «Воспитательные меры» приносили раздражение, позже – неприязнь, а сейчас медленно переросли в ненависть.      А еще Мэйбл при этом не упускала возможности «подбодрить его». Постоянно повторяя что–то вроде «угрюмым мальчишкам всегда шиш, пусть они и работали больше веселых».       Но мальчик скрипел зубами, продолжая обслуживать туристов. Только из–за того, что Билл сам говорил ему возвращаться. Возможно, подросток раньше не замечал этого, но сестра была довольно обидчивой плаксой и любила «подставлять подножку».       Например, однажды он все же получил больше денег, чем она. Тогда девочка просто пошла на весь день к Пасифике, а Диппер остался дома один. Мэйбл обиделась на него и не разговаривала с ним весь вечер.       Пайнс этого откровенно не понял.       Билл сказал, что она могла так сделать потому, что он сам не заметил, как сестра ушла на весь день, или «что–то вроде того».      Но ведь она сама ушла, её никто не просил оставлять его работать одного!      Густой сосновый лес перед глазами казался таким неживым, что создавалось впечатление о его искусственности. Весь воздух теперь был нереальным. Хотелось, чтобы краски ушли, оставив место серому бесцветному небу. Измерение снов было более привлекательным. Без красок и звуков, без предательств и грусти.       И Пайнс вдохнул полной грудью, слабо улыбаясь и сжимая в пальцах золотистый треугольник. Острые уголки кольнули кожу, но руке разлился приятный электрический разряд.       Мальчик зажмурился, наслаждаясь последним слабым ветерком, и открыл глаза, наткнувшись взглядом на серое монохромное кино.       – Что–то случилось, Сосновое Деревце? – перед ним появляется Сайфер и берет в руки книгу, что читал Диппер. Последний слабо улыбается. Он рад, что демон пришел, рядом с ним становилось уютнее.      – Нет, ничего. Просто старик опять ушел на собрание, а в реальном мире сидеть скучно, – кивнул демону Диппер, потягиваясь и улыбаясь.      Сайфер фыркнул, приземляясь на крышу возле мальчика, и несильно ударил его по голове учебником.      – Я уже подумал, что ты в опасности и тебя снова надо спасать. Бесполезное дитя, – закатывает глаза Билл, наклоняясь над подростком.      – Luceat, – бормочет шатен, усмехаясь, и солнце быстро, и резко вспыхивает ярким светом, слегка окрасив небо в голубой, привычный глазу человека, цвет. Билл оборачивается, одобрительно кивая. – Не такой уж и бесполезный.      – Благодаря кому? – самодовольно усмехнулся демон.      – Благодаря самому сильнейшему повелителю снов, – похлопал в ладоши мальчик, смеясь. Они оба знали, что это наиграно и, скорее всего, было попыткой подразнить друг друга. Так переговаривались старые друзья.      Это было уже так привычно и нормально, что без глупых фразочек их разговоры становились слишком серьезными. Даже во время учебы Сайфер старался разбавить свои речи шутками и загадками, заставляя Пайнса разгадывать их в процессе.       Так было интереснее.       – Эх, дитя, ты просто не представляешь, как меня достала эта работа. Глупые людишки. Уж лучше бы потратили свои силы на что–то другое, – устало вздохнул Билл, присаживаясь рядом с Диппером.      – Не нравится следить за ними?       – Не нравится, что они рушат привычный всем демонам мир. Человечество слишком глупо, чтобы выдумать что–то свое, вот и пользуется чьей–то помощью. Даже ты, создав вот это, – он поймал дневник, что опустился в его руку из воздуха. – Можешь хоть раз попасть под удар.      – Да, знаю. Но создавать его с тобой было весело, – признался Диппер, пролистывая несколько страниц и натыкаясь на шифр, что в первые дни их знакомства написал Билл. – К слову, что это значит?      Демон нервно усмехнулся.      – Узнаешь, когда придет время, а пока… – он наклонился, невесомо целуя мальчика в губы, но тут же отстранился, исчезая в сереющем небе.      Тут же краски вновь вернулись на места, так быстро, что у подростка поплыло перед глазами и он с силой надавил на веки, стараясь избавится от кругов и ярких вспышек.      «Отдохни, мой милый подопечный».
Умри.
      Это началось довольно внезапно. Сайфер пару раз обмолвился словом с Диппером, но не посвящал его в детали.      Зато каждую ночь он выслушивал планы дядечки, благополучно забывающем о том, что стены в хижине тонкие. Он говорил о том, что будет делать общество.      Об убийствах.      Когда впервые подросток услышал об этом, то понадеялся, что это всего лишь шутка. Общество не должно никого убивать, ведь так? Только самозащита.      Но нет, это продолжалось ежедневно. И так как Билл не посещал его в последнее время, даже на зов не отвечая. Он лишь проверял, что Диппер в порядке. Это сильно настораживало.      Но когда общество начало говорить про барьер, высушивающий магию, намереваясь использовать ее в своих целях, Диппер встрепенулся. В своих целях? Но общество не преследовало никаких целей. Если только не…      Если только они не собирались разрушить мир. Это вполне в духе людей. Уничтожить, убить, изжить. Им ничего не надо, лишь капельку власти.      Пайнс настороженно вздыхал и вслушивался в их планы. Заманить демона на поляну. Включить барьер. Убить.      Раньше Диппер думал, что не может ненавидеть родственников, но не сейчас. Стэнфорд так просто рассказывал об этом. Так просто, без ухмылки или подозрений. О том, что они собираются кого–то убивать.      Кого–то, без кого Диппер не сможет жить.      Как только шатен представляет себе, что Билл больше не будет рядом, на глаза наворачиваются слезы. Без этого демона становится так пусто и грустно в душе.      И когда по разговорам дяди Диппер понял, что этот день настал, то мальчик поднялся с кровати и, подождав, пока дядя уедет, нашел в лесу ту самую лошадь, умершего «стражника», которого застрелило общество не так давно.      Диппер накинул на себя черный капюшон и сел на животное. Он сглотнул комок в горле. Никто не может покушаться на Билла Сайфера – это было опасно для жизни, но сейчас… Демон скорее попадется в западню, Пайнс был уверен в этом.       Даже повелителя разума было легко обмануть, если знать верные пути. А у людей, этих бесполезных убийц, было оружие, способное убивать любое демоническое создание. Сердце мальчика сжалось, когда он подумал, что демон может умереть. Этого не могло случиться, нет, подросток этого не перенесет.      Он убрал болевые ощущения заклятьем и удобнее устроился в седле, дергая поводья. Лошадь встрепенулась и помчалась, куда велело сознание всадника. Управление животными – одно из самых удобных заклинаний, которым Билл научил его.      – О, смотри кого я вижу, демон присоединился к нашему параду, – усмехнулся голос одного из членов Общества Слепого Глаза, нажимая на кнопку и, очевидно, ставя тот самый барьер. Лошадь заржала, пытаясь вырваться, но Диппер успокоил её, наигранно дернувшись, чтобы не вызвать подозрение.      – Да, на вашу встречу, – засмеялся Пайнс, сильнее натягивая капюшон. Демоническая энергия его покровителя была возле него. Медальон был частичкой Сайфера, так что датчики легко спутались. – Грязные людишки.      Стэнфорд дернулся, внимательнее рассматривая фигуру в черном плаще.      – Ты ведь уже понял, что это был обман, демоническое отродье? – сплюнул агент, поднимая пистолет. – Мы вытащим тебя из твоей дрянной оболочки и используем твою энергию в праведных целях, возрадуйся, хоть на что–то ты сгодишься.      – Праведных, хм? – Диппер щёлкнул пальцами, и оборудование рядом с обществом вспыхнуло синим пламенем. – Тогда, – милый смешок детского голоска. Простые спецэффекты. – Я сделаю все, чтобы этому противостоять, да?      Они не могли забрать у него энергию, поэтому резко взволновались, у демона её будто не было. Диппер вздохнул. Они не получат ничего в свои грязные лапы, потому что поймали обычного человека, пусть и подопечного демона.      – Слишком самодовольно звучит, демон, – шипит Стэнфорд и Диппер грустно усмехается. Родственник был не на его стороне столько времени. Но все равно было больно смотреть на то, как тебя предают, пусть ты все равно играешь роль.      – Ты не устоишь перед пулями. А из окружающего мира, в коем ты растворишься, выкачать все без остатка еще легче, – так вот чем они занимались! Третья книга, одна из последних страниц. Четвертая книга… Стэнфорд нашел его дневник, ведь так?      Да, это действительно выводило из себя.      А единственный, кто знает, как создавать пули…      Диппер осмотрел взглядом всех присутствующих, выделяя одного из агентов. Книги уничтожены, осталось стереть знания. И все далее будет спокойно, больше никто не восстановит их, не сможет. Никто не узнает про демонов, в крайнем случае, не сможет создать новое оружие.      Если убить одного единственного человека, который помнит о том, как именно изготавливались пули.      Шатен вдохнул воздух поглубже. В него выстрелят. Пистолет снят с предохранителя и направлен на него. Подросток с силой дернул поводья, пуская лошадь рысцой.      – Mihi canticum tenebrarum cantare,*– тихо произнес он, почти шепотом. Агенты могли знать латынь и понять, в чем был его план. Этого нельзя было допустить.      Выстрел.       В барабане два патрона.       А в дереве на одну дырку больше. Диппер усмехается. Горько смотрит на людей – все идет по плану.      – Vale, mi amice ad caelum, – уже громче говорит он, стоя на месте. Это настораживает всех – жертва не принимает попыток бегства.       Пайнс мысленно извиняется перед всем сверхъестественным в городе, когда вторая пуля попадает в лошадь и та исчезает под ним.      «Демон» плавно оседает на землю и, улыбаясь, смотрит на врагов.       Они перепутали цели. Он не хочет мирового господства, не хочет захватить мир черной магией. Ни он, ни Билл, никто.      А последний, наверное, будет в ярости, узнав, что он затеял…      – Venite ad sepeliendum dolor, – Диппер поднимается, не снимая капюшон. Все думают, что он плетет сильнейшее заклятье, для убийства всех присутствующих и уверен в своей победе.      Нет, он уверен в своем проигрыше. И это есть его «похоронный марш».      Он слышит выстрел.      – Tentatio manet damnatorum, – говорит он на выдохе, быстро, четко, холодно. Как учил Сайфер. А затем сгибается пополам, видя, что пуля попала прямо в живот. Люди морщатся, поднялась пыль. Они с ужасом смотрят на фигуру в черном плаще.      Тот отхаркивает кровью и усмехается, когда один из людей тоже падает без сознания. Мгновенная смерть у одного из агентов.       Но демоны не убивают людей, лишь заставляют их убить себя. Это был очередной секрет и одно из первых правил. Вот в чем была проблема незнания людей. Их глупость.      – Ты человек? – шипит один из членов общества, но Диппер смеется в ответ, перед тем, как потерять сознание от потери крови.      Он чувствует холодную руку смерти, конец приближается. И жалеет только о том, что больше не увидит Сайфера. Не послушает его самодовольных рассказов, поучений. Не усмехнется, когда тот, обняв подростка по его просьбе произнесет: «Глупая людская привязанность»…      И только через глубокий и черный туман в голове слышится испуганное, почти отчаянное: «Сосновое Деревце!»
Примечание к части
Не бейте меня.* Слова из песни Hardstyle – The Darkness. Довольно атмосферная, я бы советовала прослушать.Все, кто хочет Bad End – далее глав можете не ждать. Для тех, кто хочет Happy End предлагаю не переключаться :D
Забудь,
       Демон, полностью покрытый синим пламенем, спускался с небес. Все вокруг резко посерело. Такая сила… Можно было даже ощутить гнев, исходящий от Сайфера.      Он с легкостью разбил барьер, половину которого уничтожил Диппер. Но это было невозможно! Даже повелитель разума был не в состоянии сделать такое, это абсурд!      Тем временем, Билл поднял пылающие красным глаза на людей. Агент, оставшись без напарника, сглотнул, смотря на демона. Они все находились на его территории – в измерении снов, это основательно меняло позиции и шансы к победе.      Хотя о каких шансах могла идти речь. Пули все истрачены, человек, знающий, как это исправить – мертв.       – Вы… жалкие людишки, – как змея зашипел блондин, крепче сжимая руки в кулаки и вальяжным, аристократичным жестом снимая с рук перчатки. – Как вы посмели?!      – Что именно, Сайфер? – спросил голос Стэнфорда. Он звучал уверенно, но предательски дрожал. Смерть всех была абсолютно гарантирована. Об этом только и мог думать мужчина, но демон разозлился из–за того, что они убили кого–то? Человека? Это просто смешно!      – Вы даже не знаете, что сделали? – пламя вокруг него быстро изменило цвет на красный. Он приземлился, скрипя острыми зубами, и с ненавистью, невиданной до этих пор, посмотрел на людей. Он не мог их убить – нет, это запрещено. Но как чесались руки.      Тишина, оглушившая их, была просто невыносимо тяжелой. Воздух прекратил существовать, все, стоящие рядом начали задыхаться. Им, по крайней мере, так казалось.      – Гадкий отброс общества… Тебе легче убивать слабых, – сплюнул один из агентов, но вдруг смог вздохнуть полной грудью. Сайфер через силу успокоился, лишь злобно сверкнув глазами.      Он обернулся в черной фигуре, удивив всех.      Демон аккуратно, нежно, боясь нанести вред, поднял безжизненное тело на руки, с печалью глядя на лицо мальчика. Своего маленького подопечного.      – Не трогай этого человека, он и так уже мертв! – фыркнул один из членов общества, замечая, как демон медленно разворачивается к ним, не бросая привычную ярость, а серьезно смотря на них.      А ведь никто даже не жалел о потере человека у них в команде. Все интересовались поведением Сайфера.      – Д–диппер?! – воскликнул Стэнфорд, подбегая к блондину, без страха за свою жизнь. – Как… Как он…      Билл, на удивление, не стал его останавливать, подпустив к себе.      – Он ненавидел тебя.      – Что? – старик поднял глаза на блондина, заикаясь.      – Ты, – шипит он, стараясь вновь не призвать пламя. Оно могло бесповоротно навредить мальчишке. – Ты, эгоистичный слизняк! Разрушал его лето, заставляя быть тем, кем он не желал быть. Пытался следить за ним, сам скрывая правду!      – Да что ты знаешь?! Отдай его! – возмущается мужчина, делая шаг вперед, но демон отступает в тень. Его голос звучал на удивление спокойно и сдержанно.      – Я знаю больше тебя, наивный человек. Будь ты более внимателен к нему – этого бы не произошло, – он фыркнул. А потом поднялся над землей, крепче прижимая к себе хрупкое тело. Не нужно терять времени. – Я был бы рад уделить вашему маленькому обществу мусора еще несколько минут, но я немного спешу. Развлекусь позже.      И с этими словами Сайфер исчез.
***
      Темная фигура подходит к огромному каменному сооружению где–то в крайнем уголке измерения снов. Здесь, казалось, еще тише, чем где–либо.      Так тихо, что даже листья, замеревшие на деревьях, не издают шорохов при холодном ветре. Фигура шепчет что–то на латыни, боясь отпустить ценный груз у себя на руках.       Раздается эхо шагов в большом помещении. Серость камня, непробиваемая темнота, но демону все равно – он все прекрасно видит. Помнит все руны, все письмена этого места, каждую трещинку, каждое слово, выбитое на камне.      Комната спускается вниз, в центре виднеется небольшой каменный стол. Его поверхность холодная и влажная, почти как лед. Демон на секунду думает, что здесь стало слишком сыро за последние столетия.      Он кладет тело мальчика на плитку и нависает сверху, смотря на шатена желтыми, сверкающими в темноте глазами. На его лице – боль, он все же потерял единственного, кого опекал. Выражение шатена спокойное, удовлетворенное. Он бы обрел покой, если бы не связь с демоном.      Если бы его не любил демон.      – Прости, Сосновое Деревце, – шепчет Билл, прикрывая глаза и аккуратно целуя мальчика в лоб, как перед сном целует ребенка мать. – Я не уберег тебя. А ты умер, спасая глупого демона.      «Время начинать...»      – Я не хотел делать этого ближайшие несколько лет, но у меня нет выбора. Надеюсь, ты поймешь, – он взмахивает руками, вздыхая полной грудью.      Стены храма трясутся, сквозь туман черноты пробивается яркий желтый свет, не освещает ничего, лишь имеет источник, не распространяясь по комнате.      А затем взрыв, слышный даже в других измерениях, в других мирах. Силой, способной создать новую вселенную. Или уничтожить все существующие, но этого не происходит.      Лишь спокойный, ровный голос во мраке.      «Иди ко мне, мой милый подопечный...»
Примечание к части
Писал под И.С. Бах – Siciliano (Арфа и флейта).Кто сказал что все главы вечером? :>Все, кто "угадал" насчет Диппера - это было спланировано 13 числа. Люди знали еще до первого нц. Прошу вас, не орите в коментах что "ВЫ ЗНАЛИ". Пожалуйста. Хорошо? Спасибо.
Проснись.
       Было тепло. Необычно тепло и уютно, как бывает, когда кутаешься в одеяло с чашкой какао и интересной книгой в руках. Такое домашнее и удобное тепло, которое никогда не удавалось испытать на твердом, почти деревянном матраце в хижине.      Но если Диппер спал и был не дома, то где? Он не мог вспомнить, где находился вчера. Остался у Сайфера? Нет, он не мог сделать этого посреди недели.      Глаза открылись с трудом, после этого взгляд еще долго не мог сфокусироваться на чем–либо, просто сплошной расплывчатый туман. Только сейчас мальчик услышал легкий звон в голове, почти не мешающий, приглушенный и спокойный. Но зрение не прояснилось даже со временем.      Шатен приподнялся, пытаясь осознать, где он находился. Он нащупал руками мягкие подушки и одеяло, которым был заботливо укрыт. Чудесно, он находился в кровати.      Тихий хлопок, будто раскрывается дверь. Наверное, вошедший попытался сделать это бесшумно, но случайно поспешил. Опять повисла секундная тишина, и Пайнс услышал тихий смешок.      – Утро доброе, мой маленький подопечный, – сказал бархатный мужской голос, почти у него над ухом. Рука легла на его глаза, погружая в темноту. – Прости, еще минуты две ты не сможешь видеть.       – Билл? – робко спрашивает подросток, вздыхая облегченно и откидываясь на подушки обратно. В любом случае Сайфер рядом, не стоит беспокоится ни о чем.      – Сосновое Деревце, голова не гудит? – он чуть наклонятся, рассматривая лицо мальчика. Тот кивает, и демон облегченно вздыхает. – Не сильно мешает?      – Нет, а должно? – тут же задает вопрос Пайнс, не понимая, почему блондин говорит так… виновато. Будто собираясь с духом признаться в чем–то.       Диппер попытался вспомнить еще раз, как он оказался здесь, но память будто стерлась.      – Наоборот. Оно будет несильно гудеть постоянно, – он затихает, пытаясь заставить себя сказать следующую фразу. – Если у тебя полный запас энергии.      – Энергии? – повторяет за Сайфером Пайнс и резко подскакивает на кровати, пытаясь увидеть, где находится. Но это движение отдается вспышкой боли, и парень шипит, хватаясь руками за голову. Блондин нежно толкает его обратно, прижимая к кровати. – Что ты имеешь в виду?      – Я вернул тебя к жизни, – тихо вздыхает Билл. Зрение потихоньку проясняется во время минутного молчания. Диппер медленно осознает происходящее. Выстрел, заклинание, смерть...       Холод, дикий холод... Больше ничего!      Пайнс закрыл глаза руками, пытаясь прийти в себя.      – Я... умер? – он посмотрел на демона. Тот не усмехался, как обычно, а серьезно смотрел на него. Мальчик оглядел комнату, в которой находился.       Она была похожа на ту, которую шатен выбрал для себя в поместье Билла, только бесцветную. Но он не чувствовал, что Сайфер поддерживает его существование здесь.      – Да. Я все еще могу читать твои мысли, дитя, – старая добрая самодовольная ухмылка. – К счастью для меня. Теперь... Ты больше не нуждаешься в моем покровительстве для пребывания тут.      – В смысле, я...      – Прости, малыш. Другого выхода не было, – грустно улыбнулся Билл.      – Теперь я демон, да?      Повисла тишина. Дипперу не надо было переспрашивать – он знал ответ, тот был ясен, как божий день. Мальчик улыбнулся.      – Ты спас меня, – тихо пробурчал он, поднимаясь в кровати и садясь ближе к повелителю снов. – Спасибо...      – Нет, малыш, это ты спас меня. Уберег от того, что могло случится. Ты храбрый, пусть и мелкий. И я очень тобой горжусь, – тихо прошептал блондин.      Диппер был счастлив. Не потому, что жив, потому что увидел, как Билл улыбается без намеков на ехидство или фальшь. Его похвалили, им гордятся!       – Билл... – тихо бормочет Диппер, прикрыв рот рукой.       – Но, юный энтузиаст, – голос стал более холодным. Мальчик вздрагивает, когда понимает, что грядет наказание за его поступок. – Это было безрассудно и опасно. О чем ты думал?! Я был в такой ярости, когда увидел твое мертвое тело. Как же я хотел воскресить тебя и убить еще раз...      – Ты так разволновался? – тихо переспрашивает подросток.      – Да, идиот! Я волновался, что могу потерять мою любимую маленькую Сосенку, которая не имеет понятия, – он щелкнул шатена по носу, – как жить в этом мире.      Пайнс слегка покраснел. Он хлопнул себя по лбу, но не смог сдержать улыбки.      – Прости, что расстроил, мой любимый треугольный демон, – шатен тихо засмеялся, когда Сайфер прижал его к подушкам, блокируя путь к отступлению.       – Хочешь я покажу тебе это место? Оно совсем не похоже на мой дом в твоей реальности, – ехидно усмехается Сайфер, резко поднимая мальчишку на ноги.      – Да, я с удовольствием пройдусь. Слушай, а ты мне тоже выдашь похожий фрак?       – Сосновое Деревце, ты не поумнел, даже став демоном, – вздохнул блондин, прикрывая глаза рукой. – Но, если хочешь, так тому и быть.      Он взял шатена за руку, выходя из комнаты в длинный светлый коридор.
Примечание к части
Напоминаю. Главы после "Умри" отличаются тематикой и больше наполнены атмосферой для ХЭ. Прошу. Те, кто НЕ хочет видеть изменение в их характерах через промежуток времени - перечитайте главу "Умри" и считайте, что последующих не было.
И вновь
       Прошла пара недель с тех пор, как Диппер начал жить у Сайфера. Это трудно было назвать так, потому что он, буквально, был мёртв. Мертв как человек.      Здесь все было обычное, слишком обычное. Не в смысле «скучное», а всего лишь «обыденное». Пайнс не нашел никаких отличий между жизнью демона и человека. Разве что небо над головой было серым, а еда казалась немного пресной.       И постоянный гул в голове, как говорил Билл, совсем не мешал. К нему можно было привыкнуть, как к неприятному зуду, или к тому факту, что утром все равно нужно будет вставать. Демон объяснил этот гул, как знак того, что резервуар энергии переполнен. И что так бывает, когда кто–то находится в «родном» измерении.      – Эй, Билл! – крикнул Диппер, зная, что блондин в любом случае его услышит, на каком бы конце здания он не находился.       Мальчик же сидел на балконе, наслаждаясь обычным безветренным днем. Нельзя сказать, что здесь хоть раз за все это время был сильный ветер, но почему–то хотелось именно радоваться времени, проведенному здесь.      Он держал в руках книгу, ту, что они писали вместе с Биллом, которую он с трудом достал у себя из дома, уничтожив все остальные за последние несколько дней.       Сайфер появляется через пару мгновений, скрестив руки на груди и раздраженно глядя на своего подопечного.       – Ты зачастил с призывами, дитя. Не злоупотребляй моей привязанностью к тебе, у меня все еще есть дела, – вздыхает демон, но присаживается рядом, ожидая вопроса, ради которого Пайнс позвал его к себе.      – Прости, я просто захотел кое–что уточнить, – мальчик раскрывает книгу на странице с описанием «стражей». Билл удивлённо поднимает брови вверх. Он думал, что подросток избавился от всех книг.      – Так, Сосновое Деревце, я не понял, – начинает Билл, закатывая глаза и готовясь к очередной лекции насчет того, что он «предупреждал насчет дневников и людей».      – Билл, я не могу уничтожить то, над чем мы работали вместе! Это неправильно. Дневник полон воспоминаний о нашем лете, я не хочу его уничтожать. Я создал его копию только в измерении снов, физическую сжёг еще в первый день, – быстро оправдался шатен, размахивая руками.      – Зачем тебе воспоминания обо мне, если я всегда рядом? – фыркнул демон, но все же улыбнулся.      – Я не хочу забывать и прошлое, – просто говорит шатен, кивая Биллу. Последний закатывает глаза и разводит руками.      – Хорошо. На твою ответственность. Последствия будешь исправлять сам. А зачем ты меня позвал? – спросил блондин, закидывая ногу на ногу и внимательно рассматривая подростка.      – Ах, да! Точно! В общем, я наткнулся на твой старый шифр, – шатен ткнул пальцем в ровные буквы внизу страницы. Те самые, что когда-то написал Сайфер и несколько раз упоминал о них, отмахиваясь от настоящего значения символов.      – О… – протянул демон, и на секунду Пайнсу показалось, что он занервничал. – Ну, малыш, это… заклинание телепортации, – Билл отвел взгляд.      – Куда? – Диппер приблизился к его лицу, сузив глаза. Что–то в его поведении настораживало мальчика.      – В измерение снов. В случае если бы ты захотел физически побывать тут, то мог бы воспользоваться этими словами, – неохотно пробурчал Билл.      – Но теперь же оно бесполезно. Физически я существую здесь, – фыркнул Пайнс. Ничего интересного.      – Оно работает в обоих направлениях, – наконец, сказал блондин после долгой паузы.      Диппер поднял глаза. Это же значило, что он сможет вновь существовать в своем мире. Лишь только будет выглядеть, как демон. Раньше, наверное, Сайфер пользовался именно этими строчками, чтобы прикасаться к нему в реальности.      – То есть…      – Можешь повидаться с кем хочешь, произнеся заклинание и имя человека следом. Наверное, ты бы хотел посещать семью, так что я не запрещаю тебе покидать границы измерения снов.      Пайнс выдержал паузу. А затем засмеялся, отложив от себя книжку и поднимаясь с места, на уровень глаз демона.      – Билл, я уже давно сделал свой выбор. Еще до того, как ты превратил меня в демона. Можешь не сомневаться, я не изменил своего решения, – Диппер невесомо поцеловал демона в губы. – Мне, правда, хотелось бы повидаться с ними, но я не уйду от тебя.      – Не сомневался, что не уйдешь, – усмехнулся Сайфер в ответ, поправляя галстук–бабочку на своей шее и поднимаясь, подавая мальчику руку.      Тот мягко улыбнулся, принимая помощь. Его тут же притянули к себе сильные руки, обнимая.      – А знаешь, почему? – горячо шепчет ему на ухо Билл, заставляя волну мурашек пробежать по коже.      – Почему? – судорожно вздыхает Пайнс. Демон усмехается.      – Потому что у тебя, мой милый подопечный, еще так много домашней работы. Сидишь здесь, прохлаждаешься, книжки читаешь. Попробуй мне только завтра прочитать заклинание хоть с единственной ошибкой в ударении.      – Ну, Билл! – раздосадовано хнычет Диппер, но уже в пустоту.
Живи.
       Диппер шумно вздохнул, аккуратно перевязывая на шее голубой широкий бант непослушными пальцами. Он вообще не любил эту часть своего костюма, но Билл уверял его, что эта ленточка очень ему идет.       Мальчик в последний раз посмотрел на свое отражения в зеркале и улыбнулся самому себе. Начинался еще один день. Подросток кивнул своим мыслям и подошел к двери своей комнаты, открывая ее.       Та не скрипнула. Конечно, в измерении снов вряд ли что-то издаст звук без разрешения хозяина – Билла Сайфера. Будто даже сами неодушевленные предметы боялись его, избегая встречи с ним.        Но не Пайнс. Ему это было ни к чему.       За последние месяцы он посещал семью несколько раз, боясь, что они сойдут с ума в бесполезных поисках, но эти встречи всегда заканчивались спорами и громкими фразами, вроде: "Это неправильно", или попыток вернуть Диппера в реальность.       Но он не хотел.       Билл, как всегда, появляется неожиданно. Возникает из-за спины, несильно обняв за шею и правильно поправляя синий бант. Ему так нравилось это делать, что Диппер даже начал привыкать со временем.       - Доброе утро, Сосновое Деревце, - тихо шепчет демон ему на ухо и ведет за собой вниз по лестнице, усмехаясь.       Он ничуть не изменился с тех пор, как был его учителем в реальном мире. Такой же строгий и немного непредсказуемый. Разве что смягчился немного, но стал чаще настаивать на своём и требовать с мальчика больше.       К примеру, теперь подросток вообще не имел права делать ошибки в заклинаниях. Неправильное ударение, конечно, и раньше резало слух Сайферу, но он постоянно повторял, что из уст такого же демона как и он, это было больнее слышать.       - Знаешь, у вас, людей, довольно странные причуды насчет демонов. Вроде бы боитесь нас, а вроде строите сексуальные фантазии в своих снах. Это удивляет, - Билл фыркает, смеясь.        Кажется, кто-то вернулся с работы? Сайфер часто рассказывал, что видел в чужих снах. Будь то кошмары или огромные замки. И почти все его истории заканчивались несвязным бредом. Мало ли что снится жителям Гравити Фолз. Много несуразностей можно увидеть в кошмарах.       - А ты знаешь, что раньше люди вообще считали круг из мела защитой от нечистой силы? – спрашивает Диппер, обнимая демона в ответ и улыбаясь. Сайфер целует его в макушку, мягко усмехаясь.       - Что за глупые поверья? От демонов разве что смерть защитит. Ну, в твоем случае, даже это не сработало, - блондин смеется, привлекая Пайнса ближе к себе и делая пару шагов в сторону, будто вальсируя.       - Как так? Даже от соли не получаете увечья? Юные фанатки демонической литературы бы сильно разочаровались, - наиграно обиженно вздохнул подросток.       - Оу, да ладно тебе, мой милый подопечный. Вроде ты разочарован, что у нас с тобой нет слабостей, м? У нас вся вечность впереди, еще многое людишки успеют придумать.       - Да, сказки мы сочинять любим, - Пайнс присаживается на лавочку, разрывая объятия. Сайфер садится рядом, обнимая своего подопечного за плечи. – Особенно детские. Знаешь, многие даже брали за пример демонов Бабу Ягу или Бармалея, считая, что все ведьмы обязательно летают в ступе или на метле с черными котами на плечах.       - Наша жизнь тоже немного на это похожа. Но лишь отдаленно.        - Ну, концовка почти одинаковая, - произносит Диппер, вспоминая весь фольклор, который его заставляли читать в начальной школе вслух в кругу перед ёлочкой.        Вообще он не сильно любил эти истории. Они, скорее, заставляли несколько раз ударить себя по лбу, чем чему-то научить. Все они были однотипны и скучны.        - Тогда… не расскажешь мне о том, как обычно кончаются хорошие детские сказки? – усмехается Билл.       - Обычно поцелуем, а как еще? - смущается Диппер, сжимая пальцами плечи демона.       - Хороший конец, Сосновое Деревце, мне нравится.       И, ухмыляясь, демон касается губ мальчишки своими, плотнее притягивая к себе, словно говоря, что больше от себя никогда не отпустит.        "10 8.10.13.10 16.15.10 5.16.13.4.16 10 19.25.1.19.20.13.10.3.16"
Примечание к части
Внимание! В главе флафф! Хэппи энд! Если вы не любите подобное - прошу, перечитайте главу "Умри", и считайте, что последующих не было.Вот и все, ребята. Была рада стараться для вас. Сюжетная линия закончена, но... я, может быть, даже напишу несколько глав в продолжение, как спэшлов. Выложу здесь, не в отдельный миниках.Шифр в конце русифицирован. Кто разгадал - тому печенька от меня. Но просьба не кидать его в коменты. Happy End.

Не забудьте оставить свой отзыв: http://ficbook.net/readfic/2631515

Приложенные файлы

  • docx 5782155
    Размер файла: 166 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий