Земельный вопрос в кубанской станице на начальном этапе новой экономической политики


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте его и откройте на своем компьютере.

1

УДК

332.3

ББК

65.9(2)32

Я


91


Яхутль Юрий Асланбиевич,
кандидат исторических наук, заместитель главы
администрации МО «Тахтамукайски район» Ре
спублик
и

Адыгея, т.: 8(918)1174757


ЗЕМЕЛЬНЫЙ ВОПРОС В К
УБАНСКОЙ СТАНИЦЕ НА
НАЧАЛЬНОМ
ЭТАПЕ НОВОЙ ЭКОНОМИЧ
ЕСКОЙ ПОЛИТИКИ

(рецензирована)


В статье выявлены социально
-
экономические факторы развития региональной
экономической политики, взаимоотношения казаче
ства и иногороднего населения по
земельному вопросу в период новой экономической политики в 1920
-
х гг.

Ключевые слова
: нэп, казак, иногородний, земля.


Yakhutl Yuri Aslanbievich
,
Candidate of History, Deputy Head of a Council of

"
Tahtamukayski district", The Republic of Adyghea, tel.: 8 (918) 1174757


THE LAND ISSUE IN A KUBAN VILLAGE AT THE DAWN OF NEW
ECONOMIC POLICY

(Reviewed)


The article has identified socio
-
economic factors in the development of regional
economic policy, the
relationship of the Cossacks and non
-
resident population on the land
issue during the New Economic Policy in the 1920s.

Keywords
: New Economic Policy, Cossack, the land.


Необходимым условием модернизации страны в начале двадцатых годов ХХ в
е-
ка являлось реформирование сельск
ого хозяйства (крестьянство составляло более 80%
населения). Новая экономическая политика была во многом продиктована проблемами
сельского хозяйства как доминирующего сектора экономики России. Эти проблемы
обозначились и решались на протяжении всего период
а новой экономической полит
и-
ки, вопрос только в том, какие применялись методы и формы в ходе проводимой р
е-
формы.

Реализация нэпа на юге России проходила в особых условиях и имела ряд ос
о-
бенностей, сформированных предшествующим периодом развития региона. О
ни опр
е-
делялись особым статусом казачества и условиями землепользования. Казачество Юга
России являлось в экономическом и правовом отношении привилегированным сосл
о-
вием российского общества.

До октябрьской революции 1917 г
.

на Кубани проживало более трѐх
млн. чел
о-
век, в том числе 1

081 370 чел. трудового населения. Из 1 млн. 300 тыс. кубанских к
а-

2

заков к категории потомственных казаков относилось 118 500 чел. (11%),которые
имели з
е
мельные наделы из расчета 6 дес. земли на одного члена

семьи. В 1917 г. 111
3
87 к
а
зачьих хозяйств имели в собственности земельные наделы. Правом аренды зе
м-
ли пользовались 2.323 казачьих хозяйств.

Кроме того, 2

933 иногородних хозяйств занимались земледелием на собстве
н-
ных землях, а 56 437 на арендованных землях [1,
c
. 16].

Беспос
евных казачьих х
о
зяйств насчитывалось 38 801, а среди иногородних их
чи
с
ленность достигала 96 632 хозяйств. Иногородняя часть населения была лишена не
только права владения зе
м
лей, но в отношении неѐ существовал целый ряд огранич
е-
ний в отношении участия

в
сфере общественной жизни (участие в станичных собран
и-
ях, пользование обществе
н
ными аптеками, школами и др.). Только 21% иногороднего
населения были уравнены в своих правах с казачьим населением. В последующем С
о-
ветская власть использов
а
ла эти же меры в отн
ошении ограничения влияния казачес
т-
ва на общественную жизнь.

В основе вышеизложенных проблем, характеризующих экономическое и прав
о-
вое положение иногородней части населения, неизбежно было существование сосло
в-
ной розни между казачеством и пришлым населени
ем. Это обстоятельство искусс
т-
венно подогревалось казачьей интеллигенцией. Рост социального неравенства набл
ю-
дался в самой казачьей среде. Соотношение социальных групп в кубанской станице
характеризовалось следующими показателями: бедняцких казачьих хозяйс
тв насчит
ы-
валось 29 тыс. (26%), иногородних
-

24 тыс. (40%), казачьих хозяйств с посевами от 2
до 4 десятин 27 тыс. (25%), иногородних
-

13 тыс. (21%). Зажиточных казачьих х
о-
зяйств, имевших наделы в размере от 19 до 23 десятин, насчитывалось 18 тыс. (16,5%
),
и иногородних соответственно 3,7 тыс. (6%). Количество хозяйств, имевших наделы
от 1 до 4 десятин земли, достигало 51% среди казачества и 61% среди иногороднего
населения. Имущественное расслоение экономически ослабляло казачество, вело к у
т-
рате специфи
ческого корпоративного казачьего настроения, возникновению новых
непривычных

для казачьего быта явлений, что

в годы Гражданской войны способс
т-
вовало борьбе части казачества на стороне большевиков.

После окончания Гражданской войны средняя норма надела земл
и на одного
члена семьи претерпела значительные изменения: теперь 551 498 казаков (51%) и 529
872 иногородних (49%) владели земли из расчета 2,3 дес. земли на одного человека.

Изменилась за годы Гражданской войны и структура сельского хозяйства и, что
сам
ое главное, она лишилась основного сектора производителя товарного хлеба. В г
о-
ды «военного коммунизма» был нанесен значительный удар по зажиточной части кр
е-
стьянства, которое после 1917 г. заменило на рынке помещичьи хозяйства. Бедняки и
середняки не могли

даже при поддержке государства решить проблемы накопления и
удовлетворения внутреннего и внешнего рынка сельскохозяйственной продукции.

Широкое вовлечение казачества в общественную работу требовало «увязки» с
земельно
-
хозяйственными отношениями. С провозг
лашением принципов новой эк
о-
номической политики замена продразверстки на продовольственный фиксированный

3

налог должна была стать переломным моментом в становлении Советской власти на
территории Кубано
-
Черноморской области. Вся дальнейшая политика власти по

о
т-
ношению к казачеству сосредоточилась вокруг продовольственной программы и св
я-
занной с ним налоговой политикой и земельным вопросом.

Своеобразие переходного периода в начале 20
-
х годов заключалось в смене г
о-
сударственно
-
централизованной системы управлени
я экономикой моделью рыночных
механизмов, связанных с известным раскрепощением в духовной и социальной сферах
деятельности. Новая экономическая политика воплотила в себе переплетение старых и
новых методов экономической деятельности. «В свою очередь, взгля
ды, установки,
настроения селян, будучи специфическим иллюменированием действительности, я
в-
лялись и побудительными мотивами их практической деятельности» [2,
c
. 260].

Нэп изменил экономический статус крестьянина по сравнению с «военным ко
м-
мунизмом», но зам
етных положительных изменений в повседневной жизни не пр
о-
изошло. Социальное, имущественное расслоение обостряло существовавшие против
о-
речия в российской деревне. Возрождение наемного труда, аренды земли во многом
ставило в экономическую зависимость беднейш
ую часть крестьян от зажиточных хл
е-
боробов. Для середняка и кулака нэп означал налоговое и продовольственное давление
со стороны государства. Объединить интересы всего крестьянства означало победу
идей социального равенства и возможности экономических прео
бразований, которые
решат продовольственную проблему в стране. Однако решить эту проблему на основе
взаимных экономических интересов партия большевиков не смогла. Администрати
в-
ные, репрессивные методы в тот период оказались более приемлемы, доступны и п
о-
ня
тны руководству страны. Крестьянство вынуждено было приспособиться к новым
плановым методам хозяйствования и

государственно
-
экономического регулирования.

Первые попытки на Кубани и в Чероморье получить продовольственный налог
без усилий не увенчались успех
ом. В случае необходимости предполагалось испол
ь-
зовать воинские части, дислоцированные на территории области [3,
c
. 77]. Советской
власти необходимо было решить продовольственную проблему

любой ценой. Страна
испытывала жесточайший продовольственный кризис,

связанный с неурожаем 1921 г.
Сбор зерновых в 1921 г. составил 1

689 142 тыс. пуд. по сравнению с 2

082

607 тыс.
пуд. в 1920 г.

Во второй половине 1921 г. местные органы власти Кубано
-
Черноморской о
б-
ласти считали одной из главных задач наделение землей бе
зземельных и малоземел
ь-
ных казаков. Замена разверстки на продналог оказала влияние на увеличение посе
в-
ных площадей и рост интенсивного земледелия. Но произошло это на начальном этапе
новой экономической политики. В последующем вследствие высоких ставок про
дн
а-
лога, низкой урожайности и перегибов местных работников возникли проблемы с то
ч-
ным учетом посевных площадей и сбором продналога. В некоторых случаях ставки
продналога превышали размеры продразверстки. Конфискация имущества по приг
о-
вору суда зачастую зас
тавляла крестьян отказываться от сельскохозяйственной де
я-

4

тельности [4,
c
. 33]. В этих условиях в некоторых отделах Кубани и Черноморья п
о-
севные площади в 1922 г. сократились на 30% [5,
c
. 8].

Следует отметить, что методы продразверстки применялись и осень
ю 1921 г.
Достаточно лаконично по поводу продналога высказался в своем постановлении за №
260 от 17 сентября 1921 г.

Кубано
-
Черноморский исполнительный комитет: «Продн
а-
лог не только долг, но и повинность» [6,
c
. 18].

В марте 1922 г. закончился первый год
действия продовольственного налога, к
о-
торый привел к сбору 233 млн. пуд. зерна. Урожайность по стране в 1922 г. составила
2 211 711 пудов зерновых.

Урожайность с одной десятины земли составила всего лишь от 10 до 20 пудов
зерновых. Это отрицательно сказал
ось на результатах сбора продовольственного нал
о-
га. Поэтому предписывалось оказать «общее давление на неплательщиков, даже если
они относятся к бедняцким хозяйствам» [7,
c
. 11]. Власти вынуждены были констат
и-
ровать, что налоговое бремя зачастую ложилось на

бедняцкие крестьянские хозяйства.
Это было последствием аграрной политики Советской власти. «Здесь, нужно учесть
психологию казака, никогда не платившего налога, что бы понять ту упорную злобу, с
какой они отнеслись к выполнению продналога» [8,
c
. 2].

От

аграрного сектора экономики ждали увеличения производства, прежде всего
товарного хлеба. Валовой объем сельскохозяйственной продукции в 1922 г. увеличи
л-
ся на 21% по сравнению с 1913 годом. Но такое увеличение произошло за счет пр
и-
роста животноводства и те
хнических культур. Показатели зерновых культур не до
с-
тигли довоенного уровня ни по посевным площадям, ни по валовому производству [9,
c
. 82]. Середняцкие и бедняцкие хозяйства давали 4 млрд. пудов хлеба, из которого
товарное зерно составляло 440 млн. пуд.
(11%) [10,
c
. 200
-
201]. Двойственная псих
о-
логия крестьянина
-
труженика и крестьянина
-
собственника обрекала его на сомнения и
колебания. Середняк на практике должен был увидеть преимущества коллективного
труда. Доля хозяйств кулаков, как одних из основных пр
оизводителей товарного зерна
в дореволюционной деревне, составлял всего 3
-
4% от общего числа крестьянских х
о-
зяйств. В период новой экономической политики эта цифра существенно не измен
и-
лась. Семей, относящих к данной категории, в эти годы насчитывалось от
750 тыс. до
одного миллиона [11,
c
. 163].

Крестьянский вопрос для партии оставался основным, но вместе с тем, тяжелым
и не всегда понятным. Наиболее красноречиво по этому вопросу высказался Пост
ы-
шев: «Мы все еще в крестьянском хозяйстве, как в темном лесу
» [12,
c
. 78]. Середняк
сосредоточил в своих руках достаточное количество хлеба, но из
-
за низких цен не ж
е-
лал расставаться с зерном. Психология середняка была такова, что он в большей мере
ориентировался на самообеспечение, чем на расширенное воспроизводст
во.

Зажиточная часть казачества подвергалась серьезному политическому и экон
о-
мическому давлению. Насильственная землеустроительная работа привела к перера
с-
пределению земли в пользу иногородних и беднейшей части казачества, которые не

5

имели производственны
х возможностей для обработки земли. Меньшая часть казач
е-
ства
-

22% обладала 61,2% всего инвентаря.

Успехи развития сельского хозяйства региона во многом определялись истор
и-
чески сложившимися формами землепользования, общем уровнем экономического
развития,

наличием трудовых ресурсов и темпами роста промышленного производс
т-
ва, благоприятными политическими условиями. После Гражданской войны крестьяне
получили возможность вернуться к мирному труду и, самое главное, они получили то,
за что боролись


землю. С п
ровозглашением новой экономической политики и з
а-
вершением политики продразверстки и в целом политики «военного коммунизма»
появилась надежда реализовать свои экономические и социальные претензии. Соц
и-
альное расслоение среди крестьянства лишь усугубляло про
тивостояние этих интер
е-
сов.

Политические интересы крестьянства, казачества во многом определялись об
ъ-
ективными политическими условиями развитии страны. Государство не обладало г
а-
рантиями по обеспечению городского населения и самого крестьянства необходимы
м
количеством продовольствия. Крестьянин был ориентирован на свое хозяйство, кот
о-
рое обеспечивало его материальное благополучие, но не гарантировало расширенного
воспроизводства. Менталитет крестьянина определялся его хозяйственной деятельн
о-
стью и теми соц
иальными отношениями, которые вырастали на их основе. Ментал
ь-
ность крестьянства
-

это общинная ментальность, сформированная в рамках замкнут
о-
го локального общества [13,
c
. 22].

Существенное влияние на проведение реформ оказывали землеустроительные
мероприя
тия. Они проходили в Кубано
-
Черноморской области в отделах, где преобл
а-
дало иногороднее население или же было достаточно большое количество земли. В
станицах эта работа была направлена на то, чтобы обеспечить малоимущих землѐй и
не допустить уменьшения чис
ла середняцких хозяйств. Казаки, обладая значительной
частью земельных угодий, обрабатывали лишь половину посевных площадей, что е
с-
тественным образом сказывалось на урожайности. В связи с проведением землеус
т-
роительных работ обострилась социальная обстанов
ка в станицах Кубани. Казаки
стремились не допустить уравнительного передела земли и старались сохранить свои
казачьи паевые наделы. В результате этих мероприятий казаки

-

кулаки и середняки
объединились против иногородних, которые в равной доле принимали
участие в пол
у-
чении земельных паев. Перелом мог произойти в случае объединения интересов с
е-
редняка и бедноты, к чему и призывали партийные органы.

Риск земледелия подтверждался периодически повторяющимся неурожаем.
Власть должна была предпринять меры экон
омического и административного хара
к-
тера для развития государственного аграрного сектора экономики. Сохранение час
т-
ного, индивидуального крестьянского хозяйства при наличии крупных государстве
н-
ных объединений позволило бы избежать экономических и социальны
х потрясений в
советской деревне. По объективным причинам избежать этого не представлялось во
з-
можным из
-
за наличия острой политической борьбы в высших эшелонах власти
,
н
е-

6

знания и отсутствия опыта проведения социальных преобразований такого масштаба,
вражде
бным окружением на международной арене и отсутствием дополнительных и
н-
вестиций в экономику страны, кроме государственного бюджета. На практике исто
ч-
ником дополнительных инвестиций в экономику страны на начальном этапе индус
т-
риализации стало крестьянское хо
зяйство.


Литература:

1.
ЦДНИКК

(
Центр документации новейш
ей истории Краснодарского края
).
Ф. 8. Оп. 1. Д. 87.

2. Ибрагимова Д.Х. Рыночные свободы и сельский менталитет. Ч
его жаждал
крестьянин при нэпе? //
Менталитет и аграрное развитие России (Х1Х
-
ХХ вв.)
:

м
а-
териалы междунар
.

конф. Москва,

14
-
15 июня 1994 г
.

М., 1996.

3.
ГАКК (
Государственный архив Краснодарского края). Ф. Р
-
382. Оп. 1.

Д.
606.

4. ГАКК. Ф. Р
-
581. Оп. 1. Д. 71.

5. ГАКК. Ф. Р
-
581. Оп. 1. Д. 73.

6. ЦДНИКК. Ф. 581. Оп. 1. Д. 4.

7.
ГАКК. Ф. Р
-
5
81. Оп. 1. Д. 133.

8. ГАКК . Ф. 1. Оп. 1. Д. 193.

9. Муравьева Л. Массовая коллективизация: задачи, методы, практика // Ф
и-
нансы и кредит. 2003. № 10.

10. Медведев Р.А. О Сталине и сталинизме // Знамя. 2000. №2.

11. Данилов В. Ильин А. Тепцов Н. Коллективи
зация: как это было // Урок д
а-
ет и
с
т
о
рия. М., 1989.

12. Муравьева Л
. Указ. соч.

13. Данилова Л.В., Данилов В.П. Крестьянская ме
н
тальность и община /
/

Ме
н-
т
а
л
и
тет и аграрное ра
з
в
и
тие России (Х1Х
-
ХХ вв.)
:

м
атери
а
лы междунар
.

конф. М
о-
сква
,

14
-
15 июня 1994 г.
М.,1994.



Приложенные файлы

  • pdf 4799338
    Размер файла: 166 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий