Абдурахимов Советско –американское отношения в 70 г ХХ в вар 2

Содержание.
Введение.
Глава 1. Политика «взаимного сдерживания» в советско – американских отношениях в начале 70 годов
Глава 2. Кризис разрядки и возобновление советско-американской конфронтации во второй половине 70 годов. Глава 3. Соперничество и сотрудничество СССР и США в конце 70 годов.
Заключение.
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Введение
После Карибского кризиса мир вступил в новый этап. Обе стороны вполне отчетливо осознали взаимную уязвимость блоков. Постепенно приходило понимание невозможности использования ядерного оружия в мировой войне, что в ней не может быть победителя. Поэтому основным содержанием начавшегося этапа стало последовательное выравнивание уровня ядерного потенциала между НАТО и ОВД, складывание стратегического равенства СССР и США. Принято считать, что достижение паритета составляло суть процесса «разрядки международной напряженности». Вместе с тем важно оценивать это явление во всей полноте исторического контекста. «Разрядка» - явление гораздо более многоплановое, охватившее не только военно-стратегическую область, но и весь комплекс отношений США и СССР от охраны окружающей среды до культурных связей и внешней торговли, породившее новый климат в международных отношениях. Достижением «разрядки» стали благоприятные советско-американские отношения, впервые после войны вышедшие за рамки сугубо дипломатических контактов.
К концу 1960-х началу 1970-х гг. началась постепенная нормализация отношений между Востоком и Западом. Конфронтационная стабильность в международных отношениях выражалась в активизации диалога между СССР и США, сближении их позиций по проблемам контроля над вооружениями и международной политики.
Странам пришлось пройти через ряд серьезных проблем и кризисов, но ядерная война не была допущена. Важно, что между Москвой и Вашингтоном сформировалось определенное взаимопонимание и взаимодействие по контролю над критически опасными международными ситуациями, которые могли бы привести к вооруженным конфликтам между СССР и США. Данный период советско-американский отношений заложил начало процесса переговоров по контролю над гонкой вооружений. Большое значение имеют заключенные договоры и соглашения по ОСВ-1, ОСВ-2, ПРО и др.
Окончание холодной войны и биполярного противостояния Советского Союза и Соединенных Штатов послужило началом для кардинальных изменений всего мироустройства. Целый ряд идущих сегодня глобальных процессов можно расценить как свидетельство того, что современная международная система имеет переходный характер.
Актуальность данной темы состоит в том, что с 1953 г. начинается особый исторический этап в отношениях двух ведущих стран того времени. В СССР начали происходить важные политические сдвиги, давшие мощный импульс не только демократическому обновлению общества, но и изменению политического климата между непримиримыми противниками. Вместе с тем, помимо инициатив, направленных на сближение с Западом, советским руководством в 1950-е гг. предпринимаются шаги, встреченные внешнеполитическими партнёрами крайне негативно. Несмотря на ряд острейших кризисов, в 1960-е гг. стали просматриваться позитивные сдвиги в переговорах между СССР и США. И в американской позиции наметились определенные изменения, и советское правительство стало проявлять большую гибкость. В 1970-х гг. на международной арене возник целый ряд новых явлений, давших начало процессу улучшения отношений сверхдержав. Процесс разрядки открыл путь к реальному утверждению в международных отношениях принципов мирного сосуществования государств с противоположным социально-экономическим строем, к избавлению человечества от угрозы нового военного конфликта. С данным периодом связаны кардинальные изменения международной обстановки. Происходит выстраивание новой архитектуры европейской безопасности, продолжающее и сегодня оказывать серьезное воздействие не только на взаимоотношения США и России, но и на политический климат в мире в целом. И современное общество все глубже осознает проблемы обеспечения безопасности в мире, как одни из наиболее важных проблем своего существования.
Цель состоит в том, чтобы изучить значение политики разрядки международной напряженности для Соединенных Штатов и Советского Союза в условиях холодной войны в 1970-е гг. В тот период в целом было заключено немало соглашений по разным аспектам двусторонних отношений. Многолетняя работа дипломатии обеих сторон позволила создать базу советско-американских международных отношений, которая помогла не только сохранить мир, но и поднять его на более высокую ступень взаимопонимания.
Известно, что проблема межгосударственных взаимоотношений включает в себя большое число исследовательских аспектов: изучение истории становления взаимоотношений между государствами, сферы и характера контактов, факторов, влияющих на динамику и направления развития отношений.
Для достижения цели ставятся следующие задачи:
изучить теоретические аспекты и исторические предпосылки разрядки международной напряженности
проанализировать разрядку как явление в международных отношениях
провести комплексный анализ становления и развития разрядки
выявить противоречия разрядки и причины ее кризиса
Степень изученности проблемы.
К первой группе относятся общие работы. Важными при написании данной работы стали труды Аггеевой И.А., Гартхоффа Л., Гордиенко А., Громыко А.А., Егорова Н.И., Г. Киссинджера , Кортунова С.В., Матковской О.Н., Нежинского Л.Н. и Челышева И.А., которые характеризуют общую систему международных отношений на период начала политики «разрядки».
Вторая группа – специальные, где история политики «разрядки» детально описывается в работах Т. Николса., Никонова В.А., Фурсенко А.А., Чистова В., Егорова Н.И., которые дают характеристику феномену разрядки как качественно новому явлению в международных отношениях, а также дают характеристику политическим силам в США и СССР.
В соответствии с поставленными задачами в структуре работы выделено введение, 3 главы, заключение и список использованных источников и литературы.


Глава 1. Политика «взаимного сдерживания» в советско – американских отношениях в начале 70 годов
Позитивные сдвиги в политике Москвы и Вашингтона позволили осуществить в первой половине 70-х годов поворот в двусторонних отношениях в сторону разрядки и нормализации. Он выразился не только в улучшении общего политического климата в отношениях между СССР и США, но и в подготовке и подписании более 60 соглашений по самым различным вопросам, начиная от мер по предотвращению военного столкновения до научно-технических и культурных связей. Важное значение имело то, что к началу 70-х годов СССР достиг примерного паритета с США по стратегическим вооружениям. Конечно, это не означало симметричного равенства, которого никогда не существовало. В стратегической триаде (межконтинентальные баллистические ракеты наземного базирования МБР, баллистические ракеты на подводных лодках БРПЛ, стратегическая авиация) СССР всегда делал особый упор на МБР, а США наоборот, на два других компонента этой триады. Однако по совокупности ракетно-ядерной мощи обе стороны приобрели возможность «гарантированного возмездия», то есть нанесения даже ответным ударом неприемлемого ущерба потенциальному противнику. В 1971 г. администрация Никсона активизировала контакты с советским руководством, стремясь подготовить визит президента в СССР. В центре советско-американского диалога находились следующие вопросы: предотвращение ядерной войны; ограничение стратегических вооружений; региональные конфликты, включая положение на Ближнем Востоке; достижение соглашения по Западному Берлину и проведение общеевропейского совещания (по последним двум вопросам подробнее см. следующие главы). При этом Москва оттягивала встречу на высшем уровне, рассчитывая добиться от Никсона дополнительных уступок. Все же в 1971 г. появились признаки некоторого улучшения советско-американских отношений. 30 сентября министр иностранных дел СССР А. Громыко и государственный секретарь (с.196) США У. Роджерс подписали соглашение о мерах по уменьшению опасности возникновения ядерной войны между двумя государствами, которое фиксировало договоренности По предупреждению случайного или несанкционированного применения ядерного оружия. Тогда же было подписано соглашение об усовершенствовании линии прямой связи между руководителями СССР и США. Однако советское руководство продолжало затягивать решение вопроса о визите Никсона в СССР. Подобная тактика привела к решению американского президента посетить вначале Китай. Его визит в КНР состоялся в феврале 3972 года. Вашингтон получил возможность «разыгрывать китайскую карту». Москва вынуждена была считаться с угрозой дальнейшего сближения между США и Китаем. Противодействие подобному развитию событий становилось одной из основных задач советской внешней политики. В итоге заинтересованности обеих сторон в мае 1972 г. состоялся визит президента США Р. Никсона в Советский Союз. В ходе визита 29 мая был подписан основополагающий политический документ «Основы взаимоотношений между СССР и США». В этом документе была официально зафиксирована общая убежденность сторон в том, что «в ядерный век не существует иной основы для поддержания отношений между ними, кроме мирного сосуществования». Различия в идеологии и социальных системах не должны были служить препятствием для развития нормальных двусторонних отношений, основанных на принципах суверенитета, равенства, невмешательства во внутренние дела и взаимной выгоды. Руководители СССР и США признали принцип равной безопасности сторон в качестве базового принципа для развития советско-американских отношений. В подписанном документе обе стороны взяли на себя обязательства делать все возможное для предотвращения военной конфронтации и возникновения ядерной войны; проявлять сдержанность, готовность урегулировать разногласия мирными средствами с учетом интересов обеих сторон; продолжать усилия по ограничению вооружений, прежде всего стратегических; развивать двусторонние связи в области экономики, науки, техники и культуры. «Основы взаимоотношений» создавали хорошую базу для развития отношений между СССР и США без ущемления интересов одной из сторон и для позитивного влияния на международную обстановку в целом. Правда, документ представлял собой декларацию принципов, которые требовали наполнения реальным содержанием. Сердцевиной советско-американских отношений были вопросы ограничения гонки стратегических вооружений. Двусторонние переговоры по этим вопросам велись в Хельсинки с ноября 1969 года. В Москве руководители СССР и США впервые зафиксировали договоренности о конкретных мерах в этом направлении. 26 мая 1972 г. Л. Брежнев и Р. Никсон подписали Договор об ограничении систем противоракетной обороны (ПРО) и Временное соглашение о некоторых мерах в области ограничения стратегических наступательных вооружений (ОСВ-1). Развитие наступательных и оборонительных систем стратегических вооружений было тесно связано. Чем прочнее становился щит одной стороны, тем более совершенные наступательные системы для его преодоления вводила на вооружение другая сторона, чтобы сохранить способность к гарантированному ответному удару. К началу 70-х годов и СССР, и США овладели технологией систем противоракетной обороны. Эти системы предусматривали своевременное обнаружение запуска баллистической ракеты противника и ее поражение противоракетой на любом участке траектории полета к цели. Сооружение систем противоракетной обороны грозило вывести на новый виток гонку стратегических наступательных вооружений. К сожалению, советские руководители того периода упустили шанс полного запрещения противоракетных систем, в создании которых СССР опережал Соединенные Штаты. Во время встречи президента Л. Джонсона с главой советского правительства А. Косыгиным в июне 1967 г. американский президент поднял вопрос о системах противоракетной обороны. Советский премьер ответил: «Оборона моральна, а нападение аморально. Противоракетная оборона это оружие защиты, а не нападения». Только когда американцы и сами заметно продвинулись в разработке подобных систем, в Москве осознали их дестабилизирующий характер. По Договору об ограничении систем противоракетной обороны (ПРО) обе стороны взяли на себя обязательство не развертывать такие системы, которые обеспечивали бы защиту всей территории страны от ракетного нападения. Запрещалось испытывать и развертывать противоракетные системы морского, воздушного, космического или мобильно-наземного базирования. Каждому участнику договора разрешалось разместить системы ПРО в двух районах (прикрыть столицу и одну базу МБР) радиусом не более 150 км с наличием в каждом районе не более 100 противоракет. Позднее, в 1974 г., СССР и США подписали протокол, по которому они согласились на противоракетную оборону лишь одного района. СССР прикрыл Москву, а США базу для запуска своих МБР в штате Северная Дакота. Договор предусматривал ограничения на строительство радиолокационных станций слежения за пусками ракет: «не развертывать в будущем РЛС предупреждения о нападении стратегических баллистических ракет, кроме как на позициях по периферии своей национальной территории с ориентацией вовне». Контроль за выполнением принятых обязательств должен был осуществляться с помощью национальных средств. Договор носил бессрочный характер. Договор об ограничении систем противоракетной обороны был заключен весьма своевременно, когда эффективность подобных систем выглядела весьма сомнительной, а стоимость их сооружения громадной. Договор по ПРО оставался краеугольным камнем стратегической стабильности вплоть до декабря 2001 г., когда американская администрация президента Дж. Буша-младшего заявила об одностороннем выходе США из этого договора. Одновременно было подписано Временное соглашение о некоторых мерах в области ограничения стратегических наступательных вооружений (ОСВ-1). Оно предусматривало отказ обеих сторон в течение пяти лет наращивать число пусковых установок стратегических наступательных ракет наземного базирования и пусковых установок ракет, размещенных на подводных лодках. Одновременно ограничивалось и количество подводных лодок, несущих баллистические ракеты. Соглашение не означало сокращения стратегических вооружений: оно лишь устанавливало их согласованные потолки. При этом американцы согласились на количественное преимущество Советского Союза по МБР 1618 и 1054, по БРПЛ 950 и 710 (соответственно 62 подводные лодки и 44). Причиной сговорчивости руководителей США было их существенное превосходство по количеству боеголовок, ибо они заметно обогнали СССР в производстве ракет с разделяющимися головными частями индивидуального наведения (РГЧ ИН). К тому же за рамками соглашения ОСВ-1 оставались стратегические бомбардировщики, по которым преимущество также было у американцев (531 к 140). В целом по количеству боеголовок Соединенные Штаты превосходили Советский Союз более чем в два раза (5700 и 2500). Соглашение ОСВ-1 явилось лишь первым шагом на пути ограничения стратегических наступательных вооружений. Оно не препятствовало их качественному усовершенствованию в Рамках согласованных лимитов по количеству. В дальнейшем США стремились сохранить свои технологические преимущества, сделали ставку на более эффективные и точные ракеты Советский Союз преодолел отставание по производству ракет с РГЧ ИН и наращивал мощность зарядов, доставляемых к цели. СССР и США создали постоянную консультативную комиссию для содействия осуществлению целей соглашений об ограничении стратегических вооружений. Позитивная тенденция в советско-американских отношениях получила дальнейшее развитие во время визита Л.И. Брежнева в США в июне 1973 года. Лидеры двух стран подписали соглашение о предотвращении ядерной войны. В нем фиксировалась цель политики обоих государств устранение опасности ядерной войны и применения атомного оружия, стремление избегать военной конфронтации. Обе стороны обязались воздерживаться от угрозы силой или ее применения против другой стороны или ее союзников. В случае возникновения обстоятельств, которые выглядели бы как влекущие за собой риск ядерного конфликта, СССР и США обязались немедленно осуществить срочные консультации. Соглашение отражало общее стремление Москвы и Вашингтона отодвинуть угрозу ядерного столкновения, выработать общие «правила игры». В 1974 г. состоялся визит президента США Р. Никсона в СССР. Руководители двух государств подписали уже упоминавшийся протокол к Договору по ПРО. Кроме того, было заключено соглашение об ограничении подземных испытаний ядерного оружия (мощностью не более 150 кТ с 31 марта 1976 года). Было также подписано совместное заявление, в котором стороны взяли на себя обязательство устранить опасности использования средств воздействия на природную среду в военных целях. После подписания соглашения ОСВ-1 Советский Союз и Соединенные Штаты повели переговоры о заключении постоянного договора об ограничении стратегических наступательных вооружений. Переговоры были трудные: необходимо было выработать сложное уравнение с учетом всех компонентов стратегической триады. Тем не менее, стремление к достижению взаимоприемлемых договоренностей позволило выработать общие принципы будущего соглашения, которые были зафиксированы во время встречи Л. Брежнева с президентом США Д. Фордом в ноябре 1974 г. в районе Владивостока. Новый договор должен был установить одинаковые потолки для общего числа носителей стратегических вооружений (с.200) 2400 единиц с каждой стороны, из них по 1320 единиц с РГЧ ИН. Однако воплощение этих договоренностей в договор ОСВ-2 потребовало существенных усилий с обеих сторон » еще нескольких лет переговоров. Разрядка в советско-американских отношениях способствовала развитию сотрудничества двух стран по проблеме нераспространения ядерного оружия, переговорам о запрещении противоспутникового и наиболее опасных типов химического оружия. В политической сфере СССР и США успешно взаимодействовали по европейским проблемам, в частности, в проведении Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Руководители обоих государств приложили усилия для развития двусторонних торгово-экономических связей. В октябре 1972 г. было подписано советско-американское соглашение о торговле. Оно предусматривало предоставление другой стороне статуса наибольшего благоприятствования и отказ от какой-либо дискриминации в торговых отношениях. Тогда же была достигнута договоренность об урегулировании расчетов по ленд-лизу. Как известно, США поставляли вооружения, материалы и оборудование по ленд-лизу бесплатно, но при условии, что все это будет использовано в ходе войны. В соглашении 1972 г. удалось согласовать сумму советской задолженности по ленд-лизу (600 млн. долларов) и условия ее погашения. Москва согласилась выплачивать долг, но только после получения режима наибольшего благоприятствования в торговле. К сожалению, реализовать подписанное торговое соглашение не удалось. При прохождении закона о торговой реформе через американский конгресс в декабре 1974 г. было принято положение о предоставлении Советскому Союзу режима наибольшего благоприятствования только при условии либерализации его правил выезда советских граждан на постоянное жительство в другие государства («поправка Джексона Вэника»). Для советского руководства это условие оказалось неприемлемым, и реализация торгового соглашения была сорвана. Эта неудача стала тревожным сигналом нарастания трудностей в процессе разрядки. В первой половине 70-х годов успешно развивалось советско-американское сотрудничество в сфере науки и техники, в частности, в области охраны окружающей среды, медицины, сельского хозяйства, транспорта, энергетики. Произошло расширение культурных связей между двумя странами: обмен художественными выставками, организация гастролей известных театральных коллективов и т.п. Срыв реализации советско-американского торгового соглашения стал одним из показателей трудностей разрядки. Каждая из сторон стремилась в ходе разрядки укрепить свои собственные позиции, добиться для себя некоторых преимуществ. При этом США не готовы были воспринимать Советский Союз как равного партнера. В обмен на признание паритета в области стратегических вооружений между двумя сверхдержавами Вашингтон добивался от Москвы согласия на сохранение социально-политического статус-кво, включая «третий мир». Советское руководство трактовало разрядку совершенно по-другому как наращивание преимуществ СССР и укрепление позиций социализма. Отсюда возможность конфликтов, и в первую очередь в зоне развивающихся стран, вступивших в новый этап освободительной борьбы. Укрепление влияния Советского Союза в Анголе, Мозамбике, Сомали, затем в Эфиопии болезненно воспринималось в Соединенных Штатах. В связи с событиями в Анголе (вмешательством Кубы и СССР в гражданскую войну в этой стране с участием ЮАР) Г. Киссинджер выдвинул тезис о том, что «советская способность проецировать силу» достигла качественно нового уровня, и призвал конгресс поддержать новые военные ассигнования для отражения советской угрозы. Разрядка не отменила соперничества двух стран в наращивании ракетно-ядерных потенциалов. При этом США делали ставку на сохранение своего технологического преимущества, на создание новых более совершенных компонентов стратегической триады, на качественное улучшение систем управления войсками. СССР преодолел отставание в производстве ракет с РГЧ ИН и стремился обойти США, разрабатывая новые усовершенствованные ракеты среднего радиуса действия. Завершение подготовки нового договора ОСВ-2 становилось еще более трудным делом. Разрядка напряженности сопровождалась серьезными сдвигами в международно-политическом положении. С признанием де-факто Китайской Народной Республики в 1972 г. Соединенные Штаты получили возможность разыгрывать против Советского Союза «китайскую карту», что существенно изменило расстановку сил в АТР и на международной арене в целом. В период разрядки США закончили войну во Вьетнаме, пойдя на заключение Парижских соглашений 1973 года. Тем самым одна из тактических задач Вашингтона была выполнена. Соединенные Штаты могли активизировать свою внешнеполитическую активность по другим направлениям. Совершенно другие выводы сделало советское руководство. Оно сочло фактическое поражение американцев во Вьетнаме свидетельством серьезного ослабления мощи Соединенных Штатов. К этому прибавился Уотергейтский скандал и вынужденный уход Никсона с поста президента в августе 1974 года. США выглядели ослабленными и растерянными. Тем самым Советский Союз, по мнению Кремля, получал возможности успешно конкурировать с Соединенными Штатами в глобальном масштабе. К этому прибавлялись возросшие финансово-экономические возможности Советского Союза в результате нефтяного кризиса 1973 г. и резкого роста мировых цен на энергоресурсы. Углубление разрядки встречало в Вашингтоне и Москве возраставшее сопротивление ее противников. В обеих странах политика разрядки наталкивалась на противодействие влиятельных группировок: военно-промышленного комплекса, военных, ортодоксальных идеологов. Характерно, что Л. Брежнев с большим трудом уговорил членов Политбюро ЦК КПСС принять его договоренности с президентом Дж. Фордом по принципам договора ОСВ-2, достигнутые во Владивостоке в ноябре 1974 года. Результатом давления сторонников жесткой линии стало решение Форда в 1975 г. заменить в своей риторике термин «разрядка» лозунгом «мир с позиции силы». Дальнейшие переговоры по разработке договора ОСВ-2 фактически были прерваны. С началом в Соединенных Штатах подготовки к президентским выборам 1976 г. разрядка стала объектом все более резких нападок. Так, Дж. Уоллес, добивавшийся выдвижения своей кандидатуры от демократической партии, на одном из предвыборных митингов заявил: «Когда я был боксером, я твердо усвоил: как только устроишь себе разрядку, сразу же оказываешься в нокауте. Пока мы тут с русскими "разряжаемся", они захватывают весь мир». К концу 1975 г. появлялось все больше признаков того, что разрядка в отношениях между СССР и США в том виде, как она осуществлялась, себя исчерпала. Правда, разрядка не сводилась только к отношениям между двумя сверхдержавами. Она повлияла на ситуацию в ряде регионов, в частности, в Европе.
Глава 2. Кризис разрядки и возобновление советско-американской конфронтации во второй половине 70 годов.
С первого «нефтяного шока» начался самый глубокий мировой экономический спад второй половины XX в. Произошло ухудшение экономической конъюнктуры. Депрессия 1970-х гг. протекала на фоне энергетического кризиса. Он проявил себя не столько в физической нехватке нефти, сколько в резком ее удорожании, которое сделало нерентабельными энергоемкие производства. Развивать такие производства в государствах, не обладающих запасами энергоносителей, стало невыгодно. Реформа мировой экономики, осуществляемая путем согласованных усилий, стала определяющей задачей международной политики.
Хотя политическая разрядка продолжалась, умы политиков больше занимала экономика. В таких условиях взаимоотношения СССР и США стали трансформироваться в мирную экономическую и военно-техническую конфронтацию.
Эти незаметные сдвиги в середине 1970-х гг. были заслонены более важными событиями: в Европе предстояло довести до завершения совещание в Хельсинки, разобраться с нарушениями прав человека в СССР, углубить советско-американский диалог по контролю над вооружениями. Хотя в международных отношениях вызревали предпосылки новой вспышки конкуренции СССР и США, внешне все выглядело абсолютно стабильно.
Тем временем в 1974 г. в США начался политический скандал («уотергейтское дело»), в связи с обвинением администрации Р. Никсона в злоупотреблениях властью. По американским законам это было серьезное правонарушение. Понимая всю серьезность ситуации, летом 1974 г. президент Р. Никсон подал в отставку. Его место занял вице-президент Д. Форд.
Республиканская администрация оказалась объектом критики по всем вопросам ее политики, включая внешнюю. Курс разрядки в отношениях с СССР стали называть непродуманным, а соглашения с Советским Союзом – невыгодными для Соединенных Штатов. Ощущая утрату общественной поддержки, республиканцы вели себя крайне осторожно, боясь дальнейшего обострения отношений с конгрессом.
Новый президент попытался включиться в переговоры с СССР. 24 ноября 1974 г. состоялась его встреча с Брежневым Л.И. во Владивостоке. По завершении было подписано заявление, в котором фиксировались параметры будущего советско-американского соглашения об ограничении наступательных вооружений. Предполагалось, что СССР и США смогут сохранить пусковые установки баллистических ракет наземного и морского базирования, а также стратегические бомбардировщики в суммарном количестве, не превышающем 2400 единиц. При этом для пусковых установок баллистических ракет наземного и морского базирования устанавливалось ограничение в 1320 единиц. Второй тур переговоров по ограничению стратегических вооружений (ОСВ-2) предполагалось завершить до конца 1975 г., затем приступить к следующей серии обсуждений (ОСВ-3). Договоренности 1974 г. осуществить не удалось. Обострение отношений было вызвано срывом советско-американских договоренностей по экономическим вопросам.
Еще в октябре 1972 г. между СССР и США было заключено соглашение о торговле и кредитах, в соответствии с которым стороны предоставляли друг другу режим наибольшего благоприятствования. Одновременно было подписано соглашение об урегулировании расчетов между двумя странами по ленд-лизу – поставкам, которые США осуществляли Советскому Союзу во время Второй мировой войны. До 2000 г. СССР должен был выплатить Соединенным Штатам 722 млн.долл. Осенью 1974 г. эти соглашения поступили на утверждение в конгресс. По ходу их рассмотрения сенатор-демократ Генри Джексон выступил с заявлением, в котором он изложил факты, иллюстрирующие ограничительную практику СССР в вопросах выезда из Советского Союза граждан, желающих его покинуть. Так же было указано на введение советскими властями в 1972 г. положения об обязательной выплате гражданами, подавшими заявления на выезд из СССР, компенсации за полученное ими в Советском Союзе бесплатное высшее образование. Речь сенатора вылилась в пылкое обвинение советского руководства в нарушении прав человека.
Ключевым моментом речи Г. Джексона было предложение внести поправку с Закон 1974 г. о внешней торговле (TradeActof 1974), в соответствии с которой режим наибольшего благоприятствования в торговле разрешалось применять лишь к тем коммунистическим странам, которые соответствуют критериям соблюдения гражданских свобод и прав человека, включая право на эмиграцию. В палате представителей конгресса аналогичное предложение внес конгрессмен Чарльз Веник. Впоследствии оба предложения были названы «поправкой Джексона – Веника». Она была направлена на то, чтобы обесценить для СССР советско-американское торговое соглашение 1972 г. Борьба вокруг принятия поправки породила атмосферу скандала вокруг всего комплекса советско-американских отношений.
В 1967 и 1973 гг. проблема еврейской эмиграции приобретала для внешней политики СССР повышенную остроту. Израильское правительство и руководители Всемирной сионистской организации старались стимулировать прибытие в Израиль переселенцев из Советского Союза, тратя на это значительные финансовые средства. Арабские страны делали заявления советской стороне, что выезд советских евреев способствует укреплению военной мощи Израиля. Москва старалась учитывать мнение Вашингтона, по возможности, не задевая интересы арабских государств.
Но демократам был нужен скандал. Сенатор Джексон всюду повторял требование увеличить число ежегодных выездов из СССР до 60 тыс. Ему подыгрывали американские еврейские организации. Кульминация скандала наступила 13 декабря 1974 г., когда поправка Джексона – Веника была принята. В январе 1975 г., СССР денонсировал советско-американское торговое соглашение 1972 г. и прекратил выплаты по ленд-лизу, которые он осуществлял в 1972 - 1974 гг.
На фоне нестабильности в американо-советских отношениях в августе 1975 г. в Хельсинки состоялось торжественное подписание Заключительного акта СБСЕ (Хельсинкского акта). Документ подписали 35 государств, включая два североамериканских – США и Канаду.
Основой Заключительного акта стали результаты работы трех комиссий. В первой комиссии обсуждался комплекс проблем европейской безопасности. Во второй – разрабатывались документы об экономическом и научно-техническом сотрудничестве и сотрудничестве в области окружающей среды. Третья комиссия рассматривала сотрудничество в области обеспечения гуманитарных прав, культуры, образования и информации.
Декларация была успехом линии на закрепление статус-кво в Европе. Она не решала всех проблем отношений между Западом и Востоком, но означала уменьшение вероятности обращения европейских стран к силе для урегулирования споров. В Хельсинки была подписана общеевропейская конвенция о ненападении, гарантами которой стали четыре из пяти имевшихся в мире великих держав, включая СССР и США. Такого успеха дипломатия XX века прежде не знала.
К Декларации по смыслу примыкал один раздел Заключительного акта, который назывался «Документ по мерам укрепления доверия и некоторым аспектам безопасности и разоружения». В нем раскрывалось содержание понятия «меры доверия», к наиболее важным из которых были отнесены: взаимное предварительное уведомление о проведении крупных военных учений сухопутных войск или их передислокациях, обмен в добровольном порядке и на взаимной основе военными наблюдателями, командируемыми на подобные учения.Очень большое внимание в Заключительном акте было уделено сотрудничеству, относящемуся к вопросам обеспечения индивидуальных прав граждан, прежде всего гуманитарных. В заключительных разделах Хельсинкского акта стороны выразили намерение углублять процесс разрядки, сделать его непрерывным и всесторонним. Было решено продолжить общеевропейский процесс посредством регулярного проведения многосторонних встреч между всеми европейскими государствами в дальнейшем.
Совещание по безопасности и сотрудничеству коллективно подвело итог второй мировой войны и подтвердило бесперспективность политики с позиции силы. Однако декларированные принципы наткнулись на непреодолимые реалии международной политики сверхдержав.
Немного позднее был подписан еще одни немаловажный документ. Отмечая растущую заинтересованность и стремление к разрядке напряженности, страны-члены ООН приняли резолюцию 32/155 в 1977 г. с целью эффективного решения международных проблем. При этом признавалось, что продолжение политики конфронтации и соперничества между государствами несовместимо с разрядкой международной напряженности. Данная резолюция ссылается на не такие важные документы как: «Устав Организации Объединенных Наций», «Декларацию об укреплении международной безопасности», где говорится о намерении осуществить новые шаги на пути ограничения стратегических вооружений. Подобные шаги показывают желание стран содействовать мирному урегулированию нерешенных международных проблем, стремиться к устранению причин и последствий международной напряженности, чтобы отношения между всеми государствами могли развиваться в направлении сотрудничества, а не конфронтации. Главная цель - недопущение возникновения ситуаций, которые могли бы поставить под угрозу международный мир. Но во взаимоотношениях двух сверхдержав уже преобладали совсем иные тенденции.
В повестке дня советско-американских отношений во второй половине 1970-х гг. снова стали заметное место занимать неевропейские проблемы. Москве не было необходимости взваливать на себя бремя соперничества с Соединенными Штатами в отдаленных точках планеты, где у СССР не было существенных экономических интересов и которые не имели ключевого значения для обороны Советского Союза. СССР стал укреплять позиции в зонах, к положению в которых Соединенные Штаты были наиболее чувствительны.
Со второй половины 1970-х гг. Советский Союз приобрел ряд опорных точек и пунктов захода военных кораблей на Красном море: в Сомали (1975 г., порт Бербера), в Эфиопии (1977 г., порт Массауа) и Южном Йемене (порт Аден и остров Сокотра). Эти точки позволили СССР создать слабую структуру для проецирования своей военной мощи на важные для жизнеобеспечения США пути транспортировки нефти с Ближнего Востока. Это было проявлением новой военно-морской стратегии СССР, которая предусматривала создание мощных военно-морских сил, способных уравновешивать военно-морскую мощь США и создавать угрозу Соединенным Штатам из любой точки мирового океана. Такая стратегия требовала создания сети военных баз в разных точках мира.
Это было внедрением советского военного присутствия в районе, который был зоной жизненно важных интересов Запада. Формирование партнерских отношений с Сомали, Мозамбиком и Анголой налагало на Советский Союз дополнительное экономическое бремя, не давая ему значительных выигрышей. Расширение сети сателлитов вызвало распыление ресурсов СССР, отвлекая их от нужд внутреннего развития. Бремя помощи африканским странам стало еще тяжелее, когда в круг ее получателей попала еще одна беднейшая страна Африки – Эфиопия.
Появление за короткий промежуток времени в Африке четырех потенциально просоветских режимов было с тревогой воспринято на Западе. Советский Союз считал, что он вправе помогать дружественным африканским правительствам. Соединенные Штаты были уверены, что СССР нарушает советско-американское взаимопонимание о сохранении глобального статус-кво и пользуется временной слабостью США. В Вашингтоне стали обвинять Москву в возобновлении попыток установить мировую гегемонию.
Большое влияние на диалог держав оказало изменение политической ситуации внутри Соединенных Штатов. Новым президентом стал кандидат демократов Дж. Картер 20 января 1977 г. Он порицал республиканцев за прагматизм и беспринципность, которые те проявляли в отношениях с Советским Союзом. Демократы пришли к власти на волне разочарования избирателей в цинизме, с которым прежняя администрация нарушала принцип честной политической конкуренции. Моральная составляющая была для главы новой администрации важной частью политической программы, которую он был намерен осуществить внутри страны и на международной арене. Задачи внешней политики США он понимал в ключе противодействия попыткам СССР распространить свое влияние в мире и содействия центробежным тенденциям внутри советского блока. Эта логика имело мало общего с концепцией «статус-кво», которую отстаивали Г.Киссинджер и Р. Никсон.
При администрации Дж. Картера в кругах лиц, причастных к советско-американским переговорам, получила распространение идея «увязывания» (linkage), которая подразумевала движение к договоренностям между США и СССР в военной области в увязке с обсуждением вопросов защиты прав человека. Американская сторона заняла жесткую позицию в этом вопросе после того, как в 1977 г. в Советском Союзе начались аресты членов «хельсинкских групп» и академик Сахаров направил президенту Картеру письмо с просьбой обратить внимание на факты нарушения прав человека в СССР. Внутри администрации демократов был конфликт между государственным секретарем С. Вэнсом, который считал главной внешнеполитической задачей администрации решение военно-политических вопросов, и З. Бжезинским. Он полагал, что правозащитная проблематика важнее. Президент Картер колебался между двумя своими главными сотрудниками, чаще склоняясь к поддержке второго.
Во второй половине 1970-х гг. Соединенные Штаты подняли тему защиты прав человека до уровня крупной международной проблемы, стоящей в одном ряду с вопросами контроля над вооружениями, обеспечения энергоносителями и содействия развитию молодых освободившихся стран. Курс Картера заключался в утрате приобретений в области стабилизации отношений между Востоком и Западом. Ужесточение американских подходов к правам человека расширило спектр разногласий между Москвой и Вашингтоном. Эффект разрядки, проходившей в предыдущие годы, стал ослабевать.
В ходе переговоров СССР и США, выработать компромисс удалось. 15-18 июня 1979 г. в Вене после пятилетнего перерыва (с 1974 г.) состоялся советско-американский саммит, на который прибыли Брежнев и Картер. Был подписан советско-американский Договор об ограничении стратегических вооружений (он стал называться сокращенно «ОСВ-2», после чего и «Временное соглашение...» 1972 г. по аналогии стали «задним числом» называть «ОСВ-1»). Каждая сторона могла иметь не более 2400 единиц всех трех типов пусковых установок: МБР, БРПЛ, и тяжелых бомбардировщиков, способных нести ракеты класса «земля-воздух» с дальностью свыше 600 км. Каждая сторона имела право самостоятельно установить приемлемую для нее численность носителей каждого типа в пределах общей установленной суммы. Было согласовано, что к 1 января 1981 г. потолок в 2400 единиц при этом будет уменьшен до 2250. В пределах этих лимитов каждой стороне разрешалось иметь не более 1320 ракет с РГЧ. Стороны договорились не увеличивать число боеголовок на имеющихся у них на вооружении типах ракет, что означало согласие США и СССР прекратить гонку вооружений в области производства новых видов РГЧ. Срок действия договора устанавливался до 31 декабря 1985 г.
Одновременно с договором, 18 июня 1979 г. было подписан протокол о запрещении развертывания крылатых ракет наземного и морского базирования с радиусом действия свыше 600 км. В соответствии с документом также запрещалось создание мобильных пусковых установок МБР.
Вторую серию переговоров СССР и США о контроле над вооружениями удалось довести до успешного результата. Оставался открытым вопрос о ратификации подписанного. В последующие полгода вокруг него разворачивалась острая политическая борьба. Положение в третьем мире, как всегда в эти годы, не способствовало ее благоприятному исходу.
Международная ситуация стала еще более напряженной после обострения конфликта в Афганистане. 17 июля 1973 г. в этой стране произошел государственный переворот. Король был объявлен низложенным, к власти в Кабуле пришел Мохаммед Дауд. Монархия была упразднена, а страна провозглашена Республикой Афганистан. Новый режим был вскоре признан мировым сообществом. Москва одобрительно встретила переворот, поскольку Дауд был давно известен в СССР, так как он сотрудничал с левыми афганскими политиками.
В отношениях с великими державами новое правительство продолжило традиционную афганскую политику балансирования, не отдавая предпочтения ни одной из них. США не считали нужным менять свою политику в отношении Кабула, продолжая оказывать экономическую помощь Афганистану. Опасаясь усиления советского влияния, американские представители внушали Дауду, что главной целью их политики является содействие укреплению афганской независимости и курса на неприсоединение. Дауд рассматривал американское присутствие в своей стране как противовес советскому влиянию, одновременно убеждая Вашингтон в необходимости советско-афганского сотрудничества.
27 апреля 1978 г. в Афганистане армейские офицеры (члены и сторонники НДПА) совершили новый государственный переворот. Дауд и часть министров были убиты. Власть в стране перешла к НДПА, объявившей события 27 апреля «национально-демократической революцией». Афганистан был переименован в Демократическую Республику Афганистан (ДРА).
СССР признали новый режим. Отношения с Советским Союзом были провозглашены приоритетом во внешней политике ДРА. В первые месяцы была заключена серия соглашений и контрактов в области торгово-экономического, технического и культурного сотрудничества на общую сумму 104 млн долл. В страну прибыли сотни советских советников и специалистов. В июне 1978 г. было подписано соглашение о поставках советского оружия Афганистану на сумму 250 млн. долл., и к апрелю 1979 г. число советских военных советников в стране достигло 1000 человек.
Союзнический характер советско-афганских отношений был закреплен Договором о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве сроком на 20 лет, подписанным Н. Тараки и Брежневым Л.И. 5 декабря 1978 г. в Москве. Договор предусматривал сотрудничество сторон в военной области, но конкретно не оговаривал возможность размещения вооруженных сил одной стороны на территории другой.
Внутри правящей НДПА продолжал существовать межфракционный раскол. В стране усиливалось влияние экстремистского крыла халькистов во главе с Хафизуллой Амином. В сентябре 1979 г. его члены составили заговор и убили Н. Тараки, после чего вся власть сосредоточилась в руках Х.Амина, который продолжил линию на сотрудничество с СССР.
Между тем, явная неудача курса социально-экономических реформ НДПА привела к росту общественного несогласия. Правительство в Кабуле стало терять влияние в провинциях, переходивших под контроль вождей местных кланов, отказывавшихся признавать центральную власть. Провинциальные власти формировали собственные вооруженные отряды, способные сопротивляться правительственной армии. К концу 1979 г. антиправительственная оппозиция, выступавшая под традиционалистскими исламскими лозунгами, контролировала 18 из 26 провинций Афганистана. Возникла угроза падения кабульского правительства.
Режим Х.Амина в СССР считали неподходящим для проведения энергичной и одновременно гибкой политики в социалистическом духе. Со своей стороны, Х.Амин, сознавая ослабление своих позиций в стране, неоднократно просил Москву об оказании военной помощи для борьбы с исламской оппозицией. С этой целью он предлагал осуществить ввод в Афганистан советских войск.
27 декабря 1979 г. в Афганистан вошли контингенты советских войск, вместе с которыми в Кабул прибыл из Москвы лидер таджикской фракции Бабрак Кармаль, которого в СССР было решено выдвинуть на роль нового афганского лидера. Силами советских спецподразделений дворец Х. Амина в Кабуле был взят, а сам он убит при штурме. Ввод войск формально был осуществлен на основании советско-афганского договора 1978 г.
Вмешательство СССР в афганские дела встретило повсеместное осуждение. Особенно резко его критиковали США, Китай и страны Западной Европы. В осуждение Москвы выступили руководители ведущих западноевропейских коммунистических партий. В знак протеста против советской политики Соединенные Штаты и ряд других западных стран в 1980 г. бойкотировали Олимпийские игры в Москве.
Самым серьезным последствием афганских событий было ухудшение международной обстановки в целом. В США стали подозревать, что Советский Союз готовится к прорыву в район Персидского залива, чтобы установить контроль над его нефтяными ресурсами. Спустя шесть дней после начала советского вторжения в Афганистан, 3 января 1980 г., президент Картер направил обращение в сенат с просьбой снять с ратификации подписанный в Вене договор ОСВ-2, который в результате так никогда и не был ратифицирован. Одновременно американская администрация официально заявила, что будет оставаться в пределах ограничений, согласованных в Вене, если Советский Союз будет следовать ее примеру. Острота конфликта была немного сглажена, однако политике разрядки пришел конец. Международная напряженность стала быстро возрастать.
Приход к власти Картера в 1977 г. сопровождался значительными осложнениями и обострениями в советско-американских делах, неудачными попытками администрации практиковать выборочную или дозированную разрядку. Неоправданная задержка с завершением договора об ОСВ-2, который так и не был ратифицирован американской стороной, публичная конфронтация вокруг вопроса о правах человека, переключение внимания Картера на другие проблемы, включая активизацию связей с Китаем, отодвигали советско-американские отношения назад по шкале внешнеполитических приоритетов Белого дома, в то время, как сохранялось идеологическое и политическое давление на СССР с целью добиться изменений во внешней и внутренней политике. Действия Картера рассматривались советским руководством как прямое вмешательство во внутренние дела СССР и вызывали раздражение в Москве.
Все это в сочетании с бурным ходом событий в мире в 1977-1979 гг. при неоправданном конфронтационном вовлечении в них обеих держав и советская интервенция в Афганистан знаменовало развал политики разрядки в советско-американских отношениях и возвращение к «холодной войне».
Глава 3. Соперничество и сотрудничество СССР и СЩА в конце 70 годов.

Крах разрядки был предопределен тремя главными причинами. Во-первых, Советский Союза отошел от принципа статус-кво в периферийных зонах мира (на юге и северо-востоке Африки и в Афганистане). Во-вторых, Соединенные Штаты посредством сближения с Китаем и поощрения китайско-японского сотрудничества стремились создать американо-китайско-японскую тройственную коалицию против СССР на Дальнем Востоке. В-третьих, непонимание между СССР и Западом в вопросах обеспечения прав человека создало к началу 80-х годов атмосферу недоверия и предвзятости в отношениях между Советским Союзом и внешним миром. Вероятность нахождения компромиссных решений по спорным вопросам уменьшалась, а попытки разрешить противоречия, возникающие при развитии отношений, приводили к тупику. Между СССР и США возобновилась «идеологическая война», по сути дела свернутая в конце 60-х годов.
«Война идей» развертывалась в тем более острой форме, что в сфере военных отношений Соединенные Штаты Америки и Советский Союз были вынуждены вести себя осмотрительно. Ни в Вашингтоне, ни в Москве не стремились к ядерной войне, хотя упоминали ее. Конфронтация возобновилась. Но теперь, в отличие от 40-х и 50-х годов, она велась по жестким правилам, которые успели возникнуть за предшествующие семнадцать лет диалога. Противостояние до октября 1962 г. была рискованной игрой на грани войны. Конфронтация 80-х годов негласно регулировалась обоюдным стремлением Вашингтона и Москвы не приближаться к этой грани без наличия прямой угрозы их национальной безопасности. Этого правила СССР и США ни разу не нарушили, хотя отношения между ними были недружелюбными.
Конфликтный характер взаимодействия сверхдержав определялся соперничеством за глобальное лидерство. Обе страны стремились к одному и тому же – установлению преобладающего влияния на международные дела в сфере безопасности и экономической области. Москва и Вашингтон практически в равной мере могли быть обвиненными в «гегемонизме». Сознавая это, элиты обоих государств старались обелить себя и приписать сопернику самые зловещие намерения, чтобы отвлечь внимание от проявлений собственного экспансионизма. Причем, если в 70-х годах Соединенные Штаты в самом деле проявляли в международных отношениях сдержанность, то к 80-м годам «вьетнамский синдром» начал ослабевать, а американские лидеры – возвращаться к традиционным версиям борьбы за утверждение лидерства США.
На уровне идеологии державы обосновывали свои цели по-разному. Советское руководство давно отказалось от концепции «мировой революции». Но идея «социалистического интернационализма» {
·} была жива, она оставалась основой политики СССР в отношении социалистических стран. Кроме нее в идейном арсенале КПСС имелась доктрина «солидарности с борьбой народов за свое социальное и национальное освобождение». При расширительной интерпретации она позволяла обосновать возможность вмешательства Советского Союза в любом регионе мира, где наблюдались признаки освободительных движений, межэтнических споров или конфликтов социальной природы.
При этом в СССР фактически уже не верили в возможность «саморазрушения капитализма» под давлением «внутренних противоречий» и обострения «классовых битв». Тем более, что компартии индустриальных стран Запада, в частности «еврокоммунистические», перестали разделять идейно-политические воззрения руководства СССР, и делать ставку на поддержку советской политики с их стороны не приходилось. Советское руководство молчаливо отказалось от «расшатывания капитализма изнутри», переключившись на периферийную стратегию ограничения его влияния в окраинных регионах мира.
Идеология внешней политики США в эти годы может быть определена как «активно-оборонительная». Терминологически американские политики оставались в рамках постулатов о «защите свободы, демократии и американских ценностей» от «посягательств безбожных коммунистов». Этим «посягательствам» американская элита была готова противостоять в любой точке мира. В реальности это означало фронтальное противостояние советскому влиянию по всем окраинным зонам международной системы. Американское руководство понимало «защиту интересов свободы и демократии» в реал-политическом ключе, который ориентировал на использование таких ее форм как передовое базирование, превентивная стратегия и активная оборона. Идеология американской внешней политики позволяла обосновать необходимость вмешательства за рубежом с такой же легкостью, как и советская.
Наибольшая разница между СССР и США существовала на уровнях, во-первых, выбора направлений продвижения к стратегическим целям, а во-вторых, имеющихся внешнеполитических ресурсов. Советский Союз пытался отстоять лидерские амбиции посредством опоры на экстенсивное наращивание силового потенциала. Советская тяжелая промышленность работала на осуществление военных заказов, поглощавших огромную долю госбюджета. В стране был создан колоссальный потенциал вооружений, многократно перекрывавший реальные потребности устрашения Соединенных Штатов, но средства на военные цели продолжали расходоваться в возрастающих масштабах. Финансирование гражданских отраслей отставало, не хватало инвестиций в обновление технологической базы промышленности во всем, что не касалось военных производств.
Соединенные Штаты стремились вырваться на позиции мирового лидера и могли позволить себе это сделать иным путем. США делали ставку, во-первых, на закрепление своего не утраченного технологического превосходства на СССР – как общего, так и в сфере военно-технических новаций; а во-вторых, на изматывание Советского Союза через провоцирование его на увеличение военных расходов. Соединенные Штаты не отказывались от наращивания вооружений, но, обладая более мощной экономикой, они могли позволить себе сбалансированное распределение бюджетных средств между отраслями военного и гражданского назначений.
Военно-промышленный комплекс в Советском Союзе был массивным, он принадлежал государству и через механизм распределения инвестиций из госбюджета «подавлял» невоенные производства. ВПК в США был компактнее и эффективней. Он строился на базе крупных частных корпораций, работающих по государственным заказам, был теснее связан с гражданскими производствами и оставался чувствительнее к рыночным механизмам эффективности. Военные отрасли в США «тянули» за собой гражданские. Военные производства в СССР были более самодостаточными, их опережающее развитие сосуществовало с нараставшим технологическим отставанием других отраслей хозяйства.
Важную роль играли внешние обстоятельства. «Нефтяные шоки» 1973-1974 и 1979-1980 гг. ударили по США, Японии и странам Западной Европы, но принесли финансовые выгоды Советскому Союзу. СССР был страной, экспортирующей нефть, и повышение цен на нее обеспечило Советскому Союзу приток массы «легких» нефтяных денег. Эти средства могли быть потрачены на технологическое перевооружение советской экономики и обеспечение прорыва СССР на новую ступень научно-технического прогресса. Вместо этого нефтяные доходы были направлены на обеспечение текущих потребностей населения и финансирование военных отраслей. Расходование внешних поступлений было настолько нерациональным, что не были произведены инвестиции даже в сферу нефтедобычи. В результате производство нефти в СССР в начале 80-х годов стало сокращаться по мере истощения старых легкодоступных запасов и роста необходимости перехода к эксплуатации месторождений труднодоступных, требовавших сложных новых технологий добычи.
На Западе ситуация развивалась по-другому. Западноевропейские страны и США, так же как и Япония, оказавшись перед угрозой нехватки нефти, были вынуждены предпринять дорогостоящие финансовые маневры для повышения эффективности национальных производств и снижения удельного потребления энергии и материалов. В 70-х и начале 80-х годов западные страны и Япония произвели вложения в наукоемкие отрасли, разработки энергосберегающих и ресурсосберегающих технологий. Вынужденный маневр обеспечил Западу ускоренное развитие наукоемких отраслей и приобретение господствующего положения в сфере новых технологий (волоконная оптика, производство новых материалов, всевозможные виды электроники, генная инженерия и др.). Преодолев трудности, к моменту  окончания спада 1979-1981 гг. экономики стран Запада смогли завершить структурное самореформирование и начали развиваться по наукоемкому пути, который в дальнейшем вывел их на постиндустриальный этап развития. Экономики США, Японии и других стран уходили в отрыв от СССР на целое технологическое поколение. Использовать этот отрыв в целях ослабления международных позиций СССР и укрепления собственных – было главной задачей Соединенных Штатов в 80-х годах.
Заключение.
Одной из приоритетных целей советского руководства в процессе разрядки являлось закрепление сложившегося территориально-политического положения в Европе. При этом имелось в виду международно-правовое оформление нерушимости сложившихся в Европе границ, признание факта существования двух германских государств. Стабильность в Европе приобретала для Москвы особое значение в связи с ухудшением советско-китайских отношений и ростом напряженности на дальневосточных рубежах СССР. Советский Союз готов был договориться о мерах по уменьшению опасности военного столкновения в Европе, но лишь при сохранении сложившегося в Старом Свете соотношения вооруженных сил, которое характеризовалось заметным преимуществом СССР в области обычных вооружений. Москва стремилась также в процессе разрядки сделать менее прочными связи Западной Европы с Соединенными Штатами Америки, ослабить атлантическую солидарность. Отношение руководителей ведущих стран Западной Европы к разрядке напряженности было двойственным. С одной стороны, им импонировала идея сделать общую военно-политическую ситуацию в Старом Свете более стабильной и предсказуемой, уменьшить потенциальную угрозу вооруженного конфликта в Европе. При этом хорошо было бы расшатать социалистическое содружество, «размягчить» режимы в странах социализма. С другой стороны, среди европейцев были распространены опасения того, что разрядка выльется в соглашение между СССР и США за их счет, что Европа станет жертвой «новой Ялты». Поэтому лидеры государств Западной Европы выступали за разрядку, но только с их участием, с полным учетом их интересов. Разрядка напряженности в Европе фактически основываюсь на взаимном признании раздела континента на Восток и Запад, принятии господства СССР в его сфере влияния. Обе стороны сознавали невозможность изменения силой сложившегося положения. Отсюда определенная стабилизация ситуации в Старом Свете, смещение конфликтов и кризисов холодной войны в другие регионы. Конечно, оставалось стремление «переиграть» соперника, добиться политических преимуществ. Тем не менее, появились реальные возможности для укрепления европейской безопасности и налаживания общеевропейского сотрудничества. В отчетном докладе генерального секретаря ЦК КПСС Л.И. Брежнева XXV съезду партии в феврале 1976 г. отмечалось: «Прежде всего о Европе. Здесь изменения в направлении разрядки напряженности и укрепления мира, пожалуй, особенно ощутимы». Особо остановившись на развитии отношений с Францией и ФРГ, докладчик продолжал: «В целом наши отношения с западноевропейскими странами можно оценить положительно. Это касается и отношений с Англией и Италией. Мы ценим и стремимся развивать и обогащать также традиционно добрососедские отношения с Финляндией, связи со скандинавскими странами, Австрией, Бельгией и другими государствами Западной Европы». Разрядка в отношениях между СССР и США создавала необходимые предпосылки для решения ряда европейских проблем, западноевропейские союзники Соединенных Штатов получали больше возможностей для внешнеполитического маневра. Первой из стран Западной Европы по пути разрядки пошла Франция.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ


Абрамов А.Г. Военно-политический паритет и политика США. – М., 1984,
Актуальные проблемы международной безопасности и разоружения. – М., 1984
Богданов Р.Г., Кокошин А.А. США: информация и внешняя политика. – М.: Наука. 1979
Грант Н. Конфликты ХХ века. – М., 1995
Кокошин А.А. Армия и политика: Советская военно-политическая и военно-стратегическая мысль, 1918-1991 года. – М.: Международные отношения, 1995.
Кокошин А.А. В поисках выхода: Военно-политические аспекты международной безопасности. –М.: Промиздат, 1989
Кокошин А.А. Прогнозирование и политика. Методология, организация и использование прогнозирования международных отношений во внешней политике США. /Под ред. Доктора ист. Наук Г.А. Трофименко. – М.: Международные отношения, 1975.
Кокошин А.А. США: за фасадом глобальной политики. (Внутренние факторы формирования внешней политики американского империализма на пороге 80-х годов). – М.: Политиздат, 1981
История дипломатии. /под ред. А.А. Громыко. – М.: Политиздат. 1974, т.5
Трофименко Г.А. Военная доктрина США. – М.: Знание, 1982,
Козенко Б.Д., Севостьянов Г.Н. История США. – Самара, 1994,.
Мир и разоружение. Научные исследования. – М., 1980
Советская внешняя политика в годы «холодной войны» 1945-1985 годов. – М., 1995
Подлесный П.Т.. СССР-США: 50 лет дипломатических отношений. – М., 1983


Агеева И.А., Айрапетов А.Г. Холодная война и «прелюдия» разрядки. М., 2003.
Гартхофф Л. Почему возникла «Холодная война» и почему она закончилась? // Международная жизнь. 1992. № 3.
Гордиенко А. Н. Войны второй половины XX века. М., 1999.
Громыко А.А. Внешняя политика США: уроки и действительность. 60-70-е гг. М., 1978.
Егорова Н.И. «Новая история «Холодной войны» в современных зарубежных исследованиях» // Новая и новейшая история. 2009. № 4.
Киссинджер Г. Дипломатия. М., 1997.
Кортунов С.В. Фактор военной силы во внешней политике США: расчеты и просчеты // Новая и новейшая история. 1983. № 3.
Матковская О.Н. К вопросу о разработке республиканской администрацией подхода к советско-американским отношениям (1968-1974) // Американский ежегодник. М., 1979.
Нежинский Л.Н., Челышев И.А. Советская внешняя политика в годы «холодной войны» (1945 – 1985 гг.). М., 1995.
Николс Т. Война за мир: СССР, США и политика разрядки в «долгие» 1970-е // Неприкосновенный запас. 2007. № 2.
Никонов В. А. Республиканцы: от Никсона к Рейгану. М., 1988.
Фурсенко А. А. Президенты и политика США. 70-е годы. М., 1989.
Чистов В. СССР-ФРГ: экономические плоды разрядки // Международная экономика и международные отношения. 1977. №12.
Егорова Н.И., Чубарьян А.О. Холодная война и политика разрядки: дискуссионные проблемы Т.,2. М., 2003.
 История дипломатии. /под ред. А.А. Громыко. – М.: Политиздат. 1974, т.5 –С 167

 История дипломатии. /под ред. А.А. Громыко. – М.: Политиздат. 1974, т.5 – С 221

 Мир и разоружение. Научные исследования. – М., 1980 – С 166

 Мир и разоружение. Научные исследования. – М., 1980 – С 198

Самуйлов С.М. «Уотергейт» в мемуарах его участников // США: экономика, политика, идеология. 1983. №9.
 Kenneth L. Hill. Cold War Chronology: Soviet-American Relations 1945-1991. Washington, 1993. P. 95.
 Текст совместного советско-американского заявления, (Владивостокское соглашение), 24 ноября 1974 г.
 Соглашение между Правительством СССР и Правительством Соединённых Штатов Америки о торговле от 18 октября 1972 г.
 Соглашение об урегулировании расчетов между СССР и США по ленд-лизу.
 Яковлев А.Н. От Трумэна до Рейгана. Доктрины и реальности ядерного века. М, 1985. С.60.
Шродэл Дж.Р. Конгресс, президент и формирование политического курса. М., 1995. С. 39-40.
 Никонов В.А. Республиканцы: от Никсона к Рейгану. М., 1988. С. 77-79.
 Громыко А.А. Внешняя политика США: уроки и действительность 6070 гг. М.,1978. С. 77-78.
 Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе. Заключительный акт. Хельсинки, 1 августа 1975 г.
 «Документ по мерам укрепления доверия и некоторым аспектам безопасности и разоружения».
 Декларация об углублении и упрочении разрядки международной напряженности. Принята [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] Генеральной Ассамблеи ООН от 19 декабря 1977 г.).
 Устав Организации Объединенных Наций, от 24 октября 1970 г.
Декларация об укреплении международной безопасности от 16 декабря 1970 г.
 Мирский Г.И. Ближний Восток и политика США // США : Экономика. Политика. Идеология. 1998. № 3
 Фурсенко А.А. Президенты и политика США. 70-е годы. М., 1989. С. 123-124.
 Николс Т. Война за мир: СССР, США и политика разрядки в «долгие» 1970-е // Неприкосновенный запас. 2007. № 2.
 Обращение Сахарова к Президенту США Дж. Картеру о необходимости борьбы за права человека во всем мире..
 Текст Договора между СССР и США об ограничении стратегических наступательных вооружений (ОСВ-2), 18 июня 1979 г.
 Протокол о запрещении развертывания крылатых ракет наземного и морского базирования..
 Об оказании дополнительной военной помощи Демократической Республики Афганистан. Решение Политбюро ЦК № П152/159 от 24.05.79.
 Решение Политбюро ЦК № П137/27 от 07.01.79. О расходах по командированию советских специалистов в армию Афганистана. URL
 Договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве между СССР и Демократической Республикой Афганистан (1978.
Пихоя Р., Кондрашов С., Осипов С. Как началась «наша» афганская война // Аргументы и факты. 2011. № 47.
 Никитенко Е.Г. Афганистан: От войны 80-х до прогноза новых войн. М., 2004. С. 98.
 Raymond L. Garthoff. The Great Transition: American-Soviet Relations and the End of the Cold War. Boston, 1994.









13PAGE 15


13PAGE 142815




 "<ЁєјЖИК
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·О И
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·ч Заголовок 115

Приложенные файлы

  • doc 7851387
    Размер файла: 160 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий